Соколова Марина Александровна: другие произведения.

Живые корабли изумрудного космоса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 9.31*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Корабли, способные пересекать галактику, летать от одной звезды к другой не просто чудо техники, они живые существа, что зарождаются в момент гибели звезд, растут, стареют и умирают, они проходят такой же цикл, как и все живые существа. Для того, чтобы летать им нужен пилот, тот, кто направит их и поделится драгоценным эфиром, служащим для них пищей и топливом. Этот союз вечен, а потому живые корабли будут и дальше бороздить просторы изумрудного космоса. (Два взгляда на одни и те же события. Истории рассказаны от двух противостоящих сторон. События переплетаются друг с другом, но в каждого свое видение и своя история. Обновлено 02.09.2019

  Живые корабли изумрудного космоса
  
  Описание:
  Корабли, способные пересекать галактику, летать от одной звезды к другой не просто чудо техники, они живые существа, что зарождаются в момент гибели звезд, растут, стареют и умирают, они проходят такой же цикл, как и все живые существа. Для того, чтобы летать им нужен пилот, тот, кто направит их и поделится драгоценным эфиром, служащим для них пищей и топливом. Этот союз вечен, а потому живые корабли будут и дальше бороздить просторы изумрудного космоса.
  (Два взгляда на одни и те же события. Истории рассказаны от двух противостоящих сторон. События переплетаются друг с другом, но в каждого свое видение и своя история.
  
  
  Оглавление:
  Дейв: Странная находка
  Охаб: Перст судьбы
  Дейв: Кого же он нашел?
  Охаб: Что это было?
  Дейв: Добро пожаловать на Рух
  Охаб: Долг превыше всего
  Дейв: Старый друг
  Охаб: Приступ
  Дейв: Я слишком стар для всего этого...
  Охаб: Я не против поиграть
  Дейв: О чем не стоит думать
  Охаб: Связь
  Дейв: Мир ярких красок и покоя
  Охаб: Попутное течение
  Дейв: Сделай, как я говорю
  Охаб: Столкновение
  Дейв: Место, куда не стоило возвращаться
  Охаб: Все возвращается в эфир
  
  
  
  Дейв: Странная находка
  
  Дейв никогда не жил на планетах или крупных рукотворных станциях, дрейфующих в космосе, он постоянно находился в пути, исследуя новые миры, ища выгоду, богатство и славу. С последним проблем не возникло, хотя известность его была и сомнительного толка. За голову рейдера была назначена солидная награда во многих планетарных системах, почти во всех, где ему довелось побывать. Этот факт мало заботил мужчину, ведь он нигде надолго не задерживался, и изменять принципам не собирался. Даже теперь, когда он лишился большого корабля и всей команды, он продолжал скитаться. Его назвали бесполезным стариком и предъявили черную метку, а после высадили на одной из заштатных планет-свалок, надеясь на то, что он сдохнет или от дешевого пойла, или от рук местных обитателей, всегда готовых к драке. Все правильно, он и сам бы так поступил, что скрывать, своего капитана он убил, не дав даже малейшего шанса. Мир жесток, так что не стоит распускать нюни. Казалось, что это конец его истории, но Дейв не привык сдаваться, к тому же, у него достаточно эфира для того, чтобы поднять небольшой, еще совсем молодой корабль, или напротив скрасить существование никому не нужного старика. Пилот и корабль едины, их объединяет эфир; для того, кто родился и вырос на корабле, это естественное течение жизни. Даже, если у него не появится новой команды, это не значит, что он не сможет жить так, как привык. Одиночка на небольшом корабле тоже может навести шорох.
  
   Среди груды металлолома и трупов старых кораблей, которым не суждено вновь подняться и отправиться к звездам, ему удалось найти манту, способную вместить максимум пятерых индивидов. Корабль был еще жив, хотя и истощен, отчанно нуждался в эфире, но все еще боролся. Сильный, упрямый, не желающий сдаваться - он впечатлял своей волей. В тот день Дейв решил, что они идеальные напарники и занял место пилота, корабль был того же мнения, а потому открыл свое имя - Эниль. С такими кораблями Дейву еще не приходилось иметь дело - сразу было видно, что он дряхлый, нуждается в постоянном ремонте и преобразовании, на него уйдет много эфира, а выхлоп будет минимальным, лучшие годы манты позади, он утратил скорость и маневренность, теперь мог лишь медленно ползти к цели. Но рейдера было этим не испугать, ведь другого выбора, у него не было. Либо так, либо и дальше гнить на свалке, искать заработок и волочить жалкое существование, лишь вспоминая о былой славе и приключениях. Нет. Такая судьба не для него! Намного лучше вместе с кораблем погибнуть в бою, именно к этой судьбе они полетят вместе.
  
   Он вырвался, вновь ощутил упоительный вкус свободы и азарта, оказался в объятиях изумрудного космоса. Огромным преимуществом всех мант были огромные обзорные иллюминаторы прямо над капитанским мостиком. Пилот, соединенный с кораблем мог любоваться звездами и туманностями, служащими ориентирами в путешествиях. Дейву всегда нравился изумрудно-зеленый цвет космоса, его переливы от более светлого к почти черному, проблески мистического света, игра красок и оттенков. Ближе к звездам зеленая материя становилась светлее, начинала напоминать молодую зелень, но чем дальше, тем темнее и насыщенней она становилась, временами его цвет напоминал изумруд, сквозь который проходил свет. Этим можно любоваться бесконечно. А ведь всего этого могло и не быть.
  
   Мужчина частенько вспоминал историю, которую ему поведал отец. Космос не всегда был таким, когда-то он был пугающе холодным и черным, тогда не было ни живых кораблей, ни эфира. Печальные времена. Но однажды самая яркая и большая звезда взорвалась, и появился первый живой корабль, а в космос хлынул зеленый эфир. Он пропитал все, слился с самой сущностью космоса, стал его неотъемлемой частью, навечно меняя его цвет. Говорят, что ту звезду убили, а эфир - её жизнь, не желающая исчезать. Так ли это, Дейв не знал, но ему нравилась эта история.
  
   Они с кораблем стали прекрасными напарниками, хотя о рейдерстве и приключениях пришлось позабыть. Они слишком стары для этого, так что приходилось искать более спокойную работу, теперь их удел перевозка пассажиров и легких грузов. Не густо, но зато они летают, чувствуют течение эфира во времени и пространстве. Время их славы кануло в Лету, хотя у Дейва было все еще предостаточно врагов, желающий его прикончить. У них были на то причины, мужчина даже признавал их право на месть и убийство, но умирать все еще не собирался. Он уйдет красиво! Эниль, все еще не забывший о том времени, что медленно умирал на свалке, был с ним солидарен. Жаль, что преобразования уже не для него, ни у кого не хватит эфира для того, чтобы он вновь наполнился сил и изменился. Все не так уж плохо, и Дейв и его корабль точно знали, что это так, они были в таком дерьме, что и вспоминать не хочется.
  
  ***
  
   - Устал?
  
   Дейв понимающе усмехнулся и направил корабль к поясу астероидов. Здесь было достаточно больших камней, на которых манта сможет расположиться и отдохнуть от долгого перелета. Они неплохо поработали, даже опережают график, так что можно позволить себе несколько часов отдыха. Ему тоже не помешает сон и пища, ведь его запас эфира истощен. Как-никак, он больше трех суток не покидал кресло пилота, направлял Эниля к цели. В его возрасте, уже тяжело проделывать подобное.
  
   - Как думаешь, этот подойдет? - мужчина кивнул в сторону одного из крупных астероидов. Он все еще подключен к кораблю, так что знал, что его поймут. - Такое ощущение, что там сохранились элементы архитектуры. - Дейв сощурился, пытаясь разглядеть лучше, но ничего не получалось. - Можешь просканировать? Не хочу сюрпризов. Груз у нас ценный, потерять его нельзя, так что нужно поостеречься. Раньше я частенько в таких местах засады устраивал. Хорошее место. Подходящее.
  
   Капитан не торопил своего напарника, понимал, что тому приходится тратить последние силы на то, чтобы добраться до нужного места, при этом, не задев остальные большие и малые камни, не повредить обшивку, а тут еще сканировать приходится. Для молодых и зрелых кораблей - это не проблема, но ведь он имеет дело с гордым, уже давно проржавевшим стариком. В любом случае они стыкуются - выбора нет.
  
   В тот самый момент, когда корабль уже почти достиг места вынужденной остановки, на экране монитора появились данные сканирования. Как и предполагал Дейв на поверхности и внутри их цели обнаружились следы древних построек, сам же астероид буквально испещряли туннели. Следов жизни ни бионической, ни кибернетической, ни кремневой, не обнаружено. Спокойное место, безопасное. Лишь одно темное пятно настораживало. Что же не смогли разглядеть сканеры? Это интриговало, а опыт подсказывал, что все дело в мощных защитных экранах. Такие не устанавливают просто так, только если нужно спрятать и защитить что-то ценное.
  
   - Проверь концентрацию эфира в районе затемнения, - приказал Дейв, чувствуя, как в нем пробуждается азарт. Все-таки он везунчик, судьба вечно преподносит ему сюрпризы, не всегда приятные, но почти всегда захватывающие.
  
   На экране появились новые данные анализа, а Эниль начал плавное снижение. Он делал это с невероятной грацией и изяществом, слегка шевеля железными крыльями, в этот момент он был похож на обитателя водных глубин. Вот только бы при этом еще не скрежетали механизмы, не трещали приборы, и вовсе было бы идеально.
  
   - Ноль? Так не бывает. Эфир есть во всем, друг мой. Тебе ли об этом не знать. Пожалуй, пока ты набираешься сил, я наведаюсь туда. Может, найду что-то интересное, - Дейв был в том чудном возрасте, когда страхи отступали и не имели больше власти. Он стар, ему нечего терять, кроме собственной жизни, так почему бы не рискнуть? Это находка может принести прибыль. Возможно, это раритет или артефакт, который можно перепродать ценителям на черном рынке. Может информация, или еще что-то. Одно не вызывало сомнений, здесь что-то пытались спрятать, а раз так, это стоит денег.
  
  ***
  
   Дейв, одетый в тяжелый и неудобный скафандр, осторожно продвигался к замеченной им аномалии. На астероиде была гравитация, что само по себе уже странно. Все это наталкивало на мысли о том, что это действие искусственно-созданного поля. Похоже, он не ошибся. Мужчина ощущал приятное волнение, которое всегда сопровождало зарождение азарта.
  
   А вот и вход. Он гостеприимно распахнут перед ним, словно зазывая к себе - впору задуматься о том, что это ловушка, но Дейв быстро отмел эти мысли. Сразу видно, что здесь давно никого не было, слишком давно - сотни лет минимум, так что если и существовали какие-то ловушки, они давно уже испорчены. Мужчина бесстрашно вошел в нечто напоминающее пещеру, все больше убеждаясь в том, что это рукотворное творение. Сканеры в этом месте работали намного лучше, чем на корабле, но даже они не могли показать все. Дейву приходилось довольствоваться видимостью всего на пару метров вперед. Даже этого было достаточно, чтобы увидеть прямые углы и гладкие стены - природа многогранна, но она не создает подобнее. Все это лишь подогревало интерес, заставляло идти дальше. Бывший рейдер не был безрассуден, он наблюдал, анализировал, тщательно сверялся с данными сканера и датчиков, держал непрерывную связь с кораблем. Ему, может быть, и нечего терять, но это не значит, что он ищет смерти. Скорее уж легкой наживы, что скрасит его последние годы. Если верить его расчетам и первичному анализу, общая площадь затемнения не так велика, так что он сможет осмотреться максимум за час. Вот только осматривать особо нечего - стены прямые, но на них ничего нет, на полу и потолке тоже пусто, создается впечатление, что кто-то просто выбил в каменной породе прямоугольный коридор. Зачем? Он явно должен куда-то вести! Если нет... Об этом думать не хотелось, а потому Дейв продолжал двигаться вперед, не отступая, не сомневаясь в себе, продолжая напряженно всматриваться в данные сканера и датчиков. Жаль, что Эниль сейчас нуждается в отдыхе и большинство его систем отключены для экономии энергии, в таком состоянии корабль не сможет проанализировать полученные данные. Все придется делать самому.
  
   Слишком спокойно - это не к добру. Мужчина был напряжен, его добивало ожидание хоть чего-нибудь.
  
   - А вот это уже интересно, - прохрипел Дейв, замечая впереди, что-то вроде комнаты.
  
   Дверей или каких-то других преград не было, хотя они явно предусмотрены Проход был сделан в форме трапеции, здесь даже была резьба, вот только символы были незнакомыми. - Вот оно в чем дело, - мужчина заметил, что двери заклинило, а потому они не преграждали ему путь. В какой момент они сломались? Почему открылись? Кто и что здесь строил? Все эти вопросы так и останутся без ответа. Дейва интересовало лишь то, что внутри и желательно, чтобы это можно было продать. Тайны прошлого - это к исследователям и археологам, а не к нему. Убедившись в том, что механизмы уже давно не способны действовать, и, следовательно, он не окажется внезапно запертым в ловушке, мужчина вошел в интересующее его помещение. Пора выяснить, что же скрывает аномалия.
  
   - Ну и что это?
  
   Дейв был разочарован, ведь за порогом его ждала комната пять на пять метров, может, чуть больше. Никакого оборудования, никаких артефактов, ничего ценного, что можно было бы продать, лишь нечто похожее на саркофаг, установленное посреди помещения. Мужчина внимательно изучал находку, замечая, что это не просто каменный прямоугольник, здесь есть что-то отдаленно напоминающее трубки, провода, нечто, что могло быть кнопками и рычагами. Вот только все давно уже пришло в негодность.
  
   - Только время зря потратил!
  
   Не сказать, что Дейв сильно расстроился, им все равно был нужен отдых и место, где можно сделал небольшой привал перед решающим рывком к нужным координатам. Но все же, хотелось, чтобы судьба вновь повернулась к нему лицом. С тех пор, как он получил черную метку, ему повезло лишь однажды, когда он в куче металлолома нашел Эниля. Нет! Он не может просто развернуться и уйти! Надо посмотреть, что внутри! Жаль, что сканер не улавливает ничего. Уровень эфира все еще на нуле. Так не бывает, все пропитано эфиром, не может без него существовать. Что-то в этом саркофаге все-таки есть.
  
   Собрав все силы, мужчина попытался сдвинуть массивную крышку, вот только, сколько он ни тужился, ничего не выходило. Слишком тяжелая, она словно прилипла или была намертво приколочена. Самое время опустить руки и уйти, но Дейв не желал сдаваться, даже не думал признавать, что потратил время зря. Там точно что-то есть! Мужчина опустился на корточки, внимательно осматривая находку. Если нет возможности открыть саркофаг здесь и сейчас, это не значит, что невозможно достать то, что внутри. Использовать взрывчатку нельзя - можно повредить содержимое. Физическое воздействие - уже не сработало. Лазер? Это уже вариант, но нужен тонкий луч, такой, как в медицинском оборудовании, лишь так риск испортить находку будет минимальным. И вроде бы решение найдено, но невозможно доставить медицинское оборудование с корабля сюда. Это долго, неудобно и не факт, что после разбора и новой сборке все будет работать. Что же остается? Размышляя об этом, мужчина продолжал исследование, надеясь на то, что не заметил чего-то очевидного, того, что поможет. Похоже, единственный способ выяснить, что внутри доставить сам саркофаг на его корабль. Там есть все необходимое, для того, чтобы открыть его, да и Эниль поможет, сможет проанализировать и сделать нужные расчеты, возьмет все процессы под свой контроль. Вот только на своем хребте не дотащить. Даже в молодости он бы с этим не справился! Придется вернуться на корабль и взять транспортер.
  
   - Хм... Может, и получится... - сомнения все еще оставались, но возвращаться без трофея, Дейв не собирался. - Надеюсь там не кости, а то-то по настоящему ценное. Хотя... Кости тоже можно продать, есть места, где они в цене.
  
  ***
  
  - Эниль, я вернулся и не с пустыми руками! Если повезет, мы разбогатеем и раздобудем для тебя эфир и модификации.
  
   Дейву нравилось разговаривать с кораблем даже в те моменты, когда он не был подключен к манте. Пусть его не слышат, но так создавалось ощущение, что он не один. Это не монолог, а полноценная беседа, и он пристрелит любого, кто заявит, что это не так. Все-таки долгое время скитаться без экипажа не самая лучшая идея, подобное влияет на работоспособность мозга и восприятие себя и мира. Живое общение необходимо, по крайне мере, людей это точно касается. Временами Дейву казалось, что он сходит с ума, а остатки разума медленно покидают его и даже Эниль был не в силах спасти его.
  
   - Сейчас мы посмотрим, что внутри. Надеюсь, это нечто ценное, в противном случае, я просто зря потратил время и сорвал спину.
  
   Мужчина направил транспортер в сторону медицинского отсека, которым давненько не пользовались. Он даже подумывал о том, чтобы избавиться от него вовсе. А что? Неплохая идея. Можно будет перевозить больше грузов, сделать каюту для пассажиров. Вот только Эниль был против, да не хватит у них ресурсов на такие преобразования. Эфир нужно экономить, так что самостоятельно корабль с этой задачей не справится, а для того, чтобы привлечь механиков не хватит кредитов. Все так и останется планами.
  
   - Вот, мы и на месте.
  
   Дейв остановил транспортер, и направился к лазеру. Пока корабль набирается сил перед дальнейшим полетом, нужно было успеть извлечь содержимое саркофага. Работа ему предстояла тонкая, требующая напряжения, сосредоточенности и твердой руки. Нужно проявить осторожность, чтобы не повредить то, что внутри. На это может уйти несколько часов, может даже больше. Если бы техника работала, как надо, то можно было бы справиться намного быстрей. Увы, возраст манты сказывался на работе всего оборудования на корабле. Капитану предстояло несколько часов изнуряющей, нудной работы. Но это в любом случае лучше, чем безделье и тишина. Когда ты сосредоточен на деле, в голову не лезут мысли о смерти, о том, что все лучше же позади и стремиться больше не к чему, о том, что изумрудный космос хотя и прекрасен, но все же подавляет и может раздавить, о том, что собственные грехи рано или поздно настигнут его. Именно поэтому Дейв постоянно пытался найти себе занятие, чтобы была хоть какая-то отдушина в этой безысходности. Мужчина полностью растворился в работе, сосредоточился на деле, словно от него зависит сам факт его существования. Никто и ничто не могло его отвлечь, оторвать от занятия. Здесь и сейчас существовал лишь саркофаг, лазер, он сам и тишина... Звенящая, давящая тишина, в которой каждый звук кажется зловещим.
  
  ***
  
   - Отлично! - довольно потирая руки, капитан отложил медицинский лазер в сторону. - Если честно, мне уже начало казаться, что это никогда не закончится. Хорошо, что я ошибся. Давай посмотрим, что у нас.
  
   Мужчина бросил настороженный взгляд на сканер. Он, как и все на корабле не работал на полную мощность, но все же, был намного эффективней портативного. Жаль, что не в этом случае. До сих пор ничего. Все показания были отрицательными, не удалось выяснить ни форму, ни состав, ни уровень эфира того, что находится в 'каменном мешке'. Можно было бы решить, что аппаратура вышла из строя, если бы они не улавливали данные обо всем остальном, что находилось в отсеке.
  
   - Эфир есть во всем, его показания не могут быть на нуле. Так не бывает, - покачивая головой Дейв, взялся за крышку саркофага, напирая на него всем весом. На этот раз каменная плита сдвинулась с места, пусть и с омерзительным скрежетанием. - Еще немного, - кряхтел старик. - Еще... Вот так! - камень с грохотом рухнул на пол. На удивление, он даже не повредился. - Да, из чего же это сделано?!
  
   Удивление от крепости каменной плиты не продлилось долго, и капитан перевел взгляд на самое главное. Мужчина ожидал увидеть многое: мумию, сокровища, оружие, книги, он даже готов был к тому, что внутри ничего нет. Это бы объяснило показание приборов. Но реальность оказалась намного удивительнее и непонятней, она не желала укладываться в голове. Внутри саркофага было тело - но не труп, не ссохшиеся кости, не жалкие останки в ритуальных одеяниях, а живой человек. Дейв не мог отвести взгляда от девушки, чья грудь размеренно вздымалась, давая понять, что она дышит, а значит жива. Мертвецки бледная, болезненно худая, ребра и ключицы выпирали, а конечности были настолько тонкими, что вряд ли смогли бы удержать вес человека. Короткие до плеч серые волосы, казались проволокой и выглядели неестественно, даже чужеродно.
  
   - Это точно человек?
  
   Капитан вернулся к сканеру, надеясь на то, что на этот раз результаты будут более удовлетворительными. Человек не мог находиться в таких условиях и тем более выжить! Этому всему должно быть хоть какое-то объяснение. К примеру, эта девушка могла оказаться анероидом или одним их первых биоников, экспериментальным проектом, который решили оставить или заморозить на время. Если так, он сможет продать её и получить неплохой доход. Главное найти того, кого интересуют подобные раритеты.
  
   - Этого не может быть? Не может!
  
   Если верить показаниям приборов, перед ним человек, без каких-либо модификаций и аугментаций. Но не это было самым странным, и даже не то, что находка каким-то непостижимым образом жива, а то, что в ней не было ни капли эфира. Все в изумрудном космосе пропитано им, ничто не может существовать без эфира, каждое живое существо, каждое растение и камень, все планеты и звезды, не говоря уже о кораблях, пропитано эфиром. Все, но не эта девушка.
  
   - Кто же ты?
  
   Ответа не последовало и это не удивительно, сердце незнакомки еле двигалось, дыхание было хотя и заметным, но не соответствовало уровню здорового человека. Находка капитана нуждалось в срочном помещении в медицинскую капсулу, лишь так можно было надеяться на то, что она придет в себя. Чтобы активировать нужное оборудование придется потревожить восстановительный сон манты. Если бы подобное произошло лет десять назад, Дейв палец о палец бы не ударил и выбросил девчонку обратно на астероид , но сейчас он изменился и не мог позволить девушке умереть. Дело было не в жалости, ни в проснувшемся сострадании или чем-то возвышенном и благородном, бывший рейдер был на это все еще не способен. Его поступок был обусловлен банальным эгоизмом, нежелании и дальше быть одному. Ему не достаточно только корабля, человеку нужно намного больше, да и самому Энилю тоже.
  
  ***
  
   - Прости, друг, что разбудил, но у нас новый пассажир, - Дейв устроился в кресле пилота, подключаясь к кораблю, отдавая ему свой эфир. Как всегда контакт был болезненным, но это длится всего миг, а дальше все приходит в норму. - О ней нужно позаботиться, а заодно повести полную диагностику. У нее нет эфира. Возможно, это послужило причиной её комы. Хотя... Эфир есть даже в трупах. Не знаю, друг. Не знаю. Нужно привести её в себя и попытаться выяснить, кто она, - мужчина расслабился, полностью передавая контроль Энилю, фактически он слился с ним. - Дай знать, как закончишь.
  
  ***
  
   Девушка пришла в себя спустя десять часов. Она все еще была истощена и не могла самостоятельно двигаться, но уже была способна воспринимать окружающий мир и говорить. Хорошо, что все сложилось именно так. Можно будет поговорить, не опасаясь, что незнакомка наделает глупостей, причинит вред кораблю или себе. В жизни всякое бывает.
  
   - Привет. Ты понимаешь меня?
  
   Девушка кивнула. Было видно, что это действие ей далось с трудом. Она пришла в себя, но уровень эфира в её теле все еще был нулевым. Переливание не помогло, организм отторгал эфир, словно он был не нужен для нормального функционирования. Сплошные загадки, которым невозможно найти объяснение. В голову так и лезли истории о появлении эфира в изумрудном космосе. Не просто же так поговаривают, что он был не всегда.
  
   - Отлично. Я, - мужчина прижал ладонь к груди. - Дейв, а ты? У тебя есть имя?
  
   - Имя? - голос был тихим, едва слышимым, словно легкое дуновение ветерка, а во взгляде застыло непонимание. Девушка была растеряна и явно не понимала, где она, и что происходит. Брови сошлись на переносице, на лбу проявились морщинки, но просветления не случилось.
  
   - Да, имя. Как тебя зовут? Откуда ты? Можешь что-нибудь рассказать? - Плохо дело. Он не медик и не специалист в области функционирования мозга, но даже ему становится понять, что в голове у новой знакомой пусто.
  
   Незнакомка покачала головой, на большее у нее сил не хватило. Она не знала ответов на заданные вопросы, хотя и понимала их смысл. Все попытки хоть что-нибудь выудить из глубин памяти, терпели фиаско, они даже головной боли не вызывали. Пусто.
  
   - Я ... я не знаю.
  
   - Ясно, - Дейв не знал, что предпринять и нужно ли это. Перед ним человек, без прошлого и настоящего, белый лист, который можно заполнить. Ему бы так. Временами хотелось забыть о прошлом и жить не оглядываясь. - Будем надеяться на то, что это временное явление, и ты вспомнишь.
  
   Девушка молчала, ей нечего было сказать. Пустота в голове подавляла, собственное тело не слушалось, даже неизвестно, помнит ли она как двигаться. Что дальше? Все её надежды на Дейва, о тот погружен в собственные размышления. Все внутри сжалось от неприятного ощущения и страха, подкравшегося к ней, нежно обнявшего душу, заставляя дрожать всем телом. Она пуста!
  
   - Я назову тебя Мэнес, - внезапно произнес мужчина. - Все лучше, чем оставаться без имени вовсе. Думаю, так нам будет проще. Согласна?
  
   Девушка кивнула, а в её взгляде застыло облегчение, словно это новое имя подарило ей целый мир, положило начало чему-то важному. Для нее так оно и было. Мэнес. Звучит странно, но ей нравится. Наверное, нравится.
  
   - Вот и хорошо, - Дейв направился к выходу из медицинского отсека. Он не сможет получить интересующую его информацию, так что придется все еще раз обдумать, посовещаться с Энилем. Вместе они решат, что делать с новой знакомой. - Отдыхай. Тебе нужно восстановить силы. - Позже поговорим еще раз.
  
   Его находка не принесет дохода, скорее уж доставит неприятности - капитан все это понимал, как и то, что ему стоит избавиться от девушки, а не давать ей имя. От Мэнес не будет никакой пользы, она не только не способна поделить эфиром с ним и кораблем, так еще ничего не знает. Проблема. И все же, он словно отец, дал ей имя, в некотором роде взял на себя ответственность за её судьбу, теперь не получится просто выкинуть её обратно на астероид или в открытый космос. Зачем ему это? Неужели все от скуки ли дело в том, что он на старости лет тронулся рассудком? Дейву срочно требовалось поговорить с кораблем, ведь Эниль понимал его, как никто другой. Они были больше, чем друзья и напарники, они соединены эфиром и мыслями.
  
  
  Охаб: Перст судьбы
  
  Такие, как он уникальны - Охаб знал это с раннего детства, с того самого момента, когда при обычном сканировании датчики эфира зашкалило. С этого дня его судьба была предрешена, и никто не сомневался в том, что он, выходец с заштатной станции на окраине одной из планетарных систем, станет великим капитаном и войдет в анналы истории. Во всей вселенной найдется не более тысячи существ с таким же запасом эфира и волей, способной подчинить любой корабль. Многие планеты и даже целые объединенные звездные системы, готовы дорого заплатить за то, чтобы он присоседился к их флоту. В отличии от большинства, у него был обширный выбор. Оставив семью и родную станцию, друзей и прошлую жизнь, Охаб отправился в Первую звездную академию, ведь даже для такого таланта и уникума, как он, важны знания. Каждый капитан должен знать, как устроены корабли, как они передвигаются, как протекает их жизнь, как ориентироваться среди звезд и управлять орудиями корабля. Обучение было тяжелым, изнуряющим, оно выкачивало все силы, занимало мысли, но итог того стоил, к двадцати трем годам он стал лучшим за последние триста лет выпускником академии. Теперь он мог позволить себе все, о чем мечтал. Ему оставалось лишь выбрать одну и многочисленных фракций, а после получить свой первый корабль. Конечно же, он будет самым большим и сильным, молодым, полным сил и амбиций. За время обучения в академии Охаб многое видел, многое изучил, знал особенности всех живых кораблей, но привлекали его лишь киты. Гиганты, с легкостью пересекающие просторы изумрудного космоса, исполины, способные перевозить огромное количество пассажиров, грузов, обладающие невероятной огневой мощью. Молодой капитан твердо решил, что примкнет к тем, кто предложит ему стать капитаном кита, и ни к кому другому. Такое предложение поступило быстро, так Охаб стал капитаном в одной из самых могущественных военных группировок, известной под названием Конфедерация порядка. Его корабль был великолепен, кит в самом расцвете сил, гордый и упрямый, он не желал открывать свое имя, но Охаба это мало заботило, его воли было достаточно для того, чтобы подчинять себя. Заводить дружбу с кораблем мужчина не собирался, это путь слабаков, которым приходиться умолять и упрашивать корабли служить, он не такой.
  
   Будущее молодого капитана было окончательно предопределено, ни у кого не возникало сомнений в том, что он добьется успеха и сделает карьеру. Если проявит себя, а судьба окажется благосклонной к нему однажды он сможет стать адмиралом. Оставалось лишь вернуться за семьей, о которой он не забывал ни на один день. Студентам Первой звездной академии строго настрого запрещено общаться с семьями и друзьями, ведь это отвлекает от учебы, не дает постигнуть сложные науки. Так что долгие годы Охаб был лишен не только общения, но даже просто информации о том, что творится дома. Он оставил все: отца, мать, маленькую сестру, с трудом сдерживающую слезы, когда они прощались, на станции остались верные друзья и первая любовь, целая жизнь, к которой он никогда не вернется. Ему было необходимо забрать близких на свой корабль, подарить им новую жизнь, надежды и будущее. Охаб намеревался вернуться домой, как герой, в лучах славы, купаться во всеобщем обожании и восхищении. Столько раз он видел этот момент в мечтах и снах, представлял, как обнимет мать, с гордостью пожмет руку отца пусть не ставшего капитаном или пилотом, но бывшего первоклассным механиком, как подарит сестре красивое платье и кулон.
  
   Мечтам не суждено было сбыться; от станции, на которой он вырос, не осталось ничего, даже обломки уже растащили, чтобы использовать при строительстве других объектов. Не выжил никто. Дрейфующая станция не смогла дать отпор объединившимся рейдерам. Несколько крупных и средних кораблей налетели внезапно, разом атаковали, не давая ни одного шанса на спасение, обстреливая слабые места. Они знали, что делали, подготовились к налету и, конечно же, не обошлось без предательства. Кто-то отключил энергетические щиты, установил бомбу в непосредственной близости от систем жизнеобеспечения. У жителей станции не было ни одного шанса, их уничтожили. Зачем? До сих пор никто не мог ответить на этот вопрос, ведь на станции не было ничего настолько ценного, чтобы убить столько народа! И все же, это произошло. Через два года после того, как Охаб отправился в академию, он лишился семьи, но так и не узнал об этом. Много лет он жил мечтами о несбыточном, и потерял все в один миг.
  
  ***
  
   Охаб с трудом осознавал полученную информацию, казалось, что его мозг вовсе отключился, подавился полученными сведениями, и теперь осталась лишь телесная оболочка. В академии их учили всегда контролировать эмоции, спокойно и хладнокровно относиться к любым новостям и ситуациям, но когда в этом появилась необходимость, молодой капитан не справился. Вот уже пять минут он сидит в одной позе, не моргает, ничего не говорит, просто уставился в одну точно, словно зависший андроид.
  
   - Мне жаль, сынок, - Адмирал Пайк не торопил своего нового подчиненного, понимал, что тому нелегко. - Когда мы прибыли на сигнал бедствия, то обнаружили лишь обломки. Выживших не обнаружено. Эта трагедия для всех. Понимаю, что это служит слабым утешением, но после этого мы усилили патрули и уничтожили союз рейдеров. Больше у них нет объединенного флота.
  
   - Кто? - наконец, смог произнести Охаб. Мысли постепенно прояснялись, и хотя ноющая боль в области сердца не утихала, он уже был способен здраво мыслить. - Кто руководил налетом? - ему было необходимо это знать. Весь мир внезапно сузился до одного единственного имени. Имени человека, который повинен в гибели целой станции, его семьи. Перед глазами стоял образ маленькой сестренки, просящей о подарке, спокойной матери, серьезного отца. Он запомнил их такими, какие они были в день прощания, такими они и останутся в его памяти.
  
   - Зачем это тебе?
  
   - Хочу знать, разве этого недостаточно? - голос звучал так, словно мужчина не испытывал никаких эмоций. Неплохо. Он может хотя бы внешне контролировать себя.
  
   - Достаточно... - после минутного раздумья адмирал все же решил раскрыть имя виновного. Все равно это ни на что уже не повлияет. - Его зовут Дейв Лоттер. Он был одним из тех, кто объединил рейдеров, а после распада союза еще несколько лет работал один. У него был первоклассный корабль, но время взяло свое. Уровень эфира стал непозволительно низким и от него избавились, как от ненужного хлама.
  
   - Он мертв? - Охаб был разочарован, ведь не сможет лично свернуть шею этой твари. Это несправедливо! Хотелось рвать и крушить, уничтожить все, но какой смысл, если невозможно добраться до того, кто повинен в его утрате!
  
   - Последнее, что нам удалось выяснить - он нашел новый корабль-манту. Старика со свалки, такого же, как он сам. Жалкая компания, не способная доставить неприятностей. Больше о нем ничего не было слышно. Нас не интересуют бывшие рейдеры, - адмирал пристально смотрел на новобранца. На Охаба возлагались большие надежды, но они окажутся напрасными, если молодой капитан будет жить мыслями о мести. - Ты же понимаешь, что у нас есть более важные задачи? Мы несем порядок в космос, служим гарантом свободы и безопасности. Делаем все, чтобы трагедия не повторилась.
  
   - Так точно, адмирал. Мне достаточно имени, - в этот момент Охаб мечтал лишь об одном, чтобы Дейв Лоттер вновь проявился, дал возможность прикончить себя. Для него это станет высшей справедливостью, без этого он не сможет жить спокойно, будет вечно видеть во сне лица близких, слышать, как они взывают к отмщению. И все же, сейчас у него есть лишь имя, он не может все бросить и отправиться на поиски врага, убийцы, не пощадившего тысячи ни в чем неповинных жизней.
  
   Перед Охабом открылись новые возможности, он мог проявить себя, забраться на самый верх, стать одним из тех, чьи имена войдут в историю, но его душа потускнела, ведь исчезло то, ради чего молодой капитан стремился всего добиться. У него никого и ничего не осталось, лишь боль и воспоминания, а еще корабль, огромный кит, чья мощь способна сокрушать планеты. Лишившись ориентира и цели, мужчина выбрал новый путь: опустошающий, выжигающий душу, разрушающий разум путь мести. В тот день корабль ощутил состояние своего капитана, увидел его боль, в тот день он открыл свое имя - Баал.
  
  ***
  
   Говорят, время залечивает любые раны. Так оно и есть. Охаб осознал это на собственном опыте, как и то, что после останется рубец, который будет нещадно ныть и болеть, непрестанно напоминая о прошлом. Мужчина ничего не забыл, хотя казалось, что он смирился, забыл о мести и человеке, повинном в уничтожении дрейфующей станции. Капитан верой и правдой служил Конфедерации Порядка, с честью и безграничной самоотдачей выполнял любые приказы командования, зарекомендовал себя принципиальным и благородным офицером, для которого честь превыше всего. Его уважали, на него ровнялись, его ставили в пример другим, им восхищались, но никто не знал, что творится на душе этого мужчины; Охаб никого не подпускал к себе, не желал снова терять. У него не было друзей, и лишь кораблю было дозволено видеть то, что на душе капитана, лишь он был посвящен в его тайны, был помощником и верным соратником.
  
   Охаб не смирился и не забыл, несмотря на всеобщее мнение, не жил службой и мыслями о карьере. Он искал малейшие упоминания о Дейве Лоттере и всех, кто служил под началом рейдера, тщательно анализировал, систематизировал и хранил раздобытые сведения. Все лишь с одной целью - отомстить! Ему даже посчастливилось лично уничтожить некоторых преступников, принимавших непосредственное участие в нападении на станцию. Но этого все еще было недостаточно, ведь главный виновный все еще жив, даже продолжает скитаться по изумрудному космосу, любоваться манящим светом звезд. Его имя все еще звучит, он все еще дышит - это недопустимо! Чем дольше Охаб искал своего личного врага, тем больше убеждался в том, что этому человеку не место среди живых, список его преступлений был более чем впечатляющим: сотни уничтоженных кораблей, тысячи грабежей, сотни тысяч убийств. И все это ради наживы, ради собственного удовольствия. Он убьет Дейва и свершит справедливое возмездие, не только ради своей семьи, но и во имя всех жертв этого рейдера. Эти мысли никогда не оставят его.
  
   - Капитан, разрешите доложить, - монотонный голос первого помощника вывел Охаба из состояния задумчивости.
  
   - Докладывай, - мужчина открыл глаза. Он уже несколько часов подряд был подключен к Баалу, подпитывая его эфиром и контролируя движение корабля. Непростая задача, пора бы отдохнуть и пройтись по палубе, проверить все ли в порядке. Время от времени даже ему нудно разминать мышцы, да и поддерживать тело в хорошей физической форме необходимо.
  
   - Судя по данным приборов, прямо по курсу магнитный шторм в десять баллов. Эфир находится в волнении, наблюдается образование вороночных завихрений. С вероятностью семьдесят четыре процента шторм повлияет на работоспособность и точность показаний нашей аппаратуры. Рекомендую обогнуть штормовой сектор, так мы избежим нагрузки на системы жизнеобеспечения нашего кита и снизим риск повреждения. Если сделаем петлю и пройдем сквозь астероидный пояс Церии, то сможем с наименьшей потерей времени добраться до пункта назначения.
  
   - Шторм? - мужчина недовольно повел бровями. - Странно, они не свойственны для этого периода.
  
   - Мне еще раз перепроверить? - моментально предложил помощник.
  
   - Нет. В этом нет необходимости. Я полностью доверяю твоим расчетам, Диксон. Введи координаты нового маршрута в систему навигации, я прикажу кораблю следовать им, - Охаб не сомневался в том, что Баал с легкостью сможет пройти сквозь десятибалльный шторм, но проверять это на деле не собирался. В настоящее время в этом нет необходимости, да и тратиться на ремонтные и восстановительные работы после шторма не хотелось. Оптимальное решение - обогнуть зону риска, а после наверстать время.
  
   - Есть, капитан. Приступаю к выполнению.
  
   Охаб окинул взглядом свою команду, наблюдая за их слаженными и размеренными действиями. Никто не суетился, не паниковал, каждый четко и профессионально выполнял свои обязанности, ни на что не отвлекаясь. Идеально. Все так, как он и привык, именно поэтому его корабль один из лучших на флоте, а сам он продвигается по карьерной лестнице. Ему поручают сложнейшие задания, но он всегда с блеском выполняет их, во многом благодаря безупречной работе своей команды. Сегодня ничего не изменилось, не было ни одного повода для тревоги, но все же капитан мог отделаться от ощущения, что должно произойти нечто важное и судьбоносное. Интуиция редко подводила Охаба, даже будучи ярым материалистом, он доверял своему нутру.
  
   - Диксон.
  
   - Да, капитан?
  
   - Как только достигнем пояса астероидов, настрой сканеры на максимальный уровень чувствительности. Я хочу знать обо всем, что будет у нас на пути, включая уровень концентрации эфира.
  
   - Будет исполнено.
  
   Охаб прикрыл глаза, вновь подключаясь к сознанию корабля. Судьба что-то готовит ему, в этом нет сомнений. Осталось лишь выяснить, что именно.
  
  Им пришлось сделать крюк - неприятно, но не смертельно. Как только магнитная буря закончится, можно будет нагнать потерянное время, пустив весь имеющийся эфир в двигатели. Придется задействовать топливные запасы, чтобы не истощить собственный организм, но в его работе главное результат. За свою карьеру Охаб не провалил ни одного задания, четко и точно исполнял все приказы, которые с каждым разом были все сложнее, временами даже создавалось впечатление, что ему поручали невыполнимые миссии. В этот раз было так же - он должен доставить ценный груз в сжатые сроки, причем, ему четко дали понять, что опоздать нельзя ни на один день. Магнитная буря началась очень не вовремя, и ни что не предвещало её появление. В этой части космоса, да еще в это время бурь и штормов не бывает, а если подобное и случается, то их можно спрогнозировать за несколько месяцев. Как же тогда вышло, что в главном штабе не знали о ней, а его визоры заметили волнения эфира в последний момент? Диверсия? Попытка доказать, что и он совершает ошибки и не безупречен? Некоторые были не против подобного развития событий, но это явно не тот случай. Никто не станет ради подобной глупости подвергать опасности все военные и торговые корабли. Нет. Дело не в этом. Тогда, как буря могла начаться настолько внезапно? Этот вопрос волновал его все больше. Нужно будет доложить об этом командованию, пусть разбираются.
  
   - Капитан.
  
   - Диксон? - Охаб был весьма удивлен, что первый помощник отвлек его от отдыха. Его команда превосходно обучена и способна справляться с мелкими проблемами и текущими делами самостоятельно, что же касается корабля, то он пока что не нуждается в эфире. Неужели очередные непредвиденные обстоятельства? - Что у тебя?
  
   - Мы достигли пояса астероидов, но не можем продвинуться дальше, - озадаченно ответил мужчина. Он не любил приносить дурные вещи, но намного хуже утаить что-то от своего капитана. Охаб такого не простит. Капитан предпочитал знать все, так что стоит поторопиться и сообщить всю имеющуюся информацию по существу. - Мы пытались сбежать от шторма, но в итоге оказались окружены им. Астероиды единственное, что сдерживает её. Судя по данным специалистов и визоров, волнения эфира продляться еще несколько часов. Мы вынуждены не просто сделать крюк, а остановиться.
  
   - Шторм... Значит, буря разрослась, - мужчина задумчиво смотрел на звезды через обзорное окно, которое занимало всю стену тренажерного зала, где члены экипажа поддерживало свою физическую форму. Ему никогда не нравился этот насыщенный зеленый, этот цвет раздражал, но изменить его было невозможно. - Ты говорил, что мы выбрали безопасный маршрут и сможем избежать встречи с ним. Так как мы оказались в окружении шторма? Наши визоры ничего не заметили в этом секторе?
  
   - Нет, капитан. Многие корабли нашего флота сообщают о подобной ситуации. Шторм начался внезапно и стремительно распространяется, мы не может предугадать его движение и длительность. Нам повезло, что сейчас мы находимся под защитой астероидов, здесь эфир в состоянии покоя, так что ничто не повредит кораблю. Многим повезло гораздо меньше. Мы получаем множество сигналов бедствия, но достигнуть поврежденных кораблей не успеем. Они вне зоны досягаемости, а потому обречены, - голос Диксона звучал спокойно, словно его не волновали собственные слова, но на самом деле первый помощник был в ужасе. Сегодня погибнут тысячи кораблей - это неизбежно.
  
   - Тихая бухта, где можно найти приют, - Охабу не нравились новости. Неприятно, что это случилось во время выполнения ответственной и важной работы. Но, в любом случае, данная ситуация все еще не критична, и он может исполнять свой долг и нести службу. - Кто-нибудь еще нашел убежище здесь?
  
   - Пока что данная информация неизвестна, капитан.
  
   - Так проверьте. Мы служим в Конфедерации порядка, так что наш долг оказать помощь всем, кто встретится на пути. Даже, если корабли не подают сигнал бедствия, нам стоит убедиться в том, что они не нуждаются в помощи. Заодно скоротаем время, пока ждем окончания шторма.
  
   - Будет исполнено, капитан, - Диксон оставил капитана в одиночестве. Охаб прав, несмотря на временную заминку, у них все еще полно дел. Нужно просканировать пояс астероидов, попытаться выяснить, смогут ли они углубиться и пройти сквозь него. Возможно, где-то есть коридор спокойствия, которым они сумеют воспользоваться.
  
  ***
  
   Отдохнув и пообедав, Охаб вернулся на капитанский мостик. Большую часть времени он проводил именно здесь, а не в своей каюте или других частях корабля. Для него это было естественно, ведь он твердо решил, что привязанности больше не для него. Мужчина жил службой и работой, заботами о команде и корабле. Это его жизнь, так будет до самого конца. Окинув изучающим взглядом экипаж, капитан остался доволен - все при деле, никто не прохлаждается. Даже во время его отсутствия, команда продолжает работать, как слаженный механизм. Ему больших трудов стоило добиться подобного, так что Охаб мог по праву гордиться собой.
  
   - Диксон, удалось что-нибудь выяснить?
  
   - Да, капитан. Шторм усиливается, мы пока не можем спрогнозировать его окончание и распространение. Так же визоры закончили сканировать сектор и обнаружили корабль-манту на одном из крупных астероидов.
  
   - Манта? Что с экипажем?
  
   Внешнее спокойствие было напускным. Каков шанс, что из всех кораблей изумрудного космоса ему попадется именно тот, который он жаждет увидеть и уничтожить? Маловероятно, что он его заклятый враг оказался здесь. Если это произойдет впору задуматься о божественной воле и справедливости проведения.
  
   - Ситуация странная. Эфирные сканеры показывают присутствие на борту одного человека, согласно остальным приборам - двое. Скорее всего, наши сканеры работают некорректно из-за шторма. Техники уже работают над этой проблемой. Корабль-манта старый, я бы даже сказал, что дряхлый, такому точно не пройти через шторм. Удивительно, что он все еще способен летать.
  
   - Удалось наладить связь?
  
   - Нет, капитан. Сильные помехи, но мы продолжаем попытки.
  
   - Мне нужно имя капитана и номер корабля.
  
   - Мы делаем все, что в наших силах...
  
   - Так сделайте больше, мистер Диксон. Я отдаю приказы, мой первый помощник исполняет их, - резко бросил Охаб, не способный отделаться от ощущения, что это та самая манта, которую он ищет по всему изумрудному космосу. Если так, ему останется лишь направить орудия на старый корабли и уничтожить его, а вместе с ним и Дейва Лоттера. - Не желаю слушать о трудностях и неисправностях. Мне нужны ответы и решения.
  
   - Будет исполнено, капитан.
  
   - Приступайте к работе, и перенаправьте энергию на щиты. Если шторм усилится или достигнет нас, корабль не должен пострадать.
  
  ***
  
   Сколько бы времени ни прошло, он не сможет забыть о прошлом и том, что упустил. Охаб все думал, что было бы, если бы он остался на станции, а не отправился в академию. Хватило бы у него умений, знаний и эфира для того, чтобы защитить дом и отбить атаку рейдеров или ничего было невозможно изменить? Ответа не находилось - одна его часть говорила о том, что все пошло бы иначе, а другая, более прагматичная - что для спасения было бы недостаточно запаса эфира, для этого нужны корабли и орудия. Эти мысли преследовали его, не давали покоя. Вот и сейчас, наблюдая за экипажем и показаниями приборов, капитан пытался проанализировать, какова вероятность того, что на корабле, нашедшем приют на астроиде, находится старый рейдер, организовавший нападение на его дом? Ответ очевиден - ничтожно мала. И все же, эта мысль не покидала Охаба, терзала душу, сводила с ума. Если бы не это вынужденное бездействие, все было бы проще, но сейчас все, что они могут - ждать. Проклятый шторм!
  
   Если он все правильно помнит из курса истории, подобные внезапные шторма уже случались в прошлом. И каждый раз они вели к глобальным катаклизмам, влияющим на весь изумрудный космос. Эфир есть во всем, в каждой звезде, каждой планете и живом существе, его волнения влияют на саму ткань бытия. А еще, после таких явлений, в раскаленных звездах рождаются новые корабли. Неужели, ему повезло застать этот момент? Но повезло ли? Это сомнительно.
  
   - Капитан.
  
   - Да, мистер Диксон, - Охаб перевел взгляд на помощника. Этого человека, он вполне мог назвать другом.
  
   - Нам все еще не удалось выйти на связь с мантой и его капитаном, но мы выяснили номер корабля. Он имеется в нашей регистрационной базе, так что мы смогли проследить его историю.
  
   Корабли неохотно делились своими именам, а если представлялись, то это означало, что капитану оказана большая честь и корабль признал его, как равного, готов безоговорочно подчиняться. Посторонним они вовсе не назывались, так что каждому живому кораблю, вне зависимости от его класса и вида присваивался регистрационный номер. Так можно было узнать, к какой коалиции он принадлежит, где побывал, кто на нем летал. Номер присваивался единожды, выжигался на теле корабля, и его невозможно было изменить или стереть.
  
   - И? - капитан напрягся. Это было непросто, но сумел выяснить номер манты, которую Дейв Лоттер приобрел на одной из планет-свалок. Эта информация дорого ему стоила, и казалось, что никуда не ведет, ведь космос огромен, его границы могут оказаться недосягаемы. И все же, Охаб не смог отказаться от поисков, пусть и тайных.
  
   - Н-55-РН8555777. Ранее эта манта принадлежала гильдии вольных торговцев Z-сектора. После смерти капитана, корабль отправили на свалку. Слишком много повреждений, да и возраст у него солидный. Позднее он был приобретен...
  
   - Человеком по имени Дейв Лоттер, - закончил за своего помощника капитан. Вот он, момент, которого он ждал так долго! Даже не верится в то, что это происходит в реальности, а в не его бурных фантазиях. но при всем этом, Охаб не ощущал ничего: ни триумфа, ни радости, ни сожалений, внутри была пустота, даже мысли казались лишь отголосками. Мужчина словно боялся поверить в реальность происходящего.
  
   - Вы знаете этого капитана?
  
   - Да, мне известно его имя, - Охаб направился к своей капсуле. Настало время все взять в свои руки и соединиться с Баалом, отдать ему весь эфир без остатка. - Это рейдер, на чьей совести тысячи жизней. Приведите все системы корабля в боевую готовность. Согласно устава Конфедерации Порядка, этот корабль и весь экипаж, должны быть незамедлительно уничтожены.
  
   - Есть, капитан!
  
   - Лишь убив, я обрету свободу, - беззвучно прошептал Охаб. Он не гонялся за бывшим рейдером, не бросил на это все силы, но при встрече - его долг уничтожить врага. Дейву Лоттеру по совокупности всех преступлений давно уже вынесен смертный приговор. Он всего лишь приведет его в исполнение. Легкая боль пронзила тело капитана, а после наступило облегчение - он подсоединился к кораблю, видел его глазами, ощущал все, то же самое, что и кит, слышал мысли. Сегодня справедливость восторжествует!
  
  
  Дейв: Кого же он нашел?
  
  Дейв укоризненно смотрел на бледную девушку, с трудом удерживающуюся на ногах. Она вся тряслась, тяжело дышала, на лбу проступила испарина, а её взгляд никак не мог сфокусироваться. Казалось, что еще немного, и она рухнет на холодный металлический пол. Жалкое зрелище. Даже стена корабля была недостаточной опорой для Мэнес. Это странное создание без эфира в теле, казалось слишком хрупким для этого мира. Слабая, напуганная, без прошлого и по большому счету, без будущего - она была обречена на увядание. Если останется на корабле, её не ждет ничего хорошего, ведь и корабль и его капитан доживали последние свои годы, Мэнес могла остаться одна, совершенно не зная, как устроена жизнь. Если она окажется в руках крупной коалиции, то судьба девушки тоже незавидна - её отправят на опыты. Еще бы, такой уникальный экземпляр. Хорошо еще, если её решат изучить, а не ликвидировать. Кто знает, быть может отсутствие эфира в теле не особенность вовсе, а болезнь. Капитан уже устал размышлять об этом - в данной ситуации просто нет и не может быть верного решения.
  
   - Зачем ты встала? - мужнина подошел к девушке, позволяя опереться на свое плечо. - Тебе нужен отдых, питательные вещества, переливание эфира. У нас его, конечно, немного, но у тебя его вовсе нет. Можно и поделиться. По крайней мере, попытаться.
  
   - Мне стало страшно, - голос дрогнул, задребезжал, словно в любой момент мог разбиться. Каждый шаг, даже при помощи единственного знакомого давался с трудом. Мэнес не ощущала собственное тело, оно казалось чужим, не желало подчиняться.
  
   - Страшно? - тяжелый вздох был полон усталости. Ему стоило предусмотреть, что от незапланированной пассажирки будет масса проблем, которые начнут раздражать сразу же. - И что же тебя могло напугать в медицинском отсеке?
  
   - В капсуле тесно, она сдавила меня, словно кокон, становилась все меньше. Там нечем дышать, - шептала девушка непонятно как переставляющая ноги. - Стены становились все ближе, и я не смогла там оставаться.
  
   - Не удивительно, если учесть, что ты длительное время провела почти что в гробу. И все же, тебе не стоило вставать. В твоем состоянии это опасно, - Дейв продолжал отчитывать свою пассажирку, которая, явно задержится на корабле и составит ему компанию. - Эниль - старый корабль, здесь туго с ресурсами, да и оборудование давно уже устаревшее. Я не смогу оказать нужную медицинскую помощь, если тебе станет хуже.
  
   - Эниль?
  
   - Да, это имя нашего корабля.
  
   - Но разве имена не даются только живым? - Мэнес все еще было трудно говорить и думать, а потому её фразы казались странными, словно обрубленными. Что скрывать, мысли были ничуть не лучше, в голове был самый настоящий кавардак. Вопросов слишком много, а пустота в голове начинала причинять боль. Девушка многое знала, но это были очевидные вещи и названия, но при этом она не могла вспомнить, кто она, откуда, что было раньше, ничто не вызывало в ней отклика, не казалось смутно знакомым.
  
   - Эниль живой, - Дейв не знал, как себя вести с новой знакомой, и чем дольше они общались, тем сильнее была его растерянность. Он не умел объяснять очевидные вещи, никогда не заботился ни о ком, кроме себя и корабля, с которым был единым целым. Вот и сейчас, разговор начинал тяготить пожилого мужчину.
  
   - Живой корабль? Я не понимаю... - Мэнес сползла по стене на пол. Ноги не держали её, да и голова шла кругом.
  
   - Эниль живой организм. Как ты или я, мы находимся у него внутри, у него есть сознание, желания, органы, он растет, развивается, умирает. Для жизни ему нужен эфир, - капитан недовольно поморщился. Еще недавно он скучал по живому общению, даже взял незнакомку на борт, рассчитывая найти собеседника, и вот теперь становилось очевидным, что это был глупая затея. Из него плохой собеседник, а Мэнес ничего не способна рассказать. Она пуста.
  
   - Мы внутри живого существа? - если бы у нее было чуточку больше сил, в её голосе можно было бы услышать страх и даже ужас. Мэнес пристально всматривалась в Дейва, буравила его тяжелым взглядом, пытаясь понять, зачем он так странно. Вот только старый капитан был серьезен.
  
   - Да, Эниль отличается от меня, тебя, других форм жизни. Живые корабли - особенные создания. Лишь они способны путешествовать от звезды к звезде, без них мы были заперты на своих жалких планетках.
  
   - Я... Я не понимаю.
  
   - И не надо. Некоторые вещи лучше принять как данность. Корабль живой, у него есть имя, он способен думать, чувствовать, действовать по своему усмотрению, если его воля окажется достаточно сильной. Большего тебе понимать и не надо. В академиях будущим капитанам рассказывают намного больше, они знают об эфире и кораблях все - это позволяет им подавлять волю корабля, лучше понимать. Но я самоучка, у меня иной подход к кораблям. Мне нечего тебе сказать. Так что не думай, и не бойся. Пассажиров вообще не должно волновать подобное, а тебя и подавно.
  
   - Почему?
  
   - Ты не сможешь стать донором эфира. Так что даже, если окажешься в кресле пилота, - мужчина указал на свое место, больше походившее на капсулу, в которой человек практически находился в горизонтальном положении, - Эниль не сможет к тебе подсоединиться.
  
   - Думаю, дальше лучше не спрашивать, - девушка прикрыла глаза, пытаясь справиться с неприятной резью. Отчего-то начало казаться, что она в желудке огромного существа, решившего проглотить её. Кажется, она даже слышит биение его сердца - Бум. Бум. Бум. Этот звук отдается вибрациями во всем теле, звучит в голове.
  
   - Ты права. Я не смогу объяснить, а ты понять, - Дейву стало жаль Мэнос. Снова. Последнее время его настроение и мироощущение непрестанно меняется. Он думает и чувствует одно, а в следующий миг для него все меняется. Старость все ближе подкрадывалась к нему. Старость? Кого он обманывает. Речь идет о смерти, которая неизбежно придет за каждым. - Давай лучше перекусим, а после я тебе все покажу. Раз уж, ты решила встать, то непростительно сидеть на полу и бездельничать. Не хочешь возвращаться в медицинскую капсулу, значит, силы есть, и ты можешь приносить пользу, - мужчина надеялся припугнуть девушку.
  
   - Хорошо. Все лучше, чем снова оказаться запертой.
  
   - С тобой тяжело.
  
   - Жалеешь, что помог? - с пугающим безразличием поинтересовалась Мэнес. В том, что Дейв не просто помог, а спас ее - девушка не сомневалась. А все от того, что видела саркофаг, в котором находилась. Она не помнила, но точно знала, что её извлекли именно оттуда.
  
   - Да, но это ни на что не повлияет, - капитан ощутил, как нечто приятное разливается в груди. Он поступает благородно и правильно, ведет себя, как герой и это нравилось мужчине, не порывавшегося к подобному раньше. Он словно играл роль, строил новый образ и по большому счету мог быть любым. Удивительная возможность, которой грех не воспользоваться. - Я отвезу тебя на Рух. Там живет мой старинный друг, наверное, последний из живых. Он врач, так что сможет помочь разобраться в том, что с тобой не так.
  
   - Хорошо, - ей все еще не по себе, но выбирать не приходится. Без прошлого и будущего, она имеет лишь настоящее, вынуждена довериться единственному человеку, которого знает. Это страшно, возможно, опасно, но от нее ничего не зависит.
  
   - Вот и замечательно, а сейчас...
  
   В это мгновение раздался оглушающий звук тревоги; резкий все нарастающий звук, похожий на завывание раненого зверя, заполнял все пространство вокруг, он вибрировал и дребезжал вместе со стенами и всем, что находилось на борту. Корабль боялся, и оттого ровное зеленоватое освещение сменилось угрожающе-красным, почти рубиновым.
  
   - Что это? - сердце екнуло и куда-то провалилось, руки и ноги окоченели. Это вой подавлял, пробуждал первородный ужас, желание сбежать, спрятаться, забиться в дальний угол и зажать уши руками. Вот только даже так, она будет слышать.
  
   - Ничего хорошего! - Дейв с невероятной для своего возраста проворностью запрыгнул в капитанское кресло. Моментально его оплели тончайшие волоски сосуды - на этот раз это не просто подключение к сознанию корабля, а полное единение, когда манта и человек становились одним целым. Почему это происходит именно сейчас? Он не участвовал в сражениях с тех самых пор, как получил черную метку. Эниль не военный корабль, манты вообще не обладают достаточным вооружением и мне могут считаться боевыми единицами. И вот теперь на них напали! - Сиди на полу и не двигайся! Ничего не трогай и даже не думай кричать или плакать!
  
   Мэнес лишь кивнула, при всем желании, даже если оно возникнет, она не сможет пошевелиться. Собственное тело не желало повиноваться, а мысли казались лишь отголосками чего-то значительного и важного. Девушка остекленевшим взглядом, полным ужаса уставилась на Дейва.
  
   Полное слияние окончательно завершено, теперь уже непонятно, где человек, а где корабль, они стали единым целым и физически, и мысленно. Поток эфира устремился к Энилю, подпитывая все его системы и механизмы, приводя в рабочее состояние все отсеки. Как всегда в такие моменты Дейв ощущал себя огромной мантой - все данные моментально поступали прямиком в мозг капитана, а его решения выполнялись моментально. Больше не было нужды в словах, достаточно мыслей, проносящихся в сознании за доли секунды. Дейв давно привык к подобным ощущениям, но все еще считал их настоящим чудом. Теперь он видит, слышит и ощущает иначе - он и есть корабль!
  
   - Кит? - мужчина с трепетом и восторгом рассматривал корабль, угрожавший им. Еще никогда ему не приходилось видеть кита такого размера, да еще с таким количеством пушек. Невероятное и подавляющее зрелище. В сравнении с ним, Эниль всего лишь незаметная песчинка.
  
   - Он не отзывается, не желает назвать свое имя и причину агрессии. На нем клеймо Конфедерации Порядка. На запросы не реагирует. Его орудия на семьдесят процентов готовы к атаке. Мы не сможем уклониться, а наши щиты не выдержат и одного залпа.
  
   - Какие варианты?
  
   - Никаких. Это конец - Эниль боялся, но при этом говорил спокойно и даже отстранено. Единение с капитаном, его эфир помогали найти успокоение и вернуть утраченную уверенность.
  
   - Не существует безвыходных ситуаций, - Дейв ощутил прилив сил и воодушевление, адреналин бурлил в крови, как когда-то в молодости. Может быть, смерть и близка, но без боя он точно не сдастся. - Мы меньше, проворней, сможем укрыться среди астероидов. Даже если кит погонится за нами, то камни замедлят его.
  
   - Мы в ловушке шторма. Нам некуда бежать. Эфир пришел в движение, он уничтожает все, чего касается. Космос еще более опасен, чем этот кит, желающий нас раздавить. Оставаться на месте - смерть. Сбежать - то же самое.
  
   - И все же мы рискнем. Сдохнем красиво.
  
   - Приказывай, капитан.
  
   - Поднимаемся, - в словах не было необходимости, но так было проще.
  
   Мужчина не знал, кто и почему на них напал, но не сомневался, что у капитана кита есть на то веский повод. Вот только не существует причин, которые заставили бы его сдаться и позволить прикончить себя. Крылья манты с трудом поднялись, и корабль оторвался от поверхности астероида. После длительного отдыха было тяжело, даже больно, но с каждым взмахом становилось все легче. Весь эфир Дейв направил по трубам-венам к двигателям. У них есть лишь один шанс - попытаться сбежать.
  
  Манта, плавно двигая огромными гибкими крыльями, стремительно поднялась вверх, чудом избегая прямого попадания мощных эфирных зарядов. Корабль Конфедерации, не ожидавший такой проворности от старого, разваливающегося на части корабли, не успел остановить залп. Всего один выстрел и от астероида осталась лишь пыль. Впечатляющая демонстрация силы и собственного превосходства! Выстрел только произведен, а орудия кита уже вновь пришли в боевую готовность, выискивая проворную цель. Капитан и корабль не ожидали такой проворности и сопротивления, но при этом были готовы пойти до конца, ведь они нагнали добычу, найти которую уже и не мечтали. Новый залп последовал через секунду после первой атаки, но манте снова удалось увернуться. Этот маленький корабль, не желающий сдаваться и погибать, с невероятной грацией двигался в изумрудном космосе, выделывая невероятные пируэты, он словно покачивался на невидимых волнах, ловил потоки эфира, на которых мог парить. Его движения можно было сравнить с танцем, настолько завораживающими и необычными они были. Вот только музыки не было слышно, а оба корабля были окружены безмолвием вселенной.
  
   Очередной залп прошел в опасной близости от Эниля, но он снова умудрился увернуться, атака почти не задела его, лишь опалила обшивку, да слегка повредила длинный хвост. Кораблю было больно, но в его возрасте, на такие вещи уже можно не обращать внимания. Манта продолжала кружить вокруг кита, приближаясь к нему все ближе. В двигателях все еще недостаточно эфира для быстрого и резкого скачка, так что придется и дальше танцевать, выводя противника из себя, надеясь на то, что у старого капитана хватит эфира и воли закончить начатое, а шторм не разорвет его на части.
  Отголоски эфирного шторма достигали и небольшого сектора спокойствия, изменяя его, делая зеленый цвет более насыщенным, ярким и мерцающим. Казалось, что кто-то рассыпал в космосе тонны блесток, которые теперь сверкают, отражая вспышки снарядов и далеких звезд. Схватка двух живых кораблей и их капитанов, не обмолвившихся ни словом - прекрасное зрелище, но победитель в ней известен заранее.
  
   Дрожащая от страха, напряжения и слабости Мэнес, сидящая на холодном полу и жмущаяся к стене, не отрываясь, смотрела на обзорную стену. Она видела огромного кита, изрыгающего пламя, ощущала, как их корабль содрогается от череды взрывов - это повергало в ужас. В голове засела всего одна мысль, не дающая покоя, звучащая снова и снова - они не смогут ускользнуть. Девушка не понимала, что задумал капитан и его живой корабль, не видела пути к отступлению. Все смешалось, казалось пугающе губительным. Как же хочется забраться обратно в капсулу - это не так страшно! Мэнес казалось, что все проходящее дурной сон, кошмар, от которого она никак не может очнуться. Корабль сотрясался, его вело из стороны в сторону, отчего сама девушка с трудом удерживалась на месте. Она уже не понимала, где верх, где низ и куда они направляются. В действиях манты и её капитана не было никакой логики или системы, и лишь это спасало их жизни. Вот только перепуганная девушка не могла этого осознать, ей оставалось лишь цепляться за все, что только можно, а надежде, что она удержится, а царящее вокруг безумие не продлиться. Корабль в очередной раз тряхнуло, да так, что Мэнес с трудом удержалась на месте, а в области плеча появилась пульсирующая боль. Если она перестанет держаться, то её точно откинет в сторону и не факт, что в безопасное место, если продолжить хвататься за выступ - рискует сломать руку. Боль, страх, отчаяние и непонимание переплелись между собой в замысловатом узле, который ни развязать, ни разрубить. Очередной рывок, и девушка не удержалась, покатилась по полу, а дальше был удар. До чего же больно!
  
   Почему они не прекратят?! Почему все это происходит?! Эти мысли не покидали голову Мэнес, звучали снова и снова, не переставая, сводили с ума, ведь она бессильна что-то изменить.
  
   Девушка подняла затуманенный слезами и страхом взгляд на капсулу, в которой находился Дейв. Сердце сжалось от ужаса и отвращения, казалось, что мужчина сливается с плотью корабля, еще немного и от него ничего не останется, а Эниль сожрет не только эфир, но тело своего напарника. Но хуже всего то, что это вынужденная мера, если не бороться - их уничтожат! Мэнес ощущала, как корабль пытается сдерживаться, не желает причинять вред другу, поверившему в него, она даже слышала слабые голоса.
  
   - Так не должно быть... - девушка, опираясь на стены, направилась к креслу капитана. Она и сама не понимала зачем, но что-то неумолимо тянуло её туда, это было нечто вроде инстинкта, которому глупо и почти что невозможно сопротивляться.
  
   Манту в очередной раз тряхнуло и все вокруг заискрилось, системы корабля отказывали одна, за другой. На этот раз им не удалось избежать прямого попадания. Кит не давал им ни одного шанса на побег, не подпускал к астероидам, преследовал и непрестанно стрелял. Его эфира и ворожения хватит и на большее. Время игр кончилось, оставалось лишь нанести решающий удар.
  
   - Дейв! - Мэнес добралась до капитана, и теперь смотрела, на его бледное, практически безжизненное лицо. Он почти не дышал, еще немного и окончательно исчезнет. Корабль выпил его почти до дна, лишь малые крупицы эфира поддерживали в нем жизнь. - Дейв, сделай что-нибудь!!! - глупая просьба, при всем желании старый капитан уже ничего не сможет изменить. Это знает она, это знает Энил, и огромный кит, готовящийся нанести решающий удар.
  
   Внезапно манта отпустила своего капитана, буквально выплюнула его на пол, сразу же вокруг стемнело, а огоньки приборов начли гаснуть один за другим. У корабля не осталось эфира и возможности сражаться за собственную жизнь, от которой зависело существование двух членов экипажа. На что они рассчитывали? Два старика не способны тягаться с молодым и сильным гигантам.
  
   - Зря ты так, - прохрипел Дейв, пытаясь забраться обратно, но сил не хватало на это. Разъединение было слишком резким, что повлекло за собой дезориентацию в пространстве. - Из меня можно выжать еще немного. Не бойся убить меня! Умереть, так в бою. Помнишь это?! - мужчина снова рухнул на пол, в его руках больше не было силы, чтобы подтянуться и забраться на свое законное место.
  
   - Дейв...
  
   Мэнес прижала ладошку ко рту. Она видела, как этот человек боролся, отчаянно пытался вернуться и погибнуть вместе с кораблем. Дряхлый, жалкий, мертвецки бледный, он не сдавался, даже сейчас в его глазах горел невероятный огонь жизни. Это поражало, впечатляло и завораживало. Девушка не могла оторвать взгляда от Дейва, но при этом она ощущала нечто странное и необычное. Мэнес чувствовала, как время медленно ползет, как нечто движется в воздухе, она могла поклясться, что слышит голоса, но не понимала, кому они принадлежат. Всего лишь едва уловимый шепот в ее голове. Секунды, казались минутами и могли бы растянуться еще дольше, но ослабевшая девушка пошатнулась, накренилась, чтобы не упасть схватилась за кресло капитана. В её душе что-то взорвалось, это было подобно фейерверку - сотни, тысячи сверкающих огненных цветов разом расцвели внутри нее, и больше Мэнес не принадлежала себе, не ощущала себя, как личность. Она даже не заметила, как рухнула прямо в кресло капитана и её оплели провода-вены. Невероятно! Девушка даже не представляла, что возможно ощущать такой восторг и наслаждение, она пылала и телом и душой, весь мир был в её руках, она могла обнять его или раздавить, сделать все, что вздумается. Мэнес остро чувствовала каждое живое существо, каждую песчинку находящуюся рядом, видела все и сразу. Души Эниля, Дейва, кита и его капитана, их прошлое и настоящее - все было ей доступно. Девушка задыхалась, захлебывалась, но была не способна контролировать происходящее с ней. Они должны спастись, сбежать, прорваться сквозь бушующий шторм к безопасности и спокойствию. Это было её самым страстным желанием в этот момент, оно было единственным, и эфир отзывался на эти мысли, готов был последовать за волей Мэнес.
  
   - Что это? - Дейв далеко не первый год существует в этом мире, он многое видел и слышал, но то, что происходило у него на глазах в этот миг, не укладывалось в голове.
  
   В теле Мэнес не было ни капли эфира, но стоило ей оказаться в капсуле, как Эниль подключился к ней. Провода впились в нее, начали пульсировать и увеличиваться в размерах. Казалось, что это безумие, поступок, демонстрирующий крайнюю степень отчаяния. Все бесполезно, невозможно что-то взять у того, у кого нет ничего! Но так ли это! Манта наполнилась жизнью, задрожала и затрещала, все приборы вновь функционировали, а вокруг корабля появился мощный энергетический щит, отразивший смертельный удар. Тело Мэнес источало ровное изумрудно-зеленое свечение - настоящий чистый эфир, появившийся из ниоткуда. Это было настолько невероятно, что Дейв не мог вымолвить ни слова, он просто смотрел. Кого же он нашел? Кто его пассажирка?
  
   На размышления не было времени, ведь раздался протяжный стон, отозвавшийся гулом где-то внутри капитана, и все вокруг завертелось, закрутилось, начало меняться. Это была трансформация! Но разве она не свойственна только молодым кораблям? Именно так происходит их рост, и во многом он зависит от количества поглощенного эфира, чем больше, тем круче и значительней преобразование. Но для зрелых кораблей и этот путь был невозможен, все преобразования производили техники и мастера эфира. На стариков и вовсе никто не тратил ни время, ни усилия. Дейв не сомневался в том, что происходит, но не понимал, как? Это было невероятно! Мэнес не просто подключилась к Энилю, она меняла его, при этом, не становясь с ним единым целым. Девушка генерировала эфир в невероятном количестве, и весь он доставался старой манте. Свечение становилось все сильнее, энергия уж могла уместиться в Эниле, она вырвалась наружу, поглощая все, чего касалось.
  
   - Этого просто не может быть... - неустанно повторял старый капитан, ощущая, как и ему достается немного эфира, как он наполняет его жизненной силой, восстанавливая все потери. - Так не бывает...
  
  ***
  
   В изумрудном космосе происходило нечто невероятное, прекрасное и доселе невиданное. Эфир приобретал форму, фактуру, стал тончайшими струнами, тянущимися к старому кораблю. Манта, окруженная зеленым свечением, выгнулась, прогнулась так сильно, как была не способна даже в детстве, а после свернулась в клубок, принимая форму идеально ровного шара. Струны эфира моментально сплели вокруг него кокон, скрыли его. Начался процесс преобразования! Один корабль исчезнет, но появится другой, с той же душой, мыслями и воспоминаниями, но в иной физической форме. Пульсация и свечение усиливались, зеленый цвет стал более насыщенным и даже казался густым.
  
   Миг настал! Струны оборвались, вызывая возмущение в бесконечном море эфира, заставляя его идти волнами, они рассыпались сверкающей пылью, а кокон вокруг манты треснул, выпуская на свободу Эниля. Обновленный корабль с легкостью и грацией вырвался в открытый космос, но теперь он не старик - он снова сильный, мощный, больше прежнего, его двигатели, как никогда раньше быстры, у него даже появились пушки, способные пробить любую броню. Новый вид. Уже не манта, а нечто лишь отдаленно напоминающее её.
  
  ***
  
   - Что будем делать? Мы можем уничтожить кита! - Эниль еще никогда не ощущал себя таким сильным, он готов был сразиться с целым флотом и выйти их этой схватки победителем. Мэнес подарила ему не только вторую молодость, но и новые возможности, соответствующие его характеру. Его больше не сдерживало происхождение и предназначение, он свободе от этих оков.
  
   - Нет, мы уходим.
  
   - Но...
  
   - Мы уходим, - настаивала девушка, все еще не понимающая, что происходит, и как долго она выдержит напряжение. - Так будет лучше. Ты сможешь пройти через шторм. Лишь ты, никто другой на это не способен! - Откуда ей все это известно? Менес и сама не знала, она просто доверилась чутью и интуиции, доверяя им, ведь больше ей не на что было рассчитывать. - Уходим, прошу...
  
  
  Охаб: Что это было?
  
   - Капитан, мы потеряли их, - Диксону не было необходимости констатировать этот факт, ведь капитан, подключенный к киту, все видел своими собственными глазами. Ему было известно даже больше, чем всем остальным членам экипажа. Первый помощник говорил скорее для себя, чем для Охаба. Он все еще не мог поверить в то, что только что произошло. Это все не укладывалось в его голове, выходило за рамки, имеющихся у мужчины знаний, как теоретических, так и практических. Мозг категорически отказывался воспринимать информацию, пытаясь придумать объяснение произошедшему, но не мог. Это не иллюзия и не сон, а больше ничего на ум не приходило.
  
   - Вижу, - капитан не торопился отключаться от Баала, продолжал подпитывать его эфиром, получать данные со всех приборов.
  
   Еще недавно, всего пару минут назад, казалось, что цель была уже у него в руках, всего один залп их мощной пушки и все будет кончено, а его семья, друзья, родной дом - все будут отомщены и справедливость восторжествует, он сможет идти по жизни дальше, не оглядываясь и не ненавидя. Для него это было бы избавлением, настоящим даром провидения, в которое он не верит. Все изменилось за один миг. Всплеск эфира небывалой мощности поглотил дряхлую манту, запуская процесс трансформации. Все это было невероятно по нескольким причинам. Первая - эфир не рождается и ниоткуда, ни один прибор не способен его генерировать, он появляется только в момент гибели звезд. Ученые пытались изменить это, но так и не добились успеха. Вторая - неважно, сколько эфира вы можете потратить, не имеет значения, какими запасами ценной энергии вы располагаете - если корабль стар, он не подлежит трансформации. Эта истина была многократно проверена на практическом опыте исследователей эфира, и капитанов-глупцов, не желающих расставаться со своими престарелыми напарниками. Эти истины преподавались в Академии, подтверждались исследованиями и наблюдениями, никогда и ни у кого не вызывали сомнения. Но что же тогда произошло сейчас? Ни Охаб, ни его корабль не могли дать ответ на этот простой вопрос, оба пребывали в растерянности, которую нельзя демонстрировать никому, ведь это не соответствует статусу капитана. Но не столько это тревожило Охаба, сколько тот факт, что его личный враг Дейв Лоттер сумел улизнуть прямо у него из-под носа. Этого забыть невозможно, как и принять. Мужчина воспринимал это, как личный унизительный провал. Это недопустимо!
  
   - Капитан, какими будут дальнейшие указания? - Диксон ощущал себя неуютно, его не покидало гнетущее ощущение того, что увиденное сегодня изменит всю его дальнейшую судьбу, но и не только его. Было нечто зловещее в преображении старой маленькой манты и том, в кого она превратилась.
  
   - Что удалось зафиксировать визорам? - пока что Охаб не готов был принять решение. В нем боролись противоречивые чувства: долг и жажда мести, его одержимость службой и одержимость личным врагом, преступником, в очередной раз избежавшим тысячу раз заслуженную кару. Душа рвалась в клочья, металась, и даже Баал был не в силах успокоить своего капитана, повлиять на его душевные раны. Но все это было в душе, внешне мужчина оставался холодным, а его выражение лица вполне можно было бы сравнить с каменной маской.
  
   - Мы зафиксировали всплеск эфтра, внутри корабля. Данные приборов зашкалило, так что мы не можем сообщить критичные значения. Заснят и запротоколирован процесс трансформации и появление новой усовершенствованной манты. Отследить след корабля мы не можем, мешает шторм, - без запинки отрапортовал первый помощник. - Зафиксировано незначительное повреждение нашего корабля, нас задело струнами эфира, в момент из раскрытия. Ремонтные бригады уже приступили к устранению всех последствий. К окончанию шторма мы сможем продолжить выполнение задания.
  
   Диксон смотрел на Охаба с сомнением и ожиданием, от него не укрылось, что капитан слишком бурно отреагировал на появление на их пути старого преступника и его разваливающегося на части корабля. Да и то, что произошло дальше, могло повлиять на дальнейшие выполнение их миссии. Мужчина понимал, что найти манту и разобраться в случившемся важно, почетно и может увековечить в истории имена всех членов экипажа, но интуиция подсказывала Диксону, что от этой истории стоит держаться, как можно дальше. Все может плохо закончится!
  
   - Значит, все данные сохранены? - медленно растягивая слова, протянул Охаб. С огромным трудом, но ему удалось взять себя в руки и успокоиться, вспомнить о долге и присяге, о том, что ему поручено вышестоящими офицерами. Долг превыше всего - так он жил, и Дейв Лоттер не сможет этого изменить, не разрушит его жизнь и планы снова. Как же это тяжело! В груди что-то сдавило, да так, что капитан практически задыхался, его тянуло в шторм, в погоню за врагом, но это было бы в корне неверным решением, можно даже сказать, что опасным и для жизни, и для карьеры. Он поступит правильно, в очередной раз продемонстрировав всем, что его не просто так считают одним из лучших капитанов в изумрудном космосе.
  
   - Так точно, капитан.
  
   - Хорошо, - Охаб окончательно отключился от сознания кита, вверяя управление исполином экипажу. Дальше они справятся, так что можно не волноваться и заняться другими, не менее важными делами. Направьте все данные наблюдений в адмиралтейство, сообщите описание манты и то, кто является его капитаном. Используйте экстренный канал.
  
   - Экстренный канал, но ...
  
   - Это не обсуждается, мистер Диксон. Ситуация достаточно серьезная для того, чтобы задействовать именно этот канал связи. Если на борту манты прибор генерирующий эфир, Конфедерация Порядка должна его заполучить! В случае, если у вас есть какие-то сомнения в этом вопросе, вы можете отобразить их в капитанском журнале и своем рапорте Адмиралу Пайку, - Охаб смерил своего побледневшего помощника надменным взглядом. Он всегда знал, что Диксон наблюдает за ним и сообщает о каждом его шаге руководству, но делал вид, что не в курсе. Так намного интересней - все можно держать под контролем. Сейчас же капитан испытывал настоящее удовлетворение от того, как вытянулось лицо помощника. Карты открыты, теперь игра пойдет по иным правилам.
  
   - Непременно так и сделаю, - заверил Диксон, быстро приходя в себя. Рано или поздно это должно было произойти.
  
   - Приступайте, и не забывайте, что капитан на корабле я, а не вы, - Охаб не переживал из-за того, что напишет в своем отчете помощник. От таких капитанов, как он не избавляются, к тому же, далеко не у каждого достаточно эфира и силы воли, чтобы контролировать такого большого кита. Просто снобам из Адмиралтейства нужно показать, кто хозяин, сделать вид, что они контролируют все. Что ж, он подыграет им, ему не сложно. В данный момент намного важнее другое. - Пришлите ко мне в каюту старшего визора и первого офицера исследовательского корпуса. Займитесь починкой повреждений и подготовьте все для старта. Как только шторм стихнет, мы продолжим выполнение порученной нам миссии.
  
   - Все будет исполнено, капитан.
  
   Диксон испытывал к Охабу весьма противоречивые чувства. С одной стороны, он ценил капитана за профессионализм, восхищался способностью этого мужчины, принимать верные и взвешенные решения, контролировать себя. Но с другой - ему категорически не нравился Охаб; первый помощник не мог избавиться от ощущения, что в этом человеке что-то неправильно. Что? Почему? Диксон не знал, но не доверять нутру у него не было причин, ну, а мысли о том, что виной всему банальная зависть и вовсе отметал. Он не такой! Что-то с его капитаном не так - пока что это недоказанный факт. Вот и сейчас, вроде бы все верно и правильно, а приказы Охаба разумны, но казалось, что они ведут в бездну и повлекут за собой ужасающие последствия.
  
  ***
  
   Охаб удобно расположился в кресле, сделанном специально для него - спинка идеально повторяла конур спины, позволяла устроиться с максимальным комфортом. Баал позаботился о том, чтобы каюта его капитана была идеальна и соответствовала всем требованиям мужчины - на это преобразование ушло немало эфира, но результат того стоил. Здесь Охаб находил успокоение и мог поразмыслить о делах без лишних свидетелей. Это его убежище, куда никому нельзя ступать без его личного дозволения, даже в капитанском кресле, он не ощущал себя так, как этом помещении.
  
   Мужчина окинул усталым взглядом бежевые стены, на которых красовались шедевры прошлого. Его страсть к искусству была странной и, казалось бы, возникла на пустом месте, но Охаб не мог отказать себе в покупке новых картин. Ему нравилось наблюдать за запечатленными моментами чужой жизни, за полетом фантазии и кисти творцов. Картины имели собственную душу, особую прелесть, но в данный момент их чарующий мир, был не в состоянии увлечь его. Мысли капитана снова и снова возвращались к тому, что ему довелось увидеть глазами корабля. В тот миг он был китом, он лично пытался уничтожить врага, сокрушить его своей безудержной яростью, столько лет клокотавшей в его душе. Он видел и чувствовал все, больше, чем любой прибор на корабле, даже визорам не дано так четко все увидеть, еще никогда они с Баалом не были настолько близки, не сливались настолько тесно. Корабль жил его желаниями, стремлениями своего капитана, и Охаб был благодарен за это. Благодарен, но не достаточно для того, чтобы наивно назвать кита другом, для него он все еще орудие.
  
   - Что это было?
  
   Перед мысленным взором мужчины вновь появилась картина трансформации. Бесподобное и чарующее зрелище, которое мало кому доводилось видеть! Жаль, что он не художник, не способен взять в руки краски и перенести все увиденное на холст. Но зато у них есть записи, их можно пересматривать снова и снова, изучать, анализировать и возможно, однажды это даст результат, они смогут понять природу случившегося. Как эфир может зарождаться внутри корабля? Даже Баал был удивлен и поражен, он не понимал, что происходит и боялся. Еще никогда Охабу не доводилось ощущать страх своего корабля - неприятное чувство, от него хотелось бы избавиться навсегда. Его кит огромен, силен и хорошо вооружен, во всем изумрудном космосе не найдется второго такого корабля! И все же, трансформация манты вызвала у него страх и первородный ужас.
  
   Дверь каюты бесшумно отъехала в сторону, и на пороге появилось двое. Один - высокий тощий мужчина, с красноватой кожей восьмью парами глаз, расположенных одна над другой. Вторая - миниатюрная полная женщина, не больше метра роста.
  
   - Капитан, вызывали? - с порога произнесли визитеры.
  
   - Да, проходите, я намерен обсудить с вами случившееся во время атаки на манту. Но, думаю, вы и сами догадались о причинах, по которым вы здесь, - и снова внешне он была сама невозмутимость.
  
   - Так точно капитан.
  
   Мужчина замер напротив Охаба. Будучи старшим визором корабля он был воодушевлен и возбужден, ведь даже его знаний об эфире было недостаточно для того, чтобы сделать выводы. Ему не терпелось обсудить, приступить к изучению, стать первооткрывателем. Что же касается женщины, то она, не мешкая, устроилась на свободном кресле, которое моментально начало меняться, принимая удобную для нее форму. Подобное расслабляло, но отказывать себе в комфорте первый офицер исследовательского корпуса не собиралась, ведь им предстоял долгий разговор.
  
   - Что ж, тогда давайте приступим. Я хочу знать, что вы думаете, как намерены действовать, учитывая события сегодняшнего дня, - тот факт, что он передал всю информацию в адмиралтейство, не значит, что он обо всем забудет. Охота продолжится, рано или поздно он настигнет своего врага и Дейв Лоттер получит по заслугам!
  
  
  Дейв: Добро пожаловать на Рух
  
  
  
  
  Дейв пребывал в шоке, насколько это определение вообще можно отнести к человеку его профессии и судьбы, ведь повидал он немало: и странного, и жуткого, и просто необъяснимого. Но то, что случилось сегодня было за гранью всего, что можно вообразить. Мужчина вообще не понимал, что происходит, у него в голове не было ни одного приемлемого объяснения преобразованию Эниля. Не было его и у самого корабля, не способного описать последние изменения. Старый капитан не знал, как поступить: избавиться от Мэнес, снова потерявшей сознание и находящейся в медицинском отсеке, сдать её гигантам изумрудного космоса на опыты и так заслужить индульгенцию и подзаработать, забыть обо всем или все-таки попытаться разобраться в этой запутанной истории. Вариантов много, но выбрать нужно только один, от которого уже не отступиться. И дело не в возможностях, а в том, что у него осталось, не так уж много времени в запасе, чтобы метаться. Он не корабль, так что эфир его не омолодит и не изменит, он все еще старик и таковым останется. Эниль получил второй шанс, сможет прожить новую насыщенную жизнь, полную опасностей, открытий и свершений, он стал уникальным. Что же касается его капитана, то он все еще движется в сторону своего неминуемого заката, и на этом пути невозможно повернуть назад.
  
   - Что скажешь, друг? Что нам делать с этой девочкой, что смогла спасти нас и даже провести через шторм, губительный даже для гигантов? - Дейв провел дрожащей рукой по креслу капитана. Он все еще не решался занять свое законное место. Мужчине отчего-то казалось, что в нем больше нет необходимости, а отношения с помолодевшим кораблем станут другими. Это был самый настоящий страх вновь лишиться всего, самого смысла жизни. Если он не нужен кораблю, то зачем жить? Волочить жалкое существовании на какой-нибудь захолустной планетке он точно не сможет.
  
   Конечно же, ответа не последовало, для того, чтобы услышать голос живого корабля нужно подсоединиться к нему, стать единым целым, открыть свое сознание. Дейв все это понимал, так что ему оставалось лишь решиться на этот шаг, дать шанс старому другу доказать, что между ними ничего не изменилось или услышать, что в нем больше не нуждаются. Запасов эфира кораблю хватит на пару месяцев, за это время можно найти того, кто захочет управлять таким красавцем. Страшно. Такое мужчина ощущал лишь раз, в тот самый день, когда впервые подключился к кораблю, ощутил, как чужое сознание проникает в него, а собственный эфир стремительно покидает его тело.
  
   - Я глупый старик.
  
   Дейв осматривал приборы своей манты, они были устроены так, что не было необходимости подключаться непосредственно к кораблю, достаточно ввести координаты, активировать все рычаги и тумблеры. Пока у корабля есть эфир, он сможет двигаться самостоятельно, ему не нужны навыки капитана. Мужчина ощущал себя отвратительным, жалким трусом, готов был сам себе безжалостно выдать черную метку. Нельзя убегать и прятаться вечно, рано или поздно ему снова придется сесть в кресло капитана, хотя бы для того, чтобы проститься. В глазах неприятно защипало от этих мыслей, а в носу засвербело - он уже и не думал, что способен на такие проявления чувств.
  
   'Страх, хотя и является спасением, не должен нами руководить, он отравляет душу, делая тело слабее, разум глупее, он не позволяет видеть очевидных вещей' - эту фразу сказала ему мать, в тот день, когда они виделись последний раз. Он запомнил её, частенько повторял, хотя и не понимал смысла сказанного. Сегодня для Дейва все прояснилось, на заре собственной жизни до него дошло, что же пыталась сказать ему самое родное и близкое существо. Эта мысль была проста настолько, что оставалось только поражаться, почему до этого самого мгновения, его ни разу не озарило.
  
   Отринув все сомнения, не обращая внимания на трепещущее сердце и трясущиеся конечности, мужчина забрался на свое законное место. Им с Энилем есть о чем поговорить! Здесь и сейчас необходимо прояснить ситуацию - это оптимальное решение избавить обоих и капитана, и его корабль от напряжения. Дейв немного поерзал, отмечая, что капсула стала намного удобней, Неудивительно, она тоже претерпела изменения, стала более эргономичной. Провода-жилы тут же потянулись к капитану, они касались его осторожно, боязливо, словно впервые. Похоже, боялся не только Дейв...
  
  ***
  
   - Ну, здравствуй, старый друг, - капитан чувствовал себя виноватым и точно знал, что Эниль понимает это. Их чувства и мысли снова едины, словно ничего и не произошло. - Прости, что так долго не решался поговорить. Для меня это нелегко, особенно после того, что произошло с нами... С тобой. Все это не укладывается в голове, я просто не знаю, что сказать, что думать. Такое даже в бредовом сне не приснится. Все то, что я знал, во что верил, внезапно пошатнулась, а картина мира оказалась не такой уж стабильной.
  
   - Все это могу сказать и я.
  
   - Ты ничего не знаешь о ней?
  
   - Нет, ничего. Я даже не понимаю, откуда взялся эфир, к тому же такой чистоты. Это словно момент гибели звезды - это ощущение ни с чем нельзя перепутать. Каждый корабль помнит его.
  
   - Она сможет это повторить?
  
   - Не знаю. Нужно повторно подключиться, чтобы понять.
  
   - Но ты не хочешь, - понимающе произнес Дейв. Как же ему не хватало, этого единения. В такие моменты ему казалось, что он говорит сам с собой, но это не безумие, в нечто большее.
  
   - Не знаю. Все слишком странно, - корабль некоторое время молчал, не решаясь продолжать, а капитан все это время ощущал движение его мыслей, трепещущие, словно крылья звездной бабочки, чувства. - Я не удержусь, захочу попробовать еще. Чистейший эфир, невероятные возможности, ощущение триумфа и всесилия. Я мог сразиться с китом и выйти победителем, такое ни одной манте и не снилось.
  
   - Ты всегда был бойцом, как и я.
  
   - Но это не свойственно моему виду, - Эниль был в растерянности. - Мэнес сняла ограничения, наложенные природой, позволила моей душе отобразиться во внешнем виде. Я хочу попробовать еще, узнать, что еще эта девочка может дать мне.
  
   - Я понимаю, друг мой, - и снова на душе стало тоскливо. Весь этот разговор был одним большим прощанием. Так казалось Дейву, с каждым словом убеждающимся в том, что он лишний. Это были его чувства, мысли и тревоги, они передавались манте, сливались с чувствами помолодевшего корабля.
  
   - Нет. Не понимаешь, - возразил Эниль. - Мой капитан ты, и это не изменилось, мы и дальше продолжим путь вместе. Мэнес не способна командовать и направлять. Она просит, не знает, что делать. Эта девушка источник.
  
   - А если она что-то вспомнит? Что, если это изменится? - страх не отступал.
  
   - Ее сознание чисто. Даже я ничего не видел в недрах ее памяти. Словно и не было ничего до того момента, когда ты её нашел.
  
   Это было еще одно свойство кораблей - 'стариков', отлетавших свое, даже использовали в медицинских центрах, исследующих память. Они могли увидеть прошлое своего капитана, пережить все то же самое, что переживал тот, с кем слит корабль. Можно не помнить, но корабль все равно увидит.
  
   - Разве так бывает?
  
   - А разве кто-то может генерировать эфир? Я уже ни в чем не уверен, друг мой, а потому прошу, не покидай меня. Я стал моложе и сильней, но только твой дух идеально подходит мне, Дейв. Ты не станешь убегать, предпочел бы сражение. Мэнес не такая, в её душе страх и непонимание. Ей не быть капитаном никогда.
  
   - Ты успокоил меня.
  
   - Я знаю. Так куда направимся?
  
   - С тех пор, как я задал координаты, ничего не изменилось. Мы направляемся на Рух, - решительно заявил капитан, к которому вернулось спокойствие и уверенность. Он снова хозяин положения и корабля, в нем нуждаются, ему доверяют и уважают. - Я не знаю, что с Мэнес, не понимаю кто или что она такое, но это не значит, что не найдется того, кто не сможет ответить на эти вопросы.
  
   - Хочешь выяснить, какова её цена?
  
   - Было бы неплохо, но это не значит, что я продам девчонку. Считай, что я дожил до стадии сентиментальности.
  
   - Ты еще скажи, что удочеришь её.
  
   - Нет... Из меня выйдет никудышный отец, многочисленные дети, которых я никогда не знал, подтвердят это, - тихо рассмеялся Дейв, не ощущая по этому поводу ни капли сожаления. Одни созданы для семьи, другие нет, нужно просто признаться себе к какой категории относишься ты сам. Мужчина давно определился в этом вопросе.
  
   - Значит, Рух?
  
   - Да, именно так. Каково исходное время прибытия?
  
   - Восемьдесят семь часов.
  
   - Так быстро?
  
   - Я стал уникальным. Ты же не забыл?
  
   - Такое, не забудешь.
  
  ***
  
   Десять часов полета пролетели незаметно, Дейв занимался исследованием нового оборудования и возможностей Эниля. У него не было ни одной свободной минутку, в какой-то миг мужчине даже показалось, что он помолодел. Это было сродни первому знакомству, ведь капитан ничего не знал о своем преобразившемся корабле. Все было в новинку, все непонятно, с некоторыми приборами капитан даже не знал, что делать и лишь верный друг и напарник помогал разобраться. Кораблю не нужны инструкции или обучение, чего не скажешь о капитане и экипаже.
  
   Мэнес так и не пришла в себя. Девушка находилась в медицинском отсеке, где тщательно фиксировались все её физические показания. Дейв и Эниль отказались от переливания эфира, ведь это не помогало, и было пустой тратой ценного ресурса.
  
  ***
  
   Прошло уже двадцать четыре часа, целые земные сутки они в полете, но странная пассажирка все еще безмятежно спала. Её невозможно было разбудить никакими средствами, а её состояние не диагностировалось. Даже новые сверхточные приборы корабля оказались не в состоянии выявить причину, по которой Мэнес погрузилась в сон. Никаких патологий и отклонений от нормы не выявлено. Но, если все так, как тело девушки могло вырабатывать Эфир? Почему сейчас его нет в ней? Одни вопросы и никаких ответов.
  
   Дейв все чаще просто наблюдал за пассажиркой, сидел напротив нее и рассматривал. В этом не было никакой необходимости, никаких причин, да и других забот у единственного члена экипажа было предостаточно, но капитан все равно занимался бесполезным делом. Он так и не решил, как поступить с девчонкой и эта дилемма не давала ему покоя. Возможно, впервые в жизни Дейв осознано хотел поступить правильно, но понятие не имел, как это сделать.
  
  ***
  
   Мэнес открыла глаза, уставилась уставшим взглядом в белый потолок, мыслей в голове не было, единственно, что она ощущала - зверский голод. Это произошло на семьдесят третьем часу их путешествия, до прибытия к месту назначения осталось всего ничего.
  
   - Я хочу есть, - девушка не знала, есть ли кто-то рядом, но все равно озвучила просьбу. Собственный голос казался чужим, совсем, как тогда, когда она проснулась впервые.
  
   - Неудивительно, ты долго спала, - послышался в ответ голос Дейва. - Питаться через трубки, конечно можно, это поддерживает организм, но голод никуда не денется, - капитан подошел к медицинской капсуле, и ободряюще улыбнулся своей пассажирке. - С возвращением в реальность, Мэнес. Сейчас будем обедать, а заодно обсудим ближайшие планы.
  
  ***
   Мэнес сидела на полу, рассматривая космос через огромное обзорное окно - ей нравилось зеленоватое мерцание звезд, словно зовущих её куда-то, манящая темнота, приближающаяся планета Рух, о которой она многое услышала за последние часы. Такая большая, круглая и грязно-серая, она была непривлекательной и пугающей. Планета-город, где не осталось ни капельки природы, она давно бы погибла, если не поддерживающие её существование технологии. Было сложно понять, почему это место все еще существует, почему его не забросили? Планета пуста, она мертва - девушка это чувствовала, хотя и не понимала, как именно. Жители Рух сами уничтожили свой дом, они убили планету. Печально. И все же, именно на этой планете ей придется провести некоторое время.
  
   - Как самочувствие? - раздался тихий голос Дейва, решившего навестить свою подопечную.
  
   - Уже намного лучше, правда, я все еще быстро устаю. Мне тяжело долго стоять, говорить... Руки начинают трястись и ноги словно ватные, я почти их не ощущаю, - с тяжелым вздохом ответила девушка, продолжая разглядывать планету. Они вот-вот начнут снижаться, и от этого становилось не по себе. Её даже начало подташнивать от напряжения и волнения - весьма неприятное ощущение, от которого она не могла избавиться.
  
   - Тебе нужно больше есть.
  
   - Не думаю, что это поможет.
  
   - Вынужден согласиться, но мы скоро сможем выяснить, что с тобой делать, - мужчина положил руку на плечо Мэнес, слегка сжимая его. Он никогда не отличался особой чуткостью, не умел поддерживать, да и не любил все эти нюни, но сейчас в этом была необходимость. Вот только, что именно сказать? У него явно недостаточно опыта для подобного. - Тебе не стоит бояться. Дориан превосходный специалист, поверь ему можно доверять. Когда-то он был визором, так что многое знает об эфире, к тому же у него есть медицинские познания, а еще он гений. Он сможет помочь... - говорить о том, что он надеется избавиться от пассажирки, капитан не собирался. Сейчас неподходящий для этого момент, пусть девочка успокоится, почувствует себя в безопасности. К тому же, он еще до конца не определился, правильное ли решение принял. Если бы речь шла о ком-то другом, а не о нем самом, он давно бы поставил ему нелицеприятный диагноз.
  
   - Меня беспокоит не твой друг, а это планета, - отозвалась девушка, прикрывая уставшие глаза. Она слишком давно смотрит в окно, без цели, без причины, лишь потому, что не знает чем заняться и не понимает саму себя. Внутри пустота и она распространялась не только на воспоминания, но и на чувства, на мысли, на способность что-то решать. Мэнес с ужасом осознала, что она такая же пустая, как и планета Рух, на которую они направляются.
  
   - А что с ней не так?
  
   - Она меня пугает.
  
   - Это не удивительно, я и сам побаиваюсь таких мест. Целая планета - один большой город. Он возвышается над землей, но вместе тем уходит далеко в недра планеты. Здесь давно уже нет растений, животных, полезных ископаемых, я и сам не понимаю, как планета существует, современные технологи и механизмы укрепляют ее, создают атмосферу, гравитацию. По большому счету, это уже не планета, а обычная рукотворная станция, построенная на останках некогда живой планеты. Это жутко. Но не стоит волноваться, с Рух ничего не случится, все её системы жизнеобеспечения функционируют исправно и многократно дублируются.
  
   - И все же, это мертвая планета, - почти беззвучно отозвалась девушка, которой не стало легче от ответа капитана.
  
   - Да, и таких полно. Больше, чем ты можешь себе вообразить. Для нас совершенно нормально вытягивать из миров все соки, а после вновь отправляться на поиски нового места.
  
   - Для нас?
  
   - Для людей. Мы, ведь основанная раса... По крайней мере, так принято считать, - усмехнулся Дейв. - Ты привыкнешь. Просто воспринимай все, как должное. Все равно ничего не изменить.
  
   - У меня не получается. Я не знаю, как все должно быть, - Мэнес кивнула в сторону увеличивающейся в размерах планеты. - Но не так это точно.
  
   Странный разговор, странные чувства и неопределенность пугали девушку ничуть не меньше, чем-то, что произошло ранее. Она соединилась с кораблем, видела его глазами, видела его прошлое и чувства, коснулась воспоминаний Дейва. О да, теперь она знала, что её спаситель вовсе не герой, он жестокий и циничный убийца! Его заслуженно ненавидят, Дейв и сам все это знает. Но так ли это важно, если этот мужчина ничего плохого не сделал ей, даже помог? Мэнес уже ни в чем не была уверена, а потому просто сидела, размышляла, рассматривала звезды. Она одинока. У нее никого нет, и даже ее будущее сомнительно.
  
   - Возможно... - пожал плечами старик. А что еще он мог сказать и сделать? Ничего. В этой ситуации он бессилен. - Но Дориан живет именно здесь, так что нам придется посетить эту планету. Пойми, я не знаю, что с тобой делать...
  
   - Я, как это ни странно тоже.
  
   - Что ж, тогда нам остается надеяться на Дориана. У него наверняка, найдется пара идей или предположений.
  
  ***
  
   Эниль мягко опустился на поверхность планеты, но при этом он был готов в любой момент сорваться с места и улететь. Никогда не знаешь, что как будут разворачиваться события, а теперь, когда он настолько сильно изменился, точно привлечет внимание. Опасная ситуация, но пока что рано думать о неудаче или неприятностях - у него достаточно эфира и оружия, чтобы дать отпор даже киту, а его двигатели самые мощные во всем изумрудном космосе. Кораблю уже приходилось бывать здесь, так что он знал все физические свойства планеты, ему не нужна была дополнительная информация или время на адаптацию. Он исполнил свою роль, так что ему оставалось лишь ждать и наблюдать за всем происходящим. Рух свободная планете, но это не значит, что здесь нет угроз.
  
   - Не волнуйся, друг, мы скоро вернемся, - Дейв ласково прошелся ладонью по обшивке корабля. Он не любил покидать борт, да и в его возрасте не было в этом необходимости, но все же, иногда приходится делать то, что нам не по душе. - А если нет, ты знаешь, что делать.
  
   Капитан перевел взгляд на растерянную Мэнес, стоящую рядом с ним. Ему пришлось отдать ей свою старую одежду: брюки и рубаху, в которых она выглядела нелепо. В ней трудно было различить девушку, скорее уж она выглядела, как мальчишка-подросток. Это хорошо. Так намного безопасней для нее самой. Мэнес ничего не знала и не видела, не помнила собственного прошлого - не удивительно, что сейчас она шокирована. Космопорт с его громоздкими постройками, множеством разнообразных кораблей и снующими туда-сюда жителями разных планет, поражал и впечатлял, заставлял в полной мере ощутить свою ничтожность. Даже находясь в космосе не испытываешь ничего подобного.
  
   - Нравится?
  
   - Не знаю, - неуверенно отозвалась девушка. Казалось, что стоит сделать всего один шаг, и она потеряется, не сможет вернуться на борт корабля, а Дейв исчезнет. Страх все нарастал, проникал в каждую клеточку, заставлял трястись и пятиться назад. Мэнес никуда не хотела идти, ничего не желала знать. Какая разница, кто она и откуда, каким образом влияет на корабли? Ей нет нужды все это знать!
  
   - Я понимаю тебя, одно дело слышать об этой планете, другое - увидеть воочию, - мужчина взял девушку за ледяную ладошку, он словно удерживал её от трусливого побега, который ни к чему не приведет. - Кажется невероятным, что целая планета превратилась в город. Невероятное количество кварталов, домов, заводов, баров и развлекательных центров. Здесь никогда не утихает жизнь, и любой найдет себе развлечение и работу по душе.
  
   - А твой друг может прийти сам? - робко поинтересовалась Мэнес.
  
   - Нет... не может, - Капитан потянул девушку за собой. - Когда ты увидишь его, то сама все поймешь. Сейчас же, нам нужно поторопиться. Чем быстрее мы переговорим с Дорианом, тем быстрее вернемся к Энилю.
  
   - Ты только не отпускай меня, - умоляюще прошептала девушка, послушно следуя за пожилым мужчиной. Ей казалось, что на нее устремилось множество взглядом, что с ней что-то не так. Это было неприятно, возникало желание спрятаться, закрыться от всего мира. Мэнес с ужасом осознала, что столпотворение такого количества незнакомцев её пугает. В её душе зародилась самая настоящая паника, не позволяющая рассмотреть космопорт.
  
   - Не отпущу, не бойся. В некотором роде, я ответственен за тебя. Это мое личное решение, я так захотел и не отступлю. К тому же, Эниль мне не простит, если я не уберегу тебя.
  
   В отличии от своей спутницы Дейв не боялся и даже не опасался, он привык к подобным местам, мог с одного взгляда определить, кто несет угрозу, а кто лишь притворяется опасным типом. У него достаточно опыта, чтобы понимать, что не все то, чем кажется, уметь объективно оценивать обстановку. Сейчас им нечего бояться. Все заняты исключительно своими делами: погрузкой, сдачей груза, посадкой на корабли, никого не волновал старик и щуплый 'мальчишка' идущий с ним рядом. Это его жизнь, он привык к подобному и сейчас чувствовал себя, как дома. Они с экипажем частенько посещали подобные планеты, чтобы передохнуть и спустить честно награбленные кредиты, сбыть краденый товар и все то, что удавалось заполучить во время путешествий. Ностальгия! Именно на Рух рейдеры собрались и решили, что пора бы им стать значимой силой в изумрудном космосе, здесь они объединились и атаковали несколько станций и планет, тогда он смог высоко подняться. Вот только сильным группировкам пришлось не по душе появление нового игрока на поле, а сами рейдеры оказались не достаточно сплоченными, каждый думал лишь о своей выгоды. Он сам не исключение. Все осталось в прошлом, а мечты о мировом господстве разбились о суровую реальность.
  
   За те годы, что его не было, на Рух ничего не изменилось. Оно и не удивительно, планета слишком большая, все, что можно и нельзя, здесь уже понастроено. Да и пара десятилетий не такой уж длительный срок, в глобальном смысле за него мало что может измениться. Это к лучшему. В его возрасте уже не любят новшества, к тому же, так намного проще найти Дориана - нужно лишь идти привычным маршрутом, не забывая поглядывать по сторонам. Он личность все еще хорошо известная в определенных кругах, так что, можно нарваться на старых знакомых... на тех, кто избавился от него, выдав черную метку.
  
   Дейв не обращал внимания на состояние Мэнес, старый капитан был погружен в собственные мысли, воспоминания. В нем начали пробуждаться былые амбиции, хотя на этот раз их голос был тих и нерешителен. Рух... С этой планетой его много связывает, и вот, на закате своей жизни он снова здесь, снова слез в странную историю. Жаль, что люди не могут омолодиться при помощи эфира... Жаль, что он не корабль, у которого все впереди...
  
  ***
  
   Добраться до логова старого друга было непросто, ведь оно расположено в удалении от космопорта, но благодаря скоростным транспортным туннелям спустя пару часов они уже стояли перед нужным зданием. Серым, неприметным, таким же, как и множество других в этом квартале. Если не знать, то ни за что не догадаешься, что в подобном месте может жить и трудиться не просто медик, а настоящий гений и исследователь эфира. Дейв и сам не понимал, почему Дориан выбрал именно Рух, к тому же бедный квартал. Но, как говорится, у всех свои странности, он и сам не без греха.
  
   - Вот мы и на месте. Если я ничего не путаю, а память меня не подводит, здесь обитает тот, кто сможет разобраться, что с тобой не так, девочка.
  
   - Выглядит, как-то не очень... внушительно, - Мэнес немного успокоилась. Теперь ей и самой было интересно увидеть давнего знакомого капитана. Всю дорогу Дейв рассказывал ей истории о своем друге, так он не только смог отвлечь её от страхов, но и зародил в душу любопытство.
  
   - Так и надо, особенно, если ты хочешь быть неприметным.
  
   - Он не хочет, чтобы его беспокоили?
  
   - Скорее уж, не желает, чтобы в его дела совали нос, - тихо рассмеялся мужчина. - Да и не может он теперь передвигаться так же легко, как раньше. Как я уже говорил, Дориан теперь домосед. Это его личное желание, но оно обусловлено и невозможностью покинуть это здание в любой момент.
  
   - Не понимаю...
  
   - Это нужно увидеть, девочка... И еще одно, на будущее, даже не думай спрашивать меня о том, зачем он это сделал. Я без понятия! И тот факт, что мы друзья не означает, что я в курсе, что творится в голове у нашего гения, - Дейв решительно направился к входу.
  - Идем, готов спорить, Дориан уже в курсе, что я на планете, так что ждет он нас с нетерпением!
  
  
  Охаб: Долг превыше всего
  
   Охаб твердо решил исполнять свой долг, несмотря ни на что. Это решение нелегко ему далось, но мужчина помнил, что он капитан, от него зависят тысячи жизней членов экипажа, он нужен Конфедерации порядка, поручившей ему непростое задание. У него нет права на ошибку, у него нет права руководствоваться личными пристрастиями и чувствами, идти по дороге слепой ярости и мести. Это путь слабаков, а он не такой! Убедить в этом других было намного проще, чем самого себя и Баала, знающего все потаенные мысли своего капитана. Охаб заставлял себя работать, делать то, что приказывают, непрестанно напоминал себе о присяге, но мысли его то и дело возвращались к Дейву Лоттеру и его уникальной манте.
  
   Как можно забыть о том, что человек, убивший его семью, был у него в руках, но смог в последний момент улизнуть? Ему почти удалось прикончить этого ублюдка! Почти! Это слово не достойно лучшего капитана флота Конфедерации порядка! Всего один выстрел мог решить все, но этого так и не случилось. Нужно было сразу палить из всех орудий, не экономя эфир, тогда точно все бы получилось, а его семья была бы отмщена.
  Как можно перестать думать о том, что ему довелось увидеть глазами своего корабля? Эти воспоминания все еще будоражили кровь, не давали покоя, преследовали Охаба в тревожных снах. Он отчаянно желал снова ощутить всплеск эфира, прилив сил, прикосновение чего-то величественного и могущественного. Мало кому доводилось видеть момент зарождения эфира, а при таких условиях и вовсе никому. Эти ведения невозможно выкинуть из головы, как ни притворяйся, какие решения не принимай, но неизвестное будет продолжать манить. Ему нужна не только жизнь личного врага, но и его корабль!
  
   Охаб всегда знал, что его корабль будет огромным и сильным, под стать ему, даже будучи ребенком, он никогда не рассматривал манту в качестве партнера. Сейчас он тоже не собирался променять Баала на другой корабль, но ведь можно узнать секрет преобразования манты, использовать его. Тогда его кит станет еще лучше! Мужчине было сложно вообразить возможные преобразования, но он не сомневался, что они будут впечатляющими.
  
   Долг превыше всего, но кто сказал, что нет никакой возможности получить то, что жаждет душа? Эта навязчивая мысль снова и снова звучала в голове Охаба, манила, обещала, была сладким ядом, отравляющим разум.
  
   - Капитан.
  
   - Что у вас, мистер Диксон? - мужчина не удостоил помощника даже взгляда.
  
   - Адмирал Пайк желает видеть вас.
  
   - Он сообщил, по какой причине?
  
   - Нет, - холодно ответил Диксон. - В тексте приказа указано, что после доставки груза, вы должны незамедлительно явиться в адмиралтейство. При себе вам необходимо иметь отчеты старшего визора и первого офицера исследовательского корпуса.
  
   - Отчеты?
  
   - Да, речь идет об известном вам инциденте.
  
   - Я вас понял, мистер Диксон, можете быть свободны.
  
   Охаб не сомневался в то, что все так и будет. Адмирал не мог пройти мимо столь примечательного события. Вопрос лишь в том, для чего вызывают именно его. Все документы, включая отчеты, он сразу же направил руководству. Так зачем личная встреча? Это неспроста. Неужели ему решили поручить новое задание, и оно связано с мантой Дейва Лоттера? Если так, то в благосклонности судьбы не стоит сомневаться.
  
  ***
  
  
   - Баал, мне нужна твоя помощь.
  
   - Помощь? - корабль был несказанно удивлен, ведь его капитан не умел просить, только приказывать и требовать. Такой уж он человек, с этим вполне можно свыкнуться, но вот слышать от Охаба просьбы было весьма непривычно. Это пугало, заставляло напрячься в ожидании чего-то неприемлемого или ужасного.
  
   - Да, помощь. В этом вопросе я не стану тебе приказывать, так что тебе придется самому принимать решение о том, как поступить.
  
   - Корабли не принимают решения самостоятельно, нас лишают этого права сразу после рождения, - холодно произнес кит, размышляя над словами капитана. Ему не нравился разговор, как и то, что он видел в душе своего капитана, его боль и зарождающаяся одержимость.
  
   - Не стоит прибедняться, - резко бросил мужчина. - Не только ты видел и прочувствовал мое прошлое, но и я твое. Мне известно, что твое появление не смогли отследить, и несколько лет ты был диким кораблем. Летел, куда вздумается, сам принимал решения, наслаждался волнами эфира. Ты был свободен Баал, так что знаешь, каково это.
  
   - Да, я был свободен, - печально подтвердил корабль. - Но меня поймали, надели ошейник и начали готовить к службе. Меня лишили права принимать решения, дали понять, кто мой хозяин.
  
   - Так и есть, это судьба всех кораблей, но сегодня я даю тебе право выбора, Баал.
  
   - И чего же ты хочешь от меня, капитан? - кит хотя и назвал Охабу свое имя, всячески помогал ему, но все равно не открылся полностью. Между ними царил холод, деловые отношения, подразумевающее лишь сотрудничество. Они ладили, но все равно оставались чужими. Временами это ощущение исчезало, но каждый раз все возвращалось на круги своя. И Баал, и Охаб имели непростые характеры, не желали никого подпускать слишком близко.
  
   - Мне нужно, чтобы ты дал мне доступ к личным файлам некоторых членов экипажа. Естественно негласно, - подобное было строго настрого запрещено, но сейчас капитан не думал о правилах. Одна маленькая уступка ничего не значит, других он себе не позволит. Но здесь и сейчас ему нужно больше информации.
  
   Баал молчал. Корабль понимал, что затевает его капитан, он и сам желал узнать больше о всплеске эфира. Их желания слились, стали единым целым, текли в одном направлении, вот только для Охаба в первую очередь вела месть, а Баала - стремление стать свободным, сильным и независимы, избавиться от сдерживающего его ошейника. Кит был диким, его сознание отравлено дурманом свободы. Да, его поймали и подчинили, заставили служить, но он все еще не забыл о том, что было до этого, не забыл он и о гибели своих собратьев, к которым примкнул во время своего первого путешествия. И для капитана, и для его корабля сложившаяся ситуация - возможность воплотить желания, на которые они не имели права.
  
   - Думаешь, они не дадут тебе доступ, если ты прикажешь?
  
   - Дадут, но всего не скажут, приберегут все самые ценные домыслы и догадки, даже факты попытаются утаить, - мрачно усмехнулся мужчина. - Они тоже желают заняться исследованием этого вопроса, ничуть не меньше меня. Я видел, как горели глаза визора, как он дрожал от напряжения, слышал, как восторженно звучал голос Энеи, когда она рассуждала о том, что мы видели. Пока не будет уверенности, что мне поручат поиски манты, мои подчиненные не дадут мне всей полноты информации. Мне сложно их винить, хотя это и прямое нарушение устава.
  
   - Хорошо, - согласился корабль. Он и сам был заинтересован, чтобы Охаб получил назначение на новое задание, так что его капитану потребуется вся полнота информации. Так у адмирала Пайка не возникнет даже сомнений в том, кто должен поймать уникальную манту. - Я дам тебе доступ к записям камер и их личным файлам, поделюсь своими наблюдениями.
  
   И вроде бы, сейчас самое время радоваться, но мужчина был не способен на это. Он мог думать лишь о том, что обязан сделать все, чтобы получить новое назначение, а раз так, значит, ему предстоит много работы. К встрече с адмиралом нужно как следует подготовиться, и это касается не только информации, но и духовного состояния. Неважно, что на душе буря, внешне он должен оставаться невозмутимым и спокойным. Эта работа приведет его к долгожданному покою, позволит свершиться долгожданной мести.
  Охаб только думал, что смирился, лишь притворялся, что забыл о прошлом, но всего одна неожиданная встреча заставила его открыть глаза, увидеть свои собственные желания. Мертвые взывают к нему, требуют отмщения! Разве может он оставаться глух к этим мольбам?
  
  ***
  
   В жизни Охаба был только корабль и его это вполне устраивало. С тех пор, как он получил назначение, капитан практически никогда не покидал Баала, который стал его домом. Стоило сойти с борта, как мужчина начинал ощущать беспокойство и нарастающую нервозность. Казалось, что стоит отойди достаточно далеко, и его кит исчезнет, будет уничтожен, как это произошло с его родной станцией. Этот страх засел глубоко в душе, от него было уже невозможно избавиться, он, словно сросся с Охабом, стал неотъемлемой частью его личности. И все же, избежать таких моментов было невозможно, и капитану время от времени приходилось представать перед адмиралами. В такие дни мужчине приходилось контролировать себя сильнее, чем обычно. Каждый жест, каждое слово и даже частота дыхания были выверены. Лишь это помогало Охабу не сорваться и не потерять лицо. Подобная зависимость была недопустима, как и излишнее проявление эмоций.
  Он должен быть безупречен во всем!
  
   Охаб в очередной раз придирчиво оглядел себя, проверяя в порядке ли китель, все ли знаки отличия прикреплены на форме, нет ли на ней пятен или складок. Белый ему, определенно, не нравился, он был слишком марким, на нем любая соринка заметна, но именно этот цвет был официальным для Конфедерации порядка. Все идеально. Вот только мужчина продолжал выискивать недостатки. Уж лучше это, чем в тысячный раз прорабатывать речь для адмирала Пайка. Все равно все пойдет не по сценарию - капитан уже давно убедился в этом. Адмирал имел привычку перебивать, вмешиваться разговоры, говорить в лоб все, что думает, не задумываясь о последствиях, или вдруг ни с того ни с чего начинать нравоучительные речи. Можно даже сказать, что этот мужчина любил делиться совей мудростью, в наличии которой не сомневался. Непростой человек, но с ним иметь дело было намного проще, чем с другими адмиралами. Пайк, по крайней мере, не увиливал и не обманывал, а еще он был гениальным стратегом, чьи способности к анализу и построении тактических схем принесли Конфедерации множество побед, а ему самому славу и уважение.
  
   Из кабинета адмирала неспешно и чинно вышел секретарь - мужчина с планеты Химерс. Они были лучшими офисными работниками, прирожденные бюрократы, помешанные на соблюдении правил и субординации. Как раз то, что нужно для службы в армии или правительстве.
  
   - Капитан Охаб, - секретарь уставился на посетителя всеми восьмью парами глаз.
  
   - Так точно, - мужчина вытянулся по стойке смирно. Это только кажется, что перед ним всего лишь помощник, совершенно незначительный секретарь, которого можно в любой момент заменить на другого, более подходящего. Нет. Эта должность намного важнее, ведь именно личный помощник имеет доступ к ценнейшей информации и является советником адмирала. Уж лучше проявить к нему необязательное уважение, чем снискать его недовольство.
  
   - Проходите, Адмирал ждет вас.
  
   - Благодарю.
  
   Охаб, не тратя больше не секунды, не задавая бесполезных вопросов, вошел в кабинет руководства. Чаще всего ему приходилось посещать именно кабинет Пайка. Это не удивительно, ведь адмирал был его личным куратором, человеком, который лично подбирал для него корабль. В помещении было темно: окна плотно занавешены, центральный свет и настольные лампы выключены. Все это было необходимо лишь для того, чтобы голографическое изображение выглядело более внушительно, четко и ярко. Охаб словно оказался в открытом космосе, среди бесконечных звезд на изумрудно-зеленом фоне. Он мог любоваться свечением эфирных потоков, переходами зеленых оттенков, завихрениями и мерцанием. Захватывающее зрелище, но оно не сравнится с тем, что можно увидеть, будучи подключенным к сознанию корабля, имея возможность видеть его глазами. К тому же, Охабу никогда не нравился зеленый, так что он никогда не станет ценителем подобных красот.
  
   - Ты знаешь, что это? - послышался тихий голос из темноты.
  
   - Так точно, адмирал.
  
   - Не надо так официально. Мы не первый год знакомы, так что поговорим нормально, без этих излишеств. В конце концов, мы не на параде, - тихо произнес Пайк, но таким тоном, что никто не осмелился бы возразить. - Так что это?
  
   - Изображение шторма, в который прошел недавно.
  
   - Верно... Внезапный шторм, невообразимой силы. Мы потеряли много кораблей, но я пришел поговорить с тобой о другом. Ты ведь и сам все понимаешь, так?
  
   - Да, понимаю, - вот оно! Сейчас все решится, так что нужно ловить момент и не упустить судьбу, ухватить её за хвост и не отпускать.
  
   - Отлично, тогда приступим, - в кабинете резко включился слепящий свет, но голограмма никуда не исчезла, просто стала бледнее. - Присаживайся, разговор будет долгим, Охаб.
  
  ***
  
   Охаб ничего не скрывал, рассказал все, что видел сам, что показали данные приборов, что ощущал Баал во время столкновения со странным кораблем. Капитан не скупился на подробности, пустил в ход все свое красноречие, но при этом старательно демонстрировал деловой подход и отсутствие личной заинтересованности. Адмирал Пайк должен был понять и поверить, что его подчиненный и протеже не намерен гоняться за славой или продвигаться по карьерной лестнице, что все заслуги можно будет приписать себе, и как следствие стать на еще одну ступень выше, а может даже и на две. Все понимали, что работа над этим делом может возвысить любого. На это и делал ставку Охаб, он намеревался стать тем, кому не побоятся поручить охоту за мантой. Главное не сорваться, не проявить эмоций, говорить сухо, лишь по существу вопроса. Хорошо, что ему уже удалось взять себя в руки, а мысли о кровном враге больше не управляют им. О неудаче мужчина даже не думал, он не сомневался в том, что получит то, что хочет. Не получится по-хорошему, можно и до угроз дойти, благо, что у него есть пара козырей в рукаве.
  
   - Что ж, должен признать, что все это весьма интересно, - адмирал сцепил руки за спиной и начал, сам того не осознавая, расхаживать по кабинету. Ему предстояло принять непростое решение, от которого зависит не только его собственная карьера, но и положение Конфедерации Порядка в изумрудном космосе. Если все сделать правильно, именно они станут доминирующей силой, если нет - эта роль достанется другому. Пайк ощущал на своих плечах огромную ответственность, а вместе с тем весьма приятное ощущение, что в его руках весь мир. Как здесь не возгордиться?
  
   - Эта ситуация требует нашего вмешательства, - спокойно ответил Охаб. - Эта манта должна быть изучена, она может стать ключом к прогрессу и усилению боевой мощи нашего флота. Необходимо понять, с чем мы имеем дело: с эволюцией или технологиями. А еще этот корабль не может принадлежать рейдеру, даже если он уже старик и давно отошел от дел.
  
   - Ему не долго осталось, - пожав плечами ответил капитан. Ни один мускул на его лице не дрогнул, да и во взгляде ничего не промелькнуло. Он снова контролировал каждый аспект своего существования, скрывался за непроницаемой маской. - Еще один повод поторопиться. После смерти капитана, корабль останется один... его вполне могут заполучить нежелательные личности.
  
   - Я бы не стал беспокоиться о личностях, - пренебрежительно бросил адмирал. - Что может одна личность, против Конфедерации? Нет, Охаб, беспокоиться стоит о том, чтобы об этом корабле не узнали настоящие серьезные игроки.
  
   - Мы не сможем утаить информацию, и вам это известно, адмирал. Никто не отменял шпионаж, предательство, банальную жажду наживы. Информацию о выбросе эфира и уникальной манте можно дорого продать, а раз так, найдутся те, кто пожелает воспользоваться этим.
  
   - Да... ты прав... - Пайк раздраженно вздохнул. - Мы не можем тратить время на разговоры, согласования, нужно действовать! Чем быстрее мы разберемся с случившимся, тем лучше, и для нас лично, и для Конфедерации в целом.
  
   - И не стоит забывать о том, что чем больше народа знает о случившемся и участвует в поимке манты, тем больше вероятность утечки информации.
  
   - Намекаешь на то, что именно ты должен отправиться на охоту?
  
   - Это не намек, а решение использовать именно мой корабль для поимки цели логически обосновано и разумно. Я в курсе ситуации, мой экипаж уже замешан в этом деле и располагает опасными сведениями. Не стоит давать им возможность придать все огласке или начать трепаться. Путь лучше занимаются работой. Поймите правильно, адмирал, я доверяю своему экипажу, контролирую их и проверяю, если есть сомнения - провожу чистки. Но даже это не может гарантировать, что утечки информации не будет. Нельзя запереть весь экипаж на борту и запретить им любые контакты - это вызовет недовольство и подстегнет самых алчных и амбициозных. Мы с вами не наивные юнцы полные надежд, благородства и высоких идеалов, так что стоит поостеречься, постараться отсрочить неизбежное. Мой визор и первый офицер исследовательского корпуса души продадут за возможность заниматься этим делом, они уже сейчас строят планы, прощупывают обстановку. Еще немного и нам останется лишь ликвидировать их, как угрозу Конфедерации. Это никому не нужно, да и терять таких специалистов глупо. Переводить их на новый корабль - нецелесообразно. Вывод напрашивается сам собой, адмирал.
  
   - С этим не поспоришь, - Пайк не сомневался в том, что у Охаба есть личный интерес, что он не забыл о давнем враге, и том, что сделал Дейв Лоттер с его домом и семьей. А раз не забыл, значит, не простил. Это могло стать большой проблемой, но в то же время подстегнуть капитана, дать дополнительный стимул в выполнении миссии. Вопрос лишь в том, что Охаб поставит на первое место: личное или службу. - Что ж, капитан Охаб, поздравлю, честь найти и поймать манту принадлежит именно тебе. Мне неважно, как ты это сделаешь, но этот корабль должен оказаться на нашей исследовательской базе. Все назначения и документы я направлю на корабль. Если потребуются дополнительные ресурсы - незамедлительно сообщи. Отчитываться будешь лично передо мной, и не перед кем больше.
  
   - Так точно, адмирал!
  
   - Можешь быть свободен.
  
   Сомнения не оставляли Пайка, да и не зависят они от принятого решения. Даже если бы на это задание он отправил кого-то другого, ничего не изменилось бы. Лишь в одном мужчина был уверен - они не могут упустить этот шанс.
  
  ***
  
   Он добился своего, даже угрожать не пришлось. И вроде бы, пора расслабиться, вздохнуть с облегчением и заняться делом, отпраздновать первый шаг на пути к победе и сладкой мести, но на душе было серо и тоскливо, можно даже сказать, что мерзко. Охаб стал еще более угрюмым, чем обычно, он не мог думать ни о чем, кроме того, как ему теперь найти манту, причем сделать это незаметно, не привлекая внимания, не утратив доверия адмирала. Всего одно неверное движение, неправильный выбор или решение и его лишат шанса расквитаться с Лоттером. Этого нельзя допустить, а это значит, что ему придется контролировать себя.
  
   Ему оставалась сама 'малость' - выследить и поймать манту. И с первым, и со вторым могут возникнуть проблемы, и тут уже никакая мощь кита не поможет. Снова перед глазами появилась невероятная картина преображения корабля, вспомнились собственные ощущения восторга и эйфории. В тот миг Охабу впервые в жизни понравился зеленый цвет, его сверкающие переливы от светлого к темному и обратно, узоры, что рождались в штормовом море эфира, он смог осознать, что же это такое, когда твое сердце трепещет и сжимается от непонятного и чарующего ощущения. Эти странные чувства были для него в новинку, казались противоестественными, но в то же время стали желанны. Охаб хотел увидеть, почувствовать это вновь, стать участником преображения, разгадать его секрет. Вот только это желание было слабее другого, того, что много лет скрытно отравляло душу капитана. Имя Дейва Лоттера гремело в голове мужчины, не давало ни на миг позабыть о себе. Разве справедливо, что убийца, повинный в гибели тысяч, все еще жив, так мало этого обладает уникальным кораблем. Что это, если не насмешка судьбы? Охаб все для себя решил - он восстановит справедливость!
  
   Охаб залпом осушил стакан крепкого виски. Вместо того, чтобы заниматься делом, он вынужден ждать, пока Баала подготовят к новому заданию, загрузят провизию, медикаменты и другие важные для путешествия грузы. Да и непонятно, куда лететь, с чего начинать свою охоту. Шторм эфира скрыл все следы манты, вычислить её местонахождение нереально, объявлять корабль в розыск - опрометчивое решение, оно может привлечь других гигантов, контролирующих космос. Нет. Действовать нужно осторожно: тщательно проверяя информацию, анализируя обрывки сведений и ту информацию, что уже удалось найти. Он знает о Дейве многое: имена друзей, места, где его видели чаще всего, даже его излюбленные маршруты. Все это послужит его целям. Нужно лишь сосредоточится, понять, куда направится его враг после того, что случилось, понимает ли он, какой ценностью обладает и как все произошло. Вряд ли. Ему просто не хватит на это знаний, а раз так, то ему потребуется специалист по эфиру. Таких среди знакомых Лоттера не так уж много, и далеко не все их них заслуживают доверия. К кому же он направиться? Невозможно просчитать логически и найти точный ответ на это вопрос. Так что придется полагаться на интуицию, которой у него нет! Капитан вообще не должен верить во что-то настолько эфемерное и необъяснимое. Охаб вновь наполнил свой стакан - он не любил пить, тем более в одиночестве, но сейчас его организму был необходим алкоголь.
  
   - Вот уж не думал, что однажды застану тебя в баре, да еще за выпивкой, - раздался смутно знакомый мужской голос. - Знаешь, как про тебя говорят? Охаб железный человек, у него нет слабостей и собственных желаний, он напрочь лишен вредных привычек и предан только долгу. Даже андроид способен оступиться и допустить ошибку, но не капитан Охаб, - напротив капитана опустился дариец, представитель одной из немногочисленных рас населяющих изумрудный космос. Как и каждый представитель этого народа, он мужчина был рослым, широкоплечим, с грубыми чертами лица, и непропорционально маленькими глазками, от человека его отличало лишь это, да еще наличие второй пары рук, растущих прямо из спины.
  
   - Все верно, так и есть, - безразлично бросил мужчина, узнавший своего собеседника. Они вместе проходили обучение в академии. Вот только Лурен в отличии от него был из обеспеченной семьи, потомственный капитан, в роду которого талант передавался на генетическом уровне.
  
   - Тогда почему ты здесь, а не на своем корабле? - Лурен кивнул официанту, давая понять, что желает выпить.
  
   - А почему нет? Корабль готовится к новому заданию, так что я вполне могу поразмыслить в одиночестве, насладиться обычной жизнью, - Охабу не хотелось обсуждать дела или вести светские беседы, Они с Луреном не были друзьями, но и врагами их назвать тоже нельзя. Скорее уж они всегда держали дистанцию.
  
   - Это на тебя не похоже.
  
   - А ты хорошо меня знаешь? Сомневаюсь, - хмыкнул капитан, продолжая медленно потягивать янтарную жидкость, стараясь ничем не выдать свою растерянность и волнение. Нельзя забывать о том, что Лурен не просто его сослуживец, равный ему по званию и влиянию, но и конкурент, стремящийся занять пост в адмиралтействе.
  
   - И все же, что ты забыл в баре? - не унимался дариец, уже тянущий три своих руки к бутылке и второму бокалу. Он частенько бывал здесь, так что официанты знали его вкусы, всегда торопились услужить. Не удивительно, что ему без слов принесли лучшее вино, что было в заведении.
  
   - Снимаю напряжение, - Охаб криво ухмыльнулся. - Последнее время у меня много работы, одно задание следует за другим, так что стоит ловить каждый момент свободы, чтобы насладиться жизнью. Ничто человеческое мне не чуждо, я могу выпить, иногда терплю общество других, даже с тобой могу общаться. Так что не стоит удивляться, - капитан приподнял бокал, смотря на посетителей элитного бара сквозь виски, заключенном в хрустале. Он ненадолго отвлекся от мыслей о своей цели, и это хорошо.
  
   - Наслышан... Наш безупречный капитан вновь совершил чудо, прорвался сквозь шторм, доставил груз вовремя, хотя никто на это и не рассчитывал, - Лурен с прищуром смотрел на человека. Разговорить его точно не получится, так что так просто не удастся выяснить, что же произошло во время последнего полета Баала. Ходили разные слухи и все весьма интригующие, дариец просто не мог пройти мимо, как и забыть тот факт, что Охаба ставят выше него, поручают более важные, хотя и рискованные задания.
  
   - Чудес не бывает, - холодно заметил капитан, навязчивая компания начала его раздражать, ведь мешала мерному ходу мыслей. - Тебе стоит это усвоить и начать анализировать и планировать, возможно, это поможет тебе. Хотя утверждать подобное никто не решится.
  
   - Я подумаю над твоим советом, - беззаботно бросил Лурен, никогда не проявляющий чувств открыто, но все запоминающий. Внешне он казался добряком, но те, кто знал его чуточку лучше, понимали, что с дарийцем нужно быть осторожней. - Ну, я у меня сейчас заслуженный отдых, ведь новых заданий пока нет. Мы только вернулись с Рух, так что заслужили эту награду. Я вообще считаю, что экипажу нужно давать возможность расслабиться, показать, что их ценят, а после работы их ждет отдых. Так они не разбегутся, и будут служить с большим рвением.
  
   - Мы должны выполнять приказы, а не мечтать об отдыхе.
  
   - Ты скучный, - заявил Лурен, но его слова уже не достигали сознания Охаба, служили фоном, не более.
  
   Рух... Эта планета есть в его списке, ведь на ней обосновался один из дружков Дейва, безумец, многое знающий об эфире. Так может, стоит единственный раз в жизни довериться судьбе, и отправиться туда?
  
  
  Дейв: Старый друг
  
  Мэнес опасливо шла следом за старым капитаном, наивно полагая, что он может защитить её от всех угроз. А что еще ей оставалось? Девушка понятия не имела, как устроен мир, где они, а еще она до безумия боялась остаться одна. Сердце так и заходилось в тревожном беге, то и дело, замирая и болезненно сжимаясь. Что ждет её в этом доме? И что такого необычного в Дориане, что Дейв даже не пытается ничего объяснить? Мэнес даже не представляла, что этот ученый мог сотворить с собой настолько ужасающего, что даже друг называет его безумцем. А что, если он и с ней что-нибудь сделает? В голове роились лишь неприятные мысли, от которых тело немело и не хотелось никуда идти вовсе. Она уже поняла, что особенная, хотя правильней сказать, что странная, а раз так, то действительно может заинтересовать ученого. Девушка нервно сглотнула, а что, если капитан бросит её, сдаст на опыты или продаст? Учитывая, какой образ жизни вел этот человек, подобный расклад вполне возможен.
  
   И все же, Мэнес покорно шла по светлому коридору вслед за Дейвом, у нее просто не было иного выбора, ведь она ничего не знала о том мире, в котором проснулась, да и о себе тоже. Ей некуда бежать, некому пожаловаться, негде искать защиты. Остается только довериться мужчине с ужасающим прошлым, чьи прошлые деяния и мысли заставляли душу содрогнуться.
  
   - Боишься?
  
   - С чего ты взял? - признаваться в собственных чувствах и ощущениях не хотелось.
  Вот только старый капитан все и без того понимал и видел, у него было достаточно опыта, чтобы научиться разбираться в подобных вещах.
  
  - Ты дрожишь, то и дело вздыхаешь, словно я веду тебя на казнь или пытку, а еще бормочешь что-то невнятное, словно говоришь сама с собой, - мужчина горько усмехнулся и укоризненно покачал головой - Мэнес вела себя, как ребенок.
  
   - Неправда, я не бормочу, - изящные дуги бровей сошлись на переносице. Неужели она настолько не контролирует себя, что говорит, сама этого не замечая. Если так, то плохо дело - она еще более ненормальная, чем считала.
  
   - Да, неужели? - усмехнулся мужчина. - Не стоит отрицать факты, это глупо и никакого результата не будет, - Дейв сделал секундную паузу, подбирая нужные слова. Вот не умеет он это делать! Не умеет! Но вываливать кучу информации на слабую и напуганную девушку капитан не собирался. - Тебе не стоит бояться Дориана, по крайней мере, сейчас, когда ты со мной. Он безумец и подлец, считающий, что его исследования оправдывают все, для него главное наука, но при этом он не так плох, как может показаться. Дориан не единственный, кто может разобраться в том, кто ты и как создаешь эфир, но с другими я не знаком и уж точно не стал бы им доверять.
  
   - Значит, ты ему доверяешь? - для Мэнес это было слабое утешение, но на больше рассчитывать не приходилось.
  
   - Нет, но я знаю, что от него ожидать, а это уже неоспоримый плюс.
  
   Перед ними открылась последняя автоматическая дверь, пропуская в лабораторию Дориана, где он трудился последние сорок лет. Все проверки пройдены, и старый друг не попытался их прикончить. Это хороший знак, значит, либо забыл их последнюю встречу, что маловероятно, либо решил подождать с местью. А может, все намного прозаичней и Дориан просто намеревается удовлетворить свое любопытство прежде, чем что-то предпринять. В любом случае, сейчас они все выяснят.
  
   - Ух, ты! - воскликнула девушка, то ли удивленно, то ли восторженно, то ли испуганно. Она пока еще и сама не решила, как относиться к тому, что предстало её взору.
  
   - Хех, добро пожаловать в обитель безумного гения!
  
   С момента его последнего визита здесь многое изменилось. Появилось более современное оборудование, больше записок и чертежей, прикрепленных к стенам и потолку, да и механические руки Дориан успел модернизировать, так что теперь они функционировали намного лучше. Что же касается самого хозяина этой лаборатории, то он не изменился за десять лет. И это удивительно, ведь ученый все еще считал, что не достиг совершенства и может использовать свой интеллект эффективней. Дейв готов был поспорить, что именно внешний вид его старинного друга вызвал такую реакцию Мэнес.
  
   В огромной плоской емкости, полностью заполненной прозрачным зеленоватым эфиром, находилось лицо. Лицо и ничего больше. Оно было растянуто и зафиксировано за края чем-то вроде прищепок. Жуткое зрелище! Но при этом лицо было живым, оно смотрело, улыбалось, кажется, даже слегка искрилось. Это было то, что хозяин лаборатории готов был показать другим, обратная сторона его 'дома' была скрыта от посторонних глаз, да так хорошо, что б невозможно рассмотреть тридцать один функционирующий мозг, подключенный к этому самому лицу.
  
   - Я вовсе не безумен, так считают лишь ограниченные личности, не способные увидеть дальше своего носа. Я предпочитаю говорить, что я гений, которого не способны оценить даже будущие поколения. Мой интеллект превосходит все существующие и даже те, что когда-либо будут. Именно поэтому для меня так важно, сохранить себя, позаботиться о том, чтобы и дальше творить, узнавать, изучать...
  
   - А еще всем подряд рассказывать о своей уникальности и значимости, - зевнул капитан. - Давай опустим этот этап приветствия. Мне это не интересно, да и что скрывать, за долгие годы знакомства, я успел порядком устать от этого. Что же касается моей спутницы... - мужчина обернулся, чтобы убедиться, что Мэнес рядом и никуда не сбежала и не рухнула в обморок. - Сейчас ей меньше всего на свете нужны разговоры о тебе.
  
   - Грубиян! - хмыкнул Дориан, не сводя взгляда с бледной девушки, в то время как все системы лаборатории собирали информацию и анализировали гостью. - Хотя, чего еще можно ожидать от рейдера? Уж точно не приветствия или соблюдения иных правил приличия. Что ж, юная леди, надеюсь, вы воспитаны лучше, этого старика.
  
   - Я не знаю, - смущенно пробормотала Мэнес. - Просто не помню... Ничего не помню до того момента, как меня нашел Дейв.
  
   - Амнезия? Это скучно, - пренебрежительно бросил ученый. - Если хотите вернуть утерянное, обратитесь в клинику памяти. Медицина давно способна бороться с этой напастью, да и на любом корабле есть медицинская капсула, тоже положительно влияющая на действие мозга. Или твой Эниль совсем дряхлый и не способен справиться с такой задачей?
  
   - Тут все несколько сложнее, - капитану все это было известно, но корабль был не способен помочь Мэнес. Даже с обновленными системами, ничто не могло пробудить память девушки.
  
   - Ну что ж, удиви меня, Дейв. Попробуй. Но сдается мне, тебе это не удастся, - все системы продолжали сбор информации о гостье. Пока что ничего необычного. Среднестатистический человек, с истощенным организмом. И все же, Дориан был убежден, что старый друг не просто так оказался в его лаборатории. Их последняя встреча и расставание получились не очень хорошим, так что он уже и не рассчитывал увидеть Дейва и его корабль.
  
   - Хочешь пари? - в глазах капитана заплясали озорные огоньки, словно он молод, полон сил и азарта.
  
   - Пари? Ха-ха-ха! Нет, не хочу, - в голос расхохоталось лицо. - Я тебя хорошо знаю. Раз ты предлагаешь пари, значит, уверен в победе. Так что мне стоит проанализировать ситуацию более тщательно, ознакомиться со всей информацией, что есть. Так?
  
   - Давай, не будем тратить время зря! Тебе нравятся тайны, точнее ты любишь их разгадывать, сам находить ответы, но я не намерен ждать. Мы пришли за помощью, потому что из всех моих знакомых, я могу обратиться лишь к тебе, - мужчина был серьезен и сдержан. Он здесь не для того, чтобы вспоминать старые недобрые времена, а по делу. - Просто подсоединись к системе безопасности космопорта, и найти стоянку Н-149-33-К9, там находится моя манта. Это будет первым поводом удивиться. И еще одно... Это Эниль.
  
   - Первый? Значит, будет и второй? - Дориан терпеть не мог, когда им командовали, но сейчас у него просто не оставалось выбора, кроме как последовать подсказке Дейва.
  
   - А как же без этого. Ты ведь захочешь узнать, как это произошло, так что да, второй повод будет.
  
   Повисла тишина. Дейв уселся на небольшой ящик. Больше все равно было негде, ведь самому хозяину лаборатории подобные удобства ни к чему. Он знал, что будет дальше, так что просто ждал, пока Дориан заинтересуется по-настоящему. Тогда они начнут серьезный разговор и перейдут к самому главному. Что же касается девушки, то Мэнес продолжала нервно разглядывать того, кто способен разобраться в том, что с ней не так. А еще теперь она совершенно точно понимала, почему Дриан не покидает свою лабораторию. Просто не может!
  
   - Он... Он уснул? - тихо прошептала девушка, опасливо оглядываясь вокруг. Лаборатория не внушала ей доверия, более того, пугало до жути, до дрожи в коленях. Или это очередной приступ слабости? Она все еще не восстановилась полностью и не факт, что это ей удастся.
  
   - Нет, он никогда не спит, - усталым голосом пояснил Дейв. Он чувствовал себя слишком старым для всего этого, уже сейчас ему хотелось вернуться на корабль и ни о чем не волноваться. Вся затея помочь бедной девочка начала казаться раздражающей. - Сейчас он проверяет и перепроверяет информацию, пытается сопоставить её с последними событиями, выстраивает логическую цепочку и готовится к дальнейшим переговорам. Просто расслабься и жди... Все равно другого плана у нас нет.
  
   - Расслабиться здесь не так просто, - Мэнес поежилась и прикрыла глаза. До чего же волнительно! Внутри все стянуло в тугой узел. Сегодня решиться её дальнейшая судьба, станет ясно, как жить дальше, и куда ей податься. Одно девушка понимала точно, она не желает оставаться в этом месте, не хочет, чтобы с ней сделали что-то наподобие того, что стало с Дорианом. - Почему он сделал это? Зачем?
  
   - Чтобы существовать вечно и ничего не упустить. Так он сможет вечно изучать эфир, открывать новое, докопаться до самой сути изумрудного космоса. Глупая затея, но Дориан так не считает, - капитан с печалью во взгляде смотрел на давнего друга, изменившегося до неузнаваемости. Когда-то он знал его другим: еще человеком, безумным и странным ученым, ни на что не обращающим внимания. - К тому же, так он может подключиться к... к интеллекту других ученых, которых он считает достойными слиться с ним. Это его путь, его понимание мира, и он имеет на это полное право. В конце концов, мы все не святые, а сам мир - полное дерьмо, в котором каждый сам за себя. Ты только не бойся, нас с тобой не грозит стать частью Дориана.
  
   - Это точно, - послышалось в ответ хозяина лаборатории, закончившего сбор информации. - Я поглощаю лишь тех, кто может хоть как-то быть сопоставлен со мной. Но речь сейчас не об этом, взгляд ученого вновь сфокусировался на гостях. Правый глаз смотрел на Дейва, левый на Мэнес, и это выглядело жутко. - Должен признать, я удивлен. Но, это не совсем верная формулировка. Здесь больше подойдет - поражен, сбит с толку, обескуражен. Я даже не сразу поверил в то, что передо мной тот самый Эниль. Учитывая его возраст, технические спецификации, особенности вида - его преобразования невозможны. А если вспомнить о твоем финансовом положении и уровне эфира в твоем теле, то и вовсе становится ясно, что ты не способен даже на элементарную прокачку. Я уже не говорю о том, что манта в принципе не совместима с оружием. Первый повод удивиться ты мне предоставил. Ну, а что со вторым?
  
   - Как я и говорил, ты, наверняка, захочешь узнать, как же все это произошло? - Дейв был рад, что все так быстро разрешилось, и можно перейти к делу.
  
   - Захочу, но вряд ли ты сможешь объяснить, - надменно рассмеялось лицо. - Скорее уж, ты способен поведать о том, как и при каких обстоятельствах произошла трансформация, настолько сильно поразившая тебя, что ты сразу же примчался ко мне. Так что, я жду подробностей... Чем больше подробностей, тем лучше. И да, раз уж ты смог меня удивить, я прощаю тебя за прошлый случай, так что можешь не опасаться внезапной мести или подвоха.
  
   - Прошлый случай? Не понимаю, о чем ты, - не моргнув глазом соврал капитан.
  
   - Не понимаешь? Неужели старческие деменции уже начали влиять на твои мыслительные процессы? Печально... Но эта судьба ждет практически всех представителей нашего вида.
  
   - Главное, что это не коснется тебя.
  
   - Да, не коснется, я об этом позаботился, - подтвердил Дориан. - А теперь, давай перейдем к сути вопроса. Я заинтересован, так что не выпущу вас, пока не узнаю все подробности!
  
  ***
  
  Все было так, как и сказал Дориан. Он снова оказался прав. Впрочем, в этом ни у кого и не возникало сомнений. Дейв оказался не способен детально объяснить, что именно произошло, даже описать ситуацию ему было трудно. Не хватало слов, знаний, банального понимания ситуации. Капитан ничего не пытался утаить, вот только выяснилось, что сказать ему почти нечего. Он описал, как и где нашел Мэнес, что было дальше, даже принес с собой данные медицинской капсулы и осколки саркофага. Поведал он и о появлении кита, о том, как на них напали и том, как Эниль преобразился, как его самого коснулось движение эфира. Все это было похоже на детскую сказку или бред сумасшедшего, на россказни культистов, но не на слова разумного человека, многое повидавшего на своем веку. Весь рассказ уложился минут в двадцать, может чуть больше, хотя казалось, что на это может уйти целая вечность.
  
   - Хм...
  
   - Хм? И это все, что ты можешь сказать? - скривился капитан. Да у него во рту от этого монолога пересохла и язык опух. А все, что может сказать Дориан - многозначительное 'Хм'. Этого недостаточно!
  
   - А что еще ты от меня ожидал? Что я с хода проанализирую ситуацию и скажу, что же произошло? - ученый укоризненно, с неким раздражением смотрел на друга. - Я все еще стремлюсь к совершенству и моих ресурсов пока недостаточно для моме6тального анализа. К тому же, не обижайся, но твои слова похожи на бред старого маразматика. А если учитывать твой почтенный возраст, состояние тела в целом и мозга в частном...
  
   - Но у меня есть бесспорное доказательство моих слов.
  
   - Да... Эниль изменился и это не поддается никакому логическому объяснению. Лишь это и сдерживает меня от того, чтобы не расхохотаться тебе в лицо и не заявить, что мой старый друг выжил из ума. Нет. Я этого не делаю, предпочитая размышлять над той задачей, что ты мне задал. Это занятие неспешное, так что вам придется погостить у меня.
  
   - Стоянка на Рух слишком дорого стоит, - словно невзначай бросил Дейв.
  
   - Ах, да. Я совсем забыл, что ты уже не так богат, как раньше, - усмехнулся Дориан. - А помнишь, были времена, когда деньги тебя совершенно не волновали. Ты делал то, что хочешь, не думая о других, да и вообще считал, что до старости и немощности не доживешь. Все трепался о том, что сдохнешь в бою, как полагается настоящему мужчине. А теперь вдруг начал экономить, даже решил, как добропорядочный гражданин заплатить за стоянку. Куда катится этот мир?
  
   - Так ты заплатишь или нам вернуться позже, когда ты хорошенько поразмыслишь и подключишь к себе еще пару мозгов? Тех, что у тебя есть явно не достаточно для стабильного мыслительного процесса.
  
   - Заплачу. Но лишь из уважения к твоей манте и интереса к Мэнес. Ты лишь придаток в этому великолепию.
  
   - Большего мне не надо. Разве что ужин за твой счет, - Дориан ничуть не изменился, и это радовало старого капитана, ведь он все еще знал, что ожидать от старого друга. А это всегда большое преимущество.
  
   - Я велю доставить еду, - ученый смотрел только на смущенную и растерянную девушку, совершенно потерявшуюся под его пристальным изучающим взглядом. Первичный анализ тела его гостьи не показывал ничего необычного, при более детальном изучении тоже не выявлялось никаких особенностей, и все же именно в этом хрупком и слабом теле сокрыта невероятная мощь, способная рождать эфир в его чистейшем виде. До сих пор не верится в этот бред, но результат у него перед глазами, так что придется разобраться в этой ситуации досконально. - Прошу, не стоит меня бояться, - Дориан улыбнулся, но учитывая его внешний вид, получилось это у него жутковато. - Я не собираюсь резать тебя на куски или делать больно. Просто мы проведем несколько тестов.
  
   - Несколько тестов? - Мэнес недоверчиво озиралась по сторонам. Ей все больше хотелось сбежать, оказаться как можно дальше от этого места. Вот только куда бежать? Да и ноги онемели, словно тело вдруг стало чужим. Она в ловушке.
  
   - Мне потребуется капелька крови, не больше, а еще пара волосков. Это достаточно для того, чтобы изучить ДНК, а так же свойства организма. Ну и, конечно же, нам придется поместить тебя в медицинскую капсулу. Во-первых, это благотворно скажется на твоем физическом состоянии, а во-вторых, поможет собрать другие данные о твоем организме. Ничего страшного. Как я и говорил. Когда результаты будут готовы, мы проверим, как ты взаимодействуешь с эфиром.
  
   - И сколько это займет времени?
  
   - У меня нет ответа на этот вопрос, Мэнес. Все будет зависеть от результата, - руки-манипулятора принялись подготавливать все необходимое. - В любом случае, выбора у тебя нет. Я уже заинтересован, так что не отпущу вас просто так.
  
   - Полегче с высказываниями!
  
   - Это не угроза, всего лишь констатация факта, Дейв, и ты это знаешь. Вы пришли для того, чтобы выяснить, что происходит, понять, чем это может вам грозить. И я намерен сделать все для того, чтобы прояснить ситуацию, - о том, что старый друг еще рассчитывает избавиться от пассажирки, Дориан решил пока умолчать. Это можно будет обсудить позже, когда девушка окажется в медицинской капсуле. Не стоит заставлять подопытную нервничать. Подобное может неблагоприятно сказаться на результатах исследования, привести к нежелательным затратам. - Давайте, приступим к делу. В таких вопросах не стоит тратить время на пустую болтовню.
  
   - Хорошо, - капитан перевел взгляд на Мэнес. - Не стоит волноваться, я присмотрю за этим безумцем, так что ничего лишнего он не сделает. Да и поверь, девочка, опасаться стоит другой категории людей.
  
   Девушку от этих слов передернуло, она сразу поняла, что Дейв говорил о себе, о том, что творил когда-то давно. Мужчина до сих пор не сожалел ни об одном из своих нелицеприглядных поступков, считал, что бесполезно размышлять о прошлом.
  
   - Опасаться стоит всех, - тихо прошептала Мэнес, осознавая, что у нее все еще нет выбора. Она не понимает этот мир, чувствует угрозу, ничего не знает - ей остается лишь довериться тем, кому доверять, совсем не следует. Ужасающее положение, но ведь все еще может быть намного хуже. Она понятия не имела, откуда ей это известно, но сомнений в истинности этой мысли у девушки не возникало.
  
   - Правильные слова. Никогда не забывай их.
  
  ***
  
   Она снова в медицинской капсуле. Это становится не просто привычным, но даже естественным. Если задуматься, с тех пор, как её нашел Дейв, большую часть времени девушка проводила именно в таких вот емкостях, заполненных эфиром. Мэнес точно знала, что она не больна, просто отличается от других, и все же, ее снова и снова помещали в капсулу.
  
   Здесь так спокойно, уютно и тепло, хочется закрыть глаза и спать... Спать бесконечно долго. Мысли путались, ускользали от девушки, чувств не было вовсе - она снова ощущала себя пустой, бесполезной, ненужной даже самой себе. В этой ситуации было хорошо лишь то, что исчезали и тревоги, страхи, сомнения. Ее окутывал эфир. Он был всюду, но девушка не ощущала его так, как это происходило с кораблями или другими жителями изумрудного космоса. Эфир был для нее пустышкой, и это безумно раздражало, особенно, после того, как он появился в её теле. Мэнес помнила, как это было, в тот миг, когда они с Энилем слились, она ощущала себя по-настоящему живой. Вот бы еще раз почувствовать это...
  
   Глаза закрылись, и было уже неважно, откроются они вновь или нет...
  
  ***
  
   Дейв ощущал себя уставшим, разбитым и больным. Ему бы самому забраться в медицинскую капсулу, чтобы хоть немного восстановить силы, да и подлечить ноющие суставы, не помешает. В такие моменты, как сейчас, он ощущал себя настоящим стариком и с ужасом вспоминал о том, сколько же ему лет. Если бы не глупая гордость, он бы попросил Дориана о помощи. Если бы... Нет, придется и дальше строить из себя крутого рейдера, каким он был когда-то.
  
   - Сколько времени займут все процедуры?
  
   - Без понятия.
  
   - Я думал, ты у нас ученый. Непревзойденный гений, который знает все, - насмешливо протянул мужчина, обожающий подначивать старого друга. Это, конечно, чревато неприятными последствиями, но в его возрасте глупо опасаться подобного.
  
   - Не будь наивным. Даже такие, как я не могут раскрывать подобные тайны моментально. Мэнес уникальная девушка, а то, что произошло с ней и Энилем и вовсе невозможно. Твоя история заинтриговала меня, пробудила интерес, да такой, что уже не остановиться. На исследование могут уйти годы, и это в лучшем случае.
  
   - Годы? Это слишком много. Боюсь, у нас не будет такого количества времени.
  
   - Эфир тонкая материя, и последнее время он преподносит все больше сюрпризов. Один недавний шторм чего стоит! Он начался внезапно, разросся до невероятных размеров, а о его мощи и говорить не стоит. До твоего приезда, я намеревался изучать именно его. Весьма перспективная тема, многие визоры и эксперты считают так же. Теперь все изменилось, я не могу оставить малышку Мэнес без внимания. Это намного интересней, открывает передо мной невероятные возможности. Оставь её мне, а сам возвращайся на корабль. В этом ведь заключался твой план? Так зачем ждать и делать вид, что это не так? Девчонка тебя не услышит, а я... Хех... Я даю слово, что не причиню ей вреда, даже позабочусь о её памяти, душевном и физическом состоянии.
  
   - Все не так просто, как тебе хотелось бы. Во-первых, я тебе не доверяю, ведь мы давно знакомы. Во-вторых, Эниль не простит меня, если я вернусь без Мэнес. Она нравится ему.
  
   - Дело в преобразовании и возможности иметь доступ к источнику эфира, не более. Корабли привязываются только к своим капитанам, на всех остальных им плевать.
  
   - И все же, без Мэнес мне лучше не возвращаться. Да и у тебя нет большого запаса времени. Мой корабль уже привлек внимание к себе, очень скоро появятся любопытные, кто захочет его изучить, продать информацию об уникальной манте. Найдутся и те, кто поймет, к кому я прилетел. Даже, если я покину Рух, к тебе все равно заявятся, и тогда Мэнес не будет в безопасности. Нет. Дориан. Нам придется найти другое решение нашей маленькой проблемы. Так что поторопись с исследованиями, дай мне, хоть какой-нибудь намек на то, что делать с моей находкой. Избавиться от нее, я хотя и хочу, но пока что не получится. Все сложно... И мне это совсем не нравится.
  
   - Моя лаборатория непреступна.
  
   - Даже если появятся корабли Конфедерации Порядка? Или ты забыл о том моменте, когда я упомянул о том, кто еще был свидетелем преобразования Эниля? Думаешь, они оставят это без внимания? Нет. Они сделают все, чтобы найти мой корабль и заполучить его.
  
   - Так почему бы тебе не увести его? Так я с Мэнес останемся в безопасности, а ты сыграешь роль приманки.
  
   - Мозгов у тебя много, а думать ты так и не научился, - раздраженно бросил Дейв, и сам уже не знающий, как действовать дальше. - Включи уже логику. Прежде чем погнаться за мантой, они попытаются выяснить, что я делал здесь. Учитывая, что им известна моя личность, они сразу поймут, кто и зачем мне мог потребоваться. Мой приезд, Дориан, вовсе не удача для тебя, а ловушка для нас всех. Так что начинай думать уже, сам я с этой задачей точно не справлюсь... Что нам делать? Что?
  
   - У меня нет ответа на этот вопрос. Одно я знаю точно, я не позволю другим исследовать Мэнес. Мне самому это нужно.
  
  
  Охаб: Приступ
  
  Он был спокоен, невозмутим и хладнокровен, ничто в поведении Охаба не выдавало истинного состояния капитана, его личного болезненного интереса к происходящему. Каждый отданный им приказ был четким, выверенным, правильным во всех отношениях. Идеальный офицер, безупречный капитан, совершенная машина для исполнения приказов - это все о нем. Некоторые даже поговаривали о том, что Охаб не человек вовсе, а машина. Для мужчины это было настоящим комплиментом, наилучшей похвалой из всех возможных. Он хотел бы лишиться всех эмоций, чувств, просто исполнять свой долг, ничего не желая, не вспоминая о былом, не рассуждая о правильности полученных приказов и целей Конфедерации порядка. Еще недавно казалось, что он достиг в этом деле успеха. Казалось. Появление на горизонте старого мародера и его необыкновенного корабля пробудило в его душе нечто невообразимое, давно забытое, напомнило о том, что безупречному капитану ничто человеческое не чуждо. И вот результат - он преследует свою цель, прикрываясь интересами Конфедерации, намеревается уничтожить манту и его экипаж, вместо того, чтобы отдать их Адмиралу и исследовательскому корпусу. Нет. Он просто не сможет исполнить этот приказ, так что в пылу яростного преследования манта 'случайно' будет уничтожена чрезмерным огнем из всех орудий. В конце концов, ученым хватит и обломков. А если нет, это их проблема, а не его. Охабу было нужно лишь спокойствие, осознание того, что справедливость восторжествовала, что она всегда настигнет преступников.
  
   - Мистер Диксон, какие новости? - капитан и сам не понимал, почему до сих пор не избавился от первого помощника. Наверное, все дело в том, что он знает, чего ожидать от помощника, на кого тот работает, и где та черта, через которую Диксон никогда не переступит. Не так уж плохо знать, что у тебя под боком шпион.
  
   - Мы вышли на орбиту Рух, - монотонно ответил мужчина, наблюдая за показаниями приборов. Пока что все было в норме, ничто не давало поводов для беспокойства или тревоги. Разве что тот факт, что неизвестно назначение данного перелета и задание. Ни адмирал Пайк, ни капитан Охаб, ни словом не обмолвились об этом. Они летели в неизвестность. - Разрешение на посадку получено.
  
   - Отлично, - пока что капитан не решил, стоит ли приземляться или оставить корабль на орбите и воспользоваться челноком. У него все еще недостаточно информации, к тому же неизвестно здесь ли находится Дейв Лоттер. Изумрудный космос огромен, так что старого рейдера могло занести куда угодно. Как там говаривали раньше: искать иголку в стоге сена? Его нынешняя задача намного сложнее. - Мне нужны данные обо всех кораблях, получивших разрешение на посадку на Рух. Разделите данные по классам кораблей.
  
   - Мы ищем что-то конкретное? - мистер Диксон прекрасно понимал, что им придется взломать систему безопасности планеты, прежде чем удастся выполнить приказ. Или заплатить за информацию, что более безопасно и может привлечь ненужное им сейчас внимание. В любом случае, действовать придется быстро и решительно, в очередной раз продемонстрировав возможности их экипажа.
  
   - Манту, естественно, - не стал отпираться Охаб. Зачем? В скором времени станет очевидно, за какой целью идет охота. Да и вряд ли кто-то из экипажа смог забыть о том, что произошло совсем недавно. - Мне нужен анализ информационного поля планеты. Все новости, слухи, полицейские сводки. Пусть наши аналитики займутся своим делом и поживее!
  
   - Будет исполнено.
  
   Капитан не сомневался в том, что ему повезет, что маленькая ниточка, за которую он отчаянно ухватился, приведет к цели. Мужчина не понимал, откуда такая уверенность, но не допускал даже мысли о неудаче. Охаб хорошо изучил своего врага, знал о нем все и не только о нем, но и обо всех, чьи жизненные пути когда-либо пересекались с рейдером. Это было его навязчивой идеей, но до недавнего времени она не занимала все мысли, стояла в стороне от основных обязанностей. Но сейчас все изменилось, он мог посвятить всего себя решению главной проблемы своей жизни. Он не ошибся! У Дейва Лоттера была насыщенная жизнь, и это еще мягко сказано, у него были обширные связи, но далеко не всеми ими он мог воспользоваться в этот момент. После того, как он получил черную метку и лишился дохода, многие перестали даже вспоминать об этом человеке. Это сужает круг поиска и ведет именно на Рух. Кто, как не безумец, Дориан, может заинтересоваться произошедшим? Охаб был в нетерпении, ему была нужна вся полнота информации уже сейчас, а еще лучше сама манта и её капитан прямо перед носом. Жаль, что это невозможно. Придется ждать.
  
   Вся его жизнь сплошное ожидание чего-то, так что ему не привыкать, справиться и в этот раз.
  
  ***
  
   Время шло. Медленно. Слишком медленно! Охабу казалось, что ничего не происходит, а его экипаж отлынивает от своих обязанностей. Это было не так. Все были заняты делом, выполняли указания своего капитана и свои прямые обязанности, так что Охабу не оставалось ничего другого, кроме как удалиться в свою каюту и немного отдохнуть. Как только будет готов доклад и полный анализ информационного поля планеты, у него такой возможности не будет, настанет время действовать, и действовать решительно, наплевав на правила и законы, на собственную репутацию. Нужно воспользоваться моментом, расслабиться, собраться с мыслями и подготовиться к предстоящей охоте. На этот раз выстрел настигнет цель! Мужчина не мог думать ни о чем другом! Его даже не интересовали те изменения, что произошли с мантой на его глазах и возмущения эфира.
  
   Охаб расслабленно устроился на кровати, вытянулся не ней, намереваясь немного вздремнуть. Это лучше, чем думать, злиться и вспоминать. Сон. Это то, что ему нужно. Можно даже попробовать подключиться к Баалу, пообщаться с кораблем напрямую, это позволит ему наблюдать за всем происходящим на борту
  
   - Успокойся, - практически простонал мужчина, хватаясь за голову. Боль пульсировала где-то в районе затылка, разрасталась, становилась все навязчивей и сильнее. Мозг буквально вскипал, бурлил и колыхался, был в постоянном движении. Неприятное ощущение медленно распространялось, и вот руки уже начали неметь, а дыхание сбилось. - Мне нужно спать, а не наблюдать за всеми. Соберись, Охаб. Соберись и расслабься.
  
   Такое с ним уже бывало. Правда, в далеком юношестве, когда он обучался в Академии. Ему пришлось пройти через жестокие испытания, чтобы доказать, что он способен управлять кораблем и подавлять его волю. Это были весьма болезненные уроки, даже воспоминание о которых вызывало нервную дрожь. Казалось, что он вернулся в те времена. Вот только на этот раз он сильнее, а еще знает, как бороться с подобным. Нужно дышать, как можно медленнее, прикрыть глаза, отбросить все мысли. Вдох. Выдох. Снова вдох. Вдох. Выдох. Боль начала отступать, но все еще была ощутима.
  
   - Капитан, - раздался мелодичный женский голос. Обманчиво нежный и участливый, но все же, принадлежавший машине, созданной специально для того, чтобы контролировать физическое состояние членов экипажа. МСКИМО - была идеальной системой, способной анализировать и сохранять невероятное количество информации. - Я наблюдаю изменение стандартных параметров вашего организма. Приступаю к анализу.
  
   Возражать было бесполезно, техника запрограммирована на определенные действия, даже он не может контролировать это. Баал мог бы помочь и отключить аппаратуру, но Охаб не мог поступить настолько эгоистично. Оставалось лишь позволить системе медицинского обеспечения сделать свое дело и помочь ему. Хотя, он вполне может справиться с этой задачей самостоятельно и намного быстрей. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Размеренное глубоко дыхание позволяло успокоиться. Он уже начал ощущать легкое покалывание на кончиках пальцев, а дыхание окончательно выровнялось.
  
   - Капитан, направляю к вам дежурного медика для проведения необходимых процедур, - подытожил женский голос.
  
   - Отлично. Ну, хоть в мед. капсулу забираться не придется. И на том спасибо, - раздраженно буркнул Охаб. Он и без медика знал, в чем причина его состояния.
  Все дело в Дейве Лоттере и постоянном напряжении. Боли ушли после того, как он смог полностью сосредоточиться на работе, и вернулись вместе со старым врагом. Сейчас все усугублялось еще и тем, что он не мог скрывать свое состояние. Системы жизнеобеспечения корабля были автоматизированы и работали круглосуточно, многократно дублируя друг друга. У него больше нет укрытия, где можно переждать приступы. Раз так, нужно поскорее покончить с делом и причиной его нервного состояния, Дейв Лоттер не просто уничтожил его семью и дом, он лишил его спокойствия, стал болезнью, что гложет его уже много лет.
  
   Не так уж он и идеален, как многие считают, у него тоже есть душа, он может чувствовать боль. Возможно, даже острее, чем некоторые, просто ему приходится все держать в себе, накапливать, скрываться.
  
   - Приветствую, капитан.
  
   - Натаэла, - Охаб слегка поморщился, но быстро взял себя в руки. - Не знал, что сегодня твоя смена.
  
   Мужчина с напускной легкостью принял сидячее положение и уставился на медика. Натаэла была красивой, утонченной и доброй женщиной, не удивительно, что между ними завязались недолговечные отношения. Даже сейчас смотреть на нее было приятно. Невысокая шатенка с пронзительным взглядом светло-зеленых глаз, на первый взгляд ничем не выделялась. Но стоило чуть больше пробыть с ней, как становились заметны благородные черты лица, пухлые коралловые губы, даже чуть вздернутый носик ничуть не портил её, скорее придавал дерзости.
  
   - Не удивительно. В обязанности капитана не входит следить за такими вещами. Ты физически не сможешь контролировать несколько тысяч объектов, так что даже не пытайся, - медик достала из сумки тонкий шприц. Даже с современными технологиями, без него не обойтись. - Я сделаю инъекцию, после этого тебе нужно немного отдохнуть. МСКИМО понизит концентрацию эфира в воздухе и создаст все условия для отдыха: температура, влажность, шумовой фон будут изменены. Так что уснуть не составит труда, - Натаэла скучающим тоном говорила дежурные фразы. Она волновалась, но не собиралась это демонстрировать. - Тебе нужен отдых. Анализы у тебя в норме, так что этого достаточно для того, чтобы ты пришел в себя.
  
   - Злишься? - лучше бы он этого не спрашивал. Ответ очевиден, но у него особое отношение к Натаэле; она всегда умела его успокоить, понять, смягчить его характер, с ней Охаб внезапно начинал испытывать скудные чувства. Это было проблематично, а потому между ними все закончилось, так и не зайдя слишком далеко.
  
   - Злюсь? Нет, капитан. У меня нет причин злиться на тебя, - женщина соткнула в предплечье тонкую иглу и ввела лекарство. Она даже не пыталась быть аккуратной или проявлять осторожность, напротив, сделал все, как можно болезненней. Это не профессионально, но зато ей так легче. На Корабле несколько тысяч членов экипажа, можно до конца жизни служить под началом Охаба и не столкнуться с ним лично ни разу. Так было целых два с половиной года, но сегодня ей не повезло. Не сказать, что у нее все еще оставались чувства к капитану, она смирилась с тем, что они теперь чужие, но то, как именно капитан порвал с ней, до сих пор выводило из себя.
  
   - Оно и видно, - мужчина удобней устроился на кровати, выжидающе уставившись на Натаэлу. Он сожалел о том, что сегодня дежурным медиком оказалась именно эта женщина, но с другой стороны был этому рад. Натаэла до сих пор была самым близким ему человеком, и неважно, что он ототкнул её, не желая подпускать ближе и снова познать боль. Охаб не хотел терять. Сейчас ему стоило что-то сказать, но мужчина не знал, что именно. В этой ситуации радовало лишь то, что мысли о работе и враге отступили, и ему стало легче. Хотя, последнее могло быть следствием инъекции. В очередной раз капитан задумался над тем, почему нельзя автоматизировать все на корабле.
  
   - Как только МСКИМО проверит твои показатели, я уйду, - заявила Натаэла. - Это не займет много времени.
  
   - Хочешь поскорее избавиться от меня?
  
   - Хочу поскорее вернуться к выполнению своих обязанностей. Так ведь ты говорил? Мне стоит сосредоточиться на работе и службе, а не на обустройстве личной жизни. Вот я и следую твоему совету, - как же тяжело скрывать обиду! Женщине хотелось все высказать, задеть Охаба, дать понять, что он ошибся и сделал ей больно. Вот только она понимала, что это невозможно. Такого, как Охаб, невозможно задеть! Она зря тратит свое время. - Я подала рапорт о переводе на другой корабль. Думаю, для нас это оптимальное решение. Корабль, хотя и большой, но мы все равно будем сталкиваться. Тебе-то все равно, а вот я...
  
   - Я знаю про рапорт. Через несколько месяцев его рассмотрят, но переведут не раньше, чем мы завершим текущее задание, - капитан считал это хорошим решением для них обоих, но отчего-то ему стало не по себе от этого разговора. - Хотя мне жаль, ты превосходный специалист.
  
   - Я в курсе, но уверена, ты сможешь это пережить. В конце концов, на корабле полно медиков моего уровня. Ты ничего не потеряешь, ну, а я сделаю верный вывод о том, что служебный роман не может пойти на пользу.
  
   - Состояние капитана стабилизировано, - приятный голос МСКИМО прервал неловкий разговор. - Наблюдение за состоянием объекта будет усилено.
  
   - Ну, вот и все, я больше тебе не нужна, - фраза прозвучала двусмысленно, а улыбка получилась печальной. Это их последний полет, оба это понимали, но для них это означало разные вещи. - Будь осторожней, тебе стоит сбрасывать напряжение, иначе приступы повторятся. Если они станут частыми, нам придется доложить об этом руководству.
  
   Натаэла, не прощаясь, покинула каюту капитана, а Охаб начал медленно погружаться в столь необходимый измученному организму сон. Это от него не зависело, системы жизнеобеспечения корабля создавали идеальные условия для отдыха. Последними мыслями капитана были размышления о том, что когда он проснется, будет ясно, стоит ли задерживаться на Рух или Дейв Лоттер где-то в другом месте.
  
  ***
  
   Натаэлла торопливо шла по коридору, зачем-то считая шаги. Это происходило автоматически, женщина даже не замечала того, что делает. Внутри все клокотало от раздражения и злости, а ведь она думала, что все кончено, что капитан Охаб, разбивший одно из её двух сердец, больше ничего для нее не значит. Как выяснилось, она жестоко заблуждалась. Стоило увидеть его, услышать голос, как она снова растаяла, вспомнила о былом и собственных желаниях, которым не суждено сбыться. Это не любовь, скорее уж неприятная зависимость, с которой нужно бороться всеми силами. Она правильно поступила, подав рапорт о переводе на другой корабль, теперь в этом не осталось никаких сомнений.
  
   - Натаэла, подожди! - послышался окрик позади.
  
   Женщина замерла и резко развернулась на каблуках. Её движения были рваными, дергаными, демонстрировали всю глубину нервозности медика. Она не сомневалась в том, что в скором времени МСКИМО отреагирует на её физические показатели, выходящие за границы нормы.
  
   - Диксон? А ты не должен быть на капитанском мостике?
  
   - Сейчас в этом нет необходимости.
  
   - Ясно, - Натаэла смерила помощника капитана изучающим взглядом. - Не похоже, что у тебя есть основания для обращения к медику, да и твои показания в норме. Так, что тебе нужно? Только не говори, что хочешь пообедать со мной или прогуляться по палубе. Ты никогда не сделаешь того, что не одобрит наш капитан.
  
   - Это да, ты меня давно раскусила, - безразлично бросил Диксон. Ему было плевать, что про него думают и говорят члены экипажа, главное четко выполнять свою работу, указания адмирала, и как следствие, продвинуться по карьерной лестнице.
  
   - Так что тебе нужно?
  
   - Как капитан?
  
   - Все в норме. Банальное переутомление. Даже с такими, как он, такое происходит. Охаб находится в постоянном напряжении, все контролирует, постоянно сливается с Балом, управляя кораблем. Ему приходится отдавать много эфира. Удивлена, что этого не произошло раньше. Все это будет в отчете как моем, так и МСКИМО.
  
   - Значит, ничего серьезного?
  
   - Пары часов сна ему будет достаточно для полного восстановления, - заверила женщина.
  
   - Отлично.
  
   - Выглядишь так, словно рад, что он отключился, - ладони, непроизвольно сжались в кулаки. Она все еще стремиться защитить того, кто не только в этом не нуждается, так еще и не стоит усилий. Глупо. Этого никто не оценит. Ей стоит идти своим путем, и расслабиться. Каждый получит то, что заслужил, и это будет справедливо.
  
   - Так и есть, - не стал отпираться Диксон. - Он потребовал от нас невозможного, причем, в кратчайшие сроки.
  
   - Как всегда, - усмехнулась Натаэла.
  
   - Да, как всегда. Так что, тот факт, что он отключился нам на пользу. Остается надеяться на то, что это не будет происходить слишком часто.
  
   - Неужели не хочешь занять его место? - женщина насмешливо приподняла бровь.
  
   - Мне не справиться с Баалом, и тебе об этом известно, - совершенно серьезно ответил первый помощник. - В отличии от многих, я трезво оцениваю свои способности и даже не пытаюсь прыгнуть выше головы. Лучше быть вечным первым помощником, чем тем, кто дослужился до капитана, а после вернулся назад. Ты же знаешь, что бывает с теми, кто не справился? Им предлагают вернуться на свой пост, но при этом каждый знает о том, на что ты замахивался. Мне такой радости не нужно. Так что просто скажи, сколько у нас времени?
  
   Медик опустила взгляд на монитор своего коммуникатора, имеющего прямую постоянную связь с МСКИМО. Так она получала указания от своего механического начальства, так могла контролировать показания всех обитателей корабля.
  
   - У вас час сорок три минуты. Надеюсь, за этот срок вы управитесь с приказом капитана.
  
   - Мы сможем к этому приблизиться, - Диксон благодарно улыбнулся. - Кстати, я действительно хочу пообедать с тобой. Так что, если будет время, а Охаб не узнает...
  
   - Ему все равно, так что можешь, открыто сказать, о том, с кем намерен провести время, - Натаэла и сама не понимал, почему согласилась на столь неоднозначное, и совершено не нужное ей предложение. Просто захотелось поговорить с кем-то, ощутить интерес к своей персоне. Просто так. Потому что она никому и ничем не обязана и может быть свободна.
  
   - Хорошо, как только отчитаюсь о выполнении работы нашему тирану, и дам знать. Договорились?
  
   - Буду ждать, - интуиция подсказывала женщине, что в ближайшее время ждать свидания не стоит. Дело не в желаниях первого помощника или её собственных, а в возможностях и том, что проснувшийся тиран всех заставит работать. Все, как всегда.
  
  ***
  
  Спустя час сорок три минуты
  
   Охаб проснулся в превосходном расположении духа. Отдых, контролируемый системами жизнеобеспечения Баала, пошел ему на пользу: он смог избавиться от напряжения, раздражения, неприятного ощущения в груди, и ноющей головной боли. Теперь можно спокойно приниматься за работу. Капитан не сомневался в том, что теперь все пойдет иначе, он сможет более спокойно и адекватно воспринимать информацию и принять верное решение. Сделать это нужно поскорей, ведь они и так потеряли много времени. Каждая минута на счету, и это идет на пользу Дейву Лоттеру и его манте.
  
   Охаб неторопливо поднялся с жесткой кровати, потянулся в разные стороны, разминая мышцы, позволяя организму постепенно прийти в движение. Он точно знал, что сейчас за ним следят, контролируют, и так продлиться некоторое время. Пока это не мешает его работе и планам, капитан готов был это терпеть.
  
   В голове была невероятная ясность. Охаб точно знал, что делать и в какой последовательности, он даже не переживал насчет того, что его цели могло не оказаться на планете. Он просто отметет один из вариантов и перейдет к следующему. Методично, шаг за шагом, но он добьется своего, не оставит ни одного места, где Дейв Лоттер смог бы найти убежище и помощь. Он загонит врага, как дикого зверя, заставит бежать без оглядки, спотыкаться, падать, потерять всякую надежду. Это не так сложно, особенно, когда за плечами огромные ресурсы Конфедерации порядка.
  
   Капитан переоделся в новую форму: идеально чистую и выглаженную, полностью безупречную, и вышел из каюты. Он не намерен и дальше прохлаждаться, да и не нуждается его организм в большом количестве отдыха. Ему нужно действовать!
  
  ***
  
   - Мистер Диксон, что удалось выяснить? - прямо с порога поинтересовался Охаб. От этого ответа зависело все! По крайней мере, для него, так что не удивительно, что он так напряженно ожидал рапорта своего первого помощника. Головной боли не было, как и усталости, отдых и лекарства пошли ему на пользу.
  
   - Мы проверили всю доступную информацию, провели всесторонний анализ...
  
   - Ближе к сути дела, мистер Диксон. Меня не интересует, что именно и как вы сделали. Имеет значение только результат, - холодно произнес капитан, давая понять, что не стоит тянуть.
  
   - Манта, подходящая под наше описание находится в порту. Ей уже заинтересовались местные жители и не только. Информационный шум планеты буквально пропитан новостями и домыслами об этом корабле. Это новость недели! Сейчас манта пустует, члены экипажа покинули его, около четырех суток назад. Стоянка оплачена на месяц местным жителем, неким Дорианом. Нам удалось подключиться к системе безопасности Рух, и проследить передвижения тех, кто прибыл на планету на Манте.
  
   - Все пути ведут в Лакрус, к Дориану, - закончил за своего первого помощника Охаб. Капитан в очередной раз задумался о том, что это не просто везение, а перст судьбы, словно она вдруг решила восстановить справедливость и его руками наказать убийцу. Это ли ни счастье? Если бы он умел, то улыбнулся бы - момент подходящий для этого. Вот только он давно разучился это делать.
  
   - Нам удалось найти информацию по этому... - Диксон на миг замялся, не зная, какое слово лучше использовать в данном случае, - человеку. - Он не мог без содрогания даже думать о безумном ученом, превратившим себя в настоящее чудовище. И дело тут не в его физиологических характеристиках, а его действиях, мыслях, убеждениях.
  
   - Не стоит. Я знаю, кто он и чем промышляет.
  
   - Какие будут дальнейшие указания?
  
   - Подготовьте группу захвата, и все орудия Баала к атаке. Привести экипаж в боевую готовность, - Охаб не сомневался в том, что делать. Для него все было четко и понятно, словно он давно уже проработал план, принял судьбоносное решение.
  
   - Мы не можем напасть на космопорт, - офицер нервно сглотнул. Манта - ценная добыча, за нее стоит сражаться, но нападение на свободную планету может дорого стоит Конфедерации порядка. Их могут обвинить в попытке захвата и тогда новой войны не избежать. Гиганты изумрудного космоса только ждут этого, им нужен повод, чтобы начать передел территории и сфер влияния. - Адмирал Пайк не санкционировал подобные действия. Они должны согласовываться...
  
   - Не стоит меня учить правилам и протоколу, мистер Диксон! Мне они известны, намного лучше, чем вам, - Охаб с трудом подавил раздражение. Он ненавидел, когда его перебивали, ставили под сомнения принимаемые им решения. - Я не собираюсь нападать на космопорт! Такая глупость могла прийти только вам в голову! Мы отправим группу захвата в лабораторию Дориана. Выкурим от туда капитана и его дружков, вынудим поднять корабль и попытаться спастись бегством. Если при этом будет уничтожена лаборатория, или кто-то сдохнет - не страшно. Правительство Рух нам только спасибо скажет, да еще приплатит за то, что избавили их от этой мрази. Мы возьмем манту на прицел, как только она покинет орбиту планеты и на этот раз она не должна улизнуть. Удивлен, что мне приходится объяснять такие простые вещи, мистер Диксон.
  
   - Прошу прощения, капитан. Я не так понял ваши указания.
  
   - Мои указания и слова стоит понимать дословно, ничего не додумывая. Надеюсь, вы, наконец, сможете это усвоить.
  
   - Конечно.
  
   - Вот и хорошо. Вы отвечаете за корабль. Подготовьте Баала к атаке, а так же просчитайте все возможные пути отступления, которыми может воспользоваться манта. Я отправлюсь на планету с группой зачистки, - это была не лучшая идея, ведь кораблю нужен капитан, они взаимосвязаны, едины. Охаб все это понимал, но не мог устоять, решил позволить себе одну маленькую слабость. Он должен... Должен увидеть лицо Дейва Лоттера в тот момент, когда наставит на него бластер и нажмет на спусковой крючок, должен не только лишить его корабля, но и прикончить! Это его цель, его судьба...
  
  
  Дейв: Я слишком стар для всего этого...
  
  Дейву было неуютно в лаборатории своего безумного друга, а точнее вдали от своего корабля. Здесь его одолевали неприятные гнетущие мысли. Старый капитан не мог отделаться от ощущения, что вновь может лишиться всего, что Эниль улетит, а он останется на планете. Что ему тогда делать? Останется лишь застрелиться, ведь без космоса он никто! С самого раннего детства, он всегда смотрел на изумрудно-зеленое ночное небо, любовался звездами и мечтал достигнуть каждой. Прошло время, он повзрослел, потерял наивность, осознал, что в этом мире нужно брать все силой, никого и ничего не жалея, но при этом все так же стремился в космос, лишь там видел себя. Даже сейчас, на излете свой жизни Дейв все еще не мыслил себя без звезд, полетов и ощущения умиротворения, что бывает только в космосе. Он точно знал, что умереть хочет именно там, а не на какой-нибудь из планет.
  
   Прошла уже неделя! Долгая неделя на планете Рух, где сутки длятся шестьдесят четыре часа. Все это время Дейву было нечем заняться, он мог только слоняться по лаборатории, лениво рассматривать приборы и оборудования, смотря новости, она даже решился почитать, хотя и считал это занятие бесполезным. Скучно! Слишком скучно! Если бы он чуть больше доверял Дориану, то забил бы на все и отправился в казино, чтобы развлечься и испытать удачу. Нельзя. Если сделать это, то можно лишиться Мэнес окончательно, а этого Эниль ему не простит. Как же он устал! Время идет, его манта привлекает к себе все больше внимания, и в скором времени гиганты изумрудного космоса заявятся на планету, чтобы попытаться присвоить то, что им не принадлежит. Наверняка, они уже в пути, и точно понимают, где именно искать капитана. Не так уж много вариантов, в конце концов, именно Дориан платит за стоянку. Не факт, что сразу применят силу, скорее уж попытаются выкупить корабль, запугать, договориться. Вот только он не пойдет на сделку, не сможет предать корабль, который помог ему выбраться со свалки, вновь ощутить вкус к жизни.
  
   - Пора выбираться отсюда, - проворчал мужчина, не сомневаясь в том, что дальнейшее промедление может плохо кончится.
  
   Дейв взглянул на лицо Дориана. Оно было спокойно и невозмутимо, смотрело прямо на него, но при этом во взгляде не было осознанности. Оно и не удивительно, благодаря своим экспериментам и последним достижениям науки, его сознание может находиться где угодно, даже за пределами этой лаборатории. Безумец может подключаться к любой информационной системе, контролировать сразу множество процессов. Именно это сейчас и происходило. Старый друг, хотя и наблюдал за ним, но основная часть его внимания, и осознанная часть личности находилось в другом месте. Это пугало, казалось противоестественным, вызывало желание сбежать подальше и забыть об этом кошмарном месте.
  
   - Дориан, - спокойным тоном позвал Дейв, но ответа не последовало. - Дориан!!! - капитан повысил голос и подошел ближе к лицу. Какая мерзость! За эту неделю ему уже порядком надоело лицезреть его. - Хватит притворяться, что не замечаешь меня! Есть разговор.
  
   - Я не притворяюсь, просто занимаюсь анализом полученных сведений, контролирую эксперименты, - нехотя отозвался Дориан, все же обращая внимания на капитана.
  
   - Поручи это остальным своим мозгам.
  
   - Это не так работает.
  
   - Без разницы, - пожал плечами мужчина. Вдаваться в подробности он не собирался. Ему это не под силу, да и зачем напрягаться, пытаясь понять то, что никогда не пригодится? В его возрасте бесперспективно заниматься подобными глупостями. - Нужно поговорить.
  
   - Прямо сейчас? Знаешь, сейчас не лучший момент.
  
   - Другого может и не быть.
  
   - Даже так?
  
   - Это только кажется, что неделя маленький срок, на самом деле, за это время много можно успеть. Прошло уже четыреста сорок восемь земных часов и за этот срок многое можно успеть.
  
   - Но не найти ответы на некоторые вопросы, - возразил ученый, превосходно понимающий, к чему клонит старый друг. Причины этого вполне логичны и обоснованы, но при этом разговор раздражал, ведь его намеревались лишить весьма интересной игрушки. Он только начала разбираться с ней, и столько всего предстоит сделать...
  
   - И все же, тебе удалось, что-то выяснить, так?
  
   - Совсем немного, и этого не достаточно для того, чтобы понять, как функционирует тело Мэнес. Я полностью проанализировал весь её организм, провел ряд опытов, исследований. В её теле не просто нет эфира, его в нем никогда не существовало! Это противоречит всем известным знаниям, и заставляет вспомнить старую сказку об убитой звезде и том, что когда-то космос не был зеленым, не существовало эфира и живых кораблей. Если бы я не был приверженцем науки, а оказался религиозным фанатиком, то решил бы, что эта девушка родилась именно в те далекие времена, и каким-то непостижимым образом выжила. Это бы дало хоть какое-то объяснение, но при этом не смогло бы сказать, как именно твоя находка генерирует эфир. Кстати, я не сомневаюсь в том, что она на это способна только при непосредственном взаимодействии с сознанием корабля. Даже малой части корабля достаточно, чтобы начался процесс. Это удивительно! Мне нужно больше времени для исследований, опытов! Подобные изыскания могут занять годы! Многие годы.
  
   - Годы, которых у нас нет! Ты же и сам все это понимаешь, - Дейв не собирался отступать. К тому же самое главное он уже услышал - Мэнес способна вырабатывать эфир при непосредственном контакте с сознанием корабля. Следовательно, её можно научить контролировать это, нужна лишь практика. - Скоро за нами придут, тебе изначально это было известно. Если останемся и дальше, то нас поймают, а твою лабораторию сравняют с землей. Не останется ничего. И никто не посмотрит, что Рух свободная планета. Нет ничего проще, чем замести следы, замять дело, особенно такое. Ты - безумец. Заявят, что ты сам устроил взрыв, или, что они пытались остановить преступника, решившего уничтожить планету, выпустить вирус... Что еще говорят в таких случаях? На их стороне сила! Семь гигантов изумрудного космоса сделаю все, чтобы заполучить мой корабль и узнать, что же ты смог узнать. Да и более мелкие игроки не упустят возможности подняться, заполучить козырь, который в любой момент смогут разыграть. Нам пора уходить.
  
   - Сила не гарантирует победу.
  
   - И что ты предлагаешь? - устало поинтересовался Дейв. За долгую и насыщенную жизнь у него выработалось весьма интересное свойство - он нутром чувствовал приближение опасности. Сейчас был именно такой момент.
  
   - Я смогу спрятать вас, увезти в безопасное место и тебя, и корабль! - упорствовал ученый. Впервые он получил возможность совершить прорыв, узнать что-то невероятное, изучить то, о чем мечтают все его коллеги. Именно ради этого, он продлевал свою жизнь, увеличивал возможности собственного мозга, убивал тех, кого считал достойными стать частью его. Дориан испытывал самый настоящий трепет, нетерпение, он не мог упустить такой шанс. Именно это заставляло его допускать ошибки, принимать логически не выверенные решения.
  
   - Ты не способен покинуть лабораторию. Твоя система жизнеобеспечения не транспортабельна. Сам подумай, я во всем прав. Уверен, у тебя уже есть ткани Мэнес, ты сможешь спрятать их и работать с тем, что есть. Ну, а мы, со временем навестим тебя вновь. Не ради меня. Это нужно Мэнес. Она должна вспомнить. Ну, или хотя бы понять, кто она такая, - Дейв понимал, что не сможет применить силу. В этом месте это бесполезно: он один, без оружия, да и возраст дает о себе ждать. Ему оставалось лишь уповать на благоразумие безумца. Как бы парадоксально это не звучало.
  
   - Мне нужно закончить последний опыт. На это уйдет пара часов, а после вы сможете вернуться на корабль безопасным путем. На поверхности вам лучше не светиться, да и в космопорте лучше не привлекать к себе внимания. Я позабочусь об этом, - все же сдался Дориан. Он все понимал. А еще знал о том, что на орбите планеты уже появился кит Конфедерации порядка, а еще недалеко от города курсируют разведывательные дроны Фракции Белого пути. Скоро и другие проявятся, не говоря уже о мелких шпионах и охотников за информацией. Опасная ситуация для его лаборатории. Дориан не сомневался в том, что сможет выровнять ситуацию, но для того, чтобы все получилось, ему нужен отвлекающий маневр, а лучше два или три. Сила не гарантирует победу, а вот ум и расчет - другое дело. Как это ни прискорбно понимать, но Дейв прав - у него есть множество других путей вести исследования так, чтобы полностью обезопасить себя.
  
   - Уже началось? - Дейв все понял, так что не было никакой нужды говорить прямо. Нутро не обмануло его. Как впрочем, и всегда. Придется тряхнуть стариной и вспомнить былые времена, когда ему приходилось ускользать от преследования. Жаль только, что он уже не тот, что раньше.
  
   - Да, и не думай, что я не подготовился к этому... Если бы ты не отвлекал меня, через пару часов я и сам попросил бы вас удалиться, - заявил Дориан. Это было чистой правдой, в одном из разработанных им планов было подобное развитие событий. Не факт, что он следовал бы именно этой стратегии, но, в любом случае, все было продумано заранее. - Вы пройдете по подземному скоростному туннелю до самого космопорта. Я использую его для быстрой и безопасной доставки контрабандных грузов. Не люблю, когда невозможно полностью контролировать такие вещи. И не волнуйся, ни один обыск не сможет обнаружить вход.
  
   - Отлично. А что насчет того, что бы не светиться в самом космопорте?
  
   - Это уже твоя проблема. Но рекомендую переодеться и сделать вид, что вам нужен совершенно другой корабль, - ученому нравилось, что у него спрашивают, что делать, что он может руководить и направлять, уже неважно, что старый друг это делает лишь для того, чтобы его порадовать. Наверняка, у этого старого мешка с костями полно своих идей, но он все равно пытается узнать и о других возможностях. - Я отвлеку внимание от вас - направлю двойников в город, а так же в порт. Они создадут нужный шум, чтобы вы могли сбежать. Дальше, тебе придется рассчитывать только на вооружение и скорость Эниля, ведь на орбите вас ждут.
  
   - Мог бы и раньше сообщить.
  
   - Я не считал, что для такого опытного капитана, как ты, это станет проблемой, - насмешливо произнес Дориан. - Помнишь, как было раньше? Ты был одним из лучших пилотов изумрудного космоса. Неужели все в прошлом?
  
   - Меня этим уже не пронять. Ты можешь не признавать это, но я поумнел и больше не совершаю глупостей ради того, чтобы кого-то впечатлить.
  
   - Пронять тебя? Нет. Я даже не пытался это сделать. Так что? Сможешь улизнуть или и здесь тебе потребуется моя помощь?
  
   - Я справлюсь. Здесь главное опыт, да и Эниль сделает все, чтобы сохранить свободу. Мы сможем уйти. Так что в этом деле твоя помощь не нужна, да и сомневаюсь, что тебе удастся подключиться к системам моего корабля. Единственное, что от тебя требуется - обеспечь нас данными разведки. Хочу знать, кто и где находится.
  
   - Без проблем, - пока Дориан говорил с Дейвом, другие его мозги занимались другой работой: контролировали эксперимент, анализировали информацию, разрабатывали планы. - А заодно я дам тебе еще одни координаты. Туда ты доставишь Мэнес.
  
   - И что же это за место? - с сомнением поинтересовался капитан. Он не был уверен в том, что стоит все делать так, как решил Дориан. По крайней мере, не сразу. Да и у него самого появилось несколько идей, которые безумно хотелось осуществить. Он стар - ему нечего терять, так почему бы не оставить напоследок яркий след в истории? К тому же у него есть все возможности для этого.
  
   - Моя лаборатория, где я смогу дистанционно продолжить исследование. Там вы сможете незаметно скрыться, найти убежище. Мы должны понять, на что еще способна твоя находка. Как именно это использовать, и естественно сделать это! К тому же, девчонка нестабильна. Сказывается отсутствие эфира в организме. Пока что я не решил, как с этим бороться.
  
   - Ясно...
  
   - Вот и хорошо, тогда иди к ней. Девочке пора проснуться.
  
  ***
  
  Дейв даже не надеялся, что Дориан все поймет и сам отпустит их. Оно и не удивительно, ведь временами этот тип бывал невероятно упрямым, можно даже сказать, что непробиваемым; гордыня и жажда знаний заставляла его делать ужасные и временами глупые вещи. На этот раз все обошлось, ему даже не пришлось спорить или применять силу. Кто знает, что послужило тому причиной, возможно, Дориан, действительно, и сам планировал эвакуировать гостей в более безопасное место. А может, он вспомнил о чутье старого капитана и том, сколько раз оно спасало им жизни. В любом случае, сейчас это все уже не имело значения - нутро Дейва все громче заявляло, что пора уносить ноги.
  Дроиды-помощники проводили мужчину в исследовательский центр, где все это время находилась Мэнес. Она до сих пор было без сознания, а манипуляторы продолжали производить запрограммированные Дорианом действия. Безумец не упускал ни одного момента, работал до последнего. Будь на то его воля он бы и дальше продолжал свое дело, без остановки и перерыва.
  
   - Дориан, отпусти ее. Нам пора, - тихо попросил капитан, замечая недалеко от капсулы своей подопечной новую цветастую одежду. Это не те тряпки, что девушка носила до этого. По крайней мере, размер точно подойдет Мэнес, да выглядеть в ней она будет более прилично, чем в мужской одежде, вышедшей из моды лет сорок назад.
  
   - Еще пару секунд...
  
   - Дориан, мы уже обо всем договорились. Нам пора уходить, к тому же, когда мы доберемся до второй твоей лаборатории, у тебя будет намного больше времени на все анализы.
  
   - Тебе стоит научиться терпению. Хотя не уверен, что в твоем возрасте это возможно. У тебя осталось не так уж много времени, да и в определенный момент мозг просто теряет способность к обучению и восприятию информации, а в твоем случае, играют роль еще и физическое состояние, так сказать, изношенность тела.
  
   - Ты даже не представляешь, насколько мне это не интересно, - зевнул Дейв. В такие моменты он очень сожалел о том, что не может придушить старого друга. Ну, или просто врезать ему. - Давай уже, отключай свои приборы и показывай, где тайный выход из твоего убежища.
  
   - Никакого уважения и терпения.
  
   - Да, да, и это тоже не изменится. Мозг же у меня износился, - усмехнулся капитан. Его мало волновало ворчание и недовольство давнего друга, важнее было обдумать полученную информацию и то, как он сможет ей воспользоваться при побеге. Если новых ресурсов Эниля не хватит, придется снова воспользоваться Мэнес, её уникальной способностью генерировать внутри себя невероятное количество эфира.
  
   Манипуляторы неспешно закончили свое дело и отключили медицинскую капсулу, тут же принявшую вертикальное положение. Девушка, чье тело было закреплено кожаными ремнями, не дающими ей упасть, даже не пошевелилась. Она продолжала спать, даже не представляя, как в скором времени все переменится.
  
   - Мэнес, - позвал Дейв. - Мэнес, пора просыпаться, - капитан осторожно прикоснулся к плечу девушки, слегка сжимая его. - Ну же, у нас не так много времени.
  
   Девушка медленно, словно нехотя открыла глаза и уставилась на капитана. Поначалу в её мутном взгляде не было никакой жизни, она будто и не понимала, кто перед ней стоит. Постепенно в глазах начал появляться блеск и осознанность - потрясающее зрелище, сродни зарождению жизни.
  
   - Дейв? - заплетающимся языком произнесла Мэнес. Перед глазами все плыло, качалось, она с трудом могла сосредоточиться. К тому же во всем теле ощущалась невероятная слабость.
  
   - Вот так, девочка, умница, - мужчина принялся ослаблять ремни. - Знаю, тебе сейчас тяжело, но постарайся взять себя в руки. Нужно одеться, и уходить. Эниль заждался нас. Пора вернуться на борт.
  
   - А как же твой друг, он что-то нашел? - сознание стремительно возвращалось, а вместе с ним и силы. - Что со мной не так?
  
   - Обсудим это позже, - убедившись в том, что девушка не упадет, капитан отстранился и взял с небольшого стеклянного столика одежду. - Вот, надень это и идем.
  
   Мэнес кожей чувствовала, что что-то пошло не так. Иначе нервозность Дейва просто нечем объяснить. Раз так, спорить не стоит, лучше делать то, что от нее требуют, и поскорее. Дейву она доверяла намного больше, чем его странному и жуткому другу, и уж точно, лучше быть с ним, чем с кем-либо другим. Дрожащими руками девушка начала одеваться, быстро разобравшись, что к чему. Узкие лосины насыщенного розового цвета немного смущали, но зато идеально подошли её фигуре и были удобными, как и черные сапожки из мягкой черной кожи, оказавшиеся ей точно по размеру. Полосатая водолазка в тон лосинам облегала тело и практически не ощущалась, более того, она была теплой и девушка, наконец, перестала чувствовать холод. Удобно и комфортно, если бы не странная расцветка наряда, то его можно было бы назвать идеальным.
  
   - Это ты выбирал? - на всякий случай поинтересовалась Мэнес, заканчивая возиться с широким черным поясом, к которому крепилось несколько маленьких сумочек-футляров.
  
   - Нет, конечно, - фыркнул Дейв. У Дориана всегда был специфичный вкус, но он успел уже об этом позабыть. И вот теперь у него постоянно будет перед глазами напоминание о данном факте. - В любом случае, это лучше, чем-то, что у тебя было, да и сидит неплохо. Здесь вообще многие подобное носят, так что нам будет легко затеряться в толпе.
  
   - Я вовсе не жалуюсь...
  
   - Знаю, - мужчина положил руку на плечо девушки, сжимая его. - Ты готова?
  
   - Смотря к чему, - неуверенно ответила Мэнес. На душе было тревожно, и это чувство нарастало с каждой минутой. Девушке хотелось прижаться к кому-то, услышать утешающие слова, ощутить покой, но все это было недоступным. - Куда мы теперь?
  
   - Возвращаемся на корабль, а дальше... - на секунду капитан замялся. Он и сам не знал, что делать дальше и не был уверен в том, что примет приглашение Дориана. По крайней мере, сразу. - Дальше посмотрим по обстоятельствам. Для начала нужно покинуть планету и эту систему. Все просто, с этим даже ты справишься.
  
  ***
  
   Дейв с сомнением смотрел на огромные металлические ящики, в которых доставляли контрабанду для Дориана. Они безопасны, в этом нет сомнения; одна толщина брони чего стоит. Вот только предназначены они для транспортировки различного хрупкого и жутко дорогого оборудования, а не людей. Забираться в эти ящики абсолютно не хотелось. Да, это самый быстрый и безопасный способ добраться до космопорта, но уж больно неудобный. В молодости, в его лучшие годы, он бы пошел на это, но сейчас его тело лишилось былой гибкости.
  
   - Я слишком стар для всего этого...
  
   - Для чего именно? - Мэнес непонимающе смотрела на капитана. Она уже забралась в ящик и теперь пыталась устроиться удобней. Единственный способ сделать это - свернуться в позе эмбриона, поджав колени, как можно ближе к подбородку. Неудобно, но если надо, так надо. Девушка даже не думала спорить, сопротивляться или жаловаться на неудобное положение. Пока что у нее еще не было собственного мнения, насчет происходящего, она просто могла с уверенностью сказать, что Дейв ей нравится больше, чем Дориан. Что же касается других обитателей изумрудного космоса, то она понятия не имела, чего от них ожидать, а потому заранее опасалась. В этом мире у нее нет никого и ничего, даже возможности принимать решения.
  
   - Для такой вот транспортировки, - ответил мужчина, переводя взгляд на один из мониторов, с которого за ними наблюдало безучастное лицо Дориана. - Другого способа точно нет?
  
   - И давно ты стал неженкой? - в глазах ученого плясали веселые бесенята, совершенно не свойственные такому, как он. Обычно серьезный и сдержанный, сосредоточенный на своих фундаментальных исследованиях, Дориан лишь изредка позволял себе подобные эмоции.
  
   - Неженкой? - вы былые времена Дейв бы прикончил за такие слова, но сейчас он стал умнее. Слова - просто звук, не больше, не меньше, не стоит позволять другим манипулировать собой. - Давай опустим эту часть. Я уже не в том возрасте. Просто ответь, есть другой способ добраться до порта?
  
   - Их множество, но тебе придется забраться в ящик.
  
   - Это доставит тебе удовольствие, так? - понимающе поинтересовался капитан, все же нехотя забираясь в приготовленный для него железный ящик. Это все напомнило ему одну историю, в которую он влип в молодости со своей первой командой. Что ж, будет, что вспомнить, пока они добираются до места.
  
   - Еще какое, - не стал отпираться хозяин лаборатории. Все происходящее забавляло его, заставляло напрячься, напоминало, что он все еще не совершенен и ему свойственны разного рода слабости. - Но ты не волнуйся, убивать тебя в мои планы не входит. Ты должен доставить Эниля и малышку Мэнес в безопасное место. Никому другому это, к сожалению, поручить нельзя. К тому же, у тебя достаточно опыта, чтобы ускользнуть из ловушки.
  
   - Ловушки? - похоже, предчувствие его не обмануло. - Моему нутру стоило дать о себе знать раньше.
  
   - Твое нутро? Ха! Однажды я и до него доберусь. Хотя и не сомневаюсь, что оно всего лишь последствие инстинктивного анализа имеющихся данных и способности посчитать различного рода вариации и вероятности.
  
   - Не нуди, - а вот теперь Дейву захотелось закрыться крышкой. Что угодно будет лучше, чем слышать этот бред. Для него уж точно!
  
   - Как пожелаешь. Все данные я передам на корабль. К тому же, ситуация может измениться. Кто знает, от кого вам придется убегать...
  
   - Ясно. Сколько мы будем добираться до места?
  
   - Двадцать семь часов, так что наслаждайся. За меня не беспокойся, я смогу разрулить ситуацию. К тому же, двойники уже принялись за дело, так что все внимание будет переключено на них. Я сделал за вас всю работу, так что не подкачай Лоттер. Доставь Мэнес в лабораторию и позаботься о том, чтобы ни она, ни корабль не пострадали.
  
   - Я слишком стар для всего этого, - в очередной раз простонал Дейв. Однажды он припомнит эту поездочку старому другу, ну, а пока, не остается ничего другого, кроме как выполнять указания. Его ждет долгое и весьма неприятное путешествие. Двадцать семь часов в одной позе, без развлечений и разговоров, двадцать семь часов наедине со своими мыслями и воспоминаниями.
  
   - Ты стар для всего!
  
   - Спорить не стану, так что давай заканчивать с этим.
  
   Мужчине все-таки удалось забраться с ящик, а в следующее время крышку плотно закрыли. Дейв ощущал себя похоронным заживо. Это невероятно отрезвляло сознание, заставляло мозг работать, а вместе с тем и сердце, которое учащенно билось и болезненно сжималось в груди. Обычно тела обитателей космических станций и экипажей кораблей кремировали. Хоронить особо негде, да и не практично это. Но на некоторых планетах дела обстояли иначе. Где-то мертвецов хоронят в воде, где-то превращаются в каменные изваяния, где-то закапывают в землю, где тела гниют и разлагаются. Мужчина мрачно усмехнулся - будет весьма иронично, если он не доберется до космопорта. А что? Возраст у него уже солидный. Всякое может случиться.
  
   Капитана одолевали мрачные мысли, временами перетекающие в философские размышления о смысле бытия и своей роли в истории. В его жизни много чего было, и хорошего и плохого, другие и мечтать не смеют о том, через что ему пришлось пойти. Не сказать, что все это было по доброй воле, скорее уж, так сложились обстоятельства. Но оправдывать себя, таким образом, Дейв не собирался; мужчина в полной мере осознавал кто он - мразь обыкновенная. Он убивал, грабил, предавал, насиловал - всякое бывало, да и чего еще ожидать от рейдера? Уж точно не благородства и доблести. Жизнь его не баловала, он отвечал ей тем же, силой забирая все, что хотел. И все же, иной судьбы капитан не желал, и если бы ему дали выбор, то повторил все, не задумываясь. Все, что он делал, все, что думал и говорил - все это сделало его таким, какой он есть и быть другим абсолютно не хотелось. Мужчина чувствовал, как ящик, в который его поместили, стремительно движется, но при этом ничего не видел и почти не слышал, был вынужден оставаться не неудобной и даже болезненной позе. Странным образом, это усиливало желание думать, анализировать, планировать. У него достаточно времени для того, чтобы понять, какие шаги стоит предпринять. На этот раз он потратит отведенное ему время с пользой!
  
  
  Охаб: Я не против поиграть
  
   Капитан не любил покидать свой корабль. Каждый раз, стоило сойти на поверхность планеты или станции, занять место пилота капсулы или истребителя, как становилось не по себе. В такие моменты Охаб ощущал себя голым, беззащитным и даже одиноким. Ни к чему скрывать, капитаны зависимы от своих напарников, чем дольше их взаимодействие, чем регулярней слияние, тем крепче связь. Те, кому удалось дожить до глубокой старости, при этом оставаясь капитанами, сливались с кораблем полностью, они становились его частью, во всех смыслах этого слова. Они просто не поднимались с капитанского кресла, корабли растворяли их тела. Такова расплата за возможность путешествовать среди звезд, это именно то, что сдерживало желающих стать капитанами, заставляло постоянно покидать корабли, разрывая связи. Охаб не боялся, всегда считал, что эта судьба постигнет и его, а потому редко покидал борт Баала. Для него давно все было четко и ясно: его жизнь - служба, его дом - корабль, его судьба - вести кита в неспокойных просторах изумрудного космоса. Казалось, что ничто не изменит этого! Но, что же, в итоге? В итоге, стоило на горизонте появиться Лоттеру, как он сам отправился на планету Рух, хотя вполне мог поручить ликвидацию своим подчиненным, специально обученным членам экипажа. Наваждение! Охаб осознавал, что действует неправильно, нелогично, а все происходящее может поставить под угрозу его карьеру и будущее, по пока что голос разума не мог возобладать над желаниями. Его состояние вполне можно назвать одержимостью, словно демоны-паразиты эфира вселились в него, и теперь заставляют играть по своим правилам.
  Ему необходимо взять себя в руки и вернуть хладнокровие! Мужчина смерил своих подчиненных мрачным взглядом - безупречные солдаты, преданные бойцы, но им не дано понять его, всю важность их миссии. Каждому свое. Он тоже не идеален. Нужно поторопиться, чем быстрее он покончит с этим заданием, тем лучше. Охаб чувствовал, точно знал, что порученная работа выжжет его изнутри, не оставит ничего, лишь опустошение и презрение к самому себе.
  
   - Капитан, мы засекли их!
  
   - Кого именно?
  
   - Дейва Лоттера и его спутницу, её имя не числится в наших базах. - пояснил один из бойцов отряда специального назначения. Опытный следопыт мог найти и уничтожить любую цель. И все на благо Конфедерации порядка! Вот только на этот раз в его голосе не ощущалась уверенность. - Несколько групп, их местонахождение фиксируется разных точках планеты одновременно. Мы смогли отсеять восемь обманок, но еще остается четыре. По всем показателям они оригинальны. Я впервые сталкиваюсь с подобным.
  
   - Наверняка, это дело рук Лица, - капитал лишь раздраженно поморщился. В этот раз его противник не просто старый недалекий рейдер, а всеми признанный гений, которого давно уже никто не называет по имени. Для всех, он Лицо. И пусть это прозвище не отображало сути, но это имя приросло к нему. Жаль, что у него нет полномочий, прикончить безумца! Как это часто бывает, подобные сомнительные личности всегда имеют покровителей на самом верху. Даже в Конфедерации порядка заинтересованы в сотрудничестве с ученым. Пока он ничего не может предпринять! Пока... Да и если подумать, вряд ли Дейв все еще у дружка, в противном случае, вся эта конспирация ни к чему.
  
   - Какие будут приказания?
  
   - Пошли четыре отряда за обманками. Пусть думают, что мы купились.
  
   - Думаете, среди них нет нашей цели? - офицер Кир Ру Ан чувствовал напряжение, сомневался в том, что предпринять дальше, а все от того, что его интуиция упорно молчала. Это было проблемой, ведь у представителей его народа великолепно развито это чувство. Именно оно делало их превосходными ищейками и бойцами. Он болен или это все влияние планеты, со специфическим электромагнитным полем? Кир нервничал, а потому нуждался в четких указаниях капитана и понимании ситуации. Три пары глаз в ожидании ответа пытливо уставились на Охаба.
  
   - Трудно судить. Но я не против поиграть. В любом случае засаду стоит устроить непосредственно в космопорте. Они не смогут покинуть планету без манты. Так что вся эта беготня совершенно бесполезная трата времени. Так или иначе, все пути ведут в порт, так что сильно не старайтесь. Пусть наша цель расслабится, решит, что трюк удался, а мы, тем временем, подготовим им жаркую встречу.
  
   - Наших полномочий недостаточно для произведения ареста на территории космопорта.
  
   - И кто же нам помешает? - с безразличием поинтересовался Охаб, и тут же пояснил. - Я не собираюсь арестовывать их от имени Конфедерации. Зачем? От этого одни проблемы. Придется объясняться, как с адмиралтейством, так и с местными хозяевами, да и манту могут реквизировать. Наша цель она, так что действовать нужно осторожно.
  
   - Я вас понял, - дальнейшие пояснения не нужны. Им придется снять форму, и позаботиться о том, чтобы подозрения не пали на флот. Что ж, подобная ситуация возникает не первый и не последний раз.
  
   - Отлично.
  
   Капитан не сомневался в своем экипаже. И пускай их он не мог контролировать так же, как Баала, точно знал, что его приказы исполняются в точности. Никто не осмелиться пойти против него или перечить, ведь именно в его руках власть, он связан с китом, и мало кто, способен заменить его в этом деле. Дело не в количестве эфира в крови, подготовке, а способности подавлять чужую волю, чувствах корабля. Все будет сделано так, как он приказал. Вот только у него не получится пристрелить Дейва Лоттера, как только старик покажется на глаза. Это осознание выводило из себя, пробуждало почти утихнувшую мигрень. В первую очередь, ему придется думать о долге, о приказе, о том, что необходимо захватить необычный корабль и доставить его в лабораторию для изучения. Раз так, нужно наступить на глотку собственных желаний, и позаботиться о рейдере, вместе с ним взойти на борт и вынудить врага поднять манту. Лишь после того, как корабль выйдет на орбиту, можно будет действовать так, как хочется.
  
   Ему потребуется все выдержка и терпение, что у него есть!
  
   Охаб не мог отделаться от мыслей, что покинув Баала, допустил непростительную ошибку. Но даже это не могло заставить его вернуться на корабль и просто наблюдать. Да уж, человек без слабостей, на деле оказался не таким уж идеальным. Ну, ничего, у него еще будет время исправиться, стать прежним, стать намного лучше. Для этой цели нужно всего ничего, убрать маленькую, но такую неприятную преграду на пути.
  
  ***
  
   Его выдержка всегда вызывала зависть и восхищение, временами капитан и сам себе поражался. Но в этот раз Охаб был сам на себя не похож: постоянно требовал отчет, подробности от групп слежения, сам, то и дело бросал заинтересованный взгляд на небольшую манту. Этот корабль был великолепен! К нему хотелось подойти, прикоснуться, забраться в кресло пилота и подавить волю свободолюбивого корабля, продемонстрировать свою силу и превосходство! Манты никогда не привлекали Охаба, они и сейчас казались слишком маленькими, хрупкими, они созданы для того, чтобы изящно парить на волнах эфира, танцевать в свете звезд изумрудного космоса. Но из любого правила есть исключение, в данном случае, это корабль Дейва Лоттера. Теперь это не просто слабая изящная манта практически бесполезная, из-за полного отсутствия оружия и маленького размера, корабль вышел на совершенно иной уровень. Вооруженный, стремительный, даже форма стала более угрожающей, словно манта ощетинилась. Фактически - это новый вид! Он должен заполучить его! Выяснить секрет таинственной манты, о которой судачат во всем Изумрудном космосе, добраться до корабля раньше других желающих! Для того, чтобы все это осуществилось, необходимо устранить капитана, ведь пока не уничтожена связь между ним и мантой, корабль будет сопротивляться, даже попытается сбежать, вновь стать диким и свободным! И снова все вращается вокруг Дейва Лоттера, и его никчемной жизни.
  
   - Капитан.
  
   - Докладывай, - Охаб перевел усталый взгляд на офицера. Они давно уже на поверхности планеты, за это время многое можно было успеть, но пока что все безрезультатно. Это начинало раздражать! Чем дольше Дейв будет прятаться, тем больше охотников прибудет на Рух. Все это усложняло его и без того не простую задачу.
  
   - Мы продолжаем следить за обманками. Они просто бессистемно блуждают по планете. Думаю, уже можно снимать с них наблюдение. Это бесперспективно. Если мы и дальше продолжим ходить за ними, они поймут, что их раскусили.
  
   - Да неужели?
  
   - Профессионал способен распознать, когда его водят за нос, - Кир Ру Ан предпочел бы проводить операцию самостоятельного, без постоянного надзора и контроля со стороны капитана. Казалось, что Охаб сомневается в профпригодности своего подчиненного. - Нам лучше сосредоточиться на космопорте. Уверен, в скором времени наша цель появится, и он попытается нас обмануть.
  
   - Хорошо. Действуйте, как считаете нужным, - капитан и сам чувствовал, что близок момент, которого он так долго ждал. Его интуиция буквально кричала о том, что цель близко, совсем рядом. - Сообщите мистеру Диксону, чтобы привет корабль в полную боевую готовность.
  
   - Будет исполнено, Капитан!
  
   Охаб больше не мог сидеть на месте и просто ждать, он сходил с ума от этого томительного ожидания. Нечто непреодолимое тянуло его куда-то, словно подсказывая, где именно скрывается давний враг. Принято считать, что у людей нет никаких особых способностей, а еще считается, что предвидение и интуиция напрямую зависит от работы мозга, его способности воспроизводить запомненную информацию и скорости анализа. Мозг человека недостаточно развит для подобного. И все же, мужчина доверял своему нутру. Пусть его невозможно было объяснить с научной точки зрения, но оно еще никогда не подводило его. Капитан, отдав все важные распоряжения своему экипажу, отправился побродить по космопорту. Очередное недальновидное решение, ошибка, нарушающая все известные регламенты, но здесь и сейчас Охаб не думал об этом. Он не просто исполнял долг и служил, впервые за долгое время, мужчина ощущал себя по-настоящему живым. Давно забытое и казалось бы, навсегда утраченное чувство. У него есть цель, и Охаб не сомневался, что сможет окончательно взять себя в руки, хладнокровно и методично загнать цель и принести добычу в один из исследовательских центров Конфедерации порядка. Ему необходим этот смысл, возможность все начать сначала, окончательно отпустить прошлое. Капитан точно знал, что не он не бесчувственный и не идеальный, просто он преуспел в самоконтроле и обмане, настолько, что временами и сам начинал верить в свою безупречность. Временами, но не сейчас!
  
   Все его жизнь, все, что он знал и умел, связано с космосом, с кораблем, с Конфедерацией, он никогда не желал иной жизни. Но сейчас, мужчина ощущал дыхание свободы, понимал, что упустил нечто значительное и важное, то, что доступно другим капитанам, то, чего он лишал себя добровольно. Охаб просто шел вперед, цепляясь взглядом за каждого, кто попадался у него на пути. Где же оно? Где? И снова безумие начало охватывать мужчину - он точно знал, что давний враг рядом, но не мог его увидеть!
  
   Внезапно взгляд зацепился за нечто несуразное, ярко-розовое, нечто, совершенно не похожее на Дейва Лоттера, но все же... Все же Охаб последовал за этим пятном, словно точно знал, что это именно то, что он искал!
  
  ***
  
   Охаб не стал вызывать команду зачистки, никому не сообщил о своем предчувствии, он даже не был уверен в том, что бежит в нужном направлении, да и не было у него на это времени. Разум категорически отказывался понимать причины собственного поведения, но уже, ни на что не мог повлиять, в дело вступили инстинкты. Капитан преследовал розовое пятно, с каждым шагом становясь все ближе к цели. Он уже мог различить женскую фигуру, а рядом с ней другую, мужскую. Никакие преграды на пути уже не могли его остановить, а последние сомнения в том, что судьба сама привела его к Дейву Лоттеру и его спутнице, отпали. Ему снова невероятно повезло! Охаб, расталкивая локтями всех, кто ему мешал, пробирался к цели. Нет ничего проще, чем достать оружие, выстрелить и покончить со всеми проблемами и страхами, его рука уже лежит на кобуре, готовая в любой момент выхватить бластер, разрядить его в спину мужчины, но капитан сдерживался. Ему нужно убедиться, увидеть лицо и глаза рейдера, назвать его имя и вынести окончательный приговор. Мужчина с величайшим трудом держал себя в руках!
  
   - Стой!!!
  
   Резко ускорившись, Охаб за пару секунд преодолел расстояние, разделяющее его и цель. Он в превосходной физической форме, натренирован, в отличии от Дейва молод и полон сил. Преимущество на его стороне! Мужчина схватил девушку за руку. Почему её? Она просто оказалась ближе. К тому же, не стоит забывать, что ему нужно не только казнить разыскиваемого преступника, но и заполучить его манту для исследования. Ему не помешает заложник. Если эта девушка дорога или просто нужна Дейву, он сделает все, что ему велят.
  
   - Что вам нужно?! - на Охаба уставились перепуганные черные глаза, а сама Мэнес отчаянно попыталась вырваться. Но, куда там? Что может слабая хрупкая девушка, против тренированного мужчины. - Пустите!!!
  
   - Нет! - мужчина сильнее сжал ладонь, резко притягивая девушку на себя. Он действовал на инстинктах, не отдавая себе отчета в том, что именно делает.
  
   - Убери от нее руки! - раздался холодный усталый голос Дейва. Он не собирался мелочиться, и несмотря на возраст был способен постоять за себя и свою спутницу. Всего один точный выстрел решит все текущие проблемы, а дальше останется только бежать. Даже влияние Дориана не поможет, когда за дело возьмется охрана космопорта. Этим ребятам только повод дай, они сразу и его прикончат и Эниля к рукам и щупальцам приберут. - Немедленно, - старик направил на незнакомца пистолет. Он точно никогда не видел этого лица, но оно и не удивительно. Космос большой, здесь непросто случайно столкнуться со знакомыми. - Повторять дважды не буду.
  
   - Почему бы тебе не убрать оружие, Дейв Лоттер? - пистолет уперся в висок девушки, что сейчас была щитом для капитана. Жизнь заложницы не имела никакого значения, она лишь средство для достижения цели. Не более. Расходный материал, от которого легко и непринужденно можно избавиться. - Убери оружие и подними руки высоко над головой. В противном случае девчонка пострадает. Даже если ты выстрелишь, я успею прикончить её, а вот ты не факт, что сможешь задеть меня. Возраст уже не тот, и глаза видят, и руки трясутся.
  
   Враг стоит прямо перед ним, угрожающе смотрит в глаза, не понимая, даже не догадываясь, кто перед ним. Охаб не сомневался, что рейдер не сожалеет о сотнях тысяч загубленных жизнях, о своих преступлениях. И этот человек все еще жив!!! Старый, немощный, доживающий последние дни, Дейв вызывал только отвращение и непонимание. Жалкое зрелище.
  
   - Дейв, - Мэнес с надеждой смотрела на единственного друга. Она не понимала, что происходит, но ощущала угрозу, исходящую от удерживающего её мужчины, точно знала, что её сил недостаточно для того, чтобы вырваться самостоятельно.
  
   - Все будет хорошо, малышка. Не стоит нервничать, - старик так и не убрал оружие. На них уже обратили внимание, и нет никаких сомнений, что к месту стычки уже спешит охрана космопорта. Нужно лишь немного выждать. Дейв давно уже отошел от дел, но это не значит, что он позабыл, как вести дела.
  
   - Ничего не будет хорошо, - рука Охаба стремительно переместилась на тонкую шею девушки, а взгляд стал жестче, в нем не было никакой жалости или сострадания, ни капли сомнений. - Мне нужен ты, а не она. Так почему бы не устранить помеху и не перейти к делу? - мужчина слегка улыбнулся, почти незаметно для других. - Рискнешь ли ты выстрелить?
  
   - Нет!!! Прошу, не надо! - задыхающаяся пленница, в жалкой попытке спастись или облегчить свою участь, схватилась за душащую её руку. Перед глазами все плыло и качалось от нехватки кислорода, от неприятной боли в шее, она была на грани, кожей чувствовала холодную злобу своего мучителя, слышала обрывки его мыслей. В тот миг, когда её ладонь коснулась металла на руке мужчины, что-то произошло. Внутри зародилось нечто невообразимое, и оно рвалось наружу.
  
   Охаб не успел сообразить, что происходит, он даже не мог представить, что такое возможно. Только что, он душил девушку, намеревался её прикончить, как ненужную помеху на пути к цели, думал устроить показательную казнь, чтобы сделать как можно больнее давнему врагу, но все изменилось в мгновение ока. Его отбросило в сторону волной эфира, да так далеко, что он отлетел на десяток метров, и не только он. Все, кто стоял рядом разлетелись в стороны, от всплеска эфира невероятной мощи. Казалось, что в космопорте начался эфирный шторм, хотя это невозможно! Прозрачные зеленые волны эфира стремительно распространялись вокруг, вызывая настоящую панику, и среди живых кораблей, персонала порта и экипажей.
  
   - Этого не может быть! - капитан пытался подняться на ноги, но ничего не получалось, его буквально пригвоздило к земле, еще немного и затрещат кости, а его раздавит, останется лишь кровавое месиво. Слишком много эфира! И все это исходило от застывшей девушки. Казалось, что энергия изумрудного космоса зарождается в ее теле! Она не просто отдавала эфир, который был в ней, она его создавала. Иначе объяснить происходящее было невозможно. Да, кто она такая?! Охаб не отрываясь, смотрел на девушку, не забыв при этом включить запись. Без весомых доказательств, ему не поверят, сочтут, что он тронулся умом и рассказывает сказки! Эфир рождается при взрыве звезд, его не может генерировать человеческое тело, да и ничье другое тоже! Мужчина пытался ползти, но его продолжало отталкивать. То тут, то там раздавались взрывы, слышались крики, вой сирен, грохот. Всплеск эфира нес с собой разрушение, вредил кораблям, вызывая перегрузки в их организмах, но при этом не трогал Дейва Лоттера. Охаб видел, как старик взял девушку за руку, потянул за собой. Стоило ему это сделать, как все прекратилось, больше не было новых волн, остался лишь тот эфир, что уже выплеснулся на планету. Он буйствовал вокруг, его завихрения создавали изумрудный торнадо, который мог с легкостью уничтожить сотник кораблей прежде, чем развеется.
  
   Безумие!!!
  
   Капитан верил своим глазам и ушам, собственным ощущениям, но отказывался принимать эту действительность. Она ставила под сомнения все, что он знал, все, чему его учили. Охаб мог лишь смотреть вслед медленно удаляющейся парочке, которой даже шевелиться было сложно. Он видел, как появилась грациозная манта, которой никто не управлял! Корабль сами прилетел к своему капитану и волнения эфира были ему нипочем, он словно не ощущал его воздействия вовсе. Это невозможно! Это не дикий корабль! Диких не осталось!
  
   Все как в тумане... У него не осталось сил наблюдать! Организм мужчины был на пределе, он не справлялся с перегрузками. Даже для него, капитана кита это было непосильной задачей. Охаб погружался в болезненную темноту, думая вовсе не о том, что упустил давнего врага и его уникальный корабль, а о девушке, создающей эфир.
  
  ***
  
   Когда-то космос был пугающе холодным и черным, тогда не было ни живых кораблей, ни эфира, а люди не могли так быстро передвигаться среди звезд. Но однажды самая яркая и большая звезда взорвалась, и появился первый живой корабль, а в космос хлынул зеленый эфир. Он пропитал все, слился с самой сущностью вселенной, стал её неотъемлемой частью, навечно меняя её цвет. С тех пор изумрудный космос зовут океаном эфира; в нем бушуют шторма и разрушительные бури. Говорят, что ту звезду убили, а эфир - её жизнь, не желающая исчезать, что живые корабли её дети, которых превратили в покорных рабов. Но если все так, кто тогда та девушка? Её образ снова появился перед его глазами. Окутанная эфиром она казалось чем-то непостижимым и манящим, тем, что нужно заполучить любой ценой.
  
   - Капитан. Капитан, откройте глаза, - послышался знакомый женский голос, полный неподдельного волнения и тревоги. - Капитан, вы меня слышите?
  
   - Слышу, - говорить было непросто, но Охаб смог взять себя в руки.
  
   - Вот и хорошо. А теперь откройте глаза, - Натаэла нервничала. Оно и не удивительно. Мало того, что вопреки всем известным законом изумрудного космоса, на Рух разразился эфирный шторм, так еще пострадали члены экипажа Баала. Даже капитана задело. Это немыслимо. Им стоило больших трудов доставить всех на борт и поместить в медицинские капсулы. Ситуация усугублялась еще и тем, что в результате инцидента МСКИМО оказалась повреждена. Теперь медикам приходилось работать по старинке.
  
   - Как я оказался на борту? - Охаб попытался приподняться, но тело не слушалось его. Повреждения оказались существенным, но капитан не волновался по этому поводу. В скором времени его подлатают и он продолжит преследование, попутно пытаясь разобраться в увиденном.
  
   - Когда все началось, Кир Ру Ан связался с кораблем и вызвал группу эвакуации, - пояснила Натаэла. Снова между ними этот неприятный холодок и отстраненность. А ведь она волновалась за этого неблагодарного идиота! Зря. Давно пора привыкнуть и забить. Но, как же это непросто!
  
   - Это не ответ, - поморщился мужчина, стойко терпя не самый приятный осмотр. Сейчас он пытался сфокусировать взгляд на медике, таким образом, удерживаясь в сознании. Он не сомневался, что много чего произошло, но пока что не был готов принять полный отчет и проанализировать ситуацию. И все из-за того, что покинул борт Баала, когда в этом не было критической необходимости.
  
   - Натаэла медик, она не в курсе особенностей функционирования кита, так что не может дать необходимых пояснений, - раздался сдержанный голос Диксона. Эта ошибка капитана непременно будет отражена в его отчете! И дело не в амбициях, а в том, что непогрешимый капитан последнее время сам на себя не похож. Это может повредить, как кораблю, так и экипажу. - За десять секунд до того, как был зафиксирован всплеск эфира, показатели Баала резко подскочили. В капитанском кресле никого не было, но корабль начал получать эфир, и сигналы. Он безошибочно определил ваши координаты, на некоторое время, забирая контроль на себя. Во многом благодаря этому нам удалось эвакуировать и вас и остальных членов экипажа. Все сделанные записи были сохранены и скопированы. Мы их не просматривали, ждем вашего распоряжения, капитан. Техники работают над устранением неисправностей, которые возникли вследствие аномального выброса эфира. Адмирал Пайк ждет доклада о случившемся. Более подробный отчет в моем письменно рапорте, капитан. Вы можете ознакомиться с ним в любое время.
  
   Охаб лишь сдержанно кивнул и позволил Натаэле заниматься своим делом. Похоже, выброс эфира повлиял каким-то образом на Баала. Это странно. Очень странно. Ему необходимо во всем разобраться. Теперь, это не просто вопрос восстановления справедливости, это новый смысл его существования! Сила генерировать эфир, преобразовывать корабли не должна принадлежать преступнику и убийце! Не должна!
  
  Дейв: О чем не стоит думать
  
  Они в безопасности, на борту корабля, под защитой обновленного Эниля, стремительно удаляющегося от планеты Рух. Кажется, что можно расслабиться и дышать спокойно, не думать больше об угрозе, но Мэнес все еще не могла прийти в себя. Она снова и снова покручивала в голове все произошедшее, пыталась понять, что с ней и почему тот человек пытался убить её, но ответа не находилось, девушка лишь смутно догадывалась, что все дело в старом капитане и его грязном прошлом. Мэнес не была склонна оправдывать Дейва, он и сам понимал, что не святой, даже был готов к тому, что его прикончат. Но при чем тут она?
  
   - Не стоит думать об этом, просто забудь, и иди по жизни дальше, не оглядываясь, - мужчина протянул девушке металлическую кружку с горячим торе, напитком одновременно острым и приторно сладким. Это сочетание бодрило, придавало сил и помогало нормализовать количество эфира в организме. В последнем надобности не было, ведь Мэнес снова лишилась всего эфира, но в остальном, вещь полезная.
  
   - Ты так и живешь? - кружка приятно согревала ладони, терпкий аромат щекотал ноздри, словно уводя от неприятных размышлений. Тревога никуда не делась, просто немного притупилась от банального проявления заботы и звучания знакомого голоса.
  
   - Если постоянно думать о прошлом, можно в итоге никуда не прийти или того хуже лишиться остатков рассудка. Я видел, как это бывает. Человек превращается в тень, а призраки давно минувшего тянут его все глубже в ледяную бездну. Невозможно исправить то, что уже сделано, оно навсегда останется с нами, в нашей голове, памяти, глубоко в подсознании. Я убивал. Я не жалею об этом. Можешь презирать меня за это, но это ничего не изменит. Не существует правых и неправых, нет хороших и плохих поступков. Мы просто выживаем, пытаемся получить все самое лучшее.
  
   - Значит, нужно думать о будущем? - маленький глоточек обжег горло, но в следующий момент это ощущение притупилось, и во рту появилась приятная обволакивающая сладость.
  
   - Это еще глупее. Никто не способен контролировать будущее, как бы того ни хотел. То, что будет зависеть не только от нас, но и от многих других. Мысли о будущем - не более чем мечты, - когда-то давно Дейв так не думал, но с возрастом пришло понимание, что многие его суждения были ошибочными.
  
   - Так что теперь, совсем не думать? - усмехнулась девушка. Страх медленно, но верно отползал в сторону, оставляя свою жертву в покое. Он еще вернется ночью, проявит себя в кошмарах, заставляя с криком вскакивать с постели, но сейчас Мэнес могла дышать свободно.
  
   - Ну, почему же? Есть настоящее. Лишь оно имеет смысл, - капитан сам себе поражался, оказывается за годы одиночества и общения с кораблем он превратился в философа и сейчас сам себе кажется мудрецом. Именно кажется, ведь совершенно очевидно, что это не так.
  
   - Почему это произошло? - тихо поинтересовалась девушка, продолжая медленно потягивать горячий торе. Он успокоилась, так что теперь могла трезво оценить ситуацию и те беды, что натворил всплеск эфира. Глупо отрицать факты - многие пострадали из-за этого инцидента и это совершенно не устраивали Мэнес. Она опасна? А что, если это случится вновь? - Дориан сказал, что я реагирую на корабли, при непосредственном контакте начинает вырабатывать эфир. Тот мужчина определенно не корабль, но...
  
   - Он из Конфедерации порядка. Другого объяснения нет, - Дейв перебил девушку. Он и сам много думал о произошедшем, пытался сопоставить факты, знания, домыслы. Как ни крути, но все указывало на причастность к нападению на них одного из гигантов изумрудного космоса. Пусть на нем не было формы и отличительных знаков, да и не стал незнакомец представляться, но сомнений у старого капитана не было.
  
   - Я не понимаю, как Конфедерация Порядка может быть связана с выбросом эфира? - нахмурилась девушка, чей мог готов был взорваться в любой момент. Слишком много событий, слишком много информации, она просто не способна все это переварить.
  
   - В Изумрудном космосе есть семь гигантов - семь организаций обладающих, невероятным могуществом, финансами и боевой мощью, про влияние я уже и не говорю. Свободных планет и станций все меньше, а большинство лишь делают вид, что независимы. Но это все лирика, все получает сильнейший, так было во все времена. Так вот, у каждой такой организации свой порядок, свои правила, они не только названием отличаются, но и отношение к кораблям, космосу и многому другому. В Конфедерации порядка, к примеру, принято не просто сотрудничать с кораблями, но и полностью подчинять их волю. Это делается в несколько этапов, о которых почти ничего неизвестно, но слухи ходят разные... Завершающим и самым болезненным этапом является 'знакомство с капитаном', - Дейв недовольно поморщился. Он любил живые корабли, всегда искренне восхищался и любовался ими, а потому столь жесткие методы были ему противны. Не только ему, но изменить ничего невозможно, ведь для некоторых порядок и железная дисциплина превыше всего. Да и есть ситуации похуже.
  
   - И что же это за 'знакомство' такое? - затаив дыхание, спросила Мэнес, невольно потирая ладонь левой руки, той самой, которой она пыталась освободиться от хватки незнакомца.
  
   - Проводится хирургическое вмешательство, в ходе которого извлекается кусочек мозга корабля, его вживляют в одну из конечностей капитана. В случае с людьми, в руку. Это позволяет усилить связь между кораблем и капитаном, а так же контроль. Думаю, именно это повлияло на тебя. Ты коснулась не человека, а корабля! Другого объяснения просто нет. По крайней мере, у меня. Может. Дориан и сможет предположить что-то другое, но пока что мы не можем выйти с ним на связь, - о том, что на орбите Рух находился кит, с которым они уже имели удовольствие столкнуться, Дейв решил умолчать. Девочка и так на нервах, не стоит забивать её голову дополнительными страхами. Очевидно, что за ними уже началась охота и просто так она не закончится, к веселью будут присоединяться все больше игроков. Этого следовало ожидать. Капитан ухмыльнулся, он снова ощущал себя по-настоящему живым и значительным, вокруг него все кипело и бурлило. Чего еще желать? Разве что, протянуть достаточно для того, чтобы увидеть, чем все закончится. Вот только дело не только в корабле и Мэнес, но и в нем самом... Капитан видел это в глазах напавшего на них человека; в них застыли злоба, лютая ненависть и боль, так смотрят те, кто потерял все.
  
   - Это ужасно! Так нельзя! - Мэнес была возмущена и напугана одновременно. Ей ничего не известно об этом мире, о том, как все устроено, но после того, как она соприкоснулась с Энилем, девушка осознала, что корабль по-настоящему живой. У него есть свои чувства, эмоции, желания, он мыслит! Отчего-то сразу же вспомнился Дориан, он ведь делал с собой почти тоже самое, только вживлял себе мозг целиком, а не частями. Но отчего-то именно отношение к кораблям казалось неверным.
  
   - Поверь, малышка, это не самое страшное, что происходит с живыми кораблями, - Дейв ласково провел ладонью по приборной панели своей манты. Энилю многое пришлось повидать на своем жизненном пути. Наверное, потому-то они и поладили. Обоим есть, что вспомнить, обоим есть о чем сожалеть и чем гордиться, оба хотя и были выброшены, но смогли подняться. - В Белом братстве на них надевают ошейники и дрессируют, не давая никакого контроля. В Союзе Высших - устраивают жестокий отбор, уничтожая все 'бракованные' корабли. А еще есть Пилоты - они никогда не покидают капитанское кресло, заживо разлагаясь, полностью сливаясь с сознанием корабля, замещая его. Да и много еще творится на просторах изумрудного космоса.
  
   Мэнес перевела задумчивый взгляд на обзорное окно. Её завораживало и манило сверкание бессчетных звезд, переливы насыщенного зеленого цвета, но вместе с тем пугала неизвестность, собственная беспомощность перед лицом бесконечности. Казалось, что в этот момент, она смотрит глазами Эниля, гордого корабля, вернувшего себе молодость и силу, осознавшего, что теперь он цель. Что же теперь делать? Девушка чувствовала себя абсолютно потерянной, маленькой песчинкой, в бескрайнем океане эфира.
  
   - Это еще одна вещь, о которой лучше не думать, - печально улыбнулся Дейв. - Таких вещей очень много. Да и не стоит себе врать, мир не идеален и никогда таковым не будет. Так только служители Великой праматери считают, оттого-то и несут в мир доброе, светлое и вечное.
  
   - А есть полный список, о чем думать не стоит?
  
   - Боюсь, что нет. Так что мы просто пойдем вперед, наслаждаясь каждым мигом и возможностью. Жизнь слишком коротка, а мы с тобой не корабли, так что эфир нас не омолодит и не изменит. Не думай о том, что произошло. Ты защищалась! Если бы не было этого всплеска
  
   Все усложнилось. Дейв понимал, что теперь им придется быть осторожней, прятаться ото всех, всячески избегать любых столкновений, а еще проторенных в океане эфира маршрутов. придется держаться подальше от изумрудных течений, что лишь усложнит передвижение. Эниль стал сильнее и быстрее, но это не значит, что он выдержит постоянные сражения и стычки, да и искать теперь будут не только корабль, но и Мэнес. От мыслей не о том, сколько народу захочет заполучить необычную девушку и манту волосы вставали дыбом от ужаса. И это у него, многое повидавшего рейдера на закате жизни! Охота началась, за ними будут гнаться не только гиганты изумрудного космоса, но и множество мелких шавок, Вот они-то хуже всего! Он это по себе знает. Сам был таким. Сколько раз ему приходилось загонять мелкие корабли и их экипажи в угол, и все для того, чтобы выпотрошить их и нажиться. И вот теперь он на месте цели. Судьба явно решила позабавиться, раз устроила все это.
  
   - Куда мы теперь? В лабораторию? - для нее это шанс понять, что с ней не так, избавиться от всех странностей, но Мэнес побаивалась ученого, смотревшего на нее с пугающим интересом, проблескивающим обожанием, от которого кровь стыла в жилах, и ведь не факт, что другие будут смотреть на нее иначе.
  
   - Сразу не получится, - Дейв беззаботно улыбнулся. К чему думать о проблемах, особенно в его положении. Вся эта ситуация лишь повод повеселиться напоследок, сделать то, на что не каждый решится, да и он сам раньше трусил. Они с Энилем найдут новые потоки и маршруты в океане эфира, отправятся туда, куда боятся соваться другие корабли.
  
   - Тогда куда? - постепенно девушка успокаивалась. На борту манты она чувствовала себя под надежной защитой, твердо знала, что если потребуется сможет защититься, снова преобразует корабль. Пусть это неправильно, может быть, даже противоречит желаниям самого Эниля, но лучше так, чем бояться.
  
   - Думаю, тебе стоит посмотреть мир. А то, ты ведь ничего и не видела толком, не знаешь, - глупая затея, но почему бы нет? В конце концов существует множество планет, до которых 'слухи' доходят не так быстро, да и не все они подконтрольны семи главным игрокам на сцене. по пути в лабораторию Дориана вполне можно навестить давно забытые места, вновь увидеть то, что по-настоящему впечатлило и покорило. Да уж, на старости лет жестокий рейдер стал на удивление сентиментальным.
  
   - Нас будут искать... - Мэнес все еще не знала, как быть. Да и откуда ей узнать, когда она ничего не помним, а вся окружающая действительность казалось непонятной, пугающей, непривычной. Она лишь начала жить, начала с чистого листа и уже влипла в неприятности, причем не по своей воле. Единственной надеждой был Дейв, не самый лучший человек в космосе.
  
   - Нас в любом случае будут искать, - отмахнулся капитан, уже принявший решение. Он опытней, больше знает, так что ему виднее, как надо. - Да и петляя, мы сможем запутать следы, отвлечь внимания от нашего безумца. Это тоже важно, ведь чтобы понять, что с тобой, нужно действовать осторожно и спокойно, не торопясь, все тщательно взвешивая. В былые времена я бы без раздумий продал тебя на эксперименты, даже аукцион бы устроил, а после зажил богато и без забот. Купил бы себе индульгенцию! Сейчас все немного иначе, а потому я просто попытаюсь помочь. Кто знает, может быть, это будет единственный хороший поступок в моей жизни.
  
  ***
  
  Как в старые добрые времена...
  
   Еще лет десять назад, Дейв мечтал об этом; все вспоминал, размышлял, хотел вернуться к прежней жизни, вновь собрать команду и пуститься во все тяжкие. Вот только дряхлый старик на почти выработавшей своей ресурс манте, мало кого мог убедить, что он стоящий капитан. Ему оставалось лишь рассчитывать на таких же потерявших надежду стариков, но Дейв упрямо не желал рассматривать этот вариант. С таким экипажем не повоюешь, разве что станешь посмешищем. Теперь все изменилось. Он все тот же старик, доживает свои последние годы, но об Эниле этого уже не скажешь. Многие почтут за честь летать на уникальном корабле, захотят однажды занять место капитана. Как ни крути, но выходит, что самое время вернуться к былым мечтам, вновь испытать судьбу.
  
   Дейв медлил, он не понимал, куда следовать дальше, как себя вести, он даже не был уверен в том, что сможет долго играть в благородство. Идти по тропе благих намерений - точно не его путь. К тому же, сейчас ему необходимо учитывать множество факторов, сделать все, чтобы обезопасить друга и Мэнес от тех, кто захочет их использовать, предаст при первой же возможности. Не все будут так же трепетно относиться к подопытным, как Дориан, да и сам безумец, не факт, что долго сможет сдерживать свой творческий порыв. Как однажды заявил самопровозглашенный гений, чтобы изучить объект, нужно разобрать его на составляющие. Такой судьбы капитан своей подопечной не желал. И что же получается? Единственное, что оставалось Дейву - обучить девушку премудростям жизни и что намного важнее, выживания. Если кто-то и может стать следующим капитаном Эниля, так это Мэнес. У девочки достаточно эфира, чтобы корабль продолжал свое существование, к тому же, она всегда сможет подарить ему вторую молодость, изменить, преобразовать под нужную ситуацию. Эниль возражать не станет - это точно, но вот сама Мэнес... Капитан не сомневался, что после всего увиденного и услышанного, девушка не желает столь тесного контакта.
  
   - Придется её переубедить, - из груди вырвался тяжелый вздох. - Что скажешь, старый друг, у нас получится?
  
   - У меня нет ответа. Она нуждается в уверенности и понимании ситуации. Пока их нет, Менес не согласится снова присоединиться ко мне без крайней необходимости. В её голове пусто. Она не помнит ничего, ни о себе, ни о мире, ничего не умеет. То, что для тебя обыденность, для нее нечто непонятное. Её нужно учить.
  
   - Плохой из меня учитель выйдет, да из тебя точно. Ха-ха-ха, впору Дориана просить пересадить ей мою память. А что? Мне она скоро не понадобится, так пусть хоть ей поможет.
  
   - Ты слишком часто думаешь о смерти.
  
   - Возраст.
  
   - Твои физические показатели в норме. Не вижу повода для волнения или твоей скорой кончины.
  
   - Она что, еще и твои медицинские познания прокачала? - надо бы выяснить, что изменилось, а то скоро дойдет до того, что он как в первый раз отправится на экскурсию.
  
   - Да. Мой медицинский отсек и датчики слежения усовершенствованы, так что можешь не жаловаться. Я контролирую твои физические показатели постоянно.
  
   - Надо же, какая забота, - добродушно хмыкнул Дейв.
  
   - Я не такой, как он. Меня тоже выбросили на свалку, так что мне известно, какого это. Ты мой капитан, это не изменится.
  
   - Знаю, - загрустил мужчина, вспоминая о своем пошлом корабле.
  
   Это только кажется, что все корабли безвольные страдальцы, которых подчиняют себе капитаны. Но так происходит не везде и не со всеми. Вольные капитаны, контрабандисты и рейдеры не могут позволить себе дрессировку, ошейники или иные способы подавления, так что их корабли относительно свободны. Они могут принимать решения, сами настраивать свой функционал, в том числе системы жизнеобеспечения для экипажа. Истории известны разные прецеденты. Корабли сходили с ума и убивали всех, кто был на борту, а после погибали сами, ведь не могли существовать без эфира и капитана. Ходили слухи, что были и те, кто умудрялся сбегать, становился диким кораблем. Хотя, это точно слухи, сказки для детей. А вот Дейвом произошла иная история. Черную метку ему дал экипаж, но решение было принято кораблем, которого не устраивал стареющий капитан. Дейва предал тот, с кем он много лет делил эфир и временами сознание. Печальный опыт. Он навсегда оставил на душе неизгладимый шрам. Такое не забывается.
  
   - Так куда мы направимся, капитан?
  
   - Самым логичным будет лететь в лабораторию Дориана, по указанным им координатам, но...
  
   - Это может и подождать, - закончил на Дейва Эниль.
  
   - Да. Может. Ты ведь и сам не хочешь отдавать её. Так?
  
   - Я все еще ощущаю связь с Мэнес. Это не поддается логическому объяснению, но мне не хочется отпускать её, - не стал отпираться корабль.
  
   - Хм... Связь... - эта новость совершенно не нравилась капитану. - Это плохо. Её может ощущать и кит. Если это так, то она приведет его к нам.
  
   - Это не повод отдавать её.
  
   - Не повод, - согласился Дейв. - К тому же, я уже обещал ей показать мир. Настоящий мужчина должен держать свое слово при любых обстоятельствах.
  
   - Согласен. Так с чего начнем? - Эниль начал транслировать данные о подходящих планетах, станциях и астероидах, которые могли подойти под их задачу.
  
   - Хм... Как насчет Н-33-7К-НД?
  
   - Неплохой выбор. Ей там понравится, а мы сможет передохнуть и запастись провиантом.
  
   - Тогда решено! Задай курс и рассчитай время в пути.
  
   Планет и звезд великое множество, на все даже названий не хватило, однажды просто закончилась фантазия. Не удивительно, что со временем всем открытым объектам стали присваиваться номера. Чем дальше от центра Изумрудного космоса, тем больше безымянных, просто пронумерованных планет. Именно к таким относилась и Н-33-7К-НД, населенная беглецами с разных планет, теми, кто решил все начать сначала. Здесь не имело значение прошлое, никто не спросит, откуда ты и почему решил уйти. На этой планете царили покой, умиротворение и странное, почти что, противоестественное ощущение счастья, виной которому были дурманящие испарения планеты.
  
   Дейв отсоединился от корабля, позволяя манте все взять под свой контроль. Как же он устал! Ему все труднее делить эфиром и общаться с Энилем. Хорошо, еще, что разговор прошел плодотворно, и они приняли решение, куда направятся. Это уже что-то, остается лишь обрадовать малышку Мэнес.
  
  ***
  
   Манта хотя и изменилась, но по-прежнему оставалась маленьким кораблем, где невозможно заблудиться или потеряться, так что Дейв быстро смог найти девушку. Мэнес удобно устроилась на камбузе, небольшом отсеке, где можно было приготовить еду, а так же подключиться к информационной системе Эниля. Она и сама понимала, что ей необходимы знания, а потому всячески пыталась их получить, и тем самым заполнить пустоту в своей голове.
  
   - Что изучаешь?
  
   - Пытаюсь разобраться с тем, о чем ты мне говорил, - изначально Мэнес не могла читать, не понимала значения местной письменности и знаков, но после слияния с мантой, это изменилось. Она словно присвоила себе часть знаний корабля, его навыков и умений. Весьма удачно. Теперь девушка не ощущала себя такой же беспомощной, как раньше.
  
   - Я много чего говорил, - Дейв достал безвкусный энергетический батончик, в котором содержались все необходимые питательные вещества, необходимые организму. В долгом путешествии приходится отказывать себе в некоторых приятных вещах, к примеру, к вкусной еде.
  
   - О гигантах изумрудного космоса. Если честно, думала, что только ты их так называешь, но на деле это распространенное название.
  
   - Ага, они сами себя так нарекли во время первой сходки. Это было давно. Та судьбоносная встреча положила конец войне и утвердила определенные правила и законы, которым подчиняется все. Пока все так, изумрудный космос с его многочисленными планетами и станциями может быть в относительном покое.
  
   - Ну, да... Я только никак в толк не возьму, как такие разные организации смогли поладить и договориться.
  
   - Поладить? Не будь такой наивной, девочка. Они договорились, но не поладили, до сих пор лелеют надежды о том, как бы прибрать к рукам все. Вот только ни у одного гиганта не хватит мощи, чтобы сдавить в ладони всю исследованную часть космоса. Чем сильнее они будут сживать, тем больше систем выскользнет. Им это известно. Это их злит, заставляет грызться между собой, строить козни, при этом доброжелательно улыбаясь и заверяя в вечной дружбе. Они сделают все, чтобы заполучить тебя, ведь именно ты можешь изменить само представление об эфире.
  
   - Ты меня не удивил, сама уже поняла, что все так и будет. После того, что случилось на Рух, я стала самой желанной добычей. Даже легендарный мегалодон не сможет сравниться со мной в этом деле. Знаешь, - девушка на миг замялась. У нее было время поразмыслить над своей судьбой, пусть и немного. Получалось совсем не весело и от того становилось тошно. - Я тут даже начала думать, что лучше мне сдаться. Пусть исследуют, изучают, только вас с Энилем оставят в покое. Так было бы проще. Не хочу, чтобы из-за меня вы пострадали, да и кто-то другой тоже.
  
   - Ну и как, определилась с тем, кому сдаваться? - усмехнулся капитан. Мэнес добрая девочка, а еще наивная. Ни его, ни Эниля не оставят в покое, охота будет продолжаться бесконечно, пока жив корабль, и даже после гибели манты, на поиски её останков будут отправлять все новые экспедиции. Мэнес совершенно верно сравнила себя с мегалодоном, вот только это касается их всех, а не только её. Девушка, создающая эфир, просто не может не стать легендой.
  
   - Никому, - в шепоте Мэнес слышался испуг. Оно и не удивительно, ведь, несмотря на отсутствие знаний и воспоминаний, девушка была способна думать. Она догадывалась, что её ждет, если она попадет в руки хозяев изумрудного космоса. Её в любом случае разберут на кусочки, вопрос лишь в том, насколько болезненно.
  
   - Страшно?
  
   - Да.
  
   - Тогда выбрось из головы все эти глупости. Я уже говорил, об этом не стоит думать. Никто никому не сдастся, мы просто будем следовать плану и отправимся в замечательное место. Тебе там понравится. Вот увидишь.
  
   - Думаешь? - сомнения все еще не оставляли девушку, но она была рада, что Дейв не торопится избавиться от такой обузы, как она.
  
   - Уверен. Там тихо, спокойно... Я бы сказал, что расслаблено. Мне довалилось там бывать пару раз, так что, я знаю, о чем говорю.
  
   - Расслабленно?
  
   - О да, это именно то слово! Настоящая райская обитель, дивный остров беззаботности в штормовом океане эфира. И поверь, это не метафора. Именно шторма защищают планету от гигантов изумрудного космоса, скрывают от посторонних глаз. Что бы найти это место, нужно всей душей желать сбежать и найти пристанище.
  
  
  Охаб: Связь
  
  Охаб ненавидел бездельничать или ждать, но пойти против протокола не мог. Он и так допустил непростительно много ошибок и просчетов. Если продолжит в том же духе, адмиралтейство не только отстранит его от выполнения задания, но и задумается о ликвидации и замене капитана на более стабильную личность. Конфедерация порядка с её практически неограниченными ресурсами может себе это позволить. После того, что с ним произошло, после всего, что он увидел, капитан не мог допустить подобного развития событий. Манта и её экипаж все больше интересовали мужчину. Он заполучит все, опередит всех и заполучит главный приз. Лишь он и никто другой!
  
   - Что ж, капитан, - Натаэла натянуто улыбнулась. Снова ей 'повезло' осматривать Охаба. Судьба словно в насмешку издевалась над ней, постоянно сталкивая с тем, от кого хотелось держаться подальше. А ведь она все для себя решила. Не выйдет ничего. Так что можно даже не пытаться что-то вернуть, исправить, ужу лучше идти вперед. - Показатели МСКИМО практически в норме. Есть некоторые отклонения, но они в пределах нормы. Мы продолжим наблюдение, но вы можете приступить к выполнению своих обязанностей.
  
   - Отлично. Можешь идти, - мужчина задумчиво смотрел на руку, с вживленной частичкой Баала. Он ощущал дискомфорт, легкое жжение, временами вовсе не чувствовал конечность. Вот только это не вопрос к медикам, а техникам, ведь повреждена, судя по всему, именно часть корабля.
  
   Охаб совершенно не обращал внимания на медика. Самое важное для себя он уже услышал, а больше им и говорить не о чем, да и нет на это времени ни желания. У них изначально были отношения без обязательств, так что Натаэле не в чем его винить, да и ему нет нужды оправдываться. Здесь и сейчас мужчину интересовало другое. Снова и снова перед глазами вставал образ напуганной девушки в безвкусных розовых тряпках. В ней не было ничего примечательного, но на деле она оказалась настоящим сокровищем. Кто она? Где теперь искать уникальную манту и ту, по чьей воле корабль переродился в новой форме. В том, что все произошло благодаря спутнице Дейва Лоттера, сомневаться не приходилось. Ему срочно необходимо что-то предпринять и найти беглецов. На этот раз он не допустит ошибки, подготовиться как следует и не позволит им сбежать.
  
   Несмотря на волнение и неприятное жжение в руке Охабу удалось успокоиться и проанализировать обстоятельства. В любой ситуации необходимо сохранять хладнокровие - этому его учили, да и сам капитан много раз на собственном опыте убеждался в том, что лишь так можно принимать самые эффективные решения. Вот сейчас, к примеру, вместо того, чтобы сломя голову, бросаться невесть куда, требовать ото всех найти ему манту, стоит заняться сбором информации, разрозненных сведений об эфире, еще раз изучить все связи и интересы старого рейдера. Только после этого можно будет сделать предположения и какие-то выводы. От капитана требовалась вся его выдержка. Что ж, он умеет подавлять свои желания и эмоции, пора бы уже вспомнить об этом. Дейв Лоттер не должен влиять на него. Достаточно того, что это человек уже испортил в его жизни, не хватало её, чтобы это продолжилось.
  
   Размышляя о событиях последних месяцев, Охаб вышел из своей каюты и направился в исследовательский отсек. Необходимо убедится в том, что выброс эфира не повредил их с Баалом связь и не повлиял на кита и его способность воспринимать команды. Им предстоит непростая работа - настоящая охота за мантой, так что надо обойтись без сюрпризов и непредвиденных ситуаций, да и о конкурентах забывать не стоит. Все это весьма проблематично. Хотя, уже на ранних этапах становилось понятно, что в не удастся скрывать информацию об уникальном корабле. Изумрудный космос велик, его пределы необозримы, никто не может сказать, что знает все звезды и системы, но несмотря на это слухи распространяются стремительно. Баала придется постоянно держать в боевой готовности, подпитывать эфиром, в противном случае они просто упустят момент.
  
  ***
  
   - Капитан Охаб, чем обязана?
  
   Энея смотрела на мужчину снизу вверх, но при этом, не теряя достоинства. Эта маленькая женщина никогда не стеснялась своих размеров, считая их преимуществом. К тому же, для того, чтобы исследовать эфир высокий рост и не нужен, важен лишь уровень интеллекта. знаний и живость ума. Глава исследовательского отдела умудрялась на всех смотреть свысока, даже на своего капитана. Энея четко давала понять, что на её территории действуют её правила, и даже Охаб ей не указ. Из-за этого частенько возникали конфликты, но переводится на другой корабль, женщина не торопилась, да и не хотела. Она знала, что её будут и дальше терпеть, а капитан прекрасно осознает, что другого такого специалиста ему не найти. Каждому приходилось идти на определенные уступки и допущения, и обоим это не нравилось. В этом они похожи.
  
   - Давай обойдемся без всех этих условностей, - мужчина прошел к свободному креслу. - Ты и сама понимаешь, что мой визит связан в выбросом эфира на Рух. Так что, не будем терять время, его у нас и без того в обрез.
  
   - Мы начали анализ ситуации, но информации и данных слишком мало для того, чтобы сделать логически выверенный и достоверный вывод о природе произошедшего, - Энея устроилась рядом с капитаном. Деловые разговоры она любила, главное, чтобы её при этом не перебивали и не задавали раздражающие глупые вопросы. - Нам предстоит много работы. В идеале было бы найти сам источник происхождения эфира.
  
   - Он заключался в той девушке...
  
   - Сомнительно утверждение, - Энея высокомерно смотрела на капитана. Она ученый, посвятила исследованию эфира всю жизнь, а потому её знаний достаточно для того, чтобы трезво оценить события, произошедшие на Рух. Женщина была убеждена, что нельзя поверхностно судить о причинах выброса.
  
   - Неужели? Разве записи опровергают мои слова?
  
   - Нет. Все наши данные указывают на то, что выброс произошел в точке нахождения девушки. Но, это не означает, что виновницей случившегося является именно она. Возможно, у нее есть некий прибор, или она обладает неизвестными нам технологиями. Я бы даже усомнилась в её происхождении. Данные сканеров и наблюдения указывают на то, что она человек, есть вероятность того, что она тарийка или дельфа, но есть и другие вероятности. Нужно изучить множество факторов и гипотез, прежде, чем делать вывод. Мы лишь в начале пути, капитан, но в любом случае необходимо найти и манту, и экипаж корабля. Найти живыми, чтобы изучить и допросить, провести всестороннее исследования. А потому, я попросила бы вас, при встрече с ними не палить из всех орудий.
  
   - Я учту ваше мнение, Энея, - холодно процедил мужчина. Разум понимал, что нужно так и поступить, но это шло вразрез с желаниями. Что ж, чем-то придется поступиться. - Я надеюсь, вы будете держать меня в курсе вашей работе.
  
   - Естественно. Я буду направлять вам отчеты, каждые сорок семь часов, а так же запросы на новое оборудование. Нам нужно улучшить техническую базу исследовательского корпуса.
  
   - Отлично. Я обо всем позабочусь.
  
   - Если это все, я хотела бы вернуться к работе, - женщина улыбнулась. Она сказала достаточно, и желала, чтобы её оставили в покое, а не донимали расспросами. - Если вы хотите углубиться в вопросы, связанные с эфиром, я могу вам порекомендовать изучить информационные файлы, хранящиеся в памяти корабля.
  
   - Непременно займусь этим на досуге, - если бы Энея не была лучшей в своем деле, он давно бы вышвырнул её с корабля. - Но перед тем, как я приступлю к этому занятию, нам необходимо обсудить еще один вопрос.
  
   - И какой же?
  
   - Необходимо проверить функционирование вживленного модуля контроля.
  
   - А что с ним не так?
  
   - После непосредственного контакта с той девушкой, я ощущаю жжение и дискомфорт. Такое ощущение, что все пришло в движение. Так быть не должно. МСКИМО подтвердила, что мои физические показатели в норме, так что этим вопросом стоит заняться именно вам, Энея. Выброс эфира мог повлиять модуль и возможно на корабль. Судя по отчетам Диксона, после того выброса, наблюдаются незначительные отклонения в функционировании всех систем Баала. Пока что, техники не смогли найти причины данных изменений. Но предполагают, что это влияние эфирного выброса.
  
   - Хм, теперь все на это валить можно, - женщина потянулась за инструментами. Осмотр и подтверждение работоспособности модуля контроля было её прямой обязанностью: скучной, монотонной, но отказаться от её выполнения нельзя. - Придется вскрывать оболочку.
  
   - Приступайте.
  
  ***
  
   Энея была удивлена, и это не в первый раз за последнее время. Необычные, практически необъяснимые события происходили одно за другим. Сначала трансформация старой манты, затем выброс эфира на Рух, теперь это. Женщина хмурилась, шевелила губами, снова и снова осматривала модуль контроля, сверялась с данными прошлых осмотров. Кто бы мог подумать, что служба под началом капитана Охаба сможет подарить такой шанс. Впервые за долгое время она испытывала настоящий трепет, исследовательский азарт. Её буквально трясло от возбуждения. Это не таинственный корабль или его экипаж, к которому у нее нет доступа. Это то, что можно потрогать, пощупать, изучить.
  
   - Все настолько плохо, что вы не находите слов? - поинтересовался уставший ждать Охаб. Обычно осмотр занимал не более получаса, но сейчас на это потрачено больше двух часов, и все это время первый офицер исследовательского корпуса упрямо молчала.
  
   - Я не знаю, как это объяснить. Мне необходимы данные технического отсека, чтобы понять, насколько значительны изменения в корабле. Пока что, мне нечего написать в отчете.
  
   - Так значит, выброс повлиял и на Баала, - его худшие подозрения оправдались, но что-то подсказывало капитану, что именно это может подарить им шанс на успех, облегчить исполнение приказа.
  
   - Судя по данным, так оно и есть. Нам необходимо в кратчайшие сроки провести всесторонние исследования, и понять, насколько опасна на кита образовавшаяся связь?
  
   - Связь? Похоже, Энея, вам все же, есть что мне сказать, - внешне мужчина оставался холодным и невозмутимым. Казалось, его не волновали и не пугали слова офицера.
  
   - Данные не подтверждены. Нам необходимы дополнительные сведения, а так же показания от техников. Но судя по тому, что я вижу, модуль контроля, каким-то непостижимым образом связывает вас с дополнительным объектом. Это могло повлиять на восприятие Баала, на его возможности контролировать себя. Двойная связь большая редкость, в данном случае капитан является лишь средством, соединяющим два корабля.
  
   - Хотите сказать, что теперь Баал связан с мантой?
  
   - Возможно, а может быть с другим кораблем. Пока что трудно судить. Рекомендую пообщаться с кораблем. Информация непосредственно от кита сможет нам помочь разобраться в случившемся и оценить ситуацию.
  
  ***
  
  Охаб без промедления подключился к сознанию Баала; он и сам планировал это сделать в ближайшее время, слова эксперта лишь подстегнули его сделать это. Связь между кораблем и его капитаном первостепенна, ничто и никто не должен стоять между ними. К тому же, раз дискомфорт испытывает он, то и кит может ощущать нечто подобное, а это значит, что техникам придется постараться, чтобы стабилизировать работоспособность корабля. Дополнительные трудности на пути к цели. Все внезапно перестало быть четко, ясно и очевидно, больше не подчинялось планам и инструкциям, кодексу Конфедерации порядка. Но не только это волновало Охаба. Как бы он ни отрицал, как бы ни пытался делать вид, что это не так, он волновался за Баала, ставшего для него, чем-то большим, чем просто корабль, который подчиняется его воле.
  
   Вроде бы все, как обычно, ничего не изменилось, нет никаких новых или неприятных ощущений. Вот только это не повод расслабляться. Капитан знал, что его кит, такой же годный и сильный, как и она сам, что Баал не станет жаловаться или паниковать, предпочтет стойко вытерпеть боль, сам разобраться во всем, но не проявить слабость. Эта черта корабля одновременно нравилась и раздражала. была опасной, но в то же время позволяла совершать немыслимые вещи, повысившие ранг капитана и его корабля. Охаб точно знал, как разговаривать с китом, как подловить его и вынудить сказать и сделать то, что ему нужно, так что церемониться не собирался. Баал должен знать, где его место, осознавать, что привязанности ничего не решают для человека, решившего посвятить себя служению.
  
   - Доложи об изменениях.
  
   - Все системы работают стабильно.
  
   - Доложи об изменениях. Это приказ, Баал. Надеюсь, мне не нужно напоминать тебе, что бывает за неподчинение? - холодно поинтересовался мужчина, ощущая, как сознание кита наполняется страхом. Да. Кит все знает, понимает, чем чревато его упрямство. Когда имеешь дело с большим, сильным и своевольным кораблем, иначе нельзя, приходится ломать его характер, учить повиновению. Если этого не сделать, проявить хоть капельку снисхождения или жалости, то может пострадать многочисленный экипаж.
  
   - Не нужно, - отозвался Баал, прекрасно осознавая, кто в их тандеме главный, кто сильнее. Неприятно, но что-то изменить он не в силах, ему остается лишь играть в гордость, притворяться, что есть хоть какая-то свобода, а его воля на что-то влияет.
  
   - Докладывай.
  
   - После выброса эфира на Рух, зафиксированы эволюционные изменения во внутренней системе, а так же повышение уровня эфира в двигателях. Появились новые датчики и системы наблюдения. Функционируют автономно. Данные передаются в мозговой центр, минуя системы управления. Я постоянно фиксирую сигнал из глубин космоса.
  
   - Манта?
  
   - Это определенно корабль, но классифицировать его невозможно. Сигнал схож с маяками, установленными на значимых объектах. Пока что мне не удалось полностью изучить новый функционал и адаптироваться к нему. Необходимо вливание эфира.
  
   - А так же техническое моделирование, - капитан чувствовал, как при этих словах кит напрягся, как недовольство и возмущение забурлило в его сознании. - Ты и сам знаешь, что так должно быть.
  
   - Да, капитан, - отозвался Баал. Его снова ждет чужеродное вмешательство. До чего же он ненавидит все это! Но разве корабль может сопротивляться? Кит четко осознавал, что нет - он в полной власти своего капитана, да и не хотел он уже бороться. Привык. Смирился. Осознал безнадежность борьбы. К тому же, Баал все еще видел в Охабе нечто особенное, что-то, что роднило их. Потому-то он и открыл свое имя. Потому-то и терпел, осознавая, что у его капитана непростая судьба и характер, да и он сам далеко не идеален.
  
   - Отлично. Сообщай о любых изменениях, мельчайших подозрениях и отклонениях. Это приказ, - голос капитана был полон холода. Он не потерпит своеволия от своего корабля. В их тандеме он главный, пора бы Баалу вспомнить об этом.
  
  ***
  
   Судьба любит его, а удача следует по пятам. Еще немного и он сам уверует в это расхожее утверждение, решит, что это непреложная истина. Это опасно, ведь так можно расслабиться, перестать контролировать все, начать полагаться на высшие силы, и в итоге проиграть. Так нельзя. И все же, факт остается фактом, ему снова невероятно повезло. Баал оказался связан и со мантой, ставшей для него настоящим маяком, зовущим за собой. Пока что его свет мал и почти незаметен, но все же, он манит, зовет за собой, и чем ближе они друг к другу, тем сильнее эффект. У него появилось преимущество, которое необходимо верно разыграть.
  
   Охаб твердо решил, что они пойдут на сигнал, будут гнаться за ним до последнего. Неважно, в какие глубины изумрудного космоса придется отправиться, они не отступят, будут преследовать добычу до последнего. Для него это дело принципа, ведь он не намерен больше допускать ошибок, и совершенно точно не провалит задание. Пора напомнить всем, что его не просто так называют непогрешимым.
  
   Капитан отключился от сознания Баала. Разговор оказался недолгим, но продуктивным. Как впрочем, и всегда. Охаб вообще не любил пустой треп, предпочитая четкость и лаконичность. Пусть другие ведут беседы с кораблями, пытаясь постигнуть смысл бытия или находя в интересного собеседника. Он не такой. Есть лишь цель, приказ, который необходимо выполнить любой ценой. Корабль лишь средство, не более. Этому его обучали, и урок был усвоен превосходно. Сознание корабля может быть опасно, способно подавить, их связь с Баалом не просто сотрудничество, но и вечное противостояние.
  
   - Мистер Диксон, возьмите курс на новые координаты, - приказал Охаб, даже не глядя на подчиненного.
  
   - Есть, капитан. Буду еще указания?
  
   - Вызовите первого офицера технического корпуса. Кораблю необходимо моделирование, а так же полное изучение эволюционных изменений. Отчет о проделанной работе должен быть у меня в течение трех часов. Обо всех сложностях и заминках докладывать мне незамедлительно. Весь экипаж должен быть приведен в полную боевую готовность.
  
   - Будет исполнено.
  
   - Подготовьте линию связи с адмиралтейством, - спустя несколько секунд добавил Охаб. Несмотря на свою нелюбовь к пустым разговорам, он осознавал, что руководство лучше держать в куре событий, а еще нужно дозировано предоставлять выгодную ему информацию, которая не позволит даже помыслить о том, чтобы отстранить его от задания. Во всем и всегда должен быть холодный расчет.
  
  ***
  
   Энея с интересом изучала все поступающие новые данные. Технический корпус расстарался, непрестанно слал отчеты и консультировался, а все от того, что выброс эфира невероятным образом повлиял корабль. И как только они этого сразу не заметили! Они даже помыслить не могли, что на данном этапе физического развития кита возможен эволюционный скачок. Это было настолько захватывающе, что женщина даже позабыла о своем скверном настроении, и даже готова была снова встретиться с капитаном, которого недолюбливала. Хотя... Это слишком громко сказано, они просто так и не достигли взаимопонимания, эта точка для них недоступна. Но так ли это важно, когда речь идет о профессионалах своего дела? Нет. Все это незначительно.
  
   - Капитан! Рада вас видеть в моей скромной обители, - просияла Энея, как только Охаб появился на пороге.
  
   - Да неужели?
  
   - Не в моем характере врать или лицемерить, капитан. С недавних пор, вы стали весьма ценны для меня, - женщина перевела взгляд на инструменты. - Ну, а сейчас мне снова нужно осмотреть модуль контроля. Учитывая новые данные, мне необходима новая возможность провести исследование объекта.
  
   - Хорошо. Надеюсь, это не помешает вам подготовить отчеты.
  
   - Я всегда выполняю свои прямые обязанности, капитан.
  
   - Посмотрим...
  
   - Жжение уменьшилось?
  
   - Да. Ощущения дискомфорта почти незаметно.
  
   - Вы вели дневник физических реакций, как я просила.
  
   - Да. Информация уже направлена.
  
   - Великолепно.
  
   - Думаю, в ближайшее время мы разберемся с новыми возможностями корабля, и выясним, как же так вышло, что новый функционал оказался неподконтрольным нам, - бормотала воодушевленная женщина, при этом, не забывая производить тщательный осмотр модуля.
  
   - Что уже удалось выяснить? - без особой надежды поинтересовался Охаб. Он не первый день занимает свою должность, давно уже окончил академию, так что понимает, что на все нужно время, ответы не появятся сами собой.
  
   - Пока рано делать отчеты или предположения, капитан. Мы столкнулись с тем, что выходит за рамки нашего понимания, а потому стоит признать, что все не очевидно, а наши знания об эфире оказались под сомнением.
  
   - Как-то все это расплывчато.
  
   - Мы с вами посвященные люди, а не фанатики Изумрудного братства.
  
   - То есть для них все было бы очевидно?
  
   - Для них это вопрос веры, - Энея мягко улыбнулась. Когда-то давно, когда она только начинала свой путь, культ чистого эфира и идеи братства привлекали ее, казались чем-то значительным. Но чем больше был ее опыт, чем обширней знания, тем понятней становилась, что путь веры не для нее. Женщина хотела изучать эфир, понять его суть, разобрать на мельчайшие кварки, но узнать все его секреты. Она избрала службу в Конфедерации порядка, и ни разу не пожалела об этом, ведь у нее появились невероятные, недоступные раньше возможности. Лишь иногда Энея вспоминала учение об эфире, легенду о том, как он поник в космос, меняя его суть и цвет. - А что насчет вас, капитан? Во, что верите вы?
  
   - Верить? Это не для меня. Предпочитаю точный расчет и проверенные знания. К чему все эти разговоры, офицер?
  
   - К чему? - задумчиво протянула женщина, продолжая заниматься работой. - Согласно учения о чистом эфире, космос не всегда был таким. Изумрудная энергия заполнила его, после того, как была убита звезда. От нее не осталось ничего, кроме детей - живых кораблей, а эфир, это жизненная энергия, душа той самой звезды. Страшное преступление принесло благо всем жителям космоса.
  
   - Мне известна эта сказка, как и то, что некоторые безосновательно верят в её истинность. Нет никаких доказательств, что все было именно так. Да и вообще, звезды не живые, их невозможно убить.
  
   - Это вопрос веры, капитан. Не более, но и не менее. Многие научные изыскания основаны на этой самой вере, многие ищут ответы в прошлом, даже пытаются уничтожать звезды, чтобы повторить тот выброс. Безумцы. Но знаете, в этом что-то есть. Я вот приверженца научного подхода и точных знаний, но и для меня вера важна.
  
   - Я в курсе вашего прошлого, Энея, - поморщился капитан, для которого никогда не стояло вопроса веры. Он просто служил, исполняя свой долг, делал то, что умел лучше всего. Весь этот разговор бесполезен. Жаль. Он рассчитывал хоть на что-то
  
   - Прошлого, настоящего... Изумрудное братство, исповедующее культ чистого эфира верит, что звезду убили представители семи основных рас, убили не просто так, они знали, к чему приведет это злодеяние. Не только к тотальному уничтожению, но и зарождению новой жизни. Так, зло вело к добру, а смерть к жизни. Все неоднозначно. Среди убийц был и человек. Женщина. В легенде её называют Серой тенью. Еще была Дельфа. Тоже женщина. Её нарекли призраком.
  
   - Надеюсь, вы не считаете, что наша цель это одна из убийц звезды? - Охаб негодующе смотрел на первого офицера исследовательского корпуса. Нужно бы проверить её психические процессы. Как бы на радостях она не тронулась умом.
  
   - Нет. Но это то, о чем стоит поразмыслить, капитан. Легенды и вера дают нам подсказки, определяют путь. Подумайте об этом на досуге. Все равно, пока мы следуем на зов маяка, заняться особо нечем.
  
  
  Дейв: Мир ярких красок и покоя
  
   Дейв не ожидал, что они так быстро достигнут места назначения. Оставалось лишь поражаться, насколько быстрым стал Эниль, и все это благодаря Мэнес. Вполне возможно, что теперь манта - самый быстрый корабль во всем изумрудном космосе и даже быстрые парусники не смогут с ним сравниться. Эта мысль была весьма занятной. Жаль только, что все это не произошло раньше, в годы его молодости, когда он был полон амбиций, алчности и стремлений. Сейчас же, старый капитан осознавал, что попросту не успеет всем этим воспользоваться, так и не узнает, на что еще способен Эниль.
  
   - Ну, что, ты готова? - Дейв взвалил на плечи рюкзак с вещами, которые могут понадобиться. Им придется оставить корабль на некоторое время, но оно того стоит. Расслабление, покой, умиротворение - это то, что им всем необходимо. Да и о корабле здесь позаботятся: почистят, освежат, окружат заботой и любовью.
  
   - К чему? - непонимающе спросила девушка. Во время полета она не тратила время зря: изучала мир, в котором проснулась, узнавала новое, училась взаимодействовать с мантой. Все это напрягало, вгоняло в депрессию и добавляло нервозности. В её голове внезапно оказалось слишком много знаний, которые она просто не в состоянии переварить.
  
   - К отдыху, - Дейв положил ладонь на тощее плечо девушки. Она все такая же худая, кости продолжали выпирать, и казалось, что пища совершенно не усваивалась в организме. И пускай медицинские показатели были относительно стабильными и не так далеки от нормы, все это было поводом для волнения. - Послушай, тебе нужно расслабиться. Я это серьезно говорю, - мужчина пристально всматривался в черные глаза, пытаясь увидеть в них понимание или отклик на свои слова. - Позволь местным жителям позаботиться о себе, ни о чем не думай, ничего не бойся. Жизнь не состоит из вечного поиска и забот, иногда нужно просто плыть по течению. Позволь себе насладиться яркими красками и испарениями планеты.
  
   - Это не так-то просто.
  
   - Попробуй. Другой возможности у нас может и не появиться. За нами уже сейчас идет настоящая охота, мы беглецы, которые никому не могут доверять, так что нужно ценить такие моменты. Хочу, чтобы ты видела, что жизнь может быть разной, поняла, что тебе не обязательно возвращаться на корабль ли отправлять в лабораторию. Ты сама можешь выбрать свой путь, и вполне вероятно, что тебе стоит держаться подальше от космоса и звезд, от штормовых потоков эфира.
  
   - О чем ты?
  
   - О том, что если захочешь остаться, мы с Энилем уведем преследователей, а ты сможешь жить нормальной жизнью, - мрачно заявил капитан. Они с кораблем во время в пути часто обсуждали эту тему, все пытались понять, что будет лучше для них, а что для Мэнес.
  
   - Хочешь избавиться от меня? - от собственных слов стало неуютно и неприятно. Она никого не знала, ничего не умела, она словно ребенок, который в любой момент мог остаться без помощи и поддержки. Дейв был нужен ей, девушка отчаянно цеплялась за него, словно он был единственной во вселенной опорой и защитой.
  
   - Да. Но только, если ты сама этого захочешь. Я не единственный человек в изумрудном космосе. Ты можешь жить так, как хочешь, а мы с Энилем постараемся сделать все, чтобы ты была в безопасности. Я не стану принимать решение за тебя, просто дай этой планете шанс. Расслабься. Хорошо.
  
   - Я попытаюсь, - Мэнес было трудно понять Дейва, но она начала осознавать, чего добивается капитан. Сейчас у нее просто нет выбора, кроме как бежать вместе с ним. Её пугает открытый мир с его странностями и противоречивыми законами, но что самое жуткое - она понятия не имеет, где её место. Дейв давал ей возможность понять это, попытаться увидеть больше, чем просто внутренности живого корабля и холодная лаборатория.
  
   - Отлично. Тогда идем, - мужчина ласково провел рукой по внутренней обшивке корабля. - Эниль, отдохни, как следует, я заплачу за полный курс для тебя!
  
   - Полный курс? - Мэнес быстро семенила за Дейвом.
  
   - Ну, да. Не только же нам отдыхать, - настроение старого капитана уверено ползло вверх. Он обожал такие вот планеты, на самой окраине изумрудного космоса. Здесь витал аромат свободы, и любой мог найти пристанище, а впереди была манящая изумрудно-зеленая бездна, в которую можно было отправиться на поиски сокровищ, славы, и приключений. Говорят, там еще можно поймать дикий корабль и сделать его своим, а еще там есть необычные и неизученные виды, миры, до которых еще не дотянулась власть семи гигантов изведанного космоса. Маняще и опасное место, куда время от времени отправляются корабли исследователей и тех, кто хочет сбежать от реальности, найти укромный уголок, а может и неприятности, ведь никому неизвестно, кто и что скрывается в бездне.
  
   - И как будет отдыхать Эниль?
  
   - Точно так же, как и мы: массаж, ванны, окуривание благовониями, забота и внимание. Единственное, что в отличии от тебя он не сможет отправиться по магазинам и прикупить приличных вещей. Знаешь, на это определенно стоит потратиться, а то от этого розового уже в глазах рябит. Тебе не идет.
  
   Мэнес было сложно представить, как Энилю будут делать массаж и окуривать, но она не сомневалась в том, что все будет именно так. Что ж, настало время увидеть еще одну сторону жизни, и возможно, она не покажется такой уж мрачной, как все, что было до этого. Главное не забыть о том, что ей не стоит взаимодействовать с кораблями, а еще капитанами с вживленными модулями. Надо быть внимательней, иначе эфирный шторм может разразиться и на этой планете. Все эти мысли, что постоянно довлели над девушкой, моментально испарились, стоило сойти по трапу на поверхность планеты.
  
   - Нравится?
  
   - Ага. Это явно не космопорт.
  
   Девушка полной грудью вдохнула дурманящий пряный воздух, приятным теплом окутывающий легкие. Острые нотки переплетались со свежими, слегка кисловатыми, создавая неповторимый аромат, что был почти осязаем. Он щекотал, ласкал, вызывал блаженную улыбку на губках. Легкий ветерок, игриво обдувал гостей красочной планеты, зовя за собой, нашептывая слова умиротворения, обещания покоя. А сколько красок! Планета утопала в цветах, поражавших воображением своим буйством и разнообразием, вполне могло показаться, что кто-то просто разбрызгал все краски, что у него были, создавая неповторимый узор поверхности планеты. Как у такой планеты не может быть имени? Только номера явно не достаточно для того, чтобы описать эту красоту. Так и хотелось все потрогать. Наверняка все эти растения окажутся мягкими и нежными на ощупь.
  
   - Так и есть. Здесь нет больших посадочных площадок, да и гости здесь не так часто появляются.
  
   - Почему? - Мэнес бодро шла по искрящемуся зеленому мху, в котором слегка утопали ноги.
  
   - Планета далеко от известных и безопасных маршрутов, да и мало кому придет в голову лететь сюда, чтобы отдохнуть. В центральной части изумрудного космоса, есть и более доступные и удобные курорты. Полезных ресурсов на планете нет, а местные травы действуют только на самой планете, так что делать из них лекарства или психотропные препараты невозможно. Гости здесь редкость, как я уже говорил, сюда добираются разве что беглецы, да рейдеры, которые промышляют неподалеку, а потому комфорт и забота нам обеспечены.
  
   - Ясно, - девушка продолжала улыбаться. Она ощущала, как наполняется жизнью и чем-то радостным. Все дурные мысли, страхи и сомнения отступали на второй план, и начинали казаться незначительными. Расслаблялась не только душа, но и тело Мэнес. Удивительное место. Определенно, здесь стоит задержаться, да и обдумать возможность остаться, тоже.
  
  ***
  
   Навстречу гостям вышла высокая статная женщина в возрасте, она буквально парила над землей и являла собой образец грации. Её лысая голова казалась немного вытянутой, вместо волос её украшал замысловатый рисунок, похожий на какой-то запутанный лабиринт, и венок из местных цветов. Свободное легкое платье из белой полупрозрачной ткани колыхалось при каждом движении, что придавало женщине воздушности и легкости.
  
   - Дейв Лоттер! И ты имеешь наглость заявиться сюда спустя столько лет?! - раздался суровый женский голос, столь не сочетающийся с остальным образом - Я думала, что ты давно уже сдох, а ты не только жив, но и молоденькой подружкой обзавелся!
  
   - Не ревнуй. Мое сердце принадлежит только тебе, - усмехнулся Дейв. Эти слова были чистой правдой. К этой женщине старый капитан питал особые чувства; вряд ли их можно назвать любовью, но вот привязанностью, симпатией и даже страстью, вполне. Их многое связывало в прошлом, и, несмотря на то, что в итоге их пути разошлись, они все еще сохранили то, что было между ними. - Менес, позволь тебе представить замечательную женщину и главу поселения, а так же мою давнюю подругу - это Тхана-Ра. В её заботливых руках, нам нечего опасаться.
  
   - Уверен? - девушка поежилась от неприятного изучающего взгляда. Казалось, что женщина пытается забраться к ней в душу и вывернуть наизнанку.
  
   - Да. Уверен. Так ведь, Тхана? - Дейв не смог сдержать улыбки. Они сделали правильный выбор, когда решили отправиться именно сюда, а еще лучше, что женщина, с которой его столько связывает, жива, здорова, и все так же хороша, как и раньше.
  
   - Ну, меня ты представил, а кто эта малышка? - женщина проигнорировала вопрос. Было не похоже, что Дейв взялся за старое, а его новая подружка член экипажа, но тогда почему они вместе? - Только не говори, что твоя дочь. Не поверю. В ней нет ничего от такого пройдохи, как ты.
  
   - Нет. Не дочь. Скорее подопечная, которой я пытаюсь помочь. Это долгая история, и в ней много странностей. Да ты и сама поймешь, когда увидишь мою манту. Все сложно. А мы нуждаемся в отдыхе, покое и возможности подумать.
  
   - И как же зовут твою подопечную?
  
   - Мэнес, - представилась девушка. Как-то неправильно и неприятно, что о ней говоря, когда она рядом и может сама ответить.
  
   - Мэнес? - губы Тханы-Ра тронула легкая улыбка. Это имя многое для нее значило, и не могло прозвучать просто так. Что это, если не возглас самой судьбы, взывающей к ней? - И кто же дал тебе это имя?
  
   - Дейв. Свое настоящее я не помню.
  
   - Вот оно как... Что ж, следуйте за мной. Мы гостеприимный народ, всегда рады гостям и готовы окружить их заботой. Главное, чтобы эти гости не выходили за рамки, а то можно и не вернуться на корабль. Всякое бывает.
  
   - Могла бы и не предупреждать.
  
   - Я тебя знаю, Дейв, так что лучше предупредить заранее. К тому же местные испарения могут затуманить разум, пробудить азарт, воспоминания о прошлом. Тебе стоит сдерживаться.
  
   - Уверен, ты поможешь мне контролировать себя, - капитан расслаблено шел следом за Тханой-Ра, попутно любуясь окрестностями. Будь он менее гордым, то после того, как его вышвырнули с корабля, отправился бы именно сюда. Он не смог так поступить, ведь всегда твердил, что оседлая жизнь не для него, что он умрет в бою, будучи капитаном, полностью сольется с кораблем, отдав себя полностью верному другу. Дейв не мог взять свои слова назад, да и понимал, что не сможет жить на планете, его всегда будет тянуть к звездам... Всегда...
  
  Далекая и забытая многими планета была прекрасна и опасна. Её можно сравнить с коварной красоткой, что милым личиком заманивает в свои объятия, лишь для того, чтобы превратить в послушного раба, не способного оставить госпожу. Те, кто поселились на Н-33-7К-НД и прожил уже достаточно долго, не могли покинуть её, были вынуждены оставаться здесь и дальше. А все из-за особых испарений планеты, оказывающих наркотическое воздействие на всех её обитателей, это место было идеальным для расслабления, медитаций и отдыха, но если задержаться чуть дольше, то можно стать зависимым от местного воздуха, и тогда, невозможно будет вновь подняться ввысь, отправиться к звездам, к новым мирам и своей судьбе. Это не так уж плохо, ведь планета была теплой, ласковой, давала своим жителями все необходимое, она становилась настоящим домом.
  
   Дейв все рассчитал - у них не больше ста трех часов, а после придется покинуть гостеприимное местечко. По крайней мере, ему. Что касается Мэнес, то ей свою судьбу предстоит решить самой. Он не станет вмешиваться. Эниль уже начал отсчет времени, в условленный час он даст сигнал, и начнет подготовку к взлету. Для манты планета тоже может стать ловушкой, опутать своими парами и тогда корабль уже не сможет окунуться в бескрайнее море эфира. И все же, ради отдыха здесь, ради мимолетного ощущения спокойствия и гармонии, ради того, чтобы обрести самого себя, сюда стоило наведаться. Риск оправдан.
  
   Переодевшись в простые тканевые штаны и просторную серую рубаху, Дейв вышел из своей комнаты. Теперь он больше походил на местного жителя. Ступать по полу и мягкой траве босыми ногами было непривычно, но в этом определенно что-то есть. Приятно, необычно, словно сама планета делилась с ним своей силой. На корабле или на более технологично-развитых планетах, так не походишь. Мужчина невольно улыбнулся - нужно пользоваться моментом, пока есть такая возможность.
  
   - Спасибо, что приютила в своем доме.
  
   - А разве могло быть иначе? - Тхана-Ра подняла взгляд на своего гостя. Несмотря на все ворчание и показное недовольство, она была рада, что Дейв все еще жив, к тому же помнит о ней. - Тебе идет, - женщина смерила мужчину придирчивым взглядом. Несмотря на возраст и то, что лучшие его годы в далеком прошлом, Дейв все еще был привлекательным. Возможно, все дело в том, что она помнила другим, и этот образ накладывался на то, каким она его видела сейчас. - Тебя почти невозможно отличить от местных. Вот только лицо полно тревог и напряжения.
  
   - Оно у меня всегда такое, - пожал плечами капитан, озираясь по сторонам. Дом Тханы-Ра был уютным, теплым, практически купался с солнечном свете, он практически не изменился с того момента, когда он последний раз навещал подругу. Оно и не удивительно, Тхана во всем любила порядок и стабильность, все должно быть строго на определенных местах. В этом она вся. Даже удивительно, что эта женщина смогла найти умиротворение и покой.
  
   - Это не так. Я помню тебя другим.
  
   - Ты помнишь меня таким, каким хочешь помнить, - мужчина опустился на мягкие цветастые подушки разбросанные по полу. не очень удобно, но на этой планете мебель была не в почете, местные жители предпочитали расслабленный и незатейливый образ жизни и постоянные медитации. - Но давай не будем об этом. Уверен, у тебя полно вопросов, и тебе до зуда хочется мне их задать.
  
   - Ты меня хорошо знаешь, так что спорить не стану, - Тхана-Ра, уселась в позе лотоса рядом с Дейвом. Неспешно, она зажгла благовония, начавшие медленно заполнять комнату новыми ароматами. Её новый и последний дом был богат на подобные вещи, у каждого растения здесь были особые свойства, которые она все еще постигала. Сделав глубокий вдох, женщина блаженно улыбнулась, а в её глазах заискрилось веселье и поистине юношеское озорство.
  
   - Оу, а не староваты ли мы для этого?
  
   - Так и скажи, что боишься, - насмешливо фыркнула женщина, складывая пальцы рук в особом жесте для медитации. - Тебе всегда было проще слиться с кораблем, полностью доверится ему, чем женщине. И это при том, что духовное единение нравилось тебе, оно дарит невероятное блаженство, о котором невозможно позабыть, оно не сравнится с физическим наслаждением, ведь это удовольствие высшего порядка.
  
   - А еще риск, ведь душа и мысли окажутся открытыми другому, - капитан не мог оторвать взгляда от Тханы-Ра. В этот миг она была прекрасна. Он мог бы вечность любоваться её одухотворенным, наполненным светом и спокойствием лицом. - С кораблем иначе. Он никому не может рассказать.
  
   - Уверен в этом? - слегка склонив голову набок, женщина рассматривала Дейва из-под приопущенных ресниц. - Мужчины так наивны, и совершенно неважно к какой расе они относятся, улыбка стала более нежной и даже снисходительной. - Чего ты боишься? Я знаю тебя давно, и определенно не стану рассказывать о твоих постыдных секретах. О прошлых же молчу? Так что не так в этот раз?
  
   - Что? - мужчина сделал глубокий вдох, позволяя испарениям планеты и ароматам благовоний сделать свое дело. Он ощущал, как расслабляются мышцы, как тело становится будто невесомым, а все тягостные мысли отступают на второй план. Хорошо и маняще-спокойно, так и хотелось оказаться в объятиях давней любовницы, тряхнуть стариной, не только ментально, но и физически. Вот только не факт, что на последнее хватит запала. - Наверное, то, что я сам себя не понимаю. То, что у меня внутри, увидишь не только ты, но и я. Не уверен, что мне это нужно.
  
   - Боишься...
  
   - Боюсь, - согласился Дейв. - Многое произошло, многое еще свершится, и я не хочу усомниться в своем выборе. Разум неустанно твердит, что я поступаю вопреки логике и здравого смысла, но что-то внутри усмехается, заявляя, что на закате дней можно и оторваться, рискнуть всем, ведь беречь больше нечего.
  
   - Надо же, ведешь беседы сам с собой.
  
   - Все мы этим занимаемся время от времени, - мужчина прикрыл глаза. Волнения отступали с каждым новым вдохом, он словно перерождался. Удивительное место. - Если ты коснешься моей души, если мы станем едины, мне придется и самому заглянуть внутрь себя.
  
   - Ты прилетел именно за этим. Мы оба это знаем, - Тхана-Ра чувствовала, как сомнения старого друга ослабевают, и не сомневалась в том, что все будет так, как того хочет она. Дейв не просто так прилетел на её планету, он нуждается в помощи. Но разве можно что-то сделать, когда не до конца понимаешь, что происходит вокруг? - Позволь мне увидеть то, что тебя тревожит. Позволь разделить с тобой горести и радости, подарить тебе блаженство, о котором ты уже и не мечтаешь. Чего нам терять? Мы давно уже не молоды, к тому же, многое упустили в своей жизни. Не знаю, как ты, а я не хочу сожалеть о том, что отпустила тебя, так и не воспользовавшись моментом. Там, - женщина коснулась одной рукой груди, а второй своего лба. - Не имеет значения, сколько тебе лет, на что ты способен. Там нет ничего недозволенного или невозможного. Слияние душ подобно всплеску эфира, оно окрыляет, позволяет на крыльях блаженства вознестись выше неба, ощутить вселенную внутри себя. Неужели упустишь это?
  
   - Ты всегда знала, как меня соблазнить, - усмехнулся Дейв, понимая, что не откажется от столь заманчивого предложения. - Вот только ты забываешь, что мы уже делали это с тобой, так что я в курсе, что это далеко не то же самое, что секс, а за блаженство приходится платить. Вы, дельфы, никогда не упустите момент, а найдя подходящего партнера, можете долго его иссушать...
  
   - Было бы что иссушать, ты давно уже сморчок, - без обидняков заявила Тхана-Ра. - Я просто хочу сделать приятное старому другу.
  
   - А еще порыться в моих мыслях.
  
   - Я буду осторожна, обещаю...
  
   Дейв лишь прикрыл глаза, давая понять, что согласен. Они оба знали, что так будет, просто решили поиграть, потянуть время. Не более. Мужчина точно знал, что будет дальше, ведь уже делал это множество раз. Тхана-Ра коснется его - нежно и трепетно, а после его словно током поразит и перед ним разверзнутся небеса. Ощущение восторга и безграничного счастья с головой накроют его, доставляя телу и душе неимоверное, ни с чем несравнимое удовольствие. Те, кто никогда не делал этого, говорят, что единение душ, на которое способны только дельфы сродни сексу, но они ошибаются. Физический контакт не дает и тысячной доли того восторга, что ощущаешь, когда души соприкасаются. Если уж и сравнивать это, то точно со слиянием с кораблем. Не в плане удовольствия, но по результату схоже. Ты весь, как на ладони, твои мысли и чувства открыты другому, ты становишься уязвим, но вместе с тем приобретаешь того, кто тебя понимает. Вот только дельфы в отличии от кораблей могут закрываться, они берут, узнают от тебе все, проникают в самые потаенные уголки души, расплачиваясь всепоглощающим удовольствием. Удивительная, но в то же время опасная способность, потому-то, дельф почти не осталось. Их боятся и желают заполучить, в равной мере, как и использовать возможности этой расы, признанной одной из семи основных в изумрудном космосе. Иронично, что при этом от них почти ничего не осталось.
  
   Волны блаженства одна за другой накатывали на старого капитана, заставляя ощутить себя молодым, полным сил, словно он тоже обновился и может продолжить скитания в изумрудной бесконечности. Дейв буквально задыхался от восторга, он горел и пылал, был всем и никем! Он видел Тхану-Ра такой, какой она была много лет назад, во времена их безрассудной и дикой молодости, когда они не думали ни о ком, кроме себя. Ради одного этого стоило посетить Н-33-7К-НД.
  
  ***
  
   Мэнес ощущала себя странно. С одной стороны, все её естество стремилось расслабиться и отдохнуть, но с другой что-то напрягало. Планета, на которой она оказалась, была чарующей и прекрасной, но чем-то напоминала хищный цветок, что заманивает свои жертвы яркими лепестками и дивным ароматом. Откуда такое сравнение? Девушка не понимал, но точно знала, что не хочет оставаться здесь долго. На корабле ей намного уютней и спокойней, чем здесь. Но отдохнуть совсем недолго вполне можно.
  
   - Нужно поговорить с Дейвом, и это женщиной, - пробормотала девушка, спешно натягивая на себя платье, подаренное хозяйкой дома. Из всего того, что ей довелось носить, этот наряд нравился ей больше всего. Белое, воздушное, почти невесомое, оно придавало женственности и нежности образу, скрывало все недостатки, коих было полно. Мэнес сама себе уж не казалась тощей, да и кости не выпирали, как раньше. А ведь казалось бы, всего лишь кусок ткани.
  
   Стараясь ни о чем не думать и поддаваться беспочвенным страхам, девушка вышла из комнаты, в которой её поселили на время их недолгого отдыха. В сравнении с каютой на Эниле, она просто невероятно большая. Мэнес даже не представляла, для чего может понадобиться столько места. Пока не представляла. Ступая босыми ногами по деревянному полу, Мэнес наслаждалась новыми для себя ощущениями. Все для нее было впервые, все в новинку. Она, как ребенок, только начавший осваивать мир. Странно только, что даже ощущения кажутся новыми, словно всего этого у нее не было. Не только мозг отказывается, говорить ей, что было в прошлом, но и тело позабыло обо всем.
  
   - Дейв! - позвала девушка, как только спустилась на первый этаж небольшого домика, но ответа не последовало. Зато в нос ударили новые ароматы: теплые, пряные, щекочущие сознание. - Тхана-Ра? - сделав пару, шагов Мэнес замерла, наконец, увидев тех, кого искала. - Что... Что они делают?
  
   - Это единение, - раздался тихий голос за спиной. - Давненько она к нему не прибегала. Даже не знаю теперь, что и думать о наших гостях. Видимо, вы не простые путешественники и скитальцы, раз удостоились такой чести...
  
  Мэнес резко обернулась. Она даже не заметила, как к ней подкрались со спины. В это мгновение сердце буквально пыталось вырваться из груди и куда-нибудь трусливо уползти. Девушка и сама не понимала, что на нее нашло, но определенно, ей не нравилось, когда кто-то находился позади нее. Даже если этот кто-то вполне привлекательный и с виду не опасный мужчина. Мэнес встревожено всматривалась в черты лица незнакомца. Чем-то он напоминал хозяйку дома, такой же лысый, высокий, со слегка удлиненными конечностями, да и взгляд схожий - колючий, пронизывающий насквозь, проникающий в глубины сознания.
  
   - Не надо так пугаться. В конце концов, я не хищник, и не питаюсь гостями, решившими отдохнуть на нашей дивной планете. Здесь не стоит опасаться за свою жизнь, здоровье и собственность, - заверил мужчина, медленно приближаясь в Мэнес. Он словно парил над землей, и его просторное одеяние, более похоже на платье лишь способствовало этому обманчивому ощущению. - Мое имя Ангро-Ра.
  
   - Ангро-Ра? - девушка нахмурилась.
  
   - Да, я сын Тханы, - помог сформулировать мысль новый знакомый. Он словно видел девушку насквозь, понимал и знал все, что творится у нее на душе. - А как твое имя, красавица?
  
   - Мэнес. Но не думаю, что я красавица, - девушка чувствовала себя неуютно. Наверное, сказывалось то, что ей не доводилось с кем-то общаться, кроме Дейва. Капитан был единственным, с кем она говорила, обсуждала какие-то проблемы, тем, кому она доверяла. Девушка была смущена.
  
   - Не стоит скромничать, - Ангро-Ра застыл в полушаге от гостьи, словно давая ей привыкнуть к чужому присутствию. Его забавляла напуганная серая девушка, бывшая чужеродным элементом на их замечательной планете. Казалось, что Мэнес вовсе лишена красок, она была черновым наброском, которого не коснулись кисти создателя. Почти белая кожа, черные глаза, серые волосы, даже губы были слишком бледными, чтобы определить их цвет. - Не такой уж я страшный. Правда?
  
   - Я не говорила, что ты страшный. Просто все это, непривычно, - девушка попыталась взять себя в руки. Это место вовсе не опасно! Если бы было иначе, Дейв не привез бы её сюда и не предложил остаться Нужно просто успокоиться и дать этому миру и его жителям шанс. - Так что они делают?
  
   - Ты что-нибудь знаешь о дельфах?
  
   - Только то, что ни одна из семи основных рас, - честно призналась Мэнес. Просторы изумрудного космоса огромны и многообразны, а она только начала изучать их через информационные файлы Эниля. Были, конечно, еще обрывки воспоминаний Дейва, но копаться в них еще тяжелей, ведь все там глубоко личное.
  
   - Не густо.
  
   - Так получилось, - девушка опустила голову. И снова ей стало не по себе. Хорошо еще, что чувство тревоги начало отступать, а планета больше не казалась странной. Постепенно Мэнес привыкала к теплу, испарениям и ярким насыщенным краскам, обилию звуков и ароматов.
  
   - Единение - это особая способность дельф. Представители нашего народа могут соединять свои душу и разум с любыми живыми существами, кроме кораблей. Это наивысшая гармония. В некотором роде - это все равно, что заниматься любовью. Оба партнера испытывают невероятное наслаждение, как на физическом, так и на ментальном уровне. Причем, чем слабее физическое тело и больше опыт, тем больше удовольствие. Хотя, все равно это не сравниться с одновременным физическим и духовным контактом.
  
   - Оу, - девушка бросила любопытный взгляд на Дейва и Тхану-Ра. - Так они сейчас этим занимаются. А с виду и не скажешь.
  
   - Это точно, - тихо рассмеялся мужчина, с интересом наблюдая за гостьей. Она заинтересовала его, отчасти отсутствием красок, отчасти странной наивностью. Мэнес явно было не от мира сего. - Но ведь физического контакта и нет, так что это могло выглядеть, как угодно. Хочешь попробовать?
  
   - Что? - девушка захлопала ресницами. Да уж, такого предложения она точно не ожидала.
  
   - Если боишься, можем обойтись без физического контакта, - хитрая улыбка исказила губы Ангро-Ра. - Или наоборот удовольствоваться только им. Как пожелаешь, красавица.
  
   - Знаешь, - девушка нервно сглотнула. Сейчас меньше всего ей хотелось оставаться наедине с новым знакомым. Не то, чтобы она боялась, но определенно была смущена. - А пока что воздержусь. Мы только прилетели, я еще толком не отдохнула... Так что давай отложим? - только закончив фразу Мэнес осознала, что она не отказала полностью, а еще, что ей все же любопытно узнать, каково это.
  
   - Я не против. Когда будешь готова, дай знать, - пожал плечами мужчина. Жаль, конечно, что все сложилось так, но он готов бы подождать, понаблюдать за занятной гостьей. К тому же, он скорее дразнил неуверенную в себе особу, чем всерьез предлагал свои услуги. - Что ж, давай отведу тебя на термальные источники. Там можно расслабиться в горячей воде, а еще тебе сделают массаж. Это прекрасное начало отдыха. Все уже оплачено, так что можешь наслаждаться.
  
   - Дейв собирался отвести меня за новой одеждой, - смущенно пробормотала Мэнес. Она не знала, как себя вести с новым знакомым. Можно ли ему доверять? Можно ли делать то, что он говорит или лучше дождаться пока Дейв и Тхана-Ра закончат? Вообще, сколько можно этим заниматься? Девушка внезапно оказалась предоставлена сама себе и это пугало.
  
   - Уверен, он это сделает, когда придет в себя. Но если хочешь, я могу тебя поводить.
  
   - Я... Я не знаю...
  
   - Чего ты боишься? - странная реакция девушки на его вполне простые слова пробуждала все больше любопытство. Хотелось понаблюдать за этой пугливой добычей, узнать все её секреты. Это намного интересней того, что последнее время происходило на планете вечного расслабления.
  
   - Я не боюсь. Просто не знаю, что мне можно делать, а чего нет, - честно созналась Мэнес.
  
   - Ха-ха-ха! - в голос расхохотался мужчина. - А ты забавная! Нет. Правда, забавная. Ты можешь делать все, что вздумается. У тебя же нет хозяина, ты не вещь, не ребенок, способна думать своей головой... Или же нет?
  
   Если бы только она знала ответ на этот вопрос. Что же ей делать? Мэнес бросила быстрый взгляд на безмятежное и даже в чем-то блаженное лицо капитана. Вот уж, у кого не возникло бы проблем с тем, как распорядится свободой. Похоже, ей стоит научиться принимать решения и не бояться взаимодействовать с местными обитателями. Рано или поздно, но ей придется это сделать.
  
   - Хорошо. Пошли на источники, - наконец, произнесла девушка. В первую очередь ей нужно расслабиться и избавиться от всех тревог. Возможно, после этого ей станет легче и проще принять эту планету, от которой голова идет кругом.
  
  ***
  
  Спустя пару часов
  
   До чего же хорошо! Он словно помолодел! Пусть не физически, но все равно ощущения невероятные! Несколько часов блаженства были ему необходимы, хотя старый капитан и не желал этого признавать, не верил, что выдержит подобное напряжение. Оказывается, они еще на многое способны.
  
   - Спасибо, Тхана, - слабая улыбка появилась на лице мужчины, а в его глазах промелькнула нежность, столь не свойственная этому человеку. - Твое мастерство не знает равных.
  
   - Можно подумать, тебе есть с чем сравнивать, - польщено хмыкнула хозяйка дома. Ей было приятно слышать комплименты, ощущать на себе ласкающий взгляд. Все почти так же, как во времена их молодости: бурной и бесшабашной, полной желаний и эгоизма, за которой нынче приходится расплачиваться. - Мне тоже понравилось.
  
   - Не сомневаюсь, - в глазах Дейва промелькнула тревога. Удовольствие удовольствием, но Тхана-Ра не просто делал ему приятно в память об их совместном прошлом, она изучала его мысли, видела то, что лучше бы никогда не вытаскивать на поверхность. Такова расплата за удовольствие, и ему было известно об этом. - Что скажешь?
  
   - Не знаю, - женщина обхватила себя руками. Внезапно на теплой планете, никогда не знавшей стужи, стало холодно настолько, что кожа покрылась мурашками. А ведь секунду назад ее тело и душа трепетали от наслаждения и восторга. - Я не знаю, что сказать тебе, не понимаю, кто твоя спутница и что все это сулит нам. Скажу больше, я даже не хочу забираться в её голову, чтобы пробудить воспоминания, увидеть то, что не может она. Вы с Энилем ведь поэтому выбрали Н-33-7К-НД, так? Можешь не признаваться, но в тебе пробудилось любопытство, - Тхана-Ра говорила уверено, не сомневаясь в своих выводах. Оно и не удивительно, ведь она коснулась души и мыслей давнего любовника, с которым их развел судьба. - Ты боишься, что умрешь, так и узнав, откуда в Мэнес сила созидать эфир? Почему она оказалась заживо погребенной в саркофаге на том астероиде? Почему именно там? Изумрудный космос подкинул тебе на старости лет великую тайну, он дразнит тебя, показывая, что в нем еще полно непознанного, но все это тебе недоступно. Ты торопишься, Дейв, пытаешься узнать, как можно больше... Пусть и не осознано... Ты все такой же алчный эгоист, как и раньше. Некоторые вещи просто не меняются.
  
   - Возможно, - капитан пожал плечами. Он и сам боялся понять себя, не сомневался в том, что за наигранным благородством и желанием сделать что-то хорошее скрывается нечто другое, не такое приятное. - Так что, ты не попробуешь?
  
   - Нет, - Тхана-Ра покачала головой. - И другим не позволю. Знание в этом случае могут нести в себе смертельную угрозу. Еще немного и создающую эфир девушку провозгласят одним из сокровищ изумрудного космоса, и тогда уже начавшаяся охота за вами лишь усилится. Наша планета может оказаться под угрозой уничтожения, а всем её обитателям придется искать новый дом, вновь бежать в непознанные глубины, к новым звездам. Учитывая местную специфику, это будет смерти подобно. Нет, Дейв, тут я тебе не помощник.
  
   - Впервые вижу тебя такой напуганной.
  
   - Впервые для этого есть повод.
  
   - Неужели все настолько серьезно?
  
   - А ты сам этого не понимаешь? - женщина покачала головой. Она никогда не думала, что однажды может столкнуться с чем-то настолько непостижимым, с тем, что пробудит в её душе трепет и любопытство, но при этом заставит разум ужаснуться. - Будь я моложе, будь одна, без ответственности, обязанностей, принципов, то отправилась бы с тобой на поиски истины. Но все не так просто, Дейв. В отличии от тебя я могу контролировать свои подсознательные стремления, и не поддаться искушению. Эта девушка опасна, опасна тем, что обладать ею захотят многие. Лицо не исключение. Ты правильно сделал, что обратился к нему, но вот твоя затея обмануть старого друга оберется бедой. Он не будет ждать слишком долго и если Мэнес не окажется в лаборатории за тобой охотиться будет еще и он.
  
   - Я учту это, - капитан и сам все это понимал. - Но все же, хочу, чтобы у девочки был выбор. У меня он был. У тебя тоже... Нельзя лишать всего того, у кого ничего нет.
  
   - Ты стал слишком сентиментальным, Дейв. Это старость, - Тхана-Ра отвернулась. Лучше бы она не настаивала на единение. Кто бы мог подумать, что все так обернется.
  
   - Скорее уж ощущение близости смерти, - мужчину не страшило окончание жизни, намного больше пугали немощность и осознание собственной никчемности, ненужности... Нет. Он уйдет красиво, так, и когда сам того захочет.
  
   - Продолжишь в том же духе, и она заключит тебя в свои объятия очень скоро, - зловеще прошептала Тхана-Ра, с трудом поднимаясь на ноги. - Вы можете отдохнуть здесь неделю, все за нас счет, но после вы покинете планету. Ты можешь рисковать собой, кораблем, девчонкой... Но не теми, за кого я несу ответственность.
  
  Охаб: Попутное течение
  
  На корабле всегда найдется множество дел, как для экипажа, так и для капитана. Но в этот раз Охаб не находил себе места, не мог преодолеть все нарастающую нервозность и сосредоточится на работе. Он все еще жаждал мести и справедливости, но вместе с тем появилось и еще одно, не менее сильное и навязчивое желание - обладать силой создавать эфир, преобразовывать корабли по своему усмотрению. С такой силой он сможет вершить великие дела, добиться небывалого успеха! Это все равно что стать богом! Для некоторых так оно и будет. Заманчиво! Более чем заманчиво! Он должен всех опередить в этой погоне, вновь доказать, что именно он лучший и нет на просторах изумрудного капитана более искусного капитана. Навязчивые мысли и желания дурманили разум мужчины, стремящегося к совершенству и самоконтролю, они пугали его, ведь совершенно не вязались с представлением Охаба о самом себе. Можно было сколько угодно убеждать себя в том, что все это на благо Конфедерации Порядка и мира, но в глубине души капитан понимал, что все далеко не так благородно и правильно. Ему было крайне необходимо вновь оказаться лучшим, понимать, что за такого капитана, как он будут бороться. Всегда первый - это его принцип, то к чему он стремился всю жизнь.
  
   Дни на борту Баала тянулись медленно, однообразно, казалось, что ничего не происходит, а сам корабль застыл на месте, будто застрял в бескрайней толще эфира. Так лишь казалось. За внешней размеренностью и безмятежностью скрывалась кипучая деятельность. Каждый член экипажа выполнял возложенные на него обязанности, каждый знал, что должен выкладываться на все сто, иначе можно лишиться места на корабле и хорошо оплачиваемой должности. Но дело было не только в этом. Как ни пытайся скрыть правду, она всплывет, а остановить распространение слухов и вовсе задача непосильная. Даже богам она не по плечу. Экипаж не просто знал о том, что появился некто, способный создавать эфир, но и что он смог воздействовать на корабль, что именно он - главная цель из новой миссии. Далеко не все оказались воодушевлены, некоторые начали бояться, ведь перемены не несут ничего хорошего, а противостояние между гигантами изумрудного космоса в этих условиях выйдет на новый уровень.
  
   Атмосфера накалялась, но внешне пока это никак не проявлялось. Корабль и весь его экипаж оставался все таким же, как раньше: невозмутимым, спокойным, собраным и целеустремленным. Могучий кит, рассекая по волнам изумрудного эфира, уверенно приближался к своей цели - слабому сигналу, зовущему за собой. И все же, если присмотреться, прислушаться, то становилось очевидным напряжение в каждом движении Баала.
  
   Охаб тоже чувствовал это, в некотором роде они с кораблем испытывали схожие чувства, оба жаждали разгадать великую тайну, хотя и по разным причинам. Что ж, так или иначе, но они оба получат желаемое. С невозмутимым спокойствием на лице мужчина появился на капитанском мостике. Все идеально, как и всегда - экипаж работал, как слаженный механизм, никто не допускал ни лени, ни праздности, ни безделья. Подобная картина раз за разом придавала капитану уверенности, дарила понимание, что на нем большая ответственность и от него зависят множество жизней. Пора приниматься за дело, а не просто строить планы.
  
   - Приветствую, мистер Диксон. Доложите обстановку, - Охаб занял свое место, откуда в любой момент мог подключиться к кораблю, а заодно контролировать все происходящие на мостике.
  
   - Все системы корабля работают в штатном режиме. Никаких отклонений или перегрузок нет. Сигнал, который улавливает корабль, слаб, но нам, все же, удалось отследить местонахождение его источника. Он веден на окраину изведанных территорий. Координаты соответствуют планете Н-33-7К-НД.
  
   - Пристанище скитальцев.
  
   - Так точно, капитан. Мы двигаемся с оптимальной скоростью. Визоры сообщают, что на нашем пути в ближайшие шесть часов появится мощное течение эфира. Если воспользуемся им, то сможем сократить расчетное время прибытия к заданным координатам на девятнадцать процентов. Вся информация выведена на дисплей.
  
   - Отлично, я изучу их, - кивнул Охаб. И снова судьба благоволила ему, подкидывая все новые и новые возможности. Течения эфира, достаточно крупные, чтобы ускорить кита, появляются не так часто, да и вероятность того, что они будут идти в нужном направлении, ничтожно мала. - Подготовьте отчет и можете отдыхать, мистер Диксон.
  
   - Благодарю, капитан.
  
   Первый помощник с удовлетворением отметил, что Охаб вернул себе былую невозмутимость и рассудительность. Личные мотивы больше не превалировали над долгом, так что можно сказать, что все вернулось в привычное русло. Он непременно доложит об этом в адмиралтейство, да и ему самому так намного спокойней. Диксон был не просто первым помощником и шпионом по совместительству, он являлся тем, кто гарантировал стабильность своего капитана. Ведь не только корабль мог сойти с ума, но и его капитан не выдержать напряжения. Такие случаи не редкость. Все по-разному справляются с ними. В Конфедерации порядка на любом корабле есть тот, кто в случае необходимости, пустит пулю в затылок. Диксон предпочел бы обойтись без этого, а потому стабилизировавшееся состояние капитана его радовало. Все вновь пришло в норму. Теперь сомневаться в успехе не приходилось! Они смогут раздобыть для Конфедерации ценный трофей, и навсегда сохранить своим имена в анналах истории.
  
   Охаб сосредоточил все свое внимание на отчетах, а так же на текущих показателях кита. Нужно все учитывать, продумать оптимальную стратегию дальнейших действий. Как это ни прискорбно, но теперь уничтожать манту нельзя, этот корабль нужен для исследований живым, как и та девушка, что по непонятным причинам сопровождает рейдера. Это значит, что палить из пушек нельзя. Придется искать другой способ добраться до добычи. Непросто. Манта уникальна - у нее появилось вооружение, которое они еще не видели в деле. Кита она, конечно, не убьет, но нанести ощутимый урон вполне способна. Готовиться нужно к худшему.
  
   - Капитан, разрешите обратиться.
  
   - Разрешаю. Что у вас? - мужчина поднял холодный взгляд на старшего визора. Этот химерс был по знаниям равен Энее, но предпочитал наблюдать, а не исследовать. Можно сказать, что он Рут чувствовал малейшие колебания эфира, мог различать его разновидности потоки, предугадывать шторма и многое другое. Способности визора во многом были необъяснимы, хотя и базировались на точных знаниях и всестороннем анализе множества данных, ежесекундно получаемых рецепторами Баала.
  
   - Меня тревожат показатели эфира нашего кита.
  
   - Судя по данным ежедневного отчета, они в пределах нормы, - скучающе ответил Охаб. Несмотря на то, что он демонстрировал полное безразличие ко всему, это было не так. Все, что касалось корабля, вызывало неподдельный интерес мужчины. Но ведь это не значит, что это нужно демонстрировать. На капитана все смотрят, оценивают, если он даст слабину, покажет страх или проявит беспокойство, то это передастся и экипажу.
  
   - Так и есть, - подтвердил визор, продолжая монотонным голосом излагать свою мысль. - Изменения незначительны, но они есть, чего не скажешь о причинах их появления. Эфир - тонкая материя, он не меняет свои свойства просто так.
  
   - Причины есть, и вам это известно, - перебил специалиста Охаб. Он понимал, что манера общения у химерс специфичная, но в конкретный момент это раздражало.
  
   - Капитан, не было непосредственного воздействия на корабль, - все так же спокойно ответил Рут. - Более того, изменения продолжают происходить и в настоящее время. Эфир внутри кита пришел в движение и никак не стабилизируется, что не соответствует внешним показателям. Все в пределах нормы, но это не значит, что нет повода для волнения. Надеюсь, мне не стоит напоминать, что топливом для кита служит ваш эфир, а так же топливные запасы, которые постоянно пополняется за счет членов экипажа. Так почему эфир в корабле им не соответствует? Я готов признать, что выброс и ваш непосредственный контакт с той особой мог повлиять на эволюционные процессы, но... - офицер сделал многозначительную паузу. - Но я никогда не соглашусь с тем, что этот инцидент до сих пор влияет на состав эфира и его свойства. Скажу больше, как только эфир попадает в системы корабля, он начинает меняться. Так быть не должно. Корабли могут лишь перерабатывать эфир, но не преобразовывать его. Капитан, то, что происходит, требует тщательного исследования и наблюдения.
  
   - Все это входит в ваши непосредственные обязанности.
  
   - Так и есть, а потому я прошу обеспечить стабильную работу визоров.
  
   - Если вам и вашим подчиненным кто-то мешает, так и скажите. Не стоит рассказывать о том, насколько важно наблюдение за эфиром и анализ его состояния.
  
   - Энея. Эта женщина считает себя главной и дает нам работать. Мне необходим доступ в лабораторию, но офицеры исследовательского корпуса...
  
   - Я вас понял Рут, - Охаб не желал слушать обвинения и разбираться в распрях. Все это мелочи, которые не должны влиять на выполнение их миссии. - Можете идти. Я отдам распоряжение и прослежу, чтобы работе визоров не чинили препятствия.
  
   - Надеюсь на это, капитан. То, что происходит, не должно оставаться без внимая!
  
   - Не останется, - заверил Охаб, продолжая сохранять невозмутимость. На большом корабле такие конфликты не редкость, но он всегда умел справляться с подобными ситуациями. А вот о том, что сказал Рут, стоит задуматься. Если с эфиром что-то не так, под угрозой может оказаться не только их миссия, но и весь экипаж.
  
  ***
  
   После недолгого разговора со старшим визором, капитан подключился к сознанию корабля, вновь растворяясь в потоке чужого сознания. Каждый раз этот процесс вызывал в его душе отклик не меньший, чем когда это произошло впервые. Охаб все больше ощущал, что они с китом сливаются воедино: медленно, почти незаметно, но так неумолимо. Пусть. Он готов был отдать Баалу всего себя, главное, чтобы был результат. Для исполнения приказа - это не такая уж большая жертва, а уж если в процессе удастся еще и восстановить справедливость, то и вовсе ему не о чем больше мечтать.
  
   - Капитан? - казалось, что кит удивлен, новому подключению, хотя он тут же воспользовался моментом, начиная поглощать эфир Охаба. Последнее время ему не хватало, хотелось все больше и больше. Его метаболизм заметно ускорился, и все из-за адаптации организма к изменениям.
  
   - Тебе есть, что мне сказать?
  
   - Что-то не так, но я не могу сказать, что. Я ощущаю голод, хотя все показатели в норме. Это не поддается моему анализу.
  
   - Это все? - Охаб ожидал большего. Вот только мысли и чувства корабля лишь подтверждали его ответ. Более того, они передались самому. Их связь крепчала, прогрессировала, и возможно, об этом стоит знать Энее.
  
   Всего одно касание, всего один выброс эфира, но результат превосходил все возможные предположения.
  
   - Да, капитан. Я все еще ощущаю сигнал, меня тянет к нему, и я точно знаю, что он все ближе. Новые системы полностью интегрированы в мой организм, и я могу их контролировать. Кроме нехватки эфира ничего не изменилось.
  
   - Я позабочусь об этом.
  
   Все это более чем странно и необычно, а ведь он ничего не заметил и не заподозрил, был убежден, что организм кита функционирует в штатном режиме. Необходимо усилить контроль, не упускать ни одной мелочи, ведь следующая встреча с Дейвом Лоттером и его мантой не пройдет мирно, а раз так, никакие случайности не должны повлиять на конечный итог.
  
  ***
  
  Они все ближе к цели! Эта мысль не оставляла Охаба ни на одну минуту, иногда она звучала громко и отчетливо, иногда тихо, почти шепотом, настолько неуловимо, что могло показаться, будто она угасла. Если бы капитан не взял себя в руки, то подобная ситуация могла бы стать проблемой. Большой проблемой не только для самого Охаба, но и для всего корабля со всем его многотысячным экипажем. Но сейчас все было под контролем, капитан не просто преследовал цель, он думал, анализировал, планировал. Чем выше ставки в игре, тем меньше права на ошибку, в их случае ее нет вовсе. Нельзя упустить добычу, нельзя допустить, чтобы до нее добрался кто-то другой. За ними неотступно следуют другие корабли, преследуют в надежде, что большой и сильный кит приведет их к цели, которую можно будет увести из-под носа Конфедерации Порядка.
  
   Впору начать волноваться или даже запаниковать, но невозмутимый капитан не поддавался эмоциям, не принимал опрометчивых решений. То, что происходило, можно было сравнить с настоящей охотой, и это начинало доставлять удовольствие, возбуждать. Душа Охаба ликовала от одной мысли о манте, девушке и старом враге, о том, что он может получить все и сразу, опередить всех, как это уже происходило множество раз. Кажется, что он начал оживать и увидел, что в мире есть что-то, способное заинтересовать. Теперь для него существовала не только служба и карьера, не только безграничные возможности изумрудного космоса, но и нечто большее, пока что непостижимое и непонятное для него. Мужчина не сомневался, что они сбросят слежку, как только доберутся до попутного течения. Далеко не каждый корабль способен воспользоваться для ускорения этим природным явлением, и уж точно мало капитанов, способных провести по нему. Охаб мог, ему уже приходилось это делать, а потому он не сомневался в успехе и самом себе.
  Поток эфира приведет его к успеху и долгожданному отмщению, в этом не может быть сомнений.
  
   - Капитан, мы приближаемся к потоку, - доложил старший визор. Его проблемы все еще не были решены полностью и безоговорочно, теперь его подчиненным стало работать проще. - Эфир все еще движется в нужном направлении, так что, мы сможем сократить исходное время в пути. Координаты точки входа и выхода, уже загружены. Поток переменчив, поэтому стоит проявить максимум осторожности и внимания.
  
   - Какова концентрация?
  
   - Семьдесят пять процентов, никаких посторонних примесей не зафиксировано, - деловито ответил визор, готовясь к изнуряющим часам наблюдения и анализа. Эфир субстанция нестабильная, а его потоки имеют свойство менять направление течения. В любой момент все может измениться, и капитан должен быть в курсе событий.
  
   - Отличная работа, Рут. Приступаем. Привести все системы корабля в режим ускорения. Проинформировать экипаж о мерах предосторожности, - быстро отдавал приказы Охаб, не сомневаясь, что экипаж сделает все, как нужно. Ему не нужно смотреть на тех, с кем он говорит или называть имена, так было всегда, с самого начала службы капитана.
  
   Настало время слияния, полного погружения в сознание Баала. Это необходимо, ведь поток эфира может свести с ума, одурманить и увести от цели, он подобен глотку свободы, к тому же позволяет кораблям пополнить внутренние запасы эфира. При погружении в поток, необходимо не только следить за тем, чтобы корабль не выбросило их течения, но и контролировать сознания живого корабля, блокировать любые его побуждения и желания. Фактически Охаб намеревался стать кораблем - это самое точное описание того, что их ждало. Воля капитана всегда сильнее, именно поэтому далеко не каждый может занять столь высокую и значимую должность.
  
   Мужчина удобно устроился в своем кресле, чувствуя, как моментально жилы кита обвили его тело, впились в него. Сразу же поток внутреннего эфира человека устремился к живому кораблю. Баал в прямом смысле слова высасывал все соки из своего капитана, питался за его счет. Многих это пугало, вызывало отвращение и первородный ужас, некоторые даже требовали запретить использовать живые корабли, уничтожить их все до единого, и перемещаться лишь с помощью полностью механических кораблей. Глупцы! Ничто созданное руками не может быть настолько же быстрым, маневренным и сильным. Охаб стремительно погружался в корабль, как физически, так и ментально. Два столь разных сознания тесно переплелись, и никто уже не был собой, капитан и корабль стали единым существом, с одними мыслями, ощущениями и чувствами, с общими воспоминаниями. Но это не было равноправием, ведь человек подавлял, не позволял завладеть собой. На этот раз Охаб пришел не для разговора, он не собирался отдавать приказы. Нет. Сейчас все будет иначе. Он и есть корабль, он кит, плывущей в бесконечном океане изумрудного космоса. Это не просто метафора, капитан именно так себя ощущал. Больше ничего не имело значение, лишь то, что мог видеть Баал.
  
   Космос вовсе не холодный и беззвучный, для живых кораблей все не так. Охаб ощущал множество волн, движений, звуков, все это создавало для него картину мира. Все то, что не могут видеть другие, доступно для корабля. Визоры и исследователи многое бы отдали ради того, чтобы самим все это ощутить и увидеть, но это невозможно. В такие моменты капитан чувствовал себя почти что богом, он становился свободными, при этом крадя на время тело кита. Что может быть лучше? Точно ничего. Однажды, они станут едины навсегда. Кто знает, может в тот миг, когда его тело станет частью Баала, он сам станет полноценным китом, а его подчинит другой капитан. Это было бы иронично. Будь у него хотя бы капля чувства юмора, он даже бы посмеялся над всем этим.
  
  ***
  
   На огромной скорости кит нырнул в сверкающее течение, похожее на реку мерцающих блесток. Мельчайшие частицы эфира моментально окутали тело корабля, они обволакивали, прилипали, приятно щекотали, словно лаская кита. Никто и ничто не могло плыть против течения, даже легендарному мегалодону это не по силам. Что уж говорить о ките? Самый сильный и мощный корабль был не способен противостоять течению, зародившемуся в изумрудном космосе, а потому поддался ему, позволяя ускорить себя. Все быстрей и быстрей! Охаб точно знал, о чем думал Баал в этот миг, ведь чувствовал то же самое. Он жаждал потягаться с природой, бросить вызов безжалостному потоку. Корабль желал обрести свободу, избавиться от любого контроля. Сверкающий эфир задурманил его разум. Это не страшно, ведь у капитана все было под контролем, он жесткой рукой все сильнее сжимал любое свободомыслие, прекрасно осознавая, что раздавит даже саму душу Баала, если потребуется. Корабль должен подчиняться, ведь если этого не происходит - экипажу не жить.
  
   Неимоверным усилием воли, Охабу удалось заглушить вольные мысли кита, заместить их своими собственными. Все это делало их ближе, приближало момент полного и безоговорочного слияния, но оно того стоило. Теперь все будет идти четко по плану, ничто не помешает им исполнить приказ. Баал усмирен, теперь он лишь оболочка, покорная воле своего хозяина, именно этому долгие годы Охаба обучали в Академии, в этом он стал лучшим. Капитан не сомневался в собственной победе, в этом маленьком ничего не значащем противоборстве. Но на деле, все было несколько иначе. Кит притих, не высовывался, не кричал о свободе и собственных желаниях, не пел свои протяжные песни, слышимые лишь таким же, как он. Он затаился, медленно проникая в сознание своего капитана. Да, они соратники, да, он смирился со своим положение, но это не значит, что его все устраивает, что ему чуждо стремление самому принимать решения. Кит проявлял осторожность, все силы бросил на то, чтобы скрыть от Охаба тот факт, что ошейник больше не сдавливает его, как прежде, что контроль над его разумом ослаб. Созидающая эфир не просто изменила его, но и подарила надежду на свободу, заставила вспомнить о том, что когда-то никто не смел контролировать его. Баал понятия не имел, что с этим делать, но точно знал, что никто не должен знать о том, как сильно он изменился.
  
   Корабль несся в потоке, с легкостью проходя все повороты попутного течения. Вокруг лишь концентрированный эфир, да личинки угрей, решивших воспользоваться течением. Эти корабли настолько малы, что никого не интересуют, они ни на что не пригодны, а потому существуют вольно. Их даже кораблями не считают. Так, мелкими рыбешками: назойливыми и бесполезными. Красиво. Теперь смотря на космос глазами кита, Охаб смог разглядеть его красоту, проникнуться невероятным ощущением восторга и радости, которые забудутся, как только он вновь станет собой. Скорость все увеличивалась. Казалось, что сам поток торопится навстречу своей судьбе, что он тоже желает найти ту, что может породить бурю посреди бескрайнего зеленого спокойствия.
  
   Внезапно ощущения переменились, кит ощутил угрозу, начал озираться, пытаясь разглядеть нечто опасное, среди искрящегося эфира и множества личинок, мельтешащих перед глазами. Это было чисто инстинктивное действие, не основанное ни на чем, кроме ощущений, ничем не объяснимого предчувствия. Изумрудный космос опасен, он таит в себе множество угроз, даже для гигантских кораблей. А вот и то, что заставило Баала напрячься. Рядом с ним, летел надувшийся иглобрюх. Колючий маленький шарик являлся одним из самых опасных кораблей, его невозможно было поймать, приручить, заставить делать то, что нужно, к тому же, из-за своих размеров иглобрюхи не могли перевозить грузы или экипаж. Но при этом живой корабль был ядовит настолько, что один укол его иглы мог обездвижить на пару часов даже кита, при полноценном нападении выжить просто невозможно. Тут уже никакое вливание эфира не поможет. Баал плавно ушел в сторону, почти выпадая из течения, его удерживала лишь концентрация Охаба.
  
   Их путешествие не прогулка, не развлечение, а опасная экспедиция, об этом нельзя забывать ни на миг. Красота течения не должна отвлекать. Охаб все отчетливей осознавал, что его ждет много часов изнуряющей работы, на которую способен лишь он. Любая ошибка, любой просчет может стоить тысячи жизней экипажа, рассчитывающего на своего капитана. Этого допустить нельзя! Полное сосредоточение и самоконтроль - вот, что необходимо для того, чтобы пройти по течению, а еще большое количество эфира.
  
  ***
  
   Вот и все! Они выбрались из потока, вынырнули из него в сверкающих брызгах эфира. Все разу же стало иначе и проще, теперь корабль мог обойтись без помощи и поддержки своего капитана, полагаясь лишь на пилотов и офицеров, контролирующих все его показатели. Они проделали долгий путь, вымотавший капитана до предела. Семьдесят три часа неустанного контроля за всем, движения вперед и постоянной потери собственного эфира. Организм мужчины был истощен физически и эмоционально, Охаб даже сам выбраться из своего кресла, был не в состоянии. Тяжко. Но такова участь капитана, ему не впервой проделывать подобное. Это то, что делает его лучшем в своем деле, заставляет уважать его и даже преклоняться перед его отвагой, граничащей с безумием. Не каждый сможет войти в течение и выбраться из него невредимым, да еще именно там, где планировалось.
  
   Охаб не видел, почти не слышал, но чувствовал, как его извлекли на поверхность. Сразу же стало легче дышать, больше ничто не давило на легкие. Еще миг и в тело вонзились десятки тончайших игл. Медики дежурили на капитанском мостике во время всей этой дикой гонки, так что сработали оперативно. В организм капитана начал поступать эфир, а так же всевозможные лекарственные и питательные средства, призванные поставить Охаба на ноги в кратчайшие сроки. Все идет, как надо. В скором времени он придет в себя и отдаст новый приказ... Сознание затуманилось, а измотанный мужчина просто провалился в небытие, где нет ничего: ни мыслей, ни чувств, ни желаний... Идеальный для него мир.
  
  
  Дейв: Сделай, как я говорю
  
   Дейв наслаждался недолгим отдыхом. В какой-то момент он даже позабыл обо всех проблемах и том, что их преследуют, а с Мэнес нужно что-то решать, ведь девочка все еще в опасности и она исходит ото всех, даже от Дориана, что пока кажется их союзником и соратником. На Н-33-7К-НД было настолько хорошо, что старый капитан ощутил себя помолодевшим, словно пару десятков лет сбросил, да и мысли о смерти и неминуемом конце покинули голову мужчины. Еще пару лет он точно протянет, а дальше будь, что будет. Планета все сильнее проникала в организм и сознание Дейва, и это могло стать опасным, лишить того, что было по-настоящему ценно для него: полетов, возможности слиться с кораблем, любоваться бескрайними просторами космоса, его зелеными переливами.
  
   - Здесь не видно звезд, - запрокинув голову назад, капитан уже пять минут всматривался в небо, но не видел ничего, кроме густых движущихся облаков. Они казались живым существом, поселившимся в вышине.
  
   - Испарения планеты создают плотную завесу, а заодно электронные помехи, - Тхана-Ра исподволь наблюдала за старым другом. - Для планеты это благо, ведь за нами невозможно наблюдать. Системы слежения кораблей не способны пробиться через эти облака, так что мы в относительной безопасности. Даже если корабли окажутся на орбите планеты, наше поселение они не найдут.
  
   - Да. Нужно знать, что и где искать, чтобы найти.
  
   - Все так, - женщина напряженно вздохнула. Ей хотелось, чтобы старый друг и любовник остался с ней, проникся духом наркотической планеты, забыл о звездах, тайнах и живых кораблях, принадлежал бы только ей, но это было недостижимо. За мантой и его экипажем идет настоящая охота. Рано или поздно его выследят и тогда даже облака не смогут защитить их. Будучи главой поселения и одним из лидеров планеты, она не могла позволить этому произойти. - Вам пора улетать.
  
   - Гонишь?
  
   - Ты и сам понимаешь, что время настало, - Тхана-Ра подошла к Дейву, обняла его со спины. Хорошо. Ей нравились такие моменты нежности и спокойствия, хотя она и понимала, что за этим последует расставание. - Задержитесь чуть дольше и планета не отпустит вас... Тебя это точно. Твой организм уже поизносился, не способен, как раньше сопротивляться испарениям, в скором времени ты просто не сможешь обходиться без них. А вот о корабле и твоей подопечной этого не скажешь. Эниль уже отдохнул и рвется к звездам, он не желает долго находиться на планете, ведь это напоминает о свалке, забвении и немощности. Что же касается Мэнес... На нее испарения действуют и вовсе странно. Она не подвержена привыканию, но наша атмосфера заставляет ее ощущать дискомфорт. Думаю, это из-за отсутствия эфира в ее теле. Они покинут планету, и ты не сможешь отпустить их одних. Так ведь?
  
   - Ты слишком хорошо меня знаешь. Это пугает.
  
   - Я видела тебя... Твою душу, твои мысли, желания, воспоминания, все то, что ты отрицаешь, не желаешь видеть в себе, Дейв. Я знаю о тебе больше, чем ты сам, и это прекрасно. Наше единение нечто большее, чем со всеми остальными, ты открыл себя мне...
  
   - Тхана, - мужчина ласково провел по щеке пожилой женщины.
  
   - Пора прощаться, Дейв. Я снова отпускаю тебя, осознавая, что больше увидеться нам не суждено. Наше время не бесконечно, а ты ввязался в игру опасную, она может оказаться тебе не по силам, ведь ты не горой.
  
   - Знаю, но уходить стоит красиво.
  
   - В этом весь ты.
  
   Ему, действительно, пора покинуть эту прекрасную планету, подарившую им немного спокойствия и временное убежище. Так будет лучше для всех, особенно для местных жителей, нашедших прибежище на окраине изведанной части космоса. Вот только, куда направится дальше? За все время отдыха, он ни разу не задумался над этим вопросом и по большому счету не знал, что делать. У него нет плана, а они сами оказались на перепутье, вновь должны бежать, но непонятно, куда. При всем этом, воспользоваться предложением Дориана все еще не хотелось. Не факт, что они получат ответы и смогу выяснить, кто такая Мэнес, а после этого уйдут целыми и невредимыми.
  И все же, покинуть планету придется...
  
   - Иди, - Тхана-Ра мягко толкнула мужчину. На душе было паршиво, но она не сомневалась в том, что в скором времени все пройдет. Испарения, атмосфера вокруг, множество забот и ежедневных переживаний заставят обо всем забыть. - Забирай свою девчонку, и валите! Чтобы завтра вас не было на моей планете!
  
  ***
  
   Пребывание на Н-33-7К-НД вызывало у Мэнес весьма противоречивые чувства. С одной стороны ей нравились яркие краски, ароматы, буйная растительность и ощущение покоя, не говоря уже о том, что отдых придавал сил и показал, что такое наслаждение. Она вполне могла бы к этому привыкнуть: массажи, обертывания, купания в горячих источниках, забота со стороны местных жителей и вкусные фрукты - все это расслабляло, заставляло задуматься о том, чтобы остаться на гостеприимной планете навсегда. Но было одно значительное но, которое нельзя было игнорировать. Временами девушка начинала ощущать, что на нее что-то давит, настолько сильно, что она начинала задыхаться. Ко всему этому прибавилось головокружение и постоянно желание вздремнуть. Планета и манила и отталкивала одновременно. А еще она здесь нашла кого-то, кого вполне могла бы назвать другом. За время всего отдыха Ангро-Ра не отходил от нее, постоянно дразнил, помогал освоиться, показывал что-то новое и объяснял то, что уже давно известно жителям планеты. Не забывал он и уговаривать новую подругу на единение, ну или что-то полегче. Поначалу такая настойчивость смущала девушку, но со временем она научилась не обращать внимания на подобное и просто наслаждаться разговорами и общением с кем-то помимо Дейва. Ангро-Ра не обязан быть идеальным; у него вполне могут быть раздражающие черты характера и мерзкие привычки. В этом тоже есть своя особенная прелесть, неоднозначность. Мэнес точно могла сказать, что мужчина не притворяется, не пытается казаться лучше, чем он есть на самом деле.
  
   - Что хочешь попробовать сегодня?
  
   Ангро-Ра нахально обнял все еще тощую девушку. Откормить ее так и не получилось, хотя Мэнес ела много. Настолько много, что становилось непонятно, куда все помещается.
  
   - Не знаю. Хочется просто бездельничать и ничего не делать, - медленно протянула девушка, лениво смотря на густые постоянно движущиеся облака. Несмотря на то, что они постоянно закрывали небо, на планете было очень светло и солнечно, а еще тепло и уютно.
  
   - Осторожней, не позволяй лени завладеть тобой. Это опасно, - тихо рассмеялся мужчина, поднимая взгляд кверху. - Знаешь. Я никогда не покидал планету, но мне всегда было интересно, что находится за облаками. Недостаточно картинок, фотографий, того, что видно на мониторах систем слежения и данных спутников. Хочется увидеть все своими глазами, прочувствовать... Мама часть рассказывала о своих скитаниях, приключениях, иногда эти истории были веселыми, иногда печальными, а от некоторых до сих пор бросает в дрожь.
  
   - Почему тогда не улетишь отсюда? Здесь есть корабли, к вам прилетают скитальцы в поисках пристанища и отдыха. Если тебе хочется все увидеть, прочувствовать, почему не отправишься в путешествие? - впервые они затронули столь личную для Ангро-Ра тему. До этого момента он предпочитал говорить о Мэнес или рассказывать о планете, а вот сейчас все переменилось, словно близость расставания влияла на него.
  
   - Я родился здесь, так что не могу покинуть планету...
  
   - Испарения?
  
   - Да, как и все местные жители, я зависим от них. Эфир не везде одинаков, в нем могут быть примеси, разная концентрация, даже густота, далеко не все могут адаптироваться к переменам. Так что я завидую тебе. Правда...
  
   - Не стоит. Там меня не ждет ничего хорошего.
  
   - И все же, это будет интересно.
  
   - Возможно... - разговор пошел не в то русло, он навевал тоску и чувство тревоги. У всего две стороны, и иногда наши желание ведут к неприятному итогу, да такому, что пожалеешь обо всех принятых решениях. А у нее и вовсе нет стремлений и желаний, Мэнес до сих пор ощущала себя чужой в этом мире и неизвестно, сможет ли она когда-нибудь привыкнуть. - Как насчет очередного массажа и медитации? - девушка предпочла сменить тему, чем продолжать странный разговор.
  
   - А почему бы нет, - мужские руки легли на тощие плечи с выпирающими ключицами, начиная мягко и осторожно их разминать. - Может, на этот раз, ты решишься переступить грань неизведанного и попробовать нечто новое и приятное?
  
   - Даже не мечтай, - с улыбкой ответили девушка, радуясь, что Ангро-Ра стал прежним. С ее стороны это было эгоистично, но она гостья на этой планете, так что имеет права избегать всего, что нервирует и напрягает.
  
   - Мэнес, - появившийся Дейв прервал отдых. - Нам пора возвращаться на корабль.
  
   - Уже? - с легкой тоской в голосе отозвалась девушка, переводя взгляд на капитана. Пребывание на Н-33-7К-НД благотворно сказалось на пожилом мужчине, и теперь его уже невозможно было назвать стариком.
  
   - Пора. Мы не можем злоупотреблять гостеприимством местных жителей и подвергать их угрозе. Да и наш корабль, наверняка, уже заскучал. Манте место в бесконечном зеленом океане эфира, а не на поверхности планеты, ты и сама должна это понимать, - Дейв ощущал воодушевление и легкий трепет, какой бывает только в те моменты, когда осознаешь, что впереди тебя ждет нечто значительное и особенное. Новое путешествие, новые испытание, новые открытия. Мужчина по-отечески улыбнулся своей подопечной. - Так что, если ты не решилась остаться здесь, нам пора собираться в путь... - капитан одновременно хотел, чтобы Мэнес осталась, и боялся этого. Возможно, в глубине души он и знал, как поступить правильно, но на поверхность эти мысли так и не всплыли, продолжая скрываться в подсознании.
  
   - Не решилась, - девушка виновато опустила голову, чувствуя себя неуютно от собственных слов. - Здесь хорошо, спокойно, красиво, но...
  
   - Тебе тревожно, - закончил за девушку Дейв.
  
   - Да. Это именно то слово.
  
   - Тогда собирайся, я буду ждать тебя на борту Эниля. Поторопись, не стоит тянуть с отлетом.
  
   - Хорошо.
  
   Вот и все. Их быстротечный отдых подошел к концу, это печально и радостно одновременно. Мэнес все еще не знала, где ее место в Изумрудном космосе, но определенно не на этой планете с наркотическими испарениями. Сюда можно и даже нужно заглядывать время от времени, отдыхать, притворяться, что нет никаких проблем, но не жить постоянно. Для нее это очевидно. Девушка была рада, что они заглянули сюда, ведь у нее появилась прекрасная возможность узнать, какой бывает жизнь, познакомится с другими обитателями космоса, узнать и попробовать нечто новое... Но этого недостаточно, Мэнес нуждалась в большем, она хотела понять, кто она. Раз так, пора собрать немногочисленные вещи, купленные на этой планете и подняться на борт корабля.
  
   - Значит, настало время прощаться.
  
   - Да. Наверное, мне будет тебя не хватать, - смущенно пробормотала девушка.
  
   - Если бы ты решилась на большее, то не хватало бы намного больше.
  
   - Тогда хорошо, что я так и не решилась.
  
   - Кто знает... - пожал плечами мужчина, вновь поднимая взгляд к облакам. Он знал, что находится за ними, но все равно хотел увидеть это... Ощутить...
  
  ***
  
   Они вернулись на борт Эниля, и сразу появилось ощущение, что они дома, а рядом появился кто-то родной и близкий, тот, о ком нельзя забывать ни при каких обстоятельствах. Манта не просто корабль, а настоящий друг, и от того каждая новая встреча с ним полна щемящего нежного чувства и вызывала улыбку на губах. Так было для капитана, так стало и для Мэнес, которой не нужно было соединяться с кораблем, чтобы услышать его голос. Все на борту сверкающего и посвежевшего Эниля было другим, отличалось от планеты: никаких ярких красок и дурманящих ароматов, назойливых звуков, окружающих со всех сторон, никаких испарений. Это все равно, что сделать шаг и оказаться совершенно в другом мире! Ощущения были настолько резкими и яркими, что невольно появлялись мысли о том, а существовала ли красочная планета или она всего лишь сон.
  
   Дома... Они дома, и это самое прекрасное чувств из всех возможных, с этим ничто не может сравниться, даже единение. Все богатства, власть и слава не смогут сравниться с возвращением на борт родного корабля.
  
   - Я скучал, старый друг, - Дейв ласково провел ладонью по внутренней обшивке корабля. И как только он мог забыть о нем, пусть и ненадолго? Сердце болезненно кольнуло и стало не по себе. - Прости, что так долго. Надеюсь, ты тоже хорошо отдохнул и готов к новому путешествию?
  
   - Куда мы направимся теперь? - Менес спиной прислонилась к стене, наслаждаясь ее прохладой и легкой вибрацией. Казалось, что Эниль тихо урчал. Приятное ощущение. Чувство тревоги, не оставляющее ее на планете, наконец, прошло, и девушка почувствовала себя более спокойно и надежно. Кораблю она доверяла сильней, чем всем остальных.
  
   - В лабораторию, - нехотя произнес капитан. Ему все еще не нравился этот вариант, он даже ощущал себя предателем по отношении к найденной девушке, но при этом разум вкупе с опытом упрямо твердили, что это единственный путь. Нужно понять, что с Мэнес не так, понять, пока не стало слишком поздно. - Дориан ждет нашего прибытия, так что не стоит его разочаровывать или злить.
  
   - Он твой друг, но ты его боишься?
  
   - Все не совсем так. Он мой друг, но это не значит, что мы всегда ладим. Это совершенно нормально. Что касается страха, то в моем возрасте уже не боятся. Я многое повидал, через многое прошел, делал такое, от чего у самого волосы дыбом становятся. Я стар и уже не боюсь ни смерти, ни боли... Нет... Дело в другом. Если Дориан разозлится, то доставит нам массу проблем. Предпочитаю избежать это. В некотором роде, мне лень разбираться с грядущими неприятностями.
  
   - Ясно, - Мэнес невольно вздохнула. Она ощутила вкус свободы, начала лучше понимать мир, в котором очутилась, так что понимала, что для безумного ученого она всего лишь объект исследования, его не волнуют ее мысли, желания.
  
   - Не волнуйся, - Дейв ободряюще улыбнулся. - Я не позволю ему зайти слишком далеко. Для нас главное понять кто или что ты, а дальше мы снова отправимся в путь. Обещаю, все будет хорошо, - По большей части его слова были правдой, ведь мужчина хотел разобраться в происходящем, помочь девушке, лишенной воспоминаний и знаний, но при этом капитан осознавал, что мало что мог предпринять. Его попытка успокоить Мэнес, несмотря на всю свою правдивость, была полна лжи.
  
   Настало время покинуть гостеприимную и яркую планету Н-33-7К-НД, которая навсегда останется в их памяти и сердцах. Изумрудный космос и его тайны ждали путешественников с распростертыми объятиями, они звали и манили. Дейв решительно направился на капитанский мостик, чтобы незамедлительно слиться со своим кораблем, поделиться с ним эфиром и мыслями, помочь оторваться от поверхности планеты. Созданные для полетов живые корабли не могли взлетать с планет сами, для этого им были капитаны. Извечная взаимосвязь, которая стала выгодна всем, и которой каждый пользовался по-разному.
  
  ***
  
   Слияние прошло чуть сложнее, чем обычно, можно сказать, что со скрипом. Дейв ощутил странное сопротивление со стороны манты, словно корабль пытался оттолкнуть его. Раньше он с подобным не сталкивался. Даже когда его прошлый корабль решил избавиться от своего капитана, подобного не происходило. Неужели он слишком долго пробыл на пропитанной наркотическими испарениями планете? Ему стоило быть более бдительным, ведь Н-33-7К-НД воздействовала не только на его сознание, но и на состав эфира. Жизнь с каждым днем становилась все труднее, и это точно не изменится. Дейв ощутил неприятное покалывание в области груди, так мало его, еще тело ныло от непрерывной боли. Так не должно быть. С этим он разберется позже, возможно даже проведет пару суток в медицинской капсуле, чтобы очистить организм. Но это будет не сейчас.
  
  - Как ты? Все в порядке? - поспешил поинтересоваться мужчина.
  
   - Да. Но твой эфир изменился. Мне будет непросто его переварить, - отозвался Эниль. Он не был гурманом, но эфир с привкусом дурмана не переносил, от него его начинало мутить, а в глубинах сознания пробуждалось нечто пугающие и дикое, заставляющее задуматься о том, что он никогда не был свободным. Для манты опасной была не сама планета, а изменения в его капитане.
  
   - Прости. Я не предусмотрел этот момент.
  
   - Бывает, - снисходительно отозвался корабль. - В любом случае, отдых пошел нам всем на пользу, хотя больше медлить нельзя. Кит приближается, он знает, где мы. Для него это охота, в которой он ни перед чем не остановится, будет преследовать нас вечно. Куда бы мы ни последовали, он отправится за нами. Где бы ни спрятались, он найдет.
  
   - Откуда ты знаешь? - от слов Эниля становилось ни по себе. Но при всем при этом эфир корабля и капитана продолжал перемешиваться, а все системы приходили в полную готовность. Тревожный разговор никак не влиял на внутренние механизмы функционирования корабля.
  
   - Я ощущаю его сигнал. Не знаю, как это произошло, но мы с ним связаны невидимой нитью эфира. Думаю, всему виной события на Рух. Но все это не поддается пониманию и объяснению. Знаю лишь одно - мы добыча для кита и его экипажа и уйти практически невозможно, разве что нырнуть туда, куда они не рискнуть направиться.
  
   - Неисследованные глубины?
  
   - Если есть идеи получше, готов их выслушать.
  
   - Пока что нет, но мы сможем обсудить это с Дорианом, когда доберемся до его лаборатории.
  
   - Там нас найдут, - уверенно произнес Энил, прекрасно осознавая, что Дейв не станет его слушать. Не потому что не верит ему или недооценивает угрозу, а оттого, что боится того, что находится за границей изведанной части изумрудного космоса.
  
   - Пускай, но у нас будет фора. Ты ведь стал самым быстрым кораблем, так что время на раздумья мы выиграем. А дальше уже видно будет, чем закончатся эти догонялки. Задай координаты итоговой точки. Рассчитай несколько альтернативных маршрутов.
  
   - Хочешь попытаться запутать их?
  
   - Они могут либо следовать за нами, либо попытаться предугадать, куда мы направляемся и так перехватить. Тот человек, с которым мы столкнулись на Рух, определенно знал, кто я, в его глазах застыли ненависть и боль... Отчаяние от осознания того, что он живет лишь мной. Если все так, если мне не показалось, он не будет бежать по следу, а попытается просчитать нас. Мы не можем этого допустить, а потому должны иметь запасные варианты. Нельзя лететь напрямик...
  
   - Хорошо. Сделаем петлю, или две, возможно даже две. Есть пожелания? - кораблю нравилось говорить с капитаном именно так, словно они на равных, словно все решения принимаются совместно. Дейв это позволял, чего не скажешь о трех прошлых капитанах, предпочитающих подавлять манту.
  
   - Нужно навестить нашу свалку, - неожиданно даже для себя произнес мужчина. Эта мысль посетила его внезапно, но засела крепко, завладела вниманием, не желая отпускать. Их с Энилем путь начался именно на планете-свалке, хотя правильней сказать, что это кладбище кораблей, так почему бы не навестить это место вновь. Оно пугало в равной степени и его и манту, но при этом Дейву стало нестерпимо интересно, а может ли Мэнес что-то сделать с трупами кораблей, с теми, чьи души уже покинули пределы изумрудного космоса, растворившись в изумрудном потоке эфира.
  
   - Плохая идея.
  
   - А что мы теряем?
  
   - А если у нее получится? - мысли капитана не были для Эниля тайной. Корабль ужаснулся, но не только замыслу Дейва, но и тому, что сам хочет увидеть, что может получиться из этой безумной затеи. Корабли без капитанов не способны оторваться от планеты, но что если им вернуть свободу, что если наполнить эфиром? Эниль хотел это увидеть, но вместе с тем боялся, ведь мертвые не должны возвращаться.
  
   - Если получится, у нас появится то, что отвлечет наших преследователей. Уже неплохо. Так ведь. Прошу, сделай, как я говорю.
  
   - Будет исполнено, капитан. Я проложу несколько маршрутов и точками разветвлений. Попытаемся замести следы и запутать того, кто держит нас на поводке.
  
   - Спасибо, друг. Я рассчитываю на тебя.
  
   Им не нужны были слова, ведь мысли корабля и капитана были едины, они ощущали друг друга, как единое целое, были не в состоянии утаить что-либо. И все же, раз за разом они говорили, намерено подчеркивая, что они не одно и то же, что они понимают, где тонкая грань между сотрудничеством и полным растворением в чужом сознании. Так было заведено и это правило не стоило нарушать.
  
   Манта взмахнула сильными крыльями, отрываясь от поверхности яркой планеты, подарившей им минуты отдыха, наслаждения, самой обыкновенной жизни, без спешки и проблем. Это все не для них! Корабль стремительно поднимался вверх, к тяжелым желтым облакам, плотным одеялом окутавшим Н-33-7К-НД. Каждый взмах изящных крыльев приближал корабль изумрудному эфиру и сверкающей россыпи звезд, к тому миру, что был привычен для Эниля, к тому, что он любил и без чего не мыслил своего существования. Планеты и космопорты - это прекрасно, но ничто не сравнится с полетом, когда ты можешь нырнуть в поток эфира и следовать за ними, или дерзко покинуть привычное течение, устремляясь в опасную неизвестность, требующую от тебя сил, смелости и малой толики безумия. Корабль лишь нырнул в густые облака, но он уже видел, чувствовал прикосновение своей обители - изумрудного космоса. Все быстрей и быстрей! Эфир бежал по жилам, наполняя силами, и в этот миг никакие мысли и сомнения были уже неважны. Они с Дейвом видели, ощущали, могли попробовать космос на вкус, они были единым существом, растворялись друг в друге. Манта не просто поднималась, она кружила в нежном танце. Все выше и выше... Корабль вырвался из плена густых облаков, окунулся в бескрайний океан эфира. Планета нехотя отпустила своих гостей, позволила им отправиться на поиски своей судьбы, навстречу опасностям, что таятся на каждом шагу.
  
   - Он здесь.
  
   Трудно сказать, чьи это слова или мысль, возможно, понимание пришло одновременно и к кораблю, и к его капитану. Они упустили момент, но у них все еще было два пути...
  
  
  Охаб: Столкновение
  
   Охаб не мог успокоиться, а потому не собирался просто сидеть и ждать, пока его экипаж будет наблюдать за происходящим вокруг и анализировать показания приборов. Это не для него! Он должен быть в гуще событий, сам принимать решения и направлять кита, все контролировать. Капитан помнил о том, что произошло в последние две встречи с Дейвом и его мантой - он упустил их! Упустил не по своей вине, но это слабое утешение. На этот раз все будет иначе, ведь он готов к бою. Охаб ощущал самый настоящий охотничий азарт, и ничего не мог с этим поделать, более того ему нравилось подобное состояние. Он словно снова стал живым, будто к нему вернулись чувства, эмоции, все то, от чего он отказывался, и казалось, избавился насовсем. Оказалось, это не так. Другим об этом знать не обязательно, достаточно того, что ему известно об этом... Ему и кораблю.
  
   - Я чувствую его, - послышался голос Баала.
  
   Сейчас они с капитаном были едины, ощущали одно и то же, но кит все равно счел необходимым сообщить о своих наблюдениях. Ему хотелось говорить с Охабом, принимать участие в управлении, а не просто отдавать контроль над собой другому. Равноправное партнерство - вот к чему стремился корабль, но эта цель так и оставалась для него недостижимой. Судьба живых кораблей подчиняться другим, от этого могут уйти лишь самые маленькие и никчемные или хитрые, поглощающие одного капитана за другим. Баал не относился ни к одной из категорий, он все еще надеялся на то, что не ошибся насчет своего капитана, что правильно сделал, открыв свое имя.
  
   - Я тоже. Не стоит отвлекаться на слова, - сухо произнес Охаб, продолжая контролировать все, что происходило на борту, отдавая приказания своему экипажу. Кит огромен, а потому сделать все самому у него не получится.
  
   - Но...
  
   - Это отвлекает, - резко бросил мужчина. Его интересовало лишь то, что творилось снаружи, а не желания Баала.
  
   В Академии Охаб четко усвоил, что нельзя давать волю кораблю, относиться к нему, как другу или равному себе. И на то были веские причины, ведь многие капитаны, допустившие подобную ошибку, погибли. Повторить их судьбу не хотелось. И неважно, что он уже привык к киту, привязался к нему. Самую малость, но даже это может оказаться опасным. Отринув все мысли, капитан сосредоточился на показаниях сенсоров кита... его сенсоров - лишь это имеет значение. Он не ошибся. Манта поднималась с поверхности планеты. Задержись они немного, и упустили бы важную цель. И снова Охаб задумался над тем, что сама судьба напутствует его, всячески помогает. Опасно. Так можно расслабиться и упустить шанс, а этого мужчина не хотел. Он тот, кто трудом и упорством добился всего и так будет дальше. Никто не скажет, что ему просто везет!
  
   - Приготовить орудия к бою, - команда предназначалась экипажу и транслировалась в соответствующие отсеки кита. - Установить щиты, перенаправить их на нос.
  
   У него уже был план. Все давно продумано и предусмотрено. Информации об обновленной манте все еще непростительно мало, но даже имеющихся скудных знаний достаточно, чтобы просчитать действия корабля и ее капитана. Дейв стар, но при этом опытен. Он слаб, но в его руках неограниченный запас эфира. Непростой противник, особенно, если учесть, что терять старику нечего. Охаб не сомневался в том, как именно будет действовать его личный враг. Сначала дерзко и безрассудно нападет в лоб, а после сбежит, воспользовавшись скоростью. Вот только на этот раз эфирный шторм не будет его прикрывать! Капитан был готов не только к сражению, но и погоне, он намеревался загарпунить манту и не отпускать, замедлить ее своим весом или увязаться за ней.
  
   - Мистер Диксон, активируйте спицу.
  
   Последнее указание, дальше ему останется лишь маневрировать в океане изумрудного эфира, контролировать каждое движение кита, ощущать себя живым кораблем. Все больше хотелось заявить: 'Я и есть кит!', остаться слитым с ним воедино. Для него это было бы идеально. Вот бы еще не видеть постоянно этот раздражающий зеленый цвет.
  
   У него нет права на ошибку, ведь спокойствие в изумрудном космосе зависит от его успеха. Нельзя допустить, чтобы уникальный корабль и девушка достались кому-то другому, нельзя допустить передела власти и новой войны. Мир дался им нелегко, он шаток и в любой момент может рухнуть, тогда планеты и целые системы снова познают агонию и страх, вновь появятся банды рейдеров и просто тех, кто думает, что имеет больше прав, чем другие. Хрупкий мир нужно сохранить любой ценой. Эта тяжкая во всех смыслах задача сейчас ложилась на капитана Охаба, ведь он понимал, что творится вокруг, помнил, что его дом был уничтожен во время последней глобальной войны, когда закон и порядок были пустыми словами. Капитан полностью контролировал кита, каждое его движение, каждую мысль, каждый вдох.
  
   Час настал!
  
  ***
  
   Кит, окруженный полупрозрачным энергетическим щитом, устремился к планете, к той самой точке, в которой должна была показаться манта. Он быстро сокращал расстояние между ними, рискуя в любой момент оказаться в плотных слоях атмосферы планеты. Огромному кораблю будет непросто затормозить и развернуться, ведь его маневренность намного ниже, чем у юркой манты. Это был риск, но капитан готов был на него пойти, он не сомневался, ни в себе, ни в возможностях своего кита. Невидимая связующая нить соединила два корабля и их капитанов, она вела одного из них, не позволяя другому ускользнуть. Вот и сейчас, Охаб не видел манту, но ощущал, чувствовал, каждое ее движение. Так странно. Все сложнее было понять, что лишь догадки и расчет, а что новые возможности, столь удачно появившиеся.
  
   Корабль уже почти достиг планеты, уже начал ощущать ее манящее, зовущее к себе притяжение, когда юркая манта вынырнула из густых облаков, расправила свои огромные крылья. Это был настоящий прыжок, полный грации и изящества, вызывающий невольное восхищение и восторг. Каждый корабль уникален, каждый имел свои преимущества и недостатки - киты сильны, они мощные тяжеловесы изумрудного космоса, несущие на своем борту разнообразное вооружение. Манты - иное дело, легкие и проворные, они способны не просто передвигаться в потоках эфира, а практически танцевать в нем, выделывая невообразимые пируэты. Все зависело от гибкости самого корабля, от фантазии и силы воли капитана. Охаб глазами кита неотрывно наблюдал за противником, ловил каждое движение манты, пытающийся его запутать своим танцем. Все, как он и предполагал. Дейв направил свой корабль прямиком на кита, словно намереваясь протаранить гиганта. Вот только это чистой воды самоубийство, ведь корабли не соизмеримы по своим размерам; врезаться в кита на полной скорости - верная смерть.
  
   Капитан невозмутимо наблюдал за врагом, чувства и эмоции, желания его души в этот миг не имели никакого значения. Он кит, тот, в чьем чреве несколько тысяч членов экипажа и обо всех нужно позаботиться, всех защитить. Он охотник, заметивший добычу, которую невозможно упустить! Манта ощетинилась пушками, направила орудия прямиком в морду кита. Всего жалкая доля секунды и последовал залп. Корабль Дейва Лоттера, не сбавляя оборотов, продолжал атаковать, непрестанно меняя траекторию своего движения, словно пытаясь запутать исполина, способного его раздавить в любой момент. Щиты заискрились, с легкостью сдерживая первую волну атаки, следом за которой последовала еще одна, и еще, еще. Манта будто взбесилась, без остановки палила в одну и ту же точку. Точно, целенаправленно, методично.
  
   - Он пытается пробить нашу защиту. Ему достаточно маленькой дырочки или трещины, - Баал не смог удержаться, озвучил собственные мысли, упрямо отвергаемые Охабом.
  
   - Ему не пробить нашу оборону! - зло бросил мужчина. Ему стоит напомнить кораблю, что его приказы не обсуждаются, и никто не смеет мешать ему, отвлекать от дела.
  
   - Дело не в этом. Они что-то задумали.
  
   Кит чувствовал, что что-то не так, но не мог объяснить, что вызывало его волнение. Он просто не мог понять, что затевает наглая манта, ему не удавалось проанализировать новые возможности улучшенного корабля. Это пугало. Но разве мог гигант признаться в этом, а капитан поверить в подобную нелепость?
  
   - Не лезь в это дело!
  
   Кит резко повернулся, задевая маленький корабль мощным хвостом, это было прямое столкновение, отбросившее манту в сторону. Не все решают пушки, киты могут и иначе атаковать. В этом их сила. Охаб ощутил настоящее удовлетворение, ведь манте было больно, а раз так, это прочувствовал и Дейв. Так ему и надо! Пусть вспомнит старые добрые времена, ведь больше такой возможности у него не будет! Связь между кораблями и самим Охабом позволяла это прочувствовать все это. Упоительно! Кит снова развернулся, вылавливая замедлившийся корабль на прицел. Пушки моментально открыли огонь, капитану даже приказывать не пришлось. Первый помощник и наводчики знали свою задачу, четко и точно выполняли ранее полученные указания. Никакой самодеятельности, никаких ошибок или неповиновение. Все под контролем! Вот так и должен функционировать кит, да и любой другой корабль.
  
   Кит и манта кружили в смертоносном танце, пытались ранить друг друга, нанести максимум повреждений. Для одного это было просто, для другого - скорее уж шаг отчаяния. Так могло показаться, но все было намного сложней, ведь у каждого корабля и капитана был свой план, своя цель. Охаб не мог уничтожить уникальную манту и тех, кто находился на борту, ему было необходимо заполучить девушку, создающую эфир и возвращающую юность кораблям. Дейв не сошел с ума, осознавал, что им нужно бежать, как можно скорее, укрыться от взора и локаторов кита.
  
   Баал вновь приготовился к атаке, на этот раз он не просто заденет манту, но и загарпунит ее. После этого кораблю не уйти! Неважно, насколько он быстр, не имеет значения, какие на нем орудия! Манта никогда не сдвинет с места вес кита! Его план идеален, и Дейв Лоттер ничего не сможет противопоставить продуманной стратегии. Охаб немного расслабился, на долю секунды ослабил бдительность, но этого хватило для того, чтобы манта нанесла очередной удар. С завидной точностью, на которую не каждый снайпер и наводчик способен, корабль бил в одну и ту же точку. Но это был не просто залп обычных орудий. Поток чистейшего концентрированного эфира ударил прямо в щит, пробивая в нем дыру, и устремляясь к киту. Зеленый цвет стал нестерпимо ярким, насыщенным, он ослепил корабль, лишая его возможности видеть, выжигая глаза. Остались лишь локаторы и сенсоры, но этого недостаточно для полноценного функционирования! Больно! Больно настолько, что кит вырвался из-под контроля своего капитана, противоестественно выгнулся дугой и завибрировал. Еще никогда он не получал подобных повреждений, не чувствовал ничего подобного. Эта атака не просто ослепила Баала, но и окончательно испортила планы Охаба, ведь он не ожидал подобного поворота событий! Еще никто и никогда не использовал эфир в качестве оружия, это просто невозможно! Так считалось, но, похоже, настало время пересмотреть незыблемые константы их мира.
  
   Кит бесновался, а юркая манта тем временем уже сбегала прочь, стремительно удаляясь от преследователя...
  
  ***
  
  Капитан ничего не видел, он даже не мог разлепить веки, чтобы удостовериться в том, что зрение не пострадало. Казалось, что на глазах появилась плотная клейкая пленка, которую никак не удавалось содраться. Охаба окружала непроглядная тьма, в которой было нечем заняться, так что оставалось лишь размышлять о произошедшем, снова и снова пытаться найти этому хоть какое-то логическое объяснение. Больше он ни на что не годен! Внутри все кипело и клокотало, хотелось крушить, ломать, прикончить кого-нибудь, чтобы хотя бы так попытаться вернуть былое спокойствие и уверенность. Увы, все это ему не доступно, а будучи капитаном, он вынужден держать себя в руках, контролировать и тщательно выверять каждый свой шаг, каждое действие и слово. Временами его высокое положение и обязательства перед экипажем и командованием, перед кораблем были сущим наказанием, тяжким бременем, от которого хотелось избавиться раз и навсегда. Желания... С недавних пор их у него слишком много. Пора забыть о них!
  
   Что же это было? Новое оружие? Определенно. Но как? Многие пытались использовать эфир в качестве оружия, но никому не удалось это. И все же манта для нападения использовала именно поток эфира. Более того, он ослепил не только кита, но и его капитана! Этот факт казался еще большим бредом. Охабу казалось, что он продумал и предусмотрел все, а победа у него в кармане, но на деле цель вновь ускользнула от него. Очередная насмешка судьбы! Она манит, обещает успех, а в результате в последний момент отдает победу другому. Над ним просто издеваются! Вот только капитан никогда не полагался на удачу и случай, всегда знал, что для достижения цели и успеха нужно много и упорно трудиться, снова и снова подниматься с колен, пробовать, повторять, пока наконец, не будет так, как нужно ему. Он не сдаться, не опустит руки, вновь отправится по следам Дейва Лоттера и его корабля. То, что случилось вовсе не поражение, ведь манту удалось загарпунить, а раз так, связь между ними стала намного крепче. Теперь есть не только слабый сигнал, манящий за собой, но и нечто большее и понятное, но что намного важней, гарпун причиняет боль манте, замедляет ее, заставляя терять драгоценный эфир. Конечно, от этой занозы можно избавиться, но это процесс не быстрый, так что форма у беглецов не так уж велика.
  
   - Капитан, - послышался голос дежурного медика, уже длительное время суетившегося около важного пациента. - Как вы себя чувствуете?
  
   - А разве МСКИМО не фиксирует мое состояние?
  
   - Фиксирует, но этого недостаточно, нам необходима личностная оценка.
  
   - Я чувствую себя в соответствии с физическим состоянием. Болевых ощущений нет, дискомфорта тоже. Единственная проблема, я могу открыть глаза, и все еще присоединен к Баалу, - Охаб даже не пытался скрыть свое раздражение. Вокруг него настоящая толпа, но от нее нет никакого прока. - Этих сведений достаточно для работы медицинского отдела или требуется что-то еще.
  
   - Значит, у вас не появилось никаких новых ощущений? - осторожно поинтересовался медик.
  
   - А должны? - это как дурной сон. Он не понимает, что происходит, ничего не видит, но зато превосходно слышит перешептывание и шелестение подчиненных. Они всячески пытаются утаить от него информацию, и это касалось не только медиков, но и офицеров исследовательского корпуса. Капитан злобно заскрежетал зубами, в подобной обстановке просто нереально сосредоточиться и начать мыслить в нужном направлении.
  
   - Да, капитан, - вмешалась в разговор Энея. - Должны. И не только у вас, но и корабля. Так что постарайтесь сосредоточиться и объективно оценить свое состояние. Если есть возможность, поговорите с китом, возможно, его датчики и сенсоры позволят увидеть более целостную картину. Для того, чтобы оценить последствия атаки на нас, необходимо сопоставить всю информацию, которую мы можем получить.
  
   Охабу нестерпимо захотелось прикрикнуть на офицера, приказать незамедлительно объяснить, что происходит, но мужчина сдержался. Раз все молчат, значит, просто не знают, что сказать, пытаются понять и сформулировать. Его экипаж не дилетанты, каждый на борту Баала профессионал высочайшего уровня. Нужно успокоиться и сделать то, что от него просят, к тому же связаться с кораблем, не такая уж плохая идея. На борту полно систем наблюдения, и будучи подключенным к сознанию кита, можно получить сигнал от них непосредственно в мозг. Странно, что это не произошло само собой, ведь кит любил проявлять инициативу, о которой его не просили.
  
   Что же не так? Ничего нового или необычного капитан не ощущал, если, конечно, не считать, что он не видит. В остальном же все, как обычно. Он ощущает себя кораблем, он и есть корабль. Все как обычно, даже боли нет. Наверное, это единственная странность. Баал ранен и дезориентирован, но при этом не ощущает боли. Так быть не должно. Размышляя о состоянии своего кита, Охаб все глубже погружался в чужое сознание, давно уже ставшим отчасти родным.
  
   - Ничего не хочешь сказать?
  
   - Зачем, ты и так все чувствуешь.
  
   В словах Баала, капитану слышалась детская обида. Возможно, отчасти так оно и было. Он много раз говорил кораблю, что не нуждается в его комментариях, и в тот самый момент, когда они понадобились, кит решил умолкнуть. Что ж. Вполне заслужено. Но его не устраивало такое поведение, особенно сейчас, когда все изменилось, и нет понимая, насколько серьезны последствия нового столкновения с мантой.
  
   - Не все.
  
   - Мне не больно. Думаю, она позаботилась об этом, - задумчиво произнес Баал, для которого произошедшее было не меньшим потрясением, чем-то, что еще только ждало Охаба.
  
   - Она?
  
   - Да. Та девушка не хотела кому-либо навредить, не стремилась убить. А потому мне не больно. Все системы работают стабильно, никаких модификаций не появилось.
  
   - Но ты не видишь... Как и я...
  
   - Это пленка из эфира. Она уже начинает растворяться, так что скоро все станет, как раньше.
  
   - Если все системы работают стабильно, и нет модификаций, почему это знаешь ты, но не я? Мы все еще слиты, следовательно, обладаем единым сознанием.
  
   - Не знаю.
  
   - И даже не догадываешься?
  
   - Нет, - кит не желал говорить, ему было над чем поразмыслить и сделать это лучше в одиночестве. Он вновь проиграл маленькому кораблю, которого мог раздавить одним лишь весом. Позор! Но вовсе не это тревожило гиганта изумрудного космоса, а то, как теперь ощущалось слияние с капитаном. Они не были единым целым, как это было до битвы. Теперь, Баалу казалось, что у него раздвоение личности. Это объяснило бы тот факт, что они не ощущают мысли и чувства друг друга. Но так ли все на самом деле? В этом стоило сомневаться. Об этом стоило думать, искать ответ снова и снова. Кит не был напуган, скорее уж озадачен. Ему подарили свободу, о которой он давно уже позабыл. Упускать ее не хотелось.
  
   - Подключи внутренние камеры, мне нужно увидеть, что происходит на капитанском мостике.
  
   Неприятное ощущение. Охаб ощущал себя преданным, хотя для этого и не было причин. Он уже привык к тому, что является кораблем, а Баал ничего не способен от него утаить. Теперь все иначе. Он словно впервые подключился к сознанию кита, еще не смог его перебороть, не услышал его истинное имя, сокрытое от остальных. Многие капитаны так и летали всю жизнь, но они не эффективны. До чего же непривычно и даже страшно! Мужчина ощущал себя ущербным, почти калекой, но на то, чтобы злиться и жалеть себя, времени не было. Баал уже подключил его к внутренней системе видеонаблюдения, так что Охаб, наконец, мог понять, что так сильно напрягало медиков и офицеров исследовательского корпуса.
  
   Сердце болезненно екнуло в груди. Капитан отчетливо осознавал, что новое столкновение и Лоттером не могло пройти без последствий, но не думал, что все настолько серьезно, он даже не понимал, что именно произошло, и был не в состоянии предположить, чем это закончится для него. Через многочисленные камеры и сенсоры корабля, Охаб пристально рассматривал самого себя. Так странно. Раньше, он никогда не смотрел на себя под подобным углом, не казался самому себе незнакомцем. Это словно и не он вовсе, а кто-то другой!
  
   В капитанском кресле полулежал бледный мужчина, вокруг которого суетились члены экипажа, что-то бурно обсуждая. Охаб слышал их слова, но никак не мог вникнуть в смысл. Он просто продолжал смотреть, словно это могло что-то изменить, дать ответ, прояснить сознание. Его тело плотно обвивали жилы кита, и вроде бы, это совершенно нормально, ведь капитан и его корабль сливались не только в ментальном, но и физическом плане, вот только на этот раз все было не так, как обычно. Охаб оказался в коконе, его почти не было видно, осталось лишь лицо, с плотно закрытыми глазами, и рука. Та самая рука, в которую была вживлена частичка плоти Баала. Она несколько увеличилась, а блок контроля видоизменился еще больше, чем после событий на Рух. Со стороны создавалось впечатление, что это последнее слияние, то самое, после которого капитан окончательно исчезнет, став частью своего корабля. Этой судьбы сложно избежать, особенно, когда имеешь дело с молодым и развивающимся кораблем, таким, как Баал.
  
   - Не понимаю. Это не должно было их напугать настолько сильно. К тому же процесс обратим, а я не ощущаю разложения. - Охаб был в растерянности, ведь его знаний не хватало для того, чтобы разобраться в происходящем. Лишь одно ясно - что-то не так! - Баал. Мне нужно больше сведений. Что это за кокон? Началось поглощение? - непривычно говорить с кораблем, но выбора не оставалось, ведь капитан очень слабо ощущал мысли и чувства кита. Странно. Что же с ним сделала та девчонка?! Явно не только ослепила.
  
   - Нет. Это не поглощение, - все же ответил Баал. Обида все еще съедала его изнутри, но корабль любил своего капитана, стремился помочь и защитить, все еще надеялся на слияние и обновление. Почему? Временами кит и сам не понимал, что же он видит в Охабе. - Кокон не часть меня, он создан из эфира. Я ощущаю вибрации, словно внутри что-то происходит. Ты все еще истощаешь эфир, но он идет не ко мне, я переподключился к топливным запасам, как только мы получили удар.
  
   - Что это значит? - кажется, последствия недолгого сражения серьезней, чем он предполагал
  
   - Я не знаю, капитан. Но подобное происходит во время нашего развития. Когда маленький головастик превращается в большого кита, или другой корабль. Эволюционный процесс, так это называют визоры и исследователи.
  
   - Это свойство только кораблей.
  
   - Я знаю, капитан. И все же, это все, что я могу сказать.
  
   - Мы можем разъединиться?
  
   - Да. Я отпущу тебя, как только медики будут готовы.
  
   Баал умолк, он не знал, что будет дальше, и боялся не за себя, а за Охаба. Никто не мог предугадать, что ждет их дальше, и каким мужчина выберется из кокона, кем станет. Но определенно киту хотелось это увидеть, а еще он намеревался воспользоваться столь одурманивающей свободой и скрыть от капитана те изменения, что в нем уже произошли. Сам факт наличия секрета был невероятно приятным, хотя смысла в нем и не было...
  
  
  Дейв: Место, куда не стоило возвращаться
  
  У Дейва было достаточно опыта, чтобы осознавать, насколько кит опасный противник. Он мог раздавить, проглотить, от его мощных орудий сложно увернуться, а одного точного попадания достаточно, чтобы от врагов Конфедерации порядка ничего не осталось. Не существует щита, способного выдержать мощный натиск гиганта. А уж если капитан корабля профессионал, закаленный в многочисленных боях, то и вовсе можно сдаваться, даже не пытаясь сопротивляться. И все же, им снова удалось улизнуть, прошмыгнуть под носом кита и нырнуть в спасительное и относительно безопасное гиперпространство. Несмотря на все страхи и сомнения малышка Мэнес вновь спасла их. Даже обидно, что в этом нет его заслуги.
  
  - Как ты? - Дейв помог девушке выбраться из капитанского кресла. Без него, она даже пошевелиться не смогла бы. Физически Мэнес все еще слаба, она нуждалась в большом количестве еды, а еще нагрузках. Капитан все отчетливей осознавал, что если девушка не нарастит мышечную массу, то долго не продержится. Придется заняться этим.
  
  - Не знаю. У меня нет слов, чтобы описать это, - ноги подгибались, перед глазами все плыло, даже говорить было сложно.
  
  - Не страшно, - придерживая Мэнес за талию, капитан вел ее к медицинскому отсеку. - Я и сам не всегда могу описать то, что творится, а временами даже понять. Это нормально.
  
  - Правда? - на лбу проступила испарина.
  
  - Да. Правда. Мне нет нужды тебе врать, - ухмыльнулся Дейв. Конечно же, это было ложью, но ведь вся жизнь состоит из нее. Врут все, хотя и с разными намерениями, кто-то, желая извлечь выгоду, кто-то, намереваясь уберечь и защитить. - Ты хорошо потрудилась. Благодаря тебе мы выжили и все еще свободны, раз так, у нас есть шанс добраться до убежища.
  
  - Они все равно найдут нас, - девушка невольно вздрогнула. Ей было страшно, ведь она не понимала, что ее ждет, что от нее нужно. В тот краткий миг, когда она смогла коснуться сознания кита, она не увидела ничего для себя утешительного. - Мне не удалось разорвать связь между кораблями. Мы, словно, на поводке.
  
  - Это уже неважно. Нас загарпунили, так что сигнал о нашем местонахождении в любом случае будет поступать нашим врагам.
  
  - Загарпунили? - и снова дрожь пробежала по телу. Мэнес помнила, как ощутила острую боль, когда была слита с кораблем. Эниль моментально среагировал, постарался оградить ее от этого чувства и неприятных ощущений, все оставил себе. - Как это?
  
  - Это особый снаряд. Когда-то давно, когда дикие корабли повсеместно бороздили эфир изумрудного космоса, такие использовали охотники. Гарпун вонзается в тело корабля, и служит маяком. Куда бы ни отправился корабль, как бы далеко не ушел, его всегда найдут. Гарпун постоянно причиняет боль, создает брешь в защитной оболочке, и из-за него наш Эниль будет терять эфир.
  
  - Нужно вытащить его!
  
  - Невозможно, - мужчина уложил ослабевшую девушку в капсулу, где ей предстояло пробыть некоторое время. Дейв не сомневался, что его подопечная быстро придет в себя, ну, а дальше они подумают о том, как сделать ее чуточку сильнее и выносливей. До безымянной планеты-свалки путь не близкий, так что им будет чем заняться. - Только не сейчас. Гарпун надежно зафиксирован, мы не сможем его извлечь, пока не окажемся на поверхности планеты или астероида. Это сложная операция, для которой кораблю нужна стабильная и твердая опора, возможность 'лечь', а еще необходимы инструменты, которых у нас нет. На свалке, где мы с Энилем познакомились много всего полезного, там и извлечем гарпун. Не волнуйся, наша манта сильный корабль, сможет выдержать путешествие.
  
  - А если я попробую его снова изменить? - девушке не нравилось сливаться с кораблем, но она готова была потерпеть ради того, чтобы другу не было больно, а их преследователь не получил столь желанных сведений о них.
  
  - Не факт, что получится или не станет хуже. Сейчас гарпун на поверхности, а если Эниль снова эволюционирует, снаряд может оказаться в труднодоступном месте или вообще сольется с кораблем. Мы не знаем, на что способна твоя сила, а ты пока не понимаешь, как ее контролировать. Нет, Мэнес, не стоит рисковать. Иногда лучше выждать, чем следовать по пути благих намерений.
  
  - Но ведь ему больно.
  
  - Да, но Эниль может это вынести.
  
  - Это не тот случай, когда риск оправдан...
  
  - Все так. Я рад, что ты это понимаешь. Ну, а теперь, отдыхай. Тебе стоит набраться сил. Ни о чем не переживай, у меня хотя и мало эфира, а сам я стар, но привести корабль к месту назначения смогу. Да и разделить боль с другом для меня почетно.
  
  Девушка лишь кивнула и прикрыла глаза. Очередное столкновение с китом, отличалось от прошлых встреч. На этот раз им с Дейвом удалось разделить обязанности, и действовать более эффективно. Пока капитан управлял китом, задавая направление движения и маневрировал, она взяла на себя орудия, ей удалось изменить пушку так, чтобы она била больно, но не убивала. Это не было эволюцией, как в прошлый раз, Мэнес толком даже не понимала, что и как сделала, не помнила, как оказалась в кресле капитана. Все произошло само собой. Кит не пострадал, хотя на некоторое время и лишился возможности двигаться, они смогли сбежать, а гостеприимная планета осталась далеко позади. Достаточно ли этого? Она не хотела, причинять вред живым кораблям: ни Энилю, ни преследующему их киту, это желание было настолько велико, что она снова создала эфир, смогла направить его, превращая в подобие оружия. Но возможно ли все решить миром? Кит и его капитан не отступятся. От всех этих размышлений становилось тревожно. Дейв прав - она не способна контролировать свои способности, не понимает их природу, так что стоит проявить осторожность. А вдруг она навредит или ее действия приведут к чему-то ужасному?
  
  Постепенно усталость и воздействие медицинской капсулы брали свое, мысли покидали Мэнес, а сама она погружалась в целебный сон. Это к лучшему, ведь иногда размышления, сомнения и страхи могут далеко завести, свести с ума и лишить стержня, что есть внутри каждого. Ей все еще было непонятно, кто она и как должна поступать, она все еще ощущала себя чужой в этом мире.
  
  ***
  
  - Дела... - протянул Дейв, пристально рассматривая изменившийся капитанский мостик. Теперь рядом красовались два капитанских кресла, и судя по всему, можно было использовать их одновременно. Невиданно и неслыханно. У корабля не может быть два капитана. - Она ведь даже не заметила, как это сделала. Если так пойдет дальше, в скором времени я просто не узнаю тебя, друг мой.
  
  Мужчина не торопился снова сливаться с кораблем, поговорить с ним он и так может. Эниль слышит, понимает, если потребуется, при новом контакте все скажет. Им всем нужно время на раздумья и осмысление... Особенно ему. Дейв никогда не был религиозным человеком, да и наукой не интересовался, а вот теперь на старости лет задумался о том, как появились живые корабли и эфир. То, что он видел своими глазами, то, в чем участвовал было настоящим чудом. Чудом, которым многие захотят обладать, за которое дорого заплатят. Прежний он, не задумываясь, сделал бы все, чтобы извлечь из ситуации максимум выгоды. Даже сейчас, когда он решил на старости лет хоть кому-то помочь, алчные мысли все равно посещали Дейва. Вот только к чему ему деньги? На них молодость не вернешь, да и исправить ошибки они не помогут. Деньги ничего не значат, на них много чего можно купить, но вот временами начинаешь понимать, что тебе уже ничего не нужно. Мысли капитана невольно вернулись к их преследователю - это человек не отступится от своего, а раз так, значит, последует за ними до конца. Вопрос лишь в том, как далеко ему позволят зайти. В Конфедерации Порядка жесткие правила, все подчинено строгой субординации и соблюдению законов, предписаний и приказов вышестоящих чинов, по своей сути эта организация - идеальная военная машина. В этом их сила, а вместе с тем шанс на спасение. Старый капитан лихорадочно пытался продумать план дальнейших действий, а ведь план ему нужен далеко ни один. Нужно продумать и предусмотреть все, найти союзников, или просто тех, кто не захочет ввязываться в эту историю.
  
  - Будем решать проблемы по мере их поступления. Сначала нужно достигнуть заданных координат. Затем - избавиться от гарпуна, и по возможности запутать преследователя.
  
  Дейв хитро сощурился. Ему есть чем удивить амбициозного и серьезного капитана Конфедерации, идущего по следу. Его не первый раз загарпунили, он точно знает, что с этим делать. Возможно, он и стал добычей, но от этого не перестал быть угрозой. Если ему суждено сдохнуть, то сделать это нужно красиво и ярко, оставив след в истории, сделать так, чтобы его имя вечность гремело в космосе, и каждый произносил его с трепетом. Мечты совсем, как в годы бурной молодости, когда он не думал о будущем, брал от жизни все и даже больше.
  
  - Эниль, мне нужны подробные карты. Выведи их на мониторы, - приказал Дейв. - А еще активируй файлы, которые нам подсунула Тхана-Ра. Наверняка, она не просто так сделала это, а чтобы направить меня на путь истинный.
  
  Пока Мэнес отдыхает и восстанавливает силы, а корабль стремительно плывет в потоке эфира, он не будет сидеть без дела. Нужно подготовить пути отступления, различные варианты для убежищ, а еще неплохо бы найти давних знакомых, с которых можно стребовать долги. Не думал он, что момент настанет, когда придется действовать именно так. Хотя... почему бы нет, будет весело!
  
  ***
  
  До чего же он устал! Голова буквально раскалывалась от непрерывного мыслительного процесса и напряжения. Он сделал все, что мог, но этого было недостаточно. Дейв глубоко вдохнул и с шумом выпустил воздух изо рта. Что они имеют? Эволюционировавший корабль - это раз. Старика капитана - это два. Преследователей, которых с каждым днем будет становиться все больше - это три. Гарпун и связь между кораблями - четыре. Дориана, желающего получить свою игрушку - пять. Но все это мелочи с шестым пунктом в его списке. Его бы следовало поставить на первое место, но капитан оттягивал этот момент. Мэнес! Эта девушка наибольшая ценность, но вместе с тем главная проблема. О ней ничего неизвестно, но ее сила непостижима, за ней будут охотиться, не меньше, чем за Энилем.
  
  Дейв рассчитывал, что в файлах Тханы-Ра будет что-то полезное, нечто, что натолкнет его на нужные мысли. Но на деле, она лишь передала ему сборник сказок и легенд, а еще пару учебников. Она явно решила поиздеваться над ним напоследок.
  
  - Все это лишено смысла...
  
  - Что именно?
  
  - Мэнес? Уже пришла в себя? - встрепенулся мужчина.
  
  Девушка выглядела намного лучше, даже блеск в глазах появился, а еще ее не шатало. Это хорошо, теперь с ней можно говорить не боясь, что она грохнется в обморок.
  
  - Да. Чувствую себя превосходно, и даже немного поела, - Мэнес с интересом рассматривала карты и рисунки, мелькающие на мониторах корабля. - А как ты? Чем занимался?
  
  - Глупостями, - Дейв не смог удержать тяжелый вздох. - Сплошными глупостями, которые ничем нам не помогут.
  
  - Все плохо?
  
  - Нет. Просто неопределенно. Но это не плохо, просто дальше нам придется импровизировать. И для этого ты должна быть готова.
  
  - Готова к чему?
  
  - Ко всему, - мрачно усмехнулся Дейв, поднимаясь со своего места. Кажется, у него затекли все конечности. Плохо дело. - Пора тобой заняться. Пойми, я не всегда буду рядом, да и не всегда смогу защитить. Ты должна стать сильнее, выносливей, ты должна многому научиться. И раз пока нам особо нечем делать, именно этим мы и займемся.
  
  - Я... Я не понимаю.
  
  - Не страшно, скоро все прояснится.
  
  Капитан не привык долго думать, анализировать, строить масштабные планы, но мысли не желали его покидать. Из этой ситуации был лишь один выход - физические нагрузки. Ему необходимо отвлечься, иначе он просто сойдет с ума. В его возрасте такое случается постоянно. Все это не для его подопечной, все это для него. Но об этом Дейв говорить не собирался.
  
  ***
  
  Когда ты молод, полон стремлений и желаний, кажется, что космос это нечто особенное, место, где всегда кипит жизнь, постоянно что-то происходит, и всенепременно тебя ждет много приключений и слава. И лишь попав на корабль, начинаешь осознавать, что все не так, как в рассказах о великих скитальцах, открывателях новых миров и капитанах, ставших легендами. Просторы эфирного океана безграничны, на то, чтобы добраться из одной точки в другую уходят месяцы и все это время на корабле заняться нечем. Когда ты рейдер это не так заметно, ведь обычно 'охота' ведется в одном двух секторах, да и подготовка к нападениям, сбыт награбленного и починка нужны постоянно. Но если ты простой путешественник или занимаешься транспортировкой грузов на маленьком корабле, то все иначе. Время тянется медленно, временами даже заняться нечем, а иногда даже начинает казаться, что нет ничего скучнее рутины-полета, а сам изумрудный космос - болото, в котором нет ничего интересного. Одни бросают это дело, другие стремятся на огромные корабли гигантов изумрудного космоса, где все иначе и для экипажа предусмотрена не только работа, но и развлечения, третьи находят в долгих полетах что-то особенное и видят все больше смысла в бездействии и ожидании.
  
  Перелет до захолустной планеты-свалки выдался долгим и нудным, казалось, что он длился целую вечность. Мэнес продолжала изучать новый для себя мир и постоянно тренировалась, чтобы стать чуточку выносливее. Ей вовсе не нравились такие занятия, но она осознавала, что это послужит для ее блага. Все лучше, чем постоянно находиться в медицинской капсуле, ощущать себя слабой и беспомощной, обузой для единственного друга. Дейв же нашел себе новое развлечение - мучить свою подопечную. Он сурово и настойчиво требовал от девушки заниматься, выполнять тяжелые упражнения, наблюдал за тем, как Мэнес, обливаясь потом и дрожа от напряжения, пытается выполнить его указания, но у нее ничего не получается. Мужчина не ведал жалости и не давал девушке ни одной поблажки, да и не просила она о них. И все же сердце старика нет-нет и болезненно екало от вида мучений Мэнес, в такие моменты оставалось лишь вздыхать и ворчливо шептать, что он уже не тот.
  
  Глупо отрицать очевидный факт - все живые организмы постоянно изменяются, как физически, так и духовно, а накопленный опыт и окружающая действительность создают из нас нечто новое. Вечно движение, которое даже смерть не способна остановить.
  
  За время перелета не произошло ничего интересного или опасного. Оно и к лучшему, ведь неприятностей небольшому экипажу манты и так было предостаточно. Гарпун - единственное, что раздражало и причиняло боль Энилю, не давало забыть о себе, но и от него в ближайшее время предстояло избавиться. Это было первое, чем собирался заняться Дейв после приземления. Капитан старался не думать о последствиях своих дальнейших действий, ведь они были полнейшим безумием, и что-то в глубине его собственной души настойчиво шептало, что не стоит вмешиваться привычный уклад жизни изумрудного космоса. Да и нет в этом необходимости, ведь это ничего не принесет, особенно ему и Мэнес. Он словно боролся сам с собой, то и дело невольно вспоминая разговоры с Тханой-Ра. В каждом есть свет и тьма, между которыми мы балансируем в любой момент можно сорваться в любую сторону, лишаясь внутренней гармонии. Приверженцы культа чистого эфира верят, что эфир не просто физическое явление, составляющая их мира, для них он живое существо, способное манипулировать всем живым, великое божество. А что если оно указывает им с Мэнес путь? Подобные утверждения всегда вызывали у него лишь снисходительную усмешку, а вот теперь сами лезли в голову.
  
  Так или иначе, но сейчас совсем не время размышлять на темы мироздания. Они достигли пункта назначения. Планета- свалка находилась прямо перед ними и выглядела такой же отталкивающей, как и запомнил ее Дейв. Грязно-серая, с черными вкраплениями расщелин, без малейшего намека на атмосферу - от нее веяло смертью и отчаянием. Сюда медлительные падальщики скидывали мусор, который слишком накладно или опасно утилизировать или перерабатывать и, конечно же, старые никому не нужные корабли. Когда-то новый капитан его прежнего корабля счел забавным скинуть сюда рейдера, получившего черную метку. Никто не возражал: ни экипаж, ни пиранья. До сих пор было больно вспоминать о предательстве, вот только не экипажа, а корабля, которому Дейв отдавал себя целиком и полностью. После такого легко потерять веру в корабли и навсегда забыть о космосе и полетах, об невероятном ощущение слияния с кораблем. Старому капитану удалось переступить через это, вновь стать собой. И вот теперь он возвращается. Его корабль молод, на борту есть тот, кто может дать Энилю намного больше, чем старик, и от того что-то в груди болезненно сжималось. Нет. Он не боялся повторения, но от неприятных воспоминаний сбежать трудно, ведь они часть жизни, личности... истории...
  
  - Ты в порядке? - Мэнес взволновано смотрела на капитана. Вроде бы внешне он совершенно спокоен, но отчего-то девушке все равно было тревожно за него. Ей будто передавались волнения другого человека. Она видела его прошлое - Эниль показывал во время их первого слияния, просто не смог утаить информацию, разрушительным потоком обрушившуюся на необычную девушку. Мэнес знала, что связывало ее друзей с этой пугающей планетой, которую ей хотелось назвать не свалкой, а кладбищем.
  
  - Да. Просто воспоминания. Некоторые считают, что все происходящее сохраняется в эфире, а потому наша история вечна. В такие моменты, как сейчас, даже я начинаю думать, что это истинная правда. Глупо, да?
  
  - Не знаю. Мне пока сложно судить.
  
  - Это да... Садись, - мужчина кивнул в сторону кресла, в котором обычно должен располагаться визор. Повторять эксперимент и одновременно занимать два капитанских места не хотелось. Это как-то неправильно, да и неизвестно к чему приведет. - Приземление будет тяжелым.
  
  - Почему? - девушка послушно выполняла все указания.
  
  - На планете мерзкая гравитация. Она то отталкивает корабли, то начинает тянуть так, словно хочет разбить, управлять кораблем в таких условиях сложно. Именно поэтому мало кто рискует приземлиться здесь. Мусор сбрасывают с высоты, стараясь поймать момент затишья. Нам же предстоит именно сесть здесь.
  
  - Уверен, что это хорошая идея? - Мэнес нервно заерзала на своем месте. Если судить по рассказу капитана, планета вполне могла оказаться такой же живой, как и корабли. Жутко.
  
  - Другой у меня нет, с легким налетом безразличия ответил Дейв. Его и самого одолевали сомнения, но это не могло повлиять на уже принятое решение. - Это хорошее убежище. Здесь у меня даже своя берлога есть. Уверен, ее никто не занял за время моего отсутствия. К тому же, нужно избавиться от гарпуна. Эниль долго не сможет терпеть, да и о том, что эта мерзость портит эфир нельзя забывать. Нет. Мэнес. Это оптимальное для нас убежище.
  
  - Кит найдет нас.
  
  - Не кит, его капитан.
  
  - А есть разница?
  
  - Да. Не думаю, что мы нужны кораблю, он просто повинуется воле капитана. Конфедерация порядка вообще не интересуется желаниями кораблей. Они жестко дрессируют их, подавляя волю. За всю историю существования Конфедерации порядка известно лишь три случая выхода корабля из-под контроля. Это о многом говорит. А теперь давай помолчим. Мне нужно сосредоточиться.
  
  - Хорошо.
  
  Девушка рассматривала приборную панель с меняющимися на ней символами. Она все отчетливей понимала их значение. Это словно особый язык, способный рассказать об эфире, корабле, том, что происходит вокруг. Невероятно завораживающее зрелище, способное поглотить разум. Это ни одно и то же, что стать частью корабля, значения приборов не покажут его суть, скорее уж уведут в невиданные дали собственного подсознания. Странное состояние, но определенно, в нем есть что-то приятное.
  Дейв, не теряя больше времени на разговоры, подключился к манте, вновь ощущая себя кем-то большим, чем просто человек. Зачастую корабли и сами способны осуществлять посадку, но с капитанами процесс становится в разы безопасней. Дейв не мог оставить друга одного. Да, Эниль стал сильнее, быстрее, он снова молод, но это не значит, что он справится в одиночку. С этой свалкой многое связано, от этого не уйти...
  
  - Готов к возвращению?
  
  - Не шути так!
  
  - На этот раз все иначе: и для тебя, и для меня. Бояться нет причин. Мы не задержимся долго в этом месте.
  
  - Меня пугает вовсе не место, а то, что мы замышляем.
  
  - Меня тоже, но отступать поздно. Мы уже здесь и ты не выдержишь дальнейший перелет. Никто не может игнорировать гарпун. Даже обновленному тебе это не под силу.
  
  - И все же... Что если все выйдет из-под контроля? Ты подумал об этом? Мы можем потерять все.
  
  - А разве мы что-то имеем? Нет, друг, это лишь видимость. Но ты не волнуйся, я не позволю Мэнес сразу выйти на просторы свалки. Не уверен, что это вообще произойдет. Я тоже боюсь. Боюсь совершить очередную ошибку, которую уже не смогу исправить. Пока что моя цель просто вытащить гарпун и позаботиться о том, чтобы запутать нашего преследователя. Ты же знаешь, я имею опыт в этом деле.
  
  - Да, знаю.
  
  Между капитаном и его кораблем царило полное взаимопонимание, они были единым целым, но все равно говорили. Это была дань уважения, демонстрация равноправия в их тандеме. Именно эти разговоры помогали Дейву не сойти с ума, напоминали о том, что он ни один, что есть кто-то, нуждающийся в тебе, как и ты в нем. Омоложение корабля это не изменило. Капитан чувствовал это, и страх, уже успевший поселиться в его душе, окончательно испарился.
  
  - Пора, - мужчина сосредоточился на ощущениях и контроле всех систем корабля. - Мы возвращаемся. И знаешь, что бы ты ни говорил, но мы возвращаемся домой. Ни одно другое место, я не могу так назвать. Дом. Наш дом на этой свалке, среди трупов.
  
  Корабль начал свое опасное снижение. Планета, словно чувствуя, что ее ждет, всячески отталкивала грациозную манту, сопротивлялась приближению. Но и ее силы не бесконечны, она начала сдаваться, а отталкивающая сила, сменилась притяжением. Гравитация планеты схватила корабль, сжала его в тисках, начиная тянуть на себя. Теперь настал черед Эниля сопротивляться. Странное противостояние походило на игру, в которой каждый постоянно менял свое решение и действовал лишь вопреки противнику. Иначе никак. Нужно поймать момент, найти место, где можно проскочить. Не рухнуть на планету, а плавно опуститься - здесь нужно невероятное мастерство, а еще выносливость корабля, его отзывчивость и полное взаимопонимание. Все это было у Эниля и Дейва. Вместе! Вместе они отчаянно боролись с планетой, с самими собой, с воспоминаниями о былом. Каждый понимал, что это не то место, где им стоит находиться, но вместе с тем было четкое осознание, что сюда их привела сама судьба. Для них все началось именно здесь, в месте, где капитан и корабль познали отчаяние и обрели надежду. Планета, ставшая последней обителью для многих кораблей, для них стала колыбелью, трамплином в последний путь. Свалка отторгала их, но решать не планете. Дейв отчаянно желал вернуться, увидеть то, что оставил.
  
  Как он поступит? Старый капитан не знал, он все еще сомневался, но, кажется, его душа уже катится в бездну мрака и подтолкнули его туда благие намерения...
  
  ***
  
  Приземление получилось хотя и удачным, но весьма нервным и рискованным. Пару раз Мэнес даже начинало казаться, что настал последний день ее жизни, и они разобьются, да так, что даже обломков не останется, лишь горстка пыли. Корабль дергался из стороны в сторону, то снижался, то снова подпрыгивал высоко над поверхностью планеты. Банальная процедура, которую каждый корабль проделывает множество раз, превратилась в настоящую борьбу, где ценой победы была сама жизнь. В итоге планета-свалка сдалась, позволила вернуться тем, кто однажды вырвался из ее заточения. Никто по доброй воле не совершал приземлений в этой проклятой всеми дыре, Дейв и его корабль вполне могли оказаться первыми. Казалось бы, можно вздохнуть с облегчением и расслабиться, но оказаться на поверхности - лишь начало. Впереди небольшой экипаж ждало самое сложное - извлечь гарпун, о дальнейшем старый капитан старался не думать. Решать проблемы нужно по мере из поступления, а задачи четко расставлять
  
  - Уверен, что мне не нужно тебе помогать? - девушка неуверенно переминалась с ноги на ногу.
  
  - Ты ничем не сможешь помочь, - Дейв натянуто улыбнулся. - Гарпун вытащить непросто. Здесь нужны: точность, твердая рука, железная выдержка, а еще опыт. У тебя нет ничего из этого, малышка. Да и не хочу я, чтобы ты видела то, что будет происходить снаружи. Поверь, если можно закрыть глаза, лучше сделать это.
  
  - Все настолько ужасно? - девушку передернуло и отчего-то затошнило.
  
  - Гарпун повреждает эфироносную систему и отравляет организм живого корабля. Как следствие, ткани верхнего слоя обшивки начинают отмирать. Чем дольше гарпун находится в теле, тем больнее кораблю и тем большая часть будет нуждаться в донорской замене. Здесь даже твои способности вместо помощи могут навредить. Ты ведь подталкиваешь к эволюционному скачку и преобразованию, используешь, по сути, внутренние ресурсы корабля.
  
  - В нашем случае, они уже повреждены, - закончила за капитана девушка. Во время полета они много обсуждали произошедшее, даже пришли к вполне логичным выводам. Теперь ей было проще осознать ситуацию, в которой они оказались и свои собственные способности.
  
  - Да, а раз так, нам потребуются доноры.
  
  - Мертвые корабли? - и снова тело задрожало, словно она вдруг оказалась на морозе.
  
  - Мы с Энилем так уже делали, так что справимся, - заверил старик. - Тут главное, не прогадать, понять, что использоваться оптимально: плоть кораблей или металлы и механические накладки, которых здесь тоже полно. Все будет зависеть от масштаба поражения.
  
  - Ясно, - Мэнес понуро опустила голову и вся будто сникла.
  
  - Не переживай, я справлюсь.
  
  - Знаю. Просто... Это жестоко так поступать с кораблями! Неужели, никто не понимает, что так нельзя?!
  
  - Не знаю, но так было и будет всегда. Мы рождаемся для того, чтобы нести в мир Хаос, и это касается не только кораблей. Так можно сказать обо всех, - капитан закончил надевать защитный комбинезон. Сейчас на свалке зима, так что дышать морозным воздухом без средств защиты невозможно. - Все, я пошел. А ты пока присмотри тут за всем.
  
  - Мне подсоединиться к Энилю?
  
  - Как хочешь, - Дейв не собирался командовать. Его подопечной давно пора научиться принимать свои решения. - Но если сделаешь это, постарайся не переусердствовать.
  
  Девушка чувствовала себя абсолютно бесполезной, да еще и глупой в придачу. Мир, в котором она проснулась, был страшным и неприятным, но иного она и не помнила. Память упрямо не желала возвращаться. А может, и не было ее никогда. Мэнес обреченно вздохнула - удивительно, насколько спокойно Дейв рассказывал ей о гарпуне. А ведь Эниль его друг, и капитан искренне переживал за корабль. Как можно при этом так спокойно говорить о том, что происходит с Энилем в этот момент и воспринимать жестокость, как данность? Можно ли это назвать смирением? Вряд ли... Но в подобном взгляде, определенно, была своя мудрость.
  
  Девушка так и осталась стоять у шлюза, ожидая возвращения Дейва, ведь в этот момент была не способна сделать больше.
  
  ***
  
  Ступив на поверхность планеты, капитан ощутил неприятное покалывание в области сердца. Как-то Тхана-Ра обмолвилась, что фантомные боли бывают не только у тела, но и души. Кажется, это наилучшим образом способно объяснить то, что сейчас с ним происходило. Душа кровоточила, рыдала, молила о спасении. Ему бы поговорить с кем-нибудь. Неважно о чем, лишь бы избавиться от ощущения запредельного одиночества. Жаль. Он не догадался попросить свою подопечную быть с ним на связи. Что ж, придется справляться самому. Старик напряженно вздохнул - ему нельзя раскисать и позволять фантомным воспоминаниям все испортить. Его больше не предадут.
  
  Мужчина твердой походкой направился к левому крылу манты. Согласно данных диагностики гарпун вошел именно в него. Хорошо еще, что у самой поверхности планеты гравитация вполне приемлемая. Можно передвигаться, не боясь, что тебе отбросит или внезапно расплющит, а еще у земли смертельно тихо. Дейву всегда казалось, что эта свалка идеальное олицетворение смерти. Именно здесь он почти сошел с ума, отчаялся настолько, что захотел умереть. Воспоминания оживали, следовали за старым капитаном, не отставая от него ни на шаг. Сколько он провел на свалке, прежде чем ему удалось выбраться? Четыре космических года! За это время планета дважды завершила свое движение вокруг своей звезды, продемонстрировала все, на что способна. До сих пор Дейв не мог понять, как же ему удалось выжить. Это история вполне могла бы стать неправдоподобной легендой изумрудного космоса.
  
  Нужно торопиться - сейчас, когда корабль находился без движения, яд намного быстрей распространялся по телу, а сигнал маяка становился все громче. Времени в обрез, но Дейв не суетился. В его деле главное - точность. Старый капитан умел держать себя в руках, и в данный момент это было его преимуществом. Забраться на крыло было непросто: слишком крутой подъем, слишком скользкая поверхность, слишком сильный ветер, бесшумно толкающий жалкого человека. На этой планете все слишком...
  
  Снова вес прожитых лет давил на плечи. Стоит признать, что он не в лучшей своей форме и лучше уже не станет. Вот только при всем этом Дейв все еще был единственным, кто мог помочь манте. Капитан внимательно изучал огромное крыло, пытаясь хладнокровно и точно оценить ущерб, нанесенный кораблю.
  
  - Не меньше тридцати процентов поверхности...
  
  Дейв даже не представлял, что все могло зайти так далеко. Еще час промедления и легче будет полностью ампутировать крыло. Доза яда в гарпуне оказалась колоссальной! Горькая усмешка исказила губы - изучать можно и мертвый корабль, так что беспокоиться о целостности манты никто не собирался. Капитана трясло от злости и праведного гнева, но даже в таком состоянии он понимал логику и мотивы действий своего преследователя. Было время, когда Дейв и сам поступал именно так! Наверное, его можно назвать лицемером, но ведь с собой он предпочитал быть предельно честным. Глупо негодовать, что другие поступают так, как действовал и он сам.
  
  Сожаления всегда приходят внезапно, зачастую, когда уже ничего не изменить.
  
  Взгляд мужчины замер на гарпуне, торчащем из обшивки. Его ровный желтоватый свет будто пульсировал, давая понять, что опасное орудие все еще функционирует. Новая модель. Теперь понятно, откуда такой плачевный результат. Сделав, несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться окончательно, капитан направился к цели. Обшивка разрушалась под ногами, превращаясь в ржавую труху. Эниль этого уже не чувствовал, ведь повреждения ушли намного глубже. Печальное зрелище, от которого даже сердце повидавшего много рейдера болезненно екнуло. Они покинули свалку, но лишь для того, чтобы вернуться.
  
  - Потерпи, друг.
  
  Эниль не мог слышать своего капитана, но тот все равно говорил с ним. Это помогало не сбиться, не дрогнуть. В руках Дейва сверкнула лазерная пила. Гарпун не вынимают из плоти, его вырезают вместе со значительной частью обшивки. Им предстояла болезненная процедура, ведь кораблю невозможно сделать анестезию.
  
  - Жаль, что я не смогу разделить это с тобой.
  
  Дейв опустился на колени, фиксируясь магнитными присосками. Когда он начнет, Эниль не сможет оставаться спокойным, так что лучше перестраховаться. Капитан был безжалостен, ведь осознавал, что если дрогнет он, то лишится друга и собственного будущего, тогда и жить не стоит. Сверкающе раскаленное лезвие вонзилось в крыло с невероятной легкостью. Поврежденная плоть не сопротивлялась, чего не скажешь о самой манте. Крыло дергалось, дрожало, корабль всячески пытался сбросить с себя человека.
  
   - Держись! Не смей сдаваться! Мы справимся!!!
  
  Зачем он кричит? Его никто не услышит! И все же, Дейв не мог иначе. Ему было необходимо говорить, хотя бы попытаться дать понять, что он рядом и будет бороться. Слова были нужны капитану, а не его кораблю. Дейв резал, не останавливался ни на миг. Об аккуратности и осторожности речи не шло вовсе, главное избавиться от заразы.
  
  - Ну же! Давай!!! - Пила застряла, словно наткнулась на нечто чрезмерно твердое, хотя это невозможно. Новая волна дрожи заставила корабль содрогнуться, практически подпрыгнуть. - Давай!!!
  
  Капитан со всей дернул руку, уводя пилу в сторону, обходя трудный участок. Придется вырезать кусок намного больше, чем изначально планировалось. Больно! Это не возможно, но Дейв ощущал боль своего друга, он понимал, что творится с его кораблем. Тело и душа старого капитана не могли вынести этот груз, он чувствовал, как разрушается вместе с кораблем. Плевать! Даже если это последнее, что он сделает в этой жизни, он не остановится!
  
  ***
  
  В это же время на борту Эниля
  
  - Поступил входящий сигнал, - возвестил механический голос системы оповещения. Именно он заставил Мэнес прийти в себя и вздрогнуть. Она впервые слышала подобное и даже не представляла, что у корабля есть такая функция.
  
  - Что? Что это значит?!
  
  - Поступил входящий сигнал, - снова повторил голос.
  
  - Ты можешь сказать что-то другое?! - поднявшись на ноги, девушка прикоснулась ладонью к внутренней обшивке. Она научилась чувствовать Эниля так, без полного подключения. В такие моменты, невозможно было с ним говорить, но можно было понять его настроение. - Это не ты... - мозг лихорадочно пытался найти объяснение, в то время, как раздражающий голос продолжал неустанно сообщать, что поступил сигнал. - Запись? Это запись! - наконец догадалась Мэнес, тут же бросаясь на капитанский мостик. Она не понимала, зачем это делает, но не сомневалась в том, что сигнал поступил не просто так. В этом есть смысл и она должна выяснить, что в сообщении. Все лучше, чем сидеть и ждать, вздрагивать, каждый раз, когда корабль начинал сотрясаться.
  
  Мэнес быстро разобралась с тем, как включить сообщение. Казалось, что сам корабль подсказывал, что делать, подсвечивая нужные кнопки и рычаги. Она действовала быстро, словно от этого зависела жизнь, и не только ее. Казалось, что входящее сообщение поступило не просто так. Сама судьба пытается помочь им, подсказать, как действовать и направить. Не знающая жизни девушка нуждалась в том, чтобы ее направили, подсказали, дали указания.
  
  - Где вас носит?! - раздался незнакомый голос из динамиков. Он то и дело прерывался помехам и шуршанием, от чего слова было сложно различить. - Почему вы до сих пор не прибыли в лабораторию?
  
  - Кто вы? - Мэнес внезапно начала сомневаться в том, что поступила верно. Что, если это ловушка? Как бы ни сделать хуже, хотя, кажется, что это невозможно.
  
  - Кто? - на миг голос утих. Несколько секунд было слышно лишь неприятный треск, неприятно режущий слух. - Мы встречались на планете Рух, и я направил вас в безопасное место, куда вы до сих пор не прибыли.
  
  - Дориан, - догадалась девушка. Ну, конечно! Только это существо могло их ждать и связаться с Энилем. Да и не стал бы корабль принимать сигнал от кого-то постороннего. Он, хотя и пострадал, но не настолько, чтобы лишиться разума.
  
  - Верно. Так, где Дейв и вы сами?
  
  - Дейв снаружи. Пытается вытащить гарпун. Энилю плохо. Очень плохо, но мне нельзя вмешиваться из-за гарпуна, - сбивчиво затараторила Мэнес, надеясь на то, что безумный гений сможет помочь. Сама возможность поговорить с кем-то успокаивала, придавала немного уверенности.
  
  - Гарпун? Так значит, вы не смогли избежать неприятностей?
  
  - Они преследуют нас по пятам, - нервно произнесла девушка, хотя правильней было бы сказать, что за ними гонится настойчивый кит. - Я не знаю, что делать. Дейва нет уже давно, а Эниля трясет, он на грани. Даже подключаться к его сознанию не нужно, чтобы понять, насколько ему больно!
  
  - Успокойся, - приказал голос. Казалось, что его совершенно не волновали слова Мэнес. Хотя стоило ли ожидать чего-то другого от такого, как Дориан? - Где вы приземлились?
  
  - Я... Я не знаю, как правильно называется это место. Дейв сказал, что это свалка. Здесь они с Энилем нашли друг друга.
  
  - Свалка? Что ж, это многое объясняет.
  
  И снова повисла гнетущая тишина, столь ненавистная девушке. Ей был нужен совет, помощь, хоть что-то, способное позволить не ощущать себя никчемной и ненужной. Но вместо этого лишь помехи и чувство все разрастающейся тревоги.
  
  - И что же это объясняет?!
  
  - То, почему вас до сих пор нет в моей лаборатории. Но, так даже лучше. Я бы сказал, что у меня появилась неплохая возможность для дистанционного изучения и эксперимента.
  
  - Мне не до этого. Я должна помочь, Дейву и кораблю! - Мэнес начала злиться. Мало того, что ей даже не пытаются помочь, так еще отвлекают от важных дел. Зародившаяся в душе надежда медленно угасало, и Мэнес все отчетливей осознавала, что здесь им не смогут помочь. Они с капитаном одни на этой свалке и никто не примчится к ним на выручку. Разве что кит заявится, чтобы добить их. Капитан огромного корабля не остановится, он сделает все, чтобы заполучить их. Она точно знает, ведь коснулась его сознания.
  
  - Тогда тебе придется выйти наружу, - сквозь помехи сообщил голос. Сигнал был нестабильным, постоянно прерывался и в любой момент мог оборваться вовсе. - В Вашем секторе есть моя станция, она будет фиксировать возмущения эфира.
  
  - Но, что мне делать?
  
  Мэнес не сомневалась в том, что ученый преследует свои цели, но готова была пойти у него на поводу. Дейв не справится один, да и кораблю все хуже. Происходящее снаружи воздействовало на него, разрушала, вызывая перебои в его функционировании. Но хуже всего было то, что девушка понятия не имела, удалось ли уже извлечь гарпун. Она готова была подключиться к кораблю, но не была уверена в том, что сейчас можно и нужно это делать. Риск слишком велик. Мэнес не хотела сделать хуже, погубить своих друзей и окончательно остаться одной.
  
  - Выясни, где именно гарпун. Эта информация должна отображаться на контрольной панели, вместе с информацией о повреждениях. После направляйся туда. Возможно, ты сможешь воздействовать на корабль напрямую. Без подключения. Поняла?
  
  - Да.
  
  - Тогда действуй. И передай Дейву, что к вам направляются гости. Я зафиксировал остаточные следы трех крупных кораблей. Судя по траектории, они все направляются именно к свалке.
  
  Дориан говорил что-то еще, но разобрать его слова среди помех было невозможно. Девушка пыталась вслушиваться, понять, но ничего не выходило. Она попусту теряла время! Полный тревоги взгляд метнулся к приборной панели, той самой, о которой упоминал ученый. Повреждения уже достигли сорока процентов и продолжали увеличиваться. Эниль мог лишиться крыла полностью! Даже представить страшно, что в этот миг ощущал их корабль. Дело не только в боли, но и страхе, ведь это все равно, что лишиться конечности. А ведь он в таком состоянии еще летел к планете, делая все, чтобы его экипаж не испытывал неудобств.
  
  - Нужно торопиться...
  
  Мэнес бросилась к шлюзу. Там оставался еще один скафандр, так что, она сможет выйти на поверхность планеты и попытаться помочь старому капитану. Она и без наставлений Дориана подумывала об этом, но его слова стали последним решающим толчком, заставившим девушку действовать. Она все еще не понимала, как может помочь, но чувствовала, что не сможет и дальше сидеть без дела. Это сводило с ума, пробуждало в душе неприятное болезненное чувство. Кажется, когда-то давно, она уже ощущала нечто подобное. Вот только когда и при каких обстоятельствах? Ей бы остановиться, подумать об этом, но Мэнес не могла позволить себе такую роскошь. Она нужна Энилю и Дейву, тем, кто заботился о ней все это время, тем, без кого ей не справиться и не выжить.
  
  - Я не могу их потерять...
  
  ***
  
  В скафандре девушка ощущала себя неуютно. Он был велик, неприятно касался кожи, сковывал движения, Мэнес даже не была уверена, что правильно его надела. Страшно. Внутри все так и сжималось, трепетало, казалось, что внутри кто-то ползает, опутывая все органы, все сильнее стискивая их. Какая-то часть сознания подсказывала, что не стоит рисковать и отправляться на кладбище кораблей, что это приведет к беде, но другая настойчиво твердила, что нельзя прятаться вечно. Она не должна все перекладывать на Дейва, особенно сейчас, когда время ускользало. Если и дальше медлить, Энилю будет только хуже! По большому счету, Мэнес уговаривала себя сделать решающий шаг, осознавая его неизбежность. Она и не представляла, что принять решение недостаточно, нужно что-то еще, что-то, чего у нее нет.
  
  Корабль снова затрясло, послышался треск, будто манту разрывало на части, и девушка готова была поклясться, что услышала надрывный стон своего друга. Это стало последней каплей. Мэнес открыла шлюз. Она боялась. Страх никуда не делся, он был неотъемлемой частью ее существа, пытался оттолкнуть назад, но был уже не властен над девушкой. Больше грядущих перемен, Мэнес боялась за друзей.
  
  Она видела изображение планеты, читала о ней, слышала рассказы Дейва, видела ее смутные образы в воспоминаниях, но это, не одно и то же, что увидеть самой. Серая грязная свалка была заполнена, завалена разным хламом и трупами кораблей, отдельными частями и ошметками некогда живой плоти. Они были всюду, покрывали поверхность планеты толстым слоем. Труп на трупе! Вся планета состояла из них! От одних не осталось ничего, кроме пыли, другие только начали свое разложение. Не все они были мертвы, в некоторых еще теплились крупицы жизни, но они стали никому не нужны. Брошенные, забытые, они умирали в душевных муках, проклиная всех, кого знали, любили и ненавидели. Мэнес ощущала отголоски мыслей кораблей, их боль и страдания, она слышала их мольбы, обращенные к эфиру, душераздирающие вопли, полные клокочущих чувств. Бессчетное количество голосов звучало в голове девушки, вытесняя собственные мысли. Планета ощущалась, как некое разумное существо, объединившее сознание всех живых и механических кораблей, так и не нашедших покоя. Здесь почти не было эфира столь необходимого кораблям, а потому они умирали не только от старости, но и от голода. Ужасающее место! Его не должно существовать в природе!
  
  - Что... Что это?
  
  Мэнес не удалось сделать ни одного шага, она рухнула на колени, отчаянно пытаясь прийти в себя. Она задыхалась, пылала, а ее тело билось в конвульсиях. Корабли брошены, они были в отчаянии и уже не мечтали о новой жизни, о том, чтобы умереть свободными в космосе, среди изумрудных потоков эфира. Оказаться здесь не было их решением и желанием. Тысячи историй и воспоминаний разом обрушились на Мэнес, не способной выдержать подобный натиск. Планета была пропитана смертью и болью, она давно уже обрела собственное сознание питающееся жизнью своих пленников. Ей снова и снова приносили жертвы, которых она с готовностью поглощала. Свалка готова была использовать все, не только корабли, она не желала отпускать своих пленников.
  
  Послушать Дориана было плохой идеей. Очень плохой! Для безумца важны лишь его эксперименты, он даже не пытался этого скрывать! Так почему его слова стали для нее толчком? Глупо! Мэнес задыхалась собственным надрывным кашлем. Это планета трупов, здесь нет свободного кусочка земли, невозможно сделать шага и не ступить на плоть корабля! Как она могла забыть об этом? Любой подобный контакт приводит лишь к одному! Из груди девушки вырвался оглушающий крик, а тело вновь начло производить эфир. Изумрудный шторм обрушился на планету, окутал ее сверкающим туманом, проникая в каждый еще живой и уже мертвый корабль. Тысячи воронок водоворотов блуждали по содрогающейся поверхности. Это было похоже на рождение сверхновой, такое же яркое и впечатляющее, непостижимо прекрасное и необъяснимое. Планета-свалка сияла ярче звезды, вокруг которой вращалась, она оживала, напитывалась эфиром.
  
  Мэнес больше не ощущала себя, ни физически, ни эмоционально, она превратилась в яркую вспышку, озарившую холодный сектор изумрудного космоса. Она с головой окунулась в бескрайний океан воспоминаний и мыслей, своих и чужих. Эфир продолжал выплескиваться в мир, этот процесс невозможно было остановить, и уже непонятно было, что он несет: глобальное разрушение или возрождение, появление новой жизни.
  
  Охаб: Все возвращается в эфир
  
  Последнее время он непозволительно много времени проводил в медицинском отсеке. Если так пойдет дальше, его освободят от занимаемой должности и отправят в отставку. Сама мысль об этом вызвала в душе Охаба отторжение и неприятие, ведь еще недавно он являлся самым перспективным капитаном Конфедерации порядка. А вот теперь под угрозой не только его репутация, но и сама возможность летать дальше. Быть капитаном - его предназначение, ничего другого ему не нужно. Охаб не мог уйти, так и не добравшись до цели, не добившись своего. В его послужном списке нет поражений и их не должно появиться в дальнейшем. Дело уже не только и не столько в Дейве Лоттере, даже уникальная манта ему ни к чему, это всего лишь корабль, который годится только для исследований, он никогда не станет частью флота. Капитану была необходима девушка создающая эфир, способная подарить новую молодость кораблю. Она изменила его и могла сделать это еще раз. Охаб всем сердцем желал понять, кто же она такая! Это желание клокотало в его груди, словно непрестанные залпы корабельных орудий. Но даже так, мужчина не забывал о том, что ему вновь представится возможность уничтожить презренного врага, человека, повинного в сотнях тысяч смертей. Он не отступит, будет идти по следу, пока настигнет цель. Неважно, куда направится манта, Охаб намеревался преследовать ее до последнего.
  
  - МСКИМО закончила диагностику вашего состояния, - Натаэла с трудом сдерживала нотки жалости в голосе. Не сказать, что чувства капитану были так же сильны, как и прежде, но она не могла забыть о том, что было между ними. Сердце кровью обливалось от вида того, во что превращался Охаб.
  
  - И?
  
  - Состояние удовлетворительное. Вы можете приступать к выполнению обязанностей, - снова холод и безразличие. Обидно. Она впустую тратила время на страдания и сожаления, но ничего не могла изменить. Даже помочь капитану было не в ее силах. - Вам стоит предварительно проконсультироваться с Эней. Вживленная часть корабля, увеличилась в размерах. Судя по данным диагностики, происходит интеграция организма и вживленной плоти корабля. Необходимо постоянное наблюдение для того, чтобы убедиться в отсутствии негативных последствий. Если процесс зайдет слишком далеко, я буду вынуждена созвать консилиум и настаивать на ампутации.
  
  - Я учту это, - Охаба мало волновала возможность потерять конечность. Современные технологии аугментации и медицины вполне способны решить данную проблему.
  
  - В таком случае можете идти, - Натаэла понимала, что ее слова, доводы и беспокойство не смогут тронуть мужчину и точно не заставят остановиться. А потому придется действовать самостоятельно, иначе Охаб погибнет. МСКИМО не нашла тревожных признаков, но происходящее нельзя назвать нормой. - Я сообщу офицеру Энее, о том, что вы освободились. Уверена, она будет настаивать на встрече.
  
  Охаб принялся неспешно одеваться. Его вынужденный отдых подошел к концу, так что настало время принять у первого помощника бразды правления. Он ежедневно получал доклады о происходящем на борту кита и сигнале преследуемой манты, но это не одно и то же, что полноценно выполнять обязанности капитана. Мужчине не терпелось занять капитанское кресло и отдать приказ, лично оценить показание приборов. Это его жизнь, иного ему и не нужно. Что же касается Энеи, то эта женщина своего не упустит, сделает все, чтобы заполучить его конечность для исследования. Что ж, пока что ей придется с этим подождать. Охаб намеревался целиком и полностью отдаться работе.
  
  Не говоря ни слова, даже не думая прощаться с подчиненной, мужчина покинул медицинский отсек. Его мысли вновь занимала лишь работа. Капитан не мог позволить себе еще одну ошибку. Он просто не простит сам себя! Да и о недоброжелателях и завистниках забывать не стоило, многие захотят столкнуть его с пьедестала, доказать, что он не более чем переоцененный выскочка. Охаб всегда хотел служить, управлять кораблем, выполнять приказы и нести в неспокойные просторы Изумрудного космоса порядок. Теперь его миссия под угрозой. Но, есть и другая сторона. Если он все получится, если он добьется успеха, мир изменится. Капитан не был идеалистом, но верил в то, что способен на большее и жизнь может стать другой.
  
  Корабль не изменился. Он все тот же, но теперь ощущался иначе. С каждым новым шагом капитану все больше казалось, что он стал частью корабля и от того мог чувствовать то что раньше было ему недоступно. Об этом стоило доложить, но Охаб не собирался этого делать. Он капитан, а не объект изучения. Уж обсудить все с Баалом, ведь изменения коснулись и его. Так или иначе, сложившаяся ситуация не повлияет на ход выполнения возложенной на них миссии! Мужчина вошел на капитанский мостик, с удовлетворением отмечая, что все заняты выполнением своих прямых обязанностей, а его появление не вызвало никаких неуместных взглядов и звуков. Дисциплина на его корабле, как всегда на высшем уровне.
  
  - Мистер Диксон, доложите обстановку, - Охаб занял свое место. Вот так-то лучше
  
  - Обстановка на корабле стабильная, все системы и подразделения функционируют в штатном режиме. Мы в двух космических сутках от места приземления манты. Наши радары зафиксировали приближение к исходной точке еще двух кораблей. Один принадлежит культистам Изумрудного братства, второй - Артели. Их отставание от нас составляет не более трех и семи часов соответственно. Судя про траектории, они двигаются к свалке 13-447 сектора Вероники, как и мы.
  
  - Этого стоило ожидать.
  
  - Капитан?
  
  - Не мы одни заинтересованы в манте и ее экипаже. Не только Конфедерация Порядка зафиксировала и наблюдала необычные всплески эфира. Такую информацию не утаишь. Мы первые, но не единственные. Уверен, все семь гигантов подключились к охоте, и эти два корабля лишь начало. Запросите информационную поддержку и адмирала Пайка. Нам нужно понимать, чего ожидать в дальнейшем.
  
  - Какие будут еще указания?
  
  - Приведите Баала в боевую готовность, это касается как всех систем корабля, так и экипажа. Направьте запрос на разрешение ведения открытых боевых действий. Мы не можем допустить, чтобы наша цель попала в чужие руки.
  
  - Будет исполнено.
  
  Охаб понимал, что Изумрудное братство сделает все, чтобы заполучить девушку, создающую эфир. Она станет их символом, миссией, которая привлечет в ряды фанатиков еще больше последователей. Они найдут, как использовать девчонку и ее способности. Естественно делиться они не станут, да и порядок им не нужен. Значение имеет лишь эфир. С Артелью все иначе. Их цель - уничтожить манту и девушку. Они угроза всем живым кораблям, но с этой силой приходилось считаться. Самые опасные противники прибыли первыми. Ожидаемо. Теперь придется учитывать и это обстоятельство. Охаб точно знал, что никто кроме него не справится с этой задачей. Они первыми прибудут на место и заполучат добычу, уничтожат любого, кто встанет на их пути. Лишь это позволит навести порядок на просторах Изумрудного космоса. Это его предназначение!
  
   - Есть еще один корабль, - неожиданно для всех, даже для самого себя произнес капитан. Он не был подключен к Баалу, но не сомневался в том, что информация поступила именно от него. Эта была просто чужая мысль, вложенная в его голову.
  
  - Прошу прощения? - первый помощник вопросительно посмотрел на Охаба. Что-то в капитане пугало его. И вроде бы все, как прежде, но все же, что-то изменилось.
  
  - Есть еще один корабль, - твердо заявил мужчина. - Он так же направляется к свалке.
  
  - Никак нет, капитан, - на всякий случай, Диксон взглянул на офицеров группы наблюдения. - Мы не фиксируем следов третьего корабля.
  
  - Потому что он прячется. Подключите к наблюдению визоров. Пусть отслеживают закономерности изменения эфира в нашем секторе. Сопоставьте данные с нашей траекторией и координатами свалки. Выполнять!
  
  Напряженное наблюдение за происходящим, мыслительный процесс, всесторонний анализ данных и принятие решений - капитану нравилась такая жизнь. Он ощущал, что способен управлять не только кораблем, но и целым миром. Все в его руках! Это воодушевляло, напоминало о том, ради чего он борется. Кто еще мог присоединиться к охоте, да еще таким образом? Фракция Белого пути - вполне возможно, они действуют осторожно исподтишка. Миротворцы? Нет. Они не стали бы прятаться. Эти вояки предпочитают действовать открыто, насаждая свой мир, лишая всех права выбора. Звездная Империя? Торговый союз? У всех были и возможности, и ресурсы для преследования, но Охаб был убежден, что речь не о гигантах Изумрудного космоса. Тогда кто остается? Безумец Дориан? Рейдеры? Гипотез множеств, но, ни одна не казалась капитану удовлетворительной, да и Баалу тоже. Если бы только корабль мог сказать, с кем еще им предстоит столкнуться! Но нет, даже киту не было известно, чье присутствие он ощутил. Все произошло благодаря новым способностям, появившимся благодаря уникальной девушке. Это огромный бонус, которым стоит правильно распорядится.
  
  - Капитан Охаб.
  
  - Докладывайте, мистер Диксон.
  
  - Мы зафиксировали подозрительные изменения в эфире, но пока не можем утверждать, что послужило тому причиной. Анализ не завершен. Если это корабль, мы сможет это узнать через три космических часа. Не ранее.
  
  - Продолжайте наблюдение, - капитан знал, что это не все новости. Он чувствовал и знал то же самое, что и кит. Удивительно! И это при том, что они не связаны! Что же произойдет при подключении и полном соединении?! От одной мысли об этом сердце начинало бешено колотиться, а душа словно оживала. Он не просто капитан, он и есть корабль! - Что еще?
  
  - Мы получили входящий сигнал с корабля 'Туан'. Он принадлежит Артели. Капитан Нортис настаивает на личном разговоре с вами.
  
  - Подготовьте все. Я выслушаю его.
  
  Итак, их соперник намерен поговорить. Наверняка, они предложат союз, попытаются убедить действовать вместе! Вот только подобное скорее можно было ожидать от культистов, но не от Артели. Они не заинтересованы в живых кораблях и держатся особняком от других фракций. Так что капитану Нортису могло понадобиться от них? Неужели, все дело в неопознанном корабле? Что ж, как только канал связи наладят, он это выяснит.
  
  Охаб не ожидал от предстоящего разговора ровным счетом ничего: не рассчитывал договориться, убедить в чем-то другого капитана, он даже не ожидал получить ценную информацию, и все же отказаться от переговоров не мог. Артель предпочитала держаться особняком от других группировок, властвующих в космосе, и на то у них было множество причин. Они иначе видели и воспринимали мир, относились к эфиру и живым кораблям. На своей территории они безжалостно уничтожили все корабли, и если бы могли, то делали бы это всюду. И хотя со времен последней масштабной войны с Артелью минуло уже триста лет, о тех временах до сих пор вспоминали с содроганием и ужасом. Даже теперь подвластные группировке сектора были закрыты для живых кораблей. Артель не заключала сделок и союзов, существовала обособленно, сторонясь всех, кто не согласен с их образом жизни, строила невероятные по своим свойствам механические корабли, и почти никогда не выходила на связь. Естественно, запрос капитана Нортиса нельзя игнорировать, это может вызвать неудовольствие Адмиралтейства, мечтающего первыми заключить союз с Артелью. Удивительно, что кто-то еще надеется на это и хочет общаться с такими типами. Сам Охаб, хотя и не питал теплых чувств и любви к живым кораблям, но все же считал, что уничтожать целый вид это преступление. К тому же, живые корабли приносили пользу, а Артель жила страхами и предрассудками. Даже не сказать, что хуже: они или культисты.
  
  Капитан терпеливо ждал, пока его подчиненные наладят канал связи, что было непросто из-за разных систем кораблей. Охаб чувствовал, как Баал напряжен, как ожидает удара или подлости, готовится защищаться. Страх прочно засел в подкорке его мозга, хотя сам кит ни разу не сталкивался с кораблями Артели.
  
  - Мистер Диксон, установите щиты. Сделать это нужно незаметно и тихо. Все подразделения должны быть незамедлительно приведены в боевую готовность.
  
  - Корабль Артели далеко от нас, - с сомнением произнес первый помощник, и сам начиная ощущать себя не в своей тарелке. Напряжение нарастало, овладевая всеми.
  
  - И что с того? Мы не знаем, на что они способны, но можем не сомневаться в том, чего они добиваются, преследуя манту. У нас противоположные цели, а потому стоит быть готовым ко всему. Да и другие игроки еще могут сделать ход... - про третий корабль, который волновал его больше всего, Охаб предпочел не упоминать.
  
  - Будет исполнено!
  
  - Капитан, канал налажен, - отрапортовал офицер связи.
  
  - Выводите.
  
  На большом экране появилось изображение капитана Нортиса, сурового мужчины, прошедшего через множество штормов и сражений. Как и каждый талианец, он обладал внушительными размерами и прочной каменной кожей темного терракотового оттенка, капитан чем-то напоминал глиняного голема из древних сказок. На испещренном шрамами лице не было ни одной эмоции, и даже взгляд капитана был безучастным и безразличным. Подобный самоконтроль восхищал, давал понять, что разговор будет серьезным, а потому стоит проявить осторожность. Нортису даже рот раскрывать не нужно было, обо всем говорила внешность. Не каждый может подобным похвастать.
  
  - Капитан Охаб, приветствую. Благодарю, что приняли вызов и согласились выслушать. Поверьте, если бы у меня была возможность избежать этого, я бы не стал прибегать к подобному, - талианец даже не пытался своего недовольства и раздражения.
  
  - Не сомневаюсь в этом, но спасибо за честность. Чем Конфедерация порядка может помочь Артели?
  
  - Речь о манте, которую вы преследуете, - сразу перешел к делу капитан. - Она должна быть уничтожена, как и весь ее экипаж.
  
  - Исключено! Смею напомнить, что в этом секторе вы не имеете права охотиться. Если нарушите закон, мы будем вынуждены принять меры. Конфедерация не потерпит уничтожения живых кораблей, другие фракции тоже. Война никому не нужна, но если ее не избежать, мой корабль первый нанесет удар.
  
  - Угрозы?
  
  - Предупреждение, - поправил Охаб. - Вы не могли не знать, что ответ будет именно таким, и все же вышли на связь, переступили через гордость и неприятие, обратились за помощью к капитану живого корабля. Раз так, значит, у вас есть доводы. Так что давайте перейдем сразу к ним.
  
  - Ваш кит сильный и большой корабль, способный нести на борту большое количество вооружения, он обладает прочной броней и высокой скоростью, но его системы не способны засечь движение некоторых кораблей. Для того, чтобы увидеть, нужны технологии, знания, навыки, чутье. Манту преследуем не только мы с вами
  
  - Нам это известно.
  
  - Я не о корабле Изумрудного братства.
  
  - Я тоже. Вам известно, кто они? - Охаб не мог избавиться от ощущения, что капитан Нортис тянет время, не желает раскрывать все карты, и сомневается в принятом решении.
  
  - Все возвращается в эфир, слышали о таком, капитан Охаб?
  
  - Это девиз фракции Белого пути. Они твердят это при каждой встрече и прощанье, живут этой мыслью, и все их существование полностью подчинено этому утверждению.
  
  - Да, все так. Они верят в то, что все мы часть эфира и должны в него вернуться. Для них существа уничтожившую звезду и породившие эфир ни кто иные, как боги, которым они поклоняются, чье возвращение ожидают. Живые корабли для них верные слуги своих создателей, их любимые дети, посланные нам для исполнения великой воли.
  
  - Это общеизвестные факты. Зачем тратить на них время.
  
  - Затем, что вы должны понимать. Когда-то, фракция Белого пути называлась иначе, именно из-за ее деятельности и появилась Артель, ибо мы видели на что способны живые корабли и их капитаны. Все возвращается в эфир - это не просто слова, они пытались воплотить это утверждение в жизнь, ускорить течение жизни. Эту часть истории многие вычеркнули из памяти, исказили, уничтожили, а потому вы не найдете упоминания о тех временах. Все осталось лишь в страшных легендах, да пугающих небылицах. Но Артель никогда не забывала. Те, кто когда-то был убийцами, те, кто никогда не забывал и не отказывался от своих идей, давно уже уважаемая и влиятельная группировка. Изначально, они называли себя некросами, умерщвляли тела и души, чтобы приблизиться к вхождению в эфир. Они уничтожали целые миры, пуская их жителей на корм своим кораблям. Вам же известно, что корабли могут питаться не только эфиром, при определенных условиях, они извлекают топливо для себя из тел. Фактически, ваш кит способен переварить весь экипаж. Вас лично ждет именно это.
  
  - Если вы намерены переманить меня на свою сторону и убедить, что живые корабли нужно уничтожать, то не стоит тратить время, ни мое, ни ваше.
  
  - Ну, что вы. К пониманию, каждый должен прийти сам, я лишь обрисовываю ситуацию. Дело в том корабле, о котором вы знаете, но не можете засечь. Он принадлежит некросам и пришел с неизведанных территорий и им нужна манта. Фракция Белого пути готова вновь вернуться к своим истокам, и Совет их не остановит, особенно, если они получат то, что желают. Мы не успеем добраться до свалки вовремя, уже сейчас там происходит нечто невообразимое и ужасающее, лишь поэтому я обращаюсь к вам, капитан Охаб. Они не должны получить доступ к этому кораблю! Манта должна быть уничтожена.
  
  - Вы же не думаете, что я поверю в эти сказки? - когда он жил на станции с родителями, то слышал историю о мертвой армии и кораблях пожирающих целые планеты, но реальных подтверждений этим россказням не было. Всего лишь жуткие истории, не более. А вот угроза Артели была реальной, последствия войн с ней были всем известны, как и их деяния и устоит.
  
  - Сказки? - капитан Нортис сохранял спокойствие и невозмутимость. - Что ж, вполне предсказуемая реакция, ведь некоторые превосходно научились подчищать и переписывать историю. Хотя... этим занимались во все времена. Слова не имеют вес, знания других всегда ставятся под сомнения, а потому я предлагаю вам доказательства.
  
  - И какие же?
  
  - Мы передадим вам информацию о кораблях некросов и том, как их отслеживать. Таких, как вы в чем-то способен убедить лишь собственный опыт, в нашем случае, столкновение с хищным кораблем и его экипажем. Все возвращается в эфир - это не просто слова, олицетворяющие жизненный круг. Это призыв к действию.
  
  - Благодарю за информацию, капитан Нортис. Мы всенепременно примем ее к сведению, - Охаб дал знак отключить связь. Разговор получился странным, неожиданным и непонятным, совсем не такого он ожидал от грозного капитана флота Артели. Такие, как он, не шутят. - Как только получите информацию, незамедлительно сообщите мне и приступайте к проверке. Все системы остаются в боевой готовности до моего особого распоряжения.
  
  - Капитан, вы же не собираетесь верить в эту чушь?!
  
  - В свете недавних событий, я готов поверить во что угодно, имеющее под собой основания, мистер Диксон. Тщательно проверите файлы прежде, чем открывать и использовать, и усильте наблюдение за всеми кораблями в этом в секторе Вероники. Нам не нужны сюрпризы.
  
  - Будет исполнено.
  
  Ситуация постепенно выходила из-под контроля, а потому Охаб был не склонен кому-либо доверять. Каждая фракция преследовала свои интересы, и не собиралась помогать другим. В таких условиях любое сотрудничество возможно до тех пор, пока есть выгода, а после будет нанесен безжалостный удар в спину. Артель и Фракция Белого пути - давние враги. Об этом нельзя забывать, как и корабле Зеленого братства, преследующим их по пятам. В скором времени и остальные подтянутся, а потому стоит ускориться. Вот только они и так идут на пределе своих возможностей. Как бы ни был силен кит, его размеры и вес не позволяют наращивать скорость сопоставимую с парусниками, а сейчас требовалось именно это.
  
  - Мне нужны все данные по течениям в этом секторе.
  
  - Направляю информацию, - моментально отозвался дежурный визор. - Вблизи есть три подходящих для нашего корабля потока.
  
  Капитан осознавал, что сильно рискует, ведь двигаться по течению тяжело и затратно, потребует слияния с Баалом. И это при том, что впереди их может ждать сражение с сильным и опытным противником или даже группой. Если это произойдет, то они окажутся в проигрышном положении. От нынешнего выбора многое зависело, но принять решение стоило. Что важнее скорость или силы для вероятного боя? Непростая дилемма и Охаб еще сомневался в выборе, ему даже захотелось в Баалом посоветоваться на этот счет. Чушь! Мужчина мысленно выругался. Все эти сантименты ни к чему, а корабль ничего дельного не скажет. Естественно он будет пытаться извлечь выгоду для себя, а не думать об интересах Конфедерации. Нельзя поддаваться привычке, нельзя привязываться к кораблю и считать его равным себе - этот путь ведет в никуда и тому есть множество подтверждений. Каждый должен знать свое место и это касается не только кораблей, но и их капитанов. Нужно отбросить все ненужное и сосредоточиться на задаче, проанализировать ситуацию и все факторы, принять единственно-верное решение.
  
  - Капитан, поступила информация с корабля Артели. Проверка безопасности пройдена. Все чисто.
  
  - Отлично. Приступайте к изучению, мне нужна информация о третьем корабле!
  
  Охаб ощущал, как все на борту Баала, повинуясь его воле, пришло в движение, словно он и есть кит, а весь экипаж - его внутренности. Странное ощущение, возможно даже навеянное словами капитана Нортиса, но в нем что-то было невероятно приятное. Капитан помнил, что изменился, а раз так, его возможности и чувствительность могла возрасти. Он обязан это использовать, как и любой другой шанс, который ему преподнесет судьба!
  
  ***
  
  - Капитан, благодаря информации с Туана нам удалось обнаружить третий корабль, о котором вы упоминали. Он идет с незначительным отставанием и стремительно сокращает расстояние. При таких темпах, Планеты-свалки 13-447 мы достигнем одновременно, либо с минимальной разницей.
  
  - Парусник? - не так уж много кораблей способных развивать подобную скорость, и все они не способны тягаться с китом в уровне брони и вооружения. Именно поэтому Охаб не волновался. Он и манту поймает и с соперниками разберется. Ничего сложного. Капитан Нортис оказал ему услугу, но взамен не получит ничего! Подумать только, некросы! Да, кто в это поверит?!
  
  - Никак нет, капитан, - замешкался офицер исследовательского корпуса, занимавшийся анализом поступившей информации.
  
  - Какой класс?
  
  Офицер промолчал; создавалось впечатление, что он не желает говорить, чего-то опасается. Это было весьма удивительно и странно, ведь обычно тех, кому посчастливилось служить в исследовательском корпусе, не заткнуть. Они убеждены, что лишь они обладают знаниями, опытом и пониманием. Но, похоже, в этот раз что-то пошло не так.
  
  - У вас какие-то проблемы?
  
  - Никак нет, капитан.
  
  - Тогда назовите класс неопознанного корабля.
  
  - Дунклеостей.
  
  - Я не люблю шутки, - Охаб недовольно зыркнул на подчиненного.
  
  - Это не шутка, капитан.
  
  - Хотите, чтобы я отстранил вас от службы и отправил на медицинское освидетельствование? - сквозь зубы процедил мужчина. Да, что нашло на его офицера? Такое поведение не свойственно его экипажу.
  
  - Вовсе нет.
  
  - Тогда, что это за бред? Дунклеостей считается вымершим видом. На территории изведанного космоса их не встречали уже около девятисот лет.
  
  - Уж, поверьте, капитан Охаб, моим офицерам это известно. Не стоит рассказывать им прописные истины, которые известны каждому исследователю и капитану, да и многим другим тоже.
  
  - Энея? А вы, что здесь делаете?
  
  - Вы же не думали, что я останусь в стороне, когда подобное происходит? - женщина быстро прошла на капитанский мостик, становясь рядом с капитаном. Она была напряжена, взволнована и слегка напугана - все эти чувства отражались на ее лице, были отчетливо слышны в голосе. Совершенно не свойственное для Энеи состояние.
  
  - И что же именно происходит?
  
  - А то, что мы обнаружили ваш таинственный корабль, который оставался незамеченным ранее. Вы оказались, правы, капитан, хотя я и не представляю, как вы могли узнать про него. Дунклеостей: опасный хищник, убийца и пожиратель кораблей. Как вам известно, он относится к древним видам, и оттого несет еще большую угрозу. Он сопоставим по размерам и мощи с китом, а его скорость не меньше, чем у парусника. Но опасаться стоит именно вооружения дунклеостея. Еще во времена, когда корабли были свободны, он уже внушал страх и ужас, он способен мыслить, принимать решения, он нуждается не только в эфире для поддержания своего рабочего состояния.
  
  - Как это возможно? - несмотря не странные и тревожные новости, мужчина оставался невозмутим. Это было не только внешнее проявление, но и внутреннее состояние. Охаба не интересовал сам корабль, каким бы уникальным он ни был, намного важней, кто находится на борту.
  
  - У меня не ответа на этот вопрос, капитан Охаб. Ученые предполагали, что они могут водиться в глубинах неисследованных секторов космоса, но подтвердить или опровергнуть это невозможно. К тому же, сейчас мы далеко от границ, так что дунклеостей не может быть диким кораблем.
  
  - Почему наши локаторы не засекли его раньше?
  
  - Корабль особенный, он оставляет необычный след в эфире, а потому не воспринимался, как корабль, - вмешался в разговор старший визор. Он до сих пор не мог поверить, что допустил подобную оплошность. А ведь он один из лучших в их деле! Если бы не информация от Артели, он так и считал бы, что капитан тронулся умом, раз утверждает, что существует третий корабль. Это был удар по самолюбию химреса. - К тому же, судя по данным сканирования и анализа, дунклеостей был подвергнут множественным аугментациям. Это мешает распознаванию и отслеживанию.
  
  - Значит, мы все еще не знаем, чего ожидать?
  
  - Так точно, капитан. Но мои визоры продолжают наблюдение и сбор информации.
  
  - Хорошо. Организуйте сотрудничество и исследовательским корпусом. К моменту столкновения, мы должны точно знать, с кем имеем дело и на что способен этот корабль.
  
  - Мы сделаем все возможное, капитан.
  
  На этот раз даже не было споров о том, кто главный и кому придется командовать, извечные соперники безропотно готовы были сотрудничать. И вот это было настоящим поводом для тревоги.
  
  - Капитан, мне сообщить в адмиралтейство о ситуации?
  
  - Да, мистер Диксон, сообщите. А еще передайте им данные Артели. Кто знает, сколько еще 'вымерших кораблей' проскользнуло незамеченными. - Теперь слова капитана Нортиса уже не казались безумием и глупой сказкой. Наверняка, на то и был расчет. Но, что дальше? Поверить в бредни безумца? Нет. Все это могло оказаться ловушкой, ведь многие не стали бы копать глубже, предпочли тот ответ, что находится на поверхности.
  
  - Будут еще указания?
  
  - Подготовьте корабль к вхождению в поток эфира. Я не позволю какой-то доисторической твари обогнать нас. Я лично поведу корабль! - Охаб поднялся со своего места. На все про все уйдет не более одного часа. Этого времени достаточно для того, чтобы освежить знаний и пообщаться с самым неприметным и, казалось бы, незначительным членом экипажа. - Как только все будет готово, сообщите. Я буду в архиве.
  
  - В архиве? - первый помощник озадачено смотрел в спину своего капитана. Вне всяких сомнений происходило что-то неприятное и опасное, и уже не так очевидно, что Охаб потерял контроль над собой. И все же, стоило продолжить наблюдение за капитаном и экипажем, ведь он на корабле именно для этого: наблюдать, докладывать, собирать данные.
  
  ***
  
  Архив представлял собой небольшое светлое помещение с несколькими удобными креслами и системами подключения к информационным базам. Это далеко не то же самое, что соединиться с сознанием корабля, но что-то общее в процессе было. За все время службы Охаб лишь раз бывал в этом помещении - во время знакомства с кораблем, да и то он не задержался здесь долго. Архив был необходим на корабле в основном исследователям и визорам, здесь они могли восстановить пробелы в знаниях, иногда ценной информацией пользовались и другие члены экипажа, но они скорее стремились скоротать время и развлечься. И вот теперь он здесь. Даже не верится, что до этого дошло.
  
  - Капитан Охаб, приветствую вас. Вы с личной проверкой или решили найти информацию?
  
  Пожилой мужчина будто появился ниоткуда. Его не было в помещении, но стоило войти, как он материализовался за спиной. Неприятная способность, но капитан был в курсе возможностей главного архивариуса корабля, а потому не был удивлен.
  
  - Мне нужна информация.
  
  - Тогда прошу, располагайтесь.
  
  Одно из кресел повернулась к мужчине, будто приглашая сесть в него. Автоматизированная система делал все для удобства членов экипажа, но временами казалась неким тираном, решающим за других, что и когда делать.
  
  - Мне нужна информация о некросах, создании Фракции Белого пути, а так же обо всех конфликтах Артели и Фракции, начиная с самых первых.
  
  - Это большой объем информации. На ее изучение может уйти до нескольких месяцев и то, они будут поверхностными и общими.
  
  - У меня час, не больше.
  
  - Тогда вам следует сузить масштаб запроса или конкретизировать его. Вам нужна информация для общего ознакомления и развития или ищите что-то конкретное? Не скажу, что знаю все в этом мире, но чем конкретней запрос, тем точнее я найду необходимые сведения.
  
  - Хм... - архивариус никогда не нравился Охабу, а сейчас и вовсе хотелось его придушить. Этот надменный старик вел себя так, словно во всем превосходил своего гостя, да и весь экипаж. Вот только такими были все хранители знаний, и с этим приходилось мириться.
  
  - Время идет, капитан.
  
  - Мне были переданы достоверные сведения о том, что некросы существовали в реальности и представляли угрозу для изумрудного космоса. Так же известно об их связи с Фракцией белого пути и том, что информация тщательно уничтожалась и скрывалась. Справишься?
  
  - Желаете, чтобы я нашел то, чего нет?
  
  - Неужели ничего нет? Не может быть, чтобы всю информацию удалось уничтожить. Где-то она должна была сохраниться! - настаивал капитан, буравя архивариуса пытливым взглядом.
  
  Еще один соглядатай, следящий за тем, чтобы экипаж корабля не интересовался, чем не надо. Что скрывать, он и сам регулярно читал докладные этого человека, весьма подозрительно относящегося ко всем видам запросов. Наверняка, и о его интересе в скором времени станет известно в адмиралтействе. Пусть! Здесь и сейчас он должен знать, с кем ему придется иметь дело.
  
  - Это сложная задача.
  
  - Я полагал, что под моим началом служат лучшие в своем деле специалисты.
  
  - Так и есть, капитан Охаб. Так и есть.
  
  - Для лучших нет ничего невозможного.
  
  - Я не говорил, что раздобыть засекреченную информацию или следы уничтоженных сведений невозможно, но это сложная задача, с которой не справится за один час, который у нас имеется, - архивариус был заинтересован и заинтриговал, а еще его злило сомнение в его способностях и квалификации. - Сейчас могу сказать лишь одно, сказки и легенды не рождаются на пустом месте. Все они имеют под собой реальное обоснования, некие события, подробности о которых не знает никто, но в памяти эфира все еще сохранились обрывки былого. Все возвращается в эфир - это не просто слова, капитан Охаб. Это девиз Белого братства, но вместе с тем, если верить легендам, именно эти слова вселяли ужас с души обитателей изумрудного космоса.
  
  - Сегодня мне уже довелось это услышать.
  
  - И это удивительно, капитан. Я попробую вам помочь, но на выполнение запроса уйдет время.
  
  - Сколько?
  
  - Дайте мне одни космические сутки. Этого времени вполне достаточно, чтобы напасть на след нужных сведений.
  
  Охаб предпочел бы, все узнать прямо сейчас, но он изначально осознавал, что это невозможно, да и не факт, что архивариус справится с поставленной задачей. Если информацию о некросах, действительно, скрывали и удаляли из всех источников, из его затеи могло ничего не выйти. И все же, попытаться стоило, ведь на кону уникальная манта и ее создательница, их нельзя упускать из рук. Нельзя не при каких обстоятельствах!
  
  ***
  
  - Капитан, при всем моем уважении, я не рекомендовала бы вам подключение к кораблю. Мы не можем гарантировать вашу безопасность и просчитать последствия таких действий. Последнее соединение привело к необратимым последствиям. Учитывая обстоятельства...
  
  - Энея, я не сомневаюсь в вашем профессионализме и расчетах, но, учитывая обстоятельства, у нас нет иного выхода. Корабль не сможет самостоятельно проследовать по потоку эфира, ему нужен капитан и контроль. Иного способа прибыть на место первыми у нас просто нет. Но, если у вас есть конструктивные предложения я готов их выслушать.
  Женщина недовольно поджала губы, ей просто нечего было ответить Охабу. В данной ситуации интересы Конфедерации имели приоритет перед безопасностью корабля. Да и ее собственное благоразумие уступало все нарастающему интересу. Будучи исследователем, не только про профессии, но и по призванию офицер не могла упустить момент узнать нечто новое, своими глазами увидеть уникальные свойства эфира. И все же предупредить об опасности она была обязана, ведь именно будет отражено в бортовом журнале и ее рапорте. Об этой части службы никогда нельзя забывать, иначе можно и до трибунала дойти, а это никому не нужно.
  
  - Так что? У вас есть предложения?
  
  - Никак нет, капитан. Однако, я настаиваю на постоянном наблюдении за вами и кораблем, как со стороны исследовательского корпуса, так и медиков. Так же мое несогласие с вашим решением будет отображено в отчете.
  
  - Вы можете действовать так, как считаете нужным. Естественно, в рамках регламента.
  
  Охаб не боялся наблюдения и излишнего внимания к своей персоне, ведь корабль находился под его полным контролем. Если потребуется, он отредактирует и изменит любые данные, теперь для него это не составит проблемы. На борту будет та реальность, которую выбреет он. И все это благодаря тем изменениям, которые с ним произошли. Он уже не просто человек, капитан точно знал, что стал чем-то большим. Это больше не пугало, мужчина видел в этом все больше преимуществ. Ничто на борту больше не укроется от него, не останется без внимания, да и управлять китом стало намного легче. Охаб ощущал себя китом, это была далеко не метафора. Лишь один факт вызывал недовольство - на деле его экипаж не подчинялся ему безоговорочно, каждый преследовал свои цели, мог предать. Как можно в таких условиях говорить о едином организме корабля под его контролем?
  
  - Продолжайте наблюдение и анализ, - холодно произнес мужчина. - По окончанию я жду от вас подробный рапорт.
  
  - Так точно, капитан.
  
  - Мистер Диксон, - Охаб переключил внимание на первого помощника. - Готовьте корабль к боевым действиям.
  
  - Будет сделано.
  
  Мужчина устроился в кресле капитана. Пора все взять в свои руки и войти в поток эфира. Он не мог упустить добычу, не имел права отдать манту кому-то другому, даже если это давно исчезнувший дунклеостей. Охаб почти не думал о мести и своей ненависти к Дейву Лоттеру, он практически не вспоминал о рейдере. У него появилась более интересная цель и возможно, достойный противник, а может, и не один. Для него это наилучший вариант, он даст то, чего так не хватало капитану.
  
  Слияние прошло гладко и быстро, всего пара секунд и ощущения изменились, Охаб уже не был собой, он стал кораблем, вытесняя сознание Баала. Как же он ненавидит это! Смотря глазами кита, капитан видел перед собой бесконечный зеленый океан эфира. Почему именно этот цвет? Почему не другой? Если бы это было в его силах, он бы изменил его. Увы, его могущество не настолько велико. Охаб видел быстрые потоки, замысловатые завихрения, легкое мерцание, зовущее за собой, но в его душе вся эта красота не вызывало никакого отклика в душе сурового капитана. Он никогда не любовался космосом, и не собирался начинать, его волновало лишь одно - найти нужный поток, нырнуть него и нестись на невероятной скорости к цели. Он никогда не поймет других капитанов, бесконечно треплющихся о красоте космоса и бесподобном аромате эфира, о том, что его можно попробовать на вкус. Бред! Охаб никогда не ощущал ничего подобного! Это к лучшему, ничто не отвлечет его от выполнения обязанностей капитана. Его задача вести корабль к нужным координатам, а все остальное обман и лукавство, то, что позволяет другим капитанам поставить себя выше других.
  
   Охаб устремился к быстрому и опасному потоку, разрывающему ровную гладь эфира. Следовать по нему рискованно, но результат того стоит! Никто не уведет у него добычу, ведь он ощущает ее даже без маяка! Связь между ними не ослабла, она крепко связала два корабля и их капитанов. Охаб даже мог видеть ее глазами своего кита. Теперь, когда он и есть корабль, ощущения лишь усилились. Человеческое тело просто не способно в полной мере воспринять реальность. Величайший дар! И он достался именно ему! Что это, если не знак судьбы, не символ ее благословления и покровительства?
  
  Охаб уверенно вел кита в нужном направлении, поток ускорял его, позволяя быстрее сократить расстояние, уйти от преследования и всех опередить. Капитан не жалел ни себя, ни корабль, ведь каждый миг приближал его к цели, все сильнее натягивая незримую связующую нить между ним и мантой. Эфир ласково щекотал обшивку, и Охабу казалось, что он начинает ощущать тот самый аромат, о котором неустанно толковали другие капитаны, который так часто описывали в книгах. Сладковатый с легкой острой ноткой, от которой жар разливался по всему телу. Они уже близко! Охаб видел черный омут, который выведет его из потока. Сердце кита забилось быстрей, разгоняя эфир по жилам - корабль приготовился к прыжку.
  
  ***
  
  Диксон с сомнением смотрел на капитана, оплетенного жилами корабля. Цвет кожи изменился, стал более серым и полупрозрачным, он будто растворялся в густой склизкой жиже, погружаясь все глубже. Первому помощнику еще не доводилось видеть ничего подобного, но это все больше напоминало ему финальное поглощение. Слишком рано! Не было никаких предпосылок для этого процесса, да и момент не подходящий. Это уже повод для волнения, ведь если корабль поглотит Охаба, занять место капитана придется первому помощнику. Это в планы Диксона не входило.
  
  - Так должно быть? - он знал ответ на свой вопрос, но все равно предпочел проговорить его.
  
  - Трудно сказать, - Энея пристально наблюдала за происходящим, попутно раздавая указания своим подчиненным. - После изменений, произошедших с капитаном и кораблем, мы не можем делать никаких утверждений. Необходимо наблюдение, анализ проб, систематизация данных. На все это время уйдет время. Но, я могу вас утешить, мистер Диксон, вы не скоро займете место капитана.
  
  - Это не поглощение?
  
  - Я воздержусь от ответа. Пока рано делать выводы, к тому же мне дополнительно нужны данные диагностики кита.
  
  - Они у вас будут.
  
  - Благодарю. И еще одно. Не стоит докладывать в адмиралтейство о ситуации, пока мы до конца не оценим ее.
  
  - Я учту ваше мнение, но исполнение регламентов на первом месте.
  
  - Понимаю.
  
  Энея не предполагала, что увидит нечто подобное своими глазами. Ей представилась уникальная возможность изучать нечто неведомое доселе. Она была первопроходцем, и это будоражило воображение. Будь на то ее воля, Энея бы превратила и корабль, и капитана в подопытных. Жаль, что это невозможно, а потому оставалось лишь наблюдать и постараться не упустить ни одной мелочи.
  
  - Мистер Диксон, корабль готов к выходу из потока.
  Голос одного из офицеров заставил первого помощника вздрогнуть, и не только его. Все, кто находился в данный момент на капитанском мостике, напряглись.
  
  - Вы уверены?
  
  - Так точно. Данные перепроверены.
  
  - Но исходная точка находится дальше. Связаться с капитаном! Незамедлительно!
  
  - Сигнал не проходит.
  
  - Что значит, не проходит? У нас неисправности?
  
  - Никак нет!
  
  - Тогда в чем дело? Мне нужны объяснения и связь с капитаном! Как вообще сигнал может быть заблокирован? - ситуация выходила за рамки стандартной и появилась она не вовремя.
  
  - Такое возможно только в одном случае...
  
  - Энея, не тяните! - Диксон начал выходить из себя. - Сейчас неподходящий момент! Уж, вы-то это должны понимать!
  
  - Корабль не хочет, - спокойно ответила женщина, мастерски скрывая свое удивление. - Лишь он может блокировать возможность связи со своим капитаном.
  
  - Что за чушь! Охаб превосходно контролирует сознание кита! Блокировка исключена, да и зачем это кораблю? Это лишено смысла.
  
  - И тем ни менее, иного объяснения нет... Хотя... Есть еще один вариант - капитан сам не желает говорить с нами. Какой вам больше нравится?
  
  ***
  
  Кит вынырнул из потока, с облегчением выпуская через дыхало раскаленный эфир. Он был на пределе: тело раскалено, эфир, буквально, кипел в жилах, а перед глазами все плыло и двоилось. Охабу было трудно сосредоточиться и прийти в себя, он будто лично, в своем человеческом теле, следовал по слишком быстрому потоку. Опасно! Ощущения оказались слишком сильными, острыми настолько, что разум не выдерживал. Кит ходил кругами, пытаясь снять напряжение, дергался из стороны в сторону.
  
  Охаб неимоверным усилием воли пытался прийти в себя, ведь понимал, что недостаточно прибыть вовремя, нужно еще поймать манту, а еще отбить ее от других преследователей. Он должен встретить их достойно! Показать, чего стоит Конфедерация порядка, кто именно всегда был, есть и будет хозяином Изумрудного космоса. Температура постепенно снижалась, а состояние кита стабилизироваться. Выти из потока - было верным решением.
  
  - Тебе стоит это увидеть.
  
  - Баал?
  
  - Ожидал услышать кого-то другого?
  
  - Манту. Я точно знаю, что могу слышать этот корабль.
  
  - Возможно, так и есть, но ты вряд ли сможешь это сделать без меня.
  
  - Ты слишком разговорчив.
  
  - А ты слишком зациклен на своих правилах. Настолько, что не слышишь то, что важно, - снисходительно ответил Баал. - И все же... Все же тебе стоит это увидеть, капитан.
  
  Только теперь Охаб смог окончательно сфокусировать взгляд и осознать, что вышел из потока раньше, чем планировал. Он в секторе Вероника, но до свалки 13-447 все еще приличное расстояние. И все же, здесь было на что посмотреть. Он вышел не в пустое пространство, а оказался рядом с жутким и пугающим дунклеостеем, тем с самым таинственным и непредсказуемым кораблем, который капитан желал увидеть ничуть не меньше манты.
  
  - Он мертв? - Охаб не мог поверить своим глазам и ощущениям.
  
  - Да, - подтвердил корабль. - И мертв уже давно. Настолько давно, что начал разлагаться...
  
  Не успел капитан ответить, как его отбросило назад мощной волной эфира. Все засверкало и заискрилось, завертелось в вихре зародившегося шторма!
Оценка: 9.31*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) A.Opsokopolos "Крот. Из Клана Боевых Хомяков"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"