Соколова Наталья Владимировна: другие произведения.

Увезу я ведьму в тундру (Завершено)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:

    Аннотация: Кто сказал, что колдовство, любовь и археологические загадки не совместимы?.. Настоящие чувства даже в экстремальных условиях, отягощённых местным колдовством, способны преодолеть любые трудности. Ведьма Иветта и не думала, отправляясь по приглашению Виктора на раскопки на Кольском полуострове, что попадёт в слишком лихой переплёт. Экстрим и колдовство настоящей любви не помеха! Пятая книга серии "Этикет для сусликов, или Ведьма, фурии и прочие неприятности.

    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

    ВНИМАНИЕ! АВТОРСКИЙ ЧЕРНОВИК!

    Комментарии и оценки приветствуются =))). Пятая книга серии "Этикет для сусликов, или Ведьма, фурии и прочие неприятности". Отдельная, по сути, история.

    Всем спасибо за поддержку, комментарии и оценки, нам с Музом очень приятно).

    contador de visitas счетчик посещений

    Последнее обновление от 22.07.2016 г.
    Общий файл обновлён.
    Старая прода комм: 703. Новая прода: 720.
    Спасибо за помощь в отлове очепяток и блошачков).





Глава 1


     Поезд уносил девушку всё ближе и ближе к заветной цели. Накануне приезда на небольшой полустанок на Кольском полуострове, у которого и названия-то никакого не было, Иветта видела странный сон. В нём причудливо переплелись безмолвная просьба о помощи и предупреждение об опасности. Кто пробрался в её разум, пока она, убаюканная перестуком колёс поезда, задремала, так и осталось непонятно. Слов не было, только ощущение того, что надо спешить. Так как безжалостное время утекает, точно вода в жаркий песок пустыни.

     За окном уже весело пробегали сопки, одетые в тёмно-зелёный убор из сочной листвы. Кое-где шелестели на ветру карликовые деревья. Тундра затронула какую-то потаённую струну в душе ведьмы. Ветка, прикрыв глаза, направила свой дар в удивительное путешествие. Она тысячу раз успела пожалеть, что никогда не бывала в этих местах раньше.

     Сероглазый Виктор с неизменной гитарой за спиной, которая всегда путешествовала с ним ещё со школьных времён, встретил Иветту на неприметной платформе. Дитя научно-технического прогресса смотрелось на фоне дикого пейзажа также неуместно, как жираф на северном полюсе. Говорить он ничего девушке не стал, а только осторожно притянул к себе и уткнулся носом в рыжевато-каштановые пряди.

     Иветта сразу поняла, что молодой человек очень соскучился и просто так уже никогда и никуда её не отпустит. Впрочем, она совсем не возражала против такого поворота событий. Иногда прижаться щекой к надёжному плечу было не так уж и плохо. Слов им не надо было совсем: они понимали друг друга и так.

     От маленькой станции, название которой Ветка даже не запомнила, пришлось целый час трястись в небольшом Уазике. Правда, все неудобства окупились с лихвой. Да и Виктор, как мог, скрасил неприятную дорогу рассказами о нюансах местной жизни, и что они уже обнаружили на раскопе.

     - Мне сегодня странный сон приснился, словно мы очень скоро найдём что-то очень важное. Только вот попасть в руки к людям оно не должно, - выдохнула ведьмочка, когда их никто не мог услышать.

     - Значит, надо будет следовать за твоими видениями и обнаружить то, что может нести серьёзную опасность. Сделать это придётся до того, как артефакт обнаружат ничего не подозревающие об этом археологи. Есть хоть какие-то подсказки по поводу природы находки?

     - Пока нет. Может быть, если мы немного побродим по окрестностям вокруг раскопа, что-то прояснится. Надеюсь, что мой дар найдёт хоть какую-то зацепку.

     Было видно, что девушка злится на себя за то, что никак не может ухватить решение проблемы за куцый хвост. Ведь она слишком хорошо знала, какие события могут вызвать подобные посланники давно ушедшего прошлого. Особенно в руках тех, кто ни сном, ни духом об их особых возможностях.

     Парочка, прихватив с собой фотоаппарат и альбом для зарисовок, отправилась побродить по окрестностям. Ведьмочка впервые так долго путешествовала на поезде, поэтому ей до полусмерти хотелось, как следует, размять ноги.

     - Уверен, что тебе здесь тоже очень понравится. Только осторожно, смотри, куда идёшь. Местность тут слишком холмистая, чтобы ходить без проблем. Тебе придётся приноровиться к местному рельефу.

     Иветта только сейчас заметила, что даже походка у Виктора изменилась. Он ставил ногу чуть под углом, учитывая малейшее изменение поверхности дороги, и никуда не торопился.

     Взгляд ведьмочки неожиданно зацепило небольшое растение, щедро усыпанное малиновыми цветами. Почему-то дар проснулся и заворочался в её душе, и она ласково погладила яркие лепестки, мысленно попросив защиты. Вслух же с любопытством, горящим в светло-карих глазах, спросила:

     - Что это за цветы?

     - Княженика. Ты ведь ничего подобного ещё ни разу в жизни не видела, ведьма? - вывалившийся из зарослей полярной ивы кряжистый ширококостный мужчина девушке сразу не понравился.

     - А с чего вы взяли, что колдунья? - во взгляде девушки проскользнуло лёгкое недоумение. - Вы так всех гостей встречаете? Я - культуролог. Приехала поработать во время летних каникул в археологической экспедиции. Только и всего!

     - Рыбак рыбака видит издалека! Будьте осторожны, эта земля под завязку нашпигована древними легендами. Далеко не все из них безопасны. К тому же, тундра не любит чужаков и убивает тех, кто слаб духом или подл!

     Злорадство в чёрных, как полночь, бусинках глаз девушке совсем не понравилось. Ведьмино чутьё говорило, что незнакомец совсем не тот, за кого пытается себя выдать.

     - Спасибо, что предупредили. Мы будем начеку.

     Иветта сфотографировала растение и, бросив вопросительный взгляд на спутника, присела на кочку. Потом она принялась быстро зарисовывать кустик княженики, время от времени прикасаясь к малиновым лепесткам.

     Мужчина с копной всклокоченных чёрных волос ушёл так же неожиданно, как и свалился на головы парочки. Подчиняясь внутреннему порыву, девушка присела рядом с зарослями княженики. Тут на её ладонь упали два кулона на серебряных цепочках, похожих на яркие соцветия. Пожав плечами, ведьма надела один на шею себе, а второй отдала Виктору.

     Парень давно привык, что окружающий мир слишком часто поворачивается к ним обоим своей потаённой стороной. Поэтому лишь молча сделал, о чём молили светло-карие глаза. Ласково обняв спутницу за плечи, прошептал:

     - Странный человек, хотя вот человек ли он, сильно сомневаюсь. У меня нет никакого дара. Чутьё же в здешних краях обостряется настолько, что грядущие неприятности начинаешь предчувствовать за пару недель. Надеюсь, что мы, всё же, сумеем их избежать.

     Иветта ни один раз пожалела, что впервые с начала лета оказалась без помощи фурий. Та же Мегера застращала бы незнакомца так, что тот счёл бы за благо всё рассказать начистоту, ничего не утаивая. Ведьмино чутьё голосило об опасности. Только, увы, оно не дало ни единой подсказки об её природе.

     Тут девушка непроизвольно вздрогнула, когда на поясе джинсов истошно заверещал мобильный телефон. Бросив на Виктора весьма озадаченный взгляд, торопливо ответила. Из динамика раздался зычный голос Петра Даровича:

     - Доброе утро, Иветта, надеюсь, Виктор с вами?

     - Здравствуйте Пётр Дарович. Да, он показывает мне окрестности. Спасибо, что подписали разрешение на моё участие в археологических раскопках.

     - Не за что, Местина. Немедленно возвращайтесь обратно! Местные жители доложили, что в окрестностях бродит медведь! Дикий зверь нападает не только на одиноких путников, но и парочки. Летальных исходов пока не было, но дойдёт и до них. От безнаказанности животное изо дня в день ощутимо наглеет. При этом так умело обходит капканы и ловушки, что охотники были вынуждены обратиться для его поимки в посёлок Ловозеро. Создаётся впечатление, что матёрый самец обладает, сравнимыми с человеческими, способностями к принятию решений. Собаки, как только почуют его, сразу же забиваются, кто куда, и отказываются выходить на открытую местность.

     - Хорошо, Пётр Дарович. Мы ещё не успели уйти далеко. Минут через десять будем в лагере археологов, - отключившись, с явным сожалением в голосе, сказала спутнику. - Виктор, нам надо возвращаться. Объясню всё чуть позже. Странные дела тут творятся, причём явно неспроста. Поэтому, давай, не будем ссориться с ректором. Нам ещё три года под его началом до диплома учиться.

     Сероглазый парень неопределённо передёрнул плечами, и парочка быстро заспешила по дороге в сторону видимых невдалеке деревянных строений. Именно их местные власти выделили для учёных и их помощников.

     Ветка услышала треск в кустах малины, росших на пологом склоне кочки, мимо которой они сейчас проходили. Ведьмочка торопливо закопалась в сумке, отыскивая мешочек с порошком. Состав мог отпугнуть любого противника, человека или зверя, ему было совсем не важно. Прибавив ходу, молодые люди заспешили в сторону полевого летнего лагеря. Вслед им донеслось весьма недовольное рычание. Потом лесной исполин насмешливо фыркнул и бросился догонять беглецов.

     Девушка выдернула руку из ладоней спутника и повернулась к преследователю лицом. Зачерпнув в мешочке горсть синевато-чёрного порошка, она быстро зашептала наговор и попросила о помощи трёх фурий и Геката. Именно так ей настоятельно рекомендовали поступать всегда, когда ситуация накалится чересчур сильно.

     Внезапный порыв ветра унёс засиявшее призрачным лунным светом облачко, а осколок серого камня у самого носка сапога стал излучать приятное тепло. Решив, что поломает голову над этой загадкой в более безопасном месте, Иветта подхватила странный предмет. Он точно недоверчиво наблюдал за чужаками. Студентка торопливо запихнула его в карман ветровки и потянула за собой Виктора, шепнув:

     - Не нравится мне этот зверь. Что-то в нём очень неправильное присутствует, как и в осколке булыжника. Знать бы ещё, с чем мы столкнулись. Правда, сейчас главное - добраться до лагеря, не попав медведю в лапы.

     Раздался обиженный рёв. Потом треск в зарослях карликовых берёз и ив дал беглецам понять, что страшный гость предпочёл прекратить преследование и по-тихому слинять. Видимо, отправился искать для поимки более безобидных жертв.

     - Я вас предупреждал, как и ваше начальство! Злые духи бродят по окрестностям! К чужакам они ещё злее, чем к местным. Хотя, старики и поговаривают, что пора переносить стойбище подальше из этих богами проклятых мест!

     Ведьмочке черноглазый незнакомец нравился даже меньше, чем сбежавший зверь. Поэтому она взглядом попросила Виктора промолчать и потянула за собой, даже не сбавляя скорость.

     Мужчина что-то крикнул им вслед на родном языке, но с удивлением понял, что проклятие вернулось к нему ещё и усиленным. 'Вот ведь незадача, от этой заразы и её приятеля надо как можно скорее избавиться. Девка, и правда, ведьма, как мне и почудилось. Я - всего лишь колдун. Мне доступна лишь сила амулетов, напоённых чужой болью и силой. С этой чужачкой сам, точно, не справлюсь, кишка тонка. Вот ведь принесла нелёгкая! С виду совсем девчонка, а справилась с моими хитростями, даже не замедляя бега! Как от малой мошки отмахнулась! Придётся просить помощи у хозяина! Я даже не знаю, что ему понадобилось там, где особо древних вещей так и не нашли. Точно знаю, что сильные нойды в этих местах никогда не жили. Так что же ему тут понадобилось?'

     Ветка кулём осела на землю. Она бежала Во весь опор до тех пор, пока парочка не оказалась у самых ворот ограды из плотного частокола из оцинкованных металлических столбов. За ней и раскинулся летний посёлок, отданный под лагерь археологов. Чем больше колдунья раздумывала над странным поворотом событий, тем меньше всё происходящее начинало ей нравиться. Девушка уже знала, что снова вляпалась по самые уши в такие неприятности, справиться с которыми будет совсем не просто. Только вот, если раньше она была одна, то теперь нужно было придумать, как защитить других людей. Честь ведьмы требовала уберечь от лиха тех, с кем предстоит работать до конца лета.

     Иветта вскоре совсем помрачнела, что не укрылось от взгляда седенького старичка с карими глазами. Местный житель явно был чем-то не на шутку встревожен:

     - Пётр, сын Дара, а почему ты не сказал, что оказался столь прозорливым, что, словно в ответ на наши молитвы, прихватил на раскопки настоящую ведьму? Девица, хоть и молодая ещё совсем, но очень могучая! Теперь всё не так страшно, как могло бы быть!

     Ветка задумчиво посмотрела на незнакомого гостя начальника экспедиции и недовольно проворчала:

     - Пётр Дарович, а почему меня обзывают? Я что-то не так делаю?

     - Не знаю, Местина, но у тебя во взгляде, и правда, есть что-то колдовское.

     Девушка насмешливо фыркнула и лукаво покосилась на Виктора. Парень улыбнулся в ответ, ласково обнял Иветту за плечи и усадил рядом на чисто выскобленную дубовую скамью. Выудив из кармана осколок зеленовато-коричневого камня, на поверхности которого ещё можно было разобрать незнакомые полустёртые символы, принялась с интересом изучать свою находку. Ничего подобного ей ещё видеть не приходилось ни разу в жизни.

     Странный контур, похожий на человека, держащего в руках едва угадываемый бубен. Рядом с ним расположился другой, явно с чем-то, сильно напоминающим меч, в руках.

     - Это обломок сейда - древнего алтаря. Священный камень долго хранил наше селение от бед и злых духов. Год назад кто-то разбил его и украл осколки. Видимо, это последний, который враги не нашли. Наш нойд пытался им помешать, но погиб, столкнувшись с чем-то, что оказалось не по силам даже ему. С тех пор и начали твориться в округе странные дела. Словно кто-то ищет кусочек, где и схоронился дух, долгие века защищавший эту землю. Вот это, наш верховный бог - Каврай. Он покровительствует шаманам и заклинателям, а это его брат, воитель Рухтнас. Раз он попал тебе в руки, будь осторожна, ведьма. За ограду одна не ходи, иначе пропадёшь. Лучше будет если, когда будешь уезжать отсюда, заберёшь его с собой. Следи за своими снами и рассказывай всё, ничего не утаивая. Кто знает, что задумали те, кто затаил злобу против нас?

     Девушка совсем приуныла, поймав строгий взгляд ректора. Она уже поняла, что о прогулках вдвоём на ближайшее время им лучше позабыть. Зазря расстраиваться Иветта не любила. По глазам Виктора поняла, что и он сильно недоволен неожиданным поворотам событий. Впрочем, странный камень слишком сильно раззадорил её воображение. Вырвав лист из блокнота, с помощью карандаша попыталась перевести довольно сложный рисунок на бумагу в надежде, что её колдовской дар сможет подсказать, как лучше поступить.

     - Мне бы книги по мифологии саамов Терского берега, со сказками, легендами и поверьями. Может быть, смогу хоть что-то полезное раскопать, не покидая лагеря. Раз уж вы мне не советуете и носа высовывать за ворота, лучше занять себя чем-то полезным.

     Старейшина лишь лукаво улыбнулся. Иветта сразу же поняла, что с этой проблемой ей придётся разбираться самостоятельно. Хотя все книги, какие были, незнакомая девушка принесла сразу же и стопкой положила на чисто выскобленный стол. Местные деревянной мебелью не пользовались, ведь такую роскошь привозили с большой земли. Да и кочевой образ жизни не предполагал подобной обузы.

     Ветка долго шелестела потемневшими от времени страницами, пока не нашла раздел о сейдах. С удивлением она узнала, что важен дух, живущий в нём, а не камень или коряга. Упавшая на пол ещё одна книга раскрылась, и ведьмочка с удивлением увидела упоминание о медведях-оборотнях. Прочитав всё до последней строчки, после чего узнала и о равках - местных вурдалаках. Холодок от неприятного предчувствия пробежал по спине, точно порыв стылого зимнего ветра. Перед глазами тут же встало видение: странный чужак, пытавшийся напугать их с Виктором. Потом показался и не в меру обнаглевший медведь. Для того чтобы отогнать странного зверя, понадобились ведьмины уловки.

     Иветта уже поняла, что угодила в очередной переплёт. Судьба снова решила попробовать на зуб бедовую колдунью. Только вот, на этот раз, небожители не поспешат ей на помощь. Бедолаги угодили по воле фей в такую передрягу, чтобы справиться с которой уходили все их силы. Ещё рядом был Виктор и другие люди, которые нуждались в защите от того, чего и понять-то толком не могли.

     Она и не заметила, как наступила ночь. Виктор ушёл к себе, пожелав девушке спокойной ночи. В связи с безобразничающим в округе медведем мужчины вместе с местными охотниками в тёмное время суток по очереди дежурили на специально обустроенных смотровых вышках.

     По металлической стене точно заскребли когти, что сразу же отвлекло внимание ведьмочки. Ветка тут же придвинула к себе поближе сумку с колдовскими снадобьями и распустила ремешки. Дар всегда загодя предупреждал, когда неприятности готовы постучаться в окошко к одной кареглазой чародейке. Поставив поближе кочергу, Ветка сжала в руках амулет, подаренный Тизифоной, и приготовилась к встрече незваного гостя. Девушка надеялась, что это будет что-то, с чем сможет справиться своими силами.

     Лето выдалось жаркое даже в этих краях, поэтому закрывать окна ведьмочка не стала. Теперь же уже было поздно что-либо предпринимать. Иветта деловито припоминала всё о методах защиты от живых и неживых нежданных визитёров. Мимолётно сожалея лишь о том, что Аор и Фаор навсегда лишились быстроты и силы, присущих ламиям. Чутьё ворчало, что сейчас бы ей такого рода помощь пришлась весьма кстати.

     Положив перед собой полотняный мешочек с порошком 'Покров Гекаты', Ветка сделала вид, что совсем ничего не замечает. Она никак не могла взять в толк, почему у неё возникло непреодолимое желание ещё раз перечитать статью про местную опасную разновидность нежити. О тех самых равках, которые частенько тревожили не только саамов, но и людей, которые поселились тут позже. Да и тех, кто и вовсе просто приехал в служебную командировку, как небольшой коллектив их археологической экспедиции.

     Спрятав осколок сейда в мешок с порошком сушёной травы, прекрасно отводящей глаза любому, Ветка с удивлением обнаружила, что прямо-таки сгорает от любопытства, с каким из осколков туманного прошлого здешних краёв ей предстоит столкнуться нос к носу. Здравый смысл тут же ворчливо поумерил исследовательский пыл своей неугомонной хозяйки: 'Нашла чему радоваться! Это, конечно, не медведь-оборотень, но вряд ли незваный гость лезет по стене, стуча когтями, с добрыми намерениями. Соберись, возможно, тебе и удастся справиться в одиночку'.

     Чужак был уже совсем близко: ведьмочка услышала тяжёлое сопение и невнятное бормотание. Видимо, подъём оказался не настолько лёгким, как надеялся незнакомец.

     В оконном проёме показалась любопытная морда. На этот раз это было всего лишь дикое животное с тёмно-коричневым мехом и умными карими бусинками глаз. Впрочем, оружие на передних лапах и внушительные клыки заставили девушку сомкнуть пальцы на кочерге и поудобнее её перехватить:

     - Уходи, тебе нет места в человеческом жилье! Возвращайся в тундру!

     Вот к чему девушка была совершенно не готова, так это услышать голос незнакомца, которого они с Виктором повстречали в день её приезда сюда.

     'Отдай осколок с сейдом, ведьма! Иначе пожалеешь, что вообще на свет родилась! Отдай моему слуге камень и проваливай туда, откуда тебя злые ветры принесли, чужачка! Можешь даже забрать своих людей, колдунья!'

     'Что такого важного может быть в осколке камня, что ты, не таясь, творишь, что пожелаешь?'

     'Просто мне не хватает именно его, чтобы собрать воедино расколотый грозой сейд. Ему поклонялись многие поколения моих предков!'

     'Знаешь, никакой ты - не колдун, а просто наглец! Этот дух нужен просто для того, чтобы развязать тебе руки и обворовывать местных жителей! У бедолаг сейчас нет своего нойда, чтобы защитить их от твоих козней!'

     'Глупая девчонка, тебе, что, жить надоело? Этот зверь легко справится с тобой, оставив истекать на полу кровью с разорванным горлом!'

     'Твоя самонадеянность говорит лишь о том, что ты беспросветно глуп!' - выпущенное на волю заклятье 'Покровы Гекаты' вместе с травяным порошком привело к ожидаемому результату.

     Животное сначала застыло точно каменная статуя. Лишь маленькие карие глазки с проблесками разума зло посматривали на свою мучительницу. Лишь через несколько мгновений выронило каменный нож и рухнуло вниз, не издав ни звука.

     Девушка, сжимая в одной руке кочергу, в другой - небольшой кинжал с самозатачивающейся кромкой, которой ей подарили Марс и Беллона. Богиня неистовой битвы всегда славилась прозорливостью. За этот своевременный дар с ручкой из слоновой кости девушка безмерно была ей благодарна.

     Странная зверюга уцепилась когтями за дерево, которым был обшит первый этаж. Ветка только сейчас поняла, почему жилыми были этажи, начиная со второго. Это была суровая необходимость: слишком уж суровы были здешние края к людям. Ведьмино чутьё снова заворочалось, точно беспокойная кошка, пытаясь предупредить об опасности. Иветта только сейчас заметила крошечный медальон из оленьего рога странными значками на поверхности. Кожаный шнурок она сразу и не разглядела в густой шерсти.

     Перегнувшись через подоконник, ведьмочка пустила вперёд всю силу своего Таланта, чтобы заполучить украшение с большим подвохом. Трогать амулет руками могло быть слишком чревато. Поэтому она просто перерезала полоску. Кончиком лезвия осторожно подцепила петельку для шнурка или цепочки и завернула в тряпицу. Ужаснувшись, что до земли было гораздо ближе, чем хотелось бы, задумалась. Нужно было обеспечить не только собственную безопасность. В свете новых фактов ситуация выглядела совсем уж неприглядно, девушка даже помрачнела. Оставалось, как следует, расспросить старейшину обо всём, что творится в здешних окрестностях, и придумать, как уберечь всех от большой беды.

     Странный разум, просматривающийся в бусинках глаз, исчез без следа. Росомаха чихнула: запах дыма и человеческого жилья ей явно не понравился. Решив, что странная двуногая с тяжёлой железякой - слишком опасная добыча, предпочла ретироваться. Незваная гостья, неловко пятясь, попыталась спуститься по бревенчатой стене, но не удержалась и с громким треском рухнула в кусты полярной ивы, росшей под самыми окнами.

     Иветта сразу поняла, что гибкие ветви достаточно смягчили падение: хищник ещё мог натворить страшных дел в округе. Особенно если был ранен. Впрочем, росомаха сейчас была занята слишком важным делом, чтобы отвлекаться на что-то ещё. На шум сбежались спущенные на ночь собаки и часть дежуривших людей. Впрочем, несчастному животному удалось ускользнуть тем же путём, которым оно и пробралось в летний лагерь археологов.

     - Как мы такой пролом в частоколе умудрились не заметить? Ума не приложу! - Пётр Дарович впервые в жизни столкнулся с чем-то, чего не смог объяснить логическим методом.

     - Колдовство, - неопределённо передёрнул плечами старейшина и тут увидел, что Иветта направляется прямо к нему, а в пальцах зажата тряпица, в которой явно что-то лежало.

     - Могу я с вами переговорить без свидетелей? Просто не знаю, что это вообще может быть. Этот кулон был на росомахе, которая так неожиданно нас покинула.

     Старик внимательно рассмотрел каменную безделку, оправленную в полированный олений рог, и проворчал:

     - Плохо дело: тот нойд, что нашего сгубил, возможно, уже к тому времени был мертвецом. Дух, живущий в старом сейде, многим колдунам не давал слишком много воли. Так что, ходите с оглядкой, а ночью чужаков в доме не оставляйте на постой! Как бы беды какой не вышло. Спроси у той, что всегда берегла эти земли, как избавиться от опасного амулета или у своих покровителей помощи попроси.

     Иветте ответ убелённого сединами саама совсем не понравился, как и переплёт в который она, так некстати, угодила с головой. Встревоженный Виктор лишь заглянул в светло-карие омуты глаз и молча обнял подругу за плечи. Он прекрасно понимал, что излишнее любопытство сейчас никому из них на пользу не пойдёт. Ведьмочка утянула парня за отдельный столик в общей столовой и сплела заклятье, чтобы никто и ничто не смогло их подслушать.

     - Плохо дело: старейшина говорит, что тут без сильного колдуна не обошлось. К тому же, раз он такие амулеты на зверей вешает, то, скорее всего, колдун уже мёртв. Нам ещё только местного аналога вурдалака для полного счастья не хватало! На ночь придётся собак спускать во двор без привязи. А что ещё можно сделать я не знаю. Дали пачку легенд и сказок и велели самой разбираться. Вот как только они прознали, что я, и правда, ведьма?

     - Чутьё, видимо, сильно развито на сверхъестественные силы и всё, что с ними может быть связано. Ты бы спросила у духа из осколка того, что в день приезда в твои руки попал. Не может это быть обычной случайностью, хоть тресни!

     Ветка решила, от греха подальше, рассмотреть более пристально странную находку в собственной комнате. Вместе с Виктором они тихонько пробрались в выделенное новой сотруднице жилище. При этом в серых глазах парня было столько беспокойства за неё, что даже хвалёное ведьмино ехидство не нашлось к чему придраться, чтобы привычно съязвить.

     Девушка выудила из кармана небольшой осколок камня и положила на него тонкие пальцы, пытаясь с помощью колдовского дара достучаться до духа. Он ведь знал гораздо больше о той чертовщине, что начала тут твориться примерно полгода назад. Оставалось лишь выудить его из последнего приюта и заслужить доверие древнего хранителя здешних мест. Хотя, вряд ли нойд склонен доверять людям, особенно чужакам. По вине неизвестного колдуна бедолага попал в весьма неловкое положение.

     Иветта перепробовала все заклятья, снадобья и ритуалы, которые только пришли ей в голову. Увы, живущее в камне создание категорически отказывалось идти на контакт. Спрятав осколок камня в тумбочку, девушка сплела тугую сеть из защитных и отводящих взгляд заклятий. Обложила самыми сильными, из прихваченных в дорогу, амулетами. Подумав пару мгновений, добавила к защитным барьерам силу всех знаний, которыми поделились с ней Нокс, фурии и Геката. Только после этого Ветка устало опустилась на диван рядом с Виктором, расстроенно пробормотав:

     - Я не смогла до неё дотянуться. Это явно женщина, но она не пожелала прислушаться к моим доводам. Может быть, просто не поняла. Боюсь, что придётся изрядно поломать голову, чтобы сейда снизошла до ответа.

     Молодой человек с удивлением понял, что Ветка провалилась в сон, едва только последнее слово сорвалось с её губ. Осунувшееся и побледневшее лицо ясно говорило, насколько сильно молодая ведьма вымотана и растеряна.

     Сокурсник неугомонной девицы, постаравшись не разбудить подругу, сдёрнул с кресла собственную куртку и накрыл сладко посапывающую девушку. Уткнувшись носом в благоухающие летней тундрой волосы, он не заметил, как и сам задремал. На их счастье в эту ночь незваные гости лагерь археологов так и не навестили. Впрочем, как все подспудно понимали, расслабляться ещё было слишком рано.

     Ведьмочка, проснувшись по сигналу смартфона, непонимающе захлопала спросонья светло-карими глазами, понимая, что она не одна. Сероглазый гитарист, от которого тихо млели и таяли все дамы в Университете, включая молоденьких преподавательниц, легонько коснулся чуть припухших со сна губ и улыбнулся, ласково проворчав:

     - Просто не хотел тебя будить, поэтому и остался. Ты же меня теперь не превратишь в болотную жабку, а, Веточка?

     По тону девушка сразу поняла, что он попросту дурачится, чтобы она не чувствовала себя совсем уж неловко. Всё было ясно без слов, достаточно было увидеть, как наливаются жарким румянцем обычно бледные щёки.

     - Да ну тебя, скажешь тоже! - Иветта попыталась тут же встать и удрать, но не тут-то было.

     - Я тебе что, ни капли не нравлюсь? - в голосе проскользнули явные нотки обиды.

     - Наоборот, очень-очень! - ошарашила его наглая колдунья и прижалась к тёплому боку. - Только вот не уверена, что Пётр Дарович оценит, если мы будем филонить в рабочее время.

     - А вот тут ты меня уела, Ветка! Ссориться с ректором нам с тобой явно не с руки. Надеюсь, вчерашний ухарь сегодня не припрётся?

     - Кто знает? - ведьмочке совсем не хотелось выбираться из-под куртки, под которой было так тепло и уютно, но пришлось вставать и топать приводить себя в порядок в ванную комнату.

     Времени у них оставалось только-только на то, чтобы поспеть в общую столовую на ранний завтрак. За окошком стоял полярный день, поэтому определить, который сейчас час, можно было только по часам или мобильнику.

     Когда ведьмочка проходила мимо зеркала, висящего в коридоре, она с удивлением заметила, что там заклубились какие-то тени. Сразу же возникло ощущение, что оттуда надо обязательно взять предмет, стоящий по ту сторону серебристой поверхности. Иначе удачи сегодня никому будет не видать, как собственных ушек. Ветка привыкла доверять своему чутью безоглядно, поэтому, попросив спутника не дать кому-нибудь её застукать на месте преступления, деловито выудила трофей. Две пары глаз, округлившись от крайней степени удивления, воззрились на веерные грабли, принадлежавшие Лире.

     - И зачем вы мне? - строгим голосом напустилась Ветка в притворном гневе на хозяйственный инвентарь, грозя кулачком собственному отражению в зеркале.

     - Слушай, прихвати и обычные, просто так, на всякий случай. Я как вспомню, как ты рассказывала, какой шишак у Фаора на лбу вскочил после неожиданного свидания с ними, так сразу подумал, а не поставить ли их у порога твоей комнаты. Думаю, что даже тому черноглазому наглецу совсем не придётся по вкусу колоритное украшение, которое будет стремительно наливаться лиловым на лбу его безмозглой башки.

     - Кто знает, что будет, как только мы выйдем за ограду? Думаю, что никакая предосторожность не будет лишней, - и она вручила Виктору свою добычу, а через миг в руках ведьмочки оказались их садовые собратья с на совесть заговорённой цветочной феечкой ручкой. - Пожалуй, пару небольших лопат, которые приволокла откуда-то Талея, тоже придутся весьма кстати. Вдруг придётся что-то откапывать. А обычная их совковая товарка подойдёт далеко не во всех случаях.

     Вооружившись толковыми инструментами, парочка, подтрунивая друг над другом и откровенно дурачась, появилась в столовой под удивлёнными взглядами сослуживцев. Впрочем, выслушав доводы Иветты, Пётр Дарович был вынужден признать, что здравый смысл девушки снова оказался выше всяких похвал.

     - Местина, откуда у тебя такие маленькие лопаты? - ректор университета Культурологии так и не смог скрыть искреннего удивления выходкой собственных студентов.

     - Взяла взаймы у подруги. Она работает ландшафтным дизайнером, а вот где она их приобрела, честно говоря, не в курсе. Уверена, что веерными граблями мы соберем даже самые мелкие черепки и осколки, не повредив их. Обычными же удобно рыхлить грунт, а лопатки помогут удалить землю в узких местах между сопками и валунами. Всё лучше, чем руками или палкой, не правда ли, Пётр Дарович?

     - Сколько тебя знаю, постоянно ты умудришься окружающих так удивить, что и сказать-то ничего не смогут. Доедайте завтрак: нам пора на раскоп.

     Иветта сразу почувствовала, что сейда не идёт с ней на контакт не из-за природной вредности. Это происходит потому, что просто-напросто не может этого сделать. Девушка завязала себе узелок на память: рассмотреть осколок вечером ещё раз и гораздо внимательнее.

     'Если камень был с умыслом разбит на осколки, то если какой-то фрагмент специально отбили, должны остаться следы, - подумала девушка. Иветта ощутила вполне заслуженный прилив гордости, пообещав себе, что впутывать небожительниц и прочих друзей, без крайней нужды, она не станет.

     Остаток дня прошёл совсем не романтично. Их небольшая бригада в количестве тридцати человек усердно перелопачивала грунт вплоть до слоя вечной мерзлоты, который залегал совсем неглубоко под тонким слоем почвы. В одном месте Ветку точно током ударило, а тихий голос предупредил: 'Ведьмочка, разведи костёр прямо тут, пусть снежник чуть растает. Там ты найдёшь небольшой осколок от камня, который попал тебе в руки. Только в этом случае мы сможем не только спокойно поговорить без лишних ушей, но и сможешь рассчитывать на мою посильную помощь. Нойд Угар пока что только присматривается и принюхивается к тебе, но очень скоро он решит попробовать тебя на зуб сам. Перед этим же науськает на тебя своих слуг, далеко не все из которых - обычные люди'.

     'Сейда, тот черноглазый нахал какой-то совсем уж странный. Даже мой друг это сразу заметил, а он не имеет особых талантов'.

     'Оборотни очень опасны, особенно когда облачаются в звериную шкуру. Тот медведь...' - тут собеседница замолчала, давая Иветте возможность самой сложить два и два и получить в качестве награды совсем неутешительный ответ.

     'И есть этот самый ухарь. Давно он мёртвому колдуну служит?'

     'Да уже не одну сотню лет. Если ты сможешь отомкнуть запоры моей темницы, я смогу защитить и твоих сослуживцев, и местных жителей. Только вот тебе от встречи с нойдом никак не отвертеться: по законам этой земли в селении может быть только один колдун или шаман'.

     'Постараюсь тебе помочь, чем смогу, сейда. Вот как сейчас быть? Чую, что этот ухарь рядом по кустам бродит, да напасть не решается. Пётр Дарович запретил ходить группами меньше, чем по десять человек и без охотничьих ружей и собак'.

     Покопавшись в своей памяти, Ветка выудила проклятие, которым они из чистого озорства с Гекатой плавили ледяные кубики в стакане с мартини. Хорошо ещё, что осколками стекла никого из посетителей 'Смеха Феи' не задело. Тогда им сильно влетело от Юноны за непотребное озорство.

     Замёрзшая вода хоть и отступала под натиском ведьминого дара, но совсем неохотно. Сунув нос в углубление неправильной формы, с помощью лопатки прокопала небольшую канавку, чтобы спустить талую кашицу. Через несколько минут в руках у ведьмочки оказались каменные фигурки, от которых веяло такой седой древностью, что голова пошла кругом.

     Осколок камня, который сам туда никак не мог попасть, был с такими острыми гранями, что одна из них прочертила глубокую царапину на тонком запястье. Помянув добрым словом пресловутое колдовское везение, Иветта спрятала в карман куртки ценную добычу и с помощью простенького заклятья заставила кровь остановиться.

     Удивлённый взгляд Петра Даровича пролился бальзамом на измученное тревогой сердце ученицы самой Гекаты:

     - Вот ведь говорят правду: новичкам везёт! Откуда всё это богатство-то взялось?

     - Да вот слегка замёрзла, решила костёр небольшой развести, погреться. Воды скопилось много в итоге. Вот и решила посмотреть, а нет ли там чего интересного.

     Старейшина загадочно улыбнулся и проворчал:

     - Ведьмина кровь своё дело знает справно! Только даже вам, Иветта, настоятельно не советую ходить в одиночку по округе и вместе с Виктором.

     - Нет, конечно: с вашим медведем мы уже сталкивались. Как и со странным черноглазым чужаком, который уже посмел мне угрожать!

     - Значит, точно с колдуном связан, раз думает, что его наглость останется безнаказанной!

     Они и не заметили, как наступило время обеда. Увидев, что Ветка не осознаёт ничего из того, что творится вокруг, Виктор обнял девушку за талию и увлёк вслед за остальными. Он чувствовал странную возню вокруг. Как молодой ни вглядывался в кусты полярной ивы, образовывавшие вокруг раскопа некое подобие рощи, ничего необычного не заметил. Археологи за полмесяца полевых работу успели протоптать внушительную тропинку, которой стали пользоваться и местные жители.

     - Ведьма, отдай отпирающий камень! Иначе сами придём и отнимем вместе с жизнями всех, кого сможем застать врасплох! - в прозвучавшем, точно гром среди ясного неба, голосе не было и тени эмоций: точно сухой тростник шелестел на стылом осеннем ветру.

     - Это вы о чём, любезный? - Иветта терпеть не могла, когда ей смели угрожать, особенно в открытую и при посторонних. - Так вот для чего эти похожие на людей фигурки из местных минералов! А что они открывают? Зачарованный клад чуди или древнего нойда или ещё какого скопидома местного пошиба?

     - Ведьма, не играй со мной в эти игры: пожалеешь! Я убью вас всех! Сама же ты будешь бессильно смотреть, как злые духи по капле выпивают души тех, кто тебе так дорог!

     - В очередь, колдун! Ты - далеко не единственный, кто хочет поквитаться со мной за то, что оказалась более везучей и успешной!

     Басовитое ворчание, перемежаемое тоскливым волчьим воем, явно не могло принадлежать человеку. Впрочем, идти было недалеко. Вдоль же всей ограды девушка лично замкнула охранные колдовские контуры и развесила амулеты. Самые сильные из них она всегда таскала с собой даже тогда, когда и тени никаких неприятностей не маячили на горизонте.

     Вот чего не ожидал собеседник, так это того, что его не только проигнорируют, но и, когда он будет излишне настаивать, с помощью несложного заклятья зашвырнут в неглубокую лужицу от подтаявшего с края снежника и грозно пообещают:

     - Знаешь, у меня нет ни времени, ни желания выслушивать твоё сакраментальное нытьё! Убирайся туда, откуда вылез! Иначе, если сильно допечёшь, я на тебя фей натравлю, а то и кого погаже! - ведьма демонстративно замкнула последнее заклятье и припустила к Виктору, который уже устал звать подругу. Время обеденного перерыва неумолимо убегало точно вода в решете.

     Раздумывая над превратностями ведьминой судьбы, девушка даже не заметила, что съела до крошки столь нелюбимую ею рисовую кашу, на этот раз, почему-то, щедро сдобренную рыбой. Повариха была из местных, поэтому предпочитала потчевать гостей с большой земли преимущественно дарами моря и олениной. Молодая женщина справедливо полагала, что ничем подобным их там уж точно не угостит никто на 'Большой Земле'.

     Проглотив остатки слегка подгоревшего кушанья, Ветка пробралась в собственную комнату. Наложив следящие и охранные чары, выудила из запиравшейся на ключ тумбочки свою находку с томящимся внутри духом. Внимательно рассмотрев поверхность, она нашла место, куда полагалось приставить каменный ключ. Не мудрствуя лукаво, густо покрыла шероховатую поверхность прихваченным из дома суперклеем и приставила фрагмент туда, где ему и полагалось находиться изначально.

     В воздухе раздался странный скрежет: точно где-то на очень ржавых цепях опускали подъёмный мост в средневековом замке у нерадивого хозяина. Потом снова раздался тоскливый волчий вой, а через мгновение пространство комнаты разделилось на две части. Невысокая девушка с умными чёрными глазами проказливо улыбнулась и поманила ведьмочку за собой, озабоченно бормоча:

     - Идём скорее. Внутри моего дама нам никто не помешает. Открытый камень-ключ заберу с собой, от греха подальше. Запомни, Иветта, пока что тебя лишь пугали угрозами, но так долго продолжаться не будет.

     Внутри странного помещения со стенами, явно изготовленными из оленьих шкур, сейда предложила гостье сесть на многослойный пол и продолжила разговор:

     - Никогда не говори вслух своего имени сама, иначе попадёшь в беду, ведьма.

     - Так его все вокруг, наверно, уже знают. У нас его скрывать не принято.

     Сейда ненадолго задумалась, а потом выдохнула:

     - Айкэ буду звать тебя, но только в стенах моего дома. Не вздумай даже думать о нём!

     - Как скажешь, только вот как мне не дать не только себе навредить, но и чтобы с людьми ничего худого не случилось? Не нравится мне слишком уж сильно этот неправильный медведь!

     - Думаю, что сама оберегись своими чарами и уловками. Ещё я попрошу помощи у племянника и пособлю, чем смогу, с помощью северного колдовства.

     Девушка запела. Где-то вдалеке сначала раздался оглушительный раскат грома, потом зазвенел бубен, что-то ухнуло и загрохотало. Через пару мгновений входная шкура откинулась, и внутрь вкатился невысокий розовощёкий парень, одетый в кожаные штаны и рубаху, вышитую по вороту алой нитью.

     - Негостай, присмотри за этой девицей. Она заклятье мёртвого нойда разбила, но теперь ей придётся иметь дело не только с его слугами, но и с ним самим.

     - Так она не нашей крови, на место здешнее не претендует.

     - Мёртвого нойда и его главного подручного Талу-медведя такие мелочи не волнуют. Если есть колдунья, то надо её, хотя бы, выгнать прочь, а лучше и вовсе со свету сжить вместе со всеми чужаками!

     - Дурной он, колдун этот. Жил бы себе тихо, не трогал никого. Так нет, вздумал тебе вредить, зря он так поступил. Духи обид не прощают, его сила теперь будет вытекать до тех пор, пока совсем не утратит способность тревожить мир живых людей. Только вот сначала ведьме придётся одержать над ним верх. Надеюсь, у тебя хватит сил отстоять не только свою жизнь?

     - Вот и помоги ей победить в этом состязании! Когда сейд будет снова восстановлен из осколков, он получит сполна! Только вот без помощи этой девушки нам никак не обойтись!

     Парень, чем-то лицом похожий на хранительницу этих земель, лишь проказливо улыбнулся и с непроницаемым видом присел на ворох оленьих шкур. Хотя Иветта чувствовала, что это спокойствие обманчиво, как северная погода весной.

     - Ищи дальше осколки, твоё чутьё подскажет, что - простой, а что - часть моей вежи. А теперь тебе пора, скоро хватятся пропажи. Виктор уже беспокоиться начал. Так что, возвращайся, откуда пришла, и готовься к нежданным гостям сегодня ночью. Будет тебя мёртвый нойд с помощью слуг своих пытаться на зуб попробовать.

     - Защиту я поставила всю, какую только смогла. Наши люди поодиночке теперь не ходят. Спасибо медведю: страху нагнал на всех. Так что не думаю, что сегодня ночью случится что-то из ряда вон выходящее. Спасибо за объяснения, пойду, пожалуй.

     Когда она оказалась снова в отведённой ей комнатушке, скупо обставленной колченогой кривоватой мебелью, то поняла, что Негостай незримо встал на страже. Из-за двери раздался встревоженный голос Виктора:

     - Ветка, у тебя всё в порядке? Выходи: обед закончился. Пётр Дарович и остальные тебя уже обыскались.

     Ведьмочка смерила взглядом веерные и садовые грабли. Первые взяла с собой, вторые поставила у порога. Довольно улыбнувшись, активировала заклятие, которому её обучила неугомонная цветочная феечка. От проказ Лиры временами даже у Талеи голова шла кругом.

     Проверив, все ли плетения и защитные контуры работают в полную силу, она прихватила и 'счастливые лирины лопатки' и выпорхнула за дверь. Ведьмочка заранее предвкушала, какой великолепный сюрприз ждёт любого, кто посмеет сунуть не в меру любопытный нос в эту комнату в отсутствие хозяйки.

     Виктор, увидев особое выражение в светло-карих глазах, сразу же заподозрил подвох для любого незваного гостя:

     - Ветка, зуб даю, ты уже приготовила шикарный подарок для любого воришки.

     - Я не люблю ничего оставлять на волю случая. В нашей же невесёлой ситуации это чревато слишком большими неприятностями на нижние и верхние девяносто.

     В зарослях полярной ивы слышались звуки возни, но на тропинку, протоптанную местными и археологами, так никто и не вылез. Виктор, дурачась, сгрёб сокурсницу в охапку и прорычал ей в ухо, едва слышно:

     - Если ты сегодня ночью посмеешь высунуть нос за порог своей комнаты, пока я в Дозоре, то оборотень и мёртвый нойд покажутся тебе детским лепетом, ррррр!

     - А в лоб не желаете, господин из Сумрака? Могу по блату устроить роскошный фингал со всеми оттенками сине-фиолетовой палитры! Причём, даже абсолютно бесплатно! - то, что девушка не стала уворачиваться от весьма пылкого поцелуя, дало ясно понять балагуру, что его шутка оценена по достоинству. Его правила игры были приняты полностью.

     - Да я-то не против спокойно поспать, да вот только вряд ли сегодня мне светит такая благодать. Даже не уверена, что до вечера ничего этакого не стрясётся. Извини, но с моим Даром не больно-то и поспоришь.

     - Поживём-увидим. Надеюсь, что ты разгадаешь головоломку: как поскорее избавиться от мёртвого нойда и его прихвостней. Иначе наши изыскания придётся прекратить. Здешние власти предупредили, что как только кто-то серьёзно пострадает, местных переселят в более безопасное место, а нас отправят прямиком на Большую Землю. Им не нужны проблемы из-за увечья или гибели археологов и их добровольных помощников.

     - Завтра полнолуние, может, ворожба что-то дельное посоветует. Честно говоря, даже с небожителями было проще, чем в этом кавардаке в тундровом антураже, - посетовала Иветта.

     Девушка с удивлением поняла, что ей всё больше и больше нравится сероглазый воздыхатель. Смеясь про себя, ведьмочка отогнала шальную мысль: 'А почему бы и нет? Это тебе не Ланской, Ветка. Виктор, в отличие от мужа Лили, с головой дружит. Но форсировать события не стану: пусть всё идёт своим чередом. Как любила говорить моя бабушка: 'Всяким отношениям - своё время и место, а колдовские штучки, внучка, оставь для существ, с которыми другими методами договориться невозможно!'

     На месте раскопа было всё перерыто так, словно тут порезвилось стадо диких кабанов. От хрупких фигурок из моржовой кости остались только осколки. Причём было видно, что их намеренно разбили на осколки совсем недавно. На потревоженной земле виднелись не только отчётливые отпечатки медвежьих лап, но и следы маленьких ножек.

     Ведьмочка опустилась на колени и принялась собирать то, что некогда было предметами местного шаманского культа. Она заботливо сложила каждый найденный фрагмент в шёлковый платок, осторожно очищая от грязи. Взгляд девушки не сулил ничего хорошего тем, кто опустился до такого варварского отношения к свидетелям иной эпохи. Судя по тому, как потемнел материал, и обветрились уголки каменных наконечников стрел из чёрного камня, сделаны они были довольно давно и прошли ни через одни руки.

     В голове прозвучал голос Негостая: 'Иветта, видишь, вон там лежит каменная игла? Возьми её, только не руками, а чем-то. На ней проклятье мёртвого нойда. Если его не развеять, то дальше всё будет ещё страшнее. Злые духи принесут болезни. Тут ни одной живой души уже к концу лета не останется'.

     Ведьмочка выудила из воздуха пару рукавиц из хорошо выделанной тонкой оленьей кожи. Их подогнал под её тонкую кисть племянник сейды. Только после этого студентка осторожно взяла страшную находку. Вытащив из поясной сумки небольшой футляр из ивовой коры, который нашла неподалёку утром, осторожно спрятала опасный дар колдуна внутрь и убрала в поясную сумку. Потом она снова принялась прилежно просеивать грунт в поисках того, что ещё осталось более-менее целым.

     - Ветка, что это была за каменная иголка?

     - Подарок от мёртвого нойда. Слишком опасная вещь. Боюсь, что без помощи сейды мне с этой вещицей не справиться. Вернёмся в лагерь, надо будет помощи попросить. Надеюсь, за время нашего отсутствия и там незваные гости не побывали.

     - Кто знает, - он легонько поцеловал девушку, когда она подняла на него глаза, с радостью увидев, как на губах у Ветки заиграла чуть лукавая улыбка.

     К сожалению, ничего толкового, кроме костяных осколков и каменного осколка с проклятьем в тот день им обнаружить так и не удалось. С трудом скрыв своё разочарование, Пётр Дарович велел всем возвращаться обратно в летний лагерь. Уже начинало смеркаться, а оставаться без защиты в сложившихся обстоятельствах было слишком опасно.

     

     

     Иветта замерла у самого порога, услышав странные звуки, доносящиеся из-за запертой двери.

     - Это ещё что такое?! Подумаешь, перекидываться он умеет! Что-то не уверена, что моя подруга звала тебя в гости! - в голосе 'феегоргоны' прозвучали шипящие нотки. Именно они частенько предвещали крупные неприятности для того, кто будил эту часть наследия предков в обманчиво хрупкой и глуповатой на вид рыжей девчонке. - Я тебе покажу, как копаться в вещах Ветки! Да она на такого, как ты, и мельком не взглянет!

     Раздался шум падающей на пол мебели. Потом треск рвущейся ткани, перемежаемый сначала невнятной руганью. После чего странная какофония увенчалась полным яростью явно звериным рыком. Впрочем, незваный гость впервые сталкивался с ирландской феей. Видимо, поэтому не мог знать, что в таких случаях есть только один правильный выход - уносить ноги. Вторая головная боль бедолаги Морса вполне могла придумать, что делать с новой игрушкой.

     Ведьмочка с Виктором переглянулись и решили не вмешиваться в ход экзекуции. Обняв девушку за плечи, Виктор увёл её в общую зону отдыха и присел рядом на диване.

     - Интересно, кто ко мне нос сунул и попал Лире на зуб? Надеюсь, бедолага выживет...

     - Если хочешь, можем пойти посмотреть.

     - И испортить Лире всё удовольствие? Последствия могут быть совсем непредсказуемые. Подождём, нам спешить некуда. Она сама выйдет, когда ей надоест развлекаться с несчастным, которого принесла нелёгкая в мою комнату.

     - Тогда давай не будем рисковать. Честно говоря, у меня до сих пор не идёт из головы тот кавардак, который она устроила в 'Смехе Феи'.

     - Да уж. Хотя чего ещё было ожидать от интриги, к которой приложил руки бог мрака?

     Парочка, вполголоса переговариваясь, тихонько обсуждала планы дальнейших действий. Виктор обнял девушку за талию и вполголоса выдохнул:

     - Пообещай мне, что будешь тихо сидеть в своей комнате и не станешь искать приключений в пустых коридорах?

     - Вить, но это же скучно будет! Или все развлечения только вам с Лирой?

     Недовольное ворчание цветочной феи, читающей кому-то нотацию, заставило парочку подпрыгнуть от неожиданности. Потом же и тщетно пытаться не ржать:

     - Ну и что, что ты оборотень, лапоть ушастый?! Тебя к Ветке в гости никто не звал, это ж ясно! Это такая же истинная правда, как и то, что я - чистокровная ирландка из Волшебного народа! Конечно, мой род не такой древний, как у Талеи! - продолжала она вправлять мозги чужаку, запеленгованному на чужой территории. - В первый раз вижу такого неправильного оборотня! Ну, ладно ещё б волк был, а то наполовину медведь! А, да, Моргана мне ещё про тигра рассказывала! Только они в здешних краях не водятся, - крепко ухватив черноглазого чужака за куцый хвост, забияка уверенно потащила пленника в сторону входной двери.

     Неизвестно, что сотворила с бедолагой неугомонная экспериментаторша, но смотреть на Талу было жутковато. Нижняя часть его тела была медвежьей, а верхняя - человеческой. Под горящими жаждой убийства чёрными угольками раскосых глазок наливались лиловым те самые фингалы, за которые Лиру за глаза прозвали феей тумаков и граблей. Впрочем, девчонку это совершенно не волновало. Она всегда любила развлекаться с размахом, при этом до чувств жертв проныре не было совсем никакого дела.

     Когти задних лап оставляли на чистом полу безобразные борозды, когда их хозяин пытался остановить неумолимое приближение выхода на свободу. Чары Лиры привели к тому, что несчастный застрял между двумя ипостасями, и ему оставалось лишь злобно зыркать на свою мучительницу. Да ещё вполголоса бормотать слова, сильно смахивающие на грубую базарную брань, если судить по интонации.

     Пыхтя и отдуваясь, точно портовый грузчик, девчушка дотащила чужака до ворот. Лихо заставила их распахнуться и что-то прошептала над увесистым брёвнышком, которому ещё только предстояло стать дровами для бани, которую каждый вечер исправно топили.

     - Знаешь, - доверительно выдохнула подручному мёртвого нойда забияка прямо в ухо. - Всегда хотела сыграть в крикет, но всё никак не было подходящей оказии. Хотела бы я посмотреть, как ты будешь и дальше пугать народ и вредить, если и останешься тем, чем ты и так, по сути, являешься! Стыд и срам один: ни человек, ни дикий зверь. Жертва случайной мутации! Теперь никто не перепутает тебя ни с тем, ни с другим даже по пьяни.

     Бревно само приподнялось и так наподдало под покрытому тёмно-коричневым мехом заду, что его хозяин взвыл больше от обиды, чем от боли. Ломая ветви густых зарослей, улетел кусты полярной ивы, обещая наглой девчонке поквитаться с ней при первом удобном случае.

     - Мечтать не вредно - вредно не мечтать! - фыркнула Лира и превратила бревно в небольшую, но очень аккуратную поленницу.

     Довольное собой стихийное бедствие местного масштаба захлопнуло ворота, заперла замок и заложила стальной засов. Феечка удивлялась вслух:

     - Зачем такие сложности? Достаточно, всего лишь, с умом наложить чары! - весело насвистывая липучий мотивчик, подслушанный в 'Смехе Феи', она отправилась на поиски неугомонной парочки, чтобы поделиться с Веткой последними новостями из мира небожителей.

     Увидев мило любезничающих друзей, цветочная проныра тяжело вздохнула и решила, что она тут явно третий лишний. Девчонка чувствовала, что ей придётся изрядно потрудиться, чтобы найти достойную замену Фаору. Ведь он больше не был ламием, причём, отчасти, и по её вине.

     Расстроенно шмыгнув носом, ученица Талеи решила вернуться в комнату Иветты, чтобы через зеркало попасть обратно в бар, принадлежащий Либере, временно ставшей дамой. Настроение у проказницы и так было не слишком хорошим, а сейчас норовило и вовсе упасть ниже плинтуса.

     Негостай с любопытством рассматривал незнакомку, но пока не спешил свести более близкое знакомство. 'Феегоргона', тяжело вздыхая, доползла до зеркала и исчезла в серебристом мареве под озадаченным взглядом племянника сейды. Она так и не соизволила обратить внимания на гостя из Мира Духов.

     'Иветта, а кто это была'?

     'Цветочная фея, она не здешняя, как и я'.

     'Это видно и так. Будь осторожна. Сегодня мёртвый нойд может попробовать тебя на зуб. За порог не выходи, побудь в твоей комнате. Только там моя тётка сможет помочь тебе против чар колдуна'.

     Поцеловав Виктора перед уходом, девушка не только заперла дверь на замок, но и заложила металлический засов. Подумав пару мгновений, наложила все защитные заклятья, которые только смогла вспомнить. Дух-защитница этих земель появилась сразу же и попросила показать ей все находки, которые Пётр Дарович не счёл достойными внимания.

     Иветта осторожно разложила обломки моржовой кости на столешнице. Девушка внимательно складывала их так, чтобы восстановить первоначальный вид древних колдовских амулетов. Она чуяла, что мёртвый нойд специально разбил их вместе с камнем сейды. Ведьмочка и не заметила, как порезалась об острый край. Тоненькая струйка крови потекла прямо на то, что ректор счёл бесполезным хламом. Вспыхнул и погас призрачный серебристый свет, странно похожий на не совсем привычное лунное сияние.

     - В первый раз в жизни вижу, чтобы артефакты признали ведьму не саамской крови, - сейда с удивлением увидела, что от порезов не осталось и следа, а обереги выглядели так, словно только вчера вышли из-под ножа мастера-резчика. - Пошли, нам надо успеть расставить их в нужной последовательности, чтобы мёртвый нойд не смог нам навредить. Хотя, сначала попробуй сама разобраться. Если ты сможешь их услышать, то никто не сможет навредить ни тебе, ни остальным, кого нелёгкая доля принесла сюда в такой недобрый час.

     Иветта долго рассматривала склеенные из костяных пластинок и иголочек амулеты. Она осторожно проводила над ними в воздухе подушечками пальцев, не прикасаясь к поверхности. Ведьмочка справедливо опасалась какого-нибудь подвоха, на который были так щедры колдовские предметы, особенно в руках чужака.

     Ветка услышала едва слышный звон. Причём с удивлением поняла, что каждый оберег звучит в иной тональности, чем соседи. Взяв в руки тот, который 'вопил' громче всех, девушка принялась неспешно ходить по комнате. Ведьмочка с удивлением услышала довольное мурчание у самого порога. Положив его у самой двери, поражённо охнула от неожиданности, когда костяная безделка слилась с деревянной деталью в одно целое. Да так, что, не зная где искать, просто так нипочём было не найти, где древний амулет притаился.

     Девушка успела расставить всё по своим местам буквально за несколько минут до полуночи. Потом села на стул, чтобы перевести дух. После чего зажгла, по совету сейды, три свечи в глиняном подсвечнике, который нашла в собственной тумбочке. После этого принялась терпеливо ждать, что же будет дальше.

     Скрежет когтей по полу коридора возвестил, что колдун послал кого-то из своих слуг по души двух девиц, притаившихся за хлипкой деревянной дверью. Впрочем, на этот раз голос, потребовавший, чтобы ему открыли и отдали камень с сейдой, был всё тот же. Он принадлежал Тале, которому мёртвый нойд дал последний шанс исправить свою оплошность.

     - Ведьма, тебе не должно быть никакого дела до выжившего из ума саамского старика, призрака и местных! Если ты отдашь мне камень, который по ошибке попал тебе в руки, то никто из пришлых не пострадает! Вы просто окажетесь дома, и будете жить, как раньше, позабыв дорогу в эти заповедные края!

     - Да, видимо, Лира слишком крепко приложила тебя башкой обо что-то твёрдое. Сразу видно, что ты совсем с головой не дружишь! Эта земля признала меня, как колдунью, так что забирай своего дохлого хозяина и валите туда, откуда припёрлись! - хвалёное ведьмино ехидство уже вовсю поднимало свою ядовитую голову. - Или тебе моя рыжая подружка приглянулась? Принцип: 'Бьёт, значит, любит!' многими ошибочно принимается за чистую монету.

     - Ведьма, ты ещё пожалеешь о своей строптивости, когда мой хозяин придёт стребовать с тебя своё.

     - Шёл бы ты, любезный Тала, откуда пришёл. У меня есть более важные дела, чем выслушивать весь тот колоритный бред, который ты несёшь.

     Сейда прижала пухленький пальчик к губам, призывая к молчанию. Взгляд бездонных чёрных глаз предупреждал заранее, что ни звука не должно донестись с их стороны двери. Иветта покопалась в своей сумке и вытащила оттуда зеркало, положив серебряной поверхностью вниз.

     Раздался глухой удар, от которого дверь жалобно скрипнула и задрожала, но устояла. Ведьмочка вытащила за цепочку старинный оберег, который передавался в их роду от одной колдуньи к другой. Потом принялась дышать на отполированный до идеального блеска камень, стараясь поскорее согреть золотистую поверхность медового янтаря.

     Зеркальце на столе Иветты мягко засветилось, показывая обеим невольным затворницам донельзя раздосадованную жертву лириного произвола. Оборотень перетекал из одной ипостаси в другую. Временами бедолага настолько напоминал бесформенное желе, что девушки переглянулись и тихонько рассмеялись. Наблюдая за мучениями наглого вражины, который никак не мог в толк взять, что нужно уносить ноги, пока ещё может.

     Шерсть на жгучем брюнете намокла от пота и встала дыбом. В чёрных, как полярная ночь, глазах появилось выражение обречённости. Он уже начал понимать, что чужачка далеко не так проста, как показалось его излишне самонадеянному хозяину. Мёртвый колдун слишком легко сгубил старого нойда, который властвовал тут задолго до него, поэтому возгордился сверх всякой меры.

     - Отдай сейду, глупая девка! Завтра с тобой уже совсем иначе будут разговаривать и другие слуги моего господина!

     - Отстань от нас, Тала! Неужели не видишь, что мы тебе совсем не рады и отпирать не собираемся?

     В голосе духа-хранителя было столько холода пополам с издёвкой, что оборотень, коротко взрыкнув, вновь боднул лбом дубовое полотно двери. Увы, несчастный лишь набил себе шишку. Усиленная колдовством преграда лишь насмешливо скрипнула и никак не отреагировала на удар живого тарана.

     - Тала, уймись, иначе Лира решит, что и ей тоже стоит присоединиться к нашему веселью. Во что её визит выльется лично для тебя, честно говоря, даже представить боюсь.

     - Мне колдун амулет дал, на меня никакие чары не подействуют! - незваный гость снова боднул дверь и отлетел как от батута, когда сработали заклятья Иветты, которым она научилась у Талеи.

     - Святая простота! - насмешливо фыркнула ведьмочка, хитро переглянувшись с сейдой, которая, судя по выражению лица, задумала редкостную пакость для оборотня.

     Выудив из кармана кругляш, явно обкатанный водами Баренцева моря, протянула его Ветке и шепнула:

     - Давай обманем его: пусть думает, что я запаниковала и решила сбежать.

     Из зеркальца выглянула раздосадованная мордашка Лиры, в голосе которой прозвучал мягкий упрёк в адрес подруги:

     - Иветта, вы тут развлекаетесь, а я с тоски в Тартаре помираю! Ты же обещала, что веселиться мы будем вместе! - зелёные глазищи стали ещё больше против обычного размера, и в них уже дрожали первые слезинки жгучей обиды.

     - Так я тебя пыталась дозваться! Но, оказалось, ты занята! Устраиваешь райскую жизнь тамошним ламиям мужского пола и чудовищам.

     - Надоело, хочу поучить манером этого наполовину медведя! Полуволков и полутигров и тут полно, а вот такого ещё ни разу в жизни не встречала. Кстати, по глазам вижу, что вы уже что-то задумали! А ну признавайтесь, поганки! Иначе я разыграю свою проказу, как по нотам, а вы и сделать ничего не сможете! - и вредная цветочная феечка, сердито надувшись, топнула ногой.

     - Иветта, отдай ей камень. Лира, беги так быстро, как сможешь, в сторону ворот! Потом ты окажешься в моей веже в другом мире. Оттуда же приходит и мёртвый нойд. Готова пробежаться под моей личиной?

     Феегоргона проказливо улыбнулась и, скорчив восторженную мордашку, выдохнула:

     - Мы сделаем веселее! Есть такое заклятье у Волшебного народа, их ещё лепреконами называют. Так вот, оно позволяет на время обмениваться обликом. Правда, действует оно только несколько часов! Жаль тут сейчас вечный день, а то б можно было ещё пару штук провернуть!

     Феечка, дурачась и выкидывая коленца, обошла подруг по кругу. Вскоре в комнате совершилось немудрёное волшебство. Отважная сейда просочилась прямо через дверь. Щёлкнув оборотня по носу и дёрнув за куцый хвост, ловко подставила подножку. Изрыгая проклятия, слуга колдуна растянулся на полу, со всего маху приложившись подбородком об пол. Когда же он попытался встать, то под медвежью лапу подвернулись зачарованные грабли. 'Баммм!!!' раздалось в полной тишине. Дубовая рукоять оставила на выпуклом лбу стремительно наливающуюся зловещим лиловым цветом внушительную шишку.

     Когда Тала хотел сломать черенок поганого инструмента об колено, то с раздражением обнаружил, что мерзкая штуковина куда-то исчезла. Полный боли и ярости рык оборотня возвестил об его сокрушительном фиаско всем, у кого были уши. Плюнув на затворниц, брюнет со всех лап бросился вслед за убегающей 'сейдой'. Брюнет уже наивно предвкушал, что милости от мёртвого нойда повалятся на него, как из волшебной мельницы ведьмы Выгахке.

     Лира неслась так, словно за ней неслись разъярённые очередной глупой выходкой наглой ирландской девицы Юпитер и Юнона. При этом Мать и Отца Богов в этом случае неизменно сопровождал аккомпанемент молний и грозных проклятий. Как ни пытался оборотень догнать быстроногую пакостницу, она не приближалась и на пару шагов.

     'Сейда' выскочила через ворота и пропала, точно её тут никогда и не было. Даже медвежий острый нюх так и не позволил обнаружить, куда слиняла наглая добыча. Оборотень был ещё жив, а в Мире Духов правили лишь уже умершие души. Плюхнувшись упитанным задом в ягель, увенчавший точно корона сопку, он горестно завыл. Его тоскливый голос выражал яростный протест против того, что его не только побили, но и лихо обвели вокруг пальца. Вернуться назад в лагерь археологов сейчас не было никакой возможности. Незнакомые чары, которым не было совсем никакого дела до амулета мёртвого колдуна, не позволили бедолаге снова заняться наглой молодой ведьмой.

     Лира удивлённо захлопала глазами, рассматривая, а куда это её занесло во время очередной проказы. Жилище сейды показалось ей совсем убогим после дворцов Волшебного народа и жилищ небожителей. Даже без поправки на резко изменившиеся вкусы и понятия о комфорте. Пол, устланный мягким мхом, оленьи шкуры на полу и гора подушек, раскиданных то тут, то там небольшими горушками совсем не впечатлили девушку: 'Не хотела бы я тут жить! - расстроенно взвыла цветочная феечка, вспоминая уютный загородный домик Иветты.

     В жилище подруги всегда было весело и шумно. На её временами совсем жуткие проказы всегда смотрели сквозь пальцы. Все прекрасно понимая, что она совсем ещё ребёнок, которому можно простить практически любые шалости.

     Увидев, как камешек, лежащий у очага, озарился тревожным багровым светом, девчонка сразу поняла, что он хочет. Нужно было, чтобы она унесла его из вежи своей хозяйки. Запихнув серовато-коричневый кругляш в один из многочисленных кармашков, где хранила разные полезные мелочи, сделалась невидимой и выскользнула на улицу. Там же дожидался своего часа и увесистый фолиант, чтобы записывать премудрости, которым её обучали Талея, Геката и Нокс.

     Шум во дворе, где бродили меланхолично жевавшие ягель северные олени, сразу же привлёк к себе внимание второй головной боли инспектора Морса. Впрочем, феегоргона давала жару не только богу смерти. Именно за проказы её частенько отправляли на перевоспитание в Тартар. Только вот и там ничего не смогли поделать с неугомонной фэйрой.

     Старик, одетый в добротную одежду по местной моде, что-то торопливо искал, проверяя многочисленные тайники и схроны., Подобных местечек, как подсказывало чутьё феечки, тут было немало. Незнакомец совсем не понравился Лире, и она решила задать ему трёпку. Мало того, что нахал припёрся незваным гостем, так ещё вёл себя как воришка, к которым у Волшебного народа была давняя нелюбовь. Даже лепреконы, которые были с ними одной крови, частенько получали хороших тумаков именно потому, что тащили в свои дома всё, что плохо лежит. При этом бедолаги ещё и искренне удивлялись, когда подобное поведение вызывало у окружающих крайнюю степень недовольства и безжалостную агрессивность.

     Показавшись на глаза к мёртвому нойду, девушка напустилась на него, вереща, как кошка, которой на хвост наступили тяжёлым ботинком:

     - Ах ты, ирод плешивый! Да что ты что себе позволяешь? Разве можно в чужом имуществе грязными лапами копаться?! Не твоё - не смей руки тянуть!

     Колдун совершенно не был готов к такому повороту событий. Он оступился и с проклятиями покатился с крутого склона высокой сопки, на которой и стояла вежа сейды. Вслед ему понеслись такие насмешливые слова, что бедолага от изумления долго не мог прийти в себя. Впрочем, как и Тала, который так некстати решил прийти с докладом к своему гневливому хозяину.

     Парочка, ругая, на чём свет стоит, нахалку, которая так их обоих оскорбила, поднялась к жилищу из оленьих шкур. Лиры уже, естественно, и след простыл.


Глава 2


     Цветочная фея, запыхавшись, примчалась к Иветте в комнату и наябедничала хозяйке вежи о нахалах, которых она примерно наказала за неудавшуюся попытку воровства. Сейда, не скрывая тревоги, ласково погладила заветный камушек, который только казался обычной серой галькой, обкатанной водами Баренцева моря.

     - Не знаю, как и отблагодарить тебя, Лира. В нём и заключена вся моя сила, как хранительницы этих мест. Если бы колдун заполучил этот камешек, даже тени надежды ни для кого из нас уже бы не осталось. Только вот не знаю, как его так укрыть, чтобы никто и никогда не смог найти.

     - Говоришь, чтобы тебе никто не смог навредить, достаточно спрятать его так, чтобы твои враги не нашли?

     Волосы девушки снова стали вести себя как живые змеи. Так бывало всегда, когда в голове цветочной феечки созревала гадость высшего качества. Такое событие, к счастью для окружающих, случалось не так уж и часто.

     - Лирка, не боишься, что Талея тебе уши надерёт или Юнона озлится на тебя? Смотри, они могут наказать тебя чем-то похлеще, чем банальная ссылка на Тартарийскую равнину.

     - Ой, да ладно тебе, Ветка! Не впервой, мне не привыкать! Камень твой я подкину в сокровищницу Матери Богов, где она хранит самые ценные из магических артефактов и драгоценности. Так что не думаю, что кто-то его оттуда умыкнёт в ближайшие несколько тысяч лет, а то и дольше. Как бы нам схитрить и выставить этих надоед отсюда. Раскопки должны благополучно завершиться максимум до середины сентября. Пётр Дарович не допустит, чтобы новый учебный год в Университете Культурологии не начался вовремя. У него прямо пунктик в том, что касается правил и традиций вашего учебного заведения. От кого надо избавиться в первую очередь? От Талы? Или ещё кто пострашнее у него в арсенале есть?

     - Главное, нойда победить в колдовском соревновании, тогда и остальные будут вынуждены убраться вслед за хозяином, - в голосе сейды проскакивали нотки озабоченности, что сразу же насторожило обеих подруг.

     - То есть, пока не одолеешь его в поединке, не избавишься? Даже извести никак?

     - Нельзя: властителем местных сил может стать только тот, кто, либо сам, либо с помощью слуг, одолеет другого и заставит с позором покинуть поле боя.

     В зелёных как весенняя листва глазах цветочной феи вспыхнул очень нехороший огонёк. Он не предвещал грядущим жертвам лириного произвола ничего хорошего. Пусть даже они пока ни сном и ни духом ничего не ведали о грядущей напасти.

     - Вызови нойда на состязание! Уверяю тебя, сделаю так, что любое плетение будет иметь совершенно непредсказуемые последствия. О таких пустяках, как ходить по горящим углям, доставать из кипящей воды лакомства и прочих подобных мелочах можете не беспокоиться. Главное, вывести их обоих из себя, а там они сами себя в лужу посадят! Даже наше активное вмешательство не понадобится.

     За разговорами интриганки и не заметили, как вернулся с боевого дежурства против слишком взявшей много воли нечисти, вернулся уставший, но весьма довольный собой Виктор.

     - Лира, мне уже можно начинать паниковать и искать для нас с Иветтой и сейдой подходящий бункер? Это ещё хорошо, что нас с Веткой в тот великий момент в 'Смехе Феи' не было. Кто знает, что бы с нами стало.

     - Не слушайте его, девочки! - во взгляде цветочной феечки было столько обиды, что ведьмочка пожалела бедовую подружку и ласково улыбнулась.

     - Лира, продумай, как лучше разозлить и утереть нос этой парочке. Кто-кто, а ты в такого рода проказах искушена больше всех нас вместе взятых!

     Девчонка проказливо стрельнула зелёными глазками и медленно истаяла без следа, погрозив молодому человеку на прощание. Взгляд феегоргоны обещал, что ещё отыграется за нанесённую обиду. Причём так, что мало ему не покажется гарантированно.

     - Хорошая она, - задумчиво обронила сейда. - Только вот молодая ещё совсем. Только поэтому и дурная слишком. Уверена, что с возрастом, этот её изъян, если не пропадёт совсем, то станет не так сильно бросаться в глаза, - и хранительница тоже удалилась отдыхать в свою вежу в мире, где живут духи.

     Виктор вытряс из подруги все подробности ночного происшествия и поделился собственными опасениями:

     - Как бы Лира опять чего-нибудь не того не учудила. Прошлого раза всем и так хватило за глаза и за уши. Сегодня Пётр Дарович запретил нам на раскоп приходить. Там по ночам какие-то призрачные огни блуждали, слышались шепотки, вздохи и шум драки. Тебя велено за порог комнаты и вовсе не выпускать. Этот неправильный оборотень до икоты напугал нашу повариху, так что вполне возможно, что сегодня готовить придётся самим.

     - Не волнуйся, я уверена, что всё в итоге будет отлично. Как сделать так, чтобы сейда не попала в лапы мёртвому нойду, придумала именно наша рыжая егоза.

     - Я не принижаю её заслуг, Ветка. Всего лишь не хочу, чтобы по милости феегоргоны на наши многострадальные головы свались проблемы из разряда тех, с которыми мы сами не сможем справиться. Небожителям и без нас сейчас совсем несладко. Надеюсь, ты понимаешь, о чём идёт речь?

     - Значит, надо заранее упредить неприятности. Это ведь гораздо проще, чем потом воевать с последствиями?

     Виктор сразу увидел, что ведьмочка совсем не так уверена в своей полной победе, как пытается убедить всех вокруг. Поэтому не стал ничего говорить, а притянул к себе и принялся жадно целовать податливые губы, тихонько шепча:

     - Ты, не спорю, потомственная ведьма в тринадцатом поколении, ученица фурий, Гекаты, Нокс и Талеи. Но, прежде всего, ты - моя любимая девушка. Если мёртвый колдун или этот проученный Лирой оборотень посмеют хотя бы косо на тебя посмотреть, то я найду способ поставить их на место, - Иветта счастливо улыбнулась и уткнулась носом в надёжное плечо.

     Ведьмочка порадовалась, хотя и запоздало и про себя, что Всеволод очень кстати сам свалил из её жизни. Она, наконец-то, обратила внимание на сероглазую занозу в сердцах многих сокурсниц. Что и говорить, замена оказалась настолько хороша, что другие предложения Ветка игнорировала без всяких 'если' и 'но'.

     Парочка и не заметила, как миновало время завтрака, а потом уже пора было отправляться и на обед. В столовую они соизволили снизойти лишь под конец времени, отведённого на вечернюю трапезу. Саамка средних лет, которая уже оправилась настолько, чтобы снова взяться за работу, понимающе улыбнулась. Женщина оделила вновь прибывших вдвое большей порцией, чем обычно полагалось.

     Виктор, хитро посматривая на подругу, выдохнул ей прямо в ухо так тихо, чтобы никто посторонний не подслушал:

     - Значит, пока я охраняю вместе с остальными покой нашей археологической экспедиции, наглые мертвяки и медведи оборотни подкатывают к моей любимой ведьме? Непорядок, ты не находишь?

     - Вить, у тебя нет повода для ревности! - мурлыкающе выдохнула Ветка и проказливо улыбнулась.

     - Не уверен! - по взгляду было видно, что Виктор просто подыгрывает своей вредной возлюбленной. - Я за порог, а у тебя тут Тала тусуется, как и его беспардонный хозяин!

     - Да ну тебя! Кому нужен мёртвый нойд и застрявший между двумя ипостасями недоделанный медведь? Ты за кого меня принимаешь?

     - За любимую девчонку, на которую ожидаемо вредность наскочила! - ласково обняв девушку за талию, он не терпящим возражения голосом прошептал. - Так что, думаю, тебе придётся согласиться на круглосуточный надзор за одной вредной молодой ведьмой! Другого выхода я в данном случае не вижу! - и он хитро посмотрел на лукаво улыбающуюся в ответ Иветту.

     Ведьмочка почувствовала чужое присутствие и решила, что немного побезобразничать будет в самый раз. Мёртвый нойд на дух не выносил счастливых живых людей. Именно поэтому Ветка и решила не отказывать себе в удовольствии. Наступить на больную мозоль тому, кто и после смерти продолжал усиленно вредить любому, кто имел несчастье попасться на его завидущие глаза, оказалось слишком уж большим искушением для молодой интриганки.

     Сдув с лица косую чёлку, как обычно нахально лезшую в светло-карие глаза, девушка многозначительно подмигнула Виктору и выдохнула:

     - Раз у нас нежданно нарисовалось немного свободного времени, то, может, начнём этот твой круглосуточный надзор прямо сейчас?

     Парень, правильно уловив намёк, сгрёб вредную колдунью в охапку и увлёк за собой по ярко освещённому коридору в сторону жилого блока, правда. Молодой человек на ходу внёс поправки в предложение девушки:

     - Лира, конечно, затейница та ещё! Только вот мне совсем не понравится, если она ввалится к нам в самый ответственный момент и всё испортит. В моей комнате зеркала нет, так что мы можем рассчитывать на большее уединение.

     - А ты знаешь, какой кавардак начнётся, когда цветочная феечка не обнаружит меня на месте? Она особо разбираться не станет. Сразу же кинется творить свою страшную мстю всем подряд. При этом, даже не обращая внимания на тот факт, что, в основном, страдают невиновные?

     - Ничего, пусть привыкают! Ты же у нас - ведьма, значит, странные события и неожиданные подставы будут всегда!

     Тут он притормозил у собственной двери, отпирая, и внёс девушку внутрь на руках. В серых глазах было столько восторга, что Ветка сразу почуяла всплеск бессильной злобы, щедро приправленной ненавистью.

     - Мне понадобится всего пара минут, чтобы оставить всех, кто не желает нам добра, в полном расстройстве! - промурлыкала она, многообещающе поцеловав сгорающего от нетерпения барда университетского масштаба.

     Потом девушка принялась деловито ставить защиту, выуживая из потайных кармашков в одежде разнообразные амулеты и мешочки с порой совсем странным содержимым.

     - Главное, чтобы никто не помешал замкнуть охранные контуры. Как только я буду уверена, что до утра нас никто не побеспокоит без веской причины, буду брать реванш за твоё вчерашнее недостаточно пылкое поведение!

     - Ведьма, не проси, а то допросишься! - парень, сразу почувствовав, что Иветта ведёт какую-то многоходовую игру.

     Она явно собиралась заставить Талу и нойда оступиться и самостоятельно загнать себя в пресловутый пятый угол. Причём в такой, из которого самостоятельно вырваться даже этой сладкой парочке ни в жизнь не удастся.

     - Потом не жалуйся, что ноги дрожат, и всё тело ломит, как будто всю ночь на Лысой Горе со всякой нечистью отплясывала!

     - Мне уже заранее интересно! - девушка лукаво улыбнулась, закатывая глаза в притворном ужасе. - Только вот усердствовать слишком сильно не советую. Если нас завтра всё же отправят на раскоп, придётся тебе рыть землю копытами исключительно на четвереньках. Никто нас от работы отмазывать не станет. Или ты хочешь испытать на себе всю мощь гнева Петра Даровича из-за срыва рабочего графика? И так уже из-за этой чертовщины мы на целые сутки отстаём от плана.

     - Ничего, мы припряжём тех, кто устроил нам такую райскую жизнь!

     - Кстати, можешь не беспокоиться, что Лира свалится нам сегодня на многострадальные головы как снег в июле. Она пару дней будет занята, пытаясь просочиться в святая святых храма Юноны. Или ты думаешь, что Отец и Мать Богов недостаточно бдительно охраняют свои сокровища? Большая их часть никогда не должна попасть в чужие руки. Ты хоть представляешь, что сможет натворить Моргана или один-единственный лепрекон, получив Жезл Стикса или даже банальную пачку пропусков в Тартар?

     - К сожалению, да. Только вот, надеюсь, что никогда не доживу до подобного беспредела. Хватит с нас, пока что, и мёртвого нойда и этого наполовину медведя. Впрочем, раз ты не склонна верить словам, то пора переходить к делам.

     Он осторожно уронил девушку на ещё застланную домотканым покрывалом постель, помогая стянуть куртку. Уже через мгновение с раздражением почувствовал, как чья-то когтистая рука, вцепившись в рубашку, которую он только-только начал расстёгивать, пытается оттащить его от Иветты.

     Ведьмочка, сразу учуяв незваного гостя и прекрасно понимая, что с добром он вряд ли пришёл, прошептала заклятье. Хитрое колдовское плетение мгновенно обездвиживало любого, кто посмел потревожить её так некстати.

     Черноглазый колдун гневно сверкал агатовыми глазищами, но так и продолжал стоять недвижимой статуей. Виктор неторопливо обошёл вокруг наглеца несколько раз и после тяжёлого вздоха проворчал:

     - Лира, конечно, весьма беспардонная особа, но этот паразит даже её переплюнул... - парень так и не смог освободить многострадальную рубашку из крючковатых пальцев нойда, поэтому просто выскользнул из неё. - Твоё проклятие надолго рассчитано?

     - До утра он нас не побеспокоит, любимый! - промурлыкала Ветка.

     Лукавые светло-карие глаза двумя звёздами сверкнули из-под упавшей на лицо рыжевато-каштановой гривы волос. Они без слов говорили о том, что вредина уже придумала адекватную месть гаду, который посмел нарушить их тет-а-тет.

     - Так вижу же, что страшная колдунья готова нанести превентивный удар. Колись, что задумала, Ветка!

     - Ничего такого, что тебе не понравится, - промурлыкала девушка, утягивая возлюбленного на уже расстеленную кровать.

     Полный ненависти вой прозвучал в ушах парочки волшебной музыкой эльфов. Впрочем, вскоре им стало совсем не до жертвы ведьминого произвола.

     Иветта так и не придумала, чем ещё досадить нойду. Девушка что-то расстроенно бормотала себе под нос и мстительно пинала пленённого врага. Покусывая губы от усердия, она так и не смогла придумать адекватное наказание для не в меру разрезвившегося равка.

     В комнате, деликатно кашлянув, появился племянник сейды Негостай и довольно рассмеялся. Он довольно бесцеремонно ткнул врага своей тётки коротеньким пальцем под ребро и пророкотал:

     - Да, красавец ты, колдун! Только очень глупый песец мог встрять между парочкой, у которой намечается приятная во всех отношениях ночь! - парень глумливо рассмеялся и сорвал с шеи нойда небольшую костяную пластинку на кожаном шнурке. - Пожалуй, надо взыскать с него виру! Одного зуба, уверен, будет вполне достаточно! Коль скоро паршивец ещё не успел натворить ничего этакого!

     Почуяв назревающее веселье, Лира вывалилась прямо из воздуха. Девушка с интересом посматривала на незнакомого гостя подруги, проказливо улыбаясь.

     - Ветка, а кто это такой? - рыжие пряди изучающе потыкались в парня и явно остались довольны полученным результатом исследований.

     - Негостай. Он - племянник сейды, - просветила её ведьмочка, лукаво переглянувшись с Виктором.

     - Лира, цветочная фея, - представила рыжую девчонку Ветка, получив в награду полный благодарности взгляд.

     Дух не обратил на новую знакомую совершенно никакого внимания. У него сейчас были дела поважнее. Он наклонился и выдрал зуб у наглой вражины, деловито пробурчав:

     - Как любит говаривать ваш Пётр Дарович: 'Долг платежом красен!'.

     - Ой, а подари мне его клычок, Негостай! - восторженно хлопая ресничками, промурлыкала зеленоглазая паразитка, подкрадываясь к новой симпатии.

     - Зачем он тебе? - в прозвучавшем голосе было столько удивления, что феегоргона соизволила ответить.

     - Я - фея, хочешь что-нибудь красивое или полезное из него для тебя сделаю?

     - Да не надо ничего, всё у нас и так есть.

     - А давай амулет сделаю, чтобы никто не мог запереть вас с тёткой и заставить делать что-то против вашей воли?

     - Забавная ты, Лира. Ну, давай, заколдуй зубик, раз уж так неймётся. Хотя, может, и для нойда что-нибудь толковое придумаешь, а то что-то скучно в последнее время стало. Ничего весёлого не происходит.

     Рыжая головная боль полковника Морса критически осмотрела пленника и наморщила лобик от усердия. Ей хотелось придумать что-то такое, чтобы поразить черноглазого задаваку до глубины души. Оставалось найти ответ на вопрос: как половчее уесть незваного гостя на радость ведьмочке и духу-охраннику.

     - Аха! - восторженно завопила она, подскочила к пленному нойду, и щёлкнула его по длинноватому носу.

     В глазах равка тут же разбушевалась такая буря ярости, что даже Негостай довольно рассмеялся и вопросительно посмотрел на неугомонную ученицу Талеи. Он уже предчувствовал, что мало сейчас пленнику не покажется.

     Феечка осторожно выдрала обрывок рубашки из окостеневших пальцев живого мертвеца, которому совсем не было места в мире живых. Повертела в длинных пальчиках кусочек тонкого льняного полотна и протянула узкую ладошку и многозначительно посмотрела на Негостая.

     Пожав плечами, дух-хранитель вложил желтоватый клычок в руку подруги Иветты и насмешливо посмотрел на цветочную феечку. Его забавляло, что рыжая девица из кожи вон лезла лишь бы понравиться новому знакомому.

     Негостай, лукаво сверкнув хитрыми чёрными глазами, озвучил ответ на вопрос, который Лира так и не решилась произнести вслух:

     - Если нойд не вернёт себе вырванный зуб до конца полярного лета, он полностью утратит свою волшебную силу.

     - Уверяю тебя, он его ни в жизнь не найдёт! Так припрячу, что никто и не почует, даже если в упор смотреть будет!

     Гордо раздувшись от осознания собственной неповторимости, рыжая девчонка гордо испарилась вместе с трофеем. Пленённый колдун только и мог, что гневно сверкать бешеными угольками глаз, неподвижной статуей возвышаясь в комнате Виктора. Племянник сейды вскоре ретировался. Он пообещал запереть пленника где-нибудь так, чтобы тот не скоро смог вернуться в мир живых и снова приняться творить злые дела.

     Лира, сжимая в кулачке камень и острый осколок чёрного цвета, чем-то похожий на стекло, осторожно кралась в сторону хранилища. Именно тут Юпитер и Юнона хранили наиболее ценные и могущественные из волшебных предметов, артефактов и амулетов. Она не знала лучшего места, где можно было спрятать эти опасные не только для её подруг предметы. Особенно страшен был 'нож', который и запирал сейду внутри неприметного с виду булыжника. В результате дух-хранительница лишалась возможности оберегать земли, которые ей доверили духи предков тех, чьи семьи веками жили в здешних краях.

     Мысли девчонки скакали испуганными тушканчиками. Ведь она прекрасно понимала, какой будет скандал, если кто-нибудь застукает её в запретных даже для небожителей мрачных коридорах. Впрочем, деваться им троим было некуда, поэтому Лира тяжело вздохнула. Потом девушка пробормотала заклинание, призывающее удачу, и заскользила дальше, стараясь, чтобы движения были совершенно бесшумными.

     Решив не заморачиваться с замками и дверями, на которые были наложены мощные охранные заклинания, рыжеволосая интриганка просто просочилась сквозь стену. Потом помощью чар опорожнила сундук с драгоценностями, положила на самое дно свою бесценную ношу и вернула всё, как было. Захлопнуть окованную потемневшим от времени серебром крышку было делом пары минут. Тем же путём ученица Талеи вернулась в коридор и шустрой тенью заскользила в сторону выхода. Лира искренне надеялась, что никто не заметит, какой страшный проступок она совершила совсем недавно.

     Тут на плечо Лиры опустилась ледяная рука, но принадлежала она явно не ларву или ламию. Им сюда заходить было смертельно опасно. Всего через мгновение раздался пришепётывающий мужской голос:

     - Где ключ и камень? Мне нужна сейда!

     - Совсем с ума сошёл? - рассерженной кошкой зашипела цветочная феечка, выпуская на волю неукротимую и буйную растительную магию.

     Вот чего никак не ожидал невысокий кряжистый старик с космами седых, явно давно нечёсаных волос и безумно горящими чёрными глазами, что молоденькая девчонка одолеет его без проблем. Из мраморных стен начали стремительно расти стебли плетистых роз, которые, точно живые змеи, упаковали наглеца в плотный свёрток.

     Пока ученица Талеи раздумывала, чем бы усилить результат, и что потом сделать с нежданным подарочком с Терского берега, раздались лёгкие шаги. Через мгновение недовольный голос Юпитера, в котором помимо раздражения прозвучали нотки усталости, разлился в полумраке коридора. В нём ярилась буря, и слышались раскаты грома, заставив обоих нарушителей спокойствия непроизвольно вздрогнуть:

     - Лира, мне показалось, что в прошлый раз ты меня прекрасно поняла! Сюда не позволено ходить никому, кроме меня и Юноны! Даже небожителям?! Глупая девчонка! Тут хранятся такие артефакты, которые и воспоминаний об одной бедовой авантюристке могут не оставить!

     Серо-стальные глаза гневно смотрели из-под шапки смоляных волос. Ледяной взгляд не обещал феегоргоне ничего хорошего в ближайшие пару столетий.

     - Зевс, мне пришлось нарушить запрет! - рыжеволосая забияка заставила колючие стебли чуть распахнуться, являя взгляду Отца Богов мёртвого колдуна. - Вот ему точно нет места в вашем хранилище артефактов! Это тот самый гад, из-за которого у верховной жрицы фурий Иветты теперь такие неприятности, справиться с которыми она сама вряд ли сможет!

     Незваный гость тут же решил воспользоваться тем, что видит врага и сможет выпустить на волю одно из заковыристых проклятий. Равк что-то забормотал на своём языке, торопясь успеть до того, как его лишат этого шанса отомстить за унижение. Впрочем, Юпитер не стал ждать, когда наглый вражина закончит свою тарабарщину и метнул в него пучок ослепительных молний.

     - Бесполезно, господин мой! - с печалью в голосе выдохнула головная боль инспектора Морса. - Он уже мёртв как пару столетий, но, как колдун, часто приходит в мир живых. По ночам этот паразит пожирает любого, до кого успевает добраться, пока не наступит утро. А там, где он живёт, полгода - Полярная ночь, два месяца - Полярный день, и месяц, как у всех.

     - Тогда я просто превращу его в горсть праха и развею, чтобы и следов не осталось! Никому не позволено так нагло себя вести в моих владениях!

     Поняв, что на этот раз дела могут пойти совсем уж туго, интриган решил поскорее вернуться в собственную вежу. Мёртвый нойд запоздало понял, что на этот раз столкнулся с врагом, который точно оказался ему не по зубам.

     - Отдай мне камень и ключ от убежища сейды, наглая девчонка! До этой твоей Иветты я ещё доберусь! Выгахке будет вынуждена помочь мне, ведь на ней слишком большой долг! Глупый Тала ещё поплатится за то, что спутал мне все карты! Сначала я, уничтожив ведьму, стану новым нойдом! Потом же у меня достанет сил поквитаться со всеми, с этим твоим Зевсом тоже! - и он медленно растаял в воздухе.

     - Откуда приходит этот наглец? - небожитель впервые столкнулся с незнакомыми чарами, принцип их работы поставил его в тупик.

     - Из мира духов, Юпитер. Ветка нашла ценный артефакт и амулеты. Когда этот уже мёртвый чародей попытался навредить верховной жрице фурий, мы решили спрятать опасные предметы и заодно обезопасить северного духа-хранителя, сейду. Если он получит то, за чем пришёл, мало никому не покажется. Уверяю тебя, эта опасность, возможно, такая же серьёзная, как козни Морганы. Только вот его колдовские плетения сильно отличаются от всего, с чем мы привыкли иметь дело.

     Проницательный взгляд верховного бога Античного пантеона сказал без слов девчонке, что на этот раз наказывать её не будут. Только вот, на этот раз, неприятности она себе нажила роскошные.

     - А теперь признавайся, куда ты подевала бесценные артефакты? Я совсем не хочу, чтобы наша размеренная жизнь пошла под откос из-за одного безумного колдуна.

     Лира подвела Юпитера к сундуку. Зевс намётанным взглядом сразу оценил масштаб бедствий, которые непременно придут на вверенную его заботам территорию, если эти два камешка попадут не в те руки.

     - Должен признать, что на этот раз ты нашла вполне разумное решение. Талея говорила, что уже обучила тебя всему, чему хотела. Только вот, учитывая новые обстоятельства, этого уже явно недостаточно.

     Феегоргона с ужасом почувствовала, как за её спиной с лязгом захлопывается дверь в беззаботное прошлое.

     Зевс поразмышлял несколько мгновений и наложил на злополучный сундук все защитные чары, какие только смог припомнить.

     - Надо будет ещё попросить помощи у Нокса, Мегера и Геката, - мужчина недовольно поморщился, ведь он прекрасно помнил, чьи шаловливые ручки оставили свои отпечатки в той истории с Королевой Фей Морганой.

     Хорошо ещё, что эффект был временным, иначе в Античном пантеоне начался бы совершенный бардак. Немного помолчав, Отец Богов продолжил:

     - А что касается тебя, Лира, то ты сегодня же отправляешься на учёбу в Тартарийскую Академию Колдовства и Ритуалов!

     - Но господин мой, я ещё слишком юна, чтобы запирать меня там! - в зелёных глазах царил неподдельный ужас, змееподобные светло-рыжие пряди постарались свернуться в клубочек и стать как можно менее незаметными.

     - Что поделать: особые способности и талант попадать в неприятности требуют соответствующих мер! Решение обжалованию не подлежит, отправляйся сейчас же, негодница. А нам надо придумать, как бороться с этой северной напастью.

     Когда незваные гости, наконец, удалились, молодой человек обнаружил, что Иветта заснула. Ей пришлось сдерживать чары незваного гостя. Она настолько утомилась, что отключилась от окружающей реальности сразу же, как только опасность временно миновала. Он с удивлением заметил, что и его веки странно быстро налились усталостью. Вскоре парочка мирно посапывала на постели, только вот посетившие их сны были настоящими кошмарами.

     Тала, выскользнув откуда-то прямо из воздуха, отвесил парню увесистую затрещину, взял девушку на руки и тем же путём покинул вражеский лагерь. До своего попавшего в беду сообщника оборотню ровным счётом не было никакого дела. Он решил, что окажется в большем выигрыше, если пришлая ведьмочка станет местной нойдой и его супругой.

     Мальчишку, который изображал из себя жениха кареглазой нахалки, черноглазый мужчина в расчёт брать не собирался. Так как не счёл достойным опасений соперником. Оставалось продержать колдунью где-то в таком месте, откуда она не сможет удрать. Потом вернуть её к сейде и потребовать, чтобы та признала Иветту в качестве защитницы этих мест и той, которая передаёт живым волю духов и предков.

     Сделать же так, чтобы стать мужем этой вертихвостки и вовсе никакого труда для Талы не представляло. Конечно, та рыжая зараза, которая уела его хозяина, как и племянник защитницы этих краёв, могли создать много проблем даже ему. Только вот слишком велик был куш, чтобы не попытаться прибрать его к рукам. Решив, что лучше всего будет обратиться за помощью к ведьме Выгахке, пропел древнее заклинание и был таков.

     Точно высохшая женщина, облик которой не позволял определить её возраст, благосклонно приняла мешочек с сапфирами чистой воды и мешок пшеничной муки высшего сорта. Она с интересом принялась рассматривать пленницу, а потом громко зашипела рассерженной кошкой и пробурчала:

     - Она, как и ты, не нашей крови, но сила в ней заключена большая! Причём, полностью её способности пока что не раскрылись. Молодая ещё совсем ведьма, жизни толком не знающая. Зачем она тебе?

     - Жена-нойда - предел мечтаний любого оборотня! К тому же она слишком быстро нашла общий язык с сейдой, а на службе у неё такие злые духи, каких, отродясь, не видал!

     - Покажи мне всё, как было, Тала! Давно не видела ничего нового, - ведьма продемонстрировала в оскале, который заменял ей лучезарную улыбку, два ряда острых как бритва клыков, которыми она легко могла перегрызть даже очень толстое дубовое бревно за пару-тройку минут.

     Пригладив чёрные густые волосы, саамская коллега Бабы-Яги с любопытством обнюхала Ветку и проворчала:

     - Намучаешься с ней, Тала! Она не нашей крови и не твоей! Строптивая колдунья никогда не станет хорошей женой такому, как ты! К тому же сердце своё она уже подарила другому мужчине.

     - Этот сопляк мне не соперник! Сними с меня чары той рыжей паразитки, чтобы смог снова становиться диким зверем. Вместе, уверен, мы придумаем, как прогнать чужаков из тех краёв и запугать местных. Да так, чтобы они признали меня главным над собой.

     - Не скажи, Тала! Если она сильно его любит, то никогда не покорится другому!

     - Ну так избавься от него или давай продержим девицу в заколдованном виде, пока не найдём способ сжить этого Виктора со света! Он ни разу не колдун, не оборотень, не великий воин! Не думаю, что ты не справишься с такой простой задачей, Выгахке!

     - Придёт время: приведёшь чужака ко мне! Сама буду решать в котёл его или найдётся иное применение его молодости и силе. А пока что я превращу её в веретено простое деревянное и буду носить на поясе. Ты же сделай так, чтобы парень пришёл сюда один. Тогда вот и придумаю, как дальше быть. Только тех даров, что преподнёс, мало будет за такую услугу! - ведьма что-то прошептала и подняла с пола обычный предмет обихода, который у саамов почитался за волшебный совсем не зря. - А теперь проваливай, у меня дел по горло! Некогда чужие проблемы разруливать да слушать пустые похвальбы глупого Талы! Снять чары с тебя никак не смогу! Ищи ту, что их наложила! Слишком уж они чужды! Не смогла я понять, как распутать их причудливое плетение, не лишив тебя разума, твоей сути, а то и жизни!

     Вскочив на новенькое помело, купленное по случаю на распродаже, Выгахке громко свистнула и была такова. Пролетавшей мимо полярной сове не повезло. Когтистые пальцы ведьмы ловко сжали увесистое тельце и засунули в мешок из вонючей оленьей шкуры.

     Иветта вынырнула из колдовского сна совершенно неожиданно и не учуяла рядом Виктора. Это открытие оказалось для девушки настолько неожиданным, что она напрягла все свои способности, чтобы осмотреться. Открытие заставило застыть ведьмочку в удивлённом ступоре.

     Оказаться продолговатым предметом домашнего обихода, грубо вырезанным костяным ножом из тонкого стволика полярной берёзы, для девушки оказалось совсем уж неожиданно. Черноволосая женщина, на поясе у которой болталось веретёнце, Ветке совершенно не понравилась. Как и её совершенно безумные глаза и острые, как бритва, клыки во рту.

     'Что же мы все упустили, что я попала в такой лихой переплёт? Надеюсь, С Виктором и остальными всё в порядке'. Впрочем, ведьмино чутьё подтвердило, что неприятности настигли пока что только её. Как и то, что если она не найдёт способ выкрутиться и избавиться от незнакомых колдовских плетений, проблем будет много и у тех, кто приехал вместе с Петром Даровичем на раскоп, и у местных.

     Самым противным было то, что странная трансформация лишила Иветту лишь способности двигаться, но не думать и беситься от собственного бессилия. Такого унижения молодая ведьмочка ещё не испытывала ни разу в жизни.

     Мысленным взором девушка долго изучала странное нагромождение энергий, похожих на серовато-белёсый туман. Ничего подобного в своей колдовской практике ей ещё встречать не приходилось. К сожалению, у небожителей и своих проблем сейчас было так много, что добавлять к ним свои Ветке показалось чересчур жестоким поступком.

     Впрочем, опускать руки молодая колдунья не собиралась. Хотя ситуация выглядела настолько гадко, что впору было начинать думать, у кого лучше попросить помощи в сложившейся обстановке.

     На поясе у саамки слабо зашевелился кожаный мешок, словно там было заключено живое существо. Собрав остатки воли в кулак, Ветка направила собственные чары на то, чтобы распустить боковой шов. Вместо ниток тут явно в ход шли оленьи жилы, а материал протыкали костяным шилом и только после этого сшивали костяной иглой.

     Наконец, довольно неряшливые стежки были распороты, и на волю вырвалась полярная сова. Девушка почувствовала, что птица явно поняла, что она совсем не то, чем сейчас кажется. Она камнем сорвалась вниз, нырнув в небольшую пещерку между камнями, где и затаилась.

     - А чтоб у тебя перья все повылазили! - зло прошипела Выгахке.

     Догонять беглеца женщина не стала. Слишком уж много ценностей можно было получить в обмен на пришлую девицу, как она чуяла. Причём, пощипать можно будет и Талу, и мёртвого нойда, и возлюбленного ведьмы. Да и других, кому её судьба окажется небезразлична.

     Что и говорить: ничто так не грело душу древней колдуньи, как возможность упиваться чужими страданиями. Особенно если это сулило приятные выгоды лично для неё. Потирая когтистые руки, Выгахке поспешила на свою гору Вараку, строя планы, как она ещё и работать на себя пленницу заставит. Коль скоро предыдущая служанка нашла способ вырваться из-под власти ведьмы.

     Вежа у злобной саамской чародейки была грязна и зияла дырами. Привязав Иветту суровой верёвкой к зачарованному камню. Потом сунула в руки девушке клубок жил, каменное шило и клубок жильных ниток и велела все прорехи зашить. Сама же улетела по своим делам.

     'Вот ведь стерва! - устало подумала про себя ведьмочка и попыталась дотянуться колдовским даром до Виктора, Лиры или сейды, но так ничего толкового и не добилась. Чутьё сразу подсказало, что верёвка заговорённая. Привязанный к ней камень блокирует любую магию, если ту не творит сама хозяйка этого мрачного места. У Ветки было такое ощущение, словно где-то совсем близко кто-то сдох и так и остался валяться под тёплыми лучами летнего северного солнца. Хотя, сопутствующих миазмов в воздухе не ощущалось, но на душе было слишком гадко, чтобы наслаждаться красотами северной природы.

     В который раз Иветта пожалела, что не нашла времени ознакомиться с местной мифологией и сказками. Про Талу-медведя и Выгахке, как и про духов-сейдов, она мельком видела в книжках. Только вот не удосужилась всесторонне изучить вопрос, который оказался не таким праздным, как подумала по простоте душевной.

     Работы оказалось так много, что уже через пару часов руки ведьмочки заболели от напряжения. 'Я сюда древности изучать приехала, а не вонючие полуистлевшие шкуры штопать!' - в душе поднимался гнев, который девушка тут же в корне задавила. Из неприятностей подобного рода лучше выбираться на холодную голову. Иначе последствия могли быть довольно печальными, причём не только для неё.

     Хлопанье птичьих крыльев девушка услышать никак не ожидала, но сразу узнала полярную сову, которую выпустила на волю. Умные пронзительные глаза очень внимательно осмотрели незнакомку и, судя по всему, незваный гость остался доволен результатом. Отхватив от одежды ведьмы солидный лоскут, видимо как-то узнав, что хозяйка этих мест возвращается, поспешила удалиться восвояси. За миг до этого в голове у Иветты прозвучал явно мужской голос: 'Жди. Ты помогла мне, а я вызволю из беды тебя. Правда, надо подумать, как это лучше сделать, попутно избавившись и от полонившей тебя колдуньи, и от мёртвого нойда, и от Талы. Твои друзья не смогут разбить северные чары. Нужно как можно скорее дать знать сейде, что с тобой произошло. Боюсь, если кто и сможет помочь, то только она'.

     Наводя порядок около вежи, ведьмочка подивилась кучке маленьких черепков. Через их пустые глазницы которых Выгахке зачем-то продела узкие ремешки из выкрашенной в чёрный с багровым узором цвет довольно грубо выделанной кожи.

     Дар тяжело заворочался у неё в душе, и в голове раздались немые мольбы. Всего-то и надо было распустить узлы, а потом завязать их, как было. Незнакомцы оказались такими же пленниками злой чародейки, как и Ветка.

     Тут ведьмина вредность сделала своё чёрное дело, подбив на явную авантюру. Сделав, что просили, девушка занялась обедом. Она трезво рассудила, что сделав фирменную гадость, разумнее всего не привлекать к себе лишний раз внимание своей обидчицы.

     Черноволосая интриганка, сильно недооценила пленницу. Выгахке и в голову не могло прийти, что из-за неё могут возникнуть серьёзные проблемы. Кормить она никого, кроме себя, любимой, не собиралась. Поэтому снова превратила Иветту в кривенькое деревянное веретёнце и небрежно бросила его на плоский камень. Там уже и до этого валялась солидная куча разнообразного хлама.

     Сама же вернувшаяся домой саамская колдунья, постаравшись посеять вокруг себя как можно больше бед и горя, опустошила огромный котёл с густым мясным варевом. Да ещё и стенки языком облизала... Только вот полностью голод так и не утолила. После чего зевнула и ушла отдохнуть после ратных колдовских подвигов во благо себя, красы ненаглядной.

     Женщина прекрасно понимала, что никуда мёртвый нойд от неё не денется. Без выбитого племянником сейды зуба его волшебная сила вскоре иссякнет. Лето северное коротко и пролетит так незаметно, что и разгуляться не успеешь.

     Обдумав внезапно пришедшую в голову мыслишку, извечная проблема всех соседей лениво подумала: 'Несмотря на то, что я прожила на этом свете уже несколько сотен лет, так и не сподобилась ни разу выйти замуж! Причём вовсе не потому, что не хотела сама! Никому и в голову не пришло посвататься ко мне!'

     В сердце Выгахке начал разгораться пожар неукротимой злобы. Она быстро подумала, чего потребует от колдуна, в обмен на то, что пришлая чародейка больше не будет угрожать его могуществу. Пропажи будут возвращены только в обмен на брачные узы! До Талы же ведьме не было совсем никакого дела. Невелика честь быть женой оборотня, а вот заполучить колдуна - хранителя рода могла далеко не каждая женщина.

     Что и говорить, мерзкий равк, которым стал чародей после смерти, впоследствии так и не оправдал надежд колдуньи. Он наотрез отказался от щедрого предложения о помощи в формате 'услуга за услугу'. Выгахке же никому и никогда не спускала и мнимой обиды. Её побаивались даже духи. Простым саамам и пришлым обычным людям без дара и вовсе никакого спасения не было от жестокого произвола знойной брюнетки верхом на помеле.

     Долго ворочалась интриганка с боку на бок на ворохе песцовых и медвежьих шкур. Так и этак прикидывала, как бы ей поскорее добиться заветной цели. 'В конце концов, - самодовольно подумала Выгахке. - Надоест мне этот муж, избавиться от него будет совсем просто. Достаточно будет воткнуть железную спицу между лопаток, а потом сжечь. Чтобы не бродил по миру живых и не мешал моим грандиозным планам! Я до нитки оберу всех, кто хоть немного заинтересован в этой чужачке. И что они только в ней нашли, не понимаю?! Худая, как Сухая Жердина! Волосы с рыжим отливом! Глаза, как у важенки. Тьфу! Она омерзительна! Где уж ей сравниться красотой со мной, самой колдуньей Выгахке?!'

     Раздувшись, точно женщина-лягушка Оадзь, с которой у них был давний спор, кто из них привлекательнее, могущественнее и удачливее, колдунья перевернулась на другой бок и оглушительно захрапела.

     У стены вежи раздалось негромкое шуршание в кустах карликовой берёзы. Маленький рыжеволосый человечек, не тяготившимся полным отсутствием одежды, осторожно заглянул внутрь жилища чародейки. Прислушавшись, вскоре резво подбежал к груде маленьких черепков, которые хозяйка вежи свалила беспорядочной грудой среди обломков костей и обрывков кожи.

     Убедившись, что Выгахке не выскочит из своего дома в самый неподходящий момент, молодой человек, ростом примерно до бедра взрослого мужчины, разжёг небольшой костерок. Ещё раз прислушался и принялся торопливо вытягивать черные кожаные полоски с багровым узором из глазниц и кидать в огонь. При этом он что-то неразборчиво бормотал себе под нос. Периодически грозил кулаком в сторону спальни колдуньи, от козней которой стонали все вокруг, да так и не смогли найти управы. Местный колдун ни на минуту не прерывал кропотливой работы, прекрасно понимая, что должен успеть до того, как Выгахке обнаружит незваного гостя у собственного порога.

     Вскоре перед ним возник ещё десяток мужчин, старший из которых велел остальным проваливать, а у него осталось ещё одно дельце.

     - Старейшина, чародейка вряд ли будет долго отдыхать. Я не знаю, кто одержит верх, если придётся столкнуться с ней в поединке не на жизнь, а на смерть. Слишком уж долго никто из наших нойдов не мог вас обнаружить. Даже духи предков раз за разом терпели позорное поражение. Эта женщина намного хуже всех, с кем нашему народу когда-либо приходилось сталкиваться в сваре. Она не умеет сражаться честно и так и норовит совершить какую-нибудь подлость!

     - Вы не должны рисковать из-за меня, но ты бы никогда нас не нашёл, колдун, если бы меня не пожалела новая пленница Выгахке. Девушку она заколдовала и держит в неволе. Она не нашей крови, но это, определённо, ведьма! Мы должны отплатить добром за добро. Точно знаю, что это та самая чародейка, которая не позволила мёртвому колдуну заполучить в свои лапы сейду этих мест, - и степенный чакхля нырнул в вежу грезящей во сне колдуньи.

     На пару мгновений он замер внутри дома давнего врага своего рода и осмотрелся. Выгахке храпела так, что жерди, на которые были натянуты отсыревшие оленьи шкуры, мелко подрагивали. Взяв с плоского, как стол камня, заваленного разнообразным хламом, кругляш, обкатанный до круглой формы, мужчина что-то зашептал над ним. Рыжеволосый нойд прекрасно знал, что платить злом за добро мог только очень глупый подземный житель. Чары сделали так, что в его руках оказалось веретёнце, которым он и подменил заколдованную Иветту.

     Решив, что дольше медлить не следует, он торопливо вышел вон, крепко сжимая добычу в мозолистых пальцах. У большого камня стояли два молодых парня, совсем ещё недавно томившиеся в плену у своего вечного недруга. Они сноровисто откатили 'дверь' в сторону, а потом старейшина с помощью колдовства вернул его на прежнее место и восстановил охранные чары.

     Осталось только найти тех, с кем в их края пришла незнакомка. Только вот просто так возвращать девушку тем, кто недоглядел за ней, чакхля не собирался. Нойд уже не первую сотню разменял, поэтому считал, что то, что слишком легко достаётся, люди потом не берегут. В девушке же дремала такая сила, какой давно не встречали в этих местах уже лет двести.

     Виктор пришёл в себя только через неделю. Бедолагу отправили прямиком в Мурманск. Странный сон был лишь отдалённо похож на летаргический. Он держал пленника так цепко, что не помогли даже самые современные и сильные лекарства. Саамский старейшина раз за разом бормотал что-то о колдовском проклятье и медведе-оборотне. Увы, врачи списали всё на прогрессирующее старческое слабоумие и продержали парня ещё неделю в палате.

     - Иветта пропала, как в воду канула, - без ножа зарезал молодого человека Пётр Дарович. - Уже вторая неделя началась после событий той ночи. Тебя обнаружили в странном сне, разбудить так никакими средствами и не удалось. Местиной же и следов не нашли.

     Глава рода, на территории которого и находился археологический раскоп, отозвал Виктора в сторонку и доверительным шёпотом озадачил парня:

     - Оборотень украл твою Иветту, а на тебя наслал колдовской сон. Ваши врачи, конечно, многое знают. Только вот эти земли хранят такие тайны, сбрасывать со счетов которые будет только очень глупый и недальновидный человек. Сегодня хорошая ночь, я попробую найти колдуна и спросить духов о том, куда сгинула кареглазая ведьма. Правда, кто знает, захотят ли они ответить на мои вопросы и что потребуют с тебя за помощь...

     - Что-то мне подсказывает, что обычными способами Ветку не вернуть. Я ничего в такого рода делах не смыслю. Поэтому буду признателен, если вы поможете нам с Иветтой, старейшина.

     - Сделаю, что смогу, но, как подсказывают предчувствия, ваша новая встреча может случиться очень нескоро. И ты должен понимать, что по нашим законам с тебя могут стребовать большое вознаграждение, ведь ты сам прошляпил, как у вас говорят, свою ведьму.

     Подумав, что посоветоваться с сейдой будет правильным решением, Виктор проскользнул в комнату к пропавшей девушке и принялся звать хранительницу, которая нашла убежище в комнате Иветты. К его величайшему сожалению, вопль души так и остался без ответа. Впрочем, атмосфера в помещении, ярко освещённом полночным солнцем, ясно дала понять, что им очень недовольны. Причём настолько, настоятельно просят выйти вон и без пропавшей подруги не возвращаться.

     Молодой человек, видя, что настаивать бесполезно, вернулся к себе. Прозвучавший над ухом тихий голос Негостая, был полон печали:

     - Тётка расстроена не меньше тебя. Говорит, сама Выгахке приложила к этой истории когтистую лапу, а не только безголовый Тала. Никто и не думал, что этот ухарь решит предать мёртвого нойда и попытаться стать хозяином в здешних местах с помощью Иветты. Ты знаешь, что она обещает стать в недалёком будущем очень сильной колдуньей?

     - Да, её сама Геката учит. Есть такая богиня колдовства. Да и не только она.

     - Я постараюсь разузнать, что к чему. Только вот в наших краях позволить выкрасть свою девушку означает только одно: ты её не достоин. Так что будь готов к тому, что если вам и суждено снова быть вместе, то тебе придётся очень сильно постараться. Вернуть твою пропажу будет совсем непросто. Чую, Выгахке что-то совсем уж недоброе задумала, а разменной беличьей шкуркой станет именно Иветта. Так что, хотя и не знаю, кто такая эта твоя Геката, но нам понадобится любая помощь, какую только сможем сыскать. Попроси подмоги и у Лиры. Она ведь, в отличие от тебя, тоже умеет чары плести.

     - Бесполезно, эта рыжая непоседа приходит исключительно только тогда, когда ей самой в голову взбредёт! Ветка знает, как её позвать. Я, увы, не в курсе, как это сделать.

     - Выгахке обязательно попытается нажиться на своей пленнице. Постараюсь прокрасться вслед за ней в вежу и выяснить, там ли девушка, или Тала держит пленницу где-то в другом месте. Только очень тебя прошу: один за ворота не ходи. Я дам тебе амулеты, не снимай их ни днём, ни ночью. Очень скоро с вас потребуют выкуп за девушку. Скорее всего, колдунья превратила её во что-то иное, а во что, не могу сказать. Тётка попробует выяснить у нойдов, но кто знает, захотят ли они помочь в поисках пропавшей колдуньи не нашей крови.

     - Спасибо, что предложил помощь. Надеюсь, Лира скоро соскучится по подруге и навестит нас. Уверен, что все вместе мы сможем найти выход из сложившейся ситуации. Или, хотя бы, придумать, к кому можно обратиться за помощью, не подвергая Ветку дополнительной опасности.

     Виктор тихонько перебирал струны гитары. Комнату заполнил приятный мотив, под который молодому человеку лучше всего думалось. Самое противное, что Негостай оказался прав. Они с Иветтой, увлёкшись друг другом, утратили бдительность, за что и поплатились с лихвой. В серых глазах застыло такое нехорошее выражение, что племянник сейды сразу понял, что любому, кто оказался замешанным в пропаже молодой ведьмочки, очень сильно не поздоровится, когда их хозяин сможет до них добраться.

     На постели сиротливо лежал браслет девушки. Он, видимо, соскользнул с запястья, когда Тала уносил её прочь. Фигурные деревянные пластинки из светлого ореха девушка вытачивала сама, а потом наносила с помощью заклятий охранные символы и древние руны. Подчинившись внутреннему голосу, парень надел украшение на собственное запястье и погладил подушечками пальцев причудливую вязь из завитушек и незнакомых значков. Словно по мановению волшебной палочки они вспыхнули неярким серебристым светом, как бы отвечая на невысказанный вопрос, что Виктор поступил правильно, доверившись древнему колдовству.

     На подоконник мягко опустилась полярная сова и, буравя чужака насмешливыми круглыми глазищами. Птица склонила голову набок, с таким видом, точно специально прилетела в гости и просит разрешения войти. Браслет отозвался приятным теплом, словно подтверждая, что перед ним друг, а не враг, которому можно позволить переступить порог собственного дома даже без тени опасений.

     Негостай удивлённо воззрился на странного посетителя и тихонечко присвистнув, поздоровался первым:

     - Что привело тебя в этот дом, нойд? Проходи, вижу, что не со злом пришёл. Виктор, пригласи гостя в дом. По нашим обычаям без разрешения в вежу входить не принято.

     Странная птица, во взгляде которой читался живой и довольно язвительный ум, чинно поклонилась и скользнула на домотканый половичок. Потом по коренастому телу пробежала странная рябь, и уже через пару мгновений в комнате Виктора стоял высокий черноволосый мужчина с пронзительными карими глазами. В них вспыхивали и гасли искорки серебристого света, похожего тот, которым заливает окрестности полная Луна в ясную зимнюю ночь.

     Сразу же опознав владелицу браслета, гость протянул обрывок куртки Иветты. Незнакомец изучающе посмотрел на молодого человека, ожидая, что тот скажет.

     Выгахке прекрасно выспалась и до хруста во всём теле потянулась, самодовольно подумав: 'Осталось подкрепиться и отправиться к Тале, чтобы озвучить цену своих услуг. Пусть эта паршивая девчонка не думает, что сможет противиться моей воле. Ей даже мёртвый колдун вскоре будет покорен! Ведь недаром говорят, что ведьме не нужно много, а нужно всё и, желательно, сразу! Где же это поганое веретено?! Куда же я его забросила?! А, вспомнила!'

     Довольно бурчащая в предвкушении сытной трапезы чародейка неспешно подошла к плоскому камню, заменявшему ей стол. Она стала деловито копаться в небрежно сваленном на его поверхности хламе. Найти среди колоритных завалов что-то нужное было совсем непросто. Прошёл час, за ним другой, потом и третий трусливо показал хвост, а колдунья так и осталась не при делах.

     Чтобы проверить свои догадки, интриганка протопала к месту, где раньше лежали заколдованные в черепки чакхли. Через пару мгновений женщина разразилась проклятиями: пленники исчезли. Хвалёное ведьмино чутьё тут же подсказало, куда пропало кривенькое веретёнце с пленной чужачкой.

     'Ничего страшного: мне эта девчонка особо и не нужна! Всё равно никто в ближайшее время не узнает, что Иветты у меня больше нет. Надо поскорее получить со всех заинтересованных сторон богатые дары! Потом окрутить мёртвого колдуна! Не забыть и избавиться от глупого оборотня и чужаков, чтобы не совались не в своё дело. Вот вопрос, кто прикарманил костяные обереги, на которые я сама глаз положила?' - оседлав видавшие виды помело, ведьма отправилась на встречу с Талой, который пока что ещё был ни сном, ни духом, что выбрал себе ещё более ненадёжную союзницу, чем он сам.

     Лихо спикировав прямо на голову оборотня, интриганка сразу взяла с места в карьер, старательно загибая пальцы:

     - В общем, так, запоминай! Не вздумай хоть чем-то меня обделить, иначе не видать тебе чужачки, как своих ушей! Отдашь мне все свои оленьи стада, золото, драгоценные камни и дорогую посуду! Устроишь мне свидание с твоим хозяином! Поверь, нам есть, о чём поговорить! Ведь мы, в отличие от тебя, поднаторели в колдовской премудрости! Приведи мне возлюбленного этой поганки! Если ему будет угрожать серьёзная опасность, девчонка безропотно выполнит любые наши требования! Как ты сам понимаешь, Виктор навсегда останется тут! Пара крепких мужских рук в хозяйстве одинокой женщины для тяжёлой работы всегда пригодится! Следи за всем, то творится вокруг и рассказывай мне! Девицу многие будут искать, а неприятности, сам понимаешь, никому из нас не нужны!

     Тала недовольно проворчал:

     - Слишком много просишь, ведьма! Девка - не нойда, а простая колдунья! К тому же ещё и не до конца обученная! Хватит с тебя и того, что устрою тебе встречу с хозяином! И, кстати, покажи мне Иветту, иначе я палец о палец для тебя не ударю!

     - Я её в веретено обратила! Никто, кроме меня ни в жизнь не найдёт!

     - Моё предложение ты слышала! Не поумеришь аппетиты - будешь иметь дело не только со мной! - в голосе отчётливо послышалось гневное рычание поднятого зимой охотниками медведя. - Пока не увижу, что с моей ведьмой всё в порядке, ничего тебе не будет! Слишком давно мы знакомы, чтобы не заподозрить какого-нибудь подвоха! Ты не умеешь играть честно! Всё норовишь оттяпать кусок пожирнее да послаще!

     - Если ты мне только встречу со своим хозяином устроишь, то девицу не отдам! Он же сам мне больше отвалит добра всякого! Про чужаков и говорить нечего!

     - Пока своими глазами не увижу, что с ней всё в порядке, разговаривать не о чем! - проронил мужчина через плечо.

     Оборотень несказанно обрадовался, что чары рыжего недоразумения, которое бросилось защищать его законную добычу, всё же развеялись без постороннего вмешательства. Уже через миг через густой ивняк ломилась солидная медвежья туша.

     - Ах вот ты как, Тала! Зря ты так со мной! Пожалеешь, да поздно будет! - истерически расхохотавшись, чародейка вскочила на помело и отправилась разыскивать пропажу, правда, предчувствуя, что вернуть пленницу ей уже не суждено.

     Как только Выгахке скрылась за линией горизонта, молодой чакхля, который слышал разговор между заговорщиками от первого до последнего слова, тут же отправился к старейшине. Он обязан был предупредить, что пропажа молодой ведьмочки их врагом уже обнаружена.

     Пётр Дарович с мрачным видом вертел в руках карандаш. Ему неоднократно говорили, что в здешних краях творится всякая чертовщина. Только вот он, как человек учёный, не прислушивался к подобной крамоле. Оказалось, что совершенно напрасно. Иветта Местина, как в воду канула, хотя территории лагеря археологов девушка не покидала. В комнате, где нашли Виктора, на полу обнаружили клоки шерсти и следы от медвежьих когтей. Вопрос, как зверь, никем не замеченный, попал в дом, да ещё и просочился через закрытую на все замки и запоры дверь, так и остался открытым.

     Саамка средних лет, которая работала в экспедиции поварихой, подошла совершенно неслышно. Имя женщины ректор запомнил с превеликим трудом: Трефилка. Помолчав несколько минут, она тихо сказала:

     - Если в наших краях Тала зверствует, а не один мёртвый нойд, то надо идти к сейду, помощи просить. Нашей-то защитницы камень разбили полгода назад, а старого колдуна убили. На том месте тоже нашли медвежью шерсть и следы чёрной волшбы. Ты бы, Пётр, прислушался к тому, что твое сердце шепчет. Оно часто мудрее разума и способно подсказать верный путь. Иветту спасать надо. Сильная ведьма из неё со временем получится! Как раз такая, с которыми даже духи считаются.

     - Трефилка, я уже совсем ничего не понимаю. В ваших краях всё, на что привык опираться, не работает так, как я привык.

     - Терский берег много секретов и тайн хранит, но не открывает их, кому попало. Послушай моего совета: не трогайте ничего в комнате пропавшей колдуньи. Видела, что она не только починила древние амулеты из кости, но и защитила нечто, что не должно попасть в чужие руки. Тебе бы с нойдом поговорить. Поспрашиваю у старейшин родов, может, кто что дельное посоветует. Вижу же, что ты сильно переживаешь, что девушка пропала. Твои люди меня не задирают, не обзываются обидными словами. Хотя и не понимают многое в здешних обычаях и жизни, но не считают нас дикарями и ни на что не годными дураками.

     - Буду благодарен, если хоть что-то сможете узнать. Даже одну ниточку к разгадке отыскать. Они с Виктором - мои студенты, поэтому и отвечаю за судьбу обоих.

     - Сегодня хороший день, давай посмотрим по оленьей лопатке, может, что и узнаем.

     Пётр Дарович, с досадой подумал про себя, что увязает в этом мистическом бардаке всё глубже и глубже. К сожалению, деваться ему было уже некуда. Он послушно побрёл вслед за черноглазой женщиной, гадая, какие ещё страшные раны останутся на целостной картине мира в его представлениях после того, как вернётся домой. Мужчина прекрасно понимал, что уже никогда не быть прежним, а рассказать никому не сможет ничего. Коллеги огульно решат, что у него крыша поехала после многолетней службы ректором в Университете Культурологии.

     Трефилка деловито набрала сухих веток и соорудила небольшой костёр, а потом негромко запела на своём языке. Естественно, что руководитель археологической экспедиции так ни слова и не понял. Продолжалось это действо довольно долго. Пришлось неловко переминаться с ноги на ногу, чтобы они не затекли от продолжительного стояния на одном месте.

     Откуда-то из-под камня женщина выудила видавшую виды оленью лопатку и, что-то шепча, сунула её в самое сердце костра.

     - Теперь надо немного подождать, чтобы духи начертали письмена на кости. Я, конечно, совсем слабая ведьма. Не равная по силе Выгахке или вашей Иветте, но тоже кое-что знаю и могу, - и она проказливо улыбнулась, хитро поглядывая на гостя с Большой Земли.

     Саамка достала прямо из огня гадательную кость, строго посмотрев на маститого культуролога, когда он попытался не позволить смуглой руке нырнуть в самое сердце пламени. Женщина недовольно проворчала:

     - Пламя поёт в моей крови. Он никогда не причинит мне и моим родным ни малейшего вреда. А теперь, Пётр Дарович, будьте любезны, посидите молча, пока я буду читать знаки. Жаль, что не нойда, смогла бы у духов напрямую спросить. Впрочем, кто знает, может быть, нам ещё повезет! - и она принялась внимательно рассматривать трещинки и пятна копоти, беззвучно шевеля пухлыми губами.

     Потом подняла на спутника не на шутку встревоженный взгляд и выдохнула:

     - Выгахке всегда использует только старые, проверенные временем методы. Она превратила вашу Иветту в деревянное веретено. Только вот, девушка оказалась мудрее. Помогла чакхли, которые тоже томились у ведьмы в плену. Им только пришлось подсказать ей, как разрушить чары, но не выдать до срока, что старейшина и его люди могут уйти в любое время. Как только ведьма заснула, они и сбежали, прихватив с собой Ветку.

     - Так что тебя беспокоит, Трефилка? - ректор не скрывал своего облегчения.

     - Тот, кто спасёт жизнь чакхле, особенно старейшине, станет нойдом и сможет говорить с духами. Даже чужак станет родным в этих местах. Правда, с этими способностями придётся очень долго разбираться. Наши заклятья сильно отличаются от тех, к которым привыкла Иветта. Хотя, сменив статус и получив знания, она сможет развеять чары Выгахке, но...

     - Говори толком, Трефилка, в чём тут сложность-то? Я ещё ни разу в жизни не видел тебя такой: почти что испуганной.

     - Виктор и все мы прошляпили Иветту. Если она станет нойдой, то просто так обратно мы её не получим. Причём каждому, кто пойдёт вызволять вашу студентку, чакхли предложат испытания. Только вот нельзя будет пользоваться ничем, кроме собственных знаний. Тех, кто попробует жульничать, духи покарают очень сурово, - углубляться в жуткие подробности саамка наотрез отказалась. - Не стоит об этом! Ночь, даже во время полярного дня - время опасное! Не стоит звать того, чего будить не следует ни при каких обстоятельствах! Я попробую переговорить со старейшиной чакхли! Может, он сам решит, что девушке лучше так и оставаться простой колдуньей! В этом случае испытания будут намного легче! И всё равно Виктору лучше всего будет посоветоваться с надёжным живым нойдом, а только потом идти требовать свою невесту обратно. Ты тут - старший, своего рода старейшина. Утром мы пойдём к Вратам Чакхлей и попробуем вызнать, что сможем. По крайней мере, не смогут утаить, что наша пропажа сейчас находится у них!

     Пётр Дарович чувствовал, что находится на пороге чего-то, что не оставит о привычном представлении об окружающем мире даже осколков. К сожалению, иного выхода вернуть как в воду канувшую студентку у него не было. Иветту надо было привезти домой вместе с остальными участниками культурологической экспедиции. С той проклятой ночи, когда в комнате Виктора нашли клоки медвежьей шерсти и следы когтей на мебели, жизнь маститого учёного сошла с привычных рельсов и куда-то весело покатилась, не обращая внимания на расстроенные чувства своего хозяина.

     Старейшина чакхли что-то прошептал над кривеньким берёзовым веретёнцем, возвращая Иветте её человеческий облик. Голос низкорослого кряжистого мужчины был полон благодарности пополам с печалью:

     - Я благодарен тебе, ведьма, что спасла нас из плена у Выгахке. Увы, просто так вернуть тебя тому, кто даже тебе по судьбе предназначен, не имею права. Законы мира духов справедливы и суровы. Перед тобой лежат два пути. Первый, ты можешь ждать того, кто с честью пройдёт назначенные за твою руку испытания. Причём, претендовать на тебя может любой: хоть мёртвый чародей, хоть совиный колдун, хоть твой Виктор, хоть Тала, хоть один из моих воинов. Сама понимаешь, что никто не сможет гарантировать тебе, что твой любимый сможет вернуть тебя.

     Девушка печально вздохнула, только сейчас начиная понимать, в какой переплёт они с Виктором угодили по самые уши. Через пару мгновений Ветка смогла взять себя в руки и даже осмелилась спросить:

     - А другая возможность?

     - Ты должна стать нойдой, получив возможность общаться с миром духов. Стать душой этих мест, навсегда связанной с защитой этой земли. Ты сможешь вернуться домой, но придётся денно и нощно заботиться о людях и других жителях, доверившихся той, в чьих жилах нет и капли саамской крови. Я не тороплю с ответом: у тебя есть неделя. В день, который у вас называют Днём солнечного солнцестояния, придётся дать ответ и принять все последствия собственного решения. Если ты станешь нойдой, то получишь право выбирать, с кем разделить жизнь. Только вот придётся изучить нашу древнюю магию и быть всегда готовой заступиться не только за сейду, которая сочла незнакомку достойной оказанной ей чести. Во втором случае придётся помочь разрешать все трения и споры между живыми и мёртвыми. Знай, что спокойной жизни у говорящих с духами колдунов не бывает никогда. Прошу лишь об одном: обдумай оба варианта, не выбирай дорогу сгоряча. До этой же поры выходить на поверхность тебе запрещено. Как только ты подойдёшь слишком быстро к Вратному Камню, то снова станешь веретеном и пробудешь им до заветного дня. Прости, но иначе поступить не имею права. Старейшина обязан блюсти родовые законы вплоть до последней буквы. Иначе как он сможет требовать что-то от своих родичей? Думай, Иветта. Времени у тебя предостаточно.

     Ветка вежливо поблагодарила за помощь и ушла вслед за маленькой женщиной в предоставленную ей комнату. Там ей предстояло провести оставшуюся до испытаний неделю.

     Трефилка поманила за собой Петра Даровича и тихонько сказала:

     - В полдень пойдём к Вратам Чакхли. Надо выведать у них ли Иветта, и что они потребуют за то, чтобы вернуть девушку.

     Аналитический ум учёного сразу сделал стойку, как такса у лисьей норы. Мужчина сразу понял, что его студентка и саамская женщина чем-то неуловимо похожи по поведению. Они обе не любили привлекать к себе внимания, держась в тени. Очень тяжело сходились с людьми. Когда кого-то записывали в друзья, то делали всё для того, чтобы помочь, если возникала такая нужда.


Глава 3


     Огромный серый камень, причудливо изукрашенный разноцветным лишайником, откатился в сторону точно сам собой. Он пропустил нежданных гостей в святая святых одного из родов чакхли. Женщина переговорила с мужчиной невысокого роста, который и оказался старейшиной подземного селения. Потом с тяжёлым вздохом обратилась к ректору:

     - Девушка у них, но просто так отдать её они не имеют права. Обычай велит, что либо тот, кто пройдёт все испытания, уведёт Иветту в свою вежу. Либо она станет нойдой и навсегда останется в здешних краях, если не найдёт достойную замену, чтобы передать ответственность. Или разделить её с другим колдуном с таким же высоким статусом. Сами понимаете, Пётр Дарович, что надолго отлучаться с подотчётной территории она не сможет. Вся беда в том, что духи сказали, что если она предпочтёт первый путь, то достанется Тале. Если второй, то, возможно, и можно будет найти выход. Впрочем, решать всё равно не нам, а молодой ведьме.

     - Спроси, могу я увидеть свою студентку и убедиться, что могу хоть чем-то помочь?

     Быстро переговорив на степенном местном наречии со старейшиной, Трефилка облегчённо вздохнула и потянула спутника вслед за молодым чакхли. Мужчина провёл их в пещеру, где они и увидели не на шутку встревоженную Ветку.

     - Пётр Дарович, Трефилка, как же я рада вас видеть! Надеюсь, с Виктором и остальными всё в порядке?

     - Пока что да, но тебе придётся стать нойдой. Если ты хочешь ускользнуть от тех, кто хочет наложить лапу на твой дар, - саамская ведьма сразу заметила, что девушка почти ничего не ест и плохо спит с тех пор, как её выкрал Тала.

     - То есть пройти испытания на соответствие высокой должности и быть готовой остаться тут насовсем? Если не найдётся то, кому смогу передать ответственность за тех, кто здесь проживает.

     - Другого пути всё равно нет.

     - Тогда нечего и тянуть.

     - Если ты не справишься, то тебе останется только первый вариант событий, - Пётр Дарович скрипнул с зубами от досады, ещё никогда в жизни он не чувствовал себя такой беспомощной фигурой на шахматной доске жизни.

     Сейда тут же появилась в пещере, где разместили девушку. Она не собиралась бросать в беде подругу, которая так вовремя пришла на помощь духу-защитнику. Уверенным голосом сказала, обведя всех присутствующих лукавым взглядом:

     - Всё не так плохо. Ветка умеет слушать духов. Тундра отнеслась к ней благосклонно, как и оба мира. Она может быть нойдой и жить в родном городе. Достаточно лишь внести небольшое изменение в связующее нас заклятье. Только, Трефилка, тебе придётся обучить Ветку нашему колдовству. Да, совсем неплохо бы, и сыскать нойда, который обучит своим премудростям.

     В воздухе пронёсся порыв стылого ветра, и в главной пещере появились Виктор и Негостай. На плече у парня сидела крупная полярная сова. Птица насмешливо посмотрела на всех присутствующих и мягко слетела на каменный пол. Через пару мгновений колдун уже принял человеческий облик, поприветствовал сейду и сразу с места в карьер огорошил честную компанию:

     - У Иветты нет иного выбора, чем согласиться на новые способности и принять всю меру ответственности. К тому же, если к земле будут присоединены двое, то каждый из них получит обычную степень свободы. Так что предлагаю себя в качестве подмоги. Правда, чтобы обучить всем тонкостям нашего ремесла, мне и Трефилке придётся потратить несколько лет. В этом случае никто не сможет тебя удерживать против твоей воли, ведьма. С испытаниями ты и сама легко справишься, Ветка. В этом меня убедили духи. Правда, сил потратишь столько, что пару дней будешь спать беспробудным сном. Только поторопитесь. Чем раньше мы проведём ритуал, тем скорее окажемся в безопасности. Мёртвый колдун вряд ли сунется туда, где на страже стоят два защитника вместо обычно одного.

     - Почему ты помогаешь мне, дело ведь не только в том, что я выпустила тебя, распоров мешок Выгахке?

     - Убитый нойд был моим дедом и учителем. Для меня дело чести урезонить равка. Он посмел так нагло себя вести на чужой территории. К тому же, так мне будет спокойнее. В этом случае врагам будет намного сложнее причинить нам ощутимый вред. Трефилка, мы поможем Иветте или ты предпочитаешь держаться в стороне, как всегда поступала?

     - Я помогу, чем смогу. Только вот могущества у меня не так уж и много: простая ведьма. Сначала надо ритуал провести, чтобы связать чужачку с миром духов. Потом разделить ответственность пополам. Иначе, ничего у нас не выйдет. Да и Иветте пока мёртвый колдун не по зубам. Ей ещё долго придётся учиться нашим чарам и премудростям.

     - Ты ошибаешься. Это - моя забота, Трефилка.

     Мужчина загадочно улыбнулся и попросил проводить его к месту, где можно было провести ритуал, не опасаясь, что кто-то посмеет вмешаться в ход его течения. Неразговорчивый старейшина молча отвёл гостей в просторный подземный зал с гладким каменным полом и, не оборачиваясь, торопливо ушёл. Он прекрасно понимал, что его присутствие может привлечь нежелательное внимание из мира духов, которое он частенько чувствовал к своей персоне.

     Саамская ведьма и нойд соорудили костры по периметру пещеры, которые замыкали пространство в защитный контур. Потом женщина выудила из складок одежды небольшой бубен, испещрённый загадочными письменами. Ничего подобного ни Иветте, ни Петру Даровичу, ни Виктору видеть ещё ни разу в жизни не доводилось. Трефилка надела каждому из них на шею связку причудливых амулетов и строго сказала, обращаясь к ректору:

     - Возможно, вы и считаете всё это шарлатанством, Пётр. Только вот, уж сделайте мне одолжение, не вздумайте их снимать до конца ритуала! Встаньте с молодым человеком у центрального костра! - женщина начертила куском угля просторную окружность и втолкнула внутрь двух невольных свидетелей разворачивающегося действа. - Что бы ни случилось, не покидайте защитного контура! Последствия могут быть ужасными! Вплоть до фатальных! - в карих глазах тлела такая тревога за тех, кто не был отмечен колдовским талантом, что прислушался даже не верящий в потусторонние явления маститый учёный.

     Ветку поставили на широкий плоский камень. Рядом встал совиный нойд. Ободряюще улыбнувшись девушке, он кивком головы дал знак саамской ведьме, чтобы та начала ритуал призыва мёртвого колдуна.

     Трефилка бросила в каждый из охранных костров по горсти разноцветной пыли из мешочка, висящего у неё на груди. Потом запела глубоким сочным голосом, который вибрировал на высокой ноте где-то на самой границе восприятия человеческого слуха. Через мгновение бубен вплёл свои ноты в причудливую игру звуков теперь уже без слов.

     Саамский чародей молчал, но ведьмочка сразу заметила, как он напрягся, почувствовав, что в пещеру открывается тропинка из мира духов. По ту сторону дымной черты стояли сейда и Негостай. Дух-хранитель земли, где раскинулся археологический раскоп, благосклонно всем улыбнулась. Она встала рядом с теми, кто был готов взять на себя помощь в её делах и хлопотах со стороны ныне живущих людей.

     Из ладоней посланницы мира духов вырвались два языка тумана и потерялись в ладонях молодой ведьмочки и внука погибшего колдуна. Между тем впавшая в глубокий транс Трефилка двигалась, кружась во всё убыстряющемся темпе. Пётр Дарович даже испугался, как бы она себе чего-нибудь не вывихнула, а то и не сломала. С полных губ срывалось лишь неразборчивое бормотание, красивое лицо залила восковая бледность.

     Негостай едва слышно выдохнул:

     - Не волнуйся, Пётр, сын Дара, с ней всё будет хорошо, - и задумчиво посмотрел на чужака, который явно был совершенно не готов встретиться с другой стороной привычного для него мира, и ничего больше не стал говорить.

     Иветта удивлённо ощутила, как некие силы заставляют её следовать всем извивам танца саамской колдуньи. Девушка посмотрела на сейду, точно спрашивая: 'Что мне надо делать?'. Та никак не отреагировала на немую мольбу, но Ветка сразу поняла, что главное её испытание и состоит в том, согласна ли она ступить на туманные тропы мира духов или желает оставить всё, как есть. Совиный нойд застыл рядом с ничего не выражающим, точно окаменевшим лицом. Только вот студентка Петра Даровича сразу поняла, что это испытание сродни тому, что подвергли её Геката, Нокс и Мегера.

     Прикрыв глаза, Иветта дала своему дару полную волю в принятии решения по столь скользкому и совершенно неведомому для неё вопросу. Как частенько объясняла бабушка, живущая в глухой карельской деревушке, куда уехала сразу же, как вышла на пенсию: 'Детка, если не знаешь, какую из троп выбрать, выпусти на волю свои сокровенные таланты и строго следуй их советам. Они никогда не подведут и не предадут тебя, в отличие от людей. Многие из которых при встрече с непонятным сначала пугаются, а потом просто пытаются уничтожить того, кто посмел поколебать привычную для них картину окружающей реальности'.

     Сделав глубокий вдох, девушка расслабилась. Она прикрыла светло-карие глаза и позволила незнакомому ритму, который через пару мгновений резво забурлил в её крови, полностью захватить всё её внимание. Потом тут же присоединилась к дикому и не поддающемуся обычной логике танцу Трефилки. Совиный нойд тоже вплёл свой голос в причудливую вязь непривычной для археологов мелодии. Потом запели и Негостай и сейда. Туманные нити, словно раздумывая, лизнули ладони саамской ведьмы, и на них, как и на иветтиных, вспыхнули полупрозрачные знаки. Письмена чем-то неуловимо были похожи на те, что были начертаны твёрдой рукой на коже и корпусе бубна старшей колдуньи.

     Негостай едва успел удержать обоих мужчин на месте, когда в пещере появился мёртвый колдун, который и заварил всю эту кашу. Ненавидящим взором Угар обвёл всех своих кровных врагов, прекрасно понимая, что опоздал. Он уже не сможет получить победу лёгким путём. Издав странный булькающий звук, заскользил взглядом по самозабвенно пляшущим фигуркам. Выбрать первую жертву, с которой первой сведёт свои страшные счёты, оказалось совсем непросто.

     Равк никак не ожидал, что его на поединок вызовет не выскочка с Большой Земли и даже не саамка, безошибочно выводящая шаманский мотив с помощью перешедшего по наследству от рано умершей матери бубна. Совиный нойд пропел вызов, и с его ладони сорвался язык белёсого тумана, который образовал довольно обширный пятачок. В его центре и оказался мёртвый колдун.

     - Не лезь не в своё дело, сопляк! - прошипел беспокойный мертвец и попытался покинуть ристалище.

     Единственным желанием мёртвого колдуна было поскорее добраться до двух ведьм, повторяющих причудливые движения древнего танца. Ему совершенно не нравилось происходящее, но отступать он не умел. Учиться этой унизительной для гордости науке и не собирался.

     Вот чего он никак не ожидал, так это того, что от общего языка отделится небольшой сгусток. Образовав руну Поединок, деловито поплывёт к незваному гостю.

     Сейда и Негостай запели, затворяя тропы мира духов. Они не могли допустить, чтобы Тала, Выгахке или другие заинтересованные стороны смогли вмешаться в смертельный спор между двумя непримиримыми сторонами.

     Иветта была совершенно не готова к тому, как некие силы оттеснят её врождённые способности. Она была абсолютно уверена, что полученный по наследству дар тут совершенно не причём. Колдовские таланты впервые в жизни пребывали в изумлённом столбняке. Ведьмочка, как ни старалась, так и не смогла вспомнить ни одного из заученных на зубок заклятий для создания привычных чар.

     Могущество сейды подарило девушке совершенно новые качества. Правда, Иветте было, пока что, совсем непонятно, что же с ними делать. Гулкие удары смуглой ладони Трефилки по бубну заставляли её гибкое тело выписывать такие пируэты, что обзавидовалась бы и профессиональная танцовщица.

     Непривычные, точно текущие звуки, которые издавала тонко выделанная кожа, натянутая на корпус музыкального инструмента, мешали думать, полностью подчиняя даже разум весьма энергичному ритму.

     - По заведённому издревле обычаю, если на место нойда заступает ещё не прошедшая обучения ведьма, то она может разделить хлопоты и ответственность с тем, кто пожелает помочь! Отныне на территории, на которую ты позарился, властвуют трое колдунов. Уходи или прими мой вызов, равк.

     - Ты меня не интересуешь, Сова! Тебя жрать совсем невкусно! А вот две колдуньи мне гораздо больше понравятся!

     Мерзко хихикая, неугомонный колдун попытался покинуть место будущего поединка, но отскочил от туманной стены. Сколько он не бросался, рыча и брызгая слюной, на только внешне хрупкую преграду, так и не сумел добраться до плясуний. Ритм бубнов прихотливо переплетался с голосами сейды и Негостая. Древние правила не позволили незваному гостю навредить ни одной живой душе в подземном чертоге чакхли.

     На лице злобного нойда отчётливо проступила досада, когда до него, наконец-то дошло, что внук убитого им помощника духа-хранительницы отступать не намерен. Только вот месть в данном случае отступала на второй план. Важнее было защитить нойд, сейду и простых людей от опасности, которую представлял неугомонный мертвец.

     - Твой наставник и родич был слабаком, да ещё к тому же жилистым и жёстким, как поваленное ветром дерево! - провыл он и бросился на противника, клацая острыми, как бритва зубами, и даже не пытаясь сплести чары.

     - Не думаю, что дед просил тебя его есть, - нойд и не думал отступать.

     Совин выпустил сеть из тончайших паутинок стылого белёсого тумана. Она тут же крепко связал по рукам и ногам противника, не давая ему и шелохнуться.

     - Глупец, я давал тебе шанс уйти живым, но ты им не воспользовался! Сначала я сожру тебя, а потом займусь ведьмами, - с ощеренных в злобном оскале клыков капала слюна.

     Впрочем, сразу распутаться у равка не получилось. Сейда сделала всё, чтобы и отголоски волшбы не покинули ристалища. Они не должны были навредить двум колдуньям, которые тоже вносили свою лепту в будущую победу.

     Виктор и Пётр Дарович подобное противостояние видели впервые, поэтому сильно нервничали. Для них было тайной за семью печатями, что произойдёт уже через несколько минут.

     - Что ж, приготовься! Сначала я убью тут всё живое, а сейду замкну в мире духов! Потом сожру и тебя, наглый сопляк!

     - Сначала одолей, а там придумаешь, что дальше делать станешь! - Совин старательно отводил взгляд от яростно сверкающих глаз колдуна.

     Нойд прекрасно знал, на что тот способен равк, спасая собственное право сеять боль и смерть среди тех, кому ещё только предстояло пройти через врата Мира Духов.

     - Принимаю твой вызов и клянусь, что не стану жульничать! Если я выйду победителем, то заберу обеих ведьм и сейду, а тебя убью! Ты не будешь ничего делать, чтобы защититься от расплаты!

     - Да будет так! Если верх возьму я, то дороги в этот мир будут навсегда закрыты для тебя! Остальные в наш спор вмешиваться не будут. На их совести охранный купол над ристалищем и защита всех, кто находится в пещере, от нашей волшбы.

     - Первое испытание выбирает вызванный! Пройди через все охранные костры босиком, нойд. Хочу быть уверен, что окажешься достойным потраченного на тебя времени.

     - Ты хорошо подумал, колдун? Я всё-таки нойд... Если охранят меня духи от беды, повторишь мой подвиг! Клянись тропами мира духов, равк, что не нарушишь своего слова!

     - Глупец, живая плоть такого жара не выдержит! Даже все уловки шаманские пропадут даром!

     - Клянись, Угар!

     - Клянусь тропами Мира Духов, что выполню условия нашего священного договора!

     Помощник сейды лишь загадочно улыбнулся и запел, прося защиты у предков и существ из мира мёртвых, которым служил уже много лет. Совин ещё, ни разу, не нарушил ни одного из древних родовых законов. Жаркие языки пламени сначала расступились, а потом сомкнулись за спиной мужчины. Виктор и Пётр Дарович, очертя голову, бросились было останавливать колдуна, но Негостай и его тётка вовремя их удержали.

     Хранительница, прекрасно понимая, как всё это выглядит со стороны для не знакомого с некоторыми особенностями местных нойдов человека, поэтому мягко выдохнула:

     - Что бы ни случилось, не покидайте охранного щита. Если с вами что-то случится, Иветта и Трефилка могут и не пережить такой утраты. Как вы понимаете, их новые способности нужны этой земле. Они обе выбрали нелёгкий путь нойдов. Ведь даже если запереть равка в мире мёртвых, он всё равно будет пытаться вредить и добиваться своих целей, только уже чужими руками. Тала и Выгахке слишком многим ему обязаны, чтобы отвертеться от любого, даже самого безумного, поручения. Смотрите, с Совином всё в порядке!

     Черноглазая девушка довольно улыбнулась, увидев, что противник неспокойного мертвеца покинул первый костёр и, продолжая петь, шагнул во второй.

     - Главное, чтобы этот гад не вытворил ничего, когда придёт пора центрального.

     В голосе Негостая было столько тревоги, что Виктор непроизвольно поднял с земли увесистый камень. Он деловито взвесил его на ладони и холодно проронил:

     - Пусть попробует рыпнуться! Отдача от каменюги будет такая, что он отлетит в сторону! Лишь бы нашим ведьмам не навредил.

     - Главное, чтобы не в сторону Трефилки и Иветты. Не стоит так рисковать.

     Мёртвый нойд следил за соперником тяжёлым, полным ненависти взглядом. При этом беззвучно посылал самые страшные проклятия на головы тех, кто посмел не только встать у него на пути, но и бросить ему вызов. Равк прекрасно понимал, что на подлость у него будет только один шанс: когда придёт время для самого большого и жаркого костра.

     Обе нойды снова вплели свои голоса в гулкий напев бубна, пытаясь уберечь Совина от беды. Они точно знали, что её приготовил готовил не знающий жалости мёртвый колдун. В Иветте словно сейчас жило сразу две девушки: одна с изумлением наблюдала за течением состязания, а вторая на древнем саамском языке одновременно с Трефилкой пела древние заклинания. Только вот её никто и никогда не учил этой премудрости. Она только сейчас поняла, что и Трефилке пришлось ступить на Тропы Мира Духов, чтобы они все вместе смогли одолеть страшного противника.

     Ветка с удивлением увидела краем глаза, что всю пещеру залил едва заметный свет. Он был чем-то похож на белое северное сияние, которое она когда-то видела на фотографиях. Их им показывали на занятиях, что неизменно вёл Пётр Дарович, когда они проходили северные культуры России.

     Совин вскинул руки и затянул прихотливую мелодию. Точно повинуясь незримому сигналу, саамская ведьма замолчала и спрятала бубен в специальном потайном кармане в парке. Танец обеих нойд стал более медленным и плавным, чем-то похожим на мягкие волны кольских озёр под ласковым летним ветром. Когда в почти спокойных водах, точно в серебряных зеркалах, отражается яркая синь небес ясного полярного дня.

     Равк весь подобрался, предчувствуя, что очень скоро придёт его черёд показывать колдовскую удаль. Этого он, по вполне понятным причинам, делать не желал. Чары сейды вмиг разрушили бы под его ногами Тропы. Сразу же вышвырнув туда, откуда он пришёл опасным и незваным гостем.

     Черноглазая хранительница резко вскрикнула, предупреждая об опасности, точно полярная сова при виде подбирающейся к гнезду росомахи. Совин резко увернулся, уклоняясь от броска. Он должен был стать для него смертельным, если бы не вовремя подоспевшая помощь.

     С жутким воем мёртвый колдун рухнул прямо в ослепительно-белое пламя. Нойд шагнул следом, прекрасно понимая, что должен найти бронзовый амулет противника до того, как оберег превратится в бесформенную лужицу металла.

     Ведьмы остановили свой стремительный танец и упали там, где стояли. Они так устали, что были уже не в силах вымолвить и слова. Когда Виктор и Пётр Дарович подбежали к ним, то увидели, что чародейки спят. Правда, дыхание было почти незаметно. Поначалу они испугались, что сердца у обеих не выдержали титанической нагрузки и остановились.

     Чакхли завернули обеих нойд в меховые одеяла и унесли в отдельную пещеру отдыхать. Старейшина гномов поспешил успокоить перепуганных гостей с Большой Земли:

     - Были бы просто ведьмы - не пережили бы сегодняшней ночи, а так проспят трое суток и будут как новенькие. Совсем не зря этот равк за Иветтой охотился! При должном обучении она может стать очень сильной нойдой! Теперь в наши земли даже Выгахке постережётся нос свой совать! Она сразу поймёт, что без поддержки мёртвого колдуна мы её в два счёта на родную вараку выставим! Так намнём бока, что впредь неповадно станет разбойничать, болезни и беды насылать!

     Оба мужчины ушли вместе со старейшинами, так настояла сейда. Никому не следовало оставаться в подземной зале, где проходил поединок. Конечно, потеряв тело в этом мире, мёртвый колдун некоторое время не будет тревожить живых. Только вот, если амулет успеет расплавиться в горниле самого жаркого костра, куда Трефилка специально высыпала горсть особого порошка, он сможет однажды вернуться. Только защитный купол не позволил чарам обоих нойдов навредить тем, кто не принимал напрямую участия в колдовском поединке.

     Негостай обменялся с духом-хранителем встревоженными взглядами и проворчал:

     - Время на исходе, а Совин так и не отыскал пропажу. Не хотелось бы столкнуться с таким неприятным врагом в самое неподходящее время. Если он не принесёт тебе бронзовый амулет поверженного противника, этот ухарь снова вернётся требовать свой зуб и управу на тебя.

     - Знаю, но по законам колдовского поединка вмешиваться мы не имеем права! - черноглазая сейда расстроенно вздохнула и присела на принесённую совсем ещё юной чакхли подушку.

     Вторую правнучка старейшины вежливо предложила и её племяннику. Так же молча пригожая девушка вышла вон, даже не оглянувшись на прощание. Две пары чёрных глаз с тревогой принялись вглядываться в огненную бурю. Именно туда канули мертвый колдун и их защитник.

     Совиный нойд, не чувствуя обжигающего жара духов пламени, пытался разыскать ключ от дорог в мир живых. Именно браслет с письменами и позволял равку тревожить тех, кого он поклялся оберегать от тёмных сторон бытия даже ценой собственной жизни. Услышать здесь чуть визгливое женское пение он был совершенно не готов. Прошептав мольбу к духам-хранителям своего рода, он сплёл защитные чары и стал осторожно подбираться к источнику царапающей слух, точно коготки лемминга, мелодии без слов.

     Оадзь нойду до сегодняшней ночи вживую видеть не доводилось. Слухи об этой странной нечисти с сильными колдовскими способностями ходили весьма противоречивые. Странное существо было похоже по фигуре на невысокую женщину-саамку. Страшная, как ночной кошмар, ведьма сочетала в себе черты жабы и паука одновременно. Ощерив острые клыки в подобии улыбке, колдунья подцепила когтистыми пальцами затейливый бронзовый браслет мёртвого нойда. Тут же сильно обожглась и уронила его обратно в полыхающие цветом лавы уголья.

     - Тебя никто сюда не звал, человек! - гневно прошипела она и распахнула пасть с зеленоватыми зубами, острыми как остро отточенное лезвие меча саамского воина.

     Не задумываясь, Оадзь бросилась на Совина. Роняя желтоватые капли паучьего яда, которые с сердитым шипением превращались в не менее опасный парок.

     - Я выиграл в колдовском поединке за право получить вместе с двумя нойдами благословение сейды. Убирайся, нечисть! Амулет принадлежит мне. Если будешь настаивать на своём, растворю тропу у тебя под ногами и верну в мир духов без права появляться тут в течение нескольких недель, а то и месяцев!

     Колдунья, чья кожа отчётливо отливала землисто-зелёным, решила, что уставший защищаться от злых чар равка смертный колдун ей не соперник. Она решила поскорее расправиться с ослабевшим Совином и, раскрыв пасть как можно шире, бросилась в атаку. Бронзовый амулет беспокойного мертвеца сам прыгнул нойду в руку. Раскалённый металл не оставил и следа на смуглой коже.

     Мужчина вскинул глаза, уставился прямо на несущуюся на него с неотвратимостью снежной лавины в Хибинах женщину-лягушку и запел. Злая волшба, которой она попыталась смести его, точно порыв урагана высохший листочек полярной ивы, вернулась к своей хозяйке. Гневное шипение, которое стало всё чаще срываться с её губ, сразу же подсказало совиному нойду. Наглая нечисть достаточно вышла из себя, чтобы начать допускать промахи и досадные ошибки.

     - Вот все вы одинаковые! - обиженно засопела странная помесь человека, лягушки и паука, даже скупая слезинка скатилась по бородавчатой щеке, щедро усеянной редкими жёсткими волосками, как на лапках у восьмиглазого охотника. - Подавай только красавиц, а где ж их столько взять? - доверительно понизив голос, проворчала она. - Пожалуй, я не сожру тебя прямо сейчас, - рука, увенчанная точно лаковыми тёмно-багровыми коготками, нырнула куда-то под парку, выуживая оттуда позеленевшие от времени бронзовые ножницы. - Выбирай, колдун: либо я убью тебя прямо сейчас, либо ты приведёшь меня женой в свою вежу...

     - Благодарю за столь щедрое предложение, несравненная Оадзь. Вынужден отказаться. Ведь в этом случае мне придётся кормить ещё и ваших двух сыновей и младшую дочь. Только вот сомнительная эта честь - быть вашим супругом. В итоге вы всё равно сожрёте меня, и даже не подавитесь!

     - Так это самая лучшая участь для любого мужика: накормить жену! Мы ещё и наследника попытаемся состряпать перед этим! Так что быстро не съем! Обещаю, что пару-тройку лет поживёшь! Согласись, это лучше, чем отправиться до срока в мир духов прямо сейчас! - и она стала подкрадываться к кареглазой жертве, старательно раздумывая над тем, какие заклятья помогут ей прибрать строптивую добычу к когтистым лапам поскорее.

     - Благодарю покорно, но вынужден отказаться даже от столь щедрого предложения. Моя сейда нипочём не даст разрешения на столь неравный брак, госпожа Оадзь. Не желаете ли немедленно отправиться к проигравшему мне равку? Уверяю вас, он вам гораздо больше подходит, чем я.

     - Держи котомку шире! - обиделась ведьма, подобрав слишком длинные конечности под себя и явно готовясь к прыжку. - Пусть Выгахке забирает себе этого неудачника! Я всегда предпочитала победителей! Не хватало ещё подхватить от такого спутника злую долю или какое-то мутное проклятье! У меня дети ещё не пристроены, как же их оставить на произвол судьбы?

     - Вот чего никогда не понимал, так это того, почему нечисть вечно всех под один ухват равняет? - Совин загадочно улыбнулся, припомнив одно хитрое заклятье, которому обучила его наставница-нойда незадолго перед смертью.

     Нойду Акку незваные гости и мира духов боялись как огня. Даже Выгахке и та не смела плести интриги среди сопок, где веками стояло стойбище рода Серебряного Песца.

     Оадзь, видать, уже праздновала полную победу. Она приблизилась достаточно, чтобы в стремительном броске опрокинуть строптивца наземь и вонзить в жилку на шее ядовитые клыки. Нечисть и внимания не обратила на то, что противник что-то шепнул и бросил мимолётный взгляд на заговоренные ножницы.

     Сама Ябме-акка велела своим слугам сковать их для одной из самых успешных своих колдуний. Обычные бронзовые ножницы были украшены теми же знаками, которыми обычно щеголяли бубны наиболее сильных шаманов. Только вот при взгляде на них не было в душе покоя. Они вспыхивали кроваво-красным светом, пророча страдания и скорую гибель любому, кого нелёгкая доля столкнёт на пути с их хозяйкой. Оадзь была гораздо опаснее и страшнее обычного равка. Разве что Выгахке могла с ней поспорить за право лучшей служительницы нижнего мира и богов, которые правили тут с начала существования обоих миров.

     Кривые, слишком длинные и тонкие ножки женщины-лягушки подбросили коренастое тело своей хозяйки в воздух. Только вот получилось всё совсем не так, как мнила колдунья.

     Нойд сделал едва уловимый жест, и наглая нечисть оказалась приклеенной к призрачной паутине. Тонкие полупрозрачные нити сияли ярким лунным светом, явно причиняющим той нестерпимую боль. Уродливая колдунья захрипела, тщетно пытаясь пробраться на волю, но не смогла вырваться из неожиданной западни.

     Совиный нойд вежливо распрощался с менее удачливой врагиней и ступил под своды подземной залы под облегчённый вздох Негостая. Племянник сейды уже начал не на шутку тревожиться о судьбе Совина. Дальнейшее развитие слишком уж непростой ситуации, которая могла не разрешиться благополучно для них, было слишком важно для будущего.

     Если бронзовая безделка попадёт не в те руки, то последствия его вмешательства в жизнь мира живых станут совсем уж непредсказуемыми. Мёртвый колдун сможет самостоятельно получить обратно выбитый зуб. Ведь без него Угар вскоре превратится в самого обычного духа, напрочь лишённого своего страшного Дара.

     - Равк посмел нарушить правила колдовского поединка, поэтому будет сурово наказан! Его могущество будет вытекать в три раза быстрее, а многие способности станут вскоре совсем бесполезными. Покидать обитель мёртвых ему отныне запрещено до тех пор, пока не вернёт амулет и утраченное здоровье, - ледяной голос духа-хранителя поставил точку в недавнем противостоянии.

     - Надо как-то так спрятать бронзовый браслет, чтобы никто и никогда не нашёл.

     - Это просто! - улыбнулся племянник сейды.

     Черноглазый родственник духа-хранителя что-то неразборчиво прошептал над трофеем, превращая его в серебристую призрачную чайку. Колдовская птица с печальными криками попыталась вырваться на свободу, но Негостай не позволил ей ускользнуть.

     - На побережье носится огромная стая. Так что найти мнимую среди них не сможет никто. Даже Выгахке, Тала и Оадзь потерпят сокрушительное поражение. Мёртвому же колдуну без его амулета сюда хода не будет вовсе.

     Виктор, подчиняясь странной тревоге, поднявшейся в душе, погладил создание с чёрными бусинками умных глаз по спине. Молодой мужчина мимоходом удивился, что она не испугалась и не отпрянула прочь. Потом от светлых перьев отделился рой искорок призрачно-голубоватого света и утонул серых глазах сердечной боли большинства дам Университета Культурологии. Парень вздрогнул от неожиданности и вопросительно посмотрел на Негостая.

     - У меня нет ответа на твой вопрос, но я поспрашиваю у старших духов, - пообещал племянник сейды, не скрывая тревоги за смертного, ставшего ему преданным другом.

     - Одно могу сказать, Виктор, что этот край принял тебя так же, как и твою нойду. Наблюдай внимательно за собой. Возможно, позже у тебя появятся необычные способности. Тундра чужаков не больно-то жалует, учитывая, что многие из них приходят в наш край отнюдь не с добром, - в голосе духа-хранителя было столько участия, что начинающаяся подниматься тревога, отпустила свою жертву и истаяла точно ночной кошмар при первых отблесках зари. - Не оставляйте Иветту и Трефилку без присмотра даже на мгновения. Даже тогда, когда вернётесь домой. Моё чутьё подсказывает мне, что эта история будет иметь очень далёкие последствия. Только вот мой дар предвидения пока что не знает, какие именно.

     Убедившись, что её правильно поняли, сейда распрощалась со всеми и вернулась в свою вежу, прихватив Негостая. Петру Даровичу и Виктору тоже пришлось отправиться в лагерь археологов, так как они уже на два дня отставали от рабочего графика. Исправлять же это упущение придётся как можно быстрее и собственными силами.

     Сероглазый музыкант никак не мог понять, почему ему всё никак не уснуть, а душу гложет тревога. Причём он так и не понял, кому угрожает опасность: всем или кому-то конкретно. Так Виктор всю ночь и проворочался с боку на бок и в урочный час, отчаянно зевая. Утром пришёл в столовую и ужаснулся. В отсутствие почти всегда улыбчивой Трефилки помещение смотрелось совсем уж мрачно, почти готично.

     Работа на свежем воздухе, которая заключалась в перелопачивании и просеивании тонн грунта. Причём так, чтобы не испортить безвозвратно окружающий ландшафт. К сожалению, тундра всегда была особо беззащитна перед человеческим произволом. Найти практически новенький шаманский бубен и деревянный амулет ни он, ни Пётр Дарович, определённо не ожидали:

     - И как это всё вообще прикажете понимать? - ректор от осознания того, что мистический кошмар и не думает завершаться, а мир возвращаться в привычное русло, в буквальном смысле слова за голову схватился.

     - Не знаю, но вещи эти явно совсем новые. Кто их и с какой целью сюда подбросил, я не знаю. Да и совсем не уверен, что хочу приоткрыть завесу над этой тайной. Бубен, судя по знакам, явно шаманский, но кому преподнесли такой странный подарок?

     - Понятия не имею! - недовольно проворчал маститый учёный. - Искренне надеюсь, что не мне!

     - Зато даже Ланская не сможет открывать при вас рот и закатывать истерики! Представляете, какие перспективы?

     - Нет уж, увольте! Сорок пять лет отжил без мистики и особых способностей! И ещё столько же, как минимум, проживу без этих сомнительных талантов! Ланская у меня при первой не аттестации полетит вон, как та ворона, которая у кота котлету стащить хотела!

     Что-то в глубине души Виктора шевельнулось и потянулось к странной находке. На самых кончиках пальцев вспыхнули голубоватые огоньки, приветствуя нового колдуна. Из-за камня показался старейшина чакхли и чуть ворчливо извинился:

     - Ты уж не серчай, Пётр, сын Дара, но таков обычай! Увидивший нас, особенно такого, как я, должен стать нойдом, если отклик в нём найдёт новый бубен, сделанный главным голосом предков! Так что, Виктор, до отъезда я успею тебе передать, хотя бы, основы нашего мастерства. Остальное освоить поможет сейда. Не всё так просто! чтобы противостоять колдуньям, оборотню и равку, понадобятся три мужчины-нойда и две колдуньи. Иначе сил не хватит справиться с этой напастью! он многих сгубил, а их силу себе забрал!

     Вот чего никак не ожидал увидеть пожилой, но ещё крепкий, старейшина чакхли, так это ужаса пополам с паникой. Они уже через миг заполыхали в глазах руководителя археологической экспедиции.

     - А Негостай, разве, не может стать этим третьим? Я - учёный с мировым именем, а не дремучий и суеверный житель северной глубинки!

     - Нет, три живых колдуна-нойда. Трефилка поможет тебе освоиться, Пётр, сын Дара. Ты всегда хотел написать необычные монографии, вот и напиши про саамский фольклор, верования и культурные нюансы жизни в тундре. Ты не можешь отказаться! Представляешь, что натворят равк и его слуги, если попадут в ваш родной город?

     Ректор бросил обречённый взгляд на новоиспечённого колдуна и глухо выдохнул:

     - Что надо сделать, чтобы убедиться, что я подхожу ещё и на должность северного чародея?

     - Походи вокруг, ты тоже должен найти совершенно новые бубен и деревянный амулет. Прикрой глаза и прислушайся к себе.

     Мужчина молча покорился, прекрасно понимая, какие будут последствия, если не урезонить наглую нечисть. Походив по раскопу кругами, шатаясь точно пьяный, он остановился перед одним из валунов и вгрызся лопатой в подтаявшую землю. Его горю не было предела, когда он тоже стал несчастным обладателем регалий северного колдуна.

     Виктор три дня после работы встречался с маленьким колдуном, старательно усваивая азы премудрости. Он здраво рассудил, что если колдовской дар свалился к нему на голову как снег в знойном июле, то особо модничать глупо. Наука сразу даваться никак не желала, но молодой человек не жаловался, сразу почувствовав подвох. Как оказалось, обострённое мистическим кавардаком чутьё подсказало правильно, и проверку на профпригодность на нойда парень прошёл успешно.

     Когда Иветта и Трефилка пришли в себя после взбучки, которую устроил всем троим мёртвый колдун, то с облегчением узнали, что от равка они избавились. По крайней мере, на пару недель точно. Правда, Ветка тут же помрачнела:

     - Тала, Выгахке и Оадзь просто так нас в покое не оставят. Им нужно могущество, которое они смогут заполучить через этого колдуна. К тому же эти две заклятые подружки не могут жить без того, чтобы не попытались утереть друг дружке нос, доказывая, кто злее и круче.

     - Оборотень не оставил надежды на то, чтобы привести в свою вежу такую могучую колдунью. Он попытается погубить твоего любимого и прибрать тебя к когтистым лапам. Вам тут ещё почти два месяца на раскопе трудиться: как бы чего худого не вышло. Виктор, Совин будет учить тебя и поможет, если случится что-то, с чем ты не сможешь справиться собственными силами. Правда, основная ответственность за безопасность Иветты ляжет именно на твои плечи. Единственное, что имею право подсказать: соберите все осколки костяных амулетов. Твоя ведьма сможет с помощью сейды восстановить их все. Они не древние и не имеют никакой археологической ценности, так как сделаны пару лет назад. Это равк и Тала разбили обереги, чтобы они не мешали их планам. И, большая просьба: когда закончите копать землю, разравняйте грунт. Пусть Трефилка вернёт растительность в первоначальный вид.

     Сероглазый колдун ничего не стал говорить, а лишь коротко кивнул головой в знак согласия и в сопровождении Совина отвёл обеих девушек до лагеря археологов. В густых зарослях карликовой ивы слышалась какая-то странная возня, но преследователи так и не рискнули показаться на каменистой тропинке, протоптанной чакхли.

     Виктор сплёл охраняющее заклятье и, переглянувшись с совиным нойдом, помог замкнуть защитный контур. Из небольшой низинки донеслось лишь рассерженное шипение, а потом и оно стихло. Все четверо сразу же почувствовали, что незваный гость ушёл несолоно хлебавши.

     Почти у самых ворот откуда-то, словно из самого воздуха, выскочили Оадзь и Выгахке и попытались прорваться через колдовство. Им не терпелось добраться до нойд. Ведьма-лягушка попыталась полоснуть Совина по щеке коготками с которых сочилась зелёная слизь, но Виктор поднял с земли камень и уронил нечисти на ногу. Коротко взвизгнув, та бросилась на второго противника, пытаясь дотянуться до него. К счастью, совиный чародей быстро пришёл в себя и стал усиливать охранные щиты, пятясь под охрану бревенчатых стен. Северные руны и странные значки, которые явно нанесли на ограду чакхли по приказу своего старейшины, быстро отбили охоту у нападавших соваться в лагерь археологов.

     - Иветта, вы с Трефилкой не должны сейчас выпускать своё колдовство на волю. Иначе мигом окажитесь внутри кожаных мешков из оленьих шкур! - торопливо предупредил Совин. - Боюсь, в этом случае участь ваша может быть совсем незавидной. Это особое колдовство мира духов: если чары творит тот, для кого он сшит и заклят, то окажешься внутри уже через мгновение. Без разрешения сотворившего эту ловушку на волю выйти никогда не сможешь.

     Выгахке что-то прошипела лягушке на ухо и стрельнула чёрными глазками в сторону густых зарослей полярной ивы. Наглая нечисть тут же истаяла с тропы, словно её тут и не было. Только вот никого обмануть сообщницам равка так и не удалось.

     Пётр Дарович, услышав возню у самых ворот, тут же созвал всех мужчин, которые сейчас находились на территории лагеря археологической экспедиции, и спросил у Совина:

     - Чем вам можно подсобить?

     При этом выражение лица у ректора было такое, что даже Тала-медведь, схлестнувшись с ним взглядом, коротко взвизгнул и отполз обратно под защиту зарослей. Жалобно затрещали тонкие гибкие ветви под напором увесистой туши, со всех четырёх лап улепётывающей прочь.

     Руководитель экспедиции зажал в ещё крепкой руке увесистую рогатину, которая тут была в сарае у каждой семьи. Потом ворота приоткрылись ровно настолько, чтобы четверка просочилась на защищённую от многих бед территорию. Почти сразу же он велел не только закрыть их на засов, но и подпереть специальными рунными камнями, которые пожаловали предусмотрительные чакхли.

     - Вот так живёшь, живёшь, а потом р-р-раз, и всё, что составляло для тебя привычную картину мира, летит ко всем чертям медведю под хвост!

     Маститый академик уже и не рад был, что ввязался в эту северную авантюру с разного рода чертовщиной. Он уже давно понял, что на этом его открытия в области неявной стороны бытия только начинаются. Улыбчивая саамская нойда лишь ласково погладила мужчину по руке, намертво вцепившейся в ручку деревянной остроги и с тревогой заглянула в глаза цвета северного болота. При этом она с ужасом почувствовала, что её начинает затягивать на самое дно трясины, вырваться из которой не осталось и полшанса. Об этом громко вопило хвалёное ведьмино чутьё.

     Чакхли помогли возвести вокруг лагеря археологов, стойбища местных, посёлка и места раскопок такие щиты, чтобы никто не смог проникнуть через создаваемый ими барьер. Теперь никто, кто затаил зло, не сможет проникнуть сюда. Пётр Дарович не мог позволить археологам ещё больше отстать от рабочего графика. Не мог и допустить навредить нойдам и простым жителям или утащить ценный артефакт, даже если его возраст не насчитывал несколько столетий.

     Иветта, подчиняясь тихому голосу сейды, перезвоном весенних ручьёв звучащему прямо у неё в голове, разыскивала все осколки разбитого камня. Его разрушил равк в надежде, что сможет добраться до духа-хранителя этих мест и уйти от расплаты за свои бессчётные злодеяния.

     'Это что же надо было сделать, чтобы гранитный монолит разлетелся на мелкие осколки и каменные иглы?' - проворчала Иветта, от многочасовой работы в три погибели у неё уже начинало ощутимо ломить спину.

     Недоумение в голосе кареглазой девушки изрядно развеселило Негостая, и он снизошёл до ответа:

     - Ты тоже так сможешь, когда полностью освоишь все возможности северного колдовства. Уверяю тебя, что, когда войдёшь в полную силу, даже Выгахке и Оадзь тысячу раз подумают, прежде чем заступить твою тропу. Твоя главная сила в том, что в крови поёт ещё и родовой колдовской дар. Научись сочетать разные заклятья, тогда сможешь избежать многих проблем просто потому, что с тобой вряд ли кто-то захочет связываться по собственной воле.

     - Если я доживу до этого светлого мгновения, уй! - острый осколок вонзился в подушечку пальца, Ветка осторожно выудила его из ранки и быстро остановила кровь, воспользовавшись нехитрым заклятьем. - Кажется, это последний. С ума сойти, сколько беспокойства может причинить всего один неугомонный мертвец. Хорошо ещё, что нойдов и сильных колдунов рождается не так много, иначе жизнь Терского берега превратилась бы в беспросветный кошмар.

     - Хвала богам и предкам, до такого, пока что, дело не дошло! Идём, Иветта. Надо провести ритуал, чтобы охранный камень снова стал целым. Мы сделаем всё, чтобы подобное больше не смогло повториться никогда, - старейшина чакхли по-доброму улыбнулся ученице Гекаты, и они направились туда, где их уже ждали Виктор, Трефилка, сейда и Совин.

     - Неужели вот этому вороху каменного крошева можно вернуть первоначальный цельный вид? - в голосе Петра Даровича ясно прозвучали нотки сомнения.

     Разум маститого академика снова зашёл в тупик и попытался убедить своего хозяина, что всё происходящее - всего лишь не в меру затянувшийся кошмар, который скоро закончится. Черноволосая нойда, почувствовав тревогу спутника, ласково ему улыбнулась и легонько прикоснулась к щеке мужчины, выдохнув едва слышно:

     - Потерпи ещё немного, скоро всё вернётся на круги своя. Я понимаю, как тяжело отказываться от привычной картины жизни, но ты сильный. Поэтому справишься даже с такой проблемой.

     Учёный лишь сокрушённо покачал головой и непроизвольно обнял Трефилку за плечи. Та ничем не выразила своего неудовольствия, сделав вид, что так оно и должно быть.

     Сейда бросила всего один короткий взгляд на Совина, Виктора и обеих девушек, чтобы они сразу поняли. Пришло время поставить жирную точку в этой северной истории с чертовщиной и мёртвым колдуном.

     - Всё будет хорошо, - саамская колдунья осторожно вывернулась из объятий ректора и быстро подошла к остальным.

     В руках у неё и совиного нойда показались бубны. На этот раз пели только сейда и Негостай. Под воздействием древних чар осколки охранного камня стали внушительной глыбой. Тётка Негостая довольно улыбнулась, попрощалась со смертными. Они выручили её из весьма сложного переплёта с непредсказуемыми последствиями и для мира духов, и для мира живых, и вернулась в свою вежу.

     Племянник сейды этих мест не удержался от проказы, легонько щёлкнул не в меру мрачную Иветту по носу, и тихо сказал:

     - От выражения твоего лица что угодно скиснет, и Тала сам повесится на радость Оадзь и Выгахке! Выше нос, нойда! Никто и не обещал, что твоя жизнь будет лёгкой и не интересной! - и истаял без следа вслед за тёткой.

     Девушка с удивлением увидела, что Трефилка и их преподаватель по культурологии ушли вместе, о чём-то негромко разговаривая. Таким счастливым Петра Даровича молодые люди ещё ни разу в жизни не видели.

     - Пошли и мы домой, Ветка, - серые глаза Виктора лучились от нежности и смеялись над растерянностью любимой ведьмочки, которая теперь по совместительству теперь была ещё и терской нойдой. - Мы не знаем, что свалится на наши бедные головы уже завтра, но имеем право провести приятный вечер в обществе друг друга. Тем более, что работы на раскопе никто не отменял! Нам придётся уже завтра утром вкалывать, как галерным рабам, чтобы сделать вовремя и успеть вернуться домой к началу занятий! - и молодая пара, строя общие планы на ближайшее будущее, направилась в сторону жилых строений.

     Оадзь больно уж приглянулся молодой нойд. Мёртвого колдуна она была без возражений передать в жадные лапки своей давней соперницы Выгахке. Наглая нечисть и так, и этак прикидывала, как бы ей прибрать Совина к рукам. Только вот ничего путёвого в голову так и не пришло. Даже любимая дочь не смогла достучаться до колдуньи, которая почти перестала обращать на неё внимания.

     - Матушка, ты обещала подыскать для меня самого лучшего жениха! - верещала трёхглазая копия злобной ведьмы. - И где он?

     Тут женщина улыбнулась, наконец-то, ухватив толковую идею за хвост. Она придумала, как одним махом убить двух зайцев. Правда, придётся изрядно постараться, чтобы обвести Талу вокруг пальца. Только вот оно того стоило. От открывшихся перспектив у Оадзь аж дух захватило. Колдунья довольно промурлыкала:

     - Для своей кровиночки я на многое способна. Слушайся во всём меня, и не пропадёшь! Сегодня же провернём одну хитрость, но ты должна поклясться, что будешь послушна, дитя моё.

     - Хорошо, мама. Надеюсь все мои мучения того стоят! - дочь женщины-лягушки ни слова не сказала, когда мать с помощью чар придавала ей облик Иветты Местиной.

     - Пришлая ведьма Талу на дух не выносит. Ты должна сердито молчать и на все его предложения отвечать категорическое 'Нет!'. Если будешь умницей, очень скоро станешь его супругой и будешь как сыр в масле кататься. Мы подстроим так, что этот глупый оборотень сам выкрадет тебя из родной вежи. Специальные заклятья сделают так, что этому дурню придётся на тебе жениться.

     - Какая радость быть женой оборотню?

     - Родишь наследника, а Талу сожрёшь. Подумаешь! Учись, доченька: муж - дело наживное! Надоел чуть - избавляйся как можно скорее и не жалей ни о чём!

     - Хорошо, матушка, только вот, не уверена, что мне нужен от такого чужака ребёнок!

     - Нужен! Это усиливает твои колдовские способности. Мы прямо сейчас отправляемся к Тале и провернём хитрое дельце. Только вот раньше, чем через месяц я не дам ему выкрасть тебя. Пусть помучается! Угар мне не нужен и даром! Больно уж дурной и неудачливый равк этот! Выгахке хотела замуж, вот и поможем ей. Только вот не уверена, что с такого мужа будет хоть какой-то толк.

     - Такой плохонький жених? - расстроенно провыла девица.

     - Совсем ни о чём, кровиночка моя. Тебя пристрою, и своё счастье буду искать. Братья-то твои совсем не думают о том, что и им уже пора усилить наш род таким простым и приятным способом.

     Радозь горестно вздохнула. Как она не отбрыкивалась, мать своё дело знала, наставляя младшее поколение на верный путь.

     - Не хочу за оборотня! Хочу за нойда! - верещала страшная как смертный грех дочь колдуньи, у которой третий глаз был на затылке. - Зачем мне такой, ещё и не человек!

     - Дурочка, у ваших детей будет возможность перекидываться в медведя. Два дара сразу творить чары будут петь в крови! Мы всем покажем, кто в тундре хозяин! Ты же понимаешь, что я тебе желаю только добра, золотко моё? Мы прямо сейчас и навестим своенравного Талу. Уверяю тебя, что колдовство не сразу после свадьбы спадёт. Этот дурень будет думать, что обвёл всех вокруг пальца. Только вот на самом-то деле всё будет совсем иначе! - и она весело расхохоталась визгливым режущим слух голосом.

     - Хорошо, мама. Только вот если Тала мне по вкусу не придётся, сожру его до того, как он успеет сделать наследника! Это моё единственное требование!

     - Хорошо, Радозь! Но сделаешь ты это не раньше, чем мы оженим Угара и Выгахке! Славная выйдет парочка!

     Две заговорщицы от хохота рухнули на пол вежи, застланный замызганными оленьими шкурами и некогда дорогими мехами. Мать и дочь катались и тихонько подвывали от радости. Потом Оадзь сдула в лицо дочке горсточку чёрной пыли, придавая полное сходство с Иветтой, а потом обратила в кривенькое берёзовое веретёнце.

     Придирчиво осмотрев заколдованную дочь, ведьма осталась полностью довольна своей проделкой. Пропев коротенькое заклятье и представив бревенчатый дом торговца Талы-медведя, Оадзь через миг оказалась на просторном дворе за высоким частоколом. Запертые ворота порядком повеселили нечисть, ведь на нём, как и на заборе не было рун, которые предотвращали саму возможность визита подобных ей неприятных гостей.

     - Здравствуй, пригласи, что ли, в горницу, хам иноземный! - начала она с места в карьер.

     - Я тебя не звал, Оадзь! Зачем припёрлась? - рожа у хозяина скривилась так, словно он неразбавленного уксуса только что выпил.

     - Да вот есть у меня кое-что, что заинтересует тебя. Только вот просто так получить и не надейся!

     - Показывай, ведьма, но если ты без веской причины побеспокоила меня, горько пожалеешь об этом! - в чёрных глазках Талы зажглись неприятные алые всполохи гнева.

     - Уверяю тебя, то, что у меня есть очень нужно именно тебе. Взамен ты должен привести ко мне того нойда, который одолел Угара в колдовском поединке. Очень уж он мне приглянулся, - Оадзь что-то пробубнила над веретёнцем, и хозяин увидел ведьму, на которую глаз положил.

     - Уверяю тебя, то, что у меня есть очень нужно именно тебе. Взамен ты должен привести ко мне того нойда, который одолел Угара в колдовском поединке. Очень уж он мне приглянулся, - Оадзь что-то пробубнила над веретёнцем, и хозяин увидел ведьму, на которую глаз положил.

     - Я не колдун, в отличие от вас двоих. Моя магия - исключительно родовая.

     - Пошевели мозгами для разнообразия, Тала. Может, найдёшь решение проблемы. А до того счастливого мига Иветта побудет у меня, - и она снова обратила дочь в кривенькое веретёнце и исчезла также неожиданно, как и появилась.

     - Оадзь, если с головы пришлой колдуньи упадёт хоть один волос, я найду способ превратить твою жизнь в сплошные мучения! - бессильно взвыл оборотень, напутствую слишком уж обнаглевшую нечисть.

     Он уже видел, как будет драть нос перед всеми, что его жена - могучая пришлая нойда. Осталось только придумать, как того колдуна заставить прийти к Оадзь. Никакого подвоха бедолага не учуял. Так ничего и не придумав, оборотень решил возобновить прерванный отдых, здраво рассудив, что утро вечера мудренее.

     Женщина-лягушка, решив, что пусть лучше Радозь побудет пока молчаливым веретеном, погрузилась в грёзы о таком восхитительном будущем. До сыновей ей не было совсем никакого дела. Только младшенькая была похожа на мать и лицом, и характером, и силой колдовского дара.

     Тем временем Выгахке пыталась уломать Угара на свои условия:

     - Глупый, тебе же одна сплошная выгода, касатик! Ты получаешь обратно свой зуб, а я становлюсь замужней женщиной. Без него ты скоро совсем станешь простым духом. Оно тебе надо?

     - Не надо мне такого камня на шею, нечисть! И при жизни глупостями не занимался, и после смерти начинать не собираюсь!

     - А не сделаешь, что я хочу, пожалеешь! Всё сделаю, чтобы пропажу никогда не вернул!- А не сделаешь, что я хочу, пожалеешь! Всё сделаю, чтобы пропажу никогда не вернул!

     - Не о чем говорить, Выгахке, проваливай туда, откуда пришла! - и равк попросту растворился в сером тумане, поднимающемся с болота.

     - Угар, спохватишься, пожалеешь, да поздно будет! - ответом ей была равнодушная тишина.

     Плюнула колдунья с досады, вскочила на помело и помчалась договариваться с Талой. Оборотень от того, что его второй раз за ночь разбудили, впал в холодную ярость. Выслушав незваную и совсем нежеланную гостью, он проворчал:

     - Значит, тебе помощь нужна? Хорошо, тогда плени вновь совиного нойда и принеси мне в мешке из оленьей шкуры. Взамен я подсыплю Угару в вино твоё приворотное зелье. Другие твои предложения меня, честно говоря, совершенно не интересуют.

     - Договорились, Тала. Не вздумай со мной хитрить, иначе я из твоей медвежьей шкуры сделаю коврик у входа в мою вежу, - пообещала черноглазая женщина и умчалась домой, сияя как начищенный тазик от гордости за себя.

     Тала же, пожелав обеим потерять тропу под ногами, отправился досыпать. Он прекрасно знал все повадки и пристрастия своего господина. До судьбы же самого Угара ему не было совсем никакого дела. Всё, чего он хотел, прибрать к рукам пришлую нойду, чтобы отомстить родичам за то, считали его неудачником.

     Выгахке же долго не могла понять, почему оборотень без возражений согласился на её условия. Чутьё говорило: что-то тут сильно не так. Только вот даже оленья лопатка не дала ведьме ответа на этот важный вопрос. Выпив зелья, которое навевает пророческие сны, она отправилась по призрачной дороге предсказаний. Только вот докопаться до истины и во второй раз не удалось.

     Злая, как январская стужа, главная соперница Оадзь достала из сундука прогорклую кожу и принялась мастерить заветный мешок. Совин с помощью Иветты смог сбежать, этого она не забыла и мечтала отомстить. Когда узилище для нойда было готово, она принялась деловито выводить на его поверхности заветные руны. При этом самые страшные заклятья гарантировали, что попав внутрь, пленник уже не сможет освободиться. Конечно, до тех пор, пока его не выпустит владелец амулета, на который были завязаны все плетения ушлой колдуньи.

     Только вот и оберег был с подвохом. Если Тала вздумалось бы даже попытаться обмануть свою страшную союзницу, чары тут же превратили бы его в серый камень. Бедняга тут же бы оказался в кованном железном сундуке, запертом на ключ и без тени надежды, что его когда-нибудь выпустят на волю. Закончив с нехитрыми приготовлениями, она решила, что имеет полное право отдохнуть и поискать тех, кто выкрал у неё заветное веретёнце. Только вот чакхли тоже были не лыком шиты. Поэтому имени своего обидчика ведьма тоже так и не смогла узнать.

     Выгахке никак в толк не могла взять, почему тундра и Мир Духов приняли чужачку, как родную. Мало того, что приветили, так ещё и великой силой наделили. К чакхли у колдуньи было тоже много претензий, ведь она точно знала, кто именно из их родов нанёс ей великую обиду, выкрав Иветту, превращённую в веретено. Впрочем, этот вопрос колдунья решила отложить на потом. Сейчас у ведьмы были более насущные проблемы, отвлекаться от решения которых она не желала.

     Доделав ловушку из вонючей кожи, решила не откладывать мутное дельце в долгий ящик. Женить на себе Угара черноглазая женщина собиралась до того, как тот полностью лишится волшебной силы. Помело на этот раз решила не брать, от греха подальше. Налив в большой котёл воды, нашептала на воду и плюнула на играющую солнечными бликами поверхность. Оказалось, что можно убить двух зайцев одним махом.

     Интересующий её колдун оказался в лагере пришлых археологов, как и наглая молодая девица, из-за которой разгорелся весь сыр-бор. Нечисть с удивлением поняла, что чужачка сразу же учуяла, что за ней следят. Поэтому торопливо развеяла чары. Дело оказалось совсем не таким лёгким, как наивно показалось поначалу. Тяжело вздохнув, женщина на пару мгновений задумалась, как лучше поступить, а потом решила попытаться обтяпать дела, как обычно, нахрапом. Она всегда питала слабость к эффекту внезапности, которым частенько злоупотребляла без малейших угрызений совести. Только вот вышло всё совсем не так, как ей привиделось.

     Появилась интриганка в том самом месте, где стояли заговорённые лирины грабли. Подвоха чародейка никак не ожидала, ведь с такими плетениями сталкивалась впервые в жизни. Раздался оглушительный треск, когда заговорённая ручка садового инструмента радушно поприветствовала незваную гостью. Удар оказался настолько селён, что у несчастной чуть икры из глаз не посыпались.

     Решив наказать неведомого обидчика, нечисть выпустила на волю северное колдовство. Уже через пару мгновений Выгахке оказалась внутри собственной же ловушки.

     - Немедленно выпусти меня, наглая девчонка! - тщетно ярилась она, так как отпирающий амулет остался снаружи.

     - Простите, сударыня, но я вас к себе в дом не звала! - голос Иветты сочился ядом, но был предельно вежлив. - Не моё колдовство лишило вас свободы, не мне вас и освобождать.

     - Выгахке, чую, что по мою душу пришла. Отвечай, зачем пожаловала? - Совин миндальничать с колдуньей не собирался, так как прекрасно понимал, к чему это неизбежно приведёт.

     - За чем пришла, с тем и уйду, - прошипела нечисть, тщетно пытаясь покинуть ненавистное узилище. - Что за колдовство на этой странной иноземной штуковине? Чужие чары, нездешние! Явно не твои, наглая девчонка!

     Ветка не соизволила ответить, прекрасно понимая, что не зная всех местных уловок, может ненароком попасть впросак. Совиный нойд что-то прошептал над мешком и лениво проронил:

     - В последний раз спрашиваю, Выгахке. Зачем пожаловала?

     Ответом ему послужило лишь сердитое шипение, а потом послышался возмущённый зубовный скрежет. Пожав плечами, Совин наложил на кожаный мешок густую сеть заклятий, и они с Иветтой вернулись к обсуждению насущных вопросов.

     Негостай, недовольно сверкая чёрными глазами, соткался прямо в углу. Покосившись на шевелящийся мешок, племянник сейды осторожно спросил:

     - Вы что собираетесь с этой интриганкой делать теперь?

     Иветта с Совином переглянулись, так и не зная, что ответить.

     - Отдать чакхли, пусть сами разбираются с Выгахке. У них к ней солидный список претензий.

     Старейшина маленького народа, многозначительно хмыкнув, почтительно поклонился нойдам и Негостаю, прихватил добычу и отправился в свои земли.

     - Иветта, я не знаю, что нас ждёт, но Угар будет пытаться выкрасть тебя, чтобы вернуть свой зуб. Поэтому будь предельно осторожна, нойда. Никуда не ходи за порог своей комнаты одна без сопровождения Виктора и Совина. Это будет слишком опасно. Если равк не лишится своего дара, он найдёт способ вредить нам, даже не покидая Мира Духов.

     - Хорошо, я думаю надо добавить на грабли Лиры ещё и заклятье , чтобы любой незваный гость с дурными намерениями гарантированно получил в лоб. Думаю, что северное колдовство нам мало поможет против приставучего мёртвого колдуна. Он даже не учует подвоха.

     - Блестящая идея, - Совин мог по праву гордиться собственной ученицей. - Ловушку же оставим, рассчитанную на Угара. Если мы его пленим, то обезвредить навсегда проверенными дедовскими методами будет не сложно. Хотя, можно настроить на любые вредоносные чары.

     Угар мог лишь скрипеть со злости зубами. Вырваться из Мира Людей, чтобы разыскать пропавший зуб он не мог. Бронзовый браслет был единственным ключом от врат в земли саамов. Как ни ломал голову хитроумный равк, ничего путёвого так и не придумал. Тут он почувствовал, что кто-то сверлит взглядом его широкую костлявую спину.

     - Я знаю, где искать твою пропажу, мёртвый колдун. Только вот как ты вознаградишь меня за это великое знание? - седой старичок, обвешанный с ног до головы костяными амулетами насмешливо посмотрел на попавшего впросак нойда.

     - Уничтожу одного твоего врага, выпив его душу.

     - Этого мало. Сделаешь меня могучим колдуном и два мешка сокровищ подаришь!

     - Не много ли хочешь, старик? - чёрные глаза равка нехорошо сверкнули.

     - Как пожелаешь, Угар. Уверен, что Выгахке или Оадзь с удовольствием выполнят мои скромные требования за полезную информацию.

     - Хорошо, старик. Будет тебе всё. Только вот ты мне должен будешь зуб сам добыть и принести.

     - Э нет, равк. Мне туда хода нет. Я проклят и не могу покинуть границ родовой земли.

     - Хорошо тогда скажи, где мой источник силы, и, так и быть.

     - Он в городе, откуда родом пришлая нойда. Только там всё не так просто, как может показаться. Там другие хозяева. Наши боги не имеют там никакой власти.

     - Этот вопрос решу сам, а ты только покажи, где, а остальное уже не твоя забота.

     - Как скажешь, Угар.

     Иветта проснулась с ощущением приближающейся опасности, но была она так далеко, что даже толком понять, что это было не смогло и хвалёное ведьмино чутьё. Решив отложить этот вопрос на более подходящее время, Ветка соскользнула в тревожный сон.


Глава 4



     Угар и так, и этак прикинул, а понял, что сам зуб свой на чужой территории вызволить не сможет. Лето короткое, пролетит - и не заметишь. Решил помощи попросить. Не в том он положении, чтобы даже со своими подручными соваться на территорию чужих богов. Разжёг мёртвый колдун жаркий костёр и кинул в жаркое пламя пучок конского волоса, которыми исправно снабжал его Тала-медведь.

     - Услышь меня, Рота, владыка болезней! Да придёт чума на головы моих врагов, которые прячут от меня мой зуб в далёких от Лапландии землях! Там много чужаков, скакунов без числа! Заступись за своего верного слугу, услышь мой призыв! - завывал равк, ударяя в полуистлевший от времени бубен.

     Впрочем, один из Владык Преисподней не спешил почтить его своим присутствием. Всю ночь прокамлал бедолага, а ответ пришёл за полчаса до рассвета. Сначала в веже Угара появились два матёрых полярных волка, всегда сопровождавших своего господина. Потом появился и сам мрачного вида всадник в синих одеждах верхом на могучем черном как глухая полночь жеребце.

     - Колдун, мне нет резона помогать такому неудачнику, как ты. Что можешь предложить в качестве платы? Сам понимаешь, что нужна весомая плата, чтобы я заинтересовался.

     - Эта земля приняла пришлую ведьму. Она стала нойдой и заступила вместе с двумя саамскими колдунами того же и двумя пришлыми на защиту этой земли. Сгуби их, отплачу многочисленными смертями от страшных болезней. Никто не сможет защитить людишек от моего чёрного колдовства.

     - Что ж, гляну, что за девица. Только учти, если посчитаю её более перспективной, то ты навсегда лишишься способности насылать хвори. А ей, может быть, позволю исцелять любое поветрие, сотворённое Чёрными Муками. Мне даже самому стало любопытно.

     - Как можно, повелитель! Она - чужачка!

     - Это не тебе решать, равк. Покажи мне пришлую нойду.

     - Как пожелаете, повелитель, если вы пообещаете, что Иветте не жить.

     - Нет. Решать судьбу чужачки я буду сам. И кого из вас поддержу тоже, мёртвый колдун.

     - Как так можно? Она не нашей крови.

     - Раз эта земля приняла Иветту, значит, нойда больше тут не пришлая. Покажи мне молодую ведьму, только после этого буду решать, что с ней делать.

     Равк заскрипел зубами от злости, но спорить с богом болезни было чревато для него. Рота долго вглядывался сосредоточенное лицо Иветты, которая пыталась собрать осколки костяного амулета воедино. Видимо, получалось не очень. Девушка закусила губу, пытаясь справиться с непривычным заданием, которым её озаботил Совин. Ветка тяжело вздохнула и принялась заново перебирать причудливые обломки.

     Рота оттолкнул не в меру развоевавшегося мёртвого колдуна и переместился, не потревожив ни одного защитного плетения. Внимательно рассмотрев незнакомые чары, и так ничего и не поняв, бог болезней чуть ворчливо выдохнул:

     - Не так собираешь, нойда. Хочешь, подскажу?

     - Спасибо, конечно, но, по правилам, положено самой разгадать эту загадку. Мне совсем не хочется разочаровывать моих наставников.

     Вот чего никак не ожидал бог чумы, так это того, что оба его волка не попытаются напасть на странноватую на его взгляд девицу. Один из крупных полярных волков заинтересованно обнюхал Иветту и одобрительно чихнул. Второй попытался попробовать ведьму на зуб и получил щелчок по носу и сердитое ворчание:

     - Только очень глупый и недальновидный хищник будет связываться с потомственной колдуньей в тринадцатом поколении. Ты хорошо подумал, пёсик?

     Второй страж Роты удивлённо фыркнул и принялся тереть чёрную пуговку носа, обиженно поглядывая на своего повелителя. Зелёные глаза провинившегося создания были полны жгучей досады. Он совсем не привык к подобного рода наглости.

     Угар, испугавшись, что капризный и очень себе на уме повелитель чумы сделает свой выбор в пользу нойды-чужачки, с утробным рычанием рванулся на свою обидчицу сквозь не закрытую Ротой брешь в Мир Духов. Раздался лёгкий хлопок, и не в меру зарвавшийся равк с воем отлетел обратно, крепко получив рукоятью граблей цветочной феечки в лоб. Иветтины и лирины чары среагировали сообразно ситуации. Второй раз равк не успел выскочить во владения ещё живых людей. Рота одобрительно ухмыльнулся и закрыл дверь между двумя реальностями.

     Чёрный конь обнюхал Ветку и ткнулся мордой ей в плечо, явно что-то выпрашивая. Подобного поведения бог чумы совсем не ожидал и в полном изумлении воззрился на своего скакуна. Ведьмочка отвлеклась от своего увлекательного занятия, встала и достала из тумбочки пару кусочков рафинада. Огромный зверь тихонько заржал и осторожно взял лакомство с доверчиво протянутой ладошки, стараясь не поранить так странно ведущую себя нойду. С хрустом расправившись со сластью, он снова просяще ткнулся в плечо Иветты, тихонько фыркнув.

     - Э нет, любезный! Много сахара даже коню вредно! И не надо делать такие глазки, не поможет! - нойда ласково погладила коня по бархатной морде и лукаво улыбнулась. - С колдуньями такие номера не проходят! Мы не имеем права причинять вреда людям и животным. Иначе можно попасть в слишком крупные неприятности в качестве наказания.

     От последнего у Роты попросту от удивления отвисла челюсть, к такому фокусу он был совершенно не готов.

     - Любая ведьма должна сеять вокруг смерть и ужас, творить чёрные заклятья, наводить ужас и напускать на других болезни, неудачи и смерть! Это суровая правда жизни.

     - Ну, может, ваша нечисть так и приучена, а у нас за такое фурии быстро к ответу призовут. Они не смотрят, человек, бог или спутник небожителя. Быстро призовут к ответу и накажут сообразно тяжести проступка.

     - Кто такие фурии? - черноглазый брюнет в голубых одеждах заинтересовался не на шутку.

     - Богини возмездия и мести, - лениво проронила девушка, снова взявшись за очередную попытку сложить осколки древнего костяного амулета воедино.

     - Первый раз вижу, чтобы такие могучие существа привечали простую смертную ведьму. Хотя, ты стала и полноценной нойдой. Ничего подобного в наших краях раньше не случалось.

     - Всё когда-нибудь бывает в первый раз, - пожала плечами Иветта, пробуя начать кропотливую работу с другого фрагмента.

     Бог чумы с удивлением понял, что колдунья очень внимательно следит за тем, чтобы узор совпадал идеально.

     - И всё же, я бы хотел тебе помочь. Местные ведьмы особым терпением и аккуратностью редко одарены. Разве что Трефилка во многом подобна тебе.

     - Нельзя, простите, - отказ Иветты был мягок, но категоричен до ужаса. - Условия урока таковы, что только своим умом должна дойти до всего. Только тогда во мне откроются новые способности в северной магии, а так ничего путёвого не получится никогда, - и она, выбрав новый фрагмент, вновь захлопотала над не пережившим ярости мёртвого колдуна оберега.

     - Не понимаю, почему ты отказываешься от души предложенной помощи.

     - Нельзя. Нойд должен сам решать задачки, которые подкидывают ему судьба и наставник.

     - Почему ты так решила?

     - Законы колдовства везде одинаковы. Если ты не способен сам решать свои проблемы, те ничего не добьёшься на колдовском поприще.

     Рота пожал плечами, затянутыми в синюю ткань одежд, и чуть обиженно проворчал:

     - Забавная ты, нойда. Наши ведьмы тут же бы согласились на помощь, особенно если я ничего не потребую взамен.

     - Дело не в этом, повелитель Рота. Благодарю за предложенную помощь, но, вынуждена отказаться.

     - Объясни мне, почему? - чёрные глаза бога чумы удивлённо распахнулись, в них вспыхивали и гасли голубоватые искорки, что случалось только в тех исключительно редких случаях, когда происходило столь знаменательное событие.

     - Все просто. Если я сама решу эту загадку, Мир Духов одарит меня новой способностью. В противном случае, на мою голову посыплются сплошные неприятности. Всё-таки, потомственная ведьма в тринадцатом поколении должна понимать, что к чему! - и девушка снова увлечённо принялась перебирать хрупкие обломки, внимательно их рассматривая. - Вот так и знала, что подвох есть! - весело рассмеялась Иветта, аккуратно вынимая небольшой узкий фрагмент, похожий на сильно вытянутый вверх равнобедренный треугольник.

     Странный обломок вспыхнул призрачным лунным светом, точно магнитом притянув к себе остальные в нужном порядке. Сияющая, как начищенный тазик, нойда повесила оберег себе на шею и прислушалась к собственному дару. Она сразу же нашла несколько новых способностей, которые могли оказаться весьма полезными.

     Пока Рота, ворчливо бубнил что-то себе под нос, в комнате Иветты появился Негостай и, сердито посмотрев на незваного гостя, прошелестел:

     - Зачем пожаловал, Рота? Мы с сестрой наших нойдов в обиду не дадим! - выражение лица молодого человека не предвещала богу чумы ничего хорошего.

     - Притормози, дух. У меня и в мыслях не было вредить пришлой ведьме. Хотя равк Угар и настаивал, что все поголовно чужаки заслуживают только одного. Долгой и мучительной смерти. Вот и пришёл посмотреть, кто же его так уел. Иветта теперь сможет любые хвори лечить, которые под моей рукой. В ваши с мертвецом дела лезть не буду, но не позволю и волосу упасть с головы девушки. Она не испугалась ни моих волков, ни скакуна, к каждому нашла верный подход. В мою ловушку не попалась, но и не надерзила. Ответила так, как подобает достойной нойде. Ни одна Чёрная Мука не посмеет навредить ни самой колдунье из далёких земель, ни тем, кто дорог её сердцу. Угар же - существо, мало того, что невезучее, так еще и совсем неблагодарное и бессовестное. Знаю, где амулет и зуб укрыты, но даю слово, что никому не скажу.

     Откуда-то донёсся разочарованный вой Угара, который только сейчас понял, что остался ни с чем. Наглая беспардонная чужачка вновь обошла его на крутом повороте, в который уже раз оставив ни с чем.

     Из воздуха соткалась сухонькая невысокая девица. Она была красива на лицо, но тоща и бледна настолько, что кожа отливала заметной синевой. Коротко взвыв, она попыталась прикоснуться к Иветте. Только вот ведьма, собрав амулет, уже знала, как следует поступить. Выдохнув коротенькое заклятье, она заставила Чёрную Муку оказаться внутри лежащего на столе куска гранита. Потом девушка ловко запечатала Гнилишку так, чтобы та не смогла без её разрешения покинуть своё узилище.

     - Что ж, Иветта, я доволен. Любой, кто посмеет причинить тебе зло, будет иметь дело со мной. Взамен на моё покровительство лишь потребую, чтобы ты рассказала мне о землях, которые раскинулись за пределами Лапландии.

     - С одним условиям, Рота, - вовремя подоспевший Совин тут же перехватил инициативу в свои надёжные опытные руки.

     - С каким, колдун? - мрачным эхом отозвался бог болезней, делая вид, что оправляет синие одежды.

     - Ни ты, ни подотчётные тебе болезни никогда не покинете пределов саамской земли, как бы вам ни хотелось. Иначе я запрещу своей ученице веселить тебя увлекательными историями, рассказывать которые она большая мастерица.

     - Может, потребуешь чего другого, нойд? Мне будет трудно удержать в узде Чёрные Муки. Им давно уже надоели эти малолюдные края.

     - Там другие хозяева, Рота. Останешься без своих помощниц. Изведут их под корень тамошние владыки.

     - Зевс и Юнона с пришлыми болезнями миндальничать не станут. Они сильны в моих землях!

     Тут бог болезней заметил амулет у Ветки на шее и удивился ещё больше:

     - Как так может быть, что ведьма-нойда может быть ещё и жрицей сразу трёх богинь с весьма воинственной сутью?

     - Это долгая история, в двух словах не расскажешь. Клянись, Рота, иначе я не позволю моей ученице порадовать тебя интересным рассказом! - как ни пытался вывернуться бог чумы, но Совин был непреклонен.

     Повелитель болячек, как его за глаза окрестили современные люди, очень не хотел, чтобы его загоняли в узкие рамки, но пришлось смириться.

     - Клянусь, что ни я, ни Чёрные Муки никогда не причиним нойде Иветте ни малейшего вреда.

     - Как и тем, кто живёт или гостит на землях, за процветание и благополучие которых я теперь тоже отвечаю, - ввернула наглая молодая ведьмочка, продолжая почёсывать одного из волков за ухом, от чего огромный зверь довольно щурил зелёные глазищи.

     Не выдержав подобной несправедливости и второй принялся подставлять морду под ладонь колдуньи, тоже требуя своей порции ласки. Чёрный конь, возмущённый поведением волков злобно всхрапнул и попытался лягнуть обоих наглецов, и тихонечко заржал, выпрашивая ещё кусочек рафинада.

     - Повелитель болезней Рота, либо вы даёте клятву, соглашаясь на мои условия, либо я не пророню ни звука, - без тени страха ответила Ветка и выудила из ящика собственного рабочего стола ещё одну коробочку с конструктором 'Сделай сам по-саамски'.

     Деловито высыпав на этот раз каменные осколки на ровную поверхность, тут же увлечённо занялась разгадкой ещё одной местной колдовской шарады. Совин сделал вид, что незваных гостей в комнате ученицы нет. Он присел на краешек стула и принялся наблюдать, как Иветта справится с заданием гораздо сложнее предыдущего. Впрочем, чутьё не подвело девушку и на этот раз.

     Оказалось, что вся конструкция держится за счёт овального стержня с шипиками и пазами. Конечно, пришлось перебирать все фрагменты, чтобы собрать хитрую вещицу воедино. В результате в руках у Иветты получился довольно изящный амулет в виде женской фигуры в предпочитаемой здесь куртке-кухлянке. Только вот черты лица были слишком расплывчаты, чтобы можно было определить, как выглядит каменная хранительница.

     - Кто это? - ведьмочка чувствовала, что напольный оберег очень силён, но не знала, чью помощь он гарантирует.

     - Мать-огонь Мадероакки, которая вместе с тремя дочерями хранит здешние семьи от бед и раздоров. Поставь его в комнате у очага. Он напольный и не забудь еще там три статуэтки собрать, посвященных её дочерям. Тогда никто в этих стенах не сможет навредить тебе или тем, кто тут находится.

     Иветта в полной задумчивости поставила амулет на пару обметённых кирпичей и мысленно попросила о защите лагеря археологов, а не только одной её комнаты. В очаге жарко вспыхнуло пламя, которое лизнуло лицо и плечи молодой нойды, но бледная кожа даже не покраснела. Раздавшийся в голове голос напомнил мамин:

     - Никто внутри частокола не сможет навредить людям и духам. Это я тебе обещаю, Иветта. Дочери мои тоже помочь смогут, но условие ты знаешь.

     - Я должна собрать три статуэтки поменьше, чтобы они смогли тут хозяйничать.

     - Да, будь осторожна с Ротой, он не умеет играть честно.

     - Никто из богов Нижнего Мира не способен сделать даже самую малость бескорыстно для кого бы то ни было.

     - Тут ты права, девочка. Сделай, что должна, и тогда никакая нечисть или злой человек или дух не смогут навредить тебе на территории лагеря археологов. Совин объяснит тебе, какие руны надо начертать на входных дверях и порогах. Только вот сделать всю работу тебе придётся самой.

     - Понимаю, ведь дело женщины - охранять всех, кто дорог её сердцу и собственный дом и очаг.

     Остальные статуэтки оказались перепутаны с осколками четвёртой. Чувствуя тяжёлый взгляд бога чумы, который усердно сверлил узкую спину девушки, но та упорно делала вид, что не замечает, что Рота начинает на неё сердиться. Она довольно быстро собрала все три оберега и прислушалась. Какую и куда следует поставить, ей пока что никто не объяснял.

     - Моя младшая дочь Уксахкка (Дверная Женщина) защитит пороги всех зданий и комнат и даже ворота, поставь все статуэтки рядом с моей. Её место внутри дома, как повелось от века. Средняя, Юксахкка (Лук-женщина), обережёт семьи от измен. Она же сделает охоту саамского рода, за который ты теперь в ответе, удачной и богатой. Старшая, Сарахкка (Прядущая Женщина), сделает ваши жизни долгими и счастливыми.

     Ведьмочка молча подчинилась и потом стала ждать дальнейших объяснений. Ведь про четвёртую, как настоятельно рекомендовало чутьё, тоже надо было разузнать поподробнее. Собирать ещё один амулет Иветте отчего-то совсем не хотелось.

     - Собери, если не хочешь, чтобы прекрасная водная богиня Сациен не обратила внимания на здешних мужчин. Иначе беда будет, перетопит всех, как слепых котят в реках и озёрах своих.

     - Я сделаю это в одном случае: она поклянётся, что не будет вредить тем, за кого мы отвечаем.

     Юксахкка неожиданно присоединилась к разговору матери и Иветты. Голос местной богини охоты и супружеской верности был полон неподдельной тревоги:

     - Ведьма, ненасытная и неугомонная Сациен опять вышла на охоту. Как бы твой жених, Совин или ещё кто не пострадал. Идём. Прихвати с собой мешочек с обломками её статуэтки. Будем торговаться с Хозяйкой рек и озёр терских.

     Девушка, прекрасно понимая, что опасность вполне реальна, быстро собралась и выскочила вслед за невысокой черноволосой спутницей. На лице Ветки ясно читались все эмоции. Лук-женщине пришлая нойда нравилась всё больше и больше, и она поклялась себе, что сделает всё, что в её силах, чтобы уберечь бедовую молодую колдунью от слишком суровых испытаний.

     - Я выбрала тебя, чужак! - если бы не резкий тон голос незнакомки можно было бы назвать до жути приятным, именно такой способен свести с ума любого мужчину.

     - Не всегда наши желания совпадают с возможностями, госпожа Сациен.

     - Зачем тратить жизнь на смертную нойду, если можно познать любовь богини?! - было сразу понятно, что категорический отказ колдуна Хозяйка рек и озёр восприняла не иначе, как смертельным оскорблением.

     - Меня не интересуют другие особы женского пола. Мне хорошо с моей ведьмой.

     - Глупец! Рано или поздно тебе всё равно придётся подчиниться моей воле!

     Ветка с крайним изумлением рассматривала наглую и не в меру чванливую красавицу. Та разгуливала по тундре, в чём мать родила, одетая лишь в серебристые волосы, мерцающие подобно речная гладь под яркой луной. Голубые глаза Сациен были столь же бездонны и холодны, как глубокие кольские озёра.

     - Мне не интересно ваше щедрое предложение, я люблю Иветту.

     - Она - всего лишь слабая, смертная нойда! Выбирай, либо ты останешься со мной, либо ей не жить. Утоплю, и вся недолга!

     - Никто не позволит вам это сделать, - в голосе Виктора уже проскакивали металлические нотки, которые ясно говорили, что он с трудом сдерживается, чтобы не нахамить нахалке.

     - Сациен, уходи с этой земли обратно в реку и не смей вредить тем, кто живёт или гостит тут, иначе я приму меры! - Иветта заставила себя успокоиться, прекрасно понимая, что голова должна быть холодной, чтобы выпутаться из тенет нежданно свалившейся на их головы страшной беды.

     - И что ты можешь, девчонка?! - женщина насмешливо фыркнула и принялась снова расчёсывать роскошные длинные пряди, бросая презрительные взгляды на соперницу. - Даже заступничество Матери Огня тебе не поможет. Юксахкка, между этими двумя не было заключено ни брака, ни помолвочного обещания. Ступай себе с миром, да ведьму свою с собой забери. А мужчину я оставлю себе. Хочет он или нет, дело даже не десятое.

     - Вот что, Хозяйка озёр и рек. Тебе знакома эта статуэтка, которую разбил мёртвый колдун Угар? Собрать её воедино могу я одна. Он сильно навредил тебе. Вернуть идолу первоначальный вид может только нойд. Только вот на обломках такие чары, что любой, кто одной с ним крови отправится в Царство Мёртвых и никогда более не вернётся в эти края. Поклянись, что не будешь охотиться за мужчинами на моих землях, взамен я разрешу твоё маленькое затруднение.

     - Нет, колдунья, больно мне приглянулся пригожий чужак.

     - Соглашайся, Сациен. Угар давно хотел потешить своё собственное самолюбие, покорив тебя. Тут особые заклятья. Ты будешь с каждым днём становиться всё безобразнее. Потом же, в назидание всем здешним богам, Угар запрёт тебя и твоих потомков в вашем подводном царстве, навсегда лишив возможности приходить в земли живых людей! - в голосе Лук-женщины проскакивали звуки, напоминающие пение тетивы перед тем, как стрела отправится в свой смертоносный полёт от руки удачливого охотника.

     - Я подумаю, но ничего сейчас обещать не стану. Идём, Виктор, не может простой смертный противиться моей воле! Кишка тонка! - и она с ленивой грацией дикой кошки поднялась с сопки, которая была ей вместо трона, и попыталась силой увести молодого нойда в своё озеро.

     Только вот и Иветта ворон считать не привыкла. Шепнув заклинание из тех, которому её как раз на такой крайний случай обучила правнучка старейшины чакхли, заставила наглую похитительницу на несколько мгновений замереть на месте. Красавица лишь гневно сверкала потемневшими от ярости глазищами, но не была способна и пальцем пошевелить.

     - Бежим, - едва слышно выдохнула Юксахкка, я запутаю тропы под ногами Сациен, но нам надо поторопиться. В безопасности вы будете лишь в лагере археологов. Моя мать не позволит этой бесстыжей девке безобразничать там, где она обещала беречь покой людей и духов.

     Быстрый бег по пересечённой местности дался молодым людям не так легко, как бы хотелось. Только яростные крики и живописные обещания кровавой расплаты Хозяйки рек и озёр подгоняли беглецов похлеще ременной плети Роты, которой он заставлял своего скакуна нестись резвее.

     - Всё! - рассерженной змеёй зашипела Иветта, сжимая и разжимая крепенькие кулачки в тщетной попытке успокоиться. - Ууууу, гадина белобрысая! Эта ваша Сациен горько пожалеет, что связалась со мной, клянусь!

     В светло-карих глазах полыхало пламя настолько яростного гнева, что даже Виктор счёл за благо тихонечко отодвинуться подальше. В подобной ярости он видел свою ведьмочку всего несколько раз, но последствия для виновника такого настроения обычно бывали катастрофические. Ланскому и Мраку тогда досталось чересчур крепко. Волосы от стихийного всплеска Дара потрескивали и роняли искорки электричества и устрашающе стояли дыбом.

     Старательно просчитав в уме последствия своей подлой колдовской выходки, беззвучно шевеля губами, девушка выудила из кармана стержень из белого камня, составляющий основу разбитой на части статуэтки. Потом совсем неразборчиво принялась нашёптывать на него. С указательного пальца сорвалась бело-голубая небольшая шаровая молния, а потом с внезапно потемневших небес упали первые капли дождя, загоняя троицу под защиту крыши.

     Когда искатели приключений уже спокойно пили чай в комнате ведьмочки, туда, деликатно постучавшись, вошёл Совин. Глаза совиного нойда искрились от едва сдерживаемого веселья.

     - Да, Иветта, не дай духи заиметь такого врага, как ты! Я в твоём чародействе слабо понимаю, но смотреть на Сациен без слёз было невозможно. От смеха, естественно.

     Пришлая нойда проказливо улыбнулась и лениво промурлыкала:

     - Картина маслом! Белые патлы стоят дыбом. Точёный носик в саже. Шаровые молнии вокруг летают и неприятно так пощипывают аристократически бледную кожу. Как подходит к водам озера или реки, её ощутимо так бьёт электрическим током. Красавица неописуемая! Теперь все женихи сразу и бесповоротно будут только её!

     Девушка презрительно фыркнула, не став развивать тему. Она уже почти совсем успокоилась и терпеливо ждала, что предпримет в ответ Хозяйка вод.

     В голосе Сациен громыхала ярость такой силы, которая обычно отключает даже у смертного остатки мозгов:

     - Мерзавка! Ты горько пожалеешь, что посмела оспорить мою волю!

     - Но-но-но! Это не я подкатывала к твоему жениху, поганка бледная! Вот выйдет из тебя всё электричество, тогда и сможешь вернуться к родне под воду! Запомни, милочка, что я владею не только северной магией, но знаю много заклинаний, в том числе и те, которым владеют чакхли и ирландские феи! Твоё счастье, что тут моей подруги Лиры нет сейчас! Отлились бы тебе, ой, отлились твои злые проказы. Она не стерпела бы нанесённой мне тобой обиды и устроила бы одной белобрысой нахалке великолепную взбучку! Моё предложение остаётся в силе до конца недели. Потом я с помощью Матери Огонь проведу ритуал, который от камня оставит лишь мелкую пыль. Потом её развею по ветру, как требует обычай! Знаешь, что с тобой тогда будет, Сациен?

     - А ты жестока, ведьма! Неужели вот так просто лишишь возможности когда-либо вернуться домой и полностью отдашь под власть мёртвого колдуна?

     - Идея неплоха, Хозяйка рек и озёр. Пока он будет пытаться укротить тебя в землях, которые мы призваны защищать будет двумя проблемами меньше. Впрочем, ещё четыре дня ты вправе принять моё не в меру щедрое предложение. Запомни, Сациен, даже со смертной ведьмой ссориться вредно для здоровья даже для такой могучей богини, как ты. Проклятьям нет совсем никакого дела, на кого их накладывают! - и она потянулась за бубликом, который был ещё мягким и свежим и щедро посыпанным чёрными зёрнышками мака.

     Подумав парочку мгновений, Иветта перенесла баночку клубничного варенья, которое тут же принялась намазывать внутри, ловко разрезав печёное лакомство ровно пополам. Бросив вопросительный взгляд сначала на Виктора, потом на Совина, получила два отрицательных кивка лохматых голов. Лишь после этого принялась с удовольствием уничтожать любимое дополнение к чашке ароматного чая.

     Сациен, как не бесилась и не метала громы и молнии, но она прекрасно понимала, что наглая нойда-чужачка уже одержала над ней верх и не позволит ей охотиться на мужчин на своей территории. Конечно, вот так сразу, богиня покориться умно спланированной патовой ситуации не могла. Уязвлённое самолюбие и непомерная гордость северной красавицы требовали страшно отомстить нахалке, которая так ловко обвела её с помощью чар чакхли вокруг пальца с такой обидной лёгкостью.

     - Я не требую от тебя ответа прямо сейчас, Хозяйка рек и озёр. Только вот не дай тебе духи сунуть нос на земли, за которые я и остальные колдуны и защитники отвечаем. Мало не будет, обещаю! У потомственной ведьмы в тринадцатом поколении достанет храбрости и могущества пребольно щёлкнуть тебя по не в меру длинному носу. Кстати, вот тебе платок. Копоть слишком уж неряшливо смотрится на твоём аристократическом лбу!

     Пришлось Сациен отступиться на этот раз. Хотя по выражению необыкновенно красивого лица, которое от ярости стало совсем надменным, было видно, что богиня ещё попытается взять реванш за неожиданное поражение.

     - Ты горько пожалеешь ведьма, что посмела ослушаться меня!

     - Это мы ещё посмотрим, кто первым выкинет белый флаг о сдаче! Я не боюсь тебя, Сациен. Правда на моей стороне, тебе придётся отступиться!

     - И не подумаю! Только топить Виктора не стану. Он будет жить долго и ты будешь до мелочей чувствовать, что мы ощущаем, когда его будут пригонять в мою спальню! Тебе не осилить меня, девчонка! На этот раз ты победила только потому, что недооценила тебя!

     - За ночь я сделаю амулеты из моржовой кости, которые защитят мужчин от твоих чар, Хозяйка рек и озёр. Так что даже не надейся поживиться в землях, которые находятся не только под моей защитой. Тут за дело взялись три нойда и две нойды. Кстати, Виктор один из них!

     - Подумаешь, всего лишь смертный колдун! Ему не спастись от меня! Я найду возможность погубить тебя, наглая ведьма!

     - Держи карман шире, Сациен! Этому не суждено сбиться никогда! Такая гордячка, как ты, всегда будет оставаться тет-а-тет лишь с собственным не в меру длинным носом! Проваливай туда, откуда пришла! У меня сейчас нет ни мгновения на праздные разговоры!

     Иветта придирчиво рассмотрела огромные моржовые бивни, которые передал ей местный саамский старейшина, прознав, что Сациен снова объявилась в их многострадальном краю. Выбрав самый светлый и крупный, принялась деловито нарезать его с помощью специального ножа на аккуратные медальоны, просверливая в верхней части овала аккуратные дырочки. Потом ведьма несколько часов потратила на то, чтобы отполировать поверхность. Малейшая шероховатость или выступ могли ощутимо ослабить мощь амулета. Совин и Виктор, решив не мешать нойде работать, пригласили Роту для обстоятельного разговора в вежу старшего наставника Иветты.

     - Ты хотел узнать о том, как живут люди, бессмертные и прочие создания вне пределов Лапландии? - осторожно начал совиный колдун разговор, который мог оказаться очень долгим и сложным.

     - Да, а что это за рыжая девица, которая выгнала Талу-медведя из покоев твоей ученицы, чародей?

     - Сначала поклянись, что выполнишь все наши условия, о которых поведала тебе Иветта.

     - Клянусь, ни я, ни мои Чёрные Муки не причинят вреда ни вам, ни тем, кто живёт в краю, который вы помогаете оберегать сейде! - торжественно произнёс Рота.

     Над его черноволосой головой ярко вспыхнула Руна Договора, подтверждая, что от своего слова бог чумы отступить уже никогда не сможет. Мир Духов всегда очень ревностно относился к подобного рода обещаниям, сурово карая любого, кто смел не сдержать данного слова. В чёрных глазах искрилось такое любопытство, что Совин рассказал про Лиру и её гордое и непредсказуемое племя несколько историй.

     - Зря Сациен повздорила с твоей ведьмой из-за её любимого мужчины. Она обречена на поражение. Впрочем, я безумно рад, что нашёлся хоть кто-то, кто сумел утереть нос этой невыносимой гордячке.

     - Она просто не привыкла к отказам, - в голосе Иветты не было гнева, только усталость. - Совин, заготовки сделаны под обереги, но не знаю, какие узоры лучше нанести на них для каждого конкретного человека. Ведь, насколько поняла, они не должны повторяться, создавая надёжную защиту от чар этой ненасытной мартовской кошки.

     - Тебя приятно учить, Ветка. Ты схватываешь даже нашу северную науку налету. Хотя она и очень сильно отличается от всего того, с чем ты привыкла иметь дело.

     - В этом можно попросить твоей помощи, наставник?

     - Лучше посоветуйся с Мадероакки и её дочерями. В том, что касается судьбы и спасения жизни и нерушимости семейных уз, им нет равных. К тому же они живут на этом свете гораздо дольше меня и, следовательно, знают больше.

     В очаге полыхнул огонь, возвещая приход Великой Матери. На этот раз её сопровождала Небесная Пряха Сарахкка. Длинные ловкие пальцы непрерывно свивали золотую нить на серебряном веретёнце.

     - Я сделаю так, чтобы испытания не слишком часто тревожили тебя и тех, кто тебе дорог, нойда. Но ты должна понимать, что полностью избавить от них не сможет никто. Возьми нож для резки узоров по кости. Внимательно копирую то, что будет явлено тебе в языках пламени моей матери, дитя иной земли. Скорее всего, до рассвета перевести дух не удастся. Все, кто живёт тут, вне зависимости от возраста и пола, должны быть надёжно защищены от мести Сациен. Надеюсь, понимаешь, что сильно поранила самолюбие Хозяйки рек и озёр терских?

     - Никто не просил её зариться на чужую любовь! Отступилась бы и никак не пострадала. Ещё бы и статуэтку быстро собрала, сняв наговоры равка Угара. Только вот эта безголовая блондинка не привыкла думать о последствиях собственных желаний и поступков. Так что проучить наглую задаваку будет правильно.


Глава 5


     Трефилка сразу учуяла Талу, который притаился в тени сопки, наивно надеясь, что его никто не заметит. Вот чего не ожидал наглый оборотень, так это того, что чары старшей нойды буквально скрутят его в бараний рог и вытащат на небольшую ровную площадку между двумя высокими сопками. Голос саамской колдуньи не предвещал настойчивому воздыхателю Иветты ничего хорошего:

     - Что-то не припомню, чтобы мы тебя звали, чужак! - чёрные глаза женщины недобро сверкнули, взгляд исподлобья был мрачен и веял холодом долгой полярной ночи.

     - А я вот решил узнать, всё ли в порядке у дорогих наших гостей с Большой Земли! - залебезил Тала, уже чуя, что сейчас саамская колдунья задаст ему такую взбучку, что мало никому не покажется.

     - Не ври, чужак! Иветта, Виктор и Пётр Дарович более не посторонние, ибо сам Каврай наградил их силой нойдов! Им дано слышать тихий шёпот умерших из Мира Духов и доносить волю богов до ещё живых! Слуге же Угара здесь делать нечего! Убирайся, пока цел, оборотень!

     Тала выдал себя с головой, когда не сдержался, увидев, как сероглазый колдун обнимает ведьмочку за талию, а та совсем не возражает против подобной фамильярности в своём отношении. Глухое угрожающее медвежье рычание сорвалось с губ помимо его воли.

     Ветка сердито посмотрела на нахала и приторно-сладким голосом, который всем, кто давно и хорошо её знал, настоятельно советовал бежать без оглядки и прятаться так, чтобы вовек не сыскала, проронила:

     - Каким дурным ветром тебя надуло, Тала? Или ты не понимаешь, что по здешним законам я вольна сама решать, с кем связать собственную судьбу?

     - Любой может попытать счастья, нойда, пока ваши жизни не связаны в одну по древнему саамскому обычаю.

     - Или по обычаю моей родины, оборотень! Я тебе, вроде, прямо сказала, что ловить тебе в моём отношении нечего? Выбор сделан, ничего менять в своей судьбе уже не собираюсь! Пош ёл прочь! - и она ласково поцеловала Виктора и легонько щёлкнула его по носу, явно дурачась.

     - Веточка, а вот последнего делать не надо было! - проворчал молодой человек в ответ и сгрёб вредную ведьму в охапку, впиваясь в податливые губы.

     Ответить девушка всё равно не смогла: слишком уж они были в данный момент заняты друг другом. На разобиженного на весь белый свет оборотня парочка не соизволила обратить внимания.

     Трефилка понятливо оставила влюблённых в гордом одиночестве под защитой охранных чар местных богов и иноземного колдовства и занялась незваным гостем всерьёз. Талу она на дух не выносила, слишком хорошо зная подлую натуру бессовестного торговца.

     Бесцеремонно ухватив нахала за ворот полотняной куртки и не говоря ни слова, потащила подальше от раскопа. Путь её лежал туда, где сейчас находились не только археологи, но и местные, которые помогали им вовремя справиться с широким фронтом работ.

     Пётр Дарович Талу тоже совсем не жаловал, особенно за то, что именно по его милости жизнь маститого учёного навсегда изменилась. Правда, теперь с ним была саамская колдунья, но он так ещё до конца и не понял, готов ли навсегда расстаться с привычной долей закоренелого холостяка и бобыля.

     - Разве ты не в курсе, что на месте раскопа тем, кто не является сотрудником археологической экспедиции, находиться строго-настрого запрещено? Мы имеем дело с хрупкими культурными ценностями аборигенов! На первый раз ограничусь штрафом! При рецидиве отправишься в обезьянник на пятнадцать суток. И не дай бог увижу, что шастаешь около Иветты и Виктора или моей невесты! Без всяких чар так взгрею, что до конца своих дней помнить будешь!

     - Да я ничего не хотел дурного, Пётр, сын Дара, - тут же принялся оправдываться шельмец, только вот постоянно бегающие чёрные глазки говорили об обратном.

     - Вышвырните его за ворота и проследите, чтобы снова не припёрся! Квитанцию о штрафе не забудь уплатить, Тала, иначе уже с завтрашнего дня будут начисляться солидные пени за просрочку!

     Два дюжих мужчины из местных, у которых накопилось немало претензий к нечистому на руку торговцу, поступили, как водится в этих краях. Сначала крепко намяли оборотню бока, чтобы понятливее был. Потом вышвырнули за ворота ограды вокруг раскопа и пообещали в следующий раз так не церемониться.

     Иветта и сама не понимала, почему её так тянет к огромному валуну, лежащему на самой окраине территории, на которой археологи искали северные древности. Решив, что излишнее благодушие в данном случае может быть чревато слишком большими проблемами, девушка поделилась странностью с Трефилкой. Черноглазая нойда быстро разожгла небольшой костерок и деловито засунула в пламя оленью лопатку, проворчав:

     - Когда дело касается Роты, Сациен и гостей из Мира Духов, лучше принять все возможные меры предосторожности. Это гораздо лучше, чем потом годами расхлёбывать грандиозные последствия собственной глупости и самонадеянности.

     Внимательно рассмотрев знаки, зазмеившиеся на поверхности чуть желтоватой кости, проворчала:

     - Угар совсем с катушек слетел, как помер! Он проклятие сильное наложил, чтобы оскудели здешние ягельные поляны, охота совсем плохая стала, и ничего не росло толком. Всей моей силы не хватит, чтобы распутать вредные чары.

     Тут Ветка почувствовала, как забурлила внутри по венам энергия двух даров, которыми наградили её Разиайке и Вирка. Обе северные богини прекрасно знали, насколько подл зарвавшийся равк, поэтому и дали молодой нойде силы исправить содеянное им зло.

     Решивший проверить, всё ли в порядке с подарочком здешним людям, беспокойный мертвец никак не ожидал, что его плетения обратятся против него самого. Иветта ещё и другие заклятья добавила из тех, которым обучили её Геката, Нокс и Талея.

     Из земли в мгновение ока выросли густые плети колючих вьющихся роз, которые обожала в качестве воспитательных инструментов цветочная фея Лира. Усеянные пятисантиметровыми шипами верёвки нежно обвились вокруг запястий и щиколоток незадачливого вредителя. Дар же его ослабел настолько, что он не смог разорвать даже знакомые чары, не говоря уже об иноземных. Вися вниз головой, точно причудливый тропический плод, мёртвый колдун ещё и пробовал не просто качать права, а угрожать. Ветер развевал седые волосы, точно хвост метлы у очень нечистоплотной ведьмы.

     - Немедленно освободи меня, пакость такая! И принёс же тебя Каврай на мою голову!

     - Тебя никто не просил озоровать во вверенных нам краях, - притворно ласково промурлыкала молодая колдунья, хитро поглядывая на Трефилку. - И что будем делать с таким ценным трофеем, сестрёнка?

     Саамка сразу же почуяла, что девушка хочет не только проучить наглого равка, но и всласть повеселиться:

     - Знаешь, надо позвать тех, кому этот наглый мертвец слишком много хлопот принёс.

     - Тогда тебе и метлу в руки, подруга! - Иветта лукаво подмигнула Угару и отошла в сторонку, позволяя своим новым способностям развеять чары наглого вражины.

     Трефилка с видом фокусника выудила из воздуха новенькую метлу, которая ещё совсем недавно стояла в доме у Иветты и с деловым видом принялась ходить мимо пленного нежитя, многозначительно на него поглядывая. Взбешённый столь странным поведением равк рассерженно шипел и клацал внушительными клыками, только вот живые верёвки держали крепко. Жертва ведьминого произвола лишь пытался прожечь дыру в своих обидчицах, сверля их яростным взглядом полыхающих точно угли чёрных глаз. Только вот обеим нойдом было до фонаря его бешеная ярость. Они прекрасно понимали, что если он до конца короткого северного лета не получит обратно выбитый зуб, то больше никому в мире живых не сможет навредить уже никогда.

     - Знаешь, попробуем-ка поучить этого наглеца по-вашему, по иноземному! - вошедшая в раж саамская ведьма со всей дури огрела мертвеца колючими и хлёсткими прутьями метлы по бедовой башке.

     - Ну, погоди, нахалка! - взвыл Угар, сердито скаля гнилые зубы. - Не вечно мне тут в плену торчать! Жрать не буду, подарю Роте для развлечений!

     - Глупец! - глумливо рассмеялась саамская колдунья. - Даже бог чумы не устоит пред теми яствами, которые меня научила готовить Ветка. Вы ему до чёртиков уже надоели, как и местные разносолы! Рота - в первую очередь мужчина, а уже во вторую повелитель болезней, дурачок! Хочешь, спрошу у него при тебе, а уж если Иветточка расскажет про житьё-бытьё на Большой Земле, так он что угодно пообещает. Дурень ты, Угар, столько веков оба мира коптишь, а голова как была дурная и пустая, так и осталась!

     - Молчи, ведьма! Вызови Роту, посмотрим, что он сам скажет!

     Подмигнув младшей нойде, Трефилка выудила из кармана, спрятанного среди складок полотняной юбки, мешочек с чёрным порошком. Женщина щедро всыпала в огонь пару горстей чудодейственного средства. Уже через несколько мгновений оранжевые языки пламени окрасились в цвет синих одежд повелителя болячек. Виктор, Совин и Пётр Дарович, стоя в сторонке, наблюдали за нежданным спектаклем с равком Угаром в главной роли, но вмешиваться не спешили. Иветта что-то пробормотала, и с кончиков её пальцев сорвался сноп разноцветных искорок, окутавших всех присутствующих невесомым защитным покрывалом магии фей с Изумрудного острова.

     Рота был очень недоволен, когда понял, что мёртвый колдун опять принялся плести интриги против Иветты. Почуяв, что из-за непонятливости беспокойного гостя из Мира Духов он может так никогда и не узнать, как живут на Большой Земле, совсем рассвирепел. В его голосе громыхала зимняя буря:

     - Кажется, я велел тебе держаться подальше от этой колдуньи, Угар?! Видимо, придётся тебе и второй клык выбить, чтобы не зарывался и знал своё место! - в чёрных как полярная ночь глазах вспыхивало и гасло багровое пламя.

     - Она чужая здесь, господин мой, как и сероглазый певец со странным в наших краях музыкальным инструментом. Отдай мне их обоих, и я завоюю для тебя Большую Землю, свергнув тамошних богов!

     - Ты глуп, равк, иначе бы знал, что тамошний климат плохо сказывается на северном могуществе. Ты зря подбил Сациен на откровенную авантюру. Мы с Кавраем не стали вмешиваться в ваши дела, чтобы глупая Хозяйка рек и озёр терских поднабралась немного ума, столкнувшись с теми, кто играючи обставит её с помощью незнакомого колдовства.

     - Почему вы позволяете наглой смертной ведьме сесть себе на голову и диктовать свои условия?

     - Потому что она гораздо умнее тебя и полезнее, Угар! Её знания вышли далеко за пределы дара, который передаётся в роду Местиных от матери к дочери.

     - Это что у неё есть такого, чего у меня нет? Только потому, что она не похожа на саамских женщин? - мёртвый колдун презрительно фыркнул и снова попытался избавиться от живых верёвок, только снова остался ни с чем.

     - Столько веков небо коптишь, а ума так и не нажил! - Иветта дала себе зарок на провокации не вестись, а попытаться разрешить трения миром, как всегда старалась поступать.

     Рота, хитро прищурившись, огорошил всех присутствующих неожиданным предложением:

     - Каврай и Рухтнас предложили вам колдовское состязание. Кто соберёт древний амулет, который разбили ещё чудины, тот и победил. Одолеет тебя нойда Иветта, то навсегда останешься в Мире Духов без права тревожить саамов. Если ты, то тебе вернут твой выбитый клык. Мы уже переговорили по его возврату с Юпитером и Юноной.

     - Если я одолею эту наглую молодую выскочку, то сожру обеих нойд и пришлого колдуна со странным отношением к людям и миру, а Совина и Виктора отдам, кому обещал!

     - Нет, равк, либо на наших условиях, либо очень скоро ты будешь безвредным духом в Царстве Мёртвых. Если хотя бы один волос упадёт с головы нойдов, которые охраняют здешние места, ты пожалеешь, что посмел ослушаться моей воли.

     - Не пойму, зачем тебе далась эта пришлая девица?

     Рота загадочно улыбнулся и ничего не ответил. Его глаза лукаво поблёскивали, но с губ не сорвалось ни звука. Бог чумы терпеливо ждал, что скажет не в меру зарвавшийся мёртвый колдун.

     Разиайке появилась в комнате ведьмы и высыпала на рабочий стол Иветты небольшую кучку обломков из странноватого прозрачного оранжевого камня и выдохнула:

     - Ты хотел вернуть свой клык, Угар? Тогда разгадай колдовскую загадку, которую загадала Сиятельная Юнона, Матерь Богов, которые сильны в тех краях, откуда родом Иветта.

     - Тут какие-то чары, совершенно неведомые для меня, - лицо у равка перекосило так, словно он жрал дикий лайм.

     - А никто и не обещал, что будет легко! - хозяйка ягельных пастбищ лукаво улыбнулась и подмигнула ведьмочке с Большой Земли левым глазом.

     Мёртвый колдун презрительно посмотрел на пришлую нойду и принялся задумчиво перебирать блестящие кусочки, что-то неразборчиво бормоча себе под нос.

     Ветка сразу учуяла плетения Талеи, девушке даже слегка стало жаль незадачливого беспокойного мертвеца. Откуда ему было знать, что ирландские феи кого угодно могут посадить в лужу. Причём так, что бедолага и не заметит, где и в чём опростоволосился. Улыбающееся лицо одной из наставниц сразу всплыло перед мысленным взором молодой колдуньи:

     - Знаешь, Иветта, мне будет очень интересно, сумеешь ли ты разгадать эту головоломку. Пока никому не удалось, даже Лире и Моргане! Только вот если этот подлый северный упырь не справится с таким замечательным заданием, победу присвоят тебе. Только вот я буду очень настойчиво требовать, чтобы ты попробовала свои способности и ум на этой задачке. Мне нравится наблюдать за тобой, милочка. Это почти также интересно, как ставить в тупик Фаора, Макса и античных небожителей мужского пола, - судя по интонациям ведьма сразу поняла, что мало Угару не покажется, ведь в дело свой любопытный нос сунула сама бывшая наставница её неугомонной цветочной подруги.

     Иветта с грустью поняла, что скучает по Лире, но чутьё подсказывало, что с ней всё в полном порядке. Поэтому поднимать шума девушка не стала, задавив грусть, так как сейчас для этого было совсем уж не подходящее время и место. Вместо этого она присела рядом с Виктором на согретую солнцем лавку, и принялась с нескрываемым интересом наблюдать за напрасными потугами своего соперника за здешние просторы.

     Равк обвёл всех присутствующих подозрительным взглядом и принялся перебирать странные камешки, тяжело вздыхая и сосредоточенно сопя от усердия. Он и так, и этак пытался разгадать хитрую загадку, присланную вражинами. Только вот вернуть выбитый Негостаем клык было сейчас гораздо важнее, чем отомстить наглой пришлой нойде за пренебрежение.

     Длинные когти сильно осложняли филигранную работу, мешая перебирать тонкие кусочки. Угар бросал кровожадные взгляды на откровенно воркующую парочку, рассерженно сопел и пытался не ударить в грязь лицом. Разиайке подошла к Виктору и Ветке и принялась вполголоса расспрашивать о жизни в мегаполисе на Большой Земле. Хозяйке ягельных пастбищ откровенно нравилась молодая пара, поэтому она пообещала себе, что сделает всё возможное, чтобы в здешних краях они не испытали слишком больших потрясений.

     Угар тихонько рычал от ярости: странная безделка только казалась хрупкой на вид, да и уступать его страстному желанию собрать головоломку воедино явно не собиралась. К тому же перед его внутренним взором вспыхивал и гас образ зеленоглазой незнакомки с тёмно-рыжими волосами. Женщина смотрела на него с таким видом, словно равк был какой-то занятной букашкой, не более того. Естественно, такое отношение мёртвый колдун посчитал смертельным оскорблением и поклялся найти и наказать свою обидчицу так, чтобы никому больше было неповадно так насмехаться над ним.

     За его страданиями пристально наблюдали все свидетели колдовского состязания. Только вот Угару не было суждено выйти из этой битвы победителем, хотя он и пытался противиться неизбежному финалу. Рота презрительно посмотрел на того, кто когда-то был могущественным нойдом, и холодно проронил:

     - Ты снова проиграл, равк! Смотри, день уже почти кончился, а ты и на маленький шажок не приблизился к разгадке! Теперь твоя очередь, Иветта.

     - Нет, бог чумы, пока не кончилось лето, имею полное право искать ответ. Слишком уж много значит для меня потерянный клык. Вернув его, новый браслет себе добуду, чтобы открывать проход в Мир Живых.

     Ветка неопределённо передернула узкими плечиками и промурлыкала:

     - Боюсь, ты только зря потратишь время и силы. К тому же, предупреждаю сразу, раз ты не отступился, то наставница Талея может наложить дополнительные условия. Конечно, на тот случай, если не справишься до наступления осени с этой задачей.

     - Я не боюсь никого, ведьма! - глаза Угара с ненавистью посмотрели на нойду, расправиться с которой ему почему-то не давали местные боги.

     - Это исключительно от недостатка ума и знаний, колдун! - фыркнула в ответ девушка и обратилась к своим спутникам. - Обеденный перерыв закончился, нам лучше вернуться к работе на раскопе. Рота и Разиайке сами присмотрят за Угаром. Нам совершенно ни к чему попусту терять время. Нам надо успеть сделать всё до того, как начнутся занятия в Университете.

     Виктор обнял свою колдунью за талию и увлёк в сторону участка. Который был выделен именно для них. Молодой человек тихонько поделился своими опасениями:

     - Равк что-то задумал. Он послал Сациен в наш родной город, чтобы она добыла его пропажу. Взамен же посулил, что вернёт той чарующую красоту.

     - Хозяйка терских рек и озёр так же глупа и чванлива, как Мрак. Это ещё хорошо, что он сейчас не сможет ею заинтересоваться. Только вот там полно тех, кто сочтёт уродливое личико этой вертихвостки за весьма привлекательное. Как бы она не влипла в скверную историю. Разгребать последствия придётся не только античным и местным богам, но и нам пятерым, - Иветта снова почуяла приближение масштабных неприятностей, как и то, что избежать их прихода им не удастся. - Надо бы Совина, Трефилку и Петра Даровича предупредить, чтобы и они были начеку. Талея явно что-то задумала. Подвох должен быть, причём такой, что нипочём не заметишь, пока не попадёшь в коварно расставленную ловушку ирландской феи. В подобного рода штуках они с Морганой большие мастерицы.

     - Мне было бы спокойнее, если именно эта из твоих наставниц не сунула свой не в меру длинный нос в эту и без того мрачноватую и тёмную историю, - в серых глазах Виктора застыло выражение мрачной обречённости.

     - Боюсь, что-либо изменить уже никто не в силах. Вопрос, что она приготовила для не в меру обнаглевшего Угара, остаётся открытым. Когда ей становится не в меру скучно, сладу никому нет никакого.

     - Что ж, раз мы не в силах ничего предпринять, имеет смысл взяться за раскопки, - он сгрёб в охапку заметно помрачневшую ведьмочку и принялся жадно целовать податливые губы, не встречая ни малейшего сопротивления.

     День за просеиванием грунта прошёл незаметно. Только вот в этот раз никому из археологов так и не удалось найти ничего стоящего. Лишь несколько окаменевших от времени кусочков оленьих косточек на месте древнего саамского стойбища. Только вот никакой исторической ценности, кроме древности, они не представляли.

     Иветта тяжело вздохнула и разогнула ноющую спину в тщетной попытке избавиться от боли в измученных часами работы, согнувшись буквально в три погибели, мышцах. На то, чтобы вернуть им хоть подобие чувствительности, парочке пришлось долго разминать узелки перенапряжения, помогая друг другу. Только вот сильного облегчения это так и не принесло.

     Тут раздался громкий хлопок, точно где-то что-то взорвалось, поверхность земли ощутимо тряхнуло. Парочка не удержалась на ногах и растянулась на согретой ласковым солнышком поверхности среди белых веточек ягеля, который так любят северные олени. От удара оба потеряли сознание на довольно продолжительное время. Пришли в себя молодые люди лишь после того, как кто-то со знанием дела поводил у их лица пробкой, смоченной в нашатырном спирте.

     Пётр Дарович не скрывал своего беспокойства. Красноречивый взгляд яснее любых слов говорил, что случилось что-то уж совсем неожиданное.

     - Что у нас ещё плохого? - голосом капитана Зелёного из старого мультфильма 'Тайна Третьей планеты' осведомился Виктор, осматривая и ощупывая сначала Иветту, потом уже себя самого. - Не понимаю, что это было? Сознание потеряли, по моим ощущениям, минимум на час, скорее даже на больший срок. Никаких видимых и невидимых повреждений и последствий, кроме противного звона в ушах и головной боли, я не обнаружил.

     - Глупый равк не учёл, что любые задания ирландских фей заключают в себе подвох. Если ты не учитываешь подобного нюанса, то очень быстро оказываешься не просто в луже у всех на глазах, а ещё и получаешь роскошные неприятности.

     - Зная Талею, как-никак одна из моих постоянных наставниц, могу только посочувствовать бедолаге. Интересно, во что обратился глупый мёртвый колдун, и что с новым предметом обстановки намерена сделать коварная волшебница с Изумрудного острова?

     - Пока не в курсе. Но можно пойти и посмотреть, если она не перенесла заколдованную безделку туда, куда планировала заранее.

     Вскоре все пять здешних хранителей оказались на небольшой ровной площадке между сопками, где оставили Угара, всё же павшего жертвой неугомонного фейского произвола. Не он первый, не он последний. Такие выходки издревле считались у народа Талеи за мастерство высшего пилотажа, рангом не ниже, чем многоходовые интриги и подставы.

     Разиайке в полном недоумении вертела в руках небольшое овальное зеркальце. Великолепная серебряная оправа с вставками из лунного камня и молочного опала была похожа на затейливое кружево.

     - Куда делся равк, и откуда взялась эта прелестная вещица?

     Иветта решила сразу же прояснить ситуацию, чтобы не оставлять хозяйку ягельных пастбищ в неведении:

     - Угар не правильно соединил части головоломки ирландской феи Талеи, за что и поплатился. Зеркало - это и есть пропавший беспокойный мертвец. Правда, зная одну из моих наставниц, оно с подвохом. Показывает тот облик, какой есть на самом деле. Ябме-акка, посмотревшись в него, увидит себя такой, какой привыкла, как и Сациен.

     - О, тогда надо вручить наказанной Кавраем богине эту безделку. Она воспрянет духом и начнёт хвостом направо и налево вертеть в надежде, что кому-то из небожителей удастся развеять вредоносные чары моего брата. Выполнять унизительное поручение равка она не захочет, да и некогда будет. Хотя Женщина Мёртвых так и останется теперь навсегда прекрасной черноглазой девицей. Рота попросил оставить всё, как есть, в обмен на свою помощь богу нойдов.

     - Да уж, Ябме-акке теперь можно будет лишь чисто по-женски посочувствовать. Повелитель болячек никогда не отступится от своих желаний.

     - Знаешь, нойда Иветта. Чтобы Хозяйка рек и озёр терских перестала увлекаться смертными мужчинами, ведь её страсть для них всегда фатальна, достаточно подсунуть ей такого бессмертного, который никогда не станет ей постоянным спутником в Вечности. Гордость и обида заставят вздорную богиню преследовать ускользающую добычу, позабыв обо всех остальных удовольствиях.

     - Так подкиньте ей это зеркальце. Скажу сразу, что равк накажет их обоих: он будет видеть и чувствовать, как женщина, которую он для своих утех насмотрел, развлекается с другим мужчиной. Только вот пустить в ход северное колдовство он не в силах. Быть ему вечно зеркалом и смотреть, как Сациен из кожи вон лезет, чтобы поймать в свои сети совсем не подходящего для этих дел кавалера. Каврай даже может вернуть ей красоту, когда роковая встреча в моём родном городе, наконец-то, состоится. Только вот, чтобы он никогда не вылез из зеркальной тюрьмы, мне придётся собрать головоломку наставницы Талеи.

     Ведьмочка осторожно провела кончиками пальцев над ворохом полупрозрачных каменных осколков оранжевого цвета. Они лишь отдалённо напоминали янтарь: перламутровые искры внутри ясно говорили, что без магии фей тут явно не обошлось. Прикасаться без надетой на кисть руки перчатке ведьмино чутьё не советовало. Нойда потянулась к фрагментам головоломки с помощью северной магии и принялась ласково, но настойчиво уговаривать амулет собраться воедино без её непосредственного участия.

     Сначала, вроде, они, напрочь, проигнорировали довольно вежливую просьбу. Было заметно, что наглость Угара и его грубость и беспардонное отношение к чужой магии. Чары фей за подобное всегда карали так жестоко и неотвратимо, что легенды и слухи веками бродили даже далеко от волшебных просторов Изумрудного острова.

     Потом что-то неуловимо изменилось, и девушка с удивлением увидела, как солнечные каменные стёкла неохотно собираются в единое целое.

     Браслет из похожего на янтарь камня был настолько великолепен, что Разиайке невольно протянула к нему руку, но Иветта вовремя предупредила:

     - Чары фей всегда хранят в себе какой-то подвох. Пока мы не знаем, в чём он состоит, лучше не прикасаться к украшению. Мне почему-то чудится, что и второй дар предназначен Сациен.

     - Ветка, одну могу сказать. Хотя ты и простая смертная ведьма, но далеко пойдёшь. Осторожность - залог успеха в любом деле, особенно она критична, когда дело касается колдовской науки. Вам же, моя госпожа, - женщина с глазами цвета гречишного мёда и наглыми изумрудными глазами укоризненно посмотрела на сестру Каврая. - Следует более осторожно относиться к подобного рода вещам. Ведь именно так Выгахке смогла пленить вас и оставить здешние места без ягельных пастбищ. Одной охотой тут прокормиться нельзя: слишком уж суровый край.

     - О, тут всё просто, - ведьмочка лукаво улыбнулась. - Она постоянно вертится поблизости от Каврая и Рухтнаса в надежде узнать, как вернуть, хотя бы, свою красоту.

     - И что ты задумала, нойда? - Разиайке не переставала удивляться пришлой колдунье, так как образ мыслей девушки так и остался для терских богов тайной за семью печатями.

     - Пусть ваш брат положит его на видное место в своей веже, и они с Бессмертным Воителем будут спорить, где лучше спрятать амулет, который сможет развеять самую страшную часть наказания Сациен. Какой прекрасной женщине захочется на тысячу лет обернуться не просто дурнушкой, а жуткой уродиной?

     - Иветта, теперь я спокойна за здешние земли и жителей, - в голосе Разиайке прорывался едва сдерживаемый смех, очень уж не жаловала она Хозяйку рек и озёр терских.

     - Благодарю за помощь, госпожа Талея, - чёрные агаты глаз Каврая сияли откровенным злорадством. - Надеюсь, преподанный урок пойдёт глупой богине на пользу. Чуть всех саамов под корень не извела в угоду своей блудливости. Она так и не смогла объяснить, зачем потом топить бывших возлюбленных.

     - Дурная она, хоть и не такая юная, чтобы подобное поведение можно было списать на 'молодо-зелено'. Не понимаю, почему вы гораздо раньше не поставили наглую девицу на место? - в голосе феи ясно прозвучал упрёк.

     - Надеялись, что сама одумается. Да видно ума не досталось при появлении на свет, - Рухтнас был не на шутку обеспокоен резким снижением численности здешних жителей, причём все знали истинную причину печального положения дел.

     - Надеюсь, заслуженная взбучка пойдёт Сациен на пользу. Кажется, я догадываюсь, кому негласно поручено заставить глупую блондинку экстренно повзрослеть. Только вот делиться плодами своих размышлений не стану. Кто знает, может, ошиблась. Не хотелось бы испортить Юноне лихо закрученную интригу с Хозяйкой терских рек и озёр в эпицентре событий.

     - Сейчас сниму охранные чары. Просто не хотела. Чтобы этот редкий амулет попал не в те руки, - фея что-то неразборчиво пропела над браслетом и протянула изящное украшение богу нойдов. - Возьмите, господин северного колдовства Каврай. Надеюсь, что преподанный урок пойдёт Сациен впрок. Иветта, фурии просили тебе передать, что они лично отомстят Угару за принесённые тебе хлопоты, как только Мегера вернётся в женскую ипостась. Кстати, она просила передать, что собирается усилить воспитательный эффект, благо опыта и смекалки ей не занимать.

     - Главное, чтобы Эрика не наделала чересчур много глупостей в своей любимой манере.

     - На этот счёт, Иветта, Нокс просил тебя сильно не беспокоиться. Бог ночи даже готов чуть побыть в непривычной для себя роли, лишь бы леди Эребус сполна получила по заслугам. Ещё б придумать, чем занять Моргану, чтобы она перестала совать свой длинный нос, куда совсем не просили.

     - Над этим вопросом мы подумаем чуть позже, наставница Талея. Уверена, что местные небожители тоже с удовольствием попробуют найти решение данной проблемы.

     Каврай, хитро улыбнувшись, вежливо поблагодарил нежданную гостью за помощь и, позвав Рухтнаса с собой, степенно удалился. В урочный час янтарный браслет попадёт, как и зеркальце, к Сациен в руки. Тогда оба интригана, слишком много воли себе взявших, получат достойную проступкам трёпку. Очень скоро все небожители отправились по своим делам, а Пётр Дарович, сердито посмотрев на подчинённых, слегка ядовито осведомился:

     - Нам надо поскорее закончить все работы тут, восстановить хрупкий тундряной покров растений и возвращаться домой. Представляю, что там может натворить без должного присмотра безголовая Хозяйка терских рек и озёр...

     - Да уж, перетопит всё достаточно взрослое мужское население нашего города, так как на такую страшенную физиономию ни один человек не клюнет, - мрачно предрёк Виктор.

     - Ничего у неё не выйдет. Чары Талеи не только вернут нахалке ослепительную блондинистую внешность, но и познакомят с тем, об кого она зубки и когти обломает! - глаза Ветки хитро поблёскивали, но она так и не раскололась, как мужчины не пытались узнать пикантные подробности.

     - Иветта, не уступай им! Как северная нойда ты должна уметь хранить не только собственные тайны и секреты! - Трефилку откровенно забавляли три колдуна, которым так и не удалось разговорить упрямую молодую ведьму.

     - Дорогая, по поводу твоего поведения мы переговорим без свидетелей! - Пётр Дарович души не чаял в своей подруге, но её природная вредность временами доводила его до белого каления.

     - Пётр, это ничего не изменит! Всё равно мы не узнаем ничего до того, как всё веселье начнётся. Осталось ждать всего несколько дней. Надеюсь, Талея и Угару приготовила массу огорчений и неприятных событий! Этот наглый равк заслуживает, чтобы его примерно наказали!

     - Всех подробностей я не знаю, а что мне рассказала одна из наставниц, поклялась никому не передавать! Вы с ума сошли? Только полный идиот решится испортить веселье ирландской фее. Конечно, она - не Моргана, но тоже может многое. Хуже обиженной ирландской фэйри ничего быть не может.

     - Влюблённая точно гораздо крупномасштабнее, - серые глаза Виктора откровенно смеялись, явно вспомнив несчастного Фаора, который натерпелся страху, когда Лира воспылала к нему страстными чувствами.

     Трефилка проворчала:

     - Сациен в этом плане гораздо гаже: она топит всех своих возлюбленных, не испытывая жалости к несчастным или угрызений совести после содеянного. Надеюсь, небожители и фея Талея придумали для этой паразитки достойное наказание! Почти обезлюдели терские берега из-за её неуёмной жажды новых побед на любовном фронте...

     - Главное, чтобы браслет в руки попал к Хозяйке местных рек и озёр, - промурлыкала Иветта, ей светло-карие глаза лукаво сверкнули из-под рыжевато-каштановой чёлки снова упавшей на лицо.

     - Ну, тут должны побеспокоиться Каврай и Рухтнас, - Пётр Дарович взмахом руки прекратил ненужные разговоры. Нам нужно поскорее заканчивать с раскопками и возвращаться домой. Здешнее колдовство слишком отличается от тех чар и магии, к которым привыкли. Боюсь, могут возникнуть непредвиденные осложнения. Особенно, если в это и без того щекотливое дельце сунет не в меру длинный нос Королева Моргана ле Фей.

     - Обязательно сунет! - ведьмочка насупилась, предчувствуя крупные неприятности. - Как будто смены полов у бедолаг, находящихся в тот роковой день в 'Смехе Феи' было мало.

     - Моргане нет дела до других, важны лишь собственные власть и удовольствия.

     - Вот уж точно, два сапога пара, - ректор Университета Культурологии и не скрывал своего сильного беспокойства. - Если снюхаются, мало никому не покажется...

     - Это вряд ли, - Талея, загадочно улыбаясь, возникла около местных хранителей. - Морги, вряд ли, потерпит рядом с собой даму, которая гораздо красивее её. Ведь, получив браслетик и зеркало, Сациен снова станет знойной блондинкой с непомерными аппетитами. Так что, им с Угаром предстоит ещё познать много обид и боли! Равк будет смотреть, как Хозяйка терских рек и озёр будет сохнуть по небожителю, который отвергнет притязания северной богини. Бедный беспокойный мертвец будет видеть всё, но ничем не сможет повлиять на ход событий. Вам, и правда, стоит поскорее завершить тут раскопки и присоединиться к веселью на нашей территории. Ветка, за Лиру не беспокойся. Поганка допрыгалась, и её услали на учёбу в 'Тартарийскую Академию Колдовства и Ритуалов'. Она пришла в Сокровищницу Отца и Матери Богов, а туда припёрся следом и этот ваш равк. Девчонка попалась под горячую руку Зевсу. Отменять впопыхах принятое решение он наотрез отказался. Боюсь, что для ректора Ардора Алый Закат настали мрачные времена. Всем известно, что девчонка без ума от ламиев, а этот ещё и из одного клана с бедолагой Фаором.

     - Надеюсь, маститое учебное заведение в Тартаре уцелеет, - задумчиво выдохнула молодая нойда, прекрасно представляя, какой бардак устроит её любимая подружка горячих ирландских кровей.

     - Сложно сказать, - Талея довольно ухмыльнулась, мысленно представляя весёлый кавардак, который устроит ей обожаемая бывшая ученица, вздохнула, вспомнив собственную учёбу в этом маститом учебном заведении для особо трудных или слишком одарённых богами людей, фэйри и прочих представителей Волшебного Народа и спутников богов.

     Иветта сразу почуяла, что в ближайшие несколько дней им придётся вкалывать как рабам на рисовых плантациях, но деваться всё равно было некуда. Сациен должна была объявиться в их родном городе дня через два, поэтому они должны были успеть оказаться дома раньше Хозяйки терских рек и озёр.

     Сама главная виновница кавардака с демографическим спадом тихонько притаилась у самой стены вежи бога нойдов, как всегда, подслушивая и пытаясь подсмотреть, что делают её обидчики.

     - Каврай, надо припрятать зеркальце и браслет, чтобы Хозяйка рек и озёр терских не вернула себе свою красоту и не смогла посещать земли смертных за пределами наших мест.

     - Брат мой, давай спрячем оба артефакта где-то, чтобы несносная богиня не смогла воспользоваться чарами фей с Изумрудного острова и избежать заслуженного наказания за неуёмные аппетиты в плане смертных мужчин.

     Сациен дождалась, пока вежа хозяин и его родственник не покинут своего жилища, змеёй скользнула за порог, отыскала среди разных диковин небольшое зеркало в роскошной оправе и браслет из солнечного прозрачного камня. Ничего подобного она ещё в жизни не видела. Чары Талеи всколыхнула в душе женщины неуёмную жажду обладания прекрасными предметами. Она, воровато оглянулась, опасаясь, что её застукают за столь нелицеприятным занятием, и торопливо сцапала оба предмета. Через пару мгновений украшение уже ласково обнимало тонкое запястье. Через миг богиня уже спасалась бегством, не подозревая, что всего лишь пала жертвой ловко сплетённой и разыгранной как по нотам партитуры интриги.

     Женщина Мёртвых соткалась у порога жилища Каврая, довольно улыбаясь. Конечно, ей категорически отказали вернуть обратно прежнюю отталкивающую внешность, но она всегда имела виды на бога нойдов, поэтому ничуть не возражала против подобного рода приятных перемен. До того, чего желает Рота, Ябме-акке не было совсем никакого дела. Решив первой принести богу нойдов приятную новость, что затея феи Талеи удалась, она мгновенно переместилась туда, где, сидя у прекрасного голубого озера, беседовали братья.

     - Рыбка заглотила наживку, повелитель колдовства Каврай. Только вот как оградить выбитый зуб равка от её посягательств? - Мать Мёртвых бросала на верховного бога терских саамов весьма призывные и многозначительные взгляды, но все потуги так и остались без ответа.

     - Угар никогда не получит своей пропажи, - Талея весело рассмеялась. - Его клык превращён в браслет. Если Сациен снимет его, то снова станет уродиной. Да и сам поганец превращён в прекрасное зеркало. Хотела бы я увидеть выражение лица Хозяйки рек и озёр терских поймёт, как важна для неё лишь на первый взгляд сущая безделка.

     Ябме-акка недовольно скривилась, заметив, что оба брата украдкой заинтересованно посматривают на зеленоглазую чужачку с волосами цвета гречишного мёда. Тихонько вздохнув, богиня мёртвых завязала себе узелок на память, что ирландскую фею лучше держать от местных бессмертных как можно дальше. Вслух же продолжила:

     - Надеюсь, Сациен усвоит преподанный вами урок, иначе в нас скоро совсем отпадёт надобность. Когда нет народа, который надо оберегать или создавать проблемы, чтобы крепче духом становились, и мы становимся слабее.

     - Надеюсь, моя проделка поможет этой дамочке поумерить свои аппетиты или не доводить последствия рандеву до фатального для смертного возлюбленного финала. Впрочем, поживём - увидим. Не поможет этот урок, придумаем другой, который укусит её побольнее... - фея лучилась от самодовольства, явно продумывая последующие шаги, если богиня терских рек и озёр всё же не сможет отказаться от своих пагубных пристрастий в отношении саамских, и не только, мужчин.

     - Боюсь, она слишком привыкла потворствовать собственным слабостям, поэтому с первого раза не поймёт.

     - Я подобрала для неё самого лучшего учителя из небожителей. Мало Сациен точно не покажется. Кавалер очень колоритный, многие об него зубки пообламывали... - и известная ирландская забияка, гордо задрав нос, истаяла без следа, под неодобрительное фырканье Абме-акке.

     Иветта тяжело вздохнула, рассматривая очередную кучу разнообразных костяных и каменных обломков, которые надо было попытаться собрать воедино. Настроение у ведьмочки было отвратительное. Она никак не могла понять, в чём тут состоит подвох, хотя и чуяла его не хуже таксы лису, спрятавшуюся в норе между корнями деревьев.

     Негостай молча стоял рядом, так как не имел права подсказывать. С очередной северной головоломкой нойда должна была справиться сама.

     Взлохматив густую копну рыжевато-каштановых волос, как девушка всегда делала, когда сталкивалась с чересчур сложной даже для неё самой задачей, принялась аккуратно разбирать фрагменты. При этом молодая колдунья бдительно следила за тем, чтобы не пораниться ненароком. Неизвестные артефакты могли быть смертельно опасны при недостаточно аккуратном обращении с ними.

     Внимание молодой нойды привлекла маленькая, почти не пострадавшая от времени женская фигурка. Она была похожа на те, которые изображали Великую Мать и у других народов, не только северных. От неё веяло древней и могучей силой. Иветта сразу почуяла, что сможет рассортировать многочисленные находки без особых проблем. Достаточно лишь вежливо попросить Мадероакки помощи в наведении порядка в коллекции раритетов. Чутьё говорило, что подобная просьба будет расцениваться, всего лишь, как проявление уважения к Матери-Земле.

     Не мудрствуя лукаво, девушка так и поступила. Только вот легче не стало: полсотни отдельных кучек обломков особого воодушевления у Ветки не вызвали. Как и понимание того, что все обереги должны быть восстановлены. Только в этом случае саамы, живущие на территории, за которую они впятером теперь отвечают, будут в полной безопасности, при небольшой помощи с их стороны. Иначе, любой незваный гость из Мира Духов сможет играючи добиться того, что здешние края быстро обезлюдят.

     Тяжело вздохнув, девушка принялась воевать с первой северной головоломкой. Нужно было поскорее найти ответ на вопрос, с какого фрагмента лучше приступить к кропотливой и не такой быстрой, как ей хотелось бы, работе.

     Ямбе-акка незаметно появилась у порога комнаты Иветты и попросила разрешения войти.

     - Входи, Мать Мёртвых, если с добром пришла и без камня за пазухой, - поприветствовала ведьма северную богиню и предложила присесть на гостевом диванчике, ни на мгновение не прекращая кропотливой работы по реставрации местных раритетов.

     - Может, помочь тебе? Вижу же, что тяжело справляться с малознакомыми вещами, - чёрные глаза на теперь прекрасном лице смотрели с искренним сочувствием, да и чутьё говорило, что не с дурными намерениями пришла к ней нежданная гостья.

     - Спасибо на добром слове, Ябме-акка, только вот сама должна справиться. Я теперь - нойда, а не простая колдунья, спрос с меня стал намного больше, чем был раньше. Многие не понимают, что чем могущественнее ведьма, тем сильнее наказание за малейший проступок или даже нечаянную ошибку.

     Длинные пальцы Иветты ловко перебирали фрагменты первого оберега, пытаясь понять принцип их соединения в целый предмет. Мать Мёртвых впервые сталкивалось с тем, что смертная чародейка отказывалась от помощи, строго следуя местным северным правилам. Конечно, это происходило исключительно из опасений навредить тем, кто доверил новым защитникам этого края свои жизни и благополучие и в Мире Духов.

     - О, я, кажется, поняла общий принцип! - девушка засияла точно начищенное до блеска серебряное зеркальце, она не стала оспаривать, что именно ей поручили возню с осколками, так как чутьё у Ветки было ещё острее, чем у Трефилки.

     Выудив небольшой стержень с тонкими каменными выступами, крючочками и своего рода шипами, ведьмочка деловито принялась рассматривать, какой кусочек прирастёт к самому нижнему 'замочку' внизу с левой части. Она медленно собирала северную мозаику, бдительно следя, чтобы места соединения были совсем незаметны, а узор нигде не нарушал своей целостности.

     Тала-медведь сумел пробраться в жилище Иветты никем не замеченным. Благо врождённые способности оборотня позволяли неслышно подкрадываться к несколько потерявшей, как ему наивно казалось, законной добыче.

     Ябме-акка пришлого торговца на дух не выносила, поэтому что-то неразборчиво пробормотала, отправляя не в меру обнаглевшего давнего союзника равка Угара в Мир Духов, растворив под его ногами земную твердь тундры обители ныне живых саамов. При этом женщина не скрывала собственного возмущения, высказавшись вслух:

     - Куда катится этот мир?! Тала, эта ведьма принадлежит Миру Духов также, как и её спутники! Она сделала свой выбор в пользу нойда Виктора, поэтому никто не вправе оспаривать принятого решения! Убирайся, пока цел! Я не собираюсь с тобой долго возиться, терпение моё уже на исходе, наглец!

     Бедолага провалился сквозь пол, точно это был всего лишь мираж в пустыне, изрыгая страшные проклятия в адрес Матери Мёртвых. Впрочем, богиня не обратила совсем никакого внимания на пожелания в свой адрес. Её интересовали совсем иные материи:

     - Иветта, мне бы хотелось бы переговорить с тобой с глазу на глаз, как две женщины со своими надеждами и маленькими секретами.

     Ветка приладила очередной кусочек охранного амулета на место, с радостью наблюдая, как тот без малейших следов срастается с уже собранной частью.

     - И чем вам может быть полезна, Ябме-акка, обычная молодая нойда, к тому же, ещё и не до конца обученная?

     Мать Мёртвых присела рядом с девушкой на диванчик и начала, как водится, издалека:

     - Твои чары в здешних местах незнакомы, как и Феи Талеи. Расскажи мне, какая она. Какие секреты и тайны хранят земли Изумрудного острова?

     - Как только я вернусь домой, у моей наставницы не будет причин бывать в ваших землях. Тут для неё слишком уж холодно и уныло. И вы можете не беспокоиться, что она обратит внимание на Каврая или Рухтнаса. Женщины Волшебного народа очень разные, но Талея не привыкла разбрасываться. Если у неё есть спутник, то на других не засматривается. Надеюсь, что ответила на ваш невысказанный вопрос?

     - Ты, и правда, нойда, Иветта. Простая ведьма не смогла бы узнать всё до того, как я сама раскрою свою самую большую слабость.

     - Будьте осторожны с Ротой. Он и раньше очень неровно дышал по отношения к вам, Ябме-акка. Теперь же и вовсе не станет прохода давать. Попомните мои слова.

     - Это мелочи, главное, что та, с которой я сама не смогу сладить. Больно уж разные у нас чары, не будет перебегать мне дорогу. Заполучить такую сильную и коварную соперницу было бы самой большой глупостью.

     - Феи - очень неприятные особы, когда дело касается мести и многоходовых интриг.

     - Похоже, ты знаешь, о чём говоришь, Иветта, - взгляд богини из Мира Духов стал совсем уж задумчивым. - Такое ощущение, что основываешься на личном опыте.

     - Увы, да. Слишком часто судьба сталкивает нас лбами с Королевой Морганой. Это ещё хорошо, что Мэб нашла себе занятие поинтереснее и больше не играет в эти грязные игры. Боюсь, что Сациен придётся усвоить очень жестокий и горький урок. Конечно, Хозяйка рек и озёр терских наворотила много того, чего бы не следовало. Только вот я совсем не уверена, что наказание будет соразмерно проступку. Знать бы ещё, в чьи лапы ей придётся угодить по воле Талеи. Нам надо оказаться дома так скоро, как сможем, не привлекая ненужного внимания.

     Ведьмочка и не заметила, как, следуя подсказкам северного дара, который теперь тоже пел в её крови, собрала всё воедино. Увидеть изумление на прекрасном лице Матери Мёртвых девушка настолько не ожидала, что растерялась, не зная, как себя вести в этой ситуации.

     - Видать, Каврай и впрямь не зря наградил тебя и двух твоих спутников талантом плести местные чары и разговаривать с богами и посланцами Мира Духов. Ты собрала двенадцать амулетов, которые уже много тысяч лет никто не мог возродить. Многие пытались, да были вынуждены отступиться. Теперь весь Терский берег будет процветать до тех пор, пока чья-то злая воля не разрушит древние раритеты. Их сам бог нойдов вырезал из камня и оленьего рога. Ты достойно прошла через самое сложное испытание, какое только мог подкинуть тебе верховный бог этих мест.

     - Надо придумать, где их укрыть так, чтобы никто не смог снова превратить охранные статуэтки в кучу бесформенных обломков. Только вот пока что мне не ведомо, где находится это место.

     Старейшина чакхли, вежливо, но не теряя достоинства, поклонился хозяйке комнаты и Ябме-акке предложил свою помощь:

     - Есть в моих владениях одна зачарованная пещера. Туда даже Кавраю и Рухтнасу нет хода.

     Тут раздался мелодичный звон, и перед изумлённым взором Ябме-акки предстал рыжий всклокоченный незнакомец, который бросил на неё украдкой восхищённый взгляд и сразу же обратился к ведьмочке:

     - Моя жена, - тут он замялся и помрачнел. - Бог Колдовства и Танатос просят тебя поскорее вернуться на вверенную их заботам территорию. Эта северная богиня везде нос суёт, а проблем в результате ещё больше чем от Морганы, Талеи и Лиры вместе взятых...

     - Не переживай так, Меркурий. Гекате тоже не понравилось быть не в своей ипостаси, насколько я чую. Так что, весной, будем надеяться, всё вернётся на круги своя, тогда и наверстаете упущенное время.

     - Если ты не поможешь нам урезонить эту поганку, то она там камня на камне не оставит. Вот безголовая блондинка! Да рядом с ней даже Венера покажется кладезем ума и добродетели!

     - Смотрю, Местина, ты уже справилась с последней работой! Выезжаем домой сегодня же! - Пётр Дарович Сациен на дух не выносил, поэтому решил, что откладывать возвращение не стоит. - Кто знает, что она там успеет натворить, пока мы тут прохлаждаемся! У Небожителей нет чар, которые смогут эффективно противостоять её колдовству. Привлекать же фей и прочих представителей народов Изумрудного острова я бы не рекомендовал. Иначе потом ещё долго будем вздрагивать по ночам и с истошным криком просыпаться от жутких кошмаров!

     - Смотрю, Местина, ты уже справилась с последней работой! Выезжаем домой сегодня же! - Пётр Дарович Сациен на дух не выносил, поэтому решил, что откладывать возвращение не стоит. - Кто знает, что она там успеет натворить, пока мы тут прохлаждаемся! У Небожителей нет чар, которые смогут эффективно противостоять её колдовству. Привлекать же фей и прочих представителей народов Изумрудного острова я бы не рекомендовал. Иначе потом ещё долго будем вздрагивать по ночам и с истошным криком просыпаться от жутких кошмаров!


Всем спасибо за поддержку, комментарии и оценки.




Популярное на LitNet.com Н.Изотова "Ржавчина"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Тимофеев "История одного лиса"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Eo-one "Люди"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"