Соболева Ника: другие произведения.

Двуликие. Книга вторая. Игра на опережение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 8.98*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Вторая книга трилогии. Выкладывается одновременно здесь и на продамане. Продолжение от 17 марта в основном файле


Двуликие. Игра на опережение

Не спасешься от доли кровавой,

Что земным предназначила твердь.

Но молчи: несравненное право -

Самому выбирать свою смерть.

Н. Гумилёв

Пролог

  
   Принцессе Даните всегда, с самого детства, нравилось в парке академии. Намного больше, чем в императорском. Императорский парк был самый обычный - деревья, кусты, трава, дорожки, скамейки. Данита не знала, в чём дело, но парк академии казался ей живым, он был больше похож не на парк, а на Арронтар, лес оборотней. Деревья шелестели листьями так, словно переговаривались между собой, и иногда принцессе чудилось, что она может различить слова.
   И сейчас, когда её план полностью провалился, казалось правильным прийти именно сюда. Жаль, что нельзя сделать это в совершенном одиночестве - где-то за спиной, как обычно, маячили стражники, и Данита невесело усмехнулась, присаживаясь на резную деревянную скамейку в глубине парка. Чаще всего ей было безразлично, есть кто-то рядом или нет, но иногда это раздражало. Особенно когда принцесса думала о том, что всё это зря - ей никогда не стать кем-то значимым вроде дяди Велдона или Дамира. Она всегда будет на вторых, а то и третьих, ролях.
   - Скучаем?
   Данита подняла голову и поморщилась - невдалеке стоял Коул. Обычно ей нравились такие симпатичные эльфы, но он всё же был слишком высокомерным. И явно сходил с ума по Шайне. Принцесса иногда замечала, как он смотрел на эту девочку, выросшую в борделе, и презрительно усмехалась. Надо же - высокородный эльф, а клюнул на такую простушку, ещё и не сказать, что очень симпатичную...
   Шайна нравилась Даните, но если бы не эта ситуация с учёбой, принцесса и не подумала бы с ней общаться. Это ведь почти что общаться со шлюхой... Но лучше уж так, чем терпеть присутствие других простушек, у которых при виде Даниты слюна текла из уголков губ и разговоры были только о Дамире.
   - Чего тебе? - неохотно спросила принцесса.
   - Да так, - Коул пожал плечами, подошёл ближе и сел рядом. - Иду, смотрю - ты скучаешь. Дай, думаю, составлю компанию...
   - Не переживай, - сказала она с усмешкой. - Мне никогда не бывает скучно. Так что можешь идти по своим делам.
   Коул проигнорировал её добрый совет, достал из кармана спелый ямол, вытер его о брюки - Даниту передернуло - и смачно откусил. Во все стороны брызнул ярко-красный сок, похожий на свежую кровь.
   - Хош? - спросил он, ткнув принцессу локтем в бок. - У меня ишшо есть.
   - Нет уж, спасибо.
   Коул понимающе хмыкнул и продолжил жевать. Через пару мгновений, проглотив очередной кусок, он покосился на молчавшую невозмутимую Даниту и глубокомысленно протянул:
   - Непросто всю жизнь быть второй, правда?
   - Чего? - она резко развернулась и прищурилась, глядя на эльфа с недоумением.
   - Я тебя понимаю, - Коул будто бы и не слышал вопроса. - Я, знаешь ли, и сам такой. Второй наследник. Только у тебя брат, а у меня сестра. И папашка меня бросил... а тебя мамашка.
   Данита заскрежетала зубами.
   - И что?
   - Да ничего. Просто хотел сказать, что понимаю тебя. Но снимаю шляпу - бить себя по голове туфелькой, чтобы привлечь внимание, мне как-то не доводилось.
   - Я не собиралась привлекать... - принцесса запнулась, и Коул хитро посмотрел на неё. - Ты это... откуда взял? Кто сказал? Эмирин?!
   - С чего ректор будет со мной откровенничать? - эльф вопросительно приподнял одну бровь. - Я ей не сват, не брат и даже не племянник. Нет, ваше высочество, я сам догадался. Это несложно, если включить мозги. Но твои верные спутники этим важным артефактом предпочитают не пользоваться.
   Данита хмуро смотрела на него, но Коул всё же продолжил:
   - Если бы тебя действительно хотели убить, то выбрали бы для цели не тонкую и звонкую Хору, а кого-нибудь покрупнее и помощнее. Это первое. Если бы тебя действительно хотели убить, то академия блокировала бы удар, как она это делает с любой агрессией. Академия не блокировала - значит, агрессии не было. Это второе. Вывод... Ну кому это нужно, кроме тебя самой? Ты же изнываешь от желания узнать, где брат, правда?
   Принцесса скрестила руки на груди.
   - Слушай... чего тебе от меня надо, эльфячья рожа?
   - Фи как грубо, - поморщился Коул. - Да ничего, ваше высоческая мордашка. Я просто хотел тебе посочувствовать. Тут, как я понимаю, у тебя друзей нет, только приятели. Ну и стражники ещё. Они, кстати, мою спину так сверлят своими взглядами, что у меня там к вечеру наверняка чирей вскочит.
   Губы Даниты впервые дрогнули в улыбке.
   - А ты иногда можешь быть забавным, - протянула она. - Хотя чаще ты всё же довольно противный.
   - Открою тебе страшный секрет, принцесса, - усмехнулся Коул. - Ты тоже чаще всего не особенно приятная.
   Она засмеялась.
   - Но, знаешь... Так как я тебе сочувствую и очень хорошо тебя понимаю... Предлагаю свою помощь. Ты ведь хочешь узнать, где твой брат?
   Данита растерянно моргнула.
   - Конечно.
   - Мне это тоже очень интересно. Так, из любопытства. Я вообще любопытный, если ты ещё не заметила... И мне кажется, что вдвоём узнать истину у нас получится гораздо лучше. Что скажешь, ваше высочество?
   Она молчала несколько секунд, а затем, усмехнувшись, встала со скамейки.
   - Скажу, что мне надо подумать.
   - А-а-а, - понимающе протянул Коул. - Ну ладно. Думай-думай. Если что, ты знаешь, где меня найти.
   Данита кивнула и пошла обратно в академию, а за ней, словно молчаливые тени, шагали вездесущие стражники.

Глава первая

   Шайна Тарс
  
   Во сне было легче. Во сне всегда легче. Там ты - не совсем ты, а словно сторонний наблюдатель, какая-то невидимая в прошлом субстанция, разлитая в воздухе. Иногда мне казалось, что у меня есть тело, я могу бегать, прыгать, шагать или плакать, но на самом деле это была просто иллюзия.
   Теперь же, после последнего сна о Триш, когда я проснулась и села на постели, плакать захотелось по-настоящему.
   От боли и разочарования.
   Я всегда считала свою маму самой лучшей. Самой доброй, самой справедливой, самой красивой, самой великодушной, самой талантливой. Я боготворила её.
   А теперь оказывается, что моей мамы никогда не существовало на свете. Существовала Триш Лаира, которую я не могла боготворить. И все мамины поступки теперь виделись мне иначе.
   Она была странствующим магом, потому что скрывалась от кого-то, кто её искал. Я не знаю, был ли этот "кто-то" плохим, но Триш Лаира точно не была хорошей.
   Она так и не попросила прощения у Эмирин. Только нашла девицу, которой был не нужен собственный ребёнок, и назвала этого ребёнка именем Шайна. Это имя когда-то выбрала Эмирин для своей девочки. А теперь его носила я. И если Триш могла думать, что это похоже на извинение, то мне так совсем не казалось.
   Моя мама - трусливая предательница. Вот и всё...
   Я встала с кровати, медленно оделась и вышла в коридор. Было два часа ночи, и я не подозревала, куда хочу пойти. Только бы не лежать на одном месте... и не видеть сны.
   К Норду? Нет. Опять плакать в его присутствии? Он и так наверняка обо мне невеликого мнения.
   К Эмирин. Да, точно. Решение вспыхнуло во мне новорожденной звездой, и я решительно зашагала по коридору. Я совершенно не помнила, где находится её комната, но знала, что академия меня обязательно приведёт куда нужно.
   Однако я совершенно забыла о том, что у академии могут быть свои понятия о том, что мне нужно. И, свернув в очередной коридор, я буквально грудью врезалась в магистра Дрейка Дарха.
   Несколько секунд он смотрел на меня вытаращенными глазами, как будто я была привидением, а потом схватил за плечи, чуть приподнял над полом и прошипел прямо в лицо:
   - Шайна, вы с ума сошли? Ходить по коридорам ночью категорически запрещено!
   - Ну вы же ходите, - брякнула я язвительно, и он слегка побагровел. Поставил меня обратно на пол, но плечи не отпустил, только чуть ослабил хватку.
   - Куда вы направлялись? Правду, Шайна!
   Я и не собиралась лгать. Думаю, этот ответ был единственно возможным для меня в подобной ситуации.
   - К профессору Аррано.
   Дрейк прищурился.
   - Зачем?
   Ага, так я тебе и рассказала.
   - По личному делу.
   - Сейчас два часа ночи! - он так рявкнул, что я даже подпрыгнула. - Какое, к кхарртам собачьим, личное дело! Если вам плохо, идите в лазарет! Всё остальное может подождать до утра!
   - Не может! - я, к своему удивлению, тоже заорала. - Не может! Мне очень нужно к Эмирин! Пожалуйста!! Очень нужно...
   Закончила я на более низкой ноте, если не сказать - хриплой, внезапно осознав, что стою посреди коридора академии ночью и ору на собственного куратора.
   - Нет, - ответил Дрейк твёрдо, но уже не громко. - Я не пущу тебя к Эмирин. Пошли. Со мной поговоришь о своём личном деле.
   Он взял меня за шкирку, как кошки носят своих котят, и куда-то потащил. Я еле успевала ноги переставлять, поминутно спотыкалась, кажется, даже что-то говорила, но магистр не слушал.
   Потом перед моими глазами появилась хорошо знакомая дверь его личной комнаты, а через секунду я уже сидела в кресле перед столиком, а Дрейк наливал мне какой-то алкоголь прямо в чайную чашку.
   - Спасибо, я не...
   - Будешь, - категорично ответил он и бухнул её на стол прямо передо мной. - Судя по твоему состоянию, тебе это очень нужно.
   - Но в академии же запре...
   - Под мою ответственность.
   Я хмуро поглядела на него исподлобья, взяла в руки чашку и сделала глоток. Крепкий алкоголь моментально ударил в голову, и не только туда - я даже закашлялась.
   - Не нравится? Может, тебе чаю сделать? Наверное, тебе лучше запивать эту дрянь.
   - Её лучше вообще вылить, - буркнула я, а магистр вдруг улыбнулся.
   - Возможно. Ну рассказывай, что у тебя там за личное дело, которое не могло подождать до утра.
   Я молчала, только вертела чашку в руках. Сама она была белой, а внутри - коричневой, как всегда бывает с чашками, если их плохо мыть после чая.
   Наверное, я смотрела туда слишком долго, потому что Дрейк вдруг сказал:
   - У меня всю жизнь было не очень с бытовыми заклинаниями. Извини уж. Но в этой эльфийской перцовке такой градус, что ты точно ничем не заразишься.
   - Эльфийская перцовка?..
   - Да. Никогда не слышала?
   Я помотала головой.
   - Не удивительно. Она не очень популярна среди людей, и даже эльфы не все её любят. Я раньше не любил, а лет десять назад вот пристрастился, - он хмыкнул. - Она, знаешь ли, хорошо мозги от лишних мыслей прочищает.
   Да, алкоголь мог помогать чуть нейтрализовывать вспышки метки проклятья. Совсем немного, и не всегда. И не всякий алкоголь...
   - Тебе что-то приснилось? Эмирин говорила мне, что тебе снятся не очень приятные сны.
   Я вздохнула, поднесла чашку к губам и сделала ещё один глоток. Жуткая гадость...
   - Скажите... магистр... - пробормотала я, с трудом переводя дыхание. - Могу я задать вопрос...
   - Конечно, Шайна.
   - Вы... вы ведь знали Триш Лаиру?
   Кажется, он немного не ожидал подобного вопроса.
   - Знал.
   - А... можете рассказать... каким человеком она была?
   Дрейк задумчиво смотрел на меня несколько секунд, как будто сомневаясь, стоит ли продолжать разговор, но всё же ответил.
   - Это сложный вопрос, Шайна. Я расскажу тебе только факты, ладно? А выводы ты будешь делать сама.
   Однажды Триш нашла в Арронтаре умирающую лань. Эта лань была обречена, там даже Эмирин и Нарро были не в силах помочь. Но у неё оказалось три маленьких оленёнка... И Триш целую ночь просидела с этим животным втайне от Эмирин, она чуть не угробила себя, но спасла лань. Потом две недели с постели не вставала, но ужасно радовалась.
   Я шмыгнула носом. Дрейк на какое-то время замолчал - пошёл наливать чай. Через минуту протянул мне полную кружку горячего и очень ароматного напитка, сам сделал глоток из своей чашки и продолжил:
   - Позже... примерно через год... она страшно поссорилась со своим братом Эдрианом. Он очень любил эксперименты, а Триш терпеть не могла, когда он ставил их на животных... И каждый раз возмущалась. Но тогда - сильнее всего. Всю лабораторию ему разнесла, а сам Эдриан дня три потом мазью от ожогов мазался - Триш его чуть в огне не спалила.
   Когда Триш было шестнадцать - она в то время училась уже на втором курсе академии и проходила практику в городской больнице - она подружилась с одной девочкой, которая лежала в отделении патологии. Знаешь, что это?
   Конечно, я знала. Именно в отделении патологии умирала Эрли, дочь матушки Розы и моя лучшая подруга. Его ещё называют "отделением для безнадёжных".
   Человек, умирающий от магической болезни, но невосприимчивый к магии... Это большая редкость.
   - Знаю.
   - Та девочка уже не могла ходить и полностью облысела. Триш постоянно бегала к ней на этаж, носила ей еду, рассказывала весёлые истории, подбадривала. И когда она умерла, Триш даже заявила Эмирин, что раз так, она больше не будет заниматься магией. Профессор Аррано, конечно, уговорила её, но с большим трудом.
   Представляю, насколько это было трудно, учитывая упрямство моей мамы.
   - А когда Триш первый раз пригласили в качестве гостьи на бал в императорский дворец... Заметив, что одна молоденькая графиня строит глазки наследнику, она сделала её юбку прозрачной. И все могли лицезреть симпатичные кружевные чулочки. Был страшный скандал, Эмирин с ней несколько дней не разговаривала... Но потом они, конечно, помирились. Только император сказал, что "это чудовище на балу больше появляться не должно".
   Я улыбнулась, вспомнив ботинки под платьем. Балы и Триш, видимо, вещи несовместимые.
   Как я и балы. Хоть что-то я унаследовала от мамы...
   - Шайна... - Дрейк говорил медленно, словно подбирая слова. - Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, Триш не была плохим человеком. У неё было большое и очень горячее сердце. А горячие сердца иногда сжигают не только себя, но и других.
   Я отвела взгляд.
   - Я знаю, это сложно... Но тебе нужно принять её такой, какой она была, а не такой, какой ты её себе представляла. Триш Лаира не была идеальной, Шайна.
   Я закусила губу. Идеальной... На мой взгляд, она совершила непростительный поступок. При чём здесь идеальность?
   - Как вы думаете... зачем она назвала меня Шайной?
   Это было рискованно, но вряд ли, откровенничая со мной, Дрейк не понимал, почему я задаю все эти вопросы. И я не ошиблась. Он ни капли не удивился, просто сделал глоток чая и покачал головой.
   - Я думаю, что тебе лучше самой ответить на этот вопрос. И ты сможешь это сделать, если хорошенько подумаешь.
   Я кивнула. Пусть будет так.
  

***

  
   Наследный принц Дамир
  
   Утром в воскресенье Шайна была мрачнее самой мрачной тучи. Примерно так иногда выглядел дядя Велдон после совещаний с советниками, особенно если речь там шла о финансах. Но у Шайны никакого совещания не было - просто она опять где-то шлялась ночью.
   - Ты была в библиотеке? - спросил Дамир, в душе надеясь, что в подобное настроение полуэльфийку вверг не дядя Велдон, и даже вздохнул с облегчением, когда она помотала головой.
   - Нет. Я просто увидела не очень хороший сон и решила пойти поговорить с Эмирин, но...
   - С мамой? - удивилась Дин, и Шайна вздрогнула, услышав слово "мама".
   - Угу. Но в коридоре я встретила магистра Дарха и до ректора так и не дошла.
   - О чём же вы с ним говорили? - поинтересовался Дамир.
   - Давайте не сейчас, пожалуйста, - ответила Шайна, поморщившись. - Попозже я всё расскажу, но... не сейчас.
   Наследник и Рональдин непроизвольно переглянулись, но кивнули. Это было вполне в характере Шайны. Сначала ей нужно созреть.
  
  
   - А у кого когда день рождения? - поинтересовалась Данита за завтраком, и Дамир, сидевший рядом с полуэльфийкой, почувствовал, как она напряглась. - У меня летом вот, совсем недавно был.
   - У меня тоже летом, - ответил Эван.
   - И у меня, - кивнул наследник: по легенде Мирра родилась на неделю раньше, чем он сам.
   - А у меня зимой, - сказала Дин. - В самой середине, когда мороз сильнее всего.
   После её ответа все разом посмотрели на Шайну. Она мрачно молчала, не глядя ни на кого и ковыряясь в своём омлете.
   - Шани? - окликнула её Рональдин, и полуэльфийка всё же подняла глаза. - А у тебя когда день рождения?
   - Через две недели.
   Дамиру стало смешно. Шайна выглядела так, словно её собирались вести на казнь. Удивительно, но она умудрялась быть одновременно мрачной и трогательной. Наследнику даже захотелось её обнять.
   - Вот замечательно! - больше всех обрадовалась Данита. - Обязательно надо сходить в город и отпраздновать!
   Шайна помрачнела ещё больше, хотя секундой раньше казалось - больше уже некуда.
   - Не...
   - Ой, молчи! - принцесса замахала на неё руками так, что уронила салфетницу. - Знаю я, что ты скажешь! Не надо, не хочу... Зато мы хотим! Правда, ребята?
   - Правда, - кивнул Эван. Дин выглядела неуверенной, а Дамир решил поддержать Шайну:
   - Мне кажется, главное - то, чего хочет именинница. А если она не хочет...
   Это стоило сказать хотя бы ради её благодарного взгляда. Наследник знал, что до самой смерти его не забудет.
   - Шайна никогда и ничего не хочет, - фыркнула принцесса. - Надо же когда-то начинать! Ну пожалуйста-а-а-а!
   Данита молитвенно сложила ручки, Эван засмеялся, а Дин вдруг сказала:
   - Шани, я понимаю тебя, но... может быть, в этот раз сделаешь исключение? Ради нас. Мы тебя очень любим и хотим отпраздновать твой день рождения.
   Шайна вздохнула, и Дамир не выдержал - опустил руку и сжал под столом её ладонь.
   - Хорошо, - сказала она, и лицо её немного посветлело.
  

***

   Император Велдон Первый
  
   Он с большим интересом выслушал доклад главы Тайной службы о посещении Коулларом Родосом борделя в компании с Шайной Тарс. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, зачем они туда ходили. Но догадываться Велдону не пришлось - у Тайной службы в борделе были свои агенты.
   Потом, когда докладчик ушёл, поклонившись и получив очередные указания, к императору явилась Эмирин. И её рассказ оказался не менее увлекательным...
   - Ты был прав, Вел. А я ошибалась.
   - Я даже не знаю, хорошо ли это, - пробормотал император, качая головой. - Хотя в любом случае нам пришлось бы несладко.
   - В любом, - кивнула Эмирин.
   - И что ты предлагаешь делать теперь?
   - Ничего особенного. Нельзя допустить, чтобы Коул нашёл Эдриана раньше нас. Эта встреча может иметь фатальные последствия... Поэтому я уже навестила Когтя и попросила его посодействовать. И если у него получится найти Эдриана, сказать мне об этом раньше, чем Коулу.
   - Орден тебе, что ли, выписать... - протянул Велдон, и губы Эмирин дрогнули в улыбке.
   - Выпиши. Когда всё закончится.
   - А закончится? - он скептически поднял брови.
   - Обязательно.
   Честно говоря, иногда ему в это совсем не верилось. О своей жизни Велдон уже давно не думал, поэтому тихо попросил:
   - Главное - Дамир должен остаться жив. Я частенько жалею, что отпустил его учиться в академию... Считаешь, не зря?
   - Нет, Вел. Он останется жив. Я обещаю.
   Император кивнул, а потом вдруг улыбнулся, вспомнив их последний разговор с наследником.
   - Знаешь, зачем Дамир тогда приходил? Я-то думал, он что-то выяснил, а он... он просто хотел защитить Шайну. Просил меня её не обижать.
   Эмирин тихонько засмеялась.
   - У меня появилось ощущение, что я какое-то чудовище, пожирающее девочек. Дамир пришёл ко мне, почти к войне приготовившись, и я не понимаю... Разве я такой ужасный? Да, когда-то я обидел Триш, но это было очень давно и Дамир понятия не имеет о той истории...
   - Вел... - она выпрямилась в своём кресле, поймала его взгляд и продолжила: - Он просто не понимает тебя. И от этого он растерялся. Дамир всё-таки ещё очень молод, не забывай об этом.
   Император усмехнулся.
   - Да... Наверное, ты права. В его возрасте у меня совсем не было мозгов. И ответственности такой тоже... Я слишком строг к Дамиру, да?
   Эмирин не стала отвечать, просто чуть наклонила голову и хитро улыбнулась.
   - А ты, Эм... Ты не будешь просить меня не обижать Шайну? Я давно жду этой просьбы... Но ты молчишь.
   - Нет, Вел, я не буду просить тебя об этом. Я и так знаю, что ты её не обидишь. Ты же не чудовище, - сказала ректор академии магии, подмигивая внезапно развеселившемуся императору.
  
  
   Чуть позже, возвращаясь из зала совещаний, где Велдон принимал главу Тайной службы, а затем и Эмирин, он вновь вернулся мыслями к Шайне.
   Значит, Коул... Императору почему-то стало неприятно, когда он подумал, что она водила его в бордель, в котором выросла. Глупое чувство, похожее на собственничество и ревность - он никогда не страдал ничем подобным. Но мало того - к этому чувству примешивалась ещё и зависть. Велдон завидовал Коулу. Он может ездить с Шайной по городу, сможет и ухаживать за ней, если захочет. А сам он способен только сидеть в библиотеке и, притворяясь её хранителем, помогать девочке с учёбой.
   Что ж, Коул - хорошая партия для Шайны. Даже, можно сказать, лучшая. Второй наследник Повелителя, как-никак.
   Император наконец достиг своих покоев и, оставив стражу за дверями, вошёл внутрь. Пересёк небольшую гостиную и направился в спальню, но застыл на её пороге.
   На кровати, в развязанном платье, спущенном с одного плеча, сидела графиня Лизель - одна из придворных дам принцессы Даниты. Велдон несколько раз приятно проводил с ней время - графиня была молода, умна и очень красива. Светловолосая и голубоглазая, с белой кожей. Его бесило только одно - Лизель старательно пыталась во всем скопировать Эмирин, и это частенько раздражало.
   Многие придворные дамы пытались сыграть на любви императора к ректору академии. Об этом его чувстве, разумеется, никто не знал точно, но все догадывались, ведь оно существовало слишком давно. В то время Велдон ещё не умел скрывать эти самые чувства, поэтому слухи ходили... и многие помнили о них до сих пор.
   Поэтому теперь одни придворные дамы красили волосы и меняли цвет глаз, другие начинали носить белые платья и ходить босиком, третьи копировали жесты и улыбку. Велдону было смешно. На самом деле ему было безразлично, блондинка рядом с ним или брюнетка - женщин он делил совсем по другим признакам.
   Одни женщины - такие, как графиня Лизель, - были хороши для постельных развлечений. Преимущественно одноразовых.
   С другими было интересно разговаривать и вообще дружить. Такой была Роза Тарс.
   А с третьими хотелось провести вместе жизнь. И раньше Велдон думал, что подобной женщиной для него навсегда останется Эмирин, но... кажется, он ошибся.
   - Ты что здесь делаешь? - спросил он спокойно, проходя в спальню и начиная расстегивать камзол. Император ненавидел эти парадные камзолы, которые по этикету нужно было надевать на совещания - тёмно-красные, с золотыми петельками, кучей пуговиц и воротником-стойкой, они были способны удушить человека безо всякой верёвки и мыла.
   - Хотела сделать вам сюрприз, - ответила Лизель, поводя плечом, отчего платье съехало сильнее. Красивое плечо, белое, как молоко. - Не ругайте стражу, пожалуйста - они меня тщательно досмотрели прежде, чем пропустить сюда. И главный придворный маг тоже...
   - В этой авантюре и Аравейн участвовал? - усмехнулся Велдон, сбрасывая наконец камзол. Теперь переодеть промокшую от пота рубашку, надеть более скромную жилетку - и готово. Советников на сегодня больше не предвидится, так что можно быть не при полном параде.
   - Да, ваше величество. Он тоже считает, что вам нужно... отвлечься, - Лизель игриво усмехнулась, встала с кровати, начала и дальше развязывать шнуровку спереди - император с интересом следил за её движениями. Развязала, спустила платье до пояса. Под ним, к его удивлению, ничего не оказалось, кроме обнажённого тела.
   Велдон вдруг подумал о том, как это нелепо - приходить к мужчине и предлагать себя. Что хуже - держать бордель, обеспечивая в нём все условия для того, чтобы девушки не умирали от болезней, или вот так бесстыдно обнажать грудь перед императором? За место во дворце, за подарки, за возможность выйти замуж. И возьмут ведь. Невзирая на то, что обычная шлюха, просто императорская. Но чем он отличается от других мужчин? Разве у него другая анатомия?
   - Вам нравится? - с придыханием спросила Лизель, сделала шаг вперёд и положила его руку себе на грудь. Велдон задумчиво сжал розовую плоть, потянул, покрутил - и графиня застонала, задышала тяжело, закатывая глаза.
   Почему так тошно? Ведь подобное с ним происходило всю жизнь, если не считать Триш. Ни капли искренности не было в этих стонах и закатанных глазках. Порой Велдону казалось, что его женщин больше возбуждает то, что он император, а вовсе не поцелуи и ласки.
   Вдруг вспомнилась улыбка Шайны. И румянец на её щеках. И настоящее, неподдельное смущение. И глаза цвета предгрозового неба, которые смотрели на него, как на человека, а не как на ходячий титул.
   Император всегда считал: надо пользоваться тем, что предлагают. Но сейчас ему вдруг показалось - если попользуется, что-то потеряет. Не в Шайне, нет - в собственной душе.
   Что-то, чего там и так осталось немного.
   - Извини, Лизель. В другой раз. А сейчас иди, - сказал Велдон ровно и спокойно, напоследок шлёпнул графиню по ягодице - она громко и игриво взвизгнула - дождался, пока за женщиной закроется дверь, и пошёл к шкафу с одеждой.
   Когда-то очень давно Триш называла его романтиком. Наверное, она всё же была права.
  

***

   Шайна Тарс
  
   Матушка Роза сказала, что на встречу с Когтем Коул может приходить и без меня, но разве я могла пропустить это? Вот уж нет. Ни за что. Если бы его отец не был Эдрианом, возможно, я осталась бы в академии. Но мне был слишком любопытно, куда он делся... И не связано ли его исчезновение с убийством моей мамы? Точнее, Триш Лаиры.
   Я очень хотела перестать называть её мамой. И это у меня получалось, когда я думала о ней, как о Триш. Но стоило вспомнить нашу жизнь в Тихоречном...
   Моя мама - убийца. И предатель. И трус. Но я почему-то всё равно продолжала её любить. И от этого злилась...
   - Ты о чём думаешь с таким жутким лицом? - от громкого вопроса Коула я вздрогнула и чуть не свалилась с сиденья кареты.
   Мы как раз вместе с ним ехали в бордель, и по пути я рассуждала о том, кого мне больше хочется удавить - маму, за то, что так поступила со всеми, или себя, за то, что продолжаю думать о ней и любить её.
   Ещё и этот Эдриан...
   - О своём дне рождения, - искренне соврала я.
   - А когда у тебя день рождения?
   - Через две недели. И Данита... принцесса Данита собирается тащить нас в город праздновать. Я не хочу.
   - Почему? - удивлённо спросил эльф. Как бы объяснить... Хотя Коул наверняка вряд ли сможет понять...
   - Я не люблю всё это. Шумные компании, праздники, звон бокалов, смех. Я десять лет в борделе прожила, там каждый день так, понимаешь? Наслушалась.
   - И насмотрелась? - протянул он язвительно, и я сдвинула брови.
   - Зря я согласилась тебе помогать...
   - Ладно-ладно, - Коул примирительно поднял руки. - Я просто пошутил, не обижайся. Я понял. Но это же другое совсем... Бордель борделем, но отпраздновать день рождения с друзьями - это ведь здорово. При наличии друзей, конечно...
   - Ты о чём? - мне показалось, что эльф вновь попытался меня уколоть, но нет - Коул смотрел в окно, явно о чём-то задумавшись.
   - Ну... У меня вот друзей нет, например, и праздновать не с кем.
   "Это из-за поганого характера, наверное", - подумала я, но вслух сказала:
   - У меня тоже раньше не было друзей. А теперь... даже праздновать собираются...
   Коул вдруг громко рассмеялся, и я посмотрела на него с недоумением.
   - Извини, Шайна, но только ты способна огорчаться из-за подобных вещей. По мне, так гораздо хуже не иметь друзей, которые хотят тебя поздравить.
   В чём-то он был прав, конечно...
   - Меня не пригласишь?
   Видимо, я так долго удивлённо молчала, услышав этот вопрос, что Коул поспешил продолжить:
   - Ладно, шучу... Обойдусь...
   Нет, я дура всё-таки.
   - Приходи, конечно. Почему бы и нет... - Но не подколоть его не смогла: - Только я же айдоган? Не зазорно приходить на день рождения к шлюхе?
   Эльф поморщился.
   - Ерунду не говори.
   - Почему ерунду? Можно подумать, ты извинился.
   - А ты хочешь, чтобы я извинился? - фыркнул Коул. - Хорошо, изволь. Прости меня, Шайна, я был не прав и сожалею.
   - Нет, - я покачала головой. - Это не извинения, просто очередная насмешка. Извиняться надо либо искренне, либо не извиняться вообще.
   - Ты сама попросила!
   - Я не просила. Я поинтересовалась, не считаешь ли ты зазорным приходить на день рождения к айдоган.
   - Слушай, - Коул неожиданно взглянул на меня так устало, словно я у него экзамен принимала, - чего ты от меня хочешь? День рождения айдоган - это недостойно и вообще позор, но можно подумать, ты к ним относишься. По тебе же видно...
   Он вдруг запнулся, отвернулся от меня.
   - Что по мне видно?
   - Что ты чистая, - буркнул эльф недовольно. - Как попка младенца.
   Я фыркнула.
   - Ну ты сказанул...
   - Зря смеёшься. Тем более, я маг Крови. - Коул кинул на меня такой многозначительный взгляд, что я поневоле начала заливаться краской.
   Ну конечно, он должен чувствовать нетронутость. Если он сильный маг Крови... Сама я ничего подобного никогда не ощущала, наверное, потому что я девочка.
   Зачем же он меня дразнил, если понимал это с самого начала? Всё же эльфы поголовно психи...
  
  
   Дядя Коготь, когда мы приехали, сидел на кухне и ел из большой миски салат матушки Розы. Рядом стояла здоровенная тарелка с пирожками, и ещё одна тарелка - с мясом и картофельным пюре.
   - Эх, дорогая, как же вкусно, - приговаривал он, наворачивая салат. - А вот и наша Шайна приехала со своим кавалером! Ну, проходите.
   "Кавалера" немного скрючило после этих слов, но дядя Коготь не обратил внимания. Похлопал меня по спине, отчего я поперхнулась и закашлялась - рука у него была словно железная, - а потом, откусив большой кусок от пирога, сказал:
   - Рассказывай, дорогой, что у тебя там случилось. И подробнее.
   Дядя Коготь на первый взгляд производил ужасающее впечатление. Лысый огромный мужик с большими ушами, из мочек которых торчала куча серёг. На самом деле это, конечно, различные амулеты и артефакты... И Стальным Когтем его прозвали ещё за один артефакт - кольцо на указательном пальце левой руки, сделанное в форме птичьего когтя.
   На самом деле дядя Коготь неплохой мужик. Немного грубоватый, но каких таких особенных манер можно ждать от официального столичного главы каторжников и преступников?
   Коул говорил недолго. Стальной Коготь слушал внимательно, не перебивая. Потом задал эльфу несколько вопросов и в конце концов произнёс:
   - Я всё понял. Если твой отец в Лианоре, мы его найдём. Если же нет, попробуем отыскать хотя бы его следы. Что-то я не верю, будто эльф мог исчезнуть совсем бесследно.
   - На Коула ещё покушение было недавно совсем, - влезла я, и однокурсник недовольно посмотрел на меня. - Чего глядишь? Это важно. Может, твой отец его и организовал.
   - Не мог он, - процедил Коул. - Он...
   - Разберёмся, - отрезал дядя Коготь. - В любом случае кто-то на тебя нападал. Найдём, допросим. А Шайна молодец, что сказала. Умом в мамку пошла.
   Он имел в виду, конечно, матушку Розу, но я-то вспомнила Кару Джейл и Триш Лаиру... Поэтому улыбнулась довольно криво.
   - Спасибо, дядя Коготь.
   - Не за что. Как найдём - поблагодарите. А пока... валите обратно в академию. Хватит лясы точить. У меня была тяжёлая рабочая неделя, хочется не только покушать, но и... интим по программе мне положен? А, Роза?
   Коул, явно не привыкший к подобным разговорам за кухонным столом, слегка порозовел, я же только улыбнулась.
   Когда дело не касалось меня, я почему-то совсем не смущалась...
   - Положен, - матушка Роза хмыкнула.
   - Тем более! Всё, идите. Как найду чего - свистну.
   И мы ушли.
  
  
   Наверное, мне не стоило приходить в императорскую библиотеку в воскресенье. В понедельник занятия, выспаться не получится... Просто очень хотелось увидеть Норда. Особенно после всех этих снов про Триш Лаиру. Он ведь тоже её знал.
   Было около двенадцати, когда я прыгнула в портальное зеркало и очутилась в библиотеке. Там оказалось очень темно, и минут десять я простояла возле зеркала, ожидая, что Норд появится с минуты на минуту, как обычно. Потом не выдержала и села в кресло. На его спинке лежал мягкий плед, и я укрыла им ноги - сразу стало намного уютнее.
   Ещё через десять минут я разрывалась одновременно от стыда и обиды. Стыдно было, потому что вообще пришла, а обидно... Норд ведь взрослый мужчина. Наверное, он с какой-нибудь женщиной сейчас. С чего я вообще решила, что он будет прыгать ко мне каждый раз, как я прихожу? У него свои дела, своя жизнь.
   Ревность вспыхнула во мне огненным столпом, ударила в голову и мозг. И я бы непременно ушла, если бы не Хель.
   В тот момент, когда я собиралась встать и отправиться обратно в академию, она вспрыгнула ко мне на колени и ласково замурчала. Какое-то время я ещё смотрела на неё и, улыбаясь, гладила мягкую шерсть...
   Но потом сон одолел меня - и я уснула.
   Уснула, чтобы, проснувшись, увидеть прямо перед собой тёмные глаза Норда.

Глава вторая

   Император Велдон Первый
  
   Страх... Странное чувство. Он не ощущал его по отношению к самому себе очень давно. Пожалуй, с тех пор, как умер брат - последний его верный друг после побега Триш и ссоры с Розой и Эмирин. Именно тогда Велдон окончательно перестал ценить собственную жизнь, изо всех сил пытаясь сберечь Дамира и Даниту. Единственное, что осталось от брата.
   Данита всегда считала, что наследника император любит больше, но это было не так. Он любил их обоих одинаково. Дамир был полезнее для империи - да, но полезность не имеет отношения к чувствам. И Велдон старался полностью обеспечить безопасность племянников, иногда, возможно, немного перебарщивая...
   Вот и сейчас почти весь штат стражников растворился на территории академии, следя не только за Миром и Нитой, но и за остальными студентами. А Велдон отправился в город - впервые за два года. И взял в сопровождение только Эмирин.
   - Если с тобой что-то случится, я тебя из-под земли достану, - пообещала она мрачно, и он засмеялся.
   - Не случится.
   - Ну надеюсь...
   Когда Велдон вышел из кареты, ему показалось, что его словно из тюрьмы выпустили. Жаль, что нельзя погулять по городу... К Розе - и обратно.
   Они постучались с черного хода. Не открывали долго, минуты три, наверное. Потом дверь распахнулась - и на пороге показалась девушка с кудрявыми рыжими волосами, одетая в красный с золотом халат.
   - Клиенты? - окинула она их удивлённым взглядом. - Если да, заходите с парадного. Этот вход для персонала.
   - Мы не совсем клиенты, - Велдон шагнул вперёд. - Прошу вас позвать... матушку Розу. Мне необходимо с ней поговорить.
   Девчонка прищурилась, насмешливо усмехнулась.
   - А деньги у вас есть?
   Закономерный вопрос: на императоре и Эмирин были чёрные неприметные плащи, вовсе не выглядевшие дорого.
   - Разумеется. - Велдон достал из кармана кошель, раскрыл его и швырнул девушке золотой альтерр.
   - Другое дело, - голос её повеселел. - Тогда проходите... м-м-м... на кухню проходите, да. Посидите там. Я попрошу матушку Розу спуститься.
   Она проводила их на кухню, поставила на стол вазочку с конфетами и печеньем и убежала.
   Велдон не стал садиться, просто застыл посреди кухни, оглядываясь. Помещение было небольшим, но очень милым. Ему сразу представилась Шайна, пьющая здесь чай, и он даже знал, на каком именно месте она сидела...
   - Сервис, - усмехнулся он, кивая на вазочку с конфетами. Эмирин опустилась на стул в углу и ответила:
   - Это не сервис, Вел. Знал бы ты, как они настоящих клиентов встречают...
   - Нет, спасибо, как-то нет желания... А ты откуда знаешь?
   - Я приходила осматривать дочь Розы, тогда и видела.
   - У неё была дочь? - удивился император, и Эмирин едва заметно кивнула.
   - Да. Ты правильно сказал - была. Умерла.
   И только он хотел спросить, отчего, как на кухню вошла Роза.
   Розалин Тарс... Велдон помнил её совсем юной девушкой, чуть полненькой, с улыбкой от уха до уха. А теперь перед ним стояла взрослая женщина с горькими светло-карими глазами. Она ещё больше поправилась, но по-прежнему была очень красивой, только вот не улыбалась...
   - Добрый вечер, - Велдон вслушался в голос: вроде бы прежний, и в то же время нет. Но он так и не смог понять, в чём отличие. - Чем могу помочь?
   Император не стал отвечать, просто скинул капюшон.
   Глаза Розы расширились, рот чуть приоткрылся, и она непроизвольно сделала шаг назад.
   - Норд?! - воскликнула, но сразу же помотала головой. - Прошу прощения... Ваше величество...
   Да, Роза тогда так и не привыкла называть его Велом. А после и вовсе перестала как-либо его называть, кроме "ваше высочество" и затем "ваше величество".
   - Можно без титула, Рози, - сказал император, улыбнувшись. - Я не знаю, рада ли ты меня видеть, но я тебя - очень.
   Она слегка покраснела.
   - Зачем же ты... сюда... я бы сама пришла...
   - Это было бы неправильно.
   Роза непонимающе нахмурилась и хотела что-то спросить, но тут заметила второго своего посетителя.
   - А кто это с тобой?
   Эмирин подняла руку и скинула капюшон с головы.
   - Добрый вечер, Розалин.
   - Профессор Аррано... - пробормотала хозяйка борделя. - Какой сегодня странный день... Не иначе, я сплю...
   - Нет, не спишь, - Велдон сделал шаг вперёд и поймал ладонь Розы. - Если хочешь, я даже могу тебя ущипнуть, чтобы ты убедилась.
   - Спасибо, не стоит, - она усмехнулась, но ладонь не отняла. - Так... что случилось? Почему ты пришёл?
   - Ничего не случилось. Я пришёл потому что нужно было прийти давно. И попросить прощения. - Её пальцы в его руке чуть дрогнули. - Я накричал на тебя тогда, наговорил глупостей. Извини, если можешь, Рози.
   Она молчала несколько секунд, а потом едва слышно сказала:
   - Я думала, что больше никогда тебя не увижу.
   - Я тоже так думал.
   - Я тебя ненавижу, знаешь?
   Он улыбнулся, и Роза Тарс, хозяйка борделя и взрослая женщина, вдруг всхлипнула, как маленькая девочка.
   А потом бросилась ему на шею.
   - Я так рада, что ты пришёл... После того как сбежала Триш и мы поссорились, мне казалось, что мир рухнул.
   - Прости. Я дурак.
   Она засмеялась, отстраняясь, вытерла лицо ладонями.
   - Мы все... не особенно умные. Да, профессор?
   Велдон оглянулся и увидел, что Эмирин смотрит на них с Розой, улыбаясь. Он хорошо знал эту её улыбку...
   - Нет, Розалин. Вы просто оступились и не сразу смогли подняться. Так бывает, когда больно.
   Жаль, что он не попросил у Розы прощения раньше. Наверное, тогда было бы чуть легче жить...
   - Ты можешь рассказать мне кое-что, Рози? Я должен знать...
   - Про Риш? - она усмехнулась и опять шмыгнула носом.
   - Почти. Про Кару Джейл.
   Взгляд Розы наполнился удивлением.
   - О-о-о, ты уже знаешь... Хорошо, я расскажу, но давай сядем. Я сегодня набегалась, устала... - Они опустились на стулья рядом друг с другом, и Розалин продолжила: - После того как Риш исчезла, я пребывала в полнейшей растерянности. Ты со своими обвинениями и жутким рассказом, слухи о профессоре Аррано... Простите меня, Эмирин, тогда все вокруг говорили, что вы умираете... А Норд... то есть, Вел утверждал, что это всё Риш виновата. Я не могла в это поверить, просто не могла. Но... она ко мне ведь так и не пришла, так и не рассказала правду. Просто исчезла, не попрощавшись...
   Но спустя два года Риш всё же пришла ко мне. Я тогда была в полном отчаянии, потому что мой муж и отец Эрли сбежал, стоило только врачам поставить девочке диагноз. Невосприимчивость к магии при слабом даре... Ты знаешь, что это значит?
   Велдон кивнул. Подобные дети рождались крайне редко и обычно не доживали даже до пятнадцати лет. По сути, они умирали от магии, которая медленно убивала их изнутри. И вылечить подобное нельзя - на таких детей не действовала никакая магия.
   В том числе магия Разума.
   - Я пыталась спасти Эрли, - с горечью тихо произнесла Роза, - даже Эмирин приглашала, но... не помогло. А мой муж сбежал, как только нам объявили диагноз, и больше я его не видела.
   Вот в этот момент и появилась Риш. Точнее, Кара Джейл... Она выглядела иначе, даже разговаривала со мной по-другому. Сказала, что все твои слова - правда, что она действительно прокляла тебя, убила нескольких стражников и чуть не убила профессора Аррано. Я была в ужасе, Норд... Я ведь не верила в это, понимаешь? А тут она сама пришла и рассказала...
   Риш попросила меня об одной-единственной услуге. Поведала, что у неё есть драгоценность, и если с ней что-то случится, она просит меня позаботиться об этой драгоценности. Я думала, это какой-то артефакт, но оказалось, что это...
   - Дочь.
   - Да... Приёмная, но Риш относилась к ней, как к родной. И я обещала, что позабочусь о её маленькой Шани... И в этот момент меня озарило. Я вспомнила, что ты просил у меня амулет Жизни Триш, и подумала, что это шанс изменить своё плачевное состояние. Я спросила у неё, могу ли отдать тебё её амулет Жизни, и Риш ответила - да. А взамен я попросила...
   - А взамен ты попросила бордель, - Велдон засмеялся. - Я помню, Рози.
   Она смущенно кашлянула.
   - Шайна появилась в моей комнате восемь лет спустя. Маленькая девочка в одной ночнушке... И я правда полюбила её, как собственную дочь. Я никогда не рассказывала ей о Риш... Она думает, что её маму зовут Кара Джейл и она была странствующим магом...
   - Теперь Шайна знает правду, - сказала вдруг Эмирин. - Знает всё - ну, или почти всё - про Триш Лаиру и Кару Джейл.
   - Как? - воскликнула Розалин, а Велдон просто поднял брови.
   - Ей снились сны про Триш. Много снов. У меня есть предположение, что ей их насылал сам амулет. Правда, цель совершенно непонятна... Но факт остаётся фактом - теперь Шайна в курсе про Триш.
   Император только вздохнул. Он даже не знал, хорошо это или плохо... Может быть, когда-нибудь Шайна смирится с тем, кем была её мама, но сейчас ей наверняка очень больно.
   - Бедная моя девочка! - воскликнула Розалин, почти процитировав его мысли.
   И в это мгновение Велдон даже похолодел, вдруг осознав - она наверняка там, в библиотеке... Одна!
   - Прошу прощения, - он встал из-за стола. - Скоро рассвет, и я думаю, нам пора. Да, Рози? Тебе ведь тоже надо спать...
   - Надо, - она улыбнулась. - Хотя чаще всего я делаю это днём.
   - А раньше ты была жаворонком...
   - Надо же, ты помнишь... Да, была. Все мы кем-то были, а теперь уже нет... С этим борделем в принципе не поспишь, а уж ночью - тем более!
   Велдон не смог сдержать усмешку.
   - Сама виновата, - подмигнул он Розалин, и с радостью послушал, как она смеётся.
   По крайней мере одно осталось прежним. Смех у хозяйки борделя был точно такой же, как раньше, когда она была простой студенткой магической академии.
  
  
   Шайна спала в кресле с ногами, накрывшись пледом, а на руках её кверху пузом лежала и мурчала от удовольствия нахалка Хель.
   Первые лучи рассветного солнца уже касались волос девушки, гладили её лицо, губы и чуть подрагивающие ресницы. Он приблизился, стараясь ступать по полу как можно тише, и встал на колени возле кресла - так, чтобы его лицо было рядом с её.
   "Милая, искренняя, трогательная девочка. Я очень рад тебя видеть, но почему же ты ходишь сюда ко мне? Проклятый император - не самая лучшая компания. Да, ты не знаешь, кто я такой, но что-то находишь здесь, из-за чего возвращаешься..."
   Велдон знал, что это неправильно, но всё же поднял руку и осторожно коснулся волос Шайны. Хотелось большего - запустить в них руку, запрокинуть ей голову, обнажая беззащитную шею, и поцеловать. Но он не будет этого делать.
   Щека... Сейчас, на свету, был виден мягкий полупрозрачный пушок, и лёгкий румянец. Совсем небольшой и почти детский.
   Губы... Пухлые, мягкие и сладкие даже на вид. Она наверняка никогда не целовалась. И как же хочется попробовать...
   Велдон подался вперёд, намереваясь, конечно, не поцеловать - просто быть чуть ближе - и тут Шайна проснулась.
   Глаза её были сонными и немного мутными. Она облизнула губы и шепнула:
   - Норд...
   - Да? - император не стал отстраняться. Слишком близко, да, но он ведь ничего не делает...
   - Я ждала тебя... И уснула... Как ты...
   - Да. Как я. С добрым утром, Шани.
   Она улыбнулась. Несколько секунд смотрела на него, а потом вдруг её глаза наполнились испугом.
   - Утром?.. А сколько времени?..
   - Полшестого. Не волнуйся, до побудки ещё есть время.
   Велдон всё же поднял руку и дотронулся - чуть-чуть, совсем немного, самыми кончиками пальцев - до её щеки. Она была очень тёплой и нежной.
   Он почти сразу убрал ладонь, но Шайна всё равно начала краснеть.
   - Тебе что-нибудь снилось?
   - Сейчас нет. Но...
   - Позавтракаешь со мной? - предложил император, вставая с колен и выпрямляясь. - Если не хочешь спать, конечно. Я, правда, ещё не ложился, но ничего, потом наверстаю. Или отправишься в академию?
   Шайна покраснела сильнее. Интересно, почему...
   - Позавтракаю, - кивнула и почесала подставленное пузо Хель, которая продолжала безмятежно спать у неё на коленках.
  

***

   Шайна Тарс
  
   Никогда раньше в чьём-либо обществе я не чувствовала себя так, как чувствовала с Нордом. Мне одновременно было и очень неловко, и волнительно, хотелось и уйти, и остаться. И сердце билось быстро-быстро, и краснела я гораздо чаще, чем обычно.
   И хуже всего было то, что мне это нравилось. И я была страшно счастлива оттого, что не ушла, уснула в кресле и дождалась Норда.
   О Дарида, неужели все теряют мозги, когда влюбляются?
   Мне стоило признать это уже давно. Я действительно в него влюбилась...
   Пригласив меня позавтракать, Норд куда-то ненадолго ушёл, и вернулся с подносом, полных самых разных вкусностей. Здесь были булочки, фрукты, тарелка с сыром, колбасой и хлебом, белый йогурт, маленькая кастрюлька с кашей, стаканы с чаем... Как он только это донёс?..
   - Ты что ешь на завтрак? - спросил Норд, поставив поднос на столик передо мной. Сел напротив и взял одну пустую тарелку в руки.
   - По-разному, - ответила я. - Но вообще я кашу люблю очень. Мама приучила...
   - Матушка Роза? - уточнил он, накладывая мне кашу в тарелку. - Или ты имеешь в виду свою настоящую маму?
   Я сглотнула.
   - Настоящую.
   Он кивнул, передал мне тарелку и начал накладывать кашу уже себе. Потом взял кусок сыра и начал есть, заедая кашу сыром.
   - Что ты так смотришь? Не пробовала? Попробуй, это вкусно.
   - Я знаю. Мама тоже так ела. И я ем...
   Норд внимательно посмотрел на меня, и я смутилась. Взяла в руки ложку и тоже стала завтракать.
   Каша была прекрасная, язык можно проглотить. В академии тоже неплохо кормили, но это...
   - Это чего, завтрак императора?
   Норд поперхнулся.
   - Почему?
   - Вкусно очень. Я поэтому и подумала - может, ты этот завтрак на императорской кухне стыбзил?
   Он засмеялся, и почему-то мне показалось, будто он немного расслабился.
   - Ну да, так и было. Ты догадливая, Шани. Я рад, что тебе нравится. Попробуй ещё булочки, их император тоже очень любит.
   Булочки были не просто потрясающие - они были божественные. С самыми разными фруктовыми начинками и мягким тестом, ароматные, чуть тёплые...
   - Таких булочек даже матушка Роза делать не умеет, - вздохнула я.
   - Ты только ей этого не говори, - улыбнулся Норд, а потом спросил: - Ты ведь не просто так пришла ко мне сегодня? Ты хотела что-то рассказать?
   Я закусила губу, сделала глоток чая. Конечно, я хотела рассказать, но как начать?..
   А потом я вдруг сообразила...
   - Ты... ты ведь знал, что я - дочь Триш Лаиры?
   Он не отвёл взгляд.
   - Я догадывался, Шани. Вряд ли кто-то другой мог перенестись сюда через портальное зеркало. А потом, помнишь, я спросил тебя про родителей? Ты рассказала про маму, и я понял, что Триш наверняка взяла имя Кара Джейл. Эмирин подтвердила мои догадки, признавшись, что в академии никогда не было студентки с таким именем.
   Мне стало жарко. О Дарида, я совсем забыла... ведь ректор тоже знает о том, чья я дочь. И не просто знает... наверное, она с самого начала это понимала. Как только услышала моё имя...
   - Норд, - я сглотнула, - как ты думаешь... Почему Эмирин... то есть, ректор... почему она нюхала меня?
   - Что? - он, кажется, слегка удивился.
   - Когда она узнала, что меня зовут Шайной, то встала на колени и начала меня нюхать. Почему?
   Норд задумался на секунду.
   - Конечно, я не могу знать точно. Но предполагаю... Она ведь в то время ещё не подозревала, что ты - приёмная дочь. Если бы ты была родной дочерью, Эмирин почуяла бы это.
   - Да? - поразилась я. - Оборотни способны на такое?
   - Не все. Эмирин способна. Но про амулет она тоже тогда не знала, а он блокирует любой родственный поиск. В том числе и нюх оборотней.
   Да, я помнила, что сказала мне ректор в ответ на вопрос, как она узнала, что я - родственница Дрейка. "Догадалась". Не почуяла - догадалась.
   Все вокруг о чём-то догадывались, одна я врала самой себе, боясь признаться в очевидном.
   - А почему ты не сказал мне?.. Ну... что я дочь Триш...
   Норд взял в руку одну из булочек, повертел, словно пытаясь найти самое вкусное место для откусывания, и задумчиво произнёс:
   - Ты думаешь, так было бы лучше?
   - Нет, - честно ответила я, и он вздохнул.
   - Тогда хорошо, что не сказал. Шани... Помнишь, я спрашивал, разлюбила бы ты свою маму, если бы узнала о ней нечто плохое? Теперь как ты ответишь на этот вопрос?
   Я отвернулась и поджала губы - отвечать мне совсем не хотелось. Было ужасно больно, как будто сердце в груди огнём сжечь пытались.
   Конечно, я не могла разлюбить маму. Но кто она - моя мама? Кого мне теперь любить? Триш Лаиру, убийцу и предательницу?
   Проще было признать, что у меня вообще нет матери. Но... у меня бы просто не повернулся язык.
   Краем глаза я заметила, что Норд почти бесшумно поднялся с кресла, шагнул ко мне и... встал рядом уже с моим креслом. Встал на колени...
   Я повернулась к нему лицом и смущённо выдохнула, когда он осторожно взял в свои руки одну мою ладонь. Нежно погладил, как будто у него в руках была не обычная девичья ладонь, а какая-то хрупкая драгоценность.
   Мне стало невыносимо жарко. Захотелось сжать пальцы, чтобы лучше чувствовать... но я - я, выросшая в борделе Шайна Тарс, - не смела...
   Какие у него тёплые руки. Тёплые, большие, сильные, и в то же время нежные. И надёжные.
   - Шани, - сказал Норд тихо, не отрывая от меня ласкового, но напряжённого взгляда, - я понимаю, что ты чувствуешь. Конечно, это огромное разочарование. Знаешь, когда я был маленьким, я считал своего отца идеалом, он казался мне лучшим человеком на свете. Но он умер, когда мне было не десять, как тебе, а двадцать с небольшим, и к тому времени я уже понял - идеальных людей на свете не бывает.
   - Но он ведь не был убийцей, - прошептала я и совсем глупо шмыгнула носом, вызвав у Норда лёгкую улыбку.
   - Знаешь, это спорный вопрос, на самом деле. Но чтобы разобраться, кем был мой отец, а кем не был, надо рассказывать его биографию, а мне совсем не хочется. Суть в другом. Он - вот такой неидеальный и иногда очень меня раздражающий - любил меня и гордился мной. Понимаешь, что я хочу сказать, Шани? Какая бы ни была Триш - она тебя любила. Ты ведь знаешь это.
   Знаю? Да, знаю...
   Я люблю тебя. Что бы ни случилось в дальнейшем, помни об этом. Я очень люблю тебя, Шани. Больше жизни люблю.
   Я всхлипнула.
   Мама... ты ведь понимала - когда-нибудь я узнаю правду, поэтому и произнесла тогда эти слова. В надежде, что я вспомню.
   И я помню. Но... как же это сложно...
   Норд чуть сильнее сжал мою руку.
   - Шани... не переживай, пожалуйста. Мне невыносимо это видеть.
   Только я открыла рот, чтобы спросить, почему, как он вдруг поднёс мою ладонь к своему лицу и поцеловал. Легко коснулся губами, словно это не ладонь была, а бабочка, с которой он боялся стереть пыльцу...
   Я затаила дыхание и следила за его движениями с замершим от восторга и смущения сердцем.
   После этого невесомого поцелуя Норд какое-то время смотрел на мою ладонь. Едва заметно улыбнулся, перевернул её - и коснулся губами запястья.
   Никогда и никто. Из девочек. Борделя. Не говорил. Мне. Что прикосновение. К запястью. Подобно удару молнией...
   И я не сдержала странного и безумно чувственного вздоха. Услышав его, Норд поднял голову и посмотрел на меня глазами, полными какого-то дикого голода.
   Но это длилось не дольше трёх секунд. Он моргнул - и всё исчезло.
   Положил мою руку обратно на подлокотник, сел на своё место и тихо сказал:
   - Время уходит, Шани. Тебе пора в академию. Побудка совсем скоро.
   Я с трудом кивнула, всё ещё пребывая в смущённом состоянии. И кажется, вновь начала заливаться краской...
   - Ты придёшь на этой неделе? - спросил вдруг Норд.
   - Приду, - прошептала я, краснея ещё больше, и даже глаза опустила. - Конечно, приду...
   Разве я могу не прийти?..
  

***

   Император Велдон Первый
  
   Рассвет был необыкновенно ярким, пронзительно-оранжевым, с красными всполохами, будто там, на небе, горел большой костёр. Они с Хель стояли возле окна в комнате императора и наблюдали за медленно поднимающимся солнцем. Его лучи отражались в оконных стёклах, разбивались о них, и золотили всё вокруг.
   Кошка неторопливо ходила по подоконнику, подняв вертикально вверх свой пушистый серый хвост.
   - Красиво, Хель.
   - М-м-мрм, - ответила она и потёрлась головой о ладонь Велдона.
   Он улыбался, сам до конца не понимая, почему. Нет, наверное, он понимал. Но всё же... слишком невероятно. И безнадежно. Поэтому...
   - Не следует об этом думать, Вел, не следует, - прошептал император, поднял руку и дотронулся кончиками пальцев до своих губ, вспомнив вдруг, как поцеловал ладонь Шайны. И запястье.
   Тогда, в тот самый момент, когда она сидела в кресле, и в глазах её плескалась боль, Велдон просто хотел её утешить. Но затем...
   Он ведь никогда и никому не целовал руки. Даже Эмирин. И Триш тоже. Удивительно, но император раньше об этом и не задумывался...
   А теперь ему было приятно, что он смог подарить ей хотя бы такую малость, как поцелуй руки. Первый в его жизни поцелуй.
   - О Дарида, Вел... Сколько тебе лет? Сорок или двадцать?
   - М-м-мрм, - промурчала укоризненно Хель, и он засмеялся.
   - Да, я знаю, малышка. Знаю, что возраст тут совершенно не при чём... Только бы вовремя остановиться...
   Велдон знал - не следует допускать большего сближения. Он должен остаться её другом, чтобы не сломать девочке жизнь.
   Император, вздохнув, отошёл от окна, разделся и нырнул в постель. Он, конечно, всегда спал мало, но всё же совсем не спать - это самоубийство. Хотя бы пару часов вздремнёт.
   Даже императорам надо спать, как бы странно это ни звучало...
  
  
   Он сразу понял - это сон. Давным-давно Триш научила его отличать сон от яви, и с тех пор Велдон ни разу не ошибался. Впрочем, ему почти не снились сны последние двадцать лет.
   Императорская библиотека была залита ярким солнцем, почти как тогда, когда Триш приснилась ему в прошлый раз. И сама она тоже была тут - ходила и рассматривала корешки книг, одетая в форменный плащ академии.
   А император вновь не мог встать с кресла.
   - Спасибо, что сказал, - произнесла вдруг Триш, поворачиваясь к нему лицом. И Велдон сразу понял, о чём она.
   - Я просто сказал правду, Риш. Поэтому - не за что.
   - Мне было важно, чтобы она вспомнила... Я надеюсь, это поможет ей простить меня. Она нравится тебе? - спросила Триш одновременно серьёзно и весело, подходя ближе. - Правда, нравится?
   - Правда.
   Она улыбнулась.
   - Я рада. Я никого не любила так, как её. Даже тебя, Вел.
   На этот раз Триш было видно гораздо лучше, поэтому император смог рассмотреть её, и убедился, что у неё действительно больше нет красного глаза...
   - Риш... твои глаза... Почему они карие? - спросил он тихо, и улыбка Триш слегка угасла.
   - Это наказание.
   - Наказание?
   - Да. Ты ведь знаешь, Вел, магия Разума, которой я когда-то обладала - это благословение. Но я потеряла своё благословение в ту ночь, когда убила тех стражников и ребёнка Эмирин. Я перестала быть магом Разума. И глаза стали карими...
   Велдон кивнул - Триш подтвердила его догадку.
   - Я хотела сказать тебе кое-что. Пожалуйста... найдите Эдриана. Это очень важно. Скажи Эмирин, что это важно.
   - Мы понимаем. И ищем.
   Она закусила губу.
   - Будь осторожен. Тебе грозит большая опасность...
   Император засмеялся, чувствуя, как начинает растворяться сон.
   - Я справлюсь, Риш. В конце концов, не в первый раз...
  

***

   Принцесса Данита
  
   Принять решение оказалось просто. Она действительно хотела узнать, где Дамир, и Коул... возможно, он сможет подсказать ей, как нужно правильно его искать.
   Поэтому в понедельник после обеда принцесса поймала его в коридоре и шепнула:
   - Надо поговорить.
   Эльф окинул её насмешливым взглядом, усмехнулся.
   - Тогда пошли.
   В самом здании академии стражники за Данитой не ходили, и ей это страшно нравилось. Хотя она была уверена - они где-то тут, рядом, и если что - полезут из всех щелей. Но принцесса никого не видела, и это казалось благом.
   - Заходи, - Коул распахнул перед ней дверь своей комнаты, и Данита поморщилась.
   - Может, в библиотеку...
   - Отличная идея. Ты же наверняка хочешь запустить новую сплетню, но на этот раз о себе. Принцесса дома Альтерр встречается с эльфом! Ах, какие страсти!
   - То есть, ты считаешь, ходить к тебе в гости - это лучше?
   - В коридоре никого нет. Просто заходи быстрее и прекращай разглагольствовать.
   Принцесса усмехнулась и всё же вошла в комнату Коула. Огляделась - и её усмешка стала больше.
   - Ну и свинарник у вас...
   - Извини, не дворец, - развёл руками эльф. - Вон, стульчик свободный. Почти. Скидывай одежду и садись.
   Данита с сомнением посмотрела на стул, заваленный чьими-то шмотками. Венчали это безобразие чёрные трусы, положенные поверх остального вороха одежды.
   - Твоё добро? - спросила она, грубо скидывая одежду на пол.
   - Не-а, - ответил Коул, плюхаясь на кровать. - С соседями не очень повезло. Вчера нашёл ремень Стейна у себя под подушкой, чуть не задушил его этим самым ремнём... Так о чём ты хотела со мной поговорить, высочество?
   Высочество нахмурилась, посопела.
   - Ты обещал помочь найти Дамира.
   - Я пока ничего не обещал. Но готов посодействовать... Раз уж ты сама с такой ерундой не справляешься.
   - С ерундой, - процедила Данита. - Много ты понимаешь. Ты нашего ректора совсем не знаешь. Это наверняка она его спрятала... Дамира, небось, теперь родная мать не узнает.
   - Учитывая, какая дрянь ваша мамаша, думаю, она и тебя не узнает, хотя тебя никто не прятал. - Принцесса поморщилась, но Коул не обратил внимания. - Что же касается твоего братца... Ректор, конечно, гений. Это бесспорно. Но ты же сама понимаешь - она бы не стала ломать Дамира.
   - Что значит - ломать?
   - То и значит. Она могла бы стереть ему воспоминания и вложить в башку новые. Смена внешности - понятно, но Эмирин вполне по силам сделать из кого угодно что угодно. Колоссальная сила эта магия Разума...
   - Завидуешь? - фыркнула принцесса.
   - Немного. Есть чему. Она могла бы сидеть на троне вместо твоего дяди, понимаешь? Но почему-то предпочитает торчать в своём лесу и заниматься проблемами академии... Впрочем, я отвлёкся. У твоего брата, несмотря на иную внешность и, несомненно, поддельные данные о совершенно другой личности, должно было остаться нечто такое, что ректор не стала менять или убирать. Просто потому, что она, например, может об этом не знать. Или не считает нужным корректировать. Подумай, принцесса... возможно, твой брат знает или умеет то, что больше никто не знает или не умеет.
   Данита думала с минуту, а потом её лицо озарилось и глаза заблестели.
   - Да... Да, кхаррт тебя дери! Слушай, ты гений.
   Коул только хмыкнул.
  

***

   Наследный принц Дамир
  
   С Шайной явно что-то происходило, только он не понимал, что. Она постоянно о чём-то думала, но ничего не рассказывала. Утешало лишь то, что на его вопрос, замешан ли тут хранитель библиотеки, Шайна ответила кратким словом "нет". И Дамиру очень хотелось в это верить.
   Во вторник первокурсники, как всегда, с нетерпением ожидали лекции ректора. Все были в диком восторге от Эмирин и жалели, что она не ведёт у них ещё и практику. Все, кроме, пожалуй, Дин.
   - Мама - страшный зверь, - сказала она им с Шайной. - При всей своей странности, Араилис Нерида гораздо мягче.
   Дамир понимал, что имеет в виду Дин. Когда их с Данитой чему-либо обучал дядя, он тоже казался им намного строже остальных учителей. Если остальные драли с наследников одну или максимум две шкуры, то император - три или даже четыре.
   - Добрый день, тема сегодняшней лекции, - сказала Эмирин, заходя в аудиторию, - преобразование Источника силы. Вы все наверняка помните определение Источника, но я всё же повторю. У каждого мага есть определённый магический резерв - это количество силы, которое он может потратить на одно или несколько заклинаний. Затраченную силу можно восстановить, если поесть, выспаться или - при слишком большом расходе - выпить специальное зелье. При этом каждый маг, извлекая из себя энергию, способен получать нити силы только определённого вида. Это и называется Источником. Их всего шесть - Огонь, Вода, Воздух, Земля, Свет и Тьма. Чем с большим количеством Источников умеет работать маг, тем ему легче в построении своих заклинаний. В остальных случаях Источник приходится преобразовывать. Маг, владеющий только Тьмой, не сможет осветить комнату, если не научится преобразовывать Тьму в Свет. Всем всё ясно?
   Это были основы, которые Дамир проходил ещё в раннем детстве. Поэтому наследник слушал Эмирин вполуха, при этом с интересом наблюдая за Шайной.
   Она смотрела на ректора как-то странно. Словно была перед ней в чём-то виновата.
   - Большинство магов умеют работать с одним-двумя Источниками. Три-четыре - уже редкость. Пять-шесть - редкость ещё большая.
   - Простите, профессор, - поднял руку какой-то студент с задних рядов, - но вы ведь не назвали в числе Источников магию Разума...
   - Разум не является Источником, так как его сила неисчерпаема и её невозможно преобразовать во что-либо другое. Поэтому всё верно. Источников шесть.
   - А магия Крови? - спросил тот же студент.
   - Магия Крови по классификации относится к Источнику Тьмы. Маги Крови обязательно используют Тьму, но не все маги, владеющие Тьмой, могут практиковать заклинания с использованием магии Крови. Это понятно?
   - Да, профессор...
   - Тогда дальше. Кто из присутствующих владеет одним Источником?
   Руки подняла примерно треть аудитории. В том числе и Шайна - она владела только Тьмой.
   - Два Источника?
   Ух, как много рук.
   - Видите? По статистике большинство магов владеют именно двумя Источниками. Теперь - у кого три Источника?
   Дамир потянул руку вверх - он владел всеми стихиями, кроме Земли. В отличие от него, Данита умела работать только с Огнём и Водой.
   И только наследник поднял руку, как понял, в чём просчитались Эмирин и дядя Велдон.
   Три Источника были всего у семи студентов из девяноста. Кхаррт!
   Зато остальные шестеро оказались мальчиками...
   - Прекрасно. Четыре Источника?
   Пусто.
   - Пять?
   То же самое.
   - Шесть?
   Никого.
   - Простите, профессор, - вновь подал голос тот же студент с задних рядов, - а насколько часто рождаются маги, владеющие всеми шестью Источниками?
   - Крайне редко. За всю историю существования академии здесь училась только одна такая студентка. - Ректор вдруг повернула голову, и Дамиру показалось, что она посмотрела на Шайну. Чуть улыбнулась, едва заметно кивнула. - Её звали Триш Лаира. Это была очень талантливая и добрая девочка. Владела всеми шестью Источниками, магией Крови и Разума.
   По аудитории прошёл взволнованный шёпот.
   А Шайна почему-то побледнела.
   - А где она сейчас?
   - Погибла. К сожалению, даже настолько сильные маги не застрахованы от предательства. Но продолжим. Преобразование Источника силы осуществляется...
   Шайна опустила голову и сжала что-то, висевшее у неё на шее под платьем. А Дамир вдруг осознал...
   Раньше он припоминал только одно: дядя Велдон упоминал имя "Триш Лаира", а теперь наследник наконец вспомнил, с чем это имя было связано.
   Именно Триш Лаира наложила на Альтерров проклятье рода.
   Так... и при чём тут Шайна?
  
  
   За обедом самой радостной из всех оказалась Данита. Она просто цвела и пахла.
   - Чего случилось? - спросил у неё Эван с интересом. - Какие-то вы все... разные. Ты счастливая, остальные не очень. А Шайна вообще будто в трауре.
   Полуэльфийка чуть поморщилась, а сестра ответила:
   - Да так, нащупала слабенькое место в плане по упрятыванию от меня Дамира.
   Наследник чуть компотом не подавился.
   - Это какое же? - протянула Дин будто бы лениво, но глаза её чуть пожелтели.
   - Я всё думала, как бы это вызнать. А ректор сама на лекции разговор завела... У Дамира же три Источника! Три! У нас на курсе таких студентов всего шестеро, если не считать Мирру.
   Правильно. Не надо Мирру считать.
   Дин задумчиво размешала суп, съела ложку, а потом спросила:
   - А с чего ты вообще взяла, что твой брат у нас на курсе?
   - В смысле? - нахмурилась Данита.
   - В прямом. Почему Дамир должен быть первокурсником? Вас ведь самые лучшие учителя обучали. Может, его на второй курс упрятали?
   - Кстати, вполне возможно, - кивнул Эван. - Там в этом году десять студентов-новичков. По обмену из Мирольской академии. И все мальчики.
   Дамир чуть не расхохотался. Тётя Эм, всё же ты гений...
   Лицо у Даниты вновь стало несчастным.
   - А зачем тебе его искать? - вдруг спросила Шайна. - Если спрятали - значит, так надо.
   Принцесса явно разозлилась, начала говорить:
   - Спрятали! Ладно бы, от других, но от меня?!
   - И потом, - продолжила Шайна, будто бы не слышала возмущения в её голосе, - если бы наследник хотел, чтобы ты его нашла, он бы дал о себе знать. А если не даёт - значит, не хочет.
   Глаза Даниты наполнились слезами, и Дамиру безумно захотелось утешить сестру. Но он даже слова не успел сказать - она бросила ложку, которую до этого держала в руке, на поднос, встала и проорала:
   - Вот именно! В этом всё дело! Он не хочет!! Но я же его сестра! - всхлипнула и побежала к выходу из столовой.
   Наследник готов был бежать за ней, но... не стал. Иначе все старания дяди Велдона и Эмирин вновь станут напрасными.
   Уже в дверях Данита вдруг обернулась, стёрла слёзы с щёк, подняла руки к потолку - и от одной стены до другой выросла радуга. Трёхцветная.
   Это был удар ниже пояса, и принцесса знала об этом. Они играли так, когда были совсем маленькими - Данита создавала три первых цвета, а он - четыре последующих. "Радужный мостик" - так они называли эту игру.
   "Если тебе станет грустно, сделай такую радугу, - говорил Дамир сестре тогда, - а я продолжу. И ты будешь знать, что я с тобой".
   Он просто не мог иначе...
   И секундой спустя под потолком висела уже не трёхцветная, а самая обычная радуга. И принцесса смеялась, оглядывая столовую и явно пытаясь отыскать взглядом того, кто достроил Радужный мостик.
   Но не находила. Конечно, ведь она искала среди мальчиков...

Глава третья

   Шайна Тарс
  
   В ночь после лекции по прикладной магии я не ждала снов. Но увы - у моего подсознания были свои планы.
   Перед тем, как уснуть, я всё прокручивала в голове слова ректора.
   "Это была очень талантливая и добрая девочка".
   "К сожалению, даже настолько сильные маги не застрахованы от предательства".
   Говоря это, Эмирин смотрела на меня. И мне теперь ужасно хотелось встать и пойти к ней, чтобы задать целую кучу вопросов...
   За что Триш убила её ребёнка? Почему не попросила прощения? Кто убил её саму? Почему амулет, который висит у меня на шее, так важен?
   Я не понимаю, я ничего не понимаю... Я чувствую, что мама была замешана в чём-то ужасном, и я теперь тоже замешана. Может быть, это связано со спрятанным принцем Дамиром?
   Амулет... "Никогда не снимай его, Шани..."
   Почему?!
   Ох, мама...
  
  
   Я не была раньше в этой комнате. Небольшое помещение, широкая кровать с балдахином. Но запах дерева был мне знаком... да и женщина, что лежала на этой самой кровати.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросил незнакомый мужчина, стоявший посреди комнаты. Он был очень богато одет - камзол с вышивкой и золотыми пуговицами, штаны из дорогой ткани, широкий пояс с металлическими вставками и пряжкой с гербом правящей династии.
   Черты лица этого мужчины были резкими, но привлекательными, особенно глаза - тёмные, похожие на глаза Норда. А волосы седые, хотя старым он совсем не казался.
   Эмирин чуть приподнялась на постели, прижала к губам платок, кашлянула. На платке осталось пятно крови.
   - Лучше, Рейзор.
   Рейзор... Где я слышала это имя... Что-то страшно знакомое...
   - Нарро не хотел меня пускать, - мужчина усмехнулся. - И сказал: если после моего визита тебе станет хуже, то он собственноручно вырвет мне сердце, невзирая на моё императорство.
   Точно! Император Рейзор! Отец нынешнего императора Велдона.
   Ну ты даёшь, Шайна... В истории разбираешься даже хуже, чем в боевой магии.
   - Извини его, - сказала Эмирин, вновь кашлянув - на платке появилось ещё одно пятно. - Он просто переживает.
   - Что у тебя с регенерацией?
   - Её сейчас нет. Через пару дней должна восстановиться, но пока нет.
   - Чем же Триш в тебя запульнула... - пробормотал император, и я наконец поняла: это происходило сразу после побега мамы.
   Эмирин открыла рот, чтобы ответить - но опять закашлялась. На платке уже не осталось ни одного белого пятнышка. Она взяла новый, вытерла губы.
   - Это одно из немногих заклинаний, которым меня действительно можно убить, Рейзор. "Паутина Смерти". Будь это кто-то другой, не Триш, я бы отбила, но от неё я просто не ожидала.
   Император поджал губы.
   - Тогда ты поймёшь мою просьбу, Эм. Велдон в отчаянии, и я, честно говоря, тоже. Все придворные маги пытались найти Триш, но не смогли. Помоги нам.
   - Нет, - к моему удивлению, Эмирин покачала головой. - Прости, Рейзор. Я не буду этого делать.
   Он вздохнул. В отличие от меня, император явно ждал подобного ответа.
   Но... почему ректор не захотела искать Триш?
   - Я мог бы приказать тебе, но знаю, что это бесполезно. Тебе всегда было плевать на любые приказы.
   - Мне не плевать, Рейзор. Но есть множество причин, по которым я не буду искать Триш.
   - Назови хотя бы одну.
   Эмирин улыбнулась, кашлянула, вновь окрасив кровью платок, и ответила:
   - Возвращаться всегда должен тот, кто уходил. Я не буду за ней бегать. Для меня она ничего не может сделать. Что же касается Велдона... он сам справится с проклятьем, я уверена.
   С каким таким проклятьем?! Мама, что, ещё и кого-то прокляла для полного счастья?!
   Нет, не кого-то. Велдона!
   - Ты так думаешь?
   - Справится, Рейзор. Он справится. - Эмирин откинулась на подушки и закрыла глаза. - А теперь, прошу, оставь меня, если не хочешь в ближайшие дни искать нового хранителя для Лианорской академии.
   Кажется, император хотел сказать что-то ещё, но не стал. Развернулся и вышел из комнаты.
   А я проснулась.
  
  
   Нет, сегодня я ни к кому не пойду. Всё, хватит мучить других своими проблемами. Да, очень хочется поговорить с Эмирин, но у неё и так полно забот. Норд вообще скоро сможет приклеить себе на грудь надпись "персональная нянька Шайны Тарс". А Дрейк... он неплохой, на самом деле неплохой. Но мне пока не хотелось делиться с ним своими переживаниями. Совсем не хотелось...
   Дин и Мирра спокойно спали. Обе лежали на спине и чуть слышно посапывали. Взгляд мой почему-то ненадолго задержался на рыжей, и я нахмурилась: что-то в ней было не так, неправильно. Всегда было, но особенно это ощущалось почему-то ночью.
   Какая-то навязчивая мысль билась у меня в черепе, стучала о его стенки, но я никак не могла понять, в чём дело. Ладно. Потом подумаю.
   Я легла обратно на постель и закрыла глаза, надеясь, что больше мне в эту ночь ничего не приснится. Слава Дариде, так и случилось...
  
  
   А на следующий день была среда, а значит - боевая магия.
   И Коул.
   На самом деле мне уже было гораздо легче общаться с этим эльфом, чем раньше. Всё же он обещал меня не оскорблять, и держал своё слово. Хотя я замечала, что даётся ему эта вежливость ой как тяжело.
   - Так, - сказал магистр Дарх, подходя к нам в начале занятия, - меняем схему действия. Родос, стройте щит-"стену" разного уровня - от двенадцатого до седьмого. Это предельный уровень для Тарс, запомните.
   Коул едва слышно фыркнул. У него предельным уровнем был четвертый, но по-моему, это вовсе не повод для гордости... В конце концов, количество силы - это всего лишь количество силы. Быть мастером своего дела гораздо круче.
   Эмирин он точно не победил бы, не смотря на свой четвёртый уровень...
   - Если она сможет повторить все шесть щитов по три раза, зовите меня, скажу, что делать дальше.
   И магистр ушёл, оставив нас с Коулом строить щиты.
   Впервые в жизни мне удалось поразить эльфа, когда я действительно смогла повторить все шесть щитов по три раза.
   - Что это с тобой случилось? - недоумевал Коул, а я не знала, что ответить: можно говорить, что я занимаюсь с Дрейком дополнительно или нет?
   Вдруг это секретная информация?
   - Просто я не настолько тупа, как ты думаешь.
   Решила всё же не говорить. Лучше сначала спросить у магистра.
   - Я не думаю, - пробурчал Коул, и больше ничем не интересовался. А я, несмотря на свои сравнительные успехи в построении щитов, ждала вечера с небольшим страхом и нетерпением. В ту ночь, когда я пила эльфийскую перцовку в личной комнате Дрейка и обсуждала с ним Триш Лаиру, что-то изменилось. Совсем чуть-чуть, но...
   Давай же, Шайна. Признайся! Тебе ведь на самом деле хочется, чтобы магистр полюбил тебя, как дочь. Хочется же!
   - Как у вас дела? - спросил Дрейк, подходя к нам с Коулом. Я как раз строила последний щит седьмого уровня. Чуть дрогнула, когда он подошёл, но удержала всё-таки.
   - Шайна повторила все шесть щитов по три раза, магистр...
   - Очень хорошо. Тогда начните строить щит-"клетку". С двенадцатого уровня. Родос, какой максимальный уровень "клетки" вы можете построить?
   Эльф слегка порозовел.
   - Пятый, - немного подумал и добавил: - Нет, всё же шестой.
   - Ладно, - Дрейк чуть иронично хмыкнул. - Тогда пытайтесь строить с двенадцатого по седьмой. Вряд ли у Шайны даже двенадцатый уровень сегодня получится, но тем не менее.
   Мне стало обидно. Чего это у меня не получится двенадцатый уровень? Очень даже получится...
   Но магистр был прав, как ни прискорбно оказалось это признать. Щит-"стена" строился по четырём направляющим точкам, а "клетка" - минимум по двадцати четырём. Сложно... И это только самый лёгкий уровень построения!
   - Я боюсь представить, что творится на первом уровне щита-"паутины", - пробормотала я, в очередной раз убедившись, что мой щит лучше называть не клеткой, а решетом.
   - Лучше даже не представлять, - сказал Коул, пытаясь вытянуть моё дырявое нечто в удобоваримую "клетку". Я в свою очередь пыталась повторить и запомнить его действия. Но...
   В один прекрасный момент я плюхнулась на пол и, вздохнув, заявила:
   - Я не понимаю, зачем мне вообще этим заморачиваться... Я же абсолютно безнадежна как боевой маг.
   - Да ладно тебе, - протянул Коул, плюхаясь рядом.
   - Скажешь, нет?
   Он чуть замешкался.
   - Видишь ли... у тебя просто к этому нет предрасположенности. Ну и желания тоже. С таким настроением, разумеется, гениальным боевым магом ты не станешь, но оно тебе ведь и не надо, да?
   - Не надо, - подтвердила я, а потом задумалась: интересно, а Дрейк хотел бы, чтобы я... Нет, глупость.
   - В боевке важнее всего количество силы и тренировки, оттачивание мастерства. Да и то первый пункт при должном мастерстве не играет роли. А тебе всего-то и нужно, что сдавать экзамены. Справишься.
   Он немножко подумал и добавил:
   - Мы справимся.
   - Мы?..
   - Ну... да. Я же твой... напарник, как-никак.
   Мне почему-то показалось, что Коул хотел сказать другое слово. Не "напарник", а "друг". Но правильно, что не сказал - другом я его пока не считала.
   - И чего вы расселись? - раздался над нами раздражённый голос магистра Дарха. - Может, вам ещё корзинку для пикника принести? Встали немедленно!
   Мы переглянулись, а потом поднялись на ноги и продолжили экзекуцию по названием "Боевая магия".
   Я надеялась, что вечером Дрейк вновь окажется занят и не позовёт меня. Перенесёт занятие или вовсе его отменит...
   Малодушно, Шайна.
   Магистр, конечно, ничего не отменил, наоборот, после общих тренировок поманил меня к себе и напомнил, что вечером ждёт на полигоне.
   Дин с Миррой решили посвятить этот вечер ничего не деланию и отправились гулять по парку академии, а я в это время направилась на очередные занятия по предмету, который никогда не смогу полюбить.
   - Поздравляю тебя, Шайна, - сказал Дрейк почти сразу, как увидел меня, и я вздрогнула: забыла уже, что он недавно начал называть меня на "ты". - Ты делаешь успехи.
   - Разве?..
   - Конечно. Щит-"стена" получается у тебя довольно-таки прочным, осталось только научиться строить его побыстрее. Но это потом отточим. Теперь же "клетка"... Покажи, как ты её строишь.
   Я вздохнула, подняла руки - строить щиты без поднятых рук могут только очень крутые маги - и начала. Одна точка, вторая, протянуть линию... Третья, четвертая - протянуть линию... Пятая, шестая - протянуть линию...
   - Стоп, Шайна. Коул ничего не говорил тебе по поводу построения?
   - Говорил. У меня линии дрожат и рвутся...
   - Это понятно. Но собственно про алгоритм, порядок действий - ничего не говорил?
   Я помотала головой, и Дрейк вполголоса пробормотал что-то вроде "Вот так и ставь их в пару". Потом подошёл ближе, остановился рядом и сказал:
   - Я сейчас буду строить и попутно объяснять. А ты смотри внимательнее. Постараюсь помедленнее...
   Он тоже поднял руки, наверное, чтобы мне было нагляднее.
   - Ты строишь свой щит вот так. Сначала одна точка, потом вторая, затем вытягиваешь линию и переходишь к следующим точкам и линиям. Из-за этого твои линии дрожат и рвутся. Видишь? Мои тоже дрожат. То есть, ты в корне неверно строишь щит, Шайна. Нужно поставить сначала все точки сразу, а потом точно так же сразу прочертить все линии...
   Я смотрела на это, раскрыв рот.
   Поставить все направляющие точки сразу?! Двадцать четыре?! И это только самый слабый уровень построения щита-"клетки"!
   - Я не смогу, - прошептала я, покачав головой, и магистр слегка нахмурился.
   - Сможешь, разумеется. Это несложно.
   - Но я и две точки с трудом ставлю... А тут двадцать четыре!
   - Да, двадцать четыре. Шайна, почему это так тебя пугает? Всего лишь силовые направляющие точки, не более. Останавливать кровь или сшивать ткани гораздо сложнее.
   Я на секунду оторопела от подобного сравнения.
   - Но... двадцать четыре!
   Он улыбнулся. Совсем немного, но почему-то очень тепло.
   - Ты справишься. Давай попробуем начать с двух точек. Глубоко вздохни и ставь.
   Ну две - не двадцать четыре. Вздохнула, поставила.
   - Теперь протяни линию. Хорошо. Развеивай. Ставь четыре точки.
   Четыре получились довольно легко, и линии между ними тоже. А вот с шестью пришлось помучаться - вышло только с третьего раза. Восемь силовых точек дались мне на пятый раз, десять - на двенадцатый, а собственно двенадцать не давались никак.
   Точнее, точки-то ставились, а вот линии между ними я провести уже не могла...
   Я даже расстроилась. Очень хотелось порадовать магистра, поразить его своими умениями, и после первых успехов я приободрилась, но...
   - Не переживай, Шани, - сказал вдруг Дрейк, и от этого имени я чуть вздрогнула и отвела взгляд. - Всё получится. Просто нужно тренироваться. Обещай мне каждый день немного тренироваться перед сном, ладно? Думаю, за неделю ты одолеешь двенадцатый уровень щита-"клетки".
   Я кивнула, немного смущённая теплотой его голоса.
   - Магистр... а можно спросить?
   - Конечно.
   - Вообще вы нам запрещали задавать подобные вопросы... - почти прошептала я, и Дрейк вдруг засмеялся.
   - Ты про деление на пары?
   Я кивнула.
   - Ну, тебе я могу сказать. Всё очень просто. Есть студенты очень слабые, есть сильные, есть средние. В самом начале мы ставим сильных со слабыми, чтобы подтянуть их уровень, а средних - со средними. Есть ещё кое-какие тонкости вроде направленности дара и работы с Источниками. Слабым студентам лучше подбирать партнеров с теми же Источниками, поэтому тебе и достался Коул. Потом, конечно, будете меняться почти постоянно. Но первый партнер закрепляется, как основной. - Он взглянул на меня хитро, даже ехидно, и добавил: - То есть, от Коула тебе не избавиться.
   Раньше я, наверное, обиделась бы, но теперь во мне как будто что-то переломилось. Я ясно видела: Дрейк совсем не хочет меня обидеть, просто подтрунивает.
   Так надо мной подтрунивала мама... очень давно.
   - Да я и не стремлюсь. Мы, кажется, поладили.
   - Я рад, - сказал магистр серьёзно. - Это очень важно во время обучения, Шайна. Но я и не сомневался, что ты найдёшь с ним общий язык.
   Он не сказал "вы найдёте", он сказал - "ты".
   И я от радости чуть не расплылась по полу полигона...
   - Ладно, на сегодня всё. Завтра, как всегда, жду тебя у себя в кабинете. Упражнения для того, чтобы видеть метку, делала?
   - Ага.
   - Молодец. Тогда свободна.
  
  
   Моему сознанию - и подсознанию - уже было бесполезно что-либо говорить. Я и не пыталась. Подождала, пока Дин и Мирра заснули, быстренько оделась и выскользнула в коридор.
   Завтра четверг, занятия, лучше бы выспаться... Но я хотела увидеть Норда. Хотя бы пятнадцать минут. Просто посмотрю на него - и обратно в академию.
   Наивная...
   Он пришёл почти сразу, как я выпрыгнула из портального зеркала, и выглядел очень уставшим. Даже щетина пробивалась, чего я раньше не замечала.
   - Прости, - сказала я вместо приветствия, смущённо потупившись. - Я помешала.
   - Нет. - Норд покачал головой, улыбнулся, включил в библиотеке тусклый свет. - Я рад тебя видеть, Шани. И Хель рада. Да, Хель?
   Маленькая серая кошка запрыгнула в кресло, в котором я сидела в прошлый раз, и начала мурчать.
   - Мне надо уйти, - вырвалось вдруг у меня. - Но совершенно не хочется.
   - Тогда не уходи. Посиди со мной немного, Шани. У меня был сложный день. У тебя тоже?
   Я кивнула, секунду поколебалась, но всё же прошла дальше, приблизилась к своему креслу, взяла на руки Хель, села. Кошка замурлыкала ещё сильнее, а Норд опустился в кресло напротив, по-прежнему тепло улыбаясь.
   Как же я хочу поцеловать эту улыбку.
   Я так остро подумала это, что мне показалось, будто я это сказала. Но нет, конечно, нет.
   - Сегодня строили с магистром Дархом щит-"клетку" двенадцатого уровня. Пока у меня не получается.
   - Почему?
   - Там двадцать четыре точки... а я могу построить только десять. Двенадцать уже не даются.
   Я рассказала Норду о своей проблеме, и он как всегда, слушал очень внимательно. Серьёзно смотрел на меня, и от его взгляда почему-то было очень жарко губам.
   - Как ты строишь этот щит? Покажи.
   Я вздохнула, моргнула несколько раз, расслабляя глаза, сосредоточилась...
   Двенадцать точек поставить получилось легко, но линии, как всегда, дрожали и рвались.
   Когда последняя линия исчезла, Норд понимающе кивнул.
   - Я понял, Шани. Знаешь, у меня когда-то была та же проблема... Дело в концентрации. Разумеется, если тренироваться, думаю, через пару недель ты сможешь осилить щит-"клетку" своего предельного уровня.
   - Через пару недель...
   - Это довольно быстро, Шани, - улыбнулся хранитель библиотеки. - Но если ты хочешь, я попробую помочь тебе. Дрейк учит вас по классической методике, меня же... учили не по ней.
   - А это не опасно? - я посмотрела на него с сомнением. - А то с учётом моих несомненных талантов к боевой магии как бы я тут всё не развеяла к кхарртам...
   - Развеять дворец императора, боюсь, так же легко и просто, как и Лианорскую академию магии, - хмыкнул Норд. - Тут максимум книжки попадают. И то вряд ли. Так что, показать тебе способ? Только встать придётся.
   Колебалась я недолго. В конце концов, глупой Шайне по-прежнему хотелось поразить магистра Дарха...
   Мы с Нордом поднялись на ноги почти одновременно. Он понимающе улыбнулся, встал рядом и начал рассказывать.
   - По классической методике сначала ставятся направляющие точки, а потом одновременно проводятся линии. При этом в случае с недостаточной практикой возникает так называемый эффект "дрожания". В итоге линии исчезают. Происходит это из-за того, что неопытному боевому магу оказывается очень сложно концентрироваться сразу и на направляющих точках, и на линиях. А теперь смотри, как учили меня.
   Наверное, Норд специально замедлил построение своего щита, чтобы я успела рассмотреть процесс. Но всё равно я не сразу поняла, что совершенно не вижу никаких направляющих точек... Он будто бы сразу начал строить линии!
   - Но это ведь неправильно... - пробормотала я. - Нас учили, что нужно сначала ставить границы... Это как забор...
   - Как забор, - кивнул хранитель библиотеки. - Но ты ведь можешь сначала построить дом, Шани, а потом уже выстроить вокруг него забор. Так и здесь. Сначала рисуешь линии, а когда понимаешь, что всё - ставишь направляющие точки.
   Однако дело не только в этом. Тебе нужно научиться брать из Истока силу не постепенно, а сразу. Поэтому поначалу попробуем с тобой сделать следующее...
   Отделяешь из Истока комочек силы - пока произвольный - и превращаешь его в щит-"клетку". Буквально растаскиваешь. Понимаешь, что я имею в виду, Шани?
   - Кажется, да, - протянула я не совсем уверенно.
   - Магия, из которой ты создаешь щит - всё равно что кусок глины. Когда ты занимаешься с Дрейком, отщипываешь по маленькому кусочку. Я предлагаю сразу отломить большой кусок и создавать "клетку" из него. Растягивать. Так понятнее? Попробуешь?
   Я кивнула, передёрнула плечами, сосредотачиваясь. Как там... сразу большой кусок. Ага...
   Удивительно, но так действительно оказалось легче. Комочек сияющей Тьмой силы легко растянулся в сетку уже с третьего раза. И точки поставились... все двенадцать!
   - Тебе надо преподавать в академии, - сказала я Норду твёрдо, любуясь на очень даже симпатичный щит. Дрейку понравится. - Я, наверное, тогда бы даже полюбила боевую магию.
   Он рассмеялся и покачал головой.
   - Боюсь, Шани, я давно выбрал свой путь... Хочешь дальше пробовать или оставишь магистру Дарху хотя бы что-то? - Норд хитро прищурился, и я тоже улыбнулась.
   - Оставлю. Тем более, что я хотела тебе кое-что рассказать. Ещё в прошлый раз. Но... забыла.
   Да уж, Шайна. Забыла она...
   Зато ты прекрасно помнишь Норда, целующего твоё запястье.
   Дурочка, дурочка Шани...
  

***

   Император Велдон Первый
  
   Какое-то странное, глупое ощущение. Ты просто сидишь и смотришь на неё. Что тут такого?
   Почему же ты тогда чувствуешь себя до безобразия счастливым? Что она здесь, что говорит с тобой, что смущается.
   Глупо.
   Хочется схватить в охапку и унести к себе в комнату. Больше ничего - только пусть будет рядом.
   Как бальзам на его сердце и душу...
   Сейчас Шайна рассказывала императору про свои сны о Триш, сидя в кресле напротив. Сначала - про то, как Риш поздравляла Эмирин с днём рождения, а затем - про Эдриана.
   Велдон улыбнулся, когда Шайна поведала о ботинках под платьем. Да, это было в духе Риш...
   А потом она рассказала про разговор на скале...
   И император почувствовал, как на него накатила растерянность. Да, он знал, что Эдриан его ненавидел, но не подозревал о любви эльфа к собственной сестре.
   - Ты уверена, что всё правильно поняла? - спросил Велдон, и Шайна кивнула.
   - Уверена. Да и я видела это по его глазам. Но дело не только в этом... Ты что-нибудь слышал о заклинании "Подчинение Крови"?
   Велдон медленно кивнул.
   - Да, Шани. Слышал.
   - Мама... то есть, Триш его разработала? До конца?
   - Я... - император секунду колебался, не зная, говорить или нет. Но всё же решил сказать. - Я не знаю этого точно, Шани. Она не рассказывала. Но скорее всего - да.
   - А Эдриан... он умер?
   - По официальной версии умер.
   - А по неофициальной?
   Велдон улыбнулся.
   - Я думаю, что он жив. Вот только... Шани, я хочу попросить тебя кое о чём. Пожалуйста, не ищи его. Пусть Коул сам. Это его отец. А ты не вмешивайся.
   - А откуда ты знаешь... про Коула... - Она запнулась. - И что я ему помогала... - Она вновь запнулась. - Впрочем, глупый вопрос... Наверняка, раз в академии сейчас учится и принц, и принцесса, следят за всеми без исключения студентами.
   - Да, именно так. И я понимаю, что не имею права просить тебя о чём-либо... но всё же прошу. Пожалуйста, не ищи Эдриана. И вообще не лезь в эту историю.
   - Это опасно?
   Император кивнул.
   - Ладно. Я постараюсь.
   Как же сильно Шайна отличалась от его племянницы. Для той подобные просьбы всегда были пустым звуком. Велдон лишь надеялся, что в будущем Данита повзрослеет...
   - Но это ещё не все сны...
   Запинаясь, она рассказывала, как поняла, что её мама и Кара Джейл - одно лицо. Поведала про сон, в котором Триш делала амулет на крови Эмирин, потом - про накопители силы или "грибочки-светлячки", как её мама их называла. И наконец - про последний сон, когда Риш вывалилась из силового портала на берегу какой-то реки.
   Велдон слушал Шайну и едва заметно хмурился.
   Эмирин сказала, что эти сны на девушку насылает сам амулет. Но почему именно эти сны? Они чем-то важны? Для кого? Может, в них содержится какая-то подсказка?..
   - Шани, - проговорил император задумчиво, как только она закончила, - повтори-ка ещё раз. Когда Риш вышла из силового портала, она была...
   - Грязной и в крови.
   - Грязной и в крови... - протянул он. - Это интересно.
   - Почему?
   Потому что когда Триш покидала дворец в вечер после проклятия правящего рода, она не была грязной. И никакой крови на ней не должно было быть. Её тогда так и не ранили.
   Получается, она куда-то направилась, где, скажем так, испачкалась и пролила кровь. И куда? Кто её так извазюкал? И почему ей пришлось бежать от этого кого-то аж силовым порталом?
   Велдон устало потёр глаза. Теперь он знал ответы на эти вопросы... Благодаря одной крошечной ошибке того, кто десять лет назад убил Риш, император теперь знал всё...
   Или почти всё.
   - Просто интересно, Шани. И тоже очень опасно.
   - Не расскажешь? - кажется, она слегка обиделась.
   - Я не могу, - ответил он честно. - Если я расскажу, придётся оставить тебя жить во дворце.
   Шайна начала краснеть, и это было так мило и забавно одновременно...
   Будто он и правда предложил ей жить, только не во дворце, а с ним.
   - Тогда хотя бы объясни то, что касается непосредственно меня, - сказала она сердито, словно пытаясь отвлечь саму себя от смущения. - Амулет. Я не понимаю, для чего он нужен, кроме прохождения через портальное зеркало. Триш во сне хотела создать нечто против магии Разума, и судя по всему, ей удалось, только он защищает лишь от магии Разума Эмирин. Так?
   - Так, - кивнул император.
   - Но в чём его ценность? Почему мама просила меня никогда его не снимать? Словно он какой-то особенный. Однако... даже с учётом защиты от магии Разума, это слишком мало для подобных обещаний. И я чувствую, что чего-то недопонимаю.
   Велдон задумался.
   Он ведь задавал этот вопрос Эмирин. Но она тогда сказала, что это не имеет отношения ко всем покушениям. И так ничего и не объяснила толком. Только заплакала, когда он спросил про Кару Джейл.
   - Я не знаю, Шани. Я не всезнающ, увы. Но я думаю, это связано с тем, что ты видела в своём последнем сне.
   - Он был не последний... - пробормотала девушка. - Но последний я тебе чуть позже расскажу. Сначала про амулет, это интереснее. Я не понимаю, что ты имеешь в виду...
   - Ты помнишь, что видела? - Велдон дождался её кивка и продолжил: - Это были два ритуала. Последний - ритуал по изменению внешности. И изменение это невозможно засечь. Тоже одно из гениальных изобретений Триш. Засекреченное, кстати...
   А ритуал перед ним... Я понятия не имею, что всё это значит, но догадываюсь, где можно посмотреть. Повтори, что тогда говорила Риш.
   Шайна нахмурилась, закусила губу, словно припоминая.
   - Эйя рейз лори. Три раза повторила. И ещё - кара джейл неррит. Тоже три раза.
   - Первое - это по-эльфийски, а второе - древнее наречие оборотней. Думаю, значение у двух этих фраз одинаковое. То есть это одна и та же фраза, произнесённая на разных языках.
   - И что она значит?
   - "Эйя" - душа. "Рейз" - долг. "Лори" - что-то вроде "признание", "признаю".
   - Долг души признаю... - прошептала Шайна, глядя на Велдона огромными непонимающими глазами.
   - Это какой-то ритуал, Шани, - пояснил император ещё раз. - Скорее всего, тёмноэльфийский. Я понятия не имею, что он означает. Но если хочешь, давай попробуем порыться в книгах и найти.
   - Хочу! - она даже в кресле подпрыгнула. - Я думаю, мой амулет как-то связан со смертью мамы. Я должна знать, в чём его сила.
   - Хорошо. Тогда поищем. Ты ещё хотела рассказать мне о своём последнем сне. Там ты что увидела?
   Пока Шайна рассказывала, Велдон думал о том, какой деликатный способ выбрал её амулет для того, чтобы поведать хозяйке о проклятье правящего рода. Будто бы щадил её чувства.
   Девушке, конечно, было неприятно смотреть на умирающую Эмирин, но это всяко лучше, чем та же Эмирин, только ссорящаяся с Велдоном.
   Он тогда очень некрасиво себя повёл. Впрочем, как и в случае с Розой Тарс.
   - Это правда? - спросила Шайна тихо, когда закончила. - Мама прокляла... действующего императора?
   - Прокляла. Но не только императора, а весь его род. Проклятье бесплодия - на весь род, и проклятье безбрачия - собственно на Велдона, - он едва заметно усмехнулся. - Так что наш император - дважды проклятый, Шани.
   В груди что-то сдавило.
   Нет, ему уже давно не было больно за себя. И теперь тоже. Но Шайна... она такого не заслужила.
   "Не нужно было так сближаться. Когда она узнает, будет переживать".
   - А... зачем?
   - Что зачем?
   - Зачем она его прокляла?
   - Тут скорее не зачем, а почему, Шани. Триш просто была очень обижена на Велдона. Он действительно её обидел, и очень сильно. Вот она и сорвалась.
   Шайна отвела глаза, закусила губу и прошептала:
   - Я не верю, что можно сделать нечто такое, из-за чего нужно так срываться... Столько смертей, проклятье правящего рода... Это очень, очень плохо.
   Пожалуй, хватит на сегодня...
   Велдон встал с кресла, подошёл к Шайне и подал ей руку.
   - Давай в следующий раз это обсудим, Шани, - сказал он мягко. - А сейчас, я боюсь, уже слишком поздно для подобных разговоров. Да и у тебя завтра занятия.
   - Угу, - вздохнула она, оперлась на его ладонь и встала. Но так и не отпустила его руки.
   Велдон тоже не спешил этого делать. Стоял и смотрел, как наливаются краской её щеки. И как лихорадочно блестят серые глаза.
   Император поднял вторую руку, осторожно прикоснулся пальцами к подбородку - и чуть улыбнулся, когда Шайна прикрыла глаза и приоткрыла губы.
   Так невинно. Она ведь сделала это не специально... Но настолько чувственно, что он едва не сорвался.
   Сжал зубы - до боли, до хруста.
   Нельзя. Сломаешь. Погубишь.
   Он опустил руку. Шайна открыла глаза - и в них он увидел разочарование.
   Прости, девочка... Наверное, когда-нибудь ты поймёшь...
   - Идём, я провожу тебя.
   - Да, идём... - грустный, потерянный голос.
   Велдон подвёл Шайну к портальному зеркалу, выпустил её ладонь из своей руки и сказал, стараясь, чтобы его голос звучал мягко и спокойно:
   - Доброй ночи, Шани.
   - Доброй... - прошептала она неуверенно, а потом вдруг вскинула голову, словно на что-то решившись: - Норд, я...
   - Нет, Шани. - Император вновь поймал её руку, перевернул - и поцеловал запястье. Но совсем не так, как в прошлый раз. Долго, жарко... - Иди, я прошу тебя.
   - Норд... - почти стон.
   - Иди.
   Она всхлипнула, но всё же развернулась и запрыгнула в портальное зеркало.
   Что ж, Велдон, ты молодец. Ты всё делаешь так, как обещал.
   Но... почему же тогда так плохо?..
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.98*11  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"