Соболянская Елизавета Владимировна: другие произведения.

Драгоценный подарок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.57*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эксперимент. Попаданство, оборотни, приключения и любовь. Закончено, можно купить на сайте "Книгоман".https://noa-lit.ru/dragocennyy_podarok.html

  Марина шла по улице "со скоростью потока", размышляя о запланированной встрече с подругой. Алина вернулась из Тайланда и пригласила подругу на "разграбление чемодана", которое традиционно устраивала на следующий день после прибытия.
  Традиция была давней, еще студенческой. Марина, ездившая на каникулы в деревню к бабушке, полными сумками привозила варенье, огурчики, свежие овощи и душистые яблоки. Девчонки в комнате каждый раз устраивали "пир на весь мир", обещая в свое время "отдать долг". Теперь Жанна и Алла вышли замуж, сидели с детьми и редко выбирались на "девичники". А вот Алинка сразу после универа устроилась в небольшую фирму, доросла до старшего менеджера отдела продаж и продолжала приглашать девчонок каждый раз, как возвращалась из очередной командировки или отпуска.
  Марине повезло меньше - работу она нашла, но таких поездок позволить себе не могла. Поэтому по-прежнему ездила к бабушке, привозила яблоки и варенье, но подруги радовались этим нехитрым гостинцам не меньше, чем коралловым бусам и перламутровым раковинам Алинки.
  - Девушка, - молодой человек привлекательной наружности неожиданно отделился от стены магазина и шагнул к Марине, - подскажите, как пройти...
  Девушка любезно улыбнулась, собираясь подсказать дорогу и, мягко осела в руки незнакомца.
  - Точно? - услышала она низкий мужской голос над ухом.
  - Точно-точно, веди!
  Двое хорошо одетых мужчин придерживая девушку, вошли с ней в маленькую лавочку полную дешевых каменных бус, ароматических свечей и невнятных медальонов из латуни. Не обращая внимания на пожилую женщину за стойкой, мужчин провели девушку в задрапированную дешевой синтетикой арку.
  - Как обычно? - хрипло спросила торговка.
  - Как обычно, - бледнея от усилий, ответил один из мужчин.
  Женщина равнодушно дернула резную ручку на древнем комоде, полыхнул синеватый свет, люди стоящие в проеме исчезли. Равнодушно похлопав белесыми ресницами, продавщица налила себе чаю и взялась за журнал с заманчивым заголовком "Как вернуть молодость"?
  ***
  Марина шла и видела все, что происходило вокруг, вот только закричать или вырваться из сильных рук не могла - мысли ускользали, роились, превращая в рой светлячков круживших в голове.
  - Прибыли. Куда ее? - спросил один из мужчин.
  - Давай в абрикосовую спальню, - с легким сомнением произнес второй.
  Через несколько минут девушку ввели в красивую комнату отделанную светлым шелком и темным деревом. В стеклянных панелях разделяющих комнату на зоны повторялся один и тот же узор - ветви абрикосов. То цветущие, то обремененные плодами. Вообще комната выглядела богато и уютно, ничем не напоминая дешевую гостиницу или бордель.
  Сердце Марины сжималось от страха, ноги подгибались, а по лицу текли слезы, но мужчины словно не замечали ее состояния - довели до кресла, усадили и оставили одну. Это было очень страшно, сидеть в одиночестве неизвестно где и бороться со своим телом. Оно отказывалось подчиняться. Марина старательно вспоминала все фильмы, где главные герой в первом кадре прикован к постели, а в следующем уже бежит в парке или лезет на скалу, белозубо улыбаясь и радуясь движению, но онемение не отступало.
  Неизвестно, сколько прошло времени, но мужчины вернулись. Посмотрели на девушку, похмыкали, тяжело повздыхали, потом решительно упали на диван напротив. Оказалось, что они похожи, как две горошины из одного стручка. Симпатичные, модно одетые сероглазые шатены с одинаково скептичным выражением лица. Они успели избавиться от пальто, а Марина так и сидела в теплой комнате в своей куртке, так что к слезам давно добавился пот, косметика потекла и вид она являла собой откровенно жалкий. Может таким видом она оттолкнет этих холеных красавцев и они ее отпустят?
  Словно прочитав ее мысли один из мужчин сказал:
  - Он согласился попробовать. Ты задержишься здесь на год.
  - Сейчас тебя приведут в порядок и переоденут, через час обед, - добавил второй.
  Мужчины синхронно встали и ушли, оставив девушку в недоумении. Вместо них пришла молчаливая сухопарая дама, похожая на гувернантку из старинных романов. Она брезгливо посмотрела на девушку и холодно приказала ей встать. Тело Марины дернулось в ответ на приказ, но выбраться из кресла она не сумела. Сморщившись так, словно съела лимон, дама пропала из поля зрения, а потом вернулась с флаконом темного стекла, который и сунула девушке под нос.
  Резкий травянистый запах ударил в мозг и смел тягостную пленку, которая окутывала его.
  - Вставайте лиэль, - дама вновь стала чопорной и отстраненной, - вам следует принять ванну и переодеться. Следуйте за мной у нас мало времени.
  Марина не возражая поплелась за дамой. Бежать неизвестно куда в этом огромном доме? Да тут потолки теряются на такой высоте, что ей приходится задирать голову до хруста, чтобы рассмотреть медальоны расписанные видами, батальными сценами и венками из незабудок. Сухопарая дама привела Марину в просторную ванную и брезгливо указала пальцем на начищенный медный таз:
  - Одежду сюда. Вам принесут новую. Умеете пользоваться мылом?
  Тут девушка вспыхнула. Одевалась она конечно скромно и вид сейчас был весьма плачевным, но ее волосы и одежда чистые!
  Дама покрутила огромные медные краны и в медную же чашу хлынула вода.
  - Мойтесь, я пришлю горничную вам помочь, - величественно оповестила она и удалилась.
  Ежась и оглядываясь, Марина выполнила инструкции - сняла одежду и аккуратно сложила все в медный таз. В общем ее вещички не особо пострадали - только спереди на крутке и шарфике расплывались мокрые серые пятна от слез перемешанных с тушью. Белье Марина припрятала внутрь куртки, и потрогав воду осторожно забралась в медное корыто. Вода быстро покрыла ее до пояса и стало спокойнее.
  Неожиданно хлопнула дверь, влетела шустрая кареглазая девчушка лет шестнадцати:
  - Лиэль, меня прислали услужить вам.
  Марина как раз пыталась смыть разводы косметики с лица, поэтому не сразу разобралась кто это и зачем. А девушка болтая высыпала в воду какой-то порошок, отчего вокруг Марины в доли секунды поднялась пышная пена. Потом продолжая болтать, девушка помогла ей вымыть голову и заторопила:
  - Лиэль, вас ждут к ужину, нужно поторопиться.
  Марина неохотно выбралась из ванной. Камеристка продолжала носиться вокруг - подала полотенце, принесла платье, разложила на туалетном столике гребни и заколки. Подсушив волосы отрезом полотна, служанка вздохнула:
  - Волосы длинные и тяжелые, лиэль, высохнуть не успеют, может просто косу заплетем?
  Марина кивнула, лихорадочно осматривая себя в зеркале. Припухлости от слез прошли, лицо посвежело и разрумянилось, платье, которое ей подала Илис, так звали камеристку, оказалось очень откровенным. Глубокое декольте, крохотные рукава-фонарики и тонкая ткань буквально липнущая к ногам. И ни какого белья! Девушка ощущала себя практически голой.
  Между тем горничная тщательно расчесала влажные волосы, заплела их в пышную косу и уложила в замысловатый узел на затылке. Закрепила все шпильками и украсила гребнями. Полюбовалась, накинула на обнаженные плечи Марины тончайшую, но теплую цветную шаль и проводила к высоким дверям:
  - Вам сюда лиэль.
  Марина нерешительно толкнула дверь и вошла. Комната оказалась небольшой, но богато украшенной. Резные дубовые панели на стенах, вычурный темный паркет и зеркала в строгих деревянных рамах. За круглым столом, накрытым цветной скатертью, сидели те самые похитители. Девушка стояла в дверях, кутаясь в шаль, а мужчины критично рассматривали ее.
  - Худая, - сказал один.
  - Откормим, - вздохнул другой.
  Потом первый жестом указал Марине на свободный стул. Девушка вошла, села покрутила головой, удивляясь тому, что в комнате светло, хотя окна прикрыты плотными шторами. Оказалось, что на потолке есть несколько световых окон, заменяющих лампы. А вот окна расположенные на стенах занавешены не просто так. Они вели в соседние помещения, а вовсе не на улицу. Дом в доме. Не выпрыгнуть, не убежать, не привлечь постороннее внимание. Ясно.
  Марина перестала оглядывать комнату, и вернула свое внимание столу. Мужчины усмехаясь переглянулись и картинно предложили ей выбор: кусок жирного на вид мяса запеченного с кореньями или обжаренная до золотистого цвета птичка обложенная не то яблоками, не то картошкой.
  Девушка выбрала птицу и принялась меланхолично жевать, ожидая, когда ее просветят. Мужчины тоже молчали, то ли ожидая вопросов, то ли истерики. После птички подали суп с пирожками, затем что-то вроде голубцов и снова мясо. Мужчины ели, не жалуясь на аппетит, а девушка уже наелась и просто гоняла по тарелке хлебные крошки.
  На десерт подали компот. Обыкновенный компот, но очень густой, с большим количеством разнообразных плодов. Марина кивком попросила сладкого и ей не отказали - наполнили креманку до краев. Так же меланхолично девушка съела абрикосы, потом кусочки персиков, изюм и... на этом все. Груши, яблоки, вишня и что-то еще так и осталось в ее тарелке. Мужчины многозначительно переглянулись и ничего не сказали.
  После еды все дружно перешли в гостиную. Тут окна были, поэтому девушку контролировали сильнее. Но она не побежала выбивать стекла тяжелым стулом и сигать в тонком платье с третьего этажа, просто села поближе к огню и плотнее стянула шаль на груди.
  - Вам холодно? - спросил один из близнецов.
  - У огня тепло, - вежливо ответила девушка.
  Не пояснять же похитителю, что ее колотит от ужаса.
  - Мы сейчас вам все объясним. Для начала позвольте представиться. Барон Жером ди Алистер. А это мой брат, Дилан ди Алистер.
  - Марина Синтицкая, - с некоторой паузой представилась девушка.
  Мужчины опять переглянулись.
  - Что означает ваше имя, - вполне вежливо спросил тот, который представился Жермоном.
  - "Морская", - пожала плечами девушка.
  - Миритиэль? - спросил Дилан.
  - Скорее Элариэль, - ответил Жером.
  - Посмотрим, - младший был явно недоволен.
  - Посмотрим, - старший отвечал задумчиво, словно ожидал реакции Марины, но она сцепила под шалью руки так, что ногти врезались в кожу до крови и молчала.
  - Думаю вам интересно узнать, лиэль, для чего вы здесь? - небрежно продолжил барон. - Я готов объяснить вам. Сейчас вы находитесь в другом мире. Здесь существует то, что вы называете магией и правят другие законы. В том числе законы наследия. Около десяти лет назад в нашей семье случилась трагедия. Не буду посвящать вас в подробности, скажу лишь, что в результате наш старший брат был искалечен. Теперь ни одна благородная лиэль не желает родить ему наследника, но законы крови неумолимы. Наследник нужен и он должен быть потомком Адариса.
  Марина сидела у огня и медленно пунцовела. Нетрудно было догадаться, к чему вел этот мужчина. Она должна родить наследника этому калеке?
  - Но почему я? - хрипло спросила девушка, окончательно заливаясь краской.
  - По трем причинам, - размеренно ответил Жером. - Вы невинны, у вас сильная кровь и вы здесь никто. Если откажетесь - умрете.
  Марина сглотнула. Потом еще раз, потом еще, но слезы удержала, только уточнила:
  - Почему год?
  - Не думаю, что вы сумеете понести с первого раза, - окинув ее взглядом с головы до ног, ответил Дилан.
  Девушка вновь сдержалась и получила синхронный одобрительный кивок от братьев.
  - Можно вопрос? - вежливо спросила она, мысленно представляя, как раздирает ногтями самодовольные лица похитителей.
  - Как мы вас нашли? - догадался Дилан. - Все просто, магия.
  Тут девушка хмыкнула так, что в голосе послышались слезы:
  - Боюсь, вы просчитались, господа. Если вы пробыли в моем мире хотя бы некоторое время, значит уже знаете, что оставаться невинной, - Марина сглотнула, слово далось ей с трудом, - в моем возрасте необычно.
  Братья вновь переглянулись, но перебивать не стали.
  - Я бесплодна. Я не могу иметь детей, - повторила она иначе, борясь с истерикой. - Именно поэтому я до сих пор не замужем и не имею отношений.
  Лица близнецов потемнели.
  - Артефакт не мог ошибиться... - пробормотал один.
  Второй наградил его тяжелым взглядом, потом оценил сдавленные рыдания женщины:
  - Я вижу, что вы не лжете, - наконец медленно сказал он. - Отправляйтесь в вашу комнату, - холеная рука коснулась колокольчика, вас проводят, а завтра придет лекарь и, мы решим ... вашу участь.
  Последние слова Марине совершенно не понравились, но девушка сочла за благо вновь промолчать и выйти следом за сухопарой дамой. Та без лишних слов довела ее до узкой двери и кивнув на прощание удалилась.
  Марина юркнула в комнату, заперла дверь и наконец, позволила себе разреветься в голос. Рыдала она долго. Наконец ощутив, что совершенно заледенела на каменном полу, девушка шатаясь встала и осмотрелась. Н-да. Комната была размером со шкаф. Узкая койка с комковатым матрасом, тумбочка. На тумбочке таз и кувшин из под кровати стыдливо выглядывает ночной горшок. Окно узкое, маленькое и закрыто ставнем. Этаж, интересно какой тут этаж?
   Чтобы добраться до окна пришлось залезть на кровать. Страшно скрипя щелястый ставень открылся, и качнулся под порывом ветра, чтобы больно до вскрика ударить по пальцам - за окном была ночь. А еще там была зима. И этаж примерно пятый. Башня или что-то подобное.
  Девушка с трудом закрыла кое-как сколоченные доски, и не раздеваясь забралась под одеяло. Утром ее участь решится. Лекарь подтвердит, что она бесплодна и ее отправят назад. Ну может не сразу, может неведомый калека пожелает провести с ней пару ночей, раз уж ее притащили в этот мир, а может, сочтет себя слишком слабым, чтобы напрасно тратить силы. Она потерпит и помолчит еще немного, ровно до того момента, когда вернется в свой мир. А потом ... Что она будет делать потом Марина не успела придумать. Измученный дневными событиями мозг просто отключил сознание своей хозяйки.
  
  В это же самое время мужчины сидели в библиотеке, наслаждаясь ярким пламенем камина, завыванием ветра за стенами замка и крепким спиртным.
  - Что будем делать, если лекарь подтвердит ее слова? Отправим обратно? - спросил Дилан.
  Он был младше Жерома на пару минут, и потому всегда прислушивался к мнению старшего брата.
  - Да зачем, - пожал плечами второй близнец, - оставим. Может Грей ее для забавы возьмет, а нет, так подарим кому-нибудь.
  - Ну да возьмет, вспомни, как он тех девок выкидывал, которых ты в деревне нанял.
  Оба брата тяжело задумались. Проблема требовала решения и срочного, как ни крути, а они за пять лет не смогли ничего придумать. Если бы не та странная старуха, подсказавшая им поискать пару лорда в других мирах.
  Почти восемь лет назад Адарис, граф Грей, старший лорд клана Алистеров попал в магическую ловушку. Попал не один, а вместе с отрядом кронпринца. Повелителя он спас, успев вытолкнуть юношу из смертельного круга. Но сам пострадал неимоверно. Помимо некогда прекрасного лица и тела, потерянного из-за страшных ран, нанесенных магическим огнем и серебром, лорд потерял и своего зверя.
  По законам оборотней главенство над кланом должно было перейти к его наследнику по крови, будь он даже бастардом. Лорд смог бы оставаться наставником молодого лорда, но официально и по закону кланом правил бы его сын. Вот только лорд не успел жениться. Собирался, после очередной вылазки в проклятые земли. И не случилось.
  Предполагаемая невеста, узнав, что шрамы не затянутся никогда, зарыдала, и принялась коситься на красавчиков из свиты принца. А когда стало известно, что лорд потерял своего зверя, даже самые захудалые кланы отвергли предложения лорда прислать невесту. Тогда Жером, младший брат лорда Грея решился на последнее средство - заплатил простолюдинке имеющей в роду оборотней, чтобы она понесла от лорда. Девушка вылетела из покоев Грея не успев подхватив свои юбки, а Жером два дня ходил с "фонарем" под глазом. Рука у брата не смотря на раны по-прежнему была тяжелой.
  С той поры младшие братья перепробовали все - куртизанок, горничных, подкупленных селянок, ничего не помогало. Адарис заперся в своих покоях и появлялся только на общих трапезах, пугая клан угрюмым видом и тяжелым взглядом.
  Буквально месяц назад в замок приплелась нищенка в удивительно пестрых лохмотьях. В ее юбках прятались засаленные карты, на которых она лихо гадала "на любовь", давала советы по лечению и вполне шустро бежала к столу, когда мажордом бил в гонг.
  В один из дней лорды Жером и Дилан столкнулись с бабкой в дверях и неожиданно получили от нее нагоняй:
  - Вот два красавца идут, время тратят, ждут, пока род прервется.
  - Что! - горячий Дилан схватился за плеть, но Жером остановил его.
  Он уже слышал об этой старухе и даже видел результат ее визита - буквально вчера они гуляли на свадьбе.
  - Подскажи, бабушка, коли знаешь, как беду избыть, - с деревенской вежливостью спросил он.
  - Да что подсказывать, артефакт фамильный у вас есть, добрую деву укажет, а искать не здесь надо, а за той дверью, что никуда не ведет, - неожиданно белозубо усмехнулась старуха и юркнула в кухню.
  Дилан собрался побежать за вредной бабкой и отходить ее все же плетью, но старший брат остановил его:
  - А ведь старая ведьма права, брат, у нас есть артефакт, который может указать подходящую женщину!
  - Венец невесты? - младший близнец сглотнул.
  - Он самый, брат.
  - А где же дверь, которая никуда не ведет?
  - Поищем, - отрезал Жером.
  В тот же вечер два молодых лорда забрались в фамильную сокровищницу и перерыв все шкатулки и укладки отыскали тусклый обруч из желтого золота, украшенный эмалевыми цветами шиповника. По слухам это был брачный венец одной из первых леди Алистер и его цветы распускались и источали аромат, если венец лежал на голове девушки достойной стать парой лорда.
  Прихватив артефакт братья ринулись объезжать окрестные города и деревни заглядывая буквально в каждую дверь. Наконец усталые, злые, к окончанию третьей недели поисков они зашли в кабачок, выпить горячего эля, чтобы согреться. Хозяин споро подал им кружки, лорды решили выйти на улицу, чтобы не дышать душным смрадом и увидели ее - дверь на которой была вывеска: "Никуда".
  Первым отмер Жером:
  - Эй, хозяин! - крикнул он, - что это?
  - Лавка, - ответил хозяин, - баба там одна промышляет, грамотная, вон дажа фамилие свое на двери нацарапала!
  Лорды кивнули, деланно посмеялись, а потом зашли в лавку и сразу всем своим существом ощутили наличие портала. За проход конечно пришлось заплатить, и деревенская дура торговалась за каждую монету, но им удалось получить инструкции и войти. А дальше все стало делом техники - братья переоделись, в той лавке, куда выходил иномирный портал, вышли на улицу и стали ждать "девицу, достойную стать парой лорда".
  Время поджимало. Сам король поинтересовался, почему лорда Грея до сих нет на ежегодном собрании альф. Грей темнел лицом, пытался искать выход, ведь братья не были альфами, им не положено было возглавлять клан. А Жером и Дилан все стояли на улице со смешным ободком в руках и смотрели через него на всех проходящих женщин детородного возраста.
  И вот удача! Она прошла мимо, скользнула серой тенью - почти растворяясь в толпе! Младший едва успел махнуть рукой, подавая знак старшему, а уж тот не растерялся, - рванул на перехват, оглушил волной оборотнического обаяния и уже вдвоем они утащили девушку в портал. А теперь оказывается, она бесплодна! Неужели боги отвернулись от лорда Грея?
  ***
  Утром Марина проснулась от холода. Жалкие остатки тепла вытянуло из комнаты, стылые стены и холодный пол казались орудиями пыток. Девушка сжалась в комок и заплакала. Дверь отворилась с противным скрипом, вошла сухопарая дама, и коротко приказала вставать:
  - Лорды ждут вас в гостиной, скоро придет лекарь.
  Марина попыталась пошевелиться, но запуталась в одеяле и просто скатилась с узкой койки к ногам мучительницы. Та оценила неприглядное зрелище: от вчерашней прически остались рассыпанные шпильки да коса, платье измялось, а заплаканное лицо превратилось в распухшую красную маску.
  - Что с вами? - недоуменно спросила домоправительница, не понимая, почему девушка не встает.
  - Мне холодно, - еле пробормотала Марина.
  Сухопарая дама одной рукой подняла девушку, осмотрела, и как показалось безвольной жертве, принюхалась. Потом фыркнула:
  - Человек! Какие же вы слабые! - и потащила Марину за собой. В ванную.
  Горячая вода согрела, расправила сведенные судорогой ноги, успокоила пострадавшую от ледяных слез кожу. Марина была готова жить в этом тепле, но долго расслабляться ей не дали. Влетела вчерашняя девчушка и заторопила:
  - Скорее вылезайте, лиэль, лекарь пришел!
  Подгоняемая нервной служанкой Марина выбралась из воды, быстро просушила тело простыней и тут же была облачена в тонкую сорочку и красивый теплый халат:
  - Лорды распорядились вас так одеть, - пробормотала горничная, быстро заплетая волосы "гостьи" в косу.
  Через несколько минут девушки шли по холодному коридору. Марина дрожала. Мокрые волосы, тонкая сорочка и сквозняк, залетающий под подол халата, все это не делало ее настроение лучше. В знакомой гостиной кроме близнецов обнаружился огромного размера мужчина, с руками напоминающими лопаты. Девушка содрогнулась.
  - Лиэль, это наш замковый лекарь, лиэр Холмквист, он осмотрит вас.
  Марина испуганно сглотнула и только тут заметила новый предмет интерьера - бумажную ширму в резной деревянной раме. Лекарь спокойно встал, взял девушку за руку и усадил в кресло у камина:
  - Право, лорды, вам стоило больше заботиться о своей гостье, она человек.
  Близнецы непонимающе переглянулись, а доктор уже наливал в серебряный ковшичек вина. Не дождавшись внятного ответа он колдовал над напитком, всыпая туда какие-то травы и порошки из своей сумки.
  - Вам придется это выпить, лиэль, иначе вы заболеете, - предупредил доктор, помешивая варево палочкой.
  - Хорошо, - тихо ответила девушка.
  У камина было тепло. Закоченевшие ноги в тонких туфлях начало покалывать, а в горле ужасно запершило.
  - Пока я варю для вас лекарство, расскажите мне, чем болели в детстве, какие были травмы и несчастные случаи.
  Марина честно перечислила ОРЗ и ветрянку, вспомнила несколько неприятных падений и часто задышала, когда доктор уточнил:
  - Что из этого повлияло на вашу детородную функцию?
  Она не знала, как объяснить. Она родилась с искривлением бедренных суставов. Неопытная мать пропустила мимо ушей все, что говорили в роддоме, не поехала на обследование в месяц, а спохватилась только тогда, когда малышке исполнилось почти полтора года, а она не могла ходить. Конечно ортопеды схватились за голову, конечно девочку протащили по всем возможным лечебным учреждениям и сделали таки операцию, которая вернула подвижность суставам. Но в процессе лечения и реабилитации ей делали очень много рентгенов. Ну не было тогда такого удобного и красивого аппаратика под названием УЗИ.
  Позже врачи сообщили о возможных последствиях облучения, но опять же вскользь и мама пропустила мимо ушей пожелание последить за развитием девочки. А ведь тогда уже было доказано, что радиация опасна именно для растущего организма. Когда месячные не пришли ни в четырнадцать, ни в пятнадцать, ни в шестнадцать, мать нехотя отвела дочку в ближайшую женскую консультацию. Врач сначала решила, что девочку привели на аборт, но пролистав карту покачала головой и отправила на первое в жизни Марины УЗИ.
  Результаты были неутешительны: недоразвитая матка, скукоженное нечто вместо яичников, вердикт - первичное бесплодие и жесткие слова усталой докторши о том, что это еще не самый плохой результат:
  - Радуйтесь, что не рак и не перерождение органов. У некоторых после такого усы расти начинали и кадык.
  - Значит, у меня никогда не будет внуков? - хлопала глазами мама, а Марина сжалась в комочек, еще не очень понимая слова врача, но уже чувствуя их грозную силу.
  - У вас один ребенок? - уточнила врач, - значит не будет.
  Вот теперь мама Марины возрыдала, и с того дня постоянно напоминала дочери, что она не оправдала ее надежд. Надо ли удивляться, что едва закончив школу Марина сбежала в институтскую общагу и старалась как можно реже видеться с матерью?
  Но как все это изложить лекарю живущему едва ли не в средневековье?
  - Я болела в детстве, ноги не ходили. Меня вылечили, но лекарство имело побочный эффект, - кое-как сформулировала девушка.
  - Ясно, - лекарь задумался и предложил: - пройдите за ширму, лягте на кушетку и распахните халат, я попробую выяснить, что с вами.
  Марина молча подчинилась. Мужчина зашел за ширму через минуту, вытер влажные руки чистым полотенцем и... начал прощупывать живот девушки через сорочку. Давил довольно сильно, но аккуратно, Марина даже ощутила, что ему мешают ее напрягшиеся в страхе мышцы и уговорила себя не дергаться. Сосредоточенное лицо доктора не изменилась ни на йоту, когда он выпрямился и сказал:
  - Можете вставать, лиэль, я сейчас все объясню.
  Девушка встала, запахнула халат, затянула пояс и вышла к огню. Лекарь снова усадил ее в кресло у самой каминной решетки, вручил стаканчик с лекарством и почесывая бровь сказал:
  - Лиэль немного не права, лорды. Сейчас она действительно не сможет понести, потому что ее женские органы подобны органам маленькой девочки, но через два-три месяца при правильном лечении и кормлении она будет совершенно здорова и сможет родить столько детей, сколько пожелает.
  Близнецы переглянулись и уточнили:
  - Это точно?
  - Несомненно милорды. У вашей покойной матушки были схожие проблемы, но как видите, это не помешало ей родить троих здоровых сыновей.
  - Лечение дорого? - спросил Жером, он привык учитывать стоимость всего, потому как старший брат выдавал им содержание очень аккуратно.
  - Ничуть, все нужные травы у меня есть, а теплое молоко, мед и вино найдутся на кухне.
  - Я думаю, ее все же стоит показать Грею, - пробормотал Дилан, - вдруг он откажется? Тогда ее проще вернуть обратно, или отправить в деревню.
  - Грей уже третий день не выходит из своих комнат, - поморщился Жером, - полнолуние. Может быть завтра получится показать ему лиэль.
  Марина молча слушала диалог и прихлебывала горькое лекарство. Заболеть она боялась, кто знает, как тут лечат больных? Вдруг кровопусканием или клизмой? Лекарь тоже не вмешивался в обсуждение, растирал новую порцию трав, заливал чем-то тягучим и вязким, добавлял вино и снова растирал.
  Лорды наконец приняли решение:
  - Сейчас вы идете к себе лиэль, и ждете завтрашнего дня. Лорд обязательно появится за столом к обеду, тогда мы представим вас ему и, тогда ваша судьба решится, - озвучил общее решение Жером.
  Марина начала неловко подниматься, но ее остановил лекарь:
  - Простите, лорды, вашей подопечной нужно выпить еще одно лекарство, а мне необходимо пронаблюдать за его действием.
  Жером небрежно взмахнул рукой, мол продолжайте и уткнулся в книгу. Дилану быстро наскучило смотреть, как усердно лекарь трет нечто похожее на уголь, и он тоже нашел себе занятие - высыпал из шкатулки на стол целый ворох малюсеньких игрушек, взял крючок и, принялся растаскивать получившуюся кучу, стараясь, чтобы крохотки не рассыпались.
  Лекарь невозмутимо мешал лекарство, потом протянул Марине большой кубок масляно блестящей жидкости:
  - Выпейте, лиэль, потом нужно плотно поесть, желательно мясо.
  Пахло лекарство травами, но вкус отдавал чем-то неприятным. Под ласковым взором травника Марина выпила все до капли.
  - А теперь надо покушать, лорды, вы позволите, я провожу лиэль в трапезную?
  Жером махнул рукой, и доктор быстренько утащил девушку в коридор. Там было холодно, у пленницы вновь застучали зубы.
  - Потерпите, лиэль, сейчас придем в теплое место.
  Большая ладонь лекаря уверенно увлекала девушку в какие-то переходы, лестницы, арки, и наконец на нее действительно пахнуло теплом, даже не теплом - жаром наполненным ароматами кухни.
  Огромное, похожее на пещеру помещение было наполнено посудой, печами, толкущимися подле них людьми и собаками. Мужчина уверенно провел девушку в уголок, усадил за небольшой столик, заваленный луком и лимонами, потом огляделся и окликнул:
  - Марта!
  На его возглас обернулась крепкая пышка с раскрасневшимся лицом.
  - Чего тебе, Холм?
  - Поесть девочке дай, и мяса побольше, пациентка моя.
  - Ишь, - повела крутым бедром Марта, - а лорды потом с меня спросят, куда мясо дела.
  - Она тебе поможет, - понимающе усмехнулся лекарь, лимоны нашинкует и лук начистит.
  Теперь кухарка с любопытством посмотрела на новенькую, втянула носом воздух:
  - Человек?
  - Человек!
  - Ну ладно, такая замухрышка много не съест.
  - Я вернусь за вами к ужину, лиэль, - пообещал лекарь прощаясь.
  Кухарка немедля плюхнула перед мариной большую тарелку тушеного мяса и ломоть хлеба:
  - Ешь быстрее, да принимайся за работу, мои-то все нюх берегут, лимон почистить или перец потолочь и не заставишь!
  Девушка молча взялась за ложку: тепло, сытно, а работа предстоит не сложная. Все лучше, чем мерзнуть в каморке, куда ее запихнула домоправительница. Мясо оказалось вкусным, но почти не соленым. Насытившись, Марина отодвинула пустую миску, нашла небольшой ножичек и взялась за дело.
  Сначала она взялась за лук. Чтобы не покраснели глаза, попросила миску холодной воды, в которую и складывала луковицы и смачивала нож. Кухарка удивленно присматривалась к этой хитрости, потом подошла ближе и принюхалась:
  - Ай, как хорошо, - удивилась она, - почти не пахнет и слез нет!
  Марина робко улыбнулась в ответ и продолжила. С лимонами было сложнее. С них предстояло срезать цедру, потом выжать сок и только потом порезать остатки на мелкие кусочки. Марина и тут подошла к задаче творчески: попросила пару ковшей кипятка и залила очищенные от цедры плоды буквально на минутку. Сока после этого выдавилось в два раза больше, чем обычно, да и крошить лимоны было легче.
  Кухарка опять заинтересовалась действиями помощницы и похвалила. Цедру нашинкованную тончайшей стружкой добавили в тесто, лимонный сок стал и маринадом и частью желе, а большую часть женщина ворча слила в бутыль и заткнув ее пробкой, спрятала в темное место.
  Тут выяснилось, что уже настало время ужина. В кухне стало еще больше народа - заходили юноши одетые в длинные кафтаны, хватали со столов подносы и уносили куда-то. Прибегали девушки, брали кувшины с напитками, кубки, чаши и тоже убегали наверх. Последним пришел хмурый лекарь, подсел к Марине и кивнул кухарке, требуя подать ужин.
  Они молча поели того же тушеного мяса, потом лекарь вручил девушке кубок с лекарством, а кухарка плюхнула на резную доску кусок пирога.
  - Что-то случилось, господин Холмквист? - решилась наконец спросить Марина.
  - Лорд Грей все еще не выходит из своих комнат, это становится опасно, - лекарь вяло ковырнул ножом свой пирог, - младшие лорды спорят, один готов оставить тебя себе в качестве любовницы, другой настаивает на твоем возвращении в твой мир.
  Марина побледнела, лекарство комком встало в горле.
  - Но если ты вернешься туда, откуда тебя украли, лечение придется начинать сначала.
  - Так вы начали лечить меня от бесплодия? - шепотом прокричала девушка.
  - Конечно, я же лекарь, я не могу оставить болезнь мучить вас дальше.
  - Спасибо, - девушка неожиданно шмыгнула носом, вы очень добры.
  Лекарь только отмахнулся своей огромной лопатообразной рукой. В кухне стало почти тихо, каждый думал о своем, но неожиданно в широкий арочный проем заглянул юноша в короткой курточке:
  - Лиэр Холмквист? Лорд Жером зовет вас и вашу подопечную в малую гостиную.
  Лекарь весомо кивнул и, начал медленно выбираться из за стола, протянув Марине руку. Попаданка вцепилась в него как утопающий в соломинку. Вдвоем они поднялись на второй этаж и побродив по ледяным коридорам вошли в очень мужскую комнату отделанную зеленым сукном и темным деревом.
  - Лиэль, почему вы все еще не переоделись? - спросил Жером, глядя на туго подпоясанный халат.
  - Мои вещи мне не вернули, пожала плечами девушка, а больше мне нечего надеть.
  - В вашей спальне гардероб полный платьев, я уверен, там есть из чего выбрать, - процедил лорд.
  - Милорд, - Марина натурально вытаращила глаза, - в моей комнатке нет ничего кроме кровати и кувшина для умывания!
  - Что? - молодой человек нахмурился так, что между бровей залегла сердитая морщинка. - Я распорядился поселить вас в зеленой спальне! Эй, там, позовите лиэль Сиянцу!
  Минут через десять в комнату вошла знакомая Марине сухопарая дама.
  - Лиэль, обманчиво ласково проговорил старший близнец, - где ночевала наша гостья?
  - В северном крыле, лорд, как вы распорядились, - безмятежно отвечала домоправительница.
  - Как интересно! Я бы хотел взглянуть на ее комнату.
  - Милорд, - дама подняла выщипанные брови, - вы зайдете в спальню молодой незамужней девушки?
  - Зайду, зайду, Сиянца, - Жером махнул рукой, призывая брата, лекаря и Марину двигаться следом и кинулся на третий этаж.
  Там он в один момент влетел в милую комнату отделанную зеленым ситцем с милым белым рисунком и глубоко втянул воздух:
  - Таааак, - в бешенстве произнес он, - таааак, значит вы госпожа Сиянца решили, что ваша племянница более достойна родить наследника лорду Грею, так? И поэтому поселили ее в этой спальне. А где же ночевала наша гостья?
  Ткнувшись лицом в запястье Марины лорд развернулся и почти побежал куда-то по коридору. Лорд Дилан и лекарь последовали за ним. Домоправительница хотела было задержаться в комнате, но второй близнец решительно утянул ее за собой.
  До каморки, в которой Марина провела ночь, добрались не скоро. Жером рванул хлипкую дверь и застыл:
  - Лиэль, вы провели здесь ночь? - сдавленным голосом спросил он.
  Девушка осторожно кивнула. Впрочем, сомнений у мужчин не было - запах девушки невозможно было спутать ни с чем другим.
  - Что ж, полагаю лорду пора покинуть свою пещеру, - сверкнув неожиданно желтым глазом, Жером развернулся и собирался куда-то бежать, но более благоразумный и сдержанный Дилан остановил его:
  - Постой, брат, Сиянцу мы можем наказать сами, давай отправим девушку спать, и разберемся. Мне кажется, что про выбор венца невесты узнали не только мы.
  Многозначительный взгляд брата остановил Жерома. Он еще раз окинул взглядом каморку и согласно кивнул:
  - Ты прав брат. Лиэль, - лорд повернулся к Марине, - мы проводим вас в другую спальню, позднее придет служанка и поможет вам приготовиться ко сну. Думаю, вы уже поняли, что вы остаетесь здесь и ваша задача ждать, пока лорд Грей обратит на вас внимание. Лиэр Холмквист...
  - Я все понял, милорд, начну давать леди лекарство сегодня же.
  - Отлично! - Жером потер подбородок, делая выбор, а потом решительно потянул Марину за собой.
  На этот раз холода в коридорах девушка не заметила, ее тащили с такой скоростью, что она едва успевала переставлять ноги. Добежав до незнакомой двери лорд распахнул ее, заглянул в помещение и удовлетворенно кивнул:
  - Годится! Леди, отныне вы живете здесь!
  Дилан и лекарь вытаращили глаза:
  - Брат, ты уверен, - тихо, на грани слышимости произнес близнц.
  - Уверен. Вспомни, когда мы притащили девушку в замок? Только вчера. Прошли сутки, а ее уже попытались удалить и даже убить.
  - Убить? - Дилан недоуменно покрутил головой.
  - Она человек, пара ночей в таких условиях и я уверен, даже лиэру Холмквисту было бы непросто исцелить простуду или чем там болеют люди от холода и голода, - мужчина глянул на лекаря и тот кивнул подтверждая.
  - Так что с того? - Дилан все еще был в недоумении.
  - Это значит, что мы нашли ту, которая нам нужна. И кто-то знает это лучше, чем мы, - вздохнул старший брат и еще раз кивнул Марине: - располагайтесь, лиэль, служанку я сейчас пришлю.
  Мужчины удалились, забрав с собой мечущую злобные взгляды домоправительницу, а девушка осталась одна в просторной красивой комнате отделанной голубым шелком. Легкая изящная мебель, несколько безделушек на туалетном столике, забытая в кресле книга, все говорило о том, что в этой комнате жили, возможно даже совсем недавно. Девушка не решилась нарушать порядок и, тихонько присела в кресло у камина. В двери постучали, затем вошла немолодая женщина в длинном темном платье и простом полотняном переднике:
  - Доброго вечера, лиэль, лорд Жером прислал меня помочь вам приготовиться ко сну.
  - Спасибо, - девушка рассмотрела крепкую фигуру служанки в очередной раз подивившись, какие тут все сильные. Даже тощая домоправительница подняла ее одной рукой, на что же способна эта женщина с фигурой атлетки? - Меня зовут Марина, - решила представиться она, а вас?
  - Кринесса, - буркнула служанка, пробираясь к камину.
  - Очень приятно, Кринесса, - сказала девушка и замолчала.
  Она хотела о многом расспросить горничную, но не решалась, очень уж суровый у той был вид. Гремя ведром, служанка выгребла из камина остывшую золу, почистила куриным крылышком блестящую окантовку, уложила красивым колодцем дрова из прихваченной с собой корзинки и разожгла огонь. Марина зябко протянула руки к теплу. Служанка бурчала что-то себе под нос, но девушка ничего не могла разобрать, похоже все местные обитатели имели слух куда тоньше человеческого.
  После камина служанка занялась всей комнатой - протерла пыль, смела кое-где паутину, перетряхнула постель и, продолжая ворчать, вышла.
  Греясь у огня Марина наконец смогла поразмыслить над своим будущим. Ее не отпустят. Таинственный калека обрел имя. Лорд Грей, интересно, как он отреагирует на появление потенциальной матери его ребенка?
  Девушка посмаковала эти слова "мать его ребенка". Ей хотелось верить доброму лекарю, но после пройденных врачей она не верила даже в призрачную возможность зачатия. Но теперь в ее жизни появится мужчина. На пару месяцев. Каков он будет? И чем обернется для нее первая связь? Она слабая, боящаяся боли девушка, а здесь, судя по всему, даже младенец крепче и здоровее землянки.
  Страхи, почерпнутые из выпусков новостей полезли в голову и Марина решительно встала - нельзя позволить себе растекаться и тонуть в слезах. Сколько времени понадобиться мужчинам, чтобы убедиться, что она не та, кто им нужен? Месяца три? Вполне достаточный срок для того. Чтобы освоить какую-нибудь местную профессию, сейчас в моде хенд-мейнд, и тогда можно счесть этот провал в другой мир просто...командировкой!
  Ей уже приходилось ездить в глубинку. Чужие подозрительные взгляды, удивление, пренебрежение и тайные слезы в номере дешевой гостиницы и ощущение, что попала на другую планету со своими законами, правилами жизни и смерти. Что ж, будем думать, что это командировка! А куда кстати, подевали ее сумку?
  Вспомнив про свою сумку девушка вспомнила и одежду. Так что когда служанка все еще ворча себе под нос вернулась в комнату Марина спросила ее о вещах.
  - Лиэль Сиянца приказала все сжечь, - ответила служанка, и слезы внезапно вскипели попаданки на глазах. - Но Илис все спрятала внизу, сейчас принесу, - неожиданно сказала пожилая женщина и снова вышла.
  Марина отыскала в спальне кувшин с водой и поплескала в лицо, чтобы остановить слезы. Потом рассмотрела, с чем приходила служанка - на постели стоял маленький поднос с лекарством, молоком и печеньем, а рядом лежала длинная теплая рубашка весьма консервативного вида. Не тончайший шелк и кружева, а плотная теплая фланель, глухой ворот и длинные рукава. В таком одеянии она точно не замерзнет холодной ночью!
  Служанка вернулась со знакомым медным тазом в руках. Марина устремилась к нему и с недоумением уставилась на разворошенную кучу белья, бумаг из сумочки и лоскуты шарфика.
  - Дети поиграли, - хмуро сказала служанка. - Что успела, то забрала.
  Девушке стало больно. Эти лоскуты и бумаги были последней ее связью с привычным и уютным миром. Молча закусив губы, она стала разбирать неопрятную кучу. Помаду явно кто-то кусал, многие бумаги оказались надорванными, белье тоже пострадало, но больше всего досталось сапожкам на каблучке и офисной блузке. Слезы сами собой закапали на тонкий шелк. К счастью служанка вышла до того, как Марина увидела самое главное - ее телефон был разбит на мелкие куски, на серебристом пластике тоже явственно отпечатались чьи-то зубы.
  Разложив свои вещи на две кучуи - то что годилось только в мусор и то, что уцелело, Марина пришла к выводу, что одежду надо постирать, высушить и сохранить. Во-первых такого белья здесь все равно нет, а во вторых у нее появится шанс на большую самостоятельность и мобильность.
  Вот почему она раньше презрительно относилась к фентезийной литературе? Прочла бы пару томов, запомнила, чем землянка может поразить аборигенов и применила, глядишь, от роли инкубатора на ножках удалось бы отвертеться. Только в ее случае - нечем поражать. Стекло здесь явно было известно, бумага тоже, а собирать автомат Калашникова на коленке девушка точно не умела.
  Уцелела куртка, уцелела вязаная шапка, офисный брючный костюм разорван по всем швам, кА ки блузка, вот мягкие шелковистые трусики уцелели, как и бюстгальтер, скорее всего местные жители просто не поняли, как это правильно надевать. Стопка бумаг. Косметика. Маникюрный наборчик. Вот в общем и все. Не завалялась в сумочке всемирная энциклопедия, или адронный коллайдер. Со вздохом девушка встала с ковра, на котором рассматривала свои сокровища и сложила обломки в таз. Пусть служанка выбросит или сожжет эту память о прошлом. А она сейчас ляжет спать, под тяжелое одеяло набитое чьей-то шерстью, согреется и уснет.
  Дверь тихонько стукнула - снова пришла суровая служанка. Выслушала, забрала таз и напомнила про лекарство.
  - Хорошо, Кринесса, сейчас выпью., - сдаваясь ответила Марина, забираясь под одеяло.
  Глоток лекарства, глоток молока, печенье и снова лекарство. Одолев оба кубка, девушка откинулась на подушки и закрыла глаза. Кринесса забрала посуду и уходя, задула свечи. Огонь остался только в камине, а за окнами вновь задувал ветер,
  
  ***
  Граф Грей прятался в своих покоях с того самого дня как пришел в себя и не услышал отклика своего зверя. Лекарь успокаивая непростого пациента сказал, что такое случается при сильном истощении:
  - Ничего страшного милорд, вы сильный альфа, думаю восстановитесь, а сейчас вам лучше спать.
  Несколько недель лорд Адарис плавал в зыбком тумане забытья и звал своего зверя. Ответом ему была тишина, точнее выжженная пустыня. Лекарь предположил, что зверь отдал все силы на то, чтобы выжило человеческое тело графа.
  - Боюсь милорд вашей второй сущности больше нет. И ваша внешность...
  Адарис никогда не считал себя красавцем, но рыдающая невеста не скрывала своего ужаса и презрения к его потере. Тогда он попросил зеркало. Лекарь осторожно протянул маленькое зеркальце, из дорогого светлого стекла, и лорд уставился в него, изучая свое лицо. Ожоги. Красные, вспухшие рубцы стянутой нитками кожи, светлое крошево на месте черных бровей, опухшие нездоровые опухоли в центре которых с трудом проглядывали щелочки зрачков. Понятно, отчего рыдала его невеста.
   Странно, почему-то он не мог вспомнить ее имени, в голове так и отложилось "невеста". Что ж, эта должность в его замке теперь вакантна. Долгие месяцы лорд восстанавливался - растягивал стянутую заживлением кожу, наращивал усохшие за время лихорадки мышцы и каждый миг мучился своей неполноценностью. Теперь он не видел в темноте, не слышал мышей в подполье, не знал по запаху, кто заглядывал в его комнату. Приходилось напрягаться, чтобы услышать негромкий доклад, различить шаги брата или прислуги.
   Лорд старался. Записывал, уговаривал, объяснял, и постепенно все привыкли к его ущербности. Только он не привык. Сторонился близких, виделся с подданными только за обедом. Все важные вопросы граф решал в своем кабинете, с глазу на глаз, чтобы не показать свою слабость окружающим.
  Самым любимым его временем стала ночь перед рассветом. Оборотни сумеречные звери, после заката жизнь в домах только оживляется - поют песни, рукодельничают, готовят еду и выполняют ту работу, которую можно сделать в доме. И так до глубокой ночи. Лишь к рассвету оборотни расходятся по кроватям, и спят потом до полудня, не желая покидать уютные логова при солнце.
  Вот на рассвете Адарис и выходил из своего добровольного затвора. Шел по замку и слушал тишину слабыми человеческими ушами. Ощущал камни древнего строения, видел то, что его соплеменники готовы были утаить от всевидящего лорда. Благодаря этим утренним вылазкам граф Грей все еще оставался главой своего клана.
  В их стране плохо относились к калекам и слабым. В некоторых кланах все еще действовал древний обычай - выкладывать на скрещение дорог слабых и нежизнеспособных младенцев. В клане Алистер это обычай был запрещен еще дедом лорда Адариса. От захвата ослабевшего клана другими главами его спасало то, что он помог уцелеть наследному принцу. Потом братья загорелись идеей рождения нового альфы и принялись разъезжать по кланам в поисках другой невесты. От этого окружающим казалось, что альфа пошел на поправку, но граф Грей не питал иллюзий. Его волк мертв. Он лишь половинка себя прежнего. Тень.
  Получая бесчисленные отказы, братья заплатили деревенским девушкам - крепким и здоровым, способным зачать от лорда здоровое дитя, но тут уже воспротивился сам лорд Адарис - ему виделась жалость в глазах крестьянок, и это было больнее, чем высокомерные отказы аристократок. Жестко запретив приводить в свою спальню женщин, он запер покои магическим замком и превратил некогда просторные и уютные комнаты главы рода в мужскую берлогу - чистую, опрятную, но холодную и неуютную как его одинокая душа.
  Последнее время ему показалось, что братья успокоились. Смирились с тем, что скоро клан захватит один из ближайших альф, либо король подарит место главы одному из своих многочисленных родственников. И вдруг в одну из ночей, как всегда обходя пока еще свой замок граф Грей услышал плач. Показалось? Или у кого-то из малышей режутся зубки?
   Обойдя коридоры в которых жили семейные слуги Адарис не услышал ни одного лишнего звука. На кухне пусто и темно, в купальне остывают нагретые камни, тогда лорд вернулся на хозяйский этаж и снова услышал плач, но откуда? Эхх, вот если бы у него был его прежний нюх, он бы сразу различил запах больного или раненного сородича. Побродив по этажу лорд с тяжелым сердцем ушел спать, а вечером его ждал сюрприз - страшно довольные братья объяви, что нашли ему невесту.
  - Невесту? Какую невесту? Зачем? - лорду не давал покоя плач на этаже, и он слушал Жерома довольно рассеяно.
  - Девушку с сильной кровью, которую указал венец невесты.
  Тут лорд что-то заподозрил. Близнецы всегда отличались безбашенностью, но Жером умудрялся влезть в самые сложные неприятности. И смущенный вид Дилана подсказывал, что неприятности только начинаются.
  - И где вы раздобыли такое чудо?
  - Эээ, ну мы выслушали предсказание это старой ворожеи, что была тут месяц назад и отправились искать по приметам, которые она указала, - выкрутился Жером.
  Не смотря на отсутствие волчьего нюха лорд до сих пор отлично видел ложь.
   - А где вы взяли венец невесты, - вкрадчиво спросил Адарис, прищурясь на Дилона.
  Второй близнец побледнел и сглотнул. Может брат и потерял вторую ипостась, но сила духа все еще была при нем.
  - В сокровищнице, - обреченно понурился Жером, - но ты бы все равно его не дал! - тут же принялся оправдываться он, - а теперь она уже здесь!
  - Кто она, - как-то устало спросил лорд, понимая, что братья вновь втравили его в историю.
  - Миритиэль или Элариэль, мы еще не определились, - буркнул Жером, подозревая, что брат не простит такого внимания к своей личной жизни.
  - Так их двое? - едва ли не с ужасом спросил лорд.
  - Нет, одна, просто мы ее имя выговорить не можем. Спросили, что означает, сказала "морская" вот и выбирали вариант, - добавил Дилан.
  - Идиоты, - выдохнул Адарис. - И где она?
  - Вчера ее твоя домоправительница в каморку запихнула, ну и простудилась она, пришлось лекаря вызвать. Сейчас уже спит наверное, в маминой комнате, - пробормотал Жером.
  - Что? - холодом в словах лорда можно было заморозить целый сад.
  - А куда ее еще денешь? - заступился за брата Дилан, - она мерзнет, человечка же, а мамины покои самые теплые.
  Адарис откинул голову на спинку кресла и мысленно возопил богам:
  - За что? Ну за что они послали ему таких идиотов ближайшие родичи?
  ***
  Марина давно крепко спала, уткнувшись лицом в разорванный шарфик, когда дверь ее спальни бесшумно приоткрылась. Если бы девушка бодрствовала, то широкоплечий мужчина прошедший в дверь боком мог бы ее напугать. Однако она сладко спала и не видела, что следом за лордом в комнату проникли близнецы. На фоне высоких, стройных молодых мужчин граф Грей казался кряжистым дубом, кроме того, что он был ниже братьев, Адарис еще и старательно маскировал свое тело одеждой, ведь шрамы были не только на лице.
  Подойдя к огню, лорд подложил дров, раздувая яркое, светлое пламя. Вскоре теплый свет залил комнату, позволяя ему рассмотреть девушку человеческими глазами. Сделать это было довольно сложно - спасаясь от холода, который в любое время года источали каменные стены и полы, пленница укуталась в одеяло до самого носа. Однако можно было рассмотреть кусочек бархатистой щеки, длинные темные ресницы закрытых глаз и блестящую копну волос раскинутых по подушке.
  - На самом деле она ничего, - прошептал Жером, - тощенькая, но доктор обещал откормить.
  - Доктор? - лорд все еще сердился на братьев, но важные моменты не упускал.
  - Она сначала сказала, что не может иметь детей, - отвел глаза Дилан, - вот мы Холмквиста и позвали.
  - И? - в интонации лорда все же прорвалось бешенство.
  - Все в порядке, док пообещал вылечить ее за месяц, сказал что то же самое было у нашей матери.
  - Значит месяц, - прошептал лорд, разглядывая незнакомку.
  Даже ее имени он та ки не узнал, но понял, что она нежная и чувствительная, кА клюбой человек. На лице все еще блестели дорожки слез. И тепла ей надо больше.
  - Уходим, - коротко приказал он братьям.
  Те немедля вышли, несколько смущенными. Жером понял, почему ему пришла идея поселить похищенную девушку в комнатах покойной графини. Не только от того, что это были самые теплые покои в замке, но и потому, что эта человеческая девушка пахла так же тонко и нежно. Его волчий нюх ни капли не раздражало ее присутствие среди любимых вещей его матери. И это было странно.
  Сердитый лорд велел близнецам отправляться к себе. Видя, что брат и вправду зол, они без разговоров свернули к своим комнатам. Две спальни соединяла общая гостиная, вот там они и встретились, чтобы выпить по рюмочке бренди под вяленую оленину и обсудить произошедшее.
  - По-моему, она Адарису не понравилась, - поморщившись проговорил Дилан. - Он так разозлился, что едва не кинулся на нас!
  - А по-моему, наоборот, - ответил Жером. - Он разжег огонь, чтобы посмотреть на нее, значит, не так уж она ему безразлична. Разве ты станешь рассматривать девушку, с которой не собираешься даже поговорить?
  - Может ты и прав, - Дилан вытянул ноги к огню, радуясь, что может позволить себе никуда не бежать. Последний месяц, посвященный поискам предполагаемой невесты, изрядно его вымотал. - Но что теперь делать нам?
  - Дразнить Грея, разбудить его интерес, - задумчиво проговорил Жером, ставя полную рюмку обратно на поднос. - Нужно доказать ему, что эта девушка привлекательна и может родить ему ребенка.
  - Не знаю, что ты в ней нашел, - зевнул Дилан, - делай, что хочешь, а я ложусь спать!
  Младший близнец ушел, а Жером еще довольно долгое время сидел один, разрабатывая план.
  Утром, едва солнце встало старший близнец уже растолкал сонную горничную и отправил будить гостью:
  - Разбуди, накорми и одень понаряднее, я за ней зайду к обеду, заберу в зал, с лордом познакомить.
  Кринеса удивленно захлопала сонными глазами:
  - Лорд, а ежели графу не понравится ваша смелость, девочку жалко, - пробормотала пожилая женщина.
  - Дура! - рассердился лорд, - разве мой брат когда-нибудь обидел женщину?
  - Да девки то шустро из его покоев летели, - тихонько проговорила служанка.
  Но лорд услышал ее слова и, гневно ощерил враз ставшими острыми зубы:
  - Говори, да не заговаривайся! Ни одну он и пальцем не тронул, только самой нагло по заднице наподдал! А остальные сами дурры заполошные визг подняли! - потом Жером потер покрасневшие от недосыпа глаза: - ладно, ты все поняла, сделай из девочки конфетку, я а ней зайду.
  Служанка только кивнула и поспешила встать.
  ***
  Марина спала, удивляясь тому, что не звенит будильник. Наверное сегодня выходной, вяло думала она сквозь сон, да и темно еще, а одеяло такое уютное, теплое...
  Сон разрушил стук в дверь. Девушка вскинулась, а в двери уже входила немолодая женщина в синем форменно платье и белом переднике:
  - Доброе утро, лиэль, пора вставать, - произнесла она и как в фильмах подошла к окну и специальной палкой раздвинула тяжелые шторы, давая дневному свету проникнуть в комнату. Марина с удивлением наблюдала за ней. После штор горничная переключилась на камин - разгребла золу, собрала ее в ведерко, на тлеющие угольки уложила пригоршню щепок и опустившись на колени дула, пока нежные язычки огня не обняли сухое дерево. Потом уложила сверху тонкие поленья и встала отряхивая руки:
  - Вставайте лиэль, нужно покушать, выпить лекарство и принять ванну, сегодня вас увидит лорд Грей.
  - Лорд Грей? - Марина завозилась под тяжелым одеялом, выбираться на прохладный воздух ей совсем не хотелось.
  - Наш граф, - ответила женщина, выходя в коридор.
  Вернулась она с тяжелым подносом. Поставила его на изящный столик из темного дерева, придвинула кресло, критически осмотрела получившуюся композицию, подкинул дров в очаг и подошла к постели с теплым халатом:
  - Вставайте же, лиэль!
  Девушка выбралась из постели и сообразила, что перед ней пожалуй самый лучший источник информации! Служанке ничего от нее не надо, она не станет лгать.
  - А почему вы меня называете "лиэль"? - спросила она, накидывая теплую ткань на плечи.
  - Так у нас обращаются ко всем кроме лорда. Женщина - лиэль, мужчина лиэр.
  - Спасибо, а я думала, что те мужчины, что принесли меня сюда так переиначили мое имя.
  В глазах служанки мелькнул слабый интерес и она все же спросила:
  - А как вас зовут, лиэль?
  - Марина, - ответила девушка, усаживаясь за столик, благоразумно поставленный ближе к огню.
  Служанка промолчала в ответ, принимаясь взбивать матрас, расправлять простыни и одеяло. Поняв, что ответа не дождется, невольная гостья посмотрела на предложенную еду. На тарелке лежала каша похожая на овсяную, рядом лежал кусок серого хлеба, покрытый чем-то белым похожим на творог, в кружке плескалось теплое питье пахнущее медом. Вздохнув, Марина взялась за ложку. Дома она не завтракала, но знакомый кубок накрытый крышкой напоминал, что лекарство следует пить на сытый желудок.
  Девушка как раз успела поесть, когда служанка закончила уборку в комнате и позвала Марину в купальню. Этого помещения она еще не видела и была поражена его великолепием. Каменные стены здесь были не уныло-серыми, а нежно-оливковыми. Незнакомый камень казалось впитал летнюю зелень и солнечный свет, и щедро отдавал все это просторной комнате. Справа размещалась кушетка, жаровня, туалетный столик, какие-то сундуки и шкатулки. Слева был просторный бассейн, с парой ступенек, а за ширмой обнаружились другие необходимые в этом месте приспособления.
  Марина была поражена и роскошью и техническим совершенством сантехники, совершенно не характерным для средневековья, но служанка, насыпая в воду мыльный песок пояснила, что замок был построен на остатках эльфийской крепости, и многие технические новинки оборотни переняли от своих давних заклятых друзей.
  - У нас очень тонкий нюх, поэтому мы любим чистоту, - приговаривала она, растирая девушку жесткой рукавицей до красноты.
  Волосы промывались очень тщательно, поласкались в нескольких травяных отварах и бережно кутались в отрез шелка. Марину удивило такое отношение к прическе, но мудро вспомнив, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят она промолчала.
  После служанка укутала нежную лиэль в халат, и принялась обрабатывать ей ногти, втирать в огрубевшую кожу различные мази и, сокрушенно качать головой:
  - Как же можно так не любить себя, лиэль!
  Марина отмалчивалась. В последнее время она и впрямь жила по инерции - работа, дом и снова работа. Особенно тяжело и больно ей стало после того, как трогательно ухаживающий за нею коллега набрался на корпоративе и ей же, непривычно подкрашенной и нарядной начал рассказывать, как "на спор" пообещал "завалить гордячку из маркетингового".
  - Она такая кислая, что у меня скулы сводит, - жаловался он "гордячке", - но я по пьяни Сереге штуку баксов проиграл! Вот и корячусь теперь, ухаааживаююю!
  Марина оттолкнула пьяного нахала, и ушла, заявив, что коллега проиграл, но с той поры ее жизнь стала совсем беспросветной.
  Закончив растирать, подпиливать и полировать служанка закутала лиэль в горячую махровую простыню, потом сразу в ледяную и наконец подала тончайшую сорочку с вышитым краем. Поверх сорочки полагалось платье, такое же легкое и невесомое. Две тонкие тряпочки совсем не давали тепла и Марина начала дрожать. Покачав головой, горничная проворчала:
  - Совсем, как госпожа, - и извлекла из шкафа большую красивую шаль и накидывая ее Марине на плечи.
  Девушке показалось неловким огромный кусок ткани безжизненно свисающий с плеч, она немного собрала шаль складками, уложила их так, как ей показалось удобным, а служанка вдруг приложила к ее груди булавку, удобно скрепившую драпировку.
  - Вот один в один госпожа! - вздохнула служанка и в несколько минут уложила подсохшие волосы в высокий узел украшенный гребнями.
  Пока Марина любовалась собой в зеркало, в дверь постучали. Вошел один из близнецов:
  - Лиэль, вы готовы, спросил он, отчего-то вытаращим глаза.
  Девушка обернулась и увидела на лице лорда несказанное изумление:
  - Лес меня побери! - мужчина проглотил все, что хотел сказать и галантно предложил руку: - идемте, лиэль, я должен представить вас брату!
  Шаль была кашемировой, а может, ее невесомые нити были скручены из шерсти альпаки. Во всяком случае не смотря на коварный сквозняк, Марина не успела продрогнуть до костей во время путешествия по коридорам. Наконец они добрались до огромной арки, задрапированной толстым занавесом из коричневого сукна. Похоже ткань висела здесь давно и успела изрядно запылиться, и все же зрелище было впечатляющее.
  - Сейчас мы входим, идем к дальнему столу и я представляю вас лорду. Вы молчите, пока лорд не спросит вас. С остальными сможете разговаривать, когда лорд вас отпустит, - Жером проинструктировал девушку, потом решительно уложил ее ладонь себе на предплечье и шагнул в зал.
  Марина вошла следом, стараясь не слишком крутить головой, все же главный зал поражал. Огромное помещение из серого камня служило одновременно и приемной залой, и бальной, и обеденной, а еще вдоль стен стояли рыцарские доспехи, с потолочных балок свисали штандарты, а сами стены украшало разнообразное оружие. Выставка воинской доблести и мощи.
  Жером повел ее по самому центру зала и девушка видела, как окружающие замирают, поворачиваются к ней, шумно втягивают воздух носами. А потом ее ушей достиг шепоток:
  - Леди, леди, леди вернулась!
  Жером старался идти медленно и уверенно, но Марина чувствовала, как подрагивает его рука. Когда длинный проход между рядами закончился, девушка очутилась перед отдельным столом, стоящим на возвышении. Тяжелая скатерть из плотной узорной ткани свешивалась до самого пола, на столешнице громоздилась тяжелая серебряная посуда, а за столом сидел мужчина и внимательно смотрел на приближающуюся пару.
  - Мой лорд, - Жером изящно поклонился, - позвольте вам представить лиэль, - тут близнец замешкался и Марина сама назвала свое имя.
  Быть какой-то "Элариэлью" ей не хотелось.
  - Очень приятно видеть новое лицо в моем замке, - медленно и веско сказал мужчина, не сводя с гостьи внимательных серых глаз. - Прошу вас, лиэль Марина, присядьте за мой стол.
  Жером явно сглотнув, провел девушку вокруг стола на возвышение и усадил рядом с лордом. Сам же сел с другой стороны и притих, наблюдая за происходящим.
  Граф Грей вежливо предложил даме жаркое, кивнул слуге, чтобы налил вина, но все эти действия он выполнял автоматически, подчиняясь усвоенным с детства правилам, а в голове глухо бухал непонятный почти щенячий восторг.
  Марина не просто была внешне похожа на его покойную мать - с точки зрения слуг она была ее точной копией! Те же густые темные волосы, спокойные манеры, теплые медовые глаза. Не зря хитрый братец приставил к гостье мамину служанку! Кринеса отыскала платье и шаль покойной леди Грей, и даже сделала девушке похожую прическу.
  Под пристальным взглядом лорда Марина поежилась и попыталась подтянуть шаль повыше, прикрывая декольте.
  Адарис еще помнил, как мама возмущалась откровенным фасоном платья, который не менялся много лет, а отец терпеливо ей объяснял, что такие платья максимально удобны для оборотниц: глубокий вырез, слегка стянутый шнурком, поясок и свободные рукава. Распустил два шнурка и моментально выпрыгнул из платья.
  Более откровенные одеяния носили пожалуй только эльфийки, но лесной народ давно ушел из этих мест. Лорд задумался и не замечал, как встревоженно посматривает на него брат, как шушукаются члены клана.
  Лорд не мог так остро различать запахи, как его сородичи, зато явно видел, что Марина все же не была его матерью. Даже своими человеческими глазами он видел различия: ее волосы были светлее и ярче, в них словно плавало осеннее солнце. А глаза напротив, были темнее и напоминали кусочки медового янтаря.
  - Почему вы не едите, лиэль Марина? - спросил он своим низким тяжелым голосом.
  - Вы слишком пристально меня разглядываете, лорд, - честно ответила девушка, - мне неловко.
  - Неужели? А я думал, что вам портят аппетит мои шрамы, - раздраженно сказал Грей.
  Ему было неясно, чего он ожидал больше - чтобы девушка в ужасе отшатнулась, или чтобы она забито улыбалась и поддакивала.
  - Ваши шрамы давно зажили и почти незаметны, - спокойно отвечала девушка, гоняя по краю тарелки кусочек мяса, - а ваш тяжелый характер и пристальный взгляд действительно способны лишить аппетита кого угодно.
  Граф Грей онемел. Девушка наплевала на его уродство, силу, родовитость и богатство, она просто указала ему, что он... не дает ей поесть!
  - Ешьте, - сердито бросил он ей, отламывая ножку от ближайшей птицы и укладывая ей на тарелку, - на ваших костях слишком мало мяса. Того и гляди, что мой лекарь упрекнет меня в вашем нездоровье.
  - Благодарю, - Марина слабо улыбнулась и отделила кусочек птицы ножом, - ваш лекарь просто замечательный человек.
  - Он не человек, он оборотень, - продолжал ворчать и придираться Адарис.
  Тогда девушка просто замолчала, уделив все свое внимание еде. Несколько минут прошли в молчании, затем неожиданно заговорил Жером:
  - Лиэль Марина, скажите, как вам нравится наш замок?
  - Я еще мало где была, - дипломатично ответила удивленная девушка, - но мне кажеться в ваших коридорах очень холодно.
  - Вам нужно теплее одеваться, - пробурчал Адарис, убеждая себя, что он просто заботиться о девушке, как о любой своей соплеменнице, - люди слишком слабые существа, чтобы выжить в холодную погоду, а зимы у нас суровые.
  Марина промолчала. Она не стала ябедничать, что ее собственные теплые вещи испорчены, а здесь ее одевают как куклу.
  - Я распоряжусь прислать к вам портного, - продолжил болтать Жером, - вы наверное, как все женщины любите выбирать себе одежду , всякие там ленточки и застежки.
  Марина опять промолчала, она еще помнила, как близнецы решали ее судьбу в том случае, если она не понравится лорду Грею. А еще та домоправительница, если бы не доктор Холмквист, она бы уже умерла от воспаления легких или пневмонии.
  Жером не терял своего отвратительно хорошего настроения и продолжал болтать:
  - А вы ездите верхом? Наша матушка обожала верховые прогулки!
  - Я ни разу не сидела в седле, - призналась девушка, делая глоток из кубка. Она думала, что там будет вода или морс, а в бокале оказалось вино, сладкое и очень крепкое. - А лошадей видела только на картинке, - добавила она, видя изумление на лице лорда.
  Граф же сохранил свою каменную невозмутимость, только уголок рта слегка дернулся, словно он видел потуги братца заинтересовать его девушкой и посмеивался над ними.
  Жером продолжал заливаться соловьем:
  - Тогда вы должно быть увлекаетесь рукоделием?
  - Никогда не держала в руках иголку, - признала девушка вглядываясь в зал.
  У нее создалось впечатление, что все присутствующие внимательно прислушиваются к разговору.
  - Чем же вы тогда занимались?
  - Работала, - невесело усмехнулась Марина, - зарабатывала деньги на пропитание и одежду.
  - Да? - в разговор вмешался Дилан, неслышно занявший свое место по другую сторону от брата. - И кем же вы могли работать? Вы слабы и хрупки, на ваших руках нет мозолей, и даже иглу вы в руках не держали.
  Тут уж Марина рассердилась. Мало того, что ее похитили, запугали, заставили есть совершенно несъедобную несоленую и пресную еду, так еще и насмехаются над нею!
  - Я работала младшим бухгалтером, - решительно ответила она. - В мои обязанности входил расчет зарплаты и налогов на триста человек постоянного персонала. Думаю даже вы, лорд Дилан не сможете сделать это моментально и без ошибок, потому что в этом деле нужна не сила мышц, а сила разума, - и девушка демонстративно потерла плечи, на которых остались синяки от жестких пальцев похитителя.
  Дилан вспыхнул, Жером смутился, а граф ко всеобщему удивлению громко хмыкнул:
  - Вижу Дилан, ты тоже получил свою колючку под хвост! - Младший сдержался, схватившись за кубок, а граф вновь повернулся к девушке: - так почему вы не едите, лиэль?
  Если бы Марина была трезва, она бы промолчала, но полкубка крепкого вина на голодный желудок сыграли с ней злую шутку:
  - Потому что это невозможно есть, милорд! Мясо не соленое, без специй и очень дурно прожарено!
  Адарис прищурился и хмыкнул еще раз:
  - У оборотней очень тонкий нюх, лиэль, пряности могут заглушить запахи и повредить нюх, а соль не нужна, если часто есть сырую печень.
  - Но я то не оборотень и есть сырое мясо не могу! - Возмутилась девушка, - да и разве это вкусно? Я чистила на кухне лимоны и лук, но не вижу здесь ни лимонного соуса, ни пирога, да и лука в жарком не наблюдаю.
  - Вот как, интересно, - граф прищурил свои серые глаза и они внезапно напомнили Марине дула старинных пистолетов. - Меня уверили, что мои люди питаются нормально, и денег которые я выделяю, хватает. - Скрежет камня в его голосе не услышал бы только глухой. - Дилан, - лорд кивнул брату, - найди домоправительницу Сиянцу.
  - Сейчас, - молодой оборотень промокнул губы салфеткой и исчез из-за стола так быстро, что марина не успела заметить момент исчезновения.
  Вернулся Дилан так же быстро и бесшумно:
  - Адарис, ее нет в ее комнате и, сегодня ее вообще никто не видел!
  - Вот как, еще интереснее, отправь нюхача на поиск следов. Хорошо бы узнать куда она сбежала. - Затем граф повернулся к старшему близнецу: - Жером, ты говорил, что Сиянца намеренно поселила лиэль в клетушке и не дала теплой одежды.
  - Это выглядело так, мой лорд, - ответил брат, напоминая лорду, что они не одни.
  Адарис тотчас понизил голос:
  - Значит, она предала меня и клан, желая смерти той, что могла бы родить мне ребенка. Что ж, - тут граф вновь заговорил громко, обращаясь к тем, кто сидел в зале, - отныне любой кто увидит Сиянцу и не доставит ее на графский суд будет наказан. А вас лиэль, - голос Адариса смягчился, - я попрошу взять кухню под свое начало. Мне тоже надоело пресное жаркое и сырой хлеб. Жером проследит, что бы вам выделили продукты и вы могли научить кухарку готовить то, что будете есть вы.
  - Хорошо! - вино придало Марине храбрости, - завтра я постараюсь приготовить нормальную еду!
  - А сегодня попробуйте это, - граф придвинул к девушке блюдце с темными ягодами, - отлично отгоняют хмель и унимают голод.
  - Энергетик? - Марина вяло пожевала одну приторную ягодку и почувствовала, что голова просветлела.
  - И еще, найдите шкаф моей матери, она была из другого мира и так же мерзла, как и вы. Думаю у нее остались теплые платья и плащи.
  - Благодарю вас, милорд, - Марина перевела дух.
  Граф конечно был пугающе огромным и сильным, да и характер не сахар, но по своему он был к ней добр, позаботился о еде и тепле. Шрамы на его лице еще виднелись в неровном свете, но скорее как слишком гладкие участки кожи, и они совершенно не вызывали у марины отвращения.
  Еще ее несказанно радовал тот факт, что граф не попытался в первый же день уложить бесправную пленницу в кровать. Отнесся к ней с похвальной сдержанностью, простил слишком бойкий язык. Судя по тому, что она читала в книгах, люди облеченные властью зачастую вели себя совершенно иначе. Значит, в ответ она попробует смириться с пребыванием тут. Ведь это ненадолго. Через пару месяцев лекарь сообщит, что ничего не получилось и она со спокойной совестью вернется домой и будет вспоминать эти ледяные стены только в страшном сне.
  После трапезы лорд отдал приказ Жерому всюду сопровождать Марину, а сам скрылся в неизвестном направлении. Девушка быстро сообразила, что откладывать визит на кухню до утра не стоит, поэтому прямо из общего зала отправилась вниз.
  На кухне по-прежнему стояла суета. Теперь на плите кипели огромные котлы с кипятком и мылом. В них опускали тарелки, принесенные со стола, потом вылавливали их, полоскали в корыте с прохладной водой и уносили в буфет. Обойдя суетящуюся толпу Марина отыскала кухарку, которая кормила ее вместе с лекарем и поздоровлаась:
  - Доброго дня вам, лиэль.
  - Доброго, - буркнула женщина, гремя сковородками.
  - Лорд Грей попросил меня разобраться, почему на его стол попадает такая плохая еда, - мягко сказала девушка, ожидая гневного взрыва. В общем-то дождалась. Кухарка высказала все - и оказалось, что до кухни не доходило и десятой части тех средств, что граф выделял на кормление своих людей. Многим приходилось держать огороды и птичники, чтобы выкармливать детей, при том, что вокруг замка возделывался отличный огород, квохтали куры, гоготали гуси, и даже мычали коровы.
  Выслушав женщину Марина решительно приступила к наведению порядка:
  - Лиэль Сиянца сбежала, ее ищут и полагаю найдут. Деньги которые выделял лорд конечно уже не вернуть, зато у вас есть кладовая и подсобное хозяйство. Разберемся. Давайте посмотрим, что вы собирались готовить на ужин и что мы сможем с этим сделать.
  Кухарка поняла, что ее лично никто не обвиняет и они втроем пошл по кладовкам. Правда все ледники, погреба и кладовки оказались запертыми на огромные замки, но Жером сообразил поискать ключи в комнате домоправительницы и нашел тяжеленную связку, которую торжественно привязал к поясу Марины.
  Осмотр показал, что пациент скорее мертв, чем жив. Погреба были практически пустыми. Ни овощей, ни сыров, ни яиц, ни битых тушек не наблюдалось. Один из кухонных парнишек проговорился, что домоправительница все продавала, угрожая болтунам голодовкой. Чуть лучше было в амбарах, поскольку за ними лорд смотрел сам. Была мука, были крупы и зерно, растительное масло и несколько мороженых туш недавно привезенных из деревни. Вернулась в кухню Марина с головной болью. Но отступать было некогда. Попросив у Жерома лист бумаги и карандаш, она села задавать вопросы, записывать ответы и по возможности решать проблему.
  - Сколько человек вы кормите ежедневно? Как часто воинам нужно мясо? Сколько фунтов в день полагается взрослому и сколько ребенку?
  Сделав записи Марина опять тяжело вздохнула: работы было не на один день, а ужин требовалось готовить сегодня. Выяснив, что с утра было поставлено хлебное тесто, которое как раз подошло, и разморожена туша овцы, девушка засучила рукава и принялась за дело: кухарке было велено срезать все мясо с костей, и поставить их варить в самом большом котле. Поварята засели мелко - мелко рубить домашний соленый сыр, похожий на адыгейский. Сама Марина чистила чеснок и выбирала сушеную зелень из скудных запасов пряностей.
  Через час все свободные руки лепили лепешки из хлебного теста, наполняли из рубленным сыром с зеленью и яйцами, а потом лихо кидали в кипящее масло. Бульон с аккуратно снятой пеной уже кипел, а кухарка крошила все, что удалось найти в погребе: лук, репу, капусту, морковь, сельдерей, слегка обжаривала на бараньем жире, добавляла для густоты крупу и заваривала кулеш, способный насытить даже самого голодного оборотня.
  На сладкое Марина собственноручно варила кисель и думала, что без похода к лорду за деньгами не обойтись. Пряностей нет, овощей практически нет, молоко и яйца конечно хорошо, но для сладостей нужен сахар, мед, орехи... Список все рос, а Марина с ужасом думала, где все это взять и найдется ли у лорда столько денег.
  К ужину девушка была так вымотана, что совершенно равнодушно смотрела, как оборотни собираются в главном зале и упоенно тянут носами, вдыхая ароматы выпечки и сладостей. Перед самым ужином ее разыскала Кринеса и потребовала переодеться к трапезе.
  - Мне некогда, отмахнулась девушка, - она в этот момент помешивала кисель, стараясь, чтобы в нем не осталось комочков от крахмала, который оп иронии судьбы остался в кладовой в достаточном количестве.
  Правда местные считали его ингредиентом клея и очень настороженно отнеслись к желанию копии леди Грей приготовить нечто с этим необычным порошком.
  - Ничего не знаю, лиэль, к ужину положено переодеваться! Помешать это варево и без вас есть кому!
  В общем настырной горничной удалось оторвать Марину от котла, доставить в спальню, умыть и переодеть. Теперь она смотрела, как радуются люди вкусному ужину и страшно хотела спать. Между тем за ее спиной отворилась неприметная дверь, и в зал вошел лорд Грей. Все тотчас поклонились, а Марина просто смотрела на него не желая шевелиться.
  - Сидите лиэль, - благожелательно сказал Адарис, - мне доложили, что вы проделали немалую работу, но я вижу, что мой стол выглядит намного скромнее, чем в обед.
  - А вы попробуйте, - буркнула Марина, - она уже общипала одну лепешку, запивая ее супом и знала, что все получилось вполне съедобным.
  Лорд подозрительно покосился на лепешку, взял в руки, повертел и откусил. Прожевал. В два укуса прикончил и потянулся за следующей и только на третьей понял что его беспокоило:
  - Лиэль! В пироге чеснок!
  - Это лепешка, милорд, - рассеяно ответила Марина, просматривая свои записи.
  - Оборотни не едят чеснок! Он отбивает обоняние!
  - Правда? - девушка скептически подняла бровь, - посмотрите в зал, милорд. В супе нет острых приправ, только соль и лавровый лист.
  Граф взглянул на подданных и увидел только разноцветные макушки. Его люди с упоением хлебали суп, заедая ароматными лепешками.
  - Но почему? - Адарис был поражен.
  - Потому что это вкусно, милорд, а обоняние отбивает только свежий чеснок, да и то если смазать им ноздри.
  У графа было такое лицо, что Марина испугалась за его здоровье.
  - Значит мы полгода давились отвратительной едой зря?
  - Удивляюсь, что ваши люди терпели так долго. Зачем вам нужен был их острый нюх?
  - У нас возникли проблемы на границе, - нехотя процедил лорд, злобно тыкая ложкой в тарелку.
  - А лиэль Сиянца пообещала с ними справится? - догадалась Марина, - наверное обещала магическое зелье или особое питание усиливающее силы оборотней.
  - Да, как вы догадались? - процедил граф, багровея от стыда.
  Точно пелена упала с его глаз - теперь он видел во что превратился его замок, вспомнил, сколько раз ему жаловались его люди на дурное питание и новые порядки, а ведь Сиянца спрашивала у него раз решения посмотреть на сокровищницу...
  Тут Адарис сник окончательно, одним глотком выпил суп, а потом повернулся к брату:
  - Жером, проверь меня на магическое воздействие.
  - Что? - близнец затрясся.
  - Проверь меня на магическое воздействие и скажи мне, как долго выводится сок окопника из человеческого организма?
  Лорд моментально сделал несколько пасов и застыл:
  - Грей...
  - Я понял, - граф схватил себя за волосы и сильно дернул так, что выступили слезы.
  - Что случилось? - робко спросила Марина недоумевая.
  - Похоже лиэль вы спасли наш замок, или по крайней мере нашего лорда, - смутно ответил Жером.
  Между тем Адарис схватил кубок и отхлебнул то что в нем было. Только вместо вина там оказалась странная розовая субстанция с ароматом вишни. Едва проглотив мужчина отодвинул бокал:
  - Что это? - спросил он настороженно.
  - Десерт, - ответила Марина, - называется вишневый кисель.
  - Что вишневый, я чувствую, - проворчал лорд, к нему снова вернулось его угрюмое настроение. - Ты хотя бы помнишь, как эта ведьма очутилась в замке? -спросил он брата.
  - Смутно, - ответил Жером, - но это случилось полгода назад, когда к нам приезжала твоя бывшая невеста.
  Тут мужчины переглянулись и как-то странно хмыкнули. Марина сделала себе заметочку - расспросить служанку о бывшей невесте лорда.
  - Нужно проверить все укрепления и накормить людей, - поставил задачу граф, - думаю опоили не только меня одного, со мной конечно было проще, но ведь за последние месяцы все поверили, что оборотни питаются сырым мясом и гнилой крупой!
  Близнецы торопливо допивали и доедали все, что успевали ухватить и немедля понеслись за братом, оставив Марину в одиночестве.
  - Вот и корми этих мужчин, - проворчала она недовольно, - даже "спасибо" не скажут!
  Между тем девушке требовались объяснения, а мужчины сбежали из за стола. Остальные оборотни уже закончили трапезу и начали убирать посуду. Не задерживаясь, Марина вышла в ледяной коридор и остановилась. Она просто не знала, куда идти! Весь день с ней ходили Жером и Марта, старшая повариха, а теперь она впервые за день осталась одна!
  К счастью ее проблема разрешилась - из обеденного зала вышел лекарь:
  - Лиэль, как хорошо, что вы здесь! Вам нужно выпить лекарство!
  - Боюсь, я замерзну в этом коридоре, - вежливо ответила Марина, - проводите меня до моей комнаты и я выпью ваше зелье.
  Лекарь спокойно довел ее до двери и пообещал тотчас прислать Кринессу с напитком. Марина с радостью вошла в комнату - там было гораздо теплее, в камине еще теплились угли. Задумчиво присев на лохматую серую шкуру девушка принялась ломать сучья, чтобы оживить пламя и вдруг увидела прямо в огне яйцо. Удивившись, она выбрала ветку потолще, и выкатила его из огня, посмеиваясь над собой. Мало ли какой формы камушек мог попасть в камин?
  ***
  Мужчины шли по замковой стене и волосы у них стояли дыбом. Двор был захламлен брошенными телегами, кучами снега и поломанным оружием. В караулках стояла грязь, гулял ветер. Воины скинувшие пелену морока с испуганным удивлением смотрели на мрачную неопрятную кучу камня, бывшую их домом.
  Граф, Жером и Дилан тотчас взялись за работу - приказали топить бани, мыть, стирать, выскребать казармы. Убирать все лишнее и ненужное со двора, из оружейных и гнезд для стрелков. Масштабы случившегося загоняли в ступор, но Адарис впервые благодарил упрямство и слепую веру брата.
  - Так ты понял, что сотворила Сиянца? - вопросительно пыхтел Жером плечом к плечу с графом выталкивая из двора телегу груженную мусором.
  - Понял. И даже вспомнил, как она к нам попала. Вместе с Лиэриссой.
  - Твоей невестой? - Жером едва не упал.
  - Вместе с бывшей невестой, - хмуро поправил его брат. - Помнишь, она приезжала в конце лета?
  - Ну да, помню, как раз к празднику урожая. Тоько я так и не понял, чего она хотела.
  - Наш клан она хотела. - Буркнул Грей, с усилием сбрасывая мусор в ров. - После разрыва помолвки она вышла замуж за богатого старика, родила ему сына, а тот умер и оставил все сыновьям от первой жене. Ей же только минимальное содержание и оплату школы для сына. Если честно, - пробормотал граф, поднимая на телегу очередной мешок мусора из казармы, - многие были уверены, что сын был от другого, но это дело прошлое. Так вот она приехала ко мне с предложением . Она выйдет за меня замуж, станет тут хозяйкой, а ее сын моим наследником. Проблема рода решена, а я буду бегать перед ней как комнатная собачка на задних лапка!
  Жером протяжно присвистнул:
  - И ты молчал? Я то гадал, почему ты после праздника снова закрылся в своих комнатах.
  - Ха, - Адарис грустно взглянул на брата, - она пришла ко мне в спальню, а когда я ее выгнал наговорила такого, что хотелось выкупаться в выгребной яме, чтобы очитситься.
  - Но как этой ведьме удалось окрутить всех? - по -прежнему недоумевал близнец.
  - Да проще простого. Вспомни, что на празднике едят все?
  - Сладкую кашу... - неверяще выдохнул брат.
  - Думаю, первую дозу она подлила в эту кашу, а дальше все пошло как по маслу. Только на вас наговор действовал с оговорками, вы же оборотни, а я человек, поэтому вам устроили диету из сырого мяса без специй, а мне еще и подливали окопник, для рассеянности.
  - Брат, - Жером помотал головой, - сами боги привели Марину в наш дом!
  - Я тоже так думаю. А теперь работай! Раз Сиянца смылась, она поняла, что морок слетит. Возможно сегодня или завтра на нас попытаются напасть.
  - Думаю теперь мы справимся! - усмехнулся Жером.
  
  
  
  
   https://noa-lit.ru/dragocennyy_podarok.html
Оценка: 5.57*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"