Соболев Станислав Александрович: другие произведения.

Аргтэтрас. Книга первая. В поисках Велиаса. (авторский чистовик)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Иван Горычев рано потерял родителей. Его мать была убита на его глазах, а отец с сестрой пропали без вести. Пройдя долгий путь, однажды он узнает, что его отец - жив и ждет его на материковой части Аргтэтраса, в землях далекой Империи. Не раздумывая, Иван отправляется на поиски своего отца. В мир, который все это время находился в неделе путешествия по морю. В мир меча и магии.

  Соболев Станислав Александрович.
  Аргтэтрас.
  Книга первая. В поисках Велиаса.
  
  Глава 1. Под покровом ночи.
  
  Вечернее небо распростерлось над Гарэнхалем - крупным островным государством, отрезанным от материка. Разбитый на десятки городов, он уже не первую сотню лет служил приютом для знатных родов со всех концов Аргтэтраса. Кроме людей, редко кому-то здесь были рады. Так сложилось исторически: отделившись от конфликтов, происходящих на материке в семи днях путешествия по морю, Гарэнхаль прекрасно занимался самостоятельным развитием без внешнего вмешательства. Поскольку представители других рас могли помешать сложившимся устоям, их редко пускали дальше Вамарка - портового города в юго-восточной части острова.
  Прямо под вечерним небом расположилась небольшая деревня, неподалеку от столицы Гарэнхаля, Фермарка. Однако трудно сказать, что "неподалеку" - было подходящим словом. Пешком до Фермарка пришлось бы идти ни один час. Если уж в седле и не через лесные тропинки, так и вовсе могло занять добрых часа три. Магазин на всю местность был один, а основную часть местной территории составляли дорогие, богатые дома с красивыми, ухоженными лужайками. Как раз на одной из таких росла старая, лохматая ива. У ее основания с явно недовольным лицом стояла белокурая девочка, лет восьми. Несмотря на свой возраст, ее лицо излучало невероятную серьезность. Руки были сложены на груди, а нос туфельки неумолимо топтал зеленый, явно ухоженный газон.
  Глядя куда-то вверх, она раз за разом недовольно цокала языком, словно надеясь, будто кто-то должен ей ответить. Но помимо вечерней тишины и щебетания птиц, доносящегося из близлежащего леса, никаких звуков не поступало.
  - Долго ты там еще? Немедленно слезь оттуда! - с силой топнув ногой, все же не выдержала девочка. Голос ее звучал властно, громко и звонко. Подойдя чуть ближе к стволу, она облокотилась на него рукой и прищурилась. - Я же переживаю за тебя.
  - Залезь и сними сама, - коротко и холодно ответил ей мальчик, лет двенадцати. Развалившись на крупном суку и закинув руки за голову, он смотрел на заходящее солнце. Для него это было чем-то вроде вечернего ритуала. Встречать закат в одиночестве, наслаждаясь потоком собственных мыслей.
  Поправив темную, вычурно черную челку, мальчик опустил затекшую правую ногу и положил на нее левую. На нем были надеты дорогие, коричневые брюки и черная манжетка поверх белой, ситцевой рубашки. Большая редкость даже среди местных жителей.
  - Я... я все расскажу отцу, когда он вернется! - не выдержав давления со стороны собеседника, пригрозила девочка, вновь топнув ногой.
  - Забавно, - отвлекшись, мальчик сел на сук и нашел взглядом собеседницу. - Жень, пойми, отец и без того редко появляется. А когда и приходит - то разве что на пару часов, просто проведать, поесть и уйти обратно на работу. Его уже как месяц дома не было, - все так же холодно, закончил он.
  - Ну, тогда маме расскажу! - словно не слушая мальчика, девочка довольно высунула язык. Однако, едва заметив на себе хмурый взгляд оппонента, умчалась в сторону дома.
  Проводив ее взглядом и дождавшись, пока из дома послышится ее недовольный, звонкий говор, мальчик лениво потянулся и спрыгнул на траву. Немного обдумав, стоит ли ему идти в дом, он дождался очередной череды выкриков. Тяжело вздохнув и пытаясь хоть как-то отвлечь себя вернувшимся потоком мыслей, он все же побрел в сторону дома.
  - А потом, а потом он показал мне язык и сказал, что даст мне подзатыльник, если я тебе хоть что-нибудь расскажу! - заметив, что бывший собеседник вошел в кухню, с новыми силами продолжила Евгения. Дергая за край фартука маму, она пыталась дождаться самого дорого. Улыбки. Она бы означала ее разгромную победу.
  - Вань, как тебе не стыдно? А ну, немедленно извинись перед сестрой, - заметив, что сын находится в паре метрах от нее, пригрозила молодая, красивая женщина. Как и у его младшей сестры - волосы у мамы были светлые, а в глазах читалось явное недовольство происходящим. Единственное, что, пожалуй, могло хоть как-то успокоить в случае, если хозяйка дома начинала ругаться - ее улыбка. Она никогда не сходила с ее лица, чтобы не случилось. Между собой местные всегда недоверчиво обсуждали этот интересный момент. Чем больше улыбается человек, тем больше он скрывает. Возможно, именно этим негласным правилом руководствовались зеваки в тираде собственных умозаключений.
  - Эх, Жень, прости меня, пожалуйста. Постараюсь больше не ругать тебя. Хорошо? - глядя на кривляющуюся сестру, спрятавшуюся за бедром матери, выдавил из себя Иван. Нехотя дождавшись, когда мама, наконец, вернется к своему сражению с едой, он вернул должок и, самодовольно ухмыльнувшись, высунул язык в ответ. - А когда будет ужин?
  - Да уже готов, в принципе. Садитесь, сейчас все будет, - подсуетившись, бросила через плечо женщина. Наконец убедившись, что дети расселись и готовы к приему пищи - она вытащила из шкафа несколько тарелок, разлив быстро по ним мясной суп.
  - Спасибо. Мам, а Велиас сегодня придет? - глядя, как мать ставит на стол тарелку напротив пустующего места главы семейства, нарушил наступившую тишину Иван.
  - Не знаю. Честно, не знаю. Очень хотела бы, - на секунду остановившись и опустив взгляд в сторону пола, женщина сдержала накатившуюся слезу и пошла за очередной тарелкой.
  Решив, что лучше выбрать другой момент для выяснения какой-либо информации - Иван пожелал приятного аппетита сестре и сосредоточился на ужине.
  
  Из-за отца в последнее время было достаточно много проблем. Его периодически искали самые разные люди, кто с оружием, кто без. Раз за разом возникало ощущение, будто он скрывается от закона. Хотя время сейчас было неспокойным, с материка постоянно поступали слухи о новых войнах и осадах. В своих попытках прийти хоть к какому-то выводу, Иван уткнулся в два варианта: либо отец воюет на материке, либо - является предателем. В обоих случаях - его же собственные выводы не очень его радовали.
  Собственно, из-за того скрытного состояния, в которое ушел отец - воспитанием сына занималась Лариса. Об отце она отказывалась что-либо рассказывать. О его прошлом, будущем, настоящем. Иногда у молодого Ивана возникало даже ощущение, что она скрывает нечто такое, страшное и ужасное, что знать нельзя ни в коем случае.
  Даже несмотря на скрытность родителей и постоянные ссоры с сестрой, безустанно ругающуюся и пытающуюся обрести превосходство над ним хоть в чем-нибудь - для Ивана этот дом был самым родным местом на земле. Исключительно из-за положения в обществе - мальчику было разрешено не уходить вместе с городскими ребятами в лесные отряды. Видимо, именно из-за этого у него было мало друзей. В основном, городские беспризорники, промышляющие воровством на рынках. Иногда Иван носил им что-нибудь поесть, но, как правило, этой помощи им надолго не хватало.
  Жизнь, как и у любой семьи, состоящей в рядах аристократии, шла своей медленной, хоть и изредка веселой струйкой. Их поместье полностью соответствовало своему статусу. Территория в двенадцать гектаров, четыре из которых занимал сам дом, небольшой пруд, масса небольших построек. И, конечно же, старая ива, посаженная еще до рождения Ивана Велиасом.
  Как и любая мать, Лариса, конечно же, была против общения сына с малолетними ворами. В ее сознании никак не укладывался тот факт, что среди всех людей, проживающих на территории Гарэнхаля - он выбрал в свои друзья именно них. Время от времени, разговоры о круге общения в семье заводились. В основном, когда Велиас был дома. Но отец лишь усмехался в ответ на жалобы матери. Он всегда считал, что такой круг поможет сыну куда больше, чем, как сам он их любил называть, "зажиточные толстопузы", не видящие дальше заборов поместья их родителей. Можно даже сказать, что Велиас гордился сыном за подобное разрушение системы, но все же время от времени ругал сына, дабы любимая жена не слишком сильно злилась на него. Иван прекрасно это понимал и радостью выслушивал очередную лекцию о том, "что хорошо, а что плохо", после чего они вместе шли и часами отдыхали в тенях любимой ивы.
  
  - Блин, да ты молоток, дружище! - пытаясь уходить от ударов палкой со стороны Ивана, восторженно усмехнулся мальчишка лет шестнадцати на вид. Наконец, он отбил оружие друга и сбил его с ног. - Шах и мат, боец! Последние слова? - направив кончик палки на горло Ивана, радостно спросил он.
  Поглядывая на подергивающийся конец всемогущего оружия оппонента, Иван испуганно посмотрел на своего обидчика. Буквально через пару мгновений, на его лице засияла улыбка и, ухватившись своей рукой за протянутую руку победителя, он поднялся на ноги.
  - Тема, я до сих пор не понимаю, как у тебя это получается, - потихоньку пытаясь отдышаться после трудного сражения, выдавил из себя Иван.
  - Вань, главное тренировки. Да и на твоем месте я бы не переживал так. Тебе всего двенадцать, а уже почти любому из наших ребят можешь фору дать, - поглядывая в сторону окна, усмехнулся Артем. - Слушай, а тебе домой еще не пора? А то опять на нас все свалят. Кстати! - покопавшись в карманах, он вынул несколько грязных, помятых бумажек и протянул их Ивану.
  - Что это? - взяв в руки деньги и насчитав пятнадцать имперских, недоумевая, посмотрел на своего друга Иван.
  - Долг возвращаю. Передашь тете Ларисе. А то не хочется, чтобы она думала, будто мы с тобой дружим только из-за денег, - взглянув грустными глазами на Ивана, виновато потянул Артем, после чего увел взгляд обратно в сторону окна. - Ты добрый парень. Способный. Я слишком дорожу нашей дружбой, чтобы подобные вопросы портили все.
  - Как сам знаешь. Черт, да мне и правда, пора идти уже, - заметив, что на улице уже слегка стемнело, заворчал Иван. - Сам же понимаешь, что это за существо, моя мама, - почесав затылок и дождавшись добродушной улыбки на лице друга, закончил он.
  - Понимаю. Завтра тогда ждать тебя в гости или мимо? - пожав протянутую Иваном руку, спросил Артем.
  - Не знаю. Как получится. Если что - адрес помню, сам доберусь, - разомкнув рукопожатие и накинув на плечи куртку, успокоил друга Иван. - До встречи тогда.
  - До встречи, - дождавшись, пока Иван закроет за собой дверь, заворчал себе под нос Артем. Штаб квартира, в которой они находились - досталась Артему от любимой бабушки и находилась под опекой столицы за неимением денег у действующего хозяина. В любой момент ее могли отобрать и лишить Артема какого-либо права на предъявление претензий.
  Каждая возможность вырваться оттуда казалась ему невозможной и отчаянной. Он застрял между жаждой свободы и желанием где-либо жить. Из-за этого непостоянства очень много людей отвернулось от Артема. Иван был, чуть ли не единственным, кто видел его насквозь. Каждый уголок души. Нередко это доводило хозяина квартиры до легкого страха.
  Наконец уведя взгляд от окна окончательно, Артем лениво зевнул и потянулся. Время действительно было поздним, а Морфей, таща за собой свое безграничное царство, уже наступал на пятки молодому хозяину. Завалившись на кровать - он вскоре уснул.
  
  - Только этого мне не хватало, - пытаясь прикрыться от начавшегося дождя, недовольно заворчал себе под нос Иван, периодически поглядывая на проносящиеся мимо кареты. Как бы ему сейчас хотелось оказаться по ту сторону двери.
  - Эй, Вань, ты чего это так поздно домой возвращаешься? - неожиданно прозвучал голос слева. Подняв голову, Иван лишь виновато почесав затылок, увидев знакомое лицо кучера.
  - Лень, привет. Да вот, задержался у ребят - теперь домой иду, - натянув на голову куртку, и будучи похожим на монашку быстро ответил мокрый от дождя Иван.
  - Так тебе тут километра два еще топать до одной только границы города. Давай подвезу, может? - предложил Леонид.
  - Было бы замечательно, да денег нет, - ухмыльнулся в ответ Иван.
  - Я что, изверг, по-твоему? Садись. За счет заведения, - подмигнув и протянув руку, кучер ловко помог промокшему мальчишке забраться наверх.
  Пожав плечами и поблагодарив Леонида за его великодушие, Иван немного поерзал на деревянной доске. Благородно взмахнув промокшей прической и, обдав капельками доброго кучера, он сильнее натянул куртку на голову. С громким щелчком, кучер разбудил уставших за день лошадей и они быстро помчались по пустым, дождливым улицам в сторону усадьбы Горычевых.
  
  - Смотри в следующий раз в такую погоду не засиживайся только, хорошо? - усмехнулся кучер, провожая взглядом спускающегося Ивана. - А то мало ли, поблизости не окажусь. Что делать тогда будешь?
  - Тогда буду пешком идти. Не впервой, - кинув взгляд на погашенные окна в доме, довольно ощерился в ответ Иван. - Может, подождешь, я тебе денег хоть принесу за то, что подбросил?
  - Да ну. Тоже мне, нашелся. Я твоему отцу жизнью обязан. Пожалуй, не дать тебе простудиться - меньшее, что я могу для него сделать, - лениво потянул Леонид. - Бывай, поеду домой, к жене. Эх, теперь еще объяснять, почему так поздно. Скажи Велиасу, что с него пиво, когда выходные будут.
  - Обязательно. Удачи на дорогах, - попрощался со щелкнувшим поводьями кучером Иван, развернувшись и кинув взволнованный взгляд в сторону дома. Свет был погашен, а значит, все уже спали. В такое то время? Да еще когда его нет дома?
  Набрав воздуха в грудь и ожидая долгих разбирательств по возвращению, мальчик медленным шагом побрел по территории поместья. Несмотря на все те деньги, что были вложены в строительство - у архитекторов хватило ума сделать изгиб у дороги. Зачем? Непонятно. Сказали, что это модно. Бездари.
  Подойдя поближе - он, наконец, заметил, что входная дверь выглядела слегка необычно. От легкого, вечернего ветра, она, словно подвешенная в воздухе, болталась из стороны в сторону. Недолго думая, Иван бросил куртку и помчался, громко топая по лужам, к дому.
  Как оказалось, дверь держалась теперь только на нижней петле. Верхняя была выбита с корнем, словно кто-то очень удачно постучался и перелез через верх.
  Отворив дверь, Иван включил свет в коридоре. Протерев заболевшие от мерцающего света глаза, он остановился, словно вкопанный. Зрачки расширились, по телу побежали мурашки. Перед ним, на полу был длинный, кровавый след, словно от сильно израненного тела. След вел из кухни в сторону гостиной, где, в отличие от входа, дверь больше походила на ее контур. Кто-то, или что-то, прошло через нее, словно не заметив.
  Отойдя от шокового состояния, Иван помчался в сторону гостевой комнаты. Пробравшись между выпирающими кусками бывшей двери, он зашел в гостиную и практически тут же наступил на что-то мягкое. Сердце екнуло.
  Нащупав рукой выключатель и включив свет, Иван подкосился и упал на колени. По щекам заструились слезы. Перед ним лежало тело. Горячо любимое тело. Хозяйка дома, замечательная кухонная кудесница и просто добрая женщина. Его мать, Лариса, лежала перед ним в луже собственной крови. По всему ее телу были видны рубцы, словно ее встреча была не с человеком, а, по меньшей мере, со стаей медведей.
  - Мама... - схватившись руками за кофту женщины и плача ей в грудь, Иван все сильнее сжимал ткань. Все тело обдало страхом. Ему вспомнился отец. Он всегда говорил, что "страх и любовь - самые нелюбимые его чувства, ведь враг всегда способен узнать о них и пользоваться в своих интересах". Он учил сына побеждать в себе эти эмоции, но сейчас - все время тренировок оказалось бессмысленным. Забыв обо всем, он лежал на теле растерзанной матери и рыдал навзрыд.
  Его слезы перебил визг с этажа выше. Послышался звук падающего тела и звериный рык.
  - Женя! - резко вскочив на ноги, воскликнул Иван. Оставив мать на полу и, выбивая телом остатки двери, мальчишка помчался наверх, в сторону комнаты сестры, чуть не споткнувшись о тело горничной, лежавшей на лестничном проеме.
  Входная дверь в комнату была открыта, и Иван практически пулей добрался до нужного ему места, споткнувшись о лежащий на полу тазик с водой, с грохотом упав на пол. У его сестры была замечательная привычка перед сном делать себе ванночку. Как она говорила - это ее успокаивало после трудного дня. Ага, как же, "трудного".
  Лежа на полу, Иван почувствовал, как под лицом начинает скапливаться что-то густое и теплое. При падении он сильно ударился носом и теперь оттуда, словно водопадом, била кровь. В глазах все поплыло. Как от страха перед происходящим, так и от элементарной потери крови.
  - Иван, я полагаю? - послышался самодовольный, мужской голос за спиной у лежащего Ивана. Резко перевернувшись - мальчишка сглотнул набежавший мгновенно комок. Перед ним стояло существо, о котором, пару месяцев назад, рассказывал отец. Наполовину человек, наполовину волк. Даже в темноте - его размеры и длина шерсти выдавали оборотня без особых шансов на конспирацию. - От тебя пахнет неплохим бойцом. Даже жалко будет тебя убивать.
  Оскалившись и громко зарычав, существо пошло на сближение. Подойдя ближе, оборотень замахнулся лапой и с силой ударил Ивана в плечо, отчего тот отлетел в прикроватный столик. Вместе с его обломками, ему удалось долететь до стены комнаты и уже по ней сползти на пол.
  Не заставив себя долго ждать, существо подошло к Ивану и схватило его за горло, легко оторвав от земли. Самодовольно рыча в лицо своей молодой жертве, оборотень смотрел прямо в глаза мальчика.
  - Ну что, боишься? Страшно? - самодовольно спросил оборотень, все еще пытаясь вызвать хоть какую-то эмоцию на лице Ивана.
  - Изо рта несет, - съязвил мальчишка, но тут же замолк, чувствуя, как сжимается рука существа на шее. Пытаясь хоть как-то разжать руками хватку оппонента, ему удалось глотнуть немного воздуха.
  Неожиданно, в глазах все стало красным. Комната, оборотень. Даже собственное тело. Несмотря на то, что на небе уже как час доминировала луна, каждая деталь помещения была видна до бесконечности отчетливо.
  Зарычав, оборотень, неожиданно для мальчишки, выпустил его из рук, пятясь назад и чуть не снеся собой шкаф. Отдышавшись, он резко посмотрел в сторону входа в комнату, тут же бросившись в сторону окна. Следом за ним пролетела необычная тень, от которой, словно от горелой головешки - исходила легкая дымка. В красном свете, дымка выглядела особенно эффектно и явно.
  Подхватив на пути оборотня, тень, вместе со своей жертвой, вылетела в окно. Мигом позже - оттуда послышался звук, словно от пары клинков, сошедшихся в поединке. Скрежет и звон металла отчетливо раздавался в сознании, потихоньку теряющего его, Ивана. Наконец, прозвучал громкий рев и звук падающего тела. На мгновение можно было слышать, как убирается клинок. Потом - резкий удар и масса благородных матов, принадлежащих уже второму голосу. Под громкий вой - маты прекратились.
  На мгновение Ивану показалось, что тень вернулась обратно в окно, но было уже все равно. Потихоньку, сознание мальчика покидало его и не хотело задерживаться более ни на секунду в теле своего поверженного хозяина. Красный взгляд постепенно ушел и мальчишке, к сожалению, не удалось разглядеть человека, который появился из тени. Хоть от него и веяло чем-то необычным, но при этом знакомым. Запах, аура. Нет, скорее просто интуиция подсказывала ему, что человек перед ним - его родной человек. Близкий родственник. Один из тех, которых можешь почувствовать на любом расстоянии.
  Размышления перебила наступившая темнота. Единственное, что ему удалось запомнить - это легкий смешок человека, спасшего его и что-то про взгляд. Его взгляд. Кроваво красный, словно закатывающееся за горизонт солнце.
  
  Глава 2. Путь гладиатора.
  
  - Отлично сработано, дружище! - дождавшись, когда Иван забежит за угол вместе с очередным кошельком зазевавшегося горожанина, поспешил похвалить его Артем. Убедившись, что никто пока ничего не заметил, и паника еще не была поднята, он быстро развернулся и жестом позвал друга бежать следом. Забравшись в один из канализационных люков, помогая Ивану, Артем задвинул за собой тяжелую крышку и вскоре они скрылись в разветвленной системе городских подземных каналов.
  
  - Ужас, ну и запах там все-таки, - выбравшись на свободу недалеко от дома, где находилась по-прежнему квартира Артема, и, вдыхая городской воздух, недовольно заворчал Иван.
  - Терпи, друг, терпи. Два года уже по каналам лазаешь, а все привыкнуть не можешь, - подмигнув и задвинув за собой люк, лишь улыбнулся в ответ Артем. - Эй, ты, куда это собрался? А добычу делить, кто будет?
  - Сам поделишь. Мою долю мне в ящик положишь. У меня еще остались кое-какие дела, - накинув на голову капюшон, который уже не раз спасал его собственную персону от возможных распознаваний, крикнул в ответ Иван, оглядываясь по сторонам.
  - Деловой нашелся. Скажешь тоже, дела у него, - недовольно хмыкнув, но, все же мысленно пожелав другу удачи, чуть слышно заворчал Артем, лишь пожав плечами, поймав на себе его красный взгляд. Убедившись, что Иван исчез из поля зрения, он направился в сторону дома.
  
  - Значит, всего восемь возможных вариантов для движения, - наблюдая за необычным человеком, который уже несколько дней вызывал интерес у Ивана, чуть слышно проговорил он себе под нос. За последние два года и вплоть до своего недавнего шестнадцатого дня рождения ему еще не удавалось видеть в городе нечто подобное. Белые, длинные одеяния, маленькая, аккуратная и слегка даже изящная бородка и необычная палка, напоминавшая отчасти волшебные посохи из добрых книжек про волшебников - все это вызывало некий интерес. Некое желание разведать. А для этого - нужен был кошелек. Или хотя бы любой личный документ. Тогда уже можно было бы начать какое-нибудь расследование.
  После смерти своей матери и полного исчезновения Велиаса с Евгенией, Иван оказался среди ребят Артема. Как оказалось - он находился без сознания почти неделю. За это время - его объявили пропавшим без вести, и теперь он был не вправе пользоваться усадьбой. Да и к тому же та оказалась списанной братом матери на продажу. Жадный тюфяк. Нет, чтобы попытаться найти кого-то из пропавших родственников. Ему бы только свой, и без того огромный, живот едой набить.
  За полгода его научили воровать. Бегать, прыгать, лазать. Всему, что должен знать карманник в бесконечных лабиринтах городских джунглей. В целях конспирации от возможных родственников - Иван украл себе черную кофту с капюшоном. Родная мать не узнала бы, царство ей небесное.
  Неожиданно, человек, за которым следил Иван - остановился. На секунду мальчишке показалось, что сейчас он развернется и посмотрит в его сторону, однако, как оказалось, тот лишь залюбовался видом солнца, заходящего за горизонт. В городе - это особенное зрелище, хоть и не столь прекрасное, как на природе. Но, провинциалам, коим, по всей видимости, являлся человек - это в любом случае интересно посмотреть. Хотя бы для сравнения.
  Решив, что это его шанс - Иван быстро помчался в сторону человека. Буквально, когда до цели оставалось метров двадцать - он остановился и дальше продолжил, крадясь, дабы не привлечь лишнее внимание. Десять метров. Пять метров. И вот уже рука почти дотягивается до торчащего кошелька.
  - Слишком медленно, - ловко схватив Ивана, усмехнулся человек. Развернувшись лицом, он с легкостью поднял мальчишку за руку вверх.
  - Я не, я не хотел, простите. Мне просто интересно, что вы за человек такой. А спрашивать побоялся, - Иван попытался тут же сыграть на жалости у человека с добродушным лицом, но, по всей видимости, улыбка была на его лице не из-за настроения, а из-за поимки вора-карманника.
  - Забавно, - всматриваясь в лицо парня, человек медленно опустил его обратно на землю. Схватившись за запястье, Иван постепенно начал пятиться назад, пытаясь незаметно развернуться и сбежать. - Ты, конечно, можешь идти, но тогда это будет выглядеть так, словно я зря искал тебя. А ведь я мог бы многое рассказать тебе о Велиасе.
  После сказанного, Иван остановился, словно вкопанный. Велиас. Его отец. Без вести пропавший, и никем не виданный. Может, человек просто угадал? Нет, невозможно. Так легко, пальцем в небо и попасть?
  - Откуда ты знаешь, как зовут моего отца, старик? - отпустив запястье, Иван подошел обратно к человеку. - Отвечай, быстро!
  - Ха! Ну, для начала - не старик. Стариком лет через тридцать-сорок называть будешь. А пока я молод душой и телом - попрошу без подобных оскорблений, - расплывшись в очередной, самодовольной улыбке, проговорил человек. - А если попробуешь на меня напасть - то я даже препятствовать не буду.
  - Э... так ты знаешь, где Велиас? - словно не заметив предупреждение человека, продолжил Иван.
  - Знать то знаю, а вот хочешь ты узнать или нет, - это уже другой вопрос. Тебе сколько сейчас лет?
  - Шестнадцать, - чувствуя, что человек практически видит его насквозь своим пристальным взглядом, нервно ответил Иван.
  - Молодой ты еще. Может и рановато тебя посвящать во что-то. Хм... - на мгновение человек погрузился в раздумья. А ведь и правда. Шестнадцать лет - мало ли, что выкинет. - Хорошо. Пожалею я потом об этом или нет, не знаю. Я Икамузу. Икамузу Отуран. Рад нашей встрече, Иван, - протянув руку собеседнику, добродушно проговорил мужчина.
  - Взаимно. Секунду, откуда...
  - Оттуда же, откуда и отца. Не строй из себя большего ребенка, чем ты есть на самом деле, - пожав протянутую руку Ивана, перебил его Икамузу.
  - Хорошо. Так, может, расскажешь, что именно от меня ты хочешь?
  - Скажем так. Пойдешь со мной - может и расскажу. Останешься тут - твое право. Сойдет такой расклад?
  - А откуда я знаю, что ты меня не обманешь и, правда, сможешь помочь найти отца? - сощурив глаза, недовольно проговорил Иван.
  - Думаю, что тебе выгоднее поверить мне, чем не поверить. Верно ведь? - попытался заинтриговать мальчика Икамузу. - Твое решение?
  На мгновение Иван погрузился в раздумья. Артем. Он ничего не сказал ему. С другой стороны - у него появился шанс увидеть Велиаса. Хотя бы что-то узнать о случившемся после роковой ночи.
  Решив не испытывать судьбу в очередной раз, Иван отбросил беспокойные мысли, пересилил себя и кивнул Икамузу в знак согласия.
  - Вот и шикарно. Пойдем, - засунув руку под капюшон и растрепав волосы Ивана, предложил Икамузу. Наконец, когда рука покинула волосяной покров мальчика, мужчина вновь продолжил с трепетом рассматривать закатывающееся, городское солнце.
  Молча дождавшись заката вместе со своим шансом на встречу с Велиасом, Иван так же в тишине проследовал за Икамузу, как только тот пустился в путь. По всей видимости, дорога предстояла долгой. После нескольких километров, что они прошли пешком, у Ивана исчезли последние надежды на то, что у мужчины есть карета. Или хотя бы лошадь. Хотя, возможно, это было ему просто ни к чему. И он просто решил посмотреть, достаточно ли вынослив Иван для дальнейших приключений. Тех, к которым, по мнению Икамузу, он еще мог быть не готов.
  
  - Ну что, по-прежнему по нулям? - довольно съязвил Икамузу, лениво развалившись под раскинувшимся деревом на опушке леса, глядя, как его юный подопечный сидит и безнадежно смотрит на пять разноцветных камушков, разложенных перед ним. Мерно покуривая трубку и выдыхая зеленоватый дым, мужчина любовался ярким, голубым небом и лишь периодически поглядывал в сторону Ивана. Видимо, чтобы лишний раз убедиться, что у его подопечного так ничего и не получилось.
  - Тихо. Мне кажется, что один из них все-таки мерцал, - попытался тут же заставить замолчать своего наставника Иван.
  - Оу? И какой же? - оживившись и подойдя к Ивану, заинтриговано спросил Икамузу.
  - А... да какая разница. Просто, блеснул какой-то, подумаешь, - быстро попытался уйти от темы Иван.
  - Так и знал, что обманываешь. Уже, как две недели топчемся на месте, а тебе так и не удалось хотя бы на немного подчинить хоть один элемент.
  - Легко тебе говорить. Подчинить элемент. Я, для начала, не верю в эти штуки. Хотя, после оборотня... - на мгновение Иван ушел в размышления, но был тут же возвращен обратно подзатыльником со стороны наставника. - Эй, за что?
  - За мысли. Не думай. Концентрируйся на камнях. Эх... - глядя в сторону своего обожаемого солнца, слегка расстроенным голосом проговорил Икамузу.
  - Не думай, не думай. Скажешь тоже, не думай. А как мне еще подчинить себе что-нибудь в этом мире, если я не буду думать? - на мгновение перед глазами появились образы городской управы, которые послушно исполняли приказы вышестоящих. Слегка перекосившись, словно обиделся на самого себя, Иван продолжил концентрироваться на камнях.
  Не замечая благородной брани, направленной в свою же собственную сторону, исходящей от Ивана, Икамузу спокойно продолжал заниматься своими делами. Неожиданно, практически из воздуха - солнечные лучи резко сфокусировались в одной точке, словно создавая облик. Наконец, когда формирование завершилось - на ладони у Икамузу появилась маленькая, яркая, словно состоящая из солнечных лучей, птица. Поднеся к ее голове свободную руку и что-то прошептав себе под нос, наставник выпустил ее из рук. С неким восторгом наблюдая, как покидает поле зрения посланник, он самодовольно потер руки и посмотрел куда-то вдаль.
  - Что это было? - наконец чувствуя, что к отвисшей от произошедшего губе возвращается чувствительность, выдавил из себя Иван.
  - Это? Это ты можешь наконец-таки закончить свое обучение у меня. Ты безнадежен и бесполезен. Прости, жизнь несправедлива.
  - Эй, а мой отец? Старик, ты чего, обманул меня что ли? - запустив один из камушков перед ним в учителя, ловко поймавшего камень между пальцами, проговорил Иван.
  - Ни в коем. Я обещал, что ты увидишь его, если пойдешь со мной. А значит - увидишь, даже если и без меня. Вернусь к себе в храм, там уже должны были все отстроить. Но путь в маги для тебя заказан. Ты полный ноль. Ни таланта, ни веры. Глупое мясо на поле боя, - расхваливание своего ученика перебило ржание лошади, донесшееся из-за деревьев. Буквально через несколько мгновений послышался стук копыт, а мигом позже - из-за стволов медленно выехал мужчина в черном плаще на коне и с двумя клинками на поясе. Образ завершали солнечные, красные очки и такие же красные волосы, собранные в форме ежика.
  - Твоих рук дело? - спрыгнув на землю и показывая пальцем на птицу, кружащуюся в небе над Икамузу, спросил человек.
  - Да, моих. Рад, что кто-то оказался поблизости. Парень, как маг, бесполезен. Хоть и сын Велиаса. Может, все-таки наследственно ничего в их семье не передается? - почесав затылок, проговорил Икамузу, словно не обращая внимания на подслушивающего подопечного.
  - Хочешь сплавить его в орден? Мило с твоей стороны, конечно, - натянув очки с переносицы на лоб, человек перевел взгляд на Ивана. - Значит, Ваня? Фернал, рад нашему знакомству, - пожав руку мальчику, быстро поздоровался он.
  - Потом побратаетесь. Есть подозрение, что у него есть задатки. Сам, наверное, догадываешься, к чему. И было бы неплохо, если бы можно было это развить в нем. Если конечно еще не слишком поздно хоть чему-то этого недоросля научить, - усмехнувшись, Икамузу перевел взгляд на обиженного Ивана. - С этого момента нам не по пути. Ты поедешь с Ферналом. Он будет учить тебя. Я умываю руки.
  - То есть как это? Умываешь руки? Э, не, а информация? Я думал, что все это ради информации! - наконец поняв, что его только что подарили в рабство другому, совершенно незнакомому человеку, гневно воскликнул Иван.
  - Я обещал, что ты увидишь его. Каким путем - уже не моя проблема. Но, если пойдешь с Ферналом - будет проще, чем со мной. Решать тебе. Бесполезный маг или худо-бедно нормальный воин.
  - Да иди ты. Фернал, я с тобой, - гневно нахамив сразу обоим, Иван приготовился к очередному подзатыльнику, но его не последовало.
  - Нравится он мне. У него есть гонор. Может, что и выйдет из него, - закончив, Фернал поджал нижнюю губу, после чего повел глазами и забрался обратно в седло. - Идешь, мальчишка?
  - Да, сейчас, - попрощавшись рукопожатием с Икамузу и забравшись с помощью Фернала на коня, Иван взглядом еще какое-то время следил за удаляющимся образом. За время, проведенное в лесу, он успел уже привязаться к этому странному человеку, а он так легко взял и отказался от него. Впереди ждало пугающее неизвестное и непонятное. Встретиться ли он когда-нибудь с Икамузу еще раз? Мысленно пообещав себе, что рано или поздно найдет отца, а потом и Икамузу - Иван все же немного, да успокоился.
  Вскоре силуэт бывшего наставника полностью исчез из поля зрения. Чувствуя, что его потихоньку начинает клонить в сон от плавной езды - он попросил Фернала прибавить ходу. С огромной радостью ударив лошадь под ребра, человек в черном плаще согласился, и они вместе помчались по лесным дорогам. Навстречу неизвестному.
  
  - Слушай, а почему ты носишь этот плащ? - наконец, когда они забрели в достаточно густой лес, чтобы лошадь перешла с галопа на рысь, перебил нависшую тишину Иван.
  - Почему? Ответ прост, как смена дня и ночи, мой молодой друг. Плащ есть символ нашего ордена. Мы пользуемся таким обилием возможностей благодаря этим плащам, что просто невозможно было бы от него отказаться, не пожалев потом об этом, - словно пытается продать плащ, высокопарно принялся расхваливать его Фернал.
  - А чем, собственно, занят ваш орден? И как это связано с Велиасом? - вернувшись к единственному, волнующему его вопросу, продолжил Иван.
  - С Велиасом? Он является нашим хорошим другом и помощником в отлове оборотней со стороны. Ну как отловом... - взгляд Фернала на мгновение упал на клинки, болтающиеся по бокам на поясе.
  - То есть, вы знаете, где он? - чувствуя зацепку, радостно спросил мальчик.
  - Пока нет. Он не заглядывал к нам уже... не дам себе солгать, полгода, может год, - призадумавшись, ответил ему Фернал.
  - Понятно. Возможно, я видел кого-то из вашего ордена, когда на наш дом было совершено нападение.
  - Правда? А как он выглядел? Может, даже по имени знаешь?
  - Не помню, к сожалению. Я тогда потерял сознание. Да и темно было, не имелось возможности разглядеть, - вспоминая о том, насколько прекрасно видел все происходящее в красном цвете, промусолил Иван.
  - Жалко. Правда, жалко, - монотонно потянув, Фернал перевел взгляд на заходящее солнце. - Думаю, что нам стоит остановиться на ночлег. Еще несколько дней продвижения впереди, пока, наконец, мы не доберемся до штаб-квартиры ордена. А лошадь тоже не вечна, да и ночью продвигаться неудобно.
  Молча кивнув, Иван лишь продолжил следить за, пролетающим мимо, окружающим миром. Из его головы никак не хотел вылезать образ Артема, который, вероятно, до сих пор переживал и волновался.
  Решив, что ему стоит, наконец, выкинуть эти мысли - Иван с силой помотал головой. Под недоумевающий взгляд Фернала, он лишь сказал, что так было нужно, на что последний безразлично кивнул и вновь ударил лошадь под ребра.
  
  Глава 3. Мальфор Валлен.
  
  - Далеко еще? - лениво потянул Иван, крепко держась за спину Фернала.
  Лишь недовольно цокнув языком, мужчина в плаще с силой ударил лошадь под ребра. Громко заржав, конь устремился вперед. Этот вопрос молодой спутник Фернала задавал чуть ли не каждые полчаса. Прошло уже несколько дней, и в каком-то смысле мужчина даже понимал Ивана. Ему бы и самому надоело вечность сидеть рядом с неизвестным ему человеком, при этом мчась неизвестно куда.
  В любом случае, отвечать на этот вопрос в очередной раз было лишним удовольствием для Фернала. Посмотрев куда-то вверх, и словно найдя что-то, он резко изменил маршрут и свернул направо. Они уже были совсем близко к цели.
  
  Прошло еще несколько часов и, наконец, впереди начал вырисовываться одинокий образ. Посреди леса виднелась высокая башня, но по мере приближения к ней становилось понятно, что это - лишь верхушка крупной конструкции. Прямо посреди леса, словно не особо и пытаясь скрыться от любопытных взглядов зазевавшихся охотников и грибников, расположилась крупная цитадель. Вокруг она была обнесена частоколом, а каких-либо следов цивилизации не было и в помине.
  - Приехали, - радостно сообщил Фернал через плечо скучающему Ивану. Петляя между деревьями и отводя рукой лезущие в лицо ветки, всадник все же убавил ход. Продвигаться галопом в этой части леса было бы далеко не самым лучшим решением. Да и могло привести к не очень приятным и желанным последствиям.
  - О, Фернал! Прибыл, наконец, - пробасил недовольный голос где-то впереди, когда Фернал остановил лошадь.
  Выглянув из-за спины всадника, Иван попытался разглядеть человека. Судя по голосу, ему было лет сорок, не меньше. Но, как оказалось, к ним подошел довольно-таки молодой парень, возможно немногим старше двадцати. Он был в таком же черном плаще, как и Фернал, только вместо клинков - на поясе болтался короткий, двусторонний топор. Голову же украшала неряшливая, белоснежная шевелюра. Но это было далеко не тем, что привлекло внимание Ивана. Глаза человека были разного цвета. Один светло-голубой, другой темно-зеленый.
  - Рад видеть, Гельфор. Сегодня ты на страже, получается? - спрыгнув с коня, поспешил пожать руку подошедшему Фернал. Захотев уже спросить что-то еще, он вдруг вспомнил о цели своего прибытия в штаб-квартиру. Повернувшись к Ивану, он миловидно улыбнулся и поспешил представить своего спутника. - Это Иван, Горычев. Подозреваю, что Икамузу уже прислал весточку о нашем прибытии?
  - Да, получили и оформили, - миловидно улыбнувшись юноше, поспешил с ответом Гельфор. - Дарион ожидал вашего прибытия еще несколько часов назад. Что-то случилось в пути?
  - Пришлось изменить маршрут, - скрестив руки на груди, Фернал тяжело вздохнул и снял красные очки. - Чуть позже расскажу, когда все перепроверю.
  - Хорошо, буду с нетерпением ждать вашего доклада, милорд, - отвесив поклон, усмехнулся Гельфор. - Молодого господина проводить в фойе, или милорд жаждет лично сопроводить его до покоев всемогущего императора?
  - Брысь. То, что ты бывший театрал не значит, что тебе можно фамильярничать на работе, - недовольно хмыкнул Фернал и взял лошадь под узды, ведя ее в сторону ворот вместе с Иваном. - Мы тут серьезными вещами занимаемся, знаешь ли. А ты плохой пример новобранцу показываешь.
  - Прошу прощения, милорд, - виновато прикрыв лицо ладонью, Гельфор отвернулся и возвел руки к небу. - О, всевышний, что же я делаю не так?
  - Дурачишься много, - оставив стража далеко позади, громко крикнул Фернал.
  - Серьезный нашелся, - цокнув языком, Гельфор быстро нагнал гостей и засунул руки в карманы брюк. - В следующий раз я тебе напомню о том, что мы - серьезная организация. Только дождись, пока Амальти очередную партию эля выставит в трактире. Ох, я ж тебе устрою!
  Подойдя к воротам, Гельфор прислонил к ним ладонь. На мгновение, закрыв глаза, он повел руку вверх. Словно пушинка, железная решетка уехала вверх, пропуская гостей внутрь.
  Едва они зашли, Фернал попрощался со стражем, а тот, в свою очередь, поспешно опустил ворота. Какое-то время еще глядя им вслед, Гельфор лениво потянулся и спрятался где-то за стеной. Видимо, ему хотелось полежать в сторонке без лишнего беспокойства.
  - Это как он так? - спрыгнув с лошади, едва они добрались до стойла, выдавил из себя вопрос Иван. - Ну, с воротами.
  - Терпение, - привязав и погладив лошадь, улыбнулся в ответ Фернал. - Скоро все поймешь. Хотя, может, и не поймешь, если верить Икамузу.
  Почесав затылок, Фернал поправил плащ и направился в сторону центрального здания. Только сейчас Иван замутил, что в плаще было сделано две прорези. Возможно, они были сделаны, дабы облегчить обнажение клинков, когда плащ застегнут. Да и, кто его знает. Быть может, портить плащи обыкновенное дело в данном ордене?
  - Заходи, - отворив дверь перед Иваном, предложил Фернал.
  Молча кивнув, мальчик зашел внутрь. Перед ним раскинулся широкий коридор с несколькими ответвлениями и винтовой лестницей в противоположном конце. Стены коридора были увешены факелами, открывая вид на трофеи ордена. Сотни волчьих голов, ожерелья из клыков, чучела оборотней и прочих существ. Некоторые были серыми, практически без какого-либо волосяного покрова. Другие же, наоборот, были покрыты густой шерстью. Единственное, что объединяло чучела - крупные рубцы и разрезы на шкурах. Некоторые из них же были покрыты дырами, словно по телу бывшего хозяина прошлись ливнем из стрел.
  Отдельные чучела имели также странные ожоги, разодранные на части конечности и разбитые челюсти. У некоторых не было глаз и клыков. Помимо голов и чучел, также стены были увешены обилием холодного оружия. Возможно, оно когда-то принадлежало тем существам, которые теперь украшали собой этот зловещий коридор.
  - Жутковато, - пройдя чуть вперед и услышав, как за ним захлопнулась дверь, чуть слышно произнес Иван.
  Усмехнувшись, Фернал похлопал мальчика по плечу и пошел вперед. Слегка замявшись, Иван направился следом.
  
  - О, ну наконец-то, - не отводя взгляда от книги, усмехнулся человек в кресле. Даже когда Фернал с Иваном вошли в комнату на третьем этаже, он ни на секунду не оторвался от чтения. - Есть новости или ты тут только из-за Горычева?
  Комната была больше похожа на библиотеку. Наряду с вооружением, повсюду стояли стеллажи с тысячами книг. Некоторые уже покрылись трехметровым слоем пыли, но большая часть все же аккуратно сортировалась и протиралась время от времени. Видимо, человек в кресле, таким образом, показывал, какие книги ему нравятся приходящим гостям.
  Хозяину комнаты на вид было лет сорок пять, не меньше. Длинные, седые волосы, грустное, статное лицо. Яркие, голубые глаза, на одном из которых расположилось три глубоких шрама. Судя по форме, они были оставлены когтями какого-то животного.
  В остальном, он был похож на других людей, которые находились в цитадели. На нем тоже был черный плащ, да и вся остальная одежда была черной. За исключением одной маленькой детали. На левом плече у него была нашивка в виде волчьей головы, проткнутой крест-накрест клинками. Видимо, это было отличительным знаком главы ордена.
  - Новобранца привел, как и обещал, Дарион, - гордо стукнув дважды кулаком себя в грудь, отрапортовал Фернал.
  - Прекрасно, - безразлично потянул глава ордена и, облизнув палец, перевернул страницу книги. - Имя?
  - Иван... - слегка смутившись, представился мальчик.
  - Иван, говоришь? - на мгновение, оторвавшись от книги, мужчина подернул бровью и пролистнул страницы книги. Не глядя в книгу, он опустил палец на случайную страницу. Опустив голову, он на секунду нахмурился, но потом добродушно улыбнулся. - Мальфор Валлен. Сойдет?
  - Э... - начал было новоиспеченный Мальфор, но получив удар в плечо со стороны Фернала, обреченно кивнул.
  - Вот и славно. Фернал, оставляю тогда его на твоей совести. Выдай юному Мальфору плащ, да и вооружение какое-нибудь присмотри, - вернувшись на заброшенную страницу книги, вновь погрузился в чтение Дарион. Тяжело вздохнув, от чего металлические кинжалы на поясе радостно зазвенели, он перевернул очередную страницу. - К Синдеринг зайдите тоже. Не сомневаюсь, что у остроухой найдется задание какое-нибудь. Заодно и посмотришь, каков он в деле. Доходчиво объяснил?
  - Предельно, милорд! - вновь стукнув себя в грудь, едва заметно кивнул Фернал.
  - Замечательно. Только это... - закрыв книгу, оставив палец между страницами, Дарион холодно посмотрел на Фернала. - Еще раз назовешь меня милордом, - и проведешь остаток своих дней в конюшне. Мне хватает Гельфора с его синдромом. Хоть ты-то меня не подводи.
  Слегка призадумавшись, Дарион вновь тяжело вздохнул и откинулся в кресле, раскрыв книгу. Прочитав несколько слов, он вновь посмотрел поверх книги на гостей.
  - Вы еще здесь? - нахмурился он. - Брысь отсюда! Вроде приказ был получен. Или, Фернал, ты тонко намекаешь, что у меня склероз?
  - Думал, еще чего интересного скажешь, - виновато почесав затылок, пожал плечами Фернал. - Но, раз уж ты так хочешь погрузиться в мир литературы, то мы пожалуй пойдем.
  Благодарно кивнув, Дарион закинул ноги на тумбочку и умиротворенно ушел в чтение. Вновь хлопнув Ивана по плечу, Фернал поспешно покинул кабинет и направился в сторону винтовой лестницы.
  
  - Фернал, можно вопрос? - спустя некоторое время, следуя за своим новоиспеченным наставником, спросил Иван. - Почему Мальфор Валлен?
  - Почему? Хороший вопрос, - усмехнулся в ответ Фернал. - Наверное, сейчас читает "Погребенного заживо во тьме" от Никасия Эльма. Я ему на день рождения подарил. Отличная книга. Не удивлен, что его затянуло.
  - Хм... - задумался Иван, пытаясь найти связь между своим новым прозвищем и подарком Фернала. - То есть, Синдеринг и Гельфор...
  - Быстро соображаешь, - радостно подхватил мысль Фернал. - Да, Дарион дает прозвища новобранцам в зависимости от того, какая книга у него оказалась в руках в момент знакомства. Это уже как традиция. Только вот с Синдеринг неприятно получилось. Я до сих пор не могу понять, как эта книга вообще оказалась у нашего вождя в руках.
  - А почему у тебя нет прозвища? - задумавшись об имени наставника, недоверчиво потянул Иван.
  - Я Дима, - пожав плечами, опроверг догадки Ивана Фернал. - А с Ферналом... ну, там не самая приятная история. Дело в том, что, когда я пришел на службу, у Дариона в руках оказалась энциклопедия, и он в шутку назвал меня Аларием Ферналом. Потом нарек себя Дарионом третьим. А потом его понесло всем выдавать подобные позывные для конспирации. Жуткий человек. Как вцепится в какую-то идею космической важности - за уши не оттащишь.
  - Аларий? Эх... - многозначительно потянул Иван. - Не отказался бы от такого прозвища. А то Мальфор, не туда не сюда. Непонятно даже, к чему оно обязывает, и какие надежды нужно будет оправдывать.
  - А по мне, так очень даже символично, - потрепав озадаченного мальчика за волосы, усмехнулся Фернал. - Не помню, чтобы Аларий с вампирами или оборотнями сталкивался. А, вот мы и на месте!
  Недоумевая, Иван перевел взгляд с Фернала на стрельбище, за стеной которого они находились. Отсюда было видно мишени, раз за разом пробиваемые с громким свистом стрелами. Казалось, будто тренировалось с десяток лучников, но для такого количества места бы просто не хватило.
  - Амаль, тут? - дождавшись, пока стрелы перестанут лететь во все стороны, боязливо заглянул за стену Фернал.
  - Амаль? А разве мы не Синдеринг искали? - наивно спросил Иван, тут же пожалев об этом. Остановившись в нескольких сантиметрах от носа Горычева и коварно вибрируя, в лучах солнца засиял наконечник стрелы, пробивший собой стену.
  - Попала? - послышался добрый, женский голос из-за стены, словно обращаясь к Ферналу. Помотав головой, он виновато пожал плечами и прошел чуть вперед, облокотившись о противоположную стену. - Жаль.
  В следующий миг, закинув арбалет на плечо, из-за стены вышла девушка с крайне экзотичной внешностью.
  - Фернал, что это? - косясь на Амальтииртарэ, еле-еле выдавил из себя Иван.
  - Сам ты "это", - недовольно хмыкнув, девушка поправила длинные, золотистые волосы. Шоковое состояние, настигнувшее Ивана, было более чем уместно. Первым же делом, внимание привлекали крупные размеры груди и ушей. И если грудь можно было списать на подарок природы, то уши - выглядели более чем странно. Вытянутые, тонкие и периодически двигающиеся трубочки. В длину они были около двадцати сантиметров. Но едва Амальтииртарэ повернулась в сторону Ивана - оказалось, что уши еще не все. Глаза девушки. Чуть больше чем у людей, при этом с маленьким зрачком. Большую часть глазного яблока занимали зеленые, радужные оболочки, составляющие добрую половину каждого глаза. - Не смотри так, будто никогда не видел эльфов, мальчишка.
  - Эльф? Я-то думал... - начал, было, какую-то мысль Фернал, но тут же замолчал, едва перед его глазами засиял наконечник стрелы. - Хорошо-хорошо, молчу. Может, уберешь свою игрушку от моего лица? А то у меня плащ пропотеет скоро.
  - Свинство, - взведя курок и приготовившись стрелять, чуть слышно выругалась Амальтииртарэ. - Даже не смей намекать на информацию, которая не касается новобранца. Вдруг он сам из этих, оборотней?
  - Ну, правда, извини. Вырвалось, - чувствуя, как к горлу подбирается комок, отодвинулся чуть назад Фернал. - Да и к тому же, рано или поздно все узнают. Так что, было бы лучше, если бы он узнал сейчас. Пожалуйста, опусти уже арбалет.
  - Пожалуйста? Ого. Не часто от тебя это слово услышать можно, - опустив оружие, потянула Амальтииртарэ. - Хорошо, поверю на этот раз. Так это, вам поросятам что нужно то от меня? Не просто ж показать мою дивную персону своему юному другу захотел, верно, Фернюниус? Или я настолько в тебе ошибаюсь?
  - Просто показываю, что где находится. Остальные на заданиях, нас тут от силы несколько человек на всю цитадель, - попытался оправдаться Фернал, покосившись на Ивана. Слегка призадумавшись, он вновь посмотрел на эльфийку. - Точно не будешь стрелять? А то так к тебе один раз уже повернулся спиной.
  Тихо усмехнувшись, эльфийка закинула арбалет на плечо и прошла чуть вперед. Фернал раскраснелся. На его левой ягодице до сих пор красовался шрам от их прошлой ссоры.
  - Кстати, это Мальфор Валлен, - решив быстро устранить любую возможность Ивана начать обдумывать ситуации их повседневной жизни, поспешил представить его Фернал. - А так Иван Горычев.
  - Повезло парню, - усмехнулась эльфийка. - Твоего "погребенного" читал? - коварно улыбнувшись, девушка перевела взгляд на Ивана. Какое-то время она холодно смотрела ему прямо в глаза, после чего повела бровью и повернулась обратно к Ферналу. - Да, работы немало предстоит. Сам займешься им, или мне на растерзание оставишь?
  - Понравился? - недовольно хмыкнул Фернал. - Меня бы лучше на растерзание взяла. Ох, показали бы мы бойцам настоящий класс!
  - Ты старше меня, Дим, - тяжело вздохнула девушка и вытащила из внутреннего кармана плаща пачку сигарет. Вытащив одну зубами, она покосилась на поморщившегося Фернала. - Сам же знаешь, у нас правила такие. Девушка должна быть старше парня. Что-что, а традиции нужно чтить.
  - Опять куришь? - словно не слушая объяснения эльфийки, Фернал попытался выхватить сигарету, но тут же вновь попал под прицел арбалета. - Ладно-ладно, как сама знаешь. Просто странно видеть курящих эльфов.
  - Сам же знаешь, почему курю, - опустив арбалет, чуть слышно выдавила девушка. Чуть призадумавшись, она бодро закинула арбалет на плечо и встала так, чтобы видеть обоих собеседников. - Так, ты, Мальфор. Пойдешь со мной. Покажу кое-что интересное. Если не понравится, то отправлю обратно к Ферналу. А так - бойся. Кусаюсь. Больно причем. И пяточком по почкам бью.
  Радостно направившись обратно в сторону стрельбища, девушка на мгновение прильнула к Ферналу. Выпустив ему в нос едкое облачко дыма, она самодовольно зашагала дальше, подзывая за собой молодого Ивана. Повернувшись на мгновение, она игриво помахала Ферналу и, дождавшись, пока Иван нагонит ее, продолжила путь.
   
  Глава 4. Охота на орден.
  
  есколько дней Иван провел в обществе Амальтииртарэ на стрельбище. Все попытки эльфийки научить юного новобранца мастерству владения кинжалами закончились полным провалом. В конце концов, тренировки привели лишь к тому, что Иван резанул сам себя по руке.
  Хотя назвать обучение совсем уж безнадежными было бы несправедливо. С арбалетом ему все же удалось добиться небольших успехов. Но этого, все же, для гордой девушки оказалось недостаточно, и было крайне сомнительным достижением, чтобы хоть какие-то надежды на успех появились. Поэтому, меньше чем за неделю, мальчика отправили обратно к Ферналу.
  Долго и упорно издеваясь над неудачами Ивана под крылом у Амальтииртарэ, Фернал все же согласился попробовать самостоятельно натренировать его. Четыре недели он провел с ним, тоскливо наблюдая, как его соратники ходят на задания и гордо хвастаются друг другу своими достижениями, едва возвращаясь в цитадель.
  Все эти четыре недели Фернал самоотверженно старался подобрать подходящее оружие для Ивана. Топоры, секиры, алебарды, луки, арбалеты - какое бы оружие не оказывалось в руках у новобранца, оно тут же начинало чуть ли не кричать о том, что мальчик бесполезен. Все чаще посещала мысль о безнадежности мальчишки. И лишь волей случая, выбирая очередное оружие для своего ученика, Фернал заметил на полке свои старые клинки, завернутые в ткань.
  Успех превзошел все самые смелые ожидания Фернал. Буквально за пару часов, Иван освоился с новым оружием, а ближе к вечеру - уже сражался со своим наставником практически на равных. Наконец, подошло время возвращаться обратно в бараки. Впервые за четыре недели Фернал выглядел счастливым. Довольно потирая руки, он тут же пошел хвастаться своей эльфийской подруге об успехе, которого ему удалось достичь. Оружие, наконец, было найдено. Дело оставалось только за нарядом.
  
  Закончив обучение у Фернала, Иван получил свой собственный черный плащ. Четыре года он провел в ордене. Изо дня в день он ходил на задания вместе с другими бойцами, развивал собственное мастерство, учился у старших. Все эти четыре года он провел в кровопролитных сражениях с оборотнями, вампирами и прочей нечистью, о появлении которых в Гарэнхале рассказывать ему особо никто не торопился. Но это не сильно волновало его. Стоя плечом к плечу с бойцами ордена, он вступал в новые, все более трудные бои. Жизнь в ордене сильно закалила его, как морально, так и физически. Изредка заезжающий Икамузу тоже радостно наблюдал, как вырос мальчик и не упускал возможности напомнить о его магических успехах. Но, уже на первый год добрый старец признал, что среди всего ордена вскоре Ивану не будет равного в умении обращаться с клинком.
  Как оказалось, на службе у Дариона было далеко не так много бойцов, как думал молодой Мальфор изначально. В цитадели люди часто менялись, но более-менее постоянных обитателей было около сорока человек. Сам же глава ордена редко покидал свою цитадель. За все четыре года, Иван участвовал от силы в трех операциях, где Дарион руководил лично. Но даже подобное отношение к своему важному делу не вызывало ни у кого и тени сомнений, что именно Дарион должен управлять орденом. Возможно, он занимался чем-то еще, о чем Ивану было неизвестно.
  Но все эти мелочные вопросы мало волновали молодого Ивана. Бои, вылазки, задания, боевые трофеи и возможность похвастать очередным достижением среди ордена. В целом, все это не сильно заботило его. Куда больше Ивана радовало наличие кабака на территории цитадели. Каждый раз, едва очередное, скучное задание от Дариона завершалось - лошадь отправлялась в стойло, и кабак становился приоритетной целью для Ивана. Боевые товарищи, алкоголь, женщины. Часто орден брал отдельных представителей вражеской фауны в плен. Для особо рискованных бойцов, была возможность использовать захваченный материал не только для изучения, но и для личных целей. Да и, как оказалось, неподалеку расположилось несколько небольших деревень. Что и говорить, нехватки в женщинах Горычев уж точно не ощущал. Некоторые, особо затяжные выходные, длиной вплоть до нескольких недель, давали возможность погулять на полную катушку.
  Во многом, жизнь началась заново. Велиас все больше отходил на второй план. Нередко между бойцами в ордене проскальзывало что-то о расположении и действиях старшего Горычева, но особо ценной информации получить от них Ивану не удавалось. До одной, самой обычной ночи, которая навсегда изменила путь молодого бойца.
  
  - Чего тебе? - развалившись на кровати в своей комнате и умиротворенно глядя в потолок, обдумывая свое последнее задание по устранению торговца в западной части Фермарка, заворчал Мальфор. На подоконник, с громким шумом, приземлился голубь и теперь пытался привлечь к себе внимание.
  Не дождавшись от птицы ответа, Иван недовольно цокнул языком и подошел к окну. Лишь вблизи он заметил, что к лапке голубя была привязана небольшая, свернутая в трубочку бумажка. Взяв со стола ножик, и легким движением срезав веревку, он погладил птицу и выпустил ее в окно. Дождавшись, пока голубь растворится в ночном небе, Горычев облокотился на подоконник и развернул свиток.
  Бегло пробежавшись по нацарапанному тексту, он нахмурился. Засунув бумажку в карман брюк, Мальфор накинул свою черную рубашку, взял клинки с подставки и, неряшливо набросив плащ, быстро вышел из комнаты.
  
  Сегодня ночью было как-то по-особенному тихо. Обычно, в это время из кабака доносились радостные крики пьяных в стельку бойцов, в экстазе рассказывающих друг другу о своих боевых достижениях. Будь то очередной, раздавленный кувалдой гад или же затащенная в постель женщина. Так или иначе, всегда было, о чем рассказать. Но сегодня, почему-то, там было тихо. Даже свет, почти всегда манящий бойцов, был погашен. Да и пьяных вояк, обычно лежащих на мостовой неподалеку от входа, видно тоже не было.
  Решив не забивать себе голову этими мыслями, Иван ускорил шаг и вскоре добрался до стойла. Лошади. Все попытки предложить Дариону начать уже пользоваться прогрессивными разработками вызывали приступ бодрого смеха у главы ордена. Коней он использовал лишь потому, что те могли почувствовать приближение опасности. При всех добрых намерениях, техника не может сделать ничего подобного. С другой стороны, в новых разработках из северной части острова хоть можно спрятаться в случае опасности. В лошади, конечно, тоже, если очень постараться, но потом возвращаться обратно пешком будет не особо в радость.
  - Эй, Гельфор, чего спишь на работе? - оседлав белого скакуна и добравшись до ворот, недовольно гаркнул Иван. От Гельфора зависело, будут ли открыты ворота или нет. Обычно, когда задание было где-то близко, это проблем не доставляло. Бойцы легко перебирались через стену и шли пешком. А вот с конем через частокол особо не попрыгаешь. Разве что Брадвик, большой и зеленый боец, происхождение которого для Ивана до сих пор оставалось загадкой, справился бы с этим затруднительным делом. - Гельфор?
  Лениво всхрапнув, страж перелег на другой бок, словно отвернувшись от Ивана.
  - Гельфор, клинок тебе в ножны, проснись уже! - спрыгнув с коня, подойдя вплотную и пнув стража ногой, прикрикнул Иван.
  - А, что? О, ты тоже на задание? - протирая глаза и пытаясь разобрать, кто стоит перед ним, лениво потянул Гельфор.
  - Задание? Какое задание? - мотнув головой, озадаченно переспросил Иван.
  - А, это ты, - слегка смутившись, виновато поник Гельфор. - Туда все отправились, под прямым командованием Дариона. Попросил тебя не беспокоить. Оставил меня за старшего. Вывел всех из цитадели. Не знаю, что у них там происходит такое, раз срочность подобная, - почесав макушку, попытался объяснить ситуацию страж.
  - А почему меня не захотел брать?
  - Не знаю, честно. Наверное, из каких-то личных побуждений. Трудно сказать, что на уме у нашего главы время от времени, - на секунду виновато улыбнувшись, Гельфор, наконец, окончательно проснулся и вспомнил о своих должностных обязанностях. - Так, секунду! Если ты не на задание, то куда?
  Молча вытащив из кармана брюк бумажку и протянув ее Гельфору, Иван слегка заскучал. Среди всех бойцов цитадели, читать умели лишь единицы. Прочитать что-то бегло мог разве что Дарион. Гельфор же, хоть и получил свои гордые три класса образования, умел читать только по слогам. Даже в свою бытность актером, ему приходилось зачитывать тексты вслух, чтобы он уже учил не читая. В противном случае, подготовка к пьесе занимала слишком много времени.
  - Почерк знакомый, - дочитав, наконец, записку и вернув ее обратно Ивану, слегка нахмурился Гельфор. - Не от Велиаса случаем?
  - Думаю да, - вновь смутившись от задумчивого лица Гельфора, невольно потянул Иван. От всей задумчивости стража исходила какая-то невидимая сила. Казалось, что даже сами камни вокруг него о чем-то напряженно думают. - Что-то не так?
  - Да нет, ничего. Хорошо, поезжай. Если конь начнет брыкаться в пути - не давай ему остановиться, - попытался выдавить из себя улыбку Гельфор. Подойдя к решетке и легко подняв ее, он вновь перевел взгляд на Ивана, который уже успел забраться обратно на коня. - Раз собираешься на материк, то скачи до Вамарка в обход. На судах работают наши союзники и некоторые агенты. Подозреваю, что проблем не возникнет, едва твой плащ заметят. Главное не будь подозрительным. Усложнишь себе жизнь только. Мы ведь тайно действуем, все-таки, - подмигнув, закончил Гельфор.
  - Если в пути не заблужусь, то обязательно воспользуюсь советом, - медленно пробравшись под воротами, благодарно кивнул Иван. Добравшись до начала лесной тропинки, он остановил коня и развернулся. - Это, Гельфор... попрощайся с ребятами от меня, хорошо? Быть может, не увидимся больше, а дело срочное.
  - Обязательно! - тут же радостно пообещал Гельфор, чуть не уронив решетку. - Удачи в пути, друг мой.
  - Взаимно, - развернув коня, бросил через плечо Иван и с силой щелкнул уздцами по шее лошади. Громко заржав, конь быстро помчался вдаль, вскоре растворившись в темноте ночи.
  Проводив взглядом, покидающего орден, Горычева, Гельфор опустил решетку и пробежался взглядом по ночному пейзажу цитадели. Велиас. Именно на его поиски сейчас отправился орден. Но почему в записке была указана Аргтэтрас, когда Дарион повел бойцов на запад? Возможно, он просто водит орден по ложному следу?
  Возможно, нужно срочно сообщить Дариону о ситуации? А что, если Велиас специально указал Аргтэтрас в записке, чтобы Гельфор отправил уже сам орден не в том направлении?
  Отбросив тревожные мысли и решив, что скажет, будто ничего не знает, страж сел обратно на свой стул, вскоре мирно засопев. Враг слишком легко рассказал о своем местоположении, чтобы считать это правдой.
  
  Дорога до юго-восточных земель оказалось достаточно близкой. На достижение водной границы ушло немногим более недели. Продвигаться приходилось днем, дабы не спугнуть диких животных и тех, кто остановился на ночлег. Да и лишних проблем Ивану особо не хотелось найти на свою голову. Сейчас у него была совсем другая цель. Очередной, неожиданный бой принять на себя ему явно не было на руку.
  В порту его практически сразу подхватила пара моряков. Вместе с конем, под радостные крики детишек, которые впервые увидели "лошадку", затащили его на корабль. Как оказалось, капитан судна уже давно находился на службе у Дариона и радостно предоставил удобную каюту для Ивана и его лошади, едва услышав о желаемом пункте назначения. Все складывалось более чем удачно.
  Добравшись до Шалийна, Иван сошел с борта и на коне домчался до Фарбенборга - следующего портового города, который предстояло ему преодолеть на пути до материка.
  Ночью в море было скучно. Пассажиры, в основном, спали, команда - отдыхала в трюме, а единственный человек, с которым Иван мог поговорить на этом судне - стоял на рубке под надзором членов команды. Единственной радостью от оставшегося путешествия была мысль о скором приближении к порту Аредирна, небольшого городка на востоке Гайлы - последней пересадочной точки на пути в Аргтэтрас.
  Хоть и хандря от унылого пути, время все равно пролетело достаточно быстро. Уже спросонья, утром Иван ступил копытом своего верного коня на каменную мостовую портовой части города. Теперь дело оставалось за малым. Добраться до Нэльса.
  Руководствуясь старыми указателями, оставшимися, судя по их внешнему виду, еще с древних времен, Горычев вскоре вышел на нужную ему дорогу. Вечером того же дня, тонкая от длинного пути подкова коня ступила на долгожданные улицы. Теперь каждый новый шаг был более отчетлив, чем другой. Нэльс был достигнут.
   
  Глава 5. В объятиях лжи.
  
  - В Нэльсе? Горычев уже добрался туда? - прогремел в кромешной темноте помещения грубый, мужской голос. - Быстрый мальчишка.
  - Да, милорд, - прозвучало в ответ контральто. Несмотря на грубость, женский голос при этом легко дрожал. Несколько мгновений прошли в тишине, сменившейся тяжелыми шагами и звуком от почесывания подбородка. Этот чуть слышный шум перебивало лишь глубокое дыхание девушки. Не любила она, когда ее "милорд" задумывался о чем-то. - Желаете что-нибудь предпринять?
  - Женщина! - резко воскликнул лорд. - Мысль сбила. Позови ко мне Ахримана, а сама отправляйся в Нэльс. Направишь его к руинам. Чем быстрее он появится здесь - тем быстрее можно будет начать воплощать в жизнь мои небольшие затеи, - чуть слышно усмехнувшись, он подошел к своей собеседнице. Послышался громкий шлепок, словно от пощечины. - Никогда не перебивай меня. Особенно когда я думаю о чем-то. А теперь - проваливай!
  - Да, милорд, - сглотнув, тихо пролепетала девушка.
  - Живо! - крик его эхом пролетел по всему помещению. Послышались громкие, быстрые шаги и едва эхо окончательно растворилось во тьме, уже был слышен хлопок от удара об дверь. По всей видимости, после последнего выкрика, девушка сорвалась и пулей пробежала через весь зал, врезавшись в открывшееся препятствие.
  Негромко выругавшись, она поздоровалась с гостем и поспешно покинула покои милорда. Дверь вновь закрылась.
  - А, Ахриман. Ты-то мне и нужен был. Слышал уже про Горычева? - чуть более мягко, чем раньше, поприветствовал бойца лорд.
  - Мальчишка из ордена? Наслышан. Меня куда больше интересует сейчас, для чего он прибыл в Нэльс. Не в Аргтэтрас направляется ли? - усмехнувшись, поддержал беседу Ахриман. Спокойно и без особых попыток подбирать слова при общении с главой, он свободно продвинулся вглубь зала, ближе к собеседнику. По всей видимости, в этом помещении он ощущал себя более чем комфортно.
  - Рад, что ты уже осведомлен, - не скрывая легкого удивления, продолжил хозяин покоев. - Кто-то из наших еще знает?
  - Пока решил им не говорить. Да и, пожалуй, кроме Райкитзу с его жаброносцем Сэби, никому особо ничего и не скажет эта фамилия. Но, наверное, не мне решать, - самодовольно хмыкнув, Ахриман прошел мимо лорда вглубь зала, поднявшись по каменным ступенькам.
  - Не слишком нагло себя ведешь? Даже Фус не позволяет себе подобного в моем присутствии, - слегка грубо, но больше разочарованно, продолжил лорд.
  - Будет тебе. Я весь день на ногах, хотел посидеть немного, - рассевшись на троне собственного лорда, оскалился Ахриман. Послышались шаги, после чего он тут же встал с места. - Хорошо-хорошо, больше не буду. Злой же ты все-таки.
  - Я не злой, - заметив, что подчиненный оторвался от его любимого седалища, лорд прошел мимо и сам уселся на трон. - И не добрый. Просто занимаюсь тем, что нравится и получаю от этого удовольствие. Разве не это вы, смертные, называете счастьем?
  
  - На лошади? - многозначительно повел бровью человек, сидящий на скамейке возле одного из трактиров Нэльса, едва заметив остановившегося рядом Горычева. Лениво потянувшись и стряхнув пепел с плаща, он встал и подошел ближе. Помимо плаща, на нем была черная, широкопольная шляпа, из-под которой торчал кончик шевелящейся время от времени зубочистки.
  - Ага. Проскакал по водной глади. Не впервой же, - усмехнулся Иван, спрыгнув с уставшего коня и привязав его к опоре трактира.
  - Так и подумал, - помогая собеседнику, потянул человек. - Зачем прибыл?
  - Мне нужно попасть по этому адресу, Гарлес, - нащупав освободившейся рукой в кармане записку, и протянув ее собеседнику, тут же перешел к делу Горычев.
  - Значит, направляешься в Аргтэтрас? - слегка нахмурившись, Гарлес вернул записку Горычеву. - Похвально. Но в этом деле я тебе не помощник.
  - То есть как? - забрав записку, опешил Иван. - Смеешься?
  - Нет, я серьезно. Я слежу за обстановкой в этом городишке, не более. Как пробраться на ту сторону - понятия не имею, - вытащив изо рта зубочистку и жеманно зевнув, Гарлес поправил плащ, дабы скрыть вылезшую из-под него кобуру с шестиствольным пистолетом. Убедившись, что Иван не заметил его оружие, человек гордо уселся обратно на скамейку. - Уже бы давно туда смотался, если бы знал, где проход искать.
  - И что ты мне предлагаешь теперь? - погладив лошадь и усевшись рядом с Гарлесом, заворчал Иван. - Получается, я зря сюда добирался?
  - Поспрашивай у местных, - пожав плечами, безразлично предложил Гарлес. - Тут много агентов под прикрытием, точка горячая. Да и не только агентов. Врага тоже немало. Думаю, они будут рады рассказать плащу, где находится проход.
  Рассмеявшись, Гарлес запрокинул голову, и какое-то время смотрел в потолок. В ней перемешались многие мысли. Прибытие Горычева младшего само по себе уже было плохим знаком. Обычно, следы Велиаса находили неподалеку от цитадели. Возможно, он до сих пор следил за успехами сына, хоть и старался не подходить слишком близко. Да и после событий последних лет его появление перед бойцами ордена могло бы спровоцировать ненужное братоубийство. А раз младший здесь, то и старший вскоре может объявиться.
  - Сходи в трактир, развейся с дороги, - наконец, отбросив в сторону сомнения, попытался улыбнуться Гарлес. - Не сомневаюсь, что устал. Да и меня хоть от работы отвлекать не будешь.
  - Ты как всегда гениален, - закатив глаза, недовольно цокнул языком Иван. Но в одном его собеседник был прав - дорога действительно сильно успела надоесть ему. - Хорошо, спасибо тебе за твою вселенскую помощь.
  - О, ты же знаешь, я всегда рад дать тебе мудрый совет, - усмехнулся в ответ Гарлес, толкнув кулаком в локоть вставшего со скамейки Ивана. - Удачи тебе там.
  Кивнув, Горычев пробежался ладонями по поясу. Убедившись, что клинки на месте, он уверенно направился внутрь.
  В помещении было людно. Снаружи не было слышно ничего, но уже с порога на посетителя навалились шумные рассказы и звон кружек, бьющихся друг о друга, словно рыцарские клинки. Оценив обстановку, Иван решил не присоединяться к шумной компании, и направился в сторону столика у окна, где одиноко помешивала чай девушка. Белый топ, белые брюки и такой же белый плащ. Периодически поглядывая на собственный голубой трезубец, облокоченный на стену, она, наконец, обратила внимание на подошедшего Горычева.
  - Денег на эль не дам, спрашивай у кого другого, - тут же недовольно фыркнула она, подвинув кружку чуть ближе к себе, едва Иван уселся напротив.
  - Я не за этим пришел, - начал, было, оправдываться Иван, несознательно переведя взгляд на трезубец.
  - Трезубец не продается, - не дав собеседнику договорить, девушка отложила ложку на тарелку и отпила немного из кружки. Поправив слегка голубоватые волосы, она опустила кружку и с любопытством посмотрела на Горычева.
  - И не за этим тоже, - тяжело вздохнув, Иван собрался с мыслями. Довериться первой встречной? С другой стороны, она выглядит, как человек, который может знать то, что ему нужно. - Мне необходимо кое-что не менее важное, чем твой трезубец. Нужна информация, а ты не выглядишь, как местные пьяницы.
  - Тебе нужно в Аргтэтрас, верно, охотник? - слегка самодовольно оскалившись, девушка вновь отпила из кружки. - С каких это пор плащи пересекают границы Империи без особого на то приглашения? - призадумавшись, девушка резко схватилась за рукоять трезубца и какое-то время озлобленно глядела на Ивана. Убедившись, что тот не собирается нападать, а теперь еще и осуждающе смотрит на нее, девушка нехотя выпустила оружие.
  - Приглашение есть, - опомнившись от непонятного, резкого действия собеседницы, потянул Иван. Нащупав в кармане скомканную записку, он протянул ее девушке. - Вот.
  Недоверчиво следя за глазами Горычева, девушка резко выхватила бумажку и быстро пробежалась глазами по тексту. Слегка нахмурившись, она вновь взглянула на Ивана и вернула ему записку.
  - Интересно, - холодно потянула она. - Обычно подобная информация не доходит до вашего ордена.
  - Так я могу узнать дорогу? - решив не начинать очередное, долгое выяснение отношений с собеседницей, перебил ее Иван.
  - Хорошо, так уж и быть, я помогу тебе, - оглянувшись по сторонам, девушка вытащила небольшой сверток из внутреннего кармана своего плаща. Оторвав от него кусок и засунув содержимое обратно, она быстро нацарапала на его поверхности нечто на подобии небольшой карты, торопливо протянув ее Горычеву.
  - И что это? - недовольно покосился он на девушку.
  - Знаю, рисовать не умею, - виновато пожала плечами она и вновь прильнула к чаю.
  - Ясно, спасибо, - поблагодарил ее Иван и встал из-за стола. - Я пойду?
  - Иди, задерживать не буду. Удачи тебе в твоих поисках. Надеюсь, что ты найдешь не то, что ищешь, а то, что тебе нужно, - загадочно улыбнувшись, девушка отвернулась к окну и вновь умиротворенно погрузилась в собственные мысли.
  Понаблюдав еще с пару секунд за девушкой, пытаясь что-то сказать, Иван лишь помотал головой и направился в сторону выхода. Теперь у него была карта. Видимо, на ней был отмечен загадочный проход, о котором говорил Гарлес.
  
  - Чего довольный-то такой? - едва Иван вышел из трактира, усмехнулся Гарлес.
  - Смотри, что у меня есть, - поводив в воздухе бумажкой, тут же поделился успехом он.
  - Свидание себе назначил с помощницей трактирщика? - тут же поспешил предположить человек в шляпе.
  - Лучше! - не поняв подколки в свой адрес, перебил его Горычев. - Это карта.
  - Ух-ты! А посмотреть можно?
  - Ты же сам говорил, что ордену не нужно знать об этом, верно? - засунув бумажку обратно и направившись к своему коню, съязвил в ответ Иван.
  - Жадный ты. Шут с тобой, удачи в дороге, Мальфор, - слегка обиженно жуя зубочистку, нехотя попрощался Гарлес с запрыгнувшим на лошадь Горычевым.
  - Будет тебе. У тебя тут тоже все очень даже здорово! Сидишь себе, отдыхаешь, расслабляешься, да деньги зарабатываешь, - развернув коня, усмехнулся Иван. - Да и шляпа у тебя клевая. Давай сделаем так. Если вернусь - расскажу, как пробраться в Аргтэтрас. А ты мне подаришь шляпу. Идет?
  - Ловлю на слове! - тут же оживился Гарлес. Вскочив со скамейки, он гордо выпрямился и дважды стукнул себя в грудь. Помахав ему рукой и дождавшись, пока Горычев окончательно скроется между домами, он тяжело вздохнул и облокотился о перила.
  Появилась надежда. Если Иван вернется - то Гарлес, наконец, сможет покинуть свой пост и отправиться навстречу приключениям. Конечно, для этого ему придется предать Дариона и весь орден, но он сможет им помогать уже изнутри.
  - Интересный парень, не правда ли? - выйдя из трактира и перебив своим появлением размышления Гарлеса, спросила девушка, с которой несколько минут назад разговаривал Горычев.
  - Ты? Здесь? - на секунду зависнув, он выхватил свой шестиствольный пистолет и наставил его на девушку. - Какого черта ты здесь забыла?
  - А где мне еще быть то? - глядя на пистолет, потянула девушка. На мгновение в ее глазах появился ледяной блеск, а мгновением позже оружие охотника покрылось тонким слоем льда. - Скучно.
  Прикрыв кончиками пальцев рот, пытаясь хоть как-то скрыть появившийся смешок, девушка прокрутила в свободной руке трезубец. С силой ударив его древком о пол, она медленно покрылась ледяной коркой, словно скрываясь в коконе.
  - Еще увидимся, Гарлес, - едва лед начал трескаться, кивнула головой девушка. Мгновением позже, послышался громкий треск, а сама она вместе с коконом разлетелась на сотни маленьких, блестящих, ледяных осколков.
   
  Глава 6. Вперед, навстречу приключениям!
  
  - Ну и каракули... - по прежнему негодуя из-за криво нарисованной карты, и периодически оглядываясь по сторонам в поисках хоть чего-то схожего, сетовал на жизнь Иван. На дорогу от Нэльса до Бонна ушло несколько часов, а последние пятнадцать минут он и вовсе кружил практически на одном месте.
  По всей видимости, нарисованная на карте девушкой пентаграмма была целью его поисков. Но как среди одинаковых до боли домов найти нужное ему место?
  - Хм... - в очередной раз, вытащив карту и пробежавшись по ней глазами, многозначительно потянул Иван. Кончик пентаграммы пересекался с криво нарисованной речкой. Возможно, это было просто совпадением, но сейчас это было хоть какой-то зацепкой. Да и в остальных частях рисунка ему уже удалось побывать.
  Оглянувшись еще раз и убедившись, что здесь он ничего дельного для себя не найдет, Горычев с силой ударил лошадь пятками под ребра. Громко заржав, конь устремился по пыльным дорогам в сторону близлежащего водоема.
  
  - И на что ты рассчитываешь? По-твоему, он сам должен теперь догадываться, что ему нужно делать? - в уже знакомом, темном зале, прогремел недовольный голос лорда.
  - Я помогла ему всем, чем могла, милорд. Формально, я не нарушала правила и сообщила ему лишь местоположение объекта, - чувствуя, как вокруг нее сгущаются тучи, девушка проглотила набежавший к горлу комок. Грудь сжимало от каждого вздоха лорда, едва наступала тишина. Все это сильно сбивало боевой настрой подчиненной.
  - Правильная ты какая. Как убивать, так это мы можем. Как сделать что-то полезное, так у нас свод правил вспоминается сразу, - громко съязвил лорд. - Пожалуй, стоило послать кого-нибудь другого на это задание. Даже с такой простой ерундой ты уже справиться не можешь.
  - Сожалею, что подвела вас, - голос девушки окончательно потерял всю уверенность. Под давлением нависшей, тяжелой тишины, она сорвалась и всхлипнула.
  - Что уж там, - в темноте послышался шорох и глухие шаги. По всей видимости, лорд оторвался от своего облюбованного трона и теперь расхаживал рядом с ним. - Я, конечно, понимаю, что такие, как вы, можете перемещаться свободно между изолированными землями. Но Горычевы. Они редко выделяются особой сообразительностью. Сама же знаешь Велиаса, - опустившись обратно на трон, продолжил владыка. - Одно только упоминание его имени уже вызывает массу беспокойств у жителей империи. Хоть при этом ничего особо тонкого он не сделал. Всегда грубо и бессмысленно.
  - Не сомневаюсь. Почувствовала на себе его холодный взгляд, едва вы упомянули его имя, милорд, - пытаясь вернуться из своего расклеившегося расстояния, девушка старалась говорить более бодро, чем обычно.
  - Это был мой, извини, - холодно усмехнулся лорд. - Что ж, благодарю за оказанную нам услугу. На данный момент ты мне больше не нужна. В случае необходимости, дам знать. Хотя... Яси! - мгновенно отключившись от разговора, громко взревел он.
  - Да милорд? - после продолжительного скрежета, словно нечто пробиралось сквозь поверхность зала, прозвучал достаточно мерзкий, язвительный, мужской голос.
  - Как продвигается работа? Он уже готов?
  - Никак нет. Но нам удалось добиться определенных успехов, - видимо, окончательно выбравшись из-под пола, отчитался Яси.
  - Просто замечательно... отправляйся с Ардарикой в горы. Пересечешься с Фусом и Ахриманом. Они должны были кое-что достать для меня, - гордо отдав приказ, лорд замолк, словно в ожидании чего-то.
  - Слушаю и повинуюсь, милорд, - ответила девушка и, дождавшись, пока Яси вновь скроется в недрах пола, встала с колена. Слегка помявшись, она направилась в сторону выхода из зала.
  Проводив ее взглядом, лорд лениво развалился на троне. Более-менее все шло по их плану. Конечно, теперь, из-за самодеятельности Ардарики могли возникнуть некоторые трудности. Задержка с появлением Горычева могла бы стать фатальным упущением в планах. Но на фоне последних успехов, такая мелочь особо не затронула его. Немного успокоив себя и убедившись, что в зале больше никого не осталось, лорд облокотился на подлокотник трона и вскоре мирно засопел.
  
  - Зезет, что-то не так? - лениво развалившись в тени прибрежной ивы, заворчал Иван, заметив, как его конь недовольно ковыряет копытом землю. После продолжительной дороги от города до, как верить карте, кончика пентаграммы, делать было что-то очень лень. В список дел, которые делать было лениво, входило и стратегическое привязывание лошади к чему-либо.
  Понаблюдав еще с минуту за странными действиями коня, он все же поднялся на ноги и подошел ближе. Как оказалось, его верный транспорт нашел в траве нечто странное. Плоский камень, напоминающий собой осколок здания, торчал из земли и неумолимо просил, чтобы его вытащили.
  - Вечно ты какую-нибудь гадость находишь, - недовольно заворчав, Горычев погладил морду Зезет и принялся за извлечение находки из земляного плена. Гордо фыркнув, лошадь отошла в сторону, но все равно с интересом наблюдала, как хозяин пытается вытащить из земли ее трофей. - Отлично! - наконец, когда камень достаточно расшатал собой окружающую его землю, радостно воскликнул Горычев.
  Осколок был сравнительно небольшим, и вполне умещался практически целиком на ладони Ивана. На его поверхность был нанесен рисунок, большая часть которого была скрыта под слоем вековой грязи.
  Попытавшись отскоблить препятствие ногтями, и поняв, что из этой затеи у него ничего не выйдет, Горычев огляделся по сторонам в поисках чего-нибудь, что могло бы ему посодействовать в нелегкой задаче. Наконец, его взгляд упал на небольшой сучок, рядом с которым он сидел несколько минут назад. Не тратя больше ни секунды, он гордо прошагал к дереву и принялся за ковыряние камня.
  В очередной раз фыркнув, поражаясь глупости своего хозяина, Зезет подошла к берегу и, попив немного, направилась в сторону дерева. Странные они, люди. Рядом есть река, на поясе клинки, а хозяин сидит и ковыряет окаменелую грязь палочкой.
  - Эх, этот твой взгляд. Мне иногда кажется, что ты разумное существо, - заметив подошедшую Зезет, усмехнулся Иван, продолжая свою невыполнимую задачу. Ковыряние начало приносить свои плоды, и уже половина рисунка была освобождена от своего грязного плена. Только добравшись до середины, он вдруг понял, что видел уже эту каракулю. Именно такую штуку нарисовала странная девушка из трактира на его карте.
  Громким эхом в душе раздался звук последнего, падающего кусочка грязи. Как только рисунок освободился от инородной субстанции, по всей его поверхности пробежался яркий, желтый свет. Постепенно, перед глазами все поплыло, а окружающий мир, под громкое ржание взволнованной Зезет, быстро менялся. Город, деревья, река, даже небо. Изменялось все, что было вокруг Ивана, растягиваясь и расплываясь.
  Наконец, из его носа хлынула кровь. Борясь с болью и ватными конечностями, Горычев все же поддался и потерял сознание. В следующий миг, он и Зезет исчезли, а обломок, перестав светиться, завалился в траву. Словно ведомый невидимой силой, он медленно потянулся обратно к тому месту, где его нашла Зезет, уходя под землю и покрываясь слоем грязи.
  
  - Так, так, так. Что тут у нас? - сквозь пелену тьмы прозвучал чей-то голос. - Член ордена на территории империи?
  - Вы еще и разговариваете? - с колоссальным усилием открыв глаза и посмотрев в сторону источника голоса, усмехнулся Иван. Перед ним стояла типичная для него цель. С ним разговаривал оборотень. - Неприятно признавать, но я удивлен. Ждешь, пока я встану, или просто поговорить не с кем?
  - Пришел в себя? - склонив морду, спросил оборотень. Оскалившись, он резко замахнулся лапой и коротко бросил: - тогда погнали!
  Ловко прокатившись по земле, уйдя от удара, Иван выхватил клинки. Практически мигом вскочив на ноги, он перегруппировался и помчался на оборотня.
  - Неплохо. Совсем неплохо, - ловко защищаясь когтями от выпадов Ивана, прорычал враг. - Но не достаточно, - поймав момент и проехавшись лапой по плечу охотника, закончил он.
  Выронив клинок и отскочив назад, Горычев схватился за пострадавшее плечо. Кровотечение было сильным. Враг не пожалел собственного могущества и с радостью поделился им, оставив глубокие рубцы на плече Ивана. Переведя взгляд на ранение, он вновь посмотрел в точку, где только что был оборотень, но там его уже не было.
  - Ты где, блохастый? - громко прокричал Горычев, оглядываясь по сторонам. Видимо, необычный оппонент где-то спрятался и лишь выжидает подходящего момента. - Выходи, трус!
  - Времени нет, извини, - зазвучал слегка расстроенный голос оборотня. Резко посмотрев вверх, Иван лишь сейчас заметил своего врага в кроне дерева. - Тороплюсь. Как-нибудь еще повоюем, хорошо?
  Поймав на себе недовольный, и отчасти озадаченный взгляд Горычева, оборотень лишь виновато пожал плечами и скрылся в ночи. Вскоре, от его присутствия не осталось и следа.
  - И что это было? - отойдя от шокового состояния, громко спросил Иван, но получив в ответ лишь тишину, убрал здоровой рукой клинок. Подойдя к выроненному ранее мечу, он посмотрел на Зезет, мирно жующую траву. Глянув на своего хозяина, лошадь лишь добродушно заржала. - Спасибо за помощь, наверное.
  Засунув второй клинок в ножны, Горычев недовольно втянул воздух от боли. Плечо сильно ныло, а за самим Иваном оставался на траве длинный, кровавый след.
  Оторвав рукав от рубашки, обмотав им ранение и убедившись, что хоть как-то кровотечение убавилось, он кое-как залез на Зезет, сильно ударив ее под ребра. Громко заржав, она стремглав помчалась по пыльной, лесной дороге. На одном из указателей была странная надпись на непонятном Ивану языке, но судя по стрелочке - куда-то это направление да вело. Других вариантов у него все равно не было, и пострадавший охотник умчался вдаль, навстречу неизвестности.
  
  После нескольких часов пути, дорога все больше начинала казаться бесконечной. Несменный пейзаж из полумертвых, старых деревьев, которые, казалось, вот-вот упадут на дорогу, лишь добавлял толику уныния. Да и ноющее плечо не доставляло особого удовольствия. Окончательно добивало пасмурное, серое небо. По идее, ему уже давно было пора развернуться дождем, но при этом за все время, что Горычев провел в пути, на него не упало и намека на дождевую каплю.
  Самым ужасным, все же, было чертово плечо. Постоянно напоминая о себе, оно начинало болеть все сильнее. За время, проведенное на службе в ордене, Ивану не раз представлялась честь встретиться и с более страшными ранениями, но тогда наличие трофеев хоть как-то да компенсировало потраченные усилия. К тому же, там он хоть знал, сколько оставалось до ближайшей точки отдыха, где можно было бы залечить раны. Не зная, где он находится, да и сколько ему еще добираться до города, Иван все больше понимал, что любой трактир мог сейчас стать спасительным для него. К сожалению, таковых нигде близко видно не было.
  Наконец, когда любые надежды на спасение уже стали рассеиваться, дорога повела через небольшой пригорок вниз. Впереди в лощине перед ним раскинулась громадная, белоснежная крепость, стена которой простиралась на несколько километров.
  Решив не испытывать судьбу, Горычев с силой ударил Зезет. Вновь громко заржав, она прибавила в скорости. Дорога вела вниз и для, уставшей с дороги лошади, это было словно вторым дыханием.
  Боль в плече достигла своего апогея. Зезет скакала слишком быстро, и каждый удар резонировал с рубцами. Прижавшись к шее лошади, Горычев прикусил губу, чтобы хоть как-то отвлечь себя. Последний рывок. Осталось совсем немного. Ему просто нужно потерпеть. Вдалеке уже были видны ворота и одинокая будка стражника, скучающего в отсутствии какой-либо работы. Закрыв глаза, Иван начал что-то нашептывать себе под нос. По всей видимости, этому его научил Дарион. Дабы время не тянулось мучительно долго, глава ордена частенько начинал зачитывать себе вслух стихи, которые помнил наизусть. Когда это не раскрывало маскировку, разумеется.
  
  - Именем Александра... - заметив, как стекает кровь на правом боку приблизившейся лошади, громко начал страж. - Парень, что с тобой случилось?
  - Леса у вас дружелюбные, - кашлянув кровью, усмехнулся Горычев. Внешний вид стражника было последним, что могло бы сейчас заинтересовать Ивана, но одна деталь все же показалось ему интересной. Из-под черных, как ночь доспехов сочилась густая, такая же черная дымка, окутывающая практически всю поверхность его брони. - Умеют гостей встречать.
  - Хорошо, утром разберемся тогда... - отодвинув ногой ящик с бумагами вглубь своей будки, страж взял Зезет за уздцы и прислонил руку к воротам. Черная дымка вырвалась из-под перчатки и окутала небольшое пространство вокруг, формируя рисунок. Со скрипом, небольшие, трехметровые двери, находящиеся прямо внутри основных ворот, открылись, пуская стража и пострадавшего гостя внутрь. Озадаченно посмотрев в сторону леса, страж закрыл за собой двери и повел лошадь по центральной улице города.
  Как оказалось, точкой, куда с уверенностью продвигался страж, оказалось крупное, белоснежное здание. По всей видимости, это было чем-то на подобии местной больницы. Остановившись и посмотрев по сторонам, страж озадаченно взглянул на Ивана.
  - Стоять сам сможешь? - хоть из-под шлема глаз не было видно, по голосу легко угадывалось, что страж и правда беспокоится за странного гостя.
  Кое-как спустившись с лошади, Горычев сделал несколько неуверенных шагов, после чего поморщился и кивнул. Пробормотав что-то невнятное, стражник вместе с Зезет направился в сторону здания, находящегося рядом. Судя по ржанию и постукиванию копыт, это было стойлом.
  Потерев больное плечо, Иван перевел взгляд на раскинувшееся рядом со стойлом строение. Прямо около конюшни расположился миловидный, людный трактир.
  Почесав затылок и постояв еще пару секунд в раздумьях, Горычев одиноко побрел в сторону входа. Стражник с Зезет были в стойле, причем, видимо, надолго. В цитадели их ордена зачастую было трудно найти место, а тут для совершенно чуждой лошади нужно присмотреть свободную кормушку. Ничего плохого не будет, если он возьмет да и выпьет кружечку эля.
  
  В трактире действительно оказалось очень шумно и людно. Все столы были доверху накрыты едой и кружками, а около них в лучшем случае все стулья были заняты. Шум, крики, радостные всплески пивной пенки от ударов кружек друг о друга. После полученного ранения, все это было для Ивана самым настоящим бальзамом на душу.
  Оглядевшись по сторонам и заметив несколько свободных мест, Горычев на мгновение задумчиво нахмурился. За одним сидело двое в черных плащах. Они о чем-то мирно беседовали. Странными же ему показались руки. Даже сейчас, при слегка помутневшем рассудке, было отчетливо видно, что они не полностью скрыты под слоем кожи. У второго, громко ругаясь, сидел мужчина крупного телосложения. На прислоненном к столбу топоре еще виднелась свежая, темная кровь.
  Слегка подумав и взвесив все за и против, Иван побрел в сторону самого дружелюбно настроенного столика. Третий, двухместный столик, за которым сидела черноволосая девушка. Листая книжку в черном переплете, она поглаживала ногой белоснежного тигренка, развалившегося перед ней под столом. На ней, как и у членов ордена был черный плащ, но лицо ее Горычеву знакомо не было. С другой стороны, наличие плаща хоть как-то успокаивало. Возможно, она была одним из агентов Дариона в этих странных землях?
  - Могу чем-то помочь? - заметив приземлившегося напротив Ивана, миловидно улыбнулась девушка. - И нет, к тебе не пойдем, а в трактире как-то совсем уж не комильфо. Если ты за этим, конечно.
  Пытаясь что-то сказать в свое оправдание, Горычев лишь громко взвыл от внезапно пронзившей его боли. Несколько секунд мучений сменились глухим ударом головой о поверхность стола. В глазах все поплыло, а потом и вовсе потемнело.
  - Демон! Я думала, ты пьян, - лишь сейчас заметив капающую на пол кровь, зашевелилась девушка. Подойдя ближе и развязав ранение, она недовольно цокнула языком. Казалось, что подобные рубцы ей более чем знакомы.
  - Так, вот он где, - недовольно заворчал подошедший стражник. - Я его ищу, а он уже успел в трактир сбежать.
  - А, Макуро. Так и знала, что без тебя не обошлось, - аккуратно снимая плащ с Горычева, обернулась на голос девушка. - Опять благотворительностью занялся? Сколько можно всякий сброд за ворота пускать?
  - Хорошо, что ты здесь, - словно не обратив внимания на подколку со стороны собеседницы, поспешил помочь с плащом Макуро. - В лазарете бы его пару недель на ноги ставили, - окинув взглядом трактир, который слегка притих и уже прислушивался к разговору, страж недовольно хмыкнул и прильнул к уху девушки шлемом. - Может, наверху его раздевать будешь, хотя бы?
  - О? Хочешь оставить меня с ним наедине? - задумчиво потянула девушка, накинув плащ обратно на Ивана и с неожиданной легкостью взвалив его на плечо.
  - Помочь может? - глядя, как девушка нагнулась вместе со своим грузом за книгой, наивно спросил Макуро.
  - М? - взяв книгу в зубы и пнув тигренка, чтобы тот уже начинал шевелиться, резко повернулась к стражнику девушка. - Могу тебя еще на второе плечо закинуть. Да и вообще, если мне не изменяет память, кому-то нужно бы за входом в город следить?
  - Хорошо-хорошо. На днях было бы неплохо получить отчет о дальнейших действиях пострадавшего. Сделаешь?
  - Очередная бумажная волокита? - поведя бровью, недовольно спросила девушка. Слегка призадумавшись, она направилась в сторону лестницы. - Если не забуду, то сделаю. Спокойной ночи.
  - Уснешь тут, - провожая взглядом поднимающуюся по лестнице девушку, чуть слышно произнес Макуро, направившись в сторону выхода. Ночные дозоры последнее время приносили все больше интересных сюрпризов. Но чтобы член ордена появился на просторах империи, в такое время, да еще и раненый? Что-то явно было нечисто.
  Отбросив в сторону плохие мысли и решив сосредоточиться на дозоре, Макуро покинул трактир и направился обратно в сторону ворот. Александр любил ночью приходить и будить его пинками, если тот засыпал от скуки. Но вот пустующий пост ему увидеть было бы совсем уж нежелательно. Потом еще бумаги заполнять с полным отсчетом, почему он покинул свою верную службу на благо городу.
   
  Глава 7. Стирдиппид.
  
  - О, проснулся? - откуда-то через сон прозвучал заботливый, женский голос, едва Иван начал шевелиться. Вслед за голосом прозвучал шорох от перелистывания страниц.
  - Что произошло? - присев и проведя рукой по лицу, Горычев только сейчас обратил внимание на свое плечо. Оно было замотано в белую тряпку, пропитанную какой-то странной, жутко пахнущей, желтой жидкостью.
  - Да, тебя помяли немного, - начала было девушка, тут же отложив в сторону книгу. - Эй, ты чего делаешь? Рехнулся совсем?
  - Воняет, - пытаясь помогать себе зубами, Горычев принялся за разматывание повязки. - Не хочу, чтобы это было на мне. Лучше скажи, где я нахожусь.
  - Ты то? - зевнув и решив, что отговаривать пострадавшего лишь себе дороже, девушка направилась в сторону шкафа. Рядом с ним, на стуле лежала аккуратно сложенная, пропитавшаяся кровью одежда. - Ох. В скучном и унылом месте, Камильхэйме.
  - Так, не понял... я что, голый? - заметив одежду, удивленно воскликнул Горычев, перебив девушку и окончательно забыв о повязке. Быстро глянув под одеяло и убедившись в верности своего предположения, он косо посмотрел на свою спасительницу.
  - Стесняешься? - попытавшись сдержать смешок, она все же кинула Ивану его брюки и рубашку. - Ну-ну. Крепко спишь...
  - Ты на что намекаешь? - начав, было, надевать рубашку, вновь застопорился Горычев. - Может, хоть подглядывать не будешь?
  - Что я там не видела то? - все же отвернувшись, съязвила девушка. - Кто тебя раздевал, как думаешь?
  В ожидании ответа, она лишь услышала, как Иван поднялся с постели. Зазвенели бляшки на ремне. Решив, что теперь можно, девушка подошла к окну и, скрестив руки на груди, облокотилась на подоконник.
  - Собираешься уже куда-то? - глядя, как Горычев надевает плащ, все же спросила девушка.
  - Да. У меня есть кое-какие дела. И судя по описанию, мне нужно именно в этот город, - проверив, на месте ли клинки, постарался объяснить Иван.
  - Ну-ну... и что же это за дела такие у ордена могут быть в этом городе? Неужели разыскиваешь кого-то?
  После вопроса девушки, в воздухе повисла короткая пауза. Какое-то время, единственным источником звука был белоснежный тигренок, занявший освободившуюся подушку и теперь мирно сопящий на ней.
  - Главное повязку не снимай. Она должна у тебя побыть на плече несколько дней. Иначе рана может не зажить нормально, - наконец, попыталась восстановить беседу девушка.
  В ответ же ей прозвучало недовольное хмыканье, которое вскоре сменилось звуком хлопнувшей двери. Чуть позже, послышались громкие шаги по деревянной лестнице, а вскоре и вовсе наступила тишина.
  - Молодчина ты, Анит. Еще одного спугнула, - зевнув, и лениво перевернувшись на спину, неожиданно заговорил тигренок.
  - Молчал бы, - запустив в тигренка подстилкой со стула, обиженно огрызнулась девушка, завалившись на кровать. - Что может Горычев делать в Камильхэйме?
  - Все просто Феллонс, - пытаясь выбраться из-под подстилки, быстро продолжил тигренок. - Не думаю, что он по заданию. Скорее всего, ему нужен старший Горычев.
  - Думаешь, Велиас уже вернулся? И как ты себе это представляешь? - сняв со своего питомца настил, насмешливо спросила Анита. - Его изгнали за форс-мажорную ситуацию с Церизом, разве нет? Не думаю, что он мог бы так просто вернуться. Да и откуда младший знает, как пробраться по эту сторону Империи? Подобной информацией располагал во всем ордене только Дарион, а он дал клятву о неразглашении.
  - Ага. Равно как и Велиас дал клятву о своем окончательном и бесповоротном покидании имперских земель? - съязвив, тигренок улегся на животе у хозяйки и положил лапы ей на грудь. Получив щелчок в ухо, он недовольно прорычал, но спорить не стал, убрав лапы подальше от лакомых холмов.
  - Не сравнивай работу ордена и действия предателя, Вил, - почесав пострадавшее ухо, продолжила Анита. - В конце концов, ордену уже не первый век пошел, а нарушений с их стороны до сих пор замечено не было.
  - Все бывает в первый раз, - перевернувшись на спину и дождавшись холодных коготков хозяйки, впившихся в пушистое брюшко, тигренок заурчал, а потом и вовсе мяукнул.
  - Тигры не мяукают. Можешь легко раскрыть маскировку, если будешь настолько неосторожным, - посильнее надавив на живот в наказание Вилу, усмехнулась Анита. - У меня для тебя будет поручение. Не возражаешь?
  - Пока мое брюшко в вашей власти - все что угодно, моя госпожа, - подернув лапой и закрыв глаза от удовольствия, поспешно дал добро Вил.
  - Замечательно. Тогда проследи за мальчишкой. Если он и правда здесь из-за Велиаса, то он может вывести нас на него. Верно?
  - Как просто и гениально! - не обращая внимания на то, что ему говорит хозяйка, восторженно прорычал Вил.
  - Славно. Пока без ласок, значит, обойдешься, - убрав руку с тигренка, взволнованно посмотревшего на хозяйку, продолжила Анита. - Да, это значит, что не буду чесать тебя, пока ты не выполнишь порученное тебе задание. Очень уж вовремя он очутился на просторах империи. Появление Горычевых всегда было не к добру, но теперь в игру еще и младший вступил. Боюсь, может несладко прийтись.
  - Видимо, выбора теперь у меня нет, - не дождавшись желанного возвращения ногтей, Вил прыгнул с кровати на подоконник. - Ладно-ладно, прослежу. Но смотри, я ж тебе жизни не дам, когда все закончится.
  - И никаких человеческих обличий, - закинув ногу на ногу, недоверчиво посмотрела на тигренка Анита. - Тебе нельзя сейчас привлекать внимание. Я не хочу, чтобы ты неожиданно провалил задание от Александра, пытаясь успешно выполнить мое.
  - Я их уже давно нашел и сообщил. Но за небольшой отпуск спасибо. Если что будет известно от Александра - дай знать, хорошо? - выбравшись на крышу и дождавшись, пока хозяйка оторвется от кровати и подойдет к окну, Вил слегка напрягся. Горычев с кем-то разговаривал возле стойла. Видимо, хотел забрать лошадь, и встретился с какими-то небольшими, но явно мешающими ему проблемами. - А я тогда пошлю весточку, когда можно будет действовать тебе.
  Получив кивок и подставив голову под ладонь Аниты, Вил резко повернулся в сторону Горычева. Вдохнув полную грудь морозного, утреннего воздуха, он быстро помчался вниз, перепрыгнув на соседнюю крышу, преследуя скачущего в сторону ворот Ивана.
  Проводив его взглядом, Анита закрыла окно и, погрузившись в кресло, продолжила листание своей загадочной, черной книжки.
  
  - И куда это ты направился? С такими ранами, как у тебя, по лесу особо кататься не желательно, знаешь ли, - недовольно заворчал Макуро, едва заметив, как к нему приближается ночной гость.
  - Хочу немного подышать воздухом, - остановившись около Макуро, быстро ответил Горычев. У него сейчас была задача куда более сложная, чем отвечать на чьи-то глупые вопросы. Зезета энергично брыкалась в преддверии предстоящей дороги. - Чувствую, если не прокачусь с ветерком, то головная боль станет моей девушкой на ближайшие несколько дней.
  - Ты вчера не надышался? - скрестив руки на груди и выпустив клубок черного дыма из-под шлема, заворчал стражник. - А если опять нападут? Снова припрешься весь израненный и потянешься к первому же трактиру?
  - Не, мне вчера хватило. Обещаю, что без приключений обойдусь, - стукнув себя дважды в грудь и слегка поморщившись от появившейся боли в плече, тут же пообещал Горычев.
  - Смотри у меня. Приедешь раненым - даже за ворота не пущу, а уж о том, что вести тебя опять по городу можешь просто забыть. На свой страх и риск едешь, - разведя руками, потянул Макуро, усевшись обратно на стул в своей будке. На столике рядом стояла кружка с, видимо, уже холодным чаем. Судя по всему, стражник ни разу к нему не притронулся. Почему? Кто знает.
  - Хорошо, поползу умирать тогда в другое место в случае необходимости, - оторвав взгляд от чая и гордо подняв голову, стеганул лошадь Иван, быстро умчавшись по дороге, которая вчера привела его в Камильхэйм.
   - Бешеный он какой-то, - проводив Горычева взглядом, чуть слышно произнес Макуро, но его покой тут же был перебит тихими шагами. Мгновением позже, прямо с будки перед ним приземлился белоснежный тигренок Аниты, испуганно покосившись на него.
  - Ты ничего не видел, хорошо? - сглотнув, неожиданно для себя выдавил Вил.
  - Я доложу об этом Александру, - признав своего знакомого, тут же холодно ответил Макуро.
  - Не стоит, я сам это сделаю вместе с докладом о прибытии младшего Горычева.
  - Значит, это все-таки он? - встав со стула, страж подошел к тигренку и присел на колено. - Хорошо, я притворюсь, что ничего не видел. Но ты тогда будешь держать меня в курсе его продвижения. Договорились? - протянув Вилу руку, размеренно спросил страж.
  - Так точно! - хлопнув по протянутой ладони лапой, тут же обрадовался тигренок. - Только это. Если что, ты меня не видел. Я сейчас должен быть на другом задании, а сам отлыниваю с Анитой в трактире. В крайнем случае, скажешь, что это был не я.
  - Да-да, договорились. А теперь брысь отсюда, пока я не передумал.
  - Будет исполнено! - прислонив лапу к голове, словно отдавая честь, Вил быстро помчался следом за ускакавшим Горычевым.
  Дождавшись, пока тигренок окончательно скроется за горизонтом, Макуро недовольно цокнул и вновь развалился на стуле в будке. Подождав немного и убедившись, что больше никто не собирается приближаться в ближайшее время, он нащупал под столом свежий выпуск "Имперского вестника". На первой же странице светилась крупная статья о вновь пропавшем на несколько дней лорде Пергале. Его много раз замечали в обществе незнакомых личностей, но каждый раз ему удавалось выходить сухим из воды. Возможно, он вел бизнес с ребятами из, так называемых, "Вольных земель", но это были лишь предположения местных зевак.
  Перелистывая страницы и пытаясь найти что-нибудь действительно интересное, Макуро вновь глянул на дорогу. Вил не очень любил делиться с кем-то свежими новостями. Но, если все пойдет хорошо, то стражнику будет хоть, чем себя развлечь, находясь в своей родной будке.
  
  Лес вблизи города казался похожим на лабиринт. Развилки быстро сменяли друг друга, и лишь указатели хоть как-то помогали в нахождении пути. Большая часть из них была сделана на непонятных, незнакомых Горычев языках. Благо ему удалось быстро догадаться, как пишется Камильхэйм, и теперь было легче найти обратный путь в случае необходимости. Доминирующее число указателей было жутко старым. Некоторые из них уже успели даже разрисовать. По всей видимости, устанавливали их местные торговцы, чтобы не заблудиться. Но, это было лишь предположением и для Ивана судить о чем-то, едва оказавшись в незнакомой местности, показалось глупым.
  Периодически сверяясь с указателями и пытаясь найти что-нибудь интересное поблизости, Горычев все больше задумывался об обратном пути. Долго ему не особо хотелось находиться вне города. Да и записка в кармане не забывала напоминать о себе. Искать нужный адрес, как бы то ни было, нужно в любом случае.
  Наконец, ему удалось найти странную надпись под очередными иероглифами. На табличке, явно чем-то острым, было нацарапано "Мивуд". Проникнувшись милостью этой надписи и решив, что быстро сбегает туда и тут же направится обратно, он вновь с силой стеганул Зезету.
  Постепенно лес вокруг менялся. Все реже попадались старые, дряхлые деревья, сменяясь молодыми, излучающими жизнь дубами. По мере продвижения в сторону загадочного места, менялось все. Местами даже были видны животные. Да и трава выглядела здесь моложе и зеленее.
  Неожиданно, чуть не сбросив с себя всадника, Зезета встала на дыбы, громко заржав. В нескольких сантиметрах перед ней в землю вошло три стрелы.
  - Мило, - чуть слышно заворчал Горычев, спрыгнув с лошади и подойдя к стрелам. Нахмурив брови, он нагнулся и вырвал одну из земли.
  - На твоем месте я бы этого не делал, - раздвигая в стороны кусты, попутно пряча за спину охотничий лук, из-за деревьев вышел человек с весьма знакомой Ивану внешностью. Оттопыренные в стороны уши, расплывшиеся глаза. По всей видимости, представители одной с Амальтииртарэ расы не случайно были названы ей "недоверчивыми". Так называемые "лесные братья" вызывали у Горычева самые странные ассоциации еще после знакомства с таковой в ордене. На его жизнь только что покусился эльф.
  - Твои стрелы, полагаю? - покосившись на лук, который больше был похож на два топора, соединенных вместе, Иван вновь перевел взгляд на странную, фиолетовую жидкость на наконечнике стрелы у него в руке. Воткнув стрелу обратно в землю и потянувшись, лишь сейчас он заметил странное приспособление на глазу у приближающегося эльфа. Периодически покрываясь зеленой жидкостью, его зрачок резко исчезал и медленно расширялся обратно до нормальных для эльфа размеров.
  - Стирдиппид, - поклонившись, представился эльф. - Имя? Цель визита?
  - Мальфор Валлен, - чувствуя, что собеседник пытается поддерживать беседу хоть в какой-то, дружелюбной форме, попытался поддержать эту замечательную идею Горычев. - Прямой цели не имею. В ваших лесах очутился исключительно из любопытства.
  - Валлен? Забавно, - хмыкнул эльф, поведя бровью. - Эта фамилия мне знакома. По-моему кто-то из плащей уже представлялся мне так...
  - Сам в восторге, - почесав затылок, Горычев на мгновение задумался, после чего наивно уставился на эльфа. - То есть, "уже представлялся"?
  - Пойдем. Шракнелий объяснит все более доходчиво, чем это смогу сделать я, - сняв со спины лук, предложил Стирдиппид.
  - Хорошо, наверное, - слегка призадумавшись, согласился Иван. - А зачем лук снял? - вспомнив, что Амальтииртарэ снимала свое оружие разве что во время тренировок и предстоящих боев, добавил он.
  - Нести неудобно, - добродушно улыбнувшись, эльф прокрутил лук в руках. На мгновение засветившись, он распался на два топора, а тетива - просто растворилась в воздухе. Быстро провернув топоры, он прикрепил новое оружие к крепежам на поножах. Чуть пожав плечами, не ответив на немой вопрос Ивана, эльф повернулся к нему спиной и направился вглубь леса по дороге.
  Отбросив в сторону раздумья, Горычев оседлал Зезету и нагнал Стирдиппида. Все еще косясь на топоры, он несколько раз, было, открыл рот, но тут же закрывал, не зная, как задать свой глупый вопрос.
  - Как? - собравшись с мыслями, кое-как, наконец, выдавил из себя Иван.
  - Это? - показав на топор, миловидно спросил Стирдиппид и, дождавшись кивка, продолжил. - А, да так. Сделал кое-что в прошлом и теперь умею, - подмигнув глазом-объективом, эльф расплылся в самодовольной улыбке. Убедившись, что собеседник пребывает теперь в еще большем неведении, чем раньше, и, заметив, что лошадь гостя с удовольствием бы ускорилась, он пошел быстрее.
  Рассказы Амальтииртарэ, личные гипотезы, байки зевак ордена. Все это померкло в считанные секунды, едва вдалеке появились очертания кроны высоченного дерева. Мивуд, цитадель эльфийского братства, виднелась за несколько сотен метров. И именно туда вел Горычева Стирдиппид.
   
  Глава 8. Мивуд.
  
  - Вот же... - присвистнул Горычев, едва эльф отворил ворота цитадели. Оказалось, что крона гигантского дерева была не просто центром оплота. Она была частью его.
  По всему периметру центрального дерева расположилось с сотню небольших, деревянных домов, соединенных между собой сетью подвесных мостов. В отдельных местах, эти мосты расходились в стороны, к высоким зданиям на земле. По большому счету, вне кроны оказались только стены, тренировочные полигоны и несколько многоэтажек, выполнявших, по всей видимости, какую-то административную функцию.
  - Нравится? - усмехнулся Стирдиппид, с удовольствием взглянув на восторженное лицо гостя. Скомандовав стражам на воротах о закрытии и дождавшись, пока проем заполниться корнями, а двери захлопнуться, эльф стукнул Ивана в колено и пошел вперед.
  - Не то слово, - опомнившись, почесал затылок Горычев. Спрыгнув с лошади и разрешив подошедшему эльфу увести ее в общее стойло, он направился следом за Стирдиппидом.
  
  - Опять он какую-то живность притащил? - недовольно наблюдая за приближающимися к дереву Стирдиппидом и Иваном из окна своего кабинета, демонстративно заворчал эльф крупного телосложения. Обернувшись, и чуть не задев спинку деревянного кресла, он направился в сторону двери, где на пороге, опершись на кулак и колено, его ждала эльфийка. Золотистые, светлые волосы практически полностью скрывали ее лицо, но даже сейчас было видно, как ее губы дрожат от явно сильного недовольства.
  - Он кретин. Отдайте приказ, и я покончу с этим, - не поднимая головы, властно предложила девушка. У нее за спиной был закреплен крупный арбалет, которым, видимо, она и хотела "со всем покончить". К легким, желтого цвета доспехам были прикреплены длинные ножны, из которых виднелся набалдашник клинка в виде головы ревущей лошади с одним рогом на лбу. Сами же доспехи больше напоминали свободную одежду, чем какую-либо броню. Легкая, желтая куртка и короткая, не менее желтая юбка. Единственным, что хоть как-то подходило под слово "доспех", был кожаный корсет, заставляющий выглядеть достаточно крупную грудь девушки еще более притягательной.
  - Нет. Направь их ко мне. Прежде, чем предпринять какие-либо решительные действия, нужно выяснить, что на уме у нашего гостя, - потрепав волосы девушки, отдал приказ эльф.
  - Слушаю и повинуюсь, - закрыв глаза, ответила эльфийка. Обдувая просторный балахон эльфа, в окно влетел целый вихрь маленьких, ярко-зеленых листьев. Закружившись вокруг девушки, они плавно растворились в воздухе, не оставляя и следа ни от себя, ни от самой эльфийки. Она исчезла так же внезапно, как появились листья, оставив крупного эльфа наедине со своим кабинетом.
  
  - Что-то случилось, Кэйт? - глядя на встревоженную девушку, появившуюся из урагана листьев перед ним прямо посреди улицы, быстро спросил Стирдиппид. Он привел человека в Мивуд, и теперь он нес за него ответственность. И если он привел врага, то ему не избежать продолжительного, мучительного отчета за свои необдуманные действия.
  - Шракнелий желает видеть тебя и твоего спутника у себя в кабинете, - посмотрев на Горычева, поспешила ответить Стирдиппиду Кэйт.
  - Но...
  - Немедленно! - не дав возможности как-либо оправдаться ее ушастому собрату, громко крикнула девушка и практически тут же исчезла в новом урагане листьев.
  Проводив ее взглядом, Стирдиппид взволнованно посмотрел на Ивана. Простой интерес или же гостю грозило нечто большее, чем чаепитие с главой цитадели?
  - Шракнелий? - слегка призадумавшись, спросил Горычев у Стирдиппида.
  - Да. Именно к нему мы и направлялись. По всей видимости, твое появление здесь вызвало его интерес раньше, чем мы успели добраться до его покоев, - недовольно поджав губу, ответил эльф. - Что ж... будем надеяться, что он в хорошем настроении.
  В ответ Горычев лишь промолчал. Сейчас было трудно судить, кто из них кого подвел. Решив заранее очистить душу от тяжкого греха, Иван на всякий случай начал чувствовать себя виноватым.
  
  Небольшая опушка прямо посреди лесных массивов. Именно такое прекрасное место находилось здесь, в нескольких километрах от Мивуда. Скрытое от любопытных глаз, это место было последним оплотом эльфийского счастья на просторах Империи. Не считая самого Мивуда, нигде больше эльфы не любили появляться так сильно, как тут.
  Поскольку место было весьма и весьма притягательным, частенько кого-нибудь да отправляли в дозор. Лишь в очень редких случаях застать опушку без какой-то видимой охраны представлялось возможным. Сейчас же, в дозоре оказался молодой эльф с двумя клинками, болтающимися на поясе. Успев уже начать скучать, он вдруг услышал громкий, женский смех со стороны опушки. Вытащив один из клинков, он тут же направился туда.
  Посреди опушки стояло три девушки в фиолетовых робах с черной окантовкой. Стоя спиной к эльфу, они мирно о чем-то беседовали, периодически подшучивая и громко, протяжно смеясь. Из-под роб, шевелясь и периодически резко размахиваясь из стороны в сторону, торчали черные, длинные, слегка пушистые хвосты с острыми наконечниками.
  - Эй, дамы, не скучно? - недолго думая и обнажив второй клинок, гордо вышел из-за деревьев эльф.
  Расслышав голос, девушки резко притихли и повернулись в сторону вышедшего эльфа. Их глаза внешне напоминали горящие головешки, а кожа была темного, бурого цвета. От глаз и вглубь длинных, черных волос, уходили красные жилки, внешне напоминающие лавовые расщелины. Украшали их головы коричневые, загнутые, относительно короткие рога, идущие от уровня чуть выше ушей и практически до кончиков рта.
  - А он милый, - улыбнулась на мгновение одна из девушек, но вторая уже начала действовать. Резко замахнувшись рукой, она направила ладонь в сторону эльфа. На мгновение, ее руку объяло пламенем, а уже в следующий миг в гостя вылетел сгусток пламени, быстро рассекающий воздух.
  - Чертовы суккубы, - легко увернувшись от огненного шара, метившего ему в голову, усмехнулся эльф и помчался в сторону демонесс. Защищаясь клинками и ловко перемещаясь из стороны в сторону, он вскоре добрался до обидчиц. В метре от них, он резко воткнул один из клинков в землю и, оттолкнувшись от него, взмыл в воздух. Уйдя, таким образом, от волны огненных шаров, обрушившихся на его оружие, он приземлился прямо в центре сборища, нанося быстрые удары. Наконец, ему удалось попасть в одну из девушек. От ранения, она взвыла и вскоре разлетелась в пепел. Даже не обращая на это внимания, он переключился на двух оставшихся. По всей видимости, для эльфа убийства были уже обыденным делом.
  Уходя от ударов хвостом и когтями, при этом успевая увернуться от очередного пламенного заряда, он словно погрузился в танец. Наконец, ему удалось поймать и вторую суккубу, разрубив ее. Как и первая, она громко взвыла, а вскоре от нее осталась лишь горстка пепла.
  - Один на один, значит? - словно злорадствуя скорой смерти своих сородичей, девушка, которая в самом начале боя назвала эльфа "милым" обнажила широкую саблю. - Что ж, тебе следовало сначала в меня целиться, а не в них.
  Замахнувшись на эльфа оружием, она вдруг исчезла в резкой вспышке молнии.
  - Значит один на один, - присев на колено и подняв клинок над головой, ответил эльф. Позади него появилась вспышка молнии, как мигом ранее, а в следующую секунду, с громким звоном, в его клинок вошло лезвие сабли оппонентки.
  Развернувшись и сделав ловкую подножку, эльфу удалось сбить девушку с ног. Выпрямившись и подойдя ближе к врагу, он замахнулся клинком, чтобы добить ее.
  С громким лаем, вылетев откуда-то из-за деревьев, на поле боя появился относительно небольшой, лысый, краснокожий пес. Впившись клыками в руку эльфа, пес с силой толкнул его задними лапами в ребра, отчего тот выронил клинок. Не теряя времени, поверженная оппонентка ударила ногами эльфа в живот. Отлетев назад и потеряв в полете вцепившегося пса, эльф прокатился по земле и скрылся за деревьями, уходя от летящих ему вслед огненных шаров.
  
  - Стирдиппид, Стирдиппид... вот сколько раз тебе говорить? Нельзя водить сюда всех, кто кажется тебе хоть как-то дружелюбно настроенным. Может, еще орков к нам приведешь? Или темных? О, эта жалкая пародия на истинного эльфа была бы просто счастлива узнать о нашем местоположении, - расхаживая по своему кабинету, периодически поглядывая на крупную, темную дубину в углу, отчитывал своего подчиненного Шракнелий.
  - Но разве темные эльфы не находятся с нами в союзе? - наивно переспросил Стирдиппид.
  - А тебя только это из всего, что я сказал, волнует? Ты привел к нам чужеземца! Мы не знаем, кто он, к какой расе принадлежит, и вообще к какой из фракций относится!
  - Э, милорд, мне кажется, что он человек, - почесав затылок, виновато оправдался Стирдиппид.
  - Человек? А вдруг Александр решил пойти войной на Мивуд и отправил к нам разведчика? Или это вампир? Или оборотень? Маг, некромант? Ты эти варианты не рассматривал?
  - Нет, милорд. Что вы собираетесь предпринять? - пытаясь увести Шракнелия от вопроса о принадлежности Горычева к кому-то из врагов Мивуда, спешно спросил Стирдиппид.
  - Эх, не хочу этого делать, конечно, но... - безразлично взглянув на Ивана, начал глава Мивуда. - Экзекуция, друг мой. Только она родимая.
  - Секунду... - слегка напрягшись, вдруг осознав весь масштаб трагедии, вскочил со своего стула Горычев. - Меня тут что? Казнить хотят?
  - Ну, не совсем казнить. Мы же не варвары, гостей не убиваем. Все куда более прозаично. Мы привяжем тебя к корням нашей прародительницы Энис, и ты станешь ее живой частью. Как и все, кто ранее уже подвергался подобному наказанию до тебя, - без тени иронии ответил ему Шракнелий. - О, это такая красивая церемония! Мы устраиваем большой пир, тебя пронесут через всю деревню, потом...
  - Так не пойдет! - перебил его Горычев. - Я не хочу, чтобы меня сожрало какое-то там дерево только из-за того, что вам от этого удобнее!
  - Не дерево, а Энис...
  - Да кому всралась разница? - схватив Шракнелий за ворот, гневно закричал ему в лицо Иван. - Я не хочу быть поглощенным заживо!
  - Хорошо. Тогда сначала мы тебя убьем, а потом уже устроим церемонию. Такой вариант больше нравится? - хладнокровно улыбнувшись, предложил Шракнелий.
  - Рехнулся? Чем этот вариант должен быть лучше для меня? - борясь с набросившейся на него истерикой, уже навзрыд выдавил из себя Горычев.
  Истеричные крики Ивана прервал вбежавший в кабинет окровавленный эльф. Держась за укушенную руку, наспех обмотанную в оторванный рукав костюма, он на мгновение завис. Дождавшись, пока Горычев отпустит Шракнелия и, получив разрешение держать слово, эльф присел на колено и быстро доложил о ситуации в лесу. Дослушав доклад, глава Мивуда провел ладонью по воздуху перед раненным докладчиком. Под ним, из-под пола вырвалось с десяток корней, подхватывая раненного и обретая форму небольшой лодки.
  Наконец, когда формирование закончилось, Шракнелий махнул рукой, направив койку вместе с раненным бойцом вниз по лестнице. Держась на корнях, словно на волнах, лодка быстро промчалась вниз, чуть не сбив по пути Кэйт.
  - Так, рог единорога с экзекуцией. Сражаться умеешь? - тяжело вздохнув, понимая, что особо развлечь себя криками мученика ему сегодня не удастся, недовольно спросил Шракнелий.
  - Да, вполне, - косясь на главу эльфийского народа с недоумевающим выражением лица, коротко ответил Горычев.
  - Отлично! Тогда предлагаю отложить твою казнь на потом. Сейчас тебя ждут более важные дела! - гордо и вдохновленно воскликнул Шракнелий, подойдя к окну.
  - Что? - прикрикнул Иван, услышав о переносе казни. До последнего, ему казалось, что ее отменят в честь того, что он предоставит свой клинок в предстоящем бою в качестве наемника. Но при таком раскладе.
  - Забудь, шутка и так излишне затянулась, - повернувшись лицом к гостю и самодовольно оскалившись, попытался все же успокоить бойца Шракнелий. Вновь бросив озадаченный взгляд в сторону окна, и наблюдая, как на полигонах эльфы и эльфийки уже тренируются перед предстоящим боем, он тяжело вздохнул. По всей видимости, раненному докладчику удалось встретиться по пути с кем-то из совета и рассказать о случившемся. Все, в принципе, складывалось неплохо. - Не, если ты хочешь, конечно, то я буду только рад лишний раз покормить Энис...
  - Нет! - не дав даже Шракнелию возможности закончить свое предположение, Горычев стремительно покинул кабинет. Если планировалась крупная битва, то ему нужно было как можно быстрее добраться хотя бы до стойла. Под шум, ему бы удалось покинуть поле боя, избавив себя от любой возможности быть съеденным прожорливым деревом ушастых.
  Погрузившись в раздумья, он вдруг наткнулся на что-то мягкое. Проведя по этому "мягкому" рукой, он резко помотал головой и слегка покраснел. Перед ним стояла та самая девушка, которая ранее сообщила Стирдиппиду о необходимости посетить покои Шракнелия. Ладонь Горычева обхватила грудь Кэйт, которая смотрела теперь на него то ли с легким недоумением, то ли оценивающе.
  - Ничего страшного, - добродушно улыбнувшись, едва Горычев оторвал руку от ее груди и упал на ступеньку, попыталась успокоить его Кэйт.
  - Прости... - поднявшись и отряхнувшись, чуть слышно попытался извиниться он.
  - Говорю же, все в порядке. Милый шов на плаще, - пытаясь перевести разговор в другое русло, усмехнулась она, глядя на нелепо зашитую дырку на плече Ивана.
  - Это не я виноват. Так получилось. Эй, что ты делаешь? - практически прикрикнул Горычев, едва грудь девушки вновь дотронулась до его тела. Прижавшись вплотную, Кэйт положила руку ему на плечо.
  - Ничего не говори. Просто жди, - медленно прошептала девушка, практически касаясь губами края уха Горычева. На мгновение, из ее ладони вырвалось легкое, зеленоватое сияние, а чуть позже плащ слегка заметно захрустел.
  - Хорошо, - не обращая внимания на махинации с плащом, сглотнул Горычев. Теплая грудь эльфийки и сильно застрявший в горле комок волновали его сейчас куда больше.
  - Вот и все. Как новый, - выпустив плечо несчастной жертвы, улыбнулась она. - Эм... я Кэйт.
  - Мальфор Валлен, приятно, - слегка нахмурившись, пытаясь найти хотя бы какой-нибудь след от недавно украшавшего его плащ шва, представился Горычев. - Поразительно. Как это у тебя получилось?
  - О, ничего сложного. Я просто разложила и вновь воссоединила волокна твоего плаща. Проще простого, - быстро затараторила Кэйт и, заметив на себе пустой взгляд Ивана, слегка покраснела. - Лучше не вдаваться в подробности. Главное, что плащ цел, верно?
  - Да. Спасибо тебе.
  - Не за что. Заходи в гости, буду рада, - добродушно улыбнулась Кэйт.
  - Да, хорошо, наверное, постараюсь, - нервно зачесав затылок, попытался хоть как-то ответить Горычев.
  - Вот и чудно. Я на стрельбище заправляю. Ночью там место найти куда проще для тренировок, чем днем. Так что, лучше всего в это время и заскочить, - недовольно цокнув языком, Кэйт вдруг резко с силой навалилась на Ивана. Сбив его с ног и встав на четвереньки над поверженной целью, она сильно укусила его за край уха. - Так ты зайдешь?
  - О-обязательно! - чувствуя, как кончик языка эльфийки последовал примеру зубов, дотронувшись до уха, торопливо пообещал Горычев.
  - Славно, - встав с запыхавшегося Горычева, Кэйт игриво поправила волосы и направилась наверх, в сторону кабинета Шракнелия. - Удачи тебе. Увидимся как-нибудь. И запомни, ты обещал.
  - Забудешь тут... - присев и держась за пострадавшее ухо, проводил взглядом эльфийку Горычев. Едва она скрылась за очередным поворотом винтовой лестницы, он тяжело вздохнул и продолжил свое путешествие вниз.
  
  Успешно добравшись до входа в кабинет и, поздоровавшись с вышедшим, явно взволнованным, Стирдиппидом, Кэйт зашла внутрь, постучав кулачком по стене.
  - А, это ты, - оторвавшись от окна, слегка удивленно потянул Шракнелий. - Странно видеть тебя не в потоках листьев, а на своих двоих.
  - Нужно было уладить кое-какие дела, - слегка зардевшись, Кэйт потерла локоть, но тут же опомнилась и вернулась в свое обыденное, холодное состояние. - В чем собственно дело? - ощущая, что ей предстоит какая-то очередная, нудная работенка, потянула эльфийка.
  - Видишь ли. Ты ведь уже получила информацию о том, что Кори видел в лесу, верно?
  - Да, уже отправила ребят на усиленную тренировку. Не думаю, что демоны просто так, случайно оказались в наших владениях. Подозреваю, что в этом как-то замешаны пещерные. Сухопутные демоны не подошли бы к крепости ближе, чем на расстояние полета стрелы. Скорее всего, разведка велась с воздуха. Да и после смены руководства в их чертогах, не удивлюсь, если они захотят выступить на нас войной, - закончив тираду озвученных мыслей, Кэйт сверлящим взглядом посмотрела на Шракнелия. "Пещерными", о которых говорила эльфийка, были крупные существа, которые некогда ушли со службы владыки демонов. Это была крайне сильная потеря для них тогда, ведь только они могли свободно и практически незаметно перемещаться по воздуху. И если сейчас они вернулись на свою службу, перевес в сторону демонических созданий стал бы лишь вопросом времени.
  - Хорошо, - обдумав полученную информацию, коротко продолжил Шракнелий. - Тогда у меня будет к тебе еще одна просьба. Проследи за нашим "гостем". Мне все же кажется, что он что-то утаивает от нас. Появление черных плащей в землях Империи явление совсем не новое. Но так открыто оставаться в этом амплуа пока что позволяли себе лишь немногие. Да и среди местных лучше не вызывать очередных поводов для рассуждений.
  - Ясно. Сделаю, что смогу.
  В этот момент с улицы послышался взрыв, потом треск, сменившийся криками жителей Мивуда. Шракнелий с Кэйт тут же подбежали к окну. Оказалось, что в соседний с ними дом влетел огромный огненный шар. А на горизонте к северной стене уже приближался крупный отряд демонов, чей путь сопровождался постоянным обстрелом Мивуда.
   
  Глава 9. Краг. Первые зацепки.
  
  - Вот интересно, чем еще меня сегодняшний день порадует? - слегка озлобленно спросил Горычев, едва его нагнал Стирдиппид.
  - Не знаю. А ты куда собрался-то, собственно? - стараясь не отставать от Ивана, поинтересовался эльф.
  - Куда-куда. Обратно в Камильхэйм или как его там. По крайней мере, там мне не предлагают стать закуской для дерева, - раздраженно потянул Горычев, повернувшись лицом к Стирдиппиду. На мгновение его взгляд заострился на глазе эльфа, где кристальные пластины вновь пришли в движение. - Слушай, а что у тебя с глазом?
  - А, это... - слегка призадумавшись, о чем именно спросил собеседник, начал Стирдиппид. - Я могу попробовать объяснить, но не знаю, поймешь ли...
  - Ну, ты попробуй.
  - Хорошо. В нашем роду у всех такая штука. Полезная вещь, как в бою, так и в любой другой ситуации. Нам достаточно лишь однажды что-то увидеть, чтобы навсегда запечатлеть картинку в памяти, - почесав затылок, эльф продолжил. - А еще он позволяет приближать и отдалять объект наблюдения.
  - Так, не вдаюсь в подробности. Где такой можно себе достать? - слегка замедлив шаг, поинтересовался Иван.
  - Умри. Потом родись в нашей семье. Тогда у тебя будет шанс со временем открыть в себе такую же штуку, - подмигнул эльф, тут же встревоженно взглянув в сторону кроны. Очередной взрыв напомнил Стирдиппиду о происходящих боевых действиях.
  - Оптимистично, - поведя бровью, усмехнулся Горычев. - А более легкого пути нет?
  - Эх ты. Ну как, по-твоему, можно взять и что-то вставить себе в глаз? Наивный человечишка.
  Эта фраза словно клином стояла в голове у Ивана после разговора со Шракнелием. По всей видимости, каждый эльф в цитадели считал людей наивными и бесполезными. Разве что на корм Энис своей любимой пустить.
  - Вы чего тут отлыниваете? Ладно, гость, а ты, Штырь? А ну марш на стену! - отвесив на бегу, свободной от арбалета рукой, подзатыльник Стирдиппиду, громко прокричала Кэйт. Следом за ней мчался относительно крупный отряд. Кто с луками, кто с арбалетами, кто с клинками. С громкими криками о том, что сделает с ними, если те не поторопятся, она умчалась вперед, в сторону выхода из Мивуда.
  - Штырь? - ехидно улыбнувшись, переспросил Горычев, едва Кэйт отбежала достаточно далеко.
  - Забудь! Ты ничего не слышал. Так. Ты лучше скажи, поможешь или нет? - попытавшись быстро уйти от раскрытой тайны и соединив топоры обратно в лук, спросил Стирдиппид.
  - Ну, быть заклейменным предателем и однажды проснуться в чреве вашего дерева у меня особо нет желания, - недовольно заворчал в ответ Горычев, похрустев шеей. Его взгляд привлек глаз эльфа, который теперь усиленно сжимался и расширялся. Решив, что его новый друг с большими ушами просто наводит резкость, Иван тяжело вздохнул и гордо стукнул себя в грудь. - Веди меня могучий Штырь.
  Недовольно заворчав, но, все же кивнув, Стирдиппид закинул лук за спину и помчался в направлении, куда ранее феерично убежала Кэйт. Слегка помявшись, Горычев побежал следом. Как оказалось, эльф двигался в направлении сторожевой башни, откуда уже вел обстрел отряд девушки эльфийки. Ловко забравшись наверх и подождав, пока Иван поднимется следом, он подошел к ней и оценивающе посмотрел в сторону приближающейся армии.
  - Хм... - слегка потянул он, на что получил недоверчивое хмыканье со стороны Кэйт. - Чуть больше сотни. Плюс фантомы. В сумме - около сотен трех, не больше. Скучно будет. Демонам и так-то не удавалось раньше нас удивлять, но сейчас это просто выглядит, как чья-то неудачная шутка! - прицелившись, закончил подсчет Стирдиппид.
  - Мало? - кивнув Кэйт, удивленно спросил Иван. Ухватившись рукой за крышу, он встал на край стены и, впервые за несколько дней, обнажил клинок.
  - Ну, собственно - да, маловато будет. Эй, ты что творишь? - только сейчас заметив странную выходку со стороны Горычева, удивленно воскликнул Стирдиппид.
  - Прикрывай! - резко отпустив крышу и выхватив второй клинок, он спикировал вниз. Перевернувшись в воздухе и воткнув клинки в стену, Горычев быстро приземлился на землю, помчавшись в сторону врага.
  - Нет, стой! Мальфор, там... - громко воскликнула Кэйт, но в следующий миг лишь с глубокой печалью в глазах провела ладонью по лицу. - Идиот.
  - Просто он человек, а не эльф, - усмехнулся Стирдиппид, глядя, как Иван беспомощно повис в самодельных, охотничьих силках. Их ставили специально, как для охоты, так и для врага, случайно подобравшегося слишком близко к стенам цитадели.
  Решив опустить вопрос о том, в порядке ли Горычев, ударившийся в полете о сук дерева головой, Кэйт и Стирдиппид продолжили обстрел приближающегося к стенам врага. Надвигающиеся демоны падали один за другим, а подкрепления не было видно и в помине. Единственное, что слегка будоражило сознание Стирдиппида - расцветка демонов. Вместо обычного, пепельно-серого их кожа была темного, бордового цвета.
  
  - Краг, что собираешься предпринять? Сейчас идеальный момент для выдвижения! - отойдя от обрыва, прорычал крупный, зеленоватый человек в шерстяных доспехах. Его вопрос был адресован, предположительно, лидеру отряда. Мужчине, лет сорока на вид, крупного телосложения. Стоя в тигровых доспехах и опершись на свой, двуручный топор он оценивающе следил за осадой Мивуда.
  - Молчи, орк. Это вне моих правил. Победа перестает быть победой, если она достигнута путем бесчестия. Добивать и без того слабых, беспомощных эльфов вне моих интересов, - закинув топор за спину, он повернулся к отряду и, махнув им рукой, направился в сторону леса.
  Остановившись и довольно наблюдая, что его отряд не пошел против него, Краг на мгновение вновь повернулся к Мивуду. Глядя за тем, как эльфы сравнительно легко расправляются с нависшей над ними угрозой, он громко сплюнул и пошел следом за своим отрядом.
  
  - Да кто там опять? - недовольно заворчал Иван, постепенно приходя в себя. Уже несколько минут, его не отпускало чувство, будто кто-то неумолимо атаковал его бок.
  Открыв глаза и недовольно взглянув на эльфийку, с интересом тыкающую ему палочкой между ребер, Горычев повел бровью. Чувствуя, что ее гениальную маскировку раскрыли, девушка поспешно отбросила оружие в сторону и, миловидно улыбнувшись, направилась в сторону выхода.
  Проводив ее взглядом, Иван принялся изучать место, в котором оказался. Он лежал на деревянной, буквально парящей на корнях, кровати. Кроме него, в помещении было еще с десяток похожих на лодку коек, в которых лежали раненые эльфы.
  Мигом позже, послышались шаги на лестнице. Дверь открылась, и на пороге показался знакомый, черный сапожок. В помещение вошла Анита и Стирдиппид, который все время пытался что-то сказать ей и как-то задержать. Судя по его взволнованному лицу, появление ее здесь не предвещало Горычеву ничего хорошего. Следом за ними, в комнату, с жутко довольной физиономией, прошмыгнул тигренок, запрыгнув к нему на кровать, словно ожидая чего-то интересного.
  - Прости, я не смог ее удержать, - поймав на себе озадаченный взгляд Ивана, начал тут же оправдываться Стирдппид.
  Переведя взгляд с эльфа на Аниту, Горычев еще какое-то время пытался придумать, как бы ему оправдаться. Не выдумав ничего правдоподобного, он глубоко вздохнул и поздоровался.
  - Можешь начинать объясняться, Горычев, - подойдя к койке, косо взглянула на пострадавшего Анита. - Как это ты умудрился? Поехал с больным плечом на прогулку, нарвался на эльфийскую цитадель. Очутился в центре межрасовой войны, а теперь лежишь у них в лазарете с сильной травмой головы?
  Пробурчав в ответ что-то невразумительное, он попытался втянуться в стену. Покачав головой и стягивая с руки черную перчатку, Анита проигнорировала озадаченное "Горычев?" со стороны Стирдиппида и наклонилась над койкой Ивана. Пальцы на оголенной руке вдруг покрылись ярким, голубым пламенем. Едва пламя успокоилось, она аккуратно дотронулась ими до шеи Горычева, практически мгновенно отправив его обратно в глубокий сон.
  - По-моему он потолстел, - нацепив обратно перчатку и закинув Ивана на плечо, заворчала Анита. Косо посмотрев на Вила, гордо развалившегося в освободившейся койке, она недовольно цокнула языком и направилась в сторону выхода.
  - Эх, я никогда не устану восхищаться тобой, - спешно отойдя от выхода и давая Аните свободно пройти мимо, невольно проговорил Стирдиппид.
  Улыбнувшись, она на мгновение остановилась в проеме. Повернувшись к эльфу, который на момент испуганно увел взгляд в пол, она чуть слышно усмехнулась и поправила груз на плече.
  - Я приму это, как комплимент, - под довольное хмыканье Стирдиппида, и с чувством гордости за себя, Анита продолжила свой путь.
  
  - Ты тут не самый желанный гость, знаешь ли, - виновато усмехнулся Макуро, когда к нему подошел человек в рваном, черном плаще, из-под которого виднелся набалдашник длинной, широкой рапиры. У него были длинные, черные волосы с красным пробором, которые свисали чуть ниже уровня плеч. В глазах же отчетливо виднелся красный, яркий цвет, заполонивший собой большую часть глазного яблока. Вокруг зрачков, периодически перемещаясь по глазу, виднелось еще три. Время от времени, они исчезали и вновь появлялись.
  - И тебе добрый вечер, Макуро, - недовольно хмыкнул человек, подойдя вплотную. Лишь сейчас на его лице можно было разглядеть шрамы, идущие от краев глаз вглубь волосяной копны.
  - Велиас, если у тебя дело какое-то - спрашивай. Я еще не совсем тронулся рассудком, чтобы пытаться тебя хоть как-то остановить, - по привычке почесав затылок шлема, неуверенно предложил страж.
  - Замечательно. Мне нужно узнать насчет одного человека. Он уже должен был прибыть в Камильхэйм, но в городе его следов мне не удалось обнаружить. Знаешь что-нибудь по этому поводу?
  - Так и думал, что без тебя не обошлось, - тяжело вздохнул Макуро. - Один из твоих прибыл недавно. Горычев, Иван. Назвался Мальфором Валленом и сегодня утром покинул цитадель, - отойдя немного в сторону, страж неуверенно покосился в сторону дороги. По ней к городу приближалось две лошади. На одной из них сидела девушка с тигренком, а к спине второй было привязано знакомое Макуро тело. - Подозреваю, что интересующая тебя информация подоспела.
  Слегка смутившись, Велиас посмотрел туда, куда с таким интересом вглядывался страж. Почесав себя пальцем за ухом, он неожиданно исчез в черной дымке. Промелькнув тенью по дороге, он неожиданно появился прямо перед заржавшей и вставшей на дыбы лошадью Аниты.
  - Тише, тише. Велиас, я тебя убью когда-нибудь. Хоть раз можешь просто подойти? - слегка раздраженно спросила Анита, успокаивая коня и спрыгнув на землю.
  - С твоей помощью уснул или сам? - слегка проигнорировав лучи гнева со стороны собеседницы, покосился Велиас на Ивана.
  - Оу? Да, моя работа. Угораздило его влезть к эльфам. Да еще и в их конфликты втянуться, - тяжело вздохнув, Анита подошла к младшему Горычеву и приготовилась снимать перчатку. - Мне его разбудить? У него рана на голове достаточно глубокая. Думаю, было бы лучше дать ему отоспаться.
  - У меня все равно сейчас времени нет. Пусть спит, - вынув израненной рукой из кармана конверт, Велиас протянул его Аните. - Вот. Передашь ему, когда проснется.
  - Думаешь, одних эльфов ему мало было? - вынув из конверта записку и шустро пробежавшись по ней глазами, недоверчиво покосилась на Велиаса Анита.
  - В твои задачи входит передача информации, а не обдумывание ее, - дружелюбно пояснил ситуацию Велиас.
  - Хорошо, передам. Не совсем тебя понимаю, конечно, но... - повернувшись к Ивану и пытаясь ему засунуть в плащ конверт, недовольно потянула Анита. - А кто он такой тебе, что ты так ищешь с ним встречи? - добившись успеха, спросила она, но Велиаса уже не было. - Вот сволочь!
  Тяжело вздохнув и убедившись, что конверт надежно держится на своем месте, она забралась обратно на лошадь. Окинув взглядом лес в надежде, что Велиас где-то там и просто прячется от нее, дабы в очередной раз испугать ее лошадь, она вновь цокнула языком. О чем-то задумавшись, она погладила Вила и продолжила путь в сторону Камильхэйма.
  
  Пытаясь хоть как-то спрятаться от солнечных лучей, прорывающихся сквозь старые занавески, Иван добрую половину утра провел в перекатах с одного края кровати на другой. Наконец, признав свое поражение, он лениво открыл глаза и огляделся. На тумбочке около кровати лежала вся его одежда, аккуратно сложенная в столбик. Сверху на ней расположился распечатанный конверт.
  Догадываясь, кто мог оставить его в таком, раздетом состоянии в трактире, Горычев приподнялся и уселся на край кровати, лениво потянувшись за конвертом. Зевнув, он вытащил содержимое. Внутри оказалась очередная записка с уже знакомым почерком.
  - "Если ты это читаешь, то ты уже добрался до Камильхэйма! Так держать! К сожалению, оставаться на одном месте для меня сейчас слишком опасно. И я был вынужден покинуть трактир. Сейчас мой путь будет лежать через Фаршан. Его ты легко найдешь по указателям. В крайнем случае, спросишь у Макуро. Подозреваю, с ним ты уже знаком. До скорой встречи. Велиас".
  Дочитав послание и засунув его обратно в конверт, Горычев посмотрел в окно. Впервые за несколько дней, что он успел провести здесь, стояла отличная погода. Подбодрив себя надеждами, что это хороший знак, он спешно собрался и покинул комнату.
  С каждым шагом он словно чувствовал, как приближается к своей цели. Каждый вздох - эхом разносился по всему сознанию. Он не зря прибыл сюда. Велиас действительно жив. Теперь он лишний раз в этом убедился.
  Вернув ключи хозяину трактира, и забрав Зезету из стойла, Иван понесся через весь город в сторону главных ворот. Велиас не может долго оставаться на одном месте, а значит медлить не стоит.
   
  Глава 10. Фаршан. Худшая идея в жизни.
  
  - Ты опять куда-то? - едва заметив появившегося на воротах Горычева, усмехнулся Макуро.
  - Да, по делам. Мне нужно добраться до Фаршана. Не подскажешь, где это? - вспоминая приблизительно текст послания, неуверенно спросил он.
  - А, да. Велиас говорил, что у него какие-то дела с орками, - радостно заметив удивленное лицо Иван, начал объяснять Макуро. - На первом повороте свернешь направо. Там дальше по указателям.
  - Орки? Что это? - дослушав стражника и решив не выяснять вопросы о Велиасе, спросил Горычев.
  - Орки это. М. Большие, зеленые, - пытаясь руками изобразить орка, попытался объяснить Макуро. - Сильные до жути. Равно как и тупые. В бою агрессивные, беспощадные. Ты их на части разорви, так они тебя загрызут. А вот интеллектом не блещут. Камень и тот поумнее будет.
  - Значит, лучше их не злить? - теряясь в попытках сойти за умного, задумчиво потянул Горычев?
  - Хочешь зли, хочешь не зли. Если ты на их территории - они найдут повод. Если не нападут сразу, то жди подставы. Замешкался, отвлекся - по макушке получишь. Не совался бы я туда на твоем месте, - поделившись информацией, Макуро гордо уселся обратно в свою будку. Подождав несколько секунд, он выглянул наружу и недовольно взглянул на Ивана. - И что встал теперь? Выдвигайся уже.
  - А, да, точно, - отойдя от раздумий о больших, зеленых и злобных камнях, проснулся он. - Значит, мне прямо и направо?
  - Да, именно туда. Удачи тебе. Надеюсь, хоть в этот раз у тебя хватит ума не лезть на рожон, - выпустив клубок черного, густого дыма, слегка раздраженно попрощался страж.
  - Постараюсь уж. Чувствую, еще одна неудачная вылазка и меня Анита сама добьет, - развернув лошадь в сторону дороги, усмехнулся Горычев. - Давай, до скорого!
  Попрощавшись со стражем и с силой щелкнув поводьями, он умчался вверх по дороге, выбивая из-под копыт Зезеты клубы пыли. Кашлянув и дождавшись, пока Горычев окончательно скроется из виду, Макуро тяжело вздохнул и принялся за чтение очередного выпуска своего любимого "вестника". С первых страниц на него злобно смотрели изображения различных существ. Очередная радость для местных летописцев - рассказать, на кого модно охотиться том или ином сезоне.
  С удовольствием пролистав несколько страниц, Макуро отложил журнал и задумался. Длительное нахождение "Черного плаща" могло вызвать возмущения у местной власти. Да и сказать на его дальнейшей карьере в роли стражника тоже отложило бы определенный отпечаток.
  
  - Что ж, ты умеешь убеждать. Хорошо, я принимаю твой вызов, Велиас, - стоя у ворот деревянного частокола, усмехнулся Краг, пожимая руку старшему Горычеву. - Жаль, конечно, что Горизонт опять сует свой нос туда, куда ему не следовало бы. Но, ради тебя я готов приложить все усилия для выполнения поставленной задачи.
  - Рад слышать. Значит, одним вопросом меньше. По поводу гостя предупредил. Видимо, мне пора, - отпустив руку Крага, закончил свои размышления вслух Велиас.
  - Как знаешь, - повернувшись к стражнику на башне, пробормотал Краг. - Эй, Иштар! Сбегай в таверну, закажи мне пива! Скажешь, что скоро подойду, - отдав приказ орку и дождавшись одобрительного кивка, он недовольно хмыкнул. - Ладно, тогда... да чтоб тебе годами женской груди не видеть, Велиас! Вот каждый раз так... - гневно воскликнул он, едва обернувшись обратно и заметив, что Велиас уже покинул его владения.
  Лениво потянувшись, Краг направился обратно в сторону ворот, но тут же застыл на месте. Вместо исполнения приказа, Иштар всматривался куда-то вдаль.
  Едва успев открыть рот для потока гнева в адрес подчиненного, варвар так же успешно закрыл его. Из-за деревьев послышался стук копыт. Резко повернувшись обратно в сторону дороги, Краг по привычке схватился за рукоять топора, но практически сразу отпустил его. На лице выплыл радостный оскал. Впереди по дороге, постепенно сбрасывая скорость, приближался гость, о котором предупреждал его приятель Велиас. Сбрасывая скорость, к их частоколу приближался Иван.
  - Э, человечишка, вали отсюда! - громко зарычал Иштар и с грохотом спрыгнул со своей башни. Обнажив двуручный клинок, он направился в сторону Крага.
  - Отставить панику. Разве можно так обращаться к гостю? - подняв руку вверх, отчего Иштар мгновенно остановился, словно вкопанный, усмехнулся Краг. - Какими судьбами, Горычев? По какому вопросу прибыл? Клинками померяться аль браги орочьей отведать? - все еще не спуская с лица радостного оскала, спросил Краг у, остановившегося рядом, Горычева.
  - Человека разыскиваю одного, - спокойно и без лишних действий, плавно выбравшись из седла, ответил Иван. Хоть он и пробыл тут недолго, факт узнавания его фамилии уже практически перестал его удивлять. В сознании Горычева уже даже начинали появляться предположения, что кто-то бегает и раздает листовки направо и налево с его изображением.
  - Если ищешь Велиаса, то сожалею. Вы с ним разминулись, - слегка смутившись от хладнокровия гостя, поспешил разрушить грандиозные планы Ивана Краг. - Сказал, что направляется дальше на поиски сторонников его грандиозных планов.
  - Куда именно он направился? - многозначительно хмыкнув, перебил собеседника Горычев. Опоздание на встречу не входило в его планы. Он и так слишком долго гоняется за Велиасом.
  - Можно я отрублю ему голову, Краг? Один удар и одной проблемой станет меньше, - наконец, не выдержал и заступился за главу Иштар. Метя кончиком лезвия в голову Ивана он, по всей видимости, представлял кровавый фарш на ее месте и уже думал, как использовать оставшиеся части его бесполезного тела.
  - Нарушаешь мои приказы, Иштар? - чувствуя, как постепенно подступает кровь в голову от наглости подчиненного, недовольно прорычал Краг. - Живо в таверну!
  - Считай, что тебе повезло, человечишка, - убрав оружие, тихо заворчал орк. - Даже думать не могу о том, что вы его защищаете, - направившись в сторону ворот, обиженно закончил он.
  - Твоя задача делать, а не думать. Не дорос еще, чтобы мысли появились, - уже не так агрессивно, но все еще с чувством собственного достоинства выругался Краг в спину Иштара. Недовольно сплюнув, он повернулся обратно к Ивану, который уже успел забраться обратно в седло. - Черт, вы все Горычевы такие, что ли? Может, дашь лошади отдохнуть с дороги? Пусть с Камильхэйма до нас не самый близкий.
  - На это нет времени, - развернув Зезету, бросил через плечо Иван.
  - Видимо, тебя не интересует информация о дальнейших планах Велиаса? - словно случайно, чуть ли не шепотом спросил Краг. - Как жаль.
  - Стоп, так ты знаешь, куда он направился? - резко развернув лошадь обратно к варвару, заинтригованно спросил Иван.
  - Может и знаю. Может, нет. Однозначного ответа все равно дать не могу, - разведя руками и медленно направившись в сторону ворот, усмехнулся Краг.
  - Нет, стой! Пожалуй, ты прав и Зезете действительно не повредит отдых, - быстро нагнав варвара, попытался начать дружелюбную беседу Иван. - А ты пока расскажешь мне о дальнейших планах Велиаса. Хорошо?
  - Ты у нас что, хитрый самый, что ли? А может, я передумал тебе рассказывать? Язык, вот, взял да в узел завязался, говорить не могу даже, - издевательски спросил Краг. - Если хочешь, то привяжи лошадь у ворот и направимся в сторону командного пункта. Перед всеми я не собираюсь выдавать планы Велиаса.
  - Отлично! - быстро примотав лошадь за уздцы к опоре башни и погладив ее нос в попытках успокоить, без тени сомнений задобрил Крага Горычев.
  - Шикарно. Как закончишь - догоняй, - задумчиво потянул Краг и направился вдоль улицы из деревянных домов в сторону крупного здания в центре. Молча перепроверив узел и потрепав гриву Зезеты, Иван быстро нагнал варвара.
  
  Здания в деревне были однотипными. Бревенчатые, темные дома с достаточно большим расстоянием между ними. Очевидно, задумывалась подобная архитектура для маневров в случае необходимости.
  По улицам деревни, помимо титанов с зеленой кожей, бегали низкорослые, практически по пояс Ивану коротышки. Своей походкой они больше всего напоминали крабов. Сгорбившись, они перемещались чуть ли не боком. Вместе с небольшими клинками на поясах, ничего, кроме легкой усмешки и небольшой дозы сочувствия у Горычева они не вызывали.
  По рассказам Крага, эти существа были одной из разновидностей орков. В случае если ребенок рождался недоношенным - получались они. Местные называли их гоблинами за внешний вид и сомнительную угрозу, которую они могли из себя представлять.
  Также, совершенно свободно по деревне перемещалась различная живность. От обычных коров и коз до странных созданий, внешне напоминающих помесь быка и кабана. Толстые, неуклюжие, злые, с рогами и клыками. Каждый раз, проходя мимо и громко фыркая, они вызывали массу восторга у Крага, который с удовольствием наблюдал за реакцией Ивана на них.
  - Заходи. У меня тут беспорядок, правда, но... чувствуй себя, как дома, - отворив дверь крупного, двухэтажного здания, гостеприимно предложил Краг.
  Кивнув, Иван зашел внутрь. Теплом и уютом веяло из каждого уголка дома, пока они шли на второй этаж в сторону кабинета Крага. Несмотря на свой внешний вид, и предположительную принадлежность к зеленой расе, варвар оказался весьма домовитым. А единственный беспорядок, который удалось заметить Горычеву - это брошенная на, самодельный кожаный диван, кольчуга.
  - Что ж, здесь нас не должны услышать, - пригласив гостя в кабинет, Краг зашел следом и подошел к столу, заваленному бумагами. На секунду окинув его взглядом, он так же стремительно отошел к стеллажу с оружием, принявшись с удовольствием его разглядывать. По всей видимости, собирать орудия убийства было чем-то на подобии хобби для Крага. Или он просто хотел освоить все возможные способы красочно расчленять врага? В любом случае, сомнений не вызывала повышенная увлеченность этим делом у варвара. Словно не замечая гостя, он воссоединился со своей стихией.
  - С нетерпением жду вашего рассказа, - подойдя к столу, попытался вернуть Крага к цели его визита Иван. Получив в ответ лишь недовольное шиканье, он невольно пожал плечами и принялся разглядывать свертки на столе. Из недр одного из них виднелось нечто на подобии самодельной карты. Взвесив все за и против, Горычев вновь взглянул в сторону Крага. Тот, по-прежнему, разглядывал оружие. Сомнений не было, нужно действовать.
  Собравшись с мыслями, он набрал в грудь воздуха и громко, театрально чихнул. Ловко засунув сверток с картой во внутренний карман плаща, он провел пальцем под носом, словно чувствовал себя виноватым за столь громкий шум.
  - Будь здоров, - пожелал Краг, обернувшись лицом к Ивану. Сжав за спиной руку в кулак, и практически моментально разжав, он вернул добродушную улыбку на свое, измученное баталиями лицо. - А, рад, что ты уже подошел к столу. Сейчас, найду кое-что и можно приступать, - подойдя к Горычеву и взволнованно зашуршав свертками, продолжил он. - Черт, кто взял карту? Представляешь, да? У своего же лидера воруют, средь бела дня!
  - Нет у них совести. Жестче тебе нужно с подчиненными, - злорадствуя тому, что смог остаться незамеченным, поддал жару в огонь Иван. - Может тогда так, на словах объяснишь?
  - Да, попробую. Спускаешься на этаж ниже, там будет дверь. Она ведет на улицу. Далее, посмотришь по сторонам. Справа от тебя будет дорога, ведущая к нашему тренировочному лагерю. Его ты сможешь легко определить по высокому забору вокруг и столбам. Вот там я буду ждать тебя через десять минут, - сплюнув на пол и толкнув гостя плечом, проходя мимо, Краг направился в сторону выхода. - И не пытайся покинуть деревню. Одно неверное движение и можешь считать себя покойником.
  - Хорошо, извини, я верну на место! - вытащив сверток, попытался было оправдаться Горычев.
  - Отставить! Теперь уже ничего не исправишь. Воровство - это одно, но ты продолжил нагло скрывать кражу, едва я тебя в ней уличил. Я бы простил Велиасу твой проступок. Ты мог бы просто спросить, в конце концов! Ты можешь исправить собственный ляп, но ты никогда не сможешь взвалить вину за него на кого-то другого, - громко прикрикнув, перебил его Краг. - Поединок, десять минут, один на один, - с силой хлопнув дверьми, закончил варвар свою пламенную речь, оставив Горычева одного.
  - Вот блин... - тяжело вздохнув, пытаясь осознать ситуацию, в которую попал, Иван свернул карту и засунул обратно к себе в карман. - Если эта здоровая хреновина меня не прикончит, то потом придушит Анита! Просто замечательно!
  Закончив разговор с самим собой, он гневно засунул руки в карманы и вышел из кабинета. Руководствуясь полученными координатами, Горычев направился в сторону тренировочного поля, о котором ему столь высокопарно рассказал Краг.
  
  Периодически оглядываясь по сторонам и замечая на себе косые взгляды жителей, Иван вдруг начал потихоньку осознавать весь масштаб трагедии. Очевидно, любые новости, связанные с вождем племени, разлетались среди местных практически мгновенно. Едва успев добраться до ворот площадки, ему уже удалось услышать громкий рев трибун.
  Остановившись перед входом, Горычев взглянул на небо. Белые, толстые и надутые от собственной важности облака монотонно мчались в известном только им направлении. На секунду замечтавшись о том, как неплохо было бы стать облаком и покинуть это злосчастное место, он сделал первые, неуверенные шаги по песчаной поверхности арены.
  - Ничего себе! - невольно вырвалось из Ивана, едва он обвел взглядом арену. Трибуны были последним, что вызывало восторг в этом месте. Столбы, которые было видно еще издалека, вблизи выглядели еще более величественно, чем раньше. Словно подпирая собой небо, в высоту они достигали около метров десяти-пятнадцати, не меньше.
  - Опаздываешь, вор, - вдруг перебил размышления Горычева на тему столбов знакомый голос из-за спины. - Я уж думал ты не придешь.
  Не успев обернуться, Иван ощутил сильный удар ногой в спину. Завалившись на песок, он быстро прокатился и встал на ноги. Взглянув на своего обидчика, он дотронулся кончиками пальцев до рукояти одного из клинков. Встретившись взглядом с Крагом, в очередной раз сплюнувшим, Горычев отпустил клинок и выпрямился в ожидании дальнейших действий варвара.
  - Можешь хоть оружие обнажишь? Дам тебе десять секунд на это, - усмехнулся Краг, прокрутив в руках топор.
  - Я не стану сражаться. Делай что хочешь, - засунув руки в карманы, холодно ответил Иван.
  - Ух, какие мы. Ну что ж... все видели, что я дал тебе шанс, - прикусив нижнюю губу, Краг загадочно улыбнулся, дотронувшись топорищем до песка. Выждав еще немного в надежде, что оппонент все же изменит решение, он резко замахнулся оружием и помчался в его сторону.
  Едва заметив топор, метящий ему в голову, Горычев поймал момент и присел на корточки. Видимо, Краг успел предвидеть подобный ход и вместо того, чтобы завалиться по инерции на песок, лишь ловко развернулся, ударив Ивана по выставленным перед лицом ладоням ногой. Пролетев несколько метров, он с треском врезался в один из столбов арены. Мигом позже, в сантиметре от его шеи в столб влетел топор, прижимая шею Горычева древком.
  - Попался? - усмехнулся Краг, направившись в сторону Ивана, отчаянно пытающегося вырваться из ловушки. Подойдя вплотную и надавив рукой на древко, он самодовольно оскалился ему прямо в лицо. - Сдаешься, Горычев?
  - Глупый... кхе... варвар, - кашлянув кровью в лицо обидчику, он резко схватился руками за топор и ударил оппонента ногами в грудь.
  Вырвав руками оружие, освобождая Ивана из его плена, Краг завалился на спину, быстро прокатившись по песку и встав в боевую стойку. Облизнувшись и глядя, как Горычев в очередной раз подавляет в себе желание обнажить клинки, варвар вновь сделал сильный замах, помчавшись на противника.
   
  Глава 11. По пенным рекам прошлого.
  
  Раз за разом, топорище Крага пролетало в нескольких сантиметрах от Горычева, успевающего в последний момент увернуться от очередного выпада. Уходя от атак и не желая обнажить клинки, ему лишь оставалось любоваться своим отражением в, начищенном до блеска топорище оружия варвара.
  - Так и будешь строить из себя героя? Дай волю оружию! - в очередной раз неудачно замахнувшись, съязвил Краг. Последний его удар пришелся на деревянный столб, с треском и грохотом рухнувший на песок. - О, ну неужели! - радостно воскликнул он, едва заметив клинок в руках Ивана.
  - Рано радуешься, варвар, - недовольно заворчал Горычев и, замахнувшись, помчался на врага.
  Хмыкнув и легко защищаясь от жалких ударов оппонента, Краг стал постепенно отходить назад. Раз за разом, высекая искры, клинки Ивана встречались с сопротивлением в виде топора варвара, которому, казалось, совсем безразличны его выпады.
  Наконец, поймав момент, Краг увел удар обоими клинками сверху и с силой заехал плоской частью топорища в плечо оппонента. Выронив мечи, Иван пролетел через пол арены и влетел в очередной столб, прогнув его собственной спиной.
  - Ну что? Продолжим? - дождавшись, пока Горычев попытается подняться на ноги, усмехнулся Краг и по обыкновению сплюнул.
  - Ублюдок, - выплюнув скопившуюся во рту кровь и утерев подбородок, чуть слышно проговорил Иван.
  - Ты это про себя, да? - недовольно покосившись на оппонента, Краг с силой вогнал топор в песок. - Что ж, пожалуй, пора с этим заканчивать. Да и надоел ты мне уже, - хрустнув шеей, варвар поднял правую руку, направив ее ладонью в сторону Горычева.
  Неожиданно, Ивана обдал сильный порыв ветра, пронесшийся до него со стороны Крага. На мгновение, глаза варвара загорелись ярким, темно-синим пламенем. Едва глаза погасли, ветер утих.
  Недоумевая, Горычев огляделся по сторонам. По всему периметру, в его сторону метили тысячи тонких, блестящих на солнце ледяных игл. Постепенно формируясь из воздуха, они пополняли собственные ряды все новыми и новыми иголками.
  Сообразив, что смерть достаточно близко подобралась к нему, Иван нашел взглядом клинки. Вздохнув полной грудью и понимая, что другой возможности нет, он помчался в сторону Крага.
  Схватив по пути клинки, и пытаясь обогнать приближающиеся со спины иглы, Горычев старался быстрее добежать до своей цели. Замахнувшись в нескольких метрах от Крага, он нанес сильный удар в поднятый вверх топор. Отпустив рукояти впившихся в древко клинков, он с силой ударил кулаком Крага в грудь.
  Иглы, потерявшие контроль со стороны хозяина, замедлились, но все еще двигались в направлении Ивана. Заметив это, Горычев сделал варвару подсечку. Не теряя больше ни секунды выигранного времени, он запрыгнул на упавшего Крага, нанося кулаками бесчисленные удары по лицу.
  Наконец, не выдержав порыва со стороны Ивана, варвар потерял сознание. Мгновением позже, иглы долетели до Горычева, разлетевшись в нескольких сантиметрах от тела, обдав его водой. Потеряв сознание, Краг потерял и контроль над собственными иглами, отчего те просто растаяли и более не представляли никакой угрозы.
  
  - Ох... - попытавшись подняться, но ощутив у себя на горле что-то острое, потянул Краг.
  - Очнулся, наконец? - усмехнулся Иван, держа клинок в области кадыка оппонента. - Сильно же я тебя потрепал. Все ваши уже разошлись давно.
  - Ясно... - откинувшись назад, грустно улыбнулся варвар. Теперь его взгляд был прикован к плывущим по небу облакам. Без каких-либо забот, без проблем, без кровопролитных боев и осад. Словно двигаясь к неведомой цели, они неторопливо, но уверенно продвигались навстречу бесконечности. Только сейчас ему удалось понять, почему Горычев любовался ими перед боем. Теперь и ему хотелось стать облаком, лишь бы не быть здесь сейчас. - Что ж, ты одержал честную победу. Я принимаю смерть от твоей руки.
  - Видимо, я тебя потрепал сильнее, чем думал, - убрав клинок в ножны, виновато хмыкнул Горычев.
  - У нас такой порядок. В наших традициях мужчина должен принять смерть тогда, когда его еще можно назвать таковым. Ты одержал доблестную победу над более умелым, выдержанным и сильным бойцом. И я сочту за честь умереть от твоей стали, - нахмурив брови, Краг чуть наклонил голову. Теперь ему открылся вид на упоительные старания Ивана освободить свой клинок из плена его топора. - Мы не люди. Мы не цепляемся за жизнь, как вы. Старый орк - всего лишь старый орк, но уже не мужчина.
  - Мог бы уже и догадаться, что меня не особо волнуют ваши правила, - второй клинок оказался вбит внутрь сильнее, чем первый. Даже придерживая топор ногой, и пытаясь вытянуть клинок двумя руками, успех казался недостижимым. - От оборотня избавился, от эльфов сбежал. Теперь мне что, тебя убить? Ты даже не похож на орка-то.
  Лениво усмехнувшись, Краг приподнял правую руку, направив ее в сторону топора. Несколько ледяных игл, чуть не задев ногу Горычева, влетели в клинок, выбив его из плена.
  - Спасибо, - спешно спрятав второй меч в ножны, кивнул Иван Крагу. Подняв тяжелый топор, он подошел обратно к варвару. - Держи. Твоим людям нужен правитель. Такой, как ты. Я не приму твою смерть.
  Слегка поколебавшись, Краг все же поднялся и взял свой топор. Грустно взглянув на свое, слегка потрепанное ударами Ивана, лицо, он недовольно сплюнул и спрятал оружие за спину. На мгновение призадумавшись, он резко протянул Горычеву, изрезанную шрамами, руку.
  Кивнув, бывший соперник спешно пожал ее. В тишине, они оба покинули арену.
  
  - Слушай, а как ты это сделал? - уже бредя по сумеречным улицам крепости, и мирно обсуждая подробности прошедшего поединка, неожиданно спросил Иван.
  - Что именно? Ледяные иглы? - дождавшись кивка, Краг рассмеялся и с силой хлопнул Горычева по плечу. - Будем считать, что это мой маленький секрет. Не хотелось бы рассказывать об этом человеку со стороны. Даже тебе.
  - Хорошо, не вдаюсь в подробности, - потерев пострадавшее плечо, заворчал Иван. - Может, хоть объяснишь тогда, почему ты не зеленый?
  - Интересный вопрос. Хотя, мог бы и сам уже догадаться, что я родом не отсюда, - невольно усмехнувшись, Краг толкнул дверь таверны, пропуская Горычева вперед.
  - Неужели? - пройдя под рукой у варвара, с интересом спросил он.
  - Да. Мой дом Камильхэйм. Э, Хрекшер, две кружки гоблинского крепкого, мне и моему гостю! - прорычал Краг, едва переступив через порог. Кивнув, на удивление стройный орк в темных рясах и с потрепанной книжкой на поясе у стойки, тут же умчался вглубь помещения. Скорее всего, "гоблинское крепкое" хранилось отдельно в погребе, специально для подобных случаев и подальше от любопытных глаз.
  Проводив его взглядом, Краг довольно уселся на свободную скамейку с бортом для спины у окна. Подождав, пока Иван сядет напротив, он самодовольно взглянул на собеседника и вытащил из-за пазухи его, честно украденную, карту.
  - Что? Как? Почему она у тебя? - пробежавшись руками по карманам, удивленно протараторил Горычев.
  - В бою нужно быть более внимательным. Я успел ее вытащить вместе с записками, когда ты набросился на меня, - вытаскивая послания Велиаса и пробегая по ним глазами, не скрывал своего самодовольства Краг. - Вот, держи.
  - Спасибо, наверное, - забрав у варвара свои ценные бумажки, и поспешно спрятав их от греха подальше в карман, недовольно заворчал он.
  - Ты еще обидься. Сегодня тебе удалось одержать великую победу и сохранить жизнь своему оппоненту. Не думаю, что столь маленькое, и вполне справедливое после твоего поступка преступление с моей стороны способно пошатнуть твою эйфорию, - на мгновение, Краг прервался на Хрекшера, принесшего две крупные бадьи с пенным пивом. Поблагодарив хозяина таверны за быстрое исполнение, он дождался, пока тот вернется за прилавок. - Что ж. Насколько мне удалось понять, тебя всюду направляет Велиас, верно?
  - Можно так сказать, наверное, - отпив немного из кружки и погрузившись в воспоминания о феерическом визите к длинноухим, усмехнулся Иван.
  - Хорошо. Кто он тебе? Вы носите одну фамилию, и между вами чувствуется сильная связь. Не думаю, что это просто совпадение, - довольный своей догадкой, Краг махом проглотил большую часть пенного содержимого, с интересом посмотрев на Горычева.
  - Горычев - не моя фамилия. Я Мальфор Валлен. А с Велиасом мы просто старые друзья, - решив не раскрывать лишнюю информацию, предпочел снова солгать Иван. - Мы знакомы еще с детства. А фамилия помогает мне в его поисках, не более чем.
  - Вот как чувствовал, что ты не его родственник! - радостно воскликнул Краг. - Не пойми неправильно, конечно. Ты сильный боец, но тебе далеко до него. Как и мне, в принципе, - закончив мысль, варвар окликнул Хрекшера, потребовав еще пива. - Сейчас Велиас направился в Самаркеган. Если хочешь его перехватить, то лучшего момента не придумаешь. Мало кто задерживается в том городе меньше, чем на неделю. На моей карте место отмечено, можешь не переживать по этому поводу.
  - Спасибо, - решив поверить на слово Крагу, Горычев не стал вытаскивать карту, а предпочел отпить еще немного из кружки. - Думаю, у меня есть еще немного времени. Может, поведаешь мне свою историю? Как так вышло, что выходец из Камильхэйма руководит племенем... ну, скажем, другой расы?
  - Ха, так и знал, что ты это спросишь! - громко рассмеялся варвар, осушив добрую половину принесенного сосуда. - Хорошо. Так или иначе, я в долгу перед тобой за сохраненную жизнь. С чего начать?
  - Ох, даже не знаю. С самого начала, наверное?
  - Хм... ты ведь знаешь о "великой войне"? Верно? - с интересом поинтересовался варвар.
  - Да, разумеется, - улыбнувшись, предпочел сократить рассказ Иван.
  - Ого! Не каждый день встретишь гостя в Империи, кто знал бы ее историю, - удивился Краг, но получив благодарный кивок, поспешил продолжить. - Видишь ли, после столкновения Империи с проблемой оборотней, ПЛОК получил абсолютную власть. Они могли убивать любого, кто выглядел хоть как-то враждебно настроенным. И мой отец стал жертвой этой группировки. Ну, ПЛОК - это своеобразное подразделение по ликвидации любой опасности, грозящей Камильхэйму, - поймав недоумевающий взгляд Ивана, поспешил расшифровать необычную аббревиатуру для него Краг. - Узнав, что за его голову уже успели назначить пригоршню имперских, отец бросился в бега. Оставив нас с матерью, он отправился в Самаркеган. Обещал, что вернется, как только все уладится. Что сейчас у него просто нет другого выбора. Буквально через несколько дней, к нам наведались и сами ПЛОКовцы. Укрывшись в погребе, я лишь отрывками слышал их разговор. ПЛОК требовал информацию от моей матери. Ничего не добившись от нее, они обнажили оружие. Бой продлился недолго. Когда дело касалось ПЛОКа, все вопросы решались быстро. Даже сейчас, против многих из них я не хотел бы выступить в открытом бою. И я остался один. Дом перешел во владение Империи, а значит, оставаться в нем я более не мог. В противном случае, со мной бы поступили также. Без крова, еды, поддержки. Я оказался на улице. Один.
  Краг замолчал. То ли на него так влиял алкоголь, то ли ему просто было болезненно вспоминать детство. Понять было трудно.
  Попытавшись хоть как-то скрасить для себя рассказ, он наигранно оскалился и допил остатки пива. Благородно чмокнув, он вновь окликнул Хрекшера. Даже не успев получить очередной заказ, орк умчался в погреб, чем варвар явно был доволен.
  - Тогда мне было всего восемь. Прошел день, два. На четвертый день уже начали появляться мысли о том, что мне следовало вылезти из укрытия. Умереть там, вместе с матерью. Вся эта ситуация не давала мне покоя, но ничего поделать я не мог. Самостоятельно направится на поиски отца в Самаркеган - сравни самоубийству. Сдаться имперцам и стать тренировочной мишенью тоже не радовало. Попробовать вступить в легион - как-то не хотелось. И я просто сел на дороге недалеко от ворот города. Бороться с системой, которую тщательно наладил Александр, уже не было никакого желания. Я стал ждать своего конца, - поблагодарив Хрекшера, поставившего очередную пару кружек на стол, Краг продолжил. - Но одной ночью все изменилось. Меня подобрал Фаршанал, орк, занимавший достойное место в ПЛОКе. Несмотря на свое высокое положение, отвести меня в город было бы слишком опасно. И мы ушли в лес. Он накормил меня, напоил, отогрел у костра. Тогда я поведал ему свою историю. Внимательно выслушав, он лишь сказал, что ничуть не удивлен. В ПЛОКе давно ходили слухи о том, что было бы неплохо устранить любого, кто не состоит у них на службе и способен при этом держать оружие. Особенно в свете новой угрозы. Не желая мириться с насаждением добра и узурпацией имперских земель справедливостью, беглые преступники основали свое собственное братство под началом лорда Куцу. На тропу войны с империей вышел Горизонт, - Краг вновь замолчал. Его взгляд был прикован к пенке на верхушке святого напитка варварского племени. Она словно напоминала ему о холоде и одиночестве, что пришлось ему пережить в детстве. Практически допив до дна и подождав, пока Горычев тоже притронется к своей кружке, варвар продолжил свой рассказ. - Для Фаршанала я стал чем-то вроде знака свыше. Что пора что-то менять. И мы ушли в леса. Там нам и удалось встретить их, зеленых собратьев Фаршанала. Они были дикарями. У них не просто не было каких-то наук, культуры, искусства и прочих признаков цивилизации. Они даже не умели толком разговаривать. Их общение происходило, в основном, за счет рычания и взаимных увечий. Как ни странно, с ними Фаршанал очень быстро нашел общий язык. Он дал им то, чего им так не хватало. Святой напиток богов, греющий душу и сердце, спасающий от одиночества и снимающий с любого ответственность за все тяготы нашего мира. Он принес им имперское пиво.
  - Пиво? - усмехнулся Иван, но тут же прильнул губами к кружке в надежде, что злобный взгляд Крага - лишь случайность.
  - Да. Оно стало чем-то вроде награды за каждое их достижение. Им удалось крайне быстро освоить речь, грамоту, искусство боя. У них зародилась своя культура, обычаи. Фаршанал стал для них чем-то вроде мессии. В честь его даже назвали эту твердыню Фаршаном. Это был настоящий триумф интеллекта над безмозглыми существами, - закончив очередную кружку и чувствуя, что хмель начал захватывать его разум, Краг облокотился на стол, подперев рукой голову. - Собственно, тогда он и захотел ввести иерархию. Это сильно упростило бы процесс руководства, да и дало бы оркам новый толчок в их бесконечно быстром развитии. Когда разделение власти в крепости было окончено, подошел вопрос о советнике. По мнению орков, я был слишком молод, да и сам Фаршанал не хотел обременять меня тяготами политической жизни в мои пятнадцать лет. Из всех орков был выбран сильнейший на то время боец, Даблион. Под его руководством начались вылазки на эльфийскую крепость Мивуд, до этого считавшуюся орками проклятым клочком земли. Из одного из своих походов, они привели девушку. Молодую, энеричную, упорно пытавшуюся отбиваться от странных, зеленых созданий, тащащих ее неизвестно куда. Ее звали Кэйт. В свои семнадцать, она обращалась с луком так, как имперские легионеры за всю жизнь не способны научиться. Решив сохранить ей жизнь, Фаршанал принудил ее заниматься со мной стрельбой из лука. Наверное, не стоит говорить, что вскоре у нас закрутился роман. Возможно, она просто хотела использовать меня. А может, между нами и правда что-то было. В любом случае, сейчас судить уже слишком поздно, - заметив, что Хрекшер принес очередную бадью, уже не дожидаясь приказа, Краг нехотя, но кивнул в знак благодарности. Отпив немного и проведя рукой по лицу, пытаясь прогнать сонливость, он продолжил. - Началась вторая "великая война". Много доблестных воинов отдали свою жизнь, сражаясь за мир. Сам же Фаршан понес большие потери. Не смотря на то, что руководил войском Даблион, неудачу твердыни списали именно на Фаршанала. Да и сам Даблион умудрился сбежать с небольшим отрядом в разгар сражений, и искать его для придания орочьему суду было слишком затруднительно. И тогда я сделал очередной глупый поступок, о котором до сих пор жалею. Дабы спасти его от гнева его собственных людей, я вызвал Фаршанала на бой за власть над Фаршаном.
  Оглядевшись по сторонам и убедившись, что никто не подслушивает, Краг еще немного отпил из кружки. По всей видимости, его рассказ подошел к очередному трудному моменту.
  - Во время боя я нанес ему множество увечий. В ответ, Фаршанал лишь раз за разом царапал меня и бил тыльной стороной кастетов. Тогда я не понимал, почему он это делает. Считал, что он лишь пытается меня унизить перед зрителями. Лишь спустя годы я понял, что он всего лишь не хотел случайно навредить мне. Убить меня, но тогда я был слишком ослеплен жаждой победы. Крик толпы будоражил кровь. Я хотел показать все, на что способен. Когда бой подходил к концу, я впервые воспользовался ледяными иглами. В тайне от орочьего сообщества и от своего наставника я изучал искусство, которое показал мне в детстве отец. Как бы то ни было, это поставило точку на сражении. Израненного и практически бездыханного, Фаршанала унесли его единомышленники. Вместе с ним, они покинули Фаршан навсегда. Тогда-то я и сел на трон этой твердыни, - взяв небольшую паузу, Краг осушил кружку и с силой поставил ее на стол, чуть не проломив его. - Кэйт стала моей супругой. Но вскоре, ее стала пугать моя жажда власти и методы руководства. Сотни наложниц, бесконечные сражения, убийства за убийствами. Ее светлой, эльфийской натуре было трудно понять меня. И она сбежала. Просто сбежала! Я долго пытался ее вернуть, пытался! Но...
  Не закончив мысль, Краг неожиданно завалился на стол. Вскоре, по трактиру пронесся благородный храп вождя Фаршана. Алкоголь, наконец, взял свое. Варвар мирно уснул.
  - Шесть кружек? Стареет, - съязвил Хрекшер, подойдя к столу. - Будешь ждать, пока он проснется, или ему передать что-нибудь?
  - Наверное, все же поеду. Передай ему мою благодарность за рассказ, - допив остатки в своей кружке, попросил Иван и встал из-за стола. - Если повезет, то переговорю с Кэйт. Быть может, еще не все у них потеряно.
  - Смотри сам. Не думаю, что Краг оценит, - забрав посуду, усмехнулся Хрекшер. - Смелый ты. В такое-то время, в пьяном виде и в лес. Эх...
  Хмыкнув и помотав головой, пытаясь прогнать сонливость, Горычев сверился с картой и спешно покинул заведение. Теперь основной, трудновыполнимой задачей был поиск выхода из Фаршана. Перед глазами все плыло, а в темноте это лишь добавляло охапку трудностей.
  Блуждая по городу и периодически встречаясь с тем или иным, никому не нужным, уличным украшением твердыни, ему все же удалось найти выход из города. На его удивление, другой орк, сменивший Иштара, без каких-либо лишних вопросов отвязал Зезету и помог Горычеву забраться наверх. Видимо, его предупредили о возможном побеге. Либо, после боя на арене, орку не особо хотелось перечить странному гостю.
  Попытавшись, было, что-то сказать на прощание, Горычев смирился с заплетающимся языком и просто благодарно кивнул стражнику, дождавшись, когда тот отворит ворота. С силой ударив Зезету под ребра, от чего та встала на дыбы и пулей помчалась по ночным, лесным дорогам, Иван вскоре исчез из поля зрения орка.
   
  Глава 12. Не верь никому.
  
  Путь до Камильхэйма оказался на удивление приятным, быстрым и обошелся без форс-мажорных ситуаций. Единственное, что слегка выбило Ивана из колеи - Макуро, на протяжении получаса отчитывающий его за вождение в пьяном виде.
  Ворочаясь под одеялом в знакомой ему комнате в трактире, пытаясь скрыться под ним и наоборот, сбрасывая время от времени, Горычев не выдержал и открыл глаза. Как оказалось, возмутителем беспокойства был ворон, вспорхнувший с одеяла на подоконник, едва Иван заметил его. Судя по небольшим ссадинам на руках и груди, он отчаянно пытался разбудить Горычева когтями. Видимо, в надежде поскорее передать записку, привязанной к его лапке.
  Недовольно вздохнув и выбравшись из своей теплой берлоги, сев на край кровати, он вдруг заметил, что его одежда опять аккуратно сложена на стуле.
  Попытавшись вспомнить подробности ночных приключений, Иван почувствовал сильную боль с правой стороны лба. Аккуратно дотронувшись ладонью и ощутив некое инородное тело в виде шишки, он вспомнил, как Анита, увидев его пьяным и грязным после боя с Крагом, разбила об его лоб чашку. Дальше воспоминания обрывались. Видимо, после сильного удара их просто не было.
  - Да, сейчас, сейчас, - попытался успокоить Горычев ворона, оглушительно каркнув с подоконника в попытках напомнить о своем существовании. Отвязав от его лапки записку и погладив на прощание за хорошую работу, он уселся обратно на кровать. - "Приветствую! У меня появились кое-какие дела неподалеку от Самаркегана, поэтому мне нужна твоя помощь. Сможешь меня подменить, пока я занят буду? Если все прошло так, как я думал, то Краг должен был передать тебе карту. Не сомневаюсь, что она уже у тебя. Когда все будет сделано - сразу же пересечемся, хорошо? И да, на твоем месте я бы нашел пару человек для сопровождения. Путь предстоит неблизкий, но думаю, ты должен легко с ним справиться. Боевой удачи тебе! Твой "друг", Велиас.".
  Почесав затылок, Иван скомкал бумажку. Несомненно, другом себя Велиас в записке назвал исключительно из-за разговора с Крагом. Но как он узнал? Не мог же он все это время находиться в Фаршане, пока он с варваром мило беседовал о прошлом Камильхэйма. Или он посетил таверну уже позже? Но почему тогда они не пересеклись?
  Отбросив вопросы и решив, что успеет все это спросить при встрече, Иван встал с кровати, лениво потянувшись. Быстро нацепив на себя одежду, без сомнения аккуратно сложенную именно Анитой, он несколько раз недовольно одернулся. Шишка на его лбу не скупилась напоминать о себе при каждом прикосновении.
  С горем пополам, одевание было успешно завершено. Обдав лицо холодной водой, и быстро срезав небольшую щетину карманным ножиком, заточенным специально под подобное использование, Горычев покинул комнату, направившись вниз по лестнице.
  К счастью, Аниты не было на месте. Хоть сейчас ее помощь была бы просто неоценимой, ее присутствие могло бы привести к череде болезненных воспоминаний и подколок. Вместо нее, за столиком выпивало два человека в серых, блестящих доспехах. Один со светлыми волосами, другой с темными. Лицами они были похожи на братьев, даже при сильных различиях. Пожалуй, самой сильной чертой их различия было оружие. С одной стороны на стол было облокочено два клинка, с другой - двуручный палаш. Вдохнув полной грудью, Иван нагло подошел к ним и с силой положил карту на стол.
  - Мужики, заработать не хотите? - не дав возможности переполошившимся рыцарям начать ругаться, тут же спросил он. После вчерашних разговоров с Крагом, он прекрасно понимал, что лучше не показывать слабость и мягкость в этих местах. Да и долго подходить к разговору ему тоже не хотелось - слишком уж долго и нудно это было.
  - Ха! Спрашиваешь? Слышал, Вериан? У нас есть возможность получить пару имперских! - радостно прикрикнул темноволосый рыцарь. Вериан же, от радостных криков собрата по оружию усмехнулся, подавившись пивом.
  - Не вижу ничего смешного. Мне нужны сопровождающие до Самаркегана, - недовольно покосившись на усмехнувшегося рыцаря, отрезал Иван.
  В воздухе повисла тишина. Словно обрабатывая полученную информацию, рыцари молча смотрели на Горычева. Казалось, будто они без слов пытаются отговорить озадаченного Ивана от подобной затеи. Вериан же и вовсе оторвался от пива, чуть не пролив его на пол.
  - Ты уверен, что правильно произнес название города? - наконец, выдавил из себя брюнет, нарушив тишину.
  - Да, уверен, - слегка недоумевая, отчего Самаркеган вызывает в рыцарях такое обильное беспокойство, гордо заявил Горычев. Переглянувшись со своим светловолосым другом, темный вновь посмотрел на Ивана.
  - Хорошо, мы поможем, - отодвинув в сторону кружку, и мысленно повесив себя за соглашение на безумное предложение незнакомца, пообещал темноволосый рыцарь. - Как собираешься добираться? Через пустыню или по берегу?
  - Пустыня - это эта? - показав пальцем в пустой участок между лесами Камильхэймом и Самаркеганом, спросил Горычев. Получив одобрительный кивок, он сложил карту и засунул ее обратно во внутренний карман плаща. - Тогда да, через пустыню.
  - И когда планируешь отправляться? - вновь переглянувшись с напарником, спросил брюнет. - Нам бы за вещами сходить, да и с родными проститься было бы неплохо.
  - Ну, через полчаса, может час, - слегка смутившись от заявления собеседника о прощании с родными, неуверенно ответил Иван.
  - Чудно. Тогда... - встав из-за стола и убрав палаш в ножны, начал темный. - Около конюшни через полчаса. До встречи.
  Проводив взглядом рыцарей и слегка успокоившись, Горычев уселся на освободившееся место. Оглядевшись по сторонам в поисках хоть еще какой-то помощи, и убедив себя, что ему достался самый лучший вариант в виде двух бравых рыцарей, Иван вскоре начал скучать и, наконец, засопел, облокотившись о стол.
  Едва успело пройти полчаса, как его начало будить нечто, методично толкая в плечо. Как оказалось, рыцари уже давно вернулись и ждали, когда проснется их бравый работодатель.
  - Вроде, мы договаривались пересечься около конюшни, - заворчал темноволосый, едва Иван открыл глаза. - Мы-то уже успели подумать, что ты нас обмануть решил.
  - А? Да, извини, уснул, - встав из-за стола и лениво потянувшись, Горычев прошел между рыцарями в сторону выхода. - Чего стоим? Идем!
  - Сам опоздал, так еще и командует теперь, - заворчал темный, направившись следом. Слегка помявшись, за ним пошел опомнившийся Вериан.
  Как оказалось, рыцари оставили своих коней у входа в трактир. Постояв на месте, вспоминая, где именно находится стойло, Горычев предложил рыцарям пока перепроверить, все ли они взяли с собой. Получив одобрение, Иван же направился в сторону, наконец обнаруженного, стойла.
  С радостью заметив еще с входа Зезету, и с ходу запрыгнув на нее, он спешно выскакал на улицу, поблагодарив конюха за работу. Добравшись до напарников и поругавшись, что они еще не расселись по коням, Горычев щелкнул поводьями, умчавшись в правильном, если верить карте, направлении. Не теряя времени, рыцари быстро закрыли сюртуки с вещами и поспешили следом.
  Пожелав Макуро доброго утра, Иван огляделся по сторонам. Дорога вела одна, вверх в лес. К сожалению, орки не догадались нанести дороги на свою карту, и теперь придется руководствоваться указателями. Сверившись на всякий случай с картой, и дождавшись, пока рыцари догонят его, Горычев сложил ее и убрал обратно во внутренний карман плаща. Попрощавшись со стражником, три бравых путешественника ускакали в лес.
  
  С момента, как они покинули город, прошло уже несколько часов, когда на горизонте начали вырисовываться очертания песчаных барханов. По пути, дабы хоть как-то занять себя и потянуть время, Иван предложил своим спутникам рассказать о себе.
  Темноволосого рыцаря звали Луксор. Вместе со светлым Верианом они познакомились несколько лет назад, в имперском легионе. Через полгода службы, они покинули легион, перейдя в стан так называемых "вольных рабочих". Грубо говоря, стали работать на того, кто больше платит. На протяжении долгого времени Александр не одобрял подобную систему, но наличие наемников на территории Камильхэйма оказалось крайне удобным. Не нужно кидать в бой своих людей, когда можно просто купить человека, способного сложить свою жизнь за обещанную горстку имперских.
  Наконец, Иван, вырвавшись вперед, выскакал на небольшую поляну. Отсюда уже было видно, как трава и густой лес плавно редеет и переходит в песчаную, безжизненную пустыню. А сильный ветер, несущий песчинки и странное тепло в их направлении, лишь убавлял желание продвигаться дальше.
  - Заночуем здесь, - убедившись, что Луксор с Верианом успешно остановились позади, развернул лошадь Горычев. - Продолжим утром. Не думаю, что это хорошая идея отправиться путешествовать по пустыне на ночь глядя.
  - Так точно! - быстро согласился Луксор, неожиданно смутившись и отскакав в сторону, к деревьям. - Эй, все сюда! - неожиданно крикнул он.
  Как оказалось, не случайно. Прямо под деревом лежал небольшой, деревянный щит и окровавленное кайло, инкрустированное драгоценными камнями и дорогим металлом.
  Спрыгнув с коня, Луксор подошел ближе. Убрав щит, он нашел то, по всей видимости, что искал. Прямо под щитом оказалась небольшая горстка серы. Проехавшись по ней пальцем и растерев, он вытащил из сюртука небольшую колбочку. Набрав в нее как можно больше вещества, он плотно закупорил ее деревянной пробкой.
  - Гномы. Здесь убили одного. Но, возможно, он не единственный, - поймав на себе озадаченный взгляд Ивана, объяснил Луксор. - Умирая, они оставляют от себя небольшую горстку серы. Во многом, чтобы врагу и диким животным не достались их останки, гномы, умирая, сжигают себя. Страшные существа, хоть и жутко полезные. Я собираю их останки, как трофеи. Да и не только гномов, если уж на то пошло. Целая коллекция уже в сумке! Из разных племен, разных возрастов, разных рас! Как-нибудь покажу, если время будет, - гордо заявил Луксор, оттягивая край сумки и открывая вид на несколько десятков колбочек с разноцветным прахом.
  - Надоел уже со своими гномами, - недовольно заворчал Вериан, успев привязать своего коня, пока его напарник гордо хвастался колбочками. - Вы как хотите, а я за хворостом.
  - Я тогда, пожалуй, поищу что-нибудь поесть. Дорога предстоит долгая, а в пустыне особо не поохотишься, - проводив взглядом Вериана, лениво потянул Луксор. - Если не трудно, поставишь палатку? Она у меня среди вещей где-то должна быть, - усмехнулся он, вытащив из недр очередного тюка, привязанного к боку бедной лошади, охотничий лук и стрелы.
  - Попробую, - взяв за уздцы коня Луксора, нехотя пообещал Горычев. Привязав коней и успокоив Зезету, он принялся за поиски загадочного тюка с палаткой.
  Оказалось, что найти его было достаточно легко. Он был самым большим и находился на удобном, видном месте. Оглядевшись по сторонам и заметив для себя, что напарники еще не вернулись, он тяжело вздохнул и оттащил содержимое сюртука к деревьям неподалеку от лошадей.
  Изловчившись и умудрившись поставить все, как нужно, Горычев с радостью заметил, что Луксор с Верианом уже приближаются к лагерю. Быстро разведя костер, и мирно поужинав, команда завалилась спать. После долгого дня в дороге, сон напал быстро. К тому же отъезжать предстояло рано утром, дабы как можно дальше продвинуться за день по пустыне, и здоровый сон стал бы прекрасным подспорьем в предстоящем пути.
  
  Первым на утро проснулся Вериан. Кинув взгляд на спящих товарищей, он зевнул и вышел на улицу. Погода стояла на удивление хорошая. Трава вокруг палатки покрылась утренней росой, а из-за горизонта уже лениво выкатывалось солнце.
  Потянувшись, он все же решил пока не будить команду и направился в сторону лошадей. Убедившись, что все на месте, он направился в лес, дабы провести время с пользой и найти что-нибудь на завтрак.
  Проснувшись, и увидев, что Вериана нет на месте, Иван выскочил наружу. С облегчением заметив, что его лошадь на месте, а от вчерашнего костра остались лишь тлеющие угольки, Горычев решил пока изучить местность. Сверяясь с картой и высматривая оптимальный путь для продвижения, он заодно собирал хворост, что попадался на пути.
  Наконец, ближе к одиннадцати, из царства Морфея вернулся и Луксор. Медленно и нехотя встав, он оделся и вышел из палатки. У костра уже сидели, мирно беседуя, Иван и Вериан, а на огне перед ними жарилась куропатка.
  - С добрым утром, - виновато поприветствовал своих товарищей Луксор и зевнул.
  Одобрительно махнув в его сторону рукой, Иван пригласил его сесть. Дважды повторять не пришлось.
  Поев, Горычев с Верианом решили потренироваться на мечах, пока Луксор самоотверженно собирал вещи. Встав последним и не получив нагоняя от напарника и работодателя, сейчас это было лучшим, чем он мог бы заняться на благо команды.
  - Значит, вот тут... - показав пальцем на карте на разрыв посреди горной цепи, попытался объяснить тактику дальнейшего продвижения Иван. - Можно сократить. Думаю, что лучше всего будет проехать именно там.
  Одобрительно кивнув, Вериан и Луксор поскакали вслед за Горычевым. Тропа, которую он выбрал, проходила через "Ущелье дракона". Благодаря Вериану, удалось выяснить, что свое название оно получило из-за необычного камня на входе. Судя по его рассказам, каменный проход в ущелье сильно напоминал широко открытую пасть дракона. На просторах Империи даже была красивая легенда о том, как драконы хотели оградить горную цепь Кайлара от нежелательных гостей, но один выступил против всех. Когда горы были установлены, он пожертвовал собой, пробив дорогу для людей и став частью горной цепи. Доподлинно не было известно, правда ли это, или просто красивое совпадение, но кто, когда и зачем сделал подобный проход - было в любом случае непонятно.
  
  Продвижение по песку давалось трудно. Увязая в песке, под палящим солнцем, да и с тюками наперевес, кони очень нехотя двигались вперед. Видимо, это было одной из основных причин, почему продвижение из Камильхэйма в Самаркеган не особо приветствовалось местными жителями.
  Хотя кони были далеко не основной проблемой, волновавшей Ивана. Уже на протяжении нескольких минут Вериан напевал себе под нос какую-то песенку, а издалека доносился странный шум, разлетающийся по пустыне. Словно сотни летучих мышей кружили где-то поблизости.
  Вскоре, необходимость угадывать ушла сама по себе. Из-за песчаных барханов, постепенно приближаясь, неслось черное облако. Остановившись, Иван озадаченно пытался разглядеть, что именно движется в их сторону. Уже мигом позже, ответ вызвал еще большую кучу вопросов. В направлении команды продвигалась стая существ с телом льва, жалом скорпиона и большими, кожаными крыльями.
  - Мантикоры! - неожиданно воскликнул Луксор, резко развернув лошадь. Пытаясь хоть как-то заставить уставшего коня двигаться быстрее, он раз за разом щелкал поводьями. Вериан и Иван решили не спорить и последовали его примеру, поскакав следом.
  - Выбора нет, придется дать бой! - нагнав Луксора, крикнул Вериан, пытаясь перебить голосом шум крыльев приближающегося со спины врага.
  - Ты с ума сошел? Один удар и ты покойник! - попытался перекричать напарника Луксор.
  - Вериан прав, - нагнав рыцарей, спокойно вставил Иван. - Если другого выбора нет, то лучше погибнуть, сражаясь, а не убегая.
  Тяжело вздохнув, Горычев остановил и развернул Зезету. Заметив, что Иван настроен серьезно, Вериан выскочил из седла, выхватив клинки, и встал рядом. Нехотя, Луксор все же проскакал еще немного, большой дугой, и остановился около напарников. Вытащив лук и сделав несколько неудачных выстрелов, он грустно взглянул на Вериана. Ни секунды не сомневаясь, и даже не подавая виду о своем волнении, он держался гордо, ожидая, когда враг будет достаточно близко для начала атаки.
  Убрав лук, Луксор неожиданно выпрыгнул из седла и, обнажив палаш, помчался прямо на приближающуюся стаю, надеясь выиграть время для напарников.
  - Ты что творишь? - громко крикнул Вериан бросившемуся вперед Луксору.
  - Я возьму их на себя! Придумай, как их одолеть можно! - замахнувшись палашом, проорал он в ответ. Однако вся его гениальная стратегия рухнула, когда, словно не замечая его присутствия, основная часть мантикор ринулась в сторону Ивана и Вериана. Обернувшись и помчавшись следом, Луксор завалился на песок. Со спины на него налетело одно из этих странных существ, впившись клыками в шею.
  Отодрав кусок мяса, существо с удовольствием набросилось на павшую добычу, раздирая рыцаря на куски клыками и когтями.
  - Черт! - заметив, как на тело Луксора налетело еще несколько мантикор, громко выругался Вериан. Отбиваясь клинками от острых когтей, он перевел взгляд на Ивана. Тот сражался с несколькими мантикорами, кружащими вокруг и периодически пикирующими на него, метя в лицо жалом.
  Наконец, Иван оступился и покатился вниз по песчаному бархану. Воспользовавшись моментом, ближайшее из враждебных существ попыталось попасть жалом в лицо Горычеву. Из-за небольшой выемки, однако, под удар попал только глаз, получивший полную дозу яда, которую планировала выпустить в него мантикора.
  Докатившись до подножья бархана, Иван, все еще пытаясь махать клинками, еле-еле держа их в руках, резко выронил один и схватился за пострадавший глаз. Все тело обожгло невыносимой болью. Корчась и пытаясь как-то защищаться, он вскоре сдался и завалился на песок.
  - Мертв? - крикнул с горы Вериан, положив клинок обратно в ножны.
  - Да, милорд, - принюхавшись, ответило ему одно из существ человеческим голосом. Поймав на себе недоумевающий взгляд собратьев, которые планировали уже спокойно пообедать мертвым Горычевым, он пожал плечами и что-то им прорычал. Смутившись, несколько ближайших прорычало что-то в ответ, но от прямого приказа отказаться они не могли. Взмыв крыльями, стая вскоре покинула поле боя, открывая учиненный ими хаос. Повсюду виднелись окровавленные следы, несколько растерзанных тел, мертвые лошади и недоеденный Луксор.
  Лениво осмотревшись и найдя взглядом мертвую лошадь Луксора, Вериан спешно отцепил сумку с важным, стратегическим запасом праха. Окинув на прощание поле боя взглядом, он исчез в появившемся из-под песка столпе пламени.
   
  Глава 13. Ущелье дракона.
  
  С момента атаки прошло несколько часов. Постепенно покрываясь слоем песка и сливаясь с местным пейзажем, едва живой и периодически подергивающийся от боли Иван по-прежнему лежал у подножия бархана. Каждый удар редко бьющегося сердца разносился эхом по всему телу. Словно защищая хозяина от невыносимой боли, тело никак не хотело дать ему проснуться. Наконец, когда солнце почти скрылось за горизонтом, и пустынный жар сменился легким, прохладным бризом, он начал приходить в себя.
  Поддерживая глаз в закрытом состоянии и тяжело дыша, Горычев все же поднялся на ноги. Его рука до сих пор прочно сжимала клинок, которым он пытался отбиваться от врага. Не успев даже понять, почему он не может выпустить из руки меч, Иван взвыл от боли. Спина, суставы, конечности - все разом защемило, не давая ему даже подвинуться.
  Завалившись на песок, он кашлянул кровью и, опершись рукой, попытался встать. Перед открытым глазом все поплыло, а уже через пару секунд, в рот вновь набежала кровь.
  Перевернувшись на спину, он вновь взвыл, но уже не так сильно, как раньше. Боль постепенно стала уходить.
  Отдышавшись, он аккуратно дотронулся до пострадавшего глаза. Как оказалось, очень зря. Все, что он ощущал до этого - теперь ему показалось обычной царапиной. Несмотря на корочку из запекшейся крови и песка, успевшей образоваться у него на пострадавшем глазе, боль была просто невыносимой. Секунды растянулись в вечность. Теперь каждая попытка подвинуться сопровождалась новым приступом по всему телу.
  Пытаясь терпеть боль, Иван замер. Постепенно, она отошла и, решив, что лучше пока будет не трогать пострадавший глаз, Горычев вновь встал на ноги, засунув клинок в ножны.
  Быстро найдя взглядом второй, слегка засыпанный песком, меч, он медленно побрел в его сторону. Нагнувшись над ним, Иван замер. Несмотря на темноту, в нем отчетливо было видно отражение его лица. Как оказалось, глаз вовсе не был закрыт. Из клинка на него смотрел человек с одним нормальным глазом и вторым, бордово-красным, окруженным коркой. В центре красного глазного яблока красовалась маленькая, черная точка. Видимо, это был его зрачок, пытающийся пробиться через плотные слои полопавшихся сосудов.
  Наморщив лоб и вернув клинок на историческую родину, в ножны, Горычев забрался на бархан. Кровь и останки уже почти не было видно под песком, а растерзанные лошади лежали неподалеку в куче. Видимо, мантикоры побросали их вместе, дабы позже придаться трапезе. Возможно, они пытались сбежать, едва всадники покинули их, но также тщетно, как и сами же всадники.
  Сглотнув и заметив Зезету с выпотрошенным брюхом, Иван подошел к куче. Глаза верной лошади все еще были открыты и иссушены полностью от блуждающих по пустыне ветров.
  Опустив ей веки и потрепав гриву, Горычев вновь огляделся. Тело Луксора было теперь похоже на вскрытые консервы. Когда-то блестящие, стальные доспехи на его растерзанном теле были изодраны практически в клочья. До такой степени, что туда спокойно бы поместилась лапа одного из этих странных существ. Почти все внутренности были выедены, а останки теперь разлагались в суровом пустынном климате.
  От Вериана и вовсе не было видно даже следов. Решив, что его тело утащили с собой мантикоры, Горычев вытащил из кармана карту. Не имея ни малейшего представления, где именно он находится, ему оставалось лишь надеяться на благоговение удачи. Судя по карте, со всех сторон пустыню окружал лес, а примерно посередине проходила горная цепь, к ущелью которой изначально продвигалась команда.
  Взвесив все за и против, Иван все же направился вглубь пустыни. В любом случае, продолжать путь было бы разумнее, чем остаться на месте или пытаться искать дорогу обратно. Да и сама перспектива получить потом письмо в виде "ха-ха, я так и знал, что ты не справишься!" не особо радовала пострадавшего Горычева.
  
  Через несколько часов пути глаз вновь дал о себе знать. Только вместо боли, теперь он сбивал с толку Ивана, полностью окрашивая в красный цвет окружающий мир. За свое детство он привык периодически видеть красный мир, но в основном это проявлялось при эмоциональных перепадах. Сейчас же, мир словно сам выбирал, когда ему удобнее стать красным.
  Неожиданно, в красной части мира промелькнула картинка. Вдалеке, среди песчаных барханов, спрятался небольшой оазис. Помотав головой и попытавшись взглянуть в том же направлении одним только здоровым, Иван слегка опешил. Здоровый глаз не хотел видеть ровным счетом ничего там, где красный увидел спасительный участок песчаных просторов. С несколько секунд подумав, стоит ли ему полагаться на больную часть тела или нет в выборе маршрута, Горычев все же направился в сторону оазиса. Терять все равно уже было нечего, а если глаз прав, то шансы успешно добраться до Самаркегана хоть как-то, да возросли бы.
  Бредя в гордом одиночестве по холодному, ночному песку, Иван вдруг заметил, что картинка перестает быть красной. Больной глаз, оказавший ему огромную услугу в обнаружении спасительного водоема, вновь захлопнулся, не желая слушаться хозяина.
  Решив не отвлекаться на эту проблему, Горычев ускорил шаг и уже вскоре его ноги ступили на мягкий, зеленый, травяной покров, окружающий собой небольшой пруд. Завалившись на колени и прильнув к воде, он вдоволь напился и умыл лицо. В воде отражение было видно куда лучше, чем в клинке и ему, наконец, удалось полностью рассмотреть весь масштаб трагедии. За минут пятнадцать, что прошли с момента, как глаз захлопнулся - между веками уже успела образоваться корка, никак не желающая поддаваться ни воде, ни ногтям.
  Попив еще немного, Иван снял плащ и укутался им, словно одеялом. Закинув руки за голову, он устремил взгляд в небо. На темном, как сама ночь, небосводе высыпали яркие, холодные звезды. Изрядно успев устать за время пути, периодически перебиваемого болью в суставах и глазу, он вскоре мирно засопел. Отдохнуть перед предстоящей дорогой сейчас казалось лучшим, что могла предложить пустыня в лице одного маленького, но столь дорогого Горычеву оазиса.
  
  Проснувшись с первыми лучами пустынного солнца, Иван лениво потянулся и сверился с картой. По его смелым предположениям, оазис на карте был отмечен небольшой точкой. Оттолкнувшись от этого, он быстро смог рассчитать примерный короткий путь до Самаркегана. Как и раньше, он вел через ущелье, хоть теперь он был гораздо ближе к нему, чем раньше. Все еще теша себя надеждами, что карта все же ориентирована на север, Иван сверился с солнцем и вскоре продолжил свой путь.
  
  На то, чтобы добраться до ущелья, у него ушло несколько часов. Еще издалека любые сомнения о том, что оно должно называться именно "драконьим" улетучились в небытие. Как и говорил Луксор, вход в ущелье был до боли похож на драконью голову. Сам же горный хребет делил собой пустыню на две части и был настолько высоким, что солнечные лучи практически не попадали в само ущелье.
  Собравшись с мыслями и вволю налюбовавшись драконьей головой, Иван переступил через каменные клыки. Обернувшись и взглянув последний раз на солнечное, ясное небо, он тяжело вздохнул и побежал вперед, стараясь хоть как-то сократить себе путь до выхода.
  Вскоре, на горизонте уже засиял свет выхода. С каждым шагом, свет в конце туннеля становился все ярче. Сердце бешено билось. Темный коридор посреди огромного горного хребта, наконец, останется позади и Горычев сможет спокойно продолжить свой путь дальше. Навстречу новому городу, Самаркегану.
  Словно прочитав его радостные мысли, точка резко исчезла, а в нескольких метрах перед Иваном с жутким грохотом приземлилось что-то огромное, тяжело дышащее и, по всей видимости, настроенное весьма недружелюбно.
  - А ты еще что такое? - недовольно пытаясь разглядеть существо в темноте, из которого были видны лишь яркие, желтые глаза на высоте в метрах пяти от земли, огрызнулся Иван. Обнажив клинки, он прищурился здоровым глазом и крепче сжал рукояти. - Ну, отвечай, у меня нет на тебя времени!
  Однако, в следующую секунду, ему уже пришлось прокатиться по земле. В место, где он только что стоял, влетел огромный огненный шар, вырвавшийся из пасти нового противника, осветив тем самым часть туннеля. Громадные, кожаные крылья, исполинских размеров черное туловище рептилии, огромные, когтистые лапы и суровая, полная животного гнева морда. Дракон заслонил собой большую часть прохода и единственное, что мог сделать Иван - дать бой чудовищу.
  - Шикарно, - поглядывая на потухающий огонек в месте, откуда он успел сбежать в последний момент, потянул Горычев, глядя в глаза дракону. Судя по тому, что тот затих, создание пламени требовало немного времени. - Ну, что ж...
  Не успев договорить, Иван помчался вперед. Дракон резко ударил лапой о стену и осыпал тоннель градом камней. Маневрируя между падающими валунами, Горычев добежал до дракона и с силой воткнул клинки ему в брюхо.
  Громко взревев, от боли или досады, дракон поднялся с места, чуть не утащив за собой Ивана вместе с его оружием. Успев выдернуть мечи, Горычев быстро промчался через образовавшуюся брешь и, отпрыгнув от, ударившего по земле хвоста, помчался дальше навстречу свету в конце.
  - Давай же, ну, - уклонившись от нового огненного шара, выпущенного ползущим сзади драконом, чуть слышно заворчал себе под нос Иван. В сложившейся ситуации, ему нужны были оба глаза, дабы лучше ориентироваться в пространстве. С одним глазом у дракона появлялось небольшое преимущество. Если не считать размеров, силы и возможности выстреливать огромными, огненными шарами, то у него было, как минимум, на один глаз больше.
  Дракон был все ближе. Не имея особой возможности свободно лететь в пещере, он полз по ней, словно ящерица, запуская один огненный шар за другим. И вот уже камни, отваливающиеся от стены под весом громадных лап, начали практически падать Горычеву на пятки. Казалось, еще пройдет пара секунд, и пасть дракона сомкнется, хрустя косточками горе-героя.
  Неожиданно, перед здоровым глазом все поплыло. Свет в конце стал более размытым, а звуки приглушились. По щеке потекла теплая капля крови, а пострадавший глаз, с колоссальной болью, открылся.
  В следующий миг, вся пещера окрасилась в бледно-красный цвет. Мир показался Ивану более медленным, а сам дракон - вдруг стал не таким устрашающим, как был раньше.
  - Что за... - чуть слышно спросил сам у себя Горычев, заметив, как падающие камни теперь окружала какая-то странная, белая дымка. Обернувшись через плечо на дракона, он с легким ужасом для себя заметил, что белая дымка окружает и его.
  Белая дымка полностью повторяла очертания предмета, возле которого находилась. И буквально с разницей в секунды три, предмет передвигался на место белой дымки, которая, при этом, двигалась дальше.
  Дымка была все ближе. Теперь валуны обходились Иваном практически на автомате. Куда больше его беспокоило приближение дракона. Вдруг, возле пасти образовался огромный, белый шар, сменившийся пламенем.
  Нырнув под падающий валун, и с радостью заметив, что вся сила выпущенного пламени пришлась на глыбу, Иван сделал стремительный рывок, побежав быстрее. В конце уже виднелись очертания пустыни, а значит, ему оставалось только сделать последние несколько шагов. Каждый из них теперь эхом отдавался по всему его настрадавшемуся телу. Еще чуть-чуть.
  Прыгнув вперед и прокатившись по песку, он резко вскочил на ноги, повернувшись лицом к ущелью и крепко сжимая клинки. Вылетев из своего ущелья, дракон громко взревел и растворился в лучах солнца, оставив за собой лишь медленно исчезающий, черный силуэт.
  - Ублюдок, - прокрутив клинки и загнав их обратно в ножны, выругался вслед исчезающему образу Иван, и громко закашлял. Под тяжестью собственного тела, он упал на колени, и какое-то время смотрел на свои, двоящиеся в глазах, руки.
  Отдышавшись и успокоившись, он зажмурил глаза, пытаясь вернуть изображение в норму. Простояв так с полминуты, он глубоко вздохнул и выпрямился, чуть слышно хрустнув спиной.
  Вновь сверившись с картой, прикрываясь рукой от назойливых солнечных лучей, Иван с радостью заметил, что от ущелья до Самаркегана идти около нескольких часов. Если, конечно, можно было верить орочьей карте.
  Решив не терять время, Горычев накинул плащ на голову и устремился вдаль, навстречу неизвестности, старательно посматривая по сторонам. Здоровому глазу было трудно наблюдать за местностью, а вот пострадавший чувствовал себя более чем прекрасно. Хоть было немного странно идти по какому-то красному миру, но, все же, это было лучше, чем постоянно щуриться и рисковать потерей зрения. Теперь на пути к спасительному городу оставалось одно единственное препятствие - сама пустыня.
   
  Глава 14. Самаркеган.
  
  Близился полдень. Солнце поднималось все выше, и песок уже буквально плавился под ногами Ивана. Добравшись практически до зенита, оно беспощадно палило и без того настрадавшегося Горычева, отчаянно пытающегося спрятаться в тени собственного плаща. Ноги отказывались слушаться, руки онемели от тяжести плаща, а из больного глаза теперь неустанно сочилось что-то желтое с мерзким запахом. Все вместе крайне недоброжелательно сказывалось на боевом духе Горычева, а самочувствие все больше напоминало собой приближение неминуемой смерти.
  Он не знал, сколько времени уже прошло. Сколько еще пройдет прежде, чем он увидит стены города. Когда кончаться бесконечные барханы. Да и последние несколько минут откуда-то издалека доносился громкий шум.
  Руки резко опустились, и Иван плашмя упал на песок. Шум становился все громче. Решив, что это очередная стая мантикор, или, возможно, что-то еще хуже, он взглянул на прощание в небо. Вокруг не было населенных пунктов. Сил на сражение не осталось. Его мучала боль, жажда, усталость и собственная слабость. Опустив голову и закрыв глаза, Иван мысленно попрощался со всем, что было ему дорого, ради чего он сражался все это время, и стал ждать, когда смерть возьмет свое.
  - Эй, ты живой? - неожиданно вместо боли от укусов или еще чего похуже, прозвучал голос откуда-то сверху. Только сейчас Горычев заметил, что шум, который ранее неумолимо нарастал, сменился шелестом, словно от складываемых корабельных парусов.
  Чуть повернув голову, Иван открыл глаза. Около него стоял человек, одетый в светлые одежды поверх светло-коричневых, кожаных доспехов. Попытавшись дотянуться до рукоятки клинка, Горычев лишь судорожно протянул руку, и она тут же завалилась на песок, привлекая на себя внимание подошедшего.
  - Да, вижу, - улыбнулся человек. Он и еще несколько человек вдалеке, судя по всему, были местными караванщиками. Остальные члены команды столпились на палубе причудливого транспорта, напоминающего собой крупный деревянный корабль, поставленный на огромные колеса.
  Часть команды складывала паруса. Видимо, именно этот шелест и услышал Иван, когда движение стихло. Судя по носу корабля, направленного против ветра, паруса складывались из-за отсутствия попутного.
  Впереди, щелкая пастью и нежась в лучах солнца, словно радуясь внезапному отдыху, было впряжено с десяток крупных ящеров. Наверное, они были нужны, дабы тащить за собой судно в отсутствие ветра.
  - Давно тут лежишь? - присев на колено рядом с Горычевым, спросил человек, но тут же вновь улыбнулся, помогая ему подняться. - Ладно, можешь не отвечать. Алиса!
  - Да, бегу-бегу, - поспешила ответить идущая навстречу Ивану и незнакомцу девушка, взбежав на бархан. Подхватив Горычева под вторую руку, она озадаченно посмотрела на его больной глаз. - А что у него...
  - Потом, - быстро отрезал мужчина, перебив Алису. - Принеси ему воды, - махнув рукой подчиненным, дабы те спустили трап, обратился он к ней. - И живо!
  - Бегу уже, - усмехнулась девушка, но тут же вновь нахмурилась, едва Иван тяжело кашлянул.
  - Не паясничай, - недовольно цокнул языком мужчина, напряженно глядя на подобранного им незнакомца. - Сам стоять можешь?
  Проворчав что-то невнятное в ответ, Горычев лишь еще сильнее закашлял. Посадив его на пол, мужчина тяжело вздохнул и посмотрел в сторону трюма, откуда уже возвращалась Алиса с ведром воды в руках.
  - Долго ты что-то, - недовольно заворчал он, отвернувшись к команде и наблюдая, как они заканчивают последние приготовления к длительной поездке. - Скукожится совсем уже так.
  - Ты только и можешь, что жаловаться? - состроив сильно недовольное лицо, ответила Алиса, помогая Ивану пить. - Мог бы и сам чем-то полезным заняться, для разнообразия.
  - Глупости, - усмехнулся он в ответ. - У меня и так самая ответственная работа на борту. Командовать вами.
  - Так командуй, а не строй из себя неведомое нечто...
  - Спасибо, - оторвавшись от ведра, чуть слышно перебил Алису Иван. Резко обернувшись к нему, она попыталась улыбнуться, но тут же выронила ведро, едва успев поймать, потерявшего сознание, Горычева.
  - Отнеси его вниз, я пока сбегаю в больничное крыло, - незаметно для себя, властно приказала Алиса. На мгновение зависнув, она почесала затылок и виновато потупила взгляд.
  - Хорошо, - спокойно ответил мужчина, вызвав легкое недоумение на лице Алисы. - Только действуй быстро. Ран много, да и за глаз его боюсь.
  - А? Да-да! - оживилась она, умчавшись в противоположную от трюма сторону.
  Проводив ее взглядом, мужчина недовольно цокнул языком и поднял Ивана на руки. Лицо Горычева казалось ему сильно знакомым, но он, все же, решил оставить лишние вопросы до более подходящего момента.
  Переложив его, дабы было хоть как-то удобнее нести, мужчина направился в сторону трюма. Оттуда путь вел в каюты, где осталась койка, погибшего не так давно, корабельного смотрящего.
  
  - Просыпайся, - послышался Ивану через сон голос Алисы.
  - Что-то случилось? - потихоньку приходя в себя, лениво спросил он, найдя взглядом девушку. Только сейчас он смог увидеть ее без накидки. Милое, молодое и слегка смущенное лицо ясно улыбалось, заботливо разглядывая рану.
  - Ну, мы уже приехали, - улыбнувшись чуть шире, ответила Алиса. - Если хочешь, можешь с нами пройтись, но, думаю, у тебя тут и своих дел хватает, раз ты пешком пошел через пустыню.
  - Я шел не пешком, - потянул Иван, чуть потупив взгляд.
  - Как бы то ни было, - прикусив нижнюю губу, понимая, что затронула какую-то больную тему, поспешно вставила Алиса. - Надеюсь, что рана больше не будет беспокоить. Я обработала ее ядом мантикор. Странные они создания. Их собственный яд способен вылечить от ранений, полученных от них же.
  Слегка смутившись, но, все же кивнув, Горычев встал с кровати. Проводив взглядом, покинувшую каюту, Алису, он накинул плащ и вышел на мостик.
  Солнце сильно пекло. Проведя несколько часов в каюте, его тело уже и вовсе забыло о том, насколько трудно находится на улице. Единственным спасением сейчас был легкий ветерок, хоть как-то остужавший в это тяжелое время.
  Оглядевшись по сторонам, Иван дошел до борта и спрыгнул вниз, на мостовую. К счастью, под ногами оказался не песок, успевший уже изрядно надоесть ему, а твердая почва. Прищурившись и прикрыв лицо рукой, Иван бросил прощальный взгляд на спасшее его торговое судно. Чуть заметно кивнув, он отвернулся и направился вглубь города.
  Практически все здания в Самаркегане были сделаны из желтого кирпича. Большая часть из них - похожа друг на друга. Местами - несколько домов могли легко объединяться в один, словно пытаясь сэкономить место. Однако из-за ветра трудно было разглядеть их как следует.
  Прошло около получаса блужданий по безлюдным улицам, когда, наконец, ветер начал затихать и Ивану представился совершенно новый облик города. Все здания была расписаны едва заметными, голубыми надписями на неизвестном ему языке.
  Остановившись посреди улицы, он чуть поморщился от попавшего в нос песка. Успев вдоволь налюбоваться красотами Самаркегана, он решил вернуться к цели своего визита, достав записку Велиаса из кармана. Пробежавшись по ней глазами в поисках хоть каких-либо зацепок, он лишь тяжело вздохнул и скомкал бумагу, спрятав ее обратно в карман. Единственной подсказкой, которую ему удалось найти - "торговая площадь". Поправив плащ, и недовольно хрустнув шеей, он направился вперед, в поисках торговой площади. В любом городе найти ее не доставило бы особых проблем, но когда все здания одинаковые - это слегка усложняет поиски.
  Чем ближе к центру города подходил Иван, тем больше местных жителей ему встречалось на пути. В этом городе посреди пустыни, казалось, все расы жили мирно и с радостью общались друг с другом, словно не замечая происходящих в Империи событий. Эльфы и орки, демоны, люди - все они нашли покой в этом странном месте.
  Расспросы местных не обсуждались. Судя по тому, что Велиас не показывается Ивану на глаза, у него есть на то причины. Да и сам факт обращения к кому-либо мог привлечь на него ненужное внимание. Единственное, что Горычев себе позволил - спросить о местонахождении торговой площади у местной демонессы. Попытавшись пригласить его в свое заведение, девушка, все же, подсказала Горычеву, как добраться до центра города, но с удовольствием оставила ему визитную карточку с небольшой пентаграммой. Как оказалось, ее заведение давно уже квалифицировалось на доставке на дом. Для заказа услуг, достаточно было одной капли крови, размазанной по изображению на бумаге.
  Пообещав обязательно заскочить, Иван направился дальше, незаметно спрятав полученную бумажку подальше в плащ. После боя с Крагом, ему не особо хотелось, чтобы кто-то успел украсть это из его кармана во время боя.
  
  - О, сам Мальфор Валлен! - едва Горычев добрался до торговой площади, тут же воскликнул один из торговцев. Ростом чуть выше полутора метров, круглым животом, в расшитых, богатых одеждах. Его лавка была уставлена кучей клеток с различными, экзотическими животными, а сам он радостно махал рукой. - Подходи сюда, подходи!
  Поведя глазами, Иван кивнул и направился к прилавку. Клетки были расставлены настолько плотно, что он случайно задел плащом одну из них. Громко зарычав на своего обидчика, тигренок с голубой шерстью и длинными клыками недовольно свернулся обратно в клубок, мирно засопев.
  - Весь город только и говорит о тебе! - предугадывая вопрос Горычева, поспешил объяснить торговец. - Свидетели света, высокие и мужественные эльфы считают, что ты полный профан и легко попал в их же ловушку во время восстания. Могущественные орки же думают, что ты мог бы стать достойным лидером после твоей сокрушительной победы над Крагом! Какому слуху из двух верить? Ведь они - слишком расходятся со всеми моими представлениями о тебе, странствующий воин. Иль мне дождаться песни западных сирен, дабы те смогли воспеть все твои подвиги в песнях?
  - К сожалению, оба правдивы, - с интересом разглядывая клетки, добродушно ответил Иван. - Но, я прибыл сюда по делу и...
  - Не слова больше, посланник иных миров, - зашипел торговец, прикрывая пальцем губы. - Я не хотел бы, чтобы кто-то еще услышал, какое задание я хочу дать тебе.
  - Значит, мне все-таки к тебе? - смекнул Иван.
  - Да. Велиасу, конечно, я уже заплатил, - принявшись копаться в ящиках лавки, заворчал он в ответ. - Но, если справишься быстро, могу накинуть пару тысяч имперских.
  - Уже заплатил? - нахмурился Горычев. - То есть, хочешь сказать, что я буду выполнять работу, порученную Велиасу?
  - Не совсем так, - усмехнулся торговец. - Ему я заплатил за то, что он найдет человека, который будет готов выполнить работу. Для него подобное дело провернуть - раз плюнуть, но он просто не хочет тратить на это время и силы.
  - Значит, он все-таки меня подставил? - сильнее сдвинул брови Иван. - Так не...
  - Вот, нашел! - перебил торговец Горычева, с силой положив свиток на лавку. - Считай, что это не подстава, а помощь в легком заработке. Я бы и сам легко справился, но вот, последнее время магов кормить лучше начали, - захохотал он, сильно тряся животом.
  - Можешь не объяснять, - завороженно глядя на огромное, колышущееся пузо, усмехнулся Иван. - Так, что от меня требуется?
  - Ага, значит, берешься? - радостно воскликнул торговец. - О, да будет твой путь освещен страданиями врагов твоих, доблестный Мальфор!
  - Да-да, насчет оплаты...
  - Если справишься быстро - дам три тысячи, - вновь не дал ему договорить торговец. - Больше не могу, не окупится ведь. Ну и да, Велиас оставил кое-что на случай, если ты все же справишься, так что...
  - Велиас что-то оставил? - оживился Иван, заранее представляя очередное послание. - Что ж, ладно, три так три. Постараюсь сделать все быстро. Говори, что делать нужно.
  - Вот тут все детали и координаты, - протянул торговец свиток, ранее чуть не пробивший его лавку. - Как все будет готово - жду товар здесь. Это моя лавка и никто не смеет, кроме меня, ее трогать. Да и сам участок принадлежит... скажем так, нашем братству.
  - Ага, хорошо, - развернув свиток и пробежавшись взглядом по тексту, нахмурился Иван. - Это точно все?
  - Да, более чем, - засунув руки за голову, потянул торговец.
  - Хорошо. Считай, что дело уже сделано, - спрятав свиток в плащ, пообещал Горычев.
  - Молодчина! Велиас знал, кого выбирает к себе в помощники! - оживился торговец.
  Чуть заметно улыбнувшись, он кивнул и направился обратно вглубь города, подальше от торговой лавки. По пути ему встретилась местная таверна, и, немного пораскинув мыслями, Иван решил, что заглянуть туда перед походом было бы весьма неплохо.
   
  Глава 15. Вериан.
  
  Здание таверны ничем не выделялось на фоне остальных. Единственным его отличием была вывеска, надпись на которой спряталась под плотным слоем песка. До самого здания, Иван добрался достаточно быстро и теперь стоял у двери, пытаясь услышать хоть какие-то шумы. Будучи некогда членом ордена, у него время от времени просыпалась привычка постоять под дверью. Иногда и что-то полезное можно для себя было из этого выудить, но в этой таверне - все было как-то слишком тихо.
  Постояв с полминуты, пытаясь сосредоточиться на подслушивании, он тяжело вздохнул и толкнул дверь. Внутренняя отделка сразу выдавала принадлежность города к торговым точкам. Стены были украшены картинами, по углам расставлены диковинные растения, столики - новые, еще не испорченные временем и местными старожилами. Пол был устлан большим, бордовым и пушистым ковром. У стойки - расставлены кальяны с разложенными вокруг подушками.
  Несмотря на всю эту красоту, посетителей было крайне мало. Пройдя по ковру до свободного столика, он огляделся по сторонам. За столом у окна в противоположном конце заведения сидела компания из трех человек. Все трое были одеты в черные балахоны с капюшонами, бурно что-то обсуждали и передавали друг другу трубку от кальяна. Жестикулируя, они раз за разом открывали взгляду свои белые, без кожи и плоти, руки.
  Слегка поморщившись, Иван перевел взгляд в другой конец таверны. Через два столика от людей в балахонах, сидели знакомые Горычеву существа. Четверо зеленых, высоких, широкоплечих орка распивали нечто пенное, но держались куда более тихо, чем "балахоны". Возможно, они, как и Иван, готовились к какому-либо походу, и зашли сюда, дабы собраться с мыслями перед предстоящим делом.
  Ближе всего к Горычеву сидело два эльфа. Демонстративно пройдя мимо них, пересекая ковер, он не удосужился их внимательно рассмотреть. Теперь же, сидящий к нему лицом эльф, почему-то казался ему знакомым. Да и сам эльф с интересом рассматривал его.
  - О! - наконец, неожиданно воскликнул эльф, от чего его собеседник и орки резко обернулись к Горычеву. Встав из-за стола, попутно улыбнувшись своему собрату, он уверенно направился к столику Ивана. - Да я тебя знаю!
  - Стирдиппид? - чуть нахмурившись, удивился Горычев. Вспомнить одно только имя эльфа было весьма проблематичной задачей. А сейчас, когда на нем были особые, бежевые доспехи, он и вовсе старался до последнего ошибиться в своей догадке. - А ты что здесь делаешь?
  - Вижу, помнишь, - улыбнулся Стирдиппид, пожав протянутую руку привставшего на месте Ивана. - Сейчас в Мивуде скучно. Особо ничего не происходит. Да и разведка сообщает, что все спокойно. Боюсь, тяжелые для нас времена настали, будем сидеть и корни пускать. А вот ты что здесь забыл? На лошади сюда добраться весьма проблематично, все-таки.
  - Я-то? Хм.. а тебе какое до этого дело? - усмехнулся Иван, настороженно наблюдая за садящимся напротив Стирдиппидом.
  - Да никакого, просто интересно, почему ты так далеко от спасительных стен Камильхэйма, - безразлично пожав плечами, попытался объяснить эльф.
  - Ну а все же? - повел бровью Горычев, скрестив руки на груди.
  - Что ж, ладно, - тяжело вздохнув, потянул Стирдиппид. - В этом городе море торговцев, каждый из которых готов тебя озолотить за выполнение какой-либо тривиальной задачи. Можно, конечно, и на жителей поработать, но, сам понимаешь, торговцы за золотишком не постоят. Просто подумал, что тебя могло это тоже заинтересовать.
  Слегка нахмурившись, Иван обвел взглядом таверну. Любопытные орки уже давно забыли о его существовании, люди в балахонах углубились в поглощение дыма, а эльфийский друг Стирдиппида недовольно размешивал некий странный, зеленоватый настой.
  - Хорошо. Завтра на восходе жду тебя у главных ворот, - тяжело вздохнув, вернулся к разговору Иван.
  - Шикарно, буду рад! - воскликнул Стирдиппид, вновь привлекая внимание из-за соседних столиков. - Слушай, а что у тебя...
  - Пока сам не знаю, - быстро умял тему с глазом Горычев. - Если разберусь, то расскажу. Хорошо? - чуть заметно подмигнув, пообещал он. Встав с места и оглядевшись, он спрятал руки в карманах плаща. Орки в конце таверны явно не дали бы ему поспать, набежав с вопросами об их достопочтенном Краге. Люди в балахонах тоже выглядели весьма подозрительно. А что касается самого Стирдиппида - то от дальнейших разговоров Ивану было бы трудно увильнуть. Нужно было срочно искать другое место для ночлега.
  Пройдя немного вперед, Горычев махнул рукой своему эльфийскому другу и уверенным шагом побрел в сторону выхода. Стирдиппид, вскоре, тоже встал из-за стола, вернувшись к своему изначальному собеседнику, который уже начинал потихоньку сопеть.
  Так ничего и не заказав, Иван вышел на улицу, устремив взгляд в ночное небо. Из-за горизонта уже лениво выплывала луна, а сам небосвод был усеян градом из маленьких, ярких точек. Любуясь им, и чуть слышно усмехнувшись, расслышав урчание собственного желудка, он плавно перевел взгляд на саму улицу. Тихо, безлюдно. Лишь ленивые песчинки, словно наперегонки друг с другом, гонимые легким ветром, перекатываясь, опускаясь и вновь поднимаясь. И четыре человека в блестящих, синеватых доспехах, уверенно идущие с другого конца улицы в сторону Ивана.
  - Что-то случилось? - слегка удивившись, но решив не показывать виду, спокойно спросил Горычев.
  - Нам нужно, чтобы вы прошли с нами, - прозвучал голос из-под шлема одного из подошедших. Все четверо, словно это было чем-то вроде обязательной части их формы, имели за спиной два изогнутых клинка. Лица же - надежно закрывали шлемы с прорезью в виде креста.
  - С какой целью? - невольно дотронувшись кончиками пальцев до рукояти клинка, чуть более грубо спросил Иван.
  - От вас необходима информация, - продолжил рыцарь, который, судя по золотистым полоскам на левом плече, был среди четверки лидером, и протянул Горычеву лист бумаги. С нее на Ивана смотрело знакомое ему лицо.
  - Вериан? - неуверенно оторвавшись от портрета, обратился он к человеку с полосками.
  - Хм... - задумчиво потянул человек. - Значит, это все-таки тебя привезли кочевники? Замечательно, тогда не будем задерживаться и...
  - Стойте, а если я не захочу сотрудничать? - усмехнулся Иван, уже полностью схватившись за рукоять клинка.
  - Такой вариант рассматривался... - переглянувшись с, видимо, подчиненным, потянул собеседник.
  Получив одобрительный кивок, человек резко направил ладонь на лицо Горычеву. На мгновение, яркая вспышка света ослепила Ивана, а едва свет исчез - его тело плашмя завалилось на, еще теплый, вечерний песок.
  Опустив руку, человек щелкнул пальцами и двое из его команды тут же подхватили Ивана под локти, потащив следом за своим командиром. В сторону огромной башни в центре города.
  
  - Вот он, как и просил, - затолкав Горычева в светлый кабинет на верхнем этаже башни, поспешно отрапортовал человек с полосками. В кабинете всего было бесконечно мало. Стены были монотонными, светло-бежевыми. Большая часть стены представляла собой огромные окна, высотой в саму стену. А из мебели - только стол из темного дерева, стул, шкаф и ковер.
  - Проблем не возникло? - скрестив руки за спиной и стоя спиной к двери, спросил человек у окна.
  - Никак нет! - хором ответили оба.
  - Хорошо, можете быть свободны, - приподняв левую руку, спокойно разрешил он. - Благодарю за оказанную услугу.
  Дождавшись, пока дверь захлопнется, человек вновь скрестил руки за спиной, вглядываясь в ночной город.
  - Мальфор Валлен, я понимаю? - слегка повернувшись, усмехнулся он, тряхнув светлыми, длинными волосами. Из-под них, как и у эльфов, торчало два длинных уха темного, серо-голубого цвета. Словно он тоже был эльфом, только темным. Да и вместе с фиолетовыми брюками, торчащими из-под подола такого же фиолетового плаща, украшенного красными швами, смотрелся он весьма мрачно. - Что привело вас в наш город?
  - Дела, - спрятав руки в карманах, безразлично потянул Иван. - Странно у вас тут к гостям относятся, все-таки.
  - О, не стоит за это переживать, - также учтиво прервал его человек прежде, чем Горычев начнет ругаться на что-либо еще в Самаркегане. - Вам ведь было знакомо это лицо, не так ли?
  - Не совсем понимаю... - начал, было, Иван, но в этот момент человек у окна повернулся к нему. Его лицо сейчас Горычев не мог бы спутать ни с кем другим. Те же черты, тот же аккуратный подбородок, даже тот же мрачный взгляд. - Вериан?
  От прозвучавшего вопроса, уши человека слегка дернулись, но он тут же попытался спрятать смущение за жеманной улыбкой. Медленно отойдя от окна и сев на край стола, он с интересом посмотрел в глаза гостя его кабинета.
  - Что ж, имя угадано правильно, - еще шире улыбнулся он. - Если не трудно, не могли бы вы напомнить, при каких обстоятельствах мне выпала честь познакомиться с вами?
  - В таверне в Камильхэйме. Перед поездкой в этот город, - слегка смутившись, все же попытался рассказать Иван. - Я нанял тебя и твоего напарника Луксора в качестве сопровождения. Но, в пути на нас напали мантикоры и твоего напарника растерзали. Я не нашел твоего тела и...
  - Интересно, интересно. И как, говорите, давно это было? - перебил темный эльф своего собеседника прежде, чем разговор пойдет не в то русло, в котором ему хотелось его держать.
  - Эм, несколько дней назад, - поведя бровью, спешно ответил Иван.
  - Чудно. Есть еще какие-то подробности, о которых вы хотели бы поведать? - радуясь легко полученной информации, слегка повеселел он.
  - Да нет, думаю, это все, - окончательно нахмурившись и потеряв веру в светлое будущее, потянул Иван, резко сжав руку в кулак. - Что с тобой случилось, Вериан? Куда ты пропал? Почему...
  Прежде, чем Иван закончил, темный эльф потупил взор, и улыбка бесследно исчезла с его лица. В окна забарабанил легкий дождь. На какой-то момент, Горычеву даже показалось, что погода напрямую зависит от настроения его собеседника. Но, почему Вериан ведет себя так странно?
  - Хорошо, можете идти, - неожиданно перебил его размышления хозяин кабинета, встав со стола и отойдя обратно к окну.
  - Но...
  - Повторить? - громко бросил через плечо темный эльф. - Мой брат снова объявился на территории Имперских земель, представляется моим именем. Службе надзора все труднее справится с ним и, возможно, в обозримом будущем мне придется отдать приказ на усиление контроля, а то и вовсе ликвидацию, - все так же громко, практически на одном дыхании, прокричал он. Чуть призадумавшись, эльф чуть слышно кашлянул и отвернулся к окну. - Прошу простить мою грубость, но в данной ситуации я бы хотел попросить вас покинуть мой кабинет. Не сомневаюсь, что это не последняя наша встреча, и я не хочу, чтобы вы думали обо мне плохо.
  Сглотнув, Иван чуть заметно кивнул и направился в сторону двери. Нахмурившись напоследок, он махнул рукой Вериану, но все же решил промолчать, не получив приветственного жеста в ответ.
  Едва дверь за Горычевым захлопнулась, посреди комнаты появился темный эльф, чуть ниже ростом, чем Вериан. На его поясе висело две пары ножен, одна для узкого клинка, вторая - для кинжала. Одет он был в темно-синюю, легкую куртку и темные брюки.
  - Рапортуй, - не дожидаясь какой-либо попытки заявить о себе, скомандовал Вериан.
  - Да, милорд. Он направляется в сторону Камильхэймских земель. Целью является утес. Под его началом, с ним отправится светлый эльф, один из гостей города, - не дожидаясь повторения приказа, быстро сообщил появившийся.
  - Это все? - пытаясь сдерживать недовольство в голосе, Вериан повернулся к собеседнику, крепко сжав за спиной кулак.
  - К сожалению, да. Большая часть его сознания заблокирована. Едва успев выудить эту информацию, этот отдел также был подвержен блокировке.
  - Хм... - задумчиво потянул Вериан. - Может ли это быть связано с его глазом?
  - Возможно. Если вы дадите мне больше времени, осмелюсь предположить, что мне удастся получить больший доступ к его сознанию.
  - Дозволяю, - кивнул Вериан, пробежавшись кончиками пальцев по спинке стула. - Возьми с собой Грейса. Он лучший, когда дела касается скрытного наблюдения.
  - При всем уважении, милорд, я считаю...
  - Мне прекрасно известно о бунтовщиках, - перебил Вериан. - К сожалению, мне придется прибегнуть к помощи Грейса. Слишком уж активно Горычевы ведут себя в последнее время. Не к добру это.
  - Думаю, вы правы. Простите, - присев на колено, поспешно извинился темный эльф.
  - Не стоит.
  - Как пожелаете, милорд, - произнес он и растворился в воздухе также резко, как и появился.
  Еще какое-то время глядя в точку на полу, где только что находился темный эльф, Вериан чуть слышно хмыкнул и отошел обратно к окну. К счастью, его подчиненному удалось сообщить всю полученную информацию быстрее, чем Иван скроется из поля зрения. Горычев быстрым шагом двигался в сторону западной таверны.
  - Каким образом тебе удалось это? - чуть слышно спросил сам у себя Вериан. Прильнув чуть ближе к стеклу, он грустно взглянул вдаль.
  За считанные секунды, его глаза налились кровью, а зрачки стали появляться и исчезать, как у Велиаса. Наконец, когда Иван окончательно оказался в части города, невидной из башни, Вериан отодвинулся от окна, безразлично глядя на свое отражение с яркими, красными глазами.
  Медленно моргая, он легким движением написал пальцем на запотевшей части стекла слово "как". Еще какое-то время он стоял на месте, глядя, как постепенно исчезает написанное им слово, после чего резко развернулся и направился в сторону выхода.
   
  Глава 16. Первое задание.
  
  Была уже глубокая ночь. Дождь закончился, и мокрый песок теперь назойливо приставал к ботинкам Ивана. Таверны, трактиры и даже бордели в Самаркегане закрывали свои двери на ночь и, будучи доставленным к Вериану, Горычев остался на улице без возможности заночевать где-либо.
  До восхода оставалось всего несколько часов. Решив, что все же ему стоит прилечь хоть ненадолго, Иван забрался на крышу дома. Осмотревшись по сторонам и заметив недалеко проем между двумя домами, он, недолго думая, устремился туда.
  Ровная крыша, как над головой, так и под ногами. Проем был защищен сбоку, и в нем было достаточно места, чтобы хоть как-то да удобно устроиться. Укрывшись своим плащом, словно одеялом, он бросил сонный взгляд на тихий, ночной город. Утром он снова наполнится снующими горожанами, гостями и торговцами. А сейчас можно было услышать разве что мерное сопение жителей домов, между которыми он устроился. Вскоре, и сам Иван присоединился к ним.
  
  Лениво потянувшись, пытаясь спрятаться от солнечных лучей, Горычев все же выполз из-под плаща. Солнце плавно ползло из-за горизонта, а значит, уже нужно было торопиться на встречу со Стирдиппидом, да и отправляться на задание.
  Собравшись и взглянув на крышу напротив, Иван нахмурился. Пострадавшим глазом ему удалось на мгновение заметить белую дымку. Потерев глаза, и убедившись, что дымки больше нет, Горычев еще какое-то время вглядывался в крышу. Решив, что ему все же показалось, он спрыгнул с края, стараясь как можно быстрее добраться до места встречи. Видимо, его напарник уже был у ворот, а начинать день со ссоры Горычеву не особо хотелось. Особенно с тем, кто так легко согласился помочь.
  - Опаздываешь, Штырь, - еще не успев добраться до ворот, усмехнулся Иван, пересекшись в подворотне с сонным Стирдиппидом. Бодро ударив своего эльфийского друга в плечо, он добродушно улыбнулся, спешно спрятав руку обратно в карман.
  - Сам то... - хмыкнул Стирдиппид, недовольно потирая плечо. - Э, Мальфор?
  - Нет, ничего, - оторвав взгляд от крыши, вновь улыбнулся Горычев. - Просто показалось.
  Безразлично пожав плечами, эльф поправил лук и пошел дальше по улице в сторону ворот, оставив Ивана наедине с крышей. Если утром Горычев видел одну дымку, то сейчас их было две. И в этот раз скосить на то, что ему показалось, уже не получилось бы. Слишком отчетливо он их видел.
  Постояв еще недолго с надеждой, что фигуры вновь покажутся, он хмыкнул и заинтригованно оскалился. Резко развернувшись, он быстро нагнал своего эльфийского товарища, встретившего Горычева лишь недовольным взглядом исподлобья.
  
  - Ну что? - остановившись у ворот, обратился Иван к Стирдиппиду. Единственным стражником здесь был темный эльф в доспехах. Шлем у него лежал на стойке рядом с будкой, что давало возможность видеть его недовольный взгляд. Поглаживая, периодически зевающую, черную пантеру, он словно пытался взглядом уничтожить своего светлого собрата. - Идем?
  - Мы пешком? - слегка смутился Стирдиппид.
  - А почему бы и нет? - усмехнулся Иван. - Облачно же, жарко не будет. Да и разомнемся хоть. Идти все равно недалеко.
  - Ты псих... - недовольно потянул эльф, переведя взгляд на стражника. В этот же миг, пантера сорвалась с места и, прыгнув, растворилась в воздухе, обдав Стирдиппида мягким, темным клубком дыма. - Какого...
  - Пока ты здесь, не смей даже смотреть в сторону темных, - усмехнулся стражник, едва пантера вновь появилась у его ног. - Это было первое предупреждение. Второго не будет.
  Чуть приподняв кончики ушей, Стирдиппид гордо отвернулся и нагнал, ушедшего вперед, Ивана. Позади еще были слышен ехидный смешок темного эльфа, но его уже это не особо заботило.
  - Как далеко идти хоть? - подглядев через плечо в карту Горычева, с легким интересом спросил Стирдиппид.
  - Часа два где-то. Может дольше, если ныть будешь, - пытаясь создать видимость, будто смотрит на карту, спокойно ответил Иван. Но, его куда больше интересовали периодически появляющиеся дымчатые фигуры вдалеке. С самого утра его не покидало чувство, будто кто-то следит за ним, а белые образы, появляющиеся во взгляде больного глаза, и вовсе заставляли его задуматься, что это не чувство, а реальность.
  - Два часа? - взвыл Стирдиппид, сбив Ивана с мысли. - Да я ж устану, как имперская собака.
  - С радостью выслушаю любое предложение о том, как можно быстрее добраться, - резко остановился Иван, опустив карту, и недовольно взглянул на эльфа. - Может, на лошадях? Или на ваших этих, однорогах? Заметь, у нас тут нет ни того, ни другого. Так что, отставить сопли и пошли! Дурень, - сплюнув и бросив взгляд на город, дабы вновь переориентироваться на местности, Горычев махнул плащом и направился дальше в сторону, отмеченного на карте, утеса.
  - Единороги, невежда, - пнув кучку песка, недовольно заворчал Стирдиппид. Простояв пару секунд, глядя в спину своему вредному напарнику, он тяжело вздохнул, но все же побежал следом.
  
  Прошло еще с часа полтора прежде, чем вдалеке начал вырисовываться образ горного хребта. Песок под ногами плавно переходил в твердую почву, изредка начинала попадаться трава. Посреди горной цепи находился утес, который был отмечен на карте. На фасаде утеса находилась громадная, птичья голова. По всей видимости, она была рукотворная, но после путешествия по ущелью - Иван не сомневался, что это может быть чем-то большим, чем просто орнаментом.
  - Мы почти на месте, - разглядывая башенку на вершине утеса, обернулся и громко крикнул через плечо Стирдиппиду Иван. - Еще минут пятнадцать и будем у подножья.
  - Слава Энис, - хмыкнул эльф, пытаясь спрятать припекшуюся эльфийскую шевелюру под кафтаном. Внимание Стирдиппида, глаз которого позволял ему приближать изображение, отдалось не самой башенке, а черному грифону на ее крыше. Украшение башни выглядело, как живое и вызывало легкий дискомфорт у эльфа.
  Улыбнувшись, Горычев вновь заметил белые дымки неподалеку. Дымок, по-прежнему, было две, и они старательно пытались держаться на одном уровне с Иваном и Стирдиппидом всю дорогу. То, оказываясь впереди, то появляясь где-то сзади, они словно пытались замести следы своего присутствия. Призадумавшись, он даже не заметил, как споткнулся о камень на своем пути.
  - Эй, ты чего? - едва успев поймать падающего напарника за плащ, усмехнулся Стирдиппид. - Сам же говорил, что сегодня не жарко и лучше пешком пройтись, а теперь вздумал потерять сознание?
  - Нет, извини, показалось просто, - отряхнув колено от песка, виновато потянул Иван.
  - Э... - нахмурился эльф, тут же поведя глазами и подойдя к скале. - Что дальше делать будем? Ни справа, ни слева нам не обойти, повсюду горы.
  - Значит, пойдем напрямую, - спрятав карту во внутренний карман плаща, Горычев подошел к эльфу и резко схватился за первый попавшийся выступ. Убедившись, что тот достаточно надежен, он подтянулся и полез дальше наверх.
  - Слушай, а может, поищем другой способ подняться? - наблюдая за карабкающимся Горычевым неуверенно спросил эльф.
  - Испугался? - схватившись за очередной камень, усмехнулся Иван. - Где твоя эльфийская ловкость? Идеальный шанс слиться с природой же, ну!
  - Издеваешься? - обиженно заворчал Стирдиппид, недовольно вздохнув и поправив лук на спине. Убедившись, что тот прикреплен достаточно прочно, он размял плечо и полез вслед за Иваном.
  Несколько минут прошли в молчании. Пытаясь не отставать от своего человеческого друга, Стирдиппиду приходилось время от времени зажмуриваться от летящих в него маленьких камушков и пыли. Наконец, Горычев исчез из поля зрения, забравшись на крупный выступ. Ведомый его путем, Стирдиппид смог спокойно забраться следом и не смог сдержать легкую, хитрую ухмылку, заметив, как Иван расселся на краю и наблюдает за пустынным солнцем.
  - Медитируешь? - усмехнулся Стирдиппид, сев рядом с Иваном. - Знаю, красиво, но ты, вроде как, на задании...
  - Да нет, не в этом дело, - добродушно улыбнувшись, перебил его Горычев. - Просто в такие моменты начинаешь задумываться о происходящем. Вспоминать прошлое, планировать будущее. И вот я подумал... - тяжело вздохнул Иван, гордо взглянув в глаза Стирдиппиду и нарочито растягивая паузу. - Как вниз спускаться будем?
  На мгновение, довольное и ожидающее чего-либо эпичного лицо эльфа наполнилось легким недоумением. Взглянув вниз и поведя кончиками ушей, он лишь пожал плечами, поднявшись обратно на ноги. Отряхнувшись от пыли, он спокойно взглянул вверх и сделал ровный, глубокий вдох, пытаясь хоть как-то себя успокоить.
  - Раньше об этом нужно было думать, - пытаясь изо всех сил сохранить в голосе холодное спокойствие, выдавил из себя Стирдиппид. Не дожидаясь ответа, он закрыл глаза и, отдышавшись, с силой схватился за очередной выступ. - Сначала наверх заберемся, потом уже посмотрим. Может, там обойти как-то можно будет.
  - Надо было веревку хоть купить какую-нибудь, пока в городе были, - дождавшись, пока эльф заберется достаточно высоко, полез следом Иван.
  - Веревку, ага, - отколов маленький камушек от скалы и метнув его в макушку Ивану, вновь заворчал Стирдиппид. - Так чего ты не купил ее, а?
  - А у меня есть деньги? - потерев пострадавшую макушку, саркастично спросил Горычев.
  - Ты еще и без денег? - усмехнулся Стирдиппид. - И зачем мне такой друг нужен?
  - Ты не так далеко уполз еще чтобы так говорить... - заворчал себе под нос Иван, но эльф сделал вид, будто ничего не слышал. - Сам вызвался помочь. Мог бы и сам догадаться, что нам веревка пригодится.
  - Я даже не знаю, что мы ищем, а ты мне про веревки тут, - стараясь уже не отвлекаться на Горычева, уверенно продолжил карабкаться наверх эльф. - А то лезу тут, сам не знаю, зачем.
  - Сам точно не знаю, если честно, - прозвучал недовольный голос снизу. - Знал бы, сказал бы.
  Хмыкнув, эльф с силой подтянулся на очередной выступ, пытаясь быстрее добраться наверх. Слишком уж сильно гравитация действовала ему на нервы в сложившейся ситуации.
  
  - Тихо! - оторвав губы от плоти грифона, громко сказала суккуба своим сородичам, едва расслышав голоса. - Кажется, мы здесь не одни.
  Переглянувшись, остальные суккубы мгновенно исчезли, скрывшись в полумраке башни.
  Утерев окровавленное лицо рукавом лилово-красной робы, и недовольно подернув черным, демоническим хвостом, суккуба встала с колен и подошла к двери, пытаясь хоть как-то расслышать разговор между Иваном и Стирдиппидом. Сомнений не было - враг был уже достаточно близко.
  Голоса эти были ей незнакомы, и было трудно понять, стоит ли выбежать сразу или напасть из засады. Слизнув остаток плоти грифона с кончиков пальцев, она радостно взмахнула хвостом и умчалась вверх по лестнице в виде огненного облака, вскоре полностью растворившись в воздухе, как и остальные демонессы.
   
  Глава 17. Одинокая ива.
  
  Наконец, ладонь Ивана схватилась за выступ на утесе. Забравшись наверх следом за Стирдиппидом, он бросил взгляд в сторону города и замер. С утеса открывался дивный вид на пустыню и Самаркеган вдалеке. Хоть город и находился сравнительно далеко, отсюда его было весьма отчетливо видно. Окруженный стенами, с высокой башней в самом его центре, город темных эльфов и торговцев завораживал. И даже сейчас, Горычеву казалось, что пристальный взгляд Вериана следит за каждым его шагом издалека, словно выжидая, каков будет этот самый его следующий шаг.
  Оторвавшись от пейзажа, Горычев перевел взгляд на башню, возле двери которой уже ждал Стирдиппид. В высоту она была около метров двадцати, в ширину не меньше десяти точно. А на дубовой двери красовался герб в виде красного грифона с позолоченными крыльями.
   - Черт... - чуть слышно произнес Стирдиппид, едва открыв дверь. Прямо у входа на полу лежало растерзанное и обглоданное тело грифона, повсюду виднелись кровавые разводы и куски плоти. - Мальфор, я...
  - Все в порядке, - прикрыв лицо рукой, быстро перебил его Горычев. - Останься здесь, я заберу товар и сразу вернусь. Хорошо?
  - А? Да, спасибо, - неуверенно ответил Стирдиппид, попытавшись выдавить улыбку на своем побледневшем лице.
  Проводив взглядом, направившегося в сторону ивы, эльфа, Иван тяжело вздохнул, пытаясь успокоиться. Перешагнув через порог, он чуть слышно кашлянул от ударившего в нос запаха плоти. Постояв еще с пару секунд у растерзанного тела, Иван переступил через него, устремившись вглубь башни.
  С каждым шагом, Горычев старался не терять бдительности. Темные места, укромные уголки. Держа руки как можно ближе к рукоятям клинков, он пытался разглядеть хоть что-нибудь. Если враг еще здесь, то он прячется. И было бы лучше, если бы он показал себя раньше, чем нанести удар.
  Наконец, впереди послышалось отрывистое дыхание. Выхватив клинок, Иван пробежал вперед, чуть не наступив на грифона. Его передние лапы были оторваны, одно крыло срезано, а сам он еще пытался перебороть неминуемую смерть.
  Присев на колено, и погладив полумертвого грифона, он зажмурился, ударив клинком прямо в грудь животного. Издав тихий клёкот, грифон закрыл глаза, испустив дух.
  - Желаю тебе вновь расправить крылья в ином мире, - вытащив клинок и смахнув с него капельки крови, чуть слышно произнес Иван. Оглядевшись по сторонам, он, наконец, заметил цель своего визита в эту башню.
  У лестницы, словно растущей из стены, находилась кладка. Большая часть яиц была перебита, но в Горычеве еще была надежда найти целое. Держа клинок наготове, он направился к ней.
  
  - Хм... - добравшись до ивы, чуть слышно выдавил из себя Стирдиппид, присев на колено. Проведя кончиками пальцев по корням дерева, эльф заметил на них черный налет.
  Поднеся пальцы к лицу, и недоверчиво понюхав, Стирдиппид недовольно поморщился. Черным налетом оказалась сажа. И, судя по запаху, она была еще совсем свежая. Сомнений не оставалось - за рейдом на башню стоят демоны, и Иван мог отправиться в одиночку прямо в логово врага.
  Сняв со спины лук и разделив его на два топора, эльф побежал в сторону башни, откуда уже начал доносится пронзительный, женский смех и лязг клинков.
  - А я смотрю, ты времени не теряешь, - усмехнулся Стирдиппид, воткнув топоры в спину суккубе. Пронзительно взвыв, она загорелась и исчезла, оставив от себя лишь горстку пепла.
  Со всех сторон в Ивана летели огненные шары. Теперь же, когда для демонесс появился новый враг, часть атак пришлась и на эльфа. Ловко увернувшись от метившего в голову шарика, Стирдиппид соединил топоры и, создав стрелу прямо из воздуха, пронзил грудь суккубы. Застрелив еще двух, он вновь разделил лук на топоры и, прикрываясь ими от магических атак, домчался до Горычева.
  - Ты же у нас крови боишься? - хмыкнул подбежавшему эльфу Иван, с легкостью разрубив клинком приблизившуюся суккубу.
  - Лишь кровь невинных способна пробудить страх в эльфах, друг мой, - попытался отшутиться Стирдиппид. Прикрывая напарника и отходя с ним ближе к лестнице, эльф выжидал, когда он сможет зайти за спину Горычеву, дабы быстро закончить сражение. По-видимому, сам Иван тоже догадывался о подобном варианте и старался сделать отход как можно более безопасным. - Демоны и невинность как-то совсем не сочетаются. Трудно себе представить, как демон...
  - Штырь, осторожно! - резко перебил его Иван. Уже начавший подниматься вверх по ступеням Стирдиппид получил сильный удар в спину от, вышедшей из тени, суккубы. Ее длинные когти прошли сквозь грудь эльфа, обдав лицо Горычева капельками крови. Громко рассмеявшись, суккуба исчезла в столпе пламени, вновь появившись в центре первого этажа, продолжая обстрел вместе со своими сородичами. - Штырь!
  - Я в порядке, - кое-как отбиваясь топорами от шаров, прохрипел эльф. Перед его глазами все плыло, а при каждом движении на каменные ступени капало все больше крови. - Царапина, заживет...
  Но он не договорил. Ноги Стирдиппида подкосились, и он скатился вниз по ступеням, распластавшись на каменном полу, выронив топоры. От удара о пол, из носа хлынула кровь.
  - Черт... - подбежав к товарищу, чуть слышно выругался Иван, держа клинки перед собой. Кожа на руках уже покрылась рубцами от летящих со всех сторон огненных шаров, а рукава плаща уже успели обуглиться. - Живой?
  Получив в ответ лишь невнятный кашель и глядя, как пытается опереться на руку эльф, Ван прикусил губу. Помощи ждать было неоткуда. А сама башня - постепенно окрашивалась в ярко-красный цвет, как когда-то давно, в детстве.
  - Эх, - недовольно прозвучало со стороны двери. В здание вошло две призрачных фигуры, все это время преследовавших Ивана и Стирдппида. Сейчас, когда мир Горычева стал полностью красным, он смог легко их увидеть. - Видимо, придется вмешаться...
  Едва закончив, фигуры разминулись. С обеих сторон башни послышались женские выкрики, линия огня переменилась. Суккубы, не видящие врага, были вынуждены стрелять вслепую. Пытаясь уклоняться от выпадов невидимого оппонента, раз за разом натыкались друг на друга.
  - Вроде как все, - не прошло и минуты, как вновь продолжил голос. - Отличная работа, Вэрт.
  - Да уж, скажешь тоже, - усмехнулся голос с другой стороны. - А где?.. а, вот он.
  Ответом на вопрос Вэрта послужил звон отброшенных Иваном клинков. Перевернув Стирдиппида, он разорвал часть его кафтана, пытаясь остановить кровотечение.
  - Что ж, рад, что обошлось без жертв, - постепенно приобретая цвета, холодно заметил обладатель голоса. - Мальфор Валлен, я полагаю?
  - Без жертв? - резко развернувшись, гневно бросил через плечо темному эльфу Иван.
  - Ну да, все трое целы, - также безразлично ответил темный эльф. На нем была одета мантия, похожая на ту, что носил Вериан. Только без отличительных знаков и с заметно более дешевым покроем. - Я доложу Вериану о полном успехе операции.
  - Грейс, тише, - прежде, чем Иван успел сказать что-либо опрометчивое, также окрасился Вэрт. В отличие от своего напарника, на нем была легкая темно-синяя куртка, кожаные поножи и на поясе болталось два коротких клинка. - Его друг погиб. Я полагаю...
  - Он не мертв! - не дав ему закончить, взвыл Иван. - Он жив! Жив!
  - Осмелюсь заметить... - спрятав руки за спиной, все также безразлично начал Грейс.
  - Исчезни! - пытаясь держать дрожащие от гнева руки на груди Стирдиппида, уже навзрыд закричал Горычев.
  - Ты слишком добр ко мне, человек, - кашлянув, перебил гнев Ивана эльф.
  Убрав окровавленные руки с ран, Горычев отодвинулся назад. Легкая, беззаботная улыбка на лице Стирдиппида вызывала в нем самые эмоции.
  - Штырь... - чуть слышно выдавил из себя Иван и, высоко подняв подбородок, глубоко вздохнув. - Хвала вашему дереву, ты жив.
  - Не дерево, а Энис, - усмехнулся Стирдиппид, громко закашляв. Перевернувшись на бок, он выхаркнул на пол набежавшую в рот кровь. - Но, боюсь, что я все же того.
  - Ты... ты что несешь? - резко опустив голову и схватившись рукой за плечо эльфа, удивленно воскликнул Иван. - Ты же живой! Ты разговариваешь со мной!
  - Не думаю, что ты поймешь, - неловко уведя взгляд в сторону, тихо потянул Стирдиппид. - Энис зовет меня. Она чувствует, что мне осталось недолго.
  - В бездну ваше дерево! - отвесив эльфу пощечину, все также громко продолжил Горычев. - Ты живой, Штырь, и не смей убеждать меня в обратном!
  - С такими ранами, как у него - не живут, - присев на колено рядом с Иваном и Стирдиппидом, виновато вмешался Вэрт. - Боюсь, что он прав. Энис - сильная богиня и способна поддерживать жизнь в светлых даже в течение некоторого времени после их смерти.
  - Оторви ему голову, - недовольно вставил Грейс, разглядывая пепел, оставшийся от инфернальных врагов. - Уверен, что Энис и на этот счет что-нибудь да придумала.
  Уничтожающе взглянув на своего напарника, Вэрт закрыл глаза и глубоко вздохнул, пытаясь сдерживаться от нахлынувших эмоций. Грейс ненавидел Вэрта всей душой за его любовь к светлым эльфам. Многие из сторонников Вериана активно придерживались позиции того, что светлые братья достаточно сильны и способны за себя постоять. Сам же Грейс всецело был против их существования, как и подавляющая часть Самаркеганских темных эльфов.
  - Если я прав, то Энис дала тебе время на что-то важное, светлый брат, - успокоившись, попытался улыбнуться Вэрт, встретившись взглядом со Стирдиппидом. - Мальфор, здесь есть рядом деревья? А то я не обратил внимания, когда мы поднялись.
  - На склоне стоит ива, - кашлянув, ответил за Ивана Стирдиппид. - Мальфор, если не трудно...
  - Да, конечно... - не дал ему закончить Горычев, взяв эльфа на руки и направившись к выходу.
  - Благодарю, - дав Ивану с эльфом на руках пройти мимо, чуть заметно кивнул Вэрт. Дождавшись, пока они исчезнут из поля зрения, Вэрт вновь недовольно взглянул на Грейса. - Ты что, совсем тронулся?
  - Смеешь со мной разговаривать, сектант? - мрачновато рассмеялся в ответ Грейс, не желая даже отрывать взгляда от пепельной кучки. Для него в сложившейся ситуации, эта бессмысленная кучка праха представляла большую интеллектуальную ценность, нежели напарник. - А да, я забыл... твоя мамаша ведь тоже связалась со светлыми, не так ли? Думал, я не знаю?
  Расслышав за спиной шаги, Грейс лениво поднялся на ноги и повернулся, едва успев схватить ртом воздух. В следующий миг, крепкая рука закаленного в боях Вэрта с силой прижала его за горло к стене башни. У глаза же слегка поблескивало тонкое, острое лезвие кинжала.
  - Каэндор еще услышит об этом, - пытаясь разжать пальцы Вэрта, прохрипел Грейс. - Я обещал хранить твою тайну, но если ты так хочешь...
  - Рамильда ведь тоже была из светлых, если мне не изменяет память? - чуть сильнее надавив на горло Грейса, хитровато улыбнулся Вэрт. - Ведь из-за ее смерти ты ненавидишь их? Не так ли?
  - Она была слаба. Как и все светлые. Жалкая, никчемная пародия на истинного эльфа, - чувствуя, как ноги оторвались от пола, усмехнулся Грейс. - Ее смерть лишь доказала, что я был прав, не более чем.
  - Вериан доверяет тебе, хоть и знает о твоей неприязни к светлым, - все еще держа Грейса у стены, но уже более спокойным и безразличным голосом потянул Вэрт. - И не называй его Каэндором. Это имя осталось в прошлом.
  - Возможно, для тебя оно и в прошлом, но для меня Каэндор всегда будет Каэндором, - едва ноги вновь коснулись поверхности, Грейс опустил руки и постарался тоже успокоиться, следуя примеру Вэрта. - Орден дал ему имя. Дал ему плащ. Дал ему новую жизнь, но после смерти отца он вернулся и стал править Самаркеганом. Не находишь это странным, Вэрт?
  - Ты пытаешься меня запутать? - усмехнулся в ответ Вэрт, но все же отпустил Грейса. Потирая пострадавшее горло, бывший пленник какое-то время еще гневно смотрел на него, но все же отвесил небольшой кивок. - Я прекрасно знаю историю его жизни. Его мотивацию. Его желание проследить за Горычевым. Он единственный из нас, кто видел своими глазами, на что способен их род. Не думаю, что он стал бы замышлять что-то темное, зная, что Горычевы здесь. Да и само их присутствие уже настораживает.
  - Тревожные слухи добрались и до твоих нежных ушек, Вэрт? - пытаясь размять шею, долгое время находившуюся в плену, жеманно улыбнулся Грейс. - Думаю, тут нечто большее, чем просто безопасность. Мы полагаем, что он просто завидует им.
  - Что ты хочешь сказать, Грейс? - спрятав кинжал обратно в ножны, неуверенно спросил Вэрт.
  - Только это и хотел, - направившись в сторону выхода, театрально развел в стороны руки Грейс, пожав плечами. - Ты ведь его правая рука, не так ли? Ты же должен знать все, что происходит в голове у твоего хозяина.
  Слегка нахмурившись, Вэрт отмахнул тревожные мысли подальше из головы. Он прекрасно знал о ситуации с бунтарями, и о воздействии лично самого Грейса на новобранцев. Вериан стремился решать конфликт с ними исключительно мирным путем. Повидав за свою жизнь слишком много смертей, он покинул орден и вернулся в родные земли. Взяв в свои руки Самаркеган, он перевернул многовековую историю мрачного города теней, сделав из него центральную торговую точку в землях всей Империи.
  Вэрт уважал его за свои действия, направленные на укрепление дружбы между народами. За время службы, ему уже не раз предоставлялась возможность прикрывать Вериана с тыла. Хоть тот и старался не показывать своей приязни к подчиненному, Вэрт прекрасно знал, что любое его предположение, недовольство или просьбу Вериан рассматривал в кратчайшие сроки.
  Еще какое-то время глядя в спину удаляющемуся Грейсу, Вэрт чуть слышно усмехнулся и закинул руки за голову. Вериан прекрасно знал, как давно Грейс пытался переманить его на свою сторону. И очередная неудачная попытка доставляла Вэрту массу удовольствия, даже сейчас, когда ему довелось стать свидетелем очередной смерти светлого эльфа.
  
  - Когда я был маленьким, - облокотившись спиной о ствол дерева, сидя рядом со Стирдиппидом и вглядываясь вдаль, тихо говорил Иван. - Мы с отцом часами лежали в тени ивы возле нашего дома. Никогда бы не подумал, что именно у ивы мне придется с кем-то проститься.
  - Прекрасное дерево, - кашлянув, попытался улыбнуться эльф. - Как нельзя лучше отражает жизнь в Империи. В ее землях сильные корни и мощный ствол, который не ломается, даже прогнувшись под грузом тяжести и печали, друг мой.
  - Да, думаю, ты прав, - усмехнулся в ответ Иван. - Амальтииртарэ когда-то мне сказала, что лишь те, кто носит в сердце свет Энис, способен проводить эльфа в последний путь. Она долго пыталась научить меня понимать ваш народ. Слушать переменчивый ветер. Слышать то, что он несет в себе. Она считала это "голосом" вашего древа.
  - Она преувеличила, - попытавшись вытереть потекшую со рта кровь о плечо, недовольно потянул Стирдиппид. Благодарно кивнув Горычеву, спешно вытершему его кровь рукавом, эльф вновь перевел взгляд на горизонт. - Но и сказать, что она не права тоже было бы неправильно. Энис покидает нас, если в бою мы умираем без чести. Без верного товарища, способного прикрыть нас в накале битвы. И за это я вынужден сказать тебе спасибо, человек.
  Вытерев глаза обожженным кулаком, Иван попытался выдавить из себя улыбку. Слегка недоверчиво поведя бровью от странной попытки Горычева не выглядеть грустным, эльф откинул голову назад, глядя вглубь кроны.
  - Прежде, чем я уйду, - сглотнув, перебил тишину Стирдиппид. - Энис хочет, чтобы ты пообещал мне кое-что. Нет. Я хочу.
  - Все, что угодно, - положив руку на плечо умирающего эльфа, как мог серьезно взглянул на него Иван.
  - В Мивуде хранится древняя реликвия нашего народа, - стараясь не поворачиваться в сторону Горычева, тихо продолжил Стирдиппид. - Лук, который должен был достаться мне от отца после его смерти. К сожалению, в свое время я не послушал дедушку. Он учил меня, что лук - оружие мудрых, которое дает силу одолеть врага, не открывая ворот. Но еще больше он хотел, чтобы я нашел свой путь. И я пошел по стопам матери. Она была "танцующей со смертью" и учила ближнему бою, сколько себя помню. Мне нравилось не полагаться на стрелы, а бросаться в пламя битвы. Я уважал мудрость дедушки, желание отца и таланты моей матери. Дедушка умер, и с двадцать первой зимой я получил свое оружие - лук, способный защитить меня в ближнем бою. Отцу сначала это не понравилось, но увидев меня в бою с ним - он не стал спорить, что совет сделал верный выбор. "Стрелы души", которыми славился мой отец, стали чужими мне. А когда умер отец - лук запечатали до тех пор, пока кто-то из моих детей не пойдет по стопам отцовской линии. К сожалению, я не успел оставить наследников и сегодня ты станешь свидетелем смерти одного из древнейших родов эльфийского народа. Поэтому, заклинаю тебя, Иван...
  - Ты просишь невозможного, Штырь...
  - Тем не менее, я хочу, чтобы именно ты забрал лук, - прослезившись, повернулся к Горычеву Стирдиппид. - Хоть наш народ и чужд вашему, ты понимаешь эльфов. Ты знаешь язык нашей души. Энис не пыталась защитить себя, когда ты вошел в Мивуд. Она поддерживала в тебе жизнь, питала своими корнями в лазарете. Ты стал достойным этого лука не благодаря годам тренировки, а благодаря сердцу, доставшемуся тебе от отца. Когда я был маленьким, твой отец часто проводил время в Мивуде. Он стремился помогать нашему народу в особо трудные времена, несмотря на то, что его всюду клеймили предателем. И я верю, что однажды вы снова встретитесь. Главное не сходи со своего пути и пусть свет Энис ведет тебя в битвах, друг мой.
  - Я не...
  - Не можешь или не хочешь этого делать? - усмехнулся эльф.
  - Только, если ты действительно этого хочешь, - решив не спорить с, уже бледнеющим от боли, боевым товарищем, склонил голову Иван.
  - Не дай тьме осквернить твой путь, - вновь запрокинув голову назад, Стирдиппид закрыл глаза. - Возможно, однажды мы встретимся, по ту сторону света. Ну а пока, я вынужден покинуть тебя. Прощай, Иван Горычев...
  Слегка засветившись, Стирдиппид обдал руку Ивана легким паром, появившимся от ранений. Раны эльфа затянулись, а запекшаяся кровь испарилась с его костюма.
  Мигом позже, его тело стало светиться еще ярче. А еще спустя пару мгновений - он растворился в воздухе, обдав Горычева легким порывом ветра.
  Безразлично опустив руку, еще секунду назад крепко держащуюся за плечо Стирдиппида, Иван смотрел на собственное колено. После смерти Зезеты, Стирдиппид был последним, кому он мог доверять в этом, чужом мире. Теперь и он ушел. Горычев остался один. Один против Империи.
  Стукнув кулаком по песку и недовольно поморщившись от легкого шипения в обожженных руках, Иван поднялся на ноги и спрятал руки в карманы. Постояв около дерева еще какое-то время, он поймал на лету листик, слетевший с кроны. Крепко сжав его в кулаке, он направил руку по ветру. Разжав ладонь и завороженно глядя, как ветер подхватил трепещущийся листок, Иван спрятал руку обратно в карман, направившись в сторону башни.
  - Стой, ты куда? - недовольно заворчал Грейс, когда Горычев нагло прошел между ним и Вэртом.
  - Он бы хотел, чтобы я закончил начатое вместе с ним дело, - даже не оборачиваясь, бросил Грейсу Иван.
  - Уважать чувства светлых бессмысленно, - поведя глазами, крикнул в спину Горычеву Грейс, но лишь недовольно шикнул, получив в ответ, поднятый над плечом, средний палец. - И что я такого сказал?
  - Просто смирись с тем, что в тебе сопереживания другим не больше, чем в кучке грифоньего помета, - скрестив руки на груди, холодно нагрубил своему напарнику Вэрт.
  Безразлично пожав плечами, Грейс отошел к краю уступа и вытащил из внутреннего кармана своей мантии самодельную трубку. Подкурив с пальца и выпустив клубок дыма, он сел на край, вглядываясь вдаль. Задание было завершено, хоть смерть светлого эльфа была трудным моментом для него. Смахнув накатившуюся слезинку кончиком пальца, он нервно побегал глазами из стороны в сторону. Убедившись, что Вэрт ничего не видел, он зажал трубку зубами и довольно улегся на локти, закинув ногу на ногу. Им предстоял долгий путь, и перед походом следовало бы поднабраться сил. В отличие от Вэрта, он слишком ценил любую возможность передохнуть, чтобы, как минимум, стоять сейчас, а не вальяжно развалиться на краю пропасти, предаваясь монотонному пусканию табачного дыма.
   
  Глава 18. Дороже жизни.
  
  - Милорд, я достал то, что вы просили. Но я не совсем понимаю... - неуверенно прозвучал усталый, слегка испуганный голос посреди длинного, красного зала. Освещенный факелами с обеих сторон, зал заканчивался троном, на котором восседало странное существо. Оно было одето в расстегнутую, коричневую куртку поверх голого, красного торса и в черные, расклешенные от колена брюки. Краснокожее существо имело повышенную лохматость на самом торсе, руках и голове. Пышная, небрежная, черная шевелюра, треугольная бородка, холодный взгляд и два закрученных бараньих рога по бокам.
  Получив разрешение подойти, обладатель голоса поднялся с колена и направился в сторону трона. Светлые, длинные волосы. Строгие, рыцарские черты лица. Легкие, блестящие доспехи и сомнительная, слегка нервная ухмылка. Через зал к "милорду", с легким стуком от сапог, уверенно продвигался Вериан, не так давно покинувший своих товарищей в пустыне, и протянул ему сумку с прахом, столь старательно им собранным.
  - Прекрасная работа, Нефер, - вытащив из сумки первую попавшуюся склянку своей когтистой лапой, разразился хохотом милорд. - Или тебе больше нравится Вериан? Непривычно видеть тебя в этом облике, - хмыкнул демон и высыпал немного содержимого склянки себе на язык, украшенный выжженным крестом. Довольно облизнувшись, подтвердив для себя подлинность полученных образцов, демон убрал склянку обратно в сумку, отложив ее в сторону.
  - Тысяча извинений, - виновато, не скрывая при этом легкого самодовольства, отвесил поклон Вериан. Когда он выпрямился, его кожа уже была пепельного цвета. Уши вытянулись, на лице появилась щетина, длиной с пол сантиметра. Доспехи изменились вместе с самим темным эльфом. Теперь на нем была одета черная рубашка, заправленная в такие же черные брюки, а поверх рубашки - накинута темно-синяя куртка с небольшой прослойкой лисьего меха. Единственное, что отличало его от своих собратьев из Самаркегана - два небольших рога в верхних уголках лба. - Будут еще какие-то пожелания, или же я могу покинуть ваши покои?
  - Да, пожалуй. Пришли ко мне Арасмаса, для него есть работенка. И, если ему или тебе доведется пересечься с ним - Орукнака. Он задолжал мне две сотни имперских, а мне очень хотелось бы вернуть долг, - довольно оскалившись, демон лениво зевнул. Словно решив хоть как-то развлечь себя до ухода темного эльфа, демон оперся на подлокотник трона и перевел взгляд на свободную руку. Секундой позже, на ней вспыхнуло небольшое пламя, принявшееся прыгать по кончикам пальцев, словно живое.
  - Как прикажете, милорд, - недоверчиво косясь на огонек, Нефер спрятал руки в карманы и направился в сторону выхода. - И все же, я не понимаю, для чего вам это все.
  - Тем лучше для тебя, - слегка поморщившись, глядя на спину удаляющегося Нефера, самодовольно ухмыльнулся демон. - Или для тебя это кажется проблемой?
  - Никак нет, - чуть дрогнув от прозвучавшего со стороны трона взрыва, сглотнул Нефер, тут же развернувшись и отвесив еще один поклон.
  - Тогда не смею более задерживать.
  - Благодарю, милорд.
  Выпрямившись и встретившись взглядом с черными, бездонными глазами демона, Нефер спешно развернулся и продолжил свой путь к двери. Не каждый из приближенных "милорда" был способен долго смотреть ему в глаза. Что уж говорить о темном эльфе.
  
  - И все-таки я не понимаю, для чего тебе оно нужно, - на подходе к Самаркегану устало потянул Вэрт, косясь на вытянутый предмет за спиной у Ивана, замотанный в окровавленные тряпки. - Ты же, вроде, человек. Мог бы и в Камильхэйме попросить себе ручного грифона.
  - Неважно, - в очередной раз, поправив груз, коротко ответил Горычев.
  Пожав плечами, Вэрт беспомощно посмотрел на Грейса, пытаясь мысленно попросить у него помощи, но тщетно. Безразличный взгляд напарника ответил за него на немой вопрос.
  Покривив носом от табачного дыма трубки Грейса, Вэрт недовольно засунул руки в карманы. Вериану нужна была информация. А если он не сможет ее добыть - что тогда? Прочитать мысли Ивана, как у сотен других приезжих, у него не получалось. Допросить было тоже не вариантом. Проследить - весьма проблематично, поскольку Вериан, вероятнее всего, уже знал об их возвращении и с нетерпением ждал доклада.
  - Мальфор... - оторвав взгляд от песка, практически уже у самого входа в город, неожиданно тихо потянул Вэрт.
  - Да, слушаю? - вновь поправив яйцо на спине, попытался хоть как-то добродушно ответить Иван.
  - Думаю, что в Мивуде уже знают о смерти твоего друга, - сглотнув, попытался, как можно более учтиво, начать Вэрт. - Но мы на всякий случай передадим эту информацию с ближайшим караваном.
  - А... - слегка нахмурившись, выдавил из себя Горычев. Резко мотнув головой, он гордо приподнял подбородок, уведя взгляд в сторону далеких песчаных барханов. - Буду признателен. Думаю, мне не обрадуются, если я вернусь в Мивуд с подобной новостью.
  - Хорошо, рад слышать, - слегка проникнувшись взбодрившимся Иваном, чуть заметно кивнул Вэрт. - Грейс, тогда...
  - Даже не проси, - практически приставив ладонь к лицу Вэрта, поспешно отвернулся Грейс. - Тебе надо - ты и передашь.
  - Но, Грейс...
  - Я что, не ясно выразился? - опустив руку, повел бровью Грейс. - Мне наплевать, сколько светлых умерло и еще умрет. Их от этого меньше не становится. Назойливые, мерзкие, противные....
  - Грейс...
  - Гадкие, бесполезные, бессмысленные...
  - Грейс, заткнись уже!
  - Ты меня еще и затыкаешь? - усмехнулся Грейс в ответ на грубость напарника. - О, я могу продолжать это бесконечно! На чем я там остановился? А да, на бессмысленных...
  - Прошу простить грубость моего товарища, - тяжело вздохнул, попытался улыбнуться Горычеву Вэрт, перебивая дальнейшую подборку эпитетов к светлым эльфам со стороны Грейса. - Он это не со зла...
  - Еще как со зла! - резко перебил его Грейс. - Да я их терпеть не могу! Эти ползучие, прогнившие, истлевшие духом и телом...
  - Как бы там ни было! - уже практически крича, вновь повернулся Вэрт к Ивану. Кашлянув в кулак, он попытался унять пыл и продолжил более спокойно. - Информацию передадим, ручаюсь за это.
  - Если только "кто-то" не загонит тебе кинжал между ребер, - хитровато ухмыльнувшись, закончил за него Грейс. - Но, это так, просто предположение.
  - Благодарю, - абстрагировавшись от существования Грейса, кивнул Иван Вэрту.
  - Удачи в пути, - протянув руку, попытался улыбнуться Вэрт.
  Пожав протянутую руку и безразлично махнув Грейсу, Горычев направился вглубь города. Из-за спины еще доносилась ругань между Грейсом и Вэртом. Из всего потока лишней информации, было лишь понятно, насколько нарочито безразличны светлые эльфы Грейсу.
  Чуть слышно усмехнувшись, Горычев прошел по людным улицам, пытаясь прикрывать яйцо. Его путь лежал в самое сердце Самаркегана, на торговую площадь, где его, без сомнений, ожидал торговец.
  
  - Неужто будущее стало настоящим, и мои мудрые глаза не лгут мне? - убрав от губ стакан с рыжеватой жидкостью, отдаленно напоминающей апельсиновый сок, радостно воскликнул торговец, завидев Ивана. - Сами боги вели тебя в бой и дали сил противостоять опасностям пустыни! Я, раб божий, преклоняюсь перед тобой, о...
  - Держи, - перебив длинную речь торговца, снял со спины тряпки с яйцом Горычев.
  - Что ж, вижу, вижу, - развернув тюк и с интересом аккуратно стукнув по скорлупе кулаком, потянул торговец. - Ходили слухи, будто из города ты вышел с эльфийским братом. Почему же за наградой ты пришел один?
  - Он не вернулся, - слегка поникнув, нахмурился Иван.
  Отпив немного сока из стакана, смакуя его пухлыми губами, торговец невольно сглотнул. Он прекрасно понимал, что в смерти эльфа есть и частичка его вины. Не отправь он Горычева на задание, эльф бы не пошел с ним и, возможно, был бы еще жив.
  - Ответь мне, сын семи лун, - отложив стакан в сторону, грустно начал торговец. - Познал ли твой эльфийский друг свет Энис перед смертью?
  - Он говорил что-то об этом... - слегка нахмурился Иван.
  - Счастливый эльф, - немного успокоился торговец, выдавив из себя легкую улыбку. - Лишь единицы из светлых эльфов способны познать свет духа основательницы. Если он и правда, познал его, то сейчас он счастлив по ту сторону света.
  Нехотя, Горычев кивнул, взглянув в сторону башни Вериана. Дошла ли весть до Мивуда? Сделал ли Вэрт, что обещал, или же Грейс всячески пытается помешать ему?
  - Как бы там ни было, - громко хлопнув в ладоши, перебил рассуждения Ивана торговец. - У нас тут бизнес. Часть денег я отправлю с караваном в Мивуд, вместе с плохой новостью, так что осталось только с тобой разобраться.
  - А? - оторвавшись от башни, лениво переспросил Горычев. - А, да, бизнес.
  - Проснись, дитя внезапности, - усмехнулся торговец, от чего по блаженному животу прошлась очередная волна колыханий. - Товар доставлен качественный. Из крепкой скорлупы рождаются сильные грифоны. Я даже не удивлюсь, если это один из чернокрылых. А если это так, то мне придется выискивать тебя по всей империи, дабы накинуть сверху еще с несколько тысяч имперских. Сколько у нас было оговорено? Три тысячи?
  - Хороший момент, чтобы спросить, - безразлично потянул Иван.
  - Да уж, более подходящего времени не найдешь, - грустно отшутился торговец. - За чернокрылых на рынке дают от восьми до пятнадцати тысяч. Но рисковать заранее я не буду. Хотя, моя интуиция редко меня подводит, так что... если уж и не черное крыло ты мне принес, то птенец все равно весьма и весьма стойкий вылупится. Как минимум, тысяч за семь уйдет.
  - Мне как-то до этих грифонов...
  - Ты из Камильхэйма, вообще можешь себе бесплатно попросить, вступив в элитное ополчение, - пожал плечами торговец, перебив Ивана. - Если, конечно, ты не в изгнании. Тогда придется покупать, причем не в белокаменном, а где-то на стороне. Из всех близлежащих земель, только империя может похвастать наличием грифонов в достаточном количестве, чтобы сделать крупный отряд из одних только наездников. Так что, не советую огорчать Александра, а то мало ли, решишь завести грифона, а громадную кучу денег отдавать за него мало кому хочется.
  - Да не заработал себе еще плохую репутацию, вроде как, - почесав затылок и вспоминая, что в таверне его, возможно, ждет Анита, слегка смутился Иван.
  - Вот и славненько! - вновь хлопнув в ладоши, торговец вытащил из сумки на поясе стопку бумажек, перетянутых бечевкой, смазанной какой-то сильно пахнущей жидкостью. От появившегося запаха, тигренок с голубой шерстью в клетке рядом с Иваном лениво прильнул к прутьям и зарычал. - Нефритовый порошок, размешанный с кровью огров. Для эффекта, добавил немного Леливанской медовухи. Этот запах варналы чувствуют за несколько миль, если только не изолировать источник, сбив его Риамским дегтем. Если кто-то попытается украсть мои кровные, то варнал первый об этом узнает.
  - А если украдут вместе с сумкой? - прикрыв нос и пытаясь переварить кучу новых названий, с интересом спросил Иван.
  - Тогда они умрут от запаха, - захохотал торговец, ловко пересчитывая бумажки кончиками пальцев. - Так, две тысячи отправлю в Мивуд. И, раз уж рассчитываю получить не меньше восьми, то подарить тебе лишнюю тысячу для меня не станет большой потерей, верно?
  - Получается, четыре, правильно? - уже щурясь от запаха, к которому, казалось, сам торговец уже был равнодушен, неуверенно спросил Иван.
  - О, да я вижу, что ты считаешь не хуже, чем машешь клинком! - радостно воскликнул наниматель Горычева, спрятав оставшиеся деньги обратно в сумку и проведя рукой по воздуху. На удивление, мерзкий запах мгновенно исчез. - Быть может, тебе стоит с головой податься в наемники?
  - Я подумаю над этим, - пересчитав бумажки и засунув их в свой бездонный карман, безразлично пообещал Горычев. Слегка нахмурившись, он взглянул на торговца. - Слушай, у тебя нет случаем на продаже имперских карт?
  - К чему такой вопрос, о дитя загадок? - с интересом спросил торговец. Его глаза практически заблестели от внезапного предложения вернуть часть собственных же денег. - Мой родной город поставляет мне лучшие карты, как самой империи, так и вражеских земель. Ты только спроси, и я открою тебе все тайны обоих миров!
  - Рад, что ты загорелся, - вытащив из кармана карту, полученную от Крага, улыбнулся Иван. - Думаю, эта слегка устарела и не помешает ее обновить.
  - Старые карты нередко стоят целое состояние, - усмехнулся торговец, взяв в руки сверток и слегка растерев уголок между пальцами. - Давно не видел такую мастерскую работу с кожей. Орочья, понимаю? Гномы делают им на заказ особенную бумагу, на основе кожи. Да еще и следы крови на внешней стороне видны. Думаю, за сотни три ее возьмут, хоть и не знаю, что...
  Торговец замолчал. Закончив разворачивать карту, он остолбенел, непонимающе глядя в угол карты. Взглянув на Горычева, он нахмурился, вновь переведя взгляд на угол.
  - Откуда у тебя эта карта? - сглотнув, неуверенно спросил торговец.
  - Из Фаршана, по-моему, - пытаясь вспомнить название орочьего поселения, пожал плечами Иван.
  - Смотри, - положив карту на стол и показав на выжженное клеймо в углу, посмотрел торговец на Горычева. - Ты знаешь, что это?
  - Нет, - честно признался он.
  - Хорошо, что ты показал ее мне, а не кому-то еще на рынке, - с облегчением вздохнул торговец. - Это отпечаток кольца Крага. Раз в год, орочья коммуна обновляет свои боевые карты и последнее слово о принятии или отклонении карты принадлежит именно лидеру Фаршана. Краг лично оставляет печать на том варианте карты, который больше всего соответствует действительности, и оставляет оригинал у себя. И, если новая карта принята - старая сжигается.
  - Хочешь сказать, что это подлинник этого года? - слегка смутился Горычев.
  - А она похожа на горстку пепла? - захохотал в ответ торговец. - Ты хоть понимаешь, какое сокровище тебе досталось?
  - Не особо, если честно, - вновь пожал плечами он.
  - Представь, что есть в мире некий предмет, который существует в единственном экземпляре и всего год? - попытался привести пример торговец. - Как думаешь, сколько бы за этот предмет дали денег, будь возможность сохранить его дольше, чем до конца года?
  - За оригинал? - почесав подборок, задумался Иван. - Думаю, немало, но...
  - За этими картами гоняется пол империи! - как можно тише прошипел торговец. - Коллекционеры, знать, наместники. А ты обращаешься с этим бриллиантом размером с грифона, как с кучкой...
  - Понял, понял, - пытаясь остановить торговца от череды оскорблений, усмехнулся Горычев. - Если есть более новая и удобная карта, то я с радостью поменяюсь.
  - Да даже если весь Самаркеган заполнить картами до отвала, их не охватит, чтобы выплатить стоимость этой! - вновь чуть не перейдя на крик, разгневался торговец. - Но, я могу предложить тебе сделку.
  - М? - искренне пытаясь понять, что такого в этой карте может для себя кто-то найти, потянул Иван.
  - Даже продав себя в вечное рабство некромантам, я не смогу выплатить всю сумму, - тяжело вздохнул торговец. - Так что... я добавлю еще шестнадцать тысяч к твоей награде. Больше дать не смогу, мне еще сдачу покупателям давать нужно с чего-то.
  - Ого! - удивленно воскликнул Горычев.
  - Что "ого" то? - сдвинул брови торговец. - Это только за доставку ее мне лично в руки без преследующих тебя орков.
  - Шестнадцать за доставку? - смутился Иван.
  - Послушай... - скрутив карту, чуть более серьезно начал торговец. - У меня в Камильхэйме есть свой дом. Я уже пару лет там не живу, но домработница исправно присылает мне письма раз в неделю. Не сомневаюсь, что она все еще следит за ним. Если хочешь, то дом твой, вместе с Леной.
  - Дом?
  - Знаю, что это мелочь, за такую безделушку-то, - виновато вздохнул торговец. - Но давай сделаем так. Ты приезжий, значит, тебе где-то нужно жить. Да и ты не выглядишь, как человек, у которого за душой много денег. И, когда покупатель найдется, в чем я даже не сомневаюсь, я хоть буду знать, куда отправить часть суммы.
  - А новую карту выдашь взамен этой? - почесав затылок, виновато улыбнулся Иван.
  - Ты точно его сын, - недовольно поведя глазами, торговец отошел к мешку с бумагами. Покопавшись немного, он вытащил сверток, развернув его поверх карты Горычева. - Так, дай мне пару секунд.
  Закрыв глаза, он провел рукой над картами. Помимо новых мест, которые Иван успел заметить на карте торговца, появилось еще несколько локаций. Слегка нахмурившись, он посмотрел на торговца, что-то шепчущего себе под нос.
  - Вроде все, - убрав руку и открыв глаза, с серьезным видом коротко сказал хозяин лавки. - Я перенес отмеченные орками места на эту карту. Понимаешь, тут не все так просто, как тебе кажется...
  - Что-то не так? - слегка смутился Иван. - Карта не настоящая?
  - Нет, дело не в этом, - скрутив новую карту и вытащив из сумки на поясе стопку денег, добродушно ощерился торговец. - Карты орков исключительно военные. Их не интересуют красивые места и курорты, как понимаешь. Их карты - политические и стратегические. И если на их карте присутствует какой-либо населенный пункт, то весьма вероятно, что он станет следующей точкой для атаки.
  - Хочешь сказать, что эта карта может спасти кого-то? - повел бровью Иван. Взяв сверток и деньги, он благодарно кивнул, тут же спрятав свою награду в карман плаща. - Тогда, почему ты не хочешь просто ее передать кому-то?
  - О великий всевышний, даруй свою милость сыну глупости. Освяти же его своей божественной мудростью, - недовольно потянул торговец. - Я же не буду продавать ее, кому попало, правильно? Я отправлю весть в города, которые могут быть заинтересованы в спасении своей собственной шкуры. Большая часть из них состоит в союзе друг с другом, что также поможет их сплотить против возможной опасности.
  - Хорошо, молчу, - поспешил успокоить разгневанного торговца Горычев. - А что ты там говорил насчет дома?
  - Уши Лены услышат о новом хозяине столь скоро, сколь ты покинешь мою лавку, - кивнул торговец. - Но, прежде чем мы попрощаемся...
  Замолчав и что-то бурча себе под нос, торговец вытащил из кармана небольшой мешочек со звенящими внутри монетами. Вытащив одну и посмотрев на нее в лучах солнца, он аккуратно осмотрелся по сторонам и протянул ее Ивану.
  - И, - зажав монетку между пальцев, неуверенно потянул он. - Что ты мне предлагаешь с этим делать?
  - На карте, что я дал тебе, отмечен город великой мудрости, друг мой, - поспешно затянув мешочек и спрятав его в кармане, принялся объяснять торговец. - Знаю, что нехорошо просить тебя навестить его, в свете потери светлого эльфа, но все же вынужден тебя попросить изменить свой путь. Возможно, ты найдешь там то, чего не ожидал найти. И, быть может, даже больше.
  - Не совсем понимаю...
  - Давеча пришла мне весть от Сакхима, - облокотившись на прилавок, тихо перебил торговец Горычева. - Будто бы тень планирует посетить город мудрости. И если это так, то Сакхим сможет дать тебе дальнейшие координаты его перемещения.
  - Ты о Велиасе? - спрятав монетку в карман брюк, с интересом спросил Иван.
  - Да, - без лишних слов кивнул торговец. - Если тебе нужна будет информация от кого-либо на твоем пути к нему, просто спроси, не обретала ли тень форму. Коль будет дан тебе утвердительный ответ, то твой путь верен.
  - А почему ты называешь его тенью? - засунув руки в карманы, спросил Горычев.
  - У всего есть свои причины, - пожал плечами торговец. - Быть может, когда-нибудь ты сам задашь ему этот вопрос. А так - на твоем месте, я бы заскочил в "Глаз дракона" на пути в город мудрости. Пешком по пустыне идти не очень весело, что ты и сам должен был уже понять. Да и деньги у тебя теперь есть. Однако, вынужден попросить тебя покинуть мою лавку, - улыбнувшись кому-то за спиной у Ивана, вежливо попросил торговец. - В Самаркегане люди в черных плащах вызывают легкое недоумение у местных жителей. Многие знают о существовании ордена, да и сам Каэнрод... впрочем, не важно.
  - Что ж, тогда последний вопрос, - обойдя лавку и стоя теперь напротив торговца, потянул Иван. - Как я найду Лену, когда вернусь в Камильхэйм?
  - Она сама найдет тебя, - взяв в руку стакан с соком, улыбнулся торговец. - Твое здоровье, искатель приключений. Я уверен, что смерть Стирдиппида была не напрасной, и его жертва спасет ни одну жизнь.
  - Стоп, откуда ты знаешь, как....
  - О, как летит время! - убрав стакан от губ, громко перебил его торговец. - Когда-нибудь, все тайны этого мира откроются тебе. Пока что же, я вынужден оставить тебя в неведении.
  - Э...
  - И хватит распугивать моих посетителей, - захохотал он, вновь сотрясая воздух колыханием живота. - Удачи в пути. И да будет тень вести тебя по пути света, Мальфор Валлен.
  Нахмурившись и тяжело вздохнув, Горычев недовольно кивнул, пожав на прощание руку торговцу. Толстые пальцы, обвившие ладонь, ненадолго смутили его, но он, все же, выдавил из себя добродушную улыбку. Возможно, он был прав и прежде, чем отправится в Мивуд - следует заскочить туда, где есть возможность встретить Велиаса.
  Отойдя от лавки, он вытащил новую карту из кармана и прикусил губу. Город, который торговец называл "городом мудрости" находился недалеко от Самаркегана. И при сравнении местоположения утеса и города относительно Самаркегана, можно было легко подсчитать, что пешком на дорогу уйдет несколько дней.
  Скрутив карту и направившись в сторону восточного выхода из города, Иван спросил у первого же встречного темного эльфа насчет "Глаза дракона". Слегка нахмурившись, тот нехотя дал ему координаты. Оказалось, что это место находилось у нужного Горычеву выхода.
  Поблагодарив темного и уверенно зашагав в сторону выхода из города, Горычев не раз еще ловил на себе странные взгляды. Как темные, так и светлые эльфы, недоверчиво глядели ему вслед. Возможно из-за плаща, возможно по каким-то другим причинам. Сейчас его это не особо волновало. Он вновь вышел на след Велиаса и, быть может, совсем скоро они смогут встретиться. По крайней мере, ему хотелось на это надеяться.
   
  Глава 19. Глаз дракона.
  
  - Наконец-то, - дождавшись, пока Иван окончательно скроется из виду, недовольно потянул торговец. Утерев капельки пота со лба, он отпил немного сока из стакана. Посмаковав его, он покривился и стукнул пальцем по донышку. В стакане тут же, окрасившись в цвет содержимого, появилось два кубика льда. - Надеюсь, ты доволен...
  Не успев закончить жаловаться, торговец бросил взгляд на лежащий отдельно от остальных сверток. На мгновение, его окружила черная дымка, привлекшая его внимание.
  Тяжело вздохнув и отложив стакан в сторону, торговец лениво развернул свиток. Пробежавшись глазами по свежему тексту, он чуть заметно просиял.
  - Рад, что смог быть тебе полезным, - уведя взгляд от бумаги в тень лавки, улыбнулся торговец. В тот же миг, свиток вновь покрылся черной дымкой, вызвав легкое недовольство торговца. - Что значит, "не так, как ты планировал"?
  Вновь покрывшийся дымкой свиток вызвал на лице торговца легкое недоумение, вскоре сменившееся разочарованием.
  - От твоих теней ничему не ускользнуть, - хохотнул он, свернув бумагу и спрятав ее подальше в сумку к остальным. Дело было сделано, и каким-бы недовольным не был заказчик, ничего он уже не мог поделать.
  
  "Глазом дракона" оказалось крупное здание практически у самих восточных ворот. Массивное строение, словно ангар, посреди города.
  - Да-да, входите, - быстро оживилась темная эльфийка, едва Иван неуверенно открыл дверь. - О, человек?
  - Эм... - слегка смутившись от вопроса, потянул Горычев.
  - Ой, простите, - хихикнула девушка. - Просто не каждый день к нам заходят, э, представители вашего вида.
  - Да уж, могу представить, - недоверчиво глядя на огромные клетки со спящими, крупными ящерами, мрачно заметил Иван. - Не самое радостное место.
  - Зато единственное такое в Самаркегане! - недовольно перебила его темная эльфийка, тут же прикрыв рот ладонью и вновь хихикнув. Опустив руки на пояс, она миловидно улыбнулась Горычеву, учтиво поклонившись. - Еще раз, прошу прощения. Как понимаю, вы сюда не просто так пришли?
  - Да, пожалуй, - пожал плечами Иван, отойдя от девушки и направившись к одной из ближайших клеток. Внутри за решеткой мерно сопел ящер раз в пять крупнее самого Горычева. - И сколько такие стоят?
  - Хороший экземпляр, крупный, - подойдя к нему, вновь улыбнулась темная эльфийка. - За сорок отдам, хоть и не хочется. Он молодой еще. Думаю, подрастет, так раза в два вымахает.
  - Сорок имперских? - слегка смутился Иван, дослушав девушку.
  - Да. Сорок тысяч и он ваш, - спрятав руки за спиной, довольно улыбнулась она. - Могу еще бантик на голову примотать, если это подарок.
  - А... - отойдя от клетки и оглядевшись по сторонам, расстроенно потянул Иван. - Дешевле ничего не найдется?
  - Ну, этот еще дешевый, - задумчиво ответила девушка. - У нас есть один экземпляр, его за сто пятьдесят взяли, должны забрать на следующей неделе. Показать?
  - Не стоит, - бросив взгляд на ящера за сорок и представив себе размеры оговоренного, быстро выпалил Горычев. - В пределах двадцати что-нибудь имеется?
  - За двадцать? - недоумевающе взглянув на Ивана, издевательски потянула девушка. - Ах, и не стыдно ругаться в присутствии девушки?
  Хихикнув, темная эльфийка задумалась и отошла обратно к прилавку. Быстро покопавшись в ящиках, она вытащила крупную книгу и нервно перелистнула несколько страниц.
  Подойдя к ней и тайком поглядывая на листы, Иван покосился на продавщицу. Книга, которую она вытащила, была крупным отчетом о купле-продаже.
  - Есть! - уткнувшись пальцем в строчку на странице, громко воскликнула девушка, на что ей в ответ прозвучал протяжный рык со всех сторон. Недовольно проговорив что-то непонятное, она захлопнула книгу и бодро направилась в дальний конец заведения, жестом зовя Ивана за собой. - Самка одна, за пятнадцать есть. Не думаю, что ее вообще когда-либо купят, но как вариант дешевого транспорта - думаю, лишней не будет.
  - С ней что-то не так? - смутился Горычев, когда девушка дошла до двери в противоположном от выхода крыле здания.
  - Производственный брак, если можно так сказать, - открыв дверь, попыталась улыбнуться эльфийка. - Мы держим ее отдельно от всех. Мужчина, продавший ее нам, был весьма и весьма нехорошим. Но, впрочем, вам не стоит об этом знать.
  - Он ее покалечил? - зайдя внутрь вслед за продавщицей на холодный склад, с интересом спросил Иван. Если в основном помещении отдавало навозом от клеток, то здесь же доминировал запах протухшего мяса.
  - Скорее, ее маму, - ответила девушка, обойдя стеллаж с седлами и кнутами. - Видите ли, ее рождение прошло не самым благоприятным образом. Скорее даже зачатие.
  - Секунду... - нахмурился Иван, остановившись, как вкопанный. Заметив, что шагов больше не слышно, девушка остановилась, обернулась и невинно улыбнулась. - Он...
  - Вполне стандартная ситуация, хоть и не самая приятная, - грустно вздохнув, попыталась объяснить продавщица. - Для рождения ящера самке нужно семя, и не важно, чье. Но, в случае, если семя дано не ящером, то могут получиться... дополнительные сложности.
  - Например? - решил заранее уточнить насчет сложностей Иван.
  Не спуская с лица добродушной улыбки, девушка лишь гордо подняла подбородок и, быстро повернувшись к Ивану спиной, поспешила дальше. Недовольно глядя ей вслед, Горычев провел рукой по лицу, после чего все же отправился следом.
  - Мы почти на месте, - обойдя очередной стеллаж, бросила через плечо девушка, перебив наступившую тишину. - Она не любит посторонних, поэтому попрошу держаться чуть поодаль.
  - Хорошее начало торговли, - повел глазами Иван, встав рядом с остановившейся темной эльфийкой. Посмотрев на нее, он перевел взгляд на предполагаемый товар. Самка лежала на настиле из сена, мерно похрапывая и подергивая время от времени лапой.
  Как и говорила продавщица, производственный брак имел место быть. В отличие от своих сородичей, она была на порядок меньше и имела лишь две лапы. Вместо гладких чешуек, у самки они были словно взъерошены, а морда - увешена массивными наростами. По три шипа украшали скулы с обеих сторон, а на голове назад шло четыре крупных, заостренных рога.
  - Подожди здесь, - аккуратно проведя ладонью по плечу Ивана, тихо попросила девушка, направившись к своей подопечной. Присев на колено рядом с ней, эльфийка погладила ее по макушке, отчего та нервно всхрапнула. - Тише, Ланаэль, тише.
  Зевнув, Ланаэль неуклюже поднялась на лапы. При горизонтальном положении тела, ее нос располагался на уровне груди эльфийки.
  - Все, можешь подходить, - выпрямившись, обратилась торговка к Ивану. - Сейчас она проснулась. Не думаю, что это будет опасно.
  - Оптимистично, - выдавив из себя неуверенный смешок, потянул Горычев. Оценивая взглядом потенциального оппонента, он лишь тяжело вздохнул и, спрятав руки в брюки, подошел к эльфийке. - Не самый подходящий момент, конечно, но она как-то слишком уж не похожа на остальных.
  - Знаю, - проведя по носу Ланаэль, грустновато улыбнулась она. - Мы уже отправили весточку в Зайзэрит. Если все будет хорошо, то на следующей неделе маги заберут ее и отправят в Оллхэйл на разбирательство со старым хозяином. Стыдно признавать, но даже среди нашего народа бывают редкостные выродки.
  - С ее матерью это сделал темный эльф? - с интересом взглянул на продавщицу Иван. - А Оллхэйл...
  - О, это за пределами земель Империи, - бодро перебила его девушка. - Далеко-далеко, за океаном на востоке. Огромный город, где последние три столетия правят темные эльфы наравне с людьми. Без магии, нам бы пришлось перевозить ее на протяжении нескольких месяцев. Да еще так, чтобы в пути ее не украли.
  - А маги?
  - Маги просто переместят ее, - кивнула девушка и добродушно улыбнулась, почувствовав, как по ее ноге проехалась мордой Ланаэль. Опустив руку, она отошла чуть назад, дав возможность ей подойти к Ивану. - Рамирэн Айрерш, если тебе интересно. От его голоса, как от старшего из трех помощников наместника, в совете Оллхэйла зависит очень многое. Думаю, скандал им предстоит пережить немалый.
  - Постараюсь запомнить, - пару раз прокрутив в голове имя, усмехнулся Иван, проведя рукой по голове поникшей Ланаэль. Довольно зарычав, она чуть повернула голову, взглянув на Горычева своими черными глазами. - Что-то милое в ней есть.
  - Не сомневаюсь, что она о тебе такого же мнения, - хихикнула эльфийка, тут же бодро кашлянув и серьезно взглянув на Горычева. - Но попробуешь с ней что-то сделать...
  - А я разве сказал, что возьму ее? - удивленно перебил ее Иван.
  - Это не обсуждается, - рассмеялась девушка. - Она выбрала тебя. Даже, если ты ее не купишь - она уже не пойдет под продажу. Да и, ты ведь не откажешься помочь Оллхэйлу сохранить свое спокойствие? Разбирательства с Рамирэном могут привести к началу гражданской войны. Он слишком уж умело владеет своим языком. А вот нанять парочку местных наемников из близлежащих к Оллхэйлу городов - вполне можно. Не сомневаюсь, что труп не сможет оправдать свое имя. А если после его смерти еще и всплывет информация о его, скажем так, предпочтениях... устранение Рамирэна на политической арене и вовсе станет глотком свежего воздуха.
  - Почему бы тогда сразу не оплатить его устранение? - поглаживая Ланаэль, слегка нахмурился Иван. - Не сомневаюсь, что для магов открытая транспортировка "бракованного" ящера тоже не будет самой легкой задачей.
  - А что ты знаешь о магах? - скрестив руки на груди, сдвинула брови торговка, оставив при этом на лице добродушную улыбку. - Ты ведь не из Аргтэтраса, не так ли? Даже последний орк-крестьянин слышал про Оллхэйл.
  - Ну, я...
  - Не переживай, - не дала оправдаться Ивану темная эльфийка. - Для магов сущий пустяк провернуть нечто подобное. Единственная проблема в том, что на такое большое расстояние перемещение потребует много энергии. А это - минимум с пару-тройку дюжин сильных магов. Ну, или шесть-семь архимагов, но, насколько мне известно, в Зайзэрите их всего трое. Четверо, если учитывать того, кто приходил сюда договариваться о транспортировке. Поговаривают даже, что этот архимаг прибыл из другого мира, но, по-моему, это фарс. Маги и архимаги следуют велению "совета семи", а их манускрипты не изменялись уже четыре столетия... э, прошу прощения, что-то меня совсем не туда потянуло.
  - Ох, ничего страшного, - слегка сонно потянул Горычев. - А Зайзэрит - это что?
  - "Крепость, сокрытая облаками", как ее называют сами маги, - слегка умиленно взглянув на Ланаэль, пояснила торговка. - На всех материках есть похожие города. Их не видит никто, а попасть в них могут лишь маги. Либо те, кого они пригласили. Но, я не помню, чтобы в Зайзэрит попадал кто-то в Империи, кроме тени. Я даже не уверена, что его приглашали туда. По-моему однажды он просто сам пришел к ним, заявив о себе.
  - И часто ли тень заглядывает к магам? - смирившись с мыслью о том, что Велиаса все называют тенью, усмехнулся Иван.
  - О, достаточно! - оживилась торговка. - Помню, когда архимаг пришел из Зайзэрита договариваться насчет Ланаэль, он долго ругался в углу здания. У нас здесь достаточно темно, а тень... он везде! Не сомневаюсь, что именно с ним ругался архимаг, когда пришел к нам. Однако я не смогла понять, о чем они разговаривали. Говорят, будто бы тень может услышать лишь тот, кому он дает себя услышать. Страшнее разговора с ним может лишь быть обретение тенью формы. Бытует мнение, будто бы свое истинное лицо тень показывает лишь тому, кого собирается убить. Ужасный человек. Да я и не верю, что это человек вовсе.
  - Мило... - слегка недовольно усмехнулся Иван.
  - Прошу прощения, я вовсе не имела в виду то, что такое существо, как тень, не может быть представителем вашего вида, - виновато опустив руки, вновь поклонилась девушка. - Просто он слишком силен для простого смертного. Возможно, он некромант или маг. Или вовсе древнее божество, заточенное в плоть. Однако, ходят легенды, будто он стоял у истоков еще первого "Заката". А это было почти пятнадцать столетий назад, что наводит на странные мысли и суждения.
  - Насколько правдива эта легенда? - усмехнулся Иван, мысленно состарив своего отца на полторы тысячи лет.
  - Не могу судить, - выпрямившись, виновато улыбнулась девушка. - Но, это легенду мне мама рассказывала еще в детстве. Тень для темных - символ свободы и страха одновременно. Практически у каждого народа в землях Империи есть легенды о нем. Странно было бы предположить, что он простой смертный. Но, возможно, это просто раздутая до размеров дракона байка, не более чем. Не мной легенды придумывались, не мне же ставить их под сомнение.
  - Молчу, молчу, - поправив челку, попытался остановить девушку от очередного погружения в длительный монолог Иван. - Думаю, мне стоит заглянуть самому в этот загадочный Зайзэрит.
  - А ты маг? У тебя есть приглашение? - нахмурившись, эльфийка подошла вплотную к Горычеву, гневно глядя на него своими ярко-голубыми глазами. - Нельзя просто взять и прийти в Зайзэрит, понимаешь?
  - Магам ведь нужна Ланаэль, верно? - сглотнув, ворчливо спросил он. - Следовательно, если я ее куплю, то смогу попасть под предлогом доставки в их город, правильно?
  Сощурившись, девушка тяжело вздохнула и отвернулась от Ивана. Сделав пару шагов, она задумчиво хмыкнула и, выхватив кинжал, резко повернулась обратно к Горычеву, уверенно подойдя к нему. Схватив его за руку, она крепко сжала запястье, приставив к обожженной ладони лезвие, тут же нахмурившись.
  - А что у тебя с руками? - опустив кинжал и взглянув в глаза Ивану, слегка испугано спросила она.
  - Уложил с пару десятков непонятных девушек с серой кожей, - почесав затылок, пожал плечами Горычев. - Они не очень хотели умирать и отстреливались огненными шарами. Вот, защищался, как мог.
  - Эм... хорошо... - чуть ослабив хватку, смутилась торговка. - Ты возьмешь Ланаэль?
  - Да, планирую, - убрав руку от затылка и вернув ее на макушку ящерке, улыбнулся Иван. - По крайней мере, это входило в мои планы.
  - Обещаешь ли ты, что будешь заботиться о ней? - взглянув на Ланаэль, продолжила девушка. - Оберегать ее от врагов. Принять помощь, если она предложит ее. Кормить ее и относиться с почтением, как равной себе?
  - Я могу попробовать, конечно... - усмехнулся Иван. - Но я не совсем понимаю...
  - Тогда решено, - проведя по ладони Горычева кинжалом, холодно произнесла она. - Готов ли ты дать ей свою кровь?
  - Ты ненормальная, - зажав пальцами переносицу, чтобы хоть как-то погасить резкую боль, недовольно потянул Иван. - Палец отрубать не нужно будет? Или, может, ногу свою ей в жертву принести?
  - Нет, не нужно, - с серьезным видом ответила девушка, слегка надавив пальцами возле надреза. Из ранки потекла кровь, а Иван лишь чуть слышно матюгнулся себе под нос. - Фу, грубо.
  - Схватить мою руку и полоснуть ее кинжалом тоже не очень похоже на акт добродетели, знаешь ли, - безразлично потянул Иван. - Что ты...
  - Молчи и не двигайся, - подведя надрезанную ладонь Горычева к носу Ланаэль, перебила его девушка. - Ей нужно понять, готова ли она отправиться с тобой.
  - Лучше бы лошадь себе купил, - решив больше не сопротивляться и засунув свободную от пореза руку обратно в карман, рассерженно потянул Иван, но торговка, казалось, уже не слышала его. Ей куда важнее был сам странный процесс купли-продажи.
  Влажный, чешуйчатый нос Ланаэль уперся в ладонь Горычева, вызвав очередную порцию мата от боли. Следом за носом, по ладони проехался шершавый язык.
  - Она приняла твой запах, - радостно сообщила торговка, восторженно переведя взгляд на недовольного Ивана. - Теперь вы связаны.
  - Ты все-таки ненормальная, - нахмурился Горычев, вернув в свое распоряжение пострадавшую руку. Холодно глядя на эльфийку, он тяжело вздохнул, потерев запястье. - И что мне делать теперь?
  - Дай руки, - убрав кинжал и погладив Ланаэль, вернула добродушную улыбку на лицо она.
  - Издеваешься? - повел бровью Иван.
  - Пока еще нет, - вновь хихикнула эльфийка, выставив вперед ладони.
  Обменявшись недоверчивым взглядом с Ланаэль, Иван вновь тяжело вздохнул, но все же послушался торговку. Едва его руки коснулись ладоней девушки, она закрыла глаза, что-то пробурчав себе под нос.
  На мгновение, Горычеву показалось, будто его руки обдало струей горячего воздуха. Однако в следующий миг он вновь нахмурился, когда обожженная корка исчезла, а порез затянулся.
  - Считай это подарком, - отпустив руки Ивана, улыбнулась девушка. - Так, теперь...
  Бодро обойдя Горычева, она подошла к стеллажу с седлами. Присев на корточки, и задумчиво поводив головой из стороны в сторону, она резко встала, вытащив обделанное черной кожей седло.
  Под недовольный взгляд Ивана, оторвавшегося от заживленных рук, она подошла к Ланаэль и закрепила седло. Проверив, прочно ли оно сидит, она довольно потерла руки и, широко улыбаясь, повернулась к Горычеву.
  - За шестнадцать отдам вместе с седлом, - бодро сообщила она, спрятав руки за спиной. - И отправлю весточку в Зайзэрит. Можешь считать это очередным подарком, человек.
  - Интересно было бы посмотреть на содержание этой "весточки", - недовольно заворчал Иван, но все же полез за деньгами в карман плаща. Вытащив свою, вонючую благодаря торговцу на площади, пачку денег, он старательно отсчитал шестнадцать тысяч, протянув их эльфийке. - И как мне... - покосившись на Ланаэль, потянул он. - Этой штукой пользоваться?
  - У них на шее есть два удобных выступа, - опустив руку на макушку ящерки, принялась объяснять торговка. - Потянешь за левый выступ - повернет вправо. За правый - попробуй догадаться сам.
  - Ну, с этим бы и сам разобрался, думаю, - дослушав ее и забравшись в седло и засунув ноги в стремена, усмехнулся Иван. Легко найдя выступы, о которых говорила эльфийка, он вновь перевел взгляд на собеседницу. - С остальным как?
  - Хм... мне не доводилось ездить на ваших лошадях, но, думаю, принцип тот же, - пожала плечами она. - Чем сильнее бьешь - тем быстрее скачет. Так ведь у вас?
  - Там еще целая куча тонкостей, - вспоминая о своей первой поездке на Зезет, почесал затылок Иван, попутно поправив челку. - Освоить все это занимает много времени. Мне проще будет посадить тебя в седло, чем все это объяснить.
  - Вот и у нас также, - улыбнулась эльфийка, учтиво дослушав Горычева.
  Проведя ладонью по морде Ланаэль, торговка цокнула языком. Помотав головой, Ланаэль отозвалась на цоканье, повернувшись к девушке, чуть не сбросив с себя, вовремя опомнившегося, Ивана.
  Выдавив из себя легкий смешок, эльфийка направилась дальше вглубь склада вместо того, чтобы вывести Горычева в зал к остальным. Вскоре, в темноте показалась щель.
  - Остальные ящеры ее не любят, - вновь принялась объяснять девушка, еще даже не услышав вопроса, крутившегося в голове у Ивана. - Они чуют... грязную кровь, если можно так выразиться.
  - Угу, - качаясь из стороны в сторону на массивной спине, недовольно выдавил Горычев.
  - И да... если выпадешь из седла - не бойся, Ланаэль теперь связана с тобой, - прокрутив ключ в замке дубовой двери, продолжила девушка. Отворив дверь, и чуть не ослепив Ивана солнечной погодой после полумрака склада, она дала Ланаэль пройти вперед. Задний выход "Глаза дракона" вел во внутренний двор, прямо неподалеку от восточных ворот Самаркегана.
  - Успокоила, - прикрывая глаза ладонью от солнца, усмехнулся Иван.
  - Держи, - слегка покраснев, неожиданно протянула бумажку темная эльфийка.
  Немного смутившись, Горычев все же взял бумажку, бегло пробежавшись по ней глазами. На бумажке было указано местоположение "Глаза дракона" и имя обслужившей его эльфийки.
  - Мэйлин Фланс? - поведя бровью, вновь повернулся к девушке Иван. - А что из этого имя?
  - Мэйлин! - недовольно прикрикнула она, тут же виновато уведя взгляд в сторону. - Если вам нужно будет что-то узнать по ящерам, или заменить седло - я с радостью вас обслужу. Ой, то есть, нет! Я не...
  Хлопнув себя по лицу ладонью, Горычев попытался подавить в себе смех. Добродушно улыбнувшись, он учтиво поклонился восторженной Мэйлин, спрятав бумажку в карман плаща к остальному складу макулатуры.
  Слегка нахмурившись и подумав о том, что в Камильхэйм ему было бы весьма неплохо заскочить, дабы сложить туда бумаги, он попрощался с девушкой. Достав карту и посмотрев на место, отмеченное торговцем на площади, Иван мысленно пообещал себе добраться туда и сразу же отправиться обратно в Камильхэйм. Там ему предстояло найти домработницу Лену. Ну а пока, след Велиаса вел его в восточную часть пустыни.
  Спрятав карту обратно, Иван прочно схватился за наросты на шее Ланаэль и ударил ее под бок ногами. Резко подняв морду, чуть не сбросив Горычева, ящерка устремилась вперед, выбрасывая из-под лап клубы песка. За считанные секунды он скрылся из виду Мэйлин, а мгновением позже - уже пробежал сквозь восточные ворота, чуть не сбив стражника на посту, умчавшись вдаль, вперед на поиски Велиаса.
   
  Глава 20. Пустая арка.
  
  С огромной скоростью, все пролетало мимо Ивана. Ланаэль неслась по пустыне, словно ненормальная. Не отвлекаясь на отсутствующие передние лапы, ей было проще сосредоточиться на скорости, чем своим сородичам.
  Один за другим, вдалеке проносились песчаные караваны, небольшие крепости, оазисы и стаи мантикор. Случайные путники, торговцы. Едва появляясь в поле зрения, в следующий миг все оказывалось уже далеко позади.
  Вскоре, Иван резко потянул Ланаэль за выступы на себя. Как Горычев и надеялся, она проехалась лапами по песку и достаточно плавно остановилась, переводя дух.
  - Ты молодец, - слегка передохнув, улыбнулся Иван и погладил свой новый, верный транспорт по чешуйчатой голове. Довольно зарычав, она вызвала у Горычева легкий смешок. - Передохни, скоро продолжим.
  Чувствуя, как уставший с дороги хозяин пытается слезть, Ланаэль аккуратно легла брюхом на песок. Выбравшись из седла и поблагодарив ее за верное сотрудничество, Иван немного размялся и вытащил из кармана карту.
  Самаркеган остался далеко позади. И, если верить карте, до нужного ему места с такой сумасшедшей скоростью оставалось всего около часа пути. Спрятав карту и, вернувшись обратно к барахтающейся в песке Ланаэль, Иван чуть слышно усмехнулся. Чуть нахмурившись, он цокнул языком, как это делала Мэйлин.
  Отозвавшись на знакомый сигнал, Ланаэль резко повернула морду к Ивану. Какое-то время она вглядывалась ему в глаза, после чего выпрямилась, отряхнулась от песка и вновь присела, помогая Горычеву забраться.
  Усевшись в седло, и прочно взявшись за выступы, он вновь цокнул языком. Теперь же Ланаэль, оставшаяся без удара под бок, двигалась более спокойно, хоть и не намного медленнее.
  
  Прошло еще минут десять, когда Горычев заметил человека вдалеке, скачущего навстречу. Издалека он мог разглядеть лишь черный плащ, косу с красным лезвием и черного, даже вороного коня под ним.
  Лошадь человека вела себя гордо и уверенно двигалась прямо. На нем самом же был накинут капюшон. Возможно от солнца, возможно от лишних глаз.
  Слегка замедлив Ланаэль, Иван попытался разглядеть лицо, но человек тут же отвернулся, едва оказался достаточно близко. Единственное, что он успел заметить - легкий блеск из-под капюшона. Слегка нахмурившись, Иван думал было остановить человека, но, с силой хлестнув лошадь, он промчался мимо, вскоре исчезнув далеко за спиной.
  - Вампир в пустыне? - все еще хмурясь, чуть слышно спросил сам у себя Горычев. Недоверчиво зарычав, Ланаэль, казалось, попыталась одобрить догадку своего хозяина. - Тоже показалось странным?
  Издав в ответ лишь короткий, отрывистый рык, Ланаэль резко ускорилась, пытаясь оказаться как можно дальше от проскакавшего мимо всадника. Крепче схватившись за выступы, Иван прижался к спине, поглядывая по сторонам. По идее, вскоре на горизонте должен будет быть виден Зайзэрит. Однако ничего такого эпичного нигде не было видно.
  
  Расчеты Ивана оказались неточными. На оставшийся путь до нужной точки на карте ушло около часа. Возможно, Ланаэль устала после долгого томления на складе "Глаза дракона", или ее немного припекло пустынным солнцем. В любом случае, двигалась она последний отрезок пути значительно медленнее, чем сорвалась в городе.
  Нужной ему точкой, отмеченной на карте областью размером с город, оказалась трехметровая арка посреди небольшого оазиса. Каменный проход в пустоту, без каких-либо намеков на дверь, подземный лаз или что-либо еще. Прямо перед самой аркой гордо восседала каменная горгулья, безмятежно глядя бездушными кристальными глазами вдаль.
  - Просто огромный город, ничего не скажешь, - недовольно заворчал Горычев, слезая с Ланаэль и оглядевшись по сторонам. Судя по карте, он должен быть на месте, а города, который хвалил торговец на площади Самаркегана, нигде и не было.
  Подойдя к горгулье, Горычев слегка нахмурился. Прямо на ее макушке была круглая вмятина, размером чуть больше, чем монета, которую дал торговец. Призадумавшись и переглянувшись с Ланаэль, Иван тяжело вздохнул и вытащил монетку из кармана. Покрутив в руке, он аккуратно положил ее прямо на вмятину, практически сразу отскочив назад. Глаза горгульи налились ярким желтым цветом, а каменные плечи и крылья зашевелились.
  - Ох, - лениво потянула она, выпрямляясь на своем постаменте. - М?
  Неуверенно глядя на Ивана, она вытянулась, скрипя каменными суставами. Спрыгнув на песок и рывками подойдя на подогнутых лапах к озадаченному Горычеву, она недоверчиво посмотрела ему в глаза, слегка прищурившись.
  - Ты не похож на мага, - хрустнув шеей, заворчала она, лениво зевнув и отойдя обратно к постаменту. - Откуда у тебя монета?
  - Получил ее от торговца в Самаркегане, - засунув руки в брюки, безразлично потянул Ван.
  - Хм... - вновь потянула горгулья. - Кляйн?
  - Что Кляйн? - поведя бровью, переспросил Горычев.
  - Магнус Кляйн, - объяснила она. - Маг-торговец в Самаркегане. Держит лавку с дорогими и редкими вещами, восточными питомцами и прочей мишурой. А еще он себе отрастил огромное пузо.
  Холодно захохотав, горгулья резко хмыкнула и вновь вернула каменную серьезность на своем лице. Вглядываясь в Ивана, она тяжело вздохнула и опять слезла с постамента.
  - Он редко кому-то сообщает свое имя, - задумчиво потянула она. - Но не сообщить имя и дать при этом монету... подозрительно как-то.
  - Я получил ее, как награду за карту, - вздохнул Горычев. - Магнус сказал, что она стоит целое состояние и что он не способен со мной расплатиться. А да, еще некий Сакхим...
  - Сакхим? - резко перебила его горгулья. - Да-да... что ж, далеко не каждому известно это имя.
  - Магнус сказал, что "тень придет в город мудрости" или что-то в этом роде, - почесав затылок, попытался вспомнить Иван. - И Сакхим сможет направить меня дальше.
  - Я не вижу тени, - виновато вздохнула горгулья. - И не могу сказать, появлялся ли он в Зайзэрите.
  - Не думаю, что он еще здесь, - грустно усмехнулся Горычев. - Насколько мне удалось понять, надолго он нигде не задерживается.
  - Что ж, это тоже правда, - учтиво кивнула горгулья. - Весьма интересный ящер у тебя. Не встречала я двулапых.
  - У Ланаэль грустная история, - заботливо глянув на свое недавнее приобретение, сообщил Горычев. - Мэйлин Фланс сказала, что маги должны были забрать ее и отправить в Оллхэйл на разбирательство. С ее бывшим хозяином... как же его...
  - Рамирэн Айрерш, темный эльф и член совета Оллхэйла, - быстро перебила его горгулья, чем вызвала на лице Ивана легкое недоумение. - Что ж, думаю, этого будет достаточно.
  - В смысле? - глядя, как горгулья вглядывается в пустую арку, с интересом спросил он.
  - Ты сообщил мне пять вещей, - подняв перед собой передние лапы, направив их на пустоту арки, безразлично потянула горгулья в ответ. - Пять из них были правдивыми, исходя из того, что ты знаешь сам. Ты можешь войти.
  - А если бы я солгал? - слегка недоумевая, усмехнулся Горычев.
  - Но ты же не солгал, верно? - захлопнув глаза, все также холодно ответила горгулья. Из ее лап вырвалось легкое свечение, заполнившее собой всю арку. - Монета, Кляйн, Сакхим, тень и Ланаэль. Ты сказал мне о них то, что знаешь сам, хоть и не можешь знать, правдивы ли твои знания. Ты ничего не знаешь о Зайзэрите, но твой путь ведет тебя через него, и своих целей в самом городе ты не имеешь. Значит, ты не угроза для Зайзэрита. Ты можешь войти.
  Отойдя на постамент и усевшись обратно в ту же позу, в которой встретила Ивана, горгулья вытащила из головы монету. Положив ее перед собой, она закрыла глаза и, обдав Горычева легким, холодным ветерком, вновь превратилась в камень.
  - Весело, - взглянув на Ланаэль и озадаченно усмехнувшись, Иван подошел к горгулье и забрал монету. Недоверчиво глядя на непонятную материю в арке, он засунул монетку обратно в карман.
  Взобравшись на Ланаэль, он еще какое-то время думал, стоит ли ему делать то, что он задумал. Набравшись смелости и погладив ящерку, он цокнул языком. Одобрительно зарычав, Ланаэль прошла мимо горгульи прямо в арку. В следующий миг, Горычев и сам коснулся свечения. Привычное чувство пустоты, которое он успел испытать при своем перемещении в Аргтэтрас, вновь напомнило о себе. Тьма поглотила его, дезориентируя и лишая возможности двигаться. Как и в случае с камнем, подобное перемещение вызвало в нем резкий прилив сонливости, и Иван медленно закрыл глаза.
   
  Глава 21. Зайзэрит.
  
  Он не знал, сколько прошло времени. Погрузившись в глубокий сон, Иван медленно плыл в потоке собственных мыслей. Пока, наконец, поток не окончился и он не открыл глаза.
  Материя в арке перенесла его в странный город. Улицы были вымощены светло-голубой плиткой с золотистыми швами. Сами же дома напоминали архитектуру Самаркегана, только округлую. Как и в торговом городе, здесь здания ставились друг на друга. Возможно для удобства, возможно по каким-либо еще причинам.
  Вокруг сновали люди в разноцветных робах. Мужчины, женщины, дети. Трудно было понять, имеют ли одежды какой-либо смысл или же здесь просто было так принято.
  Лениво поднявшись и отряхнув плащ, Иван хмуро огляделся в поисках Ланаэль. Как оказалось, она стояла совсем неподалеку. Поглаживая ее по носу, рядом стоял мужчина в белых робах с бордовой окантовкой.
  - Добро пожаловать в Зайзэрит, - заметив приближающегося Горычева, тут же просиял мужчина в белом и учтиво поклонился. Смуглая кожа, волосы почти до плеча и аккуратные усы, перетекающие в бороду добавляли и без того измученному лицу с десяток лет. Да и голос у человека был холодный, слегка мрачноватый. - Рад видеть, что вы так скоро пришли в себя, Мальфор.
  - Э, - переглянувшись с, явно счастливой, Ланаэль, неуверенно потянул Иван. - Спасибо, наверное...
  - О, не стоит, - добродушно улыбнулся мужчина. - Я взял на себя ответственность сопроводить Ланаэль в стойло, но слегка увлекся и не смог преуспеть в этой тривиальной задаче. Но, насколько понимаю, доставка Ланаэль не является для вас приоритетом. Что же привело вас к нам?
  - Я... - вспомнив о горгулье на входе, Иван тяжело вздохнул, понимая, что лгать в этом странном месте бесполезно. - Я ищу Велиаса. Если я правильно понял, то его также называют "тенью".
  - А, тень... - задумчиво почесав бородку, потянул мужчина. - Понимаю. К сожалению, помочь вам в этом не могу. Но, если вы позволите...
  Хлопнув в ладоши и запустив в воздух светлый образ странной птицы, мужчина гордо приподнял подбородок, спрятав руки за спиной. Его взгляд пришелся на дальний конец улицы.
  Захотев уже спросить, чего ждет мужчина, Иван лишь успел отойти в сторону. Его чуть не сбили запыхавшиеся, молодые люди в темных робах.
  - Прошу простить бестактность моих учеников, - обратился мужчина к Горычеву и получив одобрительный кивок в ответ нарочито кашлянул. - Цайрус, Прилон, Сомия - прошу вас сопроводить это очаровательное животное до покоев Драмара. Думаю, он найдет для нее местечко в своем стойле.
  - А она не кусается? - с интересом спросил мальчик посередине, взглянув сначала на Ланаэль, потом на Горычева. На вид ему было от силы лет восемь, а лицо излучало невинную детскую наивность, отчего Иван чуть заметно умилился.
  - Если только не заставлять ее ждать, - усмехнулся он в ответ, проведя рукой по влажному носу своей ящерки. - Ланаэль...
  Перебив Горычева своим рыком, она аккуратно растолкала собой детей. Рядом с Ланаэль, дети больше напоминали собой садовые керамические фигурки, которых Иван с удовольствием расстреливал на соседской лужайке в детстве. По крайней мере, своим ростом. Мальчик, обратившийся к Ивану и девочка, от силы на год-два старше и вовсе легко пробегали между ее лапами. Ребенок постарше шел впереди, показывая дорогу.
  - А вы с ней неплохо смотритесь вместе, - проводив взглядом своих учеников в компании Ланаэль, не удержался мужчина. - Она уже приняла вашу кровь?
  - Да, - спрятав руки в карманах плаща, коротко ответил Горычев.
  - Хорошо, - облегченно ответил он. - Драмар разбирается в ящерах лучше меня. Он способен легко отличить свободную особь от той, что имеет хозяина.
  - Я ей не хозяин, - холодно взглянув на мужчину, огрызнулся Горычев. - Когда-то я воспринимал Зезет, как вещь. Дважды чуть не потерял ее, и мне было все равно. Но она, несмотря на это, спасла меня, когда я был загнан в угол.
  - Значит, боевой товарищ? - с интересом прервал Ивана мужчина. Получив в ответ очередной, теперь уже недовольный, кивок, он виновато поник. - Прошу простить мою грубость. Я никогда не состоял в подобном... тандеме. Увы, всех тайн не знают даже маги.
  - Передо мной извиняются дважды за минуту... - усмехнулся Горычев. - Не думал, что найду место в Империи, где со мной подобное произойдет. Пока что мне только предлагали стать частью дерева, плевали на ботинки и гневно выгоняли из помещений. Но извиняться...
  - Да уж, не могу представить ничего страшнее для искателя приключений, чем броское "извини", - выдавил легкий смешок в ответ мужчина. - Но, к делу. Не сомневаюсь, что вам интересно, почему я попросил увести Ланаэль?
  - Я подумывал спросить, но как-то не решался... - поправив челку и спрятав руку обратно в карман, пожал плечами Иван. - Мэйлин Фланс сказала, что маги не станут отправлять Ланаэль в Оллхэйл из-за принятия крови. Так что, я заинтригован.
  - Она нашла себе не просто хозяина, но и друга, - учтиво заметил мужчина. - Я не могу позволить вашему союзу распасться из-за Оллхэйлского извращенца, не так ли? Как минимум, это было бы весьма некрасиво со стороны нашего города по отношению к вам.
  Резко замолкнув, мужчина перевел взгляд на небо. Над ним ярко мерцало четыре сигнальных птицы, которой пользовались, кажется, все маги в Зайзэрите, да и за его пределами.
  - Черт, - забыв про свое холодное спокойствие, чуть слышно выругался мужчина. - Мальфор, я прошу простить...
  - Ремарион, тебя где носит? - не дав ему закончить, к ним подбежал другой мужчина, светлый эльф, в темно-синей робе с длинным, белым посохом-трезубцем в руке. Отдышавшись, он успокоился и, видимо по локальному обычаю, чуть заметно кивнув Ивану, стукнул посохом о плитку. - Прошу простить, лорд Ремарион, мою грубость...
  - Не смешно, Орлекс, - тяжело вздохнул собеседник Горычева, стыдливо прикрыв рукой глаза. - Ты даже перед Сакхимом забываешь о правилах приличия. Не стоит впадать в подобные крайности перед иноземцем.
  - Как бы то ни было, твой волшебный зад должен уже сверкать на площади, - разведя руками, потянул Орлекс. - У нас неприятная ситуация.
  - Что случилось? - жестом пригласив Ивана следовать за ними и вызвав свой темно-зеленый посох, уже на бегу спросил Ремарион. - Четыре оповещателя меньше чем за минуту - не каждый день с подобным сталкиваешься.
  - Маги тьмы и с десяток ракши с ними, - свернув на узкую улицу, чуть не сбив девушку, бодро сообщил Орлекс. - Оповещатели были отправлены несколько минут назад. Решил уже лично за тобой сбегать.
  - Маги тьмы? - придерживая руки у рукоятей клинков, с интересом спросил Иван. Последний раз ему выдавалась возможность обнажить их во время задания для торговца. А судя по тому, что говорил Орлекс - маги тьмы и неприятности стояли достаточно близко друг к другу. - Магия тьмы - плохая магия, как понимаю?
  - Магия не делится на плохую и хорошую, - нахмурившись, ответил за Ремариона Орлекс. - Тут все сложнее. Маги тьмы - это маги, предавшие свой путь. Наш путь в наших знаниях. В них же источник силы и в них же цель существования. Чем больше способен познать маг за свою жизнь, тем она счастливее. Некоторые же ставят себя превыше подобного. Часть из них покидает Зайзэрит, и вскоре мы узнаем об их гибели, что не удивительно. Часть же - считает себя важнее всех остальных и бунтует. Ракши - особый вид призываемых существ. С самого детства маги... - чуть не пропустив поворот, Орлекс прервался ненадолго, оттолкнувшись от стены посохом. Нагнав Ивана и Ремариона, он виновато кивнул и продолжил. - В возрасте пяти лет маг жертвует часть своей крови Шакране, подписывая с ней договор. С помощью своей же крови, в дальнейшем маг способен призвать на свою сторону древний народ, ракши. Хоть они и простые бессмысленные куклы, с их силой невозможно не считаться. А убив мага - от ракши не избавишься, к сожалению.
  - И много магов выбирает этот путь? - дослушав, спросил Иван.
  - Не помню, чтобы хоть один выбрал, - грубо ответил Ремарион. - Покинув путь знаний, ты перестаешь быть магом. С нашей стороны нет потерь. Мы всегда рады брату-магу, пришедшему к нам в поисках мудрости. Но, встав на этот путь, ты уже не можешь отвернуться. Подобные действия заставляют нас действовать решительно.
  - Грубо говоря, маг тьмы - это маг, отвернувшийся от пути знаний, - попытался объяснить Орлекс. - Когда маг тьмы покидает город - мы прощаемся с ним. Когда бунтует - устраняем его. К сожалению, для многих знания становятся слишком большим искушением. Им кажется, что они самые умные. Девять из десяти магов не способны противостоять соблазну. И лишь половина из них вовремя покидает город.
  - Вы убиваете их за отказ идти одним с вами путем? - чуть нахмурился Горычев, обратившись к Орлексу.
  - Невозможно обнять того, кто наставил на тебя клинок, - ответил за него Ремарион. - Можно, конечно, но это самоубийство. Пока не нападают они, не нападаем и мы. Пока маг способен держать себя в руках, он может развиваться дальше вместе со всеми. Но, девять из десяти - вполне справедливая статистика. К сожалению.
  - Нам сюда, - бросил Орлекс Ивану через плечо, свернув на широкую каменную лестницу, ведущую вниз. - Мальфор Валлен, мы наслышаны о ваших подвигах. Я все понимаю, в вас горит пламя битвы и все такое. Но, прошу, не лезьте. Это дело касается Зайзэрита и только. Гостям не стоит вмешиваться в дела города.
  - Будь по вашему, - вглядываясь вдаль, где на площади стояло с десяток магов и странных, крупных существ, недовольно заметил Иван. Существами, как он предположил, были те самые ракши, о которых ему уже успели сообщить. С человеческим телом, шестью руками, львиной головой и высотой в метров пять-шесть. Ракши словно ждали приказа, поглядывая на магов, столпившихся вокруг и ведущих переговоры с другими магами, стоящими на трибуне площади.
  Заметив, что Орлекс и Ремарион замедлили ход, Горычев грустно вздохнул. Судя по всему, они хотели решить конфликт мирным путем и не ввязываться в открытый бой. Отпустив клинки и засунув руки в карманы, он недовольно спустился следом за магами на центральную площадь Зайзэрита.
  - А, Ремарион, - чуть сощурившись, радостно воскликнул темный эльф в бордовой робе с черной окантовкой. В руке он сжимал длинный, светло-голубой посох с ромбом на конце. А вокруг его глаз были нанесены черные размывы, отчасти напоминающие языки пламени. - Пришел присоединиться к нам или попытаешься остановить?
  - Хакко, что ты задумал? - сжав посох, недовольно ответил Ремарион, подойдя к темному эльфу. Бросив взгляд на трибуну, он прищурился и вновь посмотрел на Хакко. - Где все архимаги?
  Злобно улыбнувшись, эльф громко свистнул. Стоящие неподалеку ракши отозвались на это негромким рыком, выбросив вперед несколько растерзанных и израненных тел.
  Слегка побледнев, Ремарион резко побежал вперед, попутно завалившись на колени прямо возле ближайшего тела. Перед ним на плитке лежала бездыханная девушка с яркими, рыжими волосами и в такой же белой робе, какую носил и он сам.
  - Черт, - поднеся руку к носу девушки и убедившись, что та не дышит, чуть слышно произнес Ремарион. - Хакко, что во имя Сакхима тут происходит?
  - Они попытались пойти против нас, учитель, - выйдя из толпы, виновато объяснила магу девушка, лет двадцати на вид. - Простите, но я не смогла убедить их не выступать в открытый бой против Хакко.
  - Нагами, и ты с ними? - выпрямившись и прокрутив в руке посох, холодно спросил Ремарион. Получив в ответ неуверенный кивок, он отвернулся от толпы и направился обратно к Орлексу и Ивану. - Сколько архимагов было отправлено на ликвидацию?
  - Четверо, включая меня, - понимая, к чему клонит Ремарион, быстро ответил Орлекс. - Однако мы не трогали совет. Сакхиму показалось, что Хакко не представляет особой угрозы.
  - Надменный старик, - усмехнулся Хакко, но тут же спрятал свою самодовольную ухмылку, поймав на себе взгляд Ремариона. - Мы не хотели их смерти, но нас загнали в угол. Нам пришлось дать отпор. Архимаги всегда недооценивали рядовых магов. Таков закон Зайзэрита, не так ли, Ремарион?
  - Заткнись, Хакко, - бросил через плечо Ремарион. Остановившись в метре от Орлекса, он стукнул посохом о плитку. - Необходимо соблюдение формальностей, Иван, прошу прощения. Совет дал вам разрешение на ликвидацию, Орлекс?
  - Да, лорд Ремарион, - спрятав посох за спину и слегка наклонившись вперед, с серьезным видом ответил Орлекс. - Совет решил судьбу Хакко Каджи не полным составом, поэтому за вами будет последнее слово в решении о полном устранении. Желаете воспользоваться своим правом?
  - Другого выхода, к сожалению, я не вижу, - чуть заметно поник Ремарион. Резко обернувшись, он замахнулся посохом и сбил мощной волной воздуха Хакко. Не дожидаясь, пока предводитель отряда поднимется на ноги, Ремарион побежал вперед, крутя в руках посох и отбиваясь от летящих в него магических выстрелов. Со всех сторон на него летели огненные, ледяные, каменные и прочие сгустки энергии. Резко остановившись, он поднял посох над головой, защитившись от силового удара ракши, направив руку на отряд резким движением. Словно невидимая волна воздуха, его выпад рукой раскидал большую часть магов по сторонам. - Орлекс, Мальфор - без приказа не вступайте в бой!
  - Я не из вашего города, - обнажив клинки, чуть заметно просиял Иван, обратившись к Орлексу. - Но, насколько понимаю, эти ребята подлежат уничтожению?
  - К сожалению, да... - ответил Орлекс, глядя, как Ремарион ловко отбивает посохом выстрелы магии, при этом умудряясь раскидывать приближающихся врагов голыми руками. - Но, приказ есть... Мальфор?
  - К черту приказ! - держа клинки за спиной и пригибаясь от вспышек магии, громко крикнул Иван Орлексу. Запрыгнув на руку ракши, пытающемуся пробить щит Ремариона, он радостно воткнул лезвия прямо в шею колоссальному существу, отчего оно громко взвыло. Как он и думал, ракши при своем размере были жутко неповоротливыми, что давало ему хоть какое-то, да преимущество. Попытавшийся спасти своего товарища, второй ракши замахнулся кулаком на Горычева. Успев в последний момент подпрыгнуть благодаря белой дымке вокруг руки врага, отчего удар кулаком пришелся прямо в лицо и без того пострадавшего ракши, Иван радостно взглянул на Ремариона. - Не помешаю?
  - Продолжай делать то, что делаешь, - отшвырнув руку ракши от зазевавшегося Горычева, усмехнулся Ремарион. - И, возможно, я позволю себе простить подобную грубость.
  Оскалившись, Иван благодарно кивнул и прокрутил в руках клинки. Ракши, на руку которого он успел перепрыгнуть, был слегка дезориентирован атакой Ремариона. Решив не медлить, Горычев, уходя от метящих теперь в него вспышек энергии, добежал до головы, воткнув клинки в глаза.
  Повиснув на них и проехавшись на лице ракши от глазниц до рта, Иван перевернулся в воздухе. Быстро оценив, как далеко ему падать и взглянув красными глазами на белую дымку вокруг ракши, Горычев перегруппировался, вонзив клинки уже в грудь оппонента. Доехав на них до середины и отскочив, успев лишь заметить, как в израненное тело влетело с десяток огненных и ледяных шаров, Иван проехал по луже крови, остановившись в метре от Ремариона.
  Переглянувшись с магом, он лишь вновь улыбнулся, помчавшись в кучу оставшихся врагов. Сам же Ремарион принял на себя более трудный бой, прикрываясь своим энергетическим щитом от ударов ракши и перестреливаясь с Хакко. Орлекс же, получивший прямой приказ, просто поддерживал небольшой щит вокруг себя и перенаправлял часть своей энергии на защиту Ремариона.
  - Быстрый, - едва успев опомниться от вошедших в грудь клинков Ивана, усмехнулся маг в бурой робе. Обдав Горычева своей кровью, он лишь перевел взгляд на странное небо Зайзэрита и упал на площадь, как только лезвия вышли из его тела.
  - Бежим! - вдруг воскликнул маг, стоявший ближе остальных к Горычеву.
  Оторвав взгляд от поверженного врага, он лишь недовольно повел бровью. Секунд десять назад отряд самоотверженно расстреливал его изо всех сил. Теперь же, стоило одному магу умереть, остальные разбегались кто куда.
  Тяжело вздохнув, Иван запустил клинок в спину кричавшему магу. Замертво упав, он лишь вызвал очередную порцию криков, как со стороны магов на трибуне, так и вражеских.
  - Прошу, не нужно больше никого убивать, - вдруг услышал Горычев знакомый голос справа, чувствуя, как кто-то тянет его за штанину. Залюбовавшись картиной разваливающихся на части ракши и разбегающихся магов, он и не думал, что кто-то подойдет к нему. Теперь же, его за брюки дергала Нагами. - Я не хотела с ними идти. Я пыталась отговорить Хакко. Но, он не слушал меня! Он...
  Громко взвизгнув, девушка испуганно посмотрела на Ивана. Взяв ее за шиворот, Горычев спокойно тащил ее через всю площадь к Ремариону, держащему посох у шеи Хакко.
  - Ну же, убей меня! - сплюнув кровь, оскалился темный эльф. - Убей, как вы убиваете всех, кто не хочет жить по вашим законам!
  - Ты был готов посвятить свою жизнь самопознанию и изучению природы всего сущего, - холодно глядя Хакко в глаза, спокойно ответил Ремарион. - Что заставило тебя оступиться?
  - Лучше умереть свободным, чем слепо идти вашим путем, - подернув глазом, попытался плюнуть кровью в лицо Ремариону Хакко. Не долетев, плевок приземлился на робу Хакко, отчего тот лишь недовольно откинул голову назад. - Ну же!
  - Да будет так, - кивнул Ремарион, убрав посох от его шеи. Удивленно приподняв голову, Хакко лишь успел широко открыть глаза. Вместо посоха, Ремарион направил на него ладонь. В следующий миг, вырвавшаяся вспышка света ослепила его. Голова налилась кровью и вскоре, он испустил дух. - Покойся с миром, брат маг.
  - Ты сделал то, что должен был, - переступая через останки ракши, попытался поддержать Ремариона Орлекс. Положив ему руку на плечо, Орлекс переглянулся с ним и, получив одобрительный кивок, подошел к мертвому Хакко, прислонив ко лбу ладонь. - У него было немного сторонников. С остальными мы справимся без помощи совета. Разрешение на ликвидацию получено. Не думаю, что будут проблемы.
  - Есть одна проблема, - перебил его Иван. Дождавшись, пока Ремарион и Орлекс повернуться к нему, Горычев усмехнулся, протолкнув вперед Нагами. Проехавшись по земле, она испуганно переводила взгляд с одного мага на другого. - С ней что делать?
  - Нагами? - тяжело вздохнув и присев на колено, заботливо обратился к ней Ремарион. Взяв ее за руку, он попытался улыбнуться, хоть на его забрызганном кровью лице выглядело это не особо доброжелательно. - Не бойся. Все будет хорошо.
  - Вы... вы не станете меня убивать? - сглотнув, через силу выдавила она.
  - Нет нужды, - все также добродушно ответил Ремарион, тут же серьезно взглянув на Орлекса. - Или есть?
  - Она присоединилась к отряду в попытках остановить Хакко, - все еще держа ладонь на лбу мертвого мага тьмы, спокойно ответил Орлекс. - Не думаю, что она ушла с пути. Но, я не уверен, что в текущей ситуации смогу чем-то ей помочь. Возможно, изгнание...
  - Изгнание? - не дав закончить, перебила Нагами Орлекса.
  - Сожалею, но какой бы ни была цель, ты все равно позволила себе присоединиться к отряду отступников, - холодно ответил ей Орлекс. - Теперь на тебе клеймо. Тебе больше нет места в Зайзэрите.
  - Но... - выпрямившись, сурово взглянул на подчиненного Ремарион.
  - Ремарион, я знаю о твоей склонности всем помогать, - тяжело вздохнув, также выпрямился Орлекс. - То, что ты состоишь в совете - не значит, что весь совет расценит это, как акт доброй воли. Сожалею, Ремарион, но, боюсь, исход разбирательства очевиден...
  - Как будто нескольких смертей мне было мало, - схватившись рукой за лоб, грустно усмехнулся Ремарион. Глядя на сидящую на каменной плитке Нагами, он все сильнее погружался в раздумья, пока вдруг резко не стукнул кулаком о ладонь. - Ну конечно! Мальфор, я... Мальфор?
  Неуверенно глядя в точку, где только что стоял Горычев, Ремарион лишь недовольно усмехнулся, скрестив руки на груди. Пока они с Орлексом разговаривали, Иван ушел в другой конец площади и теперь чистил клинок, ранее брошенный в убегающего врага.
  - Валлен! - громко крикнул Орлекс, оторвав его от занимательного процесса протирания клинков робой мертвого мага. - Иди сюда, быстро!
  Недовольно покосившись на магов, Горычев лишь пожал плечами, оторвав кусок ткани от робы. Протирая по пути клинки, пока кровь не успела засохнуть, он радостно загнал их по очереди в ножны. Вытерев руки и скомкав испачканную кровью тряпку, бросив ее в голову другому мертвому магу, Иван по обыкновению спрятал руки в карманы, вновь покосившись на Ремариона и Орлекса.
  - Мальфор Валлен, - стукнув посохом о плитку, холодно обратился Ремарион к Горычеву.
  - Что-то не так? - не услышав ничего, кроме собственного псевдонима, решил уточнить Иван.
  - Каков был приказ в начале боя? - хитровато улыбнувшись, спросил Ремарион, поставив Горычева в тупик.
  - Не вмешиваться без приказа, - не дав задумавшемуся Горычеву выдавить из себя хоть какой-то ответ, встрял в разговор Орлекс. - Был ли исполнен приказ?
  - Как по мне, так это было больше похоже на приглашение, а не приказ, - вытащив руки из карманов и скрестив их на груди, слегка недовольно потянул Иван. - Куда вы клоните?
  - У нас возникли некоторого рода проблемы, - продолжил Ремарион. - А именно - с девушкой, которую ты оставил в живых.
  - Она сопротивляется? - усмехнулся Иван, резко выхватив клинок и наставив его на Нагами, чуть не задев стоящего рядом Орлекса. Чуть слышно взвизгнув, она отползла немного назад, испуганно глядя на Горычева. - Эй, а ну, оставить панику!
  - Нет, дело не в этом, - аккуратно опустив кончиками пальцев лезвие клинка Ивана, добродушно продолжил Ремарион. - Видишь ли, Нагами нехорошо поступила. Она присоединилась к отряду Хакко, хоть и пыталась его остановить. И...
  - Нагами настоящий знаток по артефактам, реликвиям и истории Империи! - не выдержав долгих речей Ремариона, встрял Орлекс. Взглянув на Нагами, он радостно заметил, что та уже немного успокоилась. - А еще она готовит прекрасный травяной чай. И замечательный специалист по чарам и магии поддержки!
  - Грубо говоря, за присоединение к магам тьмы Нагами будет подвержена изгнанию, - тяжело вздохнув, подвел итог Ремарион. - И мне будет спокойнее, если я буду знать, что она в надежных руках. В противном случае...
  - Если она откажется от изгнания, то ее подвергнут забвению, - закончил за него Орлекс. Поймав на себе недоумевающий взгляд Ивана, он провел себе указательным пальцем по шею, изображая звук ножа, прорезающего кожу. - Смерть или изгнание. Пока совет не решил, она может добровольно покинуть Зайзэрит. Даже совет не вправе стоять на пути мага, решившего уйти за пределы города мудрости.
  - Вы хотите, чтобы я взял ее с собой? - убрав клинок, усмехнулся Иван, взглянув на Нагами. Оттопыренных ушей, странных оттенков кожи и прочих необычных вещей на открытых от робы частях тела видно не было. Молодое, наивное лицо и светло-голубые, длинные волосы с вплетенной ленточкой в небольшую косичку с левой стороны. Переведя взгляд на тело, мысленно проклиная магов за ношение роб и невозможность оценить приобретение более досконально, Горычев вновь повернулся к Ремариону. - А я не разочаруюсь потом? Мало ли, станет магом тьмы и зарежет меня ночью.
  - Не думаю, что Нагами это грозит, - попытался успокоить Ивана Орлекс. - Она оказалась в компании магов тьмы. Я знал Хакко достаточно долго, чтобы успеть оценить его потенциал. Он прекрасный манипулятор и откажись он от жизни в Зайзэрите раньше - стал бы прекрасным странствующим торговцем. Но, увы...
  - Она не стала магом тьмы под влиянием Хакко, - продолжил Ремарион. - Покинув Зайзэрит, уже ничто не будет искушать ее. Не думаю, что есть хотя бы малейшая вероятность ее предательства.
  - А саму девушку спросить не стоит? - вновь усмехнулся Иван, обратившись уже к самой Нагами. - Может, она не хочет со мной идти?
  - Я... я пойду с вами, - все еще нервно, но уже чуть более спокойно вставила девушка. Сев на колени, она потупила взгляд, крепко держась за подол своей робы. - Обещаю, что не подведу вас.
  - Чуть менее официально и, возможно, я соглашусь, - пожал плечами Горычев, поймав на себе восторженный взгляд Нагами. Подмигнув ей, он вновь серьезно взглянул на Ремариона. - Но, насколько помнишь, сначала мне нужно встретиться с Сакхимом. Да и ты хотел о чем-то поговорить, если память не изменяет.
  - Да, конечно, - благодарно поклонившись, тут же оживился Ремарион. - Мальфор, если такая возможность имеется, я бы отправил Нагами в Самаркеган и оттуда с караваном в нужное вам место. Как маг, она сильная, но может стать помехой для твоих путешествий. За ящером уж она явно не будет поспевать.
  - Не знаю точного адреса, - задумчиво начал Иван, отчего Ремарион взглянув на него с интересом. - В Самаркегане есть торговец, Магнус Кляйн. Он дал мне монету, с помощью которой я попал сюда. Его дом в Камильхэйме теперь принадлежит мне и, возможно...
  Замолкнув, Иван полез во внутренний карман плаща. Вытащив оставшиеся деньги, он протянул их Ремариону.
  - Здесь восемь тысяч, - сообщил Горычев слегка недоумевающему магу. - Думаю, этого должно хватить, чтобы Магнус договорился о безопасном путешествии через пустыню.
  - Хорошо, - слегка поморщившись от запаха от денег, улыбнулся Ремарион. - Орлекс, сообщите совету о самостоятельном уходе Нагами. Также, не забудьте упомянуть о ее самостоятельном внедрении в отряд Хакко Каджи. Пускай совет считает, что она действовала с моего разрешения. Не хочу, чтобы о ней остался негативный осадок в Зайзэрите.
  - Да-да, все сделаю, - забрав стопку денег у Ремариона, лениво потянул Орлекс. Спрятав деньги в кармане робы и подняв на ноги Нагами, он вновь повернулся к собеседнику. - Распоряжение о генеральной уборке на центральной площади тоже передать, как понимаю?
  - Было бы неплохо, - усмехнулся Ремарион. - Что ж...
  Подойдя к Ивану, он учтиво поклонился все еще слегка недоумевающей от происходящего Нагами. Получив в ответ благодарный кивок, он проводил их взглядом вместе с Горычевым.
  - Теперь, Сакхим? - когда Орлекс и Нагами окончательно скрылись из виду, обратился Ремарион к Горычеву. - Или все же тебе интереснее узнать, почему я решил задержать тебя?
  - Весьма скудный выбор, - пожал плечами Горычев. - Наверное, сначала второе.
  - Благодарю, - кивнув, Ремарион растворил в воздухе свой посох и, скрестив руки за спиной, направился к другой лестнице, ведущей вниз от площади. Пригласив жестом Ивана следовать за ним, он дождался, пока тот нагонит его, после чего продолжил. - Заскочим в "Плач ракши". Это таверна, здесь недалеко. Там и обсудим интересующий меня вопрос. Хорошо?
  Получив одобрительный кивок, Ремарион слегка приободрился. После тяжелого боя он пытался вести себя спокойно и гордо, несмотря на кровавое месиво, учиненное прямо посреди города. Этим он по-своему был Ивану симпатичен. В Ремарионе Горычев видел Дариона. Каждый раз после боя лидер ордена также спокойно и размеренно раздавал приказы. Будь то задержание, зачистка или же какой-либо пустяк. И, как и Дариону, Ремариону было важно потянуть время. Возможно, как и лидер ордена, он неоднократно прокручивал в голове то, что хотел сказать.
  Отогнав от себя мысли об ордене и схожести Дариона с Ремарионом, Иван гордо взглянул вдаль. Лестница вела в жилой район. Казалось, будто проблемы на площади никак не коснулись местных жителей. Они вели себя достаточно спокойно и один за другим кланялись, когда Ремарион проходил мимо.
  Как и обещал архимаг, путь до таверны был очень близок. Не прошло и пяти минут, как вдалеке показалось огромное здание со статуей ракши на входе. Дверь в саму таверну расположился между ног у этого странного существа, с телом человека с шестью руками и головой льва. Словно предвкушая долгожданный разговор, Ремарион даже начал насвистывать незнакомую Ивану мелодию. Чуть слышно усмехнувшись, Горычев решил не перебивать его. Возможно, их разговор был действительно очень важен. Хоть сейчас он сам не понимал, насколько был в этом прав.
   
  Глава 22. Плач ракши.
  
  - Добрый день, Анора, - войдя в таверну, тут же поздоровался Ремарион с хозяйкой заведения.
  - Добрый, - одарив Ивана и архимага широкой улыбкой, слегка поклонилась Анора. В отличие от местных магов, на ней был одет кожаный корсет и светлые поножи, а на поясе болтались ножны с саблей. Сама же Анора внешне напоминала эльфийку своими оттопыренными ушами, хоть и имела странный, рыжеватый оттенок кожи. - Вам как обычно?
  Кивнув, Ремарион жестом пригласил Горычева следовать за ним. В "Плаче ракши" было не так людно, как в других тавернах, в которых Иван уже успел побывать за время своего путешествия в землях Империи. Занято было всего несколько столиков, да и было тут даже не так шумно, как у тех же орков в Фаршане.
  - В тяжелое время вы прибыли в Зайзэрит, Мальфор, - сев за стол, слегка нахмурился Ремарион. - Все больше магов отступает от своего пути. А совет запретил предложенное мной решение по ограничению доступа новобранцев к знаниям.
  - Никак не могу понять, - дослушав его, неуверенно начал Иван. - Маги тьмы. Они ведь идут против "своего пути" из-за полученных ими знаний, так ведь? Как это понимать?
  - Знания искушают, - пожал плечами Ремарион. - Чем больше ты знаешь, тем больше сомневаешься в устоявшихся системах, власти, экономике и политике. Грубо говоря, знания ведут к созданию собственной точки зрения на все вопросы мироздания. А когда подобное случается не с рядовым ополченцем Камильхэйма, а с такими, как мы... скажем так, одним движением пальца маг способен сделать то, что не сможет легион орков за сорок лет сражений. Мы в ответе за свою силу. Сакхим это понимает, но не хочет менять традиции разрыва. Полагает, что это повлечет реакцию других городов, находящихся вне миров. И могут возникнуть дополнительные сложности.
  - Ты хочешь, чтобы я поговорил с ним? - отвлекшись на Анору, принесшую две кружки с красным, бурлящим напитком, с интересом спросил Иван.
  - Нет, ни в коем случае, - поднеся кружку ко рту, усмехнулся Ремарион. Держа напиток на расстоянии, он сделал движение, будто пьет. Сама же жидкость практически вырвалась струей из кружки прямо ему в рот. - "Пепельный виски". Наверное, единственный алкоголь, который я могу пить и не морщиться при этом.
  - Да уж, - попытавшись сделать также, как Ремарион и разочарованно глядя теперь на собеседника, холодно усмехнулся Иван.
  - Тысяча извинений, - слегка недоумевая, почему Горычев так странно смотрит на него, резко всполошился Ремарион. Подтянув себе кружку Ивана, он провел рукой над горлышком. Напиток перестал бурлить, а из воздуха, обдав стол легкими брызгами, в кружку упало два кубика льда. - Огромная редкость, когда к нам заходит кто-то, чья жизнь не связана с магией. Новички быстро учатся, как правильно пить этот чудесный напиток, но... впрочем, неважно.
  - Благодарю, - отпив немного и глупо улыбнувшись от приятного вкуса, тут же нарочито кашлянул Иван. - Если не радикальные меры по ограничению магов, то... какова причина нашей беседы?
  - Видите ли, - отодвинув кружку в сторону, потянул Ремарион, водя пальцем над поверхностью стола. Словно невидимым ножиком, он вырезал схематические изображения городов и проводил между ними связи. - Все дело в тени. Пару дней назад он прибыл к Сакхиму. Совет волнуется, но сам Сакхим говорит, будто бы нам беспокоится не о чем. А когда сегодня прибыли вы, Мальфор, я позволил себе окунуться в ваши воспоминания. К сожалению, мне не удалось получить общую картину ваших приключений, но общие моменты я уловил. Насколько понимаю, из одного конца Империи в другой вас раз за разом направляет именно тень?
  - Да, - решив не изворачиваться, спокойно ответил Иван, отпив еще немного из кружки. Едва Ремарион успел открыть рот, чтобы задать уже привычный для Горычева вопрос, последний усмехнулся и продолжил. - Мы с ним старые друзья. Много лет не виделись. И около месяца назад, тень прислал мне весточку о своем нахождении в Империи. К сожалению, пока что мне не удалось встретиться с ним лично. Он всегда был слишком занят. Некоторые вещи все же не меняются.
  - Странно, - дослушав Ивана, нахмурился Ремарион. - Видимо, Сакхим не солгал, назвав вас другом тени. Наши источники указывали на другую информацию. Возможно, нужно будет сообщить Максиму о неточности его библиотеки.
  - Возможно, - безразлично пожал плечами Горычев, вновь прильнув к кружке и наблюдая за дальнейшим ковырянием Ремарионом стола. Закончив на одной стороне, архимаг передвинул свой виски и портил имущество теперь с другой стороны. - Как понимаю, тень я здесь не найду?
  - Нет, к сожалению, нет, - быстро ответил Ремарион. - Он появляется и исчезает одинаково стремительно. Но, его путь можно проследить.
  - В смысле? - отодвинув от себя кружку, теперь уже с большим интересом покосился Иван на рисунки архимага.
  - Со времен "первого Заказа", пятнадцать столетий назад, он не меняет тактику сбора союзников, - пояснил Ремарион. Поводив немного пальцем над рисунком, он нанес еще восемь городов. Линии, которыми он, видимо, хотел обозначить перемещение Велиаса, теперь немного отклонялись, но в целом остались прежними. - Во времена "второго Заката", семь столетий назад, ему пришлось больше путешествовать из-за появления Мивуда, Эльринура и еще шести небольших городов светлых эльфов. Со смертью Энис, все больше светлых покидает земли Фракции и отправляются в Империю. Мы помогаем им добраться, поскольку пересекать Вольные Земли или Альянс в одиночку - просто самоубийство.
  - А это Самаркеган? - спросил Иван, когда Ремарион прочеркнул линию до города, который ранее был нацарапан отдельно от других.
  - Восемнадцать столетий назад, гномы основали город посреди пустыни, - пояснил архимаг. - Примерно шестьсот лет назад началось "Вторжение ночных фурий". Раса, пришедшая с востока и ранее не виданная жителям Империи. Конечно, отдельных представителей уже видели среди рядов светлых эльфов, но целая армия, вооруженная до зубов, верхом на ящерах и драконах... поражение гномов было неизбежным. Благо, драконов уже не видели несколько столетий. Встречаются, конечно, одиночные экземпляры, но это все же лучше, чем по два дракона на одного грифона.
  - Тень проиграл, как понимаю? - задумавшись о том, что гномов он в Самаркегане не видел, спросил Иван.
  - Все сложнее, - тяжело вздохнул Ремарион. - Он не собирался идти войной на Самаркеган, дабы вернуть гномам их законный город. Он прибыл туда на помощь темным эльфам.
  - То есть? - слегка смутился Горычев.
  - Когда пришли темные эльфы, гномы запросили помощь у родного им Альянса, - пояснил Ремарион. - Был собран общий совет высших архимагов и было получено разрешение на пробуждение "Света Леливанского". Проснувшись от долгой спячки в забвении, свет узнал о планах тени и согласился помочь.
  - Леливан? - нахмурился Горычев. - Я слышал это название...
  - Не сомневаюсь, - вновь всосав в себя немного виски, усмехнулся Ремарион. - Они готовят прекрасную медовуху. Лучшую из тех, что я пробовал. Но, с пепельным виски ей все же не сравниться.
  - И свет выступил в бой против тени? - лениво зевнув, попытался отвлечь архимага от темы алкоголя Иван.
  - Собственно, да, - пожал плечами Ремарион. - Тень и объединенные силы Империи с одной стороны, свет с армией Альянса с другой. Вторжение перешло в самую настоящую войну между Империей и Альянсом, если...
  - Если "что"? - добавил Иван, не услышав продолжения.
  - Если, конечно, это правда, - усмехнулся архимаг. - Проблема в том, что мы выстраиваем историю Империи исключительно по библиотеке Максима. Некроманты были одними из первых, кто догадался не просто запоминать, но еще и записывать историю своего народа. А Максим... скажем так: ему нравится придумывать. Для него важна не точность, а история и сюжет. Никто из магов никогда не видел настоящих рукописей. Лишь версия, написанная Максимом, является общественным достоянием.
  - И откуда подобное мнение о нем?
  - Он сам виноват, - рассмеялся Ремарион. - Когда Империя ждала начало второй "Великой войны", вышла в свет его книга "Тысяча и один способ убить некроманта Максима". Вот как его всерьез можно после подобного?
  - Может, ему просто надоело жить? - неуверенно предположил Иван.
  - Начнем с того, что для правдивости подобной книги нужно испробовать все эти способы, - задумчиво потянул Ремарион. - А он жив, чертяга. Хотя, не уверен, что в его случае "жив" - подходящее слово. Ходит, разговаривает, раз в год выпускает очередной сборник "Имперского альманаха". Некроманты всегда казались мне слегка странными, но Максим - это и вовсе отдельный случай.
  - Да, пожалуй, слегка странно, - улыбнулся Горычев. - Мэйлин в Самаркегане тоже говорила о том, что все эти легенды о тени могут быть всего лишь легендами.
  - Тут трудно судить, - неожиданно нахмурился Ремарион. - Тень не некромант, но его имя слишком часто встречается на страницах истории Империи. Можно, конечно, предположить, что Максим просто тешит самолюбие тени. Как-никак, а он - всегда любимый гость при дворе некроманта. И каждая их встреча выливается в новую книгу о "великом и ужасном".
  - А второй рисунок... - решив все же вернуть Ремариона к изначальной теме разговора, неуверенно потянул Иван.
  - Да, точно, прошу прощения, - улыбнулся архимаг и быстро провел рукой над столом. Левый вновь изменился, на нем появилось еще с несколько десятков городов. Правый же, остался нетронутым. - То, что мы знаем точно - участие тени в первой и второй великих войнах. И в обоих случаях, его перемещение по Империи вторило само себе с завидной точностью. Сейчас он вновь начал движение, вновь связался с Сакхимом. Во многом, из-за этого и переживает совет. Если наши догадки верны, то тень знает что-то, чего не знаем мы. Возможно, готовится что-то большее, чем просто очередная великая война. И тут влезли вы...
  - В каком смысле "влез"? - нахмурился Иван.
  - Ваше перемещение в точности вторит тени, - пояснил Ремарион. - И тут я вынужден признать, что ваша осведомленность о его движении со столь небольшой разницей в личном появлении доводит до мурашек. Но, ближе к делу. Исходя из ситуации, осмелюсь предположить, что после визита к Сакхиму вы отправитесь дальше по его следу, верно?
  - Пока не знаю, - честно ответил Горычев.
  - Как бы то ни было, заклинаю, - чуть тише потянул архимаг. - Что не предложил бы Сакхим. Каким бы безумным не был ваш разговор. Согласитесь со всем, что он вам предложит.
  - То есть? - чуть смутился Иван.
  - Вы завоевали себе неплохое имя, Мальфор, - вновь учтиво принялся объяснять Ремарион. - Не сомневаюсь, что Сакхиму вполне может пригодиться помощь человека со стороны. К сожалению, не знаю, с какой целью тень прибыл в Зайзэрит и о чем они разговаривали. Возможно, он вновь пустит вас по своему следу.
  - Не удивлюсь, если это будет именно так, - слегка поморщившись, безразлично потянул Иван.
  - Поэтому, не думаю, что моя просьба что-либо изменила бы в ваших планах, - улыбнулся Ремарион. - Но теперь мне хотя бы будет спокойнее. Невозможно полагаться на волю случая, сами же понимаете.
  - Возможно, - пожал плечами Горычев. Слегка нахмурившись, он холодно взглянул на архимага. - А какая вам выгода от моего сотрудничества с Сакхимом?
  - Времена нынче неспокойные, - тяжело вздохнул Ремарион. - Будет проще, если Сакхим не будет беспокоить магов и воспользуется вашими талантами. В чем здесь выгода? В Зайзэрите не будет лишнего повода для бунта. Не могу отрицать вероятность того, что ваше вмешательство в дела нашего города поможет спасти с пару десятков магов от принятия пути тьмы. Знание этого - уже лучшая награда для меня и совета.
  - Видимо, выбора у меня нет, - допив виски, грустновато усмехнулся Иван. - Можешь считать, что тебе удалось достучаться до моего золотого сердца.
  - Благодарю, - подняв кружку в знак признательности, Ремарион осушил остатки и встал из-за стола. - Тогда, не смею больше вас задерживать.
  - А заплатить за виски? - встав и нагнав архимага, неуверенно спросил Горычев.
  - В Зайзэрите нет денег, - махнув рукой Аноре и толкнув дверь, спокойно ответил Ремарион. - Само существование города ориентировано на жителей, а не город. Таков наш путь. Остальные же, видимо, пока слишком примитивны для принятия формы экономики, где в основе стоит не круглая монета, а сама суть живого. Жить ради других, не требуя ничего взамен - разве это не прекрасно?
  - Сомнительно, - засунув руки в карманы, усмехнулся Иван.
  Пожав плечами, Ремарион уверенно двинулся вперед. Судя по тому, что вскоре он свернул в сторону лестницы, ведущей на площадь, путь предстоял неблизкий. Тяжело вздохнув, Горычев решил потратить время на изучение местной архитектуры и жителей, пока архимаг ведет его. Не зная, когда у него вновь появится возможность навестить это место, ему хотелось оставить хоть что-то в памяти. Да и потом можно будет расспросить Нагами по поводу увиденного в Зайзэрите. Для Горычева и его любознательности все складывалось наилучшим образом, чем он сам мог бы попросить. По крайней мере, пока.
   
  Глава 23. Палаты высшего архимага.
  
  - Я провожу тебя до двери. Дальше сам, - спустя минут двадцать пути, неожиданно сбил с мыслей Ивана Ремарион.
  - М? - залюбовавшись, как дети перекидывают друг другу мячик, плавно плывущий по воздуху, лениво потянул Горычев. Чуть призадумавшись, он нахмурился, неуверенно взглянув на архимага. - Как сам?
  - Мне нужно узнать о ситуации в совете, - виновато ответил Ремарион. - Маги тьмы убили нескольких архимагов. Это может принудить их к изменению своего решения о принятии решительных мер об ограничении магов. Будет проще, если я сразу появлюсь там, чем заставлю коллег ожидать моего прихода.
  - Как тебе будет удобнее, - безразлично пожав плечами, потянул Ван.
  Благодарно кивнув, Ремарион уверенно направился в дальний конец улицы. Длинная дорога вела их к зданию, которое Горычев приметил еще издалека, хоть и решил не расспрашивать архимага о нем. Основная двухэтажная конструкция с двумя статуями ракши по сторонам держала на себе три башни. Толстую посередине и две изогнутые, расходящиеся в стороны. Как и все остальные дома в Зайзэрите, в отделке преобладала позолота и вычурно синий мрамор.
  Прямо между двух статуй нашла себе место двойная деревянная дверь. Кверху она закруглялась и сужалась, создавая неприятное ощущение повышенной официальности здания в скопе с остальным внешним видом конструкции.
  - Когда закончишь, Сакхим отправит оповещатель Драмару, - отворив дверь, пропуская Ивана внутрь, сообщил Ремарион. - Он быстро перемещается по городу. Не думаю, что возникнут проблемы с возвращением Ланаэль.
  - Хорошо, - кивнул Горычев архимагу, стараясь поскорее избавиться от него. За все время, проведенное с Ремарионом, Иван хорошо уяснил для себя, что не стоит у него о чем-то спрашивать. В противном случае, очередной многочасовой лекции будет не избежать. - Благодарю за пепельный виски.
  - Это честь для меня, - загадочно улыбнувшись, поклонился Ремарион и закрыл за ним дверь. Практически сразу же послышались шаги. Судя по всему, архимаг действительно торопился, раз не стал рассказывать очередную историю, откуда, по мнению некроманта Максима, могли прислать рецепт его любимого напитка.
  Выдавив из себя нервный смешок, Иван окинул взглядом зал, попутно двигаясь вперед. Посреди зала, перед лестницей на второй этаж, находилось нечто вроде приемной. Округлый стол, кипы бумаг и миловидная волшебница, лениво вглядывающаяся в потолок.
  - Да, слушаю, - безразлично зевнув, едва Горычев подошел к столу, потянула девушка. - Слишком мягкие подушки? Ваш сосед ест больше вас? Или же вам отказали в переводе в состав архимагов?
  - Подушки? - грустно переспросил Иван. За последнее время он и вовсе забыл о существовании подушек, как таковых и сейчас, вполне привычный вопрос для девушки, словно ножом по сердцу ранил Горычева. - Был бы счастлив, если бы у меня хоть одна была.
  - А... - чуть нахмурившись, девушка резко выпрямилась, нервно сглотнув. - Прошу прощения за мою грубость! Добро пожаловать в резиденцию лорда Сакхима! У вас назначена встреча или же...
  - Тс-с-с, - опершись на стол, тихо прошипел Горычев. - За все время, что я нахожусь в Зайзэрите, мне первый раз нагрубили. Дай насладиться моментом.
  - Да, разумеется. Прошу...
  - Не проси, не прощу, - перебил ее Иван, радостно усмехнувшись. Избавив стол от своего давления, он по обыкновению засунул руки в карманы, заострив взгляд на стопке бумаг. Верхняя была исписана гневными надписями о том, что Сакхим обязан принести публичные извинения перед всеми жителями, дома которых пострадали во время бунта магов тьмы. - Мне нужно к Сакхиму.
  - Да-да, конечно, - все так же взволнованно затараторила она, принявшись рыться в ящиках стола. - У нас тут совсем бардак! Совсем! Вы даже не представляете себе! А может, и представляете? Но, в любом случае, это просто ужас! С каждым днем все хуже! Маги совсем обленились. Большая часть из них считает Сакхима и совет виноватыми в их глупых проблемах. И это в обществе, где мудрость ценится превыше золота! Представляете? Да что вам там, где вы, а где мудрость? Ха! Ой, то есть, я не...
  - Я могу пройти к Сакхиму? - покачав головой и поправив челку, грустно спросил Горычев. - Или для этого я недостаточно мудр?
  - Я... - слегка покраснев, девушка схватилась за подол робы, резко поклонившись, полностью спрятавшись за столом. - Прошу прощения, не должна была, это вышло случайно...
  - Пока у тебя плохо выходит извиняться, - цокнув языком, сообщил печальную новость Иван. Слегка выпрямившись и поняв, что все ее извинение было посвящено столу, а не гостю, она вновь раскраснелась. - Можно я пойду? У меня нет времени, чтобы тут торчать. Просто скажи, куда идти, дальше я сам разберусь.
  - Но, я не могу, мне нужно, чтобы... - резко щелкнув пальцами, вновь прильнула к ящикам девушка. - Так, это не то, это на случай третьего Заката, это... эй!
  - У меня нет времени, - бросил через плечо Горычев, успевший уже пройти полпути до лестницы в противоположном конце зала. - Я буду у Сакхима, если что.
  - Но, вы не можете! - громко крикнула она, недовольно топнув ногой. - Стойте же вы!
  Остановившись, Иван хитровато улыбнулся, резко повернувшись вполоборота к собеседнице и наставив на нее клинок. Прокрутив его в руке, Горычев повернулся полностью, ловко направив лезвие от себя в сторону пола.
  - Заставь, - чуть опустив голову, холодно предложил он и без того взволнованной девушке.
  - У-уберите оружие! - присев на край стола, неуверенно, хоть и громко крикнула она. Чуть призадумавшись, она испуганно сглотнула. - Пожалуйста...
  - Обещаю, что проблем Сакхиму не доставлю, - загнав клинок обратно в ножны, бросил Иван. - Если это необходимо, то сделаю все нужное на обратном пути. Надеюсь, устроит такой вариант?
  Неуверенно кивнув, несколько раз для надежности, девушка попыталась прижаться ближе к столу. Чувствуя на себе холодный взгляд гостя, она попыталась что-то сказать, но лишь выдавила из себя нечто невразумительное и писклявое.
  - Вот и славно, - вновь засунув руки в карманы, отвернулся Горычев, продолжив свой путь до лестницы. - Удачи на службе. Еще увидимся.
  - Да, конечно, - чуть слышно выдавила из себя девушка, после чего прикусила костяшку среднего пальца. Здешние маги не отличались расторопностью и к подобным ситуациям она готова не была.
  Тяжело дыша и восторженно глядя Ивану вслед, она попыталась сосредоточиться на бумагах на столе. Со лба падали капельки пота, а ноги слегка косились от странного, незнакомого ей до этого чувства. Руки же дрожали и не слушались.
  Решив успокоится, она села обратно на стул, упершись локтями в стол. В голове все помутнело, а перед глазами до сих пор был образ, наставившего на нее клинок, Ивана.
  Протерев лоб и бросив взгляд на, уже пустующую, лестницу, она методично отдышалась. Рано или поздно, гость должен будет вернуться и стоит позаботиться о том, чтобы все формальности, хотя бы на обратном пути, были соблюдены.
  
  - Мальфор Валлен, я полагаю? - едва Иван поднялся на второй этаж, прозвучал голос из недр зала. Следом за этим, встав из-за своего стола, к Горычеву направился орк в робе.
  Со второго этажа вело три лестницы вверх. Две уходило в стороны, в боковые башни, а в самом центре расположилась широкая, винтовая лестница. Весь остальной зал был заполнен столами, огороженными друг от друга небольшими перегородками. За большей частью из них над бумагами склонились маги и волшебницы, недовольно ругаясь и перекидывая время от времени друг другу особо гневные листы.
  - Сакхим ожидает вас в своих покоях, - подойдя практически вплотную к Горычеву, тут же сообщил орк. Сальные волосы, уставший вид и странная роба, укороченная и местами расходящаяся, волшебным образом выделяла его на фоне остальных магов в зале. - Надеюсь, с Брендой проблем не возникло?
  - С кем? - слегка недоумевающе спросил Горычев.
  - Девушка в приемной, - учтиво пояснил орк. Чуть призадумавшись, он расплылся в самодовольной улыбке, жестом пригласив Ивана следовать за ним. - Судя по тому, что вы даже не знаете ее имени - проблем она не доставила.
  - Она говорила, что ей нужно что-то оформить прежде, чем пропустить меня наверх, - пожал плечами Горычев, идя рядом с орком в сторону центральной лестницы.
  - А да, разумеется, - усмехнулся орк. - Визит в верхние палаты всегда официален. Любое посещение должно фиксироваться. К сожалению, у нас еще и очередь сейчас. Ждать полтора месяца, думаю, у вас желания нет?
  - Попробуешь угадать? - недовольно взглянул на, вновь расплывшегося в самодовольном оскале, собеседника, спросил Иван.
  Одобрительно кивнув, орк остановился у нижней ступеньки винтовой лестницы. Взявшись рукой за перила, он еще какое-то время мрачно смотрел вверх. Нахмурившись, орк вновь перевел взгляд на слегка озадаченного Горычева.
  - Что-то не так? - нахмурившись, спросил он.
  - Просто проверил, есть кто-то наверху или нет, - пояснил орк. - С магами трудно. Большая часть совета способна свободно перемещаться по территории Зайзэрита из одной точки в другую. И мне не хотелось бы отправлять гостя наверх, если у Сакхима уже есть кто-то важный в кабинете.
  - Хорошо, - начав подниматься наверх, кивнул Иван, но практически сразу остановился, нахмурившись. - Можно вопрос?
  - Да, конечно, - слегка смутился орк, скрестив руки на груди.
  - Я был в Фаршане некоторое время назад, - неуверенно начал он. - Но не встречал там магов, как таковых.
  - У орков и гномов нет магии в крови, - тяжело вздохнув, пояснил орк. - Иногда такое случается, и наш народ дает нам выбор. Стать рабами на поводке, принять смерть или посвятить свою жизнь разрыву. Я не маг, я шаман. По крайней мере, так у нас называют подобные мне... вырождения.
  - Насколько это большая редкость?
  - Не сказал бы, что это так уж редко, - пожал плечами орк. - Насколько знаю, даже в Фаршане есть свой шаман. Хрекшер, кажется.
  - Ты не из Фаршана? - слегка смутился Иван, перебив собеседника.
  - О, нет-нет, - быстро оживился орк. - Я родился в Катрадэше, в Вольных Землях. Уже несколько столетий, Катрадэш изгонял слабых и отстающих в развитии орков за пределы защитных стен. Когда орки возвращались, они уже были закалены в боях. Если же не возвращались, то их считали погибшими. Тогда это решение казалось правильным, но сравнительно недавно мы узнали, что часть изгнанных переместилась в леса Империи. Слава Фаршаналу, что в свое время он покинул Катрадэш и прибыл в Камильхэйм.
  - Катрадэш - город орков? - вспоминая свой визит в Фаршан и смутно представляя орков, способных возвести настоящий город, неуверенно уточнил Горычев.
  - Один из крупнейших в Вольных Землях, - учтиво пояснил орк. - В былые времена даже Империя и Альянс не могли бы противостоять Вольным Землям, если бы орки объединились с демонами, некромантами и эльфами. К сожалению, со временем мы утратили былое величие, но по-прежнему являемся грозным соперником любому, кто бросит нам вызов.
  - Краг говорил, что Фаршанал обучал местных орков, - поправив челку, нахмурился Иван. - Мол, они были дикарями, жили в небольших группах.
  - Не сомневаюсь, что это так, - пожал плечами орк. - Как я и говорил, изгонялись далеко не самые умные и сильные из нас. Возможно, со временем они просто утратили свою культуру, а под натиском Имперского ополчения, эльфов, гномов и прочих существ в этой многорасовой помойке - вполне могли вернуться к первобытнообщинному строю. Не могу сказать точно, но подозреваю, что так оно и было.
  - Ремарион рассказывал мне о миграции эльфов из земель Фракции, - дослушав орка, вновь задумчиво потянул Иван. - Он говорил, что пересекать территории вокруг Катрадэша - самоубийство. Что такого опасного в Вольных Землях?
  - Изгнанные орки, низшие вампиры, спятившие демоны, дикие эльфы, - принялся перечислять орк, после чего усмехнулся и отвернулся от Горычева, направившись обратно к своему столу. - Перечислять все опасности долго и нудно. Больше не смею задерживать. Некоторые вещи проще увидеть самому, чем услышать о них.
  - Хорошая мысль, блин, - недовольно заворчал себе под нос Горычев, глядя в спину уходящему орку.
  Постояв еще немного, он тяжело вздохнул и взглянул вверх. Сравнительно недавно он краем уха слышал весьма эмоциональный разговор. Сейчас же там воцарилась тишина. Видимо, орк не солгал, сказав, что маги могут свободно перемещаться по Зайзэриту, оставаясь незамеченными.
  Решив, что больше не будет терять и без того в пустую потраченное время, Иван направился вверх по лестнице. После легких встреч с Крагом, Верианом и Шракнелием - свыкнуться со всей повышенной официальностью происходящего для него было проблематично.
  Вскоре, он вышел на небольшую площадку. Вокруг перил лестницы пространство было уставлено фикусами, а прямо напротив пролета - расположилась крупная дверь из темного дерева. Над самой дверью позолотой было высечено две надписи. Верхняя строчка выглядела старой, и казалось, будто ее не меняли целую вечность. Сама же надпись гласила "Высший архимаг". Строчка ниже внешне была куда новее, и на ней было также позолотой высечено имя действующего высшего архимага - "Сакхим Кайзэмор ибн Леливан".
   
  Глава 24. Сакхим.
  
  - А, Горычев? - едва Иван вошел в кабинет, оторвался от бумаг пожилой мужчина за столом. Как и у большинства магов, на нем была роба, только бордово-красная с черными прослойками и высоким, широким воротом. Лоб и глаза мужчины были украшены черными татуировками, а руки увешены перстнями. - Проходи, проходи.
  - Сакхим? - не придумав ничего лучшего, неуверенно спросил он, закрыв за собой дверь. На мгновение, его взгляд упал на угол помещения. Он был полностью черным и огорожен лентами. Помотав головой, Горычев выдавил из себя улыбку и подошел к столу.
  - Секунду, - поспешно спрятав часть бумаг в ящики стола, виновато ответил архимаг. Чуть слышно выругавшись, когда ящик не захотел закрываться, он жестом пригласил Ивана сесть на кресло напротив. Наконец, справившись с ящиком, он злорадно улыбнулся, повернувшись к Горычеву и протягивая ему руку. - Сакхим Кайзэмор, высший архимаг Зайзэрита.
  - Эм, Мальфор Валлен, - слегка смутившись и взявшись за руку архимага, ответил Иван. Едва руки сошлись в рукопожатии, Горычев нахмурился и посмотрел на Сакхима. - Может, отпустите?
  - Когда ты вошел в кабинет, я назвал тебя по фамилии, - холодно ответил Сакхим. - В чем причина теперь было представляться по своему псевдониму?
  - Я... - призадумавшись, потянул Иван, но Сакхим тут же отпустил его руку. - Что-то не так?
  - Начинать знакомство со лжи некрасиво, Иван Горычев, - откинувшись в кресле и соединив кончики пальцев, недовольно потянул архимаг. - Но, я прекрасно понимаю вашу позицию. Будучи сыном Велиаса, весьма трудно сохранять статус инкогнито и не привлекать к себе лишнего внимания. Так что, в каком-то смысле, даже одобряю ваше решение лгать каждому встречному. Да и ваш псевдоним теперь широко известен на просторах Империи. Какое-то уважение у местных к черным плащам еще осталось, так что увидеть представителя в этих землях... весьма странно, хоть и интригующе.
  - Извини, - тихо выдавил из себя Иван, дослушав лекцию о вреде лжи.
  - Говорю же, ничего страшного, - усмехнулся архимаг. Резко махнув рукой в сторону стола, отчего на нем появился поднос с чашками, Сакхим наполнил свою зеленым чаем, после чего покосился на Ивана. - Чай, кофе, что-нибудь покрепче?
  - От пива не отказался бы, - съязвил Горычев, но в следующий миг не знал, на кого смотреть - на архимага или чайник. Из носика прямо в чашку вылилась знакомая Ивану темно-желтая, хмельная жидкость с пенкой. - Что за...
  - Я слишком стар для изучения боевой магии, - протянув гостю кружку с пивом, пожал плечами Сакхим. - Каждый маг знает, когда пора отказаться от посоха и посвятить остаток жизни "хозяйственной" магии. Быстро убрать комнату, почистить или починить вещи, сделать себе завтрак. Весь мой боевой потенциал сейчас ушел туда, как бы грустно это не было. Но, пожалуй, мы немного отвлеклись...
  Отпив немного, Сакхим покосился на дверь. Холодно сверля ее глазами, он убрал кружку ото рта и принялся загибать пальцы. Едва он загнул третий, посреди кабинета появился низкорослый, широкоплечий и длиннобородый мужчина. На нем была такая же роба, как у Ремариона, белая и с бордовой окантовкой.
  - Прошу прощения, лорд Сакхим, - выпрямившись и стукнув посохом, чуть ли не вдвое выше его, рапортовал маг. - Мы получили информацию о перемещении еще двух оборотней. Совет считает...
  Маг затих. Слегка смутившись, Иван перевел взгляд с него на Сакхима. Оказалось, тот держал поднятым кверху указательный палец и спокойно пил чай. Едва архимаг оторвал чашку от губ и опустил палец, мужчина продолжил.
  - Совет считает, что необходимо оповестить тень о происходящем, - спокойно закончил он. Судя по всему, такое поведение со стороны Сакхима было вполне привычным.
  - Орглар, - поставив кружку на поднос, начал, было архимаг, но тут же замолк, вновь глядя на дверь. Тяжело вздохнув, он вновь начал загибать пальцы. Едва третий был загнут, рядом с мужчиной появилась девушка, светлая эльфийка. На ней также была белая роба с бордовым кантом. - Добрый вечер, Малевра.
  - Лорд Сакхим, - вытянувшись и стукнув посохом, она, словно, даже не заметила присутствие Орглара. - По просьбе совета, я должна доложить...
  - Да, я знаю об оборотнях, - перебил ее архимаг, вновь прильнув к кружке и подняв указательный палец. Допив и отложив кружку, он лениво потянулся, недоверчиво взглянув на Орглара. - Добродушный гремлин уже доложил мне о произошедшем, Малевра.
  - Я не из-за оборотней, - холодно вставила девушка, но тут же замолчала, едва взгляд Сакхима переметнулся на нее. - Прошу прощения...
  - Не стоит, - встав из-за стола и спрятав руки за спиной, прервал ее Сакхим. - Однако, совет еще утром должен был получить сообщение о возможном прибытии гостя в Зайзэрит. Насколько мне известно, Ремарион отвечал за его сопровождение. И, если его здесь нет, а гость уже прибыл - напрашивается вопрос. Где Ремарион?
  - Он прибыл в здание совета несколько минут назад, лорд Сакхим, - быстро ответил Орглар. - Мы с ним разминулись, когда я отправился сообщить об оборотнях. Ремарион сильно торопился и я не стал его отвлекать своими расспросами.
  - Неужели? - встав рядом с низкорослым мужчиной и присев на колени так, чтобы смотреть ему прямо в глаза, слегка колко спросил Сакхим. Какое-то время он вглядывался Орглару в глаза, после чего кивнул и выпрямился. - Благодарю за информацию, Орглар. Совет сможет сообщить тени самостоятельно о сложившейся ситуации?
  - С вашего позволения, - кивнул Орглар.
  - Прекрасно. Тогда, не смею задерживать, - подойдя к Ивану и сев на край стола, скрестив руки на груди, продолжил Сакхим.
  - Благодарю, лорд Сакхим, - дважды стукнув посохом, попрощался Орглар и исчез так же быстро, как появился.
  - Так, теперь Малевра, - проводив взглядом исчезающий образ, перевел взгляд на девушку Сакхим. - Я видел Ремариона только утром, когда он прибыл с отчетом. Что же такого он сообщил, что совету понадобилось побеспокоить меня?
  - Мы потеряли троих архимагов из-за восстания магов тьмы под руководством Хакко Каджи, Сакхим, - чуть увереннее, чем ее коллега, объяснила Малевра. - Ремарион сообщил о внедрении в отряд молодой магессы, но я считаю, что он просто прикрывает ее.
  - Личные догадки оставь для совета, - недовольно заворчал Сакхим. - Если твое мнение расходится с мнением совета, то просто оставь его при себе. А молодая магесса...
  - Нагами, милорд, - ответила Малевра прежде, чем архимаг успел озвучить вопрос. - Если вы предоставите мне полномочия, то я хотела бы...
  - Провести самостоятельное расследование? - вглядываясь ей в глаза, перебил Малевру Сакхим. - С целью? Она оказала сопротивление при задержании? Является угрозой для Зайзэрита? У совета есть подозрения в ее непокорности?
  - Нет, но...
  - Тогда зачем, во имя Шакраны, проводить дополнительные расследования? - резко оторвался от стола Сакхим, чуть не задев Ивана. - По-моему, Малевра, вы забываете о своем положении в совете.
  - Прошу прощения...
  - Оставь извинения для Ремариона, - хмыкнул Сакхим. - Мне важна не позиция каждого архимага отдельно, а всего совета. Если совет не справляется с нахождением общего решения, то в моей юрисдикции есть такое замечательное право - распустить вас. Вы этого добиваетесь, Малевра?
  - Нет, милорд...
  - Хорошо, - слегка успокоившись и сев обратно в свое кресло напротив Ивана, не дал ей закончить Сакхим. - Так что там с Нагами?
  - Ремарион говорит, что она решила самостоятельно покинуть Зайзэрит, - чуть менее уверенно, чем раньше, потянула Малевра. - Но, если она маг тьмы...
  - То это мудрый поступок с ее стороны, - закончил за нее Сакхим. - Мы не убиваем тех, кто хочет покинуть Зайзэрит, Малевра. Я прекрасно понимаю твою позицию, но убийство мага, решившего покинуть нас...
  - Она была с магами тьмы, как же вы не понимаете! - сорвалась Малевра, но тут же замерла на месте, услышав недовольное цоканье языком со стороны Сакхима. - Простите, милорд...
  - Еще немного, и я бы решил, что у нас маг тьмы в совете завелся, - усмехнулся архимаг. - Когда Нагами покинет город?
  - Ремарион лично сопроводит ее до Самаркегана, - спешно ответила магесса. - Там ее передадут Магнусу Кляйну для безопасной отправки в Камильхэйм. Насколько понимаю, это связано с гостем, который прибыл сегодня.
  - Мальфор, вам что-нибудь об этом известно? - дослушав ее, обратился Сакхим к Горычеву.
  - Так получилось, - почесав затылок, пожал плечами Иван. - Как сказал Ремарион, это наказание за то, что я ослушался его приказа. Зануда.
  - Вот значит как? - рассмеялся Сакхим. - Что ж, рад слышать, что вы заботитесь о наших жителях. Малевра, это все, что вы хотели мне сообщить?
  - Нет, милорд, - ответила она. - Ремарион сообщил, что Нагами присоединилась к отряду Хакко по его приказу. Сопровождавший его архимаг Орлекс снял информацию с тела Хакко и сообщил нам, что к отряду Нагами присоединилась из-за угроз со стороны магов тьмы против своей воли. В совете Ремарион объединил эти два действия в одно, но все равно остается слишком много белых пятен...
  - Ты сомневаешься в компетентности Ремариона или же в правдивости его показаний перед советом? - нахмурился Сакхим.
  - Не знаю...
  - Тогда зачем ты все это мне сообщаешь? - вновь усмехнулся архимаг. - Послушай, Малевра. Ремарион добрый маг. Добрейший из всех, кого я знаю. Если он решил солгать ради блага одной из нас, то примите его ложь за правду. К тому же, Нагами так и так покинет Зайзэрит, продолжив путешествие с Валленом, если я все правильно понял из твоего доклада. В любой момент, мы можем связаться с тенью и запросить с его стороны устранение Нагами, если таковая необходимость появится. Так в чем проблема? Ты видишь проблему, Мальфор? Видишь, Малевра, головой мотает. Значит, проблем нет. Свободна.
  - Но, лорд Сакхим...
  - Помогите, маг тьмы в кабинете высшего архимага! - пытаясь хоть как-то изобразить панику, безразлично потянул Сакхим. - Малевра, ты умная девочка. Не пытайся получить пять, перемножая двойки. Сомневаюсь, что Ремарион преследует какие-то... "темные" цели своим поступком.
  - Да, простите...
  - Чаю? - перебив ее и взявшись за чайник, улыбнулся архимаг. - Гракхар недавно ходил повидать родных в Катрадэше и принес с собой кисет с замечательным, орочьим чаем.
  - Гракхар это шаман на втором этаже? - с интересом спросил Иван.
  - О, так вы знакомы? - просиял Сакхим, заполнив почти до краев свою кружку. - Как бы то ни было, Малевра, если чай не будешь - то брысь отсюда, пока я тебя не занес в список магов тьмы. Из-за Ремариона не переживай. Если что-то случится, то посохом по голове получит он, а не ты.
  - Благодарю, лорд Сакхим, - виновато поклонилась Малевра. - Разрешите идти?
  - Нет, - усмехнулся архимаг. - Приказываю.
  - Слушаю и повинуюсь, - нахмурившись, кивнула девушка, дважды стукнув посохом. Мигом позже, как и Орглар, она растворилась в воздухе.
  Тяжело вздохнув и подлив еще пива в кружку Горычева, Сакхим прильнул к чаю. В его глазах читалась легкая печаль. Видимо, подобные заявления со стороны отдельных членов совета он выслушивал довольно часто.
  - Я прекрасно понимаю, что вы прибыли сюда не из собственного любопытства, Иван, - нарушив наступившую тишину, продолжил Сакхим, убедившись, что больше никто не норовит прервать их беседу. - Что же привело вас к нам?
  - Магнус Кляйн сказал, что Велиас появлялся в Зайзэрите, - решив, что лгать и выслушивать лекцию о том, насколько это плохо, ему не особо хочется - честно признался Горычев. - И что у тебя, возможно, есть для меня какое-то задание.
  - А, да-да, точно, - щелкнув пальцами и встав из-за стола, быстро оживился Сакхим.
  Пройдя через весь кабинет к шкафу, он беспорядочно начал в нем копаться. Раскидывая в стороны старые бумаги так, словно это был ненужный никому мусор, он вдруг резко схватил рукой конверт. Отойдя чуть назад, он быстро пробежался взглядом по надписи сверху и направился к столу. Не глядя, он направил руку на шкаф. Словно повинуясь невидимой силе, бумаги аккуратно залетели обратно на свои места, а дверь громко захлопнулась.
  - Никак не могу к этому привыкнуть, - улыбнулся Сакхим, садясь обратно в кресло. - Бренда научила. С ее работой, подобные фокусы просто необходимы. Недавно жаловалась, что люто хочет стать ракши с шестью руками. Но, впрочем, это не столь важно...
  Протянув конверт Горычеву, Сакхим еще какое-то время думал, отдавать его или нет. Посмотрев в угол с огороженной тьмой, он, зачем-то, кивнул и отпустил конверт.
  - Это что? - пробежавшись по надписи "моему другу из Камильхэйма", неуверенно спросил Иван.
  - Велиас просил передать тому, кто будет спрашивать о нем, - усмехнулся Сакхим. - Думаю, вас он и имел в виду.
  - Почему-то уже даже не удивлен, - лениво отозвался Иван, разворачивая конверт. Внутри находилось привычное для него письмо с привычным отцовским подчерком. - "Дорогой Мальфор! Не могу не сказать, что горжусь твоими успехами, но пока, к сожалению, не могу позволить себе отвлекаться на семью. Однако вместо этого хочу сделать тебе небольшой подарок. Там, где черный плащ потерпел поражение, хранится клинок, несущий правду. Возьми его в руку, и он расскажет тебе, кто ты. Пока прощаюсь. Не забудь перевернуть страницу".
  - Черный плащ потерпел поражение? - задумчиво спросил Сакхим, дослушав, читающего вслух, Горычева. - Интересно...
  - "Сакхим оборотень. Развлекайся", - перевернув письмо, продолжил читать вслух Иван, чуть заметно усмехнувшись. - Оборотень?
  - Не по праву крови, - заметив, что Иван уже потянулся к клинку, нахмурился Сакхим. - Большая часть магов способна изменять свой внешний вид. Превращение в животных - это то, что мы практикуем.
  - Значит оборотень, - чуть сощурился Горычев.
  - Как и Ремарион, - пожал плечами Сакхим, отчего Иван смутился еще больше. - Что-то не так?
  - Ремарион свободно трогал мой клинок, - поправив челку, тихо произнес Горычев. - Странно.
  - А что такого в твоих клинках? - заинтересовался Сакхим.
  - Сожалею, оборотень, но это секреты ордена, - успокоившись, улыбнулся в ответ Иван.
  - Секретные секреты такие секретные, - недовольно заворчал Сакхим. - Велиас тоже не хочет говорить о том, чем именно занимается орден, но при этом мы регулярно отсылаем Дариону данные о перемещении оборотней и вампиров через разрыв. Ну, то, что вы их убиваете - догадаться не сложно, а в остальном... все, что нам удалось узнать, так это то, что орденом руководит некто Дарион и, собственно, о масштабной вырубке вами же этих... подвидов.
  - И о месте, где "плащи потерпели поражение", верно? - добавил Иван.
  - Есть старая легенда, - чуть нахмурившись, принялся объяснять Сакхим. - Будто бы когда-то черные плащи работали прямо здесь, в Империи. Однажды, плащи решили разом уничтожить всех оборотней и вампиров. Те узнали и погнались прочь через пустыню, желая добраться до моря. Но, к сожалению, на их пути встала горная цепь, и им пришлось дать бой. Вампиры питались кровью погибших, оборотни их плотью. По ночам, они отлавливали их по одному и тогда последние из выживших плащей были вынуждены отступить.
  - Очередная вырезка из мемуаров Максима? - недовольно потянул Горычев.
  - Нет, из манифеста самих черных плащей, - усмехнулся в ответ архимаг. - А вот клинок...
  Призадумавшись, Сакхим резко встал с кресла, вновь отойдя к шкафу. Копаясь в бумагах, он взял в руки открытое письмо и, загнав весь мусор обратно, вернулся к столу.
  - Две недели назад, Фаршанал прислал письмо, - взволнованно и слегка озадаченно сказал Сакхим. - Будто бы кто-то сообщил ему о правдивости существовании Отнатара.
  - Отнатар?
  - "Клинок скрытой правды", - пояснил Сакхим. - В моем родном городе, Леливане, его сковал гремлин, Гариоран. Говорят, будто с его помощью он хотел заставить мир избавиться ото лжи. Но, клинок вышел куда более страшным, чем он сам себе представлял. Магия раскрыла в клинке совсем не те способности, которые Гариоран хотел в него заключить. Тот, кто брал клинок в руки, был способен выпустить на свободу всю магию, которая в нем была. Отнатар позволял хозяину увидеть весь его потенциал в действии. В целом, посмотреть на то, что может получиться, если владелец продолжит работать над собой и вступит в бой без клинка в руках. Однако я считал, что это просто городская легенда...
  - Видимо, нет, - пожал плечами Иван, вернув письмо. - И что такого страшного в том, что Фаршанал прислал тебе весточку о возможном существовании клинка?
  - Ты не понимаешь? - чуть призадумавшись, Сакхим усмехнулся. - Ты прямо, как твой отец. Я получил это письмо две недели назад. В нем написано, что кто-то сообщил Фаршаналу о существовании мифического клинка. Спустя полторы недели в моем кабинете появляется Велиас и оставляет для тебя, приходящего через два дня, письмо, в котором написано, где этот клинок находится. Не находишь ничего странного?
  - Да нет, - почесав затылок, безразлично ответил Иван. - А должен?
  - Слишком много совпадений, - задумчиво проведя пальцами по подбородку, потянул Сакхим. - Фаршанал сказал, будто бы не знает, кто именно послал ему письмо. Более того, он нашел его у себя на столе, хоть стража не видела никого входящего в его палаты. Подобную вещь может провернуть только Велиас, оставшись незамеченным для всех. Либо хранители, но не думаю, что им было бы интересно поделиться подобной новостью с кем-то. Не сомневаюсь, что Велиас к этому причастен, но тогда, получается, он хочет, чтобы ты передал Отнатар Фаршаналу. Не понимаю...
  - Возможно, он считает, что клинок твоего волшебного гнома мне не нужен? - пожал плечами Иван. - Но не думаю, что отец стал бы подобное проворачивать. Наверное, он просто действует интуитивно.
  - Велиас напыщен и эмоционален, но вовсе не дурак, - недовольно усмехнулся Сакхим. - Я бы точно не стал играть с ним в шахматы. Пока ты будешь думать, какой пешкой начать игру, он уже раз десять поставит тебе шах и мат.
  - Хочешь сказать, что он уже две недели просчитывает мои шаги? - поморщился Иван, поведя бровью. - По-моему, глупо даже предполагать подобное.
  - Да, ты прав, - виновато потянул Сакхим. - У тебя есть карта?
  Кивнув, Горычев вытащил из кармана скомканный свиток, полученный от Магнуса. Протянув его Сакхиму и с интересом глядя, как тот пальцем вырисовывает что-то на самом восточном краю Империи, Иван лениво зевнул. От всей этой суматохи, постоянных боев и прочей ерунды он уже давно забыл о сне и еде. А такие простые вещи, как спокойно полежать в кровати, разглядывая потолок - и вовсе казались чем-то недосягаемым.
  - Вот, держи, - закончив и свернув карту, протянув ее Ивану, сбил его с мыслей о теплой постели Сакхим. - Можно попросить тебя о... кое-чем?
  - Ну, попросить можно, - спрятав карту обратно в карман плаща, пожал плечами Горычев.
  - Если ты найдешь Отнатар, то отнеси его Фаршаналу, хорошо? - улыбнулся архимаг. - Для него это важно. Он интересовался этой реликвией с шести лет. Покинул Катрадэш, потерял все. Думаю, даже просто взглянуть на него - уже будет лучшим подарком.
  - Если не забуду, - кивнул Иван.
  - Что ж, тогда больше не смею задерживать, - благодарно склонил голову Сакхим. - Попроси Гракхара вернуть тебе лошадь... или на чем ты там прибыл. Если Ремарион уже покинул Зайзэрит, то не думаю, что тебе захочется ждать его возвращения.
  - Хорошо, спасибо за пиво, - встав с кресла и поправив плащ, улыбчиво сказал Иван. - Если что-то найду, то попрошу Нагами как-нибудь связаться с вашим волшебным городом. Самому сюда не хочется возвращаться. Слишком уж много проблем с той... ерундой внизу.
  - Ты про горгулью? - просиял Сакхим. - Зато у нас не так много гостей в городе, как могло бы быть. Считай, огромный плюс.
  - Да уж, плюс, - пожал плечами Иван, направившись к двери. - Счастливо. Может, увидимся еще.
  - Хорошего дня, Горычев, - учтиво кивнув и прильнув к кружке, попрощался Сакхим.
  Отпив немного, он нахмурился, глядя на дверь. Едва Горычев взялся за ручку, дверь сама открылась, а в кабинет вошел маг в белой робе и накинутом сверху капюшоне. Чуть слышно выругавшись, Горычев быстро прошел мимо него и направился вниз по лестнице, а маг еще какое-то время недоумевающе глядел ему вслед.
  - Внезапно, - поставив кружку на поднос, усмехнулся Сакхим, привлекая внимание гостя на себя.
  - Да уж, и не говори, - улыбнулся маг, сняв с головы капюшон. - А он вырос.
  - Ну, ты тоже с годами не молодеешь, Икамузу, - приподняв перед собой кружку, жестом приглашая гостя присесть, добродушно сказал Сакхим. Отпив немного и поглядывая на присаживающегося Икамузу, архимаг чуть заметно кашлянул, вновь вернув к себе внимание гостя. - Что-то не так?
  - Его глаза, - нахмурившись, коротко ответил Икамузу.
  - Знакомая ситуация, не правда ли? - усмехнулся в ответ Сакхим, встав из-за стола и подойдя к окну. - Послушай, Икамузу. Я знаю, о чем ты думаешь, и нет, ты не прав. Он не Велиас. Не думаю, что он будет копаться настолько глубоко в своем... даре.
  - Дар? - повел бровью Икамузу. - Ты называешь "это" даром?
  - Смотря, как им воспользоваться, - повернувшись к Икамузу и присев на подоконник, пожал плечами Сакхим. - Пустит он его на благо или нет - вопрос уже совсем другой. Насколько знаю, тень...
  - Явно не лучший пример, - хмыкнул Икамузу, отчего Сакхим лишь добродушно улыбнулся и кивнул. - Думаешь, он справится?
  - Он твой ученик, как-никак, - безразлично потянул архимаг. - Ты ведь когда-то взял его под свое крыло. Не думаю, что ты бы это сделал, если бы не верил в него.
  - По крайней мере, он был больше похож на человека, чем Велиас, - скрестив руки на груди, холодно ответил Икамузу. - Но видеть его в Зайзэрите... это угнетает.
  - Сейчас он хочет найти отца, - спрятав руки за спиной и отойдя от окна, пояснил Сакхим. - Его не интересует собственная сила. Но, любовь перечить всем подряд и жажда крови у Горычевых, видимо, наследственное. Не думаю, что есть повод для беспокойства. Он слишком охотно помогает всем, кого встречает на пути. Все с ним будет хорошо. А глаза - лишь приятное дополнение к собственным способностям.
  - Ты сам видел, к чему приводит попытка против дара! - встав с кресла, воскликнул Икамузу. - И ты знаешь, что никто не способен противостоять ему! Как ты сможешь остановить того, кто видит каждое твое движение раньше, чем ты даже подумаешь о его воплощении в жизнь?
  - Тише, Икамузу, - обойдя стол и встав напротив гостя, холодно потянул Сакхим. На мгновение, его взгляд упал на сжатый кулак гостя. Вокруг его пальцев появилось легкое сияние, отчего архимаг лишь слегка улыбнулся. - Не стоит делать того, о чем ты можешь потом пожалеть.
  - Пожалеть? - иронично переспросил Икамузу, ткнув указательным пальцем в грудь Сакхима. От толчка, вокруг пальца сияние усилилось, а глаза самого Отурана слегка засветились ярким, голубым светом. - Ты не хуже меня знаешь, что сделал Велиас! Верить тому, кто в чьих глазах нагнираш - неосмотрительно и глупо!
  - Я не верю ему. Я верю в него, - спокойно ответил Сакхим, скрывая недовольство. - Да и к тому же, не одни Горычевы славятся нагнирашем.
  - Каэнрод доказал, что он способен справиться с нагнирашем, - слегка успокоившись, потянул Икамузу. - А Горычев...
  - Как и Каэнрод, он бывший черный плащ, - безразлично пожал плечами архимаг. - Думаю, шансы есть.
  - Слишком уж много ты оставляешь на волю случая, - сев обратно в кресло, холодно заметил гость. - Считаешь бездействие мудрым поступком?
  - Иногда лучше ничего не сделать, чем сделать что-то и все испортить, - присев на стол рядом с Икамузу, виновато сказал Сакхим. - Время покажет, был ли я прав в своем бездействии или же мне стоит уйти в отставку. Быть может, я слишком стар и пытаюсь еще верить в людей? Как думаешь, Икамузу?
  - Сожалею, Сакхим, но в этом вопросе я тебе уж точно не помощник, - улыбнулся Икамузу.
  - И то верно, - усмехнулся архимаг. - Я рад, что ты здесь. Это успокаивает. Хоть тебе и стоит перестать жить в прошлом.
  - Перестать жить в прошлом? - вновь завелся Икамузу, но уже не стал вскакивать с кресла.
  - Ты безнадежен, - недовольно покачав головой, усмехнулся Сакхим. - Велиас не виноват в том, что случилось. Он тоже стал жертвой, как и ты. Хоть это ты должен понимать.
  - Все равно, если бы не он...
  - То жертв могло бы быть намного больше, - тяжело вздохнув, перебил его архимаг. - Но, меня интересует немного другой вопрос. Что с Ланаэль? Она готова к транспортировке?
  - Нет, - коротко отрезал Икамузу. - Мэйлин Фланс сообщила мне, что она уже приняла кровь Горычева.
  - Вот как? - заинтригованно потянул Сакхим. - Интересно.
  - В принципе, это было весьма ожидаемо, - пожал плечами Икамузу. - Мальчишка все время втягивает себя в неприятности. Не удивлюсь, если при следующей попытке выйти на Велиаса через тень наткнусь уже на Ивана.
  - Да уж, не говори, - вновь усмехнулся Сакхим. - А что с "золотым клыком"?
  - Пока новостей нет, но думаю, все пройдет хорошо, - ответил Икамузу. - Если орден развалится, то никому в Империи от этого явно хуже не будет. Хоть это и весьма негуманно с твоей стороны.
  - Зато весело, - безразлично потянул Сакхим. - Что ж, если это все...
  - Да-да, можешь не говорить, - улыбнулся Икамузу. - Но, я еще немного подожду. В отличие от членов совета, я не могу свободно перемещаться по Зайзэриту, сам же знаешь.
  - Можешь, - недовольно перебил его Сакхим, вновь прильнув к кружке.
  - Ну, да, - почесав нос, усмехнулся Икамузу. - Но это уже будет некрасиво с моей стороны. Право обозначено для членов совета и только. Я ведь здесь не более чем гость.
  - Приятно слышать, что ты так трепетно относишься к нашим традициям, - расплылся в счастливой улыбке Сакхим, обойдя стол и сев обратно в свое облюбованное кресло. - Что ж, раз уж ты здесь... чаю? Прекрасный, орочий чай, прямо из Катрадэша.
  Покачав головой, Икамузу недовольно посмотрел на Сакхима. При всем своем гостеприимстве, Отуран прекрасно знал все о нынешнем высшем архимаге Зайзэрита. Как-никак, много лет назад он же и учил молодого мага Сакхима всему, что знал сам, в Леливане.
   
  Глава 25. Драмар.
  
  Едва Иван успел спуститься по лестнице, в дальнем конце зала уже началась суматоха. Отложив бумаги, к Горычеву быстрым шагом направлялся знакомый ему орк.
  - Долго вы, Мальфор, - еще на подходе усмехнулся Гракхар. - Успешен ли был ваш визит?
  - Сомневаюсь, - пожал плечами Иван. - Сакхим сказал, что ты поможешь мне вернуть Ланаэль.
  Почесав подбородок, орк какое-то время пытался понять, что имеет ввиду Горычев. Нахмурившись, он отчаянно пытался вспомнить хоть кого-нибудь в Зайзэрите по имени Ланаэль. И, судя по его напряженному лицу, он уже перебрал ни один десяток имен.
  - Ланаэль, Ланаэль, - задумчиво потянул орк. - Это кто-то из магов-новобранцев? Я не всех знаю по имени, да и в отчетах она не появлялась.
  - Это мой ящер, - поведя бровью, пояснил Иван, отчего Гракхар с силой шлепнул себя по лицу ладонью.
  - Совсем заработался, - покачав головой, недовольно заворчал он. - Идемте.
  Жестом пригласив Ивана следовать за ним, Гракхар направил ладонь в сторону окна. Его пальцы обвились легким свечением, а мигом позже через весь зал пролетела небольшая птица из света. Миновав столы заворчавших магов, она выпорхнула из окна, устремившись куда-то вдаль.
  - Отправил оповещатель Драмару, - объяснил орк, направляясь с Горычевым в сторону лестницы, ведущей в фойе. - Любой маг в Зайзэрите знает, насколько трепетно относится к чешуйчатым существам этот гремлин. Когда мы первый раз пересеклись с ним в "Плаче ракши", он произвел на меня весьма неоднозначное впечатление. Тогда я еще не встречал гномов-магов. А когда он залился рассказами о том, как помогал Вергилию с его наездниками во времена второй великой войны - я и вовсе обомлел.
  - Разве гномы помогают темным эльфам? - слегка смутился Иван, вспоминая рассказ о Самаркегане. - Как по мне, так гномы должны их ненавидеть.
  - Каждый по своему видит политику и традиции, - пожал плечами Гракхар. - Нельзя судить о ком-то только по его расе. Но, в целом, да, гномы не особо любят всех остроухих, не только темных. Хотя, я не раз замечал Драмара в компании Орлекса, что наводит на определенные размышления. Да и с Хакко он неплохо ладил. Жалко, конечно, что он предпочел смерть изгнанию. Думаю, если бы Хакко не встал на путь мага тьмы, из него получился бы очень даже неплохой член совета.
  - А ты? - слегка задумавшись, спросил Иван, спускаясь по лестнице с Гракхаром. - Как сам относишься к этой ситуации?
  - Я? - усмехнулся орк. - Предпочитаю считать, что у темных эльфов была веская причина захватить Самаркеган. Если верить летописям Максима, то тень помогал темным не из собственного удовольствия, а по веским причинам. К сожалению, мне так и не удалось ничего найти о прошлом этого города. Одно из первых упоминаний - это начало "Вторжения ночных фурий". Все, что было раньше - осталось в личной библиотеке Максима, вдали от любопытных глаз.
  - А как попасть в эту библиотеку? - неуверенно спросил Горычев.
  - Никак, - коротко ответил Гракхар. - Только Максим может пригласить кого-то в библиотеку. Только он решает, что можно читать, а что нельзя. И только он знает, что на самом деле происходило в Империи столетия назад.
  - Жалко, - грустно потянул Иван. Оторвав взгляд от орка, отозвавшись на звук шагов, он остановился, недовольно закатив глаза. - Ну конечно...
  - Валлен! - громко воскликнула приближающаяся магесса, держа при себе лист бумаги. - Мне нужно три подписи и оформление заявки на посещение палат высшего архимага. Также, дополнительные сведения о времени, проведенном в обществе Сакхима, регистрация средства передвижения, подробный доклад о событиях на площади и...
  - Тише, Бренда, - усмехнулся Гракхар, перебив ее. - Если хочешь, оставь документы у меня на столе. Подозреваю, что у нашего гостя нет времени на оформление твоей макулатуры.
  - Нет, оформить документы должен именно он, - скрестив руки на груди, девушка уничтожающе посмотрела на орка. - И если он не оформит их...
  - Я разберусь, - хлопнув орка по плечу, расплылся в улыбке Иван.
  Слегка смутившись, девушка резко подняла перед собой руки, пятясь назад. Выхватив клинок, и направив его на магессу, Горычев теперь уверенно шел в ее сторону.
  - Опустите оружие! - властно приказала она, хоть и слегка дрожащим голосом. - Немедленно, я приказываю!
  - Убери бумаги, - опустив клинок и остановившись, коротко и холодно сказал Иван.
  - Я... я не могу, - сглотнув, попыталась объяснить Бренда. - Гракхар, скажи ему!
  - Что я могу ему сказать? - встав рядом с Иваном, усмехнулся орк. - Мальфор, вы плохой, не пугайте наших магов?
  - Бумаги меня пугают куда больше, чем клинок, приставленный к горлу, - загнав меч в ножны, пожал плечами Иван. - Так что, тут еще нужно разобраться, кто кого сильнее испугал.
  - Я проведу расследование, - улыбнулся Гракхар. - Бренда, соберите все необходимое и оставьте на моем столе. Это приказ.
  - Но, он должен! - вновь встав в свою боевую стойку, хоть и предпочитая теперь держаться на расстоянии, заявила Бренда. - Пока он все не подпишет, я не собираюсь выпускать его обратно в город.
  - Бренда, я очень тонко намекаю вам, что... - спокойно продолжил Гракхар, вытащив из-под одежды висящий на шее амулет с изображением львиной головы. - У меня есть привилегия объявить вас магом тьмы и запросить право на уничтожение. А наш гость не особо любит ждать это право, насколько я понял.
  - Маг тьмы? - оживился Иван. - Я готов!
  - Нет, не нужно, - поникла Бренда, обиженно разглядывая носы туфлей. - Я сделаю так, как вы сказали.
  - Вот и чудно! - спрятав амулет обратно, радостно сообщил Гракхар. - Мальфор, надеюсь, вы простите Бренде это небольшое недоразумение?
  - Как скажешь, - пожал плечами Иван, продолжив свой путь к двери вместе с Гракхаром. Проходя мимо Бренды, он добродушно улыбнулся, от чего та лишь испуганно сглотнула и поклонилась. - А где мне такой амулет взять можно?
  - Зачем он вам? - с интересом спросил орк.
  - Ну, насколько понял - с ним можно убить любого мешающегося мага без особых последствий для себя, разве нет? - хитровато улыбнулся Горычев.
  - Увы, подобные вещи действуют только в пределах городов магов, - спустил Ивана с небес на землю Гракхар. - К сожалению, за границами городов подобного права они не дают. Однако это не значит, что нельзя просто взять и убить мага. Маги вне городов - живут по вашим законам, а не нашим.
  - Жалко, - безразлично потянул Горычев.
  - Да нет, по-моему, это наоборот хорошо, - улыбнулся орк. - Представь себе, что было бы, если бы маги качали свои права за пределами своих городов? У нас в Катрадэше была похожая ситуация. К нам переметнулся демон, его приняли. Хороший демон, жил по нашим законам, все было хорошо, пока он не решил вступить в совет. Там ему было отказано, так он потом гневно ругался "это все потому, что я демон, а не орк!". Пришлось убить.
  - Убить? - повел бровью Иван.
  - Почему бы и нет? - усмехнулся Гракхар, открыв дверь и выпустив гостя на улицу. - У нас с мятежниками разговор короткий. Хочешь жить по законам Катрадэша - живи и преуспевай. Считаешь, что что-то в этом мире несправедливо - скажи. Будешь ходить и кричать об этом вместо того, чтобы что-то изменить в себе - считай, ты уже мертв.
  - Сурово, - спрятав руки в карманах и привыкая к свету, тихо заметил Горычев. - Тебя послушаешь, так Катрадэш и вовсе очередной город магов.
  - Нет, разумеется, нет. Хотя, между Зайзэритом и Катрадэшем много общего, - быстро поправил его Гракхар, оглядываясь по сторонам. Слегка нахмурившись, он вновь взмахнул рукой, выпустив еще одну птицу, устремившуюся вдоль улицы и скрывшуюся за ближайшим поворотом. - Опаздывает.
  - Разве маги... из совета не могут просто взять и появиться здесь? - слегка смутился Иван.
  - Из совета - да. Но Драмар не состоит в совете, - спокойно объяснил орк. - Хотя, ему неоднократно уже предлагали эту должность. Если честно, то иногда мне кажется, что ему просто не нравится идея ходить в белой робе. Но, это так, предположение. А вот, идет!
  - М? - лениво потянул Иван, идя следом за Гракхаром. Единственное новое лицо, которое удалось ему разглядеть вдали - был гном в длинной, коричневой куртке, беззаботно расстегнутой. Большая часть его лица скрывалась за неубранными, хоть и короткими волосами, и с короткой, всего с пару сантиметров бородой. Из-за спины торчало две пары узких ножен. Сам же он не торопился, хоть над его головой кружилось несколько оповещателей, и безмятежно покуривал белую трубку, окончательно скрывая себя за клубком дыма. - Это он?
  - Драмар! - не ответив Ивану, холодно воскликнул Гракхар. - Ты чего так долго?
  - А ты уже успел соскучиться? - пыхнув трубкой, прохрипел гном. - Смотри у меня, зеленолицый. Подумаю еще что-то не то.
  - Я тебе отправил три оповещателя, - поравнявшись с Драмаром, недовольно потянул Гракхар. Рядом с орком, гном был похож на маленького ребенка. Будучи выше Ивана на голову, в Гракхаре легко поместилось бы с трех Драмаров. - Мог бы и поторопиться.
  - У меня кончился табак, - безразлично пожал плечами Драмар, вновь пыхнув трубкой, глядя снизу вверх на Гракхара. - Пришлось заскочить в таверну. Но, я ведь здесь, не так ли? Мог бы хоть за это уже быть благодарен.
  - Обязательно попрошу Бренду оформить мне все необходимые документы для официальной благодарности, - скрестив руки на груди, съязвил орк.
  - В трех экземплярах и с печатью Сакхима, - вынув изо рта трубку, оживился гном. - Только в этом случае я могу тебе пообещать, что хотя бы подумаю о принятии твоей благодарности. Идет?
  - Останешься без выпивки сегодня, - усмехнулся Гракхар.
  - Понял, понял, дважды повторять не нужно, - почесав затылок, хмыкнул Драмар. Задумчиво выпустив клубок дыма, он окинул взглядом Горычева, после чего немного нахмурился. - Это и есть ваш... "высокопоставленный гость"?
  - Высокопоставленный гость, значит? - усмехнулся Иван, обратившись к Гракхару. - А просто "гость" что, занято было?
  - По официальным документам, вы числитесь именно так, Мальфор Валлен, - учтиво объяснил орк. - Если желаете это изменить, то милости прошу - Бренда выдаст все необходимые бумаги. Вам останется же только заполнить данные, подписать, подождать несколько месяцев, пока мы получим разрешение из архива и...
  - Знаешь, я, пожалуй, побуду высокопоставленным, - помотав головой, перебил его Иван. - Гном, где Ланаэль?
  - У меня дома, - пожал плечами Драмар. - Мы с ней выпили, и она немного устала, после такого жаркого дня то...
  В следующий миг, Гракхар резко отскочил в сторону. Громкий лязг разрушил его внутренний покой. Выхватив клинок, Иван замахнулся на Драмара, который заблокировал удар своей рапирой и теперь Горычев стоял, напряженно дыша и холодно глядя на гнома.
  - Задел за живое? - усмехнулся гном, слегка морщась от силы удара Горычева.
  - Что ты с ней сделал? - надавив на клинок, отчего Драмар согнулся в коленях, прокричал Иван. - Отвечай, гном!
  - Доставил ей массу удовольствия, - оскалился гном. - Может она и ящер, но чертовски хороша, как женщина...
  Едва успев перехватить рапиру второй рукой, крепко зажав трубку в зубах, Драмар забежал за оппонента. Выхватив вторую рапиру, он замахнулся для удара, но лишь успел закрыться от выпада Горычева.
  - Драмар, хватит нести чушь, - сжав руку в кулак, недовольно заворчал Гракхар.
  - Да ну, весело же, - едва сдерживая натиск ударов Ивана, усмехнулся гном. - Ну, давай! Давай! Покажи, на что ты способен!
  - Никогда... не смей... - нанося удар за ударом обоими клинками по рапирам Драмара, отрывисто ответил Иван. - Никогда!
  Лишь успев в очередной раз ухмыльнуться, Драмар резко кашлянул, выронив трубку. Поймав движения Горычева, он попытался уйти в сторону, уведя от себя рапиры. Едва оказавшись без защиты своих драгоценных рапир, он первым же делом получил сильный удар ногой в грудь со стороны красноглазого Ивана.
  Отлетев на несколько метров, выронив в полете рапиры, гном проехался по плитке и вновь закашлял. Схватившись за грудь, он еще какое-то время пытался вернуться из прострации, но, как оказалось, зря. Едва успев приподнять голову, он почувствовал на подбородке холодную сталь клинка.
  - Из-за таких ублюдков, как ты, Ланаэль стала такой, - отдышавшись, холодно и нарочито грубо потянул Иван. - Никогда не смей даже говорить подобное.
  - Заставь меня, - усмехнулся Драмар, тут же получив очередной удар, уже по ребрам. Кашлянув и упершись рукой в плитку, он с радостью для себя заметил, что Иван убирает клинки. - Что, сдаешься?
  - Драмар, довольно, - подобрав рапиры, спокойно встрял в их разговор Гракхар. - Прошу прощения, Мальфор. Мне следовало предупредить вас о... методах Драмара заводить новые знакомства.
  - Лучше способа и не придумаешь, - хмыкнул в ответ Горычев, загоняя в ножны второй клинок. - Много друзей завел, гном?
  - Явно больше, чем мне нужно было, - откашлявшись и благодарно кивнув Гракхару за протянутые рапиры, безразлично потянул Драмар. Прокрутив в руках рапиры, он ловко загнал их в ножны на спине. - Если будешь в Самаркегане, то передай Мэйлин Фланс, чтобы она лучше следила за питанием своих подопечных. Набросилась на мясо так, словно ее не кормили несколько недель.
  - Уже бегу, - нахмурился в ответ Иван, подобрав с земли трубку гнома. Ее корпус был целиком сделан из белой кости со срезами по краям. - Необычная штука...
  - Подарок от Вериана за мои заслуги, - подойдя вместе с орком к Ивану, уже спокойно объяснил Драмар. - Когда-то он и сам был любителем этого дела. Рассказывал, будто это все, что осталось от его прежней жизни. Долго отговаривал его, пытался хоть как-то убедить оставить себе... но, не особо успешно.
  - Интересно было бы взглянуть на существо, из костей которого сделали эту трубку, - протянув ее гному, попытался улыбнуться Горычев. - Не видел ничего подобного.
  - Не уверен, что это возможно, - виновато ответил Драмар, вернув свое сокровище обратно и со счастливой улыбкой выпустив клубок дыма. - Карнцерги перевелись еще лет так двести назад.
  - Эх, жаль, - грустно вздохнул Иван.
  - Да не сказал бы, - перебил его гном. - Ядовитые твари были. Жили стаями, нападали без разбора. Вот их и перебили со временем, чтобы больше смертей от них не было. Если бы не Максим, то и не знал бы даже об их существовании.
  - Мальфор, с вашего позволения, я бы хотел удалиться обратно в палаты высшего архимага, - демонстративно кашлянув, встрял в разговор Гракхар. - Драмар, с радостью послушаю ваши рассказы вечером, в "Плаче ракши", но сейчас нельзя, служба зовет.
  - Вот поэтому я и не хочу в совет, - усмехнулся гном, пожав руку орку. - Вечно жить по графику уж точно не мое.
  Кивнув, Гракхар также попрощался рукопожатием с Горычевом, быстро направившись в сторону центрального здания Зайзэрита. Судя по скорости, с которой орк покинул Драмара и Ивана, он весьма трепетно относился к своей работе.
  - "Почему не хочешь в совет", спрашивают они. "Ты же хороший маг", говорят они, - заворчал Драмар, когда Гракхар отошел достаточно далеко. - "Да и белое тебе идет", лгут они. Вздор.
  - Как по мне, так тебе бы пошел белый, - потянул Иван.
  - Хе-хе... - лениво усмехнулся Драмар, направившись в обратном от высших палат направлении. Дождавшись, пока Горычев нагонит его, что не составило особого труда, гном грустно пыхнул трубкой. - Хороший ты мужик, Валлен. Как глоток свежего воздуха.
  - Это еще с чего вдруг? - нахмурился Иван.
  - По крайней мере, ты обращаешься ко мне на "ты", - усмехнулся Драмар.
  Потратив немного времени на обдумывание, что на это ответить, Горычев ударил гнома кулаком в плечо. Потерев пострадавшую часть тела, Драмар лишь демонстративно покачал головой, но выяснять отношения больше не стал. Из их короткого сражения он и так получил больше информации об Иване, чем ему было необходимо. Сейчас же, нужно было вернуть гостю Ланаэль. Все остальное - могло и подождать.
  
  Глава 26. Возвращение.
  
  - Так, нам сюда, - обойдя площадь и трактир, все дальше уводил Драмар Ивана от центра города.
  Чем ниже они спускались, тем страннее Зайзэрит казался Горычеву. В любом другом городе, при отдалении от центра - улицы бы становились грязными, все больше косых взглядов встречалось на пути. Здесь же даже архитектура внешне была похожа на центр. Несмотря на то, что дома становились меньше, стояли друг к другу более плотно - они тоже были ухоженными, украшены различными изваяниями необычных животных. По большей части, это были ракши, но встречались и весьма интересные существа.
  - Добро пожаловать в трущобы Зайзэрита, - усмехнулся Драмар, наблюдая, как его спутник разглядывает окружающие дома.
  - Трущобы? - переспросил Иван, вызвав на лице гнома загадочную улыбку. - Скажешь тоже. Вот в Самаркегане да, трущобы. А тут...
  - Забавно, не правда ли? - не убирая улыбки с лица, издевательски спросил Драмар. - Во всей Империи не встретишь такого города, как Зайзэрит. Мерзкие, чистоплотные маги...
  - Ты же и сам маг, - перебил Горычев гнома. - Чего жалуешься?
  - Не люблю я магию, - тяжело вздохнул Драмар в ответ, свернув на очередную людную улицу. - Она делает с миром ужасные вещи. Слишком большая сила, а дается живым она исключительно волей случая. Была бы моя воля, я бы поубивал половину из них. Причем сразу после рождения.
  - Странная позиция, - потянул Иван, дослушав жалобы гнома. - А почему бы тебе не уйти из Зайзэрита? Ты ведь можешь покинуть город, верно?
  - А куда я пойду? - грустно усмехнулся Драмар. - Гномы не примут меня. У них аллергия на магию. А становится жрецом - мне как-то не особо всралось. Я бы отправился в Камильхэйм, к... хорошему знакомому. Но, боюсь, ПЛОК не обрадуется, увидев на воротах гнома-мага. А больше и некуда. Везде остроухие, зеленолицые, рогалики и недоростки.
  - Так ты можешь договориться со знакомым, - поправив челку, пожал плечами Иван. - Может он сможет что-нибудь придумать для тебя?
  - Все сложнее, - нахмурился Драмар. - В Камильхэйме с магами разговор короткий. Либо ты вовремя присоединишься к какой-нибудь организации, встав под их крыло и получишь политическую защиту, либо... тебя сошлют в город к магам. А пересекать пустыню, особенно сейчас, когда мантикоры вышли из под контроля песчаных эльфов... да и для того, чтобы меня потом отправили обратно... не смеши мои тапочки, Мальфор.
  - Может, все-таки стоит попробовать? - настойчиво продолжил Иван.
  Выдавив из себя нервный смешок, Драмар вышел немного вперед, открыв калитку. Его дом сильно отличался от других в Зайзэрите. Вместо белых и синих тонов, он был полностью деревянным. А выглядел так, словно гном построил его сам. Два этажа, с пристройкой справа.
  Пропустив Ивана и захлопнув калитку, Драмар жестом пригласил его следовать за ним. Как и подумал Горычев, им нужно было в пристройку. Видимо, ящеров гному отправляли достаточно часто, поскольку сама пристройка была размером с этажа полтора. А учитывая габариты гнома, это и вовсе выглядело странно.
  - Ваалберит Раймор, - на пути в пристройку, выдавил из себя Драмар, проведя рукой по подбородку и что-то растерев в руке. - Восемь лет назад он был больше известен, как Хладмир. Один из лучших кузнецов черного плаща за всю его историю.
  - Твой знакомый, как понимаю? - усмехнулся Иван, хоть и слегка смутившись. - А зачем ты мне это говоришь?
  - Тебе не помешает обновить клинок, - улыбнулся в ответ Драмар. - Сейчас он держит небольшую кузницу в Камильхэйме. Посетителей всегда полно, но если ты покажешь ему свои клинки - думаю, Ваалберит согласится помочь без очереди.
  - Обновить? - переспросил Горычев. - А что такого...
  - Раз в пять лет, сам же знаешь, - быстро перебил его Драмар, стоя уже перед входом в пристройку, откуда доносилось мерное сопение. - Будет не очень хорошо, если на тебя нападает отряд... их.
  Кивнув и решив опустить данный вопрос, Иван тактично промолчал. Слегка просияв, Драмар вошел внутрь пристройки.
  - Прежде, чем ты заберешь ее - есть одна вещь, о которой я обязан тебя предупредить, - щелкнув пальцами, отчего в пристройке загорелись факелы, тихо начал Драмар. - Лучше всего это будет сделать сейчас, пока она спит.
  - А где седло? - дослушав гнома и разглядывая Ланаэль, неуверенно спросил Иван.
  - Снимай его время от времени, - пояснил Драмар, подойдя к Ланаэль. - Так ты даешь ей отдохнуть, что хорошо сказывается на ее боевом духе. Но, сейчас не об этом...
  Проведя рукой по спине ящерки, он аккуратно взялся за небольшой выступ. Подобравшись пальцами, он потянул вверх, пытаясь не разбудить Ланаэль. Чешуйки раздвинулись, раскрывая небольшое кожаное крыло, покрытое прозрачной, вязкой слизью.
  - Крылатая, - восторженно объяснил гном. - Забавно, что Мэйлин тебя не предупредила. Хотя, вполне возможно, что она даже сама не знала...
  - И что это значит? - подойдя к Драмару и слегка прикрыв нос от запаха слизи, неуверенно спросил Иван.
  - Это значит, что у тебя могут возникнуть проблемы, - отпустив крыло, продолжил Драмар. Аккуратно погладив Ланаэль, отчего та слегка дернулась, гном заботливо улыбнулся. - Может завтра, может через год. Но, рано или поздно, она вырастет. И тогда тебе придется доказать ей, что ты достойный хозяин.
  - И как это сделать? - усмехнулся Иван, представляя себе очередной бой с крылатой ящерицей.
  - Она ведь приняла твою кровь, верно? - слегка взволнованно спросил Драмар. - По своей воле или против нее?
  - Мне надрезали руку, - поджав губу, недовольно ответил Горычев. - Потом Ланаэль мне ее вылизала. Вот как-то так.
  - Превосходно, - словно успокоившись, расплылся в улыбке гном. - Значит, проблем возникнуть не должно. Но, помни - она не всегда будет такой. Будь ей хорошим хозяином и...
  - Нет, - отрезал Горычев, перебив гнома. - Я ей не хозяин.
  - Даже так? - с интересом спросил Драмар и усмехнулся. - Тогда там более не вижу причин для беспокойства.
  Замолчав, гном провел рукой по шее Ланаэль. Громко всхрапнув, она помотала головой и встала на ноги. Немного поморгав, Ланаэль вновь прилегла, помогая гному прицепить к ней седло.
  - Хорошая она, - закрепляя застежки, продолжил восторгаться гном. - Послушная. Сама понимает, что нужно делать. Большая редкость среди ящеров увидеть нечто столь покладистое.
  - Может быть, - безразлично пожал плечами Иван, наблюдая за Драмаром. Рядом с Ланаэль он выглядел еще меньше, чем с Гракхаром. И то, как он усердно тянулся за очередным ремешком через широкую спину ящерки - еще сильнее умиляло весь процесс.
  Закончив, Драмар погладил Ланаэль по голове и подвел к Горычеву. Забравшись в седло, он немного поерзал, пытаясь особо не упираться в крылья и, ведомый гномом, вывел Ланаэль на улицу.
  - Я провожу тебя до портала, - пропустив Ивана и закрыв за собой калитку, сообщил Драмар. - Не думаю, что без меня или кого-то из совета тебе дадут им воспользоваться.
  - Отчего нет? - усмехнулся Горычев. - Опять бумаги оформлять какие-то нужно для этого?
  - Нет, - коротко ответил гном, широко улыбнувшись и подкурив трубку. - Внешние порталы установлены на конкретное перемещение. Те же, которые расположены в городах нужно настраивать. В противном случае, если ты не маг, у тебя есть очень большие шансы застрять где-то в разрыве. Не думаю, что у тебя есть желание провести остаток жизни в месте, в котором ты даже не можешь быть уверен, существуешь ты или нет.
  - А-а-а... - лениво потянул Иван. - Будем считать, что я понимаю, о чем ты.
  - В любом случае больше объяснять я бы тебе и не стал, - безразлично пожал плечами Драмар. Дойдя до конца улицы и начав подниматься по лестнице, он зевнул, вновь обернувшись к Горычеву.
  - Что-то не так? - пытаясь крепче держаться за выступы на шее Ланаэль, слегка нахмурился Иван.
  - Нет, ничего, - пыхнув трубкой, гном отвернулся, продолжив путь к центру Зайзэрита. - Просто думаю...
  - И о чем же? - тяжело вздохнув, спросил Иван. Даже при всей своей нелюбви к магии, Драмар был также болтлив, как и остальные жители Зайзэрита.
  - Может ты и прав, - необычно тихо ответил гном. - Быть может мне и правда стоит покинуть этот город.
  - И... к чему ты мне-то это говоришь? - слегка смутился Горычев.
  - Спроси у Ваалберита, сможет ли он протащить меня в город, - пояснил гном. - Возможно, если он даст мне работу - ПЛОКовцы ко мне не пристанут.
  - Если не забуду, - честно признался Горычев, чуть слышно усмехнувшись.
  Помотав головой, Драмар выдавил из себя нервный смешок и вновь прильнул к трубке. Судя по всему, сама мысль о покидании Зайзэрита приходила к нему в голову, и не раз. Сейчас же, у него появилась возможность договориться со своим знакомым через его брата по оружию, и последнее, что гном собирался сделать - упустить ее.
  
  - Почти на месте, - где-то через минут двадцать, радостно сообщил гном, убрав трубку.
  Место, куда вел Ивана Драмар, казалось ему знакомым. Неподалеку от него, почти в самом центре города, Горычев появился, шагнув в портал в пустыне. Сейчас же, они прошли через эту небольшую площадь, устремившись куда-то вверх по длинной лестнице.
  - Опасная штука, эти порталы, - доставая рапиры, усмехнулся Драмар. - Несколько лет назад Сакхим приказал перенести портал с площади. Слишком уж много пьяных магов умудрялось неосторожно шагнуть внутрь. Представь, каково нам тут приходилось, когда раз в неделю из Леливана, да и не только, стабильно приходили гневные письма. Мол "закройте вы уже этот проклятый портал, раз не умеете следить за ним". Был бы я в совете, точно бы разнес его на маленькие кусочки.
  - Не проще было поставить кого-нибудь следить за порталами? - повел бровью Иван, дослушав гнома.
  - И как ты себе это представляешь? - издевательски потянул Драмар. - Маги не пользуются деньгами. Сами могут себе наколдовать покушать, если необходимо. Как можно заставить кого-то следить за порталом? Слишком уж рутинная работа. Не неси пургу, Валлен.
  - Да, но в совете ведь работают маги, разве нет?
  - Совет - это почетно. А поручить кому-то рутинную работу по слежке за порталом...
  - А почему бы не сделать подобную работу почетной? - перебил Драмара Иван.
  - Рехнулся? - усмехнулся гном. - Так и вижу табличку на двери совета "почетный страж портала". Хотя, думаю, Ремарион бы с радостью поддержал инициативу. Даже вызвался бы быть стражем. Через пару дней послал бы все в бездну и стал бы магом тьмы. Хорошая мысль, Мальфор, она мне уже нравится.
  Не дав возможности Ивану продолжить, Драмар побежал вверх по лестнице. Завершалась она небольшой площадкой с аркой.
  Прокрутив в руках рапиры, он остановился, соединив клинки набалдашниками. Слегка засветившись, рапиры срослись, покрывшись слоем металла.
  - Ненавижу это дело, - прокрутив получившийся посох в руке, недовольно усмехнулся Драмар, едва Иван подъехал верхом на Ланаэль. - Но, уж лучше две рапиры, чем всю жизнь с посохом ходить.
  - И часто у вас подобное оружие встречается? - вспомнив Стирдиппида с его топорами, которые эльф успешно превращал в лук, заворчал Иван. - Я бы себе взял такое.
  - Даже не мечтай, - опустив посох, издевательски улыбнулся гном. - Слишком большая редкость. Даже для магов. Тяжело осваивается, долго привыкать. Лишь некоторые мастера могут сделать нечто подобное, и то на заказ.
  - Только успел понадеяться, - усмехнулся Горычев, но тут же замолк, едва Драмар повернулся к нему спиной.
  Провернув посох в руке, гном напряженно направил руку на арку. Что-то проговорив себе под нос, он отошел чуть назад.
  - Тебя обратно в пустыню забросить? - бросил через плечо Драмар.
  - А у меня есть другие варианты? - ответил вопросом на вопрос Иван.
  - Принято, - коротко ответил гном, одобрительно кивнув. Нарочито кашлянув, он холодно взглянул прямо в недра материи, заполнившей арку. - Точка прибытия: Самаркеганская пустыня.
  Ярко замерцав, материя слегка надулась, после чего вернулась в монотонное безмятежное постоянство. Опустив посох, Драмар вновь прокрутил его в руке, разделив на две рапиры и загнав их обратно в ножны на спине.
  - Все готово, - коротко сообщил гном, прошагав мимо Ивана и устремившись вниз по лестнице. - Шагни внутрь, когда будешь готов. Я не особо люблю долгие прощания.
  - Надеюсь, еще увидимся, - добродушно улыбнувшись, бросил Горычев в спину гному.
  Остановившись, Драмар лишь вновь помотал головой и вытащил трубку. Наполнив ее табаком из кожаного кисета, он засунул руки в карманы своей коричневой, длиннополой куртки и продолжил свой путь вниз.
  Какое-то время еще глядя в спину Драмару, Иван развернул Ланаэль, направив ее головой в сторону портала. Ощущения перемещения ему были знакомы, и меньше всего Горычеву теперь хотелось возвращаться обратно тем же путем.
  Набравшись смелости, он аккуратно цокнул языком. Приняв приказ на движение, Ланаэль чуть слышно зарычала и шагнула в сторону портала. Там, за пеленой материи ее ждала родная пустыня, в которую ей так не терпелось вернуться.
  Подойдя к материи, Ланаэль на какое-то время остановилась. Словно ее хозяин, она готовилась к трудному для них обоих перемещению. Наконец, спустя пару секунд, она коснулась носом края материи, резко побежав вперед.
  Яркий свет Зайзэрита тут же пропал, сменившись кромешной темнотой. Ощущение боли, которого Иван так боялся, вновь вернулось, хоть и не с такой силой, как раньше. Решив не сопротивляться ей, Горычев предпринял свою любимую тактику для перемещения через порталы. Ослабив хватку на выступах шеи Ланаэль, он закрыл глаза, готовясь принять обжигающие лучи солнца Имперской пустыни.
   
  Глава 27. Следуя велению тьмы.
  
  - Ненавижу... - чуть слышно выдавил из себя Иван, вставая с песка.
  Слегка озадаченно глядя на своего многострадального, поднимающегося хозяина, Ланаэль стояла неподалеку. По-видимому, при перемещении через порталы, Горычева выбрасывало из седла. С какой именно целью - для него было загадкой.
  - Ненавижу порталы... - отряхиваясь, продолжил ворчать себе под нос Иван, оглядываясь по сторонам. На какой-то момент ему даже показалось, что горгулья возле пустой арки усмехнулась.
  Решив не заострять внимание на этом вопросе, он лишь уничтожающе взглянул на хранителя портала и подошел к Ланаэль. Заскочив в седло и убедившись, что под плащом не осталось нежелательного песка, он немного поерзал. Закончив устраиваться в седле, Горычев залез во внутренний карман плаща и вытащил карту, на которой Сакхим отметил ему нужную точку.
  Судя по карте, путь предстоял неблизкий. В лучшем случае, до нужной точки удастся добраться до заката.
  Скрутив ее и бросив последний, гневный взгляд на горгулью, Горычев цокнул языком. Довольно зарычав и чувствуя под лапами родную пустыню, Ланаэль тут же устремилась вперед, поднимая в воздух клубы песка.
  Постепенно пригибаясь, отдохнувшая Ланаэль все быстрее мчалась через пустыню. Крепко держась за выступы, вместе с ней пригибался и Иван. От большой скорости, теперь ему в глаза летел песок и мелкие камушки.
  Вскоре горгулья и портал в Зайзэрит остались далеко позади. А впереди - Горычева ждала долгая, хоть и весьма скоростная дорога через пустыню. Его путь лежал в самую восточную часть пустыни. К месту, где пески и океан разделяла необъятная горная цепь. Туда, где его родной орден потерпел свое сокрушительное поражение. Каждая мысль об этом придавала Ивану сил, и он все крепче впивался руками в выступы на шее Ланаэль.
  
  - Устала? - спустя пару часов заботливо спросил Горычев, когда Ланаэль начала потихоньку сбавлять ход.
  Недовольно зарычав в ответ, она лишь мотнула головой и продолжила путь. Закат близился, а на востоке уже появлялся призрачный образ восходящей луны. Где-то вдалеке уже виднелись очертания горной цепи, что могло означать только одно - цель уже была близко.
  Слегка нахмурившись, Иван слегка вытянулся, пытаясь при этом не выпасть из седла. Помимо горных вершин, вдалеке на песке виднелось крупное, размытое, черно-белое пятно. Постепенно приближаясь, оно стало превращаться в отчетливое оцепление из белых существ, облаченных в черные доспехи.
  - Видимо, скоро отдохнешь, - попытался выдавить из себя улыбку Иван, на что Ланаэль лишь ответила озадаченным рычанием.
  В землях Империи ничто не происходило просто так. А вооруженный отряд прямо на пути у Горычева говорил сам за себя. Если боя и не будет, то, как минимум, остановиться придется.
  Вскоре черно-белый отряд уже стал более отчетливым. Слегка замедлив Ланаэль, переведя ее на спокойный, размеренный шаг, Горычев хмурился, вглядываясь вдаль. Уже успев повидать многое, он никак не мог поверить в то, что видел впереди. Орки, эльфы, гномы, маги - все они меркли перед движущимся в его сторону отрядом. Облаченные в черные доспехи, вооруженные до зубов и уверенно марширующие стройной шеренгой навстречу Ивану приближался отряд мертвых. Без кожи и плоти, лишь голые кости - живые скелеты.
  - Стоять! - громко крикнул лидер отряда. Все скелеты, как один, остановились, словно вкопанные, выстроившись ровной линией. - Щиты поднять, мечи на боевую позицию!
  Остановив Ланаэль в нескольких десятках метрах от отряда, метящего в них клинками и копьями, Иван спрыгнул на песок. Погладив свою верную ящерку, он по обыкновению засунул руки в карманы брюк и направился в сторону отряда.
  - Мальфор Валлен? - громко спросил, судя по всему, лидер отряда, шагнув вперед и вытащив из-за спины два длинных копья.
  - Нет, - коротко ответил Иван, остановившись. В обе стороны, отряд из скелетов казался бесконечным. Выстроившись в ровные линии по шесть бойцов, скелеты скрывались в полумраке вечерней пустыни.
  - Отряд, вольно! - также громко крикнул лидер, отчего щиты и мечи вернулись в более свободное положение.
  Прокрутив копья в руках и воткнув их в песок, лидер направился в сторону Ивана. От остальных он отличался лишь тем, что был на пару голов выше, а помимо доспехов - носил на спине длинный, изодранный в клочья черный плащ.
  - Возвращайся назад, путник, - остановившись напротив Горычева и глядя на него сверху вниз, властно приказал скелет. - Здесь нет ничего для тебя.
  - А можно как-то договориться? - слегка озадаченно наблюдая за тем, как двигается свободная от каких-либо признаков кожи и мышц челюсть, заинтригованно спросил Горычев. Когда-то давно ему говорили, будто для внятной речи нужен язык и много прочих, более живых частей тела. Здесь же, ничем подобным даже и не пахло, хоть легкий запах разлагающейся плоти бил по носу. Видимо, после смерти этот запах успел сильно въестся в доспехи членов отряда.
  - Нет, - коротко ответил скелет.
  - Хьюберт! - неожиданно прозвучал голос за спиной у скелета.
  Обернувшись, он лишь недовольно, тяжело прорычал. Выпрямившись и скрестив белоснежные руки, закованные в черные поручи за спиной, он чуть слышно кашлянул.
  - Назовитесь, рядовой, - властно приказал он подбежавшему скелету.
  - Старший лейтенант Хьюберт, рядовой Серджик рапортует, - остановившись и вытянувшись, громко представился боец. - Путник соответствует описанию главнокомандующего Максима. Голос забвения велит дать бой.
  - Дуэль или полноценный бой? - вновь зарычав, уточнил Хьюберт.
  - Разберусь, - кивнул Серджик, слегка поникнув. На мгновение, вокруг его головы появилось небольшое, бледно-зеленое облако. Едва оно рассеялось, рядовой Серджик вновь выпрямился и гордо продолжил. - Главнокомандующий некромант Максим разрешил старшему лейтенанту Хьюберту самостоятельно выбрать формат задержания.
  - Принято, - кивнул Хьюберт. - Свободен.
  - Так точно! - громко ответил Серджик, быстро развернувшись и умчавшись обратно в строй.
  На мгновение поникнув, словно что-то обдумывает, Хьюберт вновь обернулся к Ивану. Подобные вещи обычно решали старшие по званию, но сегодня выбор пал на именно его плечи.
  - Мальфор Валлен, - коротко потянул он в попытке привлечь утраченное внимание Горычева. - Ты солгал мне. И я дам тебе выбор.
  - Между чем и чем? - поведя бровью, усмехнулся Иван.
  - Дуэль или полноценный бой с укомплектованным отрядом, - пояснил Хьюберт. - Голос забвения дал мне право выбора. За твою ложь, я возложу груз ответственности принятия решения на тебя.
  - А без боя никак, да? - тяжело вздохнув, спросил Горычев. - Меня дела ждут.
  - Я дал тебе право выбора, и ты должен быть мне благодарен! - толкнув Ивана пальцем в грудь, громко прокричал ему в лицо Хьюберт. Прорычав, он резко обернулся, направившись в сторону своего отряда. - Шестьдесят секунд на размышление. Время пошло.
  - А если я не выберу? - крикнул вслед Хьюберту Горычев.
  - Тогда ты сразишься со всем отрядом, - безразлично, но также громко ответил скелет. - Выбор за тобой.
  Недовольно поведя глазами, Иван повернулся к Ланаэль. Успев заскучать, она лениво завалилась на песок, отдыхая после долгой дороги.
  Чуть слышно усмехнувшись, Горычев ловко выхватил оба своих клинка, направившись в сторону отряда. Словно ожидая его решение, часть скелетов начала ответное движение, огибая идущего Ивана полукругом.
  Поглядывая по сторонам, Горычев слегка нахмурился. Если даже он победит на дуэли, велика вероятность, что сам отряд даст бой, защищая своего командира.
  - Твое решение? - сбив с мыслей Ивана, громко спросил Хьюберт, взяв в руки свои копья.
  - Пусть будет дуэль, - кивнул в ответ Горычев, остановившись в паре метрах от собеседника. - А там как получится.
  - Решено! - подняв вверх копье, громко объявил Хьюберт. - Одно оружие или два?
  - Два, - прокрутив клинки в руках и слегка пригнувшись, коротко ответил Горычев. Его глаза вновь налились кровью, а зрачки неустанно сужались и расширялись, ловя каждое движение белоснежной дымки вокруг Хьюберта посреди красного мира. - Обещаю, что бой будет коротким.
  - Не сомневаюсь, - кивнул скелет, резко побежав вперед.
  Замахнувшись копьем, он лишь проехался по песку, быстро развернувшись. Предугадав выпад, Горычев зашел ему за спину, и теперь метил клинками между ребер.
  Успев заблокировать выпад, Хьюберт вновь замахнулся для удара, но Иван спокойно кувыркнулся прямо у него между ног. Проскользнув по воздуху с легким свистом, копье продолжило свой путь вместе со скелетом, успев ранить Горычева в плечо.
  - Ты быстр, - глядя бездушными отверстиями для глаз на оппонента, благородно признал Хьюберт. - Особенно для человека.
  - А ты для бывшего человека, - слегка шикнув от попавшего в рану песка, усмехнулся в ответ Иван.
  - Я не знаю, был ли я человеком, - вновь замахнувшись для удара, уже в бою продолжил разговор скелет. Вновь его копье проскользнуло по воздуху. - Жизнь до второй жизни неведома для тех, кто несет на себе бремя забвения.
  - Слишком много пафоса, товарищ старший лейтенант, - заблокировав очередной выпад и занеся клинок для удара, хмыкнул Иван. В этот раз, копье не успело принять на себя удар, и лезвие попало прямо в прорезь между составными частями наручей левой руки. - Открылся!
  Едва клинок коснулся локтя Хьюберта, прозвучал торжественный хруст. А мигом позже, клинок продолжил свой путь по воздуху, отрезав половину левой руки оппонента.
  Отскочив назад, Иван прокрутил в руках клинки, радостно оскалившись и оставив Хьюберта наедине с обрубком.
  - Ты сильнее, чем я думал, - глядя на кусок, оставшийся от руки, хмуро продолжил Хьюберт, загнав копье в песок. Мигом позже, он схватился освободившейся рукой за обрубок и вырвал его, бросив сверху на отрубленную руку. Гордо взявшись за древко копья оставшейся правой рукой, он спокойно прокрутил его, вновь помчавшись в сторону Горычева.
  - Я думал, ты ее обратно приделаешь, - заблокировав выпад сверху клинками и толкнув ногой Хьюберта в нагрудный доспех, усмехнулся Иван. Отойдя чуть назад в попытке вернуть равновесие, скелет вновь прорычал что-то невнятное, глядя, как Горычев загоняет клинок в левой руке обратно в ножны.
  - Зачем ты убираешь оружие, человек? - стоя на месте, спросил скелет, едва клинок со звоном скрылся в недрах ножен.
  - У тебя ведь осталась одна рука, правильно? - ловко прокрутив оставшийся меч, ответил вопросом на вопрос Иван. - Отрезать себе руку я не буду, но... так хоть будет честно.
  - Твой клинок отрубил мне руку, - замахнувшись копьем, хмуро ответил Хьюберт. - Ты заслужил свое преимущество.
  - А ты дал мне выбрать между дуэлью и верной смертью, - усмехнулся в ответ Горычев. Решив не дожидаться, пока оппонент в очередной раз помчится в его сторону, Иван сам пошел на сближение. Клинок и копье со звоном встретились, а сам Горычев, заблокировав удар, проскользнул по песку за спину скелету. - Думаю, я могу позволить себе хоть как-то поблагодарить тебя за это.
  - Ты мудр, хоть тебе и не ведом путь забвения, - слушая довольное улюлюканье окружающего их отряда, чуть более мягким голосом через плечо бросил Хьюберт. - Приняв смерть сегодня, ты бы смог многого достичь под руководством главнокомандующего.
  - Может быть, мы с ним встретимся, лет через шестьдесят, - пожал плечами Иван, побежав в сторону скелета. Едва Хьюберт успел развернуться, Горычев с силой ударил клинком по выставленному копью. От удара, копье треснуло, а клинок проехался по металлической перчатке, чуть не задев открытые фаланги пальцев. - Пока что не очень хочется.
  - Быть может ты и прав, - пожал плечами скелет, присев на колено и потупив взгляд.
  - Что ты делаешь? - прыгая на месте в ожидании продолжения боя, наивно спросил Иван, наблюдая за бездействием со стороны противника. Остановившись, он лишь недовольно хмыкнул, направившись в сторону отрубленной ранее руки.
  - Ты победил в бою на двух оружиях, - не поднимая головы, холодно сообщил Хьюберт. - Лишил меня руки. Одолел в бою с одним оружием, лишив меня копья. Я признаю поражение и...
  - Заткнись и сражайся, - воткнув перед лицом скелета в песок копье, властно перебил его Иван. Приподняв голову, скелет неуверенно встретился глазницами с красным взглядом и радостной ухмылкой Горычева. - Думаешь, твой отряд будет уважать тебя, если ты так легко сдашься?
  - Теперь ты даруешь мне возможность защитить то, что мне дорого, - взявшись пальцами за древко, холодно потянул Хьюберт. - Иногда я не понимаю целей, преследуемых голосом забвения.
  - В бездну забвение! - усмехнулся Иван, отходя назад. - Вставай и дерись, до последней капли крови. Или до последней, костяной крошки... не важно! Никогда не переставай сражаться! Живи ради битвы! Разве не для этого тебе дали второй шанс, Хьюберт?
  - Ты добр, человек, - выпрямившись и благодарно кивнув, вновь смягчил голос скелет, хрустнув шеей. - Я не заслужил этого. Будь я тобой, я бы убил себя, без колебаний.
  - Да замолчи уже, - громко перебил его Горычев, попрыгав на месте и помчавшись в сторону Хьюберта. - Я и так сыт по горло разговорами.
  - Сам виноват, - холодно хмыкнул скелет, заблокировав выпад. Отходя чуть назад и пытаясь хоть как-то защищать себя от натиска Ивана, он попытался контратаковать, оставив небольшую дырку в плаще оппонента.
  - Я не просил магов цитировать мне страницы книг вашего главнокомандующего, - проскользнув по песку и негодующе глянув на новую прорезь в плаще, потянул Горычев. Зайдя со спины, он сделал сильный выпад, пробив клинком доспех. Изнутри послышался легкий хруст, а сам Хьюберт недовольно зарычал. - Будешь шевелиться или нет?
  - Подло, - перехватив рукой копье, проигнорировал вопрос Ивана скелет и замахнулся для удара назад.
  В следующий миг, клинок со звоном вышел из Хьюберта, заблокировав выпад копьем. Развернувшись, скелет подпрыгнул, провернув копье, и зашел на удар сверху.
  Подняв клинок и заблокировав удар, Иван резко схватился рукой за древко копья. Крепко держа оба оружия, он оторвался от земли и, прокрутившись в пространстве между ним и Хьюбертом, ловко нанес удар последнему ногами в голову.
  Ожидая хоть какое-то сопротивление, Горычев с ужасом заметил, что летит дальше, а голова слетела с туловища врага. Пролетев еще немного, держа в руках копье и клинок, Иван приземлился, а в паре метрах от него упал череп поверженного Хьюберта, прокатившись по песку. Подпрыгивая и хлопая челюстью, череп, наконец, замер, бездушно глядя вдаль. Следом за ним, на песок рухнуло и оставленное позади тело.
  - Черт, - пытаясь понять, что произошло, чуть слышно выдавил из себя Горычев.
  Загнав клинок в ножны, и держа в руках копье, он подошел к черепу. Преследуемый сотнями взглядом озадаченных бойцов из отряда Хьюберта, Горычев испытывал смутное ощущение пустоты от этой победы. С одной стороны, ему удалось одолеть очередного сильно врага на своем пути. С другой же стороны, победа пришла слишком неожиданно и легко.
  - Мальфор Валлен! - едва Горычев присел на колено возле черепа, прозвучал уже знакомый ему голос рядового Серджика. Безразлично взглянув на приближающегося бойца, Иван тяжело вздохнул и вогнал в песок рядом с черепом копье Хьюберта.
  - Я могу идти? - выпрямившись и спрятав руки в карманах, холодно спросил Иван у подошедшего скелета.
  - Безусловно, - быстро среагировал Серджик, одобрительно кивнув.
  - Хорошо, - обернувшись к нему спиной и направившись в сторону Ланаэль, безразлично потянул Горычев.
  - Главнокомандующий Максим передает вам свою признательность за прекрасное выступление, - нагнав Ивана, продолжил Серджик. - И обещает больше не посылать отряды на ваше задержание. Позволю себе заметить...
  - Заметь себя, желательно среди отряда, - огрызнулся Горычев, перебив рядового. - А свою признательность Максим может засунуть себе в свой мертвый зад.
  - Но, Мальфор...
  - Послушай, - остановившись и повернувшись к Серджику, вновь перебил его Иван. - Ваш некромант отправил на мое задержание целый отряд. Принудил командира выступить на дуэли. Ради чего? Ради того, чтобы вы меня просто отпустили дальше? Что это дает?
  - Вы не правы! Главнокомандующий...
  - Безмозглый кретин ваш главнокомандующий, - опять не дав закончить Серджику оправдывать некроманта Максима, продолжил свой путь в сторону Ланаэль Иван. - Хотя, черт его знает. Некромант же. Может, и правда безмозглый...
  - Валлен! - постояв на месте и глядя, как Горычев забирается в седло, вновь набрался смелости рядовой. - Прошу вас, выслушайте!
  - Если ты не хочешь махать клинком, то нам не о чем больше разговаривать, - холодно отрезал Иван, громко цокнув языком. Зарычав, Ланаэль резво тронулась с места, промчавшись мимо рядового Серджика.
  Едва Горычев приблизился к отряду, бойцы расступились, пропуская его. Как только хвост Ланаэль миновал последнюю пару скелетов, они вновь вернулись в строй. Окончательно скрыв от Серджика умчавшегося вдаль Ивана, они теперь ожидали нового приказа.
  - Прошу, вам не нужно туда... - чуть слышно проговорил себе под то, что осталось от носа, Серджик. Его голос, в отличие от властного говора поверженного Хьюберта, звучал скорее грустно, чем мрачно. - Там слишком опасно...
   
  Эпилог первой части.
  
  - "Словно ведомый силой древних богов, Мальфор Валлен отважно бросил вызов целому взводу из вооруженных до зубов скелетов", - приближаясь к полю боя, спокойно говорил вслух мужчина в темно-синей, длинной мантии, расходящейся на уровне колен.
  Оставляя за собой цепочку черных следов, мужчина передвигался по пустыне игривой змейкой, изредка даже вприпрыжку. Его молодое лицо наполовину разложилось, как и руки. Местами до костей, но чаще все же взору открывалась неприкрытая кожей плоть.
  Рядом с ним, на маленьком зеленом облачке парила книжка с пером. Каждый раз, когда он начинал говорить, перо ловко записывало следом за ним.
  - "Не думая о том, что ждет его дальше, он отважно ринулся в бой и одержал сокрушительную победу", - продолжил он, приближаясь к отряду скелетов и проведя пальцами по короткой, аккуратной бородке, растущей на частично уцелевшем подбородке. Как и борода, его волосы также были белыми, чуть ниже плеча. - "И, пополнив свой список жертв, он отправился дальше, навстречу неизвестному". Хотя нет, это зачеркни...
  - Главнокомандующий? - заметив приближающегося мужчину, попытался привлечь его внимание Серджик. Слегка призадумавшись, он быстро сел на колено.
  Следом за ним, один за другим бойцы отряда также принесли дань уважения мужчине. Миновав их ряды, он с легким любопытством взглянул на рядового, сидящего рядом с черепом павшего в бою Хьюберта.
  - Прошу вас, младший лейтенант Серджик, выпрямьтесь, - засунув руки в карманы мантии, попытался выдавить из себя улыбку Максим. - Не стоит вам пресмыкаться перед рядовыми.
  - Виноват, но я рядовой, - глядя в песок, ответил Серджик.
  - А, да, формальности... - кивнул Максим, подняв перед собой левую руку с красующимся перстнем в виде кроваво-красного креста. В следующий миг, его руку объяло зеленой дымкой, которая тут же переметнулась на Серджика. Объяв его целиком, дымка вытянула его конечности. Оружие также подверглось изменениям. Со стороны набалдашника выросло второе лезвие, на обоих появились зазубрины и шипы. Щит же вытянулся и также украсился шипами. - Вот, теперь младший лейтенант.
  - Благодарю вас, главнокомандующий Максим, - по-прежнему не желая вставать с колена, потянул новоиспеченный лейтенант.
  - Эх, чтоб вас... - усмехнулся некромант, вернув зеленую дымку обратно в руку. - Думаю, вы мне здесь больше не нужны.
  - Так точно, главнокомандующий Максим, - встав с колена, кивнул Серджик. В следующий миг, из тела некроманта вырвалась огромная волна зеленого тумана, которая пролетела по рядам скелетов. Один за другим, бойцы отряда растворялись в воздухе. Последним из поля зрения некроманта исчез и сам Серджик.
  - Так, с этим разобрались... - оглядевшись и убедившись, что никого не пропустил, довольно потер руки некромант. Подойдя к черепу и присев на корточки, он толкнул его пальцем. Повторив процедуру пару раз, Максим встал с корточек, отойдя чуть назад. - Умер все-таки. Вот досада.
  Направив руку на череп и выпустив очередное облачко зеленой энергии, некромант загадочно оскалился. Подхваченный облаком, череп Хьюберта взмыл в воздух, недовольно клацая челюстью.
  - Доброй ночи, капитан Хьюберт, - усмехнулся Максим, едва череп окончательно пришел в себя.
  - Капитан? - переспросил Хьюберт слегка восторженным, хоть и таким же холодным голосом.
  - Отчего нет? - пожал плечами некромант, направив вторую руку на тело Хьюберта. Дымка также вытянула его кости, как и в случае с Серджиком, но теперь изменению подверглось куда больше, чем тело и оружие. Копья превратились в два длинных, сдвоенных топора. Плащ окрасился в темно-коричневый цвет, на доспехах выступили шипы. А на наплечнике выросла пластина, украшенная золотистым черепком и тремя крестами. - С повышением, капитан Хьюберт.
  - Благодарю, главнокомандующий, - в силу своих возможностей, попытался поклониться парящий череп. Слегка призадумавшись, он щелкнул челюстью, попытавшись перевернуться и встретиться взглядом с некромантом. - Главнокомандующий, можно ли запросить воскрешение?
  - Весьма сомнительно, - избавившись от тела капитана очередной волной зеленой энергии, ответил Максим.
  - Но, почему? - чувствуя, как облако тянет его к некроманту, удивленно спросил Хьюберт. - Если вы позволите, то я вновь выступлю в дуэли против Валлена! Я не подведу вас, обещаю!
  - Да не в этом дело, - махнув рукой в сторону парящего черепа, перебил его некромант. Чуть слышно кашлянув, он развернулся и направился в обратную от поля боя сторону. - "Что принесет Мальфору новый день?"...
  - Главнокомандующий, воскресите меня! - перебив Максима, взмолился парящий рядом с ним череп.
  - "Увидит ли он рассвет или разделит участь своих братьев и сестер спустя столетия?"...
  - Прошу вас, главнокомандующий!
  - "Или же преуспеет в неравном бою против зла, таящегося в недрах места памяти?"...
  - Если вы воскресите меня, то я встану на колени! Я буду благодарить вас, хоть целую вечность! Пронесу ваше имя сквозь века и расскажу потомкам о великом некроманте, лучшем из...
  - Да помолчи ты, - нервно сжав переносицу, оторвался от своих записей некромант. - Нет, стоп, это зачеркни, я не тебе...
  - Почему вы меня мучаете? - взмолился Хьюберт, словно не слушая Максима.
  - Лучше бы спасибо сказал, - недовольно хмыкнул в ответ некромант. - Ты удостоился чести первым оценить новый том "Имперского вестника".
  Прокрутившись, Хьюберт попытался сбежать из своего облачного плена. Спустя бесчисленное количество попыток, он смирился со своей судьбой верного спутника некроманта. - "Последняя ночь в пустыне прежде, чем он вступит в бой"... - продолжил Максим, закончив наблюдать за жалкими потугами парящего черепа сбежать из своего плена. Их путь лежал в Самаркеган, где Вериан любезно предложил Максиму беспрецедентное злоупотребление собственным гостеприимством. - "Когда наступит рассвет, к первым лучам солнца потянется новая легенда. Или же он станет жертвой кровавой, холодной луны". Хотя нет, пожалуй, стоит это зачеркнуть...

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"