Соболева Ника: другие произведения.

Двуликие. Книга вторая. Игра на опережение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 9.39*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Вторая книга трилогии. Выкладывается одновременно здесь и на продамане. Продолжение от 22 января в основном файле


Двуликие. Игра на опережение

Не спасешься от доли кровавой,

Что земным предназначила твердь.

Но молчи: несравненное право -

Самому выбирать свою смерть.

Н. Гумилёв

Пролог

  
   Принцессе Даните всегда, с самого детства, нравилось в парке академии. Намного больше, чем в императорском. Императорский парк был самый обычный - деревья, кусты, трава, дорожки, скамейки. Данита не знала, в чём дело, но парк академии казался ей живым, он был больше похож не на парк, а на Арронтар, лес оборотней. Деревья шелестели листьями так, словно переговаривались между собой, и иногда принцессе чудилось, что она может различить слова.
   И сейчас, когда её план полностью провалился, казалось правильным прийти именно сюда. Жаль, что нельзя сделать это в совершенном одиночестве - где-то за спиной, как обычно, маячили стражники, и Данита невесело усмехнулась, присаживаясь на резную деревянную скамейку в глубине парка. Чаще всего ей было безразлично, есть кто-то рядом или нет, но иногда это раздражало. Особенно когда принцесса думала о том, что всё это зря - ей никогда не стать кем-то значимым вроде дяди Велдона или Дамира. Она всегда будет на вторых, а то и третьих, ролях.
   - Скучаем?
   Данита подняла голову и поморщилась - невдалеке стоял Коул. Обычно ей нравились такие симпатичные эльфы, но он всё же был слишком высокомерным. И явно сходил с ума по Шайне. Принцесса иногда замечала, как он смотрел на эту девочку, выросшую в борделе, и презрительно усмехалась. Надо же - высокородный эльф, а клюнул на такую простушку, ещё и не сказать, что очень симпатичную...
   Шайна нравилась Даните, но если бы не эта ситуация с учёбой, принцесса и не подумала бы с ней общаться. Это ведь почти что общаться со шлюхой... Но лучше уж так, чем терпеть присутствие других простушек, у которых при виде Даниты слюна текла из уголков губ и разговоры были только о Дамире.
   - Чего тебе? - неохотно спросила принцесса.
   - Да так, - Коул пожал плечами, подошёл ближе и сел рядом. - Иду, смотрю - ты скучаешь. Дай, думаю, составлю компанию...
   - Не переживай, - сказала она с усмешкой. - Мне никогда не бывает скучно. Так что можешь идти по своим делам.
   Коул проигнорировал её добрый совет, достал из кармана спелый ямол, вытер его о брюки - Даниту передернуло - и смачно откусил. Во все стороны брызнул ярко-красный сок, похожий на свежую кровь.
   - Хош? - спросил он, ткнув принцессу локтем в бок. - У меня ишшо есть.
   - Нет уж, спасибо.
   Коул понимающе хмыкнул и продолжил жевать. Через пару мгновений, проглотив очередной кусок, он покосился на молчавшую невозмутимую Даниту и глубокомысленно протянул:
   - Непросто всю жизнь быть второй, правда?
   - Чего? - она резко развернулась и прищурилась, глядя на эльфа с недоумением.
   - Я тебя понимаю, - Коул будто бы и не слышал вопроса. - Я, знаешь ли, и сам такой. Второй наследник. Только у тебя брат, а у меня сестра. И папашка меня бросил... а тебя мамашка.
   Данита заскрежетала зубами.
   - И что?
   - Да ничего. Просто хотел сказать, что понимаю тебя. Но снимаю шляпу - бить себя по голове туфелькой, чтобы привлечь внимание, мне как-то не доводилось.
   - Я не собиралась привлекать... - принцесса запнулась, и Коул хитро посмотрел на неё. - Ты это... откуда взял? Кто сказал? Эмирин?!
   - С чего ректор будет со мной откровенничать? - эльф вопросительно приподнял одну бровь. - Я ей не сват, не брат и даже не племянник. Нет, ваше высочество, я сам догадался. Это несложно, если включить мозги. Но твои верные спутники этим важным артефактом предпочитают не пользоваться.
   Данита хмуро смотрела на него, но Коул всё же продолжил:
   - Если бы тебя действительно хотели убить, то выбрали бы для цели не тонкую и звонкую Хору, а кого-нибудь покрупнее и помощнее. Это первое. Если бы тебя действительно хотели убить, то академия блокировала бы удар, как она это делает с любой агрессией. Академия не блокировала - значит, агрессии не было. Это второе. Вывод... Ну кому это нужно, кроме тебя самой? Ты же изнываешь от желания узнать, где брат, правда?
   Принцесса скрестила руки на груди.
   - Слушай... чего тебе от меня надо, эльфячья рожа?
   - Фи как грубо, - поморщился Коул. - Да ничего, ваше высоческая мордашка. Я просто хотел тебе посочувствовать. Тут, как я понимаю, у тебя друзей нет, только приятели. Ну и стражники ещё. Они, кстати, мою спину так сверлят своими взглядами, что у меня там к вечеру наверняка чирей вскочит.
   Губы Даниты впервые дрогнули в улыбке.
   - А ты иногда можешь быть забавным, - протянула она. - Хотя чаще ты всё же довольно противный.
   - Открою тебе страшный секрет, принцесса, - усмехнулся Коул. - Ты тоже чаще всего не особенно приятная.
   Она засмеялась.
   - Но, знаешь... Так как я тебе сочувствую и очень хорошо тебя понимаю... Предлагаю свою помощь. Ты ведь хочешь узнать, где твой брат?
   Данита растерянно моргнула.
   - Конечно.
   - Мне это тоже очень интересно. Так, из любопытства. Я вообще любопытный, если ты ещё не заметила... И мне кажется, что вдвоём узнать истину у нас получится гораздо лучше. Что скажешь, ваше высочество?
   Она молчала несколько секунд, а затем, усмехнувшись, встала со скамейки.
   - Скажу, что мне надо подумать.
   - А-а-а, - понимающе протянул Коул. - Ну ладно. Думай-думай. Если что, ты знаешь, где меня найти.
   Данита кивнула и пошла обратно в академию, а за ней, словно молчаливые тени, шагали вездесущие стражники.

Глава первая

   Шайна Тарс
  
   Во сне было легче. Во сне всегда легче. Там ты - не совсем ты, а словно сторонний наблюдатель, какая-то невидимая в прошлом субстанция, разлитая в воздухе. Иногда мне казалось, что у меня есть тело, я могу бегать, прыгать, шагать или плакать, но на самом деле это была просто иллюзия.
   Теперь же, после последнего сна о Триш, когда я проснулась и села на постели, плакать захотелось по-настоящему.
   От боли и разочарования.
   Я всегда считала свою маму самой лучшей. Самой доброй, самой справедливой, самой красивой, самой великодушной, самой талантливой. Я боготворила её.
   А теперь оказывается, что моей мамы никогда не существовало на свете. Существовала Триш Лаира, которую я не могла боготворить. И все мамины поступки теперь виделись мне иначе.
   Она была странствующим магом, потому что скрывалась от кого-то, кто её искал. Я не знаю, был ли этот "кто-то" плохим, но Триш Лаира точно не была хорошей.
   Она так и не попросила прощения у Эмирин. Только нашла девицу, которой был не нужен собственный ребёнок, и назвала этого ребёнка именем Шайна. Это имя когда-то выбрала Эмирин для своей девочки. А теперь его носила я. И если Триш могла думать, что это похоже на извинение, то мне так совсем не казалось.
   Моя мама - трусливая предательница. Вот и всё...
   Я встала с кровати, медленно оделась и вышла в коридор. Было два часа ночи, и я не подозревала, куда хочу пойти. Только бы не лежать на одном месте... и не видеть сны.
   К Норду? Нет. Опять плакать в его присутствии? Он и так наверняка обо мне невеликого мнения.
   К Эмирин. Да, точно. Решение вспыхнуло во мне новорожденной звездой, и я решительно зашагала по коридору. Я совершенно не помнила, где находится её комната, но знала, что академия меня обязательно приведёт куда нужно.
   Однако я совершенно забыла о том, что у академии могут быть свои понятия о том, что мне нужно. И, свернув в очередной коридор, я буквально грудью врезалась в магистра Дрейка Дарха.
   Несколько секунд он смотрел на меня вытаращенными глазами, как будто я была привидением, а потом схватил за плечи, чуть приподнял над полом и прошипел прямо в лицо:
   - Шайна, вы с ума сошли? Ходить по коридорам ночью категорически запрещено!
   - Ну вы же ходите, - брякнула я язвительно, и он слегка побагровел. Поставил меня обратно на пол, но плечи не отпустил, только чуть ослабил хватку.
   - Куда вы направлялись? Правду, Шайна!
   Я и не собиралась лгать. Думаю, этот ответ был единственно возможным для меня в подобной ситуации.
   - К профессору Аррано.
   Дрейк прищурился.
   - Зачем?
   Ага, так я тебе и рассказала.
   - По личному делу.
   - Сейчас два часа ночи! - он так рявкнул, что я даже подпрыгнула. - Какое, к кхарртам собачьим, личное дело! Если вам плохо, идите в лазарет! Всё остальное может подождать до утра!
   - Не может! - я, к своему удивлению, тоже заорала. - Не может! Мне очень нужно к Эмирин! Пожалуйста!! Очень нужно...
   Закончила я на более низкой ноте, если не сказать - хриплой, внезапно осознав, что стою посреди коридора академии ночью и ору на собственного куратора.
   - Нет, - ответил Дрейк твёрдо, но уже не громко. - Я не пущу тебя к Эмирин. Пошли. Со мной поговоришь о своём личном деле.
   Он взял меня за шкирку, как кошки носят своих котят, и куда-то потащил. Я еле успевала ноги переставлять, поминутно спотыкалась, кажется, даже что-то говорила, но магистр не слушал.
   Потом перед моими глазами появилась хорошо знакомая дверь его личной комнаты, а через секунду я уже сидела в кресле перед столиком, а Дрейк наливал мне какой-то алкоголь прямо в чайную чашку.
   - Спасибо, я не...
   - Будешь, - категорично ответил он и бухнул её на стол прямо передо мной. - Судя по твоему состоянию, тебе это очень нужно.
   - Но в академии же запре...
   - Под мою ответственность.
   Я хмуро поглядела на него исподлобья, взяла в руки чашку и сделала глоток. Крепкий алкоголь моментально ударил в голову, и не только туда - я даже закашлялась.
   - Не нравится? Может, тебе чаю сделать? Наверное, тебе лучше запивать эту дрянь.
   - Её лучше вообще вылить, - буркнула я, а магистр вдруг улыбнулся.
   - Возможно. Ну рассказывай, что у тебя там за личное дело, которое не могло подождать до утра.
   Я молчала, только вертела чашку в руках. Сама она была белой, а внутри - коричневой, как всегда бывает с чашками, если их плохо мыть после чая.
   Наверное, я смотрела туда слишком долго, потому что Дрейк вдруг сказал:
   - У меня всю жизнь было не очень с бытовыми заклинаниями. Извини уж. Но в этой эльфийской перцовке такой градус, что ты точно ничем не заразишься.
   - Эльфийская перцовка?..
   - Да. Никогда не слышала?
   Я помотала головой.
   - Не удивительно. Она не очень популярна среди людей, и даже эльфы не все её любят. Я раньше не любил, а лет десять назад вот пристрастился, - он хмыкнул. - Она, знаешь ли, хорошо мозги от лишних мыслей прочищает.
   Да, алкоголь мог помогать чуть нейтрализовывать вспышки метки проклятья. Совсем немного, и не всегда. И не всякий алкоголь...
   - Тебе что-то приснилось? Эмирин говорила мне, что тебе снятся не очень приятные сны.
   Я вздохнула, поднесла чашку к губам и сделала ещё один глоток. Жуткая гадость...
   - Скажите... магистр... - пробормотала я, с трудом переводя дыхание. - Могу я задать вопрос...
   - Конечно, Шайна.
   - Вы... вы ведь знали Триш Лаиру?
   Кажется, он немного не ожидал подобного вопроса.
   - Знал.
   - А... можете рассказать... каким человеком она была?
   Дрейк задумчиво смотрел на меня несколько секунд, как будто сомневаясь, стоит ли продолжать разговор, но всё же ответил.
   - Это сложный вопрос, Шайна. Я расскажу тебе только факты, ладно? А выводы ты будешь делать сама.
   Однажды Триш нашла в Арронтаре умирающую лань. Эта лань была обречена, там даже Эмирин и Нарро были не в силах помочь. Но у неё оказалось три маленьких оленёнка... И Триш целую ночь просидела с этим животным втайне от Эмирин, она чуть не угробила себя, но спасла лань. Потом две недели с постели не вставала, но ужасно радовалась.
   Я шмыгнула носом. Дрейк на какое-то время замолчал - пошёл наливать чай. Через минуту протянул мне полную кружку горячего и очень ароматного напитка, сам сделал глоток из своей чашки и продолжил:
   - Позже... примерно через год... она страшно поссорилась со своим братом Эдрианом. Он очень любил эксперименты, а Триш терпеть не могла, когда он ставил их на животных... И каждый раз возмущалась. Но тогда - сильнее всего. Всю лабораторию ему разнесла, а сам Эдриан дня три потом мазью от ожогов мазался - Триш его чуть в огне не спалила.
   Когда Триш было шестнадцать - она в то время училась уже на втором курсе академии и проходила практику в городской больнице - она подружилась с одной девочкой, которая лежала в отделении патологии. Знаешь, что это?
   Конечно, я знала. Именно в отделении патологии умирала Эрли, дочь матушки Розы и моя лучшая подруга. Его ещё называют "отделением для безнадёжных".
   Человек, умирающий от магической болезни, но невосприимчивый к магии... Это большая редкость.
   - Знаю.
   - Та девочка уже не могла ходить и полностью облысела. Триш постоянно бегала к ней на этаж, носила ей еду, рассказывала весёлые истории, подбадривала. И когда она умерла, Триш даже заявила Эмирин, что раз так, она больше не будет заниматься магией. Профессор Аррано, конечно, уговорила её, но с большим трудом.
   Представляю, насколько это было трудно, учитывая упрямство моей мамы.
   - А когда Триш первый раз пригласили в качестве гостьи на бал в императорский дворец... Заметив, что одна молоденькая графиня строит глазки наследнику, она сделала её юбку прозрачной. И все могли лицезреть симпатичные кружевные чулочки. Был страшный скандал, Эмирин с ней несколько дней не разговаривала... Но потом они, конечно, помирились. Только император сказал, что "это чудовище на балу больше появляться не должно".
   Я улыбнулась, вспомнив ботинки под платьем. Балы и Триш, видимо, вещи несовместимые.
   Как я и балы. Хоть что-то я унаследовала от мамы...
   - Шайна... - Дрейк говорил медленно, словно подбирая слова. - Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, Триш не была плохим человеком. У неё было большое и очень горячее сердце. А горячие сердца иногда сжигают не только себя, но и других.
   Я отвела взгляд.
   - Я знаю, это сложно... Но тебе нужно принять её такой, какой она была, а не такой, какой ты её себе представляла. Триш Лаира не была идеальной, Шайна.
   Я закусила губу. Идеальной... На мой взгляд, она совершила непростительный поступок. При чём здесь идеальность?
   - Как вы думаете... зачем она назвала меня Шайной?
   Это было рискованно, но вряд ли, откровенничая со мной, Дрейк не понимал, почему я задаю все эти вопросы. И я не ошиблась. Он ни капли не удивился, просто сделал глоток чая и покачал головой.
   - Я думаю, что тебе лучше самой ответить на этот вопрос. И ты сможешь это сделать, если хорошенько подумаешь.
   Я кивнула. Пусть будет так.
  

***

  
   Наследный принц Дамир
  
   Утром в воскресенье Шайна была мрачнее самой мрачной тучи. Примерно так иногда выглядел дядя Велдон после совещаний с советниками, особенно если речь там шла о финансах. Но у Шайны никакого совещания не было - просто она опять где-то шлялась ночью.
   - Ты была в библиотеке? - спросил Дамир, в душе надеясь, что в подобное настроение полуэльфийку вверг не дядя Велдон, и даже вздохнул с облегчением, когда она помотала головой.
   - Нет. Я просто увидела не очень хороший сон и решила пойти поговорить с Эмирин, но...
   - С мамой? - удивилась Дин, и Шайна вздрогнула, услышав слово "мама".
   - Угу. Но в коридоре я встретила магистра Дарха и до ректора так и не дошла.
   - О чём же вы с ним говорили? - поинтересовался Дамир.
   - Давайте не сейчас, пожалуйста, - ответила Шайна, поморщившись. - Попозже я всё расскажу, но... не сейчас.
   Наследник и Рональдин непроизвольно переглянулись, но кивнули. Это было вполне в характере Шайны. Сначала ей нужно созреть.
  
  
   - А у кого когда день рождения? - поинтересовалась Данита за завтраком, и Дамир, сидевший рядом с полуэльфийкой, почувствовал, как она напряглась. - У меня летом вот, совсем недавно был.
   - У меня тоже летом, - ответил Эван.
   - И у меня, - кивнул наследник: по легенде Мирра родилась на неделю раньше, чем он сам.
   - А у меня зимой, - сказала Дин. - В самой середине, когда мороз сильнее всего.
   После её ответа все разом посмотрели на Шайну. Она мрачно молчала, не глядя ни на кого и ковыряясь в своём омлете.
   - Шани? - окликнула её Рональдин, и полуэльфийка всё же подняла глаза. - А у тебя когда день рождения?
   - Через две недели.
   Дамиру стало смешно. Шайна выглядела так, словно её собирались вести на казнь. Удивительно, но она умудрялась быть одновременно мрачной и трогательной. Наследнику даже захотелось её обнять.
   - Вот замечательно! - больше всех обрадовалась Данита. - Обязательно надо сходить в город и отпраздновать!
   Шайна помрачнела ещё больше, хотя секундой раньше казалось - больше уже некуда.
   - Не...
   - Ой, молчи! - принцесса замахала на неё руками так, что уронила салфетницу. - Знаю я, что ты скажешь! Не надо, не хочу... Зато мы хотим! Правда, ребята?
   - Правда, - кивнул Эван. Дин выглядела неуверенной, а Дамир решил поддержать Шайну:
   - Мне кажется, главное - то, чего хочет именинница. А если она не хочет...
   Это стоило сказать хотя бы ради её благодарного взгляда. Наследник знал, что до самой смерти его не забудет.
   - Шайна никогда и ничего не хочет, - фыркнула принцесса. - Надо же когда-то начинать! Ну пожалуйста-а-а-а!
   Данита молитвенно сложила ручки, Эван засмеялся, а Дин вдруг сказала:
   - Шани, я понимаю тебя, но... может быть, в этот раз сделаешь исключение? Ради нас. Мы тебя очень любим и хотим отпраздновать твой день рождения.
   Шайна вздохнула, и Дамир не выдержал - опустил руку и сжал под столом её ладонь.
   - Хорошо, - сказала она, и лицо её немного посветлело.
  

***

   Император Велдон Первый
  
   Он с большим интересом выслушал доклад главы Тайной службы о посещении Коулларом Родосом борделя в компании с Шайной Тарс. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, зачем они туда ходили. Но догадываться Велдону не пришлось - у Тайной службы в борделе были свои агенты.
   Потом, когда докладчик ушёл, поклонившись и получив очередные указания, к императору явилась Эмирин. И её рассказ оказался не менее увлекательным...
   - Ты был прав, Вел. А я ошибалась.
   - Я даже не знаю, хорошо ли это, - пробормотал император, качая головой. - Хотя в любом случае нам пришлось бы несладко.
   - В любом, - кивнула Эмирин.
   - И что ты предлагаешь делать теперь?
   - Ничего особенного. Нельзя допустить, чтобы Коул нашёл Эдриана раньше нас. Эта встреча может иметь фатальные последствия... Поэтому я уже навестила Когтя и попросила его посодействовать. И если у него получится найти Эдриана, сказать мне об этом раньше, чем Коулу.
   - Орден тебе, что ли, выписать... - протянул Велдон, и губы Эмирин дрогнули в улыбке.
   - Выпиши. Когда всё закончится.
   - А закончится? - он скептически поднял брови.
   - Обязательно.
   Честно говоря, иногда ему в это совсем не верилось. О своей жизни Велдон уже давно не думал, поэтому тихо попросил:
   - Главное - Дамир должен остаться жив. Я частенько жалею, что отпустил его учиться в академию... Считаешь, не зря?
   - Нет, Вел. Он останется жив. Я обещаю.
   Император кивнул, а потом вдруг улыбнулся, вспомнив их последний разговор с наследником.
   - Знаешь, зачем Дамир тогда приходил? Я-то думал, он что-то выяснил, а он... он просто хотел защитить Шайну. Просил меня её не обижать.
   Эмирин тихонько засмеялась.
   - У меня появилось ощущение, что я какое-то чудовище, пожирающее девочек. Дамир пришёл ко мне, почти к войне приготовившись, и я не понимаю... Разве я такой ужасный? Да, когда-то я обидел Триш, но это было очень давно и Дамир понятия не имеет о той истории...
   - Вел... - она выпрямилась в своём кресле, поймала его взгляд и продолжила: - Он просто не понимает тебя. И от этого он растерялся. Дамир всё-таки ещё очень молод, не забывай об этом.
   Император усмехнулся.
   - Да... Наверное, ты права. В его возрасте у меня совсем не было мозгов. И ответственности такой тоже... Я слишком строг к Дамиру, да?
   Эмирин не стала отвечать, просто чуть наклонила голову и хитро улыбнулась.
   - А ты, Эм... Ты не будешь просить меня не обижать Шайну? Я давно жду этой просьбы... Но ты молчишь.
   - Нет, Вел, я не буду просить тебя об этом. Я и так знаю, что ты её не обидишь. Ты же не чудовище, - сказала ректор академии магии, подмигивая внезапно развеселившемуся императору.
  
  
   Чуть позже, возвращаясь из зала совещаний, где Велдон принимал главу Тайной службы, а затем и Эмирин, он вновь вернулся мыслями к Шайне.
   Значит, Коул... Императору почему-то стало неприятно, когда он подумал, что она водила его в бордель, в котором выросла. Глупое чувство, похожее на собственничество и ревность - он никогда не страдал ничем подобным. Но мало того - к этому чувству примешивалась ещё и зависть. Велдон завидовал Коулу. Он может ездить с Шайной по городу, сможет и ухаживать за ней, если захочет. А сам он способен только сидеть в библиотеке и, притворяясь её хранителем, помогать девочке с учёбой.
   Что ж, Коул - хорошая партия для Шайны. Даже, можно сказать, лучшая. Второй наследник Повелителя, как-никак.
   Император наконец достиг своих покоев и, оставив стражу за дверями, вошёл внутрь. Пересёк небольшую гостиную и направился в спальню, но застыл на её пороге.
   На кровати, в развязанном платье, спущенном с одного плеча, сидела графиня Лизель - одна из придворных дам принцессы Даниты. Велдон несколько раз приятно проводил с ней время - графиня была молода, умна и очень красива. Светловолосая и голубоглазая, с белой кожей. Его бесило только одно - Лизель старательно пыталась во всем скопировать Эмирин, и это частенько раздражало.
   Многие придворные дамы пытались сыграть на любви императора к ректору академии. Об этом его чувстве, разумеется, никто не знал точно, но все догадывались, ведь оно существовало слишком давно. В то время Велдон ещё не умел скрывать эти самые чувства, поэтому слухи ходили... и многие помнили о них до сих пор.
   Поэтому теперь одни придворные дамы красили волосы и меняли цвет глаз, другие начинали носить белые платья и ходить босиком, третьи копировали жесты и улыбку. Велдону было смешно. На самом деле ему было безразлично, блондинка рядом с ним или брюнетка - женщин он делил совсем по другим признакам.
   Одни женщины - такие, как графиня Лизель, - были хороши для постельных развлечений. Преимущественно одноразовых.
   С другими было интересно разговаривать и вообще дружить. Такой была Роза Тарс.
   А с третьими хотелось провести вместе жизнь. И раньше Велдон думал, что подобной женщиной для него навсегда останется Эмирин, но... кажется, он ошибся.
   - Ты что здесь делаешь? - спросил он спокойно, проходя в спальню и начиная расстегивать камзол. Император ненавидел эти парадные камзолы, которые по этикету нужно было надевать на совещания - тёмно-красные, с золотыми петельками, кучей пуговиц и воротником-стойкой, они были способны удушить человека безо всякой верёвки и мыла.
   - Хотела сделать вам сюрприз, - ответила Лизель, поводя плечом, отчего платье съехало сильнее. Красивое плечо, белое, как молоко. - Не ругайте стражу, пожалуйста - они меня тщательно досмотрели прежде, чем пропустить сюда. И главный придворный маг тоже...
   - В этой авантюре и Аравейн участвовал? - усмехнулся Велдон, сбрасывая наконец камзол. Теперь переодеть промокшую от пота рубашку, надеть более скромную жилетку - и готово. Советников на сегодня больше не предвидится, так что можно быть не при полном параде.
   - Да, ваше величество. Он тоже считает, что вам нужно... отвлечься, - Лизель игриво усмехнулась, встала с кровати, начала и дальше развязывать шнуровку спереди - император с интересом следил за её движениями. Развязала, спустила платье до пояса. Под ним, к его удивлению, ничего не оказалось, кроме обнажённого тела.
   Велдон вдруг подумал о том, как это нелепо - приходить к мужчине и предлагать себя. Что хуже - держать бордель, обеспечивая в нём все условия для того, чтобы девушки не умирали от болезней, или вот так бесстыдно обнажать грудь перед императором? За место во дворце, за подарки, за возможность выйти замуж. И возьмут ведь. Невзирая на то, что обычная шлюха, просто императорская. Но чем он отличается от других мужчин? Разве у него другая анатомия?
   - Вам нравится? - с придыханием спросила Лизель, сделала шаг вперёд и положила его руку себе на грудь. Велдон задумчиво сжал розовую плоть, потянул, покрутил - и графиня застонала, задышала тяжело, закатывая глаза.
   Почему так тошно? Ведь подобное с ним происходило всю жизнь, если не считать Триш. Ни капли искренности не было в этих стонах и закатанных глазках. Порой Велдону казалось, что его женщин больше возбуждает то, что он император, а вовсе не поцелуи и ласки.
   Вдруг вспомнилась улыбка Шайны. И румянец на её щеках. И настоящее, неподдельное смущение. И глаза цвета предгрозового неба, которые смотрели на него, как на человека, а не как на ходячий титул.
   Император всегда считал: надо пользоваться тем, что предлагают. Но сейчас ему вдруг показалось - если попользуется, что-то потеряет. Не в Шайне, нет - в собственной душе.
   Что-то, чего там и так осталось немного.
   - Извини, Лизель. В другой раз. А сейчас иди, - сказал Велдон ровно и спокойно, напоследок шлёпнул графиню по ягодице - она громко и игриво взвизгнула - дождался, пока за женщиной закроется дверь, и пошёл к шкафу с одеждой.
   Когда-то очень давно Триш называла его романтиком. Наверное, она всё же была права.
  

***

   Шайна Тарс
  
   Матушка Роза сказала, что на встречу с Когтем Коул может приходить и без меня, но разве я могла пропустить это? Вот уж нет. Ни за что. Если бы его отец не был Эдрианом, возможно, я осталась бы в академии. Но мне был слишком любопытно, куда он делся... И не связано ли его исчезновение с убийством моей мамы? Точнее, Триш Лаиры.
   Я очень хотела перестать называть её мамой. И это у меня получалось, когда я думала о ней, как о Триш. Но стоило вспомнить нашу жизнь в Тихоречном...
   Моя мама - убийца. И предатель. И трус. Но я почему-то всё равно продолжала её любить. И от этого злилась...
   - Ты о чём думаешь с таким жутким лицом? - от громкого вопроса Коула я вздрогнула и чуть не свалилась с сиденья кареты.
   Мы как раз вместе с ним ехали в бордель, и по пути я рассуждала о том, кого мне больше хочется удавить - маму, за то, что так поступила со всеми, или себя, за то, что продолжаю думать о ней и любить её.
   Ещё и этот Эдриан...
   - О своём дне рождения, - искренне соврала я.
   - А когда у тебя день рождения?
   - Через две недели. И Данита... принцесса Данита собирается тащить нас в город праздновать. Я не хочу.
   - Почему? - удивлённо спросил эльф. Как бы объяснить... Хотя Коул наверняка вряд ли сможет понять...
   - Я не люблю всё это. Шумные компании, праздники, звон бокалов, смех. Я десять лет в борделе прожила, там каждый день так, понимаешь? Наслушалась.
   - И насмотрелась? - протянул он язвительно, и я сдвинула брови.
   - Зря я согласилась тебе помогать...
   - Ладно-ладно, - Коул примирительно поднял руки. - Я просто пошутил, не обижайся. Я понял. Но это же другое совсем... Бордель борделем, но отпраздновать день рождения с друзьями - это ведь здорово. При наличии друзей, конечно...
   - Ты о чём? - мне показалось, что эльф вновь попытался меня уколоть, но нет - Коул смотрел в окно, явно о чём-то задумавшись.
   - Ну... У меня вот друзей нет, например, и праздновать не с кем.
   "Это из-за поганого характера, наверное", - подумала я, но вслух сказала:
   - У меня тоже раньше не было друзей. А теперь... даже праздновать собираются...
   Коул вдруг громко рассмеялся, и я посмотрела на него с недоумением.
   - Извини, Шайна, но только ты способна огорчаться из-за подобных вещей. По мне, так гораздо хуже не иметь друзей, которые хотят тебя поздравить.
   В чём-то он был прав, конечно...
   - Меня не пригласишь?
   Видимо, я так долго удивлённо молчала, услышав этот вопрос, что Коул поспешил продолжить:
   - Ладно, шучу... Обойдусь...
   Нет, я дура всё-таки.
   - Приходи, конечно. Почему бы и нет... - Но не подколоть его не смогла: - Только я же айдоган? Не зазорно приходить на день рождения к шлюхе?
   Эльф поморщился.
   - Ерунду не говори.
   - Почему ерунду? Можно подумать, ты извинился.
   - А ты хочешь, чтобы я извинился? - фыркнул Коул. - Хорошо, изволь. Прости меня, Шайна, я был не прав и сожалею.
   - Нет, - я покачала головой. - Это не извинения, просто очередная насмешка. Извиняться надо либо искренне, либо не извиняться вообще.
   - Ты сама попросила!
   - Я не просила. Я поинтересовалась, не считаешь ли ты зазорным приходить на день рождения к айдоган.
   - Слушай, - Коул неожиданно взглянул на меня так устало, словно я у него экзамен принимала, - чего ты от меня хочешь? День рождения айдоган - это недостойно и вообще позор, но можно подумать, ты к ним относишься. По тебе же видно...
   Он вдруг запнулся, отвернулся от меня.
   - Что по мне видно?
   - Что ты чистая, - буркнул эльф недовольно. - Как попка младенца.
   Я фыркнула.
   - Ну ты сказанул...
   - Зря смеёшься. Тем более, я маг Крови. - Коул кинул на меня такой многозначительный взгляд, что я поневоле начала заливаться краской.
   Ну конечно, он должен чувствовать нетронутость. Если он сильный маг Крови... Сама я ничего подобного никогда не ощущала, наверное, потому что я девочка.
   Зачем же он меня дразнил, если понимал это с самого начала? Всё же эльфы поголовно психи...
  
  
   Дядя Коготь, когда мы приехали, сидел на кухне и ел из большой миски салат матушки Розы. Рядом стояла здоровенная тарелка с пирожками, и ещё одна тарелка - с мясом и картофельным пюре.
   - Эх, дорогая, как же вкусно, - приговаривал он, наворачивая салат. - А вот и наша Шайна приехала со своим кавалером! Ну, проходите.
   "Кавалера" немного скрючило после этих слов, но дядя Коготь не обратил внимания. Похлопал меня по спине, отчего я поперхнулась и закашлялась - рука у него была словно железная, - а потом, откусив большой кусок от пирога, сказал:
   - Рассказывай, дорогой, что у тебя там случилось. И подробнее.
   Дядя Коготь на первый взгляд производил ужасающее впечатление. Лысый огромный мужик с большими ушами, из мочек которых торчала куча серёг. На самом деле это, конечно, различные амулеты и артефакты... И Стальным Когтем его прозвали ещё за один артефакт - кольцо на указательном пальце левой руки, сделанное в форме птичьего когтя.
   На самом деле дядя Коготь неплохой мужик. Немного грубоватый, но каких таких особенных манер можно ждать от официального столичного главы каторжников и преступников?
   Коул говорил недолго. Стальной Коготь слушал внимательно, не перебивая. Потом задал эльфу несколько вопросов и в конце концов произнёс:
   - Я всё понял. Если твой отец в Лианоре, мы его найдём. Если же нет, попробуем отыскать хотя бы его следы. Что-то я не верю, будто эльф мог исчезнуть совсем бесследно.
   - На Коула ещё покушение было недавно совсем, - влезла я, и однокурсник недовольно посмотрел на меня. - Чего глядишь? Это важно. Может, твой отец его и организовал.
   - Не мог он, - процедил Коул. - Он...
   - Разберёмся, - отрезал дядя Коготь. - В любом случае кто-то на тебя нападал. Найдём, допросим. А Шайна молодец, что сказала. Умом в мамку пошла.
   Он имел в виду, конечно, матушку Розу, но я-то вспомнила Кару Джейл и Триш Лаиру... Поэтому улыбнулась довольно криво.
   - Спасибо, дядя Коготь.
   - Не за что. Как найдём - поблагодарите. А пока... валите обратно в академию. Хватит лясы точить. У меня была тяжёлая рабочая неделя, хочется не только покушать, но и... интим по программе мне положен? А, Роза?
   Коул, явно не привыкший к подобным разговорам за кухонным столом, слегка порозовел, я же только улыбнулась.
   Когда дело не касалось меня, я почему-то совсем не смущалась...
   - Положен, - матушка Роза хмыкнула.
   - Тем более! Всё, идите. Как найду чего - свистну.
   И мы ушли.
  
  
   Наверное, мне не стоило приходить в императорскую библиотеку в воскресенье. В понедельник занятия, выспаться не получится... Просто очень хотелось увидеть Норда. Особенно после всех этих снов про Триш Лаиру. Он ведь тоже её знал.
   Было около двенадцати, когда я прыгнула в портальное зеркало и очутилась в библиотеке. Там оказалось очень темно, и минут десять я простояла возле зеркала, ожидая, что Норд появится с минуты на минуту, как обычно. Потом не выдержала и села в кресло. На его спинке лежал мягкий плед, и я укрыла им ноги - сразу стало намного уютнее.
   Ещё через десять минут я разрывалась одновременно от стыда и обиды. Стыдно было, потому что вообще пришла, а обидно... Норд ведь взрослый мужчина. Наверное, он с какой-нибудь женщиной сейчас. С чего я вообще решила, что он будет прыгать ко мне каждый раз, как я прихожу? У него свои дела, своя жизнь.
   Ревность вспыхнула во мне огненным столпом, ударила в голову и мозг. И я бы непременно ушла, если бы не Хель.
   В тот момент, когда я собиралась встать и отправиться обратно в академию, она вспрыгнула ко мне на колени и ласково замурчала. Какое-то время я ещё смотрела на неё и, улыбаясь, гладила мягкую шерсть...
   Но потом сон одолел меня - и я уснула.
   Уснула, чтобы, проснувшись, увидеть прямо перед собой тёмные глаза Норда.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.39*9  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Волгина "Незваный гость лучше любовника" (Короткий любовный роман) | | С.Шавлюк "Начертательная магия" (Попаданцы в другие миры) | | В.Крымова "Королевские игры" (Приключенческое фэнтези) | | Т.Серганова "Когда землю укроет снег" (Приключенческое фэнтези) | | С.Вайнштейн "Печать твоего вероломства" (Любовное фэнтези) | | Н.Мамлеева "Отказ - удачный повод выйти замуж!" (Юмористическое фэнтези) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Навязанная жена" (Любовное фэнтези) | | Я.Логвин "Только ты" (Современный любовный роман) | | Т.Серганова "Дети Тьмы. Непокорная" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"