Венда Софья Владимировна: другие произведения.

Долголетие.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (Законченный рассказ) История о том, что для одного человека является бременем, а для другого - пределом мечтаний.


   Долголетие.
   Холодный осенний дождь смывал с мира краски. Солнце, казалось, сегодня даже и не всходило, а время подходило к полудню. В нашей деревеньке живет всего сто пятьдесят человек, но дома стоят на расстоянии друг от друга, так, чтобы не стеснять личное пространство каждого жителя... Но сейчас я стояла в толпе. Все мы, так или иначе, связаны друг с другом, в глухой деревне живем, как-никак. Что заставило всех этих людей собраться в одном месте? В такую ужасную погоду? Смерть.
   -...Вечная память... Вечная память... Вечная память...
   Сегодня умерла моя дальняя родственница, заботившаяся обо мне последние десять лет. Ей было сто восемьдесят лет.
   Не хило, правда же?
   ***
   - Еще один автохтон покинул нас...
   - Что будем делать с ее имуществом?
   - В общее пользование, разве нет?
   Люди, связанные узами крови и законов, решали судьбу наследия покинувшей их соотечественницы... Не перестаю удивляться, насколько красива и правильна речь этих "деревенщин", и насколько странно они выражаются при этом. Я как в древнее аристократическое общество попала.
   - Но, что мы будем делать с ней? - Наконец, бросил кто-то в мою сторону.
   Тишина, повисшая после этих слов, довольно красноречиво описала все их отношение ко мне, чужой. Я не родилась в этом месте, мне не разрешили посещать местную школу, и у меня не было друзей...
   Мои родители были потомками местных, моя опекунша, после их смерти, сама занималась моим образованием, и нам хватало общества друг друга.
   Но она ушла. Ее здесь больше нет, а значит, и мне здесь делать больше делать нечего.
   - У меня своих детей трое, я не могу взять еще одну, - вдруг произнесла одна женщина.
   - А я уже присматриваю за детьми соседа, - вторил ей мужчина.
   - Да, у меня тоже много детей...
   - А я не умею с ними обращаться!
   - Не люблю детей!
   - Я ее не знаю, вдруг она обидит моих дочек?
   - А у меня три сына, это не очень хорошая идея...
   Ну вот, теперь, пока все они, следуя правилам хорошего тона, не выскажут свою причину вслух, мы не сдвинемся с места. Как мне все это знакомо. Десять лет назад меня сразу же после похорон повели в детдом, потому, что родственников у моих родителей не было, а "друзья" не могли взять на себя такую обузу, как семилетний ребенок.
   - Тихо, - властным голосом произнес мужчина с белоснежными волосами. Прямая осанка и ясный взгляд делали его еще более "высокородным", даже на фоне собравшихся здесь "аристократ".
   Я бы сказала, что ему было лет шестьдесят, но кто его знает? В этом месте я перестала быть предубежденной на счет срока человеческой жизни. Женщина, заботившаяся обо мне выглядела лет на семьдесят, и то, не такие семьдесят, как где-то в городском сбербанке, в очереди за пенсией, а семьдесят лет человека, прожившего достойную, полную труда жизнь. А ведь ей было в два раза больше... Вон, на соседнем надгробии написано, что некий Влад Минор Озерский умер в возрасте ста пятидесяти лет.
   - Ушедшая, - так здесь заменяли все однокоренные смерти слова, - была Тертией, неужели вы забыли? Не успели мы проводить ее, как вы начали делить ее наследие на "годно" - "негодно". Эта девочка - тоже одно из трудов Тертии. Она проводила с этим ребенком последние годы своей жизни, и мы даже не знаем, насколько ценна может оказаться эта девочка.
   Что это значит? Я представляю ценность для этого общества?
   - Девочка, чем занималась Тертия последнее время? - Обратился он ко мне.
   - Она занималась со мной по книгам каждый день, а вчера дала мне задания наперед. Словно... Знала, что не сможет больше делать этого.
   Как нереально сейчас для меня видеть огромный длинный камень и соотносить его с образом моей тетушки. Она единственная во всем свете звала меня по имени. Словно только она знала его.
   - Что за задание? - поинтересовался мужчина.
   - О, это простой учебный план, - отмахнулась я.
   Люди вокруг неодобрительно сверлили меня надменными взглядами, значсение которых мне понять не удавалось.
   - А чему в данный момент ты обучаешься?
   - Искусственной экспрессии, - честно ответила я.
   В который раз за сегодня я слышу и тишину и чувствую взгляды? Может быть, со мной что-то не так, раз уж я различаю несуществующее?
   - Значит, ты была не простой прихотью, но наследницей, - немного грустно проговорил мужчина. - Что ж, тогда я возьму заботу о тебе на себя.
   - Что? - Впервые за сегодняшний день, удивилась я. Одной фразой он смог вернуть мне забытое чувство неуверенности.
   - Это мой долг, как старейшего из нас. В тебе, насколько я знаю, течет кровь нашего рода? - Спросил он, разворачиваясь в ту сторону, откуда появился ранее.
   - Да, мне говорили, что мои родители, оба, были отсюда... - Я поняла, что меня "пригласили" идти следом.
   - Говорили? А сама ты не спрашивала их об этом? Хотя, младенцев мало заботят такие темы...
   - Ну, я не знаю, спрашивала ли их о чем-то, - решила поделиться я. - Просто, после их неожиданной кончины, моя память повредилась. Ничегошеньки не могу вспомнить из того, что было до похорон. Наверное, поэтому-то меня и поспешили сдать в детдом.
   - Но наша Тертия нашла тебя сразу же.
   Откуда он знает? Я его никогда не видела... Хотя, я всех жителей деревни видела, от силы, раза по два-три. Вот, сегодня был еще один раз.
   - Да. Я ей очень благодарна за все. Она взяла к себе ребенка-сироту, да еще и в таком возрасте... Если бы не она, кто знает, что бы со мной сейчас было.
   - Ты была бы здесь, если бы тебя намеренно не спрятали в каком-нибудь особо отдаленном месте. И даже так, ты была бы здесь через месяц-два.
   - Что вы имеете в виду? - Удивилась я.
   - Нас осталось слишком мало, чтобы бросать осиротевших на произвол судьбы. - Туманно пояснил он. - Каждый член семьи важен.
   - "Нас"? - Решила попытать удачу я.
   Мужчина посмотрел на меня с тенью удивления.
   - Ты живешь здесь десятьлет, а все еще ничего не узнала?
   - Тетрия ничего такого не говорила. Она сказала, что деревня маленькая, так что интересного за пределами ее дома мало. Поэтому все время я тратила исключительно на книги и практику.
   - Ты читала ее книги? - Между делом поинтересовался он.
   - Да, но осталось еще столько разных томов, что даже подумать страшно, что станет со мной, если все книги растащат посторонние.
   - Не волнуйся. Никто не может посягнуть на книги самой Тетрии. Сомневаюсь, что они вообще посмеют зайти в ее дом. - Уверенно сообщил он.
   Какой, все-таки, необычный человек. Он не сделал ничего особенного, но от него исходят сила и благородство... Как от настоящего правителя.
   ***
   Мы подошли к тяжелому каменному забору через полчаса ходьбы. Сквозь деревянные ворота, подбитые железом, нельзя было ничего разглядеть, да и общая высота забора находилась двумя метрами выше земли.
   - Вот мы и пришли. Будь как дома, - проговорил он, когда перед нами распахнулись двери.
   Я думала, что кто-то ждал нас, но за забором не было ни одной живой души. Кто же открыл ворота?
   - Если пойдешь в эту сторону, непременно найдешь дом. Он не заперт, проходи и располагайся.
   - Хорошо... - Неуверенно сказала я, когда мужчина пошел в совершенно ином направлении. - Ладно. сама разберусь.
   ***
   Наш с Тетрией участок и в подметки не годится настоящему поместью. Что такое сооружение вообще делает в глуши лесной? Он, типа, граф?
   Я блуждала по каменным тропинкам уже минут десять, и вот только сейчас увидела за деревьями силуэт дома. "Дома", ага, как же. Трехэтажное здание с огромным парадным входом и башенками.
   - Вооот это дааа....
   А, мне, кажется, разрешено было войти. Что ж, уже не терпится.
   Я поднялась по каменным или мраморным ступенькам, робко подошла к железной литой двери и протянулась к ручке-кольцу. Но она открылась передо мной сама. как по волшебству.
   - Меня приглашают внутрь? - Нервно хмыкнула я.
   Когда я переступила порог, дверь плавно закрылась за мной. Ясно, это какой-то механизм. Фух, уже семнадцать а все в магию верю больше, чем в технологии. Но.. Почему в такой глуши есть подобные вещи?
   Я огляделась по сторонам и снова подумала о личности хозяина дома, чье имя еще не узнала. Может, он уцелевший неведомым способом потомок Романовых?
   Стены увешаны картинами, на столиках под зеркалами в золоченых рамах стоят статуэтки и часы... Цветы в напольных вазах свежи, и на полу под ними нет ни единого лепестка. Может, здесь и прислуга водится?
   - Старик, угадай, кто пришел, - заставил меня подпрыгнуть неожиданный возглас откуда-то сверху лестницы на второй этаж.
   По быстрым шагам, я поняла, что кто-то спускается ко мне и испугалась. Как воришка. А мне разрешили здесь быть, между прочим!
   - Чего молчишь? - Послышалось уже ближе.
   Что делать?! Кто это? Меня не предупреждали, что тут кто-то будет, но никто и не говорил обратное...
   Прямо передо мной появился молодой человек. Причем, появился, это мягко сказано. Да, я слышала его шаги и голос, но он возник передо мной за считанные секунды. Раз, и он уже здесь.
   Он ничего не говорил, молча глядя на меня. Хм, я тоже помолчу.
   - Ты уже добралась, - послышалось у меня за спиной.
   Человек, стоявший напротив, посмотрел на источник звука и спросил:
   - Это вор?
   - С чего ты взял, - прошествовав мимо нас и шагнув на лестницу, поинтересовался мужчина.
   - Старик, если в этом доме кроме меня появляется кто-то второй, значит, это вор.
   - Не называй меня стариком, дубина.
   - Сам дубина, - на автомате отозвался второй, - нет, подожди, сейчас не об этом. Кто это? - Он снова посмотрел на меня.
   Страшный взгляд. совершенно не человеческий. Словно на меня смотрит робот, которому одновременно все равно на меня и нужно собрать обо мне информацию.
   - Это преемница Тертии.
   - Что? А сама...
   - Тертия ушла этой ночью. Мы уже похоронили ее.
   - Вот как... Ясно. Еще одна долгожительница встретила свою смерть. - Монотонно отозвался мужчина. - Вот эта - преемница, значит? - Оживился он.
   - Да.
   - Чего стоит? - С интонациями бизнесмена поинтересовался он.
   - Пока не знаю. Обучение не было завершено.
   Что-то мне не нравится все это.
   - Хах, еще один брак? Или, пока стоит записать ее в графу недоучек?
   - Второе будет уместнее.
   - Можно вопрос? - Подала голос я.
   - О, да она говорящая.
   "Граф" тяжело вздохнул и продолжил подниматься на второй этаж. Второй мужчина последовал его примеру, и мне пришлось сделать то же самое.
   - В деревню чужакам вход заказан, - не услышав возражений, продолжила я, - вы - один из нас? - Я обогнала шумного мужчину и заглянула ему в глаза.
   Он удивленно ответил на мой взгляд.
   - А от чего в голосе столько сомнения?
   - Ты на нас не похож, - как можно более высокомерно, а уж этому в современном обществе научиться легко, сказала я.
   - Вот как? - Изумился он. - А на кого я похож, позволь спросить?
   - Не в этом вопрос. Тебе здесь не место, но ты здесь. Что это значит? Что происходит?
   - Какая любопытная юная леди... - С непонятными интонациями протянул мужчина. - Ты, несомненно, местная. Где еще водятся такие высокомерные... Пардон, благородные создания?
   - Я. Хочу. Знать. - Проигнорировав его выпад, повторила вопрос. - Частью чего я стала? Во что меня впутали?
   - Никто еще ни во что тебя не впутывал, - как назойливой малолетке, грубо ответил он. - Видишь ли, желающих много. Не берем, кого попало. Но, если пройдешь небольшой тест...
   - Какого рода тест? Смею предположить, что вы меня недооцениваете. Однако, плевать. Я не хочу попадать в чьи-то шахматные фигурки.
   - Отказываешься досрочно? - Насмешливо спросил он, обогнув меня. - Мне не следует этого говорить, но... - Он снова начал подниматься. - Эта "деревня" - просто завод для пешек.
   Что за бред? Не хочется уподобляться моим ненавистным соседям, однако, мы стоим на несколько ступеней выше обычных людей. Взять, хотя бы, длительность жизни. Можно ли прожить два века в столице, даже со всей ее медициной?
   - Вам не стоило об этом распространяться, - услышала я откуда-то сверху голос моего нового опекуна. - Девочка пока не имеет к нам никакого отношения. Эти знания - лишние для нее.
   Замечательно. Теперь я вижу поверхность айсберга на горизонте. Страшно представить, какая глыба кроется в океане моего спокойствия...
   ***
   -Девчонка не должна смешать наши карты. - Сев в кресло у камина, сурово произнес мужчина.
   - Она не помешает. Я уверен, что девочка она смышленая. Тертия не водилась с бездарями.
   - Это точно, - хмыкнул он. - Но, послушай, Ако, зачем ты с ней связался? Ты всю жизнь презирал слабаков и детей.
   - Я не презирал их. Если бы у человека со слабыми физическими возможностями был высокий умственный потенциал, он был бы еще более полезен для общества и интересен для меня.
   - Ты тот еще пройдоха, старый мудрец.
   - С возрастом все приходит, Кеб, с возрастом. - Глубокомысленно произнес Ако.
   - Слушай, а кто эта девчонка? В смысле, из какой семьи?
   Пожилой мужчина оценивающе взглянул на собеседника.
   - Дочь предателей.
   - Тех самых?! - Всем телом повернувшись к Ако, удивленно воскликнул Кеб. - Как она сюда попала? Они же заметали следы всеми возможными способами!
   - И были убиты, покинув безопасное поселение. После их смерти, Тертия нашла их семилетнюю дочь в затхлом приюте. Не знаю, чего Тертия добивалась, взяв под крыло дочь сбежавших, однако, кому, как ни тебе знать, на что она была способна... Какие планы вынашивала она в своей гениальной голове?
   - За последние годы она здорово постарела... - В тон ему сказал Кеб. - Как думаешь, могла она отдать часть своего долголетия этой выскочке?
   - Несмешная шутка. Если не знаешь, как это работает - не суйся. Совет.
   - Замечательно сказано, - тут же сменил тон Кеб.
   "Граф" ничего не ответил, удобнее устроившись в кресле.
   ***
   Впервые вижу такое оборудование... Неужели, Тертия не допускала меня до настоящей техники? Я так понимаю, пришло время практики и тестов?
   Я вопросительно посмотрела на мужчину, представившегося Аркадием. Он величественно стоял у стены напротив.
   - Я решил проверить твой нынешний уровень, чтобы знать, с чем придется работать.
   - Но откуда все это? Вы занимаетесь тем же, что и Татьяна?
   - Татьяна? Ты так Тертию называешь?
   - Что? А, да. Мне были привычнее имена из внешнего мира. Тертия разрешила себя так звать. Так...
   - Я не специализируюсь на генной инженерии, - так и Тертия тоже... - Я занимаюсь простыми исследованиями, - довольно шаткий ответ.
   - Ясно. Что именно мне нужно сделать, чтобы что-то вам доказать?
   - Как я уже говорил, мне не нужно ничего доказывать. И темы определенной я тебе не дам. Это сложнее: не давать определенных рамок.
   - Да, не легкая задача... Хорошо, я сделаю, что смогу. Вы даете мне ограниченное время?
   - Нет, срока я тебе тоже не дам.
   - И мешать или стоять над душой вы не станете? - С плохо скрываемой иронией, задала вопрос я.
   -Да, позволь откланяться. - И с этими словами он вышел.
   Двери автоматически закрылись за его спиной.
   Итак, чем бы мне заняться? Новый проект или...
   - Продолжу свой последний эксперимент.
   А для этого мне нужна...
   В герметичном контейнере должны храниться инструменты... Шприц.
   Я взяла немного своей крови и выдавила капельку на стекло. Через микроскоп я видела всю ту же клеточную структуру, что и несколько дней назад, до смерти Татьяны.
   - Хааа... Последний опыт не удался... Хотя, как иначе? Разрушение клеток... Почему?
   Все свои "внеплановые" опыты я проводила на самой себе, за неимением подопытных... Пока жива, и это... Странно.
   Мои клетки. Они обновляются слишком часто. На место одной клетки приходит абсолютно идентичная, на месте мертвой - живая, там, где должна быть клетка, она появляется. Следы от шприцов исчезают сразу же, как только я вынимаю иглу, порез глубиной в пять миллиметров исчезает чуть более заметно... Но так было не всегда. Наверное...
   Когда я была маленькой, падала ли я с велосипеда? Царапала ли меня кошка? Были у меня синяки? Ссадины? Не помню ничего, а здесь моя регенерация никого не удивляла. Тертия на моей памяти никогда не ранилась, а с другими я не встречалась так близко.
   Моя цель - разрушение клеток. Странно, но это моя мечта.
   ***
   - От девчонки ни слуху ни духу, - заметил Кеб.
   - Да. Заперлась в лаборатории, проводит какой-то эксперимент.
   - И что за эксперимент?
   - Понятия не имею. Меня не пускает.
   - Тебя?! Ого, какая наглая... То есть, смелая.
   - Да... Смелости как у Тертии.
   - Рано их пока сравнивать.
   Дверь в кабинет Ако резко распахнулась.
   - А стучаться перед тем, как заходить, тебя не учили? - От неожиданности, Кеб дернул рукой и несколько капель вина запачкали манжет его рубашки.
   - Многоуважаемый господин Глеб, - обратилась я к нему, - будете ли вы и господин Аркадий заинтересованы в результатах моих исследований?
   - Что, уже что-то сделала? Ты хочешь сказать, что уже чего-то добилась?
   - Ну, не знаю, насколько вы будете заинтересованы моей маленькой победой, но я сделала то, о чем давно мечтала.
   - И что же это? Что ты сделала? - Заговорил Аркадий.
   - Я уничтожила свою клетку.
   -Что?! - Взволнованно спросил Аркадий.
   - А что в том такого? - Непонимающе посмотрел на него Глеб.
   - Кажется, я начинаю понимать кое-что...
   - Так вы идете или нет? - Поторопила я.
   ***
   - Невозможно... - Тихо проговорил Ако.
   - О чем ты говоришь? - Кеб наблюдал за причудливыми, идеально-идентичными лейкоцитами. Девчонка, что, колдунья? Ее кровь "живет" вне тела. Сворачивается и снова оживает... Бесконечное количество раз.
   -Позвольте, - девочка протянула ему пипетку с сизой жидкостью.
   - Что это?
   - Сейчас поймете, - она добавила к "живой" крови каплю жидкости и отошла.
   Ако склонился над микроскопом. К красным лейкоцитам попарно присоединились синие аналоги. Секунда, и кровь перестала быть "живой".
   - Невозможно, - повторил он.
   - Да что в этом такого? - Вскипел проигнорированный Кеб.
   - Ты не понимаешь? - Удивился Ако. Он бросил взгляд на девочку и сказал, - ты знаешь, где находишься?
   - Еще бы, - хмыкнул Кеб.
   - Где?
   - Что за причуды, старик? "Государственный объект", тебе это что-нибудь говорит?
   - Да-да. Так вы, находящиеся на той стороне, зовете наш дом. Кажется, в неофициальной обстановке вы называете это место фермой?
   - Ну, это...
   - Не об этом речь. - Резко перебил аристократичный Ако. - Кто, как ты думаешь, мы такие? Неужели нас считают потомками инженеров и подопытных? Думаешь, человеку под силу создать такое? Такую регенерацию выводить пришлось бы столетиями.
   - То есть...
   - В самом начале, до генной инженерии, существовали люди, настоящие, в отличии от нас, долгожители. В здешних краях есть сотни мифов о бессмертных. Мы пришли сюда исследовать, а в конечном счете поработили скучающее меланхоличное население.
   - И что? Как все это связано с моим вопросом?
   - Что будет, если у потомков человека, прожившего сто пятьдесят лет, как и его отец, дед, прадед, появится доступ к науке? Думаешь, такая раса станет искусственно продлевать свой и без того огромный жизненный срок? Не смотря на то, - он посмотрел на девочку, наблюдавшую за их разговором на расстоянии, - что она не воспитывалась в местных обычаях и, по сути, пришла-то она извне, вот что она создала. Способ избавления от лишней сотни лет.
   - Что? Что за маразм?! Кому в голову придет укорачивать такую жизнь? Да на земле миллионы людей, готовых платить за каждый лишний год по отдельности!
   - Говорите как дикарь, - заметила она.
   - Не смеши! Что ты можешь понимать?..
   - Что ты о ней знаешь? - Вдруг зло спросил Ако.
   - Достаточно разного, чтобы назвать ее..
   - Довольно. Я не позволю так с ней обращаться. Десять лет назад двое модифицированных людей выкрали из поселения бесценный объект. Глупцы пожалели такое сокровище для мира, - усмехнулся он.
   - Что за сокровище? Какой-то подопытный образец? Подожди... Ты говоришь о том случае?
   - Да. Генетик и хакер украли самое прекрасное, что видел мир за всю свою историю... Человека с замкнутой регенерацией. По сути, бессмертное существо.
   - Она?... - Кеб пораженно оглянулся на девчонку.
   - Не знаю, о чем вы.
   - Разумеется, - согласился Ако. - Однако, когда последний раз, когда мне удалось вас увидеть, семьдесят лет назад, в преддверии войны, вас держали в бункере. Когда Тертия была моложе, ей было доверено ухаживать за Вечным Ребенком, но, скажите, неужели вы совсем ничего не помните?
   - Нет. Даже если все, что ты сказал - правда, я не могу в это поверить. Слишком странно для меня...
   - Позвольте спросить, какой вы себя помните с детства?
   - Что? О детстве у меня нет никаких воспоминаний...
   - Это странно, несомненно, но даже десять лет назад, когда вы вернулись в эту деревню, как вы ее называете, разве вы выглядели моложе, чем уже есть?
   - Вот черт! - Воскликнул Кеб. - А правда, она ж малявка совсем! А говорит и мыслит как взрослая!
   - Это с опытом приходит, - кивнул Ако. Он вновь обратился к ней, - но, скажите, почему вы создали это? Эту синюю смерть?
   - Хм, думаю, ее лучше назвать "Голубой кровью",- улыбнулась она. - Не знаю, зачем. Мне просто захотелось. Как будто что-то в груди просило об этом.
   - Вы устали от жизни?.. - Осторожно поинтересовался Ако.
   - Не знаю. Я не думаю, что смерть - такая уж страшная штука. Да и что хорошего в жизни? По правде говоря, Тертия только и делала, что заставляла меня возиться с книгами. Формулу вещества я вывела давно, но на практике мне ее испытать не довелось. До недавнего момента...
   - И что теперь вы будете с этим делать?
   - Мы не позволим ей поступать, как вздумается! - Вмешался Кеб.
   - Помолчи, мальчишка. Ты не так умен, да и власти у тебя меньше, чем тебе кажется.
   - Да правительство никогда не позволит чему-то подобному выйти в свет!
   - Конечно, только вещество, все же, примет. И будет использовать, как оружие против еретиков. Не так ли? - Прищурившись, спросил Ако.
   - А что, многие с вами не согласны, - заинтересовалась девушка. - С вами лично или вашей политикой?
   - С образом жизни, я бы сказал, - ответил он за Кеба. - Именно поэтому я и спросил о ваших причинах. Многие из местных желают свободы, которую может дать "Голубая кровь".
   - Неужели?
   - Да. Так, что вы собираетесь делать со своим изобретением?
   - Ну, из того, что я сегодня узнала... Думаю, пришло время: пора знакомиться с соседями, - улыбнулась она.
   Мужчина вздохнул. Тертия всю жизнь провела рядом с этим ребенком. Ей казалось несправедливым то, как с ней обращались. Она была инженером, но в ее жилах текла вечно молодая кровь. Ее использовали - итак понятно. а этот ребенок был причиной возникновения искусственных долгожителей. На основе ее ДНК создавались лекарства разной степени эффективности.
   - Да вы с ума все посходили, что ли?! - С этим возгласом Кеб выбежал из лаборатории, торопясь сообщить начальству.
   Всех чистокровных долгожителей беспрестанно проверяли, тестировали, анализировали... Кому понравится жизнь подопытного? Но, имея превосходство, почему они не ополчились? Им стоило просто захотеть... Но, увы, они рождались с этим, как и с участью умереть после ста - жизнь для них была не самым ценным. Они сотнями лет копили знания, развивались по своему собственному пути... Один бог знает, как они видят мир, что считают своим признанием.
   - Тогда вам нужно поторопиться. - Заметил Ако, глядя вслед взбешенному Кебу. - Скоро по нашу душу явится какое-нибудь подразделение... Не разбираюсь я в них.
   - Ты, наверное прав, - девочка задумчиво посмотрела на потолок, - Ако.
   Мужчина вздрогнул.
   - Вы вспомнили?
   Ему было не понять стойкое желание долгожителей укоротить жизнь. Можно было подумать, что они уже рождались уставшими от жизни. А, может быть, на генном уровне они помнили об этом создании, разделяли ее боль... Тертия искала способ "освободиться", но не для себя, а для нее...
   - Да... Что это было? Почему я потеряла воспоминания на десять лет?
   Неудачный попытка освобождения. Кажется, Тертия пыталась "спасти" это дитя в тот раз... А потом два модифицированных человека помогли ей бежать, словно защищая от плохих дяденек и тетенек. Все же, все это вне нашего понимания...
   - Хотя, не имеет значения. Ты говорил, что у меня мало времени? Потороплюсь-ка.
   - Я пойду с вами.
   - Правда? - Удивилась девочка. - Тебя накажут, если поймают.
   - Ничего. Я всегда жил в тепличных условиях и, надо признаться, утомился.
   - Тогда, за мной, - она махнула рукой и пошла к дверям. - Я буду торопиться, Ако, не отставай.
   Никогда не понять этого... Но, чужие обстоятельства обычно выглядят привлекательнее. Имея долголетие, они захотели избавиться от такого бремени. Чем дольше живешь, тем больше с тобой случается, верно?
   - Как скажите, Дианта.
   - Зови меня Дианой, как человека.
   - Как скажите, - повторил Ако. "Дианта" - "цветок бога", бессмертный цветок, дарящий надежду и исполняющий мечты. Когда ты исполнишь желания всех просящих, что станет с тобой? Может быть, твое время, наконец, возобновит свой ход...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"