Сокол Зоя Константиновна: другие произведения.

Дневник продавца-консультанта

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.16*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от 16.07.14 Добрый день, уважаемые дамы и господа! Меня зовут Эльза. Я работаю продавцом-консультантом в магической лавке, и всегда рада предложить свою помощь в выборе интересующего вас товара. Позвольте взять вас за руку и провести в мой мир. Хочу, чтобы вы увидели его таким, каким увидела и полюбила его я. Откройте двери магической лавки и погрузитесь в царящую здесь непередаваемую атмосферу. Я поделюсь с вами секретами этой профессии, которые шаг за шагом познавала сама. И расскажу о жизненных уроках, которые получила, работая здесь. Для меня это было увлекательное и незабываемое путешествие. Чем оно станет для вас? Решайте сами!

  ДНЕВНИК ПРОДАВЦА-КОНСУЛЬТАНТА.
  
  
  
  
  
  Добрый день, уважаемые дамы и господа!
  Меня зовут Эльза. Я продавец-консультант в магической лавке. Рада предложить свою помощь в выборе интересующего товара. Позвольте взять вас за руку и провести в мой мир. Хочу, чтобы вы увидели его таким, каким увидела и полюбила его я. Откройте двери магической лавки и погрузитесь в царящую здесь непередаваемую атмосферу.
  Я поделюсь с вами секретами этой профессии, которые шаг за шагом познавала сама. И расскажу о жизненных уроках, которые получила тут же. Для меня это было увлекательное и незабываемое путешествие.
  Чем оно будет для вас? Решайте сами!
  
  
  
   Пролог
   Добрый день. Позвольте представиться. Меня зовут Эльза. Мне двадцать четыре года, и последние шесть лет я работаю продавцом в магической лавке. Я живу и работаю в небольшом, но славном городе Эрзебет в империи Илмэйтар. Хотя империя, как, на мой взгляд, это сильно сказано. Ну, не дотягивает она ни количеством населения, ни уровнем его жизни до такого громкого названия. Разве что площадью. И опять же, по моему субъективному мнению, этого маловато. Но, не будем отвлекаться. Вернусь-ка я к рассказу. Эрзебет делит границу с королевством Косалья, Ремши и империей Шивали и многие столетия поддерживает с ними дружеские и экономические связи. По всей видимости, именно это определило его судьбу как торгового городка. Здесь практически все живут с того, что кому-то что-то продают.
  Есть, конечно, и ремесленники. В нашем городе расположена большая кузня, одна из крупнейших в стране. Продукция, изготовляемая здесь известна далеко за пределами Илмэйтара. Поэтому толковые рабочие руки там всегда нужны. Причем не только мужские - для женщин тоже много работы. Нередко здесь работают семьями. Кто-то приходит вместе, но чаще пары начинают отношения, познакомившись в кузне.
  В Эрзебете также есть мельница. Сюда свозят урожай со всех окружающих деревень. За десятую часть от урожая пшеницу перемалывают в муку. У мельника свой интерес - он владеет ещё и пекарнями по всему городу и булочными, где и продает готовый хлеб.
   Он второй по богатству человек в Эрзебете. Первый - владелец сети аптек. Да-да! Именно аптек. Хлеб сегодня можно купить, завтра нет, если не захочется. А вот если заболеешь, то все равно придешь и купишь необходимое лекарство.
   Я не работаю ни у одного из этих людей. Мне повезло значительно больше. Я - продавец-консультант в магической лавке. Интересная и познавательная работа, на которую многие смотрят свысока. И признаться по-честному - их можно понять. До того, как пришла сюда работать, я думала точно также. Что в этой работе может быть интересного? В нашем городе очень много торговых лавок: продуктовые, аптечные, специализирующие на продаже ремесленных изделий, одежды и пр. Для их владельцев, как правило, все в конечном итоге сводиться к одному - зарабатывать деньги.
   Но, как я вскоре поняла, не только цели цель в каждой работе может быть разной. И методы также. Каждый покупатель - индивидуален. У каждого своя потребность и к каждому нужен персональный подход.
   Есть одна не прописная истина - на каждый товар есть свой покупатель. Но не каждый покупатель знает, что это именно его товар.
   Я не хочу сказать, что ко мне в магазин приходят идиоты, которые сами не знают, что хотят (даже если раньше мне и самой так казалось). Просто когда человек говорит: "Мне нужен чайник!", то ещё не понимает, что на самом деле чайников очень много. И все они разные. То, что изначально ему хотелось модель пурпурного цвета, ещё не значит, что в итоге он не купит красный в салатовую крапинку.
   Мало просто предложить покупателю товар, который его устроит. Необходимо изделие, которое удовлетворит все его потребности, даже те, о которых он и не задумывался. Чтобы у клиента не возникло желания идти в другой магазин.
   Это на самом деле тяжелый труд. Я уже шесть лет учусь. И понимаю, что и по сей день в самом начале долгого и трудного пути.
   Хочу, чтобы вы прошли этот его со мной.
   Глава 1
   Впервые приехав в город, я мечтала не о работе продавца. И, по правде, вряд ли найдется тот, кто мечтал бы. Я видела себя деловой леди, которая сидит за столом и командует огромным штатом подчиненных. Типичная ошибка новичка. Нам всегда кажется, что мир просто обязан рухнуть под наши ноги. Что таких как мы нет, не было до и не будет после. Потому, что на нас станок сломался. Мир просто ещё пока не знает, как ему повезло. И эту ошибку обязательно нужно исправить.
   Для этого просто идеально подходит ежегодная ярмарка вакансий. Её проводят в городской ратуше. Каждый желающий приносит туда краткое описание своих навыков и талантов - резюме - и ему подбирают работу по возможностям и способностям. Этого события с нетерпением ждет каждый выпускник школы. Всем хочется стать самостоятельными и взрослыми.
  Мои родители мало зарабатывают, и для них было очень накладно отправить меня в школу. Поэтому мне хотелось начать много зарабатывать и помогать им деньгами. В нашей деревушке это вряд ли получиться. А вот в Эрзебете...
   Не желая терять время я приехала в город в первый же день ярмарки. Это был не первый мой приезд в Эрзебет. Раньше я частенько приезжала сюда с родителями, когда они приезжали на рынок за покупками. В этот раз я приехала одна. Всю жизнь буду помнить момент, когда ты с гордым видом входишь в здание городской ратуши и подаешь секретарю свое резюме. Сейчас она прочитает, впечатлится. Сначала сбегает к своему начальнику. Конечно, такие одаренные кадры не каждый день попадаются. Я ведь школу с отличием закончила. И даже рекомендации от учителей взяла. Потом они посовещаются и дадут мне какую-то важную и сложную работу. И много, много, много помощников.
   Не забудьте, оглянуться на целую очередь, которая сидит позади вас. Почувствуйте свое превосходство над этими неудачниками.
   - Угу, - кивнула секретарь и, пробежав беглым взглядом по резюме, отложила его в большую стопку с похожими папками, сваленную позади неё. - Следующий!
   Вот так я впервые столкнулась с прозой жизни. Хотя нет, если уж быть откровенной до конца, то это было так:
   - Что? - я тоненько взвизгнула. Знаю, не красиво, но в тот момент это меня мало волновало. - Как следующий?
   - В очереди, - спокойно ответила она, даже не подняв голову от бумаг, в которых что-то писала.
   - А я???
   - А что ты? - секретарь, наконец, наградила меня скучающим взглядом.
   - Как что? Вы видели мои оценки? Да я...
   - Закончила школу с отличием? Привезла рекомендации от учителей? Ну, так они тоже, - женщина кивнула в сторону очереди за мной. Некоторые из них даже ручками мне покивали.
   - Но я ведь...
   - Молодая и талантливая? - кажется, теперь секретарь начинала забавляться.
   -И я ...
   - Подаешь большие надежды?
   - Да! - мне искренне казалось, что этого предостаточно, чтобы быстро и без проблем найти престижную и высокооплачиваемую работу. Но...
   - Твое место номер 287, - предельно громко и четко ответила секретарь. - Ты 287 молодая, красивая, образованная и талантливая, кто сегодня подал свое резюме на ярмарку вакансий. Чуть наглее, чем остальные... Но в остальном не лучше и не хуже. Жди своей очереди. Как найдется работа - тебя известят.
   Думаете, что это самое унизительное, что могло произойти? Нет! Самое унизительное - повернувшись, чтобы уйти от секретаря, встретиться глазами с той самой очередью...
   Из ратуши я выбежала, нет, практически вылетела быстро, как пушечное ядро. И даже пробежала несколько улиц, прежде чем остановилась у небольшого летнего кафе. Села за первый попавшийся столик. Обида и чувство, что со мной обошлись несправедливо, жгли не хуже раскаленного железа. Я сидела и придумывала, что могла бы ответить ведьме из ратуши на обидные слова, а потом долго думала, как ещё могла бы поступить в той ситуации. Вскоре пришло понимание, что ничего толкового это самокопание не принесет. Чтобы как-то успокоится и отвлечься, я заказала себе чай и булочку. Это помогло переключиться.
  Передо мной ребром встал вопрос: что дальше делать? Вернуться домой? Засмеют. Вернуться в ратушу и подождать своей очереди? Засмеют.
   Опять же сидеть у родителей на шее нет ни малейшего желания.
   Я так задумалась, что не заметила, как принесли мой заказ.
   - Что-то случилось? - спросила официантка. - Вы выглядите расстроенной.
   - Да так, - я махнула рукой, не зная даже, стала бы рассказывать, что со мной сегодня приключилось, и туманно ответила: - Проблемы с работой.
   - Ищете работу? - истолковала мой ответ по-своему девушка.
   - Вроде того, - в моем голосе уже отчетливо звучало раздражение. Меньше всего мне нужно, чтобы кто-то совал свой длинный нос в мои дела.
   И нос, кстати, действительно длинный. И вообще она немного странновата с виду - болезненно худая, хоть и работает в кафе, волосы как солома, к тому же давно не мытая солома, с виду такая дурнушка... Мне тогда вообще не захотелось с ней говорить. Она произвела на меня плохое впечатление. Я тогда часто судила о людях по внешнему виду.
   Официантка прекрасно поняла, к чему относился мой тон, но все же сказала:
   - Если нужна работа, то за углом есть небольшой магазинчик. Магическая лавка, если точнее. И насколько я знаю, хозяйка ищет себе помощницу...
   Это нахальство мне не понравилось. Выскочка. Самоуверенная. Таких людей нужно ставить на место:
   - Прости, я, что просила совета? - мой тон был просто ледяной, с долькой презрения. - Да, нет. Я вроде просила только булочку... Это что у вас такие особенности обслуживания? Суете свой длинный нос, куда не просят. Делай свою работу, за которую тебе платят.
   Я бросила на стол деньги за обед и ушла. Мой обед был окончательно испорчен. Поэтому мне совершенно не жаль было эту дылду-официантку, у которой к концу моей пламенной речи уже появились слезы на глазах. И совершенно ничего не кольнуло, когда за моей спиной начальница принялась её отчитывать. А что? Пусть понимает теперь, кто она такая и в следующий раз знает свое место.
   Как бы там ни было, но в одном она была права. Мне нужна была работа. И раз уж не получилось устроиться на работу через ярмарку вакансий - придется искать самостоятельно. Прежде всего, я составила список всех самых крупных предприятий в городе. И пошла по ним. Это частные лица. Уж они-то знают толк в ценных кадрах. А в том, что уже тогда была ценным кадром, я не сомневалась ни секунды.
   Пока не пошла по потенциальным работодателям. Тут мне и открылась суровая правда жизни. Оказывается, женщина на ярмарке довольно деликатно высказалась по поводу такого юного дарования как я.
   Куда бы ни поткнулась, меня либо корректно посылали, либо были требования, которым я никак не соответствовала: "Опыт работы не менее 2-3 лет " или "Высшее образование". Но пока не найду себе работу, мне не светит ни первое ни второе. Потратив целый день на бесплодные поиски, волею неволею пришлось снизить стандарты поиска до менее престижных вариантов. Вопрос с высокооплачиваемой или престижной должностью уже не стоял. Я искала хоть какую-то работу!
   И вот он момент прозрения. Меня не взяли даже официанткой. Как оказалось, я не достаточно хороша даже для этой работы.
   Помотавшись по городу, дико устав, я вышла к центру города и осмотрелась. Городская площадь в сгущающихся сумерках выглядела очень красиво. Фонтан в её центре гордость всего города. Каменный водолей в окружении стайки животных. Люди проходили мимо, не обращая внимания на эту красоту. А вот я стояла рядом как зачарованная.
   В тот момент пришло это чувство. Здесь моё место. Там, стоя у фонтана, я твердо решила: как бы там ни было дальше, но в родную деревеньку я не вернусь. Останусь здесь и буду бороться за свое место под солнцем. И мы ещё посмотрим, большой и сильный город, кто кого.
  
  Глава 2
  
   Сказать легко, но как это сделать? Сегодня я безуспешно ходила по городу в поисках работы. Жестокая реальность быстро расставила все по местам. Оказалось, такой специалист никому не нужен.
   Придется либо возвращаться домой, либо соглашаться на любую работу, которую предложат. Но проблема была как раз в том, что не предлагали совершенно ничего.
   В таких невеселых думах я шагала по городу, который медленно погружался в сумерки. Пора найти ночлег. Прикинув, сколько у меня осталось денег, я поняла, что смогу позволить себе только скромное жилье и на небольшой срок.
   Срочно нужна работа. Но где её найти?
   Я и не заметила, как снова подошла к той кафешке в которой сегодня обедала. Да и трудно её узнать в ночных сумерках. На летней площадке перед кафе и внутри помещения зажглись ночные фонари, и это место словно преобразилось. Повинуясь, внезапно проснувшемуся любопытству я пошла летнюю площадку и вошла в само кафе. Свободных мест здесь не оказалось. Все столики были заняты шумными компаниями студентов и молодежи. Волею-неволею пришлось выйти на летнюю площадку.
   Сев за столик я принялась наблюдать за посетителями, ожидая пока ко мне подойдут и примут заказ. Летней площадкой являлась небольшая площадка, огороженная невысокой кованной решеткой, которая исполняла роль декоративного элемента. Из восьми круглых столиков заняты были только шесть. Но публика здесь сильно отличалась от той, которая была внутри. За первым столиком молодая парочка ела мороженное, за третьим две подруги бурно что-то обсуждали. Мне они понравились - такие красивые. Я с неудовольствием оглядела себя. Мда-а! Видок у меня настолько провинциальный, что даже стыдно стало. Вот пойду работать, заработаю денег и куплю себе новую одежду. Ни в чем себе отказывать не буду.
   Тяжелый вздох сам собой вырвался из груди. Куплю, как же. Для начала работу нужно просто найти.
   Вот странный город. Куда не сунься - везде требуются или опыт работы или образование. Но откуда им у меня взяться? Мне же только восемнадцать!
   Одна из работодателей открыто сказала:
   - Ты слишком молода. Ты ещё путаешь жопу с пальцем, и у меня нет ни желания, ни времени чтобы с тобой нянчиться. И никто тебя не возьмет.
   Обидно, но как, оказалось - сказала та дородная тетка чистую правду. Никто так и не взял меня на работу.
   Тут мне на глаза попалась та самая официантка, что обслуживала меня днем. Она ходила между посетителями и принимала заказы. Это получалось у неё довольно умело. При этой мысли я улыбнулась. Много ума не нужно, чтобы принимать и разносить заказы. Тоже мне работа!
   Кстати, она говорила, что кому-то рядом нужен сотрудник... Я немного поколебалась, но выбирать не из чего, и тихонечко встав пошла вниз по улице. О чём она там говорила? Ах, да! Магическая лавка!
   Магазинчик нашелся довольно быстро - стоило спуститься ниже по улице. Он находился на первом этаже трехэтажного жилого дома. Старая, деревянная вывеска выцвела от времени и дождей, местами растрескалась, и даже накренилась, грозя упасть в любой момент. Я даже засомневалась, стоит ли входить внутрь - до того ветхим выглядело здание. Тем более что дверь тоже не внушала доверия.
   Пока я мялась перед входной дверью, мои сомнения разрешила сама судьба. Дверь открылась и из неё вышла невысокого роста, тощая пожилая женщина с седыми волосами. Смерив меня оценивающим взглядом она буркнула:
   - Любовные зелья закончились. Крем от прыщей привезут только завтра, - и принялась запирать дверь на ключ. Лично я не увидела в этом особого смысла - эту дверь достаточно будет просто хорошенько пнуть ногой и она сама упадет. Возможно вместе со всем зданием. Пока я прикидывала целесообразность действий старушки и целостность её разума, она справилась с ключами и, повернувшись ко мне, снова спросила совсем не ласково:
   - Что тебе нужно?
   -Я ... - меня переклинило. Как у неё спросить по поводу работы? А может не нужно? Если меня прибьет здесь или похоронит за живо обрушившийся ветхий дом, то никакая зарплата этого не стоит.
   - Ну, что? - старушка уже теряла терпение, и я решила попытать удачу. А что я собственно теряю? Перебьюсь какое-то время, а потом найду что-то получше.
   - Я ищу работу...
   - Нет, - отрезала старуха и, повернувшись, пошла вдоль домов в ту сторону, с которой я пришла.
   - Но почему?! - меня мягко говоря, разозлил этот отказ. Остальные хотя бы выслушивали, прежде чем отшивать.
   - Потому что ты ничего не умеешь, - резюмировала старуха спокойным голосом.
   А вот я спокойно реагировать не могла:
   - Как это я ничего не умею?! Вы меня даже не знаете...
   - Ты абсолютно бестолковая и бесполезная, - припечатала старух и свернула в какой-то угол. Мне ничего не оставалось, кроме как последовать за ней. - К тому же глупа и тщеславна.
   - Да как вы можете такое говорить о незнакомом человеке, - мои щеки пылали от обиды, злости, негодования. Даже руки тряслись.
   - Ты умеешь продавать? Работала раньше продавцом? Знаешь, как правильно выкладывать товар? Сможешь отличить лампу для измельчения продуктов, работающую на магическом кристалле от такой же волшебной лампы для кипячения воды?
   Что я могла сказать ей в ответ. Я только отрицательно кивала головой.
   - Вот видишь, у тебя нет совершенно никаких полезных для меня способностей, - подвела итог старуха. - Зачем мне такой сотрудник?
   - Я научусь, - мой голос был таким тихим, что я сама себя едва расслышала. Неудивительно, что владелица магазинчика переспросила:
   - Что?
   - Я научусь! - я вложила в свой голос столько решимости и уверенности, сколько смогла.
   Женщина остановилась так резко, что я едва не споткнулась об неё. Несколько долгих секунд она стояла и думала. Потом махнула рукой:
   - Хорошо, я сегодня добрая.
   Я уже собралась запрыгать от радости, когда она добавила ложку дегтя в бочку с медом:
   - Но я беру тебя с испытательным сроком в три месяца. Не справишься - вот бог, а вот порог. Пока ты учишься - у тебя не будет зарплаты. Я буду платить тебе процент от проданного тобой товара.
   - Какой процент? - не то, чтобы мне нужен был ответ, просто очень хотелось выглядеть в глазах теперь уже работодателя не такой глупой. Я уже была согласна на все условия, которые она мне поставит. Наконец-то, работа!
   - Начнем с трех процентов. Согласна, это не много. Но для тебя, как для начинающей и это уже неплохо.
   Больше всего мне хотелось броситься на шею старухе и расцеловать её. Стоило больших усилий сдержать этот порыв. Хозяйка магазина продолжила:
   - Работать будешь четыре дня через два, с тобой будет работать другая девушка, Валерия. Наблюдай за ней, учись у неё и обязательно во всем слушайся. Она замечательный продавец. К работе приступишь завтра. Устроит? - короткий кивок, и женщина со вздохом спросила:
   - Тебе есть, где жить?
   Я отрицательно покачала головой.
   - Сколько денег у тебя есть, чтобы снять жилье?
   Немного помявшись, я призналась:
   - У меня с собой восемь латов.
   Для деревушки, в которой я выросла - это большие деньги. Строго говоря, я такую суму в руках никогда не держала, пока родители не стали собирать меня в город на поиски работы. Но старушка поморщилась:
   - Это очень мало, - она задумчиво потерла подбородок. - Снять комнату стоит семь латов в месяц... Ладно, я сдам тебе небольшую коморку у меня на чердаке за пять латов. Деньги плати вперед.
   Я тут же достала нужную сумму из небольшой сумки, которую носила через плечё и отдала женщине. Я не жалела о деньгах. Немного заработаю и найду себе что-нибудь поприличнее. А пока мне будет, где сегодня переночевать.
   Я не могла сдержать улыбку. Кажется, удача, наконец, повернулась ко мне нужным боком.
  
  Глава 3
  
  Знаете, есть такое выражение: если все идет хорошо, значит, ты чего-то не учел. Может и не дословно, но смысл такой. Наверное, кто-то умный придумал. А вот я всегда про неё забываю. А зря!!! Могла бы избежать многих проблем. Ну, может и не избежать... Но по крайней мере не так обидно было бы.
   Пришли бы мне на ум эти золотые слова сразу, то коррективы, которые внесла жизнь в слова старухи, не стали бы огромным сюрпризом.
   Начнем с того, что моя новая домохозяйка, говоря о том, что сдаст мне коморку, оказывается, имела в виду, что сдаст мне коморку!!! Со всеми прилагающимися атрибутами: затхлый воздух, грязное окно, пыль, которую не протирали лет сто, и конечно, паутина по всем углам и едва ли не заградительной стеной через все помещение. Куда ж без неё! О, а ещё старуха забыла упомянуть, что эта комнатка очень маленькая.
   Я хмуро оглядела доставшееся мне богатство и постаралась мыслить более оптимистически. Если тут убрать, там подкрасить, тут подштукатурить... В общем можно сделать конфетку. А красивые занавесочки вообще преобразят это место. Не то, чтобы без них вообще никак. Просто смотреть на старую раму окон, на которой по остаткам краски, ещё не успевшим облупиться, отдаленно угадывался цвет, в который оно было покрашено, без слез никак нельзя.
   Я настолько ушла в размышления, что не побоялась сесть на стоящий рядом стул, стряхнув с него предварительно толстый слой пыли. Меня должен был насторожить его ветхий и хлипкий вид. Но этого не случилась. Я благополучно приземлила на несчастный атрибут мебели свою филейную часть и... не выдержав такого счастья, он развалился прямо подо мной.
   Результатом этого смелого эксперимента, стал ушибленный кобчик, ссадины на руках и занозы в таких местах, о которых не везде вслух скажешь.
   Кое-как приведя себя в порядок, я села прямо посреди комнаты на пол, громко скрипнувший, но вопреки моим опасениям не провалившийся. Подперев щеку рукой, принялась размышлять о том, как я докатилась до жизни такой.
   Что же делать? Я не могу вернуться домой. Но жить здесь? Да у родителей в курятнике условия лучше!
   Перед глазами возникло видение моего позорного возвращения домой: без денег, без работы и без перспектив. А следом картинки из светлого будущего - работа у местного фермера, муж алкоголик, семеро детей и хозяйство. Конечно, я сильно утрирую и это самый худший вариант. Да у нас на все селение ещё нужно поискать семью, которая жила бы в таких чудовищных условиях. Хозяйственность в наших краях в большом почете. Но у меня всегда была хорошо развита фантазия.
   Я по-новому взглянула на комнатушку. Не такая уж она и ужасная.
   И принялась за уборку.
   Не стану утомлять вас скучным рассказом о нелегкой борьбе с паутиной, пылью и старухой, которая не хотела выдавать мне веник, совок и прочий жизненно необходимый инвентарь. Скажу лишь, что это побоище закончилось глубокой-глубокой ночью. Я так устала, что моя голова уснула где-то на полпути к подушке.
   А на утро впервые проснулась не дома. И впервые опоздала на работу. Вечером, раскладывая свои нехитрые пожитки, я руководствовалась принципом: буду помнить, что положила это сюда. Сегодня с трудом вспомнила, что положила комнатные тапочки под кровать. В итоге, пришлось одеть ту же одежду, в которой была вчера и бежать, бежать, бежать! Пунктуальность, скажем прямо, никогда не была моей сильной стороной. Поэтому бегаю я быстро и на работу опоздала всего на пятнадцать минут. Ну, мне казалось, что всего. У старухи на этот счет было свое мнение:
   - Ну, надо же, - встретила она меня с порога. - Кто озарил нас своим присутствием. Я уж понадеялась, что ты передумала.
   - Извините, - начала объяснять я. - Просто в комнате, которую вы мне сдали, было слишком грязно, и мне пришлось допоздна заниматься уборкой. Я очень устала, вот и проспала... А потом недолго не могла найти свою одежду. Ума не приложу, где оно все лежит... а потом пока добежала....
   - Штраф, - зевнув, сообщила моя новая шефиня.
   - Что? - опешила я, но все ещё пыталась сохранить улыбку на губах. Скорее всего, это какая-то шутка. Ну, кто в здравом уме и при доброй памяти оштрафует стажера в первый рабочий день? Она ж не хочет, чтобы я прям сейчас все бросила и ушла?!
   - Штраф, - повторила старуха и вернулась к прерванному занятию - пересчитываннию денег в кассе.
   - За что?
   - За опоздание, - спокойно ответила она.
   - Но я же извинилась... - обиде и недоумению не было предела.
   - Это хорошо, - кивнула старуха, не отвлекаясь. - Значит, родители привили хорошие манеры. Вот бы ещё научили не опаздывать - цены б тебе не было.
   Моему возмущению не было предела:
   - Да как вы можете меня штрафовать?! Я ж ещё ничего не заработала!
   - Вычту из зарплаты, - пожала плечами старуха и, повернувшись, в упор на меня посмотрела. - Если тебе что-то не нравиться - за руку никто не держит. Ищи другого работодателя.
   Я осеклась и прикусила язык. Идти-то мне некуда, и она прекрасно это понимала. Поэтому могла диктовать любые условия. Ничего, немного потерплю, наберусь опыта и найду работу получше. Наступив на горло собственной гордости, попросила прощения:
   - Извините, больше это не повторится...
   - Что именно? - насмешливо фыркнула владелица магазина. - Ты не будешь опаздывать, не будешь отлынивать от работы, споря с начальством?
   Скрежет моих зубов от злости, наверное, и на улице услышали. Я продолжала молчать, и только зло зыркала на неё исподлобья.
   - Вот что, - наконец, оставила свой тон старуха. - Торговать я тебе пока не разрешаю. Всех клиентов распугаешь. Учись пока у Валерии.
   Она кивнула на высокую тощую девушку, с грязными, неухоженными волосами, заплетенными в тоненькую косичку. А строгое белое платье только подчеркивало болезненную худобу, и бледность.
   - И ещё одно, - прервала мои размышления хозяйка лавки. - Что это за внешний вид?
   - Я же говорила, - пришлось снова рассказывать ту же историю. - Я проспала и не нашла...
   - Короче, - закатив глаза к небу, нетактично перебила она. - Одежда должна быть чистой, свежей, выглаженной и строгой. Понятно?
   Я посмотрела на свою футболку и черные джинсы. Чем они ей не угодили? Без страз, рюшечек, приличной длинны... даже джинсы не рваные!!! Но на всякий случай кивнула.
   - Хорошо, что мы друг друга поняли, - она повернулась к Валерии. - Принимай новобранца и сделай из неё продавца.
   Худая брюнетка скривилась, как от килограмма лимонов сразу.
   - Не спорь! - строго приказала старуха. - Я так решила, - и повернулась ко мне. - Торговать начнешь, когда Валерия разрешит.
   Хозяйка лавки раздала несколько поручений и, наконец, ушла. Не попрощавшись. Впрочем, на мою новую напарницу это не произвело никакого впечатления. Значит, это в порядке вещей. Я решила, что с этой худощавой нужно подружиться, раз от неё напрямую зависит мое материальное благополучие.
   - Привет, меня зовут Эльза...
   - Плевать, - фыркнула она в ответ. - Бери тряпку под прилавком, и протирай пыль на товаре.
   И, повернувшись, с улыбкой встретила вошедшего клиента. Я какое-то время постояла на месте, возмущенно сверля тощую спину взглядом, но потом смирилась и, взяв выше обозначенный реманент, принялась за уборку. Будто мне её вчера мало было!
   Приступив к выполнению задания, я быстро поняла, почему "напарница " поручила мне именно его. На самом деле это кропотливая и муторная работа. Думаете, достаточно просто взять в руки тряпку и смахнуть пыль? Меня тоже быстро обломали. Я усердно создавала видимость бурной деятельности, обмахивая товар тряпкой. А что? Это же не дома. Зачем напрягаться? Когда ко мне сзади подошла Валерия и отвесила хороший подзатыльник.
   - За что? - представьте мою обиду, злость, но больше всего - растерянность. На меня родители руку не подымали. А тут...
   - Что ты творишь, стажер? - сверкнула на меня гневными глазами Валерия.
   - Пыль протираю... - растерялась я.
   - Нет, ты её не протираешь, - прошипела она. - Ты разгоняешь по всему магазину! Что ты за бестолочь такая? Как тебя учить работать, если ты элементарного сделать неспособна?
   Я молчала. Стояла с унижено опущенной головой. Такого позора в моей жизни не было. Даже в школе так не говорили.
   - Отдай тряпку, - Валерия рывком вырвала её у меня из рук. - Хватит на сегодня.
   Мне хотелось в голос зарыдать.
   - И что с тобой делать? - тяжело вздохнув, "напарница" окинула меня придирчивым взглядом и велела. - Пойдешь в подсобку. Там стоит только что полученный товар. Его нужно рассортировать. Это работа, с которой справится и обезьяна. Иди, и ради всего святого, чтобы я после тебя не переделывала...
   Она несколько раз махнула рукой, всем своим видом давая понять: "Свободна..." и я поспешила скрыться с глаз. Злые слезы сами текли по щекам. Как она могла? Так меня опозорить! За что? Первым желанием было уйти, сбежать от этой гарпии... Вместо того чтобы учить - наорала на ученицу! Я уйду! Я...
   У меня поникли плечи. Уйду, как же!
   Куда мне идти? Я никому, кроме этой магической лавки не нужна. Никто не взял меня на работу. Путь домой тоже заказан... Нельзя так опозорить родителей.
   Вздохнув, я взялась за коробки.
   И тут у меня настал ступор. Их было слишком много! Их физически невозможно разместить на этих полках. А потом пришло озарение. Скорее всего, все и не надо. Нужно только то, что поместится. Я с энтузиазмом принялась расставлять коробки. И не просто так! У меня была система - большие коробки рядом с большими, а маленькие - с маленькими.
   Я так увлеклась процессом, что просто не услышала, когда вошла Валерия. Осознание того, что за моими трудами наблюдают, пришло ко мне вместе с подзатыльником...
   - За что?!
   Валерия взяла меня за ухо и потянула к коробкам:
   - Ты что наделала? От тебя много не требовалось - сложить коробки...
   - Я сложила! - вывернувшись ужом из цепких рук наставницы, возмущенно взвизгнула я. - Что не так?!
   - Что не так?! - зло прошипела Валерия. - Ты просто свалила все в одну кучу!
   - Не правда! У меня большие коробки с большими, а маленькие...
   - Что ты городишь!!! - она закатила глаза к небу. - До того, как ты сюда вошла, тут, что так все было сложено?!
   По паузе в разговоре я поняла, что это был вопрос.
   - Нет, - пришлось признать.
   - А как?
   Вопрос явно с подвохом. Я попыталась точно вспомнить, как именно, но не смогла. Пришлось неопределенно пожать плечами.
   - Правильно, ты даже не потрудилась посмотреть! - разозлилась Валерия.
   Моё терпение лопнуло. Я никогда не отличалась кротким нравом, и тут молчать не собиралась. В конце концов, лучшая защита - нападение.
   - Да откуда мне знать, как это правильно делать?! Ты мне ничего не объясняла! Просто сказала: иди и делай...
   - Потому, что даже последний из последних идиотов догадался бы посмотреть! - эмоционально перебила она и тут же ровным голосом размазала меня по стенке. - Или подошел бы и спросил, почему коробки с товаром одного вида лежат рядом. И почему видно название каждой коробки...
   Вопрос сорвался с моих губ сам собой, раньше, чем я успела подумать:
   - Почему? - краска стыда залила лицо, но было уже поздно:
   - Потому, что если тебе нужно будет найти лампу для кипячения воды, ты не станешь искать её среди ламп для выпечки! - от холодного тона, я невольно втянула голову в плечи. Мои щеки заалели ещё сильнее, если это вообще возможно и уши просто "горели". - Найди мне в "сложенном" тобой товаре лампу для глажки.
   От того, каким тоном она произнесла "сложенным" захотелось сбежать. Но вместо этого, взяв себя в руки, я мужественно посмотрела на гору коробок. Повернув к себе парочку, поняла, что понятия не имею, что искать, и беспомощно оглянулась на Валерия. Ожидаемого злорадства я не увидела. Только злость на мою бестолковость и раздражение.
   - А как она выглядит?
   - Это самое умное, что ты сказала за все время, что провела в магазине, - неожиданно выдала Валерия и я даже приободрилась. - Не знаешь - не лезь. Это первая заповедь хорошего продавца, которую тебе стоит выучить!
   Она повернулась совсем в другую сторону и взяла с полки небольшую продолговатую коробку:
   - Вот так.
   Несколько мгновений я немигающим взглядом смотрела на подсунутую практически под нос коробку. Это что же получается?! Я могла бы до посинения искать коробку в этой куче, а она все это время стояла бы совсем в другом месте?
   - Ты что издеваешься? - сквозь зубы прошипела я.
   - Нисколечко, - ровным голосом ответила она.
   - Тогда зачем заставила меня искать коробку, которой там никогда не было?!
   Валерия ехидно ответила:
   - Чтобы ты пересмотрела коробки, которые там лежат, запомнила, что смотрела, и куда после этого их положила, заодно рассортировав, а не свалив в одну большую кучу. И наконец, чтобы ты ещё лучше усвоила первый урок.
   - Не знаешь - не лезь...
   - Верно! - преувеличенно бодро сказала она. - Растешь на глазах. А теперь сделай так, чтобы я тобой гордилась, и сложи, наконец, эти грешные коробки!
   Рявкнув на последок, Валерия повернулась и ушла. Я промычала ей в след что-то не совсем цензурное. В голос сказать не решилась - рука у неё тяжелая, затылок ещё ныл. И принялась переделывать работу. В этот раз работа шла не с таким энтузиазмом как сначала. Зато уверенность в том, что делаю, была железной.
   Пока над ухом не прозвучал вкрадчивый голос:
   - И по каким таким соображением ты положила маленькие коробки за большими?
   Обернувшись, я встретилась с холодными глазами напарницы. В них заглавными буквами было написано: "Бестолочь". К сожалению - надпись обо мне...
   - Ну... большие упаковки легче брать...
   - Ага, - кивнула головой Валерия. - Там одному клиенту нужен кухонный нож, второму бра и ещё одному заварник для чая. Ищи.
   Я прекрасно помнила, где лежит все, что она назвала. Но все где-то сзади, и быстро до него не добраться. А Валерия торопила:
   - Быстро, быстро! Пока ты найдешь товар, клиент передумает покупать! Торопись стажер - останешься без зарплаты!
   - Не кричи на меня, - не выдержала я в конечном итоге. - Ты же видишь, большие коробки мешают! Вот! Я нашла нож! Что там ты ещё хотела?
   Мое торжество от находки быстро померкло, стоило Валерии сказать:
   - Поздно. Покупатель ушел к твоему конкуренту. Ты осталась без зарплаты.
   - Но я нашла нож...
   - Молодец, - едко прокомментировала наставница. - Будешь в городе - купи себе пирожок! Поняла свою ошибку?
   - Какую ошибку?! - в груди вспыхнул праведный гнев. Да как она смеет насмехаться? - Я же нашла нож!
   - И что с того?
   - Как что? Ты сказала, что клиенту нужен нож. Я нашла нож...
   - Ты его продала?
   Я захлопала глазами, не зная, какой ответ правильный.
   - Нет, - ответила она за меня. - Значит, ничего не заработала. А раз ты ничего не заработала - значит, ты сделала самую бесполезную находку века. А теперь скажи, почему так вышло? Почему ты слишком долго искала нож?
   - Мне мешали... - слова застряли в горле. Конечно! Большие коробки!
   - Исправляй!
   - А не проще сразу сказать мне как правильно?! - вскинулась я. Да что она, в самом деле! - Старуха приказала меня учить, а не издеваться надо мной!
   - А кто сказал, что я не могу совместить приятное с полезным? - усмехнулась Валерия. - И запомни, стажер. Старуху зовут Аделаида. Ещё раз услышу, что называешь её иначе - отлуплю. Поняла?
   Что мне оставалось? Только угрюмо кивнуть и приступить к сортировке товара. Я занималась этим до конца дня, после этого уставшая и злая пошла домой. Первый рабочий день прошел хорошо. В смысле, прошел - и хорошо...
  
  Глава 4
  
   Утро второго дня началось, также как и утро первого. Я снова проспала. Не так катастрофически как вчера, но времени хватило только на то, чтобы быстро привести себя в порядок, впрыгнуть в первую попавшуюся одежду и на ходу доедая вчерашний бутерброд, оставшийся от ужина, побежать на работу. В свою защиту могу сказать, что прибежала вовремя. Минута в минуту. Валерия уже была там и что-то писала в толстой книге. На ней было или тоже платье, что и вчера, или очень похожее. Решив, что вчера наше знакомство не задалось, я решила это исправить. В конце концов, нам ещё вместе работать.
   - Здравствуй, - дружелюбно поздоровалась, снимая небольшую сумку, которую ношу через плечо.
   - И тебе не хворать, - не поднимая головы, ответила она. Я решила не обращать внимания на её безразличный тон, и попробовала завязать разговор, выбрав самую нейтральную тему:
   - На улице прекрасная погода!
   Валерия не поднимая головы, промычала в ответ что-то не поддающееся расшифровке. Я решила для себя, что это нечто одобрительное и продолжила:
   - Ой, я сегодня так торопилась на работу, что даже толком не позавтракала...
   - Какое мне дело? - даже не подняла головы Валерия.
   Я не нашлась, что ответить.
   - Тебе что нечем заняться? - строго продолжила напарница. - Бери тряпку, протирай пыль и не мешай заполнять кассовую книгу!
   - Но я же только вчера протирала пыль! - все мое благоразумие снесло волной возмущения.
   - И что? - наконец, удостоила меня уставшего взгляда Валерия.
   - Зачем мне сегодня опять пыль протирать?
   Напарница с тяжелым вздохом закрыла книгу и вышла из-за прилавка. Подойдя к одной из стоек с товаром, она пальцем поманила меня поближе. Интуиция подсказывала, что ничего хорошего из этого не будет. Валерия провела пальцем по стоящей на ней резной деревянной коробке со столовыми приборами, аккуратно разложенными плотной, насыщенного бардового цвета ткани. На пальце был тонкий слой пыли.
   - Скажи стажер, ты бы за эти ложки-вилки три лата заплатила?
   Я медленно покачала головой.
   - Почему? - вопрос был с подвохом.
   - Слишком дорого.
   - Почему тебе кажется, что это слишком дорого? - её темно-карие глаза в упор рассматривали меня, ожидая ответа.
   Я смотрела на неё, как кролик на удава, абсолютно четко осознавая, что правильного ответа не знаю. И в том, что Валерия так его выпытывает, мне послышалась насмешка. Играет как кошка с мышкой.
   - Потому что дорого! - раздраженно вскинулась я. - Потому, что это просто ложки и вилки, ими едят! Да, точно такие же можно купить на рынке за три селда! Почему я должна так много переплачивать?!
   - Точно такие же?! - сощурила глаза Валерия.
   - Да, - моя уверенность была просто непоколебима.
   Напарница кивнула головой, повернулась к небольшой бумажной коробке стоящей на полке напротив. В ней тоже были разложены ложки и вилки. Правда цена была куда скромнее - всего четыре селда.
   - Скажи, стажер, - задумчиво спросила она, показав пальцем на одну и вторую коробку. - Ты видишь разницу между этим и этим набором?
   - Никакой! И платить три лата здесь действительно не за что!
   - Возьми в руки эту ложку и эту, - Валерия осторожно достала из каждой коробки по одной ложке. - Чувствуешь разницу в весе?
   Я кивнула. Одна из них весла также, как и ложки у моих родителей, вторая была очень тонкой, легкой и немного прогибалась, если нажать посильнее.
   - Посмотри внимательно, - продолжила моя напарница. - Эта ложка из дорогого набора, покрыта резьбой и резьба с затемнением. Вторая ложка абсолютно гладкая, без рисунка. Резьба делается в ручную на каждой ложке. Поэтому в её цену также входит стоимость работы мастера. Посмотри, как отличается, метал на обоих изделиях. Та, что подороже лежит здесь уже около месяца, но продолжает блестеть. Та, которую ты держишь в руках - не более недели. Но уже успела потемнеть.
   - Почему? - рассказ Валерии меня полностью захватил. Я никогда не задумывалась над этими тонкостями, и теперь жадно вслушивалась в каждое слово.
   - Из-за того, что метал низкого качества, с примесями, ответила она. - Посмотри на дешевую ложку. Ею ещё не пользовались, а она уже потемнела. Представь, что будет, если ею будут, изо дня в день, есть?
   Я поморщилась. Дешевые ложки уже не выглядели такими привлекательными, как раньше. Валерия тем временем продолжила:
   - А теперь обрати внимание на то, в каких коробках они приехали.
   - Деревянная и картонная? - с надеждой, что мысли движутся в правильном направлении, спросила я. Судя по тому, что подзатыльника не последовало - угадала.
   - Не просто деревянная и картонная! - вдохновенно поправила меня Валерия. - Это не ДСП, а настоящее дерево - ясень с резьбой и теснением по всему корпусу, выполненные вручную. Каждый предмет аккуратно выложен на атласной подушке. Такую упаковку не стыдно купить не только домой, но и на подарок. Кроме того, учитывай, что почти все товары, которые ты видишь перед собой, привозятся издалека, некоторые даже из-за границы. Затраты на их доставку тоже входят в стоимость. Также как и наша с тобой зарплата, и затраты Аделаиды на содержание лавки. Понимаешь теперь разницу в цене?
   В ответ я лишь утвердительно кивнула.
   - Конечно, у нас в продаже не только эти два набора, - продолжила Валерия. - Не стоит заставлять человека выбирать между самым дорогим, и самым дешевым. Есть и довольно неплохие промежуточные варианты, у которых качество неплохое, но скажем упаковка попроще, или меньшее количество предметов... Но! - она подняла вверх указательный палец, привлекая максимум моего внимания и подмигнув, спросила. - Знаешь, что у всех этих наборов общего?
   - Ими едят? - неуверенно ответила я и схлопотала подзатыльник.
   - Они все в пыли!!! - рявкнула Валерия. - Принимайся за работу! Я потом проверю...
   Потирая ноющий затылок, и передразнивая напарницу, так, чтобы она не видела, поплелась за тряпкой. Опять уборка, что б её... Ладно, сегодня приведу все в порядок, и завтра не придется этим заниматься...
   - Кстати, прервала мои размышления Валерия, не отрываясь от заполнения своей книги. - Теперь это твоя обязанность и ты будешь заниматься этим каждое утро...
   - Почему я?! - меня до глубины души возмутила такая несправедливость.
   - Потому, что ты стажер, а я тут главная. Как скажу, так и будет, - отчеканила Валерия. - Пока не докажешь, что способна продавать не хуже меня.
   - И когда это случится? - без энтузиазма спросила я.
   - Когда твоя зарплата будет больше моей.
   Приплыли...Может, стоило сразу идти в горничные? Там по крайней мере за уборку платят...
  
  Глава 5
  Аделаида сразу предупредила меня, когда брала на работу, что я буду получать 3 процента от того, что продам. Я даже посчитала, сколько должна зарабатывать, чтобы неплохо жить по городским меркам. Значит жилье пока 5 латов. Еда... ну, где-то 50селдов. Сколько там мне нужно? Родители и столько никогда не тратили. Потом нужно будет ещё купить новую одежду, косметику получше, новые сережки... А потом я сниму себе жилье получше и обставлю его дорогой мебелью. Естественно, начну собирать на свое жилье. Квартиры в Эрзебете очень дорогие - 350 и более латов. Но думаю, за два года насобираю нужную суму. Или найду богатого жениха. А что? Я девушка молодая, незамужняя, интересная . Опять же фигурой не обделена.
  Хороший план, правда?
  И я была свято уверенна, что он сработает.
  Сейчас уже даже не стыдно признавать какой молодой и глупой тогда была. А главное совершенно не желала учиться на своих ошибках. Прежде чем представлять такое радужное будущее стоило бы вспомнить про фиаско в ратуше, или про комнатушку. Но как-то не вспомнилось.
   И тот факт, что в течение первых четырех дней я продавала не так и много, меня не огорчал. Продавать всякую мелочь мне не хотелось. Что на этом заработаешь? Ради жалких нескольких сельдов надрываться я не буду. А если человек хотел сделать крупную покупку, то чаще всего я путалась и не могла ничего предложить. У меня получалось продавать только тем людям, которые точно знали, что хотят и просто тыкали в это пальцем. А во всех остальных случаях приходилось звать Валерию. Та скрипела зубами, но подходила каждый раз, кода мне нужно было. Но все равно, я сделала три или четыре крупных продажи, чем очень гордилась. Мне казалось, что я уже заработала целое состояние, поэтому особо не напрягалась.
  Так прошли мои первые четыре рабочих дня.
  Уже перед выходными я заметила, что Валерия что-то подсчитывает на абаке - небольшой автоматической счетной машине. Удобная вещь, в школе я о таком мечтала - небольшие кнопочки с циферками и экранчик, на котором видны все подсчеты. А для работы ему достаточно было просто немного полежать на солнце. Но моим родителям абак был не по карману. А тут как-то не было повода начать с ним работать. Я вообще старалась не лезть в кассовые дела и все такое. В работе мне это не поможет, а лишнего геморроя на свою голову совершенно не хотелось. Но тут как раз совпало, что целый день была дождливая погода, покупателей почти не было. От скуки я успела переделать все, что мне вообще позволено было делать - убрала пыль по всем полкам и товарам, проверила, везде ли есть ценники, рассортировала товар на складе, по добавляла товар на полочки. И так всего по мелочи. И что особо порадовало - в этот раз обошлось практически без подзатыльников.
  Делать было решительно нечего. Поэтому я спросила, не особо надеясь на ответ, потому что уже привыкла, что Валерия отвечает, только если это по делу, или объясняя мне что-то:
  - Что ты делаешь?
  И случилось чудо! Моя наставница снизошла до ответа:
  - Подсчитываю свою зарплату за полмесяца.
  - Как? - вот это уже было интересно. Мне и в голову не приходило, что можно подсчитать свой заработок.
  - Подбиваю общую сумму продаж и высчитываю свой процент, - не прекращая работать, ответила она.
  - И много ты заработала? - я даже ближе подвинулась, чтобы узнать.
  - Пока я насчитала 3 лата, 75 сельдов, - не поднимая головы, ответила та.
  - А я? Много я заработала?
  Словами не передать, в каком радостном возбуждении я находилась. Моя первая зарплата! Первые заработанные мною деньги!
  - Ну, сейчас посчитаем, - как-то слишком легко и быстро согласилась Валерия и отложила в сторону свои подсчеты, сделав предварительно пометку, где остановилась. И взялась подсчитывать мои продажи. Это оказалось не трудно. Лист Валерии был исписан кучей маленьких сумм. А на моем всего восемь записей. Но зато суммы были покрупнее.
  Валерия быстро все подбила и, подсчитав, выдала:
  - Семьдесят восемь сельдов.
  И как ни в чем не бывало, вернулась к прерванной работе. На меня будто кто-то вылил ушат холодной воды. Я не могла поверить, в то, что это моя зарплата.
  - Не может быть... - выхватив у Валерии абак, я неумело принялась пересчитывать. Не может быть... она, наверное, где-то запятой ошиблась... Такого просто не может быть...Результат меня убил. - Семьдесят семь сельдов...
  - Да? - удивилась Валерия, забирая у меня абак и снова пересчитывая. - Действительно... тут округлять нужно в меньшую сторону.
  Мой шок нельзя было описать словами. Как это семьдесят семь сельдов? Как же так? Я же и пыль протирала... И убирала... и продажи были... крупные... Мне же пять латов за квартиру нужно....
  - Но почему у меня так мало?
  - Насколько ты продала, - продолжая подсчеты, ответила Валерия.
  - Но я же со столькими разговаривала... и столько раз тебя звала... - мне хотелось плакать. Где мне взять денег на оплату жилья? Да какое там... Что я буду есть?
  - Ты предлагаешь мне заплатить тебе за то, что я бегала как лошадь в мыле, разрываясь между своими и твоими покупателями? - наставница удостоила меня взгляда и ехидно поинтересовалась. - Или ты планировала получить зарплату за ту работу, которую делала я?
  Я так и не смогла ответить, чувствовала, что если сейчас открою рот - разревусь. Поэтому молча покивав головой, пошла за тряпкой и принялась протирать идеально чистые полки. Это помогло мне немного успокоиться и не разреветься.
  Как закончился день, не помню. Мои мысли метались от "о, боже, как это несправедливо!" до "господи, что я буду дальше делать". Вечером, выйдя из магазина, я побрела по обыкновению в свою унылую комнатушку, чей вид продолжал вгонять меня в депрессию, а просто пошла по улице, продолжая думать, и думать, и думать... Очнулась только тогда, когда неожиданно оказалась возле летнего кафе, где официантка подсказала мне куда идти искать работу. Она и сегодня была там. Моталась между столиками, улыбалась посетителям, хотя, между нами девочками, лучше бы ей этого не делать. И по-прежнему мне не нравилась. Было в ней что-то такое, что меня раздражало. Хотя... почему только что-то? Меня раздражало, кажется, все. И то, как она постоянно носится туда-сюда, делая вид, что не устала и работа ей в радость. Глядя на неё можно подумать, что ей и вправду есть дело до этих людей, с которыми она говорит.
  Не знаю почему, несмотря на все свое раздражение и неудовольствие, я пошла и села за один из крайних столиков. Да, знаю. Денег у меня не было и не предвиделось. Тратить последние сельды на посиделки здесь, было, как минимум, нерационально. Да собственно я ничего так и не заказала. Просто сидела весь вечер и наблюдала за официанткой.
  Не знаю, что меня удерживало, почему не ушла. Также, как и не знаю, куда делась моя злость. В какой-то момент я поняла, что она меня заметила. И стало неприятно от того, что не подходит. Вспомнились все мои наганяи от Валерии и стало стыдно, что тогда её досталось из-за меня. Появилось желание извиниться. Но девушка все не подходила. А я все не уходила, досидев практически до закрытия.
  Стемнело. Люди один за другим начали расходиться по своим, уютным и не очень домам. Помню, в тот вечер я впервые задумалась о них: кто они? Куда уходят? Чем живут? Некоторые из прохожих напоминали моих односельчан. Как же просто там все было, у родителей под боком. Ешь, пей, учись, выполняй не такую уж и тяжелую работу... Все друзья и знакомые остались там. Все, что я знала.
  Здесь в Эрзебете все иначе. Другие люди, другие ценности. В моем родном селе ценились те, кто работает руками. Здесь нужно продавать. Для этого нужны другие умения, которым, глянем правде в глаза, в школе не учат.
  Может и вправду вернуться домой? Выйти замуж за кого-то из одноклассников, нарожать ему детей и доживать век, няньчась со внуками? Как выяснилось, чтобы зацепиться здесь, в городе нужна железная хватка и твердый характер. И деньги. Да и богатый жених мне вряд ли светит... Я уже успела понять, что в этом городе есть девушки на любой вкус - и моложе и старше меня, наивнее или опытнее, умнее и глупее. И уж точно есть и красивее, и интереснее.
  Я так задумалась, что не заметила, как официантка села рядом. Из транса меня вывел звук стукнувшегося о столешницу подноса, который она положила прямо передо мной.
  - Что б ты сто лет жива была так пугать!
  У меня дома не принято было желать людям зла, независимо от ситуации. Мама с детства учила меня, что все посланное тобой в мир, вернется приумноженное в сто раз. Поэтому в ходу всегда были такие выражение.
  Официантка только улыбнулась, услышав это, и велела:
  - Рассказывай.
  - Что тебе рассказывать? - требование было таким неожиданным, что я просто растерялась, не понимая, что ей нужно.
  - Почему ты тут сидишь... - она сделала жест рукой, упреждая мой ответ. - И не нужно говорить, что просто не выбрала пока. Ты ту несколько часов просидела без движения.
  Мне стало неловко, и я встала:
  - Да, пожалуй, я пойду...
  - Уверенна? - вопросительно приподняла бровь девушка и я застыла.
  Нет, неуверенна. Все проказ и наказания на мою голову! Но я действительно не знала, чего хочу. Точнее, оказалась в такой ситуации, из которой не знаю, как найти выход. И спросить некого. Ведь единственный, кого я знаю кроме Валерии и Аделаиды - это сидящая напротив официантка, которую из-за меня так пропесочили, что мама не горюй.
  Сама не знаю, что заставило меня сесть. И что заставило рассказать ей все, без утайки.
  - Самое обидное - что Валерии не угодишь! - возмущалась я в конце. - Чтобы я не делала все не так. А если хоть что-то так - то она этого не замечает! Я так больше не могу! Она специально ко мне придирается!
  - Подожди... - остановила она меня. - Но ведь Валерия не виновата, что ты мало продавала. Это было твое решение не подходить к покупателям...
  - Да, но я же не думала, что ничего не заработаю...
  - А как ты думала будет? - удивленно приподняла бровь моя собеседница. - Что ты будешь приходить, выполнять необходимый минимум время от времени и на тебя все будет с неба сыпаться? Нет, так не бывает.
  - Я это понимаю! - горячо возразила я. - И не боюсь работы! Каждый день протираю пыль и...
  - Ты горничная? - перебила меня она.
  - Нет... - удрученно ответила я. - Продавец...
  - Тогда почему тебе должны платить за работу, которую делает горничная?
  Я не нашлась что ответить, просто хлопая глазами. У неё это звучало так просто и так логично.
  - Суть всего, что тебе говорит делать Валерия и всего, чему она тебя учит сводиться к одному - ты должна продавать. А ты этого не делаешь. Ты заставляешь её бегать как сумасшедшую, разрываясь между выполнением своей работы и твоей.
  - Но я же не умею продавать, так как она! - жалкая попытка оправдаться, обреченная на провал.
  - Так ведь и она не умела, - возразила она. - Но научилась. Потратила на это кучу времени, но научилась. Что тебе мешает?
  - Ну...
  - Смотри на неё, учись у неё, раз она самая лучшая, - посоветовала та, кого я уже готова была записать в подруги. - Тогда ты тоже станешь лучшей. Если не знаешь, что сказать - говори её словами. Раз Валерия так говорит, значит это правильно. И учись, постоянно учись всему: как лучше говорить, изучай товар, своих клиентов. Особенно клиентов.
  - Они твой хлеб, - легко пожав плечами, пояснила девушка напротив.
  - Откуда ты все это знаешь?
  - Жизнь научила, - улыбнулась она.
  А вот я тут же скисла.
  - Мне жизненные уроки, наверное, не светят...
  - Почему?
  - Я практически не заработала денег, не знаю чем платить за жилье и вообще.
  - Ну, - моя собеседница легко потрепала меня по руке. - Это поправимо. Если возьмешься за голову - сможешь что-то заработать до конца месяца. А если не уверенна... То приходи сюда после работы. Нам как раз нужна подменная официантка. Зарплата не большая, но чаевые хорошие. Плюс бесплатное питание.
  - А меня возьмут? - в памяти ещё живы были предыдущие походы по собеседованиям.
  - Я поговорю с хозяйкой и Хильда возьмет тебя к нам в смену, - уже совсем по-деловому заговорила она. - Будешь моей напарницей.
  - Согласна! - быстро выпалила я, боясь, что она передумает. Кстати... - А как тебя зовут?
  - Каталина Омай, - представилась моя теперь уже подруга. - Можно просто Кати.
  - Эльза Гримзон, - ответила я тем же.
  Тогда я ещё не знала, насколько важным человеком в моей жизни окажется Каталина.
  
  
  Глава 6
  
  
  С тех пор, как Каталина подбадривая меня, посоветовала взяться за голову, прошло ещё две недели. Я работала как проклятая. И когда говорю работала - имею ввиду РАБОАТАЛА!
   Я носилась за каждым покупателем в магазине, и все равно продать толком ничего не получалось. В отличие от Валерии. От неё не уходил ни один покупатель. И я в упор не понимала, как она это делала. Может ей известно какое-то волшебное заклинание? Впрочем, узнавать, в чем секрет моей наставницы мне было некогда. Вечером я допоздна работала официанткой. Безмерно уставала, пока разносила заказы и убирала на столиках. А потом, после закрытия оставалась убирать в зале и мыть посуду. Радовало только то, что работала я два дня через два и хоть немного, но успевала отдохнуть. А в те два дня что работала, вечер проходил в кафе, потом с утра я как сонная муха слонялась по магазину. Будто меня поднять подняли, но не разбудили. И только к обеду хоть немного приходила в чувство, начинала работать, торговать. Да и то, сильно сказано. Я была постоянно уставшая и злая. А покупатели такие ... тупые. Да, именно так я и думала. Иногда мне казалось, что мы с ними говорим на разных языках. Вроде, и не на косальском с покупателями объясняюсь, а они все равно элементарного не понимают.
  Под конец этих двух недель я так устала и обозлилась, что не выдержала, накричала на посетителя, который не хотел ничего покупать, просто расспрашивал то о том, то об этом:
  - Да что ты мне голову морочишь? Достали уже! Тебе вообще что-нибудь нужно или ты так просто... от дождичка спрятался? Ах, спрятался?! Ну так и ходи себе тут тихонечко! Чего ты мне мозг выносишь? Или ты думаешь, мне это в радость болтать с каждым покупателем до хрипоты в горле?! Конечно, а чем мне ещё тут заниматься!
  - Тебе за это платят... - попытался возразить он, но меня было уже не остановить.
  - За это платят экскурсоводам в музее! - мне хотелось его загрызть. - А мне платят за то, что продаю! А ты ничего не покупаешь. Так что...
  Меня остановила звонкая затрещина. Я все ещё не отошла от ссоры с покупателем, поэтому повернулась к Валерии:
  - Почему ты его защищаешь? Он...ай... - наставница прервала мою гневную тираду довольно простым и эффективным способом - просто взяла и выкрутила мне ухо, как нашкодившему ребенку. Я чуть на колени не грохнулась!
  - Извините её, она пока только стажер, - Валерия учтиво извинилась перед мужчиной. - Больше такого не повториться. А вам всегда рады в нашем магазине. Подходите лично ко мне, если что-то понадобится и обещаю вам скидку, как постоянному покупателю.
  Мужчина что-то побухтел, но ушел довольный. Правда, моему уху от этого легче не стало.
  - Ты что себе позволяешь? - набросилась на меня Валерия, едва за покупателем закрылась дверь. - Совсем страх потеряла? Ты решила опозорить лавку Аделаиды на весь Эрзебет? Хочешь что бы от нас разбежались все покупатели?
  - Он же не покупал... - провыла я, потому что ещё чуть-чуть и ухо осталось бы в руках моей мучительницы.
  - Да и ты не продавала, - разозлилась она ещё сильнее. - Запомни стажер, а лучше на лбу себе запиши. Не важно, какое у тебя настроение, какие проблемы и как ты устала. Каждый раз, переступая порог этого магазина, ты должна оставлять все с той стороны. А здесь ты улыбаешься и отвечаешь на все самые идиотские вопросы с ангельским терпением. А если не подходит - то проваливай.
  Валерия, наконец, отпустила мое многострадальное ухо и ушла заниматься своими делами. До конца дня мы не разговаривали. А вечером, хоть сегодня и не моя смена я поплелась в кафе. Привычно нацепила на себя халат и взялась помогать Кати, которая тут кажется, живет. Естественно, попутно я изложила дневной инцидент, так как видела его сама.
  - Она нарочно это сделала. Пытается меня выжить! - подведение итогов вышло немного более эмоциональным, чем хотелось бы и посетители с соседних столиков начали заинтересованно оглядываться.
  - Я так не думаю, - неожиданно встала на сторону Валерии собирающая пивные бокалы Кати.
  - Ты вообще за кого? - обиделась протирающая стол я.
  - Я - за справедливость, - пафосно ответила подруга.
  - А женская солидарность? - не отступала я.
  - А честность?
  Мне пришлось сдаться первой:
  - Ладно, - тяжелый вздох. - Честность, так честность.
  Кати остановилась, посмотрев по сторонам не требуется ли кому официантка, и поделилась своими соображениями:
  - Эльза, мне кажется, она была права, отругав тебя за ругань с покупателем...
  - Но он же идиот... - я опять не сдержалась, но Каталина меня остановила:
  - Может и так, а может и нет. Ты же не считаешь наших посетителей тупыми, когда они просят тебе рассказать из чего состоит та или другая закуска, или что из себя представляет понравившееся вино?
  - Ну, это другое...
  - Почему?
  - Ну, откуда им знать, что мы положим в салат?
  - А откуда человеку знать, сколько лет можно, к примеру, пользоваться ложкой? Ты это знаешь?
  - Ну... я...
  - Вот и он также. Да ты в любом случае не имела права с ним так разговаривать, - она взяла меня за руку, чтобы смягчить свои слова. - Твоя работа всегда быть приветливой и вежливой. Чтобы даже если человек ничего не хочет купить сейчас, обязательно захотел вернуться, когда ему действительно потребуется что-то купить.
  - Откуда ты это знаешь?
  - Это то, что мы с тобой делаем каждый вечер ради чаевых - приветливо улыбаемся и делаем все, чтобы посетителям было комфортно. Тогда они возвращаются снова. А теперь извини...
  И она пошла делать свою работу. А я на некоторое время застыла, переваривая услышанное. Кати только что сказала тоже, что и Валерия. Только более мягко. Но по сути обе правы. Вот как Валерия продает. Вот почему многие клиенты, заходя, спрашивают её. Им нравится, как она их обслуживает. Я так увлеклась размышлениями, что присела за столик. Рядом, с которым стояла.
  - Какой сервис, - неожиданно раздавшийся рядом насмешливый мужской голос заставил меня вздрогнуть и выйти из задумчивости. - Кроме обслуживания даже компанию предоставляют.
  Я тут же вскочила:
  - Извините, - и едва посмотрев на молодого брюнета, к которому случайно подсела, пошла в подсобку, чтобы оставить там фартук.
  Все-таки сегодня не моя смена, пора бы и домой наведаться. Да и нужно хорошенько обдумать услышанное. Сняв фартук и повесив его на законное место в подсобке, я вышла и едва не сбила с ног парня.
  - Извините... - спохватилась я, оглядывая случайно подвернувшегося посетителя. Не дай бог, он нес что-то и испачкался, или облился кипятком. Но моя жертва только улыбнулась и ответила знакомым, немного насмешливым голосом:
  - Слишком много извиняешься.
  Только сейчас я признала в нем того брюнета, к которому подсела. Мне не понравился его тон, однако и грубить не хотелось. Поэтому, пожав плечами, я предприняла мужественную попытку его обойти. Но не тут-то было.
  - Подожди, - он умудрился крепко взять меня за руку, чуть выше локтя, но жест при этом был не грубым и не резким. Да и больно не было. Просто удержал на месте. - Вечер только начался. Не убегай.
  Как правило, на подобные предложения у меня был один универсальный ответ: "Не интересно". Но я только что отработала несколько дней на двух работах, практически не спала, жутко устала, и меньше всего хотелось коротать свой первый свободный вечер в сомнительной компании. Умножьте это все на до сих пор испытываемую злость от ссоры с покупателем и Валерией и получите мой ответ:
   - Я не имею привычки проводить время в компании незнакомцев. Убери от меня руки и дай пройти!
  Парень улыбнулся краешком губ, но отпустил мою руку и уступил.
  - А если мы познакомимся? - крикнул он мне в спину, когда я уже подошла к двери.
  - Даже если мы познакомимся, - я привычным жестом перекинула сумку через плечо. - Я все равно не пойду с тобой на свидание.
  Моя ладонь уже открывала ручку двери, что бы дать хозяйке возможность вернуться домой, убраться, постирать, возможно, поужинать и обнять подушку, когда поверх неё легла довольно сильная мужская рука, мешая завершить начатое.
  - А если бы мы все-таки познакомились?
  Его голос прозвучал так близко, что я невольно вздрогнула, а подняв голову, встретилась с вопросительно смотрящими прямо на меня карими глазами. Признаю - такое со мной впервые. Незнакомец был ко мне так близко, что я невольно занервничала. Я растерялась! Поэтому брякнула первое, что пришло на ум:
  - Нет! - мой голос прозвучал настолько неуверенно, что я сама себе не поверила. Это меня разозлило, и дальнейшее прозвучало уже куда увереннее. - Нет, даже если бы ты был последним в мире мужчиной, а я последней женщиной и от нас зависело бы выживание человечества.
  Он тихо рассмеялся, и убрал руку, позволяя красной как рак мне выскочить на улицу. Сердце стучало как сумасшедшее, ноги были ватные, воздух на улице душный, а я... ЗЛАЯ! Да что со мной? Домой, быстрее домой.
  Моя комнатушка никогда не казалось настолько родной. Но это единственное, что за сегодняшний вечер было хорошо. Я знала, помнила, что должна была убраться. В моей комнате страшный бардак. Да и чистая одежда уже заканчивалась.
  Но работа не клеилась.
  В итоге я открыла окно, и сев на подоконнике стала смотреть на ночной город. Сначала много думала. О работе, о людях, о взаимоотношениях... Потом о будущем. Мысли вернулись к словам Каталины. Она права. Я ведь ничего толком не сделала. Даже не вникла в суть того что должна делать. Я постоянно ныла, что все вокруг неправильно и несправедливо. А вот мои родители всю жизнь проработали на более тяжелой работе и при этом никогда не жаловались. Даже на оборот. Они любят свою жизнь. Любят дом, который построили вместе, кирпичик за кирпичиком. Легко ли это было? Вряд ли. Хотелось ли им уйти? Думаю да. Думаю, в их жизни, так же как и в моей были такие моменты, в которые хотелось просто взять и уйти. Но это проще всего - сбежать.
  А что если попробовать остаться? Научиться продавать. У Валерии же получается. Чем я хуже? Не глупее уж точно. Просто не было соответствующей мотивации. Ну, я, конечно, хотела заработать. Но не настолько, чтобы по-настоящему взяться за дело.
  Каталина права. Нужно присмотреться к Валерии. Я бегала от покупателя к покупателю. Но бес толку. У меня не получалось угадать что им нужно, им не интересно что я рассказываю. Или наоборот слишком интересно. На одного покупателя уходит много времени. В то время, как Валерия управляется за пять десять минут. И как она всегда знает, будет человек покупать или нет? Что она такое видит в людях, чего не вижу я? Как так получается что для неё все мы раскрытая книга.
  Так и не найдя ни одного ответа на вопросы, которые все возникали и возникали, я ушла спать. Утро вечера мудренее. А завтра спрошу у Валерии.
  
  Глава 7
  
  В течение последних недель я настолько привыкла к сумасшедшему рабочему графику, что каждое утро просыпалась в одно и то же время, даже без будильника. У меня уже успел выработаться определенный утренний график сборов на работу, которому я следовала без отклонений. Собственно, на отклонения не оставалось времени.
  Проснуться, пойти в душевую. Она у нас, кстати говоря, одна на весь этаж. Поэтому я ещё умудряюсь поспать стоя в очереди. Потом быстро пройти все ванные процедуры и назад в комнату - причесываться. Хотя, причесываться, это сильно сказано - собрала волосы в хвостик и готово. Быстро оделась и бегом! Ибо к этому моменту уже капитально опаздываю.
  Но все равно, я нахожу время забежать в небольшую кофейню по дороге, чтобы купить стаканчик с рабиасой - ароматным бодрящим напитком. Только выпив несколько глотков набегу и хорошенько обжегшись я, наконец, просыпаюсь. Главное при этом не облиться горячим напитком. Во-первых, это больно. Во-вторых, его уже не выведешь с одежды. Ничем! Проверено...
   Таким образом, я попадала на работу четыре дня в неделю. Каждый раз, вбегая в открытые двери, я видела перед собой Валерию, которая не только уже открыла магазин, но и занималась заполнением кассовой книги и другими приготовлениями к рабочему дню.
  Сегодняшний начинался иначе. Я проснулась раньше положенного срока часа на полтора. И теперь просто не знала, что делать с лишним временем. Вспомнилась Валерия. Она каждый день приходит на работу в чистой, выглаженной одежде и всегда при себе обед. А у меня не хватает на это времени, поэтому приходится бегать в кафе, где работаю по вечерам и там обедать. Что, кстати говоря, как я недавно подсчитала, солидно бьет по карману. Оправданием для таких затрат ещё вчера у меня служила крайняя степень усталости и занятости.
  Но действительно ли я так устаю?
  Не думаю. Кати права, мне я просто привыкла быть той самой девушкой, которую все любят и помогают. Мне просто лень пытаться бороться.
  Сегодняшнее утро - это новое начало. Поэтому и начинать его я решила иначе - с приготовления завтрака, утренней рабиасы и бутербродов на обед.
  Дома завтраком занималась мама. Каждое утро, когда я просыпалась, меня уже ждала свежесваренная горячая похлебка, чай и блинчики. На общую кухню меня вело твердое намерение приготовить нечто подобное.
  До сих пор не понимаю, как горячая похлебка превратилась в яичницу с горелыми сардельками приправленную скорлупой.
  Но я так оголодала по домашней еде, что даже этот кулинарный шедевр слопала с удовольствием. С рабиасой тоже не сложилось - у меня её просто не было. Может оно и к лучшему. Дома я не понимала всю прелесть этого напитка. Собственно, мне было не понятно, как люди пьют эту коричневую жижу вплоть до знакомства с Кати. Эта девушка готовила поистине лучшую рабиасу в мире. А попробовать её мне довелось на одном из первых ночных дежурств. Я буквально на ходу засыпала, и только отведав этого дивного напитка, смогла прийти в себя.
  С тех пор на него и подсела. И учитывая печальную участь яичницы, жаль будет портить такой чудесный напиток. О блинчиках даже думать не хотелось. Но! И считаю это достижением! Бутерброды на работу я все-таки сообразила.
  Ещё одно достижение - получилось выйти из дому настолько вовремя, что пройдясь по привычному маршруту прогулочным шагом, я пришла на работу на пять минут раньше, чем в предыдущие дни. И Валерия уже была тут - заполняла кассовую книгу.
  - Привет, - поздоровалась я.
  Валерия подняла на меня удивленные глаза, в которых внезапно мелькнул испуг. Она взяла небольшие часы, которые всегда носила на тонкой серебряной цепочке, на шее и посмотрела. Испуг сменился удивлением. Она даже встряхнула их. И тут я поняла. Валерия, увидев меня, по всей видимости, решила, что опаздывает с открытием магазина, так как привыкла, что мой светлый лик не появляется в магазине раньше, чем минута в минуту. А сегодня её стажер такая бяка, взяла и явилась вовремя.
  Я улыбнулась:
  - Твои часы не сломались, - и добавила, когда наставница снова обратила на меня внимание. - Пиши, не отвлекайся. Пойду, займусь уборкой.
  Не знаю, что подумала Валерия. Мне было некогда. Мы открываемся в девять, и поток клиентов, как правило, начинается где-то с полдесятого. Нужно закончить с уборкой до этого времени.
  Каталина вчера сказала одну важную вещь: "Это то, что мы делаем ради чаевых...". Пока сидела и думала, пришла простая мысль: а что мне мешает использовать тот же подход к покупателям в магазине.
  Я решила попробовать этот подход на первом же покупателе. Тем более что Валерия как раз вышла на полчаса, и можно было поэкспериментировать, не боясь опозориться. Стоило звоночку на двери звякнуть, возвещая о приходе посетителя, я заткнув тряпку, которой убирала пыль за пояс за спину, как делала на работе, повернулась к человеку, на ходу выдавая заученную фразу с такой же заученной улыбкой:
  - Здравствуйте, что вас...
  Вообще фраза заканчивается словами "...интересует". Но это слово застряло у меня в горле, стоило увидеть нашего первого посетителя.
  - Сюда привело? - улыбнувшись, спросил мой вчерашний незнакомец из кафе. - Доставка. Я курьер привожу сюда товар на продажу.
  Предыдущим вечером я его практически не рассмотрела. Во-первых, мне не понравились ни его тон, ни предложения. Во-вторых. Не та атмосфера и обстановка. Ну, и, наконец, я просто хотела оттуда поскорее убраться.
  Сегодня все иначе. Я невольно засмотрелась на широкую грудь, обтянутую белой футболкой узкие бедра в джинсах. Хоть и не понимала почему. Таких сильных мускулистых атлетов у меня дома хоть ковшом черпай, потому что все заняты физическим трудом. А тут стою, коленки дрожат, некрасиво пялюсь, а взгляд отвести не могу.
  Он ничего не сказал по поводу разглядывания. Скорее всего, привык. Конечно, такой красавец. Да за ним девушки, наверное, табунами бегают!
   "Смотрины" прервал он сам, просто сунув мне в руки коробку, которую перед этим держал и достал из заднего кармана джинсов бумажку:
  - Распишись.
  Вот так буднично и прозаично. Для него.
  - Что это? - чьим-то незнакомым голосом пискнула я, и тут же покраснела.
  - Как что? - его левая бровь красиво изогнулась. - Накладная, на получение груза. В первый раз, что ли товар получаешь?
  - У нас этим занимается Валерия, - мне, наконец, удалось взять себя в руки и ткнуть посылку ему назад. - Подожди десять минут, она скоро будет.
  - Мне некогда ждать, или принимай, или я заеду завтра, - он демонстративно сложил накладную. Готовясь уйти.
  Я не знала что делать. С одной стороны, Валерия ничего не говорила ни о каком товаре. Но вдруг там что-то срочное? Тогда она меня убьет. Хотя опять же принимая товар нужно проверить комплектность. Так всегда делает Валерия. Как мне это сделать, если мне даже никто не говорил, что должно что-то приехать, и в каком количестве?
  - Не мог бы ты заехать позже? - робко попросила я, чувствуя себя при этом жутко неудобно. Особенно, памятуя о вчерашнем вечере и о проявленной мною резкости.
  - Мог бы, если бы вернулся назад по маршруту, - снисходительно улыбнулся он. - Только зачем мне это делать?
  За эту снисходительную улыбку хотелось его придушить, но пришлось заставить себя мило улыбнуться:
  - Чтобы завести нам эту посылку и не заезжать завтра.
  - Мне все равно завтра снова ехать этой дорогой, - равнодушно пожал плечами этот несносный тип. - А сегодня у меня нет никаких причин возвращаться.
  Я раздосадовано молчала. Ну, почему он никак не хочет идти на компромисс? Что мне сделать, чтобы его уговорить?
  Следующая его фраза прозвучала, как ответ на мой немой вопрос:
  - Зачем мне возвращаться, если у меня не назначено на вечер свидание ни с кем из этого магазина.
  Признаться, до меня не сразу дошел смысл этих слов. Но когда дошел, моему возмущению не было предела:
  - Ты это специально сделал? Это из-за того, что я тебе вчера в кафе сказала?
  Этот негодяй лишь улыбнулся.
  Я уже собралась рассказать ему где видала и его, и свидания с ним. Лучше смерть от рук Валерии, чем встречаться с поганым шантажистом. Но тут вмешался его величество случай:
  - А что ты ему вчера сказала? - раздался у него за спиной голос Валерии.
  Мы оба замерли, как нашкодившие дети. Но этот подлец отмер первый:
  - Пообещала сегодня вечером пойти со мной на свиданье.
  Это было так неожиданно, что я даже не успела ничего возразить. Только стояла и как рыба глотала воздух ртом, пока он ловким движением поставил посылку на стойку за мной и подсунул Валерии накладную. Та подписала, не глядя и прошла мимо меня распаковывать товар.
  Я лишь на мгновенье отвлеклась на наставницу, так как обалдела от того, что Валерия даже не поинтересовалась тем, что подписывает. Как так можно? Неужели она настолько доверяет конкретно этому парню? А мне значит, только тряпкой пыль по магазину гонять разрешает?! А когда повернулась, за парнем как раз закрывалась дверь. Я от досады невольно топнула ногой.
  Да что за день такой?!
  Я так и стояла посреди зала - тряпка за поясом сзади, руки опущены и пыхчу не зная, на кого сильнее зла: на наглого хама-ухажера-курьера, наставницу или злодейку жизнь. Я так увлеклась этим делом, что даже не заметила, как в магазин пришел первый настоящий покупатель и даже что-то себе выбрал. Очнулась только когда он, видимо, несколько раз ко мне обратившись не дождался ответа и осторожно подергал меня за локоть.
  - А что? Что вы хотите? - я даже не поняла, что ему от меня нужно.
  - Девушка, я вас в последний раз спрашиваю, эта лампа для взбивания коктейлей подойдет или нужно выбрать другую? И скажите, она работает от автоного источника питания или требуется подключение к общей сети?
  - Что? - из всего выше сказанного мне понятно было только слово лампа и междометия.
  - Она у вас что блаженная? - покупатель с самым обиженный видом повернулся к Валерии.
  - Она у нас влюбленная,- улыбнулась та. - Сегодня вечером первое свидание.
  - Да не влюбленная я, - я снова в сердцах топнула ногой. - Не пойду я с ним на свидание! Вот увидишь! А вы... откуда мне знать про вашу лампу. Если что, я тут только стажер!
  Мужчина опешил от такого пламенного выступления и растерянно посмотрел на Валерию. Видимо, он как-то не привык, что продавцы вместо консультации на него едва не кричат. Я и сама понимала, что перегнула палку. Но злость на всех, в том числе на брюнета, ворвавшегося в мою жизнь из ниоткуда не дали мне сбавить тон. Вырвав у первого за сегодняшний день посетителя коробку из рук, я пробурчала:
  - Сейчас инструкцию почитаем...
  В принципе, я понимала, что ему нужно. Есть такой минерал - самсат. Именно он является источником энергии для большинства приборов, используемых в быту. Его свойства впервые открыл более столетия назад никому не известный ученый-любитель Андреас Ботти, работающий на тот момент нотариусом, где-то на окраинах королевства Косалья. Открытие такого мощного источника энергии сначала не произвело фурор. Просто не было приборов, где его можно было бы с пользой использовать. Но Андреас Ботти был полон решимости заработать на своем случайном открытии, и продал его фокуснику по имени Саймон Пелл, сценическое имя которого как раз и было Самсат. Тот сначала активно использовал его в своих трюках, называя магией. А потом, будучи талантливым изобретателем и обладателем не плохой коммерческой жилки, начал придумывать приборы бытового назначения, которые могут использовать широкие массы.
  Первым таким изобретением, которое буквально произвело революцию в домашнем хозяйстве и сделало его богатейшим человеком континента за неделю, стала лампа для кипячения воды. Но Саймон Пелл, несмотря на успешную карьеру коммерсанта, в душе все же оставался фокусником. Поэтому устройство получило название - "Магическая лампа для кипячения воды".
  Почему лампа? Потому что первое устройство действительно напоминало большую, дутую стеклянную лампу. И маленький выключатель внизу, приводящий её в действие, только дополнял сходство.
  Устройство было настолько простым, что практически не ломалось, а энергии для работы требовалось настолько мизерное количество, что многие из проданных в ту пору изделий, работают, и по сей день.
  Саймон Пелл пошел дальше и через несколько лет изобрел "Магическую лампу для измельчения продуктов", которая также стала хитом продаж. Хозяйки по ней просто сума сходили. Естественно, ведь если раньше для приготовления паштета или фарша необходимо было потратить добрый час, то с поистине волшебным изобретением Саймона Пелла они успевали приготовить весь завтрак обед или ужин минут за сорок.
  Остальные производители смекнули, что могут использовать самсат, так же как и Саймон Пелл. И изобретения посыпались, как из рога изобилия: лампа для автоматического заваривания рабиасы. лампа для глажки одежды, лампа для укладки волос и пр. С изделиями гениального фокусника и коммерсанта, эти товары объединяло две вещи. Каждое из них выпускалось в форме лампы или максимально приближенной к ней. Народ так привык к ним, что просто не воспринимал ничего другого. И ещё одно наследие великого Саймона Пелла - все, приборы в форме лампы, работающие на самсате, получили приставку магические. Многие производители пытались уйти от этого. Но народ упрямо покупал только те лампы, в названии которых начиналось на "Магическая ...".
  Где-то спустя полвека, после появления первой "Магической лампы для кипячения воды", некто Виктор Седди, житель империи Шивали, придумал способ подавать энергию в жилые дома для освещения и использования бытовых приборов. Но для этого требовался самсат очень высокой степени очистки, так как именно он способен давать энергию в течение длительного времени и в большом объеме, достаточном, чтобы в течение нескольких лет поддерживать освещение в одном квартале. Сама технология производства такого самсата очень дорогая, поэтому нигде кроме освещения помещений не используется. Достаточно дорого стоят и установка и обслуживание станций подающих энергию ко всем подключенным к общей линии домам. Поэтому для рядовых жителей энергия выходит в копеечку.
  Чтобы сэкономить, простые потребители стараются покупать приборы, работающие не от общей сети, а такие в которых источник питания встроен. Даже не смотря на то, что такие приборы стоят дороже.
  Вот и этот конкретный покупатель искал как раз такое устройство супруге на подарок. Выбранная им лампа работала от сети, и нам пришлось перебрать несколько коробок, прежде чем мы подобрали подходящий вариант, который также устраивал и по цене.
  Я и не думала, что так увлекусь процессом. Ещё одной неожиданностью стало посетившее меня чувство удовлетворения. Это оказалось чертовски приятно, когда тебя благодарят за то, что ты делаешь что-то хорошо.
  Ну и за разом я теперь знала, какая из ламп подойдет, если придет клиент с таким же вопросом.
  Единственный минус - времени на его обслуживание ушло достаточно много. Да и я порядком вымоталась. Захотелось выпить рабиасы. Но едва за ним закрылась дверь, ко мне подошел женщина.
  Её нужен был набор ножей из высококачественной валенской стали. Выполнить этот заказ было проще простого. После того, как Валерия заставила меня делать в магазине перестановку, я знала, где какая коробка стоит. Быстро отпустив эту покупательницу, пришлось заняться следующей. И так весь день.
  Уже под вечер к пяти, когда клиенты поразбежались, и настало временное затишье. Я воспользовалась случаем и устало присела на стул возле стойки кассира. Это место предназначалось для клиентов, рассчитывающихся за покупку. Но когда их не было, мы с Валерией могли себе позволить отдохнуть. И сейчас я с наслаждением сняла обувь и вытянула ножки. Кто работал продавцом или официанткой - тот поймет. Я уже была счастлива.
  Немного погодя, когда Валерия поставила передо мной кружку, в которой, судя по запаху и небольшому пару, поднимающемуся от поверхности, был горячий бульон, выяснилось что я ещё и голодна. Учуяв запах еды, желудок громко заурчал и мои руки, будто зажили своей жизнью. Не успела я подумать над тем, что делаю, как взяла в руки чашку и с наслаждением отхлебнула пару глотков. И только тут спохватилась, что кружка то Валерии. Напарница, скорее всего, приготовила её для себя.
  - Извини, - мне действительно было стыдно. Временное помутнение разума и позор на всю оставшуюся жизнь.
  Но Валерия едва заметно улыбнулась:
  - Пей, ты заработала, - и, достав из-под прилавка аппетитно выглядящую булочку, добавила: - Накину ещё и её, если скажешь, в чем ты сегодня ошиблась.
  Я задумалась. Дело было не в булочке. Просто раз Валерия говорит, ошиблась, значит ошиблась. У меня ушло минут пять на то, чтобы перебрать в памяти все продажи. Могло так быть, что я второпях забыла что-то положить? Или продала некомплект? А может кто-то вернулся и у него что-то не работает?
  Так ничего и не вспомнив, я неуверенно пожала плечами. Валерия улыбнулась и бросила мне булочку:
  Я опешила, забыв про ароматно пахнущую выпечку, которую только что сама поймала:
   - Что?
   - Ты потратила слишком много времени на каждого из них, - объяснила наставница.
   - Но ведь я продавала, и покупатели перестали уходить, - я все ещё не могла понять, что не так.
   - Да, но каждого из них ты могла обслужить быстрее, - тон Валерии утратил легкость. - Для этого достаточно просто изучить товар, который продаешь, и научиться слушать покупателей.
   - Но я слушала...
   - Не совсем, - покачала головой она. - Понимаешь, каждый человек приходит в магазин с определенной потребностью. Первого мужчину ты обслуживала долго из-за элементарного незнания товара. А ведь он точно знал, что ему нужно. У него была явная потребность. А помнишь женщину, искавшую лампу для взбивания теста? Вы перебрали с нею почти все, что есть в магазине.
   - Но она, правда, не могла выбрать...
   - Стажер, - Валерия сделала серьезное лицо. - Я открою страшную тайну. Она не могла выбрать потому, что ты не могла подобрать ей покупку.
   - В смысле?
   - В том смысле, что покупатель в действительности покупает не то, что хочет, а то, что ты ему продаешь. Если хочешь, чтобы человек остался доволен и снова пришел к тебе, то продать нужно то, что клиенту на самом деле нужно. Для этого нужно определить его потребность. А чтобы узнать, в чем потребность, необходимо спросить об этом покупателя.
   Я вполне обоснованно засомневалась:
   - Что прям так и спросить: какая у вас потребность?
   Валерия рассмеялась. Черты её лица при этом немного приобразились.
   - Нет, ну что ты, - все ещё улыбаясь, ответила она. - Покупателю следует задавать наводящие вопросы.
   Я не совсем поняла, о чем она и, видя мое замешательство, наставница пояснила на примере:
   - Допустим, ты продаешь ... сковородку, - она дотянулась до стоящего возле кассы стеллажа с вертикально подвешенными сковородками и выложенными под ними стеклянными и металлическими крышками, сняла одну и положила передо мной. - Что ты спросишь у покупателя?
   Ответом ей было лишь неопределенное пожатие плечами, так как расспрашивать что-то про сковородки казалось мне как минимум глупым. Это же сковорода! Она есть в каждом доме. Что я могу рассказать про неё хозяйкам?
   - Неправильный ответ, стажер, - разочарованно вздохнула Валерия. - И ты даже не думаешь. Перво-наперво, у клиентки нужно спросить, для чего ей нужна сковорода. Если универсальная, чтобы можно было картошечку-котлетки-блинчики поджарить, то это один разговор. Ей подойдет сковорода с антипригарным покрытием и широким дном. А если нужна сковорода только для блинчиков - то здесь нужны вот те блинницы с тоненьким дном и низким бортиком. В таких блины удобнее переворачивать. Для мяса прекрасно подойдет вот та сковорода гриль и так дальше.
   - Понятно, - кружка с бульоном благополучно остывала у меня в руках, так как я уже успела забыть про неё. Настолько меня увлек рассказ наставницы.
   - И это ещё не все, - она подняла вверх свой указательный палец, чтобы привлечь к своим словам особое внимание. - Спроси, какое покрытие нужно покупательнице - антипригарное, керамическое или может она сторонница натуральных материалов и хочет простую и надежную чугунную сковороду? Ей нужна крышка или у неё уже есть дома? А если нужна, то какая: стекло или металл? А ручка в сковороде должна быть стационарной или съемной?
   - Зачем съемной?
   У нас в магазине продавались такие сковородки, но я совершенно не представляла зачем. У моих родителей такой сковородки не было и мне казалось, что снимать и цеплять эту ручку назад будет так долго.
   - Сковороду со съемной ручкой проще спрятать на кухне, когда она не нужна и легче хранить.
   Я внимала её словам с открытым ртом. С одной стороны - вроде бы это простые и очевидные вещи. С другой - мне бы до такого ещё долго додумываться. И ведь, правда, потрать я две минуты и расспроси женщину. То дело пошло бы куда быстрее. И чуть не пропустила конец урока:
   - Чтобы знать, что спрашивать у покупателя, нужно, прежде всего знать какой товар продаешь и чем он отличается между собой. Ведь проще выучить отличия, чем заучивать характеристики каждого из них. И нужно слушать людей. Как там тебе говорила женщина, которая покупала гладильную доску?
   - Что она тяжелая? - это все, что подсказала мне память.
   - Что такая есть у её подруги, та ею очень довольна. Значит, доска для своей ценовой категории очень хороша, можно покупать.
   - А если кто-то ругает товар? - тут же родился вопрос.
   - На то может быть несколько причин: человек неправильно пользовался и сломал изделие, он вообще не понял, как им пользоваться и сломал, ему попался брак, товар не выполнял те функции, для которых покупался и это целиком и полностью вина продавца.
   - Почему? Не продавец же его делал!
   - Да, но он продал, не разузнав про потребности, - убежденно ответила Валерия. - Скажем, ты продаешь лампу для взбивания коктейля. И тебя спрашивают: а ягоды в неё бросать можно? Что ты ответишь?
   Меня об этом сегодня уже спрашивали, поэтому я знала ответ:
   - Можно, конечно.
   Мы с покупательницей минут двадцать потратили, перечитывая рекомендации.
   - Ты и права, и не права одновременно, - вздохнула Валерия. - А вдруг покупательница имела ввиду замороженные ягоды? ведь в холодное время года коктейли с ними весьма популярны. И если в проданной тобой лампе слабо закреплен нож, или маломощный мотор, то она естественно сломается.
   - Откуда ты это знаешь? - я, наконец, вспомнила про едва теплый бульон и отхлебнула глоточек. Благодать.
   - В основном - читала инструкции и технические характеристики указанные производителем на коробке. Кое-что рассказывали покупатели, кое-что узнала на собственном опыте, - ответила Валерия, достав из-под прилавка кассовую книгу и начав делать там какие-то записи.
   - И ты знаешь наизусть все инструкции? - впечатлительная я аж поперхнулась.
   - Нет, конечно, - опять улыбнулась моя наставница, что лично меня сильно насторожило. Она за час улыбнулась мне больше раз чем за все то время, что я тут работаю. - Это и не нужно.
   Я никогда не считала себя дурой или обделенной умом. Но когда Валерия так разговаривает мне остается в полном недоумении глазеть на неё, ожидая объяснений, которые наставница может дать. А может и не дать. Смотря, какое у неё настроение. Сегодня, например, очень хорошее. Потому что она расщедрилась на объяснение:
   - Чтобы изучить какими характеристиками обладают все товары, которые мы продаем, - она широким жестом обвела все вокруг. - Не хватит жизни. Тебе для работы продавцом это и не нужно. Главное знать ни что у товара одинаковое, а чем он отличается. Понимаешь?
   - Нет, - я даже головой покачала для убедительности.
   - Вот смотри, - Валерия отложила книгу и, выйдя из-за прилавка, подошла к лампам для кипячения воды. - Они все делают одно и то же - кипятят воду и имеют приблизительно одинаковую форму. Тебе не нужно это о них изучать. Но они отличаются между собой типом питания и типом управления. Вот смотри - здесь механическое, а здесь электронное, в смысле на кнопочках. И опять же, в тех, что на кнопочках ты можешь даже установить температуру кипячения. А в механических нет такой функции. Ну и вполне очевидное отличие - из чего изготовлен их корпус: керамика, нержавсталь, крашенный металл, стекло и прочее. Понимаешь?
   - Теперь, кажется, да.
   Я задумалась. Чтобы хорошо продавать нужно будет потратить время и изучить товар, особенности каждой группы изделий и специфику, которой они обладают. И ведь в каждом сегменте, от обычной зубочистки до дорогой лампы для уборки в доме, есть свои особенности.
   - То-то же, стажер, - ободряюще улыбнулась Валерия. - Учи матчасть.
  Глава 8
  Короткая передышка, в течение которой Валерия поделилась со мной некоторыми секретами профессии, закончилась неожиданно. Начался вечерний наплыв покупателей. Сначала я попробовала вспоминать и применять на практике то, о чём говорила моя умудренная опытом коллега. Но это тяжело. У меня не получалось помнить все, что нужно говорить и спрашивать. Тем более что все равно эти приемы работали через раз. Некоторые люди охотно отвечали на вопросы, некоторых они раздражали. Я даже чуть не нарвалась на скандал.
  В общем, вечер выдался ещё тот.
  Мне иногда казалось, что я не доживу до закрытия. Все это время в моем мозгу то и дело всплывал вопрос: "Почему раньше эта работа не была такой тяжелой?". Мне даже стало казаться, что конец рабочего дня никогда не наступит.
  Но хвала табличке с надписью "открыто/закрыто" за то, что она, в конце концов, перевернулась, тем самым обозначив конец моего рабочего дня. Я так устала, что даже уходить не спешила. Просто сидела, подперев левой рукой щеку, и смотрела, как Валерия сводит кассу, заполняет кассовую книгу и занимается другими делами, готовя магазин к закрытию. Откуда у неё только силы берутся?
  В этот момент позади хлопнула входная дверь, возвещая о новом клиенте. Не оборачиваясь, я бесцветным голосом предупредила нежданного гостя:
  - Извините, магазин сегодня уже не работает. Будем рады видеть вас завтра...
  - Это хорошо, что не работает, - весело прозвучал рядышком знакомый баритон. - Значит, ты уже готова идти со мной на свидание.
  Моё лицо непроизвольно скривилось, при звуках этого голоса. Я уже успела позабыть про этого нахала, назначившего мне свидание.
  - Нет, не готова, - я хотела, чтобы это прозвучало холодно. Вместо этого мой голос почему-то был неуверенным и жалким.
  - Ах, да! - хлопнул себя по лбу мой ухажер, игнорируя написанное у меня на лице прописными буквами нежелание иметь с ним дело вообще, не говоря уже о том, чтобы идти на свидание. - Тебе нужна твоя сумка!
  Он посмотрел по сторонам, будто высматривая что-то, и не увидев искомое, спросил Валерию:
  - Ты не видела её сумку? Такая маленькая, коричневая. Эта колючка вечно перекидает её через плечо.
  - Колючка? - не переставая что-то писать, переспросила Валерия.
  - Мы ещё не успели познакомиться, - легко пожав плечами, объяснил Тео. - А ничего кроме колючек и шпилек я от неё не слышал. Хотя нет, было ещё "Здравствуйте", "Извините" и междометия. Но не уверен, что все это относилось ко мне.
  Валерия смерила его и меня задумчивым взглядом, и резюмировала:
  - В принципе, на неё похоже.
  - Что? - я так возмутилась, что даже забыла, что устала за день. - Так, я устала, хочу, есть и никуда с тобой не пойду. Понял?
  Валерия во время моего пламенного выступления не только успела закончить писать, но и присела, достала из-под прилавка мою сумку и подала Тео.
  - Предательница! - пораженно выдала я. - Мы же с тобой работаем бок о бок!
  - И кстати да, - Валерия, уже успевшая взять кассовую книгу, чтобы запереть её вместе с выручкой в кассе, ткнула ею в меня, как указкой и строго напомнила. - У тебя завтра рабочий день. Хоть постарайся не опоздать.
  Я аж задохнулась от возмущения.
  - На чьей ты вообще стороне?! - пришлось приложить усилия, чтобы не перейти на визг. - Ты что серьезно хочешь, чтобы я пошла неизвестно с кем на свидание на ночь глядя?! А что если он маньяк?
  - Ну,- Валерия ходила вокруг меня, выключая свет в витринах за стеклом. - За все время, что я его знаю, ни в чем таком Тео замечен не был.
  - Да? - не сдавалась я. - А вдруг он хочет меня изнасиловать в какой-нибудь подворотне?
  Тео, защищаясь, поднял руки вверх и, с плохо скрываемой улыбкой, сказал:
  - Клятвенно обещаю не насиловать её в подворотне.
  - А где ты собрался меня насиловать?
  - Я вообще собирался повести тебя на ужин в кафешку, - закашлялся Тео, в ещё одной попытке замаскировать смех.
  Валерия не стесняясь, заржала в голос:
  - Ему и так все девушки на шею вешаются. Зачем ему тебя насиловать? - и немного отсмеявшись, принялась пинать нас в спину. - Все, проваливайте отсюда! Я магазин закрываю, если что.
  Я честно пыталась что-то возражать. Но моя наставница никого не слушала, и мы втроем оказались перед закрытой дверью магазина: я, Тео и моя сумка. Он весь такой спокойный и уверенный в себе и в том, что я от него никуда не денусь. Ещё бы, с моей-то сумкой в руках! Кто бы не был уверенным?
  - Отдай, - я попыталась резко выхватить сумку. Но Тео оказался проворнее и поднял её у себя над головой. До туда с моим росточком не допрыгнуть даже на каблуках. Этот гад на голову выше меня.
  - Отдам, - милостиво согласился он, но тут же выставил свое условие. - Если пойдешь со мной поужинать.
  Я молчала и сопела, вспоминая быстро ли бегаю, и, прикидывая, смогу ли сбежать, если сейчас двинуть его по коленке ногой. Тео воспринял мое молчание как знак раздумий, и решил добавить аргументов в пользу предложения:
  - Это всего лишь ужин, который тебя ни к чему не обязывает. Если не понравиться, то я больше никогда не напомню о своем существовании.
  Я продолжала молчать. И тут Тео сменил тактику. Понимая, что пытаться уговорить меня бесполезно, он решил сделать ставку на мое любопытство:
  - Ты когда-нибудь ходила в кафе с подвешенными чашками и едой?
  Скажем прямо - вопрос сбил меня с толку. Подвешенная еда? Я попыталась представить это себе. Но стоило только моему воображению нарисовать живописную картину свисающего с потолка куска жареной курицы, с которого капает жир, как Тео коварно улыбнулся:
  - Никаких веревочек, еды и чашек под потолком.
  Я с досадой поджала губы. Мысли он читает что ли? Но не могу не признать - Тео меня успешно заинтриговал. Я немного постояла молча. Во мне боролись два одинаково сильных желания - треснуть-таки ему по коленке, и пойти посмотреть на подвешенные чашки. В итоге победило второе:
  - Да черт с тобой! Пошли.
  Он тихо рассмеялся. Злясь на него, за это коварство, на себя за слабость, и на весь мир понемногу за компанию, я все-таки взяла его под руку, и мы пошли по улице. Что примечательно - сумка так и осталась у него.
  -Кстати, - неожиданно спросил Тео. - А почему это чашки несчастные.
  Вообще, это что-то вроде любимого ругательства моего отца. У него все, что вызывало раздражение, было несчастным - несчастная лошадь, несчастный веник, несчастная крыша дома или молоток, попавший по пальцу. По крайней мере единственное, что я от него слышала, после того, как в три годика пошла с ним на рыбалку, а вернувшись похвасталась маме, что выучила новое слово. Как оказалось - нецензурное. Мама сделала втык папе. Тот попытался сделать мне, но без особого успеха. Новое словечко мне понравилось, и я его употребляла везде где могла и не могла. А потом уже не помню почему. Оно пропало из моей речи. Сейчас даже не вспомню, что это было за ругательство. А родителей спрашивать неудобно.
   Но рассказывать об этом Тео я не стала. Вместо этого с самым серьезным лицом спросила:
  - Представь, что тебя подвесили, на тебя глазеют, все кому не лень, и на каждом шагу обсуждают. Ты был бы счастлив?
  Тео призадумался. А я прыснула со смеху - до того забавно он выглядел.
  - И ничего смешного, - моментально нахмурился мой ухажер. - Ты с таким серьезным лицом спрашивала...
  - А если бы я тебя с серьезным лицом спрашивала: "Почему ты ешь салат? Ведь у его листьев есть своя цивилизация!"?
  Он улыбнулся в ответ.
   Вот подшучивая, друг над дружкой, мы и дошли до небольшого кафе, расположенного на первом этаже четырехэтажного жилого дома. Правда оно занимало не весь этаж, и с краю здания приютился небольшой магазинчик, с простенькой старенькой вывеской: "Продукты". Ну, думаю жильцы этого дома не против такого соседства.
   Едва мы вошли внутрь, как я начла оглядываться по сторонам, в поисках подвешенных чашек. Но ничего подобного не наблюдалось. Я вопросительно посмотрела на Тео, но тот лишь улыбнулся и сказал:
   - Потерпи, позже все увидишь.
   Как ни странно, кафе, в которое меня привел Тео, производило приятное впечатление. Хотя после того, как сама начала работать официанткой, я стала необыкновенно придирчиво осматривать такие места: насколько хорошо вымыты приборы, которые мне подают, везде ли есть салфетки, какое меню и насколько свежо выглядит еда, которую мне подают. Не то, чтобы я часто ходила по таким заведениям. Но несколько раз приходилось.
   А ещё появилась дурацкая привычка рассматривать интерьер подмечая, какие виды товара, встречаются и у меня в магазине. Вот такие солонки и пепельнички. А вот эти салфетки такой-то фирмы. А чашки из набора, который стоит столько то столько. Ужасно раздражающая привычка, но избавиться от неё никак не получалось.
   Мы с Тео вошли и сели в углу за столик, возле которого стояли два кресла обтянутые кожзаменителем. Нужно признать - весьма удобные кресла. И на что я обратила внимание - с этого места отлично видно барную стойку, возле которой люди делают заказы. А нас с Тео не рассмотреть, если мы подвинемся ближе к стене. Я поняла значительно позже, почему он выбрал именно этот столик.
   В "Веточке сирени" мы сами подходим к клиентам, уточняем чего бы им хотелось, и при необходимости что-то рекомендуем. Здесь клиенты подходили к барной стойке, читали список блюд, которые сегодня можно заказать, выбирали и заказывали. Официантка за барной стойкой, принимала у клиентов заказ и сразу же оплату. После этого выдавала небольшой номерок и спустя какое-то время к столику с номерком приносили заказ.
   Тео спросил: чего бы мне хотелось? В ответ я пожала плечами, предоставив выбор ему. Все равно здешняя кухня для меня загадка. Да и я так вымоталась, что уже, наверное, ничего есть, особо и не хочу.
   Мне, правда, так казалось. Тео пошел, сделал заказ и через несколько минут принесли пюре и отбивную для него, и восхитительный фруктовый салат для меня. И да простит меня Герти - наш повар в "Веточке сирени" - но господи! Я никогда не пробовала ничего вкуснее!
   Первую порцию салата я проглотила не пережевывая. Второй уже наслаждалась, попутно беседуя с Тео, успевшим разделаться со своим ужином и сейчас мирно попивающим свое пиво. Разговор был практически ни о чем. Но в течение всего разговора я успела заметить, что пара человек, у стойки, заказывая, например, сок, или рабиасу, или выпивку, или какую-нибудь еду говорят:
   - Одна порция и одна подвешенная.
   Или:
   - Два бокала пива и один подвешенный.
   И ещё в таком духе. Поначалу я пыталась расспросить Тео. Но тот отшучивался, сводя все к словам: "Увидишь". В итоге я не выдержала:
   - Тебе что трудно просто сказать?
  Тео улыбнулся, перед тем, как сделать очередной глоток и ответил в своей любимой манере - то есть, вопросом на вопрос:
  - А ты не отличаешься терпеливостью, да?
  Я промолчала. Признавать его правоту не хотелось, отнекиваться тоже.
  - Я передумал, - вдруг, сообщил он, прерывая затянувшуюся тишину. - Ты не колючка. Ты - ежик.
  У меня против воли поползли брови вверх:
  - Почему это я ежик?
  Не то, что бы мне больше нравилась колючка... Но почему именно ежик?
  - Потому, что ты необыкновенно милая, когда что-то делаешь, или о чем-то рассказываешь, - Тео немного наклонился вперед, отвечая. - Но как только появляется что-то незнакомое - тут же выпускаешь колючки.
  Я сидела, насупившись. Главным образом от того, что не знала, как реагировать на эти его слова - мне злиться, или улыбнуться, кокетливо потупив взор, как та блондинка за соседним столом? С нашими ребятами в селе было намного проще. Если им кто-то нравится - они подходят и в лоб говорят: "А ты ни чё так. Может, замутим сегодня на танцах?". Никакой романтики или ужинов в кафе, но за то ребята простые, как дверной косяк, и работящие. Ну и я с детства их всех знала, кто, что из себя представляет, кому можно подмигнуть, а кого гнать поганой метлой.
  Не то, что Тео.
  Я решила не жарить себе мозг, решая эту задачку, и спросила прямо:
  - Что ты хочешь этим сказать?
  Тео улыбнулся ещё шире:
  - Я хочу сказать, что новое - не значит плохое. Выглянь из-за колючек и потрогай его...
  Ответить я не успела - неожиданно Тео подался вперед и взял меня за руку. Первой моей реакцией был испуг. Я попыталась отдернуть руку, но он без труда её удержал, показывая головой, куда-то в сторону. Забыв, про конечность в плену, я посмотрела в указанном направлении. На пороге, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, стоял бездомный. У него был до ужаса потрепанный жизнью вид и болезненно худое лицо. Я удивленно посмотрела на Тео. Когда к нам в "Веточку сирени" забредают бездомные, приходится как можно мягче, но уверенно их выпровожать. Как их не жаль, но они приносят с собой антисанитарию и мешают посетителям. А тут на него не обращают внимание. Словно появление бездомного на пороге - это такая же малопримечательная вещь, как закончившаяся в солянке соль. Тео же в ответ только молча дал знак: "Жди".
  Чего ждать? Непонятно.
  Или они решили как-то зло подшутить над бездомным? Тогда я в этом не участвую.
  Но действительность как всегда оказалась намного интереснее.
  Спустя пару минут бездомного, наконец, заметила официантка. Она подошла к нему и, несмотря на то, что в гул в зале не прекратился, мне удалось расслышать их разговор:
  - Здравствуйте, - достаточно вежливо поздоровалась девушка.
  - Здъяствуйте, - картаво ответил смущенный бездомный и неловко спросил: - У вас не найдется подвешенного хлеба?
  Мои брови второй раз за вечер совершили паломничество высоко на лоб.
  - Что? Что? Что? - изумленным шепотом спросила я у Тео. Правда, с таким же успехом я могла спросить и у стены. Та, по крайней мере, не выдала бы мне в ответ успевшее набить оскомину: "Увидишь".
  А события тем временем развивались.
  - Есть хлеб, и даже тарелка супа, - кивнула официантка. - Сейчас принесу.
  Официантка прошла к кассе и взяла оттуда небольшую столовую булочку, размером с ладонь и небольшую прозрачную паковочную тару с крышкой, в которой был ... "суп"! Самый обычный, самый простой суп!
  Я повернула голову к Тео, потому, что, кажется, поняла, что такое подвешенные чашки и тарелки:
  - Так это вы так называете благотворительность?
  Вот теперь он снизошел до объяснений:
  - Подвешенная еда - это не благотворительность, - его голос звучал ровно, но немного суховато и напряженно, а сам он при этом смотрел на стену в окно. - Это возможность поделиться чем-то, что у тебя лишнее, с теми, кто в этом нуждается. Сегодня поделилась ты, завтра поделятся с тобой. Вот, так это работает.
  В моей голове тут же созрел вопрос:
  - А почему в нашем кафе нет ничего подвешенного?
  - Потому, что это дело добровольное, - неопределенно пожал плечами Тео. - Видимо, ваша хозяйка не хочет принимать в этом участие.
  Я задумалась. Вот значит как... И ведь по-своему такой подход очень правильный. И для людей, которые не имеют времени заниматься благотворительностью, или могут оказать только небольшую помощь, как-то столовая хлебная булочка, с которыми принято обедать. И для людей, которые приходят за этой помощью, ведь они не попрошайничают, а лишь забирают то, что оставляют им добровольно.
  И тут я заметила, что Тео все ещё держит мою руку. И покраснела. Захотелось выдернуть руку, и при этом не хотелось выглядеть глупо. И что мне теперь делать? Пока я мучительно соображала, как правильнее всего поступить, Тео улыбнулся и сказал:
  - Не сомневайся.
  - Что? - сложно сказать, чего во мне сейчас было больше: удивления или испуга, настолько неожиданно и непонятно прозвучали его слова.
  - Не сомневайся, - повторил он. И тут же дал более развернутый ответ: - Хочешь уйти - уходи. Хочешь остаться - оставайся. Но если ты что-нибудь решишь, то не сомневайся в своем решении и не сожалей.
  Вот так. Вроде ничего и не сказал, и в то же время так расставил все по своим местам...
  - А если я не знаю, чего хочу?
  Сейчас этот вопрос кажется глупым и наивным, даже для меня. Но тогда я была почти ребенком не смышленым. Что я знала о жизни? Да ничего. Даже не знала, как понять - нравится мне мужчина или нет. И что с ним потом делать, если все-таки да. А Тео знал о жизни все. Это знание было не в его словах - во взгляде, осанке, в каждом движении. Он весь был словно воплощение уверенность и знание жизни. Кажется, даже волосы топорщились слишком уверенно.
  Рядом с такими мужчинами чувствуешь себя надежно защищенной. В тот вечер я ещё не знала, что именно эта внутренняя сила меня и пугала.
   - Значит, тебе нужно перестать распыляться и думать про все сразу, - отхлебнув пива, просто ответил он. - Ты мечешься из крайности в крайность, волнуешься о том, что важно и что с тобой никогда не произойдет. Перестань и ты соберешься. Начни решать проблемы по одной за раз и все пойдет своим чередом. Тоже и в жизни. Ты сразу понимаешь, что на самом деле важно. И ты за это держишься. А остальное может подождать.
  Я помолчала, прежде чем спросить:
  - А если я приму неверное решение?
  - Неверных решений не бывает, - убежденно возразил Тео. - Каждое решение ведет нас по определенной дороге в жизни. Определенной сверху. Каждый твой выбор ведет к тому, что ты получаешь в этой жизни определенный опыт, который может тебе помочь на любом жизненном этапе. Хороший или плохой опыт не важно. Он все равно нужен.
  Я слушала его как зачарованная. Этому не учат в школе или дома. Откуда он все это знает?
  Мой взгляд снова упал на руку в его руке. Хочу ли я, чтобы он и дальше её держал?
  Я осторожно высвободила свою конечность.
  - Уже уходишь? - краешком губ улыбнулся Тео.
  Я ответила ему, напустив на лицо полный сожаления вид:
  - Пока не решила.
  Тео даже пивом поперхнулся.
  - Я же тебе только что говорил... - начал он, но я его перебила:
  - Я слышала, что ты говорил про выбор, - мои губы сами собой растянулись в улыбку. - Но твои слова - это не истина в последней инстанции. На своей работе я поняла, насколько все люди разные. И то, что хорошо для одного, ни в коем случае не подойдет другому. Вот ты весь такой волевой. Я решил - значит, иду напролом к своей цели. Но я то не такая, понимаешь? Я принимаю решения не так.
  - И как же ты решаешь важные вопросы? - встрепал себе волосы Тео.
  - По-разному, - уклончиво ответила ему я. - Иногда, так как ты. Иногда импульсивно - вот хочу и все тут. Иногда подолгу обдумываю свой следующий шаг. В последнее время приходится принимать решения под давлением обстоятельств.
  - Что толку от этой жизни, если живешь по чужим правилам? - скептически хмыкнул он. - От жизни нужно получать удовольствие. А это возможно, только если общаться с людьми, которые нравятся, отдыхать в тех местах, которые тебе нравятся, работать там, где хочешь, а не там, где зарплата. Жизнь всего одна.
  - Но откуда тебе знать понравится тебе та, или другая работа? Или человек? Нужно попробовать, а уже потом принимать решение, - горячо возразила я.
  - Ну, - расхохотался Тео. - Мне не нужно пробовать дождевых червей на вкус, чтобы понять, что они мне не нравятся. То же и с людьми.
  - Ты не прав, - я покачала головой, откидываясь на спинку стула. - Вот Валерия с первого взгляда вызвала во мне стойкое чувство антипатии. Да и со второго, если честно, тоже. Я вообще очень долго не могла разглядеть в ней настоящего профессионала и хорошего учителя...
  - И кто же тебе раскрыл глаза? - догадливо спросил он.
  - Моя лучшая подруга, Кати, - нужно только не забыть ей самой сообщить, что она возведена в столь высокий статус. - Которая, к слову сказать, мне тоже не понравилась сначала. Я её обругала и нажаловалась Хельге. Та тоже себя не сдерживала.
  - Да ты, как я посмотрю, настоящий мастер по части дружеских отношений, - откровенно веселясь, подколол меня Тео.
  Но я не обиделась:
  - Кати неплохо знает мой характер и все равно со мной дружит, - просто ответила я. - Кроме того, я не так много знаю людей в этом городе, чтобы пренебрегать её добрым отношением. Катарина очень добрая и умная. Когда что-то не залаживается - я иду к ней за советом.
  - А куда ты идешь, чтобы расслабиться?
  Вопрос, что называется, застал меня врасплох:
  - Не знаю... - неуверенно промямлила я в ответ и заправила прядь за ухо. - Пока что мне все больше приходится работать...
  Вот как он это делает? Вроде и ничего не сказал, а я все равно почувствовала себя отставшей от жизни провинциалкой.
  - А хочешь, я покажу тебе свое любимое место? - неожиданно спросил Тео. И моментально добавил: - Не бойся, это недалеко и мы там будем не одни.
  Я сидела, закусив нижнюю губу, и колебалась. Видимо, мои сомнения были написаны на моем лице большими прописными буквами, потому, что Тео тут же добавил:
  - Это не долго, и тебе понравится, обещаю.
  У него при этом был такой взгляд... Ну, так ребенок смотрит, когда просит родителей купить понравившуюся игрушку. Разве можно отказать, когда на тебя так смотрят?
  Решив будь что будет, я позволила Тео увести меня на окраину города по улочкам.
  Эрзебет небольшой городок, если брать по меркам Илмэйтара. Его можно пройти из одного конца в другой где-то за час. Но если не торопиться и ходить извилистыми улочками, наслаждаясь городскими видами, как мы с Тео, то прогулка может затянуться на все три часа.
  Сначала, конечно, страшно было идти с, по сути дела, незнакомым парнем по незнакомым улицам. Мало ли что творится у него в голове? А мой изученный труп потом и родители не узнают. Но Тео постоянно смешил и что-то рассказывал, а ещё показывал самые необычные места в городе, про которые я бы в жизни не догадалась, что они в Эрзебете есть. К примеру, "Фонтан тысячи свечей". Удивительно прекрасное место: семь кругов разного диаметра, вырезанные из черного камня, выложены друг на дружку в форме пирамиды, а сверху резная мраморная статуя девушки с подсвечником в виде букета роз в руках. Как я позже узнала - это Бетти, покровительница нашего города. В каждую розу-подсвечник из букета было вставлено по одной зажженной свече. В ногах мраморной девушки стояла небольшая корзинка, из которой ручейком вытекала вода, и, спускаясь вниз по пирамиде небольшими потоками то тут, то там, чтобы попасть в небольшой каменный бассейн у изножья. А на ступеньках пирамиды, везде, где это было возможно, стояли зажжённые свечи.
  - Как красиво! - выдохнула я, едва увидев это великолепие. Не знаю, как тут днем, но Тео был прав, приведя меня сюда ночью. Свет, от зажжённых свечей казался ярче, да и вода от него буквально искрилась.
  Я обратила внимание, что к фонтану постоянно подходят люди, зажигают свечи и ставят их, если получится - на ступеньки, если нет, то хотя бы максимально близко.
  - Зачем они это делают? - повернулась я к Тео.
  Тот наклонился ко мне поближе, что вполне логично при его-то росте, да и в таком шуме, и тихонечко начал рассказывать:
  - Видишь девушку на вершине? Люли приходят сюда, чтобы о чем-нибудь её попросить. Загадав желание, они бросают монетку в воду, чтобы задобрить девушку...
  - Скорее уж подкупить, - невольно улыбнулась я. - А свечи зачем?
  Чтобы услышать ответ, мне пришлось подвинуться к Тео поближе, потому что он зачем-то начал говорить тише.
  - Свечи ставят те, кто просит у неё о любви.
  - Любви? - с изумлением переспросила я, повернувшись к Тео и только тут заметила, что наши лица разделяет чисто символическое расстояние. Несколько мгновений мы стояли, глядя друг на друга, а я... покраснев, как дура, ждала, что он меня поцелует. Может. Так и случилось бы, но случайный прохожий, толкнув на меня Тео, испортил момент.
  Тео выругался, а я неловко улыбнулась. Мне почему-то стало стыдно на себя, за то, что готова была повести себя как легкодоступная дурочка, и одновременно с тем, досадно, что мой кавалер не воспользовался этим.
  Честно признаю, больше всего в тот момент хотелось сослаться на усталость и сбежать домой, но тут Тео вспомнил:
  - Я же ещё не показал тебе моё самое любимое место! - он взял меня за руку, увлекая в противоположную от толпы сторону. - Пошли.
  Мы прошлись по небольшой алейке, вдоль которой росли высокие лиственные деревья. Рассмотреть их при свете стоящих возле обочины, на небольшом отдалении друг от друга фонарей, мне не удалось, да я и не стремилась. За моё внимание с переменным успехом боролись Тео и клумбы с цветами, растущими как раз между деревьями. Садовники, которые их высаживали, явно обладали развитым чувством прекрасного и чувством юмора. Из цветов были выложены разные фразы, в основном о любви. Какие-то из них были пусть и красивыми, но банальными пожеланиями счастья и вечной любви. Но были и такие: " С каждым поцелуем на небе звезды рождаются", "Делайте детей, сделать глупости ещё успеете" и так дальше.
  А Тео все это время рассказывал:
  - Я впервые увидел это место когда был ребенком. Будешь смеяться, но мне показалось, что я принц, попавший в рай. В этом месте, особенно по ночам, кажется, что вокруг одно небо. Как будто нет проблем, забот и ограничений. Только ты и весь этот мир вокруг.
  За такими вот разговорами алейка как-то неожиданно закончилась, выведя нас на перекресток. Отсюда в два конца шла дорога, один конец которой вел к большому мосту, находящемуся поодаль, а второй уводил всех желающих в город. И прямо напротив нас были небольшие ступеньки, ведущие вниз к реке.
  Про реку стоит упомянуть отдельно.
  Река носит гордое название Асима, что в переводе с какого-нибудь древнего языка наверняка что-то значит. Но видимо есть какая-то тайная секта или древний орден, которые свято хранят эту тайну от всего мира, потому, что никто этого перевода не знает.
  Зато все знают, что Асима - значит "Защитница". Без объяснений, многолетних исследований каких-то древних рукописей, и даже без легенд связанным с этим словом. Асима - значит "Защитница" и все тут. В Эрзебете это общее знание, которое воспринимается жителями города и окрестностей также как и то, что небо синее, а трава зеленая. То есть - с абсолютной верой, не требующей доказательств.
  Когда-то река была глубокой и по ней ходили корабли. Но за последние несколько столетий Эрзебет сильно разросся. Да и появилось множество новых селений вдоль реки. Поэтому воды стало намного меньше и теперь по ней невозможно плавать ни на чем кроме лодки.
  Тео уверенно пошел к ступенькам, а вот я замешкалась. Одно дело гулять с ним по городу, где есть люди и совсем другое оказаться наедине в безлюдном месте. Тревоги по поводу сохранности моего бренного тела нахлынули с новой силой.
  С другой стороны меня одолевало любопытство. Тео так нахваливал это свое "Место", про которое сказал много, и в то же время не сказал ничего. Что сказать? Ему удалось успешно меня заинтриговать. После нескольких секунд колебаний и душевных терзаний, под вопли разума про то, что это опасная затея, я пошла вслед за Тео, который уже успел спуститься и теперь молча ждал меня возле ступенек. И даже подал мне руку, на последних ступеньках, так и не отпустив после.
  Дальше мы шли в полной тишине. Городская дорожка, вымощенная камнем, довольно быстро сменилась обычной грунтовой тропинкой. Шум от человеческих голосов и ездящих по мосту монокатов, медленно стихал. Зато чем дальше, тем луче слышна была трель гарики - небольшой певчей птички, которая, как правило, гнездится у реки. До этого момента я не думала, что она вообще водится в этих краях. А сейчас была приятно удивлена. Словно из города перенеслась в окрестности родного села. И глаза, привыкшие к свету, царящему в Эрзебете днем и ночью, постепенно привыкли к темноте. А ещё воздух стал более сырым. И появились комары. Много комаров. Эти маленькие кровопийцы так больно вгрызались, что хотелось отодрать кожу на месте укусов.
  Мое любопытство ввиду испытаний, обрушившихся на хозяйку, резко дало задний ход. Захотелось домой! Куда тепло и уютно! И чашечку горячего лиственника с малиной или смородиной. Невольно вспомнилось, насколько вкусным его готовит отец. Здесь в Эрзебете предпочитают чай. А у меня дома мы ломаем веточки, или обрываем свежие листья. Папа смешивает их в каких-то известных только ему пропорциях, и получается невероятно вкусно.
  В тот момент, когда я уже решила наплевать на всю и повернуться, чтобы уйти, Тео торжественно сказал:
  - Мы пришли.
  Даже в неровном свете луны было видно, что он очень доволен собой и гордится тем, что собирается показать. А вот я его энтузиазма не разделяла. Мы стояли перед стеной из ивовых веток и если честно, у меня дома этой "красоты неописуемой" столько, что на две жизни хватит. Вокруг озера почти одни только ивы и растут.
  Но тут этот хитрец поднял ветки, впуская меня внутрь. И пришлось взять свои слова назад. Оказалось что за ними небольшая заводь, которую серебрили лунные лучи. Пляжа не было до самой воды. Только невысокая зеленая трава, а за нею сразу водная гладь. Безумно красивое место. Повинуясь неведомому порыву, я сняла обувь и по мягкой, чуть влажной траве подошла к воде. Неописуемое чувство. Словно перед тобою целый мир.
  - Нравится? - сзади неслышно подошел Тео.
  - Безумно, - выдохнула я. - Словно россыпь бриллиантов на воде.
  Я повернулась к Тео:
  - Как ты нашел эту красоту?
  - Случайно, - немного задумчиво ответил он. - Когда гулял возле фонтана со свечами.
  - Ты часто там гуляешь? - я удивилась. Тео был совершенно не похож на того, кто будет о чем-то просить у статуи девушки.
  - Бывает, - немного неохотно ответил он. - Чаще во время Беттины.
  - Чего?
  Тео немного улыбнулся.
  - Беттина, - коротко ответил он. - Праздник в честь одной из покровителей Эрзебета.
  - А что у города много покровителей? А почему у меня дома такого праздника нет? А как вы его отмечаете? - я выпалила несколько вопросов на одном дыхании, остановившись только для того, чтобы отдышаться. Тео воспользовался возможностью и тут же ответил, пока я не начала задавать вопросы дальше:
  - У города два покровителя: Эрзо и Бетти. Когда-то они были влюбленной парой, жившей по разные берега реки. Они очень любили друг друга и собирались пожениться. Но к Бетти, которая славилась своей красотой, посватался богатый мельник. И отец, решив, что дочке с ним будет лучше, дал согласие на брак. Эрзо узнав, что уже никогда не будет с возлюбленной, с горя утопился. А Бетти каждый день приходила и плакала горькими слезами над рекой, оплакивая свою единственную любовь. Накануне свадьбы, она также сбежала к реке. Но там её ждал мельник. Старый ревнивец обвинил её в измене и убил. Говорят, эти кувшинки - слезы умолявшей поверить ей Бетти.
  После его слов я невольно оглянулась на заводь. Здесь действительно росли незамеченные мною белые и желтые цветы, приютившись возле огромных кустов. Словно и вправду искали там защиту.
  Не знаю, что на меня так повлияло: царящая вокруг атмосфера, проникновенный голос Тео, но рассказом меня заинтриговал. Стало невыносимо жаль бедную Бетти, дважды несправедливо пострадавшую.
  - Неужели мельнику все просто сошло с рук? - я не могла поверить в такую несправедливость.
  - Это же легенда, - краешками губ снова улыбнулся Тео. - А значит добро наказало зло.
  - Как? - вопрос слетел с моих губ быстрее, чем я успела подумать.
  Тео прочистил горло и, понизив голос на октаву, начал рассказывать:
  - Бетти нашли на следующий день. Никто не знал, кого можно обвинить в таком зверстве. Девушка была общей любимицей, да и не было в округе не то, что убийц, даже просто воров. Родители бедняжки были безутешны. А мельник, с месяц погоревав для приличия, посватался к младшей сестре Бетти.
  - Каков подлец!
  Тео улыбнулся, но быстро вернулся в образ, напустив на себя таинственный вид, и наклонившись ко мне поближе, начал говорить ещё тише, будто рассказывая страшную тайну.
  - Младшая сестра Бетти не хотела за него замуж. Родители, во избежание беды, заперли её в комнате и не выпускали до свадьбы. Бедняжка долго плакала и просила о помощи всех богов, которых знала. Но те были глухи к её мольбам. За три дня до свадьбы, в первый день полнолуния, младшая сестра не могла уснуть и зажгла свечу. Ей вспомнилась Бетти, и девушка обратилась к ней за помощью. Это был крик отчаянья и о чудо, помощь пришла.
  - Какая? - громким шепотом спросила я, и только потом поняла, как глупо это выглядит со стороны. Слава богу, в полутьме вокруг не видно, как у меня заалели щеки.
  Тео немного помолчал, явно борясь с желанием рассмеяться, и продолжил:
  - Перед младшей сестрой появилась Бетти, одетая, как и в тот день, когда погибла. "Не плачь, сестрица, - сказала она. - Я не дам проклятому душегубу, лишившему меня жизни, погубить и тебя. Скажи завтра к родителям, что выйдешь за мельника. Но только при условии, что он тебе три подарка сделает, в доказательство своей любви: кинжал, который ему подарил король когда-то давно, перстень, тот, что мне на палец одел при обручении, и пусть нарвет тебе букет кувшинок в пруду.
  - И что? - я уже не стеснялась того, что спрашиваю шепотом. Просто момент был такой... Сейчас стыдно признаться, но тогда было страшно спугнуть историю, частью которой я будто стала ненадолго.
  - Мельник лишь посмеялся над причудами невесты. Кинжал и перстень у него были, а за кувшинками он послал слугу в день свадьбы.
  - И что? Свадьба состоялась? - мне стало жутко обидно от такой несправедливости.
  - Когда слуга срезал кувшинки, ему показалось, что он услышал тихий плач. Но он так торопился выполнить поручение своего господина, что не стал обращать внимание и принес цветы прямо к дому старосты, где стоя у алтаря обливалась слезами младшая сестра. Нелюбимый жених подарил ей кинжал и одел на палец кинжал. Но стоило мельнику взять в руки цветы, как раздался девичий вздох, полный горя. "Вот, он, вот сгубивший мою молодость лиходей" - голос Бетти звучал, словно из кувшинок и мельник бросил их на пол. Но на руках убийцы осталась кровь. А Бетти тем временем продолжила: "Вот он, кинжал, который без сожаления воткнул мне в сердце убийца, вот он, перстень, который снял с моей холодной руки. Убил меня за то, что я горевала по своему истинному возлюбленному".
  - И-и-и? - сглотнув, спросила я.
  - И его казнили, - закончил Тео. - Чтобы почтить память двух влюбленных и никогда не забывать о чуде, случившемся здесь, город назвали Эрзебет. А чтобы поблагодарить Бетти за покровительство проводят раз в год праздник...
  - Беттина.
  - Точно, - улыбнулся моей догадливости Тео.
  - Свечи у фонтана тоже ставят Бетти.
  В ответ Тео только кивнул.
  - А ты ставил когда-нибудь свечи? - любопытство во мне снова проснулось.
  - Да, - очень тихо ответил Тео, наклоняясь ко мне поближе.
  - И что случилось? - не узнавая собственный голос, спросила я.
  Тео немного помолчав, и, наконец, ответив:
  - Я встретил тебя, - наклонился и поцеловал меня. Страстно, требовательно и нежно одновременно. Меня так ещё не целовали, никогда. До были лишь мальчики. А Тео был мужчиной. И... и сейчас понимаю, что тогда именно это меня и испугало.
  С огромным трудом мне удалось взять себя в руки и отстранится от него. Я тяжело дышала, пытаясь унять сумасшедшее биение сердца. Да и Тео выглядел, как будто марафон пробежал.
  У меня началась паника. Такой поцелуй должен был чем-то закончится. Я знала чем. В теории. С практикой сталкиваться мне не приходилось. И вот оно, практическое занятие, а я... к нему не готова. И дело даже не в том, что Тео опытный, а я нет, и что не хочу оказаться девушкой на одну ночь. Мне просто было страшно. Я испугалась новых чувств, новых ощущений в своем теле. Испугалась, что не могу это контролировать. И откровенно говоря - побоялась доверится Тео.
  Каким-то образом мне удалось промямлить:
  - Я не могу... извини, - и с туфлями в руках убежать.
  Тео на несколько секунд застыл, явно не ожидая такого поворота событий, но все же бросился за мной. Правда, безуспешно.
  Я не знаю, в какой момент он отстал. Просто бежала. Пока были силы. Потом села на какую-то лавочку поставив ноги на сиденье и обхватив колени руками. Я была потеряна. Сколько всяких эмоций ощущалось одновременно: желание вернуться к Тео, желание сбежать навсегда, страх, тоска и много чего ещё. И в то же время - не ощущалось ничего. Вообще.
  Очнулась я не скоро. А придя в себя, обнаружила, что нахожусь на той же площади, что и в первый день в Эрзебете. И даже напротив того же фонтана. Губы сами собой растянулись в слабой улыбке. Кажется, я все испортила. Откуда мне знать?
  Правильно, я не знаю.
  Поэтому, завтра спрошу того, кто знает. У нас с Кати как раз общая смена.
   Глава 9
   Мама всегда учила меня слушать старших. Она вообще очень умная женщина, если что. Как оказалось - Валерия от неё не отстает. Хотя оказалось это уже очень давно. Просто ещё раз подтвердилось. Когда напарница просила меня хотя бы не опоздать на работу, она знала, о чем говорила. Потому, что я таки опоздала. Я не услышала ни звонок будильника, ни утренний топот семейки, живущей прямо под моей комнатушкой, и в итоге проснулась за пятнадцать минут до того, как должен был открыться магазин. И как ни старалась быстро собраться и прибежать на работу, но в итоге, конечно, опоздала.
   - Прости, извини! - выпалила я на одном дыхании, влетая в парадную дверь ставшего уже таким родным и привычным, магазина. - Я случайно проспала.
   - Видимо и впрямь случайно, раз вы с Тео пришли в магазин по отдельности, - улыбнулась язва, которую мне дали в напарники не знаю за какие грехи, доставая из-под прилавка... Мою сумку!
   Господи, я ведь про неё совсем забыла! Она же осталась у Тео!
   Не знаю, какое у меня при этом было лицо, потому что смеялась Валерия весьма основательно. Остановил её только приход покупателей. С ними стало уже не до моих обид на неё, и не до её потешаний над моим опозданием. А в том, что она, в своей привычной манере, прошлась бы по этому эпизоду, я не сомневалась. Да, в последнее время она стала ко мне немного добрее. Но при этом осталась самой собой. И продолжала учить меня по своему методу. Стоило мне положить что-то не на свое место, как это что-то тут же растворялось. Как будто ему кто-то ноги приделал. Одно дело - если это, к примеру, тряпка, которой я протирала пыль. Но это у меня регулярно терялись чашки и сумка. И чтобы найти их приходилось обшарить весь магазин. И это, чтобы не говорила Валерия, НЕ-СМЕ-ШНО! Хотя, должна признать, что этот метод работает. Волею-неволею становишься дисциплинированнее.
   Правда, сегодня издевки наставницы заботили меня в последнюю очередь. Все валилось из рук, и никак не получалось найти общий язык с покупателями. Наверное, у каждого был такой день - как с самого утра не пошло, так весь день насмарку. Да и геморрой на геморрое. То покупателям нужен товар, которым мы не торгуем по определению. То толпами валят покупатели, которые не разобрались, как именно работает купленное ими устройство и приходится тратить свое время на то, чтобы объяснять какой рычажок повернуть и в какую сторону (хотя, для того, чтобы это узнать, нужно было просто заглянуть в инструкцию!). То домохозяйки не знающие, чем чистить купленную ими кухонную утварь. Но к этому контингенту мы уже привыкли и даже начали возить специальные чистящие средства для новомодных кастрюль и сковородок с антипригарным и керамическим покрытием. И, конечно, толпами валят покупатели, у которых что-то сломалось. В итоге, вместо того, чтобы продавать, я занималась приемом товара на ремонт или обменом на аналогичный, так как в данном случае был очевидный заводской брак.
  Нет, поймите правильно. Решать проблемные вопросы - это тоже моя работа. И, как правило, один два таких покупателя в день попадаются. Но сегодня они все шли и шли. При этом ни один не пришёл и не сказал: "Да вот, я тут немного ошибся и сломал. Вы можете это починить?". Или все дружно не понимали причину поломки, или обвиняли магазин. Один покупатель после того, как я сказала, что механические повреждения не входят в условия гарантии вообще поднял жуткий скандал, обвиняя наш магазин в том, что мы продаем бракованную и низкокачественную продукцию. Слава богу, им занялась Валерия.
   В общем, день у меня выдался очень непростой. Я устала, не обедала и после разговора с проблемными клиентами чувствовала себя вывалянной в грязи.
   Вечером, в тот самый небольшой отрывочек времени, когда покупателей нет, Валерия заварила нам по чашечке ароматного чая. Уж не знаю, чего она туда намешала, но и запах, и вкус были божественными. Я даже как-то сразу почувствовала себя немного лучше. То, что нужно перед последним рывком, то есть ожидаемым вечерним наплывом клиентом.
   - Не бери в голову, - вдруг сказала напарница.
   Я от неожиданности чуть чашку не выронила.
   - Что?
   - Поменьше слушай, что говорят покупатели, - посоветовала она, отхлебнув чая.
   - Но почему, когда покупатели приходят в магазин, то ведут себя по большому счету, как последние говнюки? - я рада была высказаться о наболевшем. - Нет, есть, конечно, и нормальные люди. И многие не забывают про то, что перед ними не просто статуя, а живой человек - говорят "Здравствуйте" и "До свиданья". Иногда даже благодарят. Но их немного. Большинство смотрят на меня так, словно я им рассказываю, что снег синий, и пытаюсь их обворовать. И разговаривают со мной так, будто делают одолжение, что пришли в наш магазин. Поправь меня, если я не права, но покупатели приходят сюда не потому, что мы их на улице за руку хватаем и умоляем зайти в магазин. Они идут сюда, потому, что им что-то нужно, и это что-то у нас есть. Это сделка, которая должна быть взаимовыгодной. Но приходя в магазин, ни во что не ставят продавца.
   Валерия кивнула. Она понимала, о чём я говорю.
   - Все дело в том, что городок у нас маленький, а магазинов очень много. И покупатели сильно разбалованы продавцами. Мы сами виноваты в сложившемся положении. Ведь если мы не будем с покупателем вежливы и приветливы - покупатель уйдет к другому продавцу. А вместе с ним и заработок. Поэтому продавец редко проводит какую-то граничную черту дозволенного перед покупателями. Зачастую продажа перестает быть чисто деловым соглашением. Покупатели ведут себя нагло, иногда по-хамски, общаются по-панибратски, флиртуют с девушками продавцами. При этом, даже не собираясь покупать. Вот они и перестали видеть в нас людей. Я все чаще сталкиваюсь с теми, кто приходит только расспрашивать про товар, а потом уходит покупать его к конкурентам.
   - Или как та женщина позавчерашняя, - припомнила я. - Помнишь? Которая битый час расспрашивала у тебя про все подряд, а потом сказала: "Хух, наконец-то, прошел час. Ладно, ну пошла я ребенка со школы забирать".
   - Это вообще отдельный контингент, - вздохнула Валерия, вспоминая ту пухлую дамочку около тридцати. - Они не считают, что рассказывать о товаре минут сорок к ряду может быть крайне выматывающе. Они вообще не считают, что работа продавца может быть трудной и стоит того, чтобы за неё платить хорошую зарплату. Мы же не вытачиваем детали в кузне и мешки не носим. А болтать со всеми подряд просто в радость!
   Хлопнула входная дверь, впуская очередного покупателя и возвещая о том, что минутка передышки закончилась.
   - Не бери в голову, стажер, - хлопнула меня по плечу Валерия, вставая. - Такова натура людей - видеть только свои тягости. Слушай только то, что хочешь услышать, а остальное пропускай мимо ушей и просто игнорируй этот негатив.
   Хороший совет. Впрочем, плохих моя наставница не давала никогда.
  Валерия немного приподнялась, чтобы увидеть вошедшего и снова села, сказав:
  - Это твой клиент.
  - Что опять геморрой? - тихо спросила я, прежде чем оглянуться. А повернувшись к вошедшему так и остолбенела. Ко мне быстрыми шагами шел Тео.
  Назвать то, что я испытала в этот момент оторопью нельзя. Это чувство сродни тому, которое тебя посещает, когда ты понимаешь, что на чем-то попался, но ещё не знаешь на чём. Этакий роскошный букет из растерянности, стыда и надежды, что может, попался не на самом страшном. А попа уже предчувствует неприятности...
  И ещё я испугалась.
  Тео быстро пересек магазин и подошел. Ему оставалось пара шагов, когда я очнулась и попыталась позорно сбежать:
  -Я... мне там нужно...
  Его рука уперлась в стол, пресекая моё бегство. Вторая уперлась в стол позади меня, заключив в кольцо.
  - Опять сбежать? - спросил он, и я покраснела, как мак.
  А ещё сильнее испугалась.
  Знаю, что это было глупо. Чего бояться? Не стал бы он меня избивать или насиловать сред белого дня в магазине на глазах у Валерии, даже если бы очень хотел. Но меня пугал не то, что он может или не может сделать. Меня пугал сам Тео. Он совершенно не похож на всех тех, с кем мне приходилось общаться. В нем было столько уверенности и внутренней силы, что это подавляло. И я просто не знала, что делать. Как с ним говорить.
  И молчала.
  - Валерия, - не сводя с меня взгляда, спросил Тео. - Она на сегодня закончила?
  - Мне ещё часа два работать, - чужим голосом пискнула я.
  - Конечно, - сказала Валерия и прежде, чем с моих губ успело сорваться хоть одно возражение, на стол громко шмякнулась моя сумка. И её тут же схватил Тео.
  Я посмотрела на сумку, на того, кто её держал и на свою наставницу. Вдохнула, выдохнула и громко, объявила:
  - Нет.
  А что делать? Я не люблю, когда мной командуют или указывают что делать. И будь он хоть трижды мега крут, это ещё не повод, чтобы так себя вести. Уж лучше буду одна, чем идти на свидание с тем, кто не уважает мои чувства и желания.
   Тео скрестил руки на груди и посмотрел на меня задумчивым взглядом. Через несколько мгновений он вдруг сел рядом и примирительно сказал:
  - Ладно, признаю - я был немного груб, - сумка вернулась ко мне в руки, и честно признаюсь - пришлось сделать над собою усилие, чтобы не обнять её как родную. - Давай так. Предлагаю тебе сделку: пошли со мной ещё на одно свидание. После него решать уже тебе. Захочешь - пойдем на третье. А не захочешь, значит, расстанемся друзьями. Идет?
  Не знаю, какого ответа он ждал, но после моего у него на лице не дрогнул ни один мускул:
  - У меня сегодня смена в кафе.
  - Уже нет, - не отводя взгляда, сказал Тео.
  - Как это? - у меня изумленно поползли брови вверх.
  - Я сказал Кати, что сегодня ты пойдешь со мной за благословением к голубям, и она разрешила.
  - Что? - в моем возгласе смешались удивление, интерес и возмущение. В итоге вышел невразумительный писк. Пришлось быстро выбирать что-то одно, и я спросила: - Как это идти за благословением к голубям?
  Тео расплылся в улыбке, и я сказала одновременно с ним:
  - Увидишь.
  Валерия сзади раскашлялась, маскируя смех. Хотя это явно было лишнее. Мы с Тео тоже улыбались во все тридцать два.
  Я взяла сумку, но идти просто так не могла из принципа. Поэтому, пока вставала и одевала сумку, немного побухтела для приличия:
  - Эрзебет маленький город. Его за час можно быстрым шагом пройти с одного конца в другой. Каким образом ты умудряешься отыскивать в нем такие интересные места и почему про них только ты знаешь?
  - Про голубей и я, кстати, знаю, - подала голос провожающая нас до дверей Валерия и на мой возмущенный взгляд пояснила: - Да любой, кто вырос в Эрзебете, про них знает.
  - Ну, да, - беззлобно огрызнулась я. - Только такая провинциальная темнота как я про это не слышала.
  - Держись Тео, - выдала свое последнее напутствие Валерия. - Он тебя просветит.
   И вытолкала нас за двери.
   За дверью меня посетило то, что можно назвать неловкостью. Зато Тео, кажется, и море по колено. Он просто взял меня за руку и куда-то повел.
   Шли мы молча. Сначала мне это нравилось. Все же за день я так наговорилась, что тишина казалась благословением. Но надолго этого чувства не хватило. И спустя какое-то время, я первой заговорила:
   - Так... ты вырос в Эрзебете? - задала я нейтральный вопрос.
   - Да, - немного отстраненно ответил он.
   - И каково это быть до мозга костей городским жителем? - не то, чтобы мне было интересно на самом деле. Просто не хотелось идти рядом в полной тишине.
   - Не знаю, - честно признал он, пожимая плечами. - Мне не с чем сравнивать. Я жил только в городе. А вот ты приехала из села. Вот ты мне и скажи. Каково это, жить в городе?
   - Утомительно, - брякнула я первое, что пришло на ум, и вдруг поняла, что так оно и есть. По крайней мере, для меня. - Здесь все куда-то торопятся, суетятся. Все спешат жить. И я этого не понимаю.
   - То есть? - переспросил Тео.
   - Ну... - я на секунду задумалась, пытаясь сформулировать свою мысль. - Посмотри на людей вокруг. Они стараются зарабатывать все больше денег, чтобы покупать вещи, которые им на самом деле не нужны, и казаться лучше в глазах людей, которые им на самом деле не нравятся. У меня дома людей ценят за трудолюбие, умение прийти на выручку и добропорядочность. А в Эрзебете... Это все не важно. Люди смотрят на внешность, статус и кошелек собеседника. Не все, конечно. Но ко мне все чаще обращаются люди, которые просят подобрать подарок не для того, чтобы он мог порадовать доброго друга, а как сейчас говорят: "Чтобы он смотрелся по дороже".
   - Надо же, - усмехнулся Тео. - То есть тебе не хочется шикарно одеваться и ходить по дорогим ресторанам? Жить в собственной квартире? Ездить на своем монокате, а не ходить на работу пешком? Хочешь сказать, что не мечтаешь о принце, который заберет тебя в свой замок, и не нужно будет переживать о еде на завтра, или вообще о чем-нибудь?
   Я невольно фыркнула в ответ:
   - А кто об этом не мечтает?
   - Тогда не будет ли лицемерием с твоей стороны осуждать людей вокруг за те же мечты? - спросил Тео немного высокомерно.
   - Я не осуждаю их за мечты, - как ни странно, во мне не было возмущения. Только желание объяснить свою точку зрения. - Мечты и желания есть у каждого. И деньги должны помогать им осуществляться. Деньги должны быть средством, а не целью. В то время как все больше людей, которых я узнаю, живут только ради денег.
   - Не понял, - даже немного приостановился Тео.
   - Ну... - как же ему объяснить. - Есть люди, которые зарабатывают деньги чтобы тратить их: что-то покупать, что их радует, обеспечивать семью и заботиться о своих близких, куда-то ездят отдохнуть, тратят их на учебу... А есть люди, которые зарабатывают деньги только для того, чтобы заработать больше денег. Они получают какую-то прибыль и снова вкладывают в оборот. И вот вопрос: зачем? Они уже забыли, зачем им нужно больше денег. О чём я говорю? Да эти люди уже успели забыть, зачем вообще начинали зарабатывать деньги, какая мечта толкнула их на это. Не жизнь, а нескончаемая погоня за прибылью.
   - Ты ещё слишком молода, чтобы понимать в таких вопросах, - отмахнулся Тео и вот это уже задело меня за живое:
   - О, да! Мне нужно дожить до лет Аделаиды, чтобы понять, что для меня было лучше в эти годы!
   - Я не то хотел сказать, - попытался дать задний ход Тео, но я уже разошлась:
   - Но сказал ты именно это. Ты что же думаешь, что если у меня в волосах нет седины, то и собственного мнения быть не может? Так вот открою тебе страшную тайну: пусть у меня нет конкретных планов на будущее, и я пока не знаю, чем именно хочу заниматься в будущем. Но я знаю, кем не хочу быть. Мне жаль людей, которые тратят жизнь на то, чтобы заработать как можно больше. Они не видели стольких чудес этого мира! Им не выбраться отсюда и не посмотреть на столицы других городов... им даже загород на пикник выехать некогда! А я хочу найти дело по душе, а не то, что будет приносить баснословную прибыль. Нет, пойми правильно - если дело, которое будет мне по душе, ещё и прибыль будет приносить, то истерики у меня не случится, и я от горя не брошусь с моста. Но если средств будет хватать на очень простую жизнь, то мне и этого будет достаточно.
   - Ты сейчас так говоришь, - покачал головой Тео. - Пока не попробовала по-настоящему хорошую жизнь. А к хорошему, знаешь ли, быстро привыкаешь.
   Не знаю, сколько мог продолжаться этот спор и чем он мог закончиться, если бы за очередным поворотом я не увидела... Ну, чудом это не назвать. Всего-то высоченная стальная колона, к которой приварены длинные прутья, на которых сидят голуби. Несметное количество голубей, самой разной раскраски.
   - Го-голубы, - с удивлением выдохнула я.
   - Невероятная наблюдательность, - хмыкнул Тео, правда, как я его услышала в такой толпе не понятно.
   Колонная была установлена прямо посреди огромной площади, заполненной людьми. Не битком забитой, но все же и не полупустой.
   Почему, подходя к этому месту, я не услышала гул голосов? Неужели так увлеклась беседой с Тео?
   - Что здесь вообще происходит?
   Я ждала, что сейчас мой кавалер скажет своё коронное: "Увидишь". Но в этот раз он удостоил меня ответом:
   - Я не знаю, кто придумал традицию с голубями, - Тео обнял меня за талию, и начал двигаться вперед, вынуждая меня делать тоже самое. - Вот тот столб посредине называется - "Обелиск судьбы".
   - Скромно вы его так назвали, - не удержалась я от шпильки.
   Тео усмехнулся, но не стал отвечать, продолжая движение и рассказ:
   - Никто не знает, почему голуби слетаются сюда, - мы, наконец, подошли ближе к центру. - Почему они такие разноцветные. Минут через пять, когда часы на том храме в конце площади пробьют семь, все голуби взлетят. Большинство разлетится, а некоторые сядут людям на руки.
   - Зачем? - любопытство - моё слабое место.
   - Считается, что если тебе на руку сядет белый голубь - то это к успеху, зеленый - к здоровью, синий - к богатству, а красный...
   Тут часы начали оглушительно бить, и я даже присела немного от неожиданности. Неудивительно, что голуби разлетаются. Как тут люди вокруг живут?
   А Тео не растерялся и, схватив одну мою левую руку, поднял вверх. Первым желанием было возмутиться, но сначала мне помешал громкий бой часов, а потом я поняла, что все вокруг меня стоят, подняв вверху руку. У некоторых на печах сидели маленькие дети, которые тянули свои маленькие ручонки так высоко, как только могли.
   Как и говорил Тео - большинство птиц просто пролетало мимо. Но некоторые садились на протянутые конечности. Я не ждала ничего особенного, когда на мою руку приземлился голубок красного цвета. Тео помог мне осторожно опустить руку, чтобы не спугнуть его. И я почувствовала, как маленькие лапки с коготками шустро перебирают по моей руке. Чудное чувство, я невольно дернулась, но птичка не улетела. Тео стоял рядом и поглаживал воркующего голубка.
   Часы перестали бить, люди вокруг стали потихоньку расходиться. А мы все стояли. Когда вокруг стало более-менее тихо, я почти шепотом спросила:
   - Что символизирует красный голубок?
   Тео посмотрел мне прямо в глаза и также тихо сказал:
   - Любовь.
   Это был самый удивительный момент в моей жизни. Тео чуть наклонился и поцеловал меня. И пусть меня накажет провидение, но мне это безумно понравилось, и я отвечала ему так самозабвенно, словно от этого зависит моя жизнь.
   Все испортил треклятый голубь! Эта скотина взлетела и... нагадила мне на плечо.
   С другой стороны, я была ему даже благодарна. Это позволило мне очнуться.
   - Тео... - не глядя на него начала я.
   - Только не говори, что тебе жаль что этот неблагодарный улетел, - попытался разрядить обстановку Тео. - Ловить его для мести я тоже не стану.
   - Прости, но думаю, я должна уйти.
   - Я тебя, что чем-то обидел? - нахмурился он.
   - Ты замечательный, - очень трудно было подбирать слова, но мне хотелось сказать ему, как есть. - И вечер замечательный. И оба вечера просто замечательные... Но мне кажется это все лучше закончить здесь и сейчас.
   - Почему? И не говори, что я тебе не нравлюсь. Не после того, как ты меня здесь целовала.
   Я не знала, как ему объяснить своё смятение. И не знала, как объяснить все самой себе.
   - Я не знаю тебя, - сглотнув, сказала я, наконец. - Не уверена в тебе и не хочу начинать то, на чем могу обжечься.
   Он ничего не сказал. Просто повернулся и ушел, оставив меня одну на площади.
   Глава 10
  
  Следующий день у меня должен был быть выходным. Вообще выходным. Но благодаря Тео превратился в смену с Кати.
  Поймите правильно. Каталина из тех людей, которые нравятся абсолютно всем. Даже если она говорит что-то неприятное, то говорит это так, что ты остаешься ей за это благодарен. Работать с Кати для меня всегда было в удовольствие.
  Но сегодня мне не хотелось видеть вообще никого. И мысль о предстоящей смене в кафе вызывало стойкое раздражение. Вообще у меня все вызывало это чувство. Соседи, которые стоят в очереди в душ, вещи, которые скопились за неделю в стирку, сгоревшая яичница.
  Чертов Тео! Целый день все валилось из рук, потому, что он не выходил у меня из головы!
  В итоге, последние несколько часов я просто просидела на своем любимом подоконнике, бездумно глядя перед собой. И естественно опоздала на работу. Правда, ругать меня за это никто не стал. Кати, умничка моя, поздоровалась со мной и просто дала в руки фартук и поднос. Весь вечер прошел как во сне. Я что-то делала, с кем-то говорила. А мысли были с Тео. Почему он ушел? Почему оставил одну на площади? Нет, я, конечно, сама этого хотела... Сама ему об этом сказала.
  Но почему тогда мысли о нем не выходят из головы, и каждый парень на него похож. Временами на меня накатывала какая-то непонятная злость: на него или на себя. Или вообще на весь мир оптом. И также быстро проходило.
  А потом мне пришла в голову гениальная мысль - может это грипп? Это, конечно, был сарказм. Я, кажется, уже знала, симптомы какой болезни у меня проявляются. Имя ей - влюбленность. И почему-то продолжала уверять себя, что поступила правильно. Тео мне не подходит. Мы с ним вообще разные! Да и не до этого сейчас. У меня две работы и плата за аренду.
  Так что оставалось надеяться, что это как порез - само пройдет
  Естественно, что Кати, не могла не заметить, что я как лунатик - куда-то хожу, что-то делаю, но смысла в этом нет никакого. И она поступила так, как поступила бы любая хорошая подруга - сначала принялась командовать мною, придавая осмысленность моим метаниям по площадке и кафе, а потом, когда мы дожили до закрытия кафе, вытянула из меня подробности знакомства с Тео и двух свиданий.
  Я и сама не заметила, как выложила все подчистую.
  - Ну... - протянула Кати, протирая стол. - Вообще удивительно, что Тео позвал тебя на свидание. Да ещё и не одно.
  - Что в его вкусе больше длинноногие и пышногрудые блондинки? - съехидничала я в ответ, собирая бокалы.
  - Ну, не знаю, кто там в его вкусе, - Каталина отвлеклась от протирания стола и облокотилась на него, изобразив на лице задумчивость. - Только он никого не приглашает на свидание. Никогда. Как правило, он идет в клуб, знакомится с кем-то, они проводят вместе ночь и расходятся. Никто никому ничего не должен.
  - Ты так легко об этом говоришь... - неодобрительно фыркнула я.
  - А что в этом такого? - снова пожала плечами Кати. - Два человека пришли в клуб с конкретной целью - провести хорошо время. Встретились, удовлетворили свое желание, разошлись. Они никому не мешают и никого не заставляют делать также. Это личное дело каждого с кем коротать ночь - с любимым, или со случайным партнером.
  Я не знала, что сказать. Мне то ещё ни с кем проводить ночь не доводилось. Поэтому напустив на себя понимающий вид, я понесла стаканы в мойку. А в голове всю дорогу набатом звучали слова Кати: "Он никого не приглашал на свидания". Почему-то от осознания того, что я для него не такая как все, появился восторг, и губы сами собой растягивались в улыбку. Это у меня с утра было отвратительное настроение? Пф-ф-ф!
  - Сколько радости от мытья стаканов, - словно из ниоткуда возникла рядом Кати.
  - Чтоб тебе сто лет жить! Как ты меня напугала! - я шумно выдохнула. - Как ты так тихо подошла?
  - Тихо подошла? - она широко улыбнулась. - Я тут уже минут десять стою, наблюдаю, как ты моешь этот стакан.
  Я покраснела. Появилось такое чувство, словно меня поймали на воровстве, как минимум, а вместе с ним срочное желание оправдаться:
  - Я... я... я... Просто задумалась..
  - Догадываюсь я, о ком ты задумалась, - беззлобно поддела меня Кати, заставив покраснеть ещё больше, хотя, казалось бы, куда ещё?
  - Я...
  - Послушай, Эльза, - она облокотилась на краешек стола. - Не торопись ставить крест на Тео. Он славный парень, и кажется, ты ему по-настоящему понравилась.
  Вместо ответа я снова уставилась на стаканы. Кати вздохнула:
  - Думаю, он также сомневался и волновался, как и ты, приглашая тебя на свидание.
  - Почему это? - не знаю почему, моё раздражение опять вдруг проснулось. Просто казалось совершенно неправильным, что Кати говорит о Тео. - Ты же говорила, что у него было много женщин? Откуда ты кстати говоря это знаешь? Ты тоже была среди них?
  - Нет, - она мягко и так понимающе улыбнулась, что мне стало стыдно. Даже до того, как она сказала: - Мы дружим с тех пор, как выросли в одном сиротском приюте.
  - Ты... вы... - я пыталась лихорадочно сообразить, что в таких случаях говорят. Посочувствовать, что у неё нет семьи? Порадоваться, что она нашла своё место в жизни? Извиниться? Хотя за что? Я вроде не косячила. Можно так, на всякий случай... Превентивно, так сказать.
  Но Кати меня опередила:
  - Эльза, успокойся, - она дружески похлопала меня по плечу. - Да мы выросли в детском приюте. Но не были обделены ничем. У нас были еда и кров над головой. Софьюшка - наша няня, одинаково любила всех. Она заменила нам мать и помогла встать на ноги. И у меня самая большая семья - все дети постарше и младше, с которыми я жила и училась.
  Кати - самая удивительная девушка на свете. Как она умудряется настолько радоваться малому, что ты слушаешь и завидуешь? И все же меня интересовал другой вопрос:
  - А Тео?
  Моя подруга умиленно улыбнулась и с ностальгией начала рассказывать:
  - А Тео всегда сильно выделялся на фоне всех нас. Он никогда не был ребенком. У него всегда был такой взгляд... - она с задумчивым видом побарабанила пальцами по столешнице. - Тео всегда знал чего хочет. И никогда не говорил "Не могу" или "Не буду". Если требовалось что-то раздобыть или сделать - он искал способ. И не успокаивался, пока не сделает. Тео очень целеустремленный. И кстати, в отличие от нас всех, он воспринимал приют как нечто вроде съёмного дома. И как мог, старался платить за ночлег и еду.
  - Как? - я отложила губку, которой мыла посуду, и села на столешницу рядом с Кати. Рассказ стал действительно интересным.
  - Меня подбросили в приют грудным младенцем, - она начала издалека. - Меня выходила и вырастила Софьюшка. Остальных к нам привозили государственные служащие либо полицейские, когда забирали у нерадивых родителей и отлавливали на улице. Тео пришел к нам сам. Рассказал, что ему девять, что его родина на севере Илмэйтара. Там у него осталась сестра и мать. Тео также рассказал почему ушел. Мать овдовела и второй раз вышла замуж. Её новый муж был против того, чтобы сын от первого брака жил с ними. Особенно после того, как родилась маленькая сестричка. В семье постоянно вспыхивали скандалы. Мать разрывалась между желанием сохранить семью, и любовью к сыну. Тео сказал, что слишком любит её, чтобы заставлять выбирать. Поэтому однажды утром собрал немного вещей и ушел.
  - Не может быть! - невольно ахнула я.
  Кати пожала плечами:
  - А я ему верю. Мы знакомы больше десяти лет, росли вместе и никогда, ни разу на моей памяти Тео никому не соврал. Он хозяин своего слова. И если что-то пообещал - то обязательно выполнит.
  Мне вспомнилось, как Тео в магазине сказал, что если после второго свидания я не захочу его видеть, то он меня больше не потревожит. И появилось какое-то непонятное тягучее чувство в душе.
  Я тряхнула головой, пытаясь разогнать неприятные мысли и сосредоточиться на рассказе.
  - В десять лет Тео впервые устроился на работу, - продолжила тем временем Кати. - После школы он подрабатывал курьером...
  - Он и сейчас курьер, - вспомнилось мне.
  Но подруга только усмехнулась, как бы говоря "Не торопись с выводами", и продолжила:
  - Часть заработанных денег он приносил Софьюшке...
  - Зачем? - снова вырвалось у меня.
  - Тео говорил - помощь приюту. Я считаю - плата за временное жилье...
  - Но у него же не было другого жилья, - честно скажу, смысл поступков Тео от меня ускользал.
  - Он всегда говорил так: " Дом это не стены и крыша. Дом - это семья. настоящая семья а не то, что мы привыкли ею называть. Где-то там есть та единственная, которая будет мне любимою женой и хозяйкой в доме, который я для неё построю."
  Что тут можно сказать? Вот и я молчала, просто слушая историю Тео.
  - Софьюшка, конечно не брала его деньги, - вернулась к своим воспоминаниям Кати. - Тогда Тео начал покупать всякие нужные для приюта вещи: продукты, веники, совочки, постельное бельё или одежду для самых маленьких. И всегда говорил: "Либо бери, либо выкинь". Тео никогда не берет назад то, что дарит.
  - Он очень гордый, - заметила я.
  - Тео не гордец, - покачала головой моя подруга. - Просто он всегда знал себе цену, знал чего хочет и знал, на что может пойти, чтобы этого добиться.
  - В смысле? - не поняла я.
  - Ну, Тео не стал бы грабить или убивать, - заверила меня Кати. - Но понятие закон у него весьма и весьма растяжимое. Я бы сказала - этот человек живет по своим правилам, которые во многом пересекаются с буквой закона.
  - А если не пересекаются?
  - То он поступает так, как будет правильно, - с нажимом сказала Кати. - То есть, поступает по совести.
  Это было сказано таким тоном, что даже последний идиот понял бы, что она не хочет развивать эту тему. Я решила не настаивать, и постаралась вернуться к прерванной беседе:
  - Ты говоришь, что он приносил всякие вещи. И ваша нянечка их брала?
  - У неё не было выбора, - ностальгически улыбнулась Кати. - Тео приносил их независимо от того, что говорила или делала Софьюшка и в итоге она смирилась. Тем более, что хоть она и не хотела этого признавать, но его помощь была очень кстати. Дела в приюте шли не очень. Софьюшка никому из детей не отказывала и в итоге в приюте всегда было больше сирот, чем прописано по государственным нормам. Естественно, что она едва сводила концы с концами. Тео до сих пор очень помогает им: помог построить ещё один корпус приюта, каждый месяц помогает с питанием...
  - На зарплату курьера? - ахнула я.
  - На зарплату владельца агентства по курьерской доставке, - почти ласково поправила меня Кати. - Он с самого детства понемногу откладывал и когда прежний владелец решил уйти на покой выкупил у службу доставки. Не сразу, конечно. Он договорился об оплате частями. Половина - а как раз столько у него и было - сразу, а остальное равными частями на три года.
  Это было для меня шоком. Оказывается Тео действительно молодец. Он и приюту помогает, и своё дело наладил...
  - Почему он мне это не говорил? - чужим голосом почти прошептала я.
  - Думаю, Тео хотел, чтобы ты влюбилась в него, а не в его фирму и статус, - тихо сказала Кати.
  - А почему не говорил про приют и детей?
   - Не хотел, чтобы ты его жалела, - также тихо сказала Кати, глядя в сторону. - Можно стерпеть многое - нелюбовь, пренебрежение. Но жалость - это хуже всего. Да и потом, неужели это изменило бы твоё отношение к нему?
   Я не сразу ответила. Словами не передать, сколько разных мыслей крутилось в голове. А сколько эмоций! Его поступок по отношению к матери и сестре, его прошлое... Всё моё представление о нем враз перевернулось. Как будто было два Тео - тот кто звал меня на свидание, и тот, о ком говорила Каталина. И все же... он был всего один. Мужчина предложивший мне своё сердце. Теперь, зная его прошлое и характер, я смотрела на этот поступок совсем иначе.
   Из размышлений о Тео меня вывела Кати, просто хорошенько тряхнув. Только тогда я поняла, что она уже какое-то время не может меня дозваться.
   - Эльза, ты в порядке? - подруга с тревогой заглядывала мне в глаза.
   - Нет... - сиплым голосом честно призналась я.
   - Иди-ка ты лучше домой, а я сама здесь все закрою, - Кати за руку потащила не делающую никаких попыток упираться меня к выходу. - И отдохни хорошенько.
   - Кати, - уже в дверях я схватила её за руку. - Как думаешь... - я закусила губу, не решаясь спросить, - я... я... я ещё его увижу?
   Каталина не сразу ответила. Она поправила на мне одежду. пока раздумывала, и, наконец, сказала:
   - Я точно знаю только одно - раз Тео пообещал тебя не беспокоить, значит не будет искать с тобой встречи.
   Случайно, или намеренно, но она натолкнула меня на идею. Я сама могу его найти! И попробовать поговорить.
   - Кати, - я умоляюще заглянула ей в глаза. - Скажи, как его найти?
   Толи это не такой уж и секрет, то ли её тронули мои щенячьи глаза, но раскололась она моментально:
   - Здание его курьерской службы находится в южной части Эрзебета, на медовой улице. Названия я не помню.
   - Спасибо, - я поцеловала её в щеку и крепко обняла. Если бы сейчас не была глубокая ночь, то я бы побежала туда уже сейчас.
   Но мне нужно было домой, отдохнуть, переодеться. Привести себя в порядок. Да и несмотря на радость, все же чувствовалась зверская усталость. В конце концов, я теперь знаю, где найти Тео. Остальное лишь вопрос времени.
   Завтра пойду и поговорю с ним.
   Могла ли я тогда знать, что увижу Тео очень и очень не скоро?
  Глава 11
  Мне хотелось увидеть Тео на следующий же день. Но мои желания резко разошлись с моими возможностями.
  Утро началось с того, что в досе сломался душ. Ну, не идти же к парню даже не умывшись? Пока все починили, пока дошла моя очередь был уже полдень.
  Пока я собралась - ближе к трем. Тут я вспомнила, что мои счастливые туфли сейчас в лавке. Именно в них я была, когда устроилась работать сюда и познакомилась с Каталиной. Естественно пришлось бежать за ними.
  Вот тут-то меня и подстерегла проза жизни.
  Прибежав в магазин я застала там Аделаиду. В общем-то не такое уж и из ряда вон выходящее событие. Как хозяйка лавки она постоянно к нам заходит: забирает выручку, выбирает с Валерией какой товар заказывать, ежемесячные учёты, опять же. Но, как правило, приходила либо утром, либо вечером.
  Мне стоило обратить внимание на то, что она появилась средь белого дня. И что Валерия довольно хмурая.
  Но куда там! Я буквально жила предстоящей встречей с Тео. Бросив двум женщинам:
  - Привет, - я забежала в подсобку и переобулась. В мои планы входило быстро попрощаться и сбежать. Но не тут-то было.
  - Эльза, подойди-ка к нам, - не терпящим возражений тоном сказала Аделаида.
  Я и в этот момент рне заподозрила неладное. Да мало ли что ей нужно? Может хочет обсудить смену рабочего графика, либо опять будем менять товар местами(да, она любитель устраивать перестановки нашими руками). Но со мной заговорила Валерия
  - Эльза, позавчера у нас был учет, - хмуро сказала она. - И у нас недостача.
Оценка: 5.16*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Н.Опалько "Я.Жизнь"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"