Соколова Наталья Владимировна: другие произведения.

Книга 2. Когда плачут Чёрные Звёзды.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:

    Копаясь в чужом прошлом - будь готова столкнуться с собственным будущим. Космоархеолог и лингвист с Земли Лидия Тамарина и предположить не могла, во что выльется рабочая командировка на планету Делайна в созвездии Дракона.

    Древние тайны и опасные для непосвящённых в секреты магии места охраняются Орденом богини-матери Делайны. Эта обязанность тяжким бременем легла на старшую расу планеты, эолов, которые полностью подходят под описание мифических кентавров.

    Тысячу лет назад ведьма Занара полюбила воина из племени людей без капли чар в крови, но Дарэн отверг её притязания. От страсти и нежных чувств до жгучей ненависти, как известно, всего один шаг. Чародейка прокляла строптивца проклятием Чёрные Звёзды, предсказав, что вернуть его к жизни может только девушка, которую ведут иные Пути. Узнать её можно по родимому пятну характерной формы. Пока воин спит, смерть будет бежать от Ведьмы, а она будет везде искать ту, которой по силам распутать Путы Чёрных Звёзд...

    Вторая книга цикла Чёрные Звёзды Делайны.

    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

    счетчик посещений









Пролог. Лютая Любовь



     Тёмные волосы упрямо лезли в лицо, когда Лидия записала последние строки в давней истории о чародейке Занаре и простом человеческом воине Дарэне. Она чувствовала, что многие ответы на вопросы кроются именно здесь. Легенды легендами, а лингвистка всегда предпочитала суровую стройность реальных фактов.

     Хафал, прекрасно понимая, что отвлекать девушку сейчас не следует, спокойно разговаривал с Танаваре на какую-то сугубо профессиональную тему. Иду сейчас обуревали настолько противоречивые чувства. С одной стороны, ей хотелось узнать, ка кона попала во весь этот кошмар, а с другой, боялась, что правда окажется чересчур страшной для неё.

     - Лидия, успокойся! Только глупец не боится ничего и, очертя голову, сам лезет в лапы к чудовищу. Узнав, как всё было на самом деле, возможно, ты и к Чёрным Звёздам ключик подобрать сумеешь. По крайней мере, только оно и не даёт безумной аэре сжить тебя со свету! - в голосе Госпожи Ночной Магии проскакивали нотки изумления, даже она никак не могла понять, почему магическое плетение не позволит просто убить иномирянку.

     - Госпожа Танаваре, возможно, мы просто не в состоянии распознать причину, но это не значит, что её нет! - ведьмак задумчиво попробовал кончиком большого пальца, насколько остёр ритуальный серебряный кинжал у него в руках, и продолжил. - Из того, что нам рассказала Лидия, можно сделать неутешительный вывод.

     - Какой же? - бровь цвета полуночи взлетела над насмешливым янтарным глазом.

     - По неизвестной причине в результате взаимодействия колдовства и магии обычное колдовское плетение получило весьма специфический разум. Если оно в курсе обо всём, что происходит на Делайне, то даже в состоянии покоя оно бдительно наблюдает и собирает свежую информацию.

     - Я думала, мне всё это только показалось. Тогда, возможно, когда это все окончится, вы поможете освободить его от необходимости мучить пленника, а бороться со скукой иными методами. Можно подбросить им такую задачку из разряда научно-теоретических или поручить решения вопросов, над которыми наши лучшие исследователи ломают головы уже не одну сотню лет.

     - Знаешь, кажется, я тоже начинаю сгорать от желания понять хотя бы направление хода твоих рассуждений. - Танаваре подошла к девушке и повелительно сказала. - Время утекает стремительно, точно вода в песок пустыни. Чем скорее ты прочтёшь отчёт послушницы Занары, написанной тогдашней аэре, тем быстрее узнаешь, куда тебе надо попасть, чтобы развеять проклятие.

     - Мне его жаль. Оно одиноко, любознательно, но положенное какой-то глупой ведьмой проклятие в его основе не даёт ему использовать все свои возможности в полную силу.

     Лидии было немного забавно видеть одинаково округлившиеся от удивления глаза у Богини Ночной Магии и степенного ведьмака.

     'Ну, вот что мне с тобой делать теперь прикажешь? - в голосе Чёрных Звёзд помимо ноток обиды проскальзывало откровенное удивление. - И откуда ты только взялась такая на мою беду? Уела как младенца! - возмущённо заверещал в голове голос в преддверии истерики.

     'Знаешь, было бы ты материально, предложила бы успокоительного лекарства попить. Успокойся, мне совсем не хочется погружать тебя в небытие. Возможно, удастся найти иной выход. Жаль, что я не магичка и не ведьма, возможно, решение бы нашлось быстрее'.

     'Если бы ты была хоть кем-то из них, то уже была бы мертва при первой встрече с Занарой. Уж поверь мне, Лидия. Зачем мне изучать то, что понятно и абсолютно адекватно моим представлениям подступает, как те же Танаваре, аэр и та, что выпустила меня на волю, теша собственную ненависть'?

     Неопределённо передёрнув плечами, лингвистка открыла свой перевод, собранный в толстую книгу, и углубилась в чтение.

Глава 1



     Молодой ведьме которую уже ночь никак не спалось. Настырный сон снова и снова будил девушку ощущением близкой беды и странным послевкусием, словно ей обещали волшебную сказку, правда вот ещё не ясно, чем за всё это богатство придётся платить по счетам.

     Впрочем, кто же не мечтает о любви? Видение обещало встречу с интересным мужчиной, правда, сильно смущало, что колдовского дара она в нём так и не учуяла, как и не старалась.

     'Если бы это был маг, меня бы сначала заперли под замок, а потом спешно выдали замуж куда подальше. Хотя не известно, как простой воин отнесётся к такому повороту судьбы, как пылкая любовь юной чародейки'! - за окном величественно проплывала фиолетовая луна Делайны, которую тут называли Танаваре в честь Богини Ночной Магии.

     Занара снова заставила возникнуть перед глазами образ крепкого черноволосого мужчины с глазами цвета зелёной яшмы. Северный ветер выдохнул заветное имя: 'Дарэн Таинрол'.

     На этот раз девушка даже почуяла когда и где произойдёт знаменательная встреча. Открыв маленькую книжечку, куда записывала всё, что считала нужным, счастливо улыбаясь, записала начало для будущей баллады. Она грезила, что и об её любви будут слагать песни, как про Ларза и Квалайну. Первый был магом, а вторая колдуньей. Они отказались пользоваться своим Даром, чтобы быть вместе. На листе дорогого пергамента появились аккуратные завитушки, гласящие:

     'Лета тысяча сто первого года Ранари месяца Сафатор повстречала будущая Глава Ордена Тафейны Занара в трактире 'Селебрейна' знатного воина Дарэна Таинрола, и упало её сердце в придорожную пыль под копыта его вороного скакуна'.

     'Эх, а до этого времени ещё полгода. Надо посмотреть, чем прогнать навязчивое видение! Ведьма должна быть гордой и знать себе цену, чтобы не опозорить своего ордена и аэра'! - с тоской подумала Занара и вернулась в постель.

     Сердито сопя, колдунья проворочалась с боку на бок до самого рассвета, а потом весь день проклевала носом, за что и была порота наставницей Солейной за лень и невнимательность.

     Сжевав заначенный сухарь и попив воды, Занара завалилась спать, выпив самого крепкого снотворного зелья, какое только смогла найти. Впрочем, Дарэн на этот раз её не потревожил, но явилась сама Танаваре, которая тоном, не терпящим и тени возражений, потребовала, гневно сверкая глазами цвета янтаря:

     - Ты в страшной беде, девочка моя! Не вздумай идти вслед за туманным обещанием. Иначе участь твоя будет горше смерти. Эта любовь вдребезги разобьёт твое сердце и обернётся лютой ненавистью к тому, кто так тебе был дорог. Это гибельный путь. Не ходи в трактире 'Селебрейна', не искушай судьбу.

     - Я - ведьма, а не твоя рабыня! - свирепея, выдохнула Занара. - Это мои сны и тебе нет в них места, как и твоему глупому пророчествованию беды. Каждый имеет право на счастье, а не быть отданный невесть кому и куда только потому, что ты приглянулась какому-то ведьмаку или его отцу или матери! Уходи, ничего не желаю слушать!

     - Придёт время, когда сбудутся самые страшные твои кошмары только потому, что ты отказалась послушаться доброго совета!

     - Уходи, прошу тебя, спать хочется, мочи нет!

     Богиня досадливо поморщилась и истаяла без следа. Только Занара порадовалась, как заявилась Делайна и тоже принялась требовать, чтобы девушка отказалась от опасной мечты. Выставив и вторую правдоискательницу, колдунья с радостью увидела пленительный облик зеленоглазого воина, который волновал её всё больше и больше.

     Когда Занара мысленно почти дотянулась до избранника, то увидела, как он рубится с разбойниками на узкой горной тропе. Собрав свой Дар в тугое щупальце, она стеганула скакунов нападавших, точно плетью ременной обожгла. Огромные животные, похожие на гигантских насекомых, завертелись волчком, сбрасывая седоков на землю. Через миг всё было кончено, а Дарэн, брезгливо морщась, столкнул и их хозяев, и их самих в пропасть.

     Собрав небольшой отряд и перевязав раненых, Дарэн повёл подчинённых в родную горную долину по едва приметной тропке, которую знали только жители его клана.

     Ведьмак, которых частенько нанимали, когда дело касалось колдовских козней, как и магов, если были подозрения в применении вредоносных чар, сверкнув синими глазами, пробурчал:

     - Поберегись, Дарэн, похоже, скоро ты попадёшь в переплёт. Юные ведьмы легко теряют голову от всего необычного, забывая, что даже если маг и колдунья могут поладить, то никогда простой человек не поймёт и не примет носительницу Дара даже в качестве временной спутницы. От страсти и нежной любви до лютой ненависти всего один вздох!

     - Спасибо, Богарт, надеюсь, меня минует эта чаша. К тому же у меня уже есть невеста, кстати, магичка с даром Стихии Огня.

     - Зачем она тебе? - глаза у мужчины полезли на лоб, он потёр кончик носа, как всегда, когда сталкивался с чем-то, что оказывалось далеко за гранью его понимания.

     - Родители сосватали, а у нас, как и у вас, принято строго следовать букве Закона и обычаям предков.

     - Что же они удумали? Если колдунья узнает про несчастную, то сживёт со свету вас обоих. Слушай меня внимательно, Дарэн. Такую встречу всегда знаменует сон. Раз она дотянулась до тебя своим даром, скоро увидишь ей. Обещай, что скажешь мне, кто она и откуда. Это очень важно. Глядишь, успеем от тебя беду отвести. Иначе, худо будет и тебе, и твоей будущей жене.

     - Не принято обсуждать волю родителей, Богарт. Разве у вас в Орденах и у магов иначе?

     - Кого просватали, на той и женюсь! - яростно сверкнув глазами цвета зелёной яшмы, презрительно процедил воин сквозь плотно сжатые зубы.

     Ведьмак покопался в сумке и выудил оттуда серебряный амулет в виде звёздочки и протянул Дарэну:

     - Надеюсь, всё будет хорошо. Воля отца и матери священна, только вот ведьму они тебе в подруги явно не пожелали бы никогда. Надень и не снимай никогда. Это Звезрин, он помогает противостоять колдовским чарам, но подходит лишь для тех, кто лишён Дара.

     Поняв, что синеглазый колдун иначе не отвяжется, мужчина позволил надеть себе на шею побрякушку и, не оглядываясь, отправился в голову отряда, подгоняя людей. Уже начинало смеркаться: в горах становилось неоправданно опасно.

     Занара едва дождалась вечера, чтобы тайком провести ритуал 'Поющие Сердца'. Если бы Солейна застукала ученицу за таким позорным делом, то мало того, что выпорола бы плетьми без всякой жалости, так ещё и отправила драить храмовые коридоры на пару седьмиц, чтобы дурь вышла, а на её место ум пришёл.

     Зеленоглазая девушка с волосами цвета полуночи, подперев дверь и усилив специальным заклятьем, чтобы никто не прознал, чем это она занимается в своей маленькой келье вместо того, чтобы видеть десятые сны.

     Кусочком угля ведьма быстро нанесла на каменный пол руны и специальные символы, сверяясь со сделанными во время работы в библиотеке записями. В центр поставила глиняную миску с водой, которой перед сном умывалась. Сверху опустила белоснежный цветок, сорванный на пруду, и склонилась над посудиной с розовой жемчужиной на длинной серебряной цепочке.

     Тут мрак в углу комнаты сгустился, и юная ведьма покатилась от крепкой оплеухи, которую отвесила ей Госпожа Ночной Магии. В глазах Богини полыхало яростное огненно-рыжее пламя, а в голосе звенел холод глубокой зимы:

     - Ты что себе позволяешь, пигалица, недоучка безголовая?! Это запрещённый ритуал, а ты посмела его переписать, пока наставница отвлеклась на другую ученицу? - с пальцев сорвались золотистые языки, которые оставили от пергаментного рукописного труда лишь горстку пепла. - Ещё раз замечу за подобным непотребством, лишу Дара! Ты меня поняла, негодная девчонка? С твоими талантами надо не забывать про меру ответственности! Или ты не понимаешь, что можешь натворить, не подумав о последствиях?

     - Я достаточно взрослая, чтобы самостоятельно принимать решения! - взвилась девушка, сердито сверля Богиню гневным взглядом.

     - Взрослая она! Только посмотрите на это ничтожество! Ты что не поняла, что это Годар играет с твоим сердцем и душой? Его вином не пои, дай свести такую пару, которая никогда не то что не уживётся, а даже понять друг друга ни в жизнь не сумеет. Ты сама погубишь и себя, и бедолагу, которым тебя приманил Разжигатель Трагедий.

     - Что ты понимаешь в любви, Танаваре? Твоя юность давно миновала, дочери выросли. Муж занят иными проблемами, вы и не виделись уже пару столетий!

     - Слишком много о себе мнишь, смертная! Молчи! Любовь и гибельная страсть - это далеко не одно и то же. Запомни, если не отступишься, погубишь сразу три души!

     - И кто этот лишний? - взвилась колдунья, сжимая и разжимая кулачки.

     - Это сейчас не важно, главное, чтобы у тебя хватило ума не ввязаться в эту авантюру.

     - Почему я должна пожертвовать своей мечтой только потому, что ты мне завидуешь?

     - Занара, прошу и предупреждаю в последний раз! Отступись! Я велю Солейне как можно быстрее отдать тебя замуж. У тебя от безделья, видимо, совсем разум помутился!

     - О да! Будет свадьба с тем, кого я сама себе выбрала!

     - Я предупредила, ты не услышала! За все последствия будешь сама отвечать! - и Танаваре, холодно сверкнув янтарными глазами, истаяла без следа.

     Занаре сильно не понравилось, что две Богини, которым не положено думать одинаково, в унисон запрещают ей идти на зов Великой Любви, которую она вряд ли встретит среди флегматичных и вечно погружённых в глубокие исследования ведьмаков. 'Идите вы обе, куда подальше, старые кошёлки! Дарэн всё равно будет мой! Никто другой и не нужен'! - и она прикрыла ставшие бездонными изумрудные глаза, представляя, как подруги будут выть и локти себе кусать от зависти, когда воин поведёт её к алтарю.

     Прощупав пространство на предмет присутствия незваных гостей и тайных недоброжелателей. Убедившись, что неприятных сюрпризов пока что не предвидится, крепко задумалась, как ей теперь быть.

     Раздался лёгкий шелест страниц, и на постели появился древний фолиант. Надпись на дорогой обложке из тяжёлого тёмно-бордового бархата гласила: 'Шёпот Сердца'. Ритуалы и заклинания из личной коллекции ведьмака Вария Тогэлора'.

     Девушка припомнила, что этот труд относился к числу запрещённых, но больно уж приглянулся ей воин с глазами цвета зелёной яшмы.

     Открыв книгу на заложенной с помощью обрывка цветной ленты странице, ведьма прочла: 'Ежели обладаешь ты достаточно сильным колдовским Даром, то можешь попытаться переиграть судьбу или отомстить тем, кто её тебе сломал. Первый раздел книги содержит присушки и любовные ритуалы и заговоры. Второй же - страшные проклятия. Особое внимание, ученик, обрати на 'Чёрные Звёзды'. Плата будет слишком велика, поэтому оставь его в качестве самого крайнего средства, когда надежда больше не будет возрождаться подобно Богини Возрождения Сейфулле, а ты будешь готов уплатить по счетам собственной жизнью'!

     Занара открыла труд сначала и пробежала глазами по описаниям ритуала. Она искала что-то такое, что поможет дотянуться до избранника через сон и не потребует слишком долгой возни. Если её застукают за проведениями запрещённых ритуалов, то лишат Дара и с позором выгонят вон. В этом случае за её жизнь нельзя будет дать и мелкой медной монетки.

     Для одного из способов пробежаться Тропою Снов нужно было всего лишь, чтобы Танаваре была похожа на серебряный кругляшок и её решимость увидеть того, кому она собиралась подарить своё сердце. Девушка не замечала, что странная страсть уже начинает граничить с одержимостью. Хвалёное колдовское чутьё дало сбой, усыплённое чьими-то коварными чарами.

     Она бросила осторожный взгляд в окно и увидела, что Богиня Удачи Солирра улыбается ей сегодня: сияющий диск Госпожи Ночной Магии величественно плыл в ясных небесах, заливая всё вокруг торжественным ярким светом.

     Откинув домотканое покрывало, изукрашенное растительным орнаментом, быстро легла и закрыла глаза. Теперь оставалось только про себя произнести простенький наговор и отправить свою душу в приятное путешествие в горную долину, в которой жил Дарэн.

     Богарт задержался в личных покоях черноволосого воина: тому понадобился совет, что делать с болотриями, которые повадились покидать топь и нападать на одиноких путников.

     - Сам ты с такой нежитью не сладишь, как и я один бесславно сгину в трясине, пополнив их алчущие новых смертей и страданий ряды. Тут надо обращаться в ближайший колдовской Орден, маги нам тут не помощники! - синие глаза от усталости даже как потухли, а не горели двумя яростными звёздами. - Сегодня мы отбили женщину и трёх детишек, а что будет дальше, то одни Боги ведают. Надо выжечь это гнездо и провести специальные ритуалы, чтобы нечисть больше не вернулась. Лучше бы к эолам обратиться: они большие мастера по запечатыванию опасных мест.

     - Богарт, в какой Орден лучше обратиться с такой просьбой?

     - Мне будет проще договориться со своим аэром. Пошли гонца в ближайшее поселение Хранителей Делайны, только скажи, чтобы гиблое место обогнули за тысячи три шагов.

     - Хорошо, на рассвете пошлю небольшой отряд. Жаль, что второго ведьмака у нас нет, отрядил бы с моими людьми. Так оно спокойнее было бы, да делать нечего, придётся рискнуть, иначе скоро все сгинем в проклятой болотине.

     - Тянуть с решением этой проблемы слишком опасно. Чем могу, помогу, но силы мои не безграничны, Дарэн.

     - Никто и не требует от тебя невозможного, Богарт. Как бы большой беды не было, уж слишком уж в последнее время разрезвилась поганая нежить. Тревожные вести поступают и от ближних и дальних соседей. Давно подобного не случалось.

     - Часть проблем возникает оттого, что в руки неопытных учеников Орденов попадают запрещённые книги. Разжигатель Трагедий снова взялся плести интриги, не к добру это. Потому что находят даже те фолианты, которые до единой странички были сожжены. Особенно опасен труд ведьмака Вария Тогэлора 'Шёпот Сердца'. Ходят упорные слухи, что именно он вплёл проклятие, когда маги и колдуны решили посмотреть, что будет, если использовать обе разновидности чар. Многие беды и печали от одержимости и безответной любви. Берегись, Дарэн, ведьма так просто не отступится, а у тебя свадьба через год назначена. Гони её от себя, точно хворь смертельную, иначе, быть беде.

     - Знаешь, не будем об этом. Жизнь и так сложна без всяких магии и колдовства, - если бы Дарэн смог отказаться от постылой невесты, которая обладала Даром, которого он не понимал и потому боялся.

     Утро пришло вместе с тревожными новостями от западных соседей. У них разрезвился некромант, который поднимал усопших чародеев. До этого спокойно почивавших многие тысячи лет в родовых склепах. Ходили упорные слухи, что Годар снова обратил внимание на мир смертных, чтобы засеять и собрать щедрый урожай страданий смертных.

     Отряд, направленный в Орден, к которому принадлежал, Богарт, как в воду канул, хотя и на несколько миль не приближался к треклятой болотине. Ведьмак, пока воин выслушивал новости от гонцов из соседних земель, деловито накладывал руны на дверь, пол, стены и дверь невидимыми символами, чтобы поганая ведьма хоть тут его не побеспокоила и дала отдохнуть.

     Мрачный Дарэн вернулся в сопровождении двух воинов, которые волокли на самодельной волокуше тело мертвой болотрии. Это была довольно красивая женщина с зелёной кожей и изумрудными пушистыми волосами, сбегающими до самых пяток. Колдун сокрушённо покачал головой и велел сжечь труп. На вопросительный взгляд воина он пробурчал:

     - Её звали Ваэрна, она была ведьмой. Если не предать телу огню, на рассвете в долине ни одного живого не останется, а у нас ещё и с чародейкой, преследующей тебя, будут лихие проблемы, если ты не поостережёшься, и не послушаешься моих советов.

     -Хорошо, сделаю, как просишь. Жаль, красивая была женщина.

     - Слишком много жизней унесла проклятая болотина, как бы не пришлось Танаваре беспокоить мольбами о помощи.

     Уставший до полусмерти Дарэн, доковылял до собственной спальни и, скинув доспехи, не раздеваясь, рухнул на не застеленную постель. Сон пришёл сразу же и он подумал, что видит Зарию, которую и видел-то один раз в жизни: на заключении помолвки. Магичка была красивой: зелёные глаза, тёмные пушистые волосы, чувственные яркие губы. Не будь у девушки Огненного Дара, ему бы не пришлось ломать себя. Древние законы не позволяли оспаривать волю отца, поэтому Дарэн прекрасно понимал, что вскоре его жизнь превратится в кромешный ад рядом с той, которую он никогда не поймёт и не примет.

     Сон накатил почти мгновенно, только вместо обычного отдыха перед ним появилась молодая девушка с пронзительным взглядом бездонных очей сочно-зелёного цвета и загадочной улыбкой.

     'Здравствуй, Дарэн! - почти промурлыкала она, одарив воина полным нежности взглядом. - Ты веришь в Судьбу? Так вот, это я! Скоро, очень скоро мы встретимся с тобой и уже никогда не расстанемся'! - она попыталась погладить мужчину по жёстким тёмным волосам, но только испуганно вскрикнула и отдёрнула руку, словно её обожгло огнём.

     Между Занарой и мужчиной встал зыбкий полупрозрачный призрак. Поначалу Дарэн подумал, что это его невеста Зария, но вскоре понял, что ошибся. Незнакомка была очень похожа ну ту, которую просватали за него родители, только вот странное помещение, в котором она что-то усиленно писала, сверяясь со странного вида книгой, явно было не на Делайне.

     Он попытался сравнить девушку с магичкой, но не был уверен, что не заметил мелких отличий, ведь и видел дочь друга отца всего один раз. Всякий раз, когда Занара пыталась дотянуться до интересующего мужчины, полупрозрачный призрак из далёкого мира неизменно не давал ей достигнуть своей цели. На вид незнакомке было лет семнадцать-восемнадцать, столько же, сколько и той, которая претендовала на воина.

     Рассердившись, ведьма решила поставить метку в форме Чёрных Звёзд на теле той, которая посмела противиться её воле. 'Ах, чтоб тебя, зараза бессовестная! Второй раз я использовать этот путь не смогу, а рассвет слишком близко! Мне пора возвращаться! Будь ты проклята, где бы и кем бы ни была'! - зеленоглазая колдунья успела прошептать коротенький заговор, ставя знак на нежной коже, чтобы в свой срок придумать, как отомстить за нанесённую обиду.

     Богарт выслушал воина в полном молчании, а потом, тяжело вздохнув, поделился своими предчувствиями и соображениями:

     - Она сказала тебе своё имя?

     - Нет, но спросила, верю ли я в Судьбу. Будто бы она и есть моя Судьба. Для меня лишь важна воинская удача, всё остальное второстепенно, кроме, разве что, слов родителей и старейшин.

     - Плохо, несмотря на молодость, она на редкость осторожна. Придётся продумать твою защиту до мелочей, иначе она поймает тебя и погубит Зарию, как соперницу. Если колдунья продолжит появляться в твоих снах, усыпи лестью её бдительность и узнай, как зовут незваную гостью. Мне надо знать имя, и тогда узнаем с какого ордена эта отступница. Ей в руки попал слишком опасный фолиант, его нужно как можно скорее отнять у пигалицы и сжечь, иначе нас ждут такие беды, что нежить покажется улыбкой Богини Удачи.

     Согласно кивнув головой, воин отправился проверить людей на посту перед сном. Он так и не сказал о призраке, похожем на Зарию, как две капли воды и странной метке, которой незнакомку в припадке злобы наградила черноволосая чародейка перед тем, как рассвет освободил его от странного колдовства.

     Богарт каким-то своим способом дал знать в свой Орден, что в руки к молодой и неопытной колдунье попал запретный труд. Когда началась суматоха, Занара перепрятала книгу в одном из закутов, положив её в сундук, где она хранила старое тряпьё для чистки оружия и разных металлических предметов. Такого рода работой наставницы любили загружать учениц, мотивируя это тем, что: 'От недостатка хлопот у девушки в голове только дурь и расцветает пышным цветом'.

     Ведьмино чутьё настоятельно просило временно прекратить чародейские поиски, так как она мало того, что будет сурово наказана, но и бесценный фолиант сгинет в магическом пламени. Снова потянулись дни, похожие один на другой, точно жемчужины в ожерелье.

     Когда наступил заветный месяц Сафатор, Занара уже начала терять терпение. Даже наставница заметила, что всё спокойствие девушки сильно притянуто за уши. Она постоянно о чём-то думала, отвечала невпопад и безропотно делала любую, даже самую тяжёлую и чёрную работу, чего за ней отродясь не водилось. Солейна и так, и этак, но отступилась, разговорить молодую колдунью ей всё же не удалось. Сокрушённо покачав головой, пожилая чародейка отправила подопечную отдыхать, когда та едва с ног от усталости не валилась.

     Как не хотелось Занаре упасть на постель и забыться тревожным сном, да надо было заранее посмотреть, как незаметно улизнуть в таверну, где Судьба назначила самую главную встречу в её жизни, да ещё и скрыть ото всех, что она колдунья. Перед глазами снова всплыли строки, словно об этой истории останется жить в веках красивая легенда: 'Лета тысяча сто первого года Ранари месяца Сафатор повстречала будущая Глава Ордена Тафейны Занара в трактире 'Селебрейна' знатного воина Дарэна Таинрола, и упало её сердце в придорожную пыль под копыта его вороного скакуна'. От картинки, которую нарисовало пылкое воображение молодой ведьмы, тело бросило сначала в холод, потом в жар и снова в холод.

     Подумав пару мгновений, девушка решила, что надо будет переписать все заклинания из книги, применив шифр, ключа от которого она ещё сама не давала, а сам фолиант сжечь, чтобы никто и никогда не доискался правды. Занару ни капли не смутил тот факт, что чужая мысль была произнесена мужским голосом и явно ей не принадлежала. Усталость истаяла, как по мановению сильного чародейства.

     Закутавшись в чёрный плащ, чтобы в темноте никто случайно не заметил, что она покинула свою келью в неурочный час, прихватив листы пергамента, масляную лампу и письменный прибор, опрометью помчалась к тайнику.

     Годара забавляла маленькая строптивая дрянь, которая так легко попалась к нему на крючок. Ведь это именно он и был повинен в том, что в далёкой древности колдуны и маги из рода эолов выпустили на Делайну пресловутые Чёрные Звёзды, каждое их появление на этой многострадальной земле тоже не обходилось без его активного вмешательства.

     Занара провозилась до самого рассвета. Хорошо ещё, что сегодняшний день отводился для отдыха, иначе она вполне могла рухнуть во время занятий или порученной работы в обморок, и тогда допроса с пристрастием, которого, как она понимала, следовало избежать любой ценой.

     Богарт тоже был из Ордена Тафейны и приходился аэре дальним родственником. Когда он прибыл с отчётом, что творится в последнее время на Делайне, рыжеволосая женщина пришла в ужас, особенно от той вести, что в мире вновь появился целый экземпляр труда, который даже среди запрещённых магических практик, считался одним из самых опасных, особенно, если попадался в руки недоучки.

     - Госпожа, Дарэн так и не узнал имени отступницы, а без него мы не сможем точно узнать, кто это был на самом деле. Благодаря особенностям колдовского плетения, которое было использовано в тот раз, внешность могла разительно отличаться от настоящей. На все мои вопросы и Делайна, и Танаваре так ничего и не ответили, ограничившись туманным: 'Годар снова проснулся, теперь всё зависит от того, устоит одна девица перед искушением или нет. Большего мы сказать пока что не вправе. Будьте настороже, тогда ваши страдания могут стать меньше'.

     - Плохо дело. - Тафейна недовольно поморщилась. - Мы даже не знаем, как какому ордену принадлежит маленькая дрянь. Если она - не дура, то побыстрее перепишет все ритуалы и пояснения из книги, основательно зашифровав, а сам фолиант сожжёт вместе с каким-нибудь хламом. Время, как всегда, работает против нас. Мы перерыли весь замок от тайных переходов до чердаков, и так ничего и не нашли. Она всего один лишь раз пользовалась самым первым из предложенных ритуалов, в котором нет особого зла. Будем надеяться, что девушка поняла, что этот путь ведёт к гибели не только её и того, на кого глаз положила.

     - Прости, моя госпожа, но очень сильно сомневаюсь, что юная чародейка сможет устоять перед подобным искусом. Сделаю, что смогу, но не ожидайте от меня слишком многого.

     - Благодарю, что сразу послал весть не только о появлении запрещённого труда в неопытных руках. Фолиант в обложке из тяжёлого тёмно-бордового бархата гласила: 'Шёпот Сердца'. Ритуалы и заклинания из личной коллекции ведьмака Вария Тогэлора' в последний раз появлялся пятьсот лет назад, тогда тоже творились странные события, и Чёрные Звёзды вырвались на свободу. Тогда Богам пришлось вмешаться, ведь проклятие погубило молоденькую и глупую Иду, которая оказалась слишком доверчивой и поверила пустым обещаниям колдовского плетения.

     - Чем скорее книга сгорит, тем будет лучше для всех. Я возвращаюсь в замок семьи, к которой принадлежит Дарэн Таинрол, постараюсь не допустить беды, но и вы не оплошайте.

     Занара в который раз порадовалась, что не поленилась и составила такой причудливый метод шифрования, разгадать который не смогли даже опытные в делах такого рода аэры. Естественно, ключа она никому дать не соизволила, воспользовавшись древним правом любого из членов Колдовского Ордена на сохранения информации личного характера или ценных результатов исследований и разного рода изысканий, делиться которыми они не пожелали ни с кем, кроме собственного наследника.

     Когда на горизонте появились первые предвестники рассвета, ведьма спрятала зашифрованные пергаменты в сумку, а книгу завернула в промасленную тряпицу и сунула в корзину с мусором. На счастье именно сегодня был её черёд сжигать хлам, накопившийся за истекший день. Жадные языки пламени не оставили от опасной улики ничего, кроме горсти серого пепла. Довольная собой Занара, возвращаясь, специально поздоровалась с наставницей Солейной и уведомила ту, что с ежедневными делами на сегодня она закончила и просит дозволения посетить городскую ярмарку, воспользовавшись Вратами, чтобы попасть в Далерон.

     - Зачем ты собралась так далеко, девочка?

     - Мне скоро жениха найдут, а приданое за приданное ещё и не бралась. Вчера слышала краем уха своё имя в числе тех, кого к зиме замуж выдадут.

     - Рада слышать от тебя такие разумные речи. Вот возьми, - чародейка протянула девушке туго набитый кошелёк с серебром. - Смотри, выбирай тщательнее всё, чтобы мне потом не пришлось краснеть за тебя, Занара.

     - Благодарю, наставница Солейна, я буду помнить о вашем наказе, - с поклоном произнесла молодая колдунья, радуясь, что удача снова улыбнулась ей, а не повернулась тем местом, на котором приличные люди обычно сидеть изволят.

     У Врат Перехода стоял не молодой уже ведьмак, дожидаясь, пока его переправят в другое место. Взгляд бездонных синих глаз пригвоздил девушку, точно змеиный птичку.

     - Куда это ты собралась, что требуется перенос на такое солидное расстояние?

     - Господин Богарт, на ярмарку в Далерон. Аэра Тафейна мне к зиме жениха сыщет. Не хочу прослыть бесприданницей и белоручкой.

     - Похвально, похвально. Заодно, присмотрю за тобой. Там на ярмарке народу много будет, ты молода и неопытна, как бы беды не случилось. Горцы народ горячий, особенно когда в голове хмель бродит. Солейне не следовало тебя одну отпускать, а то мало ли что...

     - Благодарю, господин Богарт. Вы ведь там сейчас помогаете болотрии изводить?

     - Да, поэтому купишь всё побыстрее, и я тебя обратно отправлю. Люду немеряно сгинуло, не хочу, чтобы и с тобой беда стряслась.

     - А можно мне город посмотреть, не была в тех краях никогда?

     - Хорошо. Как звать тебя, девочка?

     - Занара, мой господин. Не беспокойтесь, много хлопот со мной не будет, буду вести себя тише, чем мышь в кладовой с сырами, когда лодар рядом прогуливается.

     - Идём, нечего время зазря терять! - проворчал Богарт и потянул молодую колдунью за рукав домотканой куртки.

     Далерон оказался настоящей горной крепостью: мрачной и абсолютно неприступной. Горную долину опоясывали не только горы, но и трёхметровые по ширине стены с узкими расстояниями между зубцами. Занара провела рукой по точно зеркальной поверхности и с удивлением воззрилась на спутника.

     - Маги-ремесленники потрудились, их работа. Маги Земли могут многое, в том числе, и сделать поверхность стены гладкой и скользкой как дорогое стекло. Причём это были эолы, людям такая магия не под силу, у наших народов таланты, ниспосланные Делайной, встречаются не часто, а если и есть, то только вместе с более сильными Дарами Стихии Огня, Воды или Воздуха. А вот Старшие Дети Богини основными способностями Земли и Жизни владеют, именно поэтому среди них рождаются лучшие целители.

     - Зато люди лучше из металла разные диковины делают и обходятся своей смекалкой там, где даже колдовство и магия пасуют.

     - Ты права, Занара, поэтому вас и заставляют трудиться день напролёт, если вы не постигаете тайны мастерства. А теперь помолчи сейчас, вон идёт Дарэн Таинрол - глава местного гарнизона и близкий родич здешнего Властителя. Держи рот на замке, мне не хочется объяснять, откуда ты тут взялась.

     - Не волнуйтесь, мой господин, буду молчать, - девушка старательно рассматривала носы своих изящных сапожек из тонко выделанной кожи, чтобы Богарт не учуял ничего, в зелёных глазах было столько злорадства, что не заметил бы только слепой.

     - Как только я выслушаю последние новости и дам советы, если потребуется. Отведу тебя на ярмарку и покажу город, а потом ты сразу домой вернёшься. Для необученной колдуньи здешние края стали гораздо опаснее, чем для простого человека вообще без Дара!

     Молодая колдунья стояла, скромно потупив бесстыжие изумрудные очи, осмеливаясь лишь украдкой посмотреть на того, кто явился ей в странном сне, который она увидела ещё по осени. Наяву он оказался ещё лучше: чёрные волосы, красивое породистое волевое лицо, тонко очерченные губы средней толщины, небольшой едва заметный шрам на щеке лишь добавлял воину шарма. Особенно проняли ведьму глаза цвета зелёной яшмы с лёгким налётом стального блеска. Ничего подобного во взгляде мага и ведьмака нечего было и искать.

     - Богарт, боюсь, что придётся просить помощи у Колдовских и Магических Орденов. Обычное оружие болотрий не берёт, да и небольшие отряды пропадают уже даже среди бела дня и вдалеке от трясин. Люди боятся и нос за ворота высунуть, и я не могу обвинить их в трусости.

     - Это простая рассудительность, Дарэн. - ведьмак с большим неудовольствием заметил, что молодая чародейка заинтересовала его собеседника, но вслух ничего не сказал.- Я сейчас же свяжусь с аэрами и майрами магов. Об этом можешь не беспокоиться. Прости, а теперь вынужден тебя покинуть. Этой молодой особе нужно приобрести всё для приданного, а потом покажу ей вашу твердыню и отправлю домой. Для такой почти что девчонки здешние места стали неоправданно опасны.

     Занара позволила себе встретиться с воином взглядом лишь один раз и на очень короткий миг, но сразу поняла по особому блеску, что тоже заинтересовала Дарэна. Загадочно улыбнувшись, она снова принялась старательно рассматривать носы своих изящных сапожек, не сказав ни слова.

     Большие торжища молодая колдунья на дух не выносила, но, натянув на лицо маску недалёкой юной дурочки, из принятой роли выходить не собиралась, старательно запоминая всё, что говорили в тот день её спутники и наблюдая за Дарэном, чутко ловя каждый жест и брошенный украдкой взгляд.

     Решив, что не стоит расстраивать Солейну, Занара отнеслась с должным вниманием к делаемым покупкам. Улучив миг, когда воин торговался с торговцем откуда-то с далёкого юга по поводу прекрасных метательных кинжалов в специальных ножнах из хорошо выделанной замши, щедро украшенных обережной вышивкой, а Богард просматривал древний колдовской фолиант, она сделала, что задумала. Незаметно прикрепила к ножнам меча, который висел у Дарэна на боку маленький амулетик, который позволял всегда знать, где он находится и что в данный момент делает. Ведьма прекрасно знала древний обычай горцев: метательные ножи, кинжалы и меч, вынутый из ножен, всегда лежал в пределах досягаемости у самой постели.

     - Занара, ты всё приобрела, что собиралась? - ведьмаку всё больше и больше не нравились заинтересованные взгляды, которые бросал на красивую черноволосую колдунью глава местного гарнизона.

     - Да, господин мой Богарт. Осталось только осмотреть город, и я могу возвращаться домой. Благодарю вас за помощь. При господине Дарэне меня даже никто не попробовал обсчитать ни разу. Редкая удача, да и предлагали всё самое лучшее. Наставница Солейна будет вам обоим благодарна, - она тепло улыбнулась обоим и снова скромно потупила взор.

     - Только тебе не стоит тут задерживаться, девочка. Вечереет, если ты попадёшь под зов болотрий, то даже я не спасу тебя от ужасной части сгинуть в трясине, чтобы переродиться в зеленокожую нежить.

     - Если вы так считаете, то я, пожалуй, ограничусь беглым осмотром. Не думаю, что такая прогулка займёт много времени, к тому же мы можем идти в сторону Арки Перехода, а дома меня встретят сёстры.

     - Тафейна не утратила былой хватки, как посмотрю. Идёмте, нам не стоит терять времени на пустую болтовню. Сейчас не отвлекайте меня, я свяжусь и попрошу о помощи. На рассвете отряды будут здесь. Надеюсь, сообща, мы очистим трясины от опасных соседей.

     Дарэн заливался соловьём, рассказывая о легендах и преданиях, связанных с той или иной частью его родного города. Занара только украдкой поглядывала на мужчину и продолжала загадочно молчать, прекрасно понимая, что Богарту пришлись не по вкусу заигрывания со стороны Дарэна. Если бы она открыто на них ответила, то по возращению домой её бы сначала выпороли, а потом посадили под замок, выпустив только тогда, когда нашли бы несчастного, который бы согласился связать судьбу с такой безголовой вертихвосткой.

     - Богарт, почему ваша спутница постоянно молчит?

     - Незамужней ведьме приличествует скромность. Ей не следует никому мозолить глаза до тех пор, пока не окажется под защитой достойного мужа. Таковы наши традиции, господин Таинрол. Так повелось с тех далёких времён, когда маги и колдуны стали чураться друг друга.

     - Оказывается ваши обычаи ещё строже наших. Выходит, половина того, что о вас и магах болтают, - досужие домыслы?

     - Скорее завистливые сплетни, Дарэн. Хотя, всякое бывает, но не будем об этом, не место и не время для этого.

     Занара, улучив мгновение, когда ведьмак отвлёкся, пересылая послание главам Орденов по поводу просьбы о помощи и, подняв бездонные изумрудные глаза, многообещающе улыбнулась воину и шепнула, едва слышно:

     - Захочешь увидеть меня, приходи в первый день месяца Сафатор в трактир 'Селебрейна'. Наставница пошлёт именно меня, чтобы подновить колдовскую защиту от всякого лиха. Придёшь?

     - Приду! - поедая черноволосую красавицу жадным взглядом, тут же пообещал он.

     - Смотри, не позабудь, иначе нанесёшь мне жестокую обиду!

     - Я - хозяин своему слову, будет, как пообещал, Занара.

     Тут она снова замолчала, уловив, что Богарт снова на посту и бдительно наблюдает за ними. Отправив девицу обратно под защиту замка, где владычествовала его аэра, ведьмак утёр испарину со лба и снова стал прежним: чуть мрачноватым, но довольно общительным мужчиной средних лет с пронзительно-синими глазами и весьма специфическим чувством юмора.

     Когда наставница отпустила восторженно щебечущую о мрачной красоте горного города-крепости ученицу отдыхать, похвалив за усердие, время было уже к полуночи. Занара прекрасно понимала, что уже завтра её с другими будущими невестами усадят за рукоделие. Время стремительно ускользало, точно песок сквозь пальцы. Колдунья сжала точно такой же серебряный амулет, как тот, который она привесила к ножнам меча Дарэна: маленький щит, почти не отличимый от тех украшений, которые там были до этого. Только вот она уверена, что даже Богарт не станет пересчитывать, не изменилось ли их количество.

     До первого дня месяца Сафатор оставалось ещё два месяца, а с помощью парных амулетов, которые она втайне изготовила сама, когда ей поручили сделать несложные обереги на продажу, чтобы заработать звонкое серебро на необходимые каждой девушке на выданьи мелочи. Занара хотела быть уверена, что всё пройдёт именно так, как она хочет, и воин потеряет голову и женится на ней, никого не спросив. Обряд не подлежал расторжению ни при каких обстоятельствах, лишь смерть одного из супругов могла его аннулировать.

     Молодая ведьма дождалась глубокой ночи, когда в подземельях замка её Ордена уже точно никого нельзя было встретить. Прокравшись в закуток, который девушка защитила с помощью чар от посторонних глаз, зажгла маленькую масляную лампу и на принесённой загодя крепкой табуретке расстелила чистую салфетку из белой тонкой ткани и аккуратно уложила на неё амулет. Занаре было страшновато, так как она добровольно отдавала часть своей жизни в уплату за исполнения своей мечты. Впрочем, за всё в этой жизни приходится что-то отдавать взамен.

     Серебряная игла уколола безымянный палец на левой руке и запястье на правой, позволяя крови образовать небольшую лужицу под амулетом и замарать чистое серебро по-своему изящной вещицы. Девушка нараспев прочла второе заклинание из запрещённого фолианта под названием 'Узы Судьбы'. Существовало лишь два варианта развития событий: либо Дарэн им покориться, либо, пройдя через все магические ловушки и принуждения, станет добычей Чёрных Звёзд.

     Впрочем, чародейка не верила, что он не откликнется на зов страсти, ведь взгляды, которые он бросал на неё, когда Богарт отвлекался. Как и данное обещание, говорили сами за себя. Девушка сожгла тряпицу, шепча наговор, усиливающий чары и надела маленький щит на кручёной толстой цепочке, который только прикидывался обычным амулетом от сглаза и кошмаров.

     Прихватив из специальной кладовой масло для заправки ламп в небольшом кувшине на случай, если всё же столкнётся с кем-то на верхних уровнях замка, заспешила обратно. Предусмотрительность девушки была вознаграждена сторицей: в главном коридоре, ведущем к жилым кельям, она нос к носу столкнулась с наставницей.

     - Что ты тут делаешь в такую пору, отвечай немедленно, негодная девчонка?! - наставница уже занесла руку, чтобы отвесить ученице причитающуюся пощёчину за ослушание.

     - Госпожа Солейна, я вышла попить и заметила, что во многих лампах кончилось масло. Вот и решила исправить оплошность тех сестёр, по недосмотру которых в темноте набила себе пару синяков, а ведь могла и ногу или руку сломать, а то и шею.

     - Хорошо, делай, что собиралась, и немедленно в постель, - недовольство ушло из голоса пожилой женщины, сменившись обычным ворчанием, на которое её ученицы давно уже не обращали никакого внимания, так как оно не выливалось в очередную порку или ворох тяжёлой и грязной работы.

     Заправив и последний светильник и запалив фитиль, молодая ведьма вежливо попрощалась с наставницей и быстро скрылась за собственной дверью. Чтобы заснуть, девушке пришлось выпить изрядную порцию сонного зелья: только сейчас она поняла, как рисковала, пустившись в столь сомнительную авантюру. Впрочем, теперь ничто не помешает ей, не проводя дополнительных ритуалов, соблазнять Дарэна каждую ночь, не предпринимая ничего, что могло бы хоть кому-то подсказать, что это именно она и является отступницей, которая в угоду своей страсти рискует не только собственной жизнью и судьбой.

     Скинув одежду на пол, чародейка запихнула платье и бельё в специальную корзину и нырнула под одеяло. Нежно поглаживая амулет на груди, колдунья бесстрашно соскользнула в сон, чтобы снова встретиться с черноволосым воином хотя бы в грёзах.

     Ведьма снова потревожила Дарэна, её изумрудные глаза напомнили ему те, которые смотрели на него с красивого лица Занары, но, как ни старался, как следует, рассмотреть ночную гостью ему так и не удалось.

     Богарт, учуяв чужое присутствие, бесцеремонно ворвался в спальню, бормоча какое-то заклинание, размахивал чадящим факелом, рассеивая чужое колдовство и шепча проклятья сквозь зубы.

     - Как можно быть настолько безголовым, когда имеешь дело с чародейством?! - мужчина побагровел от гнева, его синие глаза метали громы и молнии, когда он понял, что мерзкая колдунья не только ускользнула, но и так и осталась неопознанной.

     Начертав несколько знаков у постели воина и развесив повсюду охранные амулеты, ведьмак вышел вон, едва не сдержавшись, чтобы не наговорить тому весьма неприятных вещей. Он прекрасно понимал, что этот пусть ни к чему хорошему не приведёт. Дело начинало принимать такой дурной оборот, что его аэре следовало знать всё до мельчайших подробностей.

     Предупредив дежурного мага, отвечающего за Врата Перехода, Богарт вернулся в резиденцию Ордена и сразу же разыскал Тафейну. Пожилая ведьма очень внимательно выслушала мужчину и согласилась, что, если ещё не поздно, стоит основательно перетрясти старые сундуки поискать тайники.

     На беду, Занара услышала обрывки разговоров и под видом того, что решила поучаствовать в поисках, уничтожила все следы своего колдовства. Впрочем, она не сильно расстроилась, что события начали события начали закладывать слишком крутой вираж. До условленного дня оставалось ещё полтора месяца, а оставленный на ножнах амулет и без дополнительного вмешательства с её стороны, сам доведёт дело до конца. Чародейка быстро развеяла пепел по ветру, а странный мужской голос, звучащий у неё в голове посоветовал в лесу, где в чародейском искусстве совсем недавно состязались представители разных родов, бросить обгоревшие уголки листов. Прочитав над ними заклинание 'Нарий Хвост', которое не позволяло учуять остаточный след, ведущий к тому, кто творил волшбу. Занара окончательно себя обезопасила от раскрытия, так как уж кем-кем, а наивной молодой дурочкой, которой любила прикидываться, никогда не была.

     Теперь ей оставалось самая сложная и нудная часть плана: ждать и вести себя так, словно ничего не произошло. Услышав возмущённые крики с поляны, которую совсем недавно посетила, вместе со стайкой других учениц, примчалась на 'страшное место', где обнаружили обгоревшие обрывки запрещённого труда.

     Посовещавшись, аэра и её приближённые решили, что чародейка поняла, что этот путь - дорога в один конец и ничего, кроме гибели, не принесёт, и избавилась от фолианта, сделав то, что и следовало: предав огню.

     Богарт пробурчал:

     - Не верю я в то, что кто-то сможет устоять перед подом подобным искусом, а тем более влюблённая, как кошка, молодая ведьма. Тем более в голове у юных дурочек кроме глупостей ничего не найдёшь. Думаю, что мы рано успокоились, это может отлиться нам будущем большими проблемами похлеще Гиблых Топей.

     Впрочем, слушать его не пожелала даже собственная аэра. Ведьмак в сердцах сплюнул в дорожную пыль и поспешил вернуться в Далерон, справедливо полагая, что если отступница решит снова приняться за своё, ему лучше быть рядом с безголовым воином, чтобы не случилось слишком большой беды.

     Занара поняла, что лучше сейчас никак не проявлять излишней активности, чтобы никто не догадался, каким запретным богатством она обладает. Впрочем, внутренне чутьё подсказывало девушке, что она увидит Дарэна до назначенного в таверне свидания. Так обещал ей голос, звучащий в её голове теперь достаточно часто и обещающий исполнения любых, даже самых заветных желаний, если сумеет удивить его хозяина хоть чем-то даже в малом.

     Молодая чародейка с тоской подумала, что всё течёт и изменяется, кроме неизменной истины, что никто и ничего просто так тебе не подарит. Отмахнувшись от вкрадчивого неведомого собеседника, девушка вернулась в общую комнату, где вместе с другими будущими невестами снова принялась шить приданое с таким усердием, что Солейна даже отпустила её на час раньше, чем подруг.

     Увидев в этом тайный знак, молодая чародейка быстро переоделась и принялась прогуливаться по коридорам замка, внимательно прислушиваясь в надежде услышать что-нибудь полезное или интересное. Она так и не поняла, что подвигло её на, казалось бы, бесцельное шатание по безликим коридорам, освещённым лишь неверным светом безбожно чадящих факелов. В отличие от магов, создавать магические шары, горящие ровным жёлтым или белым светом, колдуны не умели.

     Тут девушка почувствовала, как чьи-то руки бесцеремонно обняли её за округлые плечи и утянули в тонувший в полумраке боковой коридор, ведущий на подземные уровни цитадели Ордена Тафейны.

     Злющая ведьма порывисто обернулась, чтобы наградить нахала каким-нибудь довольно неприятным проклятьем, но с удивлением утонула в смеющихся глазах цвета зелёной яшмы.

     - Не думал встретить тебя сейчас. Богарт говорил мне, что в столь ранний час ученицы обычно или постигают колдовскую мудрость или выполняют какую-нибудь работу, чаще всего грязную или тяжёлую, чтобы дурь вышла, а на её место ума прибавилось.

     - Теперь ты знаешь, что я - чародейка, так почему не поостережёшься? - девушка хитро сощурила изумрудные смеющиеся глазищи, не спеша вырываться из объятий, но прислушиваясь, не появился ли кто поблизости.

     Парные амулеты радостно отозвались на близкое соседство друг друга, вызывая приятное покалывание и волну жара во всём теле, причём, она чуяла, что Дарэн ощущает то же самое томление и ожидание.

     Услышав цокот тяжёлых копыт, которые могли принадлежать только эолу, Занара ловко вывернулась из кольца сильных рук и, многообещающе улыбнувшись, помчалась по полутёмному коридору в сторону своей кельи. Недовольный таким поворотом событий воин вскоре увидел Богарта в сопровождении седоволосого колдуна старшей расы, с которым он вёл степенную беседу на тему, что делать с проклятой болотиной и расплодившейся там нежитью, которая изрядно уменьшила местное население.

     Сделав вид, что просто остановился, чтобы подождать ведьмака, Дарэн вежливо поздоровался с обоими мужчинами и осведомился, нельзя ли ему прогуляться в окрестностях замка, если совещание двух анклавов, которые достаточно редко сталкивались с такой проблемой, справиться с которой не могли поодиночке, затянется надолго.

     - Вполне, в здешних краях сейчас спокойно и тихо, только далеко не уходи, нам до темноты надо вернуться в Далерон. Эолы навели там дополнительную защиту от нежити, а окрестный люд уже толпами стекается под защиту его стен. Ситуация и так накалилась до предела: болотрии окрепли настолько, что пришлось обсуждать совместные действия магов и ведьмаков. Ничего подобного не случалось последние три тысячи лет! - в синих глазах читалась сильная тревога, но уверенность и надежда, что они осилят лихо, всё ещё не покинула сердце колдуна.

     - Что ж, это ваша битва, такие люди без Дара, как я, заранее обречены на поражение. Простыми мечами и стрелами этих тварей даже не оцарапаешь. Причём эти зеленолицые твари уже и у соседей повадились озорничать. Мы конечно их предупредили, но ситуация продолжает ухудшаться.

     Распрощавшись со степенными чародеями, воин выскользнул за городскую стену, решив прогуляться по небольшой рощице деревьев, чьи ветви были усыпаны огромными бирюзовыми цветами, источавшими терпковатый пряный аромат. Присев на толстую ветвь, изогнувшуюся почти параллельно земле у небольшого лесного озерца, он начал кидать по поверхности плоские камешки, вспомнив забаву далёкого детства. Время едва миновало полдень, а заняться ему больше было нечем.

     Увидев, куда удалился Дарэн, Занара прихватила корзину и отправилась в рощу с бирюзовыми цветами, из которых получалось прекрасное снадобье от зимних хворей. До молодой колдуньи сейчас никому не было никакого дела, но наставница похвалила девушку за трудолюбие и позволила выйти за замковые ворота.

     Её совсем не зря за глаза звали Скользящая как тень. Ни один сухой сучок не хрустнул под её изящными сапожками, ни одна ветка не издала предательского шелеста. Увидев, чем развлекается воин, чародейка протянула ему запасную флягу с травяным напитком и улыбнулась.

     - Знаешь, в это время года быстро становится жарко, а пить простую воду из ручья я тебе не советую, если потом не хочешь маяться животом, - она легко, точно лесная зверушка, вскарабкалась к верхним веткам и стала деловито обирать ещё не распустившиеся бутоны, изредка бросая на мужчину задумчивые взгляды.

     Так коварно Дарэна ещё никто не соблазнял: ветер заставил свободное платье обрисовать каждую совершенную линию стройной фигуры, изредка приподнимая широкий подол чуть ли не до колен, и тогда солнце заливало ярким светом длинные ноги. Наполнив обе плетёнки, она передала их воину, а потом стала осторожно спускаться вниз. Увидев, что мужчина поставил её добычу на большой плоский камень недалеко от воды, она благодарно улыбнулась и продолжила спуск.

     Дарэн мог поклясться чем угодно, что ведьма специально оступилась, срываясь вниз с ветки, точно причудливый лесной плод. Когда он поймал Занару почти у самой земли, та лукаво рассмеялась и ничего не сказала. На этот раз девушка не вырывалась и не делала попыток убежать, насмешливо поглядывая на спутника в ожидании того, что же он теперь станет делать.

     Странное будоражащее обоих предчувствие чуда охватило их обоих, но когда он потянулся к её губам, чародейка легонько оттолкнула его и выдохнула:

     - Не время и не место, Дарэн! Если хоть одна живая душа сейчас нас увидит, меня посадят под замок и выдадут замуж гораздо раньше зимы за любого, кто пожелает взять в дом. Поверь, мне хотелось бы оттянуть этот ритуал на как можно более долгий срок, если не удастся вывернуться из этой неприятной ситуации.

     - Тогда зачем раздразнила меня? - глаза цвета зелёной яшмы тоже смеялись, забавляясь ощущением близкой опасности и представляя, какой шум и гам поднимется, если хоть кто-то прознает об его неожиданном увлечении.

     - Хотела проверить, не померещилось ли мне, что и я тоже тебе понравилась. Всему своё время, если сорвать бутоны софейны слишком рано, то вместо лекарства получишь медленно действующий яд, а если слишком поздно - то слабительное.

     Укрывшись со своей добычей за стволами нескольких растущих рядом толстых стволов, он многообещающе поцеловал девушку и тут же отпустил, прекрасно понимая, что если она будет отсутствовать слишком долго, то у них обоих могут возникнуть серьёзные проблемы весьма неприятного толка.

     - Увидимся в 'Селебрейне', - едва слышно выдохнула молодая ведьма, и, не оглядываясь, заспешила в сторону замка по едва приметной тропке.

     Занара была довольна, парные амулеты сделали всё так тонко, что даже повидавший многое на своём веку, и тот не заметил никакого подвоха. День за обычными хлопотами пролетел как несколько кратких мгновений. Девушка даже ужаснулась вечером, сколько всего она успела переделать. Проходя мимо замковых ворот, она даже повстречала Дарэна, который в сопровождении трёх солидных размеров отрядов отправлялся домой, чтобы покончить с болотриями раз и навсегда.

     Поймав восхищённый взгляд мужчины, она сделала вид, что её совершенно не волнует происходящее и подошла к аэре Тафейне, чтобы узнать, чем она ещё может быть полезной.

     - Отдохни, Занара, пока ещё можно. Боюсь, грядут чёрные времена, а разбираться с лихом придётся именно Орденам, простые воины просто бесславно сгинут, не сладив с бедой.

     Когда она проходила мимо Дарэна тот, загородив проход, хитро посмотрел на девушку и попросил:

     - Подари амулет, красавица, который отведёт чёрную магию от меня и моих людей.

     - Вот возьми! - колдунья одела воину на шею один из кулонов на серебряной цепочке, которые точно причудливая гроздь свисали на грудь. - Только пусть твои соратники далеко не отходят, я - не магичка, радиус его действия невелик: всего с десяток шагов.

     - Благодарю, да пусть будут к тебе благосклонны Делайна и Танаваре.

     - Надеюсь, так будет всегда, - грудным голосом промурлыкала девушка и, старательно делая вид, что ей нет никакого дела до уходящих людей и эолов, отправилась в ту часть замка Ордена, где проживали ученицы и послушницы.

     От Богарта не укрылось, каким жадным взглядом посмотрел Дарэн вслед молодой чародейке, поэтому по возвращении домой он улучил мгновение, когда их никто не мог подслушать и сердито предупредил:

     - Осторожнее, мой господин, про эту девицу болтают всякое, и далеко не всё - завистливая женская ложь. Поостерегись, а то, как бы, беды не случилось. К тому же у тебя и невеста есть, и день свадьбы уже назначен. Неужели ты отступишь от своего слова?

     - Знаешь и сам, Богарт, что суждено прожить мне жизнь с магичкой, которую ни понять, ни принять не смогу никогда в жизни! - воин становился всё мрачнее, вспоминая, что в последний день года приведёт в дом молодую жену, которую-то и видел всего один раз во время помолвки.

     - Не вздумай подпускать к себе близко эту вертихвостку! Тебе, что Зария, что Занара счастья не принесут. Одна владеет Даром Стихии Огня, вторая и вовсе - ведьма. Если первая девушка молча обиду снесёт, поплакав в подушку, то вторая легко превратит не только твою жизнь в кромешный ад. Послушайся моего совета, беги от чародейки, как от чумы. Нельзя соединить то, что не несёт в себе ничего общего.

     - Хорошо, я запомню, что мне сказал, хоть ты и колдун, но ничего плохого от тебя никто не видел. Только вот сейчас нам совсем о другом тревожиться надо: если болотрии станут ещё хоть немного сильнее, обезлюдит здешний край, да и соседи недолго будут в покое жить. Причин же происходящего так никто и не доискался. Вот что меня заботит более всего. Зимой-то попроще будет, холод нежить в трясину загонит, а по весне всё заново начнётся...

     - Ты ошибаешься, болотриям холод не помеха. - Богарт тяжело вздохнул и торопливо попрощался, напомнив Дарэну вадэрга-шатуна, которого неумелые охотники подняли из тёплой норы в разгар морозов.

     Положив меч у постели и проверив, легко ли он выходит из ножен, воин сбросил пропылённую одежду, натянул чистые портки и рубаху и залез под одеяло. За день он так вымотался, что никакие сны и видения его на этот раз не потревожили.

     Занара с тихим вскриком села на кровати. Широко распахнутые глаза с ужасом смотрели в темноту ночи. Только она потянулась к живо интересующему её мужчине, как перед мысленным взором появились две девушки, похожие точно родны сёстры. Только вот колдунья знала, что судьба одной как-то связана с горцем с глазами цвета зелёной яшмы, и жизнь незнакомки довольно быстро катилась к закату именно по этой причине. Вторая же жила где-то далеко от Делайны, она даже ещё не родилась, но уже таила опасность для чародейки. Девушка так и не вызнала, какую именно, как не спрашивала оба призрака. Когда рубашка, похожая на мужскую из странного материала распахнулась у иномирянки на груди, то ведьма с ужасом увидела, что это именно та, которую она наградила меткой Чёрные Звёзды и обещанием жестоко отомстить за нанесённую обиду.

     'Кто же это такая'? - тщетно вопрошала Занара Танаваре, тонкий серпик которой величаво плыл в чёрном шёлке летних небес.

     Поняв, что Хозяйка Ночной Магии больше не собирается вмешиваться в её судьбу, девушка выпила крепкого снотворного настоя и только так смогла проспать остаток ночи без будоражащих разум и душу загадок.

     На рассвете всех учениц спешно разбудили и усадили готовить амулеты от нежити и зелья для походных аптечек. Замелькали серые дни, похожие друг на друга точно бусины в ожерелье из чёрного морского жемчуга. Вскоре от усталости девушки под вечер чуть ли не замертво падали на постель, чтобы с первыми лучами солнца вновь приняться за свою немудрёную работу. Дела в Далероне шли совсем плохо: из десяти отрядов из магов и колдунов, вечером живой возвращался один, изредка два. Занара знала, что с Дарэном пока что всё в порядке, но смерть уже дышала ему в затылок.



Глава 2



     Занара вскочила посреди ночи с криком ужаса: больно уж страшный сон ей привиделся. Покопавшись в переписанных из запретного фолианта 'Шёпот Сердца' ритуалах и колдовских наговорах, девушка долго искала нужное. Увы, ничего подходящего обнаружить так и не удалось. Спрятав записи в потайной карман, она натянула платье и помчалась в библиотеку Ордена, чтобы поискать нужные знание в тиши и одиночестве.

     К сожалению, Богиня Удачи сегодня не спешила побаловать молодую ведьму так необходимым ей сейчас везением. Среди полок бродило много наставниц, в этот поздний час там присутствовала даже аэра Тафейна и несколько глав магических и колдовских Орденов. Естественно, и речи не могло быть о том, чтобы спокойно заняться поисками ответа на мучивший её все сильнее вопрос: доживёт ли воин с глазами цвета зелёной яшмы до заветной встречи или болотрии заполучат и его душу.

     - Младшей ученице не место в такой поздний час за пределами своей кельи! - строго напустилась она на Занару, гневно сверля девушку ледяным взглядом.

     - А что мне оставалось делать? Вы же знаете, что мне часто снятся сны, которые становятся явью, если не предпринять меры, чтобы они не сбылись. Моя мать может предсказывать, особенно плохое, за год или два, а мне дано узнать о ключевых событиях за неделю. Сегодня как раз было такое видение, и оно связано с ситуацией в Далероне. Если не вмешаться, там к зиме останутся одни болотрии, а потом нежить примется и за соседей. Как вы думаете, моя госпожа, как долго мы сможем жить в мире и покое?

     Тафейна что-то неразборчиво пробормотала и протянула ученице лист пергамента и стило, велев:

     - Запиши всё, пока не забыла, ни одной мелочи не упусти. В твоём роду такой ведьмин талант встречается слишком часто, чтобы отнестись к твоим словам легкомысленно. Разжигатель Страданий Годар снова готов терзать Делайну, а ведь две тысячи лет было всё тихо.

     Занара прилежно принялась переносить полученное знание, когда мелкий убористый почерк перешёл на двенадцатый лист, главы Орденов, что колдовских, что магических, совсем помрачнели. Когда молодая чародейка закончила свой скорбный труд и аккуратно сшила коричневатые листы, сделав твёрдый переплёт, за окном разгоралось утро.

     - Иди спать, Занара, мы благодарны тебе за помощь, на сегодня я освобождаю тебя от занятий и домашней работы. Но, завтра с рассветом ты должна снова быть в учебном классе.

     Вежливо со всеми попрощавшись, девушка сочла за благо поскорее улизнуть и укрыться за дверями собственной кельи. Конечно, она понимала, что сделала доброе дело, но, по большому счёту, кроме Дарэна, ей не было никакого дела до тех, кто гиб в когтях болотрий.

     Колдунья так устала, что, не раздеваясь, повалилась на застланную домотканым покрывалом постель и провалилась в сон. Впрочем, нормально отдохнуть ей не дали. Насмешливый мужской голос выдохнул прямо в ухо:

     - Ты слишком копаешься, пожалуй, мне стоит подыскать кого-то более подходящего в качестве союзника. У тебя есть всё, что надо, зачем было идти туда, где наши планы могли быть раскрыты?

     - Мне нет никакого дела до того, что хочешь ты! - нагло заявила ведьма, и прошептала заклятье, которое выкинуло чужака вон.

     Богарт тяжело вздохнул, провожая глазами сильно поредевшие отряды боевых ведьмаков и магов, которые снова пытались победить нежить в Гиблых Топях. Он прекрасно знал, что назад может вообще никто не вернуться. По странной причине день ото дня противник становился изворотливее, изобретательнее и сильнее. 'Если так дело и дальше пойдёт, то уже к концу осени здесь не останется ни единой живой души'! - он кулём осел в кресло и принялся составлять неутешительный отчёт для своей аэры. До рассвета оставалось всего ничего, поэтому ведьмак решил пару часов подремать, прекрасно понимая, что времени для отдыха потом может просто-напросто не остаться.

     Разбудил его тихий голос Тафейны, изящная рука энергично трясла старого союзника за ещё крепкое плечо. Женщина протянула ему записи Занары и велела проследить, чтобы все ознакомились с этой информацией.

     - Этой ночью у девчонки было видение. Она записала всё для меня. Там слишком много магических ритуалов и плетений, проследи, чтобы те, кому надо, вовремя обо всём узнали. Мне пора возвращаться: скоро начнётся очередной Совет, но, боюсь, мы не скоро сможем найти решение этой проблемы, которая слишком быстро становится общей.

     - Не переживай, Тафейна. Об одном прошу, приглядывай за этой девчонкой. Чем сильнее Дар у необученной ведьмы, тем больше глупостей она сможет совершить. Занара ещё совсем девчонка, поэтому мало думает о последствиях своих слов и поступков.

     - Все проблемы у учеников возникают только в одном случае: избыток свободного времени. Уверяю тебя, такой роскоши у них теперь не будет. Слишком много сил и времени отнимает поганая нежить. Если она ещё что-то увидит, я дам тебе знать сразу же. Постарайся найти тех, кто сможет повести полностью магический ритуал, который описан в видении. К сожалению, колдовство не эффективно против болотрий, но мы можем защитить местных от влияния Зова.

     Дарэн, после того, как целители обработали многочисленные царапины и порезы, полученные после того, как он схлестнулся с зеленомордой тварью, которая когда-то была его соратником, пребывал в мрачном молчании. Его отряды таяли точно снег весной под жарким солнцем, а он совсем ничего не мог со всем этим поделать. Проклятая нежить разрезвилась так, что некогда многолюдные дальние деревеньки совсем обезлюдили, пополнив ряды их противников.

     Богарт вежливо стукнул в дверь и вошёл, протягивая воину связку амулетов, явно магических.

     - Где ты это взял колдун, ведь в тебе магии столько же, сколько и во мне?

     - Лихие времена требуют соответствующих мер. Пришлось временно снять запрет на сотрудничество между колдунами и обладателями иных разновидностей магических даров. Одень сам, и вели другим никогда не снимать. Это хорошо, что у одной и ведьм-учениц дар предвиденья работает в пределах недели. Долгосрочные предсказания чересчур аморфны и могут сильно меняться в зависимости от изменения текущей ситуации. Аэра Тафейна собирает многих из лишённых способностей, подаренных Делайной и Танаваре, на Совет. Ситуация обострилась настолько, что готова зазвенеть и стать неуправляемой. Этого надо, во что бы то ни стало, избежать. Мы сильнее ночью, когда Госпожа Ночной Магии плывёт в небесах, поэтому, встреча назначена на вечер, уже в сумерках.

     Дарэн поблагодарил Богарта и отправился раздавать серебряные обереги.

     Замок Ордена Тафейны гудел от пересудов точно растревоженный ульев кусачих дворнов, от которых зависел урожай в садах и на полях. Правда, могло статься и так, что ухаживать за посевами скоро станет некому. Начальник охраны Далерона внимательно слушал то, что говорят другие, но сам продолжал хранить осторожное молчание. Сложившееся положение уже не просто скалило ядовитые зубы, а пускало их в ход с неотвратимостью судьбы.

     Тут он почувствовал, что кто-то легонько тянет его в боковой коридор. Понимая, что тут ему вредить никому нет никакого резона, он молча подчинился молчаливому приказу. В полумраке пустого коридора озорно и лукаво сверкнули изумрудные глаза Занары.

     - Хвала Танаваре, ты цел! - едва слышным шёпотом выдохнула она, её пальцы на пару мгновений прижались к щеке мужчины, а потом она отдёрнула их, словно обожглась. - Вот, возьми. Я всегда буду знать, где ты, и всё ли с тобой в порядке, и, кто знает, может, моё вмешательство сможет склонить чашу весов на сторону твоего отряда, - кулон в виде капли, выточенный из чёрного с серебряными искрами камня лёг на ладонь Дарэна.

     - Почему ты мне помогаешь? - в голосе мужчины проскользнули стальные нотки.

     - Когда болотрии уничтожат ваш край, скажи, надолго ли мы сможем оставаться в безопасности? Колдовской дар не может навредить им, но не даст зачаровать и завести в топи, откуда ещё никто не возвращался.

     - Что-то темнишь ты, Занара, как я посмотрю! Ты мне сказала только часть правды!

     - Я не обязана отчитываться ни перед кем, кроме наставницы и моей аэры! - глаза ведьмы полыхнули гневом, но Дарэн почувствовал, что она разочарована, что он так и не смог разглядеть истину, лежащую на самой поверхности и не скрытую ничем.

     Было видно, что девушка с трудом сдерживает свой знаменитый норов, чтобы не наговорить гадостей, а то и припечатать наглеца заковыристым проклятьем. Оттолкнув воина прочь, чародейка умчалась так быстро, что он не успел ничего предпринять, чтобы помешать ей сбежать.

     Пожав плечами, Дарэн выкинул скандалистку из головы. К тому же, он увидел Богарта, который с тревогой на лице явно разыскивал именно его.

     - Я тут, - воин вышел из бокового хода, подарок девушки он попусту сунул в карман и позабыл о нём, как о чём-то совсем несущественном. Впрочем, для целей ведьмы и этого оказалось вполне достаточно.

     - Идём, в нашем плане не хватает только лепты простых воинов. Проклятая Болотина унесла жизни всех отрядов, которые утром вышли за ворота тех горных долин и городов, которые ещё держатся против нежити.

     Лицо Дарэна залила краска гнева, как и любой умный командир, он не любил терять своих людей, тем более так страшно и без надежды на спасение. Богарт подождал, пока его спутник справится с сокрушительной эмоцией щедро приправленной яростью и болью утрат, а только потом постучался в дверь залы, где аэра Тафейна обычно собирала большие сходки и принимала послов от других Орденов.

     Из бокового хода вынырнула Занара, прижимая к груди точно ребёнка несколько свитков, перехваченных кожаным ремешком.

     - Что ты тут делаешь, девочка? Тафейна собирает лишь полностью обученных сестёр и братьев с большим опытом по уничтожению нежити.

     - Господин мой Богарт, я сегодня перетирала старинные книги в библиотеке и нашла кое-что про болотрий и методы борьбы с ними. Там описаны колдовские и магические методы, позволяющие сделать обычные мечи и стрелы смертельными для них, правда, потребуется очень много серебра, которыми следует покрыть вычеканенные на лезвии и рукояти руны. Это плоды многолетних исследований аэра Тарния и его жены Маладары.

     - Покажи мне. Если то, что ты говоришь, правда, то я лично буду просить допустить тебя к участию в Совете. Только прошу тебя, девочка, будь благоразумна, веди себя соответственно младшей ученице.

     На дубовый стол лёг первый свиток пергамента. Ветхие углы говорили о древности рукописи, как и местами почти совсем выцветшие чернила.

     Девушка вытащила из прорези в просторном платье лёгкий меч в простых кожаных ножнах. Когда клинок засверкал в свете факелов на совесть отполированным лезвием, мужчины заметили, что по его поверхности бегут посеребрённые руны. От оружия веяло ведьминым даром и мощью лучших защитных заклятий Госпожи Ночной Магии.

     Богарт лишь крякнул, изумлённо воззрившись на молодую колдунью, которую, оказалось, совершенно напрасно считал обычной вертихвосткой. На лице Дарэна и вовсе застыл благоговейный восторг: клинок был для него прекрасен не менее чем та, которая поделилась с ним своей силой и мастерством.

     - Господин Таинрол, этот клинок я сделала именно для вас, но ему в пару нужен второй такой же, но руны должны быть вызолочены и нанесены магом Огня. Стихия очень важна. Только два лезвия способны помочь вам не только выжить, но и ответить ударом на удар и уцелеть.

     - Девочка, надеюсь, ты понимаешь, что тебе не стоит давать волю чувствам там, где счастливого конца быть не может?

     - Господин мой Богарт, меня зимой отдадут замуж, как велит обычай. Я просто помогаю в меру своих скромных способностей и толики удачи.

     - Надеюсь, ты не лукавишь. С ума сойти, решение было под самым нашим носом, а мы так им и не воспользовались, зазря загубив столько жизней! - смотреть на посеревшего от горя ведьмака было страшно.

     - Господин Богарт, нам не помешало бы перенять у эольских магов одну полезную уловку, которую они называют Свиток Знаний. Это такие карточки из нескольких слоёв пергамента, на которых записывается автор и название фолианта или свитка и о чём он. Их сортируют по категориям. Специально обученные люди следят не только за сохранностью накопленных книг, но и за пополнением коллекции. Причём, найти нужную совсем не сложно, ведь служители знают, что и где следует искать.

     Тафейна молча выслушала ведьмака и указала молодой ведьме на скамью у самой стены. Молодой эольский маг, тут же разобравшись что к чему, принялся переписывать то, что касалось его Ордена. Ведьмаки-кузнецы принялись за ковку и зачаровывание мечей, чтобы поскорее сладить с гибельной напастью, которая подняла свою страшную голову в Далероне. Все отряды, которые должны были на рассвете покинуть свои твердыни, теперь не будут беззащитны перед нежитью и смогут дать хороший отпор, столкнувшись с болотриями.

     Занара почувствовала, как кто-то опустился рядом с ней, и украдкой скосила глаза. Дарэн придвинулся так близко, как позволял полумрак, чтобы никто не заметил, что молодая пара покинула рамки строгих приличий.

     - Надеюсь, до месяца Сафатор мы справимся с Гиблой Топью, - глаза цвета зелёной яшмы смотрели на девушку с таким интересом, что она поняла, что капля, на которую она наложила самый слабенький приворот из тех, который нашла в списках с 'Шёпота Сердца', начал действовать.

     Рука мужчины нырнула под тёмно-серый плащ из тонкой промасленной шерсти и по-хозяйски обвилась вокруг тонкой талии. Молодая ведьма лишь загадочно улыбнулась и придвинулась ещё ближе, продолжая хранить приличествующее рангу младшей ученицы молчание.

     Решив все вопросы, люди и эолы расползлись по своим кельям или гостевым покоям за час до рассвета. Дарэн попытался было увлечь колдунью за собой, но та вывернулась и сердито зашипела:

     - С ума сошёл? Не здесь! Если нас застукают - меня завтра же отдадут первому попавшемуся ведьмаку в жёны, а так у нас есть время до зимы, чтобы найти выход.

     - В том-то и дело, что никто не станет тебя искать в моей спальне! - Дарэн озорно улыбнулся и попытался сцапать девушку в охапку.

     - Богарт что-то почуял, поэтому нам придётся таиться и на людях делать вид, что мы совершенно не интересны друг другу. Я - ведьма, хотя и готова отказаться от собственного дара, если найду своё счастье вне стен колдовских Орденов.

     - Разве это возможно?

     - Конечно, если не развивать и не пользоваться врождёнными способностями, они угасают и могут и вовсе пропасть!

     - Ты способна даже на такую страшную жертву, Занара?

     - Да, но горе тому, кто попробует обмануть меня или причинить вред! Месть моя будет страшна! - странный взгляд, которым она наградила мужчину, подействовал, как ушат с ледяной водой, вылитый на голову после сна.

     На душе у чародейки скребли дикие ларты, нещадно раня душу и сердце. Прозрение редко срабатывало более чем на полгода, но всё сбывалось в точности, если она не принимала упреждающих возникновение ситуации мер. На этот раз она прекрасно чувствовала, что любви между ними без колдовского принуждения не вспыхнет никогда. В глубине души Дарэн не понимал и боялся черноволосую ведьму с глазами как два изумруда чистейшей воды, но она влекла его новизной ощущений и близкой свадьбой с той, которой не было места в его душе.

     Дарэн неопределённо передёрнул плечами, но удерживать молодую колдунью не стал, только проводил полным тоски взглядом. В последнее время он стал замечать, что становится одержим зеленоглазой чародейкой. Это знание настораживало его, но, как известно, запретный плод всегда сладок. Он прекрасно понимал, что перед таким искушением устоять не сумеет.

     За неделю до наступления второго летнего месяца Сафатор, треклятая болотина была совместными усилиями полностью вычищена. Клинок, подаренный Занарой, ни раз, и ни два спасал жизнь не только Дарэну, но и его отряду.

     Каждую ночь ему снилась зеленоглазая ведьма, лукаво улыбающаяся ему и обещающая долгую и счастливую жизнь под одной крышей. 'Глупая девчонка, ты требуешь то, чего я не могу тебе дать, не опозорив честь семьи и рода! Неужели ты думаешь, что за любовь колдуньи можно заплатить такую страшную цену'? День свидания стремительно приближался, а Дарэн так и не решил, стоит ли ему вообще нырять в такой глубокий омут, прекрасно понимая, что последствия могут быть весьма печальными.

     Получив задание от самой аэры Софейны, молодая ведьма выудила из сундука самое красивое платье, какое только смогла найти и спрятала его под неприметным серым плащом, чтобы не вызвать ненужных вопросов. Богарт продолжал пристально следить за каждым её шагом, видимо, чувствуя, что девица что-то намеренно скрывает от всех. Впрочем, работы по обустройству библиотеки Ордена было столько, что она так уставала, что ни сил, ни желания на душевные терзания уже не оставалось. Голос, врывавшийся во сны чародейки, перестал беспокоить сразу же, как было разгромлено логово болотрий и в Далероне всё вернулось на круги своя за исключением того, что некогда многолюдный край ныне был почти пуст, а ощущение обречённости и близкой беды всё ещё витало над заброшенными домами, пашнями и садами.

     Девушка выудила из тайника в сундуке с одеждой ещё один амулет и булавку, увенчанную яркой фигуркой крылатой женщины. Уколов себя в палец, она заставила несколько капель крови впитаться в пористый камень и заколола изящной серебряной вещицей ворот платья. На подвеску в виде зелёного листа с каплей росы были наложены сильные чары, которые будут часто сводить пути чародейки и воина с глазами цвета зелёной яшмы, которые ласково смотрели на Занару из тумана сновидений, будоража душу и заставляя сердце биться сильнее, а на щеках в это время вспыхивал лёгкий румянец.

     Прихватив коробку со всем необходимым для проведения ритуалов, чтобы защитить трактир 'Селебрейна' от разорения, а хозяев и постояльцев от гибели, болезней и кражи честно нажитого имущества, девушка отправилась к арке портала.

     Её глаза сразу нашли в толпе облачённую в простой наряд без изысков мощную фигуру Дарэна Таинрола, который и не заметил, как девушка прошмыгнула мимо, мастерски отведя воину глаза. Прокравшись в комнату мужчины, ведьма осторожно подпорола подкладку у плаща на холодную и сырую погоду и вшила внутрь булавку и подвеску. Все предсказания в один голос говорили чародейке, что ничего путёвого у них не получится ничего, если она обо всём сама не позаботится. Зеленоглазая чародейка не пожалела нескольких минут, чтобы провести специальный ритуал, который не позволит никому найти даже следов её проделки.

     Улыбнувшись приятным мыслям, роившимся в голове в этот момент, Занара отправилась провести первую часть ритуала. Ту неделю, которую ей тут было суждено провести, девушка собиралась использовать далеко не так, как это виделось чопорной наставнице Солейне.

     Ведьма выставила вон служанок из кухни и принялась деловито чертить на полу кусочком специального стержня серебряную пентаграмму, тщательно проверяя наклон линий и каждый завиток или положение руны. Тихонечко мурлыкая себе под нос весёлую песенку, которую ещё совсем маленькой девочкой слышала на ярмарке, она и не заметила, что за ней пристально наблюдают.

     Достав из сумки оранжевые свечи, благоухающие ароматом сафоры, девушка принялась расставлять их на отведённые места, продолжая напевать незатейливую мелодию без слов.

     - Занара, у меня не спокойно на душе, словно надвигается беда, рядом с которой болотрии покажутся безобидной детской шалостью, - пронзительно-синие глаза ведьмака пригвоздили колдунью точно кинжал, но она лишь раздражённо передёрнула плечами и ничего не сказала, продолжая делать порученную работу. - Что говорят твои сны, девочка?

     - Пока ничего худого, господин Богарт. Какое счастье, когда я их совсем не вижу! - поделилась она с колдуном своим секретом. - Надеюсь, что до зимы ничего не случится, довольно уже было в этом году хлопот и неприятностей. Надеюсь, Великая Танаваре сделает так, чтобы нас миновала эта горькая доля. Посмотрите, всё ли верно сделала, не хотелось бы провалить первое полученное от самой аэры Софейны поручение из-за недостатка практики.

     Ведьмак тщательно всё проверил и остался доволен работой ученицы, даже поделившись несколькими секретами из своего обширного арсенала.

     - Даже неточностей в пентаграмме нет. Молодец, девочка. Кстати, хотел тебя спросить, раз уж можно поговорить с глазу на глаз и без лишних свидетелей.

     - О чём, господин Богарт? - сердце молодой чародейки кольнуло от предчувствия крупных неприятностей в ближайшем будущем.

     Впрочем, поговорить им так и не удалось. Наставница Солейна решила лично проверить, а не напортачила ли самая младшая из её учениц в столь сложном для многих девиц в таком нежном возрасте. Ведьма была приятно удивлена талантами Занары и даже снизошла до скупой похвалы. Молодая чародейка сдержанно поблагодарила наставницу и попросила обоих выйти вон, чтобы не мешать с проведением ритуала.

     Богарт чуть замешкался, ровно настолько, чтобы не вызвать подозрений у старшей колдуньи, и шепнул:

     - Нам надо переговорить, это очень важно. Буду ждать тебя в общей зале.

     Девушка, мучимая дурными предчувствиями, лишь молча кивнула в ответ и занялась сложными манипуляциями, отстранённо размышляя, что ещё свалилось на её бедовую голову по воле аэры Тафейны.

     Молодая чародейка выполнила первую часть из семидневных ритуалов, чтобы хозяин таверны 'Селебрейна' не потребовал назад щедро уплаченные вперёд полновесные золотые делены. На душе точно скребли когтями дикие звери, предвещая беду, с которой она может и не справиться.

     Ведьмак сидел у жарко натопленного камина, как и обещал. Занара вежливо поздоровалась, грациозно опустилась на чисто выскобленную лавку. Девушка была похоже на настороженного маленького хищника в ожидании очередного подвоха от старших сестёр.

     - Итак, о чём вы хотели переговорить со мной таком, что не должно достигнуть чужих ушей? - она нервно сплела и расплела пальцы, пытаясь прочесть по лицу собеседника, какую очередную гадость он для неё приготовил.

     - Тебе сказали, что тебя к зиме собираются выйти замуж?

     - Это уже давно ни для кого не секрет, но о кандидатурах меня пока никто уведомить не побеспокоился. Честно говоря, создание семьи для меня сейчас не представляет никакого интереса: сначала надо привести в подарок наши библиотеки. Там слишком много ценных знаний хранится, о которых даже самые старые наши сёстры не ведают ни сном, ни духом.

     - Мне сейчас тоже свадьба будет только помехой для исследований. Тафейна настаивает на том, чтобы я взял тебя в свой дом, Занара. При заключении помолвки в свете того, что мы оба трудимся на благо Ордена, можно отложить само обручение на пять зим без нарушения древних традиций колдовских семейств. Предлагаю прямо сейчас прийти к аэре и озвучить наше общее решение. Впрочем, быть может, удастся отложить этот щекотливый вопрос на срок, вдвое больший.

     - Мне надо подумать, Богарт. Это решение слишком сильно скажется на всей моей дальнейшей судьбе.

     - Благодаря собственным талантам и смекалке ты стала слишком интересна многим чародейским родам. Тебе лучше поторопиться, девочка, иначе Тафейна может получить настолько соблазнительное предложение, что не сможет устоять. Тогда события полностью выйдут из-под нашего контроля.

     - Сколько у меня есть времени?

     - Максимум до завтрашнего вечера, когда завершится ежегодное суточное бдение в храме Госпожи Ночной Магии Танаваре и Владычицы Жизни Делайны. Если мы не окажемся первыми у Тафейны, судьба может заложить чересчур строгий вираж.

     - Завтра до полудня я скажу своё слово, - холодно проронила чародейка, торопливо попрощалась и вышла вон, чувствуя, как за её спиной точно железная дверца решётки лязгнула, и щёлкнул замок.

     Занара неслась по коридору так, словно у неё на хвосте висела голодная и злющая нежить. Она слишком поздно заметила идущую навстречу фигуру и не успела ни отклониться, ни сбавить скорость стремительного бега. Впрочем, вынырнувший из темноты мужчина даже не поморщился, но сгрёб молодую ведьму в охапку. В свете факела озорно сверкнули глаза цвета зелёной яшмы.

     - О чём это вы шептались с Богартом? - в голосе Дарэна проскользнули нотки неудовольствия.

     - Он лишь подтвердил то, что я и так подозревала ещё с ранней весны: аэра Тафейна решила устроить моё женское счастье на свой манер. Боюсь, что на этот раз может и не получиться вывернуться.

     - У нас тоже не больно-то спрашивают детей, а с кем они хотят связать свои судьбы.

     - Везде одно и то же! - девушка попыталась не показать, насколько её взбесила самоуверенность ведьмака, но голос дрогнул и зазвенел точно лезвие меча. - Только у нас свободы чуть побольше. По древнему обычаю каждой невесте предлагают выбор из трёх женихов, как и у них те же возможности. Если желания не совпали, и пары не вышло, всё решает аэра.

     - У нас берут в спутники жизни того, кого выберет глава клана или родители. Иного не дано.

     - Я попытаюсь отсрочить всё это, за пять-десять зим может случиться всякое. Семья будет мешать моему дальнейшему обучению и исследованиям.

     - Ведьма! - восхищённо выдохнул воин, властно впиваясь в приоткрытые губы чародейки.

     - Сейчас не время и не место, ты ведь не хочешь, чтобы нас застукали? Знаешь, что тогда сделает Богарт?

     - Нет. Ну-ка, просвети меня, Занара.

     - Моя судьба никак не изменится, просто отвертеться от свадьбы уже никак не удастся, а на тебя он наложит какое-нибудь хитрое проклятье, чтобы ты сгинул без следа и перестал ему получить весьма выгодную брачную партию, - девушка посмурнела и попыталась снова удрать.

     - Ты не сможешь дразнить меня вечно, колдунья! - мужчина рассмеялся и прижал к себе пытающуюся улизнуть добычу ещё крепче.

     - Если бы это было так, зачем было пускаться в такие сложности?

     - Когда? - в голосе прозвучали требовательные нотки.

     - Завтра ночью я приду, жди, но, смотри, чтобы Богарт ничего не пронюхал. Он слишком опасен для наших планов.

     - Так изведи его! Ты же - Ведьма! Что тебе стоит убрать с дороги того, кто путается под ногами на пути к цели? - и он снова впился губами в податливые губы девушки.

     - Никогда не стоит сживать со свету того, кто ещё может быть полезен достаточно долго. Он позволит мне в течение десяти зим не думать о таком неприятном событии в моей жизни, как навязанная аэрой Тафейной свадьба.

     Чародейка увидела, как помрачнел воин, но не стала докапываться до сути, предпочитая решать проблемы по мере их возникновения. Ласково проведя мужчину по гладко выбритой щеке, она ласково ему улыбнулась и понеслась дальше по полутёмному коридору.

     Дарэн не видел, что колдунья слегка оцарапала его, чтобы наложить ещё одно заклинание, усиливающие их связь, под названием 'Ночные Грёзы'.

     Оставшись в своей комнате в полном одиночестве, девушка долго прислушивалась к шагам за дверью, ожидая, когда люди вокруг, наконец-то угомонятся. Ведьмино чутьё подсказало, что Богарта в таверне сейчас нет, как и в Далероне вообще: 'Ты думаешь, что сумеешь переиграть меня, господин мой? Ничего, я задам вам с аэрой такую головоломку, что вы надолго оставите меня в покое! Мне сейчас муж совершенно не нужен, как и связанные с брачными узами обязательства'!

     Ведьма налила в глиняную плошку тёмного масла из деревянного флакона и аккуратно заткнула горлышко пробкой из ткани, чтобы не потерять ни капли дорогого и довольно редкого снадобья, на то, чтобы приобрести его, девушка потратила почти весь свой денежный запас, который удалось скопить за несколько лет. Частички кожи с кровью, которые остались под ногтями, она аккуратно извлекла специальной деревянной лопаточкой и бросила туда же вместе с несколькими каплями, выдавленными из запястья, на котором обычно принято носить обручальный браслет.

     Заклинание было сложным и для того, чтобы полностью провести ритуал, у Занары ушла целая ночь. Выпив специального бодрящего зелья, она торопливо привела себя в порядок и отправилась на поиски ведьмака, почуяв, что он уже переговорил с аэрой Тафейной и терпеливо ждёт ей ответа.

     Богарт спокойно завтракал в общей зале, беседуя с седобородым жрецом Делайны на какую-то интересную им обоим тему. Молодая ведьма вежливо поздоровалась с обоими мужчинами и отозвала колдуна в сторонку, чтобы сказать ему, что она решила после долгих раздумий.

     Синие глаза посмотрели на чародейку пристально, точно пытаясь понять, какая очередная каверза зреет в этот изобретательной голове:

     - И какой ответ ты мне принесла, девочка?

     - Как будто мне оставили выбор? Если я вздумаю капризничать, Тафейна тебе такую замену подыщет, что проще будет сразу утопиться, чем всю жизнь носить такое ярмо на шее. Естественно, 'да', но ты поклянёшься именем Госпожи Ночной Магии, что свадьба будет отсрочена на десять лет, и в течение этого времени ты не будешь слишком навязчиво искать встреч!

     - Хорошо, но сама знаешь, что такого рода помолвка может быть заключена только с разрешения Тафейны.

     - Знаю, но сейчас замужество в мои, как и в твои, планы никак не вписывается.

     - Идём, Занара, откладывать всё равно нет никакого смысла! - крепко ухватив девушку за руку, он почти потащил её в сторону портальной арки.

     Дарэн, вынырнувший из полутёмного коридора собрался было вмешаться, но умоляющий взгляд изумрудных глаз быстро остудил его пыл. В голове прозвучал ласковый голос: 'Это делается для нашего же блага, жди. Время ещё не пришло, мы вполне способны переиграть вместе кого угодно, если не наломаем впопыхах дров и не сделаем слишком много ошибок'.

     Воин снова нырнул в полумрак, чувствуя, как от гнева вспыхнуло пунцовым цветом лицо, а руки яростно сжали подаренный Занарой серебряный клинок. Мысленно пообещав разобраться со всем по порядку, он заставил себя успокоиться и с непроницаемым лицом вольготно расположился за чисто выскобленным столом в общей зале и без аппетита принялся за ранний завтрак, игнорируя любые попытки втянуть его в дружескую беседу.

     Занара терпеть не могла, когда с ней обращались так бесцеремонно, но заставила себя стерпеть, пообещав отомстить позднее. В кабинет аэры Тафейны она практически въехала на пятках сапожек из хорошо выделанной замши.

     Когда глава Ордена справилась с изумлением и приняла подобающий своему статусу вид, прошло несколько минут.

     - Что ты решил, Богарт?

     - С согласия Занары, принимаю твоё щедрое предложение, Тафейна. Только вот невеста поставила мне одно условие, с которым был вынужден согласиться.

     - И что потребовала с тебя эта несносная девчонка?

     - Десять зим на то, чтобы довершить дела с приведением в порядок библиотеки Ордена. Мне тоже нужно довести до ума мои исследования.

     - На твоём месте, я бы так много воли ей не давала. Ум у Занары настолько необычно работает, что она способна найти выход там, где любой другой потерпит поражение. Никогда не забывай об этом, иначе будешь вечно оставаться в дураках.

     - Я услышал тебя, моя аэра, потому постараюсь не сплоховать, - женщина с досадой поняла, что ведьмак не отнёсся с должным вниманием к дружескому предупреждению.

     - Церемонию назначим на первый день новой седьмицы, чтобы Занара успела довершить все свои дела в Далероне, - аэре очень не понравилось, как при этом сверкнули глаза молодой ведьмы, почуяв, что та явно что-то задумала, за что, если застукают, по голове точно не погладят. - Приданое у неё готово, так что вам останется только сделать, что обещали на благо ордена и не тянуть с церемонией чересчур долго. Никто не знает, что готовит даже завтрашний день, а ты, Богард, так и не озаботился наследником. Не дело это! В твоём роду слишком часто встречаются носители сильного колдовского Дара, чтобы позволить ему не то что угаснуть, а просто стать малочисленнее.

     - Хорошо, моя аэра. Если мы расправимся с делами раньше, то выполним твою волю, моя госпожа.

     - Ловлю на слове, Богарт, только вот, чтобы ни у кого больше не возникло соблазна прибрать Занару к рукам, проведём простенький ритуал Обещание, - колдунья покопалась в дубовом сундуке, который притаился за спинкой её резного кресла, стоявшего на возвышении, и извлекла оттуда два кожаных браслета, затейливо изукрашенную древними рунами.

     Лицо колдуньи залила восковая бледность. Её собирались связать древним ритуалом Оковы Госпожи Ночной Магии, освободить от которых могла лишь смерть одного из пары. Впрочем, отступать девушке было некуда, поэтому она, стараясь не смотреть старой ведьме в глаза, молча протянула вперёд левую руку и пробубнила слова обещания, которым в унисон вторил ведьмак.

     - Моя аэра, я могу идти? - в голосе девушки не проскользнуло и тени гнева, который разгорался в её душе подобно лесному пожару.

     - Да, но помни, что ты больше не сможешь распоряжаться собой по своему собственному усмотрению. Богарт почти муж тебе!

     Молодая ведьма ничего не ответила Тафейне, а лишь молча удалилась. Ведьмак недовольно проворчал:

     - Это было лишним. Простой помолвки было бы вполне достаточно.

     - Ты недооцениваешь эту девчонку, Богарт, она нашла бы способ вывернуться.

     - Где гарантия, что Занара не придумает, как избежать брака, который ей совершенно не нужен?

     Ведьмак, наградив женщину укоризненным взглядом, бросился догонять обиженную на весь белый свет молодую чародейку. Колдунья сидела в саду за городскими воротами, где по весне цвели сафоры, и с задумчивым видом крутила на тонком запястье злополучный кожаный браслет, избавиться от которого будет совсем непросто.

     - Занара, надеюсь, ты понимаешь, что эта глупая идея пришла не в мою голову? - в синих глазах девушка с удивлением заметила боль и что-то ещё, что ускользнуло от её понимания.

     - Да, Тафейна посмеялась над нами обоими, а мой Дар мне подсказывает, что придумала всё моя наставница Солейна, которая почему-то всегда имела на тебя зуб, мой господин.

     - Когда-то я отказался от неё, как от невесты. Она затаила злобу и придумала знатную месть. Только вот не пойму, зачем твоя наставница так жестоко с тобой обошлась?

     - Ни одна ведьма не потерпит рядом с собой сопливую девчонку, которая превзошла хоть в чём-то, даже если это будет совершенным пустяком. Солейна не простила мне успех в уничтожении болотрий и то, что придумала, как сделать так, чтобы ничего подобного в будущем не повторилось.

     - Наверно ты права, просто хочу убедиться, что понимаешь, что мы - не враги.

     - Сдержи своё обещание, не нарушив клятвы, и я тоже не отступлюсь от данного слова. Придётся привыкать, что ничего уже нельзя изменить. Сделанного не воротишь, только вот не стоит извиняться передо мной за то, что сделано без твоего участия. А теперь, прости, у меня ещё много дел. В ещё одной церемонии теперь нужда отпала, поэтому предлагаю её пропустить, чтобы не тратить время на то, в чём больше нет ни капли смысла.

     Богарт только тяжело вздохнул и осторожно заглянул в глаза молодой ведьмы. Говорить больше было не о чем, поэтому он проводил невесту через Арку Перехода до трактира 'Селебрейна' и, пожелав колдунье спокойной ночи, тут же удалился, следуя данному обещанию.

     Колдунья всё никак не могла проверить, что аэра и её собственная наставница так подло с ней поступили. 'Ничего, десять лет - срок долгий, мало ли что может случиться. Я всё равно придумаю, как утереть вам нос старые завистливые кошёлки. Не впервой выпутываться из переплётов, в которых и более искусные носители Дара складывали головы! Я найду способ, как отомстить за нанесённую победу. Хотя в сложившемся положении есть и свои плюсы: я вольна делать почти всё, что в голову взбредёт, а отказаться от меня ведьмак не сможет'! - изумрудные глаза озорно блеснули, когда девушка поняла, какую свинью подложит завистницам. Всего-то и надо, дать воль чувствам, закрутив бурный роман с простым воином, даже если никто и никогда не узнает об этом её грешке.

     Для второго ритуала требовалась пара и весьма приятное для обоих дополнение к обычным колдовским изыскам в виде свечей и причудливых заговоров и заклятий на серебряном ноже. Молодая колдунья, почувствовав мимолётный укор совести, отправилась разыскивать Дарэна, хотя прекрасно понимала, что Богарт имел право на такой подарок с её стороны по праву того, кому однажды предстояло идти с ней по одной Тропе.

     Воин с мрачным видом молча слушал хвастливые пьяные россказни своих приятелей, но сегодня они никак не трогали его душу.

     - Дарэн, - ласковый голос Занары заставил мужчину вздрогнуть от неожиданности, - мне понадобится твоя помощь.

     - Чем это человек без Дара может помочь колдунье? - глаза цвета зелёной яшмы распахнулись от удивления.

     - Ты уверен, что решать вопросы подобного рода лучше на людях? - улыбка девушки была полна такого лукавства, что он, не задавая лишних вопросов, бросил на чисто выскобленный стол серебряную монету и поспешил следом.

     В центре огромной пентаграммы, начерченной на полу солидных размеров кладовой таверны, лежал стог соломы, укрытый ворохом разноцветной полупрозрачной ткани, расшитой серебряными и золотыми рунами. Алые свечи распространяли терпкий аромат сафоры в пышном весеннем цветении.

     Занара не только задвинула тяжёлый засов, но и наложила на входную дверь парочку заклятий, чтобы никто не смог помешать стройному течению весьма специфического ритуала.

     - Ты спросил, как можешь помочь мне? - чародейка игриво рассмеялась и выскользнула из бесформенного серого платья, больше похожего на рубище, хоть и из довольно тонкого и дорогого полотна. - Достаточно того, что ты уродился мужчиной! - и она запела низким, волнующим голосом, потянув Дарэна на себя.

     Мигнули и погасли алые свечи, подтверждая, что плата за благополучие этого дома и его обитателей получена сполна.

     Как ни хотелось молодой ведьме подольше побыть в обществе того, кто, сам того не ведая, похитил её сердце, а пришлось выставлять воина восвояси и долго приводить кладовку в первоначальный вид. Справившись с нудной и довольно монотонной работой, колдунья выскользнула за дверь и отправилась в свою комнату, чтобы отоспаться. Седьмица отнимет у неё ещё много сил, но выполнить условия заключённого с хозяином таверны 'Селебрейна' было делом чести.

     Молодая ведьма так никогда и не дозналась, кто в тот день отпер дверь Дарэну, впрочем, она не особо и усердствовала. Мужчина так крепко спал, что не обратил на приход чародейки никакого внимания.

     Занара даже слегка растерялась, не зная, как ей следует поступить. Подумав пару мгновений, девушка отступила на шаг назад и налетела на того, кто неожиданно оказался прямо за спиной колдуньи. Богарт, недовольно сверкнув синими глазами на незваного гостя в чужой кровати, тихо выдохнул на ухо ученицы Солейны:

     - Знаешь, если бы я застал вас сейчас в одной постели, Дарэну бы сильно не поздоровилось.

     - Даже не сомневаюсь, - с досадой поморщилась его собеседница, - и кто только отпер ему дверь? Узнаю, такую взбучку задам, что мало никому не покажется!

     - Без колдовства тут явно не обошлось. Правда, наш недоброжелатель умело спрятал все следы своей проделки.

     - На что спорим, что это одна из наставниц нашего Ордена? Тафейне нет никакого резона так поступать, а вот за остальных поручиться я не смогу.

     - Идём, Занара. Мы не можем позволить порочить пересудами честь нашего Ордена и родов, так ведь? У тебя усталый вид, отдохни у меня. Не волнуйся, я буду слишком занят массой важных дел, которые нужно сделать как можно скорее. Или ты мне не доверяешь? - в синих глазах девушка увидела укор пополам с обидой.

     - Честно говоря, спать очень сильно хочется. Тебя не затруднит разбудить меня, когда на Далерон опустятся сумерки? Ритуал от воров отнимет все мои силы до капли, а я толком и не выспалась сегодня.

     - Хорошо, - он приподнял голову ведьмы за подбородок и усмехнулся, - зря я не поверил Тафейне, что мне придётся глаз с тебя не спускать! Может статься, что Солейна оказала себе медвежью услугу, избавив нас от многих весьма специфических проблем.

     Руны на браслетах из тёмно-бордовой кожи мягко засветились, приветствуя друг друга. Девушка особо церемониться не стала и вытянулась на постели. Натруженные мышцы отозвались сильной болью, но она не проронила ни звука. Богарт укрыл ведьму стёганым одеялом и строго приказал спать. Впрочем, конца фразы девушка уже не услышала, провалившись в зыбкие тени сновидений ещё до того, как её голова коснулась подушки.

     Возвращение мужского голоса, с которого всё и началось, оказало на ведьму совсем не то влияние, на которое рассчитывал Годар. Собиратель Страданий с удивлением понял, что чародейка борется, схлестнув свою волю с его. Отчаяние обречённости придало ей столько сил, что бессмертный был вынужден отступить. Он поразился бешеной ярости, с которой обычная колдунья принялась отстаивать свои права на то, чтобы жить так, как посчитает нужным.

     'Убирайся! Я знаю, кто ты! - в голосе Занары было столько гнева и скрытого яда, что незваный гость восхитился и решил, что со смертью для этой женщины всё только начнётся. - Не смей соваться в мою Судьбу, иначе, пожалеешь, что вылез из той Бездны, которую считаешь своим домом'!

     'Да если бы не я, откуда взялся бы экземпляр 'Шёпот Сердца. Ритуалы и заклинания из личной коллекции ведьмака Вария Тогэлора'? Их сожгли очень давно, как и все копии и даже отдельные колдовские ритуалы и заговоры не сохранились. Эолы очень ревностно относятся к выполнению любой прихоти Делайны'!

     'Мне нет дела до твоих планов и козней! Оставь меня в покое, Годар! Я привыкла сама добиваться всего, что считаю до себя важным'!

     'Глупая девочка, ты сама себя загоняешь в несуществующий угол, игнорируя очевидные вещи. Хочешь, Дарэн будет вынужден всегда быть рядом'?

     'Кому нужна помощь за такую цену, которую ты обычно запрашиваешь?! Убирайся'!

     'Неужели ты настолько испугалась возможных последствий, Занара, что готова покориться воле своей аэры и покорно выйти замуж за того, кто не тронул твоего сердца'?

     'Это касается только меня и обоих мужчин! Убирайся, иначе я, я, я прокляну тебя'!

     Бессмертный долго смеялся, а когда, наконец, сумел взять себя в руки, загадочно проронил: 'Глупая ведьма, твоя волшба никак мне не повредит, ведь ни к людям, ни к эолам меня отнести нельзя! Кстати, одно твоё слово, и Богарт сгинет без следа. Так что тебе не придётся выходить за него замуж в оговоренное время'!

     'Со своими мужчинами уж как-нибудь сама разберусь! - девушка скорее почуяла, поняла, что перепалка Собирателя Страданий изрядно развлекает. - Оставь мои сны! Я не желаю иметь с тобой никаких дел! Пошёл вон! Иначе, клянусь Танаваре, найду способ избавиться от твоих непрошеных визитов'!

     'Ты уже приняла мою помощь, по счетам рано или поздно придётся уплатить сполна'!

     'Пусть так, но я не желаю быть бессловесной пешкой в твоей интриге'!

     'Ты сильно навредила мне, найдя способ извести моих болотрий, почему вмешалась'?

     'Дарэн', - процедила девушка и тут почувствовала, что её осторожно трясут за плечо.

     Занара с облегчением проснулась. Заметив, что девушка сильно чем-то напугана и зная о природе одного из талантов, Богарт потребовал всё ему рассказать.

     - Всего лишь дурной сон, - попыталась уйти от ответа колдунья, но ведьмак слишком много поведал на своём веку, поэтому она рассказала всё, что касалось Годара, точно стылый зимний ветер нарушившего её покой.

     Чародейка с удивлением заметила, что в синих глазах мужчины, которые она всегда считала холодными и колючими, загорелся огонёк искреннего беспокойства. Совсем девушка не ожидала, что ведьмак не только внимательно её выслушает, но и снимет с шеи один из древних амулетов, которые передавались в его роду по наследству:

     - Это одна из Печатей Делайны. Надень и никогда не снимай. Годар больше не сможет отравлять твои сны ядом своей лжи и пустых обещаний. Будь осторожней, Занара, очень тебя прошу, он просто так от тебя не отвяжется. До конца недели меня не будет, поэтому постарайся не наделать слишком много глупостей, которые свойственны всем молодым людям.

     - У меня не остаётся ни времени, ни сил. Такого рода ритуалы выпивают того, кто их проводят почти что досуха. Впрочем, оплата за подобные услуги довольно высока, чтобы компенсировать любое неудобство.

     - Можешь исполнить всего одну мою просьбу?

     - Какую? - бровь цвета полуночи дугой выгнулась над изумлённым изумрудным глазом.

     - Пока я буду отсутствовать, сделай такое одолжение будущему мужу, ночуй в этой комнате. Не хотелось бы, чтобы с тобой случилась какая-нибудь неприятность. Таверна, она таверна и есть, тут всегда полно лихого люда. Держись подальше и от Дарэна, я не знаю, что за блажь нашла на этого высокородного мальчишку, но до добра вас обоих это точно не доведёт.

     - Хорошо, я сейчас же перенесу сюда свои вещи и постараюсь не разочаровать тебя, господин мой Богарт.

     - Не покидай Далерон, это может быть слишком опасно. Надеюсь, что буду в курсе всего, что происходит в твоей судьбе. Ты можешь мне полностью доверять, девочка.

     - Хорошо, - уклончиво ответила девушка и помчалась за своим скудным скарбом, надеясь, что воину хватило ума оттуда уйти.

     Надеждам чародейки сбыться было не дано. Мрачный Дарэн сидел за грубо сколоченным столом и деловито начищал лезвие меча куском замши.

     - Ты где была? - он постарался скрыть, насколько разочарован, что молодая ведьма где-то пробродила весь день, пока её ждали.

     - У жениха, - спокойно выдержав разъярённый взгляд глаз цвета зелёной яшмы, ответила колдунья. - А что мне оставалось делать? Он пришёл проверить, всё ли со мной в порядке, а тут ты. Богарт бы тебе никогда не простил, если бы застал нас в одной постели. Это было страшное оскорбление, ведь аэра связала нас Узами Танаваре! - в голосе Занары было столько горечи, что воин проглотил все упрёки, которые так и вертелись у него на языке. - Впрочем, если надо будет, я придумаю, как выкрутиться, можешь в этом не сомневаться. Сегодня он уедет по делам Ордена, оставив меня в 'Селебрейне'. Тогда никто не помешает нам видеться, пока он не вернётся обратно. К тому же, кто знает, в дороге может всякое случиться, и седьмица может перерасти в пару месяцев. Возвращайся в свою комнату, я поступлю также. Давай не будем делать опрометчивых поступков, чтобы потом не жалеть понапрасну о содеянном.

     Дарэн не двинулся с места, наблюдая, как она упаковывает сумки с полезными снадобьями и разными нужными для колдовства вещами.

     - Позволь мне проводить тебя, пусть Богарт видит, что за рамки приличий мы не вышли, и так спокойнее будет. Да и нужен совет ведьмака. Тревожные вести доходят с границ наших соседей. Похоже, Годар решил порезвиться там.

     - Не надо давать ему повод для обоснованных подозрений. Он вполне может забрать меня с собой. Не подчиниться я не посмею. Лучше передам, что тебе нужно посоветоваться. Жди в главной зале.

     - Хорошо, хотя и не понимаю, к чему столько сложностей.

     - Попроси хозяина, чтобы переселил тебя сюда. Я навела здесь достаточно сильные чары, чтобы никто ничего даже не заподозрил. Увидимся завтра. После утреннего ритуала до вечера я успею восстановить свои силы.

     Прихватив туго набитые дорожные сумы, девушка быстрой тенью выскользнула вон, опасаясь, как бы её отсутствие не показалось ведьмаку неоправданно долгим. Столкнувшись с Богартом в дверях, она виновато улыбнулась и выдохнула, переводя дух:

     - У нескольких мешочков ослабли завязки, пришлось разбирать снадобья. Хорошо, что вовремя заметила, иначе до рассвета бы провозилась, исправляя столь досадную оплошность.

     - Занара, надеюсь, благоразумие тебя не покинет. Не снимай амулет и держись от Дарэна Таинрола подальше.

     - Постараюсь, мой господин. Он просил передать, что о чём-то хочет посоветоваться с тобой и будет ждать встречи в общей зале.

     Богарт хотел что-то ещё сказать, но так и не решился, только убрал шелковистую чёрную прядь с лица колдуньи и вышел вон. Выражение его лица молодой ведьме сильно не понравилось: слишком уж оно было задумчивым и отстранённым.

     - Дарэн, о чём ты хотел поговорить со мной? Только покороче. Дела Ордена требуют должного к ним отношения.

     - В Янтарной Гати стало неспокойно. Что-то выпивает Силу у магов и колдунов. Целительский дар полностью не исчезает, но становится заметно слабее. Тамошние старейшины считают, что потерпев поражение здесь, Годар решил попытать удачи в тех краях.

     - Всё намного хуже, Дарэн, хотя без Сеятеля Страданий тут не обошлось.

     - Я хочу попросить совета, что мне делать в сложившейся ситуации?

     - Ни во что не вмешивайся и до моего возвращения не покидай вверенную твоим заботам крепость. Малейшая оплошность может обернуться катастрофой. Годар слишком давно никак себя не проявлял, значит, он просто так не успокоится.

     - Хорошо, Богарт. Надеюсь, что за время твоего отсутствия не случиться ничего такого, с чем бы не удалось сладить своими силами.

     - Дарэн, попрошу только об одном, - в голове ведьмака зазвенела сталь, два взгляда скрестились точно мечи на ристалище. - Держись подальше от Занары. Мы связаны ритуалом более древним, чем ты с Зарией, и, в отличие от тебя, разорвать обеты может только смерть одного из нас. Если ты будешь слишком настойчив, мне придётся принять соответствующие меры, чтобы не пострадала честь нашего Ордена и родов. Надеюсь, что мои слова были услышаны и поняты правильно.

     - Дарэн, попрошу только об одном, - в голове ведьмака зазвенела сталь, два взгляда скрестились точно мечи на ристалище. - Держись подальше от Занары. Мы связаны ритуалом более древним, чем ты с Зарией, и, в отличие от тебя, разорвать обеты может только смерть одного из нас. Если ты будешь слишком настойчив, мне придётся принять соответствующие меры, чтобы не пострадала честь нашего Ордена и родов. Надеюсь, что мои слова были услышаны и поняты правильно.

     - Хотел бы я узнать, кто так ловко окрутил вас обоих.

     - Запомни, Дарэн, отвергнутая женщина, которая была вынуждена уйти в дом к нелюбимому мужчине, способна на любую подлость, особенно если она - сильная ведьма, занимающая в твоём Ордене не последнее место.

     - Я запомню, что ты сказал, - голос воина веял стылым морозом середины зимы. - Что ж, надеюсь, что ты принесёшь надежду, а не очередной повод для беспокойства. Лёгких дорог, господин Богарт!

     - Спокойных ночей, Дарэн Таинрол, - проявил обычную вежливость ведьмак и торопливо вышел за дверь.

     Из бокового коридора выскользнула Занара и вопросительно посмотрела на воина. Тот сделал знак, что будет ждать её у себя, чтобы поговорить без лишних глаз и ушей. В голове у мужчины прошелестел тихий голос чародейки: 'Не время для встреч. У меня есть ещё дела, требующие моего участия. Завтра вечером приду. Тогда и поговорим. Не стоит привлекать к себе ненужного внимания, мы не знаем, что нас ждёт, когда вернётся Богарт'.

     Вернувшись в комнату ведьмака, молодая колдунья достала заветные записки и долго смотрела на них, размышляя, а не сжечь ли всю кипу рядом и просто радоваться жизни, пока может. Впрочем, отступать она не умела, а платить за фолиант и так уже придётся. Оставалось только не наделать новых долгов.

     Девушка вздрогнула, ощутив предчувствие чужого присутствия. Нечто, подобрать чему определения она так и не смогла, с удивлением рассматривало её, точно молодая ведьма змейку нового вида, пока не зная, что делать с неведомой зверушкой.

     Внимательно прочитав следующую страницу из запрещённого фолианта 'Шёпот Сердца. Ритуалы и заклинания из личной коллекции ведьмака Вария Тогэлора', молодая колдунья крепко задумалась, пытаясь с помощью своего дара предвиденья вызнать, что ожидает их в ближайшем будущем, но с удивлением увидела лишь клубы тумана, которые означали, что будущее ещё не определено, и всё зависит от того, какие решения будут приняты.

     Наложив на себя чары Полночное Очарование, девушка провела не сложный ритуал защиты от разбойников и ворья всех мастей и повалилась на постель почти без сил. Слишком уж хлопотными выдались сегодняшние ночь и день. Сквозь сон Занара почувствовала, что нечто продолжает с любопытством наблюдать за ней, но усталость взяла верх, и она уснула так крепко, что ничто не потревожило её покоя.

     Ритуал был настолько прост, что никак не повлиял на самочувствие ведьмы, хотя ей и пришлось вставать за час до рассвета, чтобы успеть всё подготовить и настроиться на нужный лад. Занаре не давало покоя нечто новое, что пока ещё было слишком слабо, чтобы сломать защиту, которую давала Печать Делайны, подаренная Богартом перед отъездом. Молодая колдунья никак не могла понять, почему её гложут недобрые предчувствия. Она чуяла, что Годар снова предпринял какие-то шаги в отношении строптивой чародейки, основательно спутав той карты, но пока не смогла вызнать, какие ещё неприятности ждут буквально за поворотом.

     Спать совершенно не хотелось, но желудок настойчиво требовал завтрака. Отмахнувшись от туманных предчувствий беды, девушка спустилась в общий зал и заказала любимую еду. Сегодня повар в таверне приготовил медовые лепёшки с поджаренными до хрустящей корочки овощами, щедро приправленными специями. Ничего подобного ей ещё пробовать нигде не приходилось, а вызнать секрет приготовления пикантного гарнира так и не удалось. Проглотив последний кусочек лакомства, она побаловала себя большой кружкой ароматного травяного настоя. Потом молодая колдунья задумалась, как с толком потратить свободное время.

     Дарэна нигде не было видно, девушка с неудовольствием поняла, что воин сегодня на рассвете спешно покинул Далерон, и гнала его какая-то сильная нужда. Сердито сверкнув глазами, ведьма попыталась до него дотянуться, но не преуспела.

     В голове прозвучал насмешливый голос Годара: 'Ты никогда не получишь желаемого, если не покоришься мне и не будешь играть по моим правилам'!

     'Ещё чего! Я всё равно найду выход! Мне никто не смеет приказывать, кроме жениха и моей аэры'!

     'Скажи это Танаваре и Делайне, они, уверен, по достоинству оценят твою наглость'!

     'Ты мне не указ, Сеятель Страданий! Я вполне способна обойтись и без заклятий в 'Шёпоте Сердца''!

     'Можешь мне поверить: сделаю всё возможное и невозможное, чтобы одна наглая колдунья не смогла обойтись без моего покровительства'!

     'Справилась с болотриями, значит, осилю и всё остальное. Пока не взялась за проклятья, мой проступок - всего лишь мелкая шалость ученицы, павшей жертвы любовной горячки. Каждая ведьма в пору своей юности умудряется не единожды ею переболеть'!

     'Ты так наивна, что мне почти жаль, что мой выбор пал на тебя. Впрочем, твои страдания будут долго греть мою душу, Занара. Не надейся, ускользнуть из моих тенет, это не под силу даже тебе. Кстати, это именно я подкинул твоему воину такую задачку, справиться с которой в ближайшие пару месяцев ему не удастся. Даже помощь Орденов не сильно поможет. Так что, очень скоро никаких развлечений, кроме общения с ведьмаком Богартом и вознёй с пыльными фолиантами у тебя не останется, радость моя'.

     'Лучше такая жизнь, чем тешить твоё самолюбие и быть пешкой в твоём тантре, Годар'! - расплатившись с подошедшей по её знаку служанкой, ведьма отправилась на местный рынок.

     Пришлось пополнить не только весьма поиздержавшиеся запасы ингредиентов. Немного подумав, девушка приобрела и колдовских свечей, изготовленных по старинным рецептам, которые не менялись тысячелетиями, с большим запасом. Досада, во власти которой она пребывала по милости тёмного бога, никак не улучшала настроения. Она дала слово не покидать Далерон до конца недели, поэтому, чтобы не искушать судьбу, решила прогуляться по местным лавкам, где иногда можно было найти интересные колдовские книги. Прекрасно понимая, в какую скверную игру она позволила себя втянуть, чародейка дала себе зарок, не использовать страшный подарок Годара без крайней нужды.

     Молодая торговка редкими фолиантами помогла выбрать нежданной покупательнице наиболее редкие и ценные колдовские свитки и фолианты. Весьма довольные друг другом девушки расстались почти как подруги. Занара пообещал, что если будет в Далероне, обязательно заглянет на предмет пополнения своей личной библиотеки.

     Уставшая от долгой прогулки колдунья, вернулась в 'Селебрейну' уже в сумерках, ведь отоспаться до очередного ритуала, которых оставалось ещё четыре до следующего вечера, так что она успевала не только выспаться, но и покопаться в своей добыче. Хвала Танаваре, на этот раз никаких запрещённых книг в её цепкие лапки не попало.

     В общей зале было полно воинов, которые коротали временное бездействие за кружкой крепкой хмельной браги, которую местные горцы издавна варили из местных трав и листьев высокогорных кустарников. Девушка попыталась прошмыгнуть незамеченной, но потерпела полное фиаско.

     Чьи-то цепкие пальцы ухватили колдунью за плечо и заставили развернуться к себе лицом. Крепкий запах перегара ясно говорил, что добром такое пристальное внимание вряд ли окончится. Мужчина, которого она пару раз видела в компании с Дарэном, одобрительно хмыкнул и проворчал:

     - Вот скажи мне, ведьма, почему одним достаётся всё самое лучшее в жизни, а другие вынуждены томиться на обочине жизни? Что у тебя есть такого, что мой командир уже начал бредить тобой, маленькая дрянь?

     - Знаешь, что бывает с идиотами, которые дают слишком много воли рукам в отношении носительницы колдовского Дара? - голос девушки зазвенел, как тетива лука за миг до того, как стрела сверкнёт посеребрённым оперением, спев победную песнь, чтобы через мгновение с жадным чавком вонзиться в горло давнего врага.

     - Что ты можешь мне сделать, девчонка?! - разгорячённый от выпитого вина и собственных фантазий изукрашенный многочисленными шрамами воин средних лет попытался завалить ведьму на дубовый стол, перед этим смахнув всё на пол.

     - Убери от меня свои жадные лапы, иначе пожалеешь, что на свет родился! - яростно сверкнув изумрудными глазами, прошипела она, точно рассерженная хмелия, один укус которой способен за одно мгновение убить даже самого крупного эола.

     - Расслабься, детка, и получай удовольствие, не всё же Дарэну Таинролу должно так везти!

     - Отпусти девушку, ненормальный! - один из боевых товарищей метнулся было, чтобы оттащить слишком увлёкшегося своими желаниями товарища от отчаянно сопротивляющейся колдуньи. - На ней Оковы Танаваре, её против воли никто уже и никогда не получит! - но не успел всего на мгновение. - Гиор, остановись, пока не стало слишком поздно!

     Короткая бело-голубая вспышка, осветившая руны на кожаном браслете, заставили обе руки несостоявшегося насильника обуглиться в мгновение ока. Почувствовав, что воин утратил к ней свой интерес, ведьма торопливо выпрямилась и оправила складки мешковатого платья из грубого льна. Обведя общую залу сумрачным взглядом, она прошипела в чуть не вылезшие от боли глаза. Девушка чувствовала, что Гиор жив только потому, что его страдания угодны Годару, чьё присутствие чародейка ощущала всеми фибрами обнажённой в порыве праведного гнева души.

     - Вы все - свидетели, что я предупреждала этого идиота, что наказание будет соответственно проступку? - в глазах чародейки стояли злые слёзы, но не торопились пролиться благодатным дождём, чтобы облегчить страдания молодой колдуньи.

     - Моя госпожа, - пытавшийся предупредить совсем ещё молодой лучник тщетно пытался остановить кровь, сочившуюся из страшных ран соратника, - вы ни в чём не виноваты. - Гиор уже не в первый раз слишком налегает на спиртное, а потом делает глупости.

     Собравшиеся в зале постояльцы подтвердили перед городской стражей, что чародейка напавшего на неё идиота и пальцем не тронула. Рассматривая кожаный браслет с таким видом, словно это была дремлющая на солнце чешуйчатая и смертельно ядовитая хмелия, заместитель Дарэна, который отвечал за всё в Далероне в отсутствие командира, только головой покачал, рассматривая ставшего за пару инвалидом копейщика.

     - Ты можешь как-то облегчить его страдания, Занара? Боюсь, целители тут даже просто кровь не смогут остановить, не то что вылечить.

     - Кто я такая, чтобы оспаривать волю Госпожи Ночной Магии? Я всего лишь ученица-недоучка, связанная древним ритуалом с ведьмаком по воле собственной аэры.

     - Все девушки рано или поздно выходят замуж, такова воля Делайны.

     - Я не понимаю, почему он остался глух к моим предупреждениям! Он даже своего товарища не соизволил послушаться!

     - Госпожа Занара, придётся мне приставить к вам Гарэна и ещё кого-нибудь, чтобы в будущем подобных недоразумений не происходило. Проводите ведьму в её комнату и проследите, чтобы никто не нарушил её уединения.

     Лучник, бросая вопросительные взгляды на второго командира отряда, поднял упавшую в обморок чародейку на руки. Когда возмездие не лишило его обеих рук, он осторожно отнёс Занару в её комнату и положил на постель. Как целитель ни пытался привести пострадавшую в чувство, но был вынужден отступиться. Ведьма была жива: об этом говорило слабо бьющееся сердце, но в себя так и не пришла.

     Два воина из городской стражи безмолвно застыли за дверью, чтобы никто не посмел потревожить колдунью. Хозяин 'Селебрейны' получил остаток уплаченный Ордену Тафейны сумму за так и не проведённые не по вине девушки ритуалы, без которых ничего особо страшного случиться не могло, поэтому скандал тихо замяли.

     Богард почуял, что зеленоглазая чародейка в беде, задолго до того, как засияли мертвенным светом руны на его части Оков Танаваре. Помянув недобрым словом того дурака, который посмел посягнуть на помолвленную по такому древнему ритуалу чародейку, он отправился в Далерон. Ведьмак почувствовал, что девушке может понадобиться помощь, оказать которую ей смогут только в родных стенах. Дело принимало слишком уж дурной оборот, чтобы пускать всё на самотёк. Он прекрасно понимал, что чем дальше его наречённая окажется от Дарена, тем больше будет шансов на то, что она не совершит слишком больших проступков.



Глава 3



     Занара очнулась в собственной келье только в первый день осени, которая на Делайне, в отличие от Земли длилась пять месяцев из двадцати двух в году. Два периода Межсезонья, демонстрировали всплески магических и колдовских энергий, когда все разумные эолы и люди сидели по домам, защитившись от этой напасти всеми доступными способами. Первый такой начинался в начале Зимы и был особенно свиреп и непредсказуем. Отдельные колдуны и маги, рискуя жизнью и собственным разумом, создавали в это время редкие амулеты и обереги и творили сильнейшие заклятья и ритуалы, правда цена такого деяния могла быть непомерно высока.

     - Знаешь, Занара, я ещё ни разу в жизни так сильно ни за кого не боялся. Ты попала под чары Годара, но умудрилась не поддаться на лживые посулы. Правда, наказание было довольно жестоким, ты потеряла три с половиной месяца жизни, находясь на грани между жизнью и смертью. Тафейна сказала, что лишь Оковы Танаваре не дали Сеятелю Страданий утащить твою душу к себе.

     - Гиор зря меня не послушался. Какая страшная смерть ему выпала, - плечи девушки задрожали, долго сдерживаемые слёзы заструились по бледным щекам осунувшегося за время болезни лица, двумя весенними ручьями.

     - Поделом ему и досталось, это ж надо было удумать, приставать к просватанной ведьме, да ещё связанной таким ритуалом! Не вздумай жалеть этого скудоумного! - синие глаза веяли таким холодом, что чародейка отвела взгляд, радуясь, что разрушительный гнев направлен не в её сторону.

     - Он был сильно навеселе и не ведал, что творил.

     - Нечего было так сильно набираться крепким пойлом! В 'Селебрейне' подают самую лучшую Горную Ярость на всей Делайне!

     - И всё равно наказание было слишком жестоко, и я не провела ещё три ритуала согласно договору!

     - Ущерб возмещён, ничего архиважного ты не упустила. Рад, что ты пришла в себя, а теперь мне снова пора отправляться в путь. Пожалуйста, Занара не выходи за крепостные стены, это может быть слишком опасно. - Богарт больше ничего не добавил, лишь ласково провёл шершавыми пальцами по щеке и молча вышел вон, оставив колдунью во власти весьма противоречивых чувств.

     'Как быстро наши самые прекрасные мечты разбиваются на мелкие осколки при столкновении с реальностью! - подумала девушка, тяжело вздыхая и сумев сесть и спустить босые ноги на деревянный пол лишь с третьей попытки. - 'Лета тысяча сто первого года Ранари месяца Сафатор повстречала будущая Глава Ордена Тафейны Занара в трактире 'Селебрейна' знатного воина Дарэна Таинрола, и упало её сердце в придорожную пыль под копыта его вороного скакуна'. Такой виделась моя история во власти грёз, а чем мои чувства отозвались в реальности? Уворованная встреча тайком, Оковами Танаваре, которые не дадут мне отказаться от своего слова, лишь смерть одного из нас сможет освободить от данного обещания, Дарэн, даже под чарами почему-то не заводит разговора о любви и женитьбе, хотя, как сказал тот несчастный, уже бредит Занарой из Ордена Тафейны. Даже моя собственная наставница и та ступила на скользкую тропку предательства и подлости только потому, что когда-то Богарт отверг её. Правда, всё это - совершенная и ничего не значащая чепуха по сравнению с тем, что Годар хочет хитростью или силой стать пешкой в его тантре, потеряв право решать за себя что, когда и как делать. Проклятый фолиант! Мне стоит поменьше пользоваться его знаниями, чтобы оставить хотя бы призрачную надежду, что удастся вырваться из этого переплёта с минимальными потерями'!

     Спохватившись, ведьма выудила из потайного кармана в одной из сумок, заговоренной на совесть от пропажи, порчи и воров, кипу пергаментных листов. Проверив, крепко ли заперта дверь, разожгла огонь в камине пожарче и швырнула туда аккуратно сложенные листы, исписанные аккуратным почерком.

     'Какой же ты ещё, в сущности, ребёнок! - Годар веселился вовсю, его мысленный смех отозвался в сознании чародейки хлёсткой пощёчиной. - Неужели ты думаешь, что всё так просто, как тебе наивно кажется? Придётся уплатить по счетам сполна, чтобы твоя стала сладкой явью. Я даже готов подстроить Богарту несчастный случай, раз уж ты так к нему привязалась и не сможешь сама справиться с таким простеньким поручением'!

     'Я найду способ избавиться от тебя, Сеятель Страданий'!

     'Если ты хотя бы сможешь отсрочить уплату долгов, то я, так и быть сделаю для тебя несколько приятных послаблений'!

     'Мне не нужны ничьи подачки, особенно твои! Убирайся! Сама буду решать, как поступить'!

     'Ты пользовалась запрещённым знанием, которые были подарены мной ведьмаку Варию Тогэлору. Поймал же его также, как и тебя, только на прекрасную юную магичку'!

     'Я всё равно добьюсь своего даже без помощи твоих советов'!

     'Убить Дарэна для меня не сложнее, чем прихлопнуть муху, как и избавиться от проныры Богарта, который уже порядком начинает действовать на нервы! Либо ты покоришься, либо они оба не задержатся на Делайне'!

     'Тронешь хоть одного из них, и я превращу твою жизнь в ад! Уж поверь мне'!

     'А силёнок хватит? Занара, ты настолько забавна, что клянусь своим первым вздохом, даже со смертью твоё существование не прекратится'!

     Молодая ведьма проснулась с первыми лучами восходящего солнца от ощущения того, что кто-то с неприкрытым интересом на неё пялится. Впрочем, в келье никого так и не обнаружилось, как и за надёжно запертой дверью.

     Раздражённо передёрнув плечами, разъярённая чародейка запихала стоившие ей покоя листы пергамента, сунула их в сумку вместе с одним из камней, которыми обычно грели воду для умывания, и решительно вышла вон. Она направилась к одному из колодцев в глубине катакомб под Замком Ордена Тафейны, чтобы избавиться от притязаний Годара и того, кто имел наглость следить за ней, ничем не обнаруживая себя.

     Швырнув злополучный свёрток в чёрный провал глубокого подземного колодца, девушка пожелала тому лечь на дно в какой-нибудь рытвине и торопливо пустилась в обратный путь.

     Обратно Занара неслась так, словно её по пятам преследовали разъярённые крестьяне с факелами и кольями. На душе у чародейки была такая тоска, что она поняла, что неприятности только начинаются.

     Её чуткое ухо уловило сердитые голоса, и в одном из мужчин она узнала Дарэна. Зная, что воин особым благоразумием никогда не славился, и, помня об угрозах Сеятеля Страданий, девушка опрометью помчалась туда, где могло случиться несчастье.

     Два ведьмака, загнав противника в небольшой зал в катакомбах, зажав ножи в руках, осторожно приближались. Выражение на их лицах ведьме совсем не понравилось: она и раньше слышала упорные слухи о том, что кое-кто из чародеев, решив умаслить Годара, чтобы его длань не коснулась их порогов, решили возродить древний и кровавый культ в его честь. При этом колдуньи клали на алтарь только женщин. Аэры же ряда колдовских семейств не щадили никого, кроме детей, так как древний закон сурово карал за их убийство даже ради благой цели. Делайна и Танаваре с такими отступниками никогда не церемонились, превращая их жизнь в ужасную пытку, которая не скоро оканчивалась освободительной смертью.

     Сообщив Тафейне и Богарту, что в родных стенах может пролиться кровь того, за чью смерть придётся заплатить чересчур высокую цену, Занара выскользнула из бокового хода и с помощью недавно выученного заклятья разметала обоих нападавших в стороны, с нечеловеческой силой приложив нападавших спинами о каменные стены небольшого подземного зала.

     - Вы совсем с ума сошли, посмев угрожать начальнику охраны Далерона? - в изумрудных глазах было столько ярости, что колдуны опешили, такой девушку им ещё видеть не приходилось.

     - Пошла отсюда, а не то мы и тебя порешим и бросим в колодец! - совсем уже старый ведьмак угрожающе взмахнул зажатым в сухоньком кулачке охотничьим ножом.

     - Это мы ещё посмотрим, чей рассвет был сегодня последним! - с вызовом проронила ведьма, отчаянно роясь в памяти в поисках чего-то, что поможет им спастись. - Дарэн, не вмешивайся, Тафейна и Богарт скоро будут здесь! Эти два свечных огрызка скоро пожалеют, что посмели нарушить древнейший закон гостеприимства, который чтут даже жители Диких Подземелий и Туманных Пустошей.

     - Я не могу допустить, чтобы с твоей головы упал хотя бы один волос! - пылко ответил воин, выхватывая клинок, не так давно подаренный ему чародейкой для борьбы с болотриями.

     - Есть некто, кому не выгодны мои смерть или увечье. Ничего со мной не станется, а если они попробуют причинить мне вред, не думаю, что он будет стоять и смотреть, как меня убивают.

     'Даже не надейся, Занара, что тебе удастся ускользнуть из моих сетей! - девушка поморщилась, услышав насмешливый голос самого Годара, на этот раз она даже увидела пронзительные голубые глаза, от которых веяло таким холодом, что у неё чуть ноги не онемели. - Ты - моя, придётся всем смириться с этим фактом, особенно тебе самой'!

     - Оставьте его в покое! За любой вред, причинённый Дарэну Таинролу, аэра Тафейна вас самих на алтарь положит и лично вспорет животы обоим!

     - Никто ничего не узнает, соплячка! - прошипел его сообщник, заламывая чародейке руку за спину.

     Вот чего ученик чёрного колдуна не ожидал, так того, что вместо того, чтобы от его колдовства рухнуть в обморок, девица полоснула его ногтями по щеке с такой силой, что горячая кровь заструилась по щекам, а потом запела низким вибрирующим голосом, призывая на помощь всю силу своего ведьминского Дара.

     'Используй заклятье из 'Шёпота Сердца', я же знаю, что у тебя настолько великолепная память, что хранит всё, что ты когда-либо видела, слышала или переписывала'!

     Занара, не отвлекаясь на обманчиво заботливый мужской голос, звучащий в её голове, связала колдовскими путами воина, который рвался встать на её защиту, и уколола свой палец ритуальным клинком из горного хрусталя.

     Смешав два алых ручейка, чародейка криво усмехнулась и призвала Паутину Танаваре, которая лишала чародейских талантов любого, на кого её накладывали. Старый ведьмак слишком поздно понял, что зелёная ещё совсем ученица знает гораздо больше того, что преподавала наставница, да бороться было уже поздно и без толку.

     Дарэн и тот лишь молча склонил голову, когда колдовство отпустило его в тот миг, когда в маленький зал ворвался небольшой отряд. Разъярённая аэра Тафейна, тщетно пытающаяся скрыть свою ярость Солейна и мрачный от недобрых предчувствий Богард, в чьих синих глазах ясно читалось беспокойство, быстро разобрались, что к чему. Увидев, что с молодой ведьмой ничего дурного не произошло, мужчина облегчённо вздохнул и обнял девушку за плечи.

     - Знаешь, кажется, я зря не поверила твоим предупреждениям, что слабые духом колдуны решили отвести беду от своих жалких душонок, принося Сеятелю Страданий кровавые жертвы, Богарт. Что ж, каждый сам выбирает, кому и как служить. Зиар, - обратилась женщина к чародею, отвечающему за личную безопасность главы их Ордена.

     - Что прикажешь, моя аэра? - синие глаза горели такой фанатичной преданностью, что проняло даже Дарэна.

     - Найдите алтарь и позвольте этим двоим, которые предали Госпожу Ночной Магии, в последний раз вознести хвалу Годару, пустив кровь. Потом уничтожьте то, чему в Замке не место! С любым, кто достаточно взросл, чтобы понимать всю глубину своего падения, поступать так же. Выполняйте!

     Занара ещё ни разу за свою жизнь не видела Тафейну во власти столь разрушительного гнева, щедро приправленного яростью.

     - У меня только один к тебе вопрос, воин. Что ты делаешь в тайных катакомбах, куда чужакам нос совать не следует под страхом смерти?

     - Мне пообещали информацию о чёрных магах, которые хотели снова призвать болотрий на многострадальные земли Далерона, - скрывать мужчине было нечего, он лишь молча протянул письмо, написанное аккуратным, явно женским почерком.

     - А теперь объясни мне, Солейна, как ты оказалась во всю эту историю? - аэра сразу узнала почерк старинной подруги и соратницы. - Как ты посмела предать меня, Орден и Танаваре? Схватить мерзавку! Обыщите её покои, возможно, именно у неё и был всегда тайный список запрещённого труда 'Шёпот Сердца. Ритуалы и заклинания из личной коллекции ведьмака Вария Тогэлора'. Солейна, если это так, тебя будут судить на Совете Глав Колдовских Семей. Ты прекрасно знаешь, что пощады не будет!

     Закованной в кандалы женщине деваться было некуда, поэтому она лишь зло прошипела:

     - Я любила этого жалкого червя, а он предпочёл копаться в древних рукописях! Мне пришлось уйти в дом к тому, до кого моей душе не было никакого дела. А тут, ну надо же, я замечаю, что он воспылал чувствами к Занаре! Как и этот молодой болван! У тебя же невеста есть, Дарэн Таинлор, да ещё и огненная магичка. Зария, вроде, если мне память не изменяет! Х-ха, девчонка, тебя предали ещё более жестоко, чем меня, у Богарта не было другой девицы! - она истерически расхохоталась, когда на тонких запястьях защёлкивались замки специальных кандалов.

     Обернувшись к бывшей ученице, ведьма расхохоталась прямо в лицо бледной как белёное полотно и подавленной девушке:

     - Надеюсь, между вами всё зашло достаточно далеко, чтобы я могла считать себя отмщённой! Наивная дурочка, он попользуется тобой и выкинет, когда придёт вести к алтарю ту, которую для него выбрали родители!

     - Дарэн, она говорит правду, у тебя есть невеста?

     - Есть, но разве кто-то меня спрашивал, нужна ли мне проклятая магичка? - воин с таким отвращением сплюнул на каменные плиты пола. - Хотя, в отличие от тебя, разорвать договор, если найдётся веская причина, будет не сложно.

     В голосе молодой ведьмы затаилась грусть, хотя она и старалась, чтобы никто не узнал, что это признание разбило её сердце.

     - Богарт, проводи меня, пожалуйста, в мою келью. Предательство наставницы Солейны пережить будет не просто.

     Ведьмак был сильно встревожен, об этом кричали каждому встречному пронзительные синие глаза:

     - Занара, могу я надеяться, что ты не наделаешь глупостей из-за этого молодого повесы?

     - Можешь. Я не намерена ничего менять. Когда сделаю всё, что собиралась с Библиотекой Ордена, если ты закончишь раньше свои изыскания, то причин откладывать свадьбу не будет.

     - Отдыхай и, сделай одолжение, больше не суйся одна в катакомбы, там теперь может быть совсем не безопасно. Запирай на ночь дверь не только на засов, но и не ленись поставить мощные охранные и защитные чары. Вот, возьми, думаю, что это знание в нынешнее непростое время поможет не только себя уберечь, но и тех, кого посчитаешь нужным.

     - Откуда у тебя такая редкая книга, причём не копия, фолианта 'Покровительство Танаваре'? За прошедшие века их уцелело около двух десятков экземпляров, а на списках нет благословения Делайны и Госпожи Ночной Магии.

     - Наставник оставил по завещанию. Теперь он принадлежит тебе.

     - Я не могу принять такой дорогой подарок, - попыталась отказаться молодая ведьма, но спорить с ведьмаком ей оказалось не по зубам.

     Богарт оставил на прикроватном столике книгу и поспешно ретировался, пожелав удачного дня.

     Занара сидела в своей келье, сплетая и расплетая изящные длинные пальцы. Ситуация складывалась настолько безотрадная, что она больше не видела причин сопротивляться навязанному ей Тафейной браку. Всё теряло смысл, ведь воину она на самом деле была совсем не нужна. Тяжело вздохнув, девушка открыла подарок и погрузилась в чтение.

     Молодая чародейка оторвалась от увлекательного чтения только тогда, когда пришлось вставать, чтобы зажечь масляную лампу. Последних отблесков солнца уже не хватало, чтобы различать письмена на страничках фолианта.

     Раздался осторожный стук в дверь, и девушка пошла посмотреть, кого это к ней злым ветром принесло. Мрачный Дарэн молча сгрёб черноволосую девушку в охапку и выдохнул в лицо:

     - Солейна так ненавидит твоего жениха, что подсказала мне, как, не подвергая ничьё доброе имя, расторгнуть твою и мою помолвку.

     - Уходи, я тебе не верю. Если бы знала, что у тебя есть другая, не оказалась бы в весьма непростой ситуации, - в приятном голосе чувствовалась горечь от обиды и предательства тех, кому она до этого безоглядно доверяла.

     - Зря, все в курсе, что ты мне жизнь спасла, даже твоя аэра. Есть древнее правило с названием Возвращение Долгов. Я вполне могу потребовать, чтобы тебя отдали за меня.

     - Ты уверен? Что ведьма, что магичка - неудачная партия для человека без Дара.

     - Сама же сказала, что готова отказаться пользоваться своими способностями, лишь бы быть рядом, никто за язык не тянул. Или это пустая и ничего не значащая болтовня?

     - Нет, но ты должен будешь сам прийти к Тафейне и попросить у неё милости. Я отвечу согласием, но если сама заведу этот разговор, свадьбу справят в тот же день, закрыв глаза на наши с Богартом надежды и желания. Как тебе известно, в этом случае выхода уже не будет.

     - Завтра привезут Зарию, которую и видел-то один раз, во время помолвки, да и то мельком. Только мне она не нужна.

     - Если ты захочешь, чтобы твои планы обернулись явью, то сам знаешь, что должен сделать. Моё согласие будет дано.

     Дарэн сгрёб в охапку совершенно не сопротивляющуюся девушку и скользнул руками под свободное мешковатое одеяние.

     - Ты можешь погубить нас обоих. Не стоит встречаться в стенах Ордена. Я придумаю, как вернуться в Далерон по веской причине. Ты обещаешь, что сделаешь то, о чём мне рассказал?

     - Да, в последний день Зимы перед Месяцем Разгула Стихий я откажусь от свадьбы и назову ту, которой обязан жизнью. Это веская причина, чтобы прислушаться ко мне. Честь клана и рода не должны пострадать ни при каких обстоятельствах.

     - Хорошо. Пусть будет по-твоему, а теперь уходи. Завтра же возвращайся в Далерон, пока ещё кто-нибудь не решил, что ты идеален как жертва Годару.

     - Готов рискнуть! - отпускать трепещущую чародейку воин не спешил, закрыв дверь на засов и все замки, ещё и пару тяжёлых сундуков подтащил. - Если кто сюда будет ломиться, мы услышим.

     - Что ты делаешь? - ведьма попыталась вывернуться, но её осторожно опрокинули на постель, а остальное она уже помнила слабо.

     Утром Дарэн выскользнул из кельи Занары, пообещав, что в последний день перед Разгулом Стихий Зимы, он придёт, чтобы забрать молодую чародейку под крышу своего дома.

     На душе у девушки было муторно и неспокойно. Впрочем, предательство Солейны наложила горький отпечаток на всё вокруг. Она предусмотрительно разорвала и сожгла простыни и сноровисто застелила свежими, а потом, как ни в чём ни бывало, снова соскользнула в сон.

     На этот раз ведьму никто не потревожил, разве что где-то на самой границе восприятия она ощущала любопытный взгляд, только вот исходил он словно от существа с тысячью тысяч глаз, и все они пытливо смотрели на чародейку. Что от неё хотели, Занаре учуять так и не смогла, поэтому решила не забивать себе пока что голову этой загадкой, пока более насущные проблемы требовали пристального внимания и работы по их разрешению.

     Проспав до следующего рассвета, колдунья снова закопалась в щедрый подарок Богарта, пытаясь найти ответы, которых пока что не было. Проявлять же излишнее любопытство было чревато тем, что их в Дарэном планы могли быть раскрыты раньше времени.

     Богарт, хотя и чувствовал, что его невесту что-то гложет, но прекрасно понял, что она не достаточно ему доверяет, чтобы требовать немедленного ответа. Молодая ведьма стала молчаливой и сосредоточенной. Даже аэра Тафейна заметила резкую перемену в Занаре, но ошибочно списала всё на то, что та слишком тяжело переживает предательство наставницы.

     Решив, что смена обстановки пойдёт молодой колдунье на пользу, она позволила ей до зимы поселиться в Далероне. Ведьмак был в отъезде, поэтому не смог предотвратить такого глупого поступка главы ордена, которая не знала того, что знал Богарт.

     Осенний Далерон, одетый в пышные яркие наряды из листвы, выглядел празднично, но великолепный вид из окна таверны 'Селебрейна' отнюдь не радовал взор молодой ведьмы. В последнее время Дарэн всё реже стал посещать её, ссылаясь на то, что больно уж разрезвились в окрестных землях не только нежить, но и всё возрастающая толпа ревностных почитателей Годара. Сеятель Страданий на время оставил молодую женщину в покое, но странное ощущение присутствия становилось всё сильнее, вторгаясь во сны. Она уже и наяву понимала, что нечто внимательно следит за каждым шагом, ожидая малейшего промаха, как хищник, затаившийся в высокой траве.

     Занара от корки до корки изучила фолиант, подаренный Богартом, и как-то, от нечего делать, решила прогуляться вечером по крепости. Сумерки ещё только начали укутывать фиолетовым покрывалом Далерон, народу на улице было много, поэтому опасаться неприятностей было ещё слишком рано.

     Погружённая в невесёлые размышления, а не зря ли она ввязалась в эту весьма сомнительную авантюру, и не пора ли выкинуть из головы глупости и кинуть все силы на учёбу вместо того, чтобы ждать невесть чего, ворочаясь с боку на бок в постели в гордом одиночестве.

     Тут на мгновение перед глазами у молодой ведьмы всё померкло, и она увидела Дарэна в компании с молодой девушкой с зелёными глазами и чёрными волосами. Незнакомка была не старше чародейки и отмечена сильным Даром Огня. Парочка дурачилась, никого и ничего не замечая вокруг. Зябко поёжившись, колдунья, воспользовавшись чутьём и даром прятаться в тенях, которым владели все от мала до велика в её роду.

     Воина в крепости не оказалось, просватанная за него девица тоже была увезена родителями домой, чтобы не рисковать понапрасну репутацией дочери. Тяжело вздохнув, колдунья вернулась в предоставленную хозяином таверны комнату и достала из дорожной сумки треугольное бронзовое зеркало в оправе из чёрного камня, которое досталось ей в наследство от одной из родственниц.

     Развернувшаяся перед глазами картина заставила сердце чародейки болезненно сжаться от ужаса: два ведьмака в пурпурных плащах, которые носили только служители Годара, наседали на жалкую горстку людей, ещё продолжающих отчаянно сопротивляться. Увы, перевес был на стороне слуг Сеятеля Страданий.

     - Смотри, как сгинет тот, ради кого ты готова отказаться от всего, даже от жизни и души! Ты очень забавная смертная, Занара, поэтому я ещё долго буду водить тебя дорогами боли и скорби. Так и знай, что даже смерть ничего не изменит в твоей судьбе. Ты моя! Чем скорее это поймёшь, тем меньше проблем в итоге получишь! - голос Годара был полон такого самодовольства, что молодой женщине безумно захотелось собственноручно выцарапать эти бессердечные глаза, от которых веяло холодом Вечных Снегов далёкого Севера.

     - С чего ты взял, что буду стоять и смотреть, как моего воина будут пластать на твоём алтаре? Не слишком ли много чести для полузабытого божка?! - сталь в голосе ведьмы изрядно повеселил оппонента.

     - Знаешь, пожалуй, не буду спешить, этот ухарь рано или поздно приведёт тебя под мою полную власть, а потому пусть живёт, пока... И не забывай, чья ты, хочешь того или нет, меня совершенно не волнует.

     Чародейка с удивлением увидела, что Дарэна оглушили, уложили на носилки и куда-то понесли через портальную арку. За спиной молодой женщины раздался шорох. Когда она обернулась, то с изумлением увидела, что двое в Пурпурных Плащах положили бесчувственное тело на носилки и, с достоинством удалились тем же способом, с помощью которого и вошли.

     - Я не понимаю твоих мотивов! - чародейка тут же кинулась к воину и захлопотала, пытаясь привести в чувство.

     - Не трать понапрасну время и силы. Этот червяк откроет глаза сразу же, как уйду из твоей комнаты.

     - Убирайся! - гневно выдохнула колдунья, кроме лежащего на её постели в беспамятстве воина её больше ничего не волновало. - Оставь нас.

     - Погоди, вы ещё сцепитесь из-за Дарэна с магичкой. Запомни, приворотная магия с каждым разом действует на него всё слабее, а ты уже утратила свою новизну для этого повесы.

     - Он обещал, что свяжет судьбу со мной!

     - А если он вообще не желает видеть рядом ни одну из вас? Для него женщина с любой разновидностью дара, даже целительница, проклята ещё до рождения. Он, как и все люди, панически боится того, чего не в состоянии понять.

     - Уходи, не желаю больше слушать тот бред, который ты несёшь!

     - Как скажешь, но тебе придётся очень скоро сыграть в моё тантре в качестве второй по старшинству фигуры.

     - А кто же главнее? - желчно осведомилась чародейка просто для того, чтобы отвлечься от тревожных мыслей в раскалывающейся от дикой боли голове.

     - Всему своё время, ведьма. Оно уже с нетерпением ждёт, когда ты оступишься и будешь вынуждена выпустить его на волю ради сладости мести.

     - Знаешь, на твоём месте я бы не обольщался. Ведь ты заполучила его исключительно благодаря приворотным ритуалам. На самом деле ведьма Занара ему так же непонятна и безразлична, как и магичка огня Зария, которую всего лишь навязали родители. Девчонка слишком родовита и богата, является единственным ребёнком в семье. А что можешь ты предложить, кроме ритуалов под сенью Госпожи Ночной Магии?

     - Любовь, разве этого мало? - с пылом выдохнула колдунья и заставила свой разум захлопнуться точно решётка над входом в непреступный замок горского аристократа, вышвыривая Годара вон.

     - Твоя наивность меня забавляет! Интересно, как ты будешь выкручиваться, ведь я специально приведу Богарта сейчас сюда?

     - О, всё просто, как то, что сафора цветёт в середине весны из года в год! - презрительно фыркнула чародейка и принялась сноровисто обрабатывать многочисленные раны воина, из которых обильно сочилась кровь. - Всего лишь не даю умереть тому, кто нанял моего будущего мужа! - желчно отозвалась молодая женщина, кликнув служанку, и велев той принести чистые бинты, заживляющую рану мазь, свежую воду и чашку с крепким бульоном.

     Несмотря на то, что на душе у ведьмы скреблись острые коготки, она спокойно встретила Богарта и всё без утайки рассказала, умолчав о том, что Сеятель Страданий пытается играть в её судьбе роль первой флейты.

     - Знаешь, кажется, девочка, ты нашла единственно возможное решение. Тут Дарэн будет в безопасности. Я ещё усилю защитный барьер и предупрежу верных людей, чтобы они были готовы, если будет такая необходимость, почти мгновенно прийти вам на помощь.

     Колдунья горячо поблагодарила за помощь и принялась варить настой, который поможет её подопечному как можно скорее встать на ноги.

     Тут Занара покачнулась и с тихим криком стала оседать на дощатый пол. Хрустальный флакон с вытяжкой из лепестков сафоры с печальным звоном разлетелся вдребезги. Розоватая лужица почти мгновенно впиталась в дерево, наполнив небольшую келью ароматом весенних садов.

     Колдун подхватил невесту почти у самой земли и, предупредив молодого ведьмака, попросил присмотреть за хворым горцем, а сам отнёс потерявшую сознание чародейку в свои комнаты и осторожно опустил на постель. Ему совсем не понравилось, что её лицо залила восковая бледность, а чеканные черты лица заметно заострились, точно Богиня Смерти Вадара уже дышала молодой ведьме в затылок.

     Богарту так и не удалось привести Занару в чувство. Лишь на рассвете она открыла бездонные изумрудные глаза, в которых плескался такой ужас, что ведьмак решил пока ни о чём не спрашивать, опасаясь нового обморока или яростной истерики с непредсказуемыми последствиями, когда колдовской Дар выходит из повиновения своего носителя.

     Мужчина только осторожно обнял Занару за плечи и зашептал в ухо древний заговор, который усыпляет боль, нанесённую кошмарами и страшными видениями. Уложив голову колдуньи на сгиб руки, он долго укачивал её, точно маленькую девочку. На этот раз она просто уснула. Дыхание было ровным и спокойным. Одев на шею своей избранницы амулет, который позволяет защитить разум от вторжения и страшных видений, уложил молодую женщину поудобнее, прикрыл одеялом и вышел проведать Дарэна, поручив двум ученикам охранять Занару.

     Ведьма проснулась лишь на закате. Затравленный взгляд рассказал ведьмаку, что что-то в их жизни пошло слишком сильно не так, чтобы так напугать бойкую и бесстрашную чародейку.

     - Благодаря тебе, сердце моё, Дарэн Таинрол остался жив, хотя весь его отряд сгинул во время столкновения с почитателями Годара. Правда, он не помнит, как оказался в Далероне. Последнее что помнит, как прощался с жизнью и собирался продать её подороже и с честью умереть, не попав на алтарь в качестве жертвенного подношения Сеятелю Страданий.

     Ведьма никак не отреагировала на радостную весть, укрылась с головой одеялом и повернулась к Богарту спиной, давая понять, что не желает об этом сейчас разговаривать.

     - Знаешь, девочка, что-то мне подсказывает, что ты не всё мне рассказала.

     - Я не люблю припоминать ночные кошмары, - голос Занары прошелестел точно мёртвая трава. - Ты знаешь, что мой второй дар - Предсказание, причём на короткий срок. В этот раз всё настолько причудливо, но могу сказать одно: ближайшее будущее Ордена Тафейны как-то связано с Далероном и Дарэном. Будущее ещё не определено, а большинство вариантов слишком странные и безотрадные, чтобы я даже намёком попыталась их озвучить. Не хочу, чтобы хоть один из них стал явью.

     - Всё настолько плохо?

     - Да, особенно для меня. Причём, любой путь ведёт к страданиям. Не иначе, я чем-то привлекла Годара, хотя не знаю, как такое вообще могло произойти.

     - Женщина, особенно ведьма, когда мстит, считает, что достижение цели оправдывает любые средства. Честно говоря, даже не знаю, а стоит ли рассказывать то, что поведала мне Тафейна. Аэра оставила решение, стоит ли тебе знать или нет, за мной. У меня пока что нет ответа на этот вопрос. Поэтому давай отложим его до более подходящих времён.

     - Знаешь, Богарт, если я узнаю, по чьей милости Годар заинтересовался скромной персоной ученицы Ордена Тафейны, ему или ей не поздоровится! Меня мало волнуют мотивы моего врага, когда жизнь стремительно скатывается на дно пропасти.

     - Девочка моя, месть отключает мозги похлеще хмельного пойла, поэтому постарайся не впадать в это состояние, иначе Сеятель Страданий в два счёта получит тебя в своё полное распоряжение. Мне бы очень хотелось избежать этого. - Богарт ласково провёл по щеке невесты, но она никак не отреагировала на его внимание.

     Решив, что ведьма ещё не полностью оправилась от пережитого кошмара, мужчина положил на прикроватный столик коробочку с редкими снадобьями и ещё одну колдовскую книгу, и, выходя за дверь, обернувшись, попросил:

     - Присматривай за Дарэном, но не наделай глупостей, очень тебя прошу. Я настаиваю, чтобы в моё отсутствие ты ночевала тут. Так мне будет спокойнее.

     - Хорошо, Богарт, поступлю, как советуешь, - недобрые предчувствия превратились в душе молодой женщины в яростную колдовскую бурю, когда всё живое старается укрыться от разгула стихий и магии.

     Если бы не обещание, она бы сегодня так и не собралась с духом навестить воина. Слова Годара уже дали первые ростки сомнений. Молодая женщина анализировала недавнее прошлое и с горечью была вынуждена признать, что страсть быстро вянет, а приворот почти не действует. 'Что ж, я найду способ наказать Дарэна, если он не сдержит данное слово. Надеюсь, до этого не дойдёт. Эта Зария его практически не интересует, но кто знает, к кому обратиться ветреное мужское сердце, если оно больше не бьётся только для меня'? - Занара на минуту замешкалась у собственной двери, а когда переступила порог, то увидела, что мужчины там уже нет, а на кровати лежит скатанный в трубочку пергамент, скреплённый знакомой восковой печатью.

     Чародейка с тихим вздохом присела на самый краешек и, развернув послание, пробежалась глазами по размашистому почерку. Последние фразы резанули её точно кинжалом по горлу: 'Прости, я больше ничего по отношению к тебе не чувствую. Не ищи со мной встреч, забудь дорогу в Далерон. Ты для меня так же чужда, как и смешливая Зария, но мне придётся выполнить родительскую волю. Прощай'.

     Проигнорировав издевательский смех Годара, Занара аккуратно свернула вестника страшной беды в трубочку и запечатала заклятьем, чтобы никто, кроме неё, никогда не смог прочесть и спрятала в тайнике в собственной нише. Потом молодая женщина бросила в огонь всё, что было на постели, и отвернула от бывшего возлюбленного воинскую удачу. Как же ей было теперь смешно вспоминать ту фразу, которая пришла в голову тогда ещё слишком глупой и наивной чародейке: 'Лета тысяча сто первого года Ранари месяца Сафатор повстречала будущая Глава Ордена Тафейны Занара в трактире 'Селебрейна' знатного воина Дарэна Таинрола, и упало её сердце в придорожную пыль под копыта его вороного скакуна'.

     Только сейчас до молодой женщины дошла самая суть слов Собирателя Страданий: Дарэн боялся их обеих, как огня, без приворотных чар, которые при слишком частом использовании быстро слабели, она была так же не нужна воину, как и невеста Зария.

     Собрав свои вещи, колдунья решила, что больше никогда не вернётся сюда, так как по колдовским законам они с ведьмаком были почти как муж и жена, и многие ограничения были с них сняты ввиду того, какой ритуал связал их жизни в единую нить. На душе было пусто и горько, а от подобных недугов колдунья не знала иного лекарства, кроме усердной работы от рассвета до глубокой ночи. Она крепко помнила слова Богарта, поэтому решила не принимать скоропалительных решений, чтобы Годар не смог потребовать от неё полного повиновения.

     Предупредив жениха о том, что Дарэн самовольно покинул Замок Ордена Тафейны, Занара снова занялась колдовской библиотекой, тайно лелея надежду, что она сможет вернуть любимого или хотя бы отомстить, не прибегая к страшному фолианту 'Шёпот Сердца. Ритуалы и заклинания из личной коллекции ведьмака Вария Тогэлора'.

     До дня Зимнего Разгула оставалось ровно три месяца, за которые чародейка желала успеть достичь хотя бы одной из целей: либо заставить воина сдержать свою клятву, либо уничтожить соперницу и отомстить обидчику, разбившему ей сердце.

     Открыв очередной покрытый пылью веков томик, Занара громко чихнула и почувствовала, как куда-то проваливается. Вокруг была жаркая и влажная тьма, которая дышала и что-то пела, не произнося вслух ни звука. Колдунья точно знала, ведь безмолвная песнь затрагивала какие-то неведомые до этого струны её души и заставляла жаждать отомстить за предательство сильнее, чем жить.

     Широко распахнув испуганные изумрудные глаза, молодая женщина тщетно пыталась рассмотреть хоть что в страстно обнимающей свою жертву тьме. При этом ощущение, что некто весьма заинтересованно рассматривает, с каждым мгновением только усиливалось. От назойливого взгляда нестерпимо зачесалась кожа между острыми лопатками, но не было сил даже на то, чтобы хотя бы шевельнуться.

     Происходящее нравилось пленённой неведомыми чарами ведьме всё меньше и меньше с каждым упорхнувшим точно птичка, вырвавшаяся из силка мгновением. Такого ощущения неизбывной тоски и безысходности колдунье ещё ни разу в жизни испытывать не доводилось.

     Нечто с живым интересом рассматривало молодую чародейку, но не пыталось показаться на глаза или заговорить. Занара висела невесть где в напоённом мраком без единого просвета пространства. Холодные липкие щупальца страха тщетно пытались заставить строптивую пленницу запаниковать и начать делать одну роковую ошибку за другой. Молодая женщина вышла далеко за пределы того, что им преподавали наставники, поэтому сразу распознала тёмное заклинание, которое часто используется разномастной нежитью с магическими способностями, которое дети Госпожи Ночной Магии называли Плеть Ужаса. Чтобы противостоять ему было достаточно сильно напрячь волю и держать в голове, что ничего хорошего от того, кто пользуется такими методами, живому человеку ждать нечего.

     Всё закончилось так же неожиданно, как и началось. Хозяин неведомого мирка никак не дал знать, чего же он хочет от зеленоглазой колдуньи. Присутствия Годара, как это часто бывало последние несколько недель, она тоже не почуяла. Всё это было настолько странно и непонятно, что ведьма снова закопалась в колдовские книги в поисках ответов на многочисленные вопросы, которых с каждым днём становилось не просто больше, они становились мудрёнее.

     - Занара, ты хоть понимаешь, что ты натворила? - в голосе Танаваре не было ни осуждения, ни гнева, а только какая-то бездонная нечеловеческая печаль. - Обратной дороги нет, Дарэн дал тебе обещание жениться и не сдержал его, тебе придётся покарать его.

     - Моя госпожа, я виновата, поэтому понесу наказание в полной мере, ведь использовала изначально приворотные заклинания, чтобы добиться взаимности.

     - Дитя моё, когда он тебе клялся, от этой магии не осталось и следа. Он просто увлёкся Зарией, правда и это всего только мимолётная страсть. Ты готова пройти через всё опустившись на самое дно пропасти, в которую толкает тебя Годар, чтобы мы с Делайной смогли тебя вытащить, когда придёт время? В результате нашего тантре с носом останется только Сеятель Страданий.

     - Знаешь, Танаваре, мне бы не хотелось впутывать во весь этот кошмар Зарию, которая тут вообще не причём.

     - Поздно, Годар сделал так, что и эти двое поддались зову плоти. Они - всего лишь пешки в его игре, а ты - Повелительница Юдоли Мрака.

     - А кто выступает в роли Повелителя?

     - Мне не дано сказать тебе об этом, всему своё время, дочь моя. Чтобы утереть нос наглому Собирателю Страданий, пока ты будешь в его власти, мне придётся оставаться под сенью Храма Памяти и вместе с Делайной сплести такой узор, который в итоге вернёт вам потерянное в результате интриг Годара.

     - Жаль магичку. В отличие от меня она не привыкла жить с оглядкой и ждать удара в спину. Скажи, почему Разжигатель Страданий заинтересовался мной?

     - Он сам поведает тебе эту печальную историю. Ты готова бороться за вас четверых?

     - А кто ещё вплетён в эту Циновку Судьбы?

     - Всему своё время, перед смертью уста Зарии откроют и этот секрет.

     - Годару нужна моя ненависть, а в моём сердце только грусть.

     - Иди ко мне! - Богиня Ночной Магии легко коснулась воды в бронзовом тазу, и перед глазами колдуньи встала воркующая парочка в заботливо расстеленной постели.

     Слышать те же слова, которые ещё неделю назад шептали ей губы Дарэна, но сказанные другой женщине, было невыносимо. Гордая душа ведьмы снести такого позора не смогла. Бросив полный боли взор на свою суровую госпожу и увидев одобрительный кивок, Занара бросилась к тайнику и выудила оттуда исписанные своей рукой листы. В изумрудных глазах боль и растерянность уже сменилась лютой ненавистью к тому, кто уже не находясь под действием приворотных чар, клялся в любви и верности и предал.

     - Я наложу на тебя благословение, которое в свой срок вырвет тебя из-под власти Сеятеля Страданий. Путь этот тёмен и полон скорби и мрака, но другого всё равно не существует. Ты готова нырнуть в этот омут, чтобы выплыть самой и, как таур-перевёртыш, расстроить планы Годара и принести победу всем кроме него и Повелителя Юдоли Мрака?

     - Как будто кто-то озаботился иной долей для меня! - в голосе Занары бурлила ярость раненого ночного хищника, решившего отомстить уязвившему его охотнику. - Уходи, моя госпожа, спасибо, что дала мне надежду. Об одном прошу, убереги Богарта от ненужных испытаний, он, как мог, пытался защитить меня от случившегося.

     - Твой ведьмак и попросил у меня помощи, когда один из его учеников случайно увидел, что ты прячешь какой-то лист в тайник. Он много лет верно служил мне, поэтому я не смогла отказать в помощи тому, кто тебя действительно любит.

     - Благодарю, Танаваре, а теперь мне пора сделать первый шаг на стороне Годара в его тантре. Надеюсь, то, что ты посулила, сбудется в полной мере! - колдунья нашла первую пару проклятий и выпустила их мрачную силу в ничего не подозревающую парочку.

     - Помни, Занара, Сеятель Страданий будет обольщать и угрожать, чтобы ты покорилась его воле. Правда, когда Богарта не станет, ты начнёшь потихоньку сходить с ума, но всё не будет так страшно, как хотел Годар.

     - Хорошо, моя Богиня, я сделаю, как ты велишь! - смотреть на молодую ведьму было горько и страшно: лицо её превратилось в серую маску, изумруды глаз потухли, больше напоминая пыльные стекляшки, чем бесценные драгоценные камни.

     Танаваре словно заглянула молодой женщине в самую душу и осталась довольна тем, что она там увидела.

     - Поторгуйся, как привыкла делать. Когда он будет угрожать, что погубит Богарта, сделай вид, что смирилась, и соглашайся. Магическая клятва не позволит Сеятелю Страданий вмешиваться в вашу совместную жизнь, иначе он утратит власть надо тобой! - янтарные глаза были похожи на глаза матери, которые простили собственное дитя за очень глупый поступок, после того, как правильный выход из сложившейся ситуации был найден.

     Сказав всё, что хотела, Госпожа Ночной Магии истаяла точно туман с наступлением рассвета. С тихим стоном чародейка осела на ложе, чувствуя, что возненавидела Дарэна так же сильно, как до этого любила, со всей страстью пылкой ведьминой души.

     Фолиант в обложке из тяжёлого тёмно-бордового бархата 'Шёпот Сердца. Ритуалы и заклинания из личной коллекции ведьмака Вария Тогэлора' снова появился на прикроватном столике колдуньи. Это был весьма красноречивый знак того, что тёмный бог вновь вступил в игру. Занара открыла подраздел с проклятьями и принялась деловито читать, подбирая пару, чтобы устроить хорошую взбучку своему обидчику и его новой возлюбленной.

     Фолиант в обложке из тяжёлого тёмно-бордового бархата 'Шёпот Сердца. Ритуалы и заклинания из личной коллекции ведьмака Вария Тогэлора' снова появился на прикроватном столике колдуньи. Это был весьма красноречивый знак того, что тёмный бог вновь вступил в игру. Занара открыла подраздел с проклятьями и принялась деловито читать, подбирая пару, чтобы устроить хорошую взбучку своему обидчику и его новой возлюбленной.

     Снова пришло ощущение, что она тонет в беспросветном мраке. Впрочем, молодая женщина сделала вид, что ей дела нет до того безобразия, которое сейчас творится вокруг неё.

     Годар насмешливо полюбопытствовал:

     - Ты всё-таки согласилась, что без 'Шёпота Сердца' и моей помощи тебе ни в жизнь не отомстить Дарэну за то, что он так подло и низко попользовался твоей доверчивостью и в итоге предал.

     - Фолиант хранит много интересных инструментов, которые могут быть полезны, а вот ты мне, уверена, совсем не нужен! - чародейка рассерженно фыркнула и закрыла книгу, ведь читать в кромешной тьме даже ведьма не сможет без лампы или свечи.

     - Давай заключим соглашение, которое будет выгодно нам обоим! - Сеятель Страданий принялся выписывать дипломатические вензеля, прекрасно чувствуя, что Танаваре не отказалась от оступившейся дочери, и всё ещё охраняет молодую женщину от многих бед.

     - Верни меня в мою келью и оставь в покое! Говорить не о чем! Я сама отомщу за нанесённую обиду. Свой фолиант можешь забрать обратно, мне хватит умения и терпения дождаться своего часа и уязвить этого клятвопреступника тогда, когда он будет меньше всего ожидать! - Занара, следуя повелению Госпожи Ночной Магии, вела себя как можно строптивее и наглее, чтобы Годар наверняка заглотил поглубже только с виду кажущуюся подходящей наживку.

     - Как только ты поклянёшься, что будешь Повелительницей в моём тантре, получишь всё, что только пожелает твоя мятежная душа, колдунья!

     - Мне нет абсолютно никакого дела до твоих интриг и планов, Годар!

     - Если ты продолжишь упрямиться, то потеряешь ещё и Богарта. Не понимаю, как можно было быть настолько слепой, чтобы не заметить, как к тебе относится синеглазый ведьмак?!

     - Не смей тыкать мне, мой проступок велик, но он совершён при твоём непосредственном участии! Единственный вопрос, на который мне нужно получить ответ прост. Почему ты обратил внимание на ведьму, которая только начала своё обучение?

     - Тут похожая ситуация: в молодости твоя наставница Софейна была, как кошка, влюблена в Богарта. Он же ей взаимностью так и не ответил. Пришлось этой ведьме идти в дом к тому, кого для неё сочла достойным аэра Тафейна. Бунтовать чародейка открыто не стала, но затаила обиду. Она сразу увидела, что ведьмаку ты приглянулась, поэтому обратилась ко мне и попросила помочь отомстить. В результате, я и послал тот сон с Дарэном, прекрасно понимая, что вместе вам не быть никогда. Вы абсолютно разные, друг другу не подходите, как и Зария, просватанная за него по моей воле.

     - Всё равно не понимаю! Зачем такие сложности? Не проще ли было бы заставить Богарта жениться на ней, уладив старую распрю.

     - Твоя наставница наотрез отказалась от такого предложения. Её сердце за годы охладели к бывшему возлюбленному. Е нужно было только одно: чтобы мужчина страдал ещё сильнее, чем пришлось ей. Ну, а дальше рассказывать не вижу смысла. Он оказался в Далероне по совету Софейны, в результате вы трое оказались в одно время в одном месте.

     - Хорошо, я буду служить тебе, но ты не станешь вмешиваться в нашу личную жизнь и пытаться сжить со свету моего будущего мужа.

     - Видишь, как всё просто! Зачем доставлять друг другу неудобство, если всё можно утрясти при помощи откровенного разговора.

     - Знаешь, вы, люди, гораздо интереснее эолов, потому что предсказать ваши поступки практически невозможно! - доверительно прошептал приятный голос ведьме на ухо. - В общем, так, тебе надо до Месяца Разгула Стихий превратить жизнь этих двоих в кромешный ад, а потом поставить в этой истории предательства жирную точку, выпустив на волю моего Повелителя! Моё тантре будет весьма увлекательным, ведь Делайна и Танаваре обязательно сунут в него свои любопытные носы!

     Чародейка демонстративно закрыла фолиант, который сыграл свою чёрную роль в её судьбе, и ошарашенно сказала:

     - Мне нужны непробиваемые колдовские гарантии, что ты не предашь меня и выполнишь все обещания до самого простенького. Иначе, я пальцем о палец не ударю! - и молодая женщина, достав палочку из веточки сафоры, принялась с упоением чистить покрытые перламутром ноготки от забившихся под них пыли и паутины, которых за тысячелетия скопилось немало.

     - Занара, мне показалось, мы с тобой уже обо всём договорились!

     - С Дарэном даже клятвы были принесены, я не настаивала на расторжении помолвки с Зарией, он сам сначала решил так, а потом пошёл на попятный! - боль пополам с обидой снова заполыхали в душе ведьмы, но она задавила начинающуюся истерику, так как понимала, что в противном случае, по сути, будет простой пешкой в тантре Годара: покорной и бессловесной.

     Ждать ответа от Сеятеля Страданий колдунье пришлось так долго, что она даже задремать успела: монотонные рассуждения вслух тёмного бога нагнали на неё такой скуки, что и не заметила, как уснула.

     - Клянусь тебе своими чарами и самой вероятностью своего существования, что с головы Богарта и ваших детей не упадёт ни одного волоса, что муж твой проживёт втрое больше обычного ведьмака, если ты примешь мои условия и станешь Повелительницей в моей игре!

     - С этого и надо было начинать, любезный Годар! - желчно резюмировала колдунья и произнесла ритуальную фразу, которой тот столько времени пытался добиться из неё обманом. - А теперь мне бы хотелось обратно в мою келью. И не вздумай снова притаскивать меня в свою берлогу. Ты не интересуешь меня как мужчина!

     Самой большой наградой для неё стало вспыхнувшее в ледяных льдинках голубых глаз неподдельное удивление. Сама того не понимая, колдунья укусила своего господина так больно, как ещё никому не удавалось за всё время его долгой и насыщенной событиями жизни.

     Только почувствовав, что наглый наниматель свалил туда, откуда он обычно и начинал свои подлые и полные боли игры со смертными и Богами, Занара открыла потухшие глаза и судорожно вздохнула. Сеятеля Страданий изрядно бы повеселило, если бы он пронюхал, каких усилий стоило ведьме не ударить перед ним лицом в грязь.

     Только почувствовав, что наглый наниматель свалил туда, откуда он обычно и начинал свои подлые и полные боли игры со смертными и Богами, Занара открыла потухшие глаза и судорожно вздохнула. Сеятеля Страданий изрядно бы повеселило, если бы он пронюхал, каких усилий стоило ведьме не ударить перед ним лицом в грязь.

     Годар перенёс её в старую келью. Почувствовав себя совсем мерзко, молодая женщина торопливо покинула своё бывшее жильё и, едва переставляя ноги от пережитого, поплелась в новое обиталище.

     Столкнуться нос к носу со встревоженным Богартом оказалось для неё слишком сильным испытанием, поэтому она с места в карьер напустилась на синеглазого ведьмака:

     - Почему ты не рассказал мне всё гораздо раньше? - судорожно сжатые кулачки зло молотили мужчину по плечам, груди и голове. - Танаваре и Годар не оставили иного выбора, кроме как смириться и играть по их правилам.

     - Успокойся, Занара, - голос собеседника выдавал сильную усталость. - В том, что произошло, мало нашей с тобой вины. Всю эту кашу заварила Софейна, именно она и возродила культ Сеятеля Страданий, чтобы отомстить за безответную 'любовь всей своей жизни'. Впрочем, она уже понесла заслуженное наказание, поэтому об этом говорить мы больше не станем. Как и Дарэн и Зария, она сама выбрала ту колею, по которой покатилась под откос её судьба, - его руки ласково обняли колдунью и притянули к себе, заставляя присесть рядом. - Давай, обойдёмся без новых глупостей. Как только рассчитаешься с клятвопреступником и восстановишь своё доброе имя, будешь просто жить столько, сколько нам отпущено.

     На этот раз Занара не отстранилась, а молча прижалась к надёжному плечу и, прикрыв полные боли и горя глаза, едва слышно выдохнула:

     - Зря я не послушалась Танаваре и Делайну, они предупреждали, что выбранная мною тропа не приведёт ни к чему хорошему.

     - Не делает ошибок только тот, кто не живёт! - попробовал шуткой отвлечь молодую женщину от невесёлых мыслей и самокопания. - Не знаю, что ещё там придумал для тебя Годар, но ничто в этом мире не сможет тебе повредить.

     Мягко засияла Арка перехода, пропуская двух знакомых служителей Сеятеля Страданий. С вежливым полупоклоном они вывернули свои плащи чёрной стороной наружу, и старший сказал:

     - Повелитель Годар велел охранять твой покой, госпожа. К тому же, ты просватана, а, значит, до свадьбы должна находиться в полной безопасности. Мы будем стоять за дверями, через пару часов нас сменят другие. Ты всегда можешь рассчитывать на нашу помощь, Повелительница! - и он вышел вон, таща за рукав засмотревшегося на молодую чародейку ученика.

     - Богарт, ты знаешь, что мне придётся в итоге натворить?

     - Да. Повелителем Сеятель Страданий в своих тантре избирает неизменно проклятие Чёрные Звёзды. Это последнее колдовское деяние из книги 'Шёпот Сердца. Ритуалы и заклинания из личной коллекции ведьмака Вария Тогэлора'.

     - Этого можно избежать?

     - Увы, нет, Занара, иначе интрига, затеянная Танаваре и Делайной не сможет завершиться благополучно для всех нас.

     - Почему я не вняла предупреждению обеих Богинь?

     - На тебе были чары Годара, противостоять которым не могут даже эолы, а ты всего лишь человеческая ведьма. Так что придётся нам с тобой до конца испить эту чашу, девочка, - в синих глазах было столько грусти, что молодая женщина не стала больше мучать ведьмака вопросами, которые больше ни на что не могли повлиять, но отзывались острой болью в душе мужчины, так как он считал, что виноват в том, что вовремя не вмешался во всю эту историю.

     Пережитое выпило все её силы настолько, что колдунья и не заметила, как соскользнула в сон, в котором теперь царили лишь жгучая ненависть и желание отомстить за предательство того, кому она доверилась и так опрометчиво подарила собственное сердце.

     Богарт лишь прижал к себе невесту покрепче и долго размышлял, как бы им вывернуться из крутого переплёта, в который их ввергла вздумавшая ревновать и мстить за то, что произошло несколько десятилетий тому назад, Солейна.

     Годар явился перед самым рассветом и потребовал, чтобы его Повелительница сделала свой второй ход в тантре.

     - Выбирай только парные проклятия, потому как при твоём статусе тебе должно быть грозной и бить по двум направлениям развития интриги!

     - Хорошо, мой господин, а когда мне надлежит выпустить Повелителя, чтобы он смог вступить в игру?

     - В день, когда начнётся Месяц Бесчинства Сил, к тому времени эта парочка должна оказаться в Оазисе Забвения, где ты, как моя жрица и проведёшь церемонию. Заплатить своей жизнью я тебе никогда не позволю, даже не пытайся перечить мне. Кровь магички ничуть не хуже, чем ведьмина, уж можешь мне поверить, красавица моя. Естественно, всё должно быть подготовлена. В виду того, что ты теперь на моей стороне, мои почитатели сменят Алые Плащи на Пурпурные, ведь служить они будут Повелительнице, а не невесть кому!

     - Хорошо, господин. Хотя, можно сделать и лучше: наложить на Дарэна приворот на Зарию, а магичку день за днём делать слабее. Её Дар будет таять день за днём, чтобы в урочный день она никак не смогла помешать нашим планам.

     - Прекрасная идея, красавица моя. Представляю, как она будет мучиться и страдать, постарайся довести соперницу до безумия, тогда я буду доволен в полной мере.

     - Как пожелаешь. Рассвет, пора и просыпаться. - Занара привычно заставила своё тело очнуться, но вставать с постели не стала: было видно, что Богарт заснул совсем недавно, а разбудить его было не сложно.

     Во сне обычно нелюдимое выражение, точно маска, слетела с его лица, делая его гораздо моложе. Занара припомнила, что немолодая уже Сафейна потеряла голову от послушника, который был младше её наставницы лет на тридцать. По какому-то странному капризу судьбы, приворотная магия никак на нём не сказалась, как и пущенные в гневе проклятия.

     'Так это я не позволила навредить, ему была суждена совсем иная судьба! - Госпожу Ночной магии явно рассмешило что-то, что было ведомо ей одной. - Это ты, моё несносное и непослушное дитя'!

     'Почему я не вняла вашим предупреждениям, моя Богиня'?

     'Чары Сеятеля Страданий были слишком сильны. Если бы ты ослушалась по своей воле, от моего возмездия тебя бы не спасло и заступничество Богарта, хотя он очень многое сделал для меня лично и для Ордена'.

     'То есть, если бы не злоба и ревность моей наставницы Софейны, то всё бы было совсем иначе: я бы наладила работу библиотеки, вышла замуж и прожила бы столько, сколько отпустила мне Богиня Жизни Делайна с тем, кто мне абсолютно подходит'?

     'Да, но, как всегда, людская зависть способна отравить даже самое очевидное счастье, девочка моя. Поэтому крепись, страданий на твою долю выпадет много, но в итоге, за терпение вы оба будете вознаграждены. Начни усиливать страсть Дарэна к Зарии и ослаблять дар магички, но очень медленно и осторожно, чтобы тогда, когда придёт время выпустить Чёрные Зв ёзды, пик этих чар должен наступить и приворот пойти на спад. Тогда мы обведём Годара вокруг пальца, а он и не почует подвоха'! - женщина с глазами цвета тёмного янтаря веселилась вовсю, ведь именно она была и Покровительницей Предсказателей, и всегда была в курсе всех возможных вариантов развития будущего, поэтому ещё никому не удавалось обыграть её в тантре, даже Сеятелю Страданий, хотя он и неоднократно пытался утереть нос бессмертной колдунье.

     'Как пожелаешь, моя Богиня! - в голосе молодой ведьмы была только тихая грусть, ничего более.

     'Не печалься, правда, тебе придётся долго идти к благополучному исходу и даже стать призраком, но в итоге Делайна подарит вам долгую человеческую жизнь вместе с Богартом. Согласись, награда достаточно хороша, чтобы вытерпеть всё, что придётся вынести'?

     'Надеюсь, что это так, моя Богиня! Пока же мне остаётся лишь надеяться на лучшее и исполнять условия колдовского договора с Годаром. Простите, вы можете сделать так, чтобы он не проснулся? Видно, что уснул не раньше, чем за час до рассвета'.

     'Успокойся, будет спать, как младенец. Ему слишком тяжело далась твоя благосклонность, но, судя по тому, что я вижу в его сердце и душе, он счастлив'.

     Молодая чародейка, прихватив проклятые листы, которые начертала собственной рукой, выскользнула из их кельи и решительно направилась в подземелья, чтобы никто не прознал, в какие страшные игры играет эта зеленоглазая брюнетка.

     Выставив защиту и наведя Покров Танаваре, Занара поставила на маленький столик небольшое бронзовое зеркало и запела, велев отполированной до блеска треугольной пластине на резной подставке показать ей тех, кого должна коснуться её карающая длань за клятвопреступление воина.

     Дарэн как раз любовался безмятежным лицом спящей рядом невесты. Тут он почувствовал, как странная тоска защемила его сердце, а Зария показалась настолько прекрасной, словно больше не была простой смертной. Убрав с раскрасневшегося от недавних ласк личика прядь тёмных волос, мужчина легонько коснулся чуть приоткрытых губ и тоже провалился в сон.

     Вот кого он никак не ожидал увидеть тут, так это обиженную и брошенную им ведьму.

     'Я не заставляла тебя клясться, ты сам затеял всё это! Зачем отступил от своего слова, неужто просто испугался почитателей Сеятеля Страданий'?

     'Пошла прочь, колдунья, меня чуть не прирезали на алтаре два раза'!

     'Быстро же ты забыл, кому обязан жизнью! Знаешь ли ты, какое наказание ждёт того, кто опорочит честь и достоинство женщины из Ордена, совсем не важно, магичка она или ведьма'?

     'Ты смеешь мне угрожать, маленькая дрянь'? - в праведном гневе вскинулся Начальник Охраны Далерона.

     'Я пришла попрощаться, глупец! Ты не оставил мне выбора, впрочем, оно и к лучшему! Жаль, слишком поздно поняла, что не стоило пускать того, кто не способен любить, в своё сердце! Естественно, я поступлю с вами строго в соответствии с древними законами Делайны! Прости, но иначе никак'! - и Занара гордо удалилась, проигнорировав все оскорбления и угрозы, которые тут же полетели ей вслед.

     Дарэн с ужасом почувствовал, что его тянет к обеим носительницам Дара одинаково сильно, откуда ему было знать, что Богиня Жизни тоже решила внести свою скромную лепту в этот кавардак, осуждая мужчину за слишком легкомысленное отношение к женщинам.

     Колдунья выудила из принесённого с собой мешка небольшую плошку, выточенную из чёрного камня с серебряными искрами, и принялась бросать туда по щепоти разных порошков. Перемешав всё костяной ложечкой, она ещё раз взглянула в безмятежное лицо разметавшейся на постели магички и в её взгляде появилась грусть. Ей совсем не хотелось вредить такой же жертве интриг Годара, как и она сама, но другого выхода всё равно не было, а в итоге обе жертвы произвола Сеятеля Страданий выйдут из этой мрачной реки сухими и в выигрыше. Правда, до этого светлого мига пройдёт нимало горьких столетий, наполненных беспросветностью и неизбывной тоской.

     Занара уколола себя в запястье серебряной иглой и смешала собственную кровь с редкими ингредиентами. Добавив туда же и чёрного масла, запела вполголоса, заставляя содержимое вспыхнуть призрачным голубоватым огнём. Когда последний звук истаял под сумрачными сводами небольшой кельи на самом нижнем уровне подземелий Ордена Тафейны, Зария открыла глаза, напоённые ужасом и так испуганно закричала, что Дарэн скатился на пол, больно приложившись головой о ножку кровати.

     - Надеюсь, радость моя, ты не будешь так страшно вопить каждую ночь, иначе, клянусь Делайной, я не доживу до свадьбы! - проворчал мужчина, потирая огромную шишку, которой он обзавёлся совсем недавно. - Что тебя так сильно напугало, Зария?

     - Я почувствовала чужое присутствие, но никого не увидела сначала, а потом были голубые глаза, ледяные, точно льды во время месяца разгула Стихий. Не было сказано ни слова, но меня точно наизнанку вывернули, а потом где-то, в тёмных глубинах моего естества вспыхнуло и погасло странное пламя, по цвету похожее на радужку незнакомца. Внутри меня теперь точно морозный стержень застрял. Не знаю, что означает этот сон, но молю всех Богов и Богинь, чтобы он не оказался вещим.

     Занару изрядно повеселил недовольный вид бывшего возлюбленного, правда, останавливаться на достигнутом она теперь не имела права. Покопавшись в зашифрованных листах, исписанных аккуратными рунами, она довольно ухмыльнулась, отыскав занятное колдовское плетение под названием 'Мнимый Рогоносец', которая превращала жизнь влюблённого мужчины в кромешный ад, поскольку ему везде мерещились неверность любимой и мифические любовники.

     Дарэну после гибели отряда пришлось набирать в охрану новых людей взамен погибших в схватке с Алыми Плащами Годара. Естественно, доверять им, как усопшим соратникам, проверенным в многих схватках он не мог. Услужливая память тут же подкинула образ молоденького лучника, который пришёл в их Долину откуда-то с далёкого севера, у него одного радужки глаз были похожи на стылый лёд и веяли таким же холодом.

     - А нечего чужакам глазки строить, когда сама не свободна! - в глазах цвета зелёной яшмы было столько боли и ярости, что бедная магичка попыталась отползти от жениха подальше, стараясь не показать своего страха.

     - Дарэн, что за чушь ты несёшь?! Ты за кого меня принимаешь?! - нотки обиды лишь подлили масла в огонь разгорающейся практически на пустом месте безобразной ссоры.

     - За девицу, которой богатство и родовитость вкупе с проклятым Даром, слишком много воли дали! Узнаю, что с кем-то на стороне путаешься, порешу обоих! Мне терять нечего, я из-за тебя от своего слова отступил, мне ведьма теперь мстить будет! От всего отказался, а ты на других засматриваться вздумала!

     - Клянусь Делайной! Даже в мыслях не было! - магичка сжалась в один до полусмерти напуганный комочек, но ни убежать, ни ударить не торопилась.

     - Врёшь! Все вы одинаковые: о любви и верности поёте, а сами с другими шашни на сеновале заводите! - Дарэн замахнулся, чтобы ударить, но его что-то точно пригвоздило к полу, не давая причинить вред невесте, которая ни в чём виновата перед ним не была.

     Зария молча встала и вышла вон, даже не оглянувшись напоследок. Странный холод, поселившийся в груди вызывал сильное беспокойство, но что это было, ей понять так и не удалось. Решив обратиться к наставникам своего Ордена, она миновала Телепортационную Арку, оказавшись у главного входа в Замок Стихии Огня.

     Убелённые сединами маги ничего не нашли, пожав плечами, списали всё на предсвадебную лихорадку и ссору с Дарэном. Решив не возвращаться, пока воин не успокоится, решительно отправилась в дом своих родителей. Она уже была совсем не уверена, что её отцу стоило соглашаться на такой странный брак, который шёл вразрез с принятыми традициями. Впрочем, как у колдунов, маги строго блюли данное слово, поэтому никому не было никакого дела до метаний и сомнений Зарии. Коль скоро обещание было дано, ей оставалось только покориться и молча связать свою судьбу с человеком без Дара, который с каждым днём пугал девушку всё больше и больше.

     Решив лично устроить допрос наглецу, Начальник Охраны Далерона вызвал лучника в отдельный покой. Занара от души посмеялась, увидев, как обидчик то белел, то багровел, пытаясь вытянуть из подчинённого то, чего на самом деле попросту не могло быть. Жители северных земель чурались носителей Дара ещё сильнее горцев. Причём, если ведьму бы просто вытолкали взашей, то магичку сочли бы служительницей Тёмных Богов и сожгли бы без всякой жалости.

     - Я? Увлекаться вашей невестой? Вы с ума сошли, гартэ! Она же Проклятая, клеймённая Огнём! - сплюнув на пол, так как слов в ответ на такое заявление у юноши попросту не нашлось, он разорвал договор и гордо удалился искать счастье где-нибудь в другом месте, где никому и в голову не придёт обвинять его в столь страшном святотатстве.

     Ведьма снова высыпала в чашу ядерную смесь, заставляя воина желать невесту, как никогда в жизни. Не в силах больше терпеть эту муку, он лично отправился к Зарии. Обиженная на то, что он попытался поднять на неё руку девушка, отпирать дверь в свои покои не пожелала, а ледяным тоном велела:

     - Пошёл вон, ты посмел усомниться в моей порядочности! Уж тут-то я никак не смогу сходить налево! Ни один маг не посягнёт на чужую невесту!

     - Зария! Открой немедленно! - взревел точно раненый Дарэн, но ответом ему стал удаляющийся стук каблучков по каменному полу.



Глава 4



     Зария, тренируясь на специальном поле, где поблизости не было ничего горючего, с досадой заметила, что с каждым днём создаваемые ею файерболы становятся всё слабее. Девушку обуял страх, так как последние месяца два ходили настойчивые, хотя и противоречивые слухи, что некая хворь убивает магические и колдовские Дары, а целительские ощутимо ослабляют. Ни причины появления этой напасти, ни как излечиться не смогли разгадать даже эолы, которые страдали от странной напасти не меньше, чем люди.

     Решив раньше времени не паниковать, боевая магичка с остервенение принялась за тренировки, прекрасно понимая, что никогда нельзя предугадать в какой форме, откуда и когда нагрянет беда. Нежить совсем распоясалась. К тому же на ней были невиданные ранее охранные чары, которые стоили жизни многим.

     Зария поморщилась, увидев, что к ней размашистыми шагами приближается изрядно потрёпанный Дарэн. В последнее время его мания по поводу того, что она водит шашни с другими магами, настолько приелись, что временами возникало с трудом преодолимое желание вцепиться несносному ревнивцу ногтями в рожу и объяснить доходчиво, куда он может податься, не забыв свои беспочвенные подозрения.

     Тут из тени пристройки вперёд выступила зеленоглазая довольно молодая ведьма, которая шепнула:

     - Знаешь, мне кажется, что вам сейчас не стоит видеться. Глупец слушает распускаемые завистниками сплетни и верит каждому лживому слову. Слишком уж бешеное и злое у него выражение лица, для питающего нежные чувства жениха, ты не находишь?

     - Как будто можно избежать очередного скандала?! Делайна, да когда же это кончится?!

     - Боюсь, что никогда! Слава Богам, мой Богарт, такой непроходимой глупостью не страдает. Хочешь, я отправлю тебя прямо в дом к родителям? Если он сейчас доберётся до причины своего беспокойства, быть тебе битой! Сама же вчера видела, как он ударил по лицу молодую служанку в 'Селебрейне', когда она не бросила всё, чтобы исполнить его волю.

     - Его и моему отцу пришлось отвалить бедняжке и хозяину таверны немало звонкого золота, чтобы скандал тихо замяли! - в зелёных глазах Зарии плескалась почти нечеловеческая боль. - Ты ведь поможешь мне? Но я слышала, что ведьмы ничего не делают даром.

     - Это тебе господин Дарэн сказал?

     - Да.

     - А ты ему и поверила, глупышка? Колдовство и магия - две стороны одной медали, как день и ночь, как Делайна и Танаваре. Ты служишь Богине Жизни и сыновьям Матери, а я - Госпоже Ночной Магии и её дочерям, которые к тому же покровительствуют целительницам, как и твоя заступница перед Тёмными Богами. Идём, ему не следует видеть нас в месте. Когда-то я пару раз помогла этому неблагодарному, а теперь этот воин шарахается как чумной и распускает небылицы про мой Орден. Видишь ли, в моей крови поёт ещё и прорицательский Талант. Запомни, Зария, ни в коем случае завтра не покидай Замка, чьи стены служат надёжным пристанищем для тех, в чьих душе и венах так много Огня. Как бы Дарэн не настаивал на поездке, не рискуй понапрасну, иначе хворь может лишить тебя всего. Хотя, твоему жениху такое положение дел придётся по вкусу, но вот как тебе будет жить, став калекой. Перенести такое несчастье будет тяжелее, чем даже лишиться рук или ног.

     Магичке ничего не оставалось, как воспользоваться нежданным подарком судьбы и ускользнуть от собственного жениха с помощью Портальной Арки, которую могли создать далеко не все колдуны и маги.

     Дарэн, сочтя синеглазого ведьмака менее опасным, чем недобро косящиеся на него боевые огненные маги, которые прекрасно видели, как чужак мучает Зарию своими нескончаемыми упрёками и ревностью.

     - Где эта зеленоглазая дрянь?! - даже соратники стали с удивлением замечать, что их командир стал пускать в ход кулаки даже там, где можно было просто попросить или поговорить, новый начальник им с каждым днём нравился всё меньше и меньше.

     По Далерону уже вовсю ползли слухи и шепотки, что это Боги наказали его за то, что в обход древних традиций берёт себе в жёны огненную магичку, а не обычную знатную девицу на выданье, от которой не стоит ожидать непредсказуемых фортелей и непотребств.

     Богарт сердито сдвинул брови и проворчал, в один миг став похожим на растревоженного горного хищника:

     - Знаешь, юнец, мне нет дела ни до магичек, ни до твоих сердечных дел! Я свой выбор уже давно сделал, и аэра Тафейна благословила наш брак. У нас не принято носиться за юбками, если уже и дата свадьбы назначена! Хотя, одного взгляда достаточно, чтобы понять, что осуждать твою невесту не стоит.

     Дарэн, почувствовав вспышку гнева, замахнулся и попытался ударить мужчину по лицу. Охваченный горячкой ревности воин забыл, что перед ним не простой горец, а ведьмак, находящийся под покровительством Танаваре.

     До боли знакомый голос Занары стеганул его точно плеть отца в далёком детстве, когда торговец словил наследника славного и древнего рода на попытке кражи меча, выкованного в подземных кузницах Дарганала. Слишком уж удивительные вещи выходили у нелюдимого народа, издавна живущего в подземных городах.

     - Знаешь, Дарэн, я ещё могу стерпеть те сплетни, которые ты обо мне распускаешь, понимая, что это просто из страха, но поднимать руку на моего будущего мужа тебе никто права не давал! - занесённая для замаха рука повисла плетью. - У каждого человека или эола своё место в жизни, дуралей, ещё раз попытаешься провернуть с кем-то из нас нечто, что и с той бедной служанкой, пожалеешь, что на свет родился!

     Занара ласково обняла ведьмака на талию, и они степенно удалились, о чём-то вполголоса разговаривая. Воин с удивлением почувствовал, что желает обеих женщин теперь уже одинаково сильно. В глазах цвета зелёной яшмы медленно проступало выражение затравленного зверя, который уже почуял, что кровавая развязка близка. Охотники дышат в затылок, и пощады ждать больше не от кого.

     В глазах цвета зелёной яшмы стыла такая ненависть, что молодая ведьма прямо-таки ощущала её физически, как и то, что направлена она на железный горский обычай, что жена должна быть только одна и выбирать супругу воину могли либо правитель, либо родители. Загадочная улыбка вспыхнула на губах колдуньи и тут же увяла, чтобы никто не смог случайно разгадать самую страшную тайну Повелительницы, вынужденной играть в тантре на стороне Годара.

     На лице Дарэна несколько минут отражалась нешуточная борьба, которая шла сейчас внутри его души. Наконец, решительно тряхнув головой, он догнал Занару и нагло оттолкнув ведьмака, выдохнул, заглянув в глаза бывшей возлюбленной:

     - Знаешь, я готов исполнить своё обещание! - его пытливый взгляд был полон надежды пополам с тревогой, но ответ колдуньи его точно дубиной по голове жахнул.

     - Знаешь, меня это больше не интересует! Я уже ходила в Храм Танаваре, и Госпожа Ночной Магии освободила меня от этого бремени. Зария тебе больше подходит, уж поверь моему чутью! - женщина почувствовала, как довольно ворчит Годар, упиваясь растерянностью и болью мужчины. - Мой Путь будет пройден вместе с Богартом. Он сделал всё, чтобы со мной не случилось ничего плохого, так что, моё сердце подарено теперь ему, а не тебе, Дарэн. Забудь, что было, ему не суждено повториться уже некогда! - зелёные глаза стыли двумя лучистыми зимними звёздами, в голосе звенел равнодушный металл.

     - Занара, ты говорила, что любишь!

     - Чувства ушли, как только в урочный час, пока ещё было можно, никто не обратился к моей аэре, чтобы оспорить брак! Забудь всё, так будет лучше для всех, уж поверь ведьминому чутью.

     В голосе Сеятеля Страданий проскользнули нотки одобрения, когда он обратился к своей Повелительнице:

     'Мне нравится твоё коварство, Занара. Чем ещё удивишь меня? Почему ты не раздавишь магичку одним щелчком, как таракана'?

     'Всё просто, господин мой! - женщине было невдомёк, почему Тёмный Бог не видит совсем уж очевидных вещей. - Медленное угасание способностей, внезапная перемена отношения со стороны будущего мужа и общая неопределённость будущего, даже ближайшего, заставляют эту девицу мучиться. Она сама себя загонит в пятый угол, выхода из которого не существует'.

     'По глазам вижу, ты что-то задумала'! - в голосе Сеятеля Страданий заискрились блёстки неудержимого веселья, черноволосая ведьма нравилась ему всё больше и больше.

     'Позволь сделать сюрприз, Годар'!

     'Хорошо, но, предупреждаю, особым терпением я никогда не отличался'.

     Занара ощутила мимолётное присутствие Танаваре. Богиня Ночной Магии молча положила руку на плечо колдуньи, и она скорее поняла, чем расслышала: 'Как только ты выпустишь Чёрные Звёзды, мне придётся сойти в подземелья Храма Памяти. Не забудь написать всё, что на самом деле произошло, в зашифрованном виде на его стенах, а для остальных пусти красивую сказочку про то, как влюблённые воин и магичка осилили Годара. Ты уже видела ту, которой суждено распутать узел этой интриги'.

     'Да, моя Богиня, но они с Зарией точно сёстры-близняшки. Если бы не наложенная мной в порыве гнева метка, различить их было бы довольно сложно'.

     'Жди урочного часа. Годар на этот раз взял себе так много воли, что им недовольны и Тёмные Боги, и Светлые. Слишком многое зависит от того, готова ли ты добровольно ступить в пучину безумия перед тем, как в качестве награды получить свободу для всех участников этого тантре на стороне меня и Делайны'.

     'Придётся, иного выхода нет'! - почувствовав, что никого, кроме ведьмака, рядом с ней уже нет, женщина ускорила шаг, направляясь к Портальной Арке.

     Недалеко от замка Ордена Тафейны, расположилась скрытая от чужих глаз крошечная долинка. Именно туда и стягивались из окрестных земель служители Сеятеля Страданий. Сменив ненавидимые практически всеми Алые Плащи на Пурпурные, они небольшими отрядами стекались под властную руку Повелительницы Занары.

     Возложив на деревянный столик на высокой ножке переплетённые в книгу и спрятанные под обложку из тяжёлого тёмно-бордового бархата листы пергамента в запретный фолиант 'Шёпот Сердца. Ритуалы и заклинания из личной коллекции ведьмака Вария Тогэлора', чародейка направо и налево раздавала приказания, готовя напасть похлеще всех предыдущих. На этот раз любой, кто имел хоть тень колдовского, магического или целительского Дара будет ощущать, как его таланты медленно угасают, оставляя взамен лишь боль и пустоту.

     Два ведьмака, которых Годар прислал в тот день, когда Занара подчинилась его воле, стали её ближайшими советниками и помощниками. Зеленоглазая женщина проверила, все ли линии в пентаграмме вычерчены идеально, и запела низким рыдающим голосом, призывая силы Сеятеля Страданий вдохнуть жизнь в древнее проклятие Полночный Призрак, которому не было дело до того, какую тончайшую энергию пить, порождая тоску и кошмары у тех, из кого оно тянуло не только Дар, но и жизненные силы. Подпавшие под него страдальцы медленно угасали, оставляя после себя привидение, которое потом было вынуждено верой и правдой служить Годару без права на избавление от столь незавидной участи. Лишь те, на ком была защита Занары, могли быть спокойны за собственную безопасность, для остальных же спасения не было.

     Зария проснулась вся в поту от странного кошмара, в котором странные полупрозрачные тени кромсали её бесчувственное тело ножами из какого-то прозрачного металла. Девушка испуганно закричала и села на постели, сотрясаемая волнами ужаса. Среди призраков она увидела даже несколько тех, с которыми в юности проходила обучение под руководством наставников, пару из которых также присутствовали в этом жутком видении.

     За окном разгорался рассвет. Прекрасно понимая, что заснуть снова уже не удастся, магичка натянула свежую одежду и потащилась на тренировочную площадку, где в столь ранний час ещё никого не было, кроме неё.

     Голова у девушки сильно кружилась, мешая сосредоточиться. Простенький файербол стал ещё слабее, чем вчера и не смог заставить банку со специальной смесью взорваться. Потерев пальцами виски, Зария облокотилась спиной на столб изгороди и на минуту прикрыла глаза.

     Странный ледяной взгляд словно поджидал, пока она проявит слабость и попадёт в лапы к его хозяину. Магичка почувствовала себя так, словно некто вывернул наизнанку саму её душу, осветив те качества и нюансы, которые боевая магианна старательно прятала даже от самой себя.

     Довольно хмыкнув, незнакомец удалился, оставив разбитую и перепуганную до полусмерти девушку в полном недоумении. Впрочем, Годар теперь прекрасно знал, как устроить всё так, чтобы Зария и Дарэн страдали как можно дольше и сильнее.

     Магичка очнулась от того, что её довольно грубо встряхнули за плечи, а воин гневно выдохнул:

     - Чем это занималась всю ночь, если с самого утра выглядишь так, словно на тебе пахали пару недель?

     - Кажется, я больна. Мой Дар с каждым мгновением слабеет, оставляя после себя ничем невосполнимую пустоту.

     - Это кто ж это так облагодетельствовал великую магианну из славного и древнего рода? - с издёвкой пророкотал Дарэн, таща невесту за собой точно безвольную куклу. - Впрочем, если проклятая магия совсем тебя покинет, сама знаешь, что буду только рад.

     - Ты не понимаешь, что я стану калекой. Это даже хуже, чем лишиться глаза или конечности.

     - Не говори глупостей, большая часть народа прекрасно живёт и без этих ваших особых талантов и в ус не дует!

     Поняв, что объяснять что-либо бесполезно, девушка замолчала, отчаянно пытаясь найти выход. Дарэн говорил что-то ещё, но она его даже не слышала. Мужчина, заметив, что его попусту игнорируют, впал в ярость и наотмашь ударил спутницу по лицу, не сдержавшись. Магианна с тихим всхлипом осела на песчаную дорожку.

     Стоявшие поодаль маги тут же оттащили воина от сжавшейся в клубок девушки и вытолкали взашей вон, велев в ближайшее время и носа не казать на территории Замка Огня, иначе они ему, придурку так накостыляют по шее, что нужда в невесте как таковой отпадёт навсегда.

     Начальник охраны Далерона бросил на недругов затравленный взгляд и прорычал:

     - Эта девка принадлежит мне! Любой, кто посмеет оспаривать моё право на неё пожалеет, что на свет родился! Даже ваша проклятая Богами магия не поможет спастись от праведного гнева Дарэна Таинрола!

     - Если ты будешь бить Зарию, никакой свадьбы не будет! Наши законы не позволяют так обращаться с женщинами! Пошёл прочь, сын пещерной крысы и гулящей служанки!

     Сумрачный взгляд воина не сулил окружающим ничего хорошего, но перевес был на стороне хозяев, поэтому ему пришлось несолоно хлебавши возвращаться в горную крепость в гордом одиночестве.

     Настроение мужчины рухнуло вниз ещё больше, когда он увидел Занару, которая, увлечённо размахивая изящными руками и строя гримаски, о чём-то рассказывала Богарту, сидя у того на коленях. Парочка облюбовала широкую скамью во внутреннем дворике и явно приятно проводила время.

     - Знаешь, пожалуй, я завтра переговорю с аэрой Тафейной на предмет того, чтобы тебя отдали за меня. От проклятой магички одни проблемы и головная боль! - задумчиво проронил Дарэн. Протягивая руки к чародейке, но та их оттолкнула с таким отвращением на лице, что удивился даже повидавший на своём веку многое ведьмак.

     - Получишь отказ! - В изумрудных глазах ведьмы царил такой холод, что воина пробрала дрожь. - Поздно, я отказалась от тебя в Храме Танаваре! Ты нарушил клятву, данную добровольно. К тому же, кому нужен спутник, который бежит к другой девице сразу же, как узнал, что невеста тяжело больна. Или ты думаешь, что Зария тебе наврала?

     - Без её проклятого Дара она мне больше подойдёт в качестве хозяйки дома и матери детей. Хотя, я, кажется поторопился, надо было выбрать тебя.

     - У меня больше нет желание пройти с тобой по одному Пути, Дарэн. Меня устраивает спутник, который через несколько лет станет моим мужем, как мы выполним взятые на себя обязательства перед нашим Орденом.

     - Занара, как тот, кому ты спасла жизнь, имею права требовать то, что задумал!

     - Уже нет! Время, когда помолвка могла быть расторгнута, истекло. Смирись, Дарэн. Надеюсь, что Зария поправится, и тебе не придётся вести под венец калеку.

     Воин посмотрел на колдунью взглядом загнанного в ловушку зверя и прорычал:

     - Лучше быть женатым на калеке, чем на отмеченной Даром чародейке!

     - Ты не прав, Стихии не имеют никакого отношения к проклятиям. Это такой же талант, как к музыке, танцу, ремеслу или тому же воинскому искусству. Пойдём, Богарт, посмотрим, как там дела у бедной девочки. Надеюсь, что то снадобье, которое ты мне посоветовал, поможет замедлить ход течения её ужасной болезни.

     Колдунья, обняв ведьмака, увлекла того в сторону жилых помещений, чтобы посмотреть, как идут дела у Зарии. Девушке было плохо: она горела и с испуганными стонами металась по постели.

     'Годар, сбавь обороты! - в голосе ведьмы было столько неудовольствия, что Сеятель Страданий удивился. - Она должна дожить до зимнего дня Разгула Стихий, или ты решил выпустить проклятие ценой моей, а не её смерти'?

     'Ты права, Занара, кажется, слегка увлёкся: слишком уж давно не резвились на Делайне мои Алые Плащи'.

     Чародейка положила прохладную ладонь на лоб боевой магианне и что-то неразборчиво прошептала. Заварив принесённый с собой травяной сбор, предупредила:

     - Он очень горький, но тебе придётся выпить всё до капли. Только так ты сможешь избежать участи многих, которые пошли под руку того, кто виновен во всей этой неразберихе, как первопричина наших бед и горестей.

     - Хорошо, - голос девушки был настолько слаб и испуган, что ведьма снова принялась беззвучно костерить на все корки неразумного Годара, который не в состоянии держать себя в руках и добиваться максимально возмозможного результата.

     - Тебе скоро станет лучше, Зария. Богарт сделал амулет, который прогонит кошмары из снов. Со встречами с Дарэном лучше пока повременить. Он слишком легко стал впадать в ярость и распускать кулаки.

     - Спасибо, Занара, мне, и правда, получше стало! - ведьма заставила выпить ещё и снотворный сбор и опустила спокойно задремавшую девушку на постель.

     До гостевых покоев, которые молодой паре выделили в Замке Огня, они добрались только поздним вечером. Расчёсывая резным деревянным гребнем водопад волос цвета полуночи, колдунья пожаловалась спутнику:

     - Мне страшно, Богарт! Чёрные Звёзды будут медленно сводить меня с ума и толкать на поступки, от которых побледнеет даже самый отъявленный мерзавец.

     - Танаваре поклялась мне, что мы переиграем Годара, правда, дастся нам это весьма нелегко. В результате своего тантре Богини намерены оставить Сеятеля Страданий ни с чем и вытащить всех, кто увяз в этой истории! - в синих глазах не было осуждения, только тревога и такая нежность, что колдунья в который раз обозвала себя полной дурой, которая умудрилась не заметить собственного счастья прямо под носом.

     - Ты устала, Занара, денёк выдался не из лёгких, да и всю ночь потратила на ритуал, который понадобился Годару. Как будто нельзя было подождать пару дней.

     - Увы, терпением мой господин никогда не отличался, впрочем, оно и к лучшему. Ведь именно поэтому Танаваре и Делайна всегда одерживали верх. Надеюсь, в этот раз нас всех ждёт именно такой финал.

     - Это зависит в основном от тебя. Понимаю, что нелегко знать, что будет, но продолжать идти навстречу собственной нелёгкой судьбе. Я буду рядом, сколько позволит Мать, да и потом Госпожа Ночной Магии обещала, что смерть не станет причиной нашей разлуки.

     Молодая женщина тихонько рассмеялась и поцеловала ведьмака. Больше они в этот вечер ни о чём не говорили, радуясь тому, что удалось выкроить хоть немного времени друг для друга.

     Поудобнее устроив красивую головку у себя на плече, колдун долго лежал без сна, размышляя, как бы ему уберечь своё бедовое сокровище от слишком сильных страданий.

     Делайна появилась в комнате совсем неожиданно. Зелёные глаза Богини Жизни были полны сочувствия пополам с печалью:

     - Мне жаль, что твоя возлюбленная запуталась в силке Годара. Сафейна понесла суровое наказание, но это послужит слабым утешением для вас двоих.

     - Не будем вспоминать эту глупую и мстительную женщину. - Богарт помрачнел, точно инеем покрылся, от него повеяло стылым холодом, и Делайна поняла, что пора менять тему разговора.

     - Постарайся сделать так, чтобы твоя ведьма и Дарэн поменьше сталкивались, это опасно. Он совсем потерял совесть, желая обеих одинаково сильно.

     - Хорошо, моя госпожа. Мы успели сделать тут всё, что собирались, поэтому не вижу причин и дальше задерживаться в Замке Ордена Огня.

     - Рада, что мы с тобой правильно поняли друг друга! - ободряюще улыбнувшись, Богиня растаяла в ночном воздухе, а Богарт продолжил невесёлые размышления о превратностях судьбы и страшном будущем своей колдуньи.

     Зария с тихим стоном села на постели. Перед её мысленным взором ещё стояли странные чёрные светила, исторгающие в пространство вокруг себя мрак вместо лучистого света. Потерев рукой переносицу, как всегда делала, когда жизнь подбрасывала нечто, далеко выходящее за рамки привычного, девушка попыталась создать файербол и с ужасом поняла, что даже тень Дара покинула свою владелицу, вопреки всем ухищрениям Богарта и Занары.

     Странный кошмар не торопился исчезать из памяти, магианна спиной чувствовала пытливый взгляд нечто, которое обещало скорую и весьма неприятную встречу с ним. Торопливо одевшись, она обратилась к магам, которые могли определить не только наличие магических способностей, но и их силу и перспективы. Вердикт был неутешителен: Зария стала обычной девушкой.

     Богарт, отправивший свою невесту под защиту Ордена Тафейны по совету Делайны, удивлённо крякнул и пробормотал:

     - Непонятно почему, все остальные маги, колдуны и целители вслед за последней каплей теряли и жизнь, становясь неупокоенными призраками на вечной службе Годара, а с тобой что пошло не так? - в синих глазах застыло такое изумление, что проняло даже аэра Ордена Огня Тоана.

     - Надо поскорее разобраться с причиной. Если носители талантов смогут оставаться в живых, то остаётся надежда, что в будущем мы сможем им вернуть утраченный Дар, либо они смогут передать его своим детям.

     - Трудно сказать, аэр Тоан. Всё, что касается интриг Сеятеля Страданий, они мало предсказуемы и всегда ведут к неожиданным последствиям. Так было всегда, думаю, что и будет!

     - Надо что-то делать, пока ещё можно! - серые глаза мага были полны такого негодования, что ведьмак понял, что просто так тот не отступится, будет бороться до последнего за каждого выжившего после странной хвори.

     - Сообщите Дарэну, что свадьба откладывается до того момента, пока мы не выясним, что с моей дочерью. Может, жена не зря бормочет, что это наказание от Делайны за то, что нарушили древнюю традицию, не связывать судьбы своих детей ни с колдунами, ни с людьми без Дара?!

     Воин примчался искать справедливости сразу же, как ему передали письмо от отца Зарии. Он в ярости грохнул кулаком по столу и почти прорычал:

     - Вы нашли более выгодную партию для своей маленькой дряни?

     - Мальчик мой, ты не понимаешь! Она больна, да в последнее время ещё и кошмары не дают спать по ночам. Ты что не понимаешь, что твоя невеста может попросту не дожить до свадьбы?

     - Без чёрного Дара вообще не вижу причин откладывать торжество. Хоть сегодня женюсь! Мне нужна жена, а не проклятая небесами магичка! - глаза цвета зелёной яшмы не просто метали гневные молнии, в них вспыхивали и гасли искры безумия.

     - Дарэн, уходи! Я не хочу тебе в угоду так и остаться калекой на всю жизнь! - в голосе Зарии было столько боли и гнева, что мужчина отшатнулся и рассвирепел, точно она при всех влепила ему звонкую пощёчину.

     - По законам этих гор ты обязана подчиняться моей воле! Мы сейчас же вернёмся в Далерон и проведём церемонию, больше не откладывая.

     - Для меня только слово моего аэра имеет силу повеления! - девушка вопросительно посмотрела на Главу Ордена.

     - Я вообще не вижу смысла связывать вас узами брака. Мои люди зря языками трепать не станут, Дарэн. Ты посмел поднять руку на ведьмака, пытался и Зарию ударить. У нас не принято такое обращение с женщинами! Пока она не поправится, свадьбы не будет! - он перевёл взгляд с отца хворой магички на ней саму и понял, что они не посмеют ослушаться его воли.

     Дарэн, прекрасно понимая, что остался в меньшинстве, прорычал что-то очень смахивающее на древнее горское проклятие и стремительно удалился к Арке Перехода, возвращаясь в Далерон.

     Занара склонилась над собственными записями, выбирая, что бы ещё преподнести бывшему возлюбленному в качестве платы за невыполненную клятву. Она чувствовала присутствия Годара, который незримо стоял прямо за спиной ведьмы.

     Наконец, она решила сделать так, чтобы воину стало наплевать на собственную невесту, оставалось лишь вызвать к жизни иную пагубную страсть, которая заставит отступника мучиться и страдать ещё сильнее, загоняя себя в смертельную ловушку, которая она уже расставила для него.

     Молодая ведьма несколько раз прочла заковыристый текст и запела низким вибрирующим голосом, больше похожим на лягушачье кваканье. Когда последний звук истаял под потолком тайной кельи, где она могла без помех заниматься своей чёрной волшбой, красивое лицо исказила гримаса боли. Занара молча вытерпела неприятное ощущение, словно все её внутренности решили свиться в крутые жгуты, хотя на глазах выступили слёзы. Она прекрасно понимала, что за свой проступок ей придётся ещё безумно долго и тяжело расплачиваться, но иного пути всё равно не существовало.

     Дарэн, принял донесение из соседней долины с каменным лицом. Странные хищники не боялись обычного оружия, смертельным для них оказалась только ведьмина бронза, начинённая Стихией Воды в ипостаси льда.

     Они вываливались невесть откуда и превращали всё живое в нежить, которая расползалась по окрестным селениям, уничтожая всё на своём пути. Как с ними бороться, нашла Занара в библиотеке своего ордена. Ведьмаки из клана Тафейны несколько недель ковали зачарованные мечи и копья, которые переправляли в замок Ордена Льда, а уже оттуда оно попадало в руки к воинам, которым было поручено уничтожить наглых пришельцев.

     - Богарт, а если сделать такие же доспехи и отделать дома и частоколы пластинами, может быть удастся отвести беду?

     - Не знаю, радость моя, но попробовать можно, хуже от этого не будет никому, кроме нежити! - он обнял молодую женщину за плечи и увлёк в сторону кузниц Ордена, сопровождаемый полным ненависти и злобы взглядом Дарэна, которому ведьма сейчас казалась гораздо привлекательнее потухшей от горя от утраты Дара Зарии.

     Чародейка выдала каждой из сестёр, которые заговаривали странный тёмный металл, который добывали только в штольнях неподалёку от их замка, лист пергамента с наговорами и заклятиями и велела не нарушать последовательности начитки. Колдуны работали в четыре смены, и грохот от кузнечных молотов под заунывный речитатив не смолкали ни на минуту.

     Занара работала в паре с Богартом, между делом парочка даже шутила и заигрывала друг с другом. Когда ведьмак отправился отдыхать, молодая женщина помчалась проверить, всё ли везде в порядке, правда, пришлось идти по пустынным сейчас подземельям, где сейчас трудно было встретить хоть кого-то, настолько они были загружены изматывающей тело и душу работой.

     Столкнуться там с Дарэном чародейка никак не ожидала. Он схватил ведьму за плечо с такой силой, что та с грустью подумала, что синяк теперь не сойдёт, как минимум, пару недель и почти прорычал:

     - Почему ты не пожелала остаться со мной? Я моложе этого седеющего уже пня!

     - Он мне жизнь спас и не позволил наложить на себя руки, когда один воин отказался от глупой молодой ведьмы!

     - Значит, всё ещё любишь! - в глазах цвета зелёной яшмы вспыхнуло торжество пополам с самодовольством.

     - Ты ошибаешься, Дарэн! Уже нет! В моём сердце властвует совсем другой мужчина! - она с тихим смешком вывернулась и зыбкой тенью метнулась в боковой коридор, убегая от гнева брошенного ею бывшего возлюбленного.

     Дарэн прорычал вслед беглянке, потрясая в полутьме коридора пудовыми кулаками:

     - Всё равно моя будешь, маленькая дрянь! Зря я поддался на уговоры отца, ведьма в хозяйстве всяко полезнее глупой боевой магички.

     Годар довольно заворочался в своей берлоге, впитывая словно губка ярость и обиду, которые вспыхнули в душе воина, смакуя, точно дорогое вино с богатым букетом. Подумав, как бы усилить эффект, Тёмный Бог заставил вспыхнуть перед глазами несчастного картинку того, насколько прекрасными были отношения у Богарта и его невесты в отличие от той партии, которую он предпочёл для себя.

     Занара с удивлением увидела, что ведьмак дождался её возвращения, хотя и было видно, как сильно он устал. А оптом на глаза Дарэна словно опустилось мягкое покрывало, но красноречивые звуки позволили без слов понять, чем заняты влюблённые в тиши собственной кельи.

     Начальник охраны Далерона коротко взвыл от бессильного гнева и решил вернуться домой: всё равно обе дамы были сейчас для него так же доступны, как Делайна или Танаваре, которым они обе служили каждая на свой лад.

     Занара, убедившись, что Богарт крепко заснул, выскользнула прочь, подгоняемая неслышным другим голосом Годара, звучавшем у ведьмы прямо в голове:

     - Знаешь, давненько я так не веселился, колдунья. Пожалуй, позволю твоему ведьмаку пожить подольше, чтобы ты накопила достаточно сил, чтобы подольше противостоять безумию Чёрных Звёзд. Надеюсь, в этот раз мне удастся утереть нос не в меру зазнавшейся Госпоже Ночной Магии. Жестокость будет просыпаться в твоём сердце, медленно отравляя его. Не вздумай перечить моей воле, иначе наказание будет суровым.

     - Тебе достаточно лишь сдержать обещание и не играть в свои игры с теми, кто входит в мой родной Орден, иначе я так смешаю твои карты, что ты сам приползёшь молить Делайну и Танаваре об избавлении от меня! - изумрудные глаза полыхнули таким недобрым светом, что проняло даже повидавшего на своём веку многое Тёмного Бога.

     - Не волнуйся, Занара, от своего обещания не отступлюсь, я не глупый человеческий воин, который вздумал с ведьмой в нечестные игры играть, за что и поплатился.

     Занара возмущённо фыркнула, но ничего не сказала. В укрытом с помощью магии зале она поставила на огонь огромный бронзовый котёл. В воду с наговорами полетели разнообразные порошки. Добавив пару настоек, ведьма долго вглядывалась в поверхность цвета потемневшего от времени серебра, вызывая образ Зарии. Девушка разметалась на постели. На бледном как белёное полотно лице горели испуганные зелёные глазищи, в которых было столько муки, что чародейке даже стало жаль соперницу.

     'Она отняла у тебя того, кого ты любила, - голос Годара стеганул её по обнажённым нервам, точно калёным железом. - Учти, если ты будешь слишком мягка с ней, пострадает Богарт, да и тебе мало не покажется'!

     'Хорошо, но я ещё предъявлю тебе счёт за то, что заставляешь меня делать то, против чего восстаёт всё внутри'!

     'Очень скоро, Занара, такие мелочи, как чужие страдания, тебя перестанут совсем интересовать, моей жрице не пристало быть милосердной'.

     Колдунья не озаботилась ответом, а взяв в руки ритуальный кинжал из чёрного точно зеркального камня и принялась чертить пентаграмму Тысяча Кошмаров на поверхности воды, оставляя странный след, похожий на призрачное сияние тех, кто пошёл под руку Сеятеля Страданий благодаря странной хвори. Настроение у ведьмы стремительно портилось: женщина прекрасно понимала, что невеста Дарэна сделает ещё один шаг навстречу безумию, но на кону было слишком много, чтобы она могла ослушаться жестокого повеления.

     Зария с громким криком села на постели, её взгляд заметался по комнате точно затравленный зверёк, учуявший вблизи хищника. Сидевшая рядом лекарка принялась ласковым голосом успокаивать хворую магианну, но так и не смогла пробиться к затуманенному страшными видениями сознанию. Пришлось накладывать специальные заклинания, чтобы успокоить и снова погрузить в сон несчастную.

     Аэр Тоан мрачнел всё больше: не смотря на все старания лекарства от странной болезни обнаружить так и не удалось, как и найти ответ на вопрос, почему Орден Тафейны эта беда обходит стороной.

     - Возможно, - сказала лекарка, - тут всё дело в том, что Годару открыла путь на Делайну Солейна, он мог подставить их под удар, сделав так, чтобы болезнь не расправляла крылья ни над кем, кто состоит в нём.

     - Может быть, ты и права, Лаллира, - в голосе Тоана было столько боли и усталости, что целительница тихонько наложила на него сонные чары и велела двум дюжим коллегам уложить осунувшегося от недосыпания мужчину на удобную кушетку, и снова занялась Зарией.

     Магианна оказалась единственной, кто не превратился в призрака, едва последние капли Дара покинули тело. Лаллира и сама чувствовала, что её способности тоже начинают потихонечку таять, но у лекарей этот процесс шёл гораздо медленнее и финал не всегда оказывался фатальным.

     Занара устало опустилась на ложе рядом со своим ведьмаком и прикрыла глаза. Снова таинственное нечто усиленно пыталось заглянуть в самые глубины её души, но защитные амулеты и сила воли чародейки оставили незваного гостя с носом. Разочарование, щедро замешанное на раздражении, изрядно повеселило молодую женщину. Поставив дополнительные охранные заклятья, провалилась во мрак, неизменное безмолвие которого порой нарушал лишь Годар, чтобы передать очередное повеление или помучить Повелительницу в своём тантре, для того, чтобы 'служила мне верно и с полной самоотдачей'.

     Почувствовав, что ведьмак зашевелился, ведьма открыла глаза и вопросительно посмотрела на Богарта, спросив:

     - Я чувствую, что тебя что-то тревожит? Может, поделишься своими переживаниями?

     - Меня беспокоит Дарэн, Занара. После того, как вы обе оказались вне его досягаемости, он пустился во все тяжкие. В Далероне зреет недовольство начальником охраны, который вместо того, чтобы обеспечивать на должном уровне безопасность жителей, думает о том, как бы добраться до одной зеленоглазой колдуньи, от которой сам же совсем недавно и отказался.

     - Даже так? Странное поведение для мужчины, даже не наделённого Дарами. Ты думаешь тоже, что и я?

     - Да, Годар начал какую-то свою интригу, ничего не сказав тебе о ней. Попытайся узнать, что задумал Сеятель Страданий. Доверять Тёмному Богу глупо, особенно если он начинает вести игру у тебя за спиной.

     - Сегодня ночью мне придётся выпустить ещё одно парное проклятие, Богарт, вот и постараюсь вызнать, что к чему. Мне тоже всё это совершенно не нравится. Интересно, есть ли какое-то лекарство от хвори, которая косит носителей Даров.

     - Не знаю, радость моя, но, возможно, нам следует поискать в библиотеке нашего ордена. Возможно, там найдётся ответ и на эту загадку.

     Из темноты в углу комнаты выскользнула Танаваре. Глаза цвета тёмного янтаря лучились таким лукавством, что молодая пара сразу поняла, что Богиня принесла добрые вести.

     - Занара, твоя догадка верна. В библиотеке вашего Ордена хранится много полезных книг. Именно поэтому организация хранения и не коснулась хранилища данных, скопленных за века теми, кто искал знаний. Именно поэтому Сафейна, по приказу Годара и делала всё, что в её силах, чтобы никто не смог вовремя найти нужные заклятья и рецепты.

     - Благодарю, моя Богиня, - выдохнула ведьма и принялась торопливо одеваться. - Надо поскорее найти нужный фолиант, пока болезнь Лалирры не приняла неизлечимый характер. Она - одна из немногих, в ком Магия Жизни Делайны уживается с Ночным Предсказаний Танаваре. Моё чутьё говорит, что она сможет помочь нам более успешно вставлять палки в колёса Годару. Пока его власть надо мной не стала такой, что не смогу и вздохнуть без его повеления.

     Богарт накинул на плечи невесты тёплый плащ и присоединился к поискам в библиотеке Ордена. Танаваре с любопытством наблюдала за их действиями, но ничего подсказать впрямую по условиям тантре она не имела права, как и Делайна.

     Ведьма открыла сундук, к которому никто не прикасался уже не менее пары тысяч лет: такой толстый слой пыли и грязи был на крышке. Деловито убрав мусор влажной тряпкой, вызвав удивление, которое отразилось на лице Госпожи Ночной Магии, которая никак не ожидала от своей дочери подобной прыти.

     Изрядно проржавевший замок поддаваться заклятьям не желал, видимо от подобного метода взлома он был надёжно защищён. Ключ найти тоже не удалось. Чародейка бросила беспомощный взгляд на ведьмака, не зная, как поступить с неожиданно возникшей на пути преградой.

     'Занара, зачем тебе то, что в этом сундуке'? - в голосе Годара было столько недоумения, что ему соизволили ответить.

     'Я хочу быть уверена, что Зария доживёт до Зимнего месяца Разгула Стихий, и что Дарэн получит расплату сполна. Для этого мне надо, чтобы было лекарство от насланной по твоей воле болезни. К тому же, некоторые маги и чародеи должны остаться жить. Они будут жутко мучиться, страдая от того, что не смогли спасти тех, кто стал призраком, сеющим вокруг ужас, боль и смерть'.

     'Пожалуй, ты права, ведьма. Аэр Тоан и целительница Лаллира, родители Зарии и кто ещё, подумаем вместе, должны сохранить жизнь и Дар, чтобы вечно оплакивать печальную судьбу тех, кого они не смогли уберечь от беды'.

     'Все Главы Орденов не должны пострадать даже в малой степени, как и лекари, которые будут активно заниматься этой проблемой. Что может быть хуже для рассудка, чем необходимость признать, что ты мог сделать гораздо больше, чем реально принятые тобой меры, а это повлекло гибель и увечье тысяч ни в чём неповинных людей. Это не говоря о том, что утрата чародейских и магических даров делает обычных людей более уязвимых для нашествий разномастной нежити, которую ты всё чаще выпускаешь порезвиться на здешних просторах'.

     'Пожалуй, покойная Сафейна оказала мне неоценимую услугу, поведав о таком коварном создании, как ты. Я доволен, пожалуй, подумаю, как её поощрить за предусмотрительность и прозорливость'!

     'Нет! Я сделаю всё, чтобы эта гадина прокляла тот день, когда посмела сунуть нос в мою судьбу'!

     'Глупая наивная ведьма, всё будет только так, как пожелаю я! Мнение остальных тут не критично и никакого веса не имеет и не может ни на что серьёзно влиять'!

     'Мне тоже положены вознаграждения! Потому бывшую наставницу ждёт весьма неприятный сюрприз. И, кстати, хочу стать аэрой после Тафейны'!

     'Можешь в этом даже не сомневаться, она и сама уже назвала тебя преемницей в своём завещании. Попроси что-то иное'. - Сеятель Страданий явно находился в редкостном благодушном настроении, когда можно было получить практически всё, что угодно, если не позволять жадности затмить природное чутьё и благоразумие.

     'Ты не будешь вмешиваться, я придумала, как наказать ту, которая отдала меня в твои лапы'! - взгляд колдуньи стал сумрачным. Богарт с ужасом увидел в нём проблески грядущего безумия своей возлюбленной.

     'Ну, так просвети меня, может, и отопру ради такого великого дела запор, который и навесили по моему приказу Алые Плащи'.

     'Ты слышал что-нибудь о проклятии Испепеляющий Цветок Страсти'?

     'Нет, а ну-ка просвети меня, моя дорогая'! - впервые за всё время их общения, Годар проявил живой интерес к чему-то, кроме своих собственных планов.

     'О, это весьма милая чисто колдовская штучка из арсенала колдуньи Ватэрии из Ордена Сондара. Она, кстати, должна уцелеть в любом случае. Эта предприимчивая дамочка решила наказать соперницу за то, что посмела закрутить интрижку с её женихом, и состряпала славное чародейское плетение, которое назвала Испепеляющий Цветок Страсти'.

     'Продолжай, Занара, если меня заинтересует твоё предложение, я, так и быть, позволю тебе заполучить весьма ценные книги, которые уже десять тысяч лет как спрятаны от чужих глаз в этом пыльном хранилище, куда до тебя почти никто не додумался сунуть любопытный нос'.

     'Когда Ватэрия узнала, что некая колдунья по имени Соннайя подбила клинья к её будущему мужу, ясное дело, взбесилась. Решив, что обычные меры в данном случае ущерба, нанесённого его гордости, и разбитого сердца не возместят, она в Летний месяц Разгула Стихий пошла на Пустошь Воздаяния и провела целую ночь в ритуалах к тем, кто посчитает правильными притязания обманутой невесты. Отозвались Полночные Братья Ратт и Хайен. Ты и сам знаешь, что они отвечают за справедливость, только вот их методы отличны от тех, что применяют Светлые Боги Даор и Тавнр'.

     'Продолжай, не бойся'! - в голосе Сеятеля Страданий было столько любопытства, что Занара переглянулась с ведьмаком и торжествующе улыбнулась, давая знать, что этот раунд тантре остался за ними.

     'Всё очень умно и просто, если смотреть под правильным углом. Предъявив доказательства измены, молодая ведьма расторгла помолвку, так как по нашим законам пострадавшая сторона имеет такое право. А вот разлучницу ждал ужасный сюрприз. Под действием подарочка от бывшей невесты её приятеля, ушлая девица каждую ночь видела один и тот же кошмар: прекрасные отношения, дело доходит почти до брачной церемонии у алтаря, и вдруг... - Занара держала паузу до тех пор, пока Годар сам не стал умолять раскрыть ему эту тайну. - В жениха ударяет разряд молнии, как воплощение гнева небес, а от многочисленных ожогов невеста превращается в такую замухрышку, на которую не польстится даже слепой. И так из ночи в ночь, при этом страсть к тому, кто из ночи в ночь гибнет в храме Танаваре у неё на глазах, разгорается всё сильнее, но события складываются так, что утолить вожделение нет никакой возможности. При этом восприятие каждый раз усиливается самую малость, но ведёт к фатальному результату. Соннайя умерла через три года от разрыва сердца, последние её слова оказались проклятием в адрес того, из-за кого она пришла к такому печальному финалу'.

     'Я доволен, Занара'! - в голосе Годара звенел смех, треклятый замок рассыпался в прах, а тяжёлая бронзовая крышка сама откинулась, с грохотом ударившись о стену. - Теперь мне надо уйти, но не забывай, что находишься под моим пристальным присмотром'!

     'Конечно, мой господин! - сладким голоском пропела чародейка, натянув на лицо маску покорности, но старательно пряча издевательски смеющиеся глаза от своего повелителя. - Иначе как вы сможете вытащить меня из беды, справиться с которой будет не под силу моим скромным талантам'?!

     'Рад, что ты правильно воспринимаешь такой подход. Посмотрите с Богартом, что интересного есть в этом пыльном старье. Надеюсь, для наших общих целей там тоже что-то найдётся'.

     Занара вытащила наугад первую попавшуюся книгу и испуганно взвизгнула:

     - Танаваре, так вот где спрятан последний экземпляр ритуалов по вызову нежити из реальности Сеятеля Страданий!

     - Отдай его мне, немедленно, девочка моя! Это слишком опасное знание, оно не должно попасть в руки ни людям, ни эолам. Слишком уж большое искушение в нём заключено для слабого и падкого на власть сознания смертных.

     - Отдай его мне, немедленно, девочка моя! Это слишком опасное знание, оно не должно попасть в руки ни людям, ни эолам. Слишком уж большое искушение в нём заключено для слабого и падкого на власть сознания смертных.

     - Моя Богиня, посмотри и другие фолианты. Вдруг среди них есть те, которые несут смертельную опасность для нашего мира! Довольно и того, что я обязана творить проклятья из 'Шёпота Сердца'.

     - Ты права, отойдите-ка оба, от греха подальше!

     Спустя полчаса в жарком огне, благословлённом Делайной и Госпожой Ночной Магии, весело заполыхало три десятка рукописных фолиантов, даже списки которых уничтожили в те далёкие времена, когда Чёрные Звёзды были впервые изгнаны из этого мира, натворив столько бед, что их последствия аукались живым ещё много столетий.

     Запускать проклятие с поправкой на то, что Софейна и так уже мертва, Занаре пришлось в глухую полночь. Женщина, криво усмехнувшись, уколола себе палец и принялась собственной кровью выводить на специально принесённой каменной плите причудливую пентаграмму, рисуя, где надо зловещего вида руны. Заставив память показать ей ненавистное лицо бывшей наставницы, колдунья запела полным горя, точно рыдающим голосом, заставляя вспыхнуть алые свечи, а потом с хрустальным звоном разлететься на миллион осколков, точно они были хрустальные, а не восковые.

     Остановив кровь и залепив многочисленные ранки самодельным пластырем с быстро заживляющей мазью, ведьма отправилась отдыхать, прекрасно зная, что Богарт ни за что не уснёт, пока не дождётся возвращения своей бедовой невесты. День сегодня выдался даже ещё более хлопотный, чем предыдущий, поэтому не успела увернуться от удара, который был направлен точно в затылок. Всё перед глазами померкло, и молодая женщина кулём осела на пыльный каменный пол с тихим стоном.

     Богарт, до рассвета проворочавшись с боку на бок, так свою ведьму и не дождался. Почуяв неладное, ведьмак торопливо оделся и отправился на поиски, хотя чутьё и говорило, что Занары в замке Ордена Тафейны ему обнаружить будет не суждено.

     Аэра, узнав, что молодая женщина бесследно пропала, подняла на ноги всех, чтобы разыскать как в воду канувшую чародейку. Увы, даже усиленные поиски в других твердынях колдунов и магов также не принесли положительного результата. Почерневший от горя и тревоги колдун пришёл прямиком в храм Танаваре и попросил свою Богиню о помощи.

     - Мы сейчас не властны изменить что-либо, сын мой. - Госпожа Ночной Магии отвечала голосом, полным боли и грусти. - Ты сам знаешь, какой завтра день.

     - Зимнего Разгула Стихий, который продлится целый месяц.

     - Да, поэтому Годар и будет требовать от твоей невесты исполнения клятв. Его магия не даёт мне узнать, где сейчас находится Занара, хотя чувствую, что не по своей воле она покинула эти стены. Попробуй найти точное место, где это произошло. Тогда, возможно, мы с Делайной сможем сказать тебе больше.

     - Надо поискать и место, где был совершён портальный переход и куда он был направлен.

     - Не обязательно, Богарт. Если был использован разовый Амулет Перемещений, то даже если ты его отыщешь, он будет совершенно бесполезен.

     - И что же делать? - в синих глазах было столько боли, что Танаваре сжалилась и успокоила своего верного союзника.

     - Твоя ведьма покарает Дарэна и Зарию, выпустит на волю Чёрные Звёзды, и лет триста-четыреста будет жить, как обычная замужняя чародейка, познавая все тайны бытия с этой стороны жизни.

     - А потом?

     - Ты уйдёшь за Грань, и мы придумаем, как помочь ей уцелеть в этом тантре, где для неё Годар даже отблеска надежды на благоприятный исход не оставил. Я не знаю, что точно задумал Сеятель Страданий, знаю только, что, скорее всего, твоя невеста пропала не без его непосредственного участия.

     Из полутёмной ниши выступил пожилой ведьмак:

     - Моя Богиня, Занару вынесли, используя общую Арку. Правда, я не понимаю, как Стражи не уследили. Тот, кто это сделал, не колдовал и не использовал магии. Я могу показать место, где случилось несчастье, там, на полу валяется серебряная фибула с руной 'Танаваре', которой ведьмы частенько закалывают верхнюю одежду.

     - Веди нас скорее! - в голосе женщины с глазами цвета тёмного янтаря было столько печали, что мужчины невольно оглянулись, подумав, а не почудилось ли им, что их госпожа скорбит о чём-то, чего уже не в силах исправить никто на том и этом свете.

     Кроме фибулы от плаща и обрывка пергамента, исписанного затейливым почерком как в воду канувшей чародейки, как не искали, обнаружить ничего не удалось.

     Напрасно лучшие сыскники использовали даже самые сложные заклятья, чтобы узнать, где сейчас находится пропажа, подававшая большие надежды на ведьминском поприще.

     Госпожа Ночной Магии в ответ на умоляющий взгляд ведьмака лишь сокрушённо покачала головой и выдохнула:

     - Увы, магия Годара не даёт мне возможности узнать, куда и кто утащил твою невесту. Только вот он мне обещает, что с ней ничего дурного не случится, она выполнит свою часть сделки и благополучно вернётся под защиту родного Ордена.

     - Не верю ему ни на толщину волоса! - голос синеглазого ведьмака был похож на голос раненого зверя, потерявшего свою единственную подругу.

     - Если с Занарой случится хоть что-то худое, он утратит над чародейкой власть. Это не в его интересах, так что, в этом плане не сможет обмануть, даже если очень захочет.

     - Благодарю, что пыталась помочь, моя Богиня, но не будет мне покоя, пока моя ведьма снова не будет со мной рядом. Больше ни на шаг от себя не отпущу, а то вечно кто-то пытается влезть в то, что оговорено и предопределено с нашего обоюдного согласия.

     - Сейчас не наш ход, Богарт. В нашем с Делайной тантре ты - Повелитель, а Повелительница - та, которая ещё не родилась, но уже носит метку Чёрных Звёзд, которой в порыве гнева одарила её твоя Занара. Пройдёт тысяча лет и Иные пути приведут в наш мир девушку, которая будет как две капли воды похожа на Зарию, но ход её мыслей и взгляд на жизнь будут совершенно отличными от того, к чему привыкли здешние жители и Силы. Удастся ли Иде распутать проклятие, неведомо никому, время покажет. Только вот ей придётся забыть о полётах в иные миры, чтобы все те оступившиеся души, которые служат Сеятелю Страданий добровольно, не пришли терзать эти земли. Также не ясно и кого девушка изберёт себе в спутники, ведь выбор будет состоять не из одного Дарэна. Хотя, конечно, наш бравый воин решит, что раз она была вынуждена ввязаться в эту жуткую историю, то и кому достанется, также предрешено, а это совсем не так.



Глава 5



     Занара почувствовала под спиной холодную стену, открыв глаза, поняла, что находится в подземелье. Настроение у ведьмы стремительно портилось: Годар на её отчаянный вопль о помощи никак не отреагировал, явно занятый какими-то одному ему ведомыми делами.

     'А что б тебя понос пробрал! - взвыла про себя колдунья, обращаясь к неведомому обидчику, когда поняла, что освободиться с помощью магии или чар не сможет: чёрная гоарская сталь наглухо запечатывала любое приложение Дара, приложенное к ней. - Кто же ты такой, наглец! Покажись, я лично тебе глаза выцарапаю и станцую колдовской пляс на твоей распростёртой на плитах бесчувственной тушке'!

     Обернувшись на осторожные шаги, ведьминым чутьём поняла, что узнать ничего не удастся: по тому, как служанка двигалась, и что-то неразборчиво промычала ей в ответ, несчастная поняла, что та не только нема, судя по всему от рождения, но и слепа.

     Решив не тратить время и силы на экивоки, проверила воду и какую-то кашу на неприятные сюрпризы и покорно позволила себя накормить. Женщина прекрасно понимала, что тот, кто заковал её в тёмных переходах, не хочет, чтобы о его проделке узнали, как и дать ей шанс вырваться на свободу. Поблагодарив за заботу, колдунья стала терпеливо поджидать дальнейшего развития событий, свивая собственный Дар в тугую послушную спираль, точно змею, готовую покарать наглеца, который посмел поступить с ней подобным образом.

     В этот день её больше никто так и не побеспокоил, оставив заживо вариться в клокочущем в душе гневе. Впрочем, она была жива, значит, оставалась надежда, что либо сама выкрутится, либо найду Богарт и люди аэры Тафейны, либо Годар соизволит обратить внимание на бедственное положение своей Повелительницы в тантре. Впрочем, насчёт последнего варианта чародейке верилось слабо, потому, как Сеятель Страданий вполне мог приложить свою руку и к этому досадному происшествию.

     Странное ощущение чужого присутствия и попытка проскользнуть в разум колдуньи, тут же насторожили её и заставили усилить врождённые щиты. Незваный гость потыкался в них, точно слепой детёныш, и снова поспешил юркнуть в свою нору. Впрочем, ощущение, что за ней наблюдают с неподдельным интересом, у Занары не пропало.

     Зария почувствовала лёгкое беспокойство, но проснуться так и не смогла, как не старалась. Две не шибко высокие фигуры подхватили потерявшую свои способности магичку под руки. Провести её сквозь арку портала, применив разовый амулет перехода, было делом недолгим.

     Утром в Замке Ордена Огня поднялся настоящий переполох. Не удалось отыскать не то, что пропавшую девушку, даже следов. Аэр Тоан с посеревшим от горя лицом так и не смог отмахнуться от хлопотавшей вокруг него целительницы Лаллиры, которая сердито выговаривала сероглазому упрямцу в голос:

     - Это ты что удумал? Кому будет хорошо, если ещё и ты сляжешь?!

     - Кто бы говорил, лекарка? Сама когда последний раз нормально спала и ела?

     - Я - целительница, а у нас чересчур много хворых.

     - На мне ответственность за всех, и за одну ворчливую лекарку, кстати, тоже! - ядовито отозвался аэр, недовольно косясь на доставшую его уже до печёнок назойливую хлопотунью. - Итак, ни Занару, ни Зарию нам найти не удалось. Где они могут быть, ума не приложу, но чую, что обе пока живы и здоровы. Похитители никак не отреагировали на нашу суету, значит, выкуп требовать не собираются.

     Мрачный Богарт, точно вывалившись из воздуха, проворчал:

     - Понятия не имею, кто так лихо водит нас за нос, но даже Танаваре не смогла обнаружить мою невесту.

     - Делайна тоже потерпела неудачу! - Тоан лишь беспомощно развёл руками, в голосе, привыкшем отдавать приказания, послышались явственные нотки искреннего сожаления.

     - Связывает женщин лишь одно: они обе попадали в сферу интересов Дарэна Таинрола! - ведьмак точно выплюнул ненавистное имя того, кто посмел предать его любимую ведьму.

     - Значит, надо просить разрешения, проверить их подземелья. Поклонники Годара сейчас везде зашевелились, точно крысы голодные, поэтому не стоит терять бдительности. Я запретил нашим женщинам и детям покидать специально охраняемые помещения до тех пор, пока мы не переломим и не исправим непростую ситуацию, которая возникла по вине Солейны.

     - Моё чутьё мне говорит, что нам ответят отказом. Лишённые Дара люди всегда недолюбливали тех, кто наделён особыми способностями. Именно поэтому они настойчиво сторонятся эолов и дриад. Для них проще уничтожить то, что они не понимают, чем разобраться в том, что отличается от привычного для них мира.

     - И всё же, почтенный Богарт, следует надеяться на лучшее и использовать возможные пути, даже если надежды, что нам не будут вставлять палки в колёса, почти нет.

     - Гарэн Ризер, нам необходимо прочесать подземелья Далерона. Ордена в последнее время столкнулись с подозрительной активностью Алых Плащей, которые проповедуют культ Сеятеля Страданий с человеческими жертвоприношениями. Мы боимся за пропавших вчера Зарию и Занару. Некоторых из тех, с кем произошло такое же несчастье, большая часть была найдена мёртвыми. Среди них есть даже дети, - аэр Тоан тщательно подбирал слова, так как господин Далерона славился фанатичной ненавистью даже к целителям, что уж говорить о магах и ведьмаках.

     - Убирайтесь, проклятые Делайной! Слава Богам, что эта мерзкая магичка исчезла, Дарэн сам не свой после того, как решил на ней жениться! Вытолкайте взашей этого наглеца! - взвыл уже седеющий мужчина с горящими мрачным огнём почти чёрными глазами.

     - Да будут светлыми Пути вашей долины, господин горных троп, и да минуют вас и ваш род печаль и злой рок! - боевой Маг Огня, поняв, что уговоры ни к чему не приведут, тяжело вздохнул и удалился через созданную им же самим Портальную Арку.

     Богарт от тревоги словно выцвел и постарел лет на тридцать, когда услышал, что за злые вести принёс Тоан. Даже огонь в синих глазах почти погас.

     - Если хотя бы одна из наших женщин там, то, клянусь Танаваре, последствия могут быть фатальными для Далерона. Даже предположить боюсь, что сделает моя ведьма с теми, кто посмел посягнуть на её свободу, как минимум.

     - Она в своём праве! - аэр лишь тяжело вздохнул, торопливо попрощался и под бдительным присмотром целительницы Лаллиры прошаркал в собственные покои.

     Ведьмак сердито прошелестел:

     - Когда я доберусь до того, Занара, кто посмел нас разлучить, то устрою для него такой ад, что об его страданиях в веках останутся страшные легенды! Сегодня начинается Зимний Разгул Стихий, придётся просить их помочь вызволить мою женщину!

     Вернувшись из бессмысленного визита в Далерон, жених пропавшей ведьмы подробно отчитался перед аэрой Тафейной, стараясь не показать овладевших им гнева и тревоги.

     Весьма пожилая колдунья, которая хоть и выглядела молодой голубоглазой красавицей лет тридцати, сразу почувствовала, как на плечи навалился весь груз прожитых лет. Она, заправив за ухо тёмную прядь, упрямо лезшую ей в рот, с досадой проговорила:

     - Да ниспошлют Боги чуму на головы этих пустоголовых барассов! Не могу сказать, где сейчас конкретно Зария и Занара, но чутьё нашёптывает, что почти у нас под носом творятся совсем худые дела. Плохо, что твоя невеста пропала, я бы хотела, чтобы именно она заступила на моё место, когда придёт время. Найди свою зеленоглазую, от этого зависит слишком многое, как нашёптывает мне мой Дар.

     - Как пожелает моя аэра! - ответил Богарт, накинул плащ и отправился в храм Танаваре, чтобы попросить совета и помощи.

     Госпожа Ночной Магии, не скрывая грусти, озвучила его самые худшие опасения:

     - Сейчас ход Годара, вот он его и сделал. Не покидай сегодня защиты Стен Ордена, иначе велика вероятность, что бесславно сгинешь, оставив Занару без возможности прожить вполне достойную жизнь до того, как Чёрные Звёзды сведут её с ума и превратят во вспыльчивое и кровожадное чудовище, которому абсолютно всё равно, чьё тело будет кромсать жертвенный нож на алтаре Сеятеля Страданий! Запомни, чтобы Ида смогла уцелеть и не только отправить проклятие на покой, но и потом помочь нам лишить Годара его самого страшного оружия, тебе придётся постараться. Через тысячу лет Идущую Иным Путём возьмёт под свою защиту твой потомок. Это будет аэр одного из Колдовских Орденов. Лучше всего будет, если иномирянка предпочтёт его остальным женихам, но, как она поступит, мне неведомо.

     - Как пожелаешь, моя Богиня! Просто мне очень тревожно за Занару. Сафейна поступила очень подло, втравив мою ведьму в переплёт с Годаром.

     - Она поняла, к чему идёт дело, когда ты ещё и сам не решился признаться себе самому, что зеленоглазая колдунья поцарапала тебе душу и тронула сердце. Естественно старые обиды и боль всколыхнулись из глубин памяти, а Сеятель Страданий тут же взял овдовевшую чародейку под своё крылышко, раздувая первые искры жестокости и безумия. Крепись, наградой вам станет то, что вы снова получите свои тела и сможете прожить долгую и счастливую жизнь в качестве награды зато, что вам пришлось пройти через такие страшные уроки и страдания.

     -Благодарю за совет, Танаваре, и за то, что не дала мне сделать в порыве гнева непростительную глупость.

     - Твоя ведьма выпустит Чёрные Звёзды и, спустя два месяца, после путешествия в сопровождении переодетых Пурпурных Плащей вернётся домой. Поддержи Занару, её вынудят пойти на такие страшные крайние меры. Мне неведомо, что произошло, но некто пытается поступить с этой женщиной слишком подло. Защищаясь, она выполнит волю Годара. Именно благодаря этому и станет возможно разыграть комбинацию в тантре, которую удалось придумать нам с Делайной. Твоя будущая жена будет хорошей аэрой, пока не сойдёт с ума, ни Сеятелю Страданий, ни проклятию так и не удалось сломать гордую чародейку, хотя они никогда не оставят своих попыток. Пока она сохраняет разум, ничего у этой парочки не выйдет. Пока ты жив, выполняя клятву, данную Занаре, Годар не сможет сильно навредить вам. Пока Чёрные Звёзды не на свободе, он вполне может попытаться убрать такую неприятную фигуру в тантре, как ты, сын мой!

     Зария тихо застонала и открыла глаза. Она поняла, что прикована к каменному ложу, которое холодило её обнажённое тело даже сквозь заботливо кем-то подстеленный плащ. Сверху на неё накинули домотканое одеяло из тонкой шерсти, чтобы пленница не застыла. Увидев две фигуры в пурпурных Плащах, девушка поняла, что спасения ждать уже не от кого и некогда. Бывшая магичка прекрасно знала, что сегодня начинается Зимний Разгул Стихий, когда творятся всякие, часто недобрые дела.

     - Вас нанял Дарэн, чтобы избавиться от невесты-калеки?

     Подошедший к ней мужчина, лицо которого оказалось совершенно незнакомым, сдул с ладони серебристый порошок, благоухающий лесными травами, который погрузил начавшую задавать неудобные вопросы жертву в глубокое беспамятство.

     - Жди! - коротко бросил он четверым помощникам. - Скоро Повелительницу вынудят сделать ход, который она и так оттягивала непростительно долго. Всё в руках Годара, Сеятеля Страданий, да свершится его воля, да придут на Делайну Чёрные Звёзды.

     Пять молчаливых фигур застыли точно статуи в ожидании, когда их Повелительнице понадобится их помощь.

     Богарт снова и снова пытался вызнать, куда пропала его ненаглядная Занара, гадая на древних колдовских рунах и рассматривая игру языков пламени в очаге. Внезапно в его голове зазвучал раздражённый голос Тёмного Бога:

     'Опять Танаваре мне все карты спутала, а как было бы прекрасно, если бы удалось тебя убрать из тантре навсегда'.

     'Не дождёшься, Годар, свою ведьму я никому не отдам, так и знай'!

     'Отстань от моей Повелительницы, смертный'!

     'И не подумаю, ишь, чего удумал! Это почти что моя жена'! - недовольно пробурчал ведьмак, усиливая колдовскую защиту вокруг собственного разума, так как прекрасно понимал, что ожидать от этого врага честной игры было бы, по крайней мере, неосмотрительно.

     'Она слишком хороша для тебя, Богарт'.

     'Мы любим друг друга, у нас есть разрешение на брак от нашей аэры, остальное больше никого не касается'!

     'Да ты изрядный наглец, как я погляжу, Богарт! Ладно, живи, раз твоя Богиня успела предупредить об опасности. Всё равно она моя в итоге будет'!

     'Уходи, Годар, нам не о чем разговаривать. Думается, к пропаже Зарии и Занары именно ты приложил свои руки'.

     'Неужели сам думаешь, что я стану отвечать на твои вопросы? Ты сверх всякой меры самонадеян, смертный'!

     Богарт лишь сердито сверкнул пронзительными синими глазами, но ничего не ответил, стараясь изо всех сил задавить в зародыше поднимающуюся в душе жаркую ярость протеста. Колдун прекрасно понимал, чего добивается его противник. Делать глупости в запале он не имел права: его Богиня и его Невеста доверили ему слишком многое, чтобы так глупо оступиться.

     Приняв снотворное зелье, которое позволяло отдыхать, не видя снов и обеспечивать защиту от чужого вторжения в разум, мужчина соскользнул в чуткий сон, который был хорош тем, что проснуться было можно от малейшего шороха метрах в десяти от своей двери и успеть встретить незваных гостей крепким заклятьем или страшным проклятьем. Колдовское чутьё успокаивало, что сейчас его любимой ничто не угрожает, так как Сеятель Страданий не позволит причинить Повелительнице своего тантре даже минимальный вред.

     Делайна выскользнула из отсвета, отбрасываемого магическим светильником в Храме Памяти Танаваре.

     - Сестра, он всё-таки как-то умудрился подстроить ток событий так, чтобы голубки и Занара не смогли ускользнуть из его тенет. Я не могу найти потерявшую дар магичку, хотя и чувствую, что девушка пока ещё жива.

     Глаза цвета янтаря стали похожи на взгляд ловчей птицы, которая почти настигла добычу и вдруг увидела, что той удалось ускользнуть в последний момент:

     - Если бы Занара и Дарэн послушались нас, то всё было бы иначе. И если молодую ведьму можно простить, так как Годар навёл на неё довольно сильные чары, то воин не должен был с ней встречаться тайком или хотя бы не давать клятвы, чтобы потом отмахнуться от собственных слов, как от чего-то незначительного. Зария будет расплачиваться за его глупость собственной жизнью, больше у неё ведь ничего не осталось. Дар Огня пропал, словно его никогда и не было.

     - Это чары Сеятеля Страданий. То, что она не стала призраком - заслуга Занары, как и то, что многие люди не заболели. Она сыграла на тщеславии Тёмного Бога, да ещё и объяснила, как будут мучиться те, кого не коснулась странная хворь, что не смогли спасти тех, кого не миновала эта горькая чаша.

     Занара очнулась после тревожного сна, почувствовав, что в её узилище кто-то пришёл. Странные кандалы вытягивали колдовскую силу, поэтому ведьма ощущала себя опустошённой и совершенно разбитой.

     Увидеть Дарэна, с жадностью рассматривающего каждую чёрточку осунувшегося лица, оказалось для молодой женщины настоящим шоком.

      - Мне показалось, что мы правильно поняли друг друга. Видимо, я переоценила твою рассудительность! - в изумрудных глазах воин не увидел ничего, кроме гнева и безумной усталости.

     - Ты - моя, поняла? - черноволосый мужчина осторожно приблизился к пленнице и властно приподнял голову за подбородок и впился в чуть потрескавшиеся губы.

     - Нет, Богарта! Отпусти меня, сумасшедший! Тебе надлежит быть рядом с Зарией, ей крепко досталось, почему ты это сделал?

     - Потому что мне не нужен никто, кроме тебя, забудь про магичку.

     - Дарэн, в Колдовских и Магических Орденах очень сурово наказывают тех, кто не выполняет принесённых ранее клятв, особенно помолвочных и брачных обетов пред ликом Танаваре или Делайны!

     - Спасённый тобой от смерти имеет право требовать тебя в жёны!

     - Ты ошибаешься, никто не оспорил наших с Богартом обещаний, неужели думаешь, что я предам единственного мужчину, которого люблю?

     - А как же твои признания в тиши 'Селебрейны'?

     - Тогда ещё можно было что-то изменить, теперь уже слишком поздно, Дарэн. Отпусти меня, я не буду мстить. Никто и никогда не узнает о твоём проступке, клянусь тебе в этом Танаваре и Делайной!

     - На Зарию кто-то ещё польстился, она пропала, уже три дня как никто найти не может, так что, я могу считать себя свободным.

     - Пока не найдут хладного тела твоей невесты, это не так! Отпусти меня. Богарт будет страшно мстить, когда узнает, кто посмел так подло с ним поступить! - в голосе чародейке было столько уверенности в своей правоте, что Дарэн снова восхитился строптивой колдуньей.

     - Видишь ли, я долго думал и смог найти беспроигрышный выход, - рука, украшенная грубыми мозолями, которые бывают только у тех, кто связал свою жизнь с закалённым мечом, начала медленно приподнимать подол шерстяного платья - Ни один ведьмак не женится на той, которая носит под сердцем чужого ребёнка. У нас целый месяц впереди, а заставить тебя выпить специальное средство, которые пользуются твои сёстры для того, чтобы увеличить шанс зачатия, будет несложно. Оковы Сарефа надёжно блокируют что магический, что колдовской таланты.

     - Не смей! - взвыла пленница с отчаянием безысходности, но ни умоляющий взгляд, ни яростные попытки сопротивления не оказали на мужчину должного результата.

     - Дарэн, я не хотела тебе мстить, но ты не оставляешь мне иного выхода! Я призываю Чёрные Звёзды на голову того, кто позабыл, что такое честь, достоинство и верность клятвам! Да будет проклят Дарэн Таинрол за то, что мало того, что не сдержал собственного слово, но и попытался хитростью и силой отнять у ведьмака невесту, бросив свою на произвол судьбы. Я вверяю свою месть Годару, Сеятелю Страданий, и прошу защиты и освобождения от позора! Готова уплатить причитающуюся цену и нести полную ответственность за содеянное зло.

     - Что происходит, Занара?! - испуганно взвыл несостоявшийся насильник, чувствуя, как нечто, стеганув его нечеловеческой болью по напряжённым нервам, заставило отключиться.

     В глазах у Занары потемнело, и перед мысленным взором предстало странное время вне времени и пространства. Колдунья оказалась в очень странном месте, где среди чернильной тьмы сияли Звёзды, и свет их лучей был чёрным. Ни о чём подобном она никогда в жизни даже краем не слышала. Странное свечение усилилось, когда они стали чуть ближе, а потом ведьма почувствовала, как чья-то воля словно пытается вывернуть её наизнанку.

     Молодая женщина боролась до последнего, но Повелитель получил полный контроль над телом и разумом Повелительницы в тантре, начатом Годаром против Делайны и Танаваре. Последние искры рассудка покинули изумрудные глаза. Открыв арку портала, она впустила двух из пяти Пурпурных Плащей, которые терпеливо ожидали того мгновения, когда их госпоже потребуется помощь.

     Служители Сеятеля Страданий ухватили потерявшего сознание Дарэна и легко внесли в храм своего Тёмного Бога. Бросив пленника на каменную плиту, на которой были высечены руны проклятия Чёрные Звёзды, приковали его и замерли в ожидании приказаний ведьмы, сумрачный взгляд которой говорил, что телом управляет какая-то иная сила, враждебная всему сущему.

     Повелительница достала из тайника странный нож из чёрного полированного до зеркального блеска с длинным зазубренным лезвием.

     - Разбудите жертвенную душу! - голос был бесполым и явно не принадлежал молодой ведьме, в изумрудных глазах которой клубился страшный свет Чёрных Звёзд, которые снова вырвались на свободу.

     Занара нависла над Зарией, которая только сейчас поняла, какую страшную цену ей придётся уплатить, чтобы смыть с них обоих грех клятвопреступников. Девушка подняла затуманенные страхом и болью глаза на приближающуюся к ней фигуру и поняла, что ведьма не в себе и пощады просить не у кого.

     Колдунья прочитала наговор проклятья Чёрные Звёзды и взмолилась:

     - Я уплачиваю за свободу Повелителя в тантре Годара, Сеятеля Страданий, душой этой магички! Да будет её душа вечно стенать подле того, кто будет ни жив, и ни мёртв! Такова плата за обиду, нанесённую сразу двум Орденам!

     Черноволосая женщина чиркнула ритуальным ножом по запястьям и лодыжкам жертвы. Алые капли тут же заструились по желобкам в специальную жертвенную чашу, в которой лежали каменные таблички с начертанными на них древними символами Тёмного Бога. Чародейка затянула какое-то моление на языке, который даже пурпурные Плащи не смогли разобрать, о чём поёт их госпожа.

     Когда зелёные глаза магички начали стекленеть, её бесстрастный голос прозвучал в гробовой тишине Оазиса Забвения точно Набат Судьбы.

     - Настанет Время, когда погаснут Чёрные Звёзды. Вернуть Дарэна к жизни сможет только девушка, которую ведут Иные Пути. Ты узнаешь её сразу, Ведьма, когда увидишь родимое пятно. Пока воин спит, смерть будет бежать от тебя. И не будет покоя той, которая замахнулась на большее, чем ей было позволено по Судьбе. Она будет искать вечно ту, которой по силам распутать Путы Чёрных Звёзд, но Боги уже лишили отступницу своей благосклонности. И настанет Время, когда погаснут Чёрные Звёзды, и девушка из Иного Мира исправит зло, которое было совершено тысячу зим тому назад!

     Всего через мгновение измученная страданиями и отчаянием душа покинула обескровленное на алтаре тело. Полупрозрачный призрак, роняя слёзы, сжался в углу рядом со скорбным ложем Дарэна Таинрола, который посмел нарушить клятвы, данные сразу двум женщинам, одна из которых была боевой магичкой Стихии Огня, а вторая оказалась ведьмой с Даром Предвиденья.

     Чтобы запечатать раскрытые Врата, ведущие из Логова Чёрных Звёзд на многострадальную Делайну, и колдунья, и пятеро Пурпурных Плащей добавили своей крови в жертвенную чашу. Голос проклятия в теле молодой чародейки довершил создание Печати Перехода. Покидая до оговоренного срока полумёртвую от перенесённых испытаний Повелительницу, странный разум предвкушал, сколько дел он успеет натворить за отпущенную до прихода Иды тысячу лет, особенно когда ведьма сойдёт с ума и станет его бессловесной игрушкой.

     Старший из жрецов Годара осторожно завернул потерявшую сознание женщину в тонкий шерстяной плащ и взял на руки. Использовав разовый амулет для перемещений, он оказался в келье молодой пары.

     Уставший от дневных трудов Богарт так и не проснулся, когда Гаэр опустил свою бесценную ношу к нему на постель и укрыл одеялом, лежащим на тот случай, если в комнате вдруг сильно похолодает. Отвесив своей госпоже подобострастный поклон, он стремительно вышел, чтобы не быть застигнутым на месте преступления.





КОНЕЦ ВТОРОЙ КНИГИ



Популярное на LitNet.com М.Дюжева "Справедливая плата"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Адьяр "Страсть Волка"(Боевое фэнтези) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Э.Милярець "Академия Шаманства"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"