Соболев Станислав Александрович: другие произведения.

Семь кругов Арены. Книга первая. На просторах Ада. (авторский чистовик)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пока мир погряз в священной войне между тремя конфессиями, ад не дремлет. Он готовит свои войска к наступлению. Он ждет.

  Семь кругов Арены.
  Книга первая. На просторах Ада.
  
  Соболев Станислав Александрович.
  
  Оглавление.
  
  Пролог.
  Глава 1. Мисс Аддерли.
  Глава 2. Лимб.
  Глава 3. Добро пожаловать в ад.
  Глава 4. Мелисса.
  Глава 5. Семь пьяных демонов.
  Глава 6. Непобедимый.
  Глава 7. Натанаэль.
  Глава 8. Ворон.
  Глава 9. Кошка.
  Глава 10. Арена.
  Глава 11. Прогулка со смертью.
  Глава 12. Белый Феникс.
  Глава 13. Зеркала.
  Глава 14. Четвертый этаж "Семи пьяных демонов".
  Глава 15. Канун донодатриама. День вознесенных.
  Глава 16. Палач.
  Глава 17. Бергар.
  Глава 18. Виола.
  Глава 19. Бездна.
  Глава 20. Врата Кайнакена.
  Глава 21. Горэнхальм.
  Глава 22. Вторая волна.
  Глава 23. Тяжелое решение.
  Глава 24. Праздничное утро.
  Глава 25. Донодатриам.
  Глава 26. Выбор.
  Глава 27. Начало охоты.
  Глава 28. Джек Уайт.
  Глава 29. Амаранты.
  Глава 30. Интоксикация.
  Глава 31. Искра.
  Глава 32. Церковный госпиталь.
  Глава 33. Люцифер.
  Глава 34. Арест.
  Глава 35. Священник.
  Глава 36. Черный рынок.
  Глава 37. Мастерская Федора.
  Эпилог.
  
  Пролог.
  
  12-ое октября 2010-го года.
  Ромалия, город Святого Геворга.
  Северо-западная часть города, улица имени Матриарха Сальвины.
  
  - Сколько еще? - стоя у окна, пробасил стройный, слегка побитый временем мужчина. С аккуратной бородкой, не менее аккуратными короткими волосами и в темно-сером пальто, Феликсу легко можно было бы дать за сорок. На самом же деле, ему было всего тридцать четыре. Несмотря на свой возраст, он много путешествовал, да и повидал многое на своем пути, что сильно сказалось на его внешности.
  Крепко сжимая, стоящую на подоконнике шкатулку, он устало глядел на крупный банк в дальнем конце улицы. Некогда, его добрый друг сказал ему, что лучше всего спрятать что-либо на самом видном месте. Желательно перед носом у того, кто ищет. Руководствуясь его советом, Феликс провел уже не одну успешную операцию.
  - Восемнадцать минут, - коротко ответил второй мужчина, сидящий на диване и вглядывающийся в монитор ноутбука. Темнокожий подельник Феликса был отчислен на втором курсе из университета, за подозрения в причастности к атеизму. В этом странном мире нельзя было и шага ступить без того, чтобы у тебя кто-нибудь не спросил о твоем вероисповедании. Артем же, решил честно ответить на вопрос о вере. В результате, он оказался на улице. В тяжелое, военное время, в котором Ромалия находилась практически постоянно из-за своих "священных войн" - никому не нужен был человек, кто отказывался принять веру на слово. Феликс же, наоборот обрадовался, впервые встретив его два года назад. - Скоро сможем выдвигаться.
  - Ясно, - коротко ответил Феликс и вновь увел взгляд в окно. Его рука крепче сжала шкатулку. Много лет назад, он дал обещание. Два дня назад же - он его нарушил, отдав Дмитрию, другому своему подельнику, амулет. Он много раз уже успел пожалеть об этом, а сердце - словно охватило холодом. С момента смерти отца Дмитрия прошло уже девять лет, и все это время Феликс хранил данное обещание. Обещание, что никому и никогда не отдаст его амулет. Серебристый феникс на средней толщины цепочке.
  Нахмурившись, Феликс проводил взглядом небольшой патрулирующий отряд. Инквизиция, отправленная святой церковью для подавления возможности любого, даже малейшего, мятежа на почве религиозных нетерпимостей, смело разгуливала в парадной форме. Они, словно, пытались показать, что могут делать все, что им угодно.
  - Семь человек, - сообщил Артему Феликс, не отрываясь от окна. - Четыре семерки, три шестерки и одна тройка.
  - Послушники? - с легким интересом спросил Артем.
  - Да, - призадумавшись, ответил Феликс. Послушниками в Инквизиции являлись все новобранцы, независимо от прошедшей ими подготовки и предыдущих мест работы. Набирали всех подряд, и у всех должен был быть равный путь. Лишь так, как говорила церковь, "можно понять, через что пришлось пройти Богу". - Проблем не составят. Однако, само наличие патруля, в такое-то время...
  - Они усилили охрану, - коротко бросил Артем, не дав Феликсу закончить. - Шесть дней назад, в южной части города произошла стычка между атеистами и Инквизицией.
  - В самом деле? - дослушав, с интересом спросил Феликс.
  - Угу, - взяв со стола печенье, спешно ответил Артем. Хрустнув печеньем, он пролистнул статью и задумчиво нахмурился, оторвавшись даже от жевания вкусной сладости. - Интересно, есть подозрения...
  - Прожуй сначала, - спешно прыснул Феликс, едва услышав говор подельника.
  - Извиняюсь, - решив не спорить, быстро согласился Артем. Каждый раз, когда дело заходило об этикете - с Феликсом лучше было не вступать в дебаты о том, что хорошо, а что плохо. Особенно сегодня. Меньше всего Артему хотелось, чтобы его неожиданно выкинули из-за руля и уехали, оставив на растерзание Инквизиции. - У церковной полиции есть подозрения, что за этим стоит движение сопротивления. Их деятельность уже была замечена не только в Ромалии, но и, как на западе, так и на востоке. Они даже добрались до Акраса.
  - Сильно их раскидало, - учтиво дослушав, усмехнулся Феликс. - Что же, приятно слышать, что не мы одни не сдаемся.
  - Я постараюсь связаться с их лидером, если сегодня все пройдет успешно, - потянувшись за очередной печенькой, сказал Артем. - Возможно, мы даже сможем сработаться.
  - Кто знает, - пожав плечами, безразлично ответил Феликс и еще сильнее сжал шкатулку.
  До начала операции оставались считанные минуты. Как только все начнется, ему и Артему придется быть наготове. Пути к отходу обозначены, подельники осведомлены. На некоторых маршрутах была расставлена поддержка с крыш. Их организация уже была достаточно крупной, несмотря на активную текучку кадров. Никогда не знаешь, к кому из подельников могла неожиданно прийти в гости Инквизиция. А церкви нужно пополнять свои ряды. Как гласили их же собственные плакаты: "Без людей - нет и Бога" и "Творения Великого не должны сомневаться в существовании Великого". Однако слишком много белых пятен было как в истории церкви, так и в ситуации с недавно появившимися "желтоглазыми". Даже среди подельников Феликса уже успели завестись они. И это - оставалось для него загадкой. По какой-бы то ни было причине, некоторые мертвые восставали против организованной церкви. К сожалению, никто из вернувшихся, не помнил ровным счетом ничего о том, что происходило по ту сторону. Многих конфликтов можно было бы избежать, будь у церкви возможность заставить мертвых говорить. Однако все, что они могли делать - лишь вести учет и пытаться понять природу способностей "Вознесенных".
  - Пора, - перебив размышления Феликса, прозвучал голос Артема. С характерным звуком выключающегося компьютера, он встал с дивана и направился в сторону двери, попутно спрятав ноутбук и оставшееся печенье в спортивную, черную сумку.
  Следом за ним, кинув последний, грустный взгляд на банк, направился и Феликс, спрятав руки в карманах пальто. Вскоре, свет потух, и лишь оставшаяся на подоконнике шкатулка еще напоминала о том, что тут кто-то был. Феликс старательно заметал все следы. Выбранный им путь не позволял действовать никак иначе, чем осторожно.
  
  Глава 1. Мисс Аддерли.
  
  Секундная стрелка неустанно бегала по циферблату наручных часов. Сидя в задней части микроавтобуса, Феликс, не отрывая взгляда от руки, следил за временем. Все было рассчитано с точностью до секунды, а часы всех своих подельников он проверял каждые несколько часов на любую возможность осечки. Даже малейший намек на неточность - тут же устранялся Феликсом посредствам выкидывания часов в мусорный бак. "Что такое секунда? Это время, которого вполне хватит, чтобы пуля прошла через твой пустой череп", часто повторял он.
  Восемь часов двадцать девять минут. Едва секундная стрелка начала свой последний круг, Феликс тяжело вздохнул и протер пальцами переносицу. Четверть. Половина. Три четверти.
  - Трогай! - за пять секунд до времени громко приказал Феликс.
  Молча поехав в сторону банка, Артем осторожно поглядывал глазами по сторонам. Наличие патруля все еще беспокоило его, несмотря на уверенность Феликса.
  Проехав полпути, Феликс услышал громкий, звенящий звук сигнализации. Из открытых из-за теплого вечера окон здания банка повалил зеленоватый дым. Дело началось.
  Едва машина остановилась, Феликс лишь успел открыть задние двери, как из банка выбежало два человека. Первым выбрался мужчина, сжимающий в левой руке небольшой черный ящик и придерживающий свободной, правой рукой живот. Следом за ним, спиной вперед вышла девушка с двумя пистолетами в руках и отстреливаясь от охраны.
  - Быстрее! - грозно приказал Феликс.
  Оживившись, мужчина с ящиком сначала осекся, но тут же опомнился и неуклюже ускорил шаг, направляясь к машине. Девушка же, коротко проводив его взглядом, убрала пистолет и сняла с пояса свето-шумовую гранату. Забросив ее внутрь, она тут же побежала следом за мужчиной в сторону машины, а улицу озарила яркая вспышка света, сопровождающаяся криками посетителей банка.
  - Быстро, быстро, быстро! - пропустив мужчину внутрь, вновь бросил Феликс.
  - Прости, они усилили охрану, - спешно забравшись следом, тяжело вздохнула девушка и сняла с головы черную маску, выпустив на свободу длинные, светлые волосы. - Димку, кажись, ранили.
  - Погнали! - захлопнув двери, крикнул Феликс и тут же перевел взгляд на сидящего на скамье Дмитрия. Для удобства, задний ряд пассажирских сидений был заменен менее требовательными к месту выдвижными. Загнав под нее добытый ящик, Дмитрий же теперь тяжело дышал, не снимая с головы маски и держась за живот. - Покажи.
  - Ничего страшного, - кашлянув, попытался успокоить Феликса Дмитрий. - Слабо задели...
  - Маршрут "Б", потом маршрут "Д", - перебив Дмитрия, отдал приказ Феликс. - Не сомневаюсь, что у нас хвост. Так, терпи, будет больно.
  Сняв с Дмитрия маску, Феликс заботливо, насколько позволяла езда Артема, уложил его на сидение. Убрав руку Дмитрия от пропитавшегося кровью, черного свитера, Феликс легко распорол его руками. На животе, с левой стороны, в луже теплой крови виднелось свежее, округлое ранение.
  - Черт, Артем, аккуратнее! - придерживая оторванной от свитера частью ранение, недовольно крикнул Феликс. - Машка, ампулу морфина и пинцет. Быстро!
  - Да, прости, - все это время испуганно наблюдая за корчащимся от боли лицом Дмитрия, неуверенно отозвалась Мария. Придерживаясь рукой за поручень на потолке, она кое-как вытащила все необходимое из аптечки. Зажав зубами кончик пинцета, она протянула заряженный шприц Феликсу и зажмурилась, едва тот резко вогнал иглу в шею жадно схватившего воздух Дмитрия.
  - Отлично, - выпустив все до последней капли и протерев рукой лоб, потянул Феликс. - Так, пинцет! Быстро!
  Вытащив инструмент изо рта, девушка бросила озадаченный взгляд на дорогу. Артем периодически поглядывал в зеркало заднего вида, петляя по заранее приготовленным Феликсом маршрутам. По преследующим их машинам с крыш домов вели обстрел снайперы. Зная, что осложнения вполне могут быть, Феликс поднял большую часть своих людей на это задание. С данными, полученными из добытого Дмитрием ящика, можно было получить доступ к любому, принадлежащему церкви банку на территории Ромалии. И меньше всего Феликсу хотелось потерять доступ к финансовой системе церкви, из-за чего практически каждый шаг он продумал еще за месяц до начала дела.
  - Ну, было не так уж и страшно, правда? - глядя на Дмитрия, в чьем рту был теперь зажат зубами клочок свитера, усмехнулся Феликс. Переведя взгляд на вытащенную им пулю, он поморщился и посмотрел на Марию. Молча кивнув, она быстро вытащила из аптечки вату и изоленту. Феликс легко мог сделать больно своим подчиненным, когда требовала ситуация. Однако перевязки он все же предпочитал доверять женщинам. Их заботливые руки, по его мнению, в три раза эффективнее ставили раненого на ноги. - Интересно...
  Сев на скамью напротив, Феликс неуверенно продолжил рассматривать странную, окровавленную пулю. Она не была похожа на те, которыми пользовались охранники. Ему уже не раз доводилось вытаскивать их из тел своих подопечных, живых или мертвых. Однако на этой четко была видна зеленоватая микросхема с красной, мигающей лампочкой.
  - Смени маршрут "Д" на маршрут "В", - бросил он Артему, вытащив из внутреннего кармана барабанный револьвер и небольшую коробку самодельных патронов. Заменив пулю остатками, добытыми из тела Дмитрия, он прокрутил барабан и открыл заднюю дверь, держась за поручень. - За нами следят.
  - Есть, - коротко бросил Артем, резко выкрутив руль и вдавив педаль в пол, засвистев покрышками. В следующий миг, Феликс выстрелил в преследующую их машину и скоропостижно захлопнул двери. Тут же по бронированному корпусу микроавтобуса пролетел звук от града выстрелов.
  - Это должно сбить их с толку, - зарядив освободившееся место в револьвере и загнав его обратно в кобуру под пальто, потянул Феликс. - Маш, как Димка?
  - Дышит, - закончив перевязывать Дмитрия, отозвалась Мария. - Кровотечение сильное. Боюсь, не задело ли чего важного.
  - Подлатаем, - коротко ответил Феликс и вытащил из кармана телефон. - С маршрута "В" сделаешь два круга по "Б", потом выйдешь обратно на маршрут "Д".
  - Сделаю, - вновь резко прокрутив руль, отозвался Артем, свернув на людную улицу и петляя между машинами.
  - Чудно, - допечатав сообщение, безразлично сказал Феликс. Однако тут же прочно вцепился в край своего сидения из-за резкой остановки Артема. - Черт, ты чего творишь?
  Однако ответа не последовало. Едва взглянув на лобовое стекло, Феликс понял, в чем причина. Ему уже приходилось сталкиваться с подобным, а вот для Артема встреча такого вида была незнакома. Прямо посреди дороги, от края до края многоэтажек, появилась огненная стена высотой с три метра. Посреди дороги же, в метрах десяти от машины перед стеной пламени стоял темноволосый человек в черной накидке. Держа руки в карманах, он сверлил машину своими ярко-желтыми, бездушными глазами.
  - Именем святой церкви, приказывать незамедлительно покинуть транспортное средство и оказать сотрудничество при дальнейшем рассмотрении дела, - холодно приказал мужчина. Вытащив из кармана правую руку, он оскалился, а сама рука покрылась пламенем, формируя достаточно крупный огненный шар. - В противном случае, буду вынужден прибегнуть к более действенным методам.
  Осекшись, человек резко обернулся и отскочил в сторону. Место, где он только что стоял - обдало градом ледяных иголок. Выпустив в сторону источника игл огненный шар, мужчина вытащил из кармана и вторую руку, отступая назад.
  - Фальнар, это моя территория, - приземлившись на поле ледяных иголок, холодно бросила девушка. Как и ее собеседник, она была одета в черную одежду - тряпичную, легкую юбку, высокие сапоги и кожаную куртку с расширяющимися на запястьях рукавами. Глядя на Фальнара желтыми глазами, девушка ненадолго перевела взгляд на машину. Немного нахмурившись, она вновь увела взгляд и выпустила несколько ледяных иголок из ладони. Рассекая воздух, они градом обрушились на Фальнара, создавшего вокруг себя огненный щит, дабы хоть как-то защитить себя.
  - Элизабет, ты что творишь? - едва иглы перестали в него лететь, закричал Фальнар.
  - Просто напоминаю о разделении территории, - отречено бросила девушка, даже не обернувшись на звук свистящих шин. - К сожалению, данная улица находится под моим контролем. И вмешательство с твоей стороны недопустимо.
  Выпустив огненный шар в сторону машины, Фальнар нахмурился, глядя, как его пламя легко подавила очередная волна из ледяных игл. Гневно наблюдая за скрывшейся машиной, он взревел и побежал в сторону девушки, сформировавшей в своей руке ледяной клинок. Замахнувшись оружием, она побежала ему навстречу.
  
  - Прости, детка, но я не занимаюсь благотворительностью, - стоя у забитого до отвала едой стола, рассмеялся человек в мобильный телефон. На нем были одеты строгие, черные брюки с заправленной в них белой рубашкой. Поверх рубашки был накинут темно-коричневый пиджак. А на лице - черные, солнцезащитные очки, которые он даже в помещении отказывался снимать. Стоящая рядом с ним девушка крепко сжимала в руке стопку бумаг и, видимо, ждала, пока мужчина освободиться.
  - Но, Торбин, это же такая возможность! Как ты не понимаешь? - обреченно зазвучал женский голос из динамика телефона. Поправив длинные, светлые волосы, мужчина лениво засунул мизинец в свободное от телефона ухо и провернул, вытащив небольшой кусочек ушной серы. Разглядывая его, он явно был заинтересован в сере больше, чем в собеседнице. - Ты меня слушаешь вообще?
  - Ага, - скатав серу в шарик и щелкнув его в сторону, бросил Торбин. - Послушай, если я буду сиять своей мордашкой на обложке вашего плешивого журнала - мне нужно, как минимум, услышать о гонораре. За "спасибо" не работаю, малыш.
  - Это не "плешивый журнал"! - недовольно закричала девушка в телефоне. - Между прочим, нам платят за право побывать на обложке! И, если ты не согласишься...
  - Хо-хо, так в чем проблема, солнце? - улыбнувшись, пытаясь скрыть недовольство, язвительно потянул Торбин. - Бери любого и наслаждайся.
  - Но...
  - Подожди, - нахмурившись, резко бросил Торбин и убрал телефон от уха, отключив звонок. Пробежавшись по пришедшему сообщению, он перевел взгляд на свою подчиненную и убрал телефон в карман брюк, тяжело вздохнув. - Отойди.
  - Да, слушаюсь, - кивнув, спешно отбежала в сторону девушка.
  Сняв очки, и аккуратно загнав их в нагрудный карман пиджака, Торбин бросил холодный взгляд желтыми глазами на входную дверь. От Феликса пришло сообщение о необходимости применения аварийного плана по уходу от погони.
  Замахнувшись рукой, он резко присев на колено, с силой ударив кулаком в пол. Поднявшаяся волна описала круг вокруг Торбина. Отделив выделенную им часть от основной конструкции, каменный круг захрустел и сорвался, полетев вниз. Пролетая между этажами, попутно продолжая резать круги в потолках, Торбин старался никого не задеть. Снимать очки на работе ему не особо хотелось, а носить линзы он соглашался лишь во время съемок, исключительно для сохранения анонимности. Скрываясь на самом видном месте, прямо под носом у церкви, ему было легче остальных свободно заниматься любимым делом без необходимости становится церковным псом. У него были деньги, женщины и влияние. Если женщины не особо помогали, то деньги и влияние были способны вытащить Торбина из любой трудной ситуации. Едва кто-то из вознесенных узнавал его - он мог легко откупиться или предложить выгодную сделку.
  Добравшись до первого этажа с жутким грохотом, он резко взметнул руку вверх, затянув ряд из оставленных дыр над собой. В следующий миг, он обернулся и открыл проход в стене, в который тут же влетел микроавтобус Феликса и его команды. Едва транспорт оказался полностью внутри, Торбин восстановил стену, создал зеркальный коридор по сторонам от микроавтобуса и спешно нацепил очки обратно.
  Мимо окна, озадаченно взглянув внутрь, пробежал Фальнар. Его лицо и накидка была окровавлена. Вероятно, если бой между ним и Элизабет и не закончился его полномасштабной победой, то та, как минимум, была сильно ранена и не могла более сдерживать вспыльчивого церковного пса.
  Проводив его взглядом, Торбин облегченно вздохнул и бросил взгляд на микроавтобус.
  - Добрый вечер, Том, - оторвав Торбина от размышлений, послышался знакомый ему, леденящий женский голос. Повернув голову влево, он вновь увидел ее. Столь ненавистную, но при этом любимую женщину в черной накидке и длинными, розовыми волосами. Сидя на компьютерном столе озадаченного сотрудника, она приветливо махала ногами и держала в руках черный прямоугольник с экраном. - Как дела?
  - Вечер добрый, мисс Аддерли, - поклонившись, отозвался Торбин, чем еще больше озадачил и без того перепуганных сотрудников. - Я кого-то задел?
  - Нет, твое путешествие между этажами лишь навело переполох и не более, - спрыгнув со стола сквозь сотрудника, словно его и не было, добродушно улыбнулась девушка. - Однако...
  - Отлично сработано, Торбин! - оторвав его от разговора с девушкой, радостно обозначил свое присутствие вылезший из микроавтобуса Феликс. - Нам срочно нужен врач. Есть кто на месте?
  - Врач не поможет, - проводив взглядом прошедшую озадаченного Феликса насквозь девушку, виновато ответил Торбин.
  - Что?.. - кое-как выдавил из себя Феликс. - В каком смысле?..
  - Просто поверь на слово, - сняв очки и протерев пальцами переносицу, увел взгляд в сторону Торбин. - Что бы у вас там не произошло, кого-то из вас уже невозможно спасти. Вивьен Аддерли уже здесь.
  - Кто?.. - упав на колени, неуверенно спросил Феликс. - Что ты несешь?
  Поморщившись, Торбин отвернулся к своим подчиненным и махнул им рукой, чтобы они продолжали работать, будто ничего не произошло. Сжав руку в кулак и одев очки обратно, он еще какое-то время наблюдал за восстановлением работоспособности отдела, после чего резко обернулся к плачущему Феликсу. Феликс не понимал. И не мог понять, что происходит, и почему его знакомый Торбин говорит странные вещи. Да и не хотел их сейчас понимать.
  
  - Молодой еще, - заботливо проведя рукой по щеке Дмитрия, улыбнулась Вивьен. Опустив руку ниже, она слегка нахмурилась, и ее пальцы просочились через свитер. Словно нащупав что-то рукой, она на мгновение задумалась, неожиданно хитро улыбнувшись и убрав руку.
  Раз за разом сквозь нее пробегала Мария. Она все еще пыталась остановить неизбежное. Как она и опасалась, внутреннее кровотечение оказалось слишком сильным. Был задет желудок, сок из которого растекся по организму и попал в кровь. Морфин помогал сдержать боль, однако сам процесс приближающейся смерти даже он не был способен обернуть.
  - Что ж... - бросив холодный взгляд на старающуюся девушку, тяжело вздохнула Вивьен и провела пальцем по экрану, выводя полное имя Дмитрия. - Добро пожаловать.
  Жадно схватив воздух, Дмитрий закатил глаза. Мария же, неуверенно глядя на бездыханное тело, еще какое-то время пыталась понять, что происходит. Как и Вивьен, Дмитрий только что покинул мир живых.
  - Феликс! - выпрыгнув из микроавтобуса, навзрыд бросила Мария. - Димка, он...
  - Знаю, - не оборачиваясь, перебил ее Феликс, сидя на коленях. - Мертв...
  - Я попрошу организовать похороны, - прежде, чем ситуация накалится до предела, аккуратно вставил Торбин. - Вас двоих замаскируем, никто...
  - Мертв... - коротко повторил Феликс, перебив Торбина. - Он... мертв...
  Потупив взгляд, Торбин грустновато усмехнулся и вновь посмотрел в сторону окна. Придерживаясь за бок, мимо бежала девушка в черных одеждах с ледяным клинком в руке. Призадумавшись, Торбин резко махнул рукой, перехватив озадаченную Элизабет, выставив вперед часть стены и пола, тут же затянув их обратно вместе с девушкой. В отличие от самого Торбина, она, по крайней мере, знала больше о случившемся. Если Феликс и был способен выстроить логическую цепочку по зацепкам, то сейчас он явно был не в состоянии это сделать.
  Озадаченно глядя на восстановившуюся стену, Элизабет дернулась, едва Торбин дотронулся до ее плеча. Испуганно взглянув на него, она все же успокоилась, когда Торбин слегка опустил очки, открыв желтые глаза. Убрав ледяной клинок, она кое-как поднялась на ноги, придерживаясь за обожженный бок.
  Оглянувшись по сторонам и убедившись, что Вивьен Аддерли больше нет, Торбин немного успокоился. Потерять больше одного человека за день ему крайне не хотелось. Особенно Элизабет, вознесенную.
  
  Глава 2. Лимб.
  
  Очнувшись, Дмитрий попытался пошевелиться, но не смог. Он просто лежал, широко раскинув руки в стороны. Пронзительной боли больше не было. Как не было и ощущений самой жизни. Дмитрий не чувствовал собственного сердцебиения. Не было и понимания того, на чем он лежит.
  В месте, где он оказался, Дмитрий не мог понять, лежит ли он вовсе или парит в воздухе. Все вокруг было целиком и полностью белым. По крайней мере, в доступной, видимой ему части.
  - Анализ биологической памяти завершен, - прозвучал сухой, отдаленно знакомый Дмитрию женский голос словно издалека. - Возраст оптимального соотношения физического и эмоционального состояния - двадцать три года, шесть месяцев и два дня. Начинаю слияние.
  Едва девушка закончила, Дмитрий безуспешно попытался поморщиться от необычного ощущения. Его тело словно обдало пламенем изнутри, но оно не жгло. Точнее, он чувствовал, как обжигает его тело, но сопутствующей этому процессу боли не было.
  Жжение сопровождалось метаморфозами. Черный свитер сменился аналогичного цвета футболкой и кожаной, коричневой курткой. Теми же, которые он предпочитал носить в обозначенном женским голосом возрасте. Также, брюки были заменены более привычными для него протертыми джинсами.
  - Слияние успешно завершено, - как только чувство жжения потеряло былую силу, продолжила девушка. - Начинаю восстановление двигательных функций.
  - Да, да, да, - тяжело потянул мужской, хоть и достаточно мягкий голос. Язык, на котором он говорил - Дмитрию был знаком. На нем говорили жители северо-средиземной страны, Пеларии. Попытка изучить пеларийский язык в свое время для Дмитрия завершилась чуть более чем неудачно, практически сразу доведя его до потери интереса. - Ближе к делу, Вивьен.
  - Терпение, Маркус, - приветливо ответил женский голос. - Двигательные функции восстановлены.
  - Чудно, - недовольно заворчал Маркус.
  Неуверенно поднявшись, Дмитрий осмотрелся по сторонам и нашел взглядом Маркуса. Светловолосый мужчина, лет двадцати пяти на вид. Его волосы свисали чуть ниже плеча, а левую сторону украшала самодельная, тонкая косичка. Из одежды же - коричневое, длинное пальто и черные, расклешенные ниже колена брюки.
  Скучающе глядя на Дмитрия, он зевнул и вытянулся, соединив руки над головой и хрустя пальцами. Его левая рука сразу же привлекла на себя внимание, будучи закованной в черную, металлическую перчатку.
  - Уровень грехопадения восемь процентов, - оторвав Маркуса от добродушного разглядывания озадаченного Дмитрия, вставила Вивьен. - Доступ на арену предоставлен. Начинаю подготовку кармашана.
  - Кармашана? - дослушав девушку, неуверенно обратился Дмитрий к Маркусу.
  - Потом объясню, - коротко ответил он, но получив в ответ лишь озадаченный взгляд Дмитрия, добавил: - э, Вивьен, он меня не понимает?
  - Сейчас сделаю, - коротко бросил женский голос. - Подготовка кармашана временно приостановлена. Идет подключение к Вавилону.
  - Вот и славно, - зевнув и закинув руки за голову, радостно потянул Маркус и, выждав немного, продолжил: - теперь как, понимаешь меня, нет?
  Нахмурившись, он неуверенно кивнул. Маркус по-прежнему говорил на своем родном языке, но в голове Дмитрия - его голос прозвучал эхом. Причем уже на другом, родном ему ромалийском языке.
  - Отлично! - взбодрившись и убрав руки из-за головы, воскликнул Маркус, выбросив вперед руку. - Маркус Билодо, комментатор арены. Можешь звать меня просто Комментатор. И, разумеется, добро пожаловать на арену.
  - Эм, Дмитрий, - озадаченно пожав руку, неуверенно ответил он. - На арену?
  - Долго объяснять, - тяжело вздохнув, ответил Маркус. - Просто... следуй моим указаниям и вскоре сам разберешься.
  - Я не...
  - Кармашан готов к слиянию, - не дав Дмитрию закончить, встряла Вивьен.
  - Чудно, - чуть заметно улыбнулся Маркус. - Собственно, сейчас и начнем. Закрой глаза.
  - Зачем? - призадумавшись, спросил Дмитрий.
  - Я тебе только что сказал, - слегка нахмурившись, ответил Комментатор. - Следуй моим указаниям. Тогда во всем разберешься.
  - Но...
  - Вивьен! - перебив Дмитрия, властно пробасил Маркус. - Подними модификатор восприятия с нулевого до пятого уровня.
  - Слушаю, - кратко ответила Вивьен.
  Практически тут же, Дмитрий схватился руками за голову и упал на колени. Каждой клеточкой своего тела он чувствовал боль. От соприкосновения с одеждой до биологических процессов внутри себя. Даже вдохи, выдохи и сердцебиение были невыносимо болезненными.
  - Вот смотри, - подойдя к страдающему Дмитрию, добродушно улыбнулся Маркус и присел на корточки рядом. - Это модификатор пятого уровня. Максимальный двадцатый. Если ты закроешь глаза прямо сейчас, то я не стану его включать. Хорошо?
  Слушая расплывчатого Маркуса в пол болящего уха, Дмитрий несколько раз кивнул и плотно зажмурился.
  - Хе-хе, какими же все становятся сговорчивыми под давлением, - поднявшись, усмехнулся Маркус. - Вивьен, верни модификатор на нулевую позицию и можешь приступать.
  - Ага, - безразлично бросил женский голос.
  Боль практически тут же ушла. Однако не успел Дмитрий насладиться ее отсутствием - по телу вновь пробежало странное ощущение. Только теперь, шло оно сразу из двух концов. Его левая рука словно исчезла, а лицо обдало чем-то теплым и жидким.
  - Не открывай глаза! - громко закричал Маркус, едва Дмитрий решил подсмотреть, что произошло. - До моего приказа, не смей открывать глаза!
  Зажмурившись еще сильнее, чем раньше, Дмитрий вновь неуверенно кивнул. Тело наполнилось новыми ощущениями и скрежетом металла. Вскоре, он вновь смог чувствовать свою руку, но при этом - это уже было что-то иное. Совершенно новое и чужое ощущение.
  - Можно, - спустя некоторое время отдал долгожданный Дмитрием приказ Маркус. - Наслаждайся.
  - Это кармашан? - разглядывая свою левую руку, неуверенно спросил Дмитрий. По локоть, она была закована в коричневый металл, словно в перчатку.
  - Ну, да, - почесав затылок, ответил Маркус. - Секунду...
  Едва он провел рукой по воздуху, Дмитрий опешил. Словно повинуясь его жесту, Лимб наполнился красками. Над головой раскинулось безоблачное, голубое небо. Под ногами же - от горизонта до горизонта распростерся зеленый луг.
  Оценив обстановку, Маркус поднял вторую руку. Будто до этого стоявшие невидимыми, вокруг окрашивались кусты и деревья. Стоя достаточно далеко друг от друга, они не были похожи на лес. Куда больше это напоминало собой парк.
  - Так, вроде нормально вышло, - опустив руки, с улыбкой продолжил Маркус. - Дмитрий, дальше вами займется Вивьен. А я пока, пожалуй, передохну...
  - Что значит "займется Вивьен"? - тут же прозвучал недовольный голос девушки.
  - То и значит, - зевнув, бросил Маркус и сел в траву, облокотившись спиной о дерево. - Прошу, мисс Аддерли, введите его в курс дел и познакомьте с механикой кармашана.
  - Хорошо, - тяжело вздохнул женский голос. - Но с тебя кофе.
  - Да без проблем, - улыбнувшись, ответил Маркус. Практически тут же рядом с ним появилась девушка в черном балахоне и ярко-розовыми волосами. Посмотрев на Маркуса, она перевела взгляд на озадаченного Дмитрия и приветливо помахала.
  - Я знаю тебя, - неуверенно показав на нее пальцем, ошарашенно выдавил из себя Дмитрий. - Ты была там. В фургоне...
  - Ты видел меня? - опустив руку, с интересом спросила девушка. Призадумавшись, она лишь еще шире улыбнулась и направилась в его сторону. - Жаль. Значит, ты умер раньше срока.
  - Умер раньше срока? - также опустив руку, переспросил Дмитрий. Все это время он не мог понять, что происходит и где он оказался. Теперь же, многое для него прояснилось после простой фразы Вивьен. - Я умер?
  - Ну, да, - остановившись, многозначительно нахмурила брови Вивьен. - Сейчас в Лимбе. Разберемся со всем и можно отправлять в город.
  - Я, не, что?..
  - Дмитрий, прошу, следуйте нашим указаниям и все будет хорошо, - встрял в разговор Маркус. - Говорю же, главное введение, дальше со всем сами разберетесь.
  - Я... - вновь потянул Дмитрий, но все же сдался и тяжело вздохнул. - Хорошо, что делать?
  - Для начала - кармашан, - закатав рукав на левой руке, учтиво продолжила Вивьен. В отличие от Маркуса, на обеих ее руках были блестящие, серебристые перчатки. Однако едва рукав оказался оттянут - левую перчатку обдало ярким сиянием, и на ее месте образовался белоснежный кармашан. - Видишь экран?
  - Да, - коротко ответил Дмитрий, подняв руку параллельно груди.
  - Славно, - также коротко продолжила Вивьен и провела металлическим когтем по своему экрану. - Зайди во вкладку с оружием.
  - Вкладку? - озадаченно спросил он, но практически сразу нашел необходимый раздел. Экран кармашана, удобно разбитый на десяток иконок, словно сам подсказывал ему, что делать. Едва открылся нужный раздел - перед Дмитрием появился список из двух предметов. Первая строчка, судя по вспомогательному значку, была предназначена для огнестрельного оружия, которого там пока еще не было. Во второй же - находился клинок. - Нажимать?
  - Пока да, - улыбнувшись, сказала Вивьен, тут же опустив правую руку в сторону земли. С яркой вспышкой, в ее руке появилась изящная, блестящая, и относительно узкая сабля с зазубринами на лезвии. - Готов?
  - Секунду, - последовав примеру девушки и тут же опустив руку, едва нажав на иконку, ответил Дмитрий. С яркой вспышкой, в его руке появился короткий меч с простой, красноватой рукоятью.
  - Это твое оружие для ближнего боя, - пояснила Вивьен, пока Дмитрий озадаченно разглядывал клинок. - Омой его кровью своих врагов - и он станет сильнее. С каждой новой победой, он будет меняться исходя из твоего собственного стиля ведения боя. Атакуй в лоб - и он станет шире, тяжелее, но на порядок смертоноснее. Будь быстрым - и он станет легче, позволяя тебе двигаться не так скованно, как с тяжелым оружием. Со временем, он может и вовсе изменить форму, перестав быть мечом. В крайнем случае - можешь заскочить на черный рынок и изменить форму самостоятельно исходя из своих предпочтений, а не мнения оружия.
  - Убивать? - дослушав, озадаченно спросил Дмитрий, опустив клинок. - А, если я не хочу никого убивать?
  - Тогда будешь убит ты, - широко улыбнувшись, ответила Вивьен. Добродушно глядя на Дмитрия, она ловко завела саблю за спину и пригнулась. - Начинаем!
  - Что начинаем? - озадаченно бросил он, но вовремя опомнился, выставив оружие перед собой.
  Со звоном, выпад Вивьен пришелся на меч, который неготовый Дмитрий едва умудрился удержать в руке. Какое-то время она безразлично держала саблю лишь едва прислоненной к лезвию меча оппонента, после чего хитровато улыбнулась. Отскочив назад, она лишь коротко хихикнула и вновь побежала на все еще озадаченного Дмитрия под усталый зевок Маркуса.
  
  Глава 3. Добро пожаловать в ад.
  
  На следующие пятнадцать минут видоизмененный Маркусом Лимб наполнился звоном металла. Вивьен, для которой это сражение больше было похоже на игру, не упускала возможности сделать ловкую подсечку и сбить Дмитрия с ног, что мгновенно сопровождалось колкостями со стороны Маркуса.
  Сам же Дмитрий озадаченно продолжал сражение. Клинок, хоть и не сразу, держался в руке легко. Так, словно он всю жизнь провел с ним в руках. Будто бы каждый день он проводил в бесконечных сражениях, плечом к плечу с верными братьями по оружию. Несколько лет назад, ему довелось видеть, как сражались с оружием ближнего боя вознесенные. Тогда ему показалось, будто они потратили целую вечность, чтобы так ловко обращаться с оружием. Теперь же, оказавшись с мечом в руках, он понимал истинную причину их силы. Клинок сам давал знания о том, как им пользоваться. Сам вел его руку в бою. Не давал попасть под случайный удар и старался любым возможным способом помогать своему хозяину.
  - Что же, думаю, на этом хватит, - прервав сражение, лениво потянул Маркус и встал. - Вивьен, что у нас по оружию дальнего боя?
  - Смутно, - растворив клинок в руке, пока Дмитрий озадаченно искал нужную кнопку на экране, коротко ответила девушка. - При жизни он пользовался только пистолетом и автоматом. Могу выдать что-нибудь простое, но, по крайней мере, привычное.
  - Хм... - внимательно выслушав Вивьен, задумчиво хмыкнул Маркус. - Может, вершитель ему выдать?
  - Он скорострельный, но урон... - сдвинув брови, сказала Вивьен. - Оставляет желать лучшего. Проще запустить во врага клинком, чем пытаться убить кого-то с этого куска...
  - Не так уж он и плох, - усмехнувшись, перебил ее Маркус и обратился к убравшему клинок новобранцу. - Дмитрий, приходилось пользоваться вершителем?
  - Было дело, - виновато почесав затылок, ответил он.
  - Чудно, - оживился Маркус. - Тогда решено, будешь им пользоваться. На первое время, думаю, сойдет. Так, теперь...
  - Дмитрий, - перебив Маркуса, встряла девушка и, добродушно улыбнувшись, подошла к Дмитрию, протянув руку. - Думаю, это принадлежит тебе.
  - Мой амулет? - взяв у нее серебристого феникса на цепочке, слегка смутился он. - Но, почему он у тебя?
  - К нему был прикреплен чернокрылый...
  - Она его очистила, - пока Вивьен не сказала лишнего, спешно вставил Маркус. - Однако мне бы хотелось перейти к более насущным вопросам.
  - Тогда не буду вам мешать, - обернувшись к Маркусу, тут же отозвалась Вивьен. - Удачи на поле боя, Дмитрий.
  - Спасибо, - повесив амулет на шею, кивнул он, и девушка тут же растворилась в воздухе.
  - Дмитрий, вопросы, - напомнил о своем существовании Маркус, нарочито нахмурившись. - Рад вашему воссоединению с амулетом, однако... у нас на арене есть одно простое правило.
  - Какое? - удивленно спросил Дмитрий.
  - У каждого бойца должно быть утвержденное прозвище, - спокойно объяснил он. - Можно использовать и имя, но тогда теряется весь шарм возможности изменить то, что было дано при рождении. Если у вас нет никаких...
  - Феникс, - коротко бросил Дмитрий. - Можно?
  - Феникс? - усмехнулся Маркус. - Глупое прозвище какое-то. Может, что-нибудь интереснее придумаешь?
  - Нет, если оно не занято - я хотел бы быть фениксом, - глупо улыбнувшись, ответил Дмитрий. - Мой отец их любил. Говорил, что их пламя - единственное, которое дает ему радость и силы двигаться дальше. Наверное, прозвучит глупо, но я хотел бы взять себе это имя.
  - Вот же... - поведя глазами, коротко заворчал Маркус. - Вивьен, Феникс занят?
  - Последний был двенадцать лет назад, - отозвался женский голос. - Но, он отказался от прозвища, когда совершил переход и сменил имя. Так что, пока не занято.
  - Хорошо, тогда запиши Дмитрия как Феникса, - разведя руками, нехотя дал добро Маркус. - Так, Феникс, слушай внимательно.
  - Слушаю, - коротко отозвался Дмитрий.
  - Руководство по арене я пришлю завтра утром, массовой рассылкой по новобранцам, - прислонив указательный палец к подбородку. - Насчет боев - пока не знаю, как у нас с графиком будет. Если повезет, то через неделю уже выйдешь на арену.
  - Неделю?..
  - В лучшем случае, - не дал ему закончить Маркус. - В среднем, каждые пару секунд кто-то умирает. На арену, конечно, отправляются далеко не все. Лишь те, чей уровень грехопадения не дошел до критической отметки в десять процентов, но при этом держится выше нуля. Таких, к счастью, достаточно мало. Обычно, либо уровень отрицательный, либо далеко за пределами десяти процентов. Обе группы мертвых отправляем в Кайнакен. Одних просто ждать донодатриама, других исправляться.
  - А почему десять процентов?
  - Потому что с ними ситуация неоднозначная, - коротко пояснил Маркус. - С одной стороны, у них есть, за что попасть под пытки. С другой стороны, их добрые поступки хоть сколько-то, да выправляют ситуацию. В результате, получается, что - ни туда, ни сюда. Вот поэтому и отправляем вас на арену.
  - Убивать друг друга? - уточнил Дмитрий.
  - В целом да, - усмехнулся Маркус. - Таким образом, вы и сами себя пытаете, и развлекаете тех, кто заслужил отдых.
  - Звучит справедливо, - недовольно заворчал Дмитрий.
  - Можешь отказаться и отправиться на пытки, если что-то не устраивает.
  - Нет, нет, меня все устраивает!
  - Чудно, - просиял Маркус. - Тогда, жди информацию и... вот еще что.
  Направившись в сторону Дмитрия, Маркус махнул рукой в сторону земли. Его руку на мгновение охватила яркая вспышка, а едва свет сошел - он уже протянул Дмитрию черную тетрадь и ручку.
  - Начни вести дневник, - добродушно предложил он. - Хоть сколько-то, да поможет потянуть время ожидания между боями.
  - Я, пожалуй, откажусь...
  - Если хочешь выжить и не сойти с ума от скуки - делай, как я тебе говорю, - холодно перебил его Маркус.
  Еще какое-то время Дмитрий озадаченно смотрел ему в глаза. В них легко читалось крайнее недовольство. Мысленно тяжело вздохнув, он все же благодарно кивнул и взял подарок.
  - Чудно, - тут же ослепил Дмитрия улыбкой Маркус. - Тогда, до скорых встреч, Феникс!
  - До...
  - И добро пожаловать в ад.
  Поднявший перед собой руку Маркус заставил его исчезнуть из Лимба. В глазах все почернело и поплыло, а живот словно скрутило невидимой силой.
  Когда боль прошла и он снова почувствовал, что прочно стоит на ногах - Дмитрий уже стоял посреди небольшой комнаты. Двухместная кровать, деревянный пол, шкаф и приоконный стол. Само же окно - выходило на каменную стену соседнего дома. Кто и зачем так сделал - было для Дмитрия непонятно.
  Помимо самой комнаты, в новом месте жительства Дмитрия еще расположилась ванная комната. Кухни же, в обозримой части дома, он не заметил.
  Бросив тетрадь с ручкой на стол, он практически тут же сбросил с себя куртку и лег на кровать. Тело ныло от усталости. Трудно было понять, с чем она была связана, но Дмитрий чувствовал ее. Словно кто-то сдавливал его виски, дабы намеренно усыпить.
  Отчаянно сопротивляясь сну, пытаясь хоть сколько-то успеть проанализировать произошедшее, Дмитрий все же вскоре поддался и размеренно засопел.
  
  Глава 4. Мелисса.
  
  15-ое октября 2010-го года.
  Ошиам, нижний круг Редоренкена.
  Квартира Дмитрия.
  
  "Дорогой дневник!
  Уже прошло три дня с тех пор, как я здесь. От Маркуса все еще не поступила информация о первом поединке. Не сказал бы, что жду этого, но все лучше, чем просто сидеть в этой пыльной комнате.
  Ад похож на тюрьму. Феликс рассказывал, каково это. Ты просто сидишь и ждешь. Сам не знаешь, чего ждешь. Не знаешь, сколько тебе осталось. Не знаешь, что случится завтра, через час, даже в следующую минуту. Ты просто ждешь и надеешься на лучшее.
  Но люди здесь приветливы. Особенно девушка, занимающаяся уборкой. Она странная. Смотрит так, словно пытается уничтожить тебя взглядом. При этом старается всегда улыбаться.
  Трудно все-таки вести дневник... никогда не думал, что это так трудно. Пытаешься записать какие-то мысли и переживания, а выходит отвратительно. Словно это не ты пишешь. Словно кто-то просто описывает твою жизнь за тебя. При этом ты понимаешь, насколько она бесполезна. Видишь, что в лучшем случае у тебя в день случается одно-два интересных события. Особенно..."
  
  Едва услышав за спиной звук открывающейся двери, Дмитрий отложил ручку и спешно спрятал дневник в ящик стола.
  - Утра, Феникс, - тут же поздоровалась темноволосая девушка, занеся в коридор ведро с водой. - Новостей пока нет?
  - Нет, пока пусто, Мелисса, - приветливо махнув рукой, виновато ответил Дмитрий и встал из-за стола.
  - Сам не пробовал написать Маркусу? - усмехнулась она.
  - Писал, но тоже по нулям, - пожал плечами Дмитрий. - Коротко ответил, что "занят" и... все, больше ничего и не слышал от него пока.
  - Не удивительно, - оживилась Мелисса. - Пока Люся в отпуске - на Маркусе не только арена, но и большая часть руководства городом висит.
  - Люся? - нахмурился Дмитрий, присев на стол.
  - Ну, Люцифер, - призадумавшись, почесала затылок Мелисса. - Жутко бесится, когда его называем Люсей. Наверное, поэтому, и называем.
  Хитровато улыбнувшись, девушка протолкнула ведро в комнату и завела швабру под стол. Помыв проблемный для многих бойцов участок, она озадаченно посмотрела на молчащего Дмитрия.
  - Раз такое дело... - облокотившись на древко швабры, неуверенно начала она. - Не хочешь выбраться вечером куда-нибудь?
  - Не думаю, что у меня на это есть деньги, - виновато ответил Дмитрий.
  - Ну, я предложила - мне и платить, - улыбнулась девушка.
  Нахмурившись, он пытался выдавить из себя ответ. С одной стороны, ему хотелось вырваться за пределы четырех стен. Но, позволять кому-то платить за себя... особенно девушке...
  - Если только в долг, - наконец ответил Дмитрий, от чего Мелисса обреченно покачала головой. - Что-то не так?
  - Нет, ничего, - усмехнувшись, ответила она. - Хорошо, зачтемся. Часов в шесть вечера устроит?
  - Да, вполне.
  - Отлично, тогда в шесть заеду, - бросила она и, захватив по пути ведро, пошла в сторону двери. - Напишу, как на месте буду.
  - Заедешь?.. - кивнув, озадаченно спросил он.
  Не ответив, девушка лишь широко улыбнулась и покинула квартиру, оставив Дмитрия наедине с мыслями.
  
  Пытаясь хоть как-то потянуть время, Дмитрий вновь прильнул к дневнику. Дописав свои мысли и убедившись, что все выглядит более-менее адекватно, он спрятал дневник обратно в ящик и залез в панель на перчатке.
  Помимо вооружения, в ее недрах также ему удалось обнаружить массу интересного. Через кармашан, бойцы могли свободно перемещаться по открытым им территориям. Для Дмитрия же, сейчас на карте города была доступна только его квартира.
  Сама же карта - также слегка озадачила его. Город был разбит на шесть колец и круг в центре. Каждое - отделялось от другого кольца тонкой линией. Словно кто-то попытался нарисовать стену. Шесть из семи разделенных линиями локаций были выкрашены в ярко-красный цвет. Внешний же круг, где находился новый дом Дмитрия, на карте был белым. Выглядело же это так, будто у него пока нет доступа в остальные места.
  Также, от внешнего круга вело четыре дороги в стороны. Попытка пролистать карту и посмотреть, что там - закончилась неудачно. Все четыре дороги плавно переходили в белый туман.
  Свернув карту, Дмитрий открыл пришедшее сообщение. Мелисса освободилась чуть раньше, чем планировала, и скоро будет ждать его внизу.
  Набросав быстрое "спускаюсь", Дмитрий встал из-за стола и, накинув куртку, направился в сторону выхода. Выключив по пути свет, он нахмурился. Ключей от входной двери у него не было по одной простой причине - ему никто их не давал.
  Задумавшись, он вновь открыл окно с перепиской и обратился за помощью к Мелиссе. В ответ, та лишь коротко ответила, что двери закрываются сами, когда хозяина нет дома, и ключи не нужны.
  Нахмурившись, Дмитрий все же решил довериться уборщице и вышел за дверь. Едва он успел убрать руку от дверной ручки - послышался характерный звук для запирающегося замка. Недоверчиво окинув взглядом коридор, он попытался открыть дверь. Едва рука коснулась ручки - звук замка повторился.
  
  Наигравшись с дверью, Дмитрий добрался до лестницы и направился вниз. Выйдя на улицу, он недоверчиво посмотрел на знакомую ему уборщицу. Облокотившись на белую, спортивную машину, она размеренно курила. А форма уборщицы - успешно заменилась лиловой рубашкой, обтягивающими, темными джинсами и высокими каблуками.
  - Сколько у вас уборщикам платят? - подойдя, неуверенно спросил Дмитрий.
  - Платят? - парировала вопрос вопросом Мелисса, убрав сигарету ото рта и выпустив клубок дыма с приятным вишневым запахом в лицо Дмитрию. - В каком смысле?
  - Ну, зарплата, - почесав затылок, озадаченно пояснил Дмитрий, но тут же продолжил: - э, не делай вид, будто не понимаешь, о чем я!
  - Я и не делаю, - задумчиво потянула в ответ девушка. - А, у вас уборщикам зарплата положена?
  Решив промолчать, Дмитрий обреченно вздохнул. Мелисса же наоборот выглядела так, будто зарплата - для нее было словом знакомым, но явно не с личного опыта.
  - Не знаю, как у вас... - нарушив тишину, продолжила Мелисса. - Но, не думаю, что у нас кто-то станет платить за работу, которой не существует. Ад вполне самостоятелен, когда дело касается чистоты.
  - Не существует? - нахмурился Дмитрий. - Но, ты же...
  - Садись, - улыбнувшись, перебила его Мелисса. - Как-нибудь потом расскажу, хорошо?
  Неуверенно посмотрев на девушку, Дмитрий все же кивнул и обошел машину. Открыв водительскую дверь, Мелисса вытянулась и помогла Дмитрию забраться внутрь.
  - Что ты ищешь? - захлопнув за собой дверь, улыбчиво бросила Мелисса. По привычке, Дмитрий полез искать ремень безопасности, но его нигде не было видно.
  - Да так, ничего, - заметив, что девушка не пристегнулась, неуверенно ответил он.
  - Извини, если что-то не так, - засмущавшись, чуть тише потянула Мелисса и опустила сигарету. - Ты говори, если в чем-то не уверен или что-то незнакомо. Я... постараюсь помочь.
  - Нет, все нормально, - попытавшись улыбнуться, кивнул Дмитрий.
  - Правда? - просияла Мелисса.
  - Правда, - вновь кивнув, усмехнулся Дмитрий.
  - Спасибо, - продолжила она, и уголки ее рта нервно дернулись. - Сигарету будешь? А то ты новобранец, а я даже не угощаю.
  - Нет, не курю, - ответил Дмитрий, но перед его носом уже появилась протянутая Мелиссой сигарета, ударившая ему в нос даже в незажженном состоянии запахом вишни. - Эм, зачем?
  - Возьми, - вновь широко улыбнулась девушка. - Рано или поздно почти все начинают.
  - Они вредные, - попытавшись отодвинуться от сигареты, насколько позволяло кресло, продолжил Дмитрий. - Не думаю, что начну.
  - Вредные? - слегка опустив сигарету, удивленно спросила она. - А что с ними не так?
  - Ну... - задумался Дмитрий, но глядя на искренне озадаченные глаза девушки, вновь предпочел тяжело вздохнуть и взял сигарету. - Хорошо, на потом оставлю. А можно как-то?..
  - В кармашан засунуть? - предупреждая его вопрос, закончила за него Мелисса. - Да, вполне. Зайди в инвентарь и активируй функцию хранилища. Секунду...
  Подняв перед собой левую руку, тут же покрывшуюся металлической, белой перчаткой, она быстро пробежалась пальцами по экрану, отправив Дмитрию сообщение.
  - Это что еще?.. - открыв пришедшее от Мелиссы письмо, неуверенно спросил Дмитрий. Цифра в пять сотен сильно смутила его, но далеко не так, как последующее цифре название. - Печеньки?
  - Ну, да, - озадачилась девушка. - Что-то не так?
  - У вас деньги - печеньки?.. - недоверчиво глядя на Мелиссу, уточнил Дмитрий свой вопрос.
  - Постановление из рая о запрете использования валюты мира живых, - задумчиво ответила Мелисса. - Не помню дословно, но там запрещалось брать название любой существующей валюты, поскольку это было... эм, этническим нарушением, кажется. Мол, ущемляет права тех, кто негативно относится к той или иной валюте. Люся психанул и предложил назвать деньги печеньками, поскольку "все любят печеньки же". Так и живем теперь.
  - Печеньки, блин... - дослушав девушку и приняв подарок, заворчал Дмитрий. Активировав нужную функцию за полученные деньги, он с радостью заметил, что помимо сигареты - в инвентаре появился еще и дневник с ручкой.
  - А по-моему мило, - улыбнулась в ответ на недовольство Дмитрия Мелисса.
  - Слишком мило, - продолжил ворчать он.
  Забросив голову и подавив свое недовольство, девушка нажала на педаль газа и вскоре, выехав со двора пятиэтажки, вклинилась в ряд машин на проезжей части. Отсюда - открывался вид на высокую стену, разделяющую собой районы. Из-за нее виднелись крыши зданий следующих кругов. Сами же лестницы шли ступеньками. Словно сам город поднимался вверх по мере продвижения к центру.
  
  Глава 5. Семь пьяных демонов.
  
  - Считай, что тебе повезло, - свернув с главной автострады Ошиама, улыбчиво сказала Мелисса.
  - В каком смысле? - оторвавшись от разглядывания пятиэтажек, которыми был усеян весь Ошиам, с интересом спросил Дмитрий.
  - Вовремя умер, - коротко усмехнулась она. - Лет десять назад седьмой район Редоренкена знать не знал, что такое многоэтажные здания. Кому везло - жили в небольших, двух-трех этажных домах. Сейчас же, из-за очередного паноптикума соплей со стороны высшей власти - было решено создать новобранцам более притязательные условия для жизни после жизни.
  - И чем пятиэтажки лучше обычных домов? - вовремя взявшись за дверную ручку, когда Мелисса вышла на очередной резкий поворот, заворчал Дмитрий.
  - У вас, по крайней мере, есть электричество, - улыбнувшись, спокойно ответила она. - Раньше простые удобства появлялись у бойцов лишь в Вашиаме и выше.
  - Ошиам, Вашиам... - нахмурившись, потянул Дмитрий. - Это названия кругов в городе?
  - В целом да, - кивнула девушка. - Практически все названия здесь - на языке банши. Вавилон их не переводит, поскольку язык банши было решено не вводить в набор стандартных. Опять же, причина достаточно простая - внутренняя безопасность. Поскольку кайши и доноши отдают банши приказы на родном им языке, это позволяет окружающим не понимать, о чем они говорят.
  - А... это вообще как-то переводится? - дослушав девушку, спросил он. - Ну, названия кругов. Видимо, я тут надолго, так что хотелось бы хоть как-то... проникнуться атмосферой, что ли.
  - Ну, со временем сам разобрался бы, конечно, - задумчиво ответила Мелисса.
  Сбавив скорость и завернув на стоянку возле крупного здания, с вывеской в виде трех пивных кружек над входом, она припарковалась и вытащила сигарету. Подкурив и протянув зажигалку Дмитрию, получив от него очередной отказ, она тяжело вздохнула и продолжила.
  - Семь кругов Редоренкена, - потянула она. - С каждой твоей официальной победой на арене, тебе будет открываться доступ в более высокие круги. Чем ближе к центру, тем дороже переезд. Пока что, тебе доступен только Ошиам. Шиам - на языке банши означает "участок", "территория". В зависимости от контекста, их достаточно ограниченный язык меняет значения тех или иных слов. В контексте обозначения участков в городе - шиам означает "район". Приставка в начале - цифра от одного до семи. О, ва, до, на, си, рен и кама. Собственно, в Камашиаме и расположена арена, где будут проходить твои бои.
  - А как мне попасть на арену, если доступа в Камашиам у меня нет? - дослушав девушку, озадаченно спросил Дмитрий.
  - На официальные бои Маркус призывает самостоятельно, - выпустив клубок вишневого дыма, пояснила она. - Доберешься до элиты - сможешь самостоятельно начинать бои. Если, конечно, не затребуешь право донодатриама.
  - А это еще что? - нахмурившись, спросил Дмитрий.
  - С твоей седьмой официальной победой - ты можешь отправиться в рай, - спокойно объяснила Мелисса. - Или же, остаться здесь и помогать другим, перейдя в так называемую "элиту". Разумеется, ты будешь иметь полное право продолжать бои на арене, если этого захочешь. Добравшись до элиты и решив остаться - к тебе больше не будет никаких претензий. По крайней мере, если тебя не определят в рай по каким-либо другим причинам.
  - А донодатриам? - так и не услышав ответа, повторил вопрос Дмитрий.
  - Доно - высший, - виновато ответила она. - Датриам - обозначение времени. Донодатриам же - фиксированное название дня перехода. "Высший день", как его назвали сами же банши. Раз в четыре года, к нам пребывает делегация белокрылых и анализирует ситуацию в Кайнакене. В этом, кстати, помогают и остальные бойцы арены. Те, кого доноши допустили к помощи, разумеется.
  - То есть, я сразу... эм, смогу запросить день перехода? - решив не пытаться выговорить длинное название, спросил Дмитрий.
  - Не совсем, - улыбнулась Мелисса. - Донодатриам, право которого запросил победитель своего седьмого боя - проходит без участия белокрылых. Маркус сразу спросит, как только ты победишь седьмой раз, хочешь ли ты перейти или остаться. В общем, не переживай. Лучше насладись тем временем, которое ты проведешь здесь. Ибо в раю... в общем, это уже тебя не касается.
  - Грубо, - успев напрячься при слове "рай", недовольно заворчал Дмитрий.
  - Попадешь в элиту - сможешь спросить у Люси напрямую, каково оно, в раю, - затушив сигарету, все так же улыбчиво сказала девушка и открыла дверь. - Только не рассчитывай услышать правду. От него особо не дождешься.
  - В каком смысле? - выбравшись из машины и плотно захлопнув дверь за собой, спросил он.
  - В прямом смысле, Феникс, - коротко ответила девушка обошедшему машину Дмитрию. - Люцифер лжет ради лжи. Правда делает это только в тех ситуациях, когда его ложь никому не навредит. Зачастую же, он оставляет некоторые зацепки даже в самом лживом своем рассказе. Просто ради того, чтобы ты сам догадался, что нужно понимать буквально, а что в переносном смысле.
  - И зачем ему это? - с интересом спросил Дмитрий.
  - Ему это нравится, - пожав плечами, ответила Мелисса и взяла Дмитрия под локоть. - Думаю, ему просто льстит одна только мысль о том, что его слова кто-то будет анализировать и поймет, что он хотел сказать на самом деле.
  Почесав затылок, Дмитрий лишь озадаченно поджал губы, но все же решил промолчать. А девушка, повисшая на его локте, вновь широко улыбнулась и потащила его в сторону входа в бар, откуда доносилась достаточно тихая, но бодрая музыка. Уже на подходе, в окнах виднелись образы людей. Сами стекла были сделаны так, чтобы с улицы было трудно что-либо разглядеть. Разве что образы и тени, которые сейчас с интересом разглядывал Дмитрий.
  
  - Шану аз шан, доноши, - протянув сигарету мужчине в черном костюме с красным галстуком на входе, улыбчиво поздоровалась Мелисса.
  - Тарже, - посмотрев своими ярко белыми глазами без зрачков на сигарету, благодарно кивнул мужчина. Взяв сигарету, он оценивающе посмотрел на Дмитрия. - Воро?
  - Ан, воро, - кивнула девушка. - Но, он со мной. Не должно быть проблем.
  - Ан, - коротко кивнул мужчина и открыл дверь.
  - Тарже, доноши, - учтиво поклонившись, потянула Мелисса и потянула Дмитрия за собой внутрь. - Борн!
  - Борн, вельши, - махнув рукой, бросил мужчина вслед посетителям и закрыл за ними дверь, практически тут же подкурив и жеманно выпустив клубок дыма.
  Обернувшись на закрывшуюся за спиной дверь, Дмитрий озадаченно посмотрел на Мелиссу. Девушка слишком уж спокойно общалась с мужчиной на входе на языке, о котором он узнал лишь недавно.
  - Воро - новичок, - поймав немой вопрос Дмитрия, поспешила объяснить Мелисса. - Тарже - спасибо. Борн - вежливая форма ба, прощания с пожеланием удачи.
  - Я... постараюсь запомнить, - виновато потянул он, тут же получив в ответ ослепительную улыбку. Немного успокоившись, он бросил взгляд в сторону прилавка. Как и у мужчины на входе, у хостесс глаза были белоснежно белыми. - Она тоже?..
  - О, Волк, и ты здесь! - не обратив внимания на Дмитрия, резко развернула его Мелисса в сторону столика у окна. Мужчина с аккуратной растительностью на лице и одетый в восточные одежды, лениво оторвался от кружки чая и приветливо махнул рукой. - Феникс, займи нам место у Волка, я пока закажу что-нибудь выпить, хорошо?
  - А, да, хорошо, - неуверенно ответил Дмитрий и на всякий случай кивнул.
  Выпустив его локоть из плена, Мелисса тут же направилась в сторону стойки. Дмитрий же, тяжело вздохнув, сел напротив мужчины у окна, где девушка попросила занять места.
  - Акайо Изаму, - протянув руку, приветливо представился мужчина. - Можно просто Волк.
  - Феникс, - решив последовать его примеру, представился по прозвищу Дмитрий. - А, вы знакомы?
  - С Мелиссой? - отпустив руку, с интересом спросил Волк. - Уже как лет пятнадцать точно.
  - Ты пятнадцать лет здесь? - озадаченно спросил Дмитрий.
  - Двадцать два года, - поправил его Волк. - С Мелиссой у нас не сразу все сложилось. У нас в Акрасе есть поверье: если девушка сама идет на контакт, то либо ей нужны твои деньги, либо ей овладел демон похоти.
  - Так, ты из Акраса? - удивленно спросил Дмитрий.
  - Ну, не совсем, - грустновато улыбнулся Волк. - Мои родители были из Акраса, а сам я вырос в Ромалии. Так что... не знаю даже, кем себя считать. Я куда больше ромалиец, чем акрасовец.
  - Держи! - протянув Дмитрию кружку с пивом, радостно встрял в разговор Мелисса.
  - А, спасибо, - подвинувшись, благодарно кивнул он.
  - Не много тебе будет, Мелисса? - оценивающе взглянув на кружку девушки, усмехнулся Волк. - Ты от половины уже опьянеешь.
  - Сомневаешься в моих способностях? - сощурившись, но, не теряя своей улыбки, заворчала Мелисса.
  - Нет, слишком давно тебя знаю, - обреченно вздохнул Волк. Призадумавшись, он вновь повернулся к Дмитрию и продолжил: - так это, как впечатления?
  - Впечатления от чего? - отпив немного, слегка озадаченно спросил Дмитрий.
  - Ну, у тебя же уже был первый бой на арене? - немного смутился Волк. Получив в ответ лишь виноватое мотание головой, он поджал губы и слегка поник. - Извини. Не знал, что ты еще новобранец.
  - Ничего страшного, - попытался выдавить из себя дружелюбную улыбку Дмитрий. - А ты... сам, на каком кругу уже?
  Подавившись пивом, Мелисса попыталась сдержать смех. Волк лишь учтиво улыбнулся.
  - Я уже давно в элите, - ответил он. - Сейчас частенько появляюсь здесь, в Ошиаме. Новобранцы достаточно перспективные попадаются, время от времени. После появления вознесенных в мире живых - ситуация здесь крайне неоднозначная. Бойцы, которые давно на арене - проигрывают новобранцам, едва получившим доступ к охоте на амарантов. Видимо, влияние вознесенных на мир живых оказалось чуть более сильным, чем полагал Люся.
  - Так это с его подачи мертвые работают на церковь? - нахмурился Дмитрий.
  - Не, не с его, - вновь поник Волк и поднес к губам кружку с чаем. - В администрацию рая поступил запрос о необходимости внедрения мертвых в дела живых на более открытой основе, чем раньше. Люся был крайне недоволен этим и написал большой трактат обо всех опасностях, которые таит в себе подобное нововведение. Однако Дескарион даже не стал его слушать. Гордый он у нас, видите ли. Раз он бог - значит ему все можно.
  Молча прильнув губами к кружке, Дмитрий попытался переварить полученную информацию. Люцифер пытается сдерживать рай от вмешательства в дела живых. Ромалийская церковь же напротив активно пропагандировала идею о том, что появление вознесенных, - это знак о приближающемся очередном конце света и во всем виноват лукавый.
  - Раз уж такое дело... - нарушил тишину Волк, призвав свою перчатку и с головой уйдя в экран. Найдя нужные ему предметы в инвентаре, он материализовал на столе черную тетрадку и ручку. В отличие от тетради Дмитрия, она уже втрое превышала толщину и была забита небольшими, самодельными закладками. - Я предлагаю немного поиграть.
  - Так, акрашка, не начинай, - недовольно перебила его Мелисса, мило икнув. - Не насилуй ему мозг раньше времени.
  - Я просто хочу, чтобы он понимал серьезность ситуации, в которую попал, - открыв пустой лист, безразлично ответил Волк. Нарисовав четыре квадрата, он повернул тетрадь к Дмитрию и протянул ему ручку. - Ты ведь знаешь, как продолжать последовательность, не так ли?
  Кивнув, Дмитрий взял ручку и недоверчиво посмотрел на лист. Четыре квадрата говорили сами за себя. Не долго думая, он аккуратно вывел кончиком ручки пятый квадрат.
  
  Глава 6. Непобедимый.
  
  - И вот здесь мы сталкиваемся с проблемой, - хитровато улыбнувшись и повернув к себе тетрадку с нарисованным пятым квадратом, продолжил Волк. - Видишь ли, ты ошибся.
  - Ошибся? - с легким недоумением спросил Дмитрий, вернув ручку.
  - Да, - кивнул Волк. - В моей последовательности, после четырех квадратов - идет три треугольника.
  - И как я должен был об этом узнать? - нахмурился Дмитрий, глядя, как собеседник нагло зачеркнул его аккуратный квадрат и нарисовал вместо него три треугольника.
  - Ты мог просто спросить, - пожав плечами, ответил Волк и вновь развернул тетрадь к Дмитрию. - К сожалению, больше этой возможности у тебя нет. Что пойдет дальше?
  - Может, хватит уже? - икнув, неуверенно спросила Мелисса.
  - Нет, мы только начали, - недовольно ответил Волк. - Прошу, Феникс, твой ход. Что пойдет после трех треугольников?
  Недоверчиво посмотрев на него, Дмитрий напряженно перевел взгляд на тетрадь. Какое-то время он еще задумчиво сверлил глазами треугольники, после чего нарисовал следом за ними два круга и вопросительно посмотрел на Волка.
  - Чудно, - улыбнулся он. - Но, опять неправильно. Видишь ли, количество углов у круга варьируется в зависимости от того, какой теории ты придерживаешься. К сожалению, в моей последовательности нет места неуверенности. Дальше должно было пойти две прямых линии, поскольку у них - смежные углы.
  - Последней, понимаю, будет идти точка? - перерисовав последовательность, спросил Дмитрий.
  - И опять ты не прав, - вновь улыбнулся Волк. - После двух линий, в моей последовательности идет один треугольник.
  - Как мне вообще играть тогда? - отложив ручку, недовольно заворчал Дмитрий. - Любое мое предположение, даже если оно правильное...
  - Молодец, - перебил Дмитрия Волк. - Теперь ты понимаешь, в какой ситуации оказался.
  - В каком?..
  - Все достаточно просто, - вновь не дал закончить Дмитрию Волк. - Любая твоя попытка пойти против того, кто управляет правилами - обречена на неудачу. Тебя могут обманывать. Могут манипулировать. Заставлять думать, что ты - на верном пути. Что еще немного - и ты сможешь понять устанавливаемые в зависимости от ситуации правила. Но, к сожалению - в любой неподходящий момент они вновь поменяются.
  - И... для чего мне это знать? - дослушав, озадачился Дмитрий.
  - Просто помогаю, не более чем, - заставив ручку и тетрадку исчезнуть, пояснил Волк. - Видишь ли, многие новобранцы через некоторое время начинают считать, будто им все подвластно. И активно идут против власти. Против комментатора арены Маркуса, против Вивьен, против Люцифера и так далее. Каждая их попытка пойти против системы - заведомо обречена на провал. Проблема не в том, что они не понимают систему - она в том, что системы нет, как таковой. Решения принимаются исходя из ситуации, а не из заранее подготовленных вопросов и ответов. Пока ты это понимаешь - ты не будешь лезть на рожон и успешно пройдешь через все круги арены. В противном случае... ваша следующая с Мелиссой встреча может оказаться далеко не такой приятной. Впрочем, это уже лишнее...
  - Ты излишне болтлив, Волк, - выставив вперед указательный палец и недовольно сощурившись, потянула Мелисса. - Договоришься когда-нибудь.
  - Я слышу угрозу? - широко улыбнувшись, спросил он. Практически тут же, его глаза обросли светло-голубой коркой. А мигом позже, такой же коркой покрылся выставленный вперед палец Мелиссы. - Или мне показалось?
  - Смотри на кого тявкаешь, пушистый, - икнув, еще сильнее сощурилась девушка. - То, что ты в элите - не означает, что ты выше вельши. Не забывайся!
  - И вот кто из нас теперь говорит лишнее? - убрав с глаз ледяной нарост, усмехнулся Волк и прильнул к чаю. - "Пушистый", блин.
  - Люся тебя так называет, - хитровато ощерилась Мелисса, слегка опустив палец. - А раз ему можно, то и...
  - Хватит уже, - недовольно перебил ее Волк. - Не при воро.
  Озадаченно взглянув на собеседника, Мелисса еще какое-то время пыталась найти, что сказать. Так ничего и не придумав в свое оправдание, она уперлась головой в плечо Дмитрия, практически сразу засопев.
  - Говорил же, что ей много будет, - украдкой взглянув на остатки пива в кружке Мелиссы, улыбнулся Волк. - Феникс, могу попросить об одолжении?
  - Да, наверное, - почесав затылок, неуверенно ответил Дмитрий.
  - Благодарю, - кивнул Волк и поставил кружку на стол. - Второй этаж, шестая комната. Это номер Мелиссы. Обычно она сама уходит туда, но... боюсь, сейчас она все же не в состоянии. Если не затруднит, конечно, то я...
  - А, да, не вопрос, - перебил Волка Дмитрий. - За руль ее все равно не хотелось бы пускать.
  - О, насчет этого не беспокойся, - продолжил он. - Мелисса прекрасно водит в любом состоянии. Однако если руководство узнает, что она опять села за руль в нетрезвом виде... боюсь, ее просто могут лишить разрешения, несмотря на титул. А представить ее - и не за рулем... это уже далеко за пределами моего понимания.
  Осекшись, Волк широко улыбнулся и поднял вверх руку, приветствуя подошедших мужчин. На стоявшем ближе было надето черное, длинное пальто с капюшоном. Рядом с ним, безразлично топчась на месте, стоял темноволосый парень лет семнадцати на вид в неаккуратной, розово-черной рубашке и темных брюках.
  - Волк, нужен, - холодно сообщил мужчина в черном пальто.
  - Что-то случилось, Череп? - нахмурился Волк.
  - В Сишиаме патрулирует крупный отряд, - все также холодно продолжил Череп. - Шесть доноши и двадцать два банши. Ее рук дело? - мотнул он головой в сторону сопящей Мелиссы.
  - Нет, не думаю, - тяжело вздохнув и встав из-за стола, ответил Волк. - Тем не менее, она не единственная вельши в Редоренкене...
  - Единственная, у кого есть открытый доступ к Кайнакену, - перебил Волка Череп.
  - Думаешь, какая-то тварь просочилась из Кайнакена? - нахмурился Волк.
  - По всей видимости, не одна... - практически прохрипел Череп. - Если Мелисса не поднимала тревогу, то в Редоренкене всего один вельши способен это сделать. Но, он в отпуске вместе с Люцифером.
  Молча подняв руку, стоявший до этого позади Черепа парень в рубашке вызвал свой кармашан. Пробежавшись пальцами по экрану, он кивнул Волку, который практически сразу же вцепился в него своей перчаткой. Стоя напротив друг друга, они молчали, пока, наконец, парень не убрал кармашан и не спрятал руки за голову.
  - Вот как... - задумчиво потянул Волк. - Князь, твой источник достаточно надежен?
  Парень молча кивнул.
  - Уверен, что бэрд еще в городе? - продолжил Волк с вопросами.
  Князь ответил лишь неуверенным пожиманием плечами.
  - Он угрожает городу?
  В ответ Князь вновь пожал плечами.
  - Однако, - почесав подбородок, нахмурился Волк. - Имя известно?
  Князь помотал головой. На этот раз, в этом его поддержал и Череп.
  - Феникс, прошу простить... - почесав затылок, попытался улыбнуться Волк.
  - Не извиняйся перед воро, Волк, - холодно приказал Череп и направился в сторону выхода. - Ждем на улице. Князь, не отставай.
  Лениво разведя руками, парень в рубашке все же пошел следом. Проводив их взглядом, Волк лишь обреченно вздохнул и протянул Дмитрию руку.
  - Он всегда молчит? - обменявшись рукопожатием, спросил Дмитрий.
  - Князь? - уточнил Волк и, получив в ответ одобрительный кивок, продолжил: - да, всегда. Я... как-нибудь в другой раз, хорошо?
  - Не думаю, что у меня есть право перечить, - задумчиво ответил Дмитрий.
  Благодарно кивнув, Волк быстро скрестил руки за спиной и направился вдоль столиков в сторону выхода. Махнув рукой хостесс, он вскоре покинул заведение, оставив Дмитрия наедине с сопящей Мелиссой. Остальные же посетители "Семи пьяных демонов" - мало интересовали его. Он никого не знал. Не был даже уверен, что хочет знать после встречи с недовольным Черепом.
  
  Глава 7. Натанаэль.
  
  - Борн, доноши, - последним выйдя из бара, бросил Волк мужчине на входе.
  - Торже, баншан, борн, - учтиво поклонившись, ответил доноши.
  Кивнув, Волк спустился к стоянке, где его ждали Князь и Череп. Лениво разглядывая вечернее небо, Князь по привычке держал руки за головой. Череп же недовольно ковырялся в своем кармашане.
  - Отряд преследует его, - коротко сказал Череп подошедшему Волку. - Сейчас они в Дошиаме. Судя по всему, он держит курс на мост утраты.
  - Направляется в Донокен? - нахмурился Волк. - Странно. Обычно амаранты держатся в стороне от него.
  - Не думаю, что это амарант, - оторвав взгляд от экрана, заворчал Череп. - Доноши, руководящий отрядом, сообщил, что это человек.
  - Человек? - с интересом спросил Волк. - Из Кайнакена?
  - Бэрд, - кивнул Череп. - Но, что он забыл здесь, в городе? Князь, что-нибудь известно?
  Озадаченно посмотрев на своего напарника, Князь открыл рот. Призадумавшись, он закрыл его и молча кивнул, призвав свой кармашан. Пробежавшись пальцами по экрану и добравшись до окна вооружения, он направил руку в сторону асфальта. Вокруг руки закружились металлические и тканевые детали, постепенно формируя нечто, похожее на небольшого человека, но шире в плечах и с большой головой. Едва призыв завершился, образовавшийся металлический скелет ростом с метр в красном, рваном плаще клацнул челюстью и озадаченно посмотрел на своего хозяина.
  В ответ, Князь лишь учтиво кивнул своему творению.
  - Эдмунд рад служить, хозяин, - неуклюже поздоровался с Князем он и вышел вперед. - Мастер Акайо, и вы тоже здесь?
  - Здравствуй, Эдмунд, - присев на колени, улыбчиво поздоровался Волк.
  - Рад вас видеть, мастер Акайо, - учтиво поклонившись, слегка смутился Эдмунд. - Хозяин говорит, что это может быть Натанаэль. Бэрд, который навел переполох в городе. Но хозяин считает, что вам лучше всего будет разведать обстановку самим.
  - Все так Князь? - дослушав существо, обратился Волк к парню в рубашке. Получив в ответ одобрительный кивок со стороны молчаливого Князя, он вновь перевел взгляд на Эдмунда. - Что-то еще стоит знать?
  - Хозяин считает, что переживать не стоит, - оживился металлический скелет. - Натанаэль достаточно частый гость в цитадели Люцифера. И это на него похоже; обычно Натанаэль идет через город, дабы посмотреть по пути на новобранцев. По крайней мере, так считает хозяин.
  - Но, разве Люся не в отпуске? - нахмурился Волк.
  - Прошу простить... - извинился Эдмунд и посмотрел на хозяина. Через какое-то время он вновь повернулся обратно, вновь взбодрившись. - Люцифер покинул цитадель две с половиной недели назад. Если все прошло, как обычно, то вернуться он должен будет дней через десять. Натанаэль же последний раз заходил больше месяца назад. Хозяин считает, что есть вероятность того, что бэрд просто не осведомлен об отпуске Люцифера.
  - Благодарю, Эдмунд, - выпрямившись, поблагодарил существо Волк. - Череп, есть новости?
  - Бэрд с отрядом в Вашиаме, - коротко ответил Череп. - Вскоре уже будут у перехода в Ошиам.
  - Тогда выдвигаемся, - кивнул Волк и призвал кармашан. Зайдя во вкладку перемещений и выбрав проход между Ошиамом и Вашиамом, он провел рукой по воздуху. Практически тут же, в воздухе выросло двухметровое зеркало. Активировавшись, оно перестало показывать отражение Волка и изменилось на происходящее в точке назначения. - Идем.
  Кивнув, Череп опустил руку и вошел в зеркало. Следом за ним прошел Князь с идущим позади, озадаченным Эдмундом. Последним же, оглянувшись по сторонам, переместился и Волк. Едва он исчез с улицы - зеркало тут же растворилось в воздухе, не оставив и следа от перемещения.
  
  - Добрый вечер, Кошка, - допивая пиво, услышал женский голос хостесс доноши Дмитрий. Повернувшись к прилавку, пытаясь не разбудить Мелиссу, он нашел взглядом девушку в синей кофточке и в короткой, бирюзовой юбке. На ее руке, как и у него, был коричневый кармашан. Успев уяснить, что многие в городе, кто пробыл здесь больше года - успели каким-либо образом изменить его расцветку, Дмитрий быстро пришел к выводу, что она - либо новобранец, как и он, либо просто не уделила внимания дизайну. Рядом с ней стояла девочка лет десяти на вид с плюшевым медвежонком в руке и в легком, черном платьице.
  - Чашку кофе и апельсиновый сок, пожалуйста, - приветливо махнув девушке рукой, заказала она, и Дмитрий тут же нахмурился. Вавилон, переводивший иностранные языки - не стал трогать то, что сказала Кошка. Ее голос прозвучал отчетливо и без малейшего намека на эхо. По всей видимости, как он - она была родом из Ромалии.
  - Сейчас принесу, - кивнула хостесс и отошла от прилавка, разливая заказ.
  Кошка же, вместе с девочкой, прошла мимо в сторону дальнего стола. Холодно взглянув на Дмитрия, она перевела взгляд на свою спутницу и добродушно улыбнулась ей, вскоре скрывшись из видимости.
  Проводив их взглядом, Дмитрий повернулся к сопящей Мелиссе. Попытка разбудить ее привела лишь к тому, что девушка молча схватилась за его локоть и сильнее уткнулась лицом.
  Тяжело вздохнув, Дмитрий допил остатки пива и поднял Мелиссу на руки. Найдя взглядом лестницу, он недовольно нахмурился, когда хостесс заметила его своими белыми глазами и подавила смешок. Сама же хостесс Дмитрию до сих пор казалась странной. Как он успел понять, доноши общались на языке банши. Однако говор хозяйки - сразу же переводился в его голове и слышался эхом на ромалийском языке.
  Добравшись до лестницы и найдя ногой на ощупь ступеньку, он неуверенно направился наверх, вскоре скрывшись в пролете, ведущем на второй этаж, куда Волк просил отнести сопящую у него на руках Мелиссу.
  
  Глава 8. Ворон.
  
  Зеркало Волка перенесло группу к широкой, длинной лестнице. Окруженная с обеих сторон высокой, железной стеной, она служила одним из нескольких переходов между кругами города. С точки переноса виднелись лишь крыши многоэтажных домов и следующая стена. Лестницы, однако, отсюда видно не было - ибо с каждым новым кругом они смещались в другие части района, дабы бойцы нижних кругов не могли издалека увидеть то, что ожидает их дальше.
  Переместившись последним, Волк тут же приметил темноволосого человека в черной рясе и серебристой цепью поверх кармашана. Вокруг него расположился крупный отряд - белоглазый мужчина в пиджаке и несколько призрачных фигур в темных балахонах. Держа в руках косы, банши парили в воздухе, стараясь не сильно отдаляться от стоящего во главе их доноши.
  - В двух минутах, - убедившись, что внимание приковано к нему - улыбчиво сообщил человек и спрятал руки за спину. - Никаких разрушений. Никаких убийств. Имеем дело с чем-то необычным.
  - Вероятно, это Натанаэль, Ворон, - махнув рукой, чуть серьезнее обратился к нему Волк. - Он любит эффектные появления.
  - Была такая мысль, - учтиво кивнув и направившись в сторону Волка, ответил Ворон. - К сожалению, данные пока не подтверждены. Хотя, наверное, даже к счастью.
  - Он ведь появился посреди Камашиама, разве нет? - нахмурившись, холодно спросил Череп. - Прошел через шесть кругов, сейчас направляется в сторону седьмого. За все это время вы так и не выяснили, кто цель?
  - Все сложнее, - виновато продолжил Ворон. - Если это и Натанаэль, то он прибыл... не в своей форме.
  - Разрушений нет, жертв нет, а переполох навел? - усмехнулся Волк. - В своей форме или нет - но это точно Натанаэль.
  - Да, пожалуй, - нервно улыбнулся Ворон и резко поднял голову вверх. - А, вот оно!
  Легко уходя от метящих в него ударов косами банши, по лестнице вниз, петляя, побежала светловолосая девушка в широкой, черной юбке и с пленительными формами, подчеркиваемыми черно-красным карсетом. Словно играя со своими преследователями, она радостно смеялась, прыгая со ступеньки на ступеньку. Однако, добравшись примерно до середины и заметив крупный отряд, она остановилась и неуверенно склонила голову на бок.
  Едва взгляд девушки дернулся - ее рука тут же взмыла вверх, остановив прямой выпад косы банши. Тяжело вздохнув, девушка выпустила косу озадаченного стража и лениво забросила руки за голову.
  - Надо же, даже Волка на уши поставили, - безразлично потянула она и продолжительно зевнула.
  - Добрый вечер, Натанаэль, - скрестив руки на груди, заворчал Волк. - Опять хулиганишь?
  - Ну, да, - пожав плечами, вновь улыбнулась девушка. Практически тут же - ее тело обдало яркой вспышкой света. Одежда изменилась и вытянулась в черный фрак, на ногах плавно образовались темные брюки. Волосы слегка приубавили в длине и приобрели вычурно белый цвет, с редкими, синими пядями. На пустующем до этого поясе же - теперь свободно болтался короткий, широкий кинжал на цепи, уходящей куда-то вглубь фрака. - Сильный переполох навел?
  - Подняли на уши большую часть Братства, - недовольно заворчал Череп. - Пока Люся в отпуске...
  - Так он в отпуске? - остановившись, с интересом перебил его Натанаэль. Призадумавшись, он виновато поник и спрятал руки в карманы брюк. - Вот же... я и не знал.
  - Ты только к нему и собирался заскочить, что ли? - обиженно спросил Волк, отчего тут же поймал на себе недовольные взгляды товарищей. - Не, ну...
  - Если есть что-то вкусное - считай, что теперь уже не только к нему, - тут же оживился Натанаэль, широко улыбнувшись. - Но, в целом, хотелось бы на пару дней где-нибудь задержаться...
  - Исключено, - тут же встрял в разговор Череп, призвав кармашан. - До вечера и проваливай обратно на нулевой рубеж.
  - Зануда, - поведя глазами, заворчал Натанаэль. - Волк, эм, если место есть... не хотел бы тебя удручать, конечно, но...
  - Если ты уговоришь Князя предоставить мне Эдмунда на пару дней, и не будешь отвлекать во время работы - то, в целом, могу выделить свободную комнату, - украдкой взглянув на озадаченного Князя, усмехнулся Волк.
  - Хозяин не понимает вашего запроса, мастер Акайо, - виновато ответил за Князя Эдмунд.
  - Просто я заметил, что у тебя обновились суставы, - пояснил Волк свой запрос. - Судя по всему, это новая модель и до меня пока технологии не дошли еще. Хотелось бы получить преимущество над другими техниками. Разумеется, если Князь не возражает поделиться частичкой своего гения.
  - Хозяин говорит, что это его собственная разработка, мастер Акайо, - посмотрев на Князя, быстро ответил Эдмунд. - Хозяин не планирует продавать технологию в ближайшее время, пока сам не убедится в ее надежности.
  - Ну, осмотреть-то надстройку можно хоть? - оторвавшись от Эдмунда, взмолился Князю Волк.
  Какое-то время Князь лишь молча смотрел на Волка. За все время, что они знакомы - он успел убедиться в одном: если Волк увидел что-то интересное, то потом можно рассчитывать на вкусности. Как правило, в виде очередного кулинарного шедевра со стороны, как он сам мысленно прозвал его, "пушистого механика".
  - Хозяин не возражает, - оживился Эдмунд, едва Князь обреченно кивнул. - Однако хозяин хочет узнать, есть ли у мастера Акайо что-нибудь вкусное в запасе?
  - Как обычно... - недовольно, но тихо потянул Волк. Поймав на себе взгляд восторженного Князя, он все же виновато почесал затылок и кивнул.
  - Хозяин доволен, - просиял Эдмунд. - Мастер Акайо, можем выдвигаться, как только...
  - Так, стоп! - рассерженно вмешался в завязавшийся разговор Ворон, отчего вечно хмурый Череп даже случайно подернул уголками рта. - Натанаэль, если планируешь светиться в Донокене, то мне придется...
  - Не ворчите, черный кардинал, буду вести себя тихо вплоть до донодатриама, - перебил его Натанаэль, учтиво поклонившись, чем вызвал легкий восторг на лице Волка. - Однако я позволю себе заметить, что против вас и вашей церкви - не имею ровным счетом ничего, поскольку уже давно положил на нее все, что только можно. Если Люсе весело с вами возиться - пускай возится; в аду не убудет.
  - Тем не менее, правила есть правила...
  Однако Ворон не договорил. Между ним и Натанаэлем - материализовалось зеркало, из которого тут же вышла девушка с розовыми волосами. Едва она прочно ступила ногами на асфальт - зеркало за ней растворилось в воздухе.
  - Добра тебе, Натанаэль, - приветливо улыбнувшись, поздоровалась она. На мгновение зависнув, Натанаэль спешно присел на колено и потупил взгляд. - Прошу, не стоит. Я сегодня в чудесном настроении.
  - Благодарю, мисс Аддерли, - выпрямившись и учтиво кивнув, серьезным тоном сказал он.
  - Не стоит, - все так же улыбаясь, повторила она и повернулась к Ворону. - Кардинал, добрый вечер. Возможно, я не вовремя вмешиваюсь, но я хотела бы попросить разрешение временного размещения в Донокене для Натанаэля.
  - Но, он же бэрд, - нахмурившись, неуверенно воспротивился Ворон.
  - Сроком на один месяц, - безразлично продолжила она, не спуская с лица широкой улыбки. - С возможностью посещать церковь в случае возникновения такого желания с его стороны.
  - Да, разумеется, мисс Аддерли, - поклонился Ворон.
  - Вот и славно, - по-прежнему пребывая в неоднозначной эйфории, продолжила она. - Натанаэль, Люцифер вскоре ответит на вопрос касательно своего возвращения. Насколько знаю, на этот раз он не планировал покидать ад слишком надолго. Возможно, прибудет раньше запланированного срока.
  - Премного благодарен, мисс Аддерли, - вновь отвесив поклон, ответил Натанаэль.
  - Чудно, - проведя рукой по воздуху и создав новое зеркало, безразлично бросила она. - Хорошего всем вечера.
  И прежде, чем кто-то успел ответить - она исчезла вместе с зеркалом. Глупо глядя на пустующее место, собравшаяся группа перевела взгляд на Черепа, который также поспешил покинуть их, переместившись куда подальше от места действия. В его текущем положении - задерживаться дольше, чем необходимо было крайне невыгодно. Во многом, он просто не хотел тратить времени больше, чем этого требовала ситуация.
  Тяжело вздохнув, и бросив на прощание недовольный взгляд на Натанаэля, исчез и Ворон, отчего сопровождающий его отряд, также поспешил разойтись в разные стороны. Охраняемые ими точки остались без присмотра из-за того, что Натанаэлю вздумалось прикинуться девушкой и навести шум на всех семи кругах города.
  - Видимо, и нам пора, - виновато потянул Натанаэль, нарушив тишину, когда остались только они с Волком и Князем.
  - Значит, на месяц с нами? - призвав кармашан, попытался разбавить хмурую атмосферу молчания Волк.
  - Похоже на то, - усмехнулся в ответ Натанаэль и спустился вниз, едва в воздухе повисло зеркало Волка.
  Коротко улыбнувшись в ответ, он пропустил остальных вперед. Едва Натанаэль, Князь и Эдмунд - прошли через портал, он направился следом. Испорчено ли было настроение визитом Вивьен или нет, но пока есть возможность изучить очередную разработку Князя - Волк был вполне доволен. И даже визиты высшего руководства не могли испортить его восторженное настроение в подобные мгновения счастья.
  
  Глава 9. Кошка.
  
  - Уходишь? - едва Дмитрий положил Мелиссу на кровать, недовольно заворчала она. Икнув, Мелисса повернула голову в его сторону и сощурилась, пытаясь сфокусировать изображение.
  - Да, надо бы, поздно уже, - виновато ответил Дмитрий.
  - Как добраться до дома помнишь? - поморщившись, спросила она.
  Призадумавшись, Дмитрий виновато покачал головой. Улыбнувшись, Мелисса призвала перчатку и отправила собеседнику еще немного печенек.
  - Возьми себе что-нибудь выпить, - едва он принял передачу, продолжила она. - А потом возвращайся, утром отвезу тебя домой.
  - Я... - почесав затылок, потянул Дмитрий. - Хорошо.
  - Вот и славно, - зевнув и повернувшись на бок, улыбчиво сказала Мелисса. - Постараюсь всю кровать не занимать. Веселись.
  Еще какое-то время, Дмитрий молча стоял у кровати. Девушка внизу сильно озадачила его, говоря на родном ему языке. С другой же стороны, теперь он чувствовал себя виноватым перед вытащившей его в город Мелиссой.
  - Я скоро вернусь, - чуть тише сказал он, от чего Мелисса сжалась в клубок.
  Немного успокоившись, Дмитрий покинул комнату и, миновав коридор, направился вниз по лестнице.
  
  Спустившись, и найдя взглядом девушку, к которой хостесс обращалась по прозвищу Кошка, Дмитрий направился в сторону прилавка.
  - Извините, - аккуратно обратился он к девушке и поджал губу, едва та отвлеклась от беседы, глядя на него своими белыми глазами. - Эм...
  - Что-то хотите заказать? - улыбчиво спросила она, подойдя ближе.
  - А, да, - почесав затылок, кивнул Дмитрий. - Думал взять чай, но, пожалуй, от пива бы сейчас не отказался.
  - Да, конечно, - бодро ответила хостесс. Еще какое-то время она озадаченно смотрела на, не менее озадаченного Дмитрия. Так и не дождавшись действий с его стороны, доноши тяжело вздохнула и призвала кармашан, вытянув его через прилавок. - Руку.
  Нахмурившись, он кивнул, и их кармашаны сплелись в рукопожатии. По телу Дмитрия пробежал небольшой, едва ощутимый разряд, после чего хостесс улыбнулась и освободила его руку из плена.
  - Темное, приблизительно четыре и два градуса, рожь и хмель, - сообщила Дмитрию его же алкогольные предпочтения хостесс. - Пятнадцать печенек за пол литра.
  - Возьму пол тогда, - кивнул он и вновь озадачился, когда девушка нетерпеливо взглянула на него. - Что-то не так?
  - Расплатись, - улыбнулась она, кивнув головой в сторону перчатки Дмитрия.
  Нахмурившись и переведя взгляд на экран, он быстро поднял руку и принял запрос на передачу печенек хостесс.
  - Чудно, - благодарно кивнула она. - Подождешь здесь или тебе принести?
  - Если не трудно, то принести, - ответил Дмитрий, украдкой взглянув в сторону стола, за которым сидела Кошка с девочкой.
  Лишь мотнув головой, хостесс прошла через дверь за прилавком. Проводив ее взглядом, Дмитрий тяжело вздохнул и неуверенно побрел в сторону нужного ему стола.
  
  - Можно?.. - подойдя и поймав на себе недовольный взгляд Кошки, озадаченно спросил Дмитрий, качнув головой в сторону свободного места напротив.
  - Ромалиец? - нахмурившись, спросила она. Получив в ответ утвердительный кивок, она жестом разрешила Дмитрию занять место напротив и с легким интересом окинула взглядом его одежду. - Воро или уже участвовал в боях?
  - Воро - это новобранец? - попытавшись вспомнить, озадаченно спросил Дмитрий и, получив в ответ очередной кивок, продолжил: - да, три дня назад, эм, умер.
  - Ясно, - хмыкнув, безразлично потянула она. - Странно видеть ромалийцев здесь. Как правило, они либо выжидают донодатриама, либо гниют в недрах Кайнакена.
  - И за что нас так? - сдвинув брови, спросил Дмитрий.
  - Сам подумай своим маленьким мозгом, - призвав кармашан и вытащив из инвентаря тряпку, усмехнулась она. Едва тряпка оказалась в ее руке, девочка, сидящая рядом, протянула ей серебристый короткоствольный пистолет. - Уровень грехопадения в Ромалии из-за всех этих священных войн находится в дичайшем хаосе.
  - Уровень грехопадения? - с легким интересом переспросил Дмитрий, наблюдая за процессом заботливого протирания тряпочкой дула пистолета девочки. - Я помню что-то подобное, но...
  - Соотношение хороших и плохих поступков, - перевернув пистолет, перебила его Кошка. - Не каждый грех можно назвать грехом, если таковой была ситуация. Каждый раз, когда кто-то умирает, специальный отряд банши в Забвении анализирует воспоминания умершего. Каждый его поступок рассматривается с трех сторон - с субъективной, объективной и метафиктивной точек зрения.
  - Метафиктивной? - нахмурившись, спросил Дмитрий.
  - Смотри, - положив пистолет на стол, бодро сказала она. - Предположим, ты убил человека. Объективно - это плохой поступок. Однако, для тебя - это может быть хорошим поступком, поскольку он мог угрожать чьей-то жизни. Поэтому, субъективно - это хороший поступок. Поскольку субъективность и объективность варьируются, и нет единой системы моральных ценностей - входит третье понятие, метафиктивность поступка.
  - Ты слишком часто общаешься с Акайо, мама, - улыбнувшись, вставила сидящая рядом с ней девочка.
  - Мама? - с легким интересом спросил Дмитрий.
  - Долгая история, - пожав плечами, недовольно ответила Кошка, и уголки ее рта слегка подернулись. - Так, давай второй...
  Счастливо кивнув, девочка спрятала почищенный пистолет обратно в перчатку и вытащила оттуда второй, такой же. Забрав его, Кошка продолжила свою работу по полировке.
  - Так вот... - протерев дуло и повертев пистолет в руках, ловя блики от света лампы, продолжила она. - Понятие метафиктивности действий было введено у банши для понимания природы человеческих поступков через анализ общества, в котором этот человек вырос. Оказание влияния на него посредствам не столько общества, сколько круга его общения, отношения локального правительства к народу, политической ситуации и так далее. В целом, можно сказать, что банши - понимают людей лучше, чем они сами.
  - То есть... - дослушав, потянул Дмитрий. - С метафиктивной точки зрения - убийство человека является естественным действием в случае, если на убийцу так повлияло общество?
  - Можно и так сказать, конечно, - призадумавшись, ответила Кошка. - Я не знаю всех деталей. Лучше спроси у пушистого, если будет такая возможность.
  - Пушистого? - переспросил Дмитрий. - Волк из Акраса?
  - О, так вы уже познакомиться успели? - хитровато улыбнулась девушка. - Забавно.
  Остановившись, Кошка резко метнула голову вправо, практически сразу успокоившись и приступив к дальнейшей работе. Это была всего лишь хостесс, принесшая пиво Дмитрию.
  - А, спасибо, - едва кружка опустилась на стол, поблагодарил ее он.
  - Не стоит, - улыбнулась доноши и направилась обратно в сторону прилавка.
  Проводив ее взглядом, Дмитрий прильнул к кружке и, отпив немного, вновь неуверенно посмотрел на собеседницу.
  - Дмитрий... - протянув руку через стол, начал он, но тут же поймал на себе гневный взгляд.
  - Кошка, - все еще недовольно глядя на него, коротко бросила она, но все же пожала руку. - Имена здесь ничего не значат, если только твое имя не стало твоим боевым прозвищем.
  - Феникс, - дослушав, кивнул он, и Кошка успокоилась. - А...
  - Виола, - заметив, что Дмитрий перевел взгляд на ее спутницу, холодно перебила его Кошка.
  - Ясно, - кивнул Дмитрий. - Приятно познакомиться, Виола.
  - Он что-то от меня хочет, мама? - глядя на протянутую руку, неуверенно обратилась девочка к Кошке.
  - Нет, ничего, - опустив руку Дмитрия, улыбнулась она. - Послушай, Феникс. Небольшой совет, можно?
  - А, да, конечно, - оторвав взгляд от озадаченной Виолы, разрешил Дмитрий.
  - Будь осторожен, когда хочешь завести новые знакомства, - крепче сжав начищаемый ею пистолет, нахмурилась она. - Никогда не знаешь, кто может скрываться за приветливой улыбкой.
  Решив не перечить, Дмитрий кивнул и отпил еще немного пива из кружки.
  - Вот и славно, - вновь улыбнулась она и вернула Виоле второй пистолет. - Удачи в первом бою.
  - Спасибо, - приподняв кружку, благодарно ответил Дмитрий, но Кошка лишь вновь нахмурилась. - Что-то не так?
  - Удачи... в первом... бою... - более отчетливо, и выговаривая каждое слово, повторила она. Так и не дождавшись никакой реакции от Дмитрия, она обреченно вздохнула и показала пальцем на мерцающий экран его кармашана.
  - А, о, - озадаченно взглянув на оповещение о новом сообщении, оживился Дмитрий. Поставив кружку на стол и, быстро пробежавшись глазами по пришедшему от Маркуса письму, он закрыл окно и неуверенно взглянул на Кошку. - Через два дня, массовый бой.
  - Массовый? - с интересом спросила она и усмехнулась. - Видимо, Ромалийские конфликты дают результат, раз дело дошло до массовых сражений. Число участников не указано?
  - Сказано было, что информация придет позже, - отпив из кружки, ответил Дмитрий.
  - Чую, проблемы у Маркуса сейчас с графиком боев, - вновь хитровато ухмыльнулась Кошка. - Впрочем, не удивительно. Пока Люся в отпуске - на нем лежит не только арена, но еще и работа с бумагами и отчетами.
  - А, Люцифер не может других людей назначить на это дело? - с легким интересом спросил Дмитрий.
  - Заправлять бумажной волокитой в его отсутствие? - уточнила она. - И кому, по-твоему, он может доверить это дело?
  - Ну, Волку тому же, - задумчиво ответил Дмитрий.
  - Пушистый нужен ему для более важных задач, - усмехнулась Кошка. - Впрочем...
  Бросив взгляд на экран кармашана, она неожиданно встала из-за стола. Следом за ней, встала и Виола.
  - Спасибо, что напомнил о Волке, - обойдя стол и встав рядом с Дмитрием, сказала она. - Мне на ночное дежурство заступать сегодня. Однако, благодарю за компанию и, наверное, увидимся?
  - Тебе спасибо, - привстав и пожав протянутую руку, улыбнулся Дмитрий. - Удачи на дежурстве.
  Благодарно кивнув, Кошка приобняла Виолу за плечо и они вместе направились в сторону выхода. Попутно махнув рукой хостесс, она вскоре скрылась из поля видимости Дмитрия, а потом и вовсе покинула бар.
  Задумчиво прильнув к кружке и допив остатки, Дмитрий погрузился в раздумья. Пока что к нему все относились очень добро. Словно пытаясь помочь пережить ситуацию, в которой он оказался. Возможно, здесь так было принято, но этого Дмитрий пока не мог утверждать. Он слишком мало времени провел здесь, чтобы хоть сколько-то понять причины тех или иных поступков окруживших его за это время людей.
  Грустно взглянув на пустую кружку, он встал из-за стола и, спрятав руки в джинсы, побрел в сторону лестницы. Алкоголь и позднее время делали свое дело и его слегка уже начало клонить в сон. Да и к тому же, он обещал Мелиссе, что отойдет ненадолго. Учитывая, что до первого боя ему теперь ждать еще два дня - сейчас сохранение дружеских отношений с кем-бы то ни было стало для него задачей первостепенной. Возможно, что хоть как-то, да это поможет ему в дальнейшем.
  
  Глава 10. Арена.
  
  17-ое октября 2010-го года.
  Ошиам, нижний круг Редоренкена.
  Квартира Дмитрия
  
  "Дорогой дневник!
  Прошло два дня с тех пор, как я последний раз тебя открывал. Два дня назад мне пришло сообщение, что сегодня состоится мой первой бой на арене. За это время мне удалось многое узнать о том, как выжить в бою и как не оказаться пушечным мясом на пути других бойцов. Спасибо Волку за его мудрые советы.
  Тем не менее, я сильно волнуюсь. Я не знаю, что случится, едва придет время переноса. И, в каком-то смысле - даже боюсь узнать...".
  
  Услышав монотонные звуки за спиной, Дмитрий отложил ручку и обернулся. Потянувшись, и одарив хозяина квартиры приветливой улыбкой, из-под одеяла лениво выплыла Мелисса.
  - С добрым утром, - коротко бросил он, спрятав дневник с ручкой в, уже привычный ему кармашан. Как в случае с советами - этому трудному для неподготовленного бойца фокусу научил его Волк. Несмотря на то, что Дмитрий еще не мог свободно вытаскивать предметы из инвентаря без необходимости ползания пальцами по экрану - спрятать туда временно ненужные ему вещи он все же уже мог.
  - Доброе, - подойдя к нему и обвив со спины руками шею, ответила она. - Ты рано сегодня. Не спалось?
  - Нервничаю немного, - честно признался Дмитрий, уведя взгляд в потолок. - Первый бой, как-никак...
  Аккуратно поцеловав его в темечко, девушка лишь выдавила из себя отрывистый смешок. Недовольно посмотрев на нее, Дмитрий тяжело вздохнул.
  - Слишком явный намек получился? - запустив пальцы себе в волосы, бодро спросила она.
  - Явнее не придумаешь, - грустновато усмехнулся в ответ Дмитрий.
  - Ну... - перестав пушить и без того хаотично уложенные волосы, потянула она. - Можно и явнее было бы...
  - Ты мастер подбадривать, - аккуратно зажав пальцами переносицу, заворчал он.
  Широко улыбнувшись и выпустив на свободу очередной протяжный смешок, она покинула комнату, скрывшись в душевой. Оставшись наедине с собой, Дмитрий вновь увел взгляд в потолок.
  Просидев так какое-то время в тишине, перебиваемой лишь звуком душа, он перевел взгляд на мерцающий экран перчатки.
  Быстро пробежавшись по пришедшему сообщению, он встал из-за стола и вытянулся, прохрустев спиной. Маркус прислал долгожданную информацию. Бой начнется через полчаса и его перенесет в автоматическом режиме в лобби. Что бы это ни значило...
  Размявшись и перепроверив все необходимые для успешного поединка кнопки на перчатке, Дмитрий вскоре ощутил странное чувство. Будто что-то с силой схватило его за кишки и потащило сквозь кромешную тьму, наступившую в глазах. Тьма продлилась всего несколько секунд - и вскоре, он появился в небольшой комнате, метра три на четыре со скамейкой и большим зеркалом напротив. Над ним красовалась надпись "подождите, идет подготовка арены" с электронным таймером.
  
  - Доброго дня! - вскоре после того, как таймер дошел до нуля, и надпись погасла - прозвучал, словно эхом, голос комментатора арены. - Сегодняшний график боев мы начнем с молодого, пушечного мяса! Кучка безжизненных душ сойдется в бою за право продолжить сражаться на следующих кругах!
  Едва Маркус замолчал, зеркало напротив Дмитрия перестало функционировать, как зеркало. Изображение размылось и сменилось отчетливыми очертаниями арены. Полуразрушенные многоэтажки, перевернутые машины. Дмитрий уже видел подобное. Каждый раз, когда инквизиция отправляла вознесенных на зачистку - после них оставалась схожая картина. Никого не оставлять в живых и сжечь все следы.
  На арене начали появляться люди. Посидев еще немного, Дмитрий все же смирился с мыслью, что ему нужно пройти через зеркало, дабы переместиться на арену. Подойдя вплотную и недоверчиво вглядевшись в изображение другого конца перехода, он шагнул вперед.
  - Поскольку в свете недавних событий мы получили весьма крупное пополнение, - продолжил Маркус, пока Дмитрий вглядывался в лица озадаченных новобранцев. - Первый для многих бой пройдет в приятной, ознакомительной манере. Двести восемьдесят два бойца, до первой смерти. На второй круг перейдет пятьдесят человек, оставшиеся в конце. Думаю, это чуть более чем щедро с моей стороны.
  Зевнув, Маркус старательно оттягивал момент начала боя. Откуда-то издалека, словно эхом, доносился рев трибун. Самих же их не было видно. Словно арена и ее зрители - существовали отдельно друг от друга. По крайней мере, со стороны перспективы бойцов.
  - Что ж, жалкие душонки, - лениво продолжил он. - Ничего вкусного на арене вам не будет оставлено. Сражайтесь своими силами. И удачи победителям! Три...
  Едва комментатор начал отчет, Дмитрий заметил, что многие бойцы начали разбегаться из точки переноса, в которой оказался он. Решив поступить так же, он быстро побежал вдоль улицы в сторону полуразрушенного двухэтажного дома. Из обломков стен торчала арматура, крупный кусок стены - послужил бы ему естественным укрытием на арене.
  - Два... - прозвучало чуть протяжнее, чем раньше.
  Оглянувшись назад, Дмитрий успел заметить, что в центре почти никого не осталось. Немного успокоившись и решив, что бой хоть сколько-то да затянется - он вновь глянул вперед, в сторону запланированного укрытия. Впереди, между домами, сновали другие бойцы из, видимо, других точек переноса.
  - Один... - теперь голос Маркуса прозвучал мерзко. Он словно предвкушал запланированный хаос и не мог дождаться, пока все это начнется. - Да будет пролита кровь!
  Едва успев кувыркнуться за укрытие, Дмитрий ощутил на боевой конструкции град выстрелов. По всей видимости, кто-то успел взять его на мушку, пока он старательно добирался до своего укрытия.
  Вскоре, выстрелы прекратились, а толпа вновь загудела.
  - Первая кровь! - радостно воскликнул комментатор. - Ну же, жмем! О, вот и вторая! И третья! Молодцы, молодцы!
  С каждой новой смертью на арене, толпа все больше радовалась и шумела. Словно лишь для этого они и собрались - дабы посмотреть, как кучка таких же грешников, как и они - разносят друг друга на маленькие кусочки.
  - Осталось двести пятьдесят человек, - вскоре анонсировал Маркус. - Жмем, жмем, жмем!
  Пробежавшись по инвентарю и выделив свой, подаренный комментатором арены, вершитель - небольшой, но достаточно маневренный пистолет со слегка удлиненным, но узким дулом, Дмитрий аккуратно выглянул из-за верного куска стены. В следующий миг, рядом с ним пролетела пуля, чуть не попав ему в ногу рикошетом.
  - Вот же... - поморщившись, выругался Дмитрий, но тут же пригнулся. Над головой просвистела пуля от подкравшегося к укрытию бойца.
  - Я... - держа дрожащей рукой пистолет и глядя на потенциальную жертву, неуверенно начал он.
  - Знаю... - направив на него вершитель, коротко сказал Дмитрий. - У меня тоже нет выбора.
  Курок щелкнул, прозвучал тихий, характерный для этой модели пистолета короткий выстрел. Подкосившись, от прошедшей сквозь шею пули оппонент выронил оружие и упал лицом о каменный пол. Спустя несколько секунд, его тело объяло пламенем. За считанные мгновения, тело сгорело в странном, не обжигающем сидящего рядом Дмитрия огне. Не оставив и следа от поверженного врага.
  - Сто пятьдесят человек! - радостно сообщил комментатор. - Ну же, давайте, активнее ребята!
  Крепко прижимая пистолет к груди, Дмитрий тяжело дышал. Ему уже приходилось убивать, но до этого он никогда не смотрел в глаза своей жертве. Все это время, он либо стрелял издалека, либо не поддерживал зрительного контакта. Теперь же, на него пришлись страх и ненависть. Навсегда застывшие чувства в глазах только что убитого им бойца.
  - Сто двадцать! - все также восторженно перебил поток мыслей дрожащего Дмитрия Маркус. - Бегом, бегом! Осталось чуть больше половины!
  - Ублюдок... - пробубнил себе под нос Дмитрий. - Радуешься смерти, гад?
  - Сотня! - словно проигнорировав вопрос, бодро объявил комментатор. - Поскольку все так замечательно спрятались, и отсеивание займет чуть больше времени - меняем правила!
  - Меняем правила?.. - нахмурившись, повторил за ним Дмитрий.
  - Никаких укрытий! - воодушевленно продолжил Маркус. - Все, кто будет находиться после сигнала в укрытии более трех секунд - сгорят заживо! Огнестрельное оружие - также заблокировано! Да начнется мясорубка!
  Едва он закончил, над ареной разнесся громкий гул. Вершитель, который Дмитрий столь трепетно держал в руках - растворился в воздухе с яркой вспышкой. Вместо него - в руке появился клинок.
  - Три... два... - начал вести отсчет комментатор. Решив не испытывать судьбу, Дмитрий выскочил из-за своей спасательной стены и с радостью заметил, что не он один озадачен новыми правилами. - Один! Кто спрятался - я не виноват!
  Арена наполнилась криками. Теперь уже не трибун, но бойцов. По всей видимости, Маркус не шутил, когда сказал, что сожжет заживо всех, кто скрывался от сражения.
  Остановившись, Дмитрий озадаченно посмотрел на руку. Прочно сжимающие рукоять клинка пальцы - теперь просто поддерживали форму. Оружие исчезло.
  - Что же, выбежало лишь сорок девять человек из пятидесяти нужных для победы, - зевнув, недовольно заворчал Маркус. - Тем не менее, сорок девять бесполезных душонок - поздравляю вас! Ваши бесполезные трупы продолжат сражаться уже на втором круге. В любом случае, все сорок девять бойцов переводятся в Вашиам. И желаю вам удачи, сгустки собственных воспоминаний!
  С этими словами, трибуны вновь взревели, а Дмитрий ощутил уже знакомое ему чувство от автоматического переноса.
  Едва тьма рассеялась - он вновь очутился в своей квартире. Однако теперь - все выглядело на порядок гостеприимнее. Дощатый пол покрылся более густым слоем лака. Исчезли зазоры и куски обваливающихся стен. Царапины на столе затянулись, а деревянный стул - покрылся мягкой обивкой.
  Слегка недоумевая, Дмитрий подошел к окну. Оно выходило на, некогда родной ему Ошиам. Отсюда, даже через стену, большую часть низшего круга Редоренкена было видно, как на ладони. По дорогам лениво ездили машины, новобранцы, окруженные отрядами банши, боязливо осматривали новое место жительства.
  На какой-то момент, Дмитрий даже проникся осознанием своего превосходства над ними. Он больше не был "воро", как его успели прозвать на языке банши. Теперь, хоть в каком-то смысле, он мог смотреть в глаза другим бойцам, как равным. Не столь равным, как ему хотелось бы - но все лучше, чем быть простым "воро" и источником "безгранично понимающих кивков и взглядов".
  
  Глава 11. Прогулка со смертью.
  
  18-ое октября 2010-го года.
  Вашиам, шестой круг Редоренкена.
  Квартира Дмитрия.
  
  "- У меня тоже нет выбора..."
  Прогремел выстрел и Дмитрий проснулся. Воспоминания о первом убийстве на арене никак не хотели оставить его в покое и уже вторую ночь подряд возвращались во сне.
  Присев и утерев лоб, он лишь недовольно сощурился, переведя взгляд на стол. Счастливо улыбаясь и размахивая ногами в воздухе, на нем сидела знакомая ему девушка в черном плаще и с розовыми волосами.
  - Плохой сон, Феникс? - заботливо спросила она, не снимая с лица крайне довольной улыбки.
  - Да, есть такое, - поникнув, пробормотал Дмитрий. Призадумавшись, он вновь перевел взгляд на девушку. - Вивьен, да?
  - Ну, мне привычнее мисс Аддерли, - пожав плечами, ответила она. - Но, если хочешь, могу побыть и просто Вивьен.
  - И давно вы здесь, мисс Аддерли? - коротко усмехнувшись, отчего Вивьен недовольно, но весьма миловидно нахмурилась, спросил Дмитрий.
  - Я всегда здесь, - показав пальцем в сторону перчатки Дмитрия, ответила она и спрыгнула со стола, направившись в сторону кровати. - Ну, как, всегда... трудно объяснить.
  - Можешь попробовать, - поджав под себя ноги, когда Вивьен села на одеяло, предложил он.
  - Эм... будучи кайши, Лимб разбивает меня на множество копий, - призадумавшись, начала она. - Каждая копия - находится в кармашанах бойцов, встречает мертвых и так далее. Есть я, и есть десятки тысяч копий меня. Вместе со мной, этому также подвержен и Маркус. Будучи комментатором арены, его, эм, копии встречают бойцов вместе с моими...
  - То есть... - пытаясь переварить полученную информацию, нахмурился Дмитрий. Его надежды спокойно выспаться и проснуться сначала были прерваны кошмаром, а теперь еще и очередным потоком поводов для обдумывания. - Когда я умер, то меня встречали не вы с Маркусом, а ваши копии?
  - В каком-то смысле да, - пожав плечами, ответила она. - Мы храним воспоминания, полученные не только нами, но и нашими двойниками. В целом, и наши копии опираются на наши воспоминания, когда действуют. Формально, будучи раздробленными на тысячи - мы все равно в каждом из тел остаемся собой. Я... это, в общем, трудно объяснить и особо тебя не касается.
  Довольно высунув язык, Вивьен увела взгляд в потолок. Дмитрий же недовольно нахмурился и перевел взгляд на перчатку.
  - Если ты всегда внутри кармашана, - неуверенно начал он. - То, когда мы с Мелиссой...
  - Ну, ты неплохо справился, - усмехнулась Вивьен, не дав ему закончить. - Тем не менее, не будем об этом, я здесь по делу.
  - Ты или твоя копия? - нахмурился Дмитрий.
  - Хм... - почесав подбородок, задумчиво ответила она. - Смотри. В Лимбе, наши копии имеют свойство быть настоящими. Нас можно трогать, ударить - в принципе, то же самое мы можем сделать и в ответ. За пределами Лимба, скажем в городе - такой функции наши двойники не имеют.
  - И что ты мне предлагаешь сделать? - с легким интересом спросил Дмитрий. - Попробовать потрогать тебя, чтобы узнать, настоящая ли ты?
  - Ха, хорошая мысль, - обрадовалась Вивьен и проползла по одеялу, сев на подогнутых под себя ногах рядом с подушкой. Опершись на руки и нависнув над лицом Дмитрия, она хитровато улыбнулась и продолжила: - попробуй взять меня за грудь.
  - Я не... - смутился Дмитрий.
  - Ну же, давай, - сильнее обрадовалась она. - Все равно не сможешь дотронуться. И рука просто пройдет насквозь.
  Недовольно сощурившись, Дмитрий все же смирился с предложением и неуверенно дотронулся до груди свободной от перчатки, правой рукой. Вцепившись в мягкую плоть, пальцы подверглись потоку тепла, а Вивьен лишь вздрогнула и напряженно схватила ртом воздух.
  - Видишь, настоящая, - тяжело дыша и слегка покраснев, сказала она, от чего Дмитрий сразу же оторвал руку от груди, вызвав тем самым радостный смешок со стороны кайши.
  - Извращенка... - нахмурился Дмитрий.
  Выпрямившись и поправив волосы, она лишь коротко подмигнула. Глядя еще какое-то время на недовольно-смущенное лицо Дмитрия, Вивьен увела взгляд в потолок и уползла обратно на пол.
  - Еще скажи, что не понравилось, - недовольно заворчала она.
  - Нет, я не это имел в виду, - попытался оправдаться Дмитрий, но лишь вновь сдвинул брови, едва Вивьен рассмеялась. - Странная ты...
  - Это ты странный, - успокоившись, ответила она. - Ты мертв, но ведешь себя, как живой. Переживаешь из-за убийств, которые совершаешь на арене. Боишься спать с вельши только из-за того, что чувствуешь себя неуверенно. Просто успокойся и наслаждайся жизнью после жизни, Феникс.
  - Я... - коротко потянул Дмитрий, но помотал головой и выдавил из себя неуверенную улыбку. - Да, наверное, ты права...
  - Вот и чудно, - обрадовалась она и спрятала руки за спиной. - Тогда собирайся.
  - Куда?
  - Ну, нужно отметить твою первую победу, - неуверенно сказала Вивьен. - Да и ввести тебя в курс дел не помешает.
  - А остальные? - с легким недоумением спросил Дмитрий. - Я ведь не один выиграл в бою, верно? Сколько там... сорок девять человек перешло на второй круг, разве нет?
  - Во-первых - тебя не должно заботить, что происходит с другими бойцами арены, - вежливо заметила она. - Во-вторых, не ты первый и не ты последний, кому я помогаю. Просто так сложилось, что ты - немного быстрее остальных начал вклиниваться в общий процесс жизни в Редоренкене. Уже успел познакомиться поближе с Мелиссой, с бойцами из элиты.
  - Тем не менее...
  - Тем не более, - недовольно перебила его Вивьен. - Есть ряд причин, по которым я помогаю именно тебе. Однако они тебя не касаются.
  - Эм... - виновато почесав затылок, потянул Дмитрий, но заметив на себе грозный взгляд кайши, коротко кивнул. - Я могу узнать об этом потом?
  - Посмотрим, - холодно ответила она. - Ничего не обещаю. И сам тоже не думай об этом - пока что, твое дело быть благодарным за помощь. Остальным я просто отправила весточку, с двумя также встретилась лично. На всех у меня просто не хватит времени. По крайней мере, ты не более "уникален", чтобы ты там не думал своим примитивным мертвым мозгом, чем те двое, с кем я тоже решила пройтись лично.
  - Я не...
  - Довольно! - махнув рукой в сторону пола, громко перебила Дмитрия Вивьен. От ее выкрика, он на мгновение почувствовал, как сперло воздух вокруг. Что в тот миг ему было нечем дышать, а сердце - словно остановилось и лишь спустя мгновения продолжило гонять кровь. - Будь чуть сговорчивее, когда дело касается меня или Маркуса. Не задавай лишних вопросов - рано или поздно ты и так получишь на них ответы. И не будь занудой.
  - С последним будут проблемы, - усмехнулся Дмитрий, но поймав на себе недовольный взгляд собеседницы - нервно сглотнул и кивнул.
  - Чудно, - широко улыбнувшись и спрятав руку обратно за спину, продолжила она. - Тогда собирайся. Пройдемся по магазинам.
  Неуверенно нахмурившись, Дмитрий тяжело вздохнул и выполз из-под одеяла. Что бы ни задумала Вивьен - очередного всплеска недовольства с ее стороны ему уже явно не хотелось.
  
  - Пойдем, - выйдя из подъезда вместе с Дмитрием, бодро сказала она, глядя, как тот озадаченно встал на месте.
  - Воздух... - неуверенно потянул он, почувствовав, что его потянули за рукав. - Он не такой, как в другом районе...
  - Неужели? - хитровато улыбнувшись, спросила она, ведя своего спутника через парковку. - И какой же он здесь?
  - Не такой спертый... - все также озадаченно ответил Дмитрий. - Не так давит.
  - Ты еще в Донокене не был, - сказала она и отпустила многострадальную руку Дмитрия. - Тем не менее, нам сюда.
  Свернув за угол и идя вдоль небольшой улочки между двумя жилыми многоэтажками, она лишь каждый раз безразлично поднимала руку, когда кто-то начинал садиться на колено. Вскоре, они вновь вышли на широкую дорогу, ведущую в сторону торговой площади.
  - Хм... - добравшись до развилки между четырьмя магазинами, задумчиво потянула Вивьен.
  - Что-то не так? - спросил Дмитрий.
  - Да нет, думаю просто, - коротко взглянув на собеседника, отмахнулась она и вновь продолжила вглядываться в улицу. - Давай, для начала разберемся с гардеробом?
  - Но, мне и так неплохо... - неуверенно начал Дмитрий, но тут же замолчал, когда Вивьен схватила его за руку и звонко рассмеялась, бегом потянув в сторону белоснежного здания, над входом которого висела вывеска с клубком ниток и иголкой. - Вот же...
  - Замолчи и наслаждайся, - чуть не сбив озадаченного бойца по пути и безразлично махнув рукой доноши на входе, бросила она.
  Поведя глазами, Дмитрий лишь обреченно усмехнулся и вошел следом за Вивьен в магазин.
  
  Первое, что привлекло его внимание - антураж магазина. В отличие от привычных вешалок с кучей одежды, манекенов и прочего, к чему он привык - заведение было уставлено растениями и будками для переодевания.
  - Добра, Кирстен, - все также воодушевленно поздоровалась Вивьен с рыжеволосой девушкой у прилавка.
  - День добрый, мисс Аддерли, - кивнув, ответила она и перевела взгляд на Дмитрия. - На обучении?
  - Нет, не совсем, - немного покраснев, ответила Вивьен. - Просто решила, что ему неплохо было обновить гардероб.
  - Да уж, - усмехнулась Кирстен, оценивающе взглянув на Дмитрия. - Как зовут?
  - Феникс, - коротко ответил Дмитрий, едва поймав на себе ожидающий взгляд Вивьен.
  - Феникс, Феникс... - задумчиво потянула девушка, уведя взгляд в потолок и почесывая пальцем подбородок. - Хм, даже не знаю... можно, что-нибудь красненькое подобрать, под стать прозвищу. Может, плащик какой... о, или черное что-нибудь! Как Ворону, например - до сих пор в восторге! Хм...
  - Эм... - почесав затылок, прервал ее обдумывание Дмитрий. - Понимаю, что выбора у меня нет, но... можно я тогда сам хоть выберу себе наряд?
  - По памяти или так? - с легким интересом спросила Кирстен.
  - Можно сказать, что и по памяти, - улыбнулся Дмитрий. - Если есть возможность, то я попробовал бы нарисовать... эм, Кирстен, что ты делаешь?
  - Давай руку, - протягивая через прилавок кармашан, улыбчиво ответила продавщица.
  - Вивьен, что она делает? - попытавшись еще помозговать насчет происходящего, обратился к своей спутнице Дмитрий.
  - Точно, тебе же еще не приходилось делиться воспоминаниями... - призадумавшись, улыбнулась Вивьен и потянулась к кармашану Дмитрия. - Смотри...
  Нажав на иконку, она вызвала практически пустую панель с одной только папкой - "Феникс". Зайдя в нее, она открыла Дмитрию чуть ли не безграничную по своей длине видеозапись.
  - Выдели нужный отрезок, - отпустив руку, предложила она. - Потом объясню, что делать дальше.
  Кивнув, Дмитрий пролистнул запись до нужной ему точки почти три года назад. Призадумавшись, он нажал на начало воспоминания и провел пальцем по экрану, пытаясь выделить кусок. К его счастью, это сработало, и он облегченно протянул руку с выделенным отрезком Вивьен.
  - Славно, - стукнув дважды пальцем в выбранный отрезок, коротко сказала Вивьен. - Сохраню в отдельную папку.
  - Эм, хорошо, - озадаченно сказал Дмитрий, но решил больше не спорить. Пока что, действия спутницы ничем плохим для него не оборачивались.
  - Готово, - закрыв воспоминание, сообщила Вивьен и вернулась обратно на экран с папками. Теперь, рядом с "Фениксом" появилась еще и папка "Отрывки".
  - И, что дальше? - получив свою руку обратно и зайдя в папку, спросил Дмитрий.
  - Нажми и выбери "передать", - улыбчиво ответила девушка. - Так твой кармашан будет готов к транспортировке воспоминаний в другой кармашан.
  Немного смутившись, Дмитрий все же кивнул и сделал, как она просила. Протянув Кирстен руку, он вдруг почувствовал сильную головную боль. Перед глазами вновь пролетели воспоминания о трудном задании, которое он выделил на своем экране и теперь передавал продавщице.
  
  Глава 12. Белый Феникс.
  
  9-ое марта 2007-го года.
  Восточное побережье Ромалии, Федороблаженск.
  Проспект имени Кирилла Справедливого.
  
  - Чисто, - зажав пальцами прикрепленный к вороту микрофон, коротко сказала Мария. Отойдя от окровавленного, но все еще дышащего мужчины, она уверенно направила на него пистолет. Два коротких выстрела - и дыхание оборвалось.
  - Подожди, Феликс же просил просто оглушить его, - недовольно зазвучал голос Дмитрия в ее наушнике.
  - Он сопротивлялся, - опустив оружие и направившись в сторону двери, мрачно улыбнулась она. - У тебя как? Справился с задачей?
  - Лицо поцарапала немного, - коротко бросил Дмитрий и замолчал, услышав за спиной скрип двери. Наставив пистолет на образовавшийся зазор, он тяжело вздохнул и успокоился, опустив оружие. В комнату вошла Мария.
  Недовольно взглянув на своего, сидящего на корточках, напарника, она подошла ближе и перевела взгляд на лежащую перед ним на полу женщину. Бархатный халат был частично порван, на лице виднелись побои. Однако вздымающаяся время от времени грудь привлекла ее внимание. Женщина была еще жива.
  - Стой, что ты... - начал Дмитрий, но практически тут же зажмурился. Просвистела очередная пара выстрелов. - Вот же...
  - Она тоже сопротивлялась, - безразлично сказала Мария и ловким движением высвободила магазин. Оценивающе взглянув на три оставшиеся пули, она также легко загнала его обратно и безразлично направилась в сторону двери.
  - Иногда ты меня пугаешь, - покачав головой, тихо бросил в спину Марии Дмитрий.
  - Попробуешь мне помешать? - остановившись, спросила через плечо она.
  - Чтобы потом Феликс услышал, что я тоже сопротивлялся? - грустновато усмехнулся Дмитрий, нагнав напарницу. - Нет уж, спасибо...
  Нахмурившись, Дмитрий выхватил оружие из кобуры и вместе с Марией вышел в гостиную. Сверху донеслись тяжелые, быстрые шаги. По всей видимости, кроме мужчины с женщиной - в доме оставался еще кто-то.
  - Будь на связи, - шепнула Мария, едва они поднялись вверх по лестнице. Получив от Дмитрия одобрительный кивок, она свернула влево и вскоре исчезла в темноте коридора.
  Проводив ее взглядом, он крепче сжал пистолет и взял вправо. Проходя мимо одной двери за другой, он аккуратно прислушивался к малейшему шуму. Если выживший еще здесь, то он либо сильно напуган, либо ждет в засаде. В обоих случаях - характерный шум можно было услышать; тяжелое дыхание, нервные движения и прочие мелочи - каждая могла выдать местоположение потенциального врага.
  Наконец, возле одной из дверей ему повезло, и он услышал долгожданный шум. Тяжелое дыхание, перебиваемое короткими всхлипываниями.
  Глубоко вдохнув, Дмитрий резко навалился плечом на дверь. Направив дуло под приоконный стол, он какое-то время медленно подходил ближе, оглядываясь лишь глазами по сторонам. Остановившись и взглянув в окно на предмет наличия кого-либо за спиной, как когда-то учил его Феликс, он успокоился и включил фонарик на стволе.
  - Дим, что там у тебя? - зазвучал напряженный голос в динамике, перебиваемый шагами.
  - В порядке, это мелкий, - держа пистолет наставленным на заплаканного мальчишку под столом, ответил Дмитрий.
  - Но, он же должен быть за городом, - озадаченно потянула Мария. - Какого черта?
  - Видимо вернулся раньше, - присев посреди комнаты на корточки и свеча в глаза мальчику, ответил Дмитрий. - Что делать будем?
  Сердце Дмитрия екнуло. Ответом послужил свистящий выстрел из-за спины.
  - Ты... - глядя на лежащее бездыханно тело мальчишки, выдавил из себя он. - Зачем?
  - Он видел твое лицо, - положив руку на плечо Дмитрию, виновато ответила Мария. - Я не могла допустить, чтобы он смог тебя опознать.
  - Но, он же еще ребенок... - все еще глядя на тело, тихо потянул Дмитрий. - Он...
  - Извини, - сильнее вцепившись пальцами, коротко бросила Мария.
  - Вот же... - проведя ладонью по лицу, покачал головой он. - Понимаю, все трое "сопротивлялись"?
  - Нет, - отпустив плечо Дмитрия, ответила Мария. - Он не сопротивлялся. Он видел.
  Неуверенно бросив осуждающий взгляд в спину покидающей комнату Марии, Дмитрий резко направил пистолет на окно. Еще какое-то время глядя на блик от фонарика в окне, он тяжело вздохнул и выпрямился. На мгновение, ему показалось, что кто-то еще был в комнате.
  Спихнув свой временный глюк на усталость, Дмитрий почувствовал, будто кто-то прошел рядом. Вновь оглядевшись по сторонам, он лишь протер пальцами глаза и даже не заметил, как подошел к столу.
  Его взгляд упал на незаконченный рисунок. Мужчина, с черными, длинными волосами. В аккуратных, квадратных очках и белом пиджаке поверх черной, заправленной в такие же белые брюки рубашки.
  Какое-то время, Дмитрий еще озадаченно рассматривал рисунок, после чего перевернул лист. На обратной стороне карандашом, детским почерком было нацарапано "мой лучший друг".
  Грустновато усмехнувшись, он поставил пистолет на предохранитель и положил на стол, аккуратно сложив лист пополам несколько раз. Глянув в окно и убедившись, что Мария не наблюдает за ним, Дмитрий спешно спрятал сложенный рисунок в джинсы. Подняв пистолет и бросив последний, озадаченный взгляд на мертвого мальчишку, он покинул комнату, плотно закрыв за собой дверь. На этом - воспоминание оборвалось.
  Отпустив руку Дмитрия, Кирстен коротко кивнула и предложила ему следовать за ней. Ответив также лишь коротким кивком, он спрятал правую, свободную от кармашана руку в карман и ушел в сторону раздевалок.
  
  - Страшная она, - стоя у двери и ожидая, пока Дмитрий приведет себя в порядок, коротко потянула Кирстен.
  - Машка-то? - прозвучал в ответ короткий смешок. - Ну, она не виновата, что стала такой.
  - Ее отец был профессиональным снайпером, - объяснила Вивьен продавщице за Дмитрия. - Работал на Инквизицию. Убил собственную жену за подозрения в государственной измене. Мария сбежала и присоединилась к сопротивлению, а самого его - вскоре приговорили к "священному суду". Двадцать одно пулевое ранение. Суд он не прошел, бог его не спас, значит, и вина его была доказана. Так ведь у вас в Ромалии сейчас дела решают, да Феникс?
  - Говоришь, Машка страшная? - призадумавшись, вновь усмехнулся Дмитрий.
  - Так, ты на что там намекаешь? - недовольно заворчала Вивьен, скрестив руки на груди, от чего Кирстен лишь виновато прикрыла рот ладонью, подавив смешок.
  - Да так, мысли вслух... - коротко ответил он и открыл дверь. - Нормально выглядит?
  - Слишком официально, - оценивающе взглянув на костюм, недовольно покачала головой Вивьен. - Хм...
  Подойдя к Дмитрию, она присела на корточки, напряженно глядя на него снизу вверх. Сглотнув, он постарался вытянуться и не подавать виду, что хоть сколько-то да смутился от подобного поведения со стороны девушки.
  - Кирстен, есть предложение, - встав, обратилась Вивьен к продавщице. - Смотри...
  Оттянув рукав на левой руке, и превратив свою металлическую перчатку в кармашан, Вивьен бодро протянула его Кирстен. Какое-то время они молча стояли друг напротив друга. Вскоре, передача воспоминаний была завершена, а продавщица напряженно нахмурилась, обдумывая полученную информацию.
  - Думаю, ему подойдет, - почесав подбородок, улыбчиво сказала Кирстен и радостно хлопнула в ладоши. - Так, ты, Феникс, залазь обратно в кабинку!
  - Зачем? - смутившись, спросил Дмитрий.
  - Феникс, помнишь, о чем тебя просил Маркус? - выдавив аккуратную, хитроватую ухмылку, ответила ему вопросом на вопрос Вивьен. - Будь благодарен за наше желание помочь. Слушай нас, пока во всем не разберешься и не станешь действовать самостоятельно. Пока этого не случилось - прошу, я и Маркус будем направлять тебя.
  - Вивьен? - неуверенно спросил Дмитрий, однако девушка увела взгляд в сторону, плотно вцепившись правой рукой в рукав.
  Переглянувшись с Кирстен, он тяжело вздохнул и кивнул, вскоре захлопнув за собой дверь кабинки. Облегченно проводив его взглядом, Вивьен отошла к прилавку. Сама же Кирстен - принялась набирать что-то на экране своего кармашана, как уже делала до этого, передавая воспоминания Дмитрия кабинке. Теперь, вместо воспоминаний клиента - ей нужно было сделать все максимально аккуратно. Работа с памятью бойцов - одно, а принимать заказ от кайши для нее каждый раз сопровождалось стрессом. Одна оплошность - и ее вполне могли отправить обратно в недра Кайнакена, на, как называли это сами банши, "воспитательные работы".
  Закончив, наконец, подготовку запрошенного Вивьен костюма и несколько раз все перепроверив, Кирстен вновь взглянула на кайши. Та непринужденно сидела на прилавке и с кем-то активно переписывалась через перчатку, счастливо улыбаясь.
  Выдавив из себя короткий смешок, Кирстен спрятала руки за спиной, ожидая выход клиента из кабинки для переодевания. Вскоре, дверь отворилась.
  
  Глава 13. Зеркала.
  
  21-ое октября 2010-го года.
  Вашиам, шестой круг Редоренкена.
  Квартира Дмитрия.
  
  "Дорогой дневник!
  Со дня моей смерти прошла неделя. Столько хочется тебе рассказать, а даже и не знаю, с чего начать. Странно это; вроде и для себя пишу, а сам сомневаюсь, как лучше было бы оформлять текст. Словно буду кому-то показывать потом. Неоднозначное чувство, однако.
  В общем, не суть. Вчера в городе было сильное оживление. Полно людей на улицах, да и эти, банши и прочие "-ши"занутые явно напряжены последнее время. Бездельно разгуливают, словно что-то ищут. Или ждут. Непонятная ситуация, а Маркус, гад, молчит и на мой вопрос отвечать отказался. Да и Вивьен не видел уже два дня. Спешно рассказала мне, как пользоваться гардеробом и куда-то пропала, получив сообщение.
  Не знаю, что происходит. Боев на горизонте не видно, и, если есть возможность размять кости - грешно было бы ей не воспользоваться. Грешно... забавно. Когда-то меня это слово пугало. Потом - стало образом жизни. Теперь же, ничего кроме легкой улыбки не вызывает. Возможно, Вивьен была права. Может, мне и правда стоило расслабиться и смириться с мыслью, что я больше не живой?.."
  
  Отложив ручку, Дмитрий оглянулся на протяжный вздох и шум со стороны кровати. Чуть слышно усмехнувшись, глядя, как Мелисса счастливо уткнулась лицом в подушку, он вернул дневник с ручкой обратно в кармашан.
  - М?.. - нахмурившись, сонливо потянула Мелисса. Слегка повернув голову и взглянув одним глазом на севшего рядом Дмитрия, она лишь немного поерзала и вновь улыбнулась. - Давно встал?
  - Полчаса назад где-то, - протерев лицо, бросил Дмитрий. - Слушай, Мель...
  - Да? - зевнув, коротко сказала она.
  - Ты же тоже из этих, - повернувшись к ней, продолжил он. - На "ши". Как там...
  - Вельши? - улыбчиво предположила она. Получив в ответ одобрительный кивок, она протерла глаза и вновь коротко зевнула. - Я вельшишан, а не вельши.
  - Тем не менее, ты ведь одна из них, да? - помотав головой, спросил Дмитрий.
  - Не совсем, - виновато ответила Мелисса. - Мы отличаемся от простых вельши. Мы никогда не были...
  Запнувшись, она испуганно посмотрела на заинтересованного Дмитрия. Улыбнувшись, Мелисса положила руку ему на плечо.
  - Скажем, мы с ними не похожи, - продолжила она. - Вельши - третья ступень развития банши. Вельшишан - те, кто никогда не был банши, но к чьим приказам они относятся с большим почтением, словно получили их напрямую от кайши. В общем, лучше не забивай себе голову этой чепухой и залезай обратно под одеяло.
  - Подожди... - почувствовав, как аккуратный маникюр Мелиссы потихоньку впивается в его плечо, нахмурился Дмитрий. - Ты говорила, что кармашан - переводится, как "коготь демона". Значит, вельшишан?..
  Запнувшись, Дмитрий озадаченно сдвинул брови, едва рука Мелиссы выпустила его плечо и покрылась перчаткой с мерцающим экраном. Открыв письмо, девушка быстро пробежалась глазами по тексту и озадаченно почесала затылок.
  - У тебя как с боями в ближайшее время? - избавившись от перчатки, улыбчиво спросила она.
  - Пока информации нет, - обреченно вздохнув, пожал плечами Дмитрий. - К чему вопрос?
  - Составить компанию не хочешь? - улыбнувшись еще шире, продолжила Мелисса.
  - В бар опять собралась? - закатив глаза, недовольно заворчал он.
  Коротко хихикнув, Мелисса схватила его за шею и завалила на спину. Под красноречивые недовольства, она все же утянула Дмитрия обратно под одеяло.
  
  - Будешь? - выйдя с Дмитрием, натягивающим на себя попутно белый плащ, спросила Мелисса, протянув открытую пачку сигарет.
  - Нет, спасибо, - поправив ворот, коротко ответил он.
  Пожав плечами, девушка ловко вытащила сигарету и спешно подкурила. Слегка поморщившись, Дмитрий спрятал руки в карманы плаща и увел взгляд в сторону парковки. Ожидаемой машины на месте не оказалось.
  - Как знаешь, - выпустив клубок вишневого дыма, безразлично бросила Мелисса и материализовала в воздухе небольшое зеркальце, тут же остановившись. - Блин...
  - Что случилось? - усмехнулся Дмитрий, глядя на непонятные попытки спутницы поправить бровь.
  - Опять лохматая, - выдавив из себя нервный смешок, ответила она и облизнула пальцы. Оценивающе глядя, получилось ли хоть что-то сделать с помощью слюны, она требовательно посмотрела на Дмитрия. - Нормально выглядит?
  - Не вижу разницы, - озадаченно сказал он, тут же ощутив на себе уничтожающий прищур.
  - Ладно, потом разберусь с этим, - тяжело вздохнув, сказала она и избавилась от зеркала. - Так, секунду...
  Щелкнув окурок в сторону газона, она вызвала перчатку. Пробежавшись пальцами по экрану, Мелисса молча опустила руку. Практически тут же, в метре от них с Дмитрием в воздухе появилось крупное зеркало.
  - И правда разницы нет, - обреченно вздохнула Мелисса, едва увидев свое отражение. - Ты уже путешествовал через зеркала?
  - М, нет, не приходилось, - виновато почесав затылок, ответил Дмитрий. - А могу?
  - Самостоятельно нет, официально на четвертом кругу появится возможность, - задумавшись, продолжила Мелисса. - Но, через фиксированные и чужие зеркала - вполне.
  - Ясно, - кивнул Дмитрий. - А к чему вопрос?
  - Просто спросила, - улыбнувшись, ответила она. - Заходи первым тогда. Если я пройду - зеркало исчезнет, и будешь ждать, пока вернусь.
  - Заходить?.. - неуверенно спросил Дмитрий, но заметив, что Мелисса вновь готовится к выдаче безграничного потока информации - лишь опять кивнул. - Попробую.
  Подойдя к своему отражению, он неуверенно дотронулся до поверхности. От прикосновения, по отражению прошлась легкая рябь, словно он только что опустил палец в воду.
  Вернув руку обратно в карман, Дмитрий на всякий случай задержал дыхание и шагнул вперед.
  
  - Видишь, все не так страшно, - практически сразу услышал за спиной голос Мелиссы Дмитрий.
  - Пожалуй, это было даже приятно, - почесав затылок, усмехнулся он. Проводив взглядом растворившееся в воздухе зеркало, он обреченно покачал головой. Их перенесло к входу в "Семь пьяных демонов". - Так и знал.
  - А, Мелисса, добрый день, - перебил поток недовольных мыслей знакомый голос. Обернувшись, Дмитрий лениво махнул рукой Акайо, появившемуся из зеркала. - О, и Феникс здесь? Милый плащ.
  - Добра, Волк, - благодарно кивнув, ответил Дмитрий. - Спасибо.
  - Право, не стоит, - спрятав руки за спину, добродушно ответил Акайо. - Тем не менее, Мелисса... сомневаюсь, что мисс Аддерли будет в восторге, если новобранец пойдет с нами на собрание.
  - Вивьен тоже здесь? - не дав Мелиссе ответить, с интересом спросил Дмитрий.
  - Вивьен? - слегка смутившись, повторил за ним Акайо. Призадумавшись, он коротко усмехнулся и направился в сторону входа в бар. - Видимо, проблем не возникнет. Она мало кому разрешает называть себя по имени.
  - Тебе, как понимаю, не разрешает? - хитровато улыбнувшись, спросил Дмитрий.
  - Несколько раз просила, - попытавшись сделать вид, что не среагировал на подколку, все также невозмутимо продолжил Акайо. - Договорились, что при посторонних я все же не буду ее называть по имени.
  - Вы с ней милые, - виновато потупив взгляд, аккуратно встряла в разговор Мелисса. - Ну, с Вивьен.
  - Вздор, - недовольно бросил в ответ Акайо. - Меня Ардарика на стельки пустит, если услышит нечто подобное.
  - Не сомневаюсь, - хихикнув, ответила Мелисса и приветливо подняла руку открывшему дверь доноши. - Как она, кстати?
  - Вполне прекрасно себя чувствует, спасибо, - кивнув, ответил Акайо. - Насколько знаю, у нее на следующей неделе будет бой. Если хочешь, можешь зайти, угощу чем-нибудь, да вместе посмотрим.
  - Буду крайне рада, - кивнув, улыбчиво ответила Мелисса.
  Идя по полупустому первому этажу, Дмитрий лениво плелся в хвосте, пока его взгляд не упал на столик у окна. Счастливо и широко улыбаясь, ему махала Виола. Оторвавшись на миг от протирания пистолета, ему также махнула Кошка, практически тут же вернувшись, по всей видимости, с ее точки зрения к куда более интересному занятию.
  Глупо улыбнувшись и аккуратно подняв руку, Дмитрий чуть не вошел в стол. Поймав на себе недоумевающий взгляд Мелиссы, он лишь поднял перед собой руки, что все хорошо.
  - Эм, ладно, - неуверенно потянула Мелисса и вновь повернулась к Акайо. - Значит, в этом году ты первый раз будешь курировать донодатриам?
  
  Глава 14. Четвертый этаж "Семи пьяных демонов".
  
  - Да, жду с нетерпением, - учтиво кивнув, ответил Акайо.
  - Волнуешься? - хитровато улыбнувшись, потянула Мелисса. - Переживаешь? Вдруг, что-то пойдет не так и все на тебя взвалят? Не беспокоишься?
  - Если ты не будешь приставать ко мне с вопросами, - недовольно взявшись за перила и направившись вверх по лестнице, заворчал Акайо. - Возможно, и не буду волноваться.
  - Ох-ох, но тебе же нужно быть готовым к неожиданностям! - восторженно продолжила она. - Бунты там всякие, неповиновения, нарушения и так далее! Спроси у Маркуса руководство, он...
  - Так, Мелисса, - остановившись, перебил ее Акайо. - Сходи, покури, успокойся и отстань от меня уже.
  - Ну что ты, пушистый, не обижайся, - виновато потупив взгляд, шутливо потянула Мелисса. - Я же не со зла. Я же за тебя волнуюсь.
  - Тогда прошу, не беспокой по пустякам, - все также холодно, но уже чуть более благосклонно попросил он и продолжил путь наверх. - Я хочу, чтобы все прошло хорошо и без лишних хлопот. Люся все равно меня отсюда не выпустит - так может хоть развлечение будет время от времени.
  - Так точно! - радостно воскликнула Мелисса и отдала честь, тут же поймав на себе недоумевающий взгляд Дмитрия. - Прости, просто Волк милый, когда бесится. Упустить такую возможность в канун донодатриама - совсем уж не хотелось.
  - Ничего, - кивнув, сказал Дмитрий, глядя в спину Акайо.
  - Славно, - восторженно улыбнулась Мелисса и побежала наверх в попытке нагнать ушедшего вперед Волка.
  Проводив ее взглядом, Дмитрий лишь коротко усмехнулся и помотал головой, продолжив путь.
  
  - Сюда, - добравшись до третьего этажа и свернув в коридор, коротко бросил Акайо.
  - Мне рассказываешь? - хихикнув, спросила Мелисса. - Я здесь появлялась чаще, чем ты был в постели с женщиной, мой вечно недовольный ворчливый друг.
  - Хочешь сказать, что я не способен заинтересовать женщину? - слегка смутившись, спросил он.
  - Ну... - спрятав руки за спину и задумчиво уведя взгляд в потолок, потянула Мелисса. - Если верить Ардарике, то ты не очень-то и любишь проявлять инициативу. Тебя пока перед фактом не поставишь, мол, "вот кровать, ты голый, я голая, ты знаешь что делать" - не дождешься проявления хоть какого-то желания.
  - Ардарика тебе это рассказала? - задумчиво почесав подбородок, на удивление спокойно отреагировал Волк. - Интересно...
  - Устроишь ей скандал? - звонко рассмеявшись, продолжила издеваться над Акайо Мелисса. - О, а можно будет посмотреть?
  - Нет, не собираюсь, - убрав руку обратно за спину, гордо ответил Волк. - Если она считает, что подобные детали нашей с ней совместной жизни уместно говорить посторонним - это ее право.
  - Скучно, - обреченно вздохнув, потянула Мелисса и остановилась, обернувшись и найдя взглядом Дмитрия. - Эй, не отставай, почти пришли.
  - Куда? - неуверенно спросил Дмитрий.
  Его удивление было понятно. Последняя дверь только что осталась позади, и впереди оставалось еще несколько метров до того, как коридор уходил в окно. Проход через окно представлялся ему мероприятием крайне неоднозначным. Из того, что ему уже удалось увидеть - теперь зеркала вызывали, на удивление, куда больше доверия, чем более привычные для него методы отхода в случае необходимости - окна.
  - К точке переноса, - ответила Мелисса и остановилась, едва Акайо замер в полуметре от окна. Глядя какое-то время на его напряженное лицо, она лишь пожала плечами и закинула руки за голову. - Сколько ждать?
  - Двадцать восемь секунд, - не отрывая взгляда от окна, холодно сообщил Акайо.
  - Ждать чего? - аккуратно спросил Дмитрий у Мелиссы.
  - Разрешения, - улыбнувшись, ответила она. - Сейчас ведет Волк, так что и разрешение предоставлено будет ему. Ну, и нам, как сопровождающим.
  - И к чему такие трудности? - спросил он. - Вы же можете свободно перемещаться через перчатку, разве нет?
  - Как тебе сказать... - потянула Мелисса. - Если точка была бы обозначена на карте - ее бы легко нашли все, кому было бы интересно. К тому же, в отдельных ситуациях - далеко не каждого из получивших доступ бойцов хотелось бы видеть на собрании. А если не ставить разрешение, то и защита отвратительна, поскольку каждый мог бы пройти в любое удобное ему время. В общем, не я решала эти вопросы - не мне на них и отвечать. Доберешься до элиты и дашь в нос Люсе за отвратительную систему.
  - Право, Мелисса, не стоит говорить подобные вещи при новобранце, - усмехнувшись, вставил Акайо. - А если он верующий? Загорится же идеей насадить справедливость владыке ада.
  - И что с того? - заворчала в ответ Мелисса. - Как по мне, так Люся заслужил. Его последние нововведения никуда не годятся. А внешняя политика так и вовсе оставляет желать лучшего. Мы в заднице, друг, причем настолько глубоко, что я уже не вижу пути обратно.
  - Идем, - проигнорировав недовольство, коротко сказал Акайо и дотронулся рукой до окна.
  Стекло вытянулось до пола, а вид улицы бесследно исчез, сменившись отражением. Опустив руку, Акайо властно мотнул головой в сторону зеркала и отошел немного назад, дабы пропустить Дмитрия с Мелиссой вперед.
  - Потом договорим, - едва Дмитрий прошел через зеркало, бросил Волк Мелиссе.
  - Смотри, напомню же, - улыбнувшись, согласно кивнула она и шагнула следом.
  Последним зашел Волк, а следом за ним - зеркало вернуло себе привычную форму окна. Отражение же - сменилось вернувшимся видом на оживленный район.
  
  Зеркало перенесло их в слегка затемненный коридор. Освещение здесь было слабым, а антураж и вовсе вызывал неоднозначные чувства. Стены из темного дерева, украшенные старыми, пыльными картинами и гобелены, по всей видимости, важных организаций на просторах Редоренкена.
  За спиной же осталась лестница. Три ступеньки переходили в зеркало, лежащее в проеме. Словно, дальше ничего и не шло. Окруженное тремя стенами, оно также вызывало слегка гнетущее чувство.
  Дождавшись, пока Мелисса и Акайо переместятся, Дмитрий спрятал руки в карманы плаща.
  - Иногда я ненавижу это место, - тяжело вздохнула девушка и подкурила, выпустив клубок вишневого дыма. - Особенно с Маркусом во главе арены.
  - Тебе просто не нравится Маркус, так и скажи, - усмехнувшись, заворчал Акайо и направился вперед, в сторону источника света - открытой двери в дальнем конце коридора. - Не отставайте.
  - Что это за место? - дождавшись, пока Акайо отойдет достаточно далеко и, оторвав взгляд от золотистой таблички с четырьмя вертикальными полосками, аккуратно спросил Дмитрий.
  - "Место для важных переговоров", - необыкновенно холодно ответила Мелисса. - Довольно-таки древнее место. Использовалось дольше, чем я себя помню. Раньше здесь было полно банши и доноши, следящих за проходом. Теперь же, когда есть зеркала, в их услугах более не нуждаются. Но атмосфера осталась, даже спустя почти три сотни лет с появления зеркал. Здесь постоянно плели заговоры, подготавливали восстания, пересекались демоны из разных уголков Забвения. Отвратительно.
  - Я могу спросить, откуда тебе это известно? - идя рядом с Мелиссой вслед за Акайо, виновато спросил Дмитрий.
  - Не думаю, что это хорошая мысль, - выдавив из себя нервную улыбку, ответила Мелисса. - Однако не стоит омрачать тебе визит. Если хочешь - напомни потом, поделюсь... воспоминаниями.
  Неуверенно глядя на отвернувшуюся Мелиссу, Дмитрий сглотнул и, на всякий случай, положил ей руку на плечо. Нервно подернув плечами, она все же успокоилась и, не оборачиваясь, кивнула.
  - Иди, - тихо попросила она. - Я подойду чуть позже.
  Слегка смутившись, Дмитрий перевел взгляд на картину, возле которой остановилась Мелисса. Из нее сочился холодный взгляд мужчины, лет тридцати на вид в черном костюме с красным галстуком. Строгие черты лица, ясные голубые глаза и длинные, сальные, каштановые волосы. Опираясь на трость руками с двумя кармашанами на них, он словно всем своим видом хотел показать, как сильно ненавидит запечатлевшего его в красках художника.
  - Они почитали его... - затянувшись, также тихо продолжила она, убедившись, что Дмитрий не уходит. - Считали своим духовным лидером. Ненавижу их. Всех.
  - Мель, ты точно в порядке? - крепче сжав руку, неуверенно спросил он.
  - Дурак, - резко обернувшись и обняв его, недовольно бросила она.
  Нахмурившись, Дмитрий попытался подобрать слова, но тут же отбросил эту мысль, почувствовав холодок на шее от скатившейся по щеке девушки слезы. Опустив взгляд, он обнял Мелиссу в ответ, плотно прижав ее к себе.
  
  Глава 15. Канун донодатриама. День вознесенных.
  
  - Спасибо, - коротко всхлипнув, неуверенно потянула Мелисса.
  - Не стоит, - проведя рукой по ее спине, улыбчиво ответил Дмитрий. - Идем?
  Выпустив его из своих объятий, она кивнула и вновь прильнула к сигарете. Покачав головой, Дмитрий направился дальше по коридору, попутно спрятав руки обратно в карманы своей белой накидки. Вскоре, следом за ним направилась и Мелисса, щелкнув по пути окурок в сторону старой, настенной пепельницы.
  
  - А, Мелисса, рад видеть, что вы, наконец, добрались, - едва вельшишан первой зашла в зал, услышал знакомый голос комментатора арены Дмитрий. Войдя следом, он тут же поймал на себе неуверенные взгляды сидящих за крупным, овальным столом людей. Прямо напротив двери, в центре широкой стороны стола, гордо восседал Маркус. Слева же от него, радостно улыбаясь и маша ногами в воздухе, на комоде удобно устроилась Вивьен. - Эм, Феникс?
  Нахмурившись, Маркус перевел взгляд на Вивьен, тут же одарившую недовольного комментатора лучезарной улыбкой.
  - Вивьен, как это понимать? - тяжело вздохнув, спросил он.
  - Он с Мелиссой, - безразлично ответила кайши.
  - Я напишу жалобу, - сильнее сдвинув брови, продолжил ворчать Маркус.
  - И? - искренне удивилась Вивьен. - Думаешь, рапорт дойдет?
  На какое-то время в зале наступила тишина, перебиваемая лишь трепещущимся подолом робы Вивьен. Смирившись со своим безысходным положением, Маркус помотал головой.
  - Ладно, заходи, - обреченно подытожил он, безразлично махнув рукой. - Вивьен, и все же...
  - Если Мелисса хочет, чтобы он присутствовал - значит, он будет присутствовать, - улыбнувшись, перебила его кайши. - И тебя сейчас это не особо должно волновать. Только остальных от дела отвлекаешь.
  - Идиотизм, - продолжил ворчать Маркус, проводив взглядом севших рядом с Натанаэлем и Вороном гостей.
  - Я могу уйти, - неуверенно вставил Дмитрий, но тут же получил мощный хлопок по плечу от сидящего рядом Натанаэля.
  - Эй, ты же слышал девушку, - звонко сказал он. - Сиди не ерзай, все кошерно.
  - Спасибо, - слегка смутившись, кивнул он, отчего Натанаэль счастливо закинул руки за голову и улыбнулся, глядя на недовольного Маркуса.
  - Если тебе не дали протащить на собрание твою драгоценную Нинетт - это еще не значит, что и остальным нельзя, - счастливо оскалился он.
  - А то, что тебе дали возможность сверкать своим задом в Донокене - еще не значит, что тебе можно фамильярничать, - заворчал сидящий справа от Мелиссы Ворон. - Тем не менее, если кайши считает, что так нужно - я не вправе осуждать ее.
  - Благодарю, Карл, - поблагодарила Ворона Вивьен, отчего тот слегка поморщился. Родное имя навсегда осталось для него в прошлом. Кайши была единственной, кто до сих пор называла его по имени, даже спустя все то время, что он провел на посту главы локальной церкви.
  - Не стоит, - учтиво склонив голову, холодно сказал он.
  - Тем не менее, - не выдержав и встав со своего стула, решил прекратить бессмысленную беседу Маркус. - Присутствие Натанаэля меня больше радует, чем раздражает. Поэтому, Ворон, прошу оставить ваши разногласия в стороне. По крайней мере, до окончания донодатриама. Потом можешь бросить ему вызов и насадить свой праведный гнев уже на арене.
  - Так и сделаю, - мрачновато усмехнувшись, ответил Ворон, слегка позлорадствовав, поймав на себе недоумевающий взгляд Натанаэля.
  - Чудно, - кивнув, сказал Маркус и перевел взгляд на сидящего рядом с Натанаэлем Акайо. - Волк, выражаю свою искреннюю благодарность за столь скорое согласие. В отсутствие Люцифера трудно организовывать бойцов и встречать гостей, поэтому твоя помощь будет очень даже кстати.
  - Не стоит, Маркус, - держа руки на столе спрятанными в противоположные рукава, отозвался Акайо. - Пока Люси нет - мне все равно себя особо и занять нечем.
  - Можешь работать с бумагами за меня, - усмехнулся Маркус.
  - Это лучше к Федору, - отшутился в ответ Акайо. - Он в прошлый раз грозился, что соорудит машину, которая анализирует бумаги и выносит все необходимые решения самостоятельно. Пора бы и посмотреть на плоды его трудов.
  - Благодарю, займусь этим вопросом после праздников, - задумавшись, ответил Маркус. - Тем не менее, мисс Аддерли сообщила мне, что Ворон уже ввел вас в курс дела, Волк. Верна ли информация?
  - Отчасти, - кивнув, сказал Акайо. - Князь и Череп возьмут на себя поддержание порядка на улицах на время праздников. Мисс Аддерли, вернулся ли уже Доминус?
  - Нет, Герольд также пропустит праздники в этом году, - улыбчиво ответила Вивьен. - Подозреваю, что стоит ожидать его возвращение вместе с Люсей. Тем не менее, в его отсутствие Мелисса прекрасно справляется с обязанностями вельшишан, и я не вижу повода для беспокойств.
  - Пропадая в барах не просыхая? - недовольно заворчал Акайо. - При всем уважении, Вивьен...
  Замолчав, он нахмурился и нарочито кашлянул.
  - При всем уважении, мисс Аддерли, - поправив себя, начал он заново. - Я не считаю, что Мелисса - подходящая кандидатура на пост вельшишан.
  - Ты видишь лишь то, что тебе дозволено видеть, мой пушистый друг, - скучающе разглядывая потолок, встрял в разговор Натанаэль. - Мелисса прекрасно справляется со своими обязанностями. Зачастую, мне даже кажется, что она могла бы спокойно сменить Герольда на посту доновельшишан, когда тот, наконец, отправиться на заслуженный отдых.
  - Благодарю за поддержку, Натанаэль, - кивнув, не дала ничего сказать озадаченной Мелиссе Вивьен.
  - Ох, обращайтесь, мисс Аддерли, - сидя отвесив поклон, усмехнулся Натаэль. - За ваше недавнее вмешательство я день и ночь буду верно служить вам... недельку еще, может полторы.
  - Прояви уважение, демон, - ворчливо вставил свое недовольство Ворон.
  - Неженка, - выпрямившись, выдавил из себя короткий смешок Натанаэль, но приветливо улыбнулся, едва глава церкви посмотрел в его сторону.
  - Хватит! - не выдержав, грубо поднял голос Маркус. - Во имя Дескариона, и с этими людьми мне приходится работать...
  - Не все тут люди, Маркус, - виновато вставила кайши.
  - Прошу, Вивьен, помолчи, - помотав головой, бросил через плечо он и спрятал руки за спиной. - Волк, будь готов к двадцать четвертому. Твои бои и Ардарики я перенес, информацию отправил ей сегодня утром.
  - Да, благодарю, постараюсь не подвести, - кивнув, отозвался Акайо.
  - Славно, - продолжил Маркус. - Натанаэль, поможешь Волку. Ты знаешь Кайнакен лучше, чем кто-либо из присутствующих. Ну, кроме, пожалуй, мисс Аддерли.
  - Без проблем, - подмигнув, радостно отозвался Натанаэль. - Мне продлят отпуск в таком случае?
  - Не зарекайся, демон, тебе и так дали непомерно много времени, - заворчал Ворон.
  - Да, разумеется, отдыхай, - дав ему закончить, улыбчиво сказала Вивьен.
  - Но, мисс Аддерли?.. - удивленно спросил глава церкви.
  - К сожалению, у меня нет повода отправлять Натанаэля обратно на нулевой рубеж, Карл, - перебила его кайши. - Не считая переполоха в городе, он вел себя достаточно культурно все это время. Даже помог Акайо с работой.
  - Ну, совсем немного, - неуверенно почесав висок, засмущался Натанаэль. - Да и от меня особо толку нет, когда дело касается техники. Волк и Князь, они шикарные мастера, а я так, побыл у них в роли подмастерье.
  - Может и так, но я была приятно удивлена и не сомневаюсь, что дополнительный отпуск будет тебе на пользу, - продолжила Вивьен. - С учетом того, что от Люси пока нет новостей, а дело у тебя к нему крайне важное, как понимаю - это уже не просто мое право. Это моя обязанность сделать все возможное, чтобы дать тебе такую возможность. Хорошо?
  - Я... - опустив руку, с легким недоумением посмотрел на улыбающуюся Вивьен Натанаэль. - Да, спасибо большое, не подведу!
  - Вот и славно, - переведя взгляд на Маркуса, подытожила она.
  - Череп, Князь, Мелисса - следите за порядком, - кивнув, продолжил комментатор арены. - Череп, Мелисса, на вас Редоренкен. Князь - Донокен.
  - Может, мы с Князем поменяемся местами? - переглянувшись со своим молчаливым другом, предложил Череп. - Он может один не справится.
  Получив тут же кулаком в плечо, Череп недовольно нахмурился. Князь же обреченно покачал головой.
  - Вам устроить дуэль, Череп? - хитровато улыбнувшись, спросил Маркус. - Тебе ведь не приходилось сражаться с Князем, не так ли?
  - Нет, но...
  - Тогда молчи и думай прежде, чем сказать очередную глупость, - перебил его комментатор. - Я бы Князя не постеснялся даже в Забвение отправить.
  - Прошу простить, - виновато поник Череп.
  - У тебя будет время, чтобы заслужить прощение, - холодно сказал Маркус. - Так, Феникс, раз уж ты тут...
  Тяжело вздохнув, комментатор призвал кармашан и быстро пробежался пальцами по экрану. Секунду через тридцать он закончил и опустил руку с плавно исчезнувшей перчаткой. Практически тут же, экран замерцал у Дмитрия.
  - "Пламенная бездна", двадцать третьего октября? - прочитав, неуверенно спросил Дмитрий у Маркуса. - Это еще что?
  - Канун донодатриама, день памяти вознесенных, - объяснил Маркус. - В целом, никакой ценности для бойцов элиты он не представляет, однако новобранцам - лишняя отметка в общий зачет. Горы печенек соберешь, возможно, еще и оружие себе какое-нибудь подыщешь.
  - Звучит заманчиво, конечно, - неуверенно ответил Дмитрий. - А что нужно делать?
  - Прими приглашение, - улыбчиво ответил Маркус. - Перенос автоматический. Думаю, для тебя будет полезна такая практика, раз уж к тебе... особое отношение у некоторых наших дам. Мелисса, конечно, девушка доступная...
  - Эй! - недовольно нахмурившись, обидчиво воскликнула Мелисса.
  - Но на моей памяти она особо ни к кому не привязывалась, - закончил Маркус, проигнорировав недовольство. - Так что, как и обещал - пока мы с Вивьен будем тебе помогать. Если все пойдет хорошо - возможно, и тебя вскоре увидим где-нибудь... вне арены.
  Дослушав, Дмитрий нервно поводил глазами из стороны в сторону и благодарно кивнул. Столь доброе отношение к себе он пока сбрасывал лишь на удачу, да и простое стечение обстоятельств. Теперь же, Маркус слишком подозрительно растягивал слова. Словно что-то скрывал от него.
  Вновь открыв пришедшее от Маркуса письмо, он спешно перечитал его. Никаких подводных камней, кроме независящего от него переноса, заметно не было. Возможно, комментатор арены действительно не обманывал его? И это просто легкий способ получить дополнительные вкусности без особого напряжения?
  Набравшись уверенности, Дмитрий нажал на кнопку подтверждения. На мгновение, на экране появилась табличка с благодарностью за проявленный интерес, практически тут же исчезнув вместе со свернувшимся письмом.
  
  Глава 16. Палач.
  
  - Чудно, - едва Дмитрий убрал руки обратно под стол, счастливо сказал Маркус. - Еще одним вопросом меньше. Тогда...
  - Кстати, о вопросах, - перебил его Акайо, недовольно нахмурившись. - Как идут поиски Палача?
  Наступила тишина, перебиваемая лишь сдерживаемым Натанаэлем смехом. Поймав на себе недовольные взгляды собравшихся, он лишь помахал рукой и попытался изобразить безграничную серьезность на своем лице.
  - Скверно, - коротко ответил Маркус. - Натанаэль, насколько понимаю, ты хочешь внести свою лепту в поиски?
  - Ой, нет, ни в коем случае, - не выдержав, смешливо ответил он. - Вивьен мне голову оторвет, если я влезу.
  - Может, стоит просто забрать у тебя воспоминания, демон? - прохрипел Ворон, одарив демона тяжелым взглядом. - Выудим что-нибудь полезное?
  - О, не, не стоит оно этого, - бодро отказался он. - К тому же мне тогда не только от Вивьен, но и от Амальти прятаться.
  - Он хорошо прячется, - тяжело вздохнув, встрял в разговор Маркус. - К сожалению, все, кто имеют доступ к информации - молчат. Вот и топчемся на месте, пока этот ублюдок водит нас за нос.
  - То, что он тебе не нравится - не делает его ублюдком, Маркус, - виновато сказала Вивьен. - Просто признай, что ты не сможешь его поймать, только и всего.
  - Замолчи! - сорвавшись, громко закричал на кайши Маркус. На какой-то момент, Дмитрий заметил, как черная дымка окутала руку комментатора арены, практически тут же растворившись в воздухе.
  - А ты успокойся, - скрестив руки на груди, недовольно ответила Вивьен. - Сдался он тебе?
  - Было бы лучше, если бы сдался, - обреченно вздохнув, ответил Маркус. - Прошу прощения, мисс Аддерли.
  - Не стоит, - наигранно зардевшись, тепло улыбнулась она. - Попробуй проследить за Натанаэлем. Быть может, он знает, где сейчас прячется твой любимый Леонид?
  - Гениально, мисс Аддерли, аплодирую стоя, - усмехнувшись, ответил за Маркуса Натанаэль. - Думаешь, я теперь пойду к нему сразу же, как закончится собрание?
  - А может ли Маркус гарантировать, что ты сейчас не блефуешь? - упершись руками в тумбочку, на которой сама же сидела, с интересом спросила Вивьен в ответ.
  - Может ли Маркус гарантировать, что я не блефую, изображая блеф? - упершись локтями о стол, сощурился Натанаэль. - Хотя, пожалуй... Волк, вот ты у нас мозг. Скажи, я блефую или нет?
  - Эй, меня-то не приписывай, - усмехнувшись, ответил Акайо. - Была бы тут Ардарика - она бы тебе сразу сказала, лжешь ты или нет.
  - Так, может ее пригласить? - оживился Натанаэль. - Она же милашка у тебя! Да и готовит вкусно!
  - Заткнись уже, - обреченно заворчал Ворон.
  - Слушай, а может и Палача позвать тогда заодно? - проигнорировав Ворона, продолжил Натанаэль. - Устроит нам вечер увлекательных историй. Что скажешь, Маркус? Эм, Маркус? Обиделся, что Нинетт не пригласили?
  - Натанаэль... - тяжело вздохнув и успокоившись, потянул комментатор арены. - Прошу, помолчи, хотя бы пару минут.
  - Оу, ну не заводись ты так-то, - прищурившись, виновато ответил Натанаэль. - Я же это, добра всем хочу. Чтобы весело было, все дела.
  - Предлагаю на этом закончить, - решив, что пора вмешаться, встал со своего места Акайо. - Если кто хочет продолжить обсуждение - ожидаю у себя дома, через два часа. В текущей... компании не думаю, что мы придем хоть к какому-нибудь результату.
  - Волк, сядь, - подняв руку, нахмурился Маркус.
  - Зачем? - с интересом спросил Акайо. - Вы все равно продолжите ругаться между собой вместо того, чтобы сделать хоть что-то полезное. Выясните отношения уже, спокойно разберитесь - да и вперед ко мне. Люси давно не было, так что запасся вкусностями вдоволь.
  - Я, пожалуй, пас, - встав со своего места, учтиво ответил Ворон. - Лучше вернусь в церковь. Не сомневаюсь, что там уже очередь выстроилась.
  - Заходи вечером, - улыбнувшись, кивнул Акайо. - Думаю, все уже разойдутся, так что можно будет культурно посидеть хоть.
  - Благодарю за предложение, - ответил Ворон и направился в сторону двери. - Дам знать, если минутка свободная появится.
  - Ворон, погодь, - поднявшись, остановил его Череп. - Мы с Князем, пожалуй, тоже уже пойдем.
  Взглянув на своего слегка удивленного товарища, Череп неуверенно почесал затылок. Пожав плечами, Князь встал со своего места и кивнул озадаченному Маркусу в знак согласия со сказанными Черепом словами.
  - Замечательно, - нарочито просияв, коротко сказал Ворон. - Натанаэль, ты с нами?
  - Не, я потом, с Волком перемещусь, - обернувшись, махнул рукой демон, чуть не задев Дмитрия. - Прости, но я тебе не очень-то доверяю, Ворон. Пугаешь ты меня.
  - Что же, у нас есть хоть что-то общее, - усмехнулся глава церкви и пропустил вперед Черепа с Князем. - Хорошего дня, Маркус.
  - И тебе всего хорошего, Карл! - радостно помахав рукой, бросила Вивьен, тут же поймав на себе озадаченный взгляд Маркуса. - Что?
  - Нет, ничего, - выдавив из себя неуверенную улыбку, ответил он. - Просто устал немного...
  - Бедняга, - заботливо потянула кайши. - Ничего, после праздников отдохнешь, расслабишься. Я поговорю с Нинетт, может подобью ее на что-нибудь интересное хоть. Вон Волк уже на стенку лезет, а виду не подает...
  - Так, Вивьен! - недовольно воскликнул Акайо, но тут же нарочито кашлянул. - Мисс Аддерли, прошу, воздержитесь от нежелательных подробностей.
  - Какие мы серьезные, - широко улыбнувшись, съязвил Натанаэль, но тут же развел руками, поймав на себе уничтожающий взгляд Акайо. - Зануда. Нельзя так с Ардарикой. Она же не простая девушка. Ей не нужно, чтобы ты ее понимал - ей нужно, чтобы ты был с ней собой. А пока ты переживаешь по пустякам - только хуже делаешь. Так что это, перестань уже, что ли.
  - Натанаэль, не лезь не в свои...
  - Прости, пушистый, но он прав, - перебила его Мелисса. - Последние полгода ты слишком переживаешь за нее.
  - Мелисса, и ты туда же? - обреченно спросил Акайо.
  - Конечно! - стукнув по столу, завелась она. - Ты такой дурак временами! Она самостоятельная до мозга костей! А ты постоянно лезешь со своими розовыми соплями и переживаниями!
  - Розовые сопли? - усмехнувшись, переспросил Натанаэль. - Кажется, кто-то слишком много времени проводит в обществе нашего драгоценного Люси.
  - Так, замолкни, - направив указательный палец на демона, заворчала она.
  - Да, наверное, я и правда перебарщиваю последнее время, - виновато почесав затылок, вставил Акайо, отчего Мелисса опустила руку.
  - Именно! - спустя какое-то время, вновь оживилась она. - Знаешь, как ей тяжело тебе это объяснить? Знаешь, как она боится тебя обидеть? А ты что делаешь в ответ? Выслушиваешь, а толку никакого - все равно проходит пару дней и все по-старому. Черт возьми, пушистый, возьми себя в руки уже!
  - Наверное, это не мое дело... - неуверенно вставил Дмитрий. - Но, думаю, Ворон был прав, решив покинуть собрание.
  - Благодарю, Феникс, - усмехнулся Маркус. - Волк, прошу, оставьте личные вопросы в стороне. Мы и так уже потеряли половину группы.
  - Прошу простить, - неуверенно кивнув, ответил Акайо.
  - Дурашка ты, пушистый, - спрыгнув с тумбочки, улыбчиво потянула Вивьен, направившись в сторону Волка. - Иди, обниму хоть.
  - Мисс Аддерли, прошу, не...
  - Так, живо! - недовольно воскликнула она, широко раскинув руки. Смирившись, Акайо все же наклонился и обнял кайши, тут же ощутив на себе сильный захват. - И не смей больше опускать лапы!
  - Пока меня обнимаешь настоящая ты? - усмехнулся Волк. - И не подумаю.
  - Вернешься домой - сразу же обнимешь Ардарику. И только попробуй опять начать страдать из-за собственных сомнений, - выпустив Акайо, продолжила она. - Чем меньше ты будешь ее в чем-либо подозревать, тем вам будет легче. Она доверяет тебе и старается делать все, лишь бы ты не ревновал. Да и вообще, сам виноват, что приучил ее чувствовать себя свободной и идти к своим целям.
  - Ох-ох, не думаю, что это его заслуга, - усмехнулся Натанаэль. - Как по мне, так до Волка Ардарика была куда более боевой. Сейчас, скорее даже домашней стала.
  - Тебя вообще не спрашивали, Натанаэль, - заворчала Вивьен. - Ему и без тебя тяжело. Так что оставь свои умные мысли в своей умной голове.
  - Сарказм такой сарказм, - обреченно вздохнул демон, устремив взгляд в потолок.
  - Рада, что мы поняли друг друга, - улыбнулась Вивьен. - Маркус, думаю, на сегодня достаточно.
  - Неужели? - обреченно проведя рукой по лицу, спросил комментатор арены.
  - Да, пора бы закругляться, - кивнула она. - Мелисса, Феникс сейчас живет в Вашиаме, ведь так?
  - Шестой круг, да, - быстро отозвалась Мелисса.
  - Чудно, - улыбчиво продолжила кайши. - Я помогла ему с гардеробом, но по времени не вышло показать тренировочную площадку. Если не трудно, то прошу взять на себя эту тривиальную задачу.
  - А, да, разумеется, - оживилась она. - Когда будет лучше это сделать?
  - До бездны, конечно же, - ответила Вивьен с легкой усмешкой. - Он вроде неплохо держит клинок, но с огнестрельным оружием как-то не особо хорошо получается пока. Так что, очень на тебя рассчитываю. Было бы шикарно, если бы он натренировался до праздника.
  Кивнув, Мелисса встала и вытащила пачку сигарет. Ожидая привычную для него реакцию, Дмитрий был крайне удивлен, что никто даже не обратил внимания на закурившую девушку. Словно здесь это было нормой. Как будто некурящие понимали курильщиков, и не пытались даже показать, что им неприятно, даже если им на самом деле все равно.
  - Тогда, собрание можно считать оконченным, - подвел итог Маркус. - Волк, это, спасибо тебе.
  - За что? - слегка смутился Акайо.
  - На моей памяти ты первый так быстро согласился взять на себя ответственность за донодатриам - усмехнулся он. - Обычно это вызывает куда больше проблем.
  - Для меня это честь, Маркус, - улыбнувшись, слегка склонил голову Акайо. - Раз уж появилась возможность хоть как-то помочь, то я всегда рад.
  - Ты даже не представляешь, как сильно меня выручил, - продолжил Маркус. - Из-за Люси и так времени ни на что не хватает. Если еще и за днем перехода следить - так ходил бы, ненавидел всех вокруг недели две.
  - Хватит уже, - усмехнувшись, вставила Вивьен. - Волк у нас и так стесняется, когда его хвалят.
  - Тем не менее, спасибо, - коротко подытожил Маркус. - Всем спасибо, все свободны.
  В комнате началось оживление. Натанаэль, лениво зевнув, первым среагировал, и безразлично закинув руки за голову - ушел вслед за Волком. Подождав Дмитрия, Мелисса взяла его под локоть и выпустила в нос клубок дыма. Слегка поморщившись, он лишь недовольно помотал головой и уверенно пошел следом за Натанаэлем, продолжившим разговор с Волком об Ардарике. Сейчас, без давления - демон хоть как-то мог помочь ему. Да и, судя по всему, знал ее достаточно близко.
  Мелисса же, проходя по коридору, крепче прижалась к Дмитрию. По всей видимости, на нее вновь начали давить воспоминания об этом месте. Выдавив нервный смешок, Дмитрий аккуратно толкнул ее плечом. Слегка успокоившись, Мелисса бодро кивнула и попыталась вернуть на лицо улыбку. Проходя мимо портрета мужчины в костюме, она на какое-то время вновь поникла, но практически сразу гордо выпрямилась и выпустила клубок дыма. Пускай ее и беспокоили эти воспоминания, но показывать сейчас Волку, что она переживает - было бы крайне некрасиво с ее стороны. Это бы означало, что она - сама не способна на то, о чем его только что просила. Если и не для себя - так сейчас она просто не хотела вспоминать прошлое ради него, всеми любимого акрасовца, Акайо.
  
  Глава 17. Бергар.
  
  23-е октября 2010-го года.
  Вашиам, шестой круг Редоренкена.
  Квартира Дмитрия.
  
  "Дорогой дневник!
  Я озадачен. Два дня назад Мелисса показала мне заведение в восточной части шестого круга, "Клинки". И... посещение прошло крайне странно...
  Насколько успел заметить, там были бойцы и с более высоких кругов помимо новобранцев, как я. Наверное, место популярное, но все же крайне неоднозначное. Ты входишь, регистрируешься, платишь двадцать печенек за час и проходишь через зеркало. Тебя забрасывает на случайную арену в Лимбе, и ты сражаешься с волнами разнообразных существ. Чем дальше проходишь - тем больше вкусностей и тем сложнее бои.
  Вроде и ничего странного в этом нет... уже, по крайней мере... но то, что мне показала Мелисса потом - окончательно выбило почву из-под ног. Оказывается, что фразу Маркуса "омой клинок кровью врагов - и он станет сильнее" нужно было воспринимать буквально. Я, конечно, открыт к подобным экспериментам над собой, но "прокачивать" что-то в своем собственном теле... это странно.
  В общем, теперь мой клинок стал шире, но при этом легче. Спасибо вам, улучшения. С удовольствием теперь буду проводить все свободное время на тренировках.
  С огнестрельным оружием ситуация в точности такая же. Однако если оружие ближнего боя меняет свою форму со временем - оружие дальнего лишь становится сильнее без каких-либо внешних изменений. Мелисса пыталась мне объяснить, как это все работает и зачем вообще нужно, но не смогла. Точнее, смогла, но не полностью. Вероятно, это было связано с серыми иконками на панели доступа к улучшениям. Тем не менее, теперь я знаю, как мне получить два клинка вместо одного! Если буду стараться - может, через недели две уже "прокачаюсь".
  Как мне объяснил Одиус, хозяин заведения, в канун донодатриама у них всегда полно посетителей. Кто-то просто хочет освежить в памяти приемы, дабы не упасть лицом в грязь во время сражения, кто-то же - просто наверстать упущенное. И все равно..."
  
  - Скучно пишешь, Феникс, - сбил Дмитрия с мысли уставший голос Вивьен. - Для себя просто пометки делай и все. Не обязательно же расписывать каждую мелочь.
  Отложив ручку, он недовольно посмотрел на приветливо улыбающуюся кайши. Обреченно вздохнув, он спрятал принадлежности обратно в кармашан и встал со стула, лениво потянувшись.
  - Ты как, морально готов? - запрыгнув на стол и бросив взгляд на спящую Мелиссу, с интересом спросила Вивьен.
  - К чему именно? - усмехнулся Дмитрий.
  - Угадай с трех раз, - заворчала Вивьен и уперлась в стол руками. - Слушай, я тут по делу...
  Нахмурившись, Феникс посмотрел на Мелиссу и жестом пригласил Вивьен выйти в коридор. Кивнув, она спрыгнула со стола и пошла вперед.
  
  - Я назначила тебе сопровождающего, - едва Дмитрий закрыл дверь, продолжила она. - На донодатриам.
  - В каком смысле? - слегка смутился он.
  - Натанаэль пойдет с тобой, - виновато ответила Вивьен. - В целом, он вызвался сам.
  - И зачем это ему? - скрестив руки на груди, требовательно спросил Дмитрий. - И вообще... ты о чем сейчас?
  - Смотри... - обреченно вздохнув, попыталась начать долгую тираду объяснений кайши. - Во время донодатриама - элите и нашим белокрылым друзьям могут помогать бойцы арены. Поскольку сам бы ты вряд ли вызвался - я решила все решить за тебя. Разрешение уже достала, тебе осталось только быть готовым и слушаться Натанаэля.
  - Подожди, а зачем мне это вообще? - опустив руки, удивленно спросил Дмитрий.
  - Натанаэль завтра все объяснит, - ответила Вивьен. Призадумавшись, она коротко усмехнулась и продолжила: - и покажет, если повезет.
  - Ты говоришь загадками, - тяжело вздохнул Дмитрий. - Может, проще объяснишь?
  - Если объясню слишком много - испорчу все веселье, - улыбнувшись, сказала она. - Тем не менее, ты предупрежден, моя совесть чиста.
  - А если я не пойду? - усмехнулся он.
  - Я первой об этом узнаю, - кивнув, коротко сказала Вивьен. - Не забывай, я слежу за каждым шагом каждого бойца. Так что, могу завтра рассчитывать на твою сговорчивость и участие в празднике?
  Недовольно нахмурившись, Дмитрий еще какое-то время подумывал возразить, но все же кивнул, выбросив вперед руку. Рука кайши же спокойно прошла сквозь его ладонь, а сама она лишь звонко усмехнулась и растворилась в воздухе.
  - Вот же... - помотав головой, обреченно сказал Дмитрий.
  Постояв еще какое-то время на месте, ожидая, что сейчас все же появится настоящая Вивьен, он лениво зашел обратно в комнату. Мелисса, хоть и перевернулась на другой бок, но все еще сопела. Если она что-то и слышала - то, по крайней мере, не подала виду.
  Закрыв за собой дверь и умыв лицо, Дмитрий вернулся в спальню и накинул на себя недавно приобретенный белый плащ. Судя по полученной от Маркуса информации, перенос бойцов начнется за пятнадцать минут до полудня. Обычно в это время Мелисса еще мерно сопела под одеялом, так что Дмитрий решил ее не будить и пройтись спокойно по району. Кинув последний, слегка недовольный взгляд на девушку под одеялом - он вышел из спальни и вскоре покинул квартиру, направившись в сторону лестницы.
  
  - А, даже так? - едва зайдя в магазин, услышал знакомый, звонкий голос Кирстен Дмитрий.
  - Да ужас, и не говори, - усмехнулся в ответ мужчина в белой рубашке и бордовой жилетке. - Не, в остальном успешно прошло, жаловаться не берусь. Но вот Энсис да, отжигает только так последнее время.
  - Ой, Феникс! - оторвавшись от разговора, радостно крикнула Кирстен. Мужчина у прилавка практически сразу же повернулся в его сторону и приветливо махнул рукой. - Какими судьбами?
  - Да, выдалась минутка, вот и решил заскочить, - почесав затылок, виновато ответил Дмитрий.
  - А, ну, знакомься тогда, - все также восторженно продолжила она. - Мой муж, Ар...
  - Бергар, - протянув руку, перебил ее мужчина. - Имена ни к чему. Он ведь тоже боец арены, как и я.
  - Феникс, приятно, - бодро согласившись на рукопожатие, представился Дмитрий. - Давно на арене?
  - Ну... - почесав затылок, усмехнулся мужчина.
  - Три победы пока в кармане, - улыбчиво пришла на помощь Кирстен. - Сегодня четвертая будет.
  - И с чего такая уверенность? - с интересом спросил Дмитрий.
  - Бездна же, - пожав плечами, ответил Бергар. - Отметка в общий зачет всем, кто примет участие.
  - Ты не получил приглашение, что ли? - удивленно спросила Кирстен. - Два дня назад всем разослали же! Там и информация была!
  - Да нет, не в этом дело, - попытался тут же оправдаться Дмитрий, виновато почесав затылок. - Просто не думал пока об этом, эм, событии, как о легком способе перейти на следующий круг.
  - Ха, правильный настрой! - взбодрился Бергар. - Победа приходит лишь к тем, кто о ней не думает!
  - По-моему, там немного по-другому звучало... - слегка озадачился Феникс, услышав отдаленно знакомую фразу. У Феликса зачастую под рукой находился сборник афоризмов, когда выдавалась свободная минутка. Зачастую и сам глава их организации грешил цитированием той или иной фразы из очередного сборника. И, если он сейчас был прав - то прозвучавшая цитата принадлежала Ремелиону Дону.
  - На фарадамийском так, - пояснила Кирстен. - В Редоренкене много национальностей, знаешь ли.
  - А, прости, я не хотел...
  - Ничего страшного, - улыбчиво успокоила его продавщица. - Даже забавно, что ромалиец чувствует себя виноватым перед фарадамийцами.
  - Войны творит власть, а не национальность, Кирстен, - вновь попытавшись процитировать Ремелиона, сумничал Бергар. - Однако, Феникс, ты, получается, тоже сегодня участвуешь?
  - У меня особо и выбора не было, - усмехнулся в ответ Дмитрий. - Сказали, что участвую, и делай что хочешь, но явка обязательна.
  - Не имею ни малейшего представления, кто мог бы заставить тебя принять участие, - улыбнувшись, потянула Кирстен.
  Но, практически тут же замолчала. Бергар и Дмитрий почти одновременно подняли перед собой кармашаны. Пришло напоминание, что вскоре их перенесут. При желании, они также могли переместиться через это самое напоминание, дабы спокойно подготовиться к тяжелому бою.
  - Что же, удачи вам, мальчики, - облокотившись на прилавок, продолжила она. - Бергар, Энсису привет, если пересечетесь. Заодно передай, что у меня много новых дизайнов для шляпок появилось. Может и ему что-нибудь да придется по душе. Он же у нас любит шляпки.
  - Обязательно, - поцеловав жену в щеку, отозвался Бергар. - Ну что, погнали, Феникс?
  Кивнув, Дмитрий нажал на кнопку в письме. Практически сразу же, он исчез. Следом за ним переместился и Бергар.
  
  Глава 18. Виола.
  
  Знакомая тьма переноса быстро сменилась ослепляющим белым светом комнаты ожидания. Непродолжительные мучения до угасания белизны - и перед Дмитрием раскинулся широкий зал, до отвала наполненный бойцами арены. Держась группами, они увлеченно разговаривали между собой; периодически из одиночных зеркал появлялись новые. Как и камеры на одного - белый пол и потолок уходили вдаль, вплоть до постепенно расширяющихся белых стен. Одна из них - была практически полностью зеркальной, кроме небольшой полоски под потолком. На ней уютно расположился таймер, с темно-зелеными цифрами. Судя по нему, до начала оставалось чуть больше семи минут.
  - Э, Энсис! - опомнившись, услышал оглушительный крик рядом с собой Дмитрий. Бергар, по всей видимости, лучше приспособленный к переносу, уже успел найти своего друга в толпе и теперь приветливо махал ему рукой. - Твой обожженный зад нормально себя чувствует?
  - Да пошел ты! - усмехнувшись, крикнул ему в ответ мужчина, лет тридцати на вид. Средней длины светлые волосы, длинная, хоть и достаточно узкая мантия. Судя по тому, что взвинченный в воздух кармашан находился на правой руке - он был левшой.
  - Феникс, отойду? - опустив руку, обратился Бергар к своему спутнику.
  Хоть и слегка озадаченно, Дмитрий все же кивнул. Оживившись, Бергар спешно пожал ему руку, попутно хлопнув по плечу, и быстрым шагом направился к небольшой группе, к беседе с которой вернулся Энсис.
  Проводив его взглядом, Дмитрий вновь посмотрел на таймер. Чуть больше шести минут. До начала неизвестного.
  Тяжело вздохнув, он, было, подумал забраться в перчатку и проверить состояние вооружение, как заметил стоящую возле себя девочку в черном платьице. Слегка удивившись этому, Дмитрий все же опустил руку и присел на колено.
  - Виола, да? - призадумавшись, спросил он.
  Кивнув, она крепче прижала к себе плюшевого медвежонка.
  - А где Ко... то есть, мама? - запнувшись, продолжил Дмитрий.
  - Готовится, - коротко ответила Виола. - Завтра тяжелый день.
  Усмехнувшись, Дмитрий аккуратно поднес руку к голове девочки и потрепал ее за волосы. На какой-то момент, Виола ненавистно взглянула на него, но практически сразу же улыбнулась и закрыла глаза.
  - Она будет помогать Волку? - встав с колена и оставив голову девочки в покое, спросил Дмитрий.
  - Не-а, - бодро ответила Виола. - Мама не руководит. Мама участвует.
  - Ясно, - коротко кивнув, сказал Дмитрий и спрятал руки в карманы. - Надеюсь, что мы с ней будем в одной команде.
  - Не будете, - помотала головой Виола. - Вы разные с мамой.
  - В каком смысле? - озадаченно спросил Дмитрий.
  - Завтра вам не по пути, - продолжила девочка.
  - Осталось две минуты! Приготовьте свои нежные попки, их надерут по полной программе! - объявил голос Маркуса, что тут же встретилось громогласным улюлюканьем со стороны заждавшихся бойцов.
  - Не совсем понимаю...
  - Пойдете разными дорогами, - холодно потянула Виола. - К общей цели.
  - Виола? - озадаченно спросил Дмитрий, но лишь обреченно вздохнул, едва лицо девочки вновь расплылось в широкой улыбке. - Ладно, черт с тобой.
  - Опаздывает, - словно не слушая Дмитрия, усмехнулась Виола.
  - Кто еще опаздывает? - уже не так уверенно, как раньше спросил он.
  - Время опаздывает, - показав через плечо в сторону таймера, ответила девочка. - Маркус не дружит со временем. Оно его враг. Маркус лишь тянет его.
  - Так, ты начинаешь меня пугать... - чувствуя, что ноги начали уверенно тащить его назад, подальше от Виолы, усмехнулся Дмитрий.
  - Не путай страх и интерес, Феникс, - прижав к себе медвежонка, вновь расплылась в широкой улыбке девочка. - Пока ты будешь хотеть задавать вопросы - тебя будут хотеть находить ответы. Пока ты будешь избегать вопросов - тебя будет находить только страх.
  - Я... - почесав затылок, неуверенно потянул Дмитрий. - Кто ты?
  - Такой же боец арены, как и ты, - ответила она и подошла ближе. Опустив медвежонка, болтающегося теперь возле ноги - она протянула правую, свободную от кармашана руку вперед. - Мы пойдем одним путем, Феникс. Маме вскоре придется уйти. Ненадолго.
  - И все же ты меня пугаешь, - усмехнулся Дмитрий, но все же немного успокоился и взял девочку за руку. - Хорошо, я... постараюсь задавать вопросы.
  - Не задавай их мне, - помотала головой Виола, недовольно нахмурившись. - Я не ношу с собой ответы. Не бойся спрашивать, когда придет время, только и всего. Пока - это лучшее, что я могу тебе посоветовать.
  - Тридцать секунд! Мечи обнажить, мысли - оставить за пределами арены и приготовиться! - вновь прозвучал голос комментатора арены.
  - Хорошо, - дослушав Маркуса, кивнул Дмитрий и вернул себе руку.
  - Славно, - вновь обняв медвежонка двумя руками, улыбчиво сказала Виола. - Тогда до встречи!
  - Стой, ты куда? - едва Виола развернулась и убежала, крикнул ей вслед Дмитрий, но она уже успела раствориться в толпе. - Вот же...
  Аккуратно зажав пальцами переносицу, Дмитрий вновь глубоко вздохнул. Но, не успел он начать думать о случившемся, как прозвучал знакомый сигнал о начале сражения. Резонансом отозвавшийся в глотках бойцов громким, продолжительным ревом, он явно был не лучшим подспорьем для длительного обдумывания. Огромное зеркало не переставало ярко мерцать от входящих в него участников предпраздничного сражения. Само же отражение - сменилось теперь бескрайним, зеленым лугом, на котором периодически появлялись бойцы. Судя по всему, переносились они в случайные точки на арене, и не каждого можно было увидеть в самом зеркале.
  Вскоре, и сам Дмитрий призвал свой клинок, шагнув в зеркало переноса.
  
  Глава 19. Бездна.
  
  23-е октября 2010-го года.
  Убежище на востоке Забвения.
  
  "Дорогой дневник,
  Последние несколько дней были тяжелыми. Я не знаю, сколько еще выдержу. Пока рядом... он, я чувствую себя в безопасности. Но, долго ли еще я смогу прятаться здесь? Как долго еще я буду подставлять его под удар? Ведь, если кто-то узнает..."
  
  Услышав скрип двери за спиной, мужчина в темно-бежевой накидке с капюшоном поверх головы и сокрытым бинтами кармашаном резко вскочил со стула. Едва верно несущая службу мебель коснулась пола, наполнив комнату грохотом - он уже крепко сжимал стоявший до этого у стены двуручный топор со свободно болтающимся на креплении топорищем. Напряженно глядя на вошедшего, низкорослого гостя.
  - Отличная реакция, - усмехнувшись и закрыв за собой дверь, улыбчиво сказала Вивьен. - Этажом выше ко мне отнеслись на порядок спокойнее.
  - Прости, - опустив оружие и прислонив его обратно к стене, виновато сказал мужчина. - Я не ждал гостей.
  - Сам виноват, - грустновато пожала плечами Вивьен. Тем не менее, она все равно спокойно продефилировала через всю комнату и села на стол, тут же глянув на страницы открытого дневника. - Слишком открыто пишешь.
  - Это черновик, - подойдя к столу и резким движением забрав дневник, все также мрачновато сказал он. - Что привело?
  - Натанаэль тебя выдал, - ответила Вивьен и улыбка тут же исчезла с ее лица. - Сиди здесь и не высовывайся, пока все не утрясется. Тебе не нужно идти никуда завтра.
  - Я не буду подходить слишком близко, - недовольно ответил мужчина. - Пока...
  - Пока что? - скрестив руки на груди, не дала ему договорить Вивьен. - Пока все будут отвлечены днем переноса - ты думаешь, что сможешь пробраться вниз незамеченным? Не смеши меня, Палач.
  - Нет смысла меня отговаривать, - поднял голос он и направил указательный палец на собеседницу. Едва рука с замотанным кармашаном оказалась в воздухе - под бинтом словно пробежалась волна, коротко приподнявшая, а потом опустившая его. - С Натанаэлем-же ситуация больше не повторится...
  - Повторится, - усмехнулась в ответ Вивьен. - Он чувствует присутствие... вашей стихии.
  Молча покачав головой, Палач положил дневник обратно на стол и открыл пустую страницу. Под слегка озадаченным взглядом Вивьен, он вскоре нарисовал человека с короткими, темными волосами и аккуратной бородкой вокруг рта и по линии скул. Человек был одет в строгий костюм, с галстуком. Обе его руки - закованы в металлические перчатки. Правая же рука - крепко сжимала черную трость.
  - Знаешь его? - протянув рисунок Вивьен, холодно спросил Палач.
  - Да, - нахмурившись, ответила кайши.
  - Он помог нам отбить позавчерашнюю атаку с востока, - облокотившись на стол, продолжил мужчина. - Но исчез столь же стремительно, сколько и появился.
  - Он может свободно перемещаться? - дослушав Палача, озадаченно спросила Вивьен.
  - Судя по твоему вопросу - не должен бы, - нервно усмехнулся он.
  - Скверно, - закрыв дневник и вернув его Палачу, прикусила губу Вивьен. - Я доложу Люсе.
  - Пока не стоит, - разрушил ее планы Палач. - Судя по всему, он на нашей стороне. Если так, то не докладывай до конца донодатриама. Не стоит омрачать ему праздник.
  Кивнув, Вивьен слезла на пол и увела взгляд в потолок. Словно что-то обдумав, она повернулась к Палачу и миловидно улыбнулась.
  - Я отправлю Натанаэля к вам после праздника, - сказала она. - Побудет ищейкой.
  - Если его нос не пострадает раньше за предательство, - заворчал в ответ Палач. - То вполне.
  - Не ворчи, - усмехнулась Вивьен. - Тебе не идет.
  - А что мне еще остается, если ты меня не пускаешь на Кайнакен? - продолжил он.
  - Я согласилась прислать Натанаэля, - с легким интересом заметила Вивьен. - Скажи, зачем тебе еще туда надо? Ведь ты собирался его искать, не так ли? Или я ошибаюсь?
  - Я... - потянул Палач, но лишь усмехнулся, поймав на себе требовательный взгляд кайши. - Ты ведь не можешь узнать, что происходит в моей голове, не правда ли?
  - Так, не начинай, - недовольно скрестила руки на груди Вивьен.
  - И не думал, - хитровато улыбнулся он. - Просто решил воспользоваться этой, хоть и не самой приятной, привилегией. Расскажу, когда вернусь обратно. Хорошо?
  Какое-то время кайши еще недовольно сверлила его глазами, словно пытаясь прочитать мысли не через перчатку. Простояв так с несколько секунд, она лишь обреченно вздохнула и развела руками в стороны.
  - Дело твое, - недовольно бросила она и направилась в сторону выхода. - Хочешь выдать себя - пожалуйста. Мне-то что с того? Тоже мне, переживать за него еще. Не заслужил!
  - Спасибо, - выслушав поток гневных выкриков со стороны кайши, коротко сказал Палач.
  - Будь осторожен, - дойдя до двери и остановившись, коротко сказала, не оборачиваясь, Вивьен.
  Молча кивнув ей в спину, Палач дождался, пока она покинет комнату. Едва дверь закрылась, он вновь бросил взгляд на лежащий на столе дневник. В каком-то смысле, Вивьен была права. Последние несколько записей он действительно делал слишком уж наводящими.
  
  - Доброго утра, уважаемые зрители и не столь уважаемые бойцы арены! - вскоре зазвучал голос Маркуса над лугом.
  Зеркало перенесло Дмитрия в случайную точку на карте. Редкие деревья, голубое небо над головой и с десяток бойцов в пределах видимости. Это было все, что ему удалось увидеть из своего текущего местоположения.
  - Рад приветствовать вас на очередном предпраздничном сражении! - продолжил голос комментатора арены. - В столь знаменательный день, прошу зрителей почтить память вознесенных минутой молчания. Участники сражения же - слушайте и внимайте.
  Пока на трибунах воцарилась тишина, а надоедливый голос Маркуса принялся объяснять правила - Дмитрий вновь залез в экран перчатки. Быстро пробежавшись по списку вооружения и выставив на всякий случай все необходимое вперед, он прокрутил в руке свой обновленный клинок и продолжил слушать.
  - В этом году в "бездне" примет участие восемь тысяч девятьсот двадцать один боец, - чуть спокойнее сообщил комментатор. - Меньше, чем на прошлый донодатриам, но не так уж и мало, как прогнозировали летом. В целом, надеюсь, что все пройдет удачно и мне не придется просидеть целый день здесь, комментируя ваши жалкие попытки убить хоть что-нибудь прежде, чем сдохнуть. Так что... не смею более задерживать! Первая волна!
  Едва Маркус отдал команду о начале сражения - земля под ногами задрожала. Бойцы, находившиеся неподалеку от Дмитрия, так же были слегка озадачены происходящим.
  Вскоре, вдалеке в небо взмыл столп красного света. Быстро глянув по сторонам, Дмитрий заметил, что двое бойцов тут же замахнулись оружием, побежав в сторону столпа. Решив, что так и нужно делать - он побежал вслед за ними. Вскоре, опомнились и остальные.
  
  - Жмем, жмем, жмем! - не унимался едва различимый теперь голос Маркуса над полем начавшегося хаоса.
  Чем дальше продвигался к источнику света Дмитрий - тем сложнее было идти. Повсюду слышались взрывы, вырастали огненные стены, перед глазами по земле успевали пробегать ряды ледяных кольев. Во все стороны летели камни, выстрелы. Все с одной лишь только целью - убить столько существ, вырывающихся из столпа света, сколько возможно.
  Взмах клинка - и одним монстром на счету Дмитрия стало больше. Непонятная тварь, похожая на лысого, покрытого крупными, чешуйчатыми наростами волка. Взвыв, едва острый клинок вспорол брюхо, существо завалилось на бок и покрылось пламенем, исчезнув с поля боя.
  Едва успев опомниться, Дмитрий поднял перед собой кармашан, в который тут же вцепился зубами очередной налетевший на него "волк". Откуда-то справа послышался выстрел - и враг забрызгал лицо Дмитрия капельками крови, ослабив хватку. Взмах - и клинок вошел под ребра, выйдя из спины. Обдав руку холодным пламенем, существо практически тут же исчезло.
  - Будь осторожнее, - требовательно приказал женский голос, после чего прогремел очередной выстрел.
  - Спасибо, - бросил Дмитрий своей спасительнице - девушке с длинными, светлыми волосами. Одетая в сине-красный камзол, она лишь коротко кивнула и прыгнула через выросшую стену пламени, скрывшись в пучине сражения.
  Очередной замах - и очередной враг лежит. Теперь Дмитрий старался вести себя осторожнее. Больше отступал назад, позволяя другим бойцам помогать ему. Этот бой не был одиночным. Он не был похож на то, с чем столкнулся Дмитрий в своем первом сражении. Здесь бойцы помогали друг другу, а не пытались убить. И, в каком-то смысле, это даже придавало ему сил.
  Вскоре, он предпочел сменить оружие. Запустив клинок в бегущего на него врага, и с радостью заметив, что тот исчез вместе с поверженным зверем, вернувшись обратно в перчатку - он обнажил пистолеты. Прицелившись и вспомнив, сколько в его драгоценных "вершителях" патронов - Дмитрий начал обстрел.
  - Прикрывай! - прозвучал знакомый голос из-за спины. Практически тут же, за ним последовал шлепок по плечу, а мгновением позже - на приближающуюся стаю побежал Бергар, сжимая в руках крупный, двуручный молот. Замах, удар пришелся в землю, раскидав врагов в стороны. Отстреляв выживших существ, Дмитрий опустил пистолеты и подбежал к оглядывающемуся по сторонам бойцу, смахнувшего с лица капельки пота. - Держишься?
  - Да пока, - бодро отозвался Дмитрий. - Сам как?
  - Скверно, - прикусив губу, ответил Бергар, стараясь не отвлекаться от сражения. - Наша группа распалась. Энсис уже успел вылететь.
  - Сочувствую, - коротко сказал Дмитрий и осыпал градом выстрелов заметившего их врага.
  - Ха, не стоит, - крепче сжав рукоять молота, оскалился Бергар. - Эм, Феникс, что ты делаешь?
  - Перезарядить хочу, - озадаченно ответил Дмитрий, ища патронаж.
  - Дурак, - хлопнув его по плечу, усмехнулся Бергар. - Здесь не нужно. Стреляй в свое удовольствие, пока хватает печенек.
  - То есть как? - слегка подкосившись от хлопка, неуверенно спросил Дмитрий.
  - Перезаряжается огнестрельное оружие само, - пожал плечами Бергар. - Не спрашивай, как это работает - но, пока это работает, жаловаться не приходится.
  - Эм...
  - Так, все, я побежал! - убрав с плеча кувалду, радостно не дал ему закончить Бергар. - Увидимся на второй волне, если повезет!
  Не успел Дмитрий возразить - как боец устремился вперед, навстречу свежей стаи существ. Замах, удар, враги разлетелись в стороны, а сам Бергар - исчез в облаке дыма и пыли.
  - Осталось пять минут, - сообщил голос Маркуса, оторвав Дмитрия от мыслей. - Количество нарорантов увеличено втрое. Развлекайтесь!
  Послышались радостные, и не очень, крики и возгласы. Уцелевшие бойцы с новыми силами продолжили бой на территории безграничного луга.
  Кинув слегка озадаченный взгляд на свои пистолеты, которые ему не нужно было перезаряжать, Дмитрий отозвался на прозвучавший впереди рык. Направив оба оружия на облако дыма и пыли впереди - он приготовился стрелять. Вскоре, рычание повторилось, а издалека, по кровавым следам и слою оголенного грунта, оставшегося от некогда величественного луга - во все стороны от светового столпа выбежала черная туча врагов. И Дмитрий открыл огонь.
  
  Глава 20. Врата Кайнакена.
  
  - И... стоп! - потянув, громко сообщил Маркус.
  Словно повинуясь его приказу, оставшиеся враги тут же растворились в воздухе. Звуки сражения угасли, а красный столп света - стал на мгновение ярче и окрасился мягким, зеленым.
  - Всех уцелевших - поздравляю с победой! - продолжил он. - Тысяча тридцать два человека переходят во второй этап. Всем, кто погиб и успел при этом убить хотя бы одного нароранта - также была поставлена отметка в общий зачет, с чем их и поздравляю!
  Послышались радостные улюлюканья, а земля - вновь задрожала. По поверхности от столпа зеленого цвета разошлись разломы. Отступая вместе с крупным отрядом назад, Дмитрий озадаченно смотрел, как земля проваливается по кусочкам, открывая широкий проход.
  - Переводим дух, готовимся ко второй волне! - продолжил Маркус. - Врата Кайнакена скоро будут открыты!
  С этими словами, уцелевший слой земли разнесло на маленькие кусочки, разлетающиеся во все стороны и осыпая грязью уцелевших участников сражения. Вскоре, облако поднявшейся пыли опустилось, а перед Дмитрием и остальными - раскинулась массивная, каменная лестница, ведущая вглубь, под землю.
  - Спускаемся и ждем сигнала! - вновь сообщил Маркус. - И не тормозим процесс!
  Волна участников потянулась в сторону прохода. Кто-то просто спрыгивал вниз с краев, после чего устремлялся дальше уже по ступенькам. Большая часть - все же культурно огибала края, гурьбой подтягиваясь к лестнице. Не желая быть затоптанным, Дмитрий старался поддерживать одинаковую с остальными скорость. Бойцы толкались, но при этом вели себя на удивление культурно. На самих же ступенях, они старались не пихаться, и даже пропускали друг друга вперед, лишь бы не свалиться, сломать себе шею и вылететь еще до начала второй волны.
  Чем дальше вниз продвигались лидеры волны - тем больше факелов зажигалось на стенах. Вскоре земляной слой полностью скрыл небо, и Дмитрий мысленно поблагодарил Маркуса за проявленную заботу о бойцах.
  - Начало через две минуты, - зевнув, прогремел голос комментатора. Здесь, под землей, он звучал еще оглушительнее и грубее, чем на поверхности, эхом разлетаясь от стен. - Оружие не убирать, готовиться к худшему. Не думаю, что вас уцелеет больше сотни на втором этапе.
  Боевой настрой Дмитрия слегка упал. Подобная угроза словно выбила почву у него из-под ног. Он только сейчас понял, что от первоначального количества участников - осталось чуть больше тысячи человек. Хоть сам он и не ощутил особой трудности от сражения, но, по всей видимости, это ощутили на себе остальные. А с учетом уточнения Маркуса о том, что отметку получили лишь те бойцы, на чьем счету было хоть одно убийство - Дмитрий и вовсе растерялся.
  Однако мысли вскоре ушли, едва он почувствовал, как замедляется группа бойцов, в которую он вклинился во время спуска. Замедлив шаг, Дмитрий взглянул вперед. Как оказалось, группа тормозила не зря. Впереди раскинулись массивные врата, метров пятнадцать в ширину и чуть меньше тридцати в высоту. Черные, с узором из костей и черепов. Они словно пытались запугать приближающуюся армию. Словно не хотели быть открытыми. Словно скрывали что-то за собой, отчего больше сотни - и правда, не смогло бы уцелеть.
  - Врата Кайнакена, значит? - усмехнулся подошедший к остановившемуся Дмитрию Бергар. - Забавно. Сколько раз там не бывал, а никаких ворот не видел.
  - Ты уже был там? - опомнившись, спросил Дмитрий.
  - Ну, я там жил, - пожав плечами, усмехнулся боец. - Как и все мы, кто не сразу попал на арену.
  - Подожди, - нахмурившись, продолжил Дмитрий. - Разве на арену берут не тех, у кого грехопадение колеблется в десяти процентах?
  - Вас берут сразу, - спокойно ответил Бергар. - Нам приходится ждать, пока дадут разрешение. Ходим на пытки, смотрим бои по телевизору. Завидуем сражающимся и сами грезим выйти на арену. В целом, если проиграешь три раза - тебя тоже скинут на Кайнакен и будешь ждать, пока не сможешь заново принять участие.
  - И... к кому обращаться, если вдруг сошлют? - усмехнувшись, спросил Дмитрий.
  - Ну... - почесав затылок, потянул Бергар. - Можешь попросить Вивьен или написать Маркусу через полгода после ссылки, например. Они все равно раньше не примут заявку. Как-никак, а с пытками ты закаляешься. Шрамы - это бесценный опыт, а боль - лучший учитель для того, кто хочет держать в руках клинок.
  - Ремелион Дон? - дослушав, с интересом спросил Дмитрий.
  - Нет, - хлопнув его по плечу, улыбнулся Бергар. - Моя фраза.
  - Бойцы приготовились! - вторгся в беседу оглушающий голос комментатора арены. - Три!
  Со всех сторон послышался лязг и звон. Участники сражения обнажали оружие и разминались перед второй волной. К ним решил присоединиться и Дмитрий, бодро размяв плечи.
  - Два!.. - продолжил отчет Маркус. - Один!..
  Едва прогремело оглушительное "один" - врата со скрипом начали отворяться, ослепляя бойцов ярким, красным светом, идущим из образовавшейся щели. Обернувшись, Дмитрий нахмурился, заметив, как небольшая группа тут же быстрым шагом направилась в сторону щели. Во главе отряда стоял мужчина в бордовой, широко распахнутой накидке. Длинные, каштановые волосы, зализанные назад, и суровое выражение лица вызывали крайне неоднозначные ощущения. Казалось, что он о чем-то напряженно думает.
  - Маркус! - оглушающе бросил мужчина, подойдя вплотную ко вратам. - Дай минуту!
  - Гелиас, что случилось? - слегка озадаченно спросил голос комментатора, но врата тут же застыли на месте.
  - Спасибо, - учтиво кивнул самому себе мужчина, бодро обернувшись к оставшейся армии участников. - Если можно, то подключи к рупору.
  - Эм, готово, - практически тут же сообщил Маркус. - Держи слово, раз вызвался.
  Нарочито кашлянув, Гелиас обвел взглядом собравшихся. Несмотря на строгость своей внешности, сейчас было видно, как он нервничает. По всей видимости, это видела и девушка, вышедшая в составе группы вместе с ним. Аккуратно положив руку ему на плечо, она тепло улыбнулась и подбадривающе кивнула.
  - Уважаемые бойцы! - собравшись с мыслями, начал он. - Мы не знаем, что за этими вратами. Но, ясно одно - это будет что-то тяжелое. Среди выживших участников - свыше трехсот человек состоит в элите ада. Если Маркус обещает, что нас останется чуть больше сотни - причины для беспокойства вполне очевидны.
  - Решил взять на себя командование? - выйдя вперед, усмехнулся темноволосый мужчина в темно-зеленой рубашке и черных брюках. В руках он прочно сжимал треугольный, красный щит с черным гербом в форме ящерицы и широкий, изогнутый клинок, больше походящий на саблю. А его плечи украшали пластинчатые наросты, специально для которых в рубашке были сделаны дырки. Словно, это было не частью его брони, а частью его собственного же тела. - Гелиас, ты зануда.
  - Прошу, Стродан, не лезь, - тяжело вздохнув и приподняв перед собой руку, виновато ответил Гелиас.
  - Да я и не лезу, - усмехнулся он, опустив оружие. - Просто решил уточнить.
  - А, чудно, - смутившись, благодарно кивнул Гелиас. - Тем не менее, прошу бойцов, которые еще не вошли в состав элиты - держаться поодаль и поддерживать сражающихся на передовой. Стродан, раз уж ты вызвался - возьмешь на себя командование левым крылом. Ламран, на тебе правое крыло.
  - Есть! - отозвался мужчина из переднего ряда и вышел вперед. Светлые, длинные волосы, вытянутое лицо. Темно-синее одеяние, больше напоминающее собой робу. На мгновение, Дмитрию даже показалось, что это - брат знакомого ему акрасовца Акайо.
  - Замечательно, - проводив его взглядом, продолжил Гелиас. - Мы с Нинетт и Горжи пойдем по центру.
  - Так, даже не думай подставлять ее под удар, - недовольно оживился голос Маркуса.
  - И в мыслях не было, комментатор, - улыбнувшись, кивнул Гелиас.
  - Маркус, не переживай, - широко улыбнувшись, отозвалась стоящая рядом с Гелиасом девушка. - Все будет хорошо, я же это, большая девочка, справлюсь.
  Проворчав что-то неоднозначное в микрофон, Маркус замолчал, вызвав на лице у девушки хитрую улыбку.
  - Бойцы элиты - думаю, сами справитесь, - призадумавшись, нарушил тишину Гелиас. - Лидеры войдут первыми, вы - на подхвате за ними. Где меньше людей - туда и вклинивайтесь.
  - Восхищен твоей божественной мудростью, Гелиас, - съязвил Маркус.
  - Кто еще не вошел в элиту - ждите, - отмахнувшись, продолжил он. - Увидите, что больше никто не присоединяется к ушедшим вперед отрядам - выступайте группами, держитесь позади. В случае необходимости - открывайте общий огонь по целям.
  По толпе пролетела неоднозначная реакция. Некоторые громко отозвались, большая часть же - не так уверенно. Во многих из них - боевое настроение угасло, едва Маркус сообщил цифры. Теперь же, взявший на себя командование незнакомый боец элиты - и вовсе убил остатки желания сражаться в большинстве из них. С другой стороны, для многих - это даже было источником бодрости. Им сказали держаться поодаль - значит, шансов выжить на порядок больше, чем было бы.
  - Сойдет, - решив не обращать внимания на непонятную реакцию, усмехнулся Гелиас. - Маркус, спасибо, можешь отключать рупор и открывать ворота.
  - Спасибо, что разрешил, что уж там, - недовольно ответил комментатор арены. - Собственно, три-два-раз, пошли-пошли!
  Ворота спешно распахнулись, с грохотом врезавшись в стены и открыв перед бойцами широкий туннель, испещренный разломами с текущей по ним лавой. В тот же миг, вперед побежал Гелиас. Расправив огненные крылья, он взмыл в воздух, освещая путь остальным.
  Сразу за ним - побежали Ламран и Стродан. Разделившись, они разбежались в стороны. Нинетт и, закованный в тяжелые доспехи, с двуручным молотом в руках Горжи пропустили их вперед, устремившись по центру вслед за летящим Гелиасом.
  Из толпы, расправляя стихийные крылья - через образовавшийся проход один за другим полетели и бойцы элиты. Разделяясь на входе, словно следуя приказу Гелиаса, они быстро устремлялись вдаль. Лишь малая часть из них бежала по земле. По всей видимости, практически каждый боец элиты обладал той или иной стихией в качестве дополнительного оружия.
  Вскоре, следом за ними неуверенно потянулись и оставшиеся участники. Крупными отрядами, человек по десять-пятнадцать.
  Переглянувшись с Бергаром, Дмитрий тяжело вздохнул и крепче сжал пистолеты. Виолы нигде не было видно. Возможно, она уже вылетела из сражения. Или просто не попадалась ему на глаза. Пока было трудно судить.
  Хлопнув Дмитрия по плечу, Бергар бодро направился внутрь. Невольно усмехнувшись, сам Дмитрий, хоть и немного неуверенно, отправился следом. Вперед через врата Кайнакена.
  
  Глава 21. Горэнхальм.
  
  Чем дальше летел Гелиас - тем страннее ему казалась вторая волна. Периодически поглядывая обратно и успокаиваясь, что не летит слишком быстро - он продолжал выискивать взглядом врагов. Но, в темноте коридора впереди - их не было видно.
  Маркус также молчал. Словно терпеливо выжидая и получая удовольствие от озадаченности Гелиаса.
  - Скучаете? - неожиданно налился коридор голосом комментатора арены. - Проявите терпение, бойцы, и насладитесь отдыхом. Для многих из вас, скоро все закончится.
  - Подбодрил, - дослушав, недовольно усмехнулся Гелиас и с силой взмахнул крыльями. Осыпав свод туннеля языками пламени, он спикировал к земле, пытаясь нагнать как можно больше скорости.
  Вскоре, впереди показался искрящийся, мягко-голубой свет. Постепенно снижаясь, Гелиас старался не терять бдительности. Бойцы остались далеко позади. Что Стродан, что Ламран - оба перемещались на порядок медленнее его. А элита и новобранцы - строго следовали приказу держаться позади лидеров отрядов.
  Убрав крылья и махнув руками в сторону каменистого покрытия, Гелиас озадаченно огляделся по сторонам и остановился. Вместе с замахом, из ярких вспышек света в его руках появилось две широкие сабли.
  Туннель вывел его к небольшому, подземному городу с масштабным озером в центре. Потрепанные временем каменистые дома, нередко поставленные друг на друга. Узкие, каменистые улочки и бегущие по ним же ручейки воды, стекающей со скалистого свода над городом. Стоя на склоне, переходящем в широкую каменную лестницу, ведущую вниз в сторону поселения, Гелиас бросил озадаченный взгляд назад. Со стороны туннеля шаги не были слышны. По всей видимости, бойцы хоть и догоняли его, но не так быстро, как он сам на это надеялся.
  - Что за?.. - наконец озадаченно спросил, приземлившийся на ледяных крыльях рядом, Ламран. Сложив крылья и обнажив два длинных, тонких клинка, тут же загнав их в появившиеся на спине ножны, он вышел вперед и огляделся по сторонам. - Горэнхальм?
  - Рад видеть, что я не один озадачен, - крепко сжимая сабли в руках, натянуто усмехнулся Гелиас и подошел к Ламрану. - Где остальные?
  - С Нинетт и Строданом, - отозвался боец элиты. - Твое пламя погасло, а звуков боя слышно не было. Решил остановить их и отправиться на разведку.
  - Мудро, - благодарно кивнул Гелиас. - Свяжись с Нинетт, пускай отдает приказ о дальнейшем продвижении. Я пока...
  Прервавшись, он озадаченно бросил взгляд в сторону лестницы. Выйдя из-за угла, в их сторону уверенно шел человек с синей кожей, тремя широкими красными плавниками на голове и одетый в темно-фиолетовую мантию. Держа руки за спиной, он с легким интересом разглядывал неожиданных, по всей видимости, для него гостей. Загнав сабли в ножны на поясе, Гелиас поднял ладонь перед Ламраном и пошел один навстречу существу, прошедшему через арку на входе в город.
  - Добро пожаловать в Горэнхальм! - радостно сообщило существо, когда между ним и Гелиасом оставалось чуть больше десяти метров.
  - Спасибо, - смутившись, кивнул Гелиас.
  - О, право, не стоит, - улыбнувшись, ответило существо и, поравнявшись с бойцом, протянуло ему перепончатую, голубую руку. - Глариус Моун, староста Горэнхальма.
  - Мы знакомы, - нахмурившись, недовольно сказал Гелиас, но все же приветливо ответил на рукопожатие. - Виделись уже.
  - Даже так? - выпустив пальцы Гелиаса из мокрого, перепончатого плена, удивленно спросил Глариус. - Любопытно. Как давно в элите?
  - Сорок девять лет, - спокойно ответил боец.
  - Достойный срок для достойного человека, - учтиво кивнул староста и посмотрел на, оставшегося позади Ламрана. - Вы и ваш спутник - все, что осталось после первой волны?
  - Нет, отряд ожидает нашего возвращения, - сохраняя спокойствие, сказал Гелиас.
  - Прекрасно, - вновь повернувшись к собеседнику, улыбнулся Глариус. - Тогда приготовьтесь. Я сообщу Гекате о вашем прибытии.
  - Гекате? - удивленно переспросил Гелиас. - Она цель второй волны?
  - О, не беспокойтесь, - подняв перед собой перепончатую ладонь и все также учтиво улыбаясь, ответил Глариус. - Она не будет пользоваться территориальным правом в бою.
  - Рехнулись? - схватив Глариуса за ворот, не выдержал Гелиас. - Она на порядок старше Люцифера!
  - Осмотрись вокруг, боец, - спокойно положив мокрую ладонь на держащую его ворот руку, предложил Глариус. - Неужели ты не видишь, насколько мал город, в котором ты сейчас? Если уж они Горэнхальм не смогли восстановить во всем его величии - разве могли они создать Гекату такой, какую мы, ее верные слуги, знаем и почитаем?
  Отпустив старосту города, Гелиас еще какое-то время хмурился. Пока Глариус поправлял ворот, ему пришлось признать, что его собеседник прав. Самого Глариуса ему уже довелось встретить. И видеть сейчас, как тот спокойно перенес обиду, Гелиасу уже показалось странным.
  - Приготовьте своих людей, боец элиты, - справившись с мантией, учтиво предложил Глариус и направился вниз по каменной лестнице в сторону города. - Не думаю, что бой будет долгим. По крайней мере, сейчас вы знаете, что вас ожидает впереди.
  Вскоре, Глариус свернул за угол и продолжил свой путь в сторону центрального озера. Проводив его взглядом, Гелиас недовольно сплюнул и пошел наверх, в сторону озадаченного Ламрана.
  
  - Долго, - сидя на неаккуратной каменной скамье и поглядывая по сторонам, тяжело вздохнул Бергар.
  - Может, случилось что? - неуверенно спросил Дмитрий, поймав на себе взгляды не только Бергара, но и двух других бойцов, сидящих в группе по соседству. Вскоре, бойцы потеряли к нему интерес и продолжили свое обсуждение, а Бергар лишь коротко усмехнулся. - Я что-то не так сказал?
  - Смирись с тем, что ты тут не один мертвый, - ответил он. - Худшее, что с тобой могло случиться - уже случилось. Если с ними и правда "что-то произошло" - скоро мы услышим надоедливый голос Маркуса, который нам это сообщит.
  - Ты ведь и сам волнуешься, не правда ли? - дослушав его, спросил Дмитрий. - За своего друга.
  - Ну, это слишком сильно сказано, - почесав затылок, рассмеялся Бергар. - Скорее не переживаю, а немного расстроен, что он не прошел во второй этап.
  - А...
  - Да и ты, смотрю, тоже уже умудрился кого-то потерять на первой волне, - облокотившись рукой о колено, хитровато оскалился Бергар.
  - В каком смысле? - нахмурился Дмитрий.
  - Девчонка, мелкая такая, в черном, - попытавшись ладонью показать примерный рост, продолжил Бергар. - Она же сейчас не с тобой, верно? Как думаешь, успела хоть что-нибудь убить?
  - Не знаю, - слегка поникнув, ответил Дмитрий. - Я не видел ее с тех пор, как мы разминулись еще до начала первой волны.
  - А, о... - озадаченно потянул Бергар, и улыбка тут же исчезла с его лица. - Тогда извини.
  - Да ничего, - подернув уголками рта, ответил Дмитрий и практически тут же встал со скамьи. - О, идут!
  Бергар и сидящие неподалеку бойцы тут же обернулись в сторону туннеля. В рядах отдыхающих, как элитных, так и начинающих бойцов - начались движения. Некоторые стали подтягиваться в сторону приближающихся Гелиаса и Ламрана.
  - Плохие новости, - махнув рукой бойцам, дабы те не торопились, обратился Гелиас к подошедшей Нинетт.
  - Как будто у тебя бывают хорошие, - обреченно усмехнулась она, но все же предложила жестом пройти в созданную из каменных плит палатку. Вскоре, они скрылись от взглядов озадаченных бойцов.
  
  Глава 22. Вторая волна.
  
  - Значит, Геката? - дослушав рассказ Гелиаса, стоящего в центре каменной палатки, прохрипел Горжи. Напряженно взглянув на молот в своих руках, он поднялся со скамьи и повернулся в сторону разбитого лагеря. - Сильна?
  - Не знаю, - коротко ответил Гелиас. - Мы с Ламраном не видели ее.
  - А мармурийцев много? - с интересом спросил Стродан.
  - Встретили только одного, - тяжело вздохнув, сказал Гелиас. - Глариуса Моуна.
  - Интересно, - почесав подбородок, потянул Стродан. - И с чего вдруг решили засунуть дружественный город в стан врагов в "бездне"?
  - Тоже задавался этим вопросом, - кивнув, продолжил боец элиты. - Навещу Маркуса, когда закончим. Не думаю, что он станет отвечать нам сейчас, пока идет трансляция.
  - Только не говори, что ты решил слить вторую волну! - недовольно оживился Ламран. - Геката или нет, но подставлять под удар...
  - И не подумаю, - перебил его Гелиас. - Даже напротив. При нашей первой встрече Геката была излишне набожна. Если хоть так мне удастся отомстить ей - не вижу ничего плохого в том, чтобы продолжить продвижение.
  - А мне вот интересно, что Маркус в третью волну засунет, - встав со скамейки и поправив юбку, улыбчиво отозвалась Нинетт, попытавшись разрядить атмосферу. - Было бы мило встретить кого-нибудь из знакомых.
  - Сомневаюсь, что это будет милая встреча, - мрачно усмехнулся Горжи. - Зная Маркуса - он может и Натанаэля втиснуть.
  - Не вижу в этом ничего плохого, - хитровато улыбнулась Нинетт. - Натанаэль вполне заслужил коллективное вправление мозгов.
  - Тогда решено, - дав Нинетт закончить, подвел итог Гелиас и направился в сторону выхода. - Горжи, Стродан - держите оборону, прикрывайте новичков. Нинетт, Ламран - на вас основные силы мармурийцев. Старайтесь разбивать их на небольшие группы. А я...
  - Вытащишь Гекату? - усмехнулся Горжи и притормозил Гелиаса, положив ему руку на плечо, когда тот почти вышел из палатки.
  - Если не вылечу раньше, - кивнув, ответил Гелиас и покинул палатку, тут же поймав на себе взволнованные взгляды заждавшихся бойцов.
  Окинув взглядом лагерь, Гелиас задумчиво поднял руку. Геката, по крайней мере, сейчас была уязвима и убиваема, раз Маркус посчитал, что шансы есть.
  Все больше голов поворачивалось к Гелиасу. Сотни бойцов, готовых дать бой в любой момент.
  Грустновато усмехнувшись, Гелиас опустил руку и тут же обдал туннель яркой вспышкой пламени. Взмыв в воздух на огненных крыльях, он обнажил сабли и, развернувшись, полетел в сторону города. Вскоре, за спиной послышались яростные крики бойцов и громкие шаги. Дополнившись шумом крыльев, теперь гул придавал Гелиасу сил. За ним следовала армия, натренированная и не боящаяся умереть. Если ему повезет, то вытащить Гекату удастся еще до начала сражения.
  
  - Приближаются! - стоя возле входа в туннель, громко крикнул в сторону города мармуриец и побежал вниз по лестнице. Закованный в коричневые, тяжелые доспехи, со щитом и клинком в руках, он передвигался немного неуклюже. Голову бойца же украшал шлем с тремя прорезями для торчащих головных плавников. - Глариус, они приближаются!
  - Понял, - аккуратно приподняв перепончатую руку, отозвался стоящий в первых рядах староста поселения. Проводив взглядом вставшего в строй бойца, уверенно выставившего перед собой щит, Глариус бросил взгляд в сторону озера. Кипящие на поверхности пузырьки не давали ему покоя. Геката, услышав о приближении армии врага, была крайне этим недовольна. По всей видимости, она и вовсе не ожидала, что до второй волны кто-то доберется. - Не посрамим честь нашей владычицы!
  По выставленной армии пронесся лязг доспехов и звон клинков, ударившихся о щиты.
  - Сражаться до последнего война! - держа руки за спиной, еще громче приказал Глариус.
  Как и голос старосты, ответная реакция стала на порядок оглушительнее.
  - К бою!..
  Не успев закончить, Глариус прикрыл лицо рукавом. Вылетевший из туннеля Гелиас пробился сквозь первые ряды, разбросав врагов покрытыми пламенем саблями. Взмыв в воздух, он коротко глянул на оставленный им переполох и продолжил путь в сторону озера.
  - В бой! - краем глаза поймав устремившегося в центр Горэнхальма бойца, оглушительно отдал приказ Глариус.
  Сорвавшись с места, сотни мармурийцев устремились в сторону туннеля, откуда уже высыпали бойцы арены. Засверкали огненные вспышки, разряды молний, ледяные глыбы разлетались во все стороны. Город наполнился звуком начавшегося сражения, а с домов вверх потянулось нескончаемое подкрепление.
  
  - Давайте вместе похлопаем Ореадне! - пролетая над городом, услышал голос комментатора арены Гелиас. - Она стала нашим последним четырехзначным бойцом сегодня!
  Сердце Гелиаса екнуло. Сражение только началось, а их уже осталось меньше тысячи человек. К тому же, вылетела девушка из элиты, а не новобранцев.
  Остановившись и бросив напряженный взгляд назад, Гелиас какое-то время пытался удержать себя от возвращения на поле боя. Пролетая над городом, он видел, как из домов один за другим выбегали мармурийцы. Даже из небольших, одноэтажных и однокомнатных зданий - они вереницей продвигались через город в сторону лестницы. Значить это могло только одно - город был воссоздан таким образом, чтобы враги для участников не заканчивались.
  - Черт... - внезапно осознав, что тратит драгоценное время и с каждой секундой он теряет, по крайней мере, одного подчиненного, опомнился Гелиас и продолжил полет.
  Начав пикировать, он соединил сабли набалдашниками и словно закрутил одну в другую. Набалдашники исчезли, оставив на своем месте рукоять для полученного оружия. Сжимая рукоять кармашаном, он напряженно выставил в сторону свободную, правую руку, на ладони которой тут же выросло багряно-красное пламя. Постепенно сжимаясь и периодически мерцая, оно сбиралось в небольшой, ярко-желтый шар в его руке.
  По мере приближения к озеру - шар становился все меньше и ярче. Пока, наконец, Гелиас не взмахнул крыльями и не остановился, запустив собранное пламя в сторону водной глади.
  Всплеск - и шар скрылся под водой. Мгновение спустя - в воздух поднялся столп воды, а озеро волнами вышло из берегов, накрыв прибрежное подкрепление, унося мармурийцев в пучину дорогого им водоема.
  - Уже добрались? - едва приземлившись на берегу, услышал знакомый ему, женский голос Гелиас. - Что же, могло быть и дольше.
  Молча глядя на приближающуюся Гекату, Гелиас предпочел промолчать. Идя по водной глади, словно по твердой поверхности, босоногая девушка в белом, воздушном платье разглядывала его, скорее с интересом, а не с желанием убить. Она была точно такой же, какой Гелиас ее знал. Эти бездушные, зеленые глаза с вытянутыми щелочками вместо нормальных зрачков. Светлая, бледно-голубая кожа. Золотистые волосы с лиловой полоской по левому боку.
  - Ты последний, кто уцелел? - ступив на прибрежные камни, и озадаченно оглядевшись по сторонам, обратилась к Гелиасу Геката.
  Подернув глазом, Гелиас замахнулся оружием и побежал в сторону девушки. Выпад - и соединенные сабли со звоном встретились с длинным, светло голубым клинком.
  - Как грубо... - безразлично держа меч, обиженно заметила Геката.
  - Привыкай, - оскалившись, резко замахнулся правой рукой Гелиас. Едва ладонь коснулась живота Гекаты, собранная в ней огненная энергия вырвалась наружу, и с громким взрывом девушку бросило обратно в озеро.
  Прокатившись по водной глади, Геката тяжело кашлянула и попыталась подняться, опираясь на руки. Жадно схватив ртом воздух, она вновь закашлялась, но уже кровью.
  - Вставай и дерись! - громко приказал Гелиас, направив оружие на Гекату. - Черта с два тебя такая слабая атака пробила бы!
  - Сволочь, - повернув к обидчику голову, вновь кашлянула девушка и присела на колени, придерживая рукой полученное ранение. Направив свободную, левую руку на врага, она вновь хрипло схватила ртом воздух, а из озера в сторону Гелиаса вырвались громадные струи воды. - Умри!
  Расправив огненные крылья, боец успел взмыть в воздух, а атака Гекаты прошлась по городу, разнеся в щебень ряд домов. Крепко сжимая в руках оружие, Гелиас приподнял свободную руку, которую тут же объяло пламенем. Пламя быстро разбежалось и сконцентрировалось на кончиках пальцев, создавая пять небольших шариков.
  Взмах руки - и шары очередью полетели на Гекату. Прикрываясь рукой от брызг, Гелиас лишь в последний момент успел заметить летящую на него на ледяных крыльях девушку, выставившую вперед клинок.
  Хоть и успев не принять на себя весь удар, Гелиас подставил плечо, по которому лезвие клинка с удовольствием прошло, оставив за собой глубокий порез. Шикнув, боец замахнулся для удара, но едва выпад был заблокирован - выпустил оружие, зайдя снизу. Ударив кулаком обожженный живот, чем вызвал очередной гневный крик Гекаты, он зашел вместе с ней в пике.
  - Ты же не думаешь победить так легко? - сверля взглядом Гелиаса, холодно спросила Геката, приближаясь к земле.
  - Мне не нужно побеждать, чтобы выиграть, - безразлично ответил Гелиас и с силой взмахнул крыльями, надавив на ожог. Схватив ртом воздух, девушка замахнулась для удара, но боец поймал кулак возле своего лица.
  Мигом позже, Геката спиной врезалась в каменную лестницу, раскидав в стороны, как мармурийцев, так и новобранцев арены добивающих последние небольшие отряды у туннеля. Остальные уже ворвались в город и сражения теперь продолжались на узких улочках Горэнхальма. Выпрямившись, Гелиас напряженно посмотрел на закрывшую глаза оппонентку и мысленно проклял Гекату за шипящее от боли плечо. Замахнувшись рукой в сторону, от чего в ней из вспышки появилось оставленное далеко позади оружие в виде соединенных сабель, Гелиас думал уже закончить сражение, как вдруг почувствовал мощный удар в районе груди. Кашлянув, он подкосился и спешно отошел назад, лишь теперь увидев приподнятую руку Гекаты.
  - Гелиас! - чувствуя, как мутнеет в глазах, вдруг услышал боец голос Ламрана. Практически сразу же, он ощутил мощный прилив сил, а грудь затянуло ледяной коркой.
  - Спасибо! - бросил убежавшему обратно в облако сражения Ламрану Гелиас и перевел взгляд на Гекату.
  Поднявшись на ноги, та все еще придерживала ранение на животе, а ее рука неуверенно сжимала клинок. После удара и ожога она едва стояла, но Гелиас прекрасно понимал, что даже в этом состоянии она представляет сильную угрозу. Расслабляться не стоило. К тому же он и сам не знал, как долго продержится ледяная корка Ламрана у него на груди.
  
  Глава 23. Тяжелое решение.
  
  Кое-как перевернувшись на бок, Дмитрий откашлялся и попытался восстановить картинку в глазах. Попав под ударную волну врезавшейся в лестницу Гекаты, он отлетел на несколько метров, а состояние его здоровья теперь было крайне нестабильным.
  - Черт... - глянув влево, чуть слышно выругался Дмитрий. Тело Бергара, которого он старался прикрывать во время добивания оставшихся мармурийцев, медленно догорало в пламени арены.
  Попытавшись подняться, он коротко поморщился. По всему телу зашипели оставленные от удара рубцы.
  Взяв себя в руки и отдышавшись, Дмитрий обернулся на звон позади. Израненный, и уже не такой уверенный в себе, как раньше, Гелиас сражался на клинках с неизвестной Дмитрию девушкой. Как и боец элиты, ее белое платье было изрезано, а по всему периметру виднелись обширные, бурые пятна крови.
  Прихрамывая, Дмитрий забрался в кармашан и выбрал пистолеты. Едва те появились в руках, он выбросил один и, придерживая рукой болящий бок, прицелился оставшимся в руках оружием в голову девушки. Прикрыв один глаз и стараясь сделать все правильно, он нажал на курок.
  Прогремел выстрел и Геката замерла, слегка покачиваясь. Доли секунды - и Гелиас воспользовался образовавшейся задержкой, вогнав в тело девушки разъединенные сабли. С силой надавив, он провел клинки от торса до боков и высвободил лезвия из тела на уровне почек.
  Взвыв от боли, Геката попыталась поднять клинок, но тщетно. Со звоном, он упал на лестницу, а следом за ним лицом вниз завалилась и она сама. Ее тело объяло зеленоватым пламенем, а мигом позже - послышался шум со стороны города.
  - Спасибо, - загнав сабли обратно в ножны на поясе, благодарно кивнул Гелиас. В тот же миг он сорвался с места и подбежал к завалившемуся на ступеньки Дмитрию. - Ты в порядке?
  - Попробуй угадать, - усмехнулся в ответ Дмитрий и кашлянул.
  - Вот же... - пробежавшись по экрану кармашана спасшего его бойца, потянул Гелиас. Состояние здоровья Дмитрия, и без того настрадавшегося во время подавления основных сил мармурийцев, опасно держалось в критической зоне. - Держись, я позову...
  Резко выпрямившись, он запнулся и сам загнулся от пронзившей его тело боли. Ранение, оставленное Гекатой, наконец, раскрылось, оставшись без влияния растаявшей ледяной корки Ламрана. Подкосившись, он присел на колено и грустно усмехнулся.
  - Спаситель нашелся, - шикнув, улыбнулся Дмитрий. - Ну, хоть не один вылечу.
  - Никаких "вылечу", - обиженно нахмурился Гелиас. - Будь ты проклят, Маркус. Включи долбанную систему пополнения здоровья!
  - Какую еще систему? - смутился Дмитрий.
  - Внутренняя регенерация, - ответил Гелиас. - На арене можно тратить печеньки и восстанавливать здоровье во время боя. В каждом сражении - запас ограничен. В "бездне" - система полностью отключена по неоднозначным причинам. Думаю, Маркус просто... черт.
  Прикусив губу, Гелиас хрипло засипел от боли в груди. Какое-то время он молча сидел и смотрел на ступеньку, после чего глубоко вздохнул.
  - Маркус просто не хочет, чтобы кто-то добрался до конца "бездны", - успокоившись, продолжил Гелиас. - Каждые четыре года одно и то же. Первая волна - для разминки, теряем там большую часть новобранцев. На второй - отсеивается оставшийся запас новичков и часть элиты. Третья - почти непроходимая.
  - И в чем смысл тогда готовить много волн? - озадаченно спросил Дмитрий. - Если дальше третьей все равно никто не проходит?
  - Не знаю, - честно ответил Гелиас. - Но обычно после бездны - многие новобранцы быстро проходят в элиту. По крайней мере, те, кто пережил первую волну.
  - Звучит заманчиво, - усмехнулся Дмитрий. - И трудно в элите?
  - Ты новобранец? - озадаченно спросил Гелиас. Получив в ответ одобрительный кивок, он какое-то время молча смотрел на Дмитрия и грустно усмехнулся. - Никогда бы не подумал, что меня выручит новобранец в бездне. Как звать?
  - Феникс, - коротко ответил Дмитрий.
  - Я бы пожал тебе руку, Феникс, - потянул Гелиас. - Но, думаю, тебе и своей крови сейчас хватает на руках.
  - Вторая волна пройдена! - неожиданно прогремел голос комментатора арены. - Силы мармурийцев подавлены, а Геката - убита совместными силами нашего дорогого Гелиаса и новобранца Феникса! Поздравим их и выживших с этой победой, да пожелаем удачи в дальнейшем продвижении в бездну!
  - Пройдена? - смутился Дмитрий.
  - Да, - поморщившись, коротко ответил Гелиас. - Армия мармурийцев пополнялась бесконечно, пока была жива Геката. В целом, ее смерть - была нашей основной целью на второй волне.
  - Гелиас! - оторвал Гелиаса от объяснений голос Ламрана.
  С жутким недовольством и тяжестью, Гелиас выпрямился и кивнул бойцу. Ламран же, направив руку на собеседника, вновь создал на ранении ледяную корку.
  - Много уцелело? - убедившись, что кровотечение временно приостановлено, спросил Гелиас.
  - Нет, меньше половины, - помотал головой Ламран и сел на колени рядом с Дмитрием, залечивая его рубцы. - Нинетт, Стродан. Даже Горжи слился, захватив с собой пару сотен мармурийцев.
  - Кто-нибудь из элиты вообще уцелел? - нахмурившись, продолжил расспрашивать Гелиас.
  - Человек пятнадцать, может чуть больше, - спешно ответил Ламран. - Мармурийцы сильно раздробили нас по всему городу. Может кого-то просто не видел.
  - Ясно, - кивнул Гелиас и напряженно взглянул в сторону города. - Есть смысл продолжать?
  - Не знаю, - ответил Ламран. - Честно, не знаю. Нас сильно покусали на этой волне.
  - Да и без Горжи... - задумчиво потянул Гелиас.
  - Поздравим же наших выживших бойцов! - вновь прогремел голос Маркуса. - Сорок два бойца элиты, девяносто три новобранца! Гелиас, собирайте свои силы в центре города и ждите сигнала о начале третьей волны!
  Послышался рев трибун, а Гелиас начал напряженно считать в уме. Своими действиями в начале сражения он хотел внести переполох в ряды врага и выиграть как можно больше времени для своих людей. Теперь же, ему дали явно понять, что все его великие планы рухнули и потери оказались куда более жестокими и ощутимыми, чем он мог бы себе позволить.
  - Корка недолго продержится, - помогая Дмитрию подняться, отвлек Ламран Гелиаса от размышлений. - Полчаса в лучшем случае.
  - Спасибо, - убедившись, что боль уже не так сильно сковывает его движения, благодарно кивнул Дмитрий.
  - Не стоит, - улыбчиво ответил Ламран. - Может, и ты меня выручишь на поле боя в следующий раз. Хотя странно, в элите тебя не видел...
  - Он не в элите, - усмехнулся Гелиас.
  - Новобранец? - удивился Ламран. - Помог тебе победить Гекату? Ха, Гелиас, стареешь!
  - Старею или нет - но в нос тебе дать могу, - нахмурился Гелиас. - Так что, без фамильярностей.
  - Понял, молчу, - пытаясь подавить смешок, отозвался Ламран. - Тем не менее, остались более существенные вопросы...
  - Да, знаю, - бросив грустный взгляд на приближающиеся со стороны города остатки армии, перебил его Гелиас. - Думаю, нам и правда стоит отказаться от третьей волны.
  - Но, Гелиас, разве так можно? - удивился Дмитрий.
  - Новобранец, тебя это не касается, - огрызнулся Гелиас, но нарочито кашлянул и спрятал руки за спиной. - Прости, я... ситуация напряженная. Предстоит тяжелый разговор по возвращению, и это... немного нарушает мой внутренний покой.
  Поведя бровью, Дмитрий обреченно вздохнул и переглянулся с Ламраном. Вместо того чтобы возражать - тот лишь требовательно смотрел на Гелиаса. Он ждал, когда боец элиты, наконец, объявит свое решение.
  - Маркус! - собравшись с мыслями, начал Гелиас и слегка поморщился от появившейся боли в груди. - Заканчивай бездну.
  - А третья волна? - прозвучал нарочито озадаченный голос комментатора арены.
  - В задницу ее, - быстро ответил боец. - Нас осталось чуть больше сотни. Перебьют еще на подходе.
  - Что же... - задумчиво потянул Маркус. - Если возражений не будет...
  - Не будет, - перебил его Гелиас. - Меня сольют в первые же пару минут сражения. Ламран тоже долго не протянет на одном только своем льде.
  - Справедливо, - продолжил Маркус. - Тогда всех выживших - поздравляю с успешным прохождением второй волны! Бездна закрывает свои огненные объятия и будет с нетерпением ждать следующего донодатриама!
  Послышался шум трибун. Некоторые выкрики - явно были крайне недовольными, но в большинстве своем они скорее были понимающе-подбадривающими.
  - Увидимся, Феникс, - кивнув на прощание Дмитрию, чье тело уже начало обдавать пламенем арены, спешно бросил Гелиас.
  Однако прежде, чем Дмитрий успел ответить - в глазах потемнело. В следующий миг, его уже перенесло в родную квартиру, интерьер которой стал при этом на порядок дороже, словно кто-то сделал плановый ремонт в его отсутствие. Опомнившись, он выглянул в окно. Пейзаж переменился. Вместо ухоженных пятиэтажек шестого района, его встретили высокие, белоснежные дома, даже в сумерках вечера отдающие легким свечением отражающихся в стенах фонарей. По вечерней улице сновали люди, мелькали редкие машины.
  Слегка озадачившись, Дмитрий залез в экран кармашана и открыл пришедшее от Маркуса письмо. Бегло пробежавшись глазами по тексту, он коротко усмехнулся и закрыл сообщение. За участие в бездне, его перевели на пятый круг, а за каждое убийство - начислили на баланс дополнительные печеньки под свободную трату. Также упоминалось о дополнительной награде, которая будет зачислена позже, и причина получения которой пока для бойца оставалась загадкой из-за отсутствия хоть какого-то адекватного объяснения.
  Скинув с себя пальто и убедившись, что от оставленных на арене рубцов не осталось и следа - Дмитрий забрался под одеяло и вскоре устало засопел. Впереди предстоял тяжелый день в компании Натанаэля.
  
  Глава 24. Праздничное утро.
  
  24-ое октября 2010-го года.
  Донокен.
  Резиденция комментатора Арены.
  
  Одиноко обогнув каменный, белый дом с величественными колоннами по периметру, Маркус лениво брел по саду в сторону беседки. Не дав ему выспаться, Гелиас с самого утра закидал его сообщениями о своем желании встретиться как можно скорее.
  Зевнув, Маркус поправил горжетку и поднялся по деревянным ступенькам, практически тут же поморщившись от ударившего в нос табачного дыма.
  - Утро, Маркус, - выпустив никотиновое облако, холодно поприветствовал его сидящий за столом Гелиас.
  - Хоть не доброе утро, и то хорошо, - потянувшись, безразлично бросил Маркус и сел напротив. - Будешь задавать очевидные вопросы, Гелиас?
  Кивнув, боец элиты зажал зубами сигарету и пробежался по экрану покрывшей его руку перчатки. Материализовав дневник и ручку, он быстро пролистнул до нужной страницы и с силой положил предметы перед Маркусом.
  Недоверчиво взглянув на Гелиаса, комментатор арены отложил ручку в сторону и взял дневник. Бегло пробежавшись глазами по достаточно понятному почерку бойца, Маркус тяжело вздохнул и положил дневник перед собой, аккуратно соединив кончики пальцев.
  - Я жду объяснений, - требовательно, хоть и спокойно, нарушил тишину Гелиас. - Думаю, не мне одному интересно, какого черта на второй волне делали мармурийцы.
  - Гелиас, послушай, - неуверенно начал Маркус. - Это...
  - Была не твоя идея? - мрачно перебил его Гелиас. - Не смеши, Маркус. Люцифер сам был озадачен твоей выходкой, а кроме него - выше тебя стоит только Вивьен. А у нее есть куда более интересные дела, чем бездна.
  - Нет, она ни при чем, - выслушав Гелиаса, виновато ответил Маркус. - Последнее время мармурийцы ведут себя подозрительно. Понимаю, что у нас с ними союз, но недавняя ссора Гекаты и Люцифера могла пошатнуть и без того напряженные отношения между народами.
  - Значит, я был прав, - нахмурился Гелиас и затянулся сигаретой. - Готовишь бойцов к вторжению в Горэнхальм?
  - И да, и нет, - призадумавшись, ответил Маркус. - Люцифер не станет расторгать договор из-за того, что Геката ведет себя, как... в общем, неподобающе. Тем не менее, вероятность расторжения союза со стороны мармурийцев остается потенциальной угрозой.
  - За боями на арене следят не только в этой части Забвения, знаешь ли, - все также холодно и мрачно сказал боец. - Если хоть один из мармурийцев видел трансляцию - ты понимаешь, в какой мы можем оказаться после этого заднице?
  - Я разберусь, если будет нужно, - безразлично ответил Маркус.
  - Думаешь, что справишься с недовольными мармурийцами один? - усмехнулся Гелиас и замахнулся рукой для удара.
  Поймав его руку за запястье и остановив кулак в паре сантиметров от лица, Маркус лишь хитровато усмехнулся. В следующий миг, стол и дневник забрызгало капельками крови, а Гелиас взвыл от боли.
  - Не забывайся, Гелиас, - отпустив окровавленную руку, которая тут же начала заживлять три сквозных туннеля, холодно продолжил Маркус. - Может, ты и сильный боец, но в элите есть люди на порядок страшнее тебя.
  - Ублюдок, - терпеливо дожидаясь, пока рука перестанет болеть, выдавил через зубы Гелиас. - Ладно ты. Тебя не поймают даже в случае вторжения. Но, что делать остальным?
  - Умирать? - предложил Маркус. - Могу с уверенностью сказать, что для большинства здесь это будет явно не новое ощущение.
  - Вымри, - размяв руку, раны на которой, наконец, затянулись, огрызнулся Гелиас. - Отправишься в Горэнхальм, когда вернется Люцифер. Извинишься перед Гекатой за эту выходку и...
  - О, и зачем же мне это делать? - с интересом спросил Маркус. - Сам подумай; если отправлюсь я, то в случае нападения - кто будет защищать ваши нежные попки от сил мармурийцев? И, может, рядовых бойцов ты и в одиночку способен раскидать, но если придет элита? Или, что еще хуже, сама Геката? Не та, блеклая копия из бездны, а настоящая?
  - Так, Маркус...
  - Нет, это ты послушай, - привстав, перебил его комментатор и уперся руками в стол. - Что сделано - то сделано. У Гекаты есть повод развязать войну, и это прекрасно. По крайней мере, с мармурийцами хоть веселее воевать, чем с людьми Аббадона или того же Иргомора.
  - Что ты знаешь о Забвении? - дослушав Маркуса, спросил Гелиас.
  - Я... что? - слегка смутившись от неожиданного вопроса, запнулся комментатор. - Что ты имеешь в виду?
  - Только это и имею, - сдвинув брови, ответил Гелиас. - Можешь оправдываться, сколько влезет, но...
  - Замолкни! - схватив Гелиаса за ворот, громко перебил его Маркус. Глядя, как густое, черное облако обволокло вцепившуюся в одежду руку, боец элиты озадаченно посмотрел на комментатора арены. - Не делай вид, будто знаешь больше, чем на самом деле.
  - Теперь мне нет нужды делать вид, - холодно глядя в глаза Маркуса, ответил Гелиас. - Опасную игру ты затеял, Маркус.
  - Люцифер трус, - отпустив ворот, уже спокойнее сказал комментатор. - Он отворачивается от сильнейшего из своих союзников.
  - Не от него одного, - поправив пострадавшую часть наряда, продолжил Гелиас. - В Забвении у нас немало союзников. Большая часть из них - наши же величайшие враги.
  - Знаю, - кивнул Маркус. - Но, согласись, глупо вспоминать старые обиды, когда можно воспользоваться...
  - Исключено, - грозно прервал его Гелиас. - Ты даже с Натанаэлем не можешь подружиться, а хочешь при этом кого-то посильнее выудить.
  - Натанаэль ублюдок, - покривился Маркус. - С ним невозможно просто взять и "подружиться". Он расценивает это, как слабость и начинает активно пользоваться своим образовавшимся "высоким положением" важного для тебя человека.
  - С ним и не нужно дружить, - пожал плечами Гелиас. - Достаточно просто не закрывать глаза на его шалости и давать подзатыльник, когда нашкодит.
  - Маркус! - послышался звонкий голос Нинетт.
  Тяжело вздохнув, комментатор сел на скамейку и притворился, что ничего не слышал. Коротко усмехнувшись, Гелиас поджог свободную от сигареты руку и выпустил короткую вспышку из арочного прохода беседки, выдавая место дислокации.
  - Вот вы где, - забравшись по ступенькам, тепло улыбнулась Нинетт. Короткая, клетчатая юбка и светлая, лиловая рубашка с широким вырезом. Ухоженные, светлые волосы, без привычного для Гелиаса хвоста. Последние несколько лет он видел девушку только в боевом наряде, и видеть ее сейчас в домашнем - было для него слегка непривычно. - С добрым утром, Гелиас.
  - Доброе, Нинетт, - погасив пламя, бросил боец и убрал дневник с ручкой. - В общем, Маркус... я тебе не враг. Если ты задумал... что-то - дай знать, поделись. Возможно, я даже смогу тебе помочь.
  - Может, ты и хороший боец, Гелиас, но...
  - Хватит брать на себя больше, чем сам способен унести, - убрав предметы обратно в перчатку и затушив сигарету, усмехнулся Гелиас. Встав со скамейки и отряхнув камзол от пепла, он спрятал руки в карманы и прошел мимо Нинетт, молча покинув беседку.
  - Эм, Маркус, что с Гелиасом? - проводив его взглядом, с легким недоумением спросила Нинетт у Маркуса.
  - Наглость и синдром героя, - едва Гелиас скрылся в созданном им перемещающем зеркале, тяжело вздохнул комментатор арены. - Все, как обычно.
  - Если хочешь, я могу с ним поговорить, - неуверенно предложила Нинетт.
  - Не стоит, - помотав головой, ответил Маркус. - Если он решил помочь - то я могу только дать ему такую возможность. В противном случае, он будет только мешать.
  - Улыбнись, - дослушав Маркуса, требовательно приказала Нинетт.
  - Зачем? - озадачился комментатор.
  - Чтобы я за тебя не беспокоилась, идиот, - скрестив руки на груди, обиженно объяснила девушка.
  Усмехнувшись, Маркус попытался выдавить из себя улыбку, чем вызвал лишь очередную волну недоумения на лице девушки. Пожав плечами, он встал со скамейки и молча обнял Нинетт, крепко прижав к себе. Какое-то время она еще сопротивлялась, но вскоре аккуратно протиснула руки за спину Маркуса.
  - Не беспокойся, все хорошо, - потянул комментатор.
  - У тебя всегда все хорошо, - недовольно продолжила Нинетт. - А потом кто-то умирает.
  Вновь выдавив из себя обреченный смешок, Маркус крепче прижал девушку к себе. Успокоившись, теперь он чувствовал себя виноватым перед Гелиасом. Пускай тот и попытался первым нанести удар, но, как комментатор арены - Маркус был связан собственным положением и подобные действия для себя находил недопустимыми.
  Пообещав себе при возможности извиниться перед Гелиасом, Маркус выпустил Нинетт из объятий и покинул беседку. Что бы ни принес завтрашний день, а сегодня - донодатриам. И стоило, по крайней мере, сейчас, отодвинуть разногласия куда подальше.
  
  Глава 25. Донодатриам.
  
  24-ое октября 2010-го года.
  Дошиам, пятый круг Редоренкена.
  Квартира Феникса.
  
  "Дорогой дневник!
  Я добрался до пятого круга. Не знаю, справлюсь ли дальше. Пока мне везло. В первом бою - не попал под удар, второй - получил зачет за участие. Что будет дальше - я не знаю.
  Наверное, Вивьен была права. Мне пора перестать жить. Смириться с тем, что я уже мертв, и мне нет пути назад. Быть может, даже начать получать удовольствие от своего загробного, мятежного спокойствия?".
  
  - Извините, - отвлек Дмитрия от дневника неуверенный, женский голос из-за спины.
  Отложив в сторону ручку, он повернулся и застыл озадаченно глядя на девушку посреди комнаты. Длинные, рыжие волосы, плавно стекающие по налитой, пышной груди. Сокрытые в недрах декольте легкого, бело-зеленого платьица, они пленительно вздрагивали при каждом нервном вздохе девушки.
  - Я...
  - Простите, я не хотела вам помешать, - покраснев, виновато поникла девушка.
  - Нет, что вы, ничего страшного! - встав со стула, попытался успокоить гостью Дмитрий. - Я чем-то могу помочь?
  Аккуратно кивнув, девушка на секунду приподняла голову, после чего вновь увела взгляд в пол и спрятала руки за спиной. При этом, лишь еще сильнее выпятив вперед грудь.
  - Я заблудилась, - поджав губу, виновато призналась девушка. - А здесь все какие-то злые. Выгоняют, не хотят помочь...
  - Пойдем, - улыбнувшись, попытался взбодрить девушку Дмитрий и направился в сторону двери. Однако, пройдя мимо девушки, он резко почувствовал, как ее рука прочно вцепилась в его плечо. - Что за?..
  - Выстрел, - мужским, отдаленно знакомым Дмитрию голосом сказала девушка.
  - Я не...
  - Теперь я проломил тебе череп, - холодно взглянув на собеседника, оскалилась девушка.
  - О чем ты?..
  - И твоя душа моя, - ее оскал вновь продолжил захватывать территорию лица, а глаза расширились от восторга.
  Нахмурившись, Дмитрий попытался смахнуть руку девушки, но та лишь звонко рассмеялась. Ее тело быстро менялось и вскоре женские пальцы огрубели, а платье исчезло, открыв бойцу рубцы на руке. В следующий миг, рубцы скрылись под рукавом черного пиджака и торчащей из-под него белой рубашки. Рука выпустила плечо из плена, а Дмитрию приветственно кивнул Натанаэль, все также широко улыбаясь.
  - Прости, не смог удержаться, - не убирая с лица глупой ухмылки, объяснился Натанаэль и бросил взгляд на лежащий на столе дневник. - Знаешь, не стоит доверять каждой встречной паре сисек.
  - Мне есть, что терять? - глядя, как гость бесцеремонно взял дневник со стола, недовольно спросил Дмитрий. - Я же, вроде, и так мертвый.
  - Есть вещи страшнее смерти, - облокотившись на стол, безразлично бросил Натанаэль. - Даже для тех, кто уже умер. Забавно...
  - Что забавно? - скрестив руки на груди, спросил Дмитрий под звук шуршащих страниц его дневника.
  - Вы, бойцы, ведущие дневники, - облизнув палец и перевернув страницу, усмехнулся Натанаэль. - Что ты, что Волк, что тьма моих знакомых. Глупые вы. Вы ведь можете пролистывать собственные воспоминания по своему желанию. Значит, зачитав себе что-то вслух - всегда можете вернуться к моменту зачитывания, не правда ли?
  - Я...
  - Впрочем, это не так важно, - не дал ничего сказать Дмитрию Натанаэль, безразлично захлопнув дневник и бросив его на стол. - Мелисса давно появлялась?
  - Два дня назад, - задумавшись, ответил Дмитрий. - К чему?..
  - Ясно, - вновь перебил Натанаэль и задумчиво почесал подбородок. Закончив размышлять, он резко направился в сторону выхода. - Собирайся и не отставай.
  - Что происходит? - кинув взгляд на растрепанный дневник на столе, бросил в спину Натанаэлю Дмитрий. - Эй, стой на месте, когда с тобой говорят!
  - Оу? - остановившись в коридоре, потянул Натанаэль, медленно обернувшись. - Попробуешь меня остановить?
  - Я не это...
  - Впрочем, мне все равно плевать на то, что ты скажешь, - пожав плечами, вновь бросил Натанаэль и продолжил свой путь. - Пять минут на сборы, жду за дверью.
  Едва закончив, гость с грохотом захлопнул дверь, и в квартире воцарилась тишина. Еще какое-то время Дмитрий раздумывал над тем, чтобы достать пистолеты и раскрасить стены кровью Натанаэля.
  Кое-как отогнав от себя эти мысли и угомонив пульсирующую на лбу жилку, он все же смирился и накинул на себя пальто. Вопрос о Мелиссе, однако, умудрился поставить его в ступор. Она пропала без предупреждения. Поначалу он даже подумал, что дальше шестого круга она не может перемещаться, но вспомнив разговор в баре - спешно отогнал от себя эти мысли. Собственно, решив, что она просто занята. Теперь же, после вопроса Натанаэля, который, как показалось Дмитрию, знает о местоположении всех и вся как в городе, так и за его пределами - пропажа Мелиссы перестала казаться ему простой "занятостью".
  Пробежавшись пальцами по экрану перчатки, Дмитрий вернул дневник с ручкой обратно в кармашан. Выключив за собой свет, он покинул квартиру, встретившись взглядом с недовольно ковыряющимся в своей перчатке Натанаэлем.
  Постояв и подождав, пока тот закончит, Дмитрий вместе с ним направился в сторону лестницы.
  
  - Чудесный день, не правда ли? - гордо ведя бойца по улицам города в сторону перехода на предыдущий круг, восторженно спросил Натанаэль.
  - Ничего чудесного, - взглянув на пасмурное, серое небо над головой, недовольно заворчал Дмитрий.
  - Чтобы умереть? Как по мне, так самое то! - рассмеялся Натанаэль и безразлично поднял руку, поздоровавшись с парой банши возле лестницы. Молча разлетевшись в стороны, пропуская путешественников, они проводили их своим безжизненным, пустым взглядом. Едва Дмитрий шагнул на ступеньку, банши вновь слетелись и гордо продолжили нести караул. - Ах, нет ничего прекраснее серого неба над головой, когда не знаешь, вернешься ли домой.
  - На поэзию пробило? - усмехнулся Дмитрий, оторвав взгляд от стражи.
  - Оу? - задумчиво спросил Натанаэль, после чего оскалился и вновь уверенно продолжил ход. - Ха, и правда! Вот я молодец, да?
  - Не сказал бы, - тяжело вздохнув, ответил боец.
  - Зануда, - бросив на спутника ненавистный взгляд, пожал плечами Натанаэль. Миновав второй караул, он практически сразу свернул, наискосок направившись через дорогу. - Скажи мне, о великий и могучий Феникс...
  - Да? - слегка смутившись, спросил Дмитрий.
  - Когда ты прострелил голову этой ведьме, Гекате, - выдавив из себя легкий смешок, продолжил Натанаэль. - Что ты чувствовал?
  - В каком смысле? - уточнил он.
  - Ну, нажав на курок и показав миру кусочек ее мозга, - почесав затылок, попытался объяснить Натанаэль. - Что ты чувствовал при этом? Радость, восторг, или же наоборот, тебе было от этого плохо и неуютно?
  - Я... - задумавшись, потянул Дмитрий. - Не знаю. Тогда я просто испугался и хотел спасти сражающегося Гелиаса.
  - Испугался? - коротко усмехнулся Натанаэль. - Это как? Подожди, ты испугался, и поэтому достал оружие, нацелил его в голову Гекате и умудрился при этом нажать на курок?
   - Ты спросил - я ответил, - недовольно бросил Дмитрий.
  - Просто странно это, - слегка замедлив шаг, чтобы дать своему спутнику поравняться с ним, задумчиво потянул Натанаэль. - Испытывать страх, убивая кого-то.
  - Ты берешь на себя право закончить чью-то жизнь, - недовольно взглянув на Натанаэля, нахмурился Дмитрий. - Это ответственность и власть. Они всегда пугают.
  - Ох-ох, примитивные людишки с примитивными проблемами, - рассмеялся он. - Научились расщеплять атомы и уничтожать города за считанные секунды, а с собственными чувствами совладать не могут.
  - Ты ведь тоже человек, - с легким интересом, предположил Дмитрий. - Или был им когда-то, по крайней мере.
  - Не знаю, - слегка озадачив этим Дмитрия, ответил Натанаэль. - Прости, но, я правда не знаю, был ли когда-то человеком.
  - Это еще как? - чувствуя, как брови пытаются захватить в плен переносицу, спросил боец.
  - Ну... долгая история, - улыбнувшись, сказал Натанаэль. - Я бэрд. Почитаемая хрень среди банши и прочих "ши". В целом, особо нечем гордиться, но... можно сказать, что я - финальная форма развития амаранта.
  - А амаранты - это что?
  - Хороший вопрос, - задумчиво ответил Натанаэль. - На первой волне в бездне, на вас бросили их. В целом, не совсем их, а так, маленькие копии. Нарорантов используют частенько на арене. Они нравятся зрителям, убивать их можно пачками, а если накинуться - разгрызут за считанные секунды.
  - Оптимистично, - вспомнив, сколько бойцов было потеряно на первой волне, усмехнулся Дмитрий.
  - О, тебя позабавила чья-то мучительная смерть? - в восторге от легкого смешка собеседника, оживился Натанаэль. - Смотри ка! Кто-то начинает привыкать к своему посмертному амплуа!
  - Плохая шутка, - недовольно покачав головой, осуждающе потянул Дмитрий.
  - Будет тебе, - поведя глазами, заворчал Натанаэль. - Уже озвучил. Мог бы улыбнуться для приличия, а не начинать ворчать.
  - Но, если шутка была глупой?..
  - Тем не менее, ты прекрасно понял, что это была шутка, - нахмурился он. - Глупая она, или нет - решать не тебе. Улыбнись, подари пошутившему кусочек счастья и тихонечко, про себя ненавидь его потом.
  - То есть, ты предлагаешь лгать?
  - Я предлагаю быть приятным собеседником, только и всего, - разведя руками, бросил Натанаэль. - В прочем, побоку. Амаранты - такие же твари, как нароранты, только во много раз больше. Появляются в утиле, размножаются со скоростью, которой даже наш Волк позавидовал бы.
  - Появляются в утиле? - спросил Дмитрий. - Что за утиль?
  - Третий этаж Кайнакена, - быстро ответил Натанаэль. - Последний приют безнадежных душ.
  - Безнадежных?
  - Ну, да, - выйдя на широкую улицу, ведущей к очередной лестнице между районами, задумчиво ответил Натанаэль. - До конца еще не понимаю, как они определяют это. Знаю лишь, что в утиль сбрасывают всех, кого уже нет возможности спасти. Кто поддался собственным грехам и не готов их отпустить. В каком-то смысле, можно назвать высшей мерой наказания.
  - Жестоко, - нахмурившись, тихо вставил Дмитрий.
  - Тем не менее, это выбор грешника, - пожал плечами Натанаэль. - Либо искупи свои грехи, либо... утиль.
  Коротко усмехнувшись и махнув рукой разлетевшимся в сторону банши, Натанаэль пошел вниз по лестнице. Постояв какое-то время, задумчиво глядя ему в спину, Дмитрий цокнул языком и направился следом. Его беспокоили вопросы. Из родственников и дорогих ему при жизни людей, Дмитрию не довелось с кем-либо пересечься в городе. Следовательно, они могут быть на первых этажах Кайнакена. Или, что теперь для Дмитрия было новой, ужасающей перспективой - вовсе гнить в утиле.
  
  Глава 26. Выбор.
  
  - Что-то не так? - нагнав Натанаэля, напряженно смотрящего вдаль, спросил Дмитрий.
  - Думаю, успеваем или нет, - опомнившись, отозвался он. - Хотелось бы добраться до моста раньше Ворона.
  - Так это из-за него ты меня так рано вытащил? - нахмурился Дмитрий.
  Коротко усмехнувшись, Натанаэль свернул на узкую улочку между домами. Пройдя достаточно далеко, он слегка замедлил шаг, взглянув на своего спутника.
  - Да, - наконец ответил он. - Если он уже на месте, то могут быть... проблемы.
  - Проблемы?
  - И долго ты еще планируешь бомбить меня вопросами? - заворчал Натанаэль. - Да, проблемы.
  - Ты боишься Ворона? - уже скорее не с интересом, а сочувствующе спросил Дмитрий.
  Остановившись, Натанаэль какое-то время безразлично смотрел на дорогу и проносящиеся мимо машины. Коротко усмехнувшись, он улыбнулся и повернулся к Дмитрию.
  - Многое бы отдал за это, - ответил он и, хлопнув Дмитрия по плечу, вышел на тротуар, тут же свернув вправо. Он, как и десятки людей в обозримой части района, шли в одну точку. В место, где стена переходила в массивный, арочный проход.
  Глядя ему в спину, Дмитрий вскоре пошел следом. Ускорив шаг и постаравшись поскорее нагнать Натанаэля, он бросил на него напряженный взгляд. Сам же Натанаэль предпочел сделать вид, что не замечает его. И Дмитрий, понимая, что затронул какую-то больную для своего собеседника тему, также предпочел промолчать.
  
  Чем ближе они подходили к арке, тем больше нарастал шум толпы. Сотни бойцов в ожидании праздника предпочли прийти в нужное место пораньше. По всей видимости, недовольство было вызвано задержкой со стороны учредителей.
  - Черт, - поджав губу, бросил Натанаэль, подойдя достаточно близко к толпе.
  Взглянув в сторону, куда смотрел бэрд, Дмитрий сразу понял, что именно вызвало его недовольство. По улице, сопровождаемый отрядом банши, к ним уверенно приближался Ворон. Мирно беседуя с идущим рядом Волком, он вскоре заметил Натанаэля и, явно борясь с желанием этого не делать, приветливо махнул ему рукой.
  - О! - слегка смутившись от жеста спутника, воскликнул Волк, едва заметив идущих в их сторону Дмитрия и Натанаэля. - Утро доброе!
  - Доброго, Волк, - поздоровался Дмитрий. Призадумавшись, он все же вытащил руку из кармана и приподнял ее в знак приветствия.
  - Феникс, да? - улыбчиво спросил Акайо. - Добра, добра. Будешь участвовать?
  - Вроде как, - пожал плечами Дмитрий. - Знать бы еще, что делать нужно...
  Замолчав, Дмитрий с интересом посмотрел на Натанаэля. Будучи все время разговорчивым, нависшая между Вороном и ним тишина вызвала легкое недоумение. Пока Дмитрий с Волком обменивались приветствиями, они лишь молча сверлили друг друга глазами.
  - Значит, ты будешь сопровождать Феникса? - хмуро спросил Ворон у Натанаэля.
  - Проблемы? - съязвил в ответ Натанаэль. - Рад видеть, что Вивьен тебя предупредила.
  - Она не говорила, что это будешь именно ты, - сильнее сдвинув брови, недовольно продолжил Ворон.
  - Думаю, она просто хотела удивить тебя, - ухмыльнувшись, продолжил он. - Тебя что-то не устраивает в ее решениях?
  - Удивила, еще как, - холодно бросил Ворон и жестом предложил остальным продвигаться вперед.
  Толпа на входе, едва сопровождающие главу церкви банши вылетели вперед, начала потихоньку раздвигаться. Пропуская всю четверку вперед, бойцы все сильнее расступались. Приход Ворона для многих, кто еще не получил заветный пропуск в недра Кайнакена, означал лишь одно - работа теперь пойдет на порядок быстрее.
  - Еще скажи, что ты чем-то недоволен, - усмехнулся Натанаэль.
  - У меня есть повод быть довольным? - держа руки за спиной, прыснул Ворон. - С утра пораньше видеть твое наглое, самодовольное лицо и при этом быть веселым и счастливым?
  - Но, я же такой милый, - оскалившись, усмехнулся Натанаэль. - Еще скажи, что я не вношу в твой мир кусочек счастья и тепла.
  - Заткнись уже, демон, - поведя глазами, заворчал Ворон.
  - Они всегда так? - идя позади спорящих, с интересом спросил Дмитрий у Волка.
  - Думаю, на то есть свои причины, - вырвавшись из плена собственных мыслей, учтиво ответил Акайо. - К сожалению, мне мало что известно. Знаю лишь, что у них эта братская любовь продолжается с первых дней моего появления здесь.
  - А почему Ворон называет Натанаэля демоном? - дослушав Волка, продолжил Дмитрий.
  - Наверное, свои причины есть и для этого, - нахмурился Акайо. - К сожалению, я знаю не больше твоего.
  - Или просто не хочешь говорить? - усмехнулся Дмитрий, поймав легкую ухмылку на лице Волка.
  - Может и так, - кивнул он.
  - Феникс, - оторвав Дмитрия от беседы, бросил через плечо Ворон, остановившись возле небольшой группы банши. Помимо банши, также в состав группы входило двое мужчин с массивными, белыми крыльями. Один из них, скрестив руки на груди, строил из себя образец серьезности. Второй же, облокотившись на каменный парапет, размеренно курил сигарету, безразлично вглядываясь вдаль. Рядом с ними на постаменте расположилась странная, небольшая машина с круглым отверстием. - Твой кармашан, вложи его в отверстие.
  - А, да, - смутившись, отозвался Дмитрий и подошел к машине. Однако едва он успел поднять руку - за нее схватился Натанаэль. - Что за...
  - Он пойдет со мной, Ворон, - перебив Дмитрия, властно сказал Натанаэль. - Нравится тебе это или нет.
  - Нарушение, - мрачно прохрипел белокрылый, отчего его курящий собрат лениво обернулся. - Запрещено правилами.
  - Стой, - подняв руку и остановив приближающегося крылатого стража, коротко бросил Ворон. - Прошу, позволь мне разобраться.
  - Разбирайтесь быстро, - словно атакуя Ворона взглядом, вновь прохрипел белокрылый, и направился обратно в сторону отряда.
  - Спасибо, - опустив руку, бросил ему глава церкви и с легким интересом взглянул на озадаченного Натанаэля. - Ты это серьезно сейчас?
  - Да, вполне, - убедившись, что Дмитрий решил опустить руку, выпустил его из плена Натанаэль.
  - Интересно, - почесав подбородок, потянул Ворон. - Феникс, будут возражения?
  - Ворон, я как бы хочу тебе напомнить, что поощрять нарушения некрасиво, - выпустив клубок дыма, усмехнулся курящий. - Если позволишь, я бы...
  - Отчего же это нарушение? - перебил его Ворон. - Насколько помню, анализатор нужен для отделения светлых и темных лишь в ваших интересах. Если кто-то добровольно решит пойти вниз - это будет нарушением?
  - Хм, - задумчиво потянул он. - Справедливо. Пожалуй, что нет, не будет.
  - Тогда хорошо, - благодарно кивнул Ворон. - Натанаэль, если Феникс не возражает - то...
  Он прервался. Каменный свод над проходом в конце моста раздвинулся, открывая вид на район с дорогими, частными домами. Мигом позже, несколько десятков белокрылых один за другим вылетели из образовавшегося зазора, устремившись вниз и исчезая в проходе на Кайнакен. Едва последний из них миновал зазор, каменный свод затянулся, а толпа заликовала.
  - Делегация прибыла, - сообщил Ворон. - Можно начинать. Натанаэль, вы с Фениксом можете идти.
  - Как-то ты подозрительно легко простил мой каприз, - усмехнулся бэрд. - О, глава церкви, неужели...
  - Идите уже, пока не передумал, - усмехнулся Ворон, но тут же вернул на лицо привычное для него каменное спокойствие, спрятав руки обратно за спину.
  Решив не продолжать споры, Натанаэль встретился взглядом с Дмитрием. Получив в ответ одобрительный кивок, бэрд направился по мосту в сторону прохода. Бросив короткое "будь осторожен" Дмитрию, Волк приступил к своим обязанностям и вышел к толпе, попросив их соблюдать правила приличия и подходить по одному.
  Еще какое-то время, Дмитрий следил за ситуацией возле арки. Однако вскоре предпочел нагнать уверенно идущего вперед Натанаэля.
  - Ангелы? - наконец, догнав бэрда, спросил у него Дмитрий.
  - Угу, - коротко ответил Натанаэль. - Тот, с сигаретой, Георг. Второго не знаю, вижу первый раз.
  - Странно видеть курящего ангела, - с коротким смешком заметил боец.
  - О, это мелочи, - рассмеялся бэрд. - Двадцать восемь лет назад был тут дикий кадр. Ульбар, кажется. Так он прибыл за день до донодатриама, на праздник не пришел. Через два дня его нашли на втором этаже "Семи пьяных демонов". И лишили крыльев на время реабилитации.
  - Лишили? За что?
  - Он лежал, упершись носом в задницу суккубе, а крылья жили своей жизнью. Хлопали, причем отдельно друг от друга, - ответил Натанаэль. - Прекрасной должен заметить, налитой заднице, усыпанной форлийской пылью.
  - Форлийская пыль?
  - Редкостная дрянь, - усмехнулся бэрд. - Фелькауды производят его немерено в Хельхейме. Им-то побоку, принимают, как успокоительное перед сном. А вот у других - вызывает галлюцинации, провалы в памяти, помутнение рассудка и просто прилив странного, бодро-сонного настроения. Не считая неподконтрольного движения конечностями, неспособность трезво воспринимать реальность и так далее.
  - И как он его умудрился достать?
  - Как и все остальные, кто пробовал эту гадость, - пожав плечами, бросил Натанаэль. - Излишки с рынка Хельхейма продают, как яд в другие города. Некоторые же при этом - достаточно тупы, чтобы этот яд испробовать на себе. Результат не заставляет долго ждать. На арене бывает полезно, если встроишь в оружие. Правда, действует там оно не долго, секунды три что ли.
  - Много вообще городов здесь? - дослушав Натанаэля, спросил Дмитрий.
  - Хороший вопрос. Никто не знает, - ответил бэрд, радостно разведя руками. - Проблема в том, что далеко не все города, как ад, уверенно стоят на поверхности. Некоторые из них сокрыты под землей, некоторые - парят в воздухе. Некоторые и вовсе невидимы для других рас. Вот и думай потом, сколько их.
  - И все они - как ад?
  - Живут ли там мертвые в смысле? - уточнил Натанаэль. Получив в ответ одобрительный кивок, он лишь вновь коротко усмехнулся. - Кто знает. Гномы, например, изобретение локальное. Спасибо шахтам и исправительным срокам для бунтарей. А вот фелькауды делят с вами общую судьбу. Их родной мирок тоже подвергся продолжительным визитам со стороны вознесенных. Ну, чуть дольше, чем ваш. Может на три, четыре тысячелетия дольше.
  - Ты один из них? - спросил Дмитрий. - Ну, из фелькаудов?
  - Нет, не я, - усмехнулся бэрд. - Моя девушка. Хотя, кто его знает. Может и я был одним из них...
  - Твоя девушка?
  - А что, у меня не может быть девушки? - рассмеялся Натанаэль. - Когда мужчина видит длинные, рыжие волосы и налитую грудь - трудно устоять. Особенно, когда из-под этих волос торчат пушистые, треугольные ушки.
  - Ты извращенец, - тяжело вздохнул Дмитрий. - Познакомишь хоть?
  - Нет, - отрезал Натанаэль. - По крайней мере, еще рано. Но, если тебя это успокоит - она не так далеко от тебя, как ты думаешь.
  - И... как это понимать?
  - Когда-нибудь поймешь, - вновь усмехнулся бэрд.
  Нахмурившись, Дмитрий слегка замедлил шаг, пытаясь понять, что имеет в виду его собеседник. После странного разговора с Виолой, подобные, двоякие заявления вызывали в нем легкое недовольство и прилив накручивания. Натанаэль легко отвечал на вопросы, которые его не касались, и это Дмитрий уже успел уяснить. Так же, как и успел понять, что не стоит спрашивать ничего личного. Судя по молчанию, которое с радостью разделил с ним Натанаэль, он тоже радовался такому пониманию между ними. Если Дмитрий молчит - значит, он обдумывает и ищет новую тему для разговора. Для бэрда сейчас это было выгодно. По крайней мере, его собеседник не лезет туда, куда его не просят. И особенно туда, куда ему еще просто рано лезть.
  
  Глава 27. Начало охоты.
  
  Красный свет. Еще издалека, Дмитрий видел его. Красная, разрастающаяся по мере приближения, точка. Однако лишь сейчас, войдя в туннель, ведущий на Кайнакен, он смог понять, от чего он исходил. В нос ударил запах серы. Сильный, едкий запах.
  - Добро пожаловать на Кайнакен, - едва Дмитрий кашлянул, усмехнулся Натанаэль и радостно хлопнул его по плечу. - Рано кашляешь. Это только первый этаж.
  - Только первый? - прикрывая нос и рот рукой, спросил он.
  - Глупые вопросы. Как же много их в тебе.
  Недовольно покачав головой, Натанаэль восторженно остановился на выходе из туннеля. Выбравшись следом, Дмитрий невольно опустил руку. Бэрд же, словно злорадствуя замешательству спутника, молча подвел его к парапету.
  Отсюда, с входа на Кайнакен, уходящего широкой каменной дугой вниз, открывался очень неопределенный вид. Скалистый свод словно служил потолком для подземного сообщества. От свода вниз уходили величественные стелы, переходящие в каменные стены. Усеянные арками по всему периметру, стены окружали источник света - самое сердце Кайнакена. Плотный, ослепительный круг пламени, в метрах сорока от поверхности.
  - Пойдем, - дав Дмитрию достаточно времени, чтобы насладиться видом, вновь хлопнул его Натанаэль. - А то без нас все расхватают.
  Обернувшись и увидев, что на входе замерла небольшая группа бойцов, с таким же неоднозначным восторгом разглядывающая Кайнакен, Дмитрий кивнул и направился вниз, вслед за Натанаэлем.
  
  - Странное место, - идя по каменной дуге за бэрдом, неуверенно сказал Дмитрий. Едва добравшись до стены, ему открылась основная часть Кайнакена. Широкие улицы, уставленные многоэтажными домами и уходящие в бесконечность. По дорогам свободно сновали люди. Некоторые восторженно провожали взглядами бойцов, но подавляющая часть - безразлично продолжала заниматься своими делами. Словно, для них появление кого-то из города было делом обыденным.
  - Отчего же? - с легким интересом спросил Натанаэль. - По-моему, ничем не отличается от Редоренкена. Такие же дома, такие же законы. Такие же отряды надоедливых банши, мешающих получать удовольствие от жизни после жизни. Не вижу никакой разницы.
  - Но...
  - Послушай, - перебив Дмитрия, усмехнулся бэрд. - Твое удивление понятно. Ты первый раз здесь. Но, называть это место странным - глупо. Во многом, жить тут даже лучше, чем на поверхности. По крайней мере, местным не приходится искать хоть какое-нибудь заунывное занятие для развлечения себя любимых между боями.
  - Справедливо, - дослушав, согласился Дмитрий.
  - По-другому не умею, - пожал плечами Натанаэль. - Да и не особо нужно.
  - Вниз? - перебил разговор недовольный, ворчливый голос.
  Остановившись, Натанаэль бросил короткий взгляд в сторону ближайшей арки. За разговорами и разглядыванием города, он даже и не заметил, как они добрались до перехода на следующий этаж.
  - Да, вниз, - кивнул Натанаэль источнику голоса. Им был габаритный ангел с черными волосами, убранными в хвост. Стоя на проходе вместе со своей, приветливо улыбающейся, светловолосой напарницей в зеленой накидке, он нехотя кивнул и отошел в сторону. - Спасибо.
  - Пожалуйста, - скрестив руки на груди, холодно отозвался ангел. - Очередная жалкая душонка встает на скользкую дорогу. Омерзительно.
  - Будет тебе, - улыбнулась девушка и Натанаэль замер в проходе, с интересом глядя на нее. Какое-то время он молча смотрел ей в глаза, после чего выдавил из себя короткий смешок, чем еще больше смутил девушку. - Что-то случилось?
  - Голос знакомый, - объяснился бэрд. - Ты ведь не из женского отряда, не так ли?
  - Не лезь не в свое дело, демон, - огрызнулся ангел и взглянул на приближающуюся следом группу. - Пошевеливайтесь. Очереди мне еще здесь не хватало.
  - Нет, не из женского, - несмотря на любезность своего напарника, с легким интересом ответила девушка. - Мы знакомы?
  - Отчасти, - кивнул Натанаэль и продолжил путь в проход. - Передавай привет Еве!
  - Подожди! - смутившись, крикнула девушка и подбежала к остановившимся Натанаэлю и Дмитрию. - А от кого передать?
  - Хороший вопрос, - задумавшись, усмехнулся бэрд. - Передай ей, чтобы она перестала концентрироваться на карьере и начала уже больше внимания уделять своей груди. Думаю, она поймет, от кого привет.
  - А если не поймет?
  - Покажешь ей воспоминания, - слегка озадаченно ответил Натанаэль. - Кошмар. Даже на крылатых нет надежды. О, глупейший из миров! За что мне такое наказание! За что...
  - Идем, - не выдержав, вмешался Дмитрий. - Хорошего праздника.
  Неуверенно взглянув на своего спутника, Натанаэль пожал плечами и безразлично махнул рукой озадаченной девушке. Вскоре, они скрылись из ее виду, исчезнув в туннеле между этажами.
  - Вниз?
  Услышав знакомый вопрос напарника, девушка тяжело вздохнула и направилась обратно в сторону своего поста. Предыдущая группа, под руководством проводника, уже устремилась в сторону города, и теперь возле вечно недовольного ангела стояло две девушки.
  - Нет, нам на первый этаж, - неуверенно ответила одна из них.
  - Замечательно, - улыбнулся ангел. - Боевой псевдоним?
  - Кошка, - дружелюбно представилась девушка. - А это Виола.
  - Виола? - нахмурился он.
  - Я проводник, - кивнув, отозвалась девочка в черном платьице.
  - Хорошо, - задумавшись, сказал ангел. - Рубиновая улица, дом шестьдесят три. Оттуда...
  - Знаю, знаю, - улыбчиво перебила его Виола. - Ждать Ворона. Идем, мама.
  Хмуро проводив их, мужчина обменялся озадаченным взглядом со своей напарницей. В списке проводников Виола не числилась. И, если ее и решили поставить на трудную задачу в последний момент, то обращение к спутнице "мама" - вызвало в нем куда больше волнения, чем сам факт неизвестного ему имени.
  
  - Ева? - миновав туннель и выбравшись на следующий этаж, спросил Дмитрий. Архитектура здесь слегка отличалась от своего соседа по этажам. Если над ними были высокие многоэтажки, то здесь же - город был похож на нечто вроде шахтерского поселения. Небольшие здания, масса уставших рабочих и многократно превосходящая по своему количеству охрана в виде парящих банши и разгуливающих с серьезным видом доноши.
  - Глава женского отряда рая, - отвлекшись от размышлений, отозвался Натанаэль. - Выступала за права женщин, как здесь в аду, так и наверху. Благодаря ей, во многом, на арену стали пускать девушек. А когда среди ангелов появились прекрасные воительницы - это вызвало лишь восторг. Они другие. Думают не так, как мы. И смогли привнести многое в устройство самого рая, да и ада тоже.
  Усмехнувшись, Натанаэль бросил взгляд вперед, в сторону виднеющегося вдалеке следующего небольшого туннеля.
  - А еще она плоская, - продолжил он. - Стены в цитадели Люси - и то не такие ровные, как ее грудь.
  - Наверное, из-за этого и сражалась за права женщин, - грустновато усмехнулся Дмитрий. - Была у меня подруга в детстве. У всех девочек в нашем классе уже начала расти грудь, а вот у нее как-то совсем не хотела. Так она сразу перешла в наступление. Если не ошибаюсь, то сейчас живет с женой где-то за городом.
  - Все они такие, - покачал головой Натанаэль. - Ищут в себе воображаемые минусы. Сами же из-за этого потом страдают, но считают виноватыми всех остальных.
  - Ну, это справедливо не только для женщин, знаешь ли...
  - По крайней мере, мы подобное более тщательно скрываем, - вновь усмехнулся Натанаэль и устремил взгляд вглубь туннеля. - О, мы не первые. Какая прелесть.
  - О чем ты? - посмотрев вперед и никого не увидев, с легким недоумением спросил Дмитрий.
  - Была вспышка света, - слегка прищурившись, ответил бэрд. - Видимо, тренируются перед охотой.
  - Сам бы не отказался потренироваться, если честно, - улыбнулся боец.
  Едва выйдя следом за Натанаэлем из туннеля, на мгновение Дмитрий замер на месте. На фоне, сменившей город, сети туннелей, был разбит небольшой, каменный лагерь. Прямо посреди просторной площадки, переходящей в сеть. Но, не сам лагерь озадачил Дмитрия, а боец, сидящий к ним спиной и затягивающийся сигаретой. Раз за разом он направлял палец на каменные мишени и безразлично выстреливал вспышками огня.
  - Гелиас! - сбив Дмитрия с мысли, радостно воскликнул Натанаэль и хлопнул в ладоши.
  Обернувшись, боец холодно взглянул на приближающегося бэрда. Тяжело вздохнув и встав со скамьи, он отряхнул подол камзола и безразлично протянул руку.
  - Что-то ты совсем не в духе сегодня, - грустновато усмехнувшись, озадаченно потянул бэрд. - Случилось что?
  - Да не, все в порядке, - попытался улыбнуться Гелиас, но лишь подернул уголком рта. Выпустив Натанаэля из рукопожатия, он перевел усталый взгляд на Дмитрия и в его глазах тут же замерцал огонек жизни. - Феникс!
  - Добра, Гелиас, - неуверенно поздоровался Дмитрий и протянул руку для рукопожатия. В следующий миг, зажатая в зубах сигарета пролетела возле его уха, а по всему организму резонансом пробежались крепкие, мужицкие хлопки по спине. - Черт, сломаешь хребет же...
  - Прости, - заметно повеселев, усмехнулся Гелиас. - Рад видеть хоть одну знакомую морду на охоте.
  - Эй! - обиженно встрял Натанаэль.
  - Из тех, которые мне не хочется превратить в фарш, - посмотрев на недовольного бэрда, бодро добавил Гелиас. - Впрочем, неважно. Тебя, как понимаю, определили вниз?
  - Не совсем, - бросив взгляд на Натанаэля, виновато ответил Дмитрий.
  - А ты здесь один? - понимая, что сейчас на него взвалят вину за лишение возможности машине самой определить путь спутника, предпочел сменить тему Натанаэль.
  Слегка поникнув, Гелиас какое-то время молча разглядывал камни возле своих ботинок. Резко развернувшись, он запустил в мишень крупный, пламенный шар. Едва коснувшись ее, пламя с силой разнесло цель на мелкие кусочки.
  - Кого из них? - глядя на щебенку, оставшуюся на месте тренировочной мишени, спросил Натанаэль.
  - Ламрана, - выпустив клубок табачного дыма и слегка успокоившись, холодно ответил Гелиас. - Хотят перевести в рай за "особые заслуги". Чертовы белокрылые, будь они прокляты.
  - А Горжи? - продолжил бэрд.
  - Ха! - повеселев, счастливо оскалился Гелиас. - Первый же ангел, который скажет Горжи подобную хрень - в следующий миг разукрасит стены кусочками своего мозга.
  - Хоть так, - усмехнулся Натанаэль. - Тем не менее, рано или поздно ему придется уйти. Его путь определен уже давно.
  - Может он и уйдет, - затянувшись, Гелиас прервался. Выпустив клубок дыма, он грустновато усмехнулся и щелкнул окурок в сторону мишеней. - Но прихватит с собой пару-тройку этих самовлюбленных индюков.
  Какое-то время Натанаэль молча смотрел на Гелиаса, но отбросил мысль попытаться с ним заговорить о больной теме. Принудительный переход в рай для "светлых" - рано или поздно наступал, хотят они этого или нет. Для Гелиаса же это означало только одно: рано или поздно, Ламран и Горжи должны были бы уйти. Оставить его и все, за что они сражались многие годы плечом к плечу.
  Переведя взгляд на туннель, Натанаэль подошел к Гелиасу и аккуратно ударил его в плечо кулаком. Нахмурившись, боец элиты взглянул на проход. К ним направлялась небольшая группа бойцов из восьми человек. По всей видимости, наслушавшись историй о подземной части ада, сгруппировались, чтобы не так страшно было идти по этажам Кайнакена.
  
  Глава 28. Джек Уайт.
  
  Не успела первая группа поздороваться с троицей, как из туннеля уже показалась вторая, из шести человек. Следом за ними пришли еще двое.
  Приветствуя новобранцев, некоторых испуганных и наоборот, настроенных очень даже бодро - Гелиас словно ожидал кого-то. Дмитрий же, решив не мешать работе бойца элиты - держался поодаль и наблюдал, как Натанаэль что-то напряженно высматривал в туннелях. Как будто глядя сквозь стены, он надолго зацикливался на одной точке, после чего лишь морщился и лениво поворачивал голову сантиметра на два.
  - А, ну наконец-то! - обрадованно воскликнул Гелиас, привлекая к себе внимание Дмитрия и разошедшихся по лагерю бойцов.
  Лениво махнув Гелиасу рукой, знакомый Дмитрию боец Череп оценивающе взглянул на собравшихся участников охоты. Постояв немного на месте, он обернулся в сторону туннеля и пропустил пополнение из еще трех человек.
  - Феникс, на минутку, - наблюдая за Черепом, бросил Гелиас Дмитрию.
  Неуверенно кинув взгляд в сторону Натанаэля, Дмитрий кивнул и направился вслед за Гелиасом в направлении каменной палатки.
  
  - Трудные времена настали, - пропустив Дмитрия вперед, грустновато начал Гелиас. - Сегодня потерям Ламрана. Завтра еще кого-нибудь.
  - Так за что его перевели-то? - дослушав, задал мучавший его все это время вопрос Дмитрий.
  - Разрулил конфликт с мармурийцами, - жестом предложив Дмитрию сесть на каменную скамью, ответил Гелиас. - Право слово, когда он утром показывал мне воспоминания - я был в полном восторге. Такой умелой лжи и лести давно не слышал. Геката была просто вне себя от ярости, когда он пришел. Готова была разнести его на маленькие кусочки. Но он выкрутился. Сказал, будто мы хотели показать, насколько сильны мармурийцы и насколько опасны они, как потенциальный враг.
  - Хитро, - усмехнулся Дмитрий.
  - Да уж, пожалуй, - почесав затылок, оскалился Гелиас. - Впрочем, я тебя позвал не для этого...
  Тяжело вздохнув, Гелиас сел на скамейку напротив, и какое-то время молча собирался с мыслями. Кинув неуверенный взгляд на Дмитрия, и получив молчаливый, подбадривающий кивок, он вытащил из кармана пачку сигарет и закурил.
  - На арене ты выручил меня, - выпустив клубок дыма, начал Гелиас. - И, я так и не смог тебя нормально поблагодарить.
  - Это ведь всего лишь арена, - выдавив из себя легкий смешок, слегка озадаченно сказал Дмитрий.
  - Может и так, - пожал плечами Гелиас. - Но, ты был сильно ранен. А в первую очередь - подумал не о себе, а о товарище в бою. Я ценю такие вещи. Спасибо тебе. Бодрит.
  - Не стоит, - уже без лишних ужимок, продолжил Дмитрий. - Я сделал то, что сделал бы любой на моем месте.
  - Далеко не любой, - перебил его Гелиас.
  - Все равно, ты преувеличиваешь, - все же не выдержал и усмехнулся Дмитрий.
  - Да, пожалуй, - ответил с хриплым смешком Гелиас. - И... вот еще что.
  Призвав свой, бордовый кармашан, Гелиас зажал сигарету в зубах и пробежался пальцами по экрану. Найдя нужное воспоминание и поднявшись со скамьи, он вытащил сигарету и протянул перчатку Дмитрию.
  - Храни их, - поймав на себе неуверенный взгляд Дмитрия, продолжил боец элиты. - Из того состава мало кто остался в живых. А из оставшихся - никому нет дела до этих воспоминаний.
  - Я...
  - Смелее, Феникс, - стряхнув пепел, попытался добродушно улыбнуться Гелиас. - Пока предлагаю.
  Тяжело вздохнув, Дмитрий вновь лишь коротко усмехнулся и взялся кармашаном за протянутую перчатку. В следующий миг, в голове заструились образы. Картинки. Даты. Запахи, звуки. Все до мельчайших деталей. Он быстро погружался в воспоминания Гелиаса.
  
  24-ое октября 1962-го года.
  Редоренкен.
  Ошиам, окрестности моста на Кайнакен.
  
  Расплывчатая картинка вскоре стала четкой. Знакомые очертания седьмого круга Редоренкена быстро пролетали мимо. Дмитрий словно сам шел по старым улицам города позади Гелиаса и двух других бойцов. Молодые, неопытные. Сбившись в кучку, они неуверенно шли в сторону небольшой группы людей у арочных ворот.
  - А если нас определят на разные этажи? - неуверенно спросил Ламран.
  - Выбьем зубы крылатым, Брайн, - усмехнувшись, хлопнул его по плечу Горжи.
  - Только прошу, не лезь на рожон, Шон, - тяжело вздохнул Ламран. - Опять затянешь нас в неприятности. Ворон и так недоволен.
  Сердце Дмитрия екнуло. Ворон уже был здесь в эти года. И, по всей видимости, уже занимал руководящую должность.
  - А мне нравится эта идея, - попытался подбодрить товарища Гелиас. - Тогда нас точно всех троих сошлют вниз на охоту!
  - Джек, и ты туда же? - взмолился Ламран, но по нему было видно, что он даже повеселел. - Даже не думайте о подобных вещах. Слышали, что сказал вчера комментатор?
  - Винцент старый зануда, - усмехнулся в ответ Гелиас. - Ему уже давно пора найти достойную замену на посту комментатора арены.
  - И кто его заменит? - с интересом спросил Ламран. - Ты?
  - Если повезет, может и займу, - подмигнул Гелиас.
  Воспоминания помутнели, а едва картинка восстановилась - вся троица уже стояла в самом начале очереди. Возле знакомой Дмитрию, черной машины с дырой для кармашана и круглым стеклом на крышке стоял Ворон, небольшой отряд из шести банши и ангел. В красном, длинном плаще, с массивными, белоснежными крыльями, каждое перышко которого было покрыто аккуратным, серебристым слоем. Словно, они были частично металлическими. Из-за спины же - торчала рукоять широкого клинка, кончик лезвия которого виднелся из-за ноги. Сам же он, с небольшой щетиной и длинными, сальными, черными волосами старался дружелюбно улыбаться и приветствовать бойцов арены.
  - Удачи, Брайн, - едва Ламран собрался с мыслями и сделал шаг вперед, прошептал ему вслед Гелиас.
  Приподняв кулак вверх, Ламран остановился возле машины и приветственно кивнул Ворону. Неуверенно засунув перчатку в отверстие, и слегка поморщившись, едва изнутри послышался небольшой скрип - он вскоре успокоился. Стекло на крышке замерцало, а мигом позже - с его поверхности в воздух поднялся небольшой, отливающий голубоватым светом, белокрылый шарик.
  - Имя, прозвище? - слегка разочарованно проводив взглядом шарик, спросил ангел.
  - Брайн Валмерт, - вытащив руку из машины и учтиво поклонившись, представился Ламран. - Пока без прозвища.
  - Что же, Брайн, - тяжело вздохнул ангел. - Добро пожаловать в команду. В конце первого этажа вас направят дальше.
  - Благодарю, - вновь поклонившись, улыбнулся Ламран и прошел метров десять, после чего остановился в ожидании друзей.
  - Так и знал, что его к светлым определят, - усмехнулся Горжи и переглянулся с Гелиасом. - Пожелай мне удачи, что ли.
  - Удачи, Шон, - кивнув, приподнял кулак Гелиас.
  Стукнув кулаком о кулак, Горжи собрался с мыслями и подошел к машине. Как и в случае с Ламраном, вскоре со стекла вспорхнул белокрылый шарик.
  - Издеваетесь? - злобно глядя на растворяющийся в воздухе результат анализа собственной души, недовольно обратился Горжи к Ворону.
  - Что-то не так? - с легким, явно наигранным интересом спросил Ворон.
  - Я не хочу к белокрылым, только и всего, - скрестив руки на груди, заворчал Горжи.
  - Прости, Шон, но анализатор...
  - Да пошел к черту ваш анализатор, - не дал Ворону закончить Горжи. - Требую повторного анализа. Я отказываюсь идти...
  - Имя? - широко улыбаясь, перебил его ангел.
  - Захлопнись, пернатый, - огрызнулся в ответ Горжи. - А то вышибу тебе мозги и скормлю их своему коту!
  - У тебя есть кот? - словно проигнорировав все остальное, с интересом спросил белокрылый.
  - Да, Клаус, белый с черным пятном на лбу... - восторженно начал рассказывать Горжи, но поняв, что был только что пойман с поличным - скорчил на лице недовольную мину. - Так, ты, даже не думай, что я к вам пойду!
  - С этим разберемся позже, - попытался успокоить его ангел. - Пока, формальности. Мне нужно знать имя.
  - Шон Кельтер, - приубавив спеси, все же представился Горжи. - Но, запомни...
  - Знаю, знаю, - не дал ему закончить ангел и рассмеялся. - Ты к нам не хочешь. Но, увы, пока придется смириться. Если хочешь, потом расскажу тебе способ, как остаться в аду. Идет?
  Недоверчиво глядя на подмигнувшего ему ангела, Горжи повел взглядом и недовольно направился вперед, к Ламрану. Гелиас же, слегка умилившийся подобной, вполне ожидаемой выходке со стороны своего друга - следующим подошел к машине.
  Перчатка прошла сквозь отверстие. Вновь повторился механический скрежет. Стекло замерцало, а в следующий миг - на красных крылышках вылетел бордовый шарик и исчез во вспышке пламени.
  - О, наш клиент, - радостно потер руки ангел. - Имя?
  - Джек Уайт, - все еще неуверенно глядя в точку, откуда только что вылетел красный шарик, отречено ответит Гелиас. - Я...
  - Вам в конец первого этажа, Джек, - перебил его ангел. - Получите дальнейшие указания там.
  - Я... - вновь потянул Гелиас. - Да, хорошо, спасибо.
  Взглянув на дрожащую руку, он встретился взглядом со ждущими его Ламраном и Горжи. Он мечтал остаться здесь. В аду. Дойти до элиты и сражаться на передовой. Но теперь, когда его верные боевые товарищи должны были со временем уйти. Он не знал, что ему дальше делать. Выглядел растерянным и беспомощным. Словно хотел спрятаться и заплакать. Заплакать о потере, величину которой еще сам не мог осознать.
  Воспоминания вновь поплыли, Гелиас миновал первый этаж. Попрощался с друзьями и уверенно продолжал свой путь вниз. Белокрылый возле анализатора говорил, что есть способ остаться в аду. Значит, для Ламрана и Горжи еще была надежда. Значит, они еще могли обойти систему.
  Сердце Дмитрия вновь екнуло. Едва Гелиас добрался до тренировочного лагеря - в толпе он увидел его. Знакомого ему бэрда. Чуть заметив Гелиаса, Натанаэль широко улыбнулся и приветственно помахал ему рукой. На этом - воспоминания оборвались.
  
  - Знаешь, что самое обидное? - закончив передавать воспоминания, усмехнулся Гелиас. - Петр так и не рассказал Горжи, как остаться в аду.
  - Петр? - спросил Дмитрий. - Ангел?
  - Архангел, - поправил его Гелиас. - Их легко отличить. У архангелов на перьях серебристая окантовка. Считай как абсолютная защита. Хрен пробьешь.
  - А пробовал? - усмехнулся Дмитрий.
  - Ага, - неожиданно ответил Гелиас. - Петру дал бой в семидесятом, когда тот вернулся на очередной донодатриам. Мы тогда уже восемь лет ждали весточки, нервы сам понимаешь, на исходе были. Не выдержал, сорвался. Предложил ему честную сделку: если выиграю - он расскажет секрет.
  - Видимо, не очень удачно прошел бой?
  - Слабо сказано, - тяжело вздохнул Гелиас. - Как он размахивал своим двуручным клинком! Не побоюсь этого слова, божественное мастерство. Вроде и только зашел на удар - а у тебя уже из спины торчит кончик лезвия.
  - Ты же с огнем неплохо управляешься, - задумчиво потянул Дмитрий. - Взял бы, да и поджарил его. Вон, Гекату на лопатки уложил практически.
  - Сейчас-то да, может, и посоревновались бы в мастерстве с ним, - виновато продолжил Гелиас. - А тогда... я был просто не готов к противнику такого уровня. Видишь ли, мои способности требуют подготовки. Я не могу по щелчку выпускать пламя. Зарядить, прицелиться, уничтожить. Выбрать следующую цель. Повторить процесс.
  - По щелчку говоришь? - усмехнулся Дмитрий. - Мне бы вредно было.
  - С чего бы это?
  - Привычка, - пожал плечами он. - Иногда начинаю щелкать пальцами, когда думаю. Помогает сосредоточиться. А с такой способностью... я бы и себя случайно поджарить мог бы.
  - Наверное, - улыбнулся Гелиас. - Пойдем?
  Кивнув в ответ, Дмитрий вышел вслед за бойцом элиты из палатки. Череп с Натанаэлем, решив не терять времени, уже распределяли бойцов на группы и морально готовили их к предстоящей охоте.
  - Спасибо тебе, - хлопнув Дмитрия по плечу, вновь поблагодарил его Гелиас.
  - За что теперь-то? - усмехнувшись в ответ, спросил он.
  - За то, что разрешил поделиться, - ответил Гелиас. - Теперь хоть не я один несу это бремя на себе. Возможно, когда-нибудь я расскажу тебе больше. Сейчас и так взвалил слишком многое.
  - Прошу, не драматизируй только, - повел глазами Дмитрий.
  - Хорошо, постараюсь. Дам тебе хороший совет, - усмехнувшись, резко перешел на более серьезный тон Гелиас. - Слушай Натанаэля. Он, может, и дурак, и ублюдок временами, и вообще бессовестная сволочь, лицо которого было бы неплохо разукрасить всеми оттенками лилового, но демон головастый. Плохого он не посоветует, если хочет помочь.
  Кивнув, Дмитрий продолжил слушать предупреждение Черепа о возможных опасностях в туннелях, да и самой охоты в целом. Натанаэль же изредка подшучивал и утрировал тот или иной момент, разбавляя монотонное повествование Черепа небольшими веселостями, чем сильно радовал собравшихся новобранцев. Подбадривал их, старался сделать так, чтобы им было не так страшно идти вглубь, но при этом - они не теряли головы и не бросались в самое пекло неподготовленными. Взгляд Гелиаса же, с интересом слушающего речь, явно говорил Дмитрию лишь об одном: сейчас он вспоминает свою первую охоту.
  
  Глава 29. Амаранты.
  
  - Ох, как же вас много в этом году, - стоя перед пополняющейся толпой, виновато почесал затылок архангел в красном плаще. - Вот же...
  Задумавшись, он огляделся по сторонам. Встретившись взглядом с одним из своих спутников - рядовым ангелом в кожаной куртке и протертых джинсах, он мотнул головой, одновременно цокнув языком. Кивнув в ответ, ангел спокойно направил руку на землю, откуда практически тут же выросла каменная лестница высотой в пять ступенек.
  Забравшись наверх, архангел в красном все также озадаченно посмотрел на толпу. Отсюда, свысока - она выглядела еще внушительнее, чем снизу.
  - Что же, надеюсь, что пока это все, - попытавшись найти взглядом Ворона, тяжело вздохнул он. - Доброго времени суток, бойцы!
  В ответ прозвучало несколько неоднозначных выкриков, кто-то попытался посвистеть. В остальном же - реакция оставляла желать лучшего, что вызвало на лице архангела легкую, слегка нервную и очень натянутую улыбку.
  - Раз уж вы здесь - значит, анализатор решил, что вы достойны чести ступить своей грешной ногой на безграничные, зеленые луга рая, - продолжил он. - Меня зовут Петр Войд, и я буду вашим проводником в новый, светлый мир прощения грехов.
  Призадумавшись над собственными словами, Петр выдавил из себя очередную ухмылку и нарочито кашлянул.
  - Тем не менее, для некоторых - сегодняшняя наша встреча может оказаться последней, - вновь начал он. - После сегодняшнего дня, поняв все основы прощения - вы сможете спокойно приходить сюда в любое, удобное для вас время. К сожалению, для прощения душ на постоянной основе - вам необходимо особое разрешение, которое можно получить, лишь вступив в наши ряды. Без него, однако, вы можете помечать души, которые захотите держать под своей защитой до следующего дня перехода. В общем... проще показать. За мной!
  Взмахнув крыльями и обдав толпу волной воздуха, Петр устремился вдоль улицы. Проводив взглядом двух других ангелов, некоторые бойцы неуверенно направились следом.
  - Не бойся, мама, - потянув за рукав озадаченную Кошку, улыбчиво попросила Виола. - Все будет хорошо.
  - Знаю, что будет, - кивнув, улыбнулась она. - Просто думаю, как там тот ромалиец...
  - За Феникса не беспокойся, - перебила ее Виола. - Ему сейчас хорошо. Он там, где должен быть.
  Неуверенно взглянув на свою спутницу, девушка лишь тяжело вздохнула и попыталась улыбнуться в ответ. Толпа вокруг постепенно начинала уже подталкивать их сзади. Их замешательство умудрилось создать небольшую пробку.
  Взяв Виолу за руку, Кошка потянула ее за собой и встроилась в ряд бойцов. Поглядывая по сторонам под дружелюбные взгляды местных жителей, следящих за происходящим из окон, она все же немного успокоилась. В конце концов, они пришли сюда, чтобы прощать грехи. Переживать не было смысла. Куда больше сейчас ее беспокоил Дмитрий. На подходе она отогнала от себя мысль окликнуть его, и даже замедлила ход. И уже не раз успела пожалеть о том, что не пожелала ему удачи в предстоящей охоте.
  
  - Файнар, твою мать! - отстреливаясь из короткоствольного пистолета-пулемета, гневно закричал Гелиас. - Пропустил одного!
  Загнав клинок в живот метившего в него лапой амаранта, Гелиас развернулся и открыл огонь по замахнувшемуся на союзника монстру. Несколько точных выстрелов по бронированной чешуе, и, зарычав, амарант потерял интерес к бойцу, побежав в сторону обидчика. Пара быстрых рывков, по полу, прыжок на стену, обратно и монстр уже одарил своим зловонным дыханием лицо Гелиаса. Сверкнул клинок, покрывшись пламенем - и, пробив тонкую кожу на шее, лезвие закончило жизнь существа.
  - Разбирайте убитых, скоро еще подойдут, - сбросив тушу, глянув вглубь туннеля и убедившись, что звуков приближающихся амарантов не слышно, отдал приказ Гелиас. Забросив пистолет-пулемет на плечо и, крепко сжимая клинок в руке, он окинул взглядом бойцов. Цокнув языком, заметив Дмитрия, перевязывающего раненную руку оторванным куском рукава, Гелиас направился в его сторону. - Феникс, ты как?
  - В норме, - оторвав взгляд от заматывания руки, коротко ответил Дмитрий и продолжил кропотливое занятие. - Оцарапал, гад.
  - Бывает, - усмехнулся Гелиас. - Не трать время на перевязки. Само скоро пройдет.
  - Тебе легко говорить, - затянув зубами узел, недовольно заворчал Дмитрий. - От Натанаэля слышно что?
  Покачав головой, Гелиас осекся на пробежавшийся по стенам рев. Бойцы под его командованием, отдельно от группы Черепа, зачищали восточный туннель. Таким образом, как считал сам Череп, амарантам будет сложнее подойти с тыла к силам отстреливающихся бойцов. И сам Гелиас - с удовольствием с ним согласился. Разделить Черепа с Натанаэлем, которого, как он сам считал, любили только те, кому лениво его ненавидеть, казалось самым верным решением. Сам же Натанаэль первым же делом демонстративно направился вглубь туннеля. Пообещав особо их не нагружать и присылать небольшие отряды, да заодно поискать что-нибудь более-менее интересное.
  - Не зевать! - заметив яркое, сиреневатое свечение от глаз вышедшего первым, крупного амаранта, бросил Гелиас. - Стихийный. Поглощать сразу, как только ляжет. Усекли?
  Не ожидая ответа, Гелиас убрал огнестрельное оружие, сменив его вторым клинком. Побежав навстречу крупному зверю, прикрываемый градом выстрелов своих союзников, он резко взял в сторону. Не успевший среагировать монстр врезался в стену и, помотав головой, гневно зарычал. В ответ ему - зазвучал рык из туннеля и послышался тяжелый шум от входящих в грунт лап приближающейся группы.
  Побежав в сторону амаранта, Гелиас прыгнул вперед и прокатился по земле под его лапой. Резко перегруппировавшись, он вогнал клинок в открытую, мягкую часть лапы и под оглушительный вой взревевшей от боли твари, помчался обратно в сторону группы. Следом за ним, слегка прихрамывая и пытаясь хоть как-то уклоняться от обрушившегося на него огня, поспешил амарант, гневно рыча.
  - Давай! - едва амарант подошел достаточно близко, отдал команду Гелиас.
  Осекшись, амарант лишь успел громко взреветь от боли. Один из бойцов пробил его череп своей перчаткой. Едва рука зашла по локоть - ее обдало лиловым свечением, а на открытой части до плеча словно выступили призрачные, лиловые жилки. Рыча, амарант пошатнулся и завалился вместе с поглощающим его бойцом на бок.
  - Отлично! - глядя, как боец резким движением выдернул руку из головы поверженной твари, бросил Гелиас. - Так, еще идут! Что б мне...
  Во главе вырвавшегося из туннеля отряда амарантов, гордо восседая верхом на крупном, с ярко-красными глазами, выехал Натанаэль. Набросив на шею своего нового транспорта длинную цепь, он неустанно бил его пятками по бокам. Брыкаясь, монстр пытался хоть как-то сбросить с себя бэрда, но тщетно.
  - Так, не отвлекаемся! - заметив, что оседланного амаранта уже начали огибать другие, крикнул Гелиас и открыл огонь.
  Кое-как приструнив недовольного амаранта, Натанаэль успешно направил его в сторону группы. Несколько быстрых скачков - и оседланный монстр уже обошел своих, меньших по размеру, сородичей.
  Забравшись во внутренний карман фрака свободной рукой, бэрд вытащил кинжал на цепи. С силой вогнав его между чешуйками перед собой, от чего амарант оглушительно взвыл от боли, Натанаэль перебросил вторую цепь через шею. Словно повинуясь желанию хозяина, цепь растянулась на глазах и свободно обошла огромную морду амаранта. Вытащив второй конец, и найдя взглядом Дмитрия, он резко метнул кинжал в стену возле его ноги.
  Лишь успев обернуться на лязг, Дмитрий почувствовал, как его резко потянуло за ногу. Завалившись на землю, он краем глаза поймал пролетающих мимо бойцов.
  - Дальше сами! - громко крикнул Натанаэль и с силой стеганул пятками амаранта.
  С болтающимся позади на цепи Дмитрием, монстр устремился вглубь туннеля, оставив отстреливающуюся группу наедине с приближающейся ордой.
  
  - Наслаждаешься видом, Феникс? - обернувшись и радостно оскалившись, глядя, как Дмитрия носит из стороны в сторону на цепи, усмехнулся бэрд.
  - Катись к черту, Натанаэль! - пытаясь дотянуться ободранной рукой до цепи, гневно крикнул в ответ он. От продолжительной прогулки за спиной амаранта, его белый плащ уже успел изодраться в клочья и пропитаться багряной кровью.
  Безразлично пожав плечами, бэрд резко вписался в поворот, отчего голова Дмитрия чуть не врезалась в стену туннеля. Не успев опомниться, у него появился новый повод для размышлений - вдалеке были слышны звуки выстрелов и взрывы.
  - Держись! - скомандовал Натанаэль, и Дмитрий почувствовал, как его оторвало от земли.
  Где-то внизу пролетали озадаченные лица бойцов группы под командованием Черепа. Некоторые безразлично продолжали огонь, включая и самого лидера отряда. Даже когда амарант начал приближаться к земле, он не перестал отстреливаться. По всей видимости, он ожидал чего-то подобного от Натанаэля.
  - Живой? - проехавшись на амаранте по земле, сбив попутно несколько его сородичей, бросил бэрд через плечо.
  Заворчав, Дмитрий лишь продолжил пытаться ухватиться за цепь. Успев сгруппироваться, и задеть плечом вражеского амаранта во время приземления, ему удалось частично избежать удара. Однако окровавленная спина, уже торчащая через слои изодранной одежды, все же давала о себе знать. Сейчас он прекрасно понимал одно. Если он не предпримет что-нибудь в ближайшее время - он может остаться в туннеле в качестве кровавого ковра. И никакая регенерация здоровья ему уже не поможет.
  - Здесь мягче будет, - едва Дмитрий заметил, что покрытие стало более гладким, бросил Натанаэль. - Свернем из туннелей, да и направимся прямо в логово Ахерона.
  - Это еще кто? - шикнув, спросил Дмитрий.
  - Лидер амарантов, - отозвался Натанаэль. - В целом, лидер он - лишь формально. Сами они с куда большим удовольствием подчиняются локальному бэрду, чем ему.
  - Бэрду?
  - Да, - чуть грустнее ответил Натанаэль. - Одному из древнейших. Вельзевулу. О, почти на месте!
  Нахмурившись, Дмитрий резко вытянулся и схватился рукой за цепь. Крепко держась за нее, он попытался телом сдвинуться в сторону. После успешной попытки, ему открылся вид на ярко-красный конец туннеля.
  Дорога взяла вверх, и Натанаэль вывел амаранта на длинный мост. Рыхлая, каменистая поверхность туннелей, постепенно сглаживаясь - здесь стала практически полностью гладкой. Местами даже, на удивление, мягкой. По крайней мере, в сравнении с оставленными позади туннелями.
  Сам же мост - вел через широкую, словно горящую реку. Освещая массивные, пещерные своды, ведущие в очередной туннель, по руслу текла раскаленная лава.
  - Так, почти приехали, - едва мост остался позади, резко свернул вправо Натанаэль. - Держишься?
  - У меня есть выбор? - усмехнулся Дмитрий, постепенно подтягиваясь по цепи.
  Очередной резкий поворот - и рука бойца схватилась за выпирающий нарост на ляжке амаранта. Поймав момент, и схватившись второй рукой чуть выше, Дмитрий кое-как подтянул себя наверх и аккуратно пробрался по спине, хлопнув Натанаэля по плечу.
  - О, отлично, - обернувшись и увидев окровавленное, недовольное лицо Дмитрия, холодно попытался изобразить радость Натанаэль. Вновь завернув, словно пытаясь избегать необходимости подбираться слишком близко к обозначенному им логову, бэрд начал постепенно замедлять амаранта.
  - Мы уже близко? - заметив это, спросил Дмитрий.
  - Нет, мы пропустили нужный поворот, - ответил Натанаэль. - Не стоит привлекать лишнего внимания.
  - Боишься? - с легким интересом продолжил боец.
  - Если бы, - усмехнулся бэрд. - Годная штука попалась просто. Не думаю, что Ахерон просто возьмет и даст тебе поглотить душу этого малыша.
  - Поглотить... душу? - озадаченно потянул Дмитрий.
  - Объясню на месте, - свернув в очередное ответвление, коротко ответил Натанаэль.
  
  Глава 30. Интоксикация.
  
  - Выдвигаемся, - коротко прохрипел мужской голос в рации. - И да прибудет с нами Севестра.
  Опустив забрало округлого, черного шлема и сняв скорострельную винтовку с предохранителя, элитарный боец Ромалийской армии перекрестился. Посмотрев последний раз на лучи заходящего солнца и услышав выстрелы, он вышел из укрытия и открыл огонь.
  Операция должна была быть простой. Зашли, провели зачистку, вышли. Но, как выяснилось - появились... осложнения. На стороне противника - двое вознесенных. Один из них находился до этого под личным руководством Севестры, и подобное предательство для нее оказалось сильным потрясением. Отдав короткий приказ не брать пленных и убить всех на месте, она больше не выходила на связь.
  Дважды щелкнув курком и закатившись за укрытие, боец снял с пояса гранату и бросил в сторону нарастающих шагов. Выхватив запасную обойму и перезарядившись, он выглянул из-за угла и лишь жадно схватил воздух, едва длинный, острый клинок прошел сквозь нагрудный жилет.
  - Твое? - держа гранату, обволоченную ледяным куполом, в левой руке, оскалился вознесенный.
  Попытавшись ответить, боец лишь коротко прохрипел и попытался поднять винтовку. Но, не смог. Коротко усмехнувшись, враг со скрежетом вытащил клинок из его тела.
  Завалившись на каменный пол, боец повернул голову и попытался разглядеть своего убийцу через запотевший шлем. Однако тот, присев на колено, направил ладонь ему на лицо. Глаза обожгла боль от ледяной корки. Следующее, что он помнил - как открылось забрало его шлема. Закрылось. И взрыв, закончивший все. Взрыв его же собственной гранаты. На этом, воспоминания прервались, а Кошка опустила руку.
  - Я... - виновато поник житель Кайнакена. - Знаю, что не заслуживаю прощения. Севестра говорила нам, что попытка убийства вознесенного - страшный грех перед церковью. Но...
  - Не все вознесенные служат на благо Ромалии, - улыбнувшись и присев на колено, попыталась успокоить его Кошка. - Иногда и самим вознесенным приходится убивать друг друга. Церковь гордится твердостью твоей веры. Думаю, я смогу простить тебя и...
  - Я, прошу, - еще сильнее поник бывший военный и увел взгляд в сторону. - Я не хочу в рай. Я хочу остаться здесь, стать одним из вас. Сражаться и прощать тех, кто заслуживает прощения!
  - А, так можно? - слегка смутившись, обратилась Кошка к стоящему рядом Петру.
  - Нужно, - усмехнулся в ответ архангел. - Если он этого хочет, то почему бы не дать ему такую возможность? Скажи, грешник...
  - Да? - подняв голову, отозвался мужчина.
  - Как тебя зовут?
  - Самуэль Амедео, сэр, - слегка поклонившись, ответил он. - Игумен третьей степени, заместитель командира двадцать первого элитного подразделения Ромалийской инквизиции.
  - Игумен? - с легким интересом спросил Петр. - Почему не стал заводить семью?
  - Прошу прощения, но... я был женат, - вновь поник Самуэль. - После конфликта на севере, выжившим было запрещено возвращаться к их родным. Риск заражения был слишком велик, и подставлять мирных жителей - хуже, чем идти против желания церкви. Каждый инквизитор это знает. Нас, конечно, в дальнейшем подняли в звании и возвели в сан белого духовенства за проявленное мужество и за разрешение ситуации в целом, но из-за конспирации возвращаться к семье запретили.
  - Долго же ты жил во лжи, получается, - сокрушительно вздохнул Петр.
  - Семь лет, сэр, - ответил Самуэль. - На седьмой год меня убили.
  - Семь лет лжи - долгий срок, - признал Петр. - Впрочем, если это все, почему ты здесь - не вижу причин стоять на пути твоего желания. Самуэль, если вы хотите на арену - вы попадете на арену. Я поговорю с Маркусом после окончания праздника.
  - Я... - неуверенно начал боец. - Да, спасибо, сэр! Я не подведу!
  - Уж надеюсь, - улыбнулся Петр. - Кошка, отметь его. А то отправим куда-нибудь не туда по ошибке.
  Кивнув, она забралась в экран перчатки. Найдя нужную вкладку, она встала с колена и прислонила кончики указательного и среднего пальцев к центру лба грешника. Мягкое, голубое свечение - и на лбу Самуэля остался значок, словно из шрамов: шарик и два крыла по бокам.
  - Чудно, - хлопнув в ладоши, радостно закончил за Кошку ритуал Петр. - Самуэль, вы свободны. Информация поступит напрямую в кармашан. Ждите. В крайнем случае, все же переведем вас в рай по блату. Хороший человек, творящий зло под чужим приказом - не достоин вашей участи.
  - Благодарю, сэр, - вновь кивнул Самуэль. - И вам спасибо, девушка. Может, в этих старых костях еще остался боевой потенциал?
  - Насчет старых костей - это к Акайо, - добродушно отшутилась она, и Самуэль покинул их, направившись в сторону домов. - Что дальше, Петр?
  - Подзываешь следующего, пока не надоест, - пожал плечами архангел и кинул взгляд на толпящийся крупный отряд местных жителей. По одному, их звали другие члены делегации из рая, помогая подопечным разбираться, что к чему. Некоторые же из бойцов арены уже действовали самостоятельно. По всей видимости, не первый раз здесь. - Так, следующий!
  Отозвавшись, мужчина достаточно крупного телосложения лениво повернулся и, бросив на подозвавшего Петра недовольный взгляд, направился в их сторону. Поигрывая в руке кожаным браслетом, он с интересом разглядывал Кошку. Подойдя достаточно близко, он коротко усмехнулся и молча протянул ей браслет.
  - Что это? - взяв в руку безделушку, с недоумением спросила она.
  - Подарок, - пожал плечами он и протянул кармашан. - Ручная работа.
  - Спасибо, - смутившись, кивнула она и взялась своей перчаткой за его. - Покажи мне, за что ты здесь.
  - С удовольствием, - вновь усмехнулся мужчина.
  Воспоминания нахлынули потоком. Одинокий, полузаброшенный дом на окраине. Десятки напуганных, молодых женщин. Прикованные в подвале цепями к стенам, они были избиты. Некоторые окровавлены. До одной напуганы.
  Рядом с ними, раз за разом обрывистые воспоминания показывали, как грешник складывал мертвых в кучу. Девушки боялись. Кричали. Но никто не спешил им на помощь.
  Мертвый мужчина на входе. Сброшен в кучу к остальным. Тупиковые расследования. Приличная работа на крупную компанию - служила отличным прикрытием. Пока однажды, одна из девушек не сбежала и не убила его.
  Но на этом воспоминания не закончились. Определенный на Кайнакен, он поймал девушку за пределами города. В лесу за адом. Далеко за его границами. Она кричала, звала на помощь, но перчатка не работала. Сигнал не поступал. Изнасилование, убийство. Глубокая яма. На ноге девушки - открытая часть тела. Кожа - срезана полосками. Браслет...
  Вырвав свою перчатку из рукопожатия, Кошка какое-то время смотрела в холодные, бездушные глаза мужчины. Ее сердце бешено колотилось. Этот браслет он сплел из ее кожи.
  Завалившись на колени, она подергивающимся взглядом посмотрела на подарок. Внутренняя сторона, бордовая, слегка коричневатая. Запекшаяся корка крови.
  - Кошка, что случилось? - присев на колено рядом, озадаченно спросил Петр. Выбив из ее рук браслет, он вскочил на ноги. - Ворон здесь?
  - Нет, он на мосту, Петр! - отозвалась крылатая девушка. - Что у тебя?
  - Проклятье, - выругался архангел, но тут же нахмурился, переведя взгляд на дом. С подоконника спрыгнул мужчина в темной накидке и обмотанной бинтами левой рукой. Капюшон частично закрывал его лицо, а из-за спины виднелись рукоять и топорище. Встав, он спешно подошел и присел рядом с Кошкой, прислонив ладонь к ее лбу. - А ты еще кто?
  - Друг, - коротко ответил мужчина и перевел взгляд на стоящую рядом девочку. - Эмоциональный шок, сильное потрясение, возможна интоксикация воспоминаний. Виола, отправь ее в церковь. И отправь весточку Ворону, чтобы стер полученные воспоминания.
  - Хорошо, Палач. Насчет Ворона не беспокойся - он и так получит информацию от Вивьен, - кивнув, ответила Виола и забралась в экран перчатки. - Петр, можно просьбу прежде, чем ты поймешь, что происходит?
  - Да, конечно, - недоумевая, отозвался архангел.
  - Этот мужчина не заслуживает жизни, даже загробной, - продолжила она и направила руку на Кошку. - На его совести сто сорок семь смертей. Он убивал из удовольствия для подавления собственного желания убивать. Его отправили на Кайнакен для исправления, но, видимо, это не прошло столь удачно, как предполагал Маркус, давая ему второй шанс.
  Кивнув и глядя, как появившееся под Кошкой зеркало унесло ее с Кайнакена, Петр вытащил из-за спины клинок.
  - Не клинком, - остановила его Виола. - Поглоти его душу.
  - Но, нам нельзя...
  - Нарушать правила? - улыбчиво закончила за него девочка. - Скажи мне, Петр, сколько раз ты уже "не нарушал правила"?
  Нахмурившись, архангел тяжело вздохнул и ловким движением пробил рукой голову озадаченного мужчины. Мигом позже, на его руке появился кармашан. Лиловые, призрачные жилки окутали ее, а серийный убийца - жадно вдохнул воздух ртом. В следующий миг, его тело развалилось на маленькие кусочки, а жилки исчезли. Сам же Петр, слегка поникнув, перевел взгляд на пальцы, закованные в вороной металл. Доля секунды, поглощение завершилось, и перчатка исчезла, вернув руке привычный вид.
  - Чудно, - просияла Виола, привлекая к себе внимание Петра и Палача. - Так, Палач, у тебя есть фора в пятнадцать секунд, пока Петр соображает. Под тобой достаточно тонкий грунт. Обычный боец не пробьет, но ты - вполне сможешь. И передай Фениксу привет при встрече.
  - Палач?.. - задумчиво потянул Петр, когда появившийся боец кивнул и с силой ударил в землю у своих ног. - Подожди, разве не его?..
  - Да, его разыскивает Маркус, - глядя на дыру, в которой исчез Палач и, спрятав руки за спиной вместе с медвежонком, улыбчиво ответила Виола. - Можешь отдавать сигнал тревоги.
  - Гельмон, Адриана, срочно сообщите Ворону, что мы вышли на след Палача! - громко закричал Петр. - Отправьте крупный отряд банши следом!
  - Есть! - хором отозвались ангелы и покинули своих подопечных, расправив крылья и устремившись в сторону выхода.
  - Ты потеряешь его след, если отправишься, - оторвав Петра от провожания своих подчиненных, вновь привлекла его внимание Виола. - Не бойся, скоро все вопросы утрясутся, и его ждет достойное наказание.
  - Я не хочу, чтобы его наказывали, - нахмурился Петр. - Я знаю, почему Маркус не хочет, чтобы Палач светился на глазах у других.
  - Так из-за этого ты не станешь его ловить? - слегка удивилась Виола. Призадумавшись, она широко улыбнулась, закрыв при этом глаза, и даже слегка взбодрилась. - Что же, видимо, я еще не могу увидеть все настолько детально, как хотела бы.
  - Ты меня пугаешь, девочка, - тяжело вздохнул Петр.
  - Как и многие в аду, не правда ли? - все также широко улыбаясь, ответила вопросом на вопрос она.
  - Так, все, иди отсюда, - загнав клинок за спину, обиделся архангел. - Заскочи к Кошке, узнай, как у нее дела и отправь мне весточку. Хорошо?
  - У нее все будет отлично, могу сказать сразу, - крепче сжав медвежонка, продолжила Виола. - Что-то еще интересует?
  - Просто... уйди, - проведя ладонью по лицу, заворчал архангел и, расправив крылья, устремился сквозь оставленный Палачом туннель. Следом за ним, отправился и отряд посланных Вороном банши. Сам же Ворон, по всей видимости, как и сказала Виола, сразу переместился в церковь. В приподнятом настроении, девочка окинула на прощание взглядом озадаченных участников праздника и, напевая с закрытым ртом себе под нос какую-то песенку, направилась вдоль домов в сторону выхода с Кайнакена.
  
  Глава 31. Искра.
  
  Амарант дышал коротко и отрывисто. Потеряв немало крови и двигаясь под чутким руководством Натанаэля, который раз за разом заставлял его резко поворачивать, он устал. Это чувствовал и Дмитрий - движения твари замедлялись. Постепенно его спесь угасала. Да и сам Натанаэль замолчал; по всей видимости, конечный пункт путешествия был уже недалеко.
  - На месте, - когда туннель начал заметно расширяться, бросил через плечо бэрд.
  Несколько тяжелых рывков из последних сил - и амарант завалился на бок посреди обширной пещеры. Словно небольшой островок в бесконечном лабиринте туннелей Кайнакена, локация, куда вывел подконтрольного зверя Натанаэль, была чем-то на подобии развилки. Достаточно богатое пространство для маневров, заметно большее расстояние от пола до потолка. И несколько проходов для возвращения в извилистые ходы.
  - Так, отлично, - вернув кинжалы на место, довольно потер руки Натанаэль, обратившись к Дмитрию. - В норме?
  - Болеть долго будет, - попытался отшутиться окровавленный боец. Раны постепенно затягивались, а кровь на плаще - заметно потеряла былой, багряный окрас.
  - Чудно, - улыбнулся бэрд. - Пробей ему голову.
  - Зачем? - озадаченно спросил Дмитрий, и амарант, словно услышав, через силу взглянул усталыми глазами на Натанаэля.
  - Поглотишь его, - присев на колено возле головы поверженного монстра, спокойно объяснил бэрд. - Выносливый, сильный. Скушал немало душ, чую. Хороший экземпляр.
  Озадаченно наблюдая за тем, как Натанаэль с садисткой заботой поглаживает напуганное существо, Дмитрий тяжело вздохнул и подошел ближе. Встретившись взглядом с бездушными зрачками амаранта, он закрыл глаза и сосредоточился. Тяжелый вздох, глаза открыты, кармашан, обдав лицо Дмитрия капельками крови, без особых проблем прошел сквозь череп.
  Руку обдало теплом. Вместе с выступившими, призрачными, лиловыми жилками - он получил и охапку воспоминаний. Воспоминания обрывистые, разные. Картинки и образы сменяли друг друга, разные люди, разные истории. Все они - постепенно погружались сквозь жилки в бойца арены. Он чувствовал их присутствие. Не мог понять, как, но ощущение того, что он больше - не один в собственном теле не хотело его отпускать.
  Вырвав руку и озадаченно взглянув, как жилки исчезли, а по самой перчатке пробежалась яркая вспышка пламени, Дмитрий перевел взгляд на Натанаэля. Тот, опустив веки умершему амаранту, встал с колена и с легким интересом проводил взором угасающее пламя на перчатке спутника.
  - Огонь, - коротко сообщил он. - Что же, поздравляю. Можешь пойти к Гелиасу, как освободишься. Не сомневаюсь, что он будет рад.
  - И... как мне пользоваться огнем? - дослушав Натанаэля, спросил Дмитрий, переведя взгляд на мерцающий экран кармашана. Нажав пальцем на появившуюся кнопку, он слегка нахмурился, увидев открывшуюся ветку с иконками. Первый квадрат на ветке - отдавал легким, красным светом. Дальше ветки дробились, а иконки - были блеклыми, серыми.
  - Чем чаще пользуешься огнем - тем выше растет твое мастерство, - ответил на немой вопрос Дмитрия Натанаэль. - В целом, у тебя сейчас не так много времени, чтобы вдаваться в подробности. Давай я тебе просто покажу, как этим делом пользоваться, а дальше - сам разберешься. Идет?
  Получив в ответ одобрительный, слегка озадаченный кивок, Натанаэль направился к стене, попутно копаясь в перчатке. Остановившись в метрах десяти от нее, он закрыл перчатку и дождался, пока Дмитрий встанет рядом.
  - Представь, что пламя - это часть твоего тела, - подняв руку и направив ее ладонью на стену, необычно серьезно для него начал Натанаэль. - Та часть, от которой ты хочешь избавиться. Та, которую хочешь выпустить на свободу.
  - Смутно себе представляю... - виновато ответил Дмитрий, глядя, как ладонь Натанаэля покрылась пламенем.
  - Сосредоточься на стене, - продолжил бэрд. - И на счет три - попробуй дать огню свободу. Раз. Два.
  Яркий шар огня вырвался из ладони бэрда, осветив ненадолго сумрачный зал. С громким треском, пламя врезалось в стену и спешно угасло. Переведя взгляд на Дмитрия, который напряженно рассматривал кончики пальцев и пытался толкнуть воздух перед собой, Натанаэль лишь коротко усмехнулся.
  - Не выходит, Феникс? - заботливо спросил он.
  - Как видишь, - обреченно вздохнул Дмитрий.
  - Можно? - показав на перчатку, продолжил Натанаэль.
  Получив в ответ очередной кивок и протянутый экран кармашана, бэрд с интересом, и слегка напряженно, забрался в открывшуюся Дмитрию панель. Какое-то время он хмурил брови, после чего закрыл ветку и, словно обдумывая что-то, поджал губу.
  - Повезло, однако, - усмехнулся он. - Ксондиан дотро.
  - Ксонди... что? - пытаясь мысленно заставить Вавилон перевести услышанное, спросил Дмитрий.
  - Божественная искра, на языке банши, - оживился Натанаэль. - У всех пяти стихий - есть, так называемые, "редкие" души. В одном теле, к сожалению, может ужиться только одна душа такого типа, но ты всегда можешь расщепить ее и попробовать поймать новую. В целом, вырвешься в элиту - можешь экспериментировать сколько угодно.
  - Расщепить? - смутился боец.
  - Потом, - улыбчиво ответил бэрд. - Умеешь щелкать пальцами?
  - Ну, да... - начал Дмитрий и поднял руку, но замолчал, едва Натанаэль схватил его за запястье и увел в сторону. - Что-то не так?
  - Не смотри на меня, - успокоившись, сказал Натанаэль. - Когда щелкаешь пальцами.
  - Почему? - еще сильнее озадачился Дмитрий, и уже успел слегка напрячься. Сейчас - он больше всего на свете не хотел, чтобы появившаяся у него в голове, пугающая мысль оказалась правдивой.
  - Это твое оружие, - разрушил надежды бойца Натанаэль. - Искры. Переведи взгляд на стену, сосредоточься на стене, ни в коем случае не думай обо мне и щелкни пальцами.
  Сглотнув, Дмитрий вернул себе выпущенную из плена бэрда руку. Уведя взгляд на стену, и постаравшись всеми силами не думать о своем спутнике, боец щелкнул пальцами.
  Словно маленький разряд тока, искра обдала кончики пальцев теплом и резво устремилась по грунту. Едва добравшись до точки, на которой сосредоточился Дмитрий, она с силой взорвалась, обдав бойца и бэрда щебенкой.
  - Вот же... - коротко потянул Дмитрий, глядя на угасающее пламя и открывшийся вид на черное, выжженное пятно. - Можно отключить?
  - Перевести в мирный режим? - спросил Натанаэль. - Да, вполне. Как и все мутации, которые найдешь со временем. В целом, тебе еще предстоит многому научиться и многое раздобыть, прежде...
  Бэрд осекся и счастливо скалился, глядя куда-то вдаль.
  - Прежде, чем станешь самостоятельной боевой единицей, - закончил он. - Не думаю, правда, что Гелиас сможет теперь тебе помочь. У него тоже поглощена редкая душа, правда, но совсем иного типа. Ксондиан голиом, божественное солнце. Он способен концентрировать пламя в одной точке. Чем дольше он собирает его - тем сильнее становится атака. Не советую давать ему время для подготовки. И есть третий тип, Ксондиан флормо. Он же божественное пламя. Позволяет своему хозяину поджигать любой предмет, которого тот касается. И... очень не советую пересекаться с последним.
  - И много этих... редких душ вообще? - озадаченно спросил Дмитрий.
  - По три на каждую стихию, - кивнул Натанаэль. - В целом, можно собрать все пять стихий, но в качестве обычных душ. Как-никак, редкая - в тебе может быть только одна. У меня, например, собрано четыре - не хватает ледяной для полной коллекции. Как-то не везет мне с поисками.
  - Странное ограничение... - нахмурился боец.
  - Не ограничение, - пожал плечами бэрд. - Просто души будут конфликтовать за власть внутри твоего тела. Не думаю, что тебе хочется однажды проснуться и узнать, что кто-то захватил трон в твоем теле и действует от твоего имени.
  - Искра может захватить меня в плен? - усмехнулся Дмитрий.
  - Пока она одна в тебе? - уточнил бэрд. - Нет, пока одна - ей нет смысла пытаться это сделать. Она твой товарищ, боевой друг, спутник. Уважай ее - и она будет уважать тебя, как своего хозяина. Благодаря тебе - она может становиться сильнее. Собственно, считай это симбиозом двух душ в теле одной. В целом, благодаря ее защите - поглощаемые тобой редкие души сразу же расщепляются, пока у тебя в активе уже есть другая.
  - Даже так? - улыбнулся Дмитрий. - Постараюсь подружиться с ней. Слушай, Натанаэль...
  - Да? - оживился бэрд.
  - А у тебя есть редкая душа? - переведя взгляд на кармашан собеседника, продолжил он.
  - Фатио желло, - кивнул Натанаэль. - Цепи судьбы, если интересно. Душа земляного типа, позволяет мне подчинить себе металл и деформировать его так, как мне вздумается.
  - Металл? - нахмурился Дмитрий, оторвавшись от разглядывания кармашана. - А какое отношение земля имеет к металлу?
  - Прямое, так-то, - забравшись в экран перчатки, ответил Натанаэль. - Как и металл, земля - это минералы. В целом, я могу создать любое оружие из металла и заставлять его вести себя, как живое. У одного из твоих знакомых, кстати, тоже редкая душа этого типа.
  - У кого же? - с интересом спросил боец.
  - А вот тебе скажи, - усмехнулся бэрд. - Сам поймешь, если доведется скрестить с ним клинки. Он так-то человек достаточно холодный и рассудительный, но если заденешь его за живое - можешь серьезно пострадать. Он и без того на редкость искусный мастер клинка, а подобная душа - была для него просто находкой и лишь усилила его боевой потенциал.
  - Буду внимательнее с живым оружием, что уж там, - кивнул Дмитрий и перевел взгляд на мертвого амаранта. - А с этим что делать?
  Слегка озадаченно посмотрев на бойца, Натанаэль также взглянул в сторону амаранта. Какое-то время он молча сверлил его глазами, после чего резко сорвался с места и подбежал, раскрыв веко существа. В черном, погасшем, некогда огненном глазу - бегал сиреневатый зрачок.
  - Сколько душ ты поглотил? - обратился к Дмитрию бэрд.
  - Ну, это мое первое...
  - Сколько душ ты поглотил из него? - перебив, дополнил вопрос Натанаэль.
  - Четыре или пять, кажется, - почесав затылок, ответил Дмитрий. - Да, пять, определенно пять. Помню воспоминания пяти человек.
  - Всего пять? - подернув глазом, продолжил бэрд. - Черт, что...
  Прикрыв лицо рукой, едва тело существа покрылось пламенем, Натанаэль отошел назад. Недовольно взглянув на Дмитрия, он вновь посмотрел на тело амаранта. Постепенно, оно разваливалось на части, а обломки - тут же устремлялись в сторону живота.
  - Проклятье... - цокнув языком, коротко выдавил из себя бэрд. - Надо было убедиться, что ты высосал все до последнего.
  - Что происходит? - глядя, как из обломков туловища зверя формируется новое тело, спросил Дмитрий.
  - Можно сказать, что ты только что стал папой, - усмехнулся Натанаэль. - Ты прервал конфликт редких душ в теле амаранта. Хрен знает, какая была вторая, но теперь она свободна.
  - Папой?.. - слегка отречено спросил Дмитрий.
  Виола. Она называла Кошку мамой. Но, как это возможно? Он сам видел ее в очереди к анализатору - значит, она еще не была определена наверх или вниз.
  - Девушка, - радостно сообщил Натанаэль, прервав размышления Дмитрия, и направился в сторону черного, женского тела с длинными, не менее черными волосами. - Так, секунду...
  Забравшись в перчатку, он быстро пробежался по экрану, пока кожа девушки приобретала светлый окрас. Словно найдя что-то, он направил на девушку ладонь. Как и в случае с призываемыми предметами, кармашан выпустил на свободу яркую вспышку света. Мигом позже, на девушке материализовалось темно-синее, короткое пальто с длинным, раздробленным надвое от поясницы шлейфом. Ее волосы - приобрели слегка сиреневатый оттенок, а молодое лицо устало засопело.
  - Она еще будет без сознания какое-то время, - нарушил тишину Натанаэль, облегченно вздохнув. - Дня два, может три.
  - И... что мне с ней делать? - озадаченно спросил Дмитрий.
  - Быть хорошим папой, - усмехнулся Натанаэль. - А так - да что угодно. Можешь научить ее, помочь ей познать мир Забвения. Можешь просто стать ей другом и не пытаться строить из себя неведомое нечто. Можешь сделать из нее рабыню для своих эротических фантазий. Она будет рада в любом случае. Ты дал ей жизнь, она это уже знает, хоть и не знает больше ровным счетом ничего сейчас.
  - Я могу отправить ее отсюда домой через зеркало? - подойдя ближе, продолжил Дмитрий.
  - Отсюда нет, - покачал головой Натанаэль. - В целом, мог бы, но ты пока лишь на пятом кругу. И на тебя действуют некоторые ограничения по дальности перемещения. Например, ты вообще не имеешь право перемещаться на Кайнакен и с него напрямую.
  - А ты можешь ее переместить?
  - Я? - усмехнулся бэрд. - Да, могу. Но взять на себя такую ответственность...
  - Перемести ее ко мне домой, если не трудно, - перебил Дмитрий Натанаэля.
  - И помочь тебе загладить твой косяк? - оскалился он. - Ой, не, думаю я не в праве это делать. Лучше дам тебе побегать с ней на руках.
  - Побегать? - удивленно спросил Дмитрий. - От кого?
  - А, да, я же тебе не сказал, - обрадованно оживился бэрд. - Видишь ли, пока мы тут охотимся - на первом этаже случился небольшой переполох. Некий "Палач" объявился и дал деру. В общем, если Вивьен была права, то на третьем этаже он предпочтет свернуть как раз сюда, в туннели. Так или иначе, он пробежит здесь, дабы не подходить слишком близко к опасным местам. И, если верить расчетам - здесь он будет...
  Посмотрев на экран перчатки, Натанаэль усмехнулся и самодовольно закинул руки за голову.
  - Секунд через сорок, - коротко закончил он. - А я - пожалуй, предпочту тебя покинуть. Ваал!
  С протяжным скрипом, дальняя стена начала деформироваться. Выпуклость постепенно приобретала форму округлого, вертикально овального человека. Постепенно каменная порода приобрела светлый, песчаный оттенок, а от человека - в Ваале остались лишь глаза на нужном для человека месте. Да и конечности на четырехметровом теле напоминали человеческие. Сами же глаза Ваала - были вычурно черными, с белыми, маленькими зрачками.
  Оставляя за собой полоску песка от рассыпающегося тела, Ваал направлялся в их сторону. Сам же он попутно с легким интересом рассматривал девушку на полу.
  - Удачи с дочкой, Феникс, - усмехнувшись, оторвал Дмитрия от разглядывания Ваала Натанаэль. - Так, слышу шаги. Ваал!
  Словно повинуясь приказу бэрда, Ваал сел на колени и склонил голову, давая Натанаэлю возможность забраться на его плечо. Едва тот устроился, из-за угла выскочил человек в бежевой накидке и топором за спиной. Глянув назад, он хотел, было, продолжить бег, но остановился, озадаченно разглядывая собравшуюся компанию.
  - Добра, Палач, - чуть не врезавшись головой в потолок, едва Ваал безразлично выпрямился, крикнул Натанаэль. - Знакомься: это Феникс. Он дурак, поэтому возьми его с собой.
  - Эй! - обиженно вставил Дмитрий.
  - Натанаэль? - словно проигнорировав слова бэрда, озадаченно спросил Палач. - Какого, скажи мне, черта ты здесь делаешь?
  - Принимал роды, - усмехнулся бэрд. - Так, Ваал, валим отсюда. Палач, у вас две минуты, потом банши вас догонят. И не советую тебе сейчас подставлять себя под удар, Феникс. На твоей ответственности эта очаровательная девушка.
  Отсалютовав, Натанаэль задержал дыхание, а Ваал, поглотив его песком, рассыпался на части и слился с каменным полом, оставив Палача и Дмитрия в озадаченном молчании.
  
  Глава 32. Церковный госпиталь.
  
  - Эм, Феникс, - нарушив наступившее, озадаченное молчание, аккуратно привлек внимание Палач. - Можно вопрос?
  Получив в ответ одобрительный, не менее озадаченный, чем молчание до него, кивок, боец собрался с мыслями и перевел взгляд на лежащую на земле девушку.
  - Насчет этого не спрашивай, пока сам не до конца понимаю, что происходит, - сбил его с мысли Дмитрий.
  - А?.. - отречено перевел взгляд обратно на Дмитрия Палач. - Не, не в этом дело. Ты не знаешь случаем девочку, маленькую такую, лет десяти на вид...
  - В черном платье и с медвежонком? - перебил собеседника Дмитрий.
  - Да, она.
  - Виола, кажется, - задумавшись, продолжил Дмитрий. - Есть подозрения, что бэрд, но пока не могу сказать точно. А что такое?
  - Она просила передать тебе привет при встрече, - сказал Палач и нахмурился. В Дмитрии его слова не вызвали ровно никакого удивления.
  - Спасибо, - окончательно добив Палача, спокойно ответил собеседник. - Можно встречный вопрос?
  Также ответив Дмитрию кивком, Палач вновь напряженно взглянул в туннель за ним. Натанаэль сказал, что у них есть две минуты. Но, можно ли ему верить? Точны ли его расчеты?
  - Убегаешь ты сейчас от банши, - призадумавшись, начал размышлять вслух Дмитрий, вернув к себе утерянное внимание. Сам же Палач, практически тут же потерял к собеседнику интерес и полез во внутренний карман накидки. - Думаю, причина тоже достаточно длинная, и быстро ее объяснить ты не сможешь...
  - Держи! - перебив Дмитрия, бросил ему комок тряпок боец.
  Поймав его, он озадаченно посмотрел на Палача, но все же развернул. В тряпки оказалась замотана прозрачная капсула со шприцем внутри. Сам же шприц был заполнен переливающейся, зелено-синей жидкостью.
  - Вколи себе, - поймав немой вопрос Дмитрия, продолжил он.
  - Ты хоть понимаешь, как это выглядит?
  - Объяснись, - смутился Палач.
  - Незнакомый мне человек бросает мне шприц, в темном туннеле, с не пойми чем внутри и предлагает это вколоть, - опустив неоднозначный подарок, заворчал Дмитрий.
  - Аргумент, - выслушав, кивнул Палач. - Ты говоришь длинными фразами. У меня нет времени, чтобы стоять на месте. Объясню потом. Коли.
  - Но...
  - Ты уже умер, - не дал ему продолжить собеседник. - Можешь себе хоть все конечности оторвать - вырастут новые. Если я тебе бросил что-то запрещенное или опасное - Вивьен это видит. А раз она не появляется - делай выводы.
  Недоверчиво переведя взгляд с Палача на шприц, Дмитрий тяжело вздохнул и вскрыл капсулу. Иглы. С самого детства он их не любил. Острые, тонкие, едва заметные и переливающиеся в лучах света иглы. Они игриво сверкали и завораживали. Но стоило отвлечься - и добрая, теплая радость сменялась продолжительной, колкой болью. Словно, это было лишь прикрытием. Словно игла - пыталась отвлечь от себя внимание, чтобы нанести удар в самый неподходящий момент.
  Поморщившись и проводив взглядом подошедшего к девушке Палача, Дмитрий резким движением вогнал иглу в плечо. Знакомое, резкое ощущение боли пронзило его вместе с иглой. Не столь сильное, как в детстве чувство, но достаточно ощутимое, чтобы сбить весь боевой настрой до исторического минимума.
  Однако едва поршень заскользил по корпусу, а жидкость заструилась по венам Дмитрия - чувство боли ушло. На ее место, пришло новое, незнакомое. Мощный прилив бодрости в нижней части тела. Икрам стало тепло. Мышцы заиграли. Проведя весь день на ногах, он вдруг почувствовал спасительный прилив сил и непонятную легкость в каждом движении.
  - Нравится? - глядя, как Дмитрий озадаченно топчется на месте, усмехнулся Палач.
  - Не то слово, - еще немного попрыгав, согласился Дмитрий. - А что это?
  - Мутаген, - спокойно ответил Палач, и Дмитрий тут же перестал прыгать. - Отключишь, как доберемся до безопасного места, ничего страшного. Тихо!
  Резко встав с колена, Палач напряженно закрыл глаза и слегка опустил голову. Простояв так с пару секунд, он нахмурился и цокнул языком.
  - Близко... - коротко потянул он и прошел мимо Дмитрия, попутно осматривая проходы. - Возьмем центральный, он ведет на четвертый этаж. Туда они за нами не полетят.
  - Подожди, - бросил в спину Палачу Дмитрий. Остановившись, тот лишь озадаченно взглянул, как собеседник пытается поднять девушку на руки. - Не могу оставить ее здесь.
  - Дело твое, - решив не спорить, безразлично продолжил Палач и остановился возле прохода. - В общем, догоняй!
  Практически тут же сорвавшись с места, Палач спешно исчез из поля зрения Дмитрия. Нахмурившись, он опомнился, едва услышав шум приближающегося отряда. И в его памяти появился образ доноши на входе в бар: белые, бездушные, высасывающие из тебя все человеческое, глаза. Холодные, черствые, без чувств и эмоций...
  Шаг - и Дмитрий понял, что это был за прилив сил. Ноги словно начали жить своей жизнью. За считанные секунды он добрался до прохода, также мгновенно миновал его, а стены - пролетали мимо, сливаясь в единый, лилово-серый, каменный фон. Шум приближающихся банши - также исчез практически сразу, оставшись далеко позади. На смену ему - пришел глухой гул проносящегося мимо воздуха.
  
  Район элиты. Церковь. Лестница, верхние этажи. Вплоть до своего текущего заточения в белой, одиночной палате - все для Кошки было в тумане. Взгляд не мог сфокусироваться. Картинки из воспоминаний, полученных от грешника, отказывались покидать ее и дать сосредоточиться на происходящем.
  Дверь в палату открылась. Закрылась. Довольно тяжелые шаги. Вскоре, над головой склонилось знакомое, хоть и расплывчатое лицо Ворона.
  - Как самочувствие? - заботливо спросил он.
  Открыв, было, рот, Кошка лишь жадно схватила воздух. Холод. По всему телу пробежалась волна леденящего холода, а изо рта - вырвался клубок пара.
  - Полагаю, скверно, - грустновато усмехнулся Ворон. - Мне стереть их?
  Попытавшись повернуться к главе церкви, Кошку лишь снова передернуло от холода, пробежавшегося по телу. Послышался хруст, а руки слово обожгло ледяным пламенем. Тело трясло. Она даже не понимала, от чего именно; от страха, боли, воспоминаний или холода. Или всего сразу.
  - Долго сдерживать я их все равно не смогу, - виновато продолжил он. - Рано или поздно, они пробьются к тебе.
  Все тело пронзила боль. Жжение добежало до плеч, а Кошка лишь вновь жадно схватила воздух ртом, выпустив очередной клубок пара.
  - Однажды, я верну их... - положив руку со свисающим, серебристым крестом на кармашан девушки, практически перешел на грустный шепот Ворон. - А пока...
  Крест блеснул и исчез, а рука окуталась металлической перчаткой. В следующий миг, по всей палате из тела девушки разлетелись сотни тонких, ледяных игл. Призрачные, белые жилки выступили на теле Ворона - от плеча до кончиков покрытых металлом пальцев. Какое-то время, он просто молча смотрел на Кошку, пока жилки делали свое дело.
  Иглы растаяли столь же стремительно, сколь и разлетелись, не оставив и следа от своего существования, кроме разбитого горшка на подоконнике. Едва убрав руку, кармашан которой тут же превратился обратно в крест, Ворон заботливо улыбнулся, глядя в напуганные глаза пришедшей в себя Кошки.
  - Если за двадцать четыре часа осложнений не будет - выпишу, - усмехнулся он и направился в сторону двери. - Лучше отоспись, пока есть такая возможность.
  Дверь в палату захлопнулась, а Кошка - еще какое-то время глупо смотрела в пространство. Последнее, что она помнила - как отправила на арену грешника. Петра, Виолу. А потом - пустота. Словно между прощением грехов и ее появлением в церковном госпитале - ничего не происходило. От воспоминаний - ни осталось и следа.
  
  Воспоминания. Очередные поглощенные воспоминания волной накатывали на Ворона, пока он одиноко шел по коридору в сторону балкона. С возможностью забирать чужую память - поглощение особо тяжелых моментов, в случайном порядке вместе с необходимыми отрывками, было неизбежным. И каждый раз, когда те или иные яркие события чужих жизней оказывали столь сильное влияние на поглотившего бойца - ему приходилось приходить на помощь. Вбирать их в себя. И переживать за них.
  Закрыв за собой дверь на балкон, Ворон вытащил из внутреннего кармана накидки черную пачку. Вытащив оттуда не менее черную, с красным колечком возле фильтра сигарету, он спокойно подкурил и подошел к парапету. Отсюда, с балкона церкви, открывался дивный вид на элитный район города. Отделенный от кругов Редоренкена, Донокен представлял собой безграничные улочки из одиночных, частных домов. Один, два, три этажа. Разный дизайн и архитектура. Разные лужайки, разные постройки. Каждый из бойцов элиты получал участок земли и заготовку под дом. Что делать дальше - уже оставалось на совести нового хозяина. Как правило, первое время мало кто стремился что-либо менять в полученном порядке. Опять же, для многих - это было лишь временной мерой до перехода в рай. Однако для тех, кто предпочитал остаться на просторах ада - это было чем-то на подобии дополнительного развлечения между боями. Там поменять, там пристроить, там прибраться. Год, два, пять - и от первоначальной постройки мало что оставалось. Крыши сменялись шпилями, куполами и прочим проявлением архитектурного творчества. Стены раз за разом перекрашивались, меняли отделку.
  Почувствовав, как на спину легла чья-то рука, Ворон лениво обернулся. Встретившись взглядом со слегка встревоженной Вивьен, он безразлично отвернулся и продолжил курить.
  - Интоксикация, получила воспоминания Вернона Делавэр, - выпустив клубок дыма и стряхнув пепел, холодно сказал Ворон. - Ничего серьезного, скоро отойдет.
  - Я здесь не из-за Кошки, - убрав руку со спины и облокотившись на парапет рядом с собеседником, продолжила Вивьен. - Я здесь из-за тебя.
  Молча переведя взгляд с сигареты на собеседницу, Ворон какое-то время хмурился, после чего лишь выдавил из себя короткий смешок.
  - Лучше за нее переживай. Не первый раз уже стираю память. Мало ли...
  - Мало ли что? - недовольно перебила его Вивьен. - Скажи, Карл, какова вероятность, что ты допустил хоть малейшую осечку и оставил дверь для реконструкции памяти?
  Тяжело вздохнув, Ворон выпустил очередной клубок дыма.
  - Когда ты последний раз допускал ошибку? - продолжила она. - Пять сотен лет назад? Шесть?
  - Вивьен... - попытавшись прервать недовольство собеседницы, обреченно вздохнул Ворон.
  - Прости, - виновато поникнув, успокоилась она. - Я...
  - Я не уйду с поста, если ты опять об этом, - не дал ей продолжить он. - Меня еще хватит на пару сотен лет.
  - Ты становишься жутким циником, Карл, - облокотившись обратно на перила, сказала Вивьен. - Переживаю за тебя немного, только и всего.
  Выпустив с коротким смешком клубок дыма, Ворон вновь стряхнул пепел и восторженно посмотрел вдаль.
  - Это не так страшно, как тебе кажется, - продолжил он. - Я лишь проживаю полученные другими бойцами воспоминания за них. За себя лучше переживай, ведь ты с ними, когда они их получают.
  - Это другое! - заворчала девушка. - Я не получаю пережитые ими эмоции от этих воспоминаний в отличие от тебя!
  - Зато ты видишь куда больше человеческой жестокости, чем я, - холодно подытожил Ворон. - Впрочем, мне все равно, что ты думаешь. Тебе ведь нравится то, что ты делаешь, верно? Иначе ты бы не осталась на посту изначально. По той же причине, не переживай за меня. Иногда бывает тяжело, но мне нравится помогать другим. Переживаешь ты или нет - я не планирую уходить, пока мой разум еще не прогнулся под гнетом чужой памяти.
  Щелкнув окурок, растворившийся в полете, Ворон вытащил пачку и протянул Вивьен. Тяжело вздохнув, она кивнула и достала сигарету. Очередная попытка убедить его сложить полномочия с треском провалилась. И пускай он сколько угодно убеждает себя и других, будто ее работа тяжелее - одно она знала точно: Карл был на посту слишком долго; в день, когда она заступала на свой пост - клятву верности Вивьен давала при главе церкви. Уже при Вороне.
  
  Глава 33. Люцифер.
  
  - Направо, - добежав до очередной развилки, бросил Палач и резко взял в сторону. Глянув, как Дмитрий неуклюже вошел в поворот с девушкой на руках, он лишь коротко усмехнулся и продолжил путь.
  Сеть туннелей все больше напоминала Дмитрию лабиринт. За последние пять минут, ведущий его боец уже дважды путался в проходах и чуть не начинал водить их по кругу. В целом, само ориентирование Палача на местности слегка смущало Дмитрия. Вопросов в голове было не мало, но почему-то ему хотелось доверять потенциальному преступнику против законов ада. Да и кем еще он мог быть, кроме как преступником, если за ним гонится массивный отряд банши?
  Очередной поворот, и Палач устремился навстречу светлому выходу в конце. По всей видимости, они уже приближались к четвертому этажу. Для Дмитрия же - подобное решение со стороны бойца казалось не менее странным, чем сама беготня от преследующих их банши. Почему они бегут туда, куда не ходят верные стражи города? Которым, по всей видимости, вовсе ничего не страшно, кроме потери собственного места. Может, законы? Существа, создающие законы - должны следовать им. Когда-то Дмитрий и сам верил в это, пока не пошел под крыло Феликса после смерти своего отца. Из того, что он успел повидать за свою недолгую карьеру в стане оппозиции религиозной власти Ромалии - куда больше законов нарушала сама инквизиция, чем они.
  - Скоро сможешь спрашивать, - сбил с мысли Дмитрия Палач. - Почти добрались до безопасного места.
  - А почему...
  - Рано, - не дал ему закончить собеседник и ускорился.
  Тяжело вздохнув, Дмитрий все же подавил в себе любопытство. Почему Палач не дает ему спрашивать в пути - для него было тоже загадкой. Может, не хотел отвлекаться от ориентирования по местности? Вполне. Судя по самому ориентированию - у Палача сейчас тоже было больше вопросов, чем решений.
  Вскоре, Палач впереди выбежал на свет и остановился, глядя куда-то влево. Слегка смутившись, Дмитрий все же продолжил бег.
  - Прыгайте, - едва выбежав из туннеля, услышал он детский голос.
  Остановившись возле Палача, Дмитрий с легким удивлением посмотрел на источник голоса. Возле них, рядом со скалой, плавно переходящей в свод туннеля, стоял мальчик лет восьми на вид. Светлые волосы, широкая, добрая улыбка. На самом же мальчике - были надеты дорогие, темные брюки и коричневая жилетка поверх белой рубашки.
  - А зачем прыгать? - смутившись и посмотрев на лестницу, ведущую вниз, спросил Палач.
  С интересом взглянув на Палача, мальчик повернулся в сторону лестницы. Вытянувшись, словно пытаясь разглядеть, на месте она или нет - он щелкнул пальцами. Каменную лестницу тут же разнесло в клочья, а остатки ступеней с плеском попадали вниз.
  - Прыгайте, - вновь широко улыбнувшись, повторил мальчик.
  - Может, застрелить его? - подернув глазом, обратился Дмитрий к Палачу. Однако тут же отступил назад и отбросил эту мысль, едва по лицу мальчика проползла огромная уховертка, скрывшись в копне волос. - Ненавижу это место...
  - Эм, Феникс? - пытаясь не терять хладнокровия, начал Палач, но Дмитрий уже сорвался с места.
  - И ты прыгай, - проводя взглядом спрыгнувшего со скалы бойца, с улыбкой повторил мальчик.
  - Мне бесполезно нападать на тебя, да? - тяжело вздохнув, спросил Палач.
  - Да, - кивнул мальчик. - Я слышу дыхание смерти. Оно уже близко. Не хотел уничтожать лестницу, пока на ней кто-то есть.
  - Банши бы не пошли дальше, - нахмурился Палач.
  - Я не про банши, - вновь расплылся в улыбке мальчик, а уховертка проползла от волос вниз, по шее и скрылась под рубашкой. - Ахерону стало интересно, что происходит и он выполз из своей цитадели. Прыгай, если не хочешь провести остаток вечности, сливаясь с его богатым внутренним миром.
  Бросив взгляд в туннель, Палач кивнул и побежал к краю скалы. Толчок - и он скрылся из поля зрения мальчика.
  - Чудно, - улыбнувшись, чуть слышно сказал он и направился внутрь туннеля.
  Едва мальчик скрылся в темноте - проход захлопнулся глухой стеной. А изнутри - послышался оглушительный вой, перебившийся жужжанием. Словно кто-то выпустил на свободу рой бешеных насекомых.
  
  - Ну и запах, - едва Палач доплыл до берега серой реки, усмехнулся Дмитрий, оторвавшись от лежащей на гальке девушки.
  - Река Лета, - отряхнувшись, коротко сказал Палач. - Здесь заканчивается территория банши. Дальше они не пойдут.
  - Судя по запаху, название весна ей бы больше подошло, - попытался пошутить Дмитрий, но поймав на себе слегка озадаченный взгляд собеседника, обреченно вздохнул. - Ты знаешь ромалийский?
  - С ромалийцами сотрудничал, а вот с языком вашим как-то не очень удалось подружиться, - подойдя ближе, ответил Палач. - К чему вопрос?
  - Да просто, - улыбнулся Дмитрий. - Сотрудничал с ромалийцами?
  - Конфиденциальная информация, извини, - присев на колено и взяв девушку за запястье, коротко сказал Палач. - Пульс есть, хорошо. Так...
  Пробежавшись по карманам и найдя плохо отчеканенную монетку, словно самодельную, он ловко щелкнул ее пальцем и хлопнул по рукаву накидки, забрызгав Дмитрия благоухающей водой из реки Лета.
  - Головы, цифры? - спросил он.
  - Орел или решка, в смысле? - смутился Дмитрий и, получив в ответ одобрительный кивок, нахмурился. - Давай головы.
  - Цифры, - убрав руку, просиял Палач. - Начну первый, значит. Не сомневаюсь, что у тебя сейчас ко мне вопросов не больше, чем у меня к тебе, так что - будем по очереди. Что это за девушка?
  - Эм, моя дочь, - почесав затылок, неуверенно ответил Дмитрий. - Ну, так Натанаэль сказал. Она появилась вместо амаранта, которого я не поглотил целиком.
  - Значит, молодой бэрд? - с интересом спросил Палач. - Интересно... но, твоя очередь.
  - Почему ты убегал от банши? - призадумавшись, спросил Дмитрий.
  - Мою коллегу сегодня должны были осмотреть, - начал он. - В целом, пришел глянуть, отпустят ее в рай или оставят еще на Кайнакене. Информацию получил, пометили, переведут завтра. Память ей все равно стерли, так что решил на глаза не показываться. Так, издалека посмотрел. А потом девушка, с которой была Виола, закричала и упала на колени. Интоксикация воспоминаний, скорее всего. Ничего серьезного, Ворон поправит...
  - Кошка? - спросил Дмитрий.
  - Да, кажется, - призадумавшись, кивнул Палач. - По близости из белокрылых был только Петр, а в таких ситуациях он слишком легко теряется. Виола тоже бездействовала, вот и вмешался. А потом... она сказала, что у меня есть фора в несколько секунд и попросила передать тебе привет.
  - Откуда ты знаешь Виолу? - продолжил Дмитрий, но собеседник лишь загадочно улыбнулся. - Что такое?
  - Сейчас моя очередь задавать вопросы, - учтиво сказал он. - Но, вопрос хороший. Откуда ты знаешь Виолу?
  - А, ну... - задумавшись, увел взгляд в сторону Дмитрий. - Я встретил их с Кошкой в баре. Подсел, там и познакомился. Потом она начала нести какую-то ересь про выбор путей и прочее, когда мы с Виолой второй раз увиделись в лобби на донодатриам. Странная она.
  - Она бэрд, - сказал Палач. - И, думаю, не человек.
  - Похожа она на человека, как по мне, - усмехнулся Дмитрий.
  - Ты ведь знаешь Натанаэля, верно? Насколько ты можешь быть уверен в том, что человек - это ее настоящая внешность?
  - Справедливо, - нахмурившись, ответил Дмитрий.
  - Думаю, она фелькауд. Не могу сказать точно, но такое чувство есть. Она способна видеть будущее, а среди людей этого навыка нет, - задумавшись, продолжил Палач. - Среди фелькаудов же - практика очень даже распространенная. Да и Кайнакеном города связаны между собой. Так что не удивлюсь, если амарант, из которого она родилась - не из нашего города.
  - Поддерживает человеческую внешность? А почему ей просто не вернуться в свой родной город?
  - Она с кем-то связана, - дослушав, предположил Палач. - Если бэрд родился не сам, а как девушка возле тебя - бэрд будет связан со своим создателем. Пока один из них не умрет, разумеется.
  - Хочешь сказать, что мне теперь придется ее везде таскать за собой? - переведя взгляд на сопящую девушку, спросил Дмитрий.
  - Можешь оставить ее дома, - пожал плечами Палач.
  - Хм... - почесав подбородок, хмыкнул Дмитрий. - Часто ли бэрды рождаются сами?
  - Без понятия, - честно признался собеседник. - Не встречались еще. К чему вопрос?
  - Натанаэль, - щелкнув пальцами, убрал руку от подбородка Дмитрий. В следующий миг, его глаза налились ужасом, а искра вырвалась из пальцев, пробежав через девушку в сторону Палача.
  Но, не успел он даже открыть рот, как Палач выставил перед собой замотанную бинтами левую руку. Взрыв, даже практически не начав распространяться, втянулся в руку, а боец беззаботно вздохнул.
  - Как ты это сделал? - сглотнув, спросил Дмитрий.
  - Скажем так: как и тебе, мне не очень повезло со способностями, - цокнув языком, грустно улыбнулся Палач. - Но, да, насчет Натанаэля и сам напрягал мозг уже. Сначала думал, что он - творение Люцифера, слишком уж часто к нему заглядывает. Но, как выяснилось, Натанаэль посещает его в основном по делам и с отчетами, а не по личной инициативе. На этот вопрос сам улыбается и отшучивается. В общем, лучше напоить его и спросить. Может, признается, пока разум хмелен. Или еще какую-нибудь гадость подсыпать. Не сомневаюсь, что у Федора что-нибудь да найдется подходящее.
  - Да уж, - усмехнулся Дмитрий. - Кстати, о гадостях.
  - Все еще хочешь отключить мутаген? - улыбнулся Палач. - Думаешь, нужно?
  Дмитрий сдвинул брови. Этот вопрос поставил его в тупик.
  - Мутагены - вещь вполне распространенная среди бойцов арены, - выгнав Дмитрия из раздумий, продолжил он. - Правда, на скорость бега мало кто берет. Два года назад, хитом продаж был иссушающий мутаген на ноги. Слегка замедлял скорость бега, но зато в ногах не было кровообращения.
  - Звучит не очень приятно...
  - Зато, какой эффект! - недовольно воскликнул Палач. - Нил Слоун - настоящий гений, когда дело касается мутагенов! Его поделка полностью лишала ноги бойца влияния любых стихийных эффектов!
  - Хороших или плохих? - поведя бровью, спросил Дмитрий.
  - Плохих, естественно, - заворчал Палач. - Ноги бойцов невозможно было заморозить изнутри, они были невосприимчивы к шоку и оглушению, даже к замедлению элементарному.
  - А почему был? Звучит, как полезная вещь.
  - Потому что Нил не стоит на месте и развивает свое мастерство. Если не ошибаюсь, то сейчас в моде внутренние пластины из металла. Как удар ногой на порядок сильнее становится, что иногда полезно, так и приятный бонус к защите.
  - Но при этом - ты пользуешься скоростью бега? - усмехнулся Дмитрий. - Почему?
  - Свои причины, - улыбнулся Палач. - Как по мне, так лучше не дать врагу в тебя попасть, чем снижать урон от попадания.
  - Резонно, - согласившись, кивнул Дмитрий, но практически тут же вскочил на ноги, услышав за спиной хруст. Вместе с ним, быстро встал и Палач, взявшись за торчащую рукоять топора. - Что за черт?
  Его вопрос был вполне уместен. Дрожь сменилась упавшим в воду массивным куском свода пещеры. А следом за ним, вниз спрыгнул человек в темно-бордовом, почти черном плаще и в такой же, широкопольной шляпе. Держа в руках серебристую косу, он нашел взглядом Дмитрия с Палачом и загнал оружие за спину.
  - И правда, черт... - заметно погрустнел Палач. - Надо...
  - Думаешь, попытка сбежать поможет? - вытащив из внутреннего кармана плаща портсигар, пробасил мужчина на весь свод. - Вот же. Стоит ненадолго... - прервавшись и подкурив, он спрятал зажигалку с портсигаром обратно в плащ, - отлучиться. А тут уже куча долбанных проблем.
  - Люцифер? - неуверенно спросил Дмитрий у Палача.
  - Меткий выстрел, детка, - выпустив клубок дыма, вновь усмехнулся мужчина. - Так близко у границ заброшенного Дита. Палач, с каких пор твой высший разум эволюционировал до низшего надмозга?
  - Я... прошу простить, - присев на колено, виновато ответил Палач. Дмитрия же вся эта ситуация сильно смущала. До Люцифера оставалось еще порядка метров пятнадцати, а он уже спокойно разговаривал басом так, словно слышал их тихие голоса. - Феникс, сядь!
  - Он в праве не садиться на колено, если того не хочет, - смакуя дым, рассмеялся Люцифер. - Как и я в праве за это пустить его на новые сапоги.
  Почувствовав, как Палач дергает его за штанину, Дмитрий опомнился и присел на колено, потупив взор. Тело трясло. Из-за Натанаэля он ввязался в опасную авантюру, сбежав с беглым преступником и новорожденным бэрдом. Теперь, отчитываться, по всей видимости, придется перед самим хозяином ада.
  
  Глава 34. Арест.
  
  Люцифер молчал. С того момента, как он подошел - больше он не проронил ни слова. Все его внимание - отобрала на себя спящая девушка.
  - Два мужика, вокруг никого, - задумчиво начал он. - А тут бэрд, да и... - толкнув ногой девушку в плечо, отчего та перевернулась с бока на спину, он продолжил, - весьма симпатичная, должен заметить.
  - Прошу простить, - виновато сказал Палач, не поднимая головы.
  - Понимаю, - усмехнулся Люцифер. - Что же, регламент ада не позволяет мне насмехаться над сексуальными меньшинствами. Хотя, если никто не узнает...
  - Нет, мы не из этих, - перебил его Палач. - Не знаю насчет Феникса, но...
  - Эй! - обиженно отозвался Дмитрий, отчего Люцифер вновь рассмеялся.
  - Буду считать, что из этих, - успокоившись, продолжил владыка ада и переступил через девушку. С интересом взглянув на место, где когда-то была лестница, он нахмурился и продолжил, - ваша работа?
  - Никак нет! - обернувшись, испуганно ответил Палач. - Мальчик, со светлыми волосами и уховерткой...
  - Оу? - не дав договорить бойцу, с интересом потянул Люцифер. - Вот как. Просто чудесно.
  - Вы знаете его? - продолжил Палач.
  - Да, - кивнул Люцифер и закатил глаза. - Встаньте с колен, минутка официальности окончена. Все равно сейчас не в городе, так что смысла никакого нет.
  Неуверенно выпрямившись, Дмитрий переглянулся с озадаченным Палачом. После чего перевел взгляд на не менее озадаченного, курящего Люцифера.
  - Феникс, да? Натанаэль в городе? - призадумавшись, спросил владыка ада.
  - Мы с ним разминулись, - ответил Дмитрий. - Он крикнул "Ваал", после чего из стены вышел человек из песка и...
  - Достаточно, - подняв руку, перебил его Люцифер. - Пернатый, бэрд - твоя работа?
  - Да, - кивнув, быстро отозвался Дмитрий.
  - Хорошая вышла, молодец, - направив ладонь на девушку, одобрил Люцифер. - Так, секунду...
  Под девушкой появилось зеркало, и она тут же исчезла, вызвав легкую озадаченность на лице Дмитрия.
  - Отправил к тебе домой, - продолжил Люцифер. - Твоя очередь.
  - Но...
  - Живо, - не дал сказать Дмитрию демон. - Пока не передумал. У меня сейчас развязаны руки, могу наказать по полной программе. К сожалению, на это времени не так много, как хотелось бы - так что, вперед, через зеркало и не спорь.
  Переглянувшись с Палачом, Дмитрий кивнул и прошел через лежащее на земле зеркало. Едва он исчез, зеркало растворилось, а Люцифер с чувством выполненного долга выбросил окурок.
  - Теперь, что касается тебя... - задумавшись, почесал подборок Люцифер и повернулся к затянутому стеной проходу на третий этаж. - Маркус, чертов ублюдок, я знаю, что ты здесь. Вытаскивай свой зад!
  Сгусток черного дыма метнулся со стороны обрыва. Добравшись по воздуху до берега, дым начал обретать форму, а вскоре - в метре от Люцифера на свет вышел комментатор арены.
  - Как узнал? - встретившись взглядом с озадаченным Палачом, обратился Маркус к Люциферу.
  - Тут и узнавать не надо, - недовольно заворчал владыка ада. - У тебя сегодня выходной, а на празднике тебя не было. Нинетт сказала, что дома тебя тоже нет. Нужно быть идиотом, чтобы не понять, где ты пропадаешь.
  - Ты ведь просто спросил у Вивьен, где я, не правда ли? - хитровато улыбнувшись, на что Люцифер ответил недовольно сдвинутыми бровями, спросил комментатор арены.
  - Ну, или так, - пожав плечами, бросил Люцифер. - В общем, слушай сюда. Мне плевать, что у вас с Палачом за разногласия. Он под моей опекой. Рискнешь его сейчас тронуть - лезвие фламберга познакомится с твоим богатым внутренним миром.
  - Ни к чему, - ответил Маркус. - Леонид Нойманн, правом, данным мне раем, вы арестованы.
  - Арестован? - усмехнулся Люцифер. - Ты это серьезно?
  - Вполне. В течение следующих шестнадцати часов, Леонид, вы не имеете права покидать вашу квартиру в Ошиаме, - продолжил Маркус. - Утром отправлю к вам Вивьен, она передаст дальнейшие распоряжения по вашему делу.
  - Я не боец арены, Маркус, - скрестив руки на груди, нахмурился Палач. - У меня...
  - Теперь боец, - перебил его комментатор. - Хочешь этого или нет.
  - Странная мера наказания, конечно, - почесав затылок, усмехнулся Люцифер. - Если уж так хочется за ним следить, то мог бы просто отправить к себе домой. Дворником там, или дворецким.
  - У меня свои причины, - холодно посмотрев на Люцифера, сказал Маркус. - Люсь, с тобой тогда тоже завтра разрешим вопросы, хорошо?
  - Хочешь обдумать варианты, как можно вытащить свой дымчатый зад из неприятной ситуации? - усмехнулся Люцифер. - Добро, обдумывай оправдания, перенесем на завтра. Можешь еще сутки пожить спокойно.
  - Благодарю, - кивнул Маркус. - Хорошего вечера.
  В тот же миг, он растворился в воздухе и устремился в виде дымки обратно вверх. Проводив его взглядом, Люцифер тяжело вздохнул и вновь вытащил портсигар.
  - Кармашан функционирует нормально? - подкурив, спросил Люцифер у Палача, после чего усмехнулся и продолжил, - хотя, глупый вопрос. Сам выбраться сможешь отсюда?
  Кивнув, Леонид увел за спину обмотанную бинтами руку, на что Люцифер лишь недовольно покачал головой и напряженно перевел взгляд на оставленную им в потолке дыру. Исправлять результат своего эффектного появления самостоятельно ему было крайне неохотно. Решив, что отправит на эту тривиальную задачу кого-нибудь менее ленивого, он жеманно зевнул и направился в сторону разрушенной лестницы.
  
  - А, ну наконец-то, - едва Дмитрий появился из зеркала в своей квартире, услышал он знакомый голос.
  Зажав в зубах сигарету, Мелисса заботливо поправляла одеяло, под которым уютно устроилась отправленная чуть ранее Люцифером девушка.
  - Ты давно здесь? - слегка озадаченно спросил Дмитрий.
  - Нет, минуты две назад переместилась, - вытащив изо рта сигарету, ответила Мелисса. - Вивьен прислала сообщение, мол, у тебя появилась новая сожительница и тебе нужна моя помощь. Могла и догадаться, что ты умудрился создать нового бэрда. Эх...
  - Ясно, спасибо, - дослушав, кивнул Дмитрий и подошел к столу. Вытащив стул и погрузив на него свой уставший от бегов зад, он напряженно уперся локтями в колени и принялся сверлить глазами сопящую девушку. - И что мне теперь с ней делать?
  - Пока ждать, - облокотившись на подоконник, пожала плечами Мелисса. - Через пару дней придет в себя.
  - А потом? - переведя взгляд на Мелиссу, выдавил из себя легкий смешок Дмитрий.
  - Потом познакомитесь, - улыбнулась она. - Не знаю, много ли у нее осталось воспоминаний от той души, которая оказалась доминирующей после твоего вторжения в голову амаранта. Если имя помнит - уже хорошо. В противном случае... советую заранее запастись парочкой вариантов.
  - Вот же... - обреченно вздохнул Дмитрий. - Сама-то где пропадала все это время?
  - А, ну, - смутившись, завела руку за голову Мелисса. - Сходила в гости к отцу.
  - К отцу? - нахмурился он. - То есть?..
  - Я ведь тоже бэрд, - улыбчиво перебила Дмитрия она. - Хотя, не могу даже назвать его отцом после всего, что он сделал. Вивьен предлагала устранить часть памяти, но...
  Мелисса поникла. Пытаясь восстановить на лице улыбку, она лишь нервно подернула уголком рта и запрокинула голову.
  - Я в порядке, - заметив, что Дмитрий начал вставать со стула, быстро опомнилась она. - Там, ситуация трудная просто.
  Утерев рукавом лицо, она тяжело вздохнула, пытаясь скрыть собственное всхлипывание.
  - Как и любой боец арены, мы - лишь физическая проекция собственных воспоминаний, - продолжила она. - У бэрдов - создатель напрямую связан с нашим рождением. Если Ворон устранит воспоминания о моменте создания - это вызовет парадокс, а я - превращусь в овощ.
  - Может, есть другой способ? - спросил Дмитрий.
  - Есть, - кивнула она. - Стать танталлой.
  - Это еще кто?
  - Танталлы - те, кто присягает на вечную верность, - ответила Мелисса. - В целом, не обязательно для этого быть бэрдом. Если Вивьен и Ворон одобрят контракт, то я - стану собственностью. Чем-то вроде питомца, исполняющего все приказы и безоговорочно служащего хозяину.
  - Хороший выбор, однако, - грустно усмехнулся Дмитрий.
  - Становиться предметом, овощем или оставаться привязанной к отцу, - покривив ртом, отрывисто рассмеялась она. - Черт...
  Утерев глаза рукавом, она нервно сглотнула и перевела отреченный взгляд на девушку под одеялом.
  - Может, мне выйти? - аккуратно спросил Дмитрий, привстав со стула. - Приведешь себя в порядок, успокоишься...
  - Да нет, останься, - попыталась улыбнуться она, сдерживая при этом слезы. - Я... мне будет спокойнее, если рядом кто-то будет.
  Кивнув, Дмитрий погрузился обратно на стул и вновь ушел в свои мысли. В голове крутились многие вопросы. Среди них теперь, вперед пыталось выбиться желание предложить Мелиссе стать его собственностью. Но, можно ли ему? Да и сможет ли он себе позволить такое дело? Не смотря на приятно проведенное вместе время, Дмитрий уже давно для себя решил, что не будет связываться с Мелиссой больше, чем необходимо. Да и по ней самой было видно, что она - девушка свободолюбивая. И быть ей другом - казалось ему самым правильным решением. Но теперь, на горизонте появился маяк новой возможности. Стать ее хозяином. Нужно ли? Он не знал. Как и не знал, зачем вообще нужны танталлы.
  Решив оставить этот вопрос до утра, Дмитрий встал со стула и подошел к окну. Уже смеркалось. По всей видимости, праздник давно закончился, как и охота на нижних этажах Кайнакена. Информации о новых боях не поступало, а Дмитрию уже не терпелось испытать новые возможности в действии.
  Рядом неуверенно материализовалась голова Мелиссы, уткнувшись ему в плечо. Выдавив из себя слегка отрешенный смешок, Дмитрий аккуратно приобнял девушку, предпочтя промолчать. Что бы он сделал, окажись на ее месте? Отдался бы кому-то в рабство? Или продолжал бы ненавидеть своего создателя? Он не знал. Как и не знал, что произошло между Мелиссой и ее "отцом". Одно лишь в нем не вызывало сомнений: это как-то было связано с портретом на четвертом этаже "Семи пьяных демонов".
  
  Глава 35. Священник.
  
  13-ое марта 1260-го года до н.э.
  Синбай, город Малек.
  Темница при церкви Прогрессивистов.
  
  - Отец Карл! - стоя у железной решетки, подозвал молящегося в лучах утреннего солнца священника в черной робе молодой послушник.
  Встав с колен, Карл бросил грустный, сощуренный взгляд на окно. Спрятав руки за спину, он расправил плечи и направился по сену в сторону двери.
  - Доброго утра, отец Карл, - мрачно улыбнувшись, поприветствовал его послушник.
  - Говори, Геворг, - подняв руку, холодно приказал Карл.
  - Его преосвященство Людовик просил узнать, - кивнув, продолжил он. - Согласны ли вы отказаться от своего титула и стать верным слугой ее величества королевы Севестры.
  - Я ясно дал ему понять, что не собираюсь отказываться от веры священного Акраса. Пускай ищет другие пути набить казну Синбая золотом ромалийцев, - нахмурился Карл. - Если это все, что ты хотел сказать мне...
  - Нет, - коротко перебил его Геворг. Осекшись, он поник и неуверенно соединил кончики пальцев, словно что-то обдумывая. - Я... слышал, что вам известно, где находится святой клинок Детрамеша.
  С легким интересом посмотрев на Геворга, Карл сначала выдавил из себя короткий смешок, после чего не выдержал и сорвался, залившись хохотом.
  - Геворг, Геворг, - покачав головой, успокоился Карл. - Ты принес мне вести о том, что наш священный город продался ромалийской церкви. И после этого - надеешься что-то услышать от меня? Ты ведь тоже предал нашу веру. Продал ее заморским ублюдкам. Какое после этого право ты имеешь даже задавать подобные вопросы?
  - Сегодня вас сожгут, отец Карл, - поник Геворг. - Я просто боюсь, что вы унесете эту тайну с собой.
  - В клинке нет ничего особенного, Геворг, - выслушав, спокойно продолжил Карл. - Хорошо сделан, но на этом его достоинства заканчиваются.
  - Значит, вы знаете?..
  - Да, - кивнул он. - Скажи, Геворг, что ты планируешь с ним сделать, если найдешь?
  - Прогрессивизм покидает Синбай, отец Карл, - грустно ответил послушник. - Я передам его ромалийцам. Возможно, в городе святой Севестры он найдет себе место, как память о нашей вере.
  - Веру создают не государства, а люди, Геворг, - положив руку на решетку, сказал Карл. - Пока стоит Акрас, прогрессивизм будет жить и развиваться. Приняв ромалийскую церковь - мы лишь помогли Ромалии в их священной войне. Но Людовик...
  Тяжело вздохнув, Карл отвернулся и вновь посмотрел на окно. Сегодня добрый священник - возможно, кто-то из его же братьев - поднесет факел к стогу стена. Пламя перейдет на одежду. Или его сожгут голого, как больную продажную девку или последнего вора? Карл не знал. Знал лишь, что его, как последнего открытого приверженца церкви Акраса - захотят опозорить перед толпой. Запугать и убедить принять чуждую синбайцам веру.
  - Он перестал задавать вопросы, - виновато сбил с мысли Карла Геворг. - Он поверил в мифы и писания, отец Карл.
  - Скверные вести, - обреченно вздохнул Карл. - Наверное, так и правда будет лучше...
  Смутившись, Геворг озадаченно посмотрел в пустые, усталые глаза Карла. Он не раз встречался с приговоренными к смерти. Но, как правило - это были воры и убийцы. Вопрос веры - никогда остро не стоял в Синбае до прихода ромалийцев и их армии.
  - На севере от Камуны стоит старый дом, - окинув взглядом коридор, перешел на шепот Карл. - Ничем не примечательное здание. Думаю, уже даже разграблен, и не раз. В моем сундуке возьмешь ключ. Если дверь не выбита - откроешь. В восточном крыле - найдешь доску, помеченную выжженным символов прогрессивизма. Под ней - будет небольшой ящик с замком, ключ подходит и к нему. Внутри найдешь сверток. Узнаешь все, что тебе нужно - оттуда. Отправляйся вечером, после моей казни. Никто из новых хозяев Людовика не заметит, что кто-то из послушников пропал. Первые пару дней-то уж точно.
  - Я... я не подведу! - оживился Геворг и мысленно повторил полученные наставления. - Отец Карл, я...
  - Не стоит, Геворг, - грустно улыбнулся священник. - Пожми мне руку и не переставай задавать вопросы. Лишь незнание способно открыть новые возможности, тогда как отрицание незнания - худший способ отдалить от себя будущее.
  Кивнув, Геворг попрощался с Карлом крепким, братским рукопожатием. Куда он ушел - священнику уже было все равно. Мысленно пожелав ему удачи, Карл вернулся к окну и сел на колени, ловя тепло солнечных лучей на уставшем, грязном лице.
  
  25-ое октября 2010-го года.
  Донокен, дом Ворона.
  
  - Плохой сон? - едва Ворон устало вылез из-под одеяла и зажал пальцами переносицу, заботливо спросила сидящая на столе Вивьен.
  - А у меня бывают хорошие сны? - усмехнувшись, спросил Карл и встал, вытянувшись и прохрустев суставами. - Ох...
  - Держи, - бросила ему брюки Вивьен. - Слышал новости?
  - Какие новости? - недовольно просунув ногу в штанину, оживился Карл.
  - Палач под домашним арестом, - зевнув, ответила Вивьен. - Вчера попался.
  - Вот как? - застегивая ремень, повеселел Ворон. - И что с ним теперь Маркус планирует делать? Предаст анафеме за непомерные грехи?
  - Хуже... - наигранно драматично потянула Вивьен. - Сделает его бойцом арены.
  Сощурившись, Карл какое-то время вглядывался в крайне серьезное лицо Вивьен. Один неудачный смешок - и оба залились звонким смехом.
  - Ой, насмешила старого, - успокоившись и сняв со стула черную рубашку, радостно сказал Ворон. - Не, ты серьезно? Палач на арене?
  - Более чем, - кивнула Вивьен, счастливо улыбаясь. - Никогда бы не подумала, что Маркус решит таким странным образом заключить перемирие.
  - Да уж, - застегивая пуговицы, покачал головой Карл. Заправив рубашку в брюки и вытащив расческу, он быстро пробежался по волосам, повернувшись к Вивьен. - Нормально?
  - Сойдет, - задумавшись, ответила она. - Справа торчит немного, правда.
  Посмотревшись в окно и поймав отражение, Карл быстро пробежался расческой по проблематичному месту. Покрутившись, словно у зеркала, он радостно спрятал прибор в задний карман и протянул Вивьен руку, помогая ей спрыгнуть на пол.
  
  - Интересно, против кого его поставят в бою, - спускаясь вместе с Вивьен по лестнице на первый этаж, задумчиво потянул Карл.
  - Без понятия, - пожала плечами она, прыгая по ступенькам. - Череп, вроде, вызвался пока. Против обычных бойцов ему все равно не интересно будет.
  - Есть такое, - махнув рукой рыжеволосой девушке, протирающей газетный столик в гостиной, усмехнулся Ворон. - Лисбет, завтрак готов?
  - Утра, Карл! - оживилась она, поклонившись. - Да, приятного аппетита.
  - Спасибо, - улыбчиво кивнув, продолжил Ворон и свернул в сторону кухни. - Мисс Аддерли, окажете честь, разделив со мной трапезу?
  - Увы, - призвав кармашан, поджала губу она. - Через восемь минут к Палачу.
  - Зачем? - смутился Карл. - Если простая прогулка - то может и подождать.
  - Если бы, - огорчилась Вивьен. - Нужно его доставить к Маркусу. Будут дальше разбираться, кто кому что сделал. Не сомневаюсь, что Люся сорвется и застрелит обоих на месте. Да и, знаешь, я даже буду на его стороне. Один постоянно ноет, мол "я поймаю Палача, потому что я великий Маркус, ищейка на просторах ада и вообще у меня самый большой и толстый". Второй - жалуется, что он не такой как все, никто его не понимает, хочет амнистию и при этом постоянно лезет на рожон. Два идиота.
  - Чую, они тебя и правда, достали уже, - выслушав, усмехнулся Карл. - Ты это, заходи, если совсем тяжко будет на душе. Помогу расслабиться.
  - Но, но господин священник, я ведь всего лишь маленькая девочка, - невинно взглянув на Ворона, перешла на наигранно-детский тон Вивьен.
  - Иди уже, - потрепав волосы кайши, усмехнулся Ворон. - Привет им передавай. Если Маркус спросит - Палачу стирать память я не собираюсь. Что говорится: сами наломали - сами разгребайте.
  - Так точно! - бодро отдав честь, громко ответила Вивьен и тут же растворилась в воздухе.
  Проводив взглядом исчезающий, полный серьезности облик девушки, Ворон обреченно вздохнул и сел за стол. Привычное место у окна, привычная чашка утреннего кофе и запах яичницы, перебиваемый легким ароматом жареного мяса, доносящегося со стороны духовки.
  Прильнув губами к кружке, Карл посмотрел в окно. Начинался новый день. Праздник прошел спокойно, практически без происшествий. Два новых бэрда, оба уже зарегистрированы. С переходами тоже проблем не возникло, да и новые бойцы на арене были готовы выступить при первом же намеке на бой. Единственное, что сейчас беспокоило наблюдающего за просыпающимся элитным районом адского города священника, так это Кошка в церковном госпитале. Полностью забирать отдельные кусочки памяти у бойцов - для Ворона уже давно стало обыденной рутиной. Но, память редко возвращалась без внешнего вмешательства. А в случае с ней - память даже не возвращалась, но при этом вернулись способности, которые были с ней связаны.
  Отпив еще немного, Карл лениво зевнул и включил маленький, кухонный телевизор. Быстро пробежавшись по каналам разных бойцов, он, наконец, нашел интересующий его бой. Достаточно старая запись одного из боев Князя, когда тот впервые применил в сражении свои механические творения. До сих пор Ворон не скрывал своего восторга от того, насколько успешно молчаливый боец смог расщепить души, поглощенные им и прикрепить их к механизмам. Достаточно долго живя в аду, Карл впервые такое видел.
  
  - Глупости, - пробежавшись по тексту и вернув лист бумаги Маркусу, усмехнулся Люцифер.
  Едва добравшись до беседки во дворе комментатора арены, владыка ада первым же делом получил этот лист. Длинный список с четким планом Маркуса, который, по его идее, должен был бы объяснить Люциферу причины его поступка. Да и вытащить его из неприятной ситуации, как таковой.
  - Тем не менее, все так, - сложив лист, обреченно вздохнул комментатор. - Если бы началась война - возможно, он вступил бы в бой, и у нас была бы возможность привлечь его на свою сторону.
  - Откуда такая уверенность? - хмыкнул Люцифер и вытащил портсигар, положив его на стол рядом со своей шляпой. - Не ну одно дело конвертация, но как, по-твоему, он должен был бы покинуть свою клетку?
  - Он уже покидал, - призвав кармашан, повеселел Маркус. - Вот.
  Протянув рисунок, недавно нарисованный Палачом, комментатор расплылся в надменной улыбке, едва брови Люцифера сдвинулись.
  - Как давно? - оторвав взгляд от рисунка, спросил он.
  - Около недели назад, - соединив кончики пальцев, продолжил Маркус. - Вивьен восстановила рисунок по памяти. Ошибок быть не может, да и по описанию подходит.
  - Вивьен сможет проследить сигнал его кармашана? - отложив рисунок и открыв портсигар, продолжил Люцифер.
  - Не думаю, - покачал головой комментатор. - Приятно видеть тебя озадаченным все же, для разнообразия.
  - Вымри, - подкурив, холодно бросил владыка ада. - Бред какой-то.
  - В целом, он выбрался, пока ты в свой... политический рейд ездил, - усмехнувшись, продолжил Маркус. - Возможно, пока ты совокупляешься - то теряешь контроль над Коцитом?
  - Возможно, - задумавшись, отречено потянул Люцифер. Резко переметнув взгляд на Маркуса, он сощурился и продолжил, - в каком это смысле "совокупляешься"?
  - Ну, все знают, что Геката к тебе неровно дышит, - пожал плечами комментатор. - А ты во время своих отпускных постоянно останавливаешься в Горэнхальме.
  - Он по пути, - уведя взгляд в сторону, покривил губой Люцифер.
  - Ну-ну, - усмехнулся Маркус. - Важные политические связи такие... важные. Вот скажи, несколько лет назад мы временно заключали союз с Иргомором...
  - Удачная попытка, Маркус, - сощурился Люцифер. - Впрочем, это вариант...
  - Что, переспать с Иргомором? - ошарашенно спросил комментатор.
  - Нет, чертов извращенец, - тяжело вздохнул владыка ада. - Я про потерю контроля. Но, странно, что этого не было раньше.
  - Откуда ты знаешь, что не было? - спросил Маркус. - Может, он просто не светился?
  Затянувшись, Люцифер ушел в свои мысли. Появление Фенрира, которого столь давно уже держат в ледяной тюрьме, знак не добрый. Далеко не самый добрый, особенно для него, знак.
  - Скажи, Маркус, - выпустив клубок дыма, одарил собеседника тяжелым взглядом демон. - Зачем тебе Фенрир?
  - Он сильный боец, - вновь соединив кончики пальцев, ответил комментатор. - Пожалуй, один из немногих, кто мог бы на равных сражаться с Гекатой или той же Сирин. Возможно, с его помощью, мы могли бы расширить границы города и создать пару-тройку подконтрольных сателлитов на просторах Забвения.
  - И я даже знаю, с какого города ты бы начал свою экспансию, - оскалился Люцифер. - Впрочем, я был бы даже рад. Давно хочу отправиться в путешествие по Забвению. Далеко, далеко... туда, где не ступала нога других народов.
  - Ложь за ложь? - усмехнулся Маркус.
  - Отчего же? - смутился демон. - Если бы не ограничения - думаешь, я бы тут сейчас сидел и спокойно смотрел в глаза человеку, который хочет устроить переворот в аду, свергнуть меня и узурпировать власть? Вероятно, еще связать и изнасиловать заодно. Чертов извращенец!
  - С последним явно перебор, - обреченно вздохнул комментатор. - В целом, спорить насчет остального с тобой бесполезно. Давно раскусил?
  - Раскусывать нечего было, - пожал плечами Люцифер. - Сместив Винцента, по тебе было видно, что должность комментатора арены не сильно-то тебя жалует. Ты жаждешь большего. Амбиции, зависть, желание править. Они толкают тебя на ложь и предательство. А я... разве я могу отказать себе в удовольствии насладиться зрелищем внешнего отражения твоих внутренних желаний через твои же собственные поступки, и твоего страдания от сопутствующих неудач, Маркус?
  - Ты ведь просто спросил у Вивьен, метит ли кто на твое место или нет, не так ли?
  - Ну, или так, - стряхнув пепел и закатив глаза, заворчал Люцифер.
  - Гений дедукции, - обреченно вздохнул комментатор. - Тебе, что, правда безразлично, что кто-то хочет сместить тебя с поста?
  - Более чем, - выпустив клубок дыма, бросил Люцифер. - Пока это не Фенрир - более чем.
  - Даже так? - озадачился Маркус. - Можно...
  - Нет, это личное, - прервал его демон, - нельзя. Кстати, о личном, разве Палач не должен был зайти к тебе сегодня?
  Озадаченно посмотрев на Люцифера, Маркус вновь забрался в экран перчатки. Спустя мгновение, возле беседки выросло зеркало. Из него практически тут же вышли Вивьен и Палач.
  - Утречка, Люсь, - безразлично взглянув на Маркуса, поприветствовал Люцифера он.
  Нахмурившись, комментатор арены резко встал с места, направив руку на Палача. Вспышка света - и в руке появился черный револьвер с удлиненным дулом. Щелчок, выстрел, и Палач безразлично покачнулся от образовавшейся в голове дыры.
  - И тебе доброго утра, Натанаэль, - убрав револьвер и сев на место, холодно бросил Маркус.
  - Быстро же, - хрустнув шеей, усмехнулся он и вернул себе привычное тело, с уже затянувшимся ранением. - Не стоило Люсю Люсей называть, наверное...
  - Где он? - громко перебил Маркус.
  - Сбежал, - широко улыбнувшись, ответила Вивьен.
  Глаз Маркуса дернулся, а Люцифер нарочито кашлянул. Глубоко вздохнув, комментатор арены собрался с мыслями и встал из-за стола.
  - Где он сейчас? - прохрустев пальцами на сжавшихся в кулаки руках, холодно спросил комментатор.
  - Задом Вивьен чую, у Федора, - зевнув, отозвался Натанаэль. - Где же ему еще быть?
  - Хорошо, я...
  - Пойдешь за ним? - усмехнувшись, не дала ему сказать Вивьен. - Ни к чему. Он больше не планирует убегать. Натанаэль согласился прикрыть Палача, пока тот сбегает и обновит себе вооружение. Ты же сам запретил ему покидать квартиру, при этом отправив на арену. А то, что ты написал не вовремя - уже не его вина, а твоя.
  Зажав пальцами переносицу, Маркус лишь обреченно развел руками и прошел между Натанаэлем и Вивьен, направившись в сторону дома. Проводив его взглядом, Вивьен улыбнулась Люциферу, но тут же с легким интересом наклонила голову на бок. Владыка ада о чем-то удрученно думал. Этот взгляд - она легко узнавала. Взгляд пустой, холодный и безразличный. Даже тлеющая сигарета, зажатая у него в пальцах, сейчас не вызывала в нем никакого интереса.
  
  Глава 36. Черный рынок.
  
  - Феникс, тут? - едва переместившись через зеркало в квартиру Дмитрия и не найдя его взглядом, громко крикнул Натанаэль. - Фе-е-никс!
  - Да не кричи, здесь он, - заворчала Вивьен и направилась к кровати.
  Мелиссы не было на месте. Вместо нее, на кровати лежала девушка-бэрд. По всей видимости, она все еще не пришла в себя. А судя по тому, что приготовленное Мелиссой место для Дмитрия осталось нетронутым - хозяин квартиры так и не рискнул ложиться рядом.
  - Утро доброе, - выйдя из ванной, попутно застегивая рубашку, озадаченно поздоровался Дмитрий. - Эм, что-то случилось?
  - Скорее день, - приветливо улыбнулся Натанаэль. - Не важно. Есть великие планы на сегодня?
  Подозрительно посмотрев на склонившуюся над кроватью Вивьен, Дмитрий покачал головой.
  - Шикарно, теперь есть, - хлопнув в ладоши, взбодрился бэрд. - Мы с Вивьен...
  - Нет, без Вивьен, - перебила его кайши. - У нее и без вас достаточно дел.
  - Подожди... - нахмурился Натанаэль. - То есть, как это "без тебя"?
  - Так это. Будет тебе, и без меня справитесь, - широко улыбнувшись, ответила она и, кинув последний, слегка озадаченный взгляд на девушку, исчезла.
  - Женщина, - обреченно вздохнул Натанаэль и направился к столу. Облокотившись на него, он на какое-то время ушел в мысли и, скрестив руки на груди, продолжил, - ладно, один так один.
  - Так, а в чем собственно дело? - закончив застегивать рубашку и спрятав руки в карманы брюк, недоверчиво спросил Дмитрий.
  - Палач сбежал, - цокнул языком Натанаэль. - И ты, как человек, которого последним видели вместе с ним...
  - Стоп! - перебил его Дмитрий. - С ним оставался Люцифер, не надо на меня тут ничего вешать!
  - А, да? - усмехнулся Натанаэль. - Тогда шутка не удалась. В общем, утром я его заменил, чтобы он сбегал к Федору. Маркусу это не понравилось. Впрочем, в бездну Маркуса. Проследить Палача по кармашану не выйдет, а перемещаться между точками у Вивьен займет слишком много ее драгоценного времени. Хотя, скорее ей просто лениво этим заниматься. Не важно. Отправляемся к Федору, перенаправим Палача к Маркусу. Работа не пыльная, да и тебе не помешало бы заскочить на черный рынок.
  - Не очень мне нравится словосочетание "черный рынок", - заворчал Дмитрий.
  - Я не виноват, что его так назвали, - усмехнулся Натанаэль. - Это так-то больше похоже на барахолку. Сам понимаешь, настоящий черный рынок сделать в месте, где следят за каждым твоим шагом - вещь проблематичная. Да и саму локацию раньше использовали, как обычный склад. Так что, ничего страшного в посещении рынка нет. В крайнем случае, всегда может появиться Вивьен и красочно рассказать тебе, насколько ты плохой и что так нельзя. В общем, собирайся, надоел.
  - Отличная мотивация, - увел глаза в потолок Дмитрий, но спорить больше не стал.
  Накинув на себя белый плащ и спрятав руки в карманы, стараясь не порвать их изнутри кончиками металлических пальцев на левой руке, он направился вслед за Натанаэлем. Где-то глубоко внутри он надеялся, что бэрд просто создаст очередное зеркало и быстро перенесет их, но почему-то он не торопился. Даже проходя по коридору, Натанаэль периодически оглядывался по сторонам, словно надеялся, будто в любой момент вернется Вивьен и продолжит путь вместе с ними. Спустя какое-то время, Дмитрий все же сжалился над ведущим его вперед бэрдом и завел непринужденную беседу о том, чего ему еще ждать на арене. На что Натанаэль с радостью ответил, принявшись в красках рассказывать о боях, которые ему довелось повидать.
  
  - Какая цифра? - сидя на стуле рядом с койкой Кошки, спросил Ворон, подняв карточку с числом.
  - Четыре, - коротко ответила она.
  - Эта? - и поднял следующую карточку.
  - Двадцать один, - смущенно продолжила Кошка.
  - Так, эта?
  - Три.
  - И эта?
  - Семь.
  - Хорошо, - отложив карточки в сторону, успокоился Ворон. - Вроде зрение и восприятие тоже в норме.
  - Я... - опустив взгляд, коротко потянула Кошка. - Спасибо.
  - За что спасибо? - тут же спросил он.
  - Я, не помню, - выдавив из себя грустный смешок, ответила она. - Но, спасибо.
  - Интересно, - почесав подбородок, продолжил Карл. - Ты чувствуешь, что должна быть мне благодарна за что-то, или ты просто понимаешь, что раз оказалась здесь - я что-то сделал, за что ты должна быть мне благодарна?
  - Ты всегда такой? - недовольно парировала Кошка, но задумавшись, с легким интересом мотнула головой. - Чувствую, что должна быть.
  - Хм... - загнав большой палец под линию волос на бородке, напряженно потянул Карл. - Любопытно. До того, как я вошел - было это чувство?
  - Я, нет, думаю, нет, - помотала головой Кошка.
  - Хорошо, - кивнул Ворон. - Значит, вспышки раздраженного подсознания инстинктивно отдают часть воспоминаний при нахождении рядом с потенциальным возбудителем.
  - Зануда, - уведя взгляд в сторону стены, заворчала она.
  - Запишу в историю болезни неподконтрольную агрессию, подержим еще несколько дней в изоляторе...
  - Извини, вырвалось! - тут же отозвалась Кошка.
  - Чудно, - просиял Карл. - Тогда через пару часов отпустим. Сообщений о новых боях не поступало?
  - Нет, пока нет еще, - призадумавшись, ответила она.
  - Тогда хорошего отдыха, - улыбнулся он, но тут же нахмурился, едва Кошка опустила взгляд. - Что-то не так?
  - Да, это, глупости, - ответила она, но легкая дрожь в голосе выдала ее неуверенность в собственных словах, на что Ворон тут же среагировал и сел обратно на стул рядом.
  - Я отправил весточку Виоле утром, - виновато сказал он, тут же поймав на себе взгляд Кошки. - Пока ответа не поступало.
  - Нет ответа? - озадаченно спросила она. - Но...
  - Лежи! - заметив, что Кошка начала стягивать с себя одеяло, оживился Карл. - По крайней мере, оденься сначала, если хочешь куда-то идти.
  Неуверенно опустив взгляд на черный, одинокий бюстгальтер, девушка виновато раскраснелась и тут же затянула одеяло до шеи.
  - Я, ничего не видел, - уведя взгляд в сторону, усмехнулся Карл. - Впрочем, не думаю, что есть повод переживать за Виолу. Если бы что-то случилось - Вивьен бы уже сообщила.
  - Да, прости, - кивнула она. - Просто, я думала, что она зайдет проведать...
  - Ах, чудесное проявление эгоизма, - просиял Карл. - Вот скажи мне, что тебя беспокоит: что она не зашла тебя проведать или то, что ее потенциально может не быть на территории Редоренкена?
  - Ее... что? - озадаченно выпустив одеяло из рук, спросила Кошка. - То есть, как не в городе?
  - Так, сболтнул лишнего, - задумчиво потянул Карл. - Не хочешь еще сутки полежать в кровати?
  - Даже не смешно, - обреченно вздохнула девушка.
  - Да уж, пожалуй, - почесав затылок, усмехнулся Ворон. - Вчера вечером отбыла в Хельхейм. Думаю, хочет повидаться с, эм, сородичами что ли. Зов крови, все дела. Не думаю, что это плохо: знать, откуда ты, кто и куда идешь - основа для успешной жизни. Даже после жизни.
  Кивнув, Кошка вновь поникла. Виола не предупредила ее. А если бы Ворон не сказал - она и вовсе бы не знала, куда пропала ее любимая подопечная.
  - В общем, оставлю тебя одну пока, - встав со стула, сбил ее с мысли Карл. - Если будет интересно узнать что-то еще - обращайся, может смогу чем-нибудь помочь. А так - лучше насладись появившимся свободным временем и сосредоточься на собственных потребностях. В конце концов, молодая и симпатичная, а ведешь себя, как молодая мама, настругавшая детей по глупости.
  - Ты умеешь подбодрить, - тяжело вздохнула Кошка, но все же выдавила из себя легкую улыбку.
  - Уж в чем-чем, а в этом я мастер, - усмехнулся Карл. - Кстати, ходят слухи, что в городе был замечен кое-кто из архаичных бэрдов. Чую, Мелисса затянет его... или ее... черт его знает. В "Семь пьяных демонов", в общем. Могу проверить, верны ли слухи, да и поделюсь, если вдруг что-то узнаю. Идет?
  - А мне-то что с того? - заворчала Кошка.
  - Не, ну вдруг там будет прекрасный мужчина, в расцвете сил и лет, верхом на белом коне с клинком в руках и...
  - Иди уже отсюда, - недовольно перебила Карла она, слегка покраснев.
  - Понял, ухожу, - рассмеялся Ворон. - Поправляйся, набирайся сил, будь молодцом.
  - Поправишься тут, - продолжила она, вызвав очередную волну радости в Карле.
  Вскоре, он покинул палату, а девушка вновь ушла в свои мысли. Образ сказочного бэрда теперь сбивал ее. Каждый раз, едва она пыталась придумать хоть какую-то логичную причину, почему Виола покинула город, не предупредив ее - перед глазами вспыхивал образ загорелого фарадамийца, отталкивающий девочку в сторону. Смирившись с тем, что обдумает все потом, она сдалась, завалилась на бок и мирно засопела.
  
  - Запомни этот день! - едва пройдя между караулом и ступив на западный мост, восторженно воскликнул Натанаэль, крепко обхватив Дмитрия за шею. - Сегодня для тебя великий день! Ты становишься старше, как мертвый и получаешь доступ к восхитительному черному рынку! О, ты даже не можешь...
  - Отпусти, мне нечем дышать, - кашлянув, усмехнулся Дмитрий.
  - Дышать? Ха! - все же отпустив пленника, продолжил Натанаэль. - Зачем дышать, если есть черный рынок?
  - Эм...
  - Просто замолчи и наслаждайся, - не дал ему закончить бэрд. - Настоящий рай в аду, Феникс! Ни в одном уголке Редоренкена ты не найдешь столько просторов для разрушительного творчества, чем в этом великом месте!
  - Почему у меня появилось чувство, что там будет две-три торговых лавки? - нахмурился Дмитрий.
  - Ты просто еще ничего не видел, - расплылся в широкой улыбке Натанаэль. - Вот скажи мне, сколько заведений с оружием ты заметил в городе?
  - Ну, несколько, - почесав затылок, ответил Дмитрий.
  - А теперь скажи, сколько ты видел с мутагенами? - продолжил бэрд.
  - Я об их существовании только вчера узнал, - заворчал он.
  - Именно! - усмехнулся Натанаэль. - Если бы у тебя раньше был доступ к черному рынку - ты бы уже весь был обвешан смертоносными орудиями нанесения счастья и справедливости!
  - А почему меня туда сразу не пустили? - обречено вздохнул Дмитрий.
  - Потому что ты еще не был готов, - пожал плечами Натанаэль. - Просто, замолчи и не нагоняй на меня тоску. Я, правда, люблю это место и с негативными мыслями - можешь идти обратно. Три четверти моста прошли уже, но ты все еще можешь вернуться. В остальном же - не я устанавливаю правила. Если Вивьен решила, что тебе можно - значит, тебе можно. По идее, до четвертого круга не пускают, но ты поймал себе свои... розовые искорки и блестяшки раньше, чем добрался до элиты. Так что, расширить арсенал - тебе сейчас просто необходимо. Считай, что над тобой просто сжалились, наивный сгусток воспоминаний.
  - Сгусток воспоминаний? - нахмурился Дмитрий. - По-моему, я не первый раз уже это слышу...
  - Не время об этом думать, - сбил собеседника с мыслей Натанаэль, миновав очередной караул из двух доноши. - Мы на месте.
  Едва выйдя на свет, Дмитрий остановился, оглядываясь по сторонам. Каменная лестница вела вниз и переходила в широкие, длинные улицы, уставленные мастерскими. Воздух, заполненный дымом от производства. Десятки торговцев и сотни бойцов, снующих от прилавка к прилавку. Звери в клетках, оружия на стендах, плакаты, вывески. Все отдавало приятным, уже забытым запахом родного Дмитрию города. Зеркала появлялись чуть ли не постоянно: выходили новые клиенты, уходили старые. А самому рынку, который вполне мог бы запросить статус автономного города-государства, не было видимого конца.
  - Нравится? - хлопнув Дмитрия по плечу, спустил его с небес на землю Натанаэль. - Сообщение пришло, Палач вернулся.
  - Вернулся... что? - оторвавшись от разглядывания города, спросил Дмитрий.
  - Да, только что, - кивнул Натанаэль. - Видимо, моя работа здесь закончена. Кармашан сохранит точку перемещения, можешь в любой момент сюда прилететь, если нужно будет. А так - тебе прямо, потом свернешь налево. Там будет крупное здание с кучей разной убийственной ерунды. Вот тебе туда. На входе висит огромная вывеска со скрещенными револьверами, так что мимо явно не пройдешь.
  - Тут бывают вывески с текстом? - обреченно вздохнул Дмитрий.
  - А ты сможешь сделать так, чтобы Вавилон переводил тебе не только текст в переписке и устную речь, но еще и надписи для всех? - усмехнулся Натанаэль. - Пока над этим работают. Кстати, подразделение работает, из которого столь самоотверженно сбежал Палач. Может, если бы он остался и не пытался быть "не таким как все" - мы бы уже решили эту надоедливую проблему. Пока - приходится просто устно говорить, как называется то или иное заведение. А Федор... в общем, как его название переводить для остальных - это уже и для меня загадка. Вавилон, что удивительно, справляется, но в остальном - мы обречены на недопонимание.
  - И как же оно называется? - с интересом спросил Дмитрий.
  - Думаю, будет лучше, если сам Федор тебе и представит свою мастерскую, не считаешь? - подмигнув, улыбнулся Натанаэль и призвал зеркало. - Не скучай. Если грустно и одиноко будет холодным вечером - пиши, заскочу на чай. Бывай!
  Подняв руку в знак прощания, Дмитрий проводил взглядом Натанаэля и направился в путь. По длинным улочкам черного рынка, попутно высматривая себе хоть что-нибудь полезное. И на что хватало его ограниченных финансов.
  
  Глава 37. Мастерская Федора.
  
  Прилавки и люди. Чем глубже продвигался Дмитрий по черному рынку, тем больше их становилось. На каждом углу, за каждым поворотом. Каждый второй пытался что-то да продать. Оружие, защита, некоторые и вовсе торговали флаконами, забитыми лиловой жидкостью. Поинтересовавшись, Дмитрию удалось узнать, что таким образом бойцы элиты передавали друг другу ненужные, поглощенные души - продавали их через посредников. Немного смутившись от подобного объяснения, он продолжил свой путь, пока не заметил вдалеке вывеску со шприцем и проходящей через него двойной спиралькой из разноцветных кубиков.
  - Подходи, подходи, - едва Дмитрий приблизился к прилавку, обрадованно воскликнул высокий мужчина в лилово-красной мантии. Весь увешанный украшениями и пушистым воротником, он приветливо улыбался, поправляя длинные, светлые волосы. - Что-то конкретное нужно или просто прогуливаешься?
  - Это мутагены? - показав пальцем на прилавок со шприцами, спросил Дмитрий.
  - А то! - обрадовался мужчина. - Лучшие мутагены на рынке! Все семерки, что есть в наличии, выставлены - выбирай любой, вкалывай и насаждай убийственное творчество!
  - Я... нет, спасибо, - виновато смутился Дмитрий. - Лучшие мутагены на рынке... Нил?
  - Нил Слоун, к твоим услугам, странный посетитель, - кивнув, усмехнулся мужчина. - Лица твоего, увы, не знаю. Мы встречались раньше? Мое имя, конечно, бежит впереди меня, но всегда странно видеть нового человека, который знаком с тобой по твоему товару.
  - Более чем знаком, - улыбнулся Дмитрий. - Пользуюсь теперь даже.
  - Вот как? - удивился Нил. - Чудесно! И как? Стабильно держится? Код не слетает? Нарушений в остальных системах не было?
  - Я, честно, пока не знаю, - признался он. - Получил недавно, в бою еще не пробовал.
  - Грустно слышать, - поник Нил. - Тогда, думаю, и предлагать ничего нет смысла. Давай так: опробуешь то, что уже приобрел. Если понравится - заскочи, может, что-нибудь еще интересное найдем. Чем пользуешься то, кстати?
  - На скорость бега, - призадумавшись, ответил Дмитрий и полез в перчатку. Найдя нужную вкладку, он протянул руку Нилу и слегка смутился, едва тот прикусил губу, рассматривая параметры. - Что-то не так?
  - Устаревшая модель, - кивнул Нил. - Секунду...
  Призвав свой кармашан, он закрыл вкладку с мутагенами на перчатке Дмитрия и полез в окно с другой информацией. Найдя все, что ему нужно было - он вновь вернулся к своему экрану и принялся листать, по всей видимости, список с доступной продукцией.
  - Вот, вроде все, - едва по ногам Дмитрия пробежался уже знакомый ему прилив бодрости, улыбнулся Нил. - Снял у тебя четыре сотни, за обновление. Старый был совсем уж старый, пущу на материалы. Этот мутаген на шестнадцать процентов больше дает к скорости.
  - Спасибо, - переступив несколько раз с ноги на ногу, поблагодарил Дмитрий. - Если на пользу будет - то обязательно заскочу.
  - Печенек хватает, так что - буду ждать, - усмехнулся Нил. - Главное не бойся экспериментировать. Если нужно будет что-то конкретное - скажи, посмотрю, что смогу сделать.
  Кивнув, Дмитрий бросил взгляд на снующую по рынку толпу. Призадумавшись, он вновь повернулся к Нилу.
  - Мне к Федору нужно, - сказал он. - Далеко отсюда?
  - Не сомневался даже, - усмехнулся Нил. - За товаром или лично к нему?
  - К чему вопрос?
  - Торговлей он сам редко занимается напрямую, - скрестив руки на груди, ответил мужчина. - За оружием лучше обращаться к его посредникам. Пойдешь прямо, потом свернешь направо и выйдешь на большую площадь. Считай все, что там - принадлежит, было создано или починено им.
  - Сурово, - выпятив вперед нижнюю губу, признал Дмитрий. - Но, мне к нему самому. Натанаэль направил.
  - Натанаэль? - сощурил взгляд Нил. - Ты знаешь, где он сейчас?
  - Нет, - помотал головой боец. - Мы разминулись на входе.
  - Проклятье, - цокнул языком Нил. - Этот гад должен мне две с половиной тысячи. А я его уже несколько месяцев не видел.
  - За что?
  - За хвост, - усмехнулся торговец. - Черт, два месяца собирал компоненты по городам! Потом еще месяц работы! И все... под хвост. Тьфу, чертов бэрд.
  - Эм, ясно, - виновато почесал затылок Дмитрий, не скрывая легкой улыбки. - Я ему передам.
  - Каким калибром пользуешься?
  - А этот вопрос к чему?
  - Написал бы ему сообщение на пуле, - хмыкнул Нил. - Чтобы так сразу, напрямую в голову сообщение передалось. Эх... а Федор... в общем, если тебе к нему - то перейдешь на ту сторону и первый поворот справа отсюда.
  - Спасибо, - кивнул Дмитрий и протянул руку. - Буду держать в курсе стабильности поделки.
  - Ну, тут есть два варианта, - приняв рукопожатие, усмехнулся Нил. - Либо будешь в восторге, либо крайне недоволен. В любом случае - на связь выйдешь.
  - Справедливо, - кивнул боец. - Тогда до встречи!
  Проводив Дмитрия взглядом, Нил размял плечи и быстро нашел взглядом следующего посетителя. Девушка уже несколько минут теребила в руках шприц и с интересом разглядывала описание. Решив не терять возможность заработать, Нил приветливо улыбнулся и тут же принялся рассказывать обо всех замечательных особенностях очередного своего творения.
  
  Одинокий полумрак. Едва зеркало Ворона перенесло Кошку в ее квартиру в Реншиаме, втором кругу Редоренкена - он был единственным, что ее встретило.
  Включив свет, девушка устало подошла к столу и взяла записку от Виолы. Бегло пробежавшись по тексту, она какое-то время молча смотрела на последнюю точку. Посетить свой родной город - в то время, когда она больше всего ей нужна. Само желание Виолы было Кошке понятно. С объяснениями Ворона, она быстро отошла от мысли обижаться и злиться. Отчасти же - ей просто было грустно. Она не помнила, как они познакомились. Почему Виола изначально была рядом с ней. Многое было для Кошки в тумане. В темноте. Не было воспоминаний вовсе.
  - В порядке?
  Вздрогнув, Кошка быстро смяла записку, едва рядом на стол присела озадаченная Мелисса. Неуверенно кивнув, девушка увела взгляд в сторону.
  - Есть планы на вечер? - стараясь сохранять спокойствие, насколько могла дружелюбно продолжила Мелисса.
  - Ты давно здесь? - парировала вопрос Кошка.
  - Ну, минут пять, - усмехнувшись и мотнув головой в сторону швабры с ведром, ответила Мелисса и выгнула спину. - Какая-то ты совсем подавленная сегодня. Случилось что-то?
  - Да, так, ерунда, - шмыгнув, ответила хозяйка квартиры. - Непривычно без Виолы. Одиноко даже.
  - Ясненько, - слегка грустным тоном продолжила Мелисса. - Может, выпить хочешь? А то ты так и не ответила, занята ли вечером.
  - Да, наверное, неплохо было бы, - неуверенно улыбнувшись, согласилась Кошка.
  - Замечательно, - зевнув, потянула Мелисса. - Тогда напишу, как освобожусь. Было бы чудно еще Феникса вытащить. А то носит меня в последнее время по всем уголкам ада. Эх...
  - Как он, кстати? - облокотившись на стол, бросила в спину Мелиссе Кошка.
  - Вроде в порядке, - засунув швабру в ведро, ответила она. - Почему сама у него не спросишь?
  Подняв ведро и посмотрев на потупившую взгляд Кошку, Мелисса какое-то время просто молча смотрела на нее. Пока ее лицо не расплылось в самодовольной улыбке.
  - Значит, решено, - хихикнув, продолжила она и направилась в сторону выхода. - До вечера!
  - Но! - опомнилась Кошка, но дверь уже захлопнулась. - Вот же...
  Тяжело вздохнув и бросив грустный взгляд на скомканную записку, она лениво вытянулась и попыталась хоть как-то себя взбодрить, помотав головой. Придя к выводу, что это не особо помогло, она обреченно завалилась на кровать. Как долго Виолы не будет? Она не знала. Записка же подло молчала о сроках. Написать ей в другой город - возможности не было, по рангу не дотягивала до снятия этого ограничения. Единственный вариант - попросить Вивьен узнать, но и та не может следить за бойцами с перчаткой за границами города. Оставалось только ждать и, в целом, теперь идея провести вечер в компании Мелиссы и крепкого алкоголя казалась не столь бесперспективной.
  
  Чем дальше продвигался Дмитрий по нужной ему улице - тем меньше людей попадалось по пути. Прилавков здесь практически не было. Всю архитектуру представляли небольшие мастерские и редкие частные дома между ними. Нередко на домах попадались вывешенные гобелены с изображением животных, оружия или просто непонятными знаками.
  Наконец, вдалеке замаячила нужная Дмитрию вывеска. Два старинных револьвера на деревянной табличке и кучей оружия на стенах. Возле двери, на скамейке одиноко сидел мужчина, закинув ноги на деревянную табуретку. Темные брюки, легкое, расстегнутое весеннее пальто поверх белой рубашки, неряшливо незатянутый до конца лиловый галстук. И кончики длинных, белых волос, торчащих из-под небольшой, широкопольной шляпы. Вглядываясь вдаль, он периодически лениво подносил ко рту прозрачный стакан с вязкой, оранжевой жидкостью.
  - Федор? - подойдя к мужчине, аккуратно спросил Дмитрий.
  Бросив короткий, слегка отреченный взгляд на гостя, мужчина коротко кивнул и вернулся к рассматриванию стен мастерской напротив.
  - Говори, что нужно, - отпив немного из стакана, холодно сказал он.
  - Меня отправил Натанаэль, - почесав затылок, неуверенно ответил Дмитрий, вновь вернув к себе внимание Федора. - Не знаю, зачем, если честно...
  - Честно?.. - с легким недоумением, повторил Федор, после чего коротко усмехнулся. - Что же, мне нравится такой подход. Признание собственного незнания - первый шаг на пути к новым знаниям.
  - Да, наверное, - кивнул Дмитрий.
  - Федора Толло, - встав со скамьи и протянув свободную от стакана руку, представился он. - Лучше просто Федор.
  - Феникс, - пожав руку, поддержал инициативу Дмитрий. - Рад знакомству.
  - Не, несколько не рад, - усмехнулся Федор. - Ты озадачен и пытаешься выплыть на моем дружелюбии, чтобы хоть как-то обрести уверенность в неоднозначной для тебя ситуации.
  - Нет, я...
  - Не лги себе, Феникс, - перебил его Федор. - Вижу я тебя впервые, прозвище тоже мне не знакомо. Значит, ты еще не имеешь ни малейшего понятия о знакомстве, которое только что завел. Разве можешь ты радоваться тому, чего не знаешь?
  - Вполне, - пожал плечами Дмитрий.
  - Даже так? - нахмурился Федор. - Интересно. Ты прекрасный образец человеческой глупости. Радоваться чему-то, не пытаясь понять, как это устроено - свойство человека недалекого и примитивного. Впрочем, не важно. Раз уж ты здесь первый раз - не будешь возражать, если я тебе предложу немного злоупотребить моим гостеприимством?
  Неуверенно посмотрев на мастерскую, Дмитрий кивнул, дал Федору пройти и направился следом. Мастерская с первых же секунд больше напомнила ему склад. Вся территория заведения была уставлена стеллажами с оружием, приборами, техникой. Но, что сразу привлекло его внимание - так это анализатор, стоящий одиноко на столе у окна.
  - Добро пожаловать в рай ништяков и вундервафель, Феникс, - повесив пальто, усмехнулся Федор. - Заходи, осмотрись...
  - Почему он здесь? - не дал Дмитрий закончить Федору и показал пальцем на стоящий у окна анализатор.
  - О? - подойдя, радостно потянул хозяин заведения. - Прислали на калибровку. Два раза дал сбой в последнем заходе.
  - На калибровку? - смутился Дмитрий. - Ты его создал?
  - Ну, да, - смутившись, почесал висок Федор. - Забавная штука, кстати. Столько вокруг него легенд ходит, просто ужас. Каждый второй спрашивает, как можно обмануть анализатор и остаться в аду. Милые вы, бойцы арены. К сожалению, те, кто это спрашивает - уже обречены на демократический рай.
  - Отчего же? - с интересом продолжил он.
  - Не задавался вопросом, как он работает? - ощерился Федор. - Подумай сам: прибор, который каким-то волшебным образом способен понять, твоя душа святая или нет. Как вот он может работать? Как можно оценить, - усмехнувшись, прервался он, - "святость души"?
  - Хм... - почесав подбородок, потянул Дмитрий. - А что ты имеешь в виду под "святостью"?
  - Очень хорошо! - хлопнув в ладоши, обрадовался Федор. - Понимаешь, в чем проблема... у "души" не бывает святости. Как и уровень "грехопадения" - не меньший бред, как по мне. Просто образные названия, которые призваны запугать примитивный разум. Хочешь узнать, как этот кусок... работает, в общем?
  Кивнув, Дмитрий направился следом за Федором. Тот же, словно получая непомерное удовольствие от возможности с кем-то поделиться очередной глупостью, радостно шел впереди. Едва подойдя к столу, он материализовал в руке отвертку и быстро снял боковую крышку, открыв Дмитрию вид на практически пустое пространство.
  - Забавно, не правда ли? - прокрутив в руке отвертку, усмехнулся Федор. - Столько легенд вокруг, в целом-то, одного большого ничего.
  - Не понимаю... - глядя на пустоту, озадаченно потянул Дмитрий.
  - Смотри, - присев на корточки, продолжил Федор и показал кончиком отвертки на маленькое приспособление на крышке под стеклом, похожее на небольшой объектив. - Когда ты засовываешь кармашан внутрь, вот эта маленькая штуковина считывает твои воспоминания, а динамик - создает иллюзию механического скрежета. Анализируя их, она приходит к выводу, подвластен ты контролю или нет. В раю не нужны непослушные бойцы. Те, которые имеют свое мнение и могут пойти против власти в случае несогласия - остаются в аду, становятся разношерстной элитой. Остальные - отправляются в рай, ибо не задают слишком много вопросов. Считай, каждый второй приверженец ромалийской церкви - рано или поздно отправляется в рай. Вам с детства вбивают культ Севестры, и к юношеским годам у вас не просыпается любознательность. Не задавая вопросов, вы продолжаете расти в обществе этого культа и к зрелости - желание пойти против власти у вас также не появляется. И это чудесно для любого демократического государства, Феникс! Армия послушных рабов, не задающих лишних вопросов - что может быть прекраснее?
  - Хочешь сказать, что эта штука просто говорит, подвластен ты контролю или нет? - оторвав взгляд от камеры, недовольно посмотрел на Федора Дмитрий.
  - Ага, - безразлично ответил он и встал с корточек. - Смешно, не правда ли? Столько великолепного срача вокруг моего творения, столько "жизней" было разрушено. А все из-за того, что даже мертвые не способны понять, что их собственные действия - порождают подобные результаты. Некоторые специально пытаются насаждать хаос после получения информации о святости своей души, но ведь это тщетно. Они только усугубляют положение, направляя свою агрессию под заданным анализатором вектором. Человеческая глупость, люблю ее.
  - Ты находишь это забавным? - обреченно вздохнул Дмитрий.
  - Я нахожу забавным саму необходимость в подобном приборе, - пожал плечами Федор. - Вроде как, идем вперед, развиваемся. А все равно без внешней помощи - не способны определить элементарные вещи. Такие, например, как "кто мы". Если ты не находишь это забавным - я тебе сочувствую.
  - Справедливо, - нахмурился он, но все же согласился. - Натанаэль сказал, что я могу у тебя найти что-нибудь полезное для боев.
  - О, где мои манеры? - рассмеялся Федор. - Совсем заговорился. Ты это, пройдись, осмотрись. Если что заинтересует - дай знать. Пока проверю, как там с поставками глейпнира обстоят дела.
  - Глейпнир? - с интересом спросил Дмитрий.
  - Ага, - бросил Федор. - Материал, который гномы создают из добытых в шахтах минералов. Убойная штука, прочнее вряд ли что-то найдешь. Пока с Нилом пытаемся придумать, как можно в мутагены его пихнуть. А так - твое оружие, патроны и кармашан. Все они - сделаны из глейпнира.
  - Прочнее алмазов?
  - С кристальными структурами в плане эффективности проблемы, - честно признался Федор. - Для оружия они вообще никак не подходят. Зазоры между частицами - слишком уж доставляют хлопот. Их структура - кубическая, из-за чего возникают неприятные ситуации. Структура глейпнира же - додекаэдр. Находясь рядом, они каким-то образом не создают прямых зазоров. В результате, разрушить связи практически невозможно. Например, ты вот сражаешься на арене, верно? Видел когда-нибудь то, что остается от пуль?
  - Нет, - помотал головой Дмитрий.
  - Благодаря глейпниру, они не деформируются, - улыбнулся Федор. - Несмотря на сильное давление и прочее внешнее воздействие. Удивительный материал.
  - А доспехи из него можно сделать? - усмехнулся Дмитрий.
  - Почему бы и нет? - спокойно спросил Федор. - Материал прочный, можешь хоть всего себя им укутать. К тому же легкий, чертяга. Не могу этого до сих пор понять: со своей структурой, он должен бы немало весить. Подлые гномы, чую, они что-то еще добавляют, кроме минералов.
  - Думаю, это уже меня не касается, - вежливо кивнул Дмитрий.
  - Отчего же? - с интересом продолжил Федор. - Всегда приятно встретить человека, который задает вопросы из искреннего интереса, а не из вежливости. Впрочем, осматривайся, опять разговорил меня, зараза.
  Вновь усмехнувшись, Дмитрий проводил взглядом уходящего Федора и принялся изучать содержимое стеллажей. Каждое оружие - было чем-то особенным. Либо клинок с присобаченными к нему лезвиями, либо двуручный топор с портативным реактором для создания электрического заряда. Огнестрельное оружие с емкостями для жидкостей. По всей видимости, их Федор заполнял ядом и зажигательными смесями. Чем дальше по мастерской продвигался Дмитрий, тем больше ему хотелось скупить все вокруг и насаждать убийственное творчество на арене. И теперь - он даже понимал, почему Натанаэль настоял на его визите к Федору, несмотря на возвращение Палача домой. Он хотел, чтобы Дмитрий сам увидел все это великолепие. Возможно, чтобы выбрал себе что-то полезное. Или же просто взял на заметку, где можно было бы купить себе что-нибудь в случае необходимости. Да и сами мысли о скрытых мотивах Натанаэля вскоре покинули Дмитрия по ходу его продвижения. Слишком уж много всего было вокруг, чтобы думать сейчас о надоедливом и вредном бэрде.
  
  Эпилог.
  
  - Значит, у вас все-таки получилось? - дослушав Палача, грустно спросил Маркус.
  - Да, - переглянувшись с Люцифером, кивнул он. - Проект "Асклепий" достиг нужного результата. Мы смогли создать стабильную структуру. Но...
  - Наложили вето? - перебив его, усмехнулся Люцифер и выпустил клубок табачного дыма.
  - Именно, - обреченно вздохнул Палач. - Фаренгард прекратил финансирование, и группу распустили.
  - Любопытно, - задумчиво соединив кончики пальцев, потянул Маркус. - Но зачем им распускать исследовательский отдел, который они сами же созвали?
  - Элементарно, - облокотившись на стол, продолжил Люцифер. - Возможно, их целью изначально было доказать, что невозможно создать лекарство, способное действовать многосторонне. Подобный провал от вашей группы лишь утвердил бы их статус на рынке.
  - Вложить такую сумму, чтобы доказать недостижимость цели проекта? - повел бровью Маркус. - Нет, думаю тут что-то другое.
  - Хранители? - с интересом спросил Палач.
  - Возможно, связано с ними, - кивнул Маркус. - Люсь, у нас есть кто-то в аду, кто был напрямую связан с Фаренгардом?
  - Вряд ли, - покачал головой Люцифер, уведя взгляд в сторону. - Обычно рай их быстро забирает к себе, если подобный образец попадается.
  - А кто руководит компанией в Фаренгарде? - спросил Палач у Люцифера.
  Призадумавшись, владыка ада коротко усмехнулся и задумчиво посмотрел на тлеющую в руке сигарету.
  - Это хороший вопрос, - улыбчиво ответил он. - Но, связаться с ним все равно не выйдет.
  - Говори, что знаешь, раз начал, - нахмурился Маркус.
  - Заставишь? - оскалился Люцифер.
  - Едва ли, - обреченно вздохнул он. - Пожалуйста?
  - Как же низко ты пал, Маркус, - рассмеялся он. - Скажу так: я знаю, кто за этим стоит. Но, явной мотивации проворачивать столь провальное дело, у него нет. На его месте, я бы фальсифицировал результаты исследования и не стал бы тратить время и деньги, чтобы поддерживать проект на плаву.
  - Фаренгард не работает с инквизицией и ромалийской церковью, - задумчиво влез в разговор Палач. - Они даже вознесенных не подпускают к своим границам.
  - Думаешь, они хотят развязать биологическую войну? - дослушав, спросил Маркус.
  - Вполне, - задумчиво прислонив указательный палец к подбородку, продолжил он. - "Фокс-двадцать один" способен устранить влияние химикатов и искусственных ядов наравне с естественными возбудителями. Если они решат распылить что-то в атмосферу...
  - Не думаю, - перебил Люцифер. - Это создаст больше проблем, чем решений. Потребности в здоровой пище и чистой воде еще никто не отменял. Или им придется сильно затянуть пояс, или запастись продовольствием на несколько лет вперед. Потери от подобного решения будут слишком сильны, да и рай этого не потерпит. Не сомневаюсь, что они привлекут тринадцатый отряд в случае подобного обострения ситуации.
  - А сами эмотиконы... - с интересом потянул Маркус. - Я слышал, что у хранителей большие проблемы с контролем. Может, они пытаются совладать с эмотиконами при помощи нашей панацеи?
  - Нет, не думаю, - почесал подбородок Люцифер. - Хм... эмотиконы...
  - Есть зацепки, Люсь? - оживился Маркус.
  - У меня больше предположение, чем зацепка, - усмехнулся Люцифер. - Палач, из нас троих ты умер последним. Что ты знаешь о хранителях?
  - Немного, - виновато ответил он. - В целом, то, что доходило до любого научного отдела, как-либо связанного с Фаренгардом.
  - И много ли новостей было слышно? - с интересом продолжил Люцифер.
  - Последние несколько лет моей жизни они действовали очень закрыто, - продолжил Палач. - Вспышка энергетического вампиризма сильно покромсала их ряды. Да и сопротивление со стороны вольных хранителей дало о себе знать. Устранение вампиров задача не из легких даже для самих хранителей.
  - Чудесно, - дослушав, просиял Люцифер. - Маркус, свяжись с Дескарионом. Пускай отправит небольшой отряд на разведку.
  - В Фаренгард? - спросил Маркус.
  - Нет, в Ромалию, - продолжил Люцифер. - Есть подозрения, что наша мышка завелась в самой инквизиции.
  - В смысле? - смутился комментатор арены.
  - Кто-то из хранителей забрался в ромалийскую церковь, - ответил Люцифер. - Во время войны между Фарадамией и Ромалией, в рядах фарадамийской армии были замечены хранители. Даже без вознесенных, отряду инквизиции удалось сдержать наступление. Рядовой инквизитор против хранителя - это даже не смешно, Маркус. Думаю, они нашли метод подавления способностей хранителей. Если это так, то не сомневаюсь, что ваш проект - был нацелен на нахождение способа защитить войска Фаренгарда от подобного внешнего вмешательства. И, если это так, то изначально им нужно было найти причину подавления.
  - И для этого они запустили свои руки в инквизицию? - закончил за него Маркус. - Возможно, ты и прав. Инквизиция Ромалии достаточно долго пыталась дружелюбно предоставить нам своих ученых для развития проекта и скорейшего завершения работы. Но, Фаренгард упорно отказывался. Хм...
  - Отправь отряд, - прежде, чем Маркус продолжит, перебил Люцифер и встал со скамейки, затушив сигарету в пепельнице. - А я, пожалуй, домой. Обещал пересечься с Напалмом.
  - Напалм в городе? - с интересом спросил Палач. - А, можно...
  - Нет, - нахмурившись, коротко ответил Люцифер. - У нас личная встреча. Маркус, тебя тоже касается.
  - Эй, я знаю, когда не лезть, - пожав плечами, усмехнулся комментатор. - Говорите спокойно, прятаться не буду. Да и вообще, у меня есть более веселые дела, чем скрываться в тенях твоего скромного, маленького трона.
  - Очень смешно, - цокнул языком Люцифер. - Бодрого дня.
  Спустившись по ступенькам беседки, владыка ада хрустнул шеей и продолжил свой путь в сторону выхода со двора дома Маркуса. Проводив его взглядом, комментатор арены вновь повернулся к Палачу.
  - Зачем ты сбежал? - коротко спросил он.
  - Я пытался решить этот вопрос мирным путем, - пожал плечами он. - Но, меня не хотели отпускать. Вот я и...
  - Я слишком хорошо тебя знаю, - нахмурившись, перебил Маркус. - Дай тебе доступ к технологиям и лаборатории, и все, ты в раю. Но, при этом, ты сбежал. Сбежал из идеальных для тебя условий. Говори.
  Покосившись на забинтованную, левую руку, Палач, было, открыл рот, но тут же опешил. Маркус ловко схватил его за руку и оттянул бинт.
  - Вот же... - едва его взгляду открылся кармашан, удивленно потянул он. Вместо обычной, аккуратной, металлической перчатки - его рука наполовину была биологической. Между пластинами торчали куски темной плоти. Словно, кармашан не сросся с хозяином. - Что ты сделал со своей рукой?
  - Мы... пытались воссоздать способности Фенрира, - тут же принявшись заматывать руку, неуверенно ответил Палач. - Я вызвался добровольцем, и мне вкололи мутаген. Но, начались проблемы, когда мы попытались отключить мутацию. Доступ к кармашану был утрачен. И... от меня решили избавиться.
  - С чего ты взял, что от тебя решили избавиться? - переспросил Маркус.
  - Отряд белокрылых во главе с Петром прибыл в тот же вечер, - закончив перевязку, ответил он. - Понятное дело, что на мне либо начали бы ставить эксперименты, сделав лабораторной крысой, либо просто избавились бы. Либо и вовсе разрезали бы на мелкие кусочки, как Нинетт...
  - Молчи, - быстро оглядевшись по сторонам, отрезал Маркус. - Не смей говорить об этом здесь.
  - Прости, - виновато поник Палач. - Я знаю, что это было трудно для тебя...
  - Нет, я не причем, - вздохнул Маркус. - Я давно уже отпустил эти воспоминания. А у Нинетт - их просто больше нет. Не хочу, чтобы она услышала что-то, что может возбудить в ней запасную копию.
  - Ворон стер их? - грустно спросил Палач. - Хорошо. Сколько лет стер?
  - Последние два года жизни и первые шесть лет в аду, - продолжил Маркус. - Теперь она считает, что попала в аварию и... впрочем, то, что она не хочет садиться за руль в аду - это даже плюс.
  - Ясно, - выпустив на свободу неуверенный смешок, кивнул Палач. - Постараюсь не докучать ей с ненужными вопросами.
  - Было бы замечательно, - согласился Маркус. - Я свяжусь с Федором, как разберусь со своими делами тогда. Может, они вместе с Нилом смогут придумать, как получить доступ к твоему кармашану. В конце концов, на арене без него весьма проблематично будет.
  - Хорошо, - согласившись, кивнул Палач. - И это... спасибо.
  - За что спасибо? - встав со скамейки, удивленно спросил Маркус.
  - Что не отправил меня обратно, - пожал плечами он. - Может, я и правда смогу быть полезен, добравшись до элиты в аду.
  Усмехнувшись, Маркус протянул руку Палачу. Привстав, тот улыбнулся и схлестнулся с комментатором в рукопожатии. Хоть бега и закончились, но теперь будут трудности на самой арене. И сможет ли он безнаказанно пользоваться своими способностями, полученными в ходе эксперимента? Он не знал. Да и спросить сейчас, сбив Маркуса с позитивной и дружелюбной волны, ему не особо хотелось.
  
  - Отлично! - оторвав Дмитрия от рассматривания оранжевой линзы, пробежался по мастерской счастливый выкрик Федора. - Гномы наткнулись на крупное месторождение. В ближайшие два года, цены на глейпнир упадут вдвое. Ох, мог ли я быть счастливее?
  - Поздравляю, - усмехнувшись, бросил Дмитрий и направился к Федору с коробкой. - Для чего это?
  - О? - оторвавшись от монитора, отречено отозвался хозяин мастерской. - Дай-ка. Хм...
  Покрутив в руке коробку, Федор задумчиво вытащил линзу и поднял ее межу собой и лампой.
  - А, вспомнил, - опустив линзу обратно в коробку, улыбнулся он. - Тестовый образец. В общем, вставляешь себе в глаз, и эта штука помогает тебе считать вероятность попадания в ту или иную часть тела. Действует, правда, не всегда точно, погрешность до пяти процентов допустима. Интересует?
  - Звучит полезно, - согласился Дмитрий. - Сколько стоит?
  - Ну, образец тестовый, так что... - задумчиво потянул он, - тысячи за две отдам. Могу сотен пять сбросить, если будешь держать меня в курсе, работает или нет.
  - Значит полторы, - кивнул Дмитрий, и Федор расплылся в счастливой улыбке, закинув руки за голову. - Платить сейчас?
  - А? - оторвав взгляд от потолка, опомнился он. - А, да, конечно! Чертовы гномы с их глейпниром. Весь вечер теперь буду ходить, как дурак, в розовом мире счастья и восторга. Так, давай руку...
  Пробежавшись пальцами по экрану кармашана Дмитрия, Федор спокойно снял с его счета нужную сумму. Едва на его кармашан пришла информация о подтверждении сделки, он спокойно вернул руку хозяину и протянул коробку.
  - У тебя еще чуть больше тысячи осталось на счету, - с интересом заметил он. - Часто в боях участвуешь? А то видеть столько денег на счету новобранца как-то совсем странно.
  - Я сам не знаю, откуда столько, если честно, - усмехнулся Дмитрий. - Мелисса переводила немного.
  - Такое чувство, что она перевела чуть больше, чем ты думал, - улыбнулся в ответ Федор и встал со своего облюбленного кресла. - Так, стой и не шевелись...
  Аккуратно вытащив линзу из коробки, Федор раздвинул веки на левом глазе Дмитрия. С не меньшей аккуратностью, он подвел новую игрушку бойца к глазу и слегка нажал по краям. Словно повинуясь полученной команде, линза обволокла глазное яблоко и впилась в зрачок короткими, металлическими крюками. Вздрогнув от боли, Дмитрий изо всех сил старался сдержаться и не вырваться из плена Федора. Наконец, слияние с глазом было завершено, а пальцы хозяина мастерской выпустили многострадальную кожу.
  - Моргни раз так двадцать еще, - усмехнулся Федор, глядя, как зажмурился пострадавший глаз Дмитрия. - Пускай покроется влагой. Тогда опробуем.
  - Опробуем? - с интересом спросил он, бешено моргая. - Где?
  - Да прямо здесь, - усмехнулся Федор. - У тебя ведь есть огнестрельное оружие, верно?
  Кивнув, Дмитрий забрался в окно инвентаря перчатки. Найдя нужную вкладку, он выбрал вершители, но Федор остановил его руку до момента нажатия кнопки подтверждения.
  - Зачем два? - наивно спросил мастер. - Одного вполне хватит.
  - У меня есть возможность доставать только одно оружие из парного комплекта? - неуверенно спросил Дмитрий, невольно вспомнив свое путешествие в бездну. - Как?
  - Смотри, - вытянув руку Дмитрия, начал объяснять Федор. - Пока на тебе стоит ограничение на свободное вытаскивание оружия без необходимости лезть в перчатку, ты можешь разделить надоедливое парное вооружение. Зажимаешь экран двумя пальцами.... Раздвигаешь.... Готово! Теперь, если у тебя будет необходимость достать только одно оружие - просто уберешь галочку со второго. Удобно?
  - Вполне, - взглянув в обновленный список оружия, согласился Дмитрий. - Так...
  Выбрав нужный ему пистолет, боец дождался, пока тот появится в руке. Вспышка света - и оружие материализовалось. Убедившись, что второй пистолет не планирует вылезать, он покосился на Федора, притворяющегося испуганным. Выдавив из себя короткий смешок, он ловко наставил дуло на голову мастера.
  И линза сразу же среагировала. В левом глазу, рядом с головой кривляющегося Федора появилась небольшая циферка, обидно говорящая, что у Дмитрия есть всего два процента вероятности попасть в голову и меньше, чем пол процента - в плечи.
  - Ну, сколько? - устав кривляться, с интересом спросил Федор. - Пять? Восемь?
  - Два, - обиженно ответил Дмитрий. - Как-то совсем все грустно. Вроде, приставил почти вплотную пистолет.
  - Дело не в этом, - продолжил мастер. - Линза считывает не только шанс на попадание, но и шанс нанести хоть какой-то ущерб цели. То есть, выпустив в меня, ну, пулек сто... может и сможешь потрепать мой запас здоровья.
  - Тлен, - вернув пистолет в перчатку, усмехнулся Дмитрий. - А почему так мало?
  - Хочешь больше - сражайся чаще, - пожал плечами Федор. - Так работает кармашан. Пользуешься клинком чаще - будешь больше урона им наносить. Конкретный вид огнестрельного оружия в основе - и ты заметишь, что с ним убивать становится легче и легче. Кармашан напрямую подключен к Лимбу, а тот проводит все вычисления. В общем, лучше не вдавайся в подробности. Там нюансов и проблем больше, чем ответов. Кстати, тебе сообщение пришло.
  - А да? - посмотрев на мерцающий экран, переспросил Дмитрий и поднял перчатку. - О, от Мелиссы. Говорит, чтобы тащил свой мертвый зад в "Семь пьяных демонов".
  - Хм... - задумчиво потянул Федор. - Я, пожалуй, тоже присоединюсь. А то дело такое, глейпнир почти даром, надо отметить, да и твою покупку обмыть.
  - Оставишь мастерскую без присмотра? - повел бровью Дмитрий.
  - Да все равно через шесть минут закрываюсь, - пожал плечами Федор. - В общем, это, увидимся на месте тогда. Волку обещал его дробовик посмотреть на предмет возможного улучшения. Как разберусь - присоединюсь.
  - Ясно, - кивнул Дмитрий и перешел в окно с картой города. - Тогда увидимся.
  - До встречи, - протянув руку, улыбчиво кивнул Федор.
  Пожав ему руку, Дмитрий выбрал нужную точку для перемещения. Рядом с ним тут же появилось зеркало. Бросив взгляд на идущего в складскую часть мастерской Федора, Дмитрий шагнул вперед. Едва он исчез, зеркало растворилось и не оставило от пребывания бойца в мастерской никакого следа, кроме пустой коробки из-под линзы на столе.
  
  Громкая, энергичная музыка. Едва Дмитрий вышел из зеркала возле входа в бар, он первым же делом услышал именно ее. Даже за стенами, ее было слышно громко и отчетливо. Без слов, просто мелодия с повторяющимся ритмом и периодическими завываниями.
  Подойдя к двери, Дмитрий неуверенно посмотрел на стоящего на страже доноши. Бездушные, белые глаза, устремленные вдаль. Черный, строгий костюм. Несмотря на то, что Дмитрий видел его уже не первый раз, чувство, будто это... существо набросится на тебя и съест твое сердце, едва ты повернешься к нему спиной, до сих пор не отпускало бойца.
  - Можно войти? - неуверенно спросил он.
  Оценивающе взглянув на посетителя, доноши безразлично отвернулся и продолжил рассматривать улицу.
  - Ме, - коротко сказал он.
  - Нет? - напрягши свой мозжечок, спросил Дмитрий. - Почему нет?
  - Воро, - ответил доноши. - Ме.
  - Я не новичок, - обиженно ответил он.
  Вновь повернувшись к Дмитрию и кинув взгляд на кармашан, доноши также безразлично вернул свой интерес к улице.
  - Ан, - сказал он.
  - Ан? - смутился боец. - Что за ан?
  - Тебе дали добро на вход, мертвый кусок глупости, - едва открылась дверь, встретила его недовольная мордашка Мелиссы вместе с оглушительной музыкой. - Доноши!
  - Ан, вельши? - повернувшись к Мелиссе, учтиво спросил охранник.
  - Держи, - протянув открытую пачку сигарет, усмехнулась она.
  - Тарже, - кивнув, ответил доноши и вытащил сигарету, практически сразу же подкурив.
  Едва пачка исчезла из рук Мелиссы, она взяла Дмитрия за ворот и протащила внутрь мимо себя. Захлопнув дверь, она, пританцовывая под музыку, прошла мимо, направившись в сторону нескольких столов в центре, соединенных вместе. Весь уставленный алкоголем, объединенный стол собрал у своих краев небольшой отряд из бойцов, знакомых и незнакомых Дмитрию, во главе с длинноволосым блондином крупного телосложения. Держа в руке массивную, деревянную кружку он приветливо поднял ее, едва его взгляд приметил нового посетителя.
  - А теперь - тост! - громко объявил блондин, убрав со стола ноги и выпрямившись. - За Ламрана и Горжи! Да будет их путь в раю усеян хаосом и разрушением! Ура!
  Глотки залились радостным гоготом, перебиваемым лишь стуком кружек над столом. Во все стороны расплескалась пивная пена, а мигом позже наступило молчание. Глотки перестали орать и занялись более концептуальным действием - осушать бадьи.
  - Рад, что ты здесь. У нас грустный праздник, Феникс, - услышал знакомый голос вместе с хлопком по плечу Дмитрий. - Присоединяйся, выпей с нами. Завтра Ламран с Горжи отправятся в рай.
  - Да, хорошо, - кивнув слегка поддатому Гелиасу, улыбчиво согласился он.
  - Чудно! - обрадовался Гелиас и направился в сторону стола. - Вельз, я наверх, пойдешь со мной?
  - В неравный бой с гравитацией? - усмехнулся блондин. - Прости, брат, я, пожалуй, не буду так рисковать.
  Усмехнувшись, он вновь встал и они с Гелиасом с силой столкнули бадьи с пивом. Практически мгновенно осушив содержимое, Гелиас слегка покачнулся и с грохотом поставил пустую кружку на стол.
  - Если я не вернусь, - икнув, усмехнулся Гелиас. - Отправь за мной поисковую группу. Это слишком опасное задание, чтобы выполнять его в одиночку!
  - Ха! - обняв Гелиаса, рассмеялся блондин. - Я верю в тебя! Ты справишься!
  - Никак иначе, - радостно отозвался Гелиас и направился в сторону лестницы. Проводив его взглядом, блондин сфокусировался на Дмитрии и направился в его сторону.
  - Вечер добрый, - поймав на себе сощуренный взгляд, виновато поздоровался Дмитрий.
  - Я тебя знаю, - усмехнулся блондин. - Тебя и того, странного бойца с забинтованной рукой.
  - С забинтованной рукой? - переспросил Дмитрий. - Палач?
  - Во! Точно! - просиял он и с силой хлопнул бойца по плечу. - Бренда!
  Словно отозвавшись на крик, из-под распахнутого ворота блондина выползла крупная уховертка. Покосившись на блондина, она повернулась к Дмитрию и ловко проползла по руке, остановившись в паре сантиметров от его лица.
  - Знаешь его? - оскалился блондин, глядя на озадаченное, и слегка испуганное лицо Дмитрия.
  Быстро вернувшись к локтю, она вновь повернулась к бойцу и продолжила свой путь. Добравшись до ворота, она остановилась возле уха блондина ненадолго и вновь скрылась под одеждой.
  - Бренда тоже тебя знает, - просиял блондин и выпустил плечо Дмитрия из плена, протянув руку. - Хоть и не первый раз видимся, но... Вельзевул.
  - Феникс, приятно, наверное, - неуверенно пожав руку, ответил он.
  - Наверное? - усмехнулся он. - Ишь ты! Наверное! Мелисса!
  - Да, Вельз? - оторвавшись от разговора с Кошкой, лениво бросила она.
  - Фениксу "наверное, приятно", - рассмеялся он и направился к столу. - Своди его наверх и сделай ему "точно"!
  - Тебе надо, ты и делай, - заворчала в ответ Мелисса, виновато покосившись на Кошку. - В конец страх потерял. Тебе нельзя столько пить!
  - От кого слышу? - все также радостно отозвался Вельзевул. - Так, где Гелиас? Гелиас!
  - Успокойся, он наверх ушел, - проведя рукой по лицу, обреченно встрял Ламран. - Феникс, ты это, подходи, присаживайся. Место есть еще.
  - Да, спасибо, - услышав хоть один более-менее трезвый голос, отозвался Дмитрий и сел между Ламраном и Кошкой. - Значит, завтра уже все?
  - Да, - грустно кивнул Ламран. - Двадцать пять лет подготовки впереди. Да и то потом выпускать будут на небольшие вылазки.
  - Анализатор иногда ошибается, - сказал Дмитрий. - Может, тебе и не место в раю.
  - Спасибо, - улыбнувшись, поблагодарил Ламран. - Я знаю, как он работает. И... в целом, в раю мне самое место. Я не создаю события сам, я решаю их по мере возникновения. А Горжи - зачастую мне с этим помогает в качестве охранника. Да, Горжи?
  - А то! - рассмеялся с другого конца боец, закованный в доспехи. - Вельз, погнали вечером в Дит?
  - На прощание? - обрадовался Вельзевул. - Сорвал с языка просто! Так, где Гелиас? Возьмем его с собой! Гелиас!
  - Успокойся ты уже, он наверху! - недовольно крикнул Ламран и покачал головой. - Угораздило же выпить столько...
  - "Три демона древних выпить пошли, четвертого в Дите брата нашли", - усмехнувшись, нараспев потянул Вельзевул, в ответ на недовольство Ламрана. - "Тот пил, все он пил, и трезветь не хотел, такой древних демонов давний удел".
  - "Три дня и три ночи уж глотки забиты", - пошатываясь, привстал и поддержал Горжи. - "А в городе верхнем давно уж забыты".
  - "Шли дни и недели, летели года", - приобняв Горжи за шею, обрадовался Вельзевул. - "Они не вернутся уже никогда. Тела догниют, амаранты съедят - тех, кто в Дите умрет, не вернувшись назад!". Не вернувшись назад?.. где Гелиас?!
  - Да замолчи ты уже со своим Гелиасом! - скомкав салфетку, запустила ее в голову демону Мелисса.
  - Весело тут у вас, - кивнув поддатому Волку, протягивающему кружку с пивом, усмехнулся Дмитрий. - Спасибо.
  - Да не то слово, - заворчал Ламран. - Собирались же культурно выпить, решили Мелиссу позвать за компанию. Так эта оживилась сразу, и давай всех подряд вытаскивать. Вот и вытащила заодно, нашего энтомолога.
  - А мне нравится, - виновато вставила Кошка, оторвав кружку от губ. - Хоть какое-то разнообразие в этом тихом месте.
  - Справедливо, - дослушав, обреченно вздохнул Ламран и покосился на кармашан Дмитрия. - Феникс, тебе сообщение пришло.
  - А, да? - отвернувшись от Кошки, неуверенно спросил Дмитрий, на что Ламран лишь в очередной раз издал короткий смешок. - Хм, командный бой два на два.
  - Сообщения о боях? - услышав, рассмеялся Вельзевул, выпустив из плена Горжи и оторвавшись от песни. - Ты что, еще не в элите?
  - Замолчи, пьянь, - запустив в демона очередной салфеткой, которая теперь пролетела мимо из-за покосившегося прицела, вновь встряла Мелисса.
  - Против Князя и Черепа, через два дня, - кивнув, с интересом сообщил Дмитрий. - Хм...
  - Что-то не так? - вытянувшись, пытаясь подсмотреть в экран, спросила Кошка. - Да, - закрыв сообщение, в легком недоумении ответил он. - Моим напарником будет Палач.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"