Лесса Дар: другие произведения.

Главы 1-12

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здесь собраны пролог+ двенадцать сочиненных на данный момент глав. В дальнейшем буду добавлять сюда последующие главы этого опуса, параллельно с отдельным их размещением в этом же разделе. Продолжаются попытки подобрать название, хотя, думаю к концу книги само определится. 17 января 2008.

  Пролог
  Нортия
  
  Они знали об этом дне с того момента как стали Мойрами. Тысячи лет, отмеряя чьи-то жизни, провели они здесь втроем, в заточении. Порядок вещей не менялся.
   Раскрывшийся портал пропустил двоих. Один лежал бездыханным, второй же, стоя на коленях, яростно умолял его не уходить. Вдруг, осознав изменения вокруг, второй, вернее вторая, не отпуская его рук, подняла лицо. Вертикальные зрачки светились зеленым, недобрая улыбка обнажала клычки, среди серебряных волос змеились черные пряди. Белый шелк ее платья был в саже и подпалинах, изломанные черные крылья, образовывали подобие плаща.
   Три богини стояли перед ней. Они ждали. Они не приняли облика ни мудрых старух, ни детей, не пожелав разжалобить Ожесточившуюся. В облике ее сверстниц, они ждали Нортию, отмерившую им предел жизни. Незваная, но жданная гостья, подавив невольную дрожь, дерзко посмотрела на Сестер. Она ненавидела их. Особенно Ту, что держала в руках только что разрезанную Нить. С тою силой, с которой могло ненавидеть все темное и яростное в ее душе.
   Но она молча спросила их.
   -- Нет, ответили Мойры. -Не изменить того, что уже предопределено.
   -- Нет, разрезанной Нити не связать.
   -- Нет, нам не страшны твои угрозы.
   Черною молнией вскинулась она. Сестры встретились взглядами: "Сейчас. Час пробил. Прощайте".
   Но Крылатая не нанесла удар, выхватив из рук мойры половинки Нити.
   -- Зачем было разрезать Нить? - Гнев, отчаяние, ужас и решимость по очереди овладевали ею:
  - Так было предопределено, - отвечали Сестры в один голос.
  Крылатая, все же попыталась связать половинки Нити. Неудача. Она застыла. Затем, голос ее звучал глухо, попросила: "Дайте мне мою Нить".
  Нить была сплетена из различных волокон, которые переливались и искрились, создавая завораживающий рисунок. Крылатая, распустила свою и половинки его Нити. А затем, на основе своей, переплела заново.
  Больше она не успевала ничего...
  Сегодня Мойры ждали, что прервутся их собственные Нити. Сегодня, вместе с ними, должен был погибнуть Мир. Это было предопределено. Сложилось иначе. Безумная Крылатая не сочла нужным лишать их неизменного бессмертия, она могла лишь поделиться своей жизнью с Любимым...
  Тьма таяла. Крылатый держал ее на руках и жизнь возвращалась к ней.
  Летящие вышли за Окоем Дома Мойр и возвращались в свой Дом, Дом, которого могло не стать. О том, что Мир был на волоске от гибели они так и не узнали.
   А позади остались Мойры, каждая поделившаяся с Крылатой, частичкой своей бесконечной Нити. Их Дом перестал быть для них тюрьмой. Теперь у них тоже были крылья и свобода. И Мойры могли, теперь, лишь предсказывать, предполагать, но не предопределять, как сложится и сколько продлится чья-то жизнь. На это у них оставалось много времени - целая Вечность.
  
  
  Начало
   Нас оставалось мало в нашем мире. Солнечный свет застыл и также застывала кровь в жилах. Мы долж ны были уйти из нашего родного Мира ставшего вместилищем Пустоты. Спасением для нас стал Мир Лаитенен - светлый мир. Мы не знали, что Пустота пришла в этот Мир вместе с нами. Простите нас.
  Послания Крылатых
  
   Глава 1
  
   Эльф, это тот же самый орк. Только неправильный.
  Орк генетик.
  
  Сидеть на дереве неприлично. Очень. Даже если это самое любимое убежище детских лет. И подслушивать тоже неприлично. Для Цеззы*. Это человеческий титул, и глупость тоже человечья. Орки и эльфы придерживаются несколько других правил поведения. Умения разведчика же базируются на умении подслушать, подстеречь, выследить, и остаться незамеченным. Я вовсе не умру от любопытства, если мои острые уши не получат какой-то пустяковой информации, но надо же учиться! Родители, правда, твердят какие-то гадости насчет наследования, титулов и прочее, но меня это не привлекает. Пока. Я еще не наигралась в другую игру. Да, меня привлекает карьера разведчика, впрочем, умения эти, сгодятся и на троне. А тут, сейчас время большого посольства и за мной начал ухаживать некий пылкий цезз. Я умудрилась испытать нечто вроде влюбленности. На отношения наши взрослые взирали благосклонно. Принц добивался большего внимания с моей стороны, и прежде чем ответить, я решила собрать достаточно информации, а потом уж делать выводы. Знаю, шестнадцати годам это свойственно не всегда, за это спасибо папочке. Зная, на что способна мамочка, если умудриться ее рассердить, он старался развить во мне большую рассудительность. Да, и более приятен мне был старший брат Наксела Солэн, по каким-то странным для меня причинам обделенный правом наследования. Хотя, ухаживали за мной как за девушкой впервые в жизни! Это не могло не вскружить мне голову. Слегка. Тем более, что поговаривали властители Лаэты и Атании о нашей возможной свадьбе... Наксел расцветал от этих разговоров, а мне... мне становилось не по себе.
  Маленькое отступление: если вы думаете, что это очередная история про хороших эльфов и плохих орков, то вы несколько заблуждаетесь. Может в других землях все не так, но большинство позитивных и негативных черт личности было приписано им людьми. Я не могу назвать первых такими уж идеальными, а вторых полными негодяями с мерзкой внешностью. Вовсе уж нет! Правда, первые излишне заносчивы, а вторые больше склонны полагаться на силу кулака, нежели на дипломатию. Думаю, я имею право критиковать или не критиковать тех и других. Впрочем, что мне еще остается, как принять и тех и других со всеми их особенностями, такими, какими они и являются. Как говорят люди - родственников не выбирают. И те, и другие считают меня милым созданием со странностями, но терпят. Я их тоже. Терплю. Трудно вписываться во все их рамки. Для эльфа я слишком гневлива, импульсивна, для орки - слишком "правильна".
  Может, где-то в других местах орки и эльфы враждуют, у нас это не так. Теперь. Из-за Великого Мора и меня. Очаровательное сочетание - болезнь и меня вспоминают одновременно. Теперь враждовать гибельно - не так уж часто рождаются дети эльфов и орков, чтобы изводить их на кровавую резню. И так уже несколько столетий как орки и эльфы по отдельности смешали свою кровь с кровью людей. Не обычных разумеется - друидов и магов. Мои родители были последними, кого попытались принести в жертву извечной вражде. И первыми, кто объединил далеко разошедшиеся ветви, были они.
  История моих родителей начиналась как большинство излюбленных людьми гадостных романов о любви детей враждующих Домов. Вражда и Великий Мор, против которого оказались бессильны людские и прочие целители, безжалостно выкосил многих. Оба дома были обречены на медленное угасание. Старейшины заключили мир, подтверждением которого являлся династический брак. Брак Териены Кра Линг и Вларда Тэр Сойн. Союз этот устраивал почти всех. Особенно этих двоих. Если бы не Мор, объединивший их, им бы так и пришлось скрывать свою Тайну.
  Все бы хорошо, но Судьба решила подвергнуть их тяжелейшему испытанию. Среди старейшин каждого из Домов были противники этого брака. Независимо друг от друга, на Териену и Вларда были наложены заклятия Сехха**. Как память об этой черной мерзости могла сохраниться сквозь столько веков?! Заклятие превращало его жертву в раба, до тех пор пока не было выполнено основное предназначение. За малейшее отклонение от цели, промедление карой была боль. И освободиться от нее можно было лишь выполнив желание заклинающего... Они должны были убить друг друга. Мне туманно, что произошло между ними, но, может, вкралась ошибка в заклятие, а может, чувства моих родителей были настолько сильны, что действие заклятия было сломлено.
  Совершенно юные родители мои поседели из-за пережитого. Поседели, когда узнали, что все побочные действия от заклятий странным образом были унаследованы мною. Появилась на свет я относительно благополучно. Но была слабым ребенком, что объясняли толикой человеческой крови. Боль - это мой спутник по жизни. Зато я не поддаюсь наговору и гипнозу, а ночь предпочитаю дню. Окружающие плохо переносят мою вспыльчивость - в буквальном и переносном смысле. Когда я теряю над собой контроль, моя магическая сущность восполняет свои силы за счет энергии других. Здоровье же мое от этого не поправляется. Еще и голова болеть начинает. Увы. Ну, куда же Наксел торопился? Цветники его явно не интересовали, зашел в самую глушь нашего заповедного леса.
  О, да тут оказывается свидание. Хорош принц, нечего сказать. А с кем это он? Светло-русые длинные волосы, округлые формы, повыше меня ростом. Несмотря на листву, достаточную, что б спрятать меня, парочка была мне хорошо видна. Даже слишком.
  - Нольгерда, милая! Свет очей моих! - "Бедняжка, все те же слова, что и для меня", подумалось мне, "так он еще и повторяется".
  - Цезз, Вы обо мне совсем забыли, - старательно похлопала ресницами фрейлина его матери.
   -- Фетеэри*** моя!" - Поцелуи, это уже скучно, в Накселе играет его страсть. Я бы это простила. Жаль, нет у меня братьев, которые задали бы ему трепку. А самой как-то не с руки. Не так поймут. Не Виарану же его карать. Ох, а обидно то как. Вот так, привыкнешь быть всеми любимой, и ожидаешь того же от всех пришлых. Ухожу", подумала я, пряча арбалет. Принцу невероятно повезло, что в момент, когда они продолжили разговор, я собиралась уходить. Иначе, пришлось бы объясняться, относительно трупа особы благородной крови. Эх, нет свободы в этом мире. Причем я бы подставила саму себя и своих родичей - гость неприкосновенен. Я осторожно отвела в сторону небольшую ветку, мешающую видеть лицемера.
  - Вы, верно считаете меня непривлекательной?, - не могла уняться фрейлина. Видимо лапши на ушах было слишком мало... - Ее полуоркское полуэльфское высочество? Она, должно быть милее Вашему высочеству, нежели я? - жеманно поджала губы, нахмурила лобик. Забавно, какой вопль поднимется, ежели я ее укушу. Не буду, а вдруг она ядовитая? Да еще, потом сплетня пойдет, что я вампир... Ну, ее, к крокозябликам.
   -- Нольгер! Ну что ты! Цезза привлекательна, в некотором роде. Это ее странное смешение крови, привычки, вид как у подростка, меняющийся цвет глаз, острые уши... Но мне не по себе порой рядом с ней, как бы еще мыслей не читала. Вот уж не такую жену я желал бы. Но политика, увы! Это все матушка, настаивает. Но сердце мое останется преданным Вам.
   Оркская часть моей натуры начала прикидывать, как бы добраться до его потрошков, эльфийская же начала перебирать в памяти разные интересные яды. "Уши ему мои не нравятся, как же он сам будет смотреться без своих?"
   -- Ах, - закатывая глазки, вздохнула она, поправляя нарочно выбившийся локон, - нам не суждено быть вместе?
   -- Что Вы свет очей моих. Вы станете фрейлиной моей... жены. Пока. А там, кто знает...
   -- Дети эльфов и дети орков живут долго! - неожиданно резко перебила она. Ну вот, опять я кому-то мешаю! И никто, никто не задумывается о том, как некоторые личности мешают мне!
   -- Несчастный случай на охоте, или похищение или, как крайняя мера, война, и место Сецеззы будет свободным для тебя Нольгерда. - Я чуть было не свалилась со своей ветки. Будь их слух поострее, мое присутствие было бы давно обнаружено, но нет, как тетери на токовище, только себя и слышат. Ну почему же так хочется плакать? Я же не плачу даже когда мне очень больно... Ладно, утешусь мыслью, что в то время как у них появятся внуки, я буду еще юной. Разумеется, свадьбы такой не бывать. Родители мои были бы просто не против, но решающим является мое и только мое слово. Вот для чего Регентша Атанийская приволокла весь свой выводок. Гадина.
   -- - А этот ее сын? Он будет претендовать на престол? - продолжала вызнавать Нольгерда. Ответное, хищное выражение лица принца свело всю его привлекательность на нет.
   -- - Незаконнорожденный? Неизвестно с кем прижитый бастард? Да пусть будет счастлива, что я ее беру с этаким приданым!
   Я, в кои-то веки бежала, не разбирая дороги. Иначе в гневе обнаружила б себя, что явилось бы новым унижением. Да у меня есть сын...
  
  ***
  Помню, накрапывал дождик, когда я оторвалась от своей стражи туманным утром и заглянула в деревню. Интересно видеть все не из-за плечей накачанных воинов. Вот и увидела. Пьяные люди с криками "проглот", "спиногрыз", гоняли по двору трактира человеческого малыша. Никто не вступался. Трактирщик даже поудобнее устроился на перевернутом бочонке, протирая пивную кружку своим засаленным фартуком. Бродяги не были для меня опасными противниками. Мой гневный окрик заставил их отвлечься от своего занятия.
   -- А что, милсдарыня, что с нас за спрос? Мы его купили, мы его и прибьем, - оказывается, малолетнего сироту сердобольные соседи продали бродягам. Родители его умерли от одной из последних вспышек Мора. Плакать по приказу он отказывался, даже будучи битым. А что толку бродягам с ребенка, который и попрошайничать не сможет?
   -- - Что ж вы его пугаете?
   -- Да проглот он и есть проглот, научиться ничему не может. Плачет, когда знатных господ рядом нет, ночами мамку зовет. Трескает только, а не отрабатывает.
   Я подошла к малышу, на вид ему было года три. Он явно уже не ждал ничего хорошего от жизни. Все его бросили, синяки болели, он совсем продрог в легкой одежде в середине Желтолиста. Но головенку свою он держал гордо, как для простого человеческого ребенка.
   -Пойдешь со мной? Небесные глазки малыша с надеждой смотрели на меня.
   А ты моя мама? Я опешила, мне всего четырнадцать, как я смогу, это же такая ответственность... И вдруг поняла, он уйдет только с Мамой, иначе останется здесь, среди бездушных и погибнет.
   -- Да, я твоя мама. - Малыш засомневался:
   -- Ты другая!
   -- Я другая твоя мама, - Я взяла его на руки, закутав в свой плащ. Бродяги попытались меня остановить, но я прошипела одно из своих любимых ругательств-заклятий. Им теперь не до нас. Им бы со своим желудком договориться.
   -- А что ты им сказала? - спросил меня мой человеческий сын. Любопытный, я сама такая.
   -- Ты такого не повторяй, я на них очень рассердилась. Тебя как раньше звали?
   -- Васильком...
   -- По нашему Виариан, Виарран...
   Моя стража догнала меня на проселочной дороге. Упрекать особо они не решились, но скрыть удивления оттого, что моя лошадка везла двоих, не сумели.
   Ин гардо Рєармори! Зи Дайрин Кра Сойн ле ри а Виариан, произнесла я формулу усыновления, призывая их в свидетели. Эльфы и орки переглянулись. Старшина Орочьей части моей охраны, с теплом в голосе ответил за всех:
   - Думаю, Королева Териена одобрит Ваш поступок... - Эльфы, снобы эдакие, благоразумно промолчали... Папа тоже смог меня понять, без чтения морали на тему ответственности. Родители, вообще хорошо меня понимают. В отличие от более дальних зануд-сородичей.
  
  ***
   А сейчас, спустя два года, в моем бездумном беге, разумеется, я на кого-то напоролась. Покатившись кубарем, по закону гоблина****, мы врезались в ближайший дуб. Изрядно помятый волк обиженно на меня поглядел, а затем хрипло осведомился: " Это у Вас хобби такое, на зверей в лесу нападать?"
   -- Ну, во первых Вы, явно не просто зверь, во вторых не нападаю, это так, случайно вышло, задумалась, в третьих, кто Вы? - Поинтересовалась я, привычным заклинанием залечивая себе ссадины.
   -- Не узнала? - он обернулся, явив собою старшего сводного брата цезза Наксела.
   -- Солэн! Так вот что означают намеки твоей мачехи!
   -- Да, именно из-за этого я не имею права на трон. Спасибо мачехе, она все для этого сделала. А хорошо здесь у Вас в лесу, принцессы только какие-то непонятные бегают, обижают, толкают, - улыбнулся он мне. Люблю, когда так улыбаются. Открыто, от души.
   -- Прости, задумалась...
   -- Темнишь ты, принцесса. В жизни не поверю, что кто-нибудь в ком течет хоть капля крови твоих предков, сможет, всего-навсего задумавшись так носиться, не разбирая дороги. И сбивая с ног несчастных зверей. Случилось что-нибудь?
   -- Чуть было не случилось, неважно.
   -- Позволь угадать - мой сводный братец? Вы с ним не поладили, он тебя обидел? - посуровел Солен.
   -- Я просто узнала... узнала ...
   -- Другая девушка?
   -- Если бы, - не смогла подавить я судорожный вздох, - ты вообще в курсе того, что твоя мачеха хочет видеть меня в своих невестках, - он состроил мрачную гримасу.
   -- Доносилось что-то.
   -- А твой брат...
   -- Пожалуйста, не называй его моим братом. Он пришлец и чужак.
   -- Прости, Наксел влюбился в некую Нольгер, и они только что строили планы, о том, как я временно стану атанийской сецеззой.
   -- Почему временно, ты же всех их переживешь?
   -- Если меня не убьют. Идиот этот Наксел. Он что не слышал, что Виариан, хоть и сын мне, но приемный. Он меня и его оскорбил, назвав бастардом. Это война. Все ухожу в науку, подальше от всего этого, а то его высочество Наксел косточек не сосчитает и останется без ушей. Лучше буду, как следует изучать магию. Прости, но теперь твоя не семья стала мне враждебной.
   -- А я?
   -- Ты нет. Жаль, что не ты наследуешь трон. Ты был бы достойным правителем.
   -- Если б у меня было право, Наксел уже бы ответил за свои замыслы! - вздохнул Ненаследный Принц. И если бы я решился попросить тебя стать моей женой, твой сын, приемный ли, родной ли, никогда не был бы для меня чужим. От его слов мне стало светлее. Ответная улыбка появилась и на его лице. Все то время, что мы шли обратно к дворцу, наши руки были вместе. Может, у меня и нет возлюбленного, но еще один друг у меня есть. Это точно.
   Мы не знали тогда, что право наследования могло принадлежать Солэну и только ему. И доказательства этого были совсем рядом.
   Тем временем регентша Атании находилась в своих покоях. К ней только что вернулась с докладом одна из ее подопечных. Не-вполне-королева устала. Устала от ограниченного титула, устала удерживать благодушную доброжелательную маску на лице, контролировать своих детей и подданных. Да не выдать своих истинных чувств во всем этом сборище тот еще труд. Впрочем, Мартения привыкла к трудностям. Еще с тех пор, когда мать Солэна королева Ин-Суари была жива. Это было не трудно, угождая и прислуживая подсыпать ей некоего порошка. Нет, это был не яд, а некий сбор, лишающий человека естественной защиты. Потом, разумеется, случайно, на охоте сецезза была укушена гримводом, ***** что привело к заражению крови.
   Безусловно, Мартения преданно ухаживала за Ин-Суари. Настолько преданно, что через месяц государыни не стало. Все были безутешны, и, едва ли не безутешнее всех была Мартения. Общее горе и помогло ей известным образом утешить вдовца. Не прошло и полутора лет, как король Лорден, по завершении траура, женился на Мартении.
   Теперь дело стояло за тем, чтоб устранить малолетнего Солена - неоспоримого наследника престола. Мальчику было суждено покинуть этот мир в возрасте семи лет, как произошло некое событие спасшие ему жизнь, но навсегда закрывшее дорогу к трону. Мальчик оказался оборотнем. Истинным, но Мартения сумела убедить убитого горем отца, что такой король никогда не сможет достойно управлять державой. Лорден подписал указ, благодаря которому наследниками становились дети Мартении, а не сын Ин-Суари. "Государь мой, это у нее была порченая кровь!" - нашептывала Мартения Лордену. "Дети должны носить в себе признаки отцовской линии, а не материнской. Доселе в моем роду не было оборотней, искони род Атанийских государей является родом людей. Дети Королевы Мартении люди, посему, право наследования передается им соотносительно старшинства.
   Юный полуволчонок, все же получал должное воспитание, иногда напоминая Сецеззу-Королю о первой любви. Сам он, за исключением оборотничеста, не имел причин стыдиться сына. Мальчик считал отца образцом для подражания и мечтал заслужить его любовь и уважение. И не уходило чувство вины за то, что случилось именно так, как случилось. К сожалению, вскоре после издания указа, Лорден погиб в горах Приграничья. Из-за обвала.
   Безутешная вдова направила все свои силы на управление страной. Жители не богатели, но и не беднели. Только, почему-то год от года росла армия, даже больше тех пределов, что были необходимы стране.
   А еще нужны были связи и поводы, и нужно было плести кружево своих интриг. Мартения забыла, что если в сети к пауку попадает существо пострашнее его, паук терпит поражение. Его съедают.
  
   * Титул соотносящийся принятым в нашем мире титулом принцесса
   ** Древнейшее заклятие, сохранившееся от одного из Черных Владык
   *** Обращение, обычно к возлюбленной девушке - волшебная, дивная, неповторимая (наречие пригорских потомков эльфов)
   **** В мире Земля его именуют законом Мерфи.
   *****Пушной ядовитый зверь
  
   Глава 2
   Доброй ночи. В нашем доме завелась какая-то нечисть. Мы ждем охотников за привидениями по адресу ПаркЛейн, Дом на Холме.
   Мортиция Адамс
  
   Большое королевское посольство двухтысячного года от исхода Крылатых запомнилось не только своей круглой датой. Годы спустя его вспоминали как самое скандальное в истории. Помолвка, заключением которой должно оно было завершиться, так и не состоялась. Предполагаемая невеста умудрилась заболеть. У Сецеззы Мартении ее же сыном Накселом были похищены драгоценности. Улики подтверждали соучастие некоей Нольгер. Вельможи недоумевали, какого такого лешего принцу вздумалось опуститься до банальной кражи. Также, многострадальный принц Наксел подвергся нападению неизвестных, защититься не сумев. Мартения маскировала свое негодование, Наксел прятал от окружающих синяки на лице, Солен старательно скрывал ехидно-удивленную улыбочку, а я... не менее старательно приводила в порядок, сломанные во время лазанья по стенам, ногти. Поредевшие кудри Нольгер, и нездоровую привычку нервно оглядываться, опасаясь жутких эльфийских призраков, я посчитала достаточным, чтоб не желать ей отомстить. В общем-то мне было ясно, что если не она, то другая обязательно бы послужила предметом страсти цезза. Я в общих чертах рассказала родителям, почему я невзлюбила Наксела. Родители, будучи мудрыми и любящими, не стремились слишком подробно расследовать удивительные происшествия в Лаэте Коэро.
   - Уважаемые гости, призраки прошлого иногда тревожат нас, к сожалению предсказать возможность их появления невозможно, - участие так и чувствовалось в их извинениях.
   - Достопочтимая Сецезза, молодости свойственны необдуманные поступки, - увещевали они Мартению. Последней же было явно не по себе, помимо драгоценностей у нее пропали какие-то документы, о сути которых распространяться явно ей не хотелось.
   Некоторое время после всех этих событий, я не стремилась к излишнему общению. Впрочем, замкнутость эта мне надоела, и к моему семнадцатилетию, я умолила отправить меня в высшую школу магов - Веденейский университет. Родители тревожились за меня, но я им напомнила, что самое страшное для предполагаемо-измышляемых ими врагов - это причинить мне вред. Самое тяжелое было объяснить Виариану, почему его мама уезжает. Мне совсем не улыбалось похоронить его через каких либо сто лет. Мои родители знали о моей задумке сделать так, чтоб мальчик прожил дольше, чем обычный человек. Для долгой жизни, если сущность не принадлежит к долгоживущим расам, необходимо иметь магические способности. Или с малых лет пожить среди эльфов. Они искусством продления жизни владеют намного лучше орков. А учителями боя у него будут и те и другие. Пришлось ребенку сказать, что отправляюсь в университет магов, чтоб разведать, как ему там будет учиться через десять лет. Мой подросший малыш отпустил меня со словами:
   -- Мама, ты возвращайся. Мне у бабушки с дедушкой очень хорошо, но с тобой смешнее! - конечно ему смешнее. Где это видано, чтоб мамы по прыгали крышам да по деревьям лазали. Несолидная я все-таки мать.
   -- Ну тогда, я постараюсь приезжать почаще, Милый - он просто меня обнял, пытаясь не плакать. - Ты меня очень порадуешь, если будешь присылать мне письма, поэтому постарайся лучше овладеть этим искусством.
   До Веденеи ехать пришлось три дня. Обо всем было оговорено заранее, посему проблем с поступлением не было. Университет мне понравился, уже одним распределением педнагрузки среди представителей различных рас. Основы целительства и травяных настоев преподавал застенчивый Тролль Коллэрн, искусством экзорцизмов и некромантии увлекался мой полусородич эльф Энерион, а глава всего университета - о страх и ужас, Темный Властелин. Правда, в отставке. Его курсы - это трансформация предметов, иллюзии, боевая магия и многое другое.
   Подробностей особых о себе я не рассказывала, хотя довольно быстро у меня появилось много приятелей. Радостным было, что одним из моих будущих коллег-магов стал и Солен. "Видишь ли, сецеззом-королем мне не бывать, а независимости хочется" - пояснил, Солен, - я так был рад, когда способности мои обнаружились!". Я и не ожидала, что так обрадуюсь его присутствию. Были в университете, конечно, и те, кто меня недолюбливал. Как-то, наглая дочь городского головы, Клиана, грубо осведомилась относительно моего происхождения:
   -- Твоя мать переспала с Орком?, пренебрежительно поинтересовалась она. Вместо того, чтобы заколоть ее на месте за непочтительность, что, признаюсь, с удовольствием бы сделала, я, всего лишь, вежливо поправила:
   -- Мой дедушка женился на Оркской княжне. А ты, невежда, прочь с моей дороги, тебе не вспомнить и ста лет твоего рода, я же помню тысячи.
   И, вдобавок, я позволила черноте выглянуть из моих глаз. Моим родственникам с эльфийской стороны эта моя особенность очень неприятна. А полезно то как, если хочешь кого-нибудь припугнуть. Клиану буквально отшатнуло от меня. Сложив пальцы в охранном жесте, она попятилась и убежала. Что, собственно, мне и требовалось. Перед тем как зайти в комнату, которую я делила с двумя подругами, я подождала, пока глаза вернут свой карий цвет. Натима и Таизза колдовали над артефактом, стоящим на столе.
   - О, Дар! Тебе два письма! - Как я обрадовалась этим неровным каракулям сына. Дома меня не было уже два месяца, и когда выберусь - не знаю, а тут весточки. Оказывается в саду Виарраном был найден клад (надо будет поблагодарить родителей, это наверняка они придумали), в конюшнях несколько новых лошадок (Не рановато-ли? Ох. я с ума сойду, но он и так замечательно ездит... на пони), в подвале сидит что-то чвакающее (интересно, чем бы это могло быть? Может я что-то оставила и забыла, а оно выросло?), и обязательно он ко мне приедет посреди этой декады (родители хоть в курсе?), я как всегда самая замечательная, самая добрая, самая красивая (О! Если б окружающие меня парни думали также как мой сын, хотя за глаза меня иначе как мстительной оркой/эльфкой или упырицей некоторые пришибленные мной за наглость субъекты и не называли. В лицо бы не решились, долго бы не прожили). Родители сообщали, что да, приедут с Виарианом, и я не должна беспокоиться.
   -- Дайрин! Можешь поколдовать? - отвлекла меня Таизза. Да вот уж кто меня поймет относительно некорректных ухаживаний так это подруги. По внешности мы разные, а вот во взглядах более чем сходимся. Таизза с длинной косой ниже пояся, светлопшеничного оттенка притягивала к себе поклонников словно цветок в летний жаркий день. Натима, уже устала отбиваться от поклонников, держа разметающее заклятие всегда наготове. Другое дело, что поклонники нам доставались какие-то хлипкие. Отлетевший от меня однокурсник, почему-то вынужден был пролежать в лечебнице около недели. Но тут дело не в силе моих заклинаний, а в твердости стены, в которую несчастный врезался затылком. А девчонки, кажется доделали артефакт в мое отсутствие?
   -- Не вопрос, обожаю когда дают простор для воображения.
   Для начала я, забавляясь, изволшебствовала им вертигера - прелестного кусачего грызуна, тигровой расцветки и с повадками мелкой шавки. Зверек не тявкает, но против воров, например, очень полезен. Виариан бы захлопал в ладоши и полез знакомиться. Мда, а девчонки ж его боятся почему-то... Хомяки их не пугают, а такая вот животинка уже вызывает опасения. Вот такая я вредина, точнее забывчивая, надо было призвать хомяка. Кстати, еще одна вещь удивляющая меня в людях. Я привыкла сразу давать всякой живности понять, хочу я присутствия оной рядом с собою или нет. Правда эти люди такие суеверные. За жрецом побежали, когда от меня поджав хвосты и скуля, удрала стая бродячих шавок. Пришлось делать вид, что это я сотворила заклинание. Жреца удалось обвести вокруг пальца, но пришлось и это тоже взять на заметку. В общем-то, странности могут списывать на мою оркельфную сущность, но, сдается мне, дело тут в другом. Отчасти, мое решение не полагаться на свои изначальные способности, а развивать их дальше было продиктовано желанием разгадать эту загадку.
   Артефакт заискрился и выдал несколько рун.
   - Ну как, демонстрировать артефакт уже можно? - спросила Натима.
   -- Нас с тобой, и Дайрин, он запомнил, теперь надо бы на других испробовать. Дар, убери эту кусатость!
   Кусатость, тем временем залазила на занавески. Изгонять сотворенное было жалко, и обводя пальцем окружность на подоконнике, я подозвала зверушку. Приказ сидеть смирно в светящемся кругу был воспринят с готовностью, особенно после того, как я подкрепила его куриной ножкой.
   - Думаю особых проблем с курсовым проектом не будет. - сама идея родилась, как многие ей подобные из-за случайности. Атилус, наш одногруппник поленился приготовить настойки к зачету по отравоведению, и решил с помощью формулы левитации выкрасть их у нас. Как чувствовал, если б он зашел в комнату, то попал бы в стазисную ловушку. Мы бы его под вешалку приспособили. Мы догадались объединить наши усилия и нащупать его след. Опыта было маловато, и сил это забрало немало. Когда мы поняли что воришка - это Атилус, от летающих метелок отбиться он так и не смог. Нам же пришлось лечить его синяки, во-первых, мы же не звери, а во-вторых, практика перед зачетом по основам целительства более чем необходима. Вот тогда-то и родилась идея артефакта-ищейки, которая берегла бы силы мага.
   -- А ты готова к выкликаниям? Это сверответственная Натима никак не может воспринять мое безответственное отношение к некоторым предметам.
   -- В теории разумеется, а что сегодня практическое?, - подруги лишь негодующе переглянулись. Учат все. Фанатички.. Я же учу лишь то, что мне действительно интересно и нужно.
   -- Ты совершенно оторвана от реальности! Об этом говорилось целую неделю. Ты должна была поупражняться, а тебе лень. Да кем же ты станешь?
   В ответ я сотворила иллюзию василиска. - Стану этим, чтоб не докучали мне всякой гадостью. Ну не лежит у меня сердце к выкликаниям и изгнаниям. Не люблю их. Вот дальновидение и вещие дисциплины я бы изучала.
   -- Посмотрим, в следующем семестре начинаются занятия по предвидению, может ты у нас Вещая?
   -- Колтун вам в прически и пряник в зубы, не напророчьте! - Увидеть иногда кусочек будущего, это интересно, но подчинить свою жизнь видениям не хотелось бы. Слишком тяжелый груз. Девчонок мое раздражение никак не обидело - уж слишком хорошо они меня узнали. А настроение мое было не в порядке с самого утра. Боялась я чего-то, и определить причину не могла. Что бесило. Я не привыкла бояться. После изгнаний шли выкликания, которые вообще не внушали мне доверия. Ну не люблю я эти дисциплины. Которые учат открывать двери для других сущностей. Когда-то запретное, это знание все более и более распространяется. Это же такой искус, вызвать нечто запредельное и клянчить, клянчить, не замечая как сущность съедает жизненную силу, не осознавая, что она мало на что способна кроме убийства и сообщения какой-либо информации о тех временах когда жила. А если это знание станет известно всем? От летописцев и преступников отбоя не будет. А с другой стороны, каждый призыв из Пустоты причиняет им боль, а маги, часто, и не задумываются над этим... Но есть такая штука как учебный план и его выполнять надо всем. Поэтому, я нехотя побрела на нелюбимый предмет.
   В зале, предназначенном для выкликания-изгнания, уже собрались все с нашего потока. Наш учитель Ачиг Ларту, довольно таки молодой еще маг, еще один мой дальний полусородич по оркской линии, подменял срочно уехавшего куда-то Энериона, Он обрадовал нас тем, что будет вызывать какое либо призрачное создание, а мы должны будем вызванное изгнать. Самый высший знак мастерства - это если кому-то из нас удастся узнать причину, из-за которой создание, после гибели, превратилась в призрак. Это только кажется несложным, но разговорить такую сущность, получается лишь у некромантов. Мои будущие коллеги успешно справлялись с заданием. Но Натима ошиблась и упустила контроль над сущностью. Защиты она, разумеется, установила, но, все же, круг разорвался под напором чуждой вечноголодной сущности. Учитель не успевал на помощь, и меня рефлекторно вышвырнуло вперед.
   -- Дзенеш ахшша ур кене! И впрямь, никого призрачная сущность тронуть не посмела. Мы стояли друг против друга. Руки мои были вытянуты вперед и призрак повиновался малейшему движению.
   -- -Кто ты сущность?
   -- Итур Зеамеш, Крылатая, - прошелестело полупрозрачное создание. От него явно веяло холодом, и, мне так казалось, каждый миг в нашем мире без поглощенной чужой жизни причинял призраку нестерпимую боль.
   -- Почему ты стал призраком?
   -- Я посланец. Мне нет покоя пока я не найду тебя, Крылатая, - сущность словно склонилась в поклоне передо мной. Мне захотелось отодвинуться.
   -- Почему ты так ко мне обращаешься?
   -- Это твой титул и твоя сущность.
   -- Кто тебя послал?
   -- Владыка.
   -- Чего ты хочешь?
   -- Крылатая, я сейчас Пустота заберет меня. Молю тебя, тьма, свет, но только не Пустота!
   -- Я отпускаю тебя в свет, Энессе л'ар тиенн! - Откуда брались слова, не те, что нам преподавали, а мучительно поднимающиеся из самых глубин моей памяти, понять тогда я не могла. Ну не родители, же в конце концов, в раннем детстве меня таким штучкам обучали!
   Призрак поклонился мне и исчез. Мои однокашники метнулись ко мне, задавали вопросы, но, ошеломленная я, с трудом понимала, что происходит.
   -- Дайрин, ты мне жизнь спасла, оно уже начало вытягивать из меня силы и я растерялась. А перед тобой оно склонилось. - Бледная Натима с некоторой опаской смотрела на меня теперь. Таизза смогла облечь эти опасения в слова: "Что ж за сила у тебя, что тебя сразу признает призрачная сущность?". Девчонки, помешкав, все же обняли меня: "Дар, странная, ты соткана из загадок, но это только к лучшему конечно! Но что же произошло?"
   К счастью я была лишена необходимости изыскивать ответ, меня срочно вызывал к себе Верховный Маг Университета. Сие, безусловно, повергало в трепет, так как он общался с будущими магами редко, делая исключение лишь для своих занятий. Стоило завершиться уроку, как он уходил, и почему-то ни у кого не возникало желания бежать за ним вдогонку, выклянчивая более высокие оценки. Мне он даже импонировал, спокоен и незыблем, мудр и, наверное, даже справедлив. Удивительно, для существа, терпевшего этот Мир почти от самого начала. Впрочем, выхода у него не было, Крылатые сотворили наш мир, и ушли, а он решил остаться и был покаран. Кем - скромной мне не ведомо. Если мне это будет нужно, рано или поздно я смогу об этом узнать. А сейчас, я не знаю даже чего мне ожидать, может я натворила, что-то не то? А почему не Ачиг Ларту, это же он должен был обеспечить безопасность учеников. Или меня попросят объяснить, как именно я это сделала? Так даже и объяснить не сумею - ссылки на предчувствие, интуицию, выручат ли меня? Почему меня назвали прозвищем творивших мир? Кто такой Владыка? Ох, мне самой бы разъяснили, что все это значит!
  
   Глава 3
   И тогда я сказал: "Да будет свет!", и затушил факел...
   Экскурсовод в пещере
  
   Бывший Темный Властелин походил на человека. Собственно человеком он и являлся. Последние триста лет. Серебристые пряди его волос были стянуты черной повязкой, в обожженных руках светился жезл. Не зная о вечности за его плечами его вполне можно было принять за зрелого, но далеко не старого воина. Он сделал несколько шагов навстречу мне. Сразу стала заметна его хромота. Мне с трудом верилось, что это он был среди Крылатых, сотворивших наш Мир. Летавший в небесах, тысячи лет назад, Верховный Маг Веденейского университета Вир Нелекерин мягко и устало мне улыбнулся. Улыбнулся не как ученице, а так как улыбаются давнему, долгожданному другу.
   -- Нортия! Кьене стеневьел? Ты вернулась, Арченетелее? Мне доложили, что сейчас появлялся Вестник!
   -- Вир? - непонимающе переспросила я. Уголки его губ горестно опустились.
   -- Не узнаешь... Впрочем это все в порядке вещей... - проговорил он скорее для самого себя. - С тобою такое бывало прежде?
   -- Нет.
   -- Тебе ведомо кто такой Вестник?
   -- Смутно, Вир. - Он испытующе посмотрел на явную недоучку. - В программу обучения входило изучение Вестников, в самом начале сего семестра, ученица. - Я пожала плечами.
   -- Вир, то что я смогла понять - Вестник - это заклятый дух, цель которого разыскать личность, с которой он при жизни был знаком. Это в теории. За семнадцать лет своей жизни никого по имени Итур Зеамеш я не встречала.
   -- А ты и не могла встретить, по крайней мере, сейчас, в этой жизни, - грустно улыбнулся маг.
   -- И чего я могу ожидать?
   -- Раз ты уже жила в этом мире, о чем свидетельствует появление Вестника нашедшего тебя, то вероятно, жизнь твоя станет несколько разнообразнее.
   -- Вир, прошу прощения, но я не понимаю. Мне и так хватает приключений и происшествий, то меня в детстве хотели принести в жертву, выкликая какого-то духа, то меня пытаются похитить! Из-за всего этого, от бдительного присмотра мне удалось избавиться лишь сейчас. Мне вовсе не скучно живется, да я же мир, толком, еще увидеть не смогла.
   -- А чего стоит история твоего рождения! А твои необычные для твоих сородичей способности, - в тон мне, сочувственно продолжил Нелекерин. - Девочка, случайностей не бывает. Ты взрослеешь, узнаешь лучше свою слабость и свою силу. Обрати внимание, что из всего этого ты вышла живой и практически невредимой. Ты всегда будешь притягивать к себе различных людей и не людей, происшествия и кажущиеся случайности, смирись и научись управлять этим. Так, быть может, ты обретешь Крылья.
   -- Не хотите ли Вы сказать, что я была...
   -- Крылатой, - он медленно наклонил голову. Да, тебя знали под именем Нортия. Это ее силою ты удержала дух предателя, и ее знанием даровала ему прощение.
   -- Можно ли мне не изучать выкликания-изгнания? - с надеждой поинтересовалась я.
   -- Нет, как раз ты, - он сделал упор на последнее слово, - должна знать их в совершенстве. Пока ты свободна, ученица, я вызову тебя, когда будешь знать больше. Поклонившись, я вышла через распахнувшиеся двери к ожидающим меня. Натима, Таизза, Солен молча подошли ко мне и по очереди обняли. Просто. Ничего, не говоря и ничего не спрашивая. Я была благодарна, наверняка они успели переговорить с остальными моими друзьями, так как меня оставили в покое и расспросами не теребили. Захочу - расскажу. Потом. Может быть.
   После случившегося, к моему удивлению, избегать меня сокурсники не стали. А жизнь продолжала течь своим чередом. После разговора с Виром, я всерьез заинтересовалась летописями из архива. Проблема была в том, что написаны они, были на Ирхине, практически уже позабытом аналоге Всеобщего языка. Еще одно, что придется изучить, для решения очередной задачи. Да только не преподают его почему-то. К тому же, Архивариус Лекр поначалу, даже, не захотел пускать меня в зал древности.
   - Ученикам отказано в допуске к архиву. Документы находящиеся там бесценны, ученики даже не могут понять насколько.
   - Я понимаю. Нир Лекр, как можно получить этот допуск?
   -Лишь с разрешения самого Вира, - благоговейно произнес зануда, поджимая губы ивозводя очи к потолку. Прошелестев, в воздухе материализовалась записка.
   Дайрин Кра Сойн моей волей имеет доступ к Архиву. Препятствий не чинить, во всем содействовать.
   Вир Нелекерин
   Лекр как-то по-новому взглянул на меня:
   - Так это ты та самая ученица, отпустившая призрак? Чтож Вир прав, такие как ты должны знать больше, - мне оставалось лишь кивнуть. Архивариус движением руки зажег многочисленные светильники.
   - Нир, а есть ли у Вас словарь Ирхина и Всеобщего? - к моему удивлению он отрицательно покачал головой.
   - Здесь есть все словари... кроме ирхинского. - По его сухому лицу трудно было понять он рад, или наоборот опечален этим фактом.
   - А как же переводы?
   - Те кто их делал не нуждались в словарях, а позже и сам язык, за исключением отдельных заимствований стал не нужен. Впрочем, переводилось далеко не все. Много тайн лежат под спудом времен.
   - Нир, можно ли Вас попросить найти для меня что-нибудь с дословным переводом?
   - Тебе будет лучше начать с этого, - это явилось огромными стопками попарно сложенных листов, свитков, было даже несколько маго- и рукописных книг. - Остальное, - он обвел рукой огромный зал, - не переведено.
   И я приступила к чтению. В руках шелестела повесть об Исходе Крылатых. Инсене арне. Трудно найти в Лаитенене сущность не знакомую с этими строчками. С рассказом о том, как Принесшие Пустоту решили Уйти. О том, как один не согласился с решением, обрекающим Мир на верную гибель. О заклятии щита Иррашу Киах, которым стали Крылатые, после того, как вынуждены, были навсегда остаться здесь. Здесь, куда Пустота уже нашла дорогу. Это повесть о их мести за принятое не ими решение. О том, что остался теперь один Крылатый, во всем мире, выживший через добровольную смерть принесенного в жертву друга. Такое могло быть только в ту героическую эпоху, а не в наше циничное время. Впрочем, не мне судить. Я этого не видела, точнее не помню. Лестно думать про себя, что, быть может, я - это воплощение Крылатой, но... с другой стороны это еще и лишние хлопоты и переживания.
   Обнаружилось несколько интересных совпадений, не забыть бы сказать о них Солену. Погружаясь все далее в дебри ирхинских текстов, я стремилась удовлетворить свое любопытство. Долюбопытствовалась до такой степени, что как-то в полночь перед глазами все поплыло, а головная боль начала вызывать ассоциации со спицами поминутно пронзающими виски. Мое вечное проклятье снова вернулось ко мне. Пришлось наощупь добираться до своей комнаты. Чуткая Натима, не поленилась встать, чтобы приготовить мне лечебный отвар.
   Посреди ночи нас с девчонками разбудила песня, старательно выводимая Ваннором. Гном-менестрель с гитарой, чтоб его. Если игра его была поистине виртуозной даже при изрядном опьянении, то голос, увы, подкачал. Пронзительные визгливые вопли, напоминали скорее крики всяческой нечисти, нежели пенье добропорядочного гнома.
  
  
   А ты меня наверно любишь, а может быть наверняка,
   Порою ласково голубишь, порой даешь мне тумака.
   Ведь знаю право я имею, на малого, на левака,
   За чтож любимая моя ты, так наподдала мне пинка.
   И как теперь я кастрюлю-сковородку, запаяю починю,
   Как выдержу, скажи, скажи мне, соседей, тещу и родню?
  
   - Ваннор! Заткнись будь так добр, - прорычала я. У меня были причины злиться. Головная боль вновь вернулась ко мне. А это означает бесконечные снадобья, бессонницу, раздражительность. Задушила бы того, кто придумал формулу Сехха. И старейшин тоже. И того, кто придумал Ирхин. А, прежде всего, задушила бы это недоделанное недоразумение природы.
   - Дык чего тебе, остроухая, пение мое мешает! Мне тут заказали серенаду исполнить, канун Тайнена, понимаешь, вот я и... - метко брошенная Таиззой подушка прервала его объяснение. Натима, поигрывая сгенерированным огненным шариком уже примерялась, как получше подойти к запеканию гнома с помощью боевой магии.
   - Дорогой мой, коротконогий бородатый друг, я тебе на голову гитару насажу если ты отсюда не уберешься!
   - Все понял, ик, ухожу.
   - Эй, вопль в ночи, для кого был этот вой?
   -Серенада, - ворчливо поправил гном, - для тебя, для тебя.
   - А кто же сподобился? - хищно оскаливаясь, поинтересовалась Таизза.
   - Клиентов не выдаю, - буркнул Ваннор.
   Даже с изрядного расстояния ветер донес отрывок очередного шедевра:
  
   Одев смирительну рубашку,
   обув железны сапоги
   тебя встречать я, милый, буду
   с ножом и камнем у реки.
  
   - Я сама его там встречу и утоплю, - мрачно пообещала Таизза, левитируя подушку обратно в комнату.
   - Девочки, раз я проснулась, то еще немного почитаю... - Сердитая Натима, начала мне выговаривать:
   - Ты почему еще не легла? Хочешь порадовать завтра весь университет своим появлением в виде умертвия? Тебе не гномы серенады петь будут, тогда, а кое-кто похуже! - Пришлось послушаться умного человека.
   Тайнен, последний месяц зимы, и одноименный праздник. Считается, что четвертый день второй декады - это один из тех дней в году, когда лучше всего завязывать отношения с понравившейся особой противоположного пола. Бытует поверье, что объединение любящих сердец в последний месяц зимы прогоняет прочь холода. Я всегда ждала этого праздника и всегда разочаровывалась. Это, наверное, от людской крови, оркам не до того, а эльфы... а вот как раз эльфы с удовольствием будут терзать нервы себе и окружающим. излишне страдая от неразделенной любви. Это, в общем-то, уважается, даже принято, так как среди некоторых сородичей моего отца бытует мнение, что творить без страданий невозможно.
   В Веденее праздник отмечался с размахом, это я, полностью занятая уже несколько месяцев переводами, не замечала ничего вокруг. Вечерний бал в универе - эдакая ярмарка невест. Не было у меня никого на примете, практически никого. И все же душа активно требовала праздника. Ткань платья струилась, переливаясь серебром. С прической, правда, возникли проблемы. У меня волосы короткие и в прическу их не уложишь, ладно, пусть так шапочкой и лежат. Мне ушек стесняться нечего.
   Натима взгрустнула, вспомнив Ваннора:
   - Ну почему, если проявляют хоть какое-то внимание, то так по дурацки! Таизза ласково обняла ее за плечи:
   -В любом случае это забавно, только поют под окнами обычно в восьмом-девятом часу от полудня, а не в третьем часу ночи. Вот и наша Цезза, да не смотри ты так исподлобья, при чужих ни-ни. Так вот, и наша Дайрин приглянулась кому-то. Допей отвар, а то Натима на тебя волком смотрит.
   - Мало их об стену головой билось, - не очень искренне пробурчала в ответ. - Спасибо, помогло, - горьковатый отвар, устранил вечно ноющую боль словно ветерок ряску на воде.
   Да уж хорошо что, еще раньше, догадалась попросить кого надо не распространяться о титуле, и ни разу не пожалела об этом. Глупцов хватало, а у тех с кем бы мне хотелось быть, признаков нежных чувств по отношению к скромной персоне, увы, не наблюдалось. Интересно, кто ж этого менестреля нанял? Или это дурной розыгрыш? Ну, его, пойду... веселиться. Все равно в день Тайнена занятий не бывает, ученики иначе взбунтуются. Подруги моментально разбежались, уж у кого был повод праздновать, так это у них. Гирлянды, ветки смерек, ленты, омела на стенах. Я в кои-то веки чувствовала себя несколько... одиноко.
   - Дайрин, кого я вижу! А у меня сегодня день рожденья, айда праздновать! - меня окликнул Фармилан - очередной кандидат на столкновение со стенкой. В отличии от своих предшественников он был поумнее и повода разделаться с ним не давал. А рядом его компания, в которой была и Клиана, и даже несколько несчастных пострадавших от моей тяжелой руки. Клуб по интересам, что ли? Глупая ситуация, предлога нет, чтоб отказаться. А именинник уже протягивал мне бокал.
   - Фармилан, ты что уводишь у меня девушку? - неожиданно, до чего же, кстати, послышался рядом веселый возглас. Я резко обернулась, зеленые глаза Солена спрашивали: "Влипла?". Согласно прикрыла глаза, друг меня понял.
   - О, э... Я не знал, что у Дайрин есть пара на этот вечер, - ну и хам, это же додуматься, выразить так недоумение, как будто я страшна как смертный грех. Солен Владир не растерялся:
   - В этой суете мы на время потеряли друг друга, но теперь мы вместе. Да, дорогая? - "Дорогой" хватило лишь на то, чтобы мило улыбнуться и кивнуть.
   - Тогда, я не смею задерживать вас обоих, но не согласится ли прекрасная Дайрин выпить этот бокал за мое здоровье?
   - Отчего же, соглашусь, и улыбаясь (своим мыслям), приняла в руки бокал. Вино было необычного вкуса, будто его изрядно развели сивухой. Наверняка дешевое, странно, компания не из бедных. Только мое воспитание позволило мне сдержаться и не выплюнуть эту гадость. С вежливыми улыбочками мы раскланялись и Солен увлек меня в сторону танцующих.
   - Спасибо! Я тебе хотела рассказать одну интересную вещь... Но тебя нигде не было.
   - Расскажи, я весь внимание! - сделав разворот, мы вышли из кадрили. Глаза Солена сияли.
   - Ты не поверишь, я обнаружила такое интересное совпадение в Ирхине! - против моего ожидания Владир явно был разочарован, но все же внимательно меня слушал.
   - Имена ведь откуда-то берутся, верно? Если мое взято скорее из всеобщего, то твое из Ирхина. Не удивительно, ты даже не представляешь насколько древние корни у твоего рода!
   - Лет пятьсот? - вежливо поддержал беседу Солен.
   - Нет, втрое больше, и... - звуки начали отдаляться, Солен, обеспокоено взглянул на меня, видимо он помог мне сесть. Все странным образом замедлилось. Словно сквозь войлок доносились голоса, спрашивавшие меня о чем-то, вероятно я им, даже, и отвечала. И все более явно я видела темную комнату с туманными стенами, посреди которой стояла женщина в черном платье, со светлыми острыми крыльями за спиной...
  
  
  
   Глава 4
  
  
   Я мстю и мстя моя страшна...
   Лорд Скиминок
  
  ***
   Она смотрела на меня. Бледные губы, совпадающие по цвету с лицом, запавшие темные глаза. Неприятное зрелище еще более подчеркивалось чернотой ее волос.
   - Здравствуй, Смерть! - похоже, я сумела ее удивить своим бодрым приветствием. Улыбнувшись правым уголком губ, незнакомка насмешливо меня разглядывала.
   - Да уж, как только меня не называли, но ты переплюнула всех. Что, я так плохо выгляжу?
   - Хмм, ваш вид явно оставляет желать лучшего. Вам бы побольше питаться, отдыхать, разумный режим труда и отдыха, и, поверьте, все восстановится, - участливо пообещала я. Она рассмеялась, покачала головой:
   - Ах, от кого я это слышу. На себя посмотри. Смею тебя разочаровать, но ты еще не умерла... И надеюсь, выживешь, - замолчала. Я успешно молчала в ответ, разглядывая переменчивое место, где мы находились. Откуда-то доносились приглушенные, шепчущие голоса. Быть может, я плохо видела, а может, декоратор попался настолько плохой, что ему пришлось нанять мага, для того чтобы тот спрятал стены за иллюзией тумана. От этого увлекательного занятия меня отвлек ее негромкий голос:
   - Мы с тобой будем теперь часто видеться, - да уж, а нужно ли мне такое общение, меня и не спросили. А хамить не хочется. И все же:
   - Зачем?
   -Чтобы научить тебя не совершать такие безоглядные глупости. Пить из бокала, не проверив, да тебя любой враг в два счета устранит, Цезза ты беспечная, - почему-то титул мой прозвучал, как обидное прозвище.
   - Вы Вестник?
   - Вот уж нет. Я, можно сказать, не менее жива, нежели ты сама, - светлые острые крылья за ее спиной возмущенно всколыхнулись, - кстати, плохо, что Вестник тебя нашел, хорошо, что ты смогла с ним справиться. С моей помощью конечно, - после этих слов кое-что для меня прояснилось:
   - Вы Нортия? - рискнула высказать свою догадку, теперь уже улыбка ее стала более приятной.
   - Наконец-то! Долго же ты думаешь!
   - Тогда я, вроде должна Вас поблагодарить?
   -Вроде? - она удивленно приподняла бровь.
   - Ну, если Вы не являетесь галлюцинацией... - я замялась, не зная как продолжить. Что мне докажет реальность происходящего?
   -Разумно, - сухо кивнула она, - возьми, это будет теперь служить тебе. Когда придешь в себя, удостоверишься в своем здравом рассудке, - и у меня в руке оказался черный ромбик амулета. Посредине поблескивал светлый камешек.
   -Спасибо, - вспомнив о вежливости, я поклонилась.
   -Кстати, мой вид - это твое отражение в зеркале, - ехидно заметила она, - ты сейчас очнешься, потрудись приукрасить свою внешность, Тайнен как-никак.
  ***
  
   -Дышит! Жива! - глухо бубнящие голоса, наконец, стали внятными. Натима смешивала что-то едко пахнущее, и горькое на вкус - кто-то гадкий заставил меня это выпить. Но, верно, мерзкий вкус скорее привел меня в чувство, нежели все те целительные компоненты, что Натима не поскупилась туда намешать. Солен с Таиззой уточнив, что я уже не просто жива, а очень даже хорошо себя чувствую, куда-то спешно удалились. Веселье в честь Тайнена продолжалось, и если б не Солен, никому бы не пришло в голову, что со мной не все так хорошо. Я поморщилась, милая Натима сочувствующе спросила:
   - По прежнему голова болит?
   - Не поверишь, но уже нет, - действительно, боли как не бывало, - спасибо.
   - Некоторым образом квиты, - тепло улыбнулась целительница. - Этот, - тут Натима выругалась, чем несказанно меня удивила, - этот идиот тебе подсунул настойку подмаренника... Она выжидающе посмотрела на меня. Я недоумевала:
   - Это что яд? О таком не слышала...
   - Нет, это сильное опьяняющее средство, его обычно трактирщики добавляют в разбавленное вино. Гадость редкостная, ты, будучи просто человеком или полу-эльфом, должна была здесь устроить пьяный дебош.
   -Так почему на меня это так не подействовало? - без особого сожаления об упущенных возможностях поинтересовалась я, пристально разглядывая амулет, привязанный к моему запястью черной полоской кожи. - И кстати, как тебе это? - я показала ей свою находку?
   - Впервые увидела, когда тебе пульс мерила, почему раньше не одевала? Вполне в твоем стиле, к этому платью идет! А за то, что не подействовала, благодари свою маму. На орков такие мелочи действуют очень слабо. А в тебе орочьей крови достаточно, - подмигнула Натима. - вот эльфы абсолютно ее не переносят. Все, последняя настойка и через час ты даже сможешь танцевать, - подруга, явно удовлетворенная результатом лечения, подсунула мне зеркало. В отражении очень четко узнавалось лицо Крылатой, говорившей со мной совсем недавно. Светлый камушек амулета посверкивал посреди черного ромба. Длины шнурка хватило, чтобы надеть подарок на шею. Через некоторое время, наконец, появились, Солэн и Таизза. У Сола и Таи было по синяку под глазом, одежда была в снегу, но выглядели, они намного лучше нежели их пленник. Оказывается, они за довольно короткое время сумели произвести успешный отлов Фармилана. Неудавшегося отравителя и беглеца приволокли оба, отбив у немаленькой компании его дружков.
  
  ***
   Разумеется, он пытался сопротивляться. И друзья его тоже. Десять это было многовато даже для молодого сильного Варга. Но они не приняли в расчет молодую, сильную и очень злобную гарпию. Вторая ипостась Таиззы, которой до сих пор она практически не пользовалась, сослужила сейчас ей верную службу. Насмерть перепуганные люди не могли понять, что за страшные клыкастые чудища норовят их растерзать...
  ***
   Не знаю, зачем друзья это сделали, по-видимому, они все трое были в сговоре. И теперь, мне помимо всех испытаний этого вечера, еще предстояло судить моего обидчика. Разумеется, меня это не привлекало. Фланимар особенно вменяемым не выглядел. Натиму остановить я не успела, она что-то прыснула ему в лицо. Несчастный чихнул, его глаза остекленели.
   - Ребята, я не хочу его судить. Мне противно! - хмуро сообщила друзьям.
   - Ученица Натима Тиан, это порошок искренности? - Неожиданно появившийся за нашими спинами В'ир Нелекерин заставил всех, включая Фармилана вздрогнуть.
   -Да, В'ир, - поклонилась моя подруга. Она мудро предоставила Верховному магу разобраться со всем самому. Его взгляд остановился на мне, затем скользнул по амулету, разбитому бокалу у моих ног, настойках Натимы, исцарапанной физиономии Фармилана, вывалянного в мокром снегу и на держащих последнего разгневанных Солэна и Таиззу. Подойдя ближе, В'ир Нелекерин проделал несколько сложных пассов над моей головой. К моему удивлению, он позволил выражению облегчения проявиться на своем, обычно столь бесстрастном лице.
   - Ученица Тиан, вам разрешается изучение дополнительных дисциплин на ваш выбор по курсу целительства. Ученица Таизза Анзарна, Вам, как и ученику Солэну Владиргу предстоят дополнительное изучение основ медитации. Желание отомстить обидчику вашей подруги вполне объяснимо, однако вы подвергли свое и чужое здоровье опасности. Ученица Дайрин Кра Сойн - вам надлежит изучить внимательнее основы отравологии различных рас. Вы проявили редкостное здравомыслие, отказавшись судить вашего обидчика - так как это не ваша привилегия. Свободный график посещения занятий, вольный выбор последующих дисциплин. - Мы, втроем переглянулись, враз онемев от такой щедрости. Разрешение изучать вышестоящие дисциплины - было равносильно переводу нас в разряд более высокого уровня, а также значительно приближало время завершения учебы. Деление на курсы у нас было условным. Для каждого ученика подбирался обязательный набор дисциплин обеспечивающих получение той или иной специальности. О таком, чтоб ученикам в середине первого года разрешали изучать дополнительные дисциплины, мы и не слышали. Обычно это происходит на третьем году обучения.
   Под пристальным взглядом В'ира Фланимару явно стало еще хуже.
   - Ученик Фармилан Кесзан, потрудитесь объяснить причину своего поступка, - холодно велел Нелекерин. Думаю, он это сделал для нас, так как сам давно уже успел прочесть мысли и чувства каждого из нас.
   - Клиана Янсо попросила меня сделать так, чтоб Дайрин оказалась в неловкой ситуации, которая выставит ее на посмешище. Ранее Дайрин отказалась от моих знаков внимания, которые Клианой были приняты благосклонно. Несколько моих друзей также хотели отомстить. Я согласился... - Верховный маг не сообщил нам, какое наказание он избрал для Фармилана и его компании, во всяком случае, в Университете я их больше не видела.
   Нам же В'ир поручил развлекаться. Впереди еще три дня Тайнена, в которые предписывалось танцевать и веселиться. Считалось, что это отпугивает недобрые силы и призывает благословение Света. Я же, наконец, смогла попросить друзей:
   - Только объясните, как это вы оба умудрились одинаковые синяки заработать?
   - Э.. - замялась обычно такая бойкая Тая, - понимаешь, это произошло из-за того, что мы хотели отомстить каждый по отдельности.
   - В общем, произошел обмен мнениями и... - глаза Солэна весело блеснули. Таизза улыбнулась - мы подрались.
   -Спасибо ребята, за то, что так постояли за меня, но, пожалуйста, не истребляйте друг друга! Вы мне оба очень дороги. Друзьям явно было приятно это от меня услышать. Натима, откуда-то раздобыла примочки от синяков. Есть у меня подозрение, что очень она хорошо скрывает свои пространственные способности. В кармашках ее красного жакетика все это врядли бы разместилось. Спрошу позже, или вообще не буду. Захочет - поделится. Отчего же ей не иметь некоторых секретов? Постепенно, оказалось так, что подруги отправились танцевать - их разыскали обеспокоенные спутники. Все происшедшее уложилось в настолько малый промежуток времени, что мало кто обратил внимание на происшедшее. Что к лучшему, лишние вопросы - лишние проблемы. Может, еще этому способствовало разделение части зала на лабиринты из зимних деревцев, цветов, лент и прочей мишуры. Солэн остался со мной.
   - Стало легче?
   - Знаешь, да... Спасибо Натиме. И тебе, что не растерялся, - давно хотелось поправить взлохмаченные пряди его русых волос, что я и сделала. Он перехватил мою руку и поцеловал:
   - Не сочти мое поведение неучтивым, чувствую себя глупцом.
   - Почему? - он явно выглядел смущенным,
   - Дайрин, выслушай меня. Я не верю обычно в знаки, предсказания, но всякий раз когда я хочу тебе кое-что сказать, что-то происходит. Дайрин, - он все не отпускал мою руку, Мне кажется, я люблю тебя еще с тех пор, как нас официально представили друг другу в Лаэте те Коэро. - Я не знала, что ответить другу. Странно, мне признавались в любви в тот момент, когда я меньше всего думала о ней. Солэн мне нравился, но я не могла бы с уверенностью ответить ему: "Я тоже люблю тебя, дорогой". Слишком обожглась я тогда, когда поверила в искренность его сводного брата. Вот так вдруг, неожиданно все это. Но приятно, Тайнен как никак.
   - Солэн, я... даже не знаю что сказать... - Он снова улыбнулся, так как при первой нашей встрече.
   - Поверь, мне будет достаточно знать, что ты меня не захочешь толкнуть так, чтоб я приложился головой о стенку, что я не слечу с лестницы, что у меня не появится обидной, прилипчивой клички, пропетой в сочиненной тобой песенке. И ты разрешишь мне ухаживать за тобой, быть твоим защитником? Позволишь защищать тебя, несмотря на то, что в честной схватке ты сама в состоянии постоять за себя?
   - Насчет первых перечисленных мер по перевоспитанию наглых молодчиков - все зависит от твоего поведения, - лукавый взгляд искоса, заставил его улыбнуться. - Быть моим защитником? Да, если это будет защита, а не ограничение свободы, - какой же радостью просияли его глаза при моих словах.
   - Спасибо, моя королева. Для меня это самый дивный Тайнен в жизни.
   - Пожалуйста, мой рыцарь, для меня этот праздник тоже сложился весьма... дивно. - смутное подозрение посетило меня.
   -Солэн, это не ты подослал ко мне пьяного в стельку гнома, который разбудил меня посреди ночи? - Солэн виновато вжал голову в плечи:
   - Прости, Прекрасная. Этот плут обещал спеть под твоим окном в десятом часу от полудня. Я сам бы тебе спел, но не все поймут волчий вой посреди города. - я хихикнула, - Вспоминать это утром было забавно, но его участь могла оказаться незавидной. Ты меня и моих подруг знаешь.
   - О да, - он невольно приложил руку к синяку. - Я тогда был так зол, что не контролировал себя, Таизза наверное на меня зла...
   - Она тебя простила в тот момент, когда увидела у тебя этот синячище, а на ней все заживает как на гарпии. Если бы она имела к тебе претензии, поверь, она бы их уже предъявила. А я же так и не успела рассказать тебе... Солэн Владир рин Анкл, а ты задумывался, когда-нибудь о значении твоего имени?
   -- Особенно нет. Второе - это наследственное, еще от Первопредка.
   -- Ты выдержки из языка Древних учил, чудо мое, клыкастое? Те несчастные клочки, которые нам преподают? На Ирхине Владирг - это Волк и Повелитель. Рин Аанкл - два смысла - Остроклык и Кленолист!
   -- Совпадение? - Нахмурился Принц-полуволк.
   -- Нет, раньше во времена основания Атании как государства, общепринятым был язык Древних, а теперь его помнят, лишь несколько магов и что-то немногое сохранилось в памяти долгоживущих рас! Поверь, я не поленилась в летописях проверить! Нам с тобой нужно проникнуть в королевский архив, а еще лучше туда, где Мартения хранит свои самые важные вещи. Солэн - ты более чем наследный принц!
   -- Мартения наверняка это все понимает, и эти бумаги, даже если и существовали когда-то, уже ею давно уничтожены, - криво улыбнулся мой друг и защитник.
   -- Если она не изменяла твоему отцу, то трясется над ними. У ее детей это тоже может проявиться! И тогда ей придется уже самой оправдываться. Так что, нужно придумать повод для посещения твоей родины, и вперед.
  
   Глава 5
   Чем дальше в лес, тем дольше возвращаться.
   Бильбо Торбинс
  
  
   Легко сказать: "Вперед" стремясь отправиться на поиски приключений. Суровая реальность часто одергивает нас, не давая, свершится нашим желаниям здесь и теперь. А жаль. Хотя, в голову со временем может прийти что-нибудь веселенько-сумасбродное. Например, проекспериментировать с телепортацией. Уже Искротрав приближался, а учителя все медлили нас отпускать. Чтоб заполнить время я набрала такое множество дополнительных дисциплин, что не успевала перебегать от одного корпуса к другому. Пришлось заклясть план Университета и все двери для моего быстрейшего перемещения. Задумка была хорошей, пока мои друзья не воспользовались моими порталами одновременно. Преподаватели и ученики потом несколько дней осторожничали, проходя через двери. Удивительно, но наказать нашу компанию не сочли нужным. А просто, наконец, отправили в Атанию. Вероятно, чтобы отдохнуть от наших проделок.
   Я получала от путешествия удовольствие. Солэн же дулся на меня все больше и больше. Одна из возможных причин - это то, что наедине побыть нам не удавалось - с нами увязались наши друзья, что явно не входили в его планы, но было спровоцировано мною. Второе - Солэна явно раздражало прославление Мартении на каждом углу. Государство процветало и это не могло не удручать Ненаследного принца. И народ, народ любил эту властительницу, вспоминая в лучшем случае о Цеззе Лордене как о неплохом государе.
   - Солэн... - Он прервал меня.
   - Дар, я понимаю, что народу с ней... удобнее, лучше. Но не хочу с этим смириться! С тем, что какая-то женщина заняла место моей матери, а затем и отца! С тем, что ее благословляют, что она умна, достойно заботится о моем народе. И народ рад. Народу ничего-ничего больше не нужно!
   - Сол, - я погладила его по щеке, - ты в любом случае нашел свое призвание... Знаешь, я чувствую себя виноватой.
   - Милая моя, лларни! * Наоборот, спасибо тебе. Мне важно помнить, знать свои корни. Так, что я очень благодарен, - он поцеловал мне руку.
   -А что на обед в этом трактире? Плюхнулся рядом вездесущий Ваннор. Он умудрился удерживать сразу пять большущих кружек пива.
   - Старые запасы пельменей, мой дорогой друг, - сладко пропела у него над ухом Тая. Беднягу перекосило - пельменями он успел обкушаться в трех предыдущих постоялых дворах.
   - Солэен, я твою страну очень уважаю, пиво тут правильное делают, но готовить пельмени с мясом в конце весны в каждом трактире, это форменное извращение! - Солэн улыбнулся в ответ и пожал плечами:
   - Едим, что есть, прости, - к нашему столу подбежала рыжая девчонка - служанка.
   - Уважаемые господа! Тута Вам есть все, что бы Вы не пожелали! - обрадовав нас этим изречением, малышка гордо приосанилась.
   - Неси все, что угодно, только не пельмени! - потребовал наш вечно голодный менестрель.
   - Рада служить благородным господам! - Ваннор повернулся к нам.
   - В столице будем завтра, и что теперь?
   - Мартения все равно уже давно знает, что мы на территории королевства. Подорожную нам пришлось предъявлять раз семь, посему имеет смысл направиться сразу к цели нашего путешествия, - Натима небрежно пожала плечами, - об остальном Дайрин нам уже всю неделю напоминает. Не беспокойся, мы помним о твоем плане, - План был простым. Совершенно открыто приехать в Атанийские Архивы исследовать фольклор и предания, не сообщая, что больше всего нас, вернее меня, интересуют тексты на древнем Ирхине. Так как никто больше не удосужился его изучить, остальная компания будет меня прикрывать.
   На стол хлопнулась огромная миска с лапшей и молотым мясом. Ваннор позеленел и судорожно вздохнул, а мы не смогли сдержать наш смех.
   - Те же пельмени, только в профиль, - трагически прошептал он, - придется компенсировать этот удар пивом! Девочка, - он очень ласково подозвал наивную служанку. Принеси дяде пива. Много, нет очень много. - девочке очень повезло, что Ваннор отослал ее надолго, потому что... потому что когда начинается драка маленьким девочкам, даже трактирным служанкам в ней не место. Наверное, я была в чем-то виновата, может быть, даже по заслугам полетел в меня этот кинжал. Но мне было не до раздумий. От противоположной стены зала до места, где мы сидели было достаточно далеко, но не так, чтоб я не поняла, куда его вернуть. Драку я видела не в первый раз, самое главное - это оказаться вовремя в стороне с тяжелым предметом наготове. Если некоторое время так постоять, более или менее уязвимая часть врага окажется в досягаемости твоей табуретки. Кстати гарантия того, что не подумав, с пылу жару укокошить кого-нибудь из своих ненаглядных друзей. На ребят было приятно посмотреть. Стоя спина к спине, они гвоздили нападающих дорожными посохами. Девчонки последовали моему примеру, и не совались им под руки, большей частью используя подручные предметы и совсем немножко - телекинез. Минут через десять драка закончилась. Ребята убили трех зайцев - согнали злость на несчастных, покрасовались перед нами и нагуляли аппетит. Как всегда лишь по окончанию драки в трактир ворвался военный патруль.
   - Кто вы такие, зачем начали драку? - Тут за нас вступился трактирщик, несказанно благодарный, за то, что по чистой случайности его дочка не попала в эту катавасию.
   - Господин офицер! А зачинщиками были эти - он указал на побитую нами компанию бродяг, один из них швырнул нож в темноволосую госпожу, а та - каким-то магическим способом еще на подлете кинжал взглядом развернула - и все! Вот он и в себя не пришел, верно, ранен. А потом остальные, эх не заплатили они еще за постой, беда, какая, остальные на них то и ринулись. Вот и были изрядно избиты. - Офицер приказал солдатам осмотреть наших недавних противников.
   - Все побиты, но будут жить, за исключением этого, с кинжалом. А ножны у него на поясе
   - Значит закон Атании относительно самообороны не был нарушен никем - все зачинщики были поражены тем же видом оружия, что и они сами. - Офицер бегло просмотрел наши подорожные, хлопнул по ним дорожной печатью. И посоветовал дать мне немного вина.
   Когда мы поднялись в наши комнаты, Таизза сочувственно спросила:
   - Это был первый случай, что ты кого-то убила? Я отвернулась.
   - Нет Тая. Первое мое убийство я совершила в 10 лет. Ребята недоверчиво на меня смотрели, явно ожидая объяснения.
  
   ***
   Каменная плита жертвенника разбудила меня невыносимым холодом. Пошевелиться я не могла. Вокруг были те, кто принадлежал к моим родным Кланам. Аскор, телохранитель матери, посмотрел на меня и со словами, - так будет лучше девочка, - подал знак слугам. Ему поднесли стальной простой кинжал, переливавшийся всеми оттенками багрового в этом неверном свете факелов
   О Пустота, и Тьма! Прими нашу жертву, ее тело и душу и даруй нам силу! Даруй нам возможность вернуть старый, благословленный предками порядок!
   Кинжал начал опускаться,а мое сознание словно раздваивалось. Маленькая девочка с ужасом смотрела на приближающуюся смерть, и кто-то беспредельно сильный и мудрый, и, наверное, страшный, принялся шептать этой девочке - не дай Им забрать твою жизнь, забери ее их! И девочка послушалась этого голоса. И настала Тьма. И Пустота.И холод. Только гаснущие факелы, еле освещают двенадцать иссохших тел, жизненные силы которых выпиты до конца.
   ***
   - Меня нашли утром. Только родители не побоялись подойти. Они тоже могли погибнуть, но они не дали мне уйти. И я осталась, только с тех пор я немного сошла с ума. Причинить вред проще простого, даже желать не надо. А вото, не причинить - это тяжелее. Убивая сегодня, я не пила его силу. Я ответила его же оружием. Ненавижу кинжалы. - Тая наклонила голову, Натима вздохнула. Солэн сжал мою руку, а Ваннор... Вечно легкомысленный гном Ваннор хлопнул меня по плечу, удивился, тому, что я даже не пошатнулась, и тихо, но веско произнес:
   - Такая как ты обязана уметь себя защищать. Тогда ты сможешь защитить и других. Я смело отправился бы с тобой даже Селнийские залежи мертвого камня.
   Друзья понимали меня и поддерживали. И молча принимали. У нас оставалась последняя ночевка в лесу, до прибытия в Аталейю. Так сложилось, что за дровами, выпало идти Ваннору с девчонками. Мы с Солэном даже поспорили на бутылку коньяка, что или вернется со следами от пощечин, или, как мечтательно предположил Солэн, со следами губной помады.
   -- Я попытаюсь уснуть, - Солэн явно хотел мне что-то сказать, но сжалился и не стал меня мучить расспросами. Уснула моментально, словно проваливаясь в дремотное царство...
   Темнота. Впереди пентаграмма. Иду к ней. Произношу незнакомые мне самой заклинания, и ее линии начинают светиться. Захожу внутрь пентаграммы, жутко. Растворяюсь. Мрак, пустота, бездушье и бездумье. Не Вечность, а вязкий комок тенет безвременья. Бьюсь, не могу дышать...
   В себя я пришла от пощечин, которыми меня наградил Солен. Он не обиделся, когда я дала сдачи.
   -- Вуф, любимая, дерешься, значит, жива, - обнял он меня на радостях, - Тяжела у тебя рука для эльфийки.
   -- Кхррр, я не только эльфийка, я орка, - проскрипела я. Солэн понятливо протянул мне флягу. Зубы противно скрежетнули по горлышку. Жадно напившись и отдышавшись, поинтересовалась: " Больно?"
   -- Нет, что это было?
   -- Не знаю, как будто в чью-то память заглянула, - я знала в чью. Солэну незачем было так пугаться. Пока. Нортия показала мне одну из вех своего пути к Пустоте.
  
   - Знаешь легенду о Черной госпоже? - поинтересовалась я.
   - Той, что хранит наши сны от Пустоты? - Он сел так, что мне было очень уютно прижаться к нему и почувствовать себя маленькой, защищенной и любимой. - Почти так, только обычно, ваши человеческие легенды рассказывают лишь об одной части. Рассказать? - Он улыбнулся.
   - Когда-то жили на свете Крылатые. Однажды двое Крылатых - Он и Она полюбили друг друга. Все это приняли и все этому радовались. А потом на всех свалилась беда - Пустота. И он сказал, что нужно отдать свои Крылья, чтоб защитить мир. Но Крылатые не хотели становиться бескрылыми и отказались. Тогда Он и его друг собрали тайком у всех крылья. И Возлюбленная Крылато тоже отдала свои крылья. И они взлетели над провалом в Пустоту, но кто-то должен был доставить крылья в саму пустоту - отдав жизнь. И их друг так и поступил. Так как он Любил крылатую девушку, И Его друг тоже ему был дорог. Он канул в пустоту. Крылья, оказывается могли отрастать со временем, только у многих они выросли словно обагренными кровью. У любящих друг друга Крылатых выросли черные Крылья. Озленные и униженные собственной неправотой одноплеменники, сочли его виновным в непослушании и приговорили к смерти в Пустоте. Но и Пустота уже изменилась. После таких жертв в нее можно было достучаться. И злость, и гнев Черной Госпожи изменили ее так, что стало возможным призывать силы чуждые этому миру.
   - И Тьмы? - уточнил Солэн.
   Теперь - да, хотя Пустота и Тьма - это немного разные вещи. Говорят Крылатые ушли из нашего мира. И Чернокрылая тоже ушла. Но своим путем, таким, чтоб вернуться и вернуться не самой.
   - А еще говорят, - Солэн, словно невзначай сильнее меня обнял, что у нее есть звездная дорога по которой она когда-нибудь пройдет - и обретет силы света, вновь став защитницей этого мира.
   Когда вернулись друзья, я уже крепко спала, под защитой любимого, так и не узнав кому из нас по праву должен достаться наполовину выпитый нами коньяк из запасов Ваннора.
   Аталейя мне понравилась. Солнечный приветливый город, где в воздухе витает аромат выпечки и бобов шекки,практически нет канав, виадукам насчитывается около тысячи лет, а окно каждого дома - это отдельный витраж. Причем на каждом окне различные изображения.
   - Мой родной город, наслаждался принц, вот цеха стеклодувов, пекарей, а на пряничной улице такая сдоба, которую даже эльфы не приготовят!
   - Да уж, мы просто научили готовить вас, людей, та как нам лень было, - рассмеялась я. -Натима, наслаждаясь выпечкой, купленной по дороге, не преминула сообщить, что это все ладно, а вот хлеб таэрхи, так это самая что ни есть вкусность.
   Так, беспечно болтая, мы подъехали к очередному постоялому двору. Краем ха, я уловила как Натима инструктирует выскочившего к нам трактирщика.
   - Готовить, жареную картошку и баранину, пельмени, лапша и прочее не должны да же появляться в поле зрения нашей компании, - вснепременно исполню. Только с Вашего соизволения - Вам и Вашим друзьм здесь оставлены письма. Заинтересовавшийся Солэн, небрежно помахал прочтенным письмом.
   -Нам тут предлагают приведя себя в порядок явиться к ее Величеству Мартении, которая будет счастлива видеть цеззу, и ее сопровождающих у себя. Замечательно, - внезапно в его голосе прорваляся хриплый рык, - а то что это моя родина, и мой родной дом она забыла? -я предостерегающе подняла руку:
   - Не давай повода и все будет в порядке. Она то помнит, иначе бы так и не формулировала бы послание.
   - Ваша спутница права, принц, - женщина, сидевшая неподалеку, откинула покрывало с головы.
   - Нольгерда? Что вы здесь делаете? - изумились мы с Солом. Она приветливо улыбнулась нам, слегка поклонившись- Доставляю письма, жду на них ответы, также могу проводить ее высочество в Архивы, благо, они через дорогу. Не буду Вам мешать, когда решите, позовете, я на улице, - снова легкий поклон, и тяжеловато пройдя к двери, она обернулась:
   - есть некоторые вещи, которые ее высочеству наверняка захочется увидеть.
   - Подождете меня здесь, ладно? Только Сол знал ту историю, поэтому он лишь попросил меня быть осторожной.
   Нольгер ждала меня у крыльца.
   Вся улица была украшена неопавшим весенним цветом деревьев, что делало дорогу, пусть и в таком неожиданном сопровождении весьма приятной. Фрейлина распахнула передо мной калитку, пропуская меня в неизменный для Аталейи садик перед домом.
   Ваше высочество, ее Величество желает видеть Вас завтра, а сегодня предписала показать Вам, где находятся наши Архивы. Вы там многое сможете узнать. В частности и о том почему усиленные наследственные признаки проявились именно у Солэна а не у детей Мартении.
   - Что ты хочешь сказать этим, Нольгер? - я не могла понять причину ее откровенности.
   - Я откровенна с тобой, потому что - могу себе представить, что от меня останется, если я буду перебегать тебе дорогу. Один раз ты уже вправила мне мозги, и вновь так глупить я не собираюсь. И, самое главное, тебе Наксел не нужен - значит, ты не будешь отбирать его у меня. Без сильных помощников, без руки матери трон ему не удержать, и жизни наших будущих детей не сохранить. Народ поднимет бунт, если мой тщеславный возлюбленный придет к власти. Хотя, пока есть Мартения, я буду служить ей, - она помедлила, словно не решаясь договорить. - Солэн, в отличие от Наксела имеет намного больше прав наследования. Только народ это примет лишь тогда, когда ему действительно будет нужен Солэн, а не сын всеми любимой Мартении. Видишь ли, Ин-Суари приходилась четвероюродной кузиной Лордену и кровь этого рода была чистой.
  
   *Ларни - светлая, солнышко
  
  Глава 6
  
  Нечего на зеркало пенять, если не накрасилась.
  И смотришься при хорошем освещении. С утра.
  Не сняв очков. Не наложив заклинание невидимости.
  И вообще, нечего туда смотреть...
  Наставления Сюзан МакКанарейкл
  
  - Я прошу твоей руки, и сердца, вот колечко... Гллм,
  моя прелесть...
  Реминисценция
  
  ***
  
  На заре существования этого мира правили Крылатые. Однако с течением времени их власть начала исчезать. И они связали себя кровными узами с Перворожденными - Людьми. Смешение разнородной магии и исконной крови этого мира привело к удивительному разнообразию их потомков.Так появились маги ,волхвы-оборотни, орки, эльфы, гномы, гарпии и многие другие расы.
  Тайные хроники Крылатых
  
  ***
  
  Я недовольно фыркнула. Потом поднесла листок с переводом к огоньку свечи. Страшненькие документики хранятся здесь в архиве. Кажется, уже начинаю понимать, почему Ирхин предали забвению. Рукопись на этом языке я бы не смогла так просто уничтожить. Не должны такие знания становиться всем доступными. Обычные люди завидуют нам, не зная, что существовать мы смогли только благодаря им. Забавно. Это что же получается, Крылатые не являются урожденными обитателями нашего Мира? Придется спросить...
  - Нелекерин тебе не скажет, - от неожиданности я чуть было не обожглась. Как и следовало ожидать Нортия отражалась в зеркале напротив письменного стола. На сей раз, она сочла нужным быть одетой так же как я, однако выглядела старше. Я надеялась, что моя внешность приятнее. Нортия явно читала мои мысли, одно ее отражение было мне немым укором за бессонные ночи и безалаберный подход к жизни.
  - А можно меня так не пугать? А то разбитые зеркала - это плохая примета, - раздраженно попросила ее.
  - Не в духе? Снова?
  - Глаза болят, а в поисках своих я не продвинулась. За исключением этого, - злополучный пергамент лежал на столе.
  - Ты хочешь услышать от меня, что это неправда? Что Летописец соврал? - Крылатая грустно улыбнулась, - это правда, к которой ты не вполне готова. Этот мир очень сложен. Есть несколько основ этого мира. Силы его творившие, Крылатые, его изменившие, Мойры, его предсказавшие, магия и чувства, ежесекундно его раздирающие. Пожелай, кто уничтожить этот мир он бы растерялся от такого множества основ, - продолжала она разрушать мое миропредставление.
  - Крылатые не сотворяли этого мира?
  - Хуже, они его изменили настолько, что его можно считать вновь сотворенным. А Нелекерин тебе не ответит, потому, что помнит все совершенно иначе.
  А насчет того, что ты ищешь, спроси своего любимого про кленолистовый лес, - она посмотрела сквозь меня, - у тебя сейчас будут гости, - и исчезла. Через несколько мгновений мне послышались тихие шаги.
   - Солэн, заходи, - он воспользовался моим приглашением.
   - Чему ты так радуешься? Мысленно ругая себя за неумение скрывать свое настроение, резковато поинтересовалась. Я не стала передавать ему содержание своего разговора с Нольгердой. Это было бы не вовремя. За его выдержанностью крылось острейшее желание, наконец, вернуть себе принадлежащее по праву. И только осознание того, что это была воля отца, заставляло его мириться со сложившимся порядком вещей. Я знала, что нужно выждать, и у меня было кое-что припасено к тому времени, когда Солэн сможет стать Сецеззом. Но если я скажу ему сейчас о законности его прав - он может пострадать, и скорее всего, погибнуть. А это я бы не хотела пережить.
   -Двум вещам, - он улыбнулся, - что застал тебя здесь одну и что, вскоре я смогу предложить тебе больше, нежели сейчас! - "Ну-ну!", подумалось мне, "А я о чем-то просила?".
   - О чем ты?
   - Дайрин, ты знаешь, я люблю тебя, но не чувствовал себя вправе просить твоей руки будучи никем, теперь когда меня есть возможность...
   -Ты пьян? - прервала я его.
   - Только любовью к тебе! Ларни*, ты согласилась бы стать моей женой?
   - Запросто, - он явно не ожидал такого ответа. Не мог поверить в искренность моих слов. А я уже смогла отойти после лживости его брата, и сумела стать более защищенной. Впрочем, если бы ему пришло в голову посмеяться надо мной, ему бы это очень дорого обошлось. Я не очень умею прощать обиды. Телохранителю моей матери я тоже не смогла простить. Зато я теперь жива, а где теперь находится его дух, даже и знать не хочу.
  - Ты так просто... Ты любишь меня?
  - А зачем все усложнять? Люблю, - он поднес мою руку к своим губам.
  - Я не считал себя вправе просить твоей руки и сердца, пока ничего не могу тебе предложить. У меня даже дома нет. Считал нужным сперва доказать тебе...
   - Солэн, мне ничего доказывать не нужно, твой дом, если хочешь, там, где мой, - я уже чувствовала, что у него есть веские (для него) доводы против. Странно, почему же он вдруг решил открыться? Видимо, из-за надежды достигнуть чего-то большего, нежели пост мага при каком-либо дворе, а это значит... Я резко прищелкнула пальцами, активируя заклятие сотворения тайны... - Во что ты решил ввязаться?
   - В Веденее скажу, здесь действительно не место. Просто у меня появилась надежда, ты со мной? - Странно, он еще и спрашивает. Я считаю глупым ломаться и жеманно ахать "не знаю, не думаю, дайте подумать". Все бред. Ему достаточно было спросить меня прямо, и врать я не собиралась. Мне послышался чей-то смех, в зеркале снова проявилась моя вторая, а быть может первая ипостась. Она иронично усмехнулась. Я начала злиться. Тогда, пожав плечами и прошелестев: "Как знаешшшь", она вновь исчезла. Солэн, оглянувшись, заметил лишь мимолетное движение.
   - Сквозняк, - объяснила я, он потянулся к моим губам, ответила ему тем же. Забавное ощущение. Странная штука эти поцелуи.
   Через некоторое время я вспомнила подсказку Нортии:
   - Ты про такое место, как лес кленолистов, случайно не слышал? - Он как-то странно на меня взглянул.
   - И слышал, и видел. Если хочешь, давай туда съездим.
   - А это далеко?
   - День конного хода, и мы там. Достаточно безопасное место. Это непростой лес, - он погрустнел, - это очень красивое место, Дар. Когда была жива мама, мы бывали там несколько раз в году. Если бы она, не уступила бы отцу, то никакой бы охоты не было. С ней бы ничего в Окраинном Лесу, не случилось бы. Хотя для нее это была невеселая забава, ей, пришлось сопровождать его на королевской охоте.
   - Солэн, - мне не хотелось бередить его душу бесполезными сочувствиями, коих, за свою жизнь он уже успел немало наслушаться, мне просто хотелось сказать, - я с тобой, - наши пальцы сплелись, я вдруг отдернула свою от неожиданности. В нее словно что-то слегка ударило.
   - Это артефакт? - он снова внимательно на меня посмотрел.
   - Это пропуск. Знак. Он снял с безымянного пальца красноватое двойное кольцо. Где вместо камешка-украшения было изображение солнца, - хочу дать тебе. Это оберег, и не возражай.
   - А ты? - в ответ он прикрыл кольцо ладонью. Когда он, улыбаясь, ее убрал, в его руке оказалось два кольца с изображением кленолиста.
   - Оно все равно останется у меня.
   Странное это было кольцо. Ощущение было одновременно и приятным и тревожным, словно в нем были две разнонаправленные силы, которые были против и, одновременно за то чтобы я к этому кольцу притрагивалась. Но когда Солэн разъединил кольца, я поняла, что по крайней мере мое, признало меня своей хозяйкой.
   - Оберег?
   - Да, просто не снимай, и мне будет спокойнее. Обещаешь?
   - Если у меня не проявится непереносимость этого украшения - не сниму.
   -Не появится. Так ты хочешь поехать? - спросил он, помогая мне раскладывать по местам все эти свитки и пергаменты.
   - Разумеется, только пару часиков отдохну и в путь.
   - Я тут подумал, ничего, если мы съездим просто вдвоем? А ребята пока в городе побудут? Я обещаю вести себя достойно, - добавил он.
   - Думаю, это приемлемо, - про себя же добавила: "А я не обещаю".
   Выехали мы на следующее утро. Славная эта страна Атания, пожалуй я бы здесь могла бы жить. Да и от родины недалеко. Солэн с удовольствием показывал мне окрестности. Такого радостного и беззаботного настроения у него я и не помнила. Я ни капли не кривила душой, когда так легко призналась в ответных чувствах. Ненавижу лицемерить и делать, так как принято. Настоящая, людская Цезза жеманно бы краснела, намекала, якобы смущалась... А если за свою открытость я поплачусь - тем скорее я узнаю, с кем мне не по пути. Жаль, что так просто нельзя разбираться со всей этой дворцовой маетой.
   Та же Мартения, та же Нольгер были мне неприятны, но я должна была себя вести как подобает. То есть дружелюбно и уважительно, хотя считаю одну подлой расчетливой стервой. А другую, впрочем, нет, она явно себе на уме, можно подумать, что это она ребенок Мартении, а не Наксел. Если про меня кто-то посмел распускать слухи, что мой приемный сын - это несчастный бастард, то легко можно предположить что злоязыкие будут всегда мне приписывать какие-то грехи. Все же я намного свободней, так как у меня на родине к незаконнорожденным относятся намного доброжелательнее. Мне достаточно того, что истина известна моим близким, а мнение остальных... Меня не должно волновать. Хотя я бы не хотела, чтобы все эти слухи дошли до Виаррана. Мальчик может огорчиться, или не выдержать и вызвать на поединок кого угодно. А с кем угодно он не справится. Пока. Ближайшие лет десять. Интересно, а каково Солэну? Мальчишка, на несколько лет младше его, вот-вот оденет корону, а он сам, как ненаследный принц в стороне и, естественно, чувствует себя не состоявшимся. А то, что он успел перепробовать кучу ремесел, участвовал в пограничных стычках в качестве командира, был смотрителем золотых рудников, финансистом - это, получается не в счет. Да только умная Мартения его и воинского звания лишила, поняла, что негоже допускать, чтоб возможный претендент на престол был в ее армии. Простым солдатам всегда по душе тот, кто пойдет в бой наравне со всеми, а не будет картинно гарцевать на безопасном расстоянии от битвы. И отстранила его от управления экономикой. В общем, с ее стороны разумный ход. Солэн даже хотел ступить на стезю наемника, однако для начала решил попробовать силы в Веденее. Просто так, наудачу. И она его не подвела. Великим магом ему не бывать, зато простейшие заклинания и несколько дополнительных способностей стали ему доступны. В Веденее будут учить даже полностью неспособного к магии. Есть уйма сопредельных наук, которые хотя бы дают возможность выжить там, где невежда пропадет.
   Друзья, совершенно не собирались трястись в жаркий день неведомо куда, поэтому мы сами составляли компанию друг другу. Солэн явно был рад возможности просто побыть наедине, (лошади не в счет), я тоже.
   Я не могла тогда понять, что крылось за такой естественной беззаботностью Солэна.
  
   ***
   Бледная кожа, лихорадочный румянец, частое дыхание. Взгляд, который уже видит, что находится за Пределом. Длинные тонкие пальцы левой руки с усилием стягивают с правой безжизненной руки кольцо. Красноватые отблески. Маленький мальчик с ужасом видящий как тают силы его матери. Мужественный высокий мужчина, стоящий на коленях у кровати жены. Ее вынужденная слабая улыбка. Сочувствующие лица челяди.
   - Дай руку, сынок, - малыш покорно протягивает ручонку, ее на миг сжимает рука умирающей, и бессильно опускается на простыню.
   - Лорден, прошептала она, дай ему твою половину.
   - Нет, Суар! - горячо зашептал он ей. - Ты выздоровеешь, жар спадет, - подтверждая это, сиделка усердно закивала.
   - Я ухожу, любимый, прошу тебя, - фигура высокого человека словно обмякла, он снял свое кольцо и положил на все еще раскрытую ладошку сына. - Сожми пальцы, - глухо велел отец, - теперь разожми и сам одень на безымянный палец правой руки.
   Кольца слились в одно, и получившееся словно уменьшилось. Во всяком случае, оно не спадало с детских пальцев.
   - Ин-Суари тихо прошептала любимому:
   - Когда-нибудь, ты вновь увидишь их разъединенными. Наш мальчик встретит свою судьбу и будет счастлив.
   Это были ее последние слова. А мальчик почувствовал недобрый тяжелый взгляд. Он успел поднять глаза, до того как ненавидящий его отвернулся. Это была верная сиделка-подруга умершей Королевы.
  Спустя очень короткое время она требовала, чтобы Лорден забрал у мальчишки Венчальное кольцо Аанклов. Это было единственное, на что он не согласился.
  
  ***
   Ближе к вечеру мы наконец-то приехали на место. Была какая-то древняя сила в этом лесу. Но среди вековечных стволов, и тут и там множество молодых деревьев протягивали свои ветви к небу. Лошади пофыркивали, всяческие пичуги бурно зазывали друг друга строить совместное жилье, а заодно и надежную птичью ячейку. На большой поляне зеркально отражало небо маленькое чистое озеро.
   Я погладила кольцо. А где-то далеко, за Окоемом Мира три мойры переглянулись, и первая вытянула переливающуюся всем спектром цветов нить...
  
  *Ларни - солнышко, светлая
  
   Глава 7
   Не ложись на краю,
   Баю-баюшки баю.
   А не то придет волчок,
   И ухватит за бочок.
   Добрая детская колыбельная
  
   Это было спокойное, радостное место. Я наслаждалась тишиной - не люблю все же многолюдность городов. Солэн, наконец, смог обернуться в волка, не опасаясь очередных разговоров по поводу своего проклятия. Мартения все умудрялась выставить не в том свете. Хотя, какое уж это проклятие? Быть кем-то большим нежели человек - это интересно. Я знаю.
   Хорошо в конце весны валяться на траве. Увлекательное и умиротворяющее занятие смотреть, как медленно изменяют форму лениво проплывающие облака. Вечерело. Это было мое самое любимое время суток, время когда нет лишнего света, который слепит и давит, время, когда засыпают яркие дневные цветы и просыпаются чарующие ночные. Время пения цикад и восхода лун. Рядом был дорогой, любимый человек, вернее волк, вернее оборотень (поди, разберись), который знает столько интересного, но про которого самой известно не так уж много.
  - Смотри, вот это словно корабль, а вот и паруса. Море, жаль никогда не видел.
  - Если захочешь, побываем в Реэ-танри. Давний торговый город, принадлежащий оркскому народу. Тебе там точно понравится.
   - Неплохое предложение, столько интересных мест мы с тобой еще увидим. Про Город Двух Берегов я знал, это и не так уж далеко, обязательно съездим.
   - Договорились, Солэн, гляди, а это облако похоже на волка, не на тебя ли? - я лукаво подмигнула. Он, улыбаясь, отрицательно покачал головой, одновременно потягиваясь всем туловищем.
   - Нет, облако не серое, а белоснежное. Поэтому, скорее похоже на Варгра Рса-Нор.
   - Кто это?- заинтересовалась я.
   - Глава некоего сообщества истинных оборотней.
  ***
   Худой маленький мальчишка в добротном охотничьем костюме тихонько улизнул от нетрезвых господ придворных. Особенно мальчику внимания никто и не собирался уделять, господам было гораздо интереснее виться вокруг новой государыни, дабы снискать ее особенное благорасположение. Как же, впервые по окончании траура сецезза Мартения выбралась в загородную резиденцию и устроила пышный прием для двора. Зато сводному семилетнему брату Солэна и прочим досталось все внимание. А кому нужен полуволчонок обреченный на бесцарствие? Проще бы и убрать его с глаз долой, да только понимает Мартения, насколько неразумно это будет. Тогда разговоры могут пойти о том, что неслучайно вся прежняя королевская семья преждевременно ушла в Свет. Так что лучше уж потерпеть мальчишку, тем более, что особых хлопот он и не доставляет, весь в учебе, когда в замке, и где-то вечно пропадает, когда королевская семья выезжает за город.
   Мальчишка уходил все дальше, на лице его застыло упрямое выражение. Нет, он должен, он обязан пойти еще дальше. Ведь слышал, не раз слышал, как господа придворные обсуждали сплетню про то, что тут оборотни водятся. Так уж лучше к ним, если они ему больше родственны. Или пусть загрызут, и не придется терпеть такое обидное к себе отношение. Никого во дворце не осталось, кто бы его утешил и угомонил бы безнаказанных младших братьев, которым разрешалось делать такое, за что Солэн был бы обязательно наказан.
   - Мальчик, ты заблудился? - перед ним стоял высокий худой парень с заплечным мешком. Взлохмаченные каштановые волосы были подвязаны кожаной тесьмой, на щеках были нанесены темные полоски. За его правым плечом был приторочен узкий меч.
   - Нет, сударь.
   - Что же ты ищешь здесь? Тут начинается территория клана Рса-Нор, посторонним дальше пути нет.
   - Я не знал о таком клане, я ищу деревню оборотней, - Незнакомец пристально на него посмотрел.
   - И как давно у тебя это проявилось? - Солэн непонимающе уставился на непонятного человека.
   - Ну, как давно ты научился это делать? - уточнил незнакомец, обращаясь в белого волка с двумя одинаковыми темными полосками по краям морды.
   - Уже четыре года. Ээ, сударь...
   - Зови меня просто - Варгр.
   - Я пришел сюда к Вам, может, Вы разрешите мне остаться здесь? Я постараюсь не стеснить Вас, прошу...
  - Мальчик, я бы с радостью сам бы предложил бы тебе здесь остаться и разрешил бы пройти дальше, но в тебе больше человека и чего-то иного, мне непонятного, нежели волка. У тебя, скорее всего очень необычно сложится судьба, и когда-нибудь я сам приведу тебя к подобным мне. Нам будет, что сказать друг другу. Но ты не совсем наш, ты не почувствовал моего приближения и не узнал меня, а должен был. Это странно, и сейчас я не могу тебя пустить дальше, прости, - волк виновато опусти голову, - хотя помочь, поддержать и подучить тебя я смогу, только держи это в тайне...
   Никто во дворце не учил мальчишку бою, особенностям того, как безопасно оборачиваться, меняя ипостась, какие травы ядовиты, какие нет, какие деревья в лесу лечат, какие забирают силы - все это и многое прочее ему поведал оборотень. Не раз принцу, таким образом, полученные знания спасали жизнь и здоровье...
  ***
  
   - Ты с ним еще встречался?
   - Да, и не раз. Даже потом побывал в этой самой деревне. Только это не деревня, это маленький город, защищенный призрачной магией, наподобие Леса Кленолистов. Думал встретиться во время того самого памятного посольства, но не вышло, сама понимаешь, они особенно не стараются лишний раз общаться с людьми.
   - Их бы хорошо приняли, по крайней мере с оркской стороны, ты же знаешь, что в отличии от обычных людей, мы более терпимы, но эти снобы эльфы... Орки оборотней точно не прогонят, у нас давний договор. А почему они не пустили тебя жить к ним?
   - Варгр опасался за свой народ, если бы меня вздумали искать, то обязательно пришли бы к оборотням, а там сама представляешь, что могло произойти...
   - Если твой друг хочет найти безопасное место, он может обратиться к моим родителям или ко мне как представительнице Лаэте те Коэро. Выделим место под город, тем более, что эти уж точно лес беречь будут, наши маги установят охранные заклинания и люди добраться до народа Варгра не смогут.
   - Ты серьезно?
   _ Абсолютно, это же создания, наделенные высшим духом и разумом, а значит, с ними ужиться будет вполне возможно. Тем более, что ты тогда выступишь посредником, - признаться честно, я сочувствовала оборотням, но истинной подоплекой моего милосердия была возможность найти для любимого занятие, что отвлечет его от мысли про утраченный трон.
   - Ты представить не можешь, как я тебе благодарен, теперь бы его найти, да рассказать, - я продолжала гладить его серый загривок.
   - Знаешь, твое присутствие как-то очеловечивает, - Солэн снова обернулся.
   - Это из-за моего человечного отношения к тебе? - поинтересовалась я.
   - Нет, из-за того, что целовать тебя удобнее в человеческом обличии.
   Насколько аморальной может быть Цезза? Ровно настолько, чтоб не привести в мир очередного бастарда, которому может несладкая достаться участь. Это у людей. Среди могущественных семей свадьба и брак, это лишь дополнительные дипломатические аргументы, для совершения акта купли продажи земель, войск, богатства от одних властителей другим.
   Так что можно считать, по человеческим канонам я поступила распущенно. Ну как же, отдать самое себя другому, не принеся никакой выгоды родине. По эльфийским канонам я поступила недостаточно сложно и романтично. А по оркским... Чтож, поступила я как настоящая орка. В брак среди орков могут вступить только те пары, что смогли ужиться в течении нескольких лет, не рассориться, не разойтись, а найти свое собственное "Мы". Остальные людские заморочки - это просто глупости.
   Мы знали одно - судьбы наши переплелись, и даже если придется пойти по разным дорогам, они обязательно сольются в одну.
   А я ведь сначала так и не поняла, что кольцо - символ венчания. На моей родине скорее принято носить цепочки на шее, или браслеты, оформленные в одном стиле. Позже Солэн мне признался, что нарочно ничего мне про Кольца Аанклов не рассказывал. Проверить ему хотелось, (вот морда серая!) решусь ли я быть с ним просто так. А ведь по древнейшему закону Атании, надев эти кольца, мы стали мужем и женой. Кольца бы слетели с наших пальцев, если бы чувства не были взаимными. И венчали нас шепот листьев, ароматы нагретой солнцем травы и восходящие луны. Мы уснули, и ничто в мире не могло потревожить наш сон. Так как место, выбранное Солэном, было одно из безопаснейших в мире. Древняя магия хранила своих детей и избранников этих детей, даже в том случае если избранники владели чуждыми Лесу Кленолистов силами.
   Вот так, пытаешься поступить аморально, а не получается и оказываешься по всем статьям права. Да еще и замужем. Мы уснули, и я почему-то знала, что пока я нахожусь здесь, Нортия свои страшилки в снах мне показывать не сможет.
   Мне снились танцующие в свете лун фигуры, древние напевы, которые ныне могут помнить только сами леса, росшие здесь многие тысячи лет. Мне снилось, что какая-то сила дает мне возможность распахнуть крылья и лететь высоко, выше облаков. А потом я увидела Солэна меняющего обличия и парящего в небесах так же легко, как и я. Утром мы молчали и знали, что нам снился один и тот же сон.
   Мы не стали ничего говорить нашим друзьям. Есть что-то личное, что должно быть только нашим. А так - пусть гадают, постоянное присутствие Солэна в моем обществе для них стало обычным.
   Документы, подтверждающие правоту слов Нольгер были найдены и скопированы нами. Мартения не имела никаких прав на престол, а Солэн унаследовал эти права по двум линиям предков. Его прапрабабушка была старшей дочерью сецезза, но она вышла замуж за одного из герцогов и наследником стал ее младший брат. Также встретилось мне множество зашифрованных преданий про первопредка Солэна, однако моего словарного запаса слов на Ирхине уже не хватало. Потому как я понимала лишь каждое седьмое слово, пришлось просто тщательно перекопировать и эти таинственные предания, в надежде, что в Веденее можно будет их разгадать не торопясь.
   Спустя несколько дней после нашего возвращения, Солэн представил нам двух своих знакомых, которые показались мне сразу чем-то неприятны. Что-то крылось за их общительностью и сердечностью. Солэну ничего говорить не стала, предупредив только подруг, чтобы обратили на этих свое самое пристальное ведьмовское внимание. Деммер и Стайен вызвались проехаться с нами до Веденеи, за которой я уже успела соскучиться. Всего полторы декады учебы, а затем долгожданные каникулы. Меня радовало, что всю нашу компанию, я успела пригласить в Лаэте еще до того, как к нам присоединились эти двое. Я знаю, - я мрачная необщительная личность, но по крайней мере внешне старалась не проявлять своего неудовольствия...
  
  Глава 8
  А за папу эльфа ответишь...
  Агент Смит
  Оставалось пару дней до отъезда. Сегодня Солэн повел, меня в городской парк. Странно, в Веденее такого большого участка зелени не было, чего мне очень не хватало. Была настолько приятная мягкая погода, что даже лучи солнца меня не раздражали как обычно. А нам ведь многое нужно было обговорить не при свидетелях. Накануне Мартения пригласила нас всех на прощальный прием в мою честь, (далась она ей, раздраженно думала я). Мы с Солэном не стали снимать наши кольца, что и открыло проницательной и ушлой сецеззе нашу маленькую тайну.
  - Так что, я могу тебя поздравить, мой мальчик? - осведомилась она у Солэна, - ты породнился с древнейшим родом нашего мира.
  - - Да, сударыня, - Мартении не понравилось, что он не упомянул ее титул, отвечая. Я также была одарена поздравлениями и пожеланиями. Искренними были только поздравления не очень-то удивленных друзей и... Нольгер. Свободное платье уже не могло скрывать округлившегося живота, и мое замужество больше не грозило ее собственным планам в отношении Наксела. Наследный принц, однако, был явно недоволен. Я не обольщалась, скорее всего его огорчала утрата последней возможности получить в свои руки хоть кусочек Лаэте те Коэро... Что делать дальше? Как поступать? Уж не поторопились ли мы... А тут еще так некстати всем стало известно... Небо мрачнело и хмурилось, вторя моим опасениям. Солэн убеждал, что с нами все правильно, и что ему суждено было встретить именно меня, а мне - именно его. Порывы ветра заставили нас опомниться - начиналась сильнейшая гроза, подобная тем, что так часто бывают вначале лета. Нашим убежищем служила мраморная беседка, до какого-либо из домов добежать мы не успевали. Во всяком случае, меня никоим образом не прельщала возможность вымокнуть до нитки ради сомнительного удовольствия вламываться кому-то в дом.
  ***
  Мир кажется обычным, обернись, за тобою сказка. Ты еще не утратила способности удивляться? Посмотри в зеркало. Да это ты. Та, которой пришлось слишком быстро повзрослеть, и та которая до сих пор - ребенок. Ты бы хотела отказаться и от своего страшного дара, и от глупостей навязываемых окружающими... Но так ты погибнешь. Так играй же, веселись, смейся сама над собой, но не теряй рассудок. Оставайся собою, Дайрин, а Нортия будет лишь смотреть на мир твоими глазами. Только так этот мир может быть полным красок, а не призрачных очертаний и тьмы. Нелекерин наверняка думает, что я заточена в твоей душе, словно в клетке. Как же он не прав, девочка. Твоя жизнь - это моя свобода. Только благодаря тебе я могу вновь чувствовать... о стихии, девочка, ты любишь, и тебя любят в ответ! Грозы, бури война, тебя ничто не остановит, если ты любишь...
  Страхи забыты вчерашние,
  Отброшены обиды в сторону.
  Взлечу я в небеса манящие,
  Неважно павой или вороном.
  Увижу все дворы-околицы,
  Места лесные тайной скрытые.
  Не будет вновь душа неволиться,
  И чувства затухать убитые.
  Вновь живу и вновь я чувствую,
  И право выбирать имею я.
  Могу я быть девчонкой грустною,
  Могу как в сказке - доброй феею.
  Взлететь над горами-долами, в свете дня
  Соприкасаясь с Милым крыльями.
  Ведь суждено давно так было нам -
  Любовь моя дарит бессмертие.
  Хоть крылья есть, но ты останешься,
  И впереди так много нового...
  О Нортия, ты удивляешься?
  Но разве хочешь же иного ты?
  ***
   Только такие сумасшедшие как мы могли целоваться во время такого буйства стихии. Ну, их все эти сомнения к духам, и Мартению с Накселом побоку. Они никто для нас, а мы то уж точно сможем разрешить все наши проблемы, сколько бы нам их не подстраивали. Солэн с нежностью вглядывался в мое лицо, снова громыхнуло, и он прижал меня к себе еще крепче. Это было настолько приятно чувствовать его. - Знаешь, на какой-то миг, у меня возникло чувство, что мы с тобой взлетели над городом, грозой, миром. Ты, наверное, действительно Крылатая, любовь моя! - и он был более чем прав. Когда мы вернулись в свои апартаменты к друзьям, нас там ждал гость, одетый в зеленый дорожный плащ, капюшон которого надежно скрывал лицо. Гость выпрямился и откинул капюшон. Светлокожий, сероглазый, высокий, кажущийся по возрасту моим сверстником, отец стоял перед нами, смеясь моему недоумению. Увидев замешательство на лицах подруг, я поторопилась представить их отцу. А то мало ли, влюбятся еще... - Папа! - Кинулась к нему на шею, - ты как здесь? А где мама, Виариан? - Остались с твоей матерью в безопасности. Негодная девчонка, как же боялся за тебя! Пропала невесть куда! Поседел бы, если б седым не был.
  - Папа, я с почтовой каретой передала письмо, где уведомляла тебя о моих планах!
  - - Почтари найдены мертвыми... Их ограбили, письма не тронули... По крайней мере не твое, - действительно страшные создания двуногие разумные - лишить жизни только из-за клочка бумаги. Тут мне стало стыдно, я уже успела увидеть такие вот клочки бумаги из-за которых и эльфы и орки разом стерли бы с лица земли даже память о слишком любопытном исследователе.
  - - Папа, - голос прозвучал хрипло из-за моментально пересохшего горла, - на нас уже было одно нападение...
  - Я этого и боялся. Никуда не ходи без сопровождения. После того как было совершено несколько покушений на нас, мы с твоей мамой сочли нужным дать тебе охрану. - Кто осмелился? - Наемники, люди, эльфы... При допросах они очень быстро умирали, словно заклятые, поэтому заказчика найти не удалось.
  - Из тех кто на нас нападал, остались несколько живых, они должны быть под стражей в городке неподалеку отсюда. Мы приняли их просто за грабителей, их дальнейшая судьба нас тогда не заинтересовала. А если вдруг в Лаэте кто-то подкуплен, маме и Виариану может грозить опасность! - Сейчас, думаю для оставшихся дома опасности нет, а вот для тебя угроза не исчезла. И зря не поинтересовались, вынужден огорчить тебя и твоих друзей, но ваш отъезд пока откладывается.
  - - Пап, а можно без всех этих надсмотрщиков, у меня, между прочим, личная жизнь имеется... Отец сочувственно посмотрел на меня, затем, изменившись в лице, спросил:
  - - И когда это у тебя венчальное кольцо появилось? Причем именно это? Дочь, - тут отец выразил желание переговорить с нами в отсутствии друзей, - объяснись!
  - - Пап, ты не переживай я тут вроде замуж вышла...
  - - Вышла замуж, - фыркнул отец, - да уж, в маму свою ты пошла дочурка. Солэн вышел вперед, и виновато, но твердо ответил за меня. - Это я все сделал для того, чтобы Дайрин стала моей женой. Однако предложение я хотел ей сделать в Лаэте те Коэро, если бы не кольцо...
  - -Что? Оно отреагировало на нее, а это случается только, если чувства взаимны, вот я и решил обручиться с ней в кленолистовом лесу, где жива еще память о древних обрядах моего рода, - отец пристально смотрел на нас, стараясь не показывать своего подозрения о том, что простым предложением руки и сердца там дело не ограничилось.
  - - Что ж, так распорядились Мойры, дочка, - криво улыбнулся отец, - счастья вам дети, - и с этими словами обнял нас, - все же вы себя обрекли на нелегкую судьбу.
  - - Мне кажется, папа, мы сами приняли это решение, и нами руководила собственная воля, а не указы Безумной троицы.* Мы не марионетки! - Меня раздосадовали его слова.
  - - Большинство из нас марионетки, - вновь искривил губы полуэльф, - просто иногда нам дают поиграть в самостоятельность. Но когда дело доходит до великих событий - их предрешают именно Мойры. От этого не уйти. Единственная возможность остаться собой - это выбрать верный путь из предложенного ими. Они всегда предоставляют это право, иначе бы жизнь стала бы плоской, безвкусной и бесцветной. Было предсказание, что дитя нашего рода свяжет свою судьбу с потомком Аанкла, унаследовавшим его волшебство. И то, что ждет их, ждет и весь Лаитенен... И тогда... в мир смогут прийти необычные силы...
  - - Но ты ведь был не против моего брака с Накселом! - А кто тебе сказал, что он унаследовал это волшебство? У него и в помине нет к нему предрасположенности, - несмотря на наши настойчивые просьбы, отец ничего более не сказал, отказавшись говорить на эту тему. Из-за приезда отца мы задержались в городе еще на неделю. Он вместе с Солэном уехали разыскивать народ Варгра, т.к. отец был не против наличия возможных союзников, Таизза сопровождала Натиму в лавку зелий так, что я осталась вместе с Ваннором. Отец предупредил друзей, чтоб меня никуда не отпускали одну, вот друг и решил развлечь меня походом по злачным местам столицы Атании. Это был уже третий трактир, мое поникшее настроение и извечная мигрень быстро улетучивались, заменяясь эйфорией и любовью ко всем людям и нелюдям (обычно я этим не страдаю). Ваннор хлопнул меня по плечу. Вот гномище, еле устояла!
  - - Ну, так, когда вы с Солэном поженитесь? Папа твой уже в курсе, вроде не возражает, - мысленно скрежетнув зубами, я выдавила из себя улыбку (при должной доли фантазии она могла быть воспринята как обворожительная).
  - - Не важно, скоро.
  - - Темнишь, остроухая**! - Я резко вскочила, оттолкнувшись руками от стола. - Наглеешь короткобородый!*** - тут уже вскочил он, издав боевой рык, и совершил ошибку, опершись кулаками на стол. Столешница жалобно заскрипела, я, сев на место, резко ударила его по рукам. Чудом гном не макнул бороду в уху. Люди в трактире стали обращать на нас внимание. К нам подбежал перепуганный трактирщик с жалобным увещеваньем не устраивать драки в его заведении. Как откупное он предложил лучшее пиво, с половинной скидкой (странно похрипывая и нервно скашивая глаза на клешню Ваннора впившуюся ему в горло). Он с деланной вежливостью поблагодарил хозяина заведения, и начал барабанить пальцами по несчастной столешнице в ожидании обещанного пива...
  - - Интересно, - пробормотал он, - долго ли нам будет удаваться этот трюк?
  - - Ничего в городе еще много увеселительных заведений.
  - - А если честно, в продолжение разговора, с трудом представляю Солэна женатым.
  - - А я себя не очень представляю замужем, наверное, придется быть серьезной и ответственной... Что печалит... - Друг понимающе кивнул, вдруг его лицо напряглось и одними губами он прошептал:
  - -Руку, быстро! - Мне повезло с тем, что я совершенно не задумывалась в тот момент над своими действиями. Ваннор буквально выдернул меня с моего места, перекинув себе за спину. И спас меня от верной гибели, так как выпущенный чьей-то подлой рукой на сей раз арбалетный болт, прошил бы меня насквозь, если бы не его реакция.
  - - Кажется, еще кто-то тоже не представляет, как я выйду замуж, - мрачно пошутила я. Над моей левой рукой начал клубиться полупрозрачный дымок. Призрачные щупальца метнулись к моему обидчику и, обездвиживая, обернулись вокруг его рук и ног.
  - - На высокородную леди было совершено покушение, кликните стражу, - велел Ваннор испуганному трактирщику. Затем, повернувшись к незадачливому убийце резко спросил:
  - - Кто нанял? - Убийца насмешливо ухмыльнулся, но одно из щупалец сильно сжало его шею.
  - - Не знаю... лицо, маска, 10 золотых!
  - - Дешево тебя оценивают, - хмыкнул Ваннор.
  - - Тебя еще достанут, отродье зла! - прохрипел наш пленник.
  - - Не на твоем веку, наемник, - я отпустила хватку, только когда он потерял сознание, придется страже отдавать, отец снова рассердится...
  - - Думаю, остальные тоже найдут по паре слов... Разумеется, нас пропесочили, как только могли. Мне было заявлено, что если меня из-за моей невнимательности убьют, чтобы и не думала приходить, обратно. В отместку я пообещала после своей возможной несвоевременной кончины являться всем знакомым каждую ночь, и исполнять фривольные Ванноровы песенки, благо те, у кого есть мои способности, не уходят из этого мира как обычные люди. Моя хитрость удалась, и все переключились на бедного гнома, а я заперлась в своей комнате. Переодеваясь перед зеркалом, я снова увидела мое второе я. На сей раз, она выбрала для себя платье из зеленого бархата, а волосы были сплетены в косы, уложенные на голове.
  - - Зачем появилась? Могла бы, и предупредить! - бросила свою злость отражению. - Не было нужды. Тебя бы и не ранили. Твои друзья намного более надежны, нежели ты думаешь. Тебе нужно было научиться доверять еще нескольким друзьям. Это была возможность проверить Ваннора, - эта ее идея восторга у меня не вызывала. Но, было приятно думать, что есть еще кто-то кому я смогу доверять.
  - - Ты хоть знаешь, кому так неймется извести меня? - Нортия помрачнела.
  - - В непосредственной близости от тебя этих людей нет, но они скоро появятся в твоей жизни. Маски будет сложно сорвать... даже мне...
  - *Безумная троица - три сестры Мойры.
  - **Остроухие - может быть воспринято как оскорбление расами эльфов и орков. Более к этому чувствительны эльфы, так как орки живут по принципу 'хоть горшком обзови, только в печь не сажай'. Эльф обязательно устроит в ответ какую-нибудь гадость.
  *** Короткобородый - шутливое прозвище, но только между друзей. Аналогично обращению в мире Земля 'Эй ниггер'. Использованное чужаком - это уже наглость, гном имеет полное право вызвать обидчика, кем-бы он не являлся, на поединок.
  
  Глава 9
  [i]При добавлении двух пространств к одной пустоте, получаем одно пространство, если же пустота второго порядка, в результате получим пустоту. Хаос, помноженный на хаос, дает пространство, пространство, помноженное на хаос станет хаотическим множеством пространств... Цитировано из основных постулатов математической философии Н'ира Лекра Веденейского университета, в популярном изложении для учеников младших курсов. Любимое средство от бессонницы Дайрин Кра Сойн.[/i]
  
   Мне продолжали сниться кошмары. Кто-то звал меня, я звала кого-то. Тревога не отпускала меня. Становилось все труднее скрывать свои переживания. И, почему-то совершенно не хотелось возвращаться в Веденею. К счастью отец отправился туда сам, улаживать вопрос относительно наших с друзьями каникул в Лаэте те Коэро. И хорошо, что он уехал, иначе от объяснений было бы не уйти. Слишком хорошо родители меня знают. Почему-то Нортия предпочитала общаться со мной с помощью зеркала. Было бы неразумно каждый раз заставлять меня отключаться от всего происходящего вокруг. Особенно, если учитывать, что враги до сих пор продолжают охотиться за моей головой. Постепенно она учила меня. Сами знания приходили исподволь, именно тогда, когда я была готова их принять и применить. Любимого уведомлять об особенностях моего расщепления личности не хотелось. Нортия, а по сути я сама, осознавали, что произойдет если чрезмерно грамотный целитель попытается объединить нас полностью. Не станет Нортии, не станет Дайрин. Личности, которая бы нас объединила, не образуется. Останется лишь тело - проводник магии и неуправляемая полуразумная, неспособная к чувствам тварь. И раньше я могла заглядывать будущее, но теперь способность эта становилась все более управляемой.
  ***
  17 лет назад по времени Лаитенена. Безвременье пустоты. Вязкая словно желе, цепкая как паутина Пустота. Небытие. Оно сводит с ума, искажает, не дает думать, вымораживает и выжигает остатки почти отданных чувств. Нет, это не страшно. Это было ее твердым решением и обратной дороги нет и не будет. Бояться поздно. А умирать рано. Жить, впрочем, тоже. Впрочем толку с этой будущей жизни... Она больше никогда не полюбит. Отдано слишком много - память чувств. Только разум, сухо и насмешливо напоминает - это было, ты жила. Ты знала что такое смеяться, быть счастливой и любимой. Правильно ли было так поступать? Да! Раз она так сделала - это было верно. Несколько сот лет или пару мгновений - и она родится вновь, воплотясь в тельце своего далекого потомка. Это предсказано, когда она уходила от своих детей. И когда ее дети уходили разными тропами. Если б она отдала только жизнь, Черный Крылатый родился бы обреченным на безумие. Это был приговор Обагривших Крылья. В тот самый день, когда солнце было скрыто за диском одной из пяти лун, и только багряная корона его виднелась во враждебном небе. Это было в день, когда крылья Нелекерина почернели от горя. Отдано самое дорогое. Даже не любовь. Способность любить. Что это? Тянущее каждую частичку ее души ощущение. Боль...Она не смогла сдержать крика... Крика новорожденной...
  ***
  - Вот как это было, - натянуто улыбаюсь, - почему же есть мое отдельное я? А то неудавшееся жертвоприношение, тоже твоих рук дело? -Твоих! Это твоя врожденная способность. Заклятие Сэхха затягивало тебя в пустоту, но именно поэтому наши души объединились. Я ошиблась, ушла слишком далеко, дальше Нелекерина. Иначе бы он меня смог бы найти еще триста лет назад. Ты, можно сказать, вытянула меня из Пустоты. Я решила не мешать тебе. Это решение, признаюсь, далось не сразу. Когда я переключила все ощущения на себя то потерпела неудачу. Способность испытывать эмоции утрачена. А такая жизнь не имела бы особого смысла. А узнавать мир, изменившийся за прошедшие тысячелетия из колыбели новорожденной оказалось весьма занятным, - с этими словами ее полупрозрачные белые крылья раскрылись. Мне не верилось, что она не вмешивалась в мою жизнь. И отговорка в виде нечеткого 'почти не вмешивалась' не успокаивала. Может, именно сомнений она и добивалась. Сначала было не по себе от осознания, что древнее существо так просто могло стереть меня. Но если бы это произошло практически возможности восприятия мира были бы для нее заблокированы. Это не математика, где 1+1 будет два, а минус помноженный на минус дает плюс. Это чем-то напоминает выдержки из моего 'любимого' учебника по математической философии. Кстати замечательное средство от бессонницы. А наше с Нортией сосуществование оказалось неким симбиозом. Я давала возможность чувствовать, она - многие, ныне утерянные знания. -А как вновь родился Нелекерин? - Он не рождался. Он материализовался на том самом месте, где его когда-то изгнали в Пустоту. И он звал меня, но тщетно. А сейчас я слышу зов Нелекерина. Все чаще и чаще. Пока удается блокировать его. Защищая тебя и себя от его бездумности... Будь осторожна с ним, Дар. - Я и не собираюсь сейчас с ним общаться. Домой хочу! - присмотрелась к подаренному ею амулету, - Это защитный? - Моя собеседница одобряюще улыбнулась: - Сама разберешься. Со временем. Так для тебя полезнее. Тем временем, Мартения, Сецезза-регент Атании нашла у себя очередную морщинку под глазами. - Старею. - Ничуть, - в отличие от ее собственной, походка ее возлюбленного была такой же легкой, как и двадцать лет назад. - Меня беспокоит наш старший, - грустно покачала седеющей головой. - Глупый, трепливый, разбалованный мальчишка, - послышалось в ответ, - Все за юбками бегает, уже и наследничка заделал, для чего спрашивается? А на него надеялись. Он же больше всех походил на Лордена. Не то, что младший. - Лорден бы не догадался. Он верил мне, - поджала губы его вдова, - впрочем, обвал был хорошей идеей. - Ты звала меня для того, чтобы ворошить прошлое? - Недовольный взгляд когда-то ею любимого. Ее судорожный вздох. - Нет, сообщить тебе новости. Солэн женился на этой оркоэльфийской цеззе, - из просто раздраженного четверть орка, ее собеседник превратился в разъяренного. Пугающе тихо, он спросил, - и ты позволила этому случиться? Может есть еще какие-то мелочи за которыми ты не углядела? - Не мелочи. Свадьбы как таковой не было, но они венчаны кольцами Аанклов. - Какая разница! Ты должна была их заполучить! - Увы, негодный мальчишка сумел их запрятать после смерти Лордена. Не пытать же его, в конце концов? - Не помешало бы. Совсем не помешало бы... Ты устала? - Вдруг смягчился он. - Да. Накселу не удержать корону. Он слишком переменчив. Ты еще не передумал? - Зачем мне явная власть. Я не тщеславен. Пусть люди думают, что знают своих королей, а короли пусть помнят кто у них за спиной... Найми профессиональных наемников, в конце концов. Нежели так сложно убрать одну девчонку? Кстати, что с первыми? - Мертвы. Причем надежно, некромант не поднимет. Зачем ты настаиваешь на ее гибели? - Нужен достойный повод для войны. Причем, необходимо чтоб обвинили третью сторону. Лучше, намного лучше было бы, если б она к этому времени уже была женой Наксела... Что уж теперь, - ее собеседник, властитель северных оркийских владений Земирен вдруг вспомнил о своем сыне. Тот более чем симпатизировал юной наследнице трех народов, которая в свою очередь воспринимала его эти знаки внимания как проявление дружбы. Это вполне можно было бы использовать. Вскоре, гость Мартении удалился в тайные покои, отведенные для него сецеззой. Несмотря на то, что в комнате было довольно сумрачно, он не стал зажигать свечи. Повернув ключ в замке, он осмотрелся и открыл небольшой медальон, с которым не расставался несколько десятков лет. На него смотрела, весело улыбаясь, смуглая чернокосая человеческая девушка. В ее внешности, впрочем, проглядывались и вполне оркийские резковатые черты. Десятиюродная кузина улыбалась так ему лишь с этого, украденного им когда-то медальона. Она сделала выбор. Ошибочный. Что ж она будет наказана. Это не месть. Это перекройка мира для его и только его нужд. Осталось немного, всего лишь несколько лет. За многие мили от Земирена, женщина изображенная на портрете, мельком отразилась в зеркале Коэрского озера. События прошедших лет лишь окрасили ее волосы в серебро, но ничуть не изменили ее внешности. Она обернулась, приветствуя шестилетнего мальчугана. - Терие, а когда мама приедет? - На днях, Виариан. Обещаю тебе. Покажи свою рогатку? Это кто тебя научил? - Мамочка, и она сказала, что такая лучше стреляет! - Гордо продемонстрировал свое грозное оружие. - Да, куда уж, лучше... Окон, в свое время, она разбила достаточно... - Помедлив, она добавила, - зато теперь стреляет метко. Впереди было целое лето, и дочь, наконец, снова будет с ней. Вернется муж и все будет в порядке. Но сецезза Териена чувствовала, что многое может измениться в считанные мгновения. Что-то неуловимо выходило из под возможного контроля... Мама с легкостью восприняла изменения в моей жизни. Догадываюсь, что отец заранее, не взирая на мои просьбы, отправил ей весточку. Свадьба была отпразднована в узком кругу, о чем, казалось, жалели только родители. Ваннор исполнил парочку соответствующих песенок (это он так думал), за что был покаран моими подругами (ему пришлось простоять два часа в виде окаменевшего истукана). Правда на свадьбу попало несколько неучтенных мной гостей, одним из них был Самиран (мой дальний кузен со стороны оркийско-людской линии), всячески демонстрировавший свою печаль по поводу утраты мною свободы. Виариан был счастлив меня видеть, и Солэн в качестве отца его вполне устроил. Равно как и Солэна устроил Виариан в качестве сына. В особый восторг ребенка приводило умение Солэна становиться волком. Именно он как-то поинтересовался возможностью превратиться в кого-то другого. Этот авантюрист, мой муж, попробовал, и в результате на свадьбе мы наблюдали пришествие большого медведя. Благо все это безобразие проходило на глазах у всех, и никто не покусился на жизнь этого ненормального. А мне вспомнились волхвы, жившие когда-то в Кленолистовом лесу. Нет, не просто оборотнями они были, не просто... По окончании каникул нам пришлось вернуться в Веденею, где продолжилась наша веселая ученическая жизнь. Учиться было легко, хотя меня терзали смутные сомнения, что учителя попросту хотят избавиться от нашей компании поскорее, вот и облегчают нам жизнь. Окончание учебы приближалось с пугающей быстротой. Однажды Нелекерин снова вызвал меня. Разумеется, он не изменился, по крайней мере, внешне, но былого трепета я уже не ощущала. Разве что глубокую жалость и сочувствие к существу, которое пытается вернуть утраченное навсегда прошлое. Думаю, в этом сопереживании больше проявилось Нортии, нежели меня. Я не могла забыть о ее предупреждении. Он задавал мне вопросы, пытаясь вызвать Нортию, но тут она проявила твердость. Горько вздохнув, Вир Нелекерин отпустил меня... Но я чувствовала, что придет время, и мы еще не раз встретимся. Было странно, закрыть за собой дверь и расплакаться так, будто я потеряла, что-то очень дорогое. И, наверное, это были не мои слезы. Жизнь продолжала струиться своевольной рекой, прекратились странные нападения, сын взрослел, муж участвовал в различных авантюрах ( при моем активном участии)... Но что-то уже непоправимо изменилось.... И в этом можно было винить всех...
  
  Глава 10
  Я понимаю, что это бесполезно, но попытаться стоило...
  Эльвира Повелительница Тьмы, добивая своего злобного дядюшку.
  
  Почему мужчинам, лучшим среди прочих, кажется недостойной жизнь просто ради самой жизни? Они стремятся добиться большего и большего в достаточно сомнительных, на мой взгляд, достижениях, ввязываются во всяческие авантюры с пагубной целью самоутвердиться. Да, как я и опасалась, Солэн не смог довольствоваться малым. Ему надо было в своих же глазах быть достойным меня. Приятно, когда тебя, орко-эльфийское отродье, почитают и обожают, но я вовсе не хочу, чтобы из-за меня кто-то страдал и рисковал жизнью и свободой. Какая-то птаха напела Солэну о готовящемся государственном перевороте в Атании. Разумеется, он воспринял это как шанс вернуть корону, а меня сделать своей сецеззой. Будто мне и так головной боли не хватает. Оторвать бы крылышки, клюв и все прочее той птахе! Впрочем, я знаю, кто это - Деммер и Стайен. Я не звала их в Лаэте, но это сделал муж. И я была вынуждена терпеть их присутствие. Может, сами по себе они и не плохие парни. Как никак, но их Солэн считал друзьями, хотя они тянули не более чем на приятелей. Странно, казалось бы, Солэн должен был быть еще более недоверчив, чем я, а тут все наоборот. Если бы я обнаружила свое истинное отношение, это выглядело банальной ревностью, скучно, глупо и низко. А, как известно, лучше жене не становиться между мужем и его друзьями. Меня утешало, то, что в этой компании постоянно присутствовал Ваннор, которому доверяла я намного больше. Самое обидное, что Солэн решил не делиться своими планами со мной до последнего. Так сказать, преподнести целую страну на золотом блюдечке. Спросите, откуда я это узнала? Не скажу. Подслушивать ведь неприлично.
  Мама сидела в своем любимом саду на оркийской стороне, у сиреневого озера. Камешек, еще камешек, любят орки каменные сады. В этом у них много общего с гномами. Даже поговорка есть, что орк поймет гнома, лучше, чем эльф человека.
  - Хочешь спросить о чем-то?
  - Вы с папой порадовались за меня? - мама отвлеклась от пристального рассматривания водной поверхности, и погладила меня по щеке, - зря ты с этим артефактом связалась.
  - С Солэновским?
  - Нет, с этим, - она прикоснулась к амулету Нортии. Никто, кроме Нелекерина не смог увидеть в нем, что-то большее, чем украшение. - Не знаю, откуда он, ничего не хочешь мне сказать? - я покачала головой, мама кивнула, - впрочем, и с Солэновским тоже зря связалась.
  - Ты упрекаешь меня? Улыбка, - как я могу упрекать тебя за поступок, который бы не раздумывая, совершила бы снова и снова. Я счастлива с твоим отцом. Просто все пережитое было слишком страшным, и я не знаю, чем все обернется для тебя. Когда ты рождаешься, Мойры уже сплетают полотно твоей жизни, но если ты взаимодействуешь с мощными артефактами, они тоже вмешиваются в это рукоделье. Сколько в результате останется самой тебя, без примеси измененного извне?
  - Не больше нравится идея самой изменять свою судьбу, нежели доверять Безумной Троице. Я не верю, что все предопределено! - Она попросила подать ей еще парочку камней, между ними пристроила пару цветков. Я полюбовалась и добавила несколько мелких кристаллов.
  - Мама, ты знаешь Ирхин? Только не ключевые слова и не заклинательную ветвь, а весь? - Я смогла ее удивить.
  - Это запретный язык, многие столетия наши народы стараются его забыть, но он как сорняк, неуничтожим. Это был когда-то всеобщий язык, то, что мы используем сейчас это смесь Оррина, Веанно и Нара.
  - А кто запретил?
  - Никогда не задумывалась над этим. Это словно аксиома, изучать Ирхин нельзя. Последняя вспышка Мора уничтожила почти всех, кто его помнил. Слишком много есть тайн, которые не должны выйти наружу. Ты же не удивляешься тому, что мы утаиваем от людей секрет долголетия, вечной молодости и особенностей наших чар?
  - Я постаралась бы стереть память тому, кто это узнал без спроса. Или убила бы. Это лучше, чем новая война.
  А все-таки, может, Мор был не случаен? Странно, может это кому-нибудь это выгодно? Кому? - А Нелекерин же помнит...
  - Неудивительно, зачем ему забывать язык своей юности. Он один из Прародителей, ему многое дозволено.
  Наш разговор прервался с приходом Виариана. Мой мальчик передал мне, что муж куда-то собирается и зовет меня. Пока мы шли, ребенок успел задать мне огромное количество вопросов. Самое главное - ему хотелось, чтобы я никуда не уезжала. Если мой сын об этом заговорил, то кому-то постарше придется сейчас очень несладко. Я знала, про таинственные приготовления Солэна, но мне очень не нравилось, то, что он их осуществляет за моей спиной. Если это влияние его 'друзей'... Что ж, меня это очень сильно настораживает.
  И только сейчас я услышала о готовящихся атанийских событиях от Солэна.
  -Армия! Тебе нужна армия, которой тебе не набрать, Солэн! Мартения отнюдь не глупа, народ при ней благоденствует... И такие вещи как истинность или неистинность сецезза им, не важнее чирея на собственной заднице. И никто не откажется от спокойного и благополучного существования, ради тебя! - я знала, что мои слова ранят меня, но... лгать не хотела.
  Я лишь поделился с тобой...
  - Дослушай, - попросила я. Мне не нужно, чтобы у тебя была корона, скипетр и прочие регалии власти. Ты нужен мне таким, каким ты есть! Ты забыл, как решил изучать магию, у тебя же начало получаться, даже Веденея позади, почему ты не хочешь продолжить? У тебя так много достоинств, а власть достойным тебя образом ты не сможешь вернуть. Откуда ты знаешь, что это не ловушка?
  - Зачем устраивать ловушку сейчас, когда было бесчисленное количество возможностей расправиться со мною раньше. Ты не поддерживаешь меня?
  - Нет, но я за тебя. И мне страшно за тебя! Поэтому я поеду с тобой...
  - Мне будет спокойнее, если ты останешься здесь, с родителями и сыном, а я скоро вернусь
  В общем, после долгих уговоров, удалось убедить взять меня с собой. Но тут вдруг я увидела...
  
  ***
  Дуновение ледяного ветра, который не гасит пожаров. Горящие леса, залитые кислотами поля. Трупы, звери, глодающие бесчисленные кости. Темные башни, осыпающиеся от малейшего дуновения ветра. Гарь. Пыль. Призрачные сущности, бесконтрольно проникающие в нашу реальность. Гаснущее волшебство и чей-то горький смех. Мой? Зачем я все это вижу?
  
  Я сегодня завоюю тебе королевство,
  Или может полмира, если захочешь,
  Без покоя живу, будоражишь, тревожишь,
  Моя королева, моя ты невеста.
  
  Я предам и убью, и поверь, подлым стану,
  Я стану мерзавцем, я стану тираном,
  Ты скоро привыкнешь, верь - это не страшно,
  А преданность, долг - это пепел бумажный.
  
  Пусть огненным шаром в тартарары
  Летит и сгорает напрочь этот мир!
  Но будь ты со мною единой душою,
  Захочешь - Вселенную вместе построим!
  
  Такой ценой? Не хочу. Я могла бы ради него разрушить мир, но не хочу, чтобы он уподоблялся мне. Вот в какое чудовище он сможет со временем превратится? И я своими руками проложу дорогу Призрачным тварям в мир живых? И помогу ему сделаться сбрендившим от желания власти маньяком?
  ***
  Все это промелькнуло за мгновенья. Но теперь я знала, что помощь моя обернется чем-то худшим. Решила оставаться, хотя все в душе протестовало. Причин неожиданной смены планов объяснить мужу не могла. Нельзя рассказывать идущему на риск о дальнейших последствиях, если не можешь быть уверенной в предвиденном. Подозреваю, Солэн очень на меня обиделся, хотя и порадовался тому, что я остаюсь в безопасном Лаэте те Коэро. Оставалась маленькая надежда, что кое-кто присмотрит, а в случае неприятностей поможет мужу - тайком просила Ваннора не доверять атанийцам. Против своего обыкновения, гном не шутил, лишних вопросов не задавал, а просто пообещал быть начеку.
  - Дайрин, если что кольцо даст тебе знак, никто не сможет перехватить это послание.
  - -Буду ждать.
  Как грустно оставаться, когда он уходит. Не оглядываясь. Не желая спугнуть удачу. До встречи мой волк, мой друг, мой муж.
  
  Глава 11
  
  Предавать в потребное место в потребное время...
  Барон Бес
  
  Предавать - это искусство.
  Сэр Хьюго Оддел, он же Шарц Винтерхальтер
  
  Оставаться в стороне - это предательство? Как бы мне хотелось, чтобы кто-то взял это бремя угрызений совести у меня. Принцип меньшего зла... Самое страшное, что если бы на кону были жизни чужих людей, я бы отправилась с ним. Жизнь любимого дороже всего на свете, но не дороже жизни других моих близких? Кроххово предвидение! За что мне такое наказание?
  - Цезза, я наскучил Вам? - Ах, досада, ну зачем угораздило дальнеродного кузена приехать именно сейчас? Мой долг уделять ему внимание, а мысли только о всадниках подъезжающих к Атанийской столице. Зачем я ему сдалась? Вроде уже замужняя дама, красотой, сводящей мужчин с ума не страдаю, нрав у меня... Не то, что особенно пакостный, но достаточно тяжелый... О чем известно всем. Это в Веденее я старалась вести себя более-менее дружелюбно... Зато здесь, дома, об стенку никого на стукнешь... не тот у меня сан, чтобы одноплеменниками бросаться... Жаль... Странно, и хорош собою мой оркийский родич и, за исключением мелочей, ведет себя достойно своего княжеского титула. Странно только, что года три назад, я не отнюдь не являлась для него объектом достойным такого усердного ухаживания. Есть и есть дальнеродная кузина. Пусть я была цеззой, но двадцатилетнего Земилиена интересовали больше охота и великосветские сборища. В общем, все то, от чего я, до недавнего времени держалась подальше. А общение с любопытной девчонкой могло хоть кого утомить. Хотя, сейчас мое любопытство стало неявным, да и внешне могу казаться спокойной...
  - Киве Земилиен, Вы просто не можете наскучить, но наша Дайрин тревожится о своем супруге. К тому же, ее мигрень, даже я чувствую... Моя подруга выдержала многозначительную паузу, перед тем, как кивнуть в мою сторону. Правильно Таизза, вот умница, и на место поставила, и намекнула на излишнюю бестактность, какой идиот впрямую будет спрашивать, если и так все ясно? Вот если девочки его попросят с ними прогуляться, а мне удастся отговориться головной болью... да, это будет удачей. Кто бы сказал, что я буду рада появлению своей вечной второй спутницы - Госпожи Мигрени? А вот и рада! Любой орк, любой эльф учует волны боли, настоящие, не изображенные томной барышней. А если эту боль и пригасить толком нельзя... Поверьте, в одном помещении со мной долго не выдержать... Я начну тянуть жизненные силы из своих собеседников. Поэтому и были у меня во всем замке несколько прибежищ, где меня не трогали. Подругам повезло - умение Натимы значительно облегчало нам жизнь, и у девушек хватило догадливости не сообщать об этом средстве всем прочим. Удобный повод отлынивать от своих обязанностей, не правда ли?
  К счастью, намек Земилиеном был понят, и мои прозорливые подруги пригласили его в эльфийское крыло замка. Теперь я могла заняться теми вещами, для которых свидетели не нужны, без особых препятствий...
  Десять минут спустя
  Маленький бассейн в подвале. Наклоняюсь, и провожу рукой по поверхности воды. Это хорошо, что мне уже больно. Значит, за магическое видение я расплатилась загодя. Хуже уже не будет. Да и кольцо Аанклов помогает. Что же он? Опять трактир, предместье столицы, все спокойно. Патруль проверил документы и удалился... Тебя заманивают, вернись, остановись пока не поздно... Но Мойры уже сплели этот завиток нашей с тобой Судьбы. Ненавижу предопределенность! А если попробовать самой заглянуть в будущее? Не дожидаясь озарений? Справа от моего подглядыванья отразилась Нортия. Очень недовольная, сердитая Нортия.
  - Ты в своем уме? Заживо сжигать свой разум?
  - Ты бы хотела, чтобы я оставалась в неведении? Тогда я могу сгореть намного быстрее, - равнодушно проронила я.
  - Так, ты, оказывается, еще и сознательно так действуешь? Неучка, тебя Нелекерин ничему не научил? Ты с каждой минутой будешь ослаблять себя, а когда придет нужда, ты, обессиленная, ничем не сможешь ему помочь!
  - Я должна знать, когда его надо будет вытащить сюда.
  - Чем тебе хуже, тем скорее ты воспользуешься силой Пустоты, и куда, спрашивается, ты его потащишь? Или ты его скормить кому-то решила?
  Я промолчала. Нортия была права, а я... Слепая курица, уверенная в своей силе взлететь в небо. Но, что со мной, почему так мало сил?
  - Ты не ела, вот и нет у тебя сил. Сколько времени ты не позволяла себе подпитываться? Лет на девять хватило сил Тайного совета, тебе это очень на пользу пошло. Пойди, прикончи какого-нибудь недруга - сразу все сможешь! Будешь тянуть из себя жилы - нас обеих угробишь. Что не нравится? Напугай, припомни какую-нибудь обиду. Убивать не понадобится, а страх существа тебя накормит.
  Я стукнула ребром ладони по воде, заставив ее замолкнуть. Насмешливое отражение исказилось, а легкая ответная волна плеснула мне на руки. Через неявный ход вышла к лесу и долго стояла, обняв старую липу. Дерево добродушно делилось со мною частью своих сил. Лишь несколько листков пожелтели и опали к моим ногам. Так дольше, тяжелее, зато... честнее. Мне и так довольно страха моих сородичей. Мне никто не забыл и не простил историю моего рождения, ни той страшной ночи, когда меня могло не стать. Страхом я успею еще напитаться. Жизнь впереди предстоит нескучная. Не отнимая ладоней от шершавой коры, обернулась... Лаэте те Коэро, странное переплетение тяжеловесной орческой постройки с причудливыми для человеческого глаза эльфийскими линиями... Мой дом, мой ровесник. Символ чудом достигнутого мира. Я не могу позволить втягивать мои народы в войну. И не смогу остаться в стороне, если Солэн ее развяжет. И кому же мне оставаться верной?
  Атания. Королевский дворец. Тайные покои сецеззы.
  Мартения с некоторой брезгливостью держала в руках несколько листочков. Донесение от Деммере, донесение от Стайена. Донос Деммера на Стайена и донос последнего на Деммера. Удачливые мелкие паучата. Вся ее жизнь превратилась в плетение паутины... Ради чего? Сколько лет разделяло заплаканную униженную девчонку из захудалого рода от могущественной правительницы. Все это было сделано Мартенией из честолюбия и мести. И любви. И постель делить с ненавидимым ею человеком ей тоже приходилось из любви. И обманывать. Да только она стареет, а любимый переживет ее на несколько сотен лет. И, сколько бы она не плела свою паутину, все будет так, как нужно ему, любимому. А беспечности и веры в верность уже не вернешь. Ей, когда-то сама жизнь очень все понятно объяснила. Он забудет ее когда она станет не нужна, бесполезна... Значит нужно продолжать плести свои тенета...
  
  
  

   Глава 12
   Ворон ворону глаз не выклюет...
   Гриф
  
   - Я, должно быть, вызываю у цеззы только неприязнь - пожаловался подругам незадачливый кавалер. Да уж ситуация и впрямь щекотливая. Скажешь правду, точнее просто напомнишь об очевидном положении вещей, будет скандал, не скажешь - кузен и муж Дайрин рано или поздно столкнутся, что приведет к еще одной междоусобице.
   - Видите ли Киве Земилиен, ее высочество с должным уважением относится к семейным узам. Однако ее длительное нездоровье и заботы ее мужа совпали, что отнюдь не способствуют поднятию духа...Что за бред я несу, подумала Таизза из рода гарпий. Нет, чтобы раз и навсегда послать к демонам. Дурные придворные разговоры. Думала от них на всю жизнь избавлюсь... Теперь снова и снова переливать из пустого в порожнее. Что я ворчу, у нас не так уж все просто дома. Иначе бы я там бы и осталась. Если бы дала себе труд хоть немного изучить эту пустотную науку придворного трепа. И попыталась бы вникнуть во все эти сплетни. Если бы была чуть менее искренна. А вспоминается...
   Гордость юной гарпии благородных кровей, что именно ее, старшую девицу в своем роду, Горный король выбрал для Бального полета. Это означает, что она тоже попадает в претендентки на вакантное место его супруги. Счастье юной гарпии, которая считает, что любит его, а соответственно и любима в ответ. Глупость юной гарпии, не задумавшейся, над простым вопросом, отчего же король третий раз подряд вдов.
  

***

   Гарпия, ты одинокая старшая,
   Непроигравшая, павшая.
   Все, что твое,
   Забрало отраженье.
   Все, что чужое,
   Твое пораженье.
   Клекот и злобные слезы. Отчаянье.
   Не убивала. Это нечаянно.

***

  
   В конце галереи показалась юная цезза. Могло показаться, что временно ее нездоровье ушло, если бы не лихорадочный румянец и слишком ярко блестевшие глаза Мило извинившись, она увлекла своих подруг, прочь от остолбеневшего родственничка.
   -Надеемся, ты хоть что-нибудь соизволишь объяснить?
   -Девочки, я чувствую себя последней свиньей. Спасибо, что прикрывали меня. Я чувствую, знаю, что Солэн едет в засаду, - почти шепотом, - на одного Ваннора надежда.
   Девушки переглянулись. Натима, повертев на руке браслет, протянула:
   - А не кажется ли вам, девочки, что Солэн был под наведенными чарами? Хитро наведенными, так что никто из нас и не почувствовал.
   -Все может быть, - грустно кивнула Дайрин. И родственничек этот... Слишком не ко времени изволил пожаловать. Да еще его попытки ухаживать...
   -Мало ли, понравилась ты ему может быть, - Таизза криво усмехнулась, видимо, вспомнив что-то не очень приятное.
   -Не верю. С какой это стати? Столько лет быть знакомыми, никогда не проявлять ко мне интереса, и тут вдруг, пожалуйста!
   Натима порылась в маленькой сумочке, с которой обычно не расставалась и вытащила прозрачный кристалл простой оправе.
   - Эта штука была бы действенной, но проблема в том, что он не должен увидеть, как ты будешь проверять его на искренность. Ты можешь с ним поговорить, а я из укромного местечка понаблюдаю, еще и чары запоминания наложу, чтобы ты все сама своими глазами увидела.
  
   Спустя два часа. Вечер в Лаэте те Коэро.
   Я продолжала вести вежливую беседу, искренне надеясь, что кристалл не подведет. Земилиен, если особенно не придираться, был неплохим собеседником. Не будь я так обеспокоена своими проблемами, такое времяпрепровождение показалось бы достаточно приятным. Такое впечатление, что дальнеюродный кузен прибыл специально, чтобы отвлекать меня от грустных дум и, возможных действий для оказания помощи мужу. На родителей я не грешила, Так как не в их духе поступать со мной нечестно. Да и без того у них дел было так много, что мы порой по несколько дней не виделись.
   Любой особе женского пола всегда лестно, когда ее замечают как Женщину, как Даму. Я же злилась. Мне подобное внимание было попросту неприятным, казалось даже запретным, и возмущало, что кузен этого не понимает. Но этикет (поднабрались же мы у людей дурости!) нарушен не был. В конце концов, где ты раньше был, дорогой кузен? Почему первым за мной начал ухаживать мелкий корыстолюбец Наксел, а не ты? Ты тоже присутствовал на том посольстве, внешне я почти не изменилась. Во внезапно вспыхнувшие чувства я не поверю, так что же тебе от меня надо, твоя светлость? Взять бы тебя за горло и вырвать наружу все твои мысли. Нельзя. С кровными родичами так не поступают. В случае если нет четких доказательств.
  
   То же время в столице Атании. Дворцовые подвалы.
   До сих пор путь был неожиданно гладким, из препятствий - несколько усыпленных стражников. Солэн не хотел убивать своих будущих подданных. Вот и проход в апартаменты Мартении - будучи ребенком, заброшенный всеми, маленький принц вдоволь слонялся по всему дворцу и был очень хорошо знаком с ним. Он забыл, о том, что пауки, выбирая место для крепления своей паутины, также вынуждены изучить место своего будущего проживания. Не раз преданная жизнью Мартения, предпочла проявить предусмотрительность и здесь.
   - Ваше высочество, сюда! - вполголоса позвал Стайен. Деммер, воспользовавшись тем, что Ваннор приотстал, резко набросился на принца. Вдвоем им было не осилить Солэна, если бы не плетение вервий, которое было на него сброшено сверху. Путы были заклятыми от превращений, и причиняли сильную боль любому существу, сколько-нибудь сопричастному магии. "Жена была права, но если она знала о предателях, почему молчала?" мелькнула гадкая мысль.
  
  
   Лаэте те Коэро
   Внезапная головная боль непрошеной гостьей вольготно устроилась в моем несчастном черепе, и, словно подчиняясь какому-то импульсу, я увидела Солэна, и Ваннора в сетях. Деммер и Стайен постарались, чтоб их! Мартения, паучиха несчастная, добилась своего! У меня катастрофически не хватало сил и времени, вытянуть я могла лишь одного...
  
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"