Sokot: другие произведения.

Драконова сага Реликт

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.15*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тебе дана сила, а вместе с силой есть ответственность... И за все надо расплачиваться, даже если, как тебе кажется, ты помогаешь невиновным и защищаешь неучаствовавших. Но остается вопрос, а оно им надо


   Последний в роду

Глава 1

   Парень вышел к городским выселкам несколько с неожиданной стороны. Обычно с севера люди приходили дорогой, проложенной по правому берегу Дикой реки. Именно на том пути были предоставлены все удобства как то трактиры, лавки, гостиницы... Да и пристаней небольших, в тех местах, где дорога подходила вплотную к берегу, было предостаточно. А уж там то без проблем за малую мзду можно было договориться о месте на лодке. Ну и плыть всяко приятнее чем топтать своими ногами землю.
   А главное дорога шла именно из тех мест, откуда можно было придти. Именно там располагались и приреченское княжество, откуда постоянно на юг бежали крепостные, и Земля Света, где всем жителям постоянно предлагалось стать инакомыслящими и либо утонуть в болоте, либо эмигрировать в другие страны, и... Да много там чего было, откуда имелся смысл сбежать на холодный юг.
   С северо-запада, откуда парень и двигался, не было ничего... Ну, не то, чтобы совсем ничего, но людских поселений точно не было. Дней на десять пешего пути сплошной лес с немногочисленными охотничьими зимовьями, а потом - великий закатный океан. Ну еще в тех же местах Проклятый хребет обрывался в море. И если в лесах разумные, хоть и немногочисленные, но попадались, там артели охотников, ватаги лесорубов и углежогов, небольшие хутора, то в горах не встречались даже полуразумные. Слишком уж гиблые земли были.
   Впрочем, ни на охотника, ни на углежога парень тоже не слишком походил. Для последнего - слишком уж чистый. Нет, понятно, что в рабочей одежде никто в город не попрется, но у людей несколько дюжин дней пережигающих дрова в уголь пепел и пыль буквально въедаются в кожу, не вдруг отмоешь. Да и запах весьма специфичный. Ну а для охотника парень был слишком уж хорошо вооружен. Ну что в лесу таскают, ну рогатину, лук там, может быть еше топор, хотя если топор и носят, то ни разу не боевой. Но никак не меч...
   На выселках, особенно в стороне от дороги, народ жил как правило занятой, особенно сейчас в начале лета, так что внимания молодой, на глаз не больше двадцати зим, если человек конечно, парень не привлек. Ну а что, в дома не лезет, к занятым людям с глупыми вопросами не пристает, под ногами не путается. Так юноша спокойно вышел на дорогу ведущую к северным воротам...
  
   - Ты уверен, сын?
   - Да, отец, я не вижу смысла сидеть в нашем гнезде и ждать непонятно чего.
   - Ну зачем же ждать? Твоя теория про наследственность подтвердилась уже и на кроликах и на рогачах, самое время применить ее на практике...
   - А смысл? Нам двоим имеющегося стада более чем достаточно, мы даже свартам позволяем забивать животных на свои нужды. Корма для них в нашей долине тоже в избытке. Зачем выводить мясные породы? Я просто из любопытства проверил, возможно это или нет... Получилось, что возможно, но не рентабельно, сил требуется слишком много. Да и сама работа по изменению зародышей весьма сложна... Если бы продать в баронства, даже не саму методику, а результаты.
   - Нет!!! Даже если ты сможешь получить такой же результат без колдовства...
   - Да знаю, знаю, Кодекс. Ну и зачем тогда этим заниматься? Если уж нарушать старые клятвы, то уж всяко не по такой мелочи.
   - Вот как раз то, что ты собираешься сделать мелочь и есть. Я сам любил погулять внизу, было дело. Давно правда, сейчас я уже не вижу смысла в таких прогулках. А в твоем случае считаю их еще и опасными.
   - С чего бы это опасным?
   - Успокойся, не в том смысле, что тебя кто-то обидит физически... хотя наверняка попытаются. Впрочем, тебе даже полезно будет получить по голове пару раз. Лечит от самонадеянности, знаешь ли. Проблема в другом, очень трудно не вмешиваться.
   - Ну, вроде бы зачеты по самоконтролю я тебе сдал...
   - К проклятому самоконтроль! Там, внизу, много того, что тебе покажется неправильным, будет постоянно хотеться что-то изменить, как тебе покажется, к лучшему. А вот это уже будет серьезным нарушением Кодекса. Все-таки ты еще слишком молод.
   - Отец, я уже взрослый! Мне сорок зим...
   - Ага, особенно по сравнению со мной. Ну, что замолк?
   - А что тут скажешь то? Интересно, хоть кто-нибудь из разумных в этом мире сможет по возрасту сравниться с тобой?
   - Ну кое-кто из богов может... Да и среди наших соплеменников я далеко не самый старший.
   - И потом, я не собираюсь ничего внизу делать. Ты знаешь мою цель... Я так и не понял, почему нельзя просто долететь до Великих озер, получилось бы и быстрее, да и соблазнов во что-нибудь вмешаться меньше.
   - Там, внизу, наша раса считается вымершей, я ж тебе говорил. И пускай считается, так будет спокойней всем. А пролететь больше ста переходов и остаться незамеченным невозможно даже мне. Использование же порталов...
   - Мгновенно станет известно магам и нам придется выплачивать штраф...
   - Не думаю, что в этот раз обойдемся штрафом. Но проверять свои домыслы мне что-то не хочется.
   - Так тем более. Гнездо Войтеля, последнего из наших соседей, было сожжено двадцать восемь смен назад. Двадцать смен как погибла мама...
   - Пропала, я так и не нашел ее тела...
   - Но сам говорил, что больше ее не чувствуешь. Отец, мне тоже было больно, я так и не смог понять, почему ты не стал разбираться с ее пропажей до конца, но давай не будем себя обманывать. Я даже допускаю, что многое ты от меня скрываешь и не спорю с этим. Ты в своем праве. Но я хочу добраться до старых гнезд у Великих озер и найти хоть кого-нибудь из наших соплеменников. Согласен даже терпеть этот нелепый двуногий облик... Надо только с расой определиться...
  
   Клиенты трактира старого Янека весело отмечали окончание третьего летнего дня. Не то, чтобы этот день был каким то праздником, просто у каждого мог найтись какой-то повод. У кого то удачная сделка, кто-то только что вернулся из очередного многодневного рейса по реке или наоборот в него отправлялся, а у кого то закончилось длительное морское правило. Те же, у кого повода не нашлось, просто отмечали очередной заход солнца. Таких в речном порту Башни Призраков, вольного города в излучине Дикой реки, было большинство. Меньшинство имело несчастье работать в ночную смену, и отмечали они, соответственно, восход, а не заход.
   Вечер, правда, еще только начинался, зловещая башня, давшая название всему городу, была пока четко различима на фоне все еще светлого неба. Правда летом ночи короткие, еще южнее, на побережье, летом солнце вообще не заходит, так что светлое небо или темное завсегдатаев не особо волновало. Главное расчет за день получили, пиво и чего покрепче наливают, ну и слава всем богам...
   Гнат, нонешний хозяин, внук основавшего это полезное заведение и давшего ему свое имя Янека, самолично восседал за стойкой. Обычно он сам вставал работать несколько позже, когда дело доходили до мордобоя и надо было подсчитывать стоимость поломанного инвентаря. А такое важное дело наемному работнику доверить ну никак нельзя. Но вот сегодня у хозяина проснулось какое-то беспокойство, можно сказать чуйка, и он отпустил работника и сам встал за стойку. И теперь настороженно окидывал взглядом зал своего заведения ища признаки любых доходов или убытков.
   Пока никаких признаков не попадалось, наоборот, все предвещало спокойный, ну сравнительно, вечер. Основных поставщиков равно как неприятностей, так и дохода от сломанной в драке мебели, двух местных рот наемников, промышлявших охраной лодий на реке, сейчас не было, наверное уже взяли контракты и ушли из города. Пришлые же роты до этого трактира редко когда добирались, предпочитая заведения в самом порту или за самой его оградой. Ну, оно и понятно, там борделей побольше, да и почти во всех трактирах и корчмах держат комнаты с девками, да и местных завсегдатаев, всегда готовых затеять драку с приезжими, просто из принципа, поменьше.
   А так, практически обычный набор посетителей. У стены сидит ватага плотников - корабелов. Правда именно эти промышляют в основном ремонтом лодий, впрочем зарабатывают чуть ли не больше, чем настоящие корабельщики, строящие новые суда. С ними все ясно, эти после работы зашли перекусить и влить себя по кружке - две пива. Сейчас уже и по домам побредут. Выпить и побуянить эти ребята никогда не отказывались, но сейчас у них много работы, так что задерживаться точно не станут. С десяток одиночек, местных, которых тоже порт кормит. Не с самых низов ребята, не грузчики и не ворье портовое, таким у Янека не по карману вечерять, но и не заправилы, так, серединка на половинку.
   У самого дорого и удобного стола трое длинноухих, светлых длинноухих, брезгливо посматривают по сторонам. А, понятно, ихняя молодежь из семьи ниже среднего достатка, явно проездом. Может груз какой сопровождают, может еще по каким делам, не похожи они на наемников. Хорошо видно, что на портовые таверны их выдержки не хватило, вот и пошли в город, остановившись в первом же приличном заведении, где их устроили цены. Впрочем, не смотря на их презрительные мины и специфическое отношение к другим расам, а особенно к полукровкам, источником неприятностей они стать не должны. Явно новички в южных городах, так что побаиваются, хотя и мастерски это скрывают. Будь тут кто-нибудь среднего для их расы возраста, зим этак сто - сто пятьдесят, обязательно бы спровоцировал свару с дварфами. Ну и получил бы по морде.
   Горцы - коротышки сидели за самым удаленным от длинноухих столом. Большую часть их компании Гнат знал, они держали в порту перевалочный склад своего клана и жили в городе с начала ледохода на реке и до первого снега, на зиму уезжая в родные горы. Трое дварфов из этой компании, были, правда, хозяину не знакомы, но за них он тоже не волновался, явно кто-то из клана, да и не последнее лицо в их делах, ну и двое охранников при нем. Все в возрасте, в дорогих по людским меркам доспехах, и не похоже, чтобы они считали погром трактира достойным для себя развлечением.
   Еще трое дварфов, но эти уже совсем свои, их семья третье поколение держала в городе кузницу, специализирующуюся на корабельной оснастке. Вроде как даже они уже и не чистокровные, кто-то из других рас в их семью замешался. Конечно с настоящими горцами отношения у них натянутые, не любят в горах ушедших из кланов, но с охраной склада местные коротышки давно знакомы и до кулачных боев дело у них ни разу не доходило. Полаяться между собой могли и регулярно это проделывали, но от слов к рукоприкладству не переходили ни разу.
   Ну и остальные одиночки. Большинство здешние обыватели, живущие неподалеку. Несколько пришлых, видимо выбравшие место для ужина случайным образом. И никто из них опасным не выглядел. Гнат привычно начал приглядываться к незнакомцам, стараясь все-таки не пялиться на них слишком сильно. Первый понятно, человек, с хорошей такой примесью от кошек оборотней. Явно из чиновников городской управы, у них там чуть ли не семейный подряд, не имея хоть капли крови кошачьих устроиться в управу почти нереально. Как сто двадцать смен назад избрали городским старостой оборотня из боковой ветви племени рысей, так полукровки этого племени плотно заняли все вакансии в здании совета. Ну и староста исключительно из них теперь, все остальные либо проигрывают выборы, либо исчезают из города еще до оных. И не сказать что это к худшему.
   А вот второй полная противоположность. Почти во всем. По внешнему виду и не скажешь, чего, сколько и от каких рас в нем намешано. Проще человеком назвать, чем разбираться. Далее, если рысь сидит и аккуратно орудуя ножом поглощает еду, изредка прихлебывая из глиняного стакана приреченское вино, то второй низко нагнувшись над тарелкой буквально запихивает в себя еду, словно боится, что ее отберут, и часто часто прихлебывает пиво из кружки. Ну и постоянно оглядывается по сторонам, чаще всего кидая взгляды в сторону двери, ждет кого-то, что ли. Ну как есть тихушник, из начинающих и не особо удачливых. Последствия голодного детства на лицо, что называется.
   Гм, с третьим непонятка. Несмотря на весь свой опыт Гнат никак не мог определить его социальную принадлежность. Так парень, как парень, человек вроде бы, только загар слишком бледный для этой расы, обычно уроженцы северных княжеств более смуглые. Стрижка короткая, значит либо не слишком богат, либо не находит нужным подчеркивать свое положение в обществе внешним видом, по меньшей мере своей прической. Молодой, кожа лица гладкая, почти без морщин. Так, на глаз, зим двадцать разменял, вряд ли больше. И гладко выбрит, даже щетины нет... Или не растет вообще, в скудном освещении трактира Гнат не мог разглядеть точнее. Телосложение обычное, плечи не то, чтобы совсем узкие, но и шириной не поражают. По одежде больше всего похож на охотника, и штаны и куртка из кожи, похоже оленьей, хорошо и тонко выделанной, для обычных горожан одежда из такого материала слишком дорога, да и смысла в ней в городе особого нету, для более состоятельных слишком бедно украшена, ни вышивок, ни тиснений на коже, все исключительно функционально. Вот только охотничьего снаряжения при парне нету, ни лука, ни рогатины. Есть дорожный посох, толстая такая палка, обитая с обоих концов железом, но и только. Правда заплечный мешок присутствует, довольно таки увесистый, но если наконечник рогатины еще можно снять и убрать в мешок, то лук то туда точно не спрячешь. Зато меч есть...
   И именно на мече Гнат пришел к некоторым выводам. Однозначно, парень, либо из хуторян с северо-запада, либо ученик какой либо охотничьей артели, решил в наемники податься или в воины, романтика дальних странствий в мягком месте заиграла, у молодежи бывает. Нашел где-то меч, а может от предка досталось, и решил повоевать, дело житейское в принципе. Во времена оны из Гната подобную дурь дед его, Янек, лично оглоблей выколачивал. А этому парню мозгов вправить некому оказалось. Ну вот зачем он этот меч на виду держит. Это оружие обученных воинов, хорошо обученных, даже коротким пехотным клинком надо уметь пользоваться. А у этого придурка вообще бастард. Мало того, что он требует весьма приличной физической силы, а силачом парень отнюдь не выглядел, так и учиться драться таким клинком надо не одну и даже не две зимы. И еще самостоятельно не научишься, наставник нужен обязательно. А так, скорее сопляк сам покалечится, чем кого-нить достать сможет.
   И придя по поводу парня к однозначному решению, трактирщик выбросил его из головы, впрочем продолжая приглядывать, так, на всякий случай. От романтической молодежи любой придури ожидать можно.
   Тем временем вечер катился своим чередом. Дварфы - кузнецы закончили ужин и ушли по своим делам, корабелы тоже потихоньку начали расходиться. Зато потянулись завсегдатаи, живущие по соседству. Эти уже пришли не поесть, а выпить. Зашла семья кожевенника с соседней улицы, в полном составе, хозяйка с мужем, их сыновья с женами. Подошел старик кобольд, державший лавку с мелкой магией, ввалилась веселая компания молодых магистров - механиков, пара жрецов из храма Великой матери...
   Вновь подошедшие завсегдатаи в большинстве своем были знакомы друг с другом и таверну начал наполнять гул голосов.
   - Ну, братие, отметим, - в очередной раз поднял кружку старший из механиков. - Наш механизм прошел освидетельствование на отсутствие колдовства и признан чистым. Збышек очень доволен нашим изделием, говорит, что сэкономил не менее тридцати баронов. В конце лета у него еще на двух лодьях иссякают колдовские усилители и он готов уже сейчас подписать договор с нами на замену. Говорит, что по деньгам получается, как зарядка, но рассеивания энергии нету и магу зимой за обслуживание платить не придется...
   - Правильно, дом колдовства опять цены поднял, - поддержал его кто-то из подмастерьев. - Кристан помер, еще один бытовик на последнем издыхании, у него сил не хватает даже на подзарядку уже, про новые амулеты даже разговора не идет... Так что на бытовой текучке теперь только пятеро колдунов...
   - Подожди, уважаемый, - вмешался в разговор кобольд, - а кто из бытовиков сил лишился? Свен или Тадеуш?
   - Свен. У Збышека с ним договор был до конца этой зимы был, Свен ему в начале навигации пять лодий подзарядил, а потом отказался... Дом конечно неустойку по договору выплатил, но корабли то встали... У остальных бытовиков заказы до конца лета расписаны, и за срочность они пятерную цену попросили. А тут еще и штрафы пошли за загрязнение магией, остаточные амулеты то фонят. Вот он и решил наши приспособления поставить, посмотреть что получится...
   - Ой беда, беда, - кобольд погрустнел. - У меня же только диски подзарядки и продавались всю последнюю зиму... Новые амулеты не берет почти никто. Кончилась магия в нашем мире...
   - Да ладно тебе, дед, - старший хлопнул его по плечу. - Механика и алхимия конечно сила, но мы пока далеко не все умеем. Ты каждое лето по своему делу плачешь горючими слезами, однако не похоже, чтобы у тебя дела хуже шли...
   - Дык живу только тем, что из приречья привозят, - старик прервался, махнул подавальщице и попросил принести ему горящего. - Но там зимой проповедники со Светлых земель силу взяли, сами знаете как они к колдунам относятся. А у нас все оставшиеся маги исключительно подзарядкой занимаются, новых амулетов никто почитай и не делает. А те что делают, так сразу в баронскую казну. И все равно не хватает, корабли новые строятся, маги не успевают под них амулеты делать. Да и вроде как на Черной скале решили начать выжигать леса на западе, под новые поля. Еще и туда маги понадобятся.
   - А, про поля мы слышали. Школа Хендрика взяла заказ на новый механизм, пни корчевать. У них втрое дешевле, чем у колдунов выходит. И загрязнения магического, опять же, нету.
   - Ну вот, - кобольд влил в себя стакан горящего не поморщившись. - Спасибо, что предупредили, а я хотел партию огневиков под эти поля закупить... Теперь не буду.
   В другом углу мужская часть семьи кожевенников обсуждали с недавно зашедшим пожилым сержантом городской управы вчерашнюю драку на Общей площади.
   - Я и говорю, хватит пускать уруков в город, пускай под стенами ночуют, на выселках, - горячился старший сын кожевенника.
   - А лодьи в порту кто тягать будет? - гораздо более спокойно возразил ему сержант. - Ты что ли за пять крестьян впряжешся?
   - Сержант, он хоть и дурной, но в данном случае прав, - поддержал сына глава семейства. - Они и так цены и бурлакам и грузчикам в порту сбили. В крайнем случае из вашей тюрьмы тихушников и баламутов на работы выгнать, нечего им похлебку за наш счет жрать, пускай отрабатывают. Ну и драк поменьше будет.
   - Так драку не уруки устроили вчера, а как раз наши.
   - Ну а зачем было колдунов проклятым дерьмом и еще по-всякому обзывать? Вот ученики мастера Свана и не стерпели. Я бы тоже не стерпел. Хорошо еще, что от мастера Хвана никого не было, а то еще бы и колдовать начали...
   - Мастер Хван дураков не держит, - сержант, такое впечатление, был полностью согласен с доводами оппонентов и возражал только ради поддержания беседы. - Одно дело мордобой и совсем другое колдовство с целью членовредительства. Там уже штрафом бы не отделались, за такое можно и лишение сил получить. Тем более, что и не помогло бы особо, у уруков четверо проповедников точно было. А вообще, Общую площадь так потому и назвали, что там каждый свое мнение высказать может. Могли бы их зелеными дерьмоедами обозвать или там выкидышами рогача...
   - Я против уруков ничего не имею, - вмешался в разговор жрец Великой Матери, - но вот их проповедников и впрямь пускать не стоит, причем не только в город, а вообще в баронства. Везде, где они выступают - в лучшем случае драка, а гораздо чаще до смертоубийства доходит. И еще, проповедники и храмы других богов жгут, и колдовскими башнями тоже не брезгают... Вон, в Холмогорье и Краснорудном.
   - У нас пока, слава Великому небу, ничего не сожгли. Холмогорье вообще другое баронство, пускай их владетель и разбирается. И потом, за руку никого не поймали. Легко вам во всем проповедников света обвинять.
   Все шло как обычно и Гнат в очередной раз спросил себя, в честь чего он отпустил слугу. Ничего, требующего непосредственного вмешательства хозяина пока не происходило, посетители вели себя пристойно. Ну а подобные разговоры он слышал чуть ли не каждый вечер. Даже компания подошедшая к молодому тихушнику, выпившая уже лишнего и начавшая поминать барона излишне уж резкими словами, беспокойства не вызывала. Только сержант, после уж слишком громкой фразы, слегка привстал и обернулся, впрочем, с одного взгляда определив компанию как "шелупонь подзаборная, неопасная", спокойно опустился на место. Тихушники тоже разглядели форменный подкольчужник сержанта и стали говорить потише и властьимущих поминать пореже.
   Но чувство неприятностей таки Гната не обмануло. Всю благоприятность разрушил десяток наемников из охраны порта, которых как на грех принесло в трактир Янека. Надо заметить, что держать там на охране постоянную стражу город посчитал накладным, тем более что половину времени, когда река замерзала, порт практически не использовался. У лодейных сараев и слипов была своя охрана, на складах тоже, а со всем остальным вполне справлялась обычная стража барона и городской управы. Но вот летом народу в порту становилось гораздо больше и на стену и ворота брали дополнительно роту наемников, десятка три, редко когда четыре. И вот один из десятков, в этот сезон охранявший ворота, в трактир и зашел. Не то, чтобы эти наемники были особо скандальными или драчливыми, нет, тут дело скорее касалось расовых разногласий.
   Просто в этом десятке старшей была полукровка, бездна знает чья у нее была вторая половина крови, но вот первая принадлежала подземникам, ну или темным длинноухим, как их иногда еще называли. За высокомерие, жестокость, наглость и откровенно садистские наклонности подземников не любил никто и нигде, темных полкуровок не любили сами подземники. Полукровки платили тем же всему миру. Нет, Серена уже не первую и даже не пятую зиму работала в Башне Призрака и была вполне адекватна. Десяток свой держала в железном кулаке, дисциплинка, как и боевая подготовка, у ее ребят была чуть ли не лучше, чем в баронской дружине, и сама она не особо безобразничала, так, в меру. Даже красива была, по своему, мужики к ней периодически подкатывались, несмотря на репутацию ее соплеменников, кое-кому она иногда даже отвечала взаимностью.
   Но в этот раз в зале были длинноухие, светлые длинноухие, мужики, да еще и не местные. Два племени длинноухих терпеть друг друга не могли, на полукровок это тоже распространялось, даже пожалуй в большей степени. У нечистокровных как правило не стояли за спиной дом или семья, которые смогли бы отомстить в случае чего, так что убивать их можно было относительно безнаказанно.
   Гнат торопливо замахал одной рукой вышибале, а другой зашарил под стойкой в поисках дубинки. Хотя и осознавал, что это скорее всего не поможет. Нет, вышибала у него правильный, наполовину урук, унаследовавший от своего неизвестного отца не только зеленую кожу, но и внушительную мускулатуру, и кулаки размером с голову обычного человека, и весьма приличные клыки, которые не стеснялся использовать в драке по прямому назначению. К сожалению, от матери вышибале достались вполне человеческие мозги и умеренная агрессивность, в разборки светлых и темных длинноухих он лезть не намеревался, тем более, что ему там, кроме увечий, скорее всего ничего и не светило. Так что он старательно старался слиться с дверным косяком и делал вид, что не замечает жестов хозяина. И поставить ему в вину такое поведение Гнат никак не мог, тут пахло не обычной трактирной дракой, сейчас ожидался в лучшем случае поединок до смерти, в худшем наглое и циничное убийство, а может и не одно.
   Десяток наемников привычно ввинтился в толпу, разыскивая свободные места и уговаривая народ пересесть и освободить стол, способный вместить всю компанию, в крайнем случае выпить вместе с ними, Серена со своим заместителем не торопясь прогуливалась по залу, приветствуя знакомых. Все, светлые ее заметили, сейчас начнется...
   - Надо же, оказывается в этом засранске водятся подземные синебрюхие толстожопые выползни, - нарочито громко высказался старший из длинноухих.
   Гомон голосов в зале мгновенно затих, а Серена, слегка споткнувшись, замерла на месте и повернулась на звук. Осталась последняя возможность избежать кровопролития, аксельбант, свитый из белых и черных шнуров, показывавший, что темная относится, пусть и временно, к городской страже, болтался на месте, на плече ее камзола, подшитого кольчужной сеткой. Пока что все произошедшее можно было квалифицировать как оскорбление лица, состоящего на городской службе. Десяток Серины, у большей части наемников аксельбанты тоже были на месте, да сержант, который тоже мгновенно осознал ситуацию и уже стоял на ногах, положив руку на эфес казенного палаша, да еще чиновник - рысь, хоть и полукровка... Все вместе они без проблем и особых разрушений скрутят троих длинноухих и доставят их в управу, утром светлые заплатят штраф, после чего их постараются побыстрее выдворить из города. Расовые конфликты никому тут не нужны. Серене тоже найдут занятие где-нибудь подальше от порта, только бы она не столкнулась с длинноухими. Да даже если и столкнуться, на службе девушка на подобные эскапады внимания, как правило не обращает. Только бы у нее сейчас хватило выдержки промолчать. Сержант уже открыл рот, делая шаг вперед, когда...
   - Да наверное ее мать, протрезвев после очередной оргии, устыдилась такого выкидыша, вот и выкинула его из их святого подземного навоза, - поддержал своего старшего еще один светлый. - Наверное, чтобы не оскорблять ее видом их грязных подземных владык...
   Ох еее, вот это зря, Гнат обессилено прикрыл глаза, заодно прикидывая, во что ему может обойтись восстановление трактира. Оскорбление матери Серена не спустит, однозначно. Тем более, она из "правильных" темных, мать чистокровная, а отец с поверхности. У подземников верховодят женщины, матери в семье главные по определению, и оскорблять их можно только их матерям. Ну еще и их детям, если конечно хватит силенок ответить за оскорбление перед родительницами.
   - Оскорбление лица при исполнении, состоящего на городской службе... - попытался все-таки свести конфликт к штрафу сержант, но темная не дала ему говорить:
   - Оставь, Люц, и вы, ребята, не вмешивайтесь, - Серена демонстративно отстегнула от куртки аксельбант и не глядя швырнула себе за спину, - я не на службе. Сама разберусь. И трудно ожидать от кроликов, научившихся ходить на задних лапках, разумного поведения. Про соблюдение законов города, в котором они гости, я даже не упоминаю. Впрочем, чтение и осознание законов для травоядных заплесневелых мозгов, пожалуй, непосильная задача.
   Девушка потащила из ножен свои парные легкие клинки. Народ, сидевший ближе ко входу, начал поспешно выбираться на улицу. Чиновник, видимо уже просчитавший ситуацию, выскочил одним из первых. Оставалось надеяться, что он побежал за городской стражей. В принципе понятно, десятку Серены плевать на законы и правила, они выполнят приказ своего десятника, они наемники, а не стража. А сержант один ничего не сделает, даже если захочет. А он не захочет, ибо не самоубийца. Гнат не знал боевых возможностей светлых, но уж на что способна Серена он себе вполне представлял, девушка никогда не отказывалась помахать кулаками вместе с мужиками, тем более, что ее расовые особенности вполне это позволяли. Ну и умение присутствовало...
   Длинноухие сразу после упоминания кроликов вскочили на ноги и сразу же схватились за оружие. Впрочем темная, похоже, ожидала именно такой реакции. Еще договаривая фразу, девушка подцепила ногой ближайший свободный табурет и отправила его в полет. Ну и попала именно туда, куда и целилась, точно в лицо одному из светлых. Тот, так и не вытащив до конца свою саблю, согнулся пополам, схватившись свободной рукой за лицо. Двое его спутников прыгнули к девушке, зазвенела сталь.
   Остальные посетители трактира в драку благоразумно не вмешивались, большинство даже не стало глазеть на бесплатное развлечение, стремясь убраться подальше от возможных неприятностей. Хозяин, только сейчас выбравшийся из-за стойки, обреченно замер не месте, даже не пытаясь вмешаться. Только с некоторой надеждой поглядывал на сержанта, но и тот не проявлял желания остановить потасовку. Только головой недовольно крутил.
   Наемница же вполне справлялась со своей задачей, видимо двое молодых длинноухих серьезными соперниками для нее не являлись, наверное, она бы и с тремя справилась бы. Просто не стала рисковать, сразу выведя одного из строя. И вскоре разобралась и со вторым, один из светлых вывалился из схватки, получив режущий удар поперек груди. Серьезным это ранения назвать было нельзя, светлый почти успел уклониться, будь на нем даже не доспехи, а просто кожаная куртка, то отделался бы испорченной одеждой. Но обычная одежда лезвие не задержала и длинноухий заполучил длинный и обильно кровоточащий порез через всю грудь. Это даже раной назвать нельзя было, так, большая царапина, но пострадавший на несколько мгновений сбился с ритма и отшатнулся в сторону. Девушке этого вполне хватило.
   Последний, оставшийся на ногах длинноухий довольно успешно парировал все убыстряющиеся удары темной, но его похоже учили в основном поединкам, а не драке без правил и насмерть. И как только он остался с Сереной один на один, так тут же пропустил сперва пинок в коленную чашечку, потом удар локтем в лицо и, как завершающий штрих, сокрушительный удар в ногой в пах. Девушка перехватила левый, более короткий клинок, обратным хватом и приготовилась ударить на добивание в абсолютно открытую спину согнувшегося пополам противника...
   В этот момент пришел в себя самый первый, пострадавший от табурета, светлый. И, видимо решив, что холодного оружия , чтобы справиться с темной, явно недостаточно, прибег к более радикальным средствам. Воздух в трактире как бы загустел от сработавших заклинаний и от стены, сложенной из срубленных более тридцати зим назад и уже почерневших бревен, рванулось несколько украшенных свежей листвой и внушительными шипами лиан, совершенно не характерных для здешних лесов. Эти лианы плотно спеленали девушку и, так и не дав ей добить уже обезвреженного противника, намертво притянули к стене из которой и выросли.
   Ну все, боевое колдовство, а у приезжих длинноухих явно нет ни лицензии, ни лимита на магическое загрязнение. И, судя по эффективности чар, силы в них вложено немало, значит и отходов будет тоже много. Гнат взвыл в голос, теперь трактир будет дешевле сжечь и построить заново, чем ликвидировать последствия загрязнения. Да и Дом колдовства в таких случаях не утруждает себя проверками и разбирательствами, предпочитая уничтожить источник возможных неприятностей.
   - Оружие на пол!!! - рявкнул сержант, заглушая вой трактирщика. Палаш он уже из ножен вытащил. Ну да, одно дело оскорбления и совсем другое нелицензированное боевое колдовство, без разницы кто им занимается. За такое он и пришлого барона постарался бы арестовать. Вместе с сержантом зашевелились и наемники, хватаясь за оружие и аккуратно окружая длинноухих.
   Вот только светлые вины за собой никакой не видели и сдаваться не собирались. Длинноухий с расцарапанным табуретом лицом продолжая левой рукой зажимать кровоточащий нож, правой сделал какой-то вычурный жест, выпуская еще одно заклинание. На этот раз накрыло весь зал трактира, парализовав всех, кто в нем находился, кроме собственно колдуна с приятелями. Ну еще и девушка по прежнему трепыхалась, пытаясь вырваться из скрутивших ее лиан. Впрочем, у нее пока получилось лишь порвать о шипы одежду и заполучить несколько царапин.
   Колдун брезгливо сорвал со своего браслета, болтающегося у него на запястье, дымящуюся деревянную подвеску, осмотрел ее и отшвырнул в сторону. Светлый, получивший удар поперек груди, пришел в себя. Запахнул распоротую рубаху, подошел к стене и с размаху ударил темную кулаком, с зажатой в ней саблей, по лицу. Эфес и перстни на пальцах прорвали белую, с синевато-лиловый отливом кожу девушки. Показалась темная, почти черная, как у всех подземников, в том числе и полкукровок, и густая кровь. Серена отреагировала только мотнувшейся в сторону головой, продолжая попытки вырваться из лиан. Светлого такой результат не удовлетворил и он, теперь с левой руки, ударил по животу. Лианы, опутывавшие почти всю фигуру девушки, услужливо раздвинулись, открывая тело для удара.
   - Аарин, заканчивай, - как то лениво сказал колдун, остававшийся на месте. - Стазис долго не продержится, убивай ее и пошли. Я и так на эту синебрюхую тварь амулет истратил.
   - Хочу, чтобы она помучилась, - ответил помянутый Аарин. - Так просто помереть для нее будет роскошью... Ты окегиф с собой захватил?
   - На, у меня есть. Для этой выблядки не жалко, - светлый, получивший удар в пах, наконец смог разогнуться и теперь протягивал приятелю небольшую деревянную пластинку. - У, самка рогача, сильно пнула. Заставь ее сожрать, пускай изнутри прорастает, так мучительнее... хоть и быстрее.
   - Сам запихаешь, сейчас я ей пасть открою, - Аарин отпустил свою разрезанную одежду и ухватил освободившейся рукой девушку за подборок. А второй начал запихивать ей между зубов лезвие своей сабли, не обращая внимания на кровь, текшую теперь и из порезанных губ.
   Именно в этот момент в происходящее решил вмешаться кое-кто еще. Напряжение, пронизывающее воздух в зале трактира после применения колдовства, куда-то исчезло, лианы перестали удерживать темную и обвисли, как обычные плети плюща. Заклинание стазиса тоже пропало и все, удерживаемые им в неподвижности, попадали на пол. На ногах остались только длинноухие и еще одно живое существо. Тот самый парень, род занятий которого Гнат так и не смог определить в начале вечера. Ну вот куда это романтик недоделанный полез то. Трактирщик с трудом поднялся на четвереньки. Сейчас бы трое светлых прикончили бы полукровку, жалко конечно Серену, девка симпатичная, да и по жизни неплоха, несмотря на то, что темная, но что тут уж поделаешь. Потом длинноухих бы скрутила бы стража и угодили бы они под суд, может даже компенсацию ему, Гнату, выплатили, за загрязнение магическими выбросами трактира. Ну и парень бы жив остался. Правда он тоже колдун, похоже, и магию использовал, так теперь, даже если жив останется, то под лишение сил уже угодит.
   Присутствующие в трактире разумные начали понемногу оживать, но окончательно прийти в себя им никто не дал. Длинноухий колдун лихо крутнулся на месте, разводя руки в стороны, и вновь сгустившийся воздух с силой расшвырял всех по сторонам. Ну почти всех, парень на воздушную волну не обратил никакого внимания, наоборот, сделал несколько шагов к светлым и замер на месте. Бастард свой, уже извлеченный из ножен, он упер концом лезвия в пол. Хозяин трактира, по роду своих занятий вроде бы уже разучившийся удивляться, тем не менее удивился. Клинок из черного сплава дварфов для хуторского лопуха - это уже перебор, такую ценность у него бы уже раз сто отобрали, вместе с жизнью, да сами же дварфы и отобрали бы. Правда при одном условии, если он действительно им не умеет драться. А вот в последнем Гнат уже не был уверен, слишком уж естественно и непринужденно парень удерживал довольно увесистый меч.
   Длинноухие, возившиеся с темной на мгновение отвлеклись, с некоторым недоумением обернувшись на посмевшего вмешаться в их дела человека. И Серене этого было вполне достаточно, тем более, что лианы ее больше не удерживали. Девушка сползла по стене, вывернувшись из руки так и держащего ее за подбородок Аарина и ударила светлого в бок, снизу в верх, по-прежнему зажатым в руке левым, более коротким клинком. Меч вошел на всю длину лезвия, темная его еще и провернула. Изо рта светлого потекла кровь и он осел мешком на пол, придавив своим, уже мертвым телом девушку. Второй длинноухий, несколько опешивший от изменившейся обстановки, рефлекторно отпрыгнул в сторону, поднимая в позицию уже опущенную было саблю и поворачиваясь к новому противнику. Колдун тоже не оставил парня без внимания, начал что-то бормотать вполголоса, помогая себе жестами.
   - Если я не ошибаюсь, Кодекс Магических Существ напрямую запрещает создание и использование псевдоживых боевых големов, в том числе и на основе растений, - медленно произнес парень, как то расслаблено стоя напротив светлых. - А данный амулет именно такого голема и создает, из любого живого существа...
   Голос у него, кстати, оказался довольно низким и, для его возраста, чересчур хриплым. И еще акцент непонятный присутствовал, похожий встречался практически у всех разумных, имеющих слишком большие для человеческой челюсти клыки, например у чистокровных оборотней или уруков. Правда у этого человека клыков хозяин как то не рассмотрел.
   - Какой к Проклятому Кодекс?! - зло рыкнул длинноухий и прыгнул на парня, занося саблю для удара. Одновременно с этим колдун завершил заклинание и швырнул в цель сразу три небольших, с полпальца, огненных шарика. Юноша действительно оказался магом, причем явно не последним. Все три шарика он остановил жестом свободной руки, а потом сделал еще что-то, невидимое глазу, отчего сгустки пламени, по сложной траектории обогнули его ладонь и полетели обратно, к своему создателю. От сабельного удара парень ушел с какой-то небрежностью, хитро изогнувшись в сторону и невозможным жестом вскинув свой бастард острием навстречу атакующему длинноухому. Так вскинув, что светлый сам напоролся животом на меч. Ну и завершающим жестом уже свободной ладонью левой руки человек с силой врезал наколотому на его меч светлому по затылку. Отчетливый хруст сломанного позвоночника в трактире расслышали все. И так же все отлично поняли, что этот парень однозначно не человек, впрочем, кровь каких именно рас в нем смешалась тот же Гнат теперь даже предполагать не брался.
   Длинноухому колдуну тоже досталось. Созданные им же шарики облетев вокруг ладони человека здорово прибавили скорости и уклониться от них светлый уже не успел. И мгновенно вспыхнул, как сухая еловая хвоя, веселым, ярко-рыжим пламенем. Он еще попытался сбить с себя пламя, визжа от боли, но ничего из этого не вышло. Очень скоро светлый рухнул на пол и затих. Огонь моментально исчез, оставив после себя обугленный, хорошо прожаренный труп. В зале наступила тишина... Все присутствующие настороженно смотрели на единственное оставшееся на ногах действующее лицо.
   Юношу же чужое внимание смутило похоже гораздо больше, чем летящие в него заклинания и длинноухие с саблями наголо. Он без видимых усилий перевалил тело, которое так и удерживал наколотым на меч, одной рукой причем, на спину и наступил на грудь, помогая себе вытащить клинок. Было видно, что убивать парню уже доводилось и вид крови его совсем не пугает. У стены завозилась Серена, пытаясь выбраться из-под придавившего ее тела длинноухого. Парень освободил свой меч, одним привычным движением закинул его себе плашмя на плечо, в два широких шага приблизился к стене и пинком отшвырнул труп. Темная, облегченно вздохнув, утвердилась на карачках, пытаясь продышаться и не обращая внимания, что одной рукой уперлась в развороченный живот длинноухого.
   Народ в зале начал потихоньку шевелиться, но начинать обсуждать произошедшее никто пока не торопился.
   - Эта, Серена, ну и ты парень, - первым пришел в себя сержант, как самый старший из присутствующих по должности, поднимаясь на ноги и несколько смущенно запихивая свой палаш обратно в ножны. - Нелецензированная магия, убийство длинноухих, находящихся в нашем городе с официальным визитом... Имело место... Ну и... Я должен взять вас под стражу.
   - А сможешь Люц? - темная до конца еще не продышалась и слова выталкивала из себя с трудом. - Это самое... взять в смысле?
   Парень, как то слишком спокойный для подобной ситуации, мазнул взглядом по сержанту и протянул руку Серене, предлагая свою помощь. Девушка его конечность проигнорировала и поднялась на ноги, опираясь на стену. Левый локоть она прижимала к животу, куда пришелся удар светлого. Правда клинки девушка из рук так и выпустила, даже кровь, залившую ей подбородок из разрезанных губ, она не стерла и теперь изрядно напоминала очень неаккуратного вампира. Да и рассеченная щека кровила тоже обильно.
   - Тут Олаф был, из надзора порта, и убежал он явно за стражей, - сержант продолжил говорить также смущенно, не торопясь приступить к выполнению своего долга. - Скоро должны появиться... Так что... И потом, я сказал, что должен взять под стражу, а не то, что беру вот прямо сейчас...
   Десяток полукровки, уже стоящий на ногах и не убравший пока оружия, понимающе и довольно загудел. Впрочем, у всех присутствующих, у кого раньше, у кого позже, на лицах проступило понимание.
   - Поняла Люц, спасибо, - девушка тоже сообразила на что сержант намекал и добавила для своего помошника. - Крэг, в мое отсутствие ты старший, неустойку по найму выплатишь из моей доли. Остальное ты знаешь...
   - Обойдемся без неустойки, десятник. Возьмем кого-нибудь в обучение, я пойду на твое место, справимся. И с Гнатом я рассчитаюсь, - наемники, каким-то шестым чувством уловившие, что их, теперь уже бывшему, десятнику ничего не угрожает, уже лихо и привычно обшаривали трупы, избавляя их от всего ценного. Крэг как раз вытащил из-за пазухи обгоревшего колдуна увесистый, глухо позвякивающий мешочек, похоже с монетами, и метко швырнул его в парня. - Ловите, вам пригодится...
   Девушка только кивнула подтверждая слова. Парень, несколько удивленно взиравший на происходящее, автоматически поймал кошель.
   - Да сабли то не хватайте придурки, - бурчал Крэг на теперь уже своих подчиненных, - никто не поверит, что ушастые их на лодьях оставили. И украшения не трогайте, кто знает, что из этого зачаровано...
   - Можешь не благодарить, Серена. Я ж прекрасно понимаю, что добровольно ты бы не сдалась, сам бы так поступил. А лишней крови не только я не хочу, - сержант прислушался к чему-то на улице. - И, это, поторопилась бы ты... И этого придурка с собой захвати, всем будет спокойней, если он тоже исчезнет...
   Парень всем своим видом изображал крайнюю степень изумления, похоже ни капли не наигранного.
   - Разве я нарушил какой-либо зак... - девушка, наконец убравшая клинки, схватила парня за плечо и, не дав ему закончить фразу, быстро поволокла его на кухню. Именно там у трактира располагался второй выход, как раз в безлюдные переулки. Парень едва успел подхватить так и стоящие у стола ножны от своего бастарда и мешок с вещами.
   Гнат, страдальчески покряхтывая, сумел наконец принять вертикальное положение. Да, пожалуй не обманули его предчувствия, причем неприятности только начинались. На полу его трактира понемногу остывали три трупа длинноухих. А ведь сержант Люц упомянул, что светлые вроде как с официальным визитом в городе... Значит надо ждать еще и баронских дружинников, городской страже полномочий явно не хватит.
   Крэг подошел к стойке, аккуратно выложил на нее пять золотых, недавно отчеканенных, баронов и вопросительно посмотрел на Гната. Тот на мгновение задумался.
   - Нет, мало, - через мгновение мотнул головой трактирщики продолжил вполголоса. - Мне похоже сжигать хозяйство придется и строиться по новой... Так что треть мне.
   Наемник только кивнул, признавая справедливость требований.
  

Оценка: 7.15*21  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"