Соколов Юрий Михайлович: другие произведения.

Сойти с ума от любви

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Сойти с ума от любви
  
   Боль. Никакая физическая боль не может сравниться с болью душевной. Когда все внутри тебя сжимается в один плотный комок обнаженных нервов. Когда все твое естество, вся твоя сущность подчиняются лишь одному. Когда исчезают все прочие раздражители и начинаешь жить и чувствовать какой-то не своей, чужой жизнью, наблюдая за всем происходящим со стороны. Кажется, твоя душа уже покинула тело, но осталась тонкая связующая нить, готовая оборваться в любой момент, отпустив бессмертную душу к Богу, а бренное тело к земле.
   "И возвратится прах в землю, чем он и был, а дух возвратится к Богу, который дал его"
   Екклесиаст (12; 7).
   ***
   Именно в таком состоянии находился сейчас Алекс. Он брел по людной улице, устремив невидящий взгляд в пространство перед собой. Шел по прямой, не сворачивая. Шел, натыкаясь на людей, не замечая этих столкновений, молча пробираясь через бурлящий людской водоворот.
   А ведь еще сегодня было иначе. Красавица жена, интересная перспективная работа, просторная квартира, множество друзей. Что еще надо человеку для счастья? Но, оказывается, счастье такая эфемерная и нестабильная субстанция, что разрушение или исчезновение одной из его составляющих, влечет за собой цепь последующих разрушений и полный крах всей конструкции.
   ***
   Все началось с таинственного письма. Как обычно, в начале рабочего дня Алекс, наполнив кружку горячим ароматным кофе, просматривал содержимое своего электронного почтового ящика. Все как всегда, пара деловых писем, несколько рекламных рассылок, короткие сообщения от друзей. Но тут его внимание привлекло письмо с короткой подписью "Друг". Алекс "кликнул" по заголовку и замер.
   - Дорогой Алекс!- писал неизвестный автор,- меньше всего мне бы хотелось тебя огорчать, но промолчать - значит предать тебя. Знаю, что это письмо разобьет твое сердце, но, как настоящий друг, должен тебе сообщить, что твоя жена изменяет тебе. Не спеши удалять это письмо, как бы неожиданно это не звучало. Ты сам можешь в этом убедиться, если будешь сегодня в 15-00 находиться по адресу. ... Далее следовал адрес, состоявший только из названия улицы и номера дома. Квартира в письме не была указана. Но и сам адрес показался Алексу удивительно знакомым.
   - Чушь какая-то! Чья это глупая шутка?- Алекс оторвался от монитора и осмотрел помещение отдела. Никто не обращал на него внимания, все были заняты своими делами. - Кто же мог это сделать? Может быть, я кого-нибудь обидел невзначай?
   Алекс еще раз посмотрел на коллег.
   - Вроде все нормально.
   Он всегда считал себя бесконфликтным человеком, стараясь поддерживать с товарищами по работе ровные дружественные отношения. Но все люди разные. Кто-то мог обидеться и от глупого, ничего не значащего, незаметного пустяка.
   Алекс вновь и вновь перечитывал письмо. Конечно, ни о какой работе теперь не могло быть и речи.
   - Неужели это правда? Ну, бывают у них ссоры, да в какой нормальной семье их не бывает? Они ведь любят друг друга. Конечно, семь лет - критический возраст для семьи, но Светлана (так звали жену Алекса) никогда не высказывала особого недовольства. Алекс всегда думал, что их чувства только крепли с годами. Юношеская восторженность прошла, ее сменили ровные отношения двух зрелых людей. Лишь одно всегда смущало Алекса: Светлана не хотела заводить детей. Говорила, что она еще не готова, что надо пожить для себя, создать прочный тыл, обеспечить детям будущее. Алекс относился к этому с пониманием, хотя червь сомнения нет-нет, да и вылезал из своей норки, вселяя неуверенность. Но он гнал прочь такие мысли. У них счастливая семья. Все в порядке. Жаловаться не на что. Он сыт, одет, обут, обстиран. Пару раз в месяц они ходят в гости, раз в один-два месяца принимают гостей сами. Правда, что-то притупилось, что-то пропало за эти семь лет, но это так естественно: теряешь одно, приобретаешь другое, на то она и жизнь. Они уже не целуют друг друга при встрече и при расставании, не ходят, взявшись за руки, но ведь уже не дети! И секс из спонтанного, необузданного буйства превратился в хорошо отлаженный, четко спланированный и организованный акт, совершаемый не чаще двух раз в неделю. Разве это плохо? Они просто притерлись, узнали свои вкусы и желания. Да, с чем-то надо смириться, что-то забыть, что-то задавить в себе. Семья не может существовать без компромиссов. Главное - они вместе. Алексу всегда казалось, что Светлану устраивает все в их отношениях, или почти все. По крайней мере, она никогда не высказывала своего недовольства. Но ведь и он тоже. А ведь были тайные обиды и неудовлетворенность, когда казалось, что он уже созрел для измены, но что-то его сдерживало. Он думал, что любовь. А может быть, Светлана установила слишком высоко планку и окружавшие его в тот момент женщины казались малопривлекательными и недостаточно интересными? А Светлана? А что, если она встретила кого-то более привлекательного? Ну, вот любовь-любовь, а ты уже сомневаешься.
   Алекс достал телефон.
   - Алло, Света! Как дела? Ты на работе? Да нет, все нормально, просто захотел позвонить. Ну, всего хорошего. До вечера.
   Вроде все как обычно. Спокойный уверенный голос. Все как всегда. Может быть, все-таки меня кто-то разыграл? Конечно, это чья-то злая, глупая шутка.
   Но проверить не помешает.
   ***
   Несмотря на все расчеты, Алекс опаздывал к 15-00. Во-первых, он никак не мог найти начальника отдела, чтобы подписать отгул, пришлось идти выше. Во-вторых, сторож автостоянки отлучился, и пришлось сидеть более пяти минут перед закрытым шлагбаумом. В-третьих, по дороге Алекс попал в пробку, и пришлось подолгу стоять у каждого светофора. И наконец, было очень сложно найти парковку, и он оставил машину в паре кварталов от указанного адреса.
   Подойдя к дому, Алекс понял, почему адрес показался ему знакомым. Это был адрес его шефа! Может быть, действительно кто-то из сослуживцев решил столкнуть его с начальником. В этом и есть назначение письма. Но убедиться в этом все же стоит. С такими мыслями он поднялся по лестнице и нажал кнопку звонка. Тишина. Алекс снова позвонил. Похоже, звонок не работает или отключен. Он хотел постучать, но передумал и надавил на ручку. Дверь неслышно распахнулась. Алекс шагнул через порог и замер. Он находился в просторной, почти квадратной, прихожей, обставленной изысканной дорогой мебелью. Горел неяркий мягкий свет. Все двери, ведущие в комнаты, были плотно закрыты. Алекс прислушался. За одной из дверей послышались голоса. Два голоса, мужской и женский. Узнать, кому принадлежат голоса, было невозможно. Двери обладали хорошей звукоизоляцией, да и разговор велся негромко, почти полушепотом. Сколько Алекс не прислушивался, узнать большее не получалось. Тогда он достал телефон и отыскал номер Светы. Мучительно тянулись секунды. Голоса вдруг смолкли, и через закрытую дверь до него еле слышно донеслась знакомая мелодия.
   Сердце неприятно заныло, в висках застучала кровь. Алекс ощутил недостаток свежего воздуха. Забыв об осторожности, он бегом ринулся из квартиры. Но вовремя не придержал входную дверь, и она громко хлопнула. Что делать? Бежать вниз по лестнице, но за закрытой дверью уже слышалось какое-то движение. И Алекс ничего, не успев сообразить, рефлекторно развернулся на сто восемьдесят градусов и постучал в дверь.
   Его рука еще висела в воздухе, в этот же момент дверь распахнулась. Появился удивленный шеф.
   - Алекс?- смутился он. - Что случилось? Что-то на работе. Почему мне не позвонил?
   Начальник уже пришел в себя от смущения. Он вышел на площадку, загораживая дверь своей крупной фигурой.
   - Нет, успокойся, Владимир Михайлович, на работе все в порядке. Просто мне нужен отпуск на пару дней. На работе тебя не было, а я по личным делам пробегал мимо. Решил заскочить. Не помешал?
   - Да нет, ничего. Прости, что не приглашаю в дом, я не один. А насчет отпуска, конечно, отдыхай. Оформишь по возвращении. У тебя что-то случилось? Может быть нужна помощь?
   - Спасибо, все нормально. Просто накопились кое-какие дела, не терпящие отлагательства. Ну, я пошел. До свидания.
   - Всего хорошего. Не торопись, отдыхай сколько надо.
   ***
  
   Алекс выскочил из дома, широко распахнув входную дверь, чуть не сбив с ног какую-то старушку.
   - Шастают тут всякие!- возмутилась бабка.- Зальют шары, человека убьют и не заметят!
   Не было ни сил, ни желания вступать в перепалку с рассерженной старухой. Даже не удостоив ее взглядом, покачиваясь, он прошел мимо.
   - Ты там часом в подъезде не нагадил?- неслось ему вслед. - Все вы алкаши одинаковые.
   Но обидные слова не долетали до Алекса, словно предназначались кому-то другому. Таинственный друг не обманул. Светлана, его Светлана, которой он верил, как себе, обманывает его, и возможно уже давно. Как жить дальше с таким открытием? И он медленно побрел по оживленной улице. Люди натыкались на него, обходили стороной, кто-то бросал вслед обидные слова. Но Алекс был целиком погружен в свои мысли, совершенно не замечая происходящего вокруг. Как и его мысли, сейчас он находился совсем в другом месте, далеко отсюда.
   Так ничего и не придумав, он добрел до своего дома. Вошел в квартиру и, не раздеваясь, прошел на кухню. Достал из шкафчика початую бутылку коньяка, налил рюмку и выпил залпом. Постоял немного и снова наполнил рюмку.
   ***
  
   Света вернулась домой, как обычно, после работы. На ее удивление входная дверь была не заперта. Заинтригованная Светлана вошла в квартиру и зажгла свет.
   На диване сидел Алекс в одежде и обуви. В руке он держал пустую бутылку из-под коньяка.
   - Алекс! Что случилось? Почему ты не отвечаешь на мои звонки? Ты что, пьешь? По какому поводу?
   Алекс поднял голову и посмотрел на Светлану невидящим взглядом.
   - А ты не догадываешься, какой повод? У нас похороны.
   - Боже, кто умер?
   - Любовь!
   - Что ты городишь! Ты пьян!
   - Нет, я напился, но опьянеть так и не смог. А жаль, было бы легче. А умерла действительно наша любовь. И возможно не сегодня, а гораздо раньше. А сегодня похороны.
   - Что за бред ты несешь? У тебя все в порядке с головой? Может быть, вызвать врача, или лучше приляг, утром поговорим.
   - Света, я все знаю.
   - Что ты знаешь? Объясни же ты, наконец, что происходит?
   - Света, я знаю, где ты сегодня была и с кем!
   Алекс оборвал цепь ее вопросов. Она замолчала, лихорадочно обдумывая услышанное, не находя нужных слов.
   - Ах, даже так! Ну, тем лучше, не придется многого объяснять. Да, я тебе изменяю! Но ты сам в этом виноват! Ты сам довел меня до такой жизни!- слова вылетали, отрывисто и четко, как пули из пистолетного ствола. И каждая такая пуля достигала своей цели.
   - Меня только одно интересует, давно это у вас?- попытался заглушить поток этих пуль Алекс.
   - Конечно, больше тебя ничего не интересует! А тебе не интересно, почему это произошло? Думаешь, ты такой весь белый и пушистый, такой безвинно обиженный, сидишь тут, глушишь с горя коньяк? А я неблагодарная стерва, которая тебе изменяет направо и налево, не зная, как утолить свою похоть? Брось, милый, ты сам во всем виноват, это ты довел меня до такой жизни! Вспомни, как ты со мной обращался последнее время?
   - И как?
   - Да ты просто не замечаешь меня! Ты проходишь мимо, не глядя, будто я вообще не существую! Вскакиваешь утром, помылся, побрился и незаметно прошмыгиваешь за дверь. Вечером молча поужинали, диван, телевизор и лицом к стенке! Мы за день иногда и десятью словами не обменяемся. Ты сам подтолкнул меня к измене! Скажи, когда ты в последний раз говорил мне ласковые слова. Мне кажется, я уже давно не интересую тебя, как женщина!
   - Я могу сказать то же самое о тебе. Я давно уже зову тебя соседкой по кровати. Ты воспринимаешь меня как предмет обстановки. И надоел уже, и выбросить жалко, у всех есть такой. Да, я последнее время постоянно провожу лицом к стенке. А как можно относиться к тебе как к женщине, если ты даже на мои прикосновения никак не реагируешь. Почти невозможно понять, спишь ты уже или нет. Кажется, что ты засыпаешь мгновенно, едва коснувшись головой подушки. И глядя на тебя спящую, повернувшуюся ко мне спиной, не могу поверить, что рядом со мной лежит живой человек, а не бесчувственное бревно!
   Последние слова оказались последней каплей, переполнившей чашу терпения Светланы. Слезы брызнули из ее красивых синих глаз. Потеряв всякое самообладание, она с каким-то звериным ревом бросилась на Алекса. Вцепившись в его одежду, она раскачивала его из стороны в сторону, пытаясь опрокинуть на пол. Но силы были неравные. Видя всю тщетность своих попыток, Света выпустила Алекса и начала наносить беспорядочные удары в грудь, хлопать по плечам. Алекс защищался одной рукой, в другой продолжая держать пустую бутылку из-под коньяка.
   В пылу драки Света выхватила у Алекса бутылку и чуть было не хватила его ею по голове. Но он вовремя успел среагировать и подставить руку. От неожиданности Светлана выпустила бутылку, и та, кувыркнувшись несколько раз в воздухе, с громким звоном врезалась в стену, рассыпавшись множеством блестящих осколков.
   Алекс крепко сжал Свету за запястья.
   - Синяки будут,- подумал он и с силой толкнул ее на диван. Светлана упала на спину, потом сжалась в комок и, давясь слезами, повторяла, как заводная:
   - Я тебя ненавижу, я тебя ненавижу...
   - Вот и поговорили,- сказал Алекс и, резко повернувшись, вышел вон, не лишив себя удовольствия громко хлопнуть дверью.
   ***
  
   Идти было некуда. Заглянуть просто так к друзьям и знакомым - не то настроение, а проситься переночевать нельзя - не хотелось посвящать никого в свои семейные дрязги. Алекс бродил по вечерним улицам. Присаживался на скамейки, много курил. В голове непрерывно прокручивались события сегодняшнего дня.
   Как же они дошли до такой жизни? Неужели не могли спокойно обсудить свои проблемы, найти сообща какое-то решение? Наверное, могли. Что же им мешало? Ведь не чужие люди. Была же любовь, было счастье. Как красиво он ухаживал, как мчался сломя голову на каждое свидание, отбросив все дела. Как возвращался счастливый, окрыленный, полный светлых надежд. Что же они упустили? Когда произошел перелом в их отношениях? Как сказал поэт: "Семейная лодка разбилась об быт". Они просто перестали удивлять друг друга. Исчезла новизна в отношениях. Все стало таким предсказуемым. А чувства требуют постоянной подпитки, новых эмоций. Даже отрицательных. А когда отношения превращаются в четко отлаженный механизм, всегда возникает соблазн новизны, нового впрыска адреналина. Все-таки, как всегда в таких случаях, виноваты оба. Как же они допустили, что их отношения не просто сошли "на нет", но и дошли до измены, взаимных обвинений и ненависти? А что дальше? Развод, дележка имущества? Боже, какой позор! И как мы теперь будем смотреть друг другу в глаза, находясь под одной крышей?
   Наступила полночь. Пора решаться. Может быть, еще не все потеряно? Смогу ли я простить Свету? А она меня? Как ему этого не хотелось, но пришлось возвращаться домой.
   Алекс зашел в знакомый подъезд и поднялся по лестнице. Лампочка над дверью не горела. Под ногами похрустывало битое стекло. Когда же эти дегенераты успокоятся? Алекс взялся за ручку, дверь, скрипнув, распахнулась.
   - Уже вторая незапертая дверь за день. Первая принесла одни неприятности, что же таится за второй?- подумал Алекс, входя в квартиру. Едва шагнув за порог, он чуть не запнулся обо что-то большое и мягкое. Осторожно дотянулся до выключателя, включил свет и отпрянул от неожиданности. На полу в огромной луже крови лежала Света.
   Алекс бросился к телу, хотел проверить пульс, но отшатнулся. На окровавленной шее зияла большая резаная рана.
   ***
  
   Как обычно, милиция приехала раньше "скорой". Алекс наблюдал за всем происходящим со стороны, словно смотрел какой-то детективный фильм. Вокруг тела суетились криминалисты, фотограф щелкал своей навороченной камерой, ослепляя окружающих. Какие-то люди собирали пинцетами с пола кусочки разбитой бутылки. Приехавший врач несколько секунд поколдовав над трупом, обмолвился парой фраз с высоким мужчиной в штатском и тут же уехал. На Алекса не обращали никакого внимания, и он стал сомневаться, а не сон ли все это. Он даже попытался себя ущипнуть. Было больно. Тогда он открыл шкафчик, разыскивая там бутылку коньяка, но тут же вспомнил, что уже выпил ее. А не осталось даже и воспоминаний.
   Потом потихоньку все разбежались, остался лишь человек в штатском.
   - Здравствуйте, я следователь,- представился он.- Буду вести ваше дело.
   - Мое дело?- переспросил Алекс. - Какое дело?
   - Дело об убийстве вашей супруги Светланы. На самоубийство, как вы понимаете, дело не тянет.
   - Вы что, думаете, что это я, Свету?.. Да вы что?
   - То, что я думаю, останется при мне, а вот то, что вы один из подозреваемых, - это факт. Приехавший наряд обнаружил вас с окровавленными руками возле трупа вашей жены.
   - Конечно, я же сам их вызвал, после того, как обнаружил ... тело.
   - Соседи говорят, что слышали сегодня шум из вашей квартиры, а после видели вас, выбегающего из дома. Что у вас произошло?
   - Это мое семейное дело, и я не намерен обсуждать его со всеми.
   - К сожалению, это уже не только ваше дело, а просто дело. И ваших же интересах рассказать мне все, ничего не скрывая. От этого может зависеть ваше будущее на ближайшие лет десять-пятнадцать. Так что произошло между вами и вашей супругой сегодня?
   - Мы поссорились.
   - И все?
   - Все! А что вас интересует?
   - Многое. Хотя бы причина этой ссоры.
   - Обычная семейная ссора. В общем, я напился.
   - Вы страдаете алкоголизмом?
   - Нет.
   - Тогда в чем же причина?
   - Да не было никакой причины. Светлана вернулась с работы, а я слегка расслабился. Возможно, у нее были какие-то планы на сегодня, а тут я...
   - Скажите, а вы изменяли своей жене?
   - Нет!
   - А она вам?
   - Насколько я знаю, нет.
   - Перед тем как отвечать, я советую вам все хорошо обдумать. Вы образованный человек, думаю, не стоит вас предупреждать о дачи ложных показаний?
   - Не стоит. Я все понимаю. Я просто не могу, мне сейчас трудно с вами общаться. Поймите, у меня убили жену, с которой я прожил семь лет.
   - Хорошо, я вас долго не задержу. Всего пара вопросов. Куда вы уходили из дома после ссоры с женой.
   - Никуда, я просто бродил по городу, пока не стемнело и пока я полностью не протрезвел.
   - Кто-нибудь может это подтвердить? И в котором часу вы вернулись домой?
   - Я не знаю. Как только я вошел в квартиру, я тут же наткнулся на ...Светлану. Я хотел ей помочь, но когда понял, что уже поздно, позвонил в "скорую" и вам. Я как-то не догадался посмотреть на часы. У диспетчера должен быть зафиксирован вызов. Вы проверьте.
   - Не беспокойтесь, все проверим. Это наша работа. Скажите, у вас в квартире ничего не пропало?
   Алекс обвел глазами комнату.
   - Вроде все на своих местах, не вижу ничего необычного.
   - У вас дома хранятся какие-нибудь ценности?
   - Что вы, какие ценности. Мы старались себе ни в чем не отказывать. Потом, эта квартира обстановка, питание, одежда, автомобиль, отпуска. Нет, нам было не до ценностей. Кроме невыплаченных кредитов не имеем ничего. Вы понимаете, я себя неважно чувствую. Может быть, закончим на сегодня?
   - Хорошо, на сегодня достаточно. У меня к вам лишь одна просьба, на время следствия не покидать пределов города. Это, поверьте, в ваших же интересах.
   ***
  
   Несмотря на то что все дела можно было решить по телефону, Алекс все же решил пойти утром на работу. Он никак не мог понять, кому было надо убивать Светлану. Может быть, в ее смерти не было никакого смысла. Уходя, он не закрыл дверь на ключ. Возможно, какой-нибудь квартирный воришка или бомж проник в дом. Там он неожиданно наткнулся на Свету и убил ее. Но ведь не каждый преступник пойдет на убийство, хотя есть, конечно, отморозки, для которых человеческая жизнь не стоит и гроша. Но слишком уж много совпадений. А следователь, похоже, подозревает меня. А, пожалуй, я лучший кандидат на роль убийцы. И искать никого не надо, повесят дело на меня, и все. И копать особо нечего. Скандал был, чуть ли не с дракой. (Алекс вспомнил про синяки на запястьях Светы). Узнают про факт измены. А если выяснится, что я выслеживал Светлану, то мне уже точно не отвертеться.
   ***
  
   Хорошо бы посмотреть на реакцию шефа, он тоже в числе подозреваемых. Но такой реакции Алекс не мог и предположить. Владимир Михайлович побледнел и, схватившись за сердце, начал медленно сползать под стол. Алекс еле успел подхватить его обмякшее тело. Побрызгал ему в лицо водой, начал хлопать по щекам. Тот открыл глаза и потянулся в карман за таблеткой. Сунул под язык и только после этого начал медленно приходить в себя.
   - Как же так, я же еще вчера...- не договорил он.- Ты знаешь?
   Алекс утвердительно кивнул в ответ.
   - Ты все знаешь? Тогда мне легче. Ничего не надо тебе объяснять. Я не прошу тебя меня простить, даже не знаю, как бы сам поступил на твоем месте.
   - Ты прав, ничего объяснять не надо. Скажи мне только, давно это у вас?
   - Что ты, клянусь, это было только раз. Мне, правда, очень жаль. Если я могу чем-то помочь...
   - Спасибо,- Алекс помедлил,- если можно, не говори, что я был у тебя вчера.
   - Конечно, конечно. Но зачем это тебе?
   - Светлана не просто умерла, ее убили.
   - Как! Не может быть!
   - В нашей жизни возможно все. А я теперь, возможно, главный подозреваемый. Кстати, если узнают про тебя, то ты тоже.
   - Ты что? Зачем мне это?
   - Ну, она могла рассказать все твоей жене, и что тогда? Интересно, а где была вчера твоя жена?
   - На даче с детьми. Они живут там все лето. Но это же какая-то чепуха, я не смог бы ее убить!
   - А я?
   - Ты? Ты тоже, я знаю, что ты ее любил...
   - И это тебе не помешало с ней спать.
   - Прости, такой уж я. Меня, наверное, не переделаешь. Как увижу красивую женщину, забываю обо всем, о жене, о детях.
   - Вот потаскают по допросам, сообщат жене, узнают друзья и коллеги. Да и сердчишко у тебя слабовато.
   - Ты прав, ты прав! Думаю, в наших же интересах не болтать лишнего. Тебе нужна какая-нибудь помощь. Деньгами на похороны мы поможем. Да и ребят я пришлю.
   - Спасибо, пока тело на экспертизе, точная дата похорон еще не известна. Думаю, будет время подготовиться. А пока я возьму отпуск за свой счет. Да,- как это ни неприятно, но Алекс все же посмотрел в глаза шефа,- думаю, мы должны молчать обо всем, что было между вами. Я бы не хотел, чтобы Светино имя склоняли на каждом углу. Кстати, тебе это тоже ни к чему.
   - Конечно, конечно,- запричитал, соглашаясь, Владимир Михайлович, опуская глаза.
   ***
  
   Алекс решил, пока есть время, подготовить все для похорон. Все эти хлопоты, хоть и не особо приятные, помогали немного отвлечься и заодно скоротать время. За этими занятиями пролетел почти весь день. Но неминуемо приближался вечер, а идти домой, где все напоминало о Светлане, не хотелось. Алекс медленно брел по вечернему городу.
   -Алекс!- услышал он. - Алекс, привет!
   Алекс от неожиданности вздрогнул и обернулся. К нему приближалась невысокая, красиво, почти экстравагантно, одетая молодая женщина. Стройная, безупречная фигура, длинные светлые волосы, большие серые глаза и улыбка. Ах, эта улыбка!
   - Маша!
   Да, эта была она. Та самая Маша, о которой он грезил и сходил с ума не один год. Эх, молодость, молодость! Маша тогда казалось ему такой недосягаемой, просто неземной. Тогда он не смог произвести на девушку должного впечатления. И он отступил, но продолжал любить и помнить ее долгие годы. Маша как-то незаметно выскочила замуж и, как говорили, уехала с мужем куда-то на север, на заработки. Алекс часто вспоминал ее по-прежнему юной и красивой. Но со временем чувства притупились, он стал все реже вспоминать свою несчастную первую любовь. А после познакомился со Светланой, и жизнь закружила и завертела. Но сейчас, когда он услышал знакомый голос, словно что-то перевернулось внутри, и сердце забилось с прежней силой. Алекс вглядывался в это красивое лицо, пытаясь разглядеть в ней ту Машу, под окнами которой он провел не один вечер в призрачных мечтах. Но если голос остался прежним, то лицо не обошлось без перемен. Это была уже не та тоненькая угловатая девчонка. Перед ним стояла шикарная ухоженная молодая женщина, явно знавшая себе цену и умевшая себя подать. Есть тип женщин, над которыми практически не властно время. Нет, они, конечно же, стареют, меняются, но не дурнеют, а как бы переходят в другое качество. Они, как хорошее вино, с годами лишь приобретают новый вкус и аромат, становятся более зрелыми. То же произошло и с Машей. Алекс, как прежде, был поражен ее красотой, которой годы пошли лишь на пользу.
   - Маша! Ты ли это? - удивился Алекс. - Какая неожиданная и приятная встреча! Откуда ты? Ты же уехала из города.
   - Я уже почти полгода как вернулась,- Маша тоже с любопытством разглядывала Алекса. - Хорошо выглядишь. Как ты?
   - Да по-разному. Так все сразу и не расскажешь. Я так рад тебя видеть!
   - Я тоже. Ты торопишься?
   - Нет, мне теперь некуда торопиться. Может, зайдем куда-нибудь поговорим, если ты не против.
   - Я не против. Зачем куда-то идти, я живу здесь рядом,- Маша указала на высотку внутри квартала,- пойдем, если не боишься.
   - Чего мне бояться? А твой муж не будет против?
   - Муж? Думаю, не будет, пойдем.
   Они подошли к девятиэтажному панельному дому.
   - Вот мои окна,- кивнула Маша на два окна на первом этаже слева от входной двери.- Низковато, конечно, но мне нравится, не надо мотаться по лестнице, ждать лифт.
   Алекс посмотрел на окна, закрытые тюлевыми занавесками. На подоконниках стояли горшки с цветами.
   - Любишь цветы?- спросил он.
   - Какая женщина их не любит?
   Алекс вспомнил свои голые подоконники.
   - Есть такая,- ответил он. - Вернее была. Ну, веди
   ***
  
   Небольшая, но уютная квартирка не поражала роскошью. Обстановки было немного, но количество компенсировалось качеством. Надо отдать должное, все в этой квартире было под стать хозяйке: красивое и стильное.
   -Как ты относишься к "Мартини"?- крикнула Маша из кухни.
   - Смешать, но не взбалтывать,- пошутил Алекс.
   - Слушаюсь, 007,- подыграла Маша.
   Минут через десять она выкатила из кухни серебристый сервировочный столик на колесиках.
   - Прошу к столу.
   Алекс смотрел на Машу, словно не было этих десяти лет разлуки. Это была все та же девчонка, смешная, нелепо жестикулирующая с очень развитой мимикой.
   - А помнишь, Алекс, как мы на диктанте в девятом классе сделали одинаковые ошибки, одни из всего класса?
   - Конечно, помню. Это потому, что все мои мысли были только о тебе. А помнишь, я изменил голос и по телефону пригласил тебя на встречу, представившись старым знакомым. А когда ты пришла, то сказала, что так и знала, что это я?
   - Помню, я очень на тебя разозлилась. Мы с тобой тогда так часто пересекались, что мне казалось, это слишком много.
   - Вот видишь, судьба нас так долго сводила, а мы?
   - Мы были молодые и глупые.
   - А сейчас?
  
   Все произошло как-то слишком быстро.
   Как то незаметно их беседа плавно перетекла на широкий упругий диван. Алекс глядел в глаза Маши и все больше растворялся в них. Он уже забыл эти долгие десять лет своей жизни, забыл назойливого следователя, забыл сластолюбивого шефа, забыл лужу крови в прихожей, забыл Светлану. Все вытеснила и заполнила она. Весь мир уместился в этом имени - Маша. Не страсть, не желание, а какой-то бешеный первобытный инстинкт овладел Алексом. Такого Алекс не испытывал никогда. Он просто не знал, что способен на такое.
   ***
  
   Алекс проснулся от нестерпимой головной боли. Кровь так пульсировала в начавших сужаться сосудах головного мозга, что казалось, голова сейчас треснет, как перезревший кочан капусты. Не важно, что было виной: мартини или бурная ночь - , но последствия начисто перекрывали все полученные удовольствия. Алекс попытался оторвать голову от подушки, но тут же, скорчив ужасную гримасу, со слабым стоном рухнул на подушку.
   В комнату заглянула Маша, безукоризненно причесанная, с легким макияжем, словно и не было этой бессонной пьяной ночи.
   - Проснулся?- улыбнулась она. - Болеешь? Может быть, еще мартини?
   Алекс поморщился и попытался мотнуть головой, но снова скорчился от нестерпимой боли и затих. Одно лишь слово "мартини" вызывало в нем неприятные ассоциации в желудке и усиление боли в голове.
   - Я знаю, что тебе надо,- снова улыбнулась Маша и через минуту появилась со стаканом желтоватой водички в руке. - Пей! Это быстро поднимет тебя на ноги.
   Алекс сделал усилие и приподнялся на локтях. Маша поднесла стакан к его губам и медленно, как ребенка, напоила его.
   - Ну, полежи еще немного, сейчас полегчает,- сказала она и вышла из комнаты.
   Алекс лежал, прищурив глаза, глядя в потолок. Нет, все произошло как-то слишком быстро. В голове мешались противоречивые мысли. Маша, о которой он не смел и мечтать, теперь его. Обладать такой женщиной разве это не счастье? Но все это неожиданно обрушилось на него, переполняя и путая все чувства и эмоции. А как же Света? Неужели он так быстро забыл ее или это было желание отомстить за ее измену? Семь лет, прожитых вместе в горе и радости, ничего не значат? Все это было как-то не в духе Алекса. Он всегда считал себя постоянным человеком. И просто так в одночасье все перечеркнуть и забыть! Нет, такого он от себя никак не ожидал. Может быть, поэтому он сейчас не испытывал ничего, кроме головной боли?
   ***
  
   Лекарство, приготовленное Машей, начинало действовать. Боль постепенно перемещалась из области лба и висков к затылку, ослабевая и исчезая. Дневной свет уже не слепил, окружающие предметы приобрели привычные очертания. Алекс поднялся с постели и поспешил в ванную.
   В комнату он вернулся уже другим человеком, бодрым и свежим после душа. На кухне Маша уже приготовила завтрак и ожидала его с нетерпением. Увидев его, вскочила и бросилась на шею, словно встретились впервые за несколько лет. Алекс был смущен таким бурным проявлением внимания.
   - Прости, Маша, я еще не совсем пришел в себя. Мне надо еще многое понять и переосмыслить. Уж очень многое изменилось за последние два дня.
   Маша понимающе кивнула и начала раскладывать угощение. Но, сказать по правде, кулинар из нее был неважный. Света готовила намного лучше. Возможно, за годы совместной жизни она хорошо изучила вкусы и привычки Алекса и потакала им. А он до того привык ко всему, что воспринимал как должное, думая, что по другому и быть не может. Да, во всем, что касается быта, Светлана была на высоте. Без нее Алекс ни сготовить толком ничего не сможет, ни кнопку на стиральной машине не нажмет.
   Завтрак прервал звонок на мобильный. Звонил следователь. Оказывается, он уже побывал у Алекса в конторе и успел побеседовать с сослуживцами. Теперь он горел желанием поговорить с Алексом. Ничего не оставалось делать, как назначить встречу в своей квартире. Алекс спешно закончил завтрак, простился с Машей и поспешил домой, надеясь успеть до прихода следователя.
   ***
  
   Похоже, это уже вошло в привычку, но Алекс опять опоздал. Следователь уже поджидал его, покуривая на крыльце. Сухо поприветствовав, Алекс пригласил гостя в дом. Перешагнув порог, Алекс снова погрузился в страшный, нереальный мир, о существовании которого он пытался забыть последние полтора суток. Войдя в прихожую, Алекс никак не смог наступить на пол в том месте, где позавчера в кровавой луже лежало тело Светланы. Он помялся и, широко шагнув, вошел в комнату.
   Приготовив кофе, он уселся на просторный диван, приготовившись к допросу. Следователь расположился в кресле напротив.
   - Итак, как любил говорить один мультгерой, продолжаем разговор,- попытался смягчить возникшую напряженность следователь.- Расскажите все по порядку, что вы делали в день смерти вашей супруги, где были, с кем встречались и так далее.
   - Я ведь уже рассказывал,- начал Алекс. Но, встретившись с суровым взглядом следователя, замолк. - Хорошо,- продолжил он после небольшой паузы.- Начну все по порядку. В тот день я как обычно приехал на работу.
   - До ухода на работу у вас был разговор с вашей супругой?- прервал следователь.
   - Нет, дома все утро расписано буквально по минутам. Не до разговоров. Помылся, побрился и вперед. На работе тоже все было как обычно. Потом домой.
   - Вы ничего не забыли?
   - Ничего.
   - А по моим сведениям вы ушли с работы гораздо раньше обычного. Вы куда-то спешили?
   - Нет, просто я себя неважно почувствовал и решил немного прогуляться на свежем воздухе. А что, это запрещено?
   - Нет, отчего же. И в котором часу вы прибыли домой?
   - Как обычно.
   - Чем вы там занимались?
   - Ничем. Голова не перестала болеть, и я решил подлечиться. Налил немного, потом еще и еще. Когда вернулась с работы Светлана, я был уже изрядно "под шафе".
   - И что же произошло дальше?
   - Дальше слово за слово и понеслось. Мы повздорили, и я ушел, хлопнув дверью.
   - А бутылка?
   - Какая бутылка?
   - Бутылка из-под коньяка. На полу мы нашли осколки разбитой бутылки с коньячной этикеткой.
   - Когда я уходил, я психанул и грохнул бутылку о стену.
   - И все?
   - И все!
   - А горлышко?
   - Какое горлышко?
   - Горлышко от той самой бутылки.
   - А причем здесь горлышко?
   Разговор явно не клеился. Страсти накалялись. Собеседники переходили на повышенные тона.
   - Согласно заключения медэкспертизы, смерть вашей супруги наступила от потери крови, вызванной резано-рваной раной в области сонной артерии. И судя по наличию частиц стекла в ране, можно сделать вывод, что рана нанесена осколком стекла, вероятно, горлышком от бутылки, которое в вашей квартире отсутствует. Вы случайно не прихватили с собой бутылочное горлышко?
   - Как я мог его прихватить, если я разбил бутылку о стену и вышел?
   - Да не волнуйтесь вы так, что-то вы побледнели. Вы себя хорошо чувствуете?
   Алекс действительно, весь бледный, с холодным потом на лбу, вскочил с дивана и поспешил на кухню. Налил стакан холодной воды, выпил залпом и начал хаотично ходить по комнате из угла в угол.
   - Как я себя чувствую? Отвратительно! Человека обвиняют в убийстве его жены, с которой он прожил семь лет, и еще спрашивают, как он себя чувствует. Ужасно! Я себя чувствую ужасно! Эти ваши допросы меня выматывают, дайте хоть похоронить жену, а после уж допрашивайте.
   - Успокойтесь, успокойтесь. Никто вас не допрашивает. Где вы видите протокол допроса? Мы с вами просто беседуем. Вы ведь хотите найти убийцу вашей жены?
   - Конечно, хочу!
   - И я хочу, просто обязан. В ваших же интересах помочь следствию, а если вы будете запираться, только ухудшите свое положение и, возможно, пустите следствие по ложному следу, тем самым поможете убийце скрыться. Я думаю, на сегодня достаточно. Кстати, судмедэксперт закончил, можете готовиться к похоронам.
   ***
   Нет ни желания, ни времени, чтобы описывать похороны. Все похороны, и дорогие, и обычные, похожи одни на другие. Со временем мишура и позолота сотрутся, останется лишь память, которая не зависит от толщины кошелька.
   В общем, обычные похороны. Слезы, речи, соболезнования, разговоры и висящая в воздухе напряженность, которая ослабевает лишь после того, когда последняя лопата земли будет брошена на могильный холмик.
   Алекс так и не мог осознать, что все это происходит с ним, а не с кем-то другим. Родственники, друзья и просто знакомые подходили, сочувствовали ему, выражали соболезнования, но только когда темно-коричневый полированный гроб опустился на дно могилы, он осознал всю полноту своей потери. Липкий горький комок подступил к горлу, возникло какое-то напряжение в области переносицы и прозрачные блестящие бусинки выступили в уголках глаз.
   Алекс понял, что больше никогда не увидит свою Свету. Ту Свету, без поцелуя которой он когда-то просто не мог заснуть. Ту Свету, на которую он мог любоваться часами, проснувшись рано утром. День, когда она ответила согласием на его предложение, долгие годы оставался самым счастливым днем в его жизни. Тогда он завидовал самому себе. Как он гордо ходил с ней под руку, ловя завистливые и восхищенные взгляды встречных мужчин. Это уже не вернется никогда. Он больше никогда не увидит ее улыбку, ее глаза, не услышит ее стонов, когда они в минуты блаженства сливались в одно целое. И он бессилен что-либо изменить, должен просто смириться и принять эту потерю, как жестокий невосполнимый удар судьбы. Нет, это невозможно!
   Алекс смотрел, как зарывают могилу, как устанавливают памятник и укладывают венки. Он стоял молча, лишь слезы извилистыми ручейками вытекали из его глаз и сбегали по обветренным щекам.
   Церемония закончилась. Родные и близкие, не скрывая облегчения, рассаживались по автомобилям. В толпе Алекс увидел следователя. Тот держался немного особняком, дистанцируясь от основной массы людей.
   - Зачем он здесь?- подумал Алекс.- Неужели он вправду верит, что преступник всегда приходит на похороны жертвы? Или просто копает под меня?
   ***
  
   После поминок к Алексу подошла Маша.
   - Тебе, наверное, нужна помощь, можешь мной располагать.
   - Спасибо, Машенька, но мне бы не хотелось тебя затруднять ...
   - Что ты, что ты, мне это совсем не в тягость. Я очень хочу быть тебе полезной. Наоборот, это даже приятно, сделать что-то хорошее для тебя.
   Алекс с грустью посмотрел на Машу. Почему-то после той ночи, он испытывал чувство вины. Алексу было сложно разобраться в этом чувстве. Он был виноват кругом. Виноват перед Светой, что так быстро изменил ей и ее памяти. Виноват перед Машей, что воспользовался ситуацией, не убедившись в своих чувствах к ней. Слишком все быстро! Алекс уже привык к спокойной размеренной жизни, которую он вел на протяжении последних лет, а тут за три дня столько событий. Все это так вымотало и выжало его, что хотелось лишь одного: поскорее уснуть, забыться, чтобы проснуться совсем другим человеком, не отягощенным этой массой нерешенных проблем.
   - Прости, Маша, я тебе весьма благодарен, но я сейчас действительно очень устал и должен побыть один. Думаю, что просплю суток трое, не меньше. Сейчас домой, отключу телефон, и спать, спать.
   Маша понимающе кивнула.
   - Но не забывай, что есть человек, которому ты очень дорог и который беспокоится о тебе. Обещай мне, как только отдохнешь, сразу позвонишь мне. Иначе я тебя не отпущу.
   - Обещаю,- улыбнулся Алекс.
   ***
  
   Но отдохнуть трое суток не получилось. На следующий день Алекс проснулся от ужасного грохота. Кто-то с силой барабанил в тяжелую железную дверь его квартиры. Он открыл глаза. Сквозь неплотно закрытые шторы пробивался яркий луч солнца. Алекс взглянул на часы: 15:00. Интересно, кому он понадобился в такое время. Стук не смолкал. Пришлось встать и идти отпирать эту гремящую дверь.
   За дверью стоял участковый.
   - У вас все в порядке? Следователь не мог до вас дозвониться, отправил меня.
   - Конечно, я отключил все телефоны. Хотелось отдохнуть.
   - Хорошо отдыхаете, еле достучался. Звонок тоже отключили?
   Алекс кивнул.
   - Похоже, уже отдохнули,- он козырнул и протянул листок бумаги. - Вот повестка. Вам необходимо срочно явиться на допрос. Выяснились новые обстоятельства дела.
   - Какие обстоятельства?
   - Вам все объяснит следователь, собирайтесь, машина ждет.
   - Хотя бы умыться вы мне позволите? Я ведь еще не арестован?
   - Еще нет. Десять минут. Я вас жду в машине,- он снова козырнул и вышел.
   ***
  
   - Здравствуйте, здравствуйте! Проходите, присаживайтесь. Что же вы от нас прячетесь?- прямо с порога начал следователь.
   - С чего вы так решили? Мне незачем прятаться.
   - Ну, на работе вас нет, ни один телефон не отвечает. Что прикажете о вас думать?
   - Гражданин следователь ...
   - Ну, зачем так официально, пока товарищ, или, если вам угодно, господин.
   - Господин следователь, я только вчера похоронил жену. Я что, теперь должен носиться по городу или сутки напролет висеть на телефоне? Мне просто необходим элементарный человеческий отдых. Вы не находите?
   - Конечно, конечно. Но отдых отдыхом, а убийца разгуливает на свободе, где-то рядом. И кто даст гарантию, что не появятся новые жертвы? Мой долг не допустить этого. Итак, сегодня у нас с вами все как положено,- следователь положил перед собой чистый бланк и достал ручку. - Ваши фамилия, имя, отчество, год рождения, образование?
   Алекс отвечал на вопросы следователя, и его снова не покидало чувство абсурдности всего происходящего. Какое отношение имеет он ко всему происходящему, ведь, если разобраться по существу, он сам жертва. Возможно, это именно его хотели убить в тот злополучный вечер, но он вышел, а тут подвернулась Света. Почему не рассматривается такая версия? Может быть, ему самому нужна защита. Словно читая мысли Алекса, следователь вдруг прервал стандартную процедуру и спросил:
   - У вас есть какие-нибудь предположения по поводу убийства вашей жены?
   - В смысле?- не понял Алекс.
   - У вашей покойной супруги были враги, недоброжелатели, завистники, наконец?
   - Наверное, были. У какой красивой женщины их не бывает?
   - А поконкретней.
   - Поконкретней, не знаю. Жена не очень любила выставлять на обозрение всякие сплетни и домыслы.
   - Значит вам нечего сказать?
   - Выходит, нечего.
   - Тогда скажите, почему в тот трагический день вы ушли с работы на два часа раньше? Что же случилось?
   - Я уже говорил и могу повторить снова ...
   - Бросьте, запираться не ваших интересах. Мы все знаем про письмо.
   - Какое письмо?!
   Алекс почувствовал, как вспотели его ладони.
   - Какое письмо?- переспросил он.
   - То самое. Мы получили допуск к вашей электронной почте и обнаружили там интересное письмо, написанное вашим тайным другом. Что это за друг? Вы не знаете?
   - Не знаю. Если бы я знал, все бы было гораздо проще. Вы не думаете?
   - Думаю, "да". И куда вы направились после прочтения этого письма?
   - Никуда не направился. Мне просто стало душно, я задыхался в помещении. Наверное, я разволновался, у меня подскочило давление, разболелась голова, и мне захотелось на воздух.
   - Послушайте, вы производите впечатление неглупого человека.
   - Спасибо,- вставил Алекс. Он смотрел на следователя и все больше проникался антипатией к нему. Почему он должен раскрывать душу и перетряхивать свое грязное белье перед этим совсем незнакомым ему человеком? Еще неделю назад Алекс просто не знал о его существовании.
   - Так вот, продолжал следователь. Зная адрес дома, совсем несложно вычислить в какую квартиру приходил интересующий нас человек. Тем более, просмотрев нашу базу данных, мы выяснили, в этом доме проживает один ваш хороший знакомый. А опросив соседей, нам удалось выяснить, что интересующий нас человек побывал в этом доме, как раз около 15:00. (Алекс сразу вспомнил ворчливую старуху, которую он чуть не сбил с ног дверью.) Что вы на это скажите? Не зря на нас тратятся деньги налогоплательщиков?
   - Наверное, не зря.
   Алекса все больше раздражал следователь. Его круглое пухлое лицо лоснилось и блестело в лучах яркого электрического света. Редкие, засаленные, давно не стриженные волосы свисали на воротник пиджака неровными пучками, оставляя на нем кусочки перхоти. Выглядел он неопрятно и неприятно. Да еще постоянно сверлил Алекса маленькими, глубоко посаженными бледно-голубыми глазками.
   - Да, я был там,- продолжил Алекс. - В 15:00 я направился по указанному адресу. Думаю, любой нормальный мужик поступит также.
   - Следуя вашей логике можно сказать, что любой нормальный мужик убьет свою жену, застукав ее с любовником.
   - Я этого не говорил.
   - Не говорили. Но, значит, все-таки застукали?
   - Можно сказать и так. Не в прямом смысле, но я убедился, что она там.
   - Каким образом?
   - Сделал звонок на мобильный.
   Следователь внимал каждому слову Алекса, сверля его глазами насквозь, сохраняя внешнюю невозмутимость, даже некое подобие улыбки.
   - Любопытно и весьма оригинально. А что же было дальше?
   - Да ничего. Когда я убедился, что автор письма был прав, я тут же покинул квартиру. И. как я уже говорил, я пришел домой и напился. Больше мне добавить нечего.
  
   Следователь задал еще несколько уточняющих вопросов, поставил дату и протянул протокол на подпись Алексу. Затем достал из папки еще какой-то бланк и вписал туда имя Алекса.
   - Распишитесь.
   - Что это? Я что, арестован?
   - Ну что вы, пока нет. Это всего лишь подписка о невыезде.
   Покончив с оформлением бумаг, Алекс уже выходил из кабинета, когда голос следователя остановил его и заставил замереть на месте.
   - А в каких отношениях вы состоите с гражданкой ...? - И он назвал девичью фамилию Маши.
   - Это моя старая знакомая.
   - И только? Она замужем?
   - Насколько я знаю, разведена.
   - А где сейчас находится ее бывший муж?
   - Понятия не имею? А какое отношение имеет это к смерти моей жены?
   - Не кипятитесь, мы обязаны рассмотреть все версии, даже самые невероятные. Я снова повторюсь, но все это в ваших же интересах.
   ***
  
   Алекс был ошеломлен. И было отчего выйти из себя. Судя по всему, он - главный подозреваемый. Значит, шеф все выболтал. Чем же они его взяли? Скорее всего, пригрозили, что сообщат обо всем его жене, а ее он боится больше всего на свете. Поэтому и отрывается по полной в ее отсутствие. Интересно, что он им наговорил? А почему бы не узнать это у него самого? И Алекс направился по знакомому адресу, с которого все и началось.
   Подойдя к дому, Алекс осмотрелся. Никого.
   - Слава Богу,- подумал он, но тут же в окне на первом этаже мелькнуло знакомое лицо вредной старухи. Мелькнуло и скрылось за занавесками.
   - Ну вот, влип. Теперь отступать некуда,- сказал Алекс и толкнул тяжелую дверь.
   Похоже, его снова не ждали. Долго не открывали. Потом, наконец, дверь приоткрылась, и в проеме появилось испуганное лицо Владимира Михайловича.
   - Алекс? Ты всегда приходишь так неожиданно. А позвонить было нельзя?
   - Боюсь, что уже нельзя. Я не поручусь, что мой телефон прослушивается.
   Владимир Михайлович выглянул на площадку, осмотрелся и распахнул дверь.
   - Заходи, только быстро и говори, пожалуйста, потише.
   Алекс вошел в прихожую. После последнего визита здесь ничего не изменилось.
   - Тебя допрашивал следователь?
   - Допрашивал. Алекс, им все известно. Они знали все обо мне и Светлане. Сказали, что если я не буду сотрудничать, расскажут обо всем моей жене. А для меня это полный крах. Почти все мое имущество записано на неё. Она пустит меня по миру.
   - А что ты говорил обо мне?
   - А что я мог сказать? Сказал, что ты заходил отпроситься по личному делу.
   - И все?
   -А что я мог сказать? Сказать, что ты не мог убить свою жену? Сам понимаешь, мне не совсем удобно об этом говорить. Я сказал, что за время работы могу охарактеризовать тебя только с хорошей стороны. Да, послушай, Алекс,- шеф как-то запнулся и заюлил,- давно хотел тебе сказать, еще пару месяцев назад я приготовил представление о твоем повышении.
   - Так в чем же дело?- насторожился Алекс.
   - Дело в том, что если сейчас я повышу тебя, наверняка появятся обиженные, завистники и просто недоброжелатели, которые начнут до всего докапываться, делать умозаключения. Вдруг что-то всплывет. В общем, извини, думаю, будет спокойнее для нас отдать эту должность кому-то другому. Верно?
   - Ну, спасибо, ты меня просто порадовал. Делай, как знаешь. Мне сейчас на все это глубоко наплевать.
   Пока шел этот разговор, Алекс краем глаза уловил какое-то движение. Ему показалось, что дверь, ведущая в одну из комнат, слегка приоткрылась. Он присмотрелся внимательней, но больше не увидел ничего подозрительного.
   - Наверное, сквозняк,- подумал он.
   ***
  
   Уже на улице Алекс вдруг вспомнил, что так и не съездил сегодня на кладбище. А вчера после похорон он дал себе слово вернуться туда. Он взял такси, заскочил в цветочный салон за букетом и помчался выполнять обещание.
   В это время на кладбище было тихо и безлюдно. Уже нежаркое вечернее солнце нежно ласкало кожу. Легкий ветерок колыхал густую зеленую траву. Отовсюду веяло покоем и умиротворением. Когда-то в детстве Алекс, как и все в его возрасте, боялся кладбищ. Иногда, шатаясь по окрестностям города, он с ребятами забредал на старое городское кладбище. Помнит, как охватывало чувство тревоги, хотелось поскорее покинуть это место. Он осторожно ступал между могилами, боясь прикоснуться к низеньким деревянным оградкам. Со временем детские страхи прошли. А после смерти отца, приезжая на кладбище и сидя на скамейки возле могилы, он как бы отдыхал душой. Казалось здесь, на границе жизни и смерти, все замирало, останавливая течение времени. Шум города, суета, все то, что оставалось за воротами погоста, казалось таким далеким и несущественным. Хотелось просто расслабиться и принимать этот мир таким, какой он есть и каким был с момента его сотворения. Возможно, потому, что на кладбище нет места дурным мыслям.
   Алекс подошел к могильному холмику, закрытому со всех сторон венками, положил букетик под фотографию. Со снимка, как живая, улыбалась Света. Алекс посмотрел на эту улыбку, красивые, чуть прищуренные глаза и внезапно ощутил всю глубину своего одиночества.
   - Прости меня, Света. Как же так?- заговорил он.- Что же мы натворили? Почему мы способны только на разрушение?- спрашивал он. И вопросы повисали в воздухе. И не было облегчения его метущейся, раздавленной душе.
   ***
  
   Смеркалось. Алекс уже почти дошел до двери своего дома, как внезапно его кто-то окрикнул по имени. Обернувшись, он увидел Машу.
   - Алекс! Ты куда пропал?- Маша стояла, поеживаясь, сжав руки в замок на груди. Похоже, изрядно продрогла в легкой футболке и джинсах. Несмотря на лето, вечерами было довольно прохладно.
   - Ты что давно меня ждешь?- Алексу вдруг стало нестерпимо жалко эту маленькую хрупкую одинокую женщину. - Сильно замерзла?
   - Конечно, замерзла. Твой телефон не отвечает. Что я должна была думать? Я здесь уже несколько часов, пришла еще засветло.
   - А если бы я не пришел, ты что, стояла бы здесь до утра?
   - Наверное, стояла.
   Эти слова были сказаны с такой почти детской прямотой и непосредственностью, что Алекс не удержался. Он обнял Машу, прижал ее к себе и чмокнул в макушку, вдохнув неповторимый аромат ее волос.
   - Маша, прошло десять лет. За это время ты, наверное, успела сменить не один десяток шампуней, а твои волосы пахнут по-прежнему. Я как будто в свою молодость вернулся.
   - А это мой маленький секрет.
   ***
  
   - Наверное, хватит себя казнить и заниматься самобичеванием, - думал Алекс, глядя на спящую Машу. Пепельные волосы разметались по подушке. Длинные ресницы чуть подрагивали во сне. Маша казалась большим ребенком, который набегался за день и теперь спокойно спит невинным безмятежным сном. Она и была таким ребенком, если бы не большая красивая грудь, выглядывающая из-под приспущенного одеяла.
   Наверное, почувствовав на себе пристальный взгляд, Маша зашевелилась. Алекс наклонился и поцеловал ее в неприкрытую грудь. Женщина застонала, открыла глаза и, улыбнувшись, прижала голову Алекса к своей груди. Алекс прильнул к Маше, ласкал ее упругое податливое тело. Казалось, сама судьба сжалилась над ним и вознаграждала за все причиненные удары и невзгоды последних дней.
   Резкий стук в дверь разъединил влюбленных.
   - Не открывай!- попросила Маша.
   - Пойду, посмотрю, кто это,- возразил Алекс,- а то грохот все равно не даст нам покоя.
   Словно в подтверждение его слов, стук в дверь усилился, похоже, человек за дверью начинал терять терпение.
   Алекс накинул халат, вышел в прихожую и посмотрел в дверной глазок. За дверью стоял следователь.
   - Ему-то что еще надо?- подумал он.
   ***
  
   - Здравствуйте,- с хода начал следователь. - Удивительно, но в последнее время я вижу ваш гораздо чаще, чем свою жену. Вам это не кажется странным?
   - Что случилось? Чем я опять провинился?
   - Как, вы еще не в курсе? Или опять что-то скрываете?
   Во время беседы следователь по профессиональной привычке осматривал комнату. Было нетрудно догадаться, что эту ночь Алекс провел не один.
   - Похоже, вы быстро утешились,- продолжал следователь.- Что-то вы не похожи на скорбящего вдовца.
   - Вы пришли, чтобы это мне сообщить?- начал терять терпение Алекс,- вообще-то я занят, могли бы пригласить официально.
   - Мог, конечно, мог. У меня к вам пара вопросов. Где вы были вчера после допроса?
   - Я был вчера на кладбище, если это вам интересно.
   - Прошу вас, будьте искренни, и хорошенько подумайте, перед тем, как отвечать. Не надо усложнять свое положение. Как вы помните, у вас нет никакого алиби, и вы в числе подозреваемых,- следователь сделал паузу, как бы предлагая Алексу еще раз все обдумать.- Итак, спрашиваю вас еще раз. Где вы были вчера после допроса?
   - Вчера сразу после допроса я зашел на минутку к своему шефу. Потом поехал на кладбище. Да, у меня есть свидетели. И туда и обратно я ездил на такси. Можете проверить.
   - Проверим, конечно, проверим, но попозже. А сейчас меня интересует немного другое. Сколько времени провели вы у своего шефа? О чем был разговор? Не заметили ли вы ничего необычного в его поведении? И вообще, не видели ничего странного?
   - Да я пробыл у него всего несколько минут, попросил разрешение на очередной отпуск. Надоело выпрашивать по одному-двум дням. Сами понимаете, мне сейчас совсем не до работы.
   - Понимаю, понимаю,- согласился следователь, поглядывая на закрытую дверь спальни.- И все же, вас ничего там не удивило?
   - Ничего, все как обычно, хотя,- Алекс задумался,- вначале, мне показалось, что он кого-то ждет, а потом я понял, что он уже не один.
   - И на каком основании вы сделали такие выводы?
   - Мне показалось, что кто-то выглядывал из-за двери в спальню.
   - Как сейчас у вас?
   Алекс обернулся. В тот же момент дверь спальни распахнулась и перед мужчинами предстала Маша. Алекса всегда поражало, как быстро она могла привести себя в порядок. В ней все было безукоризненно. Просто не верилось, что пять минут назад она поднялась с постели. По ее внешности и одежде казалось, что она только что вышла из модного салона или. на худой конец, из дамской комнаты.
   - Простите, что не вышла сразу,- сказала она.- Не хотела вам мешать, но когда ваша беседа затянулась, дальнейшее мое затворничество стало просто неприличным.
   Следователь был приятно поражен таким поворотом событий. Он подскочил со своего места, заулыбался.
   - Здравствуйте, рад вас видеть. У меня к вам тоже будет несколько вопросов. Вы слышали наш разговор?
   - Именно это заставило меня покинуть комнату. Он ведь предназначался не для моих ушей?
   - Ну, раз вы в курсе, ответе мне, пожалуйста, на один вопрос. Вы были знакомы с Владимиром Михайловичем?
   - Конечно, он был соседом моего мужа. А что случилось? И почему вы спрашиваете о нем в прошедшем времени?
   - Да потому, что вчера его не стало.
   - Как?!- в один голос выпалили Алекс и Маша.
   Следователь удивленно посмотрел на них, покачал головой и продолжил.
   - Вы, конечно, не понаслышке знаете о его слабости к женскому полу. Видимо, его жена тоже об этом догадывалась, или кто надоумил. В общем, она неожиданно нагрянула домой поздно вечером и застала его в постели мертвым.
   - Он что, тоже убит?- не удержался Алекс.
   - Почему тоже?- следователь переводил взгляд поочередно с Алекса на Машу и обратно. По предварительным данным, он скончался от "острой сердечной недостаточности". А вот что спровоцировало это, нам еще предстоит выяснить, возможно, не без вашей помощи,- он опять перевел взгляд на Алекса,- вы не против?
   Тот удивленно посмотрел на следователя.
   - А чем я могу вам помочь?
   - Посмотрите квартиру, возможно, вы последний, кто видел покойного. Для нас важна любая мелочь, любая зацепка. А вас я пока не задерживаю,- улыбнулся он Маше.
  
   ***
  
   Как это было ни неприятно для Алекса, ему снова пришлось ехать на квартиру к шефу. Долгая процедура допроса, осмотр, протокол. Как все это уже надоело. Ощущение нереальности и отстраненности не покидало. Снова захотелось проснуться, сбросить с себя налет последних дней. Открыть глаза и обрадовано произнести громко вслух: "Слава богу, что это только сон!" Но счастливое пробуждение не наступало.
   А тут еще следователь со своим черным юмором. " С вами просто опасно общаться, за вами остаются одни трупы. Ну, и кто же следующий? Уж не я ли?"
   Ну, что можно ответить на такие обвинения? Лучше промолчать.
   - Знаете что,- подытожил разговор следователь,- я, пожалуй, вас задержу.
   - Вот так, просто, между делом?!
   - Да поймите, так будет лучше, прежде всего для вас. Если вы убийца, то пора привыкать к новым условиям жизни, да и спасем еще чью-то жизнь. А если невиновны, то надо спасать вас, ведь убийца где-то рядом. В любом случае у нас вам будет спокойней, и вам, и мне.
   - Так я что, арестован?
   Ну, что вы. Идите домой, отдохните. Соберите с собой пару комплектов белья, носки, полотенца, ну, сами понимаете. Да, покушать с собой возьмите. У нас кормят, хоть и по нормам, но без разносолов. Многим не хватает. А завтра, часов в одиннадцать, милости просим к нам. Давайте, я вам повесточку выпишу.
   Следователь аккуратно заполнил повестку и протянул Алексу.
   - И мой вам совет, посидите сегодня дома. Не ходите никуда, нам и без вас хватает работы. А чтобы не было соблазна, вас сейчас доставят домой на нашей машине. А я уж сам пешком прогуляюсь. Свежий воздух мне не помешает.
   ***
  
   Алекс уже почти закончил сборы, когда вернулась Маша. Она была ужасно возмущена решением следователя. Предлагала нанять хорошего адвоката и подать в суд для получения компенсации за моральный и материальный ущерб. Но Алексу было все равно. События последних дней настолько выбили его из колеи, нарушив его привычный жизненный уклад, что сил и желания для сопротивления уже не было. Он решил плыть по течению. Что будет, то будет. Надо сказать, что во многих наиболее для него важных жизненных решениях Алекс полагался на судьбу и удачу. И до сих пор не сожалел об этом.
   Маша наоборот не хотела смириться с неизбежностью, предлагая разные, порой нереальные, даже фантастические решения. Она вообще в этот вечер была необыкновенно взволнована и возбуждена. Алекс отнес это на счет завтрашней неизбежной разлуки. Ночью она была на высоте, вытворяла такое, о чем Алекс не смел и мечтать. После такого секса и умирать было не страшно, не то, что временная изоляция.
   - Я хочу, чтобы ты никогда не забывал меня,- твердила она,- я хочу раствориться в тебе, стать частичкой тебя, что бы ты не просто постоянно ощущал мое отсутствие, а чтобы физически не мог без меня существовать.
   - Маша, - вторил ей Алекс,- ты сумасшедшая и сводишь с ума меня.
   - Сойти с ума от любви? Об этом можно только мечтать, особенно если эта любовь взаимна!
   Утром Алекс взял приготовленную сумку и отправился в контору. Маша вызвалась проводить его. Но в управлении их ждал сюрприз. Следователь отсутствовал на службе. Как и в любой подобной организации здесь царила полная толкотня и неразбериха. Их гоняли из кабинета в кабинет, и никто не мог ничем помочь им. Никому просто не было до них дела. Отчаявшийся Алекс обратился к дежурному по отделу. Тот долго вертел протянутую повестку, и наконец, решительно произнес.
   - Вот что, ступайте пока домой. Думаю, раньше, чем недельки через две вы не понадобитесь.
   - А что случилось?- поинтересовался Алекс. Он уже был настроен на то, что в ближайшие дни не выйдет отсюда. И неопределенность снова напрягала его.
   Случилось?- переспросил дежурный.- Случилось то, что вашего следователя сбила машина, и он находится в больнице.
   - Какая машина?- вступила в разговор Маша. - Он сильно пострадал?
   Дежурный хотел отправить назойливых посетителей подальше, но не смог отказать красивой женщине.
   - Не волнуйтесь, у него сотрясение и многочисленные ушибы. Врачи говорят, родился в рубашке. Через пару недель будет как новый. А насчет машины, пока только известно, что это была черная иномарка. Но наши люди уже работают со свидетелями, думаю это лишь вопрос времени,- с улыбкой закончил он.

***

  
   Как это все-таки здорово, бросить все в одночасье! Оставить далеко позади все неприятности и проблемы. Наплевать на весь мир, такой жестокий и несправедливый. Алекс давно мечтал об этом, но у него не хватало смелости и решительности для такого отчаянного шага. И вот, наконец, он смог! Да, он сделал это!
   Только он и любимая женщина. Они собрали вещи, побросали их в машину и выехали из города. Свернули со скоростного шоссе и катили по пыльной проселочной дороге. Долго ехали мимо бескрайних полей, березовых рощ, глубоких карьеров. Позади остались придорожные поселки, заправки и закусочные. И они постепенно сливались с окружавшей их природой, проникая все глубже и глубже в ее первозданные недра.
   Наконец, на берегу небольшой речушки они нашли место удивительной красоты. Поставили палатку, развели костер. Проходил день за днем. Им было хорошо вдвоем. Алекс ловил рыбу, искал дрова, Маша варила вкусную душистую уху. По вечерам они подолгу сидели у горящего костра, обнявшись, и смотрели на звезды.
   - Маша, ты любишь стихи?- спросил как-то Алекс.
   - Конечно, милый,- улыбнулась Маша в ответ.- Как можно не любить хорошие стихи, если ты, конечно, не совсем бесчувственный? Стихи - это открытое выражение чьих-то эмоций, чьей-то боли. Часто в стихах люди выражают то, что скрыто глубоко в их сердце.
   - А какое у тебя любимое стихотворение?
   - "Баллада о прокуренном вагоне" Александра Кочеткова.
   - "Как больно, милая, как странно,
   Сроднясь в земле, сплетясь ветвями,-
   Как больно, милая, как странно
   Раздваиваться под пилой",- продекламировал Алекс.
   - А мне больше нравится концовка, Маша сосредоточилась, закрыла глаза и громко, с выражением отчеканила:
   - С любимыми не расставайтесь!
   С любимыми не расставайтесь!
   С любимыми не расставайтесь!
   Всей кровью прорастайте в них,-
   И каждый раз навек прощайтесь!
   И каждый раз навек прощайтесь!
   И каждый раз навек прощайтесь!
   Когда уходите на миг!
   - Жуткие стихи!
   - Почему жуткие?
   - Потому, что влюбленный погибает.
   - И никого не защитила
   Вдали обещанная встреча,
   И никого не защитила
   Рука, зовущая вдали,- снова продекламировал Алекс.- А бывает вечная любовь?
   - А этот и была вечная любовь,- очень серьезно ответила Маша.
  

***

  
   Но всему когда-то приходит конец. И двое влюбленных возвращались домой. Было немного грустно и волнительно. Что ждет их там? Какое-то время они ехали молча, видимо, размышляя каждый о чем-то своем.
   - Хочешь, я научу тебя водить машину?- вдруг прервал тишину Алекс,- будешь возить нас из гостей, когда я буду не в состоянии.
   - Как это, не в состоянии?- рассмеялась Маша.- Я тебе покажу, не в состоянии. Да я сама могу поучить тебя водить машину.
   - Откуда у тебя такие навыки?
   - Мой бывший муж часто тоже был не в состоянии возить нас, пришлось закончить автошколу. А если посмотреть на дороги нашего севера, то можно сказать, что я прошла школу экстремального вождения.
   - Может быть, у тебя и машина есть?- смутные подозрения возникли у Алекса.
   - Конечно, есть, "Шевроле". Небольшой, но маневренный хечбек-кроссовер, - Маше, как заправскому водителю, явно доставлял удовольствие разговор о машине.
   - Наверное, розового цвета?- Алекс пытался, шутя, разогнать свои сомнения.
   - Почему розовый? Черный, настоящий секси!
   Дальше какое-то время они ехали молча. Дорога сузилась до двух полос и на трассе образовалась огромная пробка. Длинный хвост из вереницы машин протянулся больше чем на километр.
   - Маша, ты знаешь обо мне практически все, а о себе почти ничего не рассказываешь.
   - Потому что мне нечего рассказывать. Не было до тебя ничего хорошего.
   - Как не было, ты ведь и замуж выскочила, когда я был еще свободен, потом куда-то уезжала. Расскажи, я хочу знать все о человеке, которого люблю.
   - Ну, если тебе это правда интересно, тогда слушай.
   ***
   Замуж я вышла по любви. Мой муж был красивый и сильный. Было видно, чего он хочет от жизни, и что он непременно этого добьется. А что еще надо молоденькой девчонке? Я была на седьмом небе от счастья. Но постепенно бытовые проблемы начали омрачать девичью восторженность. Дело в том, что мы жили в одной квартире с его матерью. Нет, квартира была просторной, места всем хватало вполне, но две хозяйки на одной кухне. Открытых конфликтов не возникало, но когда в очередной раз, вернувшись с работы, муж застал жену, рыдающую в одной комнате, и мать, обиженно молчащую в другой, он решил, хватит! И мы уехали на север, зарабатывать на собственную квартиру. Поначалу все шло хорошо. Он устроился на буровую, начал хорошо зарабатывать. Я тоже не сидела без дела, работала в гостинице для вахтовиков.
   - А почему у вас не было детей? Прости, что перебиваю,- остановил Машу Алекс. - Мне это действительно интересно? Кто был против, ты или твой муж?
   - Никто. С этого все и началось. Я забеременела и ждала сына. Муж тоже был очень рад. Мы уже и имя ребенку придумали, и приданое прикупили, но все случилось вопреки ожиданиям. Однажды, когда я была на шестом месяце беременности, ночью у меня отошли воды. Муж вызвал скорую, и меня отправили в больницу. Меня едва успели довезти до родильного отделения, и я родила мальчика. Маленького, недоношенного, весом всего один килограмм шестьсот граммов. Но это был живой ребенок, я слышала, как он кричал.
   Муж, узнав радостную новость, едва оправившись от шока, тут же принялся делиться радостью с родными и друзьями. Он отправлял телеграммы, заказывал междугородние телефонные переговоры. Даже успел с товарищами по работе "обмыть" рождение сына. Но на следующий день ему позвонили из больницы и попросили срочно туда прибыть. Мучимый тяжелым предчувствием, он вошел в кабинет врача. И словно попал под ледяной душ. Врач довольно спокойно и буднично объяснил ему, что наш ребенок умер. Что это даже хорошо, так как он был очень слаб, и никто бы не поручился за его будущее. Мы еще молодые, здоровые, еще сможем завести много детей. С этим у нас нет никаких проблем. А вызвал его он лишь затем, чтобы тот забрал тело умершего младенца. Мужу даже не дали никакого заключения о смерти. Таких детей не хоронят на кладбище, просто закопайте его где-нибудь в укромном месте. Все было так неожиданно и чудовищно, что муж даже не поинтересовался законности этих действий. Он не узнал, отчего умер ребенок, были ли использованы все имеющиеся средства для его спасения.
   Поздно вечером он похоронил нашего первенца на старом сельском кладбище, использовав вместо гроба коробку из-под обуви.
   Муж не выдержал, обрушившихся на нас несчастий. Он запил. Почти каждый вечер приходил домой пьяным. Сразу заваливался спать. Наше материальное положение заметно ухудшилось. Тем более что после родов я еще не вышла на работу. Все чаще возникали семейные ссоры. Я перестала интересовать его, как женщина. У него появились сомнительные знакомые, с которыми он проводил все больше времени. И вот однажды вечером он не вернулся домой. Я не спала, ждала его всю ночь, но все напрасно. А утром его нашли замерзшим прямо на крыльце нашего дома. Он после очередной попойки еле добрел до дома и уснул прямо на ступеньках крыльца.
   Со мной случился нервный срыв. Я даже не была на его похоронах. Я осталась одна в чужом городе, без родных, без друзей, без будущего. Мне казалось, что Бог отвернулся от меня. Жизнь стала невыносима. И я решила свести с ней счеты.
   Я сходила в баню, вымылась, оделась во все чистое. Пришла домой и выпила разом целый пузырек таблеток, прописанных мне врачом. Легла на кровать, скрестила руки на груди и ждала смерть.
   Незаметно для себя я уснула. И, как пишут в соответствующей литературе, видела все. Вся жизнь промелькнула у меня перед глазами. И когда, уже влекомая ярким белым светом, я почти достигла конца тоннеля, кто-то за спиной позвал меня. Я обернулась и увидела тебя. Ты протягивал ко мне руки и повторял только одно слово: "Маша, Маша..."
   Очнулась я в реанимации. Меня откачали, спасибо врачам, и особенно соседке. Она выглянула ночью в окно и увидела, что у меня горит свет. А то бы я сейчас была рядом с мужем и моим маленьким сынком. Но тогда я уже все для себя решила. Я знала для чего мне жить. Может поздно, но я поняла, что на свете есть только один человек, который мне дорог. И я сделаю все, что в моих силах и даже больше, чтобы убедить его в этом.
   Выйдя из больницы, уволилась с работы и продала все свое имущество. Вернувшись в родной город, прежде всего, купила квартиру. Дальше ты все знаешь.
   ***
  
   Пробка из машин постепенно рассасывалась. Помехой был огромный бензовоз с длинной блестящей цистерной из нержавеющей стали. Он медленно катил в попутном направлении, подмигивая желтыми сигнальными огнями. Обгонявшим его машинам приходилось подолгу ждать, пропуская встречные автомобили. Алекс уверенно вел машину в этом извилистом медленном потоке. Он оторвал взгляд от дороги и посмотрел на Машу.
   - А следователь считает, что ты убила своего мужа.
   - Он так же считает, что ты убил свою жену.
   - Маша, это правда?
   - И ты в это веришь? Скажи, ты в это веришь?- вздрогнула она.
   - Ты не ответила на мой вопрос. Это правда?
   Лицо Маши вдруг стало жестким, почти жестоким. Такой Машу он никогда не видел.
   - Правда!- закричала она. - Кому нужна эта правда? Да, я убила его, и не только его, но и твою жену тоже, и твоего шефа. Я убила их всех. Убила бы и следователя, но видно не судьба. Я не жалею, что это сделала. Они все мешали нашему счастью.
   Все, что я рассказала о своем ребенке, это правда! Только срыв был не у меня, а у моего мужа. Он не просто запил, он ушел от меня к другой женщине. Нашел самую прожженную, на которой клейма ставить негде было. Бригады вахтовиков передавали ее друг другу по смене, как передают оборудование, инструмент и койки в общежитии. И он ушел от меня к этой гулящей. Я валялась у него в ногах, умоляла вернуться. А он пьяный, смеялся надо мной, говорил, что я плохая жена, что не могла родить нормального ребенка, что я плоха в постели. Я вытерпела все. И все же уговорила его заглянуть домой вечером, хотя бы на часок. Купила шампанское, приготовила шикарный ужин, зажгла свечи. Но для большей уверенности я решила подстраховаться. В то время у нас на вахте работало много украинцев. Они и привезли в наш городок чудо лекарство, многократно усиливающее потенцию и разжигающее влечение. Это был какой-то синтетический препарат, произведенный где-то в Китае или юго-восточной Азии. Этот препарат был запрещен к применению в западной Европе, и вся партия осела в странах дальнего и ближнего Зарубежья. Я купила этот афродизиак для мужа. Но вечером он не пришел. Он заявился далеко за полночь пропахший спиртным, потом и чужой женщиной. Я не пустила его за порог. Муж долго скребся в дверь, что-то лепетал заплетающимся языком, а потом затих. Именно в ту ночь я решила свести счеты с жизнью. Но бог хранил меня. А видение в конце тоннеля - это не шутка и не фантазия. Это был ты.
   - А Света, что она тебе сделала? Чем помешала?
   - Когда я вернулась с севера, я встречалась со Светланой. От нее я узнала, что у вас не все в порядке в семье. Она призналась, что сомневается в чувствах к тебе. Когда выходила замуж, думала, что любит, а сама просто боялась остаться в девках. Да и сейчас, похоже, кроме привычки вас ничто не держало вместе.
   Было видно, что с ней ты никогда не будешь счастливым. И я решила разлучить вас. Как ты уже знаешь, твой шеф Владимир Михайлович был соседом и знакомым моего бывшего мужа. Я помню, как он неоднократно восхищался Светланой, говорил, что "осчастливил бы такую роскошную женщину". И я решила свести их. Мне это без труда удалось. Потом я отправила тебе письмо на электронную почту. Я торжествовала, что разрушила ваш брак. У меня не было никаких угрызений совести, вы совсем не подходили друг для друга.
   Но когда я вечером пришла к Светлане и попросила ее оставить тебя, она рассмеялась мне в лицо. Она поняла, что это все подстроила я и обещала рассказать тебе обо всем. Говорила, что не допустит нашего счастья. Что я всю жизнь буду завидовать ей.
   Я не выдержала такого издевательства, схватила с пола горлышко от разбитой бутылки и двинулась на Светлану. Та испугалась и выскочила в прихожую. Не знаю, откуда у меня взялось столько сил, я догнала ее, повалила на пол. Она громко закричала, я испугалась, ударила ее в шею, острыми краями бутылочного стекла. Кровь фонтаном брызнула из раны. Света захрипела, затыкая рукой рану. Другой рукой она пыталась схватить меня. Но я отскочила к стене и молча наблюдала за ее мучениями. Движения ее становились более порывистыми, глаза стекленели. Наконец, она затихла. Я осторожно, боясь наступить в лужу крови, вышла из квартиры и прикрыла за собой дверь.
   Алекс слушал и не верил своим ушам. Не спит ли он?
   - А Владимир Михайлович?
   - Этот старый похотливый ловелас пытался шантажировать меня. Он просто хотел затащить меня к нему в постель. Вот уж кого мне действительно не жалко, так это его. Да я и не убивала его. Просто добавила ему в шампанское все тот же чудо препарат, правда двойную дозу, пока он мирно беседовал с тобой в прихожей. А дальше просто потянула время. Он так распалился, начал меня домогаться, но видно сильно подскочило давление и сердце не выдержало.
   Ну, а со следователем тебе, наверное, все ясно. Он постоянно что-то вынюхивал, крутился возле тебя. Он тоже хотел нас разлучить. Когда он увез тебя на квартиру Владимира Михайловича, я сходила в гараж, чтобы встретить тебя на машине. Но тебя увезли домой на служебной. И тут из дома вышел следователь и пошел пешком по улице. Не знаю, что на меня нашло, хотелось только одного: никогда не видеть этого человека больше. После я вернула машину в гараж и пошла к тебе.
   В голове Алекса мелькнула догадка.
   - Маша, а мне ты тоже давала этот чудо препарат? Скажи честно.
   Маша немного замешкалась, но быстро собралась.
   - Давала,- сказала она,- но только один раз, в наш первый вечер.
   - Маша, Маша, что же ты наделала? Как теперь нам жить дальше с таким грузом? А я ведь уже был счастлив.
   В это время трасса впереди освободилась. Алекс надавил на газ и пошел на обгон.
   - Вот и останемся счастливыми навсегда,- вдруг произнесла Маша и рванула руль вправо, прямо на бензовоз.
   Алекс пытался выровнять машину, но было поздно. Машина ткнулась радиатором в задние колеса тягача и зацепилась правым крылом за элемент конструкции прицепа. Ее слегка развернуло и тащило прямо под цистерной, постепенно разворачивая поперек дороги, прямо перед колесами прицепа.
   Неизвестно, откуда у человека берутся силы и способность мгновенно соображать в такие минуты, но в следующее мгновение Алекс уже отстегнул оба ремня безопасности и распахнул дверцу.
   - Не все еще потеряно, Маша! Быстро ко мне! Надо прыгать!- кричал он, пытаясь схватить ее за руки.
   Но Маша отодвигалась от него к противоположной двери. Потом неожиданно она сжалась как пружина и так же неожиданно резко толкнула Алекса ногами в грудь. Толчок был таким сильным, что он , не удержав равновесия, буквально вылетел из машины и покатился по дороге. Он успел заметить, как его машину резко развернуло и бросило под колеса прицепа. Все это нездоровое количество колес смяло, как бумагу, крышу автомобиля. Цистерна начала заваливаться набок, увлекая за собой исковерканные останки.
   - Нечеловеческая сила,
   - В одной давильне всех калеча,
   - Нечеловеческая сила
   - Земное сбросило с земли...
   Жуткие стихи!
  
   Декабрь 2009 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"