Соколов Юрий Михайлович: другие произведения.

Век Астреи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   ВЕК АСТРЕИ
  
   А вы на земле проживете,
   Как черви слепые живут:
   Ни сказок про вас не расскажут,
   Ни песен про вас не споют.
   Максим Горький
  
   ***
   "Тихий" сидел в вагоне-ресторане и неторопливо потягивал пиво. А ведь казалось, что все самое страшное уже позади. Ему удалось без особых проблем пересечь три границы, и вот, когда до родной столицы оставалось каких-то двое с небольшим суток пути, "Тихий" заметил слежку. Возможно, его вели и раньше, с самого начала, но тогда, видимо, работали профессионалы, которые ничем не выдали своего присутствия. А кто сказал, что сейчас его пасут дилетанты? Просто задачи у них поменялись. Там, за рубежом, им надо было просто его сопровождать, а здесь, на Родине, никто не помешает получить все, что им надо.
   Обидно все-таки: проехать полмира и так попасться в двух шагах от дома. А еще обидней пострадать от "своих". Эти парни, наверняка, считают его предателем, изменником Родины, а себя - защитниками или даже спасителями Отечества. Знали бы они, в какие игры играют! Какую яму они помогают выкопать себе, своим соотечественникам и всей стране, а может быть и всему человечеству. В нашем, уже практически однополярном мире, так просто нарушить кажущееся равновесие, и он, как огромный айсберг, встанет с ног на голову, сметая и стряхивая с себя все, еще вчера казавшееся таким незыблемым и прочным. И вот сейчас в его руках находилось то, что поддерживало это хрупкое равновесие, способное сохранить мир.
  "Тихий" допил пиво и не спеша поднялся, краем глаза успев заметить, что два крупных, широкоплечих мужчины в конце вагона прекратили пить кофе и направились к выходу.
   "Тихий" по-прежнему медленно подошел к барной стойке и принялся рассматривать полку с сигаретами. Он видел, что парочка остановилась в тамбуре и закурила. Похоже, это ребята из "конторы". Оба одинаково безликие, русоволосые, в одинаковых спортивных костюмах с надписью "Sochi 2014". Изображают простых командированных. Не приведи, Господи, столкнуться с такими одному в пустом темном переулке.
   "Тихий" выждал момент, когда незнакомцы, занятые беседой отвлеклись, и рванул к противоположному выходу. Пролетев на одном дыхании пару вагонов, он задержался в тамбуре. Выхватив из кармана связку ключей, он открыл замок и распахнул дверь. Вдалеке показались огни приближающейся станции, но поезд не сбавлял ход, видим,о проследует без остановки.
   "Тихий" спустился на пару ступенек и повис на поручне, готовясь к прыжку.
   В это время чьи-то сильные руки схватили его за одежду и потянули обратно в вагон.
   Отчаянно сопротивляясь, "Тихий" изловчился и свободной рукой нанес сокрушительный удар невидимому противнику.
   Руки разжались, и "Тихий", не успев сгруппироваться, полетел со ступенек вниз.
   Больно ударившись ногами о край насыпи, он катился с откоса, с каждым оборотом получая новую порцию боли.
   ***
   Дмитрий подъехал к зданию больницы и заглушил мотор. Не любил он такие задания. Больница. Травматология. Охи и ахи, стоны и причитания, окровавленные бинты и спертый воздух палат. Обычно на такие задания посылают девчонок-практиканток, проверяя их на профессиональную пригодность. Все-таки он уже давно не начинающий журналист, сделал имя и может себе позволить иногда расслабиться. Но приказы главного редактора не обсуждается. Хорошо еще, что такие задания случаются не часто. Ах, лето! Большинство журналистов в отпусках, жарятся под ярким солнцем Турции и Таиланда, и только Дмитрий, большой любитель горных лыж и зимнего отдыха, вынужден томиться в раскаленном городе.
   Их муниципальное образование, как принято сейчас говорить, совсем немного не дотягивало до статуса "стотысячника", но близость к мегаполису придавала ему интеллигентность и определенный шарм. Правда, общий упадок в стране не обошел стороной и их прекрасный некогда город, но провинция, в отличие от центра, гораздо упорней сопротивлялась засилью чужеродного влияния. Центр - вершина, а провинция - корни. И пока центр, подвластный всем ветрам, гнется и болтается из стороны в сторону, корни прочно держатся за родную землю. Ослабнут корни, и рухнет дерево, превращаясь в тлен, оставляя место для более приспособленных и неприхотливых конкурентов. Но в последнее время казалось, что, несмотря на еще довольно сильные и здоровые корни, вершину уже охватил неотвратимый процесс гниения и распада.
   В городе было несколько газет, кормившихся, в основном, за счет рекламы и кормивших небольшой штат журналистов, редакторов, курьеров и прочих сотрудников. Особой конкуренции не было. Все газеты из номера в номер аккуратно и добросовестно печатали одни и те же новости, происходившие в их городке, благо их было не особенно много. Дорожно-транспортные происшествия, разборки на бытовой почве, спортивные и культурные мероприятия, официальные выступления чиновников городской администрации - вот, пожалуй, стандартный перечень самых распространенных газетных публикаций. В последнее время к ним добавилось некогда незнакомое, а теперь такое родное слово "коррупция".
   Взращенная на благодатной почве, политой мутной водой девяностых, удобренной недостатками российского законодательства в благоприятном климате вседозволенности и безответственности коррупция не просто пустила корни, она расцвела махровым цветом, опутывая своей живой неистребимой паутиной все слои, все категории нашего общества.
   Больше всего Дмитрий не любил общаться с чиновниками, видеть их самодовольные физиономии, слышать их поучительный тон. По сравнению с остальными людьми они хотят казаться небожителями, вершителями человеческих судеб, хотя в большинстве своем это несчастные, недалекие люди, вынужденные постоянно трястись за свое место, свою карьеру, свое будущее и от этого еще глубже погружающиеся в пучину равнодушия и безнравственности.
   К счастью, нынешнее задание носило другой характер. Дмитрий должен был взять интервью у одной пациентки городской больницы, не то избитой таксистом, не то избившей таксиста.
   В палатах травматологического отделения ничего не изменилось за последние двадцать лет. Те же старые железные кровати, те же полуразвалившиеся прикроватные тумбочки, те же колченогие стулья и драный линолеум. Уже более двадцати лет больница мужественно обходилась без капитального ремонта. Зато в пригороде, как на дрожжах, вырос коттедж главврача.
   Разговор с "потерпевшей" не занял много времени. Несмотря на полученное сотрясение мозга и слегка протрезвев, девушка "одумалась" и забрала заявление, решив не возбуждать уголовное дело.
   Ну вот, одной "бытовухой" в номере меньше, думал Дмитрий, спускаясь с третьего этажа травматологии.
   Когда-то пройти в отделения больницы было не проще, чем на закрытое, засекреченное предприятие. Бдительные вахтерши следили за порядком. Для посетителей были строго отведенные часы, нарушить которые было невозможно. Кроме того, каждый входящий должен был облачиться в больничный халат и в тапочки. Продуктовые передачи подвергались досмотру. Сейчас все ограничивалось приобретением одноразовых бахил за пять рублей. И посетители почти беспрепятственно бродили по этажам больницы с утра до вечера, не делая исключений во время обеда и тихого часа.
   Спустившись на первый этаж, Дмитрий последовал к выходу. Его путь пролегал мимо приемного покоя. Возле дверей стояла каталка с пациентом. Вот до чего доводит нехватка медперсонала, больные уже без надзора лежат в коридорах. Дмитрий, несмотря на многолетний опыт работы журналистом, во время которого приходилось видеть и кровь, и грязь, никак не мог привыкнуть к подобным зрелищам, поспешил поскорее миновать коридор у приемного покоя. Но лежащий на каталке пациент, неожиданно резко приподнялся и схватил Дмитрия за полу куртки.
   - Постой, земляк,- произнес он каким-то свистящим шепотом- Послушай, ты должен меня выслушать.
   - Конечно,- пытался вырваться из жесткой хватки незнакомца Дмитрий. - Сейчас придет врач, он вам поможет.
   Но незнакомец здоровой рукой прочно держал в кулаке куртку Дмитрия. Другая рука, обе ноги и голова мужчины были плотно укутаны бинтами.
   - Послушай, друг,- продолжал незнакомец,- мне больше не к кому обратиться. Ты служил в Армии?
   - Конечно. Гвардии старший лейтенант Советской Армии,- начал Дмитрий, но человек оборвал его.
   - То, что надо! Значит, присяге не изменял. В отличие от нас, служил одной стране.
   - Но...
   - Молчи и слушай, лейтенант, это дело государственной важности. Я майор службы внешней разведки, личный номер "С-136818", запомни С-136818. Позвони по номеру восемь-восемьсот ..., (далее следовала комбинация цифр телефонного номера) и скажи: "Здравствуйте, мы с вами встречались 13 июня восемьдесят первого года на Тихом океане". Как ты, наверное, понял, вся эта комбинация соответствует моему номеру. Он тебе ответит: "Вы ошиблись, я никогда не был на Тихом океане. Весь восемьдесят первый год я не выезжал дальше..." Он назовет тебе населенный пункт. Каждый вторник в 12.00 тебя будут ждать там на главпочтамте. Запомни все слово в слово, и действуй по полученным инструкциям. А при личной встрече передашь вот это.
   С этими словами незнакомец с необычайной ловкостью здоровой рукой оторвал у себя с груди пуговицу и протянул Дмитрию.
   Дмитрий с опаской посмотрел на забинтованную голову собеседника, взял пуговицу и поспешно сунул в карман.
   Но незнакомец не успокаивался и заставил Дмитрия повторить номера, пароль и отзыв.
   В этот момент вдалеке послышались чьи-то шаги, и в конце коридора появился человек в медицинской униформе. "Разведчик" быстро откинулся на каталку.
   - Иди быстрее, тебя не должны видеть со мной. Это для твоей же безопасности.
   Дмитрию не надо было повторять дважды, он с облегчением покинул здание больницы.
   ***
   На следующий день Дмитрий сидел в кабинете редакции и изучал сводку происшествий по городу за минувшие сутки. Странно, но никаких серьезных правонарушений зафиксировано не было. Пара небольших возгораний, несколько незначительных ДТП, кража из супермаркета, преступления связанные с незаконным оборотом наркотиков - вот, пожалуй, и весь список. Никаких человеческих жертв и просто пострадавших, доставленных в приемный покой. Просто тишь, да гладь.
   Что-то здесь не так! За годы работы в редакции Дмитрий научился доверять своей интуиции, и она его ни разу не подводила. У каждого настоящего журналиста есть свои источники получения информации, пришло время воспользоваться одним из них. Дмитрий достал телефон.
   - Привет, Илья, это Дмитрий! Как дела? Мне нужна кое-какая информация...
   - Старик, рад тебя слышать, но честное слово, совсем нет времени. Прости, работа. Увидимся,- отключился Илья.
   На Илью это не похоже. Они были знакомы со студенческих лет. И когда после окончания мединститута Илья пришел работать в горбольницу, он, по старой памяти, снабжал Дмитрия информацией, связанной с медициной.
   Дмитрий достал из кармана пуговицу и долго вертел ее в руках. Пуговица, как пуговица. Металлическая, на длинной ножке-заклепке, покрытая каким-то сплавом, под "старую медь". Такие пуговицы клепают и на джинсовую одежду, и на куртки-ветровки, ничего особенного. Дмитрий снова сунул пуговицу в карман.
   А вечером на пороге его дома появился Илья. Это было неожиданно, не настолько они были близки.
   - Старик, с тебя пол литра,- сразу начал Илья. - Я, кажется, знаю причину твоего интереса и утреннего звонка в больницу.
   Дмитрий не торопил приятеля. Он не спеша вытащил из холодильника початую бутылку водки, соорудил нехитрую закуску из колбасы и каких-то овощей.
   - Ну, за встречу,- поднял он рюмку. Выпили, крякнули, закусили и вновь наполнили рюмки.
   - Ну, колись, зачем звонил? Что тебя интересует? - Илья аппетитно похрустывал огурцом.
   - Да, так,- издалека начал Дмитрий, стараясь не выдать свой интерес. - Сегодня просматривал сводку происшествий за прошедшие сутки. Ничего серьезного, никаких пострадавших в ДТП и драках, ни нападений с тяжкими телесными. И все же, по моей информации, вчера в вашу больницу был все-таки доставлен один пострадавший с травмами конечностей. Меня интересует, почему он не попал в сводку? Это что, чья-то небрежность или умысел? Но для чего?
   - Старик, ты не поверишь,- продолжил Илья, опрокидывая вторую,- но в нашем городе произошло какое-то неординарное событие. Сегодня в приемном покое исчез "Журнал регистрации пациентов". Исчез как-то странно, тихо. Никто его не ищет, никого не наказали за утерю, а ведь это документ, все, как положено: прошнурован, пронумерован. Так вот, с утра просто был заведен новый журнал.
   - И это все, что ты хотел мне сказать? Да, действительно, неординарное событие в масштабах города,- ответил Дмитрий, вновь наполняя рюмки, - просто странно, что у вас не просто никого не уволили, а даже в угол не поставили.
   - Подожди ерничать,- обиделся Илья. - Сначала выслушай все до конца. Исчезновение журнала не так интересно как то, что было в этом журнале.
   Илья замолчал, то ли разжигая у собеседника интерес, то ли просто закусывая.
   - И что же там было?- Дмитрий решил подыграть приятелю.
  Илья оторвался от салата и посмотрел на Дмитрия. Он уже слегка захмелел, глаза прищурились и блестели. Пытаясь придать своим словам таинственность, он заговорил тихо, почти шепотом.
   - Да, Дима, ты прав. Вчера в приемный покой "скорая" доставила пострадавшего. Милицейский, прошу прощения, полицейский патруль обнаружил его вблизи железнодорожного полотна около двух часов ночи. Дежурный врач осмотрел пациента. Перелом обеих ног, вывих левой руки, тупая травма головы, многочисленные ссадины и ушибы. Потрепало его хорошо, но угрозы для жизни не было, внутренние органы в порядке, за исключением небольшого сотрясения. Все это было зафиксировано в журнале. И вот этот человек ночью неожиданно умирает. Просто тихо умер во сне в своей палате.
   - Ну и что тут такого таинственного?- Дмитрий непонимающе смотрел на Илью. - Такое происходит сплошь и рядом. Значит, врач что-то недоглядел. Ты же знаешь, что абсолютно здоровых людей у нас нет, есть недообследованные, а к тому же пострадавшего все же изрядно потрепало.
   - Согласен, но что ты скажешь на то, что труп исчез?
   - Как исчез?!- действительно удивился Дмитрий.
   - А так! Как ты объяснишь то, что в морг тело не поступало? Нет тела, нет журнала, странно.
   - Ну, может быть, тело забрали родственники?
   - И как ты себе это представляешь? Просто приехали и забрали, без документов, без справки о смерти? Да их же ни на одно кладбище не пустят, да еще сообщат куда следует. Нет, старик, здесь что-то не так. И, главное, в больнице тишина, словно ничего не случилось.
   ***
  Новости, услышанные от Ильи, возбудили профессиональный интерес Дмитрия. Он чуял горячий материал, возможно, сенсацию, и, кажется, далеко не местного масштаба. Возможно, именно такой материал ждет каждый журналист. Кому-то везет, они находят такой материал, делают себе имя, славу, положение. А кто-то всю жизнь тешит себя заметками о жизни маленького провинциального городка и ждет, когда настанет его час.
   Дмитрий позвонил своему знакомому, новоявленному полицейскому.
   - Виктор привет, как семья, как служба?
   - Спасибо, тянем лямку помаленьку. Что-то случилось?
   - Почему ты спрашиваешь? Нет, слава Богу, все в порядке.
   - Я же тебя знаю, как облупленного. Ты - хитрый лис, просто так не позвонишь. Так в чем дело?
   - Спасибо, мне надо кое-что уточнить по неофициальным каналам. У тебя же есть знакомые в линейном отряде на железнодорожном вокзале?
   - Конечно!
   - Мне нужна информация о несчастном случае, произошедшем позавчера. Где-то в районе двух часов поездом был сбит неизвестный. Надо узнать все об этом несчастном случае. И, думаю, ты мне поможешь, если вы уже установили личность потерпевшего. С меня хвалебная статья о работе нашей доблестной полиции.
   - Ловлю тебя на слове. Я перезвоню.
   Дмитрий снова достал из кармана пуговицу. Кто же ты такой? Безумец с поврежденной головой или действительно офицер разведки? Тогда надо сообщить в соответствующие органы. Но почему он сам не сделал это? И чего он все время боялся? Во время их короткого разговора незнакомец постоянно оглядывался и прислушивался. Может быть, позвонить по тому номеру? И что я скажу? Понесу этот бред?
   Внезапно раздавшийся звонок оторвал его от этих мыслей. Дмитрий посмотрел на дисплей. Виктор?! Оперативно работает наша полиция.
   - Слушаю, Виктор.
   - Алло, Дмитрий? Слушай, не перебивай. Никаких несчастных случаев на железной дороге позавчера ночью не было.
   - Но ...
   - Я же сказал, не перебивай! Слушай хороший совет, брось ты это дело! Не надо верить разным слухам и самому их распространять. Неблагодарное это занятие, а порой и очень опасное.
   - Виктор, но человек попал под поезд ...
   - Повторяю тебе еще раз, позавчера в районе вокзала никто не попадал под поезд. Это я тебе заявляю с полной ответственностью. Больше мне нечего тебе сказать. Пока. Береги себя!
   Звонок оборвался.
   Удивительно. Виктор всегда такой разговорчивый, даже болтливый, не захотел продолжить разговор. И этот сухой казенный тон. Похоже, это действительно бомба! Как он сказал? Никто не попадал под поезд? А если он не соврал? Значит, тот чудик просто выпал из поезда, или ему кто-то помог.
   Великое дело интернет! Дмитрий уселся за компьютер и зашел на официальный сайт Российских железных дорог. Два часа ночи, по четным. Нашел! В районе двух часов ночи через их станцию проследовал поезд "Пекин-Москва". Похоже, то, что надо!
   ***
   И снова, уже в который раз, Дмитрий вертел в руках злополучную пуговицу. Потряс ее над ухом - ничего необычного. Тогда он включил настольную лампу и достал лупу. Вначале внимательно осмотрел лицевую сторону пуговицы, потом тыльную ее часть. Лицевая часть представляла собой круглую пластинку с узором "под старую медь", а тыльная сторона была из блестящего белого металла. Дмитрий попробовал "располовинить" пуговицу, но тщетно. Обе половины были соединены намертво. Но им уже овладел азарт исследователя.
   Дмитрий снова достал лупу. Думай, что же здесь не так?
   По дороге домой Дмитрий заскочил в галантерейный отдел и приобрел несколько подобных пуговиц. Дома он внимательно сравнил пуговицы. На первый взгляд никаких отличий. Но если присмотреться повнимательней, то на блестящем хвостовике, расположенном с тыльной стороны пуговицы, можно было разглядеть едва заметные грани. На пуговицах, приобретенных в галантерее, таких граней не было. А что, если?!
   Дмитрий достал из шкафа ящик с инструментами, прикрепил к столу маленькие тиски и отыскал набор миниатюрных гаечных ключей. Он аккуратно, но прочно закрепил пуговицу в тиски и взялся за ключ. Осторожно, стараясь не повредить, не сорвать граней пуговицы, Дмитрий повернул ключ против часовой стрелки. И, о чудо! Хвостовик подался. Повернувшись на пол - оборота, он вырвался из железных объятий ключа, со звоном упал на пол и закатился под стол.
   Но Дмитрию было уже не до него. Все внимание было привлечено к верхней части пуговицы. Открутившийся хвостовик обнажил скрытый в ней тайник, в котором лежала карта памяти. Да-да, обычная micro SD-карта, которые используются для расширения памяти мобильных телефонов, плееров и прочих электронных устройств.
   Дрожащими от нетерпения руками, Дмитрий вставил карту в адаптер и включил ноутбук.
   - Скорее, скорее,- торопился Дмитрий, стуча нетерпеливо по клавиатуре. Вот, наконец, система загрузилась.
  
  
   ***
   Нетерпение сменилось разочарованием. Информация была защищена паролем. А что он хотел? Если все, о чем говорил незнакомец, правда, то неужели она может быть доступна первому встречному? Ему еще повезло, что он сумел извлечь карту памяти. В шпионских книгах и фильмах информация уничтожается при попытке несанкционированного вскрытия контейнера. В реальной жизни все гораздо проще. Зачем уничтожать то, что и так никто не может прочесть. Наверняка над этим поработали лучшие программисты и шифровальщики.
   Но ведь программисты и шифровальщики тоже люди. А предела людскому совершенству не бывает. На всякого лучшего найдется наилучший. История помнит много примеров, когда наисекретнейшие серверы корпораций, банков и самого Пентагона были взломаны обыкновенными студентами и даже школьниками. А ведь над их безопасностью работали целые лаборатории, фирмы, и эти системы считались абсолютно надежными. Но где найти такого хакера?
   ***
   Яркое летнее солнце поднялось уже достаточно высоко над горизонтом и временами проникало через легкую тонировку лобового стекла, ослепляя Дмитрия. Он отогнул защитный козырек и надел темные очки. Стало заметно комфортнее. Машина быстро неслась по асфальтированному шоссе, поглощая километры. Когда-то такая поездка занимала больше часа, но сейчас, после увеличения скоростного режима, время сократилось вдвое. Заметно сократилось число светофоров и нерегулируемых пешеходных переходов.
   Дмитрий лениво поглядывал в окно на мелькающие автозаправки, закусочные и магазины. Рекламные щиты - баннеры навязчиво бросались в глаза, отвлекая от дороги. Все эти достижения цивилизации росли и множились из года в год, наступая на остатки пыльной травы, чахнущих деревьев и кустарников. Человек, словно вел жестокую непрерывную войну с природой, и пока что перевес был явно не на стороне природы. Природа, не в силах сопротивляться натиску прогресса, отступала все дальше от населенных пунктов. Вместо этого росли уродливые здания, покрытые пластиком, бетонные заборы, груды вывороченной земли и свалки, свалки, бесчисленные свалки.
   Не выдержав прямой схватки, природа действовала скрытно, объявив человеку настоящую партизанскую войну, пытаясь напомнить о себе, задуматься. Выросло число астматиков, аллергиков, а о количестве онкобольных и думать было страшно. Врожденные патологии били всякие рекорды, заставляя всерьез задуматься о вырождении человечества.
   Но жажда быстрых и легких денег заставляла забыть обо всех моральных и этических принципах. Да, что принципы, порой казалось, что у этих людей полностью отсутствует, заложенный природой инстинкт самосохранения вида. Или наш вид не достоин сохранения, и пришло время уступить свою нишу более жизнестойким организмам? Вопросы, вопросы, кругом одни вопросы. И все очевидные ответы находятся здесь, на поверхности. Но мы то ли их не замечаем, то ли делаем вид, что не видим, и продолжаем этот бесконечный процесс саморазрушения. Впрочем, бесконечный ли?
   Движение на магистрали стало плотнее, скорость упала, и скоро вся эта плотная масса машин превратилась в одно целое. Автомобильные пробки для нас стали обычным явлением. Мы тратим заработанные деньги, приобретая более дорогие, более мощные и быстрые автомобили, но реально лишь повышаем комфортабельность своего ежедневного пребывания в пробках. И малютка "Ока", и навороченный "Шестисотый" прибывают в пункт назначения одновременно, если, конечно, у "Мерседеса" нет спасительной мигалки.
   Наконец, автомобиль Дмитрия замер на стоянке возле многоэтажного здания редакции областной газеты. Это издание выходило уже не одно десятилетие, превратившись, по сути, в главную газету всего региона. Появление интернета несколько уменьшило тираж издания, но в мегаполисе, да и в сельской местности газета до сих пор оставалась неоспоримым авторитетом.
   Именно в этом издании работал старинный приятель Дмитрия Иван. Они познакомились на слете молодых журналистов в далекой молодости, когда выездные школы проводились чуть ли не ежегодно. Такое не забывается никогда: вместе учились, вместе отдыхали, вместе ухаживали за девчонками, отрываясь в кабаках и на дискотеках.
   Иван был увлекающейся натурой, чем часто вредил своей работе. Но его спасало только одно - умение работать с компьютером. Здесь ему не было равных. Подобрать любой код, вспомнить забытый пароль, взломать чей-нибудь сервер - все было по силам Ивану. Благодаря этим талантам начальство прощало ему его многочисленные слабости. Знали: другого способа быстро достать нужную информацию иногда просто не было.
   Иван встретил Дмитрия в маленькой тесной каморке. На столах стояли два массивных компьютера, опутанных многочисленными кабелями, шлейфами, на концах которых подмигивали разноцветными светодиодами различные устройства, о назначении которых Дмитрий мог только догадываться.
   И вот посреди всего этого нагромождения восседал Иван, картинно задравший ноги на стол.
   - Какие люди,- заулыбался он, выкатываясь из-за стола вместе с креслом. - Чем обязан визиту светила провинциальной журналистики?
   Иван был плотный, коренастый, выше среднего роста, с густой подернутой сединой бородой и длинными слегка засаленными волосами. Одет он был в старую видавшую виды толстовку с капюшоном и такие же потрепанные джинсы.
   - Катька, кофе!- крикнул он куда-то в сторону, пожимая руку Дмитрию.
   - Не Катька, а Екатерина Алексеевна,- произнесла неизвестно откуда появившаяся красивая невысокая брюнетка с кофейником в руках.
   - Катерина Алексеевна, брысь отсюда! Видишь, мужи общаются, а то я тебя уволю без выходного пособия.
   Его нарочито грозный тон не произвел на девушку никакого впечатления. Она хмыкнула и исчезла из комнаты.
   Минут через десять Дмитрий и Иван уже потягивали горячий, ароматный напиток.
   - Ну, рассказывай, каким ветром занесло тебя в нашу скромную обитель,- начал Иван, откусывая бутерброд с сыром. - А может быть, что-нибудь покрепче?
   - Нет, я пас, за рулем не пью,- категорично произнес Дмитрий.
   - Как же, читал твой опус под названием "0,53 промилле". Понравилось, друг мой, повеселил. Как там:
   Так в городе моем был первый прецедент.
   Сейчас на суд анализ не влияет.
   Поскольку изменил закон наш президент,-
   Он двум приборам больше доверяет.
   - Людям у нас и раньше особо не доверяли, а сейчас, и подавно. Раньше говорили: "Без бумажки - ты букашка". А сейчас еще круче, алкотестеры, электронные паспорта, сканирование сетчатки глаза, детектор лжи. В умелых руках эти устройства обладают огромной силой. Доказывай потом, что ты не верблюд!
   - И это говорит человек, который всю свою сознательную жизнь кормится со всех этих устройств и примочек.
   - Ну, ладно, не тяни, рассказывай, что там у тебя?
   Дмитрий протянул ему каточку памяти.
   - Что ты на это скажешь?
   - Прошлый век, жуть! Я уже такими давно не пользуюсь.
   - Нет, что ты можешь сказать о ее содержимом?
   Иван взял карточку, легким движением воткнул ее в картридер и уставился в монитор.
   - Интересно, интересно, - забурчал он. - Диман, откуда у тебя у тебя эта штучка? Чувствую, с ней придется немного повозиться, но это даже интересно.
   - Насколько долго?- поинтересовался Дмитрий.
  - Не знаю, не знаю. От 0,02 секунды, до нескольких сот миллионов лет. Все зависит от того, сколько символов было использовано при составлении пароля, его длины, мощности компьютера и многих других факторов.
   - А поконкретнее? Сто миллионов лет - для меня это слишком много. Боюсь, у тебя нет столько кофе для меня. Когда мне зайти?
   - Дима, честно, не знаю. Вещь очень необычная. Ее так просто, с кондачка не возьмешь. Ты пока пойди, погуляй, а вечерком, нет, лучше завтра утром, подходи,- произнес Иван, не отрываясь от компьютера. - Да, оставь свой телефон у Катерины, если успею пораньше, позвоню.
   Несмотря на свое пристрастие ко всяким электронным гаджетам, Иван упорно не хотел признавать сотовые телефоны. Ну, не нравились они ему. И излучение вредное, и дисплей маленький, и клавиатура неудобная. Другое дело компьютер!
   ***
   Иван запустил стандартную программу "Взломщик паролей", но программа быстро ругнулась и сообщила, что не в состоянии выполнить поставленную задачу. Иван активировал программу посложнее, разработкой которой когда-то занимался он сам. Программа начала подсчитывать возможные варианты. Открылось окно с указанием предполагаемого времени завершения работы. Цифры впечатляли. Дело шло на годы.
   Замечательно! В Иване проснулся азарт охотника. Чем сложнее была задача, тем больше ему хотелось ее решить. Это суть любого хакера. Но проходил час за часом, а Иван не продвинулся ни на шаг. Он перебрал все свои старые заготовки, обшарил весь интернет в поисках чего-то новенького и, наконец, вышел на хакерский форум, чтобы подключить "коллективный разум".
   И, о чудо! Ему повезло, один коллега подсказал верный путь. Правда, он посоветовал ему лучше с этим не связываться, так как здесь явно попахивало спецслужбами или военными.
   Но Ивана было уже невозможно остановить. "Червь исследователя" проник глубоко в его мозг, заставляя с одержимостью параноика барабанить по клавиатуре компьютера. И когда у него все получалось, он ощущал себя единым целым с этим высокоскоростным электронным мозгом.
   Но мощности этого мозга было недостаточно для решения поставленной задачи. Иван открыл ящик стола, отыскал на дне коробки кривую, плохо свернутую сигарету и закурил.
  
  
   ***
   Катя поужинала, приняла душ и, поджав ноги, разместилась на мягкой удобной тахте с книжкой в руках. Она любила добрые старые книги. Все эти навороченные новомодные электронные штучки достали ее на работе. Другое дело книга! Кате было приятно ощущать ее тяжесть, чувствовать шершавые, хрустящие страницы. Но главное, от книги шло тепло, словно все, кто прикоснулись к ее созданию, оставили в ней частичку своей души, своего сердца.
   Время было уже позднее, но спать не хотелось. Катя отложила книгу. Интересно, а шеф уже закончил свою работу? Не удивлюсь, если завтра утром обнаружу его в кабинете за компьютером в той же позе, в какой оставили его сегодня.
  Ох, уж мне эти увлеченные гении! Интересно, чем его заинтересовал этот Дмитрий? Ничего так мужик, интересный. Чувствуется романтическая натура, хотя и пытается это скрывать. Хочет казаться немного циничным, пересыщенным жизнью, а сам на меня поглядывал, как только отвернусь. Стеснительный какой-то. Интересно, решится ли попросить мой телефон? А если решится? Возможно, что и дам. Есть в нем что-то притягательное. Мне кажется, с ним скучно не будет.
   А ведь он оставил мне свой телефон! Девушка взяла со столика мобильник и открыла телефонную книгу.
   Да, вот он, Дмитрий! А что, если взять и позвонить ему первой? Вот будет неожиданность. И кто это придумал, что первый шаг должен делать мужчина? К черту все эти условности!
   А если он женат? Нет, шеф бы уже прошелся по этому поводу, не удержался бы.
   Звонок в дверь прервал размышления Кати.
   Кто бы это мог быть в такой поздний час?
   Катя заглянула в дверной глазок. За дверью стоял Иван.
   - Не спишь, полуночница?- улыбался шеф.
   - Как видишь, а что случилось?
  - Случилось страшное. Шучу. Сегодня я, возможно, выполнил самую интересную работу в своей жизни. По крайней мере, мне так кажется. Ну, и загадку подсунул мне Дмитрий. Не знаю, чьи шифровальщики постарались здесь, ЦРУ или ФСБ, а может быть и те и другие, но я их победил. Ну, честно говоря, почти победил. Кое-то осталось для меня недосягаемым. Я и так совершил почти невозможное, учитывая ограничения по времени.Но и увиденного было достаточно. Наш друг Дмитрий накопал что-то очень интересное. Возможно, это настоящая бомба! Эта информация, явно не для чужих глаз. И ребята очень постарались ее скрыть. Мне пришлось задействовать все компьютеры редакции, представляешь? Димке это дорого обойдется. Если будет писать книгу, придется взять нас в соавторы. Да, остался один нюанс, информация защищена от копирования. И с этим ничего не поделаешь. Но и того, что есть, достаточно, чтобы растормошить наш сонный муравейник.
  Иван лукаво посмотрел на Катю. Он явно был в ударе. Одержанная победа вызвала чувство эйфории. Сегодня весь мир был у его ног.
   - Может быть, мы как-то отметим это событие? У меня есть чудесный косячок и еще кое-что. - Иван отогнул полу куртки, из-под которой поблескивало стеклянное горлышко бутылки: - И чудесный коньячок.
   - Ваня, милый, ты же знаешь, чем все это закончится,- Катя грустно посмотрела на Ивана. - Мы это уже обсуждали. Не будем разрушать все хорошее, что есть между нами.
   - Значит, нет?
   - Нет!
   - Эх, Катюшка, знала бы, что теряешь.
   - Знаю, не забыла.
   - Ну, что ж,- Иван изобразил веселье,- тогда пойду домой напьюсь до полусмерти. Меня никто не любит. Я совсем бедный! Я год не был в бане. Я старый. Меня девушки не любят .
   Он повернулся и, картинно покачиваясь, засеменил к выходу. Потом неожиданно резко развернулся, подошел к Кате и протянул карту памяти.
   - На, возьми. Если завтра не проснусь, тогда отдашь это Дмитрию. У тебя ведь есть его телефон.
   Катя утвердительно кивнула. И когда он пошел, как-то тревожно защемило сердце. Ей вдруг показалось, что она видит его в последний раз.
   - Ваня!- окрикнула его она. - С тобой все в порядке? Может быть, останешься, переночуешь на раскладушке?
   Он, не оборачиваясь, помахал ей рукой.
   - Прощай, мне пора.
   Ему не хотелось уходить из этого милого дома. Не хотелось, тащиться через весь город в свою пустую холостяцкую берлогу. Не хотелось напиваться, чтобы скоротать еще одну тоскливую, одинокую ночь без любви.
   Иван задержался, извлек из кармана бутылку коньяка и поставил на пол.
   - Пусть постоит до лучших времен. Напиваться гораздо приятней и полезней водкой.
   Он еще не знал, что судьба разрешит все по-своему, избавив его от всех ненужных переживаний и сомнений.
   ***
   Владимир сидел в машине и, прищуриваясь, вглядывался в ночную темноту. Было уже далеко за полночь, а он, вместо того, чтобы лежать в теплой постели, был вынужден сидеть здесь ночью, под погасшими окнами, дожидаясь неизвестно чего. Впрочем, как раз это он знал. Он только не понимал, чего не достает этим людям? Свобода, магазины ломятся от обилия продуктов, говори, что вздумается, езжай, куда хочешь, хоть на экватор, хоть на полюс, нет, им все мало. Наверное, во все времена, при любом строе будут люди, которые всем недовольны, сеющие раздор и смуту среди остальных.
   И пока будут такие люди, Владимир не останется без работы. Хотелось бы поменьше, но сам виноват, провалил последнее задание.
   А задание было не таким и сложным. Нужно было сопроводить одного нелегала до столицы. Вначале все шло хорошо. Владимир со своей группой вовремя обнаружили объект и, не привлекая внимания, следовали с ним в поезде. Уже далеко позади была государственная граница, и до столицы не более двух суток пути. Как вдруг кто-то из его команды позволил себе расслабиться, и объект, сразу видно, опытный экземпляр, обнаружил слежку и попытался скрыться. Во время задержания этому бедолаге все же удалось выпрыгнуть из поезда. И пока Владимир с группой доследовал до ближайшей станции и, пересев на автомобиль, вернулся назад, объект был обнаружен местным нарядом милиции. Прибывшая на место происшествия "скорая помощь", увезла его в местную больницу.
   Все принимало недопустимый оборот, и, чтобы избежать контакта объекта с окружающими, поступила команда к ликвидации.
   Группа Владимира без постороннего шума выполнила задание. Во избежание лишних вопросов пришлось подключить местную ФСБ. В целом, все прошло гладко, за исключением одного. При обыске у объекта не удалось обнаружить никакого носителя информации. А ведь в контору поступили сведения о блестящей операции, проведенной этим нелегалом. Значит, надо было искать. Но что искать? Бумаги, пленки, микрофильмы, электронные носители? А что, если он преспокойно переправил все по интернету?
   И вот спустя каких-то пару дней "поисковик", непрерывно сканирующий интернет в одном из офисов конторы, обнаружил нужную информацию. Сигнал шел из здания редакции областной газеты.
   Владимир поспешил по указанному адресу, но уже через несколько минут получил следующую ориентировку: "Объект покинул здание редакции и убыл в неизвестном направлении". Далее указывался домашний адрес объекта. Владимиру было приказано дождаться объект возле дома и изъять источник информации, действуя по обстановке.
   Надо поставить памятник ученым, занимающимся разработкой новых электронных средств. Как они облегчают нам работу! Электронные пропуска, компьютеры с выходом в интернет, сотовые телефоны, кредитные карты, электронные билеты на транспорте - отследить человека по ним уже не составляет большого труда. Но никакая электроника не заменит оперативного работника с его навыками, опытом, умеющего принимать нестандартные решения.
   И сейчас Владимир сидел в темном салоне автомобиля, дожидаясь своего часа. Он знал, что выполнит порученную задачу любой ценой. Иначе нельзя, его так учили.
   Но проходили минуты, сливаясь в часы. Город постепенно затихал к утру, а Владимир так и сидел в машине, не смыкая глаз.
   Внезапно в конце улицы он увидел свет фар. Послышался шум мотора, и к дому подъехало такси. Из такси вышел человек и направился к подъезду. Владимир неслышно последовал за ним.
   ***
   А Дмитрию всю ночь снилась какая-то чертовщина. Незнакомец в бинтах гнался за ним на каталке по пустынным улицам, хватал его за одежду, отрывая пуговицы.
   - Пора спасать мир!- кричал он. - Хватит спать!
   Дмитрий забежал в подъезд своего дома и захлопнул дверь. Вбежал вверх по лестнице, вошел в квартиру и остановился. Перед ним стояла Катя. Она прижимала указательный палец к губам, призывая к молчанию, и кивала головой куда-то в сторону, словно звала за собой. Дмитрий был удивлен. Он видел девушку только один раз, и вдруг такая откровенность.
   Дмитрий встал и последовал за Катериной, но на выходе из комнаты он, не зная сам почему, обернулся. И вздрогнул. Из-за окна на него грустно смотрел Иван. Было странно видеть его силуэт, заглядывающий в окно пятого этажа.
   Дмитрий бросился к окну, но Иван плавно отдалился от стекла и устремился вниз.
   В это время зазвонил телефон. Дмитрий схватил трубку.
   - Алло...
   - Я давно жду вестей с Тихого,- послышался спокойный, но властный голос. - Вы ничего не хотите мне сообщить?
   Дмитрий бросил трубку. Телефон зазвонил снова. Он бросил трубку на пол, топтал ногами, но звук все усиливался, разрывая перепонки и проникая глубоко внутрь головы.
   ***
   Дмитрий вздрогнул и проснулся. На столике невыносимо надрывался будильник. Почему-то сон не принес отдыха. Дмитрий чувствовал себя уставшим и разбитым.
   Он принял душ и выпил чашку крепкого ароматного кофе. Стало чуть легче. Почему не звонит Иван? Неужели не получилось? Придется снова ехать в областной центр. Но сначала в редакцию.
   Но и в редакции, в привычной, будничной обстановке, расслабиться не удавалось. Дмитрий вздрагивал от каждого звонка, поспешно хватал трубку и разочарованно выслушивал очередного собеседника. Щемящее чувство тревоги не покидало. И Дмитрий направился в кабинет главного редактора выписывать очередную командировку.
   Погода была под стать настроению. Солнце спряталось за хмурыми серыми облаками, заслонившими все небо непроницаемой пеленой. Было тепло, даже душно. Природа ждала дождя, спасительного бодрящего дождя, способного остудить этот неподвижный плотный воздух, смыть всю эту висящую пыль, дать свободно вдохнуть всему живому, неся чистоту и свежесть. Но долгожданный дождь все не шел, и серая пелена окрашивала в свой тоскливый невыносимый цвет все вокруг.
   Тот же самый пейзаж за окнами автомобиля уже не радовал, как вчера, в ярком свете солнечных лучей, а действовал угнетающе, вызывая лишь чувство какой-то безысходной грусти.
   На подъезде к городу зазвонил телефон. Дмитрий включил громкую связь. Звонила Катя.
   - Здравствуйте, Дмитрий,- заторопилась она. - Некогда объяснять, но обстоятельства требуют встретиться на нейтральной территории. В редакцию сейчас нельзя. Все объясню при встрече.
   И она назвала адрес летнего кафе, расположенного недалеко от редакции.
   Когда Дмитрий, томимый тревожными предчувствиями, поспешил по указанному адресу, Катя уже ждала его за столиком.
   Несмотря на всю нервозность обстановки, Дмитрий все же успел разглядеть девушку, и она понравилась ему еще больше, чем при первой встрече. Сейчас она выглядела как-то серьезней, строже. Правда, казалась немного старше, но все же слишком юна для него. Правильные пропорциональные черты лица обрамляли темные, с рыжеватым отливом волосы. Словно два сапфира, поблескивали большие глаза. Одета она была в строгий деловой костюм, словно собралась на доклад к главному редактору или на интервью к мэру города.
   - А где Иван?- поинтересовался Дмитрий, поздоровавшись и усаживаясь за столик. - Он что, задерживается? Наверное, спит после ночных "подвигов"?
   - Ивана больше нет,- резко оборвала его Катя.
   - Как нет?! Что ты говоришь?
   - Нет. Он погиб,- бросила она.
   Дмитрий успел заметить, как увлажнились и заблестели ее красивые синие глаза.
   - Сегодня целый день творится что-то непонятное. Думаю, все это связано с Иваном,- продолжила, собравшись с духом, девушка. - Сначала нас долго не пускали на работу. Здание было оцеплено людьми с автоматами. Эти громилы в камуфляже и в масках вели себя довольно бесцеремонно. Нам объяснили, что работает налоговая, но после их ухода мы обнаружили настоящий погром. Все столы были вскрыты, бумаги грудами лежали на полу, но главное, они описали и вынесли все компьютеры.
   - И как это связано с Иваном?- не удержался Дмитрий. - Возможно, это очередная плановая проверка.
   - Если бы. После ухода людей в камуфляже в редакции появился следователь.
   - Кто?
   - Следователь. Он начал наводить справки об Иване. Чем вчера занимался? С кем общался? Кто его видел последним? Естественно, в основном пришлось общаться со мной. Оказывается, сегодня ночью, находясь под кайфом, Иван покончил собой.
   - Как покончил?- выпалил Дмитрий.
   - Выбросился из окна собственной квартиры. Остается неизвестным лишь, сделал он это намеренно или по неосторожности. Никаких следов борьбы и вообще постороннего присутствия в квартире не обнаружено.
   - Иван что, наркоман?- не поверил Дмитрий.
   - Нет, конечно, мог иногда выкурить косячок, но чтоб наркоман... Скорее алкоголик. Выпить он всегда любил. Говорил, что выпивка делает этот мир лучше, возвышает в его глазах или опускает его самого до уровня этого мира.
   - И ты в это веришь?- Дмитрий, не отрываясь, посмотрел в красивые глаза Кати. Та, не отводя взгляда, дерзко смотрела на него. Несмотря на совершенно неподходящую и неуместную обстановку, Дмитрий почувствовал, что ему все больше нравится эта девушка. Присесть бы сейчас с ней на скамейку в парке, поговорить о возвышенном, почитать стихи, почувствовать в своей руке тепло ее маленькой нежной ручки. Но, нет же, он вынужден обсуждать с ней какие-то еще вчера несуществующие, чуждые ему проблемы.
   - И ты рассказала ему обо мне?- с тревогой в голосе спросил он.
   - Нет, конечно. Тогда я бы была вынуждена рассказать ему, что видела его после работы.
   - Объясни.
   - А все очень просто. Уже за полночь он приехал ко мне, предлагал отметить радостное событие.
   - Какое же?
   - Он просил передать тебе это.
   Катя вытащила из сумочки карту памяти и протянула Дмитрию.
   Значит, у него получилось!
   - А ты сомневался в его гениальности?- девушка снова пристально посмотрела на Дмитрия.
   - Если бы сомневался, то неужели доверился бы ему?
   - Лучше бы не доверился. По крайней мере, он был бы жив.
   - Наверное, ты права. Но что же там такое, за что вот так просто можно лишить человека жизни?
   - Если хочешь, можно поехать посмотреть ко мне, тем более что у меня сегодня вынужденный выходной. Да, Иван просил передать, что информация защищена от копирования.
   ***
   Полковник Белоцерковский сидел в своем кабинете и размышлял, пытаясь связать разрозненные обрывки информации в единую стройную картину. А ведь все шло так превосходно. Его ведомство провело блестящую операцию. Информация, добытая его агентурой, способна взорвать мир, поставить все, наконец, с головы на ноги. Эта информация открывала глаза на многие события, происходящие в мировой политике и экономике. Возможно, именно отсюда начнется отсчет новой эры международных отношений, когда нам уже не придется идти на попятную, соглашаясь на многочисленные уступки. Да и у наших оппонентов после обнародования этих документов союзников поубавится.
   Но случилось непредвиденное. Доставка информация была получена агенту по кличке "Тихий". Это был опытный, проверенный сотрудник, не раз выполнявший подобные операции. В последнем сообщении агент сообщал, что пересек государственную границу и просил подготовиться к встрече. Больше "Тихий" на связь не вышел. Поезд прибыл в столицу точно в срок, но агента в нем не было. Проводник одного из вагонов сообщил о пропаже пассажира, но ничего подозрительного за время следования поезда замечено не было. Просто исчез человек и все.
   Проведенное силами ведомства расследование показало, что на железнодорожных путях близ одного сибирского городка было обнаружено тело неизвестного. Чем дальше, тем запутанней. Ночью в больнице неизвестный неожиданно умирает, а его тело исчезает из морга.
   Судя по всем признакам, это был "Тихий". Полковник чувствовал, что здесь не обошлось без конторы. Он не верил во всемогущество ЦРУ. Вряд ли бы они успели провести такую операцию на чужой территории в столь короткие сроки. Тут чувствовался русский дух. Но кто был заинтересован в том, чтобы добытая таким путем информация не достигла цели? Пожалуй, добрая половина политиков, министров, олигархов, а, возможно, и сам президент. Нужна ли ему такая ответственность накануне выборов? Ведь это перечеркнет все то, в чем убеждала правящая партия последний десяток лет. Нет, на это они не пойдут.
   Но ведь есть и другая сила, состоящая из таких же политиков, министров и олигархов, жаждущих большего. Возможно, это их последний шанс все изменить. Но самое страшное, что ни тех, ни других не волнует судьба страны, народа, да и всего человечества. Все настолько увлечены созданием собственного благополучия, укреплением своей власти, преумножением своего богатство, что все остальное не просто потеряло всякий интерес, но и осталось далеко в прошлом. В прошлом, в которое, как им кажется, для них нет возврата.
   Казалось бы, операция завершилась провалом, но возникло неожиданное продолжение. Через несколько дней аналитический центр обнаружил в сети источник потерянной информации. След снова вел в Сибирь.
   Все лучшие силы ведомства были направлены в этот далекий городок, но результаты не обнадеживали.
   Полковник задумчиво оглядел свой просторный кабинет. Не любил он эти новомодные офисы с дизайнерскими изысками и евроремонтом. Куда спокойнее "сталинский ампир". Темные дубовые панели, в цвет такого же дубового паркета, столы из орехового дерева, окруженные стройными рядами полукресел, и неизменная красная ковровая дорожка. Высокие потолки не давили и не слепили обилием ярких ламп. В этом кабинете было так приятно работать, что в редкие дни отпуска он вспоминался и манил.
   ***
  Дмитрий с интересом оглядывал маленькую, уютную квартиру Кати. По нынешним меркам квартира выглядела чуть старомодно. Целую стену занимал огромный стеллаж, от пола и до потолка уставленный книгами, картинками и фотографиями в разномастных рамках. Средних размеров телевизор, недорогая стереосистема, невысокий удобный диван, овальный столик, на полу мягкий ковер с густым длинным ворсом - вот, пожалуй, и все убранство этой восемнадцатиметровой комнаты.
   - Может быть, пойдем на кухню?- предложила Катя, но Дмитрию не терпелось поскорее посмотреть то, из-за чего так нелепо оборвалась жизнь Ивана. С волнением приникли они к ноутбуку. Но здесь Дмитрия ждало первое разочарование. Все файлы были на английском языке.
   - Ты не знаешь английский,- удивилась Катя.
   - Читаю и перевожу со словарем, так указываю я во всех анкетах. А ты знаешь?
   - Я же филолог. Английский мой второй язык. Йоркширский акцент я не обещаю, за сносный дословный перевод уверена.
   - Тогда мне тебя сам Бог послал.
   Катя принесла второй ноутбук и работа закипела.
   Чего там только не было! Все аккуратно разложено по полочкам, отдельными обособленными файлами. Здесь были секретные документы Госдепартамента, отчеты руководства ЦРУ и ФБР, армейские директивы. Ирак, Иран, Афганистан, Пакистан, Панама, Северная Африка, Куба, Венесуэла - вот далеко не полный перечень стран и регионов, затронутых в этих документах. И, конечно же, особое место занимала здесь Россия.
   Подводя итоги прошедшего столетия, источник подчеркивал, что реализованный ими сценарий по развалу СССР превзошел даже их самые оптимистичные прогнозы. Все складывалось, как нельзя лучше. Ликвидация Социалистического лагеря и распад великой державы прошел почти бескровно. Руководство Советского Союза, обласканное на западе обещаниями интеграции с наиболее развитыми странами мира и продуктовым изобилием на внутреннем рынке, без боя сдало свои позиции в Европе. Не сумев реализоваться у себя в стране, Горбачев сделал ставку на запад и прежде всего на США. Оставалось только подыграть ему. И здесь была задействована вся идеологическая машина. И чем больше проблем возникало в стране, чем больше росло разочарование в президенте, тем пышнее и радостней встречали его за рубежом. Международные награды и премии сыпались непрерывным дождем. И все это на фоне пустых прилавков, растущей безработицы и утраты надежд населением.
   Горбачев превосходно справился с возложенной на него задачей. И когда нужда в нем отпала, его без сожаления отлучили от власти, заодно прекратив существование КПСС. Возникла масса свободных постов и должностей, но, как говорится, "свято место пусто не бывает". На эти места пришли новые люди, не отягощенные идеологическими, нравственными и просто общечеловеческими ценностями. "Процесс пошел". Каждый хотел урвать свой кусок пирога от некогда единой и неделимой страны.
  Поначалу все эти, так называемые, реформы, проходили под демократическими лозунгами, но постепенно все вылилось в обыкновенное воровство и коррупцию. Казнокрадство уже не считалось тяжким преступлением, а предприимчивость ценилась выше честности и порядочности. Быть честным стало не модно, и из лексикона исчезли такие слова, как честь и совесть. Остался один ум. И чем больше ума, тем шире держал карман его обладатель.
   Запад всячески поддерживал новоиспеченных демократов, но он не учел лишь одного: человеческая жадность не знает пределов. Как известно, аппетит приходит во время еды, а аппетитам наших новоявленных "рокфеллеров", "морганов", "дюпонов" позавидуют действительные обладатели этих старинных звучных фамилий. Если в странах Европы и в США состояния делались на протяжении как минимум поколения, в России иногда это происходило за часы и минуты. Тем более что все эти люди управляли страной и совершали одну крайность за другой, пока полностью не поделили все богатства бывшей сверхдержавы и не ввергли в нищету оболваненный ими народ.
   Такая Россия, жадная, непредсказуемая, неуправляемая, играющая без всяких правил, не вписывалась в стройную систему мирового порядка, не устраивала "цивилизованный" мир.
   Далее шли рекомендации по постепенной дезинтеграции многонациональной державы. Вокруг страны создавался "санитарный кордон" из подвластных западу государств. Под предлогом борьбы с международным терроризмом усиливалась их боевая мощь. Подавлялись и подкупались бывшие союзники России, лишенные ее поддержки. Манипуляции с мировыми ценами на сырье, не давали подняться разрушенной экономике. Всячески поощрялся и подпитывался национализм и экстремизм внутри страны.
   Все было подчинено этой доктрине. Дефолт, экономический кризис, события в северной Африке, даже землетрясение и разрушительное цунами в Японии. Предлагалось усилить международный, читай американский контроль над ядерными объектами. А там уже и ввод войск для охраны этих объектов не за горами.
  Северная Африка - отдельный случай. Египет, Сирия, Ливия - везде повторялся Иракский сценарий. Не смея противиться растущей мощи Китая, США без боя уступили ему Южную и Юго-Восточную Азию, и теперь пытаются отыграться в Африке. Для выполнения этой задачи были задействованы все силы - НАТО, Лига Арабских Государств, ООН, мировая общественность - все ополчились на маленькую несговорчивую Ливию и ее неудобного лидера. США долгие годы мирились с этим "гнездом международного терроризма", и вот сейчас, практически без всякого повода, бомбили мирные города. Как тут не вспомнить многострадальную Югославию! Именно в ее небе впервые появились НАТОвские бомбардировщики со своим смертоносным грузом. Вы скажете, гражданская война! Но если бы НАТО так активно вмешивался во все внутренние конфликты, боюсь, для защиты своих членов не хватило бы ни сил, ни средств. Уж слишком избирательно эти господа выбирают свои новые жертвы. Здесь невооруженным взглядом видно чью-то выгоду.
   Документы изобиловали таблицами, графиками, компьютерными моделями и прогнозами. План Даллеса отдыхает!
   ***
   То ли от огромного количества выпитого кофе, то ли от волнения, охватившего Дмитрия и Катю при чтении документов, спать совсем не хотелось.
  - Да, это настоящая бомба. Не мудрено, что из-за этого так легко погибают люди,- произнес Дмитрий, отрываясь от компьютера. - Даже не знаю, смогу ли я этим правильно распорядиться и успею ли?
   - Другого выхода у нас нет. Наши жизни зависят от того, сумеем ли мы опубликовать этот материал. Время работает против нас.
   - Что ты можешь сказать о вашем главном редакторе, не побоится? Моя провинциальная газета со скромным тиражом и охватом населения сразу отпадает.
   - Не знаю, наш главный человек решительный, но здесь на карту поставлено все: карьера, газета, да и сама жизнь. Разве у нас есть выбор? Думаю, стоит попробовать.
   - Тогда завтра,- Дмитрий посмотрел на часы,- уже сегодня я иду к нему.
   - Думаю, тебе не стоит "светиться" перед ним. Вначале к нему пойду я, и если он согласится, обговорим встречу с тобой где-нибудь на нейтральной территории.
   - Но я бы не хотел подвергать тебя опасности.
   Катя посмотрела на Дмитрия, улыбнулась и продолжила:
   - Если они вышли на Ивана, я уже под подозрением. Что я теряю? Но сначала нам надо немного отдохнуть.
   Она вышла в прихожую и вернулась со сложенной раскладушкой.
   - Ты не против такого ложа?
   ***
   Катя отправилась в редакцию, а Дмитрий остался ждать ее звонка. Решено было назначить встречу в уже знакомом летнем кафе. Место людное, подходы просматриваются издалека, да и путей к бегству предостаточно. Невдалеке, через площадь, находился небольшой скверик с детской площадкой. Десятки молодых мам с детскими колясками грелись на солнышке. Рядом резвились дети постарше.
   Дмитрий уселся на скамейку в сквере и развернул газету. День выдался солнечный. Легкий ветерок трепал густую листву, спасая от жары. Стайка голубей, вспугнутая каким-то резвым малышом, кружила над площадкой. Повсюду царили тишина и безмятежность.
   Зазвонил телефон. Катя сообщала о согласии редактора на встречу. Дмитрий решил дождаться девушку здесь же на скамейке, сообщив ей о своем местонахождении.
  Прошло полчаса. Катя не появлялась. Странно, ведь от редакции десять-пятнадцать минут пути. Прошел час.
   К стоянке возле кафе подъехала черная "Тойота Камри". Из нее вышел главный редактор. Дмитрий узнал его по вальяжной небрежной походке. Небольшого роста, одетый с иголочки, он важно выступал мелкими шагами, выпятив вперед солидный животик. Может быть, Катя приехала вместе с ним? Но он, не оборачиваясь, проследовал к кафе. Отыскав свободный столик, редактор плюхнулся на него всей небольшой, но грузной тушей и стал внимательно оглядывать окружающих.
   Дмитрий решил все-таки дождаться Катю. Что-то ему подсказывало, что Катя задерживается неспроста. Инстинкт самосохранения заставил его оставаться на месте.
   Прошел еще час. Редактор, успевший выпить чашки три кофе, нервно оглядывался по сторонам, то и дело посматривая на часы.
   Прошло еще пятнадцать минут. К измученному ожиданием редактору подошел высокий широкоплечий мужчина. Они обменялись несколькими словами, после чего редактор заплатил за кофе и направился к машине.
   Дмитрий был в замешательстве. Куда же пропала Катя? И что теперь делать? Идти к ней домой? А вдруг там его уже ждут? Вернуться к себе и попытаться все забыть? Но вряд ли он сможет сохранить все это в себе. И где гарантия, что дома он будет в безопасности? Но больше всего его волновало исчезновение Кати. Дмитрий поднялся со скамейки и направился в один из глухих двориков, расположенных в паре кварталов от кафе. Там он предусмотрительно припарковал свою машину.
   Старые добротные дома постройки пятидесятых годов стояли плотной стеной, защищая внутренние дворы от суеты и шума городских улиц. Эти дворики представляли собой отдельный обособленный мир, со своими порядками и укладом. И казалось, все изменения, происходящие за парадным фасадом, обошли стороной эти тихие умиротворенные уголки города. Разве что обилие машин, припаркованных вдоль газонов, выдавало связь с современностью.
   Дмитрий шагнул в прохладную темноту арки и прищурился. Глаза еще не успели привыкнуть к резкой смене освещенности, когда он ощутил тупую боль в затылке и потерял сознание.
   ***
  Дмитрий открыл глаза и поморщился. Голова раскалывалась как после хорошей попойки. "Где это я успел так набраться?" - мелькнула первая мысль. Сознание возвращалось неохотно. Чувствовалось легкое покачивание. Когда в голове прояснилось, Дмитрий понял, что находился на заднем сидении автомобиля. Рядом слева сидела Катя. Их руки были аккуратно и прочно замотаны скотчем. Такие же аккуратные полоски скотча закрывали рты.
   Дмитрий осмотрелся. Большой просторный салон, обитый светлой кожей, плотная тонировка на боковых стеклах, мягкий диван. Солидный дорогой автомобиль представительского класса. Интересно, как они сюда попали? Последнее, что ему удалось вспомнить, это тихая темная арка на пути в старый дворик.
   Заметив движение, человек, сидевший на переднем пассажирском сидении, полуобернулся и посмотрел на Дмитрия.
   - А, очнулись,- улыбнулся он,- прошу прощения за это небольшое насилие, но мы были вынуждены это сделать. Извините, придется еще немного потерпеть.
   Он наклонился и, насколько это было возможно на ходу, оторвал скотч с их губ.
   - Вы кто, и что вам от нас нужно?- Дмитрий уже окончательно пришел в себя.
   - Можете называть меня Алекс,- улыбнулся незнакомец. - Мое имя для вас ничего не значит. Могу назвать любое. Если вы будите себя хорошо вести и выполнять все наши инструкции, мы не причиним вам никакого вреда.
   - Вы кто?- снова переспросил Дмитрий.
   - Мы CIA, по вашему ЦРУ,- снова улыбнулся незнакомец. - Видите, я предельно честен с вами. Вы готовы к сотрудничеству?
   - К какому сотрудничеству?- удивился Дмитрий. - Чем мы можем быть вам полезны?
   Только сейчас Дмитрий уловил в разговоре Алекса легкий акцент, который он принял за небольшой дефект речи.
   - Время не терпит. Буду краток. У вас есть кое-что принадлежащее нам, и мы просим вас это нам вернуть.
   - Ну, допустим, что это так. А если я откажусь?
   Алекс поморщился.
   Мне бы не хотелось заострять на этом внимание, но тогда нам придется прибегнуть к другим методам воздействия. Чего бы мне очень не хотелось. Особенно мне не хочется причинять страдания этой прекрасной юной особе. Думаю, вам тоже,- Алекс как-то грустно посмотрел на Катю,- мы же цивилизованные люди.
  - Тогда, объясните, наконец, что вам надо, и почему вы решили, что то, что вы ищете, находится у нас?
   - О, кей! До нас дошла информация о хищении секретных файлов с компьютера нашего посла в одной из южно-азиатских стран. Расследование показало, что в этом замешан ваш соотечественник. В скором времени мы вышли на него. Но так как мы уже находились на территории России, были ограничены в выборе действий. Кроме того, мы обнаружили, что этот человек интересует не только нас. За ним вела слежку одна из ваших многочисленных спецслужб. Именно они вспугнули подозреваемого. И смерть бедняги на их совести. Так же грубо, топорно сработали они и в больнице. И все зря. Им так и не удалось заполучить информацию, а источник был уже мертв.
   Если бы они тщательно выполняли свою работу, то рано или поздно вышли бы на вас. Не так уж много посетителей было в больнице в тот поздний вечер.
   Но им повезло. Вашему другу удалось взломать пароль раньше, чем они вышли на вас. Но ему не повезло в том, что информация уже попала в сеть. В итоге - еще один труп. Сейчас они уже ищут вас. Теперь это вопрос времени. Ваша намеченная встреча с редактором чуть было не помогла им. А мы помогли вам. Если бы девушка вернулась к вам и встреча с редактором состоялась, мы бы с вами уже не беседовали. Я даже не уверен, были бы вы оба еще живы.
   Теперь вы понимаете, что в ваших же интересах вернуть нам то, что по праву принадлежит нам. И одним, прошу прощения, двумя трупами будет меньше. Без информации вы им не только не нужны, а просто неинтересны.
   И без того больная голова Дмитрия начинала пухнуть от всего услышанного. Разве мог он представить, что окажется в центре шпионских разборок. Ему льстило, что он раздобыл сенсационный материал, но это тешило лишь профессиональное самолюбие. После случая в больнице стали появляться сомнения, а после потери Ивана он и вовсе начал жалеть о том, что ввязался в эту историю. Но ввязаться было легче, чем выйти из нее.
   Вот и Катю подставил. За время их короткого знакомства, он успел привязаться к девушке и в душе уже надеялся на нечто большее, чем просто дружба.
   Возвращать информацию не хотелось, слишком много уже было с нею связано и слишком много пришлось пережить. Да и где гарантия, что американцы оставят их в живых. К чему им лишние свидетели?
  
   ***
  Тучи сгущались. На душе у Дмитрия скребли кошки. Еще пару дней назад он считал себя счастливчиком, баловнем судьбы. Видел развороты центральных газет с его сенсационными статьями, пресс-конференции на телевидении и радио, страницу в интернете с миллионами посетителей ежедневно. А дальше предложения работы в лучших СМИ страны, а то и мира. Шикарные дома в различных частях света, дорогие автомобили, самые красивые женщины планеты будут искать с ним знакомства. Но там уже можно остепениться, расслабиться и, наконец, написать книгу, которая сразу станет бестселлером. И возможно, в этой книге он подробно напишет о том, что он сейчас чувствует, о чем думает.
   Но прошло совсем немного времени, и все эти мечты исчезли, испарились без следа, как не бывало. Снова он заурядный средний человек со своими будничными потребностями и немногочисленными радостями. Впереди вновь замаячила жизнь, описываемая тремя словами: дом - работа - отпуск. И так будет год за годом, неизменно, постоянно, монотонно и скучно. Кого-то это устраивает, кто-то к этому стремится, но Дмитрий давно был сыт по горло этим "днем сурка". Ему всегда хотелось чего-то еще, он сознавал, что способен на большее, в глубине души надеясь на перемены, и вот дождался.
   Возможно, сегодня, закончится эта скучная однообразная жизнь, потому что просто закончится сама жизнь, его жизнь. Мозг лихорадочно искал выход. Что делать? Его организм упорно сопротивлялся. Инстинкт самосохранения пытался мобилизовать все его существо, нацеливая на спасение индивида. Но скотч оказался прочнее. Он плотно стягивал запястья, не оставляя шанса на спасение.
   Машина остановилась. Водитель что-то сказал Алексу по-английски, тот обернулся к пассажирам.
   - Господа! Надеюсь на ваше благоразумие,- он стал предельно серьезен. - Сейчас мы будем проезжать пост ДПС. Уверен, что вы будете вести себя тихо. Не надо рисковать жизнью ваших славных полицейских. Не надо вынуждать нас применять оружие. Если это произойдет, видит Бог, это будет на вашей совести.
   ***
   Лейтенант Петров грустно стоял на обочине и привычно вглядывался в проезжающие машины. Со стороны, наверное, казалось, что он выбирает очередную жертву. "Думают, все так просто, взял полосатую палку, вышел на большую дорогу и стриги лохов. Не зря в народе их называют "мастерами машинного доения".
   А что они знают об этой довольно грязной и, в общем-то, неблагодарной работе? Подъем ни свет не заря, в любую погоду, часы под палящим солнцем или под дождем. А зимой! Если в старом патрульном автомобиле печка еле греет, можно без ног остаться. Люди думают, что от большой любви нас раньше отправляют на пенсию. Знали бы, какой букет "профессиональных" заболеваний приобретают патрульные за годы службы в ГИБДД. А сколько ребят погибло под колесами пьяных лихачей, оставив вдов и сирот? Не говоря уже про обыкновенных бандитов, которые могут расстрелять инспектора, даже не сбавив скорость, так, между прочим, мимоходом.
   Осматривая каждый автомобиль, надо быть предельно внимательным и осторожным. На войне, как на войне.
   А выезд на ДТП? Покореженные автомобили, изувеченные окровавленные трупы, женщины, дети, кровь, крики и стоны раненых. И мутные отрешенные глаза пьяных подонков, совершивших все это. Иногда так трудно сдержаться, не поддаться чувствам.
   Мы ведь выходим на службу, чтобы спасать людей, вразумлять, предостерегать их. Но кто это оценит? А сейчас еще это переименование в полицию. Некоторые умники еще изгаляются, обращаясь "господин полицай". Хорошо еще не называют "господин ПИДР". Выдумают же умники! ПИДР - это Полицейский Инспектор Дорожного Регулирования, вот как!
   А после еще ждут к себе человеческого отношения. Встретишь в начале дежурства пару-тройку таких чудаков, и все настроение на нуле. Отыгрываешься потом на остальных, срывая свою обиду и злость. Плюс эти новоявленные нувориши, которые выглядывают из окон дорогих автомобилей и думают, что им все позволено. Они нас вообще за людей не считают. Да они на своих собак тратят больше, чем родное государство на нас. Трудно работать за одну идею.Вот, как раз едет один такой".
   Вдалеке показался черный "Мерседес", с темными тонированными стеклами. Петров вытянул жезл, призывая водителя остановиться.
  Водитель "Мерседеса" выполнил требования постового и остановил автомобиль.
   - Лейтенант Петров,- представился инспектор. - Документы, пожалуйста.
   - А что случилось? Мы что-то нарушили?- поинтересовался Алекс.
   Петров искоса взглянул на слишком "смелого" пассажира и ничего не ответил. Сдержался.
   Взял у водителя документы, проверил, все ли в порядке, и направился к стоящей невдалеке патрульной машине.
   - Командир, нельзя ли побыстрее, мы опаздываем,- снова вмешался Алекс, высовываясь из окна.
   - Успеете,- отрезал инспектор, не удостоив Алекса даже взглядом.
   Как ему надоели эти крутые. Думают, если у них есть деньги, весь мир принадлежит им. Хотя, сказать по правде, так оно и есть. Сколько сотрудников полиции закрывают глаза на многочисленные нарушения, обнаружив в документах аккуратно вложенную купюру. Сначала бывает просто интересно и походит на какую-то игру, потом затягивает. И если за день не удается надоить определенную сумму, день проходит даром. Начинают злиться, докапываться до разных мелочей. Боже, как быстро люди превращаются в обыкновенных жлобов! А ведь многие после армии тоже приходят в органы, чтобы "служить и защищать". И поначалу так оно и есть. И он, как молодой, ему даже штрафовать нарушителей бывает неудобно, и он краснеет каждый раз, выписывая штраф. Неужели он один такой?
   А как же памятник экипажу ГИБДД на одной из трасс, ведущих в город? Они ведь были простыми ребятами. Или время сейчас такое? Ему-то точно памятник не поставят.
   Петров сел в машину и принялся скрупулезно проверять документы. Как на зло, документы были в полном порядке. К номерам тоже никаких претензий. С чувством легкой досады лейтенант вернулся к "Мерседесу" и достал приборчик.
   - Попрошу вас пройти тест на алкоголь,- предложил он водителю.
   - Да вы просто издеваетесь,- возмутился Алекс.
   - Командир, к чему это, я вообще не пью,- вступил в разговор водитель.
   - Значит, отказываемся от освидетельствования,- отрезал инспектор. - Я запрещаю вам дальнейшее движение без экспертизы. Сейчас оформим протокол об отказе.
   Он положил документы в карман и направился к патрульной машине. Петров понимал, что не прав. Ему просто хотелось показать этим "хозяевам жизни", кто настоящий хозяин на этой дороге.
   Лейтенант уже подошел к машине и собирался открыть дверцу, как услышал громкий хлопок. Петров не почувствовал боли, только сильный толчок в спину. Он увидел, как из маленькой аккуратной дырки на груди вытекает темная струйка, как быстро расплывается бурое пятно на ткани.
   - Ну, вот, рубашку испортил,- подумал он. - Жена будет ругаться.
   Он обернулся и сделал шаг назад. Потом вдруг замер на месте, схватился рукою за грудь и рухнул в придорожную пыль.
   ***
   Сержант Евченко дремал в салоне патрульного автомобиля. Целый час он проторчал на солнцепеке на пыльной обочине, останавливая понравившиеся машины. И вот сейчас использовал свой честно заработанный час отдыха. Евченко вытянул ноги и откинулся на спинку сидения. Пусть теперь напарник машет "полосатой палкой".
   Ох, уж этот напарник. Какой-то он странный. То жалуется на маленькую зарплату, то отказывается брать деньги у проезжающих водителей. Зарплату, правда, им добавили, но она постоянно отстает от растущих потребностей. А чего бояться? Аттестацию они прошли, теперь на двери их автомобиля красуется свежая надпись "ПОЛИЦИЯ". Можно и расслабиться.
   Работа у них, конечно, не сахар, но жаловаться грех. Чаевые хорошие. Вот недавно автомобиль новый купил, ну, не совсем новый, но все-таки. Теперь пора и жилищные условия улучшить. А ведь совсем недавно пришел из армии. Ни денег, ни работы, за плечами одна десятилетка. И вот довольно быстро поднялся, встал на ноги. А будешь мяться, так всю жизнь и проживешь в общаге. Тоже мне, "честный гаишник". Все у нас в стране рвут, кто что может. Наша современная система и держится на таких предприимчивых людях. А кому ничего не надо, от них и толка никакого. Поэтому государство о нас заботится, кормит, одевает, защищает.
   Евченко любовно погладил приклад лежащего рядом укороченного "калашникова". Разве советская милиция мечтала о такой защите? У них и первые дубинки появились во время Олимпиады-80. А сейчас у нас сплошные спецсредства. А техника какая! Одни водометы чего стоят. Нет, у нас с этим государством договор. Оно закрывает глаза на наши мелкие шалости, а мы, при случае, всегда поддержим его.
   Звук пистолетных выстрелов заставил Евченко оборвать эти размышления. Схватив автомат, он кубарем выкатился из машины, прячась в пыльной жухлой траве.
   Он увидел, что Петров неподвижно лежит на спине, широко раскинув руки. От бездыханного тела в сторону близ стоящего автомобиля направлялся человек. Раздумывать было некогда. Евченко передернул затвор и без предупреждения дал очередь. Автомат слегка дернуло кверху, глухой треск резанул по ушам. Сквозь сизый дымок Евченко увидел, как автоматная очередь швырнула человека прямо на автомобиль. Ударившись всей массой о правое переднее крыло, тот плавно сполз вниз и замер возле колеса.
   Взревел мотор "Мерседеса", и Евченко выпустил вторую очередь, целясь в лобовое стекло. Он видел, как сверкнули мелкие стеклянные брызги, и на поверхности стекла появилось три аккуратных дырочки с лучиками паутинок вокруг. Машина рванула с места и устремилась прямо на Евченко. Тот едва успел увернуться, откатившись еще дальше в заросли. Пригодился армейский опыт. Едва не задев Евченко колесом, машина протаранила полицейский автомобиль и скрылась в облаке пыли. Скорее для успокоения совести полицейский, почти не целясь, выпустил длинную очередь вдогонку.
  
   ***
  Когда послышались первые выстрелы, Дмитрий и Катя, не ожидавшие такого развития событий, насколько им позволяли ремни безопасности, дружно отклонились, прячась за спинки передних сидений. Вначале они видели и слышали, как их похитители спокойно перепирались с молодым лейтенантом. Потом страсти накалились, лейтенант забрал документы и отошел от машины. Водитель, пытаясь вернуть бумаги, двинулся за ним. И вдруг стрельба.
   Скрытая высокими спинками кресел, парочка не могла видеть происходящего, но свист пуль, прошивших лобовое стекло, наделал такого шума, что молодые люди буквально повалились друг на друга. Именно это и спало их. Еще пара автоматных пуль, пролетела над их головами, вспоров обшивку водительского сидения и прошив заднее стекло.
   Автомобиль дернуло и замотало из стороны в сторону. Встречные машины гудками пытались образумить "лихача", но водитель уже перестал контролировать ситуацию, он, просто покачиваясь, висел на руле.
   Автомобиль вылетел с шоссе и лихо запрыгал по бездорожью. Подвеска и мягкий диван насколько можно смягчали толчки. Но это не могло продолжаться бесконечно. Не справившись с очередной неровностью рельефа, машина сначала рванула вверх, затем, замедлив ход, повалилась на бок и, наконец, завалилась на крышу.
   Пассажирам было слышно, как вращаются колеса, со свистом рассекая воздух. В салоне запахло бензином.
   ***
   Ситуация была патовая. Дмитрий с Катей висели вниз головой, удерживаемые ремнями безопасности, освободиться от которых не было никакой возможности, так как их руки были плотно закреплены скотчем.
   Как нелепо погибнуть в этой ловушке, сгорев заживо!
   Дмитрий начал раскачиваться из сторону в сторону, но сработавшие подушки безопасности сковывали движение, отнимая надежду на спасение. Запах бензина усиливался, видно, под крышей машины образовалась приличная лужа. Для взрыва было достаточно одной искры.
   - Вы там живы?- послышался чей-то голос.
   - Помогите! Пожалуйста, помогите,- закричали одновременно Дмитрий и Катя - Мы не можем освободиться от ремней.
   Снаружи послышался шум, видно, кто-то пытался открыть дверцу машины. После некоторых усилий, наконец, дверь распахнулась, появилось лицо неизвестного.
   - Держитесь, сейчас я вам помогу.
   Мужчина приблизился к Дмитрию.
   - Сначала девушку,- кивнул тот на Катю.
   Но незнакомец , то ли не расслышав, то ли экономя время, сначала вытащил Дмитрия и лишь потом помог освободиться Кате.
  - Бежим скорее,- бросил на ходу спаситель, увлекая их за собой.
   Все это было сделано как нельзя вовремя. Едва они успели отбежать от автомобиля метров на двадцать, как раздался оглушительный взрыв и над их головами со свистом пролетел горящий скат.
   - Вы как, в порядке?- поинтересовался их спаситель. - Вам необходимо показаться врачу. Я довезу вас до больницы.
   - Не надо,- запротестовал Дмитрий. - Лучше развяжите нам руки.
   Он протянул замотанные серым скотчем руки.
   - Потом, потом,- заторопил незнакомец. - Скорее в машину.
   Дмитрий решил, что может так и лучше. Они влезли в стоящую на обочине машину, незнакомец захлопнул дверцу и уселся за руль.
   - Там полицейский ранен. Надо помочь,- попросила Катя.
   - Да, да, я уже сообщил куда надо,- ответил их таинственный спаситель и надавил на газ.
   ***
   Полковник Белоцерковский гнал машину на грани фола. Его источник в конторе сообщил о сорванной встрече с редактором газеты и о таинственном исчезновении журналиста и девушки - программистки. Позже поступила информация, что недалеко от места встречи был зафиксирован автомобиль американского резидента. Затем этот автомобиль направился за город. Полковник, не задумываясь, пустился в погоню.
   Вот и американцы зашевелились. А он все удивлялся, неужели они так легко смирились с потерей информации. Ведь это существенно осложнит реализацию их планов в отношении России. И даже не обязательно обнародовать эту информацию. Просто, имея на руках такие козыри, можно легко управлять таким сложным и многоголосым механизмом, как российская элита.
  С такими мыслями Белоцерковский выехал за город и, прибавив скорость, помчался по федеральной трассе. Машин было на удивление мало, и автомобиль полковника беспрепятственно поглощал километр за километром. Вдруг перед загородным постом ГИБДД путь преградил полицейский, вооруженный автоматом.
   Полковник остановился и показал удостоверение. Полицейский козырнул.
   - Что случилось?- Белоцерковский кивнул на так и лежащее у обочины тело Петрова.
   - Преступники на черном "Мерседесе" расстреляли напарника, вывели из стоя патрульную машину и скрылись. Пришлось открывать огонь на поражение,- доложил полицейский. - Кажется, я попал.
   - Попал или кажется?- поинтересовался Белоцерковский.
   - Попал. Я заметил, как автомобили замотало по дороге после моей очереди.
   - Подмогу вызвали?
   - Так точно!
   - Оставайтесь здесь до прибытия подкрепления. Я попробую их догнать. Если он ранен, далеко они уйти не успели.
   Полковник продолжил преследование и вскоре обнаружил беглецов. Черный "Мерседес" с помятым передним крылом, почти без стекол лежал, перевернутый на крышу, в кювете. От днища уже поднимался легкий дымок.
   Оставив машину на обочине, Белоцерковский спустился к месту аварии.
   - Вы там живы?- крикнул он и попытался открыть заклинившую дверцу. Это удалось ему не сразу.
   - Помогите, скорее помогите!- доносились крики из перевернутой машины. - Мы не можем освободиться от ремней.
   - Держитесь,- прокричал полковник,- сейчас я вам помогу.
   Несмотря на протест, он вытащил из дымившейся машины сначала мужчину, потом девушку.
   - Бежим скорее,- бросил он на ходу, увлекая их за собой. На этот раз уговаривать не пришлось.
   Сидя в машине, Белоцерковский внимательно разглядывал своих пассажиров. Обычный мужчина среднего возраста, похож на школьного учителя. На Джеймса Бонда совсем не тянет. Странно, что он еще жив, ведь у него в руках такая информация, которая уже отправила на тот свет гораздо более подготовленных людей. Про девчонку и говорить нечего, наверное, только вчера со студенческой скамьи.
   - Дмитрий!- обратился полковник к мужчине. Тот вздрогнул от неожиданности.
   - Откуда вам известно, как меня зовут?
   - Дмитрий,- не обратил внимания на вопрос Белоцерковский. - У вас есть то, что принадлежит мне, вернее моему ведомству. В ваших же интересах вернуть нам это.
   - Вы уже не первый, кто мне это говорит. Человек, сгоревший в машине, говорил то же.
   - Почему вы мне не позвонили? Вас же просили сделать это.
   - Я? Вам? Не понимаю,- забормотал Дмитрий.
   - Здравствуйте, мы с вами встречались 13 июня восемьдесят первого года на Тихом океане. - Вы ошиблись, я никогда не был на Тихом океане. Вам это что-нибудь говорит? - закончил полковник.
   - Значит, это вы? - Дмитрий опешил.
   - Как видите. Так почему вы не позвонили? И зачем вы взломали пароль?
   - Понимаете, профессиональный интерес. Я не смог удержаться, я же журналист. Впрочем, сначала я не поверил. Думал это шутка не вполне здорового человека. Хотел убедиться, что это так.
   - Убедились?
   - Убедился...
   - Ваше любопытство уже стоило жизни четверым человекам.
   - Как?!
   - Ваш друг Иван, два американца и полицейский. Вам мало?
   - Нет, вполне достаточно, пробормотал Дмитрий. - Вы нас убьете?
   - Еще не решил,- усмехнулся Белоцерковский. - А стоит?
   - В нашей смерти нет никакого смысла. Что вам с этого? Информация у вас. Копий нет. Без оригинала мне никто не поверит. Все сочтут это в лучшем случае за сюжет фантастического рассказа. Думаю, что подобные варианты исторического развития уже рассматривались.
   - Возможно. Что, конкретно, удалось вам перевести?
   - Документы Госдепартамента, отчеты руководства ЦРУ и ФБР, армейские директивы.
   - А списки, бухгалтерские отчеты, расписки?
   - Нет, часть файлов мы не смогли открыть. О какой бухгалтерии вы говорите?
   - В таком случае я, может быть, вас не убью. Вижу, вы умный человек. Для вас не секрет, что часть нашей правящей элиты финансируется из-за рубежа? А олигархи? Не всем им удалось быстро разбогатеть в девяностые. И все же, деньги у них есть. Вы спросите откуда? Отвечаю: Было бы глупо полагать, что запад не захотел принять участие в приватизации нашей промышленности. Но делали это, в основном, анонимно. Наше население еще не было готово к этому. Да и оппозиция еще не утратила силу. Не зря накануне приватизации появилась масса совместных предприятий, компаний, концернов, банков. Формально ими руководят наши соотечественники. Но на самом деле всем управляет зарубежный капитал. А имея списки этих иудушек, мы можем в любой момент надавить на них, вывести на чистую воду или просто попросить помочь с финансированием.
   - Значит, вы не собираетесь обнародовать эти документы?
   - А зачем?
   - Но как же! Что будет с Россией?
   - А что будет с Россией?
   - Но ведь они хотят уничтожить Россию, расчленить ее, разорвать на куски.
   - И что? Что толку от нынешней огромной "великой и неделимой России"? Страна, которая не может не просто обеспечить себя самым необходимым, но и просто прокормить. Страна, вышедшая на первое место по добыче нефти и продающая своим гражданам бензин по ценам стран, не имеющих своей нефти. Страна, экспортирующая электроэнергию, и дерущая со своего населения большую цену, чем в странах - экспортерах. Страна, которой так никто и не научился управлять. Страна, не имеющая никакой идеологии, не выработавшая за двадцать лет национальной идеи, изжила себя. Народ сам по себе, правительство и чиновники сами по себе, элита сама по себе. А если учесть, что многие члены нашего правительства имеют двойное гражданство, то вывод напрашивается сам собой.
   - Но вы же офицер! А как же честь, присяга?
   - Да бросьте вы! Пусть отойдет все лишние. Мы создадим небольшое, идеальное государство, наподобие Швейцарии или Ирландии.
   - Лучше уж сразу Монако! Пусть будет княжество Московское.
   - Не иронизируйте. На самом деле и сейчас у нас процветает Московское княжество. Все те, кто остался за МКАДом, выживают, забытые всеми. Любимая власть вспоминает о народе лишь накануне выборов или в момент подачи налоговой декларации.
   - Что будет с теми, кто не попал в границы вашего княжества?
   - Не пропадут. Все это уже было сотни раз до нас и, дай Бог, будет сотни после нас. Грядет очередное великое переселение народов. Не бойтесь, геноцида больше не будет, только постепенная медленная ассимиляция. Законы исторического развития никто не отменял. А победит все равно сильнейший, как не крути. Придется смириться.
   Несколько минут все ехали молча, видимо, обдумывая сказанное.
   - Так где информация? Что там у вас, флешка, диск?
   - Карта памяти. Но дело в том, что ее у меня нет. Я не рискнул таскать ее с собой,- неизвестно зачем соврал Дмитрий. Видимо, оттягивал время, сам не зная для чего.
   - И где же она?
   - Она ...
   - Она у меня,- вступила в разговор молчавшая до этого Катя. - Она у меня дома в надежном месте.
   - Ну, молите Бога, чтобы место было действительно надежным.
   ***
  
   Владимир снова сидел в засаде. Ну, и заварили кашу эти нелегалы. Уже вторую неделю вся контора в полном составе без сна и отдыха занята одним: поиском исчезнувшей информации. А для Владимира это было делом чести. Именно его группа не смогла добыть информацию там, в поезде. И теперь, исправляя их ошибку, сотни офицеров были вынуждены нести круглосуточное дежурство.
   И все из-за какого-то журналиста. Ладно бы известный московский, из солидной газеты, а то простой, никому не известный провинциал из "деревенского таблоида". А все-таки везет же парню! С такой "бомбой" и до сих пор жив. Многие бы захотели завладеть этой "бомбой". Но самое лучшее, это оставить все, как есть. Просто взять и уничтожить эту информацию, словно ее и не было. Так будет лучше для всех. Для конторы, для страны, для народа. Зачем что-нибудь менять? Только сейчас мы начинаем оправляться после распада союза. Начинает что-то вырисовываться. Делаются первые робкие попытки возрождения промышленности. Увеличивается финансирование армии. Народ перестал умирать с голода.
   Есть, конечно, много ошибок, перегибов, но когда их не было. По крайней мере, только сейчас власть начала задумываться о будущем, появляются перспективные планы, вырабатывается стратегия и концепция будущего развития.
   А поменяй сейчас власть, что тогда? Хаос, смута, гражданская война? Россия уже устала от передела власти. Пора бы уже успокоиться. Но нет же, всегда найдутся люди и силы, желающие все разрушить. Такие есть при любой власти. Думаю, если таких людей поместить в Царствие небесное, они и там найдут к чему придраться, чтобы поставить все с ног на голову.
   Вот и сейчас, накопали за бугром компромат и хотят, чтобы все снова закрутилось. Снова передел власти, передел собственности, передел страны. Да им всем плевать на страну, на народ, а нам здесь жить. Хватит нам их революций, мягких, бархатных, оранжевых, голубых, розовых. Все, достали! Худо ли, бедно ли, но жизнь потихоньку стабилизируется. И если правда, что нынешняя партия власти повторяет путь КПСС, то в скором времени наступит и застой. Да простит меня Виктор Цой, мы не ждем перемен.
   А ребят жалко. И угораздило их вляпаться в эту историю!
   Владимир оглядел комнату. Перевернутая мебель, груды вещей на полу, и книги, книги, книги, повсюду книги. Умная девочка, сейчас таких мало. С друзьями ей явно не повезло. Умная, а друзей выбирать не научилась. Погубят они ее.
   Взрослые люди, а как дети! Неужели не понимали, во что ввязались? Неужели не поняли, что за всем этим стоит? Насмотрелись американских фильмов, тоже мне, герои - одиночки, спасители мира!
   В прихожей послышался звук отпираемой двери. Владимир вскочил со стула и спрятался за портьерой.
   ***
  Дмитрий с Катей в сопровождении полковника Белоцерковского прибыли к дому Кати. Полковник уже давно освободил руки узников от скотча. А куда им, собственно, бежать? Что могут сделать они, простые люди, против всей этой машины тотальной слежки и подавления? Ни денег, ни запасных документов, ни опыта. Куда они денутся?
   Дмитрий сам себе не мог объяснить, почему он сразу не отдал карточку полковнику. Видимо, события последних дней напугали его, научили быть осторожней. Он уже не мог безоглядно всем доверять. Вот и полковник, серьезный человек, официальное лицо, но его слова врезались в сердце. Конечно, ему было известно намного больше, чем Дмитрию, но во многом Дмитрий был с ним не согласен. Ох, уж мне эти московские. С девяноста первого погрязли в путчах, революция, заговорах. Не надоело? А провинция добросовестно кормит всех этих заговорщиков, давя им возможность "заботиться" о судьбах страны.
   Катя открыла входную дверь и пред ними предстала довольно неприглядная картина. Квартира была полностью разгромлена. Книжные стеллажи повалены на пол, растрепанные книги темнели огромными грудами, обивка на мебели вспорота. Посреди всего этого безобразия на единственном незахламленном пяточке возвышался одинокий стул. Катя и Дмитрий так и замерли на пороге, не веря своим глазам.
   Полковник Белоцерковский среагировал мгновенно. Увидев пустой стул, он выхватил пистолет и стал осторожно, на цыпочках пробираться между разбросанными на полу вещами. Подойдя к портьере, он кончиком ствола попытался приподнять тяжелое плотное полотнище.
   В этот момент послышался короткий свистящий звук. Портьера дернулась, как от порыва ветра, и полковник рухнул прямо на ворох разбросанных книг.
   Дмитрий и Катя замерли, разинув рты.
   Из-за портьеры появился человек. В его руке еще дымился пистолет с глушителем.
   - Ну, здравствуйте, господа,- произнес Владимир, а это был именно он. - С возвращением!
   - Вы кто?- спросил, приходя в себя, Дмитрий.
   - Вопросы здесь, как вы догадываетесь, задаю я,- сказал Владимир, пряча пистолет в карман куртки. - Но для вас сделаю исключение. Я - ваш спаситель. Как только этот человек, он кивнул на тело полковника, получил бы от вас, что ему требуется, на его месте бы лежали два ваших молодых красивых трупа. Не благодарите, я сделал это из корыстных побуждений. Итак, я жду.
   Он протянул руку.
   - А где гарантия, что вы не отправите нас вслед за ним? - Дмитрий тоже кивнул на тело полковника.
   - Никаких гарантий! Только мое слово. Больше, увы, ничего не могу я предложить. Поторопитесь, я начинаю сердиться.
   Дмитрий протянул Владимиру пуговицу.
   - Что это?
   - Это контейнер. Внутри карта памяти.
   Дмитрий уже привычным движением раскрыл пуговицу и извлек карточку.
   - Ну, вот и все ,- Владимир положил устройство в карман.
   - Вы, правда, нас просто отпустите?- недоверчиво спросила Катя.
   - Не совсем,- Владимир поднял еще один стул и поставил его рядом с первым. - У вас есть что-нибудь выпить?
   Катя вспомнила об оставленной Иваном бутылке коньяка.
   - Есть, если можно что-то найти в этом бардаке.
   Она вышла на кухню и через некоторое время вернулась с коньяком и парой бокалов.
   Владимир наполнил бокалы золотистым напитком и протянул Дмитрию и Кате.
   - Ну, за наше сотрудничество!- произнес он, подражаю генералу Иволгину .
   - Я не пью,- возразила Катя.
   - За сотрудничество грех не выпить!
   - А вы?
   - А что я? Ах, да!
   Он задрал голову вверх и картинно сделал несколько глотков прямо из горлышка.
   - Ну, вот и все! Присаживайтесь,- он кивнул на стулья.
   Катя и Дмитрий послушно выполнили приказ.
   Владимир извлек из кучи вещей моток скотча и стянул руки сначала Дмитрию, а затем Кате за спинкой стула. Потом парой витков скотча прочно примотал их ноги к ножкам стульев.
   - Ну, вот и все, как я и обещал, слово я сдержал: после моего ухода вы останетесь живы. Ах, да! Чуть не забыл.
   Владимир вышел в кухню, открыл газовый вентиль и повернул ручки конфорок.
   - Прощайте, сожалею, что так вышло. Но сами знаете, любопытство губительно, а иногда просто смертельно.
   Он вышел из квартиры, захлопнув за собой дверь. Едкий запах газа уже начал проникать через открытую дверь кухни.
   ***
  Дмитрий качнулся, пытаясь подвинуть свой стул. Тот нехотя подался. Он снова качнулся. Стул продвинулся на несколько сантиметров. Так сантиметр за сантиметром Дмитрий продвигался к двери. Катя, чуть медленнее, двигалась за ним. Вонь от газа становилась сильнее. А груды вещей и книг мешали движению, отнимая драгоценные минуты.
   Внезапно в дверь постучали. Пленники прекратили движение и замерли. Стук повторился.
   - Кто там?- выкрикнула Катя.
   - Катюша, это я, Маша! Открой, пожалуйста!
   - Как я забыла? Это же моя подруга Маша из Минска. Она звонила, что будет в нашем городе, и я пригласила ее погостить у меня.
   - Машуня, привет!
   - Привет, - послышалось из-за двери. - Почему не открываешь? Ты что, не одна?
   - Машенька, я не одна, но не в этом дело. Я не могу открыть, помоги мне. Есть у тебя шпилька?
  - Катя, ты забыла, у меня же стрижка. Какие шпильки?- обиделась подруга.
   - А есть у тебя что-нибудь длинное и тонкое?
   - Длинное и тонкое?- переспросила подруга. - Есть! Пилочка для маникюра!
   - Маша, засунь эту пилочку в щель между дверью и косяком, чуть пониже замочной скважины.
   За дверью послышалась возня.
   - Не получается,- хныкала Маша.
   - Машенька, попробуй еще раз. Я всегда так делала, когда нечаянно захлопывала дверь. Попробуй еще, золотко.
   Снова что-то зашуршало, и дверь распахнулась. На пороге возникла удивленная Маша.
   - Что с вами случилось. Кто вас связал?
   - Потом, Маша. Сначала перекрой на кухне газ и открой окна.
   ***
   Дмитрий и Катя вышли на улицу. Дмитрий огляделся.
   - Не надо было оставлять Машку одну в квартире с трупом. Мне как-то неспокойно. - Катя подошла к стоящей неподалеку машине, открыла дверь и вытащила ноутбук.
   - Ничего, Маша, как видно, девчонка смелая. А тебя отпускать одну после того, что произошло, я бы не решился,- Дмитрий еще раз внимательно осмотрел двор.
   Ничего подозрительного. Спокойный тихий дворик.
   - Кроме того, я бы хотел с тобой наедине обсудить план дальнейших действий.
   - Каких действий? Что мы теперь можем? Информации мы лишились, нам теперь никто не поверит.
   - У нас есть переводы многих документов, Дмитрий провел рукой по Катиному ноутбуку. - Вдруг соответствующие органы заинтересуются? А труп? Что с ним делать? Сообщить куда следует, и как все это объяснить? Может быть, лучше избавиться самим?
   - Не знаю, у меня сейчас голова идет кругом.
   - Это от газа. Кстати, наверное, уже окончательно проветрилось?- Дмитрий поднял голову и посмотрел на Катины окна.
   Того, что произошло дальше, не ожидал никто. Столб сизого дыма с прожилками красных искр вырвался из открытых окон, увлекая за собой рамы, стекла, фрагменты оконных коробок, какую-то домашнюю утварь, горящие тряпки и книги. Раздался страшный грохот, больно ударивший по барабанным перепонкам. Вся эта дымящая масса ринулась вниз, прямо на наших героев. Дмитрий только и успел прикрыть девушку от этого огненного дождя. Когда все немного улеглось, он помог оглушенной и ошарашенной Кате подняться. Та терла перепачканное сажей лицо руками, из глаз катились огромные слезы.
   - Маша, Маша,- повторяла она. Затем повернулась и рванула к подъезду дома. Дмитрий с трудом удержал ее за плечи.
   - Катя, ты ей уже не поможешь. Нам надо срочно уходить!
   Как во сне, девушка повернулась и направилась назад, к машине.
   - Нет, Катя, нельзя брать машину. По ней нас быстрее вычислят.
   ***
   Владимир стоял навытяжку посреди просторного шикарно обставленного кабинета, в глубине которого за массивным дорогим столом сидел невзрачный мужчина неопределенного возраста.
   - Итак, вы считаете операцию законченной?- каким-то скучным безразличным голосом произнес он.
   - Так точно. Информация у нас,- Владимир сделал шаг к столу и положил на сверкающую поверхность карту памяти.
   - Вы уверены, что им не удалось сделать копии?- подал голос человек, сидящий с краю стола, и не принимавший до этого никакого участия в разговоре.
   - Уверен. Думаю, они даже не успели ознакомиться со всей информацией.
   - Вы подчистили за собой? Думаю, случай в поезде не повторится?
   - Никак нет. Он взглянул на часы. Именно сейчас наступает завершающая фаза операции - зачистка. Молодые люди погибнут от взрыва бытового газа после совместного распития спиртного. Для пущей уверенности я им оставил подарок, так сказать, для усиления эффекта.
   - Избавьте меня от излишних подробностей. У вас есть еще что добавить?
   - Никак нет!
   - Хорошо, ступайте!
   - Думаете, все прошло так гладко, как он рассказал?- спросил мужчина, сидящий с краю стола, после того, как Владимир вышел.
   - Не уверен. Уж слишком много было проколов. Поезд, больница, программист, гаишник, офицер внешней разведки, пара цэрушников, взрыв в жилом доме... Слишком много следов.
   - Да, такому человеку не место в канторе. Вам придется позаботиться о его нейтрализации. Но чтоб все было, как положено: награды, почести, похороны и пенсия вдове и детям. Мы не должны лишать наших сотрудников надежды.
   - Будет исполнено!
   ***
   Старая разбитая "Нива" летела по казахской степи, подпрыгивая на ухабах. На заднем сидении сидели Дмитрий и Катя. Кондиционера в машине не было, и путешественники были вынуждены глотать дорожную пыль. Но это их нисколько не напрягало. Девушка дремала, положив голову на плечо спутнику, а тот, прищурившись, разглядывал бескрайнюю желтую степь.Эх, степь, да степь кругом. Но эта была не та русская степь, покрытая ковылем или густыми травами. Перед ним до горизонта расстилалась желто-бурая пустыня, покрытая то здесь, то там пучками высушенной травы. На сотни километров пейзаж не менялся: ни холма, ни ямки, ровное гладкое пространство. Ни дерева, ни домика.
   Дмитрий посмотрел на Катю. Единственное, за что он был благодарен судьбе, это то, что она свела его с Катей. Родной городок, работа, друзья, коллеги - все осталось далеко позади, в прошлом. Что ждет его в будущем, Дмитрий не знал. Закончились скучные, расписанные на годы вперед будни. Он ни о чем не мечтал, ни в чем не был уверен. Кроме одного. Теперь в новой жизни всегда рядом с ним будет Катя. Не беда, что им придется начать жизнь заново, с чистого листа. Даже имена придется придумывать другие. И пусть этот мир катится в тартарары! Богатство, слава, власть, карьера, все то, о чем мечтают миллионы, на самом деле подавляют личность, делают ее рабом своих страстей и стремлений. И лишь любовь способна по -настоящему раскрыть человека, показать его душу. Только любовь заставляет нас стремиться к совершенству, делая совершенней все вокруг.
   Огорчало лишь одно: им пришлось покинуть Россию. Россию, которой они не смогли помочь, не смогли хоть чуть-чуть изменить к лучшему. Россию, которая, как никогда, нуждалась сейчас в простых, честных, неравнодушных людях. Но оставаться на Родине было небезопасно. Когда на следующий день после взрыва в квартире они узнали из новостей о своей гибели, решение пришло само собой. Надо бежать из страны. По крайней мере, их пока никто не ищет, возможно, скоро и совсем забудут, если сами о себе не напомнят.
   Суммы, полученной от продажи своих автомобилей, едва хватило на реализацию плана.
   Но сначала они хотели в последний раз напомнить о себе, разместив в интернете русскоязычные переводы тех совершенно секретных документов. Каково же было их удивление, когда через пару часов они не обнаружили и следа от своего творчества. Все удалила невидимая рука виртуального цензора. Оставался один выход - бежать!
  И вот беглецы уже несколько дней бороздят бескрайние просторы СНГ, запутывая следы, все дальше и дальше удаляясь от родной границы.
   А впереди их ждет братская Украина, маленький курортный городок в Крыму, где в большом просторном доме на берегу Черного моря живет старый армейский дружок Дмитрия Николай. Он давно приглашал друга пожить в раю. Дмитрий представлял, как они с Катей будут купаться в теплом море, "жариться" на ласковом крымском солнце, есть свежие фрукты, ходить на экскурсии, толкаться на рынке с обычными, далекими от политик, людьми. Да мало ли чем могут заняться свободные, счастливые люди, любящие жизнь и умеющие радоваться каждому ее мгновению.
  
   Август 2011г.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"