Соколова Наталья Владимировна: другие произведения.

Как Фурия и Ночная Ведьма Сусликов этикету учили...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:

    Ночная Ведьма, Фурия и Суслик просьба не обижаться, сами напросились). Осторожно, предполагается треш с романтикой, хотя и не лишённый смысла.

    ВНИМАНИЕ! АВТОРСКИЙ ЧЕРНОВИК!

    Комментарии и оценки приветствуются =))). Если вы хотите увидеть какую-то из моих книг на бумаге, или у других авторов, то можно порекомендовать произведение для издания в серии "Другие Миры": Серия "Другие Миры".

    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

    Всем спасибо за интерес к этой истории и комментарии))). Будут и другие).

    Проект стартовал 30 июня 2015 года!!!

    Итоговое название серии звучит так: "Этикет для сусликов, или Ведьма, фурии и прочие неприятности".

    Всем спасибо за комментарии, поддержку, конструктивную критику и оценки).

    Отдельное спасибо за помощь в вычитке Сфинкс, Наталье Журкиной и Елене (Erous) и Редж Виоле и всем, кто вовремя метнул в авторшу тапок)))

    contador de visitas счетчик посещений

    Вчерашняя прода: комм 414, 431. Новая прода: комм 478, 490, 500, 522.

    Последнее обновление от: 31.01.2016 г. Общий файл обновлён.









Посвящается Ночной Ведьме, Фурии и Суслику,

которые и виноваты в появлении на СИ очередного

бардака от музово-авторской банды! Спасибо=)))



История 1. Сплошные неприятности



     Иветта с недоумением выудила из почтового ящика конверт, на котором не было ничего написано, в её светло-карих глазах тут же зажглись огоньки подозрения. Ведьмино чутьё предвещало очередные неприятности, которые и так в последнее время сыпались из неё как из мифического Рога Изобилия. Ей как раз предстояло наваять и сдать реферат про какого-нибудь из римских богов. Что поделать, ведьме никогда не мешало образование культуролога, особенно по сейчас уже мёртвым культурам. По рыжевато-каштановым волосам точно пробежал ветер, хотя, если подумать, откуда ему тут было взяться, в помещении-то?

     Решив не светиться на лестничной клетке и не давать языкастым бабкам из их подъезда ещё один повод, чтобы всласть помыть эффектной студентке косточки, сидя на лавочке тёплым июньским вечерком, студентка торопливо продолжила путь. Такого долгоиграющего поношения себе ни одна умная ведьма позволить не могла, тем более в тринадцатом поколении. Пожав обнажёнными плечами, девушка поползла на третий этаж, где снимала двушку, зарабатывая на жизнь изготовлением разного рода простеньких амулетов на разные случаи жизни и коммерческой помощью лентяям, не давая им с треском вылететь из Университета Гуманитарных Наук за бесконечные хвосты.

     Проскользнув в полутёмную прихожую, Ветка скинула на пол свои любимые алые босоножки и, присев на небольшую банкетку, вскрыла украшенный розами и голубями конверт. Благоухающее дорогущими духами приглашение гласило, что Лилия Таранова приглашает Иветту Местину на своё бракосочетание, которое состоится...

     Второе послание оказалось от Всеволода, с которым ведьма встречалась уже три года. Мужчина довольно сухо сообщил, что семейные дела идут так плохо, что он не может больше позволить себе жену-бесприданницу, поэтому просит забыть его, не таить зла и не искать встреч. Лилия согласилась закрыть все долги в обмен на замужество, поэтому у него нет иного выхода, как принять столь щедрое предложение.

     В конвертике лежал дорогой кулон на длинной цепочке, изображавший странную крылатую женщину, она едва рассмотрела микроскопическую надпись, на которую, теперь уже бывший, возлюбленный не обратил внимания. Впрочем, подобные курьёзы случались с ним практически всегда. 'Фурия: каждое зло должно быть наказано'! - пробормотала Иветта и пожала плечами.

     Машинально нацепив прощальный дар 'неблагодарного Суслика', ведьма закинула продукты в холодильник, заглотила пару бутербродов с кофе и поползла писать реферат о древнеримском божестве. Где-то на самой границе сознания она слышала, как её сердце рассыпается на миллионы осколков разбитого стекла.

     Книга, взятая в библиотеке, точно живая соскользнула на пол, на развороте Ветка прочла коротенькое предварительное описание: 'Фуриями в Древнем Риме назывались три богини мщения (по-гречески - эринии). В древнегреческой литературе они были впервые описаны драматургом Эсхилом в виде отвратительных старух с налитыми кровью глазами, оскаленными зубами, высунутыми языками и змеями на голове вместо волос. Богиня мщения, одна из трёх адских богинь, карательниц преступников, изображавшихся с бичами в руках и змеями вместо волос. Тизифона, Мегера и Алекто наказывали преступников в аду'.

     Живое воображение ведьмы разыгралось не на шутку, особенно если учесть, что нервы у девушки расшалились по полной программе. Она никак не ожидала предательства от человека, который не оставил её даже тогда, когда врачи в один голос утверждали, что у неё рак и осталось жить лишь жалких пару недель. Оказалось, что одна из сокурсниц баловалась с учебником по чёрной магии и под 'раздачу слонов' угодила именно Иветта. Галке нравился сокурсник, который высунув язык, пытался привлечь внимание сексапильной девицы, но Ветка упорно не реагировала на его ухаживания.

     Избавившись от проблемы, студентка быстро пошла на поправку. Но с тех пор всегда ставила защиту на максимальный уровень и выбирала самые сильные амулеты и обереги, которые только удавалось сделать самой или купить.

     - Люди всегда пытаются сделать уродливым то, чего не понимают или боятся! - глубокий сочный голос явно принадлежал женщине, в нём проскакивали явные иронические нотки. - Посмотри на меня: где волосы-змеи, разве я страшная и старая? Да, крылья есть, но только тогда, когда надо спешить за тысячу лиг по делам службы. Нас лишь три, а вас год от года становится только больше.

     Иветта с любопытством рассматривала статную высокую женщину с умными серыми глазами и густой гривой шелковистых каштановых волос.

     - Кто вы? - не зная, что ещё сказать, выдавила из себя девушка.

     - Тизифона, самая старшая из Богинь Мщения. Кстати, не передувай статьи из словарей, подумай, какую пользу мы приносили уже в те далёкие времена, отвращая многих от пути греха, преступления и разврата. Всеволод поступил мерзко, поэтому он будет наказан, как и вертихвостка Лили. Правда, нам обеим придётся пойти на свадебное торжество. Даже не вздумай отказываться. За месяц мы успеем всё так обставить, что этот неблагодарный Суслик, как у вас принято говорить, горько пожалеет, что выбрал не ту девицу. Он сам подарил тебе раритетный древнеримский кулон, который носили наши жрицы. Так что, ты имеешь полное право не только на мою помощь, но и на покровительство и остальных сестёр. Ты никогда не потеряешь символ твоей судьбы, увидимся утром. Дела, сама понимаешь, не ждут. - Тизифона распахнула кожистые крылья, чем-то похожие на те, что у летучей мыши, и выпорхнула через окно.

     Ветка с удивлением поняла, что, кроме неё, странную гостью никто больше не замечает. Повертев в руках украшение, девушка тяжело вздохнула и снова взялась за реферат, решившись последовать доброму совету фурии. За окном на город спускались лиловые сумерки, но теперь это не имело никакого значения: мужчина, которого она столько лет считала своим, больше никогда не позвонит, но, отчего-то, сейчас ей на это было глубоко наплевать.

     Словно чей-то голос звучал в голове, диктуя лаконичный и до жути логичный текст, который тут же был вбит в файл на компьютере, и через час готовая к сдаче работа уже лежала в сумке. Теперь Ветка могла спокойно идти на зачёт: ведьмино чутьё говорило, что меньше чем 'пятак' ей завтра не светит.

     Когда пронзительно заверещал благоразумно поставленный подальше от кровати будильник, Ветка была готова рвать и метать: 'Какой идиот придумал рефераты во время сессии писать, без которых зачёт ни в жизнь не сдать? Убила бы иной раз профессора Саронского. Сразу видно, что Пётр Дарович - закоренелый холостяк, которому больше делать нечего, как отыгрываться на студентах за свою неудавшуюся во всех отношениях личную жизнь! - девушка презрительно фыркнула и нехотя открыла один глаз. - Придётся вставать и тащить свою заспанную задницу в Универ. С этим гадом надо держать ухо востро и лучше всего сдавать в первой десятке, пока он не устал и не начал выписывать слишком уж крутые фортели'.

     Решив, что коль скоро Всеволод сегодня её после сдачи никуда не потащит, потянулась за старенькими джинсами и футболкой с надписью: 'Думайте, что хотите, а я - фея, и от себя фигею'! Впрочем, этому намерению так и не удалось стать явью. За окном, как на грех натянуло тучи и ливануло как из ведра. 'Вот ведь, если не везёт, то тотально'! - фыркнула Иветта и выудила из недр шкафа вязаное платье-чулок, от которого у всех сокурсниц с губ срывались завистливые вздохи: со своей фигурой ведьма смотрелась в таком наряде великолепно.

     Сжевав салатик, оставшийся с обеда, студентка прихватила плащик и зонтик и выскочила на лестничную клетку, крепко сжимая в руке сумку. Опаздывать она не любила даже на простые лекции, чего уж тут говорить на зачёты или экзамены.

     Впрочем, на дожде неприятности, как оказалось, только начинались. Впрочем, будучи настоящим магнитом для проблем и сложностей, Ветка привыкла выходить из любых ситуаций с гордо задранным носом, топча поверженных врагов острыми каблучками любимых туфелек на удобном высоченном каблуке.

     Увидев хвост автобуса, Иветта поняла, что придётся добираться пешком. На такой крайний случай за три года учёбы ею был разработан 'экспресс-маршрут', который позволял быть у главного входа в Университет раньше удравшего автобуса. Правда был один неприятный нюанс: часть дороги проходила через промзону, где можно было влипнуть в довольно-таки крутые неприятности. Впрочем, ведьму такие мелочи никогда не останавливали, как и двенадцать её предшественниц, с которыми не рисковали связываться даже самые отъявленные негодяи. Себе выходило уж слишком дорого.

     Около печально известных в Универе складов с лакокрасочной продукцией, на Ветку набросился какой-то незнакомый парень. Лица его девушке разглядеть не удалось: так низко на глаза был натянут капюшон тёмного дождевика.

     - А ты ничего, чикса. Познакомился бы поближе, да сегодня тут менты слишком уж роют землю копытом. Так что гони кошелёк и проваливай. В другой раз я не буду так добр, - прозвучал сиплый голос, в свете фонаря сверкнула начищенная до блеска заточка.

     - Шёл бы ты, валенок дырявый, своей дорогой да держался от меня подальше. Сразу видно, что не в курсе, что от ведьмы в тринадцатом поколении даже самая отпетая рвань и шваль будет держаться подальше?

     - Это ты-то? Не пудри мне мозги, чикса, колдовства не существует, как и Богов и прочей изотерической лабуды.

     - А давай проверим?! - сладким голосом пропела Иветта и, сделав страшные глаза, забормотала, специально понизив голос почти до границы слышимости:



     - Дождь, туман, чертополох,

     Что не миг, то сплошной 'Ох'!

     Не зови к себе беду:

     Вмиг удачу украду!



     Я на полную Луну

     Твою душу уведу!

     Мигом порчу наведу,

     Лишь посеяв лебеду!



     Зачерпнув из небольшого мешочка, который всегда носила с собой на всякий случай, сыпанула в лицо нахалу горсть жгучего перца и крикнула:

     - Отмучался, касатик, теперь будешь знать, как перебегать дорогу потомственной ведьме в тринадцатом поколении! До конца недели познаешь всю глубину разочарования в жизни, а в субботу тебя повяжут и сядешь годика на три за попытку вооружённого ограбления инкассаторской машины!

     Парень тоже оказался не промах: рванулся на голос и ухватил девушку за руку. Только вот он привык иметь дело с перепуганными до полусмерти девчонками и никак не ожидал, что его полоснут острыми, как бритва, ногтями по щеке и насмешливо промурлыкают:

     - Эй, валенок, я тебе не разрешала грабли ко мне тянуть, точно уверена! Раз такой упёртый, то до конца года этого будешь постоянно огребать по полной программе, придурок! И не вздумай задерживать меня: дела, знаешь ли, требуют моего личного присутствия.

     - Свои сказочки оставь для сокурсников, чикса. Теперь просто так не отвертишься, ведьма ты там или просто решила на понт взять!

     - Баран, не умножай неприятностей, которые начнутся уже через пару минут.

     Нахал в капюшоне что-то угрожающе прошипел, но Ветке так и не удалось узнать, что именно. Пытаясь утянуть девушку в тёмный закуток, он не заметил полусгнившего яблочного огрызка, поскользнулся и шмякнулся лицом прямо в совсем недавно сооружённую солидную порцию сюрприза под названием 'Собачья радость' в формате 'Щедрый Дар'.

     Пальцы бедолаги разжались, когда он, отчаянно молотя в воздухе 'порванными крыльями', пытался удержать равновесие. Иветта решила, что он как-нибудь переживёт без её скромного общества, поэтому быстро направилась в сторону университета, на ходу поправляя сбившееся наверх платье и тёмно-зелёный плащ с капюшоном. Зонт, унесённый порывом ветра, искать сейчас было некогда. Неожиданная заминка грозила сделать так, что она так и не попадёт в вожделенную первую десятку на сдаче, а рисковать понапрасну она не любила.

     Переступая через порог аудитории, где уже сидела первая восьмёрка счастливчиков, девушка услышала похоронный хруст каблука любимой левой туфли. Ноги у Ветки подогнулись, и она с громким визгом грохнулась, сбив наземь и ту самую разлюбезную Лилию, которая и была причиной её мерзкого настроения и ноющего от обиды сердца, разлетевшегося на тысячу тысяч зеркальных осколков.

     Наливающийся синевой фингал под левым глазом более удачливой соперницы, которая на самом деле никакой подругой и не была никогда, а только прикидывалась, в надежде отбить завидного жениха у сокурсницы, ощутимо поднял настроение пострадавшей стороне.

     Язва во всей красе подняла ядовитую голову, особенно, когда сразу трое сокурсников принялись поднимать с пола и отряхивать Иветту, а не обиженно надувшую розовые губки 'сексапильным бантиком' откровенно крашеную платиновую блондинку. Голубые глаза уже вовсю давили на жалость первыми предвестниками настоящей Ниагары, которая вот-вот грозила затопить всю аудиторию.

     - Лилька, сколько раз тебе говорил: смотри, куда прёшь, точно трактор по сельскому бездорожью под управлением пьяного в хламину водителя? Ветка ты не ушиблась? И как это ты умудрилась сломать такой толстенный наборный каблук, ума не приложу?! - Виктор осторожно поднял ведьму на руки и отнёс на первую парту, где, как оказалось, забил второе место именно для неё. - Смотри, у тебя лодыжка начинает опухать, как сдадим зачёт, отвезу тебя в травмпункт, тут недалеко. Надеюсь, простое растяжение, а не разрыв связок.

     - Это всё Лилька виновата! Такую розовую жвачку только она и жуёт! Вот Ветка и поскользнулась на комочке этой коровьей заразы. Хорошо ещё не сломала ничего и не расшиблась сильно! - Маринка, староста их группы, Лилию на дух не выносила и всеми фибрами души пыталась сделать всё, чтобы избалованная девица из очень богатой семьи бросила учёбу и не мозолила глаза тем, кто пришёл сюда за знаниями.

     - Что хочу, то и делаю, зануда! - парировала 'натуральная блондинка', багровея от праведного гнева: ей-то никто на помощь не поспешил, ведь она умудрилась поцапаться уже со всеми на потоке, даже с преподавателями. - Что хочу, то вынь да полож, и не ипёт, если кому-то не нравится!.. - гордо задрав нос, стихийное бедствие местного масштаба неловко плюхнулось за свободный стол и принялось с остервенением грызть жемчужно-розовый карандаш для глаз в ожидании грозного препода.

     Иветта осторожно обследовала пострадавшую лодыжку с помощью своих особых способностей и осталась довольна: уже завтра останется лишь едва заметная хромота, а послезавтра пропадёт и она. Только было очень жалко любимых лаковых туфель, которые она носила с тех самых пор, как поступила в Университет три года назад. Она тогда выложила за элитную обувку из благородной алой кожи все свои сбережения за полгода.

     - Ветка, не расстраивайся почём зря! - Виктор хлопотал над сокурсницей точно курица над единственным цыплёнком, вызывая завистливые вздохи у всех девчонок.

     Пётр Дарович, преподаватель культурологии, старый холостяк, полностью седой, с пивным брюшком, вопреки своему невысокому росту, умудрился заполнить собой всю аудиторию. Студенты, особенно девушки, заслуженно боялись его, как огня, старались не пропускать лекции и семинары и ходили на зачёты и экзамены не иначе, как обвешанные с ног до головы, изготовленными Иветтой амулетами. Самое странное, что чудные побрякушки срабатывали практически всегда.

     Придирчиво осмотрев жертв 'жвачки безголовой блондинистой коровы, у которой отсутствуют даже зачатки мозгов', решил начать опрос с Лилии. Ветка покорно ждала своей очереди, прекрасно понимая, что следующим номером марлизонского балета будет её изрядно помятая соперницей тушка.

     - Госпожа Таранова, и это безобразие вы смеете гордо именовать 'Реферат'? Простите, но это всего лишь бесстыдно передранная из 'Советской Энциклопедии' коротенькая статейка про Аида. Вот уж никогда бы не подумал, что вы ещё и склонны к суициду. Писать про греческого Бога Смерти не в разрезе его любви к прекрасной Персефоне для такого пышущего жизнью существа слишком мерзко. Надеюсь, в сентябре вы порадуете меня должным образом проработанной задолженностью. Незачёт. Если вы и дальше будете столь халатно относиться к учёбе, вас отчислят! И не советую просить помощи у Иветты Местиной, слишком уж её работы отличаются по литому стилю от той макулатуры, что мне обычно приходится читать. Вон отсюда, позорище! - и преподаватель, грозно насупив кустистые брови, указал пальцем на дверь аудитории. - Жду вас в сентябре. Пусть ваш папаша не пытается дать мне взятку, я устал от ваших лени и глупости настолько, что больше не намерен идти ни на какие компромиссы! Хотите диплом - переводитесь в другой ВУЗ! - ректору до полусмерти надоели идиотские выходки Лилии, поэтому он твёрдо вознамерился поскорее избавиться от хронической возмутительницы спокойствия.

     - Ну-с, господа студенты, кто первый к барьеру? - болотные глаза за толстенными стёклами очков придирчиво осматривали притихших абитуриентов.

     Ветка спокойно выдержала грозный взгляд и выдохнула, чуть поморщившись: лодыжка начинала ощутимо ныть.

     - Если вы не против, мне бы хотелось сдать зачёт первой. Боюсь, что падение не прошло для меня бесследно, Пётр Дарович.

     - А я - вторым. Иветта сейчас сама до травмпункта точно не дойдёт. Надеюсь, разрыва связок не было. - Виктор протянул декану свой и соседкин реферат, ожидая вердикта весьма придирчивого преподавателя.

     - В отличие от вашей предшественницы, вы должным образом отнеслись к заданию. По зачёту могу поставить не глядя, но хотелось бы задать пару вопросов по курсу.

     Учитывая, что дополнительные каверзы так и не свалились на голову храброй парочки, они ещё легко отделались. Получив заветную закорючку в зачётках, парень подхватил, пытающуюся не морщиться от боли Ветку на руки и быстро вышел вон. Благо идти было всего несколько десятков метров. Ведьма старалась не вскрикивать от боли, когда из-за очередной кочки её встряхивали, держа в одной руке многострадальный каблук, не выдержавший такого надругательства и жестоко отомстивший хозяйке за причинённую обиду.

     Всеволод с букетом белых лилий тщетно пытался успокоить метающую громы и молнии невесту:

     - Лили, дался тебе этот треклятый диплом? С твоим финансовым чутьём и капиталами он тебе нужен не больше, чем вампиру осиновый кол в сердце или оборотню серебряная пуля чуть пониже спины. Немедленно прекрати истерику, иначе ты становишься страшна, как смертный грех. Как вот я поеду с тобой на вечеринку в таком ужасном виде? - голубые глаза веяли таким холодом, что Иветта поняла, что заклятая подружка сама нашла себе крутые неприятности на верхние и нижние девяносто.

     Девушка, озорно сверкнув светло-карими глазами, сдула с лица настырную рыжевато-каштановую прядь и обвила свободной рукой Виктора за шею, проворковав:

     - Вить, даже не знаю, чтобы я без тебя делала! - парень в ответ лишь молча улыбнулся и постарался как можно осторожнее нести свою ношу, не причиняя ненужной боли.

     Он старательно смотрел исключительно себе под ноги, поэтому не видел сладкую парочку, стремительно скатывающуюся к безобразному скандалу прямо на людях.

     Всеволод поднял глаза на голос, который был ему гораздо роднее визгливого фальцета 'Снежной Королевны', как прозвали Лилию за глаза за мерзкий и спесивый нрав. Жгучий брюнет никак не ожидал, что бывшая пассия мало того, что не будет, подобно всем его прошлым подружкам, со слезами на глазах умолять его вернуться, а ещё и быстренько найдёт более молодую и романтичную замену. Ланской оценил мечтательные серые глаза, тёмно-каштановую гриву волос и музыкальные пальцы соперника, мгновенно забыв, что они с Лили уже подали заявление в ЗАГС, а брачный договор, который пришлось подписать, не давал ни малейшей надежды на спасение.

     - Ветка, что случилось, что ты разъезжаешь на руках сокурсника? - Всеволод напустил на себя разочарованно-обиженный вид, в этом искусстве он уже давно собаку съел.

     - Так твоя Лилька хуже бешеной коровы: мало того, что на пороге аудитории огромный комок розовой жвачки выплюнула, так потом ещё и Иветту с ног сбила, как кеглю в кегельбане! - Виктор даже не замедлил шага. - Каблук у туфель сломала, а ещё и обозвала по-всякому! Надеюсь, просто растяжение, а не разрыв связок! - серые глаза рассматривали бывшего друга Ветки с таким же выражением, как дохлого таракана, выковырянного из-под плинтуса во время затянувшегося ремонта.

     - Так купи ей новые! - решил унизить недруга мужчина, но не на того напал, ведьма решила вбить последний серебряный гвоздь в гроб их оказавшихся призрачными отношений.

     - Севочка, уж кто-кто, а за три года мог бы и запомнить, как они мне дороги. Это моя любимая пара, к сведенью!

     'Голливудская блондинка' такого намёка на близкие отношения собственного жениха снести не смогла и набросилась на Всеволода разъярённой Фурией, лупя его собственной сумочкой, украшенной кристаллами Сваровски по голове, плечам и спине и вереща, как поросёнок, словно её режут:

     - Гад! Сволочь! Нелюдь! Я тебя от долговой ямы спасла, а ты при мне с моей подружкой заигрываешь!

     Пока парочка шумно разбиралась с проблемой, Виктор успел дойти до двери в травмпункт и скрыться за ней. Визгу, который сейчас испускала разочарованная в 'любви всей своей жизни' невеста, могла бы позавидовать самая искусная Баньши. Что-что, а верещать, доказывая собственную правоту, чтобы не тратить время и силы на слова, которые могли и не дойти до собеседника, госпожа Таранина умела всегда. Любое её желание приходилось исполнять немедленно, если вы хотели сохранить собственные перепонки в целости и сохранности.

     Пока медсёстры и врач суетились над пострадавшей от 'реактивной белой коровы', как её окрестил Виктор, парень помчался в ближайший срочный ремонт обуви, чтобы спасти туфлю от безвременной кончины. Он даже попросил проверить и второй, справедливо полагая, что Лили теперь примется гадить исподтишка впавшей в немилость подружке.

     Пожилая врачиха что-то неразборчиво пробурчала себе под нос и принялась куда-то названивать, пока молоденькая медсестра деловито накладывала тугую повязку на пострадавшую конечность Ветки. Девушка старалась не стонать от боли и только молча морщилась, когда уже было совсем невмоготу терпеть.

     Увидеть в травмпункте свою новую знакомую Иветта совершенно не ожидала. Фурия деловито сняла показания и выписала штраф на имя Лилии Тарановой, украдкой подмигнув девушке, и деловито поинтересовалась:

     - Сама до дома ты в таком состоянии вряд ли доберёшься. Есть кому помочь?

     В этот момент как раз через порог ввалился Виктор и протянул пострадавшей стороне, как новенькие, туфли павшие смертью храбрых в неравном бою с неистовой блондинкой, чей темперамент соответствовал фамилии, которую она на данный момент носила.

     Тизифона деловито осведомилась у сокурсника ведьмы:

     - Думаю, я вас подброшу до дома Иветты, а там сами разберётесь? До третьего этажа ты её ведь без проблем донесёшь?

     - Спасибо, офицер, а то уже пытался такси заказывать, да только водители по понятным причинам этот район не больно жалуют.

     Фурия наклонилась к уху девушки и промурлыкала так, чтобы никто, кроме неё, не услышал:

     - Знаешь, этот Суслик мне гораздо больше нравится того хлыща, который у тебя был до него. Всеволод бы палец о палец не ударил, чтобы помочь тебе. Так что, лови момент, Ветка, мы так отомстим этому ухарю и его заразе, что они горько пожалеют, что посмели так мерзко с тобой поступить.

     Фурия втихомолку посмеивалась, наблюдая со стороны, как парень хлопочет над своей подопечной, засчитывая ему положительные очки. К слову сказать, статная сероглазая красавица с тёмно-каштановой гривой волос была напрочь лишена романтики и не верила, что люди способны учиться даже на собственных ошибках.

     Ветка с удивлением поняла, что Фурия без ума от шахмат, сложных математических и логических задач, настолько, что не отказывает себе в столь высокоинтеллектуальных развлечениях даже в патрульной машине. Великолепный стратег и организатор кокетливо проглядывал в каждой детали отделки или вещи в салоне.

     Виктор, когда понял, что офицер и его сокурсница явно знакомы, от вопросов благоразумно удержался, отвечая на остроумные вопросы полицейской со столь архаичным и странным именем.

     Фурия решила разузнать получше о воздыхателе своей подопечной и, лукаво сверкнув серыми и изменчивыми, как штормящее море, глазищами, лениво поинтересовалась:

     - Виктор, а вы как оказались в Университете Гуманитарных Наук? Как-то для молодого человека не больно почётное занятие - быть ботаником!

     - А это второе образование, - парень и не думал обижаться, зарабатывая у Фурии бонусные очки за адекватность. - Просто работаю программистом в 'Песках Времён'. Эта организация изучает глобальные изменения культур с древних времён до наших дней. Учитывая, что я разрабатываю программное обеспечение с привлечением Искусственного Интеллекта для анализа. Пришлось идти учиться, впрочем, не жалею. С Веткой в одной группе учимся. А вы как с Иветтой познакомились?

     - Мой участок примыкает к вашему учебному заведению, за десять лет работы тут, многих знаю, как минимум в лицо, - хотя голос прозвучал мягко, молодой человек невольно поёжился под взглядом, играючи заглянувшим на самое дно его души. - К тому же, Ветка знакома и с моими сёстрами. Очень жаль, что она повредила ногу, но ничего страшного, Алекто заскочит к тебе на выходных, ведь грех не блеснуть на свадьбе университетской подружки редким самоцветом. Кстати, ты уже решила, кого из парней позовёшь сопровождать тебя?

     - Если лодыжка будет меня беспокоить, куда я пойду? Честно говоря, особого желания не испытываю, да и вряд ли Лили будет шибко рада видеть меня на своём торжестве.

     - Нет уж, моя дорогая, приглашение на свадьбу предполагает твоё присутствие. К тому же, если ты будешь с молодым человеком, у невесты не будет повода тебя ревновать, а до жениха никому дела нет. Он сам отказался от своего счастья! - Фурия лукаво посмотрела на Виктора, который сразу понял намёк и решил сразу взять быка за рога.

     - Ветка, с удовольствием составлю тебе компанию. К тому же Лилька, как полная дура, видимо из-за того, что в своё время отшил её, изъявила желание видеть и меня.

     - Вот видишь, Иветта, всё один к одному. К тому же Алекто велела передать, что твой бывший проклянёт тот день, когда променял такое сокровище, как ты, на эту беспардонную крашеную корову. У неё свои счёты с Лили. Только, сделай одолжение, не вздумай с ней спорить, иначе она всем плешь проест. Она, конечно, выглядит, как ангел во плоти, но не обольщайся. Медовая блондинка с фиалковыми мечтательными глазами и персиковой кожей - не означает наличия кроткого и уступчивого характера, - патрульная машина лихо затормозила у веткиного подъезда.

     Виктор сам отнёс девушку домой, радуясь про себя, что вредных бабок сегодня как ветром сдуло, и некому сегодня злобно шипеть им в спины, а потом месяцами мыть за глаза косточки 'потерявшей всякий стыд молодёжи'.

     Два дня перед экзаменом по 'Культурологии' пролетели, как мимолётная летняя ночь Солнцестояния. Лодыжка, к счастью, только немного ныла, поэтому Иветта попыталась успеть на злополучный автобус. Девушка прекрасно понимала, что сейчас не лучшее время топать через клятую промзону. Там, как пить дать, можно наткнуться на того козла в капюшоне, надвинутом на самые глаза.

     Настроение у ведьмы было не фонтан, но профилирующие экзамены были делом, от которого, на её памяти, ещё никому отвертеться не удалось. Хотя желающих, как водится, было хоть пруд пруди.

     Тут она почувствовала, что кто-то нахально лезет ей в сумочку и, не глядя, гневно шлёпнула нахала по пальцам от всей души. В ответ гневно зашипели, и над ухом прозвучал ненавистный голос промзоновского суслика:

     - Чикса, отдай кошелёк, не то хуже будет!

     - Валенок, убери свои лапы, иначе я тебе их оторву, если не нужны стали. Тебе мало проблем? Могу добавить! До конца недели осталось всего три дня. Советую провести их с большим толком, чем обычно. Может, хоть на этот раз у тебя хватит остатков мозгов послушаться доброго совета! - Ветка сжала в руках амулет, подаренный Тизионой, и пожелала, чтобы наглый доставала получил свою награду, прямо не отходя от кассы.

     Парень сердито выдохнул девушке прямо в ухо:

     - Чикса, на следующей остановке мы сходим. Пора поучить одну наглую ведьму манерам.

     - Ну, надо же, до твоего тупого мозга, наконец-то дошло, кто я такая? - промурлыкала Иветта, самодовольно улыбаясь. - Теперь сделай маленький шажок за пределы своих умственных способностей, чтобы понять, что у меня масса более важных дел, чем учить этикету одного дюже невоспитанного помоечного суслика.

     - Да я тебя в порошок сотру, чикса! - прошипел воришка и потащил девушку к выходу.

     Ветка что-то прошептала себе под нос и отпихнула нахала подальше. Наглец оказался аккурат напротив открывающихся дверей. Автобус дёрнулся точно в конвульсиях, выплёвывая не в меру зарвавшегося парня на пыльную остановку около промзоны. Так как желающих сесть или высадиться не было, водитель благоразумно решил продолжить путь. Этот район был печально известен тем, что те, кто рисковал задерживаться тут дольше, чем на пять минут, гарантированно огребали неприятные приключения на свои нижние девяносто.

     Поправив чуть растрепавшуюся причёску и кокетливое платье с длинной, до щиколоток, юбкой, девушка включила MP3-плеер и решила слегка успокоить расшалившиеся от нежданной встречи нервишки подборкой любимой музыки, воспроизводить которую предпочитала в случайном порядке.

     В наушниках грянула совсем уж незнакомая песня: Ветка точно знала, что ничего подобного ей ещё слушать не приходилось.



     - А у меня глаза сияют, как звёзды,

     Не проси меня ни о чём!

     А у меня глаза сияют, как звёзды,

     Все разговоры оставь на потом!


     Я пронесусь в ночном небе кометой,

     Оставив за спиной потери и боль!

     Я пронесусь в ночном небе кометой,

     В своём плену меня не неволь!


     Я иду своею дорогой,

     Поздно уже меня догонять!

     Я иду своею дорогой,

     Мне больше некому верить и ждать!



     Потом что-то снова треснуло внутри, и дальше уже пошли исключительно знакомые мелодии, с помощью которых она уже не первый год успокаивала не в меру расшалившиеся нервы, предпочитая музыку успокоительным и антидепрессантам. До Университета было ещё полчаса езды, поэтому девушка нашла свободный уголок и открыла тетрадь с конспектом.

     Соприкосновение с асфальтом для местной грозы любого одинокого прохожего, оказалось достаточно жёстким: Разбойник из Промзоны, как его крестили свои же товарищи по нелёгкому разбойничьему ремеслу, на некоторое время потерял сознание, стукнувшись глупой башкой об столб старенькой остановки.

     Местное шакальё, не гнушаясь временной недееспособностью приятеля, тут же шустро вычистило карманы от всего мало-мальски ценного и разбежалось по своим тёмным делишкам, как тараканы от света фонаря.

     Поняв, что с ним поступили так же, как он при первой возможности со всеми, кто имел несчастье попасться ему на пути, парень рассвирепел и пообещал примерно наказать наглую девчонку, которая уже второй раз умудрилась оставить его в дураках, а на этот раз ещё и без копейки за душой.

     Иветта только тихонько вздохнула, молча посетовав на тупость некоторых 'не элитных сусликов', которые не понимают, что злить ведьму, особенно с такими потусторонними связями как у неё, себе дороже. Пожав плечами, открыла конспект по Культурологии и прошептала заговор для улучшения памяти. С Петром Даровичем ссориться было совсем не с руки, когда уже учишься на четвёртом курсе и через два с половиной года, скорее всего, именно он будет возглавлять Приёмную Комиссию на защите вожделенного диплома.

     Ведьмочка относилась к учёбе с повышенным рвением, так как умудрилась заполучить бюджетное место. Положа руку на сердце, таких денег, сколько требовали за семестр, у девушки никогда не водилось. Поэтому для неё оставался лишь один путь: ретиво грызть камень науки, не жаловаться на сплошные неприятности и молиться, чтобы не отчислили.

     Выскользнув на знакомой остановке перед университетом, она заспешила к парадному входу, надеясь, что никакая случайность её не задержит.

     Тут её за плечо ухватила крепкая мужская рука. Обернувшись, чтобы сказать наглецу пару ласковых, а то и шарахнуть сумкой с учебниками по глупой башке, Иветта с удивлением столкнулась нос к носу с Всеволодом. Выражение лица бывшей возлюбленной брюнета не понравилось совершенно. Голубые глаза пришпилили ведьму точно бабочку булавкой, и от них веяло таким холодом, что проняло бы кого угодно, только не её. Смоляные с проседью волосы как всегда были идеально уложены и благоухали его любимым одеколоном.

     - Вот говорили мне, что все бабы - стервы! С кем это я тебя тогда видел?

     Ветка с брезгливым выражением стряхнула ненавистные пальцы, точно дохлого таракана отпихнула ногой, и прошипела:

     - Вы официально помолвлены, Всеволод Святославович, так что, претензии не по адресу. Я романов за вашей спиной не крутила и брачных контрактов тайком не подписывала! Хотя моё финансовое положение и можно описать крылатой фразой: 'Мои финансы поют романсы'! Так что нечего тут буравить меня взглядом оскорблённой невинности. Пошёл вон, к Лильке! У неё, кстати, сегодня тоже экзамен! Надеюсь, твоя идиотка соблаговолит прийти и получить хотя бы трояк, для разнообразия! - пока бывший жених открывал и закрывал рот, поражённый дерзким поведением девушки, она ловко вывернулась из захвата и заспешила вслед за другими студентами под защиту стен родной Альма Матер.

     Услышав полный ярости вопль Лилии, которая видела, как Иветта вырвалась и удрала, Ветка постаралась побыстрее смешаться с толпой, от греха подальше. Лили тут же устроила прилюдный разнос:

     - Да как ты смеешь при мне заигрывать с этой? С этой... С этой... прошмандовкой! Да я тебе сейчас глаза выцарапаю! Да чтоб у тебя всегда было на полшестого, а не на полдвенадцатого на любую заразу, кроме меня!

     - Закрой пасть, идиотка, и топай в аудиторию! Ты забыла, что ректор нажаловался твоему папаше, и тот пригрозил, что если не доучишься, лишит непутёвую дочь наследства?! Мне не нужна жена-нищенка! Сразу же разведусь! Мой юрист нашёл лазейку в брачном договоре, если станет совсем туго, избавлюсь от Уз Гименея, не моргнув глазом! Надеюсь, мы правильно поняли друг друга? А теперь марш на экзамен, надеюсь, что хоть трояк тебе сегодня поставят! - несильно подтолкнув развоевавшуюся девицу в сторону лестницы из белого мрамора, господин Ланской едва слышно выматерился, провожая своё весьма сомнительное счастье полным ненависти взглядом и потащился к собственному Лексусу цвета мокрого асфальта.

     Увидев, что Лили не устраивает скандала только потому, что не хочет схлопотать очередной заслуженный нагоняй от ректора, наградив соперницу весьма красноречивым взглядом, присела на свободное место. Виктор сдал этот экзамен досрочно, и ведьмочка в который раз пожалела, что не может избежать многих проблем просто потому, что будет не одна.

     Прекрасно понимая, что следует ускользнуть из университета до того, как блондинистая зараза отстреляется, Ветка сама вызвалась отвечать первой. Удивительно легко сдав одну из самых мерзких дисциплин на четвёртом курсе, девушка вежливо попрощалась с преподавателем, пожелала сокурсникам удачи и выпорхнула в коридор, ликуя, что получила на этот раз не только 'отлично' в зачётке, но и искреннюю похвалу.

     Предчувствие совсем близких неприятностей Иветту сильно нервировало, но, как любая ведьма, она уже по опыту знала, что следует прислушиваться к воплям собственного чутья, как сегодня в автобусе перед экзаменом. Она уже знала наперёд, что с этим противным гадом ей до конца недели придётся встретиться ещё не один раз, а на счёт последствий таких рандеву её дар пока что молчал, точно воды в рот набравши.

     Глубоко вздохнув, она внешне расслабилась, а внутренне подобралась, как часовая пружина при максимальном заводе тонкого механизма, и выскользнула во двор своего учебного заведения.

     Ветка никак не ожидала, что кто-то сгребёт по-хозяйски, подкравшись со спины и молча и остервенело начнёт покрывать поцелуями кожу на шее вдоль роста волос. Такие пикантные слабости знали очень немногие, так как Иветта в силу своей профессии была очень недоверчива и тяжело сходилась с новыми людьми. Задавив предательское трепетание тела в самом начале, скрутив зарождающееся желание железной волей, девушка попыталась вырваться. Ей непреодолимо захотелось узнать, кому это так сильно жить надоело, что он посмел распускать руки.

     Впрочем, её подозрения полностью подтвердились, когда она нос к носу столкнулась с раздувшимся от самодовольства, как индюк на птичьем дворе, Всеволодом. Брюнет, как было ясно написано на холёном лице, уже праздновал победу над несносной бывшей подружкой. Как выяснилось буквально через минуту, совершенно напрасно.

     - Грабли свои от меня убери и топай к Лильке! Вы - идеальная парочка помойных отбросов!

     - Ветка, мне по статусу положено иметь жену и любовницу. Так что ты своё старое место за собой сохраняешь! - губы снова принялись искушать самым верным способом, если бы ведьма желала продолжения отношений.

     - Ага, счасззз! - девушка презрительно фыркнула и двинула не ожидавшего такого подвоха Ланского острым локотком под рёбра так сильно и неожиданно, что тот взвыл и выпустил добычу из жадных когтей. - К Лильке иди, кобель, иначе такого пенделя выдам, что прямо грудой опилок у её парты и рухнешь. Гуляй, Сева, ты меня больше не интересуешь! - тряхнув рыжевато-каштановой гривой, точно дикая кобыла, которую попытались объездить, да она оказалась упрямее.

     Вслед донеслось угрожающее шипение:

     - Ветка, не дури, неужели те три года больше для тебя ничего не значат?

     - Три года лжи? Думаешь, не узнала сразу же, как ты закрутил роман с Лилькой полтора года назад? Наивный! Я даже пару раз застукала вас, когда вы развлекались в городском парке, думая, что никто не застукает! Я не обязана помнить три года наглого вранья и периодических измен. Просто дура была, надеялась, что одумаешься!

     - Иветта, прекрати ёрничать, давай сядем и всё обсудим, как взрослые здравомыслящие люди! - в голосе мужчины периодически проскальзывали нотки тихой паники, выдавая с головой, что просто так от неё этот ухарь не отвяжется.

     Ведьма отошла подальше и включила любимый МР3-плеер, решив, что если услышит странную мелодию, предсказавшую такой неприятный во всех отношениях поворот событий, то исполнит вслух и даже на бис, если попросят. По странному капризу судьбы залётная мелодия снова зазвучала в ушах и девушка, издевательски смотря в глаза, с триумфом, горящим в светло-карих глазах, пропела, удаляясь прочь:



     - А у меня глаза сияют, как звёзды,

     Не проси меня ни о чём!

     А у меня глаза сияют, как звёзды,

     Все разговоры оставь на потом!


     Я пронесусь в ночном небе кометой,

     Оставив за спиной потери и боль!

     Я пронесусь в ночном небе кометой,

     В своём плену меня не неволь!


     Я иду своею дорогой,

     Поздно уже меня догонять!

     Я иду своею дорогой,

     Мне больше некому верить и ждать!



     - Дура, сама же скоро приползёшь, а я могу и не пустить!

     - Мечтать не вредно - вредно не мечтать! - загадочно проронила Ветка через плечо, неторопливо отчаливая.

     - Этот мальчишка с гитарой никогда не будет дарить тебе таких дорогих подарков и баловать деньгами!

     - Зато он искренен в своих чувствах и не бегает за каждой крашеной юбкой, если у её семьи в сундуках бабло звенит! Ты сделал выбор, вот и вперёд! Все твои подарки я завтра же ушлю по почте на адрес твоего холостяцкого, пока что, логово. Лильке понравятся эти безвкусные гламурные тряпки, где вырезов больше чем ткани. Я очень рада, что ты, спустя столько лет, обрёл своё истинное счастье. Привет родителям, надеюсь, они никогда не пожалеют, что у них такой бессовестный наследник! - и Иветта гордо удалилась, стуча набойками шпилек по тротуарной плитке.

     - Ветка, не дури, кому говорят! Вернись сейчас же! - по голосу было сразу ясно, что смоляной с проседью брюнет начинает довольно быстро звереть.

     - Отвали, чудовище. Назвался женихом, полезай в кузов и не вякай! - она уже удалилась от входа на достаточное расстояние, когда сильный удар в спину заставил девушку растянуться на траве.

     От удара тут же разнылась пострадавшая из-за жвачки Лилии лодыжка, а в глазах на несколько мгновений потемнело.

     - Мы ещё не закончили наш разговор, Веточка! - обманчиво мягко промурлыкал Всеволод. - Кажется, тебя никто никуда не отпускал, так что придётся остаться и не только поговорить, но и загладить свою вину. Дерзость, знаешь ли, наказуема!

      Иветта нередко попадала в разного рода неприятности, особенно в последние полгода, поэтому привыкла надеяться только на себя и терпеливо ждать счастливого момента, чтобы выкрутиться из неприятного переплёта.

     - Ты всё также носишь моё любимое платье, в котором выглядишь так, что ни один проходящий мимо мужик не останется равнодушным, - в голубых глазах разгорался пожар страсти, унять который могла только полная и безоговорочная капитуляция с её стороны.

     Иветта, инстинктивно сжала в руках подаренный Тизифоной амулет, буквально молясь, чтобы старшая из трёх Фурий выручила девушку из весьма дурно пахнущей истории.

     Между тем мужчина уже пытался задрать вязаное платье, но бывшая подружка так отчаянно сопротивлялась, что ему даже пришлось ударить ведьмочку по лицу так сильно, чтобы даже она поняла, что шутить он не намерен, и ей придётся сдаться на милость победителя.

     Впрочем, довести начатое злодейство до логического конца не смог по не зависящим от него обстоятельствам.

     - Лили, вот и наглядный пример той изнанки реальности, которая и заставляет меня относиться к замужеству, как к красивому фантику без даже вшивой карамельки внутри! Ты, мучаешься, сдаёшь один из профилирующих экзаменов, а это ничтожество, которое ты глупо именуешь 'мой котик', в это время пытается отоварить твою же подружку! Фи, как пошло! - в голосе женщины было только отвращения, а Ветка инстинктивно ощутила и исходящую от незнакомки угрозу, направленную, к счастью, неё.

     Лилия, шипя как рассерженная змея, вцепилась в руку 'любимого котика', призывая на его породистую голову все кары небесные и размазывая по лицу растёкшуюся от слёз дорогущую тушь и ругаясь, как пьяный в дупель средневековый сапожник. Вызвав по мобильному парочку охранников, которые обычно ждали за воротами, чтобы препроводить бедовую дочь их босса до виллы в элитном пригороде, коротко велела:

     - Вправьте ему мозги, только без членовредительства и синяков. Этот кобель должен знать, кто в нашем доме хозяин!

     Всеволод лишь молча скрипнул зубами и обмяк в тисках рук своих мучителей и безвольно обвис, наградив на прощание ведьму таким многообещающим взглядом, что та сразу поняла, что неприятности с этим ухарем только начинаются.

     Незнакомка была такой же высокой и стройной, как Тизифона, и даже чем-то неуловимо внешне на неё похожей. Огненно-рыжие волосы были убраны в высокую причёску, модную этим летом. Изумрудные миндалевидные глаза оттеняла загорелая до золотистого цвета ухоженная явно в дорогом салоне красоты кожа. Протянутая на помощь рука оказалась лишь обманчиво хрупкой, поставив девушку на ноги с такой лёгкостью, словно она ничего не весила.

     - Ты вовремя позвала на помощь, Иветта. Тизифона сейчас на инструктаже у Морса, поэтому не смогла прийти лично. Меня зовут Мегера, но, по понятным причинам в модельном бизнесе гордо именуюсь Мегара, но можешь называть меня просто Мег. Держись от этого хлыща подальше! Из него никогда не получится хорошего мужа: слишком любит гоняться за чужими юбками и деньги и власть. Всё остальное для него не имеет практически никакого значения. Держись ко мне поближе, и не пропадёшь! Пошли, выпьем по мартини и поболтаем о своём, о женском. Ланской тебя не оставит в покое. Лилия будет беситься, а злость сорвёт на тебе. Да и не думаю, что её 'любимый ослик' перестанет домогаться тебя! Так что нам надо переиграть его так, чтобы отомстить им обоим за то, что разбили тебе сердце, это по моей части. Что касается того бандита из промзоны, то твоё проклятье и особые способности Тизифоны в конце недели надолго уберут этого невоспитанного суслика с твоего горизонта.

     Ветка, всё ещё находясь под впечатлением от недавно пережитого, только непонимающе хлопала глазами и покорно шла за Фурией, не задавая лишних вопросов.

     Бар 'Смех Феи' был дорогим и очень популярным в среде преуспевающих бизнесменов, поэтому найти там свободный столик или, хотя бы, высокий стул у стойки бармена, было совсем непросто. Впрочем, как оказалось, у Мегеры и тут было всё схвачено и заранее оплачено.

     - Мег, детка, что ты делаешь сегодня вечером? - высокий улыбчивый блондин с оливковыми глазами оказался хозяином заведения. - Друзья нашей божественной Мегары - мои друзья. - Ветка с изумлением увидела, что стала обладательницей именной клубной карты, в которую по каким-то странным причинам уже были внесены все необходимые данные.

     - Либер, котик мой, сегодня я занимаюсь исключительно тем, что успокаиваю свои нервы после прошлого нашего свидания. Да и к тому же, не думаю, что тебе следует слишком задирать нос в присутствии Алекто. Помнишь, чем в прошлый раз закончилась ваша с ней ссора? В баре ни одной целой вещи не осталось! Нечего мне глазки при ней строить, она считает тебя достаточно интересным, чтобы пока не отдавать даже мне. Младшая сестричка ещё верит в мужскую верность и прочий романтический бред. Явно у людей нахваталась. Алекто давно пора повзрослеть, да что-то ей всё никак. А теперь подай нам самого лучшего вина и проваливай. У нас с Иветтой свои дела! И отвлекать нас от дел никому не позволено!

     В сумочке Мегеры истошно заверещал мобильник, и вскоре оттуда донёсся нежный голосок, звеневший точно голодный кошак при виде открывающейся в холодильник дверцы.

     - О, привет, милая! Да, Алекто, мы уже тут! Либер уже и хвост успел распустить! Не понимаю я, что ты нашла в этом ухаре! Да, Иветта со мной, пришлось вытаскивать её из неприятностей с бывшим дружком. Женится на другой, а на Ветку рот разевает! Если не прекратит, я им лично займусь, причём непосредственно на свадьбе! Есть у меня парочка чудесных идей. Да, да приезжай. Нельзя, чтобы непосвящённые смертные хоть что-то необычное заметили. За излишнюю шумиху Морс с нас по три шкуры со всех спустит. - Мег сердито шлёпнула по руке Либера, попытавшегося под шумок проскользнуть в весьма откровенное декольте роскошного шёлкового платья, выгодно облегавшую точёную фигуру одной из Богинь Мести.

     - Что, опять тебя уела эта рыжая стерва, приятель? - черноволосый кареглазый мужчина был очень хорош собой, но ведьмино чутьё вовсю завопило, что от него лучше держаться подальше.

     - Заткнись, Эребус, это не твоего ума дело! - и хозяин бара указал наглецу на дверь.

     - Ой, какие мы обидчивые все стали! - фыркнул тот и просто испарился.

     Гроза промзоны уже и не знал, как и отнестись к тому странному факту, что удача махнула рыжим кошачьим хвостом и урулила облагодетельствовать ещё кого-то другого. Решив, что мерзкая ведьма, с которой судьба в последнее время сталкивала непростительно часто, заслужила хорошей взбучки, принялся шататься вокруг Универа, в надежде, что застанет кареглазое чудовище на пути домой.

     К своему неудовольствию Ветку он увидел в сопровождении рыжеволосой особы весьма стервозного, нарочито гламурного вида. Мельком встретившись со знакомой предполагаемой жертвы произвола, он благоразумно решил не связываться сразу с двумя.

     'Ничего себе знакомые у этой чиксы, - присвистнул про себя парень, когда сладкая парочка исчезла за дверями элитного бара 'Смех Феи', куда не было ходу простым смертным. - Девка эта явно манекенщица, больно уж похожа на дылд, которые по подиуму рассекают', - засев в ближайших кустах, он настроился на сколь угодно долгое ожидание: душа, измученная неприятностями, сыпавшимися на его бедную голову, как из рога изобилия, требовала отмщения.

     Когда хулиган уже начал скучать, из воздуха возник черноглазый мужчина в нарочито дорогом костюме. Было видно, что он чем-то очень сильно разозлён.

     Оглядевшись по сторонам, чтобы убедиться, что никто не донесёт на него Юпитеру, он так наподдал по мусорной корзине, что она не только исторгла из своих недр многострадальный мусор, но и рассыпалась в прах. Тут его острый нюх учуял прячущегося на газоне смертного.

     'Либер, зря ты со мной так, пожалеешь! Я ещё утру тебе нос, заносчивый любитель дорогих вин и стревозных девок типа Мегеры! Ха, а на нем ещё и проклятие от Иветты, значит, можно добавить ему радости жизни, а то, смотрю, совсем страх потерял', - Эребус задумался, что бы такого сотворить с этим неудачником, чтобы никто из своих не пронюхал.

     К тому же, как он прослышал, скоро младшая Фурия должна приехать, у них там дела какие-то с Иветтой и Мег намечались. Сложив два и два, Бог Мрака довольно ухмыльнулся и, став невидимым, подкрался к засевшему в засаде хулигана, предвкушая веселье. Как всем известно, что слюна у него не только ядовитая, а может, по желанию этого весьма вредного и коварного создания и просто обжечь.

     Набрав побольше жидкости, Эребус смачно плюнул в то самое место, откуда не только у людей ноги растут, как только заслышал тонкий звук остановившейся на парковке машины и дробный стук шпилек по брусчатке мостовой. Естественно, подгадав время так, чтобы масса 'приятных ощущений' настигла жителя промзоны, У Алекто всегда был пунктик: она никогда и никуда не опаздывала.

     При этом младшая Фурия сама привлекла внимание разбойника своим дорогущим смартфоном в корпусе из чистого золота, щедро изукрашенном рубинами и изумрудами, до которых Алекто, как знали все, была сама не своя. Недовольный голос дамочки был полон искреннего негодования:

     - Ювента, я тебе настоятельно не рекомендовала обращаться к Арно, он же - валенок без капли вкуса, хоть и французский знаменитый дизайнер! Что подходит для какой-то замухрышки, вряд ли пристало Богине Юности. Скажи, когда ты научишься следовать добрым советам? Да, знаю, что я адская, но это не значит, что дура, сволочь и вкуса не имею!

     Эребус потёр внезапно вспотевшие ладони в предвкушении очередного веселья. Жертва его коварного произвола, не почуяв подвоха, выскочила из своего укрытия и зашипела точно гремучник, которому хвост колесом машины отдавили:

     - Мобилу, деньги, цацки и ключи от тачки давай сюда. Если не пошевелишься, то ещё и развлекусь с тобой, чикса.

     Эребус зажал рот рукой, чтобы не выдать себя полупридушенным хихиканьем. В фиалковых глазах медовой блондинке разгоралась ярость, которая не сулила наглецу ничего хорошего. Изящные руки увенчали острые серебряные когти, а за спиной, разрывая тонкую ткань дорогущего бархатного платья от Версаче, взметнулись крылья, как у летучей мыши.

     - Чикса, я на гипноз не ведусь! - поняв, что слушаться по-хорошему краля не собирается, он ухватил Фурию за локоть и потащил в сторону кустов, в которых проторчал несколько часов.

     - Гипноз, говоришь?! - прошипела Алекто, недобро сузив огромные глаза. - Я тебе такой гипноз покажу, что от своей тени шарахаться начнёшь!

     Тут ядовитая слюна Эребуса прожгла замызганные джинсы: точно тлеющие уголья высыпали на обнажённую кожу. Парень охнул и заскакал на одной ноге, пытаясь избавиться от неприятных ощущений. Снова заверещал мобильник:

     - Алекто, где тебя Меркурий носит? Мы с Иветтой уже часа три тебя ждём? Ювента опять что-то учудила с собственным храмом? - в голосе Мегеры проскакивало неодобрения, Богиню Юности она считала слишком легкомысленной особой, которая из-за этого вечно попадала в неловкие ситуации, а исправлять приходилось в основном Фуриям.

     - Придётся подождать: тут один наглец решил меня ограбить. Не только ограбить! Меня!..

     - Так тащи его сюда, сестричка, разберёмся!

     - Ну, котик, ты допрыгался! Мег - не я, она с тобой миндальничать не будет!

     Длинный, похожий на лиану хвост обвил неудачливого бандита за щиколотку, и Фурия поволокла его по брусчатке в сторону 'Смеха Феи', вслух рассуждая о том, каким страданиям его подвергнут за наглость.

     В голосе, звенящем точно вот-вот готовая лопнуть струна арфы, прозвучавшем в голове младшей Фурии, был лишь не терпящий возражений приказ: 'Алекто, я понимаю, конечно, что ты просто вынуждена была защищаться, но, будь любезна, прими более подобающий вид!'

     'Юнона, он хотел... - медовая блондинка с метавшими громы и молнии фиалковыми глазами обиженно надула губы и, намертво вцепившись наманикюренными пальчиками в покрытую уже начавшими наливаться синяками и опухающую щиколотку неудачливого разбойника. - А у самого даже нет средств, чтобы новые штаны купить! Хоть бы дыру зашил, бесстыжий, а не сверкал при даме грязным задом, явно давно не мытым, судя по запаху!'

     'Так зачем ты тащишь его в бар'? - изумлённо допытывалась Матерь Богов.

     'Чтобы Мегера ему вправила остатки мозгов! К тому же я не собираюсь отступать от девиза нашего трио: 'Любое зло должно быть наказано''!

     'Что ж, имеешь право на месть этому поганцу, но, помни, что велел Юпитер: не высовываться. Иветте можно доверить нашу тайну, она не болтлива и, к тому же, способна быть благодарной и не платить злом за добро. Далеко не все современные смертные обладают такой похвальной способностью! Никогда не забывай об этом, Алекто, иначе мы с супругом будем вынуждены сослать тебя в Ад. В этом случае ты станешь намного слабее, сама же знаешь'.

     'Да, моя царица! Я даже не буду ему сама мстить, предоставив право взыскать с него виру одной из старших сестёр'! - Фурия мысленно отвесила себе подзатыльник: ссориться с Юноной было себе дороже даже для неё.

     'Я рада, дитя, что ты вовремя одумалась, и мне не придётся так сурово наказывать тебя за ослушание Юпитеру', - голос снова стал по-матерински бархатным, ласкающим слух, но Алекто он не обманул: Юнона была похожа на смертельный клинок, укутанный в шёлк и парчу.

     Распахнув инкрустированную зелёным нефритом дверь, правдоискательница ввалилась внутрь, рассерженно пнув носком замшевой туфельки на шпильке не успевшего вовремя убраться с дороги молодого красавца из народа ламий.

     Втянув ароматы, исходившие от неряшливо выглядевшего парня, вампир скорчил страдальческую рожу и простонал:

     - Прекрасная Алекто, на какой помойке вы откопали эту гадость? Его даже самый пропащий ламий или ларв побрезгует сожрать. Всем известно, насколько мы непритязательны, но это чудовище уже ни в какие ворота не лезет!

     - Этот козёл посмел попытаться ограбить! Меня! Причём не только это!.. - прошипела обманчиво хрупкая медовая блондинка и запустила в официанта стулом с металлическими ножками, который тот, привычный к пьяному буйству посетителей, ловко поймал и осторожно опустил на пол. - Либер, котик, дай этому болвану какое-нибудь старьё прикрыться.

     Бог плодородия и вина закатил глаза к потолку, украшенному классическим древнеримским орнаментом и щёлкнул пальцами. По его велению промзоновский суслик оказался чист и облачён в новое подобие того, во что был одет.

     - Он посмел обидеть тебя, красавица моя? - услышав такое неприкрытое враньё, Мегера лишь презрительно фыркнула, но промолчала.

     'Рано или поздно и Алекто придётся повзрослеть и понять, что мужчина, которому можно доверять, особенно ушлому Богу, которому всё наскучило настолько, что он готов подбивать клинья к младшей Фурии. Ещё бы, мы с Тизифоной давно ему уже обломали рога, наставленные уставшей от вечных измен супругой Либерой. Становиться умней всегда тяжело, но этого не удастся избежать даже Ювенте!'

     Алекто мысленно передала всю сцену своему заступнику, обиженно надула коралловые губки и пожаловалась:

     - Юнона запретила наказывать его полной мерой! У меня руки чешутся уволочь этого грешника живьём в ад и дать ему отведать моей любимой плети!

     - Радость моя, ну, нашла из-за чего расстраиваться! - ушлый блондин облапил талию Алекто и многозначительно ей подмигнул, намекая, что желал бы продолжить встречу в режиме тет-а-тет.

     - Сестрёнка, на этом ухаре проклятье Иветты висит, уже завтра он загремит в каталажку, года на три, а невезение останется с ним на долгие времена, если он сумеет выжить! - Мегера, проходя мимо сладкой парочки, специально наступила Либеру шпилькой на большой палец ноги, тот зашипел, но сделал вид, что ничего не заметил.

     Огненно-рыжая поборница морали наматывала и разматывала пламенеющий в полумраке локон цвета подземного огня, о чём-то размышляя. Ветка, увидев, кого надуло дурным ветром, совсем помрачнела, но категорически отказалась от бокальчика абсента, услужливо предложенного ей Эребусом:

     - Спасибо, конечно, но у меня и без глюков проблем хватает. В последнее время не жизнь, а сплошные неприятности, как у всякой уважающей себя потомственной ведьмы в тринадцатом поколении! Шёл бы ты, брюнетик, куда глаза смотрят, пока я совсем не озверела...

     Бог Мрака только едва слышно крякнул с досады, но интриговать в отношении приглянувшейся ему девицы в присутствии самого главного недруга и обеих Фурий не рискнул, решив оставить приятное приключение на десерт в более подходящее время.

     Ведьмочка терпеть не могла, когда к ней всякие ухари подкатывали в ночном клубе или на дискотеке, прекрасно понимая, что их намерения не сулят ничего хорошего лично для неё, так как предпочитала не бросаться, очертя голову, подобно Лилии, в очередное весьма сомнительное и часто дурно пахнущее приключение. Она предпочитала не делать опрометчивых поступков, так как жизнь потомственной ведьмы в тринадцатом поколении и так частенько притягивала такие неприятности, расхлёбывать которые потом приходилось, порой, не один месяц.

     Эребус тут же решил показать, что смертная девчонка его совершенно не интересует и мурлыкающим голосом обратился к Мегере, которая терпеть не могла своего древнеримского имени, предпочитая его греческий эквивалент:

     - Мег, детка, я могу чем-нибудь услужить тебе?

     Фурия насмешливо посмотрела на черноглазого пройдоху и прорычала:

     - Пупсик, если мне хотя бы померещится, что ты подбиваешь клинья к нашей жрице, то твоя обожаемая Нокс получит мужа в таком состоянии, что он будет очень долго вынужден блюсти супружескую верность, чему бедняжка будет несказанно рада, уверяю тебя.

     - Фурина, радость моя, ей так же далеко до тебя, как гарпии до Венеры, так что расслабься и получай удовольствие!

     - Ах ты, кочерыжка гнилая! - прошипела бессмертная звезда мирового модельного бизнеса и кино и выплеснула сладкий ананасово-банановый коктейль с ликёром 'Бейлиз' прямо в нагло ухмыляющуюся рожу. - Только попробуй ещё хоть раз назвать меня этим мерзким прозвищем! Ненавижу Древних Римлян, я не страдаю энурезом, такие проблемы обычно у мальчиков и юношей водятся за гнилой душонкой! Правильно тебя Древние Греки Скотосом величали! Скот, он во все времена Скот и есть! - на изящных пальчиках вырисовывались внушительные когти.

     - Фурина, детка, где твои божественные манеры? - Эребус не собирался спускать обиду рыжей стерве, которая и сама ему благосклонностью не отвечала, и не хотела подпустить к аппетитной девчонке.

     - Там же, где твои мозги, козлик! - Мегера ухватила Бога Мрака за шкирку и протащила к высокому стулу, величественно восседая на котором, мило болтала с покровительницей Колдовства Гекатой синеглазая брюнетка, жена виновника заварушки Богиня Ночи Нокс.

     - Милочка, твой кобель уже до шашней с моей жрицей пытался опуститься, благо, Иветта отвергла его притязания! Сделай одолжение, посади его на цепь, у нас есть более важные дела, чем филигранное отпиливание его ветвистых рожек.

     Хозяйка тёмного времени суток лишь понимающе и печально улыбнулась и одарила муженька весьма красноречивым взглядом, обещая разбор полётов без посторонних ушей.

     - Эребус, настоятельно рекомендую держаться от нашей с сёстрами смертной подальше, иначе пожалеешь, что твои бесстыжие зенки имели несчастье узреть такое сокровище! Привет, Геката, надеюсь, что ты поможешь присмотреть за ведьмой, которую мы взяли под своё крылышко?

     Знойная черноволосая и темноглазая красавица лишь насмешливо посмотрела на Бога Мрака и благосклонно кивнула, ведь она тоже терпеть не могла древнеримского эквивалента своего имени - Тривия, которое на дух не выносила после просмотра киношедевра 'Вий'.

     Промзоновский ухарь ощутил, как чьи-то ледяные пальчики приподняли его голову, а потом об зубы звякнул край стакана:

     - Мои соболезнования, красавчик. Из трёх Сестёр именно Алекто - самая злопамятная и мстительная. Её имя с древнегреческого переводится, как 'непрощающая'.

     Парень опорожнил стеклянный сосуд до дна и принялся глазеть на хорошенькую официантку.

     - Чикса, а что ты делаешь сегодня вечером? - жгуче-чёрные глаза посмотрели на него, как на сумасшедшего.

     - Глупый маленький смертный, не дай тебе Юпитер и Юнона столкнуться со мной когда-нибудь вне этих стен на тёмной улице, - заправив смоляную прядь за ухо, девушка в короткой тунике молча удалилась, даже не оглянувшись напоследок.

     - Это что, хозяева 'Смеха Феи'? Она отказала мне из боязни потерять место? - в голосе послышались нотки обиды.

     - Нет, котик, - промурлыкала Алекто, явно забавляясь, - твой час отправиться во владения мрачного Орка ещё не пробил! Любое свидание с ламией для живого мужчины оказывается фатальным. У людей, видать, слишком короткая память, именно это и учёл Юпитер, давая нам новый шанс на выживание в сумасшедшей реальности современного мира. Только вот это не означает, что ты не ответишь за наглость, проявленную по отношению ко мне. Правда, до конца недели еще два дня, так что успею придумать, как взять реванш со вкусом твоих страданий, - фурия томно потянулась и потащила Либера прочь из Зала Пиров.

     Иветта тихонечко потягивала жасминовый чай со льдом в ожидании того, когда Мегера вернётся для продолжения разговора. Фурия же о чём-то долго шушукалась в уголочке с Нокс и Гекатой, а потом подошли уже все вместе.

     - Алекто теперь раньше полудня мы вряд ли дозовёмся, поэтому, что сможем, сделаем сами, Ветка, - изумрудные глаза сверкали яростью только что выигранной с Богом Мрака битвы, поэтому Фурия лучилась от самодовольства так, что стала ещё прекраснее.

     Молодой ламий так и застыл от восхищения даже боясь дышать, боясь, что рыжеволосая стерва прогонит его вон. В его серых глазах была такая тоска, что ведьма с удивлением заметила, что жалеет бедолагу, который осмелился желать того, чего нет, и никогда не будет.

     В голове прозвучал изумлённый голос, явно мужской: 'Почему ты так странно относишься ко мне, будто бы понимаешь меня?'

     'Мег никогда не ответит тебе взаимностью, две ламии никогда не смогут полюбить друг друга, а живую девушку твоя привязанность убьёт. Сурово покарала твой народ Мать Богов'.

     'Ты забавна, Иветта, я буду присматривать за тобой. Иногда смертные довольно любопытные собеседники', - и он бесшумно направился к стойке бара.

     - Знаешь, Мегера, пожалуй, соглашусь, что вы нашли занятную ведьму. Она обладает большой силой, но пользуется ей с умом. Пожалуй, я тоже присмотрю за ней. Тебя обидели, Иветта, они пожалеют. Особенно Всеволод и тот разбойник, который посмел притащиться сюда, чтобы следить за тобой. Только для начала у тебя, как у всякой уважающей себя колдуньи должен быть свой дом, а не съёмная квартира. Пойдёшь домой, купи лотерейный билетик, увидишь, что будет. Как решишь этот вопрос, выделим тебе ларов для охраны, и чтобы никто там не посмел тебя потревожить.

     - Нам надо сделать так, чтобы все, кто обидел Ветку, получили по заслугам? давайте посмотрим, что делают оба главных злодея. Думаю, если я покажу, то Геката и Мегера вполне смогут устроить райскую жизнь этим двоим. Принесите мне бронзовую чашу и серебряный кувшин с водой! - на зов примчался тот же самый ламий, который, видать, давно уже сох по рыжеволосой Богине Мести и принёс то, что велели. - Все готовы? Иветта, сначала посмотрим, что поделывает твой неверный возлюбленный. Представь его, каким помнишь, так наши чары быстрее покажут то, что нам нужно.

     Девушка прикрыла глаза, увидев Всеволода во всей красе, как тогда, когда он посмел снова заявить на неё права. Нокс, шепча наговор, налила чашу до самых краёв и окунула пальцы Ветки в сиявшую лунным серебром воду.

     У Лили и Севы явно назревал очередной предсемейный скандал с битьём посуды об голову будущего супруга. Выглядел господин Ланской не лучшим образом: под левым глазом наливался лиловым фингал, правая щека была художественно расцарапана острыми ноготками суженой.

     - Лилия, я уже начинаю жалеть, что связался с тобой! - в голубых глазах было столько холода, а в голосе презрения, что гламурная блондинка озверела ещё больше.

     - Ясно, мой котик захотел в каталажку за долги! Что ж, воля твоя, плати неустойку по брачному контракту, гаси долги, а нищий и с судимостью ты уже не будешь нужен даже Веточке! - она выплюнула ненавистное имя более удачливой во многих вещах подруги, шипя, как гремучник, которому хвост дверью защемили.

     - Какие голубки! - в голосе Гекаты послышался довольный смех. - Иветте этот ухарь точно не подходит, не находишь, Мег?

     - Да я его лично с лестницы спущу, если он ещё хоть раз посмеет хотя бы слишком долго посмотреть на неё, - в гневе Фурия была настолько хороша, что стоящий рядом ламий не сводил с неё зачарованного взгляда и старался ничем не привлечь к себе внимания разговаривающих женщин.

     - Знаешь, эта Лилия даже скандалить не умеет! - Нокс выудила из кармана паутинку сетчатого чулочка на ажурной резинке и переглянулась с Богиней Колдовства.

     Та сверкнула белозубой улыбкой, чёрные как полночь глаза искрились от едва сдерживаемого веселья, ведь испортить торжественность момента она не хотела. Свернув дорогущую вещицу, откуда у подруги оказалась столь изысканная вещица, она допытываться не стала, но осторожно подложила в карман пиджака благоухающий Хьюго Боссом компромат. В сумочке же будущей госпожи Ланской оказался не слишком чистый и кое-как заштопанный носок.

     Потом три небожительницы стали с интересом наблюдать за тем, как разворачивались события. Геката сделала так, чтобы скандалистка заметила тонкую паутинку, о которой Всеволод был, как говорится, ни сном, ни духом.

     Цепкие пальчики ухватили чулок и вытащили из норки.

     - Сева, это что? Я такое не ношу? Ты опять был у своей кареглазой ведьмы? Приличные девушки такое не носят! В нашем кругу категорически запрещено выглядеть, как девица лёгкого поведения!

     Тут сумочка слетела с журнального столика, и оттуда выскользнул такой носок, который далеко не каждый бомж решился бы натянуть, столь странно и неприглядно он выглядел.

     - Развлекаться-то развлекайтесь, голубки, - проворчал Эребус, обняв Нокс за тонкую талию и лукаво сверкая агатовыми глазищами, - но только без косяков. Ну, кто такое в сумочку кладёт к гламурной блондинке а-ля Лили? - Бог Мрака легко пробежался по шее супруги губами и, довольно осклабившись, превратил странный предмет в атласную розу с ярлычком с инициалами 'ЛТ от воздыхателя'.

     - Лилия! - взревел уставший от вечных придирок невесты Всеволод, тыча пальцем в злополучный дар от неизвестного почитателя белокурых истеричек. - Это, вообще, как понимать? До свадьбы осталось меньше недели, а ты такое себе позволяешь!

     - Понятия не имею, кто подложил мне такую свинью, - пошла на попятный девица, лихорадочно перебирая в голове длиннющий список своих недоброжелательниц.

     - Вот это! Вполне в духе твоей тусовочной приятельницы Мегары, даром, что манекенщица и отъявленная стерва.

     - Да если бы не она, ты бы, ты бы... Изменил мне! Мне! - Лили вынуждена была заставить себя успокоиться, ведь она совсем не хотела, чтобы этот ухарь отвертелся от брака.

     - Да если бы не она, ты бы, ты бы... Изменил мне! Мне! - Лили вынуждена была заставить себя успокоиться, ведь она совсем не хотела, чтобы этот ухарь отвертелся от брака.

     - Уговорил, но если мне хотя бы почудится, что ты опять взялся за юбками носиться, сначала разорю, а потом брошу! - в голубых глазах вспыхивали и гасли искры торжества, так как ей снова удалось одержать верх над будущим графом.

     - Лили, главой семьи может быть только мужчина! - брюнет свирепо посмотрел на будущую жену.

     - Тогда я возвращаю в реальность времена матёрого матриархата! - девица выкинула в мусорную корзину изящный чёрный чулок и на обратном пути, воспользовавшись тем, что Всеволод о чём-то крепко задумался, спрятала изящный подарок в потайном кармашке в сумке.

     - Помечтай, пока можешь себе это позволить! - пробурчал брюнет, недовольно поморщившись, когда Лилия бесцеремонно плюхнулась к нему на колени и принялась просвещать во все нюансы предстоящего свадебного переполоха по-тарановски, от чего жених всё больше и больше приходил в неописуемый ужас.

     Эребус сразу же обратил внимание на некую странность, когда левая ножка супруги кокетливо выглянула в разрезе туники, продемонстрировав пару той вещицы, которую Лилия с таким брезгливым выражением на довольно блёклой и страшненькой мордашке засунула в мусорную корзину, припрятав его подарок понадёжнее.

     - Радость моя, не знал, что ты носишь изящное французское и итальянское нижнее бельё, как и эта вертихвостка. Мне можно уже начинать ревновать и рыть копытом землю в поисках соперника?

     - Когда муж начинает считать, что жена - зачитанный до дыр авантюрный роман, значит, уже пора принимать превентивные меры и раздувать угасающие искры интереса к себе, - синие глаза были полны такого лукавства, что супруг решил, что дело тут не чисто, и пора возвращать несколько сданные позиции в собственном доме.

     - Нокс, если ты не против, это мы обсудим наедине: лишние уши нам совершенно ни к чему.

     Он украдкой заскользил по лицам присутствующих мужчин, прикидывая, кто мог подложить ему такую роскошную свинью, пока, высунув язык от усердия, гонялся за чужими юбками в поисках того самого 'Рая Земного', но так и следов его не нашёл. Везде всё было одно и то же: сначала сладкий угар, а потом пресыщение и полная утрата всякого интереса, как это было с Венерой и Юстицией, да и не только с ними.

     Геката в душе потешалась над незадачливым собратом по сфере влияния и подозвала клыкастую официантку величественным жестом:

     - Чего желает Госпожа Перекрёстков?

     - Принеси всем моим гостям вина, только разведи водой: у нас ещё полно дел на сегодня, - она от души веселилась, глядя как Бог Мрака пытается вычислить, кто посмел подбивать клинья к его спутнице жизни Нокс.

     Ламия грациозно поклонилась и стремительно исчезла, вернувшись буквально через несколько минут с украшенным чеканкой бронзовым подносом с серебряными чашами с вином и двумя кувшинами. Только вампирша и заметила, как Эребус, которого она терпеть не могла, что-то подсыпал в чашу молодой ведьмы и, решив отомстить за давнюю обиду, шепнула Ветке на ухо так, чтобы никто больше и не понял, что сказала:

     - Не пей, муж Нокс решил заполучить тебя хитростью, - она взяла с подноса новую чашу, а эту поставила самому интригану, так как, распустив павлиний хвост перед Богиней Ночи, тот даже и не притронулся к своей. - Будь осторожна, Эребус не отвяжется, пока не добьётся женщины, чтобы покинуть её через пару недель среди осколков разбитого им сердца.

     - Спасибо, но почему ты мне помогаешь?

     - Я уже ходила этой тропой, грех не использовать такой шанс отомстить за жестокое разочарование.

     Ветка проверила, не подсматривает ли кто за ними, и поблагодарила Аэти за проявленную к ней чуткость. Ламия только проказливо улыбнулась, сверкнув отдраенными до зеркального блеска белоснежными клычками, поставила рядом с ведьмой стеклянный чайничек с жасминовым чаем и такую же чашку, и помчалась к другому столику, куда её подозвала черноволосая незнакомка в короткой тунике и с внушительным луком за спиной. Здесь можно было не скрывать своей подлинной сути, ведь приказ Юпитера строго гласил: 'Не высовываться'!

     Обсуждение нюансов затянулось до сумерек, поэтому ламия, который неровно дышал к Мегере, попросили проводить Иветту до дому из опасения, что неприятности свалятся ей на голову, словно снег в знойном июне.

     - Исполню всё в точности, моя Богиня, - кровосос загадочно улыбнулся и промурлыкал, - к тому же, эта ведьма стаяла перед обаянием самого Эребуса. Такое увидишь не часто. Если вы позволите, готов взять на себя личную охрану вашей жрицы, если вы позволите чаще вас видеть.

     - Я подумаю, но обещать нечего не буду. Посмотрим, как справишься, кусать никого нельзя, запомни это, иначе у Ветки могут быть большие неприятности с Полицейским департаментом. Ты хочешь попасть на ковёр к Тизифоне, или, не дай Юпитер, к самому Морсу? - увидев, как кровосос заливается зелёной бледностью, Фурия поняла, что он не посмеет ослушаться её приказа. В общем, если, уверен, что справишься с этой нелёгкой работёнкой, то Орк подпишет приказ о твоём переводе под крылышко к полковнику Морсу.

     - Надоело уже подносы таскать под сальные шуточки Либера, если честно. Да и, учитывая, что ты - одна из главных информаторов полиции, лицезреть прекрасную Мегеру буду гораздо чаще, чем здесь.

     - Юнона, как вы мне все надоели! - капризно простонала Фурия, но по её изумрудным глазам было видно, что она совсем не сердится на воздыхателя. - Всё, выматывайтесь. За два дня Алекто приведёт нашу серую мышку в состояние ослепительной Феи. Кстати, Виктора не забудь позвать. - Мег протянула спутнице абонемент в один из самых дорогих и престижных салонов красоты 'Очарование Венеры'. - Идите. Ветка, выспись, как следует. Аор, головой отвечаешь, чтобы с её головы ни один волос не упал!

     - Как пожелаешь, моя Богиня, - вампир учтиво поклонился и легонько потянул Иветту за рукав и шепнул. - Пошли, Мег на дух не выносит Либера, поэтому неприятности могут возникнуть у любого, кто будет иметь несчастье попасться под горячую руку.

     Сколько себя помнила, Иветту всегда пленял вид вечернего города, когда лиловые сумерки спускались на уставший за день мегаполис. Блеск и шум ночной жизни, в отличие от Всеволода и Лили, оставляли её сердце равнодушным. Зато свет фонарей, разливающийся в мягкой полутьме, напоминал о далёком детстве, когда вечер уже стал любимым временем суток Ветки.

     Ламий пробормотал заклинание невидимости и прошептал:

     - Так гораздо интереснее! Если кто-то желает тебе зла, пусть подумает, что ты одна. Тогда он не устоит перед искушением выпустить когти, которые я с удовольствием обломаю!

     Девушка так устала от шума и гама, царящего в 'Смехе Феи', что мечтала поскорее добраться до дома и, приняв душ, заползти под одеяло. К тому же, непрошеное внимание Эребуса вызывало у неё неподдельный ужас и желание скрыться куда-нибудь так, чтобы и следов никто не нашёл.

     - Чикса, я так и не понял, что там было, в 'Смехе Феи'?

     - Алекто долго ругалась. У тебя, видимо, тепловой удар был, уж не знаю что напридумывал твой воспалённый мозг, суслик. - Ветка говорила голосом, в котором не было и тени эмоций, ясное дело, что такая встреча на тёмной улице ей совсем не понравилась.

     - Чикса, как зовут ту официантку? Красивая зараза!

     - Мы не знакомы, но не думаю, что она захочет тебя видеть, ведь ты при всех обозвал её кровосоской!

     - Тогда придётся заменить ту очаровашку одной не в меру зарвавшейся девицей! - тут девушка почувствовала, как ей зажали рот ладонью, чтобы не кричала, и потащили в тёмную подворотню.

     Иветта, подумала про себя: 'А чтоб у тебя на заду чирей вскочил, и никто не давал'! - и вонзила острые зубки в ладонь, которая мешала не то что заорать со всей дури, но просто дышать, и придушенно прошипела:

     - Придурок, тебе мало неприятностей было? Так добавлю! Поверь, для такого благого дела ни капельки не жалко!

     - Хватит меня пугать, чикса! Оставь свои сказочки для дебилов и 'Смеха Феи' и сокурсничков. Сейчас ты сполна заплатишь за все унижения, которые мне пришлось вынести по твоей милости за последнее время! не волнуйся, ни калечить, ни убивать не стану, хотя, возможно, стоило бы!

     Аор весь подобрался, как гончий пёс, почуявший добычу. Бледные ноздри затрепетали, вдыхая аромат тёплой крови, впрочем, инстинкт был скручен в бараний рог волей ламия. 'Если кусать нельзя, то всласть попугать никто не запрещал'! - подумал он, развернув за спиной чёрные кожистые крылья и пакостно хихикнув.

     Гроза промзоны уже предвкушал сладкий триумф, когда почувствовал, как чья-то ледяная ладонь опустилась ему на плечо, а бархатистый голос промурлыкал прямо в ухо:

     - Эй, лапоть, а ты в курсе, что это моя ведьма?

     - Эта чикса меня допекла, пошёл вон! - и парень ускорил шаг, но странный незнакомец не только не отставал, но ещё и вонзил в его кожу острые когти. - Ты что творишь, дебил? - заверещал рыцарь безлюдных подворотен, почувствовав, что если так и дальше пойдёт, то незнакомец пустит ему кровь.

     - Защищаю свои владения от наглых смертных, которые повадились совать нос, куда не просят! - мурлыкающий смех резанул по напряжённым струнам нервов точно раскалённый нож.

     - Отстань от меня, не то я тебе кишки выпущу, а потом и до этой заразы дело дойдёт.

     - Интересно, как ты собираешься это сделать? Свою заточку ты обронил, пока тащил мою ведьму, так что даже не мечтай! - незнакомец откровенно издевался над противником, чего тот стерпеть уже не мог.

     Вцепившись в запястье руки, он попытался оторвать её от себя, но добился лишь того, что острые, как бритва когти располосовали подаренную в 'Смехе Феи' одежду.

     - Давно так не веселился! - доверительным голосом огорошил его наглый вражина. - Ты даже не представляешь на кого руку поднял, глупый маленький смертный!

     Парень испуганно вскрикнул, выпустил Иветту и стал шарить во мраке в поисках чего-то, чем со всей дури огреть чудовище по лобастой башке, чтобы спасти свою шкуру.

     - Знаешь, все эти человеческие байки про серебро, чеснок и осиновый кол не работают, - доверительно выдохнул Аор прямо в ухо порядком перетрусившего промзоновского ухаря. - Я бы тебя сожрал, да вот незадача: у прекрасной Мег на тебя совсем другие планы, даже кости тебе переломать нельзя. А вот малость повеселиться мне никто не запрещал!

     Ламий завертел головой в поисках чего-то, известного ему одному, промурлыкав Ветке:

     - Знаешь, детка, некоторые совершенно не в состоянии прислушиваться к добрым советам. Мне кажется, парочку-другую лет тотального невезения он, как минимум, заработал ко всему ранее обещанному.

     Девушка осторожно села, облокотившись об не слишком чистую стену, и попыталась собрать мозги в кучу, но не преуспела. Свидание с асфальтом не прошло для неё бесследно: голова кружилась и ощутимо побаливала.

     Поняв, что ведьма сейчас временно не дееспособна, кровосос поволок пленника куда-то прочь в бархатную тьму, велев спутнице обязательно дождаться его возвращения. В ответ раздалось невразумительное бурчание, но Аор понял, что его не только услышали, но и поняли.

     - Всегда хотел попробовать, как это пенальти с помощью такого вот козла, как ты, ну, или что-то в подобном роде! - ламий распластал пленника на земле спортивной площадке, наступив ему на грудь когтистой лапой и что-то явно просчитывая про себя, загибая длинные пальцы, покрытые зеленоватыми жёсткими ворсинками, и шевеля чувственными губами.

     Приняв окончательное решение, Аор ухватил свою законную добычу за шкирку и поволок к волейбольной сетке, недовольно бурча себе под нос:

     - Неужели так сложно было просто оставить мою ведьму в покое, а?

     - Она тоже вампир? - задумчиво протянул несчастная жертва произвола нежитя.

     - Нет, обычная смертная, хотя и, в отличие от тебя, с головой дружит. Прекрасная Мегера любому голову открутит, кто посмеет хотя бы вякнуть что-то нелицеприятное про неё! Сёстры моей госпожи и вовсе в порошок сотрут и даже не заметят! - Аор столько унижений натерпелся от Либера и Эребуса в стенах 'Смеха Феи', что решил оторваться на полную катушку и, заодно, умаслить Мег.

     - Тогда ты почему её ещё не сожрал? Да ещё и именуешь моя ведьма? - неподдельное изумление в голосе парня развеселило ламия ещё больше.

     - Жрать друзей не принято даже у нас, а эта малышка - любимица Мегеры, которая украла моё сердце и не заметила. Так что, приятель, - доверительно выдохнул Аор в ухо пленника, - тобой бы с удивлением закусил, да не велено. Ссориться с тремя стервами у нас мало кто рискует, и я к этим камикадзе не отношусь. Морс свидетель!

     - Это что за ханурик такой, у которого бабы верховодят и в подручных такая жуть бегает? - вопрос так и остался без ответа.

     - Тебе может крепко влететь за устроенный балаган! - едва слышный голос Иветты вернул не в меру расшалившегося ламия на грешную землю.

p align=justify>      - Предлагаешь вот так просто спустить ему все его пакости и ещё и меня оставить без развлечения?

     - Нет, - светло-карие глаза мстительно блеснули из-под упавшей на глаза чёлки, - только вот провернуть это дельце надо так, чтобы никому придраться не удалось. Юпитер велел вам не светиться, так ведь?

     - Поздно! - Аор не спешил вернуть себе прежний облик.

     - Сначала сделай так, чтобы он сознание потерял.

     Вампир что-то неразборчиво пробормотал, и его пленник безвольно распластался по кочковатой поверхности дворового футбольного поля. Потом вперил в Ветку пытливый взор изумрудных глаз и приготовился слушать.

     - Скрой собственную суть, неприятности нам совершенно не нужны, и выслушай меня очень внимательно. Надо сделать так, чтобы подумали, что во время драки он слишком сильно головой ударился, тогда подумают, что у него лёгкое сотрясение мозга и галлюцинации.

     - Чуть позже, Иветта. Прикрой меня, вдруг, кого нелёгкая принесёт. Зря он с тобой связался, жил бы спокойно, тихо в своём клоповнике... - ламий ухватил промзоновского неудачника и пару раз приложил головой о росший с самого края дуб. - Говорят, не трожь мою ведьму, значит, ноги в руки и дёру, от греха подальше. Я тоже не железный, хотя жрать уличного бандита как-то совсем не охота. Ветка, ты тут постой, сейчас закончу проделку и отведу тебя домой, как Мегера велела, - от имени любимой Фурии губы растянулись в счастливой улыбке.

     Аор довольно грубо проволок неудачного разбойника по земле, остановившись метра за три до баскетбольного кольца. Ведьмочка в это время следила, чтобы никто не увидел, какие чудные дела творятся на площадке около нового дома, который ещё почти не был заселён. Впрочем, Богиня Удачи оказалась милостива к ним на этот раз: ни одна тень прохожего даже вдалеке не мелькнула.

     - Болтают, что лучшие баскетболисты - люди, но они себе сильно льстят. Эх, жаль его в клубок нельзя свернуть, как ежа, а то б более эффектная вышла проделка! - широко расставив когтистые ступни и балансируя кожистыми крыльями, Аор приподнял бесчувственного парня и метко попал в кольцо.

     - Ему нельзя долго вниз головой висеть! - предупредила девушка, пошатываясь: колени после пережитого так и норовили подогнуться.

     - Один момент, минут пять ему явно не повредит, а я пока тут 'сцену оформлю'.

     Аор снова принял человекообразный вид и, сверкнув в лунном свете белоснежным клыком, без всякой магии устроил колоритный бардак, который обычно сопутствует любой уважающей себя городской драке. Даже ведьмочка была вынуждена согласиться, что всё выглядит убедительно и натурально, если так можно выразиться.

     - А теперь завершающий аккорд ламийской серенады! - кровосос выудил из кармана новенькую 'Люмию' апельсинового цвета и набрал заветный номер, включив громкую связь, чтобы Иветта слышала весь разговор.

     - Служба спасения девять один один! Слушаю вас! - раздался приятный женский голос. - Что случилось?

     - Нужны спасатели, полицейский и скорая помощь. Уличная драка, похоже, была. Мы с девушкой хотели в кино сходить, а тут такие дела. - Аор назвал точный адрес и попросил поторопиться, так как не знает, сколько времени бедолага проторчал в волейбольной сетке вертикально, причем, свисая головой вниз.

     - Ждите, через одну-две минуты спасатели будут на месте.

     Повесив трубку, ламий довольно улыбнулся и помог уже совсем пришедшей в себя Иветте стоять так, словно с ней ничего не произошло совсем недавно.

     - Самое главное, что ты ничего толком не видела, так из тебя никому ничего не удастся выудить. Парень крепкий, особо тяжёлых последствий не будет. Спасибо, что вовремя остановила меня: кажется, я слегка увлёкся.

     Спасатели только подивились, насколько далеко может зайти людская подлость, укладывая пострадавшего, начавшего приходить в себя на носилки. Случай был настолько нетривиальным, что полковник Морс прибыл на место происшествия лично.

     Когда до неё дошла очередь, ведьма лишь продемонстрировала туфельку со сломанным каблучком, теперь уже на другой ноге, и только руками развела:

     - Простите, офицер, если только Алекс сможет вам чем-то помочь. Когда я доковыляла, тут уже ничего не было странного, кроме бедолаги в баскетбольном кольце, - ламий осторожно поддерживал девушку под локоток.

     Молоденькая врач скорой помощи лишь сокрушённо покачала головой, выслушав, что несёт пострадавший, и расстроенно пробормотав:

     - Такой молодой, а уже заработал, как минимум, лёгкое сотрясение мозга. Похоже у него бред с галлюцинациями. Оставлю его под наблюдением на сутки, такие травмы опасны именно непредсказуемыми последствиями, - велела его поскорее увозить.

     Черноглазый брюнет, извинившись, отозвал Аора в сторонку и вручил ему новенькое удостоверение, сурово посмотрел на нового подчинённого, едва слышно шепнув:

     - И чтобы никакого самоуправства! Мне не нужны неприятности! Твоё дело - охранять Иветту. За самодеятельность отправлю в Тартар без права на амнистию! - тон голоса Бога Смерти, которого древние греки именовали Танатос, и тени возражений не допускал.

     - Как пожелаете, мой господин. Да и Мег с меня три шкуры спустит за малейшую оплошность.

     - Согласись, такая служба лучше, чем подносы таскать под пятой у Либера? - заметив тощую, похожую на мышь девицу с цифровым фотоаппаратом, начальник городской полиции лишь тяжело вздохнул и велел подчинённым. - Уберите отсюда прессу, иначе завтра в желтых газетёнках такое прочитаете, что мало никому не будет!

     Впрочем, незваная гостья умудрилась смешаться с толпой и вовремя ускользнуть. В утренних новостях по первому каналу и во всех газетах на первой полосе оказалась фотография промзоновского бандита, которому такая широкая огласка нужна была, как рыбе зонтик. Впрочем, сутки в больнице позволили ему без потерь пережить ажиотаж по поводу его скромной персоны, который вскоре сам собой сошёл на нет.

     Злой, как тысяча чертей, которым дверью грузового лифта придавило хвосты, некоронованный король промзоны благополучно вырвался из лап эскулапов. 'Это не галлюцинации и не бред. Та тварь не сожрала меня только потому, что ведьма, Мегера и какой-то там Морс не велели. Сразу понятно, что оба авторитеты такие, что даже это чудовище приструнить смогли. Ну, ничего, чикса, в другой раз поквитаемся. Рано или поздно наши дорожки пересекутся, тогда ты заплатишь за все мои страдания и унижения!'

     На то, чтобы добраться до своих угодий, у молодого бандита ушёл час драгоценного времени. Зло выругавшись, он выгнал из кустов, в которых обычно прятался в ожидании перспективного прохожего, которого можно было основательно пощипать, незнакомого паренька, прошипев:

     - В следующий раз голову откручу! Это моя территория!

     Просидев целый день в засаде, он так никого и не встретил. 'Да что же за непруха-то такая?! - взвыл несчастный и бросил взгляд на командирские часы, оставшиеся ещё с тех далёких времён, когда он не растворился на просторах промзоны, превратившись в одного из самых опасных и удачливых местного хищника. Правда Фортуна после встречи с Иветтой повернулась к нему роскошными нижними девяносто, и сменить гнев на милость явно не спешила. - А, чтоб тебя! - выругался 'суслик' про себя, сверившись с расписанием в порядком замызганном блокноте, решил пощипать инкассаторскую машину. Делал он это не часто, чтобы не подставить своего информатора, который поставлял дорогие цацки хозяину ювелирного салона 'Блеск роскоши'.

     Неприятности на этот раз не спешили вырисовываться на его горизонте, поэтому мерзавец слегка приободрился, но решил с выводами пока не спешить. Заветный магазинчик, сверкая яркими огнями неоновой рекламы, явно процветал даже в этих, прилегающих к промзоновским кущам местах. Владелец потихоньку приторговывал краденым в обмен на покровительство здешних воротил тёмного бизнеса и взимание относительно небольшой мзды. На стекле был приклеен стикер с изображением ирландской феечкой с флаконом абсента в руках, что означало, что сегодня инкассаторы повезут солидную сумму из 'Блеска Роскоши'.

     Парень никак не мог понять, почему у него так неспокойно на душе, и недобрые предчувствия выпустили метровые когти. Списав всё на пресловутый 'ушиб головного мозга', воришка присел на лавочке, с таким пивом, словно ожидает подружку и, выудив из кармана куртки бутылку пива, купленную в ларьке по дороге сюда, принялся лениво попивать тёмный напиток, явственно благоухающий сивухой.

     Он никогда не был суеверен, но когда облезлая чёрная кошка принялась тереться об порядком стоптанный кроссовок. Парень попытался отфутболить её в ближайшие кусты, но не преуспел в этом. Наглая животина не только ловко увернулась, но и умудрилась полоснуть по ноге. От острых когтей не спасла и линялая ткань тоненьких летних джинсов.

     - А, чтоб тебя, пакость такая! - взвыл страдалец и запустил вслед хвостатой обидчице на половину опорожненной бутылкой, но, к своему крайнему раздражению, не попал.

     На этом его злоключения только начинались: проклятье молодой ведьмочки ещё начинало расправлять кожистые крылья ламии, чтобы исполнить предначертанный на сегодня сюжетный финт в нелёгкой судьбе некогда преуспевающего уличного бандита и поставить жирную точку на ближайшие три года в его поганой карьере.

     Инкассаторская машина лихо подкатила к служебному входу, и двое служащих банка вскоре скрылись в недрах ювелирного салона. Выудив из кармана флакон со старым добрым хлороформом, любитель острых ощущений подкрался к разморенному от нестерпимой жары шофёру и приложил к его лицу не слишком чистую тряпицу, щедро политую снотворным составчиком. Здоровяк пару раз что-то протестующе пробормотал и отключился. Заклинив тормоз, промзоновский ухарь присел за колесом в ожидании своего сладкого пирога на праздники жизни.

     Служащие банка не возвращались так долго, что сидящий в засаде бандит был вынужден несколько раз разминать затёкшие от долгого сидения ноги, теряясь в догадках, что могло их там так надолго задержать.

     Пролетавшая мимо ворона, мстительно каркая, уронила ароматный подарок прямо на капюшон страдальца. Тот негромко выругался и запустил вслед нахалке увесистой каменюкой, которая, впрочем, отрикошетила от стены и едва не распластала его по земле, ударив в грудь. 'А, чтоб тебя! Да что они там, канат проглотили и в сортир пошли? - ворчливо подумал он.

     Когда запропавшая парочка появилась, таща по четыре мешка в каждой руке. От такого изобилия у промзоновского джентльмена удачи даже глаза разгорелись. Он уже мысленно потирал руки, понимая, что выиграл тот самый пресловутый джек-пот, о котором он столько раз слышал, но коварный шанс был так редок, что о нём ходили лишь противоречивые и путаные легенды.

     Выудив из кармана кожаный ремень с небольшим грузиком, наглец легонько приложил обоих по макушке и для верности ещё и хлороформа заставил вдохнуть. 'Никакая ты не ведьма, чикса, а только жутко везучая наглая девчонка из универа!' - он презрительно фыркнул, заталкивая добычу в заранее приготовленный мешок для картошки из грубой и замызганной дерюги и расторопно завязывая завязки на горловине увесистого баула.

     Обчистив салон машины и карманы пострадавших, он приободрился ещё больше и уже собирался сматывать удочки, как раздался свист кожаного ремня, и его щиколотки обожгла острая боль, а сам он полетел на асфальт. Совсем неласковый удар об твёрдую поверхность с жарой сделали своё чёрное дело: парень лишился чувств и остался в полном неведении о собственной дальнейшей судьбе.

     Увидев сурово смотрящего на него полковника Морса, промзоновский суслик по прозвищу Хорёк, понял, что на этот раз ускользнуть ему не удастся. Выражение лица сероглазой заместительницы начальника городской полиции тоже не сулило проколовшемуся бандиту ничего хорошего.

     - Виталий, вы только вчера покинули больничную койку, и сразу за своё! - в голосе брюнета, к удивлению задержанного, была лишь бесконечная усталость, видимо, служба совсем его заела.

     - Мы с Мег давно собирали информацию по пару десятков глухарей. Допрыгался, соколик, - глаза фурии Тизифоны победно сверкнули из-под кокарды фуражки, - три года - срок, конечно, небольшой, для начала, но, есть подозрения, что за тобой водятся и более тяжкие грешки. Так что, моли всех богов, чтобы твои грешки никогда не всплыли.

     - Начальник, головой я, видно, сильно ударился: везде мерещатся клыкастые твари с кожистыми крыльями, которые грозятся выпить меня, как я бутылку с дешёвым пивом!

     - Что ж, думаю присяжные учтут ваше не слишком хорошее здоровье, но за попытку ограбления инкассаторской машины отвечать всё равно придётся, - равнодушно проронила Тизифона.

     Промзоновский прохвост, с недовольством заметил, что лодыжки не сильно стянуты солидным кожаным ремнём, а на запястьях защёлкнуты банальные полицейские наручники.

     - Эй, а ноги зачем так упаковали? - срывающимся от ужаса голосом попытался возмущаться он.

     - А это чтобы ты не вздумал удрать, если твоей ушибленной башке что-то ещё привидится из разряда неуставного! - усмешка полковника парню совсем не понравилось, как и то, что взгляды его мучителей веяли прямо-таки могильным холодом.

     - Тизифона, как думаешь, мы не превысим своих полномочий, если допросим абсолютно всех свидетелей по глухарям. Особенно тем, где срок давности почти истёк?

     - Должностная инструкция 'Юпитер ноль-ноль-гамма' в такого рода случаях допускает нестандартные подходы? - Виталий с удивлением увидел, как в чёрных, самых обычных глазах вспыхивают языки пламени, хотя никто даже зажигалки рядом не держал, чтобы отражение открытого огня могли отразиться на хищно сверкнувшей радужке.

     - Да, шеф, даже вменяется в обязанность! Любое Зло должно быть наказано! - брюнетка бросила злорадный взгляд на задержанного, намекая, что мало ему не покажется, причём, совсем скоро.

     Морс, у которого фамилии на самом деле никогда и не было, загадочно улыбнулся и опустил жалюзи, создав столь необходимый полумрак для того, чтобы допросить тени ушедших, коль скоро живых свидетелей практически не было.

     - Шеф, охранник Аор предоставил мне подробный отчёт: этот человек пытался ограбить Алекто Тартарину и Иветту Местину. Причём, он был очевидцем и готов уговорить обеих девушек написать заявление.

     - Неплохо, но этого будет слишком мало. Его могут отпустить под подписку о невыезде: во время нападения на инкассаторскую машину никто не пострадал, попытка ограбления - не само оно, - Бог Смерти в который раз подивился, что смертные обращаются с Законами так же, как небожители с Моралью.

      Итак, кто нам может предоставить интересующую нас информацию?

     - Живых свидетелей соучастия или серьёзных проступков обнаружить не удалось, а число глухарей за последние пять лет выросло так сильно, что Юпитер и Юнона в ярости! - фурия старалась не встречаться взглядом с полковником Морсом, так как чувствовала, что настроение у него такое, что, если попасть под горячую руку, мало никому не покажется, даже старшей Богине Мести.

     Бог Смерти, которого древние греки уважительно величали Танатос, постучал костяшками пальцев по дубовой столешнице письменного стола и задумчиво проронил:

     - Говоришь, Юпитер и Юнона не довольны текущей раскрываемостью?

     Офицер сокрушённо покачала темноволосой головой: перед глазами встали воспоминания о последнем вызове на ковёр, и как Эребус ещё и масла подлил в огонь гнева Отца и Матери Богов. При этом она с крайней степенью неудовольствия поняла, что Морс видел всё, заглянув в этот миг в её разум и недовольно поморщился.

     - Как думаешь, Виталик сможет перенести наши нетрадиционные методы допроса? - в чёрных глазах задержанный увидел лишь злорадное веселье.

     - Жить захочет - выкарабкается! - кровожадно усмехнулась фурия, пристёгивая ухаря из промзоны дополнительными наручниками за запястья и щиколотки к на совесть вмурованному в пол кабинета полковника стулу.

     - Вы не имеете права меня бить или пытать! - молодой бандит только сейчас почуял, что пятки уже конкретно горят, но на этот раз вывернуться уже не удастся.

     Танатос Морс, согласно официальным документам, возглавлял городскую милицию уже без малого тридцать лет, после того, как Юпитер повелел сделать всё возможное и нет для того, чтобы люди почаще вспоминали о Богах, позволяя тем больше вмешиваться в реальную для них жизнь.

     Брюнет старательно закрыл все окна специальными тёмными ролетами и выпустил специальное заклятье, чтобы никому и в голову не пришло их побеспокоить. Единственным источником света оказалась странная тёмно-синяя свеча в подсвечнике из вулканического стекла, украшенном странным орнаментом.

     Из мглистого угла выскользнул Аор и протянул Морсу два заявления. Одно было от Иветты, другое от младшей фурии.

     - Присядь, будешь у нас с Тизифоной за понятого. Если что подтвердишь, что допрос прошёл без малейших нарушений согласно должностной инструкции 'Юпитер ноль-ноль-гамма' в процессе допроса подозреваемого зафиксировано не было.

     Тем временем полковник Морс, вперив отсутствующий взгляд, что-то запел на незнакомом задержанному языке. Мгновение и среди причудливых хитросплетений странной музыки заскользил и высокий и сильный голос майора Тизифоны, через пару куплетов и парень, принёсший два заявления, присоединился к старательно дерущей горло парочке.

     В углах кабинета полковника точно живые заклубились тени, заставив пламя свечи испуганно затрепетав. На их фоне сгустками непроглядного мрака возникло несколько фигур, очертаниями похожих на человеческие.

     Самая ближняя из гостей провещала бесцветным голосом, больше похожим на шелест сухого тростника под не слабеньким ветром:

     - Чем та, что была Ангелиной Сианой, может служить тебе, господин мой Танатос?

     - Ккккто это? - с трудом выдавил из себя Виталий, испуганно косясь на полупрозрачную женщину, которая при жизни, видать, была божественно красива.

     - Ангелина Сиана, одна из тринадцати Привратниц Тартара. Цербер, конечно, щеголяет тремя головами, но и ему не под силу уследить за всеми душами, которые туда сходят.

     - Принеси мне регистрационную книгу и выясни, кто из усопших за последние пять-семь лет, может пролить хоть каплю света на тёмные делишки этого смертного.

     - Как пожелаешь, господин мой Морс, - она с поклоном протянула мужчине три увесистых талмуда, судя по всему, с пергаментными листами, после чего раздался скрежет закрываемых врат где-нибудь в средневековом замке, и кабинет вновь приобрёл свой первоначальный вид.

     - Итак, Тизифона, помоги мне. Выписывай имена и фамилии любого, кто может быть хоть как-то связан с этим ухарем. Будет идеально, если мы накроем и всех его ныне здравствующих сообщников.

     - Конечно, Танатос. Каждое зло должно быть наказано! На том стоим, стояли, и будем настаивать вечно! - брюнета грациозно плюхнулась в кресло напротив высокого начальства и прилежно зашелестела страницами, делая какие-то пометки в блокноте.

     Аор, опустившись в свободное кресло, насмешливо поглядывал на задержанного, а потом спросил в лоб:

     - А что тех или того, кто поиграл в баскетбол этим ухарем так и не нашли?

     - Нет, но это и не важно. Слишком много глухарей и висяков, чтобы заниматься подобными мелочами, - Морс отмахнулся от не в меру развеселившегося ламия, как от надоедливой мухи и тяжело вздохнул. - Не покалечили, не убили, а только воздали должное за наглость. Жив, вот пусть и радуется жизни! А теперь помолчи, похоже, я что-то нащупал... - полковник что-то пробормотал, и в кабинете появилась молодая необыкновенно красивая женщина с изумрудными глазами и волосами цвета гречишного мёда.

     - Танатос, мы, кажется, договорились, что ты не будешь злоупотреблять моим добрым к тебе отношением? Ты побеспокоил меня второй раз за последние двадцать лет! Думаешь, у меня других дел нет, как разгребать чужое изгаженное грешками исподнее?!

     Виталий с изумлением воззрился на странный головной убор: то, что казалось гротескной шляпкой с прозрачной вставкой вуали, на самом деле оказалось крылышками, которые по чьему-то капризу росли на голове незнакомки. Рассердившись, она привела их в движение, видимо, не желая надерзить суровому начальству, которое нашло бы способ примерно наказать за непростительное хамство.

     - Талея, я и так стараюсь тревожить твой покой как можно реже, Тизифона и Аор мне свидетели! - Танатос начинал злиться: ведь какую-то тысячу лет тому назад он позволил смертному возлюбленному этой вертихвостки прожить лишние три сотни лет, уговорив Богинь Человеческой Судьбы сделать исключение на основании нескольких прецедентов, бедолага прожил ровно столько, сколько и нежные и страстные чувства в сердце феи.

     - Второй раз за какие-то неполные двадцать лет! Ты отвлёк меня от очень важного ритуала, Морс, поэтому позаботься о достойной награде за труды! - подумав, а не закатить ли грандиозную истерику, всё же решила, что ссориться с Богом Смерти не стоит, а вдруг опять какому-нибудь смертному бедолаге удастся похитить её любовь.

     - За удовольствия всегда приходится платить, Талея.

     - Что ты хочешь узнать? - крылышки капризной особы снова пришли в движение, обдувая всех приятным ветерком.

     - Найди для меня в Тартаре несколько душ, которые смогут дать мне наводку на ныне здравствующих людей, которые могут дать мне непрошибаемые факты, чтобы упечь этого ухаря хотя бы годика на три. Мне настолько надоели его проделки за последние пять лет, что не помешает от него отдохнуть.

     Талея наградила Виталия полным презрения взглядом и важно удалилась, попросту растаяв в воздухе. Надувшись от самодовольства, она вернулась через каких-то двадцать минут, таща за руку бледную тень довольно молодой девицы весьма разнузданного вида.

     - Это Каттори, одна из Стражей Границ. Уверена, она сможет рассказать тебе много интересного. Надеюсь, теперь я могу идти?

     - Благодарю за службу Талея, буду должен! - Танатос начертил в воздухе замысловатый знак, вспыхнувший багровым светом, подтверждая обещание. - Итак, Каттори, кого следует привлечь для составления эффективного списка свидетелей?

     - О, господин мой Танатос, - промурлыкала девица, которая при жизни была греческой гетерой в Афинах, - достаточно призвать Маргариту Ланскую. Эта бедняжка была убита при странных обстоятельствах во время налёта на ювелирный салон 'Блеск Роскоши' два года назад. Очевидцы говорят, что она наотрез отказалась давать грабителю код от своей банковской карты. Налётчики забрали её с собой, через трое суток нашли только бездыханное тело в одном из подвалов промышленного склада как раз на территории, где разбойничает наш ухарь Виталик.

     Тизифона сразу почуяла восхитительный аромат страха и даже облизнулась от удовольствия, промурлыкав внезапно охрипшим голосом:

     - Каттори, приведи её к нам прямо сейчас. Пуделёк нервничает и готов сделать на полу признательную кучку, - она засмеялась, точно кошка, играющая с глупой мышью, готовясь вызвать острые коготки. - Вроде, там в связи с этим делом взяли лишь двух из троих бандитов, а водителя они так и не сдали?

     - Прекрасная у тебя память, вот поэтому я и экономлю бюджет нашего заведения, отказавшись от услуг секретарши: ни одна смертная не принесёт столько пользы на боевом посту, сколько под силу тебе! - Танатос улыбнулся, хотя больше всего выражение лица полковника походило на кровожадный волчий оскал. - Поторопись, Каттори, Виталий должен попасть на судебное разбирательство в здравом уме и трезвой памяти.

     - Да уж, только надо так, чтобы тут происходящее не выходило за пределы версии сильного ушиба головы, так что, Морс, не переборщи с впечатлениями.

     Аор не удержался от проказы и, когда гроза промзоны кинул на него взгляд, сверкнул белоснежным клыком, который уже через несколько мгновений принял свои маскировочные размеры. Ламий весело подмигнул задержанному и лениво поинтересовался:

     - Надеюсь, руки и ноги не затекли от долгого сидения? Потерпи, скоро всё благополучно закончится, и разомнёшь их по пути в одиночную камеру.

     Бледное полупрозрачное бесцветное создание, которое при жизни было очень красиво и чем-то отдалённо напоминало своего дядю Всеволода, набросилось на Виталия с упрёками:

     - Почему ты не вступился за меня, а просто уехал, оставив в лапах тех, кто повинен в моей смерти? Господин мой Танатос, именно этот мужчина был третьим, но он лишь исполнял роль водителя и не повинен в том, что я так рано покинула Мир Живых.

     - Маргарита, он должен заплатить за свой проступок, но нам нужны непробиваемые доказательства. Чем ты можешь помочь следствию. Каждое Зло должно быть наказано, но и человеческие законы мы проигнорировать не имеем права.

     - Я покажу вам, где спрятан мобильный телефон, где зачинщик всего этого кровавого действа заснял, как меня убивали, и как он угрожал водителю, что уничтожит и его, если тот сболтнёт хоть одной живой душе об этом деле, - по призрачной щеке скатилась злая одинокая слезинка.

     - Аор, Тизифона, соберите все улики, которые только удастся обнаружить. Маргарита, возможно, мне удастся добиться пересмотра приговора обоим фигурантом той гнусной истории. Они получат пожизненное, которое заслужили! - чёрные глаза злорадно сверкнули, тень из Тартара жадно облизала серые губы и с надеждой посмотрела на полковника.

     - Вы позволите мне медленно сводить обоих с ума, не убивая?

     - Ты в своём праве, Маргарита. Только одно требование: они должны прожить полную меру жизни, отмерянную Парками, осознавая каждое её мгновение.

     - Господин мой Танатос, благодарю вас, - прошелестела Маргарита и поманила за собой бесплотной рукой старшую фурию и ламия, который снова проделал фокус с появляющимся и пропадающим клыком, чтобы задержанный был посговорчивее.

     - Итак, Виталий, должен сказать вам то, что слышит любой находящийся под следствием в этих стенах под сенью Юстиции! - кривоватая ухмылка подсказала пленнику, что дело тут не только в привычных абстрактных понятиях. - Чистосердечное признание смягчит вашу вину. Всё, сказанное вами может быть использовано против вас в суде! - Бог Смерти одарил промзоновского ухаря весьма красноречивым взглядом и опустил несколько массивный подбородок на сложенные в замок руки, сверля задержанного насмешливым взглядом. - Предложение о сотрудничестве имеет силу до того момента, как мои люди не вернутся с непробиваемыми фактами. Тогда три года могут обратиться в, как минимум, десять. Выбор за вами, господин Тавин.

     Поняв, что деваться ему некуда, Виталий потребовал ручку и бумагу и расписал в подробностях все события той роковой ночи до момента, пока сообщники не отпустили его восвояси. Машину облили бензином и подожгли, чтобы никто не смог обнаружить несчастное транспортное средство, угнанное с одной из стоянок автопарка.

     Тизифона подготовила все материалы к завтрашнему суду и тяжело вздохнула:

     - Общение со смертными не проходит бесследно ни для кого: мне жаль эту бедовую девицу, неужели ничего нельзя сделать? Вроде, далёкие времена прошли, мир изменился безвозвратно.

     - Можно. Думаю, что переговорю с Парками. Быть может, они примут в расчёт то, что без содействия Маргариты нам не удалось бы избавиться от целого ряда глухарей. Репутация для Юпитера важна настолько, что многие старые методы теперь под строгим запретом.

     В ответ раздался тяжёлый вздох фурии, а Морс отчётливо услышал воспитательный свист плети, сопровождаемый полным боли и раскаянья стоном преступника. Но, с Отцом и Матерью Богов спорить было чревато слишком крупными неприятностями.

     Иветта даже и сама не поняла, почему проснулась. Хвалёное ведьмино чутьё вопило благим матом, что кто-то вломился без спроса в её квартиру.

     Пожелав наглецу тысячу и одну досадную неприятность, девушка, сжав в руке амулет, подаренный Тизифоной, накинула халатик на голое тело и принялась осторожно оглядывать свои владения в поисках нарушителя её покоя.

     Аор куда-то, как на грех, отлучился, вот кто-то и воспользовался тем, что ламий был вынужден отбыть по делам службы. Ветка прекрасно знала, что приказы Морса не дерзали обсуждать даже три Фурии из опасений получения нагоняя по полной программе.

     Никого так и не обнаружив, Ветка с удивлением обнаружила на подоконнике в спальне роскошную чёрную розу, чьи лепестки явственно отсвечивали багровым сиянием и небольшой свиток пергамента, аккуратно перехваченный узкой золотой тесьмой.

     Ведьма хотела только одного: спать, поэтому, подавив слабый писк протеста от собственного неуёмного любопытства, поставила защитные чары на подарок, в котором почуяла скрытый подвох, и на собственную квартиру, решив, что не будет ничего трогать без присмотра Мегеры или Тизифоны.



История 2. Свадебный переполох под соусом Тартар



     Иветта трусливо подумала, что месть не стоит таких страданий с её стороны. До свадьбы Лилии и Всеволода оставалась ещё неделя, а Алекто развила такую бурную деятельность, что взвыли даже Тизифона с Мегерой, которые давно привыкли к выходкам своей неугомонной сестрицы. Виктор, поблагодарив судьбу за то, что не уродился женщиной, тихонько слинял, как только белокурая бестия позволила ему уйти и занялась дамами с не меньшим усердием, чем когда-то воспитывая угодившись под её плеть грешников.

     Аору пришлось вызвать такси, чтобы доставить совсем обессилившую от такого непривычного произвола ведьму домой и донести до входной двери. Он с тревогой посмотрел на девушку и задумчиво проронил:

     - Разве месть Ланскому и Тарановой стоит таких страданий? Не понимаю я вас, людей, как и Богинь. Ну, разбежались, да и хвала Юпитеру, коль скоро этот ухарь таким дерьмом гнилым оказался.

     - Нет, но отступать уже поздно! - прошептала Иветта, чувствуя, что у неё болят даже те мышцы и связки, о наличии которых в своём теле она и не предполагала. - Фурии и Геката с Нокс явно настроились оторваться по полной. Да и у последней свои резоны: она решила накрутить хвоста не в меру развоевавшемуся муженьку, а помочь отплатить за мою обиду сторицей только для того, чтобы поучаствовать в общем веселье, не более того.

     У ведьмы и осталось сил лишь на то, чтобы принять душ, переодеться и рухнуть в постель, чтобы соскользнуть в сон, полный кошмар на тему фитнеса, косметических процедур и массажа.

     Богини и Фурии решили немного спустить пар в 'Смехе Феи', коль скоро Алекто провела их через все круги ада под названием 'Салон Красоты 'Три Грации''.

     Рыжеволосая Мег грациозно опустилась в высокое кресло у барной стойки и взмахом изящной ручки подозвала к себе официантку-ламию, со скучающим видом выдохнув:

     - Арала, принеси мне чашку кофе с ликёром, да покрепче. Мне нужно восстановить расшатанные нервы!

     - Выпей чего покрепче, Мегера, - Эребус выскочил откуда-то, точно чёртик из табакерки, и лукаво сверкнул антрацитовыми глазами на строптивую Фурию, такую же вредную, как и обе её сестрицы. - Кому это жить надоело, что так тебя допёк?

     - Современная налоговая система - хуже Тартара! Едва сдержалась, чтобы не отвесить этому ухарю из налоговой инспекции плетей. Придрался к сумме выплаты. - Богиня Мести прервала свой рассказ, наслаждаясь прекрасным кенийским кофе, сваренным именно так, как она любит.

     - Одно твоё слово, и он больше никогда тебя не побеспокоит, моя дорогая...

     - Дорогая, да не твоя, Мрак! - фыркнула дамочка и снова вернулась к горячему как пламя ада напитку, приятно согревшему её желудок.

     Решив, что время слов прошло, ушлый пройдоха попытался сунуть нос в глубокое декольте обтягивающего платья, но получил лишь звонкий щелчок по его кончику в ответ.

     Рыжеволосая звезда подиума и кино обвела скучающим глазом бар и не нашла никого, кого можно было бы счесть достойным развеять её скуку, но она пока что не изголодалась по мужскому вниманию не настолько сильно, чтобы опуститься до шашней с ламием.

     Поставив пустую теперь уже чашку из полупрозрачного фарфора на дубовую столешницу, она легко соскользнула на пол и нашарила в сумочке верный мобильник. Надавав Эребусу по жадным грабкам, она, едва прикасаясь подушечками длинных пальчиков к кнопочкам, выстучала номер:

     - Привет, Нокс, посоветуешь, куда лучше прошвырнуться развеяться? Тут сегодня настоящее болото, даже Талассий припёрся и всем втирает про святые узы брака. Интересно, вот только кому?

     - Геката рекомендует ночной клуб 'Крылья Мотылька'. Попробуй, потом нам расскажешь, - раздался не слишком трезвый голос Нокс, которому фоном служил восторженный мужской голос.

     Эребус, державший в руках бокал с элитным красным вином, так сжал ножку, что на рассыпалась в пыль.

     Мегера, решив не заморачиваться с дорогой, просто исчезла, растворившись в полумраке бара.

     Рыжеволосая молодая женщина, облачённая в короткое чёрное платье в обтяжку и в красных туфлях на шпильках, сразу привлекла к себе внимание завсегдатаев 'Крыльев Мотылька'. У роскошного бара была слишком дурная репутация, чтобы тут часто видели новые лица.

     Мег заняла место за одним из свободных столиков и попыталась расслабиться. Никто так не бесил эту Фурию, как налоговые ухари, на которых вредность ни с того ни с сего наскочила. Уютная обстановка и интимный полумрак пришлись ей вполне по вкусу, а прилипчивую песенку она уже через несколько мгновений мурлыкала себе под нос приятным голосом, который не одного мужчину с ума свёл.

     Подозвав официанта, Мегера заказала коктейль 'Бьянка' и свой любимый вишнёвый десерт со взбитыми сливками: потрёпанные налоговым инспекторам и вывертами не в меру разбушевавшейся в поисках совершенства Алекто нервы требовали разрядки, но так, чтобы потом не получить нагоняй от высокого начальства в лице Юпитера и Юноны.

     Когда небольшой сцене вспыхнула подсветка, сестра Тизифоны лениво воззрилась на симпатичного блондина с бесстыжими голубыми глазищами в пол лица, который завёл очередную песню о любви. Мегера лишь закатила глаза и раздражённо фыркнула. 'Везде одно и то же: мужчины поют о нетленных чувствах и святости брачных уз, а сами часто не способны устоять перед очередной юбкой, если её хозяйка достаточно молода и красива. Поверившиеся же им бедняжки потом вынуждены искать защиты у Фурий и Гекаты. Вот взять того же Эребуса. Сам гуляет: только дым коромыслом и пыль столбом, а когда Нокс решила отплатить той же монетой, так он тут же в позу и обижаться. Двуличный Мрак, фуу', - рыжеволосая поборница морали и правды с недовольством увидела, что блондинистый ухарь, довольно красноречиво раздевающий её жадным взглядом, не спросив разрешения, плюхнулся рядом и заливается соловьем о прелестях бессмертной любви и вечной верности.

     Подождав, пока он закончит драть лужёную глотку, Фурия, словно бы мимоходом, поинтересовалась:

     - Я так похожа на наивную идиотку, что ты тут павлиньи перья распустил веером, да так, что сопли и слюни по ветру летят?

     Выражение лица ловеласа изрядно развеселило Мег, она щёлкнула непрошеного ухажёра по носу, как частенько проделывала с Эребусом и Либером, доела десерт и, демонстративно облизав ложку, отправилась танцевать очередной быстрый танец уже под фонограмму.

     Максу строптивая дамочка лишь раззадорила аппетит: он никогда не считался с желаниями на горе себе приглянувшейся ему девицы. Эта же рыжая стерва манила его точно мотылька свет факела. Хотя местный менестрель и не догадывался, что решил сам сунуть глупую башку пантере в пасть, думая, что имеет дело с ласковой домашней кошечкой.

     Подойдя к ди-джею и что-то шепнув ему на ухо, похожий на всклокоченного ёжика парень снова направился к ничего не подозревающей об его планах на сегодняшнюю ночь жертве. В полумраке 'Крыльев Мотылька' разлилась чувственная мелодия танго, что вызвало удивление даже у повидавших многое завсегдатаев этого печально известного на всю округу злачного места. Увидев, что надоеда направляется именно к ней, рыжеволосая стерва с сомнением спросила у первого подошедшего к ней явно местного завсегдатая:

     - Котик, а ты танцевать-то умеешь? Если не понравится, больше никогда не сможешь пригласить ни на один парный танец.

     Молодой брюнет лишь загадочно улыбнулся и предложил Фурии руку, которую та благосклонно и приняла. Дело в том, что Мег на дух не выносила блондинистых нахалов, в отличие от своей младшей сестры, поэтому Макс снова остался ни с чем. Ему только и осталось наблюдать, как новоиспечённая парочка, которая устроила целый танец страсти, поражая остальных посетителей профессиональным уровнем исполнения. Движения были настолько отточены, словно они устраивали такое представление вместе уже лет десять, если не больше.

     Отвергнутый воздыхатель, впрочем, сдаваться не собирался, а, улучив момент, отшвырнул соперника к стене и перехватил инициативу. Только вот совсем не учёл, что танго может наказать не слабее кожаной плети в Тартаре. Мег вилась вокруг рассерженной змеёй, а под последний аккорд наглец улетел в сторону барной стойки, впечатавшись мужественным лбом прямо в ножку стола и растянулся на полу.

     Фурия сделала вид, что с беспокойством склонилась над страдальцем, а сама, гневно сверкая злыми волчьими глазищами, прошипела так тихо, что только провинившийся мужчина и смог расслышать. Слова в памяти, словно калёным железом выжгли:

     - Да чтоб тебе попасться на пути обиженной на весь мир фее! - после этого рыжая оторва послала воздушный поцелуй порадовавшему её брюнету и, проплыв в полумраке бара точно видение, вышла на улицу.

     Макс зло выругался сквозь плотно стиснутые зубы и поспешил вслед за не в меру наглой оторвой, которая умудрилась опустить его при завсегдатаях 'Крыльев Мотылька' ниже плинтуса. Выскочив на крыльцо он с удивлением понял, что девицы уже и след простыл, хотя не слышал, чтобы от парадного входа отъезжала машина.

     Блондин вытащил сигарету из серебряного портсигара и нервно закурил, прекрасно понимая, что теперь, как минимум, до конца недели дружки и завсегдатаи будут за глаза мыть ему кости за то, что упустил зеленоглазую стерву.

     Выкурив пятую, он заметил, что на улице уже совсем стемнело, и с удивлением услышал лёгкий шорох шагов, явно женских. 'Ага! - подумал он, едва не лопаясь от самодовольства. - Она решила вернуться, где уж даже такой красивой бабёнке устоять перед искушением в моём лице'!

     Решив, что непокорная красотка по достоинству сможет оценить его напор, даже не рассмотрев, кого нелёгкая принесла, сгрёб незнакомку в охапку.

     - Ах ты, наглый смертный червяк! - донеслось рассерженное шипение, потом что-то довольно больно ударило его по щекам, сразу по обеим, хотя он крепко держал свою нежданную добычу в крепких объятиях.

     Через миг он пересчитал задом все три ступени невысокого крылечка и неловко плюхнулся на землю газона. Склонившаяся над ним женщина была совсем не той особой, встречи с которой он так жаждал. Волосы цвета гречишного мёда, бледная кожа, отливающая чуть ли не металлическим серебром, на голове какая-то странная, ну, назовём конструкцию так, 'шляпка', похожая на крылья бабочки, нижняя часть которой, прикрывающая злые изумрудные глазищи, была прозрачной.

     - Извини, детка, обознался, - пошёл на попятный мужчина, почуяв, что сейчас на нём сорвут злость за все грехи этого бренного мира. - Что-то не слышал, чтобы наши конкуренты устраивали бал-маскарад в средневековом стиле... - пробормотал он, разглядывая странное мешкообразное платье до самых пят из слегка просвечивающего материала, похожего на домотканую шерсть, к тому же зелёно-белую 'шотландку'...

     - Я тебе сейчас такой бал устрою, что имя своё забудешь! - тут Макс с ужасом понял, что шляпка и не головной убор вовсе, а настоящие крылья бабочки.

     Ухватив прохвоста за ногу и обещая поучить его уму-разуму, Талея поволокла добычу, мнившую себя сердцеедом и удачливым охотником, крепко ухватив за щиколотку. Голова бедолаги волочилась по земле, болтаясь из стороны в сторону, точно мешок с картошкой.

     Последним, что Макс запомнил, было довольно ухмыляющееся лицо запавшей ему в душу девицы, которая всё это время пряталась за огромным кустом цветущего жасмина.

     Музыкант, которого довольно бесцеремонно макнули в небольшой прудик, заросший белоснежными кувшинками, с трудом разлепил голубые глазищи и обжёг свою мучительницу ненавидящим взглядом.

     - У кого-то, если правильно тебя поняла, неожиданно образовалась пара лишних глаз? Не надо на меня так смотреть, не я к тебе приставала, смертный! - чуть оттащив пленника от воды, она выпустила прозрачные крылышки на спине, а 'шляпка' на голове пропала, будто её там никогда и не было.

     Повертевшись несколько минут у водопада, явно заменявшего дамочке зеркало, Талея расчесала волосы цвета гречишного мёда, насмешливо посматривая на горе луковое, которое само приплыло к ней в лапы.

     - И что со мной теперь будет? - мужчина чувствовал, что без последствий из этого приключения ему выпутаться уже не удастся, а в ушах зазвучала фраза, сказанная рыжей заразой, которая сейчас воспринималась не меньше, чем утончённое проклятье: 'Да чтоб тебе попасться на пути обиженной на весь мир фее'! - Ты ведь - фея?

     - Да, - фыркнула в ответ зеленоглазая женщина, любуясь собственным отражением в водяном зеркале.

     - Тогда тебе положено исполнять желания! - Макс даже зажмурился, осознав, какие перспективы перед ним открываются.

     - С чего ты взял? Господи! - всплеснула Талея тонкими ручками. - Чего только не придумают люди, лишь бы и дальше лелеять собственную лень! Купи себе губозакатывающую машинку, котик, вон уже скоро до земли свисать будет, оттопырил как! Держи карман шире! Можно было бы, конечно, тебя тут оставить, развеять тоску, да не повезло тебе: терпеть не могу блондинов, особенно с голубыми глазами. Да и проблем мне не надо: на рассвете верну, где взяла, не дрейфь, мальчишка! Только вот за наглость полагается наказание! Что бы мне, этакое, учудить-то с тобой? - и женщина надолго задумалась, а у бедолаги от ужаса уже начинали поджилки трястись.

     - Знаешь, ты ведь любишь женщинам надоедать? Так вот: до конца этой недели будешь удирать от толпы мужей и возлюбленных всех тех, кого пытался охмурить! А пока можешь побиться глупой башкой вон об тот пенёчек. Авось и поумнеешь: дурь выйдет - ума прибавится! Хотя, сильно сомневаюсь! Скорее, оставшийся ум выйдет, а глупости на порядок прибавится. Ибо не дано воробью стать Жар-Птицей! А теперь спи, проснёшься на крылечке своего притона. И Танатоса благодари, что на этот раз отделался так легко, но ещё не вечер! Это далеко не последняя наша встреча, соколик!

     Картины, которые предстали перед глазами пленника, порождённые изощрённым разумом обиженной на весь белый свет феи, привели к тому, что бедолага провалился в благословенное небытие.

     Бедолага пришёл в себя на рассвете из-за того, что кто-то, крепко ухватив его заворот модной джинсовой куртки, тряс так, словно хотел душу выгнать из его бренного тела.

     С трудом разлепив веки, Макс с ужасом увидел приятеля фотомодели, с которой познакомился на одном из светских раутов, которые устраивала Лили Таранова. Поняв, что простым мордобоем дело может и не обойтись: противник уже много лет профессионально занимался боксом, потому мог и зашибить в припадке ярости. Карие глаза не обещали ловеласу ничего лучше длительного отдыха на больничной койке.

     Ужом выскользнув из джинсовой куртки певец попытался проскользнуть в бар, но дверь открылась и к одному недоброжелателю добавились ещё трое, свирепо буравившие бедолагу кровожадными взглядами.

     Помянув недобрым словом и противную фею, и рыжую заразу, из-за которой он так капитально влип, Макс помчался по улице, петляя точно заяц, за которым гналась охотничья свора. 'Да что же за непруха-то! - думал Макс, чувствуя, что уже начинает задыхаться. - Ну, погоди, рыжая стерва, мы ещё с тобой станцуем горизонтальное танго на моих территории и условиях!'

     Спасло его от расправы только то, что он успел проскочить на зелёный свет, а от преследователей его отрезал поток машин. Остановив проезжавшее мимо такси парень, с трудом переводя дух, назвал домашний адрес и мрачно уставился в окно.

     Макс почуял неладное только тогда, когда понял, что авто летит как на крыльях в сторону выезда из города, а сидящий за рулём мужчина сурово глядит на его отражение в зеркало заднего вида. Выражение лица водителя ему совершенно не понравилось.

     Фея закатила глаза, увидев, что развлечения длиной в неделю она не получит просто потому, что Макс умудрился попасть в передрягу, с которой сам справиться вряд ли сможет. Сидящий за рулём мужчина оказался отцом девушки, которой поганец тоже разбил сердце и даже не вспомнил.

     Разговаривать с ловеласом никто явно не собирался, только расправиться, просто пустив в ход ноги и кулаки.

     - Смертные! - сердито выдохнула зеленоглазая забияка. - Неужели так сложно проучить этого засранца так, чтобы зарёкся вести себя как записная сволочь и скотина? Этак они его попросту убьют и утопят в ближайшем болоте, а я останусь без развлечений. Ругаться же с Танатосом мне, и правда, совсем не с руки.

     Подождав для верности минут десять, фея поняла, что, если она не вмешается, одной тенью в Тартаре сегодня станет больше. Тяжело вздохнув, она с помощью магии вернула чуть живую от побоев жертву своего произвола на лесную поляну, которая служила ей домом.

     Талея, недовольно порхая вокруг изрядно помятого бедолаги, которого с трудом вырвала из лап недругов, проворчала:

     - Вот что с тобой делать прикажешь? Ты не годен даже на то, чтобы избежать встречи со своими недругами, попал в историю, а мне ещё и пришлось тебя вытаскивать, иначе бы зашибли, а я бы осталась без любимого развлечения: наблюдать, как всякие нахалы и хамы от неприятностей убегают так, что только пятки сверкают... Ни на что ты не годен, олух...

     Тут до острого слуха феи донёсся недовольный голос Мегеры, которая сокрушалась, что они не смогут подобрать наряды на предстоящую свадьбу её тусовочной подружки Лили:

     - Нокс, я, конечно, понимаю, что ты у нас при муже, но это уже перебор. Сколько раз мы уже просили тебя поставить в спальне зеркало? Даже готова добыть приглашение на торжество для того, кто вытащит нас из таких досадных неприятностей!

     - Знаешь, котик, пожалуй, я нашла для тебя более полезное применение, к тому же ты сможешь любоваться на дамские прелести столько, сколько будет твоей душе угодно.

     Макс изумлённо воззрился на фею, справедливо ожидая какого-нибудь особо тонкого подвоха. Дамочка сорвала крупный серебристый колокольчик и набрала воды из пруда, заросшего точно фарфоровыми кувшинками, что-то нашёптывая на хрустальную воду.

     - Итак, ты готов к приключениям в дамском будуаре у синеглазой брюнетки, соколик?

     - Я могу отказаться? Мне и так уже хватило тумаков, если бы не вы, то мало бы не было, нутром чую...

     - Да кому нужно твоё гнилое нутро, бездарный музыкантишка?! Нет, не можешь, ты мне должен! - пакостно захихикав, зеленоглазая язва сдула воду в лицо пленнику и довольно улыбнулась: колдовство удалось на славу, перед таким подарком не устоит никто: ни Фурия, ни Богиня Ночи.

     Прихватив свой шедевр и предварительно усыпив заключённого в ней Макса, Талея со всех крыльев помчалась умасливать Мег. Она чуяла, что назревало веселье без правил, пропускать которое она совсем не хотела.

     - Милочка, - Нокс с восхищением воззрилась на великолепное серебряное зеркало в роскошной раме из светлого зеленоватого янтаря, - ты даже представить себе не можешь, как нам его не хватало.

     - Мегера, в моей жизни давно не было настоящего веселья, ты обещала приглашение на свадьбу Лилии Тарановой в обмен на эту вещицу.

     - Без проблем! - фурия жестом фокусника вытащила пачку не заполненных приглашений, которые без зазрения совести спёрла у своей тусовочной подружки, когда помогала их заполнять и вписала: 'Талея О`Мара, флорист. - Кстати, я буду подружкой невесты, и мне понадобится твоя помощь, чтобы обидевшие Иветту молодожёны получили сполна, - подмигнув своей ирландской подруге, она намекнула, что никто не помешает той оттянуться на празднике на всю катушку и протянула плату за зеркало.

     Богиня Ночи проказливо улыбнулась, услышав, как в дверь деликатно постучали:

     - Тартарус, входи. Ты, надеюсь, всё добыл, что я просила?

     Рыжеволосый мужчина с постоянно бегающими голубыми глазками и хитрой улыбкой самодовольно проронил:

     - Для тебя, хоть Луну с неба, моя дорогая! - и многозначительно подмигнул Богине Ночи. - А сколько ты хочешь за эту роскошную вещицу в янтарной раме? - он деловито пересчитал полновесные золотые, которые были в ходу в этом потаённом мире, так как людским деньгам небожители не доверяли в силу того, что смертные частенько допускали досадные промахи и переоценивали собственные силы.

     - И поругаться с Юпитером и Юноной? Спасибо, но нет, я предпочитаю не ссориться с ними: слишком уж потом много будет мороки.

     Дамы тут же налетели голодными сойками на ворох коробок и футляров, предвкушая забаву, от которой неизменно получали огромное удовольствие, предварительно выставив Отца Гигантов вон.

     - Да что ж вы все сегодня такие вредные? - сокрушался он, удаляясь по длинному коридору: небожительницы явно сегодня не были настроены на романтическую волну, доводя своих мужчин до осознания собственного бессилия и глубины женского коварства.

     Нокс выудила странный наряд, который практически ничего не скрывал: сплошные вырезы и прозрачная чёрная ткань без чехла.

     - Неужели это можно носить? - Богиня Ночи с удивлением воззрилась на Мегеру.

     - Милочка, ты отстала от жизни! Дай мне эту прелесть! - рыжеволосая звезда подиума и кино и не заметила, как фея что-то шепнула, с её пальцев сорвались янтарные огоньки и канули в серебристом мареве.

     Макс с удивлением услышал голос той самой заразы, которая разнесла годами создаваемую и лелеемую репутацию безотказного мачо и сердцееда в пух и прах. Открыв голубые глаза, он увидел фурию, облачённую лишь в весьма сексапильный комплект нижнего белья из прозрачной сетки, чулки и те самые памятные ему по 'Крыльям Мотылька' красные туфли на высоком каблуке.

     В руках зеленоглазая бестия держала наряд из разряда 'вынос мозга состоялся', который могла себе позволить далеко не всякая женщина. 'Ага, попалась, маленькая мышка!' - самодовольно подумал ухарь и решил, что пора уже поганке начинать играть по его правилам.

     Он чувствовал своё тело, но с удивлением понял, что не владеет им. Как ни хотел сгрести Мег в охапку, но пальцы натолкнулись лишь на холодную серебристую поверхность, которая отделяла его от заслуженного, как он считал, трофея. 'Что это? Она меня, что, в зеркало превратила?' - от осознания всего ужаса сложившейся ситуации бедолага со всей души приложился об равнодушную к его бедам серебряную завесу, охнул, почувствовав, что на лбу наливается лиловым огромная шишка. Никто так и не обратил внимания, на то, что новый предмет обстановки в дамском будуаре оказался с подвохом.

     Мег тем временем накинула форменное безобразие себе на плечи и принялась сноровисто застёгивать невидимые для постороннего взгляда крючочки, которые не позволяли невесомой и совершенно бесстыже выглядящей конструкции распасться на отдельные скаредные лоскуты.

     И без того соблазнительная фигура фурии заставила пленника обиженной на Танатоса феи судорожно вздохнуть и проклясть тот день, когда он повстречал крылатую заразу со странным чувством юмора и недопустимыми представлениями о справедливости и мести.

     Мегера меж тем, словно в насмешку, решила устроить для подруг небольшое дефиле, от которого музыкант взвыл от бессилия и злобы, пожелав своей врагине подохнуть от скуки и никогда не получать желаемого.

     Глаза музыканта, как прилипли к стройной фигурке, так и уже ни на что больше и не отвлекались. Он снова и снова пытался вырваться на волю из странного серебристого тумана, но потерпел сокрушительное фиаско. Возбуждение же достигло такого уровня, что превратилось в настоящую пытку. Он тихо завыл от бессилия и злобы, нанося удары головой в прозрачную стену, которая не давала жертве вожделения добраться до объекта обожания, который был непростительно близок, но недостижим как луна в небе без ракеты и скафандра.

     Нокс смущённо покраснела и пробормотала:

     - Мег, подбери для меня что-то менее убойное, в плане приличий, но не менее дающее по мозгам.

     Фурия деловито покопалась в коробках и выудила оттуда симпатичный комплект белья из тёмно-синего кружева в тот шёлковому платью, щедро изукрашенному серебряными блёстками, похожими на звёзды в ночном небе. Одобрительно рассмотрев многообещающую находку, она протянула наряд Богине Ночи, пробурчав:

     - С твоей фигурой можно себе позволить всё, что в голову взбредёт, конечно, не теряя вкуса и чувства меры. Подойди к зеркалу и примерь сначала бельё и чулки. Надеюсь, Эребус в своей излюбленной манере не припрётся и не помешает на должном уровне подготовиться к завтрашнему бардаку.

     Нокс скинула на ковёр с длинным ворсом свою белоснежную тунику, которая так задрапировывала её силуэт, что издали делала похожим на оживший кирпичик. Под нарядом больше ничего одето не было. Синеглазая брюнетка придирчиво рассмотрела своё отражение и осталась довольна.

     Макс уже выл в голос от бессилия, потирая солидную шишку на лбу и проклиная Талею за то, что та так низко и подло с ним поступила. Впрочем, когда дамочка упаковалась в нижнее бельё и пристегнула к ажурным резинки, музыкант вынужден был признать, что так она выглядит ещё соблазнительнее.

     Впрочем, когда Мегера расправила на подруге платье из полупрозрачного шёлка, которое льнуло к телу именно там, где это было нужно, благодаря наложенным на ткань чарам рыжеволосой стервы. Макс замер, точно его оглоушили по голове бейсбольной битой, когда Богиня Ночи сподобилась наклониться, чтобы поправить застёжки изящных туфелек на внушительном, но устойчивом каблучке.

     Фурия лукаво улыбнулась и промурлыкала:

     - Осталось только придумать, во что бы этакое облачить Иветту, чтобы Лили от зависти сжевала собственный свадебный букет, а поганец Всеволод был готов удавиться собственным галстуком.

     Геката удовольствовалась весьма коротким платьем-футляром лилового цвета с глубоким декольте и умопомрачительным вырезом на спине, которое точно никого из мужчин не оставит равнодушным к Богине Колдовства. Чёрные очи лукаво улыбались, когда она обменялась взглядами с подругами. Женское воплощение мрака, кокетливо стрельнув глазками в поверхность зеркала с сюрпризом, осталась весьма довольна сделанным выбором. Несколько мгновений подумав, она промурлыкала:

     - Завтра приведём её сюда и подберём нечто такое, что Лилия ещё долго будет вспоминать, беситься и брызгать на мужа ядом.

     Пленник произвола феи пытался отвести взгляд, но некая сила властно заставляла его продолжать жестокую экзекуцию. Три подруги долго провозились, решая разные мелкие вопросы, и разбрелись кто куда уже далеко за полночь.

     Богиня Ночи ещё раз осмотрела себя с ног до головы и принялась аккуратно расстёгивать крючочки и застёжки своего шёлкового безобразия. За этим увлекательным занятием её муж и застукал.

     - Давай помогу, Нокс? - вкрадчивый голос Эребуса прозвучал прямо у самого ушка и вызвал загадочную улыбку на красивом лице небожительницы.

     - Ты уверен, милый, что готов увидеть то, что надето под ним?

     - Не понравится, кто помешает мне снять всё до последней нитки? - пробежавшись губами по шее интриганки, он завозился с металлическими застёжками, щедро изукрашенными кристаллами Сваровски.

     Ткань с лёгким шелестом осела на пол, и Нокс поспешила повесить наряд на вешалку, не желая помять. Она уже и забыла, когда видела мужа в собственной спальне с отвисшей челюстью и в откровенном ступоре.

     Убедившись, что жена крепко спит, Эребус тихонечко выскользнул из постели и подошёл к странному зеркалу в янтарной оправе и принялся прохаживаться мимо серебряной поверхности. Конечно всё, что создавали феи, всегда выходило с каким-то подвохом. Всё зависело от того, на что накладывалось первоначальное заклинания. Делать что-то из первоначальных энергий эти поганки, Слава Юпитеру, не умели.

     Впрочем, ему так и не удалось узнать, что Талея использовала в качестве основы для этого роскошного предмета интерьера. Пообещав себе докопаться до правды, он тихонько сбежал в 'Смех Феи', где у него было назначено свидание с ветреной Венерой.

     Откуда бедолаге было знать, что Нокс всегда чутко следит за тем, где носит её ветреного супруга и с кем. Подарок Талеи показал всё без прикрас, сильно расстроив синеглазую богиню. Обострённым чутьём она вдруг почувствовала, что на неё кто-то смотрит с нескрываемым интересом, но никого так и не обнаружила.

     Пожав плечами Богиня Ночи подумала, а не подпортить ли неверному супругу удовольствие от общения с златокудрой бестией, но потом решила, что будет лучше, если она оставит себе лазейку, чтобы оправдать свои собственные маленькие слабости в отношении мужчин.

     Мегера, увидев, что Бог Мрака распустил хвост перед Богиней Любви, решила предупредить подругу, что её тать снова принялся шастать по чужим огородам. Впрочем, оказалась, что та была уже в курсе, что благоверный опять пустился в свободное странствие в поисках приключений и удовольствий вне супружеской спальни.

     Тут рыжеволосой язве показалось, что за ними кто-то подсматривает. Отправив подругу в уютный бар, где сейчас веселилась Геката, фурия решила убедиться, что чужое присутствие ей только померещилось.

     Мегера так и не поняла, почему её так беспокоит подарок Талеи Нокс. Своему чутью Фурия привыкла доверять, так как оно никогда ещё не давало и малейшей осечки. Богиня Мести принялась прохаживаться мимо роскошной вещицы в раме из зеленоватого янтаря, пустив в ход все свои способности, которые частенько помогали докопаться до истины, даже в самых, казалось бы, безнадёжных случаях.

     Она прекрасно знала, что феи ничего из воздуха, как небожители создавать не умеют. Оставалось узнать, что послужило материалом для этого образчика искусства Талеи, которая славилась тем, что веками превращала своих недругов в полезные в хозяйстве вещи. Их она потом частенько раздаривала друзьям или просто подкидывала тем смертным, которые по каким-то ей известным причинам показались достойными щедрого подарка.

     Пелена Истины показала, что недавний знакомец по 'Крыльям Мотылька' получил свою награду за то, что посмел домогаться фурию против её желания. В изумрудных глазах зашлись лукавые огоньки, и рыжеволосая зараза начала представление, которое наглец, подпавший под проклятие, брошенное в гневе, зарёкся распускать руки, когда его и намёком не просили. Пальчики Мег с длинными ногтями, заботливо покрытыми алым лаком нырнули в серебристую поверхность и попыталась ухватить мужчину за плечо или, на худой конец, ухо.

     - Ах ты, юбочник недоделанный! - вопила Мегера пытаясь выловить Макса из зеркала и при этом оставить подаренный феей артефакт невредимым. - Вылазь оттуда, пакость такая, бить буду: долго, больно и со вкусом! Придумал тоже, за Богинями подсматривать! - и она зашипела рассерженной кошкой.

     - Ааааа! - вопил Макс, уворачиваясь от острых коготков рыжей фурии. - Не надо меня обвинять в том, чего и не собирался делать! Не виноват я, это всё фея, поганка, нафеячила, ей свои претензии и предъявляй! И рад бы не смотреть, да деваться отсюда некуда! - и гнев во взоре пленника клокотал, как кипящее масло на раскалённой сковороде в Тартаре, на которую попала вода, когда пальчик с модным маникюром вновь прошёлся по щеке в опасной близости от глаза, оставив длинную кровоточащую царапину на покрытой отрастающей щетиной щеке.

     - А нечего было Талею хватать за разные места! Она этого, как и я, терпеть не может! - и зеленоглазая зараза, минуту подумав, ухватила нахала за ухо и, сопя и изрыгая витиеватые проклятия на латыни, попыталась вытащить недруга из недр зеркальной ловушки.

     - А нечего было прямиком мне в руки переть! Они у меня приучены хватать и наощупь изучать всё, до чего могут дотянуться! - и блондинчик резво ухватился за то же ухо, пытаясь не дать оторвать его напрочь: кому он будет нужен одноухий?

     - Нечего на зеркало пенять, если у самого морда кривая! - Талея, привлечённая непредвиденной вознёй, выскочила как чертёнок из табакерки, и деловито занялась терзанием второго лопушка, недовольно ворча. - Мег, если его оттуда вытащить, артефакт исчезнет, увы. Ты уверена, что Нокс готова расстаться с моим подарком? У меня есть несколько идей, как Эребуса проучить с помощью этого охальника! - глаза феи лукаво сверкнули.

     - Да? - задумчиво проронила фурия, что-то просчитывая в уме. - Ну ладно, пусть посидит пока. Будет нашим подопытным кроликом в экспериментах по обольщению, - и она пакостно хихикнула, резко отпустив ухо зеркального пленника.

     Упирающийся в попытке выстоять перед нежданно налетевшей бурей женского произвола Макс, такой подлянки ну никак не ожидал. Опрокинувшись назад, он приложился дурной башкой о заднюю 'стенку' зеркала и сполз по не на 'землю', потирая распухшее ухо и новообретённую шишку на затылке. Мужчина благоразумно промолчал, не желая провоцировать стервозных дамочек на новые репрессии в свой адрес.

     - Осталось придумать, как мы будем измерять степень выноса его мозга от наших дамских уловок, - Талея выудила откуда-то тетрадку в клеточку и шариковую ручку и принялась делать какие-то расчёты, даже высунув язык от усердия и периодически томно вздыхая.

     Почуявший, что неприятности только начинаются, Макс, бурча себе под нос ругательства, какие только смог припомнить, постарался уйти как можно глубже в недра своей тюрьмы, чтобы зализать нежданные душевные раны, но изящная ручка фурии крепко ухватила его за ворот куртки и несколько раз со вкусом тряхнула, приговаривая:

     - Любое Зло должно быть наказано, котик! Разбитое сердце женщины - зло, так что придётся тебе испить эту чашу до самого донца!

     - А когда меня отпустят домой? Мне ж на работу надо! Или вы меня ещё кормить будете и выдавать деньги на карманные расходы?

     - Ещё чего! - фыркнула Талея. - Ночью ты будешь выступать в своём притоне, а на рассвете возвращаться обратно. Мы тоже преимущественно в дневное время отдыхаем, так что вот и будешь заглаживать свою вину. Как решим, что вира взыскана сполна, верну тебя домой!

     Макс приуныл, поняв, что мотать ему срок в зеркальном плене ровно до тех пор, пока этим двум заразам не надоест развлекаться с ним или не выполнит все поручения, которые им только взбредут в бедовые головы.

     Тут зеленоглазая поборница справедливости, по вине которой он и влип в такую неприятную ситуацию, немного подумав, спросила напрямик, многозначительно посмотрев на пленника:

     - Талея, можно сделать так, чтобы по нашему желанию он мог покидать своё узилище? Представляешь, что будет с Эребусом, если Нокс завалится в 'Смех Феи', да и на свадьбу к Лили с этим ухарем. Он даже танго умеет танцевать...

     - Если я тебя правильно поняла, Мег, ты предлагаешь надавать по ушам муженьку Нокс с помощью этого ловеласа? Тогда мне достаточно внести кое-какие изменения в чары. Уверена, увидев свою Богиню, воркующую с другим мужчиной за соседним столиком, чтобы не уронить собственный престиж, будет вынужден оставить наглую белокурую метёлку, иначе он станет всеобщим посмешищем.

     - Запри этого поганца в зеркале, - проронила Мегера, томно потягиваясь, - чтобы носа без нашего с тобой разрешения не смог оттуда высунуть. Эребус, чую, что-то заподозрил, так что преврати его во что-то другое, пока он будет тут сидеть.

     Талея пакостно захихикала и превратила Макса в тёмно-синюю розу, чьи лепестки всегда были украшены серебряными росинками. Мег понимающе переглянулась с подругой и улыбнулась.

     - Геката и Нокс сейчас настраиваются на завтрашнее веселье в баре 'Фараон', думаю, нам тоже не помешает небольшой променад. Утром надо будет Иветту в порядок привести и обговорить все пакости, которые мы решим устроить сладкой парочке.

     Всласть нарезвившись, три Богини и фея вернулись к Нокс в спальню и снова завертелись у огромного серебряного зеркала, правда, на этот раз не ощущая непрошеного взгляда из зазеркалья.

     Кареглазая ведьмочка, как и обещала, дождалась рыжеволосую фурию, решив, заодно, посоветоваться на счёт странного подарка и свитка, к которым она даже приближаться не стала, справедливо ожидая подвоха. С такими вещами Ветка никогда не шутила, предпочитая прислушиваться к собственному чутью, не желая искать лишние неприятности на свои нижние девяносто два.

     Мегера только презрительно фыркнула, рассматривая роскошную чёрную розу с багровым отсветом на лепестках. Потом она подтвердила самые страшные подозрения девушки:

     - Эребус всегда подкладывает данайские дары тем дамам, которые не ныряют в этот омут, очертя голову. Знаешь, мы сегодня идём на свадьбу Лили и Севы, у этой поганки уже есть один такой амулет, добавив второй, мы лишь ускорим развязку, которую не невеста, ни лукавый Бог точно не ожидают. Всеволоду тоже такой бардак на собственной свадьбе по вкусу не придется, как и прочие наши подарочки. Виктор будет ждать нас в холле дома Тарановых. Уверена, что жених все локти себе изгрызёт, увидев тебя рядом с другим мужчиной, да ещё и в таком соблазнительном виде. Только вот мы ещё не решили, во что тебя нарядить, - рыжеволосая бестия что-то шепнула дару Мрака, и цветок, источающий упоительный аромат, оказался заключён в яркую подарочную упаковку с сюрпризом. - Вот и подаришь его Лилии, а послание мы покажем жене Эребуса. Интересно, что этот ухарь на этот раз будет петь.

     Ухватив свою подопечную за руку, она подвела её к зеркалу и воспользовалась им точно дверью. Нокс, Геката и Талея уже были полностью готовы к свадебному светскому рауту.

     Прочитав послание непутёвого муженька синеглазая брюнетка лишь печально вздохнула и негромко пожаловалась:

     - Всегда одно и то же стихотворение, украденное у поэта, даже имя его позабыла. Совсем разленился, а раньше сам такие оды в мою честь писал! - женщина прогнала грусть и заставила себя улыбнуться, заставив лист пергамента рассыпаться пеплом.

     Перебрав целую кучу нарядов, они сошлись на том, что Иветта выглядит точно юная нимфа в полупрозрачном коротком наряде из перламутрово-розового шёлка. Ожерелье из морского жемчуга подходящего оттенка и туфли в греческом стиле дополнили образ.

     Нокс долго возилась с высокой причёской, вплетая в волосы украшения и закрепляя всю конструкцию шпильками и зажимами.

     - Завершающий штрих, хит сезона, так сказать, - промурлыкала Геката пустив в ход флакон лака, после чего рыжеватые пряди заискрились точно золотистое зеркало.

     - Мы специально придём раньше всех, я об этом позаботилась. - Талея озорно блеснула изумрудными глазами и продолжила, обращаясь к хозяйке дома. - Заодно и Эребуса проучишь. У нас даже есть для тебя подходящий кавалер: голубоглазый блондин на всю дурную голову, музыкант, певец и ловелас не хуже твоего Мрака.

     - И где он прячется? Показывайте, интриганки! - Богиня Ночи кокетливо хлопнула пушистыми ресницами и зашарила взглядом по собственной спальне в поисках нежданного подарка от подруг.

     - Отвернись и не подглядывай! - проворчала Мегера. - И не вздумай подсматривать, я с тебя глаз не спущу!

     Пришлось Нокс подчиниться, ведь больше всего на свете ей хотелось не только повеселиться от души на чужой свадьбе, но и утереть нос пустившемуся в очередной загул Эребусу.

     Талея достала из кармана камею из голубого нефрита и что-то прошептала так тихо, что даже Богини ничего не сумели расслышать, хотя им было очень любопытно. Фея вызволила из зазеркалья тёмно-синюю розу и дунула на неё. Через миг Макс предстал перед дамами во всей своей красе.

     Богиня Ночи обошла залётного барда вокруг несколько раз и осталась вполне довольна, рассмеявшись таким грудным смехом, что у пленника её зеркала от удовольствия по спине деловито забегали табуны мурашек.

     - Эребус терпеть не может голубоглазых блондинов, так как Либер с заветной регулярностью подкатывает ко мне, как, впрочем, и Меркурий. Пусть приведёт себя в порядок и будет сопровождать меня на свадьбе, которая преподнесёт молодожёнам массу весьма неприятных сюрпризов.

     - Нам надо прийти чуть раньше, чтобы всласть поизмываться над Эребусом. Он обязательно придёт, чтобы увидеть, а не появится ли его подарок на наряде или в волосах Иветты, - Мегера поманила ведьмочку за собой. - Только вот свою занятную побрякушку он увидит в волосах новобрачной, причём даже Нокс пусть и подарит, так будет правильнее и веселее.

     Богиня Ночи взяла из рук Ветки подарок с сюрпризом, отдав девушке старинные часы из бронзы, на которых была изображена сама Богиня домашнего очага Веста. Дарить такое парочке, которая не испытывала друг другу и тени чувств, тут бал правила выгода.

     Богиня Ночи взяла из рук Ветки подарок с сюрпризом, отдав девушке старинные часы из бронзы, на которых была изображена сама Богиня домашнего очага Веста. Дарить такое парочке, которая не испытывала друг другу и тени чувств, тут бал правила выгода.

     - Картина маслом, не хватает только Эребуса, посыпающего свою дурную голову свежим пеплом в знак того, что он оплакивает безвременно почившую в бозе большую и безумно светлую любовь! - не удержалась от язвительного замечания Мег, насмешливо поглядывая на несколько растерявшегося музыканта, который так и не смог решить, а кто же ему больше всего пришёлся по вкусу из четверых дам, проигнорировав лишь злорадно посматривающую на него Талею.

     Фея скорчила брезгливую гримаску и показала ловеласу язык, а потом тихонечко рассмеялась:

     - Наш герой-любовник уже тут, Нокс! - она что-то прошептала, позволяя компании увидеть незваного гостя, который притаился рядом с точной копией древнегреческой статуи Афродиты из розового мрамора, с которой он так весело провёл сегодняшнюю ночь.

     Лилия, увидев, что первые гости уже пришли, оставила будущего мужа прихорашиваться у зеркала и подошла, чтобы получить полагающиеся по случаю торжества дары. Платье, что было, впрочем, вполне ожидаемо, оказалось оголённым до неприличия и бледно-розовым.

     - Иветта, шикарно выглядишь! - выдохнула невеста, принимая из рук университетской подружки дорогую антикварную вещицу, по её лицу было видно, что она безумно завидует ведьмочке, гостьи оказались настолько роскошными, что на их фоне она смотрелась как дурно ощипанная цапля. - Уже и замену, как посмотрю, Всеволоду нашла, - сладко пропела белобрысая интриганка, отчаянно строя глазки, то Виктору, то Максу и многообещающе улыбаясь.

     - Я с чужими парнями, а тем паче мужьями, ничего мутить не собираюсь, на мой век свободных мужчин хватит! - не осталась в долгу девушка и повернулась к Лили спиной, о чём-то вполголоса разговаривая со своим кавалером.

     Синеглазую брюнетку она пару раз видела на приёмах у Мег, поэтому приняла небольшую коробочку и тут же сунула туда свой любопытный носик:

     - Какая прелесть, благодарю, только, простите, имени вашего не помню, - чары тут же взяли ни о чём не подозревающую пташку в оборот, новобрачная тут же украсила подарком лиф своего платья, ничуть не заботясь, что чёрная с багровым отсветом роза, которая оказалась живой, смотрелась там совершенно неуместно.

     Благосклонно приняв дары, Лилия Таранова пригласила всех внутрь, предложив выпить мартини или шампанского в ожидании, пока все приглашённые на торжество лица соберутся.

     Тут Иветта почувствовала, что Нокс тихонько тянет её за рукав, а когда она отошла в сторонку, едва слышно шепнула:

     - Нам надо провести моего муженька и оградить тебя и Виктора от его магии. Я дам тебе Розу Ночи, но Талея придаст ей вид Цветка Мрака.

     Эребус такие подарки, раздаёт направо и налево и даже не запоминает, кого облагодетельствовал опасным даром, - фея что-то пропела над тёмно-синими лепестками, которые тут же приобрели нужный цвет и оттенок.

     Богиня Ночи аккуратно вставила живое украшение в созданную её же руками причёску и, лукаво сверкнув синими глазами, отпустила Ветку к спутнику.

     Мегера промурлыкала, переглянувшись с Гекатой:

     - Осталось сделать так, чтобы оба охальника оказались тут и увидели то, что взбесит их со сто процентной гарантией. Надо выпустить всю магию из подарка невесты, чтобы она сама привела Эребуса в танцевальный зал, - фурия что-то негромко пропела, вдали прогремели грозовые раскаты, а Лилия, позабыв про жениха и подарки, торопливо отправилась к воротам, рядом с которыми притаился Бог Мрака.

     - Ну, сколько мне ещё тебя ждать, милый? - томно выдохнула платиновая блондинка, цепко ухватив слегка обалдевшего от такой наглости ловеласа и потащила в особняк, совсем не подумав о том, а как весь этот балаган будет выглядеть со стороны.

     - Отстань от меня, смертная! - возмущённо рычал Эребус, тщетно пытаясь вырваться, но Талея, которая терпеть не могла мужа Нокс, подсуетилась и тут, наложив на невесту несколько весьма специфических заклятий, столкнуться с которыми Бог Мрака совершенно не был готов.

     - Отстань от меня, смертная! - возмущённо рычал Эребус, тщетно пытаясь вырваться, но Талея, которая терпеть не могла мужа Нокс, подсуетилась и тут, наложив на невесту несколько весьма специфических заклятий, столкнуться с которыми Бог Мрака совершенно не был готов.

     Голубоглазая зараза вцепилась в бедолагу точно голодный клещ и отпускать жертву своего произвола явно не собиралась. Эребус, увидев молодожёна, всучил ему сомнительный трофей и заспешил к Нокс, которая откровенно флиртовала с голубоглазым блондином, живо напомнившим ему Либера. Лишь подойдя поближе, он понял, что ошибся. Наглый смертный, по-хозяйски облапил талию Богини Ночи и что-то жарко шептал ей на ушко, заставляя свою спутницу краснеть, точно впервые влюблённая школьница. Когда началась музыка и объявили белый танец, парочка умчалась танцевать.

     Отмахнувшись от невесты, он сердито прошипел:

     - Такой лежалый товар как ты, деточка, мне не нужен! - он, не церемонясь, всучил дамочку новоиспечённому супругу и зашарил взглядом по зале, тут же заметив, что его обожаемая ведьма с подарком в причёске, весело отплясывает с новым приятелем, не спеша кинутся в его объятья.

     Эребус обиженно подумал: 'Сегодня явно не мой день, на меня вешаются все, кроме Иветты, ну, погоди, проказница, Цветок Мрака быстро настроит тебя на романтический лад!' - и он что-то шепнул, усиливая действие приворотной магии.

     Талея тихо сползла по стене на пол, наблюдая за тем, как совсем потерявшая от страсти голову невеста пытается стребовать того, чего ей сейчас больше всего хочется, только вот отнюдь не от мужа. Решив, что нервы дороже, брюнет попросту растаял точно морок под издевательский хохот феи и злорадные взгляды от жены и Мегеры. Так славно подружки уже довольно давно не веселились.

     Лилия кинулась было на розыски пропажи, но каблучки перламутровых туфелек, видать, были категорически против такого поворота свадебного переполоха. Раздался душераздирающий 'Крак!', и новоиспечённая леди Ланская с испуганным визгом сверзилась на пол. Всеволод только гневно сверкнул глазами, но ничего не сказал, решив оставить весьма неприятный разговор до того времени, когда они останутся наедине. Подняв проштрафившуюся девицу на руки и отнес на гостевой диванчик. Голосом, в котором звенели ледяные сосульки, он велел слуге принести новую пару обуви, переобуть страдалицу и привести её лицо в надлежащий вид. Проследив, чтобы Лили приняла подобающий новому социальному статусу вид, гордо удалился к гостям. Впрочем, его супруга на этот факт никак не отреагировала, заливаясь горючими слезами и размазывая по щекам остатки макияжа и потёкшую тушь.

     Всеволод, подгадав, когда Виктора утащит танцевать Геката: откуда ему было знать, что это было сделано исключительно для того, чтобы Иветта внесла свою лепту в восстановление справедливости.

     - Детка, это что ещё за ухарь? - в приятном голосе звенела с трудом сдерживаемая ярость, ведь он не мог позволить себе прилюдный скандал: отец Лилии пока что не погасил кучу долгов, которых накопилось слишком много из-за всего одной биржевой сделки, которую он так неудачно провернул какие-то два месяца назад.

     - Возможно, я даже выйду за него замуж! - сладко пропела ведьма, вертясь перед зеркалом. - Он дал мне возможность расставить все точки над 'И' в наших отношениях. Галина прикрыла ему спину, чтобы скучающие великосветские львицы не растащили бедолагу по кусочкам, - кареглазая зараза томно вздохнула и снова завертелась перед зеркалом, проверяя, насколько безупречно она выглядит.

     - Мне показалось, ты поняла, что я тебя никуда отпускать не собираюсь! - Ланской начинал закипать, как чайник, забытый на плите нерадивой хозяйкой.

     Эребус, с ужасом увидев, что даже жених не устоял перед чарами приглянувшейся ему ведьмы, поспешил появиться рядом. Ухватил молодожёна за локоть и с угрозой в голосе прошипел:

     - Женился, вот и топай к Лили, по холодку, так сказать! Или тебе в нужном направлении ускорение придать? - разозлившись, Бог Мрака с силой пнул новоиспечённого мужа в сторону официальной половины, а сам попытался сгрести вредную заразу в охапку, но не тут-то было.

     - Эрик, у тебя, вроде тоже есть половинка! - ядовито промурлыкала Талея, - впрочем, ты настолько бестолковый и неблагодарный, что она нашла весьма достойную замену. Оставь Иветточку в покое, тать бессовестный! - и очаровательная ирландская фея схватила Эребуса за ухо и поволокла к выходу. - Без приглашения на такие рауты ходить не принято милый, а поэтому пошёл вон! Правила приличия для всех одни, это свадьба, а не публичный дом, козлик ты безрогий, - тут она пакостно захихикала, - но это, уверяю тебя, лишь дело времени.

     Выставив надоеду за дверь и наложив чары, чтобы не смог просочиться обратно без разрешения богинь, вернулась к Мегере, ожидая следующего акта великолепной пьесы под названием 'Свадебный Переполох под соусом Тартар'.

     Фурия что-то пропела, и Всеволод заметил странную чёрную розу, которую его безголовая супруга приколола прямо к лифу платья так, что чёрные с багровым отсветом лепестки покоились на пышной груди, мало чем прикрытой.

     - Лили, откуда у тебя эта гадость? - в голосе новоиспечённого мужа проскакивали такие нотки, что даже постороннему человеку стало ясно, что он только и ждёт, чтобы устроить всесторонний разбор полётов, как только сладкая парочка останется наедине.

     - Отстань от меня Сева! - ревела блондинистая зараза, ласково поглаживая ласково льнущие к подушечкам её пальчиков лепестки, - мне совсем плохо, разве ты не видишь?

     - Ладно, чтобы не устраивать прилюдного скандала, сделаем вид, что у тебя свадебная истерика, с кем не бывает. Немедленно приведи себя в порядок и возвращайся к гостям! Неужели ты хочешь, чтобы твои кумушки уже мыли тебе косточки, сочась ядом и обзывая безголовую новобрачную тем, чем она и является?! - подозвав служанку, Ланской свирепо на неё посмотрел и велел присматривать за безголовой половины до конца вечера, а сам тут же удалился, лицо мужчины перекосило от гнева.

     Тут его взгляд наткнулся на Иветту, весело хохочущую над очередным анекдотом, рассказанным спутником синеглазой брюнетки. Макс, решив, что раз уж вырвался на волю хотя бы на некоторое время, то следует запастись приятными впечатлениями. Он уже понял, что с феей Талеей шутки плохи, поэтому решил доказать делом, насколько приятным и полезным собеседником он может быть. Виктор ласково обнимал девушку за талию и что-то тихонько шептал ей на ушко, видимо, настолько приятное, что Ветка раскраснелась, похорошев ещё больше.

     Всеволод вежливо попросил ведьму уделить ему пару минут и отвёл в сторонку под насмешливые взгляды четырёх её подруг, которые заставляли какую-то струну в его душе бренчать с особенным надрывом, как бывало всегда, когда дело касалось особо крупных неприятностей.

     - У меня не было другого выбора, Ветка, - проникновенно взглянув в глаза бывшей возлюбленной, выдохнул Ланской. - Это совсем не значит, что я тебя разлюбил и больше не хочу быть рядом.

     - Сева, неужели ты не понимаешь, что я больше не желаю тебя видеть? - в голосе было столько стужи, что новоиспечённый муж поёжился. - Я - не твоя Лили, и не буду крутить хвостом перед чужим мужем, как она частенько делает, - девушка вырвала руку и вернулась к остальным.

     Эребус тем временем, не понимая, почему его чары не сработали так, как надо, ведь в прошлом они ещё ни разу не давали осечки. Тяжело вздохнув, Бог Мрака прошептал несколько заклинаний, чтобы уже наверняка преуспеть в нелёгком деле покорения молодой ведьмы из современного мира, и решительно вернулся в бальный зал, больше не желая останавливаться до достижения своей цели. Отступать он не умел и не хотел.

     Талея мерзко захихикала, промурлыкав Нокс на ушко:

     - Дорогая, твой павлин никак не желает угомониться! Правда вот пава будет совсем не та, о которой он столько дней мечтал.

     - Дорогая, твой павлин никак не желает угомониться! Правда вот пава будет совсем не та, о которой он столько дней мечтал.

     Три небожительницы и фея тут же сделали так, чтобы Эребус не смог вырваться из цепких лапок новобрачной, а от того, что она вытворяла в танце, в ступор впал даже повидавший много чего Макс.

     Жена попавшего в крупные неприятности ловеласа потянула за руку музыканта, попросив:

     - Помоги мне накрутить хвост моему гуляке, нет уже сил терпеть его вечное волокитство за каждой промелькнувшей юбкой! - и, дефилируя мимо зарвавшегося супруга, с озадаченным видом выдохнула. - Дорогой, не знала, что и ты знаком с Ланскими! - она сокрушённо покачала черноволосой головкой, - только вот не находишь, что ты на свадьбе, а не на обычной закрытой вечеринке? Да и, как бы, при мне так себя вести, как и при муже невесты, довольно мерзко! - нотки осуждения добили Бога Мрака окончательно.

     - А что это за хлыщ с тобой?! - он гневно сверкнул чёрными глазами, в которых вспыхнуло багровое пламя.

     - Это друг Талеи, - не моргнув глазом, соврала интриганка, - она не умеет танцевать танго, поэтому я Макса и одолжила до следующего.

     - Дома поговорим, - смотреть на задыхающегося в слишком жарких объятиях платиновой блондинки, на которых у него была своего рода аллергия, было страшновато.

     Макс, решив подлить масла в огонь, поцеловал партнёршу в засос, причём так, чтобы Эребус был в курсе. У бедолаги волосы на голове встали дыбом от возмущения, но вырваться из загребущих лапок Лили не удалось даже ему.

     Всеволод, решив, что за такое оскорбление при людях, да ещё на собственном торжестве, он сможет гораздо легче добиться развода и потребовать, чтобы все его долги были погашены в кратчайшие сроки.

     Увидев макушку сбежавшей Иветты, он шепнул двум охранникам, чтобы они заперли где-нибудь ушлого кавалера кареглазой девицы, который никак не даёт ему с ней переговорить, несколько хрустящих зелёных купюр быстро решили исход дела в его пользу.

     - Но помните, он не должен пострадать, и всё должно выглядеть недоразумением, не более того.

     Совсем ещё молоденькая официантка, разносившая жирный десерт из взбитых сливок и клубники с испуганным возгласом отлетела от ринувшегося оттаскивать жертву от новоявленной супруги господина Ланского. Костюм Виктора тут же украсился безобразными жирными пятнами. Пока один из посланных Всеволодом людей тщетно пытался оторвать вцепившуюся точно клещ в незнакомого мужчину Лилию, второй, извинившись, передал пострадавшего от 'недоразумения' гостя в надёжные руки и велел прислуге вернуть дорогому наряду первоначальный вид, даже если придётся потратиться на сухую химчистку.

     Иветта попыталась было улизнуть вместе с молодым человеком, но не тут-то было: Лили, рыдая так, словно потеряла что-то, без чего жить не может, судорожно вцепилась в её руку и уволокла на гостевой диванчик. Такого поворота событий муженёк блондинистой заразы явно не ожидал, поэтому тут же принялся лихорадочно искать выход из неприемлемой для него ситуации.

     - Лилия, ты, вообще, соображаешь, что творишь? Понимаю, конечно, что у любой новоиспечённой супруги может случиться истерика, но то, что творишь ты, уже ни в какие ворота не лезет! Какая муха тебя укусила?

     - Стоило только остановить свой выбор на одном мужчине, как появляется другой, гораздо лучше! Он такой, такой!.. - и Лили снова залилась горючими слезами.

     - Опять ты за своё?! - в голосе Иветты было столько сарказма, что молодая жена даже поперхнулась собственными белужьими слезами. - Эрик - муж моей подруги Норы, - она кивком головы указала на Нокс, которая тут же бросила на 'соперницу' не обещающий той ничего хорошего взгляд, утащив 'Эрика' на вальс. - Угомонись уже и иди помогать супругу развлекать гостей. Вообще, не понимаю, зачем было столько народу приглашать?!

     - В моём кругу так принято, статус обязывает, - фыркнула в ответ дамочка, завистливо вздохнув и, откровенно нехотя, потопала к Ланскому, который всеми доступными в рамках приличия способами выражал вертихвостке своё крайнее недовольство её поведением.

     Увидев, что Иветта ускользнула от голубоглазой надоеды, Эребус и Всеволод, как только закончился танец, одновременно рванулись в сторону живо интересовавшей обоих ведьмы. Только вот они не учли, что у Гекаты и Талеи был совсем другой взгляд на понятие приличного спутника жизни.

     Чёрно-багровый цветок скинул маску, явив раздосадованному Богу Мрака свой тёмно-синий цвет. Только сейчас он понял, что поганка, которой он преподнёс коварный подарок, оказалась чересчур осторожной и попросила совета у кого-то, кто был в курсе этой его маленькой слабости. Серебристое сияние окутало обоих бунтарей, а когда оно рассеялось, Всеволод оказался в собственном особняке, а бедного юбочника снова взяла в оборот неугомонная блондинка. Со стороны создавалось впечатление, что дамочка пытается задушить бедолагу, который уже не знал, как и вывернуться из слишком лихого переплёта.

     Мегера, загадочно улыбаясь, промурлыкала Ветке:

     - Сейчас Макс вернётся в зеркало, а ты - домой к Нокс. Геката не хочет, чтобы наши чары задели тебя, хотя бы случайно. Она собирается наказать многих из присутствующих за то, что причиняли боль близким людям, даже не задумываясь об этом. Тизифона и Алекто скоро прибудут, так что тебе лучше поберечь твои нервы, милочка. Талея составит компанию, но будь осторожна, у ирландских фей и эльфов весьма паскудное чувство юмора, а любой их дар оказывается частенько с весьма неприятным подвохом из разряда 'Блудливый мужик, обращённый в зеркало и подаренный подруге в обмен на приглашение на чужую свадьбу'.

     - Хорошо Мег, что-что, а неприятности мне на бедовую голову и так сыпятся, как из рога изобилия.

     - Ты ещё не знаешь, что такое настоящие проблемы, - злорадный огонёк, вспыхнувший в изумрудных глазах, заставил сердце ведьмы ухнуть куда-то в пятки и тихонечко там затаиться. - Отправляйтесь сейчас же. Держи цветок Богини Ночи при себе всегда, он вполне способен охранить тебя не только от её непутёвого муженька. Виктора фея тоже прихватит с собой, уж к нему даже у меня нет никаких претензий.

     Медовая блондинка с фиалковыми глазами, восторженно ахая по поводу 'божественного наряда' невесты, протянула ей шкатулку с собственным подарком и извинилась за опоздание:

     - Лили, сама же в курсе до чего липучими бывают клиентки! Никак не могла отвязаться от Алевтины, которой так и не смогла втолковать, что платиновый блонд ей совершенно не подходит, впрочем, как и любой другой! С её-то типом внешности она тут же превратится в бледную бесцветную моль, даже бронзовый загар не спасёт из весьма плачевного положения!

     Иветта с большим трудом признала Тизифону в образе прожжённой светской львицы. Та предостерегающе посмотрела на неё, давая понять, что не стоит афишировать, что они знакомы, иначе всё может пойти далеко не так, как они распланировали.

     Тут, точно чёртик из табакерки, выскочила Талея, которая уже отвела обоих мужчин в гостиную к Нокс и примчалась за Веткой:

     - Пошли, мы не только будем наблюдать за весельем через Макса, но и сможем добавить тонкого бардака в грандиозное действо, которое задумали Геката и Мегера! - увидев, что девушка не собирается немедленно следовать её пока что мягкому приказу, ухватила ту за руку и утянула через зеркало так, что никто ничего и не заметил, так как невеста закатила очередную истерику, теперь уже по поводу того: 'А где это носит моего безголового мужа?'

     Эребус ещё ни разу не попадал в столь глупое положение: его магия не была разборчива и действовала всегда только на того, кто держал в руках коварный подарок. Завязал себе узелок на память: сделать так, чтобы чары действовали исключительно на выбранную им даму, стал лихорадочно думать, как бы ему избавиться от не в меру пылкого внимания новобрачной.

     Тут к ним подошли все три фурии, и Тизифона, озорно блеснув серыми глазищами, промурлыкала:

     - Эрик, котик, ты, часом жену не попутал?

     Бог Мрака расстроенно пробубнил:

     - Никак не могу избавиться от этой драной кошки! Если поможешь мне улизнуть, проси, чего хочешь! - видеть черноглазого пройдоху в столь печальном положении сёстрам ещё ни разу не приходилось.

     - Хорошо, я оставлю желание за собой. Потом придумаю, что затребовать за помощь в критической ситуации, - мужчина совсем скис: уж кто-кто, а он прекрасно знал, что Богини Мести давно на него зуб заимели за то, что он постоянно обижал их подругу Нокс, даже не замечая этого прискорбного факта.

     Алекто, обняв Лили за талию, промурлыкала:

     - Покажи нам дом, тут столько всего изменилось. Ты великолепно подготовилась к торжеству, только вот с супругом малость промахнулась. Это ж надо, при муже и его жене, не таясь, тискать Эрика! Он, конечно, юбочник знатный, но не на свадебном же торжестве опускаться до таких проказ...

     - Ах, не везёт, так не везёт! Раз он уже женат, сойдёт на роль любовника, как будущей графине мне по статус будущей графини дозволяет такие маленькие радости жизни! - алчное выражение глаз Алекто совсем не понравилось, но, раз уж Бог Мрака сам заварил густую кашу с собственной приворотной магией, придётся ему самому её расхлёбывать.

     - Скажите, милая, а к какому дизайнеру вы обращались, чтобы получить такой восхитительный праздничный интерьер? - старшая фурия тихонько переглянулась с сёстрами, мысленно подавая сигнал начать весёлую заварушку, чтобы их девиз: 'Любое зло должно быть наказано!' - был справедлив и в сумасшедшем мире современных людей.

     - К этим вымогателям без вкуса и чувства меры? - блондинка оказалась не в силах устоять перед искушением: похвалиться собственными талантами, она и не заметила, как Мег спрятала Эребуса внутри сапфира, который был в кулоне Нокс.

     Богиня Ночи проказливо улыбнулась, пообещав, что муженёк получит самый жестокий урок, который они только смогут для него придумать. Мегера же, улучив минуту, когда её никто не видит, быстро посмотрела Всевидящим Взором на оставшихся на приёме гостей, чтобы подобрать каждому адекватную меру воздаяния за накопившиеся за последние годы грешки. Впрочем, это могло пока что подождать. Сейчас на повестке дня была парочка молодожёнов, которая оказалась совершенно непригодна для этой почётной роли.

     Рыжеволосая интриганка проскользнула через зеркало, оказавшись в 'Смехе Феи' и подозвала к себе Аора, который в свободное от службы время любил посидеть тут за чашечкой кофе, вкус которого для него был сродни недостижимой мечте о любви Мег. Ламий вопросительно взглянул на объект своего особого почитания и приготовился исполнить любую прихоть знойной фурии, какой бы дикой она ему не показалась.

     - Мне надо, чтобы ты помелькал около Лилии Ланской. Всеволод должен ревновать, как никогда в жизни!

     - Моя Богиня, лучше, чтобы он увидел, как Иветта с кем-то любезничает! От своей непутёвой супруги ему ничего не надо, кроме того, чтобы папаша заплатил все его долги. Он намерен избавиться от сомнительной партии сразу же после этого великого события.

     - Тогда сделаем так: ты с Веткой помелькаешь среди гостей и подразните Севу, только, смотри, не привлеки внимания Лильки, иначе тебя тоже придётся где-то прятать и вывозить чуть ли не контрабандой, как бедолагу Эребуса. Правда он ещё не знает, что Нокс приготовила для него массу неприятных сюрпризов, решив сполна вкусить горечи бытия, чтобы хоть на некоторое время перестал за юбками носиться, высунув язык.

     - Как прикажешь, моя Богиня, только надо сделать как-то, чтобы он снова припёрся в особняк родителей своей сногсшибательной жёнушки. Жаль, что нельзя повеселиться на полную катушку, иначе Юпитер и Юнона будут в таком гневе, что ни о каком помиловании в ближайшем будущем мечтать мне уже не придётся.

     - Мы вполне сможем накрутить хвоста всем, главное - не распыляться. 'Эрик' ещё не прознал, какую славную свинку решили ему подложить Нокс и Геката, - розовый язычок в предвкушении уже пробовали на вкус восхитительное наказание для сильно надоевшего уже всем пройдохи. Но, об этом пока что не будем, боюсь сглазить. Пошли за Иветтой. Надо только сменить ей наряд на нечто более подходящее ситуации. Я как раз помню одно милое вечернее платье из тёмно-синего шёлка, которое будет смотреться идеально с Цветком Ночи! - ухватив за руку ламия, неугомонная интриганка, уволокла его к зеркалу и через миг уже оказалась в гостиной своей старинной подруги.

     - Талея, мне понадобится ещё и Макс. Интересно, как отреагирует Всеволод, увидев Ветку в компании двух совершенно незнакомых ему мужчин. Учти, тебе придётся вести себя так, милочка, чтобы ему почудилось, что ты флиртуешь сразу с обоими!

     - Без проблем, Мег! - в светло-карих глазах девушки вспыхивали и гасли озорные искорки, она уже предвкушала, что будет с Севой, когда он увидит подобное безобразие.

     Макс был готов почти на что угодно, чтобы заслужить отгул из зазеркального плена, к тому же Талея пообещала ему ночные отгулы в 'Крыльях Мотылька': кормить задарма нахального ухаря никто не собирался, как и отпускать его раньше, чем он полностью искупит свою вину перед феей.

     Обняв ведьмочку за талию так, чтобы не мешать друг другу, мужчины принялись прогуливаться по бальному залу, рассматривая помпезные украшения, которыми Лили решила устроить самое важное торжество в своей жизни.

     Аор насмешливо фыркнул и что-то пропел себе под нос: сероватая мгла образовала кокон, а когда она рассеялась, то на лестнице появился брызжущий ядом Ланской. Новоиспечённый муж вмиг утратил всякий интерес к милой жёнушке, как только увидел, что его 'обожаемая Иветта' миндальничает сразу с двумя кавалерами, причём оба соперника ему были не знакомы.

     'Ах, да чтоб тебя и твоих кроликов, наглая поганка!' - в сердцах подумал он про себя и бросился восстанавливать собственный статус кво, будто ещё имел право на эту девушку.

     Ламий, что-то прикинув в уме, выдохнул фразу на языке своего народа. В результате Всеволод утонул носом в декольте жены, причём выражение его лица ясно дало понять всем, что он отнюдь не рад этому обстоятельству, как и новоиспечённая супруга.

     - Фу! Дорогой, где твои манеры? - презрительно сморщила вздёрнутый носик будущая, как она наивно полагала, графиня.

     - Там же, где и вой интеллект, Лилия! Никому не позволено тискать другого мужчину в присутствии мужа, особенно в такой день!

     - О-ла-ла, милый! Завидно - завидуй молча! Неужели Иветта оказалась такой умницей, что не стала связываться с тобой, неудачник?

     - Радость моя несказанная, об этом мы поговорим с тобой без свидетелей! Ты в курсе, что твой папаша нарушил главное условие нашего контракта: долг должен быть погашен до официальной росписи!

     - Так тебе ничего, кроме этого, от меня не надо?

     - Какая редкостная проницательность, моя радость, особенно в свете того, что это именно твой папаша и разорил мою семью, сделав так, чтобы все сделки, проведённые в тот день, были убыточны настолько, что привели Ланских на грань банкротства. Правда, имея все козыри на руках, я смогу отменить подтасованные результаты.

     - Поздно, Севочка, развод тебе не светит!

     - Зачем, если я смогу свободно использовать капиталы твоего отца? Он мне генеральную доверенность подписал, так что, не в твоих интересах со мной ссориться, милая. Впрочем, финансовые моменты мы обсудим тет-а-тет.

     Повернувшись к Лилии спиной, он снова ринулся к неуловимой бывшей подружке, увидев, как оба её спутника о чём-то вполголоса с ней разговаривают, бросая на девушку многообещающие взгляды.

     Повернувшись к Лилии спиной, он снова ринулся к неуловимой бывшей подружке, увидев, как оба её спутника о чём-то вполголоса с ней разговаривают, бросая на девушку многообещающие взгляды.

     - Сев, тебе что уже совсем разонравилась твоя гламурная блондинка? Так вакантных мест нет, извини, а для тебя уже и не будет. Лили, сделай мне такое одолжение, забери свой побитый молью валенок, он мне уже и даром не нужен!

     Всеволод попробовал было силой увести ведьмочку, но тут случилось нечто совсем уж странное: ступени у него под ногами точно взбесились, вздыбившись как дикий мустанг, не желающий, чтобы его обуздали. Дерево стало таким скользким, что мужчина скатился вниз словно с ледяной горки и оказался распластанным на дорогом ковре с длинным ворсом прямо у ног 'милой' жёнушки.

     Всеволод попробовал было силой увести ведьмочку, но тут случилось нечто совсем уж странное: ступени у него под ногами точно взбесились, вздыбившись как дикий мустанг, не желающий, чтобы его обуздали. Дерево стало таким скользким, что мужчина скатился вниз словно с ледяной горки и оказался распластанным на дорогом ковре с длинным ворсом прямо у ног 'милой' жёнушки.

     Лилия не придумала ничего лучше, как переглянувшись с окружавшими её фуриями и богинями, вылить мартини, в котором плавали одинокая оливка и несколько кубиков льда, прямо за шиворот мужу, ядовито осведомившись:

     - Радость моя, сколько ты ещё собираешься меня позорить? Ни одна уважающая себя дама не станет отвлекаться от знакомства с миром прекрасного, созданного моими руками, променяв его на твоё сомнительное общество!

     Мужчина сердито зашипел, но стремясь сохранить лицо при плохой игре, спокойно встал, оправил одежду и предложил руку Гекате, вежливо спросив:

     - Вас, кажется, Галина зовут? Надеюсь, я правильно запомнил имя?

     - О да! - чёрные глаза стрельнули в сторону Ланского с большим намёком.

     - Позвольте показать бильярдную, она выдержана в стиле готика. Что-то мне подсказывает, что вам там очень понравится.

     - Будет весьма интересно взглянуть, - Богиня Колдовства злорадно усмехнулась, увидев, как в глазах Лилии полыхает огонь мести.

     - Надеюсь, вы не против, что больше никого не позовём?

     - Звучит интригующе. Уж, простите, Всеволод, но более скучного приёма я в жизни не видела, - брюнетка зевнула, прикрывая рот ладонью, как требовали приличия.

     Лилия, увидев, что муженьку всё никак неймётся, ядовито осведомилась:

     - Более глупого человека я ещё в жизни не встречала! Меня не забудь прихватить, дорогой!

     - Зачем? У тебя же есть 'твой Эрик'! - в голубых глазах стыла такая стужа, но новоиспечённая госпожа Ланская миндальничать ни с кем не собиралась.

     - Если мне хотя бы померещится, что ты подбиваешь клинья к Иветте или ещё к кому, разговаривать с тобой буду не я, а мои пупсики, - и она жестом фокусника показала рукой на двух амбалов, которые бросали на несносного нового родственничка графа весьма красноречивые свирепые взгляды.

     - О, ссориться ни к чему, раз Лили мне не доверяет, то мы можем сходить все вместе. Иветта, ты тоже с нами, - в глазах мегеры и Гекаты было столько искристого лукавства, что ведьмочка лишь обменялась многозначительным взглядами со своими спутниками и послушно пошла вслед за молодожёнами.

     - Ветка, объект уже ревнует, у него глаза становятся бешеными всякий раз, когда он видит, что мы любезничаем с тобой, пожалуй, стоит поддать жара и слегка тебя потискать... Этот ухарь должен получить сполна за всё то зло, которое сделал тебе, как и его крашеная корова.

     - Знаешь, детка, а он прав. Ты умеешь играть в бильярд? - Макс продемонстрировал два ряда белоснежных зубов, девушка с удивлением заметила, что два интригана спелись, осталось только спиться, и плевать, что один из них вампир-ламий, а второй - пройдоха из весьма сомнительного ночного клуба 'Крылья Мотылька'. - К тому же, ты сможешь довести бывшего дружка до точки кипения, только вот в присутствии наших спутниц и Лильки он тебе ничего не сделает, зато заведётся на полную катушку.

     - Немного, но с Ланским соперничать не стану ни в жизнь: он на этом собаку съел.

     - Не дрейфь, детка, мы сообща посадим его в лужу, из которой тот выполз! Геката совсем не зря внушила ему идею похвастаться бильярдной. Будет предлагать сыграть на желание: не тушуйся, а соглашайся, уделаем так, что Юпитер и Юнона и придраться не смогут ни к чему. Свою роль ты знаешь, дерзай! - Аор подмигнул девушке и едва слышно выдохнул ей в ушко, - а кто посмеет обидеть - будет иметь дело со мной. Что-то мне подсказывает, что Лили решит пособлазнять присутствующих 'котиков', бросив вызов кому-то из мужчин, только вот что им с Севой в случае проигрыша придётся делать, оставим на их совести. Чутьё мне подсказывает: попробуют унизить по полной программе.

     Лили, хлопая специально обесцвеченными в салоне ресничками, промурлыкала, обращаясь к ламию:

     - А давайте играть партии в бильярд, проигравший исполняет любые желания победителя, даже самые неприличные?! - облизнувшись, точно кошка на сметану, новобрачная принялась поедать черноглазого брюнета таким томным и многообещающим взглядом, что он с удивлением понял, что уже начинает жалеть ушлого хлыща, попавшего в слишком крутой для смертного ловеласа переплёт.

     - Как пожелает прекрасная Лили, - кровосос отвесил шутовской поклон и вытянул два кия чёрного цвета из подставки, протягивая из них один противнице. - Значит, никаких ограничений, всё, что в голову взбредёт? - такой безголовой дамы Аор на своём веку ещё не встречал. - Хотя будет лучше, если вы предпочтёте себе кого-то другого в роли игровой пары, например, мужа.

     - Зачем? - визгливый неприятный смех, резанул уши всем присутствующим. - Этот поросёнок никуда уже от меня не денется, он и так уже мой. А вот ты - нечто новое и загадочное. В тебе есть что-то такое, что тревожит мою душу. Раз Эрик удрал, придётся новобрачную развлекать другим гостям мужского пола.

     - Если я сейчас выиграю, Лилия, ты отдашь мне чёрную розу, которую подарил Эрик, - вампир чётко придерживался загодя выданных ему обожаемой Мегерой подробных инструкций.

     - Зачем она тебе? - в голубых глазах была почти детская обида пополам с непониманием.

     - Его жена не любит, когда этот проказник делает подарки другим женщинам.

     - О, как банально! Но если ты сейчас продуешь, то первую брачную ночь проведём вдвоём!

     Бросив косой взгляд на новоиспечённого мужа, ламий с удивлением заметил, что тот подначивает Иветту на авантюру, которая, как он наивно предполагал, поможет заполучить упрямую подружку обратно в полное распоряжение. Причём, он уже даже велел юристу состряпать весьма хитрый контракт для будущей секретарши, куда было включено всё, что только могло прийти ему в голову на тот момент.

     Услышав в голове шёпот Аора, который велел соглашаться без вопросов, молодая ведьма, предвкушая искромётное и незабываемое веселье, поломалась минут двадцать исключительно для вида, а потом согласилась, промурлыкав:

     - Лили, если господин Ланской продует, ему придётся выполнять твоё желание...

     - А если проиграет Лилия, то Всеволод придумает для неё фант, но сначала я должен добыть чёрную розу для очаровательной жены Эрика, - ламий с трудом удержался от проказы: показать сейчас клыки было равносильно тому, что он испортит всё веселье, и Мегера будет очень им недовольна.

     Лилия посмотрела на Нокс так, словно увидела в собственной гостиной дохлого таракана, и выдохнула прямо в ухо вампиру:

     - Договорились, котик, но если ты сейчас продуешь, то пойдёшь со мной, недели мне, уверена, хватит, чтобы понять, а сгодишься ли ты для того, чтобы развлекать меня, когда муж приестся до печёнок!

     - Ваш ход первый, - галантно предложил ламий и обменялся с Гекатой весьма насмешливыми взглядами.

     Блондинка, нагнувшись над столом так, чтобы и без того почти ничего не скрывающий наряд сделал коварный шаг вперёд в плане большей прозрачности и открытости. Наглая дамочка была уверена, что легко загонит шарик в лузу с первого удара, но у её противника и Богини Колдовства были совсем другие планы на эту весьма необычную партию. Тот пролетел по совершенно невообразимой траектории, и со всей дури врезался в локоть Всеволода, который наградил жену недовольным шипением, но ничего не стал говорить: ронять собственное лицо в глазах гостей ещё больше он не собирался. В голову Ланскому пока что не пришло ни одной толковой идеи по поводу того, как восстановить собственную репутацию успешного аристократа после всех 'милых выходок' любимой жёнушки.

     Талея, наблюдая вместе с Виктором через зеркало всё происходящее, давилась от смеха, а потом лениво промурлыкала:

     - Похоже, фурии, Нокс и Геката теряют хватку, кто же так веселится-то? Я, конечно, всего лишь самая обычная ирландская фея, но это не значит, что я не умею развлекаться гораздо лучше, чем они.

     Выудив прямо из воздуха бутылку абсента, она что-то едва слышно нашептала на зеленоватую жидкость и выплеснула на изображение Всеволода в зеркале. Тот и внимания не обратил, что его окутало едва видимым туманом, который полностью изменил внешность мужчины. То же самое действо она произвела и над новобрачной.

     Эребус, гневно сверкая чёрными глазищами, принялся исступлённо биться об прозрачную преграду кулона Богини Ночи, возмущённо крича:

     - Нокс, поганка такая, выпусти меня немедленно! Это мой Цветок Мрака и моя ведьма! Я не позволю каким-то ухарям, три из которых смертные, а четвёртый и вообще ламий, путаться у меня под ногами.

     Впрочем, все его возгри так и остались без ответа. Синеглазой интриганке не было до них совсем никакого дела: коль скоро супруг временно недееспособен в плане создания новых причин головной боли у жены, то можно расслабиться и отдохнуть по полной.

     - Макс, - игриво промурлыкала брюнетка с глазами цвета вечернего неба, - я чую, что что-то происходит, похоже, Талея посчитала, что мы слишком уж возимся... Её волшбу трудно спутать с чем-то ещё, не так ли, котик?

     - У меня даже кожу пощипывает, как будто ранку обработали спиртом. Похоже, вашей подруге снова неймётся отколоть шуточку в лучших традициях ирландского Волшебного народца. Слава богу, на этот раз целью выбрана не моя несчастная тушка.

     - Мы с ней договорились, что днём ты будешь находиться в зеркале, а ночью сможешь отправляться погулять в 'Крылья Мотылька'. Талея обещала, что не будет слишком уж зверствовать, взыскивая с тебя виру за твоё, мягко говоря, неприличное поведение. Она у нас леди довольно строгих правил: только фея имеет право утащить приглянувшегося ей смертного на свою поляну, но никак не наоборот.

     - И чем вы от нас отличаетесь? Сплошные двойные стандарты косяками летают.

     - Возможностями, Макс, только ими, - на лице богини появилось выражение облегчения, когда чёрная роза перекочевала к ней от Аора.

     Женщина отправила опасную безделку, щедро сдобренную лучшей любовной магией из арсенала Бога Мрака, в недра сапфирового кулона. Бедолага Эребус уже и не знал, радоваться ли ему, что Лили перестанет проявлять к нему повышенное внимание как к мужчине, или выть от бессилия и биться лбом об прозрачную преграду в напрасных попытках добраться до несговорчивой Иветты, которая вздумала крутить хвостом сразу перед тремя смертными и Аором.

     'Погоди уже, поганка, рано или поздно всё равно попадёшься в мои сети! Нокс не сможет вечно держать меня внутри сапфирового кулона, в конце концов, она соскучится и выпустит меня. Уж кто-кто, а только я в курсе лучше всех, что и как любит Богиня Ночи!' - Эребус так сильно пнул со злости чёрную розу, что она распалась на отдельные лепестки.

     Увы, он совсем не подумал, что вырвавшиеся наружу чары смешаются с неукротимым колдовством ирландской феи, что приведёт совсем уж к фатальным последствиям.

     Расставшись с подарком 'милого Эрика', неугомонная блондинка вдруг заметила, что он стоит за столом собственной персоной. Откуда было знать Лилии, что она собирается кокетничать с собственным мужем под личиной столь презираемой ей Иветты. Чары Талеи сделали так, что даже говорить фифа начала в том же стиле, что и настоящий прототип.

     Всеволод, выиграв партию, уволок 'ушлую ведьму' в отдельный кабинет и заставил подписать злополучный контракт, вписав в нужные графы все положенные данные от руки. Юрист, получив причитающееся вознаграждение тут же тактично удалился, довольно потирая вечно потные руки.

     Иветта, бросила всего один удивлённый взгляд на Аора, и тот прошептал прямо у неё в голове: 'Эребус со злости разрушил свой Цветок Мрака, его приворотная магия вырвалась на волю и отправилась к той, с которой пробыла рядом так долго. Талея сделала так, что наши голубки видят того, кого хотят видеть рядом с собой. Как минимум месяц мы не увидим их. Сбылась мечта 'Эрика' в этом магическом пасьянсе ты ему уступила!' - в глазах вампира было столько лукавства, что ведьмочка сразу поняла, что на некоторое время избавилась от обоих надоед.

     Геката, не желая прекращать веселье, гости-то ещё оставались, промурлыкала:

     - Давайте сделаем это свадебное торжество незабываемым и для других гостей, коль скоро ушлая фея лишила нас десерта в виде новобрачных?

     Мегера на несколько мгновений задумалась, а потом выдохнула:

     - Нокс, а, может, немного помучаем твоего муженька? Ветку отправим домой отдыхать: сразу видно, что её уже несколько утомил весь этот кавардак, а сами сделаем так, чтобы Мрак пошёл искать ушлую ведьму по всем комнатам особняка и нашёл наших голубков. Причём так, как они сами это представляют. Интересно, как он отреагирует на то, что его брат-близнец отжигает с Иветтой?

     Богиня Ночи ласково провела пальчиком по сапфиру, внутри которого злобно бесился её любимый юбочник, и со смехом ответила:

     - Главное, чтобы ни мы, ни он не нарушили ненароком нашу маскировку. Мне совсем не улыбается оптом писать километры объяснительных Юпитеру, Юноне и душке Морсу. Последний будет рвать, метать и зверствовать ещё похлеще Отца и Матери Богов. Не посмотрит ни на прошлые заслуги, ни на степень родства.

     - Ничего не будет! - Тизифона переглянулась с остальными фуриями и продолжила. - Мы просто сделаем так, что он не сможет использовать свою магию. А вот учитывая, что 'Эриков' будет двое, Лили в образе ведьмы будет метаться от одного к другому, и ни один из них так ничего, за чем пришёл, и не получит!

     Макс с трудом удержался от едкого комментария из опасений, что и его ввергнут в очередную интригу под соусом Тартар. Впрочем, Талея не желая, чтобы ушлый музыкант выторговал себе ещё какие-то послабления, ни о чём не спрашивая мужчину, снова вернула его в зеркальную темницу. Иветта же оказалась в гостиной Богини Ночи, увидев, что Виктор уже спит, правда вот сон явно был навеян чарами феи: вокруг его головы вспыхивали и гасли разноцветные искорки.

     - Зачем ты наложила на него волшебные сны? - Иветта никак в толк не могла взять, почему бы ей просто не отправить парня к нему домой. - Так было бы гораздо проще и разумнее.

     - Ты ошибаешься, ведьма! - ирландская задира взглядом режиссёра осмотрела сначала бальную залу, потом принялась искать, где окопались обведённые вокруг пальца молодожёны.

     Всеволод недовольно поморщился, услышав, как его, в который уже раз, назвали Эриком, и проворчал:

     - Ветка, прекрати немедленно вспоминать этого ухаря через каждую секунду, это омерзительно!

     Лили отвесила ему звонкую пощёчину, прошипев:

     - Далась тебе эта дура, котик?! Обоим глаза выцарапаю, если только померещиться, что ты, как и мой муженёк к ней востришь свои лыжи!

     - Иди ко мне и помолчи немного для разнообразия, - выдохнул мужчина, прерывая словесный поток самым эффективным из известных ему методов.

     В это же самое время Нокс, нашептав заветные слова на сапфировое узилище Эребуса, выпустила сильно проштрафившегося супруга на волю, сразу же предупредив:

     - Перья-то подбери, павлин недощипанный, иначе пожалеешь, что разозлил меня! Что-то в последнее время у тебя рыльце столь густым пушком заросло, что это уже даже ламии заметили, а уж они-то на такого рода вещи не особо внимание обращают: привыкли к нашим маленьким слабостям за пролетевшие со времён Античности века.

     - Нокс, смотрю, времени даром не теряла, кто тот блондин с голубыми зенками, который около тебя совсем недавно вертелся и руки распускал так, как никто другой на моей памяти себе не позволял?

     - О, это всего лишь новая забава Талеи, милый! Мы только хотели слегка позлить тебя, не более того. Так что переставай ныть, а то такое поведение уже начинает вызывать у меня раздражение и желание задать тебе знатную трёпку, чтобы не забывался, что я - жена тебе, а не доступная певичка из 'Смеха Феи' или иного злачного заведения! - и она игриво щёлкнула Эребуса по носу.

     - Сколько раз, Никта, я просил тебя так не делать?! Меня же не только смертные перестанут бояться, но и свои совсем не будут уважать!

     - Котик, твоя репутация за тысячелетия настолько подмочена, что высушить её не сможет даже пламя Тартара. Так что успокойся и радуйся жизни, но так, чтобы Юпитер и Юнона тебе по глупой башке не настучали чем потяжелее, чтобы вразумить заигравшегося в знойного мачо небожителя.

     Эребус решил не терять времени даром, вступая в словесную перепалку, которая всё равно не изменит его намерений в отношении вредной смертной ведьмы, с досадой на лице отмахнулся от жены, как от порядком надоевшей мухи, и помчался туда, куда его вело поисковое заклинание.

     Лилия медленно плавилась под пылкими поцелуями, но просто так на милость победителя сдаваться она не собиралась. Всеволод, рыча от всё возрастающего желания, уже грешным делом подумывал, а не избавиться силой от кучи тряпок, которые не дают ему добраться до вредной и неуступчивой Ветки, но словно какая-то сила не давала ему претворить дельную идею в сладкую реальность. Откуда ему было знать, что ушлой ведьмы уже час как не было в особняке Тарановых?

     Бог Мрака, костеря на чём свет стоит поганого архитектора, который придумал проект дома, больше похожего на Лабиринт Минотавра. Он чувствовал, что интересующая его особа сейчас не одна, что подгоняло его гораздо лучше приснопамятных плетей фурий вкупе с гневом Юпитера и Юноны в случае, если кто-то из них обнаружить. Древние античные божества докатились до того, что были вынуждены жить среди современных небоскрёбов вместе с другими созданиями из давно канувшей в воды Леты эпохи.

     Тут до его слуха донеслись женский и мужской голоса, в последнем он с изумлением услышал очень похожий на свой собственный. Зашипев, точно раскалённые уголья, на которые попала капелька ледяной воды, он вырвал дверь, предусмотрительно запертую на задвижку, и застыл, как вкопанный. Иветту сжимал в страстных объятьях самозванец, похожий на него, как две капли воды, а несносная паразитка почти уступила его домогательствами, периодически постанывая и томно выдыхая имя, которое ему присвоили с лёгкой руки Богинь: 'Эрик!'.

     - Немедленно отпусти Ветку, самозванец! - взбешённый наглостью незнакомца, который, как он чувствовал, был всего лишь смертным, гневно зарычал Эребус.

     Бог Мрака по давней привычке щёлкнул пальцами, желая превратить этого наглеца в жирного поросёнка, чтобы продать его на ближайшей скотобойне. Этому коварному заклинанию его в давние времена научила сама колдунья Церцея, которая питалась исключительно мясом тех несчастных, которых её колдовство превращало в несчастную бессловесную скотину. Он повторил движение раз десять, прежде чем понял, что магия по каким-то одним ей известным причинам отказывается повиноваться своему господину.

     'А, чтоб того, кто в этом виноват, фурии за жабры взяли!' - сердито подумал Эребус, видя, как самозванец расстегнул ещё один крючочек на платье, став на шажок ближе к заветной цели. Парочка была настолько увлечена любовной игрой, что не обратила внимания даже на грохот сорванной с петель двери, которая рухнула на пол с такой силой, что разлетелась на куски.

     Талея, бросив на гостью Нокс, из-за которой на самом деле и разгорелся весь сыр-бор насмешливый взгляд, промурлыкала:

     - Чтобы Эрик не засветил нас в порыве неукротимой страсти к мнимой тебе, Мегера и Геката сделали так, что в его арсенале есть всего лишь собственные кулаки и мозги, порядком обленившиеся из-за лёгких побед. Так что, они имеют примерно одинаковые возможности, чтобы окучить Лильку!

     - Тогда Сева останется при своей жене, как и положено на собственной свадьбе! - светло-карие глаза искрились от такого лукавства, что фея сразу решила, что лично присмотрит, чтобы эта забавная смертная прожила подольше и посчастливее.

     Девчонка ей определённо начинала нравиться не меньше, чем остальным. По крайней мере, характер свой во всей красе она показывать не боялась, что очень импонировало ирландской интриганке, от которой порой даже у Юпитера и Юноны случалась жуткая головная боль. Только вот поделать они с крылатой поганкой ничего не могли: на неё строгие законы небожителей не распространялись, как и на других представителей кельтского Волшебного народа.

     Всеволод слишком поздно осознал, что они больше не одни в комнате, в спешке восстанавливая утраченную над 'Иветтой' власть. Мускулистые руки ухватили соперника за ворот рубахи и оттащили прочь. Потом кулак заехал мужчине под дых с такой силой, что у того перед глазами потемнело.

     - Не смей приставать к моей ведьме, самозванец, да ещё под моей личиной! Убирайся сейчас же, иначе я так тебя взгрею, что до конца дней своих будешь шарахаться и от собственной тени!

     - Ветка и так моя! - парировал 'близнец', оставив рубаху в руках у взбешённого Бога Мрака. - Три года почти что под одной крышей много значат, неудачник! Пошёл вон! Это моя женщина, ни с кем делиться я не собираюсь! - и он со всей дури заехал наглецу в челюсть, выбив её.

     Эребус с громким хрустом вставил пострадавшую часть организма обратно и ураганом налетел на обидчика, грозно потрясая костистыми кулаками. В комнате раздавались только постанывания женщины, о которой все забыли, и сосредоточенное сопение двух дерущихся из-за неё 'павлинов'.

     Пока мужчины с переменным успехом пытались доказать 'кто Иветте хозяин!', недовольная таким небрежением Лилия открыла голубые глаза, которые тут же полезли из орбит. Было от чего: целых два Эрика квасили друг другу морды за право обладания ею. Конечно, женщине было лестно, что она способна разжечь в сердцах такую животную страсть, но вот сейчас на уме у прохвостки было совсем иное. 'Один Эрик - хорошо, а два - лучше!' подумала она про себя, нехотя встала и пошла разнимать драчунов, благоразумно не влезая в свалку.

     Думая, что борются за единоличное владение строптивой ведьмой, соперники спуску друг другу не давали. В ход шло всё, что попадалось под руку. Когда всё, что можно было оторвать и использовать в качестве орудия в споре, они попытались было приватизировать и туфли невесты, которые та уже легкомысленно скинула на пол, но получили такой отпор, что отступились.

     Лили настолько надоела пустая трата времени, которое она планировала конвертировать в утончённые удовольствия сразу с двумя Эриками, что, рассвирепев окончательно, толкнула собственного мужа на постель и прорычала:

     - Что за непонятливые мужики пошли?! Смотреть уже противно! Раздевайтесь оба, сколько можно ещё говорить: меня на вас двоих хватит! Будет мало, отловлю ещё кого-то из гостей! - Мрак с удивлением обнаружил себя распластанным на кровати, а тонкие пальчики уже занялись расстёгиванием пуговиц и застёжек.

     Обменявшись с соперником полным гнева взглядами, отпихнул Лилию в сторону и снова бросился в атаку. Новобрачная издала полный ярости вопль и набросилась на обоих драчунов с кулаками, костеря их на все корки:

     - Не тем вы заняты, Эрики! - взвыла она, схватила обломок дерева, который был некогда ножкой антикварного стула, мягкая обивка которого клочьями валялась по всей гостевой спальне, и треснула по спине сначала одного, а потом и второго. - Долго вы ещё оба тормозить будете или мне пойти поискать кого-то подогадливее, пока ещё не все мужчины по домам разлетелись?

     - Я ни с кем тебя делить не буду, Ветка! - шипел рассерженным котом Всеволод, молотя кулаками по голове противника со всей дури.

     - Это моя ведьма! - вопил Бог Мрака раздавая наглому самозванцу по глупой башке и недоумевая, почему его магия не работает, когда он смог бы решить все проблемы одним махом и без лишних усилий.

     Из тёмного угла выскользнула Мегера, впрочем, никто из троицы не обратил на неё ни малейшего внимания. Рядом с ней давился смехом Аор, зажав ладонью собственный рот, которому предстояло подлить масла в огонь, чтобы затея удалась в полной мере. Нокс жаждала проучить своего гуляку, а коль скоро в их сети попали оба 'любимых котика Веточки', то тратить лишние усилия было ни к чему.

     Магия ламия заставила Лилию сильно обидеться на забияк, которые не желали прислушаться к голосу разума. Сердито стуча каблуками вновь надетых на маленькие ступни туфелек, она отправилась на розыски собственного супруга, коль скоро два приглянувшихся ей мачо оказались ни на что не годны.

     Как только новобрачная исчезла, вильнув хвостом, парочка Эриков с удивлением увидела, что осталась в гордом одиночестве. Обменявшись парой ударов для проформы, они кинулись в разные стороны, стремясь поскорее найти наглую ведьму, которая посмела сбежать. Откуда им было знать, что Талея сделала так, что им будет везде мерещиться мелькнувшая вдалеке Иветта, а колдовство почти до самого рассвета не даст прекратить поиски и на краткий миг.

     Лилия, торопливо привела себя в порядок у огромного зеркала и тут увидела сероглазого красавца в дорогом костюме, который таким восхищением на неё посмотрел, что она тут же воспряла духом и принялась прихорашиваться с удвоенными усилиями, время от времени бросая на незнакомца многообещающие взгляды.

     Репортёр одной из самых кусачих бульварных газетёнок, сидевший на дубовом суку, сделал несколько снимков, правда, кому строила глазки новоиспечённая госпожа Ланская он так и не увидел. Мужчина, видимо зная об его присутствии держался так, чтобы не попасть в кадр. Впрочем, Гарик славился тем, что терпения у него было столько, что он с любого торжества элиты приносил ворох горяченького компромата, за который участники фотосессий нередко отстёгивали солидные суммы, лишь бы не засветиться на первой полосе 'Эхо искуса'. Закрыть газетёнку никак не мог даже Морс, так как среди совета её директоров оказались чересчур уж важные в их мире шишки, избравшие для себя нелёгкую стезю журналистики.

     Новобрачная снова улыбнулась кому-то, кого он не видел, и принялась величественно спускаться по крутой лестнице. Потом раздался какой-то шорох, следом громкое 'Крак!' и кокетка, на чём-то поскользнувшись, помчалась вниз с всё возрастающей скоростью. По дороге подол платья зацепился за выступ одного из безвкусных украшений, которые она расставила по всему особняку. Раздался треск ткани и в свете неяркого светильника дамочка предстала перед невольным зрителем с новомодной камерой, которая была в состоянии делать цветные снимки даже в почти полной темноте в криво сидящем нижнем белье и чулках на ажурной резинке, по которым бежали кокетливые стрелки.

     Кто её поймал внизу, Гарику не было видно, но через мгновение воздух сотряс оглушительный вопль ужаса. Лилия помчалась прочь, сломя голову: от стены отделилось несколько серых теней, которые погнали верещащую от ужаса добычу прочь. Причём так, чтобы она не столкнулась с мечущимися по дому Эрику и Всеволоду в поисках ведьмы. Иветта же от души смеялась над злоключениями троицы в обществе Нокс, Гекаты и Талеи, пока Фурии разыгрывали последние ноты в этом фарсе.

     Новоиспечённый муж и его оппонент встретились в бальной зале, стукнувшись лбами с такой силой, что отлетели в разные стороны, приложившись затылком об пол. Эребусу, конечно, ничего не было, а Всеволод всего лишь на пару минут потерял сознание: толстый ковёр, который украшал пол в зоне отдыха, смягчил удар настолько, что никаких серьёзных последствий тот не принёс.

     Велев охранникам отыскать наглого драчуна и выставить вон, Ланской отправился на поиски собственной жены. До рассвета оставалось совсем недолго, гадкая Ветка куда-то снова запропастилась, а спать один он не привык. 'За неимением лучшего, вполне сойдёт и Лилька!' - обречённо подумал он, не зная, что репортёр заснял все подробности столкновения в бальной зале Тарановых. У Гарика давно был зуб на оба семейства, поэтому он решил, что не даст им шанса избежать скандала и выставит всех на посмешище, даже не задумываясь.

     Вот чего не ожидал увидеть Всеволод, так это мирно лежащую в глубоком обмороке в их постели жену. Она слабо дышала, что говорило, что Лили была жива, хотя восковая бледность и несколько заострившиеся черты лица до икоты перепугали графского сынка: папаша этой язвы всё ещё не выполнил свою часть договора, поэтому подобный поворот событий никак не вписывался в его изящную схему.

     Пожав плечами, мужчина прилёг рядом и забылся тяжёлым сном, полным мрачных кошмаров и упрекающей его в чём-то Иветты, правда в чём, ему так и не удалось разобрать.

     Фурии отвели ведьму домой через зеркало и строго-настрого велели пару дней и носа за порог не высовывать:

     - Завтра будет громкий скандал: зря оба почтенных семейства поцапались с одним из самых ушлых и беспринципных репортёров бульварного издания 'Эхо искуса'. Ему помощью нашей магии удалось сделать массу пикантных фотографий, которые уже завтра появятся на первой полосе этого весьма сомнительного издания, да и не только там! - Мегера лучилась от самодовольства, ведь всё получилось гораздо лучше, чем они надеялись, всего-то и понадобилось вмешательство одной ирландской феи с весьма специфическим представлением о хорошей шутке и развлечениях.



История 3. Ведьмина вредность и происки Мрака



     Нокс только-только опустила на уставшую за день землю бархатное покрывало ночной тьмы. В синих глазах отражались ясные звёзды, заставляя их посрамить своим сиянием даже самые прекрасные из драгоценных камней под ярким светом солнца. Заправив прядь цвета полуночи за ухо, она ощутила, как неприятное предчувствие кольнуло сердце.

     Проверив через зеркало, внутри которого был заключён смертный музыкант Макс, а не подобрался ли наглый юбочник к ведьме Иветте, она облегчённо вздохнула: девушка была у себя в рабочей мастерской, обустроенной по всем правилам, нарушать которые не следовало никому, и была вне досягаемости её персонального кошмара. Дом, который посоветовала приобрести ламия Галата, оказался выше всяких похвал: охраняемая территория, соседи не склонны совать нос в чужие дела, никаких репортёров и надоедливых посетителей. Тайна античных небожителей под его крышей не могла быть раскрыта тем, кому ничего не следует знать о суровых реалиях современной жизни.

     Впрочем, Богиня Ночи прекрасно понимала, что муженёк, словно упёртый баран, будет раз за разом бодать двери твердыни и не угомонится до тех пор, пока Ветка не выкинет белый флаг и не покорится его воле, став любимой игрушкой на пару недель. Молоденькая совсем ещё даже по людским меркам ведьма такого счастья и заклятому врагу никогда бы не пожелала, поэтому фурии, Геката, Нокс и фея Талея сделали всё, что в их силах, чтобы оградить ставшую подругой смертную от его не в меру ретивых посягательств.

     'Опять Эребус что-то задумал, надо бы посмотреть и принять меры, если опять за старое принялся. Сколько можно на одни и те же грабли наступать, а потом ещё и выслушивать, как его, бедного и несчастного не оценили и предали?!' - во взгляде синеглазой женщины постепенно разгоралась тоска, которая давно уже стала единственной постоянной обитательницей её домашнего очага.

     Взяв в руки резную чашу, выточенную Лунного Камня, Нокс, которую древние греки именовали ещё Нюкта и Никт, щедро плеснула в неё воды из серебряного кувшина и зашептала, превратив поверхность в гладкое зеркало. Как обычно, женское чутьё быстрее чар подсказало, куда дело идёт.

     Эребус от скуки опустился уже до того, что с энтузиазмом миндальничал с ламией Аэри, прекрасно зная, что она не посмеет не ответить на притязания, боясь немедленной мести. Тяжело вздохнув, Госпожа Сумерек выудила из причёски изукрашенную агатами шпильку и провела между голубками черту, шепнув: 'Как берег и корабль при попутном ветре, да разбегаются вечно ваши пути!'

     Потом, посмотрев пару мгновений на перекошенное от страсти лицо супруга, решила, что имеет право на маленькую виру, и решила обратиться за помощью к Гекате, своей давней и лучшей подруге. Богиня колдовства с упоением взялась за всестороннее обучение Иветты, пообещав девушке, что с её-то талантами, терпением, порядочностью и умением не высовываться, та очень скоро переплюнет даже приснопамятных Церцею и Медею, в чьих судьбах тоже оставил кровоточащий след неугомонный Эребус. Она стала совсем уж редкой гостьей в баре Либера, чем вызвала ропот у своих многочисленных поклонников. Впрочем, богиня колдовства всегда умела настоять на своём да так, что спорить с ней, как и с фуриями, мало кто осмеливался.

     Нокс отозвала подругу в сторонку и показала ей слепок того, что творит муженёк, которому, похоже, шлея в очередной раз под хвост попала. Иветта в это время воевала с довольно хитрым заклинанием, которое позволяло использовать любое зеркало в качестве двери практически куда угодно. Пока что получалось у неё не очень хорошо, но девушка прекрасно знала, что такого рода способности никому не даются даром.

     - Тебе давно пора бы же привыкнуть к тому, что разделила домашний очаг с неисправимым юбочником. Ты жаждешь мести и уберечь Ветку от беды, как и я, так что, давай придумаем, как сделать так, чтобы твоё домашнее двуногое чудовище не мешало мирному течению романа между Виктором и нашей подопечной. Рано или поздно они всё равно будут вместе, даже твой супруг не сможет ничего с этим поделать. Жаль, что сейчас этот молодой человек уехал в Перу помогать с исследованиями тамошних индейских культур. Пока он не вернётся, нам придётся как-то сдерживать неуместные порывы 'Обожаемого Эрика', как называет нашего пройдоху Лили Ланская.

     Тут у богини колдовства заверещал мобильный телефон, и оттуда раздался вкрадчивый голос супруги Марса Беллоны, которая тоже оказалась под каблуком у Юпитера, ведь её стихией была неистовая битва:

     - Привет, дорогая. Мой муженёк приволок откуда-то брелок в виде лампы, а он оказался с подвохом. Первый раз встречаю джинну, которая требует, чтобы исполняли её желания. Что-то тут не так! Муж клянётся Юноной, что купил вещицу во время путешествия по Аравийскому полуострову просто так, на память. Синекожая девка совсем нас измучила своими капризами и фокусами, может, хоть тебе удастся приструнить эту заразу? У нас сроки поджимают, игровой проект, над которым мы работали десять лет, под угрозой срыва из-за госпожи Аллы-ад-Дины эль Таар. Будь любезна, займись поганкой, мы оба будем должны тебе услугу.

     - Договорились, Беллона, встречаемся в 'Смехе Феи' через полчаса. Дам задание своей ученице, припудрю носик и сразу к тебе.

     Естественно, никакой косметики Гекате и даром было не надо, но среди богинь эта расхожая фраза, честно стащенная из лексикона любительниц ночной клубной жизни, стала своего рода крылатым выражением, если ещё оставались дела, которые не позволяли умчаться на встречу сразу же.

     Нокс поражённо пробормотала:

     - Занятная джинна, а не подсунуть ли её Эребусу? Тогда он ни у кого не будет путаться под ногами, а соблазнит эту бракованную рабыню из лампы, так не велика беда.

     - Прекрасная идея! К тому же, Беллона и Марс лихо устроились в индустрии компьютерных игр и впечатляющего кино, так что такой поворот судьбы однажды может прийтись очень кстати. Вдруг Мег заскучает, так что можно будет пристроить нашу рыжую сердцеедку в главной роли в каком-нибудь монументальном полотне, а, может, потом захочет и озвучить женский персонаж в очередном шедевре ушлой парочки.

     Жена бога войны не стала скрывать своего раздражения: ей пришлось два часа ошиваться в 'Смехе Феи' в ожидании, когда Геката соизволит явиться, а своё время она научилась ценить дороже золота и драгоценных камней.

     Вытащив из кармана маленький изящный брелок в виде старинной лампы из белого золота, щедро изукрашенный бриллиантами и тонким чеканным узором, Беллона с выражением гадливости на красивом смуглом лице с горящими гневом карими глазами, швырнула его на стойку бара рядом с собеседницей и тут же удалилась, лениво бросив через плечо:

     - При оказии сочтёмся, Геката. Можешь на нас рассчитывать, только, сделай одолжение, задай этой моровой язве такую трёпку, чтобы место своё знала и не позволяла, чего не следует!

     - Как пожелаешь, моя дорогая! - в голосе богини колдовства звенели хрустальные колокольчики, как бывало всегда, когда очередной фортель событий казался ей забавным.

     Полюбовавшись маленьким бриллиантиком на боку драгоценной безделки, в котором вспыхивали и гасли кокетливые багровые искры, Геката отправилась обратно в дом Иветты, чтобы вместе с Нокс и фуриями решить, как лучше поступить с нежданным подарком от Госпожи Неистовства Битвы.

     'Может, это и совсем неплохая идея: подкинуть заразу Эребусу, чтобы не мешал сильно обиженной на него жёнушке слегка развлечься и на некоторое время оставил нашу ведьмочку в покое. Хотя, надо подумать, а, заодно и посмотреть, что на счёт усмирения строптивых 'джинни из лампы' рекомендуют древние арабские мудрецы. Я не собираюсь плясать по её дудку только потому, что ей Гелиос чересчур сильно напёк не слишком умную голову!' - лениво подумала она, даже не удосужившись хотя бы ради соблюдения приличий воспользоваться зеркалом, а просто появилась в гостиной у Иветты.

     - Мне нужны книги по арабской демонологии. Прежде чем выпускать из брелока Аллу-ад-Дину эль Таар, надо озаботиться тем, чтобы без нашего разрешения она и чихнуть не посмела! Довольно и того, что она Марсу и Беллоне изрядно нервишки потрепала, а у них и так хлопот по уши, учитывая запросы современных геймеров и киноманов!

     Аор, прекрасно понимая, что случись что непредвиденное. Дамы любого татя сожрут с потрохами и не подавятся! Поэтому тут же помчался выполнять безмолвный приказ Мегеры, которую уже давно научился понимать практически без слов. Хвалёное ламийское чутьё было гораздо острее и изворотливее, чем у любой ведьмы или феи.

     Отсутствовал сероглазый дамский угодник совсем не долго, вернувшись со старинной книгой в сафьяновом переплёте, которую, как выяснилось, ему дал сам полковник Морс, прекрасно понимая, что может натворить в их городе девица из рода злых джиннов, если не предпринять соответствующих мер безопасности.

     Геката, Нокс и фурии быстро разобрались что к чему, но строго-настрого велели ламию и Ветке побыть пока что в другой комнате, чтобы Алла-ад-Дина не попыталась вывернуться, воздействуя на их довольно слабую по сравнению с небожительницами волю.

     Тизифона быстро начертила с помощью собственной магии Звезду Давида, чтобы не позволить пленнице неизвестного шутника-ювелира вырваться на волю и натворить таких бед, что Юпитер потом будет слишком сильно гневаться и раздавать суровые наказания направо и налево, даже толком не разобравшись, а кто же виноват на самом деле.

     Богиня колдовства вошла в защищённое от арабской нечисти место, несколько секунд повертела в руках изумительной красоты безделку, легонько провела подушечкой длинного пальчика по бочку лампы и положила в центр рисунка, а сама тут же вернулась к остальным. Её ничуть не удивили вырвавшиеся на волю клубы сизого дыма и яростное пламя.

     Через пару минут на ковре с длинным ворсом щурилась от яркого солнца огненно-рыжая девушка с изумрудными чуть раскосыми глазами, которые дико смотрелись со светло-синей кожей. Полупрозрачное шёлковое одеяние назвать приличной одеждой ни у кого бы язык не повернулся. Внешность сразу говорила любому эксперту в этой области, что джинни принадлежит к злой разновидности этих сверхъестественных существ.

     - Моя госпожа должна мне три желания! Алла-ад-Дина эль Таар к твоим услугам. Принимаю золото и натуральные драгоценные камни согласно курсу международной сырьевой биржи.

     - А с чего ты взяла, дурочка, что я так же глупа, как Марс и Беллона? - и без тени гнева промурлыкала Геката и принялась читать древнее заклинание, заставляющее даже такое создание держать себя в рамках и не причинять ни малейшего беспокойства всем, кто сейчас находится под крышей этого дома и в далёком будущем.

     Поняв, что шутки кончились, и она уже ничего не в силах изменить, девица отбросила рассчитанную на простаков эпатажную часть своего поведения и мрачно спросила:

     - Что прикажешь, Госпожа Перекрёстков? О тебе даже самые неукротимые мужчины моего рода говорят с таким уважением, что и я не рискну прогневать тебя.

     - Да нужно устроить райскую жизнь одному умнику и сделать так, чтобы у него совсем не осталось свободного времени на гадости, хотя, боюсь, с Эребусом ты мало что можешь поделать. Скорее всего, этот ухарь придумает, как найти к тебе подход даже если для этого придётся пустить в ход не только собственное обаяние, но и изрядно пощипать семейный бюджет.

     - Ведьмы всегда привлекали бога мрака, даже если они не занимаются чёрной волшбой. К тому же, Иветта продолжает противиться его воле, что только раззадоривает его! - Алла-ад-Дина умела проигрывать с таким лицом, словно это она оставила всех с носом, а не её опустили ниже плинтуса самым действенным методом ограничив возможность напакостить всем и вся от души. - Итак, осталось только подстроить так, чтобы брелок попал в руки к Эребусу, а остальное сделаю, как обстоятельства позволят, но приложу все усилия, чтобы повеселиться от души. Увы, покидать самовольно своё узилище я могу лишь на пару часов. За такой короткий срок никому не удастся развернуться по полной, - и она лукаво сверкнула распутными изумрудными глазищами, видимо предвкушая большую свободу действия, хотя и вынуждена была безоговорочно принять ограничения, которые посчитала наложить Геката. - Не понимаю, зачем вам два смертных по имени Виктор и Макс и ещё какая-то ирландская коза Талея! Да я в миллион раз лучше всяких там фей!

     - Да, ещё тебе надо будет помогать Иветте избавляться от непрошенных ухажёров, а не только от моего мужа, - доверительно шепнула джинне прямо в острое ушко Нокс. - Волшебство требует душевного равновесия, а этим павлинам и дела нет до того, а чего же хочет дама.

     - Тысячелетья мелькают как осенние листья, - ворчливо посетовала синелицая красотка, - а в этом плане мало что изменилось, кроме, разве что, антуража.

     - Кстати, - Богиня Ночи просияла, как полная луна, - я даже знаю, как сделать так, чтобы он сам его стащил у меня, любимой, но рассказывать ничего не стану, а то никому интересно не будет. Отправляйся в брелок, пора проучить этого ловеласа, а то слишком уж он разрезвился в последнее время. Правда, чтобы провернуть эту аферу, мне понадобится Макс. Хорошо ещё, что Талея оставила для меня лазейку, если вдруг мне срочно пригодится блондинистый мужчина, чтобы поиграть на нервах у 'котика Эрика', - женщины переглянулись и одновременно рассмеялись, вспоминая, как Лили Ланская на собственной свадьбе отделала бедолагу так, что при одном упоминании о ней и данном ему не в меру настойчивой дамочкой прозвища впадал в такую ярость, что даже колдовать не мог, а только шипел как рассерженный кот, встретивший на своей территории молодого и полного сил соперника.

     Джинна, пожав округлыми плечами, снова превратилась в клуб сизого дыма и исчезла внутри лампы, проворчав напоследок:

     - Не забудьте и мне предъявить эту парочку особей мужского пола, чтобы я знала, кого ещё мне не позволено трогать, как и поганку Талею.

     Макс уже начал привыкать к тому, что вынужден выскакивать как чёртик из табакерки по первому требованию подруг вздорной ирландской феи, с ужасом замечая, что ему начинает нравиться весь этот кавардак, и он будет совсем не против продолжать участвовать в нём, даже избавившись от зеркальной тюрьмы. Выслушав, что задумала Нокс, он был вынужден согласиться, что проделка может сработать даже лучше, чем они планируют.

     - Пошли приведём тебя в порядок, кстати, мне тоже понадобится твоя помощь и для того, чтобы Либер перестал вострить лыжи к нашей ведьме, да и не только он. Пусть свои огороды окучивают, а то повадились за чужой капустой на соседский лазать, у богинь нервы не титановые. Пусть потом не жалуются. Геката своего Меркурия вон как вышколила: глазами смотрит, а руками трогать не рискует: больно уж страшна его супруга в праведном гневе...

     - Как пожелаешь, моя Богиня! - почти промурлыкал ушлый блондин, обнимая синеглазую брюнетку за талию. - Ну, что пойдём потреплем 'котику Эрику' остатки его хвалёных нервов?

     - Прекрасная идея, прямо сейчас и пойдём. Причём, застукает он, как мы миндальничаем прямо в нашей спальне. Я сделаю так, чтобы Эребус почуял неладное и сам явился, как снег на голову, но это он так считает. Этот брелок ты, будто бы, подаришь мне, я положу безделку около твоего зеркала на столик, а потом мы слиняем в 'Смех Феи', а подарок так и останется в спальне. Уверяю, муженёк не устоит перед искушением: ведь молва упрямо поёт, что джинны могут исполнить даже самое безумное желание, только вот ни гугу, что они, как мы и люди, бывают разные!

     Нашептав на серебряную поверхность несложное заклинание, чтобы Эребус примчался в самый двусмысленный момент с подарком, Нокс, озорно сверкнув глазами, протянула драгоценную безделку мужчине и томно прошептала:

     - Пожалуй, начнём, а, чтобы у муженька не было и полшанса добраться до Иветты, поступим, как предложила Геката: устроим колдовской девичник. В дом нашей ведьмочки ему хода нет, уж мы все лазейки закрыли, даже самые необычные. Только осторожно, не выпусти поганку Аллу-ад-Дину эль Таар: не хватало ещё, чтобы она раньше времени не нарисовалась. Что-то мне подсказывает, что ты бы ей приглянулся, а терпеть фокусы и капризы синекожей джинни нам совсем уж недосуг, честно говоря.

     Музыкант несколько минут повертел 'лампу' в руках, дивясь на искусство неведомого ювелира, а потом приобнял богиню ночи за плечи и вкрадчиво выдохнул:

     - Позволь сделать тебе маленький подарок, Никта, - кокетка изобразила полный восторг, старательно строя глазки и не сопротивляясь тому, что её притянули к себе гораздо ближе, чем допускали правила приличий у небожителей.

     Эребус, ощутил то же негодование, что и кот, почуявший во вверенном его заботам амбаре с зерном наглую крысу. Он решил немедленно проверить, что же сейчас творится у него дома. Увидеть жену с другим мужчиной в их собственной спальне ловелас никак не ожидал. Пылающий праведным гневом бог мрака тут же попытался вернуться домой, но не тут-то было: его способности действовали настолько медленно и тяжело, что, когда он добрался до пункта назначения, голубки уже куда-то упорхнули. На прикроватном столике одиноко посверкивал золотой брелок в виде лампы из арабских сказок 'Тысяча и одна ночь'.

     'Дожили, эта паршивка уже, не таясь, принимает подарки от приятелей прямо в нашей спальне! Да ещё и предметы ювелирного искусства, явно достаточно древние, чтобы считаться баснословно дорогим антиквариатом! А вот фиг вам обоим, Нокс! Эту вещицу я заберу в качестве компенсации за нанесённый мне моральный ущерб!' - довольный собой Бог Мрака сцапал загребущими грабками брелок и восхищённо провёл подушечками пальцев по россыпи искусно огранённых драгоценных камней, среди которых преобладали алмазы и изумруды.

     Через пару минут на ковре с длинным ворсом щурилась от яркого солнца огненно-рыжая девушка с изумрудными чуть раскосыми глазами, которые дико смотрелись на светло-синей коже. Полупрозрачное шёлковое одеяние назвать приличной одеждой ни у кого бы язык не повернулся. Она многозначительно облизнула пухлые губки, тут же сложившиеся в соблазнительный бантик, и томно промурлыкала:

     - Мой господин, ты должен мне три желания! Джинни Алла-ад-Дина эль Таар к твоим услугам. Принимаю золото и натуральные драгоценные камни, согласно курсу международной сырьевой биржи, в обмен на посильную помощь.

     Эребус, нашептав на покрасневшую кожу, полностью избавился от неприятных ощущений и проворчал:

     - Если мне не изменяет память, рабыня лампы должна исполнять мои приказы, а не я её! Не парь мне мозги, красотка, не на идиота напала! - чёрные глаза уже начинали грозно метать громы и молнии, обещая девице массу кар Тартара на её не слишком умную голову.

     - Сразу видно, что вы дилетант в области арабской демонологии! Такие изумрудные глаза и волосы цвета жаркой лавы бывают только у злых джиннов! Мы отличаемся от наших добрых собратьев тем, что бесплатно никому и никогда не помогаем, а призвавший нас из лампы или освободивший из глиняного кувшина или иного узилища несчастный должен исполнить три наших желания. Если результат нас не устраивает, мы имеем право на новое. Впрочем, ты можешь откупиться, если казны хватит! - судя по выражению лица, поражавшего несколько хищноватой красотой, Алла-ад-Дина была не слишком высокого мнения об уровне интеллекта своего нового повелителя, над которым она собиралась всласть поизмываться, отпустив на волю только тогда, когда он ей совсем уж наскучит.

     - Брысь в лампу, негодница! Ты упустила из вида одно маленькое 'Но!': без разрешения хозяина джиннам своего узилища покинуть нельзя, таковы правила, если мне не изменяет память.

     - Такого глупого бога я встречаю в первый раз в жизни, а уже разменяла десятую тысячу лет, как-никак! - девица закатила глаза, призывая в свидетели небеса незнакомой страны, куда её привезли против воли. - Правила существуют исключительно для того, чтобы их нарушать: при наличии в голове ума, выход находится всегда! Для того чтобы пару часов порезвиться на воле, мне ничьего разрешения не надо! - она щёлкнула пальчиками, и в воздухе разлилась чувственная приятная мелодия, а девица развалилась прямо поверх шёлкового одеяла на супружеском ложе хозяев, выудила остро отточенную палочку из сердцевины апельсинового дерева и принялась нарочито старательно чистить синие от природы ноготки.

     Решив, что наглая нечисть никуда от него всё равно не денется, подавил вполне ожидаемый позыв похоти и велел той убираться обратно в брелок, а сам направился в 'Смех Феи' проверить, а не окопались ли там бессовестные голубки.

     Нокс и уже ненавидимого богом мрака незнакомого блондина с наглыми голубыми глазами в баре не оказалось. Зато Либер, пользуясь отсутствием Алекто, вовсю кокетничал с любой дамой, попадающейся в поле его зрения. Видеть, что один из его главных недругов счастлив, Эребусу было настолько противно, что он отошёл в полутёмный уголок, выудил из кармана крупный сапфир и призвал строптивую джинни, проворчав:

     - В общем так, задури тут всем голову, пока я по делам смотаюсь. Завсегдатаи должны быть уверены, что тоже был тут, пялясь на распутную танцовщицу, вывалив язык и роняя на пол слюни.

     - Этого мало, милый! Буду танцевать до тех пор, пока ты не вернёшься обратно, но тебе придётся расстаться еще с четырьмя благородными драгоценными камнями столь же чистой воды.

     Решив, что сейчас у него нет времени на споры, покопался в недрах того же кармана и выудил оттуда рубин, изумруд и бриллиант, прошипев:

     - Больно дорого просишь, Алла-ад-Дина, когда будем одни, придётся тебе ещё меня как женщине удивить в качестве приятного бонуса за мою необычайную щедрость! - взгляд глаз цвета полуночи был настолько суров, что проныра решила не противиться неизбежному.

     К тому же, она и так слишком много времени потеряла, проведя в заточении без малого пятьсот лет в гордом одиночестве только потому, что отказала могущественному ифриту, которому приспичило утащить её в свой гарем.

     - Как по желаешь, господин мой, но тебе придётся дать мне разрешение на три-четыре часа иметь возможность покидать свою темницу. Не волнуйся, примчусь по первому же твоему зову! - лукаво блеснули миндалевидные изумрудные глазищи, а потом она освободила один из самых больших столов, за которым сейчас никто не сидел, от скатерки и прибора со специями и возникла прямо в его центре.

     Эребус, прекрасно понимал, что для того, чтобы провернуть то, что он задумал, ему придётся изрядно потрудиться. Именно поэтому и решил для начала разведать, что к чему, чтобы в очередной раз не сесть в лужу на радость Нокс и собственным недоброжелателям, которых у него по понятным причинам было гораздо больше, чем у других представителей античного пантеона. Слишком уж любил бог мрака красивых женщин, особенно смертных, при этом совсем не считаясь с их чувствами и желаниями.

     В двушке, где когда-то проживала Иветта, теперь обосновался студент-первокурсник, которому нежданный визитёр настолько не понравился, что он, даже не стал разбираться с причиной, попросту зарядил брюнету кулаком в глаз, велел убираться и больше никогда сюда и носа не казать. Потирая глаз, под которым наливался лиловым солидный фингал, жертва человеческого произвола вернулась к себе домой и попыталась с помощью зеркала супруги обнаружить пропажу. Такой фортель судьбы оказался для Эребуса совсем уж большой неожиданностью.

     Макса сейчас внутри не было, поэтому Мрак с удивлением увидел ведьмочку в компании с Гекатой и Талеей, подготавливающих какой-то весьма заковыристый ритуал. Причём он прекрасно почуял, что поганки собираются не только улучшить быт своей подопечной, но и оградить её от его посягательств. Новый дом Ветки ему совершенно не понравился, ведь небожительницы не оставили ему и полшанса, чтобы просочиться на эту заповедную для незваных гостей территорию.

     'Рано или поздно всё равно будет именно так, как я хочу, поганки этакие! Нашли с кем спорить! Иветта, Иветта, зачем противиться собственной судьбе? Потерпишь пару недель моё присутствие рядом и можешь идти к своему Виктору или к кому пожелаешь!' - он самодовольно раздулся точно индюк на птичьем дворе, уже празднуя победу.

     Он на секунду отвлёкся, засмотревшись на белокурую девицу с синими глазами, в которых было столько спеси, что он даже слегка обалдел, настолько они были непохожи на ласковый взор богини ночи. Покопавшись в памяти, он припомнил, как зовут блондинку: Флора. Владычица цветов была настолько стервозной и капризной, что всё никак не могла найти несчастного, который бы пожелал разделить с ней вечность. Видимо, потому, что она была ещё совсем юна по меркам античного пантеона. Именно поэтому окружающие смотрели на её выходки сквозь пальцы, искренне надеясь, что через пару-тройку тысячелетий она всё-таки повзрослеет и образумится.

     Завязав себе узелок на память, чтобы снова не закрутить роман с этой пигалицей, бог мрака посмотрел и на рыжую девчонку с зелёными глазами, чьи волосы были кое-где перехвачены разноцветными резиночками и торчали в разные стороны точно стебли плетистых роз, которыми смертные любили украшать павильоны и беседки и в непростые времена современного мира.

     Облачённая в платье из живых цветов Флора выговаривала совсем ещё юной фее за непотребный даже на её, как она наивно считала, нетребовательный вкус внешний вид:

     - Лира, сколько раз я просила тебя не расхаживать огородным пугалом, которое позорит меня?! В моей свите нет места для дурнушки, больше похожей на пасторальную пастушку, а не на волшебное создание!

     В этот момент она настолько сильно напомнила ведьмочке Лилию, что Ветка решила вступиться за незнакомку, поймав одобрительный взгляд Гекаты, которая, по понятным причинам на дух не выносила эту напыщенную скандалистку и придиру. Почувствовав безмолвную поддержку со стороны богини колдовства и Талеи, ведьмочка подошла к рыжеволосой незнакомке и спросила в лоб:

     - Если ты не годишься в помощницы прекрасной Флоре, то, может быть, тебя устроит присматривать за цветами и деревьями в моём саду? Я в этом совершенно не разбираюсь, поэтому не отказалась бы от помощи кого-то, кто понимает во всех тонкостях этого вопроса гораздо лучше меня. Иветта, ведьма, - представилась хозяйка дома и приветливо улыбнулась ещё не пришедшей в себя после очередного нагоняя девчонке.

     - Лира, цветочная фея. Очень приятно познакомиться с вами, госпожа Иветта. Думаю, что так будет лучше для всех нас. Количество лиц в свите строго ограниченно, поэтому несравненная богиня весёлой юности больше не будет расстраиваться из-за одной из своих фрейлин и подберёт кого-то, кто больше подходит для подобной чести.

     - Прекрасная Флора, вы ведь не будете возражать против таких перемен в вашем окружении? - в светло-карих глазах ведьмы было столько лукавства, но спесивая блондинка и не почуяла, что смертная откровенно посмеивается над ней, принимая всё за чистую монету.

     - Нет, конечно же! Пошла вон, Лира! Мне до смерти надоело, что Венера и Ювента смеются надо мной из-за такой дурнушки и дурочки, как ты!

     Бог мрака, дождавшись пока задавака вернётся в 'Смех Феи', чтобы подобрать себе новую спутницу в свиту, отправился следом. Решив, что он может слегка поразвлечься, Эребус, велев джинни не останавливать феерический танец, предложил:

     - Набейся Флоре в спутницы, чтобы добиться места в её свите: эта глупая и самонадеянная дурёха прямо-таки напрашивается на то, чтобы ей прибавили немного ума.

     - А что лично я буду с этого иметь? - Алла-ад-Дина никогда, ничего и ни для кого просто так не делала и начинать заниматься благотворительностью не собиралась.

     Увесистый мешочек с изумрудами сделал своё чёрное дело: видоизменив свой наряд согласно требованиям и вкусам Флоры, джинна выудила прямо из воздуха золотую лиру, щедро изукрашенную рубинами, и под потолком бара чувственными переливами разлилась старинная восточная мелодия из тех, которые звучали ещё в те далёкие времена, которые оставили свой след в сказках 'Тысяча и одной ночи'.

     Флора, капризно поджимая губы, выдохнула:

     - Как же мне всё надоело в этом поганом баре! Здесь почти всё и всегда одно и то же, даже лица. Либер, мне скучно, придумай хоть что-нибудь!

     - Радость моя, ну я же не виноват, что ты у нас настолько утончённая особа, что тебе и не угодишь. Хотя, вон смотри, кого к нам шальным ветром принесло. Если мне память не изменяет, это - настоящая джинни. Узнай, может, она сможет развеять твою скуку: по крайней мере играть на лире она умеет не хуже феи, которой ты дала от ворот поворот.

     Богиня цветов, привыкшая к тому, что ей все и всегда угождали, ничего не требуя взамен, приказным тоном велела:

     - Мне скучно, расскажи что-нибудь этакое! - и без всякого приглашения плюхнулась на стул, свита, всегда заранее ощущавшая приход больших неприятностей, робко стояла рядом, не смея не проронить и звука: на расправу богиня весёлой юности была слишком уж скора, а злопамятна ещё побольше Алекто.

     - Я ничего и никогда не делаю просто так, моя госпожа, но с удовольствием поиграю для тебя на лире, - изящные синие пальчики легко пробежались по золотым струнам, выпуская на волю мелодию, какой эти стены ещё никогда не слышали, - если ты пообещаешь выполнить любые три желания моего господина.

     - А если откажусь?

     - Тогда я буду и дальше танцевать для присутствующих тут мужчин, вызывая ревность и зависть у небожительниц! Либо ты вносишь оговоренную плату, либо пусть тебя развлекает кто-то ещё! - взгляд изумрудных глаз дал сразу понять, что ни истерики, ни попытки задавить авторитетом тут не пройдут.

     - Ну, хорошо, - легкомысленно согласилась Флора, даже не озаботившись узнать, а кому же служит рыжеволосая гурия. - Играй!

     - Не спеши, госпожа, сначала нужен соответствующий антураж! - хлопнув в ладоши, проныра превратила центр 'Смеха Феи' в будуар восточной принцессы, ничего подобного Флора ещё не видела, так как не любила путешествовать.

     Эребус довольно потирал руки, предвкушая, как с помощью глупой повелительницы растений просочится в дом к Иветте под видом одного из приближённых из свиты весьма недалёкой синеглазой блондинки.

     Бог мрака был доволен: такого фортеля с его стороны врагини вряд ли ожидают. Подумав, а не перестраховаться ли и, заодно, развлечься, он снова сотворил цветок мрака, придав ему вид роскошной чайной розы в капельках росы и сделал так, что она оказалась прямо на коленях у грезящей наяву дамочки, связываться с которой второй раз так никто и не рискнул из-за её вздорного и гневливого характера. В который раз он подумал, что она слишком уж сильно напоминает ему незабвенную Лили. Впрочем, на этот раз магия не вызывала страстного желания быть рядом, в этот огород Эребус уже сунул нос, а приносила радость от того, что девица будет с охотно исполнять любую его прихоть, ни о чём не спрашивая и не зная сомнений.

     Алла-ад-Дина заставила золотую арфу исчезнуть и, довольно улыбнувшись, безжалостным голосом сказала:

     - За удовольствия надо платить, милочка, с тебя три желания! - ухватив незадачливую вертихвостку за тонкое запястье, джинна приволокла её к Эребусу и, отвесив витиеватый поклон, истаяла без следа, вернувшись в брелок.

     Флора, недовольно хлопая синими глазищами, попробовала было возмутиться, но муж Нокс прижал палец к её губам и добавил ещё один цветок в растительное убранство девицы, которая не особо часто пользовалась мозгами, поэтому нередко попадала в крупные неприятности. Полковник Морс настолько намучался с бедовой небожительницей, что от любого упоминания о ней его породистое лицо морщилось, словно его заставляли пить неразбавленный уксус. Магия тут же сделала скандалистку кроткой, как овечка. Богиня цветов тут же поднялась с кушетки и направилась к зеркалу, велев собственной свите 'тащить свои задницы в дом к ведьмочке', так как она кое-о-чём забыла распросить Гекату и Талею.

     Лире столь скорый визит показался слишком уж подозрительным, о чём она тут же наябедничала Талее:

     - Флора сама на себя не похожа: отвечает невпопад и не скандалит, меня не узнала и не посмеялась над причёской в стиле 'Медуза Горгона без ядовитых змей вместо волос'. Тут какая-то магия замешана, а её хозяин совсем близко и чутьё говорит, что пришёл он по душу нашей Иветты.

     - Да, уж, что-то тут не стыкуется, - проворчала ирландская фея и принялась внимательно рассматривать гостей, которых не то чтобы не ждали так скоро, а уже и вовсе не чаяли увидеть в этой тихой обители молодой ведьмочки, только начинающей своё долгое обучение у богини колдовства. - Не знаю, чьи это козни, но тут замешана Алла-ад-Дина и три желания, которые должна не ей наша дурында безголовая! Сколько уже раз ей говорили: прежде чем что-то сделать, не забывай врубать мозг на всю катушку. Так нет ведь: не божественное это дело - думать, а потом у Танатоса башка так трещит, что смотреть жалко на бедолагу. Пожалуй, пора предупредить Гекату и фурий, что дело принимает слишком уж неожиданный оборот, справиться сами мы вряд ли сможем. С этой арабской нечистью мне не сладить: не хватает квалификации и знание тонкостей и особенностей этой магической расы. Хотя, не думаю, что и она сильна в знании нюансов Волшебного народа! - решив, что тянуть с этим делом не стоит, она ухватила Лиру за руку и потащила к о чём-то увлечённо спорящим Иветте и богине колдовства.

     Рядом с ними в полном недоумении стояла Мегера, чьи изумлённые глаза без слов говорили, что эта непредсказуемая смертная снова всех поставила в тупик.

     Светло-рыжая феечка с непослушными волосами, россыпью забавных веснушек и мечтательными зелёными глазами едва поспевала за старшей подругой, которая, видимо, совсем не привыкла делать дела, никуда не спеша. Талея всегда была больше похожа на маленький, но весьма деятельный торнадо на пике своей силы.

     Лира только сейчас как следует рассмотрела хозяйку дома и, довольно робко улыбнувшись, спросила:

     - Ты уверена, что не против, чтобы я осталась в твоих землях, Иветта? От меня нет почти никакого толка: за триста лет мало что успела узнать и освоить...

     Ветка, которая не воспринимала новую знакомую иначе, как девчонку со слишком уж заниженной самооценкой, тут же совершенно спокойным голосом уверила её:

     - Не против: если ты - цветочная фея, то знаешь, как ухаживать за садом, намного больше меня, у которой-то и дачи никогда своей не было, а не то что загородного дома.

     - Спасибо, постараюсь не разочаровать тебя, так же, как Сиятельную Флору... - закончить словоизлияния ведьма ей не дала, прервав поток незаслуженных восхвалений в адрес Богини Цветов довольно насмешливым фырканьем, от чего той вспомнилось раннее детство в шотландской деревне.

     Тамошний лорд, владевший огромными земельными угодьями, был без ума от лошадей, с которыми обращался куда великодушнее, чем со своей семьёй.

     - По мне так ты намного лучше её уже просто потому, что не дерёшь нос! Талея, помоги Лире повысить самооценку, иначе она так ничего и не достигнет просто потому, что не верит в собственные силы и делает всё с оглядкой на других.

     Ирландская интриганка одобрительно хмыкнула и проронила:

     - Этой глупой девчонке есть чему у тебя поучиться! Хоть ты и простая смертная, а нередко ставишь в тупик даже Гекату и фурий, не говоря уже про бедолагу Мрака, который на этот раз позарился на кусок торта, который явно ему не по зубам! - лукавый взгляд подсказал ведьмочке, что Талею забавляет сложившаяся ситуация не меньше, чем ставший частью зеркала наглый блондинистый ловелас.

     - Флора находится под какими-то чарами, - Лира рассказала обо всех странностях, которые успела заметить в поведении своей прежней госпожи, что сразу же насторожило Иветту. - Она проспорила три желания кому-то, кому сейчас служит Алла-ад-Дина.

     - Эребус нашёл способ пробраться сюда вместе со свитой Флоры, - глаза Мег злорадно блеснули. - Что ж, мы подыграем этому неугомонному засранцу, а потом заставим обнаружить себя. Он нипочём не будет молча смотреть на шашни Нокс с простым смертным. Мне достаточно позвать их, чтобы бог мрака был вынужден сбросить маску и устроить жёнушке грандиозный разнос за то, чего она пока что не делала! - фурия сделала ударение на этом пока что, а девушки и Геката дружно рассмеялись, представляя, как оставят наглого ловеласа в дураках.

     Богиня мрака очень серьёзно посмотрела на цветочную фею и глубоким голосом, в котором словно послышался рокот океана, сказала:

     - Лира, тебе придётся найти цветок в причёске Флоры, чтобы его магия больше не заставляла её так странно себя вести. Тебе она не сможет повредить.

     Рыжая девчонка скорчила зверскую мордочку и пошла искать в недоумевающей свите ещё и незваного гостя, которого Иветта и её наставницы совсем не хотели видеть ни сейчас, ни когда-нибудь позже.

     Богиня весёлой юности как раз распекала какого-то молодого человека за то, что он проявил недостаточно уважения к её божественной персоне. Незнакомец раздражённо посверкивал чёрными как агаты глазищами, но благоразумно молчал, не желая давать повода для истерики.

     - Я тебе говорила, Рик, что предпочитаю белые розы, а ты приволок жёлтую!

     - О, вот незадача, видимо это он добавил в вашу причёску чайную вместо снежной, сейчас я её уберу, моя госпожа! - Лира шустро выудила подарок с подвохом из светлых прядей и тут же спрятала в небольшую шкатулку, которую ей дала Талея.

     Флора несколько раз хлопнула ресницами, точно только что проснувшись, и в полном изумлении воззрилась на того, кого только что распекала за недостаточное служебное рвение:

     - Отойдём в сторонку на пару минут, мне нужно кое-что вам рассказать и посоветоваться, как лучше поступить.

     Почуяв, что дело сильно нечисто, богиня цветов задавила приступ раздражения и, велев остальным дождаться её возвращения, пошла вслед за цветочной феей, которая подвела нежданную гостью к Талее, Мегере и Гекате, о чём-то шушукающимся с несколько напряжёнными выражениями на лицах.

     Геката чуть насмешливо посмотрела на приближающуюся парочку девиц, которым ещё только предстояло набраться ума-разума в горнилах интриг небожителей и тех, кто в курсе реального положения дел, о котором большая часть смертного мира пребывает в счастливом неведении. Слишком уж сильно диссонировали дамочки друг с другом. Потом богиня колдовства тяжело вздохнула и проворчала:

     - У тебя и причёска, и наряд в полном порядке, а вот что-то ума в светлой голове всё никак прибавляться не желает! Сколько тебе раз говорить, чтобы не обещала ничего, пока не узнаешь до мелочей, что потребуют за забаву? Эребус даже злую джинни умудрился так в рамки загнать, что она ему всё на пользу делает, хоть и не задаром. Надо бы проучить этого обормота, а то Нокс уже не знает, как и быть, да и Иветта этого ухаря и знать не хочет, у неё другая сердечная привязанность есть, не чета этому недощипанному павлину. Кстати, а ты в курсе, что Лира даже если очень захочет, ничего не сделает со своими волосами: она на четверть Гаргона, на половину фея и на четверть эльфийка? Твоё счастье, что локоны теперь не змеиные, как у её бабки, иначе каменных статуй среди нас прибавилось бы непомерно! Да и сестрицу её Камею мы избавили от родового проклятия рода Горгона.

     - Геката, и что мне теперь делать, раз я увязла во всей этой истории? - богиня цветов только сейчас начала понимать, в какой скверный переплёт ввязалась по собственной глупости.

     - Вы обе должны повзрослеть и поумнеть, а, значит, сами придумать, как обвести вокруг пальца Эребуса и утереть нос Алле-ад-Дине. Хотя она, на самом деле, будет вынуждена исполнить любой приказ, исходящий от меня, как свой собственный каприз. Прежде, чем начать что-то делать, не мешает ознакомиться сначала с вопросом, если он тебе неведом! - лукаво сверкая агатовыми глазами, Геката исключительно в воспитательных целях потрясла перед носом у более молодой и глупой небожительницы увесистым арабским талмудом, всесторонне освещающим все нюансы восточной нечисти расы джинн.

     Флора очень не любила, когда настолько изящно тыкали носиком в её же собственную глупость, поэтому тут же обиженно надула губки и пожаловалась:

     - Откуда мне было знать, что эта синекожая поганка работает в связке с Мраком?! Только вот ума не приложу, как теперь выбираться из всей этой истории.

     Талея, которая прекрасно понимала, что девчонкам просто пока что опыта не хватает, чтобы не попадать в неприятные коллизии, лениво проронила:

     - Учитесь помогать друг другу, как мы с фуриями, Иветтой и Гекатой. Кстати, спросите совета у нашей ведьмы, не посчитайте за унижение. Она уже не один раз вводила в ступор даже Мегеру нетривиальным подходом к самым простыми проблемам.

     Ветка выслушала девушек очень внимательно и надолго задумалась. Она прекрасно понимала, что Флора попала в историю исключительно потому, что она так и не уступила притязаниям Эребуса.

     Лира, отдав футляр с кремовой розой ирландской интриганке и застенчиво хлопнув рыжими ресницами, робко спросила:

     - Если он сталкивался с горгонами хоть раз в жизни, то, уверена, что ему будет интересно, как я стала такой, какая я есть. Вот и попрошу, чтобы оставшиеся два желания Флоры он отдал мне в качестве платы за диковинный рассказ.

     - Не уверена, что ему будет так уж интересно, - Мегера насмешливо посмотрела на слишком наивную на её взгляд девчонку, но та только ухмыльнулась в ответ и стала осторожно подкрадываться к богу мрака так, чтобы он её не учуял.

     Что-то прошептав себе под нос, Лира велела прядям волос ткнуться в шею незваного гостя и издать рассерженное шипение, какое издаёт пригревшийся на солнце гремучник, если неосторожно наступить ему на хвост.

     Эребусу показалось смутно знакомым тональность змеиного говора, но всё это было так давно, ещё в благословенные Античные времена, что он, как не напрягал память, никак не мог вспомнить, где и когда он уже слышал нечто подобное.

     Обернувшись бог мрака увидел довольно невзрачную девчонку, которая старательно прятала глаза и молчала. Рассмотрев волосы незнакомки, с ужасом выдохнул: это были змеи, с клыков которых капал желтовато-зелёный яд.

     - О Юпитер, я думал, что Горгоны давно вымерли! - брюнет, конечно был бессмертен, но превратиться в каменную статую или страдать от последствий укусов тысячелетиями ему совсем не улыбалось. - Убери от меня своих тварей!

     - И что ты хочешь?

     - Ещё чего! Последние требования я выполнять не собираюсь! - взвыл рассерженный наглостью незнакомки бог мрака, судорожно потирая брелок в виде лампы, но на этот раз джинни не соизволила появиться: откуда ему было знать, что сундук изумрудов затребовала именно она за то, чтобы не вмешиваться в весёлый розыгрыш трёх ушлых девиц.

     - Дело твоё, - в голосе феечки царила такая стужа, что проняло даже видавшего виды ловеласа. - Пожалуй, я посмотрю на тебя и украшу мастерскую феи мраморной статуей её главного недруга... - прядь волос, украшенная медной с прозеленью чешуёй, снова уткнулась в шею мужа Нокс, стремительно покрывающуюся бисеринками пота.

     - Иветта, тебе как этого обормота упаковать? Может, мраморной статуей, а Талея подгонит большую стаю ворон, уж коли ты у нас ведьма, чтобы исправно гадили ему на глупую башку. Или просто покусать и вон выставить без антидота, чтобы прочувствовал все прелести интоксикации змеиным ядом, который куда опаснее чем у морских гадов? - в деловитом тоне Лиры было столько равнодушного холода, что Мрак сразу понял: шутки кончились. - Впрочем, я готова пойти на уступки Нокс и отдать этого засранца без воспитательного воздействия, если он выполнит все мои требования! - по взмаху полупрозрачной ручки прикидывающаяся злобной рептилией прядь волос снова пощекотала страдальца где-то в районе уха.

     Богиня цветов и вовсе решила не терять времени зря и умчалась, прихватив с собой свиту, чтобы не получить заслуженный нагоняй за безответственность от Юноны, бросив Эребуса на произвол судьбы, но пообещав:

     - Не вернёшь мне два оставшихся желания, которые выманила Алла-ад-Дина, воспользовавшись тем, что мне скучно, вернусь, а это будет скоро, сделаю из тебя живую подставку для колючих плетистых роз. Иветта их обожает, так что хоть какая-то будет польза от твоего пребывания тут: воздухом свежим подышишь, птичек послушаешь, - она сделала весьма недвусмысленное ударение на пичужках, - подумаешь, а допустимо ли твоё поведение. Пары сотен лет, уверена, вполне хватит, чтобы дурь из твоей головы вышла, и чуточку ума прибавилось! Жены твоей тут нет, вступиться некому. Так что, выбирай: либо выполнишь, что Лира просит, либо испытаешь всю меру нашего гнева. Кстати, у Талеи к тебе тоже кое-какие претензии накопились, так что, возможно, она придумает, как сделать наказание более вменяемым! - и, незаметно подмигнув цветочной феечке, богиня весёлой молодости гордо удалилась, оставив своего недруга тщетно метаться в поисках выхода, которого ему, увы, так и не удалось найти.

     Иветта, стараясь не расхохотаться, обошла пленника несколько раз вокруг и задумчиво проронила:

     - Никак не могу решить, Лира, нужна ли мне статуя в саду. Скорее всего нет: сомнительное удовольствие лицезреть эту слащавую рожу всякий раз, когда буду прогуливаться по дорожкам, размышляя над очередным ритуалом или наговором. Пожалуй, проще будет дать змеям покусать его и выставить вон. Умереть он всё равно не сможет, а пару сотен лет неприятных ощущений как-нибудь перетерпит. Вроде, столько составляет период распада твоего яда? Зато все вздохнут спокойно: ему будет совсем не до шашней с женщинами и девицами.

     Брюнет только на пару секунд представил, каким пустым и серым станет его существование без единственного удовольствия, которое за его долгую жизнь всё ещё не утратило своей привлекательности и некоторой толики новизны, но просто так сдаваться ему совсем не хотелось.

     - А... Я поняла, куда следует направить змеиную голову! - девчонка с трудом не прыснула в кулачок, представляя, что будет с бедолагой, когда она провернёт их с ведьмочкой коварную задумку: самая толстая прядь волос, повинуясь безмолвному приказу своей хозяйки, деловито поползла по ноге вверх.

     Такого несчастья бог мрака, естественно, допустить никак не мог: ведь в этом случае даже Нокс получила бы право делать всё что и с кем угодно, что только в голову взбредёт, не опасаясь кары. Пришлось бедолаге сдаваться на милость мерзкой цветочной феи:

     - Убери своих гадов. Я освобождаю Флору от её обещания, данного Алле-ад-Дине, но не могу поклясться, что не стану пытаться просочиться сюда. Иветта, ты напрасно упрямишься неизбежному. Ну, что тебе стоит подарить мне пару недель своей жизни, вредная ведьма? Потом, уверяю тебя, я больше никогда тебя не побеспокою.

     - Веточка, он даже и не вспомнит о твоём существовании, так уже бывало! Только вот, очень на это надеюсь, ты не будешь пускаться в столь сомнительную авантюру? Медея и Церера долго боролись, но сдались, - словно бы между прочим, промурлыкала Геката.

     - И не подумаю! - мрачно сверкнула светло-карими глазищами девушка. - Они очень плохо кончили, особенно, если знать подлинную историю, а не досужие домыслы ушлых кумушек, которые и попали в античные мифы. Эребус, можешь проваливать! Уверена, мы вполне сможем найти метод держать тебя от меня подальше. Найди себе какое-нибудь другое развлечение, у меня нет времени на глупости: учёба отнимает слишком много сил и времени, чтобы тратить их на шашни с бессовестным ловеласом.

     Когда незваный гость, обещая жестоко отомстить за нанесённую обиду, отправился восвояси, решив, пока всё не поутихнет, поискать Нокс и её загадочного воздыхателя, испарился, Лира развеяла простенькое заклятье, вернув светло-рыжим прядям их первоначальный безобидный вид. Зелёные глаза цветочной феи сияли от гордости за то, что она смогла так ловко обвести вокруг пальца одного из самых ушлых интриганов Античного пантеона.

     Флора вернулась довольно быстро и предложила бывшей приближённой снова занять место в её свите, но девчонка наотрез отказалась:

     - Прости, но Иветте ещё может понадобится помощь 'феегоргоны', если этот наглый юбочник снова найдёт способ сюда просочиться. Если я тебе понадоблюсь, сама знаешь, где меня можно найти.

     Пару минут подумав, Флора была вынуждена согласиться, что Лира права: статус приближённой налагал слишком строгие ограничения, а так можно было всегда рассчитывать на дельный совет или своевременную поддержку:

     - Что ж, Геката, как всегда, оказалась права: идеальный внешний вид ещё не гарантирует того, что его обладатель умён и играет честно, особенно, когда дело касается таких тонких материй, как интриги небожителей и Волшебного народа. Я благодарна вам всем, что выручили меня из весьма двусмысленной ситуации, надеюсь, что и сама смогу когда-нибудь быть вам чем-то полезной! - с этими словами вечная головная боль полковника Морса растворилась в вечернем воздухе, отправляясь в свои владения.

     Иветта задумчиво повертела в руках странный кулон из коричневатого янтаря, который ей подарила Нокс, пообещав, что любые приворотные чары не окажут на неё абсолютно никакого влияния, если она правильно проведёт защитный ритуал. Богиня Колдовства, решив, что ученице не помешает маленькая проверка на способность к самообучению, поэтому лишь передала увесистый фолиант и тут же отошла к Талее. Дамы о чём-то тут же заспорили, но, видимо, доводы Гекаты были слишком весомы, поэтому даже ирландская проныра на стала настаивать на своём.

     Ведьмочка долго рассматривала маленькую синюю розочку, заключённую в медовых глубинах, а потом прилежно зашелестела потемневшими от времени страницами, чтобы посмотреть, какие ритуалы и заклинания смогут ей помочь справится с проблемой, которая уже порядком набила оскомину.

     Аор дёрнулся было с советом, но натолкнулся на такой сердитый взгляд от Мегеры, что счёл за благо не вмешиваться в персональное испытание, которое богини нежданно-негаданно решили устроить для Ветки. Алекто о чём-то пошепталась с Лирой и отправила рыжую девчонку с каким-то поручением. При этом фиалковые глаза младшей фурии горели таким злорадством, что проникся даже привыкший практически ко всему ламий. Он прекрасно чувствовал, что последняя выходка Эребуса переполнила чашу терпения даже у небожительниц, но что они придумали для беспардонного юбочника, для него так и осталось тайной за семью печатями.

     Иветта прекрасно понимала, что три подруги решили устроить ей маленький экзамен, поэтому с выбором не спешила, подыскивая такие ритуал или заклятье, чтобы амулет принёс максимальную пользу. Выбрав 'Сеть Гекаты', девушка принялась деловито подбирать ингредиенты, с сожалением заметив, что не хватает только Пыли Тартара.

     Богиня Колдовства была весьма довольна ученицей, умудрившейся выбрать самую эффективную из существующих возможностей, на счёт недостающего же она лениво посоветовала:

     - Настоятельно рекомендую тебе проконсультироваться по твоей проблеме с полковником Морсом. Кстати, Тизифона сегодня обронила, что он хочет поговорить с тобой о чём-то важном, если ты выйдешь победительницей из испытания, которому мы подвергли тебя именно по его просьбе. Танатос предупредил, что в будущем получишь очень сильные колдовские способности, поэтому придётся изрядно потрудиться, чтобы взять их под полный контроль. Пыль получишь лишь в том случае, если тебя сочтут достойной такой милости Стражи Тартара. Лучше всего, если отправишься прямо сейчас: фурии и Аор проводят тебя в кабинет к своему непосредственному начальству. Да-да, ты не ослышалась, сыну Нокс подотчётны все, кто так или иначе связан с Аидом, но в настоящее время пребывает в мире современных смертных.

     Сноровисто упаковав в сумку всё необходимое для ритуала, ведьма повесила янтарный амулет на шею и пошла вслед за Тизифоной. На этот раз фурии решили не привлекать к себе ничьего внимания, от греха подальше, и отправились в главный полицейской участок на обычной патрульной машине, которую частенько видели то там, то тут.

     Полковник Морс предложил гостье присесть в кресло напротив для посетителей и долго молчал, буравя Иветту весьма мрачным взглядом. Ведьмочка всегда предпочитала сначала выслушать собеседника, а только потом говорить что-то сама. Видя, что смертная не выказывает никаких признаков страха или неудовольствия, бог смерти недовольно пробурчал:

     - Совсем люди от рук отбились, ничего и никого уже не боятся! Ты сделала самый лучший выбор, остановившись на 'Сети Гекаты'. Очень немногие из смертных, с подобными твоим способностями, смогли привлечь эти чары для того, чтобы облегчить своё существование. Разве что Церцея и Медея оказались достойны такой чести. Стражницы Аида порой со слишком большим рвением относятся к своим обязанностям, а Пыль Тартара - слишком ценна и редка, чтобы отдавать её кому попало. Я на знаю, что они потребуют с тебя взамен за возможность оказываться неуязвимой для любовных и принуждающих чар. Иногда цена может быть слишком высока. Надеюсь, ты понимаешь это в полной мере.

     - Да, полковник Морс, прежде чем принимать решение, я изучила вопрос со всех сторон, пользуясь библиотекой богини колдовства. У меня нет другого выбора: либо обеспечить себе непробиваемую защиту, либо окончить свои дни так же ужасно, как Медея и Церцея.

     Что ж, тогда тебе придётся спуститься в лодку Харона и переговорить с Стражницей Мирой. На этот раз жребий указал на неё. Будь осторожна, так как тени усопших постараются испугать тебя до смерти, они не любят, когда живые тревожат их покой. Пойдёшь одна по тропинке, которая сама укажет тебя путь. Не вздумай с неё сходить и на полшага, иначе даже я не смогу вытащить тебя из беды. Вот, возьми золотую ветвь из сада Персефоны, подорожную и амулет, который вернёт тебя в мой кабинет, если ты сумеешь выжить. К сожалению, правила - есть правила, никто из нас не вправе тебе помогать. Вот возьми монету, чтобы Харон перевёз тебя через Стикс. Будь осторожна, потому как опасность тоже входит в плату за Пыль Тартара.

     Поблагодарив за беспокойство, Иветта легко поднялась на ноги и, увидев дорожку, точно протоптанную в топкой почве заливного луга, осторожно ступая, чтобы не увязнуть. До мрачных чёрных вод реки, которая отгораживала Мир Живых от Обители Мёртвых девушка добралась без проблем.

     Уплатив положенную плату за проезд, ведьмочка опустилась на скамейку и крепко ухватилась за борта утлой лодочки. Мрачный Перевозчик недовольно проворчал:

     - Отец совсем уже меры не знает, раз его прихоть гонит тебя по такой опасной дороге, девочка.

     - Что поделать, он не оставил мне другого выбора. Но, как говорят у меня на родине: что не убивает, то делает нас сильнее! - старик бросил задумчивый взгляд на пока ещё живую гостью, но ничего не стал говорить.

     Едва ступив на топкий берег Стикса, ведьмочка припустила по едва заметной тропке, прекрасно понимая, что если сейчас столкнётся с Эребусом, то у неё может не хватить сил на то, чтобы справиться с таким сильным противником, да ещё и на его территории. Она с удивлением заметила, что на её запястье появился браслет с бронзовой биркой: 'Это тартарийская подорожная', - прозвучал в голове явно женский голос, а потом всё стихло.

     Ветка строго-настрого запретила себе смотреть по сторонам, так как прекрасно помнила рассказы фурий о том, чем это чревато: чтобы вырваться из Тартара тени могли уплатить живым пленником, с которым менялись жизнью, подарив взамен безликое существование в этих безрадостных краях.

     Иветта неслась вперёд так быстро, как только позволяли ноги, поэтому налетела на черноволосого синеглазого мужчину, чем-то неуловимо похожего на Нокс, и отлетела в сторону. На тропе осталась только ступня, и коварная стёжка тут же попыталась бросить наглую смертную, не побоявшуюся спуститься под эти своды на произвол судьбы.

     - Прекрасно понимаю, почему ты так спешишь, ведьма, но я бы посоветовал тебе быть впредь поосторожнее! - память девушки сразу же подсказала, что перед ней брат Танатоса, бог сна Гипнос.

     - Простите, я не хотела быть невежливой, - тут же извинилась гостья Тартара, снова встала на вернувшуюся на место тропку и быстро направилась дальше, стремясь поскорее добраться до Башен, где её ожидала Стражница Мира. - Всего вам хорошего, но меня ждут, а опаздывать не в моих правилах.

     Ни смартфон, ни наручные часы так и не позволили узнать, сколько времени уже длится это странное путешествие по античному миру мёртвых, поэтому Ветка не позволила себе и на мгновение остановиться, хотя бы для того, чтобы перевести дух и как следует напиться из серебряной фляги. Её девушке дала в дорогу предусмотрительная Талея, которая частенько гостила в этих краях у одной из своих сестёр. Фея состояла в свите у мрачного Орка, властвовавшего над этими землями с незапамятных времён.

     Фигура, мелькнувшая у серых безликих камней, явно не была обычной тенью из тех, кто томился здесь в ожидании шанса исправить сделанные при жизни ошибки. Иветта сжала в ледяных пальцах янтарный амулет Нокс и зашептала охранные и отвращающие беду заклятья, которым накануне путешествия уделила достаточно внимания, стараясь запомнить, как можно больше записей из соответствующих разделов колдовских книг. Она прекрасно понимала, что любая предосторожность в этих краях лишней не будет.

     Незнакомец явно был из опальных ламиев, так как в тартаре сейчас находились только те, кому по разным причинам выход на поверхность в мир современных смертных был строго-настрого заказан. Кровосос был полон сил и явно собрался подзакусить нежданной путешественницей. В зелёные глазах было столько самодовольства, что ведьмочке безумно захотелось посадить наглеца в лужу, чтобы впредь вёл себя потише и не разевал клыкастую пасть на кого не следует.

     Решив не останавливаться и дальше, девушка продолжала шагать по тропинке, которая, как она прекрасно понимала, исчезнет сразу же, как только она даст ей хоть малейшую возможность это сделать. Тартарийские Равнины славились именно тем, что все здешние дороги были с подвохом и так и норовили погубить того, кто осмеливался по ним идти.

     Кровосос уже праздновал победу, но никак не ожидал, что незнакомка, которую он собирался выпить, как бутылку дорогого вина, не только не подставит шею, тихо млея от счастья, но ещё и набросится на него с гневными упрёками:

     - Ну и нежить нынче пошла! Правильно Танатос и Геката заперли тебя в этой дыре: ты, в отличие от Аора и Аэри, совершенно не умеешь держать свои инстинкты в узде! - и она, не сходя с дорожки, ловко приложила вампира по голове серебряной фляжкой.

     Вопреки домыслам досужих кумушек, серебро, чеснок и святая вода не убивали такого противника, но доставляли ему массу настолько неприятных ощущений, что даже самый изголодавшийся из проклятого Матерью Богов народа обычно второй раз на неприятности нарываться не рисковал.

     - Ты что творишь, бесстыжая?! - взвыл тот и попытался заставить с помощью чар строптивый десерт сойти с дорожки, но не тут-то было: из амулета, подаренного Нокс вырвался сноп искр, которые пригвоздили наглого ухаря к земле.

     Тропинка, точно ей тоже пришлось по вкусу то, что вертелось в голове у ушлой ведьмочки, игриво трижды оплела место, ставшее для него нежданной тюрьмой, точно змеиные кольца, и дальше бежать не торопилась. Иветта чувствовала, что всё это не спроста и является лишь ещё одним испытанием в битве за Пыль Тартара.

     - Тебя разве не учили, что прежде чем что-то делать, полагается крепко подумать? - знаменитая ведьмина вредность уже поднимала свою язвительную треугольную головку и копила горький уксус поражения для очередного суслика-неудачника. - Пожалуй, мне следует тебя передать в руки Стражницы Миры, пусть она сама решит, что сделать с тем, кто посмел покуситься на её гостью. - Ветка деловито помахала перед носом ламия бронзовой биркой с безошибочно узнаваемым в этих краях вензелем женщины, которая в далёкие времена была грозной амазонкой, при упоминании имени которой даже у римских легионеров начинался нервный тик, а колени так и норовили подогнуться от ужаса.

     - Не знал, что ты с приглашением, а не просто так! Те, кто проникает в Тартар без официальной подорожной, обычно назад живыми уже не возвращаются. Современные люди ничего не боятся, чем изрядно разнообразят наше меню. Отпусти меня, и я больше не побеспокою гостью Миры Аттерос.

     - Это будет должностным преступлением, за которое моя наставница Геката по голове уж точно не погладит! - ухватив присмиревшего кровососа за щиколотку, рассерженная нежданной заминкой Иветта поволокла пленника в сторону видневшихся вдали башен, где, как говорило колдовское чутьё, она сможет получить то, за чем пришла, и вернуться обратно живой и невредимой, если проявит благоразумие и не позволит никому ловко обвести себя вокруг пальца.

     Ламий, прекрасно понимая, что Стражница Тартара отправит его на серебряные рудники Плутона, как грозилась в прошлую их встречу, отчаянно искал выход, чтобы улизнуть от заслуженной расплаты. Твердыня Миры Аттерос приближалась так же неотвратимо, как следующее мгновение в мире смертных. Зеленоглазый пройдоха воспользовался моментом, когда Иветта раздумывала, какую из двух тропок ей лучше выбрать, вывернулся и удрал, оставив в руках ведьмы лишь порядком замызганный ботинок. Естественно, девушке дела не было до того, что пленник сбежал, главное, чтобы он не путался под ногами, мешая ей поскорее окончить путешествие, которое было весьма сомнительным удовольствием для любого, кому ещё не пришла пора сойти в эти безрадостные и серые земли.

     Прикрыв глаза, ведьмочка сжала в руках бирку и амулет Нокс и пропела детскую считалочку про месяц в тумане. Полупрозрачная тень, которая при жизни явно была совсем молодой девушкой с любопытством посматривала на гостью, но подойти поближе не решалась. Присмотревшись, Ветка с удивлением узнала Маргариту Ланскую, племянницу Всеволода. Только теперь она поняла, почему он избегал любых вопросов о Рите. Было видно, что с ней произошло страшное несчастье, но никакой угрозы в свой адрес Иветта не почувствовала.

     - Рита, не знала, что тебя уже нет в живых, - в голосе бывшей возлюбленной её дяди звучали лишь сожаление и печаль, ничего больше.

     - Увы, я помню, что ты отговаривала меня от похода в ювелирный магазин рядом с печально известной промзоной. Надо было послушаться, тогда бы всё могло сложиться иначе, - одинокая слезинка скатилась по щеке, не оставив следа. - Дядя был не прав, когда не поверил, что ты и правда - ведьма. Как у вас дела? Надеюсь, всё в порядке?

     - Он женился на Лилии Тарановой месяц назад, а я обучаюсь у Гекаты и Нокс основам колдовской науки.

     - Понятно, значит, наделал таких долгов, что выплыть самостоятельно уже не вышло, - Рита тяжело вздохнула и, боязливо оглянувшись, а не подслушивает ли их кто-нибудь, прошептала. - Хотела бы я вернуть тот день обратно и остаться с тобой рассматривать тот альбом с мифологическими героями и женщинами. Тогда бы осталась жива. Пойдём со мной, только с тропы не сходи, иначе не сможешь вернуться обратно. Ты ведь пришла за Пылью Тартара?

     - Да, чтобы Эребус не смог добиться своего при помощи приворотных или принуждающих чар, как, впрочем, и другие любители лёгких и коротких путей к цели.

     - Жалко Нокс, хотя на её месте я бы давно уже поступила, как Кибела: жила бы своей жизнью и ни в чём бы себе не отказывала.

     - Предпочитаю, как и богиня ночи, подход к этому вопросу, как у Гекаты. Меркурий не позволяет себе идти дальше жадных гляделок.

     - Для этого надо быть такой же могущественной, как Госпожа Перекрёстков... Хотя, слышала шепотки, что ты вполне можешь стать не менее могучей колдуньей, чем были Медея и Церцея.

     - Для этого надо быть такой же могущественной, как Госпожа Перекрёстков... Хотя, слышала шепотки, что ты вполне можешь стать не менее могучей колдуньей, чем были Медея и Церцея.

     - Чтобы достигнуть такого уровня, мне придётся изрядно потрудиться. У меня остаётся не так много свободного времени, чтобы бездарно тратить его, закручивая скоротечные романы с Эребусом или ещё кем-то из завсегдатаев 'Смеха Феи'.

     - Пойдём, помогу тебе поскорее добраться до крепости Стражницы Миры. Она послала меня, когда почуяла, что ламий Фаор решил подзакусить тобой.

     - К сожалению, мы разошлись во мнениях, и ему пришлось покинуть моё общество, оставив на память весьма сомнительный презент, - на лицах девушек синхронно вспыхнула злорадная усмешка, когда Иветта продемонстрировала порядком замызганный ботинок, явно снятый с безжизненной ноги одного из менее удачливых туристов, самовольно проникшего в Тартарийские земли.

     - Ведьма, отдай башмак! - зашелестел голос Фаора, вынырнувшего из серого тумана прямо перед странной парочкой, которая была знакома ещё с тех счастливых времён, когда Маргарита Ланская ещё ни сном ни духом была о том, что значит умереть совсем молодой от рук грабителей.

     - И не подумаю! - Иветта со всей силы стукнула ламия трофеем по глупой башке и прошипела. - Убирайся, или тебя водичкой из серебряной фляги побрызгать, чтобы посвежел и похорошел?

     - Отдай, кому говорят! - в голосе кровососа послышались заискивающие нотки, так как он знал, под чьим покровительством находилась сопровождавшая дерзкую девицу тень.

     - Вот пусть Мира Аттерос и рассудит, что я тебе должна: вернуть башмак или преподнести тебе кирку для добросовестной работы на серебряных рудниках! - ухватив нахала за ворот крепкой кожаной куртки, которой со всей силы подёргала, проверяя, а не оторвётся ли он.

     Больше не обращая внимания на угрозы пополам с жалостливыми стенаниями, потащила кровососа в сторону ворот, открывающихся во внутренний дворик мрачной крепости, точно каменная горгулья, оседлавшей горловину, ведущую в горную долину.

     - Отдай по-хорошему, смертная! - Фаор в первый раз за всё время своего существования столкнулся с тем, что его чары не оказали на наглую девицу совершенно никакого влияния.

     - Рита, эта пакость ещё смеет мне угрожать: сам лоханулся, а теперь права качать вздумал! - сопровождавшая её тень тщетно пыталась сдержать рвущийся наружу смешок, прозвучавший в гробовой тишине пушечным выстрелом.

     Приложив скандалиста ботинком по голове, ведьма решительно поволокла его к двум воинам в древнегреческих доспехах, с интересом посматривающих на занятную троицу, но не вмешивающихся в свару.

     - Этого болвана не спасут от глупости даже серебряные рудники! - горестно вздохнул Тесей, сокрушённо покачав головой. - Хотя, если перевоспитание поручить вот такой вот ведьме, думаю, что дело бы у него быстро пошло на лад в обмен на награду в виде спокойной жизни в Тартаре.

     Получив очередную затрещину от Иветты, ламий только что-то неразборчиво пробормотал себе под нос и больше не делал попыток удрать, поняв, что на этот раз ему от наказания отвертеться ни за что не удастся.

     Мира заправила за ухо огненно-рыжую прядь, с любопытством посмотрела на гостью из мира живых и задумчиво проронила, сверкнув серыми глазами:

     - Твои способности могут быть велики, если ты и дальше будешь так же много уделять внимания их развитию и учёбе. Согласна с Гекатой: Эребус, да и остальные не лучше, слишком уж разрезвились, понабравшись, чего не надо, у твоих современников, ведьма. Как ты понимаешь, за всё надо платить. Пыль Тартара можно получить, сжив со свету чету Ланских. Ведь эта парочка сильно оскорбила тебя, расстроив твои планы на личную жизнь.

     - Пожалуй, я должна благодарить Лили за то, что она избавила меня от возможности пострадать от собственного неудачного выбора. Эти двое и без посторонней помощи возведут стены своего персонального ада на двоих. Ничьё вмешательство им явно не понадобится.

     Тут истерически заверещал мобильник Иветты, нагнав такого страха на беднягу Фаора, что он, тихо поскуливая, сполз на пыльный пол Зала Воздаяний и обнял девушку за ногу с таким видом, словно это была единственная возможность уцелеть именно для него. Извинившись перед Стражницей Тартара, Ветка нажала на кнопку приёма вызова. Услышать голос Ланской, когда у неё ещё и медовый месяц не закончился было совсем уж неожиданно и дико:

     - Иветт, как же я тебе завидую, подруга. Сева оказался совсем не таким, как я думала! - в многострадальные уши сокурсницы полился поток рыданий, перемежаемых жалобами и стенаниями.

     - Извини, Лили, но я абсолютно ничем не могу помочь, - ведьмочка запоздало поняла, от какого 'сокровища' избавила её лично бедовая блондинка. - Меня даже нет сейчас в городе, - бедный ламий на минуту заглянул в разум её собеседницы, судорожно вздохнул и заскулил, точно потерявшийся вдалеке от дома щенок. - Извини, Лилия, но помочь ничем не смогу: опыта в таких делах у меня гораздо меньше, чем у тебя. Я жуткая домоседка и даже почти никуда не выхожу, особенно после разрыва со Всеволодом. Извини, сейчас очень занята, да и совать нос в чужие семейные дела не считаю себя вправе. Прими мои поздравления ещё раз со вступлением в брак, но времени на пустые разговоры сейчас нет, поэтому, прости, но вынуждена положить трубку.

     - Фаор, а может мне не ссылать тебя на серебряные рудники Плутона, а отправить в качестве охранника в дом к госпоже Лили Ланской? - полные губы растянулись в усмешке, а в серых глазах заплясали лукавые смешинки.

     Кровосос сжался в испуганный комок. Для Иветты так и осталось тайной за семью печатями, чем же её университетская подружка так перепугала бравого тартарийского рейдера, тысячелетиями наводившего ужас на всю округу.

     - Госпожа Мира, неужели моя вина перед вами так высока, что вы решили отдать меня на растерзание этой беспринципной гетере?

     - Значит, всё же на рудники к Плутону?

     - Уж лучше туда, чем в лапы к этому чудовищу, - как бедолагу не пытались оттащить от неудавшегося обеда, это никому не удалось: ламий цеплялся за ведьму, как утопающий за соломинку, и только тихонько подвывал в знак протеста.

     - Ну, пожалуй, отдам тебя Иветте на перевоспитание, раз уж ты предпочёл выбрать из трёх зол меньшее, - деловито проговорила Мира, с трудом сдерживая приступ безудержного хохота: давно ей не было так смешно. - Только учти, там верховодит Аор, а он с тобой чикаться не станет. Не забудь зарегистрироваться у Танатоса, иначе у ведьмы будут проблемы с контрабандным кровососом.

     - Есть ли другие возможности получить Пыль Тартара? Ланские и сами устроят ад друг для друга, глядишь, к концу жизни, может быть, чуть поумнеют и станут приносить меньше горя окружающим их людям, особенно близким. Насколько я помню, можно дать шанс кому-то, кто уже сошёл в эти земли. Я бы с удовольствием помогла Маргарите: в отличие от многих своих родственников она всегда старалась в любой ситуации не превращаться в неблагодарную свинью у полной кормушки.

     Мира велела принести документы по девушке и деловито зашуршала пергаментными листами, а потом с интересом посмотрела на гостью:

     - Парки подписали визу, да вот только снова стать обычной смертной в её случае уже невозможно. Риту решили поощрить за то, что даже такую короткую и трагическую жизнь прожила, не опустившись, как тот же Всеволод.

     - И что мне теперь делать? - голос бывшей Ланской дрогнул, выдавая насколько сильно она растеряна неожиданным поворотом событий.

     - Ты можешь стать нимфой, феей, спутницей одной из богинь. Я бы порекомендовала тебе стать помощницей Гекаты и попросить у Госпожи Перекрёстков присматривать за её ученицей, коль скоро вы на такой короткой ноге с Иветтой. К тому же, если Фаор снова примется самовольничать, ты сразу учуешь и присечёшь любые козни на корню. Естественно, если он доставит хоть малейшие неприятности, то отправится прямиком в лапки Лили Ланской, от одного упоминания о которой Танатос морщится, словно его заставили выпить уксус, Либер тут же вспоминает о срочном деле, а сам Эребус бледнеет так, что белизне его кожи может позавидовать даже Нокс. К тому же заодно поможешь ей раздобыть недостающий ингредиент, который даст возможность избежать многих проблем вам обеим.

     - Я только за, - на лице ведьмочки было написано такое облегчение, что прислуживавшая Мире тень гетеры бросила на неё удивлённый взгляд, но промолчала: современные смертные могли ввести в удивлённый ступор кого угодно хотя бы тем, что с завидной регулярностью без согласования с местными властями проникали в Тартарийские земли и всё чаще умудрялись целыми и невредимыми вернуться туда, откуда пришли.

     Несчастный ламий и не предполагал, что попал из огня да в полымя, когда не внял своему хвалёному чутью, вопившему, что на стороне совсем ещё молоденькой ведьмочки могут оказаться такие покровители, рядом с которыми серебряные рудники Плутона и даже гнев Стражницы Миры Аттерос покажутся не более, чем невнятным детским лепетом.

     Вокруг тени Маргариты разлилось нежное лунное сияние, а когда оно медленно угасло, девушка ничем не отличалась от той, какой она сохранилась в воспоминаниях Иветты, разве что оттенок тёмных волос стал на пару тонов темнее, да бездонная зелень глаз сразу наводила на мысль, что перед тобой не простая смертная.

     Передав в руки ведьмочки холщовый мешочек с серым порошком. Который и был пресловутой Пылью Тартара, она ухватила Фаора за воротник и негромко спросила:

     - Мира, мы уже можем идти или плата внесена не полностью? - деловитый тон Риты сразу подсказал Ветке, что она не собирается здесь задерживаться дольше необходимого, ожидая неприятностей и подвохов.

     - К вам обеим претензий никаких нет, присматривайте за ламием. Я сейчас открою врата прямо в кабинет к Танатосу. Иветта, проследи, чтобы он прошёл регистрацию. Надеюсь, ты преуспеешь там, где многие потерпели позорное фиаско...

     - Тогда, с твоего позволения, мы отправимся прямо сейчас! Фаор, не вздумай дёргаться или буянить! - равнодушным голосом проронила брюнетка, но при этом так встряхнула бедолагу за ворот куртки, что он себе даже язык прикусил.

     - Маргарита, когда ты была тенью, то нравилась мне гораздо больше! - обиженно провыл кровосос, явственно услышав, как за его спиной не только захлопнулась титаническая дверь ловушки, но и хищно щёлкнул замок, развеяв последние надежды на спасение.

     - У нарушившего все мыслимые и немыслимые законы, неукоснительного выполнения которых требует Мира Аттерос, нет прав ни на что. Кроме как искупить свою вину! - безапелляционно отрезала она и поманила за собой ведьму, увидев, что в стене твердыни начинает протаивать стрельчатая арка, за которой виднелись серые стены кабинета полковника Морса.

     Черноглазого брюнета изрядно повеселил вид двух девиц, выговаривающих ламию в тщетной надежде, что он будет соблюдать все ограничения, которые накладывают на тех, кто из античного мира перекочевал в современный технологический бардак мегаполиса:

     - Ни одна живая душа не должна заподозрить, что ты - не человек! - стращала Местина ещё одного своего охранника. - Если ты посмеешь кого-то даже случайно напугать своей ламийской боевой статью, то Юпитер мигом сошлёт тебя в такую дыру, радом с которой даже Тартар покажется горнолыжным курортом!

     Маргарита на слова время не тратила, но периодически крепко его стряхивала за воротник, намекая, что крепко поколотит вампира, если до него не дойдёт через острые ушки простая истина: за каждый проступок его будет ждать основательная трёпка.

     Полковник Морс кивком указал ламию и Рите на места за столом и велел заполнить все полагающиеся бумаги.

     - Допрыгался, Фаор, теперь ты будешь с тоской вспоминать о прежнем привольном жилье под крылом у Миры. Маргарита, я так понял, что охранять ему предстоит ведьмочку, а присматривать за ним ещё и вы с Гекатой, Талеей и фуриями будете?

     - Да, господин мой Танатос. Клянусь водами Стикса, что любой, кто попытается причинить хоть малейшую боль или иной вред, Иветте, горько пожалеет об этом! - красноречивый взгляд заставил вампира мелко задрожать и втянуть голову в плечи, он только сейчас начал понимать, что серебряные рудники Плутона были бы предпочтительнее сложившейся ситуации, но что-либо изменить было уже невозможно.

     Тизифона деловито убрала все бланки в соответствующие папки и, обращаясь конкретно к Фаору, промурлыкала:

     - Добро пожаловать в весёлое местечко под названием Мир современных людей, рядом с которым померкнут любые ужасы Тартара, даже те, о которых на ночь глядя упоминать не принято! - на запястье вампира защёлкнулся массивный бронзовый браслет с витиеватым магическим узором и древними надписями. - Даже для умертвия или упыря, как их тут нередко называют, ты умудрился наломать слишком много дров. Поверь, далеко не каждому ламию, ларву или даже небожителю оказалось по силам приспособиться к здешней суматошной жизни. Плутон вот предпочитает гостить здесь наездами, предпочитая привычные тартарийские фокусы. Хотя, многие из нас нашли для себя новое призвание: Марс и Беллона создают красочные фильмы, анимацию и компьютерные игры, Танатос служит со мной вместе в полиции, Мегера разгуливает по подиуму, сводя многочисленных поклонников с ума одним мимолётным взглядом, Либер держит собственный бар, Алекто борется за здоровый образ жизни цветущий внешний вид, Геката и Нокс вместе с фуриями обучают всем премудростям колдовства юную Иветту. Ты поступаешь под начало ламия Аора, и не дай тебе Юпитер, чтобы в течение адаптационного срока поступила хоть одна жалоба: мигом депортирую на самый нижний круг Тартара, откуда выберешься не раньше, чем через пару-тройку тысячелетий! Добро пожаловать в современный ад, Фаор, и не говори, что я тебя не предупреждал об особенностях местных нравов и обычаев. Твой непосредственный начальник поможет тебе попривыкнуть к здешним порядкам.

     Бедный кровосос ещё не знал, что годовая дрессура во время испытательного срока, которые ему устроит окружение Ветки, заставит его горько пожалеть о том, что он в своё время не вёл себя потише и поскромнее...



История 4. Дневники Фаора: ламий в мегаполисе



     Вот дёрнул меня Татратус поцапаться со Стражницей Мирой Аттенор. Сослала меня наглая стерва в Мир современных людей. Кто же знал, что смертные в наше время живут в таком дурдоме, что даже серебряные рудники Плутона покажутся даром Юпитера и Юноны.

     Тут один из новеньких, который угодил в официанты в баре 'Смех Феи' посоветовал мне вести дневник, иначе сохранить рассудок будет трудновато. Небожители столько законов и запретов понапридумывали, что порядочному кровососу и укусить-то никого нельзя. Так что мне повезло, что попал я в дом к ведьме Иветте, на которую попытался напасть, а не в этот вертеп, где попасться высокому начальству на глаза и огрести люлей проще пареной репы. Танатос и его фурии нашего брата не больно-то жалуют: за малейшую провинность ссылают на самые нижние уровни Царства Аида без права, как тут говорят, на 'амнистию'.

     После того, как меня выставили из кабинета полковника Морса, как тут принято величать Бога Смерти из-за какой-то глупой конспирации, заперли меня в какой-то тёмной конуре, явно рассчитанной на нашего брата: стены и дверь изнутри серебром сияют. Правда, места оказалось много, так что, если не подходить близко, то и не пострадаешь. Только вот каково это вольному ламию оказаться в незнакомых землях под замком, наверно, мало кто сможет понять.

     Уж и не знаю, кто из наших пустил байку, что мы солнечного света не выносим. Кроме серебра и особых видов магии ничто нам повредить не может, как и наглое враньё то, что без свежей порции крови погибнем или постареем. Просто она для нас как выпивка или наркотик: организм постоянно будет требовать ещё и ещё, а остановиться иногда совершенно невозможно.

     Неделя в изоляторе полицейского участка за изучением новых правил моей жизни оказались ещё цветочками, ягодки посыпались как из рога изобилия на мою многострадальную голову чуть позже.

     Увидев перед собой ненавистную морду своего непосредственного начальника - ламия Аора, сразу понял, что за ведьму, охранять которую его приставили Танатос и рыжая Мегера, голову он мне оторвёт без суда и следствия, даже если померещится, что зубы скалю на девицу со светло-карими глазами, или что-то худое задумал.

     - Идём, Фаор, нас ждут великие дела. Рита и Иветта любезно согласились познакомить тебя с компьютером. Без него ты тут вряд ли выживешь, а не просто преуспеешь в нелёгком деле охраны спокойствия нашей подопечной.

     - Видал эту штуку у Танатоса в кабинете: страху бестелесное приведение, которое почему-то отказывается покидать пластиковую коробку с кучей металлических штуковин, нагнало на меня порядком.

     - Это всего лишь голосовой помощник Сири, который помогает полковнику Морсу и его подчинённым экономить время и силы в работе. Уверяю тебя, если в первые полгода глупостей не наделаешь, в Тартар потом и не захочешь возвращаться. Твоё счастье, что Иветта согласилась взять тебя к себе в дом, мне вот не повезло: свою карьеру в этом техноаду пришлось начинать с бара Либера. Вырваться оттуда удаётся далеко не всем. Пошли, не то Маргарита подумает, что ты отлыниваешь, а ей Мира велела не миндальничать с тобой. Чем же ты ей так насолил, что с такими аховыми сопроводительными документами тебя сюда отправила?

     Я гордо сверкнул белоснежными клыками, вспоминая солидный послужной список, которые по праву принёс мне лавры самого ушлого и кровожадного ламия во владениях Стражницы Тартара Аттерос, и снисходительно проронил:

     - Нет такого закона или запрета в Тартаре, который бы Фаор не нарушил!

     - Правило номер один, которое тебе придётся вбить в свою глупую башку, как можно быстрее: 'Не высовываться!' Ни одна живая душа, кроме тех, кому Юпитер лично позволил открыть правду, не должны узнать, что мы живём рядом с ними. Нарушать правила и законы, которые ты выучил за истекшую неделю, категорически не советую. Если будешь паинькой, и не будет ни одной жалобы или привода к Морсу, получишь документы и вид на жительство. Тогда, если захочешь, сможешь найти себе другую работу, если охранять Иветтту будет слишком обременительно.

     - Далось тебе нянчиться со смертной ведьмой? - в моём голосе прозвучало столько сарказма, что Аора явно задело, хотя он и постарался не подать вида, что ему не пришлось по вкусу такое снисходительное отношение.

     - Она - жрица трёх фурий и ученица Гекаты и Нокс. Никогда не забывай об этом, иначе Богини, и не только они, зададут тебе такую взбучку, которую ты не скоро позабудешь. Пошли уже, неприятности нам нужны ещё меньше, чем рыбе зонтик на дне океана, - ухватив меня за рукав куртки он решительно потащил меня к зеркалу, которое к моему неописуемому ужасу оказалось из чистейшего серебра высшей пробы.

     - Если я сдохну, отвечать сам будешь, - прошипел я и вцепился в бронзовую дверную ручку с такой силой, что она погнулась, не желая подвергать свою шкуру, побывавшую и в более серьёзных передрягах, ненужным страданиям.

     - Не знал, что 'Гроза Тартара' - на самом деле отъявленный трус! Ничего с тобой не станется, Фаор, браслет нейтрализует действие серебра, чары отключаются только в том случае, если имеет место солидный список правонарушений.

     Недовольно зашипев, я почувствовал, как чары, которые явно плела сама Геката, властно затягивают нас внутрь.

     Когда замешкался, Аор впечатал меня кулаком между лопаток, заставляя окунуться в портальную арку. Лучше бы я этого не делал. Новый дом встретил меня совсем неласково: какая-то зараза поставила грабли как раз там, где материализовалась моя нога. Результат был предрешён. Уже через пару мгновений на лбу наливалась лиловым солидная шишка от рукояти. Так надо мной уже давно никто не издевался. Поклявшись себе отыскать обидчика и примерно наказать, поставил злостный садовый инструмент на прежнее место и вопросительно посмотрел на давящееся от смеха начальство.

     - Идём, тебе предстоит освоить все премудрости обращения с компьютером. Маргарита любезно согласилась помочь новичку решить эту маленькую проблему.

     - Предпочту скорейшее возвращение в Тартар тому, чтобы забивать голову чушью, которую за прошедшие века понапридумывали оборзевшие сверх всякой меры смертные.

     - Должен тебя огорчить, друг мой, Мира Аттерос наложила полный запрет на такой вариант развития событий, её соратники тоже. Так что, придётся либо привыкать к порядкам мегаполиса, либо не покидать дома Иветты, где все в курсе, кто ты есть на самом деле. Посторонних тут не бывает, чтобы не нарушать приказ Юпитера 'Не высовываться!'. Лира, будь добра, сделай бедолаге примочку из бодяги, а то в таком виде он смотрится совсем уж непрезентабельно.

     Светло-рыжая цветочная фея проказливо улыбнулась и, ни слова не говоря, уволокла меня в дом, хитро на меня поглядывая и сопя от усердия. Если бы я знал, чем всё это окончится, наотрез бы отказался от весьма сомнительной помощи.

     Девчонка не только заботливо приложила к шишке смоченную в отваре чистую тряпочку, но и выудила откуда-то из недр кармана старинный медный пятак, промурлыкав:

     - Приложи к коже, тогда избавишься от этого уродства гораздо быстрее.

     - Благодарю, но это лишнее! - прошипел я, вернув позеленевший от времени кругляшок его законной хозяйке и решил отправиться на поиски бывшей тени, которая обещала помочь мне решить чисто техническую проблему, которая становилась камнем преткновения для любого иммигранта из Царства Орка.

     Повертев в руках бирку с номером, которую Тизифона сунула мне в руки, сказав, что это номер от ячейки в камере хранения, где смогу найти кредитные карточки на своё имя и кое-что из вещей на первое время. Подумав не слишком долго, сразу решил, что будет лучше, если поскорее перенесу своё новое имущество в дом ведьмы, который по странному капризу судьбы теперь стал и моим на неопределённый срок.

     Маргарита выслушала меня с недовольной гримаской на совсем юном лице и задумчиво проронила:

     - Возьми себе кого-нибудь в попутчики, нам не нужны неприятности! Полковник Морс слишком уж с большим рвением относится к выполнению служебного долга.

     Мегера, решившая посмотреть на новую игрушку для битья, ухватила за ворот и доверительным тоном, не терпящим никаких возражений с моей стороны проворковала:

     - Мне нужен кто-то, кто донесёт покупки до моего особняка, так что, заодно, можем и твоё барахлишко прихватить. Не рассчитывай, что там отыщется хоть одна цивильная вещь, но прикинуться моим телохранителем на несколько часов по силам даже такому ухарю и неудачнику, как ты...

     - Стерва! - обречённым голосом возмутился я и потащился за средней фурией, клыки пока что решил не показывать: слишком уж мало знал о нюансах новой жизни, которая с каждым мгновением нравилась мне всё меньше и меньше.

     - На том и стою, - ни капельки не обиделась рыжеволосая зараза, вызывая такси и называя адрес злачного местечка под названием 'Смех Феи', где не только по вечерам собиралась местная тусовка, многих из которых людьми можно было назвать лишь с очень большой натяжкой.

     Мег оставила меня около барной стойки, а сама упорхнула к Гекате, бросив через плечо:

     - А ты, котик, подожди меня тут, нам с подругой надо сходить попудрить носик и немного посекретничать.

     Пока глазел на единственную смертную, которая была в баре, мне на плечо опустилась чья-то тяжелая лапища, обернувшись, я оказался нос к носу с Эребусом, который заказал два крепких алкогольных коктейля и отвёл меня в сторонку.

     - Алёна тебе не по зубам. Девка она видная, сразу видно, что не городская, только вот не советую на неё клыки точить: при одном только упоминании об этой журналистке все окрестные ламии мужского пола начинают зеленеть и через пару мгновений их уже и след простыл. Правда, мне так и не удалось узнать, почему. В общем, дело есть: надо как-то встретиться без лишних ушей и переговорить.

     Тяжело вздохнув, пообещал, что найду способ на пару часов улизнуть, надеясь, что Бог Мрака поможет мне вернуться в благословенный Тартар.

     Пока Мегера и Геката о чём-то тихонько шушукались, успел все глаза просмотреть на Алёну, которая сразу же на корню пресекала любые поползновения со стороны обитателя этого сверхъестественного вертепа: даже Бог Мрака получил от ушлой девицы с тёмно-русыми волосами и подозрительно смотрящими на мир глазищами тяжёлой сумочкой по рукам.

     - Отстань от меня, ирод, иначе мне Нокс и Геката интервью не дадут на интересующую моих читателей тему! Ты думаешь, что меня не уволят сразу же, как перестану поставлять интересные материалы по возможности с перчинкой?

     - Ты туда, что, булыжников насовала? - в голосе Эребуса появились нотки обиды: так при всех его даже Богини и вредная Иветта не опускали.

     - О нет, котик, всего лишь диктофон, камера, которая и почти в полной темноте может снимать, и серебряное зеркальце на тот случай, если какой-нибудь ламий сочтёт меня достаточно привлекательной, чтобы пойти на разовое нарушение запрета Юпитера.

     Нахалка выудила из сумки небольшое изделие неведомого ювелира, явно старинное, судя по весьма затейливому орнаменту, поправила причёску, а потом демонстративно им и огрела ухажёра по всклокоченной голове.

     - Отвали, кому говорят! Мне ещё только проблем с Богиней Ночи и Госпожой Перекрёстков для полноты ощущений не хватает, честно-честно! - грациозно соскользнув со стула у барной стойки, она заказала себе ещё один коктейль и направилась к Талее.

     Ирландская фея ламиев на дух не выносила. Она только что возникла за дальним столиком, с подозрением поглядывая на новое лицо мужского пола в 'Смехе Феи', сразу почуяв, что с ним будет слишком много хлопот даже для неё. Ухватив журналистку за рукав блузки, она прошипела ей едва слышно на ухо:

     - Держись от этого ламийского ухаря подальше! Да и Эребус ещё никому счастья не принёс, даже собственной жене. Надо шепнуть пару слов Маргарите, чтобы на полную катушку его работой и учёбой загрузила. В этом случае, Бог Мрака не втянет его в очередную авантюру. Точно знаю, что своих планов на Иветту он никогда не оставит, а магические уловки уже не сработают, спасибо Нокс и Гекате. Если ведьма не поддастся на обычные ухаживания, то 'Эрик' снова останется с носом.

     - Мне совсем не понравилось, как он смотрел на мою шею. Однозначно, вампир.

     - Главное, чтобы ты не повстречалась с ним без свидетелей на тёмной улице. Он дикий, только сегодня из Тартара выслали за беспредел.

     - Тут неправильно поставлен вопрос: да охранит его Юпитер встретиться со мной в тёмном переулке без свидетелей, особенно когда я с посиделок с подругами иду! - девица подмигнула ошалевшей от такого заявления фее и поплыла в сторону выхода.

     Попавшийся Алёне на пути кровосос шарахнулся так, что чуть пролил на голову хозяина бара красное вино, которое заказала Алекто. Ирландская фея лишь скривила губы, заметив панический ужас в изумрудных глазах ламия, который до встречи с этой оторвой частенько безобразил, тёмной ночью нападая на одиноких девушек, возвращающихся с гостей или из ночного клуба, который был расположен неподалёку от 'Смеха Феи'.

     Скандалистка лишь самодовольно улыбнулась и подмигнула официанту с таким видом, словно они были знакомы чуть ли не с детского сада, и скрылась за дверью. Ламий не только облегчённо вздохнул, но и вытер рукавом рубахи выступившие на лбу бисеринки пота. Естественно, мимо такой странной реакции на простую смертную я пройти не смог, поэтому подозвал его, как только он отнёс заказ, и тихонько спросил:

     - Ты чего? - недоумение в моём голосе, судя по выражению лица, его изрядно повеселило. - Это же простая смертная, она же нам на один зуб, хоть и не такая тощая, как в городе модно.

     - У нас эту оторву за глаза величают не иначе, как 'Алёна - истребительница вампиров!'. Год назад прислали из Царства Орка такого же наглого беспредельщика, как и ты, к слову, говорю про себя. Тёмной зимней ночью, аккурат в Новый Год, который здесь принято праздновать с небывалым размахом, возвращался я к себе на съёмную квартиру, навстречу эта самая дамочка.

     - И ты не удержался и покусал её? - от нарисовавшейся в воображении картинки у меня даже ниточки слюны по подбородку потекли.

     - Лучше бы этого не делал! Прихожу утром на работу. Вид, как будто попал под действие антиламийского разлагающего заклятья, только не полностью словно подействовало. На голове шишки от того самого блюда и клятого серебра, под обоими глазами по бланшу, лицо так расцарапано, что проняло даже повидавших многое за время проживания тут товарищей. А когда спросили, что стряслось, сказал, что кусанул одну симпатичную девицу. Они в ответ: 'Так это ж классно!'. А я ударился головой об стенку со всей дури: координация движений и ориентация в пространстве дружно взяли выходной, и прошипел: 'Угу... Всё было просто супер: в её спирту крови не обнаружено...'. Она и трезвая-то больная на всю башку и буйная, а как с подружками что-то поотмечает или в ночном клубе или, не дай Юпитер, в село к родне и друзьям скатается, туши свет и сам заколачивай гвозди в собственный гроб. Управы на неё ни у кого не нашлось. Её Мать Богов даже в штат из смертных включила, как стратегическое пугающее оружие. Кого ей на перевоспитание отдавали, потом был тише воды и ниже травы. Так-то вот, желторотик! - и бедолага предпочёл снова заняться делами, увидев, что к нам приближается рыжеволосая Мегера, которая была такой стервой, что и Алёна покажется ангелом небесным во плоти.

     Талея, сердито сверкнув изумрудными глазами, недовольно проронила:

     - Мег, глаз с этого зубастого ухаря не спускай, иначе я разберусь на свой лад! Уверяю, Фаору и Эребусу подобный поворот событий не понравится. Куда это он намылился до конца испытательного срока? Рано его ещё в люди выпускать: не дай бог сорвётся и покусает кого-нибудь! Полковник Морс тогда нам всем головы снимет и не поморщится... Этот тартарийский олух ещё не умеет в полной мере контролировать врождённые инстинкты, к тому же явно давно и великолепно знаком с муженьком нашей разлюбезной Нокс. Как бы чего не вышло...

     - Я собираюсь за покупками. Пошли вместе: не думаю, что Фаор или 'котик Эрик' посмеют хоть что-то вытворить в твоём присутствии.

     Тут подала голос и Лира:

     - Мне нужны веерные грабли. Тогда меня сочтут обычной садовницей в богатом доме, ну и обычные, с ручкой покрепче! - зелёные глаза лукаво блеснули, и обе дамы сразу поняли, что задумала цветочная феечка.

     - Ну, на счёт последнего, могу и так подарить! - ирландская проныра выудила из воздуха орудие народного метода вправления мозгов и протянула подопечной: массивная ручка из морёного дуба впечатлила даже фурию.

     Лира, вопросительно взглянув на старших подруг, осторожно поинтересовалась:

     - А можно мне тоже с вами пойти? Глаз не спущу с кровососа, а то, как бы, и правда, чего не вышло дурного.

     - Тебе лучше остаться здесь, на тот случай если Бог Мрака снова попытается просочиться в дом к Иветте. Кто знает, ради достижения цели он может пойти и на радикальные меры в виде банальных ухаживаний, какие в ходу в современном мегаполисе. Ведьма наша слишком молода: может принять его игру за чистую монету, сама понимаешь, Лира. Надеюсь, что могу рассчитывать на тебя в таком тонком деле?

     Светло-рыжая девчонка сунула в руку наставнице небольшой список того, что ей надо и пошла в сторону зеркала, чтобы переместиться к Ветке. Она прекрасно понимала, чего опасается Талея, поэтому просто вернулась в роскошный сад, который стал для неё самым лучшим домом за всю прошедшую жизнь. Проказливо стрельнув глазками из стороны в сторону и увидев, что никто не видит её очередную каверзу, быстренько прочла нехитрый наговор и поставила новые грабли взамен старых.

     Мегера, ухватив меня под руку, решительно направилась к выходу, в ответ на вопросительный взгляд кровососа, рыжая зараза снизошла до ответа:

     - Ты что, и правда такой тупой, как о тебе говорит Мира Аттерос? Юпитер велел не высовываться! Вокруг полно смертных, многие из них, поверь, ни сном, ни духом о таком весьма сомнительном соседстве. Морс с нас обоих шкуру спустит за малейший прокол...

     Пожав плечами, я позволил себя довести до симпатичной 'Тойота Камрии' цвета расплавленной лавы и усадить на заднее сидение. 'Вот уж, надеюсь, меня никогда не заставят сесть за странную круглую штуковину, которую тут именуют странным словом 'руль'. Хватит и того, что придётся подчиняться глупых правил, которые небожители понапридумывали для самих себя! Только вот причём тут все остальные? И дёрнул меня Тартарус за ногу повздорить с поганкой Мирой Аттерос. Может быть, ещё удастся пробраться обратно. Весь этот Мир современных людей с этими их мегаполисами, жуткими законами и оборзевшими сверх всякой меры людьми меня не привлекает, просто, пока что деваться некуда. Может, Эребус и поможет мне выпутаться из лихого переплёта, в который я угодил по собственной глупости. Мегера с Талеей прямо глаз с меня не спускают!' - вредная ирландская задира опустилась на кресло рядом с водительским, смерив меня презрительным взглядом. Дальнейший путь прошёл в полном молчании, даже подремать успел, не вслушиваясь в обычную женскую болтовню про тряпки и новинки дорогого парфюма.

     Фурия лихо затормозила у странного огромного здания, которое назвала железнодорожный вокзал, указала пальцем на ряды металлических ящиков и снизошла до выдачи инструкций:

     - Жди нас тут, как своё барахло заберёшь. Цифры на бирке - это код, который надо набрать строго в том же порядке, тогда ячейка откроется. Очень надеюсь, что найду тебя на этом самом месте. Если этого не произойдёт, полковник Морс получит первое заявление о правонарушении. После третьего, тебя отправят на специальный уровень Царства Орка, откуда даже ламии ещё никогда не возвращались. Так что сбегай в туалет переодеться и жди тут! И храни тебя Юпитер от того, чтобы я по возвращении тебя тут не застала!

     С опаской подошел к поставленным друг на друга металлическим ящикам, серебра в которых, к счастью, я не учуял. Удивительно легко справившись с совершенно новой для меня задачкой, приободрился. Безумно хотелось расправить кожистые крылья и ощерить в злобном оскале острые клыки, чтобы показать этим наглым смертным, что хотел плевать на то, что они все думают по поводу моего поведения.

     Впрочем, на этот раз решил пока не рисковать: поганка Талея сразу же учует бунт на корабле. Её присутствия я не без причины опасался куда больше, чем гнева рыжей фурии: Мег, по крайней мере, не сотворит с моей несчастной тушки какой-нибудь мерзкой пакости, как с тем смертным по имени Брайн О`Тулл, о котором до сих пор вздыхали вересковые пустоши и до сих пор рассказывали шёпотом друг другу те, у кого хватало ума беречь предания предков долгие века. Впрочем, ирландская зараза уже и тут принялась за свои штучки, правда Максу, похоже, даже пришлись по вкусу проделки небожительниц, в которых он с удовольствием принимал участие по собственной воле.

     В чемоданчике, и правда, не нашлось ничего особо добротного, но я прекрасно понимал, что это сейчас не имеет совсем никакого значения. Заказал себе в кафе большой стакан капучино и присоседился за столиком в ожидании своего непредсказуемого и безжалостного эскорта, ожидать от которого можно практически всё, что угодно. Впрочем, спокойно посидеть мне не дали.

     - Фаор, давай заключим договор: ты передаёшь мои послания и подарки Иветте, не афишируя от кого они, тогда после того, как избавлюсь от этой головной боли в лице строптивой и непокорной девицы, устрою тебе тёплое местечко в Тартаре. Моё всестороннее покровительство и поддержку гарантирую, - Эребус постоянно оглядывался и держал руку на пульсе следящих и сигнальных заклятий, которые развесил по всему залу прибытия.

     - Клянись Юпитером, что не обманешь, потому что я рискую гораздо больше, чем ты! Талея только и ждёт повода, чтобы сотворить надо мной какую-нибудь особо изысканную на её извращённый вкус гадость.

     - Пусть Отец Богов покарает меня, если я не выполню свою часть договора!

     - И, вот ещё, если до конца испытательного года в этом вертепе ты не достигнешь своей цели, то сделка считается выполненной и сразу же получу новые угодья в Тартаре.

     - Фаор, Фаор, разве может смертная устоять перед искушением в моём лице?

     - Эта может, - сорвалось мрачное предсказание с моих губ.

     - Не каркай! В общем, твои мегеры скоро будут тут. Предложение принято или как? - в чёрных глазах Эребуса не отражалось ничего, но я согласно кивнул головой и допил кофе.

     Талея с подозрением посмотрела на ламия, учуяв, что что-то тут не так, но ей так и не удалось дознаться что именно, поэтому она предпочла промолчать, оставив свои подозрения при себе.

     Мегера с довольным видом прощебетала, поймав на себе восхищённые взгляды бармена:

     - У тебя было достаточно времени, чтобы уладить свои дела. А теперь мы идём по бутикам.

     Если бы я знал, что мне предстоит многочасовое топание вслед за впавшими от нарядов и тому подобных вещиц, ни за что бы не согласился на эту весьма сомнительную авантюру. Мало того, что нагрузили, как ишака, так ещё и заставили высказывать своё мнение по поводу каждой тряпки.

     Все трое устали настолько, что решили не мелочиться, а пройти через зеркало: так было не только быстрее и безопаснее. Просто в машину всё, что накопила вырвавшаяся на свободу парочка, просто-напросто не влезло бы никогда и ни за что.

     Когда меня освободили от весьма увесистой поклажи, ноги почти не держали от усталости и стресса. Я дал себе зарок, что ни за какие блага этого сумасшедшего мира и даже в обмен на гарантированное возвращение в Тартар больше никогда не позволю подбить себя на подобную авантюру. Нервы и душевное здоровье, так сказать, дороже сомнительной прогулки по этому бедламу да ещё в компании с такими дамами.

     Мегера и Талея велели мне возвращаться в дом Иветты привычным способом, то есть привычным для нас, естественно. Тут за моей спиной раздался тихий шёпот Бога Мрака:

     - Проведи меня в дом к вредной ведьме, тогда, возможно, уже сегодня ты будешь резвиться в Тартарийских Землях.

     Моя память сразу же живенько так нарисовала злополучные грабли и цветочную феечку, которая что-то нашептала на дубовую рукоять. Решив отомстить за все осложнения, которые внёс в мою жизнь муж Нокс, вежливо пропустил его вперёд, старательно отведя взгляд, в котором вспыхивали и гасли искры неприкрытого злорадства.

     Надувшись от самодовольства, как индюк на птичьем дворе, Бог Мрака нырнул в зеркало, я скользнул следом и был вознаграждён за старания. Перед моими глазами предстала весёленькая картина, достойная пера художника, любящего посмеяться.

     Эребус, как до этого многие, кто не озаботился посмотреть, куда ставит ногу, наступал на подарок от Лиры и становился обладателем колоритного шишака на благородном лбу. Мой же сообщник отличался весьма тяжеловесной походкой, поэтому усиленная магией цветочной феечки расплата порадовала его гораздо больше, чем когда то меня. Задержался на пару мгновений, помогая страдальцу, к которому уже спешили на выручку Геката и Нокс, насмешливо переглядываясь в ожидании продолжения банкета.

     Богиня Ночи, старательно изображая из себя встревоженную квочку, тут же принялась обихаживать попавшего в неприятную историю супруга, голося:

     - Дорогой, как же можно быть таким неосторожным?! Мне, конечно, безумно приятно, что ты пришёл забрать меня из дома Иветты, но нельзя же быть настолько безалаберным и неосторожным. Даже обычные садовые инструменты при недостаточно аккуратном обращении способны натворить немало бед.

     Бог Мрака, рассерженно шипя от боли и обиды, потирал начавшее наливаться лиловым украшение, шепча проклятия в адрес того, кто оставил грабли в столь неудобном месте и, справедливо подозревая, что я столь изящно отомстил ему за излишнюю спесь и прочие обиды.

     Лукаво сверкнув зелёными глазами, я тут же смылся до того, как мой сообщник смог догадаться, что знал про заговорённые грабли и намеренно подложил свинью за то, что слишком много запросил за возвращение на просторы благословенного Тартара. В голове запоздало промелькнула мыслишка, которая совсем мне не понравилась: 'А Лира вовсе не такая наивная и безвредная девчонка, как пытается всех убедить. Надо держать ухо востро, иначе, если они с Талеей спелись, мало никому не покажется. Учитывая, что Эребус от планов отступаться совсем не собирается, как и я, впрочем.'

     Предчувствуя, что подводных камней в этом куда больше, чем в подземном мире, решил поскорее разыскать Маргариту. От изучения того самого пресловутого компьютера мне всё равно ни за что не отвертеться, а как мне объяснил Аор, с его помощью смогу самостоятельно разобраться со многими местными тонкостями.

     Рита нашлась в беседке с каким-то странным предметом, состоящим из двух плоских прямоугольников, верхняя из которых, как серебряное зеркало Нокс показывала картинки. Девушка указала мне на стул и поставила передо мной престранную штуку. Рассказ оказался долгим и довольно занудным, причём настолько, что большая его часть в моей памяти так и не осела.

     Между тем бывшая тень, облёкшаяся плотью, правда, не человеческой, а спутницы Гекаты. Колдовская сила, которую заполучила бывшая племянница Ланского, сильно меня нервировала, так как ушлая девица вполне могла пронюхать, что решил помочь богу мрака решить проблему с упрямой ведьмой. Тогда Талея придумает для него кару похлеще заточения внутри серебряного зеркала.

     Впрочем, когда меня оставили один на один с ноутбуком, решил получше ознакомиться с территорией, на которую попал по милости Миры Аттерос.

     Лира и не скрывала, что ей не нравится новый ламий, который появился вместе с фуриями в их доме. Она намекнула Иветте, что лучше бы отправить его куда-нибудь ещё:

     - От него прямо воняет какой-то интригой, но вот с чем именно она связана, пока что узнать мне не удалось. Держи с ним ухо востро, и если будет происходить что-то странное, то немедленно сообщи фуриям, или нам с Талеей.

     Девушка молча кивнула и умчалась к позвавшей её Гекате. Лира же, пользуясь потрясающей способностью цветочных фей слышать и видеть всё, если рядом есть живые растения.

     Подкравшись к Фаору со спины, она заглянула в монитор и, проказливо улыбнувшись, промурлыкала:

     - Не там ищешь, знакомиться с этим миром лучше или, гуляя днём по улице в сопровождении кого-то из тех, кому положено приглядывать за тобой, или напроситься с ними же в человеческий ночной клуб. Знаешь, уверена, что Нокс и Мегера сегодня пойдут куда-нибудь развеяться. Только вот сможешь ли ты держать себя в руках настолько сильно, чтобы не принять свой истинный облик и не натворить дел, за которые всех нас по голове начальство не погладит.

     Рыжеволосая интриганка что-то быстро набрала в стихи поиска, и на мои бедные уши обрушилась такая непривычная музыка, что я, чуть было, не показал клыки во всей своей красе. Пришлось прикрыть уши ладонями и прошипеть:

     - С ума сошла, дура?! Как это вообще можно слушать?! Лучше уж сразу на нижние уровни Тартара, чем такие мучения!

     - Привыкай ко всему! Тебе ещё повезло, что Иветта не больно-то жалует такие злачные и шумные места в отличие от фурий, Гекаты и Нокс.

     - Без меня, - прорычал я, тщетно пытаясь задавить поднимающуюся в душе ярость, моё чутьё подсказало, что феи что-то замышляют, такие вещи начинаешься предсказывать заранее: на просторах Тартара слабаки обычно не остаются на свободе долго, а то и вовсе пропадают совсем.

     Тут перед моим носом оказались фотографии явно не с интерьерами 'Смеха Феи'. Эту сероглазую заразу с копной тёмно-русых волос и заметил в баре, куда меня приволок Аор. Алёна сидела за барной стойкой с таким видом, словно весь мир уже был готов упасть к её ногам как спелое яблоко.

     Заметив мой неприкрытый интерес, подошедшая со спины Геката предупредила:

     - Держись от этой бестии как можно дальше. Далеко не всё, что о ней рассказывают вполголоса - неправда.

     - Что, например?

     - Был тут один самонадеянный ламий по имени Гарор. Бунтарь и забияка, ты с ним и рядом не стоял. Так вот, решил он, что законы Юпитера ему не указ и отправился к ближайшему ночному клубу в надежде подцепить какую-нибудь не шибко умную дамочку посимпатичнее и отпраздновать то, что ему удалось вырваться из лап Либера, перекочевав под начало к Танатосу. Видишь ли, далеко не каждому из вас или ларв сразу удаётся устроиться на приличную работу. Галата-то к выбору помощников относиться очень ревностно. Одно и понятно. Агентство недвижимости 'Три Грации' уже не одно десятилетие удерживает ведущие позиции на этом рынке. Так вот, вываливается из дверей дамочка: молодая, фигуристая и вполне красивая для роли ламийского десерта. Ну, выпустил наш пострел клыки и к ней. Только вот не учёл, что она тоже окажется не лыком шита. Ваш народ сочетание крови с алкоголем совершенно не выносит, как и ту, хозяин которой злоупотребляет успокоительными, снотворными и антидепрессантами. Даже куснуть не успел: получил сумкой по морде, а потом Алёна попросту вызвала полицию. Попал бедолага на ковёр к Танатосу. Девица оказалась довольно скандальной журналисткой одного известного журнала. В обмен на то, что сохранит в тайне наше существование и периодическую публикацию подготовленных Молвой материалов в своём журнале, сделав из них статьи, была зачислена в штат к богу смерти. Отступись, потому что ничего хорошего из этого твоего увлечения не выйдет: она - смертная, ты - ламий. Хочешь так же мучиться, как Аор из-за Мегеры?

     - Выход есть всегда, поэтому, я попытаюсь его отыскать, Геката.

     Госпожа Перекрёстков лишь пожала округлыми плечами, а потом выдохнула:

     - Дело, конечно, твоё, Фаор, но мой тебе совет, не связывайся с этой журналисткой, иначе можешь себе нажить таких неприятностей, что и целой вечности будет мало, чтобы расхлебать кашу, которая неизбежно заварится, - чёрные глаза богини затуманились, как бывало всегда, когда она предвидела ближайшее и далёкое будущее.

     - Ты правильно сказала, Геката, решать буду сам, как и отвечать за последствия своих поступков! - прорычал я и принялся изучать сайт ночного клуба 'Доминикана'.

     Прикинул, не стоит ли там потуситься в надежде встретить сероглазую бестию, которая чем-то цапанула мою душу, точно заноза, засев где-то в области сердца. Юнона всегда была скора на расправу, поэтому мало кто рисковал ссориться с ней.

     Заказать входной билет оказалось совсем не просто: пришлось даже пустить в ход всю свою ламийскую магию, но в результате сегодня вечером я мог испытать свою удачу. Предложение Эребуса, не смотря на всю его привлекательность, вызывало оправданные опасения, особенно в свете того, что предсказала богиня колдовства, но отступать не хотел, не умел и не собирался учиться.

     Маргарита велела мне изучить карту города, открыв соответствующий, как она назвала 'интерактивный сайт' и, пошушукавшись с Нокс, куда-то упорхнула вместе с неугомонной супругой Мрака.

     Лира постоянно вертелась поблизости от меня, поэтому сделал вывод, что Талея велела цветочной феечке приглядывать за мной в оба глаза. Как бы сильно это не раздражало, пришлось смириться. Вечер подкрался незаметно, как голодный ларв со спины к дремлющему под деревом путнику. Сообщив Аору, куда навострил клыки, вызвал такси и назвал заветный адрес. Уж и не знаю, с чего этой ночью вся честная компания во главе с рыжей Мегерой, отсутствовала только Талея, что сразу меня насторожило. Эта ирландская скандалистка вызывала жуткую зубную и головную боль даже у Юпитера, но её особые таланты были слишком ценны для небожителей, чтобы скинуть эту язву с шахматной доски.

     - Радость моя, - в голосе Нокс звенела неприкрытая насмешка, - вот скажи мне, что ты тут забыл? Ещё вчера с пеной у рта доказывал, что ночные клубы не пристали богам, а стоило нам собраться на девичник, и правила сразу поменялись?

     - Не будь занудой! - прошипел Эребус, которого нежданная встреча с супругой тоже привела отнюдь не в восторг. - К тому же тут полно хулиганов, а вы совсем одни.

     - Мрак, - Геката с изумлением посмотрела на мужчину, - покажи мне того камикадзе, который посмеет куролесить в присутствии трёх фурий и нас с богиней Ночи? Какая гарпия тебя укусила?

     - Как муж я должен заботиться о благоденствии и безопасности собственной жены! - черноглазый брюнет гордо раздулся, насмешливо поглядывая на притихшую Иветту, которую сразу же начали одолевать недобрые предчувствия.

     - Ничего с ней не случится, проваливай, Мрак! - Мегера всё ещё злилась на ушлого супруга подруги, поэтому постаралась сбагрить его как можно скорее.

     - Фурина, веди себя прилично, мы, как-никак в общественном месте, а не в 'Смехе Феи'.

     - Скотос, котик, вали отсюда, иначе я на тебя самому Орку такую жалобу накатаю, что мало не покажется, обещаю!

     - Фурина, я только заберу Нокс с собой и уйду.

     - Супруг мой, - проникновенно выдохнула богиня ночи, лукаво переглянувшись с подругами. - У нас тут девичник, так что, извини, ты - лишний. Впрочем, никто не помешает тебе устроить мальчишник с Фаором, он, вроде как, тоже сюда затесался каким-то макаром.

     Я удивился, что рассерженное шипение Мрака вызвало в моей душе такую радость, точно только что самолично накрутил ему хвост. Посмаковав несколько мгновений приятное ощущение, кивнул головой на свободный стул и подозвал официантку.

     Волнующий голос Алёны сразу же привлёк моё внимание: странные металлические нотки в обычно резковатом говоре сразу же подсказали, что у журналистки возникли какие-то непредвиденные осложнения, которые сильно раздражают её.

     - Я уже не первый раз тебе говорю, Гот, отвали! Нам с тобой разговаривать не о чем, заруби это на своём высокомерном носу! Отчаливай, кому говорят, пока ещё можно! - выражение серых глаз обещали нахалу такие муки, что он невольно отпрянул назад, поняв, что довёл наглую девицу до состояния холодной ярости, которое частенько оказывалась фатальным для того, кто его вызвал. - И вообще, Гот, я с другом пришла, уж он-то начистит тебе клюв, чтобы впредь неповадно было вострить лыжи к чужим подругам!

     Мрак и не заметил, когда это мне удалось подобраться к ничего не замечающей в пылу противоборства колоритной парочке, но только раздражённо зашипел, увидев, что упустил великолепную возможность охмурить смертную, которая была в курсе всех скрытых нюансов современного бытия. Последним, что было суждено увидеть глазам детины, больше похожего на фэнтезийного тролля с маленькими злыми карими глазками, это внушительный кулак, врезающийся ему в область солнечного сплетения. Захрипев как раненый вепрь, гора мускулов в дорогом костюме осела на не слишком чистый пол под одобрительные возгласы богинь и их спутниц.

     Алёна задумчиво посмотрела на неожиданного заступника. Обострённое чутьё сразу подсказало, что она имеет дело не с человеком, а с тем, кого в современном мире называют вампирами.

     - Спасибо, конечно, только не вздумай нос драть и набиваться на свидание! Я не знакомлюсь в ночных клубах и тому подобных местах! - было заметно, что девица сильно нервничает, чуя крупные неприятности на весьма аппетитные нижние девяносто.

     Забияка вызвала такси и тут же свалила, покинув поле боя до того, как её главная головная боль пришла в чувство после ламийского нокаута.

     Не желая выходить из роли законопослушного подчинённого, был вынужден отпустить занятную дамочку, которая чем-то поцарапала мою обычно непрошибаемую душу. Потом вернулся за столик к Эребусу и негромко спросил:

     - А тебя какого Тартаруса принесло на мою бедную голову?

     - Уговор - есть уговор, Фаор, - доверительно выдохнул Мрак и положил на стол маленькую коробочку из синего бархата. - Придётся просто ухаживать, как обычный смертный. 'Паутина Гекаты' не даст призвать на помощь магию, а силой добиться своего вряд ли кто рискнёт. Проклятый Аор с любого шкуру спустит за эту ведьму, особенно учитывая, что он неровно дышит к Фурине.

     - Простого возвращения в Тартар мало: рисковать-то своей шкурой буду только я, - недовольно прошипел, допивая коктейль с виски и буравя слишком ненадёжного союзника, с которым не рискнул бы связываться, если бы отыскал другой выход из паскудной ситуации, в которую угодил по милости Миры Аттерос.

     Я открыл украшенную цветочной вышивкой крышку и увидел платиновый кулон с великолепным сапфиром тонкой огранки. Внутри камня чистой воды была выгравирована монограмма, обозначающая имя дарителя. Представив, сколько может стоить такое украшение, изумлённо воззрился на сообщника, сомневаясь в его здравом уме.

     - Сегодня же подкинь Иветте этот подарок, но так, чтобы ни одна душа не заметила этого! Каждый день буду передавать по ценному дару, используя одну маленькую слабость любой смертной женщины: они очень быстро привыкают к хорошему, а когда лишишь их этого, то довольно быстро становятся покладистыми и на всё согласными. Вопрос о вознаграждении оставим пока что открытым. Сейчас не время и не место для подобного разговора.

     - Не вижу проблемы, - задумчиво проронил в ответ. - Только вот Иветта отослала всё, что когда-либо дарил ей Ланской, пока они встречались и были вместе. Хотя, если продать всё это барахло, можно было выручить приличную сумму денег и жить пару лет, не работая. Да она, однозначно, сначала покажет диковину феям или богиням, справедливо опасаясь подвоха. Это вам не Лилия или ей подобная гламурная пустышка, - Эребус с каждой новой выходкой разочаровывал меня всё больше и больше, я уже и не рад был, что связался с ним в надежде вернуться в благословенный для любого ламия Тартар.

     Деваться мне было некуда, поэтому только молча кивнул и спрятал бархатную коробочку в глубокий карман куртки и застегнул молнию, заговорённую от воров. Больше мне тут делать было нечего, поэтому разыскал ближайшее зеркало и вернулся в дом к ведьме, от которой Мрак последние мозги растерял, подумав про себя: 'Если любовь окрыляет, сколько раз такое видел, даже в царстве Орка, то страсть отключает последние мозги, заставляя несчастного снова и снова штурмовать неприступный бастион ради того, чтобы в итоге остаться ни с чем. Нет уж, в эти шашни слишком глубоко лезть не стоит: Танатос за такое точно по голове не погладит. Придётся быть очень осторожным с Иветтой и искать обходные пути к Алёне. Что-то в ней есть такое, что влечёт со страшной силой, но это не голод: выпить её точно бокал с дорогим вином у меня желания даже на мгновение не промелькнуло!' - я окончательно сник, почуяв, что умудрился вляпаться в любовь так же, как мой бедолага-начальник.

     Оставив дорогущую побрякушку на туалетном столике, поспешил покинуть спальню Ветки, столкнувшись с девушкой прямо в дверях.

     - Фаор, тебя искала Маргарита. Она была очень недовольна, что ты ушёл в город без сопровождения, не получив должной подготовки. Неужели не понимаешь, что если бы набедокурил, отвечать пришлось бы нам всем?

     - Ничего страшного не произошло: фурии, Геката и Нокс не дали бы мне наделать глупостей. Зато я смог защитить Алёну от какого-то идиота, который напрочь лишён мозга, как мне показалось. Какой-то Гот, похожий на тролля из фильма, который ты мне показывала, обучая пользоваться компьютером.

     - Этот козёл уже полгода не даёт ей прохода, - пожаловалась ведьмочка. - Сначала пробовал ко мне подкатывать, но с Аором шутки плохи, сам знаешь. Поэтому он довольно быстро отступился. Жаль, что у помощницы Танатоса нет такой охраны, надо бы ей подсказать, пусть подберёт кого-то, кто всегда прикроет спину этой бедовой девице.

     В моей голове словно что-то звякнуло: впереди забрезжил выход. Вежливо попрощавшись с Иветтой, отправился прямо в кабинет Инспектора Морса, думая по дороге: 'Спуститься в Тартар ещё успею, а вот найти подход к такой интересной дамочке, как Алёна, без магии и силы будет интересно. Многие из нас начинают творить глупости обычно лишь с того момента, как не жизнь превращается в тоскливую череду пролетающих мимо дней, похожих точно две капли воды.'

     Вот чего никак не ожидал, так это того, что против моей кандидатуры выскажется не только Тизифона, но и Танатос.

     - Фаор, тебя прикрепили к фуриям и Ветке, вот там и останешься под началом другого ламия. Мне не нужны неприятности, их и от простых смертных каждый день столько, что только успевай выговоры от высокого начальства ловить и исправлять последствия их глупых выходок. Я категорически против. Ничего с этой ушлой девицей не случится, она под особым покровительством Парок, так что без тебя как-нибудь обойдутся! - чёрные глаза пронзили меня насквозь, и я с ужасом понял, что бог смерти увидел всю подноготную моего предложения, но не осудил и не запретил, а только словно мимоходом проронил. Будь поосторожнее с Эребусом, иначе Талея порвёт тебя как Тузик приснопамятную грелку... Если ламиев, она просто недолюбливает, то за интриги на стороне Мрака устроит такой разнос вам обоим, что возвращать в Тартар будет некого.

     Пожав плечами, я вернулся в загородный дом к даже не знаю уж чем так приглянувшейся мужу Нокс ведьме, снова наступив на многострадальные грабли да так, что из глаз цветные искры посыпались: 'А чтоб эту девчонку Тартарус за своим садом ухаживать припахал! Взяла моду! И покусать нельзя: кровь фей и эльфов смертельный яд для любого ламия! Угораздило ж из всех смертных выбрать именно ту, которая находится под покровительством у богинь судьбы!' - тоскливо пронеслось в голове и истаяло без следа.

     Настроение моё стремительно падало ниже плинтуса, особенно, когда увидел идущее мне навстречу светло-рыжее недоразумение, чьи локоны вели себя точно мифические змеи. Пушистая прядь утешающе погладила меня по щеке, а тем временем цветочная феечка усиленно делала вид, что грабли сами сменили обычное местоположение и она тут ну совершенно не причём.

     - Лира, - с досадой в голосе выдохнул я, потирая очередную монументальную шишку на лбу, - ничего не имею против такой защиты против Эребуса, но мы-то с тобой в одной команде, надеюсь?

     - Конечно в одной, иначе бы просто шишкой не отделался: на бога Мрака теперь осы и пчёлы набрасываются, норовя ужалить побольнее, корни бугрятся, чтобы он землю-матушку лишний раз поцеловал, травы и кусты одежду портят, колючками топорщатся те, у кого есть такое оружие, одежду и обувь портят. Так что то, что происходит с тобой это всего лишь обыкновенное кокетство, ничего больше! - её зелёные глазищи лукаво стрельнули в мою сторону, не вызвав ничего, кроме раздражения и яростного протеста в душе.

     - Теперь я понимаю, почему Талея не выпускает тебя в город, - с тяжёлым вздохом посетовал, с ужасом понимая, что кошмарик местного разлива пытается привлечь моё внимание, как мужчины. - Ты там таких дров наломаешь, что потом никакие заслуги не помогут от ссылки на самые нижние уровни Тартара всех, кто допустил такое безобразие среди остающихся в счастливом неведении смертных.

     - Да не очень-то и надо! - доверительно выдохнула Лира, подкрадываясь ко мне так, чтобы ничего не заметил. - Мне Алёна игру показала, в которую играет, вроде там какой-то модуль встроен, достижения учитывает, а в конце месяца будет городской чемпионат с обалденными призами. Мы все приглашены поболеть за неё, даже ты и Аор! - и малолетняя зараза снова принялась старательно хлопать рыжими ресничками, видимо считая себя прожжённой искусительницей, но все её неумелые потуги не вызывали у меня гнева, а только откровенное недоумение.

     Девчонка, впрочем, не обратила на моё снисходительное отношение абсолютно никакого внимания, а сцапала за руку и куда-то целеустремлённо меня поволокла. Почувствовав незримое присутствие Эребуса, счёл за благо, что Лира решила таким бесцеремонным способом завладеть моим вниманием. Главное, чтобы глупый от страсти Мрак не спалил нас обоих, иначе последствия для меня могут стать роковыми. Серебряные рудники Плутона покажутся райским курортом в Элизиуме.

     Увидеть не привычный ноутбук, а его страшноватого собрата 'в стиле стим-панк' из разряда 'игровой монстр' для меня стало настоящим шоком. Настольный компьютер был декорирован шестерёнками и странной отделкой на корпусе, постоянно подмигивал мне лампочками, сиявшими серебристо-голубым светом, но когда к ним прикоснулся, то, как полагал, не обжёг пальцы.

     - Ты чего? Никогда светодиодов не видал? Они почти не нагреваются, но придают подарку Мегере от Беллоны за избавление от поганки Аллы-ад-Дины эль Таар волшебный вид. Ещё владелец этого чудо-юда получает пожизненное право играть в любые игры бесплатно.

     Я осторожно опустился в кресло, которое, как выяснилось, было специально разработано для участия в многочасовых геймерских состязаниях, которые мало того, что были командными, но и требовали от каждого участника не только знания игрового мира и возможностей персонажа, но и выносливости, сообразительности и хладнокровия.

     Пальчики цветочной феечки невесомыми мотыльками запорхали по прозрачной клавиатуре с подсветкой, от которой не уставали глаза, и перед моими глазами вспыхнула заставка с рыжей девицей с каким-то странного вида мечом и надписью: 'Баффи в мегаполисе'.

     - С чего ты решила, что мне понравится? - обиженно засопел я.

     - Алёна говорит, что это своего рода тренажёр, который поможет тебе быстрее адаптироваться в этом дурдоме. Баффи и её соратники уничтожают вампиров, вервольфов и прочую нечисть. За кого ты будешь играть, и как будет персонаж выглядеть, сам выберешь.

     - А за кого она играет?

     - За людей.

     - Тогда помоги мне создать смертного мужчину и покажи, что тут к чему.

     Я лишь тяжело вздохнул, когда головная боль многих, в том числе и полковника Морса, совершенно спокойно плюхнулась ко мне на колени, щёлкнула закладку с надписью 'класс смертные' и проговорила:

     - Сейчас сначала будет маленький ролик. Уж не знаю, что творилось в голове у того, кто его придумал, но не вздумай обижаться. Покажут его всего один раз.

     - Хорошо, спасибо, что предупредила, - стряхнул молоденькую совсем ещё нахалку и предоставил стул в её полное распоряжение.

     Наградой мне стал заледеневший от обиды взгляд зелёных глаз. Это ещё хорошо, что предупредила, что видео нетривиальное, иначе испытал бы такой шок, что бы очень долго приходил в себя.

     Как мне вообще было реагировать на следующий беспредел? Новому игроку был показан древний склеп, стены которого украшала пыль веков и махровая паутина. За дубовой бочкой резались в покер три вампира. До рассвета оставалось совсем немного времени. Тут дверь с тартарским грохотом распахнулась, пропуская внутрь четвёртого жильца этой уютной квартирки для кровососов. Он аж позеленел, но я так сразу и не понял, в чём состоит его проблема: наверно, застыл в неудачной позе с наступлением дня, вот и мучается теперь. Далеко не все ламии могут без вреда для себя переносить солнечный свет, а только представители нескольких древних родов.

     Бедолага издал горестный вопль и начал биться головой об каменные стены, вызывав искреннее недоумение у своих же товарищей по склепу.

     - Ты чего, Рапс? Какая гарпия тебя прихватила за зад? - главному кровососу в гнезде явно не понравился откровенный неадекват подчинённого.

     - Я сегодня знатно повеселился в ночном клубе 'Шёпот Греха' и даже покусал красивую девицу, к которой набился в провожатые! - голос бедолаги сорвался от ужаса, через миг превратившись в испуганный скулёж, точно рассерженный понесёнными убытками хозяин пнул нерадивого сторожевого пса под хвост.

     - Так это же прекрасно, поздравляю! Ты её обратил или совсем сожрал?

     Сделав несколько конвульсивных вдохов, бедолага взвыл:

     - Какое, к Тартарусу, прекрасно! Это полная катастрофа, я даже не уверен, что выживу! - бесформенным кулём осев на пол, он проскулил срывающимся от ужаса голосом. - В её алкоголе крови не обнаружено!

     Потом изображение медленно погасло, оставляя всех в неведении о дальнейшей судьбе прохвоста, после чего на экране монитора появилось окошко и варианты выбора элементов внешности.

     - Присядь рядом, Фаор. Поверь, я не кусаюсь и никогда и ничего дурного тебе не сделаю! - и она мечтательно вздохнула, далеко-далеко уносясь на крыльях мечты, куда мне хода не было, да и быть не могло.

     Закатив глаза к потолку, предпочёл тактично промолчать, не озвучивая, куда мне сейчас так хотелось послать маленькую поганку. Впрочем, когда состряпали моего Фарта, меня неожиданно поддержала черноволосая девица в джинсах и топом с надписью: 'А идите вы все на хутор, покемонов с ложечки кормить!'. Фигура красотки живо напомнила мне Алёнину, как и выражение наглых зелёных глазищ. Даже их улыбки были очень похожи и не сулили любому засранцу вне зависимости от пола и возраста ничего хорошего.

     Пока вникал в тонкости игрового процесса, прошла пара часов. Когда сделал перерыв, чтобы немного размяться, то чуть не зашипел от досады: Лира свернулась калачиком на подлокотнике кресла и, уткнувшись носом в моё плечо, что-то довольно мурлыкала себе под нос. Мечтательное выражение её глаз и вовсе привело меня в состояние тихой паники. Никогда бы не подумал, что так обрадуюсь приходу Талеи. Ирландская фея сердито погрозила безобразнице пальцем и куда-то уволокла.

     Вздохнув от облегчения, запустил простенькое заклятие, чтобы узнать имя игрового персонажа Алёны. Ник Ваутитса вызвал лёгкое недоумение, но лишь открыл закладку и стал искать цепочки квестов, которые давали максимум опыта. За этим увлекательным делом ночь пробежала совершенно незаметно. Что поделать: ламии из моего рода не боятся солнца, могут долго жить без порции свежей крови, не нуждаются во сне. Последнее применялось исключительно для маскировки, чтобы не выделяться среди смертных.

     Игра оказалась с сильной социальной составляющей. К сожалению, много понять до конца так и не смог, как не напрягал свои многострадальные мозги. Всё-таки слишком уж отличалась жизнь в мегаполисе от того, к чему привык на Тартарийской равнине. Впрочем, сразу почувствовал, что если не удастся вернуться домой, смогу пристроиться и тут. Жаль только, что Танатос наотрез отказался направить меня в качестве личной охраны бедовой журналистки. Видимо, не поверил, что смогу сладить с инстинктом прирождённого убийцы, и отправлю в мир теней свою подопечную. Настроение у меня было не фонтан, но сделать ничего сейчас всё равно было ничего нельзя.

     Мои мысли невольно переместились на предложение Эребуса. Слава Юпитеру, ничего конкретного ему не пообещал. Разовая услуга Мраку ещё ни к чему не обязывала, но очень скоро он придёт за окончательным ответом и потребует клятвы, которая заставит выполнять любое поручение, касающееся Иветты, в полной мере. Чем больше обдумывал 'непыльную работёнку', тем меньше мне всё это нравилось. Честно говоря, в немедленном возвращении под руку мрачного Орка необходимость отпала: слишком уж сильно цапанула мою душу зеленоглазая журналистка.

     Если бы я более серьёзно отнёсся к кокетству цветочной феечки, то впоследствии смог бы избежать многих проблем, которые в итоге свалились мне на голову как снежный ком.

     Началось всё с того, что на рассвете Мегера отправила меня проверить, не нарушена ли по периметру владений Иветты магическая защитная стена. Двигаясь вдоль забора, старательно рассматривал узор из серебристых нитей: так перед моим зрением представали магические плетения богинь мести. В одном месте рассмотрел странную прореху в виде монограммы Мрака, но сразу понял, что он всего лишь желает узнать, согласен ли я и дальше помогать ему. В голове прозвучал вкрадчивый голос, только вот слишком долгое знакомство с его обладателем позволило мне устоять перед чарами, которые многих отдали под власть своего коварного хозяина.

     'Фаор, поклянись, что выполнишь всё, что попрошу в отношении, тогда, уже в конце этого земного года ты окажешься в благословенном Тартаре, куда так стремится твоя душа'.

     'Нет, обстоятельства изменились. Пожалуй, останусь в мире современных людей. Грех упускать такие возможности и новые впечатления, которые не предоставит ни один уровень Царства Орка!'

     'Подумай, как следует, кретин! Второго предложения уже не последует!'

     'Это окончательное и бесповоротное решение. Нам с тобой больше не о чем говорить!' - процедил сквозь плотно сомкнутые клыки и старательно восстановил первоначальную сеть.

     Убедившись, что никаких других прорех в щите нет, решил вернуться в дом, чтобы снова погрузиться в сумасшедший пиксельный мир, рождённый странной фантазией Марса и Беллоны и их подчинённых. Простых смертных среди них можно было буквально пересчитать по пальцам двух рук, и все они были в курсе, что жизнь полна таких сюрпризов, осознать которые может далеко не каждый человек.

     Когда проходил мимо беседки, увитой плетистыми розами и диким виноградом, на секунду почувствовал лёгкий порыв дикой магии, творить которую могут только нимфы, стихии и феи. Чары были совершенно незнакомые, но они притянули меня к стволу дерева точно магнит железяку, а плети винограда как змеи крепко примотали к стволу.

     Из кустов цветущего жасмина высунулась Лира, воровато оглянулась, явно прощупывая с помощью своих способностей, а не подсматривает ли кто за ними и юркнула обратно в листву.

     Я словно наяву почувствовал, как лязгнул замок клетки из тартарийского серебра, сразу почувствовав, что подо мной уже земля горит, а выбраться из передряги самостоятельно не смогу. Заставив себя успокоиться, строго спросил:

     - Ты чего? Совсем с ума сошла, что ли? Мне надо доложить Мегере о результатах обхода! Развяжи немедленно, маленькая поганка, иначе будешь иметь дело с фуриями! - мой взгляд заледенел, наглая девчонка со светло-рыжими волосами, ведущими себя точно живые змейки, начинала откровенно нервировать меня.

     - Не переживай из-за ерунды, Фаорчик! - она весело рассмеялась, а потом послышался шелест пергаментных страниц.

     Моя душа чуть не ухнула в пятки, когда я понял, что цветочная феечка стащила у нашей ведьмы дарёный магический фолиант, с содержанием которого ознакомиться не рискнул, чтобы не быть заподозренным в том, что хочу причинить вред обитателем этого мрачноватого дома.

     Оставалось только одно: попытаться дозваться кого-то из старших или перегрызть живые верёвки до того, как неугомонное чудовище претворит свой колдовской узор в жизнь, навечно привязывая меня к себе без возможности вырваться на волю, пока она жива. Услышав первые слова, которые выговаривала с каким-то очень чувственным придыханием рыжая интриганка, сник окончательно. Об 'Путах Медеи' ходили такие страшные слухи, что совсем бы не хотелось стать объектом для их наложения.

     Тут раздалось лёгкое шуршание листвы, и на поляну разъярённой фурией вылетела Талея. Неразборчиво бормоча себе под нос, ирландская забияка юркнула в кусты и через миг появилась, таща за ухо сильно провинившуюся ученицу, сердито цедя сквозь плотно сжатые зубы:

     - Девочка моя, брать без спроса чужие книги никому не позволено! Особенно красть ценный артефакт у ведьмы. Ветка не только является жрицей богинь мести, но и любимой ученицей Гекаты, да и Нокс благоволит этой девушке. В отличие от тебя у Иветты хватает ума не лезть в те разделы, которые она ещё не изучала, особенно в связанные с приворотной магией.

     Проходя мимо меня, она что-то гневно прошипела, и я почувствовал, как мешком оседаю на согретую июльским солнышком травку. Такого облегчения не испытал даже тогда, когда понял, что Мира Аттерос не сошлёт меня на серебряные рудники Плутона за нападение на ведьму с подорожной, подписанной самими Орком и Танатосом.

     Решив, что приключений на мои клыки уже вполне достаточно, поэтому поспешил под защиту более сильных чар, чем во дворе: даже безголовая Лира не решится сильно безобразничать там, боясь кары от Гекаты и Нокс.

     Увидев, что игровое чудо-юдо было занято цветочной феечкой под присмотром ирландской задиры, которая была в таком бешенстве от глупой выходки своей подопечной, что решила занять её делом, чтобы на подобные выходки не оставалось ни времени, ни сил.

     Решив заняться чем-нибудь полезным, отправился на розыски Аора в надежде, что рядом с ним не подпаду под раздачу слоников от рыжей проныры.

     Старший ламий уже был в курсе моих затруднений, поэтому предложил вместе прошвырнуться в 'Смех Феи', так как при Гекате и Нокс Эребус вряд ли будет сильно безобразничать, опасаясь слишком больно получить по наглому носу.

     - И как мне теперь быть, Аор. Надеюсь, ты не подозреваешь, что я вострил лыжи к девчонке?

     - Конечно, нет, коль в поле твоего зрения сейчас лишь Алёна. Так что мы с тобой братья по несчастью: наши сердечные привязанности слишком дорого нам обоим обходятся.

     Венера - роскошная блондинка с томными бирюзовыми глазами и золотистыми светлыми кудрями сначала заинтересовалась совершенно новым мужчиной, которого дурным ветром надуло в бар, а потом, поняв, что это даже не смертный, а всего лишь ламий из кровососов Танатоса, презрительно наморщила чуть вздёрнутый носик и снова принялась кокетничать с Эребусом, правда, безуспешно.

     Настроение у Мрака было настолько отвратное, что они излучал такую недоброжелательность к окружающему миру, что больше никто к нему подойти и не рискнул. Впрочем, дамочка только хлопала пушистыми ресницами и многообещающе улыбалась, не проронив ни слова.

     Заказав по чашке кофе, мы принялись тихонько обсуждать, как бы им провести несколько свободных часов, коль скоро их подопечная находится под бдительным присмотром богини колдовства, Нокс и Мегеры.

     - Знаешь, Фаор, лучше всего, если мы побродим по городу вдвоём, чтобы ты потренировался сдерживать свои инстинкты. В конце концов, я вполне смогу спеленать тебя магией, если ты сорвёшься. У тебя всего год, чтобы привыкнуть к современному миру людей. Если не справишься, тебя отправят навечно на серебряные рудники Плутона. Таково повеление Стражницы Миры Аттерос. Даже боюсь предположить, чем ты так допёк одну из самых терпеливых хранительниц границ Тартара.

     - Значит, нам нужно походить по тем частям города, где смертных как можно больше. Ночные клубы пока что закрыты, но я читал про геймерские клубы. Там и людей полно и эмоций.

     - Это ты хорошо придумал. Неужели и тебя Лира с Алёной в свой чудной эксперимент втянули с игрой 'Баффи - истребительница вампиров'?

     - Я ещё и комиксы почитал и сериал посмотрел, правда, мне не понравилось. Не убедительно, а игра - очень даже ничего, вот ещё с несколькими геймерами познакомился, правда, пока общаемся только во время непосредственной охоты за упырями.

     - Фаор, твой начальник правду говорит! - увидеть в 'Смехе Феи' Алёну стало для меня почти что шоком. - Боевая Букашка восхищён твоей реакцией и предлагает поработать в свободное время бета-тестером для нового обновления в игру. Он смертный, но, как и я, в курсе реального положения дел. Узнав про мою и Лирину придумку, Марс и Беллона долго смеялись и предложили и тебя приставить к делу, когда ты не занят обеспечением безопасности Иветты.

     Увидев, как перекосилось моё лицо при упоминании неунывающей цветочной феи, журналистка насела на высокое клыкастое начальство и выбила из него правду:

     - Она хоть понимает, что без всесторонней подготовки играть в такие игры опасно не только для неё лично, но и для всех в радиусе нескольких тысяч километров? - во взгляде девушки был неподдельный ужас, причём мы с Аором полностью разделяли трезвую оценку сложившейся ситуации.

     - Нет, она ведёт себя как Талея, когда теряет голову от любви, что не может не пугать. Либо Лиру надо куда-то услать, пока она не поостынет, либо Фаора. Иначе эта поганка таких дров наломает, что и за пару сотен лет не разгребём даже совместными усилиями, - задумчиво проронил мой непосредственный начальник.

     - Так никто не помешает перевести его под крылышко бога войны и его супруги, - деловито резюмировала Алёна. - Мне намекнули, что если возникнут проблемы личного характера из-за фей, они готовы предоставить ему не только работу, но и служебное жильё в коттеджном посёлке, где проживают разработчики и бета-тестеры игровых проектов.

     Я подумал, что воспользуюсь этим предложением только в самом крайнем случае, так как у меня практически не останется свободного времени на мои сердечные планы в отношении сероглазой заразы. Правда пока слабо представлял, как сделать так, чтобы сильная симпатия, которая заменяла ламиям любовь, не свела сероглазую бестию раньше времени в мрачное царство Орка.

     Чем дольше я обдумывал сложившуюся ситуацию, тем больше понимал, что своими силами из переплёта выкрутиться не смогу. Каждый из моих знакомых, кто хоть один раз сталкивался с обиженной или влюблённой в него феей, в один голос говорили, что худшей напасти не существует. Впрочем, перебираться в штат корпорации 'Три Парки' меня тоже почему-то не тянуло. Видимо потому, что мне нравилось больше общаться с разномастными обитателями дома ведьмы Иветты, чем отправляться в компанию к тем, кто жил одними компьютерными разработками или тонкостями игрового процесса. В один миг понял, что останусь тут столько, сколько Юпитер и Юнона позволят. Самое интересное, что в Тартар уже совершенно не тянуло.

     Тут к нам подошёл голубоглазый блондин, которого Аор поприветствовал крепким шлепком по плечу:

     - Привет, Макс, какими судьбами? - за спиной у мужчины болталась гитара в солидном чехле, явно дорогая.

     - Талея велела передать, что ждёт всех, включая Алёну, в доме у Ветки. Похоже, что Эребус снова пытается добраться до вредной ведьмы, так что, возможно, у ирландской забияки возникли кое-какие идеи на этот счёт. Лиру пока что отправила в Тартар к сестре, придворной даме самого Орка. Так что, уверен за пару недель цветочная феечка найдёт себе более подходящий объект для сердечных мечтаний. На книгу Геката поставила дополнительную защиту. Теперь лишь сама хозяйка фолианта, Геката, Нокс и фурии смогут читать текст с его страниц. Ума не приложу, почему они не додумались до такого раньше?

     - Как говорится: умная мысля приходит опосля! - важно проронил я любимое присловье Боевой Букашки, поднимаясь.

     Добирались до загородного дома Иветты обычным для современных людей способом: на стареньком джипе Макса, который мог дать фору многим более новым машинам благодаря тому, что хозяин постоянно его модернизировал и следил за состоянием всех деталей и узлов.

     Ирландская фея была мрачна как грозовая туча и на многочисленные вопросы отвечать отказалась, приструнив Алёну её же любимым: 'Без комментариев!'.

     Не менее встревоженная Геката пробормотала:

     - Я не понимаю, что задумала эта маленькая поганка! Есть заклинание, которое позволяет отслеживать страницы, которые были просмотрены за день. Что изучала Иветта, мне и так известно, а всё остальное относится к сильной приворотной магии. Этот раздел изучается как прикладной, Юпитер и Юнона строго-настрого запретили применять плетения из него на практике. Лира скопировала рекомендации, как создать самые долговременные и сильные чары.

     - И что мне теперь делать? - в моём голосе проскальзывали явные нотки обречённости, так как начал понимать, что без потерь лично для меня нежная привязанность рыженькой феегоргоны никак уже не обойдётся.

     - Есть амулеты и специальные ритуалы, которые сделают тебя невосприимчивым к подобной напасти! - Мегера обменялась не на шутку встревоженным взглядом с подругой и отрывисто велела. - Аор, мне надо будет по делам службы отправиться на пару недель в Тартар. Присматривай за Иветтой: ларвы, живущие на кладбище неподалёку от дома Эребуса и Нокс, слышали, как он договаривался о чём-то с одним из них. Пару раз было отчётливо слышно имя нашей ведьмочки. Этот хлыщ просто так от девушки никогда не отвяжется. Нам придётся придумать, как надавать ему по рукам до того, как тот попытается пустить их в ход.

     - Ты думаешь, что в обмен на взаимность Фаора, Мрак может заставить Лиру сделать что-то, что подпустит его к Ветке достаточно близко, чтобы добиться своего даже силой?

     - Быстро соображаешь, за это я тебя и люблю! - промурлыкала рыжая фурия, но ламий сразу понял, что имеется в виду лишь то, что его оценили, как великолепного сотрудника.

     Аор сделал вид, что совершенно не царапнули слова Мег, лишь согласно кивнул головой и бросил мне через плечо:

     - Пошли, Фаор. Надо до наступления темноты проверить, все ли магические плетения сохранили свою целостность и не ослабли. Мрак использует любую лазейку, даже самую незначительную,чтобы прорваться сюда.

     Ламии моего рода отличались особым чутьём на неприятности, даже если они касались не кого-то из нас. Пробудив свой дар, я прикрыл глаза и принялся разбираться, что он хочет мне рассказать. Череда призрачных видений чередой пронеслась перед моим мысленным взором, заставив похолодеть от осознания того, что на этот раз неприятности строптивой ведьме грозят не от мужа Нокс, а от другого смертного.

     - Где сейчас Иветта? - беспокойство в моём голосе заставило всех подобраться и вопросительно посмотреть на меня.

     - Алекто уволокла её на выставку ювелирного искусства в павильоне 'Серебряная Лилия'. Да вот рекламный буклет, посмотри сам, - богиня колдовства протянула мне небольшую яркую брошюрку.

     - Среди учредителей Всеволод Ланской. От него веет опасностью, хотя я и не знаю почему?

     Мегера, никому ничего не объясняя, набрала номер Тизифоны и быстро обрисовала ситуацию максимально подробно. Потом отключилась и, обведя нас сумрачным взглядом, велела:

     - Поехали, надеюсь, что мы успеем до того, как Сева снова начнёт гнуть свою линию в отношении Иветты. Тизифона уже едет туда, как выяснилось, приглашение на открытие выставки Алекто прислал сам граф Ланской, отец нашего ухаря. Только вот я совсем не уверена, что это не его сын снова пытается настоять на своём.

     Алекто, увидев на открытии выставки ювелирного искусства Лиссу, зацепилась с той языком, а Иветта неспешно пошла вдоль стеллажей, рассматривая рукотворную красоту, мерцавшую в свете светодиодов точно легендарные сокровища дракона. Младшая фурия догонять её не спешила, зато ведьмино чутьё зазвенело тревожным звоночком, предрекая очередной ливень неприятностей из её персонального рога изобилия исключительно с пакостями и подставами высшего качества.

     Ожерелье, точно сплетённое из живого дикого винограда, заставило ведьмочку затаить дыхание от восхищения и надолго застрять около стенда. Ничего подобного ей ещё видеть не приходилось. Неведомый мастер с таким мастерством вырезал из малахита каждый листочек, что он казался живым. Даже капельки росы поблёскивали.

     - Веточка, одно твоё слово и явка с повинной, и ожерелье будет твоим! Там в комплекте еще золотые заколки и гребень для волос, браслеты, перстень и очень симпатичные серьги, - Всеволод никак не мог вбить в свою дурную башку, что дорогущие подарки - ещё не панацея от невезения в любви.

     Настроение у девушки сразу же испортилось окончательно, как только она увидела, что голубоглазый ухарь раздевает её глазами, не отходя от кассы.

     - Сева, сколько тебе раз говорить, что мне от тебя больше ничего не надо? Сгинь в болото и не квакай! Если Артурчик снова застукает, что ты пытался подкатывать ко мне - одним вшивеньким бланшем не отделаешься, обещаю, что именно так в итоге и будет!

     - Ветка, прекращай ломаться! Без приглашения сюда и мышь не проскочит! Так что мы разрешим наши трения без наглых брутальных брюнетов, жаждущих отнять у меня мою любимую девушку.

     - Всеволод, у тебя Лили есть, вот и топай к ней, единственной, по холодку! - девушка начала осторожно пятиться спиной вперёд, только сейчас понимая, какую медвежью услугу оказала ей младшая фурия, пригласив на мероприятие, одним из учредителей которого, на её беду, оказался бывший приятель.

     - Лилька - всего лишь ключ от сейфа, где деньги лежат, не более того! Когда ты уже поймёшь эту простую истину, Иветточка!

     - Боюсь, что у неё иной взгляд на эту проблему, - прошипела ведьма, продолжая целеустремлённо пятиться, она прекрасно понимала, что скандал Ланскому сейчас нужен как козе бубен, поэтому осторожно отступала туда, где оставила Алекто с какой-то незнакомой брюнеткой.

     Я, увидев что поспел вовремя, крепко ухватил мужа Лильки за воротник и пару раз встряхнул точно нашкодившего котёнка, прошипев:

     - Правильно меня Артур попросил присмотреть за его королевной. Как чуял, что обязательно какой-нибудь помоечный отброс пасть раззявит! Кстати, даже сказал, кто твоя любимая жёнушка, и что, в случае пеленгации рядом с его обожаемой Веткой, отправить посылку именно этому адресату.

     Как Всеволод не пытался вырваться и накостылять наглецу по шее, но даже ни разу не попал по мне. Я издевательски щерил белоснежные зубы и издевался вслух:

     - На такой ширпотреб из подвала только такая потасканная краля, как твоя Лилька и клюнет. Нормальную сама судьба убережёт от сомнительного подарочка в твоём лице. Иветт, не понимаю и что вы находите в подобного рода слабаках? Убери деньги и вероятность получения титула от папаши, и смотреть-то не на что! Даже внешность и та средненькая. Пошли, а не то Алекто, как языком с Лиссой зацепятся, так ничем от переливания из пустого в порожнее не оттащишь!

     Иветта наотрез отказалась, вернувшись к дальнейшему ознакомлению с выставкой, лишь попросила меня:

     - Если кто-то из наших будет меня искать, скажешь, в какой части павильона я окопалась. Коль скоро выбралась на открытие, так грех все экспонаты не осмотреть. Она же временная.

     - Как знаешь ведьма, - спокойно проронил я и потащил нарушителя нашего спокойствия для передачи в надёжные руки супруги.

     Избавившись от угрожающего мне всеми карами балласта и непрошеного внимания Лилии Ланской, поспешил вернуться к Иветте на тот случай, если ещё кому-то придёт в голову сунуть нос туда, куда не просят.

     Мои предчувствия меня не обманули. Эребус ловил каждый удобный момент, когда чары богинь не мешали ему подобраться к строптивой ведьме поближе. Правда, на этот раз он столкнулся с тем, что я играл на противоположной стороне поля.

     Ухватив Эребуса под локоток, нарочно увёл его туда, где ожидали, пока Ветка нагуляется по экспозиции, Нокс и Геката. Небожительницы лукаво переглянулись, злорадный блеск двух пар глаз, Мраку абсолютно не понравился. Он попытался ускользнуть, пустив в ход древнюю магию, да ничего у него не вышло. Амулет, который дала мне богиня колдовства, действовал безотказно, как швейцарские часы.

     - Котик Эрик, - сладко пропела богиня ночи, куда это ты намылился, когда тут две такие роскошные дамы скучают в полном одиночестве. Причём, одна - твоя собственная жена, а вторая - её лучшая подруга.

     Нокс обиделась всерьёз и надолго, поэтому решила проучить непутёвого Мрака так, чтобы приструнить его так же, как Геката укротила Меркурия. Поэтому они вместе с Эребусом оказались в 'Смехе Феи', где у барной стойки, закинув одну длинную ножку на другую сидела рыжая Мегера, потягивая мартини со льдом в ожидании проштрафившегося муженька давней подруги.

     Брюнет почуял, что дело пахнет керосином, и рванулся в тщетной попытке вырваться из цепких лапок своих мучительниц, но у его снова не вышло улизнуть от заслуженной расплаты.

     - Богиня мести имеет право на одно желание, - промурлыкал Либер, чьи оливковые глаза горели нескрываемым триумфом: он уже очень давно хотел отомстить своему главному недругу за все мнимые и реальные обиды, особенно в том, что касалось хорошеньких смертных и роскошных ламий, не говоря уже о прекрасных небожительницах. - В знак примирения она уступила мне это право.

     - Фурина, это уже полный беспредел, не находишь?

     - Скотос, котик, делая гадости, всегда будь готов на адекватную ответку! - во взгляде фурии был такой триумф, что лицо у проштрафившегося бедолаги перекосило от ярости.

     - Геката, помнишь, как ты проучила своего муженька пару столетий, когда он вот также принялся направо и налево хвостом крутить, игнорируя твои поначалу вежливые просьбы?

     - О да! - богиня мрака лукаво сверкнула агатовыми глазами, а у Эребуса внезапно заныли зубы, так как он тоже не отличался плохой памятью.

     - Нокс, Мегера - это ж уже не в какие ворота не лезет!

     - О да, котик, мера, не спорю, жестокая, но если ты не внемлешь моей слёзной просьбе и после этого, то мы придумаем что-то пожёстче.

     Загадочно улыбнувшись, супруга Эребуса заказала себе коктейль покрепче и приготовилась к редкостному зрелищу. Геката выудила прямо из воздуха полотняный мешочек с порошком, в котором бог мрака с ужасом узнал Пыль Тартара, на основе которой делались самые жуткие из заклинаний Аида.

     - Нокс, обещаю, что ты пожалеешь! - взвыл брюнет и, не отводя ненавидящего взгляда с богини колдовства, принялся осторожно пятиться назад: поспешное бегство сделало бы его посмешищем в баре его заклятого врага на пару-тройку столетий.

     Его лицо стало бледным, как у ламия, а рот беззвучно открывался и закрывался, словно ему не хватало воздуха. Таким Эребуса я ещё ни разу в жизни не видел. Нет более восхитительного зрелища, чем видеть, как тот, кто много раз подводил тебя, получает заслуженную трёпку, хотя и столь изощрённым способом.

     Красивое лицо Гекаты приобрело неприятное хищное выражение, а потом с её губ стали падать слова, тяжёлые точно камень, который хитрец Сизиф в наказание так никогда и не сможет докатить до вершины. Потом женщина сдула горсть пыли в лицо Мрака и сладким голосом проворковала:

     - До рассвета, Эребус, ты будешь работать официанткой в 'Смехе Феи'. Если хоть один клиент пожалуется, что ты не была достаточно расторопна, то мы продлим наказание. Днём будешь принимать свой привычный облик, только вот, уверяю тебя, сил на блуд у тебя не останется. Моему мужу хватило одной выволочки, чтобы понять, что меня сердить не рекомендуется. Надеюсь, что в погоне за очередной юбкой всё же не растерял последние мозги.

     Когда странное чёрное свечение, окутавшее фигуру Мрака, рассеялось, рядом с богиней Ночи стояла не слишком красивая, но вполне фигуристая девица в короткой тунике, в каких тут обычно щеголяют обольстительные ламии.

     Покосившись на богиню ночи в коротеньком чёрном платье и в ажурных чулочках, Либер неодобрительно проворчал:

     - Этак ты не получишь хороших чаевых, как там тебя окрестила Лили Ланская, дай Юпитер памяти?! - и он сделал вид, что никак не может вспомнить имя, от которого бедолагу Мрака сразу же начинало наизнанку выворачивать от злости.

     - Котик Эрик, - сладким голосом подсказала богиня ночи, озорно сверкнув бездонными синими глазищами.

     - Спасибо, Нокс. Пожалуй, для малышки Эрики на сегодня мы введём специальную униформу, которая гарантированно обеспечит ей полный аншлаг и достойные её божественной красоты чаевые. Я даже золотой поднос подогнал, настоящая антикварная вещь, раритет, а не какая-то дешёвая подделка. Металл высшей пробы! - Либер что-то прошептал, и Эребус с ужасом увидел себя в полном подобии наряда собственной супруги, которая одобрительно посмотрела на новую официантку 'Смеха Феи' и принятым у смертных жестом показала, насколько она теперь роскошно выглядит.

     Вот чего заключённый в роскошном девичьем теле небожитель никак не ожидал, так это того, что хозяин бара не только вручит ему тяжеленный поднос, уставленный коктейлями и разными закусками, но и с большим намёком во взгляде ущипнёт за нижние девяносто. После этого бог плодородия шепнул так тихо, что больше никто услышать не сумел бы, даже если бы очень захотел:

     - Добро пожаловать в твой персональный Тартар, приятель! Ведь ты совсем не скоро научишься делать ту работу, с которой легко справится даже самая глупая и необученная ламия. Добро пожаловать на изнанку барного веселья! - и он, запустив руку под подол, оттянул тугую ажурную резинку чулок и тут же отпустил, последовавший вслед увесистый шлепок задал новенькой 'девице' верное направление, где заказ давно уже ждали.

     Нокс, Геката и Мегера дружно сделали вид, что они ну совершенно не в курсе дела и не понимают, с чего на них взъелась новенькая официантка Либера. Впрочем, богиня колдовства не удержалась и сделала обаяние 'Эрики' поистине бронебойным. Чары заставили бедолагу двигаться не менее грациозно, чем волоокие ламии, с которыми он оказался в одной упряжке к своему крайнему неудовольствию, да ещё и под не своей личиной.

     Рыжий Меркурий был настолько очарован новенькой, что впервые за много столетий подумал, что можно будет немного потерпеть гнев Гекаты, зато приключение обещает быть упоительным. Как только милая жёнушка куда-нибудь слиняет из города, он непременно подобьёт клинья к Эрике, и будь что будет. 'В конце концов, я бог торговли и путешественников или дохлый таракан за печкой?' - самодовольно подумал один из самых больших пройдох античного пантеона, раздувшись точно жаба от гордости. При этом он старался даже случайно не встретиться взглядом с грозной супругой, которая сразу почуяла, что он решил распушить хвост не в её честь.

     Черноглазая новенькая девица начала свой первый рабочий день с того, что в ответ на весьма сальные намёки бога дня Диеса не только вылил ему на голову заказанный коктейль, но и приложил золотым подносом по спине, прошипев:

     - Хорошо смеётся тот, кто смеётся без последствий! Надеюсь, ты правильно понял намёк?! Убери от меня свои потные руки, я терпеть не могу белобрысых, как Либерус, хлыщей! - и 'Эрика', распугивая многочисленных воздыхателей зверски перекошенным, стуча каблуками по натёртому до блеска дубовому паркету, словно под ногами были не деревяшки, а шеи наглых и беспардонных доставал. Впрочем, он так и не понял, что то же самое чувствую дамы, которые имели несчастье привлечь его весьма беспардонное внимание.

     - Учти, детка, в воспитательных целях ты целый месяц будешь пахать в баре в ночную смену! - Либер не скрывал, насколько сильно его разгневало поведение безголовой официантки. - Любое замечание от клиентов приведёт к тому, что рабочий день не будет засчитан, за прогул последует то же наказание! Служанка должна быть внимательна, общительна и уступать желаниям гостей 'Смеха Феи' без возражений! Я научу тебя хорошим манерам наглая девчонка! - и Либер снова, мстительно сверкнув оливковыми глазами мало только, что щёлкнул временную вторую богиню ночи резинкой от чулок по ляжке, так ещё и по заду шлёпнул, отправляя в сторону кухни и велев: - Посуду перемой, приду - проверю! Я научу тебя, как работает настоящая официантка! - от проскользнувшего в голосе полупрозрачного намёка волосы на голове у Эребуса встали дыбом, уж кто-кто, а он прекрасно знал теневые стороны бизнеса этого хлыща, и почему все ламии, вне зависимости от пола, пытаются покинуть как можно скорее эти 'гостеприимные' стены.

     Самое отвратительное, что магия Гекаты не позволяла ему пользоваться своими чарами, пока он щеголял в образе стройной девицы с порывистыми и немного нервными движениями, а ламийской просто не могло быть. Бог мрака только сейчас начал понимать, как сильно допёк супругу, что она решилась на столь такие крутые меры по его возвращение в семью с подачи подруг.

     Он и сам не больно-то спрашивал очередную клыкастую красотку, если она чем-то цепляла его взгляд. Теперь же ловеласу предстояло на собственной шкуре прочувствовать, а что чувствуют жертвы его беспардонного произвола.

     Заниматься грязной работы из принципа не стал, а подремал в тёмном углу, проснувшись от моего тихого смеха. В настолько затруднительном положении моего старого знакомого мне видеть ещё ни разу не приходилось:

     - Эребус, стоило ли так сильно допекать жену, чтобы тебе отомстили столь пикантным образом?

     - На рассвете я стану прежним, тогда и посчитаюсь с тремя поганками, - мрачно пообещала черноглазая 'Эрика', скривившись так, словно у неё сильно зуб болел. - Сколько ещё до рассвета, Фаор?

     - Час. Кстати, не советую тебе попадаться на глаза Диесу, он уже все уши Либеру прожужжал, какая славная новенькая официантка появилась в 'Смехе Феи', - почувствовав, что тот о ком мы говорим, сейчас целеустремлённо топает в нашем направлении, учтиво попрощался и поспешил ретироваться, не желая лишних неприятностей на свою бедную голову.

     Бог дня, озорно сверкнув голубыми глазищами, доверительно выдохнул скандалистке прямо в ушко:

     - Знаешь, мне до смерти надоели покладистые девицы всех мастей. Так что, придётся тебе покориться моим желаниям: с тебя всё равно не убудет, а мне радость и хорошее нестроение на весь рабочий день... Правда, времени почти не осталось, всего полчасика, но если не будешь сильно брыкаться, то всё успеем...

     Заколдованный Мрак вывернулся из не слишком крепкого захвата и спиной вышел в коридор. Агатовые глаза горели боевой яростью, но Диес не пожелал внять голосу разума, ведь у него на уме были гораздо более приятные вещи.

     Загнав строптивую девицу в пустующую сейчас комнату, он торопливо запер дверь изнутри, чтобы их во время тет-а-тета никто не побеспокоил. Эрика оказалась настолько сильной и строптивой, что справиться с ней у мужчины попросту не хватило сил. Странная девица сопротивлялась так, словно он собирался лишить её жизни, а не проявил великодушие, обратив внимание на не слишком-то и утончённую и красивую особу только потому, что первый раз видел эту знойную красотку в баре Либера.

     Только вот девица оказалась настолько строптива, что завалить её на широкую постель Диесу удалось только тогда, когда первые лучи солнца осветили восточный край неба. Тут чары Гекаты рассеялись, и ловелас получил ощутимый хук в область солнечного сплетения. Потом Эребус гневно прошипел:

     - Ты совсем сбрендил от нехватки новых впечатлений в этой клоаке? Пить меньше надо и дурить! Лучше прогуляйся в ночной клуб в городе, там смертных, которые будут совсем не против ни к чему не обязывающего романчика, хоть пруд пруди! Я тебе много раз говорил, что я не баба, но тебе ж так неймётся следовать за сомнительными обещаниями абсентовой феи! - с этими словами муж Нокс заставил дверь распахнуться и выволок несостоявшегося обольстителя за шиворот в общую залу.

     Ехидно посматривая на Либера, он при всех набил Диесу морду и пообещал в следующий раз не быть столь великодушным. Естественно трёх паразиток за их столиком уже не оказалось. Пообещав подготовить достойный ответ, как только выпутается из крутого переплёта, в который по их милости угодил, отправился домой, чтобы обдумать, как ему быть следующей ночью, чтобы не попасть впросак снова.



История 5. Дневники Фаора: Ламийский рок



     Либер точно накаркал: два месяца пролетело, как один день, а бедолага Мрак так и не привык к унизительной для себя роли в ночное время. Потому дерзил клиентам направо и налево, нарочно бил дорогую фарфоровую посуду. При этом черноглазая 'Эрика' громко верещала, буравя хозяина 'Смеха Феи' сумрачным взглядом:

     - Думаешь, если Мегера отдала тебе своё желание, так теперь всё с рук так просто сойдёт? - и жгучая брюнетка с томным взглядом, примотав хозяина бара к стулу, принялась методично бить ему об голову все тарелки, какие только ей под руку попались. - Ты ещё сильно пожалеешь, через час ночь окончится! Да я от твоего притона камня на камне не оставлю! Все расходы спишешь с Гекаты, коль уж она и виновата в моих бедах!

     - Детка, предупреждаю заранее, чтобы потом обид не было. Пока не возместишь ударным трудом все убытки, чары не рассеются! - в оливковых глазах бога плодородия горело такое злорадство, что Мрак понял, что легко из этого переплёта ему вывернуться не удастся, если он не придумает какой-то совсем уж неожиданный для всех выход.

     - Шёл бы ты к Венере, котик, - прошипел бог мрака, заточённый в ненавистное женское тело, и почувствовал, как снова становится прежним.

     - Детка, предупреждаю заранее, чтобы потом обид не было. Пока не возместишь ударным трудом все убытки, чары не рассеются! - в оливковых глазах бога плодородия горело такое злорадство, что Мрак понял, что легко из этого переплёта ему вывернуться не удастся, если он не придумает какой-то совсем уж неожиданный для всех выход.

     - Шёл бы ты к Венере, котик, - прошипел бог мрака, заточённый в ненавистное женское тело, и почувствовал, как снова становится прежним.

     Тут благословенный рассвет вернул всё на свои места. Накостыляв насмешнику по шее, муж Нокс отправился обдумать, как ему быть дальше в небольшой бар, где частенько зависал, когда его до печёнок доставала душная временами атмосфера 'Смеха Феи'.

     Алла-ад-Дина самовольно вылезла из брелока и капризно выдохнула:

     - Господин мой, ты совсем перестал на меня внимание по ночам обращать! - в изумрудных глазах полыхало жаркое пламя неукротимого гнева.

     - Не знал, что предпочитаешь мужчинам женщин! - возмущённо фыркнул бог мрака, мрачно уставившись на кружку с пивом, которое он предпочитал вот в такие отвратные моменты в своей бурной жизни.

     Джинна что-то отрывисто прошипело, и из огромного бронзового кувшина за шиворот Эребусу полилась ледяная вода.

     - Все вы бабы - ненормальные! - прошипел он. - После заката солнца я щеголяю в девичьем теле, что очень сильно осложняет мою и без того нелёгкую жизнь. Днём же можно чуть перевести дух и обдумать план мести.

     - Так тебе всего лишь надо кого-то из друзей попросить побыть с тобой рядом и поотгонять ухарей, только и всего! - поделилась плодом своих усиленных размышлений синекожая зараза.

     - Нет у меня друзей, я даже с братом и детьми давно уже в ссоре!

     - О, мои соболезнования! Надо было тебе не злить так сильно Нокс, коль скоро у неё в подругах ходят не только Геката и фурии, но и феи, среди которых Талея - детский лепет. Твоё счастье, что в эту историю Моргана свой носик не сунула.

     Каждое столкновение с этой ирландской королевой, в чьих жилах тоже текла благородная кровь Волшебного народа, отзывалось такими неприятными последствиями, что Эребус старался избегать даже мимолётных встреч с ней из тех, что, как говорится: 'Приветствую, мадам, а я тут мимо пробегал ненароком, не извольте беспокоиться, меня уже тут нет'.

     Зеленоглазая язва что-то быстренько подсчитала в уме, а потом выдала:

     - За два мешка изумрудов чистой воды, я, пожалуй, дам тебе на время один занятный амулет, который сделает 'Эрику' словно невидимой для любого ухаря, который пожелает нырнуть ей под юбку.

     - С ума сошла, Алка? Ну, у тебя и цены! Кстати, уже начинаю привыкать к участи два в одном, так что, возможно, решусь на своей шкуре в полной мере испытать, что значит быть женщиной.

     - Дело твоё, котик! - джинни зевнула, даже не подумав прикрыться ладошкой. - Ну, что десерт сегодня будет? Если нет, то я, пожалуй, пойду. Найду себе занятие поинтереснее.

     - Вали отсюда! Кстати, что за моду взяла в последнее время вылезать из своей побрякушки в самый неподходящий момент?! У меня тет-а-тет намечается с одной роскошной нимфой! Если мне хотя бы померещатся кончики твоих ослиных лопушков, то мало тебе не покажется, зараза такая! Не смей подсматривать за мной, когда развлекаюсь, иначе пожалеешь, что посмела сунуть любопытный нос в мои личные дела!

     - Видимо, твоя женская ипостась начинает влиять на непрошибаемость характера: ты стал обидчивым, капризным и злопамятным! - Алла-ад-Дина пожала округлыми плечами и исчезла в клубах огня и дыма, впрочем, смертные так ничего и не заметили.

     Поганка клятвенно пообещала Гекате, что будет сообщать обо всем, что происходит в жизни её непутёвого хозяина. Решив, что богине колдовства лучше всего знать, что этот ухарь готов уже и в новой ипостаси заняться тем же: вертеть хвостом направо и налево, но уже в виде капризной и коварной павы, а не длиннохвостого павлина.

     Я постарался сделать всё, чтобы меня не заметили, так как оказался в баре 'Ундина' в то же самое время, что и парочка интриганов. Естественно, услышанное вызвало у меня лишь недоумение. Лучше бы бог Мрака помирился с женой и вернулся в более привычное состояние. Как говорило моё хвалёное ламийское чутьё, что на этом потрясения и злоключения Эребуса только начинаются, причём виноват в них только он сам.

     Аор выслушал меня очень внимательно и проворчал:

     - Мрак получил, чего добивался. Первый раз в жизни видел, чтобы Мегера, Нокс и Геката были в такой ярости. Это только самое начало интриги. Не дай тебе Юпитер попасть под каток интриг обиженных богинь! Прошу только об одном: не лезь в это дело. Эребус - гад ушлый, а каким боком ты к этой истории прилип, никто выяснять не станет. Тоже хочешь стать знойной официанткой в баре у Либера?..

     Как только понял, во что можно вляпаться и не заметить, позеленел от открывшихся перспектив и дал себе зарок, что даже ради встречи с Алёной пока всё это безобразие не окончится, ноги моей в 'Смехе Феи' не будет без прямого приказа Танатоса или непосредственного начальства.

     Тут к ним подошёл Макс, которого Геката припахала устроить романтический вечер в баре Либера, и взмолился:

     - Парни, у вас есть кто-то, кто умеет играть на синтезаторе и барабане? Я только с гитарой лажу, а Мегера и эта поганая фея требуют рок-баллад на соответствующие темы. Вроде ещё какая-то Моргана обещала припереться.

     От имени, которое лично мне ничего не сказали Аор позеленел так сильно, что стал похож на приснопамятного зелёного инопланетянина с Луны из одного старого комикса, к которым уже пристрастился не меньше, чем к 'Баффи - истребительнице вампиров'.

     - Это что за метёлка? - получить от высокого начальства увесистый подзатыльник и испуганный взгляд от Макса совершенно не ожидал, поэтому потребовал, чтобы мне объяснили, где накосячил.

     - Это Королева Фей из Ирландии, Талея и Лира по сравнению с ней - кроткие овечки! Если ты ей хоть в малом не угодишь - сживёт со свету и даже не заметит! - настроение у старшего ламия стремительно уходило к абсолютному нулю. - Надо придумать что-то, чтобы у этой заразы не появилось повода придраться и напакостить. Главное, чтобы Эребус не вздумал задирать эту паразитку.

     - Уверен, что осилю барабаны, - промурлыкал я, лучась от самодовольства, ведь в Тартаре очень уважали этот музыкальный инструмент.

     - Нужен синтезатор? Не проблема. Только вот ещё определиться, что играть, - Аор задумался на пару мгновений, а потом, продемонстрировал белоснежные клыки в самодовольной улыбке. - Чтобы не попасть впросак, попросим помощи у Талеи. Она не упустит возможности распустить хвост, надувшись от гордости, особенно, если мы скажем, что она была одним из ведущих консультантов при создании шоу. Только вот сначала лучше посоветоваться с Мегерой, Гекатой и Нокс.

     Возражать никто из нас не стал, поэтому сразу же разыскали богинь, ирландская фея как раз о чём-то с ними разговаривала. Как я понял, её тоже сильно нервировал предстоящий визит Морганы, которая славилась тем, что предсказать финал каждой встречи, даже случайной, с этой капризной и гневливой дамой не мог никто. Больно уж странные требования она выдвигала к тем, кто имел несчастье с ней столкнуться.

     Геката что-то прошептала, и зал полностью преобразился, точно они все переместились в волшебный лес с гигантскими растениями. Мегера восхищённо посмотрела на странное живое кресло из цветка с нежно-сиреневыми лепестками и осторожно присела на краешек. Впрочем, уже через пару минут она уютно устроилась в живом кресле и с довольным видом сказала.

     - Старый интерьер 'Смеха Феи' за истёкшие столетия приелся уже всем. Думаю, Либеру надо чаще менять антураж в своём заведении, а не от случая к случаю.

     - Дорогая Мег, тебе всего лишь достаточно попросить меня об этом! - ушлый блондин тут же обвил талию фурии лапищей, но получил локтем в бок и полный ярости взгляд. - Детка, не надо быть такой злюкой, теперь я понимаю, почему мне больше вас всех нравится малышка Алекто.

     - Ага-ага, она ещё достаточно молода, чтобы ты смог заговаривать ей зубы всякий раз, когда у тебя в штанах засвербит 'зов бессмертной любви'! - рыжая стерва презрительно посмотрела на ловеласа и подозвала к себе Аора. - Будь осторожен. Моргана очень любит ссорить всех вокруг себя. Как только заметишь что-то необычное, сразу же заставляй тех, кто подпал под её коварные чары, временно отключиться, иначе горы трупов гарантирую.

     Ламий понятливо кивнул в ответ черноволосой головой и отозвал Талею и Гекату в сторонку, чтобы проконсультироваться по столь скользкому вопросу.

     - Она ждёт чего-то в этом роде. Пожалуй, услышать ирландские романтические песни, только сделайте современные аранжировки, будет для неё заслуженным шоком. Уверяю, эффект будет потрясающий, особенно если смешать методы ламиев и современных смертных, а от песен оставить текст на кельтском и основные мотивы.

     - Талея, тогда петь придётся тебе: я не знаю кельтского! - взвыл Макс, медленно пятясь в сторону выхода из бара.

     - Не вижу проблемы! - фея что-то прошептала, и в моей голове тоже появились новые знания и навыки, которые получить мне было больше не от кого.

     - Талея, тебе придётся сделать так, чтобы мы подобрали гарантированно удачный репертуар. Аранжировки сделать не трудно было бы, но эта зараза из Ирландии препирается, а характер у неё гораздо хлеще, чем у вас с Лирой вместе взятых в очень дурной день, да ещё и когда поругаетесь с кем-то типа Эребуса! - взвыл Аор, понимая, что из этой передряги всем троим вывернуться без потерь уже не удастся, как ни крути.

     - Ну, с основой помогу, не трясись ты так! Я и сама Моргану на дух не выношу: слишком уж часто стала нос драть не по делу и своих же задирать! - зеленоглазая проныра протянула Максу пачку партитур и прошипела: - Макс, если утрёшь нос этой зазнайке, будем считать, что мы квиты. Заменю тебя на камею с сапфиром и можешь валить на все четыре стороны. Только вот отвертеться от участия в наших интригах уже никогда не сможешь! Сам виноват: слишком удачно вписался в наши тёмные делишки, так что не вздумай мне перечить!

     - Талея, я пока ещё жить хочу, по возможности долго и как можно счастливее... - Макс был уже готов на что угодно лишь бы не помирать дни напролёт от скуки в зеркальной тюрьме ирландской поганки.

     - Вот и славно, котик! Рада, что мы правильно поняли друг друга. Ты удивительно догадливый поросёнок, даже удивительно! Не забудь, мы хотим заставить Эребуса страдать так, чтобы он понял, как и Меркурий, что лазить в чужой огород за капустой при наличии своего - верх неприличия!

     Тяжело вздохнув, музыкант из 'Крыльев Мотылька' спешно занялся подгонкой мелодий с переложенным на чужой язык репертуаром, чтобы получить наконец вожделенный ключ от собственной зеркальной клетки.

     Мы с Аором помогли, чем смогли, свою лепту внесла и Мегера, которая прекрасно разбиралась во всех тонкостях этого вопроса.

     Эребус прикидывал, как бы ему побольнее укусить обидчиц и сделать так, чтобы унизительное наказание оказалось бесценным подарком. Естественно, Нокс и Мегере можно будет и попозже насолить, а вот как 'удружить' Гекате он уже придумал. Он пока что находился в счастливом неведении по поводу того, кого надуло в 'Смех Феи' очень злым и дурным ветром.

     Когда на город начали спускаться сумерки, бог мрака, готовясь к перевоплощению, приготовив весьма скаредное платье и туфли на высоком устойчивом каблуке. Он прекрасно знал, что Меркурий питает слабость к черноглазым брюнеткам, поэтому решил, что Геката сама пожалеет, что заставила его в ночное время становиться официанткой в баре.

     'Погодите, поганки, вы ещё пожалеете, что так подло поступили со мной! Отольются кошке бабкины сливки!' - мстительно думал он, чувствуя, как по телу пробегает приятное покалывание, превращающее его в сексапильную молодую девицу с короткими волосами цвета полуночи.

     Нырнув в чёрное платье, расшитое кокетливыми блёстками, Эребус зашелестел страницами глянцевого журнала для женщин, раздумывая, какую боевую раскраску лучше всего будет нанести на лицо. Зеленоватые стрелки сделали его взгляд ещё бездоннее, бесцветный блеск с серебряными искрами придал губам соблазнительный блеск. Платье было хотя и вполне приличным, такое вполне бы пришлось по вкусу его милой жёнушке Нокс, но тоже относилось к классу: 'вынос мозга по высшему разряду!'.

     Прихватив поднос, Эрика поставила на него фрукты и розовое итальянское вино и поплыла туда, где заметила Меркурия, который о чём-то жарко спорил с Марсом. До слуха вынашивающей коварные планы девицы донеслись лишь обрывки фраз, но сразу стало ясно, что небожители моют кости Фаору и его команде во главе с неким субъектом по прозвищу Боевая Букашка, которые набрали больше очков в игре 'Баффи - истребительница вампиров', попав полным составом, куда входила и стервозная Алёна на региональный турнир геймеров, куда им путь оказался заказан.

     - Привет, Эри, шикарно выглядишь! - промурлыкала Мегера, проплывая мимо бессовестно пялившихся на новую официантку мужчин. - Принеси мне два мартини со льдом и тропический десерт с фисташками, только сливок поменьше, милочка. Сама понимаешь, при моей работе лишние килограммы ни к чему! - фурия была раздосадована, когда Эребус никак не отреагировал на её откровенную издёвку в голосе, а соблазнительно покачивая туго обтянутыми платьем бёдрами, грациозно отправился выполнять заказ одной из своих обидчиц.

     Меркурий рассеянно откупорил бутылку, разлил вино по высоким бокалам и предложил один из них рыжеволосой задире, второй же поставил рядом с Марсом, выдав совершенно неожиданный тост:

     - Пусть мы станем победителями во всех соревнованиях, которые будут проходить в этом городе, чтобы наши дамы могли нами гордиться! - при этом смотрел он не на свою Гекату, а провожал весьма красноречивым взглядом удаляющуюся фигурку Эрики, что сразу же бросилось в глаза Мегере.

     Фурия, кокетливо улыбаясь обоим соседям по столику, выпила оставляющую восхитительное послевкусие жидкость и, мило извинившись, быстро подплыла туда, где сидели не подозревающие ни о чём подруги.

     - Геката, присматривай за своим мужем: сдаётся мне, дражайшая Эрика задумала очередную низкопробную гадость, - Мегера всегда загодя чуяла неприятности, поэтому к её словам привыкли прислушиваться с должным вниманием.

     - Ты хочешь сказать, что Эребус попытается, чтобы мой Меркурий наставил мне рога с ним? - богиня колдовства весело рассмеялась, видимо представив, как это будет выглядеть со стороны.

     Нокс, задумчиво посмотрев на фурию, выдохнула:

     - Если он посмеет сделать такую гадость, то пусть не обижается. Я придумаю, как взгреть его так, что на долгие века заречётся на сторону ходить, причём не важно, в каком теле будет в это время находиться!

     - Сейчас главная наша проблема - Моргана! - вывалившаяся невесть откуда всклокоченная и чем-то встревоженная Талея с мрачным видом плюхнулась рядом и заказала себе десерт с клюквой, который терпеть не могла, а когда она его и съела до последней крошки, богини встревожились не на шутку.

     Эрика, увидев, что четыре дамы о чём-то яростно спорят, решила, что пора закрутить лихую петлю интриги, которая не только посадит в лужу его врагинь, и поставит не в меру развоевавшихся дамочек на полагающееся по статусу место.

     Меркурий откровенно скучал, даже любимое вино не приносило обычной радости. Черноволосая девушка с дерзкими агатовыми глазами грациозно опустилась на соседний лист, в который превратились удобные кресла, и томно выдохнула:

     - Неужели твоя жизнь настолько беспросветна, что ты совсем скис? - она коварно наклонилась чуть вперёд, с триумфом заметил, что взгляд мужа Гекаты тут же утонул в глубоком вырезе платья.

     - В моей жизни всё давно катится по одной и той же колее, ничто больше не радует, зачем вечная жизнь, если она теряет яркие краски, вкус и неожиданные повороты. Вместо бурной реки она превратилась в унылое болото. Я чувствую себя не Меркурием, а заплывшим жиром бегемотом в бескрайней Африке.

     - Ну, так кто мешает тряхнуть стариной? Неужели богиня колдовства так тебя запугала, что ты и пискнуть без её приказа не решаешься?

     - Дело не в этом, - бог торговли подумал и решил не обижаться на запавшую ему в душу новенькую брюнетку, - просто давно не попадалась на пути такая девушка, чтобы захотелось снова пуститься на поиски приключений, - он лукаво улыбнулся и шепнул прямо в небольшое ушко. - Ты же на меня не соизволила внимание обратить. Все остальные мне совершенно не интересны.

     - Мы поступим мудрее. Попадаться в наши планы ведь совершенно не входит, особенно с поличным и на месте преступления. Знаешь небольшую беседку во внутреннем домике, где частенько развлекается Венера? Только сейчас там никого нет: наша птичка сегодня улетела на Кипр. Я постараюсь побыстрее закончить дела и приду.

     Меркурий, прихватив пару бутылок вина и всё, что в таких случаях полагается, тут же тихонько смылся на место предстоящего рандеву. Причём сделал это так ловко, что жена и её подруги так ничего и не заметили.

     Эребус, быстро разнёс все заказы и даже перемыл посуду, а потом, плавно покачивая бёдрами, туго обтянутыми скаредной одеждой, достаточно вежливо попросил Либера отпустить его на пару часиков пораньше сегодня.

     - Эрика, какая муха тебя сегодня укусила?

     - В таком виде мне бы очень не хотелось попадаться на глаза Моргане. Срама потом не оберёшься: она же вынюхает из-за чего поднялся весь сыр-бор, и кто так поглумился надо мной. У нас давняя неприязнь. Не сложились отношения с этой королевой фей с самого начала, даже ни разу не пробовал подкатить к ней, как к женщине. Не мой тип, сам понимаешь.

     - Ладно, вали отсюда, Мрак. Надеюсь, завтра ты будешь таким же паинькой, как сегодня. Если не будет нареканий, то, так и быть, позволю тебе раза три в неделю уходить из бара пораньше.

     - В женской ипостаси тоже есть свои плюсы... - промурлыкала черноглазая оторва, так многозначительно подмигнув богу плодородия, что его пот прошиб. - До завтра, котик, - и ночная богиня мрака номер два гордой походкой от бедра удалилась по направлению к выходу.

     Либер с удивлением заметил, что не только он сам провожает скандальную новую официантку весьма красноречивым взглядом, только вот неприятные предчувствия, шевельнувшиеся где-то на самом дне его много чего повидавшей души, ему совершенно не понравились. Пожав плечами, хозяин 'Смеха Феи' снова вернулся к невесёлым размышлениям на тему: 'Как не ударить в грязь лицом перед Морганой', которая никогда не упускала и малейшей возможности доказать всему миру собственное превосходство даже над небожителями.

     От невесёлых дум его отвлекла Мегера, которая подплыла к стойке и высказала своё видение решения проблемы: 'Как утереть нос наглой ирландской зазнайке королевских кровей'.

     Я мрачно раздумывал над тем, чем отольётся нам недельный визит одной из самых главных интриганок далёкой Ирландии, чьи феи по праву наводили ужас и были совсем не такими белыми и пушистыми, как в детских сказках. К тому же знаменитое ламийское чутьё настойчиво нашёптывало, что приезд Морганы не будет гвоздём программы этой недели. Отозвав Аора в сторонку поделился недобрыми предчувствиями:

     - Что-то мне совсем не по себе и совсем не и-за фифы королевских кровей из Волшебного народа. В всё дело в Эребусе. Он что-то слишком уж подлое задумал, нутром чую.

     - Значит, надо присмотреть за ним, если получится. Хотя, может, не стоит лезть в дрязги небожителей: себе дороже выйдет.

     - Специально нарываться не будем, но, если он что-то будет затевать на наших глазах, имеем полное право вмешаться и смешать этому паразиту все карты.

     - Что ж, возможно ты и прав. Сейчас наша первейшая забота - чтобы у Морганы не появилось повода макнуть наших благодетелей мордой в грязь! Так что держи нос по ветру и клыки наготове! - неуклюже пошутил мой начальник и пошёл поделиться с богинями нашими опасениями.

     Я поискал глазами вёрткую Эрику, но так и нигде и не обнаружил. Подошёл к Либеру и, словно мимоходом поинтересовался:

     - А где эта неуклюжая черноглазая новенькая зараза?

     - Отпросилась пораньше: у Эрики давняя неприязнь к Королеве Фей Моргане, поэтому она упорхнула сегодня чуть раньше. Надеюсь, ты помнишь, кто скрывается под личиной этой брюнетки?

     - Да. Эребус собственной персоной. На твоём месте не давал бы ему шанса тихонько нагадить. Кто знает, что взбредёт в его дурную голову, пока он разгуливает в женском теле.

     - Не думаю, хотя хотел бы я посмотреть, как он справится с чисто женской проблемой, с которой частенько сталкивается ветреная Венера.

     - Либер, даже думать о таком не смей! Тогда нам придётся иметь дело с впавшей в бешеную ярость Гекатой! Поверь, все уловки и шуточки Морганы и Талеи вместе взятых покажутся лепетом младенца. Не вздумай отпускать Эрику из бара до наступления утра! В мужском обличье он таких сложностей создать не сможет! - зелёная бледность всё отчётливее проступала на лице, а ламийское чутьё снова зазвенело отчаянным набатом.

     Эрика осторожно подкралась к беседке, где томился от ожидания свидания Меркурий, впрочем, Мрак не учёл такую сторону своей ночной натуры: как бес противоречия и природная вредность. Он вдруг неожиданно вспомнил, что конкретно его привлекали именно те дамы, которые знали себе цену и далеко не сразу попадали в его жадные до утех руки.

     Довольно ухмыльнувшись, Эребус проскользнул в беседку, но гневно оттолкнул протянутые к нему грабки, рассерженно прошипев:

     - Я тебе что, ламия, что ты ведёшь себя со мной как с обычной кровосоской? - в чёрных глазах полыхало пламя такого гнева, что бог торговли испугался, что красотка сочтёт её недостойным своего внимания и отчалит.

     - Эрика, мне казалось, что ты прекрасно поняла, что сильно понравилась мне.

     - Котик, просто понравилась, даже если сильно, этого недостаточно, - нахальная девица закинула одну длинную ножку на другую, заставив подол платья кокетливо приоткрыть низ ажурной резинки.

     - Так чего же ты ещё хочешь, Эрика?

     - Доказательств, что ты не поступишь со мной как Эребус! - капризно ответила кокетка, повернувшись так, чтобы свет от маленьких фонариков, которые тут развесили по приказу богини любви, обрисовал каждую чёрточку её фигуры, от её весьма двусмысленных слов Меркурий впал в ярость.

     - Этот гад уже и по твоей жизни успел потоптаться? Вроде, я его в 'Смехе Феи' уже больше месяца не видел.

     - Нет, на моё счастье я банально не в его вкусе. Но все небожители одинаковы: имея рядом жён-богинь, так и норовят вильнуть хвостом налево. Правда вот молва утверждает, что за тобой подобных грешков давно не водится... - агатовые глаза озорно сверкнули, пухлые губки, полуоткрылись, сверкнула полоска белоснежных зубов, доказывая, что перед богом торговли не ламия, а какая-то незнакомая девица.

     - И что же ты потребуешь в качестве доказательства? - Меркурий насупился, справедливо ожидая крутого подвоха.

     - Ты должен поставить Моргану на место, она тоже повинна в том, что я живу лишь ночью, а утром растворяюсь в тумане. Не знаю, какое проклятие на меня наложили, но она должна заплатить за свою спесь и за то, что её интриги не щадят даже тех, кто ничем ей не навредил, - одинокая слезинка скатилась по бархатистой коже щеки, Мрак заранее наложил на себя заклинания, которые помогут ему удрать, а Меркурий увидит, как заинтересовавшая его дамочка растворяется в сероватом мареве.

     Небожитель уже через пару минут увидел, как творится ужасное колдовство. С первым лучом солнца кокетливая Эрика пропала, и он остался в беседке в гордом одиночестве вместе со всем, что приготовил на сегодняшнюю ночь.

     На душе у бога торговли было тоскливо. 'Не иначе, как Геката опять сделал так, что мне в очередной раз приглянулась девушка, заполучить которую просто так не удастся. Хватит уже издеваться надо мной, милая жёнушка! Выставила меня на посмешище и радуешься? Зря, совершенно зря! Я найду способ добиться своего, и ты не сможешь снова расстроить мои планы на заслуженную передышку от твоего самодурства! Где это видано, чтобы хозяин крылатых сандалий, который водит души умерших в Аид, плясал под дудку женщины, пусть даже и богини колдуний и чудовищ?'

     Тяжело вздохнув, рыжеволосый проныра решил разузнать окольными путями, есть ли у Морганы какие-либо слабые места. Он собирался так посадить её в лужу, чтобы она зареклась драть нос перед небожителями и вредить черноглазой Эрике даже в малом. До прибытия с неофициальным визитом Королевы Фей оставались сутки. При желании, Меркурий мог сделать многое за кратких двадцать четыре часа, особенно если подключить многочисленные связи и подойти к делу с должной смекалкой.

     Разучивать жутких монстров, которые получились, когда сделанные Максом аранжировки легли на переведённые на кельтский язык вполне понятные до этого тексты, оказалось совсем непросто. Аор вполголоса сыпал проклятиями, а смертный терпеливо терзал струны гитары, наслаждаясь дневным отпуском из уже порядком постылой зеркальной тюрьмы, куда его ввергла Талея.

     Пожав плечами, я возблагодарил Юпитера, что он не наградил меня певческим талантом: смотреть на приятелей, с которых уже успело семь потов сойти, было жутковато. Они долго спорили над каждой нотой, пока не пришли к общему знаменателю. Синтезатор привёл меня в крайнюю степень удивления: это странное подобие привычного для меня пианино могло переорать даже орган или заменить собой целый оркестр. После того, как увидел, насколько виртуозно с монструозным инструментом справляется Макс, зауважал смертного ещё сильнее.

     Ведьмочка, за которую мы с Аором головой отвечали не только перед фуриями, пришла вместе с Тизифоной и теперь откровенно скучала. Я так и не понял, зачем Талее понадобилось притащить её туда, где Мрак мог сделать очередную попытку добиться своего. Впрочем, связываться с ирландской задирой рисковали не многие: слишком уж гневлива и скора на расправу была обманчиво хрупкая и слабая женщина, в чём бедовый музыкант из ночного клуба 'Крылья Мотылька' убедился на собственном опыте, спутав вредную фею с Мегерой.

     Иветта, услышав, как Аор с Максом чуть уже не с кулаками друг на друга кидаются, удивлённо спросила:

     - Мне так никто и не удосужился объяснить, с чего весь сыр-бор начался, - в карих глазах Ветки было столько удивления, что Аор лично снизошёл до ответа.

     - Геката рассказывала тебе про ирландскую Королеву Фей Моргану и почему в наших краях её, мягко говоря, совсем не жалуют?

     - Да, это та самая, которая упоминается в легендах о рыцарях Круглого Стола?

     - Угу, - мрачно отозвался мой начальник, с такой силой сжав деку гитары, которую сейчас держал в руках, что бедный инструмент жалобно заскрипел.

     - И что? Она же, вроде, далеко от нас, и давно не суётся в дела мира за пределами своей страны.

     - У тебя сильно устаревшая информация ведьма. Моргана будет в 'Смехе Феи' уже завтра вечером, и мы получили практически невыполнимую миссию утереть этой зазнайке нос.

     - Теперь понятно, почему Талея силком приволокла меня в бар Либера. Антураж, конечно, вполне причудлив, но её такими штуками вряд ли удивишь. Кстати, попробуйте мелодику современных фолк-групп с изумрудного острова. Моё чутьё говорит, что такая музыкальная смесь больше придётся Моргане по вкусу. Я читала старинные дневники Мерлина в подлиннике. Так вот, у этой взбалмошной особы непреодолимая тяга к разного рода экспериментам. Он даже намекал, что прямо-таки маниакальная. Так почему бы не сыграть на этом и не попытаться заставить её свести в одно то, что в принципе невозможно?

     - Иветта! - взвыл Аор, хватаясь за голову, - прекращай говорить туманными загадками как Дельфийский Оракул. Временами ты даже невыносимее Фебоса и Гекаты! Что ты имеешь в виду? Сделай такое одолжение: объясни бедному ламию, у которого уже мозги начали кипеть и скоро, как у вас принято говорить, начнут удирать через уши, опасаясь за своё здравомыслие.

     Ведьмочка пожала открытыми плечами и протянула нам наушники, врубив нужную композицию, так как сразу поняла, что на пальцах она объяснить свою идею не сможет. В отличие от нас, Макс сразу понял, что к чему и быстро внёс нужные коррективы, вызвав удивлённое выражение лица даже у Мегеры, а уж кто-кто, а она всякого навидалась на своём долгом веку. Впрочем, рыжая интриганка тут же прошипела:

     - Нечего тут светить ваше искромётное шоу. Забирайте Иветту и дуйте к ней домой. Там и музицируйте хоть до розовых чертей! У Морганы могут быть уши везде! Вы хотите испортить сюрприз? Знаете, в какой ярости будут Юпитер и Юнона, если эта ирландская зараза снова одержит над нами верх?

     Никогда мне ещё не доводилось видеть такого ужаса не только в глазах своего непосредственного начальства, но и средней фурии. Честно говоря, я было подумал, что эту заразу ничем не прошибёшь, но, как водится, сильно переоценил способности скандальной дамочки.

     Никогда мне ещё не доводилось видеть такого ужаса не только в глазах своего непосредственного начальства, но и средней фурии. Честно говоря, я было подумал, что эту заразу ничем не прошибёшь, но, как водится, сильно переоценил способности скандальной дамочки.

     Ветка, которая чуяла приход неприятностей не хуже ламии, прихватила с собой нас и Талею, и увела прочь через зеркало. Как оказалось, если бы мы остались, то могли бы попасть в крутой переплёт, так как Моргана и вправду имела глаза и уши везде, и ей совершенно не пришлись по вкусу наши странные приготовления к её визиту. Впрочем, про весь сыр-бор нам рассказал Либер уже после того, как Королева Фей отчалила, расстроенная тем, что на этот раз мы, в кои веки, сумели утереть нос скандалистке, а не наоборот.

     Мегере сразу не понравилась не в меру болтливая, вечно хохочущая рыжеволосая девица с пронзительными голубыми глазами, которая тут же принялась вешаться на шею всем подряд и пытаться вызнать, а что за сюрприз приготовили радушные хозяева для гостьи благородных голубых кровей.

     Сложив два и два и помножив результат на знаменитое чутьё, которое у неё было гораздо сильнее, чем у сестёр, фурия вполголоса прошипела на ухо богу плодородия:

     - Не нравится мне эта вертихвостка. Может, Талею позвать? Сдаётся мне, эта незваная гостья пришла всё разнюхать и доложить Моргане. Не знаю, почему такое восприятие, но придумай, как сделать так, чтобы она утратила бдительность, и сама прокололась.

     - А что я буду с этого иметь, детка? - тон, которым эта фраза была сказано, фурии совсем не понравилось, поэтому она оттолкнула протянутые к ней руки хозяина 'Смеха Феи' и грациозно уплыла к Гекате, запоздало пожалев, что самолично услала Нокс присмотреть за тем, что сейчас поделывает её непутёвый муженёк, коль скоро он снова принял свой обычный вид.

     - Знаешь, Мег, эта фифа и мне не нравится. Дело даже не в том, что она подобно 'Эрике' сейчас находится в эпицентре мужского внимания. Меня раздражают её вопросы. Складывается ощущение, что девица кем-то прислана, чтобы вынюхать заранее всё, что удастся, и не выдав того, кто послал, - богиня колдовства в полной задумчивости допила бокал розового вина, которое лишь заставляло кровь бежать по венам быстрее, но при этом оставляло голову ясной.

     - Давай пригласим её за наш столик и попытаемся понять, каким дурным ветром её к нам надуло.

     Впрочем, этим благим намерениям сбыться так и не удалось: незнакомка, почуяв, что ею стали не в меру живо интересоваться, попросту покинула бар через дверь, как обычные посетители, а через пару мгновений послышалось шуршание шин по асфальту: такси или личный автомобиль унесли девицу в неизвестном направлении.

     - Быстро она срулила, как только запахло жареным, значит, есть что скрывать! - довольная собой Мегера решила ещё проверить, не задумал ли бог мрака какой гадости, поэтому попросту исчезла, не удосужившись изобразить и себя простую смертную.

     Эребус сидел и ломал голову, как бы ему исхитриться и одним махом не только утереть нос обидчицам, включая свою жену, но и проучить Королеву Фей Моргану, к которой претензий за время их весьма продолжительного знакомства накопилось столько, что оставить всё, как есть, он не имел права.

     Оставалось разыграть хитрую двойную интригу, которая докажет всем его врагам, что они слишком сильно недооценили его ум и изворотливость. Наглая ирландка специально подгадала свой визит так, чтобы он совпал с Днём Города. Она предпочитала так виртуозно делать пакости, чтобы их последствия усиливал ещё и испорченный праздник.

     Он как раз удрал от Нокс и топтался у входа в бар, раздумывая, зайти ли внутрь или поискать более приятное местечко для дневных раздумий. Впрочем, торопливо удаляющая незнакомая рыжеволосая девица, севшая в явно ожидавшую её возвращения машину, за рулём которой сидел невысокий мужчина со странно заострёнными ушами. Правда, бог мрака сразу почуял, что к ламиям незнакомец никак не относится, как и то, что его спутница - не простая смертная.

     Обернувшись порывом прохладного ветра, Эребус решил последовать за парочкой, чтобы выяснить они задумали. 'Что-то тут нечисто! - подумал про себя муж богини ночи, почувствовав приступ раздражения: он терпеть не мог, когда неожиданные выверты сумасшедшей реальности, которыми был богат мир современных людей, разрушали самые изящные его интриги.

     Вспыхнувшая в воздухе арка перехода не стала для преследователя слишком уж большой неожиданностью, как и просвечивающая через клубы тумана высокая женская фигура.

     Эребус взвесил все зря и против и пришёл к неутешительному выводу, что сладкую месть четырём поганкам, как и завоевание вредной ведьмы придётся отложить на некоторое время. Моргана была слишком опасна, чтобы во время её непосредственного визита отвлекаться на что-то ещё. Месть сладка, но она не стоит общего фиаско, за которое можно будет надолго впасть в немилость у Юпитера и Юноны.

     Бог мрака торопливо вернулся в 'Смех Феи' и прямиком направился к столику, где сидели фурия и Геката, порадовавшись про себя, что Нокс и Талеи сейчас рядом с ними нет.

     - Дело есть, важное. Надеюсь, вы обе тоже понимаете, что сейчас самое время отложить свары до более подходящих времён?

     Фурия многозначительно переглянулась с подругой и спокойно ответила:

     - Ты что-то видел, Эребус, о чём мы не в курсе? Твоё дело тоже касается визита Морганы?

     - Да: та вертлявая девица с голубыми глазами и рыжей копной волос приходила разнюхать что к чему именно для неё. Я видел портальную арку, но не стал приближаться к троице. Фигура в тумане была слишком уж знакома мне, да и многим из наших тоже.

     Мегера переглянулась с богиней колдовства и выдохнула:

     - И что ты предлагаешь? Надеюсь, сам понимаешь, что это дело принципа, что никаких наград не получишь за помощь?

     - Мег, сейчас мы на одной стороне, эту задаваку надо как следует проучить, чтобы зареклась плести против нас интриги. Достаточно всего лишь раз посадить Моргану в лужу и раструбить об этом всем, а при необходимости повторить несколько раз. Если сразу не дойдёт. Тогда мы сможем спокойно разрешить наши недоразумения, не опасаясь неприятных последствий.

     - Это всё пустое сотрясание воздуха, Эрик! - Геката не спешила поверить, что бог мрака решил в кои веки взяться за ум для разнообразия.

     - Нам надо придумать, как заставить её вступить в спор, а проигравшему запрещается посещать владения победителя, как и тем, кто ему служит. Только вот осталось найти, что такого можем мы из того, что ей не под силу.

     - Тут всё просто: Моргана может изменять суть живых существ и вещей, но не в состоянии сделать что-то из первичных стихий! - жена Меркурия на пару мгновений задумалась, а потом, проказливо улыбнувшись и сделав так. Чтобы их ничьи посторонние уши не смогли услышать. - Сделаем вот что. Эребус, помнишь Камень Стихий, который как-то нашла Нокс, тот, у которого синие грани, хотя сам он прозрачен и бесцветен, как обычный бриллиант чистой воды?

     - Да, но как нам может помочь драгоценность, из которой для моей супруги сделали великолепный кулон, оправленный в изящные лепестки орхидеи из белого золота?

     - Пусть Алла-ад-Дина поспорит с Морганой, что она не сможет заставить бриллиант изменить свой цвет. Уверяю тебя, Королева Фей воспримет такое заявление от джинни, как личное оскорбление и обязательно ввяжется в спор.

     - Если вы все расходы возьмете на себя, то без проблем. Прямо сейчас и вызову! - Эребус не больно-то чаще прибегал к услугам этой паразитки: расценки у неё были такие, что проще было придумать иной выход, чем обращаться к заключённой в брелок в виде старинной арабской лампы заразы.

     - Насчёт финансового вопроса можешь не беспокоиться, на такой счёт есть директива от Юпитера: все расходы такого рода покрываются из общей казны.

     - Директива-то есть, а вы попробуйте, милые дамы, хоть медяк оттуда выбить! Плутон вам быстро объяснит куда, как далеко и надолго вы можете идти с вашими 'неуёмными запросами'!

     - Эребус, ты просто не умеешь находить обходные пути и делать правильные подходы! - улыбка фурии богу мрака совершенно не понравилась, но он предпочёл сделать вид, что он не заметил издёвки в ставшем неприятно резким голосе рыжеволосой женщины.

     Пожав плечами, брюнет выудил из кармана пиджака брелок и лениво провёл по сияющей поверхности подушечкой пальца, пробурчав:

     - Вылезай, поганка: дело есть как раз для тебя.

     Джинна появилась далеко не сразу, презрительно фыркнула и показала богу мрака язык, всем своим видом показывая, куда он может отправляться со всеми своими желаниями, приказами и прочей чепухой, но сразу же стала совсем серьёзной, поймав встревоженный взгляд Гекаты.

     - Ну, и что на этот раз, Эребус? - изумрудные глаза веяли такой стужей, что мужчина невольно отступил на пару шагов назад, гадая, чем на этот раз не угодил красивой, но чересчур уж капризной нечисти с далёкого Востока.

     - Вот дамы пускай тебя и просветят! Меня просили тебя вызвать, пусть получат, а я пошёл, у меня и своих дел полно, кроме как носиться с тобой, как с писаной торбой, и слушать твои возмущённые вопли.

     До наступления ночи оставалось ещё достаточно много времени, поэтому Эребус предоставил дамам право самим выпутываться из весьма скользкой ситуации, а сам решил поподсматривать за Морганой через зеркало, прекрасно понимая, что чары Талеи не позволят Королеве Фей обнаружить, что её планами живо интересуется чужак из вражеского лагеря.

     Впрочем, его благие намерения так и пропали втуне: когда он заглянул во дворец интриганки на Изумрудном острове, то всего лишь смог рассмотреть голубоглазую шпионку и её спутника. Разговор был уже закончен.

     Потом же наглый дар Талеи перевёл фокус во двор у дома Иветты, и бог мрака сердито зашипел, увидев Нокс в обществе незнакомого блондина, который, многозначительно поглядывая на его жену, лениво пощипывал струны явно дорогой профессиональной гитары.

     Богиня ночи и не подумала отстраниться, когда ловелас сел с ней рядом совсем близко. Самое поганое, что ему туда хода не было совсем. Решив, что долг платежом красен, оскорблённый до глубины души супруг велел зеркалу переместить фокус на строптивую ведьмочку.

     Пока кареглазая зараза оживлённо спорила с Аором по поводу тональности аранжировки, спокойно стоял рядом, но через мгновение все мои чувства напряглись, и я тихо выдохнул:

     - Эребус подсматривает за нами, явно готовит какую-то пакость. Ветка, надеюсь, ты понимаешь, что без нас с двоих тебе за воротами собственного дома появляться чревато слишком крупными неприятностями?

     - Да пусть у него от усердия хоть глаза повылезают, - сердито отмахнулась от неприятной вести молодая ведьма и, что-то прошептав, выудила из кармана маленькое круглое зеркальце и прошипела невидимому для меня собеседнику: - Эрик, котик, тебе что делать совсем нечего? Мы, как бы, заняты. Вроде ж ты сам предложил временное перемирие до тех пор, пока зараза Моргана не срулит восвояси после своего треклятого визита?

     - А кто говорит, что я собрался нарушить уговор? Нам придётся действовать сообща: поодиночке эта зараза нас перещёлкает точно семечки. Всё бы ничего, да мне и прошлой выволочки от Юпитера с лихвой хватило.

     - Геката мне показала, что там было: вполне понимаю, почему вы все хотите избежать рецидива. Так что тебе нужно, чтобы сделать свою часть работы?

     - Иметь возможность быть в команде, ни больше, ни меньше. Кстати, надо придумать как по максимуму использовать то, что я по ночам становлюсь женщиной. Значит, можно будет заставить Моргану сгоряча наделать глупостей, не опасаясь за то, что она снова решит играть со мной в свои глупые бабьи игры!

     - Сложно сказать, - в голосе Иветты проскочили странные нотки, - что-то мне подсказывает, что тебе, Нокс и Максу не стоит попадаться ей на глаза, а то она мигом придумает какую-нибудь очередную авантюру и превратит вашу жизнь в сплошные страдания, как минимум, на время своего визита.

     - Какие у тебя извращённые фантазии, Ветка, - бог мрака удивлённо посмотрел на девушку, гадая, какие ещё сюрпризы таит эта смертная, понять которую ему всё никак не удавалось, поэтому он раз за разом и садился в калошу, ведь предсказать дальнейшее поведение ученицы Гекаты не удалось ещё ни разу.

     - Моё дело - предупредить, а как поступить - решай сам! В плане твоего присутствия тут на время визита Морганы - не ко мне. Фурии тебе в помощь, как и богиня колдовства, - девушка тут же утратила интерес к собеседнику, как только зазвонил мобильник. - Это Виктор, - промурлыкала ведьмочка в ответ на вопросительный взгляд Нокс и умчалась в дом, где её никто и никогда не смог подслушать: чары гарантировали полное уединение.

     Богиня ночи с триумфом во взгляде посмотрела на Гекату, которая тоже сразу поняла, как Эребус отреагирует, когда узнает, что Ветка променяла его на простого смертного.

     Тут в доме истерично завопил городской телефон, когда хозяйка дома не соизволила ответить на этот вопль истерзанной души, богиня колдовства сама решила снять трубку:

     - Здравствуйте, чем я могу вам помочь? - сухой деловой тон женщины подействовал на Лилию Ланскую, как ледяной ушат воды, вылитый за шиворот.

     - А вы, простите, кто такая?! Я звоню моей подруге Иветте Местиной! Номер набрала правильно, даже не сомневаюсь в этом! Вешай трубку, старая коза, буду звонить ещё раз! С ума сойти, она мне так нужна, так нужна, а никак не дозвониться на мобильный.

     - У неё сейчас очень важный разговор, перезвоните через пару часиков, милочка! - донеслось в ответ, а потом Геката просто уронила трубку на рычаг, проворчав, - Храни всех нас Юнона от таких подруг! Отбила жениха у Ветки, женила его и теперь ещё и смеет плакаться, какой у неё гадкий любимый котик, оказывается! Два сапога пара, ни отнять, ни прибавить! - богиня, почуяв, что просто так эта надоеда от их ведьмочки не отвяжется, упредила нежелательные звонки, выдернув вилку базы аппарата из розетки.

     Мегера же решила пойти ещё дальше, наколдовав так, что ни Лили, ни Всеволод ни в жизнь не смогут не то что дозвониться Иветте по любому телефону, но даже мимо пройдут и не заметят, что она поблизости прохлаждалась. Рыжеволосая фурия знала сладкую парочку как облупленную, поэтому сделала всё, что в её силах, чтобы их дорожки с тусовочной подружкой и её супругом пересекались как можно реже.

     Ведьмочка выскочила из дома, как ошпаренная, ошарашив подруг:

     - Виктор предложил на полтора месяца приехать к нему и поработать вместе. Говорит, там очень интересные раритеты нашли, явно древнеримские. Он предлагает смыться из этого дурдома до того, как весь этот переплёт закрутится чересчур сильно для простой смертной. Через неделю уже ждёт меня.

     Мегера, озорно сверкнув изумрудными глазами, промурлыкала:

     - Иветта, что-то мне подсказывает, что ваш университетский роман очень быстро перерастёт в серьёзные отношения. Это тебе не Ланской, так что тысячу раз подумай прежде чем отказывать. Только вот недельный визит Морганы нам по любому придётся расхлёбывать всем вместе.

     Ведьмочка скривилась так, словно надкусила совсем незрелое яблоко, и проворчала:

     - Подмешать ей в питьё смесь пургена со снотворным. Уверена, результат превзойдёт даже самые смелые ожидания. Она никогда не играет по правилам, так почему бы вам не перестать миндальничать с какой-то там феей, пусть даже Королевой, и задать ей адекватную накопившимся проступкам взбучку?

     - Она почует любую магию, так что мы пас. Всё равно без толку.

     - Можно сделать проще: намешать бурду в бокале, сказать, коктейль, который мало кто решается выпить из-за мерзкого вкуса и побочных эффектов. Если я хлебну, а вы начнёте посмеиваться, что она струсила, не думаю, что не решиться доказать всем, какая она могущественная чародейка и ничего не боится, - светло-карие глаза лукаво сверкнули, а я тут же вспомнил, как один ламий подбил Венеру на совершеннейшую глупость только потому, что при всех сказал, что она никогда не решится повторить его подвиг.

     Та презабавная история окончилась тем, что раскрасневшаяся от слишком крепкой для неё смеси виноградного вина и абсента, а выпила она всего один маленький глоточек, несчастная блондинка до рассвета считала сиреневых чёртиков, которые весело отплясывали на столах нечто среднее между зажигательной джигой и канканом.

     Я многозначительно посмотрел на Аора, намекая, что есть идея, но надо её обсудить без лишних ушек, особенно тех, что принадлежат неугомонной фурии. Мой непосредственный начальник пожал плечами, и мы прошли в дом, где опасность прослушивания была минимальной, а при удачном стечении обстоятельств зеркала могли показать что-нибудь интересное и важное.

     Тут серебристая поверхность затуманилась, и внутрь шагнула Нокс под ручку на этот раз с собственным муженьком. Синеглазая интриганка даже не удостоила нас вниманием, потащив заметно приунывшего мужа во двор. По лицу бога мрака было заметно, что разговор с женой был довольно жёстким, мало приятным и явно на повышенных тонах: обычно бледную кожу мужчины покрывали багровые пятна, когда появлялись лишь тогда, когда его не только загоняли в угол, но и заставляли давать обещание, которого при других обстоятельствах он бы никогда не дал.

     Геката, смерив Эребуса насмешливым взглядом, миндальничать не стала, а сразу озвучила полный перечень требований, главным среди которых, естественно, было, что ему запрещается приближаться к Иветте.

     - Тривия, вы совсем озверели? Работа в команде предполагает, что я смогу свободно общаться с кем угодно в любое удобное для меня время!

     - Либо так, как мы требуем, либо никак! - сказала, как отрезала богиня колдовства. - Кстати, ты помнишь то зелье, которое вы с Меркурием сварили как-то на спор. Ну, то, которое составила Церцея?

     - Детка, у меня с памятью проблем никогда не было! О каком именно составе идёт речь?

     - Грёзы Горгоны, вот о каком! - брюнетку позабавило выражение ужаса, возникшего на лице не в меру ушлого и непредсказуемого небожителя.

     - Тривия, ты же знаешь, что с противоядием будут большие проблемы: наглые смертные, год за годом совершающие наглые набеги на Тартар, почти под корень и Слёзы Эвридики, и червей Тартароса!

     - Это нужно лишь смертным, на богов и Волшебный народ оно действует совершенно иначе. Антидот нам в данном случае абсолютно не потребуется!

     - Ты задумала именно то, о чём я подумал, детка? - самодовольная улыбка, чуть тронувшая губы бога мрака, говорила яснее любых слов, что идея явно пришлась ему по душе.

     - О да! Душка Эрика на спор выпьет глоток этого зелья и будет повторять, что Моргана нипочём не решиться отведать подобного пойла. Правда, ещё ни одна фея не снимала пробу именно с этого зелья Церцеи!

     - Нет уж, Тривия, ищи другого дурака, который сделает эту работу за тебя!

     - Аор, котик, - Мегера кокетливо хлопнула ресницами и обворожительно улыбнулась ламию. - Ты ведь поможешь нам посадить в лужу эту мерзкую задаваку, коль скоро она никак не желает угомониться, доставляя чересчур много хлопот?

     - Без проблем, Мег, я даже знаю пару коктейлей с фруктовыми соками, которые практически невозможно отличить на вкус и запах от коварной отравы колдуньи, у которой были личные счёты с Эребусом.

     Время 'Ч' стремительно приближалось, а мы совсем не были уверены в том, что и на этот нос ушлая ирландская Королева Фей не посадит нас в лужу.

     Аор, одетый в подзабытый уже наряд официанта в 'Смехе Феи', лично встретил Моргану у входа и препроводил вместе со свитой, в которой Эрика сразу же обнаружила и голубоглазую шпионку, которая пыталась убедить всех, что у неё в хорошенькой головке нет ничего, окромя призрачного лунного света и ночного ветра.

     Высокая черноволосая женщина с бездонным взглядом цвета сочной летней листвы сначала с интересом посмотрела на спутника, но, поняв, что перед ней всего лишь ламий, тут же утратила к мужчине и тень интереса.

     - Это кому же в голову пришло, Либер, так чудесно оформить твою забегаловку? - в звучном голосе феи голубых королевских кровей звучала неподдельная гордость за Волшебный народ.

     - Ученице Гекаты, ведьме Иветте, - Мегера и не скрывала того, что незваной гостье тут совсем не рады.

     - Мне бы хотелось лично выразить ей своё одобрение.

     - Увы, это невозможно: она усиленно обучается всем тонкостям колдовской науки и, практически, не выходит за пределы своего дома.

     - Очень жаль, надеюсь, всё же, что меня познакомят со столь многообещающей и интересной смертной. Возможно, чему-нибудь полезному смогла бы научиться и у меня.

     - Не стоит беспокоиться о её судьбе, королева Моргана, мы с сёстрами в состоянии присмотреть за собственной жрицей! - рыжая фурия проплыла мимо настолько грациозно, что вызвала восхищённые взгляды даже со стороны эльфов из свиты ирландской интриганки, что той, естественно, сильно не понравилось.

     Аор сразу решил разрядить обстановку, промурлыкав:

     - Ваше величество желает коктейль? Выбирайте, моя госпожа, - и он с вежливым поклоном протянул к фее серебряный поднос, заставленный хрустальными бокалами с разнообразными вариантами алкогольных смесей, далеко не все из которых были изготовлены оп старинным ирландским рецептам.

     - Вот этот, изумрудный, - изящный пальчик указал точнёхонько на зелье, придуманное колдуньей Церцеей, - и, пожалуй, вот этот, он ведь с малиной?

     - Да, моя госпожа. Ещё рекомендую попробовать медовый пунш, который подадут несколько позже. Закуски на время вашего визита тоже приготовлено по рецептам вашей далёкой от нас родины.

     - Для обычного кровососа ты удивительно умён и галантен, я буду присматривать за тобой, - промурлыкала фея, отдавая должное малиновому ликёру, которым не брезговала и сама Юнона.

     Аор умчался на кухню за закусками, быстро расставил угощение на столике и, извинившись отправился переодеваться: наступало время ещё одного сюрприза.

     Честно говоря, наслушавшись шепотков в баре, выступать мне совершенно не хотелось. Королева Фей была не только коварна, но и капризна сверх всякой меры. Тех, кто имел несчастье ей не угодить, ожидала масса бед и нежданных проблем.

     Макс, давно смирившись с участью постоянно попадать в интриги, сплетённые Талеей и богинями, поджидая, когда его приятели-ламии присоединятся к нему. Чуткие пальцы лениво пощипывали струны дорогущей гитары, проверяя, насколько верно она настроена. Негромкие переливы сразу же привлекли к себе внимание голубоглазой феи из свиты Королевы.

     - Моя госпожа, - проворковала она, - вы давно хандрите и жалуетесь, что вас уже давно совсем ничего не радует. Может, стоит прихватить здешнего менестреля? Уверена, уж он-то сможет раскрасить яркими красками каждый миг вашей жизни.

     - Фаила, наши древние законы строго-настрого запрещают покушаться на имущество другой дамы, если она принадлежит к Волшебному народу. Разве ты не видишь, что на музыканте стоит метка Талеи. Уж с кем с кем, а с ней связываться никто не рискует: она слишком долго общается не только с Античным Пантеоном и с иными существами, следующим за богами, но и с современными смертными.

     - Даже вы, моя Королева? А если поспорить, эта выскочка проиграет, и вы заполучите такого интересного мужчину?

     - Можно попробовать, но состязаний должно быть много, чтобы никто не посмел гавкнуть, что я сжульничала в отношении другой феи!

     Когда всё трио собралось вместе, по 'Смеху Феи' поплыли знакомые за века истории, но Моргане и в голову бы никогда не пришло, что они могут звучать в столь неожиданной тональности. Черноволосая чародейка бросила всего один задумчивый взгляд на занятного смертного и вызвала Талею в общую залу.

     Разъярённая беспардонностью другой претендентки на Макса интриганка появилась у столика Королевы практически через пару мгновений и с места в карьер бросилась в атаку, так как за свою долгую жизнь усвоила простую истину: 'Лучшая защита - активное нападение'!

     - Ах ты, бессовестная! Мало того, что припёрлась снова, хотя прекрасно знаешь, что в этих краях тебе не рады, так ещё и пасть раззявила на мою любимую игрушку?! - от такого заявления глаза у всех трёх исполнителей стремительно поползли куда-то в область макушки: так подло бравого блондина ещё ни разу в жизни не опускали, но у него хватило ума помалкивать, хотя так и подмывало прилюдно высказать нахалке всё, что он о той думает, не стесняясь в выражениях.

     - Давай посостязаемся за право обладания этим менестрелем? Или ты боишься, Талея? - изумрудные глаза Морганы откровенно издевались над соперницей, используя старый как мир трюк, который современные люди без затей называли 'взять на слабо'.

     Впрочем, черноволосая любительница прибрать к рукам чужое не учла одного нюанса: её соперница слишком часто общалась с такими кадрами, как Эребус, поэтому без зазрения совести пользовалась любым рычагом, который позволит ей не только повергнуть врага наземь, но и мастерски опрокинуть в глубокую лужу.

     - Беру всех присутствующих в свидетели, что не я затеяла свару, а эта идиотка! - подруга фурий, Нокс и Гекаты обвела мрачным взглядом всех присутствующих в баре и, дождавшись от каждого, вплоть до самого распоследнего ламия или лара утвердительного кивка, продолжила: - Итак, сначала по обычаю нашего народа, полагается выпить за здоровье супротивника, поднять задравный кубок с пожеланием 'Да победит самый достойный!' и скрепить наш договор клятвой!

     - За твой счёт, дорогая. Пусть тот кровосос, который прислуживал мне сегодня и обслужит нас! - откуда Моргане было знать, что Аор специально подослан небожителями, чтобы смешать ей все карты.

     Ламий с поклоном протянул Моргане поднос, уставленный хрустальными бокалами с обычными коктейлями, а в серебряный кубок таил в себе зелье Церцеи. Именно его Королева Фей и предпочла, проворчав недовольно:

     - Могли бы и на золотой расщедрится! Хотя, что с вас взять, сами-то из обычной посуды пьёте! - женщина презрительно скривилась, бросив на богинь весьма красноречивый взгляд, впрочем, три интриганки и Талея сделали вид, что они так ничего и не заметили.

     Ирландская задира, с любопытством поглядывая на одну из самых наглых и стервозных соплеменниц,вкрадчиво выдохнула:

     - Моя Королева, вы предлагаете полноценные состязания? Я поставлю на кон мою любимую игрушку, а чего лишитесь вы в случае проигрыша?

     - И чего же ты хочешь, Талея? - Моргана откровенно заскучала, даже причудливая музыка уже не гасила её неуёмные амбиции и тягу к подлым интригам.

     - О, самую малость, госпожа: вы признаете, что Античный Пантеон всё же одержал над вами верх и больше никогда не побеспокоите их, оставаясь в границах Изумрудного острова. Согласитесь, это совершеннейший пустяк по сравнению с тем, что в случае моего проигрыша вы заполучите такое новое и занятное развлечение, как современный бард.

     - Что ж, Талея, ты сказала, я услышала, да будет по слову твоему. Первое состязание просто: кто сможет выпить больше коктейлей, тот и победил. Это старинная забава Волшебного народа. Хотя мы и не лепреконы, но при желании способны заткнуть за пояс в таком деликатном деле даже их.

     - Моя Королева, - юная фрейлина Морганы чуяла подвох, но так и не могла понять, в чём он состоит, взяв с подноса хрустальный бокал с хмельной смесью, она сделала осторожный глоточек и довольно зажмурилась от удовольствия. - Моя Королева, не знаю, что они туда добавляют, но вкус восхитителен и ни на что не похож!

     - Фаила, тебе никто не дозволял совать свой не в меру длинный носик в наши дела! Убирайся, гадкая девчонка: иначе я задам тебе такую взбучку за наглость, что ты об этом событии в своей жизни никогда не позабудешь!

     Девушка испуганно пискнула и поспешила затеряться среди свиты, справедливо опасаясь, что её гневливая владычица назначит на должность девочки для битья новую жертву, на которой впоследствии будет срывать злость даже намёка на провинность.

     Королева Фей мило улыбнулась и вежливым жестом предложила Талее сделать первый ход. Женщина с волосами цвета гречишного мёда неопределённо пожала узкими плечами и приняла из рук Аора бокал с безалкогольной смесью из соков и так любимого ею липового мёда:

     - Пусть каждая из нас получит только то, что заслужила! - отсалютовала головная боль полковника Морса Моргане и принялась с упоением смаковать янтарную жидкость, чтобы никто и не понял, что их ловко провели, как это было в чести у Волшебного народца.

     - Вы ещё можете отказаться от пари, - Мегера насмешливо посмотрела на обеих спорщиц, - тогда каждая останется при своём, и ничьи честь и родовая гордость не пострадают.

     - И не подумаю! - гневно прошипела Моргана и в один присест осушила серебряный кубок и тут же опорожнила пару бокалов, услужливо протянутых ламием неугомонной аристократке благородных фейских кровей:

     - Госпожа, - с грациозным поклоном попытался он урезонить впавшую в раж ведьму, - эти напитки коварны, как зимнее море. Вам не следует относиться к ним слишком легкомысленно: на кону ваша родовая честь, повелительница чар.

     - Угомонись, красавчик! Ты тоже чья-то любимая игрушка?

     - Нет, - ответила за кровососа Мегера, - но он вхож в свиту богинь мести.

     - Значит, раз твоих сестёр тут нет, ты не сможешь поставить его на кон. Забавный клыкастик, вынуждена признать, - Аор и вида не показал, что от подобного предложения он впал практически в благоговейный ужас, прекрасно понимая, как мог бы попасть, если бы богини не услали благоразумно Тизифону и Алекто в Тартар проверить, как идут дела у Лиры, которая доставила всем столько неожиданных проблем.

     - Мы друзей на кон не ставим, Моргана! Так что аппетиты поубавь! - фурия откровенно издевалась над Королевой Фей, делая всё, чтобы та окончательно утратила бдительность и как можно глубже в паутине их блестящей интриги.

     Фея опорожнила два сверкающих в свете волшебных шаров хрустальных бокала, пускающих радужные блики, и поражённо выдохнула:

     - Восхитительно, пожалуй, я бы не отказалась от парочки рецептов! У каждого из напитков вкус отличается лишь едва отличимой нотой в послевкусии! - а тем временем зелье Церцеи, смешиваясь с алкоголем, мёдом и фруктовым соком, готовилось нанести подлый удар в спину не в меру возгордившейся Морганы.

     Талея же, подговорив ламия, без зазрения совести хлебала в основном те составы, в которых не было и капли алкоголя. Уж кто-кто, а она знала, что крепкие напитки, которые гонят современные люди, принимаемые в неограниченных количествах, не доведут до добра никого, даже могущественную фею.

     Увидев, как заблестели глаза Королевы, он мило улыбнулась и предложила продолжить, но та, лениво отмахнувшись от соперницы, провещала:

     - Это слишком скучно и банально, следующим испытанием будет: кто больше внесёт сумятицу в 'Смехе Феи', тот и победил! Вынуждена признать, - она громко икнула, - что ты меня неприятно удивила, милочка: пьёшь даже больше, чем Смайли-лепрекон! А уж его на моей памяти перепить ещё никому не удавалось, даже мне! - во взгляде женщины было столько удивления пополам с досадой, что рыжеволосая ирландская задира не удержалась от шпильки.

     - Моя дорогая, это не я пытаюсь оттяпать себе у родственницы любимую живую игрушку, заметь. Так что на лёгкую победу даже не рассчитывай: сделаю всё, чтобы не только не отдать Макса кому бы то ни было, но и эффектно посадить тебя в лужу на глазах у твоих давних недоброжелателей. И, кстати, согласно древнему закону магических дуэлей, выдвигаю дополнительное требование: Мир современных людей не должен заметить столь знаменательного события, конечно, кроме тех смертных, кто сюда вхож.

     - Не понимаю, что ты нашла в небожителях, но с удовольствием посажу тебя в лужу, а потом и оттяпаю этого славного кровососа у трёх фурий. Нечего им владеть таким идеальным слугой. Всё лучшее феям! - закончила она речь, затуманенный алкоголем и зверской смесью Церцеи мозг Королевы и не заметил, насколько убого прозвучала последняя фраза.

     - Дорогая, я сколько раз говорила, чтобы ты не увлекалась дешёвыми сериалами, особенно для подростков? Итак, в первом состязании одержала верх я! - Талея взяла один из коктейлей с мартини и добила соперницу, неторопливо выхлебав всё до капли, при этом на её красивом лице было написано столько удовольствия изысканным напитком, который она всегда предпочитала виски, абсенту, коньяку и водке, что черноволосая интриганка сердито прошипела заковыристое проклятье в адрес нахалки, но чары не нанесли той и малейшего вреда.

     Подозвав к себе официантку, которой оказалась Эрика, незваная гостья недовольным голосом приказала:

     - Принеси мне десерт с земляникой и чашку кофе! Не вздумай копаться, иначе мой гнев настигнет тебя даже на краю света!

     Эребус и в своей женской ипостаси особыми кротостью и благонравием не отличался, а тут ещё и приобрёл коварство весьма неприятного толка, на которое всегда были горазды только внешне безобидные богини, конечно, это правило не касалось Гекаты, Беллоны и фурий. Юнона же всегда пыталась убедить окружающих в том, что как любящая мать, готова простить своим любимым детям любую шалость. Только вот те, кто неосмотрительно нарушал главный приказ Юпитера: 'Не высовываться!' очень скоро с удивлением обнаруживали, что и любовь Матери Богов имеет строго очерченные границы.

     Увидев, что Фаила помогает своей Королеве при помощи магии, он вызвал из Татара Лиру и тихонько шепнул ей на ушко:

     - Моргана явно играет не по правилам, отвлеки эту голубоглазую стерву, да так озадачь, чтобы у неё больше не было никакой возможности помогать своей госпоже жульничать.

     Цветочная феечка проказливо улыбнулась и ринулась к намеченной жертве, восхищённо хлопая глазами и вереща от радости:

     - Скажи, а каково это - быть фрейлиной самой Королевы Морганы? - когда её проигнорировали, девчонка сразу же оскорбилась до глубины души и в долгу не осталась.

     Выпустив короткое заклинание, подслушанное ею у одной из ламий, когда она была в гостях, Лира превратила задаваку в странное растение, которое цвело крупными цветами цвета засохшей крови и благоухало ароматами поля боя, когда битва уже завершилась, но хоронить павших было уже некому.

     Потом, решив, что веселью не хватает ещё большего бардака, выпустила несколько заклинаний, которые сделают результаты волшбы практически непредсказуемым, но не позволят любой магии выйти за пределы заведения Либера. Проблемы с Юпитером никому не были нужны.

     Моргана, бросив косой взгляд на чем-то сильно раздражающую её черноглазую девицу, выпустила в неё заклятье и с удивлением увидела, что с той ничего страшного не случилось, но вот оба ламия странным образом изменились, снова став живыми существами из плоти и крови. Естественно, в планы интриганки подобный эффект не вписывался напрочь, устранить же последствия собственной волшбы ей так и не удалось.

     - Королева, за тобой два должка: один - фуриям, другой - ведьме Иветте. Мы подумаем о том, что взять с тебя в качестве виры, - Мегера призвала на помощь всю силу своего недюжинного актёрского таланта, чтобы никому и в голову не пришло оспорить её решение.

     Ни мне, ни Аору, естественно, совсем не пришлось по вкусу, что мы лишились в одночасье всех достоинств своего народа. Макс лишь мысленно поблагодарил всех богов, какие только пришли ему на ум за то, что его не трансформировало в ламия или ещё что похуже. Впрочем, ещё не вечер, как говорится, а выражение тихого восторга на симпатично мордашке Лиры не понравилось никому. Впрочем, цветочная феечка уверила нас, что чары не действуют на небожителей, представителей Волшебного народа и тех, кто уже хоть раз подвергся их причудливой игре.

     'Макс, тебе придётся скрывать от всех, что ты больше не человек. Ты больше - не любимая игрушка Талеи, зеркало никуда не денется, но от его цепей ты избавился навсегда. Нашей рыжеволосой интриганке осталось всего лишь смириться с тем, что ты стал одним из тех, с кем ей теперь тоже придётся считаться, как с равным!' - певец криво усмехнулся и подумал, что на этот раз три феи сами себя перехитрили.

     Эрика сразу ощутила беспокойство, ведь бесконтрольные чары Морганы могли натворить чересчур много бед, хорошо ещё, что только внутри 'Смеха Феи'. По странному капризу судьбы, он почувствовал, что теперь женский облик не слезет с него, бедолаги Эребуса, до самого Дня Святого Патрика.

     Пожелав Королеве, чтобы её жизнь превратилась в бесконечный кошмар, бог мрака в изящном теле с ужасом наблюдал, как все посетители бара, кроме музыкантов, виновниц бардака и Фаилы, которая уже утратила свой первоначальный облик, меняются полами. Лишь ламиев и ларов странный новый всплеск чар оставил в первозданном виде.

     Голос Нокс, который явно был мужским, тут же потребовал у Морганы:

     - Ты хотя бы поняла, что натворила, кошка драная? Верни всё, как было, иначе пожалеешь, что припёрлась на нашу территорию! - синие глаза веяли стужей, но Моргана под воздействием зелья Церцеи страха не ощущала, к тому же оно было усилено крепким алкоголем и абсентом, бывшая богиня ночи с облегчением подумала, что просто замечательно, что она отослала Лиру и Иветту прочь ещё во время первого состязания. - Представляешь последствия собственной глупости? Да ты вовек с нами не расплатишься!

     - Ой, мистер Нокс, а ты жуткий зануда! - Моргана томно вздохнула и стрельнула глазками. - Ну, подумаешь! До Дня Святого Патрика их ничем не снять, а потом сами рассеются, наслаждайтесь! Когда ещё вам доведётся понять собственных мужей и их слабости на собственной шкуре?

     - Ага, учитывая, что они жуткие тормоза, у нас будет куча незапланированных капризных богинь на сносях. С этим ты что делать собираешься?

     - Вот чёрт! Я совсем упустила из вида, насколько все небожители блудливы, вне зависимости от пола! Талея, внеси изменения, чтобы беременная, к примеру, Эрика, до родов оставалась женщиной, всего-то!

     - Ты проиграла, Королева, доказав всем, что ни на что не годна: ни веселиться, ни пить, ни колдовать ты нормально не умеешь. Вот до чего могут довести спесь и излишне завышенная самооценка! - рыжеволосая задира всегда предпочитала упреждать возникновение осложнений, особенно когда последствия могли быть сколь угодно неприятными.

     Мегера в новом своём виде метала громы и молнии и, тыча гостью носом в пачку контрактов, злобно шипела:

     - Ты хоть представляешь, Моргана, какова будет суммарная неустойка по ним? До марта десять месяцев, у меня съёмки и показы срываются. Ну, допустим, в дефиле можно демонстрировать и мужскую одежду, но скольких главных ролей по твоей милости я лишилась? Мой юрист свяжется с тобой, когда прояснит этот вопрос, величина морального ущерба от всех пострадавших, уверена, влетит тебе в копеечку! К тому же, Геката тоже попала по твоей милости в весьма двусмысленное положение: Меркурий сейчас в служебной командировке в Тартаре. Представляешь, как он отреагирует на то, что его жена изменилась настолько кардинально почти на год?

     - Ой, подумаешь! Талее надо было просто отдать Максика мне, и все дела, а вам признать, что я гораздо круче и лучше всех, только и всего! Неудачники!

     - Больше никаких соревнований со всякими прошмандовками! С ума сойти, сколько может быть проблем от трёх зарвавшихся фей, одна из которых мало того, что безголова, так ещё и пьяна в хламину! Вот, полюбуйтесь на 'Королеву пустых бокалов'! Моргана, сколько раз я тебя предупреждала, что если пьёшь, соблюдай меру?! Размер виры за всё, что ты тут натворила, получишь в конце недели. Обещаю, что обдеру как распоследнюю липку! - в голосе Юноны звенела обоюдоострая сталь.

     - Я - не настолько нищая, чтобы пугаться такого заявления. Зато не припомню, когда так славно веселилась!

     - Убирайся сейчас же и не вздумай когда-нибудь покидать пределы Изумрудного острова, иначе так взгрею, что мало не покажется даже тебе!

     - Не пугай, я тоже бессмертна и знаю много такого, что тебе и не снилось, античная выскочка! Тоже мне тут нашлась 'Матерь'! - и Моргана испарилась, прихватив с собой даже превращённую в тартарийскую диковину Фаилу.

     Мистер Нокс, увидев Эрику, крепко ухватил знойную брюнетку под острый локоток и бросив на вторую Либеру насмешливый взгляд потащил красотку к зеркалу, довольно бормоча так, чтобы слышала только его спутница:

     - Ну-с, милая жёнушка, а теперь ты в полной мере почувствуешь все прелести бытия замужней небожительницы, вплоть до моих походов налево, моя драгоценная Эрика, - бог ночи ослепительно улыбнулся и протащил впавшую в полный ступор жертву фейского произвола через серебряное зеркало с явным намерением отыграться на любимом муженьке за все пролитые в подушку слёзы, обиды и унижения.

     Я, Макс и Аор, поняв, что переиграть ничего обратно уже не удастся, да, в принципе, и не надо, устроили маленькое полевое совещание по поводу того, что нам теперь делать, учитывая столь кардинальные перемены в жизни.

     - В 'Смехе Феи' никогда не было столь сногсшибательного ансамбля, вот и продолжайте в том же духе. Я даже из вредности оставлю интерьер таким, как сейчас, пока всё не вернётся на круги своя, - оливковые глаза блондинистой хозяйки бара томно перепархивали с одного мужчины на другого, обещая море удовольствия от общения в режиме тет-а-тет, особенное её повеселило, что жена сейчас отдыхала на Карибах уже третий год и возвращаться в родные пенаты под крыло к муженьку явно не спешила.

     Мы проигнорировали наглую и беспардонную новоявленную богиню плодородия, обсуждая планы на ближайшее будущее. Впрочем, прознав про кавардак в баре, Морс вместе с Тизифоной и Алекто не замедлили явиться и после многих попыток снять мерзкие чары, были вынуждены признать поражение.

     Хозяйка бара, поняв, что с нами каши не сваришь, тут же переключилась на бога смерти, но тот отмахнулся от пострадавшего от произвола Королевы Фей небожителя, как от не в меру назойливой мухи, и не скрывал облегчения, что Иветты и Лиры, обеих фурий и его самого в тот момент на месте преступления не было.

     - Танатос, - Либера номер два капризно сморщила курносый носик, украшенный россыпью веснушек, - как можно быть таким занудой? Века шелестят над нашими головами, а ты всё так и не научился радоваться жизни!

     - Ты потом поспрашивай у Эребуса, по вкусу ли ему пришлась новая ипостась. Тебе не приходило в голову, что богини будут жестоко мстить за пренебрежение и постоянные походы налево? Мне совершенно не понравилось выражение глаз Нокса. Боюсь, для Эрики настали совсем уж чёрные времена.

     - Это их проблемы! Моя Либера, хвала Юпитеру, сейчас далеко и не изменилась.

     - Либер, ты буйволиным стадом пронёсся по многим судьбам, в этом вы с богом мрака очень похоже: короткая вспышка страсти, привет родителям и новая пассия! - в чёрных глазах Морса было столько осуждения, что новоявленная блондинка презрительно фыркнула и пошла окучивать более перспективные огородики.

     Макс хлопнул себя по лбу и, сверкнув белозубой улыбкой, ошарашил нас обоих:

     - Парни, я - кретин безголовый! Как же мог забыть про один телефончик, который уже пару лет валяется у меня в списке контактов. Просто не было толковых товарищей, чтобы создать группу, а назовём её 'Ламийский рок'. Можно сегодня же устроить дебют в уютном ночном клубе 'Фантазия' и даже пригласить кого-то из знакомых. Фаор, уверен, что знаю, что тебе есть, кому подарить бесплатный билетик.

     Мы понимающе переглянулись, и на наших лицах расцвели одинаковые чуть кривоватые ухмылки удачно обтяпавших весьма скользкое дельце сообщников.

     - Буду через час, а потом пойдём к Ветке: будем вместе выбирать песни и композиции и репетировать, - на том по рукам и ударили.

     Чувствовал я себя в новой ипостаси совсем не в своей тарелке. Возврат к прежнему образу жизни стал для нас с Аором невозможным, поэтому мы даже слегка растерялись, лишившись привычного формата существования.

     Алёна укатила на месяц на Антильские острова, поэтому даже и не знал, куда пристроить обещанный мне пригласительный. Иветта вовсю подготавливалась к длительному отсутствию, бессовестно пользуясь тем, что Эребусу сейчас совершенно не до неё. Застать дома неугомонную ведьмочку стало практически невозможно, зато вернувшийся с переговоров Макс сиял как начищенный тазик и честно разделил поровну пригласительные билеты, которые ему удалось добыть, очаровав владелицу злачного заведения, между нами троими.

     Аор с гнусной улыбкой умчался к Ноксу и вручил ему три стильных открытки, куда надо было вписать имена приглашённых. Эрика сердито шипела и пыталась избежать экзекуции, сразу почуяв, что пахнет жареным и неожиданно приобретённый муж будет жестоко мстить за все реальные и мнимые обиды, какие только сможет обозначить таковыми.

     Потерев бочок брелка, в котором проживала Алла-ад-Дина, временный бог ночи бархатным голосом озвучил своё предложение, от которого злая джинни, естественно не смогла отказаться.

     Эребус сразу прочёл в изумрудных глазах суровый приговор: десять месяцев ада в мире живых ему обеспечат на высочайшем уровне. Синеглазый супруг вертихвостки не поленился наложить заклятье, чтобы милая жёнушка всюду следовала за ним и не могла отвести взгляда, чтобы ему не взбрело в дурную голову натворить, пользуясь столь необыкновенным казусом, возникшим по вине безголовой Морганы.

     - Мне многие говорили, что джинни во многом дадут сто очков вперёд не только простым смертным и феям, но даже небожительницам!

     - Не смей! - взвизгнула богиня мрака, опуская на голову ловеласа свою любимую вазу из тончайшего фарфора, от чего та рассыпалась в мелкую пыль.

     В доме Иветты было тихо: неугомонная хозяйка вместе с рыжим богом мести отправилась и дальше заниматься сборами, ведь полтора месяца вдали от цивилизации требовали профессионального подхода.

     Мы с Аором дождались Макса и принялись ожесточённо спорить, подбирая репертуар. Впрочем, разругаться вдрызг нам не дала Талея. Увидев, какой многообещающих взгляд бросила на меня Лира, фея залепила своей подопечной увесистую затрещину и прошипела:

     - Лира, неужели ты не видишь, что ваше с Морганой глупое колдовство превратила этих двух кровососов и мою игрушку в нечто, подобное Маргарите? Уймись, в последний раз говорю тебе, глупая девчонка!

     Зеленоглазая ученица головной боли Морса скромно потупила взор, но никого из присутствующих девчонке провести, естественно не удалось: скрытый бунт чутьё засекало ещё до момента его перехода в активную фазу откровенного вредительства.

     - Смотрю, что сами только перессоритесь, поэтому предлагаю сделать так, как я посоветую, а взамен я на один вечер верну Мегере женский облик и приведу на ваш концерт Алёну, но уже завтра всё будет, как положено.

     Перед таким искушением устоять никто не смог, а Макс недовольно проворчал:

     - Всю работу сделал я, а мне пряника от госпожи Задиры так и не досталось.

     - Макс, три варианта на выбор: одна из фей или сам познакомишься с кем-нибудь на месте.

     - Лучше меня, - Лира обворожительно захлопала ресничками, - меня ты никак не волнуешь, как мужчина, поэтому можешь чувствовать себя в полной безопасности.

     Бросил на приятеля всего один умоляющий взгляд, и он сразу понял, что придётся пойти на маленькие жертвы во имя крепкой мужской дружбы: мы спаялись настолько крепко, что были готовы вместе перегрызть горло любому врагу, не взирая на могущество, статус и расу.

     - Талея, 'Ламийский рок' исполнит твою просьбу, но взамен ты весь вечер будешь изображать из себя мою девушку.

     - Котик, ты хорошо подумал? Если мне придётся по вкусу твоё общество, вновь окажешься в моих загребущих лапках.

     - Поживём-увидим, к тому же не собираюсь слишком миндальничать с тобой в общественном месте. Пригласил бы Нокс да ваши фейские шалости сделали такой ход невозможным!

     Обе дамы синхронно весьма неженственно фыркнули, выражая всю степень презрения к глупцам, которые ничего не понимают в колбасных обрезках и настоящем искромётном и ничем не ограниченном веселье с непредсказуемыми последствиями для окружающих.

     Завсегдатаи клуба 'Фантазия' были поражены странным репертуаром музыкантов, причём настолько, что хозяйка заведения предложила им каждый вечер тут выступать и пообещала помочь с записью сольного диска, если в баре каждый день будет людно.

     Алёна сразу уловила перемену во мне, взгляд её цепких зелёных глаз требовала подробнейшего отчёта, желательно, немедленно.

     - Рассказать несложно, детка, но без лишних ушей. Давай снимем номер, поставим защиту от прослушивания, и я отвечу на все твои вопросы.

     - Хорошо, но, если будешь приставать, получишь знатную взбучку!

     - Очень надо, сама придёшь! - самодовольно прошептал я. - А твоё серебряное зеркальце нам с Аором больше ничем навредить не сможет! - поняв, что наживка проглочена, отправился к портье претворять в реальность свой план с далеко идущими последствиями, и молясь Юпитеру, чтобы ушлая бестия до срока не догадалась, что на этот раз ей никто не собирается позволить ускользнуть.

     Всё было забито под завязку, кроме самого дорогущего номера класса люкс, но в данном случае любые расходы были оправданы. Галантно подождав, пока девушка удобно устроится на диване в гостиной, сам опустился в кресло напротив и приготовился отвечать на самые каверзные вопросы. Уж кто-кто, а эта проныра умудрялась вытаскивать из памяти несчастной жертвы профессионального произвола даже то, что ускользнула от внимания её хозяина.

     Диктофон довольно заурчал, проглатывая последние фрагменты сенсации. Алёна только сейчас поняла, какая везучая особа, что не попала на соревнования между Морганой и Талеей.

     - То есть уже завтра утром Мег будет расхаживать в мужском обличии? А ведь подобное несчастье могло произойти и со мной, и с полковником Морсом, и с многими другими. Иногда мне кажется, что прекрасно, что 'Смех Феи' - маленький уютный бар, а не огромный многоуровневый танцпол или ночной клуб.

     - Именно поэтому Юнона и наложила строгие ограничения на его площадь. Исключительно из соображений безопасности. Хорошо ещё, что эффект временный и, кроме ряда нюансов, через десять месяцев всё вернётся на круги своя.

     - Больше всего меня беспокоит ещё и то, что там была Венера. Она и в женской ипостаси - не в меру блудливая кошка, а теперь будет мстить всем мужчинам за то, что они не оправдали её высочайших ожиданий.

     - А ты, как всегда, права Алёна, надо бы предупредить, кого следует, а то безголовый бог любви натворит таких дел, что потом мало никому не покажется, - я осторожно пересел на диван, но погружённая в глубокие раздумья девушка не обратила на это совсем никакого внимания, как и тогда, когда сел так близко, что почувствовал жар тела под тонкой одеждой весьма откровенного шёлкового платья.

     Впрочем, прекрасно понимал, что спешка вредна даже при ловле блох, поэтому решил, что форсировать события не стоит: больно уж строптивый нрав был у этой девицы, а получить заслуженный щелчок по носу как-то совершенно не хотелось.

     Видеть горящие от предвкушения сенсации зелёные глаза Алёны было жутковато: в этот момент она слишком уж сильно смахивала на ламию, уже готовую вонзить белоснежные клычки в ни о чём пока что и не подозревающую жертву.

     - И как ты собираешься состряпать из всего этого материал, не нарушая приказ Юпитера 'Не высовываться!'? - было жутко любопытно, как эта ушлая журналистка сумеет осветить эту покрытую мраком историю и при этом не получить строгий выговор от Юноны.

     - О, просто: сделаю интервью с Максом, совсем не важно, что он тоже изменился. В 'Крыльях Мотылька' были несказанно рады узнать, что повеса не только жив, но и сколотил собственную рок-группу. Ну, а афишировать, кто такие вы с Аором, я не стану. Это лишь добавит загадок и шарма циклу моих статей о том, что нужно очень осторожно относиться к знаниям, укрытым за хитросплетениями древней мифологии. За такую работу меня никто к барьеру не вызовет и не вынесет остатки мозгов. Ты думаешь мне впервой балансировать между табу и необходимостью постоянно подогревать интерес к изданию, в котором начала работать ещё студенткой.

     - Спасибо за сотрудничество, Фаор, с меня причитается. А теперь, как ни жаль, но мне придётся отправляться домой писать. Про ваш концерт сделаю отдельный материал: не удивительно, что Моргана впала в ступор вместе со свитой. Такого прочтения старинных кельтских мелодий даже мне не приходилось слышать ни разу в жизни.

     Вызвав для Алёны такси, отправил свою головную боль восвояси, попросив перезвонить, как доедет, протянув визитку, которыми Макс специально нас снабдил как раз на такой случай:

     - Хочу быть уверенным, что ты благополучно добралась до собственного логова, - как бы между прочим проронил я.

     - Без проблем, позвоню, если редактор не накидал кучу работы. В этом случае скину смс-ку. Забавно, ещё ни разу в жизни никто не просил меня ни о чём подобном, - к задумчивому взгляду от прожжённой по мнению широкой общественности оказался совершенно не готов, даже не зная, к добру или к худу повернётся лично для меня сложившаяся ситуация.

     Мрачный Аор с гневным шипением наблюдал, как Мегера превращается обратно в рыжеволосого небожителя: отменить полностью колдовство другой феи не могла даже соплеменница, особенно такой язвы и заразы, как Королева Моргана.

     - Знаешь, мне не ведомо, что задумала наша Эребус, но, определённо, Ноксу следует держать ухо востро, как и Гекату, - поделился бывший ламий с небожителем, который таким и останется вплоть до Дня Святого Патрика, когда мерзкие чары рассеются, вернув всё на круги своя.

     - Я ему тоже самое говорила, но у бога ночи свои счёты с 'милой жёнушкой', даже Аллу-ад-Дину эль Таар привлёк в качестве дополнительной воспитательной меры.

     - Это он зря, - Аор помрачнел ещё больше, - как бы чего не вышло. У джинни на него чересчур большой зуб, если не держать ухо востро, можно попасть в такой переплёт, что и колдовство Морганы покажется невнятным детским лепетом.

     - Спасибо за приглашение, представляю, какой эффект ваше фривольное обращение со старинными балладами и песнями произвело на эту высокородную зазнайку. Пожалуй, вы все трое нечто гораздо большее, чем я привыкла считать. Может, присоединитесь к нашей чисто мужской компании в 'Смехе Феи'? Стаканчик-другой эля прекрасно успокаивает расшалившиеся нервы. На приставания новоявленной Либеры мы внимания не обращаем.

     - Благодарю, Мег, но видеть тебя в мужском теле слишком тяжело для меня, а парням передам приглашение, - помрачневший музыкант довольно вежливо откланялся и отправился к остальным, которые как раз раздавали фанатам автографы.

     Бог мести проводил его задумчивым взглядом изумрудных глаз, только сейчас начиная понимать, что впервые в жизни довелось столкнуться с чувствами, которые продолжали пылать даже при полном отсутствии какого-либо отклика со стороны Мегеры. Он почуял, что влиять на ситуацию уже не может, но совсем не возражает узнать, чем вся эта кутерьма закончится, когда рыжеволосая фурия вновь станет сама собой, а не мужским аналогом бессмертной звезды кино и подиума.

     Макс лениво перебирал струны гитары в ожидании, когда друзья разберутся с собственными делами и вернутся, чтобы отпраздновать удачный взлёт на музыкальный небосвод, пусть пока что и его родного города. Их выступление заинтересовало местную студию звукозаписи именно своей необычностью.

     Мрачный Аор ушёл в себя так глубоко, что не обращал внимания даже, когда мы обращались непосредственно к нему. Так и нее сумев растормошить приятеля, сочли за благо оставить бедолагу в покое. Впрочем, чутья я не утратил, хоть и перестал быть ламием. Впереди маячили такие неприятности, по сравнению с которыми все предыдущие были всего лишь детской шалостью.



История 6. Кто сказал, что колдовство, любовь и археологические загадки несовместимы?..



     Накануне приезда на загадочный север на Кольском полуострове, Иветта видела странный сон, в котором переплелись безмолвная просьба о помощи и предупреждение об опасности. Кто пробрался в её разум, пока она, убаюканная перестуком колёс поезда, уносившего его всё ближе и ближе к заветной цели, задремала, пока что было не ясно. Слов не было, только ощущение того, что надо спешить, так как безжалостное время утекает, точно вода в жаркий песок пустыни.

     За окном уже пробегали сопки, одетые в тёмно-зелёный убор из сочной листвы, да кое-где шелестели на ветру карликовые деревья. Тундра затронула какую-то потаённую струну в душе ведьмы, и она, прикрыв глаза, направила своё дар в удивительное путешествие, жалея, что никогда не бывала раньше в этих местах.

     Сероглазый проныра с неизменной гитарой за спиной, которая всегда путешествовала с ним ещё со школьных времён,встретил Ветку на перроне вокзала. Говорить он ничего девушке не стал, а только осторожно притянул к себе и уткнулся носом в рыжевато-каштановые пряди. Иветта сразу поняла, что очень соскучился и просто так уже никогда не отпустит. Впрочем, она совсем не возражала против такого поворота событий, прижавшись щекой к надёжному плечу. Слов им было совсем не надо: они понимали друг друга и так.

     От маленькой станции, название которой Ветка даже не запомнила, пришлось целый час трястись в небольшом Уазике, впрочем, все неудобства окупились с лихвой, да и Виктор, как мог скрасил неприятную дорогу рассказами об нюансах местной жизни, и что они уже обнаружили.

     - Мне сегодня странный сон приснился, словно мы очень скоро найдём что-то очень важное, но попасть к людям в руки оно не должно, - выдохнула ведьмочка, когда их никто не мог услышать.

     - Значит, надо будет следовать за твоими видениями и обнаружить то, что может нести серьёзную опасность до того, как артефакт обнаружат ничего не подозревающие об этом археологи. Есть хоть какие-то подсказки по поводу природы находки?

     - Пока нет, но, может быть, если мы побродим по окрестностям вокруг раскопа, мой дар найдёт хоть какую-то зацепку, - было видно, что девушка злится на себя за то, что никак не может ухватить решение проблемы за куцый хвост, ведь она слишком хорошо знала, каких бед подобные посланники давно ушедшего прошлого могут натворить в руках тех, кто ни сном, ни духом об их особых возможностях.

     Парочка, прихватив с собой фотоаппарат и альбом для зарисовок, предупредив начальника археологической экспедиции, и отправилась побродить по окрестностям. Ведьмочка впервые так долго путешествовала на поезде, поэтому ей до полусмерти хотелось прогуляться.

     - Уверен, что тебе здесь тоже очень понравится. Только осторожно, смотри под ноги: местность тут очень неровная, чтобы ходить без проблем, придётся пообвыкнуться.

     Иветта только сейчас заметила, что даже походка у Виктора изменилась: он ставил ногу чуть под углом, учитывая малейшее изменение поверхности дороги и никуда не торопился.

     Взгляд ведьмочки тут же привлекло небольшое растение, щедро усыпанное малиновыми цветами. Почему-то дар проснулся и заворочался в её душе, и она ласково погладила яркие лепестки, мысленно попросив защиты, а вслух с любопытством, горящим в светло-карих глазах спросила:

     - Что это за цветы?

     - Княженика. Ты ведь ничего подобного ни разу в жизни ещё не видела, ведьма? - вывалившийся из зарослей полярной ивы кряжистый ширококостный мужчина девушке сразу не понравился.

     - А с чего вы взяли, что колдунья? - во взгляде девушки проскользнуло лёгкое недоумение. - Вы так всех гостей встречаете? Я - культуролог, приехала поработать во время летних каникул в археологической экспедиции. Только и всего!

     - Рыбак рыбака видит издалека! Будьте осторожны, эта земля под завязку нашпигована древними легендами, далеко не все из них безопасны. К тому же, тундра не любит чужаков и убивает тех, кто слаб духом или подл! - злорадство в чёрных как полночь глазах девушке совсем не понравилось, а чутьё говорило, что незнакомец совсем не тот, за кого себя пытается выдать.

     - Спасибо, что предупредили, мы будем начеку, - Иветта сфотографировала растение и, бросив вопросительный взгляд на спутника, присела на кочку и принялась быстро зарисовывать кустик княженики, время от времени прикасаясь к малиновым лепесткам.

     Мужчина с копной всклокоченных чёрных волос ушёл так же неожиданно, как и свалился на головы парочки. Подчиняясь внутреннему порыву, девушка присела рядом с зарослями княженики и тут на её пальцы упали два кулона на серебряных цепочках, похожих на яркие соцветия. Пожав плечами, ведьма надела один себе на шею, а второй отдала Виктору.

     Парень давно привык, что окружающий мир слишком часто поворачивается к ним обоим своей потаённой стороной, поэтому молча сделал, о чём молили светло-карие глаза и ласково обняв спутницу за плечи, прошептал:

     - Странный человек, хотя вот человек ли он, сомневаюсь. У меня нет никакого дара, но чутьё в здешних краях обостряется настолько, что грядущие неприятности начинает предчувствовать за пару недель в надежде на то, что я сумею их избежать.

     Иветта не один раз пожалела, что впервые с начала лета оказалась без помощи фурий: та же Мегера застращала бы незнакомого чужака так, что тот счёл бы за благо всё рассказать начистоту и ничего не утаивая. Ведьмино чутьё голосило об опасности, но не дало ни единой подсказки, в чём она состоит.

     Тут девушка непроизвольно вздрогнула, когда у неё на поясе джинсов истошно заверещал мобильный. Бросив на Виктора весьма озадаченный взгляд, но трубку сняла. Из динамика раздался зычный голос Петра Даровича:

     - Доброе утро, Иветта, надеюсь, Виктор с вами?

     - Да, Пётр Дарович, здравствуйте. Он показывает мне окрестности. Спасибо, что подписали разрешение на моё участие в археологических раскопках.

     - Не за что, Местина. Немедленно возвращайтесь обратно, местные жители доложили, что в окрестностях бродит медведь, который нападает на одиноких путников и парочки. Летальных исходов пока не было, но дойдёт и до них: зверь изо дня в день наглеет. Он так умело обходит капканы и ловушки, что охотники были вынуждены обратиться для его поимки в посёлок Ловозеро. Такое впечатление, что матёрый самец обладает сравнимыми с человеческими способности к принятию решений. Собаки, как только почуют его, забиваются кто куда и отказываются выходить на открытую местность.

     - Хорошо, Пётр Дарович, мы не успели далеко уйти, минут через десять будем в лагере. Виктор, нам надо возвращаться, объясню всё чуть позже. Странные дела тут творятся, причём неспроста, поэтому, давай не будем ссориться с ректором, нам ещё три года под его началом до диплома учиться.

     Сероглазый парень неопределённо передёрнул плечами, и парочка быстро заспешила по дороге в сторону видимых невдалеке деревянных строений, которые местные власти выделили для учёных и их помощников.

     Ветка услышала треск в кустах малины, росших на пологом склоне кочки, мимо которой они сейчас проходили, и торопливо закопалась в сумке отыскивая мешочек с порошком, который мог отпугнуть любого противника, человека или зверя ему было совсем неважно. Прибавив ходу, молодые люди заспешили в сторону полевого летнего лагеря, а вслед им донеслось весьма недовольное рычание, а потом лесной исполин насмешливо фыркнул и бросился догонять беглецов.

     Ведьмочка выдернула руку из ладоней спутника и повернулась к преследователю лицом. Зачерпнув в мешочке горсть синевато-чёрного порошка, она быстро зашептала наговор и попросила о помощи трёх фурий и Гекату, как ей настоятельно рекомендовали поступать всегда, когда ситуация накалится чересчур сильно.

     Внезапный порыв ветра унёс засиявшее призрачным лунным светом облачко, а осколок серого камня у самого носка сапога стал излучать приятное тепло. Решив, что поломает голову над этой загадкой в более безопасном месте, девушка подхватила странный предмет, который точно недоверчиво наблюдал за чужаками, запихнула его в карман ветровки и потянула за собой Виктора, шепнув:

     - Не нравится мне этот зверь, что-то в нём очень неправильное присутствует, как и в осколке булыжника. Знать бы ещё, с чем мы столкнулись, но сейчас главное - добраться до лагеря, не попавшись медведю в лапы.

     Раздался обиженный рёв, а потом треск в зарослях карликовых берёз и ив дал беглецам понять, что страшный гость предпочёл прекратить преследование и по-тихому слинять, поискав себе более безобидных жертв.

     - Я вас предупреждал, как и ваше начальство, что злые духи бродят по окрестностям, к чужакам они ещё злее, чем к местным, хотя старики и поговаривают, что пора переносить стойбище подальше от этих богами проклятых мест! - ведьмочке черноглазый незнакомец нравился даже меньше, чем сбежавший зверь, поэтому она взглядом попросила Виктора промолчать и потянула его за собой, даже не сбавляя скорость.

     Мужчина что-то крикнул им вслед на родном языке, но с удивлением понял, что проклятие вернулось к нему ещё и с усилением. 'Вот ведь незадача, от этой заразы и её приятеля надо как можно скорее избавиться. Девка и правда ведьма, как мне почудилось, а я всего лишь колдун, использующий силу амулетов, напоённых чужой болью и силой. Мне с этой заразой самому не справиться, кишка тонка. Вот ведь принесла нелёгкая: девчонка совсем с виду, а справилась с моими хитростями, даже не замедляя бега, как от мошки отмахнулась. Придётся помощи просить у хозяина, а я даже не знаю, что ему понадобилось там, где и особо древних вещей не нашли. Точно знаю, что шаманы в этих местах никогда не жили. Так что же ему тут понадобилось?"

     Ветка кулём осела на землю, ведь она бежала в полную силу до тех пор, пока они не оказались у ворот ограды, за которой притаился летний посёлок. Чем больше она раздумывала над странным поворотом событий, тем меньше всё происходящее ей начинало нравиться. Девушка уже знала, что снова вляпалась по самые уши в такие неприятности, справиться с которыми ей будет совсем не просто. Только вот если раньше она была одна, то теперь нужно было придумать как защитить и людей, с которыми ей предстоит работать до конца лета.

     Иветта вскоре совсем помрачнела, что не укрылось от взгляда седенького старичка с карими глазами, который явно был чем-то не на шутку встревожен:

     - Пётр, сын Дара, а почему ты не сказал, что оказался столь прозорливым, что словно в ответ на наши молитвы пригласил в наши края настоящую ведьму, хоть и молодую ещё совсем? Теперь всё не так страшно, как могло бы быть.

     Ветка задумчиво посмотрела на незнакомого гостя начальника экспедиции и недовольно проворчала:

     - Пётр Дарович, а почему меня обзывают? Я что-то не так делаю?

     - Не знаю, Местина, но у тебя во взгляде, и правда, есть что-то колдовское.

     Девушка насмешливо фыркнула и лукаво покосилась на Виктора. Парень улыбнулся в ответ и ласково обнял Иветту за плечи и усадил рядом на чисто выскобленную дубовую скамью. Выудив из кармана показавшийся странным осколок словно туманного зеленовато-коричневого камня, на поверхности которого ещё можно было разобрать незнакомые полустёршиеся символы. Ничего подобного ей ещё видеть не приходилось ни разу в жизни.

     Странный контур, похожий на человека, держащего в руках едва угадываемый бубен, рядом с которым стоял другой, явно с чем-то, сильно напоминающим меч, в руках.

     - Это обломок сейда - древнего алтаря, который очень давно хранил наше селение от бед и злых духов. Год назад кто-то разбил древний камень и украл осколки. Видимо, это последний, который враги не нашли. Наш нойд пытался им помешать, но погиб, столкнувшись с чем-то, что оказалось не по силам даже ему. С тех пор и начали твориться в округе странные дела, словно ищет кто-то кусочек, где и схоронился дух, защищающий окрестности. Вот это, наш верховный бог - Каврай. Он покровительствует шаманам и заклинателям, а это его брат, воитель Рухтнас. Раз он попал тебе в руки, будь осторожна, ведьма. За ограду одна не ходи, иначе пропадёшь. Лучше будет если, когда будешь уезжать отсюда, заберёшь его с собой. Следи за своими снами и рассказывай всё, ничего не утаивая. Кто знает, что задумали те, кто затаил злобу против нас.

     Девушка совсем приуныла, поймав строгий взгляд ректора. Она уже поняла, что о прогулках вдвоём на ближайшее время им лучше позабыть, чтобы не расстраиваться. По глазам Виктора поняла, что и он расстроился неожиданным поворотам событий. Впрочем, странный камень слишком сильно раззадорил её воображение, поэтому, вырвав лист из блокнота, она с помощью карандаша попыталась перевести довольно сложный рисунок на бумагу в надежде, что её колдовской дар сможет подсказать, как лучше поступить.

     - Мне бы книги по мифологии саамов Терского берега и со сказками, легендами и поверьями. Может быть смогу хоть что-то полезное раскопать, не покидая лагеря. Раз уж ваш вы мне не советуете и носа высовывать за ворота.

     Старейшина лишь лукаво улыбнулся, но Иветта сразу поняла, что с этой проблемой ей придётся разбираться самостоятельно. Хотя все книги, какие были, незнакомая девушка принесла сразу же и стопкой положила на чисто выскобленный стол. Местные деревянной мебелью не пользовались, ведь такую роскошь привозили с большой земли, да и кочевой образ жизни не предполагал такой обузы.

     Иветта долго шелестела потемневшими от времени страницами, пока не нашла раздел о сейдах. С удивлением она узнала, что важен дух, живущий в нём, а не камень или коряга. Упавшая на пол другая книга раскрылась, и ведьмочка с удивлением увидела упоминание о медведях-оборотнях. Прочитав всё до последней строчки, после чего узнала и о равках - местных вурдалаках. Холодок от неприятного предчувствия пробежал по спине, точно порыв стылого зимнего ветра, а перед глазами встало видение: странный чужак, пытавшийся напугать их с Виктором, и оборзевший медведь, чтобы отогнать которого понадобились ведьмины уловки.

     Иветта уже поняла, что угодила в очередной переплёт: судьба в очередной раз решила попробовать на зуб бедовую чародейку, только вот на этот раз никакие небожители не поспешат ей на помощь, у самих ситуация совсем вышла из-под контроля, а ещё рядом был Виктор и другие люди, которые нуждались в защите от того, чего и понять-то толком не могли.

     Она и не заметила, как наступила ночь. Виктор ушёл к себе, пожелав девушке спокойной ночи: в связи с безобразничающем в округе медведем мужчины вместе с местными охотниками в тёмное время суток по очереди дежурили на специально обустроенных смотровых вышках.

     По деревянной стене точно заскребли когти, что сразу же отвлекло внимание ведьмочки, и она тут же придвинула к себе поближе сумку с колдовскими снадобьями и распустила ремешки. Дар всегда загодя предупреждал, когда неприятности готовы постучаться в окошко к одной кареглазой чародейке. Поставив поближе кочергу, Ветка сжала в руках амулет, подаренный Тизифоной и приготовилась к встрече незваного гостя. Девушка надеялась, что это будет что-то, с чем она сможет справиться своими силами.

     Лето выдалось жаркое даже в этих краях, поэтому закрывать окна ведьмочка не стала, теперь же уже было поздно что-либо предпринимать. Иветта деловито припоминала всё о методах защиты от живых и неживых нежданных визитёрах, сожалея лишь о том, что Аор и Фаор навсегда лишились своей быстроты и силы, свойственных ламиям. Чутьё ворчало, что сейчас бы ей такого рода помощь пришлась бы весьма кстати.

     Положив перед собой полотняный мешочек с порошком Покров Гекаты, Ветка сделала вид, что совсем ничего не замечает. Она никак не могла взять в толк, почему у неё возникло непреодолимое желание ещё раз перечитать статью про местную опасную разновидность нежити, тех самых равках, которые частенько тревожили не только саамов, но и людей, которые поселились тут позже, а то и вовсе просто приехали в служебную командировку, как небольшой коллектив их археологической экспедиции.

     Спрятав осколок сейда в мешок с порошком сушёной травы, прекрасно отводящей глаза любому, Ветка с удивлением обнаружила, что прямо-таки сгорает от любопытства, с каким из осколков туманного прошлого здешних краёв ей предстоит столкнуться нос к носу. Здравый смысл тут же ворчливо поумерил исследовательский пыл своей неугомонной хозяйки: 'Нашла чему радоваться! Это, конечно, не медведь-оборотень, но вряд ли незваный гость лезет по стене, стуча когтями, с добрыми намерениями. Соберись, возможно, тебе и удастся справиться в одиночку'.

     Чужак был уже совсем близко: ведьмочка услышала тяжёлое сопение и невнятное бормотание. Видимо, подъём оказался не настолько лёгким, как надеялся незнакомец.

     В оконном проёме показалась любопытная морда. На этот раз это было всего лишь дикое животное с тёмно-коричневым мехом и умными карими бусинками глаз. Впрочем, оружие на передних лапах и внушительные клыки заставили девушку сомкнуть пальцы на кочерге и поудобнее её перехватить:

     - Уходи, тебе нет места в человеческом жилье, возвращайся в тундру! - вот к чему девушка была совершенно не готова, так это услышать голос незнакомца, которого они с Виктором повстречали в день её приезда сюда.

     'Отдай осколок с сейдом, ведьма, иначе пожалеешь, что вообще на свет родилась! Отдай моему слуге камень и проваливай туда, откуда тебя злые ветры принесли, чужачка. Можешь даже забрать своих людей, колдунья'.

     'Что такого важного может быть в осколке камня, что ты, не таясь, творишь, что пожелаешь?'

     'Просто мне не хватает именно его, чтобы собрать воедино расколотый грозой сейд, которому поклонялись многие поколения моих предков'.

     'Знаешь, никакой ты не колдун, а просто наглец! Этот дух нужен просто для того, чтобы развязать тебе руки и обворовывать местных, у которых сейчас нет своего нойда, чтобы защитить их от твоих козней'.

     'Глупая девчонка, тебе, что, жить надоело? Этот зверь легко справится с тобой, оставив истекать на полу кровью с разорванным горлом'.

     'Твоя самонадеянность говорит лишь о том, что ты беспросветно глуп!' - выпущенное на волю заклятье 'Покровы Гекаты' вместе с травяным порошком привело к ожидаемому результату: животное застыло точно каменная статуя, лишь маленькие карие глазки с проблесками разума зло посматривали на свою мучительницу.

     Дар снова заворочался, точно беспокойная кошка, и Ветка заметила небольшой медальон со странными значками на кожаном шнурке, который кокетливо выглянул из грубой шерсти. Трогать амулет руками могло быть слишком чревато, поэтому она просто перерезала полоску небольшим ножом, который всегда носила с собой, а веткой осторожно сняла и завернула в тряпицу, решив потом расспросить старейшину что к чему.

     Странный разум, просматривающийся в бусинках глаз, исчез без следа. Росомаха чихнула: запах дыма и человеческого жилья ей явно не понравился. Решив, что странная двуногая с тяжёлой железякой - слишком опасная добыча, названая гостья, неловко пятясь, попыталась спуститься по бревенчатой стене, но не удержалась и с громким треском рухнула в кусты полярной ивы, росшей под самыми окнами.

     Иветта сразу поняла, что гибкие ветви достаточно смягчили падение: хищник ещё мог натворить страшных дел в округе, особенно если был ранен. Впрочем, росомаха была занята сейчас слишком важным делом, чтобы отвлекаться на что-то ещё: на шум сбежались спущенные на ночь собаки и часть дежуривших людей. Впрочем, несчастному животному удалось ускользнуть тем же путём, которое оно и попало в летний лагерь археологов.

     - Как мы такой пролом в частоколе умудрились не заметить, ума не приложу? - Пётр Дарович впервые в жизни столкнулся с чем-то, чего не смог объяснить логическим методом.

     - Колдовство, - неопределённо передёрнул плечами старейшина и тут увидел, что Иветта направляется прямо к нему, а в пальцах зажата тряпица, в которой явно что-то лежало.

     - Могу я с вами переговорить без свидетелей? Просто не знаю, что это вообще может быть. Этот кулон был на росомахе, которая так неожиданно нас покинула.

     Старик внимательно рассмотрел каменную безделку и проворчал:

     - Плохо дело: тот нойд, что нашего сгубил, возможно, уже к тому времени был мертвецом. Дух, живущий в старом сейде, многим колдунам не давал слишком много воли. Так что, ходите с оглядкой, а ночью чужаков в доме не оставляйте на постой: как бы беды какой не вышло. Спроси у той, что всегда берегла эти земли, как избавиться от опасного амулета или у своих покровителей помощи попроси.

     Иветте ответ старика совсем не понравился, как и переплёт в который она так некстати угодила с головой. Встревоженный Виктор лишь заглянул в светло-карие омуты глаз и молча обнял подругу за плечи, прекрасно понимая, что излишнее любопытство сейчас никому из них на пользу не пойдёт. Ведьмочка утянула парня за отдельный столик в общей столовой и сплела заклятье, чтобы никто и ничто не смогло их подслушать.

     - Плохо дело: Старейшина говорит, что тут без сильного колдуна не обошлось, к тому же, раз он такие амулеты на зверей вешает, то, скорее всего, колдун мёртв уже. Нам ещё только местного аналога вурдалака для полного счастья не хватало. На ночь придётся собак спускать во двор без привязи. А что ещё можно сделать я не знаю. Дали пачку легенд и сказок и велели самой разбираться. Вот как только они прознали, что я и правда ведьма?

     - Чутьё, видимо, сильно развито на сверхъестественные силы и всё, что с ними может быть связано. Ты бы спросила у духа из осколка того, что в день приезда в твои руки попал. Не может это быть обычной случайностью, с какой стороны не посмотреть.

     Ветка решила, от греха подальше, рассмотреть более пристально странную находку в собственной комнате. Вместе с Виктором они тихонько пробрались в выделенное новой сотруднице жилище. При этом в серых глазах парня было столько беспокойства за неё, что даже хвалёное ведьмино ехидство не нашло к чему придраться, чтобы привычно съязвить.

     Девушка выудила из кармана небольшой осколок камня и положила на него тонкие пальцы, пытаясь с помощью колдовского дара достучаться до духа, который знал гораздо больше о той чертовщине, что начала тут твориться примерно полгода назад. Оставалось лишь выудить его из последнего приюта и заслужить доверие древнего хранителя здешних мест, который по вине неизвестного колдуна попал в весьма неловкое положение.

     Иветта перепробовала все заклятья, снадобья и ритуалы, которые только пришли ей в голову, но живущее в камне создание напрочь отказывалось идти на контакт. Спрятав осколок камня в тумбочку, девушка обложила его защитными и отводящими взгляд амулетами, добавив к ним силу всех знаний, которыми поделились с ней Нокс, фурии и Геката, и устало опустилась на диван рядом с Виктором, расстроенно пробормотав:

     - Я не смогла до неё дотянуться. Это явно женщина, но она не пожелала прислушаться к моим доводам. Боюсь, что придётся изрядно поломать голову, чтобы сейда снизошла до ответа.

     Молодой человек с удивлением понял, что Ветка провалилась в сон едва только последнее слово сорвалось с её губ. Осунувшееся и побледневшее лицо ясно говорили, насколько сильно молодая ведьма вымотана и растеряна.

     Сокурсник неугомонной девицы, постаравшись не разбудить подругу, сдёрнул с кресла собственную куртку и накрыл сладко посапывающую девушку. Уткнувшись носом в благоухающие летней тундрой волосы, он не заметил, как и сам провалился в сон. На их счастье в эту ночь незваные гости лагерь археологов так и не навестили. Впрочем, как все подспудно понимали, расслабляться ещё было слишком рано.

     Ведьмочка непонимающе захлопала со сна светло-карими глазами, понимая, что она не одна. Сероглазый гитарист, от которого тихо млели и таяли все дамы в Университете, включая молоденьких преподавательниц, ласково коснулся чуть припухших со сна губ и улыбнулся, ласково проворчав:

     - Просто не хотел тебя будить, поэтому и остался. Ты же меня теперь не превратишь в болотную жабку, а, Веточка? - по тону девушка сразу поняла, что он попросту дурачиться, чтобы она не чувствовала себя несколько неловко, глядя, как наливаются жарким румянцем обычно бледные щёки.

     - Да ну тебя, скажешь тоже! - Иветта попыталась тут же встать и удрать, но не тут-то было.

     - Я тебе что, ни капли не нравлюсь? - в голосе проскользнули явные нотки обиды.

     - Наоборот, очень-очень! - ошарашила его наглая колдунья и прижалась к тёплому боку. - Только вот не уверена, что Пётр Дарович оценит, если мы будем филонить в рабочее время.

     - А вот тут ты меня уела, Ветка! Ссориться с ректором нам с тобой явно не с руки. Надеюсь, вчерашний ухарь сегодня не припрётся?

     - Кто знает? - ведьмочке совсем не хотелось выбираться из-под куртки, под которой было так тепло и уютно, но времени у них оставалось только-только на то, чтобы привести себя в порядок и отправиться в общую столовую на ранний завтрак: за окошком стоял полярный день, поэтому определить, который сейчас час можно было только по часам или мобильнику.

     Когда ведьмочка проходила мимо зеркала, висящего в коридоре, она с удивлением заметила, что там заклубились какие-то тени, а у неё возникло ощущение, что оттуда надо обязательно взять предмет, стоящий по ту сторону серебристой поверхности, иначе удачи сегодня никому будет не видать, как собственных ушек. Она привыкла доверять своему чутью безоглядно, поэтому, попросив спутника не дать кому-нибудь её застукать на месте преступления, деловито выудила трофей. Две пары глаз, округлившись от крайней степени удивления, воззрились на веерные грабли, принадлежавшие Лире.

     - И зачем вы мне? - строгим голосом напустилась на хозяйственный инвентарь в притворном гневе Ветка, грозя кулачком собственному отражению в зеркале.

     - Слушай, прихвати и обычные, на всякий случай. Я как вспомню, как ты рассказывала, какой шишак у Фаора на лбу вскочил после неожиданного свидания с ними, так сразу подумал, а не поставить ли их у порога твоей комнаты. Думаю, что даже тому черноглазому наглецу совсем не придётся по вкусу колоритный шишак, который будет стремительно наливаться лиловым на лбу его безмозглой башки.

     - Кто знает, что будет, как только мы выйдем за ограду? Думаю, никакая предосторожность не будет лишней, - и она вручила Виктору свою добычу, а через миг в её руках оказались их садовые собратья с на совесть заговорённой цветочной феечкой ручкой. - Пожалуй, пару небольших лопат, которые приволокла откуда-то Талея, тоже придутся весьма кстати: вдруг придётся что-то откапывать. А обычная совковая подойдёт далеко не для всех случаев.

     Вооружившись толковыми инструментами, парочка, подтрунивая друг над другом и откровенно дурачась, появилась в столовой под удивлёнными взглядами сослуживцев. Впрочем, выслушав доводы Иветты, Пётр Дарович был вынужден признать, что здравый смысл девушки снова оказался выше всяких похвал.

     - Местина, откуда у тебя такие маленькие лопаты? - ректор университета Культурологии так и не смог скрыть искреннего удивления выходкой собственных студентов.

     - Взяла взаймы у подруги. Она работает ландшафтным дизайнером, а вот где она их приобрела, честно говоря, не в курсе. Уверена, что веерными граблями мы соберем даже самые мелкие черепки и осколки, не повредив их, обычными удобно рыхлить грунт, а лопатки помогут удалить землю в узких местах между сопками и валунами. Всё лучше, чем руками или палкой, не правда ли, Пётр Дарович?

     - Сколько тебя знаю, постоянно ты умудришься окружающих так удивить, что и сказать-то ничего не смогут. Доедайте завтрак: нам пора на раскоп.

     Иветта чувствовала, что сейда не идёт с ней на контакт не из-за природной вредности, а потому что просто-напросто не может этого сделать. Девушка завязала себе узелок на память: рассмотреть осколок вечером ещё раз и гораздо внимательнее. 'Если камень был с умыслом разбит на осколки, то если какой-то фрагмент специально отбили, должны остаться следы, - подумала девушка, ощутив вполне заслуженный прилив гордости, пообещав себе, что впутывать небожительниц и прочих друзей без крайней нужды она не станет.

     Остаток дня прошёл совсем не романтично: их небольшая бригада в количестве тридцати человек усердно перелопачивала грунт вплоть до слоя вечной мерзлоты, который залегал совсем неглубоко под тонким слоем почвы. В одном месте Ветку точно током ударило, а тихий голос предупредил: 'Ведьмочка, разведи костёр прямо тут, пусть снежник чуть растает, там ты найдёшь небольшой осколок от камня, который попал тебе в руки, только в этом случае мы сможем не только спокойно поговорить без лишних ушей, но и сможешь рассчитывать на мою посильную помощь. Нойд Угар пока присматривается и принюхивается к тебе, но очень скоро он решит попробовать тебя на зуб сам, а перед этим науськает на тебя слуг, далеко не все из которых - обычные люди'.

     'Сейда, тот черноглазый нахал какой-то совсем уж странный. Даже мой друг это сразу заметил, а он не имеет особых талантов'.

     'Оборотни очень опасны, особенно когда облачаются в звериную шкуру. Тот медведь...' - тут собеседница замолчала, давая Иветте возможность самой сложить два и два и получить в качестве награды совсем неутешительный ответ.

     'И есть этот самый ухарь. Давно он мёртвому колдуну служит?'

     'Да уже не одну сотню лет, если ты сможешь отомкнуть запоры моей темницы, я смогу защитить и твоих сослуживцев, и местных жителей. Только вот тебе от встречи с нойдом никак не отвертеться: по законам этой земли в селении может быть только один колдун или шаман'.

     'Постараюсь тебе помочь, чем смогу, сейда, но вот как сейчас быть: чую, этот ухарь рядом по кустам бродит, да напасть не решается. Пётр Дарович запретил ходить группами меньше, чем по десять человек и без охотничьих ружей'.

     Покопавшись в своей памяти, Ветка выудила проклятие, которым они из чистого озорства с Гекатой плавили ледяные кубики в стакане с мартини. Хорошо ещё, что осколками стекла никого из посетителей 'Смеха Феи' не задело. Им тогда здорово влетело от Юноны за озорство.

     Снег со льдом отступали под натиском ведьминого дара, но совсем неохотно. Сунув нос в углубление неправильной формы и с помощью лопатки прокопала небольшую канавку, чтобы спустить воду. Через несколько минут в руках у ведьмочки оказались каменные фигурки, от которых веяло такой седой древностью, что голова пошла кругом.

     Осколок камня, который сам туда никак не мог попасть, был с такими острыми гранями, что одна из них прочертила глубокую царапину на тонком запястье. Помянув добрым словом пресловутое колдовское везение, Иветта спрятала в карман куртки ценную добычу и заставила кровь остановиться.

     Удивлённый взгляд Петра Даровича пролился бальзамом на измученное тревогой сердце ученицы самой Гекаты:

     - Вот ведь говорят правду: новичкам везёт! Откуда всё это богатство-то взялось?

     - Да вот слегка замёрзла, решила костёр небольшой развести, погреться, воды скопилось много, вот и решила посмотреть, а нет ли там чего интересного.

     Старейшина загадочно улыбнулся и проворчал:

     - Ведьмина кровь своё дело знает справно. Только даже вам, Иветта, настоятельно вместе с Виктором не советую ходить в одиночку по округе.

     - Нет конечно: с вашим медведем мы уже сталкивались, как и со странным черноглазым чужаком, который уже даже посмел мне угрожать!

     - Значит, точно с колдуном связан, раз думает, что его наглость останется безнаказанной.

     Они и не заметили, как наступило время обеда. Увидев, что Ветка не осознаёт ничего из того, что творится вокруг, Виктор обнял девушку за талию и увлёк вслед за остальными. Он чувствовал странную возню вокруг, но сколько не вглядывался в кусты полярной ивы, высившиеся по обе стороны от протоптанной археологами за полмесяца полевых работ, но так ничего подозрительного и не заметил.

     - Ведьма, отдай отпирающий камень, иначе сами придём и отнимем вместе с жизнями всех, кого сможем застать врасплох! - в прозвучавшем точно гром среди ясного неба не было и тени эмоций: точно сухой тростник шелестел на стылом осеннем ветру.

     - Это вы о чём, любезный? - Иветта терпеть не могла, когда ей смели угрожать, особенно в открытую и при посторонних. - Так вот для чего эти похожие на людей фигурки из местных минералов! А что они открывают? Древний клад чуди или древнего нойда или ещё какого скопидома местного пошиба?

     - Ведьма, не играй со мной в эти игры: пожалеешь! Я убью вас всех, а ты будешь смотреть, как злые духи по капле выпивают души тех, кто тебе так дорог!

     - В очередь, колдун: ты не единственный кто хочет поквитаться со мной за то, что оказалась более везучей и успешной!

     Басовитое ворчание, перемежаемое тоскливым волчьим воем, явно не могло принадлежать человеку. Впрочем, идти было недалеко, а вдоль ограды девушка лично замкнула охранные колдовские контуры и развесила амулеты, которые всегда таскала с собой даже тогда, когда и тени никаких неприятностей не маячило на горизонте.

     Вот чего не ожидал собеседник, так это того, что от него не только проигнорируют, но и когда он будет излишне настаивать с помощью несложного заклятья зашвырнут в неглубокую лужицу от подтаявшего с края снежника и грозно пообещают:

     - Знаешь, у меня нет ни времени, ни желания выслушивать твоё сакраментальное нытьё! Убирайся туда, откуда вылез, иначе, если сильно допечёшь, я на тебя фей натравлю, а то и кого погаже! - ведьма демонстративно замкнула последнее заклятье и припустила к Виктору, который уже устал звать подругу: время обеденного перерыва неумолимо убегало точно вода в решете.

     Раздумывая над превратностями ведьминой судьбы, девушка даже не заметила, что съела до крошки столь нелюбимую ею рисовую кашу, на этот раз почему-то сдобренную рыбой. Повариха была из местных, поэтому предпочитала потчевать гостей с большой земли преимущественно дарами моря и олениной, справедливо полагая, что ничем подобным их там уж точно не угостит никто.

     Проглотив остатки слегка подгоревшего кушанья, Ветка пробралась в собственную комнату и, наложив следящие и охранные чары, выудила из запиравшейся на ключ тумбочки свою находку с духом. Внимательно рассмотрев поверхность, она нашла место, куда полагалось приставить каменный ключ и, не мудрствуя лукаво, густо покрыла шероховатую поверхность прихваченным из дома суперклеем и приставила фрагмент туда, где ему и полагалось находиться изначально.

     В воздухе раздался странный скрежет: точно где-то на очень ржавых цепях опускали подъёмный мост в средневековом замке у нерадивого хозяина. Потом снова раздался тоскливый волчий вой, а потом словно пространство комнаты разделилось на две. Невысокая черноглазая девушка с умными чёрными глазами проказливо улыбнулась и поманила ведьмочку за собой, озабоченно бормоча:

     - Идём скорее. Внутри моего дама нам никто не помешает, открытый камень-ключ заберу с собой, от греха подальше. Запомни, Иветта, пока что тебя лишь пугали угрозами, но так долго продолжаться не сможет.

     Внутри странного помещения со стенами, явно изготовленными из оленьих шкур, сейда предложила гостье сесть на многослойный пол и продолжила разговор:

     - Никогда не говори вслух своего имени сама, иначе попадёшь в беду, ведьма.

     - Так его все вокруг, наверно, уже знают. У нас его скрывать не принято.

     Сейда ненадолго задумалась, а потом выдохнула:

     - Айкэ буду звать тебя, но только в стенах моего дома. Не вздумай даже думать о нём!

     - Как скажешь, только вот как мне не дать навредить, чтобы ни с людьми ничего не случилось? Не нравится мне слишком уж сильно этот неправильный медведь!

     - Думаю, что и сама оберегись своими чарами и уловками, а я попрошу помощи у племянника.

     Девушка запела, где-то вдалеке раздался раскат грома, зазвенел бубен, что-то ухнуло и загрохотало. Через пару мгновений входная шкура откинулась и внутрь вкатился невысокий розовощёкий парень, одетый в кожаные штаны и рубаху, вышитую по вороту алой нитью.

     - Негостай, присмотри за этой девицей: она заклятье мёртвого нойда разбила, но теперь ей придётся иметь дело не только с его слугами, но и с ним самим.

     - Так она не нашей крови, на место здешнее не претендует.

     - Мёртвого нойда и его главного подручного Талу-медведя такие мелочи не волнуют. Если есть колдунья, то надо её хотя бы выгнать прочь, а лучше и вовсе со свету сжить вместе со всеми чужаками.

     - Дурной он, колдун этот. Жил бы себе тихо, не трогал никого, так не вздумал тебе вредить, зря он так поступил. Духи обид не прощают, его сила теперь будет вытекать до тех пор, пока он не утратит способность тревожить мир пока живых людей. Только вот сначала ведьме придётся одержать над ним верх. Надеюсь, у тебя хватит сил отстоять не только свою жизнь?

     - Вот и помоги ей одержать верх в этом состязании, когда сейд будет снова восстановлен из осколков, он получит сполна. Только вот без помощи этой девушки нам никак не обойтись.

     Парень, чем-то лицом похожий на хранительницу этих земель, лишь проказливо улыбнулся и с непроницаемым видом присел на ворох оленьих шкур, хотя Иветта чувствовала, что это спокойствие обманчиво, как северная погода весной.

     - Ищи дальше осколки, твоё чутьё подскажет, что - простой, а что - часть моей вежи. А теперь тебе пора, скоро уже хватятся. Виктор уже беспокоиться начал, так что, возвращайся, откуда пришла и готовься к нежданным гостям сегодня ночью. Будет тебя мёртвый нойд с помощью слуг своих пытаться на зуб попробовать.

     - Защиту я поставила всю, какую только смогла, наши по одиночке не ходят. Спасибо медведю: страху нагнал на всех. Так что не думаю, что сегодня ночью случится что-то и ряда вон выходящее. Спасибо за объяснения, пойду, пожалуй.

     Когда она оказалась снова в отведённой ей комнатушке, скупо обставленной колченогой кривоватой мебелью, то поняла, что Негостай незримо встал на страже. Из-за двери раздался встревоженный голос Виктора:

     - Ветка, у тебя всё в порядке? Выходи: обед закончился. Пётр Дарович и остальные уже тебя обыскались.

     Ведьмочка смерила взглядом веерные и садовые грабли, первые взяла с собой, вторые поставила у порога, и, проказливо улыбнувшись, активировала заклятие, которому её обучила неугомонная цветочная феечка, от проказ которой временами даже у Талеи голова шла кругом.

     Проверив, все ли заклятья работают в полную силу и защитные контуры, она прихватила и 'счастливые лирины лопатки' и выпорхнула за дверь, предвкушая, какой великолепный сюрприз ждёт любого, кто посмеет сунуть не в меру любопытный нос в эту комнату в её отсутствие.

     Виктор, увидев особое выражение в светло-карих глазах, сразу же заподозрил подвох для любого незваного гостя:

     - Ветка, зуб даю, ты уже приготовила шикарный подарок для любого воришки.

     - Я не люблю ничего оставлять на волю случая. В нашей же невесёлой ситуации это чревато слишком большими неприятностями на нижние и верхние девяносто.

     В зарослях полярной ивы слышались звуки возни, но на тропинку, протоптанную местными и археологами, так никто и не вылез. Виктор, дурачась, сгрёб сокурсницу в охапку и прорычал ей в ухо, едва слышно:

     - Если ты сегодня ночью посмеешь высунуть нос за порог своей комнаты, пока я в Дозоре, то оборотень и мёртвый нойд покажутся тебе детским лепетом, ррррр!

     - А в лоб не желаете, господин из Сумрака? Могу по блату устроить роскошный фингал со всеми оттенками сине-фиолетовой палитры, причём, даже абсолютно бесплатно! - то, что девушка не стала уворачиваться от весьма пылкого поцелуя, дало ясно понять балагуру, что его шутка оценена по достоинству, а правила игры приняты полностью.

     - Да я-то не против спокойно поспать, да вот только вряд ли сегодня мне светит такая благодать. Даже не уверена, что до вечера ничего этакого не стрясётся, извини, но с моим даром не больно-то и поспоришь.

     - Поживём-увидим. Надеюсь, что ты разгадаешь головоломку. Как поскорее избавиться от мёртвого нойда и его прихвостней. Иначе наши изыскания придётся прекратить: местные власти предупредили, что как только кто-то серьёзно пострадает, местных переселят в более безопасное место, а нас - прямиком на Большую Землю.

     - Завтра полнолуние, может, ворожба что-то дельное посоветует. Честно говоря, даже с небожителями было проще, чем в этом кавардаке в тундровом антураже, - посетовала Иветта, с удивлением поняла, что ей всё больше и больше нравится сероглазый воздыхатель, смеясь про себя, отогнала шальную мысль: 'А почему бы и нет? Это тебе не Ланской, Ветка, Виктор в отличие от мужа Лили с головой дружит. Но форсировать события не стану: пусть всё идёт своим чередом. Как любила говорить моя бабушка: 'Всяким отношениям - своё время и место, а колдовские штучки, внучка, оставь для существ, с которыми другими методами справиться невозможно!'

     На месте раскопа было всё перерыто так, словно тут порезвилось стадо диких кабанов. От хрупких фигурок из моржовой кости остались только осколки, причём было видно, что их намеренно разбили на осколки совсем недавно. На потревоженной земле виднелись не только отчётливые отпечатки медвежьих лап, но и следы маленьких ножек.

      Ведьмочка опустилась на колени и принялась собирать то, что некогда было предметами местного шаманского культа, в шёлковый платок, осторожно очищая от грязи. Взгляд девушки не сулил ничего хорошего тем, кто опустился до такого варварского отношения к свидетелям иной эпохи. Судя по тому, как потемнел материал и как обветрились уголки каменных наконечников стрел из чёрного камня, сделаны они были довольно давно и прошли ни через одни руки. В голове прозвучал голос Негостая: 'Иветта, видишь вон там лежит каменная игла? Возьми её, только не руками, а чем-то, на ней проклятье мёртвого нойда. Если его не развеять, то дальше всё будет ещё страшнее. Злые духи принесут болезни, тут ни одной живой души уже к концу лета не останется'.

     Ведьмочка выудила из воздуха пару рукавиц из хорошо выделанной тонкой оленьей, переданные племянником сейды и осторожно взяла страшную находку. Вытащив из поясной сумки небольшой футляр из ивовой коры, который нашла неподалёку утром, она осторожно спрятала опасный дар колдуна и снова принялась просеивать грунт в поисках того, что ещё осталось более-менее целым.

     - Ветка, что это за каменная иголка?

     - Подарок от мёртвого нойда. Это слишком опасная вещь, боюсь, без помощи сейды мне с этой вещицей не справиться. Вернёмся в лагерь, надо будет помощи попросить. Надеюсь, за время нашего отсутствия и там незваные гости не побывали.

     - Кто знает, - он легонько поцеловал девушку, когда она подняла на него глаза, с радостью увидев, как на губах у Ветки заиграла загадочная улыбка.

     К сожалению, ничего толкового, кроме костяных осколков и каменного осколка с проклятьем в этот день им обнаружить так и не удалось. С трудом скрыв своё разочарование, Пётр Дарович велел всем возвращаться обратно в летний лагерь: уже начинало смеркаться, а оставаться без защиты в сложившихся обстоятельствах было слишком опасно.

     Иветта замерла у самой двери, услышав странные звуки, доносящиеся из-за запертой двери.

     - Это ещё что такое?! Подумаешь, перекидываться он умеет! Что-то не уверена, что моя подруга звала тебя в гости! - в голосе 'феегоргоны' прозвучали шипящие нотки, которые частенько предвещали крупные неприятности для того, кто будил эту часть наследия предков в обманчиво хрупкой и глуповатой на вид рыжей девчонке. - Я тебе покажу, как копаться в вещах Ветки! Да она на такого, как ты, и мельком не взглянет!

     Раздался шум падающей на пол мебели, потом треск рвущейся ткани, перемежаемый сначала невнятной руганью, а потом и полным яростью явно звериным рыком. Впрочем, незваный гость впервые сталкивался с ирландской феей, поэтому никак не знал, что в таких случаях есть только один правильный выход - уносить ноги, пока вторая головная боль бедолаги Морса не придумала, что делать с новой игрушкой.

     Ведьмочка с Виктором переглянулись и решили не вмешиваться в ход экзекуции. Обняв девушку за плечи, Виктор увёл её в общую зону отдыха и присел рядом на диване.

     - Интересно, кто ко мне нос сунул и попал Лире на зуб? Надеюсь, бедолага выживет...

     - Если хочешь, можем пойти посмотреть.

     - И испортить Лире всё удовольствие? Последствия могут быть совсем непредсказуемые. Подождём, она сама выйдет, когда ей надоест развлекаться с бедолагой, которого принесла нелёгкая в мою комнату.

     - Тогда давай не будем рисковать. Честно говоря, у меня до сих пор не идёт из головы тот кавардак, который она устроила в 'Смехе Феи'.

     - Да уж, хотя чего ожидать от интриги, к которой приложил руки бог мрака?

     Парочка, вполголоса переговариваясь, тихонько обсуждала планы дальнейших действий. Виктор обнял девушку за талию и вполголоса выдохнул:

     - Пообещай мне, что будешь тихо сидеть в своей комнате и не станешь искать приключений в пустых коридорах?

     - Вить, но это же скучно будет! Или все развлечения только вам с Лирой?

     Недовольное ворчание цветочной феи, читающей кому-то нотацию, заставило парочку подпрыгнуть от неожиданности, а потом тщетно пытаться не ржать:

     - Ну и что, что ты оборотень, лапоть ушастый! Тебя к Ветке в гости никто не звал, это ж ясно, как то, что я - чистокровная ирландка из Волшебного народа! Конечно, мой род не такой древний, как у Талеи! - продолжала она вправлять мозги чужаку, запеленгованному на чужой территории. - В первый раз вижу такого не правильного оборотня! Ну, ладно ещё б волк был, а то наполовину медведь. А, да, Моргана мне ещё про тигра рассказывала, но они в здешних краях не живут, - крепко ухватив черноглазого чужака за куцый хвост, забияка уверенно тащила пленника в сторону входной двери.

     Неизвестно, что сотворила с бедолагой неугомонная экспериментаторша, но смотреть на Талу было жутковато: нижняя часть была медвежьей, а верхняя человеческой. Под горящими жаждой убийства чёрными угольками раскосых глазок наливались лиловым те самые фингалы, за которые Лиру за глаза прозвали феей тумаков и граблей. Впрочем, девчонку это совершенно не волновало, она любила развлекаться с размахом, при этом до чувств жертв проныре не было совсем никакого дела.

     Когти задних лап оставляли на чистом полу безобразные борозды, когда их хозяин пытался остановить неумолимое приближения выхода на свободу. Чары Лиры привели к тому, что несчастный застрял между двумя ипостасями и ему оставалось лишь злобно зыркать на свою мучительницу и вполголоса бормотать слова, сильно смахивающие на грубую брань.

     Пыхтя и отдуваясь, точно портовый грузчик, девчушка дотащила чужака до ворот, заставила их распахнуться и что-то прошептала над увесистым брёвнышком, которому ещё только предстояло стать дровами для бани, которую каждый вечер исправно топили.

     - Знаешь, - доверительно выдохнула подручному мёртвого нойда забияка прямо в ухо, - всегда хотела сыграть в крикет, но всё никак не было подходящей оказии. Хотела бы я посмотреть, как ты будешь и дальше пугать народ и вредить, если и останешься тем, чем ты и так по сути являешься: ни человеком, ни диким зверем. Теперь никто не перепутает тебя ни с тем, ни с другим даже по пьяни.

     Бревно само приподнялось и так наподдало под покрытый тёмно-коричневым мехом зад, что его хозяин взвыл больше от обиды чем от боли, и, ломая ветви густых зарослей, улетел кусты полярной ивы, обещая наглой девчонке поквитаться с ней при первом удобном случае.

     - Мечтать не вредно - вредно не мечтать! - фыркнула Лира и превратила бревно в аккуратную поленницу.

     Довольное собой стихийное бедствие местного масштаба захлопнуло ворота, заперла замок и заложила стальное засов, удивляясь, зачем такие сложности, если достаточно всего лишь с умом наложить чары, весело насвистывая липучий мотивчик, подслушанный в 'Смехе Феи', отправилась на поиски неугомонной парочки, чтобы поделиться с Веткой последними новостями из мира небожителей.

     Увидев мило любезничающую парочку, цветочная феечка тяжело вздохнула и решила, что она тут явно третий лишний. Девчонка чувствовала, что Фаор на неё и не взглянет, ведь в его сердце прочно обосновалась зеленоглазая стервозная Алёна. Расстроенно шмыгнув носом, ученица Талеи решила вернуться в комнату Иветты, чтобы через зеркало попасть в 'Смех Феи'. Настроение у проказницы и так было не слишком хорошим, а сейчас норовило и вовсе упасть ниже плинтуса.

     Негостай с любопытством рассматривал незнакомку, но пока не спешил свести более близкое знакомство. 'Феегоргона', тяжело вздыхая, доползла до зеркала и исчезла в серебристом мареве под озадаченным взглядом племянника сейды, на которого она и не соизволила обратить внимания.

     'Иветта, а кто это была'?

     'Цветочная фея, она не здешняя, как и я'.

     'Это видно и так, будь осторожна, сегодня мёртвый нойд может попробовать тебя на зуб: за порог не выходи, только в твоей комнате, только там сейда сможет помочь тебе против чар колдуна'.

     Поцеловав Виктора перед уходом, девушка не только заперла дверь на замок, но и заложила металлический засов, наложив все защитные заклятья, которые только смогла вспомнить. Дух-защитница этих земель появилась сразу же и попросила показать ей все находки, которые Пётр Дарович не счёл достойными внимания.

     Иветта осторожно разложила обломки моржовой кости на столешнице, внимательно складывая так, чтобы восстановить первоначальный вид древних колдовских амулетов, которые нойд разбил вместе с камнем сейды. Ведьмочка и не заметила, как порезалась об острый край. Тоненькая струйка крови потекла прямо на то, что ректор счёл бесполезным хламом. Вспыхнул и погас призрачный серебристый свет, странно похожий на какой-то не совсем привычный лунный.

     - В первый раз в жизни вижу, чтобы артефакты признали ведьму не саамской крови, - сейда с удивлением увидела, что от порезов не осталось и следа, а обереги выглядели так, словно только вчера вышли из-под ножа мастера резчика. - Пошли, нам надо успеть расставить их в нужной последовательности, чтобы мёртвый нойд не смог нам навредить. Хотя, сначала попробуй сама разобраться, если ты сможешь их услышать, то никто не сможет навредить ни тебе, ни остальным, кого нелёгкая доля принесла сюда в такой недобрый час.

     Иветта долго рассматривала склеенные из костяных пластинок и иголочек амулеты, осторожно водя над ними подушечками пальцев и справедливо опасаясь какого-нибудь подвоха, на который были так щедры колдовские предметы, особенно в руках чужака.

     Ведьмочка услышала едва слышный звон, причём с удивлением поняла, что каждый оберег звучит в иной тональности, чем соседи. Взяв в руки тот, который 'вопил' громче всех, девушка принялась неспешно ходить по комнате, с удивлением услышав довольное мурчание у самого порога. Положив его у самой двери, поражённо охнула от неожиданности, когда костяная безделка слилась с деревянной деталью в одно целое да так, что, не зная где искать, просто так нипочём было не найти, где он притаился.

     Ветка успела расставить всё по своим местам за несколько минут до полуночи, села на стул, зажгла по свету сейды три свечи в глиняном подсвечнике, который нашла в собственной тумбочке и терпеливо принялась ждать, что же будет дальше.

     Скрежет когтей по полу коридора возвестил, что колдун послал кого-то из своих слуг по души двух девиц, притаившихся за хлипкой деревянной дверью. Впрочем, на этот раз голос, потребовавший, чтобы ему открыли и отдали камень с сейдой был всё тот же и принадлежал Тале, которому мёртвый нойд дал последний шанс исправить свою оплошность.

     - Ведьма, тебе не должно быть никакого дела до выжившего из ума саамского старика, призрака и местных. Если ты отдашь мне камень, который по ошибке попал тебе в руки, то никто из пришлых не пострадает. Вы просто окажетесь дома и будете жить, как раньше, позабыв дорогу в эти заповедные края.

     - Да, видимо, Лира слишком крепко приложила тебя башкой обо что-то твёрдое, раз ты совсем с головой не дружишь! Эта земля признала меня, как колдунью, так что забирай своего придурошного хозяина и валите туда, откуда припёрлись! - хвалёное ведьмино ехидство уже поднимало свою ядовитую голову. - Или тебе моя рыжая подружка приглянулась? Принцип: 'Бьёт, значит, любит!' многими ошибочно принимается за чистую монету.

     - Ведьма, ты ещё пожалеешь о своей строптивости, когда мой хозяин придёт стребовать с тебя своё.

     - Шёл бы ты, любезный Тала, откуда пришёл. У меня есть более важные дела, чем выслушивать весь тот бред, который ты несёшь.

     Сейда прижала пухленький пальчик к губам, призывая к молчанию, а взгляд тёмно-карих глаз предупреждал, что и звука не должно донестись с их стороны двери. Иветта покопалась в своей сумке и вытащила оттуда зеркало, положив серебряной поверхностью вниз.

     Раздался глухой удар, от которого дверь жалобно скрипнула и задрожала, но устояла. Ведьмочка вытащила за цепочку старинный охранный оберег, который передавался в их роду от одной колдуньи к другой и принялась дышать на него, стараясь поскорее согреть золотистую поверхность медового янтаря.

     Зеркальце на столе Иветты мягко засветилось, показывая обеим невольным затворницам донельзя раздосадованную жертву лириного произвола. Оборотень перетекал из одной ипостаси в другую, временами настолько напоминая бесформенное желе, что девушки переглянулись и тихонько рассмеялись, наблюдая за мучениями наглого вражины, который никак не мог в толк взять, что нужно уносить ноги, пока ещё может.

     Шерсть на жгучем брюнете намокла от пота и встала дыбом, в чёрных как полярная ночь глазах появилось выражение обречённости: он уже начал подозревать, что чужачка не так проста, как показалось его излишне самонадеянному хозяину, слишком легко сгубившему старого нойда, который властвовал тут задолго до него.

     - Отдай сейду, глупая девка, завтра с тобой уже иначе будут разговаривать и совсем другие слуги моего господина!

     - Отстань от нас Тала, неужели не видишь, что мы тебе совсем не рады и отпирать не собираемся? - в голосе духа-хранителя было столько холода пополам издёвки, что оборотень, коротко взрыкнув, ударился лбом об дубовое полотно двери, но лишь набил себе шишку: усиленная колдовством преграда лишь насмешливо скрипнула и никак не отреагировала на удар живого тарана.

     - Тала, уймись, иначе Лира решит, что и ей тоже стоит присоединиться к нашему веселью, а во что её визит выльется лично для тебя, честно говоря, даже представить боюсь.

     - Мне колдун амулет дал, на меня никакие чары не подействуют! - незваный гость снова боднул дверь и отлетел как от батута, когда сработали заклятья Иветты, которым она научилась у Талеи.

     - Святая простота! - насмешливо фыркнула ведьмочка, хитро переглянувшись с сейдой, которая, судя по выражению лица, задумала редкостную пакость для оборотня.

     Выудив из кармана кругляш, явно обкатанный водами Белого моря, протянула его Ветке и шепнула:

     - Давай обманем его: пусть думает, что я запаниковала и решила сбежать.

     Из зеркальца выглянула раздосадованная мордашка Лиры, в голосе которой прозвучал мягкий упрёк в адрес подруги:

     - Иветта, вы тут развлекаетесь, а я с тоски в Тартаре помираю! Ты же обещала, что веселиться мы будем вместе! - зелёные глазищи стали ещё больше против обычного, в них уже дрожали первые слезинки жгучей обиды.

     - Так я тебя пыталась дозваться, но, оказалось, ты занята тем, что устраиваешь райскую жизнь тамошним ламиям мужского пола и чудовищам.

     - Надоело, хочу поучить манером этого наполовину медведя. Полуволков и полутигров полно, а вот такого ещё ни разу в жизни не встречала. Кстати, по глазам вижу, что вы уже что-то задумали, а ну признавайтесь, поганки, иначе я разыграю свою проказу, как по нотам, а вы и сделать ничего не сможете! - и вредная цветочная феечка, сердито надувшись, топнула ногой.

     - Иветта, отдай ей камень. Лира, беги так быстро, как сможешь, в сторону ворот, потом ты окажешься в моей веже в другом мире. Оттуда же приходит и мёртвый нойд. Готова пробежаться под моей личиной?

     Феегоргона проказливо улыбнулась и скорчив восторженную мордашку выдохнула:

     - Мы сделаем веселее! Есть такое заклятье у Волшебного народа, их ещё лепреконами называют. Так вот, оно позволяет на время обмениваться личинами, правда, действует оно только несколько часов. Жаль тут сейчас вечный день, а то б можно было ещё пару штук провернуть.

     Феечка, дурачась и выкидывая коленца, обошла подруг по кругу, и вскоре в комнате совершилось немудрёное волшебство: отважная сейда просочилась прямо через дверь и, щёлкнув оборотня по носу и дёрнув за куцый хвост, ловко поставила подножку. Изрыгая проклятия, слуга колдуна растянулся на полу, а когда попытался встать, то под медвежью лапу подвернулись зачарованные грабли, оставив на выпуклом лбу стремительно наливающуюся шишку.

     Когда Тала хотел сломать черенок поганого инструмента о колено, то с раздражением обнаружил, что мерзкая штуковина куда-то исчезла, вызвав полный боли и ярости рык оборотня. Плюнув на затворниц, брюнет со всех лап бросился вслед за убегающей 'сейдой', уже предвкушая, что милости от мёртвого нойда повалятся на него как из волшебной мельницы ведьмы Выгахке.

     Лира неслась так, словно за ней неслись разъярённые очередной глупой выходкой наглой ирландской девицы Юпитер и Юнона, под аккомпанемент молний и грозных проклятий. Как ни пытался оборотень догнать быстроногую пакостницу, она ни приближалась и на пару шагов.

     'Сейда' выскочила через ворота и пропала, точно её тут никогда и не было. Даже медвежий острый нюх так и не позволил обнаружить, куда слиняла наглая добыча. Плюхнувшись упитанным задом в ягель, увенчавший точно корона сопку, он горестно завыл, выражая протест тому, что его не только побили, но и лихо обвели вокруг пальца: вернуться назад не было никакой возможности, незнакомые чары, которым не было совсем никакого дела до амулета мёртвого колдуна, не позволили бедолаге снова заняться наглой молодой ведьмой.

     Лира удивлённо захлопала глазами, рассматривая, а куда это её занесло во время очередной проказы. Жилище сейды показалось ей совсем убогим после дворцов Волшебного народа и жилищ небожителей с поправкой на резко изменившиеся вкусы и понятия о комфорте. Пол, устланный мягким мхом, оленьи шкуры на полу и гора подушек, раскиданных то тут, то там небольшими горушками: 'Не хотела бы я тут жить! - расстроенно взвыла цветочная феечка, вспоминая уютный загородный домик Иветты, где всегда было весело и шумно, и на её не всегда временами совсем жуткие проказы смотрели сквозь пальцы, прекрасно понимая, что она совсем ещё ребёнок, которому можно простить практически любые шалости.

     Увидев, как камешек, лежащий у очага, озарился тревожным багровым светом, девчонка сразу поняла, что он хочет, чтобы она унесла его из вежи своей хозяйки. Запихнув серовато-коричневый кругляш в один из многочисленных кармашков, где хранила разные полезные мелочи и фолиант, чтобы записывать премудрости, которым её обучали Талея, Геката и Нокс, сделалась невидимой и выскользнула на улицу: шум во дворе, где бродили меланхолично жевавшие ягель северные олени, сразу же привлёк к себе внимание второй головной боли инспектора Морса. Впрочем, феегоргона давала жару не только богу смерти, за что её частенько отправляли на перевоспитание в Тартар, только и там ничего не могли поделать с неугомонной фэйрой.

     Старик, одетый в добротную одежду по местной моде, что-то торопливо искал, проверяя многочисленные тайники и схроны, которых, как подсказывало чутьё феечки, тут было немало. Незнакомец не понравился Лире иона решила задать ему трёпку за то, что припёрся мало того, припёрся незваным гостем, так ещё ведёт себя как воришка, к которым у Волшебного народа была давняя нелюбовь. Даже лепреконы, которые были с ними одной крови, частенько получали хороших тумаков именно потому, что тащили в свои дома всё, что плохо лежит и искренне удивлялись, когда подобное поведение вызывало у окружающих крайнюю степень недовольства и безжалостную агрессивность.

     Показавшись на глаза к мёртвому нойду, девчонка напустилась на него, вереща, как кошка, которой на хвост наступили тяжёлым ботинком:

     - Ах ты, ирод плешивый, ты что себе позволяешь: в чужом имуществе грязными лапами копаться?! Не твоё - не смей руки тянуть!

     Колдун совершенно не был готов к такому повороту событий, он оступился и с проклятиями покатился с крутого склона высокой сопки, на которой и стояла вежа сейды. Вслед ему понеслись такие насмешливые слова, что бедолага от изумления долго не мог прийти в себя, как и Тала, который так некстати решил прийти с докладом к своему гневливому хозяину.

     Когда парочка, ругая на чём свет стоит нахалку, которая так их обоих оскорбила, поднялась к жилищу из оленьих шкур, Лиры уже и след простыл. Девчонка примчалась к Иветте в комнату и наябедничала хозяйке дома о нахалах и отдала ей камешек, который, как оказалось, и искали нежданные гости, ведь именно в нём и была заключена вся сила хранительницы этих мест.

     - Говоришь, чтобы тебе никто не смог навредить, достаточно спрятать его так, чтобы твои враги не нашли? - волосы снова стали вести себя как живые змеи, так бывало всегда, когда в голове цветочной феечки созревала гадость высшего качества, что, к счастью для окружающих, случалось не так уж и часто.

     - Говоришь, чтобы тебе никто не смог навредить, достаточно спрятать его так, чтобы твои враги не нашли? - волосы снова стали вести себя как живые змеи, так бывало всегда, когда в голове цветочной феечки созревала гадость высшего качества, что, к счастью для окружающих, случалось не так уж и часто.

     - Ой, да ладно тебе, Ветка! Не впервой, мне не привыкать. Камень твой я подкину в сокровищницу Матери Богов, где она хранит самые ценные из магических артефактов и драгоценности. Так что не думаю, что кто-то его оттуда умыкнёт в ближайшие несколько тысяч лет, а то и дольше. Как бы нам схитрить и выставить этих надоед отсюда: раскопки должны благополучно завершиться до середины сентября. Пётр Дарович не допустит, чтобы новый учебный год в Университете Культурологии не начался вовремя. У него прямо пунктик в том, что касается правил и традиций вашего учебного заведения. От кого надо избавиться в первую очередь? От Талы? Или ещё кто пострашнее у него в арсенале есть?

     - Главное, нойда победить в колдовском соревновании, тогда и остальные будут вынуждены убраться вслед за хозяином, - в голосе сейды проскакивали нотки озабоченности, что сразу же насторожило обеих подруг.

     - То есть, пока не одолеешь его в поединке, не избавишься, даже извести никак?

     - Нельзя: властителем местных сил может стать только тот, кто, либо сам, либо с помощью слуг одолеет другого и заставит с позором покинуть поле боя.

     В зелёных как весенняя листва глазах цветочной феи вспыхнул очень нехороший огонёк, который не предвещал грядущим жертвам лириного произвола ничего хорошего, пусть даже они пока ни сном и не духом не ведали ничего о грядущей напасти.

     - Вызови нойда на состязание, уверяю тебя, сделаю так, что любое плетение будет иметь непредсказуемые последствия. О таких пустяках, как ходить по горящим углям, доставать из кипящей воды лакомства и прочих подобных мелочах можете не беспокоиться. Главное, вывести их обоих из себя, а там они сами себя в лужу посадят, даже наше активное вмешательство не понадобится.

     За разговорами интриганки и не заметили, как вернулся с боевого дежурства против слишком взявшей много воли нечисти, вернулся уставший, но весьма довольный собой Виктор.

     - Лира, мне уже можно начинать паниковать и искать для нас с Иветтой и сейдой подходящий бункер? Это ещё хорошо, что нас с Веткой в тот день в 'Смехе Феи' не было, а то, кто знает, что бы с нами стало.

     - Не слушайте его, девочки! - во взгляде цветочной феечки было столько обиды, что ведьмочка пожалела бедовую подружку и ласково улыбнулась.

     - Лира, продумай, как лучше разозлить и утереть нос этой парочке. Кто-кто, а ты в такого рода проказах искушена больше всех нас вместе взятых!

     Девчонка проказливо стрельнула зелёными глазками и медленно истаяла без следа, погрозив молодому человеку на прощание, обещая. Что ещё отыграется за нанесённую обиду, причём так, что мало ему не покажется гарантированно.

     - Хорошая она, - задумчиво обронила сейда, - только вот молодая ещё, поэтому и дурная слишком. Уверена, что с возрастом, этот её изъян, если не пропадёт совсем, то станет не так сильно бросаться в глаза, - и хранительница тоже удалилась отдыхать в свою вежу в мире, где живут духи.

     Виктор вытряс из подруги все подробности ночного происшествия и поделился собственными опасениями:

     - Как бы Лира опять чего-нибудь не того не учудила. Прошлого раза всем и так хватило за глаза и за уши. Сегодня Пётр Дарович запретил нам на раскоп приходить: там по ночам какие-то призрачные огни блуждали, слышались шепотки, вздохи и шум драки. Тебя велено на порог комнаты и вовсе не выпускать: этот неправильный оборотень до икоты напугал нашу повариху, так что вполне возможно, что сегодня готовить придётся самим.

     - Не волнуйся, я уверена, что всё в итоге будет отлично. Как сделать так, чтобы сейда не попала в руки мёртвому нойду, придумала именно наша рыжая егоза.

     - Я не принижаю её заслуг, Ветка, я просто не хочу, чтобы по милости феегоргоны на наши многострадальные головы свались проблемы из разряда тех, с которыми мы сами не сможем справиться. Небожителям и без нас сейчас совсем несладко. Надеюсь, ты понимаешь, о чём идёт речь?

     - Значит, надо заранее упредить неприятности. Это ведь гораздо проще, чем потом воевать с последствиями?

     Виктор сразу увидел, что ведьмочка совсем не так уверена в своей полной победе, как пытается убедить всех вокруг, поэтому не стал ничего говорить, а притянул к себе и принялся жадно целовать податливые губы, тихонько шепча:

     - Ты, не спорю, потомственная ведьма в тринадцатом поколении, ученица фурий, Гекаты, Нокс и Талеи, но прежде всего ты - моя любимая девушка. Если мёртвый колдун или этот отфеяченный Лирой оборотень посмеют хотя бы косо на тебя посмотреть, то я найду способ поставить их на место, - Иветта счастливо улыбнулась и уткнулась носом в надёжное плечо.

     Ведьмочка порадовалась, хотя и запоздало и про себя, что Всеволод очень кстати сам свалил из её жизни, и она, наконец-то, обратила внимание на сероглазую занозу в сердцах многих сокурсниц. Что и говорить, замена оказалась настолько хороша, что другие предложения Ветка игнорировала без всяких 'если' и 'но'.

     Парочка и не заметила, как миновало время завтрака, а потом уже пора было отправляться и на обед. В столовую они соизволили снизойти лишь под конец времени, отведённого на вечернюю трапезу. Саамка средних лет, которая уже оправилась настолько, чтобы снова взяться за работу, понимающе улыбнулась и оделила вновь прибывших вдвое большей порцией, чем полагалось.

     Виктор, хитро посматривая на подругу, выдохнул ей прямо в ухо так тихо, чтобы никто посторонний не подслушал:

     - Значит, пока я охраняю вместе с остальными покой нашей археологической экспедиции, наглые мертвяки и медведи оборотни подкатывают к моей любимой ведьме? Непорядок, ты не находишь?

     - Вить, у тебя нет повода для ревности! - мурлыкающе выдохнула Ветка и проказливо улыбнулась.

     - Не уверен! - по взгляду было видно, что Виктор просто подыгрывает своей вредной ведьмочке. - Я за порог, а у тебя тут Тала тусуется, как и его беспардонный хозяин!

     - Да ну тебя! Кому нужен мёртвый нойд и застрявший между двумя ипостасями недоделанный медведь? Ты за кого меня принимаешь?

     - За любимую девчонку, на которую ожидаемо вредность наскочила! - ласково обняв девушку за талию, он не терпящим возражения голосом прошептал. - Так что, думаю, тебе придётся согласиться на круглосуточный надзор за одной вредной молодой ведьмой, другого выхода я не вижу! - и он хитро посмотрел на лукаво улыбающуюся в ответ Иветту.

     Ведьмочка почувствовала чужое присутствие и решила, что немного побезобразничать будет в самый раз. Мёртвый нойд на дух не выносил счастливых живых людей, поэтому Ветка решила не отказывать себе в удовольствии: наступить на больную мозоль тому, кто и после смерти продолжал усиленно вредить любому, кто имел несчастье попасться на его завидущие глаза, оказалось слишком большим искушением для молодой интриганки.

     Сдув с лица косую чёлку, как обычно, нахально лезшую в светло-карие глаза, девушка многозначительно подмигнула Виктору и выдохнула:

     - Раз у нас нежданно нарисовалось немного свободного времени, то, может, начнём этот твой круглосуточный надзор прямо сейчас?

     Парень, правильно уловив намёк, сгрёб вредную колдунью в охапку и увлёк за собой по ярко освещённому коридору в сторону жилого блока, правда, внеся поправки в предложение девушки:

     - Лира, конечно, затейница та ещё, но мне совсем не понравится, если она ввалится к нам в самый ответственный момент и всё испортит. В моей комнате зеркала нет, так что мы можем рассчитывать на большее уединение.

     - А ты знаешь, какой кавардак начнётся, когда цветочная феечка не обнаружит меня на месте, и, не разобравшись, кинется творить свою страшную мстю всем подряд, даже не обращая внимания на тот факт, что в основном страдают невиновные?

     - Ничего, пусть привыкают: ты же у нас - ведьма, значит, странные события и неожиданные подставы будут всегда! - тут он притормозил у собственной двери, отпирая, и внёс девушку внутрь на руках, в серых глазах было столько восторга, что Ветка сразу почуяла всплеск бессильной злобы, щедро приправленной ненавистью.

     - Мне понадобится всего пара минут, чтобы оставить всех, кто не желает нам добра, в полном расстройстве! - промурлыкала она, многообещающе поцеловав сгорающего от нетерпения барда университетского масштаба, и принялась деловито ставить защиту, выуживая из потайных кармашков в одежде разнообразные амулеты и мешочки с порой совсем странным содержимым. - Главное, чтобы никто не помешал замкнуть охранные контуры. Как только я буду уверена, что до утра нас никто не побеспокоит без веской причины, буду брать реванш за твоё вчерашнее недостаточно пылкое поведение!

     - Ведьма, не проси, а то допросишься! - парень, сразу почувствовав, что Иветта ведёт какую-то многоходовую игру, чтобы заставить Талу и нойда оступиться и самостоятельно загнать себя в пресловутый пятый угол, из которого самостоятельно вырваться даже этой сладкой парочке не в жизнь не удастся. - Потом не жалуйся, что ноги дрожат и всё тело ломит, как будто всю ночь на Лысой Горе со всякой нечистью отплясывала.

     - Мне уже интересно! - девушка лукаво улыбнулась, закатывая глаза в притворном ужасе. - Только вот усердствовать слишком сильно не советую: если нас завтра отправят на раскоп, придётся тебе рыть землю копытами исключительно на четвереньках. Никто нас от работы отмазывать не станет. Или ты хочешь испытать на себя всю мощь гнева Петра Даровича из-за срыва рабочего графика? И так уже из-за этой чертовщины мы на целые сутки отстаём от плана.

     - Ничего, мы припряжём тех, кто устроил нам такую райскую жизнь!

     - Кстати, можешь не беспокоиться, что Лира свалится нам сегодня на многострадальные головы как снег в июле: она пару дней будет занята, пытаясь просочиться в святая святых храма Юноны. Или ты думаешь, что Отец и Мать Богов недостаточно охраняют свои сокровища, большая часть которых никогда не должна попасть в чужие руки. Ты хоть представляешь, что сможет натворить Моргана или один-единственный лепрекон, получив Жезл Стикса или даже банальную пачку пропусков в Тартар?

     - К сожалению, да. Только вот, надеюсь, что никогда не доживу до подобного беспредела. Хватит с нас пока что и мёртвого нойда и этого наполовину медведя. Впрочем, раз ты не склонна верить словам, то пора переходить к делам, - он осторожно уронил ведьмочку на ещё застеленную постель, помогая стянуть куртку, а потом с раздражением почувствовал, что чья-то когтистая рука, вцепившись в рубашку, которую он только-только начал расстёгивать, пытается оттащить его от Иветты.

     Ведьмочка, сразу учуяв незваного гостя и прекрасно понимая, что с добром он вряд ли пришёл, прошептала заклятье, обездвиживающее любого, кто посмел потревожить колдунью так некстати.

     Черноглазый колдун гневно сверкал агатовыми глазищами, но так и продолжал стоять недвижимой статуей. Виктор наглеца несколько раз вокруг и проворчал:

     - Лира, конечно, весьма беспардонная особа, но этот паразит даже её переплюнул... - парень так и не смог освободить многострадальную рубашку из крючковатых пальцев нойда, поэтому просто выскользнул из неё. - Твоё проклятие надолго рассчитано?

     - До утра он нас не побеспокоит, любимый! - промурлыкала Ветка.

     Лукавые светло-карие глаза двумя звёздами сверкнули из-под упавших на лицо рыжевато-каштановой гривы волос. Они без слов говорили о том, что вредина уже придумала адекватную месть гаду, который посмел нарушить их тет-а-тет.

     - Так вижу же, что страшная ведьма готова нанести превентивный удар. Колись, что задумала, Ветка.

     - Ничего такого, что тебе не понравится, - промурлыкала девушка, утягивая возлюбленного на уже расстеленную кровать.

     Полный ненависти вой прозвучал в глазах парочки волшебной музыкой эльфов. Впрочем, вскоре им стало не до жертвы ведьминого произвола.

     Иветта так и не придумала, чем ещё досадить нойду, поэтому расстроенно вздыхала и пинала пленённого врага, покусывая губы, в тщетной попытке придумать адекватную меру наказания.

     В комнате появился племянник сейды Негостай и довольно рассмеялся, ткнув врага своей тётки коротеньким пальцем под ребро, и пророкотал:

     - Да, красавец ты, колдун! Только очень глупый песец мог встрять между парочкой, у которой намечается приятная во всех отношениях ночь, - парень глумливо рассмеялся и сорвал с шеи нойда небольшую костяную пластинку на кожаном шнурке. - Пожалуй, надо взыскать с него виру, одного зуба, уверен, будет вполне достаточно, коль скоро он ничего этакого не успел натворить.

     Почуяв назревающее веселье, Лира вывалилась из воздуха, с интересом посматривая на незнакомого парня и проказливо улыбаясь.

     - Ветка, а это кто такой? - рыжие пряди изучающе потыкались в незнакомца и явно остались довольны полученным результатом исследований.

     - Негостай, он - племянник сейды, - просветила подругу ведьмочка, лукаво переглянувшись с Виктором.

     - Лира, цветочная фея, - представила рыжую девчонку Ветка, получив в награду полный благодарности взгляд.

     Дух не обратил на новую знакомую совершенно никакого внимания, но наклонился и выдрал зуб у наглой вражины, деловито пробурчав:

     - Как любит говаривать ваш Пётр Дарович: 'Долг платежом красен!'.

     - Ой, а подари мне его клычок, Негостай! - восторженно хлопая ресничками, промурлыкала зеленоглазая паразитка, подкрадываясь к новой симпатии.

     - Зачем он тебе? - в прозвучавшем голосе было столько удивления, что феегоргона соизволила ответить.

     - Я - фея, хочешь что-нибудь красивое или полезное из него для тебя сделаю?

     - Да не надо ничего, всё у нас и так есть.

     - А давай амулет сделаю, чтобы никто не мог запереть вас с тёткой и заставить делать что-то против вашей воли?

     - Забавная ты, Лира, ну, давай, заколдуй зубик, раз уж так неймётся. Хотя, может, и для нойда что-нибудь толковое придумаешь, а то что-то скучно в последнее время стало, ничего весёлого не происходит.

     Рыжая головная боль полковника Морса критически осмотрела пленника и наморщила лобик от усердия, придумывая, как бы половчее уесть незваного гостя на радость ведьмочке и духу-охраннику.

     - Аха, - восторженно завопила она, подскочив к нойду, и щёлкнула его по длинноватому носу, вызвав в глазах того такую бурю ярости, что даже Негостай довольно рассмеялся и выжидательно посмотрел на неугомонную ученицу Талеи, предчувствуя, что мало сейчас пленнику не покажется.

     Феечка осторожно выдрала обрывок рубашки из окостеневших пальцев живого мертвеца, которому совсем не место в мире живых. Повертела в длинных пальчиках кусочек тонкого льняного полотна и протянула узкую ладошку и выжидательно посмотрела на Негостая.

     Пожав плечами, дух-хранитель вложил желтоватый клычок в руку подруги Иветты и насмешливо посмотрел на цветочную феечку, которая из кожи вон лезла лишь бы понравиться новому знакомому.

     Негостай, лукаво сверкнув хитрыми карими глазами, озвучил ответ на вопрос, который Лира так и не решилась произнести вслух:

     - Если нойд не вернёт себе вырванный зуб до конца полярного лета, он полностью утратит свою волшебную силу.

     - Уверяю тебя, он его ни в жизнь не найдёт: так припрячу, что никто и не почует, даже если в упор смотреть будет!

     Гордо раздувшись от осознания собственной неповторимости, рыжая девчонка гордо испарилась вместе с трофеем. Пленённый колдун только и мог, что гневно сверкать чёрными угольками глаз, неподвижной статуей возвышаясь в комнате Виктора. Племянник сейды вскоре ретировался, пообещав запереть пленника где-нибудь так, чтобы тот не скоро смог вернуться в мир живых, чтобы снова приняться за свои злые дела.

     Когда незваные гости, наконец, удалились, молодой человек обнаружил, что Иветта, которой пришлось сдерживать чары незваного гостя, настолько утомилась, что заснула сразу же, как опасность миновала. Он с удивлением заметил, что и его веки странно быстро налились усталостью, и вскоре парочка мирно посапывала на постели, только вот посетившие их сны были настоящими кошмарами.

     Тала, выскользнув откуда-то прямо из воздуха, отвесил парню увесистую затрещину, взял девушку на руки и тем же путём покинул вражеский лагерь. До своего попавшего в беду сообщника ему ровным счётом не было никакого дела. Он решил, что окажется в большем выигрыше, если пришлая ведьмочка станет местной нойдой и его супругой. Мальчишку, который изображал из себя жениха кареглазой нахалки. Оборотень в расчёт брать не собирался, не считая достойным опасений соперником. Оставалось продержать колдунью где-то в таком месте, откуда она не сможет удрать, а потом вернуть её к сейде и потребовать, чтобы она признала Иветту в качестве защитницы этих мест и той, которая передаёт живым волю духов и предков.

     Сделать же так, чтобы стать мужем этой вертихвостки и восвсе никакого труда для Талы не представляло. Конечно, рыжая зараза, которая уела его хозяина, как и племянник защитницы этих краёв, могли создать много проблем даже ему, но слишком велик был куш, чтобы не попытаться прибрать его к рукам. Решив, что лучше всего будет обратиться за помощью к ведьме Выгакхе, пропел древнее заклинание и был таков.

     Точно высохшая женщина, облик которой не позволял определить её возраст, благосклонно приняла мешочек с сапфирами чистой воды и мешок пшеничной муки высшего сорта и с интересом принялась рассматривать пленницу, а потом громко шепнула и пробурчала:

     - Она, как и ты, не нашей крови, но сила в ней заключена большая, причём, полностью её способности пока что не раскрылись: молодая совсем ещё ведьма, жизни толком не знающая. Зачем она тебе?

     - Жена-нойда - предел мечтаний любого оборотня, к тому же она слишком быстро нашла общий язык с сейдой, а на службе у неё такие злые духи, каких, отродясь, не видал!

     - Покажи мне, Тала, давно не видела ничего нового, - ведьма продемонстрировала в оскале, который заменял ей лучезарную улыбку, два ряда острых как бритва клыков, которыми она легко могла перегрызть даже очень толстое дубовое бревно за пару-тройку минут.

     Пригладив чёрные густые волосы, саамская коллега Бабы-Яги обнюхала Ветку и проворчала:

     - Намучаешься с ней, Тала. Она не нашей крови и не твоей, строптивая колдунья никогда не станет хорошей женой такому, как ты, к тому же сердце своё она уже подарила другому мужчине.

     - Этот сопляк мне не соперник! Сними с меня чары той рыжей паразитки, чтобы смог снова становится диким зверем. Вместе, уверен, мы придумаем, как прогнать чужаков из тех краёв и запугать местных так, чтобы они признали меня главным над собой.

     - Не скажи, Тала, если она сильно его любит, то никогда не покорится другому.

     - Ну так избавься от него или давай продержим девицу в заколдованном виде, пока не найдём способ сжить этого Виктора со свету. Он ни разу не колдун, не оборотень, не великий воин, не думаю, что ты не справишься с такой простой задачей, Выгакхе.

     - Придёт время: приведёшь чужака ко мне, сама буду решать в котёл его или найдётся иное применение его молодости и силе. А пока превращу я её в веретено простое деревянное и буду носить на поясе. Ты же сделай так, чтобы парень один пришёл сюда, тогда и придумаю, как дальше быть, только вот тех даров, что преподнёс, мало будет за такую услугу! - ведьма что-то прошептала и подняла с пола обычный предмет обихода, который у саамов почитался за волшебный предмет совсем не зря. - А теперь проваливай, у меня дел по горло, некогда чужие проблемы разруливать да слушать пустые похвальбы глупого Талы. Снять чары с тебя никак не могу: ищи ту, что их наложила, слишком уж они чужды, чтобы я могла понять, как распутать их причудливое плетение, не лишив тебя разума, твоей сути, а то и жизни.

     Вскочив на новенькое помело, купленное по случаю на распродаже, Выгакхе громко свистнула и была такова. Пролетавшей мимо полярной сове не повезло: когтистые пальцы ведьмы ловко сжали увесистое тельце и ловко сунули в мешок из вонючей оленьей шкуры.

     Иветта вынырнула из колдовского сна совершенно неожиданно и не учуяла рядом Виктора. Это открытие оказалось для девушки настолько неожиданным, что она напрягла все свои способности, чтобы осмотреться, и застыла в удивлённом ступоре.

     Оказаться продолговатым предметом домашнего обихода, грубо вырезанным костяным ножом из тонкого стволика полярной берёзы, для ведьмочки оказалось совсем уж неожиданно. Черноволосая женщина, на поясе которой болталось веретёнце, Ветке совершенно не понравилась, как и её совершенно безумные глаза и острые, как бритва, клыки во рту.

     'Что же мы все упустили, что я попала в такой лихой переплёт? Надеюсь, С Виктором и остальными всё пока что в порядке'. Впрочем, ведьмино чутьё подтвердило, что неприятности настигли пока что только её, как и то, что если она не найдёт способ выкрутиться и избавиться от незнакомых колдовских плетений, проблем будет много и у тех, кто приехал вместе с Петром Даровичем на раскоп, и у местных.

     Самым противным было то, что странная трансформация лишила Иветту лишь способности двигаться, но не думать и беситься от собственного бессилия.

     Мысленным взором девушка долго изучала странное нагромождение энергий, похожих на серовато-белёсый туман. Ничего подобного ей ещё в своей колдовской практике ещё встречать не приходилось, а у небожителей и своих проблем сейчас было так много, что добавлять к ним свои Ветке казалось чересчур жестоким поступком.

     Впрочем, опускать руки молодая колдунья не собиралась, хотя ситуация выглядела настолько гадко, что впору было начинать думать, у кого лучше попросить помощи в сложившейся обстановке.

     На поясе у саамки слабо зашевелился кожаный мешок, словно там было заключено живое существо. Собрав остатки воли в кулак, Ветка направила чары на то, чтобы распустить боковой шов. Вместо ниток тут явно в ход шли оленьи жилы, а материал протыкали костяным шилом и только после этого сшивали костяной иглой.

     Наконец, довольно неряшливые стежки были распороты, и на волю вырвалась полярная сова. Девушка почувствовала, что птица явно поняла, что она совсем не то, чем сейчас кажется, и камнем сорвалась вниз, нырнув в небольшую пещерку между камнями, где и затаилась.

     - А чтоб у тебя перья все повылазили! - зло прошипела Выгахке.

     Догонять беглеца она не стала: слишком уж много ценного в обмен на пришлую девицу, как она чуяла. Причём, пощипать можно будет и Талу, и мёртвого нойда, и возлюбленного ведьмы, да и других, кому её судьба небезразлична.

     Что и говорить: ничто так не грело душу древней колдуньи, как возможность упиваться чужими страданиями, особенно если это сулило приятные выгоды лично для неё. Потирая когтистые руки, Выгахке поспешила на свою гору Вараку, строя планы, как она ещё и работать на себя пленницу заставит, коль скоро прошлая служанка нашла способ вырваться из-под власти ведьмы.

     Вежа у злобной саамской чародейки была грязна и зияла дырами. Привязав Иветту суровой верёвкой к зачарованному камню, сунула в руки девушке клубок жил, каменное шило и клубок жильных ниток и велела все дыры и прорехи зашить, а сама по делам улетела.

     'Вот ведь стерва! - устало подумала про себя ведьмочка и попыталась дотянуться колдовским даром до Виктора, Лиры или сейды, но так ничего толкового и не добилась. Чутьё сразу подсказало, что верёвка заговорённая, а камень блокирует любую магию, если её не творит сама хозяйка этого мрачного места. У Ветки было такое ощущение, словно где-то совсем близко кто-то сдох и так и остался валяться под тёплыми лучами летнего северного солнца, хотя сопутствующих миазмов в воздухе не ощущалось, но на душе было слишком гадко, чтобы наслаждаться красотами здешней природы.

     В который раз Иветта пожалела, что не нашла времени ознакомиться с местной мифологией и сказками: про Талу и Выгахке, как и про духов-сейдов она мельком видела, но не удосужилась всесторонне изучить вопрос, который оказался не таким праздным, как подумала по простоте душевной.

     Работы оказалось так много, что уже через пару часов руки ведьмочки заболели от напряжения. 'Я сюда древности изучать приехала, а не вонючие полуистлевшие шкуры штопать! - в душе поднимался гнев, который девушка тут же в корне задавило: из неприятностей такого рода лучше выбираться на холодную голову, иначе последствия могли быть довольно печальными, причём не только для неё.

     Хлопанье птичьих крыльев колдунья услышать никак не ожидала, но сразу узнала полярную сову, которую выпустила на волю. Умные пронзительные глаза очень внимательно осмотрели незнакомку и, судя по всему, незваный гость остался доволен результатом. Отхватив от одежды ведьмы солидный лоскут, он, видимо как-то узнав, что хозяйка этих мест возвращается, поспешил удалиться восвояси, но в голове Иветты прозвучал явно мужской голос: 'Жди. Ты помогла мне, а я вызволю из беды тебя. Правда, надо подумать, как это лучше сделать, попутно избавившись и от полонившей тебя колдуньи, и от мёртвого нойда, и от Талы. Твои друзья не смогут разбить северные чары, но нужно дать сейде знать, что с тобой произошло. Боюсь, если кто и сможет помочь, то только она'.

     Наводя порядок около вежи, ведьмочка подивилась кучке маленьких черепков, через пустые глазницы которых Выгахке зачем-то продела узкие ремешки из выкрашенной в чёрный с багровым узором цвет довольно грубо выделанной кожи.

     Дар тяжело заворочался у неё в душе, и в голове раздались немые мольбы: всего-то и надо было распустить узлы, а потом завязать их, как было. Незнакомцы оказались такими же пленниками злой чародейки, как и Ветка.

     Тут ведьмина вредность сделала своё чёрное дело: сделав, что просили, девушка занялась обедом, трезво рассудив, что сделав фирменную гадость, разумнее всего не привлекать к себе лишний раз внимание своей обидчицы.

     Черноволосая интриганка, сильно недооценив пленницу, и не подумала, что из-за неё могут возникнуть серьёзные проблемы. Кормить она никого, кроме себя, любимой, не собиралась, поэтому снова превратила Иветту в кривенькое деревянное веретёнце и небрежно бросила его на плоский камень, где валялась солидная куча разнообразного хлама.

     Сама же вернувшаяся домой Выгахке, постаравшись посеять вокруг себя как можно больше бед и горя, опустошила огромный котёл с густым мясным варевом, да ещё и стенки языком облизала, и ушла отдохнуть после ратных колдовских подвигов во благо себя любимой. Женщина прекрасно понимала, что никуда мёртвый нойд от неё не денется: без выбитого племянником сейды зуба его волшебная сила вскоре иссякнет, а лето северное коротко и пролетит так незаметно, что и разгуляться не успеешь.

     Обдумав внезапно пришедшую в голову мыслишку, извечная проблема всех соседей лениво подумала, что, несмотря на то, что прожила уже несколько сотен лет, так и не сподобилась ни разу выйти замуж. Причём вовсе не потому, что не хотела сама: никому и в голову не пришло посвататься к ней.

     В сердце Выгахке начал разгораться пожар неукротимой злобы. Она быстро подумала, чего потребует от колдуна, в обмен на то, что пришлая чародейка больше не будет угрожать его могуществу, пропажи будут возвращены. До Талы же ведьме не было совсем никакого дела: невелика честь быть женой оборотня, а вот заполучить колдуна-хранителя рода могла далеко не каждая женщина.

     Что и говорить, мерзкий равк, которым стал чародей после смерти, так и не принял щедрого предложения о помощи в формате 'услуга за услугу'. Выгахке никому и никогда не спускала и мнимой обиды, её побаивались даже духи, а простым саамам и пришлым обычным людям без дара и вовсе никакого спасения не было от жестокого произвола знойной брюнетки верхом на помеле.

     Долго ворочалась интриганка с боку на бок на ворохе песцовых и медвежьих шкур, прикидывая, как бы ей поскорее добиться заветной цели. 'В конце концов, - самодовольно подумала Выгахке - надоест мне этот муж, избавиться от него будет совсем просто: воткнуть железную спицу между лопаток, а потом сжечь, чтобы не бродил по миру живых и не мешал моим грандиозным планам. Я до нитки обдеру всех, кто хоть немного заинтересован в этой чужачке. И что они только в ней нашли, не понимаю? Худая, как Сухая Жердина, волосы с рыжим отливом, глаза, как у важенки. Тьфу, она омерзительна. Где уж ей сравниться красотой со мной, самой колдуньей Выгахке?!' - раздувшись, точно женщина-лягушка Оадзь, с которой у них был давний спор, кто из них привлекательнее, могущественнее и удачливее, колдунья перевернулась на другой бок и оглушительно захрапела.

     У стены вежи раздалось негромкое шуршание в кустах карликовой берёзы. Маленький рыжеволосый человечек, щеголявший напрочь отсутствующей одеждой, осторожно заглянул внутрь жилища чародейки и, прислушавшись, вскоре резво подбежал к груде маленьких черепков, которые хозяйка свалила кучей среди обломков костей и обрывков кожи.

     Убедившись, что Выгахке не выскочит из своего жилища в самый неподходящий момент, молодой человек, ростом примерно до бедра взрослого мужчины, разжёг небольшой костерок и стал вытягивать черные кожаные полоски с багровым узором из глазниц и кидать в огонь, что-то неразборчиво бормоча себе под нос. Он периодически грозил кулаком в сторону спальни колдуньи, от козней которой стонали все вокруг, да так и не смогли найти управы, но ни на минуту не прерывал кропотливой работы, прекрасно понимая, что должен успеть до того, как Выгахке обнаружит незваного гостя.

     Вскоре перед ним возник ещё десяток мужчин, старший из которых велел остальным проваливать, а у него осталось ещё одно дельце.

     - Старейшина, чародейка вряд ли будет отдыхать долго. Я не знаю, кто одержит верх, если придётся столкнуться с ней в поединке не на жизнь, а на смерть. Слишком уж долго никто из наших нойдов не смог вас обнаружить. Даже духи предков раз за разом терпели позорное поражение. Эта женщина намного хуже всех, с кем нашему народу когда-либо приходилось сталкиваться в сваре. Она не умеет сражаться честно и так и норовит сделать какую-нибудь подлость!

     - Вы не должны рисковать из-за меня, но ты бы никогда нас не нашёл, колдун, если бы меня не пожалела новая пленница Выгахке, которую она заколдовала и держит в неволе. Девушка не нашей крови, но это, определённо, ведьма, и мы должны отплатить добром за добро. Точно знаю, что это та самая колдунья, которая не позволила мёртвому колдуну заполучить в свои лапы сейду этих мест, - и степенный чахля нырнул в вежу грезящей во сне колдуньи.

     На пару мгновений он замер внутри дома давнего врага своего рода и осмотрелся. Выгахке храпела так, что жерди, на которые были натянуты отсыревшие оленьи шкуры, мелко подрагивали. Взяв с плоского как стол камня, заваленного разнообразным хламом, кругляш, обкатанный до круглой формы, мужчина что-то зашептал над ним. Рыжеволосый нойд прекрасно знал, что платить злом за добро мог только очень глупый подземный житель. Чары сделали так, что в его руках оказалось веретёнце, которым он и подменил настоящую тюрьму Иветты.

     Решив, что дольше медлить не следует, он торопливо вышел вон, крепко сжимая добычу в мозолистых пальцах. У большого камня стояли два молодых парня, совсем ещё недавно томившиеся в плену у своего вечного недруга. Они сноровисто откатили 'дверь' в сторону, а потом старейшина с помощью колдовства вернул его на прежнее место и восстановил охранные чары. Осталось только найти тех, с кем в их края пришла незнакомка, только вот просто так возвращать девушку тем, кто недоглядел за ней, чахля не собирался. Нойд уже не первую сотню разменял, поэтому считал, что то, что слишком легко достаётся, люди потом не берегут. В девушке же дремала такая сила, какой давно не встречали в этих местах уже лет двести.

     Виктор пришёл в себя только через неделю. Бедолагу отправили прямиком в Мурманск. Странный сон был лишь отдалённо похож на летаргический. Он держал пленника так цепко, что не помогли даже самые современные и сильные лекарства. Саамский старейшина раз за разом бормотал что-то о колдовском проклятье и медведе-оборотне, но врачи списали всё на прогрессирующее старческое слабоумие и продержали парня ещё неделю в палате.

     - Иветта пропала, как в воду канула, - без ножа зарезал молодого человека Пётр Дарович, - уже вторая неделя началась после событий той ночи. Тебя обнаружили в странном сне, разбудить так никакими средствами и не удалось, а Местиной и следов не нашли.

     Глава рода, на территории которого и находился археологический раскоп, отозвал Виктора в сторонку и доверительным шёпотом озадачил парня:

     - Оборотень украл твою Иветту, а на тебя наслал колдовской сон. Ваши врачи, конечно, многое знают, но эти земли таят такие тайны, сбрасывать со счетов которые будет только очень глупый и недальновидный человек. Сегодня хорошая ночь, я попробую найти колдуна и спросить духов о том, куда сгинула кареглазая ведьма. Правда, кто знает, захотят ли они ответить на мои вопросы и что потребуют с тебя за помощь...

     - Что-то мне подсказывает, что обычными способами Ветку не вернуть. Я ничего в такого рода делах не смыслю, поэтому буду признателен, если вы поможете нам с Иветтой, старейшина.

     - Сделаю, что смогу, но, как подсказывают предчувствия, ваша новая встреча может случиться очень нескоро. И ты должен понимать, что по нашим законам с тебя могут стребовать большое вознаграждение, ведь ты прошляпил, как у вас говорят, свою ведьму.

     Подумав, что посоветоваться с сейдой будет правильным решением, Виктор проскользнул в комнату к пропавшей девушке и принялся звать хранительницу, которая нашла убежище в комнате Иветты, но вопль его души так и остался без ответа. Впрочем, атмосфера в помещении, ярко освещённом полночным солнцем, ясно дала понять, что им очень недовольны и настоятельно просят выйти вон и без пропавшей подруги не возвращаться.

     Молодой человек, видя, что настаивать бесполезно, вернулся к себе. Прозвучавший над ухом тихий голос Негостая, был полон печали:

     - Тётка расстроена не меньше тебя, говорит, Выгахке приложила к этой истории когтистую лапу, а не только безголовый Тала. Никто и не думал, что этот ухарь решит предать мёртвого нойда и попытаться стать хозяином в здешних местах с помощью Иветты. Ты знаешь, что она обещает стать в недалёком будущем сильной колдуньей?

     - Да, её сама Геката учит, есть такая богиня колдовства, да и не только она.

     - Я постараюсь разузнать, что к чему, но в наших краях позволить выкрасть свою девушку означает только одно: ты её не достоин. Так что будь готов к тому, что если вам и суждено снова быть вместе, то тебе придётся очень сильно постараться, чтобы вернуть свою пропажу. Чую, Выгахке что-то совсем уж недоброе задумала, а разменной беличьей шкуркой станет именно Иветта. Так что, хотя и не знаю, кто такая эта твоя Геката, но нам понадобится любая помощь, какую только сможем сыскать. Попроси подмоги и у Лиры, она ведь, в отличие от тебя, тоже умеет чары плести.

     - Бесполезно, эта рыжая непоседа приходит исключительно только тогда, когда ей самой в голову взбредёт. Ветка знает, как её позвать, но я, увы, не в курсе, как это сделать.

     - Выгахке обязательно попытается нажиться на своей пленнице, постараюсь прокрасться вслед за ней в её вежу и выяснить, там ли девушка или Тала держит пленницу где-то в другом месте. Только очень тебя прошу: один за ворота не ходи и я дам тебе амулеты, не снимай их ни днём, ни ночью. Скорее всего, очень скоро с вас потребуют выкуп за девушку, но, скорее всего, колдунья превратила её во что-то иное, а во что, не могу сказать. Тётка попробует выяснить у нойдов, но кто знает, захотят ли они помочь в поисках пропавшей колдуньи не нашей крови.

     - Спасибо, что предложил помощь, надеюсь, Лира скоро соскучится по подруге и навестит нас. Надеюсь, все вместе мы сможем найти выход из сложившейся ситуации или хотя бы придумать, к кому можно обратиться за помощью, не подвергая Ветку дополнительной опасности.

     Виктор тихонько перебирал струны гитары. Комнату заполнил приятный мотив, под который молодому человеку лучше всего размышлялось. Самое противное, что Негостай оказался прав: они с Иветтой, увлёкшись друг другом, утратили бдительность, за что и поплатились с лихвой. В серых глазах застыло такое нехорошее выражение, что племянник сейды сразу понял, что любому, кто оказался замешанным в пропаже молодой ведьмочки, очень сильно не поздоровится, когда их хозяин сможет до них добраться.

     На постели сиротливо лежал браслет девушки, который, видимо, соскользнул с запястья, когда Тала уносил её прочь. Фигурные деревянные пластинки из светлого ореха девушка вытачивала сама, а потом наносила с помощью заклятий охранные символы и древние руны. Подчинившись внутреннему голосу, парень одел украшение на собственное запястье и погладил подушечками пальцев причудливую вязь из завитушек и незнакомых значков. Словно по мановению волшебной палочки они вспыхнули неярким серебристым светом, как бы отвечая на невысказанный вопрос, что Виктор поступил правильно, доверившись древнему колдовству.

     На подоконник мягко опустилась полярная сова и, буравя чужака насмешливыми круглыми глазищами, склонила голову набок, с таким видом, точно специально прилетела в гости и просит разрешения войти. Браслет отозвался приятным теплом, словно подтверждая, что перед ним друг, а не враг, которому можно позволить переступить порог собственного дома даже без тени опасений.

     Негостай удивлённо воззрился на странного посетителя и тихонечко присвистнув, поздоровался первым:

     - Что привело тебя в этот дом, нойд? Проходи, вижу, что не со злом пришёл. Виктор, пригласи гостя в дом, по нашим правилам, если не задумал худого, без разрешения в вежу входить не принято.

     Странная птица, во взгляде которой читался живой и довольно язвительный ум, чинно поклонилась и скользнула на домотканый половичок. Потом по коренастому телу пробежала странная рябь, и уже через пару мгновений в комнате Виктора стоял высокий черноволосый мужчина с пронзительными карими глазами, в которых вспыхивали и гасли искорки серебристого света, похожего тот, которым заливает окрестности полная Луна в ясную зимнюю ночь.

     Сразу же опознав владелицу браслета, гость протянул обрывок куртки Иветты и изучающе посмотрел на молодого человека, ожидая, что тот скажет.

     Выгахке прекрасно выспалась и до хруста во всём теле потянулась, самодовольно подумав: 'Осталось подкрепиться и отправиться к Тале, чтобы озвучить цену своих услуг. Пусть эта паршивая девчонка не думает, что сможет противиться моей воле, которой даже мёртвый колдун вскоре будет покорен! Ведь недаром говорят, что ведьме не нужно много, ей нужно всё и, желательно, сразу! Где же это поганое веретено?! Куда же я его бросила?! А, вспомнила!'

     Довольно бурчащая в предвкушении сытной трапезы чародейка неспешно подошла к плоскому камню, заменявшему ей стол. Она стала деловито копаться в небрежно сваленном на его поверхности хламе, найти среди которого что-то нужное было совсем непросто. Прошёл час, за ним другой, потом и третий трусливо показал хвост, а ведьма так и осталась не при делах.

     Тут её слишком длинный для маленького личика нос уловил ненавистный запах маленьких дерзких карликов, живущих под землёй совсем рядом от её владений. Он заставил черноволосую женщину громко клацнуть острыми, как бритва клыками, и зашипеть рассерженной кошкой, которой на хвост наступили со всей дури. Чутьё чародейки уже подсказало, что веретено вместе с пленной чужачкой уже находится вне зоны досягаемости.

     Чтобы проверить свои догадки, интриганка протопала к месту, где раньше лежали заколдованные в черепки чакхли и разразилась проклятиями: пленники исчезли. Хвалёное ведьмино чутьё тут же подсказало, куда пропало кривенькое веретёнце с пленной чужачкой.

     'Ничего страшного: мне эта девчонка особо и не нужна, всё равно никто в ближайшее время не узнает, что Иветты у меня больше нет. Надо поскорее получить со всех заинтересованных сторон богатые дары, окрутить мёртвого колдуна и избавиться от глупого оборотня и чужаков не в своё дело, чтобы не совались. Вот вопрос, кто прикарманил костяные обереги, на которые я сама глаз положила?' - оседлав видавшие виды помело, ведьма отправилась на встречу с Талой, который пока что ещё был ни сном, ни духом, что выбрал себе ещё более ненадёжную союзницу, чем он сам.

     Лихо спикировав прямо на голову оборотня, интриганка сразу взяла с места в карьер, старательно загибая пальцы:

     - В общем так, запоминай, не вздумай хоть чем-то меня обделить, иначе не видать тебе чужачки как своих ушей! Отдашь мне все свои оленьи стада, золото, драгоценные камни и дорогую посуду. Устроишь мне свидание с твоим хозяином. Поверь, нам есть о чём поговорить, ведь мы, в отличие от тебя, поднаторели в колдовской премудрости. Приведи мне возлюбленного этой поганки, если ему будет угрожать серьёзная опасность, девчонка безропотно выполнит любые наши требования. Как ты сам понимаешь, Виктор навсегда останется тут: пара крепких мужских рук в хозяйстве одинокой женщины для тяжёлой работы всегда нужны. Следи за всем, то творится вокруг и рассказывай мне: девицу будут искать, а неприятности, сам понимаешь, никому из нас не нужны!

     Тала недовольно проворчал:

     - Слишком много просишь, ведьма! Девка - не нойда, а простая колдунья, к тому же ещё не до конца обученная. Хватит с тебя и того, что устрою тебе встречу с хозяином. И, кстати, покажи мне Иветту, иначе я палец о палец для тебя не ударю!

     - Я её в веретено обратила, никто, кроме меня ни в жизнь не найдёт!

     - Моё предложение ты слышала, не поумеришь аппетиты - будешь иметь дело не только со мной, - в голосе отчётливо послышалось гневное рычание поднятого зимой охотниками медведя. - Пока не увижу, что с моей ведьмой всё в порядке, ничего тебе не будет! Слишком давно мы знакомы, чтобы не заподозрить какого-нибудь подвоха. Ты не умеешь играть честно, всё норовишь оттяпать кусок пожирнее да послаще.

     - Если ты мне только встречу со своим хозяином устроишь, то девицу не отдам, он же сам мне больше отвалит добра всякого. Про чужаков и говорить нечего.

     - Пока своими глазами не увижу, что с ней всё в порядке, разговаривать не о чем, - проронил мужчина через плечо, радуясь, что чары рыжего недоразумения, которое бросилось защищать его законную добычу, всё же развеялись без постороннего вмешательства, уже через миг через густой ивняк ломилась солидная медвежья туша.

     - Ах вот ты как, Тала! Зря ты со мной так, пожалеешь, да поздно будет! - истерически расхохотавшись, чародейка вскочила на помело и отправилась разыскивать пропажу, правда, предчувствуя, что вернуть пленницу ей уже не суждено.

     Как только Выгахке скрылась а линией горизонта, молодой чакхля, который слышал разговор между заговорщиками от первого до последнего слова, тут же отправился к старейшине, чтобы предупредить, что пропажа молодой ведьмочки их врагом уже обнаружена.

     Пётр Дарович с мрачным видом вертел в руках карандаш: ему говорили, что в здешних краях творится всякая чертовщина, да он, как человек учёный, не прислушивался к подобной крамоле. Оказалось, что совершенно напрасно. Иветта Местина, как в воду канула, хотя территории лагеря археологов девушка не покидала. В комнате, где нашли Виктора, на полу нашли клоки шерсти и следы от медвежьих когтей. Вопрос, как зверь, никем не замеченный, попал в дом, да ещё и просочился через закрытую на все замки и запоры дверь, так и остался открытым.

     Саамка средних лет, имя женщины ректор запомнил с превеликим трудом: Трефилка, которая работала в экспедиции поварихой, неслышно подошла и тихо сказала:

     - Если в наших краях Тала зверствует, а не один мёртвый нойд, то надо идти к сейду, помощи просить. Нашей-то защитницы камень разбили полгода назад, а старого колдуна убили. На том месте тоже нашли медвежью шерсть и следы чёрной волшбы. Ты бы, Пётр, прислушался к тому, что твое сердце шепчет. Оно часто мудрее разума и способно подсказать верный путь. Вет спасать надо, сильная ведьма из неё со временем выйдет, как раз такая, с которыми даже духи считаются.

     - Трефилка, я уже совсем ничего не понимаю. В ваших краях всё, на что я привык опираться, не работает так, как привык.

     - Терский берег много секретов и тайн хранит, но не открывает их, кому попало. Послушай моего совета: не трогайте ничего в комнате пропавшей колдуньи. Видела, что она не только починила древние амулеты из кости, но и защитила нечто, что не должно попасть в чужие руки. Тебе бы с нойдом поговорить, поспрашиваю у старейшин родов, может, кто что-то посоветует. Вижу же, что ты сильно переживаешь, что девушка пропала. Твои люди меня не задирают, не обзываются обидными словами, хотя и не понимают многое в здешних обычаях и жизни, но не считают нас дикарями и ни на что не годными дураками.

     - Буду благодарен, если хоть что-то сможете узнать, хоть какую-то ниточку. Они с Виктором - мои студенты, поэтому и отвечаю за судьбу обоих.

     - Сегодня хороший день, давай посмотрим по оленьей лопатке, может, что и узнаем.

     Пётр Дарович, с досадой подумав про себя, что увяз в этом мистическом бардаке всё глубже и глубже, но деваться было некуда, и он послушно побрёл вслед за черноглазой женщиной, гадая, какие ещё страшные раны останутся на целостной картине мира в его представлениях после того, как вернётся домой. Мужчина прекрасно понимал, что ему уже никогда не быть прежним, а рассказать никому не сможет ничего: коллеги решат, что у него крыша поехала после многолетней службы ректором в Университете Культурологии.

     Трефилка деловито набрала сухих веток и соорудила небольшой костёр, а потом негромко запела на своём языке. Естественно, что руководитель археологической экспедиции так ни слова и не понял, хотя продолжалось это действо довольно долго: пришлось переминаться с ноги на ногу, чтобы они не затекли от продолжительного стояния на месте.

     Откуда-то из-под камня женщина выудила оленью лопатку и, что-то шепча, сунула её в самое сердце костра.

     - Теперь надо немного подождать, чтобы духи начертали письмена на кости. Я, конечно, совсем слабая ведьма, не чета Выгахке или вашей Иветте, но тоже кое-что знаю и могу, - и она проказливо улыбнулась, хитро поглядывая на гостя с Большой Земли.

     Саамка выудила прямо из огня гадательную кость, строго посмотрев на маститого культуролога, когда он попытался не позволить смуглой руке нырнуть в самое сердце пламени, и проворчала:

     - Огонь поёт в моей крови, он никогда не причинит мне и моим родным ни малейшего вреда, а теперь, Пётр Дарович, будьте любезны, посидите молча, пока я буду читать знаки. Жаль, что не нойда, смогла бы у духов напрямую спросить. Впрочем, кто знает, может быть, нам ещё повезет, - и она принялась внимательно рассматривать трещинки и пятна копоти, беззвучно шевеля пухлыми губами, а потом подняла на спутника не на шутку встревоженный взгляд и выдохнула: Выгахке всегда использует только старые проверенные временем методы: она превратила вашу Иветту в веретено. Только вот девушка оказалась мудрее и помогла чакхли, которые тоже томились у ведьмы в плену, подсказав, как разрушить чары, но не выдать до срока, что старейшина и его люди могут уйти в любое время. Как только женщина уснула, они и сбежали, прихватив с собой Ветку.

     - Так что тебя беспокоит, Трефилка? - ректор не скрывал своего облегчения.

     - Тот, кто спасёт жизнь чакхле, особенно старейшине, станет нойдом и сможет говорить с духами и всегда будет родным в этих местах. Правда, с этими способностями придётся очень долго разбираться, наши заклятья сильно отличаются от иноплеменных чародеев. Хотя, сменив статус и получив знания, она сможет развеять чары Выгахке, но...

     - Говори толком, Трефилка, в чём тут сложность-то? Я ещё ни разу в жизни не видел тебя такой почти что испуганной.

     - Виктор и все мы прошляпили Иветту, если она станет нойдой, то просто так обратно мы её не получим. Причём каждому, кто пойдёт вызволять вашу студентку, чакхли предложат испытания. Только вот нельзя будет пользоваться ничем, кроме собственных знаний, тех, кто попробует жульничать, духи покарают очень сурово, - углубляться в жуткие подробности саамка наотрез отказалась. - Не стоит об этом, ночь, даже полярная - время опасное, не стоит звать того, чего будить не следует ни при каких обстоятельствах. Я попробую переговорить со старейшиной чакхли, может, он решит, что девушке лучше так и оставаться простой колдуньей. В этом случае испытания будут намного легче. И всё равно Виктору лучше всего будет посоветоваться с надёжным живым нойдом, а только потом идти требовать свою невесту обратно. Ты тут старший, своего рода старейшина, утром пойдём к Вратам Чакхлей и попробуем вызнать, что можем. По крайней мере, не отвертятся, что наша пропажа сейчас находится у них.

     Пётр Дарович чувствовал, что находится на пороге чего-то, что не оставит о привычном представлении об окружающем мире даже осколков, но иного выхода у него не было. Иветту надо было вернуть домой невредимой. С той проклятой ночи, когда в комнате Виктора нашли клоки медвежьей шерсти и следы когтей на мебели, жизнь культуролога сошла с привычных рельсов и куда-то весело покатилась, не обращая внимания на расстроенные чувства своего хозяина.

     Старейшина чакхли что-то прошептал над кривеньким берёзовым веретёнцем, возвращая Иветте её человеческий облик. Голос низкорослого кряжистого мужчины был полон благодарности пополам с печалью:

     - Я благодарен тебе, ведьма, что спасла нас из плена у Выгахке, но просто так вернуть тебя тому, кто даже тебе по судьбе предназначен, не имею права. Законы мира духов справедливы и суровы. Перед тобой лежат два пути. Первый, ты можешь ждать того, кто с честью пройдёт назначенные за твою руку испытания, причём, претендовать на тебя может любой: хоть мёртвый чародей, хоть совиный колдун, хоть твой Виктор, хоть Тала, хоть один из моих воинов. Сама понимаешь, что никто не сможет гарантировать тебе, что твой любимый сможет вернуть тебя.

     Девушка печально вздохнула, только сейчас начиная понимать, в какой переплёт они с Виктором угодили по самые уши, но взяла себя в руки и осмелилась спросить:

     - А другая возможность?

     - Ты должна стать нойдой, получив возможность общаться с миром духов, стать навсегда связанной защитой этой земли. Ты сможешь вернуться домой, но придётся денно и нощно заботиться о людях и других жителях, доверившихся той, в чьих жилах нет и капли саамской крови. Я не тороплю с ответом: у тебя есть неделя. В день, который у вас называют Днём солнечного солнцестояния, придётся дать ответ и принять последствия собственного решения. Если ты станешь нойдой, то получишь право выбирать, с кем разделить жизнь, но придётся изучить нашу древнюю магию и быть всегда готовой заступиться не только за сейду, которая сочла незнакомку достойной оказанной ей чести. Во втором случае придётся помочь разрешать все трения и споры между живыми и мёртвыми, так что спокойной жизни у говорящих с духами колдунов не бывает никогда. Прошу лишь об одном: обдумай оба варианта, не выбирай дорогу сгоряча. До этой же поры выходить на поверхность тебе запрещено. Как только ты подойдёшь слишком быстро к Вратному Камню, то снова станешь веретеном и пробудешь им до заветного дня. Прости, но иначе поступить не имею права. Старейшина обязан блюсти родовые законы вплоть до последней буквы, иначе как он сможет требовать что-то от своих родичей. Думай, Иветта, времени у тебя предостаточно.

     Ветка вежливо поблагодарила за помощь и ушла вслед за маленькой женщиной в предоставленную ей комнату, где предстояло провести оставшуюся до испытаний неделю.

     Трефилка поманила за собой Петра Даровича и тихонько сказала:

     - В полдень пойдём к Вратам Чакхли. Надо выведать у них ли Иветта и что они потребуют за то, чтобы вернуть девушку.

     Аналитический ум учёного сразу сделав стойку, как такса у лисьей норы, сразу поняв, что его студентка и саамская женщина чем-то неуловимо похожи по поведению: обе не любили привлекать к себе внимания, держась в тени, плохо сходились с людьми и, если кого записывали в друзья, то делали всё для того, чтобы помочь если возникала такая нужда.

     Огромный серый камень, причудливо изукрашенный разноцветным лишайником, откатился в сторону точно сам собой, пропуская нежданных гостей в святая святых одного из родов чакхли. Женщина переговорила с мужчиной невысокого роста, который и оказался старейшиной подземного селения, а потом с тяжёлым вздохом обратилась к ректору:

     - Девушка у них, но просто так отдать её они не имеют права. Обычай велит, что либо тот, кто пройдёт все испытания, уведёт Иветту в свою вежу, либо она станет нойдой и навсегда останется в здешних краях, если не найдёт достойную замену, чтобы передать ответственность или разделить её с другим колдуном с таким же высоким статусом. Сами понимаете, Пётр Дарович, что надолго отлучаться с подотчётной территории она не сможет. Вся беда в том, что духи сказали, что если она предпочтёт первый путь, то достанется Тале, если второй, то, возможно, и можно будет найти выход. Впрочем, решать всё равно не нам, а молодой ведьме.

     - Спроси, могу я увидеть свою студентку и убедиться, что могу хоть чем-то помочь?

     Быстро переговорив на степенном местном наречии со старейшиной, Трефилка облегчённо вздохнула и потянула спутника вслед за молодым чакхли, который и провёл их в пещеру, где они и увидели не на шутку встревоженную Ветку.

     - Пётр Дарович, Трефилка, как же я рада вас видеть! Надеюсь с Виктором и остальными всё в порядке?

     - Пока что да, но тебе придётся стать нойдой, если хочешь ускользнуть от тех, кто хочет наложить лапу на твой дар, - саамская ведьма сразу заметила, что девушка почти ничего не ест и плохо спит с тех пор, как её выкрал Тала.

     - То есть пройти испытания на соответствие высокой должности и быть готовой остаться тут насовсем, если не найдётся кто-то, кому смогу передать ответственность за тех, кто здесь проживает?

     - Другого пути всё равно нет.

     - Если ты не справишься, то тебе останется только первый вариант событий, - Пётр Дарович скрипнул с зубами от досады, ещё никогда в жизни он не чувствовал себя такой беспомощной фигурой на шахматной доске.

     Сейда тут же появилась в пещере, где разместили девушку, которая так вовремя пришла на помощь духу-защитнику, и уверенным голосом сказала:

     - Всё не так плохо: Ветка умеет слушать духов, тундра отнеслась к ней благосклонно, как и оба мира. Она может быть нойдой и жить в родном городе. Достаточно лишь внести небольшое изменение в связующее нас заклятье. Только, Трефилка, тебе придётся обучить Ветку нашему колдовству, да, неплохо бы, сыскать и нойда, который обучит своим премудростям.

     В воздухе пронёсся порыв стылого ветра, и в главной пещере появились Виктор и Негостай. На плече у парня сидела крупная полярная сова, которая насмешливо посмотрела на всех присутствующих и мягко слетела на каменный пол. Через пару мгновений колдун уже принял человеческий облик, поприветствовал сейду и сразу с места в карьер огорошил честную компанию:

     - У Иветты нет иного выбора, чем согласиться на новые способности и принять всю меру ответственности. К тому же, если к земле будут присоединены двое, то каждый из них получит обычную степень свободы. Так что предлагаю себя в качестве подмоги. Правда, чтобы обучить всем тонкостям нашего ремесла, мне и Трефилке придётся потратить несколько лет. В этом случае никто не сможет тебя удерживать против твоей воли, ведьма, а с испытаниями ты справишься, Ветка, как меня убедили духи. Правда, сил потратишь столько, что пару дней будешь спать беспробудным сном. Только поторопитесь: чем раньше мы проведём ритуал, тем скорее окажемся в безопасности: мёртвый колдун вряд ли сунется туда, где на страже стоят два защитника вместо обычного одного.

     - Почему ты помогаешь мне, дело ведь не только в том, что я выпустила тебя, распоров мешок Выгахке?

     - Убитый нойд был моим дедом и учителем. Для меня дело чести - урезонить равка, который посмел так нагло себя вести на чужой территории. К тому же так мне будет спокойнее, что нашим врагам будет намного сложнее причинить нам ощутимый вред. Трефилка, мы поможем Иветте или ты предпочитаешь держаться в стороне, как всегда поступала?

     - Я помогу, чем смогу, только вот могущества у меня не так и много: простая ведьма. Сначала надо ритуал провести, чтобы связать чужачку с миром духов, а потом разделить ответственность пополам. Иначе, ничего у нас не выйдет. Да и Иветте пока мёртвый колдун не по зубам. Учиться ей придётся нашим чарам и премудростям.

     - Ей и не придётся, это - моя забота, Трефилка.

     Мужчина загадочно улыбнулся и попросил проводить его к месту, где можно было провести ритуал, не опасаясь, что кто-то посмеет вмешаться в ход его течения. Неразговорчивый старейшина молча отвёл гостей в просторный подземный зал с гладким каменным полом и, не оборачиваясь торопливо ушёл. Он прекрасно понимал, что его присутствие может привлечь нежелательное внимание из мира духов, которое он частенько чувствовал к своей персоне.

     Саамская ведьма и нойд соорудили костры по периметру пещеры, которые замыкали пространство в защитный контур, а потом женщина выудила из складок одежды небольшой бубен, испещрённый загадочными письменами. Ничего подобного ни Иветте, ни Петру Даровичу, ни Виктору видеть ни разу в жизни не доводилось. Трефилка надела каждому из них на шею связку причудливых амулетов и строго сказала, обращаясь к ректору:

     - Возможно, вы и считаете всё это шарлатанством, Пётр, но, сделайте мне одолжение, не вздумайте их снимать до конца ритуала. Встаньте с молодым человеком у центрального костра! - женщина начертила куском угля просторную окружность и втолкнула внутрь двух невольных свидетелей разворачивающегося действа. - Что бы ни случилось, не покидайте защитного контура: последствия могут быть ужасными. Вплоть до фатальных! - в карих глазах тлела такая тревога за тех, кто не был отмечен колдовским талантом, что прислушался даже не верящий в потусторонние явления маститый учёный.

     Ветку поставили на широкий плоский камень, рядом встал совиный нойд, ободряюще улыбнувшись девушке, он кивком головы дал знак саамской ведьме, что она может начать ритуал.

     Трефилка бросила в каждый из охранных костров по горсти разноцветной пыли из мешочка, висящего у неё на груди, а потом запела глубоким сочным голосом, который вибрировал на высокой ноте где-то на самой границе восприятия человеческого слуха. Через мгновение бубен вплёл свои ноты в причудливую игру теперь уже без слов.

     Колдун молчал, но ведьмочка сразу заметила, как напрягся, почувствовав, что в пещеру открывается тропинка из мира духов. По ту сторону дымной черты стояли сейда и Негостай. Дух-хранитель земли, где раскинулся археологический раскоп, благосклонно всем улыбнулась и встала рядом с теми, кто был готов взять на себя помощь в её делах и хлопотах со стороны ныне живущих людей.

     Из ладоней посланницы мира духов вырвались два языка тумана и потерялись в ладонях молодой ведьмочки и внука погибшего колдуна. Между тем впавшая в глубокий транс Трефилка двигалась, кружась во всё убыстряющемся темпе. Пётр Дарович даже испугался, как бы она себе чего-нибудь не вывихнула, а то и не сломала. С полных губ срывалось лишь неразборчивое бормотание, красивое лицо залила восковая бледность.

     Негостай едва слышно выдохнул:

     - Не волнуйся, с ней всё будет хорошо, - и задумчиво посмотрел на чужака, который явно был совершенно не готов встретиться с другой стороной привычного для него мира, - и ничего не стал говорить.

     Иветта удивлённо ощутила, как некие силы заставляют её следовать всем извивам танца саамской колдуньи, и вопросительно посмотрела на сейду, точно спрашивая: 'Что мне надо делать?'. Но та никак не отреагировала на немую мольбу, но девушка сразу поняла, что главное её испытание и состоит в том, согласна ли она ступить на туманные тропы мира духов или желает оставить всё, как есть. Совиный нойд застыл рядом с ничего не выражающим, точно окаменевшим лицом, но студентка Петра Даровича сразу поняла, что это испытание сродни тому, что подвергли её Геката, Нокс и Мегера.

     Прикрыв глаза, Ветка дала своему дару полную волю в принятие решения по столь скользкому и совершенно неведомому для неё вопросу. Как частенько объясняла бабушка, живущая в глухой карельской деревушке, куда уехала сразу же, как вышла на пенсию: 'Детка, если не знаешь, какую из троп выбрать, выпусти на волю свои сокровенные таланты и строго следуй их советам. Они некогда не подведут и не предадут тебя, в отличие от людей, многие из которых при встрече с непонятным сначала пугаются, а потом просто пытаются уничтожить того, кто посмел поколебать привычную для них картину окружающей реальности'.

     Сделав глубокий вдох, девушка расслабилась, прикрыла светло-карие глаза и позволила незнакомому ритму, который через пару мгновений резво забурлил в её крови, присоединилась к дикому и не поддающемуся обычной логике танцу Трефилки. Совиный нойд тут же вплёл свой голос в причудливый рисунок мелодии, потом запели и Негостай и сейда. Туманные нити, словно раздумывая, лизнули ладони саамской ведьмы, и на них, как и на иветтиных вспыхнули полупрозрачные знаки, чем-то неуловимо похожие на те, что были начертаны твёрдой рукой на коже и корпусе бубна.

     Негостай едва успел удержать обоих мужчин, когда в пещере появился мёртвый колдун, который и заварил всю эту кашу. Ненавидящим взором он обвёл своих кровных врагов, прекрасно понимая, что опоздал, и не сможет получить победу лёгким путём. Издав странный булькающий звук, равк заскользил взглядом с одной самозабвенно пляшущей фигурке на другую, выбирая первую жертву, с которой первой сведёт свои страшные счёты.

     Равк никак не ожидал, что его на поединок вызовет не выскочка с Большой Земли и даже не саамка, самозабвенно выводящая шаманский мотив с помощью перешедшего по наследству от рано умершей матери бубна. Совиный нойд пропел вызов, и с его ладони сорвался язык белёсого тумана, который образовал довольно обширный пятачок, в центре которого и оказался мёртвый колдун.

     - Не лезь не в своё дело, сопляк! - прошипел беспокойный мертвец и попытался покинуть ристалище, чтобы добраться до двух ведьм, повторяющих причудливые движения древнего танца, ему совершенно не нравилось происходящее, но отступать он не умел, и учиться этой унизительной для его гордости науки не собирался.

     Вот чего он никак не ожидал, что от общего языка отделится небольшой сгусток и, образовав руну Поединок, деловито поплывёт к незваному гостю.

     Сейда и Негостай запели, затворяя тропы мира духов, чтобы Тала, Выгахке или другие заинтересованные стороны не смогли вмешаться в смертельный спор между двумя спорящими сторонами.

     Иветта была совершенно не готова к тому, как некие силы задели какие-то ранее скрытые даже от неё самой струны души, заставляя следовать древней мелодией в непонятном танце. Она была абсолютно уверена, что полученный по наследству дар тут совершенно не причём: колдовские таланты впервые в жизни пребывали в изумлённом столбняке. Ведьмочка, как ни старалась, так и не смогла вспомнить ни одного из заученных на зубок колдовских заклятий. Могущество сейды заставило врождённые способности получить новые качества, правда, было пока что непонятно, что с ними делать. Гулкие удары смуглой ладони по бубну заставляли гибкое тело выписывать такие пируэты, что обзавидовалась бы и профессиональная танцовщица.

     Гулкие, точно текущие удары по тонко выделанной коже, натянутой на корпус музыкального инструмента, мешали думать, полностью подчиняя тело весьма энергичному ритму.

     - По заведённому издревле обычаю, если на место нойда заступает ещё не прошедшая обучения ведьма, то она может разделить хлопоты и ответственность с тем, кто может помочь. Отныне на территории, на которую ты позарился, властвуют трое колдунов. Уходи или прими мой вызов, равк.

     - Ты меня не интересуешь, Сова: тебя жрать совсем невкусно. А вот две колдуньи мне больше понравятся.

     Мерзко хихикая, неугомонный колдун попытался покинуть место будущего поединка, но отскочил от туманной стены, так и не сумев добраться до плясуний. Ритм бубнов прихотливо переплетался с голосами сейды и Негостая, не позволяя незваному гостю навредить ни одной живой душе в подземном чертоге чакхли.

     На лице вурдалака отчётливо проступила досада, когда до него, наконец-то дошло, что внук убитого им помощника духа-хранительницы отступать не намерен. Только вот месть в данном случае отступала на второй план: важнее было защитить нойд, сейду и простых людей от опасности, которую представлял неугомонный мертвец.

     - Твой наставник и родич был слабаком, да ещё к тому же жилистым и жёстким как поваленное ветром дерево! - провыл он и бросился на противника, клацая острыми, как бритва зубами, и даже не пытаясь сплести чары.

     - Не думаю, что дед просил тебя его есть, - нойд и не думал отступать, выпустив сеть из тончайших паутинок стылого белёсого тумана, который тут же крепко связал по рукам и ногам мертвеца, не давая ему и шелохнуться.

     - Глупец, я давал тебе шанс уйти живым, но ты им не воспользовался, сначала я сожру тебя, а потом займусь ведьмами, - с ощеренных в злобном оскале клыков капала слюна.

     Впрочем, сразу распутаться у равка не получилось: сейда сделала всё, чтобы и отголоски волшбы не покинули ристалища, чтобы они не навредили двум колдуньям, которые тоже вносили свою лепту в будущую победу.

     Виктор и Пётр Дарович подобное противостояние видели впервые, поэтому сильно нервничали, не зная, чего ожидать уже через несколько минут.

     - Что ж, приготовься, сначала я убью тут всё живое, а сейду замкну в мире духов, а потом сожру и тебя.

     - Сначала одолей, а там придумаешь, что дальше делать станешь, - Сова старательно отводил взгляд от яростно сверкающих глаз колдуна, прекрасно зная, на что тот способен, спасая собственное право сеять боль и смерть среди тех, кому ещё только предстояло пройти через врата смерти.

     - Принимаю твой вызов и клянусь, что не стану жульничать. Если я выйду победителем, то заберу обеих ведьм и сейду, а тебя убью. Ты не будешь ничего делать, чтобы защититься от расплаты.

     - Да будет так. Если верх возьму я, то дороги в этот мир будут навсегда закрыты для тебя. Остальные в наш спор вмешиваться не будут: на их совести охранный купол над ристалищем и защита всех, кто находится в пещере, от нашей волшбы.

     - Первое испытание выбирает вызванный! Пройди через все охранные костры босиком, нойд, чтобы мог быть уверенным, что окажешься достойным потраченного на тебя времени.

     - Ты хорошо подумал, колдун? Я всё-таки нойд... Если охранят меня духи от беды, повторишь мой подвиг! Клянись тропами мира духов, равк, что не нарушишь своего слова.

     - Глупец, живая плоть такого жара не выдержит, даже все уловки шаманские пропадут даром!

     Помощник сейды лишь загадочно улыбнулся и запел, прося защиты у предков и существ из мира мёртвых, которым служил уже много лет, не нарушив ни одного из древних родовых законов. Жаркие языки пламени сначала расступились, а потом сомкнулись за спиной мужчины. Виктор и Пётр Дарович, очертя голову бросились останавливать колдуна, да Негостай и его тётка вовремя их удержали.

     Хранительница, прекрасно понимая, как всё это выглядит со стороны на взгляд не знакомого с некоторыми особенностями местных нойдов, мягко выдохнула:

     - Что бы ни случилось, не покидайте охранного щита: если с вами что-то случится Иветта и Трефилка могут и не пережить такой утраты, а их новые способности нужны, ведь даже если запереть равка в мире мёртвых, он всё равно будет пытаться вредить и добиваться своих целей, только уже чужими руками. Тала и Выгахке слишком многим ему обязаны, чтобы отвертеться от любого, даже самого безумного, его поручения. Смотрите, с Совином всё в порядке!

     Девушка улыбнулась, увидев, что противник неспокойного мертвеца покинул первый костёр и, продолжая петь, шагнул во второй.

     - Главное, чтобы этот гад не вытворил чего, когда придёт пора центрального, - в голосе Негостая было столько тревоги, что Виктор непроизвольно поднял с земли увесистый камень, взвешивая его на ладони.

     - Пусть попробует рыпнуться, отдача от каменюги будет такая, что он отлетит в сторону, главное, чтобы ведьмам не навредил.

     - Главное, чтобы не в сторону Трефилки и Иветты. Не стоит так рисковать.

     Мёртвый нойд следил за соперником тяжёлым, полным ненависти взглядом, посылая страшные проклятия на головы тех, кто посмел не только встать у него на пути, но и бросить вызов. Он прекрасно понимал, что на подлость у него будет только один шанс: когда придёт время для самого большого и жаркого костра.

     Нойды снова вплели свои голоса в гулкий напев бубна, пытаясь уберечь Совина от беды, которую готовил для него не знающий жалости равк. В Иветте словно сейчас жило сразу две девушки: одна с изумлением наблюдала за течением состязания, а вторая на древнем саамском языке одновременно с Трефилкой пела древние заклинания, которым её никто и никогда не учил.

     Ветка с удивлением увидела краем глаза, что всю пещеру залил едва заметный свет, чем-то похожий на белое северное сияние, который она когда-то видела на фотографиях, которые им показывали, когда они проходили северные культуры России.

     Совин вскинул руки и затянул прихотливую мелодию. Точно повинуясь незримому сигналу, саамская ведьма замолчала и спрятала бубен в специальном потайном кармане в парке. Танец обеих нойд стал более медленным и плавным, чем-то похожим на мягкие волны кольских озёр под ласковым летним ветром, когда в почти спокойных водах отражается яркая синь небес ясного полярного дня.

     Равк весь подобрался, предчувствуя, что очень скоро придёт его черёд показывать колдовскую удаль, чего он, по вполне понятным причинам, делать не желал. Чары сейды вмиг бы разрушили под его ногами Тропы, вышвырнув туда, откуда он пришёл опасным и незваным гостем.

     Сейда вскрикнула, предупреждая об опасности, точно полярная сова при виде подбирающейся к гнезду росомахи. Совин резко увернулся, уклоняясь от броска, который должен был стать для него смертельным, если бы не вовремя подоспевшая помощь.

     С жутким воем мёртвый колдун рухнул прямо в ослепительно-белое пламя, нойд шагнул следом, прекрасно понимая, что должен найти бронзовый амулет противника до того, как он превратится в бесформенную лужицу металла.

     Ведьмы остановили свой стремительный танец и упали там, где стояли, не в силах вымолвить и слова. Когда Виктор и Пётр Дарович подбежали к ним, то увидели, что чародейки спят, правда, дыхание было почти незаметно, что поначалу они испугались, что сердца у обеих не выдержали титанической нагрузки и остановились.

     Чакхли завернули обеих нойд в меховые одеяла и унесли в отдельную пещеру отдыхать. Старейшина гномов поспешил успокоить перепуганных гостей с Большой Земли:

     - Были бы просто ведьмы - не пережили бы сегодняшней ночи, а так проспят трое суток и будут как новенькие. Совсем не зря этот равк за Иветтой охотился: при должном обучении она может стать очень сильной нойдой. Теперь в наши земли даже Выгахке постережётся нос свой совать. Она сразу поймёт, что без поддержки мёртвого колдуна мы её в два счёта на родную вараку выставим! Так намнём бока, что впредь неповадно станет разбойничать, болезни и беды насылать!

     Оба мужчины ушли вместе со старейшинами, так как сейда настояла, чтобы они ушли из подземной залы, где проходил поединок. Конечно, потеряв тело в этом мире, мёртвый колдун некоторое время не будет тревожить живых, но если амулет успеет расплавиться в горниле самого жаркого костра, куда Трефилка специально высыпала горсть особого порошка, чтобы защитный купол не позволил колдовству навредить тем, кто не принимал напрямую участия в колдовском поединке.

     Негостай обменялся с духом-хранителем встревоженными взглядами и проворчал:

     - Время на исходе, а Совин так и не отыскал пропажу. Не хотелось бы столкнуться с таким неприятным врагом в самое неподходящее время. Если он не принесёт тебе бронзовый амулет поверженного противника, этот ухарь снова вернётся требовать свой зуб и управу на тебя.

     - Знаю, но по законам колдовского поединка вмешиваться мы не имеем права! - кареглазая сейда расстроенно вздохнула и присела на принесённую совсем ещё юной чакхли подушку.

     Вторую правнучка старейшины вежливо предложила её и племяннику. Так же молча пригожая девушка вышла вон, даже не оглянувшись на прощание. Две пары карих глаз с тревогой принялись вглядываться в огненную бурю, куда канули мертвый колдун и их защитник.

     Совиный нойд, не чувствуя обжигающего жара духов пламени, пытался разыскать ключ от дорог в мир живых, который и позволял равку тревожить тех, кого он поклялся оберегать от тёмных сторон бытия даже ценой собственной жизни. Услышать здесь чуть визгливое женское пение он был совершенно не готов. Прошептав мольбу к духам-хранителям своего рода, он сплёл защитные чары и стал осторожно подбираться к источнику царапающей слух точно коготки лемминга мелодии без слов.

     Оадзь нойду до сегодняшней ночи вживую видеть не доводилось: слухи об этой странной нечисти с сильными колдовскими способностями ходили весьма противоречивыми. Странное существо было похоже по фигуре на невысокую женщину-саамку, страшная, как ночной кошмар, ведь сочетала в себе черты жабы и паука одновременно. Ощерив острые клыки в подобии улыбке, колдунья подцепила когтистыми пальцами затейливый бронзовый брелок мёртвого нойда, но обожглась и уронила его обратно в полыхающие цветом лавы уголья.

     - Тебя никто сюда не звал, человек! - гневно прошипела она и распахнула пасть с зеленоватыми зубами, острыми как остро отточенное лезвие меча саамского воина, бросилась на Совина, роняя желтоватые капли паучьего яда, которые с сердитым шипением превращались в не менее опасный парок.

     - Я выиграл в колдовском поединке за право получить вместе с двумя нойдами благословение сейды, убирайся, нечисть! Амулет принадлежит мне. Если будешь настаивать на своём, растворю тропу у тебя под ногами и верну в мир духов без права вернуться в течение нескольких недель.

     Колдунья, чья кожа отчётливо отливала землисто-зелёным, решила, что уставший защищаться от злых чар равка ей не соперник, решила поскорее расправиться с ослабевшим Совином и, раскрыв пасть как можно шире, бросилась в атаку. Бронзовый амулет беспокойного мертвеца сам прыгнул нойду в руку. Раскалённый металл не оставил и следа на смуглой коже.

     Мужчина вскинул глаза, уставился прямо на несущуюся на него с неотвратимостью снежной лавины в Хибинах женщину-лягушку и запел, возвращая злую волшбу, которой она попыталась смести его, точно порыв урагана высохший листочек полярной ивы. Гневное шипение, которое стало всё чаще срываться с её губ, подсказало совиному нойду, что она достаточно вышла из себя, чтобы начать допускать промахи и досадные ошибки.

     - Вот все вы одинаковые! - обиженно засопела странная помесь человека, лягушки и паука, даже скупая слезинка скатилась по бородавчатой щеке, щедро усеянной редкими жёсткими волосками, как на лапках у восьмиглазого охотника. - Подавай только красавиц, а где ж их столько взять? - доверительно понизив голос, проворчала она. - Пожалуй, я не сожру тебя прямо сейчас, - рука, увенчанная точно лаковыми тёмно-багровыми коготками, нырнула куда-то под парку, выуживая оттуда позеленевшие от времени бронзовые ножницы. - Выбирай, колдун: либо я убью тебя прямо сейчас, либо ты приведёшь меня женой в свою вежу...

     - Благодарю за столь щедрое предложение, несравненная Оадзь, но в этом случае мне придётся кормить ещё и ваших двух сыновей и младшую дочь. Только вот сомнительная эта честь - быть вашим супругом. В итоге вы всё равно сожрёте меня и даже не подавитесь!

     - Так это самая лучшая участь для любого мужика: накормить жену, а мы ещё и наследника попытаемся состряпать перед этим, так что быстро не съем, пару-тройку лет поживёшь. Согласись, это лучше, чем отправиться до срока в мир духов прямо сейчас? - и она стала подкрадываться к кареглазой жертве, старательно раздумывая над тем, какие заклятья помогут ей быстрее прибрать строптивую добычу поскорее.

     - Благодарю покорно, но вынужден отказаться даже от столь щедрого предложения. Моя сейда нипочём не даст разрешения на столь неравный брак, госпожа Оадзь. Не желаете ли немедленно отправиться к проигравшему мне равку, уверяю вас, он вам гораздо больше подходит, чем я.

     - Держи котомку шире! - обиделась ведьма, подобрав слишком длинные конечности под себя и явно готовясь к прыжку. - Пусть Выгахке забирает себе этого неудачника, всегда предпочитала победителей! Не хватало ещё подхватить от такого спутника злую долю или какое-то мутное проклятье! У меня дети ещё не пристроены, как же их оставить на произвол судьбы?

     - Вот чего никогда не понимал, так это того, почему нечисть вечно всех под один ухват равняет? - Совин загадочно улыбнулся, припомнив одно хитрое заклятье, которому обучила его наставница-нойда незадолго перед смертью, Акку незваные гости и мира духов боялись как огня, даже Выгахке и та не смела плести интриги среди сопок, где стояло стойбище рода Серебряного Песца.

     Оадзь, видать, уже празднуя полную победу, приблизилась достаточно, чтобы в стремительном броске опрокинуть строптивца наземь и вонзить в жилку на шее ядовитые клыки. Она и внимания не обратила на то, что противник что-то шепнул и бросил мимолётный взгляд на заговоренные ножницы.

     Сама Ябме-акка велела своим слугам сковать их для одной из самых успешных своих колдуний. Обычные бронзовые ножницы были украшены теми же знаками, которыми обычно щеголяли бубны наиболее сильных шаманов. Только вот при взгляде на них не было в душе покоя. Они вспыхивали кроваво-красным светом, пророча страдания и скорую гибель любому, кого нелёгкая доля столкнёт на пути с их хозяйкой, которая была гораздо опаснее и страшнее обычного равка. Разве что Выгахке могла с ней поспорить за право лучшей служительницы нижнего мира и богов, которые правили тут с начала существования обоих миров.

     Кривые, слишком длинные и тонкие ножки женщины-лягушки подбросили коренастое тело своей хозяйки в воздух, только вот получилось всё совсем не так, как мнила колдунья.

     Нойд сделал едва уловимый жест, и наглая нечисть оказалась приклеенной к призрачной паутине, которая сияла ярким лунным светом, явно причиняющим той нестерпимую боль. Уродливая колдунья захрипела, тщетно пытаясь вырваться на волю, но не смогла вырваться из неожиданной западни.

     Совиный нойд вежливо распрощался с менее удачливой врагиней и ступил под своды подземной залы под облегчённый вздох Негостая, который уже начал не на шутку тревожиться о судьбе Совина. Дальнейшее развитие слишком уж непростой ситуации, которая не могла разрешиться благополучно для них, если бронзовая безделка попадёт не в те руки. Если мёртвый колдун сможет получить назад зуб, без которого вскоре превратиться в самого обычного духа, напрочь лишённого своего страшного могущества, то последствия его вмешательства в жизнь мира живых станут совсем уж непредсказуемыми.

     - Равк посмел нарушить правила колдовского поединка, поэтому будет сурово наказан: его могущество будет вытекать в три раза быстрее, а многие способности станут вскоре совсем бесполезными. Покидать обитель мёртвых ему отныне запрещено до тех пор, пока не вернёт амулет и утраченное здоровье.

     - Надо как-то так спрятать амулет, чтобы никто и никогда не нашёл.

     - Это просто! - улыбнулся племянник духа-хранителя и что-то неразборчиво прошептал над трофеем, превращая его в серебристую призрачную чайку, которая попыталась вырваться на свободу, но Негостай не позволил ей ускользнуть. - На побережье носится огромная стая, так что найти мнимую птицу никто не сможет, даже Выгахке, Тала и Оадзь, а мёртвому колдуну без его амулета сюда хода не будет ещё пару лун.

     Виктор, подчиняясь странной тревоге, поднявшейся в душе, погладил создание с чёрными бусинками умных глаз по спине, удивляясь, что она не испугалась и не отпрянула прочь. Потом от светлых перьев отделился рой искорок призрачно-голубоватого света и утонул серых глазах сердечной боли большинства дам Университета Культурологии. Парень вздрогнул от неожиданности и вопросительно посмотрел на Негостая.

     - У меня нет ответа на твой вопрос, но я поспрашиваю у старших духов, - пообещал племянник сейды, не скрывая тревоги за смертного, ставшего ему преданным другом.

     - Одно могу сказать, Виктор, что этот край принял тебя так же, как и твою нойду. Наблюдай внимательно за собой. Возможно, позже у тебя появятся необычные способности. Тундра чужаков не больно-то жалует, учитывая, что многие из них приходят в наш край отнюдь не с добром, - в голосе сейды было столько участия, что начинающаяся подниматься тревога, отпустила свою жертву и истаяла точно ночной кошмар при первых отблесках зари. - Не оставляйте Иветту и Трефилку без присмотра даже на мгновения и тогда, когда вернётесь домой. Моё чутьё подсказывает мне, что эта история будет иметь очень далёкие последствия, но мой дар предвидения пока что не знает, какие именно.

     Поняв, что её правильно поняли, сейда распрощалась со всеми и вернулась в свою вежу, прихватив Негостая. Петру Даровичу и Виктору тоже пришлось возвращаться в лагерь археологов, так как они уже на два дня отставали от рабочего графика, а исправлять это упущение придётся как можно быстрее и собственными силами.

     Сероглазый музыкант никак не мог понять, почему ему всё никак не уснуть, а душу гложет тревога, причём он так и не понял, кому угрожает опасность: всем или кому-то конкретно. Так он всю ночь и проворочался с боку на бок и в урочный час, отчаянно зевая, пришёл в столовую, которая без улыбчивой Трефилки смотрелась совсем уж мрачно, почти готично.

     Работа на свежем воздухе, которая заключалась в перелопачивании и просеивании тонн грунта, причём так, чтобы не испортить безвозвратно окружающий ландшафт, который был особо раним к человеческому произволу. Найти практически новенький шаманский бубен и деревянный амулет ни он, ни Пётр Дарович, определённо не ожидали:

     - И как это вообще понимать? - ректор от осознания того, что мистический кошмар и не думает завершаться, а мир возвращаться в привычное русло, в буквальном смысле слова за голову схватился.

     - Не знаю, но вещи эти явно совсем новые, а кто их сюда подбросил, я не знаю, да и не уверен, что хочу приоткрыть завесу над этой тайной. Бубен, судя по знакам, явно шаманский, но кому преподнесли такой странный подарок?

     - Понятия не имею, - проворчал маститый учёный, - надеюсь, что не мне.

     - Зато даже Ланская не сможет открывать при вас рот и закатывать истерики, представляете, какие перспективы?

     - Нет уж, увольте, сорок пять лет отжил без мистики и особых способностей и ещё минимум столько же проживу без этих сомнительных талантов. Ланская у меня при первой неаттестации полетит вон, как та ворона, которая у кота котлету стащить хотела.

     Что-то в глубине души шевельнулась, а на кончиках пальцев вспыхнули голубоватые огоньки, приветствуя нового колдуна. Из-за камня показался старейшина чакхли и чуть ворчливо извинился:

     - Ты уж не серчай, Пётр, сын Дара, но таков обычай. Увидивший нас, особенно такого, как я, должен стать нойдом, если отклик в нём найдёт новый бубен, сделанный главным голосом предков. Так что, Виктор, до отъезда я успею тебе передать хотя бы основы нашего мастерства, а остальное освоить поможет сейда. Не всё так просто: чтобы противостоять колдуньям, оборотню и равку, понадобятся три мужчины-нойда и две колдуньи. Иначе сил не хватит справиться с этой напастью: он многих сгубил, а их силу себе забрал.

     Вот чего никак не ожидал увидеть пожилой, но ещё крепкий, старейшина чакхли, так это ужаса пополам с паникой, которые полыхали в глазах руководителя археологической экспедиции.

     Виктор все три дня после работы встречался с маленьким колдуном, старательно усваивая азы премудрости, коль скоро колдовской дар свалился к нему на голову как снег в знойном июле. Наука сразу даваться никак не желала, но он не жаловался, чувствуя подвох. Как оказалось, обострённое мистическим кавардаком чутьё подсказало правильно, и проверку на профпригодность на нойда парень прошёл успешно.

     Когда Иветта и Трефилка пришли в себя после взбучки, которую устроил всем троим мёртвый колдун, то с облегчением узнали, что от равка они избавились, по крайней мере, на пару недель точно, но тут же помрачнела:

     - Тала, Выгахке и Оадзь просто так нас в покое не оставят. Им нужно могущество, которое они смогут заполучить через этого колдуна. К тому же эти две заклятые подружки не могут жить без того, чтобы не попытались утереть друг дружке нос, доказывая, кто злее и круче.

     - Оборотень не оставил надежды на то, чтобы привести в свою вежу такую могучую колдунью, он попытается погубить твоего любимого и прибрать тебя к когтистым лапам. Вам тут ещё почти два месяца на раскопе трудиться: как бы чего худого не вышло. Виктор, Совин будет учить тебя и поможет, если случится что-то, с чем ты не сможешь справиться собственными силами, но основная ответственность за безопасность Иветты ляжет на твои плечи. Единственное, что имею право подсказать: соберите все осколки костяных амулетов. Твоя ведьма сможет с помощью сейды восстановить их все. Они не древние и не имеют никакой археологической ценности, так как сделаны пару лет назад. Это равк и Тала разбили обереги, чтобы они не мешали их планам. И, большая просьба: когда закончите копать землю, разравняйте грунт, и пусть Трефилка вернёт растительность в первоначальный вид.

     Сероглазый колдун ничего не стал говорить, а лишь коротко кивнул головой в знак согласия и в сопровождении Совина отвёл обеих девушек до лагеря археологов. В густых зарослях карликовой ивы слышалась какая-то странная возня, но преследователи так и не рискнули показаться на каменистой тропинке, протоптанной чакхли.

     Виктор сплёл охраняющее заклятье и, переглянувшись с совиным нойдом, помог замкнуть защитный контур. Из небольшой низинки донеслось лишь рассерженное шипение, а потом оно стихло, и все четверо почувствовали, что незваный гость ушёл несолоно хлебавши.

     Почти у самых ворот откуда-то, словно из самого воздуха, выскочили Оадзь и Выгахке и попытались прорваться через колдовство, чтобы добраться до девушек. Ведьма-лягушка попыталась полоснуть Совина по щеке коготками с которых сочилась зелёная слизь, но Виктор поднял с земли камень и уронил нечисти на ногу. Коротко взвизгнув, та бросилась на второго противника, пытаясь дотянуться до него, но совиный чародей уже пришёл в себя и стал усиливать охранные щиты, пятясь под охрану бревенчатых стен, на которых явно были видны северные руны и странные значки, которые явно нанесли на ограду чакхли по приказу своего старейшины.

     - Иветта, вы с Трефилкой не должны сейчас выпускать своё колдовство на волю, иначе окажитесь внутри кожаных мешков из оленьих шкур! - торопливо предупредил Совин. - Боюсь, в этом случае участь ваша может быть совсем незавидной. Это особое колдовство мира духов: если чары творит тот, для кого он сшит и заклят, то окажешься внутри уже через мгновение и без разрешения сотворившего эту ловушку на волю выйти никогда не сможешь.

     Выгахке что-то прошипела лягушке на ухо и стрельнула чёрными глазками в сторону густых зарослей полярной ивы. Наглая нечисть тут же истаяла с тропы, словно её тут и не было, но никого обмануть сообщницам равка так и не удалось.

     Пётр Дарович, услышав возню у самых ворот, тут же созвал всех мужчин, которые сейчас находились на территории лагеря археологической экспедиции, и спросил у Совина:

     - Чем вам можно подсобить? - при этом выражение лица у ректора было такое, что даже Тала-медведь, схлестнувшись с ним взглядом, коротко взвизгнул и отполз обратно под защиту зарослей, жалобно затрещали тонкие гибкие ветви под напором увесистой туши, со всех четырёх лап улепётывающей прочь.

     Руководитель экспедиции, зажав в ещё крепкой руке увесистую рогатину, которая тут была в сарае у каждой семьи. Потом ворота приоткрылись ровно настолько, чтобы четверка просочилась на защищённую от многих бед территории. Почти сразу же он велел не только закрыть ворота на засов, но и подпереть специальными рунными камнями, которые пожаловали ему чакхли.

     - Вот так живёшь, живёшь, а потом р-р-раз, и всё, что составляло для тебя привычную картину мира, летит ко всем чертям медведю под хвост!

     Маститый академик уже и не рад был, что ввязался в эту северную авантюру с разного рода чертовщиной, предчувствуя, что на этом его открытия в области неявной стороны бытия только начинаются. Улыбчивая саамская нойда лишь ласково погладила мужчину по руке, намертво вцепившейся в ручку деревянной остроги, и с тревогой заглянула в глаза цвета северного болота, с ужасом чувствуя, что её начинает затягивать на самое дно трясины, вырваться из которой не осталось и полшанса, как говорило хвалёное ведьмино чутьё.

     Чакхли помогли возвести вокруг лагеря археологов, стойбища местных, посёлка и места раскопок такие щиты, чтобы никто не смог проникнуть через создаваемый ими барьер. Теперь никто, кто затаил зло, не сможет проникнуть сюда, чтобы ещё больше заставить изыскателей отстать от рабочего графика, навредить нойдам и простым жителям или утащить ценный артефакт, даже если его возраст не насчитывал несколько столетий.

     Иветта, подчиняясь тихому голосу сейды, перезвоном весенних ручьёв звучащему прямо у неё в голове, разыскивала все осколки разбитого камня, который разрушил равк в надежде, что сможет добраться до духа-хранителя этих мест и уйти от расплаты за свои бессчётные злодеяния.

     'Это что же надо было сделать, чтобы гранитный монолит разлетелся на мелкие осколки и каменные иглы?' - проворчала Иветта: от многочасовой работы в три погибели у неё уже начинало ощутимо ломить спину.

     Недоумение в голосе кареглазой девушки изрядно развеселило Негостая, и он снизошёл до ответа:

     - Ты тоже так сможешь, когда полностью освоишь все возможности северного колдовства. Уверяю тебя, что когда войдёшь в полную силу, даже Выгахке и Оадзь тысячу раз подумают, прежде чем заступить твою тропу. Твоя главная сила в том, что в твоей крови поёт ещё и родовой колдовской дар. Научись сочетать разные заклятья, тогда сможешь избежать многих проблем просто потому, что с тобой вряд ли кто-то захочет связываться по собственной воле.

     - Если я доживу до этого светлого мгновения, уй! - острый осколок вонзился в подушечку пальца, Ветка осторожно выудила его из ранки и быстро остановила кровь, воспользовавшись нехитрым заклятьем. - Кажется, это последний. С ума сойти, сколько беспокойства может причинить всего один беспокойный мертвец. Хорошо ещё, что нойдов и сильных колдунов рождается не так много, иначе жизнь Терского берега превратилась бы в беспросветный кошмар.

     - Хвала богам и предкам, до такого пока что дело не дошло. Идём, Иветта. Надо провести ритуал, чтобы охранный камень стал снова целым. Мы сделаем всё, чтобы подобное больше не смогло повториться никогда, - старейшина чакхли по-доброму улыбнулся ученице Гекаты, и они направились туда, где их уже ждали Виктор, Трефилка, сейда и Совин.

     - Неужели вот этому вороху каменного крошева можно вернуть первоначальный цельный вид? - в голосе Петра Даровича ясно прозвучали нотки сомнения, разум маститого академика снова зашёл в тупик и попытался убедить своего хозяина, что всё происходящее - всего лишь не в меру затянувшийся кошмар, который скоро закончится. Черноволосая нойда, почувствовав тревогу спутника, ласково ему улыбнулась и легонько прикоснулась к щеке мужчины, выдохнув едва слышно:

     - Потерпи ещё немного, скоро всё вернётся на круги своя, я понимаю, как тяжело отказываться от привычной картины жизни, но ты сильный, поэтому справишься даже с такой проблемой.

     Учёный лишь сокрушённо покачал головой и непроизвольно обнял Трефилку за плечи. Та ничем не выразила своего неудовольствия, сделав вид, что так оно и должно быть.

     Сейда бросила всего один короткий взгляд на Совина, Виктора и обеих девушек, чтобы они сразу поняли, что пришло время поставить жирную точку в этой северной истории с чертовщиной и мёртвым колдуном.

     Сейда бросила всего один короткий взгляд на Совина, Виктора и обеих девушек, чтобы они сразу поняли, что пришло время поставить жирную точку в этой северной истории с чертовщиной и мёртвым колдуном.

     На этот раз пели только сейда и Негостай. Под воздействием древних чар осколки охранного камня стали внушительной глыбой. Тётка Негостая довольно улыбнулась, попрощалась со смертными, которые выручили её из весьма сложного переплёта с непредсказуемыми последствиями и для мира духов, и для мира живых, и вернулась в свою вежу.

     Племянник сейды этих мест не удержался от проказы и легонько щёлкнул не в меру мрачную Иветту по носу, и тихо сказал:

     - От выражения твоего лица что угодно скиснет и Тала сам повесится на радость Оадзь и Выгахке! Выше нос, нойда, никто и не обещал, что твоя жизнь будет лёгкой и неинтересной! - и истаял без следа вслед за тёткой.

     Девушка с удивлением увидела, что Трефилка и его преподаватель по культурологии ушли вместе, о чём-то негромко разговаривая. Таким счастливым Петра Даровича молодые люди ещё ни разу в жизни не видели.

     - Пошли и мы домой, Ветка, - серые глаза Виктора лучились от нежности и смеялись над растерянностью любимой ведьмочки, которая теперь по совместительству была ещё и терской нойдой. - Мы не знаем, что свалится на наши бедные головы уже завтра, но имеем право провести приятный вечер в обществе друг друга, тем более, что работы на раскопе никто не отменял, и нам придётся уже завтра утром вкалывать, как галерным рабам, чтобы сделать вовремя и успеть к началу занятий вернуться домой, - и молодая пара, строя общие планы на ближайшее будущее, направилась в сторону жилых строений.



История 7. Дневники Фаора: Лёд и пламень желаний...



     В доме Иветты не было ни души: Лиру спровадили в Тартар, хозяйка дома укатила на раскопки, расстроенный тем, что Мегера стала мужчиной, Аор отправился погостить к дальней родне в Шотландии, а до кибертурнира по 'Баффи - истребительница вампиров' оставалось ещё целых две недели. Только вот мне пока ещё никто из формирующихся команд мне так приглашения пока что и не прислал. Если ничего не изменится, то придётся либо искать место, либо сколачивать самому из ещё не занятых коллег по виртуалу.

     Тут в ворота раздался требовательный звонок, пришлось поднимать свою задницу из уютного кресла у камина и тащиться на улицу. Хорошо ещё, что даже июльская жара к вечеру немного спадает, разжимая острые коготки, которые кому угодно испортят даже самое радужное настроение.

     Через пару минут местный почтальон вручил мне небольшой конверт с логотипом игры 'Баффи - истребительница вампиров'. Вскрыв его, обрадовался донельзя: мой старый приятель по пиксельным баталиям под ником Боевая Букашка приглашал меня в свою команду и предложил на оставшееся до турнира время переселиться в гостевой домик, чтобы не ездить до специального посёлка, где проживали бета-тестеры и программисты компании, которую курировал сам Марс и его жена Белона. Оставалось только доложить полковнику Морсу о смене места дислокации и собрать всё необходимое на время отсутствия.

     - Я не понимаю такого времяпровождения, Фаор, но ничего противозаконного в твоём увлечении нет, поэтому визу ты получишь. К тому же странное колдовство Лиры превратило вас с Аором в нечто иное, а вот во что конкретно, даже Юпитеру и Юноне разобраться пока что не удалось. Так что пользуйся отсутствием непосредственного начальника и Иветты. Желаю твоей команды победы, может быть, даже приду поболеть. Мегер с Гекатом мне все уши прожужжали, что совсем отстал от жизни, не умею отдыхать и пропущу великолепное шоу. Хотя, как мне подсказывает чутьё, это будет наискучнейшее событие в моей жизни, но с этими двумя спорить иногда сложно даже мне. Отчасти они правы, но далеко не во всём.

     Я пожал плечами, забрал подписанный богом смерти пропуск на проезд до места назначения и настоятельно попросил не покидать территории посёлка. Меркурий прозрачно намекнул, что местные не особо жалуют тех, кто так или иначе связан с этой компанией из-за того, что молодёжь слишком много времени и сил отдаёт игровым баталиям вместо того, чтобы заняться чем-то более полезным.

     Решив, что Танатос зря языком трепать не будет, решил не рисковать и вызвал такси. Не успел я открыть дверцу, как мимо меня прошмыгнула рыжеволосая девица, тщательно скрывающая верхнюю часть ушек под специально уложенными локонами, пронзительно-голубые глаза показались мне знакомыми, но далеко не сразу удалось вспомнить, что это та самая фея из свиты Морганы, которая попала под раздачу непрошенных 'даров' от несносной Лиры.

     - Леди Фаила, ничего личного, но вы нарушили соглашение между нашими сторонами, поэтому сначала мы вместе вернёмся в полицейский участок. Уверен, у Танатоса Морса будет к вам парочка другая животрепещущих вопросов.

     Девушка, с ужасом поняв, кто перед ней, побледнела и попыталась ускользнуть при помощи древних чар, которые могли плести только феи, но впервые в жизни столкнулась с существом, на которое они не оказали абсолютно никакого воздействия. Зато таксист впал в странную прострацию и смотрел то на одного, то на другого пассажира с неописуемым обожанием во взгляде, явно ожидая приказа:

     - Главный департамент полиции, любезный, - почти промурлыкал я, наложив на девицу колдовские путы, ведь Гекат, Мегер, Нокс и даже Талея помогли найти нам с Аором и Максом ту магию, которой мы сможем пользоваться.

     Уже через десять минут передал Фаилу своему старшему боссу, а сам снова сел в такси и назвал адрес, который был указан на конверте, переданным мне Боевой Букашкой. При подъезде набрал мобильный номер и сообщил о своём приезде. Голос на том конце 'провода' оказался настолько громким, что мне пришлось слушать на расстоянии вытянутой руки от динамика:

     - Ты вовремя, Фаор, я тут застолбил для тебя хибару по соседству! Жди, сейчас приду, только пропуск тебе у охраны выпишу! Если этого не сделать, Марс и Белона с нас последние шкуры спустят за нарушения предписаний протоколов безопасности корпорации!

     Мой приятель по игре оказался невысоким крепко сбитым парнем на вид лет двадцати. Непослушная копна рыжих волос отказывалась подчиняться диктату расчёски, поэтому пряди имели примерно тот же вид, что на голове у Лиры. Увидев некоторое изумление, Рин сверкнул самодовольной улыбкой и поделился со мной самым страшным секретом:

     - Быть сыном баньши и лепрекона не больно-то и весело: родственники так и не смирились с тем, что мои родители, начхали на всех и укатили в Россию. Они справедливо решили, что если делать всё только так, как хотят старейшины, так и останешься одиноким или несчастным, а то и вообще твоя вечная жизнь превратится в беспросветный кошмар наяву.

     - Ну, бывший ламий после магического воздействия магии трёх фей - тоже тебе не самосвал пряников, - поддержал я марафон разоблачений. - Я и два моих друга были в 'Смехе Феи', когда туда нагрянула Моргана. В результате два кровососа и один смертный стали непонятно кем. Даже Юпитер и Юнона пока что не разобрались, что же с нами всеми произошло, а небожители и вовсе поменялись полами на долгие десять месяцев.

     - Тартарийские кровососы - самые выносливые создания на свете, тут они даже небожителям способны дать фору. Кстати, предупреждаю сразу, по правилам кибертурнира применение магии и разнообразных допингов ведёт к дисквалификации всей команды. В зале среди зрителей всегда присутствуют специалисты, которые без всяких приборов определят, создавались ли чары или производилось стимулирование иными методами. Причём всегда - вольнонаёмные работники, дорожащие своей высокой репутацией в обоих мирах.

     - Я после того бардака так за игру ни разу и не садился, а ведь уже неделя прошла.

     - Тогда самое время выяснить, что изменилось вместе с тобой. И да, хочу предупредить, что в этом году кибертурнир пройдёт в совсем необычном формате: болельщики и спортсмены будут подключены к высококачественным шлемам виртуальной реальности. Если тебя ударят, то ты почувствуешь боль, как кровь по коже течёт или болит лунка от выбитого зуба, как и всю палитру ощущений, если тебя покусал вампир. Тут ламии всесторонне проконсультировали программистов и 3D моделлеров. Так что билеты раскуплены, из-за приглашений шла кровопролитная война на выживание. Гости тоже смогут получить любые впечатления, какие только пожелают. Турнир продлится месяц, мы должны пройти весь сюжет от создания персонажа до выполнения последнего квеста, посещения всех населённых пунктов и склепов. Побеждает команда, набравшая больше всего очков и выполнившая весь вагон условий.

     Услышав про ещё одно порождение мира современных людей, некий 'шлем виртуальной реальности', который, как утверждали те мои знакомые, которые не побоялись сунуть в него глупую башку, мог позволить примерить чужую шкуру по полной программе. Бедолаги потом несколько недель пребывали в глубоком шоке, путая реальность и кошмары, которые потом уходили далеко не сразу.

     Он был чем-то похож на те, что видел по телевизору на спортсменах, занимающихся регби. Рин проказливо улыбнулся и нахлобучил на меня монстра из мягкого пластика, щедро нашпигованная электронной начинкой, в которой было так много серебра, что я внутренне содрогнулся и поблагодарил случайность, что больше не был ламием. Мне вполне хватило воспоминаний о свидании с увесистой фляжкой ведьмы Иветты, на которую точил зубы в свою бытность бессовестным тартарийским рейдером.

     - Сначала тебя подключу, пообвыкнешь пока что, а я свяжусь с остальными из нашей банды! - Боевая букашка озорно сверкнул пронзительно-синими глазами, которые он явно получил в подарок от матери-баньши, и его длинные тонкие, как у ирландского менестреля, пальцы деловито запорхали по клавиатуре ноутбука.

     Второй раз в жизни я видел ролик с тремя несчастными вампирами в благоустроенном склепе и снова посочувствовал бедолаге, которые отравился кровью с повышенным содержанием алкоголя. По отдельности-то они хлопот не приносили, а вот в коктейле могли привести к своего рода аналогу комы, спасения от которой в настоящее время так и не нашли.

     Создав точную копию своего персонажа, но не прокаченную, отправился к наставнику борцов с вампирами, чтобы взять начальную цепочку квестов. Была она настолько длинная и нудная, что почувствовал как по внезапно взмокшей спине побежали липкие ручейки пота, которые неприятно пощипывали ссадины, которые я получил, когда осваивал новую магию, которая к моему удивлению включала в себя две, по сути, взаимоисключающие стихии: огонь и воду. Криво усмехнулся, вспомнив, в каком шоке пребывала Талея, когда с помощью своих новых способностей помог горячим паром избавиться от пятна на новом костюме Геката, которое, явно нарочно, посадила Эрика-Эребус пролив на дорогущую ткань сразу кофе и красное тягучее вино.

     Вскоре у лорда Антуана собралась вся наша честная компания в виде копий своих любимчиков начального нулевого уровня. Рыжеволосая Ваутитса, подмигнув мне бездонным изумрудным глазом, лениво поздоровалась:

     - Салют, Фаор. Это я подсказала Рину, чтобы отпинал всех козлов, которые попытаются оттяпать тебя у нас. Мы столько склепов и подземелий в этом составе протопали, что стали настоящим боевым отрядом. Мне пришлось надавить на Белону и Марса, чтобы другие запросы в отношении тебя были отклонены.

     До меня далеко не сразу дошёл смысл сказанного: я тестировал собственное пиксельное тело на физические и умственные способности, выносливость, ловкость, так как многие характеристики, чтобы уравнять шансы и повысить зрелищность во время состязаний у обеих рас были основательно урезаны и даже оставшиеся ощутимо ослаблены. Моё чутьё тут же восторженно вякнуло, что мало никому из участников не будет, а когда этот месяц окончится, и победители, и проигравшие вместе отправятся в ближайший кабачок и бессовестно надерутся в хламину от радости. Недовольно передёрнув плечами, взял в руки увесистый осиновый кол, который точно пику полагалось метать в загнанного в угол кровососа, и от удивления выронил.

     Поймав на себе насмешливый взгляд Рина, сделал вид, что: 'Я - не я, и хата не моя!', и тут волна нестерпимой боли неожиданно накрыла меня с головой. Оказалось, что треклятая деревяшка не хуже цифрового кровососа прокусила мою ногу. Мало того, что взвыл ещё и от обиды, так ещё и почувствовал, как кожаный сапог стал быстро пропитываться кровью.

     - Ах ты, лапоть криворукий! - Алёна, осуждающе посмотрев на меня, ловко стащила проткнутый у пальцев сапог и с помощью аптечки обработала сквозную рану, проворчав. - Ничего, до свадьбы заживёт. С удовольствием погуляю на ней, красавчик.

     Тут я не удержался и таким же не терпящим возражений тоном огорошил наглую журналистку:

     - Если с тобой в качестве невесты, то хоть сразу после того, как турнир окончится! - за что и получил по наглой башке увесистым осиновым поленом, сиротливо валявшимся неподалёку.

     - Сейчас кто-то у меня договорится! - прошипела персонаж Ваутитса, подсунув мне под нос крепкий кулачок.

     Только вот чутьё снова подсказало, что холод и возмущение напускные. Девушка просто не желает срываться с места в карьер, хотя и не отвергает подобного варианта развития событий.

     Я так и не понял какой шутник заменил лёгкие и быстрые серебряные стрелы на громоздкий арбалет, который полагалось заряжать увесистыми кольями из того же металла. Учитывая, насколько ощущения были приближены к реальности, уже минут через десять почувствовал, что решил потягать гири. Если вампирам оставили хоть половину их показателей, то их хозяева без проблем одержат верх: вместо материального оружия местные цифровые кровососы использовали изящные заклинания магии крови и могли без помех покусать любого противника, если он был недостаточно осторожен и предусмотрителен до респа или перерождение в себе подобного. Возможность вернуть первоначальный вид персонажу была только одна: пройти сложную цепочку квестов, взять с собой можно было только одного товарища, при этом была велика опасность, что сам же его и покусаешь, с тем же исходом.

     Тяжело вздохнув, отправился на тренировочные квесты, привыкая к новому оружию, которое сильно уменьшало наши шансы на победу над теми командами, которые предпочли класс Дети Ночи.

     Я так и не понял, что заставило меня насторожиться и успеть вовремя прийти на помощь к Алёне и предупредить остальных об опасности. Черноволосая кровососка с янтарными глазами спикировала как снег на голову на Ваутитсу, ощерив в издевательской улыбке белоснежные клыки такой величины, что любой настоящий ламий бы с зависти удавился. Вот чего она никак не ожидала, что серебряный кол пробьёт её цифровое тело насквозь, причинив жуткую боль и отправляя на Остров Акиваши, где находилась точка возрождения для игроков, выбравших эту расу.

     - С ума сойти, Фаор! - присвистнул от изумления Рин. - Да твоя реакция и чутьё стали ещё хлеще. Я даже и не почувствовал, как эта нахалка подобралась к нам. Обо всех таких случаях положено сообщать непосредственно Беллоне, только вот, боюсь, как всегда в случаях, где замешаны феи, концов найти не удастся, как и виновных. Боюсь, что спокойно протестировать новую версию привычного класса нам не дадут. Знать бы ещё, кто под нас копает, чтобы принятые меры были эффективны.

     - Если в это дело нос сунула Моргана, то дело плохо! - Алёна не скрывала тревоги, её цифровая рука легонько подрагивала от пережитого, из всех протянутых, чтобы помочь, она предпочла мою ладонь.

     Это событие отозвалось приятным жаром в моём сердце, банальным кровососом я однозначно перестал быть, утратив, к сожалению, вместе с не жизнью и целый ряд уникальных способностей, как и мой брат по несчастью Аор.

     Словно почуяв, что вляпалась в непрошеное романтическое приключение на свою рисковую голову, словно пчела в каплю мёда, журналистка сделала вид, что совершенно мной не интересуется, и пошла подбирать себе такое оружие по руке, которым сможет пользоваться, сильно не уставая.

     - Пётр, помоги мне сделать правильный выбор, а то я в холодном оружие практически ничего не понимаю, а с арбалетом и серебряными кольями стану для пати непростительной обузой. Не хватало ещё класс сменить или слишком часто отправляться на респ. Иначе толку с меня не будет никакого, - и она мрачно сверкнула глазами на ворох разномастного вооружения, не зная, на чём лучше остановить свой выбор.

     Пётр был, как и журналистка, современным человеком, но рассмотрев, что за утиль нам подкинули для тренировок, возвёл карие глаза к небесам и скорчил морду в стиле: 'Злые вы, уйду я от вас!'. Он так и не смог найти ничего подходящего. На своё счастье, увидел лёгкий клинок и метательные ножи, подошёл к девушке и спросил:

     - Вот с этим ты будешь порхать не хуже, чем с тисовым луком и стрелами. Будь осторожна, кто-то явно вознамерился не только проредить число команд-участниц, но и сделать подготовку предельно невыносимой. Что-то мне подсказывает, что без Морганы тут не обошлось. Перед приездом сюда лично сдал одну из её фрейлин, ну ту, с пронзительными голубыми глазами, которая была в тот проклятый день в 'Смехе Феи' вместе со своей королевой.

     Дотошная паразитка вытрясла с меня всё до самых незначительных деталей и коротко бросила Рину:

     - Бб, узнай-ка, не подавали ли заявку на участие в турниру команды с Изумрудного острова. Нам бы раздобыть официальные списки команд. Если всё, как мне кажется, то мы оказались в глубокой опе... Придётся нам быть готовым к любым неожиданностям, прикрывать друг другу спины и делать квесты попарно, пока остальные бдят, не готовят ли нам очередную подлянку.

     Рыжеволосый программист обвёл всех полным тревоги взглядом и отстучал на специальном портативном телетайпе полный отчёт о случившемся, приложив видеозапись в режиме реального времени, а также запрос по полной форме в службу безопасности, которой руководила сама Беллона, жена бога войны Марса.

     Мы прекрасно понимали, что ответ на запрос придётся некоторое время подождать, поэтому, разбившись на пары, принялись за изматывающие душу и разум задания начального уровня, без которых пятнадцатый уровень был не доступен даже в платном режиме.

     К моему глубочайшему сожалению, Ваутитса предпочла компанию Дарна Рина, а мне в напарники достался незнакомый лепрекон, который оказался чуть мрачноватым и неразговорчивым молодым человеком с недоверчивыми зелёными глазами и тёмно-рыжей гривой, водопадом сбегающей до самых лопаток.

     Горан прижал палец к губам и написал веткой на земле: 'Не вздумай использовать мысленную речь. Ты прав, тут замешаны чары Морганы, ты совсем не случайно сцапал сегодня Фаилу. Она - старший курьер Королевы Фей, так что придётся нам держать ухо востро, иначе проблем будет много, причём очень серьёзных'.

     Я молча кивнул, дав знак, что понял, в какой переплёт мы угодили, но странное предчувствие, царапающее душу, точно коготки ламии, никак не желало меня отпускать. Впрочем, моему напарнику хватило одного короткого взгляда, чтобы он всё понял. Мы незаметно перебрались поближе к делающим сейчас квест Алёне и Рину и стали ждать. Дальнейшее развитие событий было сродни неожиданному удару кулаком под дых.

     Вот чего никто не ожидал, так это резкого всплеска головной боли вспышки безумного желания убивать, которая, правда, тут же меня совсем отпустила. Рин оказался более устойчивым к воздействию вредоносной магии. Сразу смекнув, что дело нечисто, наш капитан быстро заставил всех буянов застыть на месте, точно ледяные статуи. Безумные глаза говорили, что они собой совершенно не владеют. Само собой, покалеченные или попавшие на больничную койку игроки не смогут принять участие в кибертурнире, поэтому все призы достанутся хозяину команды, которой такими грязными методами обеспечивают гарантии чемпионства. На меня и лепрекона странные чары вообще не оказали никакого воздействия, а вот люди как по мановению волшебной палочки превратились в настоящих берсеркеров.

     Переглянувшись с Рином, спрятался за завесой невидимости, за которой меня даже небожители не могли учуять, стал осторожно разведывать пиксельную местность, а два моих товарища остались присматривать за половиной пати, которая вдруг воспылала необъяснимой жаждой убийства и разрушений.

     За кустом цветущего жасмина притаился паренёк с волосами цвета червонного золота и глазами, похожими на коричневый янтарь. Я сразу понял, что это ламий. Как его угораздило связаться с Морганой, и что ему посулила вздорная Королева Фей, мне было неведомо, но и дальше так продолжаться уже не могло.

     Приложив незнакомца заклятьем из тех, противостоять которым никто не мог, даже Юнона и Юпитер ничего не могли поделать с плетением, если, конечно, его создавал лично я. Обследовав при помощи чутья все направления, понял, что хозяева этого отщепенца решили не рисковать понапрасну, и послали его одного. Причём, деятель умудрился сделать внешность до мелочей как в реальной жизни. Мои способности подсказали, что мы имеем дело с простым наёмником, которому кто-то дал поручение устранить соперников с помощью некоторых нюансов игрового процесса, которые и вывели 'Баффи - истребительницу вампиров' на вершину мировых рейтингов компьютерных игр. Правда, и игроки,ни создатели, увлёкшись убедительной иллюзией, упустили из вида такие побочные эффекты, как смерть или увечье физического тела, которое, по идее, никак не должно было страдать во время цифровых похождений.

     Некоторые парочки вместо игры искали новых ощущений, заводя скоротечные виртуальные романы, которые ничем особо неприятным не грозили, так как часто никто не интересовался, кто и откуда и как выглядит в реальном мире.

     Рин, внимательно осмотрев возмутителя спокойствия, задумчиво прошептал:

     - Никакой мыслеречи, все переговоры только шёпотом и после того, как убедитесь, что нас никто не подслушивает. В Идеале даже так, чтобы по губам ничего нельзя было прочесть. Интересно, кто подложил нам этого поросёночка и что теперь делать с вражеским лазутчиком. Точно знаю, что он - не будущий участник турнира, так что дисквалификацией его не напугать.

     - Думаю, Фаору надо найти, где он сейчас реально находится, как мне подсказывает мой дар, в одном из гостевых домиков. Это ведь настоящий ламий, если не ошибаюсь? Тогда его действия незаконны, надо сдать его Танату Морсу, как поступил с Фаилой, - мрачно выдохнул Горан.

     - Сначала надо узнать, зачем он сюда припёрся, если не игрок, на кого работает, и что задумали его наниматели, - пришедшая в себя Алёна была готова рвать и метать от бешенства, но, как профессионал своего дела, не давала эмоциям лишить её остатков здравого смысла.

     Пришедший в себя после недолгой отключки кровосос мелко задрожал, увидев, кому по воле Морганы он перебежал дорожку. Что ни говори, среди племени, к которому некогда принадлежал и я сам, у этой журналистки была такая репутация, что ей пугали даже самых отъявленных мерзавцев. Любому ламию было достаточно только намекнуть, кому его отдадут на воспитательные беседы, и рецидива впоследствии не случалось.

     -Итак, котик, сам всё расскажешь, - медовым голоском начала 'Ваутитса', - или нам придётся принять жестокие меры?

     - Алёна, я пока ещё жить хочу. Извини, конечно, если бы знал, что ты именно в этой команде, отказался бы от любых сокровищ, но уговор дороже денег. И что вы собираетесь со мной делать? - ещё пару секунд наглые глазищи теперь полыхали огнём безысходности, так как кровосос прекрасно понимал, что мало ему не покажется.

     - Рин, а спой для меня! - девушка кокетливо хлопнула пушистыми ресницами и лукаво улыбнулась. - Что-нибудь из того, что исполняет твой народ на попойках в День Святого Патрика.

     - Ты уверена? - наш предводитель даже не скрывал своей жалости к бедолаге. - Мне ежегодно отваливают дорогущие подарки и готовы исполнить практически любую мою блажь, лишь бы не радовал никого своим 'несравненным вокалом'.

     Наш главный с жалостью взглянул на не знающего, что за кошмар его ожидает в самом ближайшем будущем, пленника, если тот не соизволит поделиться столь важной для нашей команды информацией. Он едва слышно проворчал:

     - На твоём месте я бы быстренько ответил на вопросы Ваутитсы да отправился туда, откуда выполз. Фаор же быстро запеленгует, где ты подключился к тренировочному серваку.

     Кровосос лишь мрачно сверкнул янтарными глазами и не издал ни звука в ответ.

     - Дело твоё, но потом не ной, что тебя не предупредили о последствиях неверно принятого решения, - Рин проверил, включена ли запись и сохранились ли доказательства, что сначала попытались разобраться с проблемой вполне цивилизованными методами.

     Алёна протянула мне затычки из арсенала тех, что глушили 'Песнь Сирены', специальное умение вампиров, которое позволяло им зачаровывать игрока другой расы и не действовало на себе подобных. Я головой, отказываясь, но девушка сердито шикнула на меня и прошипела:

     - Если станет совсем невмоготу, то сразу же затыкай уши. Последствия моего эксперимента привели к ослаблению слуха на три недели, а резкая боль тиранила потом ещё полгода! Не дури, Фаор. Не знаю, в кого там тебя превратили феи, но бережёного бог бережёт, уж прости за такую банальность.

     Увидев в зелёных глазищах искреннюю тревогу за мою судьбу, решил послушаться доброго совета и поймал на себе задумчивый взгляд пленного ламия, который тоже, как ни старался, так и не смог определить, кого это дурным северным ветром надуло в столь разномастную команду.

     Рин специально взлохматил рыжую шевелюру, от чего принял ещё более дикий вид, в изумрудных глазах появилось странное выражение, которое мне абсолютно не понравилось. Остальные из моей банды тут же приняли все необходимые предосторожности. Впрочем, я потом был несказанно благодарен Алёне за то, что она настояла на том, чтобы в моём арсенале были высококлассные затычки, которые вместо наушников предпочитает Танатос, когда его подчинённые проходят через очередной виток общественного ада под лаконичным названием 'Учебные и тренировочные стрельбы'.

     Когда я снова заглянул в лицо Рина, то ужаснулся: в изумрудных глазах появилось какое-то непередаваемо хищное выражение вселенской скорби. Узнать весельчака лепрекона в незнакомом господине, от которого отчётливо веяло смертью, было непередаваемо жутко. Честно говоря, в первый раз в жизни меня настолько удивили. В подобный ступор меня удалось ввести разве что Иветте, но она - простая смертная, от которой за голову хватаются даже фурии и феи, так что эту занозу в самолюбии Эребуса в расчёт можно не брать совсем.

     Вы когда-нибудь слышали старинную любовную песенку 'Быть бы мне, о Боже, ароматом яблонь' в которой вместо нежности и всепоглощающей любви звенело пророчество мучительной смерти после череды жутких событий? От неописуемого вокала у меня не только кровь в жилах словно превратилась в лёд, а и душа трусливо попыталась выскочить через пятки и трусливо закопаться поглубже в пиксельную землю.

     Алёна-Ваутитса сразу просекла, что со мной что-то совсем уж неладно. Она лично заткнула мне в уши, а затем от всей души отхлестала по щекам, выводя из ступора. Я получил осиновым поленом по 'глупой башке', как она гневно выразилась, и был оттащен присматривать за пленником вместе с ней. Впрочем, бывший соплеменник, как вы и сами поняли, меня интересовал не больше, чем серебряный кол цифрового вампира, вместо этого тихо таял, ощущая тепло тела стоявшей сейчас совсем близко журналистки, хотя какой-то частью рассудка и понимал, что это не взаправду. Сама хозяйка Ваутитсы сейчас всё ещё находится на отдыхе в Средиземноморье и вернётся в родные пенаты ещё не так скоро, как хотелось бы.

     Напрасно Алёна думала, что наш пленник попытается сбежать. В уголках губ бедолаги пузырилась странная розоватая пена. Я в первый раз в жизни видел, чтобы пение, даже такое жестокое и необычное, подобным образом действовала на упыря. К сожалению, своего работодателя он боялся сильнее, чем даже таких мучений, учитывая, что ламии обладают на редкость тонким слухом. Потом раздался тихий звук, похожий на то, словно у кельтского барда на арфе лопнула серебряная струна, когда он взял чересчур уж высокую ноту.

     Я первый понял, что сработал специальный предохранитель, который выкидывал игрока из виртуального пространства, если возникала реальная угроза здоровью, рассудку или даже жизни. Нажав на специально предусмотренную мембранную кнопку, очнулся от цифровых грёз, снял шлем виртуальной реальности и выпустил следящее заклятье, которое быстро приведёт меня к логову лазутчика до того, как он успеет улизнуть.

     К сожалению, хозяин неудачливого кровососа предусмотрел все варианты развития событий и подготовил на случай фиаско вариант экстренной эвакуации своего саботажника.

     Когда я подошёл к гостевому домику, откуда кровосос плёл свою интригу против моей команды, птичка уже упорхнула. Я почуял лишь отголоски портальной магии. По тому, что автора арки перехода отследить не смог, как ни пытался, сделал единственно правильный вывод: против нас играет неведомая ирландская фея. Грешным делом подумал, что почерк уж слишком похож на Моргану, а Фаила могла быть не единственной, кому её Королева повелела основательно проредить тесные ряды команд-соперниц.

     Алёна и остальные нашли меня минут через пятнадцать, когда я уже успел облазить гостевой домик от пола до потолка, но чутьё говорило, что всё-таки что-то упустил. Не доверять собственным предчувствиям было глупо, поэтому снова принялся за ещё более дотошный осмотр.

     Единственная девушка в нашей геймерской команде тоже даром времени не теряла. С удивлением заметил у неё в руках какой-то весьма странный амулет, изображавший крылатую женщину, точно такой же видел у Иветты, хотя они и несколько отличались. В ответ на мой безмолвный вопрос, хозяйка Ваутитсы всё же снизошла до ответа:

     - Мне его Мег дала после того концерта, когда Гот снова пошёл на приступ упрямой пассии, да ещё и своих отморозков прихватил. Только вот в отличие от Ветки, которая ещё и жрица богинь мести, я теперь всего лишь нахожусь под их покровительством и защитой.

     - Понятно, так и будет лучше, надеюсь, эта безделка убережёт тебя от беды, если меня рядом в этот момент не будет.

     Тут девушка отвела взгляд, даже слегка покраснев, было видно, что подобное поведение для неё внове:

     - Я была под таким впечатлением от тебя и концерта, - то, что она начала с меня, а не с шоу, хотя и весьма необычного и искромётного, приятно согрело мне душу, заставляя сердце биться гораздо сильнее. - Спасибо, что показал этому гаду небо в алмазах. Кстати, он мне сегодня во ВКонтакте пожаловался, что мой новый парень - садист и зверюга, что он ещё и после прошлого мордобоя не успел отойти, а ты укатал и его, и 'орлов подворотни'. Хотя где этот лузер в своём окружении нашёл таких гордых птиц, там одни петухи недощипанные.

     - Обещай мне, что если возникнут проблемы, не будешь вредничать и сразу сообщишь мне, - что-то в голосе заставило зеленоглазую проныру дать обещание, хотя по лицу было видно, с какой неохотой она это делает, пришлось потребовать, чтобы она при этом положила пальцы на амулет.

     - Теперь тебе придётся сдержать его при любых обстоятельствах, иначе фурии, все три, кстати, будут тобой очень недовольны.

     - Замнём эту тему Фаор. Я тебе благодарна за прекрасный вечер, но, прости, шишек набила достаточно, чтобы не спешить в подобного рода деликатных делах. Надеюсь, ты меня правильно понял и дашь достаточно времени, чтобы разобраться в собственных чувствах. Тебе настоятельно рекомендую поступить также. Пошли, поищем: тут в некоторых гостевых домиках предусмотрен погреб, подземный гараж или мастерская. Не знаю, кто сделал такую гадость, но через месяц после того, как было принято решение разместить команды-участницы тут хотя бы частично, кто-то стёр в компьютерах все планы гостевых домиков и сжёг оригинальные чертежи, а пепел по ветру развеял, чтобы никто не смог восстановить их.

     - Замнём эту тему Фаор. Я тебе благодарна за прекрасный вечер, но, прости, шишек набила достаточно, чтобы не спешить в подобного рода деликатных делах. Надеюсь, ты меня правильно понял и дашь достаточно времени, чтобы разобраться в собственных чувствах. Тебе настоятельно рекомендую поступить также. Пошли, поищем: тут в некоторых гостевых домиках предусмотрен погреб, подземный гараж или мастерская. Не знаю, кто сделал такую гадость, но через месяц после того, как было принято решение разместить команды-участницы тут хотя бы частично, кто-то стёр в компьютерах все планы гостевых домиков и сжёг оригинальные чертежи, а пепел по ветру развеял, чтобы никто не смог восстановить их.

     Рин выудил из кармана вырезанную из зелёного нефрита подвеску в виде четырёхлистника, на одном из листочков в капле росе отражалось туманное изображение очень красивой темноглазой женщины, которая явно оплакивала чью-то смерть. Ничего подобного я в жизни не видел, но сразу понял, что это знак того, что наш капитан принадлежит сразу к двум родам фейри, хотя между этими ветвями Великого Древа Жизни брачные союзы были очень редки. Парень заставил украшение показать ему, откуда может прийти опасность и мрачно поделился с нами полученной информацией.

     - Кто-то ловко прячет все концы в воду, не желая, чтобы его подловили с поличным на нечестной игре. Хотел бы я знать, кто нанял того хлыща, который всё же ускользнул от нашего возмездия.

     Тут Алёна увидела обрывок странной полупрозрачной серебристой материи, но брать в руки не стала, подозвав к себе Рина. Тот долго рассматривал странноватую находку, что-то прошептал, а потом долго читал какое-то незнакомое никому из нас заклинание, пытаясь доискаться до истины. В голосе прозвучала с трудом скрываемая тревога:

     - С этим подарочком мы вряд ли справимся. Какой-то не очень умный колдун раскопал склеп пиктской ведьмы, взял оттуда горсть земли и вызвал приведение, а потом провёл на новолуние ритуал, облекающий такого страшного слугу в некое подобие плоти, и обрядил в саван из эльфийского шёлка. Её звали Адела, она была колдуньей. Не знаю, сможет ли Гекат распутать эти чары, лично я даже пытаться не стану. Надеюсь, бедный ламий не пострадал, но его наниматели, видимо, настолько жестоки и непредсказуемы, что он был готов на что угодно, лишь бы не нарушить положения заключённого договора даже в малом, - наш предводитель быстро связался с Марсом и Беллоной и сообщил о происшествии сухим деловым тоном и стал ждать распоряжений.

     В голосе супруги бога войны гремело неистовство битвы, когда она ледяным тоном вынесла свой вердикт:

     - Ждите там, я буду у вас через десять минут вместе с командой экспертов. Те, кто всё это затеял, ещё горько пожалеют о том, что посмели нарушить все мыслимые и немыслимые законы. Практически воскресить пиктскую ведьму, ещё и печально известную Аделу! Да она, если найдёт способ разорвать контролирующие плетения, таких дел тут наворотит, что и Моргана побледнеет. Чую, без этой безголовой феи тут не обошлось, слава Юпитеру, Мэб больше не играет в такие игры, занявшись туристическим бизнесом в Ирландии и Великобритании. Если бы эти две стервы спелись, мало бы никому не показалось. И никакого самоуправства! Иначе наказание для всех будет столь сурово, что никогда о взбучке не забудете.

     Мне ещё ни разу в жизни не доводилось до этого видеть бледного и перепуганного до полусмерти лепрекона. Честно говоря, не знаю, что и когда наш бравый Рин натворил, чтобы всегда идеально владеющая собой небожительница пошла на крайние меры. Видел, что Алёна и Горан знали подноготную этой мрачной истории, но решил не проявлять любопытства из уважения к капитану нашей команды.

     Пожав плечами, присел на видавший виды диван и с радостью заметил, что девушка присел рядом, оценивающе на меня посматривая, а потом, словно извиняясь, едва слышно выдохнула:

     - Я понимаю, что тебе бы хотелось узнать, почему Рин так среагировал на слова Беллоны, но, прости, это не моя тайна, поэтому, рассказать ничего не имею права ни одной живой душе.

     - Главное, что мы смогли поспеть вовремя и предупредили организаторов кибертурнира о грядущих неприятностях заранее. Это гораздо лучше, чем если бы они свалились нам на голову совсем уж неожиданно, а потом пришлось бы отвечать а собственную халатность и разгребать далеко идущие последствия. Если Рин захочет, сам всё расскажет там, где нас ничьи уши не смогут подслушать.

     - Спасибо, что не обиделся. Будет лучше, если мы будем держаться вместе. Не думала, что проблемы начнутся задолго до турнира, тем более такие серьёзные, - и она тяжело вздохнула, явно о чём-то крепко задумавшись.

     Погода за окном, словно тоже впечатлившись масштабами нашей проблемы, решила неожиданно испортиться. Ясное небо внезапно заволокли тяжёлые грозовые тучи, вдалеке раздалось сердитое ворчание грома, словно сам Юпитер гневался на подлость неизвестных пока что деятелей, посмевших посягнуть на современный аналог олимпийских игр, хоть и скорректированных на суровые реалии современного мира людей.

     В помещении вскоре стало сыро и довольно прохладно, зябко поёживаясь, я попытался снять с себя куртку и накинуть Алёне на плечи, но та лишь отрицательно мотнула головой и придвинулась так близко, чтобы мы оба смогли завернуться в верхнюю одежду точно в кокон, да и так, ясное дело, было гораздо теплее.

     Остальные лишь завистливо на нас посматривали, но от комментариев благоразумно воздержались, так как никогда не стеснялся пускать кулаки в ход, когда все иные доводы явно себя совсем исчерпали.

     Беллона явилась грозовой тучей, в её глазах стояла такая стужа, что пробрало всех. Сопровождавшие богиню неистовой битвы четыре ларва лишь молча зыркнули на нас и принялись к подготовке безопасного для обеих сторон переговорного процесса.

     - Итак, кто-то посмел попытаться помешать честной подготовке к кибертурниру? Когда узнаю, чьих это рук дело, мало ему или ей не покажется! Это нарушение всех мыслимых и немыслимых традиций, законов и договорённостей!

     Мы сидели тихо, как мыши в амбаре, почуявшие кота: попасть под раздачу слонов от этой дамы не улыбалось никому. Когда небожительнице показалось, что её спутники чересчур долго копаются, она отвесила старшему увесистый подзатыльник и гневно зашипела:

     - Хватит копаться, Эол, иначе так взгрею, что научишься быстрее шевелиться! Вы что не понимаете, чем грозит запертый по древнему кельтскому ритуалу призрак ведьмы, да ещё и пиктской? Если она сама распутает сдерживающие плетения, от мегаполиса и окрестностей камня на камне не останется, проводить кибертурнир будет негде и не с кем... Ты думаешь, что простые смертные уцелеют? Да и большинству из Волшебного народа крепко не поздоровится, когда она, пылая праведным гневом, явится мстить по их души. Адела и при жизни была довольно вспыльчива и кровожадна, а уж если ей дать реальный повод обозлиться, неужели ты думаешь, что эта колдунья не разрезвится на полную катушку? Да Юпитер нам всем собственноручно головы поотрывает за такие масштабные косяки. Это ещё хорошо, что наша команда оказалась на высоте и вовремя обнаружила опасность.

     В гневе лицо Беллоны словно засветилось каким-то внутренним светом, сделав женщину ещё прекрасней, переглянувшись с Рином, с удивлением понял, что нас посетила одна и та же шальная мысль: 'Вот повезло ведь Марсу со спутницей!' ?- которую мы и попытались дружно выставить вон, чтобы о ней никто, не дай Юнона, не прознал! Последствия такой наглости могли быть для нас слишком уж масштабны.

     Алёна тем временем с любопытством наблюдала за происходящим, хотя я чувствовал тревогу девушки, которая слишком часто по роду занятий сталкивалась с такими вещами, от которых неподготовленный человек мог легко сойти с ума настолько, что потом уже никогда не вернуться адекватному восприятию окружающей действительности.

     Аккуратные руны и пентаграммы уже покрывали не только весь пол, но и потолок и стены вблизи от двери, ведущей в подвал, который таил в своих недрах такие опасности, справиться с которыми было совсем не просто даже таким специалистам, как Беллона и её бравые ларвы.

     Закончив рисовать последний значок, Эол тихо сказал подчинённым:

     - Ищите, тут где-то должен быть припрятан обрывок эльфийского шёлка, скорее всего серебристого, цвета лунного света. Все улики и общий фон показывают, что чары сотворены ирландской феей, только вот мы вряд ли когда-нибудь узнаем, чьих рук это дело. Против нас играет кто-то настолько осторожный, что даже не могу идентифицировать, какие конкретно заклятия были пущены в ход. Вы бы вытурили гражданских вон, - он с опаской посмотрел на Беллону. - Не хотелось бы так глупо потерять команду: пиктские ведьмы, особенно, когда уже стали призраками, гораздо опаснее обычных ларвов.

     Подумав пару мгновений, небожительница велела нам выметаться, а сама завозилась с дополнительными защитными контурами, щитами и сферами, так как совсем не хотела, чтобы из-за происков какой-то наглой выскочки, компания лишилась ценных специалистов, которые уже настолько сработались, что могли работать в рамках своих проектов, не требуя никакого постороннего вмешательства.

     Тут меня словно потянуло к небольшой деревянной шкатулке, приоткрыв крышку, и обнаружил там кусочек серебристой ткани, по которой бежали кроваво-красные руны и совсем уж непонятные символы.

     - Кажется, нашёл то, что можно предложить призраку в обмен на то, что она вернётся туда, откуда пришла, никого не потревожив.

     - Да это Ключ Дольмена. Теперь понятно, почему кровосос был готов вытерпеть что угодно, лишь бы не ссориться с нанимателем. Уверена, что второй раз он с ней связываться не станет ни за какие деньги и милости.

     - А почему вы уверены, моя богиня, что это не мужчина?

     - Ключ Дольмена в этом случае бы имел иной вид: трость с серебряным набалдашником или трубка, украшенная опалами или лунными камнями. А теперь уходите: нельзя допустить, чтобы хоть кто-то из вас пострадал, до турнира осталось две недели, вы должны с максимальной пользой использовать отпущенное время. На кону стоит честь нашей компании, а для успеха в делах она должна быть без единого пятнышка.

     Я передал находку жене Марса и вслед за остальными вышел вон, прекрасно зная, что оглядываться нельзя, иначе можно словить на свою бедовую голову все шишки, какие только под руку подвернутся.

     Впрочем, удрать мне так и не дали: порыв студёного ветра пригвоздил точно вампира в игре осиновым колом. Как не пытался, а результат остался один: и на миллиметр не продвинулся к двери ведущей наружу. Самое странное, что ни у кого другого подобной проблемы не возникло.

     Беллона что-то неразборчиво прошептала и взмахнула в воздухе изящным стилетом, который, и правда, всегда носила с собой в качестве амулета от неприятностей. Слеза Селены мог рубить чары так же легко, как вражеские щиты и шлемы. Богиня неистовства битвы криво усмехнулась, и освободила меня от коварных происков призрака пиктской ведьмы, недовольно проворчав:

     - Даже не знаю, Фаор, чем ты ей так приглянулся, что отпускать никак не желает.

     - Да кто вас, женщин, поймёт! - попробовал отшутиться я, но жена Марса сразу поняла, что сразу уяснил, что мне надо держаться от этого гостевого домика как можно дальше, да и остальных ни под каким видом не подпускать.

     Рин, почуяв неладное, устроил мне перекрёстный допрос на пару с Алёной, а потом выудил из кармана странный деревянный оберег из дубовой древесины и, одев на мою шею, предупредил:

     - Как бы не захотелось его снять, не вздумай. Пожалуй, ещё и магически подстрахую, а то мало ли. Пиктские ведьмы и при жизни - не слишком приятные особы, а у коли их вытаскивают из тихого посмертия и заставляют прикрывать чьи-то тёмные делишки, так они совсем звереют. Плохо, что Аделе ты приглянулся. Убить тебя невозможно, а вот утащить в свой склеп - запросто или Алёну сгубить. Так что, - второй амулет оказался на шее у девушки с тем же чародейским замком, - чтобы я вас и близко от этого опасного места не видел, как и вас, парни, оба программиста и по совместительству бета-тестера мрачно кивнули, но ослушаться не посмели.

     Алёна с задумчивым выражением лица крутила в руках странный деревянный листочек, пытаясь разобрать вырезанные на её поверхности руны, которые были ей совершенно не знакомы. Странные 'буковки' никак не хотели становиться чёткими, их очертания постоянно менялись. Журналистка подняла изумлённый взгляд на Рина и задумчиво проронила:

     - Ничего подобного мне ещё в руки не попадало. А ну, признавайся, что за пакость ты нам с Фаором подсунул?

     - Не пытайся прочитать, что написано, это не под силу даже мне. Мать делала. У неё временами просыпается пророческий дар, а она - баньши, хотя умеет не только предсказывать беды и смерть и орать так, что ламии, ларвы и оборотни порскают в кусты, точно перепуганные зайцы, заслышавшие лай королевской своры.

     Я внимательно рассмотрел оба оберега и сразу заметил, что они едва уловимо различаются. В ответ на мой вопросительный взгляд Рин лениво пробурчал:

     - Прочитать их может только тот, кто сам и вырезал чёрным камнем, которому была придана форма волчьего когтя для женщин, медвежьего для мужчин. Я не слишком-то разбираюсь во всех нюансах чар моей матушки, но сказать могу одно: работают чётко, как швейцарские часы.

     - Прочитать их может только тот, кто сам и вырезал чёрным камнем, которому была придана форма волчьего когтя для женщин, медвежьего для мужчин. Я не слишком-то разбираюсь во всех нюансах чар моей матушки, но сказать могу одно: работают чётко, как швейцарские часы.

     Алёна и так, и этак напрягала зелёные глазищи, стараясь добиться своего, не понимая, что тут не всё так просто, как кажется, и что если она не уймёт своё любопытство, то может легко получить по носу так, что до конца дней своих полученного урока. Я же попросту заправил украшение на кожаном шнурке за ворот рубашки и разговорился с парнями по поводу нюансов игрового процесса в 'Баффи - истребительница вампиров' с учётом порезанного опыта, талантов и характеристик персонажа.

     - Когда я качал своего первого Фаора, все эти драконовские методы ещё не были введены. И что посоветуете?

     Димка, молодой совсем ещё парень с русой шапкой вьющихся волос и мечтательными голубыми глазами, оказался совсем не таким наивным простачком, каким хотел всем показаться. Поняв, что его подло раскусили, он недовольно пробурчал:

     - Простые квесты больше нет смысла делать, совсем, как и учить абсолютно все умения и развивать все таланты. Не знаю, с какой радости, но кто-то сильно подыгрывает расе кровососов и этой версии сервака для игры. Марс и Беллона все мечи и копья переломали в поисках 'посылки для князя', но пока что так ничего и не нарыли. С вариантами прокачки нам ещё придётся порядком повозиться, готовых рецептов, боюсь ни у нас, ни у наших соперников нет. Так что, придётся по ходу пьесы танцевать от печки, если хотим хотя бы в полуфинал прорваться. Не думаю, что до кибертурнира служба безопасности вряд ли разберётся с этим винегретом. Так что, сжали челюсти и попёрли на приступ башни некроманта!

     - Ламии есть, а вот этих самых, напасть на которых ты так хочешь, в этой игрушке отродясь не водилось и введение нового класса персонажей пока что разработчиками 'Баффи' не рассматривается.

     Тут до нас долетел восторженный вопль Алёны:

     - Парни, мне удалось прочесть надпись на моём кулоне! Она означает: прошедший через Врата Ночи распахнёт крылья летучей мыши и будет предсказывать в лунном свете, но чаще всего чужую смерть! - потом раздался грохот, словно где-то произошёл крупный обвал.

     - Парни, мне удалось прочесть надпись на моём кулоне! Она означает: прошедший через Врата Ночи распахнёт крылья летучей мыши и будет предсказывать в лунном свете, но чаще всего чужую смерть! - потом раздался грохот, словно где-то произошёл крупный обвал.

     Рин слишком поздно почуял неладное, когда из тени выскользнула фигура, сжимая в руках ритуальный нож. Глаза сида сияли двумя осколками стылого льда и не обещали капитану команды Марса и Беллоны ничего, кроме мучительной смерти. Я рванулся на помощь, но появившаяся из-за поворота Фаила бросила мне под ноги какое-то заклинание, и туманная верёвка лишила меня возможности что-либо предпринять. Пронзительно-голубые глаза под копной рыжих волос посмотрели на меня так выразительно, что понял, что мной она займётся сразу после лепрекона.

     Её белокурый компаньон уже примеривался, куда бы половчее всадить острое лезвие в Рина, чтобы он гарантированно не смог участвовать в кибертурнире. Чары, которыми он связал противника, оказались тому совершенно незнакомы, но явно основывались на чёрной магии и болотном тумане. На шее у молодого щёголя был повязан изумрудный шёлковый шарф, украшенный тонким серебряным шитьём и узором из мелкого речного жемчуга.

     Ни пошевелиться, ни просто обернуться, мне позволено не было, поэтому так и не узнал, чьи это едва слышные шаги неожиданно зашуршали в траве на газоне, а потом раздался вкрадчивый голос Алёны. Интонации, судя по удивлённому вздоху, поразили не меня одного.

     - Фаила, неужели госпожа твоя Моргана не умеет проигрывать с достоинством и не нарушать древних законов Волшебного народа? Тебе и Аэлю запрещено покидать пределы Изумрудного острова, как и любому смертному, духу или любому иному существу, если он служит Королеве Фей!

     - Правила и ограничения соблюдают только слабаки, неудачники и смертные! - фрейлина проигравшей в споре благородной дамы явно их не относила ни к одной из вышеперечисленных категорий.

     - Их выполняют даже небожители, а вы - всего лишь зарвавшиеся интриганы, которых давно пора поставить на место!

     Сид от удивления даже обернулся, в полном изумлении воззрившись на не в меру наглую девицу, которая по его сведениям была обычной современной смертной, и лениво обронил:

     - Ты предлагаешь мне начать с тебя, девка? Пустить тебе кровь, поверь, для меня совершенно никакого труда не составит и смотреть, как ты медленно подыхаешь у моих ног. Спасать тебя некому, а Фаила с помощью твоих страданий отомстит Фаору за то, что она провела целый день в каталажке, отвечая на весьма неприятные и унизительные вопросы от фурии Тизифоны и самого бога смерти. Пожалуй, отправлю тебя к нему прямо сейчас, в виде симпатичной такой бесплотной тени! - 'белокурый ангел' на самом деле был одним из самых жестоких и убийц на службе у Морганы.

     Длинный клинок начал свой стремительный полёт в сторону Алёны, только вот результат оказался совсем не такой, какого парочка фейри ожидала.

     Сид не сразу опомнился и подобрал отвисшую чуть ли не до земли челюсть. Молодая фрейлина изрыгала страшные проклятия, но не могла сделать и полшага, чтобы помочь своему приятелю расправиться с наглой журналисткой. Русоволосая же стерва, лениво потянувшись, точно кошка, поймавшая особо жирную мышь, промурлыкала, погладив подушечкой указательного пальца дубовый листик амулета:

     - Знаешь, милый, с детства терпеть не могу тех, кто считает, что вправе оборвать чужую жизнь. Интересно, а как тебе понравится смена ролей? - и её тонкие пальчики, ставшие точно полупрозрачными в свете выглянувшего из-за тучи солнца, ловко ухватили за оба конца шёлкового шарфика и легко потянули на себя, при этом не давая сиду сойти с места.

     Мужчина с изумлением в синих глазах под шапкой серебристых волос захрипел и попробовал разорвать тонкую ткань, но не преуспел в этом. Потом, словно прислушиваясь к голосу, звучащему внутри, она отпустила своего пленника и доверительно выдохнула:

     - Убирайтесь, пока я не передумала. Иначе исполню в вашу честь вопль баньши. Как думаешь, заживётесь вы после этого на этом свете? - в изумрудных глазах заклубились причудливые ночные тени, напугав до полусмерти не в меру зазнавшуюся парочку.

     - Как такое вообще возможно? - как Фаила ни старалась, страх почувствовали даже простые люди.

     - Амулет Баньши делает женщину, которая сможет прочесть надпись на нём, иной, достаточно всего лишь пройти через через Врата Ночи. Она распахнёт крылья летучей мыши и будет предсказывать в лунном свете, но чаще всего чужую смерть! Так что, убирайтесь прочь, пока вам предоставляют такую возможность. Твой шарф, Аэль, оставляю в качестве упреждающей меры. Ещё раз попытаешься нам навредить - раздавлю, как Моргана любого, кто смеет заступать ей дорогу!

     Девушка спрятала добычу в сумочку и оторвала рукав от лёгкого платья фрейлины Королевы Фей, не соизволив ничего добавить, но дамы и так прекрасно поняли друг друга.

     - Эта поганка не умеет играть честно, - тяжело вздохнул Рин, почувствовав, как тугие петли тёмных чар спадают с него точно ослабшие путы из пеньковой верёвки. - Алёна, вот сколько раз просил тебя: умей вовремя остановиться, особенно, когда тебе так прозрачно намекают, что любопытство в данном случае может слишком сильно выйти боком не только кошке...

     - Теперь ей придётся поискать кого-то другого, кто исполнит её волю, - при этом выражение лица Алёны ясно намекало, куда Королева Фей может отправляться, если ту по каким-то причинам не устраивает сложившееся положение дел. - И, вообще, уверена, что нам стоит утроить усилия по подготовке. Учитывая, что мешать будут с каждым днём всё сильнее, - тут я понял, что журналистка под воздействием изменившейся сути пророчествует, предсказывая осложнения для нашей команды. - Берегите Димку и Петра, так как они - простые смертные, поэтому в первую очередь, устранить попытаются с кибертурнира именно их. Неполная же команда будет дисквалифицирована, если не найдём замену, а не сыгранные игроки будут только мешать пати.

     Я не удержался, сгрёб баньши в охапку и едва слышно прошептал на ухо девушке:

     - Как только весь этот кавардак закончится, даже не сомневаюсь, что мы сумеем занять первое место, если приложим чуть усилий, тебе придётся укротить Магию Ночи, чтобы она не мешала тебе вести нормальный образ жизни.

     - И кого ты посоветуешь?

     - Кого-нибудь и тех, к чьему народу теперь принадлежишь. Надо будет переговорить с Танатосом. Уверен, что он подскажет оптимальное решение.

     - Наверно, так и поступлю, если мать Рина не согласится мне помочь, - мимоходом обронила журналистка, вызвав у меня приступ такой яростной ревности, какого ещё ни разу в жизни ощущать мне не доводилось.

     Впрочем, задавить его удалось довольно быстро. Сейчас было не время и не место для бурного выяснения отношений, хотя и безумно хотелось крепко схватить нахалку за туго обтянутые ярко-жёлтой футболкой плечи и расставить все точки над 'И' в наших довольно странных и непростых отношениях.

     Рин бросил в нашу сторону насмешливый взгляд и велел всем усаживаться в геймерские кресла:

     - Все разборки после дела. Надеюсь, мы правильно поняли друг друга, Фаор? Никаких склок и ссор, иначе Марс и Беллона зададут нам такую трёпку, что проблемы с призраком пиктской ведьмы Аделы покажутся детским лепетом, как и чудачества Морганы...

     Адала усмехнулась, поглядывая на копошащихся прямо за порогом незваных гостей. Чёрные глаза горели триумфом на бронзовом лице: она прекрасно поняла, что те, кого ей было велено изрядно потрепать, а лучше извести под корень, вполне смогут стать надёжными союзниками, если она решит отомстить Королеве Фей за то, что посмела сунуть нос в её личную не жизнь и приказывать ей. Ведь слава о Пиктском Проклятии гремела в давние времена задолго до того, как поганец Аэль остановил сердце колдуньи по приказу Морганы, а сам призрак заточил в мрачном дольмене, лишив возможности получить иную долю в новой жизни.

     'Хорошо смеётся тот, кто смеётся без последствий, - подумала пленница мрачных чар главной забияки Изумрудного острова, криво усмехнувшись. - Жаль, что бывший вампир прикипел сердцем к баньши, но, мужское сердце непостоянно, всегда можно попытаться переиграть всё в свою пользу. Пока эта зараза крутит хвостом перед всеми мужчинами в их 'пати', можно сильно не тревожиться. Хотя, кто бы мог подумать, что обычная смертная может настолько измениться. Может, и мне попробовать стать таким же существом, надо только придумать, у кого стянуть амулет, и прочесть надпись'.

     Пиктская интриганка с помощью магии отодвинула в сторону окованный полосами бронзы сундук, в котором хранилось её подвенечное платье, заставила расшитое причудливым цветным узором платье повисеть в воздухе, пока хозяйка с помощью колдовства наносила древние письмена своего народа. Эти изображения из выпуклых точек и чёрточек так до конца современным учёным расшифровать не удалось. Моргана так и не почуяла подвоха, когда невольная стражница прямого портала на Изумрудный остров затребовала свой свадебный, как сейчас любили говорить смертные 'прикид'.

     'Погоди, моя королева, я с удовольствием щёлкну тебя и твоих прихлебателей по носу именно тогда, когда вы об этом ни сном, ни духом знать не сможете. С чего ты решила, наглая выскочка, что тебе всё легко с рук сойдёт? Мечтать не вредно - вредно не мечтать. Главное, чтобы Аэль и Фаила получили, что заслужили, как и ты, а с Фаором и Рином уж как-нибудь найдём общий язык, коль скоро у них в команде появилась баньши. Она такая же Дочь Ночи, как и я, так что, при наличие общих целей, умные женщины всегда придут к соглашению. Интересно, как среагирует Моргана, получив удар под дых от двух баньши. Думаю, даже амулет могу получить добровольно, на время, естественно. Чем скорее Рин и его люди поймут, что даже пиктская ведьма может стать надёжным союзником, тем лучше. Как раз погружение в игру похоже на глубокий сон. Алёне придётся меня выслушать. Как баньши она сразу поймёт, что не услышала и полслова лжи, и что не держу камня за пазухой. Они мне нужны так же сильно, как и я им'.

     Последний мелкий рисунок проявился на деревянной поверхности внутри сундука, точно выцарапанный звериными когтями. Законченная надпись полыхнула багровым светом, предлагая своей госпоже сделать первый ход в многоходовой интриге против Королевы Фей и её дворни.

     Алёна никак не ожидала увидеть в момент погружения в виртуальную реальность невысокую, ширококостную женщину в свободном платье, сшитом явно из домотканой коричневой шерстяной ткани, которое прекрасно гармонировало с бронзовой кожей. Чёрные курчавые волосы и пронзительные магнетические глаза цвета глухой полуночи придавали ей дикий и необузданный вид. Губы незнакомки довольно улыбнулись: было видно, что она осталась довольна результатом своих наблюдений.

     'Меня звали Адела. Я - не враг вам. Именно Аэль по приказу Морганы оборвал нить моей жизни раньше обозначенного небом срока по приказу королевы. Призраком ни помочь, ни ускользнуть из жестокой ловушки никогда не смогу. Помоги мне, Алёна, стать такой же, как ты. Всего лишь дай шанс прочитать надпись на твоём амулете: вдруг Врата Ночи распахнутся и перед моей неприкаянной душой, измученной долгими тысячелетиями прозябания. Ведь я уже не живая, но и мёртвой меня назвать в полной мере ни у кого язык не повернётся. Воспользуйся своим даром и узнаешь, что не сказала тебе ни полслова лжи. Только, будь добра, никому не рассказывай о нашем договоре, чтобы до ушей нашей общей врагини не дошла до срока весть, что мы ловко обвели эту напыщенную задаваку вокруг пальца'.

     Журналистка была не из тех, кто способен слепо доверять, поэтому несколько томительных мгновений у неё ушло на то, чтобы понять, не пытается ли пиктская ведьма сплести собственную интригу, надув обе стороны быстро набирающего обороты конфликта. Прикрыв зелёные глазищи, девушка принялась смотреть на незваную гостью из-под опущенных ресниц, чутко прислушиваясь к собственным мыслям и ощущениям. Всё говорило о том, что Адала играет честно и не пытается подобно Королеве Фей нанести подлый удар в спину тогда, когда этого совсем не ждёшь.

     'Я не уверена, ведьма, что подаренный мне амулет сработает второй раз, или вообще сможет как-то повлиять на тебя. Просто не хватает знаний. Не понимаю механизм случившегося со мной, к тому же он и должен охранять от твоего воздействия'.

     'Нет, это особый оберег, заклятья, наложенные на дубовую древесину, не дадут ничему худому коснуться тебя. Скажи, что надо сделать, чтобы пройти через Врата Ночи и стать баньши?'

     'Немного. Всего лишь прочесть надпись. Шум горного обвала возвестит, что метаморфоза удалась'.

     'Позволь мне попробовать, я никогда не буду вредить или помогать вашим врагам, клянусь своей душой и силой, всё ещё поющей в моей крови!' - прошептала женщина и протянула широкую ладонь.

     В чёрных глазах горела такая мольба о помощи, что Алёна не смогла отказать в такой малости, сняла амулет с шеи и вложила руку Адалы, проворчав:

     'Верни его до того, как я полностью интегрируюсь в игровой процесс'!

     'Сколько времени длится подготовка к переходу в пиксельный мир? - оказалось, что пиктская ведьма в курсе всего, что происходит в современном ей мире.

     'От силы минут десять, Адала, поторопись. Я не собираюсь ссориться из-за тебя с Рином!'

     'Я справлюсь, обещаю, - брюнетка старательно стала изучать причудливую вязь, при этом она скосила глаза так сильно, что журналистка испугалась, что та так и останется косой, запоздало ужаснувшись, что и ей тоже пришлось пройти через такую малоприятную процедуру. Когда до 'времени Ч' оставалась всего одна минута, девушка получила своё украшение обратно.

     'У меня ничего не получилось. Наверно, ты права: тут важно, что амулет был подарен именно тебе, - она тяжело вздохнула, но Алёна поняла, что от слова своего Адала не отступит и, в отличие от Морганы, никогда не предаст. - Что ж, поищем другой выход, надеюсь, ты мне поможешь?'

     'Сделаю, что смогу, но я практически ничего не знаю про магию Волшебного народа, особенно такую специфическую, как та, которую получила благодаря собственному любопытству'.

     'Сделаю, что смогу, но я практически ничего не знаю про магию Волшебного народа, особенно такую специфическую, как та, которую получила благодаря собственному любопытству'.

     Склонившаяся над сундуком дама больше не была черноглазой брюнеткой. Золотистая блондинка с бездонными глазами цвета весенней листвы сноровисто прошептала заклинание и встала, как вкопанная: руны, начертанные её собственной рукой, полыхнули, точно отгоняя чужака. Подув на обожжённые пальцы, блондинка сделала шаг назад и чуть не упала, обо что-то споткнувшись. Подол изумрудно-зелёного платья, украшенного богатым шитьём, сыграл со своей хозяйкой злую шутку: лежавшая на полу кельтская арфа заставила новую Аделу растянуться на полу во весь рост. Ударившись об край собственного сундука затылком, она соскользнула в беспамятство всего на добрых полчаса, пока что оставаясь в неведении по поводу того, как круто изменилась её собственная судьба.

     Аэль, прекрасно понимая, что шутить с баньши, которая завладела вещью, которая принадлежит тебе лично, слишком опасно, решил сорвать всю злобу оглушительного фиаско на Аделе. Лишая пиктскую ведьму жизни, он наложил заклятие таким образом, чтобы она никогда не смогла причинить вред лично ему. До всех же остальных ему не было совсем никакого дела.

     Осторожно проскользнув сквозь сплетённые им же защитные плетения, сид с ужасом обнаружил, что зловредный призрак исчез, а около портала хозяйничает какая-то незнакомая золотоволосая и зеленоглазая красотка в зелёном с золотым шитьём платье.

     - Миледи, Королева Фей будет очень недовольна, если вы не признаетесь, куда пропало её любимое ручное приведение.

     Бросив взгляд в зеркало, ведьма только сейчас поняла, что амулет Алёны всё же сработал, но совсем не так, как они обе предполагали. Взяв в руки арфу и лукаво посматривая на белокурого подлеца, девушка из детей богини Дану, ударила по струнам небольшой арфы и запела таким приятным голосом, что у её собеседника по спине замаршировали целые полчища неугомонных мурашек, распространяя вокруг себя приятное томление. Ничего подобного сид уже пару тысячелетий не ощущал, поэтому молча опустился на дубовую скамью и заслушался, подпадая под чары Ланнан Ши, которую кельты боялись, как огня и величали не иначе, как Чудесная Возлюбленная и Яблоневая Дева. Слишком уж страшную цену взимала со смертных такая только с виду приветливая красавица, выпивающая у наивных простаков всю кровь до последней капли.



     - Нежным белым покрывалом

       Будет яблоневый цвет,

       Ты побудь ещё со мною,

       Разлучит нас вновь рассвет...



       Ты не слушай, что разносит

       Злая подлая молва,

       Высока за счастье плата,

       Это знает и весна.



       Пролетит за миг лишь юность,

       Точно вешняя весна,

       Облетит цвет мимолётный,

       Такова его судьба...



     Чарующие переливы золотых струн, звенящий горным ручьём голос и нежный взгляд изумрудных глаз сделали своё чёрное дело: сид был готов идти за Аделой хоть на край света, хотя и не догадывался, кто перед ним. Правда бывшая пиктская ведьма и не собиралась выкладывать на стол заначенные в рукаве козыри. В её планах сейчас главной задачей было просочиться ко двору Морганы и помешать навредить команде Алёны. Этот же красавчик вполне мог стать пригласительным билетом в высшее фейское общество. Поняв, что прежние способности больше ей не служат, женщина тут же придумала, как добиться цели с помощью новых талантов.

     Синие глаза мужчины больше не смотрели холодно и с подозрением. Адела же проворковала, хлопнув ресницами такого же цвета, что и шелковистый водопад волос, сбегающий почти что до самой земли:

     - Я слышала, что Моргане до полусмерти надоели все её придворные барды. Быть может, мне удастся хотя бы слегка развеселить нашу госпожу? Насколько знаю, что ни одной из Ланнан Ши при Изумрудном Дворе ещё ни разу не было?

     - Ни разу не видел, хотя и очень давно состою при Королеве Фей.

     - Так чего мы медлим? Всё равно тебе придётся предупредить свою госпожу, что мерзкий призрак сумел сбежать. Кто знает, какие кровожадные планы роятся в её голове.

     - Как тебя зовут, так мне и не сказала! - обиженно засопел сид, полностью подпав под исключительно женские чары без капли магии.

     - Ланн, - не моргнув глазом, соврала Адела и встала так близко, что мужчина почувствовал жар тела под тоненькой тканью.

     Впрочем, никаких вольностей барда допускать пока что явно не собиралась: его пальцы вместо осиной талии обняли воздух. Серебристый смех лишь раззадорил ловеласа, лишая остатков осторожности и властно прервав слабый писк чутья, которое предупреждало не в меру раззадорившегося хозяина.

     - Не будем терять времени попусту: Королева Фей не из тех властителей, которые легко прощают своим подданным даже малейший промах. Идём скорее. Мне совсем не хочется, чтобы она превратила тебя во что-то смертное и раздавила высоким каблучком своих сапожек. Такие случаи уже бывали в прошлом, рисковать тобой мы не вправе, - и она так многообещающе улыбнулась, что Аэль сам провёл девушку через портальную арку, не позволив наложенным им же чарам причинить спутнице хоть малейший вред.

     Адела с любопытством осмотрела тронный зал своего заклятого врага и была вынуждена признать, что со вкусом у Морганы всё в порядке, а вот чувство меры, видимо, отшибло напрочь ещё при рождении. Вычурные драпировки из тяжёлого изумрудного бархата душили любого, кто дерзнул сюда войти, словно кольца голодного питона. Растительная вышивка крупными драгоценными камнями лишь добавляла тяжеловесности богатому интерьеру.

     Алёна снова оказалась в теле своего персонажа, но на этот раз она больше не была простой смертной, поэтому не стала заморачиваться с экипировкой, предпочтя сплетённое из великолепно выделанной кожи лассо и пояс с метательными кинжалами. В изумрудных глазах появилось странное выражение, и она глухим и ничего не выражающем голосом выдохнула:


     - Лира и шёпот холмов,

       Звенит, как хрусталь, тишина,

       И пусть интриган новый делает ход,

       Расплата уже близка...


       Все карты спутаны вновь,

       В душе полыхает пожар,

       От зеленоглазой мечты,

       Убийцу бросает в жар.


       Затмит в одночасье страсть

       Мышиный разума писк,

       И Королева Теней

       Испустит горестный крик.


       Её поражение ждёт

       От той, что взыщет долги,

       И каждый нечестный игрок

       Получит свои пироги.


     При этом очи цвета глубокой летней зелени глянули на мир глухой полночью, а на губах заиграла загадочная улыбка, больше похожая на стальное лезвие меча, прижатое к горлу главного виновника всех твоих бед и потерь. Впрочем, через пару мгновений всё вернулось на круги своя, теперь голос девушки прозвучал несколько озадачено:

     - Я не помню ни слова из того, что так несла. Это что - личное проклятье любой баньши: говорить то, что потом не оставит в твоей памяти и следа?

     - Увы, это так, моя мать частенько жалуется на это и просит отца и братьев и сестёр записывать изречённые пророчества, чтобы потом разобраться что к чему уже в спокойной обстановке, - с нотками сочувствия озадачил журналистку Рин и мрачно обвёл своих компаньонов предостерегающим взглядом.

     - Не волнуйся, Алёна, всё записано. Потом почитаешь, когда будем делать, - Горан протянул девушке блокнот, на котором были записаны туманные строчки предсказания.

     Тут из куста жасмина вывалился незнакомый упырь, спеленал журналистку каким-то хитрым заклятием из своего нового арсенала и испарился вместе со своей жертвой. Только вот ему было неоткуда знать, каковы последствия столкновения с разъярённой баньши даже в махровом виртуале при полном погружении в подготовку к кибертурниру.

     Девушка почувствовала, что я переместился за ней и её похитителем, не колеблясь ни минуты, прыгнув в портальную арку, вспыхнувшую чудесным радужным светом. Преследуемый вампир активировал какое-то незнакомое плетение, и меня, точно слепого котёнка, вышвырнуло обратно, крепко приложив спиной об стену древних развалин, где наша пати нашла приют на ближайшие десять уровней кача.

     Когда я сумел встать и немного прийти в себя, прекрасно понимая, что обычного смертного уже бы отключили от игры и отправили в госпиталь в лучшем случае с многочисленными переломами и внутренними травмами. Причём летальный исход был бы весьма вероятным. Когда попытался запеленговать нашу пропажу, Горан и Рин одновременно набросились на меня и заставили прервать использование целой череды специальных игровых талантов.

     Капитан команды прошипел:

     - Угомонись, Фаор, в моей крови тоже поют отголоски пророческого дара. С Алёной будет всё хорошо, а с тобой - нет. Она очень скоро вернётся, изрядно напакостив своим похитителям. Знаешь, как и почему?

     - Нет, - прошипел я, пытаясь вырваться и, сломя голову, помчатся на выручку к зеленоглазой стерве, характер которой со сменой сути стал ещё сложнее и опаснее.

     Если раньше девушка ассоциировалась у меня с обоюдо острым клинком, мирно покоящемся в сафьяновых ножнах, то теперь он покинул их и был готов отведать крови любого, кто посмеет встать между ней и победой команды в предстоящем состязании. Только вот, к сожалению, интриганы мало представляли себе, на что может быть способна обиженная баньши, в которой проснулась древняя жажда мести и крови.

     - Нам надо выявить все сильные и слабые стороны нашей игровой расы, иначе мы проиграем, даже не начав состязания. Даю слово, что те, кто вздумал играть нечестно, горько пожалеют о своём поступке. Она видела, что ты пытался помочь, и оценила твой благородный поступок.

     Наш предводитель сразу понял, что смысл его слов до меня не дошёл, поэтому активировал особый талант Истребителей, погружая не в меру развоевавшегося соратника в благотворный сон до той поры, пока пропажа сама не объявится, сияя как начищенный серебряный кулон от гордости, что смогла утереть нос мерзким интриганам, вздумавшим вредить баньши.

     Кровосос совершенно напрасно праздновал победу. Он приволок свою, как он наивно считал, законную добычу туда, где собралась команда с Изумрудного острова, которую тайно профинансировала сама Королева Фей.

     - Ничего личного, тюфяк дырявый с гнилой соломой! - промурлыкала Алёна, легко выскользнув из мужских объятий и придирчиво рассматривая нахалов, которые посмели сунуть свои носы туда, куда их совсем не просили. - Ну что, мальчики, я так и не решила, на кого мне обрушить мою месть. Мой похититель, честно говоря, мне совершенно не понравился. Мало того, что слабак, так ещё и редкостное хамло и вкуса у него ни на ломаный медный грошик! - девушка брегливо наморщила чуть курносый носик и потянулась до хруста в суставах во всём теле, разминая чуть затёкшие от неудобного путешествия мышцы, хотя и понимала, что это всего лишь субъективные эмоции.

     На самом деле, она сладко дремала в геймерском кресле под защитой многочисленных датчиков и приборов, которые отвечали за физическое и психологическое здоровье каждого из их команды.

     Только вот похититель никак не мог знать, что баньши отличается от обычной смертной ещё больше, чем ламий мужского пола от нимфы или цветочной феи.

     Лицо журналистки приобрело жестокое выражение, и она по-кошачьи рассмеявшись, лениво поинтересовалась:

     - Ну, кто у нас сегодня первый на раздачу дырок от бубликов и грёз с оборванными крыльями? - в изумрудных глазах проглядывала вечность, обещая своим обидчикам массу неприятных впечатлений в самом ближайшем будущем.

     - Больно ты наглая, - недовольно проворчал похититель, который в реальной жизни был обычным человеком и совсем не был столкнуться с противницей, которая смертной уже не была. - На респ её. Кто хочет получить непередаваемые ощущения, парни?

     Пятёрка пиксельных клыкастиков единодушно решила, что бравому капитану за удачно проведённую операцию полагается заслуженная награда. Брюнет, самодовольно сверкнул острым как бритва клыком и стал медленно приближаться к возмутительнице спокойствия.

     Только вот Алёна лишь насмешливо стояла на месте и ничего не предпринимала вплоть до того мгновения, когда противник необдуманно не приблизился на расстояние вытянутой руки. Парень никак не ожидал, что его ловко ухватят рукой, на которой откуда-то появились внушительные когти, за тыльную сторону шеи, а потом пленница сердито прошипела:

     - Тебя не научили, что к советам, данным от чистого сердца, полагается прислушиваться? Кстати, не советую твоим приятелям пытаться меня задерживать. Иначе на респ отправится вся банда цифровых вампиров-неудачников. Знаешь ли, они-то ни в чём передо мной не виноваты, - острый кончик больно вонзился в особо чувствительное местечко напротив затылка.

     Командир команды Морганы удивлённо хрюкнул: ощущения были такие, словно к коже поднесли на совесть заточенный кинжал. Впрочем, падать лицом в грязь перед собственными дружками из-за не в меру прыткой и нахальной девицы ему было не с руки. Распахнув пасть, он попытался дотянуться до мерно бьющейся голубой жилке, за что и получил банальный ответ в духе того, к которому девушка привыкла во время туров по ночным клубам. Острая коленка ощутимо впечаталась в область солнечного сплетения, а потом под неожиданно сильными пальцами у перса просто хрустнула шея, отправляя бедолагу на точку возрождения.

     - У кого-то есть ещё ко мне вопросы? - тут она внимательно посмотрела на одного из команды и прошипела. - Сходи к кардиологу, пока не поздно, иначе ты попросту не доживёшь до финала, Свен! У тебя тромб быстро образуется, пока что можно убрать эту напасть медикаментозно, а операцию, увы, тебе не пережить. Я не собираюсь предрекать твою смерть и стенать над твоей свежей могилой! У меня есть более важные и интересные дела! - свирепо сверкая изумрудными глазищами и сжимая и разжимая кулаки, а потом напустилась на остальную четвёрку лоботрясов. - Вы, идиоты, немедленно выключайте его из виртуала и конвоируйте этого умника в медицинский блок. Я, конечно, понимаю, что не все из вас люди, даже приблизительно, но смертная плоть требует более бережного и внимательного отношения. Если вы не выполните мои требования, то сделаю всё сама, отправив вас к капитану команды. У Морганы что последние мозги от безделья усохли?

     Её вопли так и остались без ответа. Она с удивлением узнала, что ламием в реальной жизни был только капитан, остальные были обычными студентами из Ирландии, которые даже были не в курсе некоторых сторон современной жизни. Алёна выставила четвёрку к капитану и активировала экстренный вывод обоих из виртуального режима, предупредив Рина, где искать бедолагу Свена.

     Отодвинув на второй план тренировки, вся шестёрка вернулась в реальный мир и лично отконвоировала скандального и такого же рыжего и зеленоглазого, что твой лепрекон, парня в медицинский блок. Впрочем, оказалось, что ещё бы пару часов задержки, и безголового ирландского студня не ожидало бы ничего, кроме познавательной аудиенции сначала с Танатосом. А потом и с мрачным Орком в Тартаре.

     Я снова пытался придумать, как обойти многочисленные сложности, вызванные тем, что охотникам на вампиров в 'Баффи' сильно урезали бойцовские характеристики и выносливость, вдобавок лишив и наиболее эффективных способностей. Учитывая, что команда Морганы принадлежала именно к кровососам, фору они получали такую, что обойти их, это понимали все, без тщательно продуманной тактики и стратегии совершенно невозможно.

     Алёна едва слышно подошла ко мне и обняла за плечи, выдохнув прямо в ухо, чтобы больше никто не услышал:

     - Фаор, ты стал иным из-за колдовства фей, но всё также пытаешься вытащить меня из любой передряги, в которые частенько попадаю из-за специфики моей работы и некоторых нюансов общения с небожителями и Волшебным народом. Мне очень приятно такое отношение, к подобному, не привыкла, честно признаюсь. Попрошу об одном только: не вздумай торопить и настаивать. Время расставит всё по своим местам. Совсем не хочу разбить твоё сердце, которое теперь живое и может испытывать сильную боль от разочарований.

     Прекрасно понимая, что спорить с баньши - себе дороже, только согласно кивнул черноволосой головой и отвёл взгляд, чтобы Алёна не поняла, что подобное заявление от неё воспринял как категорический отказ на так и невысказанный вслух вопрос.

     Впрочем, проблемы личного плана пока что могли и подождать. Не мог я допустить, чтобы Моргана с её подлыми интригами утёрла нам нос. Пока мои мозги, шипя и плавясь от непомерной натуги, пытались найти хоть какой-то мало-мальски приемлемый выход, журналистка отошла прочь и принялась прилежно изучать какую-то толстенную книгу, что-то пытаясь откопать на новеньких хрустящих страницах.

     Горан сразу почувствовал, что пока они вчетвером спорили по поводу возможной тактики борьбы с урезанными статами и происками Королевы Фей, которая умудрялась совать свой нос, куда не попадя, и казалась вездесущей. Он не стал лезть мне в душу со своими советами, а поступил чисто по-мужски: приставил меня к делу, чтобы на терзания из-за строптивой девицы и прочие глупости времени совсем не оставалось.

     - Фаор, время утекает, как вода в решете, а даже Рин так и не смог придумать, как нас справиться с нештатной ситуацией. В своём нынешнем варианте пиксельные вампиры уделают нас одной левой, тут даже можно к сивилле можно не ходить. К тому же ситуация плоха ещё и тем, что сам кибертурнир перенесли на неделю раньше. Похоже те, кто играют на стороне Морганы, хотят полностью исключить победу любой другой команды. Алёна пока изучает руководство по модифицированному для соревнований серверу. Помог бы ты ей, что ли. Одна башка хорошо, даже такая светлая, как у этой оторвы, а две всё равно лучше.

     Неопределённо передёрнув плечами, я тяжело вздохнул и поплёлся к журналистке, об которую обломали зубы мужчины, рядом с которыми и Гот покажется кротким барашком.

     Уже через минут пять мы бурно поцапались, разойдясь во мнении по поводу того, какие из куцых умений и в каком порядке лучше использовать. Позабыв, что я больше не ламий, и серебро больше не причиняет мне абсолютно никакой боли. Удар же по крепкой башке металлическим зеркалом привёл к тому, что не удержался на ногах: мне стало так смешно, что потерял равновесие и сполз на пол, сверху шлёпнулась Алёна, обиженно сопя и пытаясь взглядом пробуравить в моей слегка помятой тушке солидных размеров дыру.

     - Детка, ты допрыгалась! - смеясь, подшутил я над гневно сверкающей изумрудными глазами правдоискательницы. - Как у вас говорят в современном мире? 'Бьёт, значит, любит!' Так что придётся тебе перестать брыкаться и принять самое достойное решение! - ответом мне стало сердитое шипение и удар крепким кулачком в нижнюю челюсть.

     Только вот девушке не повезло: сразу же учуял, что гроза напускная, она просто растеряна, так как не привыкла к подобному отношению со стороны мужчин, которые, в лучшем случае, пробегали по её жизни транзитом, довольно быстро отправляясь на поиски других твердынь, которые ещё требовали покорения.

     - Отстань от меня, Фаор! У нас нет времени на телячьи нежности! Отпусти меня! Сейчас же!

     - Прости, радость моя, - так и не смог скрыть полностью насмешки, она проскользнула в голосе и меня основательно поколотили, правда, я снова, дурачась, почти промурлыкал. - Ух, оказывается, таки, любишь, раз так колотишь: с чувством, толком и расстановкой. Только вот выше моих сил стряхнуть тебя на не слишком чистый пол, я всё таки чище и помягче буду.

     Получив презрительное фырканье в ответ, несколько минут с интересом наблюдал, как моя 'обожаемая гирька' пытается встать, что, впрочем, через пару минут ей блестяще удалось. Потом, словно исключительно в силу природной вредности, она ухватила меня рывком за ворот куртки и рывком поставила на ноги. Чуть отдышавшись и успокоившись, мы снова принялись воевать с треклятым руководством в поисках выхода из слишком уж дурно пахнущей ситуацией. Новый баланс сервера был на руку кровососам и сводил почти на нет все преимущества нашего игрового класса. Причём экипировка и оружие уже никак не влияли на боевые качества истребителей вампиров.

     Следующие несколько часов нас не интересовало ничего, кроме новых тонкостей игрового процесса. Впрочем, ничего интересного выудить из оказавшегося бесполезным руководства.

     Алёна сердито швырнула увесистый томик на столешницу и прошипела точно змея, которой на хвост со всего маха наступили окованным железом сапогом конного рыцаря в полном боевом облачении:

     - Они что издеваются? Что такого Моргана посулила разработчикам, что те, не убоявшись гнева Марса и Беллоны, свели на нет все преимущества игрового билда 'Истребители вампиров' практически на нет?

     Горан, мрачно сверкнув изумрудными глазами посетовал:

     - Видимо, даже ничего, просто пустила в ход природные чары очарования, которыми так щедро одарены именно феи, особенно ирландские. Подпавшие под их власть мужчины сделают что угодно за всего один ласковый взгляд или улыбку.

     - Должен быть способ как-то их развеять, тогда все характеристики вернут к первоначальным, на настройку уйдёт всего пара дней.

     В домике материализовалась роскошная золотоволосая женщина с золотой арфой за спиной в роскошном платье, щедро изукрашенном богатым шитьём. Поздоровавшись со всеми присутствующими, она промурлыкала:

     - Даже хорошо, что я стала Ланнан Ши, а не баньши. Лучшее средство от чар фей именно моё пение. Потом я просто вернусь на Изумрудный остров и буду дальше пакостить Моргане и водить за нос влюблённого в меня по уши Аэля. Тут есть что-то типа таверны или трактира, где можно собрать сотрудников фирмы, отвечающие за настройки игровых серверов.

     - Есть, - Рин задумчиво почесал макушку и поманил нас в сторону одного из довольно больших и аккуратных домиков.

     - Фаор, - журналистка лукаво сверкнула изумрудными глазами, - жаль, что Макса и Аора тут нет, представляю, какой фурор вы бы вчетвером произвели.

     - Уверяю тебя, Ланнан, что ты и сама прекрасно справишься с таким простым делом.

     Горан, беззвучно шевеля губами, явно что-то подсчитывал в уме, готовя какую-то особо изысканную гадость для их общих недругов. Потом лепрекон самодовольно улыбнулся и выдал идею, которая живо всех заинтересовала:

     - Адела, у меня есть одна идея, но не знаю, насколько она реальна в плане выполнения.

     Яблоневая дева ободряюще улыбнулась и кивнула изящной головой, чтобы лепрекон продолжал.

     - Адела, если вы с Алёной выступите вместе, применив собственную врождённую магию, то чары Морганы должны лопнуть. Однажды именно так сиды и одолели эту поганую интриганку. Королева Фей частенько пакостит исключительно из любви к высокому искусству подковёрной борьбы и подлых интриг.

     Журналистка с удивлением воззрилась на Горана, а потом перевела изумлённый взгляд на Рина. Получив от капитана команды утвердительный кивок, перевела взгляд на меня, прося поучаствовать в их задумке.

     Я печально вздохнул и привёл довод, против которого обе дамы ничего возразить не смогли, как не пытались:

     - Среди обслуживающего игровые сервера персонала нет ни одной женщины. Ситуация: 'среди двух прекрасных роз мухомор поганый рос...', - только испортит общее впечатление. Арфы в качестве сопровождения вам вполне хватит, а голоса после метаморфозы у обеих такие, что любая оперная дива от зависти удавится.

     Адела возвела изумрудные очи к потолку, всем своим видом показывая, что от мужчин во все времена помощи и поддержки ожидать - напрасный труд. Легонько пробежав точно полупрозрачными пальчиками по золотым струнам роскошной арфы, явно изготовленной мастерами Волшебного народа. Такие цветочные узоры, инкрустированные драгоценными камнями и тонкой чеканкой, были в чести только у фей и сидов.

     Алёна только фыркнула, точно дикая лошадь, и увела подругу в небольшой клуб, где обычно тусовалась местная программистская элита, которая была в большой чести в этих довольно узких кругах. Лихо пущенный Рином и Гораном слух, что к одной из команд из Ирландии прикатила подруга, знающая толк в старинной музыке и не поющая под презираемую высокими ценительницами фанеру.

     В результате в маленьком уютном ночном клубе народа было столько, что яблоку было негде упасть. Алёна тут уже порядком примелькалась, поэтому её дружно проигнорировали. Зелноглазая же незнакомка с копной золотистых волос на обворожительном лице, прочно западающем в память, врезалась в память так, что грозила остаться там навсегда. Изумрудное с золотой вышивкой платье и украшения, выполненные в лучших традициях средневековья, делали образ певицы ещё притягательнее и пленительнее.

     Сама Алёна выступать не собиралась, но планировала использовать особые способности баньши, которые позволяют видеть нутро любого существа, которое попадается ей на пути, без прикрас и раздавать пряники или тумаки в зависимости от полученного результата. Хотя, с тумаками у неё выходило не в пример проще.

     Журналистка прикрыла ставшие бездонными изумрудные глазищи и стала потихонечку усиливать зыбкий, едва заметный туман, очень похожий на утренний на болоте. Впрочем, никто ничего не заметил: господа некоторые программисты и системотехники в ожидании концерта накурили так, что можно было хоть топор вешать.

     Адела попросила наложить магическую метку на всех, на ком была Печать Подчинения Морганы. Заклинание было очень мерзкое и запутанное, а единственными противоядиями могли быть либо смерть носителя, либо магия Ланнан Ши. Далеко не все мужчины, которых с помощью всех доступных способов собрали сегодня в 'Нанопанке', находились под властью Королевы Фей. Хотя журналистка с ужасом поняла, что можно было зачислить в число страдальцев больше половины присутствующего на концерте персонала. Сделав метки видимыми для яблоневой девы, девушка мысленно дала ей знак, что можно начинать шокотерапию по-кельтски.

     Изящные полупрозрачные пальчики резво забегали по засиявшим яркими солнечными бликами струнам, приковывая внимание аудитории, заставляя кровь бежать по жилам быстрее, а сердце сладко таять в груди. Незнакомый мотив будоражил что-то в душах зрителей, заставляя томиться в ожидании чуда, которое уже готово было постучаться в жизнь каждого из присутствующих.

     Загадочная улыбка, блуждавшая на губах певицы с золотыми волосами, приковывала взгляды не меньше, чем дикая красота и искусная игра на арфе. Когда же Адела запела, журналистка услышала особым слухом баньши, как рвутся, стеная, тугие нити печатей, заставляющие переметнувшихся не по своей воле к Моргане сотрудников, снова прийти в себя и стать прежними.

     Ланнан Ши решила на этом не останавливаться: если уж мстить своему убийце Аэлю и его сумасбродной и подлой госпоже, то по полной программе. Бросив на свою союзницу всего один короткий взгляд, попросила подсобить магией ночи, чтобы больше никто не мог самовольничать с людьми, которые обязаны были верой и правдой служить Марсу и Беллоне, которая частенько любила представляться на форумах игроделов и программистов своим древнегреческим именем Энио. Учитывая некоторые особенности характера, собеседники пребывали в твёрдой уверенности, что полезные советы получают от талантливого парня. В то, что подобными способностями может обладать женщина, хотя бы и богиня, никому и в страшном кошмаре в голову прийти не могло.

     Алёна слушала, как мелодия, замешанная на особой магии Ланлан Ши, точно плеть стегает чары Королевы Фей, заставляя их истончаться и бледнеть даже клейма, которое на душу каждого из тех, кому ей удалось задурить голову, вздорная интриганка. Расплетаясь, чёрное колдовство, превращающее того, на кого оно наложено, в безвольного раба, издавало вой вперемешку с надрывным плачем.

     'Алёна, добавь своей врождённой магии из того разряда, которая призвана карать тех, кто посмел заступить дорогу баньши или чем-то обидеть её'.

     'Да без проблем!' - и журналистка мысленно попросила свою душу пройти через Врата Ночи, чтобы получить заклятья, которые помогут покарать нарушившую все мыслимые и немыслимые законы нахалку.

     Журналистка к проблеме воздаяния в силу своей новой природы отнеслась с должным радением. Каждый пленник освобождался от оков чар и непонимающе хлопал глазами, тщетно пытаясь сообразить, а какого лешего он бьёт баклуши, когда до турнира осталось всего ничего, а даже тестовые тренировочные сервера были ещё далеки от совершенства.

     Руководитель отдела, так и не сообразив сразу, что за странные дела творятся вокруг, быстро разогнал подчинённых по рабочим местам, как только прочёл целую кипу жалоб на отвратительный расовый баланс от команд, играющих за 'Смертных'.

     Димка, чёртиком вынырнув откуда-то из толпы, восхищённо проблеял, не сводя глаз с Аделы:

     - Тебе б, и правда, к 'Ламийскому року' прибиться, как ребята в норму придут, и вместе снова после внепланового отпуска соберутся.

     - Не говори глупостей! Я слушала концерт: Алёна запись дала послушать. Там я буду так же уместна, как коза в тронном зале во время приёма важных послов. Свою часть работы мы выполнили, так что осталось лишь придумать, почему мне приспичило тешить местных обормотов своей чудной игрой.

     - И придумывать нечего. Ты Ланнан Ши, вампир. То, что есть некоторые нюансы, и амулет сработал не совсем так, как мы предполагали, к делу не относится. Не будешь же ты кровь фей и сидов лакать? Она для тебя - чистый яд. Так что, так и скажешь. Ну, а потом увлеклась и насытилась живыми энергиями новых почитателей твоего таланта. К тому же это для любой яблоневой девы всего лишь слабенький алкоголь. Так что, удовольствие от сворованной от зала энергии через её добровольную отдачу, согласись, намного питательнее и приятнее, чем кусать чьи-то не слишком-то чистые шеи, - журналистка брезгливо поморщилась, заметив не слишком чистый воротничок белой сорочки, в которую был облачён Старший системотехник компании, отдел которого и был главным по всем серверам.

     - Да уж, во время форс-мажора такого делать не стоит, - весёлый смех Аделы зазвучал в зале серебряными колокольчиками, введя в восхищённый ступор всех присутствующих в зале мужчин.

     - Они и в нормальном рабочем режиме на такие мелочи, как чумазость, не больно-то внимания и обращают, - Рин улыбнулся бывшей пиктской ведьме и поблагодарил за помощь.

     Тут воздух слабо засветился, и в зал вывалился злой, как тысяча чертей Аэль: серебристые волосы сида стояли дыбом от возмущения, в синих глазах вовсю полыхало пламя ревнивого гнева:

     - Ланнон, я весь дворец перерыл от подземелий до верхушки крыши в поисках тебя, а ты тут миндальничаешь с полукровкой! - отшвырнув нашего капитана, точно тряпичную куклу, он обвил тонкую талию бывшего призрака и уволок в портальную арку, в голос требуя объяснений.

     Мы с Рином лишь молча переглянулись, а потом нашего капитана срочно вызвали в серверную: там возник какой-то непонятный сбой в программном обеспечении, справиться с которым коллеги самостоятельно не сумели.

     - Если хотите, Фаор, можете с Алёной прогуляться с нами за компанию. Что-то мне подсказывает, что без выкрутасов Морганы и её придворных дело не обошлось.

     - Я пойду, а решать за себя наша дама будет сама, - у меня даже на душе потеплело, когда моя головная боль демонстративно взяла под ручку нас с Рином и грозно велела пошевеливаться.- Всё, как пожелает прекрасная леди, - дурачась, помурлыкал я, за что и получил весьма красноречивый взгляд, который непрозрачно так намекал: 'отольются кошке мышкины слёзки', только вот грызун мне попался дюже зубастый и кусачий.

     Увидеть Димку с отвисшей чуть ли не до пола челюстью никто из нас не ожидал. Парень указал пальцем на что-то внутри железяки, которая и обеспечивала все виртуальные тренировочные участки для будущих участников кибертурнира по игре 'Баффи - истребительница вампиров'. В голубых глазах было такое непонимание, что мы все трое живо заинтересовались и, локтями расталкивая мешающих нам системотехников, пробились к заветной цели.

     - Первый раз вижу такое количество фейских и сидских амулетов с проклятиями и чарами по контролю разума. И зачем их запихали внутрь высокотехнологического устройства в таком количестве?! - в голосе Рина явственно прозвучал смешок, мы же и вовсе согнулись пополам в тщетной попытке задавить начинающуюся истерику, когда наш капитан показал нам живую и колоритную картинку, которую нарисовало не в меру разыгравшееся воображение.

     Перед моими глазами развернулась презабавная картинка. Красная как варёный рак Моргана, вереща, как свинка, на которую нечаянно наступили, топала ногами на Аэля. Несчастный сид с откровенно оттасканными до бордового цвета лопушками, сопя и изрыгая страшные проклятия, пытался запихать внутрь треклятого сервера ещё один амулет. В руках у Королевы Фей была ещё связка из пары сотен серебряных побрякушек, поблёскивающих вставками из драгоценных камней самой чистой воды.

     Главная интриганка и забияка Изумрудного острова не удержалась от соблазна и с удовольствием так сильно пнула под откляченный зад своего не в меру радивого палача, что сид улетел в недра железяки, обдираясь до крови об острые детали и углы и воя от бешенства. Впрочем, бунтовать вслух было чревато такими бедами, что он только сердито сопел, выбираясь обратно.

     Серебристые волосы были припорошены мельчайшей пылью. Чего-чего, а этого добра внутри серверного оборудования было столько, что можно было насыпать высокий курган над бесславно сгинувшем во чреве высокотехнологичного оборудования пройдохой. Аэль уже рычал как разъярённый оборотень, но продолжал с остервенением продолжать тщетные попытки забить острым кулачком острым кулачком особо вредную побрякушку в толпу серебряных изящных товарок с убойной начинкой.

     Алёна, не удержавшись от проказы, добавила Аделу, посылающие несчастному сиду пылкие многообещающие взгляды, нервно пощипывая струны золотой арфы и украдкой кровожадно посматривающая на впавшую в крайнюю степень бешенства Моргану. Интриганка, чьи волосы от ярости живописно стояли дыбом, уже не могла кричать, так как окончательно и бесповоротно охрипла, оскорбляя не в меру ретивых по её авторитетному мнению слуг.

     Мы с Рином и Гораном, не в силах больше терпеть всё это безобразие, синхронно сползли по стене и так и остались лежать на тёплом ковровом покрытии, дергаясь как эпилептики и ржа в голос. Впрочем, к подобного рода выходкам тут давно привыкли, поэтому не обратили никакого внимания. Оставалось только придумать, как всё это нейтрализовать и куда потом девать это нежданное богатство.

     Димка и Пётр, пошептавшись, деловито предложили:

     - Так, вроде баньши может переадресовать эту фейскую гадость, да и подкинуть во дворец Морганы, подложив в каком-то укромном местечке. А ещё если укрыть их под защитным щитом внутри какой-нибудь ужасно дорогущей и дюже редкой фиговины, так никто и разбираться не будет откуда и кто послал. Потом же им не до нас станет: распутывать собственные чары, над которыми поколдовала баньши, запарится даже такая зараза, как наша пташечка недощипанная...

      - Алёна, что можешь предложить в качестве контрмер Моргане? - Рин мгновенно отбросил граничащее с истерикой веселье и уже совсем спокойно посмотрел на самодовольно улыбающуюся журналистку.

     - С доставкой во Дворец Фей проблемы вообще не вижу: Адела подскажет, куда лучше поставить троянский подарочек так, чтобы он как можно быстрее попался этой знойной интриганке на бесстыжие глазки. Честно говоря, чтобы ударило на всю катушку, подарок следует доставить именно внутри магически трансформированного сервера. Беллона и Марс не сочтут такую жертву слишком большой, ведь так наказание будет оптимально эффективным.

     Начальник отдела довольно ухмыльнулся и велел отрубить модифицированное чарами фей оборудование от сети, подключить новое и начать возиться с настройкой строго в соответствии с описанными в документации и рекомендациях к тренировочным серверам.

     - Учитывая, что наши ирландские конкуренты по кибертурниру ни сном, ни духом, что их хитрость раскрыли, будем продолжать их оставлять в счастливом неведении, - Пётр довольно осклабился.

     - Бесполезно, - Алёна подпилила с помощью пилочки начавший ставить зацепки на тонкой ткани одежды ноготок. - При первой же стычке с кровососами начнутся вопросы: почему восстановлен первоначальный баланс. Хотя, я кое-что придумала, и все вопли до Морганы и её придворных не дойдут, а они будут думать, что их королев в бешенстве от идиотизма и инфантильности собственных слуг.

     Я ещё никогда в жизни не видел, чтобы такой обычный предмет женского обихода использовали столь радикальным способом: девушка распутала всю связку амулетов и на поверхности каждого процарапала значки и руны, которые мне были совершенно не знакомы. Судя по озадаченным взглядам приятелей, с облегчением понял, что они так же невежественны в этом вопросе, как и все присутствующие сейчас в одной из серверных.

     Далее над каждой безделушкой она что-то пела на неведомом для меня языке. Ходили слухи, что у каждого племени Волшебного народа есть особый тайный язык для особо страшных и эффективных чар, в которых баньши и дочери народа Ши всех давно заткнули всех за пояс, веками удерживая пальму первенства к вящей досаде сидов, эльфов и даже фей.

     Когда во все подарки с заклятьями были внесены кардинальные изменения, Алёна задумалась, не зная, что же за диковину подсунуть Моргане, чтобы та поставила троянский дар прямо в тронном зале. Через томительных полчаса, наша бравая баньши занялась и самим сервером, над которым так потрудились неугомонные ирландские интриганки. Загадочная улыбка, вспыхнувшая на чуть пухлых губах журналистки, не обещала Королеве ничего, кроме крупных неприятностей с далеко идущими последствиями.

     Нанеся на великолепную статую из полупрозрачного розового опала, изображавшую изящную фею с великолепным рогом изобилия в руках, последние штрихи, сделала так, чтобы черты лица сильно напоминали Моргану в дни её нежной и далёкой юности, когда она ещё не превратилась в кровожадную стерву и прожжённую интриганку. Особое колдовство баньши заставляло это произведение светиться изнутри нежным жемчужным светом, придавая скульптуре удивительно живой и свежий вид. Вместо воды оттуда лилось малиновое вино с пузырьками, что должно было наверняка понравиться ирландской проныре.

     - Служба магической доставки с радостью доставит приз в лотерее 'Милость Дану'', которую периодически проводят разные роды Волшебного народа. Случайным образом выбираются победители. Так что даже Моргана не заподозрит подвоха. К тому же она никогда не потерпит поблизости от себя баньши, поэтому с магией этой категории практически не знакома. Этот факт, определённо, должен сыграть нам на руку. Очень скоро её жизнь можно будет охарактеризовать крылатым выражением: 'Все шишки в гости к нам!', причём высокопоставленные и родовитые посетители тут совершенно не причём... Я сделала так, чтобы все те неприятности, которые посулила нам Королева Фей вернулись к ней в удесятерённом формате. Всё для высокородной ирландской госпожи! - изумрудные глаза Алёны откровенно смеялись, став бездонными, такого взгляда у обычных смертных не бывает никогда. - Итак, осталось только придумать красивую легенду. Совсем ведь не важно, насколько велика и богата твоя семья, это своего рода дань древней традиции приносить соседям богатые дары во славу богини Дану!

     Рин и Горан добавили ещё и кое-что от себя, чтобы наглой забияке жизнь не показалась слишком скучной. Причём ухудшение ситуации будет происходить так медленно, что никому и в голову не придёт, что во всех бедах и проблемах виноват изящный опаловый фонтан с восхитительным игристым малиновым вином, которое феи любили больше всего на свете.

     - Пик проблем выпадет через год с сегодняшнего дня, чтобы никто и не догадался, кто подложил ирландской интриганке такую роскошную свинью.

     - Мда, Рин, а я не верил, что ты был совершенно прав, когда попросил меня поклясться, что я никогда не стану ссориться с баньши, - Горан задумчиво поскрёб в затылке и с уважением посмотрел на девушку с тёмно-русыми волосами. - Понял, проникся, никогда не совершу подобной глупости. Так, сейчас упакуем и отправим троянский фонтан нашей прекрасной чародейке, а потом займёмся дальнейшими тренировками, не забывая прикрывать друг другу спины и шеи! - весело рассмеялась журналистка и что-то зашептала над бывшем сервером с магической начинкой.

     Через пару мгновений щедрый дар был заключён внутри огромного живого бутона тигровой орхидеи, которую впоследствии Моргана сможет использовать в качестве сундука для полезных мелочей. Адела, которая всегда держала руку на пульсе, молча довилась смехом, чтобы не вспугнуть будущие жертвы и не испортить своим союзникам бурного веселья.

     Я снова ощутил укол предчувствия, что поблизости заваривается каша. Мы через пару дней получим классический сервер с нужным набором талантов и особенностей расы, но устранить нас не только во время кибертурнира, но и до его старта, увы, будут весьма энергично и коварно.

     Фаила, восхищённо пискнув, по ленивому кивку Морганы принялась распаковывать неожиданный трофей. Подобное приятное событие происходило в жизни Королевы Фей впервые. Юная фрейлина ласково погладила лепестки тигровой орхидеи, вызволяя ценный приз на свет божий.

     - Моя госпожа, - Адела сделала всё, что в её силах, чтобы ирландская интриганка так и не учуяла тонкого подвоха в прекрасном фонтане, извергающем вместо воды изумительного вкуса малиновое вино. - Какой искусник сотворил такое чудо. Статуя даже похожа на вас лицом. Не это ли высочайшее признание ваших красоты и разнообразных талантов?! - Ланнон Ши ударила по золотым струнам, славя Моргану и не давая ей в своей любимой манере приниматься искать каверзы и подставы даже там, где их и в помине не было, да и быть не могло.

     Терзаемый ревностью Аэль, чьи синие глаза метали громы и молнии. Ещё ни разу за всю свою долгую жизнь он никого и никогда так сильно не боялся потерять. Подхватив златокудрую барду под точёный локоток, он отвёл девушку в укромный уголок. Не отходя от кассы сразу же попытался вытрясти из неё имя того смертного, который посмел посягнуть на его возлюбленную.

     - Совсем с ума сошёл? Ты же знаешь, что я люблю кровь смертных гораздо больше, чем самую сладкую и хмельную наливку. Более сильное действие на меня оказывает лишь рукоплескающий в овациях зал. Вот я и пробралась туда, где моя музыка будет сродни взорвавшейся в центре базара бомбе.

     - Зачем ты обманываешь меня, Ланн? Кто он, назови его имя, чтобы я смог лично сломать ему шею и навсегда отвадить от моей возлюбленной!

     - Аэль, котик, что-то я не припомню, чтобы ты говорил мне о своих чувствах и просил остаться с тобой навсегда! Ты всегда такой буйный?

     - Нет, только тогда, когда какой-то ухарь пытается отнять у меня единственную женщину, которая имеет для меня ценность!

     Тут на счастье барды сама Моргана велела ей развлечь свою дворню балладами о любви и могуществе детей богини Дану. Обворожительно улыбнувшись мечущему громы и молнии кавалеру, интриганка избежала неудобных расспросов. На душе у Аделы цвели яблони и пели весенние пичужки: она и не думала, что сид, который самолично оборвал нить её жизни и отдал в услужение Королевы Фей, потеряет голову от нового облика пиктской ведьмы. 'В участи Ланнан Ши есть свои плюсы, особенно, что касается музыки, вокала и мужчин. Никто, кроме Алёны не в курсе, кто я такая, а эта баньши умеет хранить и свои, и чужие секреты надёжнее мертвеца'.

     Рин, проторчал в серверной все последующие два дня, строго следя за тем, чтобы ни одна живая душа не узнала, что игровая среда пришла в своё нормальное состояние. Судя по весьма шкодливому выражению в пронзительно-синих глазах, он заготовил целый воз чудесных подарочков для тех, кто считает себя вправе пускать в ход весьма грязные приёмы из арсенала Волшебного народа.

     Снова оказавшись в пиксельной реальности, я с радостью увидел столь полюбившийся мне уже арсенал: лёгкие луки с серебряными стрелами, не оттягивающие до пупа руки прямые мечи, засапожные ножи и великолепные стилеты, которые, не смотря на обманчивую хрупкость, могли поспорить в смертоносности и эффективности практически с любым холодным оружием ближнего боя. Наша единственная дама с тихим возгласом восторга тут же и окапалась в импровизированном арсенале: всё было по-простому свалено прямо на травке у остатков крепостной стены.

     Из тени развалин, притаилась не ясно как пробравшаяся на чужую территорию ведьма, которая никогда не была частью игрового процесса пиксельного шедевра корпорации 'Три Парки'. Доходы, которые получили за продажу абонентского доступа Марс и Беллона, были настолько велики, что жители обоих миров считали их совершенно неприличными.

     Прицепив ко всем членам команды по заковыристому проклятию, которое медленно, но верно ослабляет иммунитет, открывая врата удовольствия для разных хворей и недомоганий, колдунья тихо удалилась. Сероглазая миловидная женщина, которая за пределами виртуала была довольно старым лепреконом, который брался за любую работу, лишь бы заполнить ещё один горшочек золотом. Именно от этого драгоценного металла он был просто без ума, чем тут же воспользовалась коварная Моргана.

     День прошёл на редкость продуктивно, никто из пиксельных кровососов больше не пытался ответить упреждающим укусом или ударом под дых, но в моей душе с каждым мгновением становилось всё больше тревоги. Отозвав Рина в сторону, я поделился грызущими меня весьма мрачными предчувствиями.

     - Фаор, скорее всего, это последствия заварушки, которую мы так эффективно предотвратили. Давай не будем спешить с выводами.

     - Хорошо, никому ничего говорить не буду, но и расхолаживаться сейчас - непростительная глупость. Конечно, Адела играет на нашей стороне, но и самим ловить мух точно не следует.

     - По-моему у кого-то чересчур сильно пошаливают нервишки, - в пронзительно-синих глазах было столько дружеского участия, что я не стал и дальше настаивать на своей точке зрения.

     Лишь пообещав себе, что буду держать уши востро и не позволю никому навредить моей команде так, чтобы мы были вынуждены сойти с дистанции ни до, ни после кибертурнира, смог немного успокоиться.

     Мои предчувствия меня не обманули: утром пришла весть, что Димка и Пётр подхватили какую-то хитрую разновидность вирусной инфекции, при которой высокая температура сопровождается не только живописным бредом, но и периодическими непродолжительными обмороками.

     Когда через день занемогли Рин, Горан и Алёна, я понял, что мои предчувствия снова оказались в руку. Было довольно странно оказаться единственным, кого напасть обошла по дальней дуге. Ситуация была настолько странной, что позвонил Гекату и Ноксу и попросил о личной встрече в самое ближайшее время.

     - Говоришь, заболели все, кроме тебя, да так, что пришлось пойти на немедленную госпитализацию? А симптомы какие? - в голосе бога колдовства появились явственные нотки беспокойства, которые подсказали мне, что в который раз поступил правильно, перестраховавшись.

     Увидеть не в меру встревоженного Мегера, который привёз бога ночи и Геката на роскошном ягуаре вызывающего алого цвета с роскошным изображением весьма разнузданного вида феей на капоте, для меня было настоящим шоком. Впрочем, проявлять излишнего любопытства я не стал. Сейчас для вопросов было слишком неподходящее время.

     Молча присел рядом с в очередной раз потерявшей сознание Алёной и принялся греть ледяную кисть в своих ладонях, ожидая вердикта повелителя чудовищ. Мгновения проносились мимо одно за другим, а Гекат всё также, склонившись в три погибели, водил руками сначала над Димкой, потом над Петром, а потом перешёл к вдумчивому осмотру Алёны и Горана. Между бровей у него пролегла глубокая морщинка, сразу же подсказавшая мне, что дела наши идут из рук вон плохо, а может стать ещё хуже...

     Гекат тяжело вздохнул и выдал свой вердикт:

     - Тут какие-то незнакомые чары. Кто-то наложил на всю вашу команду какое-то проклятие, которое ослабляет иммунитет и может даже привести к фатальному исходу. Причём, быстро развивающийся процесс будет сопровождаться всё более частыми обмороками. Магия явно из того разряда, что в ходу у Волшебного народа. Если мы не узнаем, кто и когда наложил плетение, то лично я ничем не смогу помочь, - видеть отчаяние в глазах цвета глухой полуночи было совсем уж страшно.

     Нокс, задумчиво почесав скулу, поделился своими предположениями:

     - Некоторые части колдовского узора похожи на лепреконью и обычных смертных. Я попробую поискать кого-то из этого племени, у кого кто-то из родителей был обычным смертным с довольно сильным даром к чародейству.

     - Значит, мне надо вернуться в виртуал и как следует всё там разнюхать?

     Тут в палату вошёл не скрывающий своего беспокойства Морс и пробурчал:

     - С ума сошёл? Если Беллона и Марс там тебя застукают, получишь такой нагоняй, что потом будешь ходить по струнке, как на совесть выдрессированный пудель! Не вздумай лесть в эту тёмную и мрачную историю. Лучше попробуй с помощью своего дара предсказания понять, как исцелить твоих друзей. Алёна вовремя отправила Свена в медицинский блок, ещё пара часов, и ирландского студента ожидала бы аудиенция у самого Орка!

     - Хорошо, не стану лезть в это дело, а попросить помощи у у сторонних экспертов я имею право?

     - Только в том случае, если они умеют держать язык за зубами, и эта деликатная информация не будет засвечена. Нам нужно прихватить за зад тех, кто так бессовестно нарушает все мыслимые и немыслимые традиции и законы.

     - Хорошо, есть у меня одна знакомая, которая может дать дельный совет.

     Переместившись через зеркало в дом Иветты, прикоснулся к амулету, висящему на моей шее, и позвал Аделу.

     'Скоро буду. Аэль совсем с ума сошёл: ходит за мной по пятам, чтобы, не дай Дану, никто ещё не польстился на его Ланн. Хотя Моргана его усылает по какому-то очередному тёмному поручению. Надеюсь, что не по ваши души, Фаор. Будет забавно увидеть его лицо, когда он однажды узнает, кто я такая на самом деле, - в мысленном голосе Ланнан Ши искрилось бурное веселье'. - Тебя что-то тревожит, чую, что у вас беда, с которой никто не смог справится, и тут каким-то боком замешана Королева Фей'.

     Златокудрая барда смогла ускользнуть из дворца своей гневливой госпожи лишь через час, вытянув с не меньшим искусством, чем Алёна, из меня все подробности, заявила тоном, не терпящим возражений:

     - Веди меня к ним, немедленно. Если это именно то проклятие, что мне пришло на ум, то у нас времени осталось только до полуночи. Иначе все твои друзья превратятся в такие же призраки, каким была я.

     Повторять дважды мне не пришлось, и вскоре Адела внимательно рассматривала всех пятерых, что-то бормоча себе под нос и делая странные пассы руками. Я в это время сидел на стуле у постели Алёны и не сводил с бывшей пиктской ведьмы встревоженного взгляда. Моё чутьё, рядом с которым ламийское и рядом не стояло, звенело встревоженным набатом, предупреждая, что беда редко приходит одна, и придётся быстрее придумывать, как выпутаться из весьма дурно пахнущего переплёта.

     Наконец Адела выпрямилась: с удивлением увидел, насколько она устала, даже черты лица заострились так, словно последний вздох уже готов сорваться с чуть пухлых губок.

     - Плохи дела, Фаор. Кто-то использовал проклятье 'Колыбель ночи' из арсенала пиктских колдунов. Наложить его может только мужчина с определённым даром. Только вот мелкие нюансы говорят, что тут поработал лепрекон. Видимо, его мать была из моего этого племени. Видимо, Моргана отвалила полукровке столько золота, что он не смог устоять перед искушением. Он довольно стар, многое повидал на своём веку, но ничего, кроме накопления богатств, душу этого поганца не волнует. Пиктская магия опасно тем, что снять проклятие такого ранга может только тот, кто его наложил. Я сейчас вернусь во дворец и послушаю, о чём шепчутся в тёмных уголках и в будуарах придворных. Сегодня новолуние, если не удастся найти колдуна, который заварил всю эту кашу, всё может окончиться совсем плохо. Поговори с Морсом, может, он подскажет, как отсрочить колдовской смертный приговор, пока я ищу, чьих это рук дело, - и женщина тихонько вернулась обратно, чтобы попытаться подслушать то, что обычно не предназначено для чужих ушей.

     Медсестра деловито выставила меня вон, ставя капельницы всем пятерым и с озабоченным видом измеряя пульс. В ответ на мой встревоженный взгляд, брюнетка нехотя проронила:

     - Мы не знаем, что с ними творится. Если их состояние ухудшится ещё немного, то главный врач велела подключать к аппаратам искусственного дыхания. Результаты анализов мы получим только завтра ближе к полудню.

     Адела незаметно проскользнула в тронный зал и тихонько притаилась в тени, отбрасываемой троянским даром, присланным Алёной, и прислушалась к разговору на повышенных тонах. Мужской голос девушке знаком не был, а вот возмущённые вопли Морганы невозможно было спутать ни с чем другим.

     - Одар, о каком-таком золоте идёт речь?! Да ты следы мои, отпечатавшиеся на земле должен целовать! Тебе оказали великую честь! Ты смог оказать услугу мне! Мне, самой Королеве Фей!

     - Морги, мне никогда не нравились женщины твоей расы, я, как и отец, предпочитаю смертных женщин. Жаль, что пиктская кровь растворилась в других народах, - почтенный лепрекон тягостно вздохнул, вспоминая свою последнюю жену, забыть которую он так и не смог. - Так что, золото на бочку в количестве двух мешков, в которых муку обычно возят.

     - Вышвырните этого старого попрошайку вон, и чтобы глаза мои его больше даже вблизи не видели! - два обманчиво хрупких сида опрокинули просителя на спину и, крепко прихватив бедолагу за щиколотки, торопливо выволокли вон из тронного зала.

     Адела, неслышной тенью выскользнула следом и помогла почтенному колдуну встать на ноги и помогла отряхнуть дорожную пыль с порядком поношенной одеждой.

     - С вами всё в порядке, господин четырёхлистника? - девушка никогда не могла понять паталогическую тягу Королевы Фей постоянно нарушать собственное слово и никогда не держать данных клятв.

     - Спасибо, малышка, века пролетают как фанера над Парижем, а эта зараза с каждым годом только дурнеет от собственной безнаказанности.

     - Она отказалась вам отплатить за какую-то очень тонкую работу? Простите, никто не удосужился вас представить. Меня зовут Ланн из рода Ши, - и кокетка с достоинством поклонилась, как это было принято у Волшебного народа.

     - Рад знакомству, милочка. Одар, лепрекон из Бросселианского леса. Благодарю, что помогли мне не стать объектом резких насмешек. Только вот не привык я делать работу задаром.

     - И какова цена вашей услуги и что вас моя госпожа заставила сделать?

     - Два мешка из-под муки с золотыми самородками за одно весьма деликатное дельце...

     - О, так это вы так мастерски прокляли команду Беллоны и Марса? Насколько я знаю, там все уже слегли, кроме черноволосого красавчика, но кто он, не знают даже Юпитер и Юнона.

     - Да, вы ещё и способны видеть правду? Такой дар в отсутствии жажды крови встречается у женщин Ши удивительно редко.

     - А почему бы вам не отплатить Моргане той же фальшивой монетой? Уверена, если вы скажете Беллоне и Морсу, что готовы вернуть здоровье их команде, рассеяв чары, то вам не только выплатят означенную сумму, но и предоставят достойную вашему уровню работу.

     - Ланн, а почему ты так в этом уверена?

     - Пророческий дар поёт в моей крови, ведь в моём роду были баньши, видимо, поэтому я и не похожа по талантам на обычную Ланнан Ши, - интриганка чарующе улыбнулась. Если хочешь, могу подать весточку тому, кто сможет связаться с хозяевами 'Трёх Парок' и озвучить твоё предложение и таксу на услугу.

     - Чутьё подсказывает, что тебе можно доверять, прекрасная Ланн, ты - не эта безмозглая вертихвостка и не отступишь от своего слова никогда, скорее сама развеешься точно болотный туман на ярком солнце. Зови, кого надо, я готов снять с этих обречённых на смерть чары.

     Адела активировала портал, который они соорудили с Алёной, используя присущую каждой магию. Причём сделали это так ловко, что даже Аэль, как не старался, так и не смог вынюхать, как это его непокорная возлюбленная умудряется ловко ускользать из дворца, да так, что никто так и не смог вынюхать как и куда.

     Я выслушал Одара и попросил подождать, пока переговорю с Танатосом. Черноглазый бог смерти соткался прямо из воздуха, благо смертных поблизости в настоящий момент не наблюдалось, и он никоим образом не нарушил жёсткого требования Юпитера 'Не высовываться!'

     - Итак, любезный, госпожа Ланн передала мне ваши требования. Мы их принимаем, - вспыхнула арка перехода, и в палату, ввалился сам Плутон с таким недовольным выражением на породистом лице, словно у него, сирого и убогого, последнюю чёрствую корочку хлеба прямо изо рта отобрали.

     Два ламия, церемонно поклонившись богу смерти, опустили на линолеум два туго набитых мешка. Лепрекон, недоверчиво сверкая изумрудными глазищами, распустил завязки на обоих и довольно крякнул. Небожители, в отличие от Королевы Фей, всегда держали свои обещания. Даже Эребус и тот не дерзал допускать подобных промахов, иначе все три фурии тут же наслали на его бедную голову такие беды и страдания, что проще было соблюдать негласный античный кодекс приличий хотя бы в этом пункте.

     Беллона, бросив лукавый взгляд на лепрекона, хотя и не задаром, снявшего собственное проклятье, тут же взяла с места в карьер.

     - Специалисты подобного уровня не должны перебиваться случайными заработками, беря столь сомнительные заказы. К тому же, такие личности, как Моргана, редко платят по собственным счетам. Предлагаю вам работу в великолепном коллективе с учётом ваших предпочтений, господин Одар.

     - Единственное, что я могу вам сейчас обещать: основательно подумаю над вашим щедрым предложением. Если его принять, то придётся переезжать, иначе Морги мне собственноручно шевелюру и бороду по волоску выщипает и скажет, что так и было изначально.

     - Уверяю вас, что проблема с личными угодьями будет решена сразу же. Получите такое жильё, какое пожелаете, в тот же день.

     - Благодарю, госпожа Беллона. Я подумаю. Могу ли я рассчитывать на вашу помощь, если у меня возникнут проблемы личного характера с Королевой Фей, и как будет лучше с вами связаться, но так, чтобы никто ничего не пронюхал?

     - Ланн всегда может связаться с баньши Алёной, которая является одной из наших игроков на международном кибертурнире 'Античная экзотика'. Так что, мы всегда в курсе, чем живёт и дышит Изумрудный остров и одна из самых коварных и подлых его правительниц из Волшебного народа.

     - Благодарю, госпожа Беллона, как только приму решение, немедленно сообщу вам через прекрасную Ланн, - при этом лепрекон так хитро посмотрел на златокудрую барду, что она сразу поняла, что он докопался до истины, как призрак и смертная стали Ланнан Ши и баньши, но никогда и не кому не откроет эту пикантную тайну.

     Я тут же бросился к Алёне, увидев, что девушка не только полностью пришла в себя, но и пытается сесть, правда от слабости она чуть не рухнула обратно в постель. Пришлось ласково обнять её за плечи, так как в изумрудных глазах пылала такая ярость, что даже мне стало не по себе.

     - Тише, тише, уже всё позади. Аделе удалось найти того колдуна, который наложил на нас всех проклятие по приказу Морганы. На этот раз Королева Фей перехитрила саму себя. Её непомерная жадность, возможно, позволит Марсу и Беллоне заполучить в свой штат весьма перспективного колдуна-лепрекона, в жилах которого течёт изрядная доля пиктской крови.

     Одар сразу почувствовал, что в Броселианский лес нагрянула нежданная беда: все лёгкие и невесомые создания, обитавшие среди вековых деревьев, почти всегда пронизанных ярким солнечным или лунным светом, попрятались, кто куда. Гробовая тишина пудовой гирей давила на бедные уши, а знаменитое чутьё кричало, что беда посетила и его уютный холм, в недрах которого он прятал собственные сокровища, а не только банальный глиняный горшочек с золотыми самородками.

     Любой молодой шотландский балбес спал и видел, как он найдёт, разграбит сокровище невысокого хозяина счастливого четырёхлистника, а потом непременно женится на принцессе, модели или станет счастливым обладателем ещё какой выгодной партии. Мужчина с досады плюнул себе прямо под ноги и выломал в кустах ветку потолще и покрепче и тяжело затопал в сторону собственного дома, в котором проживал с тех далёких пор, как вошёл в достаточно взрослый возраст, чтобы отделиться от родителей.

     Реальность одолела даже самые мрачные фантазии: склон был по-варварски раскопан, мебель переломана, посуда перебита, лепрекон, как не искал, так и не нашёл не единой целой вещи. Защищённая всеми возможными заклятьями и хитрыми приёмами сокровищница осиротела, зияя пустой утробой.

     'Ну что ж, Морги, - прекрасно понимая, что Королева Фей не вернёт ему ни цента из богатства, которое он кропотливо копил практически всю свою жизнь. - Напрасно ты перебежала мне дорожку. Пришла пора собирать горькие плоды собственной наглости и глупости'. Среди корней блеснула древняя золотая монетка с изображением скарабея, которую отдала ему мать незадолго до смерти. Старая пиктская ведьма хотела быть уверенной в том, что её старший сын и наследник всегда будет ходить под счастливой звездой, счастливо избегая слишком больших утрат и бед. Ласково погладив амулет, который так и не смог уберечь его от поношения и разора, взвалил на спину оба мешка и принялся мысленно звать Ланн.

     Выслушав лаконичный отряд, яблоневая дева тут же вместе с Алёной открыли портал, и 'погорелец' прошаркал прямо в кабинет к Танатосу Морсу. Бог смерти деловито расспросил о происшествии и сразу же связался с Марсом и Беллоной, которые уже через полчаса прислали за новым сотрудником 'Трёх Парок' роскошный чёрный джип с водителем-лепреконом, который ещё и оказался по счастливому стечению обстоятельств внучатым племянником Одара.

     - Не волнуйтесь, дядюшка. У меня складывается такое впечатление, что скоро очень многие переберутся в этот загадочный мегаполис, спасаясь от беспредела Королевы Фей Морганы.

     - Попомни мои слова, племянник, Морги очень скоро так зарвётся, что получит по гордо задранному носу ещё не раз и не два, причём, и от своих, и от простых людей, и от небожителей. Она уже опустилась до того, что велела разворотить мой холм и присвоить всё, что нажил за несколько тысячелетий!

     - И ты так просто спустишь ей воровство и нанесённую тебе обиду, дядюшка?

     - Ещё чего! Только вот в отличие от этой вертихвостки, делать всё буду с умом. Я взыщу с неё и уворованное, и долг за сделанный, но не оплаченный заказ да ещё моральную и материальную компенсацию. Её команда никогда не выйдет даже в полуфинал кибертурнира! - довольные ухмылки на поражающих удивительным сходствам лицах не сулили ирландской интриганке ничего хорошего.

     Моргана просматривала отчёт королевского казначея об изъятом у лепрекона кладе, ахая и довольно вздыхая, обнаружив среди золотых безделок редкие амулеты и старинные артефакты, многие из которых уже давно считались утерянными навсегда. Изумрудные глаза горели двумя ясными звёздами, оттенёнными водопадом волос цвета полуночи:

     - Аэль, я напрасно думала, что чёрный бриллиант 'Слёзы Ночи' больше найти невозможно, что последний экземпляр этого амулета скрыт в моей сокровищнице. Где поганец Одар откопал ещё один?

     - Понятия не имею, моя королева. Может, договорился с теми, кто может делать полные копии раритетов?

     - Нет, это подлинник, копии не заслуживают внимания такой тонкой ценительницы прекрасного и действенного, как я! - и она снова сделал солидный глоток вина из дарёного фонтана, а потом капризно проронила, - Позовите Ланн! Её игра - единственное, что пока что способно разогнать мою скуку. Отправьте всю эту роскошь в мои сундуки и не будем больше об этом вспоминать. Некоторые стороны жизни Королевы Фей наводят только мрачную тоску! - и она лениво подписала пергаменты с описями предметов, перекочевавших из разорённого холма в её жадные грабки.

     - Вам виднее, моя королева. Вы ведь прекрасно знаете, что ничем, кроме оружия, ядов и моей Ланн, не интересуюсь совсем.

     - Котик, когда это ты на меня уже лапу успел наложить? Что-то не припоминаю, чтобы я позволила себе лишнего, хотя бы раз? - Адела одарила нахала таким ледяным взглядом, что стоявшие рядом придворные невольно попятились, опасаясь попасть под шквал яростного гнева одной из народа Ши.

     - Ты похитила моё сердце, значит, принадлежишь мне, и только мне! - синеглазый сид красноречиво зыркнул на всех присутствующих, давая мужчинам понять, что ловить тут уже нечего, иначе отведают весь его арсенал в действии.

     - Знаешь, котик, я тут как-то выбиралась в мир современных людей, там есть крылатая фраза: 'Баба-Яга против!', шёл бы себе мимо, да не накликал бед на свою светлую голову! Ты мне совсем не по нраву, так что, чтобы 'Моя Ланн' под этими сводами слышала в последний раз! - изумрудные глаза метали громы и молнии, а рука так сжимала деку арфы, что костяшки побелели.

     - Радость моя, у меня разговор короткий: сказал моя, значит, придётся тебе покориться моей воле! - синие очи, горевшие весьма красноречивым желанием, из-под шапки серебристых волос не произвели на Аделу должного действия.

     Ланнан Ши только презрительно фыркнула в ответ и обратилась к Моргане:

     - Госпожа моя, мне просто поиграть для вас или спеть?

     - Хочу послушать те мелодии, которые звучали в тот день, когда проклятые небожители сумели утереть нос мне! Мне! Самой Королеве Фей! Неужели эти глупцы думают, что я так просто сдамся? Мне плевать на их правила и манеры поведения! Моя команда заберёт главный приз и кубок чемпионов просто потому, что у этих античных выскочек своей уже нет, а все конкуренты неожиданно решили выйти из пиксельной гонки!

     - Не гневайтесь, моя госпожа, но меня там не было. Надо сделать вылазку в мир современных людей, чтобы раздобыть диск и устройство, на котором его можно послушать.

     - Иди, Ланнан, только через пару часов ты должна быть в тронном зале.

     - Моя госпожа, я пойду с Ланн! - Аэль метал громы и молнии, но девушка продолжала игнорировать сида, словно он был пустым местом.

     - Нет, она пойдёт одна, а ты для меня пока что поиграешь, Аэль.

     - Госпожа моя, её нельзя никуда одну отпускать, вы хотите лишиться своего самого главного развлечения на сегодняшний день из-за того, что недостаточно присматривали за своей бардой.

     - Аэль, что-то в последнее время ты стал слишком много себе позволять, чего не следует! - в изумрудных глазах женщины разгоралось неукротимое пламя гнева, который она была готова обрушить на не в меру ретивого подданного.

     - Моя королева, - Адела отвесила витиеватый поклон, принятый при дворе и открыла портал, в котором и исчезла уже через миг.

     Аэль, издав хриплый вопль ярости, бросился было за беглянкой, но Моргана, терпение которой лопнуло, точно мыльный пузырь, поцеловавшийся с острой веткой, что-то прошептала и уже через пару мгновений подняла с пола красивую золотую брошь в виде розы, щедро изукрашенную рубинами чистейшей воды.

     - Если я велю тебе броситься со скалы или в огонь, ты должен без промедления выполнить любой мой каприз! - она обвела полным презрения взглядом притихших придворных. - Всех вас это правило тоже касается: тут всё будет только так, как этого хочу я! До вас мне нет абсолютно никакого дела! Вы должны каждый день молиться, чтобы не лишиться такой милости! - она украсила лиф изумрудного платья заколдованным убийцей и велела музыкантам начинать играть, открывая вечерний бал в честь богини Дану.

     Адела тут же нашла на компьютере в доме Иветты сброшенный туда Алёной файл и принялась внимательно думать, не упуская из вида ни малейшего музыкального нюанса. Параллельно девушка думала о том, как сделать так, чтобы Аэль так и остался брошью с рубинами и больше никогда не докучал ей своим непрошеным вниманием. Чутьё Ланнан Ши вынесло суровый вердикт: 'Гнать в три шеи, пронесётся по жизни, подобно урагану, не оставив ничего в сохранности, и умчится дальше в поисках новых ощущений и удовольствий.

     Решив, что рисковать не стоит, бывшая пиктская ведьма устроила себе многочасовую репетицию, внимательно следя, чтобы исполнение было идеальным и с поправкой на то, кто она есть сейчас. Заглянувший 'на огонёк' Гекат, сразу понял, что к чему. Он, не делая попыток охмурить прекрасную кровососку, внёс рацпредложение:

     - Адела, ты в курсе, что Моргана уже до откровенного грабежа опустилась?

     - Все до сих пор пребывают в шоке и с трудом скрываемом ужасе. Они прекрасно понимают, что теперь их владения и богатство могут в любое мгновение перекочевать в королевские сокровищницы. Правды искать, как показывает практика, у этой феи не только бесполезно, но и опасно. Она превратила своего любимого убийцу Аэля в брошь с рубинами только за то, что он посмел пытаться увязаться за мной. Видимо, банальная женская ревность, помноженная на гипертрофированную манию величия, - Яблоневая дева презрительно фыркнула и снова принялась негромко перебирать струны золотой арфы, ожидая продолжения разговора.

     - Одар оскорблён такой подлой выходкой и жаждет отмщения. Ты с нами? Не знаю, какие у тебя счёты с ирландской задирой, но, как мне подсказывает чутьё, ты была чем-то иным раньше.

     - О, всё просто: Аэль убил по приказу Морганы пиктскую ведьму Аделу. Так вот, Ланн - это просто для того, чтобы враги не прознали, в кого обратился неприкаянный призрак, которого они мучили в плену долгие тысячелетия. Правда, они оба ни сном и не духом, какую змею пригрели на груди... - в изумрудных глазах было столько торжества, что бог колдовства сразу понял, что их будут держать в курсе того, что происходит в стане врага совсем уж неожиданная союзница.

     - Если ты не против, мне бы хотелось узнать, как тебе удалось снова ожить, да ещё в таком варианте.

     Адела модничать не стала, без затей рассказав, как странно повлиял на неё амулет, изготовленный матерью Рина, подаренный Алёне.

     - Баньши я не стала, но это и хорошо. К тому же что-то пошло не совсем так, и я не являюсь вампиров, предпочитая бурные положительные эмоции, которые выплёскивает зал во время моего выступления. Единственной проблемой, которую мне пока никак не удаётся решить, остаётся, как сделать так, чтобы его в таком виде закопали в одном из сундуков Королевы Фей.

     - Я шепну пару слов нескольким недовольным правлением Морганы, а они станут распускать слухи, что неблагодарный сид совсем голову потерял от златокудрой барды и, чтобы поразить строптивую девицу в самое сердце, решил свергнуть свою госпожу с золотого трона.

     - Ну, а я могу подтолкнуть Королеву Фей отправить брошку в один из самых дальних сундуков. Дескать, пусть посидит и подумает, где наломал дров. Да ещё и масла в огонь подолью, собрав все шепотки по будуаром, куда вхожа любимая королевская барда. Алёна вам рассказала про подарочек по 'лотереи в честь богини Дану'?

     - Да уж. Она и простой смертной была боевой девицей, а теперь от неё шарахаются даже самые беспардонные и наглые ловеласы не только Античного пантеона, но и Волшебного народа. Никогда ещё ничего подобного мои глаза не видели.

     - Чутьё подсказывает, что кроме наглых слухов про Аэля Моргану ждут и другие подарочки от неизвестных доброжелателей? - изумрудные глаза заискрились таким весельем, что Гекат понял, что Ланнан Ши уже предвкушает, как наглую ирландскую задаваку с помпой посадят в лужу у всех на глазах.

     - Что ж, Адела, вам пора возвращаться к вашей повелительнице: уже темнеет. Никогда бы не подумал, что возможно пользоваться чужим амулетом и получить столь впечатляющие результаты под овации со стороны её многочисленных врагов. Королева Фей умудрилась рассориться даже с самыми старыми и проверенными из своих союзников.

     Злотокудрая Ланнан Ши вежливо попрощалась с жертвой фейского произвола и испарилась, растаяв в воздухе, оставив после себя нежний аромат яблоневого сада в самом цвету. Гекат тяжело вздохнул и тоже отправился раздавать своим новым помощникам ценные указания. Разз Аэль умудрился прогневать свою королеву, стоило сделать всё, чтобы опала продлилась как можно дольше.

     - Ланн, играй! - капризно проронила Моргана, выражение её взгляда бывшей пиктской ведьме совсем не понравилось, прислушавшись, девушка услышала едва слышные шепотки, обвиняющие синеглазого сида в дерзкой измене своей повелительницы.

     Адела так и не поняла, какие чары помогают добиться, что даже растения в тронном зале и плеск малинового вина из дарёного фонтана обвиняли зачарованного палача Королевы Фей в государственной и личной измене.

     Я был мрачен, так как чувствовал слишком сильное напряжение магических и колдовских токов, которые сразу без всяких предсказаний били гулкий набат у меня в голове, предупреждая об опасности.

     Поудобнее перехватив лёгкий тисовый лук, внимательно зашарил глазами по периметру полянки, где наша бравая компания уже вовсю воевала с квестами. Странная хворь, вызванная проклятьем Одара, поставила врачей в тупик, не оставив и мимолётных следов своего присутствия. Уже на следующий день наша команда снова вернулась к тренировкам, правда, на этот раз защищённая с помощью амулетов от всевозможных гадостей подобного рода, а вот от обычных игровых подстав и пакостей, увы, нет.

     Как всегда, чутьё оказалось в руку: из кустов орешника на Алёну выпрыгнул пиксельный кровосос и попытался укусить мою любимую за тонкую шейку. Естественно я был против, причём очень сильно. Опрокинув нахала наземь, припечатал его сапогом с серебряными пластинками на подошве и раздражённо прошипел:

     - Эй, ты, памперс с ушами, тебя разве не учили, что домогаться чужих подруг - верх неприличия? За такое любой уважающий себя и свою половинку мужчина без зазрения совести накостыляет тебе по шее!

     Странный клыкастый альбинос с алыми глазами, полыхающими точно рубиновые звёзды, тщетно пытался обрести свободу или впиться в мою ступню: доспехи Оружейник Гралл всегда честно отрабатывал даже игровое золото, серебро и драгоценные камни без доната. За вкладывание в игровой процесс реального бабла можно было в два счёта вылететь, даже не попав на турнир. Благо, мы попросили сотрудников 'Трёх Парок' бдительно следить за нашими личными кабинетами, чтобы не было левого поступления денег на счета.

     - Ах ты, крысиный огузок! Вы не попадёте в число участников кибертурнира, моя госпожа этого не допустит!

     - Мда, это что мода такая у Морганы: брать к себе на службу идиотов? - в изумрудных глазах Горана было столько недоумения, что впечатлился даже пленник.

     Когда до него дошло, как грубо его оскорбили, сердито зашипел и попытался с помощью магии приложить лепрекона. Алёна приложила по голове увесистым поленом и вылила на грудь вампира вонючую жидкость из флакона из дымчатого стекла, которая не только отправляла на точку респа, но и растягивала восстановление характеристик персонажа на целую неделю, создавая досадное отставание.

     - И когда эта зараза уже угомонится, жаль, что воздавать ей по заслугам жизнь будет ещё через год. Алёна, будь осторожна, почаще задействуй свой дар предсказания. Боюсь, что просто так нас в покое никто не оставит просто потому, что мы представляем фирму-разработчика, а Марс и Беллона - небожители. Королева Фей никак не может смириться, что её всё же одолели в честном поединке. Одар придумал, как вернуть украденное имущество из разграбленного по приказу Морганы холма.

     - Вроде, Талея и Адела подбросили ему несколько великолепных идей, и теперь он не может выбрать, какую из них предпочесть.

     - Бедный, бедный Одар! - в притворном ужасе застенал Горан, уж кто- кто, а он знал, что из того, что подбрасывают эти ушлые дамочки, выбрать что-то одно порой совершенно невозможно.

     - В общем, так: собрались и пошли делать квесты. Что там у кого ещё висит? - Рин, щуря огромные глазищи цвета вечернего неба, прояснил ситуацию с каждым из нас.

     Оказалось, что для получения десятого уровня и новых возможностей и экипировки осталось всего лишь отыскать древний манускрипт в склепе и поучаствовать в спарринге с командой вампиров, противники выбирались случайным образом.

     Из густого подлеска высунулась волчья голова, а потом незваный гость, осторожно выглядывая из своего убежища, прорычал. Правда, понять его ни для кого не составило труда, на ошейнике красовалась эмблема службы безопасности 'Трёх Парок'.

     - Гейл, а тебя каким дурным ветром занесло в эти пенаты, да ещё в обличии матёрого оборотня? Ну-ка, очеловечивайся давай, старый друг!

     - Это Лирдиль, он эльф. Приехал в нашу компанию вместе с моими родителями, - Рин и не скрывал, что рад темноволосому молодому человеку с длинной гривой волос и глазами цвета оранжевого янтаря, в которых точно вспыхивали и гасли отблески весёлых солнечных зайчиков.

     - Привет, Рин. Тут дело тёмное: кто-то влез в ваши личные кабинеты и ввёл приличную сумму реального бабла. Благо мы были начеку. Все странности говорят о том, что вас хотели подставить. По всем признакам - это или Моргана, или кто-то из её окружения.

     - Фаила. Горан, ведь такие застёжки носит только она: на них герб её рода? - в голосе Алёны зазвенела яростная сталь. - Как же мне надоело это недоразумение с глазами цвета февральской лазури. Пожалуй, надо защитить нас от подобных подвохов в будущем, поэтому мы просто напишем прошение о блокировки наших счетов для вливания реала. Тогда никому не удастся повторить эту аферу: спалятся, а если они ещё и в команде играть собираются, то дисквалификация на время турнира - самое мягкое наказание из тех, которые могут их ждать.

     - У Морганы исключительный талант нанимать к себе на службу тех, кто совершенно не способен хоть что-то сделать, как положено. Да, ты права, это герб придворной дамы Королевы Фей Фаилы.

     - Что ж, тогда пусть пеняет на собственную глупость! - баньши задумчиво посмотрела на парочку серебряных застежек, на её губах заиграла такая довольная улыбка, что мы тут же накинулись на неё, требуя объяснений. - О, всё проще пареной репки. Мы одну вещицу отправим Марсу и Беллоне с личной доставкой тайно и прямо в руки. Кто знает, может у Королевы есть тайные шпионы в коллективе 'Трёх Парок'. Лирдиль, думаю вы одобрите такую простую и эффективную идею.

     - А куда мы денем вторую? - в голосе Рина было столько недоумения, что Алёна соизволила объяснить.

     - Её мы отдадим Ланн, она и передаст ценную находку своей госпоже. Думаю, что мало голубоглазой интриганке не будет, а ещё Моргана настолько мнительна, что, скорее всего, и эта мерзавка отправится в виде чего-то в сокровищницу на неопределённый срок за возмутительную глупость и халатность.

     - Прекрасный план, даже не вижу, к чему можно придраться. Давайте пока что покинем виртуал и переговорим в защищённом от подслушивания и подглядывания помещении. Есть несколько моментов, которые поставили нас в тупик, может быть, вы сможете помочь их устранить. Госпожу Аделу, если это возможно, и мы не засветим нашу добровольную союзницу, - в янтарных глазах тлело нешуточное беспокойство, поэтому Алёна тут же мысленно связалась с придворной Ланнан Ши и попросила переместиться к ней, как только позовёт, если такой поступок не наведёт на неё ничьи подозрения.

     'Не вижу проблемы, моя магия позволяет сделать так, чтобы никто и не вспомнил обо мне во время моего отсутствия. Некоторые стороны моей магии не по зубам даже феям и небожителям', - проказливый смешок сразу подсказал Алёне, как хитроумная блондинка избавляется не только от непрошенного мужского внимания, но и ловко обтяпывает любые делишки прямо под носом своей королевы без малейшего риска.

     - Лириль, Ланн придёт сразу, как мы прибудем на место встречи. Уверена, что она будет в полном восторге от такого фортеля.

     Я сразу заметил весьма заинтересованный взгляд, который старый друг Рина бросил на златоволосую барду Морганы. Мой дар сразу же шепнул, что у бедолаги будет масса проблем с яблоневой девой. Она и в бытность человеческой ведьмой никому и никогда спуска не давала, что уж говорить теперь. Впрочем, это было уже не моё дело, поэтому оставил своё мнение при себе, с интересом наблюдая, как события развернутся дальше.

     - Адела, позволь тебе представить моего друга Лириля, он - сотрудник Службы безопасности 'Трёх Парок', - Рин вкратце описал ситуацию и вежливо поинтересовался. - Алёна предложила вторую застёжку предъявить твоей госпоже, чтобы Фаилу наказали за безответственность и то, что раскрыла врагам твоей королевы, кто сунул нос в их дела.

     - Прекрасная идея! Эта задавака давно заслужила хорошую трёпку. Вздумала плести против меня интриги только потому, что Аэль ко мне стал клинья подбивать, а не к ней. Да он мне нужен, как селёдке женские туфли на шпильке! - зеленоглазая бестия не скрывала своего негодования, что молодая фея могла заподозрить её в полном отсутствии ума и вкуса. Кому я потом должна доложить, как дальше дело было?

     Лириль протянул девушке амулет для связи, если бы кто решил его проверить, заподозрив Ланнан Ши в двойной игре, то выяснилось бы, что она его сама и изготовила, попросив баньши наложить охраняющие от бед и горя заклятья:

     - Вам достаточно в защищённом от чужих глаз месте пожелать оказаться в моём кабинете в 'Трёх Парках', госпожа Адела.

     Девушка тут де одела подарок на шею, припрятала улику и, вежливо попрощавшись со всеми присутствующими, вернулась в тронный зал Морганы. Увидев голубоглазую врагиню, она сделала так, чтобы Королева Фей заинтересовалась их разговором и довольно громко проворковала:

     - Фаила, кажется, это твоя застёжка, я ничего не напутала, моя дорогая?

     - Так это ты украла мои украшения для туники! - рыжеволосая гарпия тут же накинулась на барду с кулаками, но Моргана велела растащить спорщиц и пожелала сама разобраться в этом престранном происшествии.

     Взор правительницы полыхал таким гневом, что бедная придворная сжалась в испуганный комочек и испуганно пискнула:

     - Моя госпожа, я всего лишь выполнила одно весьма деликатное поручение и сразу же вернулась во дворец.

     - Где вторая застёжка! Вспоминай, где ты так весело провела время, что оставила там же и свою пустую голову?

     - Моя госпожа, вы же сами велели мне подбить клинья к тому смертному барду, который вам так приглянулся, вскружить ему голову и увести в ваши владения тайными тропами! Так чем вы недовольны? - в пронзительно-голубых глазах стыла обида.

     - Так для чего же ты застёжки с туники-то снимала, бесстыжая? Я вроде ко мне его привести велела, а не задом перед ним вертеть!

     - Моя Королева, не было ничего, Макс этот везде с Талеей шастает, она его ни на миг единый от себя не отпускает. А застёжки ветви деревьев оторвали, когда я убегала от охраны в доме ведьмы Иветты, подслушать ничего мне так и не удалось! - в глазах девушки уже стояли слёзы, готовые вот-вот пролиться водопадом. - У неё там какие-то хитрые заклятья, на меня сад так ополчился, что еле ноги унесла...

     - Толку от тебя никакого, Фаила, да ещё и, чую, врёшь мне в глаза бессовестно! - не давая бедняжке и рта раскрыть, превратила фею в ожерелье с изумрудами и велела положить на дно сундука, в котором хранила только те украшения, которые надоели ей хуже горькой редьки. - Ланн, дай мне застёжку. Вещи врать не умеют! Авторитетно заявила Королева и что-то зашептала над тут же перекочевавшей к ней на ладонь драгоценной безделке.

     Только вот откуда зазнайке голубых благородных кровей было знать, что объединённая магия Ланнан Ши и баньши, которые стали тем, кем стали посредством одного и того же амулета, способны на многое, в том числе и изменить память предмета или живого существа. Моргана тут же увидела, что коварная фрейлина посмела точить зубы на того же мужчину, что и она, и впала в такую ярость, что придворные в ужасе бросились кто куда точно тараканы под ярким светом лампы.

     Адела стала тихонько перебирать струны золотой арфы, незаметно заставляя свою грозную госпожу успокоиться.

     - Никому нельзя верить, даже собственная племянница вон какой змеёй подколодной оказалась! Ланн, разнюхай для меня, что сейчас творится в 'Трёх Парках'. Уж тебя-то точно никто не заподозрит в шпионаже.

     - Как пожелает моя королева. И о чём вы желаете узнать?

     - Мне нужно найти подход к одному эльфу из службы безопасности. Его зовут Лирдиль. Очаруй его для меня и вызнай, что за охранные чары наложены на команду Марса и Беллоны. Никак не могу подобрать ключик к этим мерзким плетениям. Там такого намешано, половина из них такая странная, что никто так и не смог разобраться, как их снять и не задеть паутинки сигнализации.

     - Как пожелаете, моя Королева. Мне идти прямо сейчас?

     - Поспеши, Ланн, надеюсь, ты не разочаруешь меня, как Фаила и Аэль.

     - Не беспокойтесь, моя госпожа, узнаю, что смогу и вернусь завтра, ближе к ночи, - Адела едва сдержалась, чтобы не расхохотаться в лицо не в меру зазнавшейся аристократки фейских кровей, поспешив удрать, от греха подальше.

     Оказавшись в городском парке, бывшая пиктская ведьма, лукаво сверкнув изумрудными глазами, ласково погладила дарёный эльфом амулет и пожелала оказаться в рабочем кабинете Лирдиля. Молодой эльф спал, уронив голову на сложенные на столешнице руки. Прекрасное лицо носило печать такой усталости, что Адела пожалела бедолагу и тихонечко выскользнула за дверь.

     Зеркало ей удалось найти только в кабинете для гостей. Поправив слегка растрепавшиеся волосы и расправив складки на юбке платья, ускользнула в дом к Алёне, предупредив подругу, что до завтрашнего вечера будет гостить в её родном городе и что надо поговорить без лишних ушей.

     'Жду тебя у меня, Адела. Фаор сделал всё, что только смог, как и остальные, чтобы в мою квартиру без моего ведома даже таракан не просочился от соседей'.

     'Уже иду, зеркало нашла, правда совсем запыхалась. Что же Беллона и Марс не заботятся о собственных сотрудницах?'

     'Программистки, системные администраторши и бета-тестерши относятся к уникальному типу 'свой в доску парень', и на такие мелочи, как лёгкая небрежность в облике, внимания не обращают, многие из них даже не люди и живут только в своих цифровых грёзах'.

     'Какое счастье, что Фаор отказался тут работать, представляю, как бы эти монстры из современного мира его изменили!'

     'Вряд ли больше, чем колдовство трёх ирландских задир в 'Смехе Феи'.

     От сногсшибательной новости, что Моргана велела ей охмурить Лирдиля, журналистка пришла в неописуемый восторг:

     - Лучшего подарка она для нас придумать уже не сможет! Теперь ты, не вызывая подозрений, хоть каждый день можешь разгуливать у всех на глазах с другом Рина, и ни одна придворная зараза ни к чему не посмеет придраться.

     - Дураков нет! Они ещё слишком живо помнят, какая участь ожидает того, кто прогневает Моргану. Она превратила Аэля в брошь с рубинами и отправила в сундук в сокровищнице за то, что посмел ослушаться её воли, не желая никуда отпускать меня одну!

     - Такое впечатление, что Королева Фей ревнует! - в глазах у Алёны запрыгали весёлые бесенята. - Вот бы найти их переписку, если она была. Мне кажется, Фаила втихую побивала к нему клинья...

     - О том, что фрейлина имеет виды на палача своей госпожи ходят упорные слухи, но, как ни старались, так никому ничего доказать и не удалось. Если Моргане, хотя бы, почудится, что эта парочка крутит роман у неё за спиной, боюсь, они надолго останутся ювелирными украшениями, если не навсегда. Это будет чересчур жестоко.

     - Если они существуют, будет достаточно спрятать их в надёжном месте, кто знает, иногда даже у самых отъявленных мерзавцев просыпается совесть.

     - Можно сделать лучше: подменить на сугубо деловую переписку, а романтические улики спрятать так, чтобы никто и никогда их не нашёл. Если попытаются отплатить добром за зло, выход простой, пригрозить, что весь архив отправится на стол к их госпоже, - Адела презрительно фыркнула, щуря изумрудные глазищи точно сытая и довольная жизнью кошка. - Только вот сначала надо отыскать эти письма.

     Баньши на несколько мгновений прикрыла глаза, как бывало, когда она выдаст нечто, о чём впоследствии будет ни сном, ни духом. Ланнан Ши тут же взяла с журнального столика ручку и блокнот и приготовилась записывать очередное послание дара Алёны. На это раз оно было в прозе.

     - Чтобы прищемить наглому цветку хвост, достаточно пойти по следу серебра, чтобы обнаружить то, что поможет держать двух псов Чёрной Королевы на короткой стальной цепи и больше не опасаться, что они посмеют испортить турнир воинственной богини!

     Девушка с тихим вздохом открыла глаза и вопросительно уставилась на подругу:

     - Ланн, ты успела записать?

     - Да, но нам надо точно знать, кто и, главное, где нашёл застёжки с родовым гербом Фаилы.

     - Гейл нашего Рина Лирдиль принёс их. Вот у него и надо спросить.

     - А что такое Гейл, Алёна? - бывшая пиктская ведьма словно пробовала незнакомое слово на вкус и цвет.

     - Почти родич, такой человек у людей называется побратим.

     - Ясно, значит, ему можно доверять, чутьё у нашего капитана такое, что и небожители, и ламии обзавидуются!

     - Придётся подождать: бедолага так устал, что заснул прямо за собственным столом, - в голосе Ланнан Ши прозвучали нотки сочувствия, за которыми она попыталась спрятать зарождающуюся симпатию к темноволосому эльфу.

     Впрочем, Алёна сразу учуяла, что между этими двоими всё не так просто, как они пытаются уверить не только окружающих, но и друг друга. 'Да, похоже? диагноз ясен: Аэль может идти лесом прямо сейчас. Сердце моей подруги очень скоро будет прочно и надолго занято, если не навсегда'.

     - Да, кстати, - проронила баньши, - сама шепни Моргане, что усыпила мою бдительность и втёрлась в доверие к команде Беллоны и Марса. Так ты сможешь избежать того, что тебя когда-нибудь раскроют. К тому же мы сможем легко скармливать нашим врагам полуправду, всего лишь утаивая фрагменты реального положения дел. Ты же сможешь нас своевременно предупреждать о диверсиях и новых интригах. Только, заклинаю тебя всем, что дорого для нас обеих, будь осторожна. Я совсем не хочу, чтобы с тобой случилось какое-нибудь несчастье.

     - Алёна, давно хотела тебе сказать, что совсем не привыкла, что рядом со мной есть те, кому можно безоглядно доверить даже свою собственную жизнь. Как бы мне узнать, что Лирдиль проснулся, чтобы переговорить с ним о пикантном задании от Королевы Фей лично для меня и договориться, как нам так действовать, чтобы гарантированно посадить в лужу эту мерзкую задаваку.

     - Сейчас я позвоню референту Службы безопасности 'Трёх Парок' Клодии, она из ларов, и попрошу передать нашему общему другу, что ты его ждёшь, сразу же, как он будет готов к твоему визиту.

     Алёна быстро набрала знакомый номер и радостно поздоровалась.

     - Привет, Клодия, как там дела?

     - Как обычно: Лирдиля сейчас из корабельной пушки не разбудишь, загоняли его Марс и Беллона. Но об этом мы поговорим без лишних ушей.

     - Вот этот засоня нам и нужен, мявни мне, дорогая, когда он продерёт свои солнечные зенки. У меня дома ожидает одна особа, которой очень надо переговорить с ним без лишних любопытных носов и глаз, дело весьма деликатное и касается тих двоих, так и передай.

     - И кого же записать на приём?

     - Аделу Ланн. Они знакомы, он сразу поймёт, что к чему. Только пусть сначала отоспится, время пока что, - акцент на этом 'пока' сразу расставил всё по местам, поэтому Клодия тут же перевела разговор на последние интересные события, которые не были досужими бабьими слухами, давая подруге материал для новых статей в её газету.

     Лирдиль с тихим вздохом очнулся от аромата кофе и пробормотал:

     - Клодия, я в полном восторге от твоей деликатности, надеюсь, у тебя веская причина будить меня?

     - Да, у вас на приём записана одна дама, но я могу перенести его или отменить. Как пожелаете, - карие глаза с тревогой посматривали на осунувшегося от постоянных проблем из-за интриг Морганы шефа. - Алёна говорит, что вы знакомы, и у неё есть какие-то важные сведения именно для вас, магистр Лирдиль.

     - Клодия, может, просветишь меня, кто она?

     - Некая Адела Ланн, вроде, она из народа Ши.

     - Позвони Алёне, я жду Аделу Ланн через час. Мне надо прийти в себя и привести немного в порядок мою потрёпанную неприятностями и постоянными авралами тушку.

     - Я немедленно позвоню. Что-нибудь ещё? - лара сразу же почуяла, что дело тут очень нечисто и оказалась права.

     - Закажи столик на двоих в 'Трое', мой дар подсказывает, что леди Аделе понадобится прикрытие на вражеской территории, всё-таки она - барда при дворе Королевы Фей Морганы. Хотя, чую, что всё далеко не так просто, как кажется. Только вот Алёна подругу не выдаст, а сама леди Ланн не торопится посвящать меня в свои многочисленные тайны.

     - Оооо, сколько страсти! Похоже, госпоже Аделе удалось вызвать у вас интерес, Лирдиль. В последнее время вы вообще перестали обращать внимание на всё, что не касается непосредственно безопасности 'Трёх Парок'.

     Просмеиваясь над выражением лёгкой досады на красивом лице эльфа, лара грациозно выплыла в приёмную и набрала знакомый номер.

     - Привет, милая. Лирдиль примет госпожу Ланн через час. Приятно видеть, что он хоть немного оживился, а то в последнее время шеф больше походил на побитый молью труп, Юпитер мне свидетель.

     Адела с помощью подруги долго наводила марафет, стараясь выглядеть современно и стильно, но в то же время строго по-деловому. Всё-таки это был сугубо рабочий визит. Тёмно-зелёное платье из плотного шёлка с вырезом-лодочкой и коротким рукавчиком, длинные волосы были убраны в модную в этом сезоне причёску. Заморачиваться макияжем подруги не стали: Ланн и так выглядела так, что мимо не мог пройти ни один мужчина, даже если был со спутницей, которая была готова испепелить взглядом сексапильную высокую и стройную блондинку с длинными ногами, обутыми в удобные босоножки на небольшом каблучке.

     Вызвав такси, Ланнан Ши отправилась в офис, решив, что лучше посмотрит кусочек города по пути и соберётся с мыслями. Она не понимала, почему её так тянет к темноволосому эльфу, но предчувствовала, что попала так же, как Алёна с Фаором. Своему чутью бывшая пиктская ведьма привыкла доверять безоговорочно, так как оно никогда её не подводило.

     Расплатившись с заинтересованно пялящимся на неё таксистом, Адела в который раз поблагодарила счастливый случай, что она неправильная Ланнан Ши, иначе жажда крови обуяла бы с такой силой, что последствия для бедолаги могли бы быть поистине фатальными.

     Лирдиль ждал гостью у входа, почувствовав, что она решит приехать, как тут принято у простых людей. Взгляд, которым наградил его водитель, не сулил эльфу ничего хорошего. Адела привычно пропустила просьбу дать телефончик, и оперлась на руку эльфа, грациозно выпархивая из порядком потрёпанного автомобиля.

     - Чем обязан чести лицезреть вас, Адела? - заинтересованный взгляд янтарных глаз лишь подтвердили опасения барды Морганы.

     - Давайте поговорим о делах там, где нас никто не сможет подслушать

     Пока поднимались по лестнице до лифта, Адела чувствовала на себе не только украдкой брошенные взгляды, но и предчувствие, что входить в кабину сейчас не стоит.

     - Может, прогуляемся пешочком? - спросила она, спрятав зелень глаз под золотистыми ресницами.

     - Мой кабинет расположен на двадцать пятом этаже, боюсь, это будет чересчур долгое восхождение даже для вас.

     - Уверена, что застрянем внутри не на один час, а разговор предстоит очень серьёзный и долгий, причём, кому нужно узнать о его содержании, решать будете самостоятельно.

     - И всё же, предлагаю рискнуть. В любом случае, активировав 'Сферу Безмолвия', сможем спокойно поговорить и там, а через пару часов его починят, и можно будет продолжить решать дела в обычном порядке в моём рабочем кабинете.

     - Как пожелаете, - пожав округлыми плечами, яблоневая дева вплыла в лифт, двери закрылись, а спустя десять этажей кабина не просто застряла, а ещё и свет погас.

     Лирдиль зажёг маленький файербол, активировал сферу безмолвия и удобно расположился на удобной скамеечке напротив, предусмотренной как раз для таких авральных случаев после того, как связался с техниками, обслуживающими лифтовое хозяйство.

     - Итак, Адела, я внимательно вас слушаю.

     Девушка задумчиво заглянула в янтарные глаза собеседника, а у того возникло ощущение, точно дочь народа Ши вывернула его душу наизнанку, внимательно изучила и вполне осталась довольна полученными результатами.

     - Видите ли, Лирдиль, вы же в курсе, что я - придворная барда Королевы Фей Морганы?

     - Да, как в том, что нам достаётся гораздо меньше от вашей госпожи, так как умеете незаметно вставлять палки в колёса и устранять надолго от активной деятельности наиболее опасных и удачливых из её слуг. Давайте отодвинем в сторону церемония: я слишком давно живу в мире современных людей и успел отвыкнуть от придворных экивоков

     Ланн, согласно кивнула изящной головой и, подумав, молча протянула амулет из янтаря, как раз в таких хранили аудио и видеозапись специалисты Волшебного народа, выдохнув:

     - Я оказалась в весьма двусмысленном положении. Когда вы прослушаете её последнее распоряжение, то поймёте, почему я обратилась за помощью именно к вам. Не выполнить его не получится, но надо вывернуться так, чтобы никто, кроме неё никак не пострадал. Ну, или хотя бы, чтобы риск неприятных последствий был минимален.

     Заинтригованный эльф прошептал активирующее заклятье и в немом изумлении просмотрел запись.

     - Вот уж никогда бы не подумал, что мы ну никак не сможем обойтись без услуг этой старой сводни и интриганки! - мужчина презрительно фыркнул, и убрал амулет в потайной карман рубашки, в его голосе стыло такое презрение, что Ланн сразу поняла, что нашла ещё одного надёжного союзника, который поможет утереть нос своим убийцам и обидчикам тех, кто стал её семьёй. - Итак, дорогая Адела, вам велели меня соблазнить? Такое могло прийти в голову только очень глупой правительнице. Впрочем, у нее годы уносят способность трезво мыслить и делать правильные выводы преступно стремительно.

     - Да уж, назвать её благоразумной женщиной не повернётся даже у самого безголового и безумного лепрекона. Кстати, лифт застрял под воздействием чар моей королевы.

     - Честно говоря, хотел сегодня пригласить тебя в ресторан. Ты же ещё ни разу не была? Пусть Моргана думает, что хитрее и умнее всех, только вот решать наши проблемы мы будем совершенно самостоятельно.

     - Нет уж, такого устроителя личной жизни даже заклятому врагу язык не повернётся пожелать: жалко станет.

     - Значит, пусть всё идёт своим чередом, только вот тебе тут придётся мелькать как можно чаще и словно случайно попадаться мне на глаза. Только сообщи через Алёну, чтобы смог передать хотя бы, где найти, чтобы тебе магию лишний раз не тратить.

     - Боюсь, королева будет в бешенстве, если до неё дойдёт, что её просто-напросто за нос водят.

     - Ну не всё ж Моргане куражиться над всеми и гадости направо и налево раздавать! Только вот, чтобы вышло убедительно, придётся чуть подыграть этой поганке, - янтарные глаза лукаво сверкнули из-под шапки тёмно-каштановых, почти чёрных волос, а Адела прыснула от смеха в кулачок, когда до неё дошло, что придумал ушлый эльф для убедительности.

     За те три часа, что им пришлось просидеть в комфортабельной комнатушке лифта, интриганы успели, как следует, подготовиться к 'выходу в люди'. Оба прекрасно понимали, что Королеве Фей совсем не понравится, что засланная в стан врагов барда пропала почти сразу же, как покинула Изумрудный остров. Причём там, что никакими следящими заклятиями никому пропажу так обнаружить и не удалось.

     Фея, ругая себя, что не доглядела, привычно срывала свою злобу на придворных, которые спасались бегством, точно тараканы от вооружившейся тапком хозяйки квартиры, которой такое сомнительное соседство никак не может прийтись по вкусу.

     - Принесите брошь, в которую я превратила Аэля. Пусть этот червь сыщет мою Ланн! Жаль, что иного пути просочиться в 'Три Парки' не оказалось! Меня без её музыки и пения снова гложет тоска, и одолевают недобрые предчувствия!

     Золотая массивная брошь в виде розы, украшенная великолепными сапфирами через миг обернулась синеглазым сидом, который лишь молча склонился перед королевой, но взгляд, который он украдкой бросил на правительницу из-под шапки серебристых волос, не сулили правительнице ничего хорошего. Аэль умел долго ждать, а потом наносить удар в спину в самый удачный момент. Из его врагов мало кто выживал, а из тех, кого велела извести Моргана и вовсе никого не осталось.

     - Что прикажете, моя госпожа? - в голосе не было и тени эмоций, но Моргана сразу поняла, что зря встала между своим палачом и златокудрой Ланн, впрочем, ничего изменить было уже нельзя, поэтому женщина коротко обронила.

     - Отправляйся вслед за моей бардой. Ничьи следящие заклятия не смогли и следов её разыскать. Я отправила ее в 'Три Парки' с весьма деликатным поручением. Только не вздумай ничем себя обнаружить: разнюхаешь всё и сразу обратно! Сделаешь всё, как велено, в канун середины зимы расколдую совсем!

     Аэль слишком хорошо знал, каковы могут быть личные поручения его госпожи, поэтому тут же исчез, пытаясь поскорее разыскать зеленоглазую девушку, которую привык считать своей собственностью, делить которую ни с кем, ясное дело, не собирался.

     Подвеска, её сид собственноручно добавил к связке амулетов, которую Адела не снимала с длинной шеи никогда, сразу показала, что Ланн находится в каком-то довольно тесном помещении внутри главного корпуса, принадлежащего корпорации 'Три Парки', причём, небольшая комнатка была оплетена чарами Морганы, а кто-то ещё и Сферу Безмолвия выпустил.

     'Понятно, моя королева! Вам приспичило, чтобы моя красавица охмурила по вашему приказу самого Лирдиля - второе лицо в службе безопасности этой клоаки! Надеюсь, Ланн не допустит ничего лишнего, иначе я собственноручно оторву этому наглецу его ушастую голову! Это моя женщина, и мне глубоко наплевать, а чего там желает моя госпожа! - синие глаза веяли январской стужей, обещая смерть любому, кто встанет между ним и златокудрой бардой. - Если мне хотя бы померещится, что она симпатизирует ему, то ей-то ничего не будет, отыграюсь на всех виновников этого безобразия!'

     Сид присел на чистенькую резную скамеечку у главного входа в офис, точно сплетённую из роскошного кружева, и сделал вид, что дремлет, пригревшись на солнышке. Специальные заклинания сделали так, что никто впоследствии так и не смог вспомнить одинокого мужчину, который четыре часа пробыл на солнцепёке в ожидании той, кого ему было велено разыскать во что бы то ни стало.

     Светлая бровка Аделы вопросительно взлетела над бездонными изумрудными омутами лукавых глаз:

     - Только ничего особо радикального, Лирдиль, иначе Моргана отправит меня в сундук в виде какой-нибудь драгоценной безделки, как Фаилу, за излишнюю блудливость...

     - О, поверь, Адела, ей будет не к чему придраться! - мужчина весело рассмеялся, представляя, как будет удивлена Королева Фей, когда все её ловушки будут виртуозно обойдены, и она останется с носом.

     - Моргана не смогла найти меня в мире современных людей и послала Аэля шпионить за мной. Он, кстати, уже час, как жарится в сквере около главного входа в офисы.

     - О, тогда моё предложение сразу убьёт двух зайцев!

     - Не смей мучить ушастых! - в притворном гневе Адела набросила на Лирдиля, но он ловко сгрёб скандалистку в охапку и принялся жадно целовать. - Как думаешь, моему сопернику понравятся твои заметно припухшие губы и счастливый, как сейчас, взгляд?

     Ланнан Ши не стала ничего говорить, не до того им было. До сида, к которому у неё был длинный счёт, начинающийся с подлого удара кинжала в спину и пленения на долгие тысячелетия под пятой Морганы, ей и дела не было. Она жадно навёрстывала упоительные моменты, которых катастрофически не хватало в двух предыдущих 'жизнях' и отказывать себе в маленьких удовольствиях из-за синеглазого паразита не собиралась.

     Сладкая парочка, откровенно воркуя, намеренно прошла мимо скамейки, на которой притаился Аэль. Яблоневая дева весело смеялась над очередной забавной историей из жизни программистов и бета-тестеров. Голос девушки звенел точно хрустальные колокольчики заставляя некогда самого успешного и хладнокровного убийцу Морганы тихо млеть от удовольствия и всеми фибрами души ненавидя более удачливого соперника, которому Ланн почему-то позволила гораздо больше, чем ему.

     'Надеюсь, что дальше поцелуев у них дело не дошло за четыре часа!' - в отчаянии подумал Аэль, выудил из потайного кармана тонкий серебряный стилет и примерился, чтобы половчее оборвать жизнь ненавистного эльфа, но потом передумал, решив, что пока отложит месть: пока этот ухарь был зачем-то нужен Морганы, трогать его не стоило. Слишком уж скора была на расправу его королева, зачастую совершенно не думая о последствиях своих поступков даже для неё самой. На всех остальных этой высокородной интриганке было попросту начхать и размазать.

     - Мой старый друг Рин, он наполовину баньши, а наполовину лепрекон, вчера рассказал мне забавный случай.

     - Какой? - во взгляде Ланн было столько любопытства, что её спутник решил, что получать в уплату за рассказ ещё один весьма пылкий поцелуй будет справедливо.

     Адела немного поломалась и поворчала, чтобы не уронить марку, но через минут десять сдалась: больно уж многообещающе выглядел взбешённый вполне невинным флиртом Аэль. Естественно, на её с Лирдилем взгляд. Кожу сида сначала залила восковая бледность, потом он что-то неразборчиво прошипел себе под нос, а потом пошёл пунцовыми пятнами, изо всех сил стараясь сдержать гнев.

     Адела немного поломалась и поворчала, чтобы не уронить марку, но через минут десять сдалась: больно уж многообещающе выглядел взбешённый вполне невинным флиртом Аэль. Естественно, на её с Лирдилем взгляд. Кожу сида сначала залила восковая бледность, потом он что-то неразборчиво прошипел себе под нос, а потом пошёл пунцовыми пятнами, изо всех сил стараясь сдержать гнев.

     Между тем соперник гостеприимно распахнул дверцу машины, за рулём который сидел личный водитель из ларов, помогая Ланн устроиться на заднем сидении. При этом он умудрился ещё несколько раз поцеловать податливые губы. Палач Морганы с ужасом понял, что белокурой кокетке пришлось по вкусу подобное обхождение. Через несколько мгновений черноволосый сердцеед тоже оказался на заднем сидении и экипаж, который предпочитали в мире современных людей вместо более привычных конных повозок. Ещё через пару вздохов машина отчалила в неизвестном направлении. Ослушаться хлёсткого приказа Морганы, прозвучавшего в голове он не посмел, возвращаясь во дворец Королевы Фей, поклявшись не только избавиться от соперника, но и отомстить своей госпоже за то, что столь бесцеремонно посмела сунуть нос в его личную жизнь.

     Одар как раз решил с позволения фурий и Геката пока что присмотреть за домом. Он не мог обзавестись новым жилищем, согласно древним законам своего народа, пока не вернёт заветный горшочек с древними золотыми монетами, который принёс из отчего дома, когда начал взрослую жизнь.

     Рыжеволосый лепрекон прекрасно понимал, что ему понадобится помощь, чтобы ловко щёлкнуть Моргану по носу и вернуть хотя бы ту часть своего имущества, без которого быть ему бродягой. Она даже утратил право привести себе жену, так как своего угла у него не будет до тех пор, пока пропажа не вернётся в его заботливые руки.

     Как рачительный и домовитый хозяин он сразу же понял, что ведьма Иветта всей душой любит свой дом и заботится обо всех, кого судьба занесла под его гостеприимную крышу. В наступающих сумерках на росистых газонах веселились нимфы, оглашая окрестности хрустальным смехом, дриада о чём-то тихо переговаривалась с Маргаритой, явно советуясь. Бородатый гном трудолюбиво стучал молотом. Выковывая заказной амулет для одного из клиентов, раздражённо бурча, что толкового помощника сейчас днём с огнём не сыскать, хоть бери себе смертного помощника. Две нимфы с упоением брызгались друг в друга водой, с интересом поглядывая на нового гостя колдуньи, но не смея подойти к нему или даже просто перекинуться парой-другой слов. В глубине ухоженного парка кто-то наигрывал на свирели прекрасную, но отчего-то очень грустную мелодию.

     'С ума сойти, как ей удалось сделать так, чтобы тут поселилась одна из морриган из Бросселианского леса. Хотя, судя по тому, что я слышал, Иветта - девушка очень толковая и не вредная, в пику Моргане. Надеюсь, что побыстрее придумаю, как вернуть свой горшочек с золотом и устроиться где-нибудь в пригороде. Благо, Ланн очень вовремя предложила мне свою помощь и защиту. При случае обязательно отплачу ей добром за добро, я же не эта безмозглая фифа, с которой все носятся точно с расписной торбой! Было бы с кем!' - лепрекон презрительно фыркнул и пошёл осматривать ведьмины угодья.

     Проходя мимо пышно цветущих кустов шиповника, украшенного карминовыми бутонами, он заметил свёрток дорогой бумаги, явно надушенной дорогими женскими духами. Такие ароматы сейчас были признаком отменного вкуса и роскоши при дворе Морганы. 'Ну-ка, посмотрим, что это такое. Вопрос, кто пробирался в угодья Иветты в отсутствие хозяйки. Не иначе кто-то из придворных одной безголовой злодейки с Изумрудного острова', - и Одар бережно вынул из колючих зарослей находку и развязал серебряную тесёмочку, которая не давала личным письмам рассыпаться.

     На листах украшенной цветочным узором бумаги голубоглазая фея очень витиевато, но между строк, признавалась в любви главному и самому удачливому палачу Морганы. Правда ответы Аэля были полны скрытого яда и откровенной насмешки.

     'Глупая девчонка, беда с вами! Ну, вот куда несёшься. Как мотылёк к жарко пылающему костру. Ты ему совершенно не подходишь и не нужна. Ланн, надеюсь, избавится от непрошеного внимания этого ухаря. Она также слишком хороша для этого повесы и юбочника, как и ты! Надеюсь, что смогу тебя убедить, как ошибаешься, пытаясь подарить своё сердце и душу тому, кто не способен оценить такой щедрый презент по достоинству! Надо спрятать письма, пока никто другой не нашёл, а при случае вернуть!'

     Часовая прогулка позволила лепрекону не только успокоиться, но и придумать, как прихватить Моргану за задницу и щёлкнуть по носу её не в меру ретивых слуг, один из которых был его соплеменником и принёс слишком много бед и боли окружающим. Решив, что про письма он Алёне и Аделе расскажет, но попросит не губить молоденькую и слишком ещё безголовую фею, которой просто ещё не хватало жизненного опыта, чтобы не быть на посылках у собственной королевы.

     Аэль переместился к подъезду дома, куда вошла парочка, но так и не смог проникнуть внутрь. С чарами баньши у остальных представителей Волшебного народа отношения были чересчур сложные. Сплюнув с досады прямо на асфальт, он был вынужден вернуться к своей госпоже и доложить обо всём, что удалось узнать, возмущаясь наглостью ушлого эльфа.

     - Успокойся. Дурачок, это я велела Ланн прибрать к рукам Лирдиля. Теперь мы всегда будем в курсе последних новостей.

     - Моя королева, я ещё ни разу ни о чём вас не просил. Немедленно верните мою возлюбленную во дворец! Фаила прекрасно справляется с подобного рода поручениями! - вот чего никак не ожидал сердцеед с серебристыми волосами и глазами цвета вечернего неба, так это то, что Моргана сдаст его своей фрейлине с потрохами.

     - Ты! Ты! Ты! Ты клялся мне в вечной любви, а потом вдруг резко охладел. Я пыталась вернуть то, чего никогда и не было. Простите меня, моя королева, вы оказались правы! Этот, этот... - она задохнулась, тщетно пытаясь совладать с гневом, и так и не смогла подобрать верного слова. - Всё, катись, к кому хочешь, хоть прямо сейчас! Моя госпожа, позвольте мне немного побыть в одиночестве. В таком состоянии я вряд ли смогу быть вам хоть чем-то полезна, - Фаила не хотела, чтобы неверный возлюбленный видел её слёзы.

     - Аэль, ты до Середины Зимы будешь брошью, коль скоро не в состоянии вести себя благоразумна. Фаила, прогуляйся в мир современных людей на пару дней. Там столько чудес, что ты быстро выкинешь из головы и сердца этого неблагодарного поросёнка.

     - Благодарю, моя госпожа. Боюсь, что мне понадобится минимум неделя.

     - Хорошо, считай, что у тебя двухнедельный отпуск. Используй его с толком: я не знаю, когда смогу себе в следующий раз отпустить. Твои таланты слишком важны для меня, милочка.

     Пришлось прервать подготовку к кибертурниру, так как Рина забрали на многочасовой инструктаж в свете патовой ситуации, а звонок Алёны заставил меня вызвать такси и мчаться к ней домой. Похоже, Моргана опять затеяла очередную интригу, пытаясь доказать всему миру, что круче её только яйца варёные. Впрочем, по дороге получил ещё и смс-ку от Одара, который попросил заскочить в дом к моей подопечной, так как у него возникли неожиданные затруднения, и он не знает, как ему лучше поступить.

     Выскользнув из автомобиля, я с удивлением увидел бледную, как свежевыпавший снег, Фаилу, которая неуверенно топталась у ворот особняка, который принадлежит Ведьме Иветте.

     - Ты-то что тут позабыла? - с удивлением понял, что могу считывать события чужой жизни, точно смотря фильм, поэтому сразу понял, что девушке сейчас слишком холодно и больно, и с расспросами лучше повременить. - Аэль - мужчина слишком ненадёжный. Пойдём в дом, расскажешь, чем могу тебе помочь, чашка горячего чая даже фее в расстроенных чувствах будет не лишней. Мелисса прекрасно поможет снять напряжение и успокоить нервы.

     Поблагодарив меня полным признательности взглядом, фрейлина Морганы позволила препроводить себя в гостиную и усадить на диван. Сам я присел в кресло напротив, а спустя минут пять к нам присоединился и Одар с пачкой писем.

     - В прошлую нашу встречу, Фаор я никому не хотела вредить. Просто хотела спрятать мою переписку с Аэлем там, где до неё не доберётся моя Королева.

     Прислушавшись к тому, что говорил мой дар, был вынужден согласиться:

     - Знаю, Фаила, неужели ты думаешь, что сидела бы в этой уютной гостиной, если бы это было не так?

     - Эти письма сугубо личные, мне бы хотелось их сжечь. Моргана меня со свету сживёт, если узнает, что у нас с её любимым палачом был роман, продлившийся три столетия.

     Мы с Одаром переглянулись, и он вернул феечке пропажу. Никто из нас не ожидал, что свёрток надушенной тонким ароматом дорогущей бумаги полетит в жарко пылающий камин. По бледным щекам девушки заструились слёзы, но она, похоже, совершенно не обращала внимания на то, что две пары глаз были свидетелями того, как гордая племянница самой Морганы оплакивает своё походя разбитое сердце.

     - Пойдём, - шепнул я лепрекону, осторожно потянув его за собой в соседнее помещение. - Ей и так несладко, пусть немного побудет одна, как раз чай с мелиссой заварится. Думаю, он ей будет весьма кстати.

     Фаила отсутствовала где-то полчаса, а когда вернулась, то хотя и была бледна, но уже успокоилась настолько, что полупрозрачные точно фарфоровые пальчики твёрдо держали чашку, нервно не подрагивая.

     - Пойдём, я покажу тебе сад. Представляешь, тут даже Морриган поселилась, когда капризы твоей тётки заставили её сбежать даже из Бросселианского леса. Марни наотрез отказалась шпионить в мире современных людей для твоей королевы. Впрочем, она поступила очень мудро, даром, что лесная ведьма, - Одар предложил за две недели показать Фаиле город и попытаться достучаться до израненной души феи, которая, точно устрица, сомкнув створки, глубоко ушла внутрь себя.

     Поняв, что тут прекрасно разберутся и без меня, торопливо попрощался и, снова вызвав такси, помчался к Алёне, ломая голову над тем, в какие ещё неприятности умудрилась влипнуть бедовая баньши. Так и подмывало добавить, что моя, но я прекрасно понимал, что на самом деле это пока что далеко от реального положения дел.

     Расплатившись с водителем, быстро доехал на лифте до пятого этажа и нажал на кнопку звонка. Открыл мне старый друг Рина:

     - Привет, Лирдиль, а тебя какими ветрами надуло? - снова ощутил укол неконтролируемой ревности, который, впрочем, так же быстро потух, как и вспыхнул: длинноухий проныра ласково обнимал Аделу за талию.

     - Сейчас Ланн тебе сама всё расскажет, - судя по тому, что приятель явно давился смехом, меня ждала удивительная история.

     - Ну, что у нас ещё плохого? - я тщательно скопировал ворчание и интонации капитана Зелёного из мультика 'Тайна Третьей планеты'.

     - О, скорее забавного. Присядь, Фаор, в ногах правды, как всем известно, нет. Кофе будешь? - Алёна доброжелательно мне улыбнулась, передала чашку с исходящим ароматным парком напитком, к которому вся наша компания уже успела порядком пристраститься.

     Когда журналистка присела рядом, моё сердце даже пропустило удар от волнения. Впрочем, всё же сдержался, чтобы не сгрести вредную девицу в охапку, лишь с лёгкой завистью посмотрел на откровенно флиртующую парочку и тяжело вздохнул, отхлебнув маленький глоточек из фарфоровой чашки.

     - Представляешь, Моргана велела мне прибрать к рукам Лирдиля. Хотя мы и без её неуместного сводничества сразу друг другу приглянулись. Только вот надо придумать, как пичкать эту интриганку дезинформацией, чуть приправленной реальными фактами, но без вреда для общего дела...

     Я, давясь смехом, с трудом выдавил из себя совсем уж сакраментальное:

     - Это как же вы без её-то высочайшего позволения посмели сварганить отношения? - наглая ирландская зараза оборзела настолько, что уже и мысли не могла допустить, что кто-то что-то может сделать по собственной инициативе, а не по указке Королевы Фей.

     - Фаор, от неё спасу никому и нигде уже нет. Ирландскую команду на турнире, который проводит корпорация 'Три Парки', спонсировала именно она, - тонкие пальцы Лирдиля неосознанно выбивали на столешнице журнального столика характерную дробь, которая всегда сопровождала с трудом сдерживаемый гнев.

     - Значит, надо собраться всем вместе и придумать, как поставить её на место и не позволить ей оставить только тех игроков, которые основательно слабее 'Счастливого Клевера'.

     - Ланн, ты ведь нам поможешь, душа моя?

     - Да, только вот тебе придётся изображать по уши влюблённого барана: глупого и согласного на всё за всего один мимолётный ласковый взгляд. Она же считает себя непризнанным знатоком мужских душ и мозгов! - Адела презрительно фыркнула, всем своим видом выражая своё отношение к Моргане. - Строит из себя всезнающую и всевидящую, а сама только походя ломает чужие судьбы!

     - Чтобы сломать, много ума не надо! - Марни пробралась в гостиную, не зная, стоит ли ей продолжать говорить. - Нам надо помочь Одару поскорее вернуть горшочек с древними золотыми монетами. Мне показалось, что у него серьёзные планы на племянницу Морганы. Кстати, он вполне может потребовать её руки в качестве виры за разрушенный и разграбленный холм.

     - И что ты предлагаешь?

     - Всё просто: Ланн надо приволочь Лирдиля на сегодняшний Полночный Бал, а когда королева спросит, что она хочет в награду за верную службу, затребовать именно этот горшочек. Моргана, решив восстановить пошатнувшееся у придворных доверие к ней, сделает широкий жест. Потом передать Одару его имущество, тогда он уже на рассвете сможет потребовать возмещения убытков и нанесённого его родовой чести ущерба. Только вот, кто знает, что потребует наш бравый колдун.

     - Главное, чтобы не руку придворной барды! Не отдам никому! - хитро посматривая на бывшую пиктскую колдунью, мужчина состроил свирепое выражение лица и грозно посмотрел на золотовласую спутницу, за что и получил от Ланнан Ши упредительный щелчок по носу.

     Яблоневая дева недовольно проворчала:

     - Этот вопрос, котик, мы обсудим без лишних ушей. Он касается только нас двоих, не так ли? Смотри, допрыгаешься, заставит тебя моя королева жениться! Гуляй, пока вольный!

     - Ланн, да хоть прямо сейчас и посватаюсь! Мне тебя давно нагадала одна баньши, так что даже и притворяться не стану, что возражаю против такого поворота событий. Только вот дозволит ли нам королева такое безобразие?

     - Куда она денется: ей до зарезу нужно быть в курсе всего, что творится в службе безопасности 'Трёх Парок', я всё равно так и буду придворной бардой. Лично она почти ничего не теряет. Только вот не понимает, что и мой час взыскать с неё виру скоро пробьёт. Прежде чем решиться на такой серьёзный шаг, Лирдиль, тебе нужно кое-что узнать обо мне, о чём в курсе лишь одна Алёна.

     Потянув за собой спутника, Адела увела его в соседнюю комнату и попросила активировать 'Сферу Безмолвия'.

     - Ланн, в чём дело? - в янтарных глазах горело такое сильное беспокойство за судьбу девушки, что она решила не тянуть кота за хвост.

     Мучить того, кто мимоходом умудрился похитить её сердце, дочь народа Ши не пожелала. Умолчать о канувшим в Реку Забвения прошлом было бы предательством чистой воды.

     - Скажи, ты слышал о том, что Аэль убил три тысячи лет тому назад пиктскую ведьму Аделу по приказу Морганы, а потом с помощью чар заставил призрака служить ей?

     - Да, но причём тут ты, Ланн?

     - Ты видел у Алёны на шее амулет баньши, сделанный матерью Рина?

     - Да, а в чём, собственно, дело? Я уже ничего не понимаю! Ланн, говори, будь добра, по существу.

     - Этот амулет позволил призраку Аделы стать златокудрой Ланн, вырвавшись из постылой тюрьмы. Ты всё ещё намерен связать наши судьбы в одну? - девушка так и не посмела поднять на эльфа полный боли взгляд, но иначе поступить было бы неправильно.

     - Это совершенно ничего не меняет, твоя личность осталась той же, а амулет перевёл тебя в ту форму существования, которая была оптимально. Такие случаи редки, но бывают, именно поэтому потребность в крови в данном случае осталась за бортом твоей 'лодки'. Чтобы не было путаницы, по документам проведём тебя как Адела Ланн. Я договорюсь с Танатом Морсом. Вот глупая ведьма! Ты что думала, что из-за такого пустяка я отвернусь от тебя? Да за кого ты меня вообще принимаешь, Адела! - решив, что целоваться гораздо безопаснее, чтобы спустить пар, он притянул девушку к себе, не давая продолжать говорить, по его мнению, совершеннейшую чушь.

     Когда Ланн перестала 'махать шашкой', Лирдиль ласково погладил девушку по золотистым волосам, выпуская успокаивающую магию и шепнул:

     - Адела, мы обязательно сегодня заявимся на Полночный Бал. Пусть Моргана думает, что её интрига удалась в полной мере. Только вот будь готова к тому, что она вполне может потребовать, чтобы мы скрепили наше сотрудничество браком. Только вот сведения, которые она будет исправно получать, будет учитывать исключительно наши интересы. Фаила и Одар пусть сами разбираются со своими отношениями. Уверен, что горшочек с древними монетами королева тебе отдаст без возражений.

     - И тебя ни капельки не смущает, что ещё совсем недавно я была всего лишь буйным призраком и любимой игрушкой Аэля и его госпожи?

     - Как будто в этом есть хоть капля твоей вины. Что было, то прошло. Глупо постоянно пережёвывать его. Мы всё равно ничего не в силах изменить. У нас есть настоящее и будущее, которое в основном зависит от принятых решений.

     Ласково обняв девушку за плечи, эльф пытливо заглянул в изумрудные омуты глаз, справедливо опасаясь, что капризная Яблоневая дева может дать ему от ворот поворот. Адела судорожно всхлипнула и решила не искушать судьбу снова.

     - Ты предлагаешь прямо сегодня появиться со мной во дворце Королевы Фей и устроить спектакль, распустив перья?

     - Конечно. Не будем её разочаровывать. Чтобы у Аэля не было ни малейшей возможности навредить никому из нас, достаточно всего лишь, чтобы сама Моргана настояла на нашем браке. Мы и Одару поможем, и избавимся от притязаний на тебя Аэля.

     - Хорошо, пусть будет так. Только вот если Моргана поведёт себя совсем не так, как ты предполагаешь, надо продумать запасной план.

     - Давай не будем бежать впереди лимузина. Это абсолютно бесполезное занятие, да ещё и опасное. Сегодняшний вечер расставит всё по местам. Полностью предсказать, как поведёт себя твоя капризная госпожа, не могут даже небожители, а мы и подавно.

     Когда парочка вернулась после разбора полётов, оба выглядели довольными. Словно, вопреки всем козням, всё же смогли найти лазейку из золотой клетки, в которую так настойчиво подталкивала их Моргана. Только вот ушлая интриганка никак не могла предположить, что Ланн изначально играет на другой стороне, а ушлый эльф заинтересовался девушкой и без её непосредственного вмешательства.

     За обсуждением деталей предстоящей аферы мы и не заметили, как на уставшую от июльской жары землю опустились бархатные лиловые сумерки. Одар с Фаилой всё ещё где-то бродили. Мы не стали ломать головы над этой загадкой. У нас и без этого было достаточно хлопот. Лирдиль, увидев, что солнечный диск уже коснулся горизонта, обнял Аделу и, лукаво сверкнув янтарными глазами, выдохнул спутнице прямо в ушко:

     - Дорогая, пожалуй, нам пора.

     - Надеюсь, у Морганы хватит ума не расколдовывать Аэля, иначе последствия такой глупости могут оказаться совершенно непредсказуемыми не только для нас, но и для неё.

     - Ну, если он будет слишком буянить, снова станет брошью, только и всего. Твоей королеве слишком нужен милый и пушистый крот в 'Трёх Парках', раз она подвинула своего фаворита, как нечто несущественное.

     - С вас захватывающее интервью! - тут же сказала своё веское слово Алёна, даже не возмутившись, что я не только сел совсем рядом с ней на диване, но и зарылся носом в пушистые пряди, свободно сбегающие водопадом ниже талии.

     - Не волнуйся, у тебя будет эксклюзив! - Лирдиль отвесил сероглазой баньши шутовской поклон и потянул Аделу за руку, напоминая, что им пора на Полночный Бал, чтобы их интрига увенчалась полным успехом, а не сокрушительным фиаско.

     Я тяжело вздохнул, провожая откровенно воркующую парочку тоскливым взглядом, ожидая, что Алёна выпроводит меня вон прямо сейчас. Только вот журналистка так и продолжала сидеть, прикрыв глаза, а потом с удивлением понял, что девушка попросту пригрелась в моих объятиях и спокойно заснула, доверчиво облокотившись об меня спиной. Так и просидел до полудня, боясь лишний раз пошевелиться, чтобы ненароком не разбудить своё капризное и непредсказуемое счастье.

     Адела, поддерживаемая под локоток Лирдилем, вплыла в бальный зал Морганы с эффектом разорвавшейся бомбы. По углам тут же послышались завистливые шепотки: больно уж хорош даже на взыскательный вкус избалованных фей был её спутник.

     Ланнан Ши сотворила в гостиной воздушное зеркало, чтобы мы с Алёной могли увидеть всё собственными глазами без малейшей опасности для себя. Естественно, перед таким искушением для меня противостоять оказалось невозможно. Впрочем, развернувшийся спектакль стоил бессонной ночи в обнимку со своим мирно посапывающим счастьем.

     Королева Фей что-то шепнула высокому темноволосому сиду, который тут же куда-то торопливо удалился, явно нервничая и опасаясь впасть в немилость у своей гневливой и скорой на расправу госпожи.

     Черноволосая же женщина, чьи глаза горели ярче ночных звёзд, мило улыбнулась барде и её спутнику и голосом, в котором звенели хрустальные ручьи, поприветствовала:

     - Рада, Лирдиль лей Таваэль, что вы отбросили глупые предрассудки и почтили мой дворец своим личным присутствием. Ланн, я тобой очень довольна.

     Адела с достоинством поклонилась и вопросительно взглянула на Моргану, ожидая дальнейших распоряжений. Выдержав довольно долгую паузу, во время которой несколько особо впечатлительных дам от ужаса упали в обморок, старшая дочь рода ле Фей взмахом руки велела музыкантам играть, а сама почти промурлыкала:

     - Вы сделаете мне огромное одолжение, Лирдиль, если вместе с Ланн откроете этот Полночный Бал, станцевав первый танец.

     - Почту за честь, я уже не жалею, что ваша барда уговорила меня прийти на сегодняшнее торжество. Всё-таки мир современных смертных в плане утончённости проигрывает подобного размаха мероприятиям, - и он учтиво склонил голову, как равный по родовитости и древности рода.

     Уже через пару мгновений заговорщики кружились под музыку, которую исполняли лучшие менестрели Королевы Фей, тихонько переговариваясь, но так, чтобы никто не смог не только не подслушать, но даже прочесть по губам.

     - Моргана явно задумала очередную пакость, Ланн.

     - Если она хочет расколдовать Аэля и показать ему, что он не у дел, то ещё более глупа, чем шепчутся в будуарах её же придворные.

     - Что-то мне подсказывает, что именно такой ход хозяйка замка и сделает в сегодняшней партии. Только вот чем завершится для нас сегодняшняя авантюра пока что не ясно.

     - Мы оба нужны ей живыми и в здравом уме. Только вот не думаю, что Аэль не затаит обиду на эту интриганку. Он своих обид никому и никогда не спускал. Будь осторожен, - в голосе девушки прозвучало столько беспокойства, что эльф не удержался и ласково поцеловал Ланн, сразу же почувствовав, как полный злобы взгляд забуравил ему спину.

     Впрочем, метнуть отравленный стилет в спину более удачливому воздыхателю Ланн палач Королевы Фей так и не успел. Королеве Феи слишком нужно было знать, что творится в сердце владений Марса и Беллоны, поэтому она снова превратила синеглазого в брошь с рубинами и заколола лиф платья, а потом томно выдохнула:

     - Сыграй для нас, как одна ты умеешь. Хочу убедиться, что господин лей Таваэль достоин моей любимой барды.

     Адела задумчиво перебирала золотые струны арфы, с неудовольствием заметив, что Моргана не собирается возвращать ей одолженного кавалера.

     Я вздрогнул и на пару мгновений отвёл взор от воздушного зеркала, впрочем, не забывая всё записывать на один из тех кристаллов, которые Алёна предпочитала обычным видеокассетам и флеш-картам. Марни, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить девушку, осторожно прикоснулась к моему свободному плечу и выдохнула:

     - Пока внимание Королевы Фей отвлечено от сокровищницы, могу попытаться стащить самое драгоценное сокровище Одара из выкранных госпожой ле Фей. Если мне удастся провернуть это дельце, то смогу считать себя отомщённой! - в голосе морриган было столько самодовольства, что сразу понял, что она выбрала идеальный момент для того, чтобы отомстить обидчице за то, что выжила её с родных просторов Бросселианского леса.

     - Марни, ты уверена, что сможешь провернуть свою аферу и не попасться в лапы к охране дворца Королевы?

     - Им сейчас не до меня будет. Моргана распустила хвост перед Лирдилем. Как бы она и правда не заставила его жениться на Аделе. С неё станется!

     - Марни, это всего лишь дело времени и того, как долго наши голубки будут идти на поводу у природной вредности и принципов. Ирландская пройдоха, надеюсь, получит адекватное наказание за всё то зло, которое она успела причинить окружающим.

     Морриган, проказливо улыбнувшись, перенеслась прямо в сокровищницу и, пользуясь острым чутьём лесной ведьмы, прокралась к сундуку, в котором лежал заветный горшочек Одара. Воровато оглянувшись, она спрятала трофей в объёмистую сумку на поясе.

     Тут на глаза девушке попалась фибула, в которой в свете магических шаров льдистыми бликами на гранях играли вставки в виде подснежников из голубоватого горного хрусталя. Решив, что вор у такого же безобразника может стащить серебряную безделку, опустила изящную вещицу в кармашек передника и, никем незамеченная вернулась в гостиную к Алёне.

     - Сегодня явно мой день! - рассмеялась Марни, ставя добычу на тумбочку и накладывая на неё специальные чары, которые не позволят ищейкам Королевы Фей когда-нибудь заполучить сокровище их друга в жадные до чужого добра руки.

     - Откуда у тебя эта фибула? - Алёна, почуяв сенсацию, тут же открыла ставшие бездонными точно штормящее зимнее море глаза.

     - Прихватила в качестве компенсации за беспокойство. Должна же я была оставить что-то для себя на память о таком подвиге во имя справедливости, - Морриган светилась от радости, не понимая, что этот её поступок навсегда изменит до этого безмятежную и спокойную жизнь.

     - Зря, за ней шлейфом в твоём будущем беспокойство и хлопоты тянутся. Как только охранные чары Королевы Фей ослабнут, придётся тебе какие-то задачи выполнять и распутывать целый клубок интриг и тайн.

     - Всё лучше, чем прозябать вдали от любимых кущ Бросселианского леса, куда не суждено вернуться по вине проклятья Морганы.

     - Почему? - моё чутьё зазвенело тревожным колокольцем, сразу почуял, что серебряная безделка не так проста, как кажется.

     - Давно дело было, ещё в средние века. Приглянулся нам один и тот же рыцарь. Рене отверг её притязания, а потом пропал. Меня же выслали вон, причём так, что обратно вернуться больше никогда не смогу. Скиталась по миру, пока у Иветты не обрела покой. Добрая она, хоть и ведьма. Только ведь и колдуньи разные бывают.

     Пожав узкими почти полупрозрачными плечиками, Марни упорхнула в свой домик внутри дуба, который приютил беглую морриган, укрыв от всех бурь за его пределами. Девушка убрала фибулу в пока ещё пустующую резную шкатулку, отделанную изнутри старинным бархатом, и убрала в сундук, где хранила те ценности, которые успела унести с собой до того, как её жилище разграбили по приказу Морганы.

     Перед глазами лесной ведьмы пронеслись два счастливых года в далёком прошлом, которые разлетелись на хрустальные осколки через пару месяцев после того, как возвращающийся из похода рыцарь случайно столкнулся на лесной тропе с Королевой Фей. 'Время лечит практически всё, Рене, - морриган тяжело вздохнула, - но шрамы, которые потом остаются, болят почти всегда. Я так и не смогла забыть тебя!' Решив, что разводить сырость по поводу утраченного восемьсот лет назад счастья уже слишком поздно, лесная ведьма принялась наводить порядок в и без того идеально чистых комнатках, пытаясь вновь вернуть утраченное было душевное равновесие.

     Перед глазами лесной ведьмы пронеслись два счастливых года в далёком прошлом, которые разлетелись на хрустальные осколки через пару месяцев после того, как возвращающийся из похода рыцарь случайно столкнулся на лесной тропе с Королевой Фей. 'Время лечит практически всё, Рене, - морриган тяжело вздохнула, - но шрамы, которые потом остаются, болят почти всегда. Я так и не смогла забыть тебя!' Решив, что разводить сырость по поводу утраченного восемьсот лет назад счастья уже слишком поздно, лесная ведьма принялась наводить порядок в и без того идеально чистых комнатках, пытаясь вновь вернуть утраченное было душевное равновесие.

     Алёна бросила на меня всего один пронзительный взгляд, и я понял, что она тоже почувствовала, что час фибулы ещё придёт. К счастью для всех нас, уже после обещающего быть совсем нелёгким кибертурнира.

     - Как-то эта вещь и прошлое Марни связаны, только вот пока что не знаю как. Надо будет попытаться собрать все факты, которые удастся нарыть. Очень скоро нам придётся со всем этим наследием иметь дело, - промурлыкала баньши, только, как вы сами понимаете, слушал я девушку в полуха, радуясь, что она не торопится упорхнуть из моих объятий.

     Между тем на балу страсти накалялись, журналистка, покачав головой, нахмурилась. Она прекрасно понимала, что сейчас чувствует Аэль, который мало того, потерял Ланн, но ещё и его госпожа открыто кокетничает с его соперником. Ситуация могла накалиться до предела и прорваться крупными неприятностями.

     Ощутив, что Алёну начинает бить крупная дрожь, прижал к себе и осторожно спросил:

     - Что-то не так?

     - Королева Фей напрасно так круто обошлась даже со своим фаворитом. Грядёт сильная буря. Из разряда тех, что кого угодно может поставить на место, даже Моргану...

     - Главное, чтобы по нам не срикошетило. Дурные ветры над Изумрудным островом над нашим мегаполисом вряд ли отразятся.

     - Блажен, кто верует... - мрачно сверкнув ставшими почти чёрными глазами, проронила баньши и уткнулась носом мне в плечо, крепко задумавшись.

     Между тем веселье, как и шепотки нарастали точно снежный ком. Придворные гадали, как на их судьбе отразится новое увлечение королевы. В отличие от впавшей в раж интриганки, они прекрасно понимали, что Главный Палач ни за что не спустит подобного рода обиду даже своей госпоже.

     Лирдиль старательно делал вид, что совершенно не понимает вполне непрозрачных намёков Морганы, всем своим видом показывая, что желал бы заполучить свою возлюбленную обратно. Только вот владычица здешних земель не торопилась возвращать Аделе её кавалера.

     Ланнан Ши продолжала сохранять невозмутимый вид, правда внутри неё уже кипела от ярости чистокровная пиктская ведьма, которая ехидно пополняла и без того уже внушительный список претензий к зеленоглазой ирландской колдунье.

     Тут в голову барды пришла идея, явно подсказанная её не полностью пока что прирученным даром яблоневой девы. Она слышала, что у древних кельтов считалось, что иной менестрель похлеще талантливого ведьмака будет. На губах Аделы заиграла весьма самодовольная и довольно кровожадная улыбка.

     Проходивший мимо сид с подносом, уставленный золотыми кубками с лучшими винами из погребов Королевы Фей, шарахнулся от девушки, точно она собиралась своими руками его в клочья разорвать. Решив не искушать судьбу, вежливо откланялся и торопливо покинул бальную залу.

     Ланн вплетала чары проклятого фонтана и особую магию народа Ши, ослабляя колдовские плетения, которые держали Аэля в плену, не давая наброситься на соперника и отомстить Моргане за то, тчо променяла его на того, кому бы он с удовольствием вонзил отравленный кинжал между лопаток.

     'Лирдиль, активируй амулет, я сейчас выпущу из броши фаворита моей госпожи. Тебе лучше не попадаться ему на глаза, иначе, как я чувствую, быть беде', - в голосе Ланн плескалось такое беспокойство, что эльф счёл за благо послушаться.

     - Простите, госпожа, но вынужден покинуть ваш дворец. Дела службы не терпят промедления. Если вы позволите, то попросить вашего позволения видеться с Ланн так часто, как позволят обстоятельства.

     - Зачем тебе барда, если ты можешь рассчитывать на мою благосклонность? - во взгляде повелительницы здешних мест стыла такая обида, что Лирдиль поспешил откланяться и вернуться в собственный кабинет, опаздывать на ежедневный доклад к Беллоне было чревато.

     Брошь, украшавшая лиф богато расшитого драгоценными камнями и причудливым узором платья Королевы Фей, с печальным звоном осыпалась на мраморный пол. Словно она была из стекла, а не из золота и рубинов.

     Аэль не стал тратить время и силы на Моргану, лишь смерил свою королеву мрачным взглядом. В синих глазах царил такой холод, что никто не посмел и пикнуть, когда он сгрёб Аделу в охапку и вывел в сад, раскинувшийся вокруг дворца.

     - Ланн, я, конечно, понимаю, что ты просто не посмела ослушаться Её приказа, но, сделай мне такое одолжение, не переусердствуй. Это ведь твоя магия выпустила меня на волю?

     - Да, но только до рассвета. Заклинания такой могущественной феи не сможет отменить даже равная ей по силе соплеменница. Лирдиль занимает важное место в интриге нашей госпожи. Если ты и дальше будешь стоять у неё на дороге, она сметёт тебя точно ставшую ненужной шахматную фигуру. Если ничего нельзя изменить, почему бы не постараться выпутаться из переплёта с минимальными потерями?

     - Ланн, я найду способ отомстить ей за нанесённую обиду! Держись от этого ухаря подальше, иначе ему недолго осталось жить. Ты - моя, заруби это на своём хорошеньком носике и никогда не забывай об этом!

     Адела едва успела ускользнуть от не в меру развоевавшегося кавалера, который пытался надеть на палец правой руки девушки массивный золотой перстень с гербом своего рода. Выходить замуж за своего убийцу у бывшей пиктской ведьмы не было никакого желания. Ланнан Ши вырвалась из назойливых объятий и вернулась к подножию трона Морганы, прекрасно понимая, что Аэль не оставит попыток добиться своего не мытьём, так катаньем...



История 8. Дневники Фаора: Интриги и пиксели в одном флаконе!



     Благодаря упреждающим мерам Лирдиля, все интриги против нас и 'Трёх Парок' потерпели сокрушительное фиаско. К слову сказать, Одар тоже внёс свою лепту, добром отплатив за то, что Марни вернула ему родовой горшочек со старинными золотыми монетами, и он смог обустроить новый дом на землях, которые преподнесли ему в дар за своевременную колдовскую помощь Марс и Беллона.

     До начала турнира оставались сутки. Мы были полностью готовы к тому, чтобы утереть нос всем зазнайкам и тем, кто умудрился уцелеть, пройдя все подковёрные интриги, которые Моргана почитала за высшую форму искусства, не чураясь самых мерзких и чёрных методов и ритуалов. Она придерживалась тех же взглядов, что и древнеримский император Калигула: 'Цель оправдывает средства!' и 'После нас хоть потоп!'. Именно поэтому её даже другие феи считали напастью похлеще бубонной чумы, войны и стихийных бедствий вместе взятых.

     Я покосился на Алёну, сразу заметив, что моя любимая баньши опять готова выдать очередное туманное пророчество, помнить содержание которого не будет, как только снова придёт в себя. Впрочем, уже привык таскать с собой повсюду толстенький блокнот и ручку и диктофон, сделав всё возможное, чтобы не потерять ни одной подсказки в преддверии развязки главной заварушки, в которую нашей команде предстояло нырнуть и попытаться выйти победителями.


     - Голубоглазый цветок должен опять зацвести,

       Ведь от своей судьбы, увы, никому не уйти.

       Вьётся интриги нить, но только отступит тьма,

       И Королева Сетей оставит дела сама...


     Потом Алёна несколько раз моргнула, прогоняя туман в голове, который всегда сопутствовал приходу дара предсказания, и беспомощно взглянув на меня, проворчала:

     - Вот почему у Волшебного народа всё так сложно? Зачем пророчествовать, если есть большая вероятность, что рядом никого не окажется, кто сможет законспектировать суть сказанного, а я потом ничего не буду помнить?

     - Выходи за меня замуж, уж я не упущу ни строчки! - нагло заявил я, за что мне тут же намяли бока, впрочем, я ни капельки не обиделся, лишь слегка подколол не в меру разбуянившуюся возлюбленную. - Обожаю людское присловье: 'Бьёт, значит, любит!', если взять его на копьё, то пора тебя в ЗАГС волочь. Неужели ты думаешь, что у меня совсем нет сердца?

     - Я тебе сейчас такой ЗАГС покажу, что будешь крюк в километров сто делать, едва учуешь меня!

     - Мечтать не вредно - вредно не мечтать! - ввернул я любимое присловье ведьмы Иветты, сгребая вредину в охапку так, что она и пальцем пошевелить уже не могла. - Даже не надейся, что когда-нибудь отступлюсь. Неужели я такой же противный как приснопамятный Гот?

     - Фаор, отпусти меня! Сейчас же!

     - Ну, если поцелуешь, может, и исполню твою просьбу, радость моя!

     - Дожили, ты уже до вымогательства опустился?!

     - А что мне ещё прикажешь делать, если на тебя снова вредность наскочила, и категорически отказываешься идти на контакт и компромисс? - удержать вновь затрепыхавшуюся пленницу.

     - Фаор, отпусти меня, сейчас же! - серые глаза девушки потемнели, переливаясь всеми оттенками серого штормящего моря, смотреть на игру цветов я был готов целую вечность.

     - Сначала поцелуй. Эхх, повезло Лирдилю: Адела оказалась не такой вредной, как некоторые баньши.

     Повозмущавшись исключительно из любви к высокому искусству, Алёна сначала легонько, словно нехотя коснулась моих губ. Только вот весь этот балаган тут же прекратился. Оторвались мы друг от друга только тогда, когда от нехватки воздуха перед глазами всё начало меркнуть.

     Как мне ни хотелось не размыкать рук, но своё обещание выполнил сразу же. Только вот Алёна не спешила ускользать. Оценивающе посмотрев на меня, она проворчала:

     - Покажи мне, что я вещала, пока мозги отпуск взяли.

     - Как всегда, информативно до ужаса и в стихах, вот о ком идёт речь, нам, - я намеренно сделал акцент на это сладкое для меня 'нам'. - Честно говоря, ничего толкового в глупую башку не приходит, - уткнувшись носом журналистке в висок, принялся терпеливо ждать, что она поймёт, призвав на помощь способности баньши.

     Алёна совсем не возражала против моего соседства, чувствовать тепло её тела совсем рядом было волнующе и очень приятно. Вредина сопела, вздыхала и что-то невнятно бормотала себе под нос, пытаясь поскорее разгадать загадку, подкинутую весьма своенравным даром. Потом она тяжело вздохнула и повернулась ко мне лицом. Я увидел в глазах растерянность и боль:

     - Ну, Королева сетей - это Моргана, а вот что за голубоглазый цветок? Мутация какая-то, а не предсказание! Ещё зацвести должен! Ещё парочка таких пророчеств и, боюсь, вы получите буйно помешанную баньши со всеми вытекающими отсюда последствиями!

     - Успокойся, радость моя, всему своё время, - ласково погладил девушку по тёмно-русым волосам, почувствовал, как она напряглась, и не стал слишком усердствовать. - Кибертурнир стартует завтра. Лично я уверен, что прекрасная Моргана держит в рукаве своего бального платья много весьма неприятных козырей.

     - Да, мой дар предостерегает о том же. Фаор, даже не знаю, к чему нам готовиться, как бы неприятности не начались прямо сегодня. Надеюсь, Лирдиль и Адела вовремя предупредят нас об опасности.

     - Королева Фей не должна догадаться, что сладкая парочка играет на противоположном поле, - я потёр скулу, что делал всегда, когда жизнь подкидывала задачку, ответа на которую у меня не было.

     - Не должна. Наша Ланн очень осторожна, только вот ей всё больше не нравится, что её госпожа слишком много времени проводит с нашим щёголем, заставляя барду развлекать придворных сладкоголосым пением и игрой на арфе.

     - О чём думает эта безголовая ведьма? Аэль же только до Середины Зимы будет брошью, а потом, потом... - в глазах моей любимой баньши снова проглянула полночь. - Потом ей придётся платить по всем счетам. Проклятие расправит крылья и доведёт хитроумную интригу лепрекона до логического конца! - я привычно сделал пометки на тот случай, если 'девичья память' по части глубинных проявлений собственного дара предсказаний снова сыграет с моей любимой злую шутку.

     Тут в гостиную в небольшом коттедже, который выделили нашей команде, появилась донельзя встревоженная и непривычно растрёпанная Фаила. В голубых глазах племянницы Морганы стыла зимняя стужа. Алёна, опасаясь неадекватного поведения девушки, выудила из сумочки рукав платья и шарф, добытые в тот день, когда она стала баньши.

     - Что случилось? - недовольно проронила Алёна.

     Я решил не доводить странную ситуацию до точки кипения и незаметно встал между дамами. Ясное дело, справедливо опасаясь, что они сгоряча способны наломать такой воз дров, что мало потом никому не покажется. Приготовив заклинание, которое в случае крайней нужды, обездвижит обеих, стал терпеливо дожидаться дальнейшего развития событий.

     - Ланн в большой беде! - девушка судорожно всхлипнула, было видно, что она на грани истерики. - Алёна, посмотри сама в моей памяти. Я, я совершенно случайно услышала разговор королевы с одним из своих отравителей. Есть такие яды, которые, которые превращают в живую куклу, полностью подвластную тому, кто его дал. Моргана хочет дать такое зелье своей барде и Лирдилю, поженить их и получать всё и сразу. Аэль сразу же перестанет быть фаворитом моей тётки.

     Журналистка сжала ледяными пальцами тоненькое полупрозрачное запястье, увидев, что фея говорит только правду:

     - Сегодня на Полночном Балу Моргана готова нанести свой подлый удар. Надо сделать так, чтобы сид Арветлинн не донёс мерзкое пойло до своей королевы, иначе нам всем мало не покажется. До турнира мы просто-напросто не доживём.

     Марни, сунув любопытный нос в гостиную, промурлыкала:

     - Это вы об этом, у которого фиалковые глаза и волосы цвета киновари?

     - Да, - всхлипнув от ужаса, выдавила из себя Фаила. - Это он только с виду такой добренький и обходительный. Он бы и Моргану сделал своей любимой живой куклой, да её ещё сразу после рождения заговорили от подобной напасти.

     Я рассеянно поскрёб внезапно зачесавшуюся макушку и внёс рацпредложение:

     - Так надо просто заговорить наших голубков, все команды и персонал 'Трёх Парок' от такого типа неприятностей. Есть на примете соответствующий специалист?

     - Оказывается, сегодня зашёл к вам на огонёк на редкость удачно! - сияющий как начищенный медный тазик при виде Фаилы Одар чинно со всеми поздоровался и продолжил. - Сделаю всё в лучшем виде и, даже, - он сделал эффектную паузу, - совершенно бесплатно. Знаю я одно хитрое заклинание, произнеся которое прямо сейчас, утру нос сразу двум своим старинным и злейшим врагам. Ведь это мерзкий Арветлинн отравил мою первую жену, которая была пиктской ведьмой. Сколько верёвочке не виться, а конец завсегда один! Обожаю ёмкие и точные присловья простых смертных! Думаю, что это маленькое дельце надо обтяпать прямо сейчас. Если есть проблема, то откладывать её решение на потом лучше не стоит. Фаила, тебе тоже следует задержаться, а то как бы чего не вышло. Слишком уж бедовая у тебя тётка, милочка.

     Лепрекон выудил из сумки кусочек угля и принялся чертить какие-то незнакомые мне символы прямо на деревянном полу, что-то бормоча себе под нос и тихонько вздыхая. Юная феечка с любопытством смотрела на все приготовления, но отвлекать неуместными сейчас вопросами не стала.

     - Так, а теперь, Фаор, сообщите Беллоне и Марсу о готовящейся угрозе, и что мне придётся сегодняшнюю ночь провести в зале, где будет проводиться кибертурнир, чтобы обезопасить всех, вплоть до зрителей, от поисков Морганы.

     Наблюдать за работой настоящего ведьмака из разряда 'профи высокого качества' оказалось на редкость интересно. Такого количества непонятной абракадабры, произнесённой вслух, как и странных символов, мне, признаюсь честно, слышать и видеть ещё не приходилось.

     Когда с ладоней Одара сорвалось облачко зеленоватых искорок, почувствовал лёгкое покалывание на коже, но оно быстро исчезло, не доставив сильного беспокойства. Алёна шёпотом нашёптывала заметки на диктофон, чтобы потом создать статью для своей газеты. Было видно, что и она впервые видит подобного рода ритуал.

     - Марни, теперь на тебя гарантировано не подействует ни колдовство, ни самые сильные яды, как и на всех, кто переступит порог комплекса, где будет происходить кибертурнир. Все здесь присутствующие, а также Лирдиль и Адела также теперь в безопасности. Я обеспечил непрошибаемую защиту от козней Морганы с этого направления боевых действий, - при этом смотрел Одар только на Фаилу.

     Девушка заалела, как маков цвет, и принялась смущённо рассматривать изящную вязь из рун на полу, не смея посмотреть на лепрекона. К такому отношению со стороны мужчины она не привыкла, так как Аэль на такие мелочи, как красивые ухаживания, не растрачивался даже в отношении Королевы Фей.

     Марни, прекрасно понимая, к чему дело идёт, чуть завистливо посмотрела на смущённо мнущуюся племянницу ирландской интриганки и, озорно сверкнув синими глазищами, расхохоталась:

     - Сегодня лорд Арветлинн познает, что такое попасть под горячую руку лесной ведьмы! Что-то мне подсказывает, что в такой переплёт ему ещё ни разу не приходилось попадать. Служба Моргане отнимает у него столько времени и сил, что на личную жизнь их уже не остаётся! - расправив на точёной фигурке купленную специально на такой крайний случай тунику из натурального шёлка цвета вечернего неба.

     По рукавам, поясу и подолу бежала золотая вышивка. Длинные разрезы по бокам при каждом движении приоткрывали жадным взорам воздыхателям чуть больше, чем это было обычно принято. Босоножки на небольшом каблучке были прозрачными и делали и без того изящные ступни ещё более миниатюрными. Глубокое декольте было практически на грани приличия, а тонкий аромат дорогих духов лишь добавлял шика пленительному облику морриган.

     - Вы тут пока примите все меры, чтобы утереть нос этой паразитке, а я пока лишу её одного из самых весомых козырей в королевском корсете! - девушка насмешливо фыркнула, выражая своё 'фе' по поводу неприемлемого поведения давней врагини и попросту растворилась в полуденном воздухе, многозначительно подмигнув юной фее напоследок.

     Лорд Арветлинн уже и не помнил, как давно капризы его госпожи доводили его до такой степени изнеможения. В голове роились полные досады мысли: 'Если хоть одна живая или мёртвая душа узнает, что во мне зреет бунт, то не сносить мне головы! Вот чего этой вертихвостке всё неймётся? Меня отвергла, Аэль её, видите ли, больше приглянулся! Так теперь уже и собственный палач не хорош! Подавай возлюбленного Ланнан Ши! Совсем от безделья голову потеряла, старая перечница! Как жаль, что не осталось никого из старших родственников, которые бы смогли так выдать эту заразу замуж, чтобы по струнке ходила и рта не раскрывала без высочайшего дозволения супруга! Эхх, пора и мне подыскать себе достойную пару, чтобы дурные мысли в голову не лезли! Моргана - совсем не та дама, с которой следует связывать долгосрочные планы. Вот зачем она поцапалась с античными небожителями? Жили мы сами по себе, они нас не трогали... А теперь только и жди, как бы по носу не щёлкнули в отместку за излишнюю прыть Королевы Фей там, где совсем не надо было высовываться!'

     Тут его внимание привлекла синеглазая девица, явно морриган, которая во весь опор улепётывала от одного из его племянников. Сразу поняв, что перед ней старший родственник не в меру развоевавшегося недоросля, лесная ведьма спряталась за спиной одного из самых опасных слуг Королевы Фей и умоляюще на него посмотрела.

     - Тарилл, ты опять позоришь род Ясеня непотребным поведением? - в глазах цвета лесных фиалок стыла январская стужа.

     Младший племянник за словом в карман лезть не привык, поэтому сказал, что думает как на духу:

     - Дядя, помнится, последние лет двести вы настойчиво рекомендовали остепениться и подобрать подходящую партию из Волшебного народа? Мне вот эта строптивая зараза приглянулась!

     - Тарилл, по поводу твоего поведения с твоими родителями мы переговорим чуть позже, - чары, наложенные на морриган Одаром, подействовали безотказно, придворный отравитель самой Морганы оказался в полной власти колдовских чар, направленных адресно на него. - Леди, чем обязан счастью лицезреть вас?

     - Я, право, так и не поняла, почему ваш драгоценнейший племянник счёл меня такой же легкомысленной и дикой, как лесную нимфу. Ничего лишнего, кажется, в его отношении не позволила, - и Марни кокетливо хлопнула ресницами, с радостью заметив, что Арветлинн, стараясь не ударить лицом в грязь, старается привлечь её внимание.

     - Дядя, что вы за моду взяли уводить каждую девицу, которая нам с братом приглянется?! - возмущению младшего родственника не было предела.

     На прекрасном лице отразилась едва уловимая тень досады, а потом с тонко очерченных губ сорвалось несколько неразборчивых слов. Нахальный младший родственник превратился в цветок фиалки, который придворный щёголь и продел в петлицу сюртука.

     - Могу ли я узнать, как вас зовут, несравненная морриган?

     Марни с большим намёком хлопнула ресницами, опираясь на предложенную руку:

     - Марнея лер Таиллинн, к вашим услугам, лорд Арветлинн.

     - Младшая наследница древнего рода Фиалки лесных ведьм. Так и не понял, почему вы ни разу в жизни не появились на Полночном балу.

     - О, всего лишь давняя ссора с Королевой Фей из-за франкийского рыцаря! - синие глаза были полны такого лукавства, что несчастный сид в мгновение ока позабыл, что у него ещё остались недоделанные дела весьма щекотливого толка. - Только вот ваша повелительница злопамятна донельзя, поэтому я не смею появляться при дворе. Новости летят со скоростью лесного пожара. Совсем не хочу той же участи, что постигла лорда Аэля.

     - Я переговорю с моей госпожой, как только выпадет подходящий случай. К тому же не думаю, что у вас возникнут проблемы, коль скоро вы прибудете туда в сопровождении меня.

     - Не уверена, что стоит подвергать даже столь высокопоставленного господина и тени опасности оказаться в опале у Королевы Фей. Видите ли, мне всего лишь пришлось покинуть Броселиандский лес, о судьбе же Рене умалчивают даже легенды. Он как в воду канул и, боюсь, никто кроме Морганы, не в курсе, что произошло на самом деле.

     - Если она поймёт, что вы больше не соперничаете за внимание этого смертного, то, возможно, сменит гнев на милость, и позволит вам блистать при своём дворе в моём обществе.

     - Я подумаю, но пока что ничего обещать не стану! Быть морриган, значит, придерживаться определённых законов моего народа, - и она потянула кавалера в сторону живых беседок, о которых столько слышала, но видеть своими глазами это чудо королевства фей ей пока что не приходилось.

     - Надеюсь, что вы не подозреваете меня в неискренности? - сид недовольно поморщился, в который раз пожалев, что ему в душу запала именно морриган, а не девица попроще и поскромнее.

     - Если бы это было так, то поступила бы также, как в случае с вашим не в меру ретивым племянником! - Марни решила, что стоит поддать жару, поэтому загадочно улыбнулась и потащила спутника туда, куда ей и посоветовала Фаила.

     Водить по дворцовому парку восторженно ахающую молодую девицу оказалось очень приятно. Сид уже и не помнил, когда в последний раз ему было так весело. Он вспомнил все курьёзные случаи при дворе за последние веков десять. Смех вспугнул тишину, которая тут давно уже почувствовала себя полновластной хозяйкой здешних кущ.

     - Знаешь, Марни, я уже и позабыл, насколько прекрасным может быть закат, - посетовал главный отравитель Морганы.

     Он с грустью понял, что по собственной воле обделял себя даже самыми простыми радостями жизни в угоду женщине, которой никогда не было до него, как до мужчины, совсем никакого дела. 'Стоило столько веков распускать перед этой неблагодарной феей? Увы, нет. Это хорошо, что мне попалась на глаза эта красотка: Аэль помрёт от зависти, ведь 'его' Ланн благосклонна не к нему'.

     Когда сумерки плавно перешли в ясную тёплую ночь, Марни, не делая попытки отодвинуться, когда мужчина опустился рядом на резную деревянную скамеечку недопустимо близко, выдохнула едва слышно:

     - Я очень давно не была в Броселиандском лесу. Там тоже, наверно, всё теперь совсем иначе, чем хранит моя память.

     - Активировать уже провешенный портал - дело нехитрое.

     Арветлинн из рода Ясеня привык ковать железо пока горячо, поэтому решил, что добиваться взаимности у прекрасной лесной ведьмы лучше без чар и хитрых ядов. Он прекрасно понимал, в отличие от других, что такая пара особого счастья принести не сможет. 'Жаль, до Морганы никак не дойдёт даже такая простая истина. И дался ей этот эльф! Я, на её месте, не стал бы ссориться с Ланнан Ши. Это не простодушная и кроткая морриган, у которой она увела смертного возлюбленного', - пожав плечами, мужчина открыл проход туда, где Марни потеряла своё сердце.

     Ночной Броселиандский лес встретил незваных гостей ощущением чуда пением цикад. Девушка бросила благодарный взгляд на спутника и предложила прогуляться под светом звёзд. Мирно беседуя, парочка пробродила по тёмным тропинкам до вечера следующего дня.

     - Очень жаль, Марни, но я должен вернуться во дворец Королевы Фей по делам службы. Как только подвернётся благоприятный момент, я обязательно переговорю о тебе с моей повелительницей.

     - Боюсь, ты только зря потеряешь время: Моргана не из тех, кто прощает сердечные обиды.

     Королева Фей и не заметила, что давно ей на глаза не попадалась ни собственная племянница, ни главный отравитель. Женщина любовалась роскошной диадемой, которую ей прислал очередной воздыхатель. Судя по всему, ещё один лепрекон решил попытать счастья с Морганой. Вещь была настолько изумительной и почти невесомой, что интриганка забыла обо всём на свете. Она почти весь день провертелась, любуясь собой, у огромного, от пола до потолка, серебряного зеркала.

     Фаила с радостью поняла, что их с Одаром план имеет прекрасные шансы увенчаться триумфом.

     - Моя госпожа, вас ждёт ещё один подарок, только на этот раз он ещё и с сюрпризом. Разгадав загадку, вы получите ещё и информацию о том, где скрыт ценный магический артефакт. Вы же уже лет триста ищете 'Полночную Слезу', которая позволяет заглядывать в чужие сны, которые могут многое рассказать о том, кто их видит.

     - Я давно знаю, где он, только вот видит око, да зуб неймёт. Дракон, который им владеет, требует какой-то 'Ключ от Полночных Дверей'. Ему, видите ли, до чёртиков надоела наша реальность, и он жаждет отправиться в путешествие по иным реальностям в поисках новых сокровищ и приключений.

     - Такой может изготовить только Геката, которая временно стала Гекатом. Господину Перекрёстков по плечу такое деяние, только вот он - Античный небожитель, с которыми вы в ссоре, моя госпожа. Хотя, есть у меня один знакомый лепрекон. Он может помочь, но у вас были серьёзные разногласия в прошлом. Я не знаю, что Одар затребует за работу.

     - Веди его ко мне, глупая девчонка! Отдам сразу, что попросит, а обманет - не заживётся на белом свете!

     Одар, лукаво сверкая изумрудными глазищами, выслушал повеление Морганы и сразу расставил все точки над 'И':

     - Всего-то и надо, что отдать мне в жёны Фаилу, сегодня же, и вернуть то, что вы у меня украли. Насчёт ключа уже переговорил с Гекатом. Бог колдовства должен мне услугу, так что получите его сразу же, как выполните все мои условия.

     - Племянница-то тебе моя на кой сдалась? - ревниво прошипела королева фей, её дар сразу же выдал, кто был неизвестным воздыхателем с безумно дорогими и прекрасными подарками. - Ладно, так и быть, по рукам! Только вот я драконов на дух не переношу. Сам принесёшь мне артефакт.

     - Как прикажешь, прекрасная госпожа, - лениво проронил Одар. - Только вот свадьба прямо сейчас. Никаких пышных приёмов нам не надо. У меня не так много свободного времени, чтобы тратить его на подобную чепуху, а артефакт получишь сразу же, как твои слуги вернут мне украденные тобой сокровища. Согласна?

     - Все слышали? Отныне Фаила - законная жена этого ухаря! - ядовито выплюнула правительница и что-то прошептала, а на лице девушки появился узор, говорящий, что время одиночества и скитаний навеки канули в реку Забвения. - То, что осталось от твоего барахла, получишь в обмен на артефакт. Проваливайте! Аудиенция окончена, все вон! - и она выгнала всех из тронного зала, не желая, чтобы хоть одна живая душа увидела, как она бесится, не имея ни малейшей возможности что-либо изменить.

     Лепрекон, справедливо опасаясь, что с Морганы станется сделать напоследок любую гадость, даже погубить самую младшую родственницу, быстро активировал амулет переноса. Молодая пара оказалась в землях, пожалованных ему за службу Марсом и Беллоной, где Фаила могла не опасаться козней собственной тётки.

     - Оставайся тут. Гекат уже дал мне заветный ключ, осталось произвести равноценный обмен. Прошу только об одном, пока меня нет дома, даже близко к ограде не приближайся. Кто знает, что ещё удумает Моргана, коль скоро она поняла, от кого присылались дары, которые принесли столько радости её беспокойному и непостоянному как горная река сердцу.

     Юная фея прекрасно понимала, что успокаиваться пока ещё слишком рано, поэтому отправилась осматривать небольшой особнячок в стиле стимпанк, который отчего-то больше всего пришёлся лепрекону по вкусу.

     Одар же, снова воспользовавшись амулетом, который на этот раз дал ему сам хозяин артефакта, перенёсся прямо к пещере заскучавшего от слишком спокойной и размеренной жизни дракона.

     Одар же, снова воспользовавшись амулетом, который на этот раз дал ему сам хозяин артефакта, перенёсся прямо к пещере заскучавшего от слишком спокойной и размеренной жизни дракона.

     - Галор, я принёс то, что обещал.

     Высокий молодой человек с хитрющими янтарными глазами вышел далеко не сразу, но в его руках было ожерелье из странных прозрачных камней, чьи грани играли даже в глубокой тени всеми цветами радуги и излучали ласковое сияние. Обнюхав трофей, он отдал артефакт рыжеволосому мужчине, а сам, перекинувшись во вторую ипостась, коротко бросил через плечо, распахнув кожистые крылья:

     Высокий молодой человек с хитрющими янтарными глазами вышел далеко не сразу, но в его руках было ожерелье из странных прозрачных камней, чьи грани играли даже в глубокой тени всеми цветами радуги и излучали ласковое сияние. Обнюхав трофей, он отдал артефакт рыжеволосому мужчине, а сам, перекинувшись во вторую ипостась, коротко бросил через плечо, распахнув кожистые крылья:

     - Всё, что сможешь забрать в пещере - твоё. Зря ты женился на фее, ещё и на племяннице самой Морганы. Замучает тебя глупая девка капризами и скандалами. Если, конечно, ты не проявил мудрость, и не остановил свой выбор на самой младшей. Она слишком молода, чтобы её характер испортился окончательно и бесповоротно, - и исчез, открыв межпространственный портал к новым тропам.

     Рин, всклокоченный и мрачный больше обычного, поднял нас задолго до того, как мы должны были присутствовать на открытии кибертурнира 'Античная экзотика' в качестве одной из команд-участниц. Я тихонько подошёл к другу и едва слышно спросил:

     - Что у нас ещё плохого, Боевая Букашка?

     - Пока ничего, но быть баньши даже на половину - приятного мало. Моргана снова что-то затевает. Фиала вовремя помогла нам избежать очень неприятных проблем, но буря ещё не миновала. Нам лишь удалось немного ослабить её. Адела и Лирдиль всё ещё в опасности, да и Марни взялась за очень сложную и опасную задачу. Арветлинн из рода Ясеня во дворце Королевы Фей не появился ни вчера, ни сегодня. Только вот это даёт всем лишь недолгую отсрочку. Трудно предположить, какой ещё фортель выкинет Моргана. Несколько команд чуть было не дисквалифицировали за попытку реала. Хорошо ещё, что Служба безопасности 'Трёх Парок' сравнила их случаи с нашими и предоставила достаточно доказательств. Получается, кто-то попытался ловко подставить слишком сильных для 'Счастливого Клевера' соперников. Все доказательства исключительно косвенные, поэтому щёлкнуть злодеев по наглым носам вряд ли удастся.

     - Этого следовало ожидать. Так что не забивай голову, у нас есть более насущные проблемы, - только вот на душе у меня скреблись кошки от недобрых предчувствий.

     - Так, нам пора. Берите свои вещи, выезжаем через десять минут. До того, как опуститься в кресла для геймеров, надо основательно всё проверить на предмет неприятных сюрпризов. Мы слишком часто имели дело с грязными выходками тётки Фаилы, поэтому Беллона лично просила нас подстраховать её специалистов.

     Заглянув в штормовые омуты алёниных глаз, сразу понял, что она скоро выдаст очередное весьма туманное пророчество, которое придётся записать слово в слово в надежде, что подом удастся понять, что же нам хотела подсказать сама судьба.

     Приехали в зал, где будет приходить кибертурнир, к счастью без малейшей заминки в пути. Правда, мне от этого на душе легче совсем не стало. Предчувствие зашевелилось в моей душе, и я притормозил друзей, чтобы предупредить несчастье:

     - Рин, там, в зале есть что-то, но опасно лишь для смертных игроков, - в моей голове вспыхнула туманная картинка, но я с ужасом понял, что Моргана совсем слетела с катушек, ведь поставила под угрозу даже своих подопечных. - Это ядовитые пауки. На твой род их яд не действует, а вот у баньши парализуют на несколько месяцев дар предсказания, а обычные люди и вовсе пойдут в расход. Даже вовремя введённая вакцина ничем не сможет помочь. Королева Фей сделала их ещё опаснее, чем морские змеи.

     - Стойте, где стоите, я позвоню Лирдилю.

     Мы удобно расположились на длинной деревянной скамье напротив главного входа, и каждый погрузился в свои неприятные думы. Я обнял Алёну, которая снова впала в почти полную прострацию, готовясь выдать очередное сумрачное предсказание, переполненное туманной вязью слов и намёков.

     Лирдиль прибыл в сопровождении нескольких специалистов из сидов, которые как раз устраняли модифицированных магическими и колдовскими способами животных и растения. Эльф деловито поздоровался со всеми нами и вошёл внутрь вместе с подчинёнными.

     Алёна бросила на меня задумчивый взгляд и успела нажать на кнопку диктофона, который приноровилась всегда носить с собой, чтобы не упустить ни одной подсказки своего на редкость своенравного и непредсказуемого дара.


     - Ласковый струн перезвон,

       Ведётся о прошлом рассказ,

       В нём есть подсказок не счесть,

       Сон будет в руку как раз...


       Там где тропинка бежит,

       На грани Яви и снов,

       Никто не будет забыт

       При взысканьи долгов.


       Ночь не скрывает следы,

       Всякий ответит за то,

       Что злобный Морганы слуга,

       Скрадёт золотое кольцо.


     Девушка сердито тряхнула головой и нажала на кнопку воспроизведения. Прослушав странное послание до последней точки, недовольно проворчала:

     - Как всегда, ни черта непонятно! - в резковатом голосе проступили отчётливые нотки обиды.

     Не удержавшись, обнял страдалицу и почувствовал, как она уткнулась носом мне в плечо вместо того, чтобы устроить очередной скандал.

     - Знаешь, а может спросить у Лирдиля, нет ли в качестве особого приза какого-то особо ценного артефакта, который может заинтересовать тонкого ценителя подобного рода вещей? Иначе, зачем Моргане продолжать плести интригу даже тогда, когда ей несколько раз крепко по рукам надавали за наглость?

     Выскользнувший на улицу эльф с тревогой в голосе проворчал:

     - Есть какой-то очень ценный приз за первое место. Его предоставил Одар. В сокровищнице дракона, который отдал ему все свои богатства в награду за возможность открыть тропы между мирами, некоторые магические раритеты были не в единственном экземпляре. Но что это конкретно, ни он, ни Беллона так и не сподобились никому сообщить, - эльф тяжело вздохнул, ему явно не понравилось, что даже ему начальница так и не соизволила рассказать подробностей.

     Подчинённые Лирдиля лей Таваэля, все как один мрачные и донельзя раздражённые, появились из зала, неся на спинах увесистые мешки, в которых что-то слабо шевелилось. Когда Алёна, испытав очередной приступ журналистского рвения, получила довольно нелюбезно обронённое начальником группы колдовской и магической зачистки:

     - Без комментариев, баньши! Все свои вопросы переадресуй Королеве Фей, - и сид с серо-стальными глазами попросту растворился в ещё приятно тёплом июльском воздухе.

     - Алёна, без обид. Нам ещё придётся разбираться с целым возом подарочков от Морганы, - смотреть на Лирдиля было жалко, такого роскошно-ламийского оттенка физиономии у лесного эльфа я ещё ни разу в жизни не встречал, хотя за последнее время повидал их порядком.

     Девушка тяжело вздохнула и обиженно надулась, впрочем, ненадолго. Ведущим кибертурнира 'Античная Экзотика' оказался сам Мегер.

     - Детка, тебе, что так по сердцу пауки и ещё какие-то похожие на них весьма отдалённо твари? Не думаю, что это так уж будет интересно кому-то, кроме дурной как не знаю что Морги! - бог мести презрительно фыркнул, выражая всю глубину презрения к задаваке, из-за которой ему пришлось сменить пол. - Морс обещал зайти, так что ведите себя хорошо, не то всем достанется на орехи! - и он услужливо распахнул входную дверь, пропуская Алёну вперёд, как того требовали современные правила приличий.

     Забияка сердито засопела, но удержала готовую сорваться с языка колкость, так как прекрасно понимала, что её всего лишь пытаются защитить от беспардонного фейского произвола теми методами, которые у них есть.

     Интерьер зала для кибертурнира поразил не только меня. Были воспроизведены интерьеры из кинофильма 'Звёздный Путь', причудливо декорированные элементами в стиле техно и стимпанк. Потоки света, перемешиваясь, заставляли воздух мерцать и переливаться такими оттенками и переливами, каких никогда в жизни никто из нас до сих пор не видел.

     - Командам-участницам большая просьба занять места, в которых вы проведёте всё время, пока будут проходить наши состязания. По желанию любой желающий из зрителей и гостей нашего мероприятия может окунуться в удивительный и полный приключений и неведомых опасностей, правда, только на тот срок, который после тестирования позволили штатные психологи и врачи корпорации 'Три Парки'.

     Алёна удобно устроилась в странной капсуле, очень похожей на ту, в которой обычно пребывали в анабиозе герои научно-фантастических фильмов, многие из которых были созданы специалистами Марса и Беллоны. Очень серьёзный сид аккуратно подключил всю систему и велел двум сотрудникам службы безопасности присматривать за баньши.

     Каждый из участников получил по вооружённой по последнему слову магии и техники эскорт, который предполагался сменять каждый час. Небожители не хотели дать Моргане ни полшанса на то, чтобы она смогла напакостить и сорвать мероприятие международного уровня. В этом году в состязаниях принимало триста команд практически из всех уголков света. Я сразу почувствовал, что даже без козней Королевы Фей нам придётся изрядно попотеть, чтобы первый приз достался именно команде корпорации 'Три Парки'. Больно уж достойные соперники вышли на старт.

     Каждый из участников получил по вооружённой по последнему слову магии и техники эскорт, который предполагался сменять каждый час. Небожители не хотели дать Моргане ни полшанса на то, чтобы она смогла напакостить и сорвать мероприятие международного уровня. В этом году в состязаниях принимало триста команд практически из всех уголков света. Я сразу почувствовал, что даже без козней Королевы Фей нам придётся изрядно попотеть, чтобы первый приз достался именно команде корпорации 'Три Парки'. Больно уж достойные соперники вышли на старт.

     Стартовые локации, как нас предупредила Беллона, для чистоты эксперимента были предоставлены совершенно новые, как и квесты, награды и некоторые виды вооружений и брони. Ради эксперимента у смертных появились магические артефакты и колдовские зелья. Вампирам и оборотням предложили физическое оружие. Всем расам предложили не доступные ранее таланты и ремесленные профессии. Только вот выучить все их за короткий месяц не представлялось возможным.

     - Нам надо так распределить всё это богатство, чтобы не было повторений. Тогда пати сможет использовать всё богатство возможностей, - Димка, возбуждённо сверкая голубыми глазищами, лазал в энциклопедии и делал какие-то расчёты на листе пергамента.

     После долгих споров, Рин распределил новинки по будущим владельцам. Квесты так и решили выполнять попарно, внимательно следя, а не выскочит ли ирландская чертовка из своей занюханной табакерки в самый неподходящий момент.

     Я был вынужден признать, что кач сделали труднее и медленнее для всех трёх рас, чтобы у игроков было как можно меньше времени на неуместные сейчас козни и подковёрные интриги. Шоу должно быть зрелищным и увлекательным, чтобы гости не заскучали на кибертурнире и тоже захотели влиться в игровой процесс. Естественно, что за доступ к пиксельным приключениям взималась ежемесячная абонентская плата. Правда, она была настолько мизерной по сравнению с конкурентами, что всё больше и больше желающих вливалось в этот весёлый маскарад под названием 'Баффи - победительница вампиров'.

     Горан повертел в руках странную штуковину, похожую на странную помесь ведьминой метлы и посоха мага из фэнтези фильма:

     - Рин, кто автор этой штуковины? Я что оборотней и вампиров буду станить и потом как хлам сметать в ближайшую канаву? Или по башке как в той старой игрушке для компьютера 'Спектр' 'Олли и Лисса', где дядюшка при невыполнении миссии бил женишка по башке оным предметом? - в изумрудных глазах было столько негодования, что наш командир отобрал у приятеля артефакт и поставил его у стены разрушенного здания.

     Мы и не заметили, как странная штуковина оказалась в руках у Алёны, которая разве что её не обнюхала и на зуб не попробовала, а потом словно отключилась. Все сразу поняли, что изучает с помощью талантов баньши странную игровую диковинку.

     Я, поигрывая одним из изящных серебряных метательных ножей, бдительно смотрел за окрестностями. Моё чутьё было как всегда начеку, но так и не смогло вовремя предупредить об опасности.

     Димка, что-то бурча себе под нос, с воодушевлением рылся среди кучи колдовских и магических амулетов, выбирая такие, которые добавляли его персу нужные статы. Выудив из кучи выточенный из горного хрусталя медальон на тоненьком кожаном шнурке, он долго вертел его в длинных пальцах, явно решая, стоит надеть находку на шею или ещё порыскать.

     Тут резкий сильный порыв ветра и чего-то ещё, что я сразу определил как стихийная фейская магия, заставили безделку оказаться там, где подобного рода вещи и носят, а потом случилось самое страшное.

     Тело бравого бета-тестера рассыпалось на множество маленьких летучих мышек, которые с противным писком бросились врассыпную.

     - Твою ж дивизию! - взвыл Рин, пустив в ход любимое ругательство начальника серверного отдела. - И как его обратно вернуть? До конца состязаний, кроме экстренных случаев, нам строго-настрого запрещено выходить из виртуала, кроме экстренных случаев. Если до заката не исправим ситуацию, нас дисквалифицируют по причине некомплекта.

     Я почесал подбородок и выдал единственное разумное предложение, которое пришло мне в голову:

     - Доложите Лирдилю о происшествии. Надо найти, есть ли ещё такие безделки на сервере или она была пока что одна, как сюда попала и что нам теперь с этим всем бардаком делать.

     - Связи с внешним миром у нас больше нет! - в голосе Рина было столько беспокойства, что переполошились все, кроме Алёны, которая так и не соизволила выйти из состояния полного погружения в странную реальность по ту сторону Врат Ночи. - Может, попытаешься дозваться до Аделы? - и он настойчиво затряс баньши за плечо.

     Журналистка открыла глаза и сразу накинулась на нас, требуя подробно рассказать, что произошло, пока она изучала весьма интересную пиксельную диковинку. Потом девушка опустилась на согретый солнцем камень и закрыла бездонные омуты изумрудных глаз Ваутитсы.

     - Мы заперты тут, как джинн в бутылке, которая заткнута пробкой с изображением Звезды Соломона. Придётся самим выпутываться. К сожалению, пока что ничего толкового в голову не приходит! - и она снова задумалась, уронив голову на согнутые в локтях руки и прошипев, чтобы без серьёзной причины никто не смел её беспокоить.

     Адела никак не могла понять, отчего у неё стало так неспокойно на душе. Королева Фей сегодня была явно не в духе и раздавала взбучки направо и налево без всякого повода. На счастье барды, сид, которого Моргана отхлестала изящным веером по щекам с такой силой, что из маленьких ранок выступила кровь, удирая, сшиб её вместе с арфой на пол. Золотая стрела лопнула, позволив Ланнан Ши немного отдохнуть и попытаться с помощью собственных талантов разобраться в причинах собственного беспокойства.

     - Моя госпожа, - она присела в реверансе, рискнув обратить на себя внимание разбушевавшейся правительницы. - У меня струна лопнула, могу я отлучиться к мастеру и исправить эту маленькую проблему.

     - Проваливай, Ланн, но до заката советую быть тут с исправным инструментом! Не до тебя мне сейчас: совсем придворные и слуги распустились! Где носит безголового Арветлинна? Это хорошо ещё, что у меня всегда есть запасные варианты для моих интриг! Да если он в ближайшие три дня не явится! Я! Я! Я! - тут она была вынуждена остановиться, чтобы набрать в грудь как можно больше воздуха. - Лично выщипаю ему шевелюру по волоску! А потом... А потом... Заставлю выпить особого средства от чесотки, чтобы лысым походил не сто, а тысячу лет! А потом превращу его в футбольный мяч, да так, чтобы чувствовал, когда спортсмены будут его пинать по всему полю! Проваливай, Ланн, не то, не дай Дану, превращу тебя во что-нибудь особо мерзкое и раздавлю каблучком! Мне нужна твоя музыка, отправляйся сейчас же и восстанови свою арфу. Иначе мне придётся набирать новый двор, клянусь Немоной!

     Аделу дважды просить не пришлось. Златокудрая яблоневая дева тут же испарилась, направляясь к одному мастеру, который жил неподалёку с просьбой помочь привести арфу в порядок, а сама отправилась разыскивать Лирдиля. Беспокойство только усиливалось, значит, где-то стряслась серьёзная беда, о которой она пока ещё была ни сном, ни духом.

     Барда поспешила в кабинет начальника отдела службы безопасности корпорации 'Трёх Парок', чтобы убедиться, что все её страхи - лишь отражение кавардака, который поднялся, когда Главный Отравитель Королевы Фей так и не пришёл к назначенному часу, чтобы принести коварный яд, чтобы его госпожа смогла добиться своих целей без всякого труда.

     Выслушав, что беспокоит Ланн, Лирдиль попытался связаться с Рином, но так и не добился успеха.

     - Тишина, что-то тут не так. Попробуй достучаться до Алёны. Может, тебе удастся то, в чём я потерпел поражение.

     Адела потянулась к подруге и почувствовала, что словно продирается сквозь густую паутину. Узор чар ясно говорил, что тут поработала её неугомонная госпожа. Впрочем, перед напором любимой барды Морганы они устоять не смогли.

     'Алёна, что случилось?' - в голосе яблоневой девы прозвучали нотки искреннего беспокойства.

     'Королева Фей подсуетилась, - и баньши обстоятельно рассказала о странном происшествии. - Если до заката мы не вернём Диму, то нас ожидает дисквалификация'.

     'Погоди, я предупрежу Лирдиля об опасности, ему так и не удалось с вами связаться'.

     - Милый, у Рина и его команды крупные неприятности. Моргана снова сделала очередной ход, да так, что никто сразу и не заметил.

     Когда Адела закончила свой рассказ, эльф помрачнел окончательно.

     - Надо доложить Беллоне и Марсу.

     - На теле Дмитрия должна быть метка или амулет, который ему надели на шею.

     - Сейчас сообщу начальству, и сделаем это сами. Ты слишком хорошо знаешь свою госпожу. Поможешь?

     - Даже не сомневайся, - уверила любимого Ланн.

     Адела внимательно рассмотрела страдальца, заметив, что его дыхание с каждым мгновением становилось всё слабее и слабее. Ланнан Ши тяжело вздохнула и принялась внимательно рассматривать самого молодого игрока в команде Рина.

     Девушка прекрасно понимала, что должна быть причина столь плачевного состояния физического тела. Никаких посторонних предметов у Дмитрия она не обнаружила, как не пыталась, как и прямо наложенных проклятий.

     - Лирдиль, всё это выглядит слишком странно. Как можно навредить цифровой проекции смертного человека так, чтобы он реальный стал медленно, но неотвратимо угасать. Тут нет магии Волшебного народа. Ты не мог бы позвать на помощь Одара. Может, он сможет разобраться во всей этой чертовщине?

     Лепрекон не стал заставлять себя долго ждать, прекрасно понимая, что дело пахнет керосином, как в особо сложных ситуациях любил говорить сам Танат Морс. Жену он благоразумно оставил дома, велев ларам бдительно охранять границы его владений.

     - Ты права, Адела. Это ламийское колдовство. Только вот я не знаком ни с кем, кто был бы настолько безголов, что пошёл бы на сделку с Морги.

     - Погоди-погоди, - яблоневая дева не скрывала своего беспокойства. - Один такой кровосос с янтарными глазами и волосами цвета киновари имел глупость связаться с ирландской интриганкой. Правда, я не в курсе, что с ним стало после того, как он провалил задание по устранению команды 'Трёх Парок' прямо в виртуале.

     - Одар, Диме можно помочь хоть как-то?

     - Только если найти амулет, который должен быть где-то неподалёку от того кровососа или Морганы, если она от него избавилась. Я не знаю, что посулила ему за верную службу Королева Фей. Ламии не особо любят начальство, особенно женского пола.

     - Если есть остаточный след, хотя бы совсем слабый, можно попытаться найти, откуда он идёт.

     - Нет никакого следа, но ты поищи. Кровосос где-то укрыт, скорее всего, неподалёку от дворца Морганы. Она подумает, что так близко от её логова искать никто не посмеет.

     - Не успею. Без моей арфы туда соваться опасно. А её починят не раньше завтрашнего утра.

     - Давай поищем с помощью объединённых чар, тогда и фейская волшба не сможет нам противостоять. Только лучше у меня дома. Фаила не слабее своей тётки, а все вместе, уверен, мы сможем отыскать того, кто подложил нам такую роскошную свинью.

     - Что-то мне подсказывает, что и ламий, и Дмитрий испустят последний вздох на закате. У нас в запасе всего шесть часов. Поспешим же! - Лирдиль галантно помог Аделе встать с кресла, в котором она так уютно устроилась, а уже через миг исчезли в арке портала, активированного лепреконом.

     Адела, недолго думая, выпустила свой непредсказуемый и ещё более дикий, чем у баньши или феи дар, только не приказала, а попросила помочь. Уловив, что талант, обладающий некоторой толикой свободной воли и неким подобием разума, испытал настоящий шок от столь нестандартного поведения собственной хозяйки, но тут же со всем рвением принялся выполнять поручение.

     - Фаила, ты куда запропастилась? Надеюсь, не твоя тётка умыкнула ещё и тебя? - по лицу Одара парочка сразу поняла, что мужчина не на шутку встревожен и от всего сердце переживает за свою жену, хотя та и состоит в близком родстве с самой Морганой.

     - Ар! - фея даже задохнулась от возмущения. - Я не покидала наших владений, не подходила к ограде, ни с кем не разговаривала по магофону, пока была одна в доме! Знаешь, при таком большом хозяйстве и хлопот много, - и молодая женщина ухватила мужа за рукав и вывела не крыльцо. - Ты же знаешь, что я терпеть не могу, когда вокруг пустует земля, вот и вырастила настоящий сад.

     - Ла, ты невозможна! Больше никогда не буду говорить с тобой по поводу ландшафтного дизайна. Это сколько же ты сил угрохала на его японскую разновидность?

     - Совсем капельку, не надо так волноваться. Все саженцы и семена мне привезли ещё до твоего ухода! - лукавые голубые глаза откровенно смеялись над впавшим в ступор супругом. - Только для того, чтобы всё прижилось и выросло. Ну, и камни установила, как положено.

     - Ты уж будь поосторожнее, мне совсем не хочется снова становиться вдовцом!

     - Вот что мне с тобой делать прикажешь? А тебе никогда не приходило в голову, что такая слишком яростная и всепоглощающая опека сведёт меня в могилу вернее, чем отравленный кинжал в сердце?

     - Поговори у меня, пигалица! Пигалица и есть, хотя и самая любимая! - сграбастав скандалистку в охапку, он привычно прекратил разгорающийся спор долгим поцелуем. - Нам твоя помощь нужна, Ла.

     - Рассказывай уже, Ар!

     Рассказ вверг фею в мрачное настроение, она слишком сильно переживала за тех, кто так и не стал ей врагами, несмотря на все козни собственной тётки.

     Накручивая на палец, и, потом, медленно отпуская на волю вызывающе-рыжий локон, Фаила несколько томительных минут обдумывала, как лучше поступить, чтобы поскорее разыскать бедового ламия и переправить сюда так, чтобы ни одна не узнала. Жизнь Дмитрия в реальном и виртуальном мире висела буквально на волоске. Наконец, голубоглазая интриганка промурлыкала, с обожанием взглянув на мужа:

     - Нам надо действовать не только быстро, но и скрытно, так ведь, любимый?

     - Ла, зачем говорить столь очевидные вещи, вот объясни мне, не обижаясь, будь уж так добра. Что у тебя за мода буквально с первого дня нашего знакомства специально мотать мне и без того расшатанные нервишки?

     - Ар, ты ведь планировал объединить магию всех четверых так? Предлагаю использовать ритуал 'Ирландский рассвет', только в качестве базы мы возьмём не мою магию, а Аделы. Она из нас единственная, кто не принадлежит к Волшебному народу по праву рождения. Она чем-то сродни тебя, ведь и в твоих жилах магия детей богини Дану переплелась с пиктскими чарами.

     Решив, что время разговоров безвозвратно прошло, фея выудила прямо из воздуха шкатулку, в которой оказалась целая прорва полотняных мешочков и серебряных флакончиков. Пока лепрекон и Лирдиль чертили пентаграммы, а Адела перебирала в памяти подходящие к случаю чары, Фаила принялась готовить смесь из разноцветных порошков, чтобы всыпать смесь в небольшую золотую жаровню, которая уже стояла на небольшом плоском камне, который был принесён сюда с помощью колдовства как раз для таких целей.

     Пока все линии и руны были начерчены, все заклятья прочитаны, мужчины выглядели так, словно на них в буквальном смысле этого слова пару суток без отдыха целину пахали. Отирая пот со лба пыльными рукавами, они в унисон облегчённо вздохнули, когда работа подошла к долгожданному для обоих концу.

     Ланн с помощью колдовского сгустка запалила порошок в жаровне. Призрачное пламя по цвету напоминало рассветное солнышко, было таким же ярким и ничем не замутнённым. Вместо арфы Ланнан Ши использовала силу и красоту собственного голоса на полную катушку, надеясь, что не охрипнет поутру. В этом случае гнев Королевы Фей будет столь велик, что его последствия могут быть фатальны не только для неё.

     Вокруг пентаграммы, не смотря на то, что до вечера ещё было четыре часа, заклубились мрачные тени и заскользили туманные фигуры. Впрочем, призраки ушедших времён здесь были исключительно для того, чтобы помочь барде Моргане отыскать того, без кого бедовый молодой человек не доживёт до наступления ночи.

     Адела прикрыла ставшие бездонными изумрудные глаза, и перед её мысленным взором от каждого из участников ритуала потянулся толстый жгут присущей именно его народу магии. Ланнан Ши запела, заставляя все четыре силы переплестись в причудливый канат, который, ярко вспыхнув, позволил интриганам проникнуть на территорию Королевы Фей так. Причём так ловко, что ни одна живая душа, дух или беспокойный мертвец не учуяли, что дела пошли совсем не так, как того хочет их непостоянная и ветреная госпожа. Все знали, что неё вечно было не семь, а целых двенадцать пятниц на неделе, и никто не мог гарантировать, что знает, на кого падут гнев и месть правительницы этих земель в следующий раз.

     Ланн было очень неспокойно, так как она чуяла какой-то подвох. Что-то ещё при заключении колдовского договора с вздорной брюнеткой гарантировало, что ламий не заживётся на белом свете. Моргана хранила собственные тайны ещё ответственнее, чем драконы накопленные веками сокровища. Яблоневая дева незримо просочилась в парк, раскинувшийся неподалёку от дворца её госпожи, и принялась искать клыкастую пропажу.

     Прошёл час, минул другой, да и третий уже был готов показать гневный кошачий хвост, а девушка так и не добилась успеха. Вот тут-то и подняла голову пиктская ведьма, не пожелавшая смириться с поражением. В памяти Аделы услужливо всплыла деревянная рогулька, с помощью которой она частенько в былые, уже навеки канувшие в Лету времена, смогла преуспеть там, где все остальные потерпели сокрушительное фиаско.

     Подняв с земли раздвоенную ветку, барда Морганы зашептала заветное заклятье, которое в прошлом частенько выручало ведьму. Этот метод срабатывал безотказно, совсем не важно, что нужно было обнаружить: пропавшую вещь или человека, золотую жилу или драгоценные камни, правду, похороненную под лавиной лжи. Прикрыв глаза, женщина из народа Ши осторожно пошла туда, куда её вела древнее колдовство давно почившего в бозе народа.

     Как и следовала ожидать, там, где томился пленник, обездвиженный не только с помощью чар, какие могли плести только ирландские феи, но и серебряными наручниками и кандалами, искать в здравом уме никому бы и в голову не взбрело. Хорошо ещё, что Фаила помогла распутать сложную вязь тёткиных заклятий удивительно быстро, не задев ни одной сторожевой паутинки в их прихотливом узоре.

     Одар подхватил кровососа с янтарными глазами и вызывающими волосами цвета киновари на руки, и небольшой отряд поспешно удалился в кабинет к Лирдилю, тщательно заметая малейшие следы. Смотреть на избитого и исцарапанного ламия стало жалко даже жене лепрекона, а уж она-то всякого насмотрелась за свою короткую жизнь при дворе собственной родственницы.

     - Теперь понятно, почему ты так долго его искала, Адела, - в голосе Фаилы было столько осуждения, что сразу же привлекло внимание даже Одара.

     - Что такое, радость моя? - переполошился лепрекон, не понимая, почему жена так среагировала на место, где нашли бедолагу, упакованного так, что и пикнуть не мог, а не то что организовать побег.

     - В этой беседке проходят все тайные встречи королевы и её свиты романтического толка. Существует даже негласный график, кто и в какое время может там порезвиться. Если бы кто-то из мужчин застукал там бедолагу, разбираться бы не стали. Уничтожили предполагаемого соперника и все дела, - в голубых глазах проскочило нечто такое, что все сразу поняли, что подобного рода произвол творится в маленьком будуаре с завидной регулярностью.

     - Ламий ещё и в глубоком беспамятстве, хотя никаких внешних и внутренних повреждений я не обнаружил.

     Одар распахнул куртку на груди пленника и принялся разыскивать татуировку, амулет или ещё какую небольшую безделку, какие так обожала Моргана. Потом решил поискать в длинной гривой цвета киновари, сбегающей прямо до лопаток.

     Внимание Аделы привлекла нитка нефритовых бус на тонкой, едва заметной серебряной цепочке, и она поспешила обратить на находку внимание:

     - Одар, тебе не кажется странным такое украшение у ламия?

     - Нефрит многим из них нравится за глубокий цвет и благородный вид, - лепрекон не сразу понял, к чему клонит Ланнан Ши.

     - В сочетании с серебряной цепочкой, нашпигованной чарами Морганы? - Адела сердито посмотрела на непонятливого колдуна, но прикасаться к украшению предусмотрительно не стала, прекрасно понимая, что подвохов тут не счесть.

     Одар минут десять бормотал над безделкой, а потом заставил её рассыпаться в мельчайшую пыль. Тут же Ланн почувствовала, как странные чары, которые мешали пробиться к команде Рина в виртуальную реальность, рассеялись как утренний туман.

     Лирдиль, переглянувшись с бардой королевы Морганы, оставили супругов разбираться с кровососом, а сами отправились посмотреть, как себя чувствует бедовый программист и бета-тестер. Лесной эльф с помощью магии исцеления привёл бедолагу в довольно сносный вид. Больше жизни молодого человека, как и глупого кровососа ничто в данный момент не угрожало.

     Ланнан Ши сразу же связалась с Алёной, чтобы убедиться, что пропажа нашлась и, и над командой больше не висит домоклов меч дисквалификации.

     - Всё уже в порядке, Адела. Вы подоспели тогда, когда мы уже смирились с неизбежным фиаско. Спасибо за помощь. Вы даже не представляете, что нам удалось пережить, когда стая летучих мышей вернулась в развалины, где мы сейчас качаемся и снова стала нашим бедовым товарищем.

     - Мы решили только половину проблемы! - в голосе Лирдиля, присоединившегося к беззвучному разговору, было столько тревоги, что баньши прислушалась к собственному чутью.

     - Это украшение из серебряной проволоки и нефрита и является вместилищем для заклятья, которое чуть не сняло нас с дистанции в самом начале пути. Оно не работает без прямого контакта с носителем, который обязательно должен быть ламием. Не сомневаюсь, что Моргана приготовила целый букет ловушек и подвохов на тот случай, если её проделка вскроется. Заклятья фей не действуют лишь на соплеменниц. Так что Фаиле придётся разбираться с тем, что накрутила любимая тётушка. Слишком уж Королева разрезвилась в последнее время, вы не находите?

     - Как будто главная головная боль Волшебного народа собирается у кого-то спрашивать разрешения! Это ещё хорошо, что Марни преуспела в том, чтобы лорд Арветлинн из рода Ясеня, хотя бы на время, позабыл о своих делишках с повелительницей. Только вот сильно сомневаюсь, что надолго.

     - Нам повезло, что Марнея лер Таиллинн играет на нашей стороне. - эхом отозвалась Ланн. - Насколько мне известно, сид при дворе Морганы пока что не появлялся. Вдобавок, чары лесной ведьмы не дают Моргане отыскать пропажу. Надеюсь, на пару-тройку дней эта парочка выпадет из поля зрения своей гневливой повелительницы.

     - Твои бы слова, любимая, да Дану в уши! Не думаю, что мы можем себе позволить расслабиться! - мужчина тяжело вздохнул и зарылся в лицом в золотистые волосы Аделы.

     - На кону стоит слишком много. Артефакт не должен попасть в лапы к Королеве Фей. Это грозит слишком уж крупными неприятностями для всех нас, - по тону мысленного голоса все сразу поняли, что журналистка снова пророчествует.

     Бывшая пиктская ведьма с удивлением увидела в руках у возлюбленного модифицированный диктофон из тех, какой используют современные люди, разве что функционально расширенный мастерами из корпорации 'Три Парки'. Он несколько раз прокрутил запись и задумался. На переносице залегла едва заметная складочка.

     - Диль, пока что нет причин так хмуриться. На этот раз мы успели вовремя. Главное, чтобы подобных сложностей в будущем у нашей команды не возникало. Хотя, с Морганой никогда не угадаешь, когда по голове со спины прилетит тяжёлый мешок с дорожной пылью или чем похуже.

     - Есть, Ланн! Она как-то смогла воздействовать на виртуальный мир через реальный. Ей удалось наделить смоделированный нашими специалистами предмет ранее непредусмотренными свойствами. Где гарантия, что такой предмет с подвохом на серверах 'Баффи - победительница вампиров' только один. Она постарается максимально проредить число команд-участниц, по возможности убрав с дистанции даже те, которые таят даже намёк на опасность победе 'Счастливого Клевера'.

     - Что же за артефакт Одар добавил в призовой фонд кибертурнира, что эта зараза готова рыть землю и идти на любые жертвы, чтобы заполучить занятное колечко?

     - Об этом вам лучше осведомиться у него самого и позаботиться, чтобы опасная вещица не попала в жадные ручки Королевы Фей. Слишком уж много бед за этим последует, - эхом отозвалась Алёна, и все сразу поняли, что так и будет, если они не вмешаются в этот пасьянс Морганы, чтобы он никогда у неё не сошёлся.

     - Раз у вас уже всё в порядке, то нам лучше вернуться и прояснить кое-какие вопросы, касательно приза и придумать, как лучше поступить, чтобы эта вертихвостка не получила слишком много могущества. С её темпераментом это может быть фатально не только для Изумрудного острова.

     Наложив на палату, куда спешно перевели Диму, когда самочувствие того резко ухудшилось, хотя анализы и компьютерное тестирование не выявили никаких нарушений. Все результаты говорили, что совершенно здоровый, по мнению медицины, молодой мужчина медленно, но верно угасает.

     Лирдиль обвил левой рукой тонкую талию Аделы и активировал возвратный амулет. На то, чтобы открывать даже уже провешенный портал у него попросту не оставалось сил.

     - Похоже, в 'Трёх Парках' завёлся очень умный крот. Очень немногие знают о колечке, которое я лично передал Марсу в качестве дополнительного приза за первое место, за второе - древняя шотландская фибула, отвращающая беды, а за третье - настольный амулет, дарящий здоровье и везение семье, проживающей под одной крышей.

     - А чем так примечателен этот артефакт, что Моргана так жаждет заполучить его, что у Алёны даже пророчество было, что оно не должно попасть ей в руки?

     - Надо вернуться и прояснить этот вопрос. Что-то мне подсказывает, что дело гораздо серьёзнее, чем может показаться при беглом осмотре, - и молодая пара вернулась во владения Одара.

     Лирдиль, как всегда, ухватил проблему с нужной стороны. Он встревожился не на шутку, его взгляд требовал от лепрекона ответа, причём с максимумом подробностей и нюансов и как можно скорее. Мужчина уткнулся носом в макушку Ланн, которая и не подумала отстраниться, когда мужские руки ещё сильнее прижали девушку к себе, чтобы успокоиться.

     - Это очень древняя вещь. Когда-то оно принадлежало королеве Гвиневере, жене короля Артура. Это обручальное колечко. Только вот оно стало гораздо могущественнее после того, как Мерлин наложил на него великое множество заклятий, пытаясь отвести от Камелота грядущие беды. Впрочем, насколько мы знаем, ему это не удалось. Только вот эта безделка способна на многое. Это самый сильный амулет, отвращающий беды, из всех, которые в настоящее время пока что не обзавелись хозяевами. Особенность этого в том, что лучше всего оно помогает замужним женщинам.

     - Так чего не оставил в подарок Фиале?

     - Моя жена - ирландка. Ты помнишь, чем окончился брак Артура и Гвиневеры?

     - Предательством, изменой и побегом с Ланселотом.

     - Не думаю, что мне хочется пройти через подобное испытание... - Одар хитро посмотрел на собеседника, увидев, как в янтарных глазах вспыхнули искры понимания.

     - Да уж, так сильно рисковать, не думая о последствиях, может только Моргана. Впрочем, она вроде не обзавелась законной половиной?

     - Нет, Королева Фей предпочитает скоротечные отношения со смертными мужчинами. Просто в этом случае властью и богатством делиться с возлюбленным не приходится. Наоборот, она так очаровывает бедолаг, что те сами готовы отдать всё до последней нитки. Богатства перекочёвывают в сокровищницу Морги, а когда несчастный становится слишком слаб, чтобы удовлетворить её сексуальные аппетиты, то засыпает, чтобы никогда уже не проснутся. Слуги относят отвергнутого фаворита в Грот Потерянных Душ, где те мирно почивают вплоть до кончины. А потом маги этой заразы превращают их в нечто подобное тому, чем была Адела. Не пропадать же добру, в конце концов. Именно так Моргана ответила на мой вопрос ещё в те далёкие времена, когда я делил кров с родителями и многочисленными братьями и сёстрами. Запомни, Лирдиль, это очень страшная женщина. Заполучив кольцо Гвиневеры, она сможет отыскать пещеру, где спит Мерлин, и вернуть к активной жизни короля Артура и его воинов. Причём так, что они будут всего лишь послушными любой её воле марионетками.

     Адела прислушалась к тому, что шепчет её дар и промурлыкала:

     - Самой кражи избежать никак не удастся, но вполне можно схитрить. Лаэль, до того, как я встретила тебя, надарил мне кучу всяких золотых и серебряных безделок. Одар, ты ведь можешь сделать так, чтобы подмены никто не обнаружил? Носить кольцо, принадлежащее ненавистной королеве Камелота, она вряд ли станет.

     - Если ты дашь мне похожее колечко, но оно должно быть точной копией и быть примерно из того же временного периода, то я создам такую иллюзию, что даже лепрекон ничего не пронюхает, не то что безголовая и ветреная Королева Фей.

     Ланн выудила из потайного кармана в сумочке, заговорённой на совесть от порчи, потери и кражи, небольшую нефритовую шкатулку, отделанную изнутри тёмно-зелёным бархатом. Сняв крышку с растительным, явно кельтским орнаментом, девушка принялась с энтузиазмом перебирать золотые и серебряные побрякушки, бурча себе под нос:

     - Ну, где же ты, милое? Я же помню, что Лаэль похвастался при этом, что оно - пара тому, что отягощало безымянный палец самой Гвиневеры, - тяжело вздохнув, яблоневая дева утроила усилия, которые закономерно в итоге были вознаграждены. - Вот оно, Диль.

     - Вскоре изящное колечко из красноватого золота, щедро изукрашенное причудливой вязью охранных чар и мелкими драгоценными камушками, которым неведомый мастер придал вид неземной красоты бабочек, оказалось на мозолистой ладони лепрекона.

     - Ланн, а ведь его давным-давно считали пропавшим. Оно принадлежало в своё время матери Артура, а потом бесследно исчезло почти сразу после её смерти. Так это, значит, Лаэль владел всё это время Светочем Правды. Это артефакт 'Светоч Правды', его подарила ей Дева Озера ещё тогда, когда та была совсем молоденькой девушкой. Его хозяина никто не сможет обмануть. Правда, если будешь сам лгать, то сила амулета покарает хозяина.

     - Сделай так, чтобы вор и Королева не почуяли подмены. Настоящий же приз получит тот, кто выиграет кибертурнир 'Античная экзотика'.

     Лукавые глаза Ланн сразу рассказали мужчинам, с каким упоением она будет наблюдать со стороны за мучениями своей госпожи, которая почти всегда врала. Зачастую, даже исключительно из любви к 'высокому искусству лжи', которое любила ничуть не меньше, чем многоходовые причудливые интриги в собственном исполнении.

     

     

     

     Лирдиль с тревогой посмотрел на Одара и пробурчал:

     - Вот как бы нам так подменить оригинал, чтобы даже небожители ничего не заподозрили, а потом сделать вид, что пропажа нашлась?

     - Нет ничего проще. На любой артефакт, который попадает в мои руки, я накладываю специальное заклятье 'Полное подчинение'. Никакие другие чары им не указ, мой приказ всегда будет приоритетным, - лепрекон расцвёл под восхищённым взглядом Фаилы и ласково обнял жену за талию, загадочно улыбаясь.

     - Надо вызнать у Алёны, когда ждать ограбления по-фейски, - деловито проворчал Одар. - Попасть впросак из-за собственной нерасторопности нам не с руки. Адела, сделай одолжение, поговори с подругой по этому поводу.

     Ланн ломаться не стала, а сразу достучалась до журналистки. Ответ несколько обескуражил яблоневую деву, но она передала слово в слово послание из пиксельного измерения:


     - Зависит всё от того,

       Когда ядовитый цветок

       Отринув зависть и спесь,