Соколова Надежда: другие произведения.

Коридоры истории

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.89*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Историю нужно изучать, пусть иногда и влипая в нее. Лизка работает в Академии Современной и Экспериментальной Истории, прыгает по эпохам, выполняет задания, стараясь не допускать ошибок. И жизнь кажется интересной, и работа радует, и друзья всегда рядом. Все резко меняется, когда в одной из эпох пропадает Лизкина близкая подруга, а самой Лизке навязывают стажера. Главы 1-7. Прода от 18.04.

  Пролог
  Когда бывало невмоготу или хотелось отвлечься от постоянного, выматывающего душу и тело труда, он доставал из кармана костюма старые чётки с выцветшими от времени бусинами и перебирал их снова и снова. Губы меж тем привычно шептали молитву: 'Pater noster, qui es in caelis,
  sanctificētur nomen tuum' ... Сколько времени провел он в этом кабинете, сколько еще проведет... Кто знает... Все в руках Господа... Отвлекшись и приведя в порядок мысли, он снова принимался за дело, иногда задумчиво поглядывая на дверь, словно ожидая кого-то...
  Глава 1
   - Лизка! Лизка! Ну куда ты мчишься! Вот же неуемная! Все равно уже опоздала! - Миниатюрная, юркая, словно ящерка, Илька вылетела из очередного коридора, подхватила под руку, пытаясь остановить.
   - Если не появлюсь, отправится Вик. ЧУдная замена, - не оглядываясь, я с упорством танкера снова и снова передвигала ноги в сторону заветного кабинета.
   - И что? И пусть отправится. Он, вообще-то, отличный спец, лучше многих наших.
   - Не меня.
   - Профессиональная гордость? Не дури, Лизка. Ты меньше суток отдыхала.
   - Мне хватило.
   - Лизка... Завтра у меня день рождения...
   Удар под дых. Тяжело вздохнув, я резко остановилась. Не ожидавшая такой реакции Илька впечаталась в меня всем телом. Теперь синяки останутся. У обеих.
   - Так остаешься? - расцвела широкой улыбкой сытого кота довольная подруга, посверкивая изумрудными глазами.
   - А то ты мне выбор оставила. Когда отмечаем?
   - В пять. Там же.
   - Там же - это в 'Пьяном лосе'? Лады, буду.
   Илька ужом юркнула в очередной коридор, а я остановилась посередине этого: на 'летучку' опоздала, значит, можно и к себе заглянуть. Давненько я в собственном кабинете не была...
   Свернув на развилке, пошла мимо сотен дверей, через двенадцать шагов остановилась перед темно-зеленым зайцем, наклеенным на железную поверхность.
   - Привет ушастым.
   Живность, как и следовало ожидать, не ответила. Я потянула за ручку. Надо же, в этот раз дактилограф сработал, как нужно. Пару месяцев назад пришлось службу техподдержки вызывать, когда этот аппарат заклинило, отпечатки восстанавливать. А сейчас дверь открылась, беспрепятственно пропустив внутрь хозяйку комнаты.
   Свернутое пространство - великая вещь. Не будь его, нужно было бы расширять и так огромное здание.
   - Ты опоздала на 'летучку'?
   Дарик, домовой. Нужное в хозяйстве создание, если не ворчит, конечно.
   - Специально не пошла. У Ильки завтра День Рождения. Закажи по Планетнету подарок.
   - Очередные траты. А бюджет-то нерезиновый!
   Нужное, да? Я передумала. Скряга еще тот. Интересно, Илька примет его в качестве презента?
   Будто угадав мысли и желания хозяйки или же действительно прочитав их, пушистый серый комок шустро выполз из своей коробки и, недовольно что-то бурча под нос, пополз к местному планетнику.
   - Что нового?
   - Сара приходила. Записку оставила.
   - Ты ее впустил?
   - Вот еще. На дактилограф прилепила, я потом снял.
   Логично.
  Огляделась: что-то изменилось. В большой широкой комнате все еще стояли кадки с цветами, стол и кресла у окна, на полу лежала длинная красная дорожка, по стенам висели полки с книгами, рукописными свитками, презентами друзей и коллег, даже зеркало, повешенное мной собственноручно неподалеку от жилища Дарика, оставалось на месте. Но чего-то не хватало.
  - Парочка разбилась.
  Точно читает.
  - Да ты в зеркало посмотри. На лице вопрос: что свистнули?
  Грубиян.
  - Как она могла разбиться?
  Парочка - миленькая статуэтка двух влюбленных, привезенная мной из очередной командировки и поставленная на полочку возле двери, как напоминание, что есть, есть в мирах те, кто просто радуется жизни, счастлив в любви и не стремится заморачиваться поисками смысла бытия. Жалко, что разбилась. Нехорошее предзнаменование.
  - А вот так, упала на пол, и адью.
   - Всем штатным сотрудникам собраться в главном зале, - ворвался в нашу содержательную беседу механический голос. - Повторяю: всем штатным сотрудникам собраться в главном зале.
   Люблю свою работу...
   До главного зала можно добраться, минуя три коридора и семь развилок. Количество кабинетов при этом никто не считал - сбиться можно на первой сотне, в глазах зарябит от одинаковых железных коричневых дверей. Это только я выделяюсь своим зайцем, но на мою наглую персону непосредственное начальство уже давно рукой махнуло. Ценный сотрудник, как-никак.
   В зале - толпа, не пробиться. Многие объявились здесь практически моментально, используя 'переходники'. Я порталы не очень жалую, уж лучше ножками туда-сюда пройдусь. Но зато в подобной толчее приходится место выбивать. Нашла свободный угол, подперла стенку рядом с рыцарем в кольчуге. И не жарко кому-то в таком костюме.
   Рыцарь заскрипел шеей, пытаясь рассмотреть соседку. Не успел: на сцене появилось начальство.
   - Прошу тишины!
   Народ послушно замолчал. Гигант ростом почти два с половиной метра окинул взглядом собравшихся, покачал головой:
   - Опять не все появились. Что ж, буду премий лишать.
   Спасибо, добрый человек, ты как всегда умеешь правильно мотивировать.
   - Первая новость. У нас открылся новый отдел по изучению доисторических времен. Куратор - Торссон. Желающие попробовать себя в новом амплуа - вперед, на амбразуры.
   Доисторические? Это неандертальцы, что ли? Вот еще не было печали... Народ, похоже, перспективы не оценил: ни одного желающего отправиться под крылышко норвежца не оказалось. Значит, будут набирать с улиц и из училищ. Последний раз такое случилось еще до моего здесь появления. Старожилы до сих пор вздрагивают, вспоминая то время. Чувствую, будет весело...
   - Вторая новость. Увеличились квоты на изучение Средневековой Европы, отправляться туда будем чаще и уже не поодиночке, а обязательно с напарником.
   Не было печали. Теперь думай, кого в напарники взять. А так хорошо работалось самой...
   - Третья новость. Всем, кто еще не обзавелся домовыми, срок в три дня. Потом начну урезать зарплаты. Всё, свободны.
   А вот тут я уже посмеюсь, так как единственная в своем отсеке, да что там, чуть ли не во всем коридоре, имела такого полезного 'зверька'. Остальные сотрудники небрежно отмахивались: 'Древность', 'Ты предложи еще в бане париться', 'Что он такого может, без чего роботики не справились бы?' Вот и посмотрим теперь, как запоют эти роботики, когда хозяева массово начнут их на свалки выносить.
   Дождалась, пока разойдется народ, наклонилась, сунула под дорожку, покрывавшую пол, овсяное печенье, услышала знакомый хруст и довольно улыбнулась: фиг с два мне удалось бы пробраться в тот угол, если б не Кеша, домовичок. Эта продажная душонка за сладкое лакомство всегда местечко придержит и пройти к нему поможет. Дарик, конечно, ревнует, но пользу младшенького признает и печеньем меня снабжает исправно.
   - Лизка, слышала? - прямо на выходе ошивался Жерар, детина практически под два метра ростом, только из-за перекачанных мышц больше на шкаф с ручками смахивающий. - Напарниками обзаводиться требуют. А у нас и кабинеты рядом...
   Подавила вздох. Тяжко теперь придется. Этот качок с меня живой не слезет. И ведь сто раз уже отсылала на Дальние Границы к Древним, нет, не понимает человек отказов.
   - Жерар...
   - Да помню я, что некоторым и в одиночку хорошо работается, - привычно отмахнулся мужчина. - Но начальство что сказало? Правильно: напарник нужен всем. Или ты теперь собираешься в другой сегмент переходить?
   Угу, к неандертальцам в гости. Вот они человеку разумному обрадуются. Потом на костре поджарят и еще раз обрадуются. Или эти 'товарищи' мясо сырым ели? Надо бы учебник перечитать... а вообще, надо будет Мартина 'поблагодарить' за идею с напарниками. Чувствую, не обошлось здесь без моего любезного братца...
   - Ладно, давай в 'Пьяном Лосе' все обсудим, - сдалась я и, стараясь не замечать, как сразу же расцвел Жерар, трусливо сбежала к себе.
   У двери с зайцем топталась рыжая зеленоглазая Сара. Я приветливо улыбнулась подруге, получила ответную улыбку и предложила:
   - Может, в столовую?
   - Лучше у тебя. Пошептаться нужно.
   Ну... У меня, так у меня. Дактилограф привычно мигнул зеленым, дверь открылась.
   - Опять не одна приперлась. Да шо ж такое! Вот сколько тебя учить можно: все посиделки за счет фирмы. На вас же, дармоедов, продуктов не напасешься! - мой пушистик старательно разыгрывал роль сквалыги, считая, что именно так и должны вести себя настоящие домовые, хранители домашнего пространства.
   - Дарик, это я, - хмыкнула Сара.
   - Ну вот, а я только в роль вошел, - горестно вздохнул невнимательный хранитель пространства. - Вам что? Обед или чай?
   - Обед, наверное. Я с утра не ела, - пожала плечами я и постучала ногой по полу. Через пару секунд возникли стол со стульями, на накрытой белоснежной скатертью поверхности начали появляться готовые блюда и посуда. Все-таки ни один роботик с домовым не сравнится. Кто еще из персонального отсека в подполе в нужное время соленья достанет?
   - Читала мою записку?
   - Не успела: едва пришла, общий сбор объявили. Что опять приключилось?
   - Да ничего особенного... Так... Кое-что о прошлом Стивена разузнала...
   Ох-ох-онюшки. Стивен. Мой крест. Персональный. И моя вина перед Мирозданием. Вроде не первый раз на задание отправилась, опыт внедрения имелся... Так глупо проколоться. А самое главное: забыть закрыть дверь в переходник... И ничто меня не оправдывает: ни спешка, ни страх перед разоблачением, ни симпатия к работодателю... Проследил, окаянный, зашел следом. И теперь вернуться обратно, в свой век, уже не сможет. Молодец, Лизка, поздравляю, провалила несложное дело. Начальство, конечно, так не считает, даже премию выписало. Но вина-то все равно на мне осталась. Зато теперь отдел может похвастаться настоящим монахом-францисканцем, занимающим должность архивариуса...
   Подруга о моих самобичеваниях прекрасно знала, как и о чувствах, которые ко мне питает этот самый монах, изначально звавшийся Стефаном. Это уже здесь, устроившись в архив, мужчина переиначил имя, пытаясь хотя бы таким образом порвать с прошлым.
   - Наши после тебя там побывали, надо было разузнать, кто из соседей что запомнил или увидел.
   - Наши?
   - Ну да. Петра и Свен. Начальство их вдвоем отправило, решив, что так быстрей и качественней получится. Ребята сработались теперь стали в отделе первыми напарниками.
   А, так вот откуда у необходимого поиска напарника ноги растут. То есть мой дражайший братец тут не замешен?
   - Стивен жил отшельником. Какие соседи?
   - Лизка, в любой истории найдется тот, кто что-то видел или знает. В общем, оказалось, что твой монах двоеженец.
   - Он не мой. И при поступлении в орден, если я правильно помню, все земные связи рвутся.
   - А в ордене никто не подозревал о его женах.
   - В смысле? Сара, там всех словно сквозь сито просеивают перед вступлением.
   - Да, только в орден он вступил под именем Стефана Кляйна.
   - И?
   - А на самом деле он - Стефан фон Херц, - подруга торжествующе подняла вверх указательный палец.
   На несколько секунд я зависла.
   - Ты хочешь сказать, что...
   - Именно. Он сын того самого фон Херца, которого наши считают Синей Бородой Средневековья.
   Какие необычные новости порой узнаешь...
   - От какой именно жены, известно?
   - От первой.
   Ой, как нехорошо-то. То есть Стивен был знаком с остальными пятью женами своего отца. Фамилию он изменил из-за родства или?.. Впрочем, сейчас важен другой вопрос.
   - Сара, у меня от недосыпа мозги нечетко работают. Он стал двоеженцем, потом сменил фамилию и сбежал в монастырь, так?
   - Так. Но, кроме того, наш архивариус еще и четверых детей оставил на отца и двух жён.
   - Первой группе собраться в портальном зале. Повторяю: первой группе собраться в портальном зале, - механический голос главного роботика вклинился в беседу и заставил подругу подскочить.
   - Всё, я убежала. Пишите: Франция, двенадцатый век, Лангедок.
   Везет кому-то. Меня почему-то постоянно то в Испанию, то в Италию отправляют. А тут любимые место и время, но мимо агента Елизаветы проплывают...
   Тяжело вздохнув из-за такой вселенской несправедливости, я медленно встала со стула и, краем глаза замечая, как втягиваются в подпространство мебель и продукты, нехотя поплелась к рабочему столу. Ау, планетник, я пришла. Усевшись в удобное, вместительное кресло с высокой спинкой и длинными широкими подлокотниками, раскрыла стоявшую на столе небольшую прямоугольную коробочку, нажала на несколько кнопок и, как только появилась виртуальная клавиатура, начала набивать отчет о командировке. Обстановка, наряды, сплетни, даже описание погоды - все должно было скрупулезно зафиксировано и 'живым, красочным языком' вписано в форму на внутреннем форуме организации. Иногда приходилось ругаться сквозь зубы, иногда - лезть в справочники для уточнения названия той или иной детали одежды. Частенько нужно было морщить лоб, чтобы пытаться вспомнить кучу признаков приближения грозы/штормового ветра/любой другой мини-катастрофы. В общем, веселились и я, и домовой, подслушивавший в своем домике.
   Через три часа я встала из-за стола, устало зевнула, потянулась и, пожелав Дарику спать без кошмаров, вышла из кабинета.
   Три коридора, два перекрестка, лифт и несколько минут - и вот уже я стою на выходе из здания.
   - Ты, Лизка, что-то рано сегодня, - с добродушной улыбкой заметил вахтер, низенький пухлячок Арти, привычно ставя штамп на проходном билете.
   - Так только вчера вечером из командировки вернулась, - вернула я улыбку.
   - Стало быть, домой. Ну отдыхай, детка.
   Детка. Все мы для Арти были детками. Выглядел он максимум на сорок, вот только что Стивен, что Арти, что еще несколько человек, работавших здесь... Все они прошли через порталы в своем времени, кто случайно, кто намеренно, и оказались здесь, теперь уже навсегда. Наш вахтер прекрасно помнит первого президента Единого Галактического Союза, говорит, живым видел, лично руку пожимал, и случилось это знаменательное событие лет триста тому назад. Так что да, я, двадцатичетырехлетняя девчонка, действительно была для Арти 'деткой'...
   Два оранжевых светила, по привычке называемые нами солнцами, медленно уходили на покой, озаряя все вокруг мягким и как будто теплым светом. Отлично. Еще есть полчаса, чтобы добраться до межвременного кафе, как зовет Илька ту забегаловку, в которой мы, агенты-исследователи истории, любим собираться.
   - Елизавета Дорская? - паренек лет пятнадцати отлепился от стены соседнего здания и быстрым шагом подошел ко мне. - Я из 'Трикси'. Вы заказывали у нас планетник.
   Я? Заказывала? Планетник? Да еще и в 'Трикси', онлайн-магазинчике, славящемся своими некачественными, хоть и довольно дешёвыми товарами? Так... Похоже, я знаю, кто завтра будет летать по всему кабинету. Ну, Дарик, ну, жмот!
   - Товар оплачен, ваш планетник. Распишитесь, пожалуйста.
   Я поставила электронным пером закорючку в планшете, забрала коробочку с планетником и повернула налево.
   Несколько минут пешком, мимо высоченных зданий из камня и мрамора, и вот я уже в 'зеленой зоне' - районе парков, развлекательных центров, кафе, игровых автоматов... Да мало, что здесь можно найти. Были б только средства и желание.
   'Пьяный лось' радовал глаз случайных прохожих и постоянных посетителей броской неоновой вывеской с изображением одноименного животного, явно перебравшего горячительных напитков, и яркими, объемными голограммами, исполнявшими на тротуаре понятный только им одним танец - смесь вальса и ламбады.
   Внутри было тихо: закрытые кабинки изолировали клиентов от внешнего мира, официанты добирались до каждого места бесшумно, даже домовые без малейшего звука исполняли свои непосредственные обязанности и убирали-чистили-доставляли из подпространства продукты 'без шума и пыли'.
   Огляделась, увидела копию своего зеленого зайца на одной из кабинок и смело шагнула в том направлении. Дверь получила отпечаток моего пальца. В следующую секунду я оказалась внутри.
   Очередное помещение со свернутым пространством. Внутри - длинный, заставленный различной снедью стол, кресла, стулья, табуреты, приглушенная музыка, доносящаяся из чьего-то планетника, мягкий рассеянный свет, льющийся с потолка, и множество людей.
   - Лизка! Наконец-то! - Илька все той же ящеркой подскочила ко мне, забрала подарок, скороговоркой пробормотала: 'Спасибо' и потащила непутевую подругу на отведенное ей место.
   - Ба, какие люди!
   Оказавшийся моим соседом невысокий толстенький мужичок, больше всего напоминавший бочонок с пивом, ухмыльнулся во все свои тридцать два зуба.
   Я охотно вернула ухмылку:
   - И тебе, Герти, не кашлять. Как командировка?
   - Относительно. Вернее уносительно - еле ноги унёс.
   - Это от англичан? Чем ты их так достал?
   - Сами англичане - милейшие люди. А вот их королева...
   - Погоди, как ты ко двору сумел пробиться?
   - Так по легенде я был врачом ее фаворита.
   - Это Дадли-то? И чем ты ему не угодил?
   Мы болтали без устали, отдыхая от зловредного начальства, бумажной рутины и очередных, так необходимых этому миру, командировок в разные периоды нашего далеко не всегда славного прошлого.
   Дома я оказалась поздно ночью, не раздеваясь, завалилась на постель и, уже засыпая, вспомнила, что так и не успела пообщаться с Жераром...
  
   - Празднует она ночи напролет, гулена, а что делать бедному домовому? У нас все лекарства закончились! Говорил тебе: привези что-то нормальное из своих поездок! Чем я тебя сейчас лечить должен? Заговорами славян?
   Тихий бубнёж пушистика был привычен и раздражения не вызывал. Наоборот, за такую искреннюю заботу я собиралась простить Дарику даже выходку с покупкой планетника.
   - Лизка! Лизка, не смей засыпать! Через час собрание твоего отдела! Лизка!
   Какое собрание? Чьего отдела? Пятая чашка крепкого кофе провалилась внутрь, будто в черную дыру. Эффекта, как и следовало ожидать, не было.
   Голова наклонилась над столом, повисела в таком положении пару секунд, а затем стукнулась о полированную поверхность. Владелица непокорной части тела резко проснулась, но больше от звука, чем от боли. Неправильный он, звук то есть, громкий слишком. Пока потирала шишку и соображала в чем дело, домовой закончил читать нотацию и недовольно фыркнул:
   - В дверь это стучат, пришёл кто-то.
   Упс. 'Пить надо меньше', как утверждал герой одного древнего фильма.
   - Открой.
   - Лизка...
   - Открой, Дарик. Меня и не в таком состоянии здесь видели.
   Пушистое создание, перекатываясь, добралось до двери.
   - Елизавета!!!
   Ох, боги и демоны, зачем же так орать???
   Мартин, высокий, как по мне, чересчур накачанный, кареглазый жгучий брюнет, цель всех местных охотниц за мужьями и по совместительству мой родной брат, ворвался в кабинет ураганом. И что ему у себя не сидится?
   - Март...
   - Лизка, я тебя сейчас убью!
   - Я не пила...
   - Оно и видно. По тебе. Лизка...
   Вот. Вот оно. Когда этот шельмец начинает пользоваться своим преимуществом - умением говорить с мягкими обволакивающими нотками в голосе - хочется простить ему все грехи и самой сознаться даже в том, чего не совершала.
   - Марти...
   - Лиз, посмотри на меня. Пожалуйста.
   Ну вот что опять? Сказала же: не пила. Почти. Но голову послушно подняла. Брат был чересчур мрачным. Это ж не из-за моего внезапного срыва, да? Тут точно что-то еще...
   - Лизка, Сара пропала.
   А вот теперь я проснулась.
   - Как пропала?
   - Никто не знает. Собирают экстренное совещание. Приведи себя в порядок, пожалуйста.
   'Сара пропала. Сара пропала', - мысль била по мозгам молотком раз за разом, пока я выбиралась из-за стола и, с трудом переставляя ноги, тащилась к неприметной дверце в стене. Да, чужих людей официально запрещалось оставлять одних в кабинете, но, во-первых, у меня жил домовой, готовый присмотреть за имуществом, во-вторых, Мартин все же мой брат. И в-третьих... Сара пропала...
   Сотрудник нашей организации не мог пропасть. Никогда. Ни при каких условиях. Затаиться, залечь в засаду - что угодно, но не пропасть. Чипы под кожей, мини-камеры в одежде - да мало ли способов наблюдения за людьми. Естественно, все они несовершенны, и за время работы компании пропажи все же происходили. Дважды. Тридцать и пятнадцать лет назад. После этих чрезвычайных событий меры по надзору над сотрудниками ужесточили, поэтому то, что пропала Сара... Нонсенс. Нет, не верю. Быть того не может. Сара... Моя подруга детства. Мы все всегда делали вместе: и учились, работать устроились, да даже замуж выходить вместе собирались. А теперь?.. Что теперь?..
   Дверца среагировала на отпечаток пальца, я вошла внутрь, бездумно стянула с себя ярко-голубой костюм, сшитый на заказ, затем - белье, залезла под душ, нажала на кнопки. И сверху, с потолка, полилась практически ледяная вода. Выдержала я эту пытку ровно десять секунд, затем, с трудом подавив визг, выскочила из душевой. Да, теряю хватку. Раньше и полминуты выдерживала. Особенно когда с Сарой на спор... Заставив себя не думать о подруге, тщательно растерла тело полотенцем, надела после белья серую длинную, до пола, робу - на всякий пожарный, чтобы не терять время на переодевание, вдруг, как бывало не раз, прямо с совещания куда-нибудь пошлют... Во всех смыслах... Расчесала мокрые волосы, обула сандалии под цвет робы и, решив, что теперь уж точно выгляжу прилично, вышла из комнаты.
   Меня встретил хрип. Кому там воздуха не хватает?
   Повернулась на звук: брат. Стоит, глаза выпучил.
   - Ты... Ты смерти моей хочешь...
   - В смысле? Стандартный наряд. Оправдывал себя не раз.
   - Лизка!
   - Да что?
   - Это неприлично!
   Я недоуменно перевела взгляд на одежду, потом посмотрела на собеседника, но ничего спросить не успела.
   - Отделу изучения Средневековой Европы собраться у начальника, - оповестил всех сопричастных роботик. - Повторяю: отделу изучения Средневековой Европы собраться у начальника.
   - Я с тобой потом поговорю, - угрюмо пригрозил Мартин, - после совещания.
   Десять шагов от кабинета до большого зала, и мы на месте: одни - в элегантном черном костюме-тройке, вторая - в длинной серой робе. На контрасте работаем, ага.
   Нас оказалось невероятно много: больше тридцати человек расселись по диванам и стульям, приготовившись внимать активно размахивавшему руками коротышке, Лори Унрену, непосредственному начальнику отдела и большой занозе в наших совместных пятых точках.
   - Собрались? Все? Отлично. - Мужчина уселся в кресло за столом и повернулся к слушателям. - Сначала новость неприятная: пропала Сара Нейтак, наша сотрудница. Что именно произошло, нам не известно. Выяснить это предстоит Елизавете Дорской, поднимись, Лиза, и ее отныне постоянному напарнику Алексу Ингвару.
   Тишина. Да такая, что и писк комара показался бы громом. До меня не сразу, но доходит смысл сказанного.
   Что? Кто? В смысле - напарнику??? Какому еще Алексу??? У нас в отделе нет Алексов!!!
   - Привет! - К нашему с Мартином дивану, сияя, как Дарик, получивший очередную монету в свою бездонный кошель, пробился под внимательными взглядами остального отдела пацан. Да, именно пацан: худющий, мелкий, мне по плечо, лет пятнадцати, не больше. Боги, за что? Стажер!!! - Я - Алекс. Мое первое дело. Класс!
   Убью...
  Глава 2
   - Дядя! Это... Это!!! Это нечестно! Я работаю без напарника! И уж тем более - без стажёра!!!
   - Елизавета! Чем дольше ты тут выступаешь, тем меньше у нас шансов отыскать пропавшего сотрудника!
   - Дядя!!!
   - Я все сказал. Свободна. И Алекса прихватить не забудь, иначе премии лишу. За весь год. Как там твоя квартира поживает?
   Я только зашипела от безысходности: на квартиру была оформлена ипотека, по драконовским процентам, и получить годовую премию означало удачно выплатить очередную часть, не садясь при этом на очень жесткую диету. Естественно, Лори прекрасно был осведомлен о данном факте из жизни любимой племянницы, иначе не подложил бы ей такую свинью в виде несовершеннолетнего напарника.
   Дверь я закрыла аккуратно, можно даже сказать - бережно. С меня же потом за малейшую царапину и спишут часть зарплаты. Как любит выражаться дражайший родственник: 'В воспитательных целях'.
   Стажер с той же идиотской улыбочкой подпирал стенку в коридоре. Боги всех миров и народов, вот за что, а? Где я настолько сильно успела нагрешить?!
   - Лизка. Откликаюсь только на это имя. Запомнил?
   Мальчишка счастливо закивал. Подавив раздражение, повернула в сторону своего кабинета. Боги! Нашего!!! Нашего кабинета!!!
   Знакомый заяц, казалось, в этот раз ухмылялся нагло и невероятно довольно.
   - Ух ты! Дух-защитник? А почему только у тебя одной? Или другие их в кабинетах прячут?
   Лизка, спокойно. Спокойно. Тут дети. Материться нельзя. Даже если очень хочется.
   Промолчав, приложила палец к дактилографу и затем ввалилась в кабинет.
   - Дарик! Дарик! Вылезай сейчас же!
   Очередное правило, на этот раз негласное, гласило, что домового следует показывать как можно меньшему количеству посетителей, и уж тем более не вызывать существо для знакомства с новым членом команды. Все так. Но...
   - Дарик!
   - Лизка, совесть имей! Дай поспать несчастному домовому!
   Серый пушистик эффектно появился из воздуха и, снова не рассчитав потребление энергии, рухнул на пол. Позёр.
   - Ой!
   - Лизка, это что за дите? С каких пор ты стала малолетками увлекаться? Малолетка стоял, некрасиво раскрыв рот, и восторженно пялился на домового.
   - Дарик, познакомься, это Алекс. Мой напарник. Постоянный.
   Ругался пушистик красиво и красочно. На древнефранцузском, правда, но так даже лучше: мальчишка ничего не сможет понять.
   - За что так с тобой?
   - Лизка, это домовой? Живой? Не игрушка???
   И на чей вопрос мне отвечать? Как-то не очень вовремя к пацану голос вернулся.
   - Если б я знала, Дарик... Дай ему пропуск. Алекс, выходим в портальную комнату через пять минут.
  
   Портальная комната - огромный круглый зал с кабинками-порталами - располагалась на самом верхнем этаже. Добежали мы туда за десять минут. Вернее, добежала я, привычная к постоянным тренировкам. А вот напарничек... Надо будет у матери список всех богов потребовать и по очереди к каждому обратиться - постараться узнать, кто именно мне так подгадил и за какие конкретно грехи... Мальчишка упал замертво без чувств уже через два этажа. Два! Этажа! Да кто ж его к полевой работе готовил?! Конечности оборву этому умнику, если имя узнаю! Пришлось возвращаться, вкалывать малолетке стимулятор из аптечки. И все равно мальчишка запыхался к концу бега. А как он от рыцарей и их оруженосцев улепётывать будет? Вот же, навязали на мою голову...
   - Лизка, ты ж недавно вернулась! - Витольд, или Вит, распоряжающийся порталами брюнет с голубыми глазами, равнодушно скользнул взглядом по напарничку и укоризненно покачал головой. - Когда уже в отпуск?
   - Покой нам только снится, - отшутилась я. - Вит, нам во Францию, двенадцатый век, Лангедок.
   - Вам? - чёрные густые брови вопросительно взлетели вверх.
   - Нам. Все вопросы к начальству.
   - Понял. Кабинка свободна. Лёгких шагов.
   - К Предкам, - привычно послала я приятеля и уверенным шагом направилась к пятой с края кабинке.
   Очередной дактилограф прилежно считал информацию, затем открыл дверцу. Я встала у выхода, загнав стажера к стенке. Паренек и не думал возражать, пребывая в тихой эйфории. Боги, ну за что мне этот инфантильный сотрудник?
   Несколько секунд, куча физико-математических терминов, десятки, если не сотни, витков истории, и мы на месте - в подвале купеческого дома, выкупленного нашей фирмой десять лет назад.
   Ворсистые ковры на каменном полу и стенах, канделябры с зажженными свечами по бокам от портала, кресло возле входа для ожидающих прибытия - вроде все на месте...
   - Лизка...
   Вижу. В тёмном углу, практически не заметный для невнимательного взгляда, лежал труп. Здравствуйте, я ваша тётя.
   - Алекс!
   - Я... В порядке...
   Оно и видно: стоит бледный, весь трясется, того и гляди на пол рядом с телом грохнется.
   - Проверь, кто там.
   Мальчишка вздрогнул, вскинулся, посмотрел укоризненно, будто его на паху отправляют, но пошел. Шаг, другой, третий. Дошел-таки, что странно. Нагнулся, зажал рот руками, повернулся и бросился назад.
   - Лица нет... Месиво...
   Тяжело вздохнув, я вытащила из болтавшейся на правом плече холщовой походной сумки аптечку, оттуда достала таблетку.
   - От стресса. Потом накатит слабость, но прямо сейчас станет немного легче.
   Малолетний напарник благодарно кивнул, аккуратно взял лекарство, засунул, как того требовала инструкция, за щёку. Что ж... Чему-то его все же научили...
   Вообще, по всем правилам, писаным и неписаным, при любой внештатной ситуации я обязана была вызвать группу 'чистильщиков'. Натренированные бойцы не оставили бы в городе камень на камне, за считанные дни нашли бы всех злодеев, а жителям тщательно подтерли бы память. Если бы не Сара, я так и сделала бы, тем более для этого нужно было всего лишь сжать охватывавший запястье латунный браслет с незатейливым 'фруктовым' орнаментом. Но... Бросить подругу на произвол судьбы сейчас, когда дорога каждая секунда... Для 'чистильщиков' поиск сотрудника приоритетной задачей не является. Я же простить себе не смогу, если сейчас брошу всё и вернусь на базу... Поэтому пришлось сжать зубы и сделать несколько шагов по направлению к трупу.
  Итак, что мы имеем? Судя по строению тела, мужчина, среднего роста, торс узкий, плечи широкие. В принципе, все. Одежды на теле нет, каких-либо опознавательных знаков - тоже, череп лысый. Класс. Кроме Сары, никто из наших здесь не пропадал. Значит, местный? Впрочем, что гадать, надо подниматься наверх.
  - Алекс, наверх, осмотрись, но аккуратно. Я включу здесь 'заморозку': без нужны сюда не спускаться. Ясно?
  Паренек кивнул и, явно красуясь, трусцой побежал вверх по крутым каменным ступеням. Ну... Может, он и не так безнадежен...
  Нажав на скрытом от посторонних глаз, вмурованном в стену пульте несколько кнопок, я вышла, закрыв за собой огромную деревянную дверь. Сверху послышался визг.
  Безнадежен. Боги, за что?
  В комнате с забитым досками небольшим окошком было относительно светло только благодаря трем канделябрам, стоявшим на высокой каминной полке. В интимном полумраке, как заметил бы Мартин, друг против друга стояли в напряженных позах мой стажер и непонятным образом оказавшаяся здесь девчонка лет тринадцати-четырнадцати. Приехали. Что в доме компании делает ребенок? Причем, судя по грубо сколоченным башмакам на ногах, простенькому длинному платью, косынке на голове и простоватой мордашке, ребенок определенно местный? Не конспиративное жилье, а проходной двор!
  Прелесть одежды, в которой сотрудники обязаны направляться на задание, в том, что эта длинная серая роба, чаще всего сшитая из льна, шерсти или хлопка, подходит практически для любого времени и народа. Обычно, конечно, в помещении, предназначенном для проживания агентов, посторонних не наблюдается, и переодевание в необходимый костюм проходит без помех. Но случаются и форс-мажоры. Как, например, сейчас. Девчонка, конечно, никогда не догадается, кто именно перед ней. И слава всем богам, хоть иногда они бывают милостивы к своей подопечной. Второго 'Стивена' моя совесть не выдержит.
  - Дети, спокойней. Милая, ты кто?
  Да, вот так, покровительственным тоном, сразу давая понять, что выше по социальной лестнице не только мелкой, но и собственного напарника. Придется мальчишке потерпеть: роль слуги просто идеально ему подходит. Судя по молниям в глазах, сам стажер так не считал, но благоразумно промолчал, скорее всего, решил выяснить отношения наедине. Что ж, пусть помечтает.
  - Госпожа, я Иви... Отца потеряла... Он сюда зашёл ещё вчера...
  Речь чистая, правильная. Не крестьянка. Дочь богатого горожанина? Или служанка в местном замке? Отец... Нет тот ли это бедолага, что лежит сейчас в импровизированной криокамере?
  - Зашла как?
  - Так дверь не заперта была...
  Да ну? Это команда Сары двери не запирает? Не верю. Кстати о команде. Сара пропала, а остальные? Они обычно втроем как минимум в этих веках появляются. Где еще двое? И почему я из дражайшего родственника всю информацию не вытрясла?
  - Здесь, кроме нас троих, никого нет. Ступай домой.
  Ребенок послушно кивнул. Алекс отправился следом за гостьей - закрыть дверь. Пока напарник отсутствовал, я оглядела помещение: обычная комната, с камином, свечами, заколоченным окном и диваном. Современным. Сил удивляться не было - я уселась на предмет мебели, вытянула ноги. И куда мы оба влипли?
  - Лизка...
  - Помолчи, Алекс... Что-то мне всё это не нравится...
  - Там у порога иголка воткнута... Длинная...- и смотрит потерянным взглядом.
  Ещё пару месяцев назад я, дипломированный специалист с боги их знают каким опытом работы с огромным удовольствием высмеяла бы мальчишку и велела бы забыть о глупых древних суевериях. Увы... Те пара месяцев очень многое изменили в моей жизни, в том числе научили не пренебрегать знаками Судьбы, пусть и выраженными порой в форме суеверий.
  - Иголка, говоришь... Это что ж за колдун появился: через иголки порчу наводить?
  - Мог и сосед...
  - Мог... Да вот только не понимаю: иголки втыкают те, кто не способен внутрь проникнуть. У нас же труп внизу лежит. Значит, кто-то все же проник... Или это два разных человека? И еще: кому мы успели дорогу перейти? Дом куплен относительно недавно, мы с тобой здесь третьи. До того сюда дважды приходила только группа Сары.
  - И чем займемся?
  - Побудем параноиками...
  Над моей 'манечкой', или манией преследования, порой хохотал весь отдел. Да что там, спроси любого в нашем здании, кто в Академии Современной и Экспериментальной Истории (кратко - АСЭИ, или Аське, как называет ее народ между собой), больше всех озаботился вопросами безопасности, кто главный перестраховщик и чей адрес знает от силы пятеро сотрудников, исключая родных и близких, все сотрудники дружно укажут на мою скромную персону. Дядя морщился, но исправно подписывал запросы на новые девайсы, предназначенные как для слежки, так и для избавления от неё, а я совершенствовала свое искусство садиться на хвост, ставить прослушку, уходить от погони. Сколько раз эти способности спасали мне жизнь, даже сказать трудно. Маленький мешочек с кучей прибамбасов отправлялся со мной в любую командировку. Вот и сейчас я порылась в сумке, достала девайсы и первым делом проверила прослушку.
  Как и ожидалось, все помещения были 'чистыми'. Разбросанные в самых неожиданных местах 'жучки' прилежно принялись за работу, а я, установив защиту с помощью индикатора поля, повернулась к навязанному мне ребенку.
  - Значит так, твое имя прежнее. Мое - Лизавета фон Таубе, для тебя -Лиззи, но не Лизка. Смотри не перепутай. Ты - внебрачный сын графа, моего отца, приставлен ко мне официально как паж, неофициально - как шпион. Вести себя идеально не заставляю, но осторожность соблюдай, помни, мы не в демократичной Аське. Ешь со мной, спишь в комнате рядом. И никакой самодеятельности, иначе искать потом нашим придется не только Сару. Всё понял?
  Паренек серьезно кивнул. Ладно, поверим...
  
  Лангедок... Земля куртуазных трубадуров и еретиков... Мой любимый район, моё любимое время. Процветают поэзия, манерность, любовь к жизни и Прекрасной Даме. Еще далеко до кровопролитных религиозных войн, и никто слыхом не слыхивал о Симоне де Монфоре. На престоле Вильгельм Десятый, герцог Аквитанский. Его дочь Элеонора скоро станет королевой Франции, а затем - и Англии. Тишь да гладь. По сравнению с другими эпохами, естественно.
  - Алекс?
  - Да?
  Мы со стажером только что пообедали местной едой, найденной на кухне: говядиной, тушенной с овощами, сырокопченым окороком, булочками с повидлом, - запили все это великолепие легким игристым вином и сейчас оба сидели на стульях, откинувшись на спинки, с физиономиями сытых котов.
  - Ты, надеюсь, единственный?
  - В смысле? - недоуменно нахмурился парень.
  - У нас в Академии. Единственный стажер?
  Широкая, от уха до уха, ухмылка, мне не понравилась.
  - Неа. Я - первый.
  Ё-моё...
  - Если ты так пошутил, то это не смешно... Вы же перевернете вверх дном не только здание, но и наш привычный уклад...
  - А чем это плохо? - пожал плечами мальчишка.
  Действительно...
  Я было набрала побольше воздуха в лёгкие, чтобы в подробностях объяснить ребенку, что серьёзные дяди и тёти не просто так в другие эпохи прыгают, а делом занимаются, но в дверь вдруг постучали. Прихожая находилась от кухни далеко, я бы и не услышала стук, если бы не датчик движения, прилепленный на стену с внешней стороны, прямо возле входа. Кого еще принесла нелегкая?
  - Подойди к двери, аккуратно открой окошко, стоя справа. Не высовывай голову полностью. Если что, ты ничего не знаешь, госпожа изволит почивать.
  - Лиз...зи.
  Быстро учится, молодец.
  - Алекс, здесь и сейчас все серьезно. Иди.
  Паренек нахмурился, но продолжать спорить не стал, вместо этого выбрался из-за стола и, громко топая, направился к выходу.
  Вернулся напарник через пару минут, с корзинкой свежих домашних яиц, довольный, аки тот огурец на грядке.
  - Соседка приходила, сказала, что каждый день яйца приносит. Продает.
  Я молча достала ручной сканер и тщательно проверила продукты и тару. Детеныш смотрел на мои действия неодобрительно, но не вмешивался.
  - Чисто. Интересно, кто у нее покупал... Сара яйца терпеть не может, даже в салатах...
  - Она же здесь не одна была.
  - Угу. Только готовит для всей компании именно она.
  Меня всегда удивляло, как подруга, совершенно домашняя девочка, можно сказать, тепличный цветок, набралась решимости идти учиться вместе со мной на 'историка-практика', а затем с головой нырнула в эту самую практическую составляющую нашей работы, хотя у нее была возможность остаться в академии, работать с бумагами, обучать студентов, наконец. Нет, девочка-цветочек отважно скакала по эпохам, выполняя вместе со своей командой сложные задания, и при этом умудрялась окружать заботой напарников, создавала в каждом временном жилище поистине домашний уют.
  - Ладно. Это все потом. Алекс... - я испытующе поглядела на паренька. Тот ответил умоляющим взглядом:
  - Лиззи, я смогу!
  - Ты даже не знаешь, что именно нужно сделать.
  - Ничего сложного! Лиззи, я же учился! Четыре года!
  А кстати...
  - Четыре года? Это тебе сейчас...
  - Девятнадцать!
  Да? А выглядит максимум на пятнадцать. Надо будет по возвращении уточнить этот момент.
  - Раздобудь наемный экипаж.
  Боги, куда и зачем я посылаю ребенка...
  - Наверху, насколько я знаю наших, из общего зала оборудованы отдельные комнаты. Там же должен быть и гардероб. Оденься подобающим образом. На все про все у тебя два часа. Вечером отправимся кататься.
  Мальчишка обрадованно кивнул и вихрем умчался переодеваться. Спустился он минут через десять в короткой серой тунике, и темно-синих панталонах. На ногах - кожаные черные сапоги, слегка потрепанные жизнью, на плечах - синий плащ, на голове - шляпа. Этакий мальчик-трубадур. Ну посмотрим, как он в таком виде справится с заданием...
  Пока парень отсутствовал, я поднялась наверх по крутой деревянной лестнице с высокими ступеньками, вышла в коридор, осмотрелась: итак, три комнаты и небольшой закуток с открытой дверью. Первым делом сунула нос туда. Оказалось, что-то вроде гардероба. Одежда разнообразием не баловала, но изобразить из себя девушку из высшего света позволяла. Что ж, одной проблемой меньше.
  Прошерстила все три комнаты. Обстановка везде одна и та же: кровать, стол, стул, узкие окошки, почему-то зарешеченные. Прямо-таки монашеские кельи, а не жилища якобы благородных господ. И нигде ни единого документа, ни единой книги, вообще ничего. Полностью нежилые помещения. Отдав дань своей паранойе, цветущей сейчас пышным цветом, с помощью новенького дактилоскопического прибора сняла отпечатки пальцев и сразу же пробила их по базе. Сара, Дирк, Рик, три оперативника, ушедших на задание. Больше никто здесь не появлялся.
  Вздохнув, нырнула в гардероб, достала необходимые вещи, свалила их на кровать Сары и начала переодеваться. Так, сперва льняную камизу , затем - голубое шёлковое платье-котт, длиной до лодыжки, сверху - тёмно-синий сюрко в его потайной карман, пришитый внутри, положим парализатор, а сверху - холщовый мешочек с тремя золотыми, пятью серебряными и несколькими медными монетами, на ноги - пигаш . Всё, теперь готова. Жаль, зеркала нет.
  Спустившись вниз, собралась было подождать Алекса в гостиной, так я мысленно окрестила комнату с забитыми окнами, но в дверь заколотили, причем не только кулаками. Это что за вторжение в частную собственность? Пожалев, что ничего опаснее парализатора при себе нет, подошла к деревянной конструкции и как можно громче поинтересовалась:
  - Кому жить надоело?
  С той стороны воцарилась тишина, затем послышались тихие всхлипы, и неуверенный мужской бас произнес:
  - Дык... Ваша... милость... вора поймали... Говорит, здесь живет...
  Вора, говорите? Ох, чувствую, спущу я с этого вора шкуру...
  Открыла дверь, грозно уставилась на честную компанию, втайне боясь, что придется отправлять Алекса назад, в академию, так как здесь средств для сращивания костей и тканей, увы, нет. Внимательно осмотрела пацана и перевела тайком дух: да, тумаков ему надавали, лицо разукрасили хорошенько, глаза вон аж светятся в ночи, из губы кровь течет, но ничего вроде не сломано.
  - И? - повернулась все с той же властностью к двум громилам, возвышавшимся по обе стороны от паренька.
  - Дык... - замялся тот, что справа, - Ваша...
  - Светлость.
  Мужик побледнел, но упрямо продолжил:
  - Ваша Светлость, вот... вор, значится. Лошадок герцогских... свести со двора хотел...
  Идиот... Хотя и я, конечно, виновата: нашла, с каким заданием новичка первый раз в средневековый город выпускать. Весь отдел надо мной ржать несколько лет будет...
  Небрежным жестом вытащила из-за пазухи кошель, достала две серебряные монеты и подбросила вверх. Пока громилы ловили деньги, потянула мальчишку на себя и быстро захлопнула дверь, а затем и заперла ее на засов.
  Молча направилась к лестнице, даже не сомневаясь, что стажер потопает следом. В спальне Сары установила защиту, повернулась к мелкому и вопросительно приподняла бровь:
  - Где, повтори, ты учился?
  Пацан набычился:
  - Ты должна была меня у них отбить, а не деньгами швыряться!
  Боги, за что?! Мне надо подругу освобождать, а тут этот...
  - Да не вопрос, - как можно равнодушней пожала я плечами. - Возвращайся и отними у них серебро. А сам ступай в тюрьму. К крысам. Голодным и злым. Интересно, тебя казнят, или, как аристократ, розгами отделаешься? Прилюдно? На площади?
  Мальчишка резко побледнел.
  - Лиззи...
  - Я. Уже демоны знают сколько дней я.
  - Я не крал! Я пытался рассмотреть одного типа.
  - На конюшне? - скептически подняла я бровь.
  - Нет, выглядывая из нее! Лиззи, ну правда!
  - И чем он тебя так привлек?
  - Я его в коридоре видел.
  - В смысле? - удивленно моргнула я. - В каком коридоре?
  - Ну там. В академии. Мы к твоему кабинету подходили, а он за угол заворачивал.
  Ну здравствуй, шиза. Давно не виделись.
  - Алекс... - начала я, мягко, осторожно, стараясь не вызвать истерику или обострение. С шизиками надо быть предельно аккуратной.
  Пацан, похоже, понял по тону, что ему не верят, и насупился:
  - Я не вру! И не ошибаюсь! Это правда был он! Со звездочкой на шее!
  Ноги подогнулись сами. Хорошо хоть на кровать уселась, а не на жесткий пол.
  Со звездочкой, говоришь. Шрам в виде звездочки был только у одного сотрудника академии - главы отряда 'чистильщиков', Ну и куда я снова вляпалась?
  Глава 3
   Эдгар Норейский считался личностью уникальной. Никто в академии точно не знал, сколько ему лет, из какой эпохи он прибыл и какими видами боевых искусств не владеет. Среднего роста, обманчиво худой, с глазами стального цвета и перебитым в нескольких местах носом, мужчина неизменно поражал при первой встрече каждого, не знавшего, с кем имеет дело. Да и знавшего - тоже... Мартин как-то, на одном из моих дней рождений, перебрав с текилой, утверждал, что сам был свидетелем 'избиения младенцев' - драки Норейского то ли с пятью, то ли с семью противниками разом. С пьяного глазу, конечно, можно и не то выдумать, но я лично присутствовала на одной из тренировок и с отвисшей челюстью наблюдала, как, в общем-то, не особо накачанный мужчина успешно отбивал атаки трех высоченных лбов.
   'Чистильщиков' отправляли в любую эпоху, если нужно было 'убрать' за переусердствовавшими оперативниками. Не всегда это означало убить свидетелей, нет, в это словечко входили и работа с подсознанием, и внушение ложных образов, и похищение ценных свидетелей... В общем, грязные делишки, скажем честно. Эдгар Норейский участвовал в каждой вылазке. И если это его видел Алекс, то дело еще запутанней, чем представлялось мне на первый взгляд. Сразу возникают несколько вопросов: сколько народа вовлечено в поиск Сары? Да и вообще, Сару ли ищут? Почему меня швырнули в гущу событий, как слепого котенка? Знал ли дядя, что подставляет собственную племянницу под удар, посылая ее сюда с новичком? Что за задание у 'чистильщиков'?
   - Лиззи, - перебил мою умственную работу мальчишка. - что будем делать?
   - Ты выбираешь себе комнату, переодеваешься и моешься - дверь в ванную должна быть спрятана на первом этаже неподалеку от кухни. Я сижу и думаю.
   - Поесть бы...
   - В смысле? Мы же обедали.
   - Вот именно, что обедали. А теперь ужинать пора.
   Бездонный желудок. Или это я так погрузилась в проблемы, что уже ничего не замечаю?
   - Иди ешь. На кухне должны остаться продукты.
   Выпроводив навязанную обузу, закрыла дверь на ключ, подумала немного, вздохнула и полезла в сумку.
   На деревянный пол поставила две свечки в форме бочонков, рядом положила на полотенце несколько ржаных хлебцов, добавила фляжку с вином и два стакана, небольшой деревянный гребень, зажгла свечки, села рядом и позвала:
   - Выйди, бабушка, уважь гостью, к трапезе присоединись.
   Какое-то время ничего не происходило, затем пол как будто пошел волнами, с другой стороны от импровизированного стола появилось лохматое нечто размером с обычную кошку и скрипуче пробормотало:
   - Умные девки пошли. Сама догадалась, аль подучил кто?
   - Друг подсказал.
   - Хороший друг. Повезло тебе.
   О, да. С Дариком мне действительно повезло. Несмотря на сквалыжничество, ворчание и тяжелый нрав, домовой не скупился на информацию. Именно благодаря ему я не плутала в лесах, чувствовала себя уверенно в воде и без проблем ночевала в любых, самых опасных и давно заброшенных домах. Нечисть не трогала, пусть и не всегда помогала. Вообще, если бы не нужны были определенные данные, можно было бы отделаться блюдцем с молоком, хлебом и расческой. Но точно не в этом случае. Вызвав кикимору, я рассчитывала узнать ответы на свои многочисленные вопросы.
   Сущность протянула отросток, условную руку, я проснулась к нему пальцами, ощущая, как холод окутывает мою конечность, и перед глазами появилась картинка: Сара, непривычно взбудораженная, что-то высказывает обоим напарникам в комнате внизу, те молча слушают, зачем нехорошо улыбаются...
   Сеанс связи прекратился, я очнулась и заметила, что подношения исчезли. Что здесь вообще творится? Кикимора, довольно сильная нечисть, показывает вызвавшему ее всего лишь крохотную сценку, но при этом забирает дары, мол, все, что могла, сделала. Я бы поняла, если б эта троица дома вообще не появлялась, тогда объяснение действиям сущности вполне логичное: что увидела, то и показала. Но ведь жили-то они здесь! Сцен должно было быть в разы больше! Ни одна защита, какой бы современной она ни была, не в состоянии защитить ее владельца от глаз нечистой силы! Дарик на спор любую охранку на раз-два взламывал!
   - Лиззи, - заколотила в дверь моя личная головная боль. - Лиззи, к тебе пришли.
   Мысленно помянув всех родственников, начиная от Адама, этого умника, я встала, проверила в порядке ли одежда, и открыла дверь. Алекс, одетый в местные штаны и тунику, с мокрыми взъерошенными волосами, больше напоминал попавшего под дождь воробья. А вот мужчина рядом с ним был похож на леопарда, грациозного и очень опасного зверя: высокий, обманчиво худой, гибкий, с темно-вишневыми глазами, прямым носом и тонкими губами, он смотрел властно, словно привык повелевать.
   - Лизавета фон Таубе? Граф Ричард Руссильонский. Могу я войти?
   Э... Кто? Не было такого персонажа в истории! Никогда не было!
   Владеть собой меня учили лет с пяти, причем, как и все, к чему прикладывала руку моя мать, эти уроки удались на славу: и глазом не моргнув, я посторонилась, позволив графу зайти, и закрыла дверь перед носом обиженного стажера. Ничего, ему только на пользу: меньше знаешь, крепче спишь.
   Усевшись на кровать, я кивнула на стул:
   - Прошу, граф.
   Посетитель сел. Я еще раз осмотрела гостя: темно-коричневая накидка-сюрко, из-под нее выглядывают такого же цвета гамаши, обут в кожаные черные сапоги. Все вещи явно новые, добротные, сшиты качественно. Будто не местный граф передо мной, а ролевик какой.
   - Ваш слуга сообщил, что вы снял этот дом на несколько дней. Негоже именитой девушке жить в квартале торговцев.
   Оп-па. Мужчина, вы кто? Вроде не отец, не брат, не жених. Да и как-то не вяжется ваша речь с обычаями этого века: здесь и сейчас в ходу другое обращение, тем более к ровне.
   Додумать я не успела - мужчина предложил:
   - Буду рад принять вас и вашего слугу в моем скромном замке.
   И тут же, усмехнувшись, скорее своим мыслям, а не реальному положению дел, добавил:
   - Обещаю приставить к вам сразу нескольких дуэний, так что ваша честь не пострадает.
   Окончательно перестав понимать что-либо в этом, казалось бы таком простом деле, я согласно наклонила голову:
   - С удовольствием приму ваше приглашение, граф. Но мне нужно время...
   - Со мной прибыли слуги. Они помогут вашему парню собрать вещи.
   Вот же банный лист! Словно не хочет одну оставлять!
   Сдержав недовольство, крикнула:
   - Алекс!
   Гость от громкого крика скривился, но промолчал. Стажер появился мгновенно, будто подслушивал за дверью. Впрочем, не удивлюсь, если так оно и было.
   - Переоденься. Мы отправляемся в замок графа.
   К чести паренька, он не показал удивления. Кивнул и исчез.
   - Как вам наш город, Лизаветта? - и смотрит пристально, будто вопрос задан с подвохом. Знать бы точно, в каком именно городе я оказалась. Должна была в Тулузе. Но со всеми событиями я уже и в имени своем не уверена. Впрочем, лучше похвалить, от меня не убудет.
   - У меня не было возможности осмотреть его, - улыбнулась уголками губ, - но я слышала много хорошего о нем.
   Судя по поднятой правой брови, я выстрелила в молоко.
   - Что ж... Я рад, что хотя бы слухи о нас ходят хорошие.
   И что означает эта фраза? Что меня забросили в медвежье логово? Или что тип напротив принял нас с Алексом за других людей и сейчас старается напугать? Кстати, вторая мысль не лишена логики. Тогда становится понятно, почему некий граф так настойчиво зовет Лизавету фон Таубе в свой замок. Осталось понять, кого именно я тут замещаю и где сама 'замещаемая'.
   Отправились в путь мы минут через двадцать, когда на улице окончательно стемнело. Двое мужчин средних лет и средней же комплекции, как я поняла из их поведения, слуг графа, помогли нам с Ричардом уместиться в карете: один держал массивный фонарь, дабы господа шеи себе на ступеньках не сломали, другой открыл дверцу и ждал, пока знать усядется внутри поудобней.
   Дверцу захлопнули, оставив меня, бедную-несчастную девушку, в темноте наедине с практически незнакомцем. Судя по голосам, слуги графа переместились на козлы, править тройкой лошадей, а вещи и стажера поместили на запятки. Хочется верить, что доедем мы в полном составе...
   - Лизавета, ваш дядя написал, мне, что ожидать вас надо только на следующей неделе. Почему вы не послали слугу сообщить о своем прибытии? В городе и округе сейчас неспокойно, не стоили подвергать себя опасности.
   Всё-таки я оказалась права: банальнейшая ошибка, комедия положений, вот только как выбираться из этой дурацкой ситуации? Ещё и трясет так, что того и гляди язык прикусишь. Шикарные дороги, что ни говори...
   - Поверьте, граф, я так и собиралась сделать, но Алекс... Он вечно попадает в нелепые ситуации... Вот и сегодня - не успели мы приехать, как его приняли за вора! Пока разобрались, пока все уладили...
   И отец, и Мартин всегда учили меня: 'Хочешь солгать так, чтобы тебе поверили, скажи полуправду'. Этот трюк срабатывал практически каждый раз. Сработал он и теперь.
   В голосе собеседника послышалось раздражение:
   - Вот потому я и не держу рядом с собой бастардов: к ним легко привязываешься.
   Я прикусила язык и порадовалась, что из-за темноты не видно изумления, крупными буквами написанного на лице. Опять совпадение? Или же кто-то в Академии специально прорабатывал легенду под случайную встречу?
  Карета в очередной раз подпрыгнула на ухабе, я, вспомнив идеальные дороги своего времени, мысленно пожелала добра и счастья всем местным феодалам. Неужели, демоны вас побери, так сложно вымостить хотя бы часть пути???
  - Лизавета, вы в порядке?
  - З-з-здес-с-сь от-т-твр-р-атит-т-ельн-н-ые д-д-до-о-ор-р-о-ги-и-и...
  Точно без зубов останусь!
  Тихий смешок.
  - Мы уже привыкли.
  Логично, угу. Вместо того чтобы заниматься улучшением инфраструктуры, отлавливает в купеческих кварталах знатных девушек и везет их к себе в замок. Синяя Борода, блин.
  И все же, если возвратиться к совпадениям... 'Если у вас паранойя, это не значит, что за вами не следят', - так любит говорить мама. И похоже, в данной ситуации она целиком и полностью права. Меня кто-то подставил. Кто-то из своих. Осталось понять, на чьей стороне стажёр и чего ждать от Эдгара Норейского.
  - Приехали.
  Боги, какое счастье! Как я теперь ходить буду, изверги???
  Слуга открыл дверцу, граф вылез первым, потом подал руку в перчатке. Его лён соприкоснулся с моим шёлком. Вот когда пожалеешь, что по правилам этикета нельзя пожать мужчине руку. Крепкое здоровое пожатие много может рассказать о человеке. Опершись на руку, я кое-как, стараясь сохранять осанку проявлять излишних эмоций, вылезла из кареты под свет факелов и фонарей стоявших невдалеке слуг. Судя по промелькнувшей в глазах мужчины улыбке, мои усилия прошли даром. Ох, теперь ни сесть, ни постоять, ни пройтись...
  Замок... Ну замок. Я в таких последние десять лет частенько бывала, в разном статусе, в разных странах, в разных эпохах. Все как всегда: узкий полутемный коридор, факелы по стенам, узкие же окошки, обычно зарешеченные, под ногами - ковры, если владелец богат, и голый камень, если беден, лестница на второй этаж или широкая, или узкая, зависит от фантазии феодала, но везде, везде - холодный камень!
  Комнатка, в которую меня доставили (сама я поднималась по лестнице, скажем мягко, с трудом), была типичной для большинства подобных жилищ: неширокая кровать под балдахином, неподалеку от невысокого, зарешеченного окна, с другой стороны кровати - резная тумбочка с канделябром на три свечи, посередине спальни, на полу, шкура неизвестного животного, на ней - три стула, напротив кровати - зажженный камин, чуть подальше - сундук для одежды. Всё. Никаких изысков.
  - Госпожа, - почтительно поклонилась молоденькая служанка, брюнетка лет пятнадцати, - я Жанна, рада вам услужить.
  Да-да. Сначала - мне услужить, затем - хозяину доложить. Впрочем, выбора не было, я кивнула и, с трудом доковыляв до постели, со стоном опустилась на перину. Боги, за что вы так неласковы ко мне???
  Следующий час прошел как в тумане: мою тушку раздели, вымыли, промассировали и снова одели: нужно было спускаться к ужину. Есть не хотелось, вот только граф отказа не примет...
  Белая льняная камиза, светло-зелёное платье-котт, кожаные женские туфли, ленты в волосы, и я готова потреблять продукцию замка...
  Жанна проводила вниз, на первый этаж. Узкая лестница выводила прямо в широкий зал, предназначенный для еды и досуга.
  Сидевший за длинным деревянным столом граф, похоже, не переодевался.
  Служанка отодвинула стул слева от Его Светлости, я уселась и выжидательно посмотрела на хозяина.
  - Лизавета, - легкий кивок в мою сторону, - ваш дядя сообщил, что вы не любите мясо. Надеюсь, рыба вам придется по вкусу.
  Дядя, говоришь? Надо будет поблагодарить доброго человека за такое милое уточнение... И желательно чем-то тяжелым: рыбу я не просто не ела, а искренне ненавидела, вне зависимости от разновидности, искренне не понимая, как мясо этих существ можно брать в рот.
  - Благодарю, граф, но я не голодна. Мы с Алексом успели поужинать до вашего прихода, - милая, ни к чему не обязывающая, улыбка.
  Мужчина пожал плечами:
  - Не смею заставлять. Ваш слуга помещен в людскую, к остальной челяди.
  Бедный парень. К утру замерзнет, как цуцик. Впрочем, это был его выбор...
  - Граф...
  - Ричард. Мы все же скоро поженимся.
  Упс. Вот только свадьбы, пусть и в прошлом, мне не хватало. Так сказать, для полного счастья. Нет, оно-то, может, и неплохо: отстанут всякие несознательные личности, но как воспримет новость настоящая Лизавета? Если она, конечно, существует...
  - Как скажете, Ричард, - та же самая улыбка, - вы не могли бы выделить мне сопровождающего завтра? Хочу осмотреть город.
  В глазах темно-вишневого цвета появилось ироничное выражение. Видимо, мужчина вспомнил о моем сегодняшнем путешествии.
  - Я сам буду вас сопровождать. Вы ничего не едите. Выпейте вина. Попробуйте колбаски. Они сегодня получились на славу.
  Подчиняясь приказу хозяина, слуги оперативно наполнили наши бокалы и тарелки.
  То есть мои слова о том, что я не голодна, для кого-то пустой звук... Опустила взгляд на блюдо и с трудом совладала с эмоциями. Что за... Откуда здесь вилки? Замок не ахти какой роскошный, значит, его владелец не шибко богатый. Да даже если б и нашлись средства, все равно... Данный столовый прибор завезут сюда лет через двести-триста, не раньше.
  Видимо, совладать с эмоциями до конца у меня не получилось: граф чуть покровительственно улыбнулся:
  - Не знаете, как этим пользоваться? Примерно как и ложкой. Попробуйте, ничего сложного, а есть удобней.
  Это меня уже и в деревенщины записали? Класс. Ладно, будем соответствовать.
  Разыгрывая неумёху, отрезала часть колбаски, кое-как наколола её на вилку, укусила. Вкусно, что и говорить. Всё же мясо, не испорченное химикатами, здоровей и питательней. Как минимум. А вот вино мне не понравилось: очень кислое. Молодое, наверное. Хотя действительно, кто ж будет перед невестой, явно появившейся из захолустья, ставить дорогие напитки.
  Когда меня официально взяли в штат Академии, отец настоял на вживлении в мое тело чипа, благодаря которому можно пить что угодно и в любом количестве и оставаться трезвой. Полезная вещь, частенько выручала свою хозяйку. Но притвориться пьяной было необходимо, так что уже после трех глотков я блаженно улыбнулась:
  - У вас отличный замок, Ричард.
  Мой собеседник ощутимо расслабился.
  - Рад, что вам здесь нравится. Надеюсь, и наши дети его полюбят.
  Вот так вот в лоб, да? Увы, милый, я пока не готова обзаводиться семьей, тем более - в прошлом.
  Остальное время ели молча. Я елозила вилкой по тарелке, между делом сделала еще пару глотков из бокала и после ужина позволила двум дюжим молодцам 'помочь леди добраться до спальни'.
  Наверху к моему приходу уже была готова ванна - большой железный чан с горячей водой, в который аккуратно погрузили мою тушку, предварительно раздев, конечно. Жанна старательно втирала в кожу ароматные масла, я расслабленно лежала и пыталась анализировать. Кусочки мозаики никак не желали складываться в одну картину. Откуда здесь вилки? Каким образом граф узнал, где прячется его невеста? Где на самом деле эта беглянка? Замешан ли во всем Алекс, или моя паранойя превзошла сама себя?
  - Госпожа, - вывел меня из задумчивости почтительный голос служанки, - Его Светлость пожалуют через несколько минут.
  Что? В смысле 'пожалуют'? Он что, решил переспать со мной еще до свадьбы? Ну-ну. Наивный.
  Служанка помогла натянуть длинную широкую ночную рубашку из беленого холста, я отпустила девчонку, задула свечи, а сама залезла в постель, под тёплое одеяло. И где этот самоубийца?
  'Самоубийца' пожаловал примерно через полчаса. За это время я уже успела накрутить себя по самое не могу и додуматься до всемирного заговора, направленного лично на меня любимую. Тихо скрипнула дверь, если бы не выработанный за годы работы рефлекс мгновенно реагировать на любой звук, я, может быть, ничего и не услышала бы. А так мгновенно напряглась, вглядываясь в темноту.
  Справа послышался шорох, на мои плечи легли мужские руки. Стараясь дышать равномерно, я просчитывала варианты. Самый простой - бить. Куда-нибудь да попаду. Плюс эффект неожиданности. Меж тем одна рука сдвинулась в направлении груди, в то время как вторая все еще мирно лежала на плече. Что-то новенькое. Обычно лапают сразу двумя. Когда пальцы мужчины начали теребить мой сосок, я решила не доводить до греха и, уже примерно догадываясь, под каким углом расположено тело, нанесла удар ребром ладони по шее. Послышался характерный звук падающей туши. Отлично. Осталось выяснить, что делать дальше.
  Снова скрипнула дверь. Проходной двор какой-то. Кого там на этот раз принесло?
  - Лиззи! - тихий шёпот.
  Стажёр. Давно не виделись.
  - Лиззи! Проснись! Лиззи!
  Шепчет, а сам близко не подходит. Вот же, стеснительный ребенок.
  - Фонарик есть? - спросила чуть слышно.
  Послышалось копошение. Затем по комнате прогулялось пятнышко света, остановившись на кровати.
   - Лиззи, ты в порядке?
   - Пока да. Посвети чуть правей.
   Парень подошёл поближе, направил фонарик на лежавшего без сознания мужчину. Оп-па. А это не граф.
   - Алекс, у тебя минута. Беги, как можно быстрей. Чтоб и духу твоего рядом с моей спальней не было. Ну!
   Послушался.
   Удостоверившись, что осталась одна, я заверещала: громко, качественно, с чувством. От такого визга любой мертвец поднимется. Я бы точно в гробу подскочила.
   Практически мгновенно комната заполнилась людьми разной степени одетости. Примчавшийся на визг хозяин застал гостью бьющейся в истерике: наличествовали и слёзы, и всхлипывания, и дрожь. Причем на этот раз я не играла. Усталость, непонятки с заданием, странная ситуация, куча вопросов в голове и нерешенных проблем в реальности - всё это требовало выхода. Почему бы не воспользоваться удобным моментом?
   Слуги зажгли свечи, несостоявшемуся насильнику, одному из провожавших меня до комнаты громил, скрутили руки, вытащили полубессознательного мужика из господской спальни, праздные зрители нехотя разошлись, мы с графом остались наедине. К этому моменту истерика наконец-то сошла на нет, так что на вопросы хозяина замка я отвечала вполне адекватно.
   - Лизавета! Как вы могли обо мне такое подумать! - Ричард раздраженно выхаживал взад-вперед рядом с моей кроватью. Я полулежала в постели, укутанная по самую шею, и наблюдала за метаниями облаченного в спальный наряд - длинную, до пола, полностью закрытую пижаму - Его Светлости. - Чтобы я пришёл ночью с нечистыми намерениями к собственной невесте?!
   - Граф... Ричард, что я должна была сделать? Усомниться в словах вашей служанки?
   - Можно было хотя бы свечи не тушить!
   Понятно. Мужчина оказался упёртым. Не сдержавшись, я зевнула. Метания мгновенно прекратились.
   - Простите, Лизавета, вы, должно быть, устали. Засыпайте. Клянусь, вас больше никто не побеспокоит.
   Спала я сладко, но мало. Утром меня разбудила все та же служанка с красными глазами. Непонятно, то ли плакала, то ли совсем спать не ложилась.
   - Госпожа, господин граф просит спуститься к завтраку.
   Умывшись и кое-как причесавшись с помощью Жанны, я критически оглядела себя в зеркале: волосы сменили цвет с черного на каштановый (отвратительная краска в 'Трикси'), колтуны с трудом расчесаны, зрачки глаз больше красные, чем синие, чуть полноватые губы сейчас бледно-розовые... Стрыга , как есть стрыга. Чем я могла во сне заниматься, если так погано выгляжу?
   Камиза, сверху - котт, на этот раз тёмно-синего цвета, на ноги - ставшие привычными туфли, вновь - ленты в волосы... Зеркало отразило стрыгу в платье.
   - Госпожа, вам так идет этот наряд!
   - Жанна, не умеешь врать - лучше молчи.
   Служанка покраснела.
   - Госпожа, его сиятельство ждёт...
   Вздохнув, я направилась к выходу.
   Граф выглядел обычно. По нему никак нельзя было предположить, что полночи как минимум мужчина провёл на ногах, в том числе и утешая будущую жену. Белоснежная льняная рубашка контрастировала с разноцветными пятнами блюд, выставленных на стол. Что-то в облике хозяина замка показалось мне необычным. Улыбаясь и здороваясь, я внимательно рассматривала его сиятельство, пытаясь понять, в чём дело. Потом до меня дошло: двойные манжеты, изобретение шестнадцатого века. Откуда, спрашивается, в глубоком прошлом появились все эти вещи: зеркало, вилки, манжеты? Получается, граф и есть нужный мне злодей? Или нет? Вряд ли тот, кого я ищу, стал бы в открытую демонстрировать изобретения будущих веков... Тогда кем является сидящий передо мной человек: марионеткой или кукольником? Боги, я совсем запуталась...
   Тело меж тем совершало привычные движения: усевшись на стул, я начала аккуратно есть мясное рагу, раз за разом поднося ложку ко рту. Вино вместо воды, колбаски на закуску. Наконец, трапеза подошла к завершению.
   - Лизавета, я буду ждать вас у конюшни. Переодевайтесь, и отправимся в город. Верхом.
   Слава всем богам, что не в этой тарантайке! Судя по промелькнувшей в глазах графа улыбке, о моих мыслях он догадался.
   - Ричард, мы можем взять с собой Алекса?
   - Конечно, - спокойно ответил хозяин дома. - Думаю, мальчишке не повредит развеяться.
   Служанка помогла облачиться в изумрудного цвета котт. Украшенный широким поясом такого же цвета, и темно-зеленый сюрко, на голову - светло-зеленое покрывало, затем - шапель , на ноги - удобные серые пигаши.
   Выехали минут через пятнадцать, неспешным шагом. Меня, о ужас, посадили в дамское седло. Ругаясь про себя самыми непотребными словами, я уже жалела о навязанной графу поездке. Вернее, от езды мог бы быть толк, если бы я отправилась в город со своим 'пажом'. Увы и ах.
   - Лизавета, впереди Великий Пост, после него я планирую наше венчание.
   Новость чуть не вышибла меня из седла. Мама дорогая. Надо как можно быстрей разыскать Сару и бежать из этого дикого места. Какое венчание? Да если народ узнает... Особенно Стефан... Запретив себе думать о монахе, я мило улыбнулась:
   - Как скажете, Ричард. Времени на подготовку должно быть достаточно.
   Граф удовлетворенно кивнул:
   - Я тоже так подумал.
   В городе хозяин замка был, судя по всему известной фигурой: стражники у ворот поклонились в пояс, увидев нашу процессию, и не стали брать плату за въезд. Что ж, с паршивой овцы хоть шерсти клок. Можно и немного сэкономить.
  Глава 4
   Узкие улочки с нависавшими над ними домами выглядели непривычно чистыми. Лошади цокали подкованными копытами по вымощенным камнем мостовым, я, не стесняясь показаться наивной дурочкой (куда уж больше-то), крутила головой во все стороны. В принципе, особого отличия от испанских или итальянских городков того времени - моих постоянных мест работы - я не заметила: в кварталах побогаче мощеные улицы, каменные дома, более-менее широкие окна, в кварталах победнее, скорее всего, будут и грязь, и солома, и узенькие окошки...
   - Лиззи, - смотрите, кто проснулся! - это здесь... вчера...
   Мальчишка замолчал, с явным намеком не договаривая. Впрочем, наверное, в этот раз я была к нему не права: по-другому дать понять, где именно стажер столкнулся с главой 'чистильщиков', было невозможно: дом как дом, трехэтажный, сложен из камня, в общем, ничего особенного, кроме одной детали - в этом районе здания с окошками, больше похожими на бойницы, не строились...
   - Лизавета?
   - А? Простите, Ричард. Это здесь вчера Алекса приняли за вора. Пришлось откупаться.
   - Правда? Что же он забыл возле дома графа Тулузского?
   Упс... Кто сейчас носит этот титул? Раймунд Четвёртый, также известный, как Раймунд де Сен-Жиль, если не ошибаюсь. И что общего у этого аристократа и Эдгара Норейского, чье происхождение более чем сомнительно?
   - Я отправила парня погулять по городу, хотела остаться одна, - как можно легкомысленней пожала я плечами, - кто же мог знать, что его прогулки закончатся обвинением в краже.
   Да, действительно, бойницы. Не удивлюсь, если там, на верхних этажах и решетки есть. В самом деле, в этом неправильном Средневековье уже нашлись и вилки, и зеркало. Почему бы не быть решёткам?
   - Не думаю, что нам стоит надолго останавливаться здесь. Граф в последнее время стал чересчур подозрительным, - сухо заметил мой спутник и, подавая пример, поехал вперед.
   Поездку по улицам богатых кварталов никак нельзя назвать увлекательным путешествием. Без графа я бы давным-давно переоделась в конспиративном доме и попыталась наладить связь людьми попроще, возможно, даже с самого дна. Но, боюсь, его светлость не поймет странных порывов дражайшей невесты.
   Мы пересекали площадь, поддавшись моему капризу и направившись в церковь, когда я краем глаза заметила подходившего к одному из домов 'чистильщика'. Всех их в лицо я, конечно, не знала, но этот парень давно дружил с Мартином, бывал у нас дома, когда я еще жила с родителями, так что здесь я точно ошибиться не могла. Что ж, вывод ясен: Алекс не ошибся, он действительно встретил Эдгара Норейского.
   Одетый в короткую верхнюю тунику, гамаши и полукруглый плащ, всё в фамильных цветах графа, золотом и зелёном, стажёр, ехавший сбоку от меня, вдруг дал шпоры лошади и с криком понёсся на практически зашедшего в здание парня.
   Я опешила.
   - Лизавета...
   - Ричард, я не знаю, что с ним.
   Действительно, что могло заставить мирного Алекса броситься на незнакомого мужчину? Или знакомого? Паранойя, молчи...
   Тренировали 'чистильщиков' на славу, и те, кто работал в этом отделе, могли, в случае необходимости, увернуться и от гладиуса древнеримского легионера, и от палаша воина эпохи Возрождения, что уж говорить об одном психованном, безоружном пареньке из будущего. Естественно, уже через минуту мой ненормальный напарник лежал, уткнувшись носом в пыльную землю. Сотрудник 'конторы' оглянулся на нас, несколько секунд внимательно смотрел то на Ричарда, то на меня, потом хмыкнул, повернулся к двери и зашел в незнакомый дом. И что это было?
   - Вы с ним знакомы?
   - Угу, лично, - буркнула я недовольно, стараясь сдержать рвущийся на языке мат.
   - Не обижайтесь, Лизавета, но этот человек... Странный он какой-то.
   - Полностью согласна, - я уже спешивалась: нужно было все же подойти к стонавшему на земле Алексу. - Только я-то тут при чём?
   Судя по тому, как резво подскочил напарник при моем тихом, но весьма эмоциональном обещании сдать его начальству и добиться перевода на бумажную работу, ничего серьезней ушибов у него не было. Что ж, и на том спасибо.
   - Лиззи, - жалобно заканючил мальчишка, косясь на подъехавшего к нам графа, - это он! Он закричал, что я вор! Без него меня не схватили бы!
   - И ты решил, что нужно сломя голову нестись восстанавливать справедливость? - язвительно фыркнула я. - Голову дома забыл? Вот приедем мы домой...
   - Лизавета, мальчишка чересчур горяч, - нахмурившись, заметил наш спутник. - В его возрасте нужно уметь держать себя в руках.
   - Не поверите, Ричард, но я твержу ему то же самое, - проворчала я, усаживаясь на лошадь. - Иди лови свою кобылу, и доедем в конце концов до церкви.
   - Я пешком, - мрачно буркнул отряхивавшийся стажёр.
   - И подаришь чужое имущество местным жителям?
   Алекс хмуро взглянул на меня, затем на графа, и поковылял в сторону отбежавшей на несколько шагов лошади.
   - Приношу свои извинения, Ричард, никогда не думала, что с ним будет столько хлопот, - покаянно вздохнула я.
   - Понимаю. И все же вам следовало взять с собой в поездку служанку, а не бастарда.
   - Не поверите, была служанка. Была карета. Да много что было... А Алекс... Дядя настоял.
   Ну вот, и почти не соврала.
   В небольшой полутемной церкви я опустилась на деревянную скамейку и немного расслабилась. Всё-таки католические здания для богослужений действовали на меня успокаивающие. Посидев бездумно минут пять, я поднялась и, собираясь выходить к своим спутникам, столкнулась с высоким толстым монахом в серой рясе.
   - Дочь моя, что привело тебя в эту скромную обитель? - и сразу под носом оказалась холеная белая рука, унизанная золотыми перстнями. Поцеловала, а что делать.
   - Усталость, отче. Запуталась я.
   - Господь не оставит тебя.
   И, наклонившись, мужчина прошептал на ухо:
   - Эдгар хочет поговорить. Третий дом слева от церкви, через час.
   Выпрямился, повернулся ко мне спиной и степенно последовал к выходу. Я осталась стоять, растерянно хлопая глазами. С каких пор у нас появились агенты среди монахов? Или это так кто-то из ребят Норейского вырядился?
   На улице граф что-то резко выговаривал стажеру. Тот молчал, но, судя по напряженной фигуре, вряд ли был доволен услышанным.
   - Лизавета, к сожалению, нам придется прервать нашу поездку. Только что я получил не очень приятно известие. Я провожу вас до ворот и дам сопровождение из числа стражников.
   Божечки, как торжественно всё звучит. Увы, у меня другие планы...
   - Ричард, - глазки в пол, - я забыла свою Библию в том доме. Я... Я не могу молиться без нее! Прошу, позвольте нам с Алексом поехать туда! Это недолго, уверяю вас!
   Да, предлог надуманный, но меня и так уже записали то ли в дуры, то ли в истерички, так что может и сработать.
   Граф нахмурился.
   - Лизавета, это опасно. Я не смогу вас сопровождать.
   - Со мной будет Алекс, - и хлоп-хлоп ресничками.
   - Это слабак? - презрительно скривился мужчина. Мальчишка покраснел, вскинулся, но промолчал. Хоть чему-то учится.
   - Ну... Сюда же мы доехали. Пусть и из близлежащего города...
   Несколько секунд мой собеседник молчал, потом нехотя кивнул:
   - Хорошо, пусть так. Но вы сегодня вечером расскажете мне о своей поездке. Всю правду расскажете, Лизавета.
   Вот, теперь к дуре и истеричке еще и лгунья прибавилась. Падаю все ниже.
   - Конечно, Ричард. Благодарю вас.
   С помощь жениха залезла на лошадь, повернула животное в нужную сторону.
   - Поехали, Алекс.
   Паренек молчал ровно две минуты. Когда граф скрылся из вида, мальчишка подъехал ко мне и заговорщицким тоном поинтересовался:
   - Лиззи, а там и правд Библия осталась?
   - Нет, - проворчала я, там остались мой покой и твои мозги. Кто тебя дернул на 'чистильщика' напасть? А если б он сломал тебе что-нибудь? Ту же голову?
   - Голову сломать нельзя, - обиженно буркнул стажёр. - Лиззи, но он же гад!
   - И что? Поэтому ты полез на него с кулаками? Алекс, включай уже мозги. А то отправишься в архив, работать вместе с монахом.
   Судя по кислому виду напарника, угроза его впечатлила.
   - Ты рапорт подашь?
   - Естественно. Не на твой перевод, так на отправку тебя на курсы самообороны. Не умеешь ни нападать, ни защищаться. Вот чему тебя только учили?
   Меж тем доехали до дома.
   - Слезай.
   - А лошади?
   - Что с ними?
   - Их украдут.
   - Если ты заметил, попоны на них графских цветов. Давай, Алекс. Времени мало.
   Привязали лошадей к выглядывавшему из стены железному кольцу, открыли дверь, зашли в дом. Все по-прежнему, ничего не изменилось. Вроде бы.
   - Сбегай проверь труп. И не смотри так жалобно. Предусмотрительность еще никому в этом мире не навредила.
   - Параноик, - раздраженно проворчал мальчишка, но отправился в подвал. Я же повернула в сторону кухни. Забив появившийся голод остатками мяса и хлебом, вопросительно повернулась в сторону вошедшего в комнату Алекса.
   - Могла бы и меня подождать, - наивный, так мне меньше досталось бы, - в порядке твой труп. Лежит в том же углу.
   - Портал не срабатывал?
   - Угугум...
   - И мне все понятно.
   - Вроде нет. Лиззи, что мы тут делаем?
   - Ждем. Через полчаса поедем на встречу с Норейским. Алекс, верни глаза на место. В церкви ко мне подошел монах. Эдгару нужно пообщаться с нами. О чем - понятия не имею, - вспомнив показанную кикиморой сцену, я поднялась, потянулась, - а пока болтаемся без дела, давай-ка заглянем в гостиную.
   - Это где окно заколочено? - уточнил внимательно наблюдавший за мной мальчишка.
   - Именно. И диван современный.
   В полутемной комнате тоже никаких изменений не произошло. Интересно, что здесь не так?
   - Алекс, ты что-нибудь наше с собой брал?
   - Обижаешь, - хмыкнул стажер, - я не такой идиот, чтобы оставлять местным вещички из будущего. Что именно нужно?
   - Фонарик. Только свети в стену, чтобы снаружи не заметили.
   - Так окно ж заколочено.
   Я только вздохнула. Да, моя паранойя частенько достигает невероятных размеров.
   Круглое пятно света прошлось по камину, осветило на каминной полке погашенные свечи в канделябрах, иконку Девы Марии, судя по всему, принесенную кем-то из группы, так как оклад был пластмассовым, и коробок спичек, опять же, из нашего времени.
   - Это разве разрешено? - недоуменно нахмурился Алекс.
   - Что именно? Оставлять в домах вещички из других эпох? Нет, конечно. Но в этом деле очень много странного, поэтому я уже ничему не удивляюсь... Давай-ка посвети под диван.
   Ни о чем не спрашивая, паренек направил луч в нужном направлении, я легла на пол в надежде увидеть хоть что-то. Увидела, угу. Пыль.
   - Лиззи, а в самом диване тайника быть не может?
   - Начитался шпионских историй с агентами-параноиками? - усмехнулась я.
   - Кто бы говорил, - уязвленно буркнул мальчишка.
   А действительно, чем я рискую?
   Осмотр мебели тайника не выявил. А вот светлое пятно на деревянном полу, отличавшееся по цвету от других досок, меня заинтересовало.
   - Будем вскрывать?
   - Чем? Руками? Алекс, думай уже, головой, не мягким местом. Где ты видишь здесь инструменты? И вообще, поехали уже. Опоздаем - будем долго объясняться с графом.
   Вернее, я буду объясняться...
   Третий дом слева от церкви оказался тем самым зданием, в которое вошел приятель Мартина. Добравшись до места назначения, мы оба спешились, и пока стажер тщательно привязывал лошадей к ещё одному железному кольцу, я подошла к деревянной двери и пробарабанила по ней пальцами мотивчик известной в наше время песенки, немного похабной, но довольно весёлой.
   Появившийся в проеме знакомый монах в рясе приветственно кивнул мне и вопросительно покосился на моего напарника.
   - Стажёр. Если потеряю его, с меня дома голову снимут, - тяжело вздохнула я.
   Сбоку тяжело задышал обиженный парень, монах хмыкнул и посторонился, позволяя пройти.
   Едва захлопнулась дверь, включился свет. Оп-па. Они что тут, совсем обнаглели?
   - Руководство в курсе, - сообщил наш провожатый, шагая по хорошо освещенному коридору.
   Потрясающе. Так, дядя, похоже, я все же выбью положенный мне месячный отпуск, да еще и с премиальными... Надо только не забыть координаты записать.
   Абсолютно пустой коридор вывел к винтовой лестнице.
   - Второй этаж. Там вас встретят, - мужчина развернулся и зашагал обратно, к двери. Это что получается, он здесь вроде привратника?
   Поднялись по каменным ступеням, держась за витые железные перила, вышли на бетонную площадку. Нас и правда встретили. Незнакомый работник 'чистильщиков', худощавый брюнет среднего роста, одетый в черный латексный костюм, цепким взглядом окинул обоих, кивнул, видимо, своим мыслям, и указал рукой на дубовую дверь неподалеку:
   - Эдгар там. Иди одна.
   Да как скажете. Алекс в кои-то веки не стал возражать, и я, дойдя до заветной двери, потянула ее за ручку на себя.
   В большой комнате с наглухо забитыми окнами было светло, но не от свеч. Вполне современная люстра в форме короны свисала с потолка и прилежно освещала каждый угол помещения.
   - Лизавета? - мужской баритон не позволил осмотреться. Я повернулась к говорившему.
  Ну здравствуй, легендарный Эдгар Норейский.
  Худой шатен среднего роста сидел в мягком кожаном кресле возле стеклянного столика, накрытого явно для дружеской пьянки: виски, коньяк, мясная нарезка, свежие овощи... Это меня тут ждали? Или я сорвала чье-то теплое общение?
  - Приветствую, Эдгар.
  Я подошла к креслу напротив, села, уверенной рукой налила из открытой бутылки виски в чистый стакан нужное количество жидкости, поставила на стол и то, и другое и вопросительно посмотрела на хозяина дома.
  Мужчина улыбнулся. Тонкие губы явно не привыкли к подобному движению мышц и, на мой взгляд, раздвигались с трудом.
  - Не знал, что ты теперь работаешь в паре.
  - Я тоже. Пока с родственником не пообщалась, - пожала я плечами. О моих родственниках в Академии не знал только ленивый.
  - Умный мальчик?
  - После сегодняшней драки я в этом сомневаюсь.
  На этот раз собеседник ухмыльнулся. Что ж, хотя бы по одному пункту мы сошлись во мнении.
  - У нас не получилось попасть в дом Академии. Моих бойцов что-то не пускает внутрь. Никакого охранного контура нет. Ты знаешь, что это может быть? - долгий немигающий взгляд мог бы напугать меня еще лет пять назад, но не теперь, когда за плечами была не одна попойка с оперативниками и дружками Мартина.
  А вот вопрос интересный. Очень. И ведь что-то вертится в голове. Что-то...
  В голове внезапно всплыло:
  '- Лизка...
  - Помолчи, Алекс... Что-то мне всё это не нравится...
  - Там у порога иголка воткнута... Длинная...'
  Вашу ж... да об колено... да со всей дури... да хлыстом! А я-то, глупая, думала, что эта гадость была связана с отоворотами-приворотами.
  - Знаю, - кивнула я уверенно, - только понятия не имею, кто эту защиту поставил и на кого конкретно она должна быть направлена. Эдгар, у вас есть инструменты? Нужно пол вскрыть.
  Проговорили мы недолго, минут сорок-пятьдесят, вышла я после общения с Норейским раздраженная и злая. Алекс, дремавший на скамейке у стены, при моем хлопанье дверью подскочил, осоловело уставился на 'начальство', перевел взгляд на брюнета, так и не покинувшего свой пост охранника, и благополучно промолчал. Молодец, мальчик. Глядишь, лет через -дцать из него что-нибудь путное и выйдет.
  Из города выезжали медленно, в полном молчании. Толстые неповоротливые стражники на воротах, завидев на попонах графские цвета, разве что честь не отдали. Да уж, уважают тут Ричарда...
  Полуденное солнце нещадно палило, из-под лошадиных копыт стелилась пыль, а я, стараясь не сорваться на грубую площадную ругань, рассказывала парню то, что поведал глава 'чистильщиков'.
  - Контрабанда это. Два идиота, Дирк и Рик, захотели озолотиться в прямом смысле этого слова. Мол, два-три путешествия туда-обратно, несколько обычных безделушек, ничего же страшного. Дураки. И ведь работают в Академии не первый год. Должны же понимать... Нет, жадность глаза застила. Золото! Вот цель!
  - Как бы они это золото легализовали? - нахмурился мальчишка.
  Я передернула плечами:
  - Их спроси. То место за диваном - как раз основной тайник. Сара прознала об их грязных делишках, пригрозила сообщить 'наверх', троица поругалась, подруга выскочила из дома - и с концами. И Дирк, и Рик клянутся всем на свете, что и пальцем напарницу не тронули...
  За разговором неспешно доехали до замка.
  - Лиззи...
  - Слышу, - настороженно кивнула я. - Что бы ни случилось, веди себя естественно.
  - Ты о чем? - недоуменно уточнил парень.
  - Не знаю, но интуиция твердит, что...
  Я не договорила: услышанный нами шум предстал перед глазами толпой людей, что-то внимательно рассматривавших. Или кого-то? Слуги и охрана обступили практически плотным кольцом девчонку, одетую в длинное серое платье, фасоном совершенно не похожее на местную одежду: узкий лиф, украшенный люрексом, пышные юбки, неожиданный пояс на талии. Добавить к наряду высокую пышную прическу с лентами в волосах и черные лаковые туфли на каблуках, и становится понятным удивление толпы. А потом я посмотрела в лицо девушки. Незнакомка улыбалась радостно и счастливо, в знакомых зеленых глазах не было ни малейшего намека на узнавание. Да там даже интеллект не ночевал... Сара... Я до боли стиснула запястье с латунным браслетом. Чистильщики - вот кто был здесь нужен.
   - Алекс, спокойно спешиваемся и идем в дом. Ты понял? - чуть слышно обратилась я к ехавшему рядом напарнику.
   - Да, - послышался такой же тихий ответ.
   'Чистильщики' прибыли оперативно: мы с Алексом успели лишь доехать до конюшни, спешиться там и дойти до дома.
   Через два часа я уже писала рапорт у себя в кабинете. Уставшая, голодная, не выспавшаяся, я в тот момент была не самым лучшим собеседником. Впрочем, Дарик на все это не обращал ни малейшего внимания: домовой беспрестанно ворчал, вспоминая все мои грехи.
   - Это ж надо было так перед кикиморой опозориться. Две свечки, как для покойника зажгла. Три надо было. Три! Лизка, ну вот почему ты такая бестолочь?!
   - Дарик, совесть имей, - раздосадованно дернула я плечом. - Я только приехала. Лучше сбегай узнай, как там Сара.
   - Сбегай! Я что тебе, мальчик на побегушках? Алекса своего посылай, - проворчал домовой, но все же исчез.
   - Он не мой, - буркнула я в пустоту.
   Противная нечисть довольно скоро вернулась и сообщила, что с Сарой работают лучшие врачи, но прогнозов пока нет. Вообще никаких.
   - Какой хоть диагноз? - вздохнув, я устало потерла кулаками глаза.
   - Амнезия. Всё. Остальное не разглашают. И никого к твоей подруге не пускают. Лизка, заканчивай уже свою писанину и езжай домой. Выспись наконец.
   - Угу. Сейчас, две страницы допишу...
  
   Отдыхала я трое суток. Однушка в элитном доме в центре города стоила дороже двушки где-нибудь на окраине, но родители были непреклонны: хочешь жить самостоятельно? Не вопрос. Но только на хорошо охраняемой территории. Иначе - вперед, отчий дом всегда ждет своих заблудших детей. Так что приходилось играть по установленным другими правилам и тратить львиную долю зарплаты на ипотеку.
   Сон-еда-сон-еда - так прошли первые сутки. Вечером, проснувшись в очередной раз, я поднялась с постели, потянулась, раздраженно наблюдая, как втягивается в стену кровать, и потопала на кухню. Как и прочие квартиры в этом городе, моя была оснащена системой 'Умный дом'. Понятия не имею, как относились к этой технике другие жители, а меня подобное самоуправство интеллектуальной системы всегда бесило. Нет, ну в самом деле, встала ночью в туалет, возвращаешься, а вместо кровати уже чистый пол! Приходится стоять и ждать несколько секунд, пока мебель не вернется на законное место. 'Что ты маешься, - фыркал Мартин в ответ на мои жалобы, - пригласи техника, пусть устранит это самоуправство искусственного интеллекта'. Угу, и потратить на это остатки сбережений. Нет уж, я лучше помучаюсь...
   На кухне с моим появлением зажегся свет и засветилась панель управления. Подойдя, я выбрала меню и уселась на выдвинутую из пола табуретку. Подпространство, конечно, пусто. Естественно, кому ж его наполнять. В квартире домовым я пока не обзавелась, а родичам не до моей скромной персоны. На появившемся вслед за табуреткой столе возникли кружка молока, открытый пакет мюсли, порезанная кружками копченая колбаса и ломти козьего сыра. Всё. Больше в этом доме ничего не осталось. Я вздохнула: карточка пока в минус не ушла, но и круглой суммой не радовала. До зарплаты еще неделя, одалживать не у кого, значит, посижу на диете. Раньше мне занимали Илька и Сара, но Илька в командировке, а Сара... Заставив себя не думать о заболевшей подруге, я взяла вилку, вяло потыкала ею колбасу и все же начала медленно жевать сыр.
   На подоконнике заверещал домашний планетник. Отвечать не хотелось, но абонент был настойчив.
   Встав, я дотянулась до устройства, посмотрела на номер. Жерар. Боги, вы меня не любите...
   Нажав 'Ответить', я вымученно улыбнулась в веб-камеру.
   - Привет.
   - Отвратно выглядишь, - безжалостно припечатал темноволосый гигант.
   А то я не знаю...
   - Ты позвонил, чтобы сообщить мне эту потрясающую новость?
   Мужчина почему-то отвел глаза.
   - Лизка. Тут это. Я у тебя поживу?
   С трудом переварив услышанное, я недовольно нахмурилась:
   - Жерар, мы же договорились. Только друзья. Да и вообще...
   - Да знаю, знаю, - торопливо перебил меня собеседник, - тебе самой спать негде, квартирка маленькая, в холодильнике всегда пусто. Я помню. Лизка, я готов на полу спать и месяц тебя кормить. Ну Лизка, ну что тебе стоит?
   Так... Похоже, кто-то поехал кукушкой...
   - Жерар, послушай...
   - Лизка, я больше не могу! Я с ней с ума сойду! Или с собой покончу! Это же ужас что такое, а не человек!
   - С кем - с ней? - выловила я из сумбура главное. - Ты с кем-то встречаешься?
   - Хуже! - на широком лице явно обозначилась паника, - Лизка, она за меня замуж собралась!
   - Да кто она-то?
   - Стажер!
   Какое-то время я осознавала сказанное, потом осторожно уточнила:
   - То есть тебя тоже 'осчастливили'?
   Мужчина скривился:
   - На следующий день после твоего отъезда. Нас всех 'обрадовали'. И к каждому приставили практиканта противоположного пола. Лизка, это самоубийство!
   - Как её зовут?
   - Понятия не имею.
   - В смысле? Вы не первый день работаете вместе, и ты не поинтересовался ее именем?
   - А оно мне надо? - хмуро буркнул мужчина. - Она что-то выпалила при первой встрече. Я прослушал.
   Прелестно...
   - А выглядит как?
   - Мелкая, наглая, настырная! Лизка!
   - Жерар, ты хочешь, чтобы она доставала уже меня, - борясь с желанием немедленно отключить устройство, поинтересовалась я, - как дома, так и на работе? Там у меня для этого свой стажер имеется.
   - Лизка, у тебя вроде бы ипотека? Я хоть сейчас половину оплачу, - и смотрит, как побитый пес. Ну вот когда и перед кем из богов я успела провиниться? Какая там сумма осталась? На пять лет, если я правильно помню... Это получается...
   - Неделю, Жерар. Не больше.
   Судя по обрадованной физии, мой нахрапистый собеседник рассчитывал максимум на три дня. И что ж я такая добрая дура?
   - Лизка, я уже еду!
   Приехал. Через час. С двумя пакетами. В одном - вещи, в другом - продукты. Гуляем...
   - Мог бы и курьера вызвать.
   - Вот еще. Сам дотащу.
   Ну да. Я и забыла, что мой новый жилец - мужчина серьезный и обстоятельный. Зачем курьер, если самого сотрудника Академии боги силушкой не обидели?
   - Лизка, я по пути заехала в банк. Твоя ипотека наполовину выплачена, как и обещал.
   Ох уж эти карие глаза... В них и страсть, и надежда, и ожидание... Ну Жерар! Они с Мартином, видно, одни и те же пикаперские курсы заканчивали!
   - Пойдем на кухню. Резать сам будешь?
   - Продукты? Естественно. Терпеть не могу всю эту новомодную технику.
   Ну да. Тебе б куда-нибудь в Россию, в девятнадцатый век, в Сибирь, в деревянную хижину с топором и лучиной.
   На появившийся из пола стол легли покупки: вино, конфеты, колбаса, сыр, креветки... Он издевается? Нам обоим этого максимум на сутки хватит. Чем потом я эту тушу кормить буду?!
   Зазвонил планшетник: громко, требовательно, даже как-то истерично. Судя по скривившейся физии нового жильца, слышать звонившего мужчине не хотелось.
   - Ответь уже. Она ж не отстанет.
   - Обойдется, - Жерар выключил звук и повернулся ко мне. - Покажешь, где и что?
   После оплаты половины ипотеки? Придется.
   Маленький санузел - вдвоем не развернуться - был совместным: душ и туалет в одной комнатке. Спальня, кухня, прихожая - всё тех же минимальных размеров, а стоимость...
   - И где ты будешь спать? - задала я мучивший меня все это время вопрос.
   - В кухне, - пожал плечами гость, - мебели там сейчас нет, значит, места хватит.
   Логично.
   Вернулись в кухню, уместились на табуретках. Пока постоялец готовил ужин, я пыталась поймать за хвост одну ускользавшую мысль. Вернее мысль не особо-то и ускользала, но вот доводить до логического конца ее не хотелось.
   - О чем думаешь? - Жерар налил в стеклянные бокалы вино и протянул один из них мне.
   - О желаниях и совпадениях.
   - Лизка... Нельзя же так... Я чуть не поперхнулся. Давай лучше выпьем.
   Я пожала плечами и пригубила напиток. Вкусно.
   - Ну как? Всё, можешь не отвечать, по глазам прочёл. Во Франции лучше делают?
   - Смотря в каком веке, - бокал переместился на середину стола. - Жерар, я серьезно. Слишком много совпадений в последнее время. И всё крутится вокруг меня.
   - Например?
   Судя по глазам мужчины, данная тема ему была совершенно не интересна, вот улечься с хозяйкой квартиры в постель - самое то. Но тут уже фигушки.
   - Например, Сара. Я ведь тогда искренне пожалела, что ее, а не меня, отправили во Францию того времени. И что? Сара исчезла, и вот уже я в желанном месте! А сегодня? Я ведь до твоего звонка думала, как растянуть запасы до зарплаты.
   - Глупости, - хмыкнул двухметровый детина, - два раза - это еще ни о чем не говорит. Не заморачивайся, ешь лучше. Креветки свежие, да и сыр им под стать.
   Нашелся заботливый папаша... Но кусочек сыра я откусила. Действительно, вкусный. Чем-то рокфор напомнил...
   Спал мой постоялец в прихожей, заняв все свободное пространство и без стеснения ругая роботизированную систему, выдвигавшую из пола мебель всякий раз, когда мужчина появлялся в кухне. Ни лечь, ни сесть на голый пол возможности не было. Жерар, не предусмотрев такой поворот событий, теперь жался на одеяле возле двери. Я же честно радовалась жизни на собственной кровати.
   Глава 5
   Дождавшись следующим утром, когда приятель уйдет на работу, я привела себя в порядок, доела остатки вчерашнего пиршества и личные запасы, грустно посмотрела на полбутылки вина, три конфеты и кусочек сыра, загрузила всё это богатство на поднос и направилась в комнату. Угадав желание хозяйки, система выдвинула из стены тепловизор. Очки на глаза, и вот я уже в Древней Греции, стою в толпе и внимательно слушаю публичное выступление Сократа. В принципе, к картинке и звуку не придраться, а вот запах и объемность изображения... Да, тут разработчики программы точно схалтурили. Могли бы более живо и качественно всё изобразить. Да и кто так одевает героев? Они же... Рядом зазвонил планшетник, отвлекая от игрушки. Кому неймется в такую рань? Сняв очки, я уставилась на экран: номер не определен. Это что за цирк?
   - Слушаю, - все же решила я ответить.
   - Привет, я Жанна, - жизнерадостно заявили с другой стороны темного экрана.
   - Привет. И что?
   На том конце немного помолчали, потом осторожно уточнили:
   - Ты Лизка?
   - С утра была. А ты кто?
   - Жанна... Я напарница Жерара!
   'Она что-то выпалила при первой встрече. Я прослушал'. А вот знала бы я имя, не смотрела бы, как дура, на экран. Хотя с какой стати она мне звонит?
   - Да, я слышала о тебе, - понятия не имея, что ещё можно сказать в такой ситуации, ответила я.
   - Правда? - оживилась почему-то собеседница. - Можно я к тебе заеду? Ты ведь хорошо знаешь Жерара, а я...
   Что 'а я', я уже не слушала, стараясь не давиться смехом, отодвинула устройство подальше. Так, один вдох, затем второй. Глубже, глубже дышать надо. Лизка-сводня. А что, звучит. Может, и этого безответно влюбленного в меня громилу в хорошие руки удастся пристроить.
   - ...так что, можно? - просительно донеслось из планшетника.
   - Приезжай. Только у меня шаром покати.
   - Ничего, - весело прокричала девчонка. - Я сейчас курьера к тебе пришлю. Говори адрес.
   Через полчаса прибыл курьер с пакетами, через час - сама Жанна. Миниатюрная, как древняя кукла Барби, пропорционально сложенная брюнетка с синими глазами и ярко-красными пухлыми губами, она не доставала Жерару и до груди, но, судя по всему, ей на этот факт было наплевать. Элегантное изумрудное платье, высокие каблуки, умело нанесенная косметика. Да, я рядом с ней, в своей домашней потрепанной пижаме с котятами и меховыми тапочками смотрелась, как пугало. И вот что, спрашивается, нужно приятелю? Такая красивая куколка рядом, смотри с восторгом в глаза, слушает каждое твое слово. Да влюбись ты и женись. Нет, сбежал к любительнице одиночества, помешанной на работе.
   - А я тебя знаю, - внимательно приглядевшись ко мне, заявила с порога Жанна. - Ты - дочь Ивара Дорского, обнаружившего Китеж.
   Ох уж эта отцовская слава...
   - Угу, я. Проходи. Продукты я не разбирала.
   Разобрали вместе. Магазинные салаты, мандарины, дирси , креветки, сыр трех сортов, жареное мясо, тёмный шоколад, вино. Они с Жераром, видно, сговорились и решили-таки меня споить.
   Мы уселись за стол, спиной к проходу, чтобы можно было пить и смотреть на небо за окном.
   После третьего бокала полусухого разговорились.
   - Тебе легко, - печально вздыхала моя гостья, - у тебя династия: отец, дед, прадед. Ты, можно сказать, с молоком матери все секреты впитала. А я первая в роду. Да еще и родители...
   - Не пускали? - сочувственно поинтересовалась я, доедая плитку шоколада.
   - Стеной встали. Не пойдешь учиться, и всё. Это опасно! А что в нашей жизни не опасно, вот скажи? Да с такой защитой, которую каждый сотрудник Академии получает при отправке, ничего не страшно! В общем, я с ними уже пятый год не общаюсь...
   - Завидую, - буркнула я, решительно наливая еще один бокал вина и делая глоток.
   - Смеешься? - подозрительно сощурилась Жанна, жуя мандаринку.
   - Да если бы. Знаешь, когда находишься под постоянным надзором кучи родичей, взвыть хочется от безнадёги.
   - Зато тебе есть, куда обратиться. Тебе всегда помогут...
   - Угу. И потом несколько лет будут вспоминать, как помогли. Слушай, так а зачем ты пришла-то? - вспомнила я о цели визита девчонки.
  - Тебе Жерар нужен? - синие глаза смотрели практически умоляюще. Прокрутив в голове вопрос, я сунула в рот кусочек дирси и уточнила:
  - В каком смысле?
   - Ну... Как мужчина?
   Хорошо, что фрукт успел улететь в пищевод, а то я точно подавилась бы.
   - Мы с ним приятели. Как мужчина - нет, не нужен. А что?
   - Отдай его мне, а?
   Ответить я не успела: за нашими спинами послышалась цветистая ругань. О, похоже, предмет торга пожаловал.
   Пройдя мимо меня, Жерар наклонился, подхватил под мышки пьяную сотрудницу, взвалил её на плечо и, не обращая внимания на хихиканье девушки, направился к двери.
   Вернулся мужчина минут через пять, хмурый и раздраженный. Со мной он разговаривать не стал, выпил оставшееся в бутылке вино, закусил не доеденными дирси и сыром и направился в ванную. Я только пожала плечами.
   Остаток вечера мне скрашивал тепловизор с тестами по Древнему Риму и Персии.
   Третий день мини-отпуска я провела, поедая запасы и гуляя по виртуальным улочкам Константинополя. Жерар все так же со мной не разговаривал, но съезжать не торопился. Я пожимала плечами и съедала принесенные им продукты.
   Первое рабочее утро началось как обычно: одевалась я быстро, вот и сейчас натянула на себя тунику, под низ - лосины, на ноги - кеды, провела расческой по волосам, мазнула краской по губам и ресницам, взяла безразмерную сумку кислотного оранжевого цвета - специалист Елизавета Дорская готов к работе.
   Добралась своим ходом: на личный транспорт я ещё не заработала. Да и идти было не так долго. Через пятнадцать минут я уже входила в здание академии.
   - Лизка, давно тебя не видело, приветственно улыбнулся сидевший на вахте Арти. - Присоединяйся к нашему дурдому.
   - В смысле? - я даже шаг замедлила: подобное приветствие было мне в новинку.
   - А ты поднимись к себе, увидишь, - еще шире улыбнулся вахтер, и мне почему-то сразу расхотелось возвращаться на рабочее место...
   Первым попался мне навстречу индеец племени сиу. Я моргнула от удивления и сначала решила, что украшенный перьями смуглый мужчина в рубахе и мокасинах - мой личный глюк, но тут 'глюк', до этого мирно стоявший у одной из дверей, заметил меня, нахмурился и что-то залопотал на неизвестном языке.
   Дверь отворилась, оттуда выглянул парень не старше Алекса, ойкнул и жестом попросил индейца зайти. Тот поколебался, прожег меня взглядом, но все же перешагнул порог. Дверь захлопнулась.
   'Присоединяйся к нашему дурдому'. Да уж, лучше и не скажешь...
   Я прошла еще три коридора и две развилки, когда навстречу мне выскочил кенгуру. Я остановилась. Животное - тоже.
   - Ой, простите, не пугайтесь, я сейчас... Васька! Васька, ко мне! - из-за поворота выскочила девчонка с косичками. Кенгуру, услышав голос, напрягся.
   - Простите, я заберу его. Вы только не пугайтесь, - лопотала мелкая пакость, тщетно пытаясь сдвинуть живность с места.
   Если бы проход был пуст, я оставила бы ребенка 'развлекаться' и с чистой совестью направилась бы в свой кабинет. Но увы...
   - Сима, - позвала я домовушку, ответственную за эту часть коридора, - убери здесь, пожалуйста.
   Из пола тут же выглянула маленькая мохнатая женщина, внимательно осмотрела замершую парочку, фыркнула, и уже через секунду и девчонка, и животное оказались на другой развилке. Сунув Симе печенье из отделения в сумке, я потопала к себе.
   Заяц все так же молчаливо взирал на прохожих с железной двери. Да, есть в жизни стабильность, хотя бы в мелочах.
   - Привет ушастым, - выдала я традиционную фразу.
   Дактилограф тихим писком подтвердил подлинность моих отпечатков, я зашла внутрь помещения... И сразу же пригнулась. Реакция у меня была отличная, недаром родич мужского пола часть моей жизни бегали то от гиперактивного ребенка, то за ним, поэтому летевшая прямо в голову фаянсовая тарелка разбилась о стену и осколками осыпалась на пол. Следом послышалось чье-то испуганное ойканье.
   - Лизка... А мы думал, ты завтра придешь...
   - Лизка, забирай этого обормота, чтобы духу его тут не было!
   Надо же, как синхронно выступили, что один, что второй.
   - Дарик, я тебя на чучело пущу. Или Мартину подарю. Алекс, в некоторых случаях агентам разрешается менять напарников.
   Я не уточнила, что такими случаями считаются смерть одного из пары или неспособность напарника вернуться из прошлого. Мальчишка обиженно фыркнул. Выглядел он отвратно: черные вихры торчали во все стороны, под синими глазами 'обосновались' синяки, щеки впали. В общем, похоже, кто-то давненько не спал. И я, похоже, знаю, почему.
   - Дарик, пункт 2.1.3 договора о сотрудничестве?
   Пушистая нечисть злобно зашипела. Ну-ну. Впервые я познакомилась с домовым, когда мне только исполнилось пять лет. Уже тогда отец и братья, зная взрывной характер мелкой родственницы, навесили на меня уйму защитных амулетов, так что я не боялась абсолютно ничего. И когда из-за угла в старинном особняке предков мне, первый раз появившейся в том месте, навстречу вдруг вылетело нечто огромное, уродливое и очень решительно настроенное, я не придумала ничего лучше, как подставить сущности подножку. 'Нечто' растянулось на земле и начало грязно ругаться, при этом резко сокращаясь в размерах. Как потом оказалось, домовой-охранник посчитал, что я забрела на чужую территорию, и решил самолично разобраться с чужачкой. Так что с нечистью у меня всегда был короткий разговор. Вот и сейчас я в ответ на шипение приподняла брови и спокойно пообещала:
   - Ещё один звук, и через минуту здесь будет Мартин. Он давно хотел себе домашнюю игрушку.
   Шипение мгновенно прекратилось, на меня из шерсти сверкнули злобные глазки, в очередной раз поменявшие свой цвет, затем Дарик обиженно буркнул:
   - Я нахлебников кормить не нанимался.
   Пацан открыл было рот, видимо, пытаясь то ли напасть, то ли оправдаться. Я резко качнула головой и снова напомнила вредному созданию:
   - Пункт 2.1.3 договора о сотрудничестве.
   Несколько секунд растянулись во времени, как каучук. Я уже мысленно начала подыскивать себе другого домового, более сговорчивого, когда из пола появились стол, стул и продукты, причем уже готовые. Проникся? Хорошо, если так.
   - Дарик, и мне тарелку. Пока едим, расскажешь новости.
   Ослушаться домовой не посмел.
   Новостей было мало: к Саре по-прежнему не пускали, стажеры развлекались, как могли, новых командировок в 'мои' эпохи не предвиделось. В общем, здравствуй, рутинная работа.
   Сыр, колбаски, жареное мясо, овощи, компот - всё шло на ура. Наевшись, Алекс заснул на выставленной домовым кровати. Я посмотрела на мирно сопевшего паренька, затем перевела внимательный взгляд на домового:
   - Еще одна подобная выходка, и полетишь в Средние века, погреба мыть, - после этого встала из-за стола и направилась в лазарет: нужно было самой разобраться с непонятной болезнью подруги.
   Лазарет располагался на предпоследнем этаже здания. Места там было достаточно и для больных, и для оборудования, и для руководства - свёрнутое пространство позволяло развернуть в одном кабинете целый полевой госпиталь.
   Понимая, что к Саре меня просто так не пустят, я пошла сразу к руководству.
   - Лизка, - брюнет среднего роста и средней комплекции обречённо закрыл глаза рукой при виде меня, - давай притворимся, что тебя здесь нет.
   - Саныч, - фыркнула я, закрывая дверь заведующего больнички с другой стороны, - ты ж знаешь, что я есть. И я так просто не отстану.
   - Лизка, она находятся на лечении.
   - И? - я приподняла бровь. - Саныч, подробности, пожалуйста.
   - Да какие там подробности, - поморщился мужчина. - Амнезия у неё. И только.
   - Полная или частичная? - уточнила я, усаживаясь поудобней в кресле напротив рабочего стола заведующего и всем своим видом показывая, что просто так отсюда не уйду.
   - Говорили мне умные люди: нужно домового заводить, он территорию охраняет, - вздохнул мой собеседник.
   - Я бы тогда в коридоре поселилась, - пожала я плечом. - Так полная или частичная?
   - Себя она помнит, своё детство - тоже. В остальном - пустота. И я опасаюсь допускать к ней кого-либо, так как психика у неё нестабильная, да и по ночам Саре снятся кошмары. В общем, пожалей подругу.
   - Родственников известили? - принимая доводы врача, уточнила я.
   - Да, как о случившемся, так и о невозможности увидеть больную. Лизка, иди. Будут изменения - тебе первой сообщу.
   В кабинет возвращаться не хотелось - слушать сопение Алекса желания не было. Документы все я сдала ещё перед мини-отпуском. Поколебавшись немного, я спустилась по витой железной лестнице в общий зал, как называли мы, сотрудники академии, комнату для отдыха. Удобные мягкие диваны и кресла, журнальные столики с безалкогольными напитками и снеком, общественные планшетники, тепловизор во всю стену - начальство давало нам возможность отдохнуть и расслабиться, не выходя из стен здания. И в принципе, я всегда только радовалась возможности посетить эту комнату, если бы не одно но. 'Но' было кареглазым широколицым брюнетом и носило имя 'Жерар'. Мой нынешний постоялец всё свободное время проводил именно в общем зале. Встречаться с ним не хотелось: Жерар еще дома успел мне надоесть своим скорбным, практически похоронным видом. Но больше податься было некуда. Вздохнув, я зашла в пустую комнату, огляделась, выискивая хоть одну живую душу, никого не обнаружила и плюхнулась в ближайшее кресло с высокой спинкой и длинными подлокотниками.
   - Рита, а Рита, - позвала я в пространство, - напои несчастную работницу истории, пожалуйста.
   - Спиртное запрещено, - звонким голосом выдало пространство.
   - Вот так всегда, - театрально вздохнула я и попросила домовушку. - Тогда хоть компот налей. В горле пустыня.
   На столе практически сразу появился стеклянный стакан, наполненный красной жидкостью.
   - Какие люди, и без охраны, - дверь распахнулась, в помещение влетел Герти. За ним топал лысый мальчишка, угрюмый и злой.
   - Как же, без охраны, - пробормотала я, не расставаясь с полупустым стаканом, - эта мне охрана...
   - Опять Жерар достаёт? - понимающе хмыкнул мужчина и уселся в кресло рядом. - Лизка, познакомься: Кристи, моя напарница.
   Лысый мальчишка оказался девчонкой. Что ж, теперь хоть становилось ясно, почему она смотрела на людей вокруг, как инквизитор на еретиков.
   - Представляешь, намазалась непонятно каким кремом, а у нее все волосы повыпадали, - жизнерадостно хохотнул мой собеседник.
   - В смысле? - удивилась я. - Так на каждой банке этикетки с составом есть.
   - Это в пятнадцатом веке случилось, - хмуро буркнула девчонка.
   Теперь я наконец-то поняла веселье Герти: одним из правил, вколачиваемых в студентов-'временников', как звали их в ВУЗе, было: 'Не трогай то, состав чего не знаешь'. Причем конкретно этому правилу обычно посвящали несколько практических занятий, ловя нерадивых студентов в подобные ловушки и заставляя попавшихся ребят ходить с последствиями несколько дней - чтобы запомнилось лучше. Меня в свое время выдрессировали родичи, так что я единственная из всей группы никогда не попадала в такие ловушки. Остальной народ ходил кто с лишаями, кто с родимыми пятнами во всё лицо, кто совершенно лысый. Врачи этих пациентов лечить отказывались: лучше уж во время учёбы детки на себе всю прелесть ловушек испытают, чем во время командировки чумой, например, заболеют. Вылечить их вылечат, но для этого, естественно, придётся прервать поездку...
   Сидевшая передо мной мелочь, похоже, все такие практические занятия успешно прогуляла. Что ж, поделом ей.
   - Слушай, Лизка, я как раз думал к тебе заглянуть, - приятель посерьёзнел. - Нам тут многим зарплаты урезали... Народ матерится, затягивает кошельки.
   Несколько секунд я тупо смотрела на собеседника, пытаясь понять, что успело такое произойти, пока меня не было, потом вспомнила общее собрание незадолго до моей последней командировки и фыркнула.
   - Домовые.
   - Они самые, - кивнул Герти. - Лизка, поделись тайной. Где ты своего Дарика нашла?
   - Там же, где и все, - пожала я плечами, посмотрела на ничего не понимающих сотрудников и спросила. - Кристи, вы современную историю проходили?
   - Конечно, - начала было девчонка и замолчала.
   - Ну и? - подбодрила я ребёнка.
   - Но там же опасно! - да уж, прямо крик души.
  Герти, похоже, тоже понял, о чём шла речь, и уже с большим уважением посмотрел на меня.
   - Сорви-голова ты, Лизка.
   - То есть не поедете? - уточнила я.
   - На 'Землю изначальную'? - хмыкнул мужчина. - Придётся. Выбора-то нет.
   - Почему же, - пожала я плечами, - можно ещё по окраинам города походить, в старых заброшенных домах поискать.
   - И каковы шансы? - закатил глаза приятель.
   - Ноль целых ноль десятых, - честно ответила я. - Если кто там и был, то давно перекочевал сюда.
   - Значит, всё же 'Земля', - задумчиво пробормотал мужчина. - Надо хоть завещание оставить...
   - Прекрати дитя пугать, - фыркнула я, глядя на резко побледневшую девчонку. - Там ничуть не страшней, чем в тех же Тёмных веках или Смутном времени.
   - Угу. Брату моему расскажи, - проворчал Герти.
   - А надо было соблюдать правила безопасности, - отрезала я, припомнив заикавшегося паренька.
   - Ладно, - поднялся приятель, - пойдём мы. Подъём, Кристи.
   Я проводила их взглядом и потянулась. Подумаешь, 'Земля'. Обычное место.
   'Землёй изначальной' мы, временники, называли то, что раньше, в двадцатом и двадцать первом веках, считалось заражённой территорией, 'Чернобылем'. Именно там в начале двадцать второго века появилась разнообразная нечисть. Кто-то из учёных полагала, что это - мутировавшие живы существа, обитавшие на той территории, кто-то уверял, что благодаря радиации, на практически не тронутых цивилизацией землях возродилось забытое уже и похороненное в веках изначальное, доисторическое сознание . Нам, практикам, было всё равно. Некоторые из нас пользовались возможностью заполучить в услужение кого-то из сказочных созданий, но большинство появлялось там, чтобы изучать оживший мифологический словарь.
   Я оказалась на той территории вместе с отцом, в рамках подготовки к путешествиям во времени. Мне тогда только исполнилось двенадцать. Мой знаменитый батюшка, прекрасно разбираясь в непоседливом характере собственной дочери, решил самолично провести ту экскурсию, показать мне, что да как, заодно и позволить на наглядных примерах увидеть, что происходит с теми, кто нарушает правила. А таких людей, сошедших с ума, одичавших, сроднившихся с нечистью, оказалось там немало. Там же я встретила Дарика. Он помог мне в трудной ситуации и упросил отца забрать его с нами. После заключения договора о сотрудничестве эта меховушка стала моим личным домовым.
   До конца рабочего дня я бездельничала в комнате отдыха, радуясь, что Жерар на горизонте так и не появился. Домой ушла в числе первых, озадачив тем самым охранника.
  Квартира встретила хозяйку тишиной и чистотой. Я порадовалась тому и другому, прожевала доставленный из подпространства последний кусок сыра, запила его водой и легла спать.
   А на следующее утро, едва я появилась в кабинете, Дарик сообщил, что заходил Саныч.
   Врач от бога, мужчина попал к нам из середины двадцать первого века, адаптировался быстро и сделал карьеру от простого доктора до заведующего нашим госпиталем.
   - Ну что, - кисло улыбнулся Саныч, едва я вошла в кабинет, - поздравляю: Сара очнулась и хочет тебя видеть.
   - Как-то нерадостно ты это объявляешь, - я села в кресло, внимательно посмотрела на собеседника. - В чем подвох?
   - В чересчур длительной реабилитации. Иди, сама увидишь, о чём я. И не жди от подруги многого.
   Вот с таким странным напутствием я зашла в палату к Саре. Хотя, конечно, назвать помещение палатой было сложно: скорее комната напоминала древнюю спальню века девятнадцатого-двадцатого: мягкая мебель, занавески на окнах, картины на стенах. В нынешнем мире так не живут даже самые ярые сторонники возврата к корням: слишком муторно всё это убирать, даже домовые возмущаются. А если учесть, что далеко не у всех семей есть эти пушистые помощники, становится понятно, почему народ массово переходит на систему 'умный дом'.
   Подруга сидела на обитом синей парчой диванчике. Бледная, измождённая, с чёрными кругами под глазами, она больше была похожа на шаолиньского монаха, чем на ту Сару, с которой я выросла.
   - Лизка, - слабо улыбнулась подруга и сделала попытку подняться. Не получилось - сил не хватило.
  Я нахмурилась, села рядом, прижала к себе слабое тельце.
   - Ты когда ела последний раз? Мне Санычу выговор сделать?
   - Я не хочу, Лизка... Я... Лиз, ты в магию веришь?..
   Пальцем у виска я не покрутила только потому, что обе руки были заняты.
   - Сара, тебе Дарика позвать? Я прикажу - он кабинет бросит, появится здесь и доступно объяснит, что магия есть глупые бабские предрассудки.
   - А сам он не магия? - слабо усмехнулась подруга.
   - Сам он - последствия радиации. Сара, не глупи. Ну какая магия?
   - Мальчишек взяли? - Сара отстранилась и внимательно посмотрела мне в глаза.
   - Кого? - не поняла я, сбитая с толку переменой темы.
   - Дирка и Рика.
   - А, да, - сообразила я. - Их поймали. Они клянутся, что и пальцем тебя не тронули.
   - Правильно, не тронули. Помню, мы с ними поругались насчёт контрабанды, я выскочила на улицу, пробежала несколько шагов, и всё, темнота, - подруга сглотнула, помолчала немного и продолжила. - Пришла в себя в комнате. Вокруг - феи, сильфы, эльфы. Все летают. Как звёздочки, когда головой о тяжёлое ударишься.
   Ироническое сравнение мне понравилось. Значит, подруга пошла на поправку, если сама над собой готова была смеяться.
   - Знаешь, меня там как пленницу держали. Руки-ноги не связывали, но не выпускали никуда. Еду мне голем приносил, настоящий, я даже трогала его...
   - Чипы в порядке были? - нахмурилась я.
   - А? - отвлеклась Сара. - Думаешь, галлюцинация? Но ничего не сработало.
   - Видимо, не распознали галлюциноген. Так что, позвать Дарика?
   Подруга улыбнулась и покачала головой.
   Домой я пришла поздно, мрачная и злая. На кухне сидел Жерар. Молчал, как обычно. Я мысленно довольно потерла руки и, не снимая ни брюк, ни блузки, направилась к столу. Села напротив, выпила стакан воды.
   - Или я схожу с ума, или нас кто-то исследует, - поведала я приятелю.
   На меня посмотрели так же, как несколько часов назад я смотрела на Сару.
   - Ты пила? - хмуро спросил Жерар.
   - Чиста, как стёклышко, - дёрнула я плечом. - Ты же знаешь, мои чипы только на работе срабатывают, спасибо отцу.
   - Тогда что за чушь?
   - Если бы чушь, - фыркнула я. - Ты хоть раз слышал, чтобы наше оборудование давало сбой в прошлых веках?
   - Нет, но это не значит, что подобное невозможно.
   - А эльфы, големы, феи, сильфы? - подняла я бровь. - Они возможны? Да не смотри на меня, как на дуру. Я с Сарой общалась сегодня.
   - Она всё вспомнила?
   - Угу. Лучше бы не вспоминала. Жерар, понимаешь, она уверена, что видела магических существ. А я считаю, что это был наркотик, не вызывающий привыкания.
   - Такого не бывает, - покачал головой мой собеседник.
   - Сейчас, в двадцать седьмом веке, нет. А в тридцатом? Тридцать пятом? Сороковом?
   - То есть ты хочешь сказать, что там, в далёком будущем, есть своя академия по изучению истории, и Сара наткнулась на такого 'временника'? - скептически уточнил приятель.
   - А я другого объяснения не вижу. Не в магию же верить.
   Мужчина тяжело вздохнул.
   - Лизка, давай тебе последнюю модель чипа поставим. Будешь пить без похмелья не только на работе, но и вне её.
   - Сопьюсь, - буркнула я и пошла спать.
  Глава 6
   Через несколько дней Жерар наконец-то съехал, не пытаясь уговорить меня продлить срок проживания, в квартире снова стало тихо и одиноко, моя ипотека уменьшилась вдвое, в общем, я перевела дух, решила, что правы были древние, учившие: 'Всё, что ни делается, к лучшему', и на радостях позвала к себе Сару. Подруга к тому времени уже вышла из лазарета, немного пришла в себя и даже начала улыбаться.
   Безалкогольную вечеринку устроили в мой выходной, обе, вспомнив историю, оделись в лёгкие цветастые пижамы, решив возродить традицию пижамных вечеринок, и по-турецки уселись на пол в моей комнате. Здесь с 'умным домом', в отличие от кухни, договориться ещё можно было, и пол, если того хотелось хозяйке, оставался без мебели.
   - Тебе стажёра ещё не назначили? - я разлила по двум тонким фарфоровым чашкам семейного сервиза зелёный чай и подала одну гостье.
   - Вроде бы назначили, - пожала плечами Сара, - но лично мы ещё не знакомы. Какие они, эти стажёры, Лизка?
   - Раздолбаи, - проворчала я. - Жерар воет от своей Жанны, смотрящей на него глазами влюблённой кошки, я готова прибить Алекса за дурь в башке. А эти попаданцы? Сара, ты с кем успела столкнуться: с индейцем, эскимосом или крестьянином?
   - Не поверишь, с византийцем, - улыбнулась подруга, - милый такой дядечка в далматике и штанах.
   - В далматике? - удивилась я. - Это откуда ж они его вытянули?
   - Я так поняла, портал не закрыли. А наш попаданец решил полюбопытничать.
   - Боги всех миров, - обречённо закатила я глаза, - их вообще чему-нибудь учили?
   - Прекрати, Лизка, - усмехнулась Сара, - на каждом потоке есть несколько подобных персонажей.
   - Угу, - проворчала я, наливая в свою чашку уже третью порцию чая, -только не все они попадают на практику в академию...
   - Значит, руководство решило дать шанс большинству выпускников, - подруга развернула плитку тёмного шоколада с миндалём, отломила дольку и начала с наслаждением жевать, - всё наладится, увидишь. Втянутся, сработаются.
   - И притащат в будущее толпы попаданцев, - я последовала примеру гостьи - пара долек отправилась в рот.
   - Что у тебя за бзик такой? - недоумённо приподняла брови Сара. - Начальство вроде ничего против этих людей не имеет.
   - Да потому что каждый из них - это точные знания о прошлом, о быте как минимум, и ради этих знаний несчастные люди лишаются налаженной жизни, общения с родными, привычного окружения... - я передёрнула плечами. - Это как нас с тобой закинуть куда-нибудь к неандертальцам или древним грекам. Выжить, может, и выживем, но будем ли счастливы?
  
   О новой командировке начальство объявило нам с Алексом через три дня. Россия, начало девятнадцатого века. У напарника горели глаза. Я же скептически поджала губы. Не нравилась мне та эпоха, ох не нравилась. И вовсе не расслоением общества, а скорее поджидавшими некоторых неучей опасностями. Попробуй, будучи низкого ранга, в деревне не так себя поведи, могут и физическую расправу учинить. Мне-то, с моими знаниями и опытом, бояться было нечего, а вот Алекс... Его снова сделали бастардом, причём непризнанным, - видимо, на чистокровного аристократа парень никак не тянул, - а значит, и общаться ему пришлось бы большей частью со слугами и крепостными.
   - Да помню я и этикет, и правила поведения с крепостными, - насупился напарник, услышав о моих сомнениях, - и во Франции я всего дважды облажался! Лизка, я, между прочим, одним из лучших на курсе считался!
   Я раздражённо повела плечами:
   - Два раза, да, всего два раза. Да тебя после первого же надо было назад отправить. Одним из лучших, говоришь? Надеюсь, худших в академию не направили?
   - У нас недобор был, - покраснел парень.
   - Потрясающе. Хочется верить, что, когда мы вернёмся из этой командировки, здание будет стоять на месте! И желательно целое!
   Мальчишка буркнул что-то себе под нос насчёт недоверчивых напарников и поплёлся переодеваться.
   Наряженные в серые длинные, до пола, робы, мы с Алексом зашли в нужную кабинку в портальной комнате и уже через пару-тройку секунд оказались в небольшом поместье недалеко от Санкт-Петербурга. В отличие от Франции, здесь никаких трупов на полу не оказалось. Обычная глухая комната с деревянным полом, полным отсутствием мебели и выкрашенными в белый цвет стенами.
   - Я - Елизавета Голубева, - повернулась я к напарнику. - Ты - Сашка. Никакой фамилии у тебя нет. Слуги в поместье не живут. Три-четыре раза в месяц здесь появляется уборщица - наш человек. Всё. Легенду помнишь?
   - Помню, - кивнул парень. - Дом пользуется дурной славой из-за странных смертей, произошедших тут лет десять назад. Но наследница, Елизавета Голубева, пусть редко, всё же здесь появляется. Обычно - одна, не считая служанки. Кстати, она тоже наша?
   - Да, в этом времени мы можем рассчитывать только на неё и на приходящую уборщицу. Всё. Если что-то пойдёт не так - на тебе браслет. Сразу же вызывай 'чистильщиков'. А теперь - наверх. Глашка должна уже разбирать вещи в моей спальне. Она прибыла за час до нас.
   Служанка, высокая плотная брюнетка лет тридцати, в этой командировке откликавшаяся на Глашку, закончила раскладывать вещи и теперь сидела на постели в ожидании нас.
   Сдержанно кивнув молодому и неопытному парню, она посмотрела на меня.
   - Теперь что?
   - Сейчас вечер, выезжать куда-либо смысла нет, - пожала я плечами, садясь в вычурное кресло напротив кровати, - поэтому едим и спим. Завтра, с утра пораньше, мы с тобой поедем с визитом. Алекс останется дома. И не сопи. Мы едем к дальнему родственнику, мужчине. Появление Глашки там оправданно. Твоё - нет. И запомните: нам нужно найти и переправить домой ценную рукопись двенадцатого века. Через год она должна погибнуть с пожаре. Чем быстрее найдём, тем быстрее вернёмся. Вопросы?
   Вопросов не было, поэтому мы спустились на кухню и втроем поужинали привезёнными продуктами. Сыр, яйца, хлеб, молоко - не очень-то питательная еда. Зато никто чужой не придерётся.
   Поднимаясь в свою спальню по широкой деревянной лестнице, я прислушивалась к скрипу ступенек и гадала, какая из них провалится подо мной первой. Ничего хорошего от этой командировки я не ждала, и чудно будет, если все трое отделаемся только синяками и переломами...
   Дурное предчувствие не отпускало меня и ночью: во сне я стреляла из лазерной пушки по динозаврам, летала на одушевленных каруселях, то и дело клацавших зубами возле моих ног, и пыталась выбраться из лабиринта под землёй.
   Разбудила меня Глашка.
   - Кошмары? - сочувственно спросила служанка, раскрывая тяжелые гардины и впуская в комнату первые солнечные лучи.
   - Угу. Давно не было, - я потянулась, не вылезая из-под одеяла. - Сильно я кричала?
   - Ну... У Сашки до сих пор зубы от страха стучат.
   Класс... Ещё не хватало сделать мальчишку психом...
   Поели на кухне, всё тот же хлеб с сыром и молоком. Напарник нервно вздрагивал от любого моего движения и постоянно косился в сторону холла. То ли тоже беду ждал, что ли самому привиделось что-то дурное.
   Когда в коридоре послышался звук шагов, вздрогнули мы трое. Кого ещё могло принести утром ранним?
   - О, вы приехали? А я вас только сегодня, после обеда ждала, - широко улыбнулась, входя в комнату, миловидная шатенка среднего роста. И тут же нахмурилась. - Что-то не так? Смотрите, как будто мертвеца увидели.
   - Ленка, у нас чуть сердечный приступ не случился, - буркнула я, узнав стационарного агента, ту самую уборщицу. Ленка жила здесь уже не первый год, обзавелась семьёй, детьми, в общем, вжилась в роль и возвращаться домой не собиралась.
   - Что, тоже дурное чуете, - старательно подражая местному говору, спросила агент и поставила на стол кувшин с молоком. - Вот, недавно из-под коровы.
   Не обращая внимания на шокированный взгляд Алекса, я развязала тряпицу, которой был накрыт кувшин, и жадно прильнула к горлышку. Боги, какая вкуснота!
   - Вот, наконец-то здоровой еды поешьте, - с умилением наблюдая за опустошением посудины, заметила агент.
   - И заразитесь уймой местных болячек, - буркнул недовольно напарник.
   - Это с чипом-то? - насмешливо изогнула бровь Глашка. - Чему вас вообще учили?
   Вот, я тоже постоянно задавала этот вопрос. Пацан предсказуемо обиделся, впрочем, я снова не обратила на его реакцию внимания.
   - Ленка, какие слухи ходят? - поинтересовалась меж тем моя служанка, сноровисто убирая со стола.
   - Да ничего из того, что могло бы вас заинтересовать, - мотнула головой женщина и присела на грубо сколоченный табурет. - Единственное, поговаривают, в столице демоны объявились.
   - С рогами и копытами? - не удержавшись, едко поинтересовался Алекс.
   - С чёрными лицами и хвостом, - отрезала Ленка.
   - Чёрными? - я сделала последний глоток, перевела дух, вытерла матерчатым полотенцем рот и только тогда вмешалась в разговор. - Негры? Арабы?
   - Да если бы. Давненько у нас заморских гостей не было. Народ, что из столицы вернулся, утверждает, что демоны те по-русски без акцента говорили.
   - Чёрные, но без акцента? - нахмурилась я.
   - Именно. И поди пойми, как такое может быть.
   - Маска, - пожал плечами парень. - Что? Что вы так смотрите?
   Мы, три женщины, переглянулись. Вполне возможно, что и маска. Вот только кто и почему хотел быть не узнанным? Да, могла развлекаться местная молодежь. Но... Моя паранойя снова заорала благим матом.
   - Ты говорила, у них был хвост, - припомнила Глашка.
   Ленка кивнула.
   - Там даже не хвост как таковой. Народ божился, что за ними след тянулся, как после коней, по пыли проскакавших, остаётся.
   Именно об этом хвосте я и размышляла, пока агент одевала меня в спальне по местной моде. Я терпеть не могла корсеты, и за их отсутствие вполне можно было поблагодарить современных модниц. Но стиль ампир... Платья с высокой талией делали меня похожей на пугало с навешенной на него рваниной. И всё же приходилось терпеть. Трико на тело, следом - белоснежное муслиновое платье с короткими рукавами-буф, поверх - лёгкая шаль, на ноги - чулки, затем - атласные туфли на завязках, похожие на античные сандалии, на голову - светло-коричневую шляпку 'кибитку', на руки - длинные шёлковые перчатки. Осталось взять ридикюль, и образ будет считаться законченным.
   Сама служанка оделась как можно проще: в серую льняную рубаху, препоясанную широкой лентой под цвет, якобы подаренной госпожой, и длинную, до пят, юбку тёмно-коричневого цвета. На ноги - старые разношенные туфли, на голову - чепец. Походка поменялась вместе с одеждой. Я только мысленно языком поцокала в восхищении: была симпатичная женщина, стала чучело чучелом. Но оно и верно: чем меньше на неё внимания обратят, тем больше сможет увидеть и услышать...
   - Ну, с богом, - пробормотала Ленка, открывая дверцу кареты и помогая мне залезть внутрь.
   Экипажем правил сын агента, Митька, высокий угрюмый парень лет четырнадцати. Откинувшись на подушки, предусмотрительно уложенные в салоне, я приготовилась к долгой тряске. Свободно говорить мы с Глашкой в таком месте не могли, а значит, все, что оставалось, - это попытаться разложить по полочкам известные факты.
   Когда троим опытным агентам и одному юнцу не нравится одна и та же ситуация, стоит задуматься, что именно с ней не так. Но то-то и оно, что никаких конкретных фактов у меня не было. Демоны в чёрном и с хвостом? Да мало ли, на самом деле, кто и где развлекался из дворянских сынков. Дурные сны и предчувствия? Да не смешите мои тапки! Попробуй я у начальства с подобным заявлением объявиться. Мне сразу же отпуск выпишут. За свой счёт. Где-нибудь в веке десятом. Или седьмом. Можно и до нашей эры. Так что оставалось только вспоминать опыт путешествия по 'Земле изначальной' и двигаться с той же осторожностью, что и там. Хотя в зоне катастрофы всё же было больше определённости...
   Мысли неспешно двигались по кругу, внутренний параноик нашёптывал мне всевозможные сценарии, из которых ни один не был оптимистичным. Что-то мне не нравилось. Что-то было не так. Но вот что? И если в ситуации с Сарой я сразу же поняла, что нужно было опасаться как минимум подставы, причем от своих же, то тут... Сара! Ну конечно! Если Тулуза того времени была моей мечтой, то Россия начала 19-го века - мечта подруги. Но отправили-то сюда меня. Получается, если сравнивать наши ситуации, теперь должны были похитить меня? Бред...
   - Госпожа, - вжившись в роль, почтительно позвала меня Глашка, - мы приехали.
   Да уж. Вот так задумайся над чем-нибудь, и не заметишь, как время пролетит. Сколько там ехать-то? Час-полтора? Или больше? А как быстро добрались...
   Кучер слез с передка, открыл дверцу кареты. Я вылезла.
   'Дом с колоннами', так можно кратко охарактеризовать здание. От многочисленных мраморных колонн рябило в глазах. Портики с колоннами, галереи с колоннами, наверное, внутри тоже сплошные колонны 'росли'. Я вспомнила характеристику родственника 'Елизаветы Голубевой': аристократ, избалованный молодой человек, близок к императору, богат, известен в различных кругах, ни в чём не знает отказа, умён, красив.
   Из дома мне навстречу вышел высокий подтянутый мужчина средних лет в военной форме.
   - Сударыня.
   - Сударь, граф Мышковский дома?
   'Родственник' оказался дома. Дворецкий его светлости проводил меня в гостиную, предварительно отправив Глашку в людскую, и направился сообщить Михаилу Мышковскому о моём появлении.
   Сев в кресло, я осмотрелась. Комната была оформлена в голубые тона: стены, салфетки, занавески, да любая деталь интерьера, включая то самое кресло, в которое я опустилась, радовала глаз посетителей нежно-голубым оттенком. И заставляла задуматься об адекватности владельца поместья. Я практически закончила осмотр, когда мой взгляд привлёк портрет на дальней стене. На остроту зрения я не жаловалась, но в этом случае пришлось встать и подойти к картине, чтобы рассмотреть её внимательней. С холста на меня смотрел, насмешливо улыбаясь, высокий, обманчиво худой мужчина с темно-вишневыми глазами, прямым носом и тонкими губами, одетый в современный костюм российского дворянства. Я недоумённо нахмурилась. Затем несколько раз моргнула. Портрет остался на месте. Не может быть. В переселение душ я не верила. Но тут... На меня смотрел граф Ричард Руссильонский собственной персоной. Из Аквитании двенадцатого века в Россию века девятнадцатого?!
   - Графиня Елизавета Голубева? - раздался позади приятный баритон. Я повернулась.
   - Граф Михаил Мышковский, полагаю, - мягкая улыбка сама оказалась на губах, реснички затрепетали. Эх, ещё бы научиться краснеть по заказу... Мечты...
   Молодой мужчина, с любопытством смотревший на дальнюю родственницу, был ненамного выше меня, широк в плечах и невероятно обаятелен. Эх, если бы не выросла в семье с одними красавчиками, точно влюбилась бы.
   - Прошу простить мне появление здесь... Я только что из Парижа... Там нравы посвободней... - действительно, по всем правилам этикета незамужней женщине появляться в доме неженатого мужчины в сопровождении одной лишь служанки не следовало. Но молодость и красота должны были сделать своё дело.
   И сделали. Мой собеседник радушно улыбнулся.
   - Ну что вы. Я рад встрече с кузиной. Вы, насколько я помню...
   - Дочь Анны Викторовна, внучатой племянницы вашей бабушки, - легенду я знала назубок. А так как ни бабушки, ни Анны Викторовны, в живых давно не было, уличить меня во лжи не получилось бы.
   - Да-да, - кивнул хозяин дома. - Именно так.
   'Ещё бы, - хмыкнула я про себя, - ты, мой милый, до сегодняшнего дня даже не подозревал о наличии в твоем роду всей этой уймы родичей'.
   - Граф...
   - Михаил, - поправили меня.
   Я послушно исправилась.
   - Михаил, этот портрет... Я в восхищении! Так чётко выписать все линии! А какое выражение глаз! Будто видишь человека вживую!
   - Вы разбираетесь в живописи, Елизавета?
   'При желании я буду разбираться хоть в палеонтологии', - фыркнула я про себя.
   - Да, немного. Мое почтение художнику!
  - Благодарю, - ещё одна улыбка, на этот раз самодовольная. - Мне приятно слышать. Думаю, натурщику тоже придётся по душе ваше восхищение. Мой друг, Александр Дорогомыжский, должен скоро появиться здесь.
  Упс. То есть художник собственный кузен, а натурщик - некий поляк? По спине пробежал неприятный холодок. Паранойя это или нет, но пора было возвращаться...
  
  - И ты так просто взяла и уехала?! - напарник явно не разделял моих опасений. - Лизка, переселения душ не бывает.
  - А сотрудники академии, подобной нашей, но находящейся в далеком будущем? - я вопросительно подняла брови.
  - Бред! - фыркнул Алекс.
  Ленка, нахмурившись, постучала пальцами по кухонному столу - мы все четверо совмещали приятное с полезным: обдумывали ситуацию и заодно подкрепляли силы.
  - Лизка, ты уверена?
  - Нет, но если бы ты видела и Ричарда, и типа с портрета, ты тоже сбежала бы. Ленка, не бывает таких совпадений.
  - И что дальше? - Глашка закончила строгать овощной салат на противоположном столе, переставила блюдо к нам поближе, сама села напротив меня.
  - А что дальше? - я наложила в тарелку несколько ложек. - Будем продолжать заниматься делом. Мы тут не на отдыхе, если вы помните. Послезавтра - бал в особняке графа Орлова. Именно там и хранится необходимая нам рукопись. По крайней мере, хранилась, судя по документам. Заберём вещь и вернемся домой. Или не вернёмся.
  На меня возмущённо посмотрели три пары глаз.
  - Что? Если этот тип и правда из конторы будущего, то мы можем стать жертвами их 'чистильщиков'.
  Во взглядах сотрудников появился плотоядный огонёк.
  - Ещё скажите, что я не права. Алекс, что это?
  - Мясо. Вкусное, - буркнул парень, пододвигая ко мне тарелку с нарезанной жареной свининой.
  - Это он так деликатно предлагает тебе заняться делом и не пугать нас всех раньше времени, - хмыкнула Глашка.
  Я скептически хмыкнула, сделала себе зарубку научить напарника почтению к старшим, и нанизала на вилку один из тонких кусочков.
  Весь следующий день мы вчетвером готовились к балу. Вернее, готовились к самому балу только женщины, наш единственный молодой человек был отправлен на конюшню, построенную недалеко от дома, в помощь к сыну Ленки. Митька должен был научить моего чересчур умного напарника правильному уходу за лошадьми. Алекс, услышав приказ, проворчал что-то о самоуправстве, но спорить не пытался, видимо, справедливо полагал, что может нарваться на другое, более 'грязное', задание.
  Мы же втроём освежали моё платье, готовили к нему аксессуары, продумывали прическу и уничтожали на кухне пирожки, приготовленные рукастой Ленкой. К графу Орлову я планировала попасть в качестве спутницы своего так удачно 'найденного' родственника, графа Михаила Мышковского, чей отец считался другом Григория Владимировича Орлова. Михаил, пребывая в восторге от появления в его жизни такой умной красивой дальней родственницы, сам пригласил меня на этот вечер. Ну, это он так считал. Я же вспомнила уроки манипулирования, преподанные в детстве нам с братьями родным батюшкой.
  Платье вышло чудесным: нежно-голубой цвет выгодно подчёркивал мои синие глаза, широкая юбка при ходьбе изредка оголяла лодыжку, небольшой вырез заманивал мужчин кулоном с золотой змейкой, смело спускавшейся в ложбинку между грудями, в ушах покачивались серьги-висюльки с сапфирами, перчатки в тон платью, плюс босоножки на греческий манер, и вот уже образ кокетки из Парижа готов.
  Граф Мышковский заехал за своей кузиной в пять часов. Сейчас, летом, темнело поздно, а потому солнце ещё катилось по небосклону, позволяя мне предстать перед Михаилом во всем великолепии. Мужчина взглядом проглотил мою фигуру и выдавил:
  - Лизетта, вы очаровательны.
  Я скромно потупила глаза, скользнула вглубь кареты, предварительно проследив, как вскочил на запятки Алекс, и откинулась на подушки. Ехать недолго, минут двадцать. Растрясет, конечно, но остается надеяться, что макияж, нанесенный Глашкой, не пострадает...
  Глава 7
   - Лизетта, вы подарите мне первый танец? - называя меня на французский манер, спутник всю дорогу строил куры и пытался преподнести себя с выгодной стороны. Конечно, тёмно-зелёный фрак невероятно шёл мужчине, а драгоценный камень в будлавке для галстука указывал на благосостояние рода, но навязчивость 'родственника' меня начала раздражать.
   Я мило улыбнулась, кокетливо похлопала ресничками, выругавшись про себя после очередной кочки, и, конечно же, согласилась, что именно граф Мышковский необходим мне в качестве кавалера на вечер...
   Особняк Орловых ослеплял.
   По украшенной цветами лестнице мы с Михаилом поднимались наверх, мимо зеркал на стенах, в толпе гостей, стремясь влиться в общий поток, который разбивался на тоненькие ручейки уже в самом богато украшенном бальном зале. Высокий тучный мужчина, граф Григорий Владимирович Орлов, тайный советник, сенатор и камергер, вместе с супругой Анной Ивановной Орловой, моложавой женщиной, бывшей фрейлиной Екатерины второй, встречал гостей у входа. 'Очень, очень рады вас видеть', - быстро произнесенная по-французски фраза служила допуском в зал.
   Один танец сменялся другим, я настолько была сосредоточена на деле, что забывала названия фигур, ноги жили своей жизнью, спасая от позора непутёвую хозяйку. Принимая то одно, то другое приглашения, я думала о рукописи. Там, в далёком будущем, мы понятия не имели, где именно хранил граф эту ценность. Обходить дом, тщательно обыскивая каждую комнату, я не могла. Время уходило... Что делать, я не знала... Наконец-то отказавшись от очередного вальса, никем не замеченная, я встала за ближайшей колонной, в тени тяжёлых тёмно-синих портьер, и принялась обмахиваться узорчатым веером.
   Чьи-то шаги, а затем и голоса, варварски нарушили моё уединение, буквально вторгнувшись в личное пространство.
   - Кабинет. Больше нигде она лежать не может, - тихо объяснял кому-то голос, от которого по моему телу строем промаршировали мурашки. - Ключ у тебя есть. Быстро давай. Я отвлеку хозяев.
   - Вот сам бы и пошёл, - буркнул чем-то недовольный другой голос, на этот раз незнакомый. - А если я с этой малахольной столкнусь?
   - Не трусь, - в уже известном мне голосе послышалась мрония. - Ей здесь точно делать нечего. Всё, вперёд. И не тяни.
   Тихое, удалявшееся ворчание, затем и другие шаги стали постепенно отходить от моего укрытия. Я украдкой перевела дух. Ну что, Лизка, поздравляю. Всё-таки граф Ричард Руссильонский. Собственной персоной, так сказать...
Оценка: 7.89*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Фаэтон: Планета аномалий"(Боевик) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Лоев "Игра на Земле"(Научная фантастика) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) О.Цветкова "Кто-то выжил"(Киберпанк) Д.Деев "Я – другой 3"(Боевая фантастика) Д.Маш "Никто не ждет испанскую инквизицию!"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Альфа напрокат, или Сделки бывают разными. Делия РоссиЧистый лист. Кузнецова ДарьяМое тело напротив меня. Конец света по-эльфийски. Том 3. Умнова ЕленаХолодные земли. Анна ВедышеваСлужба контроля магических существ. Севастьянова ЕкатеринаВ дни Бородина. Александр МихайловскийДурная кровь. Виктория НевскаяПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаПленница для сына вожака. Эрато НуарHigh voltage. Виолетта Роман
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"