Сокол Зоя Константиновна: другие произведения.

Георгина Саския Скаргард

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 3.77*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление 12.06.15 ВНИМАНИЕ! И НЕ ГОВОРИТЕ ПОТОМ, ЧТО ВАС НЕ ПРЕДУПРЕЖДАЛИ! ЭТА КНИГА - ЖЮФ. БАНАЛЬНОЕ, ЗАШТАМПОВАННОЕ И НЕЛОГИЧНОЕ. ЕСЛИ ВСЕ-ТАКИ БУДЕТЕ ЧИТАТЬ - ТО ТОЛЬКО НА СВОЙ СТРАХ И РИСК. ВАС ПРЕДУПРЕДИЛИ! О чем собственно сама книга? О том, что может случиться, если судьба подарит одно имя на двоих.

  Ксандр Теонис почувствовал, что кто-то неуверенно дергает его за рукав и оглянулся. За ним стояла невысокая, совсем юная брюнетка, скоромно потупив глаза. Рядом стояла сногсшибательная русоволосая красавица с упругой пышной грудью, которой было тесно в корсаже платья, и зареванными глазами. Вроде он видел их в числе сегодняшних дебютанток? Что им нужно? Брюнетка мешкала, ничего не говоря. Девчонка, кажется, сама испугалась собственного поступка и растерялась, не зная, как сбежать. Русоволосая наклонилась к ней и что-то прошептала на ухо. Та кивнула.
  Вот, теперь все стало на места. Как пить дать - дебютантки! Небось, поспорили с кем-то, что заговорят с ним. Ещё бы! Для молодежи, особенно не так давно прибывшей из провинции - он живая легенда. Двадцатипятилетний князь, потомок такого же древнего рода, как и королевский и самый молодой адмирал королевского флота в истории королевства Эвиншем. А в виду того, что у нынешнего правителя нет ни одного наследника, законного или бастарда, многие в будущем пророчат ему трон.
  Ксандр уже привык, что от женщин отбоя нет. Наивные бедняжки всерьез полагают, что смогут заарканить его и в будущем стать королевой. Нет, сам он, конечно, не против женитьбы. Но только не на пустоголовой светской красотке, у которой в голове не водится ничего кроме хороших манер и умения интриговать. Ксандр жениться на настоящей женщине. Правда, у него фантазии не хватало представить, что должна сделать эта самая женщина, чтобы привлечь его внимание.
  Оказалось, любовь всей его жизни горазда на выдумки, непредсказуема и очень деятельна. И чего не предполагал князь Теонис, так это того, что встретит её на балу дебютанток в сказочном дворце Атони - любимой резиденции короля, куда не каждого придворного вообще впускают. И это было одним из чудачеств короля, которые Ксандр не понимал. Да, спору нет, Атони прекрасный дворец: практически в каждой двери и в каждой стене снаружи и внутри дома были стеклянные окна и вставки с цветными витражами, на которых были изображены сказочные сюжеты. Это в сочетании с разноцветными камнями, кирпичами, высокими шпилями окрашенными в разные цвета радуги и большим количеством кованных элементов в фасаде здания, делали дворец больше похожим на замок сказочной принцессы. Атони - прекрасен, но он больше подходит для ребенка, а не для неуправляемого короля, с которым бояться связываться как главы соседних стран, так и собственные придворные. А учитывая, насколько он скор на расправу, и какая у него тяжелая рука... Ксандр просто терялся в догадках - зачем ему Атони? Может здесь живет какая-то из его сентиментальных любовниц?
  Пока он задумался, пропустил тот момент, когда брюнетка на него посмотрела, без тени смущения и нерешительности в глазах, и ничего не говоря, врезала ему между ног так, что у самого молодого адмирала флота в истории королевства Эвиншем, даже искры перед глазами запрыгали. И тут же появились обоснованные сомнения: а будут ли у королевства наследники, если он после такого удара станет королем?
  Превозмогая боль, Ксандр посмотрел на брюнетку, стараясь запомнить эту недавно дебютировавшую в свете покойницу, и встретился взглядом с довольными собою глазами то ли серого, то ли зеленого цвета, чья владелица, коротко обозначила мотив своего поступка:
  - Ибо - нефиг! - и повернулась, чтобы уйти в зал к остальным гостям.
  К Ксандру кинулись было помогать его друзья и ближайшие помощники, но он жестом остановил их, так как, во-первых, это позорно - принимать помощь от подчиненных, а, во-вторых, дальше становилось довольно интересно.
  - Гин, что ты наделала! - испуганно заверещала русоволосая.
  - Как что? - брюнетка повернулась и удивленно уставилась на подругу. - Ты сама сказала, что хочешь отомстить этому козлу, который решил отказаться от помолвки с тобой и начать подкатывать ко мне.
  - Но это же не он! - заламывая руки, и разрываясь между желанием помочь Ксандру, и врезать подруге, причитала русоволосая красотка.
  - Погодь, - девушка выставила перед собой руку, как бы прося не вводить себя в заблуждение. - Ты сказала, что вот он стоит, самый красивый в этой толпе...
  - Да, но я же тебе сказала, что он - ближайший помощник адмирала.
  - А это кто? - брюнетка пренебрежительным жестом указала на все ещё не поднявшегося мужчину у своих ног.
  - Адмирал, - подобострастным голосом сказала русоволосая.
  Её подруга выразительно фыркнула:
  - Тоже мне, достижение! У моего брата тоже есть корабль!
  - Гин... - простонала русоволосая и обратила полный сожаления взор на Ксандра. - Простите, пожалуйста! Ей богу моя подруга не нарочно.
  Ксандр посмотрел на неё как на полную дуру. Она серьезно пытается убедить его в том, что вот эта милюзга врезала ему по яйцам не нарочно? Красотка, видно осознав, какую глупость сморозила, смущенно засмеялась, пытаясь сделать вид, что это была такая шутка.
  Ему надоел весь этот спектакль, и князь Теонис встал:
  - Так, или ты немедленно извинишься и объяснишься, - он угрожающе попер на наглую коротышку. - Или...
  - Или что? - не только не смутилась и не испугалась девчонка, но и с воинственным видом закатала кружевные рукава, всем своим видом давая понять, что готова к драке.
  - Прошу вас, вы же взрослые люди, - металась между ними русоволосая.
  - Или мне придется научить тебя манерам, - Ксандр тоже засучил рукава. Ещё чего не хватало, чтобы какая-то дебютантка угрожала ему при его же людях.
  - Это все большое недоразумение, - все пыталась решить все миром красотка.
  - Ну, давай, коли смелый, - девчонка азартно улыбаясь разминала кулаки.
  Вообще Ксандр женщин никогда не бил и сейчас не собирался. Он был уверен, что все это - лишь бравада. Поэтому, когда он угрожающе занес кулак, чтобы припугнуть выскочку, никак не ожидал, что та ловко схватит со стены кий и четким, явно отработанным движением, снова врежет ему по яйцам.
  Мужчина опять упал на одно колено, схватившись за причинное место. Но в этот раз не боль застилала ему глаза. Ярость! И переждав несколько секунд, чтобы самый пик прошел, он вскочил и бросился на девчонку, с явным намерением поколотить хорошенько.
  Но та отколола номер, которого он вообще не ожидал от неё. Девица использовала подлый прием - тупо заплакала. Хотя нет, заплакала - это мягко сказано. Она зарыдала навзрыд, истерично вереща:
  - Не бейте меня!
  Ксандр растерялся. Что делать с плачущей женщиной, которая только что врезала тебе по яйцам?
  Ответ на этот вопрос он так и не нашел. Его отвлек хороший хук слева. Потом справа удар в бочину. А дальше пошла старая добрая стенка на стенку. Его помощники против подоспевшей королевской стражи и каким-то образом Ксандр оказался один против четверых здоровых мужчин в ярости. Какого рожна тут происходит, спросить адмирал уже не успевал. Он, конечно, один из лучших воинов в стране, если не лучший. Но тут сошлись сразу несколько факторов: ребята, которые его молотили, были злые и дело свое знали (наверное, чьи-то мужья), а сам он был навеселе, да и боль в паху сильно отвлекала. Ну, и в конце концов, их было четверо. В итоге случилось то, что случилось: Ксандр отхватил люлей. И отхватил бы их ещё больше, если бы не зычный голос короля Киледона:
  - Немедленно прекратить драку!
  Может при других обстоятельствах на окрик не обратили бы внимания. Но зная нрав монарха, все поспешили разбежаться в стороны и изобразить поклоны, кому как позволяла степень избиения.
  - Что здесь происходит? - немного растягивая гласные, спросил Киледон, и те, кто знал его поближе, понимали, что спокойствия в его величестве ни на грош. Скорее наоборот.
  Ксандр собрался уже рассказать, как все было, но его опередил один из нападающих:
  - Этот засранец пытался побить нашу Гини! - среднего роста брюнет, в порванном костюме снова было попер на Ксандра, но его остановили остальные трое.
  - Князь Теонис, - таким тоном спросил король, что даже Ксандра пробрало, хотя он никогда не считал себя трусом. - Вы, правда, собрались избить эту юную леди?
  "Юная леди" стояла рядом и театрально шмыгала носом. Она лишь на мгновение подняла на Ксандра взгляд, полный злорадства. И тогда он понял - эта маленькая... леди! Всех их за дураков держит! Да она манипулирует ими всеми!
  И как манипулирует! М-да, нужно признать - у неё есть стиль.
  Ксандр решил стоять насмерть:
  - Ваше величество, при всем моем уважении к вам, - холодно отчеканил он. - Леди повела себя недостойно этого звания и мои люди готовы это подтвердить!
  - Осторожно с выражениями, - монарх, у которого на скулах заходили желваки сделал шаг вперед. - Иначе я наплюю на все ваши заслуги перед королевством и велю казнить!
  Слова: "Из-за какой-то девчонки?" застряли у него в горле. Может у короля и впрямь живет здесь любовница? Но все оказалось куда интереснее, ведь Киледон закончил словами:
  - Вы говорите о моей крестной дочери!
  Вот! Вот теперь все стало на свои места. И наглость девицы, и любовь монарха к этому дворцу. Небось, девчонке нравится чувствовать себя принцессой из сказки.
   - Я, конечно, приношу свои извинения, если я оскорбил столь дорогую вашему сердцу особу, - Ксандр вытер рукавом кровь, заливающую глаза из разбитой брови. - Но при всем моем уважении к вам - она первая начала.
  Король, к его немалому удивлению повернулся на свою новоявленную крестницу и вопросительно приподнял бровь.
  - Нет, - коротко ответила она и продолжила смотреть в пол.
  - Да, - упрямо повторил Ксандр, не понимая на что она надеется? Ведь есть куча свидетелей, включая её подругу.
  - Нет, что вы, - ещё более кротким голосом возразила брюнетка.
  - Конечно, да, - с нажимом сказал Ксандр, которого дико злило то, что ему приходится пререкаться с девчонкой на глазах у придворных. Этот цирк ещё долго потом будут вспоминать.
  - Нет, - упрямо мотнула головой она.
  - Гин? - подошел и буквально навис над ней самый здоровый из четверых, лупивших Ксандра мужчин.
  - Кому ты веришь, мне или типу, который пытался меня убить? - обиженно надула губки она.
  Вопреки ожиданиям князя Теониса, тот не принял сторону девушки.
  - Гин, - зло прорычал он, нависая над нею ещё больше. И неожиданно для себя, Ксандр почувствовал желание заступиться за неё. Уж слишком маленькой и беззащитной казалась сейчас эта Гин.
  А тут ещё и король навис над нею приблизительно так же, как перед этим и здоровяк и скрестив на груди руки спросил:
   - Георгина Саския Скаргард, во имя всего пантеона божеств семи морей: что ты сделала?
  Ксандр невольно удивился, услышав эту фамилию. Скаргард!? Никогда прежде не слышал о ком-то знатного происхождения с такой фамилией. И ещё больше удивился, что девчонке не верят. Выходит, этот номер вполне в её стиле?
  А девушка со странным именем оказалась не робкого десятка. Гордо задрав голову, она сделала жест рукой, будто что-то отсекая и твердо заявила:
  - Он сам виноват! Это моя версия и я буду её придерживаться.
  А затем, резко схватила горшок с цветком (откуда только у неё столько сил), и кинула в голову одному из его помощников.
  - Да ты сумасшедшая! - бросился помогать товарищу Ксандр.
  - Ну, Гин, - прикрыл голову руками рослый брюнет.
  - Георгина! - рыкнул король, так, что ближайший стражник чуть меч не выронил.
  А девчонка просто повернулась к подруге и жестом спросила он ли это. Та в слезах отрицательно покачала головой.
  Обреченно вздохнув, девушка повернулась к Ксандру, как раз сумевшему привести в чувство своего друга, и спросила:
  - Слушай, а много у тебя ещё помощников осталось?
  - Предположим девять, а что? - с опаской спросил тот.
  - Нет, Дидре, - Георгина повернулась к подруге. - Или ты пальцем ткни, или я мстить не буду. Даже я не могу просто так отлупить девять человек.
  Русоволосая ткнула пальцем куда-то за спину Ксандру. Все посмотрели на кого она показывает. Там стоял Зак Ремзи, самый молодой из помощников адмирала. Болезненно худой, в очках и все ещё в прыщах блондинчик. Его взяли в команду в качестве отменного счетовода.
  Ксандру вспомнились слова Георгины в самом начале, и он спросил русоволосую Дидре:
  - Из-за этого моего помощника ты зареванная? Потому, что он решил тебя бросить?
  Вместо ответа красавица всхлипнула и собралась зареветь.
  - Он хочет бросить меня ради Гин!
  Георгина закатила глаза к небу:
  - Во-первых, нет такого мужика, который в здравом уме и при доброй памяти предпочтет тебе меня. У тебя вон какая грудь! Во-вторых, я не буду его бить. Этому несчастью щелкан один дашь - и уже не откачать. Ну и, наконец, - она повернулась к подруге и возмущенно спросила: - Вот этого дохлого лопуха ты считаешь тут самым красивым? Ты, правда, думаешь, что я позволила бы ему за собой ухаживать? Дидре?
  - Дайте-ка, я проясню ситуацию, - неожиданно встал Ксандр. - Вы, Дидре, пожаловались подруге, что возлюбленный вас бросил и собирается уйти к ней, предварительно сказав, что он тут самый красивый. Ваша подруга Георгина...
  - Леди Скаргард, - рявкнула на него "подруга".
  - Гин, - сказал Ксандр и усмехнулся, глядя на то, как моментально зажглись воинственным светом глаза у девушки. Маленькая бесстрашная пичужка, всегда готовая подраться. - И ваша подруга напала на меня, так как на её вкус я тут самый красивый.
  Позади него раздались дружные смешки.
  - Скорее, менее отвратителен, чем остальные, - высокомерно отмахнулась Гин, но Ксандр её проигнорировал, чем ещё сильнее разозлил. Кажется, маленькая пичужка не привыкла, чтобы о ней говорили так, словно её здесь нет.
  - А когда оказалось, что вышла ошибка - натравила на меня своих ухажеров... - закинул удочку Ксандр.
  - Это мои братья! - возмущенно воскликнула она. - Нет у меня ухажеров.
  И когда мужчина удовлетворенно фыркнул, не удержалась и со злостью пнула его по голени. Девушку тут же схватил за шиворот, и затолкал к себе за спину один из братьев. Видимо вполне себе привычный к таким выходкам сестры.
  - Князь Теонис, - тут же оказался рядом ещё один брюнет, черты лица которого были схожи с первым. - Меня зовут Рейберт Альба...
  Ксандр скосил глаза на брюнета, представившегося братом пичужки, хотя у него совсем другая фамилия и спросил, для полной ясности:
  - Так вы ухажер этой леди?
  - Нет у меня ухажеров! - разозлено крикнула девушка из-за спины.
  - Что вы, - покачал головой второй брюнет. - Я - брат. Также как и Магнус.
  В мозгу у Ксандра как по щелчку быстро все стало на свои места:
  - Герцог Магнус Альба, - князь мог себе позволить такую вольность, особенно учитывая, что он здесь пострадавшая сторона. И тут же сделал вполне логичные выводы: - А вы значит Рейберт... А остальные двое, осмелюсь предположить, это ваши братья Лаклан и Патрик?
  - Воплоти, - с нагловатой улыбкой отсалютовал ему один из них. Второй ткнул его локтем в бок. Тот изобразил улыбку полную недопонимания. И Ксандр догадался, что мужчина с нагловатой улыбкой - это Лаклан.
  Про четверых братьев Альба судачили во всем Эвиншеме, и в большинстве окрестных королевств. Немудрено, что у них такая сестра. Если слухи правдивы, то эти четверо настоящие психи. Хотя нет, не все.
  Герцог Магнус Альба - считается прирожденным лидером, умелым руководителем и бесстрашным воином, ещё ни разу не побежденным. Поговаривали, что он человек лишь наполовину: потомок какого-то демона из ада, или из других миров. В общем, приписывали все то же самое, что и Ксандру. Если бы не упоминалось, что один - адмирал военного флота, а второй - все равно, что владеет собственным торговым флотом, то их и спутать можно было бы.
  Его брат Рейберт умудрился при таком-то брате заработать славу первого мечника в Эвишеме, и нескольких окрестных королевствах. У него также была отличная деловая хватка. Мол, все, чего коснется Рейберт Альба, превращается в золото.
  Лаклан Альба слыл первым дуэлянтом во всем Эвишеме. А что ему, собственно говоря, оставалось, если учесть, что этот мужчина соблазнял все, что шевелиться и симпатично выглядит? А жизнь она такая, чаще всего это "все" оказывалось замужем. А мужья они такие - ревнивые и чуть что сразу морду бить лезут и дуэль. Ксандр по себе это знал. Но он сам в отличие от Лаклана лишь пару раз связался с чужими женами. А вот тот, кажется, вошел во вкус и сейчас не желал останавливаться.
  Патрик среди всех казался темной лошадкой. Ксандр о нем почти ничего не слышал. Только то, что есть такой Патрик, и что он почти все время проводит в заграничных филиалах их торговой компании.
  Подробнее об этой семейке он никогда не узнавал, потому, что братья Альба его особо никогда и не интересовали.
  Ксандр Теонис, что бы там о нем не говорили, очень ответственно относился к своим непосредственным обязанностям: забота о процветании своего домена и главная забота адмирала во время отсутствия войны - борьба с пиратами. У него было мало собственных интересов и увлечений. Ничто из того, что легко шло в руки его не привлекало. Ровно, как и то, что было обычным и пресным. Его жизнь была полна тяготами и ответственностью. И если у него будет хобби, то это будет что-то необычное, яркое, непредсказуемое и способное постоянно его удивлять.
  Его размышления прервал Магнус, предложивший:
  - Наша сестра действительно повела себя не как леди, и мы приносим свои искренние извинения. Она будет соответствующим образом наказана, а вы можете просить любую виру, какую захотите. Даю слово, мы её уплатим.
  Ксандр собрался было отказаться от виры. Ну, начудила их сестричка... Но они-то первые люди в стране по богатству и могуществу, если не считать короля и собственно его. Лучше этот инцидент замять.
  Но тут Патрик выразительно фыркнул:
  - Ага, как же...
  Все взгляды тут же были обращены на него.
  - Э-э-э...Ты не веришь, что мы выплатим виру? - осторожно спросил Рейберт.
  - Я не верю, что после этого она будет наказана, - закатил глаза к небу тот. - А тем более так, как действительно уже давно заслуживает.
  - Патрик, ты к ней не справедлив... - попытался заступиться за неё Лаклан, но того уже понесло:
  - Это вы к ней слишком добры! - уже не сдерживаясь со злостью кричал тот. - Потакаете всем капризам! А с ребенком так нельзя! Вы должны ей хоть что-то запрещать! И если говорите о наказании, то хоть одну оплеуху отвесьте! Я уже не говорю про ремень!
  - Патрик, ты несерьезно... - попытался обратить все в шутку Рейберт. Магнус стоял и сверлил своего брата тяжелым взглядом, Лаклан веселился.
  - Ещё как серьезно! - принялся с энтузиазмом развивать свою мысль Патрик. - Если бы вы держали её в узде, то смогли бы воспитать из неё леди!
  - Я леди! - выскочила вперед пичужка, растолкав братьев.
  Если до этого момента Ксандру казалось, что это пламенное выступление всего лишь крик души младшего брата привыкшего к всеобщей любви и нежелающего отдавать пьедестал внезапно появившейся младшей сестре, то после того, как Патрик с нежностью взял её за руки, стало понятно, что в нем говорила искренняя любовь к девушке.
  - Леди не стала бы бить мужчину, - он ласково и терпеливо объяснял ей вполне очевидные вещи. - Леди это в голову бы не пришло. Они этого просто не умеют. Знаешь почему?
  - Потому, что они дуры? - предположила пичужка.
  - Потому, что они воспитаны, как подобает женщине их статуса! - раздраженно прорычал сквозь зубы Патрик, сжав руки сестры чуть сильнее. - Понимаешь? Ты должна брать пример не с нас, - он широким жестом обвел братьев Альба. - И не с короля Киледона...
  Стоящий рядом монарх неодобрительно крякнул что-то маловразумительное. Но парень не остановился:
  - Ты должна брать пример с них: учиться петь, танцевать, махать веером и что там женщины ещё делают, - он так увлекся своим выступлением, что попросту не заметил, когда у его сестры на лице появилось скучающее выражение. Девушке надоело его слушать, и она пошла в наступление:
  - Если ты толком не знаешь, что делает женщина, то откуда тебе знать, что то, чему я училась - не женское дело? - ровным тоном спросила она и невинно посмотрела брату в глаза.
  - Просто я знаю, чем занимаются мужчины, - с легкой усмешкой, как ему казалось, снисходительно ответил Патрик. Но у его сестры на это счет было свое мнение.
  - По-моему у тебя нарушение причинно-следственных связей. Ты не отвечаешь на мои вопросы.
  - Но я же сказал, - попытался отстоять свою позицию Патрик, но Георгина подняла вверх указательный палец, призывая его к тишине.
  - Единственный вопрос, на который твои слова станут хорошим ответом, это "Знаешь ли ты, чем занимаются мужчины". Тогда ты мог бы сказать: "Я знаю, чем занимаются мужчины". Что в принципе вполне логично, ведь ты тоже мужчина.
   - Я уверен, что если я сейчас спрошу любую женщину в этом зале, умеет ли она метать ножи, вскрывать замки, и использовать в качестве боя какое-то непонятное боевое искусство, то вряд ли хоть одна скажет "да"! - раздраженно рыкнул потерявший терпение молодой человек.
  Лицо девушки преобразилось, приняв понимающий вид.
  - Вот оно что! - она только по лбу себя не хлопнула. - Вот почему ты вдруг резко понял, что меня уже пора выдавать замуж и пора дебютировать и вообще мне нужно стать леди. Это из-за того, что я тебе утром наваляла!
  Патрик огрызнулся:
  - Я тебе поддавался!
  Король откашлялся и поднял руку:
  - Это я предложил устроить тебе дебют.
  Рейберт положил ей руку на плечо:
  - Милая, леди не говорят "Наваляла".
  - Их этих леди вообще иногда трудно понять, на каком языке они разговаривают, - мученически вздохнула пичужка.
  - Я думаю, что это все очень интересно, - выступил вперед Магнус Альба. - И мы всенепременно обсудим это в более приватной обстановке.
  Он оглянулся на заинтересованно пялящегося на Георгину Ксандра. Дождавшись, пока князь переведет на него взгляд, старший брат и глава семьи спросил:
  - Итак, какую виру вы с нас стребуете.
  - Ваши слова о любой цене ещё в силе? - спросил Ксандр, в упор глядя на Магнуса.
  - Да, - немного помедлил тот с ответом, понимая, что князь что-то задумал, что, скорее всего, лично ему не понравится.
  - Тогда, в качестве виры, прошу у вас её руки.
  - Что? - по очереди спросили Георгина, все братья Альба, король Киледон, и для разнообразия почти все его помощники.
  Ксандр усмехнулся и дал развернутый ответ:
  - Я Ксандр Теонис, князь доменов Анн-Ток, Вилле Кат и Сатреал, адмирал флота его королевского величества Киледона Крайониса, прошу у вас, герцог Магнус Альба, в качестве виры за нанесенное мне страшное оскорбление, руку вашей сестры Георгины.
  И повернувшись лицом к пичужке спросил:
  - Так понятнее?
  Девушка моментально покраснела, глаза загорелись яростью, и она уже собралась высказать ему, что думает об этом:
  - Ах, ты гов...! - но тут вмешался король, вовремя успевший зажить ей рот и оттащить немного от Ксандра.
  -Князь Теонис, - ровным тоном сказал монарх. - Я отношусь к вам с уважением, но считаю, что вы погорячились.
  - Почему? - Ксандр слегка наклонил голову. - Я недостаточно хорош для вашей крестницы?
  Пичужка, которую все ещё удерживали с закрытым ртом, согласно кивнула и мстительно уставилась на него.
  - Нет... что вы...- немного растерялся от такой постановки вопроса король Киледон.
  - Тогда вы считаете, что это она недостаточно хороша для меня? - в том же тоне спросил Кснадр.
  Пичужка что-то возмущенно замычала.
  - Конечно, нет! - холодно, почти оскорбленным тоном отрезал король. Но что примечательно, руку так и не убрал.
  - Тогда я хочу в качестве виры жениться на ней, - уверенно сказал Ксандр. - В чем проблема?
  Тут один из его первых офицеров и лучший друг Филипп Атерби не выдержал и, подойдя к нему, положил руку на лоб. Несколько секунд мужчина сосредоточенно прислушивался к своим ощущениям, а потом повернулся к королю и неуверенно сказал:
  - Вроде здоров...
  Гин, наконец, высвободилась из рук своего крестного и, глядя на него умоляюще, попросила:
  - Я не хочу за него замуж! Ты же король! Сделай что-нибудь!
  Как правило, когда Георгина так смотрела на своего крестного отца, то могла получить что угодно. Она уже поняла, что сделала глупость. Это дома в родной провинции Аквилер все уже привыкли к её выходкам. Там если Гин врезала по яйцам, то ей или дают сдачи, или убегают со слезами. Но ещё ни один псих не просил её руки. Никто из ближнего окружения и не стал бы! Никто из парней за ней не ухаживал - боялись саму Георгину, ну и четверо братьев сыграли в этом не последнюю роль. А матушки не считали её хорошей партией, даже несмотря на все состояние, которым владела семья Альба, несмотря на титул герцогини Скарсгард, который унаследовала от дальней родственницы, вместе с состоянием сама Гин. Как может получиться хорошая жена из девушки, которая ездит на лошади, метает ножи и стреляет из арбалета лучше, чем почти все мужчины в округе? Да и Гин никогда не думала о замужестве.
  И тут на те, получите.
  - Раньше нужно было думать, - огрызнулся Киледон, которому тоже не нравилось сложившаяся ситуация. Он искренне любил свою Гин, с самого детства принимал участие в её жизни и воспитании, прощал все шалости и безумства. Что там! Это он научил Георгину, куда нужно быть парней! Ему не хотелось, чтобы Гини отвечала за его воспитательские промахи. И не хочется принуждать любимую хулиганку к раннему и нежеланному браку.
  Но и Ксандр в своем праве.
  А Гин тем временем не унималась:
  - Я не хочу замуж! Что мне делать с мужем?!
  До этой фразы Киледон ещё как-то сомневался, а потом решил:
  - Вот он тебе и покажет, - серьезно сказал он.
  Ксандр не удержался и победно посмотрел на пичужку, та ответила ему злостью, а потом перевела полный обиды взгляд на крестного. Тот, как выяснилось, ещё не закончил.
  - Но не сейчас.
  Радость Ксандра от победы заметно потускнела, Гин приободрилась, а король продолжил:
  - Гин совсем юная и ещё не готова стать чьей-то женой в принципе. Поэтому я предлагаю вам, князь Теонис компромисс. Гин сейчас пятнадцать. Подождите со свадьбой два года, пока она не станет совершеннолетней. В это время можете видеться с моей дорогой крестницей сколько пожелаете. И если за это время не передумаете - мы публично огласим помолвку и сыграем пышную свадьбу, которую я лично оплачу.
  Князь Теонис улыбнулся:
  - Мне такой вариант вполне подходит.
  И поклонившись, ушел, в сопровождении бурно высказывающихся по поводу его решения помощников и друзей.
  Георгина пнула бы его под наглый зад, если бы между нею и им не стоял Магнус, а её не удерживал король.
  - У тебя два года, чтобы заставить его отказаться от свадьбы, - взлохматив прическу крестницы, весело сказал король.
  Несколько мгновений до Гин доходил смысл сказанного крестным, а потом она улыбнулась ему совершенно счастливой улыбкой. Два года? Да ей нужно будет максимум две недели. Пусть только появится. Двадцать минут в её обществе, и он не женится никогда и ни на ком.
  *****
  Два года спустя
  Магнус, придерживая Георгину за талию, помог ей подняться на борт корабля. Со стороны казалось, что он придерживает её, чтобы та привыкла к качке. По факту - держал, чтобы не сбежала. Следом шел Патрик, ведя под руку Дидре, у которой заметно округлился живот. Беременность, правда, не помешала девушке спланировать свадьбу лучшей подруги, которая должна состояться через неделю, в сказочно красивом дворце "Боскхолд". На этом настояла невеста, заявив, что если уж её и запрягут в эту телегу, то в самом красивом месте на земле. Красивее места, чем этот дворец, девушке не доводилось видеть. Да и король Киледон был с нею солидарен и активно помогал в подготовке.
  Уже перед самым отплытием лучшего из всех кораблей торгового флота Альба, после долгих наставлений и советов, как лучше себя вести в море, Магнус предостерегающе сказал:
  - Если ты опять что-то выкинешь...
  - Магнус, - закатила глаза Гин. - Я буду на корабле посреди океана. Что я могу выкинуть? Угнать корабль? Так ты уже предупредил капитана, я тебя знаю. Какие у меня ещё варианты? Выкинуться за борт?
  И прежде, чем братья успели схватиться за сердце, добавила:
  - Так я скорее выкину за борт этого говнюка!
  Братья переглянулись, и у каждого на лице появилось выражение лица, как бы говорящее: "Да, это на неё больше похоже".
  На этой ноте они попрощались и ушли. Магнус и Патрик были в полной уверенности, что теперь сестрице деваться некуда. У неё было два года, в течение которых она могла заставить Ксандра отказаться от свадьбы. Их встречи проходили весьма бурно: битые вазы, одна даже о его голову (это была их первая встреча и Гин смогла-таки застать его врасплох), скандалы, даже попытки драться.
  Но чтобы она не делала, Ксандр, кажется, лишь сильнее ею увлекался. Точнее не так. Где-то через год таких "свиданий", Магнус уверовал в то, что либо князь Теонис законченный мазохист, либо он и впрямь любит Георгину. И что ещё важнее, Магнус понял, что чтобы там не говорила Гин, она, кажется, медленно, но уверенно влюбляется в единственного мужчину, которым не смогла манипулировать или одолеть. Хотя пыталась. Это была та ещё история. Первый поцелуй Гини.
  Магнус невольно усмехнулся.
  Гин затеяла с ним драку. На желание. Она надеялась победить с помощью своего кэмпо и в какой-то момент у неё даже что-то вроде начало получаться. Хотя Магнус видел, что Ксандр ей лишь поддается. А потом в несколько приемов бравый адмирал её одолел. Скрутил, даже не наставив синяков. Лаклан вообще заявил, что он не выиграл сразу только потому, что ему нравилось смотреть на Гин в брюках и рубахе. Ксандр это не подтвердил, но и не опроверг.
  Нужно отдать князю должное. Он пощадил самолюбие Гин - сказал, что у неё отличная техника, хорошо поставлен удар, только не хватает практики. И стребовал желание. Поцелуй. И будь Магнус проклят, но сестрице это явно понравилось, хоть она потом и отнекивалась, мол, просто выполняла условия сделки.
  Позже, Гин на поцелуи выменяла у него обучение тем приемам, которыми он её скрутил и некоторым другим. И опять попыталась его побить. И опять потерпела неудачу. И опять не сдалась.
  И тут, слава богам, наконец, минули два года.
  Магнус проводил взглядом корабль, увозящий его сестру, в замужнее будущее в полной уверенности, что больше неприятностей не предвидится, ещё не зная, как же он ошибся.
  Глава 1
  Корабль ещё не успел отчалить, а Гин уже испытывала смертельную тоску. А к тому моменту, как корабль ушел в плаванье, девушка уже откровенно всех ненавидела. На третий день Георгина возненавидела даже Дидре и под каким-то нелепым предлогом выгнала её из каюты. Благо имелась ещё каюта капитана, куда подруга и переселилась. Куда при этом делся капитан девушкам было не очень интересно.
  Все вокруг было мрачным и серым. Гин казалось, что вот закончится это плаванье и закончится её жизнь. Но, что хуже всего - эта скотина Ксандр Теонис победит. И от знания этого, отметка настроения Георгины стремительно опускалась с отметки "жизнь говно", до "сдохните все, страшной смертью!".
   Окончательно портило и без того невеселое путешествие вынужденное безделье. Если не считать сон и те редкие дни, когда она болела, то за всю свою жизнь девушка столько не бездельничала. И сейчас её деятельная и неусидчивая натура тихо схода с ума взаперти. Магнус, конечно, клятвенно заверил её, что корабль пробудет в море всего неделю и это одно из самых быстрых и самых комфортных судов в распоряжении торгового флота. Но чертово море все не заканчивалось и не заканчивалось. В отличие от терпения и выдержки невольной путешественницы.
  На корабле не так и много развлечений. То, что он шесть метров в ширину и двадцать семь в длину, Гин посчитала в первый же день. Практически весь второй день она кидала кинжалы. Где-то после обеда капитан набрался наглости и забрал их у неё, чтобы не пугала юнгу и повара. Как не заверяла Гин, что метает их метко и ни в кого бы не попала, сколько не угрожала, старик остался непреклонным.
  Обиженная на весь мир Георгина ушла к себе в каюту и просидела там до вечера. Но надолго её принципиальности не хватило, и уже на следующий день девушка снова появилась на палубе, придумав себе новое развлечение. Она доставала членов команды глупыми вопросами.
  К полудню её ненавидели все. Лютой ненавистью. А Гин, только начала чувствовать хоть какое-то удовлетворение от путешествия, когда на горизонте показался корабль.
  Сначала она не поняла, почему все вдруг забыли про неё и стали как сумасшедшие носится туда-сюда. Естественно Георгине стало очень интересно, кого они там боятся больше неё.
  Из обрывков разговоров Гин сделала выводы, что на них сейчас нападут пираты.
   Следующий вывод, который она сделала - этот начальник стражи, приставленной к ней для охраны женишком натуральный козел! Как только стало ясно, что встречи с морскими разбойниками не избежать, старик, невзирая на яростные протесты и угрозы оказать сопротивление, запер её в каюте.
  Наивный старый дурак!
  Думает, если закрыл её на щеколду с той стороны, то она никогда оттуда не выберется? Как бы ни так! Братья запирали свою непутевую сестрицу за такими замками, которые не в каждой сокровищнице есть, и все равно под замком не могли удержать. А тут простая щеколда... Даже обидно как-то...
  Девушка оглянулась вокруг, в поисках подходящего инструмента. Взгляд зацепился за столовый нож. Идеально! Гин просунула тонкое лезвие в дверную щель и подтолкнула щеколду вверх. Жалобно звякнув обо что-то, она отлетела, и, стоило лишь слегка нажать на дверь, как та, с легким скрипом открылась. Георгина мгновенно вооружилась табуреткой. Она несколько секунд ждала, что сейчас сюда вбежит приставленная к её каюте охрана. Но никто так и не появился. Начальник стражи даже не удосужился приставить дополнительную охрану, решив, что щеколды хватит, чтобы удержать Гин в каюте!
  - Это уже просто оскорбительно! - вслух возмутилась девушка, отбрасывая табуретку.
  Она осторожно вышла из каюты. Ладно, начальник стражи натуральный идиот. Но остальные на корабле вроде не совсем из ума выжили, так что могут попытаться вернуть её назад.
  Но они не попытались. Сначала как-то бесцельно бегали туда-сюда. Чего Георгина понять никак не могла. Затем она вышла на главную палубу и стала свидетелем пламенного спора между капитаном корабля и начальником стражи. Первый требовал защитить груз на корабле. Или, по крайней мере, дать морякам возможность защитить его. Гин не могла не признать, что требование вполне разумно. Но начальник стражи наотрез отказывался это делать, мотивируя свою позицию тем, что пассажирки, которых везет капитан, намного важнее, чем груз. Потерю груза ему возместят. А вот если по ходу драки пострадает невеста адмирала Теониса, нет такого места на земле, где капитан сможет спрятаться. Эти аргументы поколебали решимость капитана. И тогда начальник стражи добил его, напомнив, что пассажирки - это сестра владельца этого корабля и её невестка.
  После этого было решено не рисковать, и просто откупиться от пиратов.
  Что и сказать, Георгина была разочарована. Вместо побоища, которое с учетом замужества должно было стать самым ярким событием в её жизни, скучные переговоры и банальный откуп.
  Гин бесцельно послонялась по кораблю, заглянула к Дидре поболтать, засиделась и пропустила момент, когда возле них бросил якорь другой корабль. Собственно, она вообще почти все пропустила: и прибытие парламентеров, и переговоры. Когда Георгина вышла из каюты, на корабле было также тихо и мирно, как и первые дни путешествия. Все чем-то занимались, каким-то рутинными повседневными делами. Только стоящий рядом корабль свидетельствовал о том, что пираты все ещё на корабле.
  - Тоска, - грустно вздохнула Гин.
  - И не говори, - поддакнул мужской голос рядом.
  Георгина оглянулась. На какой-то бочке сидел молодой брюнет, которого она раньше не видела. Из чего она заключила, что он с пиратского корабля. Но на всякий случай все же спросила:
  - Ты пират?
  - Типа того, - нехотя ответил он. - Я капитан "Уорчайлда".
  Этого хватило, чтобы заинтересовать Гин, и она, подойдя ближе, спросила:
  - И как оно?
  Тот скривился, будто откусил кусочек бипина - самого кислого в мире фрукта:
  - Тоска.
  - Как же? - искренне изумилась Гин. - Вы же пираты! Ваша жизнь наполнена путешествиями, приключениями и прочей ерундой.
  Брюнет фыркнул:
  - Я тоже думал, что так будет. Но оказалось, что все грабежи сводятся вот к этому, - он широким жестом обвел все вокруг себя. - Вместо абордажа и мордобоя не на жизнь, а на смерть - мирные переговоры и откуп. Дьявол! Да мы даже ни одного корабля не сожгли! Ни одного морского сражения! Я даже не знаю, работают ли пушки у нас на корабле!
  - Да, совсем тухло звучит, - искренне посочувствовала Гин и села на бочку рядом с ним. - Неужели совсем ничего хорошего?
  - Ну, - вздохнул брюнет. - В жизни пирата есть свои плюсы. У нас шикарный кок на корабле. И, - он поднял палец вверх, привлекая максимум внимания к своим словам, - как только я стал капитаном "Уорчайлда", у меня появился смертельный враг.
  - Да иди ты! - восхищенно всплеснула руками Гин. - И вы с ним ищете встречи, чтобы из двоих остался только сильнейший?
  - Ну, вообще мы с ним постоянно встречаемся в таверне "Брюхо мертвеца", - нехотя признался мужчина.
  - Как это?
  - Ну, мы стали врагами, потому, что я стал королем пиратов два года назад, - пояснил тот. - С тех пор он пытается отобрать у меня титул. А таверна - это любимое место всех пиратов. Раньше мы зависли в борделе у Сесилии. Но с тех пор как к ней зачастил адмирал Теонис...
  - Ксандр Теонис? - пораженно-возмущенно выдохнула вопрос Гин.
  - А есть ещё один? - вопросительно приподнял бровь новый знакомый Георгины.
  Ему было и невдомек, что своей неосторожной репликой он не просто разозлил Гин до белого каления. Пелена ярости застилала ей глаза, когда она высказалась по поводу услышанного:
  - Вот же говнюк!
  - Ещё какой! - поддержал её брюнет, не подозревая даже в чем.
  Гин его правда даже и не слушала. Давно девушка не испытывала столь сильных чувств по отношению к кому-то: злость, обида и самое главное - желание отомстить!
  Но как?!
  Коварный план все никак не хотел зреть в её голове. Этому мешали картинки того, чтобы она сейчас сделала, окажись самый молодой адмирал королевства рядом.
  Брюнет рядом какое-то время ещё о чем-то болтал, пока не пришел лысый старикашка в маленькой шапочке, пышными бакенбардами и пейсами, который сказал:
  - Логан, ребята таки заканчивают с погрузкой награбленного добра и мы таки отчаливаем.
  - Что, уже? - удивился парень. - А почему так быстро? С них, что не было чего взять?
  Худощавый старикашка весело ответил:
  - Ты таки не поверишь, у них было достаточно много всего. Но они таки везут важных пассажиров, и уже таки опаздывают к сроку. Поэтому капитан таки приказал своим матросам помогать нам.
  Брюнет, которого, как, оказалось, зовут Логан, рассмеялся:
  - Впервые на моем веку капитаны так охотно расстаются со своим добром.
  - Нам таки просто несказанно повезло, - продолжал радоваться старик. - Мы ещё таки успеем напасть на полупассажирский корабль, который таки пройдет неподалеку от нас в шесть вечера.
  - Ура! - брюнет спрыгнул с бочки и потер руки. - Надеюсь, мы хоть с ними подеремся!
  - Вы уплываете, чтобы творить зло и беззаконие? - ошарашенно переспросила Гин, также спрыгивая с бочки и глядя на брюнета, у которого на лице появилось виноватое выражение. Он как раз собирался оправдываться, когда она сказала быстрее, чем подумала, то, чем удивила и его и себя: - Я с вами!
  Лицо брюнета приняло удивленно-заинтересованное выражение, а его собеседник тут же принялся выдавать один разумный довод за другим:
  - Логан, у нас таки пиратский корабль, а не прогулочное судно. А это таки девушка, - он на всякий случай окинул Гин подозрительным взглядом, но все же уверенно заключил: - Да, она таки девушка, и может пострадать. Да и что вообще будет делать девушка на корабле с мужчинами?
  - Ничего неприличного делать ты меня не заставишь, - нахмурилась Гин. - Даже не думай предлагать.
  - Она может еду готовить, - предложил Логан.
  - Она таки не может еду готовить, - отмахнулся худощавый старик.
  - Я не могу еду готовить, - подтвердила Гин.
  - У нас таки есть кок, и Адальберт не потерпит никого на своей кухне, - продолжил старик.
  - Я не умею готовить, - продолжила Гин, заставляя присутствующих задуматься, действительно ли она хочет на пиратский корабль.
  - А что ты умеешь? - спросил Логан.
  - Виртуозно умею действовать на нервы, умею вскрывать замки, могу врезать, умею метать ножи, - принялась перечислять свои таланты она, и последний из названных сильно заинтересовал Логана:
  - Покажи, - сказал он и подал ей свой нож.
  Следующих полчаса Гин развлекала его, а затем и собравшийся вокруг небольшой митинг из пиратов, прицельно попадая во все подряд, в том числе и в яблоко на голове отчаянно сопротивляющегося старикашки. Главный его страх при этом состоял в том, что шапочка может слететь. Но шапочка не слетела. Гин надежно и качественно пригвоздила её к стене.
  Пока обиженный старичок, которого, как, выяснилось, зовут Мойша, отдирал её, Логан сказал:
  - Слушайте, мужики. Она хочет к нам в команду. Возьмем?
  Повисла неловкая тишина, прерываемая лишь кряхтением Мойши. Но уже через мгновенье все натурально ржали. Вперед вышел здоровый бугай с пышной бородой и сделал роковую ошибку, попытавшись ткнуть в Гин пальцем:
  - Ты...
  - Угадай, кто такой большой волосатый и верещит как девчонка? - перебила его Гин, а затем схватила его за палец, и выкрутила. Бугай мгновенно упал перед нею на колени.
  - Пусти, - пропищал он.
  - Проси прощения, - сказала она.
  - Нет, - просипел тот в ответ.
  Гин сильнее надавила, и бугай тонко запищал, как женщина.
  - Умоляй, - велела она.
  Кто-то из его коллег попытался подойти, но она ещё сильнее надавила и сообщила:
  - Ещё немного и я его сломаю. И остальные девять тоже.
  Бугай, наконец, не выдержал и принялся выть извинения.
  - Ладно, живи уже, - милостиво разрешила Гин, отпуская его.
  Бородатый пират тут же вскочил и попытался ударить обидчицу. Но она, словно знала, что сейчас будет. Она без суеты взяла валяющийся под ногами прут и врезала бугаю аккурат промеж глаз, затем разочек слева и ударом справа отправила бедолагу за борт.
  Георгина повернулась к Логану, положив прут себе на плечо и придерживая его одной рукой, а второй упираясь в бок, спросила:
  - Я смотрю, у вас освободилась вакансия. Так, возьмешь меня к себе?
  - Ещё как! - с восторгом согласился он, и попросил: - А покажи ещё раз ту фишку с пальцем?
  - Фишка с пальцем это ерунда, - отмахнулась Гин. - Я тебе ещё много чего показать могу...
  - Нет, таки не можешь, - обиженным тоном оповестил её Мойша. - Мы таки торопимся напасть на полупассажирский корабль! А ты, таки останешься здесь...
  Логан думал не долго:
  - Так, я тут капитан и мне решать. Ты, - он ткнул пальцем в сторону Гин, и получалось, что он указывает на грудь. Молодой человек тут же прочистил горло и поднял палец повыше, - теперь в команде. Пять минут на сборы и чтобы через полчаса была готова. За тобой зайдет Пиксет.
  Парень указал пальцем на худощавого коротышку с глуповатым выражением лица.
  Гин козырнула своему новому начальнику и убежала собираться. Мойшка что-то прикинул в уме и спросил:
  - Логан, ты таки сказал пять минут на сборы. А Пиксет таки должен зайти за ней только через полчаса... А что ей таки делать ещё полчаса?
  Мужчина закатил глаза:
  - Мойша, она же девушка. Я дал ей пять минут на сборы. Скажи спасибо, если за час управится.
  - А почему ты таки отправил Пиксета? Он же таки немой.
  Капитан Фьюри оглянулся вокруг на расходящуюся команду и сказал:
  - Он единственный со всей команды даже не попытается вставить хоть слово в её болтовню, а значит, мы управимся скорее.
  Старик пригладил бакенбарды и снова попытался воззвать к голосу разума:
  - Если ты знаешь, что от неё столько неудобств и проблем, то зачем берешь с собой?
  Логан покровительственно положил руку на плечи Мойши и объяснил:
  - Понимаешь, девушки - они как бомбы. Если обращаешься с ними правильно - они тихие и могут приносить много пользы. Допустишь оплошность или небрежность - рванет так, что мало не покажется. Знаешь, почему я принял именно такое решение? Пиратом быть так скучно! Мне за час разговора с ней было интереснее, чем за два года в роли короля пиратов.
  - Мы даже не знаем, кто она! - взвыл старик, снял шапочку, вытер пол с лысины и снова одел. - А вдруг она шпионка? Ты много женщин встречал, умеющих ножи метать или желающих путешествовать с пиратами? Мы даже имени её не знаем!
  - А это мысль, - похвалил его Логан. - Как придет на корабль - сразу спросим, как её зовут.
  И ушел по своим делам, что-то насвистывая под нос.
  Глава 2
   Когда стало очевидно, что князь Теонис не отступиться, король Киледон дал распоряжение начинать приготовления к свадьбе. На все про все он выделил для организаторов три месяца. Может, этого и было мало, но учитывая, как щедро король платил, ему за этот срок должны были, как минимум три свадьбы организовать. А платил Киледон действительно щедро. Он подписывал все счета, связанные со свадьбой не глядя, и радовался предстоящему событию так, словно не крестную, а родную дочь замуж выдавал.
   Самое простое, что нужно было сделать для подготовки к свадьбе - это выбор места. Здесь вопросов не возникало. Георгина пожелала выйти замуж в самом красивом месте на земле, и Киледон сразу категорично заявил, что свадьба будет проводиться в замке Боскхолд.
   Среди разнообразия королевских замков разбросанных по Эвиншема, Боскхолд выделялся, как выделялся бы огромный бриллиант среди россыпи мелких. Великолепный замок-крепость был построен в долине полноводной реки Неады на самом юге страны. Его возводили несколько поколений, и это не могло не отразиться на планировке, внутреннем убранстве, архитектурных особенностях. Благодаря тому, что с одной стороны долины было море, да и сама река оставалась судоплавной в течение всего года, рядом с Боскхолдом постепенно вырос крупный портовый город, почему-то называющийся Кастенца.
   Киледон влюбился в этот замок ещё мальчишкой. Боскхолд просто поражал изысканностью и величием. При этом здесь не чувствовалась некая манерность или хрупкость, присущая другим королевским резиденция. Боскхол от ворот до шпилей поражал мужественностью своей красоты и своей монументальностью. Кроме того, Киледону, большому поклоннику охоты, рыбалки и другого времяпрепровождения на лоне природа, безумно нравилось, что Боскхолд окружает огромнейший парк. Даже не парк, а скорее лес. Сколько прекрасных минут он провел в этих богатых дичью местах.
   Киледон всегда с гордостью рассказывал всем, что этот замок был построен именно его предками. И в его правоте нельзя было усомниться. Герб семьи Крайонис - саламндра, готовящаяся к прыжку - был здесь везде, даже на самых ранних постройках.
   Гостей же всегда поражал размах, с которым строился Боскхолд. Этот размах чувствовался в каждом элементе замка: центральном его сооружении - донжоне, а также в двух пристройках к нему - восточное и западное крыло. Донжон, к примеру, насчитывает 5 этажей, на каждом из которых по восемь комнат. Коридоры на каждом этаже, идут, как будто, с разных сторон и встречаются в центре этажа около двойной лестницы. Из-за того, что замок строился многими архитекторами в течение нескольких поколений, его планировка настолько хаотична, что потеряться в Боскхолде, очень легко.
   Киледон выбрал этот замок ещё и потому, что он идеально подходит для свадьбы. Более четырехсот комнат замка спокойно могли вместить влиятельных гостей, прибывших издалека. На третьем этаже со сводчатыми потолками можно будет провести церемонию, если в назначенный день будет непогода.
   Если раньше Боскхолд жил своей размеренной жизнью, оживая лишь тогда, когда сюда приезжал король, то последние месяцы он больше напоминал растревоженный улей. Рабочие постоянно сновали вокруг, проводя ремонт и украшая замок. Руководила процессом подружка невесты, Дидре Альба, в девичестве Каас. А в течение двух недель перед свадьбой, когда начали съезжаться гости, замок, вместе с его обитателями, словно сошел с ума.
   За неделю до бракосочетания, в тот самый день, когда Гин села на корабль, идущий в эту часть Эвишема, в Боскхолд прибыл Киледон Крайонис собственной персоной. И по этому поводу был устроен пир горой.
   Главным гостем, которого принимал на этом торжестве его величество, был посол из Астахены - Барталомео Ди Аматро. Была бы на то воля повелителя Эвишема, то этот хитрый и скользкий как уж человек не переступил бы порог этого дома. Но бывали моменты, когда даже Киледону приходилось идти на определенные жертвы. Астахена - давний соперник Эвишема за лидерство на море. Их флот не меньше, чем эвишемский, оснащение также на уровне.
   Единственное, что удерживает короля Густава Ди Аматро от вступления в военный конфликт с Эишемом - это находящийся у власти Киледон, и молодой, но талантливый адмирал Теонис. Король Густав, как человек не глупый, понимал, что у него в распоряжении нет никого, кто смог бы сравниться с молодым князем, который в борьбе с пиратами уже успел проявить себя как талантливый стратег и тактик, а также харизматичный лидер. К тому же, пока обе страны не избавятся от пиратов, распространившихся как саранча, и являющихся практически такой же напастью, ни о каком главенстве быть не может.
   О пиратах и говорили между собою Бартоломео и Киледон. Разговор вышел весьма вялотекущим и единственное, что не давало королю уснуть - это постоянно подливаемая виночерпием выпивка. Хотя, разговор - это сильно сказано. Бартоломео ди Аматро страстно желал прославиться в веках как великий герой, избавивший мир от страшной напасти. Не принципиально какой. Ключевое здесь именно - прославится в веках.
   К несчастью для окружающих Бартоломео понимал, что слава сама к нему не придет. Поэтому с ранней юности он генерировал множество идей как этого добиться. Своими... идеями, много лет назад он так достал своего отца, что тот сослал его в качестве посла в одну из приграничных земель. Там младший принц ди Аматро пробыл до самой его смерти. Старший брат, взойдя на трон, посчитал, что отец был слишком суров, и разрешил Бартоломео вернуться из неофициального изгнания. Принц посчитал, что это знак свыше и по возвращении в Астахену утроил усилия по достижении своей цели. Густав выдержал полгода и отправил его послом в Эвишем. Тут у Бартоломео появилась новая навязчивая идея, которую он плохо скрывает: ему кажется, что у короля Крайониса есть тайный план по захвату власти в Астахене. Доказать он этого не может, хотя всячески пытается. Поначалу Киледона это забавляло. Сейчас ему до смерти надоело общение с принцем ди Аматро. Это оказалось крайне утомительно - общаться с человеком, который слышит только то, что хочет слышать. Ты ему говоришь:
   - Подай соль.
   А он слышит:
   - Флот нападет на столицу.
   Ну, и конечно, пираты. О них Бартоломео может говорить часами. Вот как сейчас.
   Слегка захмелевший Киледон решил, что должен урвать хотя бы немножко тишины и, не предупреждая никого, встав, громогласно объявив:
   - Тост за здоровье молодых!
   Ему пришлось немного подождать, пока гости за ближайшими к нему столами притихнут, затем он громко, во всеуслышание объявил:
   - Поднимем бокалы за здоровье жениха, князя Теониса и за девушку, которую ему посчастливилось назвать своей невестой - мою дорогую крестную дочь, герцогиню Скарсгард. Мы оставим все пожелания собственно для свадьбы и для их первой брачной ночи, - в зале раздался негромкий тихий смех, который, впрочем, быстро стих. - Сегодня я пожелаю этой замечательной паре прекрасной погоды в день свадьбы, и чтобы ничто и никто им не помешало.
   Тут он выразительно посмотрел на Барталамео. Тот сделал вид, что не заметил этого взгляд. На этом тост можно было заканчивать, что Киледон и сделал:
   - Долгих лет жизни, будущим молодоженам!
   Его тост дружно поддержали, король выпил до дна и почувствовал, как хмель ударил в голову. Он посмотрел на своего главного гостя на сегодняшнем пиру. Тот сидел с задумчивым видом.
   - Где ты летаешь, Бартоломео? - спросил Киледон, отправляя в рот маленький помидорчик, один из тех, которыми было украшено поданное к столу блюдо. Возможно это результат воздействия алкоголя, но сейчас ему действительно было интересно, до чего додумался принц ди Аматро.
   А захмелевшего принца неожиданно посетило озарение. Король не просто так затеял такие приготовления. Никто не станет готовить столь пышную свадьбу для крестницы, даже Киледон. Ему живо вспомнились слухи, гуляющие среди высшего общества о том, что король Крайонис лишь прикидывается бездетным. На самом деле у него есть наследник, которого он прячет до поры.
   Теперь все выглядело вполне логично. Все действительно стало на свои места. Король бы никогда не отдал свою крестницу в жены какому-то там князю, будь он хоть тысяча раз героем. Но вот выдать её за своего сына...
   Принц ди Аматро решил вывести короля на чистую воду.
  - Вы не поверите, ваше величество, - посол сделал глоток вина. - Я радуюсь, что вам удастся устроить такую замечательную свадьбу хоть кому-то. Вы так щедры по отношению к молодоженам и так увлечены организацией торжества. Наверное, вы рады, что смогли организовать хоть чью-то свадьбу?
  - Да, - кивнул Киледон. - Для моей Гини - все самое лучшее, - и тут же нахмурился. - Что значит хоть чью-то?
  - О, ваше величество, - заискивающе улыбнулся Бартоломео. - Я ничего такого не хотел сказать.
  И отвел взгляд.
  - А что ты хотел сказать? - наклонился к нему Киледон и отставил выпивку.
  Принц ди Аматро вздохнул и сказал:
  - Вы так стараетесь ради своей крестной дочери. Представить не могу, какое чудо вы бы сотворили, ради родного сына или дочери.
  Для Киледона тема его бездетности всегда была болезненной. Трезвый король всегда превращал такие разговоры в шутку, или просто велел заткнуться. Но пьяный король Крайонис не желал больше терпеть ни насмешек, ни тем более жалости.
  Он, пошатываясь, встал и допил кубок. Затем во всеуслышание объявил:
  - А что там представлять? Ты сейчас все видишь своими глазами. Это все, - король Крайонис обвел широким жестом все вокруг. - Для единственного ребенка, которым меня наградила судьба. Незаконнорожденного, да. Но моего.
  Для убедительности мужчина даже стукнул себя кулаком по груди.
  Бартоломео не выдержал. Он вскочил и торжествующе заорал:
  - Ага! Я знал, что адмирал Теонис ваш сын!
  Киледон банально заржал. Он долго не мог остановиться, а когда все же пришел в себя пояснил:
  - Ты как всегда слеп и глуп. Какой Теонис? Гини - моя дочь. Моя кровь и плоть. Моя гордость! Я хотел объявить об этом после свадьбы. Но пусть все знают, что я благословлен такой чудесной дочерью! Как только она приедет, я официально признаю Гини. Вот мое слово!
  На этом его пламенное выступление практически мгновенно закончилось. Король забрал кубок с вином у кого-то кто сидел рядом, в несколько глотков осушил его и, ушел спать, оставив придворных, а главное Бартоломео, переваривать полученные новости.
  ******
  Киледон всегда гордился тем, что после доброй пьянки накануне, всегда все помнит поутру. Даже если напился просто в драбадан. Это давало возможность избежать многих недоразумений.
  Проснувшись утром, после празднования обручения герцогини Скарскгард и князя Теониса, Киледон прекрасно помнил, что признал Гини своей родной дочерью и обещал сделать это официально, как только та прибудет в Боскхолд. С одной стороны, мужчина радовался, что, наконец, это сделал. Он гордился своей дочкой и искренне её любил. Как только она родилась и ему дали в руки маленького, сморщенного и постоянно орущего ребенка, Киледону захотелось орать на весь свет, что это - его дочь. Но ныне покойная Клариче, мать Георгины, уговорила его не делать этого. Она боялась за жизнь дочери. Все же у Киледона, как короля, хватало недругов. Девочку могли попытаться убить, или похитить, с целью шантажа. Да и, в конце концов, Клариче желала, чтобы у её младшей дочери было нормальное детство. Возможно, так оно и было бы, проживи бедняжка подольше. Но боги призвали её душу в свои чертоги слишком рано - всего через несколько месяцев после рождения дочки. Поэтому воспитанием так рано осиротевшей девочки занимались в основном куча нянек и учителей, да братья. Ну и родной отец вносил посильный вклад.
  Киледон не хотел, да и не смог бы держаться в стороне. Он сразу заявил Клариче, что будет постоянно видеть свою дочь. И она нашла выход. Девочку назвали Георгина Саския, а фамилию дали не Альба, а Скарсгард. А в придачу к этой фамилии, девочка получила и герцогский титул.
  И здесь нужно отдельное пояснение.
  Титул должен наследовать старший ребенок в семье. Георгина, как младший ребенок, могла получить титул герцогини Альба только в том случае, если бы все старшие родственники мужчины умерли. Те на тот свет не торопились, да и Клариче не позволила бы убить четверых сыновей ради дочери. Она одинаково любила всех своих детей.
  По-другому обстояли дела в семействе Скаргард. Эту фамилию носила одна из любовниц Киледона, герцогиня Аврора Скарскард, приходившаяся кузиной Клариче. Прекрасная юная герцогиня пленила сердце короля и стала его фавориткой. Но она была не только прекрасной, но и капризной, своенравной и дерзкой. Девушка мнила себя королевой и относилась к окружающим соответствующе. Киледон был старше молоденькой герцогини больше, чем на десять лет. Поначалу ему даже нравились её постоянные капризы и вспышки гнева. Вместе с ними девушка проявляла пылкость и страсть. Но прошло не так много времени, и Аврора ему наскучила. Королю хотелось тишины и покоя, в то время как не чуявшая под ногами земли фаворитка могла устраивать только скандал за скандалом. И Киледон прекратил эти отношения.
  Аврора не могла так просто смириться с изменением своего статуса. Поэтому предприняла отчаянную попытку удержать короля. Заявившись к нему в покои, Аврора сказала, что беременна. И если Киледон не жениться, то она сбежит и тот никогда не увидит сына.
  Попытка была отчаянная и изначально обреченная на провал. Аврора не первая и не последняя фаворитка, врущая о беременности. И Киледон не собирался идти у неё на поводу. Хотя девушка вскоре и правда сбежала. Её следов так и не нашли, и спустя три года, как и велит закон, объявили погибшей.
  Родители Авроры к тому моменту уже были мертвы, их единственную дочь объявили мертвой, поэтому титул перешел к ближайшей живой родственнице - семидесятилетней графине Эбиэтт Руэлл, дальней родне, также не имеющей собственных детей. Та не долго прожила в статусе герцогини и спустя два года боги призвали её душу в свои чертоги. Но перед смертью, совсем выжившая из ума старуха, написала завещание, в котором все отписывала своей внучке Георгине Саские Скарсгард. К тому моменту, как было составлено это завещание, Клариче уже довольно давно была тайной любовью Киледона и носила под сердцем ребенка. Когда у неё родилась девочка, пожилая герцогиня как раз преставилась, и зачитали завещание. И Клариче посчитала, что сделать из неё новую герцогиню Скарсгард станет прекрасным выходом из ситуации. То, что девочка считалась незаконно рожденной, не стало препятствием. Киледон помог убедить коллегию нотариусов в том, что Клариче, будучи на сносях, навещала свою родственницу и говорила, что хочет назвать будущую дочь Георгина Саския. Вот покойная герцогиня и оставила ей все свое имущество. Королю естественно поверили и не стали задавать лишних вопросов.
  Киледон не отступился от своего намерения участвовать в жизни дочери. Он представлял её всем, как свою крестницу и бывал в доме Альба так часто, как ему позволяли дела. Невооруженным взглядом было видно, что Киледон просто обожает девочку. Все, что бы не натворил этот очаровательный маленький сорванец мгновенно прощалось. Чего бы ей не захотелось - все было у её ног. Киледон в буквальном смысле слова заваливал Гини подарками.
  И вот вчера случилось то, о чем он так давно мечтал - все, наконец, узнали, что у него есть дочь. Да ещё какая! Георгина - вся в отца. И хоть для девушки некоторые качества характера были не очень полезны, Киледон, узнавая в ней то одну, то вторую свою черточку или повадку, ещё сильнее любил дочурку и гордился.
  Но с другой стороны - жизнь при дворе безопаснее не стала. Поэтому Киледон планировал признать Гини своей дочкой уже после её свадьбы с князем Теонисом. С которой, к слову сказать, вышло крайне удачно. Лучшего мужа для такой неспокойной натуры как Георгина и пожелать нельзя. Ксандр сможет защитить её и от врагов извне, и от неё же самой. Два года ухаживаний это наглядно продемонстрировали. Опять же, когда придет пора, из него получится прекрасный король. Так что Киледон не стал вмешиваться и расстраивать помолвку. Если даже Магнус одобрил князя Теониса, то ему оставалось только всячески способствовать этому союзу. Ведь никто так не любил маленькую плутовку, как глава рода Альба.
  Помимо волнений Киледона обуревало любопытство: как Гини отреагирует на известие о том, что она - принцесса?
  Что ж, завтра приедет и станет ясно.
  ******
  Гин не знала, что ожидала увидеть на корабле пиратов. Но уж точно не идеальный порядок и железную дисциплину. К её глубокому разочарованию между "Уорчайлдом" и кораблем её брата "Гамбитом" не было никакой разницы. Хотя нет, за час, проведенный на судне девушка смогла выяснить, что разница есть и она составляет целых три шага. В остальном же они ничем не отличались: здесь, как и там все были заняты своим делом и на скучающую Гин не обращали внимание. Все готовились к нападению на полупассажирский корабль.
  В какой-то момент к ней присоединился не менее скучающий Логан:
  - Ну и как тебе пиратская жизнь? - понимающе улыбнулся он. - Ещё не жалеешь, что присоединилась к нам?
  Гин фыркнула в ответ:
  - Ты просто не знаешь, какая судьба меня ждала бы по прибытии. Мне просто нечего было терять.
  - А куда тебя везли? - тут же заинтересовался он.
  Его собеседница зло ответила:
  - Это стало бы концом моей жизни. И все из-за этого эгоистичного говнюка Теониса!
  Логан понял её слова по-своему:
  - Тебя что собирались убить?
  - Хуже, - ответила Георгина сквозь зубы, думая о том, какой же Ксандр вероломный и подлый, ещё не женился, а уже изменяет. Теперь Гин знала, чем будет развлекаться, пока на корабле будет скучно: ей нужно придумать способ отомстить этому зарвавшемуся наглецу. Ходить налево! От неё!
  Она ушла в себя, строя планы мести, что не сразу поняла, что Логан что-то спрашивает. Поэтому переспросила:
  - Что?
  - Спрашиваю, - терпеливо повторил он. - Готова ему отомстить?
  У Гин мгновенно загорелись глаза:
  - Как?
  Логан злорадно улыбнулся:
  - Полупассажирский корабль, на который мы нападем, перевозит не только пассажиров, но и много золота. А золото не чье-нибудь, а адмирала Теониса. Он перевозит его в связи со своей свадьбой.
  - А мы его ограбим!!! - Гин чуть не запрыгала от радости.
  Оказалось, что у Логана имеются ещё сюрпризы в рукаве:
  - Мы не только ограбим Теониса! Мойша не знает, иначе он это нападение пресек бы в зародыше, но этот корабль собирался грабить и мой заклятый враг Фреди Пайп!
  - О! - девушка была в восторге. - И мы поучаствуем в кровавом морском сражении с конкурентами! Это будет эпичный бой, о котором будут слагать легенды!
  - Не-а, - улыбнувшись, покачал головой Логан. - Мы нападем на корабль раньше, чем это сделает Фреди и уведем его добычу прямо из-под носа.
  Гин была вне себя от радости:
  - Мы наваляем Ксандру, захватим целое сокровище, выставим дураком Фреди Пайпа и прославимся, как самые хитрые пираты в мире!!! - она схватила своего капитана за руки и с абсолютно счастливым видом посмотрела на него: - Это лучший день в моей жизни!
  Логан понимающе улыбнулся и задумчиво сказал:
  - Вот бы ещё сделать что-нибудь этакое после того, как захватим корабль.
  Георгина слегка нахмурилась:
  - Что ты имеешь в виду?
  Молодой человек охотно объяснил:
  - Ну, я долго думал над тем, какой у нас должен быть фирменный стиль. Ну, знаешь, чтобы после того, как мы побываем на корабле все знали, что это наша работа. Помнишь Раульва? Это был великий пират! Он был грозой морей! Прошло почти полвека после того, как его убили, а все до сих пор помнят, что всем, кто выжил после захвата корабля он отрубал указательные пальцы.
  Гин кивнула в знак того, что поняла о чем Логан говорит. Тот продолжил:
  - Нужно что-то такое... взрывное! Чтобы все просто ахнули!
  Сам того не зная, молодой пират подсказал Георгине грандиозную идею:
  - Так давай просто взорвем все, как говорит мой брат Лаклан, к едрене фене!
  - Как взорвем? - опешил Логан.
  - Сиршанским огнем, - как нечто само собой разумеющееся ответила Гин.
  Молодой человек фыркнул:
  - Идея неплохая, но пока мы соберем его в достаточном количестве...
  - Зачем собирать? - Гин заговорщицки придвинулась к Логану. - Мой старший брат Магнус был просто помешан на идее, что у меня должно быть прекрасное образование. Один из предметов, которым меня учили - алхимия. Понимать я в ней не понимаю, но балуясь на уроках, я намешала в пробирках всего разного и все ка-а-ак взорвалось!
  Логан слушал её с восторгом, но на последней фразе у него закрались сомнения:
  - Если все так взорвалось, то почему тебе руки не оторвало?
  Девушка немного смутилась, но не отступила:
  - Может я конечно и преувеличила масштаб взрыва... Но у меня остались шрамы!
  И она в доказательство показала несколько едва заметных шрамов на руках и на ладонях. В некоторых местах, куда Гин показывала молодой человек, как не старался, рассмотреть ничего не смог.
  Видя по лицу собеседника, что ей пока не очень удалось его убедить, Георгина продолжила:
  - Так вот насчет взрыва. Меня тогда подлечили и через какое-то время уроки возобновились. Мне стало интересно, как вышел тот взрыв. И я путем проб и ошибок, смогла понять что и в каких пропорциях нужно мешать. Учитель меня на этом спалил, и сказал, что это сиршанский огонь.
  Гин замолчала, выжидательно глядя на Логана. Тот так же выжидательно смотрел на неё. Молодой человек не выдержал первым:
  - И-и-и? - протянул он. - Что было дальше?
  Капитан Фьюри боялся, что ему придется клещами все вытягивать, но Гин охотно поделилась с ним подробностями своих подвигов ратных:
  - Учитель, конечно, сказал, что это не игрушка и использовать его опасно. Но было уже поздно! Я взрывала все вокруг, куда только могла подложить небольшие бочонки с сиршанским огнем. Ох, Логан, - она с полным гордости видом закатила глаза. - Знал бы ты, сколько кротов и хорьков не встретили рассвет или закат!
  Логан улыбнулся:
  - Молодчина!
  - Это было шикарно! - радостно продолжала делиться впечатлениями девушка. И тут же безрадостно закончила. - Но потом Магнус спалил меня на этом, забрал все реагенты и запретил проводить любые опыты в принципе. Из-за меня, видите ли животина в округе пуганная стала: куры не несутся, коровы не дают молока и так дальше.
  - Мда-а, - почесал затылок Логан. - Сочувствую.
  - Ерунда, - отмахнулась Гин и её глаза загорелись азартом: - Давай взорвем пару кораблей. Просто попробуем. Ты увидишь, как это круто!
  - Ну-у-у... - протянул он неуверенно. - Даже не знаю. Мойша будет ругаться.
  - А мы ему не скажем, - тут же нашлась Георгина. - Для его же блага. Представляешь, какой для него это будет стресс? А так попробуем. Если тебе не понравится - то скажем, что мы не при чем. Оно само взорвалось.
  После этих слов сомневался Логан не долго:
  - А давай! - его глаза загорелись азартом не хуже, чем у Гин. - Что тебе для этого нужно?
  Гин радостно хлопнула в ладони и рассказала:
  - Самое классное, что почти ничего. Для этого нужен будет белого цвета минерал, которым посыпают поля, когда налетают жуки, сжирающие урожай и та сухая смесь, которую насыпают в светильники в городе, чтобы те всю ночь горели.
  Выслушав девушку, Логан сказал:
  - Я смогу раздобыть смесь. Это даже странно выглядеть не будет. Мы тоже её иногда используем. Но ума не приложу, где взять минерал, о котором ты говоришь. А главное, как объяснить Мойше, зачем он нужен на корабле.
  Георгина неопределенно пожала плечами:
  - Я и не говорю, что этот план лишен недостатков. Я ещё раздумываю над деталями.
  Логан хлопнул в ладоши и встал:
  - Ладно, ты пока думай. Если что - я в деле. А пока пошли, "Фиалковая заря" сама себя не ограбит.
  Гин нехотя встала:
  - Боже, какое ужасное название. Годиться только для пони, но не для корабля.
  - И я так Мойше сказал, - обрадовался Логан.
  И тут Георгина вспомнила, где слышала это название:
  - Стой! Нельзя грабить этот корабль! - девушка резко схватила его за рукав.
  - Что такое? - удивился молодой человек и даже остановился. Неужели её запоздало начал бить мандраж или совесть вдруг проснулась?
  Но все оказалось куда серьезнее:
  - На "Фиалковой заре" засада, устроенная солдатами адмирала Теониса!
  Капитан Фьюри вмиг стал серьезным:
  - С чего ты это взяла? Что тебе известно?
  Не могла же Георгина сказать, что ей о готовящейся засаде похвастался жених, от которого она сбежала на пиратский корабль? Поэтому девушка с самым честным видом сочинила правдоподобную ложь:
  - Пока мы в порту грузились, я услышала, как об этом говорили помощники адмирала Теониса.
  - Точно? - переспросил он.
  - Точно, - серьезно кивнула головой она. И добавила: - Я если что, тоже на этом корабле. И поверь - мне меньше всего нужно, чтобы меня поймали. Если вас поймают, то просто вздернут на рею. Меня ждет участь куда хуже.
  Логан сложил руки на груди:
  - А что ты такого сделала, что он на тебя так взъелся?
  Георгина честно ответила:
  - Я дала ему по яйцам, - и увидев, как скривился её собеседник, словно это ему врезали, добавила: - Дважды.
  Логана перекосило так, будто это ему больно от ударов, и сказал:
  - Когда адмирал тебя поймает, то как минимум четвертует.
  Гин вздохнула:
  - Лучше бы четвертовал.
  Молодой человек сочувственно похлопал её по плечу:
  - Не бойся, пока ты у меня в команде, он до тебя не доберется. А сейчас пошли, дадим отбой Мойше, - и, вздохнув, добавил. - Ох, и разозлиться же он. Мойша не любит, когда деньги уплывают прямо из-под носа.
  ******
   Киледон с самого утра был на нервах. Скоро во дворец должен вернуться посланный за Гини экипаж. И она, наконец, узнает, что принцесса. Киледону приходилось хранить свою тайну так долго, что теперь все происходящее казалось просто сном. Ему до сих пор было трудно поверить в то, что теперь можно будет открыто заявить на весь мир о том, что у него есть дочь.
  Король Крайонис находился в очень радостном настроении. Ни толпа придворных, сбежавшихся посмотреть на явление принцессы Эвиншема, ни принц ди Аматро, который с самого утра ходил по дворцу с самым подозрительным видом, ни братья Лаклан и Рейберт, крайне негативно отнесшиеся ко всему происходящему - ничто не могло испортить настроение Киледона.
  Кроме кареты, которая по известной только богам причине, задерживалась в пути. Причин могло быть много: сломалось колесо, Гин что-то начудила, чтобы не входить замуж, лошадь потеряла подкову и так дальше. Ничто не предвещало беды. Поэтому, когда в кабинет, где он спрятался ото всех, чтобы не доставали, вошел лакей и сказал, что показалась долгожданная карета, забыв о своем королевском статусе, Киледон сорвался с места и практически побежал к выходу. Вполне ожидаемо там уже собралась толпа придворных, во главе с принцем ди Аматро. Неугомонный посол все жаждал раскрыть великий заговор.
  Практически одновременно с королем к парадному входу подошли и братья Альба - как всегда собранный Рейберт и целующий всем подряд женщинам ручку Лаклан. Как он при этом умудрялся поспевать за братом - загадка. Видимо, годы практики.
  Когда они подошли к королю и почтительно поклонились, карета уже въезжала на территорию дворца. Первыми в два ряда ехали королевские стражники, которые подъезжая к дворцу сворачивали в стороны, и спешившись, отдавали коня слугам, дежурившим тут же. Избавившись от коня, они тут же занимали место возле почетного караула.
  Но вот, наконец, все стражники спешились и к мраморным ступенькам подъехала карета. Дворцовый распорядитель подошел и открыл дверь, подавая пассажирке руку, чтобы помочь спешиться и... И из кареты показалась внушительная мужская рука. За нею показался и её владелец.
  Рейберт узнал его первым:
  - Я его знаю! Это капитан Левингстон, на его корабле плыла Гин.
  Капитан быстро преодолел расстояние от кареты до короля. Собственно говоря, у него и не было возможности задержаться, ведь его практически толкали в спину начальник королевской стражи, посланный обеспечивать охрану новоявленной принцессы Эвиншема по пути от порта до дворца и начальник стражи, приставленной адмиралом Теонисом, для того, чтобы обеспечивать её безопасность в течение путешествия по морю. Самой Георгины было не видно.
  Поэтому, когда делегация принялась было раскланиваться, согласно этикета, первым не выдержал Рейберт:
  - Что это все значит? Где моя сестра?
  - Почему она не с вами? - подключился к нему Лаклан.
  Киледона жизнь научила терпению. Поэтому, он просто мрачно смотрел на прибывших.
  Страшно волнуясь и заикаясь, вперед вышел капитан Левингстон:
  - Ва... ва... ваше... ве...ве...ве...ве...
  Понимая, что толку от него будет мало, начальник стражи, плывший вместе с ним на корабле, сделал шаг вперед и по-военному четко попросил:
  - Разрешите доложить о ситуации.
  Король кивнул, заранее предполагая, что доклад ему не понравится. И к своему сожалению, проницательность его не подвела:
  - В пути на корабль "Гамбит" было совершенно нападение. Так как обеспечение безопасности пассажиров было приоритетной задачей, было принято решение не вступать в бой, а просто отдать груз пиратам. Что мы и выполнили. Но уже после того, как корабль пиратов отчалил, выяснилось, что её сиятельство герцогиня Скарсгард исчезла. Скорее всего, она была похищена пиратами, так как один из матросов вспомнил, что перед самым отплытием пиратского судна "Уорчайлд", на палубе наблюдалось нездоровое оживление.
  Киледон Крайонис выступил вперед:
  - Вы что, дебилы недоделанные, хотите сказать, что мою единственную дочь похитили пираты?
  
  Глава 3
  Как и предрекал Логан, Мойша не обрадовался. Он отчитал Георгину так, словно это её персональная вина, что на корабле устроили засаду. Девушка все это время благоразумно молчала. Дело в том, что пока они шли к Мойше, капитана Фьюри посетила идея. Раз подраться не получиться, то он мог бы познакомить Гин со своим персональным злейшим врагом. Идея привела девушку в восторг. Но если бы Мойша узнал, что они задумали, то мог и не разрешить.
  Поэтому, они разработали хитрый, многоэтапный план. Мойша в течение получаса распекал Георгину за срыв плана. Логан тоже это предвидел, потому, что его самого не раз так распекали и он приблизительно знал, когда заканчивается эта часть и начинается "как бы вы таки жили без меня на этом корабле", которая плавно перетекает в "и что вы таки будете делать без меня, если мне все надоест и я таки уйду?". И как только закончилась первая часть и Мойша начал плавно переходить ко второй, в дверь его каюты постучался Лодовико - один из матросов и спросил:
  - Извините, но если мы уже не нападаем на корабль, то, может, причалим к берегу?
  Естественно, он не сам додумался прийти и спросить. Логан заранее приказал ему это сделать, а Гин, как человек опытный в таких делах, приказала помалкивать о том, от кого он получил такой приказ.
  Реакция Мойши была вполне предсказуема:
  - Да ты что таки издеваешься? Мы таки два дня как вышли из порта! Вон!
  Только дверь за беднягой Лодовико закрылась, как постучался другой матрос, получивший аналогичный приказ и спросил:
  - Простите, капитан Фьюри, что беспокою, но команда соскучилась по берегу и нам хотелось бы, раз другой работы пока не предвидится, сойти на берег.
  В этот раз ответил Логан:
  - Я подумаю, - и кивком отпустил матроса, незаметно подмигнув.
  Как только дверь за ним закрылась, он сказал:
  - Нет, ну ты видишь, Мойша? Совсем не настроены работать!
  В этот момент Гин должна была сказать свою реплику, но забыла про неё. Поэтому Логан откашлявшись, повторил, намекающе повысив тон:
  - Ну, совсем не рабочий настрой у команды!
  Гин, вспомнила, что пришел её черед и повторила заученную фразу:
  - С таким настроем все равно ничего толкового не получится.
  - Да, ты права, - вторил ей Логан. - Тем более, что все равно на горизонте нет ни одного корабля, который можно было бы ограбить...
  Мойша быстро понял, к чему весь этот спектакль. Актеры из этой парочки так себе. Но энтузиазма им не занимать. Зная упрямство Логана и понимая, что они в таком духе могут ещё долго продолжать, Мойша сдался:
  - Ладно, морские демоны с вами! Давайте таки причалим в ближайшем порту.
  Логан и Гин выразили свою радость по поводу предстоящего события очень тихо и очень дружно: девушка подняла вверх левую руку, сложенную в кулачок, молодой человек правую, сложенную аналогично и они ударили по кулачкам.
  - Ну, мы пойдем, - стараясь не улыбаться сказал Логан.
  - Да, у нас там вообще много дел, - медленно пятясь назад вторила уже открывающему товарищу дверь Гин.
  Как только дверь за ними захлопнулась, они взявшись за руки радостно запрыгали, как маленькие дети, сумевшие убедить родителей в том, что печенье на самом деле съел кот.
  К вечеру следующего дня они прибыли в порт. Логан не переставал рассказывать Гин про таверну, в которую они собрались идти. В основном все его рассказы сводились к одному:
  - Там круто, но опасно. Всегда будь рядом со мной. И нам нужно придумать тебе крутое прозвище. Иначе тебя там не будут уважать.
  Последний пункт был настоящей проблемой. Они не могли остановиться ни на одном из вариантов. То, что предлагал Логан не нравилось Гин и наоборот. К делу даже подключили команду. Поначалу матросы не проявили особого энтузиазма. Адальберт, высокий накачанный мулат который выполнял роль кока на судне и готовил поистине волшебные блюда, так и вовсе пригрозил ножом, если кто-нибудь сунется с глупыми вопросами на его кухню.
  Видя, что дело не клеится, Логан разозлился и со словами:
  - Капитан я тут или кто? - приказал всем кто свободен придумывать прозвища. Кроме Адальберта. Двухметровый гигант с фартуком на голое тело, угрожающий тебе ножом, может убедить кого угодно в чем угодно, и он с первого раза убедил Логана, что не намерен в этом деле участвовать.
  Как бы там ни было, а после приказа дело пошло куда живее. Отовсюду сыпались самые разные предложения:
  - Гроза морей! Опасная штучка! Отчаянная!
  И ни один вариант так и не был однозначно одобрен. В итоге, собравшись на берег с Логаном и командой, Гин все ещё была просто Гин. Хотя поход в таверну хуже от этого не стал.
  Девушка испытывала смесь азарта, нетерпения и немного волнения. Что там будет? Как её примут? Будут ли там драки, бывалые пираты, которые плавали даже на край света? Больше всего на свете Гин волновалась, что не впишется.
  На все её сомнения Логан авторитетно заявил:
  - Расслабься! Ты со мной. А я, какой ни есть, а король пиратов.
  Таверна не разочаровала Гин. Здесь было все, что должно быть в месте, которое называется "Брюхо мертвеца": повсюду дым от курительных трубок и стойкая вонь от рома и перегара, которую не заглушал дым, жуткий галдёж, смех и кое-где даже пьяные песни.
  - Потрясающе!!! - подвела итог всему увиденному Георгина.
  Логан принялся вводить её в курс дела, попутно локтями прокладывая себе путь вперед:
  - Вот там сидит Понсо, - он ткнул пальцем в рослого детину, который любезничал с девицей, смеющейся как лошадь. - Мы с ним типа приятели. Но ты с ним поосторожнее - он может тебя соблазнить.
  - Вряд ли, - отмахнулась Гин и тут же заинтересованно ткнула пальчиком в группу мужчин, играющих в карты.- А это кто?
  Логан фыркнул:
  - Этих ребят тут не особо любят. Мы - честно грабим всех, кто попадется в море. Эти жулики маскируются под членов команды, нанимаются на небольшие суда и в море убивая остальных членов команды захватывают и корабль, и груз. Потом перепродают их и снова нанимаются на другие суда.
  - Какие милые ребята, - хмыкнула Гин. - А как насчет тех?
  Девушка ткнула пальцем в группу мужчин, собравшихся у барной стойки. Логан лишь отмахнулся в ответ:
  - Да ничего особенного. Так, матросня с разных кораблей, - и тут молодой человек, четь ли не споткнулся, проходя мимо того, кого искал, чтобы показать новому члену своей команды.
  Мужчина, которого Логан хотел показать, сидел за столом, вальяжно раскинувшись на стуле, и вытянув ноги. Об них молодой капитан и споткнулся. Капитан Фреди Пайп отреагировал незамедлительно.
  - Фьюри! - рыкнул тот, оттряхивая ботинки. - Начни уже смотреть под ноги, а не глазеть куда... - тут он заметил Гин и похабно улыбнулся. - Хотя я тебя понимаю, у твоей новой подружки есть на что поглазеть.
  Логан стал перед Гин и сказал:
  - Она - новый член моей команды. Следи за языком.
  - Да-а-а-а? - протянул тот. - И... что же она делает для твоей команды?
  Прежде, чем Логан ответил, Гин вытащила три ножа и метнула по очереди. Один попал в рукав куртки Фреди Пайпа, намертво пригвоздив левую руку мужчины к столу, на котором она до этого мирно лежала, второй вошел в стул, как горячая ложка в масло в непосредственной близости от "самого дорого", как его называл Лаклан Альба. Капитан Пайп даже подпрыгнул с перепугу. Третий нож воткнулся в крышку стола аккурат между пальцев Фреди, которые он испуганно растопырил, стараясь отпрыгнуть от второго ножа.
  Не давая никому опомниться, девушка подошла к капитану Пайпу сзади, и, положив свою левую руку поверх его, томным голосом спросила:
  - Ты правда хочешь знать, за что меня взяли в команду?
  В ответ капитан только кивнул.
  Одним движением Гин вытащила нож из столешницы и принялась сначала медленно, затем все быстрее тыкать им между пальцев побледневшего Фреди Пайпа. Здоровяк сделал было попытку оттолкнуть девушку, но та, все быстрее орудуя ножом, сказала:
  - Если не хочешь остаться без пальца...
  Мужчина понял все правильно и затих. В какой-то момент Гин решила остановиться и сделала вид, что промахнулась. Бедняга Фреди испуганно заверещал.
  Девушка рассмеялась и вернулась к своей команде. К тому моменту громогласный хохот, сотрясающий стены "Брюха мертвеца" стих и все довольно четко услышали злое рычание капитана Пайпа:
  - Я не знаю где ты откопал эту шельму...
  - Шельма! - хором воскликнули Логан и Гин, радостно улыбаясь и ударили по кулачкам.
  - Что? - с опаской переспросил Пайп, подсознательно ожидая чего угодно от этой ненормальной парочки.
  - Ты угадал с имечком, - мило улыбнулась Гин.
  - Лучше тебе запомнить её, - посоветовал Логан.
  - О, - злобно прошипел Фреди. - Уж будь спокоен, я запомню эту наглую выскочку. И мы с ней ещё повстречаемся, когда тебя не будет рядом...
  Гин демонстративно зевнула:
  - Ты мне надоел, - и резко наклонившись, вырвала нож, который все ещё был воткнут в стул в опасной близости с мужскими принадлежностями капитана Пайпа. Тот дернулся и перевернулся вместе со стулом, оторвав себе при этом часть рукава. Когда мужчина вскочил на ноги, девушка стояла где и была перед этим, спокойно глядя на него: - Зачем далеко ходить и ждать встречи. Вот она я. Вот сзади твоя команда, вот команда "Уорчайлда". Если хочешь, мы с тобой разберемся. Только не думаю, что их хватит, чтобы защитить тебя от меня.
  - Ты всего лишь женщина, - фыркнул Фреди, но глаза его при этом забегали.
  - И ты что думаешь, что меня взяли в команду только за то, что у меня меткий глаз и твердая рука?
  Девушка расплылась в плотоядной улыбке. Этому она научилась у короля Киледона, когда он рассказывал о своих ратных подвигах. Гин не была до конца уверена сработает ли, но ей уже давно хотелось на ком-либо опробовать этот оскал. На Фреди сработало. А вот на здоровенном бугае, который, как впоследствии выяснилось, служил боцманом у Пайпа на судне - не сработало. Тот выступил вперед со словами:
  - Да что вы бабу слушаете! - и попытался ударить Гин.
  К несчастью для него, она была готова и к такому варианту развития событий. Как говаривал её учитель кэмпо, щуплый в общем старикашка "Чем больше шкаф, тем громче он падает". И он действительно предпочитал драться только с теми, кто больше и выше. Он и научил Гин, куда бить таких бугаев, чтобы быстрее свалить.
  Улыбнувшись (как говорил король Киледон, это помогает создавать нужную репутацию), Георгина пригнулась и боцмана по инерции занесло слегка в сторону. Девушка воспользовалась этим, и ударила того по коленной чашечке, надежно и качественно сломав её, благодаря тому, что у неё хорошо поставлен удар ногой. Верзила тут же заверещал как женщина, и упал на второе, целое колено. Решив, что с ним пора кончать, Гин взяла с соседнего столика сковородку, на которой разносили еду посетителям и со всей силы врезала бугаю. Дно сковородки прогнулось в том месте, где встретилось со лбом боцмана, а мужчина благополучно вырубился.
  В таверне ненадолго воцарилась тишина. Гин повернулась к своему капитану и вопросительно посмотрела на него. Тот несколько секунд ещё ошарашено переводил взгляд с девушки на валяющегося в беспамятстве громилу, затем расплылся в восторженной улыбке:
  - Круто!
  - А то! - подтвердила Гин, и они снова ударили по кулачкам.
  - Психи! - прокомментировал Фред Пайп и велел: - Гарри, Бобби! Заберите боцмана и к врачу его!
  А затем повернувшись к Логану и Гин прошипел сквозь зубы на прощание:
  - Это ещё не конец! - и скомандовал. - Уходим!
  Команда "Уорчайлда", во главе с капитаном проводила эту дружную компанию взглядом и, недолго думая, заняла освободившееся место.
  - И как тебе "Брюхо мертвеца"? - спросил Логан, подзывая девушку, разносящую выпивку.
  - Шикарно! - расплылась в улыбке Георгина. - Я тут пробыла всего ничего, а уже обзавелась смертельным врагом!
  - Это нужно обмыть! - предложил Логан и вся команда дружно его поддержала.
  Никто из них просто не догадывался, чем закончится для них очередная попойка.
  ******
  Скандал с похищением новоявленной наследницы престола вышел такой, что весь Эвишем ещё лет десять как минимум будет смаковать подробности. И дело даже не в короле Киледоне, пытавшемся задушить принесшего дурную весть гонца. И не в братьях Альба, которые чуть душу не вытрясли из бедного капитана Левингстона, требуя подробностей исчезновения. Нет!
  Всем запомниться тот момент, когда принц ди Аматро, услышав про исчезновение герцогини Скарсгард, заявил, что "... это все фикция и обман, с целью скрыть настоящего наследника престола, а столь удобное похищение так и вовсе было инсценировано с целью...". С какой именно бедняга недоговорил, так как Киледон в ярости бросил так и не додушеного начальника стражи и переключился на не умеющего держать при себе свое мнение посла. Братьям Альба пришлось бросить допрос находящегося в полуобморочном состоянии капитана, чтобы оттащить обезумевшего короля. С горем пополам им это удалось до того, как случилось непоправимое. Но принц ди Аматро относился к той категории людей, которые не умеют делать выводы из уроков, которые преподносит жизнь. Поэтому, едва глотнув свежего воздуха, тот хрипло заверещал:
  - Это скандал! Мой брат об этом узнает! Астахена этого так не оставит!
  Киледону эти постоянные отсылки к Астехене, да к брату, сидящему далеко, но высоко, успели безумно надоесть за все эти годы, которые посол провел вдали от родины. Ему и так хотелось врезать принцу каждый раз, когда он это слышал, а сейчас король Крайонис был не просто на взводе, он был взбешен, и плохо мыслил от ярости, клокочущей внутри. И эти слова стали последней каплей:
  - Вон из моего королевства! - в ярости заорал он. - Если не приведи боги с моей Гини что-то случиться, если я её не найду, то сотру вашу Астахену с лица земли вместе с вашим королем!
  Придворные ахнули, братья, с трудом удерживающие короля так ошарашенно и замерли, чем тот немедленно воспользовался, вырвавшись и хорошенько врезав зарвавшемуся послу, считающему, что он может диктовать условия монарху другой страны, да ещё и в такой момент. Бедного посла, неожиданно получившего правым королевским кулаком в свою непривычную к таким манипуляциям челюсть, подбросило как пушинку и отбросило на добрый метр в сторону. Удар отправил бедолагу в глубокий нокаут.
  - Уберите этот мусор из моего дворца, - почти прошипел Киледон, и ушел к себе в кабинет.
  Весь ужас того, что он натворил, дошел до короля Крайониса уже позже, стараниями тех же братьев Альба. И это понимание было сродни похмелью после знатной пирушки.
  - Что же я натворил! - причитал Киледон.
  - Ваше величество, - попытался успокоить его практичный Рейберт, который в последнее время находился при короле почти неотлучно и фактически выполнял функции советника. - Все ещё можно уладить. Я думаю, если вы извинитесь перед послом ди Аматро, что вами двигали эмоции, а не разум и простит вас...
  - Да в гробу я видал этого надутого павлина! - вскипел король Крайонис. - Пусть хоть лопнет от злости!
  - Тогда что вас так обеспокоило?
  - Его брат, Густав! - снова расстроился Киледон. - Он может воспользоваться ситуацией и попытаться если не вторгнуться в территориальное пространство Эвишема, так попытаться найти Гин и использовать в качестве заложницы.
  Братья переглянулись. Ни то, ни то не сулило ничего хорошего. Искать Гин в водах, кишащих кораблями вражеского государства уже будет крайне затруднительно. А если в этих самых водах будут разворачиваться военные действия, девушка может просто случайно попасть под удар. И неизвестно, что будет хуже - умереть от рук врага или в эти самые руки попасть.
  - Нужно её найти! - озвучил общую мысль Рейберт.
  - Нужно немедленно сообщить адмиралу Теонису, - велел Киледон. - Если кто и может найти её на море - то это он.
  - И Магнус, - вставил свое веское слово непривычно серьезный Лаклан.
  - Идите, - велел король. - Выполняйте.
  ******
  Гин в жизни так не веселилась, как в "Брюхе мертвеца". Все началось с того, что Логан предложил обмыть появление у Гин нового смертельного врага. Затем они пили за то, что она стала новым членом команды, затем обмыли новое прозвище. Потом матросы травили байки, которые обильно запивали вином, а потом Гин и Логан пили за его несчастливую любовь.
  Да-да!
  Как оказалось, даже у такого красавца как Логан может быть несчастливая любовь. И звали её Селия Абернети.
  Заливая рассказ вином и постоянно теряя нить повествования, Логан кое-как поведал о том, что они с Селией выросли вместе. Отец Логана, Гаррет Фьюри, дружил с семьей Абернети. Но когда малышке Селии было всего восемь, её отец ушел в море на своем корабле и пропал без вести. Аманда Абернети - мать осиротевшей Селии - ждала мужа сколько могла. Когда деньги закончились, женщина начала продавать свое имущество. Но вскоре даже она потеряла надежду на возвращение господина Абернети и поняла, что нужно что-то делать, чтобы раздобыть денег на существование для себя и своей тогда уже десятилетней дочки.
  И она подошла к решению этого вопроса творчески.
  Аманда Абернети нашла таких же женщин, как и сама и организовала бордель "Красные шляпки". Сама она не обслуживала клиентов, только руководила. Но под её началом "Красные шляпки" вскоре стали одним из наиболее популярных мест препровождения среди моряков и особенно пиратов.
  Мама Селии управляла борделем ещё семь лет. Затем бедная женщина подхватила туберкулез и покинула этот бренный мир. Бразды правления взяла в свои руки Селия.
  Чтобы организовать бордель, Аманда Абернети продала все свое имущество на острове Хризантема, откуда родом сам Логан, и уехала на материк. Поэтому он не виделся со своей подругой детства почти двенадцать лет.
  Снова Логан встретился с Селией когда стал королем пиратов. Они пришли к ней в бордель, чтобы отпраздновать, и впервые увидев её после длительной разлуки, молодой человек без памяти влюбился. Но напоролся на решительный отпор. Селия не просто не отвечала ему взаимностью, но и попросту отталкивала его, считая, что никакой любви нет, а молодой ухажер просто пытается затащить её в постель.
  Попытки объяснить, что все не так, ни к чему не привели. И вот, уже два года бедный Логан мается.
  Из всего, что он рассказал, Гин услышала только то, что некая Селия держит бордель, в котором постоянно зависает неверная скотина Ксандр, и эта фифа морочит голову такому классному парню, как Логан. Георгина и до этого хотела повстречать эту Селию. А теперь, узнав, что она разбила сердце доблестному капитану Фьюри, девушка решила, что просто должна разбить ей что-нибудь.
  И уговорила Логана встретиться с нею, сказав, что хочет поговорить с нею "по-женски". Добил его аргумент: "После этого она точно изменит свое отношение к тебе".
  Дальнейшее было как в тумане. Гин смутно помнила, как они ввалились в бордель и долго пытались объяснить кому-то что-то. Вроде сначала говорил Логан. Потом девушка поняла, что тот городит чушь. И сама попыталась объяснить, кому-то, почему все вокруг дебилы, она, то бишь Георгина - замечательная. Но сбилась с мысли.
  Дальше - провал в памяти.
  Очнулась Гин уже на следующий день с жутким похмельем. Наверное, бедняжка так бы и последовала зову богов, если бы не какая-то добрая душа, сунувшая ей в руки стакан с чем-то холодным и отвратительным на вкус. Как будто пот смешали с апельсиновым соком. Но как не странно - это помогло. Уже через полчаса Гин оклемалась настолько, что даже смогла самостоятельно одеться и спуститься вниз по лестнице. Хотя, если бы не голод, вряд ли кому удалось бы выгнать её из уютной теплой кроватки, засланной свежим бельем.
  Если второй этаж это коридор в который выходила куча дверей, то первый этаж - это что-то похожее на таверну. Только здесь не воняло, и было на порядок тише, хотя в зале сидело не людей за столиками.
  - Во имя звезд, где я? - спросила саму себя Георгина в голос. И тут же заметила того, кто может ответить на этот вопрос. Логан, как ни в чем не бывало, сидел за барной стойкой и болтал с невероятно красивой шатенкой. О чем они говорили девушка не слышала и даже не интересовалась. Гин подошла ближе вовсю разглядывая собеседницу своего капитана. Высокая, очень стройная. Красивые локоны уложены в незамысловатую но изящную прическу, классическая красота лица лишь слегка подчеркнута макияжем. Эта девушка знала, что очень красива и знала как это умело подчеркнуть.
  - О, твоя подруга, наконец, проснулась, - заметило появление Гин это небесной красоты создание с тонким и очень приятным голоском.
  Логан повернулся и, улыбнувшись, кивнул Георгине, чтобы подходила.
  Все ещё не в состоянии отвести взгляд от прекрасной незнакомки, девушка повиновалась и скромненько села на стул рядом со своим капитаном. В этот момент она как никогда была рада, что рядом есть кто-то ещё и можно не отсвечивать.
  Просто впервые Георгина как никогда отчетливо пожалела о том, что не умеет быть женщиной. Такой, как стоящая перед нею незнакомка.
  - Ну, как ты себя чувствуешь? - спросил Логан, дружески похлопав Гин по плечу.
  - Умираю от голода, - честно призналась Гин. - А так нормально. Даже странно, что голова не болит.
  - Да уж, странно, - согласилась с нею красавица и беззлобно улыбаясь. - Учитывая как вы вчера набрались.
  Логан, наконец, вспомнил о манерах:
  - Селия, знакомься, это новый член моей команды - Шельма. Гин, знакомься - это Селия.
  - Так Шельма или Гин? - загадочно улыбаясь, спросила владелица борделя.
  Вместо ответа Георгина наклонилась к Логану и сказала:
  - Уважаю твой вкус. Была бы я мужчиной тоже в неё влюбилась бы. Даже Дидре не такая красотка.
  - Ну, спасибо, - рассмеялась Селия, и, видя, как смутилась Георгина, дружески улыбнулась: - Да не бойся меня так. Я же не кусаюсь.
  Благодарение богам к ним подошел слуга и поставил перед Гин тарелку с едой. Стоило девушке вдохнуть ароматный запах свежего супа, как всё мгновенно выветрилось из головы. Девушка накинулась на еду так, словно неделю до этого прожила в море, не видя ничего съестного.
  Селия и Логан наблюдали за нею с умилением, продолжая болтать:
  - И как вы двое только познакомились? - спросила Селия.
  - Гин плыла на торговом корабле, - рассказал Логан, так как объект обсуждения была слишком занята и в данный момент даже землетрясения не заставило бы её оторваться от своего занятия. - Когда узнала, что мы пираты - попросилась к нам.
  - Не кажется ли тебе, что "Уорчайлд" не место для молодой девушки? - резонно заметила Селия.
  Но Логан лишь отмахнулся:
  - Во-первых, она сама к нам попросилась. Во-вторых, ты просто не знаешь, куда её везли. Это просто счастье, что мы напали на этот корабль.
  Красавица мгновенно заинтересовалась:
  - И куда же её везли?
  Капитан Фьюри мгновенно посерьезнел:
  - У твоего дружка Теониса к ней счеты, - сурово сказал он. - Если Гин снова попадется к нему в руки, то мне даже представить страшно, что её ждет.
  Селия наклонилась к нему пониже:
  - А что она такого сделала?
  Логан скосил глаза на доедающую свой обед Гин и, снова переведя взгляд на собеседницу, рассказал:
  - Она надавала ему по яйцам.
  - Дважды, - вставила свое веское слово Гин, отставляя пустую тарелку.
  Селия о чем-то задумалась, подперев кулачком щечку, и совершенно не замечая постоянство взгляда Логана. Если бы тот приложил немного усилий и оторвался от созерцания линии декольте, то увидел бы, как изменилось выражение лица красавицы, владеющей борделем. Сначала её озарило, понимание чего-то, потом появилась крайняя степень изумления. Затем она по-новому взглянула на Гин.
  Губы Селии изогнулись в загадочной улыбке, когда она почти проворковала:
  - Гин, которая в первую встречу с адмиралом Теонисом надавала ему по шарам. А ведь я о тебе много слышала от него.
  - Что правда? - пролепетала Георгина, чувствуя свою близкую кончину. Если Селия сейчас расскажет Логану, кого тот на самом деле приютит, добром это не кончится.
  - Ага, - продолжая улыбаться ответила Селия. - Он часто о тебе говорил. И не только он. Его первый помощник тоже о тебе частенько вспоминал.
  При напоминании об этом заносчивом и высокомерном типе, с Гин слетел весь страх и вернулось было раздражение. Этот Филипп не одобрял выбор своего ближайшего друга и начальника по совместительству. И хоть замуж девушка не рвалась, но стерпеть то, что кто-то считает её недостаточно хорошей не могла из принципа. Поэтому не упускала случая "случайно" наступить тому на ногу или "случайно" пнуть локтем. Мелочь, а приятно.
  - Воображаю, что он там тебе наговорил, - фыркнула Гин.
  - Вряд ли, - покачала головой Селия, так как её юная собеседница вряд ли даже в страшном сне могла представить, что Филип Атерби в неё тоже влюблен. И что Ксандр об этом знает и заставляет друга ездить вместе с ним на встречи, чтобы тот смог если не справиться со своими чувствами, то хотя бы привыкнуть к мысли, что герцогиня Скарсгард никогда его не станет, и научиться жить с этим.
  - Так, - Логан встал со стула. - Вы тут болтайте, а мне нужно пойти освободить место для новой порции выпивки.
  Как только он отошел, разговор потек в совсем другом русле:
  - Не говори Логану кто я такая на самом деле, - зашипела Гин на новую знакомую. - К Ксандру я все равно не вернусь. А тебя, если проболтаешься я...я...я...
  Что именно она с ней сделает, все никак не приходило в голову. Селия улыбнувшись, спросила:
  - Что ты?
  - Я тебе... глаз выколю, - ляпнула Георгина первое, что вообще в голову пришло и добавила, скосив глаза на ближайший стол, - Вилкой!
  Видя, что угроза не вызвала желаемого эффекта, девушка добавила на всякий случай:
  - Левый.
  Вот теперь эффект появился. Селия расхохоталась. Она так заразительно смеялась, что Гин не удержалась и тоже улыбнулась. Наконец, красавица более-менее успокоилась и сказала:
  - Знаешь, когда Ксандр про тебя рассказывал, я ему не верила. Но ты именно такая, как он и говорил. Ты просто чудо.
  Собравшаяся уже было огрызнуться Георгина, услышав похвалу довольно улыбнулась.
  - Не бойся, я не расскажу Логану про тебя, - продолжила Селия. - Но ты же сама понимаешь, что не сможешь долго обманывать его.
  - Я ни разу не соврала Логану, - с чувством собственного достоинства возразила Гин. - Недоговаривала, приукрашивала, манипулировала им. Но не врала!
  Её собеседница снова рассмеялась, а успокоившись сказала:
  - Ты говоришь как Логан. И это еще одна причина, почему я тебя не выдам. Пусть на своей шкуре почувствует каково это - когда тебе "недоговаривают".
  Гин вспомнила, что обещала замолвить словечко за своего нового друга и капитана, и решив, что лучшего момента не будет, попыталась закинуть удочку:
  - Но тебе-то Логан не стал бы "недоговаривать". Он же тебя так любит.
  Селия фыркнула, но промолчала. Тишина затянулась. Так и не придумав, как ещё тактично выполнить обещание, Гин прямо спросила:
  - А ты его любишь?
  К её удивлению, Селия ответила:
  - Люблю.
  Ответ буквально выбил воздух из легких Георгина. Она несколько секунд хватала ртом воздух прежде, чем спросить:
  - Так почему же ты гонишь его от себя?
  Селия ответила вопросом на вопрос:
  - А ты почему гонишь от себя Ксандра?
  Настала очередь Гин фыркнуть:
  - Сдался он мне! Я не люблю его.
  - Так уж и не любишь? - хитро сощурив глаза спросила Селия и добавила: - Вот он от тебя абсолютно без ума.
  - Правда? - невольно переспросила Гин.
  - Ага, - подтвердила Селия. - Влюбился как мальчишка с первой вашей встречи.
  - И все равно ходил сюда, - обиженно надула губы Гин. - Вот пусть и катится колбаской со своей любовью. Сдался он мне. Я вот лучше буду с Логаном творить зло и беззаконие. У нас даже фишка своя есть.
  Селия слушала её с таким видом, с каким мать слушает нерадивое дитя.
  - А не будешь скучать по его поцелуям? - вкрадчиво спросила она. - Ксандр говорил, что это самое приятное в ваших встречах.
  - Самым приятным было, когда я треснула его вазой, - привычно огрызнулась Гин. И добавила: - И Ксандр не единственный кто умеет целоваться. Логан думаю тоже в этом деле молодец. Так что если захочу - буду целоваться с ним.
  - А тебе хочется с ним целоваться? - также вкрадчиво спросила Селия.
  Георгина философски пожала плечами:
  - Пока нет. Но пока Ксандр меня не поцеловал я тоже не знала, что хочу с ним целоваться. Так что, думаю нужно разок попробовать, а там дальше пойдет как по маслу.
  - Ах, Гин, - вздохнула Селия. - В этом то и вся беда. Как только ты находишь кого-то, с кем тебе нравится целоваться, то никого другого целовать уже не хочется.
  До этого момента Георгине не с кем было поговорить про отношения между мужчиной и женщиной. Вокруг были только братья, король Киледон да Ксандр. Дидре не считается. С нею все разговоры на эту тему непременно скатывались в обсуждение того, почему Дидре такая великолепная и почему в неё все влюбляются.
  Поэтому, как только выпал шанс пообщаться с особью женского пола, знающей о проблемах Гин в отношениях с конкретным представителем мужского пола, девушка ухватилась за неё руками и ногами.
  - Почему? - Георгина даже наклонилась вперед, чтобы не пропустить ни слова.
  Селия ненадолго задумалась, прежде, чем сказать:
  - Потому, что это как болезнь. А тот самый человек - как противоядие. Бывает, что болеешь бессимптомно и только получая лечение начинаешь понимать, что до этого момента с тобой было что-то не так. А бывает, что болезнь протекает тяжело. Вот как у меня с Логаном. Нам так тяжело в разлуке. Но когда мы снова вместе - то непременно ссоримся и выясняем отношения. Понимаешь?
  Гин неопределенно пожала плечами:
  - Не совсем. Я не понимаю, почему тебе вместе с Логаном так тяжело. Он же такой классный! Он мне разрешает делать почти все, что захочу. Если я на корабле не проказничаю. По-моему - он лучший в мире. А тебе просто не с чем сравнивать.
  У Селии невольно поползли брови вверх:
  - Это мне, владелице борделя не с чем сравнивать?
  Георгина утвердительно кивнула:
  - Вот побыла бы ты невестой Ксандра - поняла бы что такое тяжело. Он не прошибаемый и твердолобый! Все должно быть так как он захочет. А главное - он такой лицемер! Я со своим другом детства смеялась, так он ему руку сломал. А сам тем временем по борделям шастал!
  - Ну... - попыталась заступиться за него Селия, но Гин ещё не договорила:
  - Он меня даже не спрашивал, хочу я за него или нет! Просто в известность поставил! Этот говнюк никогда меня не слушает! Я ему говорю, что не хочу его видеть - а он все равно остается и целует меня! Я ему говорю, чтобы проваливал - а он все равно остается и целует меня. Чтобы я не говорила, чтобы не делала - этот говнюк все равно меня целует! Ненавижу его за это!
  - Тебе же вроде нравятся его поцелуи? - попыталась внести ясность Селия.
  - За это и ненавижу! - чуть не расплакалась Георгина. - Когда он меня целует я ничего не могу с собой поделать. Руки ноги слабеют, и кажется, что если он не будет меня держать я упаду. Но при этом мне не хочется, чтобы Ксандр останавливался.
  - Мне кажется, я не понимаю... - попыталась прояснить ситуацию красавица шатенка.
  Её собеседница попыталась объяснить по-другому:
  - Я становлюсь слабой и уязвимой. И становлюсь такой только с ним. Только когда он меня целует, я понимаю, что слабее него, Ксандр побеждает меня. А я так не могу. Не могу всю жизнь быть слабее кого-то. Я - Георгина Саския Скаргард и не сдаюсь без боя!
  Селия ненадолго задумалась, потом сделала вывод:
  - Значит, главная причина того, что Ксандр тебе не нравится в том, что он тебе нравится, но это чувство тебя пугает, потому, что делает слабой, а ты не привыкла быть слабой и зависящей от кого-то?
  - Да! - обрадовалась тому, что хоть кто-то понял, что у неё на сердце Гин.
  И только девушки достигли взаимопонимания, как вернулся Логан. Игнорируя направленные на него не очень ласковые взгляды, он сел на свой стул, устроился поудобнее. Только после этого молодой человек обратил внимание на то, что встретили его не очень тепло. Посмотрев сначала на одну девушку, затем на другую, капитан Фьюри недоуменно спросил:
  - Что?
  Момент для разговора был упущен, поэтому девушки по молчаливому согласию решили продолжить его в другой раз. Тем более, что Селию неожиданно посетила дельная мысль:
  - Слушай, - обратилась она к Гин. - А тебе платье на пиратском корабле не мешает? Особенно такое как на тебе.
  Хозяйка борделя выразительно посмотрела на низ платья. И, как ни странно, Гин только сейчас увидела, что платье сбоку до половины сгорело. Она как раз вспоминала, что будучи слегка трезвой, пыталась показать своим новым друзьям фокус - дыхнуть огнем. Но у неё что-то там не получилось и вот итог: Мойша остался без своей шапочки и стал ещё более лысым, у какого-то мужика загорелась спина, а у Гин платье. Но его удалось потушить силами кого-то более трезвого. Про судьбу незнакомца Гин не могла сказать ничего путного. Она как раз придавалась воспоминаниям, когда Логан прыснул, в ответ на предложение Селии:
  - Предлагаешь ей голой ходить?
  - Предлагаю ей переодеться в нечто поудобнее, - нахмурилась красавица-шатенка в ответ.
  Пока Логан хихикал, Гин заинтересовалась:
  - Во что?
  Селия неодобрительно посмотрела на все ещё смеющегося Логана, и обойдя барную стойку, подойдя к Гин взяла её за руку и повела за собой снова на верх. Не было их достаточно долго. Логан даже начал сначала скучать, потом немного переживать.
  В тот момент, когда молодой человек уже собрался отправиться проверить все ли у них в порядке, Гин и Селия, наконец, спустились.
  Когда хозяйка борделя предложила переодеть нового члена команды Уорчайлда в более удобную одежду, капитан Фьюри не думал, что у неё найдётся что-то кроме платьев, в которых та постоянно ходит да тех лоскутков, в которые одеваются труженицы борделя. Но Селия в который раз удивила его. Она откуда-то откопала брюки для верховой езды, которые пришлись Гин впору. Сверху же на ней было простое, но плотное черное платье, длинной до колен и с двумя широкими разрезами по краям. Собственно, благодаря этим разрезам Логан и смог рассмотреть, что девушка, ставшая теперь обладательницей этого наряда, обзавелась и брюками и новыми сапогами.
  - А ничего так, - похвалил Логан. Тут же предложил: - Это нужно обмыть!
  Гин вспомнила, как ей было классно вечером, и как плохо утром, после того, как они накануне обмывали то, что она стала Шельмой. И немного подумав, сказала:
  - А давай!
  Селия только рукой на них махнула, буркнув что-то вроде: "Сошлись два идиота...". Но препятствовать не стала, сказав, что лучше пусть Гин и Логан напьются под её присмотром, чем пойдут куда-то ещё и снова будут поджигать друг друга. Ни один, ни второй участник устроенного накануне дебоша не стал перечить. И понеслась!
  Сначала выпили за платье, затем Гин таки показала вчерашний фокус. Он удался на славу и это дело тут же благополучно обмыли. Логан начал травить байки из пиратской жизни. Байки были так себе. Положения спасла подтянувшаяся команда Уорчайлда. Байки, которые травили они были куда веселее. Но Селия отказалась слушать их, сказав, что уже давно слышала это все. Что не помешало целеустремленной парочке, нацеленной на результат, наклюкаться до такого состояния, в котором все вокруг превращаются в самых дорогих людей. Остальные члены команды усердно им помогали, и несмотря на то, что пришли намного позже, быстро догнали своего капитана. Некоторые так усердствовали, что даже перегнали.
  И вот, когда Гин и Логан как раз вели задушевную беседу в духе:
  - Шельма, ты такая классная!
  - Спасибо, - улыбнулась Гин. - Я знаю.
  - А я не знал, что ты такая классная, - обиделся Логан, что его все это время держали в неведенье.
  - Тю, - тут же отмахнулась от несуществующей проблемы Гин. - Спросил бы меня, я бы тебе сказала.
  Логан несколько секунд обдумывал сказанное, а затем вынес свой вердикт:
  - За это нужно выпить!
  - Давай, - быстро согласилась девушка.
  Но стоило им только налить вина, как вбежал запыхавшийся юнга с Уорчайлда, с криком:
  - Сюда идет адмирал Теонис со своими людьми!
  Со всех, кто выпивал мгновенно слетел весь хмель. Явив собою просто поразительный пример единодушия, вся команда одновременно молча встала и засобиралась на выход. Но тут юнга заслышав шум крикнул:
  - Они уже тут! На черный выход! - показал всем пример, припустив так, что только пятки засверкали.
  Черный выход располагался с другой стороны здания. Для того, чтобы до него добраться, нужно было сначала подняться на лестницу, затем пробежать по коридору, и спустившись по другой лестнице выйти к нужной двери, которая вела на другую улицу. Так уж получилось, что Гин и Логан стояли от лестницы дальше всех. Поэтому поднимались на лестницу последними.
  Георгина уже практически скрылась в коридоре, но вдруг услышала зале такой знакомый голос:
  - Селия, милая, порадуй меня с ребятами!
  Скажи Ксандр что-то другое, Гин плюнула бы и пошла дальше. Но это "милая" заставило девушку резко остановиться, из-за чего Логан, идущий последним, чуть не сбил её с ног.
  - Ты что с ума сошла? - зашипел Логан, едва отдышавшись.
  Полностью игнорируя своего капитана, Гин подошла к углу, которым заканчивался коридор и начиналась лестница. Оттуда зал борделя был как на ладони. Девушка смотрела на мужчину, за которого должна была выйти замуж. Не было никаких признаков того, что он расстроен побегом невесты. Он шутил со своими помощниками, среди которых Георгина без труда узнала и Филиппа Атерби. Ксандр частенько приезжал с ним. Девушка подозревала, что это назло ей. Как она не могла терпеть этого хамоватого выскочку, что и первый помощник, а по совместительству и лучший друг адмирала Теониса, не мог терпеть её.
  Впрочем, сейчас Гин было не до него. Она во все глаза смотрела на Ксандра.
  Не то, чтобы она ждала, что тот будет в трауре или истерике. Но видеть, что этот паразит развлекается, пока её может где-то пытают, насилуют или убивают? И этот говнюк два года клялся в любви?
  К ничего не подозревающему о том, что за ним пристально наблюдают Ксандру, тем временем, подошла Селия:
  - Чем обязана тому, что вы все пожаловали ко мне такой большой и шумной компанией? Обычно вы приходите сюда по одному, максимум по двое.
  Филипп скорчил расстроенную рожицу:
  - Сегодня мы будем пить за две крупных неудачи: пираты, за которыми мы так давно охотимся, ускользнули у нас из рук.
  Его товарищи дружно разочарованно вздохнули, а Гин и так и не ушедший с остальными членами команды Логан, с удовлетворенными улыбками, дружно ударили по кулачкам.
  - А вторая неудача? - спросила тем временем Селия.
  Филипп преувеличенно сильно расстроился:
  - Наш доблестный адмирал Теонис скоро добровольно наденет на себя петлю...
  Окончание фразы утонуло в дружном хохоте. Ксандр взял Селию за руку и галантно поцеловав её, сказал с улыбкой:
  - Филипп слишком драматизирует. На самом деле я всего лишь женюсь.
  Девушка ему мило улыбнулась.
  - Всего лишь? - подсел к ней ближе другой помощник Ксандра. - Селия, ты просто не представляешь на какой безумной девушке собрался он собрался жениться.
  Лицо девушки пробрело ненадолго задумчивый вид, затем она сказала:
  - Ты просто не представляешь, какая у меня фантазия.
  - Она разбила вазу о его голову! - принялся перечислять Манро Гудвин, темноволосый помощник адмирала, имеющий богатырского телосложения. - Не раз пыталась подсыпать ему отраву в еду и воду, каким-то одним демонам из преисподней известным способом, насобирала вшей в небольшой мешочек и велела открыть, когда тот будет далеко...
  Селия закатила глаза:
  - Какие-то все детские проделки.
  Слово снова взял Филипп:
  - Я не раз бывал у этой не... - тут он осекся под пристальным взглядом своего командира. - Я хотел сказать, что не раз бывал у этой леди дома. Селия, у неё вместо игрушек - настоящий арсенал оружия. У неё четверо братьев и никто не может приструнить девчонку!
  Ксандр улыбнулся кончиками губ и отпил вина.
  - В этом то и вся прелесть - я знаю прекрасный способ приструнить её всерьез и надолго. И намерен после свадьбы воспользоваться им.
  Гин после этих слов чуть зубами не заскрежетала. Приструнить её значит собрался?! Ну, погоди!
  Георгина повернулась к Логану. Её глаза пылали праведным гневом. У капитана "Уорчайлда" глаза пылали не меньше. Да что там глаза! Его рука лежала на рукоятке меча, и когда кто-то из помощников шутил с Селией или целовал ей ручку, сжималась так, словно молодой человек едва сдерживает себя, чтобы не броситься на врага.
  - Логан, - прошептала Гин, не так громко, чтобы в зале услышали, но достаточно громко, чтобы услышал он. - Эти говнюки тут расслабляются, а мы должны бегать от них как крысы?
  Капитан Фьюри перевел на неё удивленный взгляд.
  - Нельзя этого так оставлять, - убежденно продолжила Гин. - Мы должны им отомстить!
  - Что ты предлагаешь? - заинтересованно приподнял он бровь.
  Георгина коварно улыбнулась:
  - Пошли, захватим их корабль!
  Секунду Логан молчал, затем лишенным эмоций голосом сказал:
  - Это идиотский план.
  - Ты со мной?
  - Естественно.
  Решив не тратить больше ни мгновенья на всякую ерунду, типа разработки плана или продумывания стратегии, парочка ударила по кулачкам и быстренько преодолела оставшееся расстояние до заветного черного выхода. На улице их ждала готовая уже идти с мечами наголо вызволять попавших в беду товарищей.
  Капитан Фьюри обвел всех взглядом и выдал:
  - Команда, сегодня пришло время вспомнить, что мы удалые пираты! А что делают пираты? Захватывают суда!
  Вперед выступил один из матросов, по имени Френсис. Никакой особой роли на судне он не выполнял. Поэтому единственное, благодаря чему Гин его запомнила и отличала от других матросов - это очень пышные ресницы. Особой храбрости до этого за ним не водилось, из чего девушка сделала вывод, что говорила за него выпивка:
  - Логан... - начал он, но потом икнул и вспомнил про субординацию. - Капитан Фьюри, мы вообще-то в порту.
  - Каких пиратов это останавливало?! - тут же отмел этот довод как несостоятельный Логан.
  Больше разумных возражений придумать не смог никто.
  Другой матрос по имени Отто, которого Гин запомнила только потому, что у него имя смешное, флегматично спросил:
  - А какой корабль захватывать будем?
  Логан и Гин переглянулись и посмотрев на команду, расплылись в предвкушающей улыбке, больше похожей на оскал.
  - Мы захватим "Фиалковую зарю"!
  Матросам, чтобы понять и переварить услышанное потребовалась добрая минута. Затем вопросы посыпались как из рога изобилия:
  - Вы что с ума сошли? Мы же собирались грабить этот корабль днем? Это же корабль Теониса! Нас схватят и посадят! Нас убьют!
  И дальше в том же духе.
  Первому надоело слушать Логану. Он забрал бутылку с выпивкой у одного из матросов, знатно приложился к ней, и только после этого сказал, враз притихшей команде:
  - В общем так. Пока я тут капитан и король пиратов. Поэтому мои приказы нужно не обсуждать, а выполнять. Если кто не согласен - давай до свиданья.
  Не согласных не нашлось. Поэтому вся команда, раздобыв по дороге несколько бутылок вина и неплохо заправившись ими, двинула в порт, чтобы захватить "Фиалковую зарю".
  Как они это сделали - отдельная история. В памяти Гин сохранились смутные обрывки воспоминаний: они пришли под покровом ночи, тихо проникли на корабль, команда сбежалась, чтобы их остановить, но их усилия были тщетными. В команде Уорчайлда был непобедимый боец, владеющий несколькими смертоносными боевыми искусствами и не пьющий. Родом этот матрос был с востока, а большего про него Гин не запомнила. Но главное - он был не пьющий. Какой момент Гин хорошо запомнила - это как они с Логаном сожгли корабль. А запомнила она его главным образом потому, что прежде, чем поджигать "Фиалковую зарю", команду выбросили за борт. А прежде, чем их выбросили за борт, Гин лично каждому надавала пенделей, велев передать их драгоценному адмиралу Теонису.
  Совсем по другому о событиях этого вечера рассказывали прибежавшему адмиралу матросы с "Фиалковой зари". Один из них стоял укутавшись в неизвестно откуда взявшееся одеяло, и рассказывал, глядя вместе с Ксандром на пылающее словно факел судно:
  - Они завалились на наш корабль поздно вечером, пьяные в дым: около шестнадцати мужчин и одна безумная женщина. Включая четверых оставленных вами солдат, нас на корабле было двенадцать. И мы попытались выпроводить их...
  - Как четверых? - резко перебил Ксандр. - Это же полувоенный корабль, здесь должно было находиться не менее десяти солдат!
  Матрос смущенно прочистил горло, понимая, чисто случайно сдал решивших устроить себе внеплановый отгул солдат. Уточнять куда делись шесть человек не потребовалось. Взгляд адмирала говорил о том, что он и так все понял и бедолагам ничего хорошего это не сулит. Поэтому матрос поспешил продолжить:
  - Мы не ожидали, что на всю эту пьяную команду найдется один трезвый просто невероятный боец, который расправился с вооруженной охраной. Нас остальные взяли числом. Затем кое-кто из напавших на нас уснул просто на палубе. Но эти двое не уснули!
  Матроса передернуло от воспоминаний. Он подошел поближе к адмиралу, словно ища дополнительной защиты.
  - Это просто безумные психи, ваше превосходительство. Особенно женщина! Они называли её Шельмой. А мужчина - король пиратов, Логан Фьюри. И у этой Шельмы на вас большой зуб! Сначала она хотела... - матрос запнулся, не зная, как по деликатнее объяснить, но так ничего и не придумав, просто намекающе посмотрел на свое мужское достоинство. - ... отрезать его. И король пиратов был с ней согласен. Мол, это должна быть вам, ваше превосходительство, наука, чтобы не устраивали им засады и не шлялись по борделям.
  Ксандр гордился тем, что в любой ситуации умел держать лицо. Но тут выдержка изменила ему и брови непроизвольно поползли вверх. Оказалось, на этом сюрпризы не закончились. Матрос продолжил:
  - Ваше превосходительство, потом прибежал какой-то невысокий старик с пейсами и лысиной. Они называли его Мойша и он запретил им заниматься членовредительством. Я не знаю кто он, но не только команда, но и те два психа послушались его. Ох, и нагнал на меня страху этот старик. Как подумаю, каким зверем нужно быть, чтобы тебя начали слушаться безумная Шельма и король пиратов. Ваше превосходительство... - мужчина сглотнул и подошел ещё ближе. - Шельма просила у него разрешения сжечь нас живьем!
  - Но старик, как я понимаю, этого не позволил, - догадался Ксандр и отошел на шаг от матроса.
  - Но даже он не смог остановить их, когда те решили сжечь корабль, - тут же затараторил матрос. - Мы уж думали, что нас пустят в расход вместе с кораблем, как ненужных свидетелей. Но нет. Нас оставили в живых, чтобы мы передали вам послание от Шельмы.
  Ксандр заинтересовано приподнял левую бровь:
  - Какое послание?
  Матрос замялся, не зная может ли он говорить.
  - Какое послание?! - зло рыкнул потерявший терпение Ксандр.
  - Она каждому из нас дала под зад, прежде, чем бросить в воду, и велела передать эти пендели вам, - сипло ответил моряк.
  Лицо Ксандра побагровело от гнева, изумления и возмущения. Но отреагировать на эти слова мужчина не успел. К нему подбежал один из посыльных, служащих при канцелярии адмиралтейства, вытянулся по струнке, и, сунув в руки письмо с королевской печатью, сказал:
  - Разрешите доложить! У меня срочное сообщение от его величества короля Крайониса. Велено найти вас, чем бы вы не были заняты и сообщить, что два дня назад на корабль, который вез вашу невесту в Боскхолд на свадьбу, было совершено нападение и её похитили.
  Глава 4
  Лаклан второй день не мог найти себе места. Из всех его живых родственников, слегка сумасшедшая и очень непоседливая младшая сестра была ближе всего ему по духу. С Гини он всегда мог найти общий язык, любил больше всех и после известия о том, что её похитили, активно включился в поиски.
  Но вот прошло совсем немного времени, и все, что можно было сделать, было сделано. Все же поиски человека, похищенного в море, отличаются от поисков человека, пропавшего без вести на земле. На земле можно искать к примеру по оставшимся на месте преступления следам. А море хоронит все. Кто его знает, может и Гин уже похоронило?
  Лаклану ничего не оставалось, как просто сидеть в своем кабинете и ждать с моря погоды или каких-либо вестей. Строго говоря кабинет был не его а Магнуса... Хотя нет, не так. Кабинет был общий у всех четырех братьев, но пользовался им в основном только Магнус. Здесь он принимал гостей и отсюда решал важные вопросы связанные с управлением компанией, если, конечно, не требовалось его личное присутствие.
  Стены кабинета давили на него и Лаклан больше не мог просто сидеть. Он чувствовал, что ещё немного и просто свихнётся от этой тревоги. И в этот момент, как посланник свыше, зашел первый помощник Магнуса - Беломи Грум - и сказал, что один из осведомителей пришел с информацией о пропавшей герцогине Альба.
  Лаклана словно пружина подбросила - так он лихо вскочил на ноги, в два шага преодолел комнату и стараясь сохранять самообладание, спросил:
  - Какая информация?
  Беломи доложил:
  - Кажется, он знает, где её держат в плену.
  Лаклан судорожно вздохнул и от переизбытка эмоций даже прикрыл лицо руками на несколько секунд. "Держат в плену". Да он в жизни не слышал слов лучше! Георгина жива! Они смогут найти и спасти её!
  Справившись с эмоциями и убрав руки от лица, Лаклан спросил:
  - Где он?
  Беломи проводил его вниз, к холлу. Там топтался неопрятного вида мужчина, чей костюм видал и лучшие времена. Намного лучшие! Собственно, по виду да по запаху можно было вычислить в какой канаве ночевал его владелец.
  В основном Лаклан относился брезгливо к такого рода личностям. Но эта была не та ситуация. Поэтому, презрев все рвотные позывы и стараясь держать каменное лицо, он подошел к "информатору" старшего брата:
  - Здравствуйте, я Лаклан Альба, брат Магнуса, - представился он и заверил: - Вы можете мне рассказать то, что хотели сказать ему.
  Как только к мужчине подошли, он тут же почтительно снял свою потрепанную жизнью и нерадивым хозяином шапку, и теперь стоял в нерешительности и нервно комкал её, решая стоит ли говорить, или подождать того, с кем привык иметь дело.
  Лаклан безошибочно понял его сомнения, и попытался зайти с другой стороны:
  - Послушайте, речь идет о нашей сестре. Пока мы с вами тут разговариваем - время идет. Магнус прибудет только завтра вечером. А Георгину к этому времени уже могут попросту убить! И тогда вы точно не получите награду!
  Мужчина все ещё сомневался, но по нему видно было, что Лаклан его почти уговорил, поэтому он удвоил усилия:
  - Неужели вам нужно кровь молодой, ни в чем неповинной девушки, которая в жизни и мухи не обидела? - принялся внаглую врать, чтобы надавить на жалость Лаклан. И тут его осенило: - Магнус также не заплатит вам, если ваша информация устареет и нашу сестру к тому моменту перепрячут в другом месте!
  Вот это подействовало! Вот с чего стоил начинать! Воняющий "информатор" запел как канарейка:
  - Ваша милость, у нас в кабаке поговаривают, шо вашу сестру держат на острове Хризантема. Но шоб вы знали, она у натурального психа в плену. У Громовержца - короля пиратов. Страшно подумать, шо он ей сделает.
  Лаклан заскрипел зубами от злости. Если Громовержец хоть пальцем тронет его малышку...
  Он перевел мутный от злости взгляд на все ещё стоящего перед ним вонючего "информатора" и велел, стоящему позади Беломи:
  - Заплатите этому человеку, а когда приедет мой брат, скажите, что я вооружил людей, взял "Рожденную бурей" и поехала спасать нашу сестру!
  ******
  Посол ди Аматро был ужасно оскорблен тем, как с ним поступил король Крайонис. Он не собирался оставаться в Боскхолде ни секундой дольше, чем это было необходимо. Его собственный корабль стоял в порту на ремонте, так как по пути на свадебный пир в нем обнаружилась течь.
  Но Бартоломео был твердо настроен уехать подальше от этого проклятого замка, в котором он отхватил по зубам от короля. И такая мелочь, как отсутствие собственного транспорта его не смущала. Он быстро нашел корабль, который отчаливал в кратчайшие сроки и направлялся как раз в тот же порт, куда планировал добраться и принц ди Аматро.
  Кастиен - это пограничный городок и в случае чего корабли из Астахены прибудут сюда за день. Хотя главное преимущество этого порта было в том, что здесь можно было найти контрабандистов для доставки очень важного груза. Бартоломео собирался сразу после свадьбы отправить на родину корабль под завязку груженный минералом белого цвета - гури. В Эвиншеме этого добра предостаточно. А в других странах есть лишь несколько шахт по его добыче.
   Этот минерал примечателен тем, что активно применяется для защиты посевов от вредителей. А ещё его используют для создания Сиршанского огня. Именно поэтому гури запрещено вывозить за пределы Эвиншема.
  Раньше Бартоломео справлялся вывозя его на своем собственном корабле. Кто будет досматривать корабль, принадлежащий брату правителя другой страны? Но в связи с последними событиями отправку этого крайне ценного груза пришлось ускорить. А из-за того, что корабль Бартоломео был в ремонте, ему придется искать того, кто сможет за определенную плату помочь в этом. И Кастиен - идеально для этого подходит, потому, что уж кого-кого, а умельцев, способных вывести подобный груз не привлекая лишнего внимания в порту предостаточно.
  С такими вот мыслями Бартоломео прибыл вечером в порт Кастиен, а утром пошел на Рыбную площадь, чтобы найти исполнителей для такой работы.
  *******
  Когда Гин проснулась по утру, ощущение было такое, словно в голове поселились небольшие кузнецы, которые постукивали крохотными молоточками по стенкам черепа, пытаясь его расколоть. Больно, в общем, невыносимо. От любого шума вокруг голова раскалывалась ещё сильнее. А во рту было такое чувство, будто кошки нагадили. Большая свора кошек, у которых мощная такая диарея.
  Проснулась Георгина на одной кровати с Логаном в его каюте. Но в том, что между ними ничего не было, девушка была абсолютно уверенна. Дело в том, что во-первых, оба были одеты, а во вторых, она четко помнила, как они здесь оказались. После вчерашней попойки команда была в зю-зю. А Логан и Георгина отличились больше всех. И когда неизвестно откуда взявшийся Адальберт загнал всех на корабль, никто из экипажа не смог вспомнить, куда нужно отвести Гин. В итоге уже спящего Логана и чуть живую Шельму сгрузили в одну кровать, решив, что если кому что не нравится - сами разберутся.
  Как бы там ни было, но проснулась Георгина с таким похмельем, что казалось лучше бы и не просыпаться. Судя по тому, как рядом стонал Логан, у него дела были не хуже.
  - Я больше не пью, - простонал он.
  - И я, - тут же поддержала его Гин.
  Дверь в каюту распахнулась и вошел кто-то из команды. Ему видно показалось, что Гин и Логан слишком мало страдают, потому, что он повернулся и через плечо заорал:
  - Они проснулись!
  Парочка на кровати дружно застонала.
  Если бы Гин знала, кто этот негодяй - убила бы его самой жестокой из всех возможных казней. Потому, что дальше этот придурок жизнерадостно сообщил:
  - Мойша зовет вас на палубу!
  Делать нечего. Раз Мойша зовет - нужно идти.
  С огромным трудом, держась друг за дружку страдающая похмельем парочка села на кровати, а затем буквально скатилась на пол. Так экономнее тратились силы и не так все болело. Логан пока Гин сидела и приходила в себя, её капитан обполз кровать и сел рядом.
  - Кажется, я умираю, - тихо сообщила девушка.
  - Не, - обрадовал её капитан Фьюри. - Сейчас с Мойшей будем говорить. Вот тогда ты и задумаешься о смерти.
  Парень из команды понаблюдал за их страданиями, пока не надоело. Но из-за того, что Мойша приказал без них не возвращаться, ему, в конце концов, пришлось подойти и помочь им подняться. И тут выяснилось, что идти самостоятельно эти два начинающих алкоголика могут только со скоростью улитки. Хотя нет, улитки проносились мимо на сумасшедшей скорости, требуя подвинуться. Поэтому, несчастному матросу, пришлось буквально тащить их.
  Радовало только то, что тащить этих двух пришлось не далеко - на палубу. Так уже ждал Мойша. В процессе матрос невольно задумался, а не обратил ли кто капитана и Шельму в вампиров? Все признаки на лицо: бледные, шарахаются от запаха чеснока из его рота (а он как чувствовал, что это пригодится, наелся его от души, чтобы на несколько миль вокруг чувствовалось), и самое главное - молодой человек и девушка, оказавшись на солнце скривились так, будто им стало физически больно. Но не сгорели. И это убедило матроса в том, что не стоит вбивать им колья в грудь.
  Матрос усадил страдальцев на ящики сваленные на палубе и ушел, оставив на растерзание Мойше.
  Старик посмотрел на них сверху вниз, взглядом, не предвещающим ничего хорошего. Затем размял костяшки пальцев и приступил к экзекуции обманчиво спокойным голосом:
  - Я таки привык к тому, что Логан таки творит все, что таки в голову придет. Но с твоим таки появлением, ШЕЛЬМА, - последнее слово он специально выделил голосом, и с наслаждением проследил за тем, как горе-пьяницы со стоном взялись за голову. - Он таки превзошел сам себя.
  Мойша сделал паузу, давая парочке прийти в себя, затем снова заговорил очень тихо, поэтому сидящим напротив пришлось прислушиваться, чтобы разобрать слова:
  - Ваш пьяный загул вчера таки начался с корабля "Фиалковая Заря", - Логан и Гин расплылись самодовольными улыбками. Мойша сорвался на крик: - Какого морского демона вас таки туда понесло?!
  Гин и Логан застонали, оставив вопрос без ответа. Мойша выждал ещё немного, пока те немного придут в себя и продолжил тем же тихим, спокойным голосом:
  - Вам таки мало было, что вы его таки захватили. Вы, таки самые безмозглые олухи, которых я таки встречал! Потому, что вместо того, чтобы таки ограбить корабль, ВЫ ЕГО ТАКИ СОЖГЛИ! - заорал он в конце, заставив Гин и Логана со стоном схватиться за голову.
  Мойша ещё немного выждал, затем продолжил:
  - Но вам, таки и этого было мало! - тут Логан и Гин дружно подняли головы, чтобы недоуменно посмотреть на него. Мойша понял, что они ничего не помнят и напомнил: - Да! Захватив таки "Фиалковую зарю", вы таки решили, что вам таки море по колено. И куда ваши пьяные головы таки понесло?
  Сделав драматическую паузу, Мойша заорал:
  - Вы таки поперлись к Фреду Пайпу на корабль!
  Гин и Логан снова схватились за головы.
  Мойша снова снизил громкость голоса:
  - На счастье, его там таки не оказалось.
  Логан и Гин дружно облегченно вздохнули, и Мойша опять заорал:
  - Что таки не помешало вам таки добраться до его личных запасов коньяка и таки напиться им до невменяемого состояния!
  Гин со стоном сползла по ящику вниз:
  - Убейте меня... я больше не могу...
  - Крепись! - Логан вцепился в неё так, будто если отпустит, то девушка умрет, оставив его самого разбираться. - Немного осталось!
  - Мне таки чудом удалось уговорить вас не сжигать ещё и его корабль! - не отступал Мойша. - О чем вы только думали?!
  Воцарилась тишина. Спустя добрую минуту до Логана дошло, что это был вопрос, и он ответил как сумел: слабо улыбнулся и недоуменно пожал плечами.
  Это было последней каплей в чаше терпения бедного Мойши. О чем он немедленно и рассказал, используя более длинную версию:
  - Вы таки два дебила! Я таки не удивляюсь, что Фреди Пайп, когда узнает, что вы натворили, таки опять будет пытаться тебя убить, Логан! - старик скосил задумчивые глаза на девушку и добавил: - И тебя.
  Гин радостно пискнула и тут же снова схватилась за голову:
  - Да что с вами таки не так? - продолжил Мойша. - Вы как будто таки ищете способ таки убраться из этого бренного мира поинтереснее!
  Логан тоже больше был не в состоянии это терпеть и тихо сполз к Гини. Как будто на полу можно было спрятаться от злого Мойши. Не вышло. Мойша ещё минут двадцать распинался по поводу безрассудства и безответственности капитана "Уорчайлда" и отдельно взятого члена команды. Конец этой речи затронул тот момент, который вывел старичка из себя больше всего:
  - И ладно вы таки захватили эти корабли! Но зачем?! Таки объясните мне зачем вы таки все поджигаете?! Что у вас таки за ненормальное желание все сжигать, даже таки себя? - и не дожидаясь ответа поставил жирную точку в этом вопросе: - С меня таки хватит! С этого дня я таки запрещаю вам таки хоть что-то поджигать! Вы меня таки поняли?
  Логан и Гин изобразили кивание.
  - Ну, и хорошо, - тут же стал спокойным и добрым Мойша. - Отто, таки отведи их к Адальберту. Пусть он их таки полечит.
  Транспортируя своего капитана и нового товарища к коку, Отто не особо церемонился. И Георгина даже невольно задумалась: нет ли у этого матроса на неё зуба? Но немного понаблюдав за ним девушка отказалась от этой теории. Мужчина оставался таким же флегматичным, как и всегда. Казалось, что его спокойствие ничего не может поколебать: ни двое доходяг, неспособных передвигать ногами, ни страдающая похмельем девица, в мужской одежде, которую вырвало ему на сапоги. Что бы не происходило вокруг - Отто оставался спокойным, как скала. Кремень, а не мужчина!
  Чего не скажешь про Гин и Логана.
  До того, как Адальберт буквально силой влил вяло сопротивляющимся страдальцам в горло отвратительно пахнущую настойку, которая на вкус оказалась ещё хуже, хотя хуже, казалось бы, не куда. Гин мечтала, чтобы её вырвало. Но желудок принял эту муть неожиданно хорошо. А спустя каких-то минут двадцать девушка чувствовала себя как огурчик. Будто и не напивалась накануне. Логана отпустило даже раньше чем её, и к тому моменту, как Шельма окончательно вернулась к жизни, капитан Фьюри уже стоял рядом необычайно бодрый и готовый искать приключения на свою пятую точку. Так он Георгине и сказал:
  - Мне скучно. Что делать будем?
  Вразумительных идей у Гини не нашлось, поэтому они засели на палубе со сосредоточенными лицами, всем своим видом выражая задумчивость. Команда, старательно обходила их стороной. Никто не знал, до чего эта сумасшедшая парочка додумается, но все как-то дружно не хотели в этом участвовать.
  Конец раздумьям положил Мойша. Старичок тихо подошел к напрягающим извилины членам команды и спросил:
  - О чем вы таки думаете?
  - Нам нечем заняться, - вздохнул Логан.
  Мойша оживился:
  - А у меня как раз таки есть для вас работа, которую даже вы провалить не сможете!
  Капитан Фьюри и Шельма подняли на него заинтересованные взгляды. Мойша воодушевленно продолжил:
  - Нам таки нужно пополнить запасы. Мне таки некогда этим сегодня заниматься. А вы таки изнываете от безделья. И пока вы таки не натворили ничего на собственном таки корабле, собирайтесь таки ребятки, я таки дам вам список, и вы таки поедете все покупать. Сделаете таки для разнообразия хоть шото полезное. А заодно перестанете таки пугать собственную команду...
  - Они же пираты, - недовольно пробурчала Гин. - Чего они такие нервные?
  - Не важно, - расплылся в улыбке Логан. - Нужно пойти за продуктами - мы пойдем.
  Мойша довольно потер руки.
  - Вот и славненько! - старик дал своему капитану в руки свернутый трубочкой лист бумаги. - Вы таки сможете найти все необходимое на Рыбной площади.
  Уже когда парочка спустились с трапа у Гин возник вопрос:
  - А мы точно найдем все там? - и тут же пояснила свой внезапный интерес. - Я конечно люблю делать покупки. Но мне лень таскаться по всему городу.
  Логан улыбнулся:
  - Это же Рыбная площадь. Там можно найти вообще все, что продается. Если чего-то из списка там нет, значит его нет нигде в Кастиене.
  Георгина подняла взгляд на все больше пригревающее солнышко.
  - Ладно, пошли побыстрее с этим покончим, - и тут же сама стала, как вкопанная. - А чего это ты так радостно вызвался в добровольцы?
  Логан посмотрел по сторонам, не подслушает ли кто, и признался по секрету:
  - Я хочу купить Селии подарок. Но если парни из команды узнают - засмеют.
  - А так у тебя есть прикрытие, - расплылась в понимающей улыбке Гин.
  Парочка широким шагом двинула в направлении, которое указал Логан, попутно обсуждая, что больше может понравиться красавице, покорившей сердце капитана Фьюри.
  ******
  Бартоломео не знал, как именно нужно искать пиратов. Ему также прежде не приходилось не то, что бывать, даже слышать о злачных местечках, которые такие личности посещают. В итоге, принц ди Аматро не придумал ничего лучшего, чем просто ходить от прилавка к прилавку, спрашивая:
  - Здравствуйте, вы не возьметесь перевезти большую партию гури в Астахену?
  Законы Эвишема были весьма однозначны в трактовке того, что ожидает дурака, согласившегося оказать такую услугу: четвертование. Поэтому, Бартоломео ожидаемо везде слышал отказ и не всегда в корректной или лаконичной форме. Он уже почти отчаялся. Когда к нему подошли с предложением.
  ******
  Когда Логан и Гин взялись за покупки, они и не представляли как это будет скучно и муторно. Нельзя просто прийти и ткнуть пальцем в крупу. Нужно её посмотреть, проверить нет ли там жучков. И ладно бы там был всего один мешок. Так нет! Мешки с разными засыпками покупались десятками. И Мойша дал указание лично проверить каждый.
  Гин тут же предложила проверить один и не париться. Тогда Логан показал ей приписку от Мойши: " Если же вы таки решите не выполнять таки мои инструкции, то я таки вынужден вас предупредить, что если таки попадется хоть один мешок с таки порченным товаром, то есть его будете таки только вы". Пришлось проверять все.
  Логан и Гин как раз стояли возле очередного мешка, когда их внимание одновременно привлек разговор позади.
   - Здравствуйте, - поздоровался незнакомый мужской голос. - Вы не возьметесь перевезти большую партию гури в Астахену?
  Парочка, которая до этого мгновенья уныло перебирала крупу в очередном мешке, дружно подняла головы, глядя прямо перед собой, и слушай разговор сзади.
  - Какой груз? - изумленно переспросил собеседник незнакомца.
  Гин и Логан склонили головы на бок, чтобы лучше было слышно.
  - Гури в Астахену, - устало повторил незнакомец.
  Логан и Гин посмотрели друг на друга. Это было оно! То, чего не хватало для их фишки! Гури! Чтобы можно было создать бомбу. А тут его не только будет сразу и много, но никто и не заявит о его пропаже, ведь груз явно незаконный.
  - Я честный торговец и такими делишками не промышляю! - оскорбленно ответил тем временем лавочник позади. - Шли бы вы отсюда, господин!
  Не теряя ни мгновенья, Гин и Логан дружно повернулись, также дружно подошли к незнакомцу, которого так вежливо послал торговец, и одновременно расплылись в милых улыбках.
  - Здравствуйте, уважаемый господин, - поприветствовал его Логан.
  Гин по такому случаю даже изобразила поклон.
  - И вам не кашлять, коль не шутите, - подозрительно уставился на них Бартоломео.
  - Мы тут случайно услышали, - взяла инициативу в переговорах в свои руки девушка. - Что у вас возникли затруднения с транспортировкой некоего груза.
  Она даже глазками стрельнула в сторону растерявшегося мужчины.
  - Так уж сложилось, что мы как раз можем помочь вам решить эту проблему, - веско вставил Логан и тут же спохватился: - За определенное вознаграждение, разумеется.
  Если бы он не заговорил о деньгах, то незнакомец мог бы что-то заподозрить.
  Бартоломео немного поглазел на странную парочку. Что-то с ними было нечисто. Но после короткого размышления решил, что это его лучшая возможность и другой может просто не быть. Не сегодня - значит завтра порты перекроют из-за похищенной принцессы. И тогда груз уже не вывести.
  - Идет, - со вздохом согласился он. - Где стоит ваш корабль?
  ******
  Мойша, схватившись за свою шапочку, с ужасом наблюдал за тем, как на "Уорчайлд" заносят тюки с грузом.
  - Мойша не переживай, - продолжала успокаивать его Гин. - У нас все схвачено.
  Старичок тихо завыл.
  - Мы все продумали, Мойша, - решил помочь ей Логан.
  Мойша тихо завыл:
  - О чем вы таки думали, соглашаясь на это? - он в отчаянье сначала стянул свою шапочку, затем снова надел. - Вы понимаете, что транспортировка такого груза - крайне опасное дело. Если нас поймают на перевозке гури в Астахену...
  - Да не поймают нас на этом, - беспечно отмахнулась Гин.
  - Ага, мы же не будем никуда везти гури, - поддакнул Логан.
  - Что? - опешил Мойша и спросил, заранее предчувствуя, что ответ ему не понравится. - А что вы таки будете делать?
  Капитан Фьюри терпеливо пояснил:
  - Я же тебе говорил Мойша, у нас есть план. Мы возьмем с этого чувака предоплату, за доставку, а груз оставим себе. Двойная выгода!
   - Да вы таки не в себе, - старик снял шапочку и попытался рвать на себе волосы, но потом вспомнил, что лысый, и перехватив многострадальный головной убор покрепче, принялся грозить им ребятам, с которыми разговаривал. - Вы так и правда не понимаете, что вы таки наделали? Вы таки подписались на дело, таки не посоветовавшись таки со мной. Мы таки совершенно не знаем, кто таки этот новый заказчик. А вдруг он таки опасен? Кроме того, мы таки пираты, а не перевозчики грузов и не контрабандисты!
  - Мойша, Мойша, Мойша! - Логан даже за руки взял разошедшегося старика, чтобы успокоить. - Да ты сам подумай! Это идеальное преступление! Мы оставим груз себе, а заказчик никогда и никому на нас не заявит. Потому, что его первого посадят. А собственного корабля, чтобы выследить нас, у него точно нет, иначе этот типчик не искал бы никого для перевозки. И наша репутация среди других пиратов не пострадает. Если бы этот дурак имел связи в мире пиратов и контрабандистов, то уладил бы вопрос с перевозкой тихо, а не ходил бы по рынку в поисках смертника на выполнение такой работы.
  И прежде чем Мойша снова начал возражать и возмущаться, Гин привела ещё один довод, который как оказалось, был решающим:
  - Опять же за транспортировку мы взяли с него оплату в тройном размере.
  Логан отпустил руки старика и подняв мирно стоявший у его ног сундучок, открыл его. Когда Мойша увидел, что он почти по края набит золотом, он изменился в лице. Выбросив шапочку, он взял в руки пригоршню золота и с наслаждением вдохнул его запах:
  - Молодцы детки, - выдохнул он, а затем с несвойственной его почтенному возрасту прытью, положил золото на место, закрыл крышку и выхватил сундучок у Логана. - Это нужно пересчитать! А погрузка и прочее на вас!
  Гин и Логан довольно переглянулись. Ребятам не жаль было золота. Главное, что Мойша не спросил, зачем им гури.
  ******
  Ксандр Теонис заслужил уважение и друзей, и врагов, и даже подчиненных благодаря тому, что всегда, в любой ситуации оставался спокоен и все свои решения принимал в здравом уме и трезвом рассудке. И его отношение к окружающим совершенно не зависело от того, хорошее у него настроение или нет.
  Но стоило ему получить известие о том, что его невесту похитили из-под венца, Ксандр просто озверел. Он поднял по тревоге всех, кого мог и не мог. Все корабли королевского военного флота Эвишема, даже те, что пребывали в аварийном состоянии, были отправлены на поиски пропавшей, как оказалось принцессы, а по совместительству и невесты их адмирала.
  Что примечательно, Ксандру не пришлось насильно заставлять кого-то отправляться на поиски. Практически все воспринимали это похищение как личное оскорбление не только адмирала, но и всего флота в принципе. Пираты настолько обнаглели, что выкрали дочь короля и невесту адмирала Теониса. А что дальше? Они будут приходить в дома к служащим флота, есть их еду, забирать их деньги, спать с их женщинами? Нет, это нужно было прекратить и немедленно. Поэтому рейды королевского флота были успешными и за день в королевскую темницу загремело столько народу, что они перестали там помещаться.
  Георгина об этом не знала. Да и вряд ли это заставило бы её передумать. У неё был гури, Логан знал в каком порту можно купить много порошка, который засыпают в лампы для освещения. А значит - скоро у неё будет взрывчатка. Вот тогда этот поганец Теонис попляшет!
  Пока Мойша у себя в каюте занимался счетом и пересчетом золота, а Гин любовно сюсюкала в трюме с украденным грузом, Логан отдал распоряжение и "Уорчайлд" на всех парусах отбыл в порт Моакин. Нужно сказать очень вовремя, ведь в порт Кастиен как раз начала переворачивать вверх дном королевская гвардия. И после этого не многие, в числе которых был и Фреди Пайп, смогли унести оттуда ноги. Немного поразмыслив, Фреди поплыл туда, где шансы столкнуться с людьми адмирала были мизерные, так как в этом порту не было его гарнизона. Это благословенное, как ему тогда казалось место - порт Фицца.
  *******
  Бартоломео ди Аматро сидел в плетенном кресле-качалке на балконе своего особняка. Так как его имение находилось не просто загородом, а на небольшой возвышенности, сейчас у него под ногами раскинулся весь город. И мужчина без проблем мог наблюдать за тем, как проходят обыски в кабаках и других заведениях, имеющих сомнительную репутацию. Поставленную руководством задачу служивые выполняли с особым рвением и энтузиазмом. Видимо, им доходчиво объяснили что их ждет, если не найдут пропажу.
  Принц улыбнулся, и взяв со стола чашку с ароматным чаем сделал осторожный глоточек. Обжегся, убедился, что чай ещё не остыл и поставил чашку обратно. Его мысли снова вернулись к обыскам.
  Нет, такое возможно только в Эвиншеме. У него решительно не укладывалось в голове, как можно было потерять свою же собственную принцессу. Что бы в Астахене могли похитить особу королевской крови какие-то там пираты? Невозможно!
  Бартоломео покачал головой в такт своим мыслям. Этой стране действительно пойдет на пользу, если у них смениться власть. И пусть Густав пока не планирует нападать. Но Бартоломео был уверен, что если подтолкнет брата к этому шагу, то сумеет прославиться в веках, как дальновидный политик, увидевший возможность и сумевший ею воспользоваться. Идеально было бы найти похищенную новоявленную принцессу. Тогда можно было попросту жениться на ней и получить трон бескровно. Но если так не получится, или принцесска окажется страшненькой, то на этот случай у него был припасен запасной план. И этот запасной план сейчас на всех парусах направлялся в Астахену.
  Мужчина удовлетворенно улыбнулся и потянулся за чашкой с горячим чаем, чтобы ещё раз попытать счастье. Как и все в Астахене, он любил пить этот напиток очень и очень горячим, пусть бы даже на улице стояла полуденная жара.
  И вдруг, Бартоломео застыл, как громом пораженный, так и не донеся чашку до рта. Ему вспомнился портрет похищенной принцессы. А вместе с ним вспомнилась и спутница того пирата, который подрядился перевезти груз в Астахену.
  Чашка выпала из ослабевших рук, и её содержимое попало на штаны, обжигая их владельца. Но принц ди Аматро не почувствовал боли.
  - Не может быть... - пораженно прошептал он, и принял салфетку из рук подбежавшего слуги, раздраженно пнув того. - Пошел вон!
  Бартоломео немного протер штаны от воды, думая о внезапно посетившем его озарении. Да ведь принцесса и та пиратка на одно лицо! Этому могло быть только три объяснения: они просто очень похожи, пиратку хотели выдать за принцессу, принцесса по какой-то причине скрывается под личиной спутницы пирата.
  Мужчина решительно встал. Узнать правду можно было только одним путем - поговорив с этой девицей.
  Принц ди Аматро принялся возбужденно ходить по комнате, так и не выбросив тряпку. Если отбросить версию, что девушки просто похожи, то значит либо король Киледон в любом случае пытается провернуть какую-то аферу. Эта мысль показалась ему здравой, поэтому в своих смелых размышлениях Бартоломео развил её дальше. Зачем было предъявлять фальшивую наследницу престола? Правильно, чтобы отвлечь внимание от чего-то. От чего? Ну, тут всего два варианта. Или от истинного наследника престола, либо от готовящегося нападения на Астахену.
  Последнее показалось принцу более вероятным, поэтому все его дальнейшие размышления пошли именно в этом направлении.
  Если все это затеялось исключительно с целью отвлечь внимание от готовящегося нападения, значит, весь этот спектакль был разыгран только для того, чтобы одурачить Бартоломео. Киледон знал, что принц из Астахены очень бдительный и не пропустил бы подготовку военного флота к маршу на другую страну. Ну, или к значительным морским сражениям. Не важно. Бартоломео в любом случае это заметил бы и предупредил бы об этом Густава. А тот успел принять меры.
  И тут же стало логично и понятно, зачем Киледон затеял весь этот спектакль. Во-первых, если бы он просто убил посла из Астахены, да к тому же ещё и принца, то это не просто заметили бы, это вызвало бы большой резонанс и незаметно провести подготовительные работы не получилось бы. Во-вторых, наверняка, все эти обыски проходят с конфискацией. А все конфискованное идет в казну. И что с этим добром делает Киледон? Правильно! Финансирует свой флот перед наступательными операциями.
  У Бартоломео внутри все похолодело.
  Он понял, что был абсолютно прав и сначала внезапная догадка повергла его в шок. Но затем мужчина понял, что дождался-таки своего часа! Теперь он точно войдет в историю, как самоотверженный спаситель целого королевства! А может и двух...
  У мужчины загорелись глаза. Он практически бегом перебежал половину имения, ворвался в свой кабинет и практически упал в кресло. Не давая себе времени отдышаться, он хватил бумагу и перо. Необходимо срочно предупредить Густава об опасности!
  Когда письмо было уже до полвины дописано, его вдруг посетило другое озарение.
  Если девчонка работает с Киледоном, значит, груз гури в Астахену не попадет! А это значит... это значит... значит... Боги милосердные! Да его ограбили!
  От злости мужчина сломал перо и заляпал письмо чернилами. Выругавшись не хуже самого последнего матроса в порту, Бартоломео взял новое перо и новый лист бумаги. Теперь в письме, помимо всего прочего, появились ещё и инструкции касательно того, какой корабль должен найти королевский флот Астахены, чтобы забрать вероломно похищенный крайне важный для победы в грядущей войне груз! Фактически, на этот груз была вся ставка!
  Письмо заняло две страницы. Но результатом Бартоломео был доволен. Чтобы Густав получил послание поскорее, принц ди Аматро отправил его с почтовой ласточкой. Это был самый быстрый способ связи. И мужчина был уверен, что уже завтра королевский флот Астахены будет поднят по тревоге. Все планы Киледона пойдут прахом. А Бартоломео войдет в историю, как отважный и самоотверженный спаситель Астахены. Представив, с какими почестями его встретят дома, после столь долгого отсутствия, Бартоломео даже приосанился и расправил плечи.
  Жизнь начинала налаживаться.
  Глава 5
  
  Внешне герцог Магнус Альба был спокоен. Лишь некоторая резкость движений выдавала бурю, бушующую внутри. Когда ему принесли послание, в котором говорилось, что Гин похитили пираты, это стало для него ударом. Мужчина несколько раз перечитал исписанный буквами лист, прежде чем поверил в произошедшее.
  Георгину, его малышку-сестричку похитили эти головорезы-ублюдки?!
  Магнус представил что эти отморозки могут сотворить с Гини, с этим, по сути дела, великовозрастным ребенком, который в жизни настоящей грубости не видел. И тут к нему в кабинет заглянул по какой-то надобности писчий корабельного дома, принадлежащего семье Альба.
  - Ваша светлость... - молодой парень поднял глаза как раз вовремя, чтобы заметить, как герцог в бешенстве вскакивает и, схватив стул, на котором сидел, с яростным рыком бросил его в вошедшего. Писчий едва успел отскочить. Несколько мгновений парень молча сидел, глядя на своего начальника, а затем принял наиболее разумное из возможных в данной ситуации решение: - Я, пожалуй, позже зайду...
  И ползком выбрался из комнаты.
  Магнус с минуту стоял на месте, стараясь привести мысли и чувства в порядок. Кто-то умный когда-то сказал, что гнев - плохой советчик. И это правда. Как только мужчине удалось утихомирить бушующее внутри пламя, появились первые разумные мысли.
  Раз Гин похитили пираты, значит с какой-то целью. Или потребуют выкуп, или для шантажа. Если бы хотели выкуп, уже обратились хоть к кому-нибудь. Значит, хотят шантажировать. Кого? Тут всего три варианта: братья Альба, адмирал Теонис или король Киледон.
  Если шантажировать хотели Магнуса, то что могли попросить взамен? Какими-то государственными тайнами он не владел, за этим пошли бы к Рейберту. Лаклан? Нет, эту мысль Магнус отмел сразу. Этого ловеласа недоделанного разве только мужья с ветвистыми рогами искать будут. А такие люди скорее закажут пиратам похищение самого Лаклана, чем его сестры накануне свадьбы. Патрик? Тоже маловероятно.
  Самым вероятным вариантом был князь Теонис. Вот уж у кого врагов как в море жемчуга. И его невесту вполне могли похитить перед свадьбой, потому, что в другое время это выполнить просто невозможно. До этого злосчастного путешествия, Георгина никогда не оставалась без присмотра. Магнус всегда знал все о сестре, вплоть до того поужинала она сегодня или забыла. О чем говорить? У его сестры не было просто горничной, все слуги, окружающие девочку с самого детства - подготовленные и обученные головорезы и наемники. Магнус нашел лучших и платил им сумасшедшие деньги, чтобы никто из них никогда не вышел из роли и чтобы у Гини была нормальная жизнь.
  Такая забота была отчасти продиктована тем, что Георгина - наследница престола. Но в большей степени это было связанно с тем, что Магнус просто обожал её. Ему было без малого десять лет, когда у него родилась младшая сестра. Будучи ребенком, он не понимал, почему вокруг этого орущего сморщенного комочка столько беготни и суеты. Все изменилось, когда мать позвала сыновей, чтобы представить им сестру. Магнус решил потрогать новорожденную. Но когда мальчик попробовал ткнуть ребенка пальцем, малышка крепко схватилась за него и не отпускала, пока не уснула. Магнус никому не говорил, что в тот момент почувствовал, как любим этой крохой. Непередаваемое чувство - быть целым миром для кого-то столь крохотного, столь слабого и беззащитного. И все же, ты чувствуешь, что у этого небольшого свертка есть над тобою безграничная власть. Потому, что ты его уже любишь взамен. А Гин, словно чувствуя это, всегда тянулась к Магнусу. И даже первые свои шаги сделала ему навстречу. Всю свою жизнь Магнус был рядом и сестричка была в любви и безопасности. Но стоило отправить её одну на корабле, как бедняжка попала в неприятности.
  Самой вероятной версией этого дерзкого похищения и правда была попытка давления на адмирала Теониса. Но оставалась ещё одна.
  Киледон Крайонис. Милостью богов - правитель Эвишема и родной отец Георгины.
  Король объявил о том, что Гин его дочь уже после того, как девушка ступила на корабль, и возможно даже после того, как её похитили. Но что, если кто-то увидел отдаленное сходство между Георгиной и королем? Сходство между ними и правда можно было найти только отдаленное и то проявив фантазию. Гини, слава богам, пошла в мать и выросла настоящей красавицей. Или же кто-то увидел насколько у короля и его крестной дочери похожие характеры, шутки, как сильно Киледон её любит и сумел сложить дважды два? В таком случае Гин похитили, чтобы нажать на короля. И самое худшее, что эта версия вполне себе жизнеспособна, ведь прецеденты в истории были. У пра-пра-пра-пра-прадеда Киледона было двое сыновей и одна дочь. История умалчивает о том как, но дочь похитили и прислали требование с выкупом. Отец готов был отдать любые деньги и удовлетворить любое требование, но братья настояли на том, что не стоит разбазаривать казенное добро и идти на поводу. Да и не факт, что сестрица у них. Может разбойники просто слышали о похищении и просто решили воспользоваться случаем. Тогда им на следующий день прислали отрубленный женский палец с кольцом. Отец был безутешен, но братья решительно настроены не уступать требованиям. Короче, они начали торговаться. Каждый день, пока шли торги, принцессу присылали семье по кусочкам. Пока обе стороны выторговали условия, которые можно было бы считать приемлемыми - спасать было уже попросту некого.
  Магнус решительно направился к выходу. Нужно поговорить с Ксандром. И тут он вспомнил, что по пути к порту Кастиен, где был фактический штаб адмирала Теониса, будут порт Моакин и порт Фицца. И тот и тот порт были стоянками пиратов. Немного поразмыслив, Магнус решил заехать в порт Фицца, потому, что там всегда ошивалось много разного сброду, у которого может быть важная информация о похищении Георгины. Порт Моакин он отмел практически сразу. Маловероятно, что пираты, похитившие наследную принцессу, поедут туда. Нет, эти ублюдки поедут туда, где если что у них будет оружие и возможность уйти. В порте Фицца нет гарнизонов адмирала Теониса, в Моакине есть. Логично, что Громовержец поедет именно туда.
  ******
   Лаклан сильно нервничал в течение всего путешествия до острова Хризантемы. Несмотря на то, что он взял одно из самых быстроходных судов, среди всех, которыми владеет семья Альба, путь занял почти весь день, ночь и ещё полдня. Все это время Лаклану казалось, что он сойдет с ума. Живое воображение, которое не раз помогало ему незамеченным убраться из чужой спальни, сейчас рисовало перед ним картины, одна другой страшнее.
  В порыве отчаянья он даже молиться начал, пообещав богам, что завяжет с прежней жизнью, если они уберегут его сестренку от опасностей.
  Когда на горизонте, наконец, показался остров, его счастью не было предела.
  Уже в пути Лаклан понял, как импульсивно поступил, сорвавшись в дорогу без соответствующей подготовки, но давать заднюю было поздно. Да и мало ли, как дорого обойдутся минуты промедления? Поэтому он решил действовать по, как ему казалось, единственно правильному в данных обстоятельствах плану: ночью тихонечко пробраться в это логово зверя и также тихонечко умыкнуть Гин у него из-под носа.
  И в кое-то веки разработанный им план действовал без сучка и задоринки.
  Он и ещё несколько солдатов тихо причалили к берегу на шлюпке под покровом ночи. Вообще остров Хризантема его несказанно удивил. Он был не похож на стоянку кровожадных пиратов, скорее, на небольшой городишко. Не то, чтобы Лаклан много стоянок видел... просто ожидал увидеть вонючее пропитанное дешевым пойлом и заблеванное место, залитое кровью и кишками. А не двухэтажные домики с аккуратными двориками и небольшими садиками.
  Лаклан все не мог отделаться от чувства, что что-то здесь не так. И даже несколько раз переспросил своих спутников туда ли они попали. И каждый раз, слыша положительный ответ, чувствовал себя настоящим дураком, пока в его голову не пришла мысль, что все это - просто прикрытие. А где-нибудь в подземельях свалено награбленное добро и томятся узники.
  Успокоив себя таким образом, Лаклан приступил к выполнению своего плана. Для его успешного воплощения оставалась одна мелочь - узнать где именно обитает этот загадочный Громовержец.
  Лаклан и эту часть плана продумал. В это время суток, особенно в таком аккуратном, идиллическом месте, как этот островок, может работать только одно заведение - трактир. А возле трактира всегда ошиваются те, кто все про всех знает. Приказав сопровождающим его мужчинам немного приотстать, Лаклан подошел к мальчонке, который за звонкую монету натирает обувь. Присев около него и, показав золотой, он спросил:
  - Хочешь?
  У мальчика загорелись глаза. Конечно, хотел. Ему для того, чтобы заработать золотой нужно год не есть, не пить и не спать, а только натирать кому-то обувь.
  - Тогда скажи, где я могу найти Громовержца?
  Мальченка настолько натурально удивился, что Лаклан чуть было не поверил, что тот и правда не знает о ком речь. Но немного подумав, все же решил подыграть:
  - Мужчина, у него есть свой корабль "Уорчайлд", он должен был не так давно приезжать сюда, чтобы привезти девушку по имени Георгина Саския Скаргард.
  Лицо парнишки просияло:
  - Логан! Вы говорите про Логана Фьюри! - понял он и ткнул пальцем в большой дом из красного и белого камня в конце улицы, и Лаклан даже усмехнулся: ну, конечно, самый большой дом в округе, там и подвал большой, и узников держать сподручно, и чуть не пропустил, как парнишка сказал важную вещь. - Он как недавно привез Георгину с материка.
  Лаклан кинул мальчику честно заработанный золотой и показал ещё один:
  - Скажи ты видел Георгину? Как она?
  Парень неопределенно пожал плечами:
  - Вроде все нормально, только бледная очень и тихая. Логан сказал - это от долгого путешествия по морю. Что она устала и голова болит.
  Лаклан свою сестру знал. Она паталогически не могла сидеть тихо. Что нужно с нею делать, чтобы сломить и заставить вести себя тихо?
  Он снова посмотрел на своего юного собеседника:
  - А где сейчас Гро... Логан и его пи... команда? - постоянно одергивая себя спросил Лаклан.
  - Так уплыли наверно. Я их давненько не видел, - пожал плечами парнишка. - Логан никогда на острове надолго не задерживается.
  Лаклан отдал мальчику золотой и вернулся к своим спутникам. Им он коротко поведал то, что смог узнать и к каким выводам пришел. Громовержец оставил Гин здесь с охраной, в полной уверенности, что с острова она никуда не денется, а сам уехал, видимо требовать выкуп. Сколько его людей в доме - неизвестно. Но Гин, скорее всего, сильно пострадала, поэтому действовать нужно быстро.
  Коротко рассказав солдатам, кто что должен делать, Лаклан повел их в дом. В который удалось войти до нелепого легко. Его всего-то на щеколду закрыли. Вскользь отметив про себя, что с безопасностью у них тут просто огромные проблемы, он оставил двух человек охранять вход, и пошел с остальными дальше.
  Весь дом готовился отойти ко сну. Лаклан не видел здесь ничего не обычного. Если бы не знал точно, что это логово зверя, вполне мог бы принять это место за обычное жилище. Видимо на это и был сделан расчет.
  Лаклан с ещё четырьмя солдатами подошел к лестнице. Сбоку от неё был небольшой коридорчик, ведущий, судя по запаху на кухню. Там кто-то копошился. Чтобы исключить вероятность того, что этот кто-то в самый неподходящий момент выглянет с кухни, заметит незваных гостей да поднимет тревогу, Лаклан решил принять превентивные меры. Дав знак двум солдатам охранять лестницу да прихватив с собой ещё одного, он бесшумно подошел к двери на кухню и осторожно приоткрыл её. Внутри оказался один мужчина, невысокий, лысый и худосочный. Он расставлял помытую посуду по местам. В принципе, мужчинка не производил впечатления сильного бойца. Но Лаклан не понаслышке знал, как обманчива бывает внешность. Гини вон вообще девчонка, а Патрика уложила! Решив не рисковать, он вооружился какой-то скалкой, бесшумно подкрался сзади и одним точным ударом вырубил потенциального крутого бойца.
  Он и пришедший с ним солдат переглянулись, и вояка уважительно покивал головой, одобряя, как ловко их начальник разобрался с врагом. Лаклан приосанился, давая понять, что для него это пустяковое дело. Затем вспомнил. Зачем вообще сюда пришел и шепотом приказал:
  - Связать и вставить кляп!
  - Куда? - спросил солдат.
  Вопрос был настолько глупый и Лаклан настолько не ожидал его от бывалого солдата, что язвительный комментарий вырвался сам собой:
  - В задницу!
  - Не надо! - внезапно ожил худосочный мужик.
  - Где Георгина? - наклонившись к нему, грозно спросил Лаклан.
  - Что-о-о? - у бедняги глаза натурально едва не повылезали из орбит.
  - Даже не пытайся мне соврать, - устрашающе прорычал Лаклан, хватая за шиворот мужичка. - Я точно знаю, что она здесь!
  Мужичок мужественно покачал головой, и промычал сквозь зубы:
  - Мы вам её не отдадим! Можете тыкать свой кляп куда захотите!
  У Лаклана не было ни времени, ни желания с ним нянчиться, поэтому, хорошенько тряхнув этого придурка, он пообещал:
  - Я тебе не просто кляп в зад засуну, я тебя кастрирую, без анестезии, поджарю твои яйца и затолкаю тебе в глотку!
  Мужчинка руками прикрыл свое достоинство, но мужественно продолжал молчать.
  Лаклан плотоядно улыбнулся и вытащил нож из ножен:
  - А когда я закончу с тобой, найду твою семью и сделаю с ними тоже самое.
  Мужчинка заплакал и выдавил из себя:
  - Она в спальне наверху, третья дверь слева.
  Отбросив его, Лаклан приказал:
  - Теперь свяжи его и вставь кляп, - и добавил, видя что солдат примеряется совершенно не туда, традиционно вставляют кляпы: - В рот! Вставь ему кляп в рот! Чтобы не кричал. Этого будет достаточно.
  Вояка закивал, аки болванчик, всем своим видом выражая понятливость.
  Подавив в себе желание настучать ему как следует по башке, Лаклан вернулся к лестнице. Здесь он несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, чтобы успокоиться и собраться. И только после этого медленно двинулся наверх. Осторожно, чтобы не привлечь к себе нежелательного внимания, мужчины поднялись по лестнице. Каждый шаг был выверен и предельно осмотрителен.
  Но в жизни всегда есть место неожиданностям.
  Полной неожиданностью стала, например, черная кошка, незамеченная Лакланом в темноте. Уж, на что он там ей наступил, но животное заверещало так, что её, наверное, и в аду услышали. В спальнях заслышалось копошение.
  Лаклан выругался про себя. Эффект неожиданности был потерян. Оставалось только одно.
  - Вы двое, сдерживайте атаку, а я за Гин! - приказал он солдатам за своей спиной и в несколько прыжков преодолел оставшиеся ступеньки.
  Мужчина подбежал к той самой двери, на которую указал мужичек с кухни. Ожидая, что дверь закрыта, Лаклан не стал тратить время на то, чтобы открыть её отмычкой, а просто вышиб плечом и ворвался в комнату. Он готов был к атаке любого количества соперников, готов был к тому, что увидит Гин в не самом лучшем свете. Но оказался совершенно не готов, что вместо всего этого увидит прекрасного златокудрого ангела.
  Быстрее, чем подумал, что делает, Лаклан расплылся в своей самой очаровательной улыбке и галантно поклонился:
  - Лаклан Альба, очарован.
  Когда он выпрямился, белокурый ангел ответила своим тонким, мелодичным голоском:
  - Георгина Саския Скаргард, возмущена! - и прицельно запустила ему вазой в лоб.
  ******
  Густав наслаждался ужином в компании семьи, когда в трапезную вбежал его писарь. Молодой, но крайне смышленый парнишка и, забыв о приветствии, не успев толком отдышаться, заявил:
  - Ваше величество! Срочные известия от вашего брата!
  Густав разочарованно отбросил от себя вилку:
  - Тебя что мама стоя рожала, а акушерка не успела поймать? Что я тебе говорил, когда назначал на эту должность?
  Писарь стянул свою щегольскую шапочку с пером, и, вытерев ею пот, ответил:
  - Ни при каких обстоятельствах не портить вам настроение или аппетит письмами вашего брата. Если такое поступит, мне надлежит самому изучить его и написать деликатный и нейтральный ответ...
  - Так что из этого ты не понял? - спросил у него, как у совсем слабоумного Густав.
  - Ваше величество, мне кажется, что в этот раз послание по-настоящему важно, - и шепотом пояснил: - Речь идет о заговоре и нападении на Астахену...
  - Да у него каждое письмо то о заговоре, то о нападении! - рассердился Густав. - И то, что Бартоломео, наконец, додумался объединить эти две угрозы одним письмом - не значит, что ради этого стоит прерывать мою трапезу!
  Писарь оказался не из робких, и настойчиво ткнул два исписанных мелким почерком листа, королю в руки:
  - Ваше Величество, я несколько месяцев читал корреспонденцию от вашего брата. И это письмо не одно из его... "обычных" писем, - парень сознательно сделал ударение в нужном месте. - Боюсь, если вы сейчас же не прочитаете его и не примете меры, то вскоре может стать поздно.
  Густав смерил парнишку долгим, многообещающим взглядом, прежде чем со вздохом взять злосчастные листы:
  - Если только это очередной бред, то ты мне за это дорого заплатишь!
  Лениво откинувшись на стуле, Густав нехотя начал читать. Но по мере прочтения выражение его лица и поза начали меняться. Под конец он даже встал и начал ходить по трапезной. Писарь молча комкал свою шапочку рядом. Сейчас его или казнят, или наградят за бдительность. И парень тихо беспокоился о своей дальнейшей судьбе, не мешая своему королю читать.
  - Так, - выдал он после прочтения и, подойдя к своему креслу снова в него сел. Чтобы хоть как-то собраться с мыслями, мужчина выпил немного вина, и только после этого выдал: - Или Бартоломео окончательно свихнулся из-за своей паранойи, или, наконец, раскрыл-таки заговор. В любом случае, проигнорировать это письмо будет неразумно.
  Побарабанив пальцами по крышке стола, Густав, наконец, принял решение:
  - Прикажите флоту отбыть на рассвете. Пусть подойдут к водам Эвишема так близко, как это возможно, чтобы не спровоцировать военный конфликт. Если будут спрашивать, почему мы вдруг туда приплыли - говорите, что это учения. Все понятно?
  Писарь кивнул, ещё раз вытер пот шапочкой и спросил:
  - Это все?
  Густав задумчиво потер свою небольшую, аккуратно подстриженную бородку:
  - Пока все, выполняй!
  Глава 6
  
   Корабль привез Фреди Пайпа в порт Фиццу уже под вечер. И это было как нельзя кстати. У него выдалась крайне напряженная неделька, и мужчина хотел расслабиться. Пропустить кружку вторую эля где-нибудь, где не будет сумасшедших подручных полоумного короля пиратов или озверевших солдат адмирала, потерявшего свою невесту. Фицца была одним из немногих мест, где Фреди мог бы насладиться жизнью, без всей этой, вышеупомянутой, компании. Здесь не было ни одного гарнизона Теониса, а сумасшедшая парочка отправилась в Моакин.
  Ничто не предвещало беды.
  Даже больше того, поначалу все складывалось очень даже в его пользу. Пайп встретил старых знакомых, и для них практически сразу же нашелся свободный столик в довольно неплохом кабаке, который к тому же недалеко находился от причала. Так что, отведя душу, возвращаться будет недалеко. Столик, конечно, был старенький, когда-то разбитый посредине в какой-то пьяной драке и снизу грубо сбитый досками, но зато свободный.
  Фреди нашел в своих старых товарищей благодатных слушателей, и с упоением рассказывал, по энному кругу, как ненормальная Шельма, которую неизвестно откуда откопал Громовержец, избила его боцмана до еле живого состояния. Друзья готовы были выслушать эту душераздирающую историю о произволе ещё хоть тысячу раз, лишь бы наливали почаще. И Фреди их не разочаровывал:
  - Я вам говорю, это было просто безумие! Эта девка совершенно, абсолютно бешенная!
  И надо же было такому случиться, что именно в этот момент в кабак заглянул другой капитан. Правда, в распоряжении этого капитана было намного больше кораблей, чем у Фреди. Фактически, у него был собственный флот. Торговый, но это уже не существенные детали. А ещё у этого капитана пропала сестра. Все, что ему было известно - на корабль, который должен был доставить её на свадьбу, напали пираты, во главе с Громовержцем. И вот теперь этот капитан искал встречи с этим лихим пиратом, чтобы вернуть сестру и удавить ту сволочь, что её похитила. Ибо герцог Магнус Альба не терпел, когда брали то, что принадлежит ему. И неважно вещь это или человек. Но ещё больше, он хотел видеть свою сестру живой, здоровой и невредимой.
  Что объединяло этих двух капитанов? То, что судьба не зря столкнула их вместе. Обоих ждали большие сюрпризы. И не из приятных.
  Магнус потратил практически целый день, опрашивая людей по тавернам. Но узнать хоть что-то про Громовержца было крайне затруднительно. Сведенья о нем были настолько противоречивы, что впору было подумать про нескольких людей, орудующих под этим именем. Одни описывали его полным отморозком, зверем и сумасшедшим. Другие говорили, что он вообще нормальный парень. То его представляли, как любителя устроить резню, то говорили, что от его рук не утонул пока ни один корабль. Под конец дня, проведенного в расспросах и ответах, Магнус вместо ответов получил лишь головную боль.
   Но он не сдавался и зашел в один из последних неопрошенных кабаков в порту. Здесь мужчина позволил себе и своим людям короткую передышку, и, вытолкав каких-то моряков из более или менее прилично выглядевшего стола, они заняли его. Магнус вытянул ужасно болевшие ноги и махнул рукой, подзывая хозяина. Хотелось промочить горло. И пусть место выглядит не ахти, но выпивка здесь всегда была отменная. Как ни как, а контрабандный рай. Хозяин кабака кивнул, в знак того, что сейчас освободиться и подойдет.
  Магнус сложил руки замком на животе и принялся ждать. Так как он получил отличное воспитание, в его привычки не входило подслушивать чужие разговоры. Но рыжебородый мужчина за столом напротив их так громко орал, что не услышать его было просто невозможно. И услышав несколько фраз, Магнус вдруг подумал, что уже где-то это слышал:
  - Я вам говорю! Она беспредельщица просто! Безумная девка! Она положила мою руку на стол и как давай своим ножичком туда-сюда!
  Магнус передвинулся так, чтобы лучше слышать разговор.
  - А до этого пыталась меня убить этими треклятыми ножами! - мужчина сделал несколько громких глотков, звучно рыгнул и пожаловался: - Да она меня чуть не того... чуть не кастрировала!
  Под удивленными взглядами товарищей, Магнус взял стул, на котором сидел и на цыпочках пересел. Оказавшись практически за соседним столом. Знаком приказав всем молчать, он продолжил слушать:
  - Она боцмана моего уложила на раз-два! Это чудовище в юбке! Она сломала ему колено так, что бедняга уже может и ходить не сможет, не то, что на корабле служить!Где только Громовержец откопал эту шельму?
  Товарищи наблюдали за изменениями на лице Магнуса, пока тот слушал разговора. По ним буквально можно было понять, что именно думал он в этот момент. Сначала это было что-то типа " Ну, надо же!". Затем это стало "Хм-м!". Которое медленно перетекло в "Да не может быть!". А завершило это все что-то среднее между "Таких совпадений не бывает" и "Поймаю - убью!".
  Магнус не слушал дальше. Он хорошо знает свою сестру и хорошо знает её любимые приемчики. И как не страшно было это признавать, но Гин не похитили пираты. ОНА ИХ, БЛИН, ВОЗГЛАВИЛА! Магнус резко встал и повернул ошалевшего от такого обращения Фреди к себе.
  Кто-то из его друзей вскочил, чтобы вступиться за источник бесплатного бухла, но был быстро отправлен "поспать" хорошо поставленным ударом Магнуса. При этом герцог Альба даже не отвел взгляд от ошалевшего Фреди. Предельно спокойно он сказал:
  - Меня зовут Магнус Альба. Я спрошу тебя по-хорошему, всего один раз: как мне найти Громовержца?
  Фреди ещё не понял, что в большом синем море водится разная рыбка и разного калибра хищники. И если пирата можно было с натяжечкой отнести к акулам, то Магнус Альба был тем чудовищем, которое ело акул на завтрак. Поэтому, когда Пайп начал возмущаться, просто стукнул его рожей об стол. Недостаточно сильно, чтобы вырубить, но достаточно, чтобы сделать очень больно.
  - А-а-а!!!! - завопил Фреди, и его лицо снова встретилось со столом.
  - Где. Мне. Найти. Громовержца? - спокойно, словно и не лупил мужчину рожей по столу, снова спросил Магнус.
  - Моакин! - заверещал Фреди. - Он в Моакине!
  Магнус отпустил его и пошел с товарищами прочь. Уже на выходе он услышал плачь Пайпа:
  - Откуда на мою голову такие отмороженные психи? Сначала девка, теперь этот псих...
  Магнус оглянулся и улыбнулся Фреди так, что тот выронил из рук тряпку, которой вытирал заливающею лицо кровь:
  - Мы родственники.
Оценка: 3.77*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"