Собур Алла Анатольевна: другие произведения.

Ханство Торгет(Землеописание 7)(черновик)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Что ж, изучение Ассиды можно считать оконченным. Конечно, там осталось ещё много интересного и не узнанного, но материала и так достаточно. Тем более, что дорога несет вперед, в ханство Торгет. Впрочем, здесь ведь живут такие же люди? И ничего нового ждать от них не приходится. Или... приходиться? Или все дело в том, что собранный материал не был изучен и проанализирован? А, впрочем, вперед, там увидим" 04.04.2010 - выкладываю пролог и четыре главы. 07.04.2010 - выкладываю пятую главу. 18.04.2010 - выкладываю шестую и седьмую главы. 2.07.2010 - выкладываю восьмую и девятую главы. 23.07.2010 - выкладываю с десятой главы и до конца.

  Часть седьмая. Торгет.
  Пролог.
  Полуденное солнце заливало лучами крутой горный склон. Серые глыбы рассыпались по нему, словно спелые яблоки, сорвавшиеся с гигантской яблони, а меж ними извивалась дорога-серпантин, упираясь в расщелины в горных хребтах с обеих сторон. Но если одни хребет был действительно высок, то второй скорее походил на ряд каменистых холмов. На несколько витков ниже верхнего перевала статный рыжеволосый юноша устало уворачивался от ударов разъяренной нежити. Тяжелое дыхание хрипами вырывалось из груди, в разорванной в клочья, пропитанной кровью одежде лишь угадывался теперь кожаный доспех с металлическими бляхами, давно отброшенная походная сумка сиротливо валялась на мелком крошеве серых камней. Безумный от ужаса взгляд скользил по окружающим скалам, но ничего, что могло бы принести спасение, не находил. Лишь в одном месте ему почудился странный снежный вихрь. Но разве может он быть здесь? Да если и есть - что в том проку? Сухие горячие губ едва заметно шевелились. Почему? Молил Мессию о помощи? Кто знает?
  Вдруг его глаза, скользнув по идущему вверх склону, наполнились ужасом. Обвал.... Тысячи камней неслись на него... или чуть левее? Впрочем, край лавины дотянулся и до юноши, захватив в жуткий каменный водоворот, ломая кости и стаскивая вниз. Заставляя проклинать злую судьбу, и благословлять Творца, всех демонов и ангелов, за каждый новый глоток воздуха....
  Протащив юношу по всему склону, лавина успокоилась, оставив ему жизнь. Хотя... долго ли можно прожить с таким количеством ран, ушибов, переломов? Скорее - глупая насмешка, чем благоволение.
  Снежный вихрь испуганно метнулся вверх по склону, на встречу камням и беспомощно заметался в стороны, рассыпая серебристые звездочки. И, наконец, бессильно замер там, где ещё недавно была дорога. Миг и вместо вихря появился хрупкий синеглазый мальчишка, коленопреклоненный, склонивший, в бессильном отчаянье, голову. Острые сколы прорывали ткань брюк и кожу, но он словно не замечал боли. Иссиня-черные волосы, стянутые в недлинный хвост блестели в лучах солнца, как и бриллианты слез на белоснежных щеках.... Прекрасное, слишком прекрасное для человека, лицо было наполнено отчаяньем. Даже солнце словно не хотело смотреть на мучения очаровательного юноши: его скрыла тень от.... Хотя, нет, облака тут ни при чем. Да и откуда над хребтом Сен облака в самый разгар суши? И... почему эта тень смыла отчаянье с его лица?
  -Госпожа? - робко и недоверчиво произнес он, - Госпожа жива?
  И, словно услышав "да", рассмеялся, легко и звонко, будто крохотные льдинки рассыпались на зимнем озере.
  
  Глава 1. Мертвый перевал: пейзажи и первая помощь в условиях гор.
  Закинув сумку на плечо, я устало брела меж серых скал, порой перескакивая с камня на камень, там где лавина натащила слишком крупные булыжники. С волос изредка падали запутавшиеся в них мелкие камешки: капюшон шубы слетел во время падения, и они успели набиться прежде, чем я поставила щит. Впрочем, даже со щитом "путешествовать" с лавиной - мало удовольствия: швыряло меня внутри магического шарика ужасно, ударяя о стены десять раз за миг. Но, хоть, не расплющило. Зато там, где на боках висели меч, кинжал и сумка синяки остались немилосердные! Впрочем, если честно, даже в этом мне здорово повезло: не будь на мне зачарованного доспеха, вполне могла бы и серьезно пораниться. Но это все пустяки.
  Гораздо больше собственного состояния меня тревожили спутники: где они теперь? Что с ними? Живы ли?
  Словно в ответ на вопрос, передо мной появляется небольшой снежный вихрь, превращающийся в синеглазого мальчишку. Яркие солнечные лучи сияют на белоснежной коже, безуспешно пытаясь превзойти счастливую улыбку.
  -Ачи, малыш, ты в порядке? - перепрыгиваю к сильфенку и сжимаю его в объятьях.
  -Все хорошо, госпожа, - отвечает мальчишка, с чуть покрасневшими словно от недавних слез или каменной пыли глазами.
  -Точно? - внимательно заглядываю в сапфировые омуты.
  -Да, госпожа. Я... я испугался за Вас, - малыш отводит глаза, словно в чем-то виноват.
  -Тебя Асиль нашел, да? - спрашиваю, чуть отдаляясь, но не убирая руки с его плеч.
  -Да, госпожа, - решительно кивает, заставляя пряди, оставленные спереди свободными, мазнуть по щекам.
  -А Нэри? Он его не видел? - перехожу на магическое зрение, проверяя, здесь ли ещё Асиль. Тонкие едва заметные нити пронизывают воздух: здесь.
  -Пока нет, - застыв на мгновенье, словно прислушиваясь к чему-то, сообщает мальчишка и воодушевленно предлагает, - Мы вместе поищем.
  -Ну, если ты будешь ему полезен..., - скорее спрашиваю, чем утверждаю.
  Ачи растерянно хмурится:
  -Не совсем так.
  Не так? Почему? Но прежде, чем я успеваю что-либо придумать, Ачи уже сам получает ответ:
  -Асиль считает, что это будет полезно для меня.
  Лэ! И как он успевает так быстро все это узнавать? Не так-то просто получить какую-либо информацию, если на любой вопрос можно получить лишь ответы: да и нет.... Ну и, по-видимому, это самое "не совсем".
  -Ну, если полезно - то идите, - ласково провожу рукой по темным волосам.
  -А Вы, госпожа? - вдруг растерянно уточняет мальчишка.
  -А что я? - недоуменно повожу плечами, - Меч со мной, если кто нападет - отобьюсь.... Да я и не гордая: если что - Асиля позову. Еда кое-какая припасена, лекарства тоже. Только воду нужно будет до ночи найти.
  Ачи задумчиво смотрит на меня и рассыпается серебристыми снежинками. Хм, не похоже чтоб он так, не прощаясь, ушел. И, действительно, через хои он вновь появляется передо мной.
  -В трех этинах пути впереди будет ручей. Дальше - довольно долго не видно. Так что останавливаться на ночь, наверное, придется у него, - с виноватой улыбкой сообщает мальчишка.
  -Спасибо, малыш. Идите, - на прощанье вновь касаюсь мягких, словно шелк, волос и, со вздохом, продолжаю путь. Вновь одна, но уже в гораздо лучшем настроении. Только бы с Нэри теперь все было в порядке.... Ну да он не первое тысячелетие живет, небось выкрутиться как-нибудь.
  Крупные булыжники стали попадаться все реже, сменившись россыпью мелких камней. И хорошо! Не нужно больше скакать словно лягушке! Вот только склоняющееся к верхушкам хребта солнце заставляло поторопиться. Интересно, далеко ещё замеченный сильфенком ручеек?
  Увы, воды в поле зрения пока не попадало. В отличие от рыжей пряди.... Или скорее, золотистой: если сравнивать с моими, более оранжевыми.... В смысле сейчас - оранжевыми, а на самом деле - смесь золотистых и алых прядей.... Так, стоп. А откуда здесь вообще волосы?
  Непродолжительные раскопки обнаружили, что кроме волос здесь есть и все остальное, что полагается человеку. Даже жизнь: окровавленная грудь медленно вздымалась. Ресницы шевельнулись, открывая наполненные недоверием серые глаза. Потрескавшиеся и израненные губы чуть дернулись, раздался тихий стон.
  -Лэ, - устало закусываю губу, - Слушай, парень, с одной стороны тебе повезло - тебя вообще кто-то нашел. А вот с другой - совсем наоборот: ученик лекаря - то ещё удовольствие для больного.
  Тэ! И почему здесь нет Элиси! Он бы этого беднягу разом на ноги поставил! Ладно, хорошо хоть, что он меня подучил, чем что лечить... да и книгу о травах на прощанье подарил....
  -И есть у нас два варианта: либо я тащу тебя к ручью, который если я не ошибаюсь, уже недалеко, либо ты ждешь здесь, пока я не схожу за водой. Моргни, если считаешь, что лучше первый вариант.
  Ресницы согласно дергаются.
  -Да? Уверен? Может тебя двигать нельзя, а тут ещё неизвестно сколько тащить придется. Я обещаю, что вернусь, честно. Может, останешься? - задумчиво вглядываюсь в неподвижные глаза.
  -Ну, как знаешь, - пожимаю плечами. Вот теперь ещё вопрос - а как его тащить? В человеческом теле - точно не справлюсь: я, все-таки, хрупкая девушка, хоть и дракон. А кто тогда? Вампир? Не, не стоит: силы конечно у них есть, но солнце-то ещё не зашло. Да и вообще, не уверена, что смогу идти, когда видна будет только магия. А, если учесть, что здесь везде чистый камень - не исключено, что и вовсе проваливаться начну.... Буду за этого бедолагу, словно за спасательный круг цепляться. С трудом сдерживая нервный смех, прогоняю из головы эту странную картинку: нужно дело делать, а не веселиться.
  Ну а кто тогда? Эльфы? Они скорее быстрые, чем сильные. Орки? Эти да, и сильные, и выносливые, но больно уж у них не подходящие пропорции: это, все-таки не истинный облик при котором одежда.... В общем, не важно, что с ней происходит, главное, что при обратном превращении она возвращается, такой же, как и была. А на орку, тем более, довольно крупную (у меня-то человеческое воплощение для дракона далеко не миниатюрное, хотя, по меркам самих людей, вполне обычное) моя одежда не налезет. А раздеваться здесь... холодновато, да и опасно: мало ли, какая нежить откуда полезет.... Нет, доспех снимать нельзя.
  А что если? Мгновенное, точно выверенное усилие и я застываю в половине оборота: получеловек, полудракон. Говорят, такими рождаются полукровки, если не наследуют истинного облика: острые когти, едва заметная но прочная чешуя, которую легко принять за слишком смуглую кожу.... И, разумеется, нечеловеческая сила. Вот так, оно, пожалуй, будет в самый раз. Осторожно подхватываю бедолагу на руки. Лэ! Только бы когтями его не задеть: и без таких "радостей" едва жив!
  Конечно, полудраконий облик лучше подходит для переноса тяжести, но, когда впереди блеснула тонкая полоска воды, я успела порядком подустать. И даже подумывала, сделать привал. А человек и вовсе давно потерял сознание. Не удивительно: плавно тащить его по этим камням - задача не по моим способностям. А от рывков боль, наверняка, становилась просто жуткой.
  Ладно, вон там, ниже по течению, вроде неплохая скала виднеется. Возле нее и устроимся: хоть с одной стороны прикрытие будет и от ветра, и от чужого глаза.
  Хорошо. А что дальше? Ох, так и не научилась разбивать лагерь. А, ведь, из всего, что у меня в сумку набито, наверняка, можно что-нибудь полезное сообразить. Особенно, если вспомнить, что сумка грифонья, то есть, безразмерная.
  Уложив юношу под скалой, осторожно набираю в ладони почти ледяную воды. Жаль костер развести не из чего - придется так. Хотя... думаю, сейчас можно и просто силой согреть. Главное только не перестараться и не устроить взрыв. А юноше в его состоянии и не такое могло "привидеться".
  Осторожно подношу воду пострадавшему и тонкой струйкой вливаю в губы. И в награду получаю ещё один стон, смешанный с шепотом:
  -Благодарю.
  Ладно, что теперь? Нужно посмотреть - попробовать определить, что с ним. Кое-как расстелив походные одеяла, осторожно срезаю с юноши остатки одежды. Так, позвоночник и, кажется, нога - сломаны. С ребрами, похоже, тоже что-то не так. А остальное - только глубокие царапины и синяки. Как ни странно, но для меня самая сложная сейчас травма - именно нога: для позвоночника в аптечке должна быть мазь из корня лаарка - за ночь заживет, ребра достаточно потуже перетянуть ну и мазь с кровянкой, конечно доложить. Её-то вообще лучше на все раны добавить: и запас есть, и делается она легко, а в Торгете новой травы набрать будет не трудно: там она везде растет.
  И ещё неплохо напоить отваром: я кажется где-то здесь видела цветок астини - то, что надо.
  Лишь поднявшись, обнаруживаю, что на небе уже во всю сияют звезды, а над хребтом поднимается лунный серп. Лэ! По такой темноте искать.... Хотя, она, вроде на другом берегу ручья была.
  -Са...,-тихим вздохом вырывается у моего пациента, - Долси....
  -Я здесь траву хорошую видела, - отвечаю, укрывая юношу одеялом, - Попробую настой приготовить. Я быстро.
  Лэ! Это ведь действительно страшно - оставаться беспомощным, в одиночестве, в этих горах славящихся избытком нежити!
  Цветы действительно оказались на том берегу. Нарвав про запас, кое-как вскипятила воду... в золотой чаше. А что делать? Котлы были в седельных сумках, а в моей только кое-какие сокровища валялись!
  Ладно, напоить этого горемыку, подкинуть силы Лиле - и можно спать. Лиля - это неизвестная рептилия. Не известная - потому, что она ещё не вылупилась. Но, если учитывать, сколько на её яйцо мы с моим названным братом заклятий накрутили, то это и вовсе уникальное существо будет. Даже для своего вида.
  ***
  Темнота.... Заполненная камнем пустота.... Как это заполненная? Но ведь для вампиров камень столь же проницаем, как воздух для людей. Или ещё больше: человек и воздух в одном и том же месте быть не могут, а вампир и камень - легко. Увы, обвал сделал самую большую из возможных неприятностей: сорвал со скал легкий налет почвы и прочих крупиц мертвого, разорвал, разбросал по склону шалша. И вампир просто "утонул" в камне. Впрочем "падение" было не долгим: какой-то древний скелет, похороненный горами, остановил Эр-таан, дал опору. И сложную задачу: как выбраться отсюда. Впрочем, прежде решился другой вопрос: исцелить нанесенные затерявшимися в лавине костями раны. Один глоток крови из привычно устроившейся на поясе фляги - весь труд. Фляга, как и меч, и одежда давно были зачарованны, чтоб не мешать ходить сквозь стены. Вот и теперь это пригодилось.
  В окружающей тьме глаза вампира находили громоздкие кости, иногда соприкасающиеся, иногда - лежащие на расстоянии прыжка. Высоко над головой сиял океан света - раздражающего и... привычного. Внизу... внизу виднелись покрытые крохотными частицами жизни - грибами, лишайниками, стены пещер. Можно спрыгнуть на них и, поплутав, выбраться на поверхность. Или... попытаться исследовать скелет?
  "И почему меня просто не завалило камнями? Не повезло зацепиться за какой-нибудь кусок мертвого? Тогда бы выбраться было гораздо проще!", - грустно подумал Эр-таан, перепрыгиваю с одного гигантского ребра на другое.
  ***
  Проснуться заставило ощущение чужого взгляда. Лэ! Теплые, насмешливые и чуть виноватые глаза серые глаза внимательно изучали мое лицо. Тэ! Резко откатываюсь в сторону. Конечно, ночной холод заставляет спать рядом, но... не нужно на меня так смотреть!
  -Благодарю за помощь, долси, - все ещё хриплым голосом произносит юноша.
  -Я не могла поступить иначе, - растерянно пожимаю плечами, - Как самочувствие?
  -Ничего не болит, - чуть неуверенно отзывается мой невольный пациент.
  -Это хорошо, - задумчиво смотрю на закутанного в одеяло рыжеволосого юношу.... Или, все же мужчину? Приятное лицо, кажется, наполнено какой-то таинственной силы, в стальных глазах чувствуется воля. Воин? Впрочем, тот, кто не умеет держать в руках меч, в эти горы не пойдет.
  -Вы дали мне обезболивающих трав? - задумчиво уточняет.
  -Не-а, - растерянно пожимаю плечами, и, внимательно перебрав в памяти примененные вчера лекарства, уверенно добавляю - Ничего. Даже в голову не пришло. Прости. Я предупреждала, что только ученица.
  В серебристых глазах мелькают веселые искорки.
  -Знаете, долси, - тепло улыбнувшись, мужчина осторожно поднимается, - Я предпочту всегда лечиться у такой ученицы, которая забывает об обезболивании, но за одну ночь возвращает умирающего к жизни, - однако попытка была прервана на половине пути судорожным вздохом.
  -Что? - спрашиваю, осторожно подхватывая воина под локти.
  -Ничего.... Чуть ноет.... Ребра, кажется, - через силу выдыхает тот. Ну-ну, то-то ты от этого "чуть ноет", сам едва сознание не теряешь.
  -Сейчас найду что-нибудь обезболивающее, - произношу, помогая воину опереться на скалу, - Ты осторожней: у тебя ещё, кажется что-то с правой ногой... трещина или небольшой перелом... на голени.
  -Не стоит, - почти нормальным голосом откликается воин, удерживая меня за руку - Боль совсем слабая.... Я лучше потерплю.
  Растерянно заглядываю в серые глаза:
  -Точно? - и, чуть закусив губу, решаю, - Ладно. Тогда я ещё целебную мазь нанесу.
  Осторожно разматываю бинты. Лэ! Да они совершенно чистые... даже полоскать не надо. И, наверняка, как и все прочие эльфийские творения, живые.
  Ну и хорошо - меньше мороки.
  Крепкий, загоревший торс покрыт белыми полосками свежих шрамов. Выбрав один, на плече, осторожно провожу пальцем:
  -Не больно? - внимательно слежу за лицом воина. Мало ли, что его эта дурацкая гордость сказать заставит!
  -Нет, - мягко улыбается в ответ.
  Надавливаю чуть сильнее:
  -А теперь?
  -Нет, - упрямо качает головой. Хм, вроде искренне.... А если что - сам виноват.
  -Ну и хорошо: значит, о ранах можно не волноваться, - вытаскиваю из аптечки мазь, - Остались только кости.
  И осторожными, круговыми движениями начинаю втирать мазь.
  -Возможно, лучше я сам... - как-то растерянно предлагает воин.
  -Почему? - удивленно спрашиваю, не отрываясь от дела.
  -Ну... Вы все-таки девушка, - совсем тихо произносит. Лэ! Сначала демон, теперь этот.... Да я скоро уже буду уверенна, что драконы - самая распущенная раса! Разве, возможно, кроме сирен.
  -Нет, долс. В данной ситуации - я, все-таки, лекарь. А "девушкой" я буду, когда родственники меня с женихом знакомить станут, - чуть резко откликаюсь. Хорошо, что вчера он то и дело терял сознание. А то неизвестно, какая бы отповедь меня ждала....
  -И что жених скажет, если узнает об этой истории? - довольно жестко спрашивает, останавливая мою руку. А что Рен может сказать?
  -Наверное, что глупее, чем лезть в эти горы, было только попасть под обвал, - растерянно пожимаю плечами. И, вырвав руку, заканчиваю втирать мазь. Под задумчивое молчание пациента. Ну и хорошо. Теперь вернуть на место бинты и посмотреть ногу.
  -Долси... - беспомощно глядя на меня, вздыхает воин.
  -Что? Кстати, зовут меня Ян, - осторожно ощупываю поврежденную конечность. Лэ! С моими познаниями - только лечить. Ладно, мазь лишней не будет.... Или лучше в книге посмотреть?
  -Эдаран, - задумчиво и обреченно откликается мужчина. Очень уж задумчиво. Мне может быть знакомо это имя? Но, не дождавшись моей реакции, продолжает, - Долси Ян, эта история может стать тяжелым пятном....
  -На моей репутации? - чуть усмехаюсь, - Может быть, ещё предположите, что мне тогда не светит достойная партия, долс Эдаран?
  -Вы очень легкомысленны..., - растерянно вздыхает.
  -Долс Эдаран, если Вы не заметили, то все возможные условности уже были нами нарушены.... Даже спали в одной "постели", только что одетые.... Хотя, о Вас нельзя сказать и этого. Так что это "проповедь" мне кажется запоздалой и ненужной, - задумчиво изучаю ногу. Интересно, а идти он сможет?
  Воин растерянно кашляет:
  -Долси..., - и, тихо вздохнув, добавляет, - А чем так старательно изучать ногу - лучше проверить. Вероятно, перебита лишь одна из костей.... Если тонкая - то вполне смогу идти.
  -Хорошо, - решительно кивнув, помогаю воину подняться и внимательно слежу за неловкими шагами, постепенно становящимися все более уверенными. Хм, нужно ему что-то придумать с одеждой, а то кое-как обернутое вокруг бедер одеяло - явно не достаточно для путешествия по горам. Жаль, он заметно крупнее меня - так что мои вещи на него не налезет.
  Видимо, занятый теми же мыслями, Эдаран доковылял до останков своей одежды и принялся перебирать кожаные лоскутки. Ну и ладно, а я пока Лилю покормлю. Вытянув из сумки черно-алое яйцо, привычно сбрасываю четверть резерва в заклятия.
  -Никуда не годиться, - виновато вздохнул воин, отодвигая лохмотья, из которых выбрал несколько металлических блях.... Или это какие-то кулоны? Не рассмотрела, - Даже починить не получится.
  -Починить? - удивленно переспрашиваю, - А Вы умеете шить?
  -Да. И что? - насмешливо приподнимает брови, усаживаясь на плоский булыжник.
  -Это несколько странно, учитывая патриархальность Ваших взглядов, - задумчиво пожимаю плечами, убирая Лилю в карман куртки доспеха. А то в этой сумке её и вовсе потерять можно!
  -Учитывая Ваше легкомыслие, долси, - с легкой шутливой улыбкой произносит он, - Можно предположить, что шить не умеете Вы.
  Весело фыркаю в ответ:
  -Вы удивительно проницательны. Это действительно так.
  И ловлю недоверчивый взгляд воина, впрочем, быстро сменяющийся пониманием:
  -Должно быть, мне правильнее обращаться к Вам "леди".
  -Вот как? - вскидываю на него насмешливый взгляд, - А, по-моему, все эти долси и леди в этих горах звучат вовсе не уместно. Как и вообще это сухое "Вы".
  И ловлю в ответ удивленный взгляд:
  -Хорошо, Ян.... Если тебе так проще.... Хотя, мне казалось, что "Вы" подчеркивает уважение.
  -Достаточно подчеркнуть его один раз, при приветствии.... А после оно лишь указывает дистанцию.... Которая в равной степени может показывать и уважение, и недоверие, и обиду, и недостойность.... По крайней мере, так принято у меня дома, - растерянно пожимаю плечами.
  -Можешь называть меня Эдар, - задумчиво улыбается и... как-то неуверенно спрашивает, - Значит..., я обидел тебя?
  Лэ! Ну да..., во время той отповеди я привычно перешла на "Вы", тем более, что Эдар от этого обращения отказываться и не пытался.... А в начале обращалась на "ты"....
  -Ну.... Не важно - в прошлом, - чуть повожу плечами.
  -Хорошо, Ян - чуть неуверенно откликается Эдар.
  -Ладно, нужно тебе что-нибудь с одеждой придумать, - бросив на воина насмешливый взгляд, вытягиваю из сумки все уместившиеся там тряпки, - Посмотри, может, что подойдет. Воин послушно принялся перебирать получившуюся гору, изредка бросая недоверчивый взгляд на мою сумку.... Да, пожалуй, не будь на ней пространственной магии - вся эта кипа в неё не влезла бы.
  -А это что? - задумчиво пробормотал Эдар, вытягивая просторную теплую бежевую тунику.... Вернее, это для меня просторную, а ему, если повезет, налезет. Хм, повезло.... Только ворот немного пришлось подрезать.... А, может, и шуба моя ему подойдет? На мне-то она ещё на уйму одежды сверху сидит.... А, впрочем, чего гадать?
  -Примерь, - стянув с себя серебристый мех, протягиваю его воину.
  -Не надо, Ян, - упрямо качает головой, - Здесь холодно....
  -Вот именно - не хватало, чтоб ты ещё и простудился.... А я буду двигаться побыстрее - не замерзну. Здесь ведь все равно разведка нужна, ведь так? - внимательно смотрю ему в глаза, - Да и, если стычка какая будет, на мне и так доспех есть, а....
  -И ты всерьез называешь эту куртку, пусть и с костяными накладками - доспехом? - насмешливо вскидывает брови.
  -Знаешь ли, в Ассиде прочность брони определяется магией, а не материалом, - тихо фыркаю, всовывая в руки воину шубу, которую тот, устало вздохнув, все же одевает, зачем то уточняя:
  -Только до привала.
  -Лучше подумай, что с ногами делать: ни обуви, ни брюк, - растерянно пожимаю плечами, вглядываясь в развалившуюся на земле кипу.
  -А веревка найдется? - задумчиво интересуется воин, глядя то на одеяла, то на останки прежней одежды.
  -Наверное. Сейчас посмотрю, - покорно закапываюсь в сумку. Лэ! Ну как же сложно в этом бардаке найти хоть что-нибудь.... О, вот вроде!
  -Держи, - вручив воину веревку, смотрю, как он обвязывает ей кое-как намотанные на ноги одеяла.... Хм, хорошо, что они достаточно тонкие: а то бы те ещё "тумбочки" получились. А под конец - подвязывает оставшиеся от своих сапог подошвы. Хм, интересно, долго эта конструкция на здешних камнях продержится?
  -Ну что, теперь завтракаем - и в путь? - с улыбкой вытаскиваю припасенные полоски вяленого мяса.
  -Спасибо, Ян, - Эдар с благодарной улыбкой берет кусок, - Только... может быть прежде стоит решить, куда идем?
  -Ну, лично я собираюсь добраться до старой дороги и ждать, не появиться ли кто из моих спутников, - спокойно пожимаю плечами.
  -Не плохо.... А можно узнать о твоих спутниках? Вы тоже попали под лавину? - задумчиво уточняет.
  -Да, но, надеюсь, с ними все в порядке. Нас трое: я, юноша - мой приемный сын и воин - хороший друг.
  -Что ж, тогда - пойдем, - мягко улыбнувшись, Эдар встал. Вот только в глазах мелькнуло сочувствие и грусть.... И незаданный вопрос: " А что, если они так и не появятся?".
  Глупости! Ачи и Асиль обязательно найдут Нэри!
  
  Глава 2. Мертвый перевал: население.
  Утреннее солнце, заливало каменистую долину, то здесь, то там вспыхивая яростными огоньками. Хотя, называть его утренним - довольно странно: чтоб заглянуть за возвышающийся на сен хребет ему пришлось пройти почти треть своего дневного пути. А к тому моменту, когда оно достигнет противоположных вершин, лучше уже устроиться на ночевку: бродить по горам в темноте сомнительное удовольствие. Особенно, если учесть больную ногу Эдара.
  От возможности опереться на меня, воин гордо отказался, припомнив мое обещание ходить в разведку. Впрочем, шел он довольно быстро, только для этого приходилось выбирать дороги без особых завалов. Фактически, в этом моя разведка и заключалась: найти очередной обход, и, вернувшись к Эдару, показать дорогу.
  А может, попытаться приметить, что там впереди? Если подняться повыше, можно будет весь путь на сегодня прикинуть. Тем более что вон так скала довольно удобная для подъема и высокая. Легкий прыжок. Уцепиться вон за те трещины. Упереть ногу в это уступчик. Подтянуться. И - уже на вершине!
  Лэ! Все-таки красивые здесь места. Серые скалы алмазами блестят в лучах солнца, двумя пологими стенами поднимаясь от нашей "дороги". Ветер изредка касается лица прохладными крыльями. Сейчас бы взлететь и погнаться на перегонки с ветром, танцевать в солнечных лучах.... Эх, как же я соскучилась по полету! И сколько ещё придется изображать из себя добропорядочного человека?!
  С трудом перебарывая искушение, спрыгиваю со скалы: какой-никакой, а тоже полет!
  -Какая встреча! - хрип грохотом лавины врывается в уши. В тени, привалившись спиной к скале, стоит закутанное в старую сеушевую шкуру существо. Темные, неопрятные пряди отброшены на спину, открывая сине-белую холодную кожу. Серые блестящие как стекло глаза горят ненавистью.
  -Хайо, - имя само срывается с губ. С неожиданно-безразличной вампирьей интонацией.
  -Человечка, - насмешливо откликается нежить, - В этот раз ты даже вспомнила моё имя? Ну надо же.... И не хочешь больше называть меня Эр-аш? - губы немертвого изгибаются в злой усмешке.
  -Нэри просил не называть тебя так. Мне не сложно выполнить его просьбу, - безразлично пожимаю плечами. Лэ! И зачем я ввязываюсь в эту пикировку? А что делать? Бить первой...? Тэ! Я не жажду устроить ещё один обвал! Убегать? Да как-то неловко. Да и бессмысленно: с этой их пространственной магией, он меня где угодно найдет. И что эта за способность у Эр к скоростным перемещениям? Проявление дружественной За? Глупости! По звезде За столь же дружны и Ша, и Рух, и Си.
  -Так ты всего лишь выполняешь просьбу лоур-де, человечка? - серые глаза переполнены злостью, - А где же твой лоур-де? А? - мертвенно бледные губы изгибаются в хищной улыбке. Тэ! Картина: " кошка играет с мышкой"! Вот только в роли мышки - дракон. Интересно, а мой клинок может эту нежить упокоить?
  -Не знаю, Хайо. Но, думаю, он скоро появится, - ладно.... Как известно, говорить - говори, а рука воли не давай. Вот и поговорим, - А говорили, что дальше седла никто не заходит. Так что же ты здесь? Решил проверить, не открылся ли путь?
  -Специально для тебя, милочка, - насмешливо мурлычет, выразительно глядя на мою шею... или, правильнее сказать, на артерию?
  -А не страшно, Хайо? Вдруг та тварь, что перевал сторожит, и твою нежизнь отнимет? - зло усмехаюсь в ответ. Ты ведь не можешь этого не бояться.
  -О, надеюсь, ты его больше заинтересуешь, человечка. Я-то ведь всего лишь Эр-аш, - зло выплевывает, вновь прожигая меня яростным взглядом.
  -Да? А вдруг я его заинтересую живой? Или, он предпочтет сначала разобраться с той дичью, что может слишком быстро скрыться от него, а меня-то по горам можно и погонять в свое удовольствие, - смотрю глаза в глаза. Я - небесная, а ты лишь Эр-аш. И сколь бы я не считала младших достойными, они все равно остаются младшими и... слабыми.
  -Погонять? - задумчиво перекатывает на языке слово, - Хорошая идея, человечка. Беги!
  Но произнесенный холодящим голосом приказ, вызывает у меня лишь усмешку. В тонких руках немертвого вдруг появляются парные клинки:
  -А что если так, человечка? - злой шепот. Но и в моей руке уже меч. Не длинный, чуть больше локотя, созданный из странного черного кристалла....
  -Действительно хочешь проверить, кто из нас сильнее, Хайо? - насмешливо вскидываю брови, - А что, если это - не ты? Не страшно оказаться в Бездне?
  Серебристые глаза застилает черная тень. Привычно вскидываю меч, чтоб отвести удары... но, их не следует. Клинок падает на землю, а ладонь немертвого тянется к горлу... пропоротому крохотной железной пластинкой. Глаза в отчаянии скользят по долине.
  Осторожно скользнув в бок, так чтоб не выпускать из поля зрения противника, ищу неожиданного помощника. Опершись боком на огромный валун, Эдар заносит руку с ещё одной пластинкой.... Остатки прежнего снаряжения?
  Тихий хрип. Хайо. Что это? Проклятья? Мольбы? В серебристых глазах застыло странное выражение....
  Новая пластина пробивает висок.... А в движении губ чудится уже слышанное "беги".
  -Прочь, Ян! Отойди! - доносится голос Эдара, заставляя осторожно отступать, не отрывая взгляда от падающего немертвого.
  -Быстрее! - яростный крик. И странный запах силы, текущей от умирающего во второй раз Хайо. И странная тень боли.... Ттан-хе! Не понимаю! Ничего не понимаю! Нога цепляется за булыжник, заставляя уйти в кувырок назад и, словно ожидая этого, Хайо вспыхивает черным огнем....
  Устало подобрав под себя ноги, застываю на камнях, чтоб через хои почувствовать прикосновение к плечу.
  -Ян? Как ты? Эта дрянь должна действовать только на нежить, но ты стояла так близко..., - растерянный шепот Эдара.
  -Дрянь? - устало мотаю головой, - Что это было?
  -Магия чувств.... Эманации боли: нежить не способна выносить их в больших количествах.
  -Враждебность Си и Эр..., - растерянно бормочу. Лэ! Почему мне кажется, что разговор с Хайо так и не был окончен? По тому, что я не разобрала последних слов? Вздор! Что может поставить в разговоре лучшую точку, чем обнаженный клинок! Эдар прав: меня просто задело заклятием.
  -Именно, - воин мягко улыбается, - Мне показалось, эта тварь с тобой разговаривала?
  -Глупости.... Обычная пикировка перед боем.... Я его недавно Эр-аш назвала, вот он и решил отомстить.... Как глупо, - растерянно встряхиваю головой, - Я надеялась, что получится его успокоить.
  -Вот это - действительно глупо: нежить можно только упокоить. Или напугать: сильный отряд разумная нежить трогать не станет, - строго произносит воин, - Пойдем. День и так короток, нельзя терять время.
  Поднявшись, бросаю робкий взгляд туда, где был Хайо.... А теперь лишь два клинка и обрывок сеушевой шкуры.
  Так, эмоции - эмоциями, но замерзать ночью...
  -Эдар, - окликаю воина, глядя на мех.
  -Не стоит, - тихо вздыхает тот, сразу поняв мою идею, - Это может быть опасно. Идем.
  -Хорошо. Скалу лучше обойти справа..... И ещё, мне впереди полоска ручья привиделась. Попробую проверить.
  ***
  Стройная синеглазая блондинка устало полировала саблю и парный к ней кинжал, устроившись на подоконнике оружейной Академии. Полуденное солнце разбрасывало веселые блики по алым стенам, увешанным оружием, бордовому каменному полу, заставленному оружейными стойками. Но на лице девушки застыла печаль.
  -Опять терзаешь свои клинки? - раздался голос от двери. Невысокий юноша, одетый в свободный темно-красный костюм, подошел к окну.
  -Здравствую, Тони, - девушка вымученно улыбнулась, гладя на торчащий во все стороны иссиня-черный ёжик волос.
  -Опять скучаешь? - не обнаружив за окном ничего интересного, парень перевел взгляд на собеседницу. В сине-зеленых глазах мелькнуло сочувствие, - Да ладно тебе, Ися! Или я должен считать, что та девчонка, Ян, была права и ты влюблена в Каменного Убийцу? И теперь не можешь перенести этой разлуки?
  Кинжал легко блеснул в тонкой девичьей руке, впиваясь... нет, наткнувшись на вскинутый для защиты такой же, в волосе от шеи юноши.
  -Ну-ну, леди Ися, - как-то сочувственно шепнул Тони, - Хочешь, что расскажу?
  Вновь взявшись за камень, девушка вернулась к полировке, но после минутного молчания тихо спросила:
  -Ну?
  -Та слабая девчонка... Ян.... Носит фамилию Ашайн! - юноша выразительно раскрыл глаза, но его гримаса осталась ненужной: девушка так и не оторвалась от клинков.
  -И что мне до неё? - безразличное пожатие плечами.
  -А ты не помнишь, что про неё болтали? Будто она сбежала в Велир, - Тони склонился почти к уху Истари.
  -Ну, тогда всякое говорили, - должно быть, решив, что в такой компании она скорее попортит клинок, чем выправит, девушка отложила брусок.
  -Подумай сама! Сперва сбегает леди Ашайн и, почти сразу - пропадает лер тор Ашайн. Ни на какие мысли не наводит? - едва слышным шепотом произносит юноша.
  -Хочешь сказать.... Наставника отправился искать эту... девчонку? - девушка зло щурит глаза, - Ттан-хе! Да я ей только за это патлы повырываю!
  -Ну, если лер Кенрин будет рядом с ней - не повырываешь, - беспечно откликается юноша.
  -Ну, если будет - тогда пусть живет! - Истари довольно усмехнувшись, касается клинков кончиками пальцев. И убирает отлично отполированное заклятием оружие в ножны. Привычным движением повязывает косынку, что волосы не падали на лицо, не мешали в бою....
  -Да куда ты! - Тони яростно хватает девушку за плечо.
  -В Велир, - довольно усмехается та.
  -Да? А куда именно? Там материк, знаешь ли, побольше нашей империи будет!
  -Там разберусь, - безразлично пожимает плечами, сбрасывая руку навязчивого парня.
  -Так и знал, что сразу с места сорвешься! Давай хоть "стандартный набор" захватим! - и, видя сомнение в глазах девушки, поспешно добавляет, - Я уже взял в кладовке пару. Они у двери лежат!
  -Пару? - уточняет девушка, направляясь к двери.
  -Я лечу с тобой.
  ***
  -Думаю, здесь подходящее место для ночлега, - сообщил опирающийся на меня Эдар. К вечеру его нога разболелась настолько, что он позволил взять себя на "буксир". А, поскольку весил воин не мало....
  -Я-ан! - задумчиво протянул воин, заставляя меня поднять глаза, - Стой! Привал!
  Слова медленно доходят до разума, заставляя остановиться и сесть на камни, вглядываясь в тонкую полоску воды.
  -О чем задумалась, Ян? - насмешливо интересуется севший по-соседству воин.
  -И куда текут все эти ручьи? Мы же почти по самому низкому месту идем..., - усталость заставляет покорно выдавать крутящийся на поверхности разума "мусор".
  -В подземные пещеры: весь хребет прорезан ходами. Там целая система озер есть, - поясняет воин, задумчиво глядя на меня.
  -Озера - это здорово.... В них искупаться можно.... А ещё лучше - в ванной, - грустно вздыхаю.
  -Совсем вымоталась, - виновато и сочувственно улыбается Эдар.
  -Я не привыкла к пешим переходам, - неловко оправдываюсь и, все же нахожу в себе силы осмотреться.... Такие же горы, как и весь день. Только что солнце почти добралось до вершин низкого хребта.... Да чуть сбоку от ручья - груда наваленных друг на друга камней... почти, как домик. Интересно, это его Эдар выбрал для ночлега? И стоило ради этого этин брести вдоль ручья. Хотя, раз воин решил, что нужно, наверное, стоило. В конце концов, ему-то с больной ногой хуже, чем мне было.
  -Эдар, давай я твоими переломами займусь, - устало поворачиваюсь к воину.
  -Думаю, втереть мазь я уже вполне могу и сам, - упрямо поджимает губы.
  -Не сможешь: я хочу попробовать кое-что более сильное - нужно будет точно с дозировкой и временем выгадывать, - почти виновато улыбаюсь, - Потерпи. Может быть, получится к утру тебя наконец вылечить.
  -Ладно, - Эдар покорно вздыхает, - Хотя ребра, кажется, уже в порядке.
  -Кажется или в порядке? - недоверчиво заглядываю в серые глаза. Врет, похоже. Хотя, наверное, там действительно нет необходимости организм торопить.
  -Лэ! - зло выдыхаю, наблюдая, как Эдар разматывает накрученное на ногу одеяло, - Если тебя это настолько волнует - эту мазь можешь сам нанести. А ногой займусь я. Тебе, случайно, не четырнадцать лет?
  -Ян, - воин покорно вытягивает ногу, позволяя мне заняться переломом. Так, вот здесь и наложу размятые листья горянки, как и предложено в подаренной Элиси книге. Тогда, можно надеяться, что Эдар сможет и завтра идти, - Будь мне четырнадцать, я бы не тебе напоминал о правилах приличия, а пользовался бы ситуацией в свое удовольствие.
  Вот так, ровным слоем.... Что?! Что он хочет этим сказать?!
  -А не боишься, что тебе бы за такое пользование, вдобавок к ноге, руки переломали? - сердито шиплю, вскидывая на воина глаза.
  -Молодости свойственна смелость, самонадеянность и... слепота. Мне было бы сложно отличить дружеское участие от... вольности нравов, - на губах воина застывает виноватая улыбка, - К тому же... у меня дома не принято считать, что у женщины могут быть свои желания.... А, репутация, как ты сама заметила, уже благополучно испорченна. Пожалуй, я бы мог даже посчитать, что подобная ситуация обязывает меня жениться на тебе, - лишь мягкость тона заставила меня рассмеяться, а не разозлиться. И вернуться к перевязке.
  -Да, Эдар. Сколько народов - столько и обычаев. А мне, почему-то казалось, что ты из Ассиды. Из... контрабандистов, - последнее слово выскользнуло как-то неловко. Словно обвинение....
  -Не смущайся, - воин ободряюще улыбнулся, - Я действительно не чужд этого дела. Хотя и не из тех, о ком ты подумала. Я уже давно живу в Торгете. Наши... хотели узнать, что твориться на перевале.
  -Так ты с той стороны хребта? Значит, он проходим? - растерянно вскидываю голову. Неужели мне повезло найти проводника?
  -Скажем так, трудно, но проходим, - Эдар задумчиво опускает глаза.
  Тихо вздохнув, вытаскиваю мазь с кровянкой:
  -Вот, это для груди, - кладу на камни рядом с воином, - Только бинты, все равно, лучше мне накладывать....
  -Хорошо, - воин согласно улыбается и, стягивая с себя шубу, вручает мне, - Одевай.
  -Но....
  -Мы же, кажется, договорились - до привала. Здесь ты не можешь греться движением, - в глазах воина мелькает укор. И, прежде чем я успеваю начать спор, добавляет, - Не волнуйся, если захочешь - выведу тебя и твоих друзей на ту сторону хребта.
  -Спасибо, - благодарно улыбаюсь и, все же, натягиваю на себя шубу. В конце концов, не маленький. Может, он вообще привык на холодных камнях спать.... Хотя, вряд ли.
  -И, Ян.... Прости, если мой вопрос покажется дерзким, но ты-то уж точно не похожа на контрабандистку, - чуть задумчиво произнес Эдар, разматывая бинт на груди.
  -Конечно, - осторожно киваю, стараясь смотреть только в лицо... Мало ли какие ещё у них, в Торгете могут быть правила, - Мы скорее... беженцы. Пытаемся уйти от войны.
  -Вот как, - воин задумчиво кивнул, - Но вы ведь не родичи.... Ты..., - в его глазах мелькнуло сочувствие. Он думает...?
  -С моими родичами все в порядке..., - мягко улыбаюсь в ответ, - Просто мне не повезло оказаться в Ассиде именно в это неприятное время.
  -Хорошо..., -в этом простом слове оказалось удивительно много тепла. Настолько, что, поймав мой удивленный взгляд, Эдар пояснил, - Просто я слишком хорошо знаю как это тяжело - терять родичей и друзей.
  Растерянно киваю. Да, я была совсем маленькой когда погибли родители.... А вот что действительно оказалось для меня тяжело....
  -Да.... Но ещё тяжелее, когда предает друг, - тихо вздыхаю, склоняя голову.
  -Каждый делает свой выбор, Ян. Порой с этим нужно просто смириться... и сделать свой, - на плечо ложится мягкая ладонь. А голос наполнен неподдельным сочувствием и грустью. Лэ! Я ведь провела в Велире меньше месяца, а он - всю жизнь. Наверняка ему приходилось видеть и не такое.
  -Конечно, - пытаюсь безразлично улыбнуться Эдару. И замечаю, что мазь уже отставлена в сторону. Отлично, значит теперь нужно только наложить бинты.
  -Ян, - задумчиво произнес воин, когда я закончила перевязку, - А ты мечтаешь о чем-нибудь? В смысле не сейчас - найти своих друзей и выбраться с перевала - а вообще?
  -Наверное..., - растерянно пожимаю плечами.... Какие... странные вопросы, - Наверное, вернуться домой, помириться с дедом, помочь другу разобраться с его проблемами... ведь это же мечты, а, значит, в них он окажется просто другом, запутавшимся в чужих интригах. А ещё рассказать своему... жениху об этом путешествии и вместе посмеяться над моей глупостью, - против воли на губах появляется теплая улыбка. Рен.... Дедушка.... Кор.... Как же я по всем соскучилась, - А ты? - заглядываю в серые глаза, ловя в них легкую искру грусти.
  -Боюсь мои мечты гораздо скучнее, - усмехается растерянно и не очень-то искренне, - Добиться повышения по службе.... Деньги, власть, хорошая жена, преданные дети, - в голосе чудится вина за столь не романтичные мечты, - Прости за этот вопрос, просто подумалось, вдруг могу чем-то помочь. Все-таки, некоторые связи в Торгете у меня есть..., - голос вновь стал искренним. И, чуточку, грустным.
  -Конечно, можешь, - легко улыбаюсь в ответ, - Чтоб вернуться домой, мне придется пройти через Торгет.... Если поможешь в этом мне и моим товарищам..., - растерянно замолкаю, видя смущение в его глазах. Почему?
  -Конечно, Ян. Все, что смогу, - и, должно быть, заметив мою растерянность, добавляет, - Прости, я не очень верю, что твои товарищи живы.
  Да, пожалуй про Нэри этого и вовсе никогда сказать было нельзя: как-никак, рожденный вампир.
  -С ними все хорошо, я уверена, - произношу максимально твердым голосом. И в ответ замечаю задумчивость в глазах Эдара. Удалось его переубедить? - Давай лучше посмотрим, что тут за "пещера".
  -Конечно, идем, - воин поднялся и первым направился к нагромождению камней.
  Следом за ним, чуть пригнув голову прохожу в узкий лаз. Последние лучи солнца, пробиваясь сквозь щели, разгоняют полумрак. На каменистом полу - старые кости и клочки шерсти. Бока складывающих "стены" камней местами покрыты толи мхом, толи лишайником, а кое-где и вовсе пробивается хилая травка.
  -Похоже, это логово хищника, - произношу, задумчиво оглядываясь.
  -Только давно заброшенное, - откликается воин, - И это хорошо: этой ночью у нас будет костер, - Эдар взмахом головы указал на серые катышки покрывающий пол "пещеры". Помет? Лэ! Он действительно собирается устраивать из этого костер?
  -Ты точно леди! - с усмешкой сообщает Эдар, должно быть заметив брезгливость на моем лице.
  -А он... точно будет гореть? - растерянно уточняю.
  -Точно, точно. Не волнуйся: с этим я справлюсь, - и, кинув на меня задумчивый взгляд интересуется, - А у тебя в сумке котелка не найдется?
  Заглянув в серые глаза, решаюсь признаться:
  -Только золотая чаша. Получится использовать вместо котелка?
  -Думаю, да, - признает, кинув на меня задумчивый взгляд, - Принесешь воды?
  
  Глава 3. Мертвый перевал: фауна.
  Опасность! Прочь!
  Резкий кувырок в сторону опережает пробуждение. Впрочем, не на долго. Огромная серебристая туша закрывает выход из пещеры. Тусклый свет почти догоревшего костра, раскрашивает алым сердитую клыкастую морду. Крохотные черные глазки почти теряются в серебристом меху. Злой рык, кажется, способен обрушить плотно слежавшиеся камни стен.
  Краем глаза замечаю движение: Эдар застыл в темной расселине между камней. Кажется, серые глаза пытаются что-то сказать, но губы не решаются двинуться. Но, прежде чем разум пытается как-то это истолковать, инстинкт заставляет атаковать: зло, яростно, в прыжке вбивая клинок в бусины глаз. И, приземлившись почти у самых лап, с удивлением отметить, что меч остался в руках, а не вывернулся, засев в черепе твари. Не важно! Откатиться, пока эта туша не ответила!
  Подняться, выставив перед собой клинок... и понять, что зверь больше не опасен: пошатнувшись на мягких лапах, тварь с развороченным черепом падает, напрочь перекрыв выход. Лэ! Все-таки, замечательный у меня меч. Может, стоит его на камнях проверить? Вдруг и их, словно бумагу, режет?
  Наконец, начинающий просыпаться разум, подсказывает, что мог стремиться сообщить мне Эдар.... Затаиться в тени: должно быть, у хищника не привычные к такому свету глаза, а запах костра пересиливает в пещере любой другой.
  -Ян? Как ты? - раздается голос из-за плеча.
  -Нормально.... А вот бедной зверюшке - не повезло: она меня напугала, - с нервным смешком сажусь возле костра, - Значит, логово заброшенное, да? И, кстати, откуда она здесь: меня уверяли, что хищники в горы не поднимаются.
  -Ну, во-первых она и не хищник. И никуда не поднималась, - сообщает Эдар, подходя к туше, - Она спустилась. Такое редко, но случается. Молодые, сильные самцы часто выгоняют старых. И те, если не получается найти себе другую территорию, спускаются сюда, - и осторожно коснувшись пробитой в голове раны добавляет, - Впервые вижу, чтоб на сеуша так охотились. Хотя они и травоядный редко кто решается подойти к нему близко: обычно бьют из лука или арбалета.... Или ловушку выкапывают.
  -Так это и есть сеуш? - задумчиво уточняю, внимательно вглядываясь в зверя. Легкий серебристый мех обтекает бесформенно расплывшуюся тушу.... Что-то среднее между большой кошкой и не очень крупным медведем. А из пробитой головы сочиться кровь, пачкая шкуру и камни....
  -Да. Если ты не против, я мог бы сделать плащ из его шкуры.... Конечно, её нужно бы ещё выделать, но это придется отложить на потом. А ещё у сеушей вполне съедобное мясо, - воин повернулся ко мне и, должно быть, оценив сонное лицо, добавил, - Ты лучше ложись, с этим я и сам вполне справлюсь.
  Покорно кивнув, укладываюсь с другой стороны костра: хватит! Один раз поспала у входа - и будет. Темнота сна ласково обняла меня. Чтоб почти мгновенно растаять от аппетитного запаха.... Или не мгновенно? Со сном всегда так: то этины кажутся эвелами, то хои - этинами.
  Кое-как пристроенное над костром мясо наполняло воздух восхитительным ароматом.
  -Проснулась? - поинтересовался завернутый в серебристую шкуру Эдар. Алые отблески костра делали кожу желтоватой, а волосы и вовсе огненными.
  -Ага, - задумчиво киваю, осматриваясь: туши нигде не видно, лишь запекшаяся бурая корка на камнях возле входа. А ещё по пещере разбросана куча выточенных из костей инструментов. Даже котел Эдар умудрился сделать - из черепа. А вот эти похожи на подобие сабель..., а были, кажется, ребрами.
  -Я брал твой меч.... Ничего? - осторожно уточняет.
  -Ничего, - спокойной пожимаю плечами, - Я не суеверна. А мясо скоро готово будет?
  Лэ! Знаю, что это звучит по-детски.... Но есть-то хочется!
  -Возьми там, - воин, пряча улыбку, взмахом головы указывает на наваленные в углу пещеры куски, - Я пытаюсь запасти часть мяса... конечно, едва ли оно сможет долго храниться, но - лучше, чем ничего.
  -Угу, - киваю, вгрызаясь в ещё теплый кусок. Лэ! Какая же я голодная.... Или это инстинкт наедаться на три дня вперед решил проснуться?
  Эдар, осторожно поглядывает на меня, не скрывая довольной улыбки.
  -Спасибо. Ты прекрасно готовишь, - произношу кое-как прожевав кусок. Взять ещё один? Или лучше сперва Лилю покормить?
  Привычно вливаю силу в вытянутое из кармана яйцо. На темной поверхности робко взблескивают алые искры. Оторвав взгляд от своей питомицы поворачиваюсь к Эдару... чтоб увидеть, как теплая улыбка сменяется тревогой.
  -Ян..., - звучит испуганный шепот, а глаза словно прикованы к моим ладоням.
  Осторожный взгляд подсказывает, что все эти дни я не зря вливала в плетение столько энергии: по гладкой черной поверхности осторожно скользнули первые трещины, а меж скорлупок поднялась крохотная змеиная голова, покрытая черной, с алыми искрами, чешуей. Крохотные золотистые глаза внимательно следят за моим лицом, словно спрашивая о чем-то. А что может скрываться в глазах едва появившегося на свет существа? Пусть и не знающего, слов, а то и вовсе неразумного? Одно простое слово "мама?".... Ну или более сложное - "ты будешь заботиться обо мне? Ты будешь мне другом или врагом?"
  Осторожно раздвигаю скорлупки, помогая Лиле выбраться из яйца, с удивлением наблюдая, как заклятия медленно перетекают на крохотное: с мой мизинец толщиной и в ладонь длинной, тельце. Теперь становятся видны идущие вдоль спины алые чешуйки. Осторожно устраиваю змейку на ладони, ссыпав скорлупки на камень.
  -Ну, здравствуй, Лиля, - мой тихий шепот разбивает нервный смех Эдара, похоже, напрочь забывшего о готовке.
  -Что? - удивленно смотрю на него, - Кстати, у тебя мясо подгорает, - и, дождавшись, пока воин повернет импровизированный вертел, интересуюсь, - Как думаешь, чем её лучше кормить? Она, небось, голодная.
  -Кровью, - устало буркает воин, - А лучше просто прибить: наверняка ядовитая.
  -Какой ты злой, - недовольно фыркаю, - Она же маленькая. А почему кровью? Это просто так или....
  -Не знаю..., - как-то неуверенно откликается Эдар. Но явно, что эти слова были не просто шуткой.
  -Тогда сейчас проверим! - осторожно прокалываю кожу рядом с любопытной мордашкой змейки. Доверчиво посмотрев на меня, Лиля осторожно слизывает красную каплю. И вновь смотрит, словно спрашивая разрешения... Лэ!
  Легко нажимаю на ладонь рядом с царапиной, выдавливая кровь.
  -Похоже, ей нравится, - задумчиво касаюсь спинки увлеченной трапезой змейки. В ответ на ласку, она осторожно трется головкой о пальцы. Очаровательная малышка! - А как ты догадался? - перевожу взгляд на воина, все ещё встревожено наблюдающего за новорожденной.
  -Просто... такие камни-обманки - не редкость..., - растерянно пожимает плечами, не отрывая глаз от змейки, - У моей сестры прямо на ней из ожерелья камень так рассыпался.... Змея ей к груди и присосалась. Оторвали, конечно, пришибли, но....
  -Что? Ядовитая? - виновато склоняю голову.
  -А это даже забавно, - Эдар странно фыркает, - У сестры - только царапина да испуг в глазах, а слуга, что от неё змею отдирал - в тот же день скончался. Лекарь сказал, что в сестру она яд выпускать не стала. Толи за мать её приняла, толи они сами свой яд не переносят - не стала еду портить.
  Змейка, насытившись, свернулась в колечко. Не сдержавшись, подхватываю её поперек тела и поднимаю на уровень глаз:
  -Эй, Лиля, а ты у нас ядовитая?
  Золотистые бусинки растерянно смотрят на меня, а потом, легко скользнув меж пальцев, змейка падает мне на колени, а оттуда - на камни. И, застыв изваянием над какой-то хилой травкой, умудрившейся пробиться сквозь россыпь камней, роняет на неё маслянисто блестящую каплю.
  -Так, ясно, ядовитая, - бормочу, глядя на стремительно чернеющую травку, - И мою речь, что ли, тоже понимаешь? Вот тебе и "условно разумная" с "ускоренным развитием".
  Зато понятно, куда шла вся эта прорва энергии. А, если учесть, что заклятие слетело на змейку, то и силовая подпитка ей по-прежнему требуется. На что теперь? На ускоренный рост?
  -"Условно разумная"? - удивленно переспрашивает Эдар, глядя, как Лиля осторожно взбирается мне на колени и вновь сворачивается в колечко. Чудо черно-алое.
  -Угу, - подхватываю змейку и после недолгих колебаний, кладу в висящий на поясе кошелек с самоцветами. Только теперь нельзя будет его плотно завязывать.... Зато сторож из змейки отменный выйдет. Хотя, зачем оно мне - не ясно, - Так телепат сказал, который её зачаровывал. Она что-то вроде животного-телохранителя. Хотели ей уровень интеллекта поднять, а Ша сказал, что на это никаких сил не хватит. Мол, похоже, и так разумная. Только развитие ускорить.
  Эдар нервно усмехнулся и как-то потерянно уточнил:
  -А не страшно своей кровью выкармливать?
  -А что такого? - беспечно пожимаю плечами. Хотя... наверное, это общество вампира так меня... хм, раскрепостило. После его клыков, скормить несколько капель крови крохе-змейке кажется вполне естественным.
  -Я слышал, что в Ассиде вольные нравы, но не думал, что настолько, - как-то потерянно пробормотал воин.
  -Я слышала, что в Торгете, половина дворян - вампиры. Как же они ещё не умерли с голода с такими строгими нравами? - весело усмехаюсь в ответ, заставляя Эдарана закашляться.
  -У тебя интересные знакомые, Ян. Если они утверждают такое, - воин растерянно передернул плечами. Виновато опускаю голову:
  -Ну, вообще-то он говорил только об армии.... Но не верю я, что тогда дворяне удержались бы от возможности жить вечно. Тем более что церкви в Торгете нет.
  -Ян..., - воин тихо вздохнул, - Не прими за оскорбление.... Конечно, твои рассуждения вполне логичны, но... даже за подобные мысли в Торгете можно потерять голову. И, раз уж ты идешь в ханство, давай договоримся: ты этого не говорила, я - не слышал.
  Задумчиво киваю и не могу удержаться от ещё одного вопроса:
  -"Даже за мысли"? Значит, телепаты у вас встречаются не только в армии?
  Эдар пробормотав что-то сердитое и, глубоко вздохнув, произносит:
  -Ян, из тебя бы вышел неплохой разведчик.... Если бы умела держать при себе свои рассуждения.
  Виновато поднимаю руки:
  -Все, Эдар, все. Больше никаких "крамольных" рассуждений.... Хотя... от телепатов тоже есть прекрасное средство.
  -Какое? - в серых глазах появляются искры интереса.
  -Не известный им язык, - радостно усмехаюсь, и ловлю растерянный взгляд воина. Растерянный, но не удивленный. Хм, неужели их телепаты знают все языки Велира? Ну да не только здесь есть языки.... Да и, сомневаюсь, чтоб они могли изучить, к примеру сильфийский. А ещё можно делать "нарезку" смешивая разные языки.... В общем, способов - море.
  Заглядываю в ещё более задумчивые глаза Эдарана.
  -Ты права - это может помочь, - странно усмехается воин, и, бросив взгляд на улицу, тихо добавил, - Светает. Скоро пора будет отправляться.
  -А... как ты себя чувствуешь? Как нога? - спрашиваю, решившись прихватить ещё один кусок мяса.
  -Не могу сказать, что совсем здоров, но, думаю, смогу идти сегодня побыстрее, - благодарно улыбается.
  -По-хорошему, стоило бы устроить дневку, чтоб кость нормально срослась, - задумчиво закусываю губу.
  -Здесь все равно не стоит задерживаться, - возражает Эдар, - Мало ли кого может привлечь туша сеуша. А, если повезет, то сегодня доберемся до старой дороги, где, все равно, собирались устроить долгую стоянку.
  ***
  Заполненная камнем мгла сменилась на обычный затхлый воздух тоннеля. Увы, единственной пользой от исследования скелета оказался мягкий спуск в пещеры: древний ящер, похоже, перед смертью успел обвалить и часть здешних проходов, но самый кончик хвоста остался торчать меж наваленной груды камней. Что, впрочем, было хорошо: Эр-таан, вытянув кость, прикрепил её к поясу. Все же тонкий слой пещерных грибов и древний прах - ненадежная опора, способная рассыпаться от любого дуновения ветра, а вот кость - вполне сможет удержать падение. Да, подобная история любому здоровому Эр-таан показалось бы лишь забавным недоразумением. Но лоур-де, с засевшим под ключицей обломком эсиэльде был лишен возможности перенестись, и, провалившись ещё глубже, мог быть обречен вечно блуждать в недрах земли.
  Бледно-алое сияние жизни и багрово-черное праха покрывало стены незнакомых пещер, предоставляя наугад искать дорогу. Впрочем, блуждать пришлось не долго: прозрачное серебро воздуха вдруг заполнилось удивительным узором переплетенных синих нитей и Эр-таан воспринял... скорее мысль, чем звук:
  -Госпожа в порядке. Она велела отыскать Вас, лоур-де.
  -Хорошо, - задумчиво кивнув, откликнулся вампир, - Выведешь меня отсюда?
  Хрупкий синеглазый мальчишка, привычно распахнул крылья и снежным вихрем метнулся по туннелям, указывая верную дорогу.
  ***
  Солнце привычно слепило глаза. Мелкие камни осыпались ручейками из-под ног. Незаметный раньше подъем, становился все круче. Бегать вперед-назад больше не было необходимости: хотя Эдар ещё прихрамывал, но, привычный к подобным прогулкам, шел едва ли не лучше меня. Впереди, в тени скал миражем мелькнул снежный вихрь, не решившись, впрочем приблизиться. Пожалуй, правильно: ни к чему смущать Эдара знанием, что в нашей компании путешествует сильф.... Зато, это, скорее всего означает, что Нэри нашелся. Поскорее бы теперь до них добраться!
  -Нужно взять правее, - резко, сберегая дыхание, произнес Эдар. Впереди возвышалась невысокая цепь скал. Правее? Воин заметил в ней проход? Или предлагает огибать целиком? Не хотелось бы: долго получится.
  Развеивая мои опасения, скалы расступились, позволяя заметить темную щель. Так, похоже, нам сюда. Да и подъем, вроде, заканчивается....
  Влево от скал, извиваясь серпантином, просматривалась изуродованная обвалом дорога, поднимающаяся к седлу, а справа.... Устроившись на крупных валунах, возле крохотного костра сидели Нэрит и Ачи. Вампир, щурясь словно от солнца, протягивал ладони к огню. Лэ! Как естественно это выглядит: греющий руки у костра.... Если не знать, что перед тобой Эр-таан. Солнце блестело в темно-каштановых волосах, порой цепляясь за серые, облепленный пылью паутинки. От роскошной сеушевой шубы не осталось и следа: лишь слегка запыленный костюм из тонкой, словно шелк, кожи. Зато на поясе благополучно пристроились меч и фляга. Наверняка, с кровью.... А жаль: пить-то хочется, а все поиски пригодной для запасания воды тары, успеха не принесли. Нет, конечно, при необходимости можно было что-то придумать, но проще полдня потерпеть: не так редко здесь встречаются ручьи.
  Сильфенок сидел на верхушке валуна, поджав под себя ноги. Если бы не снятый капюшон, то и вовсе был бы скорее похож на ещё одни камень, а так.... Легкий ветерок шевелил выпущенные из хвоста пряди, прижимая их к щекам. Пронзительно синие глаза сияли радостью приветствия, но право начать разговор он уступил Нэриту.
  -Рад, что ты в порядке, Ян, - усталым голосом произнес Эр, вскидывая на меня темно-карие, до черноты глаза, - Кто с тобой?
  Вампир перевел взгляд на Эдара. На по-эльфийски изящном лице застыла гримаса недовольства и недоверия.
  -Эдар попал под лавину. Случайно на него наткнулась, - поясняю, подходя к костру и, обернувшись к воину, добавляю, - Это Нэрит. А малыша зовут Ачи.
  -Рад знакомству, - с легким полупоклоном, откликается человек. В голосе слышатся нотки сомнения и беспокойства, - Долси Ян спасла мне жизнь. Я в неоплатном долгу перед ней.
  Ачи чуть склоняет голову в ответ на приветствие, а Эр недовольно усмехается:
  -Да, у Ян есть такая дурная привычка - всех спасать.
  -Нэри..., - растерянно вздыхаю, - Человеку и так не повезло: лавиной едва не убило, второй день на сломанной ноге идти приходится.... Что ты на него набросился?
  -Ян, а тебя не смущает, что горы уже второй месяц непроходимы? - насмешливо фыркает Эр.
  -Он с той стороны..., из Торгета. И, кстати, обещал показать проходимую дорогу, - Лэ! Почему я должна оправдываться!
  -Да? И что же такое с перевалом? - недоверчиво усмехается вампир.
  -Скалоедка, - кратко отвечает Эдар, заставляя Нэри задуматься, - Могу показать найденный мной обход.... А, хотите - можете сами поискать, этот или другой. Конечно, долси одну бы я не отпустил, но Вы выглядите достаточно опытным, чтоб найти дорогу. Только что - потеряете лишнее десятидневье.
  -А самому тебе, значит, нужно в Ассиду? - задумчиво уточняет Эр.
  -Да, долс, - откликается воин, решившись, наконец, присесть возле костра.
  -Ладно, разберемся, - тихо вздохнув, Нэри поворачивается ко мне, - Как сама-то, Ян? Цела?
  -Отделалась несколькими синяками, - благодарно улыбаюсь, - Но если бы ты не вытолкнул меня из-под тех камней.... Спасибо, - чуть склоняю голову. Нет, наверное, не убило бы.... Наверное....
  -Глупая девочка, - Нэри виновато вздыхает, - Это я должен извиняться, а не ты - благодарить. Не следовало тащить тебя на этот перевал.
  Лэ! И что ему возразить? Что вместе решали.... Так ведь нет, я, действительно предоставила ему решать за себя. Скорее, чтоб сменить тему, чем из любопытства, спрашиваю:
  -А что за скалоедка?
  -Травка такая... оригинальная, - с задумчивой улыбкой откликается Нэри, - И очень хищная. Увидишь, - и, словно засомневавшись, интересуется, - А этого Эдара ты как лечила? - в темных глазах мелькают искры тревоги. Да, если учесть мой "успех" с Элиси.... В общем, результатами моего магического лечения может быть любая химера....
  -Травами, Нэри! - с ноткой обиды откликаюсь.
  -Травами? - брови Эр удивленно ползут вверх.
  -Да. Если не помнишь, мне Элиси на прощанье аптечку подарил! - поджав губы, наклоняю голову. Тонкие языки пламени танцуют то взмывая, то стелясь по земле. Хм, интересно, а из чего они костер развели? Такое ощущение, словно из камней!
  -Помню.... И даже как он тебе о свойствах трав рассказывал - помню. Правда, не верил, что ты из всей этой болтовни что-то запомнила. Не обижайся, - волос осторожно касается его ладонь.
   -И в мыслях не было, - поднимаю глаза на вампира. И замечаю на поясе странно знакомую кость, - А это что? Провизия на черный день? - с усмешкой интересуюсь. Очень уж привычная форма.... На последнюю в хвосте дракона похожа. Или не очень? Может, зельхи? Жаль, про их скелет я вообще почти ничего не знаю.
  -Случайно подобрал, - чуть недовольно пожимает плечами, - А что?
  -Да вот пытаюсь сообразить, чья она, - растерянно склоняю голову, - Может, драконья?
  -Может, - Эр тепло усмехается, - И что? Нужна для какого-нибудь зелья? Или хочешь с почетом похоронить останки разумного существа?
  Да, не слишком тактично.... Но не спрашивать же ему, не хочу ли я воздать последние почести сородичу! Это было бы ещё более неуместно.... Конечно, не приятно: кости должны быть погребены, но... не время, не место, да и эту косточку Эр наверняка не просто так взял. Когда останемся одни - нужно будет разобраться.
  -Да нет, просто подумалось: не могут ли какие-нибудь остаточные силы заклятий легендарных причиной появления беспокойных мертвецов на перевале? - задумчиво пожимаю плечами и ловлю заинтересованный взгляд вампира:
  -Вроде бы никакой магии я там не заметил, но... думаю стоит как-нибудь потом вернуться, проверить..., - и, словно сомневаясь, стоит ли говорить, добавляет: - Хотя, говорят, драконы внешне похожи на зельхи.... А некоторые старые легенды говорят, что Змеи жили на этой земле.
  Что? Здесь? Зельхи? Странно, а почему у нас нигде не рассказывается о местах обитания зельхи? До земель грифонов можно добраться если долго лететь на север, острова кумо где-то на юго-востоке, горгоны обжили почти весь Теплый океан, а про Змеев - ни слова не сказано. Неужели, Велир - их прежняя вотчина? Но как....
  -Не может быть, - растерянно мотаю головой, - Зельхи живут на болотах, во влажных пещерах, а низин во всем Велире - на южном побережье, в Вильтаре и у "когтей" хребта Сен!
  Но отвечает мне, как ни странно Эдар:
  -Знаешь, Ян.... Мне тоже приходилось читать старые легенды, больше похожие на сказки.... Там говорилось, что в жизнь одного поколения, плодородная земля вдруг стала высыхать, вода - отступать на восток и людям пришлось идти за ней. А название реки Валлита можно перевести как "твердая вода" или "стоячая вода", - в голосе воина звучала странная задумчивость.
  -Хочешь сказать, болото стало высыхать, и люди шли за ним, пока не добрались до реки, которая в сравнении с "убегающим" болотом была стоячей? - задумчиво склоняю голову.
  -Бред! - упрямо взмахивает головой Эр, - Такие просторы не могут так просто взять и, за несколько десятилетий, высохнуть!
  -Ну почему: если мы не знаем, причины - нельзя отрицать факт, - мягко улыбаюсь. Пожалуй, причину я вполне могу придумать: война. Все легендарные, объединившись против зельхи могли и не такое устроить! Нужно только уточнить, когда это было и, если по времени будет совпадать.... Хотя, странно: война была не так уж и давно, неужели никто из основных, видевших её, не дожил до нынешних дней?
  -Старые легенды - это ещё не факт, - мягко возражает вампир.
  -Я слышал, что эти легенды относят то ли к середине четвертой, толи к началу пятой эпохи, - задумчиво сообщает Эдар. Что? Хм, пожалуй и по срокам похоже: только не середина, а конец четвертой.
  -А пятая эпоха, как известна отсчитывается от истощения магических источников, - заглядываю в темно-карие глаза, - Это-то факт. И если "что-то" истощило источники А-рух, не могло это что-то высушить и болото?
  -Источники угасли по тому, что людская кровь впитала и убила наполнявшую их силу! - Эр недовольно поморщился.
  Легкий, словно перезвон льдинок, смех заставляет оторваться от спора. Вскидываю глаза на Ачи. Закутанный в серый мех мальчишка пытается удержать улыбку, но губы все равно расплываются, стараясь сдержать смех.
  -Простите, госпожа, - мальчишка склоняет голову, но смешинки то и дело вырываются льдинками на свободу.
  -За что малыш? - вскидываю брови, - Просто мне тоже хочется посмеяться. Не расскажешь?
  -Ну, - белоснежная кожа щек слегка розовеет, - Представьте: трое людей, чудом переживших обвал в изодранной одежде, израненные, без какой-либо еды, в горах кишащих нежитью... увлеченно спорят было ли на месте этих гор когда-либо болото.
  Тихо фыркаю. Да, пожалуй, со стороны это и впрямь забавно смотрится. А вот участвовать в споре - интересно.
  -Забавно, - мягко улыбаюсь, - Вот только в одном ты ошибся: запас провизии есть. И его нужно съедать, пока не испортился. Иди сюда! - зову, вытаскивая из сумки запасенное Эдаром мясо.
  -Откуда? - Нэри удивленно приподнимает брови, а Ачи, спустившись с валуна, берет предложенный кусок.
  -Мы с ним ночлег не поделили, - виновато улыбаюсь, - Эдар говорит, что это сеуш.
  -Вот как, - Эр довольно кивает, подхватывая небольшой кусок. Да и воин тоже не отстает. А вот я, пожалуй, сперва покормлю Лилю. Да и представить её стоит:
  -А у нас и ещё одни спутник появился, - осторожно вытягиваю из кошелька задремавшую змейку, - Вернее спутница: Лиля.
  Пробудившись малышка тут же сворачивается черным колечком, ластясь к ладони.
  -Просыпайся, красавица. Кушать будешь? - осторожно взрезаю ладонь и наблюдаю как змейка жадно слизывает кровь. Проголодалась, маленькая моя? Одновременно начинаю вливать в плетение силу. Лэ! Кажется, теперь в него ещё больше силы вмещается. С треть резерва, наверное. Заклятие что, теперь вместе с Лилий расти будет? Такими темпами, к концу десятидневья и всех моих сил хватать не будет!
  -Ян..., - задумчиво уточняет Нэри, - Это то, над чем вы с Шали шаманили?
  -Угу, - осторожно скольжу пальцами по гладкой чешуе, заставляя Лилю оторваться и, благодарно потершись о кожу, вернуться к трапезе, - Да ты ешь, малыш, не стесняйся.
  -А она не опасна? - в голосе вампира мелькает сомнение.
  -Для врагов, думаю, очень опасна. Она ядовитая,- сытая змейка вновь сворачивается колечком. Лэ! Похоже ей тут нравиться, - А что?
  Кинув задумчивый взгляд на Лилю, Эр отвечает:
  -Ничего,- вот только что-то в его интонации заставляет подумать о неподходящем для объяснении месте. Или, скорее, компании.
  -А можно её погладить? - робко интересуется сильфенок.
  -Эй, Лиля, тебя гладить можно? - весело переспрашиваю у змейки. Та отвечает задумчивым взглядом и явным зевком. Хм, ну надеюсь это не угроза, - Попробуй. Только осторожно.
  Тонкие мальчишеские пальцы мягко скользят по черной чешуе, не вызывая у змейки никакой реакции. Но стоит коснуться мне, как Лиля лентой обвивает пальцы.
  -Она любит Вас, - задумчиво произносит мальчишка, убирая руку.
  -Похоже, - киваю, изучая новое "украшение". Чую, когда она подрастет, будет изображать из себя браслет, чудо черно-алое.
  Хм, интересно, а если бы я не разрешила её трогать, какой бы была реакция? В памяти всплывает почерневшая травка. Да, пожалуй, лучше не проверять.
  
  Глава 4. Мертвый перевал: флора.
  -Дальше идти нельзя, - сообщил Эдар, останавливаясь. Покрытая мелким крошевом дорога все так же поднималась меж невысоких гор, изредка огибая стрелы скал. По сторонам, сквозь серые камни пробивалась хилые желто-зеленые травинки: один стебелек на десяток шагов. И, едва ли не половина из них была целебной. Такой же пейзаж, как и весь сегодняшний день. И как Эдар наловчился примечать, что здесь и начинается скалоедка? Чтоб показать мне это редкое растение, мы уже этина три шли в Торгет по старой дороге.... Или это Нэри просто захотел проверить слова Эдара?
  -Здесь? - задумчиво уточнил Эр, подхватывая с земли небольшой камень.
  -Примерно, - с довольной улыбкой откликнулся воин, бросая на меня насмешливый взгляд. Что? Мне ведь правда интересно, что это за страшная хищная травка!
  В ответ Нэри кинул камень, и из скалистой почвы тут же вырывались три мощных, толщиной с руку, стебля, разбивая его в крошку. Тэ! Впечатляет.
  Уничтожив приманку, стебли, опускаются и начинают шарить по камням, но, не найдя ничего съедобного, уползают под землю, обижено перебирая крохотными серебристо-зелеными листьями. Да уж... гулять здесь не хочется! Вот только...
  -Вот это и есть..., - произносит, довольный произведенным эффектом Эдар.
  -Вааэр-лиэт, - задумчиво заканчиваю фразу: прилегающие причудливым узором к стеблям листья позволили сразу узнать виденное, пусть и в иллюзии, растение, - Стебель используется в лекарстве от кровавой лихорадки, а корень... хм, содержит обезболивающие вещества, вызывающие привыкание, - беспомощно вздыхаю, - Лучше расскажите, как его собирают?!
  Вопрос заставляет Эдара закашляться, а Нэри - звонко рассмеяться.
  -Не знаю, Ян.... Стебель, наверное, можно стрелой срезать, но вот корень..., - воин беспомощно поводит плечами.
  -Скорее всего, эльфы его просто выращивают, - весело предполагает Нэрит, - Или приручают - наверное, из него может неплохой сторож для дома выйти.
  -Да уж, - задумчиво киваю, неплохой - мягко сказано, - Ну, на скалоедку я посмотрела, так что будем теперь делать?
  -Я бы предложил устроить небольшой привал, пока вы не решите, куда идти дальше. Здесь неподалеку есть ручей, - Эдар кинул вопросительный взгляд на Нэри и, дождавшись едва заметного кивка, сошел с дороги, по направлению к очередному нагромождению скал.
  Хои пути, и мы оказались на небольшой полянке, если так можно назвать нечто каменисто-серое, окруженное скалами. Лишь в центре весело звенел ручей, давая силы подняться редкими веточками горного ореха.... Нет, он не съедобный. Хотя может в небольшом количестве снимать боль и усталость. Нужно будет набрать... если, конечно, он спелый.
  -Наверное, мне лучше прогуляться, - задумчиво предложил Эдар, принимая кусок мяса. Лэ! А ведь сеуш уже заканчивается. Конечно, есть ещё немного вяленного мяса, но едва ли этих запасов хватит и на три дня.
  -Не стоит, Эдар. В этих горах слишком опасно ходить в одиночестве, - задумчиво откликнулся Нэри и качнул головой, отказываясь от мяса, - Не надо, Ян. Стоит экономить провизию. Я вполне могу обходиться некоторое время без еды.
  -Я тоже, - упрямо поджимаю губы, убирая мясо обратно и кидая строгий взгляд на начавшего сомневаться сильфенка, добавляю, - А ты - ешь! Тебе расти нужно! А тебе - кости восстанавливать, - это уже Эдару, вдруг решившим тоже поэкономить.
  -Есть, когда голодает девушка - бесчестно, - возражает воин, но натыкается на мое фырканье:
  -Сколько раз повторять: сейчас я не девушка, а лекарь. А ты - мой пациент. Ешь! - строго смотрю на воина.
  -Знаешь, Ян, похоже, это заразно, - насмешливо произносит Нэри, наблюдая за, все же, приступившим к трапезе человеком.
  -Что? - спрашиваю, вытаскивая Лилю: её тоже кормить надо.
  -Скажем так... инстинкты лекаря, - Эр кровожадно усмехается.
  -Может просто ученик уподобляется учителю, - задумчиво пожимаю плечами, вспоминая, как Элиси пытался удержать меня в постели, чтоб не растревожила раны.... Неужели я и сама скоро так поступать буду? Хотя... это ведь правильно. Вот только..., - Нет, Нэри. Если бы эти инстинкты во мне были бы так сильны - не позволила бы Эдару гулять со сломанной ногой, - с задумчивой улыбкой смотрю на обедающую змейку.
  -Долс Нэрит, - раздался взволнованный голос человека. Растерянно перевожу взгляд на внимательно смотрящего куда-то воина. Солнце сияло во всю, заливая светом серебристую шкуру на его плечах, но под глазами прорезались темные тени. В чем дело, Эдар?
  Оборачиваюсь, отслеживая взгляд человека: странная тень медленно отделилась от скал, обступающих проход, и, словно крадучись, приближаясь к стоянке.
  -Что? - тихо спрашиваю, тревожно всматриваясь в едва заметное пятно.
  -Нежить, Ян, - едва слышным шепотом откликается Эр, - Здесь есть другой выход?
  -Только на хребет, - растерянно откликается воин.
  -Не тупик хоть? - уточняет вампир и, дождавшись подтверждения, приказывает, - Тогда веди. Ян, Ачи, сейчас медленно, как ни в чем не бывало, собираем лагерь и уходим. Эта тварь будет прятаться, пока не поймет, что её заметили. Главное - никаких резких движений.
  Лэ! Да что же это такое?! Настолько опасно, что нужно медленно отступать, а не принимать бой? И, в конце концов, до каких пор оно будет следовать за нами?
  Другой выход оказался крутым, едва не отвесным подъемом, с грубым подобием ступеней, вырубленных в скале самой природой. Лэ! Да как же Эдар тут пройдет, с больными ногой и ребрами?!
  Однако воин, как ни в чем не бывало, начал подниматься.... Разве что, чуть медленно. Может, действительно все зажило? Лэ! Как же неудобно, когда не умеешь проверять. А ведь, наверняка, с помощью магического зрения можно и это выяснить!
  Впрочем, "лестница" уже через хои сменилась пологим серпантином, виляющим по склону. Тэ! И долго эта игра "мы тебя не видим" будет продолжаться? Рано или поздно нам придется встать на ночлег....
  -Нежить не по всем горам обитает: словно какой-то барьер держит её в определенных пределах, - решил пояснить Эдар, должно быть, заметив мое волнение. А как не заметить, если я едва ни каждый эвел с трудом останавливала очередную попытку обернуться! - Обычно перевалом мертвых называют именно эту часть, а остальное - восточный и западный склоны, - голос был нарочито-безразличный, но в глубине угадывались тревожные нотки, - Если все будет нормально, к вечеру доберемся до этой границы.
  Вечером? Хм, хорошо. Значит, волноваться особо не о чем. Если, конечно, эта тварь не решит раньше атаковать. Лэ! Даже не знаю, от кого мы убегаем! Обидно как-то. Надо будет на привале их расспросить.
  -Наверное, перед границей мне придется немного задержаться, - задумчиво произнес Эр, прислушивавшийся к нашему разговору, - А вы спокойно пойдете дальше.
  Почему? Тэ! Эта тварь не дурнее нас. И про границу, наверняка, знает.... Значит..., он собирается остаться прикрывать наш отход?!
  В отчаянии смотрю на Нэри: легкий горный ветер взбивает темные пряди, словно флаг, в черных глазах блестит решимость.
  -Я знаю, что делаю, Ян. Не волнуйся, - мягко произносит Эр.
  -Хорошо, долс Нэрит, - соглашается с ним Эдар. Лэ! Неужели эти двое могу быть в чем-то согласны. Мне казалось, они готовы спорить из-за любого пустяка, - Мы устроим лагерь возле теплого озера. Вы знаете, где оно? Долси, кажется, хотела искупаться....
  -Знаю, - задумчиво кивнул вампир, - Значит туда скалоедка не добралась? Хорошо, - Эр прикрыл глаза, а, затем, взглянув на меня, добавил, - Там правда стоит искупаться, Ян: в этом озере необыкновенная вода.
  Хм, похоже, действительно есть одни вопрос, к которому они относятся совершенно одинаково: душевное спокойствие одной вздорной девчонки.
  -Ян, я могу о себе позаботиться. Мне будет проще, если ты будешь с Эдаром, - теплая и чуточку усталая улыбка.
  ***
  Над улицей разносились крики гондольеров, зазывающих многочисленных прохожих с комфортом добраться до дома по многочисленным каналам, пронизывающим улицы Хайлиса. Вода рассыпала тысячи бликов по стенам изящных, словно дворцы, украшенных лепниной домов. Впрочем, не белоснежных, а серебристо-синих, сложенных из камня, покрывавшего землю едва ли ни всего Вильтара непробиваемым панцирем. Конечно, это не слишком хорошо для земледелия, но.... Во-первых, все княжество было усыпано множеством озер и иссечено тысячами рек, речушек, каналов. А, во-вторых, подаренные соседями-эльфами деревья прекрасно росли и на столь неподходящей, казалось бы, почве. Но, все равно, рыба здесь была повседневной пищей, а хлеб - лакомством богачей.
  Сероглазый дракон безразлично наблюдал за суетой улицы, застыв у забранного витражным стеклом окна. Солнечные лучи над его плечами заглядывали в комнату, скользя по изукрашенным золочеными барельефами стенам и потолку. Ни полки, ни кресла, ни стол не убереглись от этих громоздких и вычурных украшений. Голубоглазый полуэльф, одетый в бледно-розовую мантию поднялся с кресла и подошел к затянутому в темный боевой костюм небесному.
  -Вам следовало бы дать ранам затянуться, - мягко произнес бывший ректор МАЛИ, заставив дракона резко взмахнуть головой, так что короткие красно-черные волосы взметнулись над головой, чтоб тут же опасть - каждая на свое место.
  -Я вполне здоров, Элдиве. Не смотря на все твои попытки доказать обратное. Ты действительно думаешь, что твои обещания что-нибудь узнать смогут надолго задержать меня здесь? - дракон зло сощурил глаза.
  -Я лишь тревожусь о Вашем здоровье, небесный, - мягко возразил Эль, - И, действительно, использую все свои связи, чтоб узнать что-либо о происходящем на севере Ассиды.
  -Ты, кажется, не понимаешь, младший, - лед в голосе Кенрина мешался с рыком, но следующая фраза прозвучала почти спокойно - Если тебе больше нечего сказать мне, младший, то настало время прощаться!
  -Ну, право, небесный, Вы слишком резки.... А из сведений.... Совсем недавно до меня дошло известие об удивительной обороне Сайтерна, города в верховьях Великой. Вполне возможно, что там участвовала Айана.
  -Да неужели? - зло фыркнул дракон, - И когда же это было? Десятидневье назад?
  -Ну, несколько меньше, - Эль смущенно склонил голову, - Но, можно предположить, что она направлялась в Торгет. Через Перевал Мертвых.
  -Правда? - голос небесного был переполнен иронией, - А куда ещё она могла направляться в компании рожденного вампира с обломком эсиэльде в теле? Разумеется - на плато Смерти, пешком через Торгет и орчьи степи. Если все, что могут дать твои "связи" - сведенья десятидневной давности - не было смысла и на день задерживаться здесь, - дракон зло передернул плечами.
  -Право же, небесный, Вы не совсем точны. То, что Нэрит - вампир, тем более - рожденный, - лишь ваше предположение! И даже в этом случае они могли отправиться куда угодно.
  -Что ж, в одном ты прав, Элдиве, - дракон решительно мотнул головой, - Следует получше узнать, кто такой этот Нэрит. Думаю, искать его может оказаться проще, чем леди Айану.
  ***
  Длинные узкие ветви горного кустарника, покрытые хилыми желто-зелеными листочками, вытягивались из скал, показывая близость воды. Небольшая долина укрылась меж гор, чуть в стороне от ведущей в Торгет тропы. Наверное, где-то дальше, скрытое изгибом скал и кустарником, расположилось обещанное озеро. Но я не торопилась купаться: солнце уже клонилось к зениту и больше этина прошло с того момента, как Нэри остался прикрывать нас. Кинув назад последний взгляд, я ещё успела заметить странную, паукообразную тварь, на вид состоящую из обмотанных паутиной костей.
  Эдар пытался развести из сырых веток костер, но пока без особого успеха. А Ачи искал высохший хворост, не смотря на убеждения воина, что тут могут быть только живые кусты. Одна я не могла найти себе места. Но... не стал бы ведь Нэри оставаться, если это было бы действительно опасно?!
  -Ян, ты не хочешь искупаться? - спросил Эдар, видимо, устав наблюдать за моими метаниями.
  -Нет, я хочу знать что с Нэри! - зло взмахнув руками, все же сажусь на камни возле едва дымящегося костерка.
  -Я уверен, что с ним все в порядке, разве что - чуть ранен. И скоро он будет здесь, - задумчиво произнес Ачи, заставив меня вглядеться в сапфировые глаза. Это ты так думаешь? Или Асиль рассказал? Похоже, что Асиль.... Хорошо.
  -Лэ! Наверное, мне и впрямь лучше отправиться купаться, - тихо вздыхаю, выпутывая руку из волос. И когда я успела в них вцепиться?! - А когда вернусь вы с Нэри расскажете, от какой твари мы так шустро убегали! - высказав этот шутливый приказ, поворачиваюсь в ту сторону, где, на мой взгляд, должно быть озеро.
  -Наверное, мне лучше идти с Вами, госпожа, - смущенно склонив голову, предложил сильф. Пожалуй, действительно, лучше. Конечно, едва ли здесь есть кто-нибудь опасный, а, тем более, разумный, но... лучше подстраховаться:
  -Конечно, малыш. Присмотришь за моими вещами, ладно? Ты ведь не будешь подсматривать? - улыбаюсь мальчишке и осторожно отвожу ветки, загораживающие почти пропавшую в зарослях кустарника тропинку.
  -Конечно, госпожа! - раздается звонкий голос сильфенка за спиной.
  Тэ! Да когда же эти заросли кончатся?! Упрямые ветви едва ни на каждом шагу цеплялись за одежду и сумку, но хуже всего - волосы! Ох, похоже, я здесь половину шевелюры оставлю!
  Лэ! Наконец, оставив за спиной последний куст, вываливаюсь на нежную зеленую травку, ковром раскинувшуюся на берегах широкого озера. Над водой поднимается едва заметный пар.... Ух! Когда же я в последний раз мылась? Наверное, ещё в Сайтерне. Ужас, так я скоро совсем грязью зарасту. А купание буду, как степняки, считать грехом.
  -Малыш, Асиль проверял, как там Нэри? - уточняю, решив, что достаточно отошла от Эдара.
  -Госпожа, лоур-де вполне способен справиться с...,- робко возражает мальчишка, садясь на траву. Ттан-хе! Злой взгляд обрывает слова сильфенка. Лэ! Он-то в чем виноват?
  -Пусть проверит, ладно? - устало вздыхаю, - Он же сможет сообщить, здоров ли Нэри и справился ли уже с той тварью?
  -Конечно, госпожа, - мальчишка виновато улыбается и отворачивается, чтоб не мешать мне раздеваться. Ладно, окунусь сейчас и узнаю, что там твориться у Нэри.
  Скинув на попечение Ачи все вещи, решительно направляюсь к воде.... Что?! Над долиной разносится встревожено-удивленный вскрик сильфенка. Да что случилось? Вернувшись, обнаруживаю лежащую поверх одежды Лилю. Змейка смотрит на меня абсолютно несчастными и покорными глазами. Ох.
  -Ты что, тоже купаться хочешь? - осторожно протягиваю ладонь к своему черно-алому чуду, - Похоже, да, - змейка торопливо скользит по руке, и успокаивается лишь добравшись до шевелюры. Что, решила испробовать роль заколки?
  -Лиля, а ты плавать умеешь? Или мне лучше не нырять? - задумчиво уточняю у малышки, возвращаясь к озеру. Несколько шагов - и ноги погружаются в приятно-теплую, почти горячую воду. Здорово! В несколько гребков добираюсь до середины и блаженно замираю на спине, почти выгнав из сердца тревогу о вампире. Лиля, словно желая показать свои умения, начинает лентой скользить вокруг меня. Понырять? Или не стоит? Блаженно прикрываю глаза и, едва шевеля ногами, медленно возвращаюсь к берегу. Здесь, конечно, здорово, но времени на долгие купания у меня нету.
  -Госпожа! - разносится испуганный голос Ачи, заставляя вскинуться. Вдоль окружающих озеро кустов тянется полоска затянутых в золотисто-бежевую форму людей с оружием в руках. Что?!
  Легкая боль в шее заставляет вскинуть ладонь.... "Почти как Хайо", - проносится дурацкая мысль. Глаза застилает туман.
  -"Асиль! Уводи Ачи! Береги его...", - бессильно затухает мыслеречь. Надеюсь, он услышал....
  ***
  Крутой, усыпанный крупными серыми валунами склон, высокая скала, поросшая кустами горного ореха, скрывающая обрыв по левую руку, хрупкий ручеек, давший жизнь бледному ковру мха под ногами и заходящее солнце за спиной - не самое плохое место для битвы. Эр-таан замер, подняв над головой меч и терпеливо ожидал атаки карша... или исхода этина - вполне достаточное время, чтоб его спутники покинули границы мертвого перевала.... Даже если случится что-то непредвиденное.
  Легкий вечерний ветер играл с длинными темными волосами, прижимал к телу вампира тонкую, словно шелк кожу черной рубашки. Солнечные лучи сверкали, раскрашивая алым мертвенно-белую кожу, звездами зажигали гранаты, украшающие рукоять полуторного меча и словно выжигали из замершей перед ним тьмы серебристую тень. Узкие костистые лапы росли прямо из головы, основой которой послужил череп погибшей на перевале лошади. Зато в самих конечностях были, большей частью, человеческие кости. И поверх этого легкой фатой висела серебристая сеть, давая крашу призрачное подобие плоти. Тварь медленно скользила к своей жертве, словно не замечая, что вместо желанной дичи перед ней всего лишь нежить.
  Мгновения растягивались в этины, но пружина времени, как и всякая пружина, вырвавшись из невидимой руки, резко сжалась: серебристая тень рванулась в атаку. Давно ожидавший этого Эр-таан присел, уходя от удара и погрузив меч в тело твари, скользнул в давно выбранный кусок скалы, хватаясь левой рукой за корни пробившего камень кустарника. И нанес новый удар вслед отступающему врагу. Впрочем, две из шести конечностей остались на склоне таять в лучах солнца.
  Дождавшись, пока краш отступит от стены, вампир вновь выскользнул на склон: пока тварь не решила, что лучше догнать остальную добычу. Все же эта нежить, хоть и немного, но разумна. Не стоит давать ей лишнее время! И вновь неподвижное ожидание сменилось атакой. Увы, слишком стремительной: острая конечность пробила плечо лоур-де, заставляя порадоваться, что Эр-таан не чувствуют боли... да и вообще ничего. Иначе бы бой можно было считать законченным. В пользу краша.
  А так, вновь скрывшись в скале, и успев отхватить убегающей твари ещё одну лапу, вампир приник к фляге. И в следующий эвел уже здоровым выбрался на бледный мох, в ожидании новой атаки. Которая не замедлила: должно быть, надеясь полностью оторвать у противника руку, краш вновь пробил уже пострадавшее плече. Но в этот раз вампир, скрывшись в скале не спешил тянуться к лекарству: слишком невелик запас. А на двух лапах краш - сомнительный противник.
  Эр-таан, дождавшись пока тварь отступит на шаг от скалы, атаковал сам: несколько резких взмахов и... пропущенный удар в живот. Впрочем, и тварь теперь была разделена на части, бессильно скребущие костями по мху. Убрав меч, Эр-таан бросил несколько заклятий и одно из ужаснейших творений перевала мертвецов рассыпалось прахом у его ног. Вновь потянувшись к фляге, Нэрит допил последние глотки: слишком мало, чтоб залечить раны полностью. "Придется опять одолжить у Ян крови", - растерянно подумал Эр-таан, и беззвучно скользнул по едва заметной горной тропке, не замечая иной темной тени, на миг явившейся за его спиной, но сразу пропавшей. Впрочем, и заметь он её - не встревожился. Что странного: Ян отправила своего вассал на разведку. А вот причина его исчезновения и впрямь могла заставить вампира взволноваться и даже, пожалуй, выбрать иной путь, не на оговоренное теплое озеро, которое пряталось уже за этой невысокой грядой. Теперь нужно идти медленно: ни к чему показывать свои способности этому человеку.
  Воин, склонившись над свежими ветками, пытался развести костер, но пропылав с эвел, огонь опадал.
  -Где Ян? - поинтересовался вампир, следя за мучениями человека.
  -Купается, - тот безразлично пожал плечами, - Она очень переживала за тебя.
  -Она за всех переживает. Даже за тебя, - задумчиво откликнулся Эр-таан, присаживаясь к костру. И тут же взлетая с обнаженным мечем: вокруг стоянки застыли элитные воины Торгета. Золотая сотня. Внутренняя стража. Но, прежде чем броситься на врагов, раненый вампир беспомощно пошатнувшись падает на землю, не сумев уйти от магического удара.
  ***
  Ночь раскрыла усыпанные звездами крылья над Хайлисом, скрывая и запоздавших честных работников, спешащих домой по забранным камнем улочкам, и не очень честных - лишь выходящих на промысел. Но плавающего на лодке по каналам дракона волновали не они: погрузившись в магическое созерцание, небесный выискивал иную дичь - Эр-таан. Впрочем, вампиры не спешили проявлять себя. Что и не удивительно: не слишком-то любят они кипящие жизнью города, но... встречаются и здесь. Особенно в тихих благопристойных районах, где в просторных особняках обитают маленькие семьи, отпускающие на ночь прислугу. Что больше может привлечь голодного вампира, чем тихая, спокойная жизнь добропорядочных бюргеров? Это не переполненные людьми кварталы, где даже камни пропитаны ненавистной закатным Эль. И не трущобы, которые каждый день мучительные смерти отравляют Си. Едва ли такие места станут желанными охотничьими угодьями Эр-таан, разве только - когда нет особого выбора.
  Подтверждая рассуждения дракона, в глубине улочки мелькнула темная тень - воплощение Смерти. Что дальше? Осторожно причалить к берегу и ещё более незаметной тенью скользнуть следом. Тихо, чтоб не спугнуть долгожданную дичь. А затем, в едином, точно выверенном прыжке, спеленать Эр-таан специально созданной для него сетью. Право же труд всего вечера оказался не напрасен: пойманный вампир бессильно бился в золотистой сети, в бесплодных попытках освободиться.
  -Успокойся, младший. Я ищу разговора, а нет твоего упокоения, - задумчиво произнес дракон, прислонившись к стене и рассматривая свою добычу. Вампир оказался обращенным: светло-бежевые волосы, оставленные свободными, выбились из сети от частых рывков. Изумрудные глаза пылали яростью, но поняв бессмысленность своих попыток Эр-таан, замер.
  -Чего ты хочешь? - с трудом выжал звуки из горла пленник.
  -Знаешь ли ты рожденного Эр-таан, который мог бы отправиться в Лиарнский магический институт и назваться Нэритом? - безразличным тоном спросил небесный.
  -Назваться мог кто угодно..., - задумчиво откликнулся вампир, - Но вот об одном рожденном лоур-де, носящим имя Нэритэр ходит дурная слава. Он уже не одни век борется за "чистоту крови". Ненавидит всех обращенных. И метается по всему Велиру в надежде найти что-либо, что могло бы помочь ему в этом. Безумец. Но - древний, по этому мало кто решает с ним связываться. О нем давно уже сочиняют анекдоты. Но имя не редкое, а назваться им мог и вовсе кто угодно.
  -Безумец? - удивленно переспросил дракон.
  -Да. Поговаривают, что он скорее признает равным эльфа, чем обращенного, - пленник хищно усмехнулся.
  -А много ли среди Эр-таан тех, кто смог бы скрыть свою сущность от магов? - дракон задумчиво склонил голову. Безумец, ищущий способ уничтожить обращенных.... Слишком просто! Хотя... кому и зачем вообще могла быть нужно это путешествие в Лиарн? Разве только - как развлечение. Но, едва ли ищущая приключений молодежь смогла бы обмануть всех магов МАЛИ. В любом случае - эту версию нужно будет проверить.
  -Смотря каким магам, - вампир попытался пожать плечами, но сеть не дала сделать и этого, вызвав новую вспышку ярости в изумрудных глазах.
  -Лучшим человеческим магам, - пояснил дракон, безразлично наблюдая за пленником.
  -Тогда, наверное, все обращенные старше десяти веков, или рожденные - с четырех-пяти, - устало ответил вампир.
  -И много ли среди них тех, кто мог бы шутки ради назваться Нэритом? - продолжил допрос небесный.
  -Слишком сомнительная шутка. Да и кого ей забавить? Скорее - это действительно Нэритэр... или тезка, - пояснил Эр-таан, по-видимому, смирившийся со своей судьбой.
  -Ну что ж, тогда ты сейчас расскажешь, где обитает этот лоур-де и как лучше добраться к нему домой, - дракон задумчиво улыбнулся, - Честно и со всеми возможными подробностями.
  ***
  Синеглазый юноша сидел над обрывом, скрывшись меж скал и бессильно наблюдал, за деловитыми сборами пяти десятков воинов, уносящих в Торгет трое носилок с бесчувственными телами. Отсюда нельзя был рассмотреть, живы ли они или нет, но что его госпожа жива, Ачи знал точно: уж это вопрос он первым задал Асилю. Но это было лишь началом разговора... разговора с пустотой.
  -Мы должны вмешаться! - устало-отчаянный шепот скользнул над серыми камнями. Прислушавшись к чему-то, юный сильф яростно вскинул голову.
  -Но почему?! Только из-за приказа? Из-за того, что эта атака может быть опасна для меня? - звонкий голос, казалось, переполнен болью.
  -И когда же ты способен безопасность госпожи посчитать выше приказа? Когда её буду убивать? Или и тогда будешь просто наблюдать? - грустный вздох очаровательного существа мог бы разжалобить самое жестокое сердце.
  -Ну хоть что-то, - потеряно склонил голову черноволосый юноша, - И что ты собираешься делать дальше, древнейший? Ждать здесь? - и дождавшись очередного безмолвного ответа, продолжил - О! Так ты, все же последуешь за своей госпожой? Опять "не так"? Последуешь, на сколько это будет не противоречить приказу? И на сколько это? Что главное в твоем приказе?
  Раскинувшийся вокруг юного сильфа воздух сгустился, словно в гневе, но затем вновь растаял незаметной тенью.
  -Все-таки моя безопасность? А её безопасность тебя не волнует? - в голосе Ачи звучала тихая ярость, - О, все-таки волнует? И что же тебе мешает это волнение проявлять? Приказы? - горькая насмешка снежной лавиной скользнула по склонам, и сменилась удивлением, - Нет? Не совсем? А что? Какая-то часть приказов? - над обрывом воцарилось недолгое молчание, сменившиеся удивленным возгласом, - Я? Ты обвиняешь меня?!
  Юный сильф растерянно склонил голову и тихо спросил:
  -А если я буду во всем слушаться тебя? Ты будешь рядом с ней? - растерянный вздох, - Опять "не совсем".... А как? Будешь метаться от меня к ней и обратно? - задумчиво посмотрев вслед уходящему отряду, Ачи решительно произнес, - Хорошо, Асиль, я буду во всем послушен тебе, и не буду делать никаких глупостей. Мы уходим?
  Подхватив оставленную госпожой на его попечение сумку, юный сильф серебристым вихрем скользнул меж скал. Куда? Быть может, следом за едва заметной тенью, прижимающейся к серым валунам и тенистым расселинам?
  
  Глава 5. Отношение саэ-Торгет к вопросу долга.
  Бледный утренний свет неохотно втекал сквозь прямоугольное отверстие в крыше шатра, чтоб рухнуть прямо в разожженный очаг, скользнув по бокам горячего котла. Чуть в стороне, на подушках сидел не молодой уже, сухощавый мужчина, почти старик. Впрочем, не было в нем старческой хилости, только в карих глазах, порой вспыхивающих золотом, дремала мудрость подаренная прожитыми годами. Тонкие каштановые волосы выбивались из-под остроконечной бежевой шапки, отороченной рыжим мехом. Не плотно запахнутый халат оставлял открытой заросшую волосом грудь. На низеньком столе перед ним лежали свитки бумаг, полоски кожи, странно блестящие камни... или кости? А, быть может, и вовсе, кусочки дерева? Впрочем, лишь один из свитков: с яркими, едва успевшими подсохнуть, чернилами, занимал внимание старика. Но не настолько, чтоб он отставил в сторону чашу с горячим травяным чаем, щедро приправленным жирным молоком.
  -Хао, саэ Лаэран, - раздался с улицы тихий, но уверенный голос.
  -Хао, Эдаран, - откликнулся хозяин, откладывая заинтересовавший его свиток.
  В шатер вошел молодой мужчина, почти юноша. Крепкие сапоги из кожи степного быка прошли по цветастому ковру и застыли в нескольких шагах перед столом. Блеклый свет сквозь окошко дотронулся до рыжих прядей: шапку - почти такую же, как и у хозяина, но с серой оторочкой, юноша, показывая уважение, держал в руке, прижимая к украшенному золотым шитьем шерстяному халату. В отличие от Лаэрана, на нем полы было плотно запахнуты, но, все же, у самой шеи виднелись кольца легкой кольчуги. А на поясе висели парные сабли.... Дерзко, очень дерзко: их следовало оставить на попечение охранявшего шатер воина, но.... Быть может, он хотел показать, что готов говорить и сталью, если его голос не будет услышан?
  -Как ты себя чувствуешь, мальчик мой? Как твой нога? - голос старика был переполнен заботой, вот только юноша не верил в неё. Быть может, по тому, что и сам прекрасно умел притворяться?
  -Благодарю Вас за заботу, саэ. Пусть годы ваши будут долги, а дела - успешны. Я здоров, - Эдар склонился в глубоком поклоне.
  -Спасибо, мальчик, спасибо, - Лаэран хитро усмехнулся, - Но годы мои и так долги. Да и дела не плохи. Что привело тебя ко мне, Эдаран?
  -Я хотел бы говорить о минувшем задании, - вновь согнувшись в благодарном поклоне, произнес юноша.
  -Вот как? Что ж..., - старик задумчиво прикрыл глаза, - Есть и за что поругать тебя, мальчик, и на что посетовать, и за что похвалить, - отхлебнув чая, Лаэран продолжил, - Так глупо потерять краша! Редкой силы создание! За такое и головы лишиться можно, - осуждающе покачал головой.
  -Краш уничтожен? - Эдар удивленно вскинул брови. Похоже, этой вести он не ожидал.
  -Полностью, мальчик мой, ни косточки не осталось, - тихо вздохнул старик, - А ведь вампир с ним раненый сражался. Представляешь, какая же у него на самом деле сила?
  -Боюсь мой слабый разум неспособен представить подобного, - с поклоном откликнулся юноша, - Я даже не знал, что он ранен.
  -Эльфийская стрела, Эдаран.... Ты ведь сам удивлялся, почему он не ушел, когда увидел стражу. И это тоже твоя ошибка, мальчик мой: ты должен был удержать его разум от подобной внимательности. Однако, хорошо, что ты успел нанести удар, прежде чем он атаковал. Без этого мы бы многих там потеряли.... И, возможно, без какой-либо выгоды для себя, - должно быть, старик решил перейти от ошибок воина к похвалам, - А так у нас знатная добыча. Пусть и не та, для которой мы здесь поставлены. Повелители душ сейчас пеленают его волю. Скоро тебе будет нужно присоединиться к ним. Ведь этот рожденный твоя добыча.
  -Вы безмерно возносите меня, саэ. Неужели того, что мой удар оказался первым, довольно? Ведь не усиль его следующие заклятия моих собратьев, он вырвался бы, - воин застыл со склоненной головой.
  -Ну-ну, мальчик мой, будет. Неплохо, но тебе не хватает искренности, - старческий смех заметался по шатру, - Ты привел его, Эдаран, а, значит, это - твоя добыча. Теперь ты будешь направляющим в черной сотне.
  -Это великая честь, саэ, - воин торжественно расправил плечи.
  -Конечно, мой мальчик, конечно, - старик задумчиво прикрыл глаза, - Жаль, что сумел уйти мальчишка. Право же, если он сможет донести весть о том, что закрывает хребет.... Это будет очень печально. Вся сотня обыскивает перевал, но, увы, никаких следов. Куда он мог деться? Что ты об этом думаешь, Эдаран?
  -Девушка в мыслях часто называла его сильфом, но едва ли это могло относиться к чему-то кроме внешности. Он действительно очарователен, - воин чуть дернул уголками губ, обозначая улыбку.
  -Ну-ну, мальчик мой, не будь столь поспешен! Если в Ассиде появились демоны, то, что мешает объявиться здесь и хранителям границ? Не будь столь легкомыслен: возможно все гораздо серьезнее. Тем более что разум этого мальчишки оказался закрыт от тебя незнакомым языком. И, подумай, быть может, ты ещё что-то посчитал не заслуживающей упоминания чепухой? Быть может, какие-то имена, отрывки воспоминаний об Ассиде? - старик внимательно заглянул в глаза юноше.
  -Имена? Она иногда вспоминала имя "Асиль", но это больше было похоже на обращение к небесному покровителю... бесплотному дух, следящему за ней, - задумчиво откликнулся Эдар.
  -Бесплотный? Что могут бесплотные духи? Это и впрямь не стоит упоминания, - кивнул старик, - Что ещё?
  -Ещё вспоминала некого Элиси - своего учителя-лекаря и какого-то телепата умудрившегося всучить ей камень-обманку, - растерянно откликнулся Эдар.
  - Учитель? Если учесть, что она лечила тебя - такие воспоминания неизбежны. Ну а камень-обманка.... Что ж, тогда ясно, откуда взялась та змея, отравившая Сиарана: возле теплого озера они никогда не водились. Право же, и тебе не стоило так рисковать: что, если бы змея была ещё там? Следовало застрелить девчонку. К чему подобные сложности?
  -Она - лекарь и воин, саэ. Она может быть полезна, - твердо откликнулся Эдар.
  -Лекарь? Право же, с эльфийской аптечкой и совершенно далекий от лечения человек может умирающего за ночь к жизни вернуть! Девчонка - воин? Жаль, ты не смог хорошо изучить её оружие и одежду: наверняка зачарованны этим Эр-таан. Не стоит путать вещи и людей, Эдаран, - старик сурово поджал губы.
  -Возможно, дело действительно в артефактах, но все же и сама девушка заслуживает внимания, - юноша склонил голову, но в этом движении не было и грана покорности. Особенно, если учесть ладонь, легшую на рукоять сабли, - Она хорошо знает травы, и, возможно, владеет магией. К тому же, она знает необычайно много из истории легендарных....
  -Ну-ну, может быть, скажешь, что и сама она - легендарная, - звонко рассмеялся старик, - Полно, мальчик мой. Я все понимаю: молодость берет своё, Эдаран. Никто не попрекнет тебя новой наложницей. Я распоряжусь: её приведут в твой шатер.
  -Вы безмерно добры ко мне, саэ Лаэран, - юноша склонился в глубоком поклоне и одарил старика лучезарной улыбкой, ни мыслью, ни даже тенью мысли не выказывая недовольства этим решением.
  -Эх, молодость, - насмешливо откликнулся старик, - Что ж, не буду тебя боле задерживать: иди. Только не слишком увлекайся: через два этина тебе следует быть на церемонии, а с закатом ты отправляешься в Тарсарен: у нас здесь нет мастеров, способных извлечь эльфийскую стрелу.
  -Конечно, саэ Лаэран. Пусть следующая наша встреча будет мирной, - произнес воин и, дождавшись ответного:
  -Пусть будет, - покинул шатер.
  Старик задумчиво посмотрел ему вслед. Эта история тревожила его. И он был лишь рад отправить подальше всех, отмеченных недавней лавиной. Лишь невозможность присоединить к ним сбежавшего мальчишку тревожила его. И он вовсе не сетовал, что пришлось, следуя закону, отдать знатную добычу - рожденного вампира - молодому подчиненному. В конце концов, не велик труд и обойти закон.... Но жизнь давно научила его держаться подальше от таких подарков судьбы: ибо на одной из чаш, против влияния и власти очень часть лежит жизнь.
  ***
   Заунывное пение тянулось в темноте шатра, тяжелыми нитями Ша опутывая раненого вампира. Увы, слишком крепко, чтоб думать сейчас об освобождении.... Но и даже привычно осуждать свои ошибки не получалось: единственно таковой казалось само решение следовать через мертвый перевал. И его невнимательность, заведшая Ян под лавину.
  "Но что можно было сделать потом? Допросит и убить предателя на глазах у Ян? Невозможно. Убедить её в опасности случайного попутчика.... Льяло-ке"р рий-торин! Почему она порой так упряма?! Остается лишь надеяться, что с этой глупой девчонкой сейчас все хорошо!
  Но, если не убивать? Что тогда? Разойтись? Ещё большая глупость: врага нужно видеть! А, впрочем, стоит признать, что меня просто переиграли: не дали время решить.... Право же, как вовремя появился этот краш, как верно отрезал дорогу. Нет, он не мог появиться случайно. Я просто с разбега влетел в выставленный для меня силок! Вот только где в это время был этот древнейший? Или... надеюсь у Ян не хватило глупости запретить ему убивать?! А, быть может, он и вовсе не способен ничего сделать без приказа?
  Хватит! Я бы пошел здесь не зависимо от сильфа.... А, значит, это моя ошибка. Вот только... какая именно? Нужно было не уходить по подготовленной человеком дороге от краша? Принять бой, приказав Ян принять истинный облик? Может быть...."
  -Все, - прозвучал усталый голос одного из магов.
  -Как он? - резанул мир знакомый... слишком знакомый. Предатель.
  -Ещё без сознания, - откликнулся тот же.... Что ж, правильно. До этой глубины мыслей вы не способны донырнуть, телепаты Торгета! Вам может быть подвластен словесный язык Эр-таан, но вот в хитросплетениях магических "звуков" вы никогда не разберетесь.... Даже обращенные не могут полностью освоить эту часть языка: она лишь для рожденных.
  -Ты ещё заплатишь за это, Эдар, - тихо произнес вампир, открывая глаза.
  ***
  Пробуждение было странным, словно качаешься на волнах солнечного океана.... Или, словно паришь в рассветных лучах.... Наверное, для человека это было бы не слишком приятно, но меня завораживало это движение. Однако, попытка открыть глаза обрушила нестерпимый рой ярких красок, заставляя вновь спрятаться в темноту век. Губы были неприятно сухими.... А на попытку что-то вспомнить, в сознании всплывали лишь различные травы, способные дать подобный эффект. С предварительной потерей сознания. Так, а если добавить неприятно-кислый привкус во рту.... То, похоже, через пару хои я окончательно приду в себя. Если, конечно, это "ляг, поспи" готовилось по классическим рецептам.
  Вторая попытка оглядеться оказалась более успешной. Золотистый ковер, покрытый пестрыми узорами с ворсом, наверное, с мою ладонь длинной, обшитые разноцветным шелком подушки, легкое шелковое же одеяло, в которое я собственно завернута. Здорово. А если подальше посмотреть? Низенький столик с какими-то мисками, в окружении ещё десятка подушек, странный, в половину моего роста и шириной в локоть помост, идущий по периметру, заставленный и заложенный какими-то вещами: посуда, одежда, оружие, какой-то инструмент. А выше поднималась теплая ткань, лишь в самом верху, квадратное "окошко", рассеченное пополам веревкой, привязанной к поддерживающему "крышу" столбу. Шатер?
  Осторожно сев, ещё раз задумчиво осматриваюсь. Четырехугольное, сделанное из ткани жилище. Пусть будет шатер. Хм, надо полагать, в Торгет мы, все-таки добрались. В центре - очаг, с догорающими углями и массивным котлом. У противоположного конца - узкая святящаяся щель, надо полагать, "закрытый" выход. Рядом - сидящий на пятках человек, со склоненной головой. Смуглый, волосы черные, короткие. Одежды - не видно, но, наверное, хоть набедренная повязка есть. Раб?
  Недалеко, в паре метров от меня - отведенная в сторону легкая, покрытая геометрическим узором занавесь. Похоже, та часть, где я нахожусь - отдельная "комната".
  Что здесь ещё? Рядом лежит какой-то темный халат, довольно теплый, светлые брюки из полупрозрачного шелка слоев в пять.... Или это лучше назвать шароварами? Бежевая туника.... Та самая, которую носил Эдар, только ворот аккуратно заштопан.
   Эдар? Озеро.... Воины.... Отравленная стрелка в шее.... Лэ.... Похоже, я действительно в Торгете, вот только далеко не сама сюда добралась! И что дальше? Где Нэри? Ачи? Эдар?
  Стоп. А что здесь вообще эта туника делает? Как-то сомнительно отдавать одежду одного пленника - другом. Или... не пленника? Это ведь его страна.... Но, если я сейчас у Эдара, то почему на нас напали? Недоразумение? Или...? Ттан-хе....Ладно, время покажет.
  Так, а где Лиля? Поблизости змейки видно не было. На руках тоже, но зато кольца на месте: и подарок Кора - маскирующее, и даже давно забытый ключ от моей комнаты в Академии. Амулет, улучшающий память, тоже оказался на мне, вот только.... Украшений мне решили прибавить: шею плотно обнимала кожаная на ощупь, расшитая полоска. Это что? Символ рабства? Или? Смотрю магическим зрением: точно, подчиняющий ошейник. Кстати у человека возле двери - тоже есть, хотя и совсем слабенький. Впрочем, и мой порвать особым трудом не будет. Вот только... если я, все же, у Эдара, то зачем он нужен? Неужели.... Ттан-хе! Он же сам признал, что связан с контрабандой... а от неё и до работорговли не далеко. Тем более, что в Торгете, вроде, рабство гораздо более распространено, чем в той же Ассиде.... Но, если это так.... В глазах вспыхивает знакомая алая пелена, почти сразу же подавляемая разумом. И что с того, если и так.... Вырваться, я всегда успею... и объяснить Эдару, как он не прав. Но можно, по крайней мере, оценить, на сколько далеко он готов зайти? Да и где мои спутники тоже нужно выяснить. Ладно, а где, все-таки, Лиля?
  Змейка обнаружилась в волосах, рядом с зачарованной заколкой, не дающей прядям запутываться. Лэ! И как бы её накормить? Оружие мне почему-то не подкинули, так что кожу проколоть не получиться.... Или позаимствовать из лежащих на барьере?
  По телу прокатилась неприятная волна.... Лэ! Так, похоже, этот ошейник действует. Человек от такого, наверное, и вовсе сознание потерял, а вот на легендарных он рассчитан не был. Значит, оружие мне трогать нельзя.... Интересно, а что можно?
  Ну, про одежду проверять скучно - и так ясно, что для меня оставлена. Ну а... выйти из шатра? Хм, нельзя. Ну а... опрокинуть котел, разбить всю посуду, поджечь углями шатер, убить раба.... Все... можно? Тэ!
  Растерянно встряхиваю головой. Значит... мне позволено творить в шатре все, что угодно.... Не слишком-то похоже на обычное рабство... может... может, я просто чего-то не учитываю? Что я вообще об обычаях Торгета знаю?
  Интересно, а попить здесь что-нибудь можно? А то я в местных напитках могу и не разобраться. Может, лучше спросить? Тем более, что, похоже, раба тоже оставили для меня.
  Тэ! И зачем люди так стремятся поработить себе подобных? Ну да ладно, наверное, подобная просьба не будет для него слишком сложной.
  Но попытка говорить заканчивается непонятным хрипом и кашлем. Что, впрочем, оказывается не менее действенно: человек, не поднимая головы, встает, подходит ко мне и опускается на колени:
  -Что угодно сиятельной лои? - произносит, мешая языки Ассиды и Торгета. Голос тихий, чуть грубый от природы. Лои? Как же это правильно перевести? Больше, чем рабыня, но меньше, чем жена. Что ж, занятно.
  Устало смотрю на раба. Юноша, почти мальчишка, а тело усыпано старыми и свежими шрамами. Ттан-хе!
  -Пить, - в этот раз хрип получается достаточно вразумительным, и почти мгновенно у моих губ оказывается чаша. Легкий, кисло-соленый напиток приятно омывает горло. Явно что-то молочное.
  -Спасибо, малыш, - улыбаюсь, отстраняясь от чаши. И с удивлением замечаю, как вспыхивает на смуглых щеках едва заметный румянец. Что такое? - И, можешь говорить на своем языке - я понимаю.
  -Вы очень добры ко мне, лои, - чуть дрожащим голосом откликнулся мальчишка.
  -Как тебя зовут, малыш? - спрашиваю, с интересом вглядываясь в лицо, почти скрытое глубоким поклоном и волосами, но удивительно живое.
  -Я всего лишь раб, лои, - растерянно и грустно откликается тот.
  -И что? У рабов не бывает имен? - удивленно вскидываю брови.
  -Ханг, - покорно отзывается раб. А на лице каменной маской застывает страх. Почему? Лэ! Ну, как же это трудно - общаться с рабами. Зачем кто-то вообще такие сложности выдумывает?
  -А меня зовут Ян, - откликаюсь с беспечной улыбкой и, замечая растерянность на лице мальчишки, спрашиваю, - Как я оказалась здесь, Ханг? Ничего не помню, - заканчиваю с виноватой улыбкой.
  -Боюсь я не многое смогу Вам рассказать, сиятельная лои Ян, - тихо произносит мальчишка, - Я видел, как Вас принесли саэ воины. Потом пришел саэ хозяин, принес Вам одежду, сказал, что Вы - его лои и я в Ваше власти. И велел приготовить завтрак.
  Да, не информативно. Только что, попала я сюда ещё утром, хотя сейчас солнечные лучи падают почти отвесно. Ладно, попробуем узнать ещё немного.
  -И кто такой саэ хозяин? - тихо вздыхаю. Мальчишка бледнеет: смуглая кожа становится неприятно-сероватой.
  -О, сиятельная лои Ян, да будут дни ваши долги, красота неизменна, а дети многочисленны. Ваш ничтожный раб, - неожиданно сочным и... отчаянным голосом начинает Ханг.
  -Стоп! - не выдержав этих неискренних восхвалений, перебиваю мальчишку, - Если тебе нельзя говорить - так и скажи. Или тебе и о запрете говорить запрещено? Расскажи тогда, о чем можно. Где мы сейчас? Что это - какое-то поселение? Кочующее по степям племя? Я же ничего не понимаю, - позволяю проникнуть в голос ноткам отчаянья. Конечно, притворяться не хорошо, но иногда очень полезно.
  -Мы в предгорьях Лапы, где-то недалеко от перевала, лои Ян, - покорно откликается мальчишка, постепенно успокаиваясь, - Это не племя, просто временное стойбище саэ.
  -Угу, а что это за саэ и что они тут делают, говорить тоже нельзя, - задумчиво прикрываю глаза, - А, может быть, даже думать, - добавляю подмеченную мною в разговоре с Эдаром фразу.
  -А скажи тогда, - устав от молчания, снова начинаю допрос, - Что будет, если я сейчас возьму столь любезно оставленное здесь оружие, и начну убивать всех, кого встречу? Так сказать, отстаивать свою свободу, - подпускаю в голос злой насмешки. Испуганный мальчишка, не сдержавшись, вскидывает на меня глаза. Неожиданно-светлые, серебристо-синие.
  -Я в Вашей власти, сиятельная лои Ян. И, если таково Ваше желание, возьмите мою жизнь, - голос вновь стал тягучим, напевным, - Но в стойбище много воинов. Вы не сумеете взять жизни и одного из них. Вас вернут и жестоко накажут, лои. Не губите своей молодости, сиятельная лои. Если Вы позволите, я принесу кнут: быть может, моя боль сможет утишить Вашу ярость, лои.
  Ттан-хе! Устало закрыв глаза, откидываюсь на подушки. Неужели я смогу хоть этин прожить в этом кошмаре?! Может быть, просто сорвать этот ошейник, обернуться драконом и уничтожить это "стойбище"? Нет, все равно, сначала нужно разобраться с Эдаром. И узнать, что с Нэри и Ачи. Да и с Асилем.... Может, позвать его? Да нет, не стоит. Лучше - позже, когда хоть немного разберусь в ситуации.
  -Спасибо что подал мне напиться, Ханг, - произношу, не открывая глаз, - Если понадобится что-то ещё, я позову.
  Мальчишка почти беззвучно поднялся и отошел. Должно быть, обратно к входу. Ладно..., что дальше-то делать? Хм, для начала проверить, есть ли в окрестностях упомянутые Эдаром телепаты. И, если есть, с обдумыванием возникают определенные проблемы. А пока же, я могут только ждать своего таинственного хозяина.
  Глаза устало блуждали по однотонному, темно-серому "потолку" шатра, порой цепляясь за сияющее солнечным светом "окошко", пересеченное двумя черными линиями: веревкой и столбом.
  Тихий шорох прервал порядком надоевшее созерцание. Загораживающая вход ткань отошла в сторону, пропуская внутрь ещё один золотой сноп солнечного света.
  -Раб, поди вон, - прозвучал знакомый голос. Эдар. Все-таки Эдар.
  Осторожно поворачиваю голову: возле очага, глядя на угли, стоит воин в такой же форме, как и те, у озера: бежевый халат, бежевые штаны, даже сапоги и шапка - и те бежевые. Вот так. Сажусь, плотнее закутываясь в одеяло. Молчим. Что дальше? Или ждешь, пока я первой к тебе обращусь? Ох, дождешься....
  Подождав ещё хои, самым ласковым, каким только могу, голосом, произношу:
  -Сиятельный саэ Эдаран желает развлечься со своей лои?
  Ну и, что дальше? Если попробует теперь подойти - буду бить. Со всей силы! Так что камни лавины - пустяком покажутся.
  -Дальше? - задумчиво откликнулся воин, все так же изучая очаг, - Скажу, что хорошей лои не следует разграничивать слова и мысли. Дерзкое слово - тяжкая вина, но ещё хуже сладкое слово при наполненных ядом мыслях.
  Вот как. Значит, он телепат. Перехожу на магическое зрение, чтоб подтвердить догадку. Нити, дающие воину власть над Ша скрыты странным серебристым туманом, но, все же, вполне различимы. Маскировка? Должно быть. И совсем неплохая, тем более для человека.
  Ясно. Значит теперь буду мыслить на драконьем. Хотя, иногда, специально для Эдара, можно выдать пару фраз и на человеческом.
  Воин вскидывает на меня изумленный взгляд. Что? Был уверен, что знаешь все языки? Увы, всем иногда приходится разочаровываться. Человек растерянно вздыхает, успокаиваясь, и произносить:
  -Вот как.... Неплохо. Но почему - сейчас, а не на перевале?
  -Почему сейчас? Чтоб не вкладывать меча в руки врага. Почему не на перевале? Там я не видела врагов и не искала излишнего внимания тех, кого может заинтересовать иной язык.
  Эдар устало склонил голову. Что, опять молчим?
  -Вечером мы отправляемся в путь. Если тебе что-то нужно, долси Ян, скажи. Я сделаю все, что в моих силах, чтоб твоя судьба не была слишком тяжела для тебя, - Эдар устало вздохнул.
  Вот как? Хм, долси Ян, но - на "ты".... Почти как "леди Ися". Вот только в этих словах искренняя благодарность, а не насмешка. Или ты просто хорошо умеешь играть, Эдар? Вот только для чего может быть нужна такая игра? Я ведь... всего лишь лои.
  Так значит, что мне нужно? Ну, для начала:
  -Быть может, снимешь ошейник? - в голосе против воли прорезается боль и обида, заставляя воина вздрогнуть.
  -Долси Ян, - тихий усталый вздох, - Ты ведь понимаешь, что это - не возможно. Не здесь, не сейчас.
  -Почему? - зло фыркаю. Тэ! Он выглядит таким виноватым..., что совсем не хочется на него злиться, - Я ведь всего лишь рабыня? К чему сложности, вроде зачарованного ошейника?
  -Тебя не воспринимают в серьез, долси Ян, но я видел, на что ты способна. И слишком хорошо могу представить, что ты устроишь, если будешь свободна. Я не могу рисковать товарищами, - упрямо поджимает губы, вскидывая на меня глаза. Сейчас серые омуты переполнены отчаяньем и упорством. Вот как? Значит, ошейник - твоя личная инициатива, да, Эдар? Мило. Но вот цель... защитить от меня....
  -Ладно, Бездна с ошейником, - почти рычу, и, сбавляя тон до шепота, спрашиваю, - Но хоть лезвие какое-нибудь?
  -Долси Ян, - серые глаза становятся бездонными омутами, - Этого я тоже не могу позволить.
  -И что, мне теперь когтями себя расцарапывать, чтоб Лилю покормить? - зло шиплю.
  -Здесь довольно рабов, чтоб кормить твою... питомицу. Если нужно - я сам могу пустить им кровь, - решительно откликается Эдар. Лишь только... в глубине ещё остаются нотки боли.
  -Подойди, - произношу, чтоб поймать ещё один удивленный взгляд, - Ну! Подойди же!
  Задумчиво кивнув, воин приблизился ко мне.
  -Режь, - протягиваю ему руку, - Что? Разве я теперь не рабыня? Или ты откажешься от только что произнесенных слов?
  -Разве рабыня приказывает хозяину? - с грустной улыбкой отозвался Эдар и, сев на ковер, вытащил кинжал, - Где?
  -Лучше - ладонь, - задумчиво откликаюсь. Может, попробовать выбить и приставить ему к горлу? Да нет, ни к чему... во всяком случае - сейчас.
  Лезвие легко, почти незаметно прокалывает кожу, и воин вновь прячет оружие в ножны.
  -Где Нэри? И Ачи? - спрашиваю, глядя, как Лили приступает к трапезе.
  - Нэрит пленен, он станет воином черной сотни.... Ты ведь и сама знала, что у нас есть войска, состоящие из вампиров, - Эдар растерянно улыбается, - Ачи - исчез без следа: его ищут по всему перевалу, но не находят даже следов.
  Вот как, что ж. Как говориться лучше, чем ожидала, хуже, чем надеялась. Ачи должен быть с Асилем. А Нэри... Нэри нужно найти и поговорить. Хотя бы о том, что лучше делать дальше. Вот только... на каком языке? Ладно, может он сам что-нибудь подскажет?
   -Эдар, может быть, ты хочешь мне что-то сказать? - спрашиваю, не поднимая глаз. Лэ! Ну не похож он на предателя! Да и ненавидеть его как-то не получается....
  -Как бы то ни было, я считаю себя твоим должником, долси Ян, - устало вздыхает воин, - Если ты не будешь слишком любопытна, думаю, смогу через какое-то время договориться, и отправить тебя с караваном, куда пожелаешь, - Эдар внимательно вглядывается мне в лицо. Что? Теперь, когда недоступны мысли, пытаешься читать мимику?
  -Я никуда не пойду без Нэри, - зло фыркаю.
  -Я ждал такого ответа, долси Ян. Значит, ты отправишься с нами в черную сотню. Но, тогда пути назад - не будет, - устало откликнулся воин. "С нами"? А ты что, в сопровождающие идешь? И как далеко?
  -А больше ты ничего не хочешь сказать? - все же заглядываю в серые глаза. Теплые и решительные, со спрятанной в глубине виной. Правда? Игра?
  -Ты..., - в голосе звучит сомнение, но, все же, воин заканчивает вопрос, - Ненавидишь меня?
  Задумчиво прикусываю губу:
  -Я, кажется, ещё не умею ненавидеть. Но и от моей злости бывает достаточно разрушений.
  -Ты в праве винить меня, но... это моя страна, Ян, и мой долг, - решительно произносит воин.
  Что? Слова разбивают сложившийся образ. Значит... не просто "стойбище саэ", молодые дворяне на охоте? Неужели это охрана границы?
  Не рискнув говорить, в мыслях повторяю эту фразу на языке Ассиды.
  -Ну не именно границы, - удивленно откликается Эдар, - Внутренняя стража. В связи с угрозой атаки - устроен стационарный пост. Но... за кого ты приняла меня? - тихий, растерянный шепот.
  -К чему принимать за кого-то того, кто сам представлялся? - безразлично пожимаю плечами, любуясь насытившейся змейкой. Лэ! Если все так.... То мне не в чем тебя обвинять, Эдар. В конце концов, пусть мы и не враги Торгета, но уж и на законное наше поведение не слишком-то тянет. А, если добавить, обещание отпустить меня, то это и вовсе едва ли не преступление против родины! Вот только Нэри.... Стоп, а кем же тогда ты отправляешься в эту черную сотню?
  -Контрабандист? Работорговец? - задумчиво прошептал он, - В таком случае, мне остается лишь удивляться, что ты вообще согласилась со мной разговаривать.
  -Мне хотелось понять, - растерянно пожимаю плечами, - И, Эдар... мне не в чем винить тебя. Ты не причинил мне зла. "Каждый делает свой выбор".... Ты ведь так тогда сказал? И... ты тогда его и делал, да? Знаешь, я скорее назвала бы тебя предателем, поступи ты иначе, - задумчиво вздохнув, с улыбкой добавляю, - Но не надейся, что я буду защищать тебя, когда Нэри тебе за эту засаду бить будет. Кстати, где он? Я могу с ним поговорить?
  -Конечно, Ян, - растерянная улыбка, появившаяся на лице воина во время моего монолога, пропала, - Только... на нем надет более жесткий ошейник, чем на тебе. Гораздо более жесткий....
  Вот как? Тэ! Это может стать проблемой! Мне и Риста с его ошейником хватило.... А теперь ещё и Нэри.
  Глава 6. Основные сведенья о структуре общества Торгета
  -Отвернись, мне нужно одеться, - решительно приказываю, выпутываясь из одеяла.
  -Конечно, - Эдар послушно поворачивается к очагу, - Если хочешь, мы можем навестить Нэрита сразу после обеда.
  -Я не голодна, - фыркаю, натягивая одежду. Лэ! А в ней жарко не будет? Хотя... сейчас скорее время опасаться холодов: все-таки уже почти конец суши, - И не хочу терять время. А почему мы? Или оставаться наедине с ним мне тоже нельзя?
  -Ян..., - мой вопрос заставляет Эдара растерянно раскашляться, - Конечно, мне не составит труда выти из шатра, но... на нем жесткий ошейник. Теперь он уже ни с кем не будет наедине. Только со своим направляющим.
  Растерянно замираю. Тэ! Неужели контроль настолько жесткий?!
  Хотя... едва ли его удалось бы удержать другим способом. Да и этот не кажется особо надежным. Сдержав вздох, натягиваю тунику.
  Вот только... а этого самого "направляющего" им не жаль? Проживать сразу две жизни, причем одну - за абсолютно чуждое тебе существо... врагу такого не пожелаешь!
  -Вот как, - растерянно шепчу, затягивая пояс халата. И уже твердым голосом продолжаю, - А сапог у тебя не найдется? Как-то не привыкла босяком ходить.
  -Подобрать здесь что-то тебе по ноге не получилось, - виновато откликнулся Эдар, - Но можешь пока попробовать вот это.... Мне уже можно смотреть? - с ноткой насмешки уточняет.
  -Угу, - задумчиво вглядываюсь в странные сандалии, уместившиеся в руках воина: просто дощечка со множеством кожаных ремешков. И, отдельно, теплые носки, - Наверное, подойдет. Спасибо, - подхожу и пытаюсь взять обувь, но воин останавливает меня:
  -Думаю, лучше я сам. В этих ремешках не так просто разобраться с первого раза, - мягко и совсем необидно улыбается, - Садись.
  Без промедления здесь же опускаюсь на ковер. Хм, а удобно: мягко, не хуже чем на кровати.... А, пожалуй, и лучше. Все-таки, в степняцком понимании комфорта есть своя правда.
  -Вот и все, - произнес Эдар, старательно перепутав все ремешки, - Если не хочешь есть, то можем идти.
  -Конечно, идем, - послушно вскакиваю и направляюсь к "двери". Хм, а ничего: конечно сандалии чуть тяжеловаты, но ремешки совсем не жмут, не сковывают движения, как я опасалась.
  -Постой, Ян, - на плечо опускается ладонь, - Наедине ты можешь вести себя вообще как пожелаешь.... Да и при рабах - тоже, но сейчас, в лагере.... Было бы неплохо, чтоб ты хоть чуть-чуть демонстрировала смирение..., - Эдар растерянно замолкает. Вот как? Интересно, и как он себе это представляет? А, впрочем, почему нет? Если только в разумных пределах.
  -Эдар, - растерянно вздыхаю, - Если честно, я вообще не особо представляю себе, как это должно выглядеть... и на сколько это сочетается с моим представлением о допустимых поступках. Так что ничего обещать не могу.
  -Думаю, пока будет достаточно, если ты будешь идти за мной со склоненной головой и не будешь ни с кем заговаривать. Прости, - виноватая улыбка.
  -Хорошо, Эдар. Я попробую, - устало улыбнувшись, застываю у щели-входа, ожидая пока выйдет саэ.
  Вот только обещание нарушаю почти сразу: когда ещё будет возможность увидеть военный лагерь Торгета? Солнце заливает стройные ряды шатров, идущих вдоль гор в несколько рядов. Чуть дальше устроен загон для коней и быков, и коновязь с оседланными лошадьми. На случай тревоги? Здесь же, возле животных устроились и рабы: кто-то следит за скотом, кто-то, устроившись на шкурах, что-то чинит или чистит.
  Быстро оглядев стойбище, склоняю голову и иду за Эдаром. Под ногами, меж частых камней, пробиваются сухие стебли всевозможных трав. Впрочем, не высокие: тропинка уже давно нахожена. Надо полагать, с начала суши.... Хм, интересно, а из каких тогда источников Торгет узнал о приближающейся войне, если так поторопился закрыть границу? Настолько хорошо устроена разведка? Или... быть может, и вовсе негласно поддерживали начало бунта: ослабление Ассиды Торгету только на руку. Ну и третий вариант: война - лишь прикрытие для каких-то ещё неизвестных причин.
  Идти пришлось недолго: уже через хои мы вошли в палатку, гораздо более бедную, чем Эдарова, но устроенную практически так же. Разве только окно было закрыто плотной тканью, а в том месте, где спала я, расположился Эр-таан.
  -Нэри?- тихо зову, медленно привыкая к окружающей полутьме. Эдар молча отходит в сторону.
  -Ян? - недоверчиво откликается Эр, поднимаясь, - С тобой все хорошо?
  -Да, я в полном порядке, - подхожу ближе и сажусь на ковер, жесткий и потертый, - Как... ты?
  -Как обычно, - тихо усмехается, - Даже, похоже, от стрелы удастся избавиться раньше, чем я ожидал.
  -Правда? - удивленно вскидываю брови. С одной стороны, конечно, хорошо, а с другой: не слишком ли велика цена?
  -Да. Торгету не нужны раненые воины, - узкие губы изгибаются в подобии улыбки, едва заметной в полутьме шатра.
  -А от ошейника? - грустно вздыхаю, склоняя голову - Или тебе нельзя об этом думать?- против воли в голосе звучит злость.
  -Ну, абстрактно порассуждать никто не мешает, - Нэрит угрюмо усмехается, - Вот только мне сложно представить того, кто смог бы снять эту дрянь в короткие сроки. Разве что зельхи.... У тебя случайно знакомых нет?
  -Глупая шутка! - рычу, отворачиваясь от Эр-таан. Взгляд цепляется за темную груду в углу.... Что это? Ттан-хе.... По-видимому, Нэри от обеда отказываться не стал. Бедняга хоть жив ещё? Или....
  Мгновенно измененное зрение подсказывает ответ: жизнь уже несколько часов назад покинула бедолагу. Ттан-хе. А по ауре вампира скользят странные колебания. Что это? Неужели недовольство? Жалеешь, что я увидела останки твоего "обеда"? Тэ!
  Тяжело вздохнув, поворачиваюсь к вампиру.
  -Ну, если очень интересно - то есть, - заставляю себя выпрямиться и насмешливо улыбнуться,- Вот только немножко мертвый. И далеко отсюда. Интересует?
  -Ян, прости, - Эр виновато вздыхает, - Я не хотел тебя обидеть.... Просто..., - задумчиво махнув головой, добавляет, - Наверное, к этому разговору лучше вернуться позже.
  Позже? О зельхи? Зачем?
  -Вот как? - растерянно склоняю голову к плечу, - Хорошо. Знаешь, этот разговор такой странный.... Я ни в одном твоем слове не могу быть уверена: ты ведь сейчас можешь быть просто "куклой"....
  -А твои мысли могут быть открытой книгой для окружающих, - грустно усмехается вампир, - Торгет - место, где доверять нельзя даже тем, в чьей верности не сомневаешься.
  Справедливо: в стране переполненной телепатами мысли даже самого преданного друга могут случайно стать доносом на тебя.... Да и ударить в спину может тот, кто этого не желает, в один миг превратившись в марионетку здешних Ша.
  -Здесь... страшно жить, - невольно вздрагиваю и склоняю голову. Наверно..., наверно это ханство ближе всего по устройству к империи зельхи.... Разве так можно?! Это неправильно! Просто недопустимо! И не только со стороны тех, кто поддерживает это устройство, но даже и те, кто просто не вмешивается!
  Вот только... имеем ли мы право пытаться что-то здесь изменить? И можем ли это сделать? К примеру, уничтожение имеющейся власти приведет лишь к смуте.... Тэ! Наверное, единственный способ что-то здесь сделать: стать ханом и медленно менять страну изнутри.... Только, боюсь, мне для этого не хватит ни знаний, ни умений, ни выдержки: как править теми, половину из кого хочется просто уничтожить?
  Да и какое я имею право вмешиваться в чужую жизнь? В чужую страну, живущую по своему закону?
  -Местные давно уже привыкли, - насмешливо пожимает плечами Эр. Темные глаза углями вспыхивают в полутьме, - И, если в Ассиде часто говорят не то, что думают, то здесь думают не то, что чувствуют. Жаль, что все так вышло: я надеялся, удастся провести тебя без встреч с местными.
  Не встречаясь с местными? Почему? Нет, конечно, столкнуться со здешней стражей - приятного мало, но, в любом случае нам понадобилась бы и еда, и кони, а их проще достать у людей. Лэ! Да "не встречаясь" мы бы через Торгет несколько месяцев шли! Глупо. Значит... ты не хотел, чтоб именно я встречалась с ними? Надеялся... защитить меня от этой правды? Зачем? Хотя... это можно понять: после моей истерики в Сайтерне... да и в Вирне. Пожалуй, желание держать меня подальше от настоящего Велира вполне понятно. Вот только... слишком уж это близко к обману.
  -Не стоит Нэри: если здесь все так непохоже на мою родину, то, скорее, это повод получше изучить ханство, чем прятаться, - слегка качаю головой.
  -Рад, что ты столь оптимистична, - Эр тихо фыркает, - Не смотря ни на ошейник, ни на открытость твоих мыслей всей округе.
  -Мой ошейник не такой уж жесткий, - задумчиво пожимаю плечами, - А на счет мыслей: сомневаюсь, что здесь найдется хоть один Ша знающий язык, на котором я сейчас думаю. Кстати, а почему всей округе? Как бы ни культивировались здесь телепаты, все торгетцы ими стать не могли, - растерянно склоняю голову.
  -Не все, конечно, но уж хоть один в любом племени должен быть. Здесь их называют Повелителями душ и каждый, не зависимо от прочих занятий, состоит в одной из Изумрудных сотен. Пожалуй, телепаты Торгета - одна из самых несвободных категорий населения, хотя и очень почетная.
  Со стороны Эдара раздается фырканье, но в наш разговор саэ не вмешивается. Хм, по-видимому, у него другой взгляд на это.
  Надо полагать, здешние Ша постоянно общаются друг с другом, а, значит, их мысли не просто могут быть иногда услышаны, но просматриваются постоянно.... Действительно, "не думать, то, что чувствуешь".
  -А что это за прочие занятия? - уточняю, пытаясь решить, как общаться с Нэри. С одной стороны - на нем жесткий ошейник, а с другой: все равно он лучше разбирается в ситуации. Может попробовать как-то общаться намеками? Лэ! Никогда не умела плести словесные паутины.... Хотя, если это нужно, есть надежда, что Нэри сам попробует на что-то намекнуть.
  -На самом деле - любые. Хотя, наиболее престижное - внутренняя стража. Во всех отрядах либо сами командиры - Ша, либо же они приставлены к командирам для связи и контроля.
  -Впечатляет.... Это сколько же у них телепатов? - растерянно шепчу. Интересно, а Эдар в горах тоже был под чьим-то контролем? Или ему доверили в одиночку на перевал прогуляться?
  -Достаточно, - вампир вновь грустно улыбается.
  -И, наверняка, все построено "пирамидой", да? За несколькими телепатами присматривает их "командир", за командирами - свой и так далее... пока все не сходится в руках хана, - устало скольжу глазами по бессмысленному темному узор на ковре.
  -Не знаю: либо у хана, либо у кого-то из его ближайшего окружения, но, скорее всего, да. Структура именно такая, - отвечает Эр.
  -Если не обращать внимания на чрезмерные затраты человеческого ресурса, очень удобно: и для управления, и для захвата, - поднимаю глаза на Нэри, - Достаточно кому-либо подчинить этого главу - и все ханство в твоих руках.
  -Ян..., - за спиной звучит чуть рассерженный голос Эдара, - Тебе стоит воздержаться от подобных рассуждений.
  Вот только через ошейник приказ явно не дублируется. Не хочет слишком давить? Или сомневается в действенности? Вот этого не хотелось бы: чем дольше никто не узнает, что этот ошейник на меня не действует - тем лучше. А что это значит? Значит, лучше подчиняться и устным просьбам и магическим приказам... по крайней мере, на сколько это в моих силах.
  -Хорошо, - задумчиво киваю, - Только все равно это лишь теоретические предположения: я же не повелитель душ. И ничего подобного сделать не могу.
  Или могу? Интересно, а с помощью драконьей магии возможно создать, например, подчиняющий ошейник? Лэ! О чем я думаю?! Создавать ошейники, порабощать живое, разумное существо - это отвратительно!
  Но что делать с целой страной, в которой это в порядке вещей? Одну, подобную - империю Зельхи - мы сумели разрушить, хоть это и далось нам дорогой ценой. Но воевать с людьми?! Это, наверное, ещё отвратительнее, чем их подчинять: даже моей силы достаточно, чтоб уничтожить всю страну.... Так что же делать? И... нужно ли?
  Я не имею права вмешиваться в судьбу младших..., по крайней мере, если это судьба целых народов, а не отдельных личностей. Хотя бы по тому, что не способна представить себе, как их можно вывести из этого состояния, а вот напортить по-глупости могу достаточно. Остается надеяться, что время само все расставит по своим местам.
  -Что не может не радовать, - насмешливо фыркает Нэри, - Уж извини, Ян, но правитель из тебя не получится.
  -Почему? - не то, что бы я не согласна, но все-таки.... Интересно ведь. Тем более что желание впихнуть меня на трон у родичей очень даже есть. И, даже, наверное, надежда, что я, со временем наберусь ума и стану... ну, хотя бы не самой плохой правительницей.... Или, Кор прав: меня хотят видеть марионеткой на троне?
  Нет, вряд ли: дед слишком хорошо меня знает, чтоб понять: никакого прямого подчинения я не приму. Ну а от интриг, можно надеяться, мне поможет уберечься помощь совета.... Хотя... лучше пусть трон достанется кому-нибудь другому. Рену, например: думаю, он с управлением прекрасно справиться.
  -Почему? - насмешливо переспросил Эр, - Слишком доверчивая, слишком мягкая, слишком добрая.
  -А правитель обязательно должен быть подозрительным, черствым и злым? - тихо фыркаю. Не, к обвинениям в легкомыслии я давно привыкла. И, они, кстати, вполне справедливы: до мудрости мне ещё не одно тысячелетие расти. Кстати, интересный вопрос: если старейшие драконы действительно так мудры, то почему они сами не правят? Даже в так называемом Совете Старейших, самих старейших толи почти, толи вообще нет! Но вот в излишней мягкости и доброте.... Не согласна.
  -Если он не хочет стать мертвым или чьей-то марионеткой, - Эр легко пожимает плечами, и, вглядываясь в мое лицо, добавляет, - Извини, если расстроил своим замечанием какие-либо глобальные планы по захвату всемирной власти.
  Хотя слова произнесены насмешливо, извинения кажутся вполне искренними. Вот только....
  -Нэрит. Может быть, я действительно слишком добрая и доверчивая.... Но, скорее, слишком невнимательная и слишком мало знаю о здешней жизни. И, если с первым придется бороться самой, то во втором ты вполне мог бы мне помочь, - произношу, насколько для меня это возможно, твердо. Слишком явно? Не знаю.... Но уж хоть слегка подсказать, что лучше делать дальше ты ведь можешь? Или нет?
  -Наверное, - Эр задумчиво склоняет голову, - Наверное, я действительно мог бы рассказать тебе о жизни в Торгете, но.... Сможешь ли ты это принять? Знаешь, меня ничуть не обрадует, если ты снова станешь отказываться от еды... или начнешь уничтожать всех саэ. Нет, Ян порой незнание большее благо, чем знание.
  Тэ! Ты действительно говоришь то, что думаешь? И считаешь, что я не смогу спокойно принять здешнюю жизнь? Или это совет разбираться в ситуации самой? В любом случае - стоит поспорить.
  -Вот как? Уверен? Что ж, - растерянно закусываю губу, - Эдар и Эдаран... в чем разница между этими именами?
  Тогда, на перевале, я не придала значения странным взглядам воина. Но - запомнила. Он полагал, что его имя что-то мне скажет. Вот только что?
  -Разница? - Эр бросает растерянный взгляд на застывшего в углу воина, - В Торгете окончание "ран" в имени привилегия немногих влиятельных родов... чаще всего, с сильной кровью Ша. С их любимого древнего языка переводится толи как "всеведущий", толи как "знаток душ". Так что любой "ран" состоит в Изумрудных сотнях, будучи при этом одним из влиятельнейших командиров стражи, сейчас или же в ближайшем будущем. В общем, в младших командирах Золотой сотни Эдар надолго не задержится.... Хотя..., уже не задержался: черная сотня по меркам Тогета - это гораздо более высокий уровень.... Выше которого лишь приближенные главнокомандующего, правой руки хана, и самого правителя.
  Что? Эдар теперь будет в черной сотне? Лэ.... Он...? "Ты и есть "направляющий" Нэрита" - думаю на человечьем. Чтоб получить такой же мысленный ответ:
  -"Да", - спокойно-безразличный. Тэ!
  -Доволен? - в моем голосе против воли мешаются горечь и насмешка. Ответ звучит не сразу, и полон сомнений:
  -Нет, Ян. Не доволен. Предпочел бы, чтоб этот почетный груз достался более достойному, - голос воина настороженно-холодный.
  -Позволь перевести, - тихо усмехнулся Эр, - Этот предатель понимает, что вероятность свернуть шею с таким "ведомым", как я, у него чрезмерно высока. А, потому, хотел бы спихнуть меня кому-нибудь другому. Например, своему командиру, что, вполне вероятно, позволило бы ему занять место "ушедшего на повышение". Но, увы, этот таинственный командир слишком умен, и тоже торопиться поскорее избавиться от "почетного груза". Даже отправить нас собираются этим же вечером, хотя разумнее было бы дождаться назначенной Эдару замены, - устало вздохнув, Нэри вдруг продолжил, - Он... сам представился тебе полным именем?
  -Да, ещё тогда, в горах, - легко пожимаю плечами. Знай я о Торгете чуть больше.... И что тогда? - Все равно, мы вряд ли могли бы вернуться в Ассиду, - устало прикусываю губу.
  Хотя основной хребет мы уже пересекли: можно было бы рискнуть и перелететь через оставшиеся холмы.... Приземлиться где-нибудь в стороне от лагеря. По крайней мере, можно было бы попробовать.
  Вампир устало вздохнул:
  -Ты права: мне следовало бы больше рассказать тебе об этой стране.
  -Может быть, ещё не поздно? - склоняю голову к плечу, - Например, что ты можешь сказать об ошейниках? У них же есть различные степени воздействия, да?
  -Конечно, - грустно улыбнувшись, откликается Эр, - Самый простой, предназначенный для обыкновенных рабов - всего лишь магически дублирует приказ хозяина. Пойти куда-то, сделать что-то - не более. Сложные приказы в них вложить не возможно. То, что нацепили на тебя - гораздо более высокого уровня. Делит все действия на разрешенные и не разрешенные. На первый взгляд это может показаться более "мягким", чем простой ошейник. Если не заметить, что исполнение приказа может быть единственным разрешенным действием, а все другие - запрещенными. И, к тому же, позволяет полностью определять поведение на долгое время... даже на всю жизнь.
  -А твой? - задумчиво склоняю голову: мой-то ошейник особого значения сейчас не имеет.
  -Мой, можно сказать, вершина местного искусства: столь полно переплетен с сознанием, что волю направляющего легко принять за свою, а попытка "снять", с большой вероятностью, закончится безумием, - холодно произнес Эр.
  Ттан-хе! Это... правда? Или... он обязан так говорить? Магический взгляд легко решает этот вопрос: скорее правда, чем нет: нити заклятия насквозь пронзают ауру Нэри.... Плохо. Очень плохо. Неужели ничего нельзя сделать? Нет, кто-нибудь из наших магов наверняка сумел бы справиться....
  -Ттан-хе! - зло прорывается сквозь губы. Вот тебе и вопросы: могу ли я сама что-либо сделать? Или лучше попытаться найти помощь на стороне?
  -Не расстраивайся, Ян. Время все лечит, - Нэри грустно вздыхает. Время? Лэ! А ведь он уже второй раз упоминает время при разговоре об его ошейнике. Это значит, что... со временем появится помощь? Ну, по крайней мере, можно принять это за рабочую теорию. Хоть не ясно, откуда этой помощи взяться.... Но если вспомнить, что в прошлый раз при этом упоминались зельхи.... Тэ! Это может быть опасно. Действительно опасно. Для меня. Но... неужели у Нэри могут быть знакомые... Змеи? По телу пробегает волна холода... заставляя совсем иначе взглянуть на прошлое: что если Нэри служит зельхи (а какие ещё могут быть с ними отношения)? Встретить меня в Лиарне и спокойно привести... куда? А что могут вообще хотеть от меня зельхи? Подчинить, что же ещё! По крайней мере, на начальном этапе: но дальнейшее пока рассматривать и не имеет смысла. Но... зачем тогда меня куда-то вести? Не проще ли просто встретить? Или... сначала была попытка убедиться, та ли я, кто им нужен. А потом случай внес свои коррективы: ранение Нэри, вынужденный побег, бунт.... Ттан-хе! А ещё эти обвинения в доверчивости и рассуждения о пригодности меня для трона... пригодности только как марионетки.... Все ужасы Бездны! Уж в желании зельхи видеть на троне драконов свою игрушку - можно не сомневаться.... Драконесса влюбленная в зельхи и готовая выполнять любые его приказы.... Идеальная комбинация! Ттан-хе!
  Да и зачем иначе древнему Эр-таан тащить за собой ни на что не годную девчонку, которую он сам через раз "солнышком" именует! Видать, такая же раздражающая и сводящая с ума, как солнце для вампиров!
  Резкая боль выводит из размышлений: выросшие когти проткнули ладонь. Не важно. Кажется, прошло не больше пары эвелов, а сейчас все равно не время для этих раздумий: если Нэри действительно связан со Змеями, лучше ему не знать о моих сомнениях.
  -Да и скорое избавление от обломка стрелы - радует, - Нэри позволяет себе чуть улыбнуться.
  Вот как? Это следует понимать, что, пока его не вылечат, ничего предпринимать он не собирается и мне не советует? Значит, у меня ещё есть время для размышлений. Да и сбежать в дороге будет проще: в конце концов, здесь меня ничто не держит: ошейник можно сорвать в любую минуту, а крылья сильфов достаточно быстры и незаметны, чтоб никто не догнал в ночи. Никто из младших.
  Ну а пока следует вести себя так, словно сомнений в Нэрите у меня вообще нет.
  -Нэри, - растерянно прикусываю губу, - Люди ведь живут гораздо меньше, чем вампиры. А что происходит с "ведомым" при смерти "направляющего"?
  -Разрушается часть заклятий "ошейника"..., - Эр насмешливо заглядывает мне в глаза, словно спрашивая, действительно ли я готова убить того, кого недавно спасла, - Но, в целом восстановить его не составит труда: Повелителям душ нужно будет лишь восполнить заклятие, связывающее собственно ошейник и "направляющего".
  То есть, Нэри будет легкой добычей для любого мало-мальски способного Ша? Значит этот вариант не стоит и рассматривать. Разве только... привязать Эр к себе. Знать бы ещё получше магию разума, а уж повторить человечье заклятие особой сложностью для меня быть не должно! В конце концов, согласно легендам, мы одинаково близки и Ру-таан и к Ша-таан. И, если я успешно изображаю мага Силы, то, что мне мешает подражать магам Разума?
  -А чтоб не потерять ценную боевую единицу, в "базовом ошейнике" прописан приказ вернуться, при таком раскладе, к командиру своей сотни, - спокойно закончил Нэри. Логично. Словно бы вырваться действительно нет никакой возможности. Но даже ошейники зельхи оставляли возможности для сомнений, а уж у людских и подавно должны быть свои слабые места. А, может быть, этот ответ - просто часть тех же "базовых приказов"? Похоже, одной мне в этом не разобраться. Стоит попробовать выяснить через Асиля. Если ему можно доверять....
  Лэ! В конце концов, полагать, что все вокруг меня - лишь марионетки зельхи - уже паранойя! Да и не похоже, чтоб он играл: клятва, сражение с его прежним хозяином, благодарность за защиту и за "новую судьбу", непонимание и страх совершить ошибку.... Да даже само развоплощение! Разве может он в таком состоянии серьезно влиять на меня?!
  -Жесткие ошейники, как я понимаю, предназначены воинам. А "средние"? - задумчиво склоняю голову. Нужно же узнать, за кого меня здесь держат.
  -Не совсем так, - Эр чуть усмехается, - Все зависит от силы и важности: жесткие ошейники предназначены всем Эр-таан и многим достаточно влиятельным Повелителям душ. В "средних" часто держат менее значимых воинов и чиновников, что облегчает командирам управление. А Золотые сотни - единственные войска, где они вообще не применяются: воины в них набираются из магов Силы, здесь их называют шаманами, а Рух - патологически верные существа, не способные пойти против закона. Каким бы он ни был.
  Да, спокойствие, отсутствие эмоций и следование закону. Зачем подчинять тех, кто и без того стремится подчиняться? Но если в Ассиде боевые маги - защитники, то кем они стали здесь? Надсмотрщиками за рабами? Есть ли у Рух свой, внутренний закон? Или же они будут всегда следовать тому, что называет законом их страна? Если судить по степени доверия к ним хана, то справедливо второе. Жаль.
  -Ну вот, я не сказал практически ничего, а ты уже расстроилась, - Эр грустно усмехнулся, - Не думаю, что стоит продолжать эту тему.
  -Ни чего я не..., - упрямо вскидываю голову, но тут же сама себя перебиваю, - Может, и расстроилась, но лучше сейчас узнать от тебя, чем через этин увидеть самой!
  -А что ты можешь увидеть? - в голосе вампира, против ожидания, не насмешка, а задумчивость, - Разве что наказание рабов..., - на губах Эр мелькает грустная и виноватая улыбка, - В таком случае, сообщаю: раб - это всего лишь вещь. И если он в чем-то не выполняет ожиданий хозяина, его наказывают. Чаще всего - просто бьют. Иногда - убивают.
  Слова обжигают холодом, но....
  -Они ведь телепаты! - с губ срываются упрямые слова, - Зачем все это, если достаточно подтверждать приказы магией! Это же, в конце концов, неразумно: убивать и калечить, если можно просто проконтролировать!
  Растерянно вздыхаю. Лэ! Ведь должен же быть в этом какой-то смысл! Можно понять, хоть это и отвратительно, когда болью удерживают от бунта, но здесь... в этом просто нет необходимости!
  -Не все саэ-Торгет - телепаты, - Эр практически повторяет мои недавние слова, - И тратить Ша-а-рух на рабов могут позволить себе либо сами повелители душ, либо в тех случаях, когда ошибка раба может действительно дорого стоить: например, в тех же Сотнях. Ты все ещё хочешь продолжать этот разговор, - интонации судьи, уговаривающего преступника покаяться и облегчить приговор.
  Вопрос заставляет сорваться с губ усталые слова:
  -"Магический ошейник - это гораздо большая жестокость, чем обычное рабство. И, хоть на первый взгляд, со стороны, боль и унижение, которыми порабощают себе подобных большая часть младших, более ужасны, но они не идут ни в какое сравнение с душевными муками прекрасно осознающего окружающее существа, не способного управлять своей волей. Один из наиболее жестоких примеров: воин, который согласно приказу убивает того, кого любит. Всей силой души он желает остановить меч, но не способен этого сделать. Лишь в бою с равным противником можно заставить себя допустить смертельную ошибку. Впрочем, подобные ситуации чаще используются как наказания. Реально же любой ошейник это прежде всего контроль. Причем, использование его может доходить до, практически, обратной ситуации. Например, такой амулет может быть просто ограничителем, защитой для недостаточно осознающего окружающий мир существа от опасных ошибок. Таких как ...", - обрываю себя. Не стоит здесь звучать рассуждениям об опасности для младших многих обычных в жизни драконов амулетов. Растерянно склоняю голову
  -Восхитительно! - в голосе Эр слышится смех, - Не волнуйся, Ян, мне повезло: в Торгете подобных ошейников пока нет. И, в ближайшие тысячелетия, не предвидится. Так что приходится им пользоваться и физическими наказаниями. Да и, если появятся, не один век потребуется саэ, чтоб изменить систему.
  Таких? Это каких? Способных заставить убить того, кто дорог? Позволяющих умереть лишь в схватке с равных противником? А какие тогда? Губы изгибаются в грустной усмешке: из-за своего "иммунитета" я даже не могу почувствовать чем они управляют, на что направлены. Впрочем, уже утверждение, о возможности спутать свою волю и приказ - заставляет задуматься. В "ошейниках" зельхи такого не было. Неужели все дело в разнице между магией Разума и магией Подчинения? Одна разбивает живое существо, перетягивая на себя право решать.... Но каковы тогда человечьи "ошейники"?
  -Таково государство юань-ти? - звучит тихий голос. Эдар.
  -Такова была империя зельхи, - чуть морщась, откликается Эр. Тэ! Похоже, Эдар продублировал вопрос через ошейник! Ттан-хе!
  -Тебя действительно занимают древние легенды, - задумчиво, с полутоном вопроса, произнес воин.
  -Перевожу, - чуть насмешливо откликнулся Нэри, - "И откуда у тебя столько сведений о зельхи"? В которых, кстати, большая часть разумных существ Велира вообще не верит.
  -Искренне надеюсь, что их действительно больше не существует, - тихо вздыхаю. Вот только сильно сомневаюсь, что та золотая тварь, пытавшаяся на меня поохотиться была последней. А жаль, - А древними легендами ты и сам интересуешься.
  -Из них можно узнать много полезного, - саэ чуть пожимает плечами.
  -Верно. В том числе и то, что страна, зиждущаяся на страхе и силе, живет лишь до тех пор, пока её не заметит кто-либо более сильный, - губы против воли изгибаются в грустной усмешке.
  -В Велире нет никого сильнее Торгета, - уверенно откликается саэ.
  -Разве? Но даже если так было... приглядись повнимательнее к новым хозяевам Ассиды,- задумчиво склоняю голову.
  -Новым хозяевам? - в голосе Эдара слышится удивление.
  -Демоны, - с губ Нэрита срывается короткий ответ и в шатре разливается молчание. О чем они думают? Быть может о том, что демонам не составит труда захватить Торгет с его повсеместным контролем. В один миг.
  -Это невозможно. Маги слишком разрозненны и слабы, чтоб бросить вызов ханству, - упрямо возражает саэ.
  -А если демоны вырвутся из власти магов, - голос вампира напряжен. Очень. Да в чем дело! Меняю зрение.... Ттан-хе! Это ведь его "ошейник"! По тонким салатовым нитям, пронзающим ауру Эр-таан, струятся бурные потоки силы. Ттан-хе! Не сдержавшись, одним усилием мысли останавливаю пугающее движение, а из уже измененного горла вырывается рык:
  -Хватит, Эдар-р-р!
  -ЯН! УСПОКОЙСЯ! - в след звучит безразличный шепот вампира, холодом сковывающий сердце. И на эвел шатер наполняет тишина. Разбиваемая шепотом саэ:
  -Словно огонь и лед, - насмешка в голосе воина скрывает страх, - Как вы только умудрились столько времени путешествовать вместе?
  -Неужели следующим вопросом будет: "зачем он мне нужен"? - губы изгибаются в злой усмешке, но в глазах уже нет алой пелены, - Действительно хочешь проверить, хватит ли "мягкого" "ошейника", чтоб остановить меня прежде, чем я сверну тебе шею?
  Вглядываюсь в полутьму шатра, скрывающего саэ. И, лишь спустя безумно долгое мгновенье слышу ответ, с какой-то странно-грустной насмешкой:
  -Ты имеешь право распоряжаться моей смертью, долси Ян. Но не моей жизнью.
  -Играешь в благородство, предатель? - губы Нэрита изгибаются в злой усмешке, - Не верь здесь никому, Ян. Ни мне, ни ему. А одна ты ничего не сможешь сделать. Только бежать. Не волнуйся обо мне: им не нужна моя смерть. Удерживать меня веками они не сумеют. Уходи..., - тихий, едва слышный шепот обрывается, и уже уверенный голос произносит: - Все. Больше твой щит не выдержит.
  Лэ! Да о чем он? Словно... словно я, перекрыв течение Ша-а-рух, дала Нэриту несколько мгновений свободы.... И это и есть те советы, которые я так жаждала получить. Вот только сам их смысл мне совсем не нравится! И о каком щите речь?!
  -Не думай, Ян. Несколько минут, - едва ли не по губам читаю слова Нэрита.
  Не думать? Значит... он говорил Эдару... о ментальном щите? Интересно, но.... Похоже, сейчас время думать на языке Ассиды.
  "Почему? Почему все так получилось? В Ассиде демоны, здесь - внутренняя стража. Неужели во всем Велире не осталось места, где я бы могла быть в безопасности? Нэри теперь попал в плен и, едва ли сумеет выбраться. Где Ачи и что с ним - не известно. А я сама... я... теперь просто вещь... того, кому доверяла".
  Мысли с явным трудом ворочались в голове, эхом чувств разносясь по всему телу... отчаянно-беспомощно стиснутые кулаки, покорно склоненная голова. И отупляющее отвращение к самой себе. Да, искусство игры не для меня. Вообще не понимаю тех, кто меняет лица как маски. Конечно, порой это полезно, но... слишком легко в чужих образах потерять себя.
  -Кажется, я зря сетовал, на противоречие твоих слов и мыслей, - после хои тишины раздается голос Эдара, - При желании для тебя не составит труда обмануть и лучшего повелителя душ. Спасибо.
  Вот как? Значит за нами, действительно, сейчас присматривали.
  -Почему ты считаешь, что это было легко? - устало поднимаю голову, но на ярость уже нет сил.
  -Тебе следует отдохнуть, Ян, - задумчиво произносит Нэрит, - Нам предстоит провести в седле всю ночь.
  
  
  Глава 7. Нормы морали
  Глаза бездумно скользили по покрывающему занавесь узору. Алое и зеленое на золотом... какие то ромбы, углы, треугольники. Спину поддерживают подушки, позволяя расслабиться. Эдар ушел доделывать какие-то свои срочные дела. И сейчас, в одиночестве я могла обдумать... обдумать все, что случилось. Хотя усталость и пыталась затащить меня в объятия сна.... Да и мысли почему-то были странными, тягучими и вялыми.
  Свобода.... Что она такое? Возможность делать то, что желаешь? Но, как часто мы следуем своим желаниям? Чаще, почти всегда, мы вполне добровольно следуем тем или иным законам. Свобода - это возможность выбирать, следуя каким законам, ты будешь жить? Но как часто мы сами выбираем эти законы, а не следуем тому, что было привычно для наших родителей, наших предков? Или свобода - это знание, что ты можешь сам выбрать эти законы? Неужели, все, что нам нужно - знать: да, я могу. Сколь многое зависит от этого знания? Стоит ли обращать внимание на запрет брать оружие, если я все равно не собираюсь сражаться? На запрет выходить из шатра, если мне все равно этого не хочется?
  А стоит ли обращать внимание, если знаешь, сколько ударов плети получишь за непослушание?
  Глупости! Эдар не посмеет бить меня....
  Или... я действительно слишком доверчива?
  Доверие... ценная вещь, которую можно вручить далеко не всякому? Я не должна верить Эдару? Эта засада - предательство? Или - нет? Что он мог сделать? Рассказать, что проход закрыт войсками Торгета? Это было бы действительно предательство - своей страны. "Вручить" меня Нэри и уйти? Чтоб мы уже сами попались бы в ту же ловушку, но зато он мог бы сказать, что сам он здесь не при чем? Глупости: так он хоть в какой-то мере контролировал ситуацию. Да и оставлять меня в компании вампира, которому я абсолютно доверяю....
  А заслуживает ли доверия он? Он может служить зельхи? Он встретил меня в Лиарне, причем появился там практически тогда же, когда я получила тему диссертации. Могли ли Змеи знать, что я отправлюсь туда, отправлюсь к людям? Только если у них есть свои драконы в самой Империи Небесных.... А, если они охотились в наших краях, то, что мешает им быть? Накинул на пойманного дракона "Золотую сеть" и отпускай обратно! Ттан-хе!
  Значит - могли. И по времени вполне совпадает. А дальше? Позаботиться о встрече... да это даже не обязательно: в МАЛИ мы рано или поздно все равно столкнулись бы! Ничего не значащие беседы, причем с позиции старшего, опытного, но не старающегося сохранять дистанцию: прекрасный друг для наивной девчонки! И отличный источник информации для диссертации!
  Возможно, все возможно. А вот захват храмом, начавшийся бунт - случайности. Затем... путешествие... Сьюзи... прощание с Ристом. Стоп! Если Нэри служит зельхи, а на Ристе ошейник Змеев - зачем его прогонять? Демонстрация, на случай если я сама об этом знаю? Но откуда мне было знать, что об этом знает Сьюзи? Да и зачем тогда вообще была нужна её смерть? Или... все наоборот? Сьюзи не имела никакого отношения к бунту, а Нэри лишь понадобился повод избавиться от неё? А Рист - просто подтверждение? Или... слишком сложно.... Ттан-хе.
  Ладно, что если взглянуть с другой стороны? Рист делал все, чтоб приблизить бунт, он был явно на их стороне.... Значит, бунт не мог быть неожиданностью. И, соответственно, помехой для Змеев. Тогда проще было бы не бежать, а сдать меня в руки демонов.... Или у них недостаточно дружественные отношения, чтоб доверять Золотистую?
  Но ранен-то Нэрит по-настоящему! И этот поход - ещё больший риск! Нет, наверное, все же, нет. Или.... Все и так идет по плану? И все это - лишь разыгранная для меня сцена, а на самом деле пленение - и есть завершение похода? Но... почему тогда такой хлипкий ошейник? Чтоб не начала волноваться раньше времени? А зачем порабощать Нэрита? Глупости, если он подчинен зельхи, то этот "жесткий ошейник" вообще не стоит внимания! А теперь нас в спешном порядке опять куда-то везут... уж не в лапы ли к местному Змею? Доверчивую драконессу так легко поймать... на приманку из дружбы.
  Но почему он тогда упоминал зельхи? К чему давать мне повод для сомнения? Или это такая же попытка оправдаться, как представление Эдара полным именем? И этот... фактически приказ - уходить одной. К чему?
  Или все те рассуждения о времени - лишь воздействие ошейника? И желание, чтоб я ничего не предпринимала - это от Эдара? А Нэрит действительно считает, что Змеи - единственные, кто способен снять этот ошейник?
  Глупости! Драконы ещё в войну сумели найти способ сломать все ошейники зельхи, куда уж там человечьим поделкам! Почти все... кроме "Золотой сети".
  Хотя, Нэрит мог этого и не знать. Как же все сложно.... Как сложно. И слишком мало информации.
  Бежать сейчас? Но... если все это лишь мои фантазии? Тогда это будет действительно предательством! А остаться.... Если мои догадки хоть немного справедливы - даже страшно представить, чем это может обернуться для небесных!
  А чем может обернуться? У нас ведь были какие-то артефакты, проверяющие.... Да, точно, ведь это же защита почти каждого дворца: несколько пластин в косяке, реагирующих на магию Змей!
  Но, тогда, получается, их подсылов у нас быть не могло? Или могли? Тэ, как же сложно!
  Но, нет, наверное, все же, это невозможно. Зельхи могли быть разве только в самых глухих местах. И откуда они могли бы узнать... что сумасбродная наследница Ашайн собирается к людям! Так что опасения напрасны.
  Или нет?
  Взгляд устало пробежал по золоту ковра. Да доверие - опасная вещь. Как и недоверие: зацепило и теперь уже никогда не отпустит до конца.
  Что можно сделать? Попытаться узнать, что об этом думает Асиль? А что он может знать.... Хотя, очень даже может! Уж изгнание было гораздо раньше войны с зельхи! И в любом случае, не помешает узнать его мнение.
  Окидываю усталым взглядом пустой шатер: Эдар куда-то ушел, а Ханг так и не появился. Какие-то другие дела? Не важно.
  -"Асиль, когда сможешь появиться незаметно.... Лэ! Даже не знаю, как это все сделать. У меня появилось несколько вопросов, и явная нехватка ответов" - мыслеречь легко соскальзывает вникуда. Интересно, а люди способны уловить нашу мыслеречь, если она не направлена лично на них? Не, я не об этой говорю, а - вообще. Эту-то и драконы не услышат: у Ашайн есть способы хранить свои секреты.
  Под ладонью вдруг оказывается листок тонкой бумаги и знакомый темно-вишневый стержень. Хм, кажется, сильфы решили вопрос общения раньше, чем я.
  "Что с Вами, госпожа? Асиль пообещал присматривать за Вами, если я буду оставаться в убежище, но, мне казалось, что лучше ниэх все время будет рядом с Вами. Могу ли я просить Вас отдать такой приказ? Или, быть может, лучше просто уничтожить всех, дерзнувших посягнуть на Вашу свободу? Асиль говорит, что это не составит для него труда".
  Ттан-хе! И нельзя не признать: если бы я не отправил Асиля проверить Нэри, расклад сил был бы совсем другим. Но... нельзя же и Ачи оставлять в одиночестве! Тэ!
  -"Асиль, ты можешь сам определить, когда твое присутствие рядом со мной необходимо. Но лишь в той мере, чтоб это не повлекло угрозы для Ачи. Постарайся, насколько это возможно, не выдавать себя. Если возникнет угроза обнаружения твоего присутствия...", - растерянно замолкаю. Поставить высший приоритет? Но... это означает смерть того, кто может быть случайным наблюдателем.... Ттан-хе! А небрежность может дорого стоить мне! - "действуй по обстоятельствам. Насколько возможно - без лишних жертв".
  Устало вздохнув, принимаюсь торопливо черкать на листке: "Со мной все нормаль. На Нэрите - жесткий ошейник. Ночью нас вместе с ним собираются отправить на какую-то базу, где ему вылечат рану. Ачи, постарайся получить у Асиля максимум информации по ошейнику Нэрита и перспективных моментах для побега. И ещё... о возможности связи с зельхи.... Вообще о любой связи этой ситуации со Змеями".
  Задумчиво перечитываю получившееся письмо. Слишком откровенно? Не знаю, пусть будет так. Нужно же хоть кому-то доверять?! Да и, даже если какая-либо информация будет ложной, так будет хоть возможность сравнивать.
  -"Вот. Подумайте над этим, ладно?" - растерянно произношу, отпуская листок. Тонкая, просвечивающая бумага словно растворяется в воздухе. Интересно, а как он это делает? Перевоплощает бумагу в нечто такое же бесплотное, как и он сам? Или убирает куда-то вроде пространственного кармана, как и в моей сумке? Интересный вопрос. Вообще-то, магия За перекликается с грифоньей.... Хотя, это ещё ни о чем не говорит: перемещение тех же вампиров гораздо больше похоже на подобие магии Пространства, а если действительно есть какая-то "перекрестная" связь, то почему сильфы на могут быть связаны с магией Изменения-Разрущения... Лэ, как-то сложно звучит! В общем, с магий горгон.
  Ладно, по-видимому, можно подвести итог: с сильфами все в порядке. Да и со мной - тоже. Единственная проблема - ошейник Нэрита. И его возможная связь с зельхи. Или невозможная? И ещё Эдар. Не могу понять: на чьей он стороне? С одной стороны - привел нас в засаду, хотя, пожалуй, он и не мог поступить иначе. С другой - со своими командирами он, явно, далеко не откровенен. Как все это воспринимать? Что от него стоит ждать? Или следовать совету Нэри - не верить никому? А другом его совету тоже последовать? Ттан-хе! Я не могу уйти без него! Но и его освободить... как? Кажется, он рассчитывает, что, избавившись от стрелы, сможет сам разобраться с ошейником. Вот только как? А ведь то, что я остановила течение Ша-а-рух, явно сказалось на Нэри. Быть может, стоит самой попытаться освободить его? Не, если это действительно грозит безумием - то не стоит рисковать. Да он и сам мне не позволит.
  -Сиятельная лои Ян, простите ничтожного раба, дерзающего прервать Ваш отдых, - звучит тихий голос.
  -Хватит! - отвечаю излишне резко, но слушать это нет сил, - Просто скажи в чем дело.
  Отрываю взгляд от пестрого ковра. Рядом опустившись на колени застыл Ханг. Блекнущие солнечные лучи скользят по смуглой коже. И по множеству шрамов. В памяти всплывают слова Нэрита. Неужели это... следы наказаний?! Но... сколько же их! Старых и свежих. Совсем свежих...! Ттан-хе!
  -Возможно, вы поедите перед дальней дорогой? - произносит Ханг, старательно вглядываясь в пол... или, вернее, в ковер.
  Легко вскакиваю, чтоб увидеть... узкие алые полосы, покрывшие худощавую спину. Алые полосы сорванной кожи.
  -Какая тварь...?!! - голос переходит в неразборчивый рык, а глаза уверено скользят по шатру. Где-то на помосте я видела.... Точно! Настой кровянки! Конечно, сделан кое-как, но если смешать с варрагрой и шархой, из которых степняки делают чай.... Ну и конечно, самую кроху магии: про это Элиси мне объяснял. Такое даже не маг может делать, достаточно заключенной в любом живом Эль-шаан.
  -Сиятельная лои... безмерно виноват..., - неразборчивое бормотание Ханга разносилось по шатру. Но лишь одно из его слов остается в памяти: "саэ Варрэш". Эта тварь.... Стоп! Сначала - нужно вылечить спину мальчишки.
  Набрав в ладонь получившееся зелье осторожно втираю в раны. Жаль - воды много. По-хорошему нужно, чтоб мазь была густой как мед. Но лучше так, чем ничего.
  Ханг, в первый миг беспомощно застывший под моими руками, заметно расслабился.
  -Как ты, малыш? Так лучше? - тихо спрашиваю, продолжая втирать зелье. Боль, кажется, должна была уже уйти. А вот совсем заживить раны - быстро не получиться. С мазью проще - нанес и жди, пока впитается. А здесь.... Хотя, это лучше чем ничего.
  -Вы безмерно добры ко мне, сиятельная лои, - взволнованным шепотом откликается мальчишка, словно решившись на что-то, добавляет, - Хозяин будет гневаться. Я принесу воды, лои. Омоете руки. И скажете господину, что негодный раб сам взял целебное зелье. Не губите себя, - в голосе слышится страх и твердость.
  -Это ты себя не губи, - откликаюсь чуть грубо, - Какой смысл тебя лечить, чтоб тут же отдать на растерзание палачам? Нет уж. И не вздумай на себя наговаривать!
  Ттан-хе! Неужели Эдар действительно.... Тэ! Но это же ребенок!
  -Лои, молю Вас. Хозяин милостив. Он никогда тяжко не наказывал меня. Он не прогневается сильно из-за нескольких чаш целебного зелья. Тем более, если Вы скажете, что разрешили мне это. Но..., - Ханг мучительно краснеет и, запинаясь, шепчет, - Я ведь... мужчина, а Вы... лои....
  Тэ! Как же меня достали эти их морали со всеми нормами!
  -Да? Вот как? И что же, интересно, этот разгневанный хозяин сделает? - голос мешается с рыком, - Пожалуй, я даже могу дать совет: объяснит этому "саэ" Варрэш, как он был не прав, терзая ребенка! Если не хочет проснуться от удара ножом в сердце!
  -Лои..., - в голосе мальчишки звучат слезы, - Лои... в не должны так говорить! Я... я ведь обязан буду рассказать хозяину. Лои, прошу Вас.
  Устало вздохнув, успокаиваюсь:
  -Не волнуйся малыш. Я сама скажу ему все, что нужно.
  ***
  Выйдя из шатра, воин с сомнением оглянулся назад. Оставлять целительницу одну - опасно. Она может и сама наделать глупостей. И просто привлечь ненужное внимание. Да что угодно! Но, все же, прежде чем уезжать, нужно ещё кое-что успеть. Например, отправить одного бездельника-раба за Хангом, чтоб тот потрудился накормить Ян. Ну и попрощаться со своим последним направляющим. Несколько хои пути сквозь шумный лагерь, и саэ оказался перед шатром своего собрата - повелителя душ и младшего командира золотой сотни.
  -Хао, Иситер, - произнес он, заходя в шатер - обычный, походный, почти такой же, как и у него самого.
  -Хао, Эдаран. Проходи к огню, - откликнулся, поднимаясь, хозяин - не молодой уже, смуглый, темноволосый и темноглазый мужчина. Аль-Торгет с редким для степняка даром Ша, - Угощайся, - небрежный взмах рукой в сторону котла с травяным чаем, - И прими мои поздравления, - радушная улыбка закончила приветствие.
  -Благодарю, Иситер. В другой раз, - улыбнулся в ответ саэ, ни чуть не доверяя наигранной радости... и прекрасно "слышащий" затаившуюся в глубине мыслей собеседника зависть. Но, все же, садясь возле очага.
  -Так что же привело тебя ко мне, Эдаран? - дружелюбно спросил аль.
  -Связь, Иситер. Хочу знать, осталось ли что-то у тебя? - саэ протянул ладони к огню и довольно улыбнулся. В ответе на этот вопрос он не сомневался... но услышать его было необходимо. Хотя бы затем, чтоб в его разуме хранились воспоминания, а не догадки. И, если бы пришла нужда - смог оправдаться перед командирами ложью собрата, а не виниться в небрежность.
  -Увы, твои амулеты уничтожила лавина, - степняк виновато развел руками, - И те, что остались у меня - уже никуда не годятся. Иначе бы мы сами подобрали тебя: и этина бы не прошло с обвала, - аль грустно вздохнул, словно сочувствуя неудаче товарища, - Саэ Лаэран решил, что восстанавливать связь здесь - нет смысла. Этим займутся твои новые начальники, - аль хитро улыбнулся, - Ты же не собираешься пропасть за пару дней, что понадобятся на путь до Тарсарена?
  Эдар с трудом сдержал грустную усмешку. Уж в том, что хоть одна "нить" у Иситера осталась он не сомневался. Как и в том, что Лаэран "проводит" его до Тарсарена: свободный в Торгете только хан, у остальных лишь меняется количество хозяев. Неожиданным для саэ оказалось другое:
  -Пара дней, Иситер? - удивленно переспросил Эдар.
  -Не знаешь? - степняк вскинул густые темные брови, - Саэ Лаэран приказал готовить шалшей: ситуация на сатри тяжела, а твоя добыча будет славной подмогой.
  В глубине черных глаз вновь мелькнула зависть. И даже тень мысли "Эр-таан должен был стать моим, а ты - сгинуть под лавиной" достигла разума саэ. Впрочем, проявлять недовольства несдержанностью аль он не стал: такие замечания можно делать другу... или тому, чьим другом желаешь выглядеть. Но не врагу, пусть и называемому собратом и товарищем. А аль никогда не сможет равняться с саэ, как бы ни желал этого.
  -Чем быстрее я смогу принять новую службу - тем лучше, - с улыбкой отозвался Эдар.
  -Да, - степняк задумчиво кивнул, - Жаль: ты уходишь от нас, и Сиаран так глупо погиб.... Говорят, замену вам уже выслали, но тяжело будет, пока они не появятся: лишь трое младших командиров осталось.
  -Да, - с усмешкой откликнулся саэ, - Один следит за перевалом, один - направляющий и один - присматривает за лагерем. Тяжело вам будет - не отдохнуть. Но саэ Лаэран наверняка поможет.
  -Думаешь, он станет присматривать за лагерем? - предположил степняк, пряча в глубине глаз хищные искры.
  -Вполне возможно, - беспечно откликнулся саэ. Он давно умел подчинять свои мысли, и рассуждений о том, что Иситер наверняка попытаться воспользоваться ситуацией, чтоб избавиться от командира не возникало в его голове. Как и о том, что связи, чтоб найти погребенного лавиной телепата, у аль было достаточно, но слишком уж хотел степняк избавиться от удачливого "собрата", и позволил себе не "услышать". Как и о множестве других интриг своего собеседника. Как и о множестве интриг любого повелителя душ.
  Но, все же насмешка: "свернешь себе ты шею, наглый степняк", мелькнула на дне его разума. Почему? Быть может, он просто не любил исконных хозяев степей, привыкнув считать их годными лишь для простейшей работы? Или понимал, что саэ Лаэран - не беспомощный старик и ему вполне по силам было справиться и со всей пятеркой младших командиров, а не только с одним аль-Торгет?
  Впрочем, беседу прервали взволнованные мысли: "Варрэш!", "Мертв?", "Как?".
  -Сегодня я дежурю по лагерю, - с виноватой улыбкой произнес аль.
  -Конечно, Иситер, - тут же понимающе откликнулся саэ, - Пусть следующая наша встреча будет мирной, - и, опережая степняка, покинул шатер.
  -Пусть будет, - шепнул ему вслед Иситер, и черные глаза засверкали злостью и завистью.
  
  Глава 8. Мировоззрение саэ.
  Саэ беспечно шел по лагерю, так что в его походке не чувствовалось ни торопливости, ни тревоги. Той, что сжимала его сердце. Лишь взгляд, скользнувший по готовым к отъезду шалшам, на миг наполнился радостью. Младший командир был доволен новым назначением? Или его привлекала возможностью не тратить на дорогу лишнее время? А, быть может, просто вспомнилась смешная история, кто знает?
  Застыв на миг перед входом в шатер, воин решительно откинул плотную занавесь и скользнул в освещенное заходящим солнцем нутро. В центре шатра лои, склонившись над стоящим на коленях рабом, осторожно растирала его спину. Около её ног стояла какая-то миска, а чуть в стороне - кувшин с настойкой кровянки.... Или уже из-под настойки? Не важно. Главное - она здесь, и, похоже, не уходила. А, значит, что бы ни случилось с Варрэшем, его спасительница здесь ни при чем. Впрочем, привычка не позволила ему и мыслю выказать облегчение.
  -А вот и он, - раздался привычно-насмешливый голос девушки. И лишь в самой его глубине угадывались гневные нотки. Заставившие саэ подавить вспыхнувшее было раздражение: с вольностью нрава целительницы он уже успел смириться. Да и былая работа во внешней страже приучила легче смотреть на многие вещи. И с безразличным лицом делать даже самые неприятные из них.
  Ведь ярость целительницы будет ещё более неприятна.
  ***
  -А вот и он, - произнесла я, отрываясь от искалеченной спины ребенка, чтоб набрать ещё зелья. У входа застыл Эдар, серые глаза блестели тенью тревоги. Которая, впрочем, быстро уходила, - Что-то случилось? - безразлично уточняю, продолжая втирать зелье в раны.
  Воин устало вздохнул и, решительно подойдя к нам, отстранил меня:
  -Не надо, Ян, - голос звучал почти просительно. И, прежде чем я успела что-то сказать, сам набрал в ладони зелье, - Ничего особенного.
  Чуть сомневаясь, Эдар склонился над мальчишкой и стал неловко втирать зелье. Лэ! Кажется, ему это не слишком приятно. Да и сам Ханг едва ли не в ужасе застыл. Но, значит, наблюдать за мной "бесстыдно" прикасающейся к "мужчине" ему ещё неприятнее!
  -Кажется убийство, - продолжил воин, чуть приноровившись и с заметным недоверием смотрящий на заживающие раны, - Саэ Варрэш.
  Имя разбивает, вернувшееся было, спокойствие:
  -Туда и дорога этой твар-ри! - горло вновь отказывается использовать человеческие звуки. Ттан-хе! Нужно успокоиться,...но это чудовище... оно и впрямь достойно моей ярости!
  -Вот как? Значит, я рано обрадовался, что ты никуда отсюда не выходила? - голос воина наполнился грустью, - Но, раз так, то нам нельзя и на миг задерживаться здесь.
  Эдар пытается отстраниться от Ханга, но, натыкаясь на мой злой взгляд, набирает новую порцию зелья... и продолжает увещевание:
  -Ян..., я могу понять твое негодование. И, честно говоря, судьба этого саэ меня мало волнует: я с ним не пересекался в жизни, а слава о нем шла дурная. Но, поверь, обвинение в убийстве - это последнее, что тебе... нам сейчас нужно.
  Мягкий тон воина помогает немного успокоиться, но язвительный ответ все же срывается с языка:
  -Если уж о нем шла дурная слава, то и желающих убить его было достаточно! При чем здесь я? - и, чуть смягчившись, заканчиваю, - Лично я собиралась отложить это дело окончательного исцеления Ханга.
  -Долси Ян, - в голосе Эдара слышится растерянности и насмешка, - Я польщен твоей откровенностью. Но, все же, нам не стоит задерживаться в лагере. Это зелье, мне кажется, достаточно сильное, чтоб раб без труда добрался с нами до стоянки. И лучше уехать сейчас, не тратя впустую время, которого будет с избытком в следующий день.
  Хотя голос воина и оставался спокойным, но в нем чувствовалась какая-то напряженность. Все настолько серьезно? Или обвинение его... лои ударит и по самому Эдару? Или он действительно искренне заботится обо мне... так как понимает это необходимым?
  -Тэ! - губы зло изгибаются, - Хорошо! За ночь я хоть сумею нормальных трав набрать, а не этот "пустой" настой использовать.
  -Ты очень добра ко мне, долси Ян, - Эдар с видимым облегчением отстранился от мальчишки, - Раб, иди к старшему, пусть даст тебе одежду для похода. Через хои ты должен быть у коновязи
  -Да, хозяин, - мальчишка опрометью выбежал из шатра. А Эдар торопливо подошел к помосту и закинул на плечо невзрачную серую сумку... или, скорее, мешок? Взгляд саэ обежал шатер, но накрытый стол заставил его остановиться.
  -Тебе стоит хотя бы немного поесть перед дорогой, - мягко произносит воин. Он что, меня теперь будет упрашивать поесть? Тэ! А кто меня сейчас убеждал в необходимости быстрее покинуть лагерь?!
  -Так мы уже никуда не торопимся? - насмешливо вскидываю бровь, и уже серьезно продолжаю, - Я без труда могу дня три обойтись без еды. Да и яд в крови не способствует аппетиту.
  -Хорошо, - с ноткой сомнения откликается саэ, виновато склонив голову, и решительно направляется к выходу - Тогда идем.
  -Больше ничего брать не будешь? - растеряно уточняю, следуя за воином.
  -Свои вещи я уже взял, - Эдар пожимает плечами и с ноткой просьбы добавляет, - Я объясню позже.
  А что объяснять? По-видимому, все эти шатры с "мебелью" - имущество самой сотни. Склонив голову, следом за Эдаром выхожу на улицу. Впрочем, желание осмотреться быстро заставляет забыть о показной покорности.
  Диск солнца уже скрылся за хребтом, алое сияние последних лучей выкрашивает сухую белесую траву багрянцем. Но, не смотря на приближение вечера, суета в лагере не затихает. Перешептываются рабы у мерцающих неподалеку костров, готовят ужин, кричат животные в загонах. Изредка на глаза попадаются воины в бежевых халатах.
  Тело наполняет странная тяжесть.... Что это? Растерянно наклоняю голову, и... все проходит. Тэ! Хотя, Эдар ведь просил меня ходить со склоненной головой. О чем я благополучно забыла. Вот только "напоминать" таким образом.... Тэ! Мог бы мыслеречью попросить.... Или у них и за этим следят?
  Против ожидания, идем мы не к примеченной днем коновязи: поплутав меж загонов, останавливаемся возле... пятерки шалшей. Хм, похоже, Торгетцы решили пользоваться опытом юань-ти не только в магии.
  Окидываю осторожным взглядом скакунов, похожих на смесь ящера с лошадью.... Или на маленьких бескрылых драконов. Все одинакового, скучного серо-зеленого цвета.
  -"Эти животные вполне безобидны, Ян. Садись", - разума касается осторожная мысль телепата. О! По-видимому, он все же иногда намерен со мной разговаривать, а не приказывать.
  Рядом появляется закутанный в черный плащ Нэрит. И непривычно-неловко поднимается в седло. Что это? Игра? Или... слишком плотный контроль? Ттан-хе! Но говорить что-либо по этому поводу здесь и сейчас - глупо.
  Растерянно передернув плечами, легко вскакиваю на шалша, ничем не отличающегося от своих собратьев. Осторожно коснувшись управляющей пластины, вживленной в спину ящера, шепчу:
  -"Здравствуй", - впрочем, не ожидая ответа. Шалш и впрямь игнорирует приветствие, но, все же, слабым эхом до меня доносится его удивление. Что ж, может быть его и удастся разговорить. Но... все же это не Рохш.
  Воспоминания о скакуне болью кольнули сердце, заставляя закусить губу. Лэ! Только расплакаться мне сейчас не хватало!
  В следующий миг появился и Ханг, закутанный в неопределенно-серый много раз латаный халат и, подчиняясь не слышному приказу, стал забираться на последнего свободного шалша: пятый был загружен тюками. Эдар, уже сидящий верхом, бросал на мальчишку нетерпеливые взгляды, заставляя его испуганно втягивать голову в плечи. Да зачем он пугает мальчишку?!
  Впрочем, Ханг достаточно быстро забрался на ящера, но, прежде чем мы успели уехать, в поле зрения появился ещё один человек. Его одежда в точности повторяла ту, что была на Эдаре. Ещё один младший командир? Смуглый, черноглазый и черноволосый, с широким лицом и заметно узкими глазами.
  -Уже уезжаешь, Эдаран? - ядовитой патокой зазвучал голос урожденного торгетца. Лэ! И как Эдар его терпит?
  -Увы, Иситер, - ласково, словно говоря с лучшим другом, откликнулся саэ, - Мне следует торопится.
  -Что ж, тогда теплых ночей и легкой дороги, - с улыбкой произнес Иситер, - А саэ Варрэш и впрямь мертв: ядовитые змеи завелись не только у теплого озера.
  Что? Змея? Растерянно вскидываю ладонь... пытаюсь вскинуть, но по телу разносится странно-неприятная волна, останавливая движение. Лэ! Не думала, что буду благодарна этому "ошейнику": искать сейчас Лилю - и впрямь не лучшая идея. Но... неужели... это она?! Но... как? Ттан-хе! Она что, теперь будет убивать всех, кто мне досадит?
  Нет, о смерти этого саэ я ничуть не жалею.... Но.... Ттан-хе....
  -...легких дежурств, - как сквозь вату доносится голос Эдара, и шалши срываются с места.
  ***
  Саэ торопил шалшей, стремясь быстрее покинуть последние границы лагеря. Те самые, что отмечены едва заметными постами. Вырваться туда, где сможет хоть на несколько мигов, в самой глубине души, стать собой. Если подобное было бы нужно ему раньше, он уже давно бы обезумел. Но прежде ничто в его душе не противоречило обычаям Торгета. Никогда прежде не нужно ему было думать, выбирать, принимать решение, о котором никто не должен даже догадаться.
  О, разумеется, как и всякий повелитель душ, он привык притворяться, искать свою выгоду.... Как и всякий. И, если бы ему пришло в голову, скрывать эти привычные интриги слишком глубоко, тогда бы он и впрямь привлек внимание. А те, кто умеет скрывать то, что творится в глубинах души.... Проклятый Эр-таан прав! И он вовсе не хотел бы получить "золотой" ошейник. Пусть и со множеством положенных к нему привилегий. И едва ли хоть один из повелителей душ желал бы иного.
  Не смотря на излишнюю вольность нравов Ян, он все же был рад, что спасла его девушка. Теперь все его странности командование спишет на влюбленность. Но.... Черные глубины Бездны! Почему?! Почему командир отказался признать его долг жизни?! Что бы от этого изменилось?! Старый лис никогда не стремился в пустую унизить подчиненных, за что и пользовался неизменной благодарностью. Но... почему сейчас? Конечно, он не безумный Рух, повелители душ привыкли жить разумом, но.... Разве можно отринуть долг жизни? Отвернуться от него, словно от пустяка?
  Ярость вспыхнула в глубинах разума и тут же истаяла. Остался лишь вопрос: "почему саэ Лаэран не сказал, что он вправе сам решать судьбу своей спасительницы"? Чем бы это ему помешало? То, что он отдал....
  Ярость вновь полыхнула, и погасла скованная волей. "То, что он сделал, ясно показывает его безразличие к судьбе целительницы. Но в чем тогда дело? В самом факте признания за ней статуса спасшей? Но чем.... Лэ! Неужели он собирается убедить старших, что все прошло в соответствии с планом? И что я вовсе не был на грани смерти? Неужели.... Бездна! Да он даже отказался признать за ней право свободной! Почему?! Что может свободная сделать такого, что не под силу лои?
  Уйти?... Неужели старый лис просто боялся... боится, что Ян останется рядом с ним? Безумие? Или... нет? Я ведь тоже боюсь. И даже порой начинаю сожалеть, о том, что выжил: слишком много проблем. Хотя бы это... исцеление раба. Никогда не мог понять целителей, которым безразлично кого лечить! А теперь его ещё и пришлось взять с собой. Ну почему Варрэш не забил его до смерти! Насколько бы проще все было! А теперь..., теперь у меня даже нет с собой пищи для ведомого. Конечно, тащить мальчишку вместо завтрашней трапезы вампира - глупость. Но задерживаться в лагере - глупость ещё большая. Достаточно лишь сравнить две смерти.... Впрочем, саэ Лаэран, наверняка, и так все знает. Но я больше не в его подчинении.
  Я теперь в черной сотне. Детские грезы и юношеские страхи! Ну почему, почему на этом перевале не мог объявиться обычный вампир?! Что мне делать с этим древнейшим?! Да сгинуть под лавиной и то было бы лучше, чем умереть от когтей этой твари. Бездна! Я же фактически уже мертв. Этот Эр-таан даже не пытается скрывать своей уверенности в скором освобождении. Ну почему, почему саэ Лаэран не мог сделать этот "подарок"... да хоть тому же Иситеру?! Почему.... Это может означать лишь одно: избавиться ему было нужно от меня. А предсказуемого степняка оставить рядом..., пока сам не свернет себе шею. А что дальше? Кто займет его место.... Да и моё, и Сиарана? Кого хочет видеть рядом с собой старый лис?
  Впрочем, меня это уже не касается. О "благодарности" саэ Лаэрану можно будет подумать и позже. Сперва, нужно разобраться со своими проблемами. Первая - вампир, а вторая - целительница. Что делать с ней? И дальше разыгрывать безумную страсть к лои? Лэ! Если бы я и впрямь был влюблен, лои быстро бы стала женой. Но Ян на это не согласится.... Так что делать? Что? Почему судьба кинула меня в логово скорпиона и змеи?
  Упасть перед Ян на колени, вымолить защиту от вампира, снять ошейники и бежать с ними?".
  Над степью разнесся горький смех саэ, тонущий в отчаянной мысли: "Быть может, это единственный способ выжить".
  Разум худенького юноши-раба тоже терзали страхи и сомнения. Впрочем, какие могут быть сомнения в своей судьбе у раба, сопровождающего Эр-таан? Скорее, были отчаянные, невозможные надежды. Что эта странная лои заступится за него. Хотя нет, в том что, лои Ян заступится - он не сомневался. Но в том, что её будут слушать.... В это теперь и впрямь появились сомнения. Раз, вместо того, что отправить обоих к палачу... хозяин сам стал лечить его.... О таких чудесах не рассказывали даже в сказках. Но, как оказалось, они случаются в жизни.
  А вот разум Эр-таан был пуст: вампир не желал рисковать, позволяя хоть тени своих решений потревожить плетение "ошейника". В освобождении он не сомневался. Как и в том, что Ян не бросит его. Но вот отправляться для этого в Тарсарен в компании саэ - было излишеством, граничащим с глупостью. И, право же, единственной надеждой теперь оказалась благодарность, которую столь щедро демонстрировал предатель. Не ясно лишь чего он пытался добиться этим обманом.
  -Ян! - злой вскрик саэ разбил спокойствие каравана.
  ***
  Неужели... это действительно Лиля. Но она ведь совсем маленькая! И... как она могла узнать, кто этот саэ Варрэш? Глупости! Разве мало в степях змей! Ага, и саэ не заметил какой-нибудь местной гадюки. И именно тот саэ, чьей смерти я желала! Бред! Но ведь и Лиля... как она могла? Ладонь вновь привычно коснулась чешуйчатой спинки, затерявшейся в волосах.
  Тихий смех вырвал мысли из привычного круга вопросов без ответов. Вокруг расстилалась бескрайняя степь, залитая бледным сиянием звезд. Над самым горизонтом можно было разглядеть луну - темно-серое пятно на темно-синем небе. Последняя ночь месяца. Новолуние. В ушах свистел ветер. Если очень постараться, можно представить, будто ты летишь. Лэ! Как же я соскучилась по небу!
  Над землей стелятся едва различимые стебли трав, то вздымающиеся неопрятным частоколом, то переливающиеся легкими, серебристыми от лунного сияния, волнами. А меж ними - темные острова низкой травы. Или, быть может, и вовсе земля, покрытая трещинами от засухи: скорость и ночь не дают разобрать, что перед тобой. Вон, чуть в стороне, и вовсе словно пятна крови, почерневшей от ночной темноты.
  -Ян! - в спину ударил крик Эдара. Спасибо, хоть без дублирования через ошейник.
  -Что? - безразлично откликаюсь, спрыгивая на землю возле зарослей якро-алых цветов с узкими коричневыми листьями-иголками. Впрочем, в серебристой тьме ночи - просто черных. Кровянка. Да и других полезных трав здесь хватает, - Разве мы куда-то торопимся? - интересуюсь, склоняясь над приглянувшимся мне цветком. Чувствую, как в спину впивается очень недовольный взгляд саэ. Но отвечает мне, как ни странно, Нэрит:
  -Самую малость Ян, - насмешливо шепчет Эр, - Лишь настолько, чтоб начальство твоего Эдара отдало ему шалшей, предназначенных только для курьеров.
  -Вообще-то я спрашивала о нас, а не о начальстве, - фыркаю, собирая травы. Лэ! Ну почему у меня нет сумки! Их что теперь в руках тащить? - А что эти таинственные командиры так жаждут от нас избавиться и без шалшей очевидно: с чего иначе им нас в первый же день дальше спроваживать.
  -Уверена, что сегодня первый день? - удивленно спрашивает саэ, - Почему?
  -По ощущениям при пробуждении,- задумчиво гляжу на соседний кустик аргорзы, невысокий с сине-зелеными узкими листьями и мелкими белыми цветами: взять или и так хватит? - Если бы было больше одной дозы сонного зелья - чувствовала бы себя хуже. А одна не могла усыпить меня более, чем на сутки.
  В глазах Нэрита мелькнуло любопытство. Похоже, вампир и впрямь не был уверен, сколько времени мы провели в лагере. А Эдар едва слышно прошептал, словно самому себе:
  -И саэ Лаэран ещё пытался меня уверить, что она способна лечить только с эльфийской аптечкой.
  Я лишь тихо фыркнула, и забралась на шалша: больше трав набирать - смысла нет. Они здесь почти на каждом шагу, а заготовить немного зелий - и этого хватит. Да и, если что, всегда можно попросить у Асиля мою сумку. А пока что....
  -Эдар, мне Лилю надо кормить, - тихо вздыхаю, глядя на Эдара. В глазах саэ вспыхивает раздражение, впрочем, быстро тающее, когда его взгляд падает на Ханга.
  -Он - ребенок! - упрямо и зло стискиваю губы. И получаю в ответ усталое:
  -Конечно, долси Ян.
  Кинжал осторожно прокалывает кожу, и змейка приникает к ране. Вот только голодной при этом не выглядит. Лэ! Она....
  -Ян, - звучит задумчивый голос Нэри, - Мне кажется, твоя питомица уже способна сама заботиться о пропитании.
  Кидаю на вампира злой взгляд..., но... не вижу и тени насмешки.
  -Ян, - вновь звучит задумчивый шепот Эр, -То, что называют "камнями-обманками" - не редкость. И выращивать из них преданных чудовищ пытались многие. Но особого проку не выходило: змейка почти не растет, а ядовитыми они бывают не часто. Их легко натравить на врага, и почти не возможно остановить. А ведь враг не редко нужен живым. В общем, проблем больше, чем пользы.
  -И что? - кидаю на вампира злой взгляд.
  -Ничего. Материнский инстинкт - страшная вещь, - Эр качает головой, опуская уточнение "драконий", - Просто... будь осторожней. Причинить вред можно и не желая того.
  Слова разгоняют сомнения. Лэ! Я ведь и впрямь почти ничего не знаю о своей питомице. Склоняю голову, и натыкаюсь на странно-внимательный взгляд. В золотистых омутах сияет беспредельная преданность и покорность. Доверие. Доверие дитя к родителю. Разве можно предать это? Кем бы она ни была!
  -Не поступай так больше, - срываются с губ уверенные слова, - Не убивай, не надо. Хотя та тварь и заслужила свою судьбу.
  Последние слова разгоняют отчаянье, наполнившее глаза змейки. Хоть и не до конца.
  Тэ! Ладно, наесться-то она наелась. Но вот магической подпитки ей было взять неоткуда. И зачем малышке такая прорва энергии?
  
  Глава 9. Зельеварение.
  Восток уже начал светлеть, когда Эдар объявил стоянку. Ханг тут же торопливо слетел с шалша и принялся разбивать шатер, путешествовавший в одном из вьюков. Грубая темная ткань из бесформенной кипы с помощью нескольких столбов и веревок бысторо превращалась в привычную прямоугольную палатку.
  Саэ тоже спешился и неторопливо подошел к сложенному из грубых белых булыжников кругу, закрывающему от суховеев окно родника. Вокруг поднимались тонкие в полтора человеческих роста деревья, с желтоватой, жесткой листвой. Кажется, степной оргх: из его листьев готовят отвар для желудка.... Лэ! Да какая разница!
  Несколько деревьев возвышались вокруг родника, а дальше во все стороны, до самого горизонта - море белой, сухой травы. Хотя... на удивление низкой. Лишь в нескольких полетах стрелы она поднималась. Должно быть, этой стоянкой пользовались довольно часто.... Но, все же не на столько, чтоб совсем вытоптать траву.
  Нэри продолжал сидеть верхом, безразлично глядя в никуда. Словно оставленная ребенком кукла.... А Эдар окунул в воду маленький белый камень, осмотрел его и довольно кивнул. Что это? Любопытство заставляет сменить зрение. Амулет. Вот только расшифровать заклятие мне не под силу. Ну да и так ясно. Обычная проверка воды: мало ли что могло случиться с родником.
  Растерянно оглядываюсь, не находя себе дела. Попроситься в помощницы Хангу? Да он и так от меня шарахается. Вот когда он закончит - нужно будет долечить ему спину. Точно! Пока есть время, нужно приготовить мазь. Конечно, едва ли во вьюках найдется ступка, но размять травы можно и камнями, благо их кругом хватает, а смешать - в любой миске. Качество будет не слишком хорошим, но, все равно мазь будет лучше, чем вчерашняя.
  Привлеченный моей возней, рядом оказывается Эдар, но даже не думаю оглядываться. В конце концов, я эту мазь впервые готовлю, не хватало только что-нибудь спутать!
  -Чай готов, хозяин, - раздается поблизости взволнованный голос мальчишки. Хм, судя по запаху, жаркому тоже ещё не долго осталось: соблазнительный аромат охватывает стоянку.
  -Ханг, иди сюда, - окликаю мальчишку, приготовив, наконец, мазь. Тот растеряно смотрит на меня, - Нужно долечить твою спину, - мягко улыбаюсь. Тэ! Эдар ведь опять не позволит мне самой нанести мазь! Но против ожидания, рядом оказывается на саэ, а Нэри.
  Вскидываю голову и натыкаюсь на смеющиеся темно-карие глаза. О, кажется, наши отношения с Эдаром его забавляют. Даже не смотря на ошейник.
  -И? - прижимаю к себе миску с желто-зеленой кашицей, не глядя на осторожно снимающего халат Ханга. Не хватало только, чтоб Эр её и впрямь коснулся! Конечно, зелья с шаан получаются более сильными, но... и более неустойчивыми. А если в мази Эль-шаан смешается с Эр-шаан... или даже с Эр-а-рух....
  -Кажется, изображать лекаря сегодня придется мне, - насмешливо откликается Эр. В отличие от саэ его эта необходимость не смущает.
  -Нет, - отвечаю спокойно, с чуть грустной улыбкой, - Я, конечно, поделюсь мазью, но только если ты решил отравить кого-нибудь.
  Эр удивленно вскидывает брови, а Эдар мгновенно склоняется над мазью, растеряно касаясь зеленой кашицы. Переводит удивленный взгляд на меня, и над степью разносится тихий шепот:
  -Эль-аштор. Эликсир жизни. Его могут создавать лишь эльфы. И ценится он дороже бриллиантов. Ты действительно хочешь потратить это на раба?
  -Это всего лишь несколько степных трав, - зло фыркаю в ответ. Лэ! Ну чего он такого удивительного в этом настое нашел! - Я всегда могу приготовить ещё.
  Решительно поднимаюсь и, скользнув меж мужчин, склоняюсь над Хангом. Следы от... кнута? Или чего-то другого? Не важно.... Раны почти затянулись, не смотря на ночную скачку. Ну и хорошо. Новая мазь от них и вовсе следа не оставит. Решительно втираю кашицу в кожу, и шрамы сходят с худой спинки мальчишка, словно полосы грязи. Бедный ребенок. Но... неужели все остальные - тоже следы наказаний? Ттан-хэ! Разве имеют право жить те, кто так поступает с детьми? Боль, унижение, голод - разве таким должно быть детство?! Ттан-хе!
  Эдар пытается отстранить меня от мальчишки, но Нэрит останавливает его: изящная, белая до синевы ладонь ложится на бежевую ткань халата.
  -Оставь, - звучит грустный голос, - Это всего лишь ребенок.
  -Будь он старше, что-нибудь изменилось бы? - Эдар в раздражении дергает плечом, скидывая руку вампира.
  -Да, - Нэрит грустно улыбнулся, - Варрэш был бы жив. Ян убьет ради ребенка не задумываясь. А за взрослыми она признает права на свои ошибки. За которые они сами и должны отвечать. Рух, - последнее слово звучит, как приговор. Впрочем, в какой-то мере так оно и есть. Но не для меня.
  -Вот и все, - на шаг отступаю от мальчишки и ловлю благодарный взгляд: серебристо-синие глаза пылают словно звезды. А на губах застыла робкая улыбка, - Не больно?
  -Нет, лои Ян, - Ханг чуть качает головой и спешно опускает глаза.
  -Значит обед для людей готов, - задумчиво произносит Эдар, должно быть, смирившись с тем, что его неправильная лои будет все делать по-своему, - А вот что делать с нелюдем?
  Ханг все так же смирно стоит, склонив голову, но, кажется, каждая его мышца напряжена до предела от объявшего ребенка ужаса. А Эдар, как ни странно, заметно смущен. Почему? Лэ! Ну действительно зачем в этом спешном походе нужен раб! Воин и сам способен о себе позаботиться. А, значит, раб нужен лишь... в качестве пищи. Тэ! Но нельзя ведь было оставлять Ханга в лагере!
  Кидаю взгляд на Нэри и выразительно приподнимаю бровь. Эр едва заметно кивает. Тэ! Ему действительно нужна кровь. Впрочем, в дороге меня это не смущало. Шагаю на встречу вампиру, и... почти не успеваю заметить, как он оказывается рядом. Запястье откликается резкой болью. Привычно и... странно. Не могу определить, но чувствую в вампире что-то неправильное. Лишь через эвел понимаю, что Эдар вновь полностью контролирует вампира. Зачем? Глупо.
  Хои спусти, Нэри отпускает мою руку, и я замечаю сочувственный взгляд Ханга и... странно-пустой - Эдара. Тэ! Да в чем дело?! Словно не несколько глотков крови, а....
  -Ттан-хе! - не сдержавшись, почти кричу, - Да теперь-то что не так? Или это у вас тоже считается недопустимо развратным поведением?
  -Нет, - неожиданно спокойно произносит Эдар. Серые глаза сверкают сталью, - Просто смертельным.
  Что за бред? От потери нескольких глотков крови ещё никто не умирал! Растерянно перевожу взгляд на Нэри. Что это, вся тьма Бездны, значит?! И что-то в глубине его глаз подсказывает: это всего лишь сказки, которым верят саэ. А как все на самом деле, он мне рассказывал: всего лишь источник силы для регенерации.... И вкусная пища. Ттан-хе! Но и Эдар так говорит не без оснований. А значит... значит в Торгете вампиры действительно.... Или это всего лишь слухи для устрашения? Вновь смотрю на Эдара, но ничего не могу прочитать на его лице. Ттан-хе! Как же они мне надоели!
  -Пойду, прогуляюсь, - впихнув в руки саэ миску с мазью, направляюсь прочь от шатра. Не смотря на суточную голодовку, есть уже не хочется. А вот побыть одной.... И, если получится, увидеть Асиля....
  ***
  Первые рассветные лучи стрелами бились о твердую чешую двух драконов рассекающих утреннее небо Велира. Под мощными крыльями пронесся Оконечный Хребет, а впереди уже виднелось русло Кийры. Несколько секунд, и драконы начали снижаться. Показывала путь изящная серебристо-бежевая с зелеными искрами драконесса, торопливо взмахивающая тонкими крыльям. Её более массивный спутник мог похвастаться темно-синей чешуей, покрытой едва заметным зеленым узором. Медленные движения были экономными и усталыми: кажется он уже жалел, что решил составить драконессе компанию. Но, все же мощные плавные взмахи крыльев направляли его вслед за спутницей.
  Внизу шумел эльфийский лес, а по другую сторону реки уже тянулась каменистая пустыня, с редкими светло-зелеными пятнами. Кто знает, быть может в легендах, о том, что Эль-таан вытянули для своего леса всю Жизнь из правого берега, была и толика правды. А почему иначе могли так сильно различаться земли, разделенные лишь узкой полоской воды?
  Среди зеленого моря, коричневым грибом возвышалась дерево без листьев - площадка для пегасов... и прочей летающей живности. Маленькая - всего десяток шагов в поперечнике - и неровная, затянутая грубой корой, лишь слегка отполированной множеством ног и копыт. С одного края поднималась странная арка, увитая цветами. Росло ли такое дерево в эльфийских лесах всегда, или же Эль-таан сами создали его? Увы, этого уже никто не помнил.... Не знали даже, сажал ли кто-то здесь этот эркорт или же семя занесло случайным ветром, а местные жители лишь благосклонно приняли подарок судьбы.
  Драконы уверенно направились к эркорту, в последние секунды перед приземлением меняя облик. На жесткую темную кору ступили уже изящные девичьи ножки, затянутые в грубые военные сапоги... и ещё одни такие же сапоги - вполне естественно смотрящиеся на мужских ногах. Вообще одежда этой пары была похожа, как цветами - все оттенки темно-красного, так и формой - привычных для драконов боевых костюмов. Даже оружие на их поясах было одинаковым: сабля и парный к ней кинжал для левой руки. И уже это странно смотрелось для юноши: слишком легкое, женское. Ему бы больше подошел длинный меч..., а то и секира. Благо, ширина плеч не позволяла усомниться в силе воина. Но, должно быть, он предпочитал скорость мощи. Или просто решил поддразнить подругу, прекрасно владея и длинным мечом, и легкой саблей?
  Главным отличием их одежды была косынка, прочно стягивающая белые пряди девушки, тогда как иссиня-черный ежик волос юноши был открыт солнцу и всем ветрам. Синие глаза уверенно впились в усыпанную серебристо-белыми цветами арку, а сине-зеленые предпочли следить за спутницей. Впрочем, та быстро скрылась в темном провале, заставив и юношу со вздохом отправиться следом.
  Вниз, спиралью уходил пандус, заключенный в неровную трубку стен - словно пора в гигантском грибе. В темноте удавалось разглядеть лишь редкие перемычки, через которые приходилось переступать. А, спустя пару минут друзья выбрались на лесную поляну. Высокие ветви, плотно переплетались друг с другом высоко над головами, складываясь в живой купол. А пестрые цветы и мягкий мох походили на ковер. Лишь стен у этой залы не было: стройные золотистые стволы лишь охватывали её правильным кругом, указывая входы в столь же условные "коридоры" узнать которые легко позволяла мягкая шелковистая трава, поднимавшаяся меж ними едва ни до пояса. Где-то неподалеку звенел ручей, но его пение заглушали трели птиц, звонкие и мелодичные настолько, что едва ли даже лучшие менестрели смогли бы их повторить. Ну а бабочки, кружащиеся в столбах света, струящихся меж широких листьев, казались здесь неотъемлемой частью пейзажа.
  Впрочем, юноша кинул на лесное великолепие лишь короткий взгляд, а девушка и вовсе сразу уверено ступила на одну из многочисленных убегающих с поляны тропок-коридоров. Шаг её был твердым и быстрым, с огромным трудом воительница удерживалась, чтоб не побежать. Но, минув два просторных зала, она застыла перед третьим.
  Здесь стволы деревьев были не менее стройны и золотисты, но разобрать это было непросто: от каждого с высоты нескольких десятков метров спускалось к центру поляны по широкой ветви, огороженной, как периллами, широкими резными листьями, твердыми как камень. Причем узор на каждой ветви был свой - под вкус хозяина. Каждое дерево здесь было домом.... Городским домом: эльфы предпочитали считать своим жилищем гектар-другой леса. А в таких городах жили лишь бедолаги, посвятившие жизнь общественной службе. Ну и, разумеется, всегда было несколько пустых домов: для нежданных гостей, приехавших по государственному делу ли, на бал ли, или просто навестить старого друга. Впрочем, даже такие приезжие редко селились на этих деревьях, предпочитая провести ночь-другую на мягком травяном ковре, под привычным сводом древесных крон.
  Все же не сдержав волнения, девушка взбежала по пологой ветви, уткнувшись в зеленую занавесь: то ли сплетенные ветви, то ли хитрый резной лист. Но это препятствие лишь на долю секунды задержало Истари. Решительно втянув воздух, девушка прошла в дом. Такие же занавеси, как только что пройденная, окружали ажурный помост, раскинувшийся на пяток шагов вокруг ствола. Здесь не было и намека на мебель. Лишь незнакомый с эльфискими обычаями человек мог бы решить, что в центральном стволе вырезано кресло, на котором с удобством устроился пожилой уже - почти тысячелетний - эльф. Впрочем, и этого бы обычный человек понять не сумел, приняв закутанного в плащ своих волос Эль-таан за восемнадцатилетнего юнца. Ну, или за двухсотлетнего: если бы знал, возраст эльфийского совершеннолетия.
  Но драконессу это не волновало, хоть она знала и возраст Эль-таан, лишь немногим превышающий её собственный, и что дерево - очень сложный амулет, заменяющий в жизни эльфов все то, что люди привыкли называть цивилизацией. Да и красота эльфа её мало волновала, хотя и среди драконов мало кто мог похвастаться таким совершенством черт. Одной ниспадающей до пола светло-лиловой гривы хватило бы для зависти первых красавиц и красавцев империи Небесных.
  Фиалковые глаза эльфа встретились с синими, драконьими, и хозяин встал, приветствую гостей. Повинуясь его желанию, живой костюм принял облик доспехов. Причиной был отнюдь не страх: Эль-таан просто не желал смущать старую боевую подругу. И уже если она сама в боевом облачении, что же ещё может одеть светлый князь Кэниэль? Как ещё он может показать готовность сорваться вслед за легендарной, не смотря на множество обязанностей легших на него со времен первой встречи. Тогда он был едва переступившим порог совершеннолетия, младшим сыном светлого князя и даже не помышлял о месте отца.... Тогда....
  Но если облик старой подруги, вызвал радость князя, то её спутнику достался жесткий взгляд, полный ревности и зависти. Да, тогда он был влюблен в прекрасную Истари. Тогда? Глупости! Он и сейчас любит ту, что создана лишь для объятий небесных потоков. Любит, не смотря на семь веков брака и троих детей. И готов бросить все: семью, народ.... Если только она позовет его. Но... она тоже это знает. И, потому, никогда не позовет.
  -Кэни! - ласково улыбнулась она, бросаясь в объятия друга.
  -Здравствуй, Сэт, - на драконий манер откликнулся эльф, прижимая к себе хрупкую девушку.
  -Сэт? - удивленно переспросил Тони.
  -Да, - растерянно откликнулась драконесса, выпутываясь из рук эльфа, - Не знаю из какого языка взято это прозвище, но означает - молниеносная: быстрая, красивая и опасная, как молния. Это Кэниэль, мой старый друг, - девушка, наконец, добралась до представлений, - А это Тарторн, мы вместе учимся.
  Взгляд князя заметно потеплел, а улыбка на узких губах стала вполне искренней.
  -Все ещё учишься, - растерянно шепнул он.
  -Драконы живут медленнее, - девушка, словно в чем-то виновата, склонила голову.
  -Конечно, - эльф кивнул и сел на пол, подобрав под себя ноги - Голодны?
  -Нет, - мотнула головой драконесса, непринужденно села, - Просто хотела кое-что узнать.
  Тони задумчиво посмотрел на расположившуюся прямо на полу пару и последовал их примеру. Конечно, у Эль-таан не была принята мебель, но когда в Лиинисель на балы заглядывают драконы, она там таинственным образом появлялась. Чтоб вновь исчезнуть до следующего визита небесных.
  -Что-то необычное? - задумчиво повторил князь выслушав вопрос драконессы, - Мы не интересуемся жизнью за границами лесов, но и до нас доходят слухи. В Ассиде бушуют демоны, а Торгет сцепился с Сильном.
  -Целых две войны? А какая началась раньше? - Истари задумчиво склонила голову.
  -Говорят, беспорядки в Ассиде начались почти на десятидневье раньше, - эльф был непривычно краток для своей расы. Впрочем, Кэниэль всегда был таким.
  -Десятидневье? Вполне достаточно, чтоб насмотреться на демонов, - драконесса чуть прикусила губу, - Что бы там ни было, едва ли Ян позволила себе упустить человеческую войну.
  -Собираешься искать её на войне? - удивленно вскинул брови Тони.
  -Конечно. Она историк. И она молода. Что больше может привлечь юного историка, чем бушующая под носом война. Она должна быть там. Ты очень помог мне, Кэни. Благодарю, - драконесса решительно поднялась, но эльф, вставший следом, остановил её легким прикосновением к запястью.
  -Подожди, Сэт. Я теперь князь, а этот титул дает многое. Быть может, я могу что-нибудь сделать для тебя? Кого ты ищешь? - в фиалковых глазах сияло столь искреннее желание помочь, что Истари не смогла отказаться.
  -Конечно, Кэни. Прости, - девушка чуть смущенно улыбнулась, - И, наверное, нам и впрямь стоит перекусить: разговор будет долгим.
  Словно в ответ на её слова к сидящей троице потянулись усыпанные всевозможными фруктами ветви. Да, плоды тоже росли на этом дереве. Такие, что позволили бы без труда пережить осаду, случись врагу ворваться в эльфийские леса. И не только благодаря безграничному запасу пищи и питья: и доспехи, и оружие могло расти на таких деревьях, если только управляющий им был достаточно искусен.
  ***
  Если не оглядываться, то кажется, будто вокруг лишь бескрайняя степь. Что весь мир превратился в седое от выгоревшей травы поле. На востоке уже появился край солнца, расцвечивая алым бегущие по степи волны. На тонких травках виднеются крохотные бриллианты льдинок. Конечно, это ещё не снег, да и вода в роднике даже не думает замерзать: ещё достаточно тепло. Но скоро... скоро начнутся холода. А, вслед за ними - сезон дождей с вьюгами. Чтоб три десятидневья спустя смыть белую пелену холодными струями.... Или это так на севере Ассиды? А здесь снега не будет - лишь холод, промораживающий землю. И несколько ливней в середине сезона дождей. А к началу сезона земледелия трава уже вновь побелеет от жаркого солнца и будет сухостой волнами колыхаться под легким ветром, как сейчас.... Спросить у Эдара? Или не стоит?
  Эдар.... Кто он? Неужели ему безразлична судьба мальчишки? Все, что он делает, выглядит как уступка мне! Но... чем он тогда лучше остальных саэ? И... лучше ли? Да, я чувствую: ему сложно со мной. Он... пытается оплатить долг чести? Или...? А что "или"? Что ему может быть нужно от меня? Глупый вопрос. От наивной девчонки едва ли ему что-то нужно. А от целительницы эльфийской выучки? Да он от одной сегодняшней мази чуть слюной не захлебнулся! Хотя, Элиси называл её вполне обычным средством. Да и в аптечке вроде была....
  Я нужна Эдару как целительница? Сомнительно. Здесь и без меня должно быть достаточно лекарей. И вовсе не жаждущих вцепиться в горло каждому встречному саэ. Но что тогда? Как маг я могу представлять лишь опасность. А как дракон.... Может ли он об этом знать? Ведь тогда, в горах я не следила за своими мыслями. Но... держать рядом дракона... в сомнительном "ошейнике".... Самоубийство. Значит, не знает? Или это какой-то хитрый план? Что мне может помешать уйти сейчас? Что мне вообще может помешать? Я способна скинуть любой человечий "ошейник"? Или нет? Хм, лучше исходить из второго варианта, для осторожности. А если люди способны меня подчинить... лучше не соваться на эту таинственную базу! Послушаться Нэрита и уйти. Прямо сейчас. Тэ!
  Прохладный ветер осторожно касается щеки, словно пытаясь успокоить. А на земле, у самых ног, появляется тонкий, исписанный убористым подчерком листок. Все-таки хорошо, что наставник заставил меня выучить все языки Велира: без этого столько бы проблем было!
  Сажусь, с головой скрываясь в высокой траве: так меня сложнее заметить. Да и отдохнуть хочется. Конечно, шалши идут гораздо плавней лошадей, но, ночная скачка все равно порядком меня вымотала.
  "Госпожа, я счастлив, что с Вами все хорошо", - вишневые строки до слез обжигают глаза. Лэ! Как они сами? Все ли хорошо у них? Знаю ведь, что да, но волнение все равно наполняет сердце.
  Решительно мотнув головой - не время - продолжаю читать. " "Ошейник" на лорде Нэритэре очень крепкий. Асиль не знает никого из младших, способных снять его, не повредив разум лорда. И Ваши умения он так же полагает недостаточными. А бежать, с порабощенным Эр-таан - опасно и бессмысленно. Вы можете уйти одна, попытаться найти помощь. Либо отправиться дальше вместе с ним. Хотя ваша цель - не самое безопасное место, но Асиль уверен, что пока ничто Вам там не угрожает. А, при первой же тени опасности, он сумеет вывести Вас оттуда.
  О зельхи он высказался странно. Они действительно каким-то образом причастны к нынешней ситуации, но не несут Вам угрозы. И связаны с ними только Вы".
  Тэ! И что это значит? Перечитываю письмо. Плохо, что "ошейник" снять не получится. А вот, что на этой таинственной базе мне пока что ничего не угрожает - хорошо. Но строки про зельхи.... Не несут угрозы?! Разве такое возможно?! И связанна с ними только я.... Неужели от той стычки с зельхи на мне остались ещё какие-то следы? Или эта связь каким-то образом добралась до меня через Риста? Бред! Как я могу общаться со Змеями и не знать об этом? Разве что... через амулеты? Но на мне только старая верная заколка, не дающая путаться волосам, подаренный наставником улучшитель памяти, маскировочное кольцо - подарок Кора и ключ от комнаты в академии. И этот дурацкий "ошейник". Разве, что он? Перехожу на магическое зрение и внимательно разглядываю кожаную полоску. На магию зельхи непохоже. Да и, вроде, привязан на Эдара. Разве что сам Эдар - зельхи. Глупости! Асиль бы тогда прямо указал на него.
  Но все другие амулеты - подарки. Дед, наставник и Кор. Они... могли? Дед никогда бы не пожелал мне вреда. Но Асиль говорит, что вреда и нет. Может ли быть у деда договор с зельхи? Или у наставника? У Кора? Ттан-хе! Слишком сложно. И здесь я могу лишь верить или не верить. Выкинуть все лишние амулеты? Глупость! Без маскировки меня мгновенно найдут сородичи. И это может ударить по моему роду. А амулеты деда и наставника.... В дедушке я не могу... не должна сомневаться. Наставник? Быть может, дед просто ошибся в нем? Но... я ведь помню..., помню его глаза, его преданность.... Игра? Возможно, но... как же не хочется в это верить.
  И как могут Змеи быть замешаны, но не представлять опасности? Они не знают, что я дракон? Они вообще не желают вражды с драконами?
  Тот зельхи, пытался меня убедить, что когда-то так оно и было. Но теперь, когда драконы уничтожили их империю, они должны ненавидеть нас.
  Или... это неправда? Асиль врет? Но зачем тогда вообще что-либо сообщать о зельхи? Проще сказать, что Змеями здесь и не пахнет. Значит, все-таки связаны. Со мной. Но как?! Над ухом раздается чудовищный рев. Перекатом поднимаюсь. Большая песчаного цвета кошка беспомощно бьется меж белесых сухих стеблей. Изломанные белесые трубочки вперемешку с семенами легкой пеленой покрыли воздух над свежей проплешенной. Пума, степная охотница. А мне, по-видимому, отводилась роль добычи. Но что с ней?
  Лишь эвел спустя понимаю: её "держит" Асиль. Магическое зрение мгновенно подсказывает: легкая, едва заметная тень окутала пеленой пылающий золотисто-розовый огонек звериной ауры. И... он ждет моих приказаний?
  Вновь смотрю человечьим взглядом. Песчаная шерсть покрылась темными пятнами пота, в глазах - ужас и отчаянье. Её можно просто прогнать.... И сколько людей заплатят за это жизнями? Пожалуй, она могла и меня серьезно поранить: слишком уж я задумалась. Но... как объяснить потом труп пумы? Чем я могу её убить? Руками? Даром?
  На вторую мысль тело откликнулось знакомой отвратительной волной. Вот как, значит, колдовать мне тоже не полагается. Тэ!
  -Можешь просто прогнать её? - еле слышный шепот. Словно в ответ на мои слова пума гигантскими скачками несется прочь, оставляя за собой шлейф боли. Бедная кошка. И те, кто станут её добычей.... Остается утешать себя мыслью, что для них смерть будет избавлением от рабской доли... или достойным наказанием. Хотя едва ли у неё хватит силы на саэ. Перед глазами вновь появляется иссеченная шрамами спина Ханга.
  Но ведь он служит Эдару.... Неужели он тоже...? Беззвучный вопрос срывается вникуда. А значит и ответа быть не может. Или есть? Слабый, неясный.... Но я хочу понять! Безумное, странное усилие позволяет разобрать отклик: нет, невиновен. Что это? И... тело кажется необычайно легким. Одна мысль, тень мысли - и ты взлетишь.... Вот только откуда вокруг белый хлопья? Ещё слишком рано для... снега?
  Взмахиваю головой, разрывая транс. Лэ! Но как я вообще умудрилась непроизвольно обернуться сильфой? Когда? Тэ! Что вообще со мной твориться?
  Это... пугает. Действительно пугает. А что если это последствия того, неправильного, смешанного обращения? Возможно? Или нет? Это было слишком давно? Или, быть может, слишком недавно: способно ли за месяц закрепиться серьезное изменение? Ттан-хе! Почему я ничего об этом не знаю?
  Но эта неустойчивость, в маги в чувствах.... Ттан-хе! С этим надо разобраться.
  Закрыв глаза, снова сажусь на траву. И погружаюсь в себя, выискивая ответ на один вопрос: почему?
  Ответ появляется медленно, неохотно: хотела узнать. Очень сильно. И, обратилась, чтоб суметь услышать ответ своего вассала. Плохо, что при этом не отдавала себе отчета, в том, что делаю. Конечно, с одной стороны, такие неосознанные действия позволяют достичь большей скорости, но.... Слишком уж опасно это для столь вспыльчивого существа, как дракон.
  И, прежде чем покинуть транс, невольно срывается ещё один вопрос: зельхи. Какое я имею к ним отношение? И сознания заслоняют огромные золотые глаза, а сердце наполняется радостью.... Что это? Я рада Змеям?!
  В ужасе отшатываюсь от самой себя, разрывая пелену транса. Значит... значит я вовсе не преодолела золотую сеть? Но.... Ттан-хе! Главное - не думать об этом, не допустить осознания. Тот зельхи мертв, и напомнить мне об истинных чувствах будет некому. А, значит, нет никакой угрозы. И нужно жить. Просто жить. Забыв о страшном открытии.
  
  Глава 10. Кочевые племена Торгета.
  -Нагулялась? - возле шатра меня поджидал Нэри, не обращая внимания на алый шар застывший над горизонтом. Конечно, для него оно угрозы не представляет, но зачем демонстрировать это Эдару?
  -Не-а, - безразлично пожимаю плечами, разглядывая окошко ключа. Вода едва виднеется в темной глубине меж грубых белых булыжников.
  -Есть будешь? - с явным сомнением уточняет Эр. Неужели для этого он меня здесь и сторожил? Чтоб накормить? Лэ! Хватит, сколько можно вести себя как истеричка? И заставлять друзей беспокоиться обо мне?
  Впрочем, друзей ли?
  Все, хватит! Пока нет никаких обвинений, зато факт в защиту Нэри прибавился! Конечно, стоит быть внимательнее, но изводить себя сомнениями нельзя! А, значит, нужно отвлечься! И начать можно с завтрака.
  -А что, не стоит? - насмешливо улыбаюсь, вглядываясь в черные глаза.
  -Не "стоит", а следует, - улыбается в ответ Эр, - Между прочим, мальчишка специально для тебя сладости приготовил.
  -А специально для тебя - поставил шатер, - легким взмахом головы указываю на поднявшееся над горизонтом солнце.
  -Верно, - кивнул вампир и следом за мной скользнул в шатер. Темноту разгонял танцующий свет очага, подогревающего неизменный котел чая. Да и сам шатер: здесь было заметно теплее, чем на улице. Впрочем, ещё не душно, но... если окошко в крыше открываться не будет, так не долго и угореть! Хотя, Эдар должен лучше меня в этом разбираться.
  Возле одной из стен выстроился помост, прикрывая от улицы устроенные постели. Впрочем ложиться спать можно было где угодно: подушки валялись по всему шатру. Правда, ковер был жестковат, ну да не думаю что постель шибко мягче!
  Завтрак дожидался меня на сплетенной из сухой травы циновке, заменяющей стол. Кусок хорошо прожаренного мяса с лепешками устроился на медном блюде, украшенном незамысловатой чеканкой: какие-то непонятные штрихи и точки. А соседней миске расположилось что-то неопределенно-коричневого цвета. Обещанные сладости? Хм, надеюсь на вкус они лучше, чем на вид.
  Желудок сердитым ворчанием отзывается на мои раздумья. Лэ! Нужно не смотреть, а пробовать!
  Мясо оказалось чуть жестковато, с сильным ароматом степных трав. В памяти привычно мелькнули названия и рецепты, но, отогнав их, я принялась за сладкое. Вкус был странный, чуть вяжущий. Сладости тоже было много, но не приторной. Наоборот, возникало какое-то ощущение легкости и... спокойствия. Да и спать что-то хочется..., что после ночной скачки не удивительно. Я уже почти решила лечь, когда раздался недовольный голос Эдара, заставляя меня взбодриться:
  -К стоянке приближается малое племя.
  Вот как? Кто-то тут собирался диссертацию готовить? Вот и возможность изучить и ещё одну культуру. Хотя бы поверхностно. Как известно, лучший способ отвлечься - заняться делом. С интересом оглядываюсь на воина.
  -Позволь перевести, - устало откликнулся Нэрит, устроившийся возле помоста. Голова вампира склонена, словно он задремал сидя. Легкие алые отблески скользят по мраморно-белой щеке и зажигают рубиновые искры в черных прядях, - Он просит тебя сидеть в шатре и не создавать новых неприятностей.
  Саэ слегка поморщился на слове "просит", но возражать не стал. Ни в чем. Значит, с тем, что я приношу неприятности, он согласен! Обижено поджимаю губы и награждаю саэ сердитым взглядом. Тот устало вздыхает:
  -Долси Ян, у нас есть свои законы. Конечно, эти аль едва ли могут создать серьезные неприятности, но.... За общение, а, тем более, прикосновение к чужой лои, самая меньшая кара - смертельные поединок. Среди степняков нет достойных противников для саэ, фактически это будет просто убийство. И, пока тебя считают лои..., - Эдар виновато склоняет голову. Хм, вот тебе и ещё пара фактов из культуры Торгета. Какая разница, как меня здесь называют, главное - как относятся! Но Эдар, похоже, действительно переживает!
  -А что, им обязательно сообщать мой статус? - удивленно вскидываю брови.
  -Они и сами его поймут из узора на ошейнике, - поясняет Нэри, не поднимая головы.
  -А если его снять? - шепчу, склонив голову. Глупо. Эдар прав, не желая давать свободу столь сильному и опасному существу. И хорошо, что он не знает насколько сильному.
  -Ян..., - голос Эдара наполняется виной и... растерянностью?
  -Что, "Ян"?! Хочешь дождаться, когда меня очередная пума загрызет? Тогда и никаких проблем с "долгом жизни" не будет! - зло вскидываюсь и отворачиваюсь к очагу. Конечно, та кошечка не могла причинить мне вред, но... может он хоть магией пользоваться разрешит? Ну, или меч одолжит. Все же, если что, так спокойнее будет.
  -Очередная? - удивленно шепчет воин.
  -Да сегодня как раз наткнулась, - пожимаю плечами, глядя на пышущие жаром угли. И щеки тоже начинают гореть: в конце концов, какое я имею право упрекать Эдара? Если вспомнить рассказ бабушки из Ольсорнока, то он и без того не мало для меня сделал. А уж что решил подстраховаться "ошейником"..., я бы тоже столь превосходящее меня силой существо в Ашайн-тари без пригляда бы не оставила: одно дело рисковать собой, а другой - родичами, - Получилось её отпугнуть.
  -Ян..., - воин виновато вздыхает, и, помолчав эвел, решительно сообщает, - Если ты дашь слово, пока ты не покинешь Торгет, использовать свои воинские умения лишь для самообороны и прислушиваться к моим советам, я готов снять "Ойр-ташше"(- "средний" ошейник, соответственно Асе-ташше - "мягкий" и синай-ташше - жесткий).
  Вот как? Удивленно вскидываю голову. Звучит довольно расплывчато.... Ровно на столько, чтоб стараться выполнить суть обещания, а не выискивать способы обойти слово.
  -Хорошо, - киваю, привычно подтверждая магией обещание... прежде, чем успеваю вспомнить о запрете на ошейнике. Лэ! Остается надеяться, что Эдар не распознает драконью магию. В конце концов, "кормление" Лили он не замечал, да и амулеты оставил, наверняка, посчитав их обычными украшениями.
  Саэ подошел и, осторожно коснувшись пряжки ошейника, произнес:
  -Для окончательного изменения статуса в Торгете нужно подтверждение одного из левой руки хана, но это придется отложить до Тарсарена. А пока будь моей гостьей, целительница Ян. Я понимаю, ты следуешь своему долгу, но, сколь возможно, старайся быть почтительна с мужами а, если возьмешься лечить их, то доверь это рабу, - в голосе Эдара слышались сомнения и усталость.
  Прохладный воздух скользнул по освобожденной шее, а на колени легли ножны с кинжалом. Ладонь словно сама взлетает удостовериться, что ошейника больше нет, на губах расплывается улыбка. Лэ! Хотя он и мало меня волновал, но, все же, так - гораздо лучше!
  -Спасибо, - произношу, радостно оглядываясь на Эдара.... Но тот вздрагивает, словно от удара. И с трудом выжимает виноватую улыбку. Лэ! Растеряно моргаю. В чем дело?
  -Что-то не так? - прорывается странным вопросом удивление.
  -Все хорошо, Ян. Можешь пока поспать: кочевники доберутся сюда только через пару этинов, - заверения Эдара как-то не убеждают, не смотря на твердый спокойный голос. Вглядываюсь в глаза саэ, пытаясь понять, что он чувствует на самом деле. Должно быть, я уже привыкла, выискивать его за различными масками: то обычного контрабандиста, то верноподданного Торгетского ханства. Ведь быть настоящим он себе почти не позволяет.
  -Он просто чувствует себя палачом, которого благодарят за прекращение пытки, - насмешливо поясняет Нэри, устав наблюдать за нашей игрой в гляделки. Лэ! Неужели... он действительно так это видит? Впрочем, это действительно тяжелый выбор - между долгом и совестью. Не хотела бы я оказаться на его месте.
  Вот только, если я сейчас начну заверять, что все хорошо и что он прав, то, боюсь, лишь сильнее его расстрою. Так что, пожалуй, и впрямь лучше немного вздремнуть.
  ***
  В шатре было душно и темно: из-за Эр-таан нельзя было открыть окно, и дым от углей медленно расползался по шатру. Впрочем, пока вделанные в полотна стен амулеты показывали - опасности нет. Однако застывший возле помоста саэ не мог успокоиться. Хотя, причина тому была не в духоте, но он все же покинул шатер. Далеко на горизонте виднелась пыльная полоса: к роднику приближалось малое племя: всего несколько тысяч коней и быков и несколько сотен людей. Первое испытание. Если он ошибся, если напрасно доверился целительнице.... Чем это может закончиться?
  Не будь с ними Эр-таан, он не решился бы на подобные проверки: право же многие бесследно исчезали в степи..., и не одно племя поплатилось за эти исчезновения, но кочевники так и не отказались от привычного разбоя. Конечно, не каждый рискнет напасть на саэ из золотой сотни.... Но ему хватит и десятка смельчаков. А ведь их может быть и больше: степь, это не города внутреннего Торгета, где любой ремесленник предпочтет смерть недовольному взгляду саэ.
  Но, если Ян сумеет не вызвать конфликта со степняками, то и в городе за неё можно будет не волноваться.... Вернее, волноваться чуть меньше.
  ***
  Ржание лошадей, треск костров, резкие гортанные окрики... звуки медленно разбивали сон. Потянувшись, вглядываюсь в окружающий полумрак. Угли в очаге едва светят сквозь серую дымку пепла. Рядом Ханг пытается что-то чинить. Эдар спит, а Нэри задумчиво следит за мальчишкой.
  -Ты глаза не испортишь? Может, лучше на улице? - предлагаю, подходя к мальчишке.
  -Если госпожа позволит мне покинуть шатер, - с ноткой сомнения откликается тот.
  -Тогда пойдем, - с улыбкой отправляюсь к выходу, - И, Ханг, ты мог бы выполнить одну мою просьбу?
  -Все, что угодно госпоже, - в голосе звучит тепло благодарности.
  -Называй меня просто по имени, без всяких "титулов".
  -Конечно..., Ян, - неуверенно произносит тот.
  -Что-то не так? - с трудом удерживаю усталый вздох. Как же утомляют все эти непонятные правила!
  -Те, кто услышат это, могут посчитать Вас рабыней, - очень тихо и виновато шепчет мальчишка.
  -А разве рабам разрешено носить оружие? - насмешливо касаюсь рукояти кинжала поднимающегося из-за пояса.
  Ханг усилено замотал головой:
  -Нет, но.... Тех, кто носит оружие можно вызвать на поединок. Вам лучше оставить клинок здесь, - последнюю фразу мальчишка выдавил с трудом, запинаясь. Считает себя не в праве указывать свободной?
  -Спасибо за совет малыш, но поединок меня не страшит, - беспечно пожимаю плечами. Хотя, нарываться, наверное, тоже не стоит, - Но на всякий случай..., - убираю кинжал под халат. Конечно, достать теперь будет труднее, но зато не бросается в глаза, - Думаю, этого хватит.
  Столб света ударил в глаза из-за откинутой двери-занавески. Со всех сторон доносились крики. Вокруг, на удалении в сотню шагов поднимались шатры, на первый взгляд неотличимые от нашего.... Хотя... ткань на них была заметно реже и грубее, старая и затертая. Вокруг сновали темнокожие черноволосые люди. Коней поблизости видно не было: должно быть отогнали куда-то подальше, пастись.
  Ханг устроился на камне возле стенки шатра и принялся сноровисто штопать какую-то одежду. К роднику одна за другой подходили закутанные в темные халаты женщины с кувшинами и черпаками на длинных ручках. Хм, по-видимому, столь маленькие щели для воды здесь обычны. Это чтоб вода меньше испарялась? На меня поглядывали с любопытством, искоса, не рискуя смотреть в открытую.
  Чуть дальше, по степи ходили женщины и дети с корзинами, что-то собирая. Интересно, что? Как-то не припомню там полезных трав.
  -Аргал, сухой помет для костра, - звучит пояснение Ханга, заметившего мой интерес. Недовольно морщусь. Хотя, понятно, дерево в степи слишком редко, чтоб использовать его как топливо, а сухая трава слишком быстро сгорает.
  Солнце уже клонилось к горизонту. Похоже, этина через три-четыре стемнеет, и можно будет ехать дальше.
  -Ян, Вы хотели прогуляться к стойбищу? - тихо поинтересовался Ханг, закончив штопку.
  -Да. Составишь мне компанию? - с улыбкой смотрю на мальчишку, неожиданно серьезно отвечающего:
  -Да, Ян. Так будет лучше.
  У шатров раздавался смех, откуда-то долетали звуки тягучей песни. Ханг шел следом за мной, слева, чуть отставая. А ветер безразлично гнал по траве волны.
  Стойбище встретило нас любопытно-безразличными взглядами: степнякам хватало дел и без нас. Чистить скот, штопать одежду, готовить ужин, чинить упряжь, править оружие. Впрочем, без излишней суеты, каждый занимался своим делом. Лишь совсем маленькие ребятишки носились вокруг, со страхом и любопытством следя за нами.
  Прикосновение к плечу стало для меня неожиданностью.
  -А ты славная, чужачка, - с довольной улыбкой произнес молодой, лет двадцати пяти, степняк, с глубоким шрамом на щеке, - Идем. В моем шатре найдется место для третьей жены.
  Тэ! Слова заставляют меня растерянно моргнуть. Это что, типа предложение "руки и сердца"? Как мило! Как ни странно, я даже не разозлилась. С трудом сдерживая смех, произношу:
  -Боюсь, ты не в моем вкусе воин. Да и родня такого брака не одобрит: я, как никак сговоренная невеста.
  Впрочем, аль тоже не рассердился на дерзкую чужачку, а напротив, улыбнулся.
  -А что ж тогда жених одну такую красавицу отпускает? - с ноткой осуждения посетовал он, - Ну да у каждого народа свои законы. Тогда позволь угостить тебя чаем.
  Лэ! И как на это принято отвечать? Хотя, думаю, ничего дурного в чашке чая нет. А вот отказ может оказаться оскорблением.
  -Если это не трудно для тебя, - неловко склоняю голову.
  -Идем, - кивнул кочевник, - Вижу, тебе непривычны наши обычаи. Думаю, тебе спокойнее будет юрги.
  Юрга? Так вот как эти шатры называются. Занятно.
  -Устраивайся, - новый знакомец кивнул на навес: кусок ткани спадающий с двух столбов и прижатый к земле камнями, под которым лежало несколько тюков. Хм, по-видимому, их и предлагалось использовать вместо стульев.
  -Ян, я буду стоять неподалеку. Так правильно, - тихо шепнул Ханг и скользнул в сторону, затерявшись между шатрами. Лэ! Надеюсь с ним ничего не случиться.
  Тюки оказались мягкими и удобными, словно кровать. И чем степнякам ковры больше нравятся? И ладно бы мягкие, как тот, в шатре Эдара, а то ведь, наверняка похуже, чем нынешний походный! Через хои кочевник вернулся с железным подносом, занятым двумя огромными кружками и блюдом с какими-то сушеными фруктами... или корнеплодами?
  -Моё имя Арга. Угощайся, - поднос, а следом за ним и аль опустились на тюки.
  -Ян, - откликаюсь, принюхиваясь к содержимому чашки. Травы и молоко, ничего необычного.
  -Рад встрече, Ян, - аль улыбался, хотя было заметно, что сидеть на тюках ему не слишком удобно. Каждому свое.
  -Взаимно, Арга, - откликаюсь, пробую напиток. Хм, ничего. Хотя очень уж жирный, - Ты не похож на обычного кочевника. Честно говоря, я ожидала, что ты не слишком радостно примешь мой отказ.
  -Я сын шамана, но духи степи указали мне путь воина, - задумчиво откликнулся Арга. Хм, "указали путь"? В смысле у него не оказалось дара, но отец учил его как шамана? Или что-то другое? - Но и во всем нашем племени мало кто решился бы спорить за сговоренную невесту. Мы чтим законы. Хотя иные и могли ответить на твои слова бранью и угрозами, но никто не причинил бы тебе зла.
  Неужели? Быть может, из-за страха перед Эдаром, а не из особого почитания законов?
  -Как и любой другой сговоренной невесте, - словно заметив мои сомнения, уточнил Арга, - Но как же жених отпустил тебя?
  -Ну-у..., - растерянно склоняю голову, - Я не очень знаю ваши обычаи, чтоб хорошо объяснить. Просто я должна была кое-что исполнить.... В принципе все равно до или после свадьбы....
  -Но ты предпочла погулять вольной невестой, сколько позволяет тебе твой обет, и лишь потом принять брак? - догадался степняк.
  -Примерно, - я неловко кивнула и тут же спросила сама, - Прости, если мои слова покажутся тебе дерзкими, но... зачем тебе ещё и третья жена? Неужели двух мало?
  Аль вновь рассмеялся:
  -Скорее много. Я не последний человек в племени и не одна молодка желала бы войти в мой шатер, но, увы, мне скучно с ними. Моя первая жена выбрана отцом, и хоть она и подарила мне наследника, но..., - Арга виновато пожал плечами, - А вторую я подобрал в степи, раненую. Думаю, она из городских, хоть и не спрашивал её о том, - что-то в его голосе заставило подумать далеко не о честных обывателях. Воровка? Или из контрабандистов? - Думаю, с тобой тоже было бы интересно. Надеюсь, ты тоже не сочтешь мои слова дерзостью, но в тебе нет этой хладности и безразличия, что часто бывает у наших женщин. И... ты не любишь склонять голову.
  На губах против воли мелькает насмешливая улыбка:
  -Меня не тревожит склонена голова или нет. Я не позволю склонить мою душу.
  -Мало кто может похвастаться тем, что не боится за свою душу, - задумчиво вздохнул кочевник, отхлебывая чай. Ттан-хэ! В Тогете, под вечным контролем телепатов, и впрямь сложно сохранить себя.... Проклятый край!
  Впрочем, я-то говорила не об ошейниках: они управляют как раз телом. А склонить душу можно лишь самому... потеряв надежду, отказавшись от борьбы за то, что для тебя действительно важно....
  -Держись от неё подальше, - голос Эдара разбивает спокойную беседу. Тэ! Да что ему нужно!
  -Эдар..., - зло вскидываю на него глаза.
  -Не вмешивайся, Ян. А ещё лучше спроси, что он заварил в твой чай, - резко бросил саэ.
  Плавно, поднимаюсь, закрывая собой Арга и осторожно сдвигая кинжал, чтоб, если что, можно было быстрее его достать.
  -Что заварил? - тихо, с ноткой угрозы, переспрашиваю, - Я и так знаю. Тебе нужны названия? Или, лучше эффекты? Успокаивающий, укрепляющий здоровье, улучшающий кровь, немного веселит и снимает скованность, убирает сомнения. Какой из них тебе не нравиться?
  -Отравляющий! - яростно, но чуть растерянно, откликается саэ.
  Яд? Не, в других пропорциях кое-что и можно было бы получить, но... совсем в других. По ошибке такое не сваришь, тем более что он - сын шамана. Уж травы-то должен знать.
  -Ты оскорбил меня, саэ! - зло бросает Арга, вынуждая меня обернуться. И что-то мне подсказывает, что он рад предстоящему поединку. Уж не сам ли он позаботился об известии для Эдара о яде?
  -Тебе что, жить надоело? - обида мешается с отчаяньем, - Саэ просто спросил, не было ли у чая ядовитых эффектов. Разве это оскорбление?
  -А говорила, что не позволишь склонить свою душу, - с грустью и осуждением откликается степняк. Ттан-хэ! Как же мне это все надоело!
  -Эдар, - устало вздыхаю, - А можно мне покинуть Торгет, вернуться и уничтожить всю эту сумасшедшую страну? Это ведь не будет нарушением слова? - глупая шутка помогает немного успокоиться.
  -Конечно, Ян, - воин неожиданно соглашается, - Всю - можно. Ведь на это ты никогда не решишься, - да? А я то думала, скажешь, что мне это не под силу, - Этот аль жаждет боя. Иди в шатер, нам скоро в путь.
  -В шатер? - грустно усмехаюсь, - Ну нет, нужно же будет сообщить Нэри радостную весть об освобождении, и в красках расписать твою мучительную смерть.
  -Ты уверена, что я проиграю? - в голосе саэ слышится удивление.
  -Я считаю, что Арга - не самоубийца, чтоб бросать вызов воину золотой сотни, не имея никаких козырей, - задумчиво пожимаю плечами. А что? Форму Эдар пока носит прежнюю, значит, и принимают его за внутреннюю стражу.
  -Надеюсь не он - твой жених, - зачем-то уточняет Арга. Ох, да что он к этой свадьбе привязался?!
  -Нет, просто любовник, - сомнительная шутка срывается лишь на миг опережая атаку. Уклониться от лезвия, и, перехватив руку, отбросить противника в сторону. Разумеется, не забыв подножку.
  Впрочем, удар о землю на степняка не производит впечатления, даже кривой кинжал остается в руке. Зато дает мне время достать свой клинок. Лэ! Меня, вообще-то мечем фехтовать учили, а не ножами! Ну да ладно, как-нибудь....
  Уклоняюсь от новой атаки, но бросить противника в это раз не получается. Ну да ничего. Так, теперь парировать. Уклониться. Блокировать. Отвести в сторону. Уф, вроде не так и сложно. Правда, быстрее, чем мечом. Только что длина меньше, и дистанции тоже получаются более близкие. А так... хм, даже интересно.
  Через пару хои замечаю, что Арга начинает выдыхаться. О! Может он успокоится, и мы сможем мирно разойтись? Усталость, порой очень благотворно влияет на разум!
  -Наслаждаешься игрой? - вырывается, перемежаясь с хрипами из уст степняка. Что? О чем это он?
  -Игрой? - растерянно вскидываю брови, - Лучше объясни, чего ты взъярился?
  -Объяснить?!... Любовники?!... Сговоренная невеста?! - зло и устало, отдельные словами прорываются сквозь стиснутые губы.
  И что это значит? Разобрался, как ни странно Эдар. Ну да на то он и Торгетец.
  -Долси Ян пошутила, - задумчиво откликнулся он, - Долси Ян сильно не нравятся наши представления о допустимых отношениях между мужчиной и женщиной, что заставляет её быть на словах излишне вольной. И... я бы сам никогда не принял подобных отношений со своей спасительницей.
  Глаза Арга наполнились виной, а кинжал вернулся на пояс. Степняк растерянно переводил взгляд то на меня, то на Эдара, не в силах подобрать слов.
  -Ну что, дуэль закончена? - задумчиво уточняю и, дождавшись нерешительного кивка, возвращаюсь на тюки. А что, я чай ещё не допила!
  Арга тоже подхватывает свою кружку и делает демонстративный глоток. Хм, и что это значит. Лэ! А ведь у многих народов разделить трапезу - считается залогом мира. А ведь Арга атаковал уже после совместно трапезы! Тэ! Надеюсь, это ничего серьезного?
  Виновато-ожидающий взгляд показывается, что надеждам не суждено сбыться. В поиске поддержки оглядываюсь на Эдара:
  -Это что-то из обычаев "хлеба мира"? - растеряно уточняю. Не слишком внятно, но, надеюсь, меня поймут.
  -Ян, - задумчиво спрашивает саэ, - Прости, но... тебе приходилось убивать людей?
  -Да..., - растерянно киваю,- Ассида....
  Объяснения про бунт и армии магов не желают покидать губ.... Да и какое это имеет значение?!
  -В таком случае, тебе лучше сказать новому знакомцу, что не держишь на него зла и убить, - спокойно произносит саэ.
  В ярости взвиваюсь и, лишь влепив саэ пощечину, начинаю немного соображать. Впрочем, злость остается. Ну почему он так безразличен к чужой жизни!
  -Это означает вызов? - задумчиво уточняет он, потирая щеку.
  -Как тебе угодно, - пожимаю плечами, пытаясь успокоиться, и возвращаюсь к чаю.
  -Ян..., - растеряно окликает меня саэ, - Прости. Это было глупо: предлагать целительнице убить. Просто..., по нашим обычаям это, действительно, самое малое наказание тому, кто презрел общую трапезу без весомой причины.
  -Это я - глупо пошутила. Так что и вина на мне, - упрямо сжимаю губы. И слышу усталый вздох Эдара. И странный ужас в глазах Арга. Ну а теперь-то что не так?
  -Ян, ты действительно хочешь взять на себя проступок, самое меньшее наказание за который смерть? - безнадежно уточняет саэ.
  -А самое большее? - задумчиво переспрашиваю. Когда смерть называют самым меньшим наказанием, то, порой, остальные оказываются вовсе не так страшны.
  -В мольбах о прощении, полностью вверить себя в руки оскорбленного, - с явным отвращением отзывается Арга. Хм, а что, вполне вариант. Конечно не очень приятно, но... не тяжелее, чем два десятидневья не подниматься в небо! Тэ! Да я раньше даже не представляла что на такое способна.... Не, конечно в Академии я месяц взаперти просидела, но там хоть зал для полетов был!
  Да и дед, конечно, не одобрил бы... ну да мне с этим племенем политические союзы заключать не предстоит. Я и вовсе покину его навсегда через этин-другой. А, заодно и посмотреть можно, как у Арга с совестью. И какие здесь могут применяться в таких случаях кары. Думаю, степняк и сам сообразит, что я далеко не на любое наказание соглашусь. Так какие там Ханг фразы любил использовать?
  -О сиятельный аль, - подхожу к аль и падаю перед ним на колени, - Пощади ничтожную деву, оскорбившую слух твой отвратными словами. Любой достойной казни предай дерзкую, болью и пытками,... - слова послушно складывались в сомнительное завывание. Хм, лично я бы за подобное извинение точно не простила бы! Уж слишком похоже на издевательство. Да и скорбное выражение на лице получаться как-то не хочет.... Странно, что смех не прорывается.
  -Изгнание, - звучит по подсказке Эдара. Как раз подходящее наказание: солнце уже у самого горизонта. Голос Агра заметно дрожит, - Через этин ты должна покинуть пределы стойбища, - а затем тихо, еле слышно, добавляет, - Кажется, я понял, что ты хотела сказать в словах, что тебя не тревожит склоненная голова.... Но ты не позволишь склонить душу. Да хранят тебя ветры, чужачка.
  
  Глава 11. Взаимоотношение различных общественных слоев Торгета.
  Последние лучи заката заглянули в дешевую трактирную комнату, затерявшуюся у самой крыши. Брезгливо скользнули по облупленному, но крепкому ещё столу, брызнули кровью на белую постель.... Тройка стульев, расставленных вокруг стола, и притулившийся у стены сундук тоже их не заинтересовали - и они поспешили догнать скрывшееся за горизонтом солнце, оставив комнату в вязкой полутьме.
  -И где он? - холодно спросил сероглазый дракон, застывший у окна. Хотя над его плечом угрожающе поднималась рукоять меча, но спокойная расслабленность могла развеять опасения случайного зрителя. Впрочем, совершенно напрасно: воин был опасен. Смертельно опасен. И это прекрасно понимал его собеседник - зеленоглазый блондин, застывший в темном углу комнаты. Случайный сквозняк волной прошелся по его черным, словно шелковым одеждам, заставив них широких брюк зацепиться за один из шипов, украшающий щегольские сапоги черной кожи. Или не украшающий: на кость явно были наложены заклинания. Впрочем, Эр-таан не обратил внимания на непорядок в одежде. Все силы его уходили на борьбу со страхом, позволяя его голосу звучать спокойно. Почти:
  -Он должен появиться в сей же эвел. Подождите немного.
  Дракон молча закрыл глаза. Обращенный - Сайтэр - убедил его прежде здесь, на людской земле встретиться с одним из учеников Нэритэра. Любимым учеником.... Но - обмененным. Прекрасная возможность выяснить, тот ли след он взял, не тревожа при этом все плато Смерти. Плоскогорье Синту - не леса Лийнисель, здесь драконы каждый век не появляются.
  Сайтэр уговорил и даже устроил эту встречу: Кенрину ничего не пришлось делать. Лишь присматривать за своим "добровольным" помощником. А теперь оставалось лишь ждать... если только обращенный не обманул его. Или не обманулся сам.
  Не смотря на заверения Сайтэра, ждать пришлось пару хои, прежде, чем дверь, наконец, распахнулась, пропуская невысокого мальчишку. Его легко было бы принять за эльфа, если бы не густые каштановые волосы и карие глаза. На узких губах застыла приветственная улыбка, делавшая его лицо ещё краше. Вот только искренней приязни в ней не было ни капли.
  -Ты желал видеть меня, обращенный? - со странной, пугающей мягкостью спросил гость, заставляя блондина отступить к дракону. Вампирам не свойственны эти игры с интонациями, точнее интонации они передают отнюдь не голосом. Да и разговаривают - тоже. Что проку лишенному слуха существу в чужих словах? Хотя, порой, приходиться вести переговоры и с людьми, но тогда, чтоб услышать ответ, можно воспользоваться чтением мыслей. Нет, разумеется не собеседника, а любого находящегося неподалеку животного: у него-то слух есть. А кто-то предпочитается расшифровывать слова по колебаниям мельчайших частиц праха, взвешенных в воздухе. Сложнее, зато надежнее.
  Но страх Сайтэра показывал, что и в вампирьей речи гость не забыл добавить угрозу. А для находящегося в комнате живого расщедрился на человечьи интонации.
  -Я желал с тобой говорить, - холодно отозвался дракон, освобождаясь от надоевшей маскировки, - Кто такой Нэритэр? Как он выглядит?
  Изменение обстановки рожденный встретил с удивительным спокойствием. Лишь демонстративно посмотрел на дверь, перекрытую теперь драконьими чарами, и спросил:
  -А какое вам дело до моего учителя?
  -Никакого, - честно ответил дракон, - Меня не волнует ни его существование, ни упокоение. Лишь та, кто идет вместе с ним. Это - он?
  В разуме гостя появился облик мага Эр, Нэрита, такого, каким его видели матте МАЛИ. Но то, что образ был подобен видимому глазами, вампира не смутило: он не раз смотрел на учителя глазами живых.
  -Значит, ты хочешь найти этого Эр-таан, - с тенью насмешки произнес гость, - Быть может, я сумею помочь тебе. Если ты поможешь мне, - в голосе вампира прорезалась грусть, - И не спеши угрожать: болью можно добиться много, а страхом небытия - ещё больше. Но... я не боюсь. Поверь, помочь мне будет для тебя быстрее, чем добиться помощи силой. Мое имя Лорентэр.
  -Кэнрин, - представился в ответ дракон, - И учти, у меня нет времени на глупости. Но можешь рассказать, чего ты хочешь.
  ***
  Когда мы добрались до родника, шатер был стянут в плотный тюк и привязан к вьючному шалшу, а Нэрит и Ханг верхом поджидали нас. Так что в путь отправились сразу же, погнав ящеров сквозь ряды шатров в бескрайную степь. Справа мелькнули далекие стада кочевников, отправленных на выпас и пропали в ночной тьме, а за спиной оставались огоньки костров. И новый знакомый. Арга. Лэ! Нэри прав, я и одним словом способна неприятности устроить. Хорошо, что Арга меня понял, не стал требовать себе наказания, не оскорбился явным пренебрежением их ценностями, а признал... признал право поступать так, как я считаю правильно. Конечно, приятнее было бы, обойтись без этого представления, но... у каждой страны свои законы.
  Интереснее другое: почему вообще все это началось? Арга явно искал ссоры с Эдаром. И считал, что может его победить и спокойно жить дальше. Как-то это не очень похоже на систему тотального контроля, что рисовал мне Нэрит. Все не так страшно? Или... власти хана не хватает на все вольные племена. Да и... есть ли она там вообще?
  Такое ощущение, что на территории Торгета соединилось две страны: высокоцивилизованные рабовладельцы саэ и вольные, едва ли не первобытными племенами живущие, кочевники. Причем, сильно друг друга недолюбливающие. Почему? Кто кочевники для саэ? Источники рабов и скота, недалекие, "низшие" аль? А оседлые для кочевников кто? Ремесленники, дающие оружие и инструмент, который те не способны создать сами... и поработители их детей? Словно бы и впрямь две страны, заключивших ненадежный мир. Внутренняя стража легко может справиться с любым племенем..., а быть может и со всеми племенами. Но тогда города лишаться источника рабов. А, пока кочевники чувствуют силу стражи, не рискнут трогать города внутреннего Торгета, опасаясь отмщения. Зато с радостью нападают на соседние державы, зная, что всегда могут укрыться за спинами все тех же стражей.
  А, если вспомнить, что Арга решился напасть даже на стража, то для одиноких путников путешествие оп степи вовсе не безопасно. Не слишком-то хорошая ситуация для страны. Или на главных трактах кочевники не рискуют своевольничать?
  Хм, а само название стражи "внутренняя"... откуда оно? Из того, что следит за порядком в самой стране? Или потому, что защищает от своих же, "внутренних" кочевников? И, кстати, как сюда вписывается, что Эдар служит сразу и во внутренней страже и в... изумрудной сотне? Что есть что? Изумрудная сотня - объединение телепатов. Те, кто контролируют все - даже мысли - всех Торгетцев, и... что дальше? Судя по резкой реакции Эдара на все мои рассуждения о положении ханства, то ищут они прежде всего... злоумышляющих против хана? Хм, по крайней мере рассуждения о чьем-либо убийстве его заботили гораздо меньше.
  Значит, изумрудные сотни ищут, следят, управляют, а внутренняя стража... исполняет? Не будет же телепат сам лезть в логово "изменников", рисковать собой. Для этого есть воины. Хм, если так, то все эти золотые и черные сотни (или какие они там ещё есть) - просто универсальные боевые отряды под управлением телепатов.
  ***
  Эльфийские леса драконы покинули ближе к вечеру. Чтоб в Сильне появиться ночью: как ни торопилась Истари, но появляться среди людей в истинном облике она не решилась. Зато ночная темнота позволила приземлиться невдалеке от северной столицы королевства и присоединиться к множеству беженцев. У подножья стен Сильниари горели костры, освещая темные, сложенные из вековых дубов стены, пропитанные различными укрепляющими и защищающими от огня зельями. Увы, ночью ворота не открывались, и коротать ночь пришлось среди этих измученных новым набегом людей, так ещё и не осознавших, что к ним пришла война, что кочевники не отступят, разорив города, как было всегда.
  Кутаясь в неприметные серые плащи - подарок Кэниэля - драконы терпеливо ждали рассвета, чтоб затем, ловко проталкиваясь сквозь очередь, войти в город, наполненный страхом предстоящей битвы. Впрочем, страхи людей Истари не волновали: она уверенно петляла по узким улицам, не обращая внимания на вопросы спутника. Через четверть часа они добрались до покосившейся лавки. Девушка решительно нырнула в темный проем кое-как закрытый грязной занавеской. Юноша, растеряно пожав плечами, вошел следом.
  В лавке было пыльно и тоскливо. Сквозь маленькие окошки проникали тонкие лучи света, почти не разгонявшие темноты. На кособоком табурете дремал старик-продавец. А Ися уверенно капалась в какой-то куче хлама.
  -Да-а-а, хорошая вещица - неожиданно протянул старик, едва на ладони драконессы появилась маленькая серебряная брошь-звездочка, - Две золотых.
  -Совсем совесть потерял! - возмутился Тони, не особо присматриваясь к находке подруги.
  -Совесть потерял?! - от возмущения продавец вскочил, и табурет, не выдержав сражения с законами природы, упал. Но старик словно и не услышал грохота, - Да сейчас война близится, деньги нужны - только потому так дешево и отдаю! Эту звезду моей прабабке самый настоящий дракон подарил! И чары на звезде драконьи: в ночи светится, всякую тьму разгоняет. Даже такую, какую ни одно колдовство не возьмет! А нежить от того света умирает! - закончив гневную тираду, старик зевнул и, привычным движением подняв табурет, сел.
  -А что ж тогда она сейчас не светится? - насмешливо уточнил дракон, но Ися не слушая его, вручила старику пару золотых монет и направилась к двери.
  Тони поспешно отправился за спутницей, не дожидаясь ответа торговца, но догнал лишь на улице и, уверенно положив ладонь на плечо, остановил драконессу.
  -Ися! Да постой ты! - в его голосе слышалось почти отчаянье, - Ты можешь мне хоть что-нибудь объяснить?! Мы что, эту брошку искали? Зачем?!
  -Идем, - девушка недовольно вырвала плечо, и уже мягче добавила, - Я объясню.
  -Мы ведь Ян ищем? - как-то неуверенно уточнил дракон.
  -Почти, - девушка недоверчиво покачала головой, - Все же она была права: ты совсем не умеешь оценивать свои силы. Какие у нас шансы найти ту, кого ищет наставник и половина старейших родов?
  -Ну..., - юноша растеряно склонил голову, признавая поражение, - Но при чем здесь это брошь? - он задумчиво мотнул головой.
  -Ты слышал, что о ней говорил продавец? - Истари устало вздохнула.
  -Ну-у-у.... Какие-то сказки, чтоб дороже продать? - Тони задумчиво уточнил.
  -Уверен, что сказки? - в голосе девушки против воли прорезалось лукавство. И юноша застыл, в удивлении глядя на её покупку.
  -Она действительно наша? - голос охрип от удивления, - Но....
  -У Ян должны быть с собой амулеты. И если она где-то недалеко, мы, при некоторой толике везения, найдем её, - наконец разъяснила драконесса свой план, должно быть устав от вопросов спутника. И уверенно пошла дальше, к другому драконьему амулету.
  ***
  На рассвете мы наконец добрались до города. Тарсарен расположился в приречной долине: на широкой серебристой полоске виднелись белые лепестки парусов. Алые лучи освещали невысокие дома-коробки, рассыпавшиеся на берегах Валлиты, сложенные из обожженных на солнце глиняных кирпичей. Лишь выше по течению появлялись более высокие дома-особняки из белого и бежевого камня. Там же виднелась и крепостная стена, тогда как вокруг бедняцких домов поднимался лишь хлипкий, из тех же кирпичей сложенный забор в полтора человеческих роста да локоть шириной - скорее загородка для скота, чем защита!
  -Ян, - окликнул меня Эдар, замедляя шалша, - Тебе с рабом лучше остановиться в гостинице.
  -Почему? - растерянно вскидываю брови, тоже притормаживая своего скакуна.
  -Ян, ты действительно думаешь, что постороннего человека пустят на базу черной сотни? - раздался насмешливый голос Нэрита. Лэ! Справедливо. Когда я начну сама думать?
  -Как только появится возможность, я навешу тебя, - тут же добавляет Эдар, должно быть, заметив, что я расстроилась.
  Лэ! И что я буду в этой гостинице делать? Ждать пока Нэрит сам сможет освободиться?
  Но и лезть в это логово не слишком-то хочется! Там телепаты на каждом шагу, и, если я привлеку лишнее внимание....Тэ! Хотя, в крайнем случае я всегда могу обратиться и улететь, уничтожив эту самую базу! Но вот Ханга туда тащить не стоит!
  -Я уже говорила, что не собираюсь бросать Нэрита, - упрямо сжимаю губы, - А в гостиницу отправлять нужно Ханга.
  -Долси Ян, это просто не возможно, - с ноткой отчаянья откликается воин.
  -Что - не возможно? - придирчиво уточняю.
  -Все, - Эдар взмахивает головой, - Тебя не пустят в особняк черной сотни, а раб не может поселиться в гостинице.
  -А... лои в этот твой особняк пустят? - задумчиво уточняю и, замечаю в глазах воина тень отчаянья.
  -Пустят, - устало признает саэ, - Рабы - просто вещи, - и, вздохнув, добавляет, - Дать вольную мальчишке тоже не займет много времени. Одевай.
  Эдар протянул мне надоевший ошейник и повернулся к мальчишке:
  -Держи, - теперь в его руках появился кошель, - Надеюсь, ты сумеешь разумно им воспользоваться.
  -Благодарю, господин, - чуть дрожащим голосом откликнулся Ханг, принимая подарок. Впрочем, сами интонации его речи сильно изменились. Не как в беседе с равным, но... довольно близко к этому.
  За разговором мы добрались до города. Стороживший вход стражник резко побледнел и склонился в угодливом поклоне, едва завидев саэ из внутренней стражи. Но Эдар его словно и не заметил, уверенно проехал под низкой аркой не спешиваясь, хоть для этого и пришлось нагнуться. По бокам от покрытой пылью дороги тянулись щербатые стены домишек, а завидевшие всадников люди торопливо падали ниц, не страшась испачкать халаты. Унылая картина отбивала желание смотреть по сторонам. Тем более, что лои, вроде, этого и не положено.
  Проехав несколько улиц, Эдар остановил возле какого-то лоточника, продающего всякие безделушки, вроде гребней, и строго спросил:
  -Разрешение есть?
  -К-конечно, саэ, - торговец растерянно вскинул руки.
  -Кольцо на левой, - едва слышно шепнул мне Нэри. Что - кольцо? Хм, на среднем пальце торговца действительно блестит тонкий золотой ободок. И - что? Это, что ли, и есть разрешение? Изменяю зрение: на счет разрешения сказать сложно, но вот магия в кольце и впрямь оказалась. Причем, похоже, снять его не просто, а то и невозможно: нити силы проходят сквозь кость.
  -...даю свободу, - расслышала я голос Эдара. Лэ! Ну вот, задумавшись, весь разговор пропустила!
  -К-конечно, саэ, - вновь пробормотал торговец, прикладывая кольцо к какой-то бумаге. Это что, вольная? А ведь Эдар что-то такое говорил, что нужно подтверждение левой руки.... Так что, торговцы являются левой рукой хана? Или... её частью? Пальцем?
  Ханг, подхватив отмеченную кольцом бумагу, глубоко поклонился, сперва саэ, затем - мне и скрылся к узких улочках Тарсарена, не произнеся ни слова. Впрочем, о чем ему разговаривать с саэ? А говорить с лои - и вовсе опасно для жизни. На губах против воли появляется грустная улыбка. Вот и все. Надеюсь, судьба будет благосклонна к тебе, малыш.
  Эдар, не прощаясь, послал шалша вперед. Остальные скакуны не отстали от своего вожака и, за несколько хои, мы добрались до просторного трехэтажного особняка, расположившегося у самой воды. За высокой кованой решеткой тянулся огромный сад, орошаемые прокопанными от реки, каналами. Но сейчас здесь были лишь черные деревья, сбросившие листья то ли от суши, то ли в ожидании холодов. Хрупкие на вид ажурные ворота были распахнуты: хозяева предпочли доверить охрану паре молодых - лет по двадцать - воинов. Закутанные с ног до головы в просторные халаты, так что нельзя было определить, есть ли под ними доспех, юноши старательно изображали статуи и даже не шевельнулись, когда наш отряд проезжал ворота. Знали, что посторонние сюда не сунутся? Или успели получить телепатические указания?
  Удивления нашему появлению никто не показывал. Оставив шалшей во дворе на попечение раба, вошли в просторный зал, изукрашенный мозаикой. Впрочем, времени любоваться картинами не оказалось: доверив меня старику-слуге, Эдар скрылся в одном из коридоров. А я вслед за низеньким сухим степняком, закутанным в аккуратный серый халат, отправилась на второй этаж, с любопытством оглядываясь по сторонам. О степи здесь напоминали лишь многочисленные ковры: их только что на потолке не было! Зато и других украшений хватало: напольные вазы с живыми цветами, изящные столики на гнутых ножках с мозаичными столешницами, громоздкие золоченые (или золотые?) канделябры на десятки свечей. В общем, роскошь во всем. Хм, похоже хан не привык экономить на элитных войсках. Что, впрочем, вполне разумно.
  Увлекшись интерьерами, я едва успела уклониться от вылетевшего навстречу юноши с какой-то вазой в руках. Раб? Впрочем, если я сумела избежать столкновения, то у не ожидавшего препятствий парня это не получилось. Правда объектом оказался пол: пытаясь затормозить, он поскользнулся, беспомощно взмахнув руками, выпустил вазу.... Лэ! С трудом останавливаю порыва поддержать неумеху, вспоминая какое наказание полагается за прикосновение к лои. Но уж подхватить вазу мне никто не мешает!
  А упавший юноша даже не думает подниматься, лишь подтягивает под живот колени и упирается лбом в пол, выказывая абсолютную покорность. Уже открываю рот, чтоб что-то сказать, но успеваю остановиться: не стоит. Боюсь у бедолаги и так из-за меня неприятности будут. Осторожно ставлю вазу на пол и шагаю в сторону, куда и прежде вел меня старик.
  -Этот раб будет достойно наказан, - сообщает тот, наконец отойдя от шока. Бедолага едва заметно вздрагивает.
  -Ни к чему, - тихо откликаюсь, - Ведь ничего не произошло, не так ли?
  В глазах слуги мелькают хитрые искры:
  -Сиятельная лои желает сама наказать нерадивого раба?
  Ттан-хе! Ну зачем ему это нужно, а? И... что мне теперь делать? Разве что... пригрозить?
  -Нерадивого раба? - растерянно склоняю голову, - Простите, я ещё не очень разбираюсь в общественном положении окружающих. Я знаю, что наказание может быть назначено за прикосновение к лои или разговор..., - чутко прислушиваюсь к дыханию старика, - Но мне показалось, что Вы - свободный.... И я не хочу никому наказания.
  Мне показалось или степняк слегка усмехнулся? Молча повернувшись слуга вывел меня к крепкой кованной двери, покрытой цветочным орнаментом-рельефом и позолотой.
  -Сладкого отдыха, сиятельная лои, - аль низко поклонился, указывая на дверь, и скрылся в переплетении коридоров. А мне осталось лишь войти в отведенную мне комнату.
  Растерянно вздыхаю. Конечно, угрожать старику не слишком приятно... да, возможно и не безопасно, но.... Почему-то мне кажется, что аль даже и не думал обижаться..... Да и может ли обычный обидчивый старик-степняк встречать гостей на базе черной сотни?
  Задумчиво оглядываю комнату. Первое, что бросается в глаза - огромная, человек десять без труда уместилось бы - кровать, застеленная расшитыми золотом шелками. Под широким окном приютился изящный, позолоченный столик из темного дерева на гнутых ножках и два, в том же стиле сделанных, стула. Пол застилал густой мягкий ковер с золотыми нитями, за золотой ажурной дверью виднелся бассейн, выложенный золотыми же плитами. Вся комната - гимн богатства и роскоши. Причем, в довольно таки Ассидском стиле. Эхо принесенной саэ культуры?
  Впрочем, гораздо большее внимание привлекает расположившийся на столе легкий ужин: сушеные фрукты и травяной чай, правда, без любимого степняками молока. Конечно, не слишком много, но... лучше, чем ничего.
  ***
  Крохотная комната, скрытая в глубине подвалов неприметного особняка на набережной Валлиты, была освещена лишь парой свечей. Неверный свет не позволял рассмотреть стены... да что стены, ничего уже в шаге от подсвечника не было видно. Рыжий свет плясал на полированных черных досках стола, странно преломлял черты находящейся в комнате пары: пожилого, но крепкого ещё степняка и молодого саэ.
  -Ты быстро добрался, Эдаран, - старый командир внимательно смотрел на нового подчиненного, - Но это и к лучшему: уже в следующей вылазке ваша пара примет участие.
  -Да, аль Хоренг, - покорно откликнулся саэ, не пытаясь изображать юношеской пылкости и довольства новым назначением. Начинать новую службу с обмана - не лучший ход. А если без него не обойтись, то нужно хотя бы уменьшить, сколь это возможно.
  -Вижу, ты не слишком доволен этим? Неужели доблестный саэ боится боя? Не стоит слишком близко принимать слухи, будто гибель ведомого убивает наблюдателя. Такое случалось лишь пару раз, - старик ласково улыбнулся.
  -Все мы смертны, - почти безразлично откликнулся Эдар, покорно проглотив шпильку нового начальника.
  -Вот как..., - словно самому себе прошептал степняк, и уже в голос продолжил, - Что ж, ты не плохо владеешь собой, Эдаран. Но не стоит нам возводить между собой лишние преграды. Я вижу, ты не рад подчиняться "презренному степняку", - старик покровительственно улыбнулся, - Не тревожься, я давно привык к этому. И, чем скрывать свои истинные чувства, лучше направь силы на присмотр за ведомым. А теперь, Эдаран, ответь искренне, что тревожит тебя?
  Саэ растерянно вздохнул, заставив колыхнуться пламя свечи.
  -Ну, смелее, - с мягкой улыбкой произнес степняк, - Столь высокая ступень в столь юном возрасте, сильный дар, огромное наследство, очаровательная лои, которая вскоре может стать женой.... Что тревожит такого успешного саэ?
  Но Эдар вновь промолчал: врать сейчас - самоубийство, а говорить правду....
  -Что ж, Эдаран. Я скажу ещё. Но если ты вновь промолчишь - можешь забыть о моей поддержке. Очаровательная лои, с грацией воина, ведущая себя словно свободный мужчина и мыслящая на неизвестном в Торгете языке. Тени странных мыслей скрытые в самой глубине твоей памяти. Сведения об ушедшем от тебя (или отпущенном тобой?) нарушителе на последнем задании. Знаешь, Эдаран, у нас и впрямь случалось, что из-за проблем у ведомого гиб наблюдающий. Но лишь тогда, когда этот наблюдающий вызывал сомнения и у своих командиров.
  -Это все? - тихо спросил саэ.
  -А должно быть что-то ещё? - степняк насмешливо вскинул бровь, растеряв при этом последнюю тень старости. Так что теперь его легко было принять за юношу, ровесника саэ... если бы не седые волосы.
  -Я... хотел бы узнать, какие рекомендации сообщил Вам саэ Лаэран, - Эдар упрямо поджал губы.
  -Вкратце? - с грустной улыбкой уточнил аль, - Сильный, но не надежный. И ты поверишь моим словам?
  О, да.... В Торгете мало кто верит даже мыслям, не то, что словам. А уж верить словам того, кто пытается тебя в чем-то убедить. Вот только....
  -А чему верить тому, кого командир отправляет прочь от себя в компании смерти? - саэ решительно вскинул голову, - Именно это и тревожит меня: как выжить? Как выжить не смотря на то, что ведомый - сильнейший Эр-таан из черных сотен - жаждет убить... отомстить за свое пленение!
  -Этот Эр-таан... твоя добыча? - неожиданно тихо уточнил командир.
  -Да, - шепотом больше похожим на крик отозвался воин.
  -Что ж, я запрошу сведения об этом.... И, если саэ Лаэран действительно подставил тебя под удар немертвого.... Поверь, у черной сотни достаточно способов отомстить обидчику. Можешь идти.
  Эдар молча покинул комнату, не раздражая нового командира показной вежливостью. Впрочем, он был доволен: конечно, искренность - не та черта, что ценится в Торгете, но.... Если в "ладонях" черных сотен есть хотя бы её подобие, то, быть может, у него и появится шанс выжить.... Когда это порождение Бездны сорвет ошейник. Если, конечно, выбранная сегодня роль была сыграна достаточно достоверно.
  Командир задумчиво задул свечи. Саэ показал себя неплохо... вдвойне неплохо, если учесть все обстоятельства. Разумеется, Хоренг уже давно выяснил о молодом саэ все, что только может узнать младший командир черной сотни. Сделал это скорее по давней привычке (не так то просто было простому степняку со слабым даром Рух добиться высокого положения, не смотря на неплохие полководческие способности) и не пожалел. Если в начале самым разумным представлялось устранить ненадежного воина, отдав нового ведомого одному из старых, проверенных товарищей, то теперь сам повелитель душ оказался для степняка важнее Эр-таан. Возможности получить саэ, лишившегося ведомого, в котором сомневаются все остальные начальники. Саэ из родов "ран", для которого он стал бы единственной защитой, единственной возможностью выжить.... Саэ, не смотря ни на что, тянувшего за собой спасительницу, ставшую тяжелой и опасной обузой. Саэ, которому можно доверять... насколько это вообще возможно в Торгете. Это весомая фигура в вечных играх ханства. А, значит, следует позаботиться, чтоб новый ведомый, даже сорвав ошейник, не сумел добраться до своего направляющего.
  Конечно, повелители душ всегда говорили, что эти "ошейники" снять невозможно. И Хоренг всегда покорно кивал в ответ, в душе твердо зная: освободиться можно от всего. Главное не терять надежды.
  
  Глава 12. Немного о вампирах.
  Теплые Тогетские ковры, скрывающие каменный пол, отделанные тяжелыми деревянными панелями стены, янтарные мозаики в стрельчатых арках, подражающие привычным в Вильтаре витражам, разожженный в камине огонь... к чему такие украшения в вампирьем логове? Разве только для нежданных живых гостей. А, впрочем, и ожидаемых - времена, когда Эр-таан в любом живом существе видели лишь пищу давно минули. Ещё в пятую эпоху, когда угасли магические источники.
  Узнать в этом особняке вампирский замок было непросто: многие богачи любили отделывать деревом холодные каменные стены, а уж хоть один ковер можно было встретить у каждого. И сияющий в окнах янтарь легко было принять за привычный витраж. Но сами Эр-таан не слишком жаловали это здание. Хоть крепкие каменные стены и были достаточной защитой от живых, но тонкие панели и ковры самим Эр-таан казались тонкой бумагой, пробить которую можно одним ударом. Бумагой, за которой скрывалось безжалостное солнце: увы, каменный панцирь и близость воды не позволила построить привычные для Эр-таан жилые подвалы. А, потому, здесь обитали лишь невезучие обращенные, получившие в наказание приказ следить за логовом... а, быть может, вести какие-то таинственные дела, успевшие появиться между вампирами и людьми.
  Впрочем, сегодня особняк мог похвастаться необычайным множеством гостей. Первым, уже час назад, здесь появился сероглазый дракон и сразу же прочно облюбовал придвинутое к самому огню кресло. Сопровождавшие его юные вампиры, рожденный и обращенный, предпочли изображать статуи, прислонившись к стене под янтарной мозаикой. Но четвертый гость сразу распознал "обман".
  -"Лорентэр! - хлестнула слабыми потоками магии привычная вампирам речь, - Ты что устроил, ас"эр рий-торин?!"
  Хотя при этом сам гость лишь приветливо улыбался.
  -Юноша всего лишь пожелал пройти испытания на титул Рыцаря, - холодно откликнулся дракон на фразу, которую ему не полагалось не то, что понять, но даже заметить. Впрочем, одного из лучших наставников Академии это не волновало. В отличие от самочувствия юноши: два перемещения в день предел и для более сильных и опытных Эр-таан, но без этого пригласить наблюдателей за одну ночь было бы невозможно. А потратить больше времен дракон не позволил. Кенрину, конечно, не составило труда поделиться после этого с Лорентом энергией, но заемная сила далеко не столь же послушна, как своя. И это могло сыграть роковую роль в испытании.
  -Но он слишком молод для подобной ответственности, - мягко откликнулся Эр-таан, внимательно разглядывая незнакомца: кто, насколько силен, зачем здесь? И как с ним разговаривать?
  -Разве? Ему больше двухсот и, значит, он вправе принять эту ответственность. Ведь именно так сказано в вашем законе, - дракон безразлично прикрыл глаза. Единственное, что он обещал Лоренту, это присмотреть за соблюдением всех законов. Результат его не слишком волновал. Лишь обряд, который юноша обещал провести на следующую ночь.
  -Вы правы, - нехотя признал вампир, - Но, не припомню закона, позволяющего на испытании присутствовать живым. Кто Вы и зачем здесь?
  -Зачем? Лорентэр пригласил меня взглянуть на этот удивительный обряд, - тоном, не позволяющим усомниться в безразличие к упомянутому зрелищу, откликнулся дракон и с насмешкой продолжил, - А кто.... Что ж, позвольте представиться: лер Кенрин-кон Кирринт.
  -Рад знакомству, лер, - с радушной улыбкой откликнулся гость, - Я - барон(бэриа-эн) Харинэр. Для меня честь знакомство с настоящим драконом, - впрочем, голос его явно выдавал сомнения в истинности имени и титулов. Право же, если драконы и впрямь появляются в Велире, какое им может быть дело до вампирьих недорослей?
  -Взаимно, барон, - Кенрин хищно оскалился, - Но вот, кажется и наблюдатели, - сообщил он, впрочем, не делая попытки оглянуться. В комнату действительно вошли двое: один - типичный рожденный Эр-таан, успевший забыть, сколько веков он прожил на свете. А второй поражал необычной для вампиров белой гривой волос, стянутой в испещренную лезвиями косу и серебристыми глазами. Но, все же, при этом был чистокровным Эр-таан... насколько вообще может быть чистокровным тот, кого коснулась магия Разрушения.
  -Лорд(Лоур-дэ) Налишэр - с насмешливым поклоном сообщил черноволосый.
  -Граф(Хэриф-дэ) Лойдэр, - беловолосый лишь задумчиво склонил голову и выразительно посмотрел на сидящего в кресле живого.
  -Лер Кенрин-кон Кирринт, - повторил дракон. Но в это раз реакция оказалась иной. Лорд лишь насмешливо вскинул бровь, словно не в силах поверить. А граф... граф с искренним удивлением произнес:
  -А где же Вайри..., - но вопрос так и остался незаконченным: в комнате мелькнула темная тень, и Лойдэр оказался прижат к одной из панелей. Напротив сердца Эр-таан, пробив доспех из зачарованной кожи застыл полупрозрачный черный клинок. Дракон с видимым трудом сдерживал себя, что не завершить удар, в серых глазах бушевала ярость зимнего шторма. Лишь хои спустя, он отступил на шаг и убрал меч в закрепленные на спине ножны, справившись со вновь вспыхнувшей болью потери. Если он ничего не смог сделать ни для друга, ни для его сына, остается лишь найти его дочь... если ещё не поздно.
  А Эр-таан медленно преклонил колени и склонил голову.
  -Могу ли я заслужить Ваше прощение, лер Кирринт, - шепотом, холодным словно лед, произнес он.
  -На тебе нет вины, - нехотя откликнулся дракон, вновь садясь в кресло, - Иначе ты был бы уже мертв.
  -Я желал бы стать Вашим учеником, лер Кирринт, если только это возможно, - так и не поднявшись, продолжил Лойдэр.
  -Вот как? - дракон в искреннем удивлении вскинул бровь. Представление Эр-таан об ученичестве были далеки от милосердных: учитель был в праве распоряжаться жизнью и смертью..., а, вернее, существованием и упокоением ученика. Беспрекословное рабство, единственной возможностью избавиться от которого порой была смерть наставника: слишком не любили Эр-таан расставаться со своими лучшими игрушками. Впрочем, времена, когда каждый Эр-таан проходил ученичество давно канули в прошлое. Что лишь ужесточило нравы тех, кто все же брал учеников. Что могло заставить древнего Эр-таан просить о подобной судьбе?
  -А не слишком ли ты стар для ученичества? - с грустной насмешкой спросил дракон.
  -Мне лишь немногим больше пяти тысячелетий, - с ноткой надежды возразил граф.
  -Зачем? - устало вздохнул Кенрин.
  -Те, кто говорил, что истинное искусство ведомо лишь драконам, оказались правы. Я - воин, моя жизнь - сражения. Многие века я думал, что достиг совершенства, но теперь вижу, что ошибся. И готов на все, что продолжить познание искусства, - в голосе Эр-таан вновь звучал лед.
  -Я знавал тех, для кого познание искусства боя стало смыслом жизни. Когда-то я и сам был таков, - грустно откликнулся дракон, - Но я давно уже не тот юноша. И я не верю словам. Впрочем, этой ночью мы собирались завершить ученичество, а не начать новое.
  -Конечно, - поддержал дракона лорд, скрывая грусть от предстоящей разлуки с давним другом. Но, признавал за ним право на этот выбор, - Думаю, при таком ходатае, официальную часть можно опустить. Начинайте поединок.
  Две тени, послушные приказу сорвались в бой. Но, если у наблюдателей и были сомнения в исходе испытания, они быстро исчезли. Лорент уверенно теснил барона, в равной мере пользуясь и оружием - косой с вплетенными лезвиями и зачарованными когтями, как и положено по ритуалу, и магией. Легкие, едва заметные жгуты стегали, пеленали Харинэра, а ковер под его ногами покрывался новыми дырами, через которые так легко было провалиться: юноша умело использовал непривычную обстановку, заставляя барона волноваться и делать новые и новые ошибки. Пока, наконец, противник не застыл, в немом ужасе глядя на пробившие грудь когти. Одного движения Лорента было достаточно, чтоб оборвать его существование.
  Лишь хои спустя, убедившись, что юноша не жаждет убить, теперь уже бывшего наставника, лорд произнес:
  -Довольно. Прими мои поздравления рыцарь (рейша-рэ) Лорентэр.
  Юноша легким движением скользнул прочь от поверженного противника и искренне улыбнулся:
  -Благодарю, что согласились прийти сюда, - он едва заметно склонил голову.
  -Разве я мог поступить иначе? - лорд грустно и виновато улыбнулся, - Спасибо, что пригласил меня, ... сын.
  Сложно сказать кто удивился сильнее: Лорент или Харинэр.
  -Так вот почем наставник советовал в случае беды искать помощи у Вас..., - едва слышно прошептал юноша.
  -Почему ты оставил ему жизнь? - спросил лорд скорее, чтоб разбить тяжелое молчанье, чем из любопытства.
  -Нас слишком мало..., - юноша неловко запнулся, но, все же, продолжил, - отец. Существование каждого рожденного - бесценно.
  -Вижу, Нэритэр поделился с тобой не только своей силой, но и своим безумием, - устало вздохнул Налишэр, - Жаль, что я поздно узнал о тебе. Впрочем, он оказался лучше многих. Если бы ещё не стал использовать тебя, как разменную карту....
  -Он прав, - Лорент упрямо поджал губы, - Это был единственный вариант. Никто другой не сумел бы добиться испытания и выдержать его. Единственное, о чем я жалею, что теперь мне придется искать свой путь.... Я предпочел бы идти следом за наст... за Нэритэром.
  Лорд устало вздохнул, понимая, что слишком давно упустил время, когда мог стать для сына - случайного подарка судьбы - кем-то важным. Уже то, что он вырос сильным и не ненавидит отца - много больше, чем заслужил древний лорд, так и не озаботившийся продолжением рода.... Впрочем, зачем продолжать род тому, кому суждена вечность. А слуг же проще растить из обращенных: и быстрее, и не заставляют сомневаться ненужные эмоции. И, все же, тенью в глубине разума мелькнуло сомнение - уж не прав ли Нэритэр и они напрасно больше надеются на обращенных.
  ***
  Теплые лучи, упавшие на лицо прогнали последнюю муть сна. В широкое окно заглядывало солнце. Хм, если я не ошибаюсь, когда я ложилась спать, оно было примерно там же.... Не, я конечно заметила в чае успокаивающие и укрепляющие сон травы, но... не на столько же, чтоб сутки проспать! Хотя... они могли как-то взаимодействовать с остатками того зелья, которым "угостили" меня товарищи Эдара. Все же, травница из меня так себе и просчитать все эффекты я не могу. Вот только, почему меня никто не пытался разбудить? Хотя, кому в городском особняке есть дело, сколько спит лои?! У Эдара, наверняка куча забот связанных с новым назначением. А у Нэри - ещё больше.
  И чем же этой лои тогда следует заняться? Ну, если учесть, что вчера умыться у меня не хватило сил, то ответ очевиден. Сев на кровати растерянно осматриваю комнату. Впрочем, здесь почти ничего не изменилось. Лишь со стола убрали посуду, а около двери в коридор появились две девушки... рабыни. Низко склоненные головы и просторные серые халаты оставляли на обозрение лишь волосы, черные у одной и белые у второй.
  Лэ! И что мне с ними делать. Хм, об этом можно подумать и в ванной... или правильнее назвать виднеющееся сквозь ажурную дверь золотое чудовище бассейном? Уверено направляюсь в ванную комнату, и... девушки едва слышно поднимаются и следуют за мной. Тэ!
  -Сиятельная лои позволит помочь ей умыться? - красивым глубоким голосом произносит темноволосая.
  -А куда ж несчастной лои деваться? - устало вздыхаю, не оборачиваясь.
  -Сиятельная лои недовольно своими служанками? - в голосе, как ни странно, не слышится страха, только растерянность. Ну хоть что-то хорошее.
  -Несчастная лои недовольна своей судьбой, - говорить о себе в третьем лице как-то странно, но здесь это кажется правильным, - Вот хотела с горя утопиться, так и то - помешали.
  -Сиятельная лои ищет смерти? - о, а это, кажется блондинка: голос звонкий и нежный.
  -Сиятельная лои шутит, - то ли спрашивает меня, толи успокаивает подругу брюнетка.
  -Конечно, шутит, - покорно соглашаюсь, - Самой топиться - никакого удовольствия. А вот если какого-нибудь саэ - это уже интереснее.
  -Нам остается лишь благодарить все ветра, что мы всего лишь аль и чужачка, что, несомненно, спасло нас от страшной участи, - в голосе темноволосой пробиваются нотки смеха, заставляя меня посмотреть на неё. На миг задержав поклон, она поднимает голову. Лицо неожиданно узкое для степнячки, а разрез глаз и вовсе эльфиский. Или, если учесть их цвет, вампирий. Легкая, изящная, ладная.... Была бы вовсе красавица, если бы не грубый шрам, перечеркнувший правую щеку: от виска до подбородка.
  -Знаешь, - растеряно улыбаюсь, глядя в черные вампирьи глаза, - Пожалуй, я даже не буду говорить Эдару, что думаю о подобном приобщении меня к культуре Торгета. Но при условии, что вы не будете мне в каждой фразе напоминать мой нынешний статус.
  -И как тогда нам следует назвать Вас? - с лукавой и странно-сожалеющей улыбкой поинтересовалась девушка.
  -Ян. И на "ты". А как следует называть вас, - улыбаюсь в ответ.
  -Я - Кро, а она Сои, - легко сообщает она, и тут же поясняет, - Это не настоящие имена, но мы к ним привыкли.
  -Хорошо, Кро. Если не секрет, почему в Торгете все так старательно скрывают имена? - рискую спросить, стягивая с себя тунику: я сюда, все же купаться пришла: болтать удобнее в комнате. Сои, тут же отбирав у меня одежду, пытается одновременно натереть каким-то толи маслом, толи настоем и стянуть с меня украшения. Что, впрочем, быстро прерывает Лиля: и совершенно правильно снимать амулеты, раз уж они у меня есть - глупость. Да и раньше мыться они мне как-то не мешали.
  Кро тем временем стала наводить воду в бассейне, выплескивая туда цветные жидкости из всевозможных баночек и бутылочек, одновременно рассказывая:
  -Раб находится в полной власти хозяина. У него нет ничего своего, кроме имени. Но и имя хозяин в праве отобрать. И тогда раб становится беззащитен перед шаманами и духами степей. Лишенные имени живут недолго, а умирают от тяжелых болезней. И, даже самый слабый шаман, зная имя, может полностью подчинить себе человека. Потому говорить настоящее имя могут лишь саэ, которых защищает сила власти, и воины, которых защищает воля хана, - голос Кро был мягким и тягучим, словно она рассказывала сказку. Слова и бутылочки кончились одновременно, и меня, наконец, пустили в бассейн.
  -Бред, - булькнула я, выныривая и ложась на воду. Лэ! Когда я последний раз нормально мылась? На теплом озере мне толком искупаться так и не дали....
  -Не знаю о власти имени, но как умирают безымянные я видела. И даже в этом особняке! - пылко возразила степнячка, в четыре руки с Сои чем-то натирая меня. Больше похоже на пытку, чем на купание!
  -Правда? - удивленно вскидываю брови, - Я тоже хочу на это взглянуть!
  -После завтрака, хорошо? - мягко предлагает Кро, - Хозяин будет гневаться, если ты не станешь есть, Ян.
  -После завтрака, так после завтрака, - покорно киваю, - Надеюсь, хоть кормить меня с ложечки вы не будете?
  ***
  Вняв моим просьбам, девушки только накрыли стол. А вот от пытки торжественного облачения в алый халат и золотистый шаровары избавиться не удалось. И ещё худшая ожидала впереди: расшитая золотом занавеска из паучьего шелка, которой мне предстояло закрывать лицо.
  Попросив разрешения выкупаться (и, разумеется, получив его), девушки оставили меня наедине с завтраком, заверив меня, что сами уже покушали. Как я ни торопилась, проглатывая различные сладости, считающиеся здесь лучшей едой для девушки, Сои и Кро появились прежде, чем я закончила завтрак. Вернее, заканчивали мы его уже вместе: не смотря на слабое сопротивление, я уговорила девчонок составить мне компанию. Подкупив тем, что без возмущений позволю надеть вуаль. И втроем же, наконец, отправились исследовать окрестности.
  Несколько хои блуждания позволили выбраться на заднее крыльцо, в полете стрелы от которого виднелась река. Десятки рабов, одетых, не смотря на заметный холод, лишь в набедренные повязки, разгружали покачивающуюся у причала длинную лодку.
  -Смотрите, - глухо, с затаенной болью, шепнула мне на ухо Кро, взглядом указывая на худого серого от бледности молодого - лет двадцать - мужчину. Он уже почти добрался до небольшого сарая, в который нес ящик, когда, зашатавшись, упал. Не сдержавшись, подбегаю ближе. Но, едва останавливаюсь - чувствую на запястье ладонь Кро.
  -Не прикасайтесь к нему, - шепот, столь тихий, что даже я едва разбираю, - Его накажут.
  Раб даже не пытается подняться, лишь в ужасе смотрит на меня. Ттан-хе! Как же я ненавижу эту страну!
  Устало вздохнув, изменяю зрение. Так, никакой особой магия не вижу. Какая-то болезнь? Лэ! Что я могу определить, если даже прикасаться к нему нельзя!
  Рядом появляется старик-степняк, тот самый, что вчера провожал меня, и я решаюсь спросить:
  -Что с ним,... отец? - Торгетское слово, значащее старый и почитаемый, неловко срывается с языка, тихой болью и радостью отражаясь в сердце. Да, родители погибли достаточно давно, но... как же хотелось, чтоб они были рядом! И дед.... И чтоб не было всей этой суеты вокруг трона.... И угрозы зельхи....
  -Его лишили имени, - равнодушно подтвердил степняк версию Кро.
  -А можно вернуть ему имя? - поднимаю глаза на старика. На сухих губах - растерянная и грустная усмешка.
  -Можешь попробовать, - подтверждает он. Вновь смотрю на... раба. В глазах - все тот же ужас.
  Попробовать? Но как? Просто сказать: "тебя зовут...". Тэ!
  А ведь у него зеленые глаза. Как спокойное море возле берега. Только сейчас в этом море - муть боли и отчаянья, и... надежды? Последнее, словно прорывает плотину. Плотину того ужаса, что накопилось в душе за несколько дней, проведенных в Торгете.
  - Нарекаю тебя Кальниаритинар..., - слова звучат, словно не касаясь меня.
  Непобедимый и милосердный освободитель, - да, жутко вычурно. Что в оригинале, что в переводе. Это какой-то очень древний язык, которому пытались выучить меня в университете. Вот только... почему так кружится голова? И магия - словно только что заряжала кристалл в Академии. В бессилии падаю на хрупкую сухую траву, устилающую подножье сада. Колени и ладони отзываются тупой болью. Лэ, синяки будет жуткие.
  А раб... растеряно и недоверчиво пытается встать. На плечах вдруг появляется тяжесть чужих рук, теплая и успокаивающая.
  -Ян?! Что с тобой?! - почти шепот. Эдар. Тэ! Не хватало только, чтоб я у него в ногах валялась! Собрав остатки сил, решительно встаю, стараясь не замечать, что меня качает.
  -Все в порядке, - Лэ! Ну почему голос так дрожит! Да что со мной творится-то?! Что я сделала?! Никогда не слышала ни о какой магии имен! Это просто невозможно!
  -Не похоже, - откликается саэ, внимательно вглядываясь мне в лицо, - Что ты сделала?
  -Нарекла, - задумчиво сообщает старик-степняк, тоже смотря на меня, - Жаль язык незнакомый - не ясно какую судьбу она ему напророчила, - и эвел помолчав, добавляет, - Похоже, придется тебе искать другую лои, Эдаран. А этой дорога в изумрудные сотни.
  -Но... она ведь Рух, - неуверенно возражает саэ. Хм, отлично. Значит как мага он меня определил. Интересно, ещё в горах или уже после пленения?
  -Нет, Эдаран, - старик легко усмехается, - В лучшем случае, двуодаренная. В хрониках остались упоминания о подобном. И очень сильная: все ещё в сознании и даже, похоже, начинает осознавать происходящее.
  -Да? - с задумчивой усмешкой, уточняет саэ, - Не хотелось бы. А вы умеете успокаивать женские истерики? - впрочем в его голосе чувствуется наигранность. Новая маска? И кого на этот раз? Доброго рубахи-парня? Благородного воин страдающего от своего положения повелителя душ?
  -И вовсе я не истеричка! - упрямо возражаю, заглядывая в серые омуты - глаза воина - А убить тебя - есть просто историческая справедливость.
  О, голос почти не дрожит. Хорошо.
  -Рад, что тебе уже лучше, милая, - ласково улыбается саэ.
  -Лучше? - задумчиво переспрашиваю. Интересно, а что они там говорили про судьбу? Ох, чую устроила я что-то ужасное. Додумалась называть - "освободитель"! Да он же степь в крови утопит! Тем более, "непобедимый". Остается надеяться на "милосердного". Если, конечно, эти сказки имеют хоть какой-то смысл.... Но ведь куда-то же исчез почти весь мой резерв!
  -Эдар..., это правда... про судьбу? - растерянно склоняю голову.
  -Почти, - воин грустно усмехается, - "Наречение" - это из высшей магии повелителей душ. Ты не меняешь судьбу, просто заставляешь поверить человека, что это - его судьба. Но, обычно, и того довольно, чтоб изменить жизнь. Как ты назвала его? - не смотря на ласку, в глубине его глаз мелькает страх. Правильно, ой правильно.
  -Непобедимый и милосердный, - покорно перевожу, благоразумно утаив "освободителя".
  -Непобедимый? - саэ задумчиво повторил, - Это пытались использовать, но сделать кого-либо сильнее себя невозможно. А то, что является силой для повелителя, обычному человеку - пустой груз.
  Ох, это получается, я ему "записала" в разум умение сражаться, как дракон? И знание трав? И вообще все полезные драконьи знания. Ох-ох-ох, да он для человека теперь и впрямь непобедимый! Не удивительно, что это из меня все силы вытянуло!
  -Ну а представление о милосердии у него теперь будет такое же, как и у тебя, - задумчиво закончил Эдар.
  -Думаю, лучше все же его убить, - медленно и, словно, нехотя произносит старик.
  -Да? С удовольствием на это погляжу, - мягко усмехаюсь, отступая в сторону, туда, где затаились девчонки. Хм, даже не шатает. Уже хорошо.
  -Не стоит этого делать, аль, - отчаянно-убитым голосом произносит Эдар.
  -Почему? - насмешливо спрашивает обсуждаемый. От слабости и бледности не осталось и следа. Голос тих и мягок, глаза сияют изумрудами, движения плавны... как у опытного воина. Да, если я правильно поняла механизм, говорить "не сильнее нарекающего" - не совсем правильно. Не сильнее того, каким мог бы быть нарекающий, полностью развивший все то, что досконально знает, - Неужели ты боишься, саэ? Боишься презренного раба, который может делать лишь то, что ему приказывают?
  Тинар насмешливо касается ошейника и... рвет, словно гнилую ткань, заставляя Эдара побледнеть. И с ужасом посмотреть на меня.
  -Кто ты, Ян? Что ты такое? - шепот саэ мелкой дробью падает на траву. Ну да, ведь саэ считает юношу моим "отражением".
  -Может, стоило спрашивать это при знакомстве? Авось, лучше бы друг друга поняли, - задумчиво фыркаю и задумчиво оттягиваю ошейник. Лэ! И как он его разорвать умудрился? У меня такого эффектного жеста не получится. Конечно, магия - не проблема, но вот как порвать крепкую кожу? Ну и ладно, пока лучше подбросить Эдару решение задачки, чтоб он чего-нибудь ужасного не напридумывал, - А откуда получилось это чудо, мог бы и сам сообразить. Знаешь же, кем я интересуюсь.
  -Зельхи, - шепот звучит, как приговор, - Великая империя и великие знания. Ведь сила не в том, чем владеешь, но в том, что знаешь.
  Впрочем, пусть лучше думают, что Тинар - "отражение" зельхи, чем драконов. Тогда-то и меня никак с драконами не свяжут.
  -Моя госпожа, - вновь звучит голос бывшего раба, а крепкая, но узкая рука, покрытая мозолями, подхватывает мою ладонь, а вслед за ней шершавые, высушенные солнцем и жаждой губы касаются кончиков пальцев. И не обращая внимания на ярость саэ произносит, - Я был бы счастлив служить вам, леди Айана. Но я не вправе просить Вас, взять на себя груз моей судьбы. То, что Вы уже сделали для меня - больше, чем можно было мечтать. Но Вы идете своей дорогой, а мне придется прокладывать свою. И единственное о чем я смею просить Вас - навестите меня, когда у Вас появится свободное время, - и решительно отвернувшись от меня, заглянул в глаза старика-степняка, - Я устал быть рабом, аль Хоренг. Быть может, в Вашем отряде найдется место и для меня?
  Вот как? Что ж, разрушать систему и впрямь проще... и бескровнее изнутри. Надеюсь, у него получится. А уж отказываться этот аль Хоренг, по-видимому не собирается. Вот только, если он командир какого-то отряда, интересно, зачем он тогда, как обычный слуга, меня провожал? Хотел посмотреть на странную лои?
  
  Глава 13. Отношение аль-Торгет к вопросу долга.
  В саду расположилась уютная беседка, с видом на проходящие по реке корабли (Хотя, правильнее было бы назвать их большими лодками), и строгий полированного белого камня фронтон особняка. Представив в мое распоряжение уютное плетеное кресло, девочки, не слушая возражений, устроились на расстеленных здесь циновках.
  -Имя значит очень много, - наконец произнесла Кро, глядя на кружащих над садом черных птиц.
  -И ты действительно в это поверила? - с улыбкой вскидываю голову. Чистое синее небо грозит скорыми холодами. А нам ещё столько идти! Да и Нэри прежде нужно освободить.
  -Но вы ведь сами..., - растерянно посмотрела на меня степнячка.
  -Есть просто Ша... магия разума, то чем владеют повелители душ, - грустно улыбаюсь, - А эта "привязка" к имени - просто удобный ход. То, что там случилось... дело не в том, как я его назвала, а в том, каким хотела его видеть.
  -Но лишить имени может любой хозяин, не только маг, - вдруг подала голос Сои.
  -Даже если на рабе нет зачарованного ошейника? - горько усмехаюсь, - Не верю.
  -Я действительно не помню ни одного случая - без ошейника, - растеряно соглашается Кро, - Значит все дело в..., - смуглая рука осторожно прикасается к кожаной полоске.
  -Да, - грустно улыбаюсь. Но, против обыкновения, не добавляю свое мнение об устройстве Торгета: за это девчонки могут и пострадать.
  От реки доносится плеск весел, а из глубины сада слышатся воинственные крики. Тренировка саэ? Впрочем, какая разница.
  -Расскажи о себе, Кро, - тихо прошу, склонив голову.
  -Я всего лишь рабыня, - степнячка упрямо качает головой, - И в моей жизни не было ничего интересного. Давайте я лучше расскажу сказку, - и, не дожидаясь согласия, начинает говорить чуть нараспев, - В степях кочует много племен, больших и малых, славных и презренных.... Степь велика и всем хватает её просторов. И у вождя одного племени невеликого, но славного, чьи воины не кланялись и саэ, родилась дочь, красивая как закат. Отец в ней души не чаял, а братья прозвали эльфийкой за ладное тело да милое лицо. Но сестры, помянуя о сходстве живых и мертвых, звали её Эр-таан, за жесткий и дерзкий нрав, какой подобал воину, а не будущей матери. Не раз девушка сбегала, одевшись парнем, на юношеские забавы и, вскоре стала стрелять и биться на саблях как настоящий кочевник. Отец на то лишь посмеивался: вырастет, родит детей, да будет сыновей стыдить, коли хуже неё сражаться станут.
  И вот выросла она, да стали женихи со всей степи собираться. Только дочь вождя не торопилась с выбором. Тот - в скачке от неё отстал, как за такого замуж идти? Этот - не попадает в кольцо невесты из лука с тысячи шагов. А третий и вовсе, саблю, как ложку держит. Уже совсем осерчал, было, отец на упрямую девушку, слушать её не желает. А только все после её слов, женихи и впрямь недостойными кажутся. Уж грозиться стал в ученицы шаману её отдать, чтоб хоть от младших сестер внуков увидеть, а той и это в радость: все ей интересно. Может, так и стала бы дева шаманкою, да только однажды уехала она на охоту далеко в степь, хотела сестер дичью свежей побаловать. Да налетела на отряд разбойничий. Хороша воительница, но что одной против пятерых? Одного стрелой сняла, другого саблей достала, да только и у самой уже рука не движется, чудо, что напрочь не отрубили. В левую саблю взяла - да это уже не то. А вороги так и кружат, лезвия вокруг так и свистят. И судьба была бы ей пропасть, да в это время оказался поблизости одиночка-воин, что дом отчий оставил, чтоб мир посмотреть. Он-то и спас красавицу. Дважды тренькнул лук - и один лишь разбойник остался. Да ему и девичьей сабли хватило: испугался, спину показал.
  Ну, бой позади - пора раны считать. Да только как тут быть? Дева-то по привычке в парня одета. Открыться спасителю - срам. А уж дать к себе до замужества прикоснуться для дочери вождя - и вовсе позор несмываемый. Ну стала она его благодарить, да виду не кажет, что ранена. Только на привале в темноте укрывшись, потихоньку плечо перевязала. Да поняла вдруг - судьбу свою встретила. И загоревала: что она своему избраннику кроме красоты да дурного нрава предложить может? Тут уж и пожалела, что с сестрами не трудилась, женских мудростей не учила. А спаситель захотел её племя навестить. Как тут откажешь? Да все приговаривает: хоть одним глазком на красавицу взгляну.
  Делать нечего, поехала она с ним, в дороге все балагурят да смеются, а на душе - стужа. Только как последний день до стойбища осталось - призналась. Так и так, вот она красавица, дочь вождя. А воин только посмеялся: мол, давно уж понял, с кем степь делит. Да боялся, что уедет она, коли сознается. Ну и пожалел, мол, ему о гордой красавице и мечтать не след. А та рассмеялась: попробуй, вдруг да получится.
  Привела дева спасителя в отцов шатер да говорит, вот избранник мой. Тут уж отец и вовсе лют стал: скольким знатным, да богатым, да сильным на степь указала, а тут безродного привела. Ну, тут и дочь пригрозила: мол, стану шаманкой да сама к нему убегу.
  Тогда уж велел отец сыновьям сестру увести да спрятать, покуда не образумится. А жениха - прочь из стойбища выкинуть. Но ни один из славного племени не сумел с ним совладать. А, как увидели все силу его, жених и сказал, что негоже ему будущего тестя упрямством гневить. Сам со стойбища выехал, да неподалеку шатер поднял.
  Ну и пошли дни да недели. Дева отца уговаривает, жених удаль свою показывает. Долго ли коротко ли, да убедили. И то лишь когда заезжий торговец признал в нем сына вождя другого славного племени. Вот уж и обряд готов был, невеста радуется, жених дни считает.... Да заехал в стойбище саэ, увез невесту. Против воли её увез, да отец радовался: мол родятся внуки, с саэ племя породниться.
  Только дева очень уж дерзкого нрава была. Решила, спаситель её и так любит, а саэ только на красоту позарился. Лицо себе порезала, думала отвратить. А тот посмеялся лишь: мол все равно мне какой тебя продавать: денег и так вдоволь. А в степь за тобой поехал, только чтоб спор с друзьями-приятелями выиграть. Тут уж закручинилась дева. Хоть криком кричи, да горю не поможешь. Уж сколько ни плакала, а с судьбой смириться пришлось.
  А жених мириться не захотел - вдогон поехал. А как узнал, какую судьбу злодей красавице уготовил, решил - жизнь положу, а спасу любу. Да что есть у степняков, чем саэ заплатить можно? Один интерес! Нашел торговца, которому деву отдали, да предложил за деньги драться. Тот и рад: одного воина выставил, да одолел молодец. Второго - и вновь жениху ветер степной победу дарит. Уж и одна только схватка осталась - можно будет невесту выкупить. Но и торговец смекнул - вовсе силача нашел, из тех что правой рукой хана зовутся(прим. Правой рукой называют всех воинов на службе хана, но здесь, по-видимому речь либо о золотой, либо о черной сотне). Здесь уж не совладал молодец, свою свободу проиграл.
  Хоть и тяжко, горько да уже меньше: вдвоем всякая беда легче кажется. Так вдвоем их и продали. Да не по духу детям степей в клетках жить - бежать решилися. Но, видать иная доля у них была: поймали. Деве только погрозили, а жениха... жениха имени лишили, - теперь голос рассказчицы был уже далек от напева, а в глазах блестели слезы. Так это она о себе? И о... Тинаре? Пауза заставила меня вскинуть глаза, выбираясь из сказочных образов. А Сои куда делась?
   -Об обеде распорядиться пошла, - произнесла Кро обычным голосом, заметив мой взгляд - Я к чему это все рассказала: чтоб ты знала, хочу. За такое и жизнью заплатить не жалко. А уж одну мелочь помянуть - и вовсе пустяк: Сои не верь. Она хоть и чужачка, да саэ вскормлена, как пес им служит, ни в чем не откажет. Тебе уходить надо: не сумеешь ты в изумрудной сотне служить. Но повелители и не таких ломали. Только, когда Сои рядом: о том, чтоб уйти не думай даже - беда будет. Если хочешь, я добавлю этой ночью "степной дым" в светильники. Она словно сама собой уснет. И я тоже. Ночью и уйдешь. Или в любую другую ночь.
  -А с тобой что будет! - упрямо качаю головой. Хотя уходить мне и впрямь нужно: как-то желания в изумрудные сотни отправляться у меня нет, а попытаться помочь Нэри можно и из города. Знать бы ещё как!
  -Ничего не будет, - насмешливо возражает Кро, - Саэ твой умный да осторожный, да нрава твоего боится: уж это всякий заприметил. Не захочет с тобой ссориться, коли узнаешь когда, что меня беда коснулась. Когда спрашивать станет, "не заметит", что не для тебя траву сыпала: от степного дыма сны сладкие снятся. Дурного в том нет. А Ар... Тинар меня в обиду не даст. Он ведь прежний? - в голосе Кро мелькнула отчаянная надежда.
  -Не знаю, - виновато опускаю плечи, склоняю голову - Не знаю. Вроде и тот же, а только может что-то новое всю прошлую жизнь заслонить. Раз он теперь мир как я видит.
  -А ты... веришь в любовь? - с затаенной надеждой спрашивает. Ох, ты, эльфочка....
  -Я знаю, что она есть, - задумчиво улыбаюсь. Да, если Тинару передалась и способность любить как дракон, то..., - Если он и это от меня принял, то любовь его будет сильнее и крепче, чем у любого человека.
  ***
  Первые звезды зажглись в безлунном небе, бросая хрупкие, блеклые лучи, на стоящую посреди улицы пару: юношу и девушку. Дракона и драконессу.
  -И что ты будешь со всем этим делать? - устало спросил Тони, глядя на очередную безделушку, отправляющуюся в мешок Истари, радующий взгляд пухлыми боками. Как ни редко заглядывали в эти края драконы, но амулетов набралось не мало. Какие-то собирали по лавкам, другие находили в давно заброшенных подземельях.... И даже разорение могил не смутило решительную драконессу.
  Недовольно взглянув на товарища, Истари решительно забросила мешок на плечо.
  -Ну, Ися. Уже ночь, темно совсем! Нужно идти в гостиницу: все равно в такой темноте тебя ни в какие лавки не пустят. А если по домам лазить начнем - так за мародеров примут. Ты готова убивать стражников, честно выполняющих свою работу?
  Драконесса тихо фыркнула, но спорить не стала. Быть может, по тому, что тоже устала? Или просто и сама стала сомневаться в осмысленности идеи искать Ян по амулетам... по крайней мере неподвижно лежащим в подземельях.
  -Ладно, возвращаемся.
  Девушка решительно направилась к центру города, но вдруг остановилась: тень впереди показалась слишком густой. Резкий прыжок - атака!- разорвал оцепенение воительницы. Уверенный взмах кинжалом и на землю опадает густой черный пепел.
  -Нежить, - нехотя поясняет Истари, брезгливо глядя на неопрятную кучку праха, - Конечно в войну всякое бывает, но....
  -Ися не напомнишь мне, с кем этот город воюет? - неожиданно перебил её дракон.
  -С Торгетом, - откликнулась девушка, растерянно оглядываясь.
  -Точно? А, может, с плато Смерти?
  Из тьмы к ним приближались все новые и новые Эр-таан, молодые и обращенные. Слабые противники, но в таком количестве, все же, способные доставить неприятности.
  ***
  Вылазка закончилась полной победой Тогргета. Сильниари оказался в руках степи. Конечно, в городе было несколько сильных очагов сопротивления, но ни один из них не выстоял до полуночи. На рассвете в открытые ворота города войдут серые сотни - регулярная пехота ханства.
  Эдар отдал приказ ведомому возвращаться, и устало откинулся на спинку кресла. Теперь он не сомневался в правильности своего выбора там, на мертвом перевале: Ян не место рядом с этим чудовищем.
  Саэ приходилось убивать, порабощать.... Он был воином и привык к смерти. Но в Сильне был не бой - бойня. Безумие ночных кровопийц, изголодавшихся по людским мукам... по крайней мере так это увидел саэ. Ведь тихая, незаметная смерть пугает воинов больше, чем самая жестокая брань. Смерть, от которой нельзя укрыться. А, быть может, он просто полагал, что укус Эр-таан доставляет немыслимую боль? Кто ответит?
  -Устал? - раздался за спиной голос нового командира, - Это всегда тяжело с непривычки. Иди, отдохни.
  Рассеяно кивнув, Эдар поднялся и направился к двери.
  -Ну и куда ты? К лои своей собрался? Думаешь, там отдохнуть получится? - в голосе Хоренга насмешка мешалась с осуждением, - Иди в караулку. Ночевать здесь будешь.
  Эдар вскинул удивленные глаза, но, поймав взгляд командира, решительно кивнул.
  ***
  Ночная вылазка ничуть не ослабила Нэрита: для атаки все было подготовлено прекрасно. И фиксированные точки перехода, через которые бойцов перетаскивали более слабые Эр-таан, и амулеты-накопители, которых хватило бы и на пару перемещений, и ночная темнота, неожиданность, безнадежность и отчаянье.... Но все равно осталось брезгливое ощущение: не так сражаются Эр-таан. И то, что творилось в Сильниари - отвратительно. И это - ещё один счет к предателю, да и ко всему Торгету. Право же, если получится разобраться с обращенными, нужно будет заняться и этой страной: в этот раз хан зашел слишком далеко.
  Эр-таан обессилено лежал на драгоценном пуховом ковре, не смотря на бурлящую - впервые с побега из Лиарна - силу, когда дверь тихо распахнулась, пропуская... девушку? Или девочку? И надетый на голое тело бесформенный серый халат ничуть не помогал решить этот вопрос. Темные волосы с редкими алыми прядями свободно рассыпались по плечам. Но первое, что привлекало внимание - глаза: огромные золотые омуты.
  -Ты все-таки пришла, - задумчиво прошептал в пустоту Эр-таан.
  -Вам нельзя здесь больше задерживаться, - неловко, чуть растягивая шипящие, откликнулась гостья, - Вы привлекли слишком много внимания. Сам хан уже жаждет видеть вас.
  Вампир на мгновенье закрыл глаза, словно выбирая один из множества вопросов.
  -Почему ты в таком облике? - наконец спросил он.
  -Чтоб помочь, мне нужно думать как человек. Сейчас не время для праздных вопросов. Я сниму ошейник, и ты уйдешь..., - златоглазая на миг запнулась и уже тверже продолжила, - Ты сразу уйдешь. Она желает, чтоб он остался жив. А, значит, ты забудешь о мести. Или мне нужно помочь тебе забыть? - с ноткой угрозы поинтересовалась гостья.
  -Не стоит, - растерянно откликнулся Эр-таан, чувствуя, как исчезает чужое присутствие в сознании. Через эвел ошейник окончательно исчез, а, вслед за ним - и гостья. Вампир в тот же миг покинул комнату, но в коридоре уже никого не было.
  Эр-таан оглянулся. Теперь следовало найти Ян.... Или предателя? Увы, чутье не подсказывало, где сейчас последний. Зато положение покоев девушки, словно выжженное солнечным светом, отражалось в разуме. И, после недолгого колебания, но направился к ним.
  Почему? Быть может, испугался угроз таинственной освободительницы? Или надеялся встретить саэ рядом с его лои? А, быть может, просто слишком устал сегодня от смерти? Впрочем, едва ли это спасло бы Эдар, повстречайся но лорду на пути. Но искать предателя Эр-таан не стал. По крайней мере, этой ночью.
  ***
  Сои и Кро мирно спали, свернувшись клубком, возле двери. В воздухе плавали тяжелые клубы усыпляющего дыма. Впрочем, полудракона, чей облик я выбрала, это мало тревожило. Для тревог были иные поводы: я никак не могла найти Лилю! Вот куда могла деться эта змейка, а? Все время же в волосах мешалась! Неужели опять решила кого-то убить? Или Нэрит прав - она стала охотиться?
  Я уже готова была отправляться перерывать весь особняк, когда черное тельце с алыми пятнами блеснуло на кровати. Лэ! Конечно, это скорее арена, чем кровать, но я уверена, что там её не было! Ладно, не важно. Осторожно снимаю ошейник и бросаю на кровать. Так, кажется, даже получилось не потревожить плетение. Есть надежда, что Эдар не сумеет почувствовать, что я освободилась. Теперь, наконец, можно уйти. И нужно сразу забрать у сильфов свою сумку: гулять без доспехов - как-то не очень приятно.
  Но едва я направилась к двери, в комнату ввалился Нэрит.
  -Уходим, быстро - прошептал Эр-таан мне на ухо, и за руку потащил в глубь коридоров.
  -"А объяснить ты ничего не хочешь?" - чтоб не сбивать дыхание, пользуюсь мыслеречью.
  -Мы бежим из этого проклятого места. Этого мало? - раздраженно откликается Эр.
  -Откуда - и так понятно. Вопрос - куда? - вырываю запястье из сжатой тисками ладони вампира. Конечно, Асиль считает, что к Змеям Нэри не имеет отношения, но....
  -Ян! Сейчас не время для споров, - устало вздыхает Эр и вновь пытается взять меня за руку.
  -Кто снял с тебя ошейник, Нэри? Куда ты ведешь меня? - упрямо качаю головой. Лэ! По крайней мере, защититься от человечьей магии я могу. И бежать - не так сложно. Но что если там меня ждут Змеи?
  -Это сейчас так важно? - в отчаянии спрашивает вампир.
  -Да, Нэритэр, - упрямо сжимаю губы и отступаю от Эр-таан на пару шагов, - Я не верю тебе, Нэритэр.
  - О, Льяло-ке"р рий-торин! Да что твориться, Ян?! Что успело измениться за эти три дня? Я чем-то обидел тебя? - последний вопрос прозвучал столь нелепо, что я с трудом сдержала улыбку.
  -Просто скажи, кто освободил тебя, и куда мы идем.
  -Освободил - друг, идем - в Сильн: там есть точка для перехода. Помнишь, как мы возвращались из вылазки в Сайтерне? - мягко, словно разговаривая с сумасшедшей, произнес вампир.... А в следующий миг висок вспыхнул болью, и меня охватила тьма.
  ***
  Эр-таан осторожно подхватил на руки рыжеволосую девушку и едва заметной тенью заскользил по коридорам. Конечно, теперь, когда в плечо больше не прожигал обломок эльфийской стрелы, люди не представляли для него угрозы и он вполне мог убить... убить даже всех в этом городе. Но этой ночью он отнял слишком много жизней, что причинить кому-либо вред по своей воле. А дальнейший спор привел бы к необходимости убивать: время до обнаружения побега стремительно сокращалось и через хои-другую могла подняться тревога.
  Да и не знал вампир, что именно говорить своей спасительнице. Сумеет ли она принять правду? А, потому, предпочел просто оглушить. Конечно, когда она очнется разговор станет ещё более тяжелый. Но там, по крайней мере, не будет поблизости саэ-Торгет.
  Богато украшенные верхние коридоры особняка сменились холодными и скучными подземными. В воздухе появлялось все больше и больше Эр-шаан, привычной и успокаивающей. Сколько живых должны были здесь погибнуть правильной - легкой и безболезненной смертью, чтоб камень напитался её силой?
  Ещё несколько шагов - и Эр-таан застывает в эпицентре силы, там, где проводились обряды. Чтоб бесследно исчезнуть.
  ***
  Голова тупо ныла. Кажется, меня куда-то несли. Тэ! Что случилось....
  Нэрит... он ударил меня? А теперь... что?
  Неловко дергаюсь и тут же оказываюсь стоящей на земле. Лишь на плечах - ладони вампира. На случай, если начну падать? Или, чтоб не убежала?
  На небе мерцают блёклые точки звезд, вокруг шумят высокие кустарники, скрывающие нас от случайного взгляда, а воздух пахнет гарью.
  -Прости, Ян, - Эр, наконец, убирает ладони, - Но тогда на разговоры не было времени.
  -Теперь появилось? - зло усмехаюсь, оглядываясь. Вокруг лишь ночь, кусты и Нэрит. Ничего, что внушало бы опасность. Но это сейчас. А кто скажет, что будет здесь через хои?
  -Да. Не думаю, что кто-либо рискнет нас преследовать. А если рискнет - ему же хуже. Чуть дальше шумит ручей: можно устроить привал. И я постараюсь ответить на все твои вопросы.
  -Предпочту уйти подальше. И не в сторону ручья. И не в твоей компании, - нет уж, если это и впрямь ловушка, то сама я идти в нее не собираюсь!
  -Хорошо, Ян, - Эр покорно вздыхает, но, что-то подсказывает, что оставлять меня без присмотра он не собирается. И, скорее всего, я ничем не могу ему помешать, - Наверное, это все и впрямь выглядит довольно подозрительно. Можешь сама выбрать куда идти. Только лучше не на отр: там Торгет.
  -Я помню, что Торгет лежит севернее Сильна, - фыркаю, отворачиваясь от Эр. И куда лучше идти? На юг, прочь от степи? На запад, к плато Смерти и перевалу в земли сильфов? На восток, к болотам?
  Лучше всего на юго-запад, постепенно забирая на север: выйдем в земли орков, а оттуда - на плоскогорье Синту.... Хотя..., есть ли смысл соваться в вотчину вампиров? Может лучше через перевалы оконечного хребта - в святую империю, а оттуда кораблем на отр, в земли сильфов? Но, тогда тем более нужно на юго-запад.
  Но стоило лишь мне ступить несколько шагов, как на плечи снова опустились холодные ладони Эр-таан.
  -Слышишь? - едва различимый шепот, не дает мне высказать возмущение. Что слышу? Лэ! Кажется, шорох шагов и возмущенный монолог, приближающийся к нам.
  Растерянно киваю, прислушиваясь. Голос становится все более отчетливым.
  -Ися, может, все-таки пойдем в гостиницу, а? Неужели тебя бой совсем не утомил? Завтра проверим..., - Тэ! Это ведь драконий язык!
  -Он движется. А, значит, завтра может быть уже слишком далеко, - устало возразил женский голос.
  Ися и... Тони? Но что они здесь делают? Ищут? Меня?
  А хочу ли я найтись?
  В открытом столкновении на победу можно и не рассчитывать - только бежать. Но... они ведь ученики Кенрина. Значит, наши. И, может быть, знают, где наставник. Да и рассказать о моих сомнениях им следует: все же следы зельхи в Велире - не шутки! Да и чего бояться? В худшем случае меня просто утащат в Академию. А это, может быть, даже лучшее решение: об Ачи позаботится Асиль, Нэри теперь здоров и со своими проблемами сам разберется. А я... я, наверняка, нужна деду. Крику-у буде-ет! Зато в компании двоих воинов, можно надеяться, я смогу без приключений добраться до империи.
  Драконы, наконец, вышли на огороженную кустами полянку. Успевший стать привычным за проведенный в академии месяц боевой костюм цвета запекшейся крови... или магии Смерти, неизменная косынка на голове Иси, сабли и кинжалы в руках. Та-ак, а Нэрит куда собрался?!
  -Стой! - настает моя очередь хватать Нэрита за плечи, - Если тебе жить надоело, мог бы это в Лиарне сказать: хоть не мучалась с тобой бы два десятидневья!
  Эр растерянно замирает, зато академики тут же прячут клинки.
  -Сегодня здесь была атака вампиров, - неловко поясняет Тони, не прекращая, впрочем, улыбаться, - Добрый вечер.
  Атака?! Лэ! А ведь Нэриту откуда-то нужно было узнать о существовании этого портала в Сильн.... Значит, он тоже....
  Впрочем, сейчас не время. Да и расспросить Нэри я всегда успею.
  -Скорее, спокойной ночи, - грустно усмехаюсь, обходя замершего вампира, - Зачем вы здесь?
  -Видишь ли, Ися решила сделать тебе новую прическу, - с трудом сдерживая смех, сообщил Тони. Новую прическу? Это какую? Неужели грозилась волосы вырвать? А за что?
  -И чем же я не угодила леди Истари? - насмешливо вскидываю бровь
  -Сорвала тренировки у группы Кнерина на неопределенное время, - да, Тони, похоже, искренне веселится. За наш с Исей счет.
  -Ися, тебе не кажется, что этот мальчишка зарвался? - громким шепотом спрашиваю у драконессы.
  -Предлагаешь его проучить? - на блеклых губах мелькает подобие улыбки. Лэ! А ей ведь действительно несладко. Тэ! Неужели то, что показалось мне шуткой - правда? Неужели она... любит Кенрина? Впрочем, наставник достоин любви. Жаль только, не замечала я в нем ответного чувства. А, значит, они навсегда останутся просто наставником и ученицей. Впрочем, это тоже не самый худший вариант.
  -Эй, девочки, вы чего?! - ненатурально возмутился Тони, глядя на нас, плавно обходящих его с двух сторон. Конечно, без меча от меня проку мало.... Лэ! Надеюсь, хоть Исе я помогать буду, а не мешать! Хотя, в дружеской разминке это особого значения не имеет.
  Так..., вот драконесса начинает какую-то головокружительной сложности связку, и, пока Тони занят отражением её атак, пытаюсь достать открытый бок. Правда, безуспешно: дракон легко уклоняется от всех моих "детских" атак. Вот что значит - настоящий воин!
  Тэ! Увлекшись поединком, я не заметила, как Ися начала отходить. Он ведь теперь на меня переключится! На губах застывает предвкушающая улыбка. Вправо, влево, вниз... не удержусь - нужен кувырок! Руки дракона проносятся в волосе от тела. Щадит? Или правда пока не может достать? Нырнуть под руку и выйти за спину.... Тэ! Зазевавшись, подставилась под прямой удар в грудь. Конечно, успею кое-как прикрыться плечом, но бо-ольно будет!
  Ттан-хе! Не завершив удара, Тони словно каменеет, падает. На губах появляется серая пленка, глаза застилает белесая пелена.... Что?!
  По ушам бьет наполненный ужасом вопль. Ися? Не важно. На ладони дракона на миг застывает крохотная черная змейка. Алые чешуйки вдоль хребта словно отражают две капли крови на пясти воина, а хвост обвивает ободок черного кольца на указательном пальце. Как? Почему?
  Словно дождавшись моего внимания, Лиля скользит в траву. А Ися, переборов страх, подходит ко мне и... мертвецу.
  -Не трогай: это опасно, - голос сух и потерян. Узкая холодная ладошка ложится на моё запястье. Ися растерянно смотрит, словно не в силах поверить, что Тони больше нет. И я тоже не могу поверить, что этот весельчак и балагур, сиявший в тусклых стенах Академии словно маленькое солнышко .... Ттан-хе! Ну, почему?! Неужели Эдар был прав....
  Вдруг девушка сама забывает о своем предупреждении. Успеваю перехватить руку драконессы в нескольких волосках от кожи. Ися покорно замирает и отчаянно-недоверчиво спрашивает:
  -Ты тоже видишь на его пальце кольцо?
  -Да, черный ободок украшенный рунами... теми же, что изображены на стенах Академии, - растерянно откликаюсь. Какое сейчас значение имеет это кольцо?! Смотрю на девушку: на щеках мокрые полоски, глаза закрыт, ветер треплет выбившуюся из-под косынки прядь.
  -Кольцо смерти, Ян, - губы почти не движутся, шепот тише шелеста листвы, но при этом отдается в разуме грохотом камнепада, - Кольцо, убивающие прикосновением. Если бы он завершил удар....
  Кольцо смерти... кажется, я слышала о таких: кольца с одним или нескольким специальными камнями, прикосновение к которым отравляет.... Но... неужели он... хотел... убить меня?!
  -Это... невозможно. Я ведь..., - горло перехватывает болью, что нельзя вытолкнуть ни звука.
  -Ты..., - драконесса растеряно вздыхает. И уверенно берет меня за плечи, отводит в сторону. И уже спокойным голосом, словно ничего не случилось, говорит, - Ты - дитя, Ян. А это может означать лишь одно: он любил того, кто желает твоей смерти. Мы ведь не просто так были все время рядом с тобой: наставник опасался, что в Академии есть предатель. Предатель, пытавшийся тебя убить. Наставник не хотел тревожить тебя этим.
  -Вот как..., - растерянный шепот, словно сам, срывается с моих губ. Лэ! Значит, то обрушение зала полетов - не случайность... и те кто там погиб.... Ох....
  -Единственное, чего я не понимаю, откуда здесь взялся этот яд... подобными в войну пользовались зельхи. И почему он сработал в последний миг до удара. Кто так позаботился о тебе?
  Так она не заметила Лилю? Странно....
  
  Глава 14. Немного о физиологии драконов.
  Безлунная ночь шелестела пожелтевшими от суши листьями высоких кустов, скрывавших двух драконов и двух мертвецов. Рыжеволосая девушка, стояла бессмысленным взглядом скользя по коченеющему трупу того, кого считала другом. Хотя... девушка ли? Или старуха? Разве бывает у девушек столько морщин? И тонкая сухая кожа, словно пергамент обтягивающая кости? Взгляд второй драконессы в отчаянии метался по прогалине. Пока её не окликнул вампир.
  -Леди Истари? - голос Эр-таан прозвучал чуть неуверенно.
  -Меня так зовут, младший, - откликнулась та, внимательно оглядывая последнего вменяемого собеседника, - Кто ты?
  -Лорд Нэритэр, - вампир слегка поклонился, - Боюсь, разговаривать с Ян сейчас бессмысленно. Думаю решать, что делать дальше нужно нам с вами.
  Драконесса, поморщившаяся на фамильярное "Ян", зло сощурила глаза:
  -И откуда ты так хорошо знаешь физиологию драконов?
  Узкая ладошка легла на рукоять сабли. Да, такие подробности мало кто знает, кроме самих драконов. Цепенение - обычная защитная реакция организма. Когда потрясение слишком сильно приходит целительный сон... способный длиться несколько веков или даже тысячелетий. Если в реальном мире не найдется чего-то достаточно важного, чтоб удержать дракона в сознании. Но, увы, внешний вид при этом напоминает излишне подвижного мертвеца. Впрочем, порой получается даже вернуться. Если происходит что-то очень важное. Вот только для каждого дракона "важное" - свое.
  -Хорошо знаю физиологию? - Эр-таан насмешливо вскинул бровь, - Я знаю Ян. И лишь удивляюсь, почему эта странная истерика не началась дня на три раньше.
  -У неё уже случались такие приступы? - драконесса испугано распахнула глаза, - Когда? Из-за чего?
  Да, вернуться можно. Но тогда раны в душе закрываются гораздо медленнее...
  -Дней пятнадцать назад, - не стал скрывать Нэрит, - Тогда наша спутница оказалась предательницей.
  -Пол месяца, - растерянно прошептала Истари, - Так мало времени... она не могла ещё восстановиться. Бедная девочка.
  ...или не закрываются вовсе. Особенно, когда одно потрясение накладывается на другое. Впрочем, порой, такой исход может быть и лучшим. Например, когда альтернатива - смерть.
  -Ты отведешь её домой? - со странным выражением спросил вампир, словно и боялся этого, и надеялся.
  -Нет, - девушка грустно покачала головой, - Если на неё объявлена охота, то.... Я не столь хороший воин, чтоб суметь защитить её. И неизвестность будет лучшим щитом, чем мой клинок, - Истари замолчала, а затем решительно произнесла, - Нет, я отправлюсь прочь отсюда, постаравшись перебить ваш след. Есть надежда, что, те, кто ищут вас, отправятся за мной. Конечно, нынешнее состояние Ян - опасно. Но ты ведь уже смог однажды вернуть её?
  -И ты тоже можешь, - зло усмехнулся Нэрит, с любопытством глядя на драконессу, - Нужно просто убить кого-нибудь, кого Ян желала бы защитить.
  -Вот как? - Истари удивленно вскинула брови, - Впрочем, понимаю.... Это - бремя золотистой: искать в смертях урок, что позволит избежать их впредь, не давая себе права на боль и горе. Будь она хоть на полвека старше...!
  В следующий миг, воительница беззвучной тенью сорвалась, растворившись в ночи, чтоб возникнуть за спиной собеседника.... Впрочем, вампир тоже не стал дожидаться окончания атаки. Конечно, младшие всегда слабее.... Но для молодой драконессы победить старейшего Эр-таан - не простая задача.
  Впрочем, победы в этой битве никто и не искал.
  ***
  Окружающий мир рассыпался на ничего не значащие звуки, цвета....
  Дракон никогда не причинит вреда ребенку - старая и надежная как сам мир истина рассыпалась пеплом. Сколько бы я ни хорохорилась - я всего лишь ребенок. Пусть и получивший слишком много свободы.
  Дракон выполнит любое желание возлюбленного. Другая истина.... Старые страшные сказки. О драконах полюбивших существ иных рас. О драконах доказывавших свою верность детской кровью.... Значит, не сказки. И не легенды давно минувших времен. "Каждый делает свой выбор" - сказал Эдар. Но у влюбленного дракона лишь один выбор: воля возлюбленного... или же его благополучие?
  Кому нужна моя смерть? Какая от неё польза? Уменьшение числа претендентов на трон? Лэ! Но ведь соперником в этой борьбе мне могут быть только другие драконы. Неужели для одного из моих сородичей власть стала значить больше, чем извечные законы?!
  Это страшно. Нет, не угроза смерти тела. Страшно понимать, что стала причиной смерти чьей-то души... чьих-то душ. Сколь бы ни была велика любовь, идти против закона крови - все равно больно. Безумно, беспредельно больно. И если тот, кого любил Тони, вынес ему приговор, то я... я стала палачом, пусть и не желая того. А если он не один? Быть пыткой для новых и новых драконов? Не хочу! Лучше... лучше умереть. Самой.
  Бессмысленный взгляд скользит по поляне, где в неясном свете звезд танцуют две тени.... Тени? Танцуют? Какое это имеет значение....
  На лицо падают холодные соленые капли. Что это...? Кровь...? Но...?
  На поляне в безумной схватке, бьются Нэрит и Истари. Они-то что не поделили!
  -Хватит! - вскидываю руки, собирая на ладонях багровую силу - Эр-а-рух. Не по законам человеческих школ, а просто "перекрашивая" изначальную силу. В следующий миг шар срывается в противников: не так много, чтоб причинить ощутимый вред Истари, не так мало, чтоб быть Нэриту лишь помощью.
  -Ну и что вы не поделили? - сверлю противников, застывших в полушаге друг от друга, злым взглядом. На плече Нэрита темным пятном блестит свежая кровь, а у Истари несколько свежих царапин на доспехе.... Хм, если бы не он, кажется, академия лишилась ещё одного бойца.
  -Ян, сейчас не время предаваться унынию, - голос вампира звучит неожиданно спокойно. Да и слова.... Э! Так, я не поняла, они что, этот бой устроили, чтоб до меня достучаться?!
  -Идиот! - сверлю Эр яростным взглядом, - А если бы она тебя убила?!
  -А почему не я - её? - в ноткой обиды, откликается вампир.
  -Так я тебе и сказала, какие у неё есть амулеты, что не допустить такого результата! Тем более что она наверняка и сама что-нибудь к обязательным прибавила, - холодно фыркаю. Глупо. Им что, мало смертей? Впрочем, ещё одна может быть и не лишней....
  -Леди Айана, - доносится голос Истари, - Подумай, если пытаются убить тебя, то, возможно, опасности грозит и твоим родичам, - Родичам? Разве кто-то сможет причинить вред деду? Он - не юная драконесса лишь пару месяцев назад взявшая в руки меч? Смешно.
  -...жениху..., - ещё звучит где-то речь Ис.... Жениху? Рену? Ттан-хе! Это ведь действительно не шутки! Охота может идти и на Рена, и на Кора... на Сита и Аор... на всех золотистых! Да, тех кто стали орудиями в этой битве - жаль, но... моё бездействие может стать приговором остальным!
  Но... что я могу сделать? И... кто может искать моей смерти. Нет, все же дракон может пойти против закона крови только ради любви... но разве один из золотистых не мог полюбить иноплеменника и пожелать подарить ему трон? Но во что может обратить подобный правитель империю Небесных?!
  Ттан-хе! Ты ведь уже думала о подобном! Зелихи с их золотыми сетями и охотой... охотой на золотистых. Ведь и Рен тогда пытался донести до тебя эту мысль! Да, нам с ним повезло, но... кто скажет, что повезло всем? Что какой-либо другой зельхи не отловил месяц спустя другого золотистого? Уж в том-то, что встретившийся мне Змей был не последним сомневаться не приходится. Хотя бы из-за происшествий в Ассиде.... Лэ! А ведь об этом тоже следует сообщить деду. Ведь с тех пор появилось несколько важных фактов. К примеру, то, что на Ристе заклятия зельхи. Но, на всякий случай, лучше рассказать все, с самого начала. Мало ли, вдруг прошлое письмо не добралось до деда? Да и Ися, может быть заметит что-то, что пропустила я.
  -Леди Истари..., - тихо вздыхаю, собираясь с мыслями.
  -Ян? - со странной растерянностью и надеждой откликается драконесса.
  -Что? Со мной все в порядке. Я просто задумалась, - легко пожимаю плечами. Ах, да нужно..., - Спасибо что вытащили меня из пред-цепенения. Но... мне нужно кое-что передать деду. Ты поможешь мне, леди Истари? - задумчиво прикрываю глаза.
  -Конечно, Ян... леди Айана. Чем я могу помочь Вам? - воительница нехотя переходит на официальный язык.
  -Я уже передавала эти вести, вернее их часть, деду, но.... Кто знает, дошли ли они? Месяц назад я встретила юношу, которого приняла за полуэльфа. И он просил передать небесным полуночную лилию.
  Едва эти слова сорвались с моих губ, Истари словно окаменела, сапфировые глаза наполнились страхом.
  -Что это означает? - прерываю рассказ. Неужели уже это настолько серьезно, что воин Академии впадает едва ли ни в панику? Как плохо!
  -Лиль - зельхи. Полночь - всеобщая тревога, - пугающе-рубленными фразами откликнулась драконесса, - Ты ещё что-нибудь узнала об этом полуэльфе?
  -Да..., - растерянно вздыхаю, - Рист... тот юноша - наемный убийца. Через два дня после того разговора, он убил Епископа Лиарнского, а через неделю попытался убить меня и моего друга.
  -Значит, он погиб? - со странной грустью спросила Ися. Лэ! Ну что она все время перебивает? Я и без её вопросов прекрасно собьюсь! Впрочем, на лице удается удержать маску спокойствия.
  -Нет, на драконьем сообщил мне, что я действительно способна о себе позаботиться и бежал. Попал в тюрьму, как и Нэри. Так получилось, что вытащили мы оттуда обоих и ещё неделю путешествовали вместе. Тогда я поняла, что на нем ошейник... он явно делал не то, что желал. Но знакомый Ша не почувствовал магии Разума.
  -Потому, что там была магия Подчинения, - с пугающей уверенностью отозвалась Ися, - Один из тех..., -начала она, но, не окончив фразы, приказала - Продолжай.
  Впрочем, как Рист мог попасть к зельхи, я и так догадываюсь. Сама ведь тоже едва не угодила в такую ловушку.
  -Я тоже так решила, - задумчиво киваю, - Осталось последнее: Рист помогал поднять бунт магов на севере Ассиды.... А, вернее, устроить прорыв демонов-потомков сильфов. Думаю, вскоре туда должны влезть и грифоны. Собственно к горним я и собиралась дальше отправиться, - устало пожимаю плечами.
  -Ясно, - Ися решительно кивает - Не самая худшая цель. По крайней мере, едва ли тебя сообразят там искать. Я передам вести лорду Ашайн, - драконесса задумчиво прикрыла глаза, - Сложно сказать, насколько все это серьезно.... Не верь никому, Ян. Слугой змеев может оказаться любой.
  Лэ! Успокоила, называется!
  -И ты? - насмешливо уточняю. И показываю, что "официальщина" закончена.
  -И я, - откликнулась Ися, задумчиво взглянув на тело Тони. Тэ...! Ты думаешь, он был в "ошейнике"? Но... Ттан-хэ! Неужели нет никакого способа это определить?!
  -Ися, ты не знаешь, - потерянно вздыхаю, - Есть ли способ узнать слугу змеев?
  Драконесса на миг прикрыла глаза, а, затем решительно кивнула и сняла браслет.
  -Вот, держи, - она протянула мне тяжелый темный обруч, покрытый странными знаками-клиньями, - Мы всегда считали их глупостью, памятью о минувшей войне.... Этот амулет позволит почувствовать магию змеев. Конечно, только самую простую, но... лучше, чем ничего.
  -А как же ты? - растерянно вскидываю голову, вертя браслет. Незнакомый металл холодит пальцы.
  -Тебе он нужнее, - спокойно откликается Ися, и, заметив мое несогласие, продолжает... на драконьем, - Ян, ты - золотистая, а я - всего лишь один из воинов. Если в ловушку Змеев попаду я - ничего страшного не случиться. А ты... ты можешь стать гибелью для всей Империи.
  -Но..., - звук бессмысленно срывается с губ. Потому, что она - права. Я могу рисковать собой. Но не всеми драконами.
  -Мне лучше скорее отправиться обратно. Тебе нужно ещё что-нибудь сказать?
  Сказать? Разве что, полюбопытствовать:
  - Зачем вы меня искали-то? И как нашли?
  -Думала, что наставник рядом с тобой, - Ися пожимает плечами, - Искали по амулетам: наших, драконьих в Велире не так много. А что нашли - повезло: в нужном месте искать начали.
  Амулеты? Хм, справедливо. Вот только отказываться от них сейчас - огромная глупость. Разве что, попробовать их как-то замаскировать. Впрочем, Исю на это счет пытать не стоит: она воин, а не маг.
  -Ты... уверенна в своем спутнике? - на всякий случай уточняет, прежде воительница, чем улететь.
  -Нет, - честно отвечаю я. И драконесса, уже собравшаяся оборачиваться, останавливается. В удивлении смотрит то на меня, то на Нэрита.
  -Это шутка? - растерянно уточняет. В ответ я выразительно потираю висок и внимательно смотрю на Эр-таан.
  Тот задумчиво возвращает взгляд:
  -Ну, если у вас там такой бедлам.... То, по крайней мере понятно, от чего ты начала глупить. Я могу как то убедить тебя, что не злоумышляю против драконов и не служу зельхи? - мягким голосом, словно разговаривая с душевнобольной, интересуется Эр-таан.
  Хотела бы я знать такой способ! Беспомощно смотрю на Исю: может, она что-нибудь подскажет?
  -Что ж, - драконесса задумчиво прикрывает глаза, - Скажи, был ли момент, когда ты была полностью в его власти? Когда он мог передать тебя зельхи.
  -Да, - растерянно киваю, - Я несколько раз была серьезно ранена, без сознания. Он дважды вытаскивал меня полумертвой с поля боя. Но откуда мне знать, была ли у него возможность передать зельхи? - добавляю едва слышным шепотом. Лэ! Конечно, так думать о друге - плохо, но... я ведь и впрямь рискую не собой - всеми драконами.
  -Если уж они рискуют появляться в самой империи, то добраться до тебя в Велире для них не было бы сложно. Или ты сомневаешься, не желает ли сам этот младший тебе зла?
  Торопливо мотаю головой:
  -Нет, Ися. Я... я действительно считаю его другом.... Правда, мы слишком разные....
  -Живой всегда будет отличаться от мертвого, а старший от младшего. Но, пока они понимают друг друга, нет смысла тревожиться об этом, - Ися равнодушно пожала плечами, явно кого-то цитируя, - Когда дело касается Змеев, врагом может обернуться и лучший друг. Но, даже если такое случиться, это враг будет желаннее любого другого: он найдет способ предупредить тебя, - драконесса задумчиво вздохнула и, повернувшись к Нэриту, добавила, - Если с ней что-то случится, ты тоже заплатишь за это.
  Едва отзвучала угроза, в небо рванулась серебристая стрела с едва заметным изумрудным узором на чешуе. Через миг драконесса уже растворилась в предрассветной тьме, а тело Тони медленно рассыпалось золотистыми искрами "сгорая" в "драконьем огне" - Ися на прощание плеснула в него чистой силой. Достойное погребение.
  -Нэри, - растерянно вздыхаю, поворачиваясь к вампиру, - Прости. Если бы дело не касалось Змеев....
  -Ян, солнышко, успокойся, - Эр мягко усмехается, - Я сам виноват.... Мне и в голову не могло прийти, что драконы до сих пор воюют с зельхи. Иначе я был бы осторожнее в словах и не стал пугать тебя. Пойдем. Нам нужно до заката добраться до перехода, - Нэри решительно отправляется на восток.
  -Переход? - растерянно уточняю, следуя за вампиром.
  -Да, - насмешливо откликается тот, - Думаю, ты уже заметила, что Эр-таан способны перемешаться в пространстве иначе, чем люди. И чем старше Эр-таан, тем больше это расстояние. Но переместиться можно лишь в особо подготовленное место, место наполненное Эр-шаан, без примесей, насколько это возможно, Эль-шаан и Си-шаан. А лучше и отправляться из такого места - так тратится меньше энергии.
  -Значит, эти точки можно блокировать силами враждебных Смерти школ? - спрашиваю, чтоб отвлечься. Конечно, все произошедшее нужно ещё хорошо обдумать. Но сейчас у меня на это просто нет сил.
  -Не столь блокировать, сколь ослабить.... И обессилить того, кто в них перемешается. На подобные переходы и без того требуется очень много сил: мало кто может переместить более двух раз подряд. Собственно, именно эту ошибку я совершил в Лиарне: решил навестить плато Смерти и остался практически без А-рух, когда на меня напали.
  -Вот как, - задумчиво покусываю губу, - Но... ты говорил, что мы и сюда эээ... переместились? Значит, ты опять окажешься без сил?
  -Нет..., не настолько, - Эр покачал головой, - К тому же... ты ведь поделишься со мной Эр-а-рух? - Нэри обернулся и, дождавшись, кивка, продолжил, - Опять же... я, знаешь ли, тоже сейчас не уверен в своих, так что тащить тебя без доспеха и оружия слишком опасно. Ну и... ты ведь можешь обернуться вампиром? Тогда мне придется тратить гораздо меньше сил.
  -Обернуться-то я могу, но перемешаться меня никто не учил, - растерянно откликаюсь.
  -Ничего. Как раз и научишься. Не волнуйся, я тебя подстрахую.
  -А Ачи и Асиль? - задумчиво уточняю. В принципе, наверное, ниэх вполне сможет присмотреть за мальчишкой и проводить на плато смерти....
  -Думаю, за несколько дней они смогут долететь до плато. А о встречающих для них я позабочусь. Или ты считаешь, что древнейший не сможет защитить твоего мальчишку?
  -Наверно, сможет, - пожимаю плечами, - но лучше его самого спросить.
  ***
  -Эр-Ша-Эр-За, - мерно разносились по зале слова. Эр-таан с радостью представили место для проведения обряда в том же логове, где Лорент получил титул рыцаря. И, теперь молодой Эр-таан честно отрабатывал свою часть сделки, пытаясь через ментальную связь отыскать бывшего наставника. Лойд неподвижной тенью застыл у стены, внимательно следя за ритуалом. А Кенрин, казалось, внимательно изучает янтарный витраж, вовсе не интересуясь происходящим в комнате действом. А Сайтэра в комнате не было: обращенный, выполнив просьбу небесного поспешил скрыться, предпочтя осторожность возможной выгоде.
  Силы медленно струились сквозь юного Эр-таан, заставляя его медленно раскачиваться. Но вот вновь зазвучало заклинание:
  - Эр-За-Эт-Эр, - и темный силуэт начал медленно, словно нехотя растворяться темным туманом. Чтоб в следующий миг растаять... оставляя за собой четкий след для оставшихся в комнате вампира и... вампира? Кенрин предпочел использовать облик Эр-таан, чтоб легче скользнуть по пробитому мертвым коридору.... Впрочем, это для дракона след выглядел как коридор. А Лойдеру досталась обычная метка перемещения.
  Впрочем, какое имеет значение, каким увидели это путешествие его участники? Ведь в конце концов, все они очутились на небольшой поляне, затерянной между кустарниковых лесов Сильна, хранившей недавние следы искомого Эр-таан. И... прах дракона?
  ***
  Целью нашего пути оказалось кладбище, столь старое, что без магического зрения узнать в невысоких холмиках могилы было возможно лишь при хорошем воображении. Но зато Эр-шаан здесь без труда мог почуять и обычный человек. К моему удивлению и радости, Нэри предложил устроить привал неподалеку - в соседнем леске, а не на самом погосте, что наверное, было бы удобнее.... Но, гораздо неуютнее.
  Сквозь частокол деревьев пробились первые алые лучи, зажигая, словно огнем, белые стволы. Впрочем, Нэри предпочел устроить настоящий костер, хотя особой необходимости в том не было. Конечно, в воздухе чувствовалась прохлада, но Сильн оказался гораздо теплее степи: ни намека на заморозок. Впрочем, спорить я не стала: у огня всегда спокойнее.
  По лесной полянке потянуло прохладой. Хм, может я и поторопилась, полагая костер излишеством.
  В следующий миг меж стволов мелькнул вихрь алых снежинок... обернувшийся в синеглазого мальчишку. Рассветные лучи поспешили запутаться в его волосах, перекрашивая иссиня-черные пряди в темно-фиалковые. Белая кожа зажглась розовым, превращая снежного мальчишку в божество зари... внимательно вглядывающееся в усталую путницу устроившуюся у костра.
  Миг помедлив, Ачи шагнул ко мне, разбив очарование сказки: рубашка и брюки давно изодраны и собрали, по-видимому, всю паутину в окрестных пещерах. А в глазах надежда мешается со страхом.... Чего ты боишься, малыш?
  Бросаюсь навстречу сильфенку и сжимаю его в объятьях.
  -Как ты, малыш? Все в порядке? - голос дрожит. Лэ! Конечно, Асиль приглядывал за ним, но... я все равно волновалась.
  -Со мной все хорошо, госпожа, - тепло откликается мальчишка, прижавшись щекой к груди. Такой хрупкий и....
  А ведь он изменился. Хотя ничего подобного не случилось после путешествия с Шали: тогда ко мне вернулся такой же мальчишка, как и встреченный в Лиарне. Разве только, менее напуганный.
  А сейчас... да, мальчишка. Но лишь по возрасту. Но во всем чувствовалось спокойствие и уверенность взрослого. Не ребенка, старающегося избежать любого намека на его юность (быть может, эту стадию он успел минуть без меня, а, может быть, её и вовсе не было), а спокойный уверенный в себе... воин? Да, воин не стесняющийся ни своего возраста, ни своей подчиненности. С благодарностью принимающий возможность согреться отзвуком минувшего детства.
  Впрочем, тепло и доброту он ценил всегда. Просто исчезла тень застаревшего страха. И не потому, что поверил, что его будут защищать. Нет, почувствовал силу самом защитить и себя и других. Хм, не знаю насколько сильнее он стал, но уже такой результат его тренировок с Асилем - не мало. Тем более, для столь краткого срока. И, пожалуй, я действительно рискну отправить его вдвоем с ниэхом через земли орков..., если конечно у них самих не будет возражений.
  -Я приготовлю завтрак, - Ачи осторожно отстраняется и снимает с плеча сумку. А мне, пожалуй следует поскорее облачиться в доспех - мало ли.
  -Спасибо, малыш, - тепло улыбаюсь, вытаскивая из сумки все необходимое. Хм, даже свежая рубашка нашлась. Хорошо. А в руках у сильфенка возникает какая-то птичка. Результат ночной охоты? И когда только успел?
  Кожа доспеха закрывает тело, успокаивая. А ножны с мечем и вовсе прогоняют сомнения. Раз уж и Ися и Асиль считают, что Нэри к зельхи отношения не имеет, то можно его не опасаться.... И спокойно отправиться на плато смерти. А Ачи с Асилем за несколько дней нас догонят и мы продолжим путь на отр, к перевалу. Если, конечно, сами сильфы не возражают.
  -Ачи, Асиль, - произношу, присаживаясь у костра, - Нэри предложил мне переместиться на плато Смерти, а вам догонять нас на крыльях. Как думаете, стоит разделяться?
  Сильфенок ненадолго прикрыл глаза и кивнул:
  -Асиль не возражает. Но, быстрее, чем за сутки мы до плоскогорья не доберемся.... А если лететь не на пределе сил, то уйдет дня два-три. И Вы в это время останетесь без поддержки. Это опасно, госпожа, - впрочем, в голосе мальчишки слышались сомнения.
  -Значит, древнейший мне не доверяет? - недовольно уточнил Эр.
  Мальчишка вновь задумался и тихо, словно взвешивая слова, ответил:
  -Он... доверяет Вам, лоур-дэ.... Вы не причините зла госпоже. Но он не доверяет Эр-таан, - Ачи тихо вздохнул, - Впрочем, отправиться с нами, через степь - не менее опасно. В человеческом облике будет сложно избежать столкновений, а... - мальчишка растерянно запнулся, и скорее спросил, чем сказал, - другой облик опасен?
  Хм, по-видимому, это попытка перевести речь Асиля. Другой облик? Хм, ну только если кого-то из основных рас.... Стоп. Ну да, по-видимому речь об облике сильфа... на несколько дней. Нет, все же не стоит. Лучше и впрямь отправиться с Нэритом. Надеюсь, особых сложностей это не представит.
  -Ну что ж, - задумчиво пожимаю плечами, - В таком случае, по-видимому, ответ однозначен. Мне следует отправиться с Нэри, а вы вдвоем с Асилем полетите следом. Только не рискуйте, ладно? - в последних словах против воли прорезается вина. Эл-исе, практически, приемный сын. А всей моей заботы хватает лишь на то, чтоб сказать несколько теплых слов и отправить в опасное путешествие! Но... это ведь лучший вариант....
  -Все будет хорошо, госпожа, - Ачи успокаивающе прикасается к моей щеке.
  -Конечно, малыш, - потерянно улыбаюсь, - Расскажешь, как провел эти дни?
  
  Эпилог.
  Серебристая драконесса стремительно неслась в безбрежной синеве, любуясь поднимающимся алым шаром. Это здесь, на высоте уже полыхал рассвет, а земля была ещё покрыта тьмой... скрывавшей в себе чешуйчатых чудовищ - странных ящеров, не похожих ни на драконов, ни на зельхи. Одно из многочисленных порождений нижнего мира. Не слишком опасных: десяток точно выверенных ударов отправили ящеров обратно, в объятья тьмы, скрывающей север Ассиды. Но в небе появился ещё один противник: хрупкий мальчишка, похожий на сильфа, раскинувший огромные кожаные крылья, обжигающий нежданную гостью черным сиянием глаз. Что ж, этот бой займет больше времени.
  ***
  Трое вампиров очутились на небольшой поляне, затерянной между кустарниковых лесов Сильна. Впрочем один из них почти сразу изменился, предпочтя человеческий облик. А другой без сил опустился на мягкую траву: обряд и перемещение отняли все запасы энергии. Хотя, двое других тоже не могли похвастаться полным резервом. Увы, странный магический закон, требовал на перемещение не менее половины резерва.
  Но и из оставшейся половины, дракон не сомневаясь пополнил запасы спутников. Пусть он и не золотистый, но это не такая большая плата... за прикрытие для спины. Конечно, особого доверия Эр-таан у него не вызвали. И на их месте он предпочел бы видеть верных учеников, тех что остались в Академии. Но тащить в Велир полное боевое крыло - безумие! Тем более, что лорду Ашайн нужны силы для развернувшейся в империи борьбы.
  Лойдэр окинул поляну безразличным взглядом, и застыл присматривая за проводником. Раз, Нэритэра здесь нет, значит помощь его ученика может ещё понадобиться. И стоит проследить, чтоб тот не скрылся. На всякий случай. А со следами пускай разбирается дракон.
  Кенрин внимательно рассматривал место недавней схватки. Кого с кем? Увы, этот вопрос остался без ответа. Лишь то, что один из противников уничтожен драконьей силой не вызывало сомнения. Как и вьющийся по воздуху след дракона. Ян предпочла улететь?
  Впрочем, с поляны уходил и другой след, судя по всему вампирий. Они расстались? Почему?
  Почему расстались? Скорее стоит спрашивать, как они столько времени смогли провести вместе. Все же Эр-таан чужды небесным, проводить время вместе для них подобно пытке. К чему Ян терпеть нежеланного спутника?
  Впрочем, некоторые сомнения у Кенрина были. Но прежде стоит проверить драконий след. А уж если он окажется ложным.... Что ж, Лоренту придется повторить поиск.
  ***
  -Проснулся? - насмешливо поинтересовался старик-степняк у сидящего на неприглядной тахте рыжеволосого воина.
  -Хао, аль Хоренг, - растерянно откликнулся саэ, явно ещё не сбросивший оков сна: иначе бы не вспоминал о раздражающей командира вежливости. Впрочем, в этот раз степняк пропустил слова мимо ушей.
  -Хао, саэ Эдаран, - насмешливо откликнулся он, - Хочу тебя поздравить. Ты больше не направляющий черной сотни. Ты ведь был недоволен этим назначением?
  Саэ взволнованно посмотрел на командира, растерянно проверяя ошейники. Одного не было вовсе: Эр-таан сумел избавиться от синай-ташше. Второй лежал забытый в комнате его спасительницы.... Впрочем, если её отражение сумело без труда сорвать свой ошейник, то чего ожидать от оригинала?
  Они ушли.... А он... жив? Неужели чудеса случаются? Впрочем, кто может обещать, что Эр-таан не придет на следующую ночь вернуть долг? Или ночь спустя? Да, эта угроза останется навечно, но он все же пока жив.
  Вот только... на долго ли? Нелюбовь аль и саэ вполне взаимна. Не желает ли командир... бывший командир, избавиться от дерзкого пришельца?
  -Что собираешься делать теперь, ран? - насмешливый голос Хоренга прерывает размышления.
  -Можешь, что-то предложить, степняк? - уточняет саэ пытаясь просчитать намеренья бывшего командира.... Или будущего? Что-то в глазах степняка подсказывало, что его собираются использовать... а, значит, за жизнь пока можно не волноваться. А потом? Что ж, о том, что будет потом придется думать после. А пока... пока следует узнать, зачем он понадобился степняку. И что можно выторговать у него за эту услугу.
  ***
  Тинар взволнованно прошел в комнату, залитую рассветными лучами. У двери дремали две девушки. Чужачка и... его Рысь. Да, для других она могла быть Зарей или Закатом, Эльфикой или Вампиршей, но для него.... Он помнил, как удивилась она, поняв, что он знает, с кем свела его степь. Хотя тогда это было не знание - мечта. Чтоб встретившееся ему чудесное существо оказалось, сумасшедшей девой, выбравшей путь воина. Разве можно было бы иначе жить?
  Или... нет? Разве так он тогда думал? Да, это была его мечта, но... тогда он не допускал мысли о смерти.... Ещё один дар назвавшей?
  Да, в комнате было две девушки... и одиноко лежащий на кровати ошейник. И стойкий запах сонных трав. Он не успел попрощаться. Что ж.... Быть может, они ещё свидятся.
  А он пока полюбуется самым прекрасным существом на свете. Рысь тихо дремала, рассыпавшиеся по лицу волосы скрывали шрам.... Тот, из-за кого он появился должен умереть... медленно, осознав всю тяжесть своей вины. И он, и подобные ему. Но это будет потом. А сейчас он будет просто смотреть, смотреть на самое совершенное существо этого Велира.
  Дверь вновь распахнулась, пропуская новых посетителей: молодого саэ и старика-аль.
  -Леди уже ушла, - тихо произнес, Тинар, страшась разбудить Рысь.
  -И ты ей в этом помог? - неприязненно уточнил Эдар.
  -Ей не нужна моя помощь, - бывший раб неприязненно пожал плечами, - Я пришел за своей женщиной.
  Собственные слова неприятно царапнули сердце. Разве можно так называть это чудо? Но... как иначе показать этом проклятому саэ, что он никому не позволит обидеть Рысь?
  -Не надо, - раздался тихий голос проснувшийся девушки, - Если бы она пожелала, он был бы уже мертв.
  Тинар недоверчиво усмехнулся, вынуждая Кро продолжить увещевания:
  -Её слова заставили меня задуматься об одной вещи, Сокол, - решительно произнесла девушка, - Чем отличаются саэ и аль? Чем аль, одевающий ташше(ошейник) на раба, лучше саэ, создающего его?
  Тинар растерянно прикрыл глаза. Рысь была права: нельзя сваливать вину на одних саэ.... Виновны все. Нужно лишь определить степень вины... и назначить плату. Сколько на это уйдет времени? Вся жизнь? Мало, слишком мало! Что можно успеть за одну жизнь? Неужели придется добавить к ней и смерть?
  Нет! Он не пойдет путем нынешнего хана. Нужно не губить своего посмертия - нужно вырастить наследника! Сколько жизней уйдет, что расплатиться со всеми? Не важно! Существование нежитью может добавить несколько тысячелетий, на путь повторения в живых... в детях и внуках дарит бесконечность.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"