Соколов Юрий Михайлович: другие произведения.

Как я изменил Родине

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   СОКОЛОВ ЮРИЙ
   КАК Я ИЗМЕНИЛ РОДИНЕ.
   (ПАРОДИЯ)
  
   ***
   Самолет прибыл вовремя. Эти командировки уже успели порядком надоесть. Самолеты, гостиницы, смена часовых поясов, нарушение нормального, устоявшегося быта. Но работа есть работа, и со многим приходилось мириться. Было, правда, во всем этом одно удовольствие - это возвращение домой. И сейчас я уже жил предвкушением этой долгожданной радости.
   Самолет совершил мягкую посадку, сбросил скорость и замер на холодной серой бетонке.
   Багажа у меня не было, небольшую спортивную сумку со сменой белья и ноутбуком я повсюду носил с собой. Поэтому из здания аэропорта я вышел одним из первых.
   Три часа ночи. Тихо. Темное небо затянуто облаками, скрывающими луну и звезды. Кружатся редкие мелкие снежинки. Обстановка располагала к размышлениям. Особо спешить было некуда, впереди был свободный день. В самолете я как следует выспался. Поэтому, миновав стоянку такси, я направился прямиком к автобусу. Мне предстоял неблизкий путь в пригород, а от моих командировочных остались едва ли не одни воспоминания, так что я был совсем не расположен усмирять аппетиты зарвавшихся таксистов.
   - Командир, куда едем?- неслось со всех сторон. Но я уверенно двигался к своей цели.
   Автобус стоял почти пустой, я выбрал место у окна и расположился поудобней, насколько позволяло узкое продавленное кресло. Ожидая отправления, я даже слегка задремал и проснулся лишь во время движения. Какой-то посторонний предмет упирался мне в нижнюю часть спины, доставляя определенные неудобства. Я сунул руку в место соединения спинки с сиденьем и нащупал какой-то сверток. Это оказалась свернутая в трубочку обыкновенная общая тетрадь. Раньше такие тетрадки выпускались в клеенчатом переплете, теперь клеенку заменили на плотный картон. Именно такая тетрадь с машинкой на обложке оказалась в моих руках.
   - Наверное, какой-нибудь студент забыл,- подумал я. - Интересно, что они там сейчас изучают?
   Я открыл тетрадь и обмер.
   - Как я изменил Родине,- прочел я заглавие. - Это что, сочинение, реферат или иное литературное творение?
   Спать мне уже расхотелось, и, похоже, эта тетрадка скрасит время моего вынужденного путешествия. Итак...
  
   ***
   Как я изменил Родине.
  
   Дорогой читатель, если ты держишь в руках эту тетрадь, значит, я нахожусь уже далеко от этих мест, в полной безопасности. Вряд ли ты как - то можешь повлиять на мою дальнейшую жизнь. Если даже ты передашь эти записки в соответствующие органы, то кто тебе поверит? Мало ли сумасшедших? А может быть, я хочу стать писателем, и это моя проба пера? Ну, не буду тебя томить, начну все по порядку.
   Зовут меня Андрей. Я простой русский мужик, работяга. Вообще-то у меня за плечами институт, но, как у нас принято говорить, в лихие девяностые спецы нашей стране оказались не нужны. Сотни тысяч людей с высшим образованием были выброшены на улицу. Продавцы, челноки, таксисты, дворники - вот далеко не полный перечень профессий, получивших интеллектуальную подпитку в те смутные времена. На главной площади нашего города, превращенной в импровизированный рынок, среди торговцев, можно было встретить выпускников любого вуза.
   Меня, к счастью или к несчастью, миновала чаша сия. Получив специальность инженера - технолога по обработке металла резанием, я более десяти лет проработал на оборонном заводе, составляя программы для станков с числовым программным управлением. Причем, работа настолько затягивала меня, что, помимо теории, я освоил практические навыки работы на станке с ЧПУ, став неплохим фрезеровщиком. А когда в те голодные годы хороший фрезеровщик стал получать на порядок больше хорошего технолога, я окончательно переквалифицировался в рабочие.
   Начальство меня ценило, мне часто перепадали самые выгодные заказы. Еще бы, не надо было делиться с технологом-программистом. Со мной оговаривали лишь оплату и сроки исполнения заказа. А дальше все зависело от меня. Я мог работать круглые сутки, без выходных и праздников. А наш некогда очень закрытый и законспирированный завод превращался в кучу шарашек, живущих каждая своей жизнью. Для поступления на завод уже не надо было месяцами ждать анкеты, которую, по слухам, проверяли в самой столице. Многие ценные квалифицированные специалисты ушли в кооперативы и частные фирмы. Производство лихорадило. Несколько раз мы были на грани полного закрытия и ликвидации. Вынуждены были месяцами находиться в неоплачиваемых отпусках. Но мы выстояли. Не знаю, чья в этом была основная заслуга? Руководителей предприятия, не позарившихся на быстрые легкие деньги, правительства, у которого, наконец, хватило пальцев на руках, чтобы пересчитать оставшиеся подобные производства в стране, или нас, простых работяг, державшихся за родной завод до последнего. Скорее всего, это была обоюдная заслуга. Но, как я уже сказал, мы выжили, и даже начали потихоньку развиваться. Приобрели новый программный станок, потом еще пару, потом еще и еще.
   Пошли заказы. Наш основной заказчик существенно сократил свои объемы, зато появились новые заказы от нефтегазовой промышленности. Время от времени приходилось работать и на космос, но об этом позднее.
   Вернемся в девяностые. Зарплата задерживалась на несколько месяцев. Полное отсутствие ценового регулирования вызвало небывалый рост цен на все и вся. Каждый выживал, как мог.
   В один из зимних вечеров я обнаружил в своем почтовом ящике объемный пакет на мое имя. Вскрыв дома конверт, я обнаружил внутри газету религиозного содержания и бланк анкеты.
   -Дорогой друг, организация "Послы мира" рада приветствовать тебя!- было написано в "шапке" анкеты. - Если ты хочешь переписываться с христианами из Европы или Соединенных Штатов Америки, заполни эту анкету и отправь по указанному адресу.
   Далее шли стандартные вопросы: возраст, место рождения, образование, семейное положение, место работы, должность и так далее. Единственное требование - знание английского языка.
   Я добросовестно заполнил анкету. В графе "знание английского" указал - читаю и перевожу со словарем.
   Запечатал бумагу в конверт, отнес на почту и ...забыл. Да, именно забыл. Поэтому каково же было мое удивление, когда спустя полгода ко мне пришло письмо из США.
   - Дорогой Андрей,- писал незнакомый мне американец,- меня зовут Том. Я твой друг по-переписке. Если ты не против, я буду тебе рассказывать, как живут христиане в США. Я попытаюсь привести тебя к храму.
   Далее шел пространный рассказ о семье Тома, его роде занятий, увлечениях. Заканчивалось письмо словами: "Боже, храни Россию! Боже, храни США! Боже, храни семью..." Дальше шла моя фамилия. Это напоминало мне исторические романы. "Боже, храни королеву!" Все это было такое далекое, как из другой жизни, и вот я прикоснулся к этому сам.
   А в те времена мы знали о жизни в США только по голливудским боевикам и по программе "Международная панорама". Все было интересно! Я быстро написал ответ. И началось.
   В месяц я получал по два письма из штатов. Фотографии "Кодак", красивые открытки и буклеты.
   Надо сказать, что в те времена наша жизнь существенно отличалась от нынешней. Ни персональных компьютеров, ни сотовых телефонов. Фотографии, и те черно-белые.
   А тут совсем другой мир. В общем-то, простые люди, такие же, как мы рабочие. Но эти люди покупают дома и машины, регулярно путешествуют, обедают в ресторанах, просто общаются. А мы выживаем. Какие путешествия? Все отпуска проводим на даче. Старенький двадцатилетний "Москвич" месяцами простаивает в ожидании запчастей, да и на бензин не всегда хватает. На бензозаправках стало обычным делом заливать по пять литров бензина. Некоторые и того меньше. Почти в каждой семье на кухне стоят мешок сахара и мешок муки. Дату получения очередной зарплаты не знал ни кто, а жить как-то надо было. Все это можно было назвать жизнью, а не выживанием. Но самое страшное, никто не обещал, что жизнь наладится. Средства массовой информации твердили о тяжелых временах для страны, разрыве экономических связей между бывшими республиками Союза. На работе руководители ссылались на необходимость спасти производство, сохранить коллектив. Но в большинстве случаев высокими словами прикрывалось обыкновенное воровство на всех уровнях. В стране происходил передел собственности.
   Простым людям чтобы выжить, приходилось постоянно приспосабливаться. Но наше правительство не давало соскучиться. То дефолт, то кризис, то падение цен на нефть, то их рост - все било по нашему карману.
   Но мы, несмотря ни на что, выстояли и понемногу привыкли жить в новых условиях. Прекратились задержки зарплаты, появилась возможность брать кредиты.
   И тут мой американский друг прислал мне приглашение. Он звал меня к себе в гости. Оказывается, в своей церковной общине он часто рассказывал о нашей переписке, о трудной жизни в России. У них даже был специальный стенд с моими фотографиями и письмами. Его церковь оплатила мне проезд в оба конца и оформила визу. Я был на седьмом небе от счастья. Еще бы, ведь я никогда не выезжал за границу. А тут как раз подоспел очередной отпуск. Оформив необходимые документы, я отправился в путь.
   ***
  
   Америка поразила меня своими масштабами и темпом жизни. Широкие автострады, небоскребы, зеленые газоны парков, чистота на улицах. Меня возили по маленьким городкам, я посещал деревенские церкви, встречался с людьми. Я был, наверное, первым русским, появившимся в этих местах. Со мной все хотели сфотографироваться, я раздавал автографы, ощущая свой почти звездный статус. Разместили меня в лучшем отеле, кормили в ресторане. Все было если не на высшем, то на довольно высоком для меня уровне. Дома о такой жизни я не мог и мечтать. Я буквально потерял голову.
   Мой американский друг или, как он любил подписывать письма, американский брат Том, оказался веселым, общительным, обаятельным мужиком. Его интересовало все о моей жизни. Где я работаю, что делаю, какие бывают заказы, количество и квалификация работников, техническая оснащенность производства. Он много говорил об американской помощи молодой российской демократии. Америка не бросит Россию, отказавшуюся от столь ненавистной ей коммунистической идеологии. Разрушен образ врага, и дальше наши страны пойдут рука об руку навстречу светлому капиталистическому будущему.
   Мне импонировала его простота и открытость. Я верил в нашу дружбу, а какие могут быть секреты между друзьями, почти родственниками?
   Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Я был полон светлых надежд и радостных воспоминаний. Но вернувшись на родину, я вернулся к своим прежним проблемам. Рутина снова затянула меня с головой. Потянулись серые однообразные будни. После всего увиденного за рубежом наша жизнь казалась еще труднее и безотрадней.
   Я вернулся к своей работе. Завод как раз получил новый заказ от космического ведомства. И часть работы предстояло выполнить мне. Деталь была сложная. Программа разрабатывалась в технологическом отделе, но вносить коррективы и изменения приходилось мне совместно с инженером-технологом. Изготовление детали занимало несколько дней.
   ***
   Однажды, после очередной смены возле дома меня окликнул незнакомый человек.
   - Здравствуйте, Андрей, - произнес он с едва уловимым акцентом,- вам привет от вашего друга Тома!
   Я замер от неожиданности. Но мужчина говорил без умолка, не давая мне опомниться.
   - У меня для вас письмо, фотографии, немного долларов и кое-какие сувениры. Мы можем где-то поговорить? А то на улице как-то неудобно.
   - Конечно,- начал соображать я,- прошу ко мне домой. Нам там никто не помешает.
   Странно, подумал я, только вчера общался с Томом по интернету. Он не о чем таком не сообщал.
   - Вы удивлены? Наверное, он хотел сделать вам сюрприз,- незнакомец словно прочитал мои мысли. - Кроме того, я не был уверен, что окажусь в вашем городе.
   Пройдя в квартиру, я отправился на кухню, достал кое-что из холодильника и выглянул в комнату. Американец внимательно разглядывал мое жилище, особенно его заинтересовали полки с книгами и компакт дисками.
   - Я вижу, у вас преобладает англоязычная музыка. Да и книги, Грэм Грин и Ирвин Шоу - это же великие писатели Америки. Признаться, очень приятно и неожиданно.
   - Ну, это уже часть мировой культуры. Думаю, имена Толстого, Достоевского и Чайковского вам тоже знакомы.
   - Несомненно, как впрочем, Чехова, Есенина, Шостаковича, конечно, Пушкина и многие другие. Открою вам небольшой секрет, у меня русские корни, поэтому обо всем, что связано с Россией, я знаю не понаслышке. Простите, я до сих пор не представился, меня зовут Марк Блэк, можно просто Марк. Вообще-то, фамилия моих предков Черновы, но мой батюшка, эмигрировав, спешил стать настоящим американцем и сменил фамилию. Это было его единственное отступление, о котором он потом жалел всю жизнь.
   - Чай, кофе, водка, коньяк? - поинтересовался я.
   - Если можно, кофе.
   - Может быть, что-нибудь покрепче?
   - Благодарю, но я предпочитаю делать дела на трезвую голову, но вы, если хотите, можете выпить.
   Я вернулся на кухню. Появилось странное предчувствие. Какие у меня могут быть дела с этим, как его, Марком?
   - Так вот, господин Андрей, вам привет от нашего общего друга Тома.
   - Как он там кстати?
   - Превосходно, его повысили.
   - Передавайте ему привет, я очень рад за него.
   - Непременно. Вот вам письмо от него, прочтете позже. Вот ваши фотографии. Как вам ваша поездка? Как Америка? Понравилась?
   - Нет слов, это же была моя первая зарубежная поездка.
   - Андрей, а ведь если захотите, вы сможете поселиться в Соединенных Штатах или в Европе. Что вы предпочитаете?
   - Кому я там нужен, нет уж, я как-нибудь на Родине, со всеми.
   - Вот именно, как-нибудь! Что вы видите, кроме своего завода? Скажите честно, если бы не поездка в США, когда последний раз вы куда-нибудь ездили?
   - В позапрошлом году на неделю на озера в соседний регион.
   - За 400 километров. Такие путешествия обычно совершают в викэнд, а подальше, на самолете или на поезде?
   Я призадумался.
   - Последний раз я ездил к брату в Подмосковье.
   - Когда?
   - Тринадцать лет назад.
   - Вот видите.
   А действительно, прожил уже полжизни, а вспомнить и нечего. Как раньше говорили: "Вся жизнь - борьба!" Сначала учеба, потом работа за жилплощадь, потом просто элементарное выживание. Сейчас, вроде, времена спокойнее, но образ жизни особенно не изменился.
   - Андрей, а вы не думали, что дальше? - словно читая мои мысли, произнес Блэк. - Работа, работа и работа за кусок хлеба?
   - Зря вы так, мне нравиться моя работа.
   - Согласен, любимая работа это замечательно! Но довольны ли вы результатами своей работы? Я имею в виду вознаграждением. Вы же классный специалист, за рубежом такие на вес золота. Через 10-15 лет работы могли бы сами иметь свое дело. А здесь работа до пенсии, да вашей пенсии хватит только на уплату налогов и прочих выплат. Так и будите горбатиться, пока хватит здоровья. Какая у вас продолжительность жизни у мужчин, 60 лет? Вы уже заранее запрограммированы на вымирание. И все это в благодарность за многолетний безупречный труд? Фотография с сообщением о дате похорон на заводской проходной.
   А на западе для большинства с приходом пенсии только начинается настоящая жизни. Приходит время тратить накопления. Пляжи, курорты, архитектурные памятники, исторические центры мира - везде можно встретить множество пенсионеров. Но, увы, не из России. У вас другая судьба. Неужели вы с этим согласны и вас все устраивает?
   - Нет, конечно! Любое государство несправедливо, всегда найдутся обиженные и недовольные.
   - Мало того несправедливо, я считаю это просто безнравственно! Вы согласны?
   - В общем-то, да.
   - Значит, работать на такое государство безнравственно?
   - Родину не выбирают. Правители, режимы приходят и уходят, а люди и страна остаются, как бы они назывались.
   - Вы уходите от ответа.
   - Знаете, чтобы все это понять, надо здесь жить, а не рассуждать, сидя перед экраном телевизора или с газетой в руках. Надо самому пройти через все это.
   - И все-таки, считаете вы себя обманутым?
   - Несомненно.
   - Этого я и хотел от вас добиться!
   Марк отодвинул недопитую чашку с кофе.
   - Господи, да что мы как нерусские! Что там у вас есть покрепче, водка? Тащите сюда!
   - Думаю, вам тяжело с этим жить,- продолжил он, опрокинув рюмашку и закусывая ее огурцом.- Это должно постоянно давить, висеть над вами.
   - Ничего, мы привычные. Не в первый и не в последний раз,- оживился я, тоже похрустывая огурцом.
   - И что, разве вам не хочется ничего предпринять? Что-то изменить?
   - А что я могу сделать? Обратиться в международный суд по правам человека? Прожить оставшуюся жизнь с клеймом "умалишенный"? Нет уж, благодарю покорно! Можно подумать, у вас по-другому. Та же система. Если ты попадешь в жернова, то обратно уже не вылезти.
   - У нас все-таки все как-то цивилизованней, мягче,- притих Марк,- как-никак двести лет демократии.
   Я слушал и не мог понять, что надо от меня этому совсем не знакомому мне человеку? Зачем он вызывает меня на откровенный разговор? Он что, завербовать меня собрался? Это же смешно: агент-фрезеровщик. Как в фильмах 30-х годов о вражеских диверсантах. Однажды, по команде из центра, я выведу из строя свой "уникальный" станок, и объявленная нашим президентом "модернизация промышленности" забуксует.
   Но мой собеседник был серьезен. Он как то ловко опутывал меня своими вопросами, подводя к главному.
   - Знаете, в чем главное отличие между вами, русскими и американцами?- мы выпили по второй, и беседа оживилась.- Вы, русские, всегда тяготели к общине. Все у вас решали сход, вече, собрание, съезд, пленум. И ответственность коллективная, крайнего не найти. И в ГУЛАГи и подвалы вы шли тысячами. Личность для вас ничто. И сейчас, когда рухнул коммунизм, вы, наконец, вышли из общего строя и растерялись.
   Мы, американцы ценим индивидуальность. Америка - страна равных возможностей для каждого индивидуума. Нас с детства учат рассчитывать только на себя. И жаловаться нам, кроме как на себя, не на кого. Голова и руки есть у каждого, но не каждый умеет ими правильно распоряжаться. Главное - не упустить свой шанс.
   Он помолчал, мы выпили еще по одной. Марк аккуратно промокнул губы салфеткой и, глядя мне прямо в глаза, перешел к главному.
   - Мы тоже предлагаем вам свой шанс. Не упустите его.
   - Это о каком шансе вы говорите? Что я еще могу упустить?
   - Не понимаете? А Том очень положительно отзывался о вашем сотрудничестве.
   - О каком сотрудничестве?
   - Как, вы не в курсе? Том работает в аналитическом отделе, собирает всю информацию по оборонно-космическому потенциалу России. Он считал вас одним из самых лучших достоверных источников.
   - Какой источник? Я же не знаю никакой секретной информации, никаких тайн. Все, что я сообщал, открытая, доступная информация.
   - Андрей, как вы наивны! Вы думаете, что аналитики работают только с засекреченной информацией? Отнюдь! Любая информация бесценна. Вы понимаете, в наше время тот, кто владеет информацией, владеет миром. Тысячи компьютерных программ шарят по интернету, скачивая всю информацию, найденную по ключевым словам. И каждое ключевое слово скрывает какой-нибудь национальный интерес: оружие, нефть, космос, революция, голод, конфликт, оборона - любое слово может вывести на бесценную информацию, которая окупит все, вложенные затраты. В нашем современном мире все взаимосвязано и находится в таком хрупком равновесии, что любое, казалось бы, незначительное изменение, повлечет за собой настоящую лавину перемен, способную изменить или даже разрушить весь настоящий мировой уклад. Вы же изучали Марксистско-Ленинскую философию, новейшую историю. Вспомните распад колониальной системы. Небольшое выступление в одной никому не известной африканской провинции, вспыхнувшее спичкой, прошло лавиной огня по всему континенту. А "банановые революции" в Латинской Америке? Мне ли вам объяснять о нестабильности современного мирового порядка. Центральная Азия и ближний Восток под властью радикального исламизма. Юго-восточная Азия с ее клановыми переделками. Да и в Северной Африке все далеко не так спокойно, как кажется.
   Мы постоянно должны быть начеку. Владеть всей информацией, анализировать, прогнозировать. Иначе 11 сентября покажется нам дешевой театральной постановкой.
   - А я-то тут причем? Какой с меня прок? У меня нет никакой информации для вас. И, насколько я понял, ваше ведомство уже не считает Россию потенциальным противником. Быстро растущая и развивающая экономика Китая вышла на второе место в мире после США. А Россия уже сброшена со счетов.
   - Согласен, вы уже не представляете для нас реальную угрозу в мировом масштабе. Здесь наше ведомство постаралось на славу. Но вы по-прежнему остаетесь очень нестабильным, неустойчивым, даже в чем-то непредсказуемым государством. И ваши нереализовавшиеся имперские амбиции сеют смуту в мире и раскачивают лодку мировой стабильности и порядка.
   - Например?
   - Например, ГЛОНАСС. Скажите, зачем вам своя собственная система навигации? Чем вам не угодила GPS? Она давно проверена и уверенно зарекомендовала себя.
   - Но это же вопрос национальной безопасности. Эта система имеет огромное стратегическое значение.
   - Кого может всерьез волновать страна, которая в течение последних двадцати лет совершенно не занималась модернизацией своей армии? Такого вы не могли себе позволить даже в голодные двадцатые или в разрушенные войной сороковые-пятидесятые, когда можно было почивать на лаврах победителей. Но именно тогда вы особенно наращивали свою боевую мощь. А как быть с тем, что наши лидеры заявили, что у наших стран сейчас один общий враг - это международный терроризм? Докажите, что ГЛОНАСС - это не амбиции показать миру, что вы еще великая держава, открывшая миру дорогу в космос. И вы продолжаете вбухивать в этот космос миллиарды, так необходимые вашим детям и старикам здесь, на Земле.
   - Далась вам эта ГЛОНАСС. Вы же сами говорите о ее незавершенности и низкой надежности.
   - Да, говорил. И утверждаю, что это вопрос политический. Особого практического смысла эта система не имеет. Она необходима лишь для вашего престижа, для поддержания имиджа великой державы, которой вы давно перестали быть. Вы по команде свыше заставляете переделывать все ваши системы навигации и связи угоду акционерам ГЛОНАСС, смущая умы ваших соседей, в первую очередь, Китая.
   - Постойте, все эти проблемы с запуском спутников... Это, наверняка, вы постарались.
   - Как говорится, "без комментариев!". Мы просто не даем такой информации. В отличие от вас, сливших в девяностые годы всю информацию о вашей резидентуре на Западе, впрочем, не только вашей, но и ваших бывших друзей по соцлагерю, мы никогда не сдаем свои источники. Кроме этого, в таких вопросах мы достаточно щедры и не скупимся на затраты. И мы всегда убеждаемся, что, в конечном счете, все окупается.
   Я наблюдал за ним и не мог понять, куда он клонит. В этом нашем разговоре была явная заинтересованность с его стороны. Но уж издалека начал он свою дорогу ко мне. Слишком витиевато. У нас, русских, так не принято. Такие разговоры вызывают у нас обратный эффект, отталкивают собеседника. Не лучше ли прямо рассказать, что ему от меня надо, а затем объяснить все плюсы этого предложения. Поспорить, подискутировать и, как говорил первый и последний президент Советского Союза М.С.Горбачев, "прийти к консенсусу".
   Марк, видимо, почувствовал возникающую между нами напряженность и решил взять "быка за рога".
   - Не будем ходить вокруг да около,- продолжил он,- ответьте мне на один вопрос: Вам понравилось в США?
   - Ну, как вам сказать? Хорошо там, где нас нет. Что-то понравилось, что-то - не очень.
   - Спрошу по-другому. Вы бы не хотели переехать на постоянное место жительства в США? - заторопился мой гость.
   Такого вопроса я не ожидал. Было не просто сразу ответить на него.
   Приняв мое молчание за согласие, Блэк тут же принялся расхваливать прелести американской демократии.
   - Кому я там нужен? И что я буду там делать? - прервал я его заученными с детства догмами.
   - Не скрою, вы нужны нам, нашей фирме. Не побоюсь громких слов, вы нужны Америке. А Америка сумеет создать вам достойные условия для вашего дальнейшего существования. Сможете ли вы сказать то же самое о России?
   Крыть было нечем. У нас уже успело вырасти целое брошенное поколение, которое не имело ничего общего с государством, кроме налогов. Да и те платят только под давлением судебных приставов. С неплательщиками трудно бороться. Проживают не по месту прописки, официально не работают, автомобилями управляют по доверенности. Попробуй с них что-нибудь взять. Их и найти не просто.
   Но меня-то с детства учили совсем по-другому. Родина-мать, она тебя растит, заботится о тебе. "Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек". Правда, Родина требовала и определенных обязанностей. Так служба в армии считалась почетной обязанностью каждого гражданина, и "откосить" (тогда и слова-то такого не было) считалось чем-то низким и позорным. Не то, что сейчас, когда "откосить" - это почетная обязанность почти каждого гражданина или каждого почти гражданина. А когда-то слово "предатель" было одним из страшнейших ругательств. Сейчас же мне предлагали присоединиться к этому позорному, гнусному сословию.
   - Мы знаем,- воодушевился Марк,- что вы сейчас работаете над очень важным заказом.
   - Да, работаю над одной деталью,- начал было я.
   - Не скромничайте, вы работаете над одной из составляющих корпуса системы ориентации спутника системы "ГЛОНАСС".
   - Это, в общем, ни для кого не тайна.
   - Конечно! Но я вам даже могу назвать состав сплава вашей заготовки. Не удивляйтесь. Не думаете же вы, что мы работаем только с вами.
   Блэк хитро улыбнулся и продолжил.
   - Мы вам будем очень признательны за одну услугу. На этапе сверления вам необходимо сделать одно дополнительное отверстие, а затем поместить в него вот это устройство.
   Он извлек из кармана маленький контейнер из прозрачного пластика. Внутри находился блестящий стержень, не толще медицинской иглы для инъекций, с небольшим утолщением на конце.
   - Что это? - удивился я.
   - Это ЧИП! Да, простой электронный ЧИП. Совершенно безопасный, но в определенный момент, по команде с земли, он будет активирован.
   - И что, взрыв?
   - Никаких взрывов, все аккуратно и бесшумно. Неожиданно, по неизвестным причинам система ориентации спутника даст сбой, и он не будет выведен на заданную орбиту.
   - И чего вы добьетесь? Не выйдет сейчас, выйдет в следующий раз.
   - Нас интересует не столько задержка, сколько подрыв престижа вашей системы. Лишнее подтверждение надежности GPS, соответственно рост инвестиций, рост котировки акций. Как всегда, политика как следствие экономики.
   - А почему вы думаете, что ваш чип не будет обнаружен, каждая деталь проходит многоступенчатый контроль. Это же смешно, что никто не заметит ваш "вкладыш".
   - Обратите внимание на утолщение на конце капсулы,- Марк достал лупу,- это своеобразная емкость с металлосодержащей мастикой. Вставляешь капсулу в отверстие, раздавишь наконечник, и паста закрывает сверху отверстие. Слегка пройдешь по поверхности мягкой тканью, и никаких следов постороннего вмешательства.
   - Еще сомневаетесь? Что вы теряете? Ваш ложный патриотизм никто не оценит. Ну, получите премию, кстати, сколько? Тысячу? Две? Три? А кто-то повыше вас, кто и не прикасался к изготовленной вами детали, приобретет новую квартиру, наверняка не первую и не последнюю. Не переживайте, и не казните себя так! Никто не пострадает, ну, снимут с постов парочку администраторов, так это, может, и к лучшему. А спутники застрахованы на круглую сумму. Родина не пострадает. По крайней мере, материально!
   - А что, если я окажусь под подозрением? Я не должен менять свой образ жизни. Тогда зачем мне ваши деньги? Меня же сразу вычислят: богатого наследства я не получал, в лотерею не выигрывал.
   - Мы даем вам гарантии. По первой же вашей просьбе вам будет предоставлен вид на жительство в Штатах или одной из стран блока с перспективой получения гражданства. Ну, и не забывайте про банковский счет, что тоже не маловажно. Решайтесь!
  
  
   ***
   Вот так я стал изменником. Даже не могу толком объяснить, почему это произошло. Не скажу, что я уж так сильно нуждался в деньгах. Жил не хуже других. Наверное, все это копилось годами, и искушение пришло в нужный момент. Надоела эта серая обыденность, монотонность и, главное, полное отсутствие перспективы как для себя, так и для своей страны.
   Когда-нибудь об этом задумывается каждый. Сколько честных и порядочных людей не вынесли этого? Сколько спилось, покончило собой? Другие, у кого была возможность, уехали. Остальные смирились, пытаются приспособиться, выживают. А мне просто надоело все это, я устал. Устать слушать всю эту ложь, демагогию, пустые обещания, устал быть пешкой, винтиком в разрушающемся ржавом механизме. Я просто утратил веру.
   Можете меня осуждать, укорять, мне теперь все равно!
   ***
  
   Все прошло идеально. Я доделал деталь, получил свою премию и спокойно продолжал работать на своем месте.
   А где-то спустя полгода в новостях показали сюжет про запуск очередного космического спутника. В сообщении говорилось, что из-за сбоя в системе ориентации спутник не вышел на заданную орбиту и был потерян. В конце сюжета говорилось, что по результатам расследования будут сделаны соответствующие выводы, несмотря на минимальный материальный ущерб, так как спутник был застрахован.
   Прошел еще месяц, и на нашем заводе стали твориться странные вещи. Зачастили разные комиссии, проверки. Начальство было на взводе и срывало свою злость на нас, простых рабочих. Работать стало невозможно. А когда в цехе появился странный незнакомец, я запаниковал.
   Мало того, что все производственное помещение было напичкано видеокамерами, следящими за каждым нашим шагом, тут еще этот человек с блокнотом. Какой-то невыразительный, безликий, он появлялся то тут, то там. Пристально наблюдал за работниками, постоянно что-то записывая в блокнот. Официально утверждали, что это представитель одной из столичных фирм, нанятый руководством завода для изучения скрытых резервов и повышения эффективности производства. Но народная молва связывала его появление с последней неудачей в космосе.
   Мои нервы и так были на пределе, а тут еще этот шпик. Я реально испугался.
   Вернувшись, домой я уселся за компьютер и написал очередное письмо своему американскому другу. Обычное, ничем не примечательное письмо, в конце которого написал по-русски "До свидания". Это был условный знак, сообщавший о моей готовности покинуть страну. И через пару недель я получил приглашение.
   И вот сейчас я еду в аэропорт, через несколько часов белоснежный красавец аэробус унесет меня из страны. Увезет, может быть, навсегда. Вот ведь дожили, даже самолетов своих не осталось. Корабли во Франции покупаем. Скоро танки и автоматы будем закупать у вероятного противника. Думали ли мы об этом? Что это за странная модернизация? Больше похоже на панику или, как это сейчас называется, "откаты". Но я, похоже, в этом больше не участвую. Увольте, господа!
   ***
  
   На этом запись в тетради обрывалась. Я пролистал ее до конца. Чисто, никаких пометок, ни подписи, ни даты. Повертел свиток в руках. Что теперь с ним делать? Откуда мне знать, что это не бред сумасшедшего? А если все, здесь описанное, правда? И что из того? Тогда автор уже давно греется на солнышке где-нибудь в Майами. Или трудится фрезеровщиком на каком-нибудь заводе Форда или Дженерал Моторс.
   За окном замелькали знакомые пейзажи, скоро моя остановка. Надо было собираться. Немного поразмыслив, я свернул тетрадь трубочкой и затолкал на прежнее место, в щель между сидением и спинкой. Пусть покоится с миром. Может быть, скрасит поездку еще одному, а то и нескольким пассажирам автобуса. Мне пора на выход!
   Март 2011 года.
   Блэк, от английского black - черный.
   "Широка страна моя родная"- песня из советского кинофильма "Цирк". Муз. Дунаевского, слова Лебедева-Кумача.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

14

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"