Солдатов Сергей: другие произведения.

Ученики

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга 3. Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Глава 1-3

  
  
  Оглавление
  Оглавление 1
  Ученики. 3
  Пролог. 3
  Часть первая 9
  Глава 1. Расщелина. 9
  Глава 2. Каменный червяк. 28
  Глава 3. Орки. 44
  Глава 4. Подземелье. 59
  Глава 5. Вылазка. 80
  Глава 6. Разум, против силы. 97
  Глава 7. Большой поход. 115
  Глава 8. Степь. 133
  Глава 9. Блестящие. 152
  Часть вторая. 170
  Глава 1. Снова орки. 170
  Глава 2. Пробуждение. 187
  Глава 3. Десерт. 204
  Глава 4. Спящая раса. 219
  Глава 5. На берегу. 233
  Глава 6. Пещера. 247
  Глава 7. Внеплановый визит. 266
  Глава 8. Шпион. 284
  Глава 9. Долгожданная находка. 300
  Глава 10. Сфера. 317
  Глава 11. Первый контакт. 339
  Часть третья. 360
  Глава 1. Хлопоты. 360
  Глава 2. Будни, серые, и не очень. 378
  Глава 3. Новые времена. 397
  Глава 4. Ловушка. 414
  Глава 5. Главная опасность. 426
  Глава 6. Запутанное дело. 448
  Глава 7. Деревенские забавы. 467
  Глава 8. Последние дни плена. 485
  Глава 9. Развязка. 504
  Глава 10. Скиталец. 522
  Часть четвертая. 541
  Глава 1. Дело странного подвала. 541
  Глава 2. Паника. 562
  Глава 3. Погоня. 583
  # 603
  
  
  Ученики.
  
  Пролог.
  
  Дым снова не давал дышать. Ветер еще вчера сменил направление и теперь, с вершины Дымящейся горы, прямо на стойбище летели пепел, тяжелый дух и дым. У Яапов, было целых три стойбища, вокруг горы. Однажды, еще при старом вожде, дым и пепел с горы полетели так густо, что пришлось бросить добротные жилища и отойти на другую сторону склона. Там ветер относил ядовитый дым в сторону, и дышать было легче.
  Племя давно бы ушло от этого смрада, но на горе было тепло, а вокруг много дичи. Звери, птицы, как и люди, спасались на теплой горе от зимних холодов. Совсем тяжело от ее дыма и пепла бывало редко. Раз в несколько лет, да и то, всего пару недель. В остальное время, гора лишь слегка дымила вершиной, но до стойбища ничего не долетало. За все то время, что Яапы жили на горе, только два раза жилища полностью засыпало пеплом так, что приходилось все бросать и уходить на другую сторону склона.
  Шаман знал, что от горы могут быть такие огонь, дым и пепел, что сожгут все вокруг до самого горизонта. Но сейчас такого не будет. Это его предшественнику сказало Откровение. Оно много разного сказало и объяснило сложные слова, такие как горизонт или вулкан. Вулканами, оказывается, правильно называть дымящиеся горы. Других таких, племя не видело, но все точно знали, что они существуют. Откровение никогда не обманывало.
  
  Шамана, звали Бурсак. Он был очень стар, а в ученики к прежнему, попал еще мальчишкой. Когда тот услышал Откровение, и рассказал об этом племени, Бурсак тоже услышал Откровение. Оно подтвердило все, что рассказал старый. Мальчик не удержался и радостно вскрикнул. Тем он и обратил внимание на себя. Старый шаман давно хотел ученика, а он все не рождался.
  Тогдашний вождь очень боялся, что племя так и останется без шамана, если старый уйдет к предкам, не оставив после себя ученика. А такое бывало в прежние времена. Иногда долгие годы ждали появления нового шамана, которому приходилось начинать все сначала, если обучить его было некому. А кого попало, в ученики не определишь, шаманами только рождаются, это знали все в племени. Ребенок должен слышать Откровение. Только такой годен в ученики, только из такого может получиться новый шаман.
  Когда старый объявил, что нашел, наконец, ученика, вождь устроил пир для племени. Бурсака поселили в жилище к старому шаману, освободили от сбора ягод и кореньев. Вообще от всего того, чем в племени были заняты дети, а затем и от юношеских обязанностей. Отныне он ученик шамана и все племя надеется, что до отхода старого к предкам, Бурсак научится всему тому, что должен знать настоящий шаман.
  
  Еще при жизни старого, Бурсак стал шаманом племени. Старый, так и сказал вождю.
  - Уже тяжело мне самому, мысли заплетаются, Откровение слышу редко и плохо понимаю. Обсудить что, совет дать я смогу всегда, а нести всю ношу уже не могу. Бурсак все знает и лучше старика разбирается. Его слушайте, ему посох отдаю.
  Вождь все понял, по традиции для вида поуговаривал, но согласился быстро. После этого, ни разу Бурсак не принимал решения без совета со старым шаманом, до самой его смерти. Но ни разу и старый шаман не перечил Бурсаку, когда тот приходил советоваться с ним и излагал свое решение.
  Бурсак многое изменил в племени. Он предложил вождю обучать всех детей тому, что говорило Откровение во все времена и передавалось от шамана к его ученику. Теперь это стало достоянием всего племени. Говорить и думать, молодежь стала гораздо лучше, люди перестали пугаться необычного, а раньше простой молнии шарахались. Очень помогало и то, что знания ремесел стали общим достоянием, а не передавались как раньше, только от отца к сыну. Любой способный к ремеслу ребенок теперь становился учеником мастера, а сын мастера мог сталь охотником, если имел талант следопыта.
  Теперь, даже если Бурсак не найдет ученика, племя выживет. Новых знаний, без шамана не будет. Но и старые, Яапы не растеряют, даже если шамана долго не будет.
  
  Утром к шаману зашел вождь, старый Ванул. Пришел посоветоваться насчет Дымящейся горы.
  - Что скажешь Бурсак, не пора племени отходить к другому склону? Малышей с матерями я уже отправил отсюда. Охотники их проводят. Жалко бросать место, но дышать даже охотникам уже тяжело. Дух с горы скоро совсем невыносим станет.
  - Сам думаю о том же третий день, еще до того как ветер с горы повернул к нам - ответил шаман. - Гора снова сильно дымит, а Откровение молчит. Я не в силах поторопить его. Боюсь, придется принимать решение без его подсказки. Что-то очень сильно гору трясет в этот раз. Думаю, не лучше ли совсем с нее уйти.
  В жилище, тихо вошел охотник и, поклонившись шаману, прошептал что-то на ухо вождю.
  - Пусть войдет - кивнул Ванул.
  Вошел мальчик, совсем ребенок. Бурсак знал его хорошо, это Гавел, младший сын внучки вождя. Мальчик сообразительный и чем-то особенный. Шаман как-то раз даже сказал его матери, что вокруг головы мальчика, как будто еле видимое сияние. Женщина от такого известия, чуть рассудка не лишилась, подумала, что порча какая или болезнь. Он тогда ее едва успокоил. И вот снова показалось, что вокруг мальчика то ли сияние, то ли туман. Не понять что такое.
  - Привет тебе вождь, привет тебе шаман - сказал мальчик и добавил, как нечто обыденное. - Я сегодня опять слышал Голос. Решил сказать тебе Бурсак.
  - Как это опять - удивился шаман. - Ты что и раньше слышал Голос? Что тебе он сегодня сказал?
  Мальчик встал, закрыл глаза и прочитал, стараясь передать все интонации.
  - Внимание всем! Красная тревога! Максимальная сейсмическая и вулканическая опасность. Настоятельная рекомендация, отойти за красную линию от сопки Дымящейся.
  - Вот что сказал Голос внутри меня вчера - сообщил мальчик, и постоянно повторяет каждый час. - А когда я вышел на холм, то с него увидел как будто красную линию вдалеке.
  - Да! - Закричал шаман. - Вот оно Откровение. Я тоже слышу его теперь. Так всегда и бывает.
  А затем сказал, обращаясь к вождю.
  - Срочно собирай все, что можно спасти и за мальчиком, он знает куда. Сюда мы больше никогда не вернемся. Гавел будущий шаман племени и мой ученик с этого дня.
  
  На этот раз успели унести все. И женщинам помогли уйти с того склона, который казался безопасным, потому что ветер уносил дым в сторону.
  Красную линию, теперь видел не только мальчик, но и Бурсак. Она проходила далеко от Дымящейся горы, очень далеко, а значит опасность от вулкана, на этот раз была куда больше обычной.
  И вот прошло уже пять дней, как племя основало новое временное стойбище за красной линией, а ничего не происходило. Охотники не роптали, но недовольство ощущалось. Сколько дней без добычи, на припасах, все идти и идти, спасаясь от неведомо какой опасности.
  Спаслись, а от чего, никто и сказать не может. Припасы на исходе, а охоты нет. Из еды только ягоды, которые собрали в пути. Мясо все доели еще три для назад.
  - Зверь ушел куда-то - недоумевали охотники.
  - Зверь тоже чует опасность, вот и ушел - объяснил вождь и отослал их на реку за рыбой.
  
  Ночью проснулись от сильнейшего подземного толчка. Перепуганные люди высыпали из жилищ и увидели вспышку. В кромешной тьме, особенно ярко вспыхнул ослепительный фонтан, выплеснувшийся вверх с вершины горы. А затем пришел грохот.
  - Видите от чего мы бежали - воскликнул Бурсак, простирая руку в направлении горы.
  - Вот наш спаситель - он толкнул Гавела вперед, чтобы его видели все люди племени. - Что бы с нами стало, останься мы на любом из склонов Дымящейся горы?
  Весь лес на ней уже сгорел, а с вершины текли светящиеся реки. Прямо по тому месту, где находилось стойбище племени, спускался ужасный жидкий огонь.
  Племя двинулось дальше, к реке, где впоследствии обосновало новое стойбище на другом ее берегу.
   Первое время голода не знали. По реке плыла вареная рыба, запасли ее столько, что хватило на год. Опять же, благодаря Откровению, которое вновь посетило Гавела. Оно подсказало, как сохранять рыбу долго, чтобы она не портилась.
  - Со временем он станет великим шаманом, ты его береги - не уставал повторять Бурсак вождю, а тот своему преемнику, молодому Чалтану.
  А через много месяцев, когда дым от извержения рассеялся, племя увидело, что горы больше нет. На ее месте тянулось дымящееся поле, изрытое ямами и трещинами.
  
  Часть первая
  
  Глава 1. Расщелина.
  
  Дорогу Гавелу, преградила девчонка. Она так неожиданно выкатилась из кустов на тропу, что Гавел уронил свою котомку.
  - Куда собрался? Я вот скажу Бурсаку, что ты без разрешения ушел - глазки ее озорно блестели.
  Девчонку звали Майка. Когда уходили с горы, она была совсем еще маленькая. Даже идти долго сама не могла. Почти всю дорогу ехала на плечах отца Гавела. А за три прошедших с той поры года, подросла и просила всех подряд, взять ее куда-нибудь с собой. Все равно куда, лишь бы посмотреть, что там далеко за оградой стойбища. Одна боялась выходить, но с кем-нибудь, смелости уже хватало. Вернее глупости, но об этом она пока не догадывалась.
  Взрослые охотники, Майку вообще не замечали. Мало ли кто из детишек крутится под ногами в стойбище. Но Гавел не был совсем уж взрослым, еще недавно играл с ней. С ним можно было не только поспорить, но и попытаться припугнуть. Девочке льстило, близкое знакомство с мальчиком. Гавел был героем, его слушали и вождь, и шаман.
  - А тебе лишь бы наябедничать - набычился мальчик. - Я по делам иду.
  - Возьми меня с собой - принялась клянчить Майка, и пообещала - Я буду слушаться. А куда ты идешь?
  - К расщелине - сказал Гавел и от этих слов, у Майки округлились глаза.
  
  После извержения, когда грохот на горе прекратился, а жидкий огонь, хоть и не остыл до конца, но загустел так, что перестал течь, Ванул послал следопытов на разведку. Близко к тому, что осталось от горы, охотники подойти не могли, слишком горячо там было и полно ядовитых испарений. Но они обошли вокруг дымящейся равнины. Хотя, на этот поход, пришлось потратить несколько недель, ущерба племени от потраченного времени не было. Следопыты совместили разведку с большой охотой на постепенно возвращавшегося зверя.
  В двух днях пути от нового стойбища Яапов, охотники наткнулись на длинную узкую щель в скальном плато. Раньше ее там не было. Это место каждый из них знал как свое жилище. Не раз там останавливались на ночлег. Удобно. Гладкое скальное плато, приподнятое над лесом так, что никакой большой зверь не влезет, а человек сможет.
  На этом плато поместилось бы стойбище. Сам Ванул не раз ходил, тщательно осматривал его. Они с Бурсаком долго обсуждали возможность переноса стойбища на эту площадку, но возиться не стали. Хлопотно и тяжело, а особой необходимости не было. На теплой горе и привычнее и лучше. А после того как образовалась эта расщелина, оказалось правильно сделали, что не переехали туда. Вот треснула бы скала под стойбищем. У старого Ванула даже сердце стукнуло от того, что он себе представил.
  Эту трещину и стали называть расщелиной. Останавливаться там на ночлег, охотники перестали. Не спалось им около нее. Чем-то странным тянуло из глубины. И, хотя ни с кем ничего плохого не случалось, беспокойство гнало людей в любое другое место, пусть с большими, но понятными опасностями.
  
  Идти было очень далеко. Майка устала, хотя и не подавала вида. До этого, она вообще дальше километра от стойбища не отходила. Вместе с остальными детьми, ходила по ближнему лесу, когда их отправляли за ягодами. Мальчики постарше, следили, чтобы малыши не потерялись, а когда те уставали, возвращались в стойбище.
  А тут пришлось идти и идти. После целого дня пути, Майка даже кушать не стала, сразу свалилась и уснула. Гавел оказался покрепче, уложил ее и потом еще осмотрел лес вокруг и поляну, на которой они остановились. Крупных зверей поблизости не было, а мелочь осталась не опасная.
  На завтрак Майка едва смогла подняться. Ей уже не хотелось ни к какой расщелине и вообще никуда, только домой. Но Гавел объяснил, что до дома добираться столько же, сколько до расщелины, поэтому уж лучше дойти, отдохнуть и потом домой. Майка молча ела, слушала и кивала, то ли засыпая, то ли соглашаясь с ним.
  Так, за завтраком, их и застали два брата охотника Талик и Радко, которых Ванул послал на поиски пропавших детей. Опытные следопыты, они шли за ними как по указателям. Вышли с рассветом, а догнали, когда те даже завтрак не закончили.
  - Ну что, беглецы, куда собрались? - спросил Талик, присаживаясь к их костерку. - Мне просто любопытно, чем этот лес вам интереснее того, что вокруг стойбища?
  - Мы к расщелине идем - похвасталась Майка и прикусила язык, после того как увидела свирепый взгляд Гавела.
  - Эк вы куда направились! - удивился Радко. - А чего вам там понадобилось?
  - Там на дне что-то есть - сказал Гавел, после небольшой паузы.
  - На дне-е-е - протянул Радко. - Вовремя мы вас догнали.
  - Ну и как ты собирался спуститься на то дно? - спросил Талик.
  - У меня веревка есть.
  - Ну да, с веревкой оно конечно - хохотнул Радко. - Я, когда мы нашли ту трещину, отпустил в нее камень, и считал. Так и не дождался звука от его падения на дно.
  - А может там дно мягкое - уже из одного упрямства продолжал спорить Гавел.
  Майка, засыпая, слушала их пререкания. Потом ей снилось, что она опять едет на чьих-то плечах. Собственно, так оно и было. Вначале на плечах Радко, а потом Талика. Гавел шел сам, из последних сил.
  
  Сегодня под вечер, Ванул зашел в жилище старого Бурсака, как он говорил - "покалякать за жизнь". "Калякать", на этот раз, было о чем.
  Утром Талик и Радко прибежали в стойбище за подмогой. Все свободные от охоты мужчины, еле дотащили тушу огромного быка. Ванул вначале хотел отругать их за то, что они вдвоем осмелились напасть на столь грозного зверя, но после их рассказа поостыл.
  Оказывается, они только добили уже изрядно потрепанного зверя. А когда осмотрели мертвую тушу, выяснилось, что ранили его люди. Значит, есть поблизости и другие, возможно совсем не добрые люди. Это внушало большие опасения.
  С тех пор как ушли с равнин, Яапы никого не встречали. Постепенно они стали мирным племенем. Мужчины выслеживали зверя, охотились на него, ловили рыбу, но на человека никогда не нападали. Не было ни у кого в племени навыков воина. Люди Яапов и о воинах-то знали из рассказов шаманов, а те из Откровения и преданий. Вдруг эти новые люди, те самые орки, от которых очень давно, племя ушло со степей на Дымящуюся гору. Многие из молодых, теперь не очень-то и верили, ни в далекую степь, ни в ужасных орков, воспринимая их как сказки для малышей.
  И вот Ванул пришел посоветоваться с Бурсаком. Что говорят предания по поводу степных людей и что говорит Откровение. Особенно беспокоило вождя то, что раны быку нанесли другим оружием, не тем, что у его охотников. Столь длинную и глубокую рану ни деревянным копьем, ни костяным ножом не сделать.
  Обсидиановое лезвие такое может, если резать. Но тут видно, что удар рубящий. Обсидианового ножа такой длины не бывает, он хрупкий и сломается от удара. А чем еще можно такое сделать? Только металлом.
  Металлические клинки в племени были. Целых два. Один сделал прежний шаман, а второй уже Бурсак. На них ушли все запасы пригодной для этого "серой пыли". Еще первых шаманов Яапов, Откровение научило делать металлические клинки из "серой пыли". Но не научило где искать эту пыль. А тех запасов, которые некогда нашли на горе, хватило только на два клинка.
  - А что вождь хочет от меня? - Спросил, наконец, Бурсак. - Если будет из чего, я сделаю клинок, но ты же знаешь, сколько времени на это уйдет. На первый у прежнего шамана ушло больше двух лет, я справился за год. Сейчас возможно быстрее сделаю, но все равно, пройдут многие месяцы, да и где взять "серую пыль"?
  - А если послать следопытов искать ее?
  - Ванул, ты же знаешь, что они не найдут ничего. Если за столько лет никто не наткнулся на нее, то и сейчас посылать бесполезно.
  - Это потому что ищут не там - неожиданно встрял в разговор взрослых Гавел. - Они ищут ее наверху, а нужно искать под землей.
  После того, как мальчик вовремя сказанными словами, фактически спас племя от верной гибели, вождь, а значит и все остальные, относились к нему очень уважительно. Особенно внимательно слушали те его слова, которые он иногда говорил, сам не до конца понимая, что они означают. Откровение, или как он раньше называл его, Голос, посещало его чаще, чем Бурсака. После каждого такого случая, шаман с учеником садились и долго обсуждали, что могло означать очередное послание. Как правило, они так и не могли до конца понять его. Но иногда, находили и кое-какие полезные сведения. Затем, они вдвоем подробно объясняли все вождю. Старый Ванул не потерял ни интереса к новому, ни остроты ума и часто догадывался до иных, довольно неожиданных толкований Откровения.
  - Да, я тоже услышал - подтвердил Бурсак. - Но где под землей и как туда проникнуть?
  - Сами же не пустили меня - ответил Гавел.
  - Так ты за этим шел к расщелине три года назад? - Удивленно воскликнул вождь. - А почему ничего раньше не сказал Бурсаку?
  - Хотел сам посмотреть - вздохнул Гавел и повинился. - Я так больше не буду, просто обиделся сильно тогда, а потом забылось. А сейчас вы напомнили в разговоре.
  - Хорошо, не будем вспоминать детские обиды - примирительно сказал Бурсак. - Расскажи толком, что тебе поведало Откровение.
  А рассказало оно мальчику, весьма интересные вещи и о металлах и о древних людях.
  Оказывается, изначально все металлы, были под землей в виде серой, коричневой, черной пыли или камней, которые тогда назывались рудами. Потом, эти руды выкопали люди и придумали, как из них выделять металл. А еще позже, люди придумали поле, и нанороботов, которые сами делают из металла вещи. И сейчас шаманы именно так и делают и сам металл, и клинки из него.
  - Это я так делал клинок? - Удивленно поинтересовался Бурсак.
  - Наверно так, как же еще - пожал плечами Гавел. - Откровение же всегда непонятно говорит и не все объясняет.
  - А что такое нанороботы? - Озадачил шаман мальчика следующим вопросом.
  - Не знаю - снова пожал плечами мальчик. - Что слышал, все рассказал, наверно потом когда-нибудь больше узнаем.
  - Что о "серой пыли" Откровение сказало? - спросил Ванул, интересуясь более практической стороной дела.
  - Это уже другой раз оно сказало - ответил мальчик.
  - Сказало, что "серая пыль" уже не та руда, из которой люди вначале делали металл, а то, во что превратился металл, когда очень долго лежал на воздухе. Разных металлов много, и каждый дает пыль разного цвета. И еще то, что разные пыли лучше перемешивать, нанороботы сами отберут то, что нужно.
  - А если попробовать искать эти руды - все допытывался Ванул. Уж очень ему в голову запала мысль о металлических ножах для всего племени.
  - Не получится - ответил Бурсак вместо Гавела. - Мне из Откровения стало понятно, что древние люди их перестали находить, хотя искали очень долго. Куда-то они делись у них тогда еще.
  - Я думаю, что нужно искать стойбища древних людей. Там остались их вещи, которые превратились в нужную нам пыль, не только серую - добавил Гавел.
  - Разумно - одобрил шаман. - И ты, поэтому хотел залезть в расщелину?
  - Да! - Оживился Гавел. - Там что-то есть от тех древних людей. Может и нужная пыль из их вещей осталась. Я чувствую, что там что-то есть.
  - Может ты и прав. Охотники мне говорили, что из щели ползет какой-то непонятный страх. Это они так сказали. Поэтому и перестали ночевать возле нее - подтвердил его слова вождь. - Но они охотники, а не шаманы, чувствуют не так как Гавел. Может быть, напрасно они боятся, а он не зря так стремится туда?
  - Думаю, что не зря - согласился Бурсак. - Не сходить ли и нам туда вместе с ним. Один он все равно не сможет спуститься, а тем более подняться обратно.
  
  Разговор продолжили на следующий день. И потом еще через день. А затем, в жилище шамана стали собираться каждый вечер. Дождались возвращения с большой охоты Талика с Радко и хорошенько расспросили их, как они пытались померить глубину той расщелины.
  Затем вождь долго совещался с шаманом и принял решение о подготовке к спуску в расщелину. Женщинам поручили сплести как можно больше веревок, которые выдержат вес мужчины, а Талик и Радко с оружейником, изготовили корзину, в которую поместится человек. Корзину сделали разборную, чтобы проще нести до расщелины.
  Спускаться предстояло Гавелу, потому что только он сможет почуять что-то полезное. Он и полегче Бурсака, а значит, веревка и корзина его наверняка выдержат.
  - А как там смотреть? - Спросил Гавел. - Под землей темно наверно.
  - Ясное дело темно - подтвердил Талик. - Чем всегда в пещерах светят? Факелами конечно. Вон мы сколько смоляных факелов наготовили тебе. А веревку около корзины и корзину намочим хорошенько перед самым спуском, чтобы ты их не сжег случайно.
  Укладывались тщательно. Яапы видели, какое внимание придают этому походу такие уважаемые люди как Ванул с Бурсаком. Помочь старались все, не дожидаясь приказа.
  - Ты когда спустишься на дно, дерни за веревку пять раз, с примерно равными промежутками. Вот так - Талик показал. - Мы будем знать, когда веревка ослабнет, что ты на дне. А когда нужно будет поднимать корзину два раза, а затем еще два раза.
  - Давай тренируйся дергать, пока мы укладываемся - посоветовал Радко.
  - А если мне что-нибудь понадобится там, кричать что ли? - Спросил Гавел. - Оттуда же можно и не докричаться.
  - А я знаю, как нужно делать - встряла в их разговор Майка. Она, по собственной инициативе, помогала укладывать продукты в дорогу.
  - Ну и как? - Хором спросили братья следопыты, озадаченные вопросом мальчика.
  - Нужно взять с собой уголь, и то на чем им писать, хотя бы кожаную зимнюю накидку. Когда корзина опустится на дно, вылезти из нее, и если что понадобится написать на накидке углем и дернуть веревку три раза. Это будет сигнал, что Гавел остался на дне, но корзину нужно поднимать. А потом тут прочитать и в корзине спустить то, что нужно.
  - Разумно - одобрил Талик.
  - Возьмите меня с собой - тут же завела свою старую песню, воодушевленная похвалой Майка. - Я буду вам еду готовить. Чего там без горячего-то жить, а я все сварю и вас позову.
  - Мала ты еще - строго сказал Ванул.
  Он так незаметно подошел к ним, что Майка даже вздрогнула от неожиданности, заслышав его голос.
  - Но кого-то вам нужно взять, у костра стоять и пищу готовить, Как рука у твоей матери? Она уже сможет готовить еду? - Спросил он Майку.
  - А я вместе с ней пойду и буду ей помогать - предложила девочка свой вариант.
  - Вот неугомонная - проворчал Радко. - Мы тебя на себе не потащим, и не надейся.
   - Я уже большая - обиделась Майка. - Это я три года назад не могла столько пройти, а теперь уже смогу. Можете у мамы спросить, я все умею.
  - Хорошо, идите вдвоем - неожиданно согласился Ванул. - Остальные женщины, все при деле, а тут одна больная, другая ребенок, за одну целую сойдут. Но чтобы слушаться во всем с первого раза.
  
  Вождь с шаманом, все-таки решили сами осмотреть расщелину. Не спускаться в нее, старые стали, да и тяжелые, а хотя бы сверху посмотреть. И совет можно дать, и охотники рядом с ними себя увереннее чувствуют. Не зря даже в обычных делах за советами к ним все племя бегает, а уж в таком деле, никак нельзя молодых одних оставлять. В стойбище каждый и без них знает, что ему делать, да и Чалтан, помощник вождя, подрастает. Ему нужно опыт набирать, до того как старость даст о себе знать Ванулу, и не позволит нести бремя вождя.
  Из "женщин", в поход пошла одна Майка. Она все же убедила, что справится со всеми обязанностями сама, а маму лучше не трогать. Пусть лечит руку спокойно.
  До места добрались к вечеру второго дня. Майка очень старалась быть полезной и, несмотря на усталость, не свалилась сразу, а терпеливо выстояла у костра, пока на нем подрумянивалось мясо на прутиках. Только когда всех накормила, села кушать сама. Так сидя и уснула, со своим прутиком в руках, на котором надкусила, всего один кусочек мяса.
  Утром Ванул послал следопытов в обход расщелины. Пусть осмотрятся хорошенько. Нужно выбрать удобное место для спуска, приготовить там что требуется. Срубить ровное деревце, чтобы поперек трещины перебросить, а еще лучше, мостик деревянный сделать. И удобно и прочно. Благо обгорелого сухостоя после извержения полно по всему лесу, а веревки взяли с таким запасом, что ее хватит и мост связать.
  
  Наконец все приготовления завершили, Гавел залез в корзину, устроился поудобнее и сказал, что можно спускать его вниз.
  - Подождите - вдруг приказал Ванул. А затем обратился к Гавелу. - Вылезай из корзины.
  - Боюсь за него - ответил он на вопросительный взгляд Бурсака. - Пусть вначале Талик спустится, осмотрится там хорошенько. Мы его втроем сумеем спустить, хоть он и тяжелее.
  - Да с блоком я его и один спущу - добавил Радко. - Хорошо Гавел этот блок придумал. Я и не знал, что можно так легко груз поднимать.
  - Геройствовать потом будешь, а пока дай и нам с Бурсаком место. Втроем оно надежнее будет. Точно, что с блоком на веревку вдвое меньше веса приходится? - спросил он у Бурсака, и когда тот утвердительно кивнул, отдал свой металлический клинок Талику и сказал напоследок. - Спустишься, постой, послушай, затем походи. Ты сам следопыт, знаешь что делать. Если все нормально и опасности нет, то дерни три раза, мы поднимем корзину и спустим к тебе Гавела. С ним там будешь, охранником.
  
  - Все, отдыхаем - скомандовал Ванул, когда веревка ослабла, и они насчитали пять ее рывков снизу. - Гавел внизу, надеюсь, опасностей там нет для них двоих.
  - Талик самый умелый охотник - сказал Радко. - Что там может ему такого страшного встретиться.
  - С этим блоком легко. Веревки только много нужно - вздохнул Радко. - А так, очень хорошо. Я вообще не устал.
  - Веревка дергается - предупредил их Бурсак. - Три раза дернул, вытаскиваем. Я только помечу место, где сейчас держим. Когда вытащим, глубину расщелины по метке измерим.
  Пустую корзину тащили быстро, не только потому, что она легкая. Не боялись за людей в ней, потому и поднимали быстро. На дне лежали кучки разной пыли. Самая большая, из коричневой пыли, знакомая уже им "серая пыль" и еще черная и светло-зеленая. Рядом исписанная углем накидка, которую Радко тут же передал Бурсаку.
  - Ну что там - нетерпеливо спросил Ванул.
  - Погоди - ворчал в ответ старый шаман. - Тут такими каракулями написано, что сразу и не разберу.
  - А я уже прочитала - похвасталась неугомонная Майка.
  Бурсак выловил ее рукой из-за своей спины и посадил на поваленный ствол дерева, рядом.
  - Ну, рассказывай, остроглазая. Что ты там прочитала.
  - Тут написано - начала Майка - "Разной пыли много, делать из нее все нужно на дне".
  Бурсак написал на той же накидке вопрос - "Почему на дне?", - и ее, осторожно уложив в корзину, опустили разведчикам.
  Вскоре веревка вновь дернулась три раза. Корзина поползла вверх. Новую надпись сразу отдали Майке, которая хорошо разбирала любые каракули Гавела.
  - Тут он пишет, что через два часа поднимется и сам все расскажет - пересказала девушка содержание записки.
  - Ладно, через два часа как раз обедать будем. За обедом он нам все и поведает. Опустим ему корзину, и все за дровами для костра. Майка пусть займется обедом - скомандовал вождь, и зашагал к лесу, подавая пример.
  
  Дров натаскали столько, что можно еще два дня не беспокоиться. Огненная река с вулкана протекала не очень далеко отсюда и обугленные сухостоины попадались на каждом шагу. Их даже валить не нужно было, лежащих хватало. Заодно и дорогу к ручью расчистили.
  - Веревка дергается - закричал Бурсак, который наведался в расщелине в назначенное время.
  Все тут же бросились к подъемнику. На этот раз поднимали корзину осторожнее. Да и нагружена она была заметно тяжелее, чем при спуске. Когда корзина показалась в глубине щели и до рук Гавела, уже можно было дотянуться, Радко помог ему вылезти. Перемазанное лицо мальчишки светилось от счастья.
  - Чего там, рассказывай - нетерпеливо торопил Ванул.
  Гавел покопался в своей одежде и передал вождю. Какую-то маленькую блестящую штуковинку. Уже в руках Ванула все разглядели, что это была короткая металлическая пластинка.
  - Там много таких разбросано - рассказывал мальчик. - Их полно среди всякой пыли. А пыль кучами лежит. Можете сами спуститься и посмотреть.
   - Я разложил разную пыль и камни - показал Гавел на дно корзины. - И вот еще чего нашел.
  Мальчик полез за пазуху и достал прозрачный кристалл, похожий на кусок льда, но не лед. Он не был холодным.
  - Какой красивый! - Ахнула Майка.
  - Что это? - Ванул осторожно покрутил его в руках, посмотрел сквозь него и отдал Бурсаку.
  - Не знаю - признался шаман.
  - Откровение не говорило ничего о таких ... - он замялся, подбирая нужное слово, но так и не смог ничего изобрести. - Я его спрячу пока, может быть, со временем поймем.
  Камень все подержали в руках, осмотрели, цокали языками. Ни разу в племени не видели такую красоту.
  - Интересно, он крепкий? - Полюбопытствовал Радко.
  - Ничего другого, я от тебя и не ожидал - проворчал Ванул. - Отдай его Бурсаку, все равно есть его нельзя, на топор он не годится, а другие применения вещей, тебя не интересуют.
  Радко рассмеялся, и, ничуть не обидевшись, вернул камень, а затем вполне серьезно предложил.
  - Наверно мы часто сюда теперь наведываться будем. Может тут хижину построить?
  - Вот это правильно - оживился Ванул. - С утра и займитесь этим. И лестницу на дно расщелины можно сделать деревянную, или подъемник какой-нибудь, вместо корзины.
  - Давайте им металлические топоры сделаем - предложил Гавел. - Ими же быстрее работать.
  - А жить пока на дне можно - добавил он. - Там тепло, сухо и хижина не нужна совсем, прямо на дне можно все разложить.
  У Радко аж глаза засветились от такого предложения.
  - А долго их делать? - Спросил он Гавела. - Эти топоры из металла.
  - Мне кажется, на дне все быстрее будет получаться - ответил ему Гавел. - А если не из металла делать, то вообще быстро и пыль никакая не нужна. Мне там Откровение сказало.
  - Так тебя оно там посетило! - Воскликнул Бурсак. - С этого и нужно было начинать. Что оно еще сказало?
  - Оно как-то иначе там посетило меня - замялся Гавел. - Как-то не голосом. Просто я понял, что на дне, все будет создаваться гораздо быстрее.
  - Я все время боялся, что веревка порвется и вдруг понял, как ее сделать прочной. В корзине была запасная, я ее там оставил и понял, что к утру она будет готова. Утром посмотрим.
  - И маленький ножик тоже начал делать. Посмотрим, как быстро вырастет - добавил он, обращаясь к Бурсаку. - Ножик-то я знаю как делать, мы же говорили об этом.
  - А чего стоим-то - опомнился Ванул. - Талика вытаскивать нужно, да ужинать пора. Утром все остальное решим.
  За ужином, вождь долго допрашивал Талика. В основном на предмет разных опасностей.
  - Самое опасное там, это те камни, которые падали из-под ваших ног - сказал охотник. Встал, и веником из веток начал подметать площадку. - Слово дал себе, что как поднимусь, уберу все камешки отсюда.
  - Верно - смущенно согласился Бурсак. - Как-то мы и не сообразили, что камешком с такой высоты и убить можно.
  - Место для костра там есть - продолжал рассказывать Талик. - Дрова можно побросать прямо сверху, там соберем. Ручей водопадом стекает, уже целое озерцо набралось, но не утонем, куда-то вода утекает, иначе давно бы залила все. А опасных для нас зверей нет.
  - Их там и быть не может - вновь вклинилась в разговор Майка.
  - Это почему? - Спросил Ванул. - Ты откуда знаешь?
  - А что они едят тогда, когда нас там нет? - Вопросом на вопрос ответила девочка.
  - А ты соображаешь! - Похвалил ее Бурсак, после некоторого раздумья.
  Майка от удовольствия раскраснелась, особенно после того, как к его похвале присоединил свой голос и Ванул.
  Глава 2. Каменный червяк.
  
  Раньше всех поднялся Талик. Когда Ванул открыл глаза, он уже заканчивал ограждение на мостике, с которого поднимали корзину.
  - От камней решил получше уберечься? - Догадался Ванул. - Правильно, можно еще навес сверху корзины сделать потом. Как мы с Бурсаком не сообразили?
  - Да все уже - ответил Талик, польщенный похвалой вождя. - Навес можно еще там внизу сделать тоже. Сверху полно всего летит, все дно расщелины мусором засыпано. Но самое опасное, конечно, камни.
  - Заканчивай здесь, не торопись. Я подниму остальных, к завтраку тебя позовем - Ванул пошел за водой с ведерком из коры.
  Пока все рассаживались и ожидали стряпню Майки, Гавел что-то увлеченно искал на поляне и в лесу. Он уже два раза обошел вокруг костра, то приближаясь, то удаляясь от него. Бурсаку стало очень интересно, что делает его ученик, но он терпеливо ждал, пока тот сам скажет или пока сам не прекратит свои таинственные дела.
  Наконец Гавел подошел к костру и сел рядом с Бурсаком, испытующе поглядывая на него.
  - Ты что-то хочешь мне сказать? - Не вытерпел шаман.
  - Хочу сказать - подтвердил Гавел.
  - Я огонь научился разжигать на расстоянии - похвастался он. - Вот и костер разжег утром.
  - Как! - Удивился шаман.
  Гавел поднял ветку, и конец ее тут же загорелся.
  Бурсак тоже поднял ветку и зажег ее.
  - Здорово! - Ванул, зачарованно смотрел на их манипуляции с огнем. - Как вы это делаете?
  - Откровение очень любит Гавела - ответил, смеясь, Бурсак. - За два дня, оно рассказало ему столько, сколько мне не открылось за всю жизнь. Вот научило его огонь добывать, а потом и меня как это у него принято.
  - И далеко это работает? - Спросил Ванул.
  - Попробуй на той коряге - он показал на сухую ветку, которая валялась у самого ручья, метрах тридцати от мальчика.
  - А ты, сразу потуши ее в ручье, если загорится - сказал Ванул Радко, с интересом следящему за их разговором.
  Радко убежал к коряге, которая уже загорелась на конце. Тушить он ее не стал, а принес и бросил в костер.
  - А дальше можешь? - Допытывался Ванул.
  Полдня занимались исследованием новых способностей. Забыли даже о расщелине. Бурсаку удалось зажечь деревяшку чуть более чем на двести метров, а Гавелу всего на сотне и то не всегда.
  - Не может быть! - Воскликнул Бурсак. - Гавел сильнее, это я уже год назад понял. Не пойму, почему у меня лучше получается.
  - У меня почему-то получается по-разному - смущенно ответил Гавел. И сказал, обращаясь к Бурсаку - Если я близко к тебе, лучше, если отойду хуже.
  - Ты это проверял, когда ходил кругами вокруг костра?
  - Да - подтвердил Гавел. - Не пойму почему, раньше такого не было.
  - А я знаю почему - снова подала голос Майка. Она жарила мясо на прутиках над костром, но ловила каждое слово в разговорах.
  - Ну и почему? - Поинтересовался Бурсак.
  - Потому что та красивая штука у Бурсака. Если ее отдать Гавелу, то он победит - высказала свою догадку девочка, не забывая следить за мясом.
  И она оказалась права. После того, как кристалл попал в руки Гавела, он смог поджечь сухую ветку на расстоянии более трехсот метров, в вот способности Бурсака менялись в зависимости от расстояния его до мальчика.
  Майка так бурно переживала минуту своей славы, что не вмешайся Радко, остаться бы им без второй порции мяса. Он отнял у нее прутики и сам занялся кулинарией. Майка бегала по всей поляне, не в силах сдержать радость.
  - Умная девочка - смеясь, сказал Ванул, и Бурсак согласился с ним.
  - Но если на колдовство шамана так влияет этот камень, то значит там, на дне и веревка не делается и ножик не растет - забеспокоился Бурсак.
  - Там их много, таких камней - махнул рукой Гавел.
  - Да - подтвердил Талик. - Я тоже хотел взять, но Гавел не разрешил. Говорит, что этот взял в стороне, а те среди куч пыли лежат. Может, они нужны для чего-нибудь. Сами все увидите, когда спуститесь.
  - О как! - шепнул Ванул на ухо Бурсаку. - Авторитет твоего ученика растет. Слыхал? "Гавел не разрешил".
  - А то! - Так же шепотом ответил ему шаман. - Скоро мы станем его разрешения спрашивать. Советы уже спрашиваем. Совсем уже скоро хорошим шаманом станет. Опыт поднаберет, спешить перестанет и можно ему посох передавать.
  
  Майка вновь отличилась.
  - Я спущу Радко и останусь наверху один, а кто спустит меня? - Спросил Талик, когда Ванул объявил об организации лагеря на дне расщелины.
  - Действительно, может оставим одного наверху - Бурсак посмотрел на Ванула.
  - А я знаю как - подала голос Майка.
  Понемногу, все уже начали привыкать, что за таким ее возгласом, следует изложение неплохой идеи.
  - Ну и как? - Спросил Талик.
  - Встань на дно корзины и держись за конец веревки. За тот, который тянул. А теперь отпускай его как при спуске корзины.
  Талик сделал то, что она ему советовала, пока не особенно понимая.
  - Видишь, корзина ползла вниз и ты вместе с ней. А теперь тяни веревку вниз - инструктировала Майка. - Корзина идет вверх, а ты в ней стоишь.
  - Точно! И тянуть легче - обрадовался Талик. - А веревки ведь теперь больше нужно.
  - У нас ее сейчас такой запас, что хватит еще на один подъемник - успокоил его Ванул. - А Майка умница. Обязательно ее при всех похвалю. При всем племени, когда вернемся.
  
  - Ты сможешь еще такую веревку сделать? - У Талика горели глаза. - Вообще не рвется, не рубится, не пережигается. Ничего с ней не сделать!
  - Смогу конечно - Гавела распирало от похвалы.
  Его сегодня хвалили и Ванул и Бурсак, Майка не в счет, хотя тоже хвалила, а от братьев похвала была особенно приятна. До этого похода они над ним посмеивались, за ту первую экспедицию к расщелине и не упускали случая напомнить при встрече. А он всем доказал!
  Бурсак с улыбкой наблюдал за учеником. Пусть порадуется, он заслужил, но уже вечером ему нужно объяснить, что гордыня дело последнее.
  Они только что закончили обход расщелины. Действительно, находки впечатляли. Одних кристаллов, Откровение подсказало, как они называются, нашли двадцать три штуки. Трогать не стали. Тут Гавел опять оказался прав. Неспроста они лежат так, окруженные аккуратными прямоугольниками коричневой пыли, кое-где слежавшейся в камень.
  - Мне кажется, здесь были какие-то вещи из металла. В них находился кристалл, возможно как источник силы. Потом металл превратился в пыль. А кристалл упал на пол - предположил Бурсак.
  - А как скоро металлический ножик делается? - Ванул перевел разговор на самую волнующую его тему. - За какое примерно время готов будет?
  - Дня за три - обнадежил его Бурсак. - Кристаллы раз в сто ускоряют рост. Но главное, что мы можем в каждой такой куче пыли делать по четыре предмета одновременно, а их тут двадцать три!
  - Это что, через неделю у племени почти сотня ножей будет? - Спросил потрясенный Ванул.
  - Да, мы с Галевом уже начали. И два топора для Талика и Радко - добавил Бурсак.
  Майка позвала всех кушать. Она тоже была героем, весь день подсказывала и шаману и вождю, а ведь ее взяли только еду готовить. Она еще посомневалась немного, но все же решилась попросить и для себя кое-что.
  - Гавел, а если сделать из того же, из чего ты веревку сделал, мне одежду, она ведь тоже не будет ни резаться ни гореть, ни рваться?
  - Наверно - рассеяно ответил мальчик, занятый поглощение своего куска мяса.
  - Майка, ты умница! - отметил Ванул. - Если воинам такую одежду сделать, то она, пожалуй, и против ножей устоит.
  - Да Майка, удивила ты и меня и вождя. Учитесь, как думать нужно - сказал Бурсак братьям. - А вы все ее дразните тем походом трехлетней давности.
  - Мы уже не дразним ни Гавела, ни ее - смутился Талик. - Нас она тоже удивила в этот раз.
  - Для одежды ведь пыль не нужна - после некоторого раздумья сказал Гавел. - Но для нее нужны мерки, у каждого же свои размеры. Надо подумать, как это все делать.
  - А как ножик узнает сколько нужно расти? - Спросила Майка. - Для него же тоже мерка нужна.
  - Ножик не куда попало растет, а по деревянной форме - возразил Гавел.
  Он подробно объяснил, что вначале Талик и Радко наделали много деревянных клинков, а потом их Гавел и Бурсак, как бы зарядили, так Откровение называет это действие. Так что-то переходит от шамана в предмет, который нужно зарядить.
  - Вот понемногу металл и замещает дерево в форме - закончил Гавел объяснение.
  Так возьми готовую одежду, да и переделай ее - сказал Бурсак. - Надо будет, еще сошьют.
  - Верно - подтвердил Ванул. - Все племя поможет, только давайте сделайте.
  Майка ждала ответ на свой вопрос, не решаясь перебивать старших, да так и заснула, как всегда, с надкусанным кусочком жареного мяса в руке.
  
  Под утро всех разбудил жуткий вопль Майки. В нем был слышен такой ужас, что и охотники и вождь сразу схватились за оружие и вскочили, силясь рассмотреть в кромешной темноте, что-нибудь.
  Бурсак первый сообразил, что-то полезное. Он зажег кучку наломанных сухих веточек, приготовленных для утреннего костра. Сразу стало гораздо светлее. Когда глаза немного привыкли к свету, стала видна Майка, оцепеневшая от ужаса. Она держала в руке какую-то веревку, и смотрела на нее широко открытыми глазами.
  Ванул подбежал к ней и выбил из одеревеневших пальцев это существо, теперь уже стало видно, что не веревку, потому что оно начало медленно изгибаться.
  Понемногу все успокоились. На вопрос Бурсака, пострадала ли она, Майка отрицательно покрутила головой, пока еще не в силах вымолвит ни слова.
  Бурсак подошел к неведомому существу и попытался рассмотреть его в неверном свете пламени коряги. Затем попросил Талика разжечь костер.
  - Все равно уже проснулись, да и утро скоро. Майка займись едой, за работой быстрее в себя придешь, а ты Радко помоги ей - распорядился Ванул, а затем подошел к Бурсаку. - Ну, что это такое?
  - По-моему это большой червяк - ответил шаман. - Я таких ни разу не видел. У него, как у любого червяка, ни глаз, ни рта, но размеры для червя громадные.
  Он и в самом деле был огромный. Длиной больше метра и толщиной в середине около сантиметра, да и на концах не многим тоньше. Весь покрытый блестящей в свете пламени, то ли слизью, то ли влагой. На ощупь, не такой уж и отвратительной, как можно было подумать, услышав Майкин вопль. Червяк, очень медленно пытался уползти в тень. Вероятно, каким-то образом все же чувствуя свет костра или его тепло.
  - Да, я такого тоже не видел никогда - сказал Ванул, с интересом рассматривая неведомое, но, по-видимому, совершенно не опасное существо.
  - Майка ты как, успокоилась? Иди, посмотри на своего ужасного зверя - Бурсак веточкой подправил путь червяка, чтобы тот не убежал окончательно. Впрочем, при его скорости, сделать это быстрее чем за несколько часов, было бы затруднительно.
  Девочка подошла и засмотрелась на странное существо. А затем начала сбивчиво рассказывать.
  - Мне приснилось, что я готовлю на костре, подкладываю в него хворостину, а она вдруг зашевелилась и поползла по моей руке прямо к горлу. Я ее схватила, закричала и проснулась. И мне показалось, что он такой тяжелый, как будто песком заполнен.
  - А и правда, тяжеленный! - Удивился Бурсак, приподняв его серединку пальцами. - Как каменный!
  - И твердый! - Добавил Ванул, после того как нажал пальцами сверху. - Интересно, что это за зверь такай.
  - Покажи руку - попросил Бурсак девочку. - На ладони ничего нет, ни ожога, ни повреждений.
  - Я просто испугалась, когда на руке его почувствовала - смутилась Майка. - А так-то он мне ничего плохого не сделал.
  - Смотрите - раздался голос Талика от стены. - Кажется, я нашел место, откуда он появился.
  Гавел, наконец, догадался зажечь один из смоляных факелов и при его свете, все двинулись на голос Талика.
  В гладкой каменной стене, было проделано аккуратное круглое отверстие, как раз по диаметру червяка.
  - Я осмотрел стену с той стороны, где он дополз до Майки и нашел эту его нору - объяснял Талик. - Но как он ее проделал в базальте, не понимаю.
  - Так может не он? - Усомнился Гавел. - Это значит он выполз еще до того как мы спустились сегодня. Мы же осматривали расщелину вчера, а сегодня его и не заметили.
  - А что он от меня хотел? - Спросила, по всей видимости, уже совершенно успокоившаяся Майка.
  - Да ничего он не хотел - усмехнулся Бурсак. - Он и хотеть-то, скорее всего, ничего не может. Полз себе по каким-то своим делам, и наткнулся на тебя. Он до сих пор о тебе ничего не знает.
  Ванул взял червяка в руки. Все уже уверились, что это безопасно. Ни рта, ни какого либо другого отверстия на нем не было.
  - Чем он прогрыз все это? - Недоумевал Ванул. - У него и рта нет. И чего он в пол не ползет, если умеет камень прогрызать?
  - А пол из другого камня - Бурсак очень внимательно исследовал пол, а затем и стену. - Интересно, а если его к стене приложить?
  - А я знаю как нужно - подала голос Майка.
  - Говори! - Приказал Ванул, уже зная, что просто так она эти слова не говорит.
  - Нужно найти такой же камень как тот, что в стене и приложить к его концу. Тогда он от нас и в стену не уползет и можно будет камень расколоть и посмотреть, как он его грызет.
   - Умница Майка! - Похвалил Ванул.
  Он нашел на полу большой камень, вроде бы похожий на камень стены и приложил его к концу червяка, которого держал в другой руке.
  Червяк прилип одним своим концом к камню.
  - И что? - Недоуменно пробормотал Ванул. - Он так и будет висеть?
  - Положи, вечером посмотрим, или даже утром - посоветовал Бурсак. - При его расторопности, он никуда не сбежит.
  
  Пока ждали металлические клинки, каждый занимался своим делом. Гавел, как и обещал Ванулу, думал о создании одежды. Бурсак тоже увлекся этим. Они время от времени затевали целые диспуты по этому поводу.
  Братья, от нечего делать, осмотрели на предмет новых дыр, все стены расщелины, до каких смогли дотянуться. Других дыр не было. Судя по всему им просто повезло, что червяк выполз сегодня.
  Ванул расспрашивал Майку о жизни, о матери. Помогал следить за костром, смеялся, ее смешил. Словом, играл роль ее родного отца, с которым когда-то был в большой дружбе. Вождь очень горевал после его гибели на охоте. С тех пор и повторяет Ванул для молодых охотников, чтобы маленького зверя били, а большого обходили.
  - Ты скажи ей, чтобы заходила ко мне - Ванул, внимательно посмотрел на Майку. - И сама с ней заходи. Вы же мне не чужие. Мы с твоим отцом друзья были. В случае если понадобится, пусть приходит, да и ты приходи.
  Майка слушала, кивала и неожиданно спросила
  - Ты хочешь, чтобы она к тебе жить пришла?
  - Да - чуть помедлив, ответил Ванул.
  - Я ей скажу - пообещала бесхитростная Майка и спросила. - А мне тоже к тебе жить?
  - А сама как хочешь?
  - Я лучше одна поживу, а к тебе и маме приходить буду.
  - И ближе всех к стене я сегодня спать не лягу! - Категорично сказала она, как бы отвечая тому, кто ее заставлял ложиться у самой стены.
  
  Утром Гавел первым прибежал к червяку. Там ничего не поменялось. Червяк лежал, так, как его и оставили вечером прилепленным к камню. Затем подошел Бурсак, пожал плечами и пошел смотреть клинки. Ванул тоже приходил. Даже братьев охотников и Майку разобрало такое любопытство, что они первым делом сбегали посмотреть, а потом занялись костром и завтраком.
  - Не пойму я, чего он туда прилепился - задумчиво проговорил Бурсак, покончив с едой.
  - Тоже об этом думаю - признался Ванул. - Я думал, он дыру в камне проделает, а потом поползет через нее куда-нибудь, а он прилепился и лежит.
  - Подождем еще. Все равно ждать тут пока клинки созреют. Очень любопытный червяк. Не знаю, зачем он нам может понадобиться, но интересно - сказал шаман и пошел к Гавелу, с которым о чем-то шепталась Майка.
  На этот раз у Майки появилась новая идея.
  - Сделай мне ведро - попросила она Гавела. - У нас сейчас ведра из коры, они прогорают, и вода вкус меняет, когда ее греем на костре. Сделай ведро из того же, из чего ты веревку делал. Сам же говорил, как можно заряжать предметы. Вот и заряди ведро из коры. Радко мне только что новое сделал.
  - Можно - согласился мальчик. - Только все эти ведра временные. Они же ненадолго. Пусть он сделает хорошее, с удобной ручкой, ровное.
  - Вот сам ему и скажи, он тебя послушает.
  Очередная идея Майки нашла поддержку Бурсака. За день они сделали и ведра и тарелки и ложки и вилки. Откровение подсказало, что все такие вещи нужны и объяснило их форму, размеры и то, как ими нужно пользоваться. Весь следующий день ушел на их освоение.
  Испытали так же верхнюю накидку Майки. Она ее пожертвовала для первого опыта. Как и ожидали, ее не резал и не прокалывал даже металлический нож.
   Ванул был очень доволен. За какую-то неделю, все его племя получило новое оружие, а скоро получит и новую одежду для охоты.
  
  Еще через день, были готовы первые клинки. Братья тут же побежали делать им деревянные рукоятки. Но то, что они сделали, Бурсак забраковал. Вернее, предложил зарядить, так же как и посуду, одежду и веревки.
  - На день больше потратим, зато получим и прочную ручку к ножу - объяснил он Ванулу.
  Ванул, вместе с охотниками, и сам сел за изготовление рукояток, для ножей. Их, еще деревянными, насаживали на клинки, а затем заряжали. Так, еще через сутки получались рукоятки, которые не снимались и надежностью не уступали металлическому клинку.
  Новый вопль Майки остановил всю работу.
  - Ну что у тебя опять случилось - недовольно спросил Ванул, когда услышал ее. - Как-то иначе можно привлекать наше внимание?
  - Червяк прогрыз камень! - Радостно сообщила она.
  Действительно, на стороне противоположной той, к которой прилип червяк, в камне ясно обозначилось круглое отверстие. Оно получилось гораздо меньше толщины червяка.
  - А он его не прогрыз - неожиданно заявил Радко. - Червяк удлинился как раз на толщину камня. С той стороны, где он прилип, его длина осталась прежней.
  - А ведь верно! - Подтвердил Ванул. - Это он, значит, проедает камень и растет при этом. Давайте посмотрим, что дальше будет. Он же на своем новом конце тоньше. Пусть еще погрызет.
  Весь остаток для, не прерывая работы по изготовлению рукояток, говорили только о червяке. Даже Майка, уже довольно спокойно касалась его и рассматривала чуть не тыкаясь носом. Вечером, она объявила, что на новом своем конце он почти достиг своей изначальной толщины.
  - Прекрасно. Утром посмотрим, что он станет делать дальше - пробормотал, засыпая, Бурсак.
  Майка, еще раз сбегала посмотреть на червяка, и легла спать, на всякий случай подальше от стены, между Ванулом и Бурсаком. Как ей казалось, самое надежное место здесь.
  
  Еще через два дня готовы были и клинки и рукояти на них. Кроме того, Гавел с Бурсаком сделали всем верхние накидки, по образцу Майкиной. А Талику, сделали так же и штаны. В них он успел посидеть на углях костра, проверяя, так ли хорошо они защищают от огня, как ему казалось. Защищали так, что Радко стало завидно, и он попросил Гавела и для себя такие.
  - Ну вот, из-за его штанов еще день потеряем - раздраженно сказал Ванул. - Я один не донесу все это.
  - Ничего - успокоил вождя Бурсак. - Штаны на нем будут переделываться. Им ведь пыли не нужно. Да и я тоже с тобой пойду, беспокойно мне, как там в стойбище. Вдруг кто заболел, или еще что случилось. С тобой пойду. Гавел и один тут справится. Талик ему поможет, Майка остается тоже, что ей в стойбище делать, играться только, а здесь при деле.
  - Червяка возьмешь с собой? - Спросил Ванул. Ему не хотелось расставаться с необычным существом.
  - Возьму - подтвердил шаман - Второй тут останется, пусть Гавел его изучает.
  
  За последние два дня, червяк еще раз удивил. Он постепенно начал выползать из проделанной им в камне дыры. А когда выполз примерно наполовину, сбоку, перпендикулярно тому каналу, который он проделал, показался еще один червяк. Вероятно, он отделился от первого и начал буравить камень в другом направлении.
  Второй червяк тоже выполз из камня. Он был такой же, как первый, за исключением размеров. Длина его в точности равнялась расстоянию от канала первого червя, до края камня из которого он выполз, а толщина такая же, как у его "мамы". Так называла большого червяка Майка.
  - Наверно, при достижении определенной длины, черви эти начинают размножаться - высказал предположение Бурсак. - А в сторону уползают, чтобы не мешать родителю.
  - И Откровение ничего не говорит о них - посетовал Гавел.
  
  - Гавел, они вернутся или мы сами пойдем в стойбище? - спросила Майка, на следующий день, после того, как Ванул, Бурсак и Радко унесли все, что шаманам удалось здесь сделать.
  - Не знаю. Талик, тебе что сказал Ванул?
  - Если через десять дней не появится никто из стойбища, то мы собираемся и возвращаемся туда сами - сообщил Талик. - Я пойду на охоту. Ты Майка что-нибудь приготовь к ужину.
  - А мне что делать? - Спросил Гавел.
  - Не знаю, тебе же Бурсак дает команды. Мое дело охотится и вас охранять - пожал плечами Талик и пошел к подъемнику, поигрывая новеньким металлическим топориком.
  
  Глава 3. Орки.
  
  Поведение Гавела и Майки в последние дни сильно изменилось. Они повзрослели. Талик даже сказал им за ужином, что они как будто старше стали пока по расщелине лазили.
  - Просто занимались работой взрослых, вот и повзрослели - изрекла устами младенца, очередную истину Майка.
  - В стойбище, только ягоды собирать разрешали, а тут все как взрослые делаем - гордо добавила она, помешивая похлебку в новеньком ведре, которое получила только утром и сейчас первый раз пробовала.
  Гавел занялся одеждой. Он рассчитывал дней за десять-пятнадцать, по крайней мере, для них троих переодеть ее так, чтобы в лесу им ничего не грозило. Мальчик носился со своей идеей новой одежды, которую то ли сам придумал, то ли Откровение подсказало. Без Бурсака не проверить никак. При встрече расскажет ему, и если тому придет подтверждение, значит Откровение.
  - Понимаешь, как удобно будет - убеждал он Талика. - Если штаны заодно с обувью сделать, вода вообще не попадал никак внутрь.
  - А если их и с верхней накидкой соединить, тогда совсем можно по шею в речку заходить - вскользь бросила Майка, занимаясь ужином.
  - Точно! - Гавел с уважением посмотрел на нее.
  - Что ты мне все это рассказываешь - отмахнулся Талик. - Ты сделай, а я попробую. Мне чтобы понять, нужно поносить на себе, в руках повертеть. Пока, все что ты делал, мне очень нравится.
  - Он мне говорит, а ты не слушай, если неинтересно - тут же отреагировала Майка, испуганная тем, что с ней перестанут делиться замыслами.
  
  У Гавела созрела еще одна идея, которую ему подсказало Откровение. Он понял, как в темноте можно обходиться без факелов, но практически что-то не получалось, а обсуждать с Майкой не хотелось. Она часто придумывала решения быстрее его, и это немного злило, хотя Бурсак говорил, что злиться на это нельзя.
  - А если бы я злился, что ты совсем мальчишка, а колдуешь лучше меня? Стал бы завидовать, а то и мстить. Принесло бы это пользу яапам, тебе или мне? - Поучал он его каждый раз, когда замечал зависть.
  Гавел решил думать весь вечер, а если не придумается, то утром рассказать Майке свою идею. Может у нее и на этот раз придумается.
  Откровение, называло такой светильник фонарем, и его конструкция все же родилась в голове у Гавела. Он даже сумел быстренько сделать один такой, совсем маленький. Кристалл Гавел теперь всегда такал с собой, его присутствие сильно ускоряло любое колдовство в десятки, а иногда в сотни раз.
  Умная Майка все же кое-что добавила к его фонарю. Гавела злило даже не то, что она придумывала что-то, часто быстрее его. А то, что идеи эти приходили в ее голову как бы сами собой, без размышлений, сразу. Часто, она их и идеями-то не считала. Придумывала, как дышала, даже внимания не обращала на то, что изобретает что-то новое.
  У него получился твердый прозрачный шарик, который мог ярко светиться. Он светил хорошо, но так же как факел, во все стороны и слепил глаза. Поэтому его нельзя было держать перед собой.
  Майка восхищенно ахнула, когда Гавел показал ей свое изделие, и понеслась освещать им все темные места, которые нашла в ближнем лесу. То, что свет бьет в глаза, ей быстро надоело. Она достала зеркальце, которое ей когда-то сделал Гавел, и на древесную смолу прилепила к нему шарик, даже не считая это какой-то идеей.
  Гавел беззлобно признал, что Майка опять оказалась на высоте. Взял себя в руки и похвалил ее за полезное усовершенствование.
  Следующий фонарь, он сделал с зеркальцем и ручкой и подарил Майке.
  - Держи, заслужила - сказал он, передавая ей занятную вещицу. - Я до завтра всем такие сделаю.
  
  Утром и Талик получил свой фонарь. Майка подождала, когда он им наиграется, а когда его восторги поутихли, предложила спуститься в подземелье, чтобы там посветить.
  Осмотреть еще раз подземелье, при ярком свете фонаря, она хотела еще вчера, но одна туда лезть боялась, а отдавать свой фонарь Талику было жалко. Теперь можно спуститься всем.
  В ярком свете трех фонарей осмотрели пещеру заново. Нашли еще несколько отверстий от червяков. Самих червей не было ни в пещере, ни в отверстиях. Один конец каменного ущелья был завален огромной кучей каменной крошки. Она наверно осыпалась, когда образовалась сама расщелина. А вот второй был гораздо интереснее. Там в каменной стене, была какая-то прямоугольная дверь. Все попытки Талика ее открыть, не увенчались успехом. Как бы он ее не толкал, дверь была непоколебима.
  - Может это и не дверь вовсе? - Предположил охотник, скорее с досады, что ничего не выходит.
  - Вы тут? - Раздался голос Радко.
  Он пришел вскоре после того как они спустились. Наскоро поел то, что осталось от их завтрака, и тоже спустился вниз.
  Фонари привели его в восторг. Гавел отдал ему свой, объяснил, что уж себе-то всегда сможет сделать. Он вовремя сообразил, что выгодно отдавать свое, потому что в голову лезут всякие усовершенствования и так он будет все время иметь самые новые вещи.
  Радко тоже потолкал дверь, с тем же результатом, а Гавел предложил ее тщательно осмотреть.
  - Вдруг в ней хитрость какая-нибудь спрятана. Рычажок или нажималка, а мы ее только силой открываем.
  - Тогда сам осмотри - предложил Радко. - Мы в этих твоих хитростях все равно не разберемся.
  Гавел довольно долго изучал дверь. Но и он не смог ничего обнаружить, несмотря на то, что ему светили тремя фонарями сразу. С досадой он тоже толкнул дверь рукой. Она открылась настолько легко, что он упал в проем.
  Талик с Радко удивленно смотрели на лежащего, в проеме, Гавела. Только Майка восприняла это совершенно спокойно.
  - Он шаман, потому дверь ему и открылась - как само собой разумеющееся объяснила она.
  
  Вторая пещера, представляла собой огромную полукруглую трубу с ровным плоским полом, которая уходила куда-то очень далеко по обе стороны двери. Высота ее была как три роста Талика, а он парень высокий. Значит больше пяти метров. Сама дверь открывалась в стенке этой трубы и выходила на маленькую площадку, с которой по ступенькам можно было спуститься вниз, на дно трубы. Нигде ни соринки, ни пылинки и воздух свежий, не пещерный.
  - Тут и фонарь не нужен, сверху потолок светится над нами - заметил Талик.
  - Только над нами - возразил Гавел. - Наверно потому что тут дверь. Смотрите, она закрылась сама за нами.
  - Давайте мы с Радко пройдем немного по этой пещере - предложил Талик. - Я в одну сторону, а он в другую. Недалеко, просто осмотримся. А вы тут стойте.
  Браться, на всякий случай, достали свои топоры, и пошли по трубе в разные стороны.
  - Смотри! - Гавел показал Майке рукой вверх.
  Светящийся участок потолка перемещался над идущим человеком. Дальше всех удалился Радко и между ним и Гавелом с Майкой, потолок потемнел.
  - Здорово! - Восхитилась Майка. - Он сам чует, когда под ним человек. Интересно, куда ведет эта пещера?
  - Не знаю - Гавел посмотрел вначале в одну сторону, затем в другую, как будто надеялся рассмотреть что-то в кромешном мраке. - Наверно куда-то очень далеко.
  - Эй, возвращайтесь! - Крикнул он братьям.
  Талик с Радко повернули назад. Потолок снова светился только в одном месте над всеми четверыми.
  - Пойдемте кушать - предложила Майка. - Там и поговорим.
  
  Все разговоры за едой крутились вокруг второй пещеры. Довольно быстро поняли ее направление. Она проходила мимо Дымящей горы, когда она еще существовала.
  - Может это подземная тропа - предположил Гавел. - Уж очень хорошо по ней идти.
  - Это сколько же копать нужно? - Усомнилась Майка.
  - Даже если все племя копать будет - она задумалась, шевеля губами, как будто рассуждая шепотом.
  - Что ты там шепчешь? - Не выдержал Талик. - Говори всем.
  - Да нет, ничего - отмахнулась она. - Руками такое не выкопать. Не глина же, а камень. Даже если железными топорами бить.
  - Я попробовал отбить кусочек - признался Радко. - Ничего не получилось, даже не царапается. Чем они тут копали? Да так ровно.
  - Давайте завтра попробуем пройти по ней куда-нибудь - предложила Майка.
  Ей явно не терпелось посмотреть, куда ведет пещера. Талик рассмеялся. Вспомнил, как она еще совсем маленькой девчонкой приставала ко всем, чтобы ее взяли куда-нибудь.
  - Ты еще попроси чтобы взяли тебя с собой - добавил Радко, очевидно тоже вспомнив ее давние слова.
  Майка обиделась и легла спать. Но позаботилась занять место подальше от стены пещеры. О черве она теперь помнила всегда.
  
  Утром разговоры опять крутились вокруг пещеры. Всем хотелось посмотреть, что там дальше, но столь ответственных решений никому принимать не приходилось.
  - Надо старшим сказать вначале - наконец высказал Талик причину их сомнений. - Я обещал Ванулу, что будем осторожны.
  - Я тоже пообещал - добавил Гавел, - только Бурсаку.
  - А ты обещала слушаться - сказал Радко и строго посмотрел на девочку.
   Разочарование Майки было огромно. На глаза навернулись слезы, но она тоже помнила свое обещание.
  - Так давайте пойдем в стойбище сейчас - предложил Гавел. - Дел тут больше нет. Всю одежду я доделал. Кристалл только себе захвачу, там, где пыли уже мало осталось, а остальные тут оставим.
  - А остаток пыли, можно в другие кучки пересыпать - Майка, как всегда, дала ценное предложение.
  
  Собрались быстро, захватили всю изготовленную одежду. Майка успокоилась, нажарила мяса на прутиках и заполнила ягодами, которые за неделю успели набрать в окрестностях расщелины, оба новеньких ведерка.
  Всю дорогу Талик и Радко охотились. Набили дичи столько, что стали оставлять ее на тропе. Когда дойдут до стойбища, а там Ванул пошлет свободных охотников. Они принесут.
  - Зачем столько дичи? - Удивлялся Гавел, обращаясь к Радко.
  - Не поймешь ты - ответил следопыт, любуясь новеньким копьем с металлическим наконечником.
  Они уговорили Гавела сделать им длинные кинжалы и наконечники копий, вдобавок к тем топорикам, которые они уже получили.
  - Осваиваете новое оружие? - Догадался Гавел.
  - Ага - радостно подтвердил Радко. - Мы теперь с охоты вылезать не будем.
  
  - Долго еще - спросила Майка.
  Она очень устала, и шла из последних сил, хотя ее освободили от всей поклажи. Талик и Радко спешили. Очень хотели похвастать перед другими, своим новеньким оружием и одеждой. Они снизили темп, только после окрика Гавела. Ему стало жалко Майку.
  - Ну, куда вы так спешите - упрекнул он Талика вполголоса. - Майка же еще маленькая. Она и так старается.
  Братья сбавили темп и даже предложили по очереди везти ее на плечах. Но Майка гордо отказалась, хотя было видно, как нелегко это ей далось.
  - Дымом уже тянет - обрадовался Талик. - Но дойдем только к вечеру, не раньше.
  - Еще далеко - объяснил Радко, Майке и Гавелу. - Просто ветер оттуда и что-то жгут они сильно. Может опять быка жарят. Или лес горит.
  На подходе к стойбищу весь лес заволокло дымом.
  - Что они там жарят такое - удивилась Майка. - Тут стадо быков нужно, чтобы так накоптить.
  
  Когда дошли до стойбища, оно уже догорало. Переступили через угли, в которые превратилась ограда и пошли по тому месту, которое раньше называли стойбищем. Дошли до самого центра. Изумленно смотрели по сторонам, на догорающие жилища. Наконец остановились, сбились в кучу. Талик запретил идти дальше, но Майка все же успела заметить, почему он остановился.
  Ее рвало. Она увидела, какое мясо жарилось. Радко увел и ее и Гавела в лес, чтобы они не смотрели на обгоревшие трупы. Их так и побросали в специально сложенный огромный костер.
  - Это те люди, которые ранили того быка - догадался Талик. - Они нашли стойбище.
  - А где остальные - Радко внимательно осмотрел останки. - Тут всего несколько человек.
  - Угнали наверно - рассеяно ответил ему Талик. - Бурсак говорил, что орки в рабство угоняют. Но это же давно очень было. Не знаю где, но тут, точно не все.
  
  Майка спала. Вернее забылась сном. Она плакала весь вечер, но потом ее свалил сон.
  - Мне нужно в жилище к Бурсаку - заявил Гавел, прервав молчание и, обратившись к Талику, попросил. - Давай сходим, пока Майка спит, а Радко с ней посидит.
  Он уже оправился от первых потрясений и говорил с Таликом довольно спокойно.
  - Пошли - тут же поднялся Талик. - Радко пусть останется, а то Майка проснется, увидит что одна, и опять испугается. Маленькая она еще.
  В жилище Бурсака, мальчик перерыл все вещи, пока нашел то, что искал. Тот кристалл, который захватил шаман из расщелины и, главное, записку на кусочке тонкой кожи, в которую он его завернул. С коротким, но содержательным текстом:
  
  "Они появились ночью. Кажется это орки. Очень сильные, гораздо сильнее наших охотников. Всех связали. Стариков убили, трупы сожгли. Меня не тронули, потому что я шаман. Ванула не тронули, потому что он вождь. Даже развязали, когда узнали. Не пытайтесь нас освободить. Их много, они очень сильные и умелые. Пообещали больше никого не убивать. Им нужны шаманы и охотники. Нас больше не тронут, только с собой заберут. Орки между собой говорили о каких-то людях на юго-западе, которые похожи на нас. Идите к ним. Прощай"
  
  Гавел прочитал несколько раз записку и молча отдал ее Талику. Охотник тоже прочитал и спросил.
  - Пойдем к Радко и Майке? Или тебе тут еще что-то нужно?
  - Нет, я уже все здесь обыскал, взял самое ценное. Пошли, нужно решить, что дальше делать. Теперь спать, а то совсем обессилим.
  Когда вернулись, Майка по-прежнему спала, а Радко уже начинал беспокоиться их долгим отсутствием.
  - Долго вы - заметил он Гавелу и спросил его. - Что будем делать дальше?
  - Утром решим, а сейчас спать - Гавел даже не заметил, как стал командовать.
  
  К утру ветер сменился и страшный запах от костра в стойбище, стал меньше беспокоить. Пока Гавел с Майкой отсыпались от потрясений прошлого дня, Талик с Радко собрались в дорогу.
  - Я пойду, найду новое место для завтрака, и приготовлю мясо - Радко поднялся. - Здесь слишком пахнет от костра, который в стойбище. Мне даже есть не хочется.
  - Ладно, я приду с Гавелом и Майкой, когда они проснуться - пообещал брату Талик.
  Вскоре проснулись и дети. Сон явно пошел на пользу обоих. Даже Майка не плакала больше, но и не болтала, о чем попало, как она это делала каждое утро от избытка энергии. Известие, о том, что Бурсак, Ванул и ее мама, скорее всего живы, успокоили ее.
  - Что дальше будем делать? - спросил Талик, - и что такое юго-запад, о котором написал Бурсак?
  - Юго-запад, это направление - объяснил Гавел и показал рукой. - К тем людям нужно идти туда, в ту сторону.
  - Что вы у меня все время спрашиваете? - Наконец поинтересовался Гавел.
  - Ты шаман - пояснил Талик как нечто само собой разумеющееся. - Говори, что делать, а мы сделаем.
  Радко с Майкой кивнули.
  - Да ты главный теперь. Ты же шаман. Говори, а мы сделаем - подтвердил Радко. - Откуда мы знаем что делать. Ты должен думать, а мы делать.
  Только сейчас до Гавела дошло, что и браться охотники и Майка совершенно искренне считают его главным. Он шаман, с которым советуется все племя, даже вождь по важным и сложным вопросам.
  Шаман тот, кто имеет посох шамана, который переходит от прежнего шамана к его ученику. А если прежний уходит раньше срока, то посох сам переходит к ученику. Значит, теперь шаман действительно он и принимать решения ему. А то, что он Талику до плеча не дорос, это совершенно неважно.
  - Ладно, я подумаю немного и соберу тут все в дорогу с Майкой, а вы немного разведайте в той стороне, куда ушли орки, вдруг они рядом еще. Хорошо бы знать, где они и сколько их.
  Братья немедленно поднялись и пошли в разведку, как обычно ходили на охоту. Майка тоже сразу начала собираться в дорогу. Она действительно, повзрослела за последние дни, да и сильнее стала, закалилась в походе.
  - Нет, так не пойдет - забраковал Гавел ее, уже собранную котомку и вытряхнул из нее почти все, что туда положила девочка.
  - Я уже большая - опять обиделась Майка.
  - Была бы большая, так не обижалась бы - возразил Гавел и объяснил. - Если ты устанешь раньше других, то тебя придется нести, а ты тяжелее, этих вещей.
  - Мясо клади на один-два раза - распорядился Гавел, помня слова братьев о том, что им проще в лесу добыть свежую дичь, чем тащить мясо в припасах.
  Кристаллы и запасы пыли, которые нашлись у Бурсака, Гавел упаковал себе в котомку. Получилось тяжеловато, но не перекладывать же ее к охотникам, которым и так достался основной груз. К тому же, их силы нужно беречь для охоты и защиты.
  - Где они? - Майка давно уже обеспокоено оглядывалась по сторонам. - Очень много времени прошло.
  - Давай еще мяса наготовим в дорогу - предложил Гавел. - Они вернуться, все готовое будет. Сразу и покушают.
  
  Радко появился неожиданно. Уже под вечер, он, тяжело дыша, выскочил из леса, подбежал и спросил.
  - Вещи собраны?
  Гавел молча показал на котомки.
  - Мы уже покушали, пока вас ждали - принялась объяснять повеселевшая Майка, обрадованная возвращением Радко.
  - Вот ваше мясо, а где Талик? - спросила она.
  - Потом объясню, давайте быстрее, бежать нужно назад к расщелине - торопил Радко. - С ним все в порядке, потом он нас догонит.
  Он взвесил в руках каждую из котомок, взвалил на плечи свою и Талика, и очень быстро пошел вперед. Гавел, молча схватил оставшиеся две котомки и жестом указал Майке, чтобы не отставала от охотника, а сам пристроился за ней. Она не протестовала, понимая, что не время для обид. Тем более что Майке, даже без поклажи, пришлось почти бежать за охотником. Так шли, почти до ночи, пока у Майки не стали заплетаться ноги.
  - Все, можно немного отдохнуть - наконец произнес Радко, сбрасывая обе котомки с плеч.
  Гавел тоже сбросил котомки, и направил на них уже валившуюся в сон Майку.
  - Ложись на вещи и спи - сказал он уже, впрочем, уснувшей девочке.
  Рассказ Радко много времени не занял. Их все же заметили орки и бросились ловить. Талик только и успел сказать Радко, чтобы тот с Гавелом и Майкой спрятались в расщелине. Сам он поводит орков, по незнакомому им лесу, чтобы дать время остальным добраться до цели. Затем оторвется от преследователей, и присоединиться к друзьям.
  - Хороший план - одобрил Гавел. - Даже если орки найдут, во второй пещере можно спрятаться, за той дверью. Они ее открыть не смогут.
  - А если и у них есть шаман? - спросил Радко.
  - Нет! У орков нет шаманов, это мне давно уже Бурсак сказал - объяснил Гавел и вздохнул, вспомнив учителя.
  
  Поспать беглецам, Радко дал только до рассвета.
  Перед тем как их разбудить, он сбегал к ручью и принес воды, настрогал мясо тонкими ломтиками, чтобы его можно было быстро съедать маленькими порциями на коротких привалах. Лишь после этого, растолкал Гавела с Майкой.
  Майка, на удивление, нормально чувствовала себя после вчерашнего броска по лесу. Поход к расщелине положительно сказался на ее физических возможностях, но нагружать ее поклажей, пока никому и в голову не приходило.
  Так, почти бегом, практически без остановок, добрались до расщелины еще при дневном свете.
  - Почти вдвое быстрее, чем в прошлый раз дошли - удивлялась Майка. - И я с ног не падаю.
  - Вчера свалилась - усмехнулся Радко и похвалил,- но все равно ты молодец, сама уже дошла.
  - Талик сам спустится, когда придет - прервал их разговор Гавел. - А мы, пока есть время, соберем всю пыль и кристаллы и перенесем их в другую пещеру. Это самое ценное, что сейчас у нас есть.
  Так провозились почти ночи. Но успели, до появления Талика, обосноваться во второй пещере, под защитой несокрушимой двери. Майку, мужчины оставили ждать Талика на дне расщелины, а сами разбили лагерь на ровном полу второй пещеры.
  - А дрова? - Спросил Радко, когда они разложили все вещи и даже соорудили на полу, что-то вроде постелей.
  - Я подумал, если можно зажигать огонь колдовством, так им можно и воду греть наверно. Вот потрогай, как получилось, даже вскипела - передал он охотнику горячее ведерко.
  - Быстро, закрывайте дверь! - Закричал, вбегая, Талик. Майку он тащил за руку. - Орки сейчас найдут расщелину. Еле убежал от них. Они так быстро бегают по незнакомому лесу. Нам с ними не справиться.
  
  Глава 4. Подземелье.
  
  Талик напряженно прислушивался к звукам, из-за двери. Гавел не рискнул делать это сам. Вдруг дверь откроется, ощутив его близкое присутствие. Проверять это никому не хотелось, особенно если есть подозрение, что по ту сторону двери, бродят вооруженные орки.
  Дверь во вторую пещеру, полностью оправдала ожидания. Они так и не узнали, бились орки в нее или нет. Ни звука не донеслось с другой стороны.
  - Может они и не нашли расщелину - пожал плечами Талик. - Но смотреть, как там снаружи, не будем.
  Постепенно все успокоились, уверовав в несокрушимость двери. Правда Талик и Радко поочередно просыпались несколько раз, но все было тихо и, в конце концов, они тоже уснули накрепко. За прошлый день и беспокойную ночь, устали так, что проспали дольше всех. Проснулись не только после Гавела, но и после того, как Майка, приготовила завтрак.
  - Давайте пойдем на юго-запад по этому подземному проходу - предложил Гавел, во время завтрака.
  - Вон туда - он показал вдоль тоннеля. - Пока дорога ведет туда, куда нам нужно, будем идти по ней, а если в сторону уйдем, поищем выход с нее. Если другого выхода не найдем, всегда можно вернуться сюда. Вряд ли орки будут нас тут все время караулить.
  На этот раз Майка отстояла свое право тащить часть груза. Ее очень огорчало отношение к ней как к маленькой. Она думала над этим все время в пути до первого привала, а на привале засыпала Гавела вопросами.
  - Вот ты говорил, что если я обижаюсь на то, что меня считают маленькой, значит, я маленькая и есть. Так?
  - Ну, так - согласился Гавел.
  - А если я сейчас не обиделась, то я что, не маленькая стала за один день и уже любую поклажу дотащу?
  - Не верно - возразил Гавел на этот раз, продолжая жевать.
  - А как верно?
  - Если человек обижается на то, что его считают маленьким, то он и есть маленький. Но если человек не обижается на то, что его считают маленьким, то он может быть и маленьким и большим.
  На лице надолго замолчавшей после этой фразы Майки, читалась напряженная работа мысли. Наконец она сказала.
  - А если человек большой, то он не обижается на то, что его считают маленьким.
  - Верно! - Удивился Гавел. - Ну, ты Майка даешь. Не зря тебя Бурсак хотел в ученики взять, по возвращении в стойбище. Хоть почему-то ты и не слышишь Откровение. Может потом, когда-нибудь услышишь. Бурсак говорил, что раньше такое бывало.
  - Теперь уж не возьмет никто - вздохнула девочка.
  - Будешь пока моей ученицей - пообещал Гавел. - Мне Бурсак много рассказал, чего остальные дети в стойбище и не слышали никогда. Он же на уроках не все вам рассказывал. Пока идем, я тебя буду обучать. Те рассуждения, о которых мы сейчас с тобой говорили, называются логикой.
  Талик с Радко так напряженно вслушивались в их разговор, что забыли о еде. Уже в дороге, после длительного раздумья, Радко подобрался поближе к Талику.
  - О чем они говорили? - Почему-то шепотом, спросил он брата.
  - Не знаю - так же шепотом ответил ему Талик и добавил. - Я вообще ничего не понял, хоть и слушал от слова до слова.
  - А ведь они друг друга понимали! - Восхитился Радко. - Видно не зря их сам Бурсак в ученики определил.
  - Кого попало, шаманом не возьмут - с уважением в голосе, согласился Талик.
  Через некоторое время, он взял из рук Майки ведерко с ягодами, под предлогом того, что они с Радко в дороге ими подкрепляются. А Радко убедил ее отдать ему ведерко с водой, потому что часто хочет пить.
  Простодушная Майка оказалась с пустыми руками, и при всем своем уме, так и не заподозрила подвоха. Маленькой ее не называли, не говорили, что она не сможет чего-то там, куда-то дотащить. Просто в дороге охотники любят кушать ягоды и пьют много воды. Не столь наивный, Гавел только улыбался, глядя на маневры братьев.
  
  Шли долго. По ощущению времени, наверху уже близилась ночь. В самом тоннеле ничего не менялось, те же самые гладкие стены, так же уходили куда-то далеко, в темноту.
  - Не видно куда идем. Что там в конце? - Посетовал Талик. - Идем неведомо куда.
  - Я уже тоже подумал об этом - ответил Гавел. - Хоть бы он весь осветил...
  Последние слова он не договорил, а так и остался с открытым ртом. Потолок тоннеля засиял спокойным белым светом на всем своем протяжении.
  - Ух ты! - Восхищенная зрелищем Майка покрутила головой по сторонам и добавила. - Потолок тебя слушается!
  - А пещера-то изгибается - подал голос Талик, когда оправился от изумления. - Она все время вправо немножко уходит. Мне это давно показалось, а сейчас это видно и спереди и сзади.
  - Мы вокруг Дымящейся горы идем наверно - догадался Радко. - Бывшей горы конечно.
  - Точно, гора была там - Талик указал рукой в направлении перпендикулярном тоннелю. - Надо выйти, и посмотреть с поверхности на небо, на звезды. В этом подземелье я уже ни в чем не уверен.
  - А вот там такая же лесенка как та, по которой мы спустились из расщелины - Майка показала вперед. Может там и дверь есть такая же. Гавел, о чем ты думаешь и молчишь?
  - Я подумал, что если мы идем по окружности, то можно вычислить ее радиус, то есть расстояние от нас до ее центра. И вычисляю в уме, но не точно. Все расстояния не очень точно на глаз определяются.
  - А ты умеешь это? - Талик, уважительно посмотрел на мальчика. - Давай, думай, если что нужно сделать, ты нам скажи, мы сделаем.
  - Бурсак померил длину веревки, на которой опускали корзину в шахту - напомнил Гавел.
  - Да, но та веревка так и осталась там, привязанной к подъемнику - объяснила Майка. - Как бы мы ее унесли, если Талик только меня и успел схватить, пред тем как орки появились.
  - Верно - согласился Гавел. - Но вторую веревку, я делал по образцу первой, точно такой же длины. Ее, мы ведь взяли с собой.
  Майка тут же полезла в свою котомку и достала моток тонкой веревки.
  Радко подал свое копье и уверил Гавела, что от конца до специальной метки, расстояние, ровно метр.
  - Мне Бурсак эту метку поставил, чтобы под рукой всегда было чем мерить длину, ширину и высоту.
  - Талик с Майкой, пусть растянут веревку так, чтобы оба конца, коснулись внешней стенки тоннеля. Ты Радко, померь ее длину, своим копьем, а то кто знает, может новая веревка не той длины стала. Найди середину и померь расстояние от середины веревки, до стены тоннеля.
  Все засуетились, выполняя задания Гавела. Майка дважды выпускала свой конец веревки, пока Радко не догадался отдать ей копье, а сам взял веревку.
  - Ты лучше меня померишь - сказал он, глядя в ее глаза, уже полные слез от обиды на себя.
  Гавел кивнул, подтверждая его слова, и она умчалась мерить.
  Расчеты не заняли много времени. Вскоре Гавел сообщил, что если тоннель действительно окружность, то они прошли примерно треть ее длины. А если продолжат движение, то должны, придти на место, откуда начали свой путь.
  - Длина вычисляется точно по нашим измерениям, но я же не знаю так же точно расстояние, которое мы прошли - пояснил Гавел несколько извиняющимся тоном. - Талик охотник, он расстояние чувствует хорошо. По его словам, прошли примерно треть.
  - Наверно тех лестниц, которые от дверей всего три - высказала догадку Майка.
  - Из первой мы вышли, вторая там - она показала на виднеющуюся вдали лесенку. - А до третьей еще идти столько же, сколько прошли.
  
  То, что издалека было похоже на лесенку, действительно ею и оказалось. И дверь за ней точно такая же, как та, первая.
  - Может, мы уже кругом обошли всю пещеру - засомневался Гавел, - и вышли к той первой двери. Очень похожее место.
  - Ты же посчитал длину тоннеля - возразил Талик. Никак не могли мы столько пройти да каких-то полтора дня.
  - Нет, это не то место - заверил Радко. - Я там из своей котомки мусор всякий выкинул, как раз напротив лестницы у стены, а здесь все чисто.
  - Все остановимся здесь - Гавел сбросил свою котомку и спросил Майку. - Где греть воду?
  Майка показала на ведерко и занялась мясом, которого они нажарили столько, что могли прожить без костра еще дней пять. Братья охотники, тут же принялись за обустройство мест для ночлега.
  Как только вода закипела, Майка позвала всех ужинать.
  - Гавел, если бы ты сделал каждому по маленькому ведерку, то из него было бы удобно пить воду во время еды - попросила Майка. - Они же утром уже будут, если ты вечером сделаешь.
  - Нет, не получится - возразил молодой шаман. - Я же рассказывал тебе, что нужен образец из чего-нибудь. Хоть из коры, хоть из дерева, хоть из кожи. А здесь его и сделать-то не из чего.
  - Так дверь наружу есть, утром выйдем и сделаем по маленькому ведерку каждому - пообещал Талик.
  - Верно - одобрил Гавел и тут же охладил бурную радость Майки. - Если дверь откроется.
  - Ты же шаман, как она не откроется? - Удивилась Майка.
  - Думаешь, все двери мне теперь должны открыться - усмехнулся Гавел. - Нам просто повезло с той дверью. Хотя, думаю, что эта такая же. Сейчас проверим. Но если откроется, то выходить будем утром, а сегодня спать.
  - Давай и пробовать утром будем - попросил Талик. - Новое дело нужно начинать с утра.
  
  Утром как всегда позавтракали и заново обсудили план дальнейших действий. Решили все же попробовать ее открыть. Гавел сказал, чтобы все отошли подальше.
  - Думаешь, выпрыгнет кто-нибудь? - С сомнением в голосе спросил Радко. - Вряд ли. Майка правильно сказала, "чего он там ест, когда нас нет".
  - Не в том дело - объяснил молодой шаман. - Я боюсь, не осыплется ли что, или дурной воздух какой, или жидкий огонь. Сам не знаю, чего опасаюсь. Скорее всего, нет там ничего страшного, но все равно отойдите.
  Охотники отошли шагов на двадцать, дальше не захотели. Майка просто пряталась за их спинами, которые казались ей очень надежными.
  Вторая дверь открылась так же легко, как и первая. За ней открылась очень аккуратная пещера. Ее и пещерой-то нельзя было назвать. Прямоугольный тоннель, ярко освещенный. По бокам закрытые двери.
  Гавел продолжал осматриваться, не проходя через проем двери, хотя уже понял, что опасностей тут нет никаких.
  - Идемте сюда, вроде все спокойно - позвал он остальных.
  - Как красиво! - Восхитилась Майка. Она первая подбежала к двери, сгорая от любопытства. - Давайте посмотрим, что дальше.
  - Погоди, не суетись - одернул ее Талик, хотя, ему и самому не терпелось посмотреть.
  - Тут все чисто, даже пыли нет - удивился Радко.
  Гавел не торопясь прошелся по освещенному помещению. Постоял у каждой двери, прислушиваясь. Все молчали, стараясь даже дышать потише. Наконец, Гавел выбрал ближайшую к тоннелю дверь с, похожим на паучка, значком на ней. Немного постоял перед ней и толкнул рукой.
  Красивый женский голос громко произнес.
  - Извините, но Вы, к сожалению, не обладаете правами доступа, достаточными для входа в служебные помещения геотермальной энергетической станции.
  Майка взвизгнула и закрыла руками лицо. Спряталась. Талик с Радко мгновенно встали по разные стороны от нее, с копьями наизготовку. Гавел стоял в оцепенении, пытаясь осознать, что произошло.
  Далее не происходило ничего. Таинственная женщина молчала, и вообще, все было спокойно и тихо, как раньше. Понемногу все успокоились, даже Майка стала одним глазом подглядывать из-под ладони, а чуть погодя и вовсе убрала ладони и начала оглядываться.
  - Кто это говорил? - Спросила она Гавела. - Это оно и есть, Откровение?
  - Нет, не похоже - ответил ей Гавел. - Это был обычный голос, который все слышат. Откровение, это голос в голове, другие его не слышат.
  - А что это было? - спросил Талик. - Где тот, кто говорил?
  - По-моему, это какое-то древнее колдовство - попытался объяснить Гавел и предложил. - Может еще раз толкнуть дверь. Что она скажет?
  Голос сказал тоже самое, но второй раз эффект был куда меньше. Майка даже попыталась вступить с голосом в диалог.
  - А куда нам можно зайти?
  Неожиданно голос ответил ей.
  - Гостям станции с минимальными правами доступа, можно проходить только в двери зеленого цвета, с зелеными эмблемами или табличками.
  - Здорово! - Снова восхитилась Майка. - Она со мной разговаривает!
  Гавел уже вторично осматривал двери. Тем же занялся и Талик.
  - Точно! - обрадовано крикнул охотник. - Дверь в тоннель вся зеленая.
  - Я тоже нашел дверь с зеленым кругом, идемте сюда - крикнул Гавел и открыл дверь.
  
  Помещение за ней оказалось очень странным, круглое, с красивым узорчатым потолком, который равномерно светился. По полу расставлены красивые сиденья со спинками и подставками для локтей.
  В центре этой странной комнаты, кольцо из какого-то прозрачного материала, на высоте чуть ниже груди Талика.
  Но самое странное в этом помещении было то, что внутри кольца стояла приветливо улыбающаяся женщина совершенно необыкновенного вида.
  - Здравствуйте - осторожно поздоровался с ней Гавел, остальные вежливо поклонились.
  - Уважаемые гости станции - ответила женщина, тем самым голосом, который они уже слышали в коридоре. - Искусственный интеллект геотермальной станции "Сопка Дымящаяся", приветствует вас.
  - Прошу каждого назвать свое имя и общественный статус.
  Довольно продолжительное молчание, первым рискнул нарушить Гавел. Он назвал свое имя и честно сказал, что не знает ни о каком статусе. Вслед за ним назвались остальные. Только Майка, чуть подумав, тоже поинтересовалась именем таинственной женщины.
  - Я голографический терминал искусственного интеллекта геотермальной станции "Сопка Дымящаяся". По умолчанию, имею личное имя Юлия, или Юля. Если нет особых пожеланий, то можете обращаться ко мне, пользуясь этим именем из любого доступного вам помещения на станции. Не стесняйтесь меня. Я не женщина и даже не человек.
  - К сожалению я не получила никаких известий о целях вашего посещения. По неизвестным причинам, выход в глобальную сеть сейчас невозможен и я не располагаю никакой информацией о вашем возможном статусе - продолжала непонятно что-то пояснять странная женщина. - Просьба с понимаем отнестись к тому, что в условиях недостаточной информации о вас, доступ каждому предоставлен только в помещения зеленой зоны. И только одному из вас, право первого входа в новые помещения.
  Она показала рукой на стену, где внезапно проявился портрет Гавела.
  - Остальные могут проходить, только, если господин Гавел одобрит их доступ.
  - Господин Гавел, может заранее прямо сейчас одобрить или запретить проход вашим спутникам в доступные ему помещения.
  - Вы желаете ограничить доступ кому-либо из своих спутников? - Спросила Юля, обратившись к Гавелу.
  - Нет - ответил он, немного подумав.
  - Принято, с этого момента все вы имеете одинаковые права доступа во все помещения станции, куда разрешен доступ господину Гавелу, согласно статусу его Биокомпа.
  Гавел сделал знак остальным, чтобы вышли в первый коридор с дверями. Когда все вышли, он прошел дальше, пока снова не выбрался в тоннель и только там остановился.
  - Давайте покушаем и обсудим все - сказал он, переводя дух. - Что-то меня и в сон уже тянет. Здесь посидим, а потом снова войдем.
  Кушали молча, думая каждый о своем. О таких чудесах не рассказывало ни Откровение, ни предания. Из Яапов, никто и никогда не видел ничего подобного.
  - Давайте поспим, а потом обсудим - предложил Гавел. И виновато добавил. - Плохой я шаман, ничего сам понять не могу.
  
  Сон очень благотворно повлиял на всех. Вместо прежнего молчания, началось настолько бурное обсуждение вчерашних находок, что завтрак растянулся до обеда. За разговорами забыли о еде.
  - Теперь каждый может открывать дверь сам? - Решила уточнить Майка. - Эх, забыли спросить у Юли.
  - Вы правы, госпожа Майка. Каждому из вас откроется любая дверь зеленой зоны станции - ответила на вопрос девочки, мгновенно возникшая из ниоткуда Юля.
  При ее появлении, Майка снова взвизгнула, но "прятаться" не стала. Охотники только дернулись, но за оружие уже не хватались. А Гавел вообще не потерял присутствия духа и совершенно спокойно начал задавать накопившиеся вопросы.
  - Вы призрак? - Гавел заметил, что вместо ног и нее пустота. Тело обрывалось примерно на уровне поясницы.
   - Я не материальна, если Вы это имеете в виду, и уже говорила, что не являюсь человеком. Мой облик может быть любым. Если желаете, то я могу принять другой, по вашему выбору.
  Она прямо в воздухе продемонстрировала множество маленьких картинок мужских и женских лиц, а так же забавных картинок зверушек и вообще ни на что непохожих существ.
  - Гавел, давай выберем другой - шепотом попросил его Радко. - Я как-то теряюсь с ней, мне кажется, что она человек.
  - Вы можете общаться между собой совершенно свободно. Я никому и никогда не транслирую те слова, которыми люди обмениваются друг с другом. Понижать голос при общении совершенно бессмысленно, мои приемники гораздо чувствительнее ваших и расположены по всей территории станции. Общаясь между собой, просто не обращайте внимания на мое визуальное присутствие. Я все слышу вне зависимости от того видят меня или нет.
  Гавел кивнул и выбрал в качестве образца, яркий оранжевый шарик, величиной с голову взрослого человека. На нем были изображены огромные глаза под длинными ресницами и улыбающийся рот, чуть ли не вполовину нарисованной мордочки.
  Юля тут же превратилась в указанного ей персонажа и подсказала, что этому обличию, человеческое имя не очень подходит.
  - Маська - подсказал Талик. - Мою прежнюю собаку звали так.
  Гавел кивнул, соглашаясь.
  - Принято - сообщила улыбчивая рожица, звонким детским голоском. - Идентификатор группы "Смайлик", собственное имя Маська.
  - Маська, а ты можешь вовсе не исчезать, а сопровождать нас везде, и отвечать на все наши вопросы - спросил Гавел.
  - Конечно - ответила Маська. - Но только в пределах станции. Это моя основная функция, помогать гостям и сотрудникам станции. Но, предупреждаю, возможности мои крайне ограничены, из-за отсутствия выхода в глобальную сеть.
  - Кто такие сотрудники станции? Кроме нас тут есть кто-нибудь из людей? Что такое глобальная Сеть? Куда ведет этот тоннель? ... Где находятся выходы из станции? Для чего нужна эта станция? - задавал Гавел все новые и новые вопросы, стараясь формулировать их, как учил Бурсак, максимально точно.
  Маська очень подробно отвечала на вопросы. Хотя и не совсем понятно. Иногда Гавел, не говоря уже об остальных, вообще не понимал ее ответов. Но ответы на самые актуальные вопросы он получил.
  Станция начала восстанавливаться 3176 лет назад. Чем она была разрушена, Маська не знала, память о события до начала восстановления у станции не сохранилась, потому что блоки памяти были разрушены. Восстановление не завершено.
  Прямо на стене возник какой-то непонятный рисунок. Маська объяснила, что это вид станции, как бы с большой высоты, если бы почва была прозрачной.
  Догадка Гавела о кольцевом тоннеле вокруг горы была правильной. В этом тоннеле должны были, впоследствии восстановится приемники геотермальной энергии. Что это такое, Гавел не понял, но решил не засорять ее рассказ подробностями о том, что должно появиться здесь лет через пятьсот, как минимум.
  Права оказалась и Майка, с ее предположением о трех выходах из кольцеобразного тоннеля. Их было действительно три. Центральный, или первый, с которого и началось восстановление станции, как раз тот, в котором они сейчас находятся. В третьем, восстановлено только то, что относится к самому тоннелю. Они проникли в тоннель, как раз через третий выход.
  - А куда ведет дверь из того выхода, который второй? - Не удержалась от вопроса Майка.
  - Это вентиляционная шахта, она полностью восстановлена. Там почти нет механизмов, кроме вентиляторов. Через нее можно выйти на поверхность по служебной лестнице. Но ваш статут недостаточен для прохода по ней - ответила Маська.
  - Понятно. Значит, дверь не откроется - заключил Гавел. - А почему нам открылась третья дверь? Для нее наш статус достаточен?
  - Пока достаточен - ответила Маська, - потому что в помещениях станции относящихся к третьей силовой секции, не восстановлены вообще никакие системы. После их восстановления, вашего доступа будет недостаточно для прохода в третью секцию.
  Людей, кроме них на станции нет, с момента начала ее восстановления. Центральный вход на станцию полностью восстановлен, но ландшафтные работы на поверхности в его окрестностях даже не начинались. Последнюю ее фразу Гавел совершенно не понял, но переспрашивать не стал.
  Что такое глобальная сеть, Маська не знала, знала только, что она не работает. Как такое могло быть, Гавел не понимал.
  - А что за червяки ползают внутри скал? - Рискнул спросить Талик.
  Ни о каких червяках Маська тоже не знала, но сообщила, что внутри кольцевого тоннеля находится искусственный объект, непонятно как там оказавшийся и не имеющий никакого отношения к станции. Он сильно мешает восстановлению станции. Убрать его нельзя, а на запросы, адресованные непосредственно к нему или через Глобальную сеть, никто не отвечает.
  - Может это червяки и есть? - Пожал плечами Талик и спросил. - А он большой, этот мешающий предмет?
  Предмет, размером больше центральной поляны их бывшего стойбища, вряд ли мог быть червяком. Но Маська упомянула о нем, потому что он мог служить источником этих червяков.
  - В общем, не знает она ни о каких червяках - сделал вывод Гавел.
  - Может, покушаем? - Предложил практичный Радко. Он давно уже перегрузился новой информацией, и его неудержимо тянуло в сон.
  - Если желаете, я могу предложить вам принять пищу в гостевых комнатах станции. Там есть все необходимое для приема и приготовления пиши, а так же для принятия сна.
  - Что она сказала? - Недоуменно спросил Талик.
  Гавел сделал жест, призывающий охотника к молчанию, а затем, попросил Маську проводить их в указанное ей место и объяснить все, что они там увидят.
  - Тут вроде бы жилища для людей есть, в которых мы можем расположиться - объяснил он Талику, пока они шли, за плывшей по воздуху Маськой.
  
  Жилища действительно были, да еще какие!
  Если бы Гавелу кто-то сказал раньше, что бывают такие хижины, он бы не поверил. Огромный зал для приема пищи, специальные шкафчики для приготовления и хранения пищи, большой стол с расставленными по сторонам стульями. Маська терпеливо объясняла названия и назначения всех незнакомых им предметов. Впрочем, что такое посуда, Гавел уже успел узнать из Откровения, но вот какая она, настоящая посуда, они увидели впервые.
  Майке очень понравилось озеро с теплой водой. Оно было прямо в полу, в специальном большом помещении. Неутомимая Маська объяснила, что в нем можно плавать и смывать грязь с себя прямо в воду, которая очень быстро снова станет чистой.
  Решился и главный вопрос последних дней, куда и как испражнятся в такой сверкающей чистоте. В стойбище за каждым жилищем была специальная плетенка, которая оттаскивалась в овраг по мере ее заполнения. А тут не возникало даже мысли о чем-то подобном. Вначале никто не поверил, что нужду как большую, так и малую, нужно справлять такие красивые чаши. Но Маська заверила, что это именно так и есть. Более того, каждому отводилась отдельная комнатка с такой же сверкающей чашей. В нее можно было пройти прямо из своей собственной спальни.
  Спальная комната, также произвела неизгладимое впечатление. Гавел сразу предупредил, чтобы в то, что Маська назвала кроватью, залазили только после купания в том озере, которое называлось бассейном.
  - Я на эти белые кровати не лягу, пока не отмою грязь - сказал он. - И вы не вздумайте ложиться.
  Костер был тут вообще не нужен для приготовления пищи. Способности Гавела греть воду и еду, тоже не пригодились. Все делалось прямо в здешней посуде само, по желанию каждого.
  - Это мы могли уже тут спать! - Восторгалась Майка
  Она наплавалась в бассейне и сидела за столом, чистая, в выстиранной и высушенной особыми устройствами станции, одежде.
  Охотники до сих пор не пришли в себя от всех этих чудес и нервно оглядывались по сторонам, но с места уже не вскакивали. Они сходили за оставленными в тоннеле вещами. Оказалось, что Маська умеет раздваиваться. Одна проводила охотников за вещами и помогла их раскладывать нишам в стене, которые назвала шкафами. А другая, точно такая же Маська, помогала Гавелу с Майкой готовить еду, в специальной комнате, которая называлась тут кухней.
  Наконец, все собрались за столом. Тут же рядом с ним обосновалась и Маска, снова в одном лице. Она продолжала давать пояснения по пользованию всеми новыми вещами, которые были расставлены вокруг.
  - Маська, а можно выйти наружу из станции - спросил Гавел, когда закончил кушать?
  - Да. Центральный выход в полной исправности - заверила его Маська.
  - А мы сможем его найти потом? - Забеспокоилась Майка. - Вдруг придется далеко идти.
  - Сможем - заверил ее Талик. - Уж мы с Радко не заблудимся.
  - Если Гавел желает, можно поставить ему в Биокомп метку направления на центральный вход станции, с индикацией расстояния до нее - предложила Маська.
  - Чего?!
  Маська не поняла его вопрос, так же, как он не понял ее предложение. Подумав немного, Гавел все же согласился, решив, что вряд ли это что-то плохое, после всего того хорошего, что им было уже предоставлено.
  Метка эта оказалась чрезвычайно полезной. Гавел теперь всегда знал, в каком направлении от него находится центральный вход на станцию, и какое расстояние до него в метрах.
  Остальным Маська не могла поставить такую метку, ссылаясь на то, что не может связаться с их Биокомпами.
  По просьбе Гавела, она поставила ему так же и метку третьего входа. Вернее, не входа на станцию, а метку где расположена расщелина. Входа на станцию там нет, как пояснила Маська. Там есть разлом, через который они пролезли в одно из разрушенных помещений станции, а оттуда уже в кольцевой тоннель.
  - Теперь мы точно не заблудимся - обрадовано пообещал Гавел.
  - Эти Биокомпы, наверно и есть то, что отличает шамана от не шамана - предположила Майка и расплакалась. - Я тоже такой хочу!
  
  Глава 5. Вылазка.
  
  Маська столько рассказала о станции, что пришлось потратить массу времени, чтобы хоть посмотреть на то, как работают необыкновенные устройства, созданные древними людьми. Волшебный свет с потолков, движущиеся картинки и сама Маська, уже не удивляли. От переизбытка впечатлений, притупилась сама способность удивляться.
  К удобствам быстро привыкаешь. Утром каждый сам накладывал мясо в тарелку, за несколько секунд разогревал его прямо в ней и ел, запивая водой, которая текла из особых трубочек на кухне.
  - Интересно все же пройти по всему тоннелю - как-то бросил фразу Талик. - Да долго очень.
  - Я могу предоставить в ваше распоряжение кар - тут же откликнулась на его слова Маська. - Он специально предназначен для перемещения по тоннелю.
  - Что такое кар? - Хором спросили Гавел и Майка.
  - Это специальное приспособление, для перемещения людей и грузов по кольцевому тоннелю - не очень понятно пояснила Маська. - Подать его к входу в тоннель?
  - Да! - Ответил Гавел.
  - Пойдемте смотреть! - Майка подпрыгивала от нетерпения.
  
  С собой не взяли ни еды, ни оружия. Маська уверяла, что на путешествие по всему тоннелю, уйдет всего около двух часов.
  - Это и есть кар? - Спросил Гавел, осматривая что-то вроде гладкой блестящей хижины, с прозрачным верхом. - А как в него залезть?
  - В нем четыре кресла, он сформирован по числу потенциальных пассажиров. Подойдите к тому креслу, на которое хотите сесть и коснитесь рукой стенки кара - пояснила Маська.
  Гавел так и сделал. Стенка перед ним куда-то пропала и Гавел, чуть подумав, уселся на одно кресло в первом ряду.
  - Ну что встали, давайте садитесь - поторопил он остальных.
  Майка тут же уселась на соседнее кресло, и начала с интересом осматриваться внутри кара. Братья, шепотом посетовали, на то, как все же непонятно говорит Маська. Затем, чуть помедлив, заняли оставшиеся кресла. Маська пристроилась между Гавелом и Майкой.
  - Что дальше? - Спросил ее Гавел.
  - Кар по умолчанию признает приоритет лица с самым высоким статусом биокомпа, это Вы, господин Гавел. Он будет выполнять все Ваши голосовые команды. Но Вы можете передать свои полномочия любому другому лицу - пояснила Маська. - Но только одному, чтобы избежать неоднозначности в командах.
  - Маська, а твои команды, кар будет выполнять? - полюбопытствовала Майка.
  - Я, как и управление каром, интерфейсы искусственного интеллекта станции. Неважно через кого, вы все время обращаетесь только с ним. Моя визуализация в виде Маськи, ваше пожелание, поэтому я нахожусь и в этом образе.
  Майка задумалась над словами Маськи, а Гавел приказал кару двигался к входу номер три и тоже углубился в размышления над последним пояснением Маськи.
  Талик с Радко, тщетно пытались понять, как быстро они двигаются по тоннелю. На всем пути не попадалось никаких ориентиров, движение кара проходило в полной тишине. Между охотниками даже началась некая дискуссия, на предмет, если ли вообще перемещение, но все неожиданно закончилось. Кар остановился у той лестницы, по которой они первый раз попали в тоннель.
  - Уже все? Приехали? - Недоумевал Талик. - Что-то быстро очень, мы полтора дня добирались.
  - Не то место - возразил Радко, - напротив лестницы должен быть мусор из моей котомки.
  - В тоннеле производится автоматическая уборка посторонних предметов - пояснила Маська. - Все найденные предметы помещены в хранилище, где вы можете их получить. Система распознавания идентифицирует того, кто оставил предмет и выдаст его из хранилища только ему.
  Талик с Радко только моргали, слушая ее пояснения. Когда Маська закончила, они уставились на Гавела, по-видимому, ожидая теперь его объяснений.
  - Цел твой мусор - вместо Гавела ответила охотнику Майка. И хихикнув, ехидно продолжила - Приедем назад, можешь его получить в хранилище. Весь до последней соринки. Никому из нас его не выдадут
  - Перестань - прервал ее Гавел. - Самой же не нравилось, как над тобой подшучивали. Между прочим, он тебя таскал по лесу, когда ты на ногах не стояла от усталости.
  Майка смутилась и шепотом, на ушко, начала подробно переводить понятными Радко словами, все то, что сказала Маська.
  Гавел, тем временем, выяснял у Маськи, можно ли, не выходя за дверь, как-то выяснить, есть там орки, или нет.
  Маська ответила, что можно, но, к сожалению, необходимо подождать некоторое время. И заверила, что в течение получаса все необходимое будет сделано.
  - А я поняла, что Маська говорила тогда, когда мы сели в этот кар - похвасталась Майка Гавелу, пока ждали, когда Маська их позовет. - На самом деле мы все время разговариваем только с этим искусственным интеллектом.
  - Да я тоже понял - ответил Гавел. - Просто хвастаюсь меньше тебя. Это, как в разные окна кричать одному и тому же человеку, который сидит внутри хижины.
  - Ага - согласилась, несколько уязвленная его догадливостью Майка. Ей нравилось быть первой. - Интересно, как он выглядит, этот искусственный интеллект.
  - Все готово - наконец сказала Маська и часть стены тоннеля как будто исчезла. Образовалась, большая дыра. Майка тут же попыталась проверить, пройдет ли рука в эту дыру. Рука не прошла, никакой дыры не было, по-видимому, стена стала прозрачной.
  - Теперь на этой части стены, экран - непонятно пояснила Майка. - В скальных пустотах за дверью выхода их тоннеля, пространство сканируется как визуально, так и анализатором ауры. Изображения неживых объектов выводятся на экран в черно-белом виде. Живые объекты отображаются в ярком зеленом цвете. Живые объекты с функционирующим биокомпом, отображаются ярком красном цвете.
  - Во всей доступной, для наблюдения области, зафиксирован единственный живой объект. Мелкое животное, неизвестной мне природы - закончила свой доклад Маська.
  - Это белка упала вниз - догадался Талик, глядя на скачущий по полу пещеры, зеленый силуэт. - Не разбилась.
  - Хвост пушистый, он ее и тормозил при падении - объяснил Гавел. - Главное, орков нет.
  - Тут нет - согласился Талик, - а наверху могут и быть. Как бы посмотреть там. Выйдем, поднимемся, а они там. Не успеем убежать.
  - Давайте белочку возьмем и выпустим в лес, или хоть накормим - попросила сердобольная Майка. - Она же тут с голоду умрет.
  - Может, сходим на разведку? - Талик, всматривался в картинку на экране. - Мы с Радко обойдем все дно расщелины, подъемник посмотрим, можно и белку поймать в мою котомку. Там и крошки от еды остались.
  - Сходите. Только, при малейших признаках опасности, сразу назад. Главное, чтобы вас не заметили - согласился Гавел. - Мы с Майкой тут подождем.
  - Вы успеете добежать, если орки внезапно появятся, а я и особенно Майка, точно не успеем - пояснил он причину своей осторожности. - Только налегке идите, чтобы бежать проще было.
  - Смотри - обратил Гавел внимание Майки на экран. - Силуэты Талика и Радко красные?
  - Ну и что? - Не поняла Майка.
  - Как что - горячился Гавел. - Значит, у них есть Биокомпы, как и у меня. А значит и у тебя он есть.
  - Точно! - Майка округлила глаза. - А почему я Откровения не слышу? И они не слышат.
  Вместо ответа, Гавел пожал плечами и нетерпеливо спросил вернувшихся братьев.
  - Ну что?
  - Орки вообще не нашли расщелину - ответил Радко. Талик, кивком головы подтвердил его слова и продолжил.
  - Наверно они не догадались влезть на плато. Оно же высокое, а снизу расщелину не видно и моста через нее тоже. Нужно будет его как-то спрятать, если вылезем туда.
  На обратном пути, Майка тщетно пыталась узнать у Маськи ответ, на очень заинтересовавший ее вопрос о внешнем виде искусственного интеллекта. Но Маська упорно повторяла, что не понимает вопроса.
  - Не хочет говорить - пожаловалась Майка Гавелу, когда они вернулись домой. - Врет, что не понимает моего вопроса. Что тут можно не понять?
  - Может это просто мы не понимаем, того, что в твоем вопросе можно не понять?
  Майка снова задумалась.
  
  Вылезать наружу пришлось через день, когда Майка объявила, что на завтрак и обед мяса хватит, а ужин уже нет.
  - А все ягоды, съели еще вчера - добавила она.
  - Нужно на охоту, и вообще осмотреться - Талик посмотрел на Радко и добавил, - мы даже не знаем, куда выйдем из этого выхода.
  - И другого выхода и нет - объяснил Гавел. - Тот, через который мы вошли от вулкана образовался. Просто скала треснула, а выхода там не было.
  Маська, по его просьбе показала план станции.
  - Видите - показал Гавел на плане. - Значок выхода только в одном месте.
  - На орков бы не наткнуться - опасливо произнесла Майка и сумбурно спросила Маську - А можно нам что-нибудь такое же, как там, на экране в тоннеле. Чтобы видеть живность? Зеленым и красным цветом.
  Как ни странно, Маська поняла ее правильно.
  - Активацию анализатора ауры в ваших биокомпах, можно сделать только в Медцентре. Здесь можно синтезировать портативный экран, с заданными возможностями. На синтез потребуется примерно час времени. Задание по его свойствам остается прежним?
  - Нет - вовремя сообразил Гавел. - Пусть мы четверо, на нем будем раскрашены синим цветом, а все остальное так же как прежде.
  Через час, они уже игрались с экраном, выясняя его возможности.
  Маська, с неутомимостью механизма, давала пояснение, по каждому вопросу, а затем Гавел догадался спросить, нет ли где-нибудь написанных объяснений того, как пользоваться этим экраном. Такое объяснение нашлось в самом экране. Из него узнали и о дополнительных возможностях картинок на нем. Оказывается, он показывал и расстояние до выделенных цветов объектов. Просто нужно было приказать ему это, выбрав команду прямо на нем.
  Постепенно всем надоело изучение экрана, его забрала Майка, и унесла в свою комнату.
  - Вам же лучше, я во всем разберусь и расскажу утром - пообещала она.
  А наутро ее ждал сюрприз, Талик похвастался экраном, который был вделан ему прямо в походную одежду на внутренней стороне предплечья.
  - Смотри - сказал он Майке и ударил своим топориком прямо по экрану.
  Экран уцелел, а сам Талик вскрикнул от неожиданной боли, настолько сильным был его удар.
  - Так тебе и надо - мстительно сказала Майка и потребовала себе в одежду такой же.
  - Да у всех уже такие - успокоил ее Гавел. - Через них и переговариваться можно и переписываться.
  - Здорово! - Восхитилась Майка. - Теперь можно выходить?
  - Можно - согласился Гавел. - Только вначале кто-то один выйдет. Пусть Талик, походит, осмотрится, попробует сам войти назад, а потом уже все выйдем.
  Наскоро позавтракали всей оставшейся едой, которую удалось растянуть еще на два раза. Оделись, взяли оружие, и Маська повела их к выходу.
  Входной двери не было. Вместо нее прямо в стене, перед Таликом возникла ниша, которая углублялась по мере того, как он входил в нее, пока не сомкнулась за ним. Он оказался в круглом помещении, без окон и дверей. Затем стенка перед ним разомкнулась и выпустила его на освещенную ярким дневным светом полянку.
  Талик осторожно вышел, осмотрелся, обошел поляну, пытаясь определиться, в какое именно место они попали, выпустил на свободу белку, а затем вернулся назад.
  Возвращение прошло без всяких осложнений. Все просто повторилось в обратном порядке.
  - А мы видели на своих экранах, как ты там ходил - опять похвасталась Майка.
  - Ты понял, где мы оказались. - Спросил Радко.
  - Да, мы с тобой тут бывали много раз. Кто же знал, что тут такое прямо в скале. Выйдем, сам поймешь, где это.
  - Ну, значит можно идти - подвел итог Гавел. - Выходим.
  Майка тут же заняла свое место перед замыкающим их цепочку Радко. Там, ей казалось, было безопаснее всего.
  - Я не могу покидать пределы станции - как будто пожаловалась Маська. - По возвращении, я встречу вас в любом из помещений станции.
  
  Осматривались недолго. Это место было по пути от стойбища к бывшей Дымящейся горе. Огонь с нее сюда не докатился, но пожар затронул окрестный лес, в котором то и дело просматривался обгорелый сухостой.
  - Куда пойдем? - Спросил Гавел.
  - Ты шаман - пожал плечами Талик.
  - А ты охотник и следопыт - парировал Гавел. - Я решаю, зачем мы вышли, а ты решаешь, куда и как мы за этим идем.
  - Хорошо - согласился Талик. - Зачем мы вышли?
  - Во-первых, за мясом. Во-вторых, за ягодами и орехами. В третьих, посмотреть что тут и как, куда пошли орки, нет ли их поблизости.
  - Тогда, может быть, начнем с "В третьих", а все остальное, на обратном пути сделаем - предложил Радко. - Чтобы с грузом по лесу не ходить.
  Гавел согласно кивнул, и Талик повел их цепочку в направлении бывшего стойбища, до которого идти было всего полдня, даже с Майкиной скоростью.
  По дороге, Радко переместился к Талику. Им обоим натерпелось обсудить новые возможности для охоты, которые открывали экраны. А Майка шагала рядом с Гавелом, пытая его вопросом, можно ли экран заставить показывать ягоды и орехи так же, как он показывает животных и людей.
  - Откуда я знаю - отмахивался от нее Гавел. - Ты же обещала разобраться в экране и всем рассказать, а теперь у меня спрашиваешь.
  Майка замолчала, немного подумала, бегом догнала Талика с Радко, что-то им объяснила и снова вернулась к Гавелу.
  - Я им сказала, чтобы у реки посмотрели через экран на реку, может он и рыбу покажет.
  Рыбу экран показывал, так же как зверушек, но толку от этого было мало. Рыбой река буквально кишела, и от этого вся она на экране была зеленого цвета.
  - Тут я прочитал, что можно настраивать экран так, чтобы он не все показывал - объяснял Гавел охотникам. - Например, только красных, или только зеленых, или только крупных. Или только близких, ближе того расстояния, которое сам выбираешь. Мне Маська много чего еще объяснила утром.
  - А я знаю как надо - выпалила Майка свое знаменитое предисловие. - Нужно все экраны настроить по-разному. Мы же все равно вместе идем. Один будет за орками следить, другой за дичью, третий еще за чем-нибудь. И мы не будем каждый все сразу видеть.
  - Верно! - Похвалил Талик и попросил Гавела - Мне на крупную дичь поставь.
  Радко попросил настройку на мелкую живность, а себе Гавел настроил на орков. Майке вообще не стали ничего менять, пусть видит все подряд или сама ищет, как на ягоды настраивать.
   Радко с Таликом отошли охотиться и очень скоро вернулись с молодым, уже освежеванным кабанчиком. Майка, тем временем, что-то горячо доказывала Гавелу. Охотники решили их не отвлекать, сами быстро нажарили мяса на костре. Радко сбегал за водой к ручью, а затем позвал спорщиков обедать.
  - Что вы там опять заспорили? - Поинтересовался Талик, доедая свое мясо.
  - Мы не спорили - удивилась Майка.
  - Как не спорили? - в свою очередь удивился Радко. - А чего же болтали оба.
  - Это мы с Маськой разговаривали через экран - объяснила Майка. Оказывается с ней тоже можно переговариваться, а не только друг с другом.
  - Здорово! - Похвалил Радко и потянулся за новым куском мяса.
  
  На станцию вернулись уже под вечер, до предела нагруженные мясом, ягодами, орехами и даже ароматными целебными травами. Отличать их от бесполезных, Бурсак успел научить Гавела. Талик, один тащил освежеванную свинью, а Радко с Гавелом вторую, побольше. Даже Майка еле ноги передвигала, вся увешанная корзинками и пучками трав.
  - Теперь будем мясо не водой запивать, а чаем. Так древние люди называли наши отвары из трав - объяснил он Талику, поймав его недоуменный взгляд. - Отвары ты знаешь, а чай, просто их другое название.
  
  Весь следующий день ушел на разбор охотничьих трофеев, раскладку мяса и ягод по холодильникам, так Маська называла шкафчики на кухне в которых, непонятно как, поддерживался лютый мороз.
  - Теперь можно долго не ходить на охоту - говорила довольная Майка.
  Она больше всего радовалась тому, что не нужно ни костра разводить, ни на палочках мясо готовить над огнем.
  - Завтра посмотрим, что там с третьим выходом, цел ли подъемник, как там, на поверхности - предложил Гавел. - А главное, немного разведаем дорогу на юго-запад. Мне Маська метку поставила и на это направление, не перепутаем.
  Гавел уже не раз задумывался о большом походе. Бурсак ясно сказал, чтобы шли к людям. Но старый шаман не знал, что они найдут станцию, на которой можно жить многие годы, совершенно безопасно. А вдруг те люди помогут им вызволить племя от орков. Но могло быть и наоборот, что они окажутся еще хуже орков.
  - А пошли - радостно поддержал Талик.
  Ему, охотнику, было уже невмоготу сидеть в подземелье. Радко, скорее всего, испытывал аналогичные чувства. Даже Майка и та в первой вылазке прыгала и скакала по полянкам и тропинкам, радуясь простору и дневному свету.
  Но они сами взвалили на него, мальчишку, обязанность принимать решения, и теперь Гавел не знал, что предпочесть. Как выбрать между безопасной жизнью и опасным, но многообещающим походом. Непонятно только, что именно он обещал.
  - Ладно, пройдем теперь с того места где подъемник, спустимся со скалы в которой расщелина и двинемся дальше, до начала степей - предложил Гавел.
  - Это дня три пути будет - оценил Радко, - нам с Таликом. С учетом тебя и Майки все дней пять или шесть.
  Майка только фыркнула, но удержалась от ехидных замечаний. Вспомнила, что может и не пройти такое расстояние без помощи Радко, или Талика.
  - Мне хоть куда, лишь бы из этой норы - продолжил Радко. - Я в жизни столько дней подряд не сидел в жилище.
  - Нашел "нору" - не сдержалась Майка. - Ты в жизни не видал таких чудес, которых навалом в этой "норе".
  - Это верно конечно - согласился Радко, - я не жалею, что мы тут все посмотрели. Просто сидеть на месте надоело, мы же охотники, привыкли по лесу бегать.
  - Вот завтра и начнем бегать - закончил разговор Гавел. - До холодов, нужно попытаться решить, сможем мы найти людей или нет. Бурсак говорил, что в степи зимой очень холодно, а снега столько, что люди тонут в нем с головой. Если идти, то только сейчас, когда до холодов еще далеко. Так, чтобы в случае чего, успеть сюда вернуться.
  - Да, здесь можно любую зиму переждать - согласился Талик. И добавил, вроде бы совсем не по теме. - Я только здесь понял, зачем нам Бурсак все эти премудрости наук древних людей втолковывал.
  - И зачем, по-твоему? - С интересом спросил Гавел.
  - Чтобы мы не убегали в ужасе от кара, или холодильных шкафов. Не пугались Маськи в любом из ее обличий. Ясное дело, что в лесу не нужны ни умение считать, ни свойства треугольников, которыми нас мучил Бурсак несколько лет, ни знания древнего народа о Космосе и звездах. А сейчас я ему благодарен за то, что он научил нас думать и не удивляться необычному. Он так и говорил, что не хочет видеть нас такими же дикими как орки, хотя сам о них знал только из преданий.
  - Вернее удивляться, но не пугаться - поправил его Гавел и заметно погрустнел. - Мне он еще больше всего рассказал, мы с ним спорили о том, как жили древние люди, какие вещи у них были, а теперь я увидел некоторые из них, а Бурсака рядом нет.
  - Может, еще встретимся с ним - как мог, утешал мальчика Талик. - Он же написал, что убивать их, орки не собираются.
  
  Выйти на следующий день через подъемник им так и не удалось. Первым делом выяснилось, что Маська не может там даже из тоннеля выйти до тех пор, пока помещение, то, что с кристаллами на полу, полностью не восстановится. На вопрос Майки, когда это случится, ответ был такой, что его лучше сразу забыть, чтобы не расстраиваться. Ожидали всякого, но не семьсот лет. Такое и в голову не приходило.
  Когда дошли до подъемника, их ждал следующий сюрприз. Веревка с блока упала вниз.
  Талик вертел в руках ее конец, периодически посматривал наверх, как бы прикидывая, сможет он залезть туда или нет. Затея была безнадежна.
  - Она, вроде хорошо привязана была к мостику - оправдывался он. - Хоть я и очень спешил, убегая от орков, но помню что посмотрел. Вот и петля на конце цела. Значит, та жердь на мостике сломалась, и веревка соскользнула с нее, а потом с блока вниз упал другой конец.
  - Подожди - прервал его Гавел. - Один конец был привязан к мосту, затем веревка прошла через блок на корзине, потом снова вверх, через блок на мосту, а затем снова вниз, в корзину. Тем концом, за который ее и тянули.
  - Да, так и было - подтвердил Радко.
  - Ладно, что сейчас говорить об этом - вздохнул Гавел. - Быстрее всего будет, если Вы оба сейчас с центрального входа пробежите сюда по поверхности. Веревку возьмете с собой, наверху привяжете ее конец к мостику и спустите другой конец нам вниз, а мы привяжем к нему корзину. Пустая корзина легкая, вы ее поднимите и заново проденете веревку в блоки. А затем сами спуститесь вниз уже в корзине.
  - Подъемник хорошо бы наладить - согласился Талик, - все же два выхода, лучше одного. Мы с Радко, если только вдвоем бегом, уже к вечеру сегодня сможем добежать от выхода к расщелине.
  - Давайте с Маськой посоветуемся вначале - подала идею Майка.
  Разговор с Маськой, на обратном пути ничего не дал. Вернее почти ничего. Кое-что полезное, все же удалось выяснить.
  - Так и сделаем - втолковывал Гавел Талику. - Настроим ваши экраны, так, чтобы они передавали все, что видят на наши, а мы вам будем подсказывать, откуда что ждать, глядя в свои.
  - Зачем? - Не понимал Талик. - Мы же сами можем посмотреть.
  - Чтобы вам не останавливаться и не отвлекаться - пояснила, раздосадованная его непонятливостью Майка. - Будете бежать себе, ни на что не отвлекаясь, а когда добежите, мы уже внизу будем ждать вашу веревку.
  - Как скажешь - согласился Талик, и они с Радко пошли к выходу по привычке уже, вертя в руках свои топорики, расставаться с которыми категорически не захотели.
  К вечеру подъемник наладили, но выход в экспедицию пришлось отложить до следующего утра, несмотря на желания братьев идти сразу.
  - Зачем? Отдохнете, выспитесь и завтра утром выйдем - распорядился Гавел тем тоном, который напомнил, что с ними говорит шаман.
  
  Глава 6. Разум, против силы.
  
  Третий день шли по горам, поперек хребтов. Горы не высокие, скорее холмы покрытые лесом. Дымящаяся, некогда была самой большой вершиной в окрестностях. После ее исчезновения, Затруднительно стало назвать самую высокую точку. Все хребты примерно одинаковой, и не очень большой, высоты.
  Охотники почти никогда не добирались о этих мест. Вокруг стойбища дичи всегда было много, гораздо больше, чем тут, хотя и здесь ее хватало.
  Настоящего голода племя не знало. Людей не много, а зверей в лесах полно. Иногда зверь уходил от Дымящейся горы, когда она еще возвышалась над всеми, из-за дыма или тряски земли. Такое время называли "голодным". Но скорее образно. Потому что ягоды, грибы и лесные орехи не давали по-настоящему ощутить голод, а в отсутствие зверя, их некому было поедать, кроме людей и совсем уж мелкой живности. Поэтому, не отходя от стойбища, можно было за утро набрать еды на целый день. А на следующий день, шли на другую поляну, и пока обходили вокруг стойбища, на первой поляну урожай ягод, грибов и орехов, успевал восстановиться.
  Степь открылась неожиданно. Взошли на очередной перевал и между редких деревьев, увидели плоскую зеленую равнину. Ни единого деревца, до самого горизонта. Только темные пятна озер, разбросанные по ярко зеленой поверхности.
  - Ух ты! - Замерла от восторга Майка. - Эти темные пятна, наверно вода среди травы.
  - Да, вода. А зеленая равнина, не трава - ответил Талик, это камыши. - Они не такие уж и маленькие, в них человек может скрыться стоя. Просто отсюда кажутся травой.
  - И очень опасные - добавил Радко. - Не сами по себе опасные, но в них иногда крупные хищники скрываются. С нашими экранами, мы их увидим издалека, и железное оружие у нас теперь. Не то, что раньше.
  По поведению братьев, чувствовалось, что они уже предвкушают новые впечатления от охоты в камышах. Но Гавел несколько охладил их пыл.
  - Мы идем на поиски людей, охота нужна только для добычи, а дичь не более чем на день два, чтобы тяжесть не тащить. С хищниками лучше не встречаться вообще, не хватало еще раны залечивать потом. Не забывайте, я и Майка в битвах вам слабая помощь.
  - Да это мы так, просто вспомнили, как бегали сюда когда-то - смутился Талик. - Понимаем же, что не на охоту пришли. Охотиться тут можно на быков, они, если немного дальше, налево пройти. Там их много, на прогалинах, между камышовыми зарослями. Но быки эти очень большие, и пасутся стадами. С нашим оружием, мы конечно завалим быка, но все равно, это опасная охота.
  - А далеко в степь заходили? - Спросила Майка.
  - Нет - Радко подумал немного и объяснил. - Из вида, хребет не пропадал.
  - Значит ближе, чем до видимого отсюда горизонта - сделал вывод Гавел и предложил. - Давайте вдоль хребта немного пройдем, по верхушке. Отсюда виднее, что там, да он и идет пока как раз в нужном нам направлении, на юго-запад. Вниз спустимся, когда он направление изменит, а то кроме камышей перед носом ничего видеть не будем.
  Решили дойти до места спуска в степь, не останавливаясь. Талик уверял, что хода туда, как раз до обеда, может чуть дольше. Дотемна, точно доберутся.
  
  На повороте хребта была голая полянка с огромным одиноким деревом. Место, как будто приглашало сделать привал. Судя по остаткам кострищ, они были не первыми. Талик подтвердил, что все именно тут и останавливаются. Видно хорошо, большое дерево от непогоды спасает.
  - Часто сюда ходили? - спросил Гавел, сбрасывая со спины надоевший мешок.
  - Нет, даже не каждый год - ответил Талик. - Сюда из любопытства ходят, молодым охотникам степь с высоты показать. Охота в горах лучше и проще. А на быков, особенно с костяным оружием не поохотишься, как бы самому на их рогах не повиснуть. Для такой охоты, у Ванула всегда металлические ножи просили.
  Радко, тем временем принес сухое, обгорелое деревце для костра, наломал дров с него, сложил костерок, который осталось только зажечь.
  - Давайте кушать, я уже все разложила - пригласила Майка. - И мясо и ягоды и грибы жареные, с прошлого раза остались. Даже костра пока не нужно.
  - Да я для вечера приготовил - как бы оправдываясь, ответил Радко.
  Гавел ел стоя, не мог оторваться от созерцания степи. Он никогда не видел ничего подобного. Самая большая поляна в лесу была не более ста шагов, а тут до горизонта ровная поверхность. С Дымящейся горы, открывался вид на степи, но позади гор и почти на горизонте. Талик тоже встал и начал рассказывать ему все, что знал о степи, об озерах, о камышах. Так и стояли, пока не стемнело и озера стали неразличимы на общем фоне.
  - Все, уже ничего не видно, можно спать ложиться, а утром пойдем - сказала Майка, которая в этом походе показывала просто чудеса выносливости.
  - А что там за огонек? - спросила она Талика, показывая пальцем в степь.
  - Это костер - удивился Талик.
  Радко тоже всмотрелся в указанном ей направлении и подтвердил вывод брата.
  - Давайте свяжем котомки веревкой и подвесим на ветке, над землей от зверей. А сами пробежимся по горе поближе. Это могут быть только орки!
  - Откуда знаешь? - Спросила Майка.
  - Тут кроме Яапов не было никого. Племя всегда, пока жило тут, даже не слышало о других, до прихода орков. Кто же еще костры в степи жжет сейчас?
  - В темноте они нас не увидят на горе, а мы их посты увидим на экранах. Риска нет никакого - одобрил Гавел решение братьев.
  - Да орки и не выставляли тут ничего - махнул рукой Талик. - Кого им боятся-то.
  - Ты так не говори - возразил Гавел. - В чужую голову не залезешь. Может у них такая привычка, всегда выставлять охрану. Это у Яапов не было постов, за то и поплатились.
  
  Костер горел почти под склоном хребта. Талик, Радко и Гавел лежали на обрыве и смотрели вниз. Майка тоже лежала рядом, она не захотела остаться около вещей одна, это ей казалось еще страшнее.
  Леса никто из детей племени не боялся, ни днем, ни ночью, но леса, в котором могут ходить орки, Майка боялась. Да и остальные не скрывали беспокойства от такого соседства.
  Орков было много, Талик насчитал, около двух десятков. Точнее не получилось. Они все время ходили вокруг костра и периодически скрывались в небольшом шатре.
  - Их двадцать восемь - сообщила Майка, - и зверей вот этих больших, еще сорок три. Это быки?
  - Нет - ответил Радко. - Я не знаю что за звери. Ни разу таких не видел.
  - Это лошади - объяснил Гавел. - Нам с Бурсаком их откровение показало. На них можно вещи возить и ездить.
  - Вот они какие, лошади! - Восторженно прошептал Радко. - Большие! Нам тоже Бурсак о них рассказывал. Интересно, они кусаются?
  - Зубы большие, но они же зелень едят, как быки - заметил Талик. - Видишь, вот те в стороне, какой-то кустик или камыш обгладывают. Ты что скажешь, Гавел?
  Но молодого шамана, интересовали не лошади, хотя он тоже видел их впервые в жизни. Гавел смотрел на широкие, длинные ножи, которые орки носили на поясе. Из Откровения он знал, что такие ножи называются мечами. У некоторых дополнительно к мечу, на поясе был еще один нож, поменьше, но тоже большой. Кинжал - он знал одно из его названий.
  - Вы охотники, а смотрите на какую-то ерунду - зашипел он на братьев. - Лучше смотрите, как они управляются ножами. Сможете так?
  В стороне от шатров, несколько орков затеяли какую-то игру со своими мечами. Двое нападали на одного, а он успевал отражать их удары мечом и кинжалом. Его кривой меч, превратился в сверкающую полосу, которая успевала отбивать все удары, сыпавшееся с двух сторон. Игра завершилась, когда он ловко выбил меч у одного из нападавших, а второго сбил с ног и приставил свой кривой меч к его груди.
  - Здорово! - Восхищенно прошептал Радко.
  - Здорово конечно, но это когда издали смотришь - заметил Талик. - Ни с одним из них в драке, что на ножах, что без ножей, ни ты, ни я не продержимся и минуты. А уж о Гавеле или, тем более Майке, нечего и говорить.
  - Гавел шаман, он не должен ножом махать - обиделась Майка за Гавела, и, конечно, за себя тоже.
  - Да я так просто, для сравнения - смутился Талик. - Конечно, ни он, ни ты, не должны драться.
  - А наши ножи-то лучше, чем у них - прошептал Гавел. - Но вряд ли это нам поможет. Даже один орк нас всех на куски порубит.
  - Это точно - понуро согласился Радко. - Так управляться с большим ножом никто из нас не сможет.
  - Эти ножи называются мечи или сабли, я точно не знаю, чем они отличаются. Кажется, сабля кривая - объяснил Гавел. - Смотрите, а на одной лошади человек.
  Действительно, теперь в свете яркого костра орков, все увидели, что на ближайшей к костру лошади как-то странно сидел, а вернее, почти лежал на ее спине, человек.
  - Орки все зеленые на экране, их лошади тоже, мы синие, а этот человек красный - сказала Майка и сделала вывод, который поразил их как гром. - Значит это пленник из Яапов. Кому тут еще быть красным на экране. Тут вообще, только наши и орки.
  - А верно! - Согласился Гавел. - Как бы его разглядеть получше.
  - Может подкрасться в темноте - предложил Талик. - Я могу попробовать.
  - Нет, рискованно очень - Не согласился Гавел. - Во-первых, сам попасться можешь, кто знает, как они в темноте видят, а если попадешься, то они и нас переловят. Сам же говорил, как они бегают по лесу.
  - Я же вас не выдам - обиделся Талик.
  - Да они просто так проверят, нет ли по близости еще кого, а мы следы не скрывали, наломали веток, так и пойдут по нашему следу.
  - Это Чалтан! Я узнал отсюда - прошептал Радко. - У него накидка другая, он же помощник Ванула.
  - Точно - обрадовался Талик. - Я тоже узнаю. Ни у кого такой одежды нет. Даже в свете костра видно, не перепутаешь.
  - А может Ванул? - Усомнился Гавел.
  - Нет. Я Чалтана узнаю сразу, Талик тоже не ошибется. Мы же с ним и охотились вместе и по лесам ходили вокруг Дымящейся горы. Ванул он кряжистый, а Чалтан более стройный и высокий.
  - Да какая разница - остановила их спор Майка. - Думайте лучше как его спасать. Даже если всего один орк, останется охранять Чалтана, он справится с нами со всеми. Особенно тот, который их всех победил.
  - Что же делать? - Вслух рассуждал Талик. - Они на своих лошадях быстрее нас пойдут, по степи-то. Сейчас спасать нужно, потом не догоним.
  - Подождите не шумите - отмахнулся Гавел. - Нужно подумать.
  Последние слова, произнесенные им, сделали его настолько похожим на Бурсака, что все тут же примолкли. Вспомнились доброе, еще такое, совсем недавнее время, когда шаман думал, а все племя, старалось ему не мешать.
  
  - Вы сможете выследить лошадь, если она оторвется и убежит в лес? - Спросил Гавел Талика.
  - Наверно - пожал плечами охотник. - Она же большая, наверно и следов оставит много. Ветки обломает.
  - Сможем конечно - уже увереннее продолжил он. - Это маленьких зверей трудно выслеживать. А почему она оторвется?
  - Не знаю, попробую сейчас кое-что - Гавел внимательно следил за орками у костра.
  Затем, после довольно длинной паузы, начал излагать свой план.
  - Попробую сейчас сделать так, чтобы та лошадь, к которой привязали Чалтана, испугалась, оторвалась от привязи и побежала вот к тому пологому, заросшему склону. Мы там засядем втроем. Майка пока посидит тут. И не спорь! - Осадил ее Гавел, заметив, что она открывает рот для возражений.
  Майка захлопнула рот.
  - Потом вы ее поймайте, я пережгу веревки, которыми привязан Чалтан. Пусть орки думают, что это от костра уголок отлетел, и он сам освободился, когда веревка чуть обгорела.
  - После, я погоню лошадь в лес, пусть в темноте ее ловят. Пока они будут ловить лошадь, мы успеем отойти. Так они на нас не подумают и станут искать только Чалтана, в той стороне, куда лошадь убежит, а мы пойдем назад, как можно быстрее.
  - Хороший план - одобрил Талик. - А с чего это лошадь испугается?
  
  Гавел снова и снова прокручивал в голове план действий. Такого никто не делал до него. Ни один шаман. Волнения не было. За последние дни, он столько повидал и пережил, что научился почти не волноваться.
  Наконец все встали по своим местам, определенным Гавелом. Через экраны шепотом согласовали момент начала. Им на экранах хорошо будет видны и лошадь и орки, а вот оркам в темноте придется ловить ее по звуку. Догнать лошадь в лесу, будет совсем не просто. А когда поймают, увидят, что пленника нет, но подумают, что он сам сбежал. Тем более что веревка будет пережжена, а не перерезана. Спишут на случайность, а план Гавела натолкнет их именно на такие мысли.
  
  Орки сидели вокруг костра, о чем-то оживленно говорили, иногда начинали хохотать. Подбрасывали поленья под большой металлический котел с какой-то своей едой.
  Вдруг одно из поленьев громко щелкнуло и разлетелось в костре разметав кучу искр. Орки в испуге отпрыгнули от костра, а один из них дико закричал. Другие, ничего не понимая, смотрели на то, как он катается по земле. Затем сообразили, что с ним что-то неладно и принялись его ловить.
  В суматохе на вздыбившуюся лошадь даже не обратили внимания. А может быть и обратили, да посчитали, что она тоже испугалась вспышки костра. Внимание орков было поглощено странным поведением их товарища. Лошадь же, проявляя все большее беспокойство, продолжала мотать головой и, в конце концов, оторвалась от своей привязи побежала в наступающей темноте к лесу. Оркам было все еще не до нее. А, может быть, не сочли нужным бегать за ней в темноте, справедливо полагая, что к утру сама вернется. Да и не убежит далеко.
  Все получилось, как планировал Гавел. Лошадь как будто чего-то пугалась в степи и шарахалась все ближе к лесу, к тому месту, где стояли Радко и подбежавший к нему Талик. Наконец они поймали ее за веревочки, которыми была опутана ее голова. Гавел пережег ту веревку, которой был привязан пленник и вскоре, они уже четверо с освобожденным от пут Чалтаном, бесшумно вернулись к обрадованной Майке. Она переживала больше их всех, пока смотрела на экран.
  - Молодец! Спасибо! - Шепотом благодарил юного шамана молодой вождь, возможно уже несуществующего племени.
  - Как вы ловко все проделали - удивился Чалтан. - Теперь куда, в стойбище?
  - Нет - вздохнул Талик и рассказал о том, что они видели на его месте.
  - Остальных тоже либо убили, либо угнали как тебя - закончил свой рассказ Талик, пока Радко с Майкой занимались ужином. - Мы и тебя случайно обнаружили. Гавел придумал, как тебя освободить. Я до сих пор не пойму как он это проделал.
  - Гавел, ты нам расскажешь? - Спросил Талик.
  - Тихо вы - зашипела Майка, - он спит.
  Гавел и в самом деле спал там, где сел. Колдовство и бессонная ночь, дались нелегко. Будить его не стали. Успеют, если орки начнут приближаться. Майку тоже уложили спать.
  - Ты лучше выспись, а то устанешь, придется тебя тащить, а мы пока подежурим и понаблюдаем за орками.
  Майка покивала головой и, убежденная словами Талика, легла и тоже сразу уснула.
  Охотники спали по очереди и до утра даже успели неплохо выспаться. Поведение орков, занятых новыми проблемами, не внушало опасений.
  Лошадь Гавел, каким-то чудом направил в совершенно другую сторону, в камыши, а не в лес, как планировал ранее. Он изменил решение в самый последний момент, сообразил, что в камышах ее искать будет не проще чем в лесу, да и убежит она гораздо дальше по равнине.
  
  Чалтан чувствовал себя в неоплатном долгу перед друзьями. Он встал раньше всех, снял вещи с дерева, пересортировал их так, чтобы его котомка была побольше и потяжелее. Майку совсем освободили от поклажи, Гавела тоже, почти освободили. Оставили только его колдовские принадлежности. К кристаллам не рискнули даже прикасаться.
  Затем проснулись Талик с Радко, детей решили не будить. Позавтракали и улеглись на краю обрыва, наблюдать за орками.
  Почти все орки ушли в камыши искать оторвавшуюся лошадь. Осталось всего пятеро. Среди них тот самый победитель вчерашней тренировки на мечах. По-видимому, он и был самым главный в отряде.
  - Да, он у них командир - подтвердил Чалтан. - Невероятно силен. Именно он меня и поймал.
  Оказалось, что Чалтан в стойбище даже не был и не видел ничего из того о чем рассказал ему ночью Талик. Он возвращался в стойбище с охоты, услышал шум пробирающихся по лесу многих людей. Удивился, и решил узнать, куда это все племя решило двинуться без него. Такое могло быть, только в случае, какой-то неожиданной беды, как сравнительно недавно уходили от извержения вулкана.
  - Я до племени и не добрался. Шел, не таясь, и прямо на этого орка и вышел. Его звать Кимбет, сотник их какого-то главного вождя.
  - Кто такой сотник? - Спросила Майка.
  Они с Гавелом уже проснулись и, завтракая, слушали рассказ Чалтана.
  - Сотник, это у них начальник над сотней воинов - объяснил Чалтан. - Но на самом деле воинов может быть не точно сто, а немного больше или меньше.
  - Смотрите! - Вполголоса воскликнула Майка.
  Все снова стали наблюдать сквозь траву с обрыва, как из камышей вывели лошадь, на которой болтались веревки. Кимбет внимательно смотрел на один из обрывков, вероятно, обнаружил место, которое пережег Гавел. Затем что-то сказал одному из орков, тот пошел разгребать костер и что-то искать в нем, но вскоре вернулся обратно и стал оправдываться, по-видимому не нашел то, что искал. Кимбет в сердцах щелкнул плетью по земле. Даже с такого расстояния было видно, как он зол и расстроен. Затем он обернулся и что-то крикнул своим людям. Они забегали и вскоре шатер свернули в несколько узлов и погрузили эти узлы на лошадей.
  - А ведь они собираются уезжать - удивился Талик. - Что же, совсем не станут тебя искать?
  - Наверно - пожал плечами Чалтан. - Лес не знают, куда я ушел, тоже не знают. Тут из этих камышей можно выйти где угодно, следов на них не остается. Пройдет их лошадь и через несколько минут все распрямляется и вообще не заметно, что прошел даже такой крупный зверь. Они все это знаю, и скорее всего, поняли, что искать меня, только время терять, а о вас они вообще не догадываются.
  - Во как Гавел придумал! - Похвалилась Майка, как будто своей заслугой.
  - Да, молодец! - еще раз поблагодарил его Чалтан. - Расскажи, как ты это сделал?
  - По дороге расскажу, ты сам договори вначале - ответил Гавел. - Вышел ты на сотника и что?
  - Да ничего - сконфузился охотник. - Скрутил он меня как младенца и потащил за собой на веревке. Я семеню за ним, ноги связаны так, что только коротенькие шаги можно делать. Веревка с затягивающейся петлей на шее. От нее два конца. Один ему в руки, другой держит его человек, тоже сильный. Чуть не так дернулся, веревка затягивается, так что душить начинает. Что тут сделаешь?
  - А почему тебя не со всеми вместе вели? - спросил Талик.
  - Это потому что у меня был длинный нож с собой, который Ванул с Бурсаком принесли. Мне Ванул дал его и попросил поохотиться с ним, чтобы я потом рассказал как он мне. Может, что доделать нужно.
  - А остальное оружие, а одежда? - Недоуменно спросил Радко.
  - Не знаю, не видел ничего - вновь пожал плечами Чалтан. - Так он увидел этот нож, схватил и давай рассматривать. Затем со мной стал толковать, где я его взял. Потом мне сказал, что поведет меня к главному своему вождю, чтобы я ему показал, как делать такие мечи. Я не стал говорить, что это не я, а то Ванула с Бурсаком заставят что-нибудь делать. Вот так я один и оказался. А куда увели остальных, я не знаю. Что стариков убили, тоже только от вас услышал. Мы тут уже день стоим, что-то орки обсуждали между собой и спорили. Наверно не знали куда лучше идти.
  - Понятно - кивнул Гавел. - Ты возьми мой меч, и кинжал у Майки. Нам они все равно как украшение. И пойдемте назад быстрее, вдруг они все же вздумают прочесать лес. Народа-то у них полно.
  - У орков, речь не очень понятная - продолжил свой рассказ Чалтан. - Много слов совсем иначе говорят. Я вначале почти не понимал их, но потом привык немного все же долго с ними уже. И привязали они меня к лошади, потому что я чуть не убежал от них вчера. Этот их главный, Кимбет, так и сказал, что не хотел меня унижать и связывать, но еще больше не хочет, чтобы я сбежал по дороге.
  - Так они к тебе относились хорошо? - допытывался Гавел, желая через это понять, тяжело ли в плену Бурсаку и остальным.
  - В общем, неплохо, боялись только что сбегу, а в остальном даже уважительно - ответил Чалтан, слегка успокоив Гавела.
  
  Обратная дорога заняла всего два дня. Шли сразу к центральному входу. Там их след орки потеряют, даже если пойдут за ними. Он просто оборвется у ровной как стена скалы, как будто люди испарились. Да и изнутри за поляной у входа можно наблюдать.
  Талик, Радко и особенно Майка, наперебой, рассказывали Чалтану о своих находках. Он слушал их молча, изредка задавая вопросы Гавелу. Его он вполне серьезно почитал как нового шамана, во всяком случае, для их маленького племени.
  Особенным уважением к Гавелу, все прониклись, после его рассказа, как ему удалось освободить Чалтана.
  - Мы, когда смотрели на костер и орков вокруг него, я вначале хотел поджечь их шатер. Помните, как мы с Бурсаком на расстоянии научились поджигать разные деревяшки. Там до шатра расстояние не большое, у меня бы получилось. А потом я подумал, что и любого из них так же можно поджечь, не загорится, так обожжет. Представьте, если прямо в человеке огонь зажечь! Но что-то мне не понравилось эта мысль, хоть они и плохие, но я так не могу.
  - Тогда я придумал. Вначале пережечь ту веревку лошади, которой ее привязали. Затем обжечь лошадь так, чтобы она начала спасаться от огня и убежала. Она же не поймет, что это такое и будет просто убегать от того места где ее жжет. Так я и направил лошадь вначале к нам, а потом в камыши. А чтобы ее подольше жгло, под той кожаной нашлепкой, на ее спине, я огонек оставил, который ее все время жег и гнал, пока не потух.
  - Седло - сказал Чалтан.
  - Что седло? - Не понял Гавел.
  - Эта кожаная нашлепка называется седлом - объяснил Чалтан. - А веревочки на лошади, называется сбруя. Это я из их разговоров запомнил.
  - Буду знать - чуть помедлив, ответил Гавел и продолжил.
  - Но потом я подумал, что если лошадь оторвется и побежит, то они сразу же ее ловить начнут. Да и заподозрят, что тут что-то не то. Вот я и придумал, чтобы в костре как будто бы полено сырое треснуло очень сильно и разметало угли. Один попал на орка, который катался по земле, а второй вроде бы пережег веревку у лошади. А на самом деле я все это колдовством подстроил и орку огонек, как той лошади по седло, под одеждой оставил. Вот орк и крутился, пока он не догорел. Наверно прожег ему дыру в одежде.
  - Здорово! - Восхитилась Майка. К ее эмоциям, все понемногу уже привыкали.
  - Да, молодец! - еще раз похвалил его Чалтан. - И главное на вас никто из орков не подумал. Все вышло так, как будто костер пыхнул, лошадь испугалась и убежала, а они там со своим обгоревшим товарищем возились. Я и сам так думал, пока Талика не увидел.
  - Все, вроде пришли, давай руку - сказал Гавел и вся компания, вошла в прогнувшуюся стену.
  На входе, станция спросила Гавела, какие права доступа нового человека, который пришел с ними. Подтвердив, что он один из них, Гавел тут же проверил, какого цвета стало изображение Чалтана на экране. Из красного, он стал синим, как и все они.
  
  Чалтан оказался в совершенно невообразимом месте. Светящийся потолок, гладкие белые стены. Все остальные занялись поклажей, а его оставили в покое, предоставив самому осваиваться в новой обстановке.
  Он обошел входной тамбур и добрался до двери во внутренние помещения станции. Дверь открылась при его нажатии, и он осторожно прошел в проем.
  Из-за полуоткрытой двери, в которую только что прошел Чалтан, вдруг раздался грохот. Перед вбежавшими на шум друзьями предстал, совершенно белый от ужаса Чалтан, державший обеими руками меч.
  Когда на него, из глубины освещенного подземелья стал надвигаться какой-то желтый шар, летящий прямо по воздуху, Чалтан насторожился. И тут он разглядел жуткую ухмылку на морде головы без туловища, в которую превратился летящий на него шар. Нервы охотника не выдержали. Руки сами выхватили из-за пояса меч, которым он и располовинил мерзкую тварь.
  
  Глава 7. Большой поход.
  
  К изумлению Чалтана, странное существо, так и осталась висеть в воздухе. Меч со свистом рассек воздух, и прошел сквозь него, не причинив, по-видимому, никакого вреда. Удар пришелся по легкой скамейке. Она отлетела в стену и произвела весь тот грохот, на который прибежали остальные.
  - Это же Маська - объяснила сориентировавшаяся, как всегда первой, Майка. - Мы рассказывали тебе о ней.
  - Она не ... - Майка, не сумела подобрать нужное слово, и несколько путано продолжила. - Ее как будто нет. Вернее, она есть, но только на вид.
  - Здравствуйте господин Чалтан - поздоровалась Маська, совершенно не обратив внимания на факт покушения на нее. - Мое собственное имя Маська. Я являюсь голографическим интерфейсом искусственного интеллекта станции "Сопка Дымящаяся". По всем возникающим у Вас вопросам, прошу обращаться ко мне по имени, в любом месте на станции.
  - Маськой, звали твою собаку - машинально отметил Чалтан, обращаясь, по-видимому, к Радко, не сводя напряженного взгляда с чудовища.
  - Точно! - обрадовался Радко. - Мы так и назвали этот самый интерфейс. В честь моей собаки.
  - Ты бы оставил меч и кинжал у себя в комнате - посоветовал Гавел, - а то разрубишь еще что-нибудь полезное.
  - А у него есть комната? - Удивился Талик.
  - А ты посчитай двери. Их стало больше - ответил ему Гавел. - Я сказал станции, что он такой же, как мы, Маська объяснила, что сразу после этого станция ему сформировала комнату.
  - Да, здорово - покачал головой Талик. - А я думал, что будем вдвоем в моей жить.
  Чалтан ничего не сказал. Он пока не знал что такое комната.
  
  Всю последнюю неделю, Чалтан, каждое утро, помогал Майке готовить завтрак. Эту повинность, он добровольно на себя возложил, чтобы слушать ее рассказы обо всем, что они здесь нашли. Обращаться с вопросами к Маське, Чалтан не рисковал. У него пока не укладывалось в голове, как он с ней будет общаться, после того, как попытался разрубить ее пополам.
  Майка отвечала на его вопросы, а после завтрака становилась его экскурсоводом по станции. Ей льстило, что сам Чалтан, а он все же был почти вождем в их племени, так уважительно слушает ее, совсем малявку и пытается понять все, то, что она объясняет. Майка очень старалась, даже обсуждала некоторые вопросы с Гавелом. Те, в своих ответах на которые, она была не очень уверена. Таким образом, их общение было обоюдо-приятным, он нашел учительницу, а она поклонника ее талантов.
  Гавел в это время, осваивал новый способ изготовления вещей. Чалтан попросил сделать для него такой же комплект оружия, какой был у Талика с Радко. Ему тоже хотелось копье, топорик, меч и кинжал, такие же, как у остальных. Одежду с экраном, он уже получил, меч с кинжалом, у него тоже уже были. Гавел и Майка, отдали свои. Все равно таскали без толку. Оставалось копье и топорик.
  Молодой шаман догадался спросить у Маськи, нет ли на станции подходящего материала, для изготовления первичной модели, по которой будет делаться сам предмет. Оказалось, что есть способ гораздо лучше. Маська назвала его компьютерным 3D-моделированием. Теперь Гавел общался со своим экраном, который Маська советовала называть компом, и на нем появлялся все более реалистичный рисунок топорика. Не рисунок, а то, как он реально должен выглядеть. Можно было даже посмотреть, как будут лететь топорик или копье, брошенные в цель.
  Гавел не мог наиграться с новыми возможностями. Он изготовил несколько новых топориков, каждый из которых был гораздо лучше любого из ранее сделанных с Бурсаком. На станции оказался специальный шкаф, для изготовления предметов, по готовым 3D-моделям. Жаль только, что для изготовления металлических предметов, пыль приходилось тратить в любом случае. Хотя, вместо пыли можно было пускать в дело неудачные образцы изделий.
  
  Майка попросила Маську помочь ей с ножом для кухни, ей надоело резать мясо кинжалом. И хотя последние дни все резал Чалтан, все равно хотела что-нибудь менее опасное и для себя.
  Ответ ее ошеломил. Поначалу, она просто не поняла, что означает фраза Маськи - "Комплект кухонных принадлежностей и бытовой техники уже предоставлен в Ваше распоряжение".
  Восторг пришел после демонстрации возможностей кухни. Оказывается, на ней был целый арсенал всевозможных полезнейших приспособлений, о которых они даже не догадывались.
  За обедом никто не мог понять, как можно было нарезать мясо полупрозрачными ломтиками. Чалтан, тут же попробовал. Мучился, долго, порезал палец, но даже близко не подошел к достижению Майки. А она только смеялась глядя на его попытки.
  - Правда, Майка, как смогла? - Сдался молодой вождь.
  Пришлось идти на кухню, где Майка, лопаясь от гордости, показывала всем, что она, с помощью Маски, освоила на кухне.
  
  Гавел, наконец, закончил с оружием для Чалтана. Да и остальным пришлось поменять. По сравнению с тем, что у него получалось с помощью компа, все сделанное раньше с Бурсаком, казалось старым и примитивным. Радко с Таликом, сбегали в прежнее стойбище и принесли назад все изготовленное Гавелом и Бурсаком, то, чем они так гордились совсем недавно. Ванул с Бурсаком не выдали запасы оркам, а сами орки, конечно же, не могли догадаться об охотничьих схронах в лесу. Теперь металла хватало.
  - Какие же ножи и топоры были у тех древних людей? - Вслух размышлял Чалтан, любуясь полученными клинками.
  - А по-моему их оружие, вообще было совсем другим - ответил Гавел, - я даже представить не могу его себе.
  - Почему так думаешь?
  - Посмотри на то, чем Майка резала мясо на кухне. Похожа эта штука на нож? Вот так же и с оружием. Мы себе даже вообразить не сможем все то, что тогда было. Ты вот смог бы представить себе тот кар, на котором мы катаемся по их пещере, или комнаты в которых живем? А для них, это было самым обычным.
  - Точно - подтвердила Майка. - Правильно, что Бурсак нас учил ненужным в лесу знаниям. А то были бы сейчас глупыми как орки.
  - Кстати об орках - вспомнил Гавел и позвал Маську. - Ты можешь сделать так, чтобы орки отличались цветом от животных на наших экранах?
  - На наших компах - тут же поправился он.
  - Уточните, каких именно существ, Вы называете орками - попросила Маська.
  И тут опять, в который уже раз друзья разинули рты от удивления. Прямо на стене, Маська демонстрировала все движущиеся картинки с компа Гавела, начиная от выхода со станции.
  - Дальше, пропусти два дня - подсказала ей Майка, которая быстро поняла, что ждать нужного события придется столько же времени, сколько они потратили на поход к равнине.
  - Он помнит все что видел? - Шепотом спросил Чалтан у Майки.
  - Наверно - так же шепотом ответила девочка, удивленная этим не меньше вождя.
  - Вот этих - указал Гавел на фигурку орка, около костра. - Сделай их белыми, чтобы сразу видно было и назови орками.
  - Теперь не прозеваем - удовлетворенно произнес Чалтан, глядя на экран и попросил Маську - Можно я посмотрю до конца, как дело было?
  
  Гавел снова начал торопить компанию в поход. Никто, впрочем, и не возражал. На освоение нового комплекта оружия требовалось время, но каждый уже привык к своему. Даже Майке сделали маленький кинжал, который вряд ли поможет против орка, но вполне справится с ее кулинарными задачами на привалах.
  Чалтан уже неделю бегал по лесам, осваивая свой экран. Вернее, комп, как рекомендовала называть его Маська. Метки, на вход станции и друг на друга, уже стояли во всех компах. Маська уверяла, что они будут видны на любом расстоянии их от станции, и друг от друга.
  - Ну, пора выходить - настаивал Гавел. - Чалтан, командуй.
  - Завтра последний день на станции, проверяем все снаряжение, а послезавтра с утра выходим.
  
  Но выйти в назначенный день опять не удалось.
  После обеда, закончили укладывать снаряжение. Во входном тамбуре станции, были уложены походные котомки каждого из них. Котомки Гавел сделал прочные, непромокаемые и вместительные. Вместительные настолько, что у охотников появилось искушение взять с собой не только необходимое, но и все то, что может пригодиться.
  - Как же мы потащим все это? - ужаснулась Майка.
  - Майка, ты вообще можешь ничего не нести, я потащу твою котомку - пообещал Чалтан.
  - На станции пока сформирован единственный вспомогательный робот, для транспортировки небольших грузов за пределами станции, - неожиданно, ответила Маська на замечание Майки.
  Гавел, насторожился и потребовал подробных объяснений, а лучше демонстрации.
  Робот, впечатлил всю компанию не меньше тех устройств на кухне, которыми хвасталась Майка.
  В тамбур вкатился небольшой, приплюснутый серебристый шар. Вернее, не вкатился. Он двигался как большая капля воды. Не совсем понятно как. То ли перекатывался, то ли просто скользил, но довольно быстро.
  - И что теперь делать с ним? Его тоже тащить с собой? - Недоуменно спросил Чалтан.
  - Ему нужно просто указать какие грузы необходимо транспортировать и в какую точку - не очень понятно объяснила Маска.
  Робот этот оказался поистине бесценным приобретением. Разбирались с ним еще несколько дней. Но, никому не было жаль потраченного времени.
  Общаться с ним можно было примерно так, как с Маськой, но слова понимал, он гораздо хуже. Маську все воспринимали почти как человека, за ее сообразительность и знания. А Турм, как назвал робота Гавел, понимал только строго определенные голосовые команды. Допуская, впрочем, несколько вольную форму их формулировки. Спрашивать его о чем-либо, за пределами его непосредственных обязанностей было совершенно безнадежно. Но в пределах своих обязанностей, Турм был незаменим.
  Стоило приказать ему взять котомку, как он тут же подкатывался к ней и проглатывал ее в себя, становясь больше. Точно так же он ее выдавал назад. Просто оставлял на полу, проглоченную ранее вещь, становясь меньше. Причем понимал такие формулировки, как - "отдай мою котомку", - безошибочно выплевывая котомку того кто ему так приказал. Он имел связь с каждым из компом участников похода и с Маськой. Понимал команду - "следуй за мной, не ближе чем за десять метров" или "...не далее чем за километр". В общем, вел себя вполне осознано, во всем, что касалось передвижения или перетаскивания грузов. Маське велели подсказывать Турму, в случае, если он не понимал команду.
  - А точно, что связь с Маськой не исчезнет, когда уйдем далеко - не успокаивался Чалтан.
  - Не знаю, Маська говорит, что не исчезнет - ответил Гавел, с сомнением в голосе. Видно его это обстоятельство так же слегка беспокоило.
  В Турма поместилось все снаряжение. Он раздулся до половины человеческого роста. Маська уверяла, что Турм пройдет и по дну реки и по горящему костру, но все проглоченные им вещи, останутся в полной сохранности.
  - А спрятаться в нем можно? - Спросила Майка.
  - Для транспортировки живых существ, данная модель транспортного робота не предназначена - ответила Маська. - Транспортный танк станции, сейчас находится в стадии формирования. Но для того чтобы им воспользоваться, необходимо дождаться окончания процесса формирования.
  - Мы подождем - тут же отреагировала Майка, соблазненная перспективой ехать, а не идти на своих ногах.
  - А как долго продолжится этот процесс формирования - поинтересовался Гавел.
  - При той напряженности стационарного поля, которая достигнута на станции в настоящий момент, формирование транспортного танка закончится, примерно, в течение трехсот сорока лет - ошеломила Маська. - Если изменить приоритет задачи на высший, то процесс можно закончить гораздо быстрее. Примерно за сто двадцать два года.
  - Ладно, потом прокатимся - сказала, заметно погрустневшая Майка. - Хоть мешки не тащить и то хорошо.
  На всякий случай настроили Турма так, чтобы он не слушался никого кроме них и выполнял требование отдать чужие вещи.
  - Если я отстану, или потеряюсь, или к оркам попаду - объяснял Гавел, - как возьмете мои вещи? Его ведь не уговорите без меня. Уж лучше сразу все объяснить.
  
  По зарослям камыша, пробираться было неожиданно трудно. Труднее чем по лесу. Вначале просто раздвигали стебли руками, но уставали удивительно быстро, особенно Майка. Она вскоре просто пристроилась за Чалтаном и почти перестала задерживать движение. Каждый стебель сминался очень легко, но кода сминаешь тысячи стеблей, руки немеют от усталости. Мучились так уже неделю. Привалы устраивали теперь раз в два часа, а иногда и каждый час.
  - Если эти камыши не кончатся, то кончаться наши силы - в сердцах заявил Радко и смутился от своих слов. - Не подумайте, что я жалуюсь, но мы идем очень медленно. Так не то, что до холодов, до следующей зимы не доберемся.
  - Знать бы еще, куда добираться - вздохнул Гавел. - Может, к вечеру дойдем, а может и за год, не доберемся. Не видим же ничего, из этих камышей, только по направлению идем.
  - Может по сторонам посмотреть - предложил Гавел. - Должны же быть какие-то другие тропинки.
  - Да никому они ничего не должны - досадливо бросил Чалтан. - Мы же поднимали тебя, чтобы посмотрел по сторонам, сам видел, камыши во все стороны, до самого горизонта.
  - А давайте Турма впереди пустим - предложила Майка. - Он же понимает команды вперед, налево, направо. Вот и пусть впереди идет, камыши для нас приминает или даже убирает. Скажем ему, чтобы собирал траву, как будто это наши вещи, вот и пусть ее в себя собирает, а за собой для нас дорогу оставляет.
  Целый день потратили на обучение Турма. Самым сложным, оказалось, объяснить ему, где снизу оканчивается трава, которую ему нужно собирать. Он норовил, всю ее с корнями в себя проглотить, а то и с землей. Поначалу на два метра углублялся, пока не подключили Маську. Сама она, очень быстро все поняла, а затем по-своему растолковала задачу Турму.
  - Ну, Майка, ты даешь! - Только и смог сказать Чалтан, когда на следующий день покрыли расстояние, больше, чем за все предыдущие дни похода по камышам.
  Майка буквально таяла от похвал.
  Выспались на огромном стоге из свежей травы и камышей, собранных Турмом по дороге.
  
  Камышовое поле, кончились только через две недели. Внезапно Турм выкатился, на край огромного холмистого поля, покрытого короткой ярко-зеленой травой. Вдали виднелась скальная гряда.
  - Я теперь любую дорогу пройду, после этих камышей. Все обед - скомандовал Чалтан.
  - Интересно, а на кого тут охотится - Радко осматривался по сторонам. - На такой траве быки должны быть. С нашим оружием, мы втроем сможем одного одолеть. Если, конечно, они тут не больше чем у стойбища.
  - Быка найти еще надо - заметил Чалтан и добавил. - На два дня запасов хватит, а там, в скалах, может какая-нибудь живность и помельче водиться.
  - Я вот думаю, если поперек этих скальных стен идти придется, то это похуже чем через камыши продираться - поделился своими мыслями и Талик. - А ведь направление, как раз через эту гряду. Может, дойдем до нее и там пообедаем, надоела эта трава вокруг.
  - А пойдем - согласился Гавел. - Там сверху и осмотреться можно. И костер зажжем, хоть просохнем после этих камышей. Дрова среди камней наверно есть какие-нибудь. Деревца же видно отсюда.
  
  До гряды оказалось совсем недалеко. Дров набрали в неутомимого Турма, который по скалам тоже умел ползать, не отставая от людей.
  - Чем он цепляется? - Недоумевал Гавел.
  Майку предупредили, чтобы из поля зрения не убегала. Намек не возможное присутствие змей, произвел на нее волшебное действие.
  - Да не стой ты на камне все время, лучше сядь на него - Радко стало жалко ее, когда она напряженно шарила взглядом среди камней.
  - Когда костер будет, рядом с ним сяду, а пока постою - отрезала она, озираясь по сторонам.
  - Майка, твой комбинезон змея не прокусит - напомнил ей Гавел. - Сама же такой просила.
  Девочка, поразмыслив, согласилась и даже немного успокоилась, а затем углубилась в разговор с Гавелом о возможности создания еще и капюшона к своему костюму.
  - Вдруг ночью за шиворот заползет какая-нибудь гадость. Я того червяка на всю жизнь запомню.
  
  Жуткий рык, который внезапно раздался совсем недалеко, дал понять, что опасаться в первую очередь нужно совсем не змей.
  Трое охотников вскочили одновременно с копьями наизготовку. Разглядеть что-либо в сумерках стало уже почти невозможно. Столь ужасного рыка, никто из них никогда не слышал. На Дымящейся, когда она была еще жива, самый крупный хищник была рысь. С ней справлялся даже один охотник, хоть с трудом и не любой. На равнинах особо крупных хищников вообще не водилось, немного степных волков, но им хватало мелкой живности и иногда стаей валили быка. А здесь рычало что-то невообразимо громадное и явно очень сильное.
  - Даже не знаю что думать - честно сказал Чалтан. - В жизни ничего подобного не слышал. Ванул рассказывал, что ему старики говорили о больших зверях с равнин. Но то предания. Как сейчас понять, что в них правда, а что нет.
  Майка, тем временем затеяла какие-то масштабные манипуляции с Турмом. Гавел, ей что-то подсказывал. Они явно придумали что-то осмысленное.
  - Вы нам-то скажите - обиделся Радко.
  - Скажем - ответил Гавел. - Вы пока смотрите, вдруг он близко подкрадется, вставайте на камни, которые мы уже сдвинули. Потом расскажем.
  Придумали с испугу, действительно неплохо. Еще днем разглядели узкую щель в каменной стене. Гавел даже рассмотрел ее тогда хорошо. Крупный зверь мог пробраться в нее только с одной стороны.
  С помощью Турма взяли крупный обломок скалы и загородили вход мещеры, оставив лишь узкий лаз. Его тоже загородили самим Турмом, которому, клики и зубы хищников, по уверению Маськи были нипочем.
  - Да! - С уважением сказал Чалтан, оглядывая столь внушительное каменное убежище. - Пожалуй, тут можно пересидеть опасность.
  - По крайней мере, с тем, что пролезет между камнями, мы втроем справимся - одобрил Талик их работу. - А если оно настолько большое, что разрушит эту скалу у входа, то я даже не знаю, как быть.
  - Наверно оно не такое большое - попробовал успокоить его и себя Гавел. - Попробую еще раз с Маськой поговорить, может что-то можно усовершенствовать. Турма как-нибудь получше приспособить.
  Рык больше не беспокоил их, и они к утру все же уснули. Дежурить поставили Чалтана, затем его менял Талик, потом Радко. Детей вообще не назначали на дежурство.
  - Мы им и так должны больше, чем они нам - высказал Чалтан то, что думал каждый их охотников, и добавил. - Особенно я.
  Маська подсказала, как скрепить камни вверху, превратив место их соединения в своеобразный монолит. После этого сооружение стало несокрушимым. Это признали все, даже осторожная Майка. А к вечеру показался сам зверь.
  Первым его увидел на экране своего компа, Гавел. Зверь был большим, нечего и думать справится с таким даже сообща. Он лениво шел между камнями, не особенно таясь, пока не показался в прямой видимости.
  - Вот это клыки! - Изумился Талик. - Они больше моего кинжала!
  - На местных быков, есть кому охотиться. Он сам размером с быка. Вот силища-то! - Восхищался Чалтан. - Но шалаш устоит.
  - Гавел, Майка, вы всех спасли, молодцы!
  - Не только мы, Маска тоже - оправдывался Гавел.
  Майка откровенно радовалась, что они успели. К опасностям она привыкнуть не могла, слишком бурлили эмоции. Понятие хладнокровность, было не для нее.
  - А как мы выйдем? - Несколько охладил общую радость Гавел. - Он так и будет тут караулить. А если еще и друзей приведет своих?
  - Друзей вряд ли - усомнился Чалтан. - Такие звери стаями охотиться не будут. Рыси же одиночки, а этот тоже чем-то похож на них, хоть и больше.
  - Ладно, давайте покушаем, и подумаем, что с ним делать. Пока он не придумал, что делать с нами - предложил Талик и подал пример.
  
  В жуткой тесноте просидели весь следующий день. С помощью Турма, догадались вырыть отхожую яму, а то бы задохнулись. А зверь все сидел. Ненадолго отходил и он. Притащил полу-обглоданную ногу, какого-то животного, вроде быка, и тут же, занялся ею.
  - Попробую я у него внутри зажечь огонь - наконец предложил Гавел. - Вы охотники, подсказывайте, где ему будет больней всего?
  После бурных дебатов, сошлись на том, что никто из них не знает, как чувствуют звери боль внутри тела.
  - Поджигай снаружи, как ту лошадь - посоветовал Чалтан. - Только побольше и подольше. Вряд ли он хочет именно на нас охотиться. Жил же он тут как-то без нас.
  От внезапной боли, зверь взревел и попытался сбросить ее источник, катаясь по скале. Но после безуспешных попыток, с воем убежал куда-то далеко, не прекращая издавать жуткий вой и рычание.
  - Все, можно выбираться и идти подальше от этих скал - сказал Чалтан, когда вой стал почти не слышен. - Хоть знаем, как от него отбиваться. Но на всякий случай посматривайте на свои экраны. Против десятка таких чудовищ, Гавел может и не успеть наколдовать. А мы втроем и против одного не устоим, даже с новым оружием.
  
  Скальная гряда оказалась совсем неширокой, километра два всего прошли по скалам, а затем увидели ровную степь до самого горизонта.
  - Может, воды побольше наберем - предложил Чалтан. - Гавел, сможешь сделать большой мешок для воды.
  - Смогу, но это еще сутки ждать - ответил Гавел.
  Пришлось вернуться в убежище. Зверь хоть и убежал, но при его скорости мог вернуться за считанные минуты.
  К утру несколько мешков для воды были готовы. Чалтан с Таликом, сбегали к ручью вместе с Турмом. Оттуда не возвращаясь, двинулись прямо к степи, где их уже ждали остальные.
  - Эти зверюги в скалах живут - обнадежил Радко. - Пока вы ходили за водой, я посмотрел следы. В степи вообще нет никаких следов. Наверно они ждут пока быки, или еще какие животные, приходят к озерам на водопой и там на них охотятся.
  - Тем лучше - кивнул Чалтан. - Давайте быстрее отойдем от скал как можно дальше. Не представляю, что мы будем делать, если несколько таких погонятся за нами. Гавел, успеешь наколдовать огонь на них?
  - Не знаю - пожал плечами Гавел. - Но здесь колдовать, почему-то гораздо легче, чем даже в пещере. У меня вдали от кристаллов мешки получились быстрее, чем около нашего стойбища с кристаллами в котомке. Не знаю, почему так получается.
  
  К вечеру, прошли по степи так далеко, что скалы скрылись за горизонтом. Воды нигде не было видно, ни ручья, ни озера не реки. Чалтан приказал экономить воду. Охотники знали, как это делать. Как пить так, чтобы дольше не мучила жажда.
  Гавел придумал, способ строительства укрытия на ночь. Он вспомнил, как Турм углублялся в землю, когда выкапывал камыши с корнями. С его помощью рыли большую яму с боковым тоннелем, а вход закрывал сам Турм. Получилось достаточно надежно, по крайней мере, с виду.
  - Вряд ли они роют землю быстрее Турма - сказал Талик, критически осмотрев ночное убежище.
  
  Так шли еще два дня, не встретив никакой живности, крупнее каких-то полевых грызунов. Хорошо, что хоть мяса и грибов запасли достаточное количество. Но охотники уже беспокойно озирались по сторонам, а Радко, даже вслух рассуждал о переходе на мясо мелких полевых грызунов.
  - А что особенного - убеждал он Майку, которой эта перспектива, совсем не нравилась. - Ты просто не пробовала их мясо. Оно совсем не плохое.
  - Тише вы - крикнул Чалтан. - Слышите шум?
  Когда остановились и прислушались, все тоже расслышали странный далекий гул, какой некогда доносился с далеких камнепадов на Дымящейся.
  - Но тут же нет гор - задумчиво пробормотал Чалтан.
  
  Глава 8. Степь.
  
  Странный шум был слышен еще три дня, пока постепенно не утих. Охотники напряженно вслушивались в него, гадали о том, что может его издавать, спорили, но так ничего и не придумали.
  Майка уверяла, что почва немного дрожит от этого шума. Чалтан даже лег на землю, припал к ней ухом. Стало слышнее, но дрожит сама земля или нет, он так и не понял. Майка, не найдя поддержки, обиделась и даже перестала разговаривать со всеми. Впрочем, ее обиды хватило всего часа на два.
  На следующий день, после того как странный шум, то ли утих совсем, то ли удалился, Талик объявил, что чует запах воды. Разговоры сразу приняли иное направление. Воду явственно почуяли все.
  - То ли сильный дождь приближается, то ли большая река близко, не пойму - гадал Чалтан. - Непонятно откуда дует этот влажный ветер, он все время меняет направление.
  Внезапно небо потемнело, и в считанные минуты разразилась такая гроза, какую они ни разу в жизни не видели. Молнии непрерывно били в землю, настолько близко от них, что от грома на несколько секунд все лишались слуха.
  По степи, тут же потекли ручьи, сливаясь в небольшие речки. Турм стоял как остров в грязном потоке воды, глубиной уже почти по пояс охотникам.
  Майку едва не унесло потоком воды. Ее в последний момент подхватил на руки Радко и усадил на Турма. Затем, рядом пристроился и Гавел. Охотникам, пока удавалось сохранять равновесие в центре страшной бури, которая, впрочем, продолжалась недолго.
  Вскоре ветер стал стихать, молнии прекратились, и остался лишь немыслимой силы ливень, который вскоре тоже превратился в очень даже посредственный дождик.
  Буквально в полчаса тучи превратились в облака, а их, тут же, разогнал ветерок. И дневное светило засияло в совершенно чистом небе, отраженное тысячами новых озер, разбросанных по степи до самого горизонта.
  - Смотрите - закричала Майка, показывая куда-то вперед.
  Она стояла на Турме, и ей было видно дальше остальных. Вскоре все и рядом с собой увидели то, на что она показывала рукой.
  Вся степь до самого горизонта стала изумрудно зеленой. Буквально на глазах, из пропитанной влагой почвы, выползала трава, вытягиваясь в считанные минуты почти до колен охотников.
  А затем стали появляться какие-то огромные разноцветные поляны, среди травы. Одна такая поляна синего цвета возникла и разрасталась совсем рядом.
  Радко сбегал к ней и принес целую охапку синих цветов, которые за считанные минуты выросли и распустились поверх травы.
  Степь ожила до самого горизонта. Трава и цветы впитали в себя всю воду. Они как будто ждали этого дождя, чтобы ожить вырасти и распустится за считанные минуты.
  - Ох, чую я, ненадолго вся эта красота - сказал Чалтан. - Давайте-ка пойдем отсюда. Что-то мне тут неспокойно стало. Уж очень быстро все тут делается.
  Майку сняли с Турма, и вся компания пошла вперед по сколькой влажной траве. Турма снова пустили вперед, прокладывать дорогу. Так и шли, пока на горизонте не показалась одинокая скала с плоской площадкой наверху.
  - Хоть осмотримся - обрадовался Талик, - если сумеем туда залезть.
  Забрались все, по сравнительно некрутому склону. Турма, впрочем, пришлось оставить внизу. Своей тяжестью, он обрушивал почву со склона. Все торопились наверх, потому что снова раздался тот непонятный шум, который они слышали несколько дней назад, но теперь он приближался.
  - Давайте здесь переночуем - предложил Чалтан. - Все равно ночью ничего не видно, а утром осмотримся, что там шумит. Шум становился все ближе, пока не стал доноситься со всех сторон. В полной темноте не удавалось ничего разглядеть. Но затем он почти стих, хотя явно чувствовалось, что что-то большое ворочается внизу.
  - Вот кажется мне, что это стадо быков - нарушил молчание Талик. - Но не может же оно быть таким большим.
  - Мне еще первый раз так показалось - подтвердил Чалтан, с ним согласился и Радко.
  - Утром посмотрим, а сейчас давайте попробуем поспать - завершил разговор Гавел.
  Как ни странно все, кроме дежурного охотника довольно быстро уснули. Непонятный шум, хоть и не прекращался, но страха не внушал. Вероятно, какие-то инстинкты подсказали людям, что прямой опасности рядом нет.
  
  Утром, когда все проснулись, опять ничего не удалось разглядеть. Мокрая от дождя почва, парила так, что все внизу заволокло клубящимся густым туманом.
  - Помните, как с Дымящейся горы смотрели на облака внизу - сказал Чалтан.
  Все закивали кроме Майки, которая тогда была совсем маленькой и ничего не помнила. Она как завороженная смотрела на волнующееся белое море тумана, простирающееся от скалы во все стороны до самого горизонта.
   - Как красиво! - Мечтательно произнесла она. - И мы совсем одни в этих белых клубах.
  - Ну я бы не торопился с таким заявлением - поправил ее Чалтан, после того как все вздрогнули, заслышав утробный рев снизу.
  Майка даже схватила Чалтана за руку, пугливо осматриваясь по сторонам.
  - Не бойся - успокоил Чалтан. - Это быки, я этот звук знаю. Вожак поднимает стадо. Да и не заберутся они сюда.
  Действительно, в лучах восходящего светила, туман стал быстро таять. Вначале прогалинами. Затем слой его стал тоньше, поднялся над землей, а потом, он как-то незаметно и вовсе исчез.
  Изумленные путешественники увидели стадо громадных быков. Они были гораздо больше тех, которые иногда добывало племя. Нечего было и думать охотится на таких животных. Крупные самцы, в холке, были выше Чалтана, да и самки не уступали ростом, но смотрелись немного изящнее. Если такое понятие можно было применить к столь грузным животным.
  Но самое удивительное зрелище были не отдельные особи, а размеры всего стада. Оно во все стороны простиралось почти до горизонта.
  - Это же сколько их тут - восхищенно проговорил Талик. - Теперь понятно на кого охотятся те зверюги со скальной гряды. Ясно, чью ногу оно глодало около нашей пещеры.
  - Сквозь стадо идти опасно - назидательно сказал Чалтан. - Затопчут, если куда-то вдруг пойдут. Наверно они приходят туда, где прошел дождь, и выросла трава. Съедают ее всю и снова ищут, где идет дождь.
  - Да - согласился Талик. - Судя по тому, сколько травы после дождя вырастает, прокормиться могут даже такие стада. Но дожди должны быть частыми, они дня за три съедят тут все.
  - Нет, стадо, хоть и огромное, но все же в несколько раз меньше чем то пространство, на которое пролилась гроза - поправил его Гавел. - Вот смотри, на горизонте зелень просматривается, причем со всех сторон. Подождем, пока они тут все объедят и уйдут на новое место.
  - Как кстати нам эта скала подвернулась. Все лучше, чем неделю под Турмом среди стада жить.
  
  Ждать действительно пришлось долго. Стадо не торопилось. Охотники пополнили запас мяса, свалив молодого бычка. Дров не было, пришлось варить мясо силой колдовства Гавела, в одном из мешков с водой. Этим бульоном и питались все время, а мясо перекладывали во все новые мешки, которые опять же пришлось делать Гавелу.
  - Я от этих мешков и мяса, устал сильнее, чем от похода. Все, сплю, пока не высплюсь, объявил он однажды и свалился, совершенно без сил.
  А утром, Радко первый заметил что-то неладное и позвал остальных. Вдалеке затрубили вожаки, и стадо пришло в движение. Оно живой рекой, обтекало скалу. Только на следующий день стало понятно, что привело его в движение. Быков гнали несколько десятков или даже сотен тех самых, клыкастых монстров, от которых Гавел спас путешественников на скальной гряде.
  Большие, матерые быки, образовали живой щит между хищниками и стадом. Как ни сильны были монстры со скал, но и они с уважением относились к сотням выставленных на них рогов.
  Один из хищников нетерпеливо прыгнул, надеясь по спинам быков добраться до стада. Он так и повис пронзенный насквозь рогами огромного быка.
  - Ну и силища! - Восхищенно пробормотал Талик, глядя на то, как бык даже не нарушил строй, хотя на его рогах висел тяжелый, уже мертвый хищник.
  Одна из коров отстала от стада. По-видимому, ее нога застряла в глубокой лунке, и стадо прошло по ней, не в силах остановится или обогнуть.
  Ближайший к ней хищник одним прыжком оказался рядом с ней и своими клыками распорол ей вначале горло, а затем брюхо. Майка с ужасом, не отрываясь, смотрела на жуткий пир страшных зверей, последовавший за этим убийством.
  В стороне, заметили еще одно отбившееся животное, потом еще одно, и вскоре, до самого горизонта, видны были туши убитых быков, над которыми копошились ужасные клыкастые монстры.
  - Подождем немного - распорядился Чалтан. - Эти хищники опаснее стада. Они хоть и сытые, но уж очень сильны.
  - Да и пусть подсохнет тут немножко после этого стада, хоть идти не так скользко будет и вонь эта развеется - согласился Талик с предложением Чалтана. - Ох и нагадили они тут!
  - Смотрите, а степь-то черная стала после стада - изумился Гавел. - Они всю зелень съели. Сколько же их тут?
  
  А на утро путешественники вновь стояли на вершине скалы, изумляясь изобретательности степной живности.
  Неведомо откуда набежали тысячи каких-то мелких тварей и набросились на останки быков, которые не доели клыкастые монстры. От прожорливой мелюзги, на глазах таяли и горы помета, которые остались после быков. Подъедали все, постепенно перемещаясь в ту же сторону, куда ушло стадо. Почва была, как будто накрыта ковром из мелких тварей.
  А еще через день, степь стала точно такой же, какой ее увидели путешественники, когда впервые спустились со скальной гряды.
  - Надо же! - Восхищался Гавел. - Как только появляется вода, все расцветает, вырастает огромное количество травы. Затем приходит стадо быков, съедает траву.
  - За быками идут хищники - подхватил Чалтан, - которые охотятся на быков, а за ними мелкая живность, которая чистит степь от их навоза, грязи и крови.
  - Я там видел каких-то мышей, червей и жуков - вставил Радко, который не поленился сбегать посмотреть, на ту мелкую живность, которая пришла на последнем этапе. - Там маленькие жучки даже почву просеяли и привели ее в первоначальный вид.
  - Как хорошо, что скалу встретили. А если не найдем в следующий раз, как спасаться от такого стада будем, а затем от тех хищников? - Рассуждал Чалтан вслух. - Больше недели ждали пока все пройдет. Неделю в подземном убежище трудно высидеть.
  - Майка, Гавел, вы самые умные, думайте что делать - не мог успокоиться молодой вождь. - Вдруг среди голой степи окажемся в следующий раз. Нору можем и не успеть вырыть, да и водой ее затопит.
  
  Через пять дней вышли к реке. Вначале охотники опять почуяли воду. Напуганные прошлой бурей, вначале стали готовить подземное убежище, но на этот раз все было немного не так. Ветра не было, и запах воды был какой-то не такой как перед грозой. Все же племя жило на берегу реки, и прибрежный запах был знаком следопытам.
  Чалтан дал отбой тревоги, и вскоре они вышли на обрывистый берег реки.
  Такой реки они еще не видели. Та, что огибала их стойбище, прежде казалась им большой и широкой. Юноши считались взрослыми, если переплывали ее в обе стороны без отдыха. Но по сравнению с этой рекой, та была просто ничем.
  Обрывистый берег был высоким много выше той скалы, на которой они отсиживались при проходе стада. Но даже с него противоположный берег был не виден. Вернее непонятно было, берег или не берег был на горизонте. Слишком далеко.
  - А нам обязательно через реку перебираться? - Спросил Чалтан у Гавела.
  - Метка на юго-запад показывает прямо на реку - ответил шаман, показывая на свой экран. - Сам посмотри на своем.
  Внезапно из воды выпрыгнула гладкая туша какой-то рыбы, длиной в два человеческих роста, а за ней, разинув пасть, усеянную страшными зубами, выпрыгнула рыба втрое большей величины. Догнала в воздухе первую и в воду упали уже две половинки жертвы. Чем кончилась охота в воде, они не видели, но догадаться было несложно.
  - Вот это да! - Не удержался от восклицания Гавел. - А если на нас такая охотиться начнет. Она же побольше того с клыками.
  - В воде от нее не убежим - покачал головой Талик. - Таких рыб я никогда не видел. Она как тот бык из стада, даже больше, да еще хищник.
  - Как же переплыть? - Спросила испуганная Майка. На ее лице читалось, что в воду она не полезет ни за что.
  
  Решили остановиться на берегу. Все охотники были опытными скалолазами. С детства лазили по скалам Дымящейся горы. Горы не стало, но навыки остались. Веревку привязали к дереву на обрыве и связали своеобразный подъемник, на котором плавно опустили всех вниз. Турм с вещами, как-то сполз сам. Маська через комп объяснила, что он сам знает что сможет, а что нет. И если говорит, что сможет, значит сможет. Просто не нужно ему мешать.
  Когда спуск завершили, веревку решили не убирать, мало ли зачем придется подняться наверх.
  Пока Турм рыл им пещеру в самом низу отвесного берега, Радко сбегал к реке и с удивлением сообщил, что вода в ней горькая, и, как будто соленая. Лично он, вряд ли сможет ее пить. Принес воды в ведерке и остальным, на пробу. Майка попробовала и тут же выплюнула, а потом долго запивала горечь нормальной водой из мешка. Остальные тоже попробовали с аналогичным результатом.
  - Откуда только течет река с такой водой - возмущался Талак. - А ведь в ней еще какие-то рыбы живут. Тоже, наверно горькие.
  
  Пещеру в скале, сделали большой, вход надежно загородили Турмом и стали думать, что делать дальше.
  Вернее думать о переправе, стали Гавел с Майкой, а охотники задумались о пополнении запасов. Мнения разделились. Талик доказывал, что рыбы наловить не помешает, для разнообразия. Уже месяц питались одним мясом. Грибы и ягоды давно кончились, а в степи они почему-то не попадались.
  - Да кто же против рыбы - возражал Чалтан. - А уверен, что ты будешь ловить здешнюю рыбу, а не она тебя?
  Уверен Талик не был. Рисковать жизнью, ради разнообразия на столе, Чалтан категорически не разрешал. Тем более что рыба вполне могла оказаться такой же непригодной, как вода.
  Их спор разрешился сам собой, когда они решили выйти из своей пещеры и просто прогуляться по берегу.
  Когда Турм отодвинулся, освобождая выход из пещеры, они увидели прямо перед собой огромную ящерицу, длиной не менее пяти метров. Она неторопливо двинулась прямо на них, время от времени щелкая зубастой пастью. В этой пасти наверно поместилась бы половина любого из них, а Майка, та и вообще целиком.
  Турм едва успел встать на прежнее место. С его блестящим телом никакие зубы ничего поделать не могли.
  Гавела с Майкой решили не пугать. Аккуратно проделали лаз сверху Турма, закрепили над ним некое подобие лесенки из подручных материалов, которые Турм насобирал по дороге. Вылезли наверх, держать за веревку подъемника, и осмотрелись.
  Зубастая тварь, по-прежнему караулила внизу. Прыгать она, скорее всего, не умела. Только посматривала маленькими глазками и щелкала своей ужасной пастью.
  - Дай-ка мне кусок мяса - попросил Чалтан, стоявшего внизу Радко. - Хочу посмотреть, как быстро она двигается.
  Хоть прыгать тварь и не умела, но по земле бегала очень проворно.
  - Убежать от нее пожалуй можно, но кто из нас выносливее, я бы проверять не рискнул - задумчиво произнес Талик после того как кусок мяса исчез в пасти чудовища и оно заняло прежнюю позицию, у выхода из пещеры.
   - А может ткнуть его копьем - предложил Радко, который тоже влез наверх и осмотрел ящерицу. - Давай веревку к другому концу копья приделаем, я сверху в нее метну, а потом копье за веревку втянем обратно.
  - Точно! - Согласился Чалтан. - Только придеться Гавела просить приделать веревку к концу копья. Оно же гладкое, привязать не удасться, а терять не хочется.
  Через полчаса копье было готово, Гавел даже не спросил, зачем это нужно. Не прерывая разговор с Майкой, сделал то, что его попросили, и отдал копье.
  Радко прицелился и метнул. Копье отскочило от ящерицы с таким же звоном, как отскочило бы от скалы. На саму ее, бросок вообще не произвел никакого впечатления. Она как щелкала зубами, так и продолжала щелкать.
  - Да, крепкая тварь - только и нашел, что сказать Радко, втягивая копье обратно. - Звук какой-то металлический, как будто по другому копью ударил.
  - Как выйти-то? - Недоумевал Радко.
  - Ты лучше подумай, выходить ли - поправил его Чалтан. - Я вообще не понимаю, что нам делать. Тут и на берегу и в воде такая живность обитает, что те клыкастые звери со скал, почти домашними кажутся.
  
  Успехи Гавела с Майкой, так же были невелики. Конечно, Гавел мог сделать лодку или большой пузырь, в котором легко переплыть, даже очень широкую речку. Особенно, если дождаться попутного ветра. На выращивание большого пузыря, достаточного для переправы, уйдет не больше недели. Но вот как быть с этими чудовищными рыбами, которых наверняка заинтересует такой большой объект на поверхности. Прокусить они его, может быть, и не прокусят, но гонять будут долго. Да и то, что не прокусят, это всего лишь предположение Гавела. Никто же не проверял.
  За обедом все встретились и разговорились. Гавел откровенно признал свое бессилие. Чалтан рассказал, что у них на берегу, дела не лучше.
  - Мы что же, выйти не можем теперь?
  Майка была напугана.
  - Пока не можем, но и ящерица, тоже не может войти - немного успокоил ее Чалтан. - Может быть, она проголодается и уйдет.
  - Ну да, а потом мы выйдем, а она придет - усмехнулся Гавел. - Попробуем, отпугнуть ее, как того клыкастого зверя.
  
  Попытка Гавела, обжечь ящерицу, не произвела на нее никакого впечатления. Скорее всего, она даже не заметила, что с ней что-то пытаются сделать. Огонек, ни на ее шкуре, ни под ней, не загорался.
  Гавел оставил все попытки, когда совершенно выбился из сил. Он лег спать, пробормотав, что утром что-нибудь постарается придумать.
  Охотники долго метали копье, каждый раз с одним и тем же, печальным для них результатом. Ящерица долго терпела, не предпринимая никаких попыток уклонится от копья. Но затем разом пресекла их упражнения. Молниеносным движением, поймала пастью брошенное в очередной раз копье и перекусила его пополам.
  - А древко копья-то не деревянное - удивился Талик, глядя сверху на обломки того, что недавно еще было его оружием. - Его Гавел сделал так же как веревку, только негнущимся.
  До темноты спорили, что делать, но так ничего не придумав, пошли спать. Турму наказали закрыть каждую щелку у входа.
  
  Утром, первым делом проверили на месте ли ящерица. Гавела решили не будить, понимая, как он устал, от своего безуспешного колдовства.
  К сожалению, ящерица стояла на том же месте, в той же позе и так же щелкала пастью. Обломки копья сиротливо, лежали рядом с ней.
  - Она не спит что ли - в сердцах бросил Радко.
  - А я знаю, как можно с ней справиться - произнесла Майка, свое знаменитое уже вступление.
  Все разом вопросительно уставились на нее.
  Майка предложила простое решение. Если зверюга не убивалась, значит, ее нужно обмануть. Пусть сама залезет туда, откуда не сможет дотянуться до них.
  - А куда? - Озадачено спросил Радко. - Тут, кроме нашей пещеры и нет никакого закрытого места.
  - Я бы ее подвесила - непонятно сказала Майка. И добавила, - если бы смогла.
  Она довольно подробно объяснила, что если бы вокруг ящерицы обвязать веревку, между передними и задними лапами. А затем, со стороны спины, за конец этой веревки ее поднять, то, сколько бы она не щелкала своими зубами, веревку ей не перекусить.
  - Она просто не дотянется, так и будет висеть на ней - пояснила Майка. - Веревка, переделанная Гавелом, наверняка выдержит вес этой ящерицы.
  - А кто полезет обвязывать ящерицу веревкой? - Спросил Чалтан. - Кого нам не жалко?
  - Всех жалко - огрызнулась Майка, - слушай дальше.
  Идея, как обвязать ящерицу, тоже была довольно простой. При всей силе и неуязвимости, ящерица была глупа и не сообразит, какую опасность для нее представляет веревка.
  - Она копье-то не ловила и не уклонялась от него, просто, когда надоело, поймала и перекусила, а если веревку положить на землю, то она просто заползет на нее сама, а мы сверху затянем ее - терпеливо рассказывала Майка.
  - У меня вопрос - перебил ее Чалтан. - Как поставить ящерицу в нужное место над веревкой?
  - Ты же сам проверял, ведется ли она на мясо - парировала Майка. - Ведется! Значит, насадим на копье кусок мяса и подержим его в нужном месте, вот она и прибежит туда сама. Главное так расположить веревку, чтобы она как раз между передними и задними лапами оказалась.
  - Хорошо, это можно - согласились охотники. - А как завяжем?
  - Я все придумала - гордо произнесла Майка и показала на куске веревки. Роль ящерицы, играла ее рука. - Вот так разложим веревку на земле, один конец, проденем через петлю на другом конце.
  - А, как силки! Знаем, ставили - обрадовался Талик, начиная понимать идею. За ним закивали и остальные.
  - Ну, затянули петлю, а дальше что? Мы думаешь, удержим ее? - По-прежнему не понимал Чалтан.
  - Мы нет, не удержим, а вот Турм удержит - торжествующе произнесла Майка.
  - Я с Маськой поговорила, через экран. Через комп - поправилась она. - Турм может крепко прицепляться к скалам. Он это делает, как бы забирая в себя часть скалы. Тоненький ее слой, на котором он сидит, поэтому его и не оторвешь. А когда не нужно он его выпускает из себя и отрывается.
  - Ну и что? - Опять не понял Чалтан. На его лице, как и на лицах остальных, читалась напряженная работа мысли.
  - Как ну и что - горячилась Майка. - Значит, он и веревку может в себя втягивать не всю, а только часть.
  - Вот гляди, как я его надрессировала, пока вы кушали.
  Она взяла короткий отрезок веревки, привязала его к одному из вещевых мешков, примерно посередине завязала узелок и другой конец положила на Турма, словами приказав ему взяться за этот конец. Подергала. Конец, действительно, намертво прилип к Турму. Затем отошла и крикнула.
  - Турм, втягивай до узла!
  - Веревка тут же натянулась и потащила за собой вещевой мешок, пока узел на ней не коснулся поверхности Турма.
  - Ну вот! - Торжествующе закончила Майка. - А сам Турм прицеплен к скале, на которой стоит.
  - А куда мы потащим ящерицу? - Спросил Чалтан. - Хотя можно конечно ее просто к Турму прицепить, вплотную, а его самого к скале.
  - Но тогда к нему не подойти будет, она так хвостом хлещет, что ноги переломает, если попадет - забраковал его идею Талик.
  Все вновь посмотрели, на подпрыгивающую от нетерпения Майку. Она явно хотела что-то добавить.
  - Там наверху же толстое дерево, к которому наша веревка уже привязана, а берег скальный и нависает над нами. Конец с петлей раскладываем перед ящерицей, другой конец поднимаем на берег, огибаем им дерево и опускаем сюда. Вставляем его в Турма.
  - Понятно - нетерпеливо продолжил за нее Радко. - Потом приманиваем зверюгу и командуем Турму тянуть веревку. А узел на ней заранее завяжем в нужном месте.
  - И ящерица висит на большой высоте, а мы под ней ходим - наконец поняли и Талик с Чалтаном.
  - Почему она там висит? - Недоуменно спросил Гавел, который только что проснулся и слышал последнюю фразу.
  Все, кроме Майки, наперебой начали ему излагать суть идеи. Он ее понял очень быстро и предложил усовершенствование. Продеть веревку в скользкий рукав, который будет обеспечивать ее легкое скольжение вокруг дерева, когда Турм будет поднимать ящерицу.
  Все это время, Майка скромно стояла в сторонке и ждала, когда ее все начнут хвалить. Но работа уже кипела вовсю, рукав у Гавела был готов, как заготовка к какой-то, пока нереализованной идее. Талик полез наверх к дереву, остальные готовили петлю для большого силка.
  Майка ждала, ждала похвалы, но, так и не дождавшись, страшно обиделась на всех и ушла вглубь пещеры, давясь слезами.
  
  Все получилось именно так, как и было задумано!
  В итоге ящерица повисла на веревке, не доставая ни зубами, ни хвостом, ни до скалы, ни до веревки.
  - Майка, иди, посмотри - крикнул Гавел в глубину пещеры.
  - Не пойду, сами смотрите - крикнула в ответ Майка.
  - Обиделась - констатировал Чалтан и пошел в глубину пещеры, успокаивать героиню сегодняшнего дня.
  Он рассказывал, как они все сделали в точности, по ее плану, как они очень старались, чтобы не испортить ее замечательную идею, как она все предусмотрела заранее.
  Майка слушала и таяла, а когда снова заулыбалась и слезы на глазах высохли, Чалтан вывел ее за руку и показал вверх, где барахталась ужасная ящерица. Ее хвалили все, а Гавел больше всех. Майка даже засмущалась от стольких слов в ее сторону.
  - Только давайте ее, потом отпустим - попросила она.
  - Хорошо - согласился Чалтан. - Когда точно окажемся в безопасности.
  
  Глава 9. Блестящие.
  
  Плыть, так и не рискнули. Снова поднялись на высокий берег и решили немного пройти по нему на юг, в надежде, что где-нибудь дальше, река не такая широкая. Показывающиеся время от времени из воды гигантские рыбы, совершенно отбили охоту лезть в воду. С высокого берега видели и ящериц, причем, судя по их размерам, первая, пойманная ими, была либо детенышем, либо какой-то мелкой породы.
  - Нет, к этой горькой реке лучше не подходить - категорично заключил Чалтан. - Нас всех просто съедят не на берегу, так в воде.
  С ним согласились, и охотники и Гавел. А Майка, попросту боялась и спускаться к реке, и плыть по воде, из которой, того и гляди, кто-нибудь выпрыгнет, чтобы ее проглотить.
  Пойманную ящерицу отпустили, как и было обещано Майке. Тем более что никакого изменения в расклад сил между людьми и береговой живностью это не внесло. За двое суток путешествия по высокому берегу, они насчитали этих ящериц почти два десятка. К людям, пока они находятся наверху, чудовища не проявляли никакого интереса и постепенно все успокоились.
  - Знаешь, что самое ужасное для нас в этой ящерице? - Спросил как-то Гавел у Чалтана на привале. - Не то, что ее ничем не пробить. Не то, что не обжигается и не то, что перекусывает копье запросто. Вы просто в пылу борьбы с ней не заметили или забыли, а я заметил и проверил несколько раз по пути.
  - Ну не тяни, говори - нетерпеливо поторопил Чалтан. - Ты на то и шаман, чтобы замечать всякие интересные вещи.
  - Ее не видит наш комп - наконец ответил Гавел.
  - А точно! - Воскликнул Талик. - Мне Майка настроила его так, что он пищит, если крупный зверь близко. Я потому и забыл о нем, что он не пищал. Так что, по сторонам внимательно смотрите.
  
  Положение метки юго-западного направления на экранах, показало, что переплывать эту реку, может быть и не понадобится. Гавел, в который уже раз проверял это на своем компе.
  - Видишь - показывал он Чалтану, - раньше направление на юго-запад, было, почти перпендикулярно берегу, а сейчас оно сильно под углом. Значит, река изгибается в нужном нам направлении.
  - Или хотя бы берег, по которому мы идем - немного подумав, уточнил он.
  - Странная какая-то река - удивлялся Талак. - Сколько прошли вдоль нее, а другого берега так и не видно и не течет совсем.
  - Ты так говоришь, как будто видел много разных рек, а на самом деле мы видели всего одну, которая течет мимо стойбища - поправила его Майка. - Да и ту всего в одном месте. Мы даже не знаем, откуда и куда она течет. А это может и не река вовсе.
  - Да, я тоже давно уже об этом думаю - согласился с ней Гавел. - Откровение говорило, что есть еще моря, озера, океаны, какие-то водопады.
  - Вряд ли это водопад - рассуждал Радко. - Вода ведь никуда не падает.
  С ним согласились, потому что название должно как-то соответствовать предмету. Особенно состоящее из двух знакомых слов.
  - Озера мы знаем. А вот какие моря и океаны? Откровение не объясняло это? - Допытывался Чалтан у Гавела.
  - Нет - замотал головой шаман. - Мы как-то не особо обсуждали это с Бурсаком, были более важные темы. Кто же знал, что дойдем до таких мест.
  
  Через неделю пути по берегу, стало окончательно понятно, что плыть никуда не нужно. Если продолжать идти на юго-запад, то придется, скорее всего, даже удалятся от берега в сторону степи.
  - Ну и ладно - радовалась Майка. - Ничего хорошего на этом берегу и на этой воде нет. Чудовища только плавают, а воду даже пить нельзя.
  - О воде, ты очень кстати вспомнила - подхватил тему Чалтан. - Воды у нас на неделю осталось, если экономить. А где ее искать, непонятно.
  - Если снова дождь пойдет, то постараемся набрать, я мешки приготовил пустые - откликнулся Гавел. - На то, что ручей или озеро встретим, надежды никакой нет. До горизонта совершенно ровная степь, даже кустиков не видно.
  - А как же мелкая живность пьет тут? - Неожиданно спросил Радко. - Я постоянно вижу всяких мышей, крыс каких-то, довольно больших. Они же как-то пьют. И трава, какая-то растет. Без воды бы она давно высохла.
  - Точно! - Гавел даже остановился. - Может под землей вода есть, они же в норах живут. И трава, корнями непонятно на какую глубину уходит.
  - Давай Майка, ты у нас Турмом канавы копаешь. Командуй - предложил Гавел.
  - Подожди, так толку не будет. Нужно найти кустики какие-нибудь и копать под ними. Или хотя бы место, где трава растет густая. А тут совсем нет ни травы, ни живности - Талик показал влево от берега. - Вот там вдалеке, видите, что-то вроде кустов. Пойдем, посмотрим.
  
  То, что издали, казалось кустиками на горизонте, вблизи оказалось даже не кустиками, а небольшим лесочком. Деревья, хоть и стелились почти по земле, все же были не травой, и не кустами, а настоящими деревьями со стволом и ветвями.
  - Большие деревья, как в нашем лесу, тут наверно вообще не смогут расти - предположил Гавел.
  - Почему это? - Не понял Чалтан.
  - На таком ровном месте как степь, наверно ветер очень сильно дует, и воды тут мало для больших деревьев - объяснил Гавел. - Ну, это я просто Откровение тебе пересказываю. Вспомнил, что оно говорило что-то похожее. Тогда непонятно о чем оно говорило, а сейчас понятнее стало, когда увидел степь.
  - Я прошелся по лесочку. Он небольшой - начал отчитываться Талик, когда вышел из сплетенного кустарника. - Из зверей, только неопасная мелочь, и еще птички всякие, тоже мелкие. По-моему опасностей нет никаких.
  - Опять забыл на комп посмотреть - строго спросил Чалтан.
  - Нет, не забыл, да он же пищит у меня, если что крупное.
  - Майка, отключи ему писк. И всем остальным тоже отключи. Нужно не лениться, а смотреть глазами. По писку нас самих услышать можно - распорядился Чалтан, таким тоном, что Майка тут же принялась за дело.
  - Ну, все. Можно начинать копать - дал команду Гавел, еще раз осмотрев лесок через свой комп. - Давай Майка, если уже освободилась. Как ты там надрессировала Турма, пусть роет яму.
  
  Вода действительно нашлась, хоть и не сразу. Яма потребовалась очень большой глубины. Деревца, маленькие на поверхности, корнями уходили вглубь, метров на десять, а то и глубже. Во всяком случае, в яму, которую выкопал Турм, спускаться пришлось по веревке, привязанной к стволу дерева. На такой подвиг решился только Радко, который лишь немного уступал любопытством Майке, но существенно превосходил ее в смелости.
  - Ну что там? Много воды? - Спрашивала она, с интересом вглядываясь в черноту провала.
  - Да это не совсем вода. Просто мокрая земля - отвечал Радко. - Воду из нее еще нацедить надо.
  - Ясно, за один день тут воды не наберем - махнул рукой Гавел, а Чалтан с Таликом занялись разбивкой лагеря.
  - Давайте побольше наберем воды - предложил Гавел. - Неизвестно еще, где найдем воду, да и запас мяса неплохо бы пополнить.
  - С мясом сложнее, кроме мелочи ничего нет. Но и мелочи можно много набрать, воду все равно цедить долго, да еще кипятить. Кипятить сам будешь или дров натаскать? - Чалтан выжидающе смотрел на Гавела.
  - Лучше дров. В ямке костер разведем, углями кипятить будем прямо в мешке. Если много воды кипятить, да еще мяса жарить, я так устану, что потом месяц колдовать не смогу, а нам уже спешить нужно, скоро холода начнутся. До них бы закончить поход. Погоди пока с дровами, есть у меня вопрос к Маське. Может, и без дров обойдемся.
  Гавел позвал Майку, и они начали о чем-то оживленно говорить в комп. Обсуждали долго, спорили друг с другом, затем снова говорили о чем-то с Маськой.
  Переговоры с Маськой продолжались до вечера, но за ужином Гавел с Майкой очень порадовали остальных.
  - В общем, Турм может сам и воду цедить и кипятить ее и в мешок наливать - мямлила Майка с полным ртом еды.
  - Ты прожуй, не бубни - посоветовал Чалтан. - Сколько времени на один мешок уйдет?
  - Много - ответил Гавел вместо Майки. - Если все очень хорошо пойдет не меньше суток. Турм ведь может день и ночь работать без отдыха. А вообще, и больше двух суток может иногда получаться.
  - Долго - покривил губами Чалтан. - Нам мешков десять нужно, чтобы я спокоен был. Уж лучше тут потратить двадцать дней, чем потом непонятно где искать воду.
  - Без Турмика мы бы столько не прошли - заметила Майка. - Жаль он ничего не ест, я бы ему чего-нибудь вкусненькое насобирала.
  - Пока светло, я посмотрю еще лес, может, что интересное найду - сказал Талик и скрылся в чаще.
  - Я потом догоню тебя - пообещал Радко ему вслед.
  Майка, торопясь, рассказывала всем о том, как можно заставить Турма самого цедить воду и кипятить ее.
  - Его еще много чего можно заставить делать - восхищалась она. - Просто долго учиться нужно, а мы все на ходу и на ходу.
  Их ужин прервал ужасный крик со стороны леса.
  - Что-то с Таликом - Чалтан вскочил, схватил копье и побежал на крик в чащу, на ходу предупредив Гавела и Майку, чтобы не вздумали за ним бежать.
  Радко побежал за ним с мечом в одной руке и кинжалом в другой.
  
  Талика заинтересовала большая нора, которую он заметил днем, но тогда некогда было заниматься ею. Роща была еще не разведана. А нора интересная. Для крыс вроде большая, но не настолько велика, чтобы скрыть по-настоящему опасного зверя.
  Когда Талик вышел на поляну он честно посмотрел на экран. На поляне и в ближайших ее окрестностях кроме птичек и мышек ничего не наблюдалось. В норе не просматривалось ничего, ни большого, ни маленького. Но Талик помнил разговор с Гавелом о том, как ящерица не просматривалась на экране и на всякий случай, приготовил кинжал.
  Чутье следопыта, подсказывало Талику, что нора не пустая. Он осторожно подошел к ней ближе и остановился шагах в пяти. Любопытство боролись с осторожностью. Охотник долго всматривался в глубину темного отверстия, но с такого большого расстояния, не мог ничего понять. Решил осторожно приблизиться еще на шаг.
  Какая-то черная морда, состоящая, кажется из одной только пасти, усеянной острыми игловидными зубами, вылетела из норы и впилась ему в щеку. Талик заорал от невыносимой боли. Зубы прокусили щеку насквозь, мгновенно проделав в ней круглую кровоточащую дыру. Крик, почти сразу прекратился. Он зажал и рот и дыру правой рукой, но Чалтан его уже услышал и ломился сквозь кусты. Меч, Талик выронил и потерял сознание от ужасной боли в щеке.
  Чалтан с Радко так и застали его, лежащего в беспамятстве, с залитым кровью лицом. Они не сразу заметили, что кровь течет еще и из руки. Чалтан хотел посмотреть, где находится рана у него на руке, из которой натекло столько крови, поднял его руку и оба оторопели. Левая рука оканчивалась обрубком. Кисти на ней не было, а из обрубка потоком лилась кровь.
  Чалтана недаром прочили в вожди, он не потерял ни мгновения. Пальцами руки пережал обрубок кисти, остановил кровь и приказал Радко, взвалить Талика себе на спину. Радко раздвигал ветви, прокладывая ему дорогу пока он нес раненого.
  В одно мгновение, на одного охотника стало меньше, а одной заботой больше.
  
  Гавел знал, что делать с ранеными. В обязанности шамана всегда входило лечение охотников. Бурсак в свое время приучил его к крови, научил накладывать жгут. Объяснил, что делать с ранами. В дороге Гавел не забывал собирать известные ему целебные травы.
  Встретили беду во всеоружии, но раны Талика были очень тяжелыми. К счастью Майка тоже не боялась ран и знала что делать, она часто помогала матери лечить охотников.
  - Ну что скажешь? - Спросил Чалтан. - То, что выживет, я вижу, а вот как скоро сможет сам идти?
  - Сможет, но вот когда, неизвестно - пожал плечами шаман. - Я подумаю, что можно сделать.
  Гавел передал Майке горячий настой для полоскания ран, предупредил, чтобы остудила его, а не прижигала кипятком, а затем отозвал Чалтана в сторонку, чтобы разговором не мешать Майке и не беспокоить раненого, который лежал в тяжелом забытьи.
  - Вы видели того зверя, который так поранил Талака?
  - Нет - пожал плечами Чалтан. - Какая-то мелкая тварь, очень кусачая и резвая. Мы почти сразу прибежали. Кажется, в траве что-то шелестело, очень быстро убегая в кусты. Оно небольшое, это точно. На экран не смотрели. Сам понимаешь, не до того было. Не повезло, что тварь вцепилась в руку, рукав бы она может, и не прокусила.
  - Я сейчас вытащу Турма из ямы, пусть выкосит тут всю траву, чтобы видеть, что в ней скрывается. Та тварь, скорее всего, убежала от нас далеко, раз вы ее не видели, но на всякий случай хорошо бы проверить всю поляну. А вы с Радко, пока сделайте одну штуку, для того чтобы Талика увести отсюда.
  - Ты рассказывал, что орки везли кучу вещей на том, что они называли телегой - продолжал Гавел. - Сможете такую же сделать с Радко. Не такую же большую как у орков, а только чтобы Талика вдоль нее уложить. Ну и еще место для двоих, кто с ним рядом сидеть будет, Майка наверно будет ухаживать и я. На маленьких колесиках, степь же ровная. Вернее, на не очень больших колесах. А я ее заряжу как все вещи неметаллические, она через день уже станет прочной. Здесь очень быстро колдуется все.
  - Молодец! - Похвалил его Чалтан. - А мы с Радко будем эту телегу тянуть. Здорово!
  - Да не вы с Радко, а Турм - поправил его Гавел. - Как он ящерицу поднимал, помнишь. Прицепим к нему веревку, и пусть тянет телегу сам.
  - Точно! Ну, Гавел, ты стал настоящим шаманом!
  Чалтан позвал Радко и объяснил, что нужно сделать.
  
  Из рощи вышли только через двадцать дней. Черную тварь больше не видели. Чалтан запретил всем входить в лес. Охотились только вдвоем, на знакомых полянках, благо живность была непуганая и сама лезла в силки.
  Телегу сделали большую, так чтобы можно было ехать на ней всем. Времени хватало, пока Турм готовил воду. Талик к началу выхода несколько раз приходил в себя, но идти не мог, его по-прежнему лихорадило, а слабость не позволяла даже встать самому. По нужде его Чалтан или Радко относили в сторону на руках. Гавел предполагал, что черная тварь его отравила, хоть и не насмерть.
  Все удивлялись самообладанию Майки. Куда-то исчезли все ее обиды и страхи. Она мобилизовалась так, что стала примером для всех. От раненого не отходила. Кормила его бульоном, через специальную трубочку, которую сделал Гавел. Постоянно промывала раны лечебными отварами. Сам Талик смог передвигаться только спустя двадцать дней, после того, как вышли из рощи.
  Из его отрывочных рассказов, о таинственной твари, которая его так покалечила, поняли не очень много.
  Не длиннее метра. Когда отрывал от лица, обхватил ее всю, так, что пальцы сомкнулись со всех сторон. Абсолютно черная. Пасть очень большая, как будто торец разрезан пополам вдоль, на глубину, примерно, в две ладони и усеян зубам.
  - Зубы у нее как иголки на концах - уверял он. - Я ясно видел, когда она ко мне летела. А как она руку откусила, я даже не заметил. Может быть, уже сознание потерял от боли. И на экране ее не было, я хорошо помню, проверял. И еще мне запомнилось, что она как мешок со слизью, без костей. И головы, похоже, у нее тоже нет. Просто рукав с пастью на конце.
  - Значит, зубы не совсем иголки - заметил Радко. - Иначе бы не откусила. Ведь как ножом срезала.
  - Да и чтобы так прыгать, не слизь нужна в теле, а сплошные мышцы - добавил Чалтан.
  
  Степь менялась. Она уже перешла в холмистую равнину. Но самое главное, стали появляться ручьи и широкие полосы зеленой травы. А с вершин холмов, далеко на горизонте, просматривались зубчатые вершины гор. Заменили всю воду на свежую. Турм ее хорошо кипятил даже при движении.
  - Неужели степь кончается - всматривался в горизонт Гавел. - Горы такой высоты, пройти будет тяжело. Они не ниже нашей Дымящейся будут.
  Талик попробовал идти сам, но упал, пройдя всего полсотни шагов. А после этого не приходил в себя целых два дня. Чалтан строго запретил ему вставать, опасаясь уже за его жизнь, а не только за здоровье.
  А еще появились стада быков. Однажды вышли на поле, изрытое их копытами. Хорошо, что Турм выравнивал за собой дорогу, а то идти по такой земле было бы сущим мучением. Затем увидели и их самих, с вершины холма. Это были немного другие быки, не такие гиганты, которые им встретились раньше, даже меньше чем те, которые водятся на равнине около стойбища, но тоже солидного размера. Чалтан с Радко, пообещали добыть, при случае свежего мяса.
  Еще через два дня начали попадаться скалы. Но к ним подходить опасались, помня о хищниках с огромными клыками. Каждую группу скал тщательно осматривали компами. Хищников не было ни в одной. Скорее всего, здесь они вообще не водились.
  
  Радко как раз унес Талика справлять нужду, как раздался топот приближающегося стада.
  - Давайте к скалам - крикнул Гавел. - Там отсидимся.
  - Вы бегите к скалам, а я донесу Талика до телеги и мы либо за Турма спрячемся, либо успеем вас догнать - прокричал им в ответ Радко.
  - Мы подождем вас у Турма - крикнул Чалтан ему, а Майка уже бежала к скалам и за топотом вряд ли слышала их переговоры.
  Внезапно, стадо чего-то испугалось и, повернув почти перпендикулярно своему первоначальному направлению, понеслось прямо на Майку.
  - Майка вернись! - крикнул Чалтан.
  Даже если она его слышала, то не могла соперничать в скорости с несущимися на нее быками. Зато с ними мог соперничать Чалтан. Он в несколько прыжков догнал девочку, схватил за руку и понес назад, к остальным, которые прятались за вцепившегося в землю Турма.
  Они почти добежали, но самым своим краем стадо все же сшибло их на землю, Чалтан накрыл собой Майку. Непонятно сколько животных пробежало по ним, хватило бы и одного. Майке раздробило ногу, Чалтану плечо и ногу. Оба лежали неподвижно.
  Радко с Гавелом подъехали на телеге к телам. Гавел прислушался, потрогал.
  - Они живы! Давай быстро грузим их пока они не чувствуют боли, только не бери за поврежденные места - распоряжался Гавел, а Радко, выполнял. - Ты поднимай, а я буду придерживать поврежденные руки и ноги.
  Погрузили быстро. Майка и Чалтан едва дышали, но дышали, а Чалтан иногда даже стонал. Оба были без сознания, но это и к лучшему, не чувствовали боли и тряски. На быстрое перемещение Турм не был рассчитан. Он двигался на своей предельной скорости, не быстрее бегущего человека. Хорошо хоть, от поклажи всех избавлял, а теперь и раненых вез.
  Скорее нужно убраться с этого места, от этого стада, от того непонятного, что испугало несущихся быков. Затем остановятся и что-нибудь придумают. Хотя бы осмотрят раненых. Талик тоже не подавал признаков жизни, хотя, скорее всего, находился в обычном для него теперь забытьи.
  Гавел что-то кричал, но Радко не понимал, что он хочет, все заглушал какой-то новый свистящий шум. Он раздавался как будто сверху, и вскоре заглушил все остальные звуки. Наконец Радко увидел его источник. Над ними быстро неслась огромная не то птица, не то стрекоза, невообразимого размера. Именно она так шумела.
  Радко обернулся, в поисках Гавела и увидел, что он лежит неподвижно, а из его шеи торчит короткая стрела, такая же какие Чалтан видел, когда был у орков в плену. Крови под ним было немного, но была, а значит, он ранен. И тут показались те, кто ранил молодого шамана. К ним бежали орки, много, несколько десятков. Такие же, как те, которых они уже видели. Но теперь и они видели людей. Нечего было и думать убежать от них с ранеными на телеге, да и Гавела еще нужно подобрать.
  
  Свистящая птица, вдруг начала падать почти на Радко, но перед самой землей резко затормозила и плавно опустилась на свои тонкие ноги. В ее боку неожиданно открылась дыра, и оттуда выбежали два человека в блестящей одежде. Один очень быстро побежал навстречу оркам, а другой к Гавелу.
  Радко схватил копье и бросился на защиту раненого шамана, но добежать не успел. Его опутало какой-то тоненькой ниткой, и он упал прямо в пыль, связанный ей по рукам и ногам. Единственное, что ему удалось, это повернуться лежа на земле, чтобы бессильно наблюдать, как разворачиваются события.
  Удивительно, но толпа орков остановилась, перед одним единственным человеком.
  Он что-то им крикнул. Один из орков, вероятно вожак, ответил ему. Человек еще что-то сказал им, совсем короткое, а затем повернулся и подошел к Радко.
  - Вы хотите вернуться к оркам? - Спросил блестящий человек. - Они говорят, что хотят вас вернуть.
  - Нет, мы не хотим - ответил Радко. - Орки угнали наше племя, убили стариков, а сейчас ранили Гавела.
  - Хорошо, я понял - ответил блестящий человек и снова пошел говорить с орками.
  Радко не понимал, на что он надеется, один против трех десятков вооруженных орков. Как могут драться орки, Чалтан рассказывал, да он и сам видел. Даже если второй блестящий человек поможет ему, то все равно они не справятся с целой толпой.
  Но орки явно боялись нападать даже на одного. Он что-то крикнул им. Они повернулись и пошли назад, не делая никаких попыток напасть. Радко глазам не верил. Они испугались одного человека.
  Блестящий человек снова пошел к нему и спросил:
  - Если я тебя развяжу, ты не будешь на меня кидаться со своим оружием?
  - Нет! - Ответил Радко.
  - Вижу, не обманываешь, но я все же его от тебя уберу пока. Не бойся, я отдам, просто опасаюсь, чтобы ты сейчас чего-нибудь не натворил - пообещал он и ушел к повозке.
  Он собрал все оружие, кроме того, что было спрятано в Турме. Радко отметил это обстоятельство, но радовался он зря. Блестящий человек как будто читал его мысли.
  - Я вижу, ты где-то прячешь еще оружие, но надеюсь, у тебя хватит ума не доставать его. Поверь, все опасности для вас всех уже закончились, сейчас их Величество немножко подлечит раненых, а ты поможешь мне занести их в вертолет.
  Радко кивнул, не до конца понимая, с чем соглашается и нитка, которой он был связан, внезапно исчезла, и он снова стал свободен. После этого он вдруг ощутил, что полностью верит блестящему человеку и спросил:
  - Что нужно делать?
  Второй блестящий человек, оказавшийся молодой женщиной, поднял на руки Гавела и понес его в летающий дом или как там они его назвали, вертолет. Радко в уме несколько раз потренировался выговаривать это новое длинное слово.
  - Ты можешь заставить его двигаться? - Спросил первый блестящий человек, показывая на Турма.
  Радко кивнул, и сразу же в вертолете открылась другая дыра, соединенная наклонным мостиком с землей.
  - Давай скажи ему, чтобы заползал сюда по пандусу - человек показал на наклонный мостик.
  В их вертолет поместился и Турм, и телега, и еще осталось много места. Там стояли стулья, такие же, как на станции, где осталась Маська.
  - Мы сейчас полетим по воздуху в вертолете, ты, пожалуйста, не пугайся - сказал Радко блестящий человек. - Можешь посмотреть в окно, привыкнуть немного, а потом поговорим. Нам долго лететь.
  Снова раздался свистящий и стрекочущий шум, не такой громкий, как снаружи, и Радко увидел в окно, удаляющуюся вниз землю. Они как-то сразу оказались очень высоко. Он вспомнил, как они с Таликом забирались когда-то на вершину Дымящейся горы и смотрели оттуда на лес внизу. Через некоторое время к нему подсел блестящий человек.
  - Давай знакомится - предложил он. - Я Фарид, старший нукер отряда личной гвардии его величества султана Махамбута. Можно называть меня, просто Фарид.
  - Ее Величество султанша Дансая, Пресветлая госпожа Майра - Фарид показал на женщину - она разрешает называть себя просто Майра, или госпожа Майра. Главная здесь именно она.
  - Как обращаться к тебе и кто вообще ты такой?
  Тем временем Майра одела всем раненным на руку, какие-то тоненькие колечки. Зачем-то положила каждому руку на лоб, довольно долго постояла рядом, а затем, по-видимому, удовлетворенная результатом, подошла к Фариду с Радко и сказала то, чему следопыт никак поверить не мог.
  - Ну, все, угрозы я ликвидировала, Тома будет мной довольна - и, обращаясь к Радко, добавила. - У одного из Ваших друзей ампутирована кисть руки и повреждена щека, на их восстановление уйдет больше месяца, примерно сорок, сорок пять дней. У девочки раздроблены несколько костей ноги, ее восстановление тоже займет довольно долгое время. Настраивайтесь на такой же срок, больше тридцати дней. А тот мужчина, который с раздробленным плечом и ногой, будет лечиться дней шестьдесят, если не больше. У него еще несколько ребер поломано, легкие пробиты во многих местах и еще много чего повреждено. Но все исправится. Мальчик уже через сутки сможет встать. Стрела удачно прошла, только кровь вытекла немного, а больше ничего. Но возможно придется и ему полежать. Но, дней пять не больше.
  - А как Ваше имя? Кто Вы и откуда?
  - Мое имя Радко, я следопыт и охотник племени Яапов. - Вы их, правда, вылечите? А у Талика рука вырастет и щека заживет?
  
  Часть вторая.
  
  Глава 1. Снова орки.
  
  Первый советник султана, господин Дархан впервые оказался в только что отстроенной резиденции Совета Союза.
  Долгое время не могли выбрать места для этого надгосударственного органа. Не хотелось размещать его в городах стран, входящих в Союз. Это лишний повод для ревности глав государств, народы которых и без того с трудом преодолевали вековое недоверие друг к другу.
  Всех устроило предложение Гетруса, поместить Совет в Мируме. Городе-государстве, формально не входящем ни в одну из больших стран участниц Союза.
  Дворец Совета поражал воображение каждого, кто впервые его видел. Он сразу стал предметом гордости жителей Мирума. Прямо в нем открывался вход новой станции метро, первой, построенной уже не Древними, а продолжателями их дела.
  Глен, Ильва и Хром и другие маги, потратили два года на изучение возможностей фабрики нанороботов, чудом уцелевшей от Древних. Именно она позволила построить новую станцию там, где было нужно сейчас, ныне живущим, а не пользоваться только теми, что остались от Древних.
  - Рад приветствовать Вас, господин Дархан - раздался за спиной знакомый голос.
  - Приветствую, господин Димитрий. Я тоже очень рад видеть Вас в добром здравии - поклонился в ответ Дархан.- Восемь лет срок вроде и не большой, но событий произошло столько, что та аудиенция, где нас впервые представили, мне кажется, была в какой-то другой жизни.
  - Та жизнь и была другой - философически заметил бывший глава тайной службы Империи, а ныне министр полиции Империи.
  
  Вот уже скоро шесть лет, как во всех государствах, входящих в Союз, функционировала полиция. Она было создана по образцу полиции Древних. Материалы по принципам ее устройства и функционирования, отыскались в библиотеке Пальмеры.
  После того, как членами Клана Рысей оказались самые настоящие Древние, многое в устройстве таинственной цивилизации Древних получило объяснение. Несколько лет потратили руководители государств на понимание того, чему теперь учат в школах каждого из государств Союза. И дети, и взрослые, постепенно постигали простую истину. Править должны законы, а не люди. Венцом этого понимания и стала новая структура государств Союза.
  Поначалу дикой казалась сама мысль о том, что и стража и армия подчиняются закону, бумажной инструкции. Словам, написанным в строках неких документов, а вовсе не приказам начальников. Но постепенно, почти все структуры государств, входящих в состав Союза были преобразованы к единому образцу. Не тронули лишь второстепенные службы, такие как, например, мировой суд, который в каждой из стран функционировал по-своему.
  На многоженство в ханстве и султанате, так же никто не покушался, ввели лишь ограничение на наказания в семье. Теперь муж не имел права выгнать жену на улицу, а жена не могла поставить на вид старейшинам измены мужа. Зато она могла пожаловаться на побои, полученные во время семейных конфликтов.
  Арнол и Полак потратили много времени на объяснение того, что не стоит ломать обычаи, особенно те, которые затрагивали религиозные представления и частную жизнь семьи. Но такие вещи как рабство, кровная месть, пытки и некоторые другие наиболее дикие обычаи, искоренялись жестко. Тем более что это находило полное понимание, как руководства, так и наиболее образованной и влиятельной части населения каждой из стран Союза.
  По сути, то, на что Древние потратили века, в Союзе прошли менее чем за десятилетие. И если в глухой провинции жизнь почти не изменилась, то в городах люди постепенно стали привыкать к равенству всех перед законом и фактической отмене сословий. А главное, поверили в то, что полиция действительно стоит на страже порядка и закона, который стал одинаковым для всех.
  Так как государства фактически слились, и тайные службы перестали заниматься разведкой на чужих территориях. Их опытные агенты и дознаватели, заняли соответствующие должности в сыскных подразделениях полиции. А командиры диверсионных и разведывательных отрядов перешли во вновь созданный десант объединенных вооруженных сил Союза, у которых остался единственный внешний враг, Орки.
  
  - А что Вас привело сюда, если это не секрет конечно - спросил Дархан, нынешнего министра полиции Империи.
  - Пока не знаю, но думаю то же, что и Вас. Приглашение Пресветлой Тины, на какое-то важное совещание - ответил Димитрий.
  - Верно - кивнул Дархан. - Думаю, что это связано с активностью орков. В последнее время их набеги стали особенно частыми.
  Совещание, действительно было посвящено оркам. Приглашены были все начальники полиции каждой из стран Союза. Включая Нову, которой нападения орков не грозили.
  Руководство заокеанской страны, само настояло на участии своих людей во всех силовых операциях на восточном континенте. Оно справедливо полагало, что лишний опыт им не повредит, к тому же ощущало себя в долгу за фактическое спасение своей страны и от векового рабства у Великого Жреца, и за ликвидацию эпидемии восемь лет назад.
  
  Теперь для проникновения на территорию стран Союза, орки, не считаясь с затратами времени и сил, копали длинные тоннели под поверхностью земли и просачивались по ним целыми отрядами. Они накапливали силы в укромных местах на территории стран Союза, а затем, нападали не только на деревни, но и на небольшие города.
  - Позвольте - задал вопрос Димитрий. - Но даже один десантник, справится с целым отрядом орков. Как же им удается брать города?
  - А вот на этот вопрос, ответит, хорошо известный всем присутствующим, начальник "Союзного сыскного бюро".- Тина жестом пригласила молодого человека на трибуну.
  Вильям подробно рассказал о новой тактике орков на территории стран Союза. Они захватывали десятки и сотни совершенно случайных людей и, шантажируя их жизнями, заставляли платить немалый выкуп металлами, материалами и, естественно, золотом.
  Как оказалось, напрасно переговоры с главарями орочьих отрядов поручили военным. Армейское руководство оказалось совершенно не готово к борьбе с такими методами. Можно было окружить, взять в плен, уничтожать. Но жизнь десятков заложников делало все это бессмысленным. Полицейские же, которые сталкивались в своей работе с чем-то подобным, вообще ничего не знали о деталях операции, потому что армия сразу же блокировала орков с захваченными заложниками и выгоняла оттуда всех посторонних, на взгляд командования, людей.
  - Орки догадались до тактики террористов Древних - вставил реплику с места Арнол. - Все это стало возможным только в последние годы. Вряд ли прежний хан, например, поставил бы жизни заложников, выше цены выкупа.
  - Многие военные, не понимали и не понимают, почему мы не можем перебить орков во время нападений и отпугнуть их от дальнейших попыток проникновения через границы - вновь продолжил Вильям. - Пока таких захватов было три. Все три на территории ханства, поэтому и остались неизвестны полиции других стран. После каждого из них, орки честно отпускали всех захваченных заложников. Это убедило всех, что если откупаться, то заложников не тронут.
  - Да, это самая разумная тактика - подтвердил Димитрий. - Убивать орков не имеет никакого смысла. По их верованиям, смерть от руки врага переносит орка в счастливые земли или степи, не знаю точно, как там это у них называется. Гибель отряда их не остановит, нападения будут продолжаться, только заложников станут брать больше и не всех отпускать живыми.
  - Вот мы тоже так подумали, а Ваши слова убеждают, что рано ликвидировать секретные службы - вновь взяла слово Тина. - На последнем заседании Совета Союза, главы всех государств единогласно решили воссоздать такую службу, но не для каждого из государств, а единую, под эгидой Союза.
  - У нас уже создана Союзная полицейская служба, известная вам всем как "Союзное сыскное бюро", а теперь нужно создать и "Союзную секретную службу", которая займется разведкой в орочьих каганатах.
  - Но я не представляю, как заняться там разведкой - возразил Димитрий. - Среди орков невозможно скрыться человеку. Орки слишком сильно отличаются от людей. Как замаскировать своего человека?
  - Давайте решим, кто войдет в новую структуру, и определим ее начальника - предложила Тина. - Пусть у него и болит голова, как шпионить в каганатах.
  - Мы всех присутствующих, знаем - взял слово Арнол. - Предлагаю каждому написать ту кандидатуру на должность начальника, которую он счел самой подходящей. Так мы, по крайней мере, узнаем настроения присутствующих.
  Результаты голосования, если кого и удивили, то лишь единодушием. На всех бумажках было написано одно имя, Димитрий.
  - Я предложил сам себя - с улыбкой покаялся бывший глава тайной службы Империи. - Ну что делать, не могу я в полиции, а вот в тайной службе мне самое место. Рад, что остальные думают так же.
  - Ну, тогда двух мнений быть не может - подвела итог Тина. - Я уже обменялась ментальными сообщениями с постоянными членами Совета. Ни у кого из них, нет возражений против предложенной кандидатуры.
  - Поздравляю Вас, господин Димитрий и приступайте к новым обязанностям. Хотя, я бы вместо поздравлений, скорее посочувствовала Вам. Воевать с орками, занятие не из приятных - продолжила она и, обращаясь к присутствующим добавила. - Господа, прошу понимания момента. Думаю, не нужно сильно противиться оттоку квалифицированных кадров в новое подразделение. Ведь в свое время свой штат вы все частично формировали из штата секретных служб. То есть сейчас, просто вернете старые долги.
  - А Вы, господин Димитрий, надеюсь, также проявите понимание и не станете обескровливать следственные подразделения полиции - вновь обратилась она к только что избранному главе новой секретной службы.
  На том и завершилось совещание, которое, впрочем, уже неофициально, продолжилось до позднего вечера в кулуарах Дворца Совета Союза.
  
  За последние годы, "Интернат для особо одаренных детей", так теперь назывался интернат Гиномов, разросся раз в десять и по площади и по количеству детей, в нем обучавшихся. По предложению Тины, его новые корпуса разместились на природе, в пригороде Столицы, примерно там же где размещалась столичная резиденция Клана Рысей. Так, чтобы станция метро оказалась в непосредственной близости от входа главное здание интерната.
  Именно там и ждала свою давнюю подругу Кайсу, ее Величество, султанша Дансая, Пресветлая госпожа Майра. Они не виделись больше месяца. Кайса была чем-то сильно занята, на вызовы иногда не могла ответить и вечно куда-то спешила. В конце концов, Майра настояла на встрече в самой категоричной форме. Ее доводы были неопровержимыми, а логика несокрушимой.
  - И я, и ты окажемся в интернате в день начала занятий. Или ты с Гленом не поведешь дочь на первое занятие в интернат? Я тоже там буду с Махамбутом, мы поведем своего Далика в тот же класс, где они вместе с вашей Кларой будут учиться. Там и встретимся, когда закончатся приветственные речи. Махамбут загорелся устроить всем детям настоящий южный пир, по случаю первого дня занятий. Вот пока он им занимается, мы с тобой и поговорим. Расскажешь мне, чем это ты вдруг оказалась так занята.
  Когда подруги оказались свободны от дел, они решили прокатиться в Столицу. Благо метро было в двух шагах от них. Знаменитое столичное кафе "Лакомка" на набережной, тут же предоставило столь знатным клиенткам свой лучший кабинет с видом на залив.
  - Ну, давай рассказывай, что делаешь - потребовала Майра.
  
  Как оказалось Кайса и еще несколько их подруг из клана, включая и самую близкую, Нивею, были заняты составлением карты стойбищ орков в степи. Кроме того, решили посчитать и примерную численность степного народа. Их попросила об этом сама Тина в порядке помощи Димитрию на первом этапе. Пока он воссоздавал секретную службу, и обучал людей, решили начать работу силами свободных Рысей.
  Можно было обойтись и без них, конечно, но Тина с Иликой и Ваном хотели сами проникнуть в суть дела и представить себе масштаб опасности. Да и значимых дел, связанных с реальными опасностями, к которым так привыкли Рыси, больше не было.
  После завершения кругосветного плавания "Кракена" и ликвидации эпидемии на Нове, девушки клана совсем заскучали. Караваны охранять не требовалось, маги из созданной полиции свели риски покушений практически к нулю. Так что с охранной деятельностью Рысей, пришлось распрощаться.
  Тину, с одной стороны радовало то, что жизнь во всех странах Союза стала, практически безопасной, но она понимала и девушек клана, которые тосковали по былым временам и живым делам. Вот она и уцепилась за возможность и Союзу помочь и девушек занять.
  
  - Тина говорит, что это сейчас самая главная угроза Союзу - закончила свой рассказ Кайса.
  - А мне, почему не сообщили ничего - возмущалась Майра.
  - Ты же теперь "Ваше Величество", вот и постеснялись - оправдывалась Кайса, все же чувствуя за собой вину. - Да и дела у тебя с санаторием и детским курортом на побережье. Вот тебя с Томой и не посвящали в эти военные подробности.
  - Ну да, как будто для тебя, я тоже недосягаемая "Ваше Величество" - съязвила Майра. - Завтра же присоединяюсь к вам. По карте вы еще северные земли не исследовали, вот я туда и полечу.
  - А что скажет твой султан? - С некоторым ехидством в голосе спросила подруга.
  - Султан на то и мой, чтобы говорить то, что хочется слышать мне - отрезала Майра, сама впрочем, не до конца уверенная, что дело обстоит именно так.
  Неожиданно для всех, Махамбут проявил понимание, желанию жены вспомнить боевую молодость. Настоял только на том, чтобы ее во всех операциях сопровождал Фарид, старший нукер его личной гвардии. Вначале речь шла о целом отряде гвардейцев, но по размышлению ограничились одним человеком. Тем более что страхов особых и не было. Летать в вертолетах над степью, на недосягаемой для орков высоте, не представлялось столь уж опасным делом.
  - Ты там сам смотри - неопределенно напутствовал своего нукера султан, и продолжил в витиеватом стиле. - Будь уверен, что если спасешь ее жизнь, моя благодарность, перевесит ее гнев на тебя за непослушание.
  Фарид, боготворил свою госпожу. В этом он был солидарен с каждым жителем султаната. В стране абсолютно все считали Майру эталоном красоты, милосердия, ума и справедливости. Именно она, всего за восемь лет, обустроила сеть лечебниц для жителей султаната. Часто сама занималась лечением больных. Не взирая, на сословную разницу, тратила свое время и силы, спасая жизнь какого-то бродяги.
  Кроме того, вместе с первым советником султана, господином Дарханом, покровительствовала театрам, школам и открыла подготовительное отделение Университета в пригороде Бахарада.
  Все граждане султаната признавали, что более достойной правительницы в стране не было никогда. А если и были такие, кто думал иначе, то вряд ли хоть один из них рискнул бы вслух высказать свои сомнения, страшась вовсе не наказания султана, а скорее, презрения соседей.
  
  И вот уже неделю вертолет со знаками двора султаната Дансай, методично утюжил воздушное пространство, далеко за горными хребтами на северо-западе от Города Призраков. Орков там видели, но вот жили они там или только появлялись, Майра пока не поняла.
  Зато стал более понятен источник пропитания такого количества орков. Оказывается, в глубине степей встречались такие стада диких быков, что даже с вертолета край их терялся в дымке на горизонте.
  Охоту орков, неоднократно видела и Майра с Фаридом и экипажи остальных вертолетов, между которыми постоянно поддерживалась ментальная связь.
  - Да, при таком количестве вольно бегающего мяса, держать домашний скот и не нужно - говорил Полак, глядя на ежедневные сводки результатов воздушной разведки. - Вынужден изменить, свои оценки количества орков, которое способна прокормить степь.
  
  Сегодня Майра с Фаридом долетели до берега моря на севере. Туда, пожалуй, никто из Империи никогда не добирался. Приписывать это себе в заслугу, никто из них не собирался. Не великое геройство, добраться до моря в комфортабельном вертолете, который даже ручного управления не требует.
  Картина северного моря потрясала своим величием. Они даже полетали немного над темными волнами, но вскоре Фарид вежливо, но очень категорично, настоял на возвращении к берегу. На Майру тоже произвела впечатление картина охоты, выпрыгнувшей из воды, гигантской хищной рыбы.
  - Как вам морская живность?! - С восторгом спрашивала она Арнола и Тину, после демонстрации фильма об этой охоте. Его автоматически снял бортовой комп вертолета.
  - Вы только пока Махамбуту не показывайте это - спохватилась она. - Я потом сама ему покажу.
  - Да уж догадываемся, что мужу, могут и не понравится такие полеты - понимающе кивнула Тина. - Ладно, не бойся, не скажем. Но все же не нужно больше залетать так далеко в море. Вертолет штука надежная, но мало ли что.
  - А в теплых водах, мы ни разу не видели таких громадных морских хищников - удивлялся Арнол. - Может их "Кракен" пугал?
  Майра пообещала, что больше не станет залетать в море и отключилась. Ее внимание вновь захватило громадное облако пыли внизу.
  - Они как-то чуют, куда нужно бежать - сказал Фарид, глядя сверху, на стадо животных. - Больше суток бегут, а как только находят свежую траву, все стадо ложится на нее отдыхать, а затем выедает всю за несколько дней.
  - Тебе сделать газированной воды? - Спросила Майра.
  Сама она поглощала этот напиток, в огромных количествах. Арнол как-то посетовал, что тут нет даже простой газировки. Глен насел на него с вопросами, что это такое и потом вместе со своим другом и коллегой Валери, научились делать такой напиток и даже сделали устройство, для его производства в любых количествах. Со временем он стал любимым напитком всей детворы в странах Союза.
  - Я и говорю, всей детворе он нравится - как-то заметила Тина на признание Майры, что она его тоже очень любит.
  - Ваше Величество, посмотрите, что за чудной экипаж - подозвал ее к обзорному экрану Фарид, внезапно позабывший об этикете настолько, что даже оставил без ответа вопрос своей повелительницы.
  Внизу, почти на горизонте, действительно двигалось нечто совершенно необыкновенное. При максимальном увеличении, на экране разворачивалась фантастическая картина. Какой-то блестящий шар, тянул на тросе телегу, похожую на ту, в которой крестьяне Империи возят сено и продукты. На телеге лежал человек, а рядом сидел то ли ребенок, то ли просто маленький человек. Вслед за экипажем, пешком, шли еще двое, по-видимому, мужчин и ребенок или тоже маленький человек. При таком качестве картинки не рассмотреть.
  - Это люди! Не орки! Как же они так далеко забрались? - Удивилась Майра. - Интересно, они видят, что идут наперерез бегущему стаду?
  - А вот там орки - показал Фарид на другой экран. - Готовятся к большой охоте. У них вон и телеги для перевозки туш. Судя по количеству, готовятся забить несколько десятков быков.
  - Остановились - Майра продолжала следить за странной повозкой. - Да он ранен! Тот, что лежит на телеге. И тяжело ранен! Они уже ближе, я ауру различаю.
  Неожиданно блестящий шар остановился. Один из идущих рядом с повозкой мужчин подошел, взял лежащего на руки, и зачем-то отнес на несколько шагов в сторону. Маленький человек с повозки, соскочил с нее и побежал к скалам, по-видимому, решив, что там безопаснее будет переждать проход стада.
  - Их шар слушается - удивленно отметила Майра. - Похоже на технику Древних, такую же, как танк или "Кракен".
  Тем временем, орки подожгли на пути стада, заранее заготовленную сухую траву и напуганные огнем и дымом животные круто повернули почти под прямым углом. Они намеревались пробежать как раз между блестящим шаром и той группой скал, за которыми решил укрыться маленький человек.
  - Не успеет! - ахнула Майра. - Фарид, чуть притормози полет, а то стадо еще и от нас шарахнется. Может их растоптать. Потом подлетим ближе.
  Орки добивали животных, которые падали, не вписавшись в поворот. Судя по той сноровке, с которой у них это получалось, это были профессиональные охотники. Тех быков, которые поднимались, они били из больших арбалетов, по ногам, а когда животные падали, добивали их длинными ножами и копьями.
  На помощь к маленькому человеку бросился один из идущих рядом с повозкой, догнал, подхватил за руку и буквально понес назад, но все же не успел. Один из быков сшиб их на землю, где те и остались лежать без движения. К ним подбежали оставшиеся двое, они успели положить раненого на свою повозку. Затем, осторожно отнесли туда, вначале маленького человека, а затем и большого. Сразу после этого, блестящий шар пришел в движение и довольно бодро потянул всю эту странную конструкцию в сторону от стада и от орков.
  Но было поздно. Орки их заметили и начали стрелять. Отставший от повозки маленький человек упал в пыль и не поднимался. Блестящий шар отвозил оставшихся в сторону со скоростью, гораздо меньшей, чем бежали орки.
  - Фарид, сажай вертолет между орками и раненым, мы успеем - крикнула Майра, и вертолет, заложив очень крутой вираж, почти вертикально начал снижение.
  - Останови орков, а я к раненому - приказала Майра.
  Теперь стало видно, что это мальчик примерно двенадцати лет. Арбалетный болт на излете пробил ему плечо, близко к шее, но, судя по ауре, рана была не смертельной, хотя и далеко не безобидной. Пришлось связать бросившегося ей на встречу товарища мальчика, единственного кто остался цел из всей этой странной компании. Объяснять было некогда.
  - "Орки утверждают, что это их люди" - пришло ментальное сообщение от Фарида. - "Но что-то мне не верится. Разве по своим стреляют из арбалетов?"
  - "Спроси у того, которого я связала" - ментально ответила Майра. - "Он совершенно цел, я его связала, чтобы не мешал мне, защищая своего раненного".
  Судя по тому, что орки не сделали даже попытки напасть на Фарида, они знали какую опасность, представляют люди в блестящей одежде, летающие на вертолетах. Пока Фарид разбирался с орками, а затем с уцелевшим человеком, Майра слегка подлечила мальчика и на руках отнесла его в вертолет. Фарид, тем временем, тоже успел погрузить и блестящий шар, и повозку с ранеными в вертолет. А еще через некоторое время, они оба слушали рассказ Радко, о необыкновенном путешествии по совершенно нехоженым местам.
  
  Глава 2. Пробуждение.
  
  Гавел хорошо помнил, как догонял Турма, как кричал Радко, что видел орков, когда те бежали за стадом. Затем его что-то ударило в спину, и земля, покрытая сухой травой, вдруг оказалась прямо перед глазами. Он еще удивился, трава-то, откуда взялась?
  А сейчас травы не было. Не было и степи, бегущего стада, орков. Все было белым, чистым и очень ровным. Он лежал на кровати в комнате, такой как там, на станции, где осталась Маська.
  Гавелу, вдруг стало невыносимо, лежать неподвижно. Тело требовало движения. Такой бодрости и свежести он в себе давно не ощущал. Все последние дни он очень уставал. Усталость накопилась сверх всякой меры, а сейчас спать совсем не хотелось.
  Он сел, осмотрелся. Кровать походила на ту, что была в его комнате на станции, но не точно такая. Значит он не на станции. А где, интересно?
  - Господин Гавел - раздался женский голос, так неожиданно, что мальчик вздрогнул, - первичный курс Вашей реабилитации после ранения завершен. Дальнейшие преобразования организма, возможны только в Медицинском центре. Свою диагностическую карту, можете получить в любом терминале глобальной сети.
  Гавел слушал с открытым от изумления ртом, не понимая и малой части того, что ему сообщала эта невидимая женщина.
  - Ты где? - Спросил он, наконец.
  - Не понимаю Ваш вопрос - ответил женский голос. - За справками, советую обратиться в информационную службу города. Или к господину Салеху. Его Вы найдете в здании администрации города.
  - Чего?
  - Проходите в открытые двери - сообщила невидимая женщина, по-видимому, отчаявшись что-либо объяснить ему.
  В стене белой комнаты, действительно, открылась дверь. Через нее, Гавел вышел в другую, тоже белую комнату. Дверь за ним тут же закрылась, но, сразу после этого, прямо перед ним открылась другая дверь, уже на улицу, а на улице, на каменной дорожке, стоял Радко.
  - Гавел, выходи. Пойдем кушать - позвал он Гавела и заулыбался.
  - А где Майка, Чалтан, и Талик? Они же ранены? Что с ними?
  - Они долго еще болеть будут. Пока здоровы только мы с тобой. Мы все же дошли до тех людей на юго-западе!
  - Ну, пойдем, я тебя уже с утра тут жду - Радко жестом, еще раз, пригласил его за собой.
  В таком месте Гавел еще не был. Он помнил картинки стойбищ древних людей на экранах станции. Маська объясняла, что назывались городами.
  - Это город? - Спросил Гавел, когда они вышли на середину большой поляны, выложенную ровными камнями. - А это площадь, как в городах древних людей? А вот там улицы и вокруг дома?
  - Да - коротко ответил Радко. - Я тут уже восемь дней живу. Гулял по их городу, пока ты болел. Он называется "Город Призраков" Здесь вообще оружия не нужно и еды любой полно Они говорят, что здесь безопасно.
  - Кто они?
  - Майра с Фаридом и еще Тина, она тут вождь. Но называется по-другому. Майра тоже вождь, но не тут.
  - А может Майра и шаманка - усомнился он в собственных словах, после небольшой паузы. - Тут не разберешь, кто шаман, кто вождь, а кто простой воин или охотник. Воины они вообще тут все, а охотников я не видел, но они точно где-то есть.
  - А еще они обещали, что у Талика рука вырастет в точности как была. И щека заживет, даже без шрама. И Майка с Чалтаном будут совсем здоровы. К ним не пускают меня и вообще никого. К тебе тоже не пускали. Говорили, когда будешь здоров, сам выйдешь. Я беспокоился, а ты и правда, сам вышел. Они тоже выйдут сами, но им долго еще лечится.
  - Непонятно говоришь.
  - Я тоже не все понимаю - пожаловался Радко. - Ты уж сам понимай, может и мне объяснишь.
  - Это Майра с Фаридом нас спасли и привезли сюда. Пошли, потом сам поговоришь с ними. Почти пришли уже. Идем за мной.
  Они долго шли по огромным комнатам. На станции Гавел удивлялся, как это могут быть такие просторные жилища. Но по сравнению с этим жилищем, вся станция была совсем маленькой, если, конечно, не считать круглого тоннеля. Наконец пришли в очень красивую большую комнату. Зал, как объяснил ему Радко. На его пороге их встретила девушка.
  - Здравствуй Радко - поздоровалась она с охотником. - А Вы, по-видимому, Гавел. Здравствуйте.
  - Меня зовут Фани. Мне поручено накормить вас и поселить Гавела, рядом с Вами - она посмотрела на Радко. - Больше никаких дел у вас на сегодня не будет, все дальнейшие разговоры продолжаться через несколько дней, а пока гуляйте по городу и осваивайтесь.
  
  За обедом, Гавел заслушался Радко, который говорил, говорил и все не мог выговориться. Пока лечили Гавела, он успел побывать и на море и под водой, и на островах. А едой угощали такой, что он даже догадаться не мог из чего она.
  - Я тут все время ем и ем - пожаловался он Гавелу. - А на охоту ни разу не сходил. Да здесь и не нужно, еды, всякой полно.
  - Ты вот эти фрукты попробуй - он подвинул Гавелу, огромную вазу с незнакомыми плодами от которых исходил изумительный запах.
  - А их племя большое? - Спросил Гавел, ловя ртом капли сока с сочного желтого плода.
  - Ты не поверишь. Очень большое. У них четыре больших и два маленьких племени. Они недавно объединились в одно, и назвали его Союз - начал объяснять Радко.
  - А маленькие, это как наше? - Спросил Гавел, не в силах прервать поглощение чудесных плодов.
  - Самое маленькое, раз в сто больше Яапов, а большие, даже не знаю какие.
  - Ты что-то напутал - Гавел даже перестал кушать и глубоко задумался. - Как править такими большими племенами? Даже имена всех людей не запомнишь.
  - Ну что я тебя обманывать буду - обиделся Радко. - Сам потом спроси у них. У них тут тоже есть шаманы, только называются они магами. Их много, сам потом увидишь.
  - И еще знаешь, тут иногда рыси прямо по городу ходят - добавил Радко. - У старейшин их племени, была когда-то давно ручная рысь, они даже свое племя по ней назвали. И теперь многие тоже хотят иметь дома рысь. Так что ты не пугайся, эти рыси тут никого не трогают, только дай им себя понюхать.
  Как бы в подтверждение его слов, в зал открылась дверь и вошла уже знакомая Гавелу Фани, в сопровождении мальчика и девочки, примерно одного возраста с Гавелом, а так же огромной рыси, бесшумно ступавшей за ними.
  - Здравствуйте - хором поздоровались они с Радко и Гавелом. - Вы Гавел, наверно.
  - Да - ответил Радко вместо немного стушевавшегося мальчика. - Гавел, это Рик и Джули, а рысь зовут Дафна.
  Рысь подошла к Гавелу и внимательно обнюхала его, по-своему здоровалась с ним.
  - Наши родители сейчас заняты, тетя Тина и тетя Майра тоже, и нам поручили вас развлекать, все объяснять и показывать. Спрашивайте все, что непонятно и не стесняйтесь - скороговоркой проговорил Рик.
  - Гавел, ты уже поселился в свои комнаты - как будто пропела Джули вслед за ним.
  - Нет - ответил Гавел. - Я потом туда пойду. Давайте посмотрим что-нибудь.
  
  Они ходили весь день. Гавел, наконец, увидел море. Он долго смотрел на него с высоты смотровой площадки Столицы. Как правильно они сделали, что не стали переплывать ту реку, которая и оказалось морем. Все равно пристали бы к тому же самому берегу, а до другого берега на лодке не доплыть. Их даже прокатили по морю. На специальной, очень большой лодке, которая называется корабль.
  - А что такое океан? - Гавел, наконец, нашел, кому можно задать давно интересовавший его вопрос.
  - Океан, это просто большое море - ответил Рик. - Во много раз больше, чем то, по которому мы сейчас плывем. В него можно из любого моря проплыть. Вода в океане тоже горькая и соленая.
  Затем он пообещал, что покажет им и дно моря, но потом, с другого корабля. Гавел не понял как это можно, но поверил. Удивляться и сомневаться, все равно уже не было сил. Домой вернулись почти ночью.
  Гавел и Радко еле волочили ноги, даже ужинать не стали, а Рик с Джули нисколько не устали. По крайней мере, их усталость была совершенно незаметна.
  На следующий день все повторилось, но в другом городе. Где-то очень далеко, как сказала Джули, в том племени, где вождем или шаманом была Майра.
  - Я не понял, кто она, шаман или вождь - Гавел попросил Джули, подробнее объяснить.
  - Она жена султана, вождя, по-вашему - объяснила девочка. И сама врач, или целитель. В общем, лечит всех. Наверно, все же шаман.
  Потом они пошли туда, где делают летающие машины. Гавел очень завидовал Радко, потому что тот уже успел полетать. Он, конечно, тоже летал, но был тогда ранен и вообще ничего не видел и не помнил.
  Дамир, самый главный мастер, покатал их на "легком мотодельтаплане". Его научила делать такие машины, мама Джули, шаманка по имени Ильва, а ее папа воин, его зовут Ильша.
  - Мама самая знатная шаманка у нордов - гордо сказала Джули и объяснила. - Нордами называют наш народ.
  А потом Рик с Джули показали, как можно летать на специальных крыльях. Обещали их тоже научить, но позже, когда родители разрешат.
  - Нас мама специально предупредила, что вам пока нельзя так летать - объяснял Рик. - Мы, потом, вас обязательно научим. А чем вы занимались у себя в племени?
  Тут пришла очередь рассказывать Гавелу с Радко.
  Интереснее всего для Джули с Риком оказался рассказ о жизни в племени и их походе на юго-запад. Рассказ о станции их нисколько не впечатлил, что и неудивительно, такое они видят вокруг себя ежедневно. Зато рассказ об огромных быках и хищниках с длинными клыками их очень заинтересовал.
  - Мы в интернате проходили на уроках, что такие звери называются саблезубыми - сказал Рик. - Но они считались исчезнувшими еще до Перелома. Папа с мамой обязательно попросит вас показать, где вы их видели.
  А о ящерице на берегу и особенно той пиявке, которая укусила Талика, они вообще ничего не слышали.
  - Мы покажем, только это очень далеко идти - сказал Гавел.
  - На вертолете недалеко. За день или два, все облетим - махнул рукой Рик. - Странные существа, совсем без ауры. Не знал, что такие бывают.
  Что такое аура Гавел не знал, но отложил вопрос на потом, а вместо этого спросил. - Что такое Перелом?
  Пришлось вернуться к себе в гостиницу, где на огромном экране, Рик показал фильмы Древних о самой большой катастрофе прежнего мира. Затем объяснял увиденное ими на экране почти до вечера, а уже во время ужина, Гавел, простыми словами, пересказал его объяснение Радко.
  
  Месяц пролетел незаметно. Радко, под руководством Рика с Джули, немного научился владеть мечом. Рик пообещал, что еще полгода, и он уже сможет почти на равных соперничать с орками. Правда, рядовыми, чуть погодя уточнил он, немного остудив пыл охотника. Скорость и мастерство владения мечом самих Рика и Джули, были такими, что и тот орк, поразивший Радко в свое время, рядом с ними, казался неуклюжим увальнем.
  - Вот когда ты пройдешь преобразования в Пальмере, ты любого орка победишь и без меча - пообещал ему Рик.
  Гавел тоже времени не терял. Он дорвался до книг в библиотеке Пальмеры, нашел там и описание станции на горе Дымящейся, и объяснение ее работы, самым простым языком. Джули пообещала ему, что он обязательно все освоит. А пока не нужно огорчаться, что непонятны даже самые простые объяснения.
  - Ты же маг, Гавел. Тетя Тина освободится и всему тебя научит.
  - А сейчас хорошая новость - добавила она. - Майка полностью здорова и завтра выйдет из Медцентра. Встречайте ее завтра на выходе.
  
  В номере Майки никого не было. Радко еще раз позвал ее, но никто не откликался. Вчера они с ней прибыли из Пальмеры через Столицу. Майка смотрела на чудеса нового для нее мира круглыми глазами. Любовалась заливом со смотровой площадки и хотела успеть посмотреть все за один день. К вечеру, Радко с Гавелом от усталости на ногах не стояли, а ей хоть бы что.
  - Майку как-то уж очень хорошо вылечили - пожаловался Радко Гавелу после ужина. - Даже не верится, что я ее когда-то на плечах таскал. Она теперь выносливее меня.
  Да, Майка не просто выздоровела. Она стала неутомима. А теперь еще и исчезла с самого утра из своего номера. У Гавела ее тоже не было. Сам он только встал и привел себя в порядок, после утомительного вчерашнего похода с Майкой.
  - А где же она? - Удивился мальчик.
  Майка нашлась внизу, в холле гостиницы. Она спряталась за большим креслом и осторожно выглядывала из-за него на улицу, сквозь прозрачную стену.
  - Майка, ты чего? - Спросил Радко.
  - Там рысь! - Шепотом сказала девочка, по-прежнему прячась за креслом.
  Дафна, действительно сидела на площади, прямо перед дверью в гостиницу, время от времени зевая по-кошачьи.
  - Вот! - Майка показала рукой на кошку, не сводя с нее широко открытых глаз.
  - Майка, это ручная рысь, она тут сама ходит и никого не укусит. Ее зовут Дафна - пытался объяснить Гавел. Но девочка только молча мотала головой, наотрез отказываясь выйти.
  - Майка, я сейчас выйду сам и подойду к ней - предложил Радко. - Я охотник, мне рысь ничего не сделает.
  Его слова Майку убедили, она кивнула. Радко подошел к рыси, и Дафна ткнулась мордой ему в ладонь, не проявляя никакой агрессии.
  - Ну что пойдем - предложил Гавел.
  Майка вновь отрицательно замотала головой.
  - Он охотник, а меня она съест! - Категорично заявила она. - Мне мама всегда говорила, чтобы я к большим зверям не подходила.
  Пришлось и Гавелу выйти, на улицу и погладить Дафну. После этого Майка поверила и осторожно выскользнула за дверь, подошла к рыси и вся обмерла, пока та знакомилась с ней.
  - Вы уже вышли!- на площади показалась Джули. - Мне Дафна ментально сообщила, что вы уже на площади. Вы позавтракали?
  - Нет - Гавел объяснил обстоятельства, заставившие их выйти на площадь, не позавтракав.
  - Понятно - Джули улыбалась Майке. - Придется мне заняться тобой. Ты теперь такая же, как я. Прошла в Медцентре все преобразования. Мне тетя Майра поручила обучать тебя всему. Для начала смелости и входу в глобальную сеть.
  - Майка тоже будет слышать Откровение? - Спросил Гавел, знакомый уже с терминологией Древних. - Вот это здорово!
  - А сейчас пойдемте завтракать - поторопила Джули всю компанию, а Майку повела за руку.
  - Специально для вас, Фани приготовила сегодня морскую рыбу, чтобы вы убедилась, что она совсем не горькая, хоть и живет в горькой воде.
  
  Талик долго не мог взять в толк, где он оказался. Больше всего помещение походило на его комнату. Ту, что он получил на станции. Туда, его некогда привела Маська. Но это точно была не она. Во-первых, гораздо больше, а во-вторых, и это было самым главным, вокруг кровати было множество каких-то непонятных как будто металлических веточек и зеркало, огромное, во всю стену.
  Талак осторожно поднялся и прошел по блестящему полу. Внезапно он увидел в своем отражении, что у него и рука, и щека, совершенно целы. Охотник даже ощупал себя всего, тщательно осмотрел руку, она была на месте, и шрамов не было, а сам он ощущал себя свежим и здоровым как никогда раньше.
  - "Господин Талик, проходите в открытые двери, Вас ожидают на площади" - прозвучал голос, прямо у него в голове.
  Вначале Талику показалось, что это обычный человеческий голос, но вокруг никого не было. А следующая фраза убедила его, что голос этот все же раздается прямо в его голове. Он не мог понять своих ощущений и решил просто следовать, всему что слышит. Тем более, что в стене действительно открылась дверь, как бы приглашая его пройти. На улицу, он попал, пройдя еще несколько дверей, и увидел прямо посередине каменной площадки почти всех своих друзей. Радко звал его рукой, Гавел молча стоял и улыбался.
  - Смотри - крикнула ему Майка, которую он не сразу заметил в тени дерева.
  Она как-то особенно махнула рукой, и вдруг взлетела на самую вершину дерева, под которым расположилась вся их кампания.
  Пока Талик хлопал глазами, открыв рот от удивления, она перепрыгнула на соседнее дерево и с него по веткам допрыгала до самой земли.
  - Вот! - Похвасталась Майка.
  - Ничего себе! - Талик не мог придти в себя от удивления. Даже не обратил внимания на необычность места, в котором оказался. - Майка, ты же так не умела.
  - Да, она теперь такая - подтвердил Радко. - Мы с Гавелом за ней не успеваем. И бегает быстро и прыгает высоко, а еще по воде бегать может.
  - Здравствуйте Талик - раздался из-за его спины незнакомый женский голос. - Вы тоже так можете, не огорчайтесь.
  - Меня зовут Тома - представилась она Талику. - Я тут врач, или целитель, или шаман. Не знаю как Вам привычнее. Называйте как удобнее.
  - Вы прошли полное преобразование в Медцентре и теперь можете гораздо больше чем раньше. То существо, которое так сильно покалечило вас, теперь вряд ли смогло бы это сделать. Но возможности тела нужно осваивать, поэтому с завтрашнего дня приступайте к тренировкам вместе с Майкой.
  - Майка, с утра бери его с собой, и к Джули на занятие - обратилась она к девочке, которая, преисполненная осознанием ответственности поручения, важно кивнула ей в ответ.
  - Это что, Майка теперь будет меня учить бегать и прыгать? - Удивился Талик и вздохнул. - Дожил!
  - А ты Гавел, завтра с утра на освободившееся место Талика - сообщила Тома. И добавила, по-видимому, в продолжение какого-то прежнего разговора с ним. - Никаких отговорок, меня ждет множество других больных, и уговаривать мне некогда.
  Гавел кивнул и пообещал делать все, что она ему скажет.
  - "Это Тома. Она самая главная шаманка здесь. Ты с ней не спорь" - предупредила Майка, и Талик удивился, потому что снова, прямо в голове, услышал ее голос.
  
  Гавела, Медцентр отпустил через двадцать три дня, в один день с Чалтаном. Они встретились в холле, на выходе из здания Медцентра в Пальмере.
  - Мы снова на станции? - Спросил его Чалтан.
  - Нет, мы у тех людей, к кому шли. Ты долго болел, и только сегодня выздоровел. Пошли, нас наверно ждут Талик и Радко с Майкой. Они уже давно здоровы. Радко на твое место тут должен лечь.
  На площади их действительно ждали остальные. Майка, как всегда, хвасталась своими достижениями, а Талик объяснял Чалтану, что он теперь может так же как она, только пока об этом не знает.
  
  На следующий день в гостиницу, наконец, прибыли Майра, Тина и еще много незнакомых людей. Фарид тоже был среди них. Он улыбнулся и кивнул Радко, как старому знакомому.
  Фани провела всех в тот самый зал, где Рик показывал им картины Перелома. На этот раз ряды кресел там располагались по окружности, а в центре находился кольцеобразный стол. Чуть позже появился и он сам. Они вдвоем с Джули, скромненько сели в дальнем ряду.
  - Вон та женщина самая главная здесь - шепотом подсказал Радко Чалтану. - Ее зовут Тина. Говорят она вождь над всеми вождями остальных племен.
  - "А та, мама Джули" - украдкой показывая, но уже ментально объяснял ему Гавел. - "Ее зовут Ильва. Мне Джули показывала ее на картинке. Там, где делают летающие машины, прямо на стене висит ее картинка".
  - А вот Илика - шепотом, потому что ментально он пока не умел, просветил всех Радко. - Она тут самая почетная старейшина.
  - Какая она старейшина? - Удивился Чалтан. - Она же чуть старше меня.
  - "Да, она, правда, самая почетная старейшина тут" - ментально подтвердила ему Майка и добавила в своем сумбурном стиле, - "они тут все молодые, хоть и старые по-настоящему".
  - Вы лучше думайте, кто будет говорить с ними - перевел Чалтан разговор в деловое русло.
  - Что-то мне самому боязно. Уж слишком они ... - он так и не смог подобрать нужного слова. - Тут и Ванул с Бурсаком бы растерялись.
  - Гавел конечно - уверенно сказала Майка. - Он шаман. Я, могла бы, но еще маленькая, а вы все, вообще какие-нибудь глупости наговорите. Гавел пусть говорит.
  Сказано все это было Майкой просто, бесхитростно и так убежденно, что Чалтан даже не возмутился столь откровенным пренебрежением их способностями. Он только молча кивнул, глядя на Гавела.
  Все оказалось совсем не страшно. Рик с Джуди, уже пересказали присутствующим их историю. Кроме того, они иногда транслировали их разговоры то Тине, то Майре. Но чаще всего Арнолу, Полаку и Томе, которые оказались самыми настоящими Древними. Как такое могло быть, Гавел не мог взять в толк, но сейчас дело было в другом. Он подробно, старясь не путаться и не нарушать изложение, рассказывал историю нападения орков на их племя, и то, как они остались живы и свободны. Как нашли станцию древних людей. О Маське, которая там осталась и, конечно, о том, почему они вообще пошли искать кого-то на юго-запад.
  - Вы поможете им, освободится от орков? - Спросил Чалтан, после того как Гавел закончил свой рассказ
  - Правда, победите их - подала голос Майка. - Вы же сильные и умные.
  - Победить орков большая проблема - ответила Тина. - И дело вовсе не в их силе или количестве. Дело даже и не в их разбросанности по огромной степи. Все гораздо сложнее.
  - Орков можно уничтожить, но практически невозможно победить - добавила она и пообещала объяснить это в ближайшие дни.
  - Обязательно посетите лекцию по истории взаимоотношений людей с орками, Рик и Джуди проводят, и сами послушают, им тоже полезно будет - посоветовала она, заканчивая разговор. - Она состоится послезавтра. Я специально попросила профессора Галлея из Университета, прочесть ее для учеников интерната. Надеюсь, эта лекция, вам многое прояснит.
  
  Глава 3. Десерт.
  
  Публичные выступления Галлея, всегда имели успех. Его лекции, собирали огромную аудиторию, состоящую из купцов, ремесленников, магов, чиновников, военных любознательных детей, ученых, аристократов ... да всех и не перечислить. Говорил интересно, содержательно, заражал своим энтузиазмом всех, кто его слушал. Даже Арнол, Полак и Тома с удовольствием вникали в его интерпретации жизни цивилизации Древних, хотя, казалось бы, что нового он им может сообщить. А ведь находили нечто и для себя!
  
  Лекцию с интригующим названием "Орки - Спящая раса" неожиданно для организаторов, пожелало послушать столько народа, что сравнительно небольшая аудитория интерната, не вмещала и малой части его. Галлей негодовал.
  - Либо пусть слушают все желающие, либо я вообще отказываюсь ее читать. Лекция для любознательных людей, а не для "этих" ...
  Профессор широко развил то, что он вкладывает в понятие "этих". Содержательная сторона его пространного определения, достаточно хорошо передается терминами "лизоблюд" и "подхалим". Но эмоциональная оценка, при столь скупом изложении, начисто терялась.
  Директор интерната, приказал секретарю отвести уважаемого профессора в свой кабинет, строжайше наказав не выпускать его оттуда до тех пор, пока он не начнет говорить словами, допустимыми в стенах детского учреждения. Сам же, поспешил передать его пожеланий Тине, сохранив в них лишь общий смысл. Дословный пересказ главе Клана Рысей, слов уважаемого профессора Университета, представлялся совершенно невозможным директору интерната.
  - Вот примерно таковы требования профессора Галлея - оправдывался директор перед Тиной, словно он был в чем-то виноват. - Я даже повторить не могу, как именно он говорил. Ни разу не видел его в таком гневе.
  - А что произошло, можно узнать первопричину конфликта? - Недоумевала Тина.
  А дело было в том, что невольной виновницей неудовольствия Галлея была она сама, Пресветлая госпожа Тина.
  Позавчера, сразу после встречи с чудом выжившими детьми племени Яапов, Арнол, изъявил желание послушать лекцию Галлея. Его давно интересовало, кто такие орки, откуда они вообще взялись в мире, и кем был этот народ во времена Древних. С ним решила пойти и Тина. Затем к ним присоединились Полак с Томой. За Томой, естественно, потянулась Майра, а где Майра, там и Махамбут. Димитрий решил, что дополнительные знания об орках лишними не будут, особенно на его новой должности. Обсуждая предмет с Ваном и Иликой, он заразил и их интересом к теме орков. Естественно о незапланированной встрече руководства членов Союза, узнали и в ханстве и в Нове и во дворце императора. Толкователи придворных протоколов, посоветовали своим властителям не пропускать, столь представительного собрания, совершенно независимо от его цели.
  - Я все равно не могу понять, чем я, Илика, Майра и остальные вызвали такой гнев Галлея? - недоумевала Тина.
  - Дело не в вас. И не в главах государств. Дело в тех, кто записался на эту лекцию только потому, что там будут такие значимые особы как руководство Вашего клана, руководство Союза и оно же руководство всех значимых в мире государств - попытался объяснить ситуацию директор интерната.
  - Так и получилось, что лекция эта, неожиданно стала самым представительным международным форумом года. Шутка ли, главы всех государств Союза. Количество записавшихся на нее, превышает возможности зала интерната, его столовой и даже двора, где сейчас толпятся все прибывшие.
  - Но, самое печальное, что не попадут в зал именно ученики интерната. То есть те, ради которых и задумано мероприятие. По своему общественному статусу, ученики далеко позади Клана Рысей и любого из глав государств, каждого из которых, сопровождает многочисленная свита придворных.
  - Вот это и не нравится Галлею - сокрушенно опустил руки директор. - И я как преподаватель и ученый, его понимаю. Не дело, что дворцовые шаркуны заполняют лекционную аудиторию, особенно, с учетом того, что сама лекция им и не нужна. Им просто требуется быть там, где находится большие начальники.
  - Пришлось извиниться и все отменить. Скорее всего, нужно искать другое, более вместительное помещение. Не выгонять же, в самом деле, императора и других глав государств. Даже не знаю что делать - развел руками директор.
  - Да! - Удивленно согласилась Тина. - Неожиданное осложнение. Кто бы мог подумать о таких трудностях. Пойдемте к Галлею, обсудим ситуацию.
  - Пойдемте. Его сейчас секретарь у меня в кабинете чаем отпаивает. Я уже объявил всем, что возникло недоразумение и лекция перенесена на неопределенный срок.
  
  Яапы, терпеливо ждали Рика с Джули, которые должны были провести их в аудиторию. Они куда-то пропали, а Гавел с Майкой стеснялись обратиться к ним ментально.
  - Тут людей во дворе, больше чем во всем нашем племени! - Восхищалась Майка. - Как же мы пройдем через них?
  - Нас Джули зовет к воротам - сообщил Гавел. - Только что мне ментально сказала. И Рик уже там.
  У ворот их действительно ждали, и не только Рик с Джули. Там были и Полак с Томой. Полака интересовал их поход. У него накопились вопросы, особенно по той ящерице и странной пиявке, которая так сильно покусала Талика.
  - Лекция откладывается и поэтому Полак предлагает сходить в кафе "Лакомка" и покушать что-нибудь вкусное, а заодно и поговорить. Я за это, а вы? - Спросила Тома.
  Майка восторженно запрыгала, что такое Лакомка, она уже знала. Остальные выразили свое согласие более сдержано и скорее настороженно. К Джули и Рику они уже привыкли, но старшие и особенно Древние, вызывали пока некоторую робость.
  В "Лакомке", к визитам знатных гостей давно привыкли. Клан Рысей уже сто лет считал это кафе любимым местом неформального общения в Столице. Это повелось еще со времени бегства Илики из Столицы, а затем постепенно вошло в традицию Клана Рысей.
  Владельцам "Лакомки", очень льстило то, что самый престижный клан мира, предпочитает их заведение. Каждый официант при устройстве на работу, должен был пройти специальный тест на знание членов клана их вкусов и привычек, а так же вкусов и привычек других персон, значимых в Империи, а теперь уже и в Союзе. Метрдотель был готов пустить в ход все резервы зала и кухни, при неожиданном появлении персон из этого особого списка.
  Полака с Томой, в "Лакомке" хорошо знали. Метрдотель отрядил на обслуживание их столика нескольких самых опытных официантов, которые без задержки принимали заказы. Полак предложил каждому заказать все то, что ему по вкусу.
  - Вам как всегда? - Поинтересовался у Майки официант, когда до нее дошла очередь. Майка важно кивнула в ответ.
  - Да ты тут частый гость - удивился Полак.
  - Нет - вздохнула Майка. - Деньги кончились вчера.
  - Майка, что за деньги? Почему кончились? И вообще, что ты тут делала одна? - Удивилась Джули. - Ну-ка давай рассказывай, что это за деньги и почему тебя тут все знают.
  Открутиться Майке не удалось. Полак так посмотрел на нее, что она тут же все выложила.
  Дело было в том, что Майке очень нравилось мороженное. Оно понравилось ей с первого раза, когда Фани предложила его на десерт после ужина ...
  
  Еще когда все друзья Радко лежали больными, он поинтересовался, кто и почему его кормит тут. С самого детства все Яапы знали, что пищу и одежду нужно добывать, а жилище содержать. А тут вдруг сразу все готовое.
  Рик объяснил ему, что охотится в новом для них обществе вовсе не обязательно. Все что требуется, нужно приобретать за деньги. Что такое деньги, Радко знал, как оказалось, Бурсак учил всех Яапов, почти так же хорошо как в школах империи. Рик показал ему все монеты, имеющие хождение в странах Союза и даже похвастался, что скоро монеты отменят и деньги станут как у Древних. На охотника, это впрочем, не произвело никакого впечатления, потому что он никаких денег до этого момента все равно не видел. Отменят, так отменят. Радко спросил только, где ему их брать.
  - Ты пока в гостях - ответил Рик. - А в Городе Призраков для гостей все бесплатно.
  На этом Радко успокоился и уже сам объяснял это вначале Гавелу, а затем и остальным.
  Гавела заинтересовало, как в дальнейшем они смогут получать эти самые деньги. Долго обсуждал с Риком и Джули возможности заработка. А когда узнал, что деньги можно выменять на вещи, тут же разложил все свои пожитки на пол и спросил, что из всего этого может иметь ценность в новом для них мире.
  - Если у вас столько кристаллических концентраторов, можете не беспокоиться - махнул рукой Рик. - Их возьмут в любой антикварной лавке.
  На этом предварительное знакомство с финансовой стороной жизни Империи и закончилось. Джули объяснила, что детей вообще никто не заставит пока что зарабатывать, особенно если они личные гости Майры.
  - А эта Майра. Она свои, что ли деньги будет платить вместо нас? - Поинтересовался Гавел.
  - Уж у нее денег точно хватит на вас - успокоила Джули и посоветовала, пока вообще не думать об этом.
  Следующий раз, тему денег подняла Майка.
  Чуть ты не в первый день после выхода из Медцентра, Фани угостила их мороженым. Майке лакомство очень понравилось. На ее прямой вопрос - "А можно мне кушать только мороженое?" - последовал смех девушки и категорический отказ.
  - Мороженое лакомство, его можно только после основной еды. Так распорядилась госпожа Тома, а она диетолог - объяснила Фани.
  Что такое диетолог Майка не знала, но зато она знала, что здесь можно купить за деньги все то, что очень хочется иметь. Где продается мороженое в Столице, ей показала Джули. Угостила ее им в "Лакомке". Об антикварной лавке Майка так же узнала от Джули, во время прогулки по рынку в Кайре, когда они, все вместе, путешествовали на метро по городам стран Союза. Майка хорошо запомнила, как пользоваться этим видом транспорта.
  В первый же день знакомства, Фани объяснила девочке, что ей нужно много всего того, о чем с мальчиками не говорят, тем более с такими взрослыми как Чалтан, Талик и Радко.
  - Ты теперь не в лесу, поэтому привыкай к новым порядкам - объясняла она Майке, а заодно и Гавелу с охотниками.
  - Так что вы учтите. Она девочка и ей нужно осваивать жизнь в Империи - наставляла Фани охотников и Гавела.
  И у Майки, созрел план!
  Она выпросила у Гавела свою долю кристаллов, мотивируя, что нужно накупить все для девочек. Друзья решили, что, за заслуги в походе, ей положено не менее половины всех кристаллов.
  Почтенный владелец лавки артефактов на рынке в Кайре, глазам своим не поверил, когда увидел, что девочка принесла ему на продажу. Он повертел в руках магический артефакт и осторожно поинтересовался, сколько она за него хочет.
  - Мороженое в "Лакомке", можно купить на деньги за это? - Спросила девочка.
  Купец кивнул. О какой "Лакомке" идет речь, он не знал, но точно знал, что такое мороженое и сколько оно может стоить в самом дорогом заведении.
  - Тогда дайте мне за него денег - попросила девочка и пообещала. - Если можно купить мороженого, я потом еще принесу.
  Магический артефакт, за серебряную монету! О такой сделке он решил никому не говорить. Девочка уверяла, что кристаллы принадлежат именно ей, и только она сама распоряжается, что с ними делать.
  Так она с интервалом в два-три дня наведывалась в лавку артефактов с кристаллом, а Фани, все последние дни удивлялась, почему она так мало ест.
  
  - И что, ты так все свои кристаллы и поменяла - поинтересовалась Тома, после рассказа Майки. - Сколько же ты мороженого съела?
  Джули уже допрашивала метрдотеля о ежедневных визитах Майки в его заведение. Сделать это ее ментально попросила Тома. К счастью жадность купца и модифицированный организм, спасли Майку от переохлаждения и болезней.
  - Мы и сами уже беспокоились за девочку - оправдывался метрдотель. - Несколько раз говорили, что на сегодня мороженое кончилось. Боялись за нее.
  Полак, тем временем, перешел к расспросам о путешествии. Его интересовали саблезубые звери, и особенно, странные существа без ауры на берегу и в степи. Договорились об обратном путешествии на станцию, когда освободиться Арнол. Обратно решили плыть на "Кракене" до берега с ящерицами, а оттуда на танке до станции.
  - Сверху ничего не увидим - ответил Полак на вопрос Радко, о полете на вертолете.
  Охотнику очень хотелось еще раз полетать, и он осторожно искал повод.
  - Налетаешься еще - разгадал его маневр Полак. - Можешь вообще пилотом стать. Поговоришь в путешествии об этом с Арнолом.
  По уверениям Гавела, они все время шли на юго-запад от станции. Координаты станции были известны еще из карт Древних, и примерный маршрут Полак наметил там же, за столиком в кафе. Договорились, что пойдут примерно через неделю.
  Оказывается, через компы в костюмах Яапов, Полак, уже давно установил прямой контакт с Маськой. Он сделал это практически сразу по их прибытию в Город Призраков. Потому о станции вопросов практически не задавал. Но она его очень заинтересовала, особенно конструкция кольцевого тоннеля и тот странный огромный объект внутри кольца, который мешал станции восстановиться.
  - Еще с тобой о чем-то хотят поговорить Тина с Димитрием - сообщил Полак, обращаясь к Радко, уже вставая из-за стола. После лекции Галлея, они тебя позовут, не планируй никаких дел, разговор будет важным.
  - Да у меня и дел-то нет никаких - пожал плечами Радко.
  Ему показалась дикой сама мысль о том, что такие люди как Тина и Димитрий будут приспосабливаться к его делам.
  - Я вот думаю, не наш ли знакомый торговец артефактами, покупал кристаллы у Майки. Тот, что нам когда-то всякую ерунду в качестве артефактов хотел всучить - спросила Тома у мужа, когда они вышли на улицу. - Мы же в Кайре тогда были. Вряд ли там много таких лавок.
  - Да конечно тот же самый мошенник - махнул рукой Полак. - Давай наведаемся к нему сейчас. У меня просто руки чешутся. Я еще понимаю, нас надуть, но девочку.
  - Погоди - остановила Тома. - Я Камиля попрошу туда придти с бумагой из Дворца. Есть же в ханстве какая-то служба, надзирающая за торговцами мошенниками.
  
  Владелец антикварной лавки, встретил Майку как родную.
  - Еще принесла? - Спросил он, выходя к ней навстречу из-за прилавка.
  - Да - ответила Майка, доставая кристалл, специально выделенный ей Томой. - Вот. Дайте мне за него столько же денег, как и всегда.
  Сразу же, как только серебряная монета оказалась в ладошке девочки, в лавку вошла Тома, а за ней Полак и Камиль, которые встали у дверей, отрезая купцу дорогу к бегству, о чем он впрочем, и не помышлял.
  - И снова здравствуй! - Поприветствовала Тома купца. - Опять обманываешь людей?
  - Что Вы, никакого обмана - клялся купец.
  - Ты забыл, что я вижу вранье - поинтересовалась Тома. - По какой цене ты принимаешь у девочки магические артефакты? Отвечай так, чтобы я видела, что не врешь.
  Купец ответил, чувствуя, что земля уходил из-под ног. Особенно плохо ему стало, после того как офицер, сопровождающий Высокую госпожу, положил на прилавок, украшенную вензелями хана, бумагу из торгового департамента Дворца.
  Вот тебе и выгодная сделка!
  Сил стоять не было. Он сел и дрожащей рукой вытер холодный пот со лба.
  - Мы простили тебе, когда ты пытался обмануть нас, богатых путешественников - продолжала Тома. - Но когда ты воспользовался доверчивостью маленькой девочки, это перешло все границы.
  Камиль, в отличие от Томы, не стал апеллировать ни к честности, ни к совести, а сразу применил гораздо более понятные владельцу лавки аргументы.
  - Ты знаешь, что эта девочка, является личной гостьей ее Величества, султанши Дансая, Пресветлой госпожи Майры? - Спросил он купца. - Как думаешь, его Величество, Великий хан, простит оскорбление супруги султана, его личного друга и главы дружественного ему государства?
  После этих его слов, купцу стало совсем плохо. Полак успел подхватить его. Затем, они с Камилем перенесли обмякшее тело, на диванчик для посетителей, стоявший тут же в торговом зале.
  - Ничего страшного - успокоила Тома. - Помереть я ему, конечно, не дам, но, по-моему, хватит уже его пугать.
  - Я догадывался, что Ваша доброта, в итоге не даст свершиться правосудию - посетовал Камиль. - Передать его в руки закона, Вы конечно не захотите.
  - А что ему грозит? - Спросила Тома.
  - Каторжные работы на несколько лет. Лавку отнимут и пустят с торгов, Деньги уйдут на штрафы и компенсации обманутых покупателей. В данном случае, этой девочки.
  Майка слушала, открыв рот. Не понимая и половины сказанного, чувствовала, что все это из-за нее. В отличие от Томы, она вовсе не считала, что купец ее обманул. На серебряную монету она три дня, по нескольку раз, буквально объедалась любым мороженым в "Лакомке" и окрестных заведениях, которые тоже успела хорошо изучить.
  - Я сама принесла свои кристаллы - на всякий случай подтвердила Майка, не зная как реагировать на последние слова Камиля.
  - Девочка, ты ни в чем не виновата - успокоил ее Камил.
  - "С тобой Майка, с Гавелом и остальными, мы вечером поговорим и о деньгах, и о мороженом" - ментально пообещала Тома, и Майке снова стало неуютно.
  - Камиль, разбирайся сам - Тома пребывала в явном замешательстве. - Майке только верни все, что она тут спустила по простоте своей, и обойдись без каторги, он и так чуть живой.
  - Я так и предполагал - вздохнул Камиль. - Потому и не взял с собой представителя торгового департамента, а то не миновать бы ему подвала во Дворце.
  - Ладно. Вечером занесу Вам все, что она здесь оставила. Сдавать властям купца не буду, а напугали его и без того достаточно. Вы и меня скоро своей добротой заразите.
  - Вот и хорошо - улыбнулась Тома. - На одного доброго человека в этом жестоком мире станет больше.
  
  Вечером, состоялся обещанный разговор с Томой, в результате которого Чалтан увел успокаивать, плачущую Майку.
  - Боюсь, она расстроилась вовсе не из-за того, что затеяла эту финансовую операцию - вздохнула Тома. - Ее опечалило скорее то, что продай она артефакты за их истинную цену, мороженого она накупила бы в десять тысяч раз больше.
  - Ребенок - пожал плечами Камиль. - Мне бы в ее возрасте предложили мороженого, я бы тоже только о нем и думал.
  - Но никто не предлагал - вздохнул он. - Я тогда и не знал, что такое лакомство бывает.
  - Вот выписка из банка - продолжил Камиль. - Я положил деньги на Ваш счет Пресветлая, а Вы уже сами переложите их ей. Купец был рад вдвое больше обычной цены дать, лишь бы его не привлекали за мошенничество по законам ханства.
  Наутро, всем Яапам, дали по эмблеме с голограммой рыси и посоветовали, при каждом разговоре в лавке, полиции, и вообще, с любыми незнакомыми людьми, вначале показать эту эмблему, а только потом заводить другие разговоры.
  - Если потеряете, или у вас украдут этот значок, сразу же скажите мне, или кому-нибудь из клана. Без всякого опасения. Ругать вас не будут - наставляла Фани.
  Тома попросила Тину купить у Яапов все их кристаллы для клана, по хорошей цене, а вырученные деньги, вместе с теми, что оказались на ее счете, перевела на специально открытый Яапам счет в Столичном Гиномьем банке.
  - Так целее будут - объяснила она им. - И выдавать их будут, только если одновременно Гавел с Чалтаном потребуют. А если сумма покажется подозрительно большой, то могут и у меня спросить. Вы не обижайтесь на это, просто опыта у вас маловато, ввяжетесь в какую-нибудь финансовую аферу и останетесь без денег.
  - А с тобой Майка мы еще много раз поговорим, чего и сколько можно есть. Ты не обижайся на меня, я ведь не из жадности и не из вредности запрещаю питаться одним мороженным. Просто нельзя кушать только то, что вкусно.
  Майка кивнула головой и про себя решила больше не обижаться, а мороженное кушать только один раз в три дня.
  - "Нет, один раз в два дня и только два стакана газировки за день" - перерешила она после мучительных размышлений, уже ночью, перед тем как уснуть.
  
  Глава 4. Спящая раса.
  
  Происхождение орков сокрыто в глубине веков, а лучше сказать тысячелетий. Долгое время, ученые Университета полагали, что орки, это одна из древних рас людей. "Древнее знание" говорило о разных расах Древних. Но вот кого, к какой расе отнести, об этом "Древнее знание" умалчивало. Потому и не утихали споры о людях и орках вот уже, как минимум тысячу лет.
  Сразу, после открытия Университета, в нем работал некто Данил, один из первых профессоров. Тогда, тысячу лет назад, и звание-то такое имели меньше десятка человек. Он попробовал систематизировать все, что известно об этой таинственной расе на основе скудных сведений из "Древнего знания", легенд, воспоминаний воинов, которые участвовали в стычках с орками. Само "Древнее знание", впрямую никогда и ничего об орках не говорило. Но терминология могла измениться и различные толкования, приписывали оркам много из того, о чем "Древнее знание" упоминало.
  Об обычаях орков и их образе жизни, до сих пор многое известно именно из трудов Данила, которые сегодня как часть входят в многотомное энциклопедическое издание "Орки. История, образ жизни, обычаи, религия, государство". Этот труд постоянно пополняется новыми сведениями. Появляются дополнительные тома. Особенно после образования Союза, когда ученые ханства и султаната, внесли свою немалую лепту в дополнение энциклопедии.
  Странно, но библиотека Пальмеры не содержала и намека на орков. Создается впечатление, что Древние о них вообще ничего не знали. Вернее, у Древних было много разных рас, наций, племен ... и много еще чего. Нет смысла перечислять. Но вот какие из них стали сегодня орками, а какие людьми, так загадкой и осталось.
  Появление Древних, тоже мало что прояснило. Вернее ничего не прояснило, а лишь добавило еще одну загадку. Оказывается, Древние, понятия не имели об орках. Не именно эти трое Древних, а вообще, вся цивилизация Древних, просто не знала такого народа. Об этом весьма аргументировано рассказал в Университете господин Полак, который являлся не просто Древним, а одним из тех, кто занимался у них наукой.
  Другой представитель Древних, теперь Пресветлая госпожа Тома, занималась во времена Древних целительством, или как сейчас стали называть эту отрасль знаний - врачеванием. Ей удалось в Медцентре города Пальмеры, на его оборудовании Древних, обследовать пленного орка и выявить его отличия от людей.
  Как и ожидалась, главным отличием орков от людей является чрезвычайно примитивный биокомп в их организме. Не неисправный биокомп, как можно было бы ожидать. Такие, есть у всех людей. Они повреждены у каждого в разной степени. У магов мало повреждений, у Рысей практически целые. Причем, повреждения биокомпов у людей, скорее даже не поломки в традиционном смысле. Речь обычно идет просто о нехватке некоторых приложений в них. Так называемых программ.
  В организме орков же, Биокомпы сломаны по-настоящему. Если провести некоторую аналогию с кораблями, то у людей корабль полностью оснащен и парусами и мачтами и рулем, но команда не знает, как этим пользоваться. Оркам же, достался корабль, у которого нет парусов, часть мачт сломана, руль потерян, а команда, даже не подозревает об этом и не умеет пользоваться ничем из того что осталось.
  Профессора Полак и Тома, предположили, что это все же сильно измененный биокомп человека, который на определенном этапе, утратил способность связываться с информационной системой планеты, известной нам как "Древнее знание". Биокомпы перестали следить за своей конструкцией и исправлять мелкие повреждения. Постепенно, копируясь тысячи лет, конструкция биокомпа закрепляла случайные ошибки. Отклонения в ней нарастали. Произошло то, что мы называем эволюционными изменениями.
  А так как вероятность появления неблагоприятных изменений существенно выше, чем благоприятных, биокомп в орках становился все примитивнее. На выживаемость он не влиял, как и у большинства людей. Организм совершенствуется только в том эволюционном процессе, который повышает его выживаемость. В данном случае, это возможно лишь с исправным биокомпом, заполненным полезными приложениями, но такое возможно было лишь у членов Клана Рысей и, теперь уже, у так называемых "Новых". У остальных людей, он представляет собой всего лишь балласт, но балласт, который используя "Древнее знание", следит за своей исправностью. Да и польза от него все же немалая даже у людей далеких от магии. Единый язык, простейшая математика, навыки письма и чтения .... Вот лишь малый перечень того, что биокомп дает человеку от рождения.
  Гипотезу эту, подтверждает язык орков, который сильно отличается от единого. Он похож на видоизмененный единый, но измененный в сторону упрощения. Это и понятно, ввиду их изоляции от остальной цивилизации.
  
  На лекциях Галлея были приняты частые перерывы. На это настаивал он сам, мотивируя, что слушатели должны отвлечься и обменяться мнениями. Какие-то вопросы к лектору снимутся при общении между собой, и дальнейший ход лекции станет понятнее большинству аудитории.
  - А сегодня не много народа - удивилась Майка. - Я думала, мы опять не сможет попасть в дом, через такую толпящуюся толпу.
  - Майка, так не говорят "толпящуюся толпу". Просто толпу - поправила ее Джули. - Это потому что, тетя Тина распорядилась пускать в аудиторию только учеников интерната и вас. Все остальные, слушают и видят все, что тут происходит по трансляции.
  - А что, Тину все-все слушаются? - Не успокаивалась Майка.
  - Все-все - категорично ответила Джули. - Она самая главная. Она глава Клана Рысей и председатель Совета Союза, а в Совет Союза входят главы всех остальных стран.
  - Поняла - просияла Майка. - Я в библиотеке сейчас ментально подсмотрела. Если кто-то ее не послушается, она наябедничает на него его царю, тот министру, министр вызовет главного полицейского, главный полицейский позовет простого полицейского и тот накажет того кто ее не послушался.
  - Где-то примерно так - неопределенно согласилась Джули, пряча улыбку. - Только я бы не советовала сильно с ней не соглашаться. Она любого воина в две секунды так уделает, что он встать не сможет.
  - Да ну - не поверил Чалтан. - И десятника орков?
  - Орки, по нашим меркам, вообще не воины. С любым их десятником и я справлюсь - презрительно сказала Джули. - Так дикари. Только вы не говорите это взрослым Рысям, они не любят когда обзываются.
  - А я верю - неожиданно согласился Радко. - Ты не видел, как орки боятся людей, а я видел. Одного Фарида испугалось, наверно тридцать орков, а Майра даже головы не подняла.
  - Майра на всех соревнованиях самый умелый воин - добавила Джули. - Вернее Майра и Кайса. С ними никто даже не соревнуется.
  - Ну, так она же вождь - пожал плечами Талик. - Как же не быть самой умелой.
  - У нас тут это не совсем так - улыбнулась Джули. - Потом поймете. Тину знаешь, как Майра слушается, хотя Майра и сильнее ее как воин.
  - Майра с Кайсой вообще самые ловкие. Мы с Риком сколько раз соревновались с ними, ни разу не победили - с досадливо махнула рукой Джули. - Но мы стараемся, другие еще дальше от них.
  - Не все, конечно - тут же поправилась она. - Моего папу и папу Рика, тоже не очень-то победишь.
  - Нам бы хоть к вам приблизится - с уважением произнес Чалтан. - Я когда первый раз увидел, как орк владеет мечом, даже не верилось, что такое возможно. Но когда вас с Риком увидел, вообще обомлел.
  - Да мечи это так просто, баловство. Кнуты важнее, а как оружие уже давно и то и другое примитив. Потом узнаете - объяснила Джули, но спохватившись, добавила. - Но тренировки и с мечами и с арбалетами и, особенно, с кнутами, обязательны. Это повышает координацию движений и помогает осваивать возможности организма. Так говорит тетя Тома, а с ней не спорят по этим вопросам.
  - Майка, а ты чего в буфете свое мороженное не взяла? - Удивился Радко.
  - Да, я чего-то не хочу - отводя глаза, ответила Майка.
  Не объяснять же, что по ее расписанию мороженое можно только завтра. Она твердо решила придерживаться расписания. Джули говорила, что ей нужно волю тренировать, если хочет стать как она. А стать как Джули, Майка очень хотела, гораздо сильнее, чем мороженое.
  - Пойдемте в зал, уже все заходят - поторопил Талик, на ходу доедая пирожок, за которым все же сбегал в буфет.
  
  Качественно, и вооружением, и защитой, имперцы давно и надежно превосходили орков. Уже почти сто лет, орки развлекались набегами на приграничные деревни, не допуская в последние десятилетия убийства имперцев. Грабили, воровали, но не убивали, и в последние годы не только имперцев. О большой войне, ни с Империей, ни с теперь уже и Союзом, ни один орочий вождь не помышлял.
  Гиномий клинок с первого удара срезает лезвие любого меча орков. А вот их мечи, даже боль не причиняют воину Империи, одетому в горный комбинезон. Мастерство воительниц Клана Рысей совершенно недосягаемо для орков, и они это прекрасно знали. А сейчас все "Новые" десантники Союза имеют такую же подготовку.
  После появления Древних и фабрики нанороботов, которая чудом сохранилась со времени Перелома, технологический разрыв с орками, стал настолько большим, что ни о каком соперничестве речь уже не идет. Затем все государства отказались от вековой вражды между собой, и, по сути, стали одной страной. Противостояние между странами и орочьими каганатами, перешло в фазу люди против орков, но не стало при этом слабее. Изменились лишь роли главных участников со стороны орков.
  Если раньше вожди каганатов поднимали рядовых орков в очередной набег против людей, то сейчас они, скорее сдерживают орков. Вожди, в отличие от рядовых, понимали, что люди, при желании, их просто уничтожат, не особенно напрягаясь.
  Главной проблемой для людей, давно уже стали шаманы орков. К шаманам нордов или Яапов, они не имели никакого отношения. Только названия похожие. Когда-то из-за этого сходства, было много путаницы в отношениях к ним. Ученые Университета давно во всем разобрались и объяснили политикам и военным, что шаманы орков отнюдь не такие маги как шаманы нордов. Власть орочьих шаманов, держалась исключительно на суевериях, предрассудках и религиозности рядовых орков.
  Настоящая религиозность, теперь наверно присуща только оркам и этому есть объективные причины. Дело в том, что орки, и их шаманы, никогда не слышали подсказок "Древнего знания". В этих подсказках, Древними, ненавязчиво пояснялась роль религии скорее как сказки для взрослых, а даже не, пусть примитивной, но философии.
  Жители султаната, в котором вроде бы, до последнего времени, и не было практикующих магов, все равно слышали голос "Древнего знания", отсюда и общность языка, начала наук и недоверчивое отношение к религии. Полного ее отрицания, не было даже в Империи. Веру во Вседержателя не преследовали, но и в школах не преподавали. Аналогичное отношение было и в султанате. В ханстве, роль религии была гораздо выше, но насаждали ее из Дворца искусственно, как одну из идеологических опор безграничной власти хана. А в последние годы, после смены династии, и официальное отношение к ней сильно изменилось. Жители ханства, на интуитивном уровне, не принимали ее, хотя и исправно справляли большинство обрядов. Впрочем, аналогичное отношение к обрядам практиковали в Империи, султанате и в Нове. Эдакие безобидные, необязательные обычаи.
  Совершенно иначе относились к религии орки. Она у них была своя, совершенно особенная и очень жестокая. Еще совсем недавно, обычным делом были человеческие жертвоприношения. Именно человеческие, ведь себя орки никогда от людей не отличали. Правда, в последние полвека, по отрывочным сведениям, доносящимся порой из степных каганатов, там тоже сильно смягчились ритуалы. Наказывали и приносили в жертву, только своих, орков. И только преступников, по их законам, конечно.
  Шаманы в среде орков пользовались неограниченной властью. Той самой страшной властью, которая держится не на силе и богатстве, а на суевериях и предрассудках. Рядовые орки, и даже многие вожди, искренне считали, что шаман говорит от имени Бога, которого они называли Первым Орка. Наверно от его имени и пошло название их расы.
  Вот шаманы и являли собой самую страшную опасность для людей. Непонятно в какие времена, они вбили себе в голову, что целью орков является построение "Великого Орочьего Каганата" по всем степям. Орки верили, что в мире есть только степи, разделенные горами, вокруг которых течет великая соленая река. Для решения своей главной задачи, орки и совершали набеги на людей, рассуждая очень просто, как только людей на земле не останется, можно будет заселить новые степи.
  Леса они так же полагали степями, которые люди испортили деревьями. И еще, как объясняли шаманы, люди испортили воздух на своих землях. Не все орки могли долго там находиться. Им становилось плохо, и они уходили назад, где болезни прекращались. Скорее всего, остатки их биокомпа как-то взаимодействовали с особенностями поля вдали от привычных мест обитания, но это пока не проверено.
  Зачем им понадобился этот "Великий Каганат", понять невозможно. Совершенно иррациональное желание, к тому же невыполнимое.
  Шаманы придумали легенду о том, что смерть орка в бою с людьми, сразу же переносит его к предкам. В разных вариантах, это были или степи с обильными стадами, или жилища с прекрасными (с точки зрения орков конечно) девами. Или некие склады волшебного оружия. Часть этих вариантов описана в энциклопедии, не в них суть. Главное то, что орки с радостью погибали, именно поэтому завоевать их было совершенно невозможно. Они скорее кончаться, чем покоряться.
  Причем люди от орков ничего особенного и не требовали. Им не грозило ни рабство, ни присоединение, ни смена обычаев. Люди хотели от них только чтобы того, чтобы орки оставили их в покое. Это довольно много раз пытались втолковать наиболее вменяемым вождям племен. Многие вожди даже соглашались, но объясняли, что сделать все равно ничего не могут, потому что стоит им объявить мир людям, как они тут же не только перестанут быть вождями, но и попадут на жертвенный алтарь.
  Купить орка, невозможно. Все, что представляет для него ценность, мясо, кожа, оружие, у орков есть и без людей. Конечно, можно было бы соблазнить доспехами и очень качественным клинками. Если бы не извращенная логика их шаманов, которые с рождения вдалбливали оркам, что оружие требуется для борьбы с людьми, а если с людьми дружить ради получения от них оружия, то зачем оно тогда.
  Поэтому до сих пор непонятно как решить проблему мирного сосуществования с орками, не проливая рек орочьей крови. Любая война лишь усугубляет агрессию, потому что среди орков, наряду с религиозными, начинают действовать так же и соображения мести за убитых воинов. То, что орки сами пришли с набегом, во внимание не принималось, виноваты всегда люди, которые убили орочьих воинов.
  Но и в среде орков, пусть медленно, но перемены все же происходили. Особенно в последние полвека, те, кто соприкасался с ними по роду службы, замечали, что обычаи стали мягче. Пленников и рабов из людей не трогали, даже относились к ним терпимо. В свою веру не склоняли, позволяли создавать семьи. Просто не отпускали на волю, но особо и не охраняли. Эти перемены, связывали с приходом нового поколения орков, в самые верхние эшелоны орочьей власти, о которой до сих пор крайне мало известно.
  Редкие случаи бегства пленных почти ничего не проясняли. Собственно, из рассказов беглецов и стало понятно, что отношение к пленным изменилось. Но почему, они не знали. Это никого не удивляло. Что может знать раб о системе управление страны.
  - В свете наших знаний об этом народе, он еще долго будет находиться в спячке - окончил свою лекцию Галей.
  
  - Пошли в Лакомку - предложила Джули, когда они вышли из аудитории на свежий воздух.
  Никого уговаривать не пришлось. Радко только спросил, как он узнает, куда и когда ему идти на встречу с Тиной и Димитрием.
  - Мне ментально сообщат наверно, или твоим друзьям. Все уже ментальные сообщения научились принимать, кроме тебя - объяснила Джули и предположила. - Наверно о Медцентре с тобой и говорить будут, ты у нас один неохваченный.
  Все рассмеялись, но Гавел отсмеявшись, спросил.
   - Тина и Димитрий такие большие люди здесь, неужто без них не найдется, кому с Радко заняться?
  - Я тоже не пойму, зачем им Радко понадобился - согласилась Джули. - Просто больше мне ничего в голову не пришло.
  - А вдруг у нашего Радко, какая-то неизвестная особенность от Древних осталась - размечталась Майка. - И он станет так же всех тут удивлять, как когда то Илика.
  Майка, только что, на одном дыхании причитала книжку, в которой излагалась история становления Клана Рысей.
  - Ага - скептически скривился Радко. - Я уже удивляю тут всех. Тупостью и неуклюжестью.
  - Ну, тогда я не знаю! - Обиделась Майка, как будто кто-то просил ее объяснять.
  - Ладно, Майка, чего ты надулась опять - примирительно сказала Джули. - Вот уже пришли. Я ментально уже всем все заказала. Если кто еще чего-нибудь хочет, то сами закажите тут.
  Стол Джули попросила накрыть на крыше, здесь была летняя веранда. В ясные теплые дни, оттуда открывался вид на залив и корабли. Джули и в этой мелочи хотела сделать приятное гостям. Майке, как всегда, досталось мороженное, а остальным то, что по наблюдениям Джули, каждый из них любил больше всего.
  - Ты что не кушаешь Майка? - Удивился Чалтан.
  А Майка решала проблему. Мороженное по расписанию, она могла есть только завтра, но ведь оно уже стояло перед ней.
  Есть или не есть? Вот в чем вопрос!
  Майка склонялась к мысли все же съесть. Да и Джули обижать нельзя, обосновывала она сама себе. Джули, ведь у них сейчас вождь наверно.
  - Джули, а вот Тина же тут самая главная? - Неожиданно спросила Майка.
  - Да, я же объясняла.
  - И над тобой тоже.
  - Конечно, а что?
  - А если она попросит тебя о чем-то, а ты хотела делать совсем другое, ты что будешь делать, то, что Тина просит или свои дела?
  - Конечно, то, что Тина попросит.
  - Ага! Поняла!
  И, с легким сердцем, принялась за мороженое.
  - "Как-никак, приказ главного. Тут уж хочешь, не хочешь, а выполнять надо" - вздыхала она про себя, поглощая лакомство и заодно тренируясь ментально, как Джули, заказывать газировку.
  
  Глава 5. На берегу.
  
  Добираться до "Берега ящеров", как предложил его назвать Полак, пришлось довольно долго.
   "Кракен" плыл уже больше недели. Можно было и быстрее, но Полаку очень хотелось посмотреть на ледяные поля северного океана. Он считал довольно важным сам факт восстановления ледяного покрова Полярного океана.
  "Кракен" превратил потолок своей кают-компании в аналог окна, через которое можно было сверху смотреть на лед. Это очень красиво смотрелось, в яркие солнечные дни. Дневной свет проникал сквозь полупрозрачный лед, многократно преломляясь и искрясь в нем.
  Настоящих окон, на "Кракене" конечно не было. Изображение с камеры, смотрящей вверх, передавалось на потолочный экран. Да и света для красивого подледного вида требовалось совсем не много. Полак дал задание бортовому компу, менять чувствительность камеры наблюдения так, чтобы и ночного света отраженного от луны, хватало для замечательной картины ледяного поля, на которое они смотрели из-под воды. Майка с Гетрусом были в восторге от зрелища. Да и у Рика с Джули, потрясение было не меньше, просто они лучше могли контролировать эмоции.
  Несколько раз всплывали в полынье. Высаживались прямо на лед. Пока Полак с десантниками занимался какими-то измерениями, дети под началом Томы, просто гуляли по снежному полю. К воде Полак категорически запретил приближаться, помня о страшных хищниках, которых им показывала Майра во время своего полета над морем. "Кракен" своим бортовым компом тщательно следил за перемещением крупной живности за бортом и готов был придти на помощь, но пока ничего опасного не замечал.
  На отряде десанта, во главе с Камилем, категорически настояла Тина. Аргументы ее, как всегда были непробиваемы.
  - Во-первых, мало ли что там может встретиться, на незнакомых берегах. Вспомни жреца на Нове.
  - Во-вторых, десантникам нужна тренировка в полевых условиях, не все же им искусственные задачи решать на полигонах.
  - В третьих, мало ли что понадобится в походе. Может помочь чего нужно будет.
  - В четвертых. Илика и Ильва, согласны отпустить Рика с Джули, только если вы спасете их от любой опасности.
  - Все, хватит, я понял - замахал руками Полак. - Ты главная, вот и сама решай, кого, куда и как снаряжать. Тем более я и не против, просто спросил, зачем нам десантники, но надо так надо.
  Десантники, впоследствии, пригодились как раз Полаку. Он единственный занимался в плавании делом, измерял параметры ледяного щита, раз уж оказались в тех местах. Для всех остальных это была познавательно - увеселительная прогулка, участникам которой помощь не нужна никогда.
  Кроме отряда десанта, во вместительных трюмах "Кракена" находились штурмовой вертолет "ТеррорНет" и танк, доставшийся в наследство от того самого древнего "Террор", который без "Нет". Словом, в нынешнем мире невозможно было представить себе силу, способную помешать им, выполнить любую задачу.
  На этом вертолете Полак уже несколько раз летал над ледяным полем. Пытался обнаружить какую-нибудь живность. Дети с Томой буквально визжали от восторга, созерцая сверху немыслимую красоту замерзшего океана, освещенного косыми лучами светила.
  - А полярная живность, скорее всего не выжила - сокрушенно вздохнул Полак, и прекратил полеты.
  
   Когда, показался высокий берег залива, Полак объявит, что первая цель достигнута.
  - Мы у "Берега ящеров" - торжественно провозгласил он в кают-компании, показывая на боком экране высокий обрывистый берег.
  - А зачем нужно было менять название - поинтересовалась Тома. - Оставил бы прежнее, с древних карт.
  - А не было у этого берега никакого прежнего названия. Он всегда был пустым безжизненным берегом, абсолютно никак не названным. Вот я и не удержался от искушения, назвать часть суши сам, как захочу. По праву первооткрывателя.
  - Да если бы у первооткрывателей был "Кракен", то вся эпоха великих географических открытий была бы ударными темпами завершена за полгода - рассмеялась Тома.
  - Похоже, вот та черная точка и есть ваша дыра в берегу - Камиль показал в сторону обрывистого берега. - Вот и большое дерево на берегу, к которому вы веревки привязывали.
  - Точно, это оно, то самое дерево! - Согласился Гавел, а Майка молча кивнула.
  - Давайте посмотрим, что тут под водой и над водой. Не хочется мне соваться на этот берег без разведки - предложил Камиль.
  "Кракен" не требовал участия человека в управлении, поэтому в экспедиции было два начальника. Полак ставил цели, а Камиль с отрядом достигал их. Отвечая за безопасность всех пассажиров, он мог кое-что запретить Полаку, если предприятие представлялось излишне рискованным.
  Этим своим правом он и воспользовался, когда не разрешил Полаку, произносить свою пафосную речь первооткрывателя на палубе.
  - А ну как выпрыгнет та рыбина и смахнет всех с палубы? - Спросил он начальника экспедиции, чем и поставил его в тупик. - Нет уж. Под водой смотрим с "Кракена" или танка, до берега на вертолете или на танке. Загружаемся в вертолет или танк прямо на борту.
  - Ну, ты уж не перестраховывайся - усомнился в столь серьезных мерах предосторожности Полак. - Что с нами может случиться, да еще в комбинезонах. Перед Тиной как-нибудь оправдаешься.
  - Перед Тиной не придется - серьезно ответил Камиль. - Если с вами случится непоправимое, я это просто не переживу.
  
  Правоту Камиля, события подтвердили в первый же день стоянки в заливе.
  "Кракен" обеспечил круговой обзор в кают-компании. Все пассажиры судна, включая десантников, буквально пожирали глазами бурлящую жизнь залива.
  В океане, они не видели ничего подобного. Здесь, на мелководье, вода буквально кишела самой разной живностью, которая без устали охотилась друг на друга.
  - Вот она! - Крикнула Джули. - Та пиявка, про которую рассказывал Талик.
  Действительно, на дне как будто расплылась черная клякса. Но вот она снова превратилась в черную колбасу толщиной и длиной с ногу взрослого мужчины. Затем изогнулась, и вдруг извиваясь по змеиному, довольно бодро поплыла куда-то. "Кракен" по команде Полака двинулся за ней, чтобы не потерять в воде.
  - Ауры у нее действительно нет - констатировала Тома.
  - Здесь вода соленая, ауры ты не увидишь ни у кого - возразил Полак. - Проверь на больших рыбах, у них ее тоже не будет. Соленая вода проводник тока, поэтому и не видим.
  - Так может у этой пиявки и у тех ящериц шкура хороший проводник, потому аура и не видна! - Воскликнула Джули.
  - Умница! - Похвалил Полак и добавил, обращаясь к Томе. - Учись, у молодежи делать правильные выводы при мизерной информации.
  - Я всегда считала Джули, большой умницей - улыбнулась ей Тома. - Смотрите!
  А на экранах, тем временем, разворачивалась одна из обычных трагедий бурной жизни залива. Плывущую пиявку, заметила одна из огромных хищных рыб и бросилась за ней. Погоней это нельзя было и назвать. При таком превосходстве в скорости, пиявка исчезла в пасти, спустя считанные секунды.
  - Так ей и надо! - Мстительно сказала Майка, сузив глаза. - Будет знать, как нашему Талику руки откусывать.
  - Ты рано радуешься - несколько охладил ее Полак. - По-моему, представление только начинается. Посмотрим, что будет дальше.
  Полак оказался прав. Вначале рыба плавала как обычно. Полак даже удивился, что ничего с ней не происходит. Но вот она заметалась, попыталась выпрыгнуть из воды, но как-то сразу обмякла и опала на дно. А еще через некоторое время, из ее бока появилась невредимая пиявка и стала методично пожирать огромную рыбу
  - Как червяк яблоко! - Ахнула Тома.
  Остальные потрясенно молчали.
  - Поняли, кто тут за кем охотиться? - Спросил Полак и посмотрел на Майку, которая так и застыла с надкусанным пирожком в руке, о котором, по-видимому, забыла.
  А Камиль окончательно утвердился во мнении, что мер безопасности здесь много не будет.
  Пиявке хватило четверти рыбины, остальное доела, нагрянувшая на неожиданный обед, хищная мелюзга залива.
  Людям же, пришлось отложить свой обед на несколько часов. После увиденного, никому кусок в горло не лез. Все получили наглядную картину, что могло быть с Таликом, не унеси его вовремя друзья.
  - Все в спортзал - скомандовала Тома. - Буду из вас уныние вышибать, да и мне нужно отвлечься.
  
  Окончательно пришли в себя только на следующий день. Гавел успокоился настолько, что даже начал задавать вопросы.
  - Я вот не пойму, а куда в нее помещается? - Спросил он Полака.
  - Да - оживился Рик. - Я тоже думал об этом. По тому, какая часть рыбины съедена, объем пиявки должен был раз в десять вырасти, а она почти такая же уплыла.
  - Молодцы - похвалил Полак. - Думаете!
  - Я тоже удивился этому - начал он объяснять свою гипотезу. - Возможно, она расщепляет полностью проглоченное, из полученного "бульона" отбирает только необходимое ей, а остальное выбрасывает в воду. Мы это не видим. В общем, все как у нас, только гораздо быстрее и почти все выбрасывается в отходы. Мы же после еды не увеличиваемся в объеме.
  - Я расту - поправила его Майка.
  - Ну, ты у нас вообще особенная - рассмеялась Тома. И уже серьезно, дополнила слова Полака. - Но при таком способе, питаться можно только в воде. В себе ей такой запас растворителя таскать просто не в чем.
  - Тогда на Талика она напала не потому что охотилась, а просто защищаясь, а охотиться бегает в море - предположил Гавел.
  - Не знаю, но сомневаюсь - чуть поразмыслив, ответил Полак. - При таком способе охоты, ей не нужно обороняться. Она должна мечтать, чтобы ее проглотили. Хотя, если перед тем как проглотить, ее разжуют, это ей может не понравиться. Ничего не могу сказать, тут исследовать нужно дополнительно.
  - Во времена Древних, такой живности точно не было, даже похожей на нее не было - добавил он, спустя довольно много времени.
  
  По заливу и окрестным водам, курсировали на "Кракене" еще три дня. На низком берегу видели, черных ящериц, которые казалось, мирно дремали на солнышке. Однако размер их челюстей и зубов, заставлял усомниться в миролюбии этих монстров.
  - А чего они все время зубами своими щелкают на нас? - Возмущалась Майка. - Что мы им сделали?
  - Не нужно человеческое поведение, применять для описания повадок животных - назидательно заметил ей Полак. - Есть такие ящерицы, вернее были, во времена Древних, которые плакали над своей жертвой, когда ее поедали.
  - Как плакали? - Изумилась Майка. - Жалели что ли?
  - Вот ты и приписываешь свою реакцию существу, очень далекому от человека. А все проще. У этих ящериц просто организм так работает. Он выводит вредные вещества во время еды, растворяя их в слезах. А к эмоциям, эти слезы не имеют никакого отношения.
  - И наши ящерицы на берегу, скорее всего, зубами просто не могут не щелкать. Устроены они так. А о нас они вообще не думают. Подозреваю, что они настолько примитивны, что и думать-то не умеют.
  Майка поежилась, вспоминая, как на них снизу вверх смотрела такая ящерица, своими маленькими бессмысленными глазками.
  - Наверху безопасно - заметил Гавел. - Мы там никого опасного не видели, только быки иногда пасутся, в разных местах, где трава. Да и Камиль летая там, на вертолете, ничего опасного не заметил
  - Ладно, на вертолете посетим высокий берег, посмотрим, какой он вблизи - пообещал Полак. - Камиль, ты как, разрешаешь.
  Если вместе с отрядом - уточнил офицер. - Вернее, вначале отряд походит по берегу, а уже потом остальные.
  
  Высокий берег Гавелу и Майке, показался еще скучнее, чем в первый раз. Тогда на них произвел впечатление величественный вид на залив, сцены охоты, выпрыгивающих из воды огромных рыб. А сейчас все было совершенно неинтересным, но они терпеливо стояли на берегу. Ждали, пока Полак с Томой закончат свой спор относительно огромных деревьев на берегу.
  - Чтобы напитать водой такое дерево, кроме как в заливе, воду негде брать, а до воды тут метров сто будет вниз - объяснял Полак. - Думаешь, оно насосом воду с такой глубины качает?
  - Ну, Полак, не нервничай, разберешься потом - успокаивала его Тома, по-видимому, не особо интересуясь, как деревья добывают воду.
  Десантники разбрелись по берегу и окрестностям, не отходя, особо далеко друг от друга. А Гавела с Риком, от нечего делать, заинтересовали круглые поляны с высохшей травой на них.
  - Они тут по всему берегу - объяснял ему Гавел. - Мы же долго тогда шли по берегу и эти поляны в некоторых местах встречались густо, а в других местах их вообще нет.
  - Может тоже связано с водой? - Гадал Рик. - Где вода есть, там трава вырастает, а потом вода исчезает и трава высыхает.
  - Смотрите, а та поляна вся расцвела и в середине большие цветы - восхитилась Джули, подбегая к ним. - Сюда идемте. Они так быстро расцветают!
  
  Полак продолжал что-то объяснять Томе о деревьях и воде, когда его вежливо, но настойчиво перебил Камиль.
  - А где дети?
  - Да вон они - показал рукой Полак и осекся.
  Детей нигде не было!
  На ровном, высоком берегу, детей нигде не было видно. Камиль даже сбегал к краю обрыва и посмотрел вниз, там тоже никого не было. Даже ящерицы куда-то разбежались.
  - Но я же чувствую их, они живы, с ними не случилось ничего. А ментальная связь тут вообще плохая. Мы и друг с другом иногда связаться не можем, вдали от "Кракена". Постоянно помехи какие-то - непрерывно говорила Тома, пытаясь словами успокоить себя, но получалось это у нее плохо. Беспокойство только нарастало.
  - Так, спокойно. Давайте думать, куда они могли подеваться - взял инициативу на себя Камиль. - Я уже вызвал с "Кракена" танк и вертолет.
  - Предлагаю начать поиски так - продолжал он. - Я, на вертолете. В боевом режиме можно контролировать окрестность радиусом почти до горизонта. Полак с Томой в танке ждут здесь и сканируют все пространство, пытаясь локализовать их местоположение. Если получится, то сообщаете мне, я буду там быстрее вас по воздуху.
  - А отряд? - спросила Тома. - Пополам поделим.
  - Не нужно - вместо Камиля, ответил ей Полак. - Отряд пусть тоже с Камилем летает. Он правильно говорит, что в любую точку быстрее нас успеет. А нам в танке, все равно никто не сможет повредить.
  - Танк на низком берегу, давай, спусти нас туда вертолетом, мы по берегу покатаемся - предложил Полак.
  Постепенно выработался план действий. "Кракен" и без людей мог осматривать всю акваторию. Да и на помощь придти сможет в любой ситуации. Низкий берег, взял на себя танк, а широкую полосу верхнего берега, осматривал Камиль с вертолета.
  Тома, немного успокоила всех, напомнив, что дети в комбинезонах "ТеррорНет", а это делает их почти неуязвимыми, по крайней мере, в нынешнем мире.
  - Я ментально их состояние лучше всех вас читаю - объясняла она. - Уверяю вас, что они все живы и здоровы, просто их местоположение не локализуется.
  - Проверю я одну штуку - перебил ее Полак.
  Одна из ящериц на берегу, как будто взорвалась, даже грохот раздался как от взрыва.
  - Плохо! - Констатировал Полак.
  - Посмотри на мощность выстрела - сказал он Томе. - Для костюма, она почти на пределе, но по два-три выстрела, смертельных для ящериц, у каждого из них есть.
  Через "Кракен", он сообщил Камилю результат опыта с выстрелом.
  - Теперь скажи мне - спросил он Тому, когда они остались одни. - Илику, Вана, Ильшу и Ильву уже пора поставить в известность?
  - Думала уже - вздохнула Тома. - И о Тине думала и об Арноле. Давай хотя бы несколько часов подождем.
  - Хотя, если ничего не проясниться, как объясним задержку? - Сомневалась она.
  - Реалии места избавили нас от мук выбора - не совсем понятно сказал Полак, и тут же объяснил. - Связи нет с ними, разве что через луну, а она только что зашла за горизонт. Взойдет через десять часов, а в нужном положении, окажется через двенадцать. Так что, независимо от нашего желания, сама понимаешь, когда мы сможет им это все сообщить.
  Пять лет назад, именно Полак предложил связываться с базой на Туманном, через естественный спутник планеты. На нем функционировал собственный ретранслятор. Задержка при передаче сигнала достигала трех секунд и работала такая связь только при если луна стояла над горизонтом, и в определенном секторе. Но зато связаться можно было и из тех мест, где ментальная связь не действовала. Такие области занимали не менее четверти исследованной поверхности планеты. А значит большую ее часть.
  Полак с Арнолом и Ильвой смог настроить дополнительные функции и на кораблях клана и на вертолетах и на комбинезонах "ТеррорНет". Ильва с Хромом и Гленом внесли ее и в свои комбинезоны, которые, впрочем, уже практически не отличались от комбинезонов Древних. После этого, ситуация с отсутствием связи, как некогда в Нове, повторится не могла. Хотя задержка, примерно в полусуток, вполне могли случиться.
  - Может и к лучшему - ответила Тома и сосредоточилась на анализе сигнала от пропавших детей.
  
  За десять часов осмотрели каждый квадратный метр берега и залива. Нигде ничего! Но и сигнал от пропавших не изменился, по-прежнему успокаивая, что они живы и здоровы.
  - Скоро луна взойдет - напомнила Тома. - Я уже написала текстовое сообщение всем четверым и Тине с Арнолом, конечно.
  - Да, так и нужно - одобрил Полак, пробежав ментально текст. - Все как есть. Главное живы и здоровы, но непонятно где. Ведь у них ни еды, ни воды с собой.
  Камиль попросил расширить район поисков, мотивируя тем, что уже несколько раз осмотрел одну и ту же территорию.
  Полак скептически отнесся к его предложению
  - Пойми Камиль, дело не в том, что мы невнимательно смотрим, дело в том, что мы не знаем, как смотреть. Мы чего-то не понимаем в этой ситуации.
  - Все, можно посылать сообщение, луна встала в нужный сектор - сообщила Тома и вдруг закричала и голосом и в металле, и через "Кракен". - Есть сигнал от Рика! Они все живы и здоровы и ждут нас.
  - Камиль, забери меня и Полака, а затем полетим за ними. Рик объяснил, где и как их найти.
  Офицер заложил такой вираж, что не будь его десантники "Новыми", от Томы потребовались бы для них ее профессиональные навыки.
  Камиль извинился и объяснил причину маневра и на всякий случай предупредил о боевой готовности. Десантники ответили восторженным гулом.
  Долетели быстро, что, впрочем, не удивительно. Не могли пешие, даже быстрым шагом, уйти за десять часов дальше чем на сотню километров. Для штурмового вертолета, несколько минут полета в боевом режиме.
  Они стояли и ждали, все четверо, совершенно спокойные. Зашли на борт и Камиль тут же взял курс на "Кракен". Там Тома усадила их за стол. Заставила кушать, и не позволила никому мучить их расспросами, до тех пор, пока они не покушают.
  - Где вы пропадали? - Все же успел спросить Полак, до того как Тома бросила на него свирепый взгляд.
  Нетерпеливую Майку, впрочем, саму распирало желание все рассказать как можно скорее и она, с полным ртом, умудрилась ответить ему.
  - Ну, провалились сквозь землю. С каждым могло случиться. Мы же не нарочно.
  
  Глава 6. Пещера.
  
  Они попросту ничего не успели, настолько неожиданно и быстро все случилось. Поляна провалилась под ногами, и они оказались на дне подземного зала. Оказалось, что это никакая не поляна, а верхушки каких-то подземных то ли деревьев, то ли кустов, по стволам которых они соскользнули вниз.
  - Ни чего себе! - Воскликнул Рик. - Да тут высота больше десяти метров. И дыры вверху почему-то нет. А как мы провалились? Через дырку, могли бы в комбинезоне подняться.
  - Подожди, не трать элегию на полеты - одернула его Джули. - Давай вначале осмотримся.
  Но спокойно осмотреться не удалось.
  Со всех сторон послышался непонятный шум и в свете своих фонарей они увидели сбегающиеся к ним со всех сторон ящериц.
  - Вверх, костюмы включайте! - Закричал Рик. - Они нам могут быть очень опасны. Помните, как копье перекусила, а древко у него не деревянное было.
  Так и висели метров в пяти над полом пещеры.
  - У нас времени несколько минут - напомнила Джули. - На большее, энергии комбинезона не хватит. Думайте быстрее. Кажется, вот там пещера вниз уходит. Давайте все за мной.
  Они быстро полетели в указанном направлении. Шелестящий шум сзади, напоминал, что ящерицы отставать, не намерены.
  Приземлились, не дожидаясь, пока иссякнет энергия комбинезонов. Вдруг еще раз придется подниматься.
  - Давайте просто бежать, а если ящерицы начнут нагонять, прыгнем еще раз метров на сто от них - предложил Рик.
  - Сколько же их тут - ужаснулась Майка. - И бежать только в одну сторону можно.
  - Если их уничтожать можно, так давайте уничтожать - предложил Гавел. - Найдется же такая мощность, когда их шкура уже не выдержит.
  - Найдется конечно - согласился Рик. - Все можно сломать. Вопрос только в том, что сломается бистре, мы, пещера или эти чудовища.
  К счастью ящерицы двигались не так проворно как люди. Тем более что в выносливости, теперь даже Майка могла поспорить с любым зверем, хотя бы и столь экзотическим. Через час бега в глубину пещеры, люди настолько опередили ящериц, что можно было позволить остановку. Рик ментально предложил встать и осмотреться.
  Осматривались минут пять. Ничего нового не высмотрели. Путь был один, только в глубину пещеры, или испытывать на прочность комбинезоны, чего ужасно не хотелось.
  - Вообще-то у нас костюмы должны быть прочнее древка копья - Рик вопросительно посмотрел на Гавела. - Может их не прокусят?
  - Я бы не рисковала - ответила Джули вместо Гавела. - Мне мама много рассказывала об этих комбинезонах "ТеррорНет". Их преимущество не в прочности, а в новых функциях, в оружии, в системе связи. А прочность материала почти одна и та же, потому что основа та же самая.
  - Да и если не прокусят, то легче не станет. Схватят свой пастью и будут держать месяц. Они же, как статуи стоят, ужасно долго.
  - А я знаю, что можно сделать - заявила Майка.
  Гавел, прекрасно знал это ее предисловие и тут же, жестом призвал всех послушать, что она придумала. Рик с Дулей тоже были уже наслышаны о том, что могут означать эти ее слова.
  - Гавел, ты помнишь, как мы Турма выставили вперед, и его не смогла прокусить та ящерка?
  - Но сейчас же с нами нет Турма - недоуменно заметил Гавел и посетовал. - Зря мы его не взяли.
  - Не в нем дело - нетерпеливо перебила Майка. - Та ящерка ведь не пыталась мимо Турма пролезть, только ждала когда мы выйдем сами. А там точно такая же скала была, как и тут. Сама ящерка ничем не берется, но она глупая и умеет только нападать или ждать. Может она и проломила бы скалу, но не догадалась, это попробовать.
  - У нас оружие в костюмах может сильно стрелять? Мы сможем обвалить потолок пещеры?
  - Сможем, ну и что? - По-прежнему не понимал Рик. - Думаешь, их камнями с потолка побить?
  - Это вряд ли - усомнился Гавел. - В прошлый раз охотники копье кидали в нее и хоть бы что. Она даже не замечала.
  - Нужно обвалить потолок не на них, а между ними и нами - в своей обычной, несколько сумбурной манере продолжала горячо объяснять Майка. - Это мы бы стали разбирать завал, а они же глупые, встанут и будут ждать, пока мы сами выйдем. Как тогда. Она же не нападала ни на скалы, ни на Турма. Просто стояла и ждала.
  - А нам как это поможет? - по-прежнему не понимал Гавел.
  - Она права - наконец понял Рик. - Если это их остановят, то даст нам время, а если нет, то все останется так же, как и сейчас. Тогда и будем дальше думать.
  - По крайней мере, ее предложение не увеличивает риск для нас - поддержала его Джули.
  На то, чтобы обрушить свод хватило и минуты. Еще некоторое время ушло на то, чтобы выровнять вертикальную стенку со стороны ящериц. Гавел уверил всех, что прыгать те твари не умеют. Поэтому у самого потолка оставили узкую щель.
  - Будем наблюдать за ними оттуда и думать, что дальше делать - объяснил Рик, когда все работы были окончены.
  Места в щели под потолком хватило всем. Майка тоже присоединилась, хотя ей было очень страшно. Но она твердо решила пытаться делать все, что делает Джули.
  Ждали около получаса. Наконец, вдали послышался шум от десятков, а может уже и сотен преследователей. Вероятно, твари не умели передвигаться быстрее. Они либо неподвижно стояли, щелкая пастями, либо бежали, всегда с одной и той же скоростью. Не очень быстро. Примерно, как бежит обычный человек. Но, по-видимому, совершенно не уставая, что делало их преследование очень опасным. К счастью, дети тоже не уставали.
  - А на Талика пиявка прыгнула - вспомнил Гавел, глядя сверху на ряды стоящих ящериц. - Или она другая, не такая как эти.
  - Кто знает - ответила ему Джули. - Может и другой породы, а может тоже не умеет прыгать.
  - Во всяком случае, вертикально вверх не умеет - добавила она, немного подумав. - Майка правильно говорит, мозгов-то у них нет.
  - Это нас и спасает - вздохнула Майка.
  То, что она оказалась права и на этот раз, радости не приносило. Они глубоко под поверхность, путь назад отрезан, а пещера ведет еще дальше вниз. Посидят они тут еще немножко, а уже кушать хочется. Придется вниз идти или пробиваться через этих черных ящериц. А от мысли, что еще и пиявки есть, ее даже передернуло.
  - Да, Майка хорошо придумала - уважительно сказала Джули. - Ну, а дальше что делать будем?
  - У тебя есть какие-нибудь мысли? - Спросил Рик.
  - Есть. Пойдем дальше по пещере, а через километр еще одну такую же стенку поставим, тем более что нам это не сложно. На всякий случай.
  - Сами дальше пойдем - продолжила Джули, - Все равно других путей нет. Может куда и выйдем.
  
  Они шли уже больше трех часов. Пещера с ящерицами закончилась, проходом в какой-то другой тоннель. Явно искусственный, с почти ровными стенами и полом. Немного поразмыслили, с какую сторону идти. Рик предложил влево, там тоннель поднимался вверх. По пути Гавел рассказывал, как они вышли в круглый тоннель на станции.
  - Там тоже, вначале была обычная пещера, а потом дверь открыли, и попали в ровный круглый тоннель. А здесь тоже проломлена стенка тоннеля Древних.
  - Интересно, а на картах Древних, тут ничего нет - удивилась Джули. - Никаких подземных тоннелей.
  - Этих карт у них очень много было разных - начал объяснять Рик. - Мы всегда смотрим на карты, которые для любых людей нарисованы. Для кого попало, в общем. А у Древних были еще другие, для специалистов. Там показаны всякие энергетические системы, химические, да много других, я толком не знаю. Мне дядя Арнол немного рассказал.
  - Наверно и этот тоннель есть на каких-нибудь картах Древних, просто мы искать не умеем - рассуждала Джули. - Куда-то ведь он ведет. Что же его, зря строили?
  - У меня прозрачная штука с головы не снимается - пожаловалась Майка. - Сама наделась и не снимешь ее никак.
  - Это шлем - подсказала Джули. - Он автоматически надевается, если место опасное. У нас всех тоже он надет. Здесь радиационно опасное место. Тебе разве комбинезон не сказал?
  - Сказал. А что это такое?
  - Потом в интернате тебе объяснят. В общем, нельзя тут шлем снимать. А если опасность увеличится, то комбинезон может сказать, что вообще из этого места уходить нужно. Но она тут очень слабая. Только шлем снимать не нужно.
  
  Тоннель оказался не длинным, менее километра и упирался в завал. Поковырялись немного, но бросили это безнадежное дело.
  - Тут можно годами раскапывать - махнул рукой Рик. - Давайте в другую сторону попробуем.
  В другую стороны тоннель был еще короче и упирался в металлическую дверь.
  - Крепкая. И не заржавела - сказал Рик, еще раз толкнув ее рукой. - Сколько тысяч лет стояла.
  - А как мы ее откроем? - Озадачено спросила Майка.
  - Откроем - махнула рукой Джули. - Ты просто еще не все умеешь. Мы можем ее разрушить изнутри, а можем просто прожечь оружием комбинезона. Пусть Рик думает.
  - Да чего думать, посидим полчаса, пока нанороботы работают - отозвался Рик, заканчивая свои непонятные манипуляции с дверью. - Только отойдем к пролому, кто знает, что там за ней. Заодно, я предлагаю пролом камнями заделать. Чего зря сидеть.
  Пролом завалили быстро, так же как и в пещере, обрушив потолок. Затем Гавел зарядил камни в завале, чтобы они преобразовались в монолит. Он сам настоял на этом, хотел потренироваться. После этого пошли проверять, что стало с дверью.
  - Здорово! - Восхитилась Майка.
  Дверь как бы превратилась в вязкую жидкость, стекла вниз и застыла лужицей. А затем, снова превратилась в металл.
  - Ты тоже научишься - пообещала ей Джули. - Со временем. Если лениться не будешь.
  Внутри это не походило ни на Форпост, ни на Город Призраков. Даже не до конца восстановленная станция, которую нашли Яапы, производила куда лучшее впечатление.
  Здесь все превратилось в труху, за исключением отдельных деталей из инертных металлов, стекла и какого-то искусственного камня.
  - Арнол говорил, что это для Древних, устаревшие материалы были - объяснял Рик. - Они жили в то время, когда почти все делали уже нанороботами. Из воды и воздуха. А тут само помещение из какого-то металла, с ним ничего, а все что внутри совсем развалилось.
  - На станции, тоже многое в труху превратилось - напомнил Гавел. - Но Маська уверяла нас, что со временем все восстановится.
  - Может и тут восстановится, но пока что-то не видно ничего такого - скептически оглядел помещение Рик. - Только труха и то, что уцелело. Ладно, давайте тут все обойдем.
  - Наверно тут тоже Маська есть. Ну, или не Маська, а кто-нибудь другой - предположила Майка.
  - Точно! Молодец Майка - одобрила Джули. - Нужно поискать центральный комп. Если он уцелел, нам повезло.
  Обошли все комнаты, но ничего похожего на восстановленные системы центрального компа не обнаружили. Зато нашли винтовую лестницу. Она находилась в круглом колодце и вела, как вниз, так и вверх, непонятно насколько далеко.
  - Вот и выход! - Обрадовался Рик.
  - Я бы не спешила с такими выводами - усмехнулась Джули, но по лицу было видно, что она тоже рада.
  Майка просто прыгала от восторга и кричала какую-то считалку или песенку, которую где-то вычитала. В последнее время она поглощала массу информации из книг, фильмов и программ в Пальмере.
  - А вы заметили, что все этажи круглые? - Спросил Гавел. - Они все как кольца, вокруг какой-то центральной толстой трубы.
  - Вернее колодца - поправился он. - Интересно, что в нем?
  Это потом думать будем, давайте вначале найдем путь наверх - предложила Джули. - Мой биокомп автоматически фиксировал всю нашу траекторию движения. От уровня, с которого упали и до точки, на которой стоим, по вертикали он полагает около полукилометра.
  - Но это если планета идеальный шар с постоянным радиусом - поправил ее Рик.
  - Это как? - Майка снова округлила глаза.
  - Это если нет ни впадин, ни горок, а ровная степь везде - вполголоса, ментальная связь здесь неустойчиво работала, объяснил ей Гавел и попросил. - Не перебивай. Потом все что непонятно, спросим.
  - Не так и далеко - обрадовался Рик. - Полкилометра вверх по лестнице мы за час пробежим.
  - А давайте, пока мы тут, вниз спустимся, если туда не далеко - предложила Майка.
  - Зачем?
  - Просто интересно, там ведь тоже что-то есть. Посмотрим просто - объяснила Майка. - Когда еще вернемся сюда.
  - А, правда, давайте сходим - поддержал ее Рик. - Этажи маленькие. На каждый не больше десяти минут потратим, Но через час возвращаемся сюда, а потом вверх.
   Внизу было всего три этажа. Два точно таких же, как и тот, на котором они уже побывали. Но вход на самый нижний, закрывала металлическая дверь, на которой был выдавлен какой-то большой рельефный знак.
  - Туда нельзя - хором сказали Рик и Джули. - Мы в интернате учили. Это знак радиационной опасности. Хорошо, что прямо в металле выдавили, а то за столько тысячелетий, краска бы не сохранилась.
  - Да, открыли бы дверь, а оттуда бы полезло - Джули брезгливо передернулась. - Но на этажах не было радиации. Только в первом тоннеле, совсем слабая, и тут.
  - Все, теперь наверх - скомандовал Рик. - О нас уже наверно все беспокоятся, а мы даже сообщить не можем. Тут, из подземелья, связи даже между нами иногда нет.
  
  Наверх поднимали долго. Гораздо дольше запланированного часа. По пути, пришлось расчищать несколько завалов и в некоторых местах, комбинезоны снова трезвонили о радиационной угрозе.
  Такие места проскакивали быстро. Первый раз, правда, долго стояли и думали, идти дальше или не идти. Индикатор показал сильную опасность и предельное время, которое можно находиться в этой зоне.
  - У нас почти час в запасе в этом костюме. Я бегу вверх по лестнице полчаса, если не проскочу зону за это время, то спускаюсь назад. Будем дальше думать - предложил Рик.
  Опасную зону он проскочил за двенадцать минут и как договорились, постучал по металлическим перилам, заранее захваченным для этого камнем. Остальные повторили этот эго забег, с даже лучшим чем у Рика результатом.
  Метод себя оправдал. Таким же образом преодолели еще три опасных участка. Последний, был самый большой. Рик преодолел его, затратив почти половину контрольного времени. Дальше поднимались уже без задержек, пока не уперлись в завал.
  - Монолит! - Уважительно сказала Джули. - За семьдесят тысяч лет схватилось как скала.
  - Может и скала - Рик тоже осматривал завал, но с другой стороны. - Чего гадать. Пробивать нужно. Тут всего несколько метров должно быть. Если горы нет сверху. Но вряд ли выход через гору долбили. Да и не видели мы гор на поверхности.
  - А куда от камней спрячемся? - Спросил Рик. - Вообще-то шлемы и комбинезоны выдержат падающие камни,
  - А я знаю, куда можно спрятаться - завела свою обычную присказку Майка. - Нужно сбоку лестницы выдолбить вначале лунки для каждого из нас. В них спрячемся, и оттуда будем обваливать потолок.
  - Ты умница Майка - похвалила Джули. - Не зря мама хочет с тобой и Гавелом позаниматься.
  - Ух ты! - У Майки округлились глаза. - Она научит меня делать вертолеты?
  Гавел тоже навострил слух и подвинулся к ним поближе.
  - Все разговоры потом - прервал их Рик. - Сейчас нужно на поверхность попасть, связаться с остальными, дождаться их. Вот потом и наговоритесь.
  - А ты Майка, действительно, сообразительная - похвалил он ее тоже.
  Укрытия сделали быстро. Затем пробили первый завал. Он оказался всего метровой толщины. Это была действительно упавшая скала. Но вскоре, встретился еще один. Пришлось все повторить, да еще ждать, пока комбинезоны восстановятся для новой стрельбы.
  Третий завал был совсем простым, хоть и монолитным, меньше метра скалы, а над ним они увидели ночное небо.
  - Выбрались! - Майка от возбуждения и радости, даже приплясывала. - А здесь можно уже этот противный шлем снять? А как нашим на "Кракен" сообщить? Никто не отвечает.
  - Майка, остынь - попросил ее Рик. - Ты засыпала вопросами. Здесь связь плохая. Как только взойдет луна, я свяжусь с "Кракеном", уже скоро. А пока ждем и радуемся свободе. Но шлемы не снимаем.
  
  Пока ожидали время сеанса связи, Майка с Гавелом, снова насели на Джули с вопросами о том, чем с ними хочет позаниматься ее мама. О Пресветлой госпоже Ильве, они успели наслушаться и когда знакомились с интернатом, и от Дамира, который с огромным уважением говорил о ней. Да везде, где заходила речь об Ильве, тон разговора стазу же менялся на почтительный. Но Рик снова перебил их содержательный разговор.
  - К нам приближаются орки. Много.
  Гавел с Майкой завертели головами. Как пользоваться возможностями комбинезонов и своими биокомпами, они толком еще не знали.
  - Да вижу - Джули, своим биокомпом анализировала картинку, которую ей услужливо подсунул комбинезон. - Так это не много для нас. У нас одних парализаторов четыре штуки, а их тут всего восемьдесят два.
  - Нет - первыми не будем нападать. - Если они о нас знают, то сами уйдут, а если не знают, то познакомимся. Говорили же на лекции, что нужно новые подходы к оркам искать. В комбинезонах, они нам все равно ничего не сделают. Шлемы все оденьте, не нужно рисковать попусту.
  
  Орки, все на конях, молча окружали их. Джули успокоила Майку
  - Ничего они нам не сделают. Если что, мы их вдвоем с Риком, всех уложим парализаторами. Помнишь, как их включать?
  Майка кивнула и почти успокоилась. Джули она безоговорочно доверяла.
  Орки замкнули кольцо.
  Вперед выступили двое. Один, могучего телосложения, в роскошной по степным понятиям одежде, весь увешанный оружием. Он весил, наверно втрое против Рика и выглядел настоящим гигантом.
  Второй тоже был одет роскошно, но не так как воины, наверно шаман или старейшина. Он был самым старым в отряде, во всяком случае, на вид и являл собой прямую противоположность первому. Маленький, сухонький, аккуратненький старичок.
  К каждому из этой странной пары, остальные орки отряда, проявляли демонстративную почтительность. Рик несколько раз замечал, что воины ловили каждый жест любого из них.
  - Ей, вы кто такие? - Окликнул тот орк, который более походил на воина.
  - Мы люди из Империи - ответил Рик. - А кто вы такие? Чего нужно от нас?
  - Вы наша добыча - смеясь, ответил вожак
  Добыча - рассмеялся Рик. - А ты уже добыл нас, что добычей считаешь.
  - А как посмотрит Великий Каган на такое самоуправство его воинов? - Спросил его Рик. - У нас мир с орками. И у Империи и у Союза. Уже сто лет как заключили тот мир.
  - Мы сами по себе, нам тот каган не указ - презрительно бросил вожак. - А за молодых женщин, я много всего получу.
  - А раньше ты имперцев крал, вообще встречался с ними? - Спросила теперь уже Джули, ничуть не испуганная.
  - Нет, только слышал, что ваши женщины дорогие. Империя далеко от наших мест, первый раз видим живых людей оттуда. Но слышали много.
  Вожак еще раз внимательно осмотрел Джули и перевел взгляд своих маленьких глаз на Майку.
  - Худые совсем - он покачал головой. - За что вас так дорого ценят?
  - Твои женщины не воспитаны, раз вступают в разговоры мужчин - неодобрительно добавил старик. - Им тяжело придется у нового хозяина.
  - У нас не так как у орков - рассмеялась Джули. - Наши женщины, тоже воины, и не уступят вашим в бою.
  - Мы уже долго говорим. Сами пойдете с нами, или ловить вас будем? - Деловито осведомился вожак и пояснил. - Если сами пойдете, вязать не стану вас и мужчин ваших не трону.
  - А давай, и я скажу тебе наше слово - предложил Рик. - Если сейчас уходите, ни ловить, ни бить вас не будем. Так с миром и идите.
  - А если миром не уйдем - спросил вожак, после того как он сам и его люди вдоволь нахохотались над словами Рика. - Тогда что будет?
  - Увидишь сам - пожала плечами Джули.
  - Вы смелые - рассмеялся вожак. - Хоть и дети еще.
  - А вот ты не очень смелый, как я посмотрю - ответил ему Рик. - Вас почти сотня против двух мальчиков и двух девочек.
  - Или это у орков и называется смелость? - Улыбнулся Рик. - Ты, я смотрю, с обычаями степи не знаком, раз на путников набрасываешься, вместо того чтобы их уважительно встретить и накормить.
  - Ты прав, молодой воин - добродушно рассмеялся вождь. - Ты прости, ни разу не видел блестящих людей, хоть много слышал о вас. Хотел проверить, правда ли говорят. Теперь вижу, смелые.
  - А так ли блестящий воин непобедим в бою, как рассказывают - спросил старик.
  - А проверьте - усмехнулся Рик. - Как проверять будете? Выбирайте сами.
  - Нет, ты выбирай - настаивал вождь. - Вас мало, нас много. Тебе выбирать. Давай знакомится.
  - Мое имя Хакибек, его Валиах - он кивнул на старика, - а как тебя зовут?
  - Мое имя Рик. Рассказывала мне мама о степном обычае, бой в кругу на кнутах. Назначай своего воина для поединка, мне все равно с кем.
  
  - Что делает Рик? - Допытывалась Майка у Джули.
  - Он сейчас будет состязаться с воинами орков на кнутах - объясняла Джули. - Есть такой обычай в степи. Смотри молча, интересное зрелище. Рик их всех победит.
  К концу поединков, Рик приобрел громадный авторитет среди орков. Вначале победил одного воина, вырвав кнут из его руки. Затем второго, связав его, своим кнутом, а потом сразу двоих, связал их друг с другом.
  После третьего поединка, сам вождь поклонился ему и сказал, что убедился в мастерстве блестящих людей и просит простить его за непочтительное отношение при встрече.
  - Прошу молодых воинов разделить со мной пищу - добавил он в конце своей речи.
  - Не обижайся - как можно вежливее отказался Рик - Сейчас мы очень спешим. Но я приду к вам, чтобы разделить еду и для долгой беседы. Скажи, где ты остановишься и, в течение семи дней, я приду к тебе в гости, с миром и не один, со старшими.
  - Вижу теперь, что легенды степи о воительницах Империи, которые могут в честном бою победить лучшего воина орков, правдивы - уважительно сказал старик. - Еще от деда я слышал легенду об изгнании Хасибана.
  - Он возомнил себя сильнейшим - продолжал старик. - Легенды говорят, что сам Первый Орка наказал его за самомнение, наслав на него позор в виде женщины, которая победила его в честном состязании.
  - Ваши легенды говорят правду - не удержалась Джули. - У нас тоже помнят эту легенду
  - Поговорим при следующей встрече, а сейчас нам пора - перебил разговор Рик. - Луна взошла, это сигнал, что скоро за нами прилетят. Люди Империи умеют пользоваться летающими повозками, можете смотреть, но не приближайтесь, мы сами придем к вам потом.
  
  - Вот как все и произошло - закончила Джули историю их внеплановой подземной экспедиции. - Дальше вы все знаете.
  - А как провались, мы и до сих пор не поняли - все-таки вставила Майка.
  Она все время сидела как на иголках, желая сама хоть что-нибудь рассказать.
  - Да, интересные места - согласился Полак. - А мы-то считали, что это просто полянки с высохшей травой. Видно не только после ливня здешние растения могут за считанные секунды расцветать. Нужно будет на денек-другой задержаться. Исследовать подробнее, что там растет под землей.
  - Ваши родители через два дня присоединяться к нам - сообщила Тома, Рику и Джули. - Мы им, конечно, сообщили обо всем. Хорошо, что вы успели связаться с нами раньше, чем мы послали сообщение.
  - А кто полетит разговаривать с орками? - Спросил Рик. - Я точно, обещание же мое, а кто еще?
  - Наверно все полетят - это же визит дружбы. Я успел Ильше сообщить до того как они вылетели к нам, чтобы захватил подарки для орков. Он там, в Шатре консультировался, чем можно сразить их воображение. Норды все же лучше нас разбираются в их обычаях.
  - Интересно, а как орки отнесутся к тому, что воочию увидят их ожившую легенду - спросила Тома?
  - Имеешь в виду Илику? Ее знаменитый бой с Хасибаном? - Сразу же вспомнил Полак рассказ Вана и тех событиях.
  - Да. С ней и поговорим об этом. Пусть сами с Ваном решают. Они тут в течение двух дней будут.
  
  Глава 7. Внеплановый визит.
  
  Вернуться к оркам, пришлось уже на следующее утро. Полак спросил Рика, заделали они выход из подземелья или оставили открытым.
  - Нет, не заделали - Рик смотрел на него недоуменно. - А зачем?
  - А если орки полезут из любопытства в дыру, которой там раньше не было? А полезут обязательно.
  - Почему они туда обязательно полезут? - По-прежнему не понимал Рик.
  - Потому что, именно оттуда появились блестящие люди? А у орков нет комбинезонов, которые сигнализируют о радиации и, хоть слабо, но защищают от нее - продолжал Полак. - А самая опасная зона, как раз ближе всего к поверхности.
  - Я как-то не сообразил. Конечно, неплохо бы и им объяснить, что там очень опасно.
  - Собирайся, полетим знакомиться. Я, ты, Камиль и отряд, на всякий случай. Дыру заделаем так, чтобы орки вообще не смогли ее пробить - скомандовал Полак.
  Через четверть часа отряд был уже в воздухе, а еще через несколько минут, вертолет своим видом и ураганным ветром разогнал толпу перепуганных орков. Они как раз собрались вокруг выхода из подземелья, и о чем-то горячо спорили со стариком.
  - Камиль, ты со своими людьми пока не показывайся - распорядился Полак. - Мы с Риком, вначале поздороваемся, поговорим. Незачем их пугать раньше времени.
  Рик вышел из вертолета и постоял на виду, чтобы его смогли узнать. А когда от довольно далеко отбежавших орков, отделились две фигуры, одна большая и вторая поменьше, помахал рукой и крикнул.
  - Здравствуй Хакибек, здравствуй Валиах, это я Рик. Пришлось вернуться. Я не один. Знакомьтесь с нашим верховным шаманом.
  Из вертолета вышел Полак, приложил правую руку к левому плечу и наклонил голову, как ему рассказал Галлей. Они пообщались на тему обычаев орков, еще вчера вечером.
  - Раньше только высоко в небе видел такую блестящую птицу - сказал Хакибек, осторожно дотрагиваясь до корпуса вертолета. - Не думал что она такая большая. В тех других, которые летали над степью, тоже люди были? Что смотрели в степи?
  - Искали друзей. Пропали в степях, найти не можем. Дали бы выкуп хороший, если бы нашли - пообещал Полак. - Не знаете, кто людей угоняет.
  - Это не мы, не Басхи. Мы не крадем людей, даже не видели их никогда, вас первых видим - объяснил Хакибек.
  Валиах молча соглашаясь, утвердительно кивал. Добавил только после паузы.
  - Мы Басхи никого не крадем, мясо в Каганат даем, они нам оружие, настои целебные.
  - А что означает Басхи? - поинтересовался Полак. - Это ваше племя так называется?
  - Да - гордо сказал Хакибек. - Басхи, это такой черный дракон, на берегу соленой реки живет, от него наше племя род ведет.
  - Ты нас прости, что мы без подарка - Полак решил перейти к делу. - Спешили тебя предупредить, что бы твои люди, не лезли в пещеру. Там воздух ядовитый, умереть можно от него.
  - Да - подтвердил Рик. - Видишь у нас шапки прозрачные на головах. В них другой воздух, которым мы дышали там.
  - А если без блестящих костюмов, как наши, и особенно без таких шапок, они называются шлемы, можно очень сильно отравиться и даже умереть - продолжал Полак. - Мы приехали заделать эту опасную дыру и предупредить вас, чтобы не лезли туда.
  Орки отошли в сторону и довольно долго говорили друг с другом. Вернее говорил старый Валиах, а Хакибек в основном слушал и кивал. Наконец, они наговорились и вернулись вертолету. С Полаком теперь с ним говорил один Валиах.
  Он начал со слов благодарности в адрес Рика и Полака. Старый Валиах знает о таких дырах в земле, в которых таится смерть. Вернее "невидимая медленная смерть", как он ее назвал. Оказывается, и спорили орки с ним, как раз о том можно ли лезть в пещеру.
  - Молодые, любопытные - посетовал Валиах. - Не видели, как в такие дыры лезут могучие воины, а через год или раньше, сгорают от ужасной болезни. Мы поможем заделать эту опасную пещеру. Говорите, что нужно делать.
  - Нет, ничего не нужно - поблагодарил Полак. - Мы привезли людей, которые умеют замуровывать такие дыры так, чтобы никто не смог их открыть. Можете посмотреть, как они это делают.
  Полак ментально, через вертолет, скомандовал Камилю, чтобы он и отряд надели шлемы и что-нибудь делали около пролома. Ни к чему было показывать оркам, как дыра зарастает сама, заряженная Полаком.
  Хакибек, с любопытством смотрел, как под руками блестящих воинов зарастает дыра в земле.
  - А как твои люди смогли пройти через невидимую смерть? - Спросил Валиах, так же с интересом наблюдавший за непонятными действиями людей Камиля.
  - Мы умеем видеть ее - коротко объяснил Полак.
  - А орки могут видеть, где таится медленная смерть? - Не унимался Валиах.
  - Мы можем научить вас видеть, где она таится. Если это позволят сделать наши вожди - осторожно пообещал Полак, решив ничего не предпринимать до разговора с Тиной.
   - Что люди хотят за такое волшебство?
  - А что предлагают орки?
  - Орки могут давать мясо, шкуры, травы.
  - Пусть люди скажут, что им нужно, а орки ответят им, что они смогут - вышел из затруднительного положения Валиах.
  - Давай мы назначим день большой встречи, придем к вам с нашими вождями. Но мы придем с самым главным вождем. Вы сможете привести своего самого главного вождя на встречу?
  - У орков нет главного - ответил Валиах. - У орков есть много вождей и Верховный Каган, которого вожди не признают главным над ними.
  - Тогда с кем будут говорить наши вожди?
  Тут слово взял Хакибек и они вдвоем, помогая друг другу, довольно долго объясняли Полаку и, присоединившимся к нему Камилю с Риком, взаимоотношения между орками. Отношения в степи были запутанные.
  - Раньше все было проще - объяснял Валиах, - Когда я был совсем молодым, все племена были равны. Жили набегами и охотой. В набеги ходили те, которые близко к людям кочевали.
  - Басхи не ходили с набегами на людей - еще раз подтвердили вождь со старейшиной. - Пошли бы тоже, но далеко всегда кочевали. Много дней по степи пришлось бы скакать, чтобы до людей добраться.
  Все изменилось после великого голода больше сорока лет назад. Много орков погибло тогда, Басхи ушли на север еще дальше в холодные степи. Научились охотиться на больших быков, так и выжили. А в южных степях совсем мяса не стало. Вожди южных племен хотели даже к людям идти, просить помощи, хоть шаманы были против.
  - "Не было в истории, чтобы орки просили о чем-то Империю или другие страны" - Ментально поделился с Полаком Рик. - "Формально мир был заключен. Давно, больше ста лет назад. Сразу после реформы армии Империи. Еще до изгнания Вана с Иликой, из страны".
  - А почему не попросили помощи у людей? - спросил Полак.
  - Не торопи нас. Рассказ будет долгим. Мы степняки, не привыкли много говорить. Нам нужно собираться с мыслями.
  В южные степи пришел, какой-то отшельник. Откуда пришел, какое племя было ему родным, этого Валиах не знал. По всему выходило колдун, раз смог остановить гибель орков от голода. Колдун, но точно орк, хотя среди народа орков, до него колдунов не было. Он приобрел большое влияние на вождей и шаманов племен южной степи. По сути, стал править ими.
  Северные племена, сами справились с голодом и не потерпели над собой чужака. Тем более что кроме своей силы, этот новый вождь, которого все стали называть Великий Каган, ничего и не предлагал.
  - Сила это не мало - заметил Полак. - Почему не согласились?
  - Зачем нам сила против людей? - Задал встречный вопрос Хакибек. - Мы на севере, людей до вас не видели. Всегда сами по себе были, у нас все есть, а воевать нам ни к чему, да и не умеем мы это делать.
  - От Великого Кагана нам больше неприятностей, чем от людей, которых мы никогда не встречаем - добавил Валиах. - Через месяц сможем собрать вождей племен.
  - А разве раньше не было Великого Кагана - удивился Полак. - Он ведь уже очень давно над орками.
  - Раньше, Великим Каганом назывался общий сход вождей племен - объяснял Валиах. - То, что мы сейчас собираем для встречи с вашими вождями. Но когда появился тот колдун, он стал себя называть Великим Каганом, а северные орки перестали называть так собрания своих вождей.
  - Где бы вы хотели с ними говорить? - Вернулся Хакибек к более практическим вопросам.
  - Вы сами назначайте место, какое удобно вам. Наши летающие повозки, вертолеты - Полак показал рукой, - очень быстрые и донесут нас куда угодно. Скажите нам только примерное число вождей и воинов, которое придет на встречу.
  - Мы с Валиахом, останемся здесь - сообщил Хакибек после еще одного совещания со старейшиной. - Гонцов по всей степи пошлем сразу же, прямо сейчас. Вожди племен соберутся через тридцать дней, недалеко в пяти днях пути отсюда.
  - А чем хорошо то место? - Заинтересовался Камиль.
  - Там река и лес, понадобится много дров и воды для пира. Там и стада недалеко, мои охотники набьют свежего мяса. А тут нет ничего, голая степь. Мы туда шли за мясом, на вас наткнулись случайно - Объяснил Хакибек.
  - Как мы узнаем, где это место? - Озадачено спросил Полак. - За пять дней далеко уйти можно. И сколько орков там будет?
  - Можно сделать иначе - предложил Камиль. - Вам в том месте удобнее встречать нас, чем здесь?
  - Да. Мы туда шли. Вы не знаете где оно. Мы отсюда вас проведем к нему - объяснил Валиах.
  - "Давай отвезем их туда сейчас, посмотрим место, да и навещать иногда будем потом" - ментально изложил свою идею Камиль.
  - "Верно!" - Согласился Полак. - "Там может и ментал работает нормально, а тут все через вертолет или "Кракен" приходится. И соседство с радиоактивной шахтой не радует, хоть она и замурована".
  - "От мамы сообщение" - Прервал их разговор Рик. - "Она говорит, что тетя Тина советует передать подарки тем оркам, с которыми мы общаемся. Пусть первый шаг будет с нашей стороны. Подарки она нас просила самим придумать"
  Обмен ментальными сообщениями занял меньше секунды. Орки вообще не заметили паузы в разговоре. Для них Камиль просто продолжал говорить.
  - Мы предлагаем отвезти вас на место встречи. Вместе посмотрим его. Вы там останетесь. Мы будем навещать вас, можем и помочь в подготовке пира. Полетите на вертолете?
  Орки переглянулись. На лицах читалось одновременно жадное любопытство и откровенный страх. Камиль ментально всех предупредил, о том, чтобы орков даже не спрашивали, страшно ли им, и никак не успокаивали. Пообещал памятку составить всем вновь пребывающим, чего нельзя говорить оркам.
  - "Нет страшнее оскорбления для степняка, чем заподозрить, что он чего-то боится. Неважно чего" - объяснял Камиль всем, в том числе и оставшимся на "Кракене".
   - Сколько орков поместится в вашу летающую повозку? - Спросил Хакибек и тут же поправился, очень довольный, что запомнил трудное слово. - В вертолет.
  - Чтобы не тесно было отбери десяток, с кем строить стойбище будешь - посоветовал Камиль. - Захватите оружие и инструменты, для строительства и охоты. Все тяжелое, мы сможем перевезти. Чтобы остальным не тащить на лошадях. Пока они придут на лошадях, стойбище уже будет готово.
  Пока Хакибек отбирал орков для полета, Полак продолжил разговор с Валиахом о других местах в степях, где орки погибали от таинственных болезней. Старик уверял, что в степи довольно много таких мест. Но точного их местоположения, никто не знает.
  - Воины не сразу умирают. Много месяцев проходит, пока болезнь станет видна. А за это время воин побывает во многих местах - объяснял Валиах.
  - Через несколько дней, мы привезем в новое стойбище то, чем определяют опасные места. После этого, ты сам увидишь опасные места. А пока вспоминай, где такие места. Вместе их посмотрим, и ты проверишь сам, как работает волшебство.
  
  Место нового стойбища понравилось людям. На берегу небольшой реки, у подножья гор, покрытых лесами. Действительно есть вода и дрова. Пока летели, несколько раз видели стада больших быков. Не тех, очень больших, о которых рассказывал Гавел, а как раз таких, на которых охотится вполне безопасно даже с примитивным оружием.
  - Хорошее место - одобрил Полак. - Теперь мы знаем, где вас найти. Наш вертолет сам запомнил дорогу сюда.
  - "Может им деревьев помочь нарубить?" - Ментально спросил Полак и заметил. - "Ментальный обмен тут заработал, это хорошо".
  - "Нельзя!" - Категорично ответил Камиль. - "Ты верховный шаман. Я еще могу, но тоже не желательно. Они не поймут такого унижения. Это работа раба, в крайнем случае, простого охотника или воина, но никак не десятника или сотника и тем более не верховного шамана".
  Орки оживленно обсуждали перелет. Со своим страхом они справились за первые полчаса полета, а затем с интересом смотрели на грандиозную панораму степей с высоты птичьего полета. Камиль, задал бортовому компу вертолета, самый плавный режим полета, а Полак постепенно расширял площадь экрана, чтобы орки не пугались, якобы исчезновения стен вокруг.
  - Орки жалеют, что их товарищи не видели степь с высоты - сообщил Полаку, еще возбужденный перелетом Хакибек. - Они тебя благодарят за то, что ты показал им степь с неба.
  - Потом покажем и другим - пообещал Полак. - Когда к тебе прилететь?
  - Прилетай, как сможешь, через пять или десять дней. К тому времени успеем и дичи наловить и стойбище поставить. Прошу только, отвезите назад одного из моих людей.
  - Отвезем - пообещал Камиль и ментально объяснил Полаку - "Это он хочет своим сообщить, что с ним все в порядке. Чтобы те не беспокоились".
  
  Обратно полетели гораздо быстрее. Предупредили орка, что покажут ему, как может летать вертолет. Его качало при выходе из вертолета, но он держался героем, хоть и из последних сил.
  Забрали Рика, он развлекал орков, отвечая на их вопросы о жизни людей.
  - Молодец Рик - похвалил его Полак. - Быстро нашел общий язык с орками.
  - Они неплохие, эти орки, я думал чудовища, судя по рассказам, а они и накормили и вопросами засыпали.
  Рик всю дорогу пересказывал вопросы орков.
  - Это ты с охотниками северной степи близко познакомился. А вот у Гавела, совсем другие впечатления, от южных орков, даже от их охотников. Болт ведь он от них получил.
  - Интересно, а мы и не знали, что далеко не все орки считают людей своими врагами - рассуждал Полак. - Дальние степи нам пока совершенно незнакомы. С высоты много не разглядишь. Орки и орки, а какие именно, кто знает, для нас они все одинаковыми были.
  - Кто это к южным оркам пришел. Что за колдун? - Гадал Камиль. - Ни разу не слышал, что Верховный Каган какой-то пришлый. Ничего мы о них не знаем.
  - Полак, а разве радиация, это отравление воздуха? - спросил Камиль, спустя довольно продолжительное время - Я не сильно разбираюсь в этом, но в Университете, нам рассказывали другое.
  - Она и есть другое - вздохнул ученый. - Но не могу же я с орком, лезть в такие тонкости. Вот и пришлось врать, понятными ему словами.
  
  Большой вертолет с эмблемой султаната Дансай, через три дня прилетел из Города Призраков. Из него вышли Ван Дрик с Иликой, Ильша с Ильвой, Тина с Арнолом, Майра с Махамбутом и Галлей с Димитрием. Всех их Тина попросила сопровождать делегацию людей, во время встречи с орками. Для помощи в подготовке встречи, Илика, захватила с собой Салеха из Города Призраков, а султан несколько слуг из своего дворца и отдал их под начало Салеху. И еще, весь вертолет был завален подарками. Взяли с запасом, для вождей, шаманов, воинов и охотников.
  С подарками возникли определенные сложности. Ни оружие, ни доспехи, дарить не хотелось. Галлей уверял, что это очень опасно. Орки, как все примитивные народы, получая любое преимущество, тут же начинают использовать его для возвышения над соседями.
  - Мы же не хотим раздувать пожар междоусобиц между племенами - убеждал он Тину и остальных членов Совета Союза.
  С ним соглашались такие авторитетные люди, как Арнол и Полак. Последний, привел множество примеров из истории Древних, когда примитивные племена, сразу же шли войной на своих соседей, заручившись поддержкой более развитых в военном отношении народов.
  - В случае голода мы им поможем, от болезней вылечим, но вооружать их самих не следует - Повторял Полак в своем слове Совету, вслед за Галлеем.
  На том и порешили, решив ограничиться красивой одеждой для вождей, качественным снаряжением для охотников, прочными деталями к повозкам, которые не будут ломаться при движении по степи и прочими полезными мелочами.
  
  Тина очень серьезно отнеслась к возможности союза хоть и не со всеми, но частью орков. Впервые появилась информация о том, что орки вовсе не едины против Империи и остальных стран Союза. Галлей даже предположил, что по степи разбросаны не два, а гораздо больше полюсов силы.
  - Междоусобицы всегда были и будут, при столь примитивных коммуникациях как у них - доказывал он. - Вспомните, что говорил господин Полак о мире Древних. Именно развитие техники, технологии и коммуникаций, сделало когда-то их мир единым.
  - Для нас сейчас важно завести дружбу, неважно с какой частью орков - поддерживал его идеи Димитрий. - Важно понять их систему ценностей. Найти точки соприкосновения с людьми. Возможно, увидим способ повлиять на их закостенелое мировоззрение. Надоело, это вечное, бессмысленное противостояние.
  Салеха, в это время, занимали гораздо более прозаические задачи. Он гадал, чем угощать орков. Задачу осложняло еще и то обстоятельство, что ни одного орка в жизни Салех не видел. Почитал о них кое-что, пока летели, но это помогло мало. Труднее задачи, у Салеха не было со времени его работы в должности администратора Города Призраков. Галлей тоже увлекся подготовкой встречи и стал его добровольным помощником.
  - Чем их будем угощать. Что любят орки? Что вообще они едят? - Допытывался у него Салех.
  - Орки кочевой народ - объяснял ему Галлей. - В своих степях, они охотятся на быков. Соответственно и едят то, что дают им быки и коровы. А это мясо и молоко. Очень любят пить кровь свежеубитых животных.
  - Ну, таких деликатесов мы им вряд ли сможем предложить - с сомнением сказал Салех. - Особенно последний. Надо было Фани взять тоже, она кухней заведует.
  - Не отвлекайся - одернул его Галлей. - Кого Илика с Тиной приказали, того и взяли. Самое интересное, что мясо они едят сушеное, а молоко пьют кислое. В жаркой степи, ничего другое и не сохранишь долго. Не знаю как оркам, а на мой вкус, гадость неимоверная.
  - Кроме сыра - тут же поправился он. - Но возможно что-то еще у них есть вкусное и для нас.
  - Да уж - покачал головой Салех. - Были у меня голодные времена, но не настолько, чтобы есть такое.
  - Из привычной для нас пищи, у них вареное и жареное на углях мясо - продолжал Галлей. - Они его варят в глиняных горшках, а жарят на прутиках, или просто раскладывают на углях.
  На этом познания профессора кухни кочевых народов были исчерпаны. Он мог еще долго рассказывать способы приготовления орками, сушеного мяса, сыра, аналога колбасы, но смысла это не имело. Галлей понимал, что в условиях "Кракена", они вряд ли смогут повторить кулинарные шедевры орочьей кухни.
  - А я знаю, что они должны любить - заявила Майка, которая забрела на кухню в поисках чего-нибудь вкусного и слышала конец разговора.
  - Послушаем разумное дитя - предложил Галлей. - По отзывам Полака, эта девочка предлагает очень дельные вещи.
  - Мясо и молоко, вообще не нужно им предлагать, его они сами нам предложат - начала Майка. - Если мы им все к обеду привезем, то они нас не смогут угостить и обидятся.
  - Разумно - согласился Галлей, Салех так же утвердительно кивнул. - Ну а мы-то, чем их будем угощать?
  - Сами же говорите, что орки как дети. А что любят дети?
  - Ну, и что они любят дети? - Переспросил Галлей.
  - Дети любят мороженое, газировку и кино - с видом победителя произнесла Майка.
  - Кто бы сомневался, что ты именно это и скажешь - махнул рукой, явно разочарованный Салех.
  - Я правильно говорю - обиделась Майка. - Ни мороженого, ни газировки, они ни разу в жизни не пробовали и без нас вообще не смогут попробовать.
  Галлей задумался. В предложении Майки явно содержалось рациональное зерно. Действительно, какой смысл угощать орков тем, что они едят постоянно.
  Глядя на профессора, который не спешил отбрасывать предложение Майки, Салех тоже призадумался. Он сообразил, что ни разу не видел человека, даже взрослого, которому не понравились бы лакомства, предложенные Майкой. Потом они приедаются и многие вообще перестают их употреблять. Но первый раз, все были в восторге. Салех хорошо помнил, реакцию людей после того как Тома первый раз их предложила.
  - Отвечайте скорее, а то мне к Джули в спортзал нужно - поторопила Майка, совершенно уверенная в своей правоте.
  - А ведь она права - наконец сказал Галлей. - Предложим им десерт, после того как они предложат нам еду. И получится, что они нас угостят, а мы их.
  - Да, пожалуй - согласился и Салех. - Извини Майка, я не сразу понял, что ты права.
  - Ну, тогда я пошла. Меня уже Джули ждет - сказала Майка и солидно добавила. - Дальше, наверно, сами разберетесь.
  - Ни чего себе! - Галлей был сражен. - Зашла на минутку, все объяснила и ушла.
  - А кино? - Спохватился Салех.
  - Ты пока запасай достаточное количество десерта, а о кино, я с Тиной поговорю - пообещал Галлей и объяснил. - Тут осторожность нужна. Как бы не напугать их такими чудесами.
  
  Тина с Иликой, Арнолом и Полаком в кают-компании "Кракена", тоже ломали голову над подарками. Все согласились с тем, что оружие и доспехи, лучше не дарить.
  - Но какое-то мизерное количество Гиномьих клинков и доспехов, у южных орков наверняка есть - включился в обсуждение Галлей. - Его Гиномы делают веками. Воевали с Империей, орки тоже веками и часто, не без успеха в былые времена. Так что, и трофеи захватывали, и пленных брали, и с трупов снимали.
  - Тут нам с Салехом, ваша девочка, Майка, неплохую идею подсказала - продолжил Галлей. - Дарить им то, чего они не видели и без нас никогда не увидят.
  - Да, мы так и хотим - согласился с ним Полак. - Либо что-нибудь очень полезное, но безопасное. Весь вертолет забит подарками. Вождям кнуты можно подарить вечные, это не совсем оружие. А шаманам какие-нибудь красивые халаты с переливающимися голограммами.
  - И я приготовил шлем с индикаторами радиоактивности и газоанализаторами - добавил Полак. - Его подарим Валиаху. Он сразу на ступень выше остальных шаманов станет. Единственный, кто увидит "медленную смерть".
  - А почему тут так много радиоактивных шахт? - Спросила Тина.
  - Их еще до нашего рождения засыпали радиоактивными отходами от устаревших реакторов - объяснил Полак.
   - Мы не знаем точного их расположения - объяснил Арнол, который закончил разбирать то, что привез вертолет и тоже пришел в кают-компанию. - И в библиотеке Пальмеры вряд ли есть такие сведения. Это держалось в секрете, из-за опасности террористических актов на такой шахте. Ну а потом, за тысячи лет, часть шахт разрушилось, появились утечки. Хотя строили их в расчете на вечность, но до эпохи нанотехнологий. Поэтому вечности не получилось.
  - А почему именно тут? - Подключился к обсуждению Ван Дрик.
  Он тоже зашел в кают-компанию вместе с Иликой.
  - Эти места во все времена были необитаемы - объяснил Арнол. - Посмотрите на карты Древних, тут нет ни городов, ни станций метро. Раньше были болотистые холодные равнины. Снег и лед держались круглый год и не таяли. Сейчас климат теплее, болота остались, а снега нет. Во всяком случае, летом его тут нет. Но как была пустыня так и осталась.
  - Где еще складывать столь опасные вещества, как не в этих безлюдных местах - закончил он.
  
  Глава 8. Шпион.
  
  Совещание руководства клана, не затянулось. Все давно оговорили в ментале, а устраивать пустые посиделки привычки не имели. Каждый знал, что ему делать.
  Полак с Ильвой принялись украшать подарки вождей и шаманов голограммами. Всех остальных, кроме Димитрия, Камиль повез на вертолетную экскурсию над побережьем залива.
  Тине очень любопытно было посмотреть на ужасных черных ящериц. После увиденной в записи, охоты черной пиявки, у нее надолго осталось подавленное настроение. Властью главы клана, она категорически запретила выход из "Кракена" не только без комбинезонов, но и без прозрачных шлемов.
  - А я-то считала, что Талику не повезло - несколько раз повторила она, качая головой. - Теперь считаю, что им всем неслыханно повезло. Столько пройти по этому берегу и всего-то один человек кисти руки лишился.
  - Да уж, все относительно - мрачно соглашалась Илика.
  Вертолет уже довольно давно кружил, то над заливом, то над берегом, наблюдая сценки кипящей в них жизни. Только что прошел ливень, и все воочию убедились в буйстве цветения степи, так образно описанном Гавелом. Все побережье стало изумрудно-зеленым от мгновенно проросшей на нем травы. Кое-где уже расцветали яркие пятна стремительно распустившихся цветов. Со стороны степей показалось стадо, которое приближалось к обрыву. А с низкого берега, постепенно, одна за другой, куда-то исчезли черные ящерицы.
  - Смотрите! Поляны, в которую провалились дети, особенно бурно цветут - показала Тина. - Давайте в залив отлетим от берега, чтобы не пугать живность. Интересно просто понаблюдать.
  - Кого ящерицы напугались? Нас или стада? - Недоумевал Полак. - Раньше вообще никого не боялись, а тут какие-то коровы их разогнали.
  - Смотрите! - Камиль развернул вертолет для более удобного ракурса обзора. - Вот как они провалились!
  Действительно, огромные быки проваливались в яркие пятна полян, как только заходили туда и доходили до их центра. Как раз к ярким, огромным цветам в середине.
  Проваливался сразу по нескольку животных, а поверхность почти мгновенно восстанавливалась и снова расцветала. Все новые и новые животные заходили туда и находили свою погибель.
  - А там их ждут черные ящерицы - догадался Полак. - Помните, дети говорили, что как только провалились, к ним тут же прибежала целая стая. Это же настоящий симбиоз растений и ящериц. Удивительно, как за столь короткое время он возник.
  - Прости Полак - перебила Илика. - Семьдесят тысяч лет, ты считаешь малым временем?
  - Безусловно! - Ответила Тома, вместо Полака, и уже сама продолжила объяснять. - Для человека этот период времени огромен. Но если рассматривать его, как время возникновения новых видов животных и растений, то оно, просто мизерно. Эволюция, процесс медленный. Порой и миллиона лет недостаточно для рождения вида. А тут несколько видов да еще в симбиозе.
  - Не путайте - добавил Арнол. - Новых домашних животных выводят всего за сотни лет, но там селекцией управляет человек. А в дикой природе, на это и десятков тысяч лет не хватит. У нас целый курс читался по эволюции и влиянии человека на нее.
  - Как же им повезло! - Еще раз ужаснулась Тина. - Без скафандров не выходить!
  Довольно долго летали вдоль берега. Животные проваливались по побережью на всем протяжении берега залива. По сути, везде, где стояло стадо.
  Постепенно активность цветных полянок ослабевала. Расцветали не сразу, а некоторые вообще оставались с сухой травой, которая не замещалась новой зеленью. И животные подолгу стояли на них, не проваливаясь.
  - Наверно ящерки наелись - задумчиво проговорил Полак. - Я вот только не пойму, а в чем интерес растений, которые заманивают быков для ящериц?
  - Останки съеденных животных удобрят корни этих растений - предположила Тома. - А может быть и пища для них. Существуют же плотоядные растения.
  - Рай для исследователя - мечтательно проговорил Галлей и спросил. - Пресветлые не будут возражать, если ученые Университета, воспользуются вертолетами и вашими замечательными комбинезонами?
  - Конечно не будут - ответила Тина. - Но только при соблюдении самых строгих мер безопасности.
  - Одобренных мной, а еще лучше, под моим личным руководством - добавил Арнол. - Тина права. Удивительно как Яапы смогли пройти сквозь все эти опасности, по сути, даже не заметив их.
  - А может и не симбиоз - продолжал рассуждать Полак о взаимоотношениях ящериц с цветущими полянками. - Может быть, растения питаются, а ящерицы просто подворовывают у них. Потому растения и едят так долго, что пища куда-то исчезает и ее снова и снова приходится ловить.
  
  На "Кракене", Димитрий, тем временем, дожидался, окончания тренировки Майки и Гавела в спортзале Он удивился, глядя на то, как их гоняют Рик и Джули. А они выполняли личную просьбу Тины. Ей очень хотелось, чтобы дети Яапов не чувствовали себя ущербными в сравнении с остальными учениками интерната. Двух месяцев, на развитие новых способностей организма могло и не хватить. Учащиеся опережали Майку с Гавелом на годы, но Рик с Джули надеялись исправить это досадное отставание. Потому и гоняли их втрое против обычного.
  Наконец, Джули, смущенная присутствием Димитрия, подошла к нему и спросила, чем вызвано такое внимание к детской тренировке.
  - Да как раз тем, что она детская - ответил начальник секретной службы. - Я своих бойцов не так гоняю как вы этих детей.
  - Но я, собственно хочу пригласить вас и ваших друзей в кают-компанию, где их ждет сюрприз - тут же перешел к делу Димитрий.
  Джули ментально попросила Рика завершить занятие и пообещала Димитрию немедленно появиться в кают-компании.
  - Мы только в душ, переоденемся и сразу же придем - заверила она его.
  
  Сюрприз удался. В Кают-компании их ждали Чалтан, Талик и Радко. Майка так соскучилась, что бросилась на шею поочередно каждому. Гавел был сдержаннее, но тоже лучился радостью.
  - Мы вам вкусности привезли от Фани - сказал Чалтан, показывая на стол, уставленный тарелочками с десертом.
  Фани в библиотеке Пальмеры, еще до похода, нашла рецепты новых лакомств, и, под руководством Томы, довольно долго экспериментировала с ними на кухне гостиницы Города Призраков. А когда все получилось, накормила ими Яапов, которые и без того были в восторге от ее изысканной кухни.
  - Откуда вы тут взялись, вы же в Столице чем-то заняты были? - Удивился Гавел.
  - И сейчас заняты - ответил вместо них Димитрий. - Не спрашивайте пока, потом расскажем.
  
  Охотники, действительно были очень заняты. Ментальный вызов, пришел к Джули, когда она угощала Яапов в "Лакомке". Тина попросила ее, привести Чалтана, Талика и Радко. Она и еще множество людей, будут ждать их с утра в столичной резиденции Клана Рысей.
  На следующий день Джули, исполнив просьбу Тины, тихонько удалилась. Она почувствовала себя не очень уютно, когда увидела в кабинете Тины, практически всех старших Рысей, а с ними, Димитрия и еще многих людей из армии и полиции Союза.
  Охотники недоумевали, зачем они понадобились на столь представительном собрании. О распределении полномочий в мире людей они уже имели некоторое представление и понимали, что численность всего их племени, составит разве что население большой деревни Империи. А здесь в зале собрались вершители судеб половины мира, о котором они еще несколько месяцев назад и представления не имели.
  Тина подождала, пока молодые люди успокоятся, пригласила их сесть и после этого заговорила о деле.
  - У нас к вам большая просьба - начала она, обращаясь сразу ко всем троим. - Помогите нам, пожалуйста, в борьбе с агрессией орков.
  - К сожалению, о них мы мало что знаем, хотя враждуем уже несколько веков. Причины просты. Орки не пускают людей к себе, не идут на переговоры, не стремятся к сближению. Заслать к ним разведчиков не представляется возможным из-за того, что они слишком отличаются от людей. Чужака сразу видно и он тут же изгоняется. Раньше убивали, но сейчас, к счастью, другие времена. В этой непохожести есть и плюсы. К людям орки тоже никого заслать не могут, хотя для умелого шпионажа они слишком дикие.
  Далее слово взял Димитрий и довольно долго рассказывал об обычаях орков, местах их проживания, истоках извечной вражды с людьми. Затем перешел к сути идеи о проникновении в самый центр орочьего псевдо-государства. Он предполагал, что захват Яапов, дает уникальную возможность нащупать как слабые места орков, так и пути сближения с ними.
  - А почему бы просто не победить орков? - Спросил Чалтан, после того как Тина разрешила перейти всем к свободному обмену мнениями.
  - Как Вы помните из моей лекции, победить орков, к сожалению, невозможно - ответил Галлей. - Их можно только уничтожить, всех до единого. Но на это не даст согласие ни одно государство, входящее в Союз. Слишком глубоко в последние годы общество пропиталось идеями гуманизма. Истоки этого, я склонен видеть во влиянии Древних. В том, что преобразованный человек не приемлет бессмысленного зла.
  - Не будем сейчас углубляться в эти рассуждения - перебила его Тина. - Ясно, что истреблять орков мы не будем, а значит нужно искать другие пути.
  - Ну как мы можем помочь? - Недоумевал Чалтан. - Я и мои друзья, иногда чувствуем себя малышами среди взрослых. Нам понадобятся годы обучения, чтобы понимать то, о чем вы говорите.
  - Мы все это знаем - кивнула Тина. - И поверьте, поможем вам почувствовать себя полноправными членами нашего общества. Опыт этого у нас имеется. Но для решения задачи проникновения к оркам, нужны именно те качества, которые есть у вас.
  - Вы из племени Яапов. То есть, тех людей, которых захватили орки.
  - Людей из Союза орки давно не захватывают - объяснил Димитрий. - Они не пускают к себе никого из нас. Хоть не убивают, но и не общаются.
  
  Идея разведки в стане орков, родилась у Димитрия, после тщательного изучения рассказов Чалтана о том, что он слышал, находясь в плену.
  Вожди и шаманы орков, наконец, поняли, что против магии Древних, которой способны управлять только люди, у них нет шанса. В то время, когда люди были разобщены, была слабая надежда, а сейчас любая попытка захвата магов, приведет к открытому столкновению с новой армией людей, оснащенной так, что любая война орков с ней просто невозможна. Яапы понадобились оркам как потенциальные носители магии, не связанные с государствами Союза.
  - Последнее время прекратились набеги орков в Империю, ханство и султанат по подземным ходам - продолжал Димитрий, - Вначале мы полагали, что орками слишком тяжело выкапывать каждый раз довольно длинные туннели, которые могут пригодиться всего раз. В итоге, они отказались от столь неблагодарной работы. Но теперь понимаем, что, скорее всего, виной всему Яапы, вернее то, что орки нашли людей, способных производить качественное оружие, и которых не будут отбивать страны Союза.
  По-видимому, сотник Кимбет, довольно близок к верховным вождям орков, раз сразу осознал, что племя людей, не связанное ни с Империей, ни с остальными объединенными государствами, можно использовать для освоения каких-то находок наследия Древних. Чалтан рассказывал, как Кимбет вслух мечтал о своем возвышении, когда привезет Великому Кагану людей, способных проникнуть в тайну магии Древних и поставить ее на службу оркам.
  То, что у Чалтана нашелся меч, превосходящий свойствами оружие орков, и похожий на изделия Гиномов, поставило его в разряд особых пленников, наряду с шаманом и вождем. Да и остальных Яапов не причислили к рабам, сохранили относительную свободу и относились с уважением.
  - Но они убили наших стариков. Какое же это уважение? - С негодованием воскликнул Радко, но тут же стушевался, вспомнив, где он.
  - Не нужно приписывать свои обычаи всем без исключения народам - терпеливо объяснил Галлей. - Насколько мне известно, орки воспринимают убийство пожилых людей как своеобразный акт милосердия и даже уважения к ним.
  - Орки кочевой народ - продолжил он свое объяснение. - Когда старикам становится сложно кочевать, их предают легкой смерти. Мертвые тела наполовину сжигают, чтобы душа с дымом улетела к небу, а останки поглотила земля. Это их погребальный обычай. Так что, с их точки зрения, к вашим старикам отнеслись со всем возможным почтением.
  - Сами же говорите, не нужно приписывать свои обычаи к остальным. А орки ничего о наших обычаях не узнали и распорядились всем по своему - возразил Чалтан.
  - Верно - согласился Галлей. - Но поэтому мы и считаем их дикарями. Как истинные дикари, они считают свои обычаи обязательными для всех.
  - Плюрализм взглядов, в странах Союза-то начал приживаться лишь после того как у нас появились несколько учителей из Древних - Галлей кивнул в сторону Арнола. - А уж оркам до таких тонкостей добираться века, если мы не ускорим процесс.
  - Мы с вами все это обсудим подробнее - пообещал ученый. - Если вы согласитесь нам помочь, у нас будет очень много разговоров об орках и их обычаях.
  - Конечно, мы согласны - от имени всех заверил Чалтан. - Но что нужно делать?
  - Об этом вы будете долго говорить с Димитрием и Галлеем - пообещала Тина, вставая, и давая тем самым понять, что совещание в расширенном составе окончено. - Вам выделен специальный дом в Городе Призраков. Сейчас проходите туда с Димитрием и начинайте работу. Вертолет на площадке перед домом, тоже ваш
  - Лучше бы они осознали не роль магии в войне, а роль мирной жизни, пусть даже кочевой - продолжила Тина, уже выходя из зала, разговор с Иликой и Ваном.
  
  Идея разведки в стане орков была простой. Но осуществимой, только если человек не вызывал у них никаких подозрений. Единственным таким человеком был Радко. Димитрий вовремя сообразил, что не нужно спешить с его преобразованием в Медцентре Пальмеры. Нечего было и думать отправлять к оркам под видом яапа, человека, реакция которого в десяток раз быстрее обычной.
  Задача была довольно простой. Попасться орочьему отряду. Оружие у него, как раз нужного качества, чтобы заинтересовать орков. В разговоре выяснится, что он из племени Яапов, которое недавно захватили орки. О дальнейшем соглашаться разговаривать, только после воссоединения с вождем и шаманом Яапов.
  - Орков сразу заинтересует оружие. Тем более, что у Чалтана они отобрали похожее - излагал идею проникновения Димитрий. - Они подумают, что Яапы владеют секретами Древних.
  - Мы положим в тайники довольно много такого оружия. После разговоров с вождем и шаманом, ты им выдашь тайник, но только самому Верховному Кагану. Это главное твое условие.
  - Тебя повезут к нему, в его главную резиденцию, а в ней ты незаметно кинешь на потолок, стену, или любое другое укромное место, вот это зернышко - Димитрий показал крохотное зернышко, похожее на рисовое. - Ты уже знаешь, что мы через него услышим все их разговоры.
  - Другое зернышко, ты все время будешь носить при себе, чтобы мы знали, что с тобой происходит.
  - И еще по одному, передашь шаману и вождю, но после того, как объяснишь им, что это такое и для чего они им нужны.
  - Но оставляй зерна, только когда убедишься, что это действительно помещение, где происходят важные разговоры. Желательно в главной резиденции. Если ошибешься, то у тебя есть еще несколько резервных зернышек. Не теряй!
  - Понятно - кивал головой Радко. - Вы так узнаете все, что говорят их вожди, и все что буду слышать я, Бурсак и Ванул.
  - После этого выдавайте все что знаете, отныне ваши секреты только в том, что мы вас слышим, и что вы знаете людей их Союза. Ваша задача как можно больше узнать об орках, об их целях, обычаях. О том чего они вообще хотят от людей. Почему нападают? Особенно близко сойдитесь с их шаманами, ремесленниками, вождями отдельных племен. Постарайтесь выяснить, как помириться с ними, чем их можно заинтересовать. Что они ценят из мира людей.
  - Никому кроме Бурсака и Ванула не раскрывай, кто ты и зачем вновь объявился - предостерег Димитрий.
  - Никто из Яапов не выдаст! - Горячились Радко и остальные.
  - Дело не в недоверии, а в том, что если нет опыта хранения тайн, их можно выдать случайно - вздохнул Димитрий. - Поверьте моему многолетнему опыту в таких делах.
  - Потому и нужно говорить почти правду. Чем меньше вранья, тем проще самому не путаться. К сожалению, Радко единственный пригодный сейчас человек. Остальные после Медцентра слишком уж не похожи на Яапов.
  - А вам тренироваться в составе моего десантного отряда и участвовать в обсуждениях - обратился Димитрий к Чалтану с Таликом. - Будьте готовы с отрядом, придти на помощь Радко и остальным Яапам.
  - Время от времени, я буду собирать всех, и сообщать, как идут дела. Сейчас вы трое обсудите, где заложить несколько тайников с оружием, которые мы выдадим оркам. Карты читать уже умеете, вот и поставьте метки, куда отвезем оружие и одежду. Что-нибудь похожее на изделия Гавела и Бурсака. Затем полетим туда вместе и заполним тайники. А на обратном пути высадим Радко, вблизи какого-нибудь отряда орков.
  
  А уже на следующий день, Димитрий с охотниками летел в вертолете, ошеломленный известием о том, что оказывается, орки не так едины в ненависти к людям, как считали до сих пор.
  Узнав о предстоящем путешествии, Радко успел захватить у Фани всякие вкусности и подарки для Гавела и Майки.
  
  - Разве Бурсак сможет как-то изменить соотношение сил орков с людьми? Даже если научится делать качественные клинки и доспехи - продолжал в полете Чалтан, начатый накануне разговор с Димитрием.
  - Нет конечно - усмехнулся Димитрий. - Что он может им дать. Мечи, топоры, доспехи, копья и тому подобную ерунду.
  - Просто орки дикари и не понимают масштаб своего отставания от людей. Мы и сами-то его не вполне пока осознали. Слишком быстро все случилось.
  - Орки мыслят примитивно, на уровне мечты о чудесных заклинаниях колдунов, которые обратят в бегство армии людей. Но сколько еще орков погибнет, пока их вожди и шаманы избавятся от своих заблуждений. Вот почему мы хотим как-то перевести все наши взаимоотношения с ними, в мирное русло. Научить основам современной жизни. Согласны даже кормить, поить и одевать всех орков степи, только бы они оставили в покое эту свою идиотскую идею о завоевании мира.
  - А все же, насколько опасно давать оркам много хорошего оружия? - Продолжали допытывать Димитрия охотники.
  - Пойдемте, я покажу вам видео о том, как вооружены армии Союза. Все равно в полете делать нечего - вместо объяснения предложил им Димитрий. - Думаю после того как вы это посмотрите, вопросов не останется.
  
  - "Пошли что покажу" - ментально предложила Майка, и за руку увела Чалтана к выходу из кают-компании.
  - Куда это она его повела - заинтересовался Димитрий.
  - Да наверняка хвастаться сейчас начнет - усмехнулась Джули. - Вы просто Майку не знаете. Ее опять распирает, хочет поделиться. Будет ему показывать свои достижения последнего месяца.
  - Это к лучшему - неожиданно заявил Димитрий. - У меня к вам разговор, который Майке наверно пока и не нужно слышать.
  - В общем, так - после небольшой паузы продолжил начальник тайной службы. - Радко предстоит очень сложная работа, которую никто никогда не делал.
  - Он должен попасть в плен к оркам. К тем, южным оркам, которые захватили ваше племя. Нехорошо получится, если они узнают об этом. Поэтому, начиная с этой минуты, у вас, не должно быть контактов с орками.
  - Так это же северные орки - удивился Рик. - Они и сами южных не любят.
  - "Госпожа Илика и госпожа Ильва, помогите мне справиться с вашими детьми. Тут надо власть употребить" - ментально обратился Димитрий к обеим Пресветлым.
  Когда, через несколько минут, обе женщины вошли в кают-компанию, Димитрий уже в который раз объяснял детям, что разведка это не игрушки и относиться нужно серьезно.
  - Мало ли, что вам хочется посмотреть на переговоры с орками - теряя терпение уже в который раз объяснял Димитрий. - Потом все посмотрите. Неужели Вы хотите из пустого любопытства рисковать жизнью вашего же товарища?
  - Так, все! А теперь быстро прекратили препираться! - Хором воскликнули Илика с Ильвой, глядя на детей.
  - Ну мам! - Прозвучал ответный хор голосов.
  Продолжалась полемика уже в ментале и, судя по кислым детским лицам, закончилась со вполне ожидаемым результатом.
  - "Вот это правильно" - ментально одобрила Тина, которая наблюдала за всей сценой через видео камеру в кают-компании.- "Я уже попросила Полака с Томой уехать с ними куда-нибудь. Если потребуется помощь врача, Майра справится".
  - "Мы отправимся на термальную станцию, пока вы будете разбираться" - ментально включился в беседу Полак. - "Там мы подождем Димитрия с охотниками, они должны закладки сделать, для орков. И я, очень хочу проверить кое-какие догадки Арнола".
  
  Глава 9. Долгожданная находка.
  
  К станции поехали на танке, который дожидался своей очереди в одном из грузовых трюмов "Кракена". Вначале хотели лететь на вертолете, но планы пришлось изменить. Причиной явилась та самая догадка Арнола, которую так не терпелось проверить Полаку.
  
  Утром, Полак показывал Тине с Иликой видео охоты пиявки, или на пиявку. Смотря, как относится к этому. Во время просмотра он спросил Гавела, не встречались ли им еще что-нибудь необычное из живности по дороге. Мальчик подробно еще раз рассказал о громадных саблезубых кошках, огромных быках, полчищах насекомых и мелких грызунов, которые подъедали за стадами то, что те оставляли в степи. Майка поддакивала, кивала головой, а в конце его рассказа добавила.
  - А еще червяк!
  - Точно! - Воскликнул Гавел и убежал в свою каюту.
  Пока он бегал за червем, которого постоянно таскал в котомке, Майка рассказала, как она перепугалась, когда на нее ночью "наполз", червяк.
  - А потом оказалось, что он совсем не страшный, даже интересный - закончила она свой рассказ.
  - "Майка, "наполз" неудачное слово" - ментально заметила ей Джули.
  Полак с интересом рассматривал странный камень, который, со слов Гавела и Майки был живым. Сейчас он ничем не отличался от обыкновенного булыжника, необычной формы.
  - Почему-то перестал двигаться - сокрушался Гавел. - Камень, в котором он дырки делал, я взял, но червяк почему-то уже не прилипает к нему. Сдох наверно. Я уже и другие камни ему давал и водой поливал. Все равно не шевелится.
  Зашел Арнол, которого ментально вызвал Полак, и они уже вместе стали рассматривать странный булыжник. Тома вначале тоже проявила интерес, но затем быстро определила, что к живым организмам, этот предмет никакого отношения не имеет.
  - Это какой-то робот, вроде вашего Турма или танка - рассеяно сказала она и вновь увлеклась повторным просмотром видео о пиявке.
  - А верно! - Арнол возбужденно заходил по кают-компании и, жестикулируя, стал рассказывать, что червяк этот похож на систему, которая предназначена для автоматического разгребания завалов.
  - Не ожидал ничего такого увидеть, потому не сразу сообразил. Только после подсказки Томы понял, что это она и есть - объяснял он Полаку.
  - Да скажи толком, о чем ты - по-прежнему не понимал ученый.
  - Наша капсула "Надежда", она же была завалена слоем грязи и камней, но потом, как ты сам видел, расчистила завал и смогла улететь. Так?
  - Так - согласился Полак.
  - А как она это делает?
  - Не знаю - ответил Полак. - Мало ли какое инженерное решение для этого выбрали ее конструкторы.
  - Зато я знаю! Я же спасатель и даже экзамены когда-то сдавал по устройству подобных систем.
  - Автономные механизмы, рассчитанные на самые тяжелые и опасные условия, снабжаются системами, которые могут разобрать любой завал или преграду. Они впрыскивают в завал колонию нанороботов, которые растут и пропитывают его в горизонтальном и вертикальном направлении. Обычно в горизонтальном, несколько быстрее, чем в вертикальном.
  - Если по горизонтали, колония дойдет до свободного пространства, то она постепенно вытекает. Выглядит это примерно как выползание такого вот червяка - Арнол показал на стол. - А канал постепенно заполняется новыми порциями этой псевдо-жидкости. Так постепенно весь завал и расползется в стороны.
  - Как-то уж очень постепенно - покачал головой Полак. - А если не выйдет никуда? Мало ли, если в трещину провалиться, то по горизонтали на сотни километров никакой границы не достигнет.
  - Так по вертикали тоже сверху и снизу будет эта псевдо-жидкость - объяснял Арнол. - Она так устроена, что стремится перетечь сверху вниз, выдавливая все посторонние объекты наверх. Так механизм в ней и всплывет постепенно.
  - Понял! - Воскликнул Рик. - Он, в итоге, либо всплывет, либо жидкость утечет куда-нибудь в сторону.
  - А растворяются завалы так же, как я дверь в шахте растворил - напомнил он Гавелу и Майке.
  - Верно - похвалил его Арнол. - Реально оба процесса идут одновременно. Механизм всплывает, а псевдо-жидкость растекается. А форма червяка, просто следствие того, что в этом направлении, горизонтальный процесс протекает чуть быстрее, чем в других. Из-за специфики грунта в этом месте, или вдоль корня растения. Это неважно, причин там можно придумать тысячи. И таких червей там наверняка много. Если посмотреть на трехмерную картинку области, занятой псевдо-жидкостью, то она будет походить на слегка сплющенного ежа с тысячью иголок разной длины. Выход любой иголки на свободу, и будет выглядеть выползанием червяка из стены.
  - И не так уж медленно это происходит, если энергии достаточно - продолжал Арнол. - При нормальной для времен Древних напряженности стационарного поля, около метра в сутки идет проникновение в любой материал. Так же будет, при наличии собственного источника энергии, достаточной мощности.
  - Да, Маська говорила, что какой-то посторонний предмет мешает ей станцию восстанавливать - дополнительно сообщила Майка, страшно довольная, что именно она первая вспомнила о таком интересном существе как каменный червяк.
  - Любопытно, что там за механизм застрял - Полак даже усидеть не мог спокойно. - Давайте на танке поедем туда. Раскопаем быстрее, а то сам он еще сто лет всплывать будет. Гавел же говорил, что поле там очень слабое.
  - Танк в себе имеет горнопроходческую машину - объяснил Арнол остальным. - Его террористы когда-то с этой целью и создавали. Хоть через тысячи лет, но и от них тоже какая-то польза нормальным людям нашлась.
  - Но он же потом по полу полз - вспомнил Гавел. - Зачем ему ползти, если уже вытек из стены?
  - Все правильно. Это специально так сделано, чтобы выйдя на открытое пространство освобождать проход для следующих порций. А через некоторое время, не встречая новой сплошной преграды, нанороботы теряют активность. Потому он и "сдох" - закончил объяснение Арнол.
  - "Полак, я думаю, это наша капсула "Надежда"" - ментально предположил Арнол. - "Таких аппаратов как "Надежда" и "Кракен" на всей планете и десятка не набрать было. Причем каждый уникален в своем роде".
  - "Да я тоже сразу об этом подумал, как только ты упомянул о такой системе расчистки завала. Только остальных обнадеживать зря не хочу" - ответил Полак
  - "Ты меня обрадуй сразу, если найдешь ее. Жаль сам поехать не могу" - посетовал Арнол. - "Огорчи тоже сразу, если там ничего интересного, а то так и буду надеяться. Да, не забудь контейнер с топливом. На "Кракене" всегда один резервный есть, хоть никто и не понимает зачем, но все равно я держу его тут".
  
  К станции отправились утром. Полак, Тома и дети. Майка для порядка немного обижалась на то, что ее "Не взяли!" на встречу с орками.
  - "Взрослые, они всегда так" - неожиданно в ментале поддержала ее Джули. - "Мы им все сделали, и орков нашли, и договорились с ними, а они потом командуют и нас, даже не берут с собой".
  Майка согласно кивала головой, соглашалась. Они еще немного пообижались в ментале на "этих взрослых", но постепенно успокоились и забыли о несправедливом устройстве мира. Как тут нормально обидишься, если Майка все время прерывает разговор, комментируя Джули места, по которым она с друзьями, еще недавно шла по степи к морю.
  Полак специально проложил маршрут по старому пути Яапов. Пока двигались по однообразной, плоской как стол равнине, Майка с Гавелом пытали Полака на предмет устройства танка.
  - Танк, в котором мы сейчас едем, тот же самый механизм, который нам пообещала создать Маська на станции через сто лет, или нет?
  - Вряд ли точно такой - усомнился Полак. - Этот и вооружен и сквозь скалы может двигаться. А в остальном да, такой же. На нем вы безопасно, и быстро добрались бы куда угодно. Ваш Турм тоже такой, просто в нем людям ездить нельзя. Его автоматика это запрещает. Во времена Древних, безопасности людей уделяли очень большое внимание, поэтому и требование к транспорту были разные. Одно дело вещи возить, другое дело людей.
  - Вот та гора, на которой мы ждали, пока стадо уйдет - показал Гавел на экран. - Как быстро доехали до нее! Суток не прошло. А мы от этой горы, до берега добирались много дней.
  - Отсюда уже и до саблезубых зверей недалеко - заметила Майка. - Скоро доедем наверно.
  - Да, скоро уже - подтвердил Полак. - На ночь там встанем. Приманку какую-нибудь выложим перед танком, ближе к утру. Очень хочу посмотреть, что это за звери.
  
  До каменной гряды, где встретились с клыкастым монстром, доехали уже затемно. Экраны танка позволяли видеть в темноте так же хорошо, как и днем, только цвета исчезли. Поужинали и расположились ко сну. Майка, на всякий случай еще раз поинтересовалась, точно ли, что этот саблезубый зверь не прокусит их танк своими клыками.
  - Точно не прокусит - рассмеялся Полак. - Успокойся и спи, наш танк гораздо прочнее скал, за которыми вы тогда прятались. На рассвете выложим какую-нибудь приманку. Может, придет на запах.
  Приманка не понадобилась.
  Еще до рассвета Полака разбудил бортовой комп вопросом, применять ли активные средства защиты в отношении большого животного, которое проявляет интерес к танку. Полак, запретил трогать зверя и разбудил остальных.
  Саблезубый монстр, по-видимому, не воспринимал непонятный ему объект как врага, и даже как живое существо. Он недоуменно ходил вокруг, нюхал, даже потрогал лапой, обнажив ужасные когти. Пытался понять, как эта большая скала оказалась там, где еще вчера была ровная поляна.
  - Во зверюга! - Восхищались Тома с Джули.
  А Майка взахлеб рассказывала о прошлой встрече с гигантским хищником. О том, как они с Гавелом, с помощью Турма умудрились построить укрытие, и как Гавел затем, прогнал хищника.
  - Да молодцы - похвалила ее Тома. - Такой опасный и длинный путь прошли, почти не пострадав.
  - "Представляешь, как им повезло" - добавила она ментально Полаку. - "Как представлю, что могло случиться, мне дурно становится".
  Когда зверь ушел, за завтраком и затем по пути к болотам, Полак с Томой, развлекали аудиторию рассказом о своем преодолении джунглей.
  - Салех, первый человек, которого мы встретили после выхода из джунглей. Он лежал там, у дороги и умирал, а я его вылечила. С тех пор он так с нами и не расстается.
  - Представляете, он сам догадался, что мы Древние - дополнил ее рассказ Полак. - Я тогда, сильно удивился.
  - Любой бы удивился - пожал плечами Рик. И спросил Гавела - Эти зеленые поля впереди и есть болота?
  Танк сполз со скальной гряды и сразу, почти наполовину провалился в темную воду. Полак дал ментальную команду бортовому компу, остановится и сказал.
  - Давайте обсудим дальнейший маршрут. Как бы нам не наткнуться на орков. Вдруг они еще раз наведывались в ваше стойбище. Например, в поисках тайников с оружием.
  - Они же нам ничего плохого не смогут сделать - сказала Майка, и с вызовом продолжила. - Чего их бояться?
  - Вот правильно, что нам запретили встречаться с орками - заметил ей на это Гавел. - Ты бы расхвасталась, какие мы теперь сильные и как нам все нипочем.
  - Тебе же Димитрий объяснил, что орки ничего знать не должны о встрече Яапов с людьми из стран Союза. Хочешь, чтобы Радко и остальные Яапы пострадали?
  Майка тут же прикусила язык и задумалась. Людям племени она желала только добра, но и перед орками тоже очень хотелось покрасоваться. Пусть знают, что они уже не такие как раньше. Теперь их так просто в плен не возьмешь. Как совместить эти два желания, она не знала, и с сожалением констатировала для себя, что Димитрий, которого она в глубине души немного побаивалась, был прав и лучше ей с орками не встречаться. Наговорит еще чего-нибудь такого, что всем станет хуже.
  - Я вот тут подробную карту болот и гор, в которых вы жили, нарисовал - Полак вывел на экран красивую карту местности.
  Он отметил на ней положение танка и показал расположение стойбища и место побега Чалтана. Предположительные места прохода орков, так же были отмечены цветом.
  - Здорово! - Гавел тщательно осмотрел карту.- Это со спутника снято?
  - Да - подтвердил Полак. - С луны. И обработано на компе. Ты тоже научишься так со временем.
  - Видите - он показал на карте. - Нужно пройти к входу на станцию. Но не так как вы шли, а так чтобы орки нас не заметили, если вдруг вздумали или вздумают вернуться.
  - А Маська что говорит? - Спросил Гавел. - С ней же можно связаться.
  - Уже связывался - вздохнул Полак. - Ничего не говорить, она вообще слабо представляет, что там за границами станции.
  - А я знаю, как пройти незаметно - сказала Майка, которой все еще было немножко неудобно за свое желание покрасоваться перед орками.
  Все как по команде посмотрели на нее, чем смутили еще сильнее. Пауза затягивалась.
  - Ну, говори - ободрила девочку Тома. - Смелее, нам же интересно, что ты придумала.
  - Танк же может двигаться под землей - начала объяснять Майка, вот и нужно пройти к входу на станцию под землей. Туда орки уж точно не залезут. А еще лучше у Маськи спросить, может подземный вход какой-нибудь можно сделать.
  - А ты молодец! - Сразу все понял Полак. - Я уже пообщался ментально с Маськой. Действительно все можно проделать, так как ты предлагаешь. Причем пройти в кольцевой тоннель с внутренней его стороны. В центральной области кольцевого тоннеля.
  Полак показал на схеме станции точки служебных входов в нее. Таких, действительно имелась несколько, с внутренней стороны кольцевого тоннеля.
  - Там же и вертолет будем сажать. Расчистим для него танком площадку. А в лес будем выходить уже через главный вход, каждый раз убеждаясь по детекторам ауры, что орков вблизи станции нет.
  - Пока по болотам, можно не таясь двигаться - предложила Тома. - На воде и тине следы не остаются, даже от танка. Все же по поверхности гораздо быстрее, чем под ней. А сейчас, детекторы ауры, не замечают орков во все стороны, до самого горизонта.
  Полак наметил точку погружения под землю, согласовал точку выхода и маршрут с Маськой. Очень не хотелось повредить восстановленный кольцевой тоннель станции.
  - Я проложил конечный отрезок пути внутри кольца так, чтобы мы могли осторожно коснуться того постороннего объекта, который мешает восстановлению станции - объяснил Полак. - Может удасться связаться с его бортовым компом.
  - Да, комп в нем должен быть и должен работать - согласилась Тома. - Если уж там приведены в действие такие сложные системы как фабрики нанороботов, которые разбирают завалы, значит техника сложная и необычная. Такие системы далеко не везде стояли.
  - А как нам поможет то, что мы дотронемся до этого механизма? - Поинтересовался Рик. - Вы по его корпусу определите, что это такое? Или вход в него откроется.
  - Может и вход открыться, но не в этом дело. Эта псевдо-жидкость, которая окружает его, хороший проводник и экранирует все сигналы. А если мы доберемся до корпуса, то возможно сможем связаться с бортовым компом этого механизма. Вот тогда мы, действительно все узнаем о нем.
  - Сейчас доедем до точки погружения - прервал объяснение Полак. - Я ее в болоте наметил, чтобы не осталось следов. За танком ведь тоннель останется, не хватало еще, чтобы кто-нибудь под землей за нами увязался.
  
  И раньше, движение по степи удручало своим однообразием. Но что такое настоящая скука, узнали только за сутки подземного перемещения. Нетрудно догадаться, что показывали обзорные экраны, а учитывая невозможность выйти из танка, путешествие становилось невыносимым.
  Отчасти выручила всех Майка, она с самого выхода из Медцентра, с подачи Томы, увлеклась просмотром художественных фильмов Древних, которых в библиотеке Пальмеры хранилось великое множество. Очень многие из них, Майка скопировала себе в биокомп, пока не поняла, что можно не таскать все это, а запрашивать по мере надобности. Но сейчас эти фильмы очень пригодились, и она с удовольствием демонстрировала свою фильмотеку на экранах танка.
  Полаку с Томой, правда, фильмы, отобранные по вкусу Майки, довольно быстро надоели, но остальные смотрели все эти сказочные приключения с огромным удовольствием.
  - Очень медленно двигаемся - пожаловалась Тома. - Почему так?
  - Поле слабое - объяснил Полак. - Я и так Маське приказал остановить все энергопотребление станции, но оно тут все равно слабое. Вот и идем медленно, чтобы не расходовать свой запас энергии в танке. Вдруг пригодится. Так и будем ползти несколько суток. Запасайся терпением.
  Эти пятнадцать километров ползли под землей почти неделю. Вымотались больше, чем остальные сотни километров пути. Майкина подборка фильмов, уже через два дня, надоела даже ей самой. Для разнообразия, Тома затеяла стряпню, но в условиях танка, это оказалось трудноосуществимо. Несколько разнообразили монотонное путешествие, лекции Полака об устройстве танка, но чтобы их правильно понимать у детей не хватало знаний, а Томе это было не очень интересно.
  Наконец Полак объявил, что они вошли внутрь кольца и начинают подниматься к загадочному механизму.
  - Нет, вначале на станцию - категорично потребовала Тома. - Я понимаю, тебе не терпится, но дети психологически устали, столько времени в замкнутом пространстве. Вот отдохнем, осмотримся, потом уже удовлетворяй свое любопытство.
  Хотя Рик с Гавелом были на стороне Полака, но все привыкли, что по вопросам здоровья с Томой не спорит никто, даже Тина, Илика, Ван и Арнол. Поэтому через два часа, бортовой комп объявил, что они достигли поверхности и находятся прямо перед служебным входом на станцию.
  Первым вышел Полак, осмотрелся и разрешил выход остальным. За ним выскочила самая нетерпеливая Майка, а за ней, озираясь, и остальные.
  - Ура! Наша гора! - Крикнула Майка и побежала по поляне.
  - Гора-то наша, но именно тут мы никогда не были - уточнил Гавел. - Даже не знали, что это не просто видимая снизу скальная гряда. Может наши следопыты бывали здесь.
  - Все, пошлите на станцию - распорядилась Тома. И спросила у Полака - А чего ты осматривался, когда вылез? Сканер ауры же показал, что вокруг нет ничего опасного.
  - Сам не знаю - пожал плечами Полак. - Инстинкт наверно от первобытных предков. Вожак первый входит в незнакомое место, а потом только разрешает остальным.
  - Пошли уже, вожак первобытный - рассмеялась Тома, ментально подзывая Майку к входу в помещения станции.
  
  На станции Гавел с Майкой тут же убежали проверять свои комнаты, в которых, как и ожидалось, все осталось на своем месте.
  Полак с Томой общались в ментале с Маськой, которая висела перед ними желтым шариком.
  Рик с Джули пошли на кухню, инспектировать запасы продовольствия в холодильных шкафах.
  Через пару часов все вновь собрались вместе за обедом, который приготовили Рик с Джули. Тома помогла им лишь на заключительном этапе.
  В честь успешного окончания путешествия, к полному восторгу Майки на десерт даже нашли мороженое.
  Все дела, Тома потребовала отложить на утро.
  - Отдохни и сам - предложила она Полаку. - Мало что физически не устал. С утра за новое дело и возьмемся, тем более что никакой спешки и нет.
  - "Ты просто боишься разочароваться" - ответил ей Полак в ментале, чтобы дети не слышали.
  - "Да, боюсь" - признала Тома. - "Вот до утра успокоюсь, а потом вместе посмотрим, что там застряло, под землей".
  
  Дети утром были послушны как никогда. Вдруг опять не возьмут, а пойти очень хотелось. Особенно опасалась Майка, как самая маленькая.
  Тома только улыбалась, разгадав их маневры и сама, сразу после завтрака, скомандовала посадку в танк.
  До объекта добирались чуть больше двух часов, проделав почти трехсотметровый крутой тоннель. Сенсоры танка все точнее определяли относительное положение танка и объекта и их соприкосновение, прошло настолько мягко, что его никто не ощутил.
  - Все приехали - сказал Полак, хотя это все уже знали по информации от бортового компа танка.
  - Ну что это ваша капсула - спросил Рик.
  Полак не отвечал. Он пытался связаться с бортовым компом, пока еще непонятного устройства.
  - А ты откуда про капсулу узнал - удивилась Тома. - Мы вроде ничего такого не говорили.
  - Мы может и дети - съязвила Джули, - но не дураки. Тоже мне, секрет. Вы несколько лет столько говорили о капсуле, так мечтали ее найти, а в кают-компании перед отъездом сюда все сказали про нее, кроме названия. Любой бы понял.
  - Да, нам с Майкой, Джули еще на "Кракене" сказала, что мы едем искать капсулу "Надежда" - подтвердил Гавел.
  - И попросила не говорить вам пока, что мы знаем, зачем едем - добавила Майка. - Мы и не говорили. А теперь уже можно.
  - Есть! Это "Надежда" - воскликнул Полак. - Надо же, живая. Только совсем без топлива.
  - И нас всех помнит - добавил он для Томы. - Сейчас мы ее заправим, она сформирует топливный приемник, прямо перед нами.
  - Открывай свой ротик - нетерпеливо протянул Полак. - Мы тебе покушать принесли.
  На борту капсулы появилось отверстие, из которого выполз блестящий цилиндр отработанного топливного контейнера. Полак руками вытащил его полностью. И положил на пол танка.
  Затем взял заполненный топливом контейнер, и вставил его в отверстие, куда его втянула сама капсула. После чего, дыра в ее борту почти сразу затянулось.
  - Проголодалась - Тома любовно погладила капсулу по затянувшемуся болту. - За столько-то лет.
  Майка открыв рот, смотрела на эту сцену, не понимая, как относится к словам взрослых.
  - Майка, закрой рот - смеясь, посоветовала Джули. - Тетя Тома и дядя Полак просто шутят, на радостях.
  Майка послушно закрыла рот, продолжая смотреть на них широко открытыми глазами. По-видимому, взрослые открывались ей с какой-то новой для нее стороны.
  - На экскурсию идти лучше не сейчас - посоветовал Полак. - Там и воздух не очень хороший, и температура некомфортная. Хотя в комбинезонах нам терпимо будет, но лучше подождем, пока она выползет на поверхность. Двух дней, думаю, ей хватит. Особенно, если мы сверху поможем.
  По готовому тоннелю выползли назад очень быстро, а затем отправили пустой танк работать бульдозером, расчищать площадку поверх капсулы. Расчет был на то, что танк быстрее раскопает ее, чем она сама всплывет наверх.
  - К нам, скоро прилетят Тина, Арнол, Илика, Ван, Камиль и Димитрий с вашими друзьями охотниками - объявила Тома. - А мы пока осмотрим станцию. Надеюсь, Гавел и Майка, с помощью Маськи, нам все тут покажут.
  - Но это чуть погодя - поправилась она. - Походим пока здесь, на вольном воздухе в центре кольца. Как люди в шахтах годами находились? Тут в комфорте, всего неделю взаперти сидели, а у меня уже ненависть к закрытым помещениям.
  
  Глава 10. Сфера.
  
  Дети настойчиво отстаивали свое право первого полета на "Надежде", так им натерпелось опробовать капсулу, о которой столько слышали. Для обоснования своего требования, они привлекли даже крайне сомнительную аргументацию Майки.
  - На меня "наполз" червяк, я проснулась и поэтому мы его вообще поймали, а по червяку дядя Арнол догадался, где нужно искать эту капсулу. А поэтому я ее и нашла, значит и лететь первой мне! - Выстраивала она, как ей казалось, безупречное логическое обоснование, горячо поддержанное друзьями.
  При этом их дружный натиск приходился в абсолютную пустоту. Никто с ними не спорил. Полак, в который раз объяснял, что пока вообще никого не пускают в капсулу. Ее сейчас исследует бортовой комп и залечивает все найденные повреждения.
  - Поймите, Это не я запрещаю полет. Капсула сама не полетит с людьми, пока бортовой комп не удостоверится в ее полной исправности - отбивался он от Майки. - Я же объяснял, про повышенные требования к транспорту, который возит людей. "Надежда" столько лет пролежала замурованная в скалах, занятая только заботами о своем освобождении. А сейчас ее бортовой комп проверяет все системы, попутно исправляя неполадки в них.
  Наконец Полак разрешил первый полет.
  В "Надежду" поместились все дети и часть взрослых, хотя стало немного тесно. Но за комфортом никто особо не гнался. Дети сразу заняли места перед экранами, а уже за ними встали взрослые, самые почетные члены клана. Остальные вежливо отказались от первого полета, соблюдая субординацию. Тем более что ждать нужно было всего несколько часов. А Димитрий вообще не полетел.
  - Чего там стоять в тесноте и смотреть на круговом экране панораму. Я и тут ее могу посмотреть в любой комнате, и тоже на круговом экране, который точно такой же, как на капсуле - объяснил он. - По прямой трансляции с "Надежды", увижу точно такую же панораму, как и вы.
  Охотники, чуть поразмыслив, тоже отказались от полета и остались со своим командиром.
  - И на обмен впечатлениями в ментале это никак не сказывается. Пора отказываться от рутинных привычек - закончил он назиданием.
  
  Панорама горной страны, затянутая кое-где пеленой облаков, завораживала. С такой высоты все, кроме Древних, видели ее впервые.
  - Все же через экран, не совсем то - пожаловалась Тина. - Я понимаю, что это предрассудки, но отделаться от ощущения искусственности не могу.
  - Настоящие окна все реже делаем даже мы - ответила Ильва, так же очарованная видом. - А уж на специальном транспорте Древних, вообще наивно ожидать их встретить.
  - Все равно жалко - вздохнула Тина. - Тут экраны, на "Кракене" экраны, на вертолетах тоже экраны. Скоро от окон совсем отвыкнем. Хотя Димитрий, похоже, выше этих предрассудков.
  - А мы можем посмотреть теперь, откуда и куда она течет? - Спросил Гавел, показывая рукой на нитку реки внизу.
  - Конечно, можем, но мы и без капсулы это знали. Да и посмотреть могли - ответил ему Полак. - У нас давно есть карты планеты, по снимкам с луны. И долететь могли на вертолете. Ты же на нем летал.
  - Я тоже хотела спросить - Тина подошла ближе к ученому. - Что нам дает капсула, в сравнении с тем, что мы уже имеем? Мы же научились делать вертолеты и самолеты.
  - Такую технику как "Надежда" и "Кракен", еще не скоро научимся делать - пояснил Полак. - Это автономные, совершенно независимые от наличия стационарного поля устройства. На капсуле мы можем летать где угодно и сколь угодно долго, даже в тех областях, где поле еще не восстановилось. А это почти вся та половина планеты, которая приняла на себя основной лучевой удар.
  - А на такую высоту как "Надежда", не смогут подняться те штурмовые вертолеты, которые мы нашли на "Кракене" - продолжил он. - Да и нашим Гиномам интересно будет посмотреть, как устроены самые совершенные аппараты Древних.
  - Капсула и в военном отношении сильнее их? - Спросила Ильва.
  - Нет - ответил Арнол вместо Полака. - "Надежда" и "Кракен" не военные аппараты, хоть вооружены и защищены, но их компы не допускают риск. В них вообще не предусмотрена передача управления человеку. Для них, все только пассажиры. Просто один из пассажиров, капитан. Он имеет больше прав на указание целей и задач, которые выполняет бортовой комп.
  - Даже на самом примитивном судне все то же самое - добавил Полак. - Капитан командует, а выполняет команда. Не сам же он своими руками паруса ставит и штурвал вертит.
  - Настоящая военная техника Древних, это штурмовые вертолеты и комбинезоны от "ТеррорНет" - пояснил Арнол. И закончил. - Полномочия каждого я уже оговорил компу капсулы. Они такие же, как на "Кракене".
  - Да, такой двигатель нам еще долго не сделать - с завистью в голосе произнесла Ильва и спросила Арнола - Здесь, ведь он однотипный с "Кракеном"?
  - Такой же - подтвердил он. - И тяжелую воду пока добывать не умеем из океана, хотя это быстрее научимся. Но пока нам запаса, всего для двух реакторов, на тысячу лет хватит, а к тому времени, что-нибудь придумаем.
  
  Радко поднялся на холм и сразу увидел конный разъезд орков. Один из тех, что регулярно рыскали по степи вокруг лагеря, разбитого орками около маленькой кустарниковой рощицы. Видимо там была вода, потому что лагерь стоял давно. Его отметила на картах еще вертолетная разведка.
  Охотник упал в траву, как только понял, что его заметили. Бежать или тщательно скрываться от орков, не входило в его планы. Он должен попасть в плен и орки должны оценить его оружие. При встрече, желательно перерубить пару их мечей, а затем добиться почетной сдачи. Рик хорошо подтянул Радко в фехтовании, даже десантники Димитрия были им довольны, так что такая задумка вполне может получиться.
  Все многократно обговаривали при разработке плана проникновения. Самое плохое, если просто убьют, не пытаясь взять в плен. Тогда сорвется весь замысел и придется придумывать что-то другое. Пресветлая госпожа Тома, уверила его, что если такое случится, то умереть ему не дадут, и сразу придут на помощь.
  Высотное наблюдение, удобнейшее средство. Орки вообще не связывают еле видимую точку в небе с наблюдателями, а возможности капсулы таковы, что на ее экранах, даже лица, если открыты, хорошо просматриваются.
  Вот и сейчас она в небе, прямо над головой, а господин Димитрий его слышит. Не только его, а и все звуки вокруг. Радко вслух сказал, что орки его заметили и приближаются. Необходимости в этом сообщении не было, просто таким способом охотник как бы прощался с друзьями и окунался в новую для него реальность. Теперь он вообще не будет ничего говорить специально для людей в капсуле. Они сами услышат и его, и отберут все интересное.
  Орки налетели стремительно. Чувствовался богатый военный опыт. Но теперь и Радко мог им кое-что противопоставит. Все получилось очень эффектно.
  Брошенную петлю, охотник перерубил в воздухе, затем отбил дротик. Подпустил одного из орков ближе, и когда тот замахнулся на него своим мечом, срезал его клинок своим, у самой рукояти.
  Орки отступили. Такого сопротивление со стороны человека, судя по одежде, не из стран Союза, они не ожидали. Его меч так же произвел должное впечатление.
  Стояли поодаль и совещались. Радко не слышал разговор, но догадаться было нетрудно. Речь шла о нем, о том, что с ним делать.
  - Ты воин? Откуда? Из стран Союза? - Спросил один из них, в самой добротной, расшитой какими-то узорами, одежде. По-видимому, командир отряда.
  Видимо командир опасался задевать воинов Союза, и сомневался, не ошибся ли в выборе. В конце концов, люди из Союза могли одеть и другую одежду, вместо знакомых блестящих комбинезонов.
  - Я охотник из племени Яапов. Кто-то разорил наше стойбище. Все яапы куда-то исчезли. Я уже много дней никого не могу найти.
  - Откуда взял такой меч? - продолжал допрос командир.
  - Это мой меч, наш шаман умеет делать.
  - Пойдем с нами, не тронем тебя - предложил командир. - Пойдем к нашему сотнику, он решит, что с тобой делать. Обижать не станем, ты смелый воин. Мое слово твердое, по закону степи я предлагаю тебе почетный плен.
  - Вы знаете, где мое племя?
  - Да, они у нас - немного подумав, ответил командир. - Сотня Кахмета захватила их. Они в почетном плену. Всем разъездам приказано искать в степи, людей из северных лесов. Если добровольно пойдешь с нами, обещаю почет и уважение. Ты встретишься со своим вождем и остальными. Никто из них не пострадал.
  - Я не умею управляться с этими зверями - Радко показал на лошадей, изображая опаску.
  Показывать сильный испуг не стоило. Орки уважают только смелость и силу.
  - Мы поедем медленно, дадим тебе смирную лошадь и привяжем ее к моему седлу. Тебе нужно будет только сидеть на ней.
  - Хорошо, согласен, но оружие останется при мне - поставил условие охотник, опять опасаясь переиграть.
  Наступала самая опасная часть плана.
  С одной стороны нужно было показать оркам свою храбрость, иначе степняки не будут уважать. Это сразу поставит под сомнение целесообразность продолжения внедрения. Оказаться в положении простого раба, с которым никто не станет даже разговаривать, не входило в планы. В этом случае капсула спустится прямо на голову отряда, распугает орков и похитит Радко. Вряд ли орки заподозрят сговор, но о разработанном плане придется забыть.
  С другой стороны, если слишком дерзить и проявлять норов могли и не брать в плен, а просто убить. У орков ведь тоже есть своя гордость и храбрость. В этом случае капсула придет на помощь. Если успеет. Но план так же рухнет.
  Все прошло нормально. Командир отряда кивнул и один из воинов, тот самый, у которого Радко срезал клинок, подвел ему лошадь и помог взобраться в седло. После этого весь отряд неспешно двинулся по степи. Командир объяснил, что в половине дневного перехода разбит большой лагерь, в котором гость, переговорит с сотником.
  Радко отметил, что пленником его не назвали. По всей видимости, план сработал.
  
  Все что говорилось вокруг Радко, бортовой комп капсулы непрерывно записывал. Днем, Димитрий включал громкий звук. Они обсуждали все услышанное с Галлеем, который был в восторге от того сколько стало известно о структуре общества орков.
  
  "Надежду" отдали в полное распоряжение Димитрия и его людей, на все время операции. Она висела на предельной высоте так, чтобы оставаться незаметной на фоне светила, или пряталась за облаками, когда они плыли над степью. Бортовому компу, дали задание следить за подлетным временем к Радко. Оно не должно превышать нескольких минут.
  - Мы выручим его в любой ситуации - уверял Тину Димитрий. - Не снесут же они ему неожиданно голову с плеч, а остальное не страшно. У меня десяток десантников в самых совершенных комбинезонах. Они тысячу орков в мгновение разметают. Да и защита капсулы перебьет их еще с максимальной высоты. Его задача продержаться всего несколько секунд, и он об этом знает.
  - Кто знает их порядки - вздохнула Тина. - Прежний хан, например, сносил головы, не моргнув глазом, но о таких обычаях орков, я не пока слышала. Убить мгновенно, можно и не снося головы. Но надеюсь, все обойдется.
  - Насчет его безопасности, мы кое-что придумали - успокоил он главу клана. - Его одежда в критических местах усилена пластинками из того же металла, что и клинок. Это не должно вызвать никаких подозрений даже при обнаружении. И вполне надежно защитит при неожиданном нападении, особенно когда нападающий об этом не знает. А сама одежда такая же, как у шамана и вождя яапов. Они же научились делать ее, еще до плена. Орки наверняка видели такую. Даже, возможно, сами уже имеют аналогичные от Бурсака.
  
  Уже неделю, орочий отряд двигался по степи. Разговор в лагере, так же прошел удачно. Сотник был очень доволен, что нашелся пленник с таким замечательным мечом. О племени Яапов он слышал от самого Верховного Кагана, который возлагал на него большие надежды.
  - Не беспокойся - успокаивал сотник охотника. - Твое племя не в рабстве, а в почетном плену. Твой шаман согласился делать нам хорошее оружие. Сейчас все разъезды орков в степи ищут серый порошок и собирают старое плохое оружие. Из них мы сделаем хорошие мечи. Ты тоже скоро присоединишься к своим людям.
  Радко слушал, задавал много вопросов о жизни орков, об их обычаях. Он помнил все наставления Димитрия и Галлея. Направлял разговор в нужное русло, да и самому было интересно, как живут таинственные орки, о которых он знал в детстве из легенд, а в последнее время из разговоров лекций Галлея.
  Орки отвечали охотно. Радовались, собеседнику в длинной и скучной дороге. Галлей восторженно говорил Димитрию.
   - Сказали бы мне лет тридцать назад, что можно вот так в комфорте парить над орочьими отрядами, и слышать все их разговоры. Я бы не поверил. Ведь они даже не догадываются о нашем присутствии.
  - Да, я тоже не могу привыкнуть - соглашался Димитрий и добавил с сожалением. - Игра орочьих вождей против людей совершенно бессмысленна и об этом они тоже не догадываются, а мы пока не видим способа убедить их в этом.
  
  Они сидели втроем ведь день и всю ночь. Радко рассказывал Ванулу и Бурсаку о том, как он их искал по степи много дней. Как шел по следу лошадей, плутал в камышах, таился от ужасных саблезубых хищников. Те слушали его рассказ, не перебивая. Только качали головой. Орки вначале тоже крутились вокруг них, но затем сотник их отослал по каким-то делам. Ванул ему благодарно кивнул.
  - А как вы тут живете, среди них? - Радко кивком показал в сторону орков.
  - Все не так страшно, как казалось вначале - ответил Ванул. - Они даже сожалеют, что не знали о том, что наши старики умирают сами от старости. Отнеслись к ним по своим обычаям.
  - Они считают, что мы им сможем сделать оружие и такую же одежду как у меня и у тебя - добавил Бурсак. - Поэтому к нам так хорошо относятся.
  Когда от стойбища ушли в степи, людей развязали. Двигались неспешно, маленьких и тех, что послабее, на них указал Ванул, орки посадили на своих лошадей. Бурсак объяснил всем яапам, что эти звери не опасны, и бояться их не нужно. Так шли несколько дней, пока не добрались до большого стойбища. Там отдохнули и всех посадили на телеги.
  Свое стойбище, Орки называли лагерем. Оказывается главный тех орков, которые напали на стойбище яапов, сотник Кахмет, сразу послал быстрый конный разъезд в основной лагерь. Поэтому, к их прибытию, уже наготове были и телеги и тягловые лошади.
  Бурсак с Ванулом, очень заинтересовались лошадьми. Яапы никогда раньше их не видели. О существовании этих животных знали только из Откровения. Лошади, которые тянули телеги, заметно отличались от тех, на которых сидели орки. В телегу запрягали высоких могучих, но медлительных животных. А сами скакали по степи на низкорослых, но быстрых и игривых.
  Кахмет пообещал по дороге научить Ванула, Бурсака или тех на кого они покажут, управляться с лошадьми. И не обманул, научил Ванула и всех охотников. Благо в дороге особо нечем было заняться. Вождь рассудил, что для яапов, такие умения лишними не будут. Сотник орков, тоже сообразил, что совместные игры и работа сближают его воинов с людьми.
  - А когда сюда прибыли, тут уже нас ждали жилища, на каждую семью. Кормят хорошо, работой не загружают - продолжал рассказ Ванул. - Видно очень нужен им наш Бурсак, ну и мы при нем.
  - Они сейчас по своим степям рыщут - дополнил шаман рассказ Ванула. - Я им объяснил, что мне нужно для изготовления оружия. Тут на удивление хорошо колдуется. Никаких кристаллов не нужно. Я понял, как переделывать готовые клинки и сделал один из орочьего. Но оркам сказал, что остальные будут, когда они найдут нужную пыль.
  
  Уже под утро, Радко пожаловался, что от долгого сидения затекли ноги и предложил погулять по степи, вблизи стойбища. Отошли довольно далеко, затем прошли назад половину расстояния. Орки вообще не имели привычки стеречь пленников и рабов. Объясняли только, что в любую сторону бежать придется сотни километров, без воды и еды.
  Наконец Радко остановился и вполголоса попросил вождя и шамана сохранять спокойствие и никак не реагировать на его дальнейшие слова. Затем он сказал то, что совершенно не вязалось с его предыдущим повествованием.
  - Весь мой рассказ не для вас, а для орков, которые нас слушали. А вам передают привет Чалтан, Талик, Гавел и Майка. Они живы и здоровы. Мы дошли до тех людей, о которых Бурсак написал в записке. Выручить все племя можно хоть сейчас, но те люди просили немного подождать. Они просят помочь им в борьбе с орками.
  Ванул чуть заметно кивнул в ответ и продолжил внимательно слушать охотника.
  - Что нужно делать? - Спросил Бурсак вполголоса.
  Радко очень коротко, но четко и ясно рассказал план действий для каждого. Предупредил, что больше они не должны говорить никому ни слова, об истинном положении вещей. Раздал магические зернышки, предупредив, что их нужно постоянно таскать с собой и как можно больше и подробнее разговаривать с разными орками о том, как устроена их жизнь, почему воюют с людьми, что хотят от войны.
  - Необходимо понять, что орки хотят от людей, зачем им эти бесконечные войны - объяснял Радко, повторяя те же наставления, которые ему втолковал Димитрий. - Сейчас идем спать, а когда проснемся, Бурсак скажет сотнику о спрятанных складах с оружием. Но скажет, где они спрятаны, он только самому главному орку это основное условие. К нему пойдем втроем, потому что только я знаю, где оружие, так как перепрятал его в новые тайники.
  - Ванул добавит, что они хотят добиться права яапов жить так, как они привыкли у себя в стойбище - продолжил Радко. - Орки согласятся, за возможность получить хорошее оружие. Тем более что от них ничего особо сложного и не требуется.
  - Не опасно давать оркам хорошие клинки? - Спросил Бурсак. - Я видел клинки орков, мои режут их как глину.
  - Этого совершенно не опасайся - Радко даже улыбнулся. - Старайся так, как если бы делал лучшее оружие для яапов. Ничего не бойся. Я не могу объяснить, просто поверьте. Ничего опасного в этом для людей нет. Потом сами все увидите и поймете.
  - Больше мы не вспоминаем об этом разговоре никогда, пока живем среди орков, даже между собой не говорим. Действуем по плану, пока я сам не заведу новый разговор. А сейчас пойдемте спать.
  
  Через пять дней, после того как Ванула, Бурсака и Радко с почетным эскортом, а вернее сказать с охраной, отправили на аудиенцию к Великому Кагану, на горизонте показался главный город орков, резиденция Великого Шамана. На горизонте капсулы. С поверхности он был еще далеко за горизонтом.
  Собственно, городом в понимании жителя Империи, или любой другой страны Союза, трудно было назвать эти беспорядочно разбросанные по степи шатры. Хотя по размерам и населению, это поселение, несомненно, имел ранг города.
  Орки называли его Центральный Вал, или просто Центр. Название пошло наверно от кольцевого оборонительного вала вокруг него, утыканного заостренными кольями.
  С внешней стороны рядом с валом, тянулся довольно глубокий ров, дно которого, так же было усеяно кольями. Вероятно, грунт, которым насыпали вал, и был добыт из этого рва. Сочетание рва, вала и кольев, давали неплохую защиту против конницы. Атака наверняка увязнет в кольях, а арбалетчики и лучники с другой стороны вала, успеют уничтожить нападающих.
  Сколь эффективна такая защита, военные пограничных с орками стран, могли только гадать. За сотни лет ни один их отряд, так далеко в степи не забирался. Впрочем, по разговорам между орками, междоусобные войны в прежние времена, велись довольно часто. Вероятно, сами орки, неоднократно имели возможность убедиться в ее эффективности.
  - Сколько же лет они его строили? - Изумился Димитрий, осматривая вал с высоты. - Он длиной больше ста километров.
  - За тысячи лет можно и не такое насыпать - ответил Галлей, меняя увеличения экранов, чтобы подробнее рассмотреть орочий город.
  - С поверхности, город покажется из-за горизонта, примерно через двадцать часов, если указанный отряд будет продолжать движение с той же скоростью и в том же направлении как в настоящий момент - раздался голос бортового компа.
  - Вон она Сфера, о которой вертолетная разведка докладывала - Димитрий показал необычное сооружение в форме сегмента шара, размещенного на приподнятом основании.
  Ничего необычного в этом сооружении не было, если бы не его размеры. Радиус основания Сферы, был больше ста метров. Даже в Империи, не строили сооружений такого размера. Здание могло вместить несколько десятков или даже сотен тысяч орков, если бы они задумали туда войти. Высота приподнятого основания, равнялась примерно высоте среднего орочьего жилища, а центральная точка, раз в десять превосходила высоту любого из окружающих ее шатров.
  - Сколько труда нужно, чтобы руками в голой степи такое построить - продолжал восхищаться Димитрий.
  - Могу только еще раз напомнить о тысячелетних сроках строительства - ответил Галлей, на которого тоже произвело впечатление необычное сооружение. - Меня больше занимает другое, на чем держится эта крыша и из чего она сделана. Не может же она обходится без опор. Орки не знают материалов такой прочности.
  - "Я смотрел видео с вертолетов" - ментально включился в их беседу Полак, который вместе с Тиной и остальными Рысями наблюдал со станции то же, что и они. - "Там ракурс немного другой и не так все выглядит. А вот сейчас я по-настоящему впечатлен".
  - "Сфера, вероятно культовое сооружение, или резиденция Великого Кагана" - добавил Арнол. - "Примитивные народы часто увлекались гигантизмом ради религиозных культов или возвеличивания своих вождей. Впрочем, возвеличивание вождей, тот же культ".
  - Как бы нам жителей не напугать капсулой - обеспокоился Галлей. - Она хоть и точкой в небе, но видна. Их там много, кто-то да сообразит, что видит необычное.
  - Нет, почти незаметна - успокоил его Димитрий. - Перед вылетом, мы Полаком отрегулировали ее поверхность так, чтобы она не блестела и настраивалась на фон неба. Ты удивишься, но мы как невидимки снизу. Нужно было тебе показать тогда, я не догадался.
  - "А зачем вы вообще летите сами, на много дней, в тесноте?" - раздался, голове у Димитрия, ментальный вопрос Тины. - "Десантники понятно зачем, они должны успеть придти на помощь в случае осложнений. А Вы-то могли вместе с нами смотреть все это со станции или даже из своей резиденции в городе".
  - "Да, в общем, ни зачем" - признался Димитрий. - "Просто по привычке. Наверно следующее поколение, воспитанное с детства на всех этих механизмах и средствах наблюдения, будет из кабинета руководить, а я так не привык. Сама жаловалась, что не можешь отделаться от ощущения искусственности, наблюдая на экране. А сидя в кресле, за тысячу километров командовать боем, это как кино смотреть, которое так любят дети".
  - "Чтобы психологически не терялась связь с реальностью" - догадалась Тина.
  - "Очень точная формулировка Пресветлая!"
  - А теперь всем спать - скомандовал Димитрий, когда закончил разговор с главой клана. - До утра ничего интересного не произойдет, а вот с утра, придется внимательно смотреть, слушать и осмысливать.
  
  Аудиенцию, Великий Каган, назначил на вторую половину дня. Утром прибежал один из младших нукеров и поставил метку времени аудиенции, на солнечных часах. Такие часы имелись перед входом в каждый из гостевых шатров в городе. Радко успел расспросить его. Нукер охотно и подробно отвечал на все его вопросы, а в конце разговора добавил, что впервые видит людей и ему очень интересно.
  - Раньше, людей вообще не пускали в Центр, даже рабов - сказал он в конце разговора, с любопытством глядя на лицо и одежду Радко.
  На капсуле, все расслышали и приготовились ждать, обсуждая как детали дальнейших действий, так и различные, порой экзотические, предложения. Десантников увлекла идея, тайно поселиться среди орков.
  - А что такого - горячился один из них. - Они же лицо все равно закрывают всегда. - Иначе пыльный ветер за день обдерет в кровь, даже орочью кожу. Считай, они тоже в комбинезонах ходят, как и мы. Вы же заметили, что ветер тут не прекращается никогда. Дует все время и довольно сильный.
  - Как объяснял вчера Ванулу, командир отряда охраны, тут место такое, единственное во всей степи, где ветер дует всегда в одном направлении и с одной силой - Вставил Галлей. - Сколько орки жили здесь, столько он так и дует. Как тут с открытым лицом ходить?
  - Вот мы и спрячемся за масками - продолжил воодушевленный объяснением боец.
  - Походим среди горожан, не знают же они тут все друг друга. Мало ли кто среди шатров ходит - доказывал он Галлею.
  - Не все так просто - возразил Галлей. - Ты обратил внимание, что к некоторым оркам, другие проявляют почтение. Возможно, там нашивки на одежде какие-нибудь есть. Ты знаешь, как орки обозначают свои статусы? Поклонишься не тому, кому надо, или, еще хуже, не поклонишься тому, кому надо. Или не так поклонишься. И все, тебя раскроют. Впрочем, тебя раскроют гораздо раньше.
  - Это почему?
  - Ходишь не так. Вообще, все твои движения не орочьи. Тысячи мелочей отличают тебя от орка. Ты не знаешь простейших вещей, о которых осведомлен каждый из орков с младенчества. В сравнении с другими, настоящими орками, сразу будет понятно, что с тобой что-то не так. Это как мужчине сыграть роль женщины, а женщине роль мужчины. В первые минуты может ввести в заблуждение, но очень скоро обман раскроется. Как бы ни старался актер, все равно, рано или поздно сфальшивит.
  - Тихо! - Урезонил Димитрий не в меру распалившихся спорщиков. - Они входят в Сферу. Там наверно и принимает Великий Каган.
  - Жаль не видим, что там у них - посетовал Галлей. - Но хотя бы слышим и то хорошо. Надеюсь, Радко догадается громко обсуждать с остальными все, что они там увидят.
  - Вначале хотели дать ему видеокамеру - ответил ему Димитрий. - Есть и такие. Полак когда-то использовал их на островах. Но потом раздумали. Ее как попало, не бросишь, нужно в определенные места ставить, чтобы обзор хороший был. Радко разведчик неопытный, будет стараться, а пока возится, кто-нибудь заметит. В общем, не стали и без того немалый риск, увеличивать.
  
  Когда вошли внутрь, яапы ахнули. Сфера поражала воображение. В центре толстая колонна из непонятного материала, похожего на серый камень. Возможно, это и был камень, а боковая поверхность шарового сегмента, лежала на решетчатом каркасе из какого-то другого материала. Возможно, старого от времени, чем-то пропитанного дерева.
  По диаметру, Сфера делилась на два части, явно разного назначения. Одна половина, представляла ровную утоптанную площадку. Скорее всего, там проходили народные собрания. Около центральной колонны находилось приподнятая площадка, на которой свободно могли разместиться несколько шаманов, или вождей. Пока еще трудно судить, кто у орков исполнял роль ораторов на собраниях.
  Яапы говорили долго, подробно описывая внутренности Сферы. В разговоре друг с другом делились восторгами и впечатлениями. Расспрашивали сопровождающих орков обо всем, что видели. Долго допытывались, как держится без опор такая громадная крыша над головой.
  - Это они для нас стараются - догадался Димитрий. - Чтобы мы представили себе внутренности Сферы. Молодцы!
  - "Неужели нет опор?" - Удивлялся в ментале Полак. - "Не может быть у орков материалов, способных держать пролет таких размеров".
  - "Не знаю" - Ответил ему Галлей. - "Яапы не инженеры, конечно, но понять есть там опоры или их нет, смогут и они. Давай молча слушать, обсудим потом".
  Вторая половина Сферы представляла собой, как бы город под крышей. Те же шатры, что и в городе, но чище, больше и ярче. Сопровождающие орки объяснили, что там живут советники Кагана, его жены и он сам. А так же самые знаменитые полководцы, мудрецы, летописцы.
  - Надо же - удивлялся Галлей. - Не такие уж они дикие, летописи ведут, такое здание построили, мудрецы почетом пользуются. Вряд ли кого попало, с Великим Каганом селят.
  - А там что горит? - Спросил Радко у сопровождающего их орка.
  Среди шатров на второй половине, действительно виднелся огромный открытый костер, в котором дымили раскаленные угли.
  - Там готовят угощение для всех, кто прибывает на общий сбор степных вождей. Тогда жарят на вертелах быков целиком - с гордостью объяснил орк. - Но сейчас гостей кроме вас нет, и готовят обычную еду на углях.
  Воздух в Сфере, тем не менее, оставался чистым. Несмотря на то, что углы дымили довольно сильно. А если верить сопровождающему их орку. В иные времена, очаг топили в несколько раз сильнее. Дым стремительно уходил вверх и там исчезал в месте соединения крыши с центральной колонной.
  - Там крыша не очень плотно примыкает к столбу - разглядел Радко. - Между ними щель, дым туда уходит. Да сильно, как будто его втягивает что-то.
  - "Ну, тогда я понял, как держится без опор этот купол. Потом объясню" - радостно сообщил Полак. - "Но орки-то растут в моих глазах. Воспользоваться таким эффектом не понимая его сути, это нужно суметь".
  Дальше слушали уже без комментариев. Подошел посыльный от Великого Кагана, сухой маленький благообразный старик, и пригласил их на аудиенцию.
  - Великий Каган зовет вас троих к себе в шатер на беседу равных - церемонно произнес он. А затем простой интонацией пояснил. - Это высокая честь. Вы не обязаны оказывать ему особые знаки почтения. Ведите себя с ним и друг с другом как привыкли у себя в племени.
  Прошли утоптанную площадку, обогнули открытый очаг и подошли к тому шатру, над которым развивались какие-то цветные ленты на высоком шесте. По-видимому, что-то вроде отличительного знака вождя.
  - Великий Каган просит вас войти - сделал приглашающий жест посыльный и пояснил, что внутри ждут только яапов. Орки останутся снаружи.
  
  Глава 11. Первый контакт.
  
  Довольно долго из резиденции Великого Кагана, в капсулу не доносилось ни звука. Димитрий даже начал беспокоиться. Особенно, после того как первым звуком, разорвавшим тишину оказался могучий звериный рык.
  - Нравятся моя охрана? - Раздался хриплый голос орка, по-видимому, самого Великого Кагана.
  - Вам удалось покорить этих чудовищ! - Удивился Ванул. - Мой охотник рассказывал, что пока он искал нас в степях, ему пришлось долго скрываться от этих зверей с огромными клыками.
  - "Молодец этот орк!" - Ментально Полак. Он тоже следил в ментале за событиями в шатре самого сильного вождя орков. - "Видел я этих зверюг, приручать их, та еще задача".
  - Эта охрана стоит сотни лучших орочьих воинов, никогда не предаст и не обманет. Мне первому удалось заключить союз с этими могучими хищниками - продолжил Великий Каган. В его голосе прорезались нотки торжества.
  - "А он явно гордится собой" - Ментально заметил Димитрий. - "Хотя, есть чем. Наверняка, покорение таких зверей, добавило ему немало авторитета".
  - "Интересно, где он взял столько времени для дрессировки" - задумчиво проговорил Арнол. - "Жизнь вождя весьма напряженная".
  - "Не всегда же он был вождем" - возразил Полак. - "Вот и дрессировал зверей в молодости".
  - "Все, пусть каждый займется своими делами" - скомандовала Тина. - "Полак, не забывай, на тебе еще лекция в интернате. Тебе получены дети яапов, а они еще даже не одеты для учебы. У Рика с Джули внеплановые каникулы в интернате уже чрезмерно затянулись, пора возвращаться им к учебе".
  - "Мне, с Арнолом сегодня на встречу с вождями орков. Они уже собрались и ждут. Давайте друг другу не мешать. Обсудим все позже, тем более что каждый звук запоминается".
   - "Полака и Димитрия попрошу решить еще одну проблему" - добавила она, прежде чем окончательно завершить общий разговор. - "Подумайте об обратной связи с ними и о визуальной трансляции. Но, без увеличения риска. Это обязательное условие".
  
  На Ванула с Бурсаком, саблезубые чудовища, произвели неизгладимое впечатление. Рассказы Радко не шли ни в какое сравнение с личными впечатлениями. Да и Радко, был немало потрясен такой неожиданной встречей.
  Сам Великий Каган, оказался сравнительно молодым орком, лет сорока, может быть чуть старше. Бурсак с Ванулом уже научились определять примерный возраст орков. Он восседал на большой круглой подушке, которую орки в своих шатрах, называли тахтой.
  Тахта Великого Кагана, была убрана, хорошо выделанными шкурами громадных быков, мехами степных волков и лисиц. А так же деталями из кости разных животных. Костяные украшения составляли здесь весьма важную часть интерьера. Назначение многих из этих костяных поделок, вообще не угадывалось. Яапы не делали специальных крашений в жилищах, но Радко знал, что такие вещи часто украшают дома людей в странах Союза.
  Впрочем, охотник довольно быстро перешел к выполнению своей основной миссии. Стал прикидывать, куда бы пристроить первое подслушивающее зернышко.
  - Отношение к нам тут хорошее - тем временем начал Ванул отвечать на вопрос орка. - Но кое-что, из привычного, нам не хватает.
  - Если есть список, положи его на столик перед собой - велел Великий Каган. - Только ближе не подходи, моя охрана может расценить это как попытку нападения. Но вначале скажи, наиболее важное.
  - Самое важное лекарственные травы и настои из них - ответил вместо вождя Бурсак. - Люди иногда болеют, а знакомые нам травы, здесь не растут. Может быть, ваши шаманы что-нибудь посоветуют мне.
  - Хорошо, очень скоро шаман-целитель посетит ваш шатер - пообещал орк. - Что еще?
  - Еще мы привыкли к обилию воды - снова продолжил Ванул. - Мы всегда жили около большой реки. Может быть, тут есть какая-то хоть маленькая река?
  - Мне непонятно, зачем вообще нужно было сгонять все наше племя с привычного места и везти так далеко? - Задал, наконец, вождь, самый главный вопрос. - Можно было договориться и на прежнем месте о том, чтобы мы делали оружие для орков. Это было бы проще и для нас и для орков.
  - Ты прав вождь - неожиданно согласился орк. - Сотник молод и горяч. Я наказал его уже за поспешность в действиях. Его извиняет желание принести пользу Каганату. Орки страдают от нехватки хорошего оружия, которое почему-то не получается у наших кузнецов и шаманов.
  - Мы снова позволим вам вернуться в прежнее стойбище - пообещал орк. - Но позже, когда дадите нам много хороших клинков, таких как у вашего молодого воина.
  - Чтобы понять нужды орков, я должен повстречаться с их военачальниками, воинами, шаманами, кузнецами - перечислял Бурсак. - Может быть мне удасться понять, почему шаманы и кузнецы орков, не могут сделать хорошие клинки.
  - Ты прав - кивнул в ответ Великий Каган. - Можете ходить везде и говорить с кем захотите, здесь в Большом Шатре и вокруг него. Я сегодня же повелю всем отвечать на любой ваш вопрос. Если тебе удастся научить делать орков такое же оружие, как у тебя, племя Яапов, не пожалеет об этом.
  - А сейчас начинайте делать то, что обещали. Жду вас снова, как только земля в степи покроется снегом.
  - И если к этому времени оружия не будет, то моя охрана - Каган кивнул на клыкастых хищников, - начнет получать по одному яапу в день, вместо другой пищи.
  - Идите, теперь вы знаете, почему вам нужно спешить.
  Великий Каган, небрежным жестом, дал понять потрясенным последней его фразой яапам, что аудиенция окончена.
  К себе в гостевой шатер шли молча, обдумывая услышанное и увиденное в шатре Кагана. Планы пока не стоили ни Ванул, ни Бурсак, ни, тем более, Радко.
  
  В капсуле так же царила полная тишина, но по другой причине. Все напряженно слушали, что происходило в шатре Великого Кагана, после того, как яапы его покинули.
  Раздался удар гонга, вероятно, сигнал кому-то.
  - Говори! - Приказал Каган. - Что думаешь, можно им доверять. Люди хитры.
  - Великий - сказал новый голос, который ранее не был слышен. - Я велел слухачам тайно подслушивать у их шатра все, что они говорят между собой. Если люди начнут какую-то свою игру, мы будем знать о ней раньше, чем они успеют перейти к действиям.
  - Кто сейчас в соседних с ними шатрах?
  - Как ты приказал, под видом гостей вторая отборная сотня из тумена "Ужас пустыни" - почтительно ответил новый голос.
  - Хорошо, Продолжай. Даже если они начнут свой тайный сговор против меня, ничего не предпринимай, только слушай и записывай каждое слово. Сделать они ничего не могут, угроза на них подействовала. А теперь они знают, что долго откладывать невозможно.
  - А остальные люди из их племени, тебе нужны? - Почтительно осведомился собеседник Кагана. - Как я понял, для того чтобы сделать оружие, необходим только их шаман и все.
  - Пока нужны. Иначе их шаман может отказаться работать. Не так уж сложно прокормить несколько сот бесполезных людей. А после посмотрим.
  После этих слов Великого Кагана, в шатре надолго наступила тишина.
  
  - То-то я удивлялся, с чего это орочий вождь такой доверчивый - нарушил молчание Димитрий. - Он по своему положению должен быть искусный интриган. А тут и встреча как бы без охраны и благорасположение к людям.
  - Да - согласился Галлей. - Теперь понятно, что охрана есть, и хорошее отношение имеет свои границы.
  - Их хорошо бы предупредить - заметил Торин. Тот самый десантник с Новы, который отстаивал идею, тайно пожить в городе орков.
  - Они не знают о слежке и прослушке. Спасти их мы успеем, но если станет известно о том, что Радко заслан, то план разведки потеряет смысл.
  - Не потеряет - возразил Димитрий. - Подслушивающее зернышко в главном шатре мы уже имеем. Надеюсь, Радко его разместил там, где оно долго пролежит.
  - Поэтому, даже если им срочно придется бежать, мы все равно будем в курсе того, что говорят в шатре Великого Кагана.
  - Но ты прав - продолжил Димитрий. - Хорошо бы их предупредить. Надо было дать средство связи, я боялся, что найдут при обыске непонятный предмет и заподозрят его. Теперь ясно, что обыска потому и нет, что за каждым их шагом следят, а каждое слово слушают.
  - Пока что, Радко действует точно по инструкции. Разговоры по нашим делам только на открытом пространстве и очень редко, в случае крайней необходимости. Но что будет, если кто-то из них обмолвится. Пусть случайно. Они же не знают ни о слухачах, ни о сотне воинов вокруг их шатра.
  - Думаем все. Я жду предложений ровно через час - приказал Димитрий. - Надеюсь, все поняли, что ситуация сложнее, чем нам казалось.
  
  Час, данный на обсуждение и размышление, сам Димитрий непрерывно, краешком сознания слушал, что доносится от зернышек Радко, Ванула и Бурсака. Единственной заботой его, теперь стало, не пропустить момент начала спасательной операции, если там внизу, не зная о слежке, кто-нибудь проговорится о тайной миссии.
  Другим краешком сознания, он прислушивался к горячему обсуждению десантников, автоматически раскладывая в голове высказанные ими предложения, по степени разумности. Наряду с совершеннейшей чепухой, проскакивали и весьма дельные идеи.
  Галлей молчал весь отведенный им час, поглощенный своими мыслями. По академической привычке, он привык размышлять в одиночестве, но в итоговых обсуждениях, обычно принимал самое горячее участие.
  
  - Молодежь, вам слово - Димитрий постучал по столу, по истечению часа и дополнительного времени.
  Он всегда так делал. Давал своим людям еще час, после контрольного срока. Об этом все знали, но честно хотели уложиться в контрольное время. А вот зачем это Димитрий делает, никто правильно не догадывался.
  Таким образом, он выявлял лидеров. Если в основное время в обсуждении принимали все или почти все его сотрудники, то в дополнительное время роль рулевого брал на себя наиболее проникший в суть задачи. Именно таких вот неформальных лидеров, со временем и продвигал Димитрий на роль руководителей операций. Они становились главами подразделений или его заместителями. И уж во всяком случае, набирали дополнительные баллы в свой послужной список.
  Димитрий с удовлетворением отметил, что слово от имени всех десантников взял Торин, явный лидер среди десантников в этой операции.
  - Мы предлагаем следующее.
  - Во-первых, анализаторами ауры капсулы, отследить тех слухачей, которые поставлены вокруг шатра яапов.
  - Во-вторых, в самое темное время ночи, парализующими импульсами с капсулы, отключить сознание этих слухачей. Думаю, на полчаса будет достаточно.
  - В третьих, на черном дельтаплане, в черной маскирующей одежде спланировать прямо на крышу их шатра, или лучше перед входом. Никто не заметит даже в лунную ночь, а сейчас луна еле видна. Затем зайти к ним, разобрать дельтаплан. В разобранном виде он просто кусок прочной материи и несколько прочных и легких стержней. Все это, при случае, можно будет выдать за эксперименты Бурсака по созданию прочной ткани и каркаса для орочьих шатров, но лучше, конечно вообще не показывать.
  - Неплохо - одобрил Димитрий. - Продолжай.
  - Это все - пожал плечами Торин. - Объясняем яапам все новые сложности, даем инструкции и все что хотим передать.
  - А как тебя возвращать? - Поинтересовался Галлей.
  - А никак - рассмеялся Торин. - Я останусь там и буду сидеть в шатре, а если кто-то из орков придет, то спрячусь. Заодно решим проблему обратной связи через мой биокомп. Ну и подстрахую их, если что. Уж продержусь как-нибудь до прихода всего отряда, если возникнет критическая ситуация.
   - А мне нравится эта авантюра - рассмеялся Димитрий. - И рассказ о ней понравился, особенно последняя его часть, где ты очень естественно с подачи профессора стал говорить о себе, как об исполнителе. Так, словно все решено.
  - Я так, к примеру сказал - смутился молодой человек. - А вы против моей кандидатуры, или вообще против этого плана.
  -Нет. Я же сказал, план мне нравится. Он действительно, решает много вопросов. Через твой биокомп и картинку получим. Жаль тебя в Большой Шатер не проведешь, хоть посмотрели бы на этого Великого Кагана.
  Галлей, одобрительно кивнул и коротко выразил свое мнение.
  - Замечательный план, гораздо лучше моего, который после вашего я даже излагать не буду.
  - Ну что же, если нет добавлений, то примем план группы десанта в качестве рабочего - подвел итог Димитрий. - Радко знает тебя в лицо?
  - Да - подтвердил Торин. - Мы с ним почти подружились, пока тренировали его в фехтовании.
  - Ну что, принимаем план десантников и Торина в качестве его исполнителя? - Спросил Димитрий у остальных членов отряда.
  Группа оживилась, заспорила, но быстро пришла к какому-то соглашению. Командир десятка встал, жестом установил тишину и коротко выразил мнение остальных.
  - Конечно, нет возражений. Торин поскромничал и назвал план общим, а на самом деле это он все придумал и имеет все права на главную роль. Хотя любой из нас рад бы оказаться на его месте, но тут приоритет, безусловно, за ним.
   - Тем лучше - удовлетворенно сказал Димитрий и приказал приступать к исполнению.
  
  Пока десантники готовились к операции, Галлей продолжил обсуждение плана с Димитрием.
  - У меня родились кое-какие вопросы, пока ты командовал.
  - Говори - сказал Димитрий.
  - Что будет, если те слухачи, которых мы с капсулы легонько парализуем, запомнят, что им стало плохо. А если еще время каким-то образом сопоставят, то одновременная потеря сознания, выглядит очень подозрительно.
  - Да, это нужно обдумать - согласился Димитрий и подозвал Торина.
  - Садись с нами, обсудим еще кое-какие детали - предложил он юноше. - Снаряжение подготовят и без тебя.
  Торин выслушал Галлея, согласится, что это может поставить под угрозу весь план.
  - Есть какие-то предложения? Ты же думал над этим - спросил Димитрий профессора.
  - Есть одна идея - кивнул головой Галлей. -Бурсак, я думаю, сможет немного подыграть нам. Он не оставляет впечатление неграмотного дикаря.
  Галлей предлагал сыграть на том, что никто из орков не знал о реальных возможностях шамана яапов. Пусть он заметит подозрительное шевеление около шатра и на всякий случай нанесет ментальный удар, после которого Радко с Ванулом выйдут посмотреть, что там было. Они обнаружат слухачей с отключенным сознанием, свяжут их, а утром допросят, на предмет, что те делали ночью около их шатра.
  - Ну что? - Не понял Торин. - Не могут же они сказать, что по заданию командира подслушивали, что говорят в шатре.
  - Верно! - Согласился Галлей. - Либо станут молчать, либо сплетут какую-нибудь легенду. А что можно придумать?
  - Например, любопытно посмотреть на людей - предположил Торин. - Это многих орков интересуют.
  - Да не важно - отмахнулся от обсуждения Димитрий. - Суть не в этом. На самом деле я вижу всего два исхода. Их либо сдают страже, или что там у них вместо нее, с объяснением того, как поймали с помощью колдовства шамана. Либо из жалости не выдают, но берут письменное признание, что они ночь болтались около гостевого шатра.
  - В первом случае, когда мы их отдаем страже, Бурсак хвалится, что может наносить ментальные удары, а во втором случае все то же самое, но хвалится он этим, только если эти слухачи все же доложат правду своему командиру и случай получит огласку. Нам лучше вариант, где все остается в тайне. Но и если все откроется, тоже не беда - радостно закончил вместо Димитрия десантник и тут же сник, под его строгим взглядом.
  - Да, все верно - согласился Димитрий. - А вот перебивать старшего не нужно.
  - А если орки попросят продемонстрировать Бурсака свои способности? - Спросил командир десятка, который за подготовкой снаряжения, не забывал прислушиваться к разговору.
  - Ничего страшного - воодушевленно продолжал Димитрий. - Мы с капсулы подстрахуем его. Бурсак должен сказать, что лучше это делать вне помещения. Якобы, если и он, и объект его воздействия в замкнутом помещении, то отдача от колдовства может надолго лишить его возможности колдовать. Вряд ли орки решат это проверить.
  - Ну и как это поможет ему в демонстрации способностей, которых у него нет? - Не понял командир десятка.
  - Очень просто, на открытом месте мы увидим, на кого указывает Бурсак, и сделаем все с капсулы вместо него. Орки же не знают, что это мы, а не он.
  - А если все же рискнут проверить в закрытом помещении? - Все еще сомневался Торин.
  - Тогда придется ударить с капсулы по всем, кто в этом помещении - продолжил Димитрий. - А Бурсак потом скажет, что это и есть та отдача, о которой он предупреждал.
  - Да, вроде все сходится - согласился Галлей. - По крайней мере, выглядит логично.
  - Все, к делу. Готовь план по пунктам. Последовательность всех слов и действий каждого. Все нужно успеть, пока соглядатаи будут пребывать в беспамятстве. Так и пиши по секундам с разбивкой по ролям каждого, включая себя самого - приказал Димитрий десантнику.
  - На бумаге писать? - Удивился Торин.
  - Нет конечно, я разве говорил о бумаге? Пиши в свой биокомп. С него же и исполнять все будешь. Как напишешь, мне на утверждение и стразу спать, до темного времени суток вполне выспишься.
  
  Ментальный вызов, застал Тину в вертолете. Уже на обратном пути от орков.
  - "Пресветлая может сейчас говорить со мной?" - Осведомился Димитрий.
  - "Да, конечно. Что-то случилось?"
  - "На этот раз скорее не случилось, но могло" - не очень понятно ответил Димитрий и тут же обстоятельно объяснил.
  Он рассказал о первом прослушанном разговоре в шатре Великого Кагана. Об опасности, нависшей над яапами, о плане высадке десантника в шатер к яапам.
   Сама высадка Торина, прошла точно по задуманному. Радко его узнал, Ванул с Бурсаком, несмотря на удивление, держались очень хорошо. Поняли все инструкции, расспросили о непонятных местах, Пока Ванул с Радко связывали обездвиженных слухачей, Бурсак с Торином оборудовали в шатре скрытое убежище для десятника. Это оказалось несложно. Так как его биокомп предупреждал о каждом опасном приближении орка к их шатру, прятаться придется, только на время нахождения посторонних в шатре. Поэтому о комфорте можно было не беспокоиться. Получилось что-то вроде узкой щели в сложенных в кучу вещах яапов. Перепуганные слухачи наперебой клялись, что они хотели только посмотреть на людей. С них взяли письменное признание, благо в слухачи, орки брали только грамотных, и отпустили. Пообещали, при повторной поимке сдать страже Большого Шатра.
  - "Тайник для Торина сделали хорошо. Я видел картинку внутри шатра до и после организации тайника. Разницу невозможно разглядеть. Пресветлая сама может посмотреть и картинку, и все записи разговоров".
  - "С этим сам разбирайся. Вот на Великого Кагана и его охранников, я бы посмотрела. Илика тоже хотела бы взглянуть на главного орка. Но это, только если без увеличения степени риска для твоих шпионов"
  - "С той проблемой тоже справились" - заверил ее Димитрий. - "Видеокамеру оформили как магический артефакт на шнурке, который Бурсак одевает на шею. Якобы он помогает ему, и колдовать, и думать. Он с утра постоянно таскает его. Орки видели, даже спрашивали, что это за необычный камень. Забавно пугались, когда узнавали, что это нужно для колдовства. Пресветлая может посмотреть все это сама прямо из компа капсулы".
  - "Молодцы! Вот теперь я гораздо спокойнее за них. Этот Торин с Новы, как он тебе? Меня Совет Новы, просил держать в курсе того, как проявляют себя их люди"
  - "Этот юноша достоин моей самой восторженной оценки" - заверил Димитрий главу клана. - "Я уже внес исправления в его послужной список, в центральном компе резиденции Совета Союза, в Мируме. Специфика нашей службы запрещает просмотр сведений о моих людях даже высшему руководству. Не сочтите за труд Пресветлая, на словах передать мой отзыв о Торине, руководству Новы. Пока не для его сведения, но если операция пройдет удачно, он станет одним из моих ближайших помощников"
  "С удовольствием передам" - заверила Тина. - "Но ведь слухачи по-прежнему около шатра, как общаются яапы с Торином?"
  "Обсуждают вслух, вроде бы между собой все, а Торин отвечает им письменно через внешний экран компа комбинезона. Но они стараются как можно меньше общаться, Торин опасается возможных нестыковок в столь сложной для яапов игре"
   "Хорошо. Если у тебя все, то я отключаюсь. Хочу подумать в одиночестве"
  
  Глядя с высоты на бескрайнюю степь, Тина улыбалась. День сегодня определенно задался. У Димитрия явный успех в миссии Радко. Все же под охраной десантника в комбинезоне яапам была практически гарантирована безопасность, по крайне мере до прихода капсулы с отрядом. Ее встреча с орками тоже прошла удачно.
  Орки, действительно оказались далеко не едины по своим взглядам. Просто люди имели дело лишь с теми, которые кочевали вблизи границ государств Союза. Эти орки веками жили набегами. А в последние десятилетия сформировали еще и некие идеологические оправдания своей вражды к людям.
  Кто из них, и по какому поводу, придумал бредовую идею "Всемирного Каганата", сейчас невозможно выяснить. Последние поколения южных орков, были воспитаны на ненависти к людям, которые якобы украли лучшие исконно орочьи земли.
  Но, как оказалось, большинство орков, весьма мирные народы. Им и дела не было до людей, которых они никогда даже не видели. Да и людям встретиться с ними удалось только сейчас. Раньше, без совершенной техники Древних, это было физически невозможно. Тысячекилометровые переходы по незнакомой, враждебной степи, если и предпринимались какими-нибудь сумасшедшими одиночками, то не оставили даже следа в истории освоения планеты.
  Сегодняшняя встреча прошла очень хорошо. Майке уже сообщили о том, что ее идея с мороженым и газировкой, произвела фурор. И сейчас она переживала свою очередную минуту славы, растянув ее в часы. Орки восхищались и радовались как дети, поглощая необыкновенные лакомство, которое они восприняли как очередное колдовство людей.
  Довольно долго говорили с вождями племен. Сидели на поляне в кругу, неспешно беседуя. Пока вожди обеих сторон занимались разговорами, осторожно прощупывая друг друга, Майра выполнила важную дипломатическую миссию. Она выправила неправильно сросшийся перелом ноги у юноши, сына одного из вождей орочьих племен. Орки были потрясены скоростью и качеством лечения, а сам мальчик постоянно испытывал свою ногу, сначала в ходьбе, а затем в беге и прыжках. К ней тут же выстроилась очередь больных орков. Тине даже пришлось просить орков, как-то ограничить количество нуждающихся в лечении.
  - Наша целительница всего одна и не может помочь всем в один день - объясняла она вождям. - Мы постепенно вылечим остальных, но не сегодня. Она укажет тех, кому нельзя откладывать лечение, а остальным придется подождать.
  Договорились о создании больницы для орков. Место для нее, орки выберут уже сейчас. В обмен орки предложили снабжать людей мясом и травами.
  - "Даже не знаю, как им тактично объяснить то, что нам от них вообще ничего не нужно" - ментально пожаловалась она сидящему рядом с ней Арнолу.
  - "Соглашайся" - посоветовал он. - "Орки гордые и милостыню не примут, так пусть это будет обмен, количество и форму передачи товара оговорим позже".
  На том и согласились. Орки предложили организовать госпиталь прямо здесь. Это же место останется в будущем и местом постоянных встреч вождей орков с представителями людей.
  - "Основали будущий главный город орков" - ментально прокомментировал Арнол. - "Предложи им организовать еще и школу для способных детей".
  - "У меня тоже предложение" - включилась в ментальное обсуждение Майра. - "Взять с собой несколько их безнадежных больных, которые все равно умрут. У них тут есть сильно раненый охотник, по которому плачет все племя. Если мы его вылечим в медцентре, то племя будет в неоплатном долгу по законам степей".
  - "Да, это можно" - согласилась Тина. - "Но убедить орков, отдать знаменитого охотника чужакам, вопреки обычаям, дело сложное. Ведь они думают, что похороны по обряду перенесут его в какие-то счастливые места, а мы если не спасем, то лишим его этого посмертного счастья".
  - "Но попробовать поговорить с вождем и родней этого охотника можно" - предположил Арнол. - "Зато, каков эффект, если получится. Вернее когда получится, тут, никаких если, быть не может".
  Разыграли целую сценку, в которой Майра прибежала жаловаться Тине, что не может помочь достойному орку, о котором только что услышала. Не может, потому что боится нарушить обычаи степей и не знает, как ей быть.
  Вожди долго совещались. Лагерь того племени был довольно далеко. Тина объяснила, что если вождь племени согласится, то на их стальной птице они вместе с ним посетят его стойбище и заберут охотника к себе. А примерно через сто дней вернут его назад здоровым.
  - "Ты сто дней назвала, потому что хочешь хорошо исследовать его в Медцентре" - догадалась Тина. - "Конечно. Это же не пленный, готовый самоубийство совершить и потому к обследованию непригодный, а доброжелательно настроенный человек. Вернее орк".
  - Мы возьмем и его семью, чтобы побыла с ним во время лечения - предложила Тина вождям. - А шаману и вождю его племени, дадим волшебное окно, которое называется комп. Через него они смогут видеть и слышать, охотника и его семью. Если он все же умрет, то семья похоронит его так, как требуют обычаи степи.
  Совет вождей озадачено молчал, пока не сказал свое слово Хакибек, дольше и лучше других знакомый с людьми.
  - О чем мы думаем так долго? - начал он. - Разве закон степи говорит, где должен быть похоронен охотник? Закон степи говорит о том, как должен он быть похоронен. Так пусть его похоронит семья, как хоронила бы в родном племени. А если его вылечат люди, как они обещают, разве ради этого не стоит рисковать?
  Он еще долго и цветисто говорил, приводя многочисленные примеры из обычаев степей и как подчас они даже нарушались, если того требовали обстоятельства. Пока весь Совет вождей не закивал одобрительно. Майра с вождем племени улетела за охотником и сейчас сопровождала его в вертолете. Он уснул в отдельном отсеке, впервые за три дня, избавленный от невыносимых болей.
  - Как он, Майра? - Поинтересовалась Тина. - Тяжелый случай?
  - Для орков смертельный, для меня даже браслет не нужен. Но я все же одела его, скорее в исследовательских целях. Он собирает информацию о его организме и ускоряет регенерацию. Его жене, отцу и двум сыновьям, я пообещала, что он уже будет почти здоров примерно через десять дней, но смотреть за ним я буду еще долго. Они сейчас с ним, я посвящать их пока ни во что не хочу.
  - Это правильно, тем более что они все равно вряд ли что поймут. Хочешь попробовать восстановить его биокомп и остальные системы?
  - Хотелось бы - мечтательно протянула Майра. - Тома уже тоже хочет присоединиться.
  - Да, это был бы путь возврата орков в цивилизацию. А как тебе их остальные больные?
  - Тяжелых случаев нет вообще. Все больше раны, зубы, гнойники - махнула рукой Майра. - Тяжелые, у орков быстро умирают. И этот охотник бы умер, да повезло ему, что мы рядом оказались.
  
  Часть третья.
  
  Глава 1. Хлопоты.
  
  Полаку удалось запустить метро на станции Дымящаяся. Теперь, когда капсула, как некогда в борьбе за свою свободу, уже не поглощала почти всю энергию поля, метро заработало. Даже вертолет, отпустили за ненадобностью. Танк так же, отослали назад, на "Кракен".
  - "Полак, почему ты до сих пор не в Столице?" - Раздался ментальный вызов Тины. - "Детям в школу уже завтра, а они даже не одеты. Им что, в защитных комбинезонах на занятие идти. Первый раз в жизни, между прочим".
  - "Прости Тина, немного увлекся этой станцией, прямо сейчас беру их и мы дома. Они сами смогут все приобрести, если дать им денег?"
  - "Реши это как-нибудь без меня" - в сердцах ответила Тина и отключилась.
  Полак вздохнул, и ментально, в категоричной форме велел детям собраться у входа в метро.
  - "Мы уезжаем в Столицу. Вам всем четверым, завтра в школу. Мне тоже нужно успеть подготовить лекцию. Чтобы через полчаса, все были у метро".
  
  Салех, торопливо вбежал в Лакомку, где его ждал Полак. Полчаса назад он получил ментальный вызов, с просьбой помочь в одном несложном деле. А так как просьбы Полака, с первых дней знакомства, для Салеха были равносильны приказу, он тут же побежал к метро, даже не спрашивая, о каком деле идет речь. Метрдотель, видимо предупрежденный, с кем должен здесь встретиться юноша, подсказал, куда идти. Полак сидел на открытой веранде, в окружении детей.
  - Здравствуй Салех, я сразу к делу. Тина попросила меня ускоренными темпами подготовить к интернату этих, уже известных тебе, молодых людей. И как-то так оказалось, что я пообещал их еще и одеть для интерната, ну и прикупить всяких там нужных для учебы вещей. А я никак не успеваю. Рик с Джули тоже взбунтовались, им завтра на занятия и, значит, тоже полно дел сегодня. Так что вся надежда на тебя.
  Салех усиленно закивал головой, радуясь, что сможет хоть чем-то помочь старому знакомому, перед которым чувствовал себя в неоплатном долгу.
  - "Полак, у меня вопрос. Я понимаю, что у Пресветлой Тины все продумано. Но объясни мне, почему так носятся с детишками и охотниками из полудикого племени? Я просто понять хочу. В любом случаю сделаю все, что в моих силах. Но ведь не с каждым ребенком сама госпожа Тина, так станет возиться" - допытывался Салех, пока между детьми шла оживленная дискуссия, что требуется каждому из них для школы.
  - "Вполне разумный вопрос" - согласился Полак. - "И на него есть вполне разумный ответ. Тебе самому кажутся дикарями дети яапов, и их охотники?"
  - "Нет, обычные люди, а дети вообще, очень умные для своего возраста" - озадачено ответил Салех, не очень понимая, куда ведет Полак
  - "Вот!" - Воскликнул Полак. - "Именно обычные. Обычные для Столицы и для Империи. А ведь всю жизнь прожили в лесу и кроме своего племени вообще других людей не видели. Они должны быть дикарями, не сильно отличающимися от орков. Понял теперь в чем дело?"
  - "Кажется, понял" - неуверенно ответил Салех. - "Этот их шаман, наверно тоже интересует тебя и вообще всех людей клана".
  - "Еще как интересует" - согласился Полак. - "Жду с нетерпением встречи с таким уникумом. Страшно любопытно мне как всю жизнь провести в лесу, видеть только людей своего племени и умудриться выучить детей так, что они могут продолжать учебу в интернате для особо одаренных детей всего мира. Дом для их шамана, можешь сейчас уже строить в Городе Призраков. Я не знаю пока их Бурсака, но уже только за педагогические таланты, готов костьми лечь, отстаивая его кандидатуру в клан".
  Салех кивал головой, соглашаясь с Полаком. Он вообще был уверен, что его бывший командир никогда и ни в чем не ошибается.
  Тем временем дети закончили спор, и Гавел сказал свое и Майкино решительное "Нет!" попыткам Полака навязать им в сопровождение Салеха.
  - Мы сами все себе купим - поддакнула ему Майка. - Нас уже научили.
  - О твоих покупках я наслышан - не удержавшись, съязвил Салех. - До сих пор выкупаешь все мороженое в местных кафе?
  - Нет! - Майка надулась и принялась изучать вид из окна.
  - Ну ладно извини, я не хотел тебя обижать - пошел на мировую Салех. - Давайте сделаем так. Я готов придти на помощь по вашему ментальному вызову, если попадете в затруднительное положение.
  - Никакой опасности ведь для них, как я понял, нет - обратился он к Полаку и тот согласно кивнул в ответ.
  
  Когда зашли в магазин, Майка растерялась. Она купилась на красивую витрину и обещание, написанное на ней, затейливым шрифтом.
  
  Салон Оливии - Здесь исполняются мечты.
  
  Потому и настояла на том, чтобы начать именно с этого магазина. Но встретить такую роскошь внутри, она никак не ожидала. Подобное они с Гавелом видели только во дворце императора, куда ее провела Джули. специально показать какие бывают дома. Но тогда рядом были Рик с Джули, а сейчас только Гавел, который был шокирован не меньше ее.
  - "Смотри, кто-то к нам идет" - ментально прервал молчание Гавел, указывая глазами на приближавшуюся девушку. - "Давай ее спросим, где тут что, и к кому нам подходить".
  Девушка светилась дежурной улыбкой, но в ее ауре явно читалась разочарование. Если бы Гавел с Майкой, умели читать мысли, а не только их эмоциональную окраску, то, возможно, тут же и вылетели бы из этого магазина. Но они, на свое несчастье, так и не узнали, что думала продавщица о деревенских детишках, которые явно по недосмотру родителей зашли в шикарный столичный салон.
  - "Давай покажем ту картинку, которую нам Фани дала. С головой рыси" - предложила Майка.
  Как только девушка, увидела то, что показал Гавел, ее аура буквально вспыхнула. Он растеряно пробормотала "Одну минуточку", и тут же убежала куда-то в глубину магазина.
  Затем она появилась снова с каким-то юношей. Он очень вежливо пригласил Гавела пройти с ним в другую комнату.
  
  В коротенькой жизни Майки, никто не обращался с ней так почтительно. Когда вежливая девушка, увела ее в другую комнату и стала долго рассказывать про разные наряды, развешенные в ней, она только кивала головой, не зная, что говорить в ответ.
  Откуда-то прибежали еще девушки, стали ее обмерять, что-то прилаживали, показывали все новые и новые наряды и убеждали, что сейчас это носят все девушки, следящие за модой.
  Майка за модой не следила. Она даже не знала, что за ней можно следить. Насколько ей было известно от Джули, мода не зверь и вообще не живое существо. Как ее выслеживать Майка понять не могла.
  Надоедать Джули или Салеху вопросами не хотелось, сама же похвасталась, что справятся.
  Эти несколько отвлекло ее от созерцания платьев и костюмов, которых становилось все больше и больше. Поглощенная своими мыслями, рассказ продавщиц, она слушала не очень внимательно, лишь время от времени ставя их в тупик очередными вопросами.
  - А где водится мода?
  - Мод много или одна?
  Ничего не понимающие продавщицы, продолжали свой рассказ, с нарастающим беспокойством думая о том, как бы странная клиентка не пожаловалась хозяйке салона.
  
  Вокруг Гавела суетились не меньше. Он тоже растерялся от обилия совершенно непонятной одежды, разложенной по всем столам, около него. Все что ему объясняли два чрезвычайно вежливых молодых человека, он даже не пытался осознать. Они называли какие-то незнакомые ему места и уверяли, что туда нужно ходить именно в том, что ему показывают. Убеждали, что именно в такой одежде, удобнее всего там совершать абсолютно непонятные ему действия.
  - А для охоты что-нибудь есть? - Он, наконец, сообразил что спросить, полагая, что в этом уж он разберется.
  Столь сильного разочарования в своих способностях, Гавелу еще не приходилось испытывать. Охотничьего снаряжения и одежды для него принесли так же много, как и прочих нарядов.
  Гавел запаниковал. Спрашивать у Салеха он постеснялся. И зачем только они хвастались.
  
  Наконец их снова, уже вместе, повели в роскошную комнату, где красивая, совсем взрослая женщина, представилась хозяйкой всего заведения и поинтересовалась, что они выбрали в ее салоне и куда все это доставить.
  Гавел беспомощно посмотрел на свою спутницу, потом на вежливых молодых людей их магазина. Затем на горы одежды, которые те вынесли вслед за ними.
   Майка, занятая мыслями о моде и ее выслеживании, не особенно вникала в то, что ей говорили продавщицы. Поэтому сохранила полное хладнокровие, уверившее сотрудников салона, что уж она-то привыкла к суете вокруг себя. А те обноски, в которых они явились в магазин, просто один из капризов избалованных детишек из высшего света.
  - Все нужно принести в Город Призраков. В дом тети Тины, тети Ильвы, или тети Илики - простодушно пояснила она.
  Затем, спохватившись, добавила.
   - Еще можно к тете Майре - чем окончательно добила всех продавщиц салона и саму хозяйку.
  Вначале она хотела сказать, что живет в гостинице, но не знала, как правильно это сказать, а потому назвала дома тех людей, которых, как уверял ее Рик, знают все. А о Майре добавила, потому что никогда нельзя забывать о своей спасительнице. Так ее учила Джули.
  - Какие хорошие люди - удивлялся Гавел уже на улице, когда они с Майкой осматривали друг друга, осваиваясь в новых нарядах.
  Главная женщина убедила их переодеться, чтобы не ходить в старье по городу, а их прежнюю одежду, пообещала отправить вместе с остальными покупками.
  - И денег не взяли. Сказали, чтобы я и не думал об этом. Просили передать какие-то наилучшие пожелания Пресветлым, но почему-то не дали их.
  - Наверно сами потом передадут - беспечно сказала Майка, увлеченно рассматривая то себя, то Гавела.
  - Пойдем к Джули с Риком, пусть посмотрят на нас - не терпелось похвастаться Майке.
  
  Вопреки ожиданиям Майки, их новые наряды Джули с Риком, не очень понравились.
  - Вы будете выделяться, на фоне остальных в интернате. Станете похожи на тех богатых бездельников, которые толкаются на набережной Столицы и сорят деньгами - не очень понятно объяснила Джули, а Рик только молча кивнул, соглашаясь с ней.
  - Деньгами разве сорят? - Удивилась Майка.
  - Некоторые да! - Категорично ответил Рик. - И не нужно становиться похожими на них. Ваше богатство ум, знания и умения. Так говорят и наши родители, и тетя Тина, и вообще все в Городе Призраков.
  Гавел с Майкой молчали, переваривая услышанное. Для них и Рик с Джули были предельно авторитетны, а уж те, кого они назвали...
  - А остальная одежда? - Спросила Майка.
  - Какая еще остальная? - Насторожилась Джули.
  Гавел пересказал все, что с ними произошло в магазине. Майка постоянно дополняла его рассказ. Молча слушать беседу людей, не принимая в ней участия, было выше ее сил.
  - Так вы даже не заплатили? - Уточнил Рик и Гавел удрученно кивнул, догадываясь уже, что зря они и это сделали.
  - "Рик, что за тюки с одеждой" - раздался ментальный вызов Салеха. - "Посыльные уверяют, что доставить нужно либо Тине, либо Илике, либо Ильве, либо Майре, а никого из них в городе нет".
  - "А чего, мама не отвечает на ментальные вызовы?" - Удивился Рик.
  - "Рик, это для тебя она мама, а для меня Пресветлая госпожа Илика, основательница Клана Рысей" - пояснил Салех. - "Можешь считать это предрассудками, но беспокоить ее, ради какой-то одежды, мне неудобно. Потому и спрашиваю, может ты, чего знаешь об этом".
  - "Задержи немного этих посыльных. Кажется, я догадываюсь, в чем дело. Сейчас придем к тебе в Павильон. Ты там пока распакуй все и разложи".
  - Вы куда дели остальную одежду? - Спросил Рик.
  Майка рассказала. И добавила, что одежду должны доставить уже сегодня.
  - Ну, пошли встречать - предложил Рик, по пути, ментально, пересказывая Джули разговор с Салехом.
  
  Павильон при входе в Город Призраков, был идеей Салеха. Давно пора было на входе в город, построить нечто, вроде зала ожидания, раз уж постановили ограничить доступ в город от толп любопытствующих. Раньше нужды особой в этом не было. Но с тех пор, как Город Призраков, стал чем-то вроде неофициальной резиденции, неофициального клуба правителей стран Союза, пришлось позаботиться о комфорте тех, кого в город не пускают. Многочисленной свите правителей, совершенно незачем было толпиться на улицах, в ожидании своих повелителей.
  Павильон представлял собой полупрозрачный сегмент гигантского шара, который накрывал небольшой городок с парками, многочисленными магазинчиками, еще одной гостиницей, искусственными озерами, торговыми площадками, кафетериями и ресторанами.
  Вначале хотели ограничиться просто закрытой от ветра и снега площадке, в которой дожидаются приема люди, которые прибыли без приглашения, по собственным делам. Но Тина настояла на целом городке под крышей, предполагая, что он вскоре станет еще одной достопримечательностью города и не ошиблась. Здесь гуляли и обсуждали свои дела пожилые пары из всех стран Союза, играли их внуки. Университет устраивал публичные лекции. Тут же, в специальном помещении разгружали товары, заказанные в город. Была даже открытая сцена, на которой давали представления театральные труппы из всех стран Союза.
  Когда получили описание Сферы в городе орков, его тут же показали Салеху. Он устал объяснять, что сам удивлен таким совпадением. Саму идею, впрочем, Салех подсмотрел, рассматривая картинки городов и сооружений Древних в центральном компе города Призраков. А где ее подсмотрели орки, пока не догадывались даже самые эрудированные люди клана.
  
  Когда прибыли в Павильон, Салех уже вовсю командовал посыльными. Тюки распаковали и разложили их содержимое на принесенные персоналом Павильона стенды и столы.
  - Это все вам? - Не поверил Рик, рассматривая разложенную детскую одежду.
  - Тут на половину детей интерната хватит - рассмеялась Джули. - Даже больше чем на половину, с учетом ваших размеров.
  Майка спряталась за Гавела и всхлипывала, растирая слезы по лицу, Гавел так же старался быть как можно менее заметным. Оба чувствовали себя виноватыми, хотя и не до конца понимали в чем.
  Салех, тем временем удивленно смотрел на появившуюся около метро Фани.
  - Фани, а ты что тут делаешь?
  - Я встречаю Пресветлых Илику и Тину. Я их всегда встречаю. Они сейчас уже будут. Мне дедушка еще в детстве объяснил, что такое этикет. Вот и стараюсь и за себя и за тебя - съязвила она.
  Действительно, из метро появилась группа людей, во главе с Иликой и Тиной. Их появление произвело заметное оживление в собравшейся уже вокруг Салеха толпе зевак.
  Вышколенный персонал салона, мгновенно отреагировал на появление столь знатных персон. Юноши изящно поклонились, а девушки застыли в глубоком реверансе. Со стороны смотрелось очень эффектно. У Майки сразу высохли слезы. Она застыла в восхищении. Реверанс ей очень понравился и она начала мысленно разучивать это движение.
  Пресветлые ответили на приветствие царственным кивком и жестом дали понять, что церемонии окончены. Тина подошла к хозяйке салона, а Илика к Рику с Джули.
  - Это вы так к занятиям готовитесь? Что тут происходит?
  - Да ничего особенного, Гавел с Майкой покупки делали к школе, ну и накупили все это - Джули показала на разложенные по стендам и столам вещи.
  - А зачем столько? - Илика посмотрела на Майку, у которой вновь по лицу побежали слезы.
  - Мам, ну они растерялись. - Начал объяснять Рик. - Первый раз попробовали сами выбрать себе одежду, а там вокруг них продавцы засуетились, стали все предлагать.
  - Что, прямо так засуетились вокруг них, что сама хозяйка, самого престижного столичного салона, лично товар им доставляет? - Не поверила Илика.
  - Им Фани дала знак покровительства клана, после того как Майку с магическими артефактами обманули. Вот они его и показали.
  - Понятно - вздохнула Илика. - А вы куда смотрели? Полак где был? Он же обещал проследить за ними.
  - "Вы с тетей Тиной сами виноваты" - ментально, встала на защиту Джули. - "Зачем давать такие поручения Полаку или вообще каким-то очень важным людям. Они сами привыкли давать поручения, у них куча своих важных дел. Поручили бы Фани или Салеху, и все было бы нормально".
  - "Да. Ты права" - согласилась Илика. - "Нужно поселить их в интернате, среди других детей, пусть привыкают к общению и к городу. А Вы тоже поживите с ними в интернате, подстрахуйте во всех ситуациях, подучите. Они же ничего не понимают в городской жизни".
  - Ну а к школе-то они готовы? - Спохватилась Илика. - Вам каникулы дополнительные устроили для того чтобы выяснить, смогут они в интернате учится или нет. Все же лесные дети, из племени. Они готовы для интерната?
  Рик с Джули наперебой стали уверять, что по этой части все нормально. Затем немного успокоились и стали излагать подробно и по порядку. Илика терпеливо слушала, изредка утвердительно кивая.
  
  Тина уже четверть часа говорила с госпожой Оливией. Владелица салона, в который на свое несчастье зашли Гавел с Майкой, выражала недоумение, таким пренебрежением самого знаменитого клана, ее торговым домом.
  - Ну что Вы - утешала ее Тина. - Поверьте, никакого пренебрежения нет. Насколько я помню, все свадебные наряды, девушки клана заказывали только у вас.
  Это была чистая правда. По части роскошной одежды, торговый дом Оливии не знал конкурентов в Империи, а теперь являлся примером и всем подобным заведениям мира. Тина с удовольствием осмотрела представленные модели, заметив только, что не в обычаях клана принимать такие подарки.
  - Это слишком похоже на взятку, а всех не переубедишь, да и не поверят - объяснила она. - Прошу понять меня правильно, это вовсе не упрек Вам. Кроме того, я сама буду чувствовать себя обязанной, это может сказаться на принятии решений, которые хотя бы косвенно задевают Ваши интересы.
  - Так что, пожалуйста, давайте считать это недоразумением.
  - Салех, пожалуйста, расплатись с хозяйкой - приказала Тина, и вновь обратилась к Оливии.
  - А модели ваши мне понравились. Я уже попросила Нивею, Кайсу и Майру, поговорить с Вами на предмет возможных заказов. Так что завтра, ровно в полдень, ждите их в гости, только без всякой суеты, они девушки простые и деловые - окончила беседу глава клана.
  - А сейчас прошу меня простить - внезапно заторопилась Тина. - У меня неожиданно возникли совершенно неотложные дела.
  Илика уже ждала ее на площадке метро, и через несколько секунд, обе они отбыли в неизвестном направлении, ничего не объяснив ни детям, ни Фани с Салехом.
  
  С раннего утра, в салоне мадам Оливии, был аврал. Начищали и без того всегда чистые полы, сдували отовсюду, несуществующие пылинки. Все с ног сбились, в ожидании прибытия делегации Клана Рысей. Оливия отчитывала непонятливую сотрудницу.
  - Но Вы же сами говорили, что лишней суеты и пышности Пресветлые не любят - оправдывалась та.
  - Ты можешь мне точно сказать, какую пышность сочтут излишней девушки, одна из которых, супруга султана? - Поставила ее в тупик хозяйка салона.
  - Вот и я не могу - со вздохом махнула рукой Оливия и приказала. - Все, закончили! Час на проветривание магазина и на переодевание. Всем в полдень, без пяти минут, сбор в холле в безукоризненном виде. И помнить, что за всю историю салона более значимого события, не было.
  
  Девушки клана, прибыли ровно в полдень.
  После короткой церемонии приветствия, атмосфера, стараниями Нивеи, разрядилась. Рыси, в сопровождении сотрудниц торгового дома, разбрелись по залам. Оливия же почтительно сопровождала Нивею, которая с первых минут, дала понять, что она сегодня за старшую у Пресветлых.
  - У меня к Вам, несколько предварительных вопросов, не начать ли с них, прежде чем мы перейдем к беседе на интересующие Вас темы - осведомилась Нивея, когда, они с хозяйкой салона оказались в отдалении от остальных.
  - Конечно! Как будет угодно Пресветлой госпоже - почтительно ответила Оливия, изобразив на лице повышенное внимание.
  - Во-первых, расслабьтесь, давайте общаться просто, без титулов. Меня называйте просто Нивеей, девушек тоже по именам, разве что иногда, в присутствии персонала, добавляя титулы - начала Нивея. - Во-вторых, я Ильф, и читаю настроение по ауре. Вы чем-то огорчены, хотя и пытаетесь это скрыть. Поясните, что Вас тревожит, и если причина в нас, то мы разрешим эту сложность, совместными усилиями.
  Оливия немного помялась, но вспомнила, что ей говорил люди, знакомые с порядками Клана Рысей.
  - Честность, лучшая политика в любых делах с ними - уверяли придворные дамы. Все, клиентки ее торгового дома.
  В конце концов, она призналась, что огорчена промашкой, которую допустила вчера. Тот обычный, первый большой подарок потенциальному, знатному клиенту, на Пресветлую госпожу Тину, не произвел никакого впечатления. Вернее произвел впечатление, обратное тому, на которое рассчитывала Оливия.
  Салех, тоже категорически настоял, на оплате только трех комплектов одежды, для каждого из детей. Заказав, правда, еще школьные принадлежности, которые ему тут же доставили.
  - Так и получилось, что одежда, которую подогнали именно под размер детей, осталась невостребованной. А она составляет месячную норму продаж магазина - вздохнула Оливия. - Но Вы сами настояли на ответе, я и сказала Вам правду. Это не жалоба.
  - "Нивея, подожди, не отвечай" - ментально откликнулась Майра. - "У меня тут возникла идея".
  Нивея ментально транслировала девушкам свой разговор с хозяйкой и сама слышала все, о чем говорили Кайса и Майра с юношами и девушками в магазине.
  - "Ты же помнишь, вечную проблему интерната" - начала объяснять Майра. - "Сословную и имущественную разницу. Как ни борись с ней, а богатые родители всегда оденут своих детей лучше, чем детей из дальних деревень. Это же только в старших классах, смотрят на ум и способности, а малыши друг друга встречают исключительно по одежке".
  - "Верно" - согласилась Кайса. - "Гавелу с Майкой повезло, что их собирает в школу Клан Рысей. Остальных собирают родители и часто очень небогатые".
  - "Вот я и подумала о дополнительной статье расхода для Интерната. Пусть дети получат форму для учебы и для тренировок. Кроме того костюмы для танцев, одинаковые по качеству, но не по виду. И праздничные наряды, так же индивидуальные" - развивала свою идею Майра. - "Оплатит все это Союз. Все страны только на сокращении армии сэкономили кучу денег, так пусть часть их выделят детишкам. Тем более, сколько не попроси, все это будет каплей в прежних расходах на армии".
  - "Это с Тиной нужно решать или с Иликой" - засомневалась Нивея.
  - "Я уже все иначе решила" - торжествовала Майра. - "Уже поговорила об этом с Махамбутом, а он уже убедил в этом и хана и императора и главу Новы. Они, впрочем, нисколько и не противились. Так с чего бы Тине быть против?"
  - "А быть любимой женой султана, не так и плохо" - ментально рассмеялась Кайса. - "И закажем все это Оливии, а то, что для Майки с Гавелом было приготовлено, как праздничный комплект, подойдет другим детям в общей партии".
  Оливия с восторгом приняла предложение пресветлых и уверила, что, максимум за месяц, комплекты будут готовы для всех детей интерната.
  - При условии, что моим закройщикам и модельерам обеспечат доступ к детям - тут же добавила она, вполне разумное требование.
  Нивея ментально связалась с дирекцией интерната, тут же назначили ответственных за проект. Договорились о месте и времени встреч.
   - Ну, все - с облегчением констатировала Нивея.
  - А теперь я бы хотела себе вон тот светлый костюмчик - она указала на один из стендов, а затем, перейдя к мужской одежде, указала на другой. - И для Вильяма этот, если можно.
  Кайса с Майрой тоже так увлеклись подбором моделей для себя, детей и мужей, что оживленная беседа с персоналом Оливии и с ней самой, затянулась почти до вечера.
  Судя по количеству тюков, которые вынесли расторопные сотрудники магазина, и ликующему виду хозяйки, убытки ее салону, в ближайшее время, не грозят.
  
   Глава 2. Будни, серые, и не очень.
  
  За последние дни, Радко практически завершил выполнение основной задачи. Зернышки, исправно слушали не только в шатре Великого Кагана, но и в шатрах всех шаманов, у трибуны арены Сферы. Удалось прицепить одно из них, даже на посох главного ордынского воеводы. Так они называли его. При очередном посещении шатра Великого Кагана, Ванул изобразил на лице изумление, был милостиво допущен посмотреть вблизи, и даже потрогать знак отличия первого воина Каганата.
  Все слышанное в стане орков, тщательно анализировалось, а наиболее интересные выдержки, транслировали обратно вниз, через Тори. За выдающийся подвиг, Совет Новы, сократил его имя на один звук. Такой чести, в его возрасте, мало кто удостаивался.
  Сотник Кимбет торопил Ванула с Бурсаком в поход за оружием. Они как могли, оттягивали, ссылаясь на разные обстоятельства. Но теперь уже можно выходить. Все прослушки размещены как надо, и где надо. Радко научился управлять лошадьми, впряженными в повозку, которая выделена им троим, а на самом деле четверым, но орки об этом не догадывались.
  Этот сотник, Кимбет, оказался неплохим парнем. Обязательным, уважительным. По-своему, по-орочьи, даже добрым. По их понятиям, Кимбет вообще был немного странным. Имеет всего одну жену, которую очень любит, чрезвычайно привязан к дочери. Постоянно балует ее подарками, и, что совсем уже непонятно остальным, научил ее читать, писать и считать. Для этого купил даже грамотного раба, захваченного в ханстве, еще во времена прежнего хана. Определил его в учителя дочери, не нагружает тяжелой работой и сам довольно часто беседует с ним о жизни в ханстве.
  Кимбет живо интересовался и жизнью яапов. Очень удивлялся, что яапы дают старикам доживать до глубокой старости, даже больных и увечных. По его мнению, это все равно, что мучить стариков. Ванул объяснил, что тем и отличается оседлая жизнь от кочевой. Старикам племени не нужно ничего делать, они сами, по мере сил, иногда помогают в несложной работе, но, независимо от этого, окружены почетом и вниманием. В свою очередь яапы тоже удивлялись, зачем предавать стариков смерти в городе орков, ведь они не кочуют здесь. Кимбет объяснял это обычаем степи.
  - Они сами просят - извиняющимся тоном объяснял он Бурсаку. - Мне деда очень жалко было, но старики наши так воспитаны. Когда им становится тяжело, сами знают, что пора уходить.
  Недавно дочку Кимбета укусила ядовитая степная гадюка. Яд он успел выдавить, ранку прижег, но девочка все равно болела и слабела. Сотник очень боялся, что зиму она не переживет. Потому он и зачастил в шатер к яапам. Надеялся узнать, сможет ли Бурсак вылечить его дочь. От своих шаманов толку было мало. А о Бурсаке ходили легенды, ничем, впрочем, пока не подтвержденные.
  Если дело дойдет до активного вмешательства, то иметь такого благодарного за доброе дело, союзника, было бы очень полезно. Кимбет, занимал в каганате примерно такое же положение, как капитан императорской гвардии в Империи. А то, что до активной стадии дело рано или поздно дойдет, Димитрий не сомневался.
  Тори проконсультировался ментально у Томы, можно ли вылечить ядовитый укус. Она заверила, что лечение наверняка будет успешным, причем на любой стадии, но все же лучше не доводить до крайности. Тори, все это объяснил Бурсаку, а тот пообещал сотнику, что обязательно вылечит его дочь, но только в старом стойбище яапов. Шаман рассказал, что там у него есть запас нужных трав и в окрестностях бывшей горы, якобы сильнее действует его колдовство. Он уведет Нари, так зовут девочку, в подземелье и несколько дней будет там колдовать, не отходя от нее ни на шаг. А потом, приведет ее совершенно здоровой. Единственное условие, не мешать ему ее лечить.
  Кимбет, добился права конвоировать их к стойбищу своей сотней. Добавил в обоз еще одну повозку, в которой поедут его жена с больной дочкой. Там же и для Бурсака найдется еще одно место, кроме того, что имелось у него в повозке яапов. И теперь сотник, каждый день, с мольбой во взгляде, смотрел на Ванула с Бурсаком. Ежедневно напоминал, что все давно готово и как только они скажут, так сразу же их небольшой караван выступит в поход.
  Вышли действительно сразу, как только Радко дал понять Ванулу, что все дела здесь сделаны. Вождь яапов кивнул Кимбету и уже через час караван вышел в степь. Неопытного Радко, довольно скоро сменил на козлах опытный орк, погонщик караванов, что сильно повысило скорость передвижения. Весь путь рассчитывали пройти за двенадцать-пятнадцать дней.
  
  Арнол с Камилем, все последние дни, катали на вертолете Валиаха, шамана Басхов. Он с видимым удовольствием, каждый день, залезал в чудесную блестящую птицу и показывал, где в степях видел те дыры в земле, после посещения которых, погибали неосторожные орки.
  Некоторые из таких опасных мест, были видны с высоты, по сильному радиоактивному фону. Но чаще, радиоактивность таилась в каких-то боковых проходах и с высоты совершенно не детектировалась.
  В полете, Валиах рассказывал все, что знал о живности степей. В частности объяснил, что морская пиявка и та, что отгрызла руку Талику, разные существа. Хотя внешне похожи. Морскую называют мендуза. Она никогда не выходит на сушу, а если шторм выкинет ее на берег, то ей нужно потратить несколько дней, чтобы вернуться обратно в залив. По таким редким случаям, Басхи и узнали о существовании этой твари.
  - "Мендуза, это вероятно искаженное медуза" - догадался Камиль.
  - Трогать нельзя ни ту, ни другую - убеждал Валиах. - Ту, что в норе живет, зовут лакса. Она, не только руку, но и голову может откусить. Да так быстро, что никак не успеть стряхнуть ее с себя. Племя Басхов, к дыркам в земле не подходит.
  - А, правда, что люди вырастили откусанную руку одному из своих?
  - Правда - подтвердил Арнол. - И тебе вылечим, но лучше пусть не откусывает. А почему к той морской нельзя подходить?
  - Я сам ее всего раз в жизни видел. Давно, когда совсем молодым был, смотрел, как глупый ахмор пытался напасть на нее - рассказывал шаман. - Издалека, со скалы смотрел.
  - Такой шапки с приближающим оком у меня еще не было - погладил он круглый шлем, величайшую ценность племени.
  Шлем подаренный людьми, включал в себя цифровой бинокль, настроенный на орков походный диагностический центр, индикатор радиоактивности, тепловизор, с анализатором ауры и многое другое, о чем оркам догадываться пока не положено. Например, о видеокамере, которая транслировала в глобальную сеть все, что попадало в поле ее зрения.
  - А кто это, ахмор?
  - Большой зверь, вот с такими клыками - он показал размер клыков, по которому Арнол понял, что речь идет о саблезубой кошке, родственника которой, Полак видел на скальной гряде.
  - И что с ним случилось?
  - Ахмор прыгнул на мендузу, ударил ее лапой и лапа исчезла. Он ударил ее другой лапой, и половины другой лапы не стало. Пытался насадить на клыки, клыков не стало. Так и лежал потом. Помирал без лап, без морды, которой кусал, без своих больших клыков. Все чем касался мендузы, отвалилось, а потом она выгрызла его изнутри так, что от него почти ничего не осталось. Молодых, глупых орков ругаю за то, что хотят изловить мендузу или лаксу.
  - "Помнишь, черную грязь на Нове?" - Спросил Арнол Камиля.
  - "Еще бы" - отозвался офицер. - "Такое разве забудешь. Но та вроде больше на грязь походила, а эта плавает как змея".
  - "Я рассказ шамана, Полаку транслировал. Он считает, что лаксы, пиявки и басхи, те черные ящерицы, это результат мутаций и симбиоза черной грязи и каких-то обычных живых существ. Тут полно старых радиоактивных хранилищ. Мутации ускорены. Вот за тысячи лет развилась новая форма жизни. Да не одна. И все симбиозы, которые мы тут уже видели, тоже результат таких мутаций".
  - А лакса сама нападает? - Спросил Камиль.
  - Да, сидит, или в норе или в высокой траве. Может долго сидеть, много дней. Очень быстро прыгает и далеко - Валиах прошел по кабине, отмерил расстояние. - Пять раз по столько может перепрыгнуть.
  - А мечом можно ее убить? - Спросил Арнол.
  - Никто не знает - пожал плечами шаман. - Ни разу охотники не попали по ней стрелой или мечом. Очень быстрая.
  - А мендузу?
  - Ее нельзя убить. Стрелы тонут и исчезают, а меч рубит как глину, она после него слипается снова - объяснил шаман. - Пробовали огнем. Много горящих веток на нее бросали, целый день жгли большой костер на ней. Все равно живая выползла через много дней. Лучше не трогать их.
  - А басху можно убить? - Спросил Арнол, ментально предупредив Камиля, чтобы не проговорился о том, как Полак убил одну из ящериц.
  - "Кто знает, насколько эти ящерицы для них священны" - объяснил он офицеру. - "Все же они назвали себя их потомками".
  Шаман хмыкнул и пожал плечами.
  - Орки пробовали, но мечи тупятся, а басха калечит охотников, когда ее рубят. Ни разу не смогли ее убить ни мы, ни другие орки. Может быть, вашими мечами ее можно убить, проверять нужно.
  - Если мы убьем басху, орки не будут против? - Поинтересовался Арнол.
  - Нет - уверил его шаман. - Героями станете, в легенды степи попадете. Но очень трудно это.
  Шаман внезапно прервал прежний разговор и показал на горизонт, где явственно просматривалась темная линия, которая на глазах утолщалась и разрасталась во все стороны.
  - Дождь будет сильный, с громом. Уходить надо. Или ваша блестящая птица не боится небесного огня?
  Арнол приказал Камилю взять управление на себя и войти в боевой режим.
  - "Судя по тому, что рассказывали яапы, грозы здесь такие, что даже в штурмовом вертолете не нужно испытывать их силу".
  - Не знаю, не проверяли - ответил Арнол шаману. - Лучше улететь.
  Валиах кивнул, несколько разочарованный тем, что блестящая птица испугалась дождя и огненных стрел с неба.
  От грозового фронта отлетели недалеко, чтобы не терять его из виду. Очень хотелось посмотреть на разгул стихии.
  Гроза, вполне оправдала ожидания. С моря принесло гигантскую массу перенасыщенного влагой воздуха, и теперь вся эта влага сплошным потоком изливалась вниз. Менее чем за час вода в тучах иссякла и под солнцем, до горизонта, засверкали тысячи новых озер. Степь, тем временем, начала менять цвет с серого на ярко-зеленый. Кое-где уже просматривались разноцветные пятна распустившихся цветов. Все так, как рассказывали яапы.
  - А теперь полетели искать тех больших быков, о которых рассказывал Гавел - предложил Арнол. - Сегодняшнюю запись видео разместить нужно в общем доступе. Пусть все полюбуются. Студентам и ученикам полезно посмотреть на такое.
  - Кстати, заодно можно посмотреть, на какую площадь пролился ливень - подсказал Камиль.
  - Точно! - Согласился Арнол. - Молодец!
  Валиаху, было решительно все равно, что смотреть и куда лететь. Орку нравился сам полет и вид с высоты.
  
  В первый день занятий в интернате, Майка всех сразила изящным реверансом, подсмотренным ей накануне у девушек из торгового дома Олимпии. Им она приветствовала вошедшую в класс учительницу. Все получилось неожиданно и очень красиво. И учительница, и ученики, разразились аплодисментами. Вечером, правда, Джули объяснила Майке, что хотя реверанс в ее исполнении и очень красив, но в интернате, учителей принято приветствовать иначе.
  Школьная жизнь водоворотом завертела Майку с Гавелом. Им нравилось все. Задачи, которые решались в классе, тренировки, спортивные игры, состязания с другими учениками. Майке, больше всего, нравились уроки танцев. Красивые костюмы, изящные движения, прекрасная музыка. Она даже не хотела уходить с этих занятий.
  Танцы, в программу школы Рысей, сейчас уже слившуюся с интернатом, ввела еще Илика. Впоследствии, неразлучные подруги Нивея, Кайса и Майра в библиотеке Пальмиры, нашли массу видеоматериалов Древних об искусстве танца. Тома дополнила программу еще и акробатическими танцами, до которых девушки клана, сами не докопались в библиотеке.
  Нужно отметить, что Майка была отнюдь не одинока в своих пристрастиях. Руководство интерната много раз даже вынуждено было объяснять своим питомцам, что все хорошо в меру.
  Гавел мечтал о самостоятельных полетах на дельтаплане. Мальчик влюбился в этот спорт сразу, как только увидел полет Рика и Джули и теперь, хотя бы на мгновение, ловил взглядом каждый дельтаплан, парящий в небе, по хорошему завидуя планеристу.
  - Гавел, я тебе обещаю, что сам ты сможешь летать уже очень скоро, а со мной хоть сейчас, если в защитном комбинезоне - утешал его Рик. - Комбинезон в полете обязателен. Я его тоже никогда не забываю надевать. Он не даст разбиться при падении с любой высоты. Раздуется и плавно опустит.
  - Через месяц, у вас с Майкой в программе тренировок будут такие прыжки в костюмах с большой высоты. А когда напрыгаетесь, то можно будет и самим летать.
  А еще Гавелу с Майкой, очень льстило как на основе их рассказа, учителя построили своеобразную викторину. В качестве задач, ученикам предлагалось придумать выход из затруднительного положения, в котором оказывались яапы во время путешествия. И часто решения, предложенные в свое время яапами, оказывались самыми удачными. Особенно восторженно класс хвалил Майкин способ спасения от ужасной черной ящерицы на берегу.
  Вечером Джули, пришлось даже провести с девочкой воспитательную беседу о вреде чрезмерной гордыни. Гавел внес свою лепту в Майкино воспитание, тем, что пересказал свой давний разговор с Бурсаком на подобную тему.
  
  "Надежда" улетела в Город Призраков, как только яапы с сотней Кимбета оказались в степи. Димитрий рассудил, что в походе особо незачем подстраховывать и неплохо дать себе и людям отдых от тесной кабины капсулы. Да и права Тина, незачем ему с Галлеем жить в тесноте с десантниками. Тем более что у профессора дела в Университете, а таскать его на военную операцию совершенно необязательно. Хотели сменить и Тори внизу, но он отказался. Заверил, что силы у него еще есть, капсула пусть летит, а если что понадобиться связь через него работать будет как раньше.
  Как только капсула приземлилась в Городе Призраков, в нее тут же погрузили свежие припасы на новый полет. Сменный отряд десанта, под командованием Фарида сразу отправился в степь. Таким образом, Тори и яапы без страховки с капсулы оставались чуть дольше суток.
  Галлей отбыл в Университет и, прощаясь с Димитрием, просил держать его в курсе всех новостей из степи. Сам начальник тайной службы Союза, до конца операции, хотел обосноваться в Городе Призраков. Отсюда до пленных яапов, было ближе всего. Он заранее попросил Салеха превратить один из номеров гостиницы в свой рабочий кабинет.
  Там и застало его ментальное приглашение Илики, посетить ее дом. Они с Тиной и Ваном хотели в спокойной обстановке обсудить дальнейшие действия Союза в отношении орков и яапов. Ван специально предупредил, чтобы он не вздумал кушать.
  - "Обидишь Илику. Она тут с Фани, под руководством Томы, увлеклась кухнями народов мира. Не только нынешнего, но и мира Древних. А я у них вроде подопытного" - объяснял он Димитрию. - "Так вот, я хочу привлечь и тебя к дегустации все новых и новых яств, надо отметить, необыкновенно вкусных. Так что, будь готов к испытаниям своего желудка".
  На следующий день, в точно назначенное время, Ван встретил его на пороге и провел во внутренние покои, где его уже ждали Тина, Илика и Тома.
  - Ну, рассказывай свои впечатления и предчувствия - сразу перешла к делу Тина. - Объективную информацию мы все тут знаем. Интересны твои мысли. Как думаешь, чего нам ждать от орков?
  - Тина, а обед? - Возмутилась Тома. - Мы с Иликой подготовили такой стол. Жалко будет, если все пропадет.
  Вернулись к теме только через два часа, несмотря на нетерпение Тины. Но она тоже понимала, что Димитрий должен освоиться с вопросом и подумать ответ.
  - Основных выводов у меня два - начал Димитрий, собравшись с мыслями.
  - Во-первых, яапов могут убить в любой момент. И во-вторых, среди орков, под началом Великого Кагана, тоже нет единства.
  - Именно поэтому смену десанта, я отправил на поддержку плененного племени яапов. Со стороны Кимбета, нашим разведчикам ничего не грозит. По крайней мере, пока он надеется, что Бурсак вылечит его дочь - продолжал Димитрий.
  - Думаешь все так опасно? - Усомнился Ван Дрик.
  - Уверен, что именно так! И по разговорам в шатре Великого Кагана, и по разговорам его шаманов и командиров.
  - А в чем проявление недовольства среди орков? - Спросил Ван Дрик. - Я слышал многие записи разговоров в шатре Великого Кагана, но из них не видно недовольства.
  - Тут сложнее - Димитрий передал в домашний комп Илики подборку подслушанных разговоров. - Я специально обрывки некоторых разговоров объединил в такую подборку, из которой и можно понять, чем недоволен народ. Причем самый разный народ. Давайте послушаем.
  Слушали долго. Действительно, недовольны положением в Каганате были многие, но общего вектора недовольства не получалось. Причины недовольства были самыми разными и подчас взаимоисключающими.
  Например, ремесленники были недовольны бесконечными войнами, которые отбирали у них способных учеников и не позволяли перенять у людей приемы ремесла. Иногда военные попросту грабили их, если им нечем было платить. Но с другой стороны, именно войны давали заказы кузнецам и кожевенникам, да вообще всем мастерам. Работа эта, развивала сами ремесла, хотя и несколько однобоко.
  - Но самое печальное то, что наиболее нетерпимая к порядкам в Каганате та часть орков, которая для нас еще хуже Великого Кагана.
  Димитрий остановил запись прослушек и принялся рисовать на стенном экране диаграмму. Он попытался как-то классифицировать настроение орков.
  - Самые недовольные нынешним положением в Каганате, военные, и шаманы нижнего круга - продолжал объяснять Димитрий. - Военные всегда готовы воевать, а низовые шаманы все время настраивают их даже не на войну, а на гибель от рук людей. Недовольство этих категорий связано с тем, что Великий Шаман, по их мнению, недостаточно агрессивен и жесток к людям. Эти группы очень многочисленны и олицетворяют те силы, с которыми невозможно договариваться. Они же и не дают договориться с другими группами орков.
  - А есть другие? Те, с кем можно найти общий язык - спросила Илика. - Да сам Великий Каган не может быть слепым фанатиком. Если бы он был идиотом, то не смог бы занять столь высокого положения.
  - Можно я, вначале, кратко опишу остальные группы влияния, классифицируя их по интересам - попросил глава тайной службы. - Великий Каган, весьма таинственная личность и представляет собой совершенно отдельную группу интересов. Его я оставлю напоследок.
  Самыми недовольными порядками в каганате, оказались купцы и торговцы. В период войн торговля останавливалась, и жить приходилась на запасах. Военные, если у них случались затруднения с оплатой, попросту грабят лавки и склады. Да и будучи при деньгах, рядовые воины, в отсутствии, полевых вожаков, не очень церемонятся с гражданским населением.
  Вожди и шаманы верхнего круга, тоже проявляют большое недовольство, но причины у этих влиятельных групп разные.
  Вожди считают, что Великий Каган узурпировало власть. Раньше они что-то значили, решения принимались на сходе, который тогда и называли Великим Каганом. Сейчас все решает единолично самый главный вождь, который сам себя назвал Великим Каганом. Это сильно обижает вождей племен, но пока к открытому бунту не привело, хотя в своих шатрах они постоянно ропщут.
  Шаманы верхнего круга, это ученые орки, во многом не уступающие уровнем интеллекта наиболее образованным людям. Она имеют доступ к книгам, в их распоряжении образованные пленники из стран Союза. Их недовольство было понятно. Все эти примитивные заклинания шаманов, традиции, берущие свое начало неведомо когда, вызывают у них только смех, часто переходящий в откровенное презрение. Димитрий предлагаел опираться на них, при попытках войти в контакт с кем-нибудь их каганата.
  - Одно мне понятно - перебила его Тина. - Необходимо спасти яапов, пока не грянула беда. Задачу разведки они выполнили, а судя по словам Великого Кагана, в живых их не оставят.
  - Когда предложишь конкретный план? - Спросила она Димитрия.
  - Дня через два-три Пресветлая. Не позже. Если можно воспользоваться консультациями господина Арнола, буду очень благодарен.
  - "Вечером или утром я зайду в твой штаб, в гостинице" - ментально пообещал Арнол. - "Я в твоем распоряжении, как только вернусь. Урегулирование проблемы орков, самая насущная проблема сейчас. Завезем нашего орка домой и с Камилем, прямо к тебе".
  - Хорошо, готовьте план действий, а я собираю Совет Союза через три дня - завершила обсуждение Тина.
  
  Гавел с Майкой вышли из интерната страшно довольные. Занятия кончились, день удался. Их обоих хвалили сегодня за сообразительность, а Гавела, Рик на большой перемене, покатал на дельтаплане.
  - Пошли в "Лакомку" - предложила Майка.
  - Не успеем, уже почти вечер. Через час она закроется для детей - с сожалением ответил Гавел.
  - Для нас не закроется - похвасталась Майка. - Нас же видели с дядей Полаком там.
  - Нет, нельзя - назидательным тоном старшего ответил Гавел. - Помнишь, что говорила тетя Тина. Нехорошо пользоваться привилегиями.
  - Точно - скисла Майка. - Но если поспешим, то успеем. Если бежать очень быстро.
  - А в интернате, что говорили на уроке поведения в общественных местах - опять урезонил ее Гавел. - Это же с какой скоростью мы побежим, чтобы по спиральной дороге успеть почти сверху, да потом еще до набережной сколько.
  - А давай напрямую - озорно предложила Майка. - Посмотри на план Столицы в своем биокомпе. Там всего двенадцать заборов перелезть. Здесь, по прямой, чуть больше двух километров. Да и бежать можно, внутри, между заборами, это же не по улице.
  - Давай - загорелся Гавел. - В раздевалке переоденемся в спортивные костюмы, а нарядную одежду возьмем с собой, там где-нибудь снова переоденемся.
  Они вернулись в интернат и через две минуты выбежали оттуда в тренировочных комбинезонах с ранцами за плечами.
  - "Тут почти все заборы мы сможем просто перепрыгнуть" - ментально говорила Майка. - "Главное так, чтобы прохожие не видели. Но если вначале на кроны больших деревьев залазить, то можно спрыгивать с ветвей уже за забором".
  - "Там ведь чьи-то дворы, нехорошо это" - все еще сомневался Гавел.
  - "Мы же ничего там брать не будем" - успокаивала его Майка. - "Просто перебежим через двор и все".
  Действительно, все оказалось довольно просто. Прохожих на улицах, в этот вечерний час, было уже довольно мало. Деревья и на улицах и во дворах стояли высокие и развесистые. На путь до последнего двора ушло не более десяти минут. В двух дворах их встретили собаки. Они настолько удивились их внезапному появлению с дерева, что даже не стали преследовать. Впрочем, собак дети не боялись, встречали зверей и пострашнее. Да и Рик, научил пугать зверей аурой так, чтобы те, по крайней мере, не набрасывались сразу.
  А вот последний двор, стоящий на набережной, второй забор имел очень высокий. В него запрыгнули просто, так же как и в остальные, а вот из него ...
  - "Ни одного дерева рядом" - Майка озадачено озиралась.
  - "И забор гладкий как стекло, не уцепиться" - Гавел уже в который раз осмотрел препятствие.
  - "Смотри, там какой-то ход вниз открылся" - он показал на еле видное в вечерних сумерках темное пятно около забора.
  - "Да, точно" - Майка внимательно смотрела то на дом в глубине двора, то странное отверстие у забора. - "Туда кто-то из дома идет. Давай незаметно за ним пройдем в ту дыру".
  Действительно, мужчина, который вышел из дома, не спеша прошел через темный двор. Затем, продолжая напевать какую-то мелодию, спустился по лестнице в люк.
  - "Давай скорее" - торопил Гавел. - "Пока люк не закрылся".
  - "А если это не проход за забор, что будем делать?" - На бегу спросила Майка.
  - "Просто за ним опять во двор выйдем, да и все. Ну, вернемся назад через другой забор. Если так, то в "Лакомку" все равно не успеем".
  Вбежали в подвал они в последнюю секунду, когда люк уже закрывался каким-то хитрым механизмом. Такая механика, сейчас во множестве продавалась для богатых людей. И в интернате ее было полно.
  - Стой! - Гавел остановился и сам, озираясь по сторонам в кромешной темноте. - Ментальная связь пропала.
  - Ага - шепотом согласилась Майка. - Под землей всегда так. Помнишь, когда к ящерицам провалились на берегу.
  - Так, да не так - возразил Гавел. - Тогда между нами ничего не прерывалось, а тут вообще ничего не работает. Как будто биокомп сломался.
  - Ага, и силы нет. Все тело как раньше - Майка прислушивалась к своим ощущениям. - Мне страшно.
  - Мне тоже - признался Гавел. - И тот человек куда-то делся.
  О Лакомке они совершенно забыли и уже никуда не спешили.
  
  Глава 3. Новые времена.
  
  Шнурок забыл уже, когда покупал себе что-нибудь из одежды. Денег не было совсем. Много лет назад, он был уважаемым вором. Вором, который сам по себе. Не хаживал Шнурок никогда, ни под кем. Всегда и при деньгах и при авторитете. Вся портовая братия Столицы его уважала. Еще бы, за месяц поднимал в одиночку, что твой купец средней руки. Правда все уходило на друзей и подруг, но ведь поднимал снова и все об этом знали.
  Плохие времена наступили, когда вместо городской стражи, за порядком в городах стала следить полиция. Шнурок возненавидел того, кто придумал включить Ильфов в ее состав. Работать стало совершенно невозможно. Первое его столкновение с Ильфом из новой полиции, удивило его до потери речи, но не более. Его не схватили, не потащили в суд, а просто предупредили.
  Произошло это, когда Шнурок изучал с улицы богатый особняк. Составлял в уме план внутренних помещений, по тому, что видел в распахнутые по случаю жары окна. К нему внезапно подошел молодой парнишка в новенькой форме офицера полиции и сказал.
  - Парень, ты напрасно тут крутишься. Если в ближайшие дни кто-нибудь попытается посягнуть на этот дом, то полиция будет знать, кого искать. И найдет, будь уверен. Твою ауру, я вряд ли спутаю с другими. Хотя, дело твое, можешь несколько лет отсиживаться по подвалам, если не поверишь мне сейчас.
  Шнурок не поверил, но проверять не стал. Вместо этого он решил потолкаться среди знакомых, поспрашивать, с чего это полиция такая вежливая по сравнению с прежней городской стражей. Вроде то же самое делает, и методы должны быть те же.
  То, что рассказали ему знакомые из обслуги магистрата Столицы, заставило крепко призадуматься. Шнурок и раньше знал, что с магами лучше не иметь дел, а уж от Рысей вообще бежать, куда глаза глядят. Это помогало избегать неприятностей в работе. Денежных людей в Столице хватало и без них. Прожить можно было безбедно, не особенно рискуя. Он всегда старался заранее узнать, с кем связаны будущие жертвы и заблаговременно отказывался от дела, если был риск пересечься с магами или, тем более, с Рысями. А тут, надо же было кому-то додуматься включить магов в штат полиции. Это что, теперь его по ауре возьмут на заметку, еще до того как он пойдет на дело? Да где же они столько Ильфов наберут.
  И ведь набрали! Все началось несколько лет назад. Когда вся Столица обсуждала новость о том, что знаменитый Клан Рысей обнаружил целый город Древних. Новость интересная, Шнурок тогда даже купил городскую газетку, чего с ним прежде никогда не случалось. Там были и картинки того города, под названием Пальмира, и что он очень далеко от Империи. Объяснялось и то, как туда добираться. И то, что ему, Шнурку, туда вообще никогда не попасть, как и остальным жителям города, исключая некоторых магов из Клана Рысей.
  По этому поводу Шнурок и не строил никаких иллюзий. Не хватало еще связываться с Рысями. Но ему и в голову не приходило, что в одном абзаце из той газетной статьи, объясняется то, что так сильно перекроит всю его будущую жизнь. В том абзаце сообщалось, что подготовка магов отныне выходит на новый уровень и их станет намного больше, потому что природные способности слышать Древнее Знание, отныне не являются обязательными для их подготовки.
  Честно говоря, Шнурок и внимания не обратил на это. Вот уж, что его меньше всего занимало, так это проблемы обучения магов. А зря!
  Изменения стали заметны через несколько лет. Вначале по тому, что лечение у магов стало гораздо дешевле. Раньше, только богачи могли оплатить прием у Ильфа целителя, затем цены стали снижаться, а потом целители стали заниматься только самыми тяжкими случаями и совершенно бесплатно для пациента. Для всех остальных, сравнительно недавно, появились специальные магические браслеты, настроенные на человека, так что воровать их не имело смысла. Тот, кто надевал такой браслет, постепенно избавлялся от всех своих болячек, а новые к нему не приставали. Продавали их, за очень умеренную плату, но далеко не всем. Маг целитель, вначале исследовал ауру и по ней намерения покупателя, а уж затем настраивал браслет на него.
  - Не внушает доверия мне твоя аура - так прямо и сказал ему маг, когда Шнурок пришел покупать браслет. - Тебе явно есть, что скрывать от правоохранительных служб. А поддерживать здоровье проходимцев, не входит в задачи Империи.
  Это словечко - "правоохранители" - появилось в одно время с появлением полиции и его тут же стали употреблять все чиновники магистрата. Шнурок ушел тогда в бешенстве, а затем, когда остыл, задумался. Получается, что его, таким образом, вроде как направляют на путь истинный. Без ареста, без насилия, даже без угроз. Хочешь быть здоровым всегда, живи честно, а нет, твое дело.
  А уж когда появились полиция и Ильфы в ее составе, работать стало вообще невозможно. Поневоле начнешь искать свое место в честной жизни, когда, стоит тебе только замыслить очередное дело, как первый же патруль интересуется - Что это у тебя необычное в ауре просматривается?
  Несколько раз Шнурок даже вынужден был давать подробные письменные объяснения в городском полицейском участке. И ведь не убежать и не отбиться. Тот Ильф из патруля, его почему-то называют "Новым", догонит и свяжет своей блестящей ниткой за одну минуту. А остальные обычные полицейские, как правило, из бывшей городской стражи, отведут в участок.
  Знакомые полицейские из бывших стражников, сами не сильно довольные новшествами, рассказывали Шнурку, что сейчас уже ни от кого не откупишься. Ильфы это сразу поймут, кто из своих продался. И уж тогда ему не поздоровится.
  - Тоже по ауре. Как тебя определяют, так и нашего брата ловят - объяснял ему знакомый еще с прошлых времен стражник. - Так что, если попадешься мне, не обессудь, ничего для тебя сделать не смогу, хоть и отношусь к тебе хорошо. Но в тюрьму за тебя не пойду, и никто не пойдет, имей в виду.
  
  Что только не перепробовал Шнурок за последние годы. Для начала перебрался из Столицы в Весейск, но там ему сразу сказали, что в Весейске еще хуже, чем в Столице. Бывший главный сыскарь города, сейчас получил титул Пресветлого, то есть стал членом Клана Рысей, но по старой памяти помогает городу наводить порядок. Он преподает в Университете и его студенты, именно в Весейске проходят практику в местной полиции.
  - Так что на каждого жителя тут еще больше Ильфов в полиции, чем в Столице. В патрулях и по два Ильфа порой ходит, а по своему студенческому рвению, ни малейшей мелочи не пропускают - объяснял ему старый друг и товарищ еще по тем временам, когда они пытались промышлять на купеческом тракте. - Сам уже и забыл, как дела поднимать. У рыбаков свежую рыбу скупаю и свожу на рынок торговцам, тем и живу.
  Пришлось идти дальше в Норвиг. Тот город меньше, но тоже богатый. Не как Столица, конечно.
  В Нордвиге прожил два года, сравнительно беспечно. Даже скопил кое-что на будущее. Уже не транжирил попусту в трактирах, а превращал в золото и копил. Старался вообще не выделяться, но кое с кем из магистрата поддерживал отношения. Кормил их и поил, они его держали в курсе новых веяний. И, как оказалось, не зря он тратился на городскую обслугу. Вовремя подсказали, что в город прибывают два Ильфа, для усиления местной полиции, которая недавно здесь заменила городскую стражу.
  Шнурок подумал, подумал и решил перебраться в снова Столицу. Там можно попытаться вложить наворованные капиталы в какое-нибудь дело и зажить как честный человек. Раз уж прежнюю жизнь стало вести практически невозможно. Пробирался в Столицу долго, не по тракту, на котором магов стало непомерно много, а по боковым дорогам. Благо патрулей из ветеранов сокращенной армии стало столько, что Империю практически очистили от бандитов. Это Шнурок одобрял. Сам он никогда не то что убивать, даже руку не поднимал ни на кого. Все же воровать это не жизни лишать. Тут Шнурок твердо держался своих принципов. В этом и государство было с ним солидарно. Воров, конечно, наказывали, но не в пример мягче, чем бандитов и, тем более, убийц.
  
  В Столице, все оказалось совсем не так, как он себе представлял по прежним временам. Его загребли еще на входе. Полицейский подошел прямо к нему и ничего не объясняя приказал следовать за собой. В бывшем помещении стражи, а теперь в полицейском участке, сидел совсем молодой Ильф и внимательно на него смотрел, примерно минуту.
  - Это они так разбираются в ауре - объяснил ему знакомый стражник, еще до отъезда из Столицы.
  - Не нравится мне твоя аура - произнес, наконец, Ильф. - Сейчас я буду спрашивать, а ты отвечай честно. Когда соврешь, я увижу, и это пойдет тебе же во вред. В Столицу попадешь только после того, как я узнаю правдивые ответы на все свои вопросы. А вот куда именно в Столицу ты попадешь, в тюрьму или куда сам направлялся, это будет зависеть от того, какую именно правду я узнаю.
  И тогда, Шнурок подробнейшим образом ознакомился с новой техникой допроса, после которого он понял, что со старым ремеслом пора кончать, причем кончать сегодня и бесповоротно.
  - Откуда путь держишь? - Начал Ильф.
  - Из Нордвига.
  - Правильно. Цель посещения Столицы?
  - Ищу дело, в которое можно вложить деньги, скопил кое-что.
  - Верю. На чем заработал деньги?
  - Кое-какая коммерция по мелочам.
  - А вот сейчас не верю. Вижу, что врешь. Давай подробнее. Последние деньги за что получил?
  - Продал драгоценности в ломбард.
  - Верно. Где взял драгоценности?
  И так по каждому его ответу следовал новый вопрос, а по неверным, все вглубь и вглубь, до самого дна, до истины.
  Ну как тут врать, если он видит вранье? Попробовал, он не верит. Так и пришлось сказать, не только о том, как взял, но и о том, когда брал и у кого, и адреса назвал, какие помнил. Секретарь за соседним столом все записывал и, как оказалось потом, записи эти велись для него. Сами полицейские все помнили и без бумаг.
  До позднего вечера сидели, скорее даже до ночи. Пришлось рассказать абсолютно все, о происхождении каждого медяка. Шнурок уже понял, что врать не надо и гадал лишь о том, на какой срок он себе наговорил и где придется отбывать этот срок. Вот оказывается, как стали сыскари работать в Столице. Значит, и в остальных городах Империи скоро будет то же самое.
  Как ни странно, обошлись с ним, сравнительно мягко. Конечно, деньги все конфисковали. Объяснили, что вернут пострадавшим, благо, что искать их не нужно, Шнурок сам все выложил. То чего не хватает, запишется в долг на будущие выплаты. Оказывается, его даже не посадят в тюрьму, а просто обяжут каждый месяц являться в полицию и отдавать часть заработанного в счет погашения долга.
  - Ты уже понял, что врать не нужно. А нужно честно отдавать оговоренный процент дохода в налоги и в счет этого долга - объяснил Ильф, ошарашенному Шнурку. - Скрыться ты можешь, конечно. Тебя даже искать никто не станет, но в ауре у тебя отныне метка, по которой в любом городке, тобой сразу заинтересуется полиция. Кстати, не только в Империи, а и в остальных странах Союза тоже. Сразу предупреждаю, самые мягкие нравы именно в Империи, так что не советую скрываться в других местах. Там найдут так же быстро, но после этого будет гораздо больнее, чем здесь.
  - Можешь, впрочем, попробовать устроиться у орков. Я не стану тебя и от этого отговаривать - усмехнулся Ильф.
  Так и оказался Шнурок в Столице без единой монетки, с меткой в ауре, которая как маяк притягивала к нему все полицейские патрули.
  
  Так и прошли три года впроголодь. Работа была, но самая примитивная. В порту на погрузке, в пригородах на фермах сезонная. Иногда удавалось подработать курьером, но без навыка очень сильно уставал.
  Один раз даже удалось за полгода сколотить неплохие деньги. Вот уж не предполагал, что выгул домашних животных в состоятельных домах, так хорошо оплачивается. Но не повезло. Собачку, которую он выгуливал, сильно поранила какая-то лесная тварь, неведомо как пробравшаяся в Столицу. Викент, так его звали по настоящему, даже не заметил, как это случилось. В сумерках, не разглядел и кто напал. Собачка же, проболев всего два дня, сдохла. Хозяева дали ему такие рекомендации, что его даже подпускать перестали к животным.
  Деньги он отложил в банк. За вычетом доли на штраф и налог, они позволяли прожить какое-то время, если других заработков не будет.
  Ильф из полиции, к которому бывший Шнурок ходил с ежемесячным отчетом, посоветовал ему походить по богатым домам, устроиться садовником, или работником по дому.
  - Руки у тебя нормальные, умелые. Голова работает. Я же понимаю, чтобы успешно воровать, тоже таланты нужны. Зарекомендуешь себя умелым, сообразительным, а главное честным работником, глядишь и приживешься у кого - наставлял его Ильф. - Все уже знают, что бывших воришек, которые отошли от дел, потому что поняли суть новых времен, можно брать на работу. Они служат часто лучше других, тех, что беды не знает. Если с кем договоришься о работе, то он ко мне придет узнать о тебе. Я дам нормальную рекомендацию, за это можешь не переживать. По мне, главное, что крови на тебе нет ни малой, ни большой.
  Вот и метался Викент по Столице и ее окрестностям в поисках работы. Хорошо еще, что в Столице ночлежка была для таких как он, с отдельной клетушкой для каждого. Вот уж не думал никогда, что придется там жить, да еще годами.
  
  В тот дом на набережной, он зашел, ни на что особенно не надеясь. Уж слишком шикарный был особняк. Странно, что слуг в нем то ли не было, то ли очень мало их было. Во всяком случае, дом казался вымершим. Но хозяин все же появился у калитки, когда Викент, отчаявшись кого-нибудь дождаться, уже совсем собрался уходить.
  Калитку ему открыл настоящий вельможа, по одежде и повадкам. Такие сами калитки не должны открывать, таким калитки открывает лакей. Викент было подумал, что это и есть лакей, просто хозяин такой богач, что у него и лакеи как графы выглядят. Но из разговора, вскоре стало понятно, что это сам господин и есть.
  Викент сразу с порога выдал давно заготовленную фразу о том кто он и зачем пришел.
  - Ну, проходи, коли все равно оторвал меня от дел - сказал хозяин, пропуская его во двор.
  - Пойдем, присядем вон там - он показал на большой стол, стоящий на лужайке во дворе, уставленный всякими вкусностями.
  Сели за стол, в не заставленной тарелками с едой, его части.
  - Рассказывай о себе, только честно, не люблю, когда врут и приукрашивают. Все равно все проверю.
  Слушать хозяин умел. Не перебивал. Лишь изредка вставлял вопросы. Довольно спокойно воспринял повествование о подвигах Викента в бытность его Шнуром.
  - Ну что же, мне нужно подумать - сказал хозяин, когда Викент закончил свой рассказ.
  - Когда прикажете мне зайти?
  - Да просто посиди здесь, я сейчас и подумаю, в дом только схожу - предложил хозяин. - Можешь пока водички попить из кувшина, стаканы, как видишь, на столе. Фруктами можешь угоститься, голодный наверно.
  Отсутствовал он долго, больше часа. Викент терпеливо ждал. Попил воды, притронулся и к фруктам. Волновался. Неужели примут. Такой дом содержать, наверняка работники нужны.
  Наконец вышел хозяин.
  - Надо же, только фрукты и воду тронул - усмехнулся господин и сказал, наконец, то, что так хотел услышать от него Викент. - Ладно, беру я тебя. Но у меня есть несколько условий.
  Условия были несложные.
  Жить постоянно в доме отлучаясь только за покупками, не долее чем на сутки раз в неделю и всегда предупреждать запиской, во сколько ушел и когда вернешься. Куда вешать записку, показал.
  Выполнять все работы по дому, по списку, который дал хозяин или все что потребует устно.
  Никому не говорить где служишь. На вопрос полиции ссылаться на закон, по которому это ее не должно касаться.
  Лучшего для себя Викент и желать не мог. Уточнил только, действительно ли полиция не вправе интересоваться, где он работает, как зарабатывает, и где проживает.
  - Действительно, это полиции не касается - подтвердил хозяин. - Она вправе спросить тебя о том воруешь ли ты, не торгуешь ли товарами из списка запрещенных, который ты обязан при них прочесть, не получен ли твой доход с помощью шантажа или насилия. Правдивость все этого Ильф из полиции может проверить по твоей ауре, а где ты занимаешься законным промыслом, не их дело.
  - Ну и если какую зазнобу заведешь, встречаться не здесь. Кто ты и что ты, она знать не должна - закончил его новый работодатель. - Ко мне обращайся просто хозяин, или господин.
  - Знать мое имя, тебя незачем. Как и то, зачем, куда, когда и на какое время я отлучаюсь. Меньше риска для меня, если спросят, а ты начнешь врать. А так не знаешь и это правда, а дальше, какой с тебя спрос - объяснил его новый господин.
  Так начался совершенно новый этап в жизни Викента, бывшего Шнурка.
  
  На новой службе Викент отъелся, оделся, обулся, даже скопил кое-что на будущее. Платил хозяин хорошо, за пустяковую, в общем, работу по дому. Потребовал с Викента, чтобы тот научился хорошо готовить. Видно надоело ему заказывать еду из рестораций, когда жил в доме. Хоть появлялся он не часто. Иногда больше месяца, Викент о нем ничего не слышал.
  Оплатил обучение Викента на кулинарных курсах и, судя по всему, стряпней его был доволен. Во всяком случае, никаких нареканий, кроме "чуть меньше соли", или "люблю чуть острее", от него слышно не было. Там на курсах он познакомился с молодой вдовой по имени Магда. Ее вполне устраивал его незлобивый характер, забота и небольшая финансовая помощь. Хоть виделись они всего раз в неделю, зато целые сутки.
  Очень обрадовало Викента и то, что хозяин взял с него долговую расписку на остаток долга, а ему выдал на руки весь этот остаток, чтобы он расквитался с полицией. После этого дела на него закрыли, и он смог, наконец, купить себе диагностический браслет, который оберегает от болезней. В последнее время, Викента очень волновало его отсутствие. Понимал, что с возрастом все равно понадобиться или браслет или лечение.
  Чем занимался хозяин, Викент не знал, и знать не хотел. Правильно говорят - меньше знаешь, крепче спишь. Дела его господина были странные, но, судя по всему не слишком опасные, раз к нему не наведывалась полиция. Но вскоре завеса тайны, слегка приоткрылась.
  
  Уже на третий день новой службы, Викент узнал, что во дворе есть вход в какое-то подземелье. Открывалось оно само, вернее не руками. Каким-то магическим механизмом, по команде хозяина. А кого еще, если в доме кроме него и Викента никого не было. Такой аккуратный вход с каменной лестницей, уходящей в глубину.
  Пока люк открывался, хозяин, как раз успевал дойти до него из дома, а после того как входил, люк за ним закрывался и никто бы не догадался, что на этом месте не просто травка, а вход куда-то в подземелье.
  Викент, конечно, сразу сказал хозяину, что случайно видел, как тот входил в люк. На это тот, только рассмеялся и беспечно ответил, что и не хотел скрывать это от нового работника.
  - Раз уж ты живешь тут, проще ничего от тебя не скрывать, а просто потребовать, чтобы ты не рассказывал никому о порядках в доме. А если соврешь или попытаешься вести свои игры, я все равно узнаю. Да и зачем тебе это. Лучшей службы ты не найдешь, так что цени, то что имеешь.
  Так Викент заподозрил то, что его хозяин, скорее всего, был не чужд магии. Что там, в подземелье, он спрашивать поостерегся. Наверно, какая-то лаборатория или что там у магов, для их занятий.
  Так прошел год, в течение которого Викент видел своего господина не более двадцати дней в общей сложности. Он привык, как к внезапным исчезновением хозяина, так и к неожиданным появлениям. Свою службу в доме нес честно и не боялся, что господин застанет его врасплох. Деньги на жизнь и его жалование, брал сам из той внушительной суммы, которая хранилась в сейфе. Викент раньше даже не видел столь серьезного механизма, который открывался по аурам господина, а теперь еще и его. Подумал только, что в бытность свою Шнурком, вряд ли смог бы обчистить этот дом.
  Действительно, устроено все было разумно. Сам сейф в подвале, в специальной комнате. Дверь в комнату открывается по ауре имеющих допуск, то есть его и хозяина. Подходишь к сейфу, он отрывается, только если дверь в комнату уже закрыта, а в сейфовой каморке один человек имеющий допуск к сейфу. Обратно так же, пока сейф не закрыт, каморка не откроется, а если кто попытается войти, пока Викент не вышел, то дверь за ним тут же закроется и автоматически последует вызов полиции. Впрочем, полицию можно было вызвать еще десятком способов, половина из которых были автоматические. Серьезная, одним словом, охрана. Да и охранять было что. По прикидкам Викента, в сейфе иногда бывало больше тысячи империалов в валюте всех стран Союза. Даже монеты Новы, которых до этого Викент ни разу не видел.
  Один раз по оплошности хозяина деньги кончились в сейфе в его отсутствие. Обычно он до такого не доводил. Ему из Гиномского банка привозили пополнение, тяжеленный мешок. А тут исчез сам, когда монет мало было. Пришлось Викенту и дом содержать и покупки делать на свои. Хозяин потом все вернул, извинился, даже премию выдал дополнительно. Пообещал, что больше такого не повторится.
  После этого случая, хозяин увеличил ему жалование, нагрузив дополнительной обязанностью. Повел в комнату, дверь в которую до этого для Викенту не открывалась, и объяснил, что нужно делать.
  - Каждый день утром заходи сюда и смотри что написано на этом экране. Обычно там ничего не написано, но если надписи появляются, то прочитай их и сделай все в точности по ним - наставлял его господин.
  Первый раз все при нем произошло, видно специально остался с Викентом для обучения. В общем, ничего сложного. В определенное время, открыть люк во дворе специальной кнопкой около экрана, пройти туда. Дождаться когда откуда-то придут люди и принесут какие-то ящики и мешки. Видно в подземелье был какой-то другой вход, судя по свежести, с залива. Дом-то на набережной стоял. Затем, дождаться когда люди уйдут, перетащить мешки в специальное помещение помеченное номером, который заранее сообщал экран, закрыть там дверь и выйти снова в дом.
  Иногда наоборот, требовалось выгрузить груз из определенной комнаты подземелья, дождаться людей, которые прибывали всегда минута в минуту, проследить, как они утащат куда-то все, закрыть дверь и вернуться в дом.
  Были у Викента предположения что, хозяин занимается чем-то вроде контрабанды. Но с кем и чем, предпочитал не знать. На все вопросы полиции, если бы они были, Викент честно отвечал бы, что понятия не имеет, чем занят его господин, но вопросов и не было. А денег теперь хватало и на то, чтобы снять для Магды комнату на одном их спиральных спусков. Там и встречался теперь с ней, в свои законные свободные сутки.
  
  Сегодня груз привезли, те же люди в масках, что и неделю назад. Впрочем, те же или нет, он не знал. Было несколько типов посетителей, которые различались одеждой. Всегда в масках, закрывающих лица, поэтому, если их состав и менялся, для Викента это оставалось неизвестным. Сегодня был тот же тип людей в масках, так будет точнее.
  Все было как всегда. Викент проследил за выгрузкой, запер все двери и вышел в открывшийся люк. А на следующий день, когда он снова пошел уже отдавать прибывший груз, совершенно не заметил в наступивших уже сумерках, как, прежде чем он подошел к открывшемуся люку, из него бесшумно вылетели две размазанные для взгляда, быстрые тени и скрылись в кустах.
  
  Глава 4. Ловушка.
  
  Вначале сидели тихо, в темноте. Оказывается, к новым возможностям своего организма, так привыкли, что без них чувствовали себя как будто больными. Слабость так и разлилась по всему телу.
  - Опять куда-то мы не туда залезли - прошептал Гавел.
  - Угу - так же шепотом согласилась Майка и, после длинной паузы, спросила. - А нас тут найдут?
  - Не знаю - пожал плечами Гавел, как будто его кто-то мог увидеть. - Попробуем сами выйти, так же, как зашли. Не вечно же он тут будет сидеть.
  - Выйдет через какой-нибудь хитрый выход, а потом снова зайдет через полгода - предположила Майка и сама испугалась такого предположения.
  - Центральный комп Города Призраков, следит за каждым человеком, с биокомпом. Мне Рик так объяснял. Значит за нами тоже.
  - Так наши Биокомпы же сломались - испуганно прошептала в ответ Майка. - Как он теперь проследит за нами?
  - Он же записал место, где в последний раз нас видел, вот и покажет. Туда и придут нас спасать - догадался Гавел, чем несколько успокоил Майку, да и себя самого.
  Посидели молча еще несколько минут и услышали неясный шум в темноте. Впрочем, не совсем уже в темноте. Глаза, понемногу адаптировались. Читать, конечно, при таком свете не получится, но вот проход в глубину подземелья стал просматриваться. Оттуда и доносился шум.
  - Пошли, только тихо, как охотники учили нас в стойбище ходить за зверем - шепотом скомандовал Гавел в ухо Майке, и та вцепилась в его руку, боясь потеряться во мраке.
  Двигались довольно долго по коридору, в котором становилось все светлее. Видно, тот человек какое-то освещение включил в подвале. Постепенно стало понятно, и от чего шум. Довольно много людей что-то таскали и волочили по полу. Их смутные тени мелькали метрах в пятидесяти впереди. Там где кончался коридор, и начиналось, какое-то другое, более просторное помещение.
  - Он тут не один - прошептала теперь Майка в ухо Гавелу. - А как они мимо нас прошли?
  - Тут другие входы есть, может через них удасться выйти - Гавел замер и рукой придержал Майку. - Чувствуешь, водой запахло, соленой. Мы же на берегу залива. Может к воде выходы есть.
  - Ага, чувствую - подтвердила Майка и неожиданно потянула Гавела за руку в какой-то боковой проход.
  В последний момент он и сам увидел, что прямо на них надвигается по проходу, силуэт взрослого человека. Успели спрятаться в каком-то боковом проходе, длинном, и даже имеющем свои ответвления. Затаились в одном из таких закоулков.
  Человек прошел мимо них еще несколько раз, с непонятной целью. Без груза, и туда и обратно. Может быть, что-то проверял. Так как он ничего не таскал, наверно был здесь самым главным. Затем шум от работы стих и послышались голоса. Вернее говорил один человек, вероятно, тот, который не таскал ничего, а остальные просто односложно отвечали ему. О чем был разговор, Гавел с Майкой не расслышали, биокомп теперь не помогал. Как, оказывается, без него непривычно и плохо.
  Затем снова раздались шаги, и тот человек опять прошел мимо них по главному проходу. Потом вернулся. Работа снова закипела, но иначе. По главному проходу, теперь один человек волочил какие-то мешки и коробки, по звуку, Гавел насчитал больше тридцати, но не точно. Иногда ему казалось, что тот человек не возвращался за новым грузом, а просто отдыхал, а затем доделывал прерванную работу.
  Наконец шум затих надолго. Они ждали, по всей видимости, больше часа. Внутренние часы в биокомпе тоже не работали. Тишина теперь стояла, мертвая.
  - Наверно ушел совсем - предположила Майка. - И те, другие тоже ушли. А как же мы выберемся?
  - Не знаю, давай тихонько осмотримся - Гавел потянул ее к центральному коридору.
  Темнота, действительно, была не совсем полная, а в зале, где люди что-то таскали, они вообще увидели тускло светящийся потолок, который давал вполне достаточно света для того чтобы идти не спотыкаясь. В этом большом зале, в общем, не было ничего интересного. Два десятка дверей, скорее всего запертых, как та, которую уже подергал Гавел за ручку.
  - Смотри, там какая-то комната с окном - Майка показала на круглое окно рядом с одной из дверей. - Давай зайдем туда, зал-то совсем пустой, что в нем смотреть.
  Окно было единственным, и дверь располагалась особняком относительно остальных. Она были на противоположной стороне зала. Из окна, просматривались все остальные двери и главный коридор, по которому они сюда и попали.
  Внутри комната была еще интереснее. В ней был стол, стулья, несколько скамеек. На стене висел план подземелья. Вернее, так им вначале показалось, что это рисунок. Когда рассмотрели ближе, он оказался изображение на настенном экране. Совсем как на станции, куда они попали еще у стойбища. Но теперь они понимали, что видят.
  - Тут где-то должно быть и управление - предположил Гавел. - Хотя его вряд ли позволят включать, кому попало.
  - Вот, наверно, выходы - Майка показала на плане светлые, пульсирующие квадратики. Вот лестница, по которой мы спустились, она от такого же квадратика. А те два квадратика, наверно другие выходы.
  Гавел, тем временем, не отрываясь, смотрел в окно комнаты. Майка тоже выглянула и остолбенела. По залу лениво бежали две огромные собаки. Настоящие монстры. Ростом почти с Майку, на оскаленных клыках блестела слюна. Они трусили друг за другом, обходя зал, по какому-то сложному, одним им ведомому маршруту. Майку с Гавелом собаки, по-видимому, не учуяли. А может быть, надрессированы были не обращать внимания на тех, кто находился в комнатке дежурного.
  - Как же мы выйдем? - Спросила Майка, опять вцепившись в руку Гавела.
  Тот, молча пожал плечами, продолжая наблюдать за собаками. Первый шок у него прошел, и он почти успокоился. Понятно, что собак выпускают, когда люди отсюда уходят. Наверно они охраняют это подземелье. А зачем охранять надежно запертое помещение? Значит не все выходы запираются. Один из тех двух проходов, которые Майка нашла на плане, возможно всегда открыт. Вот чтобы отвадить случайных посетителей и держат этих собачек.
  - Гавел, собаки не настоящие - раздался Майкин шепот прямо в ухо Гавелу, настолько неожиданно, что он вздрогнул.
  - А какие? С чего ты так решила?
  - А как Маська на станции. Как Анна в гостинице. Ну как все эти интерфейсы голографические. Для того что бы напугать хватит и видимости, а зато кормить и убирать за ними не нужно, и не сбегут никуда.
  - А вдруг настоящие? - Усомнился Гавел. - Вон как когтями стучат. И зыркают по сторонам.
  - Нет, сейчас сам поймешь - помотала головой Майка. - Видишь, перед всеми дверями потолок светится гораздо ярче и там кто-то забыл коробку. От нее тень видна. Размытая, но все же тень. Когда там собаки бежали, от них никакой тени не было.
  - Точно! - Воскликнул Гавел, когда собаки снова пробежали совсем рядом с коробкой, и никакой тени от них не было.
  - Одна даже лапой махнула по коробке, но лапа так и прошла сквозь коробку. Как меч Чалтана тогда сквозь Маську.
  Майка торжествовала. Даже приплясывать начала. Ее натура не позволяла радоваться без движения.
  - Пошли к другим выходам - предложил Гавел.
  - Пошли - согласилась Мака, несколько упавшим голосом.
  - Ну, пошли, чего стоишь - Гавел взялся за ручку двери, но Майка отрицательно замотала головой.
  - Давай как-нибудь еще проверим - попросила она, совсем уже тусклым голосом.
  От прежней радости не осталось и следа. Да и Гавел, если совсем честно, не спешил с выводами. Уж слишком страшными были собаки.
  - Давай немного посидим тут, освоимся, осмотримся - предложил, Гавел улегшись на скамейке. - Ложись и ты. Давай поспим.
  - Не уснем - жалобно ответила Майка. - Я точно не усну.
  Но, вопреки ее опасением, заснули сразу, как будто провались в темноту. Непонятно сколько они проспали, но выспались неплохо.
  Гавел проснулся первым и тут же начал осуществлять план проверки собак, который продумывал засыпая. Он часто так делал, думал над задачей, пока не засыпал. В его школьном рюкзаке нашлось множество мелких вещей для уроков. Если попробовать попасть этими вещами в собаку, то сквозь голограмму, они пролетят как тогда меч Чалтана, сквозь Маську. Кинуть и тут же спрятаться за дверь в комнату. Дверь открывается наружу и собака ее не сможет выбить своим весом, даже если она все же настоящая.
  Майка тоже проснулась и предложила кинуть собакам пирожок, который имелся у нее в рюкзачке. Возможно, настоящие собаки заинтересуются едой, а вот голографические вряд ли.
  - Давай начнем с пирожка - согласился Гавел. Его на пути собак можно кинуть хоть сейчас, пока они далеко.
  Результат первого эксперимента, вначале очень сильно напугал их, а затем так же сильно обрадовал.
  Стоило Гавелу выйти из комнаты в зал и отдалиться всего на шаг от двери, как собаки с грозным рычанием бросились в его сторону. Он бросил Майкин пирожок в их сторону и, как можно скорее, ретировался снова за дверь. Оказывается, собаки чувствуют посетителя, когда он в зале, но тут же успокаиваются, стоит ему зайти в эту комнату.
  Мимо пирожка собаки пробежали, совершенно не обратив на него внимания. Первую проверку, можно сказать произвели.
  - Как они быстро бегают - разочарованно протянула Майка. - Если их близко подпустить, ты не успеешь добежать до двери, а издалека не докинешь или в них не попадешь.
  Долго думали и спорили, как и что кидать в собак, наконец, остановились на совместно изобретенном варианте. Решили накидать стульев во все стороны от своей двери. Собаки сами наткнуться на большой предмет, когда будут бежать к нему, а там уж будет видно, бесплотны они или нет.
  Гавел перечислил вслух все преимущества этого способа. Во-первых, стульев наверняка хватит, их больше десятка. Во-вторых, кидать можно пока собаки далеко. В третьих, попадать не обязательно.
  На каждый пункт, Майка серьезно кивала головой соглашаясь.
  Испытания можно было считать завершенными, когда Гавел кинул второй стул, и они с Майкой с удовлетворением увидели, как собаки прошли сквозь него как сквозь воздух.
  - Ну что, попробовать не прятаться от собак? - Спросил Гавел, глядя на Майку. - Пусть сквозь меня пробегут.
  - Все равно страшно - поежилась Майка. - Давай вместе встанем. - Так не очень страшно будет.
  - Нет, я один проверю, а ты сиди здесь - мужественно сказал Гавел, помня, что ему говорил Рик, о том, что самое трудное мужчина должен брать на себя.
  
  Собаки так и не набросились. Они вначале бежали с грозным рыком, а затем остановились, шагах в пяти от него и только зло лаяли, то наступая, то снова отступая от Гавела.
  Гавел довольно долго стоял и смотрел, постепенно успокаиваясь. Затем осмелел настолько, что кинул в пса одну их вещиц, завалявшихся у него в рюкзачке. И тут произошло то, что он никак не ожидал. Псина, молниеносно отклонилась от летящего в нее предмета. Второй бросок так же не привел к успеху.
  - Все правильно - догадался Гавел и объяснил стоящей уже рядом с ним Майке. - Если тот, кто пройдет сюда начнет кидаться в собак, то увидит, что они бестелесны, если сквозь них все пролетает. Вот и сделана программа компа так, чтобы собаки не нападали, а только пугали и в них ничего не попадало. А предметы, которые лежат, не учитываются, их тут и быть не должно. Да и не полезет сюда никто из тех, кто замечает такие мелочи.
  - В общем, бояться нечего, пошли к другим выходам, и так сколько времени потеряли с этими собаками - потянула его за руку Майка.
  Осмотрели каждый закуток подземелья. Выходы вроде были в тех самых местах на плане, но закрытые. А как их открывать было непонятно. Единственное похожее на пульт управления место, был тот стол с экраном на стене. Но на них он никак не реагировал.
  - Пойдем ждать к тому входу, через который зашли. Может тот человек откроет люк, и мы выскочим, пока он идет от дома - предложил Гавел. - Все равно больше делать нечего.
  Майка, молча кивнула, предложив только принести два стула, которые они нашли в той комнате, чтобы ждать сидя не на каменном полу.
  
  Ждать пришлось очень долго. Сидя не спалось, да и не хотелось спать. Майка стала рассказывать, какие спектакли они готовили в детском театре Столицы. Гавел внимательно слушал. Ему понравилось то, что рассказывала Майка. До этого он, увлеченный то дельтапланами, то тренировками, не очень вникал в эти, как ему казалось девчачьи дела, а сейчас послушал и заинтересовался.
  - Там и мальчиков много из старших классов, а из твоего никого нет - вздыхала она. - Тетя Нивея, говорит, что твой возраст такой, что тебя пока не интересуют театры.
  - Тетя Нивея, у вас там главная?
  - Да. Она знаменитая артистка и ее там все знаешь, как уважают. И еще тетя Кайса. Она художница, и учит нас одеваться и как должна выглядеть сцена. А тетя Майра, которая нас спасла, учит танцам.
  - Она меня хвалит - похвасталась Майка. - Говорит, что у меня талант к танцам и музыке.
  - Ты и правда, музыку почему-то понимаешь хорошо. Ни я, ни Радко, ни Талик, ни Чавел вообще не понимали ее. Я только сейчас немного начал понимать, как ее слушать, а ты сразу же вникла.
  - Так я ее и в стойбище понимала - простодушно объяснила Майка.
  - Как в стойбище? - Гавел был сражен. - Откуда там музыка?
  - Не знаю, слышала, как будто в голове она была и мне всегда, это очень нравилось - объясняла Майка пораженному Гавелу.
  - Так значит, ты тоже Откровение слышала, только по-другому - догадался он. - А кому-нибудь сказала об этом.
  - Нет - ответила сраженная догадкой Гавела Майка.
  Ну конечно, она тоже слышала Откровение, но не слова и знания, а музыку. И теперь расспросит Джули так это и не так.
  Поглощенная мыслями о догадке Гавела, она даже не заметила, причину по которой он ее окликнул.
  - Люк открывается - Гавел показал вверх.
  И они оба, почувствовали, как тело снова наливается силой, а глаза видят в полумраке подземелья как днем.
  - "Беги за мной изо всех сил!" - Ментально приказал Гавел.
  Они стремительно выпрыгнули из наполовину открывшегося люка, пробежали сквозь кусты к низкому забору и оказались на улице. Первыми кого они там увидели, были Рик с Джули и начальник десанта, господин Камиль.
  Только сейчас Майка расслабилась и, по своему обыкновению, разревелась, прижавшись к Джули.
  - Это было так страшно - сквозь всхлипывания все время повторяла она.
  - Где вы были? - Спросил Рик у Гавела.
  Камиль жестом остановил все вопросы и предложил вернуться домой.
  - Нужно дать им отдохнуть, прежде чем приставать с расспросами.
  
  Когда Викент спустился в подземелье, он сразу понял, что кто-то проникал в него. Причем не просто проникал, а и похозяйничал. Прямо около лестницы стояли два стула, принесенные из комнаты дежурного. Другие стулья оттуда, были разбросаны по залу.
  Он сходил, проверил грузы, все было на месте. Выходы с залива как всегда заперты, да и в остальном все в порядке. Хозяину он, конечно, расскажет, но повода для особенного беспокойства нет. Может быть, приплыли раньше обычного за грузом? Такое случалось. Его все утро и весь день не было дома, и вызов он увидел только вечером. Могли не дождаться его и уйти. Мало ли куда спешили, что он о них знает.
  Много раз говорил хозяину, о том, что не дело это, когда нет никакой связи. Никак не предупредить в каком-то уж совсем неординарном случае. Так и не дал никакой резервный способ связи. Ну да господину виднее. Он-то предупреждал, с него какой спрос.
  Викент еще раз обошел все подземелье, еще раз проверил груз. На этот раз не удовлетворился беглым осмотром, а постарался вспомнить, так ли все лежит, как он вчера оставил. Все было нормально. Пожал плечами, поставил стулья на место и ушел в дом.
  Нужно хозяину обо всем рассказать и еще раз предупредить, что без связи ему же хуже и пусть сам потом думает. Ведь кто-то был. И хорошо, если это обычные посетители, которые просто попали в неудачное время и ушли, не дождавшись его.
  
  Глава 5. Главная опасность.
  
  Очередной Совет Союза, Тина решила провести в официальной резиденции. Повод был солидный. Предстояло принять решение по оркам. Любое, хотя бы в форме меморандума о намерениях. Война исключалась, на этом Тина твердо стояла до конца. Она не возьмет на себя решение о массовом убийстве. А война сведется именно к нему. Орки не понимают масштаба цивилизационного разрыва, но люди прекрасно понимают и не должны допустить уничтожения целой расы. Древние, такое называли страшным словом - геноцид. От самого этого термина, у Тины, да и у остальных Рысей холодок бежал по телу.
  На войне, впрочем, никто не настаивал. Парадоксально, что сотни лет, во всех странах мечтали победить и даже уничтожить орков. Главных врагов людей. И вот, когда появилась реальная возможность это сделать, практически не встречая никакого сопротивления, люди отказываются от победы, даже малой ценой.
  - А что ты хотела - объяснял ей Полак. - Это и есть то, что называется цивилизованность. Не обижать слабых, не пользоваться чужой глупостью, или неграмотностью. Это все то, чему учат в школах детей, а орки те же дети в телах взрослых, но в наших школах, они не учились. На то мы и умнее, чтобы побеждать без войн, бескровно и так, чтобы побежденный нам был еще и благодарен за это.
  - Да я все понимаю, конечно, ты прав. Я не понимаю, что нам делать. Люди сейчас настолько сильны экономически, что согласны просто кормить, поить и одевать орков, лишь бы они перестали досаждать. Но как им все это объяснить?
  - То есть предложение Арнола, Димитрия и Тины, вы же втроем готовили его, не нравится Пресветлой госпоже Тине? - Удивился Полак.
  - Оригинально! Ничего сказать. Ты так и доложи, что Председатель Совета Союза, Пресветлая госпожа Тина, отклоняет проект решения Совета Союза, подготовленный Пресветлой госпожой Тиной, Председателем Совета Союза.
  - Смеяться не будут, воспитанные все же люди. Но вот что подумают? - Продолжал упражняться в остроумии Полак.
  Тине и самой стало смешно, но она подавила в себе это и продолжила серьезно.
  - Давай еще раз поговорим, пока народ не собрался, а то потом некогда будет. Завтра уже будем обсуждать, а члены Совета даже наше предложения не видели.
  Суть предложения, подготовленного рабочей группой, заключалась в следующем.
  Во-первых, не допустить истребления яапов орками. Любым способом, хоть высадкой десанта и эвакуацией яапов транспортными средствами Союза, под прикрытием десантников Вана и Камиля.
  Во-вторых, как можно сильнее привязывать к людям тех, мирных орков, которые не подчинены Великому Кагану. Дать им реальную защиту, а Великому Кагану и его воинам, объяснить, что покорить их, ему не удасться.
  В третьих, осторожно переманивать орков от Великого Кагана к мирным племенам. Обещанием вылечить их, или их родных и друзей, приучить к оседлой жизни, показать ее прелесть.
  Ну и далее, еще довольно много пунктов, в основном разъясняющих первые три.
  - А что тебя не устраивает в этом плане? - Спросил Полак, в который уже раз за это утро.
  - Да все, кроме первого пункта. Он как раз у меня возражений не вызывает. А вот остальные просто раздражают своей наивностью. Мы приписали свои взгляды оркам и покупаем их на то, что нам представляется ценным. А у них свои ценности. Например, смерть в бою от руки врага.
  - Возьмем, второй пункт. Хорошо сказано - дать им реальную защиту. Да то, что мы их привязали к себе, и создает им угрозу со стороны Великого Кагана. До нас никакой угрозы не было. Думаешь, они не поймут, что не будь нас, и защита бы не понадобилась. То есть, общение с нами, по сути, и есть угроза для них.
   - Или возьмем третий пункт. Вылечить родных мы можем, но такая ли это ценность для большинства воинов степи, которые с детства презирают телесную немощность. Они и стариков своих убивают, причем по просьбе самих стариков, воспитанных в традициях "смерти в седле". Да и прелести оседлой жизни, вряд ли их прельстят. Они кочевники, и оседлую жизнь знают лишь те немногие, кто всю жизнь жил в их главном и единственном городе. Не считает большинство орков оседлую жизнь лучше кочевой.
  - Сотник Кимбет, скорее исключение в среде орков - продолжала Тина. - Димитрий же говорил, что его считают чудаковатым, за его привязанность к семье. Не принято это у кочевников. Во всяком случае, у воинов степей.
  - Давай пригласим Вана с Иликой, они сталкивались когда-то с орками. Да и Димитрия с Арнолом, и обязательно Чинаха. Он только рад будет, заскучал уже наверно в своем Шатре.
  - Я слышал о нем, даже видел несколько раз, но не общался близко - ответил ей Полак. - Он вроде бы один из основателей Клана Рысей. Стоял у самых истоков, но в Городе Призраков его почему-то нет.
  - Он до сих пор почетный старейшина Нордов. С орками у него старые счеты. Когда-то давно, они чуть было не лишили его дочери, но ее чудом спасла Илика - объяснила Тина. - Он и воевал с ними и переговоры вел. Ван его большой друг еще с тех далеких времен.
  - Обсуждаем вопрос, в который ни ты, ни я толком не вникли - продолжала Тина. - Жену свою позови, что там у нее по больнице для орков. Как продвигается лечение охотника. И Майру нужно вызвать. Создадим рабочую группу в расширенном составе, а завтра лишь утвердим самый общий план действий и вопросы эвакуации яапов. Потребуется много транспорта сразу. Придется, со всех собирать. Еще и непонятно на чем их вывозить. Как бы пешком не пришлось им идти по степи, под охраной десантников.
  - Ну и ничего страшного, слабых, больных и старых вывезем, а охотники и прогуляться могут - пожал плечами Полак. - Думаю, они и возражать не будут, недельку, другую по степи пройтись.
  - И знаешь, что я тебе посоветую - продолжил Полак. - Не нужно собирать завтра никого. У нас, по сути, пока один вопрос, попросить достаточное количество транспортных средств. Ну и что? Тебе откажет император или хан? Или вообще кто-нибудь? Просто попросишь и все. Они и спрашивать не станут, зачем тебе понадобились несколько вертолетов. Только рады будут услужить. Доверие к Клану Рысей пока еще безгранично. Что скажешь, то и утвердят. Тем более, каждый в долгу перед тобой или Иликой. Как они сами считают.
  - Не хотелось бы ставить перед фактом людей, которые сами привыкли повелевать - возразила Тина. - Хотя, с другой стороны, дергать их по столь незначительному поводу, тоже ни к чему. Вот когда, действительно будем обсуждать вопрос войны и мира, тогда конечно.
  - Я просто разошлю некий план мероприятий, которые намечаются во Дворце Совета Союза. Там будет и совещание рабочей группы по вопросу эвакуации яапов. Помечу, что желающие могут принять участие в любом из них, тем способом, каким им удобнее. Можно присутствовать реально, а можно ментально. А если нет желания, или времени, то им все равно пришлют подробный ментальный видеоотчет.
  - Замечательное решение - одобрил Полак. - Думаю, в дальнейшем так и нужно будет поступать по всем вопросам, за редкими исключениями. Зови остальных, я некоторых плохо знаю. Того же Чинаха, например.
  - Уже - коротко ответила Тина. - Я их всех в наш город пригласила, там привычнее. Заодно вместе пообедаем. Фани я уже сказала, чтобы накрывала большой стол.
  - Гетрус так надеялся, что ты оценишь свой новый кабинет - рассмеялся Полак.
  - Я уже оценила и похвалила, но мне кажется, что тот, кто его проектировал, считал, что я стану здесь на дельтаплане летать. Он же размерами, вполне соизмерим с залом столичной Оперы. Я ощущаю себя букашкой в этом огромном зале.
  - Э нет! Все верно сделано - возразил Полак. - Мы с Гетрусом смотрели резиденции правителей Древних, причем, в разные эпохи. Примерно так и надо. В представлении народа, ты небожительница. Я видел, как сюда заходила делегация горожан. Гетрус водил их на экскурсию, в день открытия Дворца. Они трепетали. Столько восторга в глазах. Смотрели, раскрыв рты.
  - Не понимаешь ты нужд простого народа - усмехнулся Полак. - А народ хочет, чтобы им правили Боги. Ну, или хотя бы, пусть их правители будут похожи на Богов. Не обидно и вроде даже лестно.
  - Я-то не правительница - возразила Тина.
  - Ты больше. Ты правительница правителей. И поверь, народ всех государств Союза, именно так и считает. Только не вздумай объяснять ничего. Во-первых, озлобишь народ, все думали богиня, а ты оказывается всего лишь человек. А во-вторых, все равно никто не поверит, и правильно сделает, потому что правильно сейчас думает народ.
  
  Вильям внимательно слушал Камиля и не мог понять, в чем тот видит проблему.
  Спешили детишки в кафе полакомиться сладостями. Решили срезать путь, тем более, с обновленным организмом, еще не наигрались. В общем, нарушение, конечно, по чужим дворам без спросу бегать. Но нарушение, настолько мелкое, что оно недостойно внимания даже рядового патруля, и уж тем более не по рангу начальнику "Союзного сыскного бюро". Вильям никак не мог взять в толк, что так взволновало Камиля.
  - Камиль, а что такого страшного случилось? - Недоумевал он. - Залезли детишки в чужой подвал, их там случайно заперли. Что-то там хранят в этом подвале хозяева. Ну и что? Для того подвалы и делают, чтобы хранить в них всякую ерунду.
  - Подвал охраняется ночью. Да, выпускаются в него собаки, даже не собаки, а какие-то муляжи собак, не способные укусить. Такие устройства, сейчас продаются. Не дешево, но раскупаются влет богатыми людьми. Через сутки детям удалось выскочить из этого подвала. Они напуганы, но ведь их пальцем никто не тронул. Если бы не паниковали, то хозяин подвала и сам бы их выпустил, как только вошел снова. А если бы не таились, так вышли бы вместе с ним.
  - Они же спрятались от него и его людей, сам же говорил. То есть, он вообще ничего не знал, да и сейчас не знает, что в его подвале, кто-то побывал.
  - Да, все так - отмахнулся офицер, забыв на секунду о субординации. - Я еще не дошел до главного.
  - Меня поразила одна, маленькая деталь, на которую сами детишки, даже внимания не обратили. Хорошо, что Гавел обмолвился о ней - продолжал Камиль. - Он сказал, что все новые способности их организма, как будто выключились, после того как подвал закрылся, а после открытия его на следующий день, снова включились.
  - Ну, ментальная связь, часто исчезает, особенно в подземельях или под водой - заметил Вильям. - Ничего страшного тут нет.
  - Вы не поняли, господин Вильям. Выключились абсолютно все новые способности организма. Биокомп совершенно перестал функционировать. Подпитка организма энергией стационарного поля тоже отключились. Гавел и Майка очень устали в ту ночь. Уж в этом они не могли ошибиться. И испуг их был обусловлен в основном ухудшением самочувствия, а не какими-то там иллюзорными собаками.
  - А разве так бывает? - Вильям задумался. - Ни разу не слышал о том, чтобы измененный организм как-то разладился. Вернее, есть одна болезнь, с которой на Нове боролись. Но и там все было не так как ты рассказываешь. Просто некое ухудшение самочувствия. Подожди, я попробую проконсультироваться у Томы или Майры.
  Камиль терпеливо ждал, пока Вильям ментально консультировался с экспертами. Наконец, глаза начальника сыскного бюро вновь сфокусировались на лице офицера.
  - Обе утверждают, что такое невозможно. Даже не знаю, как реагировать на твои слова. Зови своих пострадавших ко мне, или нет, я лучше пойдем к ним в интернат. Ты можешь их попросить пересказать мне все, что там с ними случилось.
  - Конечно, но лучше меня, это сделают Рик с Джули. Их Тина попросила присматривать за детьми яапов.
  Вильям согласно кивнул, и Камиль тут же ментально связался с Риком. Пригласил всех четверых в Лакомку, куда Гавел с Майкой так и не попали. Там за столом в совершенно непринужденной обстановке, они совершенно успокоятся, объяснил Камиль.
  - Хорошо, я пойду туда и подготовлю все для разговора, закажу столик и все, что они любят. Рик мне сказал, что о вкусах каждого, в этом кафе прекрасно знают. Наш разговор не для посторонних ушей, вот за этим я и прослежу. И Нивея к нам присоединится. Она ведет в театре детскую группу, которую посещает Майка. Не нужно акцентировать их внимание на том, что нас, на самом деле заинтересовало, а то завтра об этом узнает весь интернат.
  - Тогда я за ними, и мы вас с Нивеей, в кафе "случайно" встретим.
  
  Персонал Лакомки был готов к любым неожиданностям. Дежурный директор кафе, один из трех, постоянно присутствующих в нем, заверил знатного клиента, что их кафе, лучшее место проведения конфиденциальных встреч. Только в их заведении персонал обучен должным образом, и обладает достаточным тактом при проведении подобных мероприятий.
  Он довольно долго разглагольствовал о преимуществах своего кафе, пока Вильям не пресек его словоизвержение нетерпеливым жестом.
  - Понимаю - с поклоном закончил директор свой монолог.
  Дальнейший разговор протекал в сугубо деловом стиле. Стол им накрыли в специальном зале для деловых переговоров. Был здесь, оказывается такой, внизу, ниже уровня моря. С герметичными окнами прямо в подсвеченные специальными светильниками, воды залива.
  - У нас есть экспертное заключение Университета о степени звукоизоляции зала и специальных методах обнаружения магических прослушивающих устройств в нем - сообщил директор. - Желаете взглянуть?
  Вильям заверил, что в этом нет необходимости и он вполне доволен предоставленным ему для приема гостей, помещением.
  
  Идея, привлечь Нивею оказалась очень удачной. Она тут же все взяла в свои руки и разыграла настоящий спектакль. Представила дело так, что по ночному приключению Гавела и Майки, нужно сделать театральную постановку, а может быть даже снять приключенческий фильм. Кайса давно носится с этой идеей. С тех пор, как увидела фильмы Древних в Пальмире.
   Дети, все четверо, конечно сразу увлеклись этой идеей. Гавел с Майкой, перебивая друг друга, снова и снова рассказывали о своих переживаниях. О том, что видели в подвале, с какого момента исчезли способности, и как они вновь появились. Они так увлеклись, что стали прямо тут разыгрывать сценку, как они вели себя в том подвале, как прятались от странных людей там. Очень красочно описывали собак.
  - А ты мог бы мне картинки передать, из того подвала - попросил Вильям. - В компе остались наверно.
  - Да нет же - ответила Майка вместо своего друга. - Какие вы все непонятливые. Говорим же, что ничего там не работало.
  - Как будто дыра в памяти - пожаловался Гавел. - Так уже привыкли, к биокомпу, что в подвале очень плохо себя чувствовали.
  - "Вроде все понятно" - ментально сказал Вильям Камилю с Нивеей. - "Камиль, пойдем со мной, а Нивея пусть думает, как сделать так, чтобы детишки не обсуждали ни с кем этот случай".
  - "Я вроде уже придумала. Вы идите. До утра эта проблема будет решена к всеобщему удовольствию" - обнадежила девушка и попросила. - "Камиль пришли мне сюда одного своего десантника. Но не любого. Он должен быть театрал, книголюб, любить детей. Есть у тебя такой?"
  - "Есть один такой".
  - "Сразу объясни ему, что предстоит не сложная, но достаточно долгая служебная поездка. Пусть захватит десантные комбинезоны себе и детям. Я его жду здесь".
  
  Услышав ментальный вызов Тины, Майра вбежала в кабинет своей наставницы.
  - Ты звала меня?
  Тина положила на стол перед девушкой, распечатанное письмо.
  - Ты в курсе, что случилось у твоих родителей?
  - А что там произошло - забеспокоилась Майра.
  - Прочитай. Письмо получено на Клан Рысей. - Предложила Тина. - Да не беспокойся, никакой беды не случилось. Я просто не понимаю, чем могла неугомонная Майка, так удивить всю деревню.
  Сообщение в письме и впрямь было более чем странным. Читая, Майра с трудом сдерживая смех, продираясь сквозь стиль Оргеста, но все же дочитала его, сохраняя серьезное выражение. Видно было, человек старался, как мог. Умилял так же адрес на конверте - "Передайте, пожалуйста, в Клан Рысей, для Пресветлой госпожи Тины" - и более ничего.
  
  Примите великую благодарность от всех жителей села Липерцы. Того самого, что недалеко от города Киреть. И того, где родилась Пресветлая госпожа Майра. Пусть Вседержатель даст ей всяческого счастья и благополучия.
  И остальным членам уважаемого Клана Рысей, в котором сейчас состоит наша Майра, тоже желаем всяческих благ и достатка.
  Девочка Майка, которую вы прислали нам в помощь на сенокос, очень хорошо нам помогла при заготовке сена. Мы благодарим всех вас за нее и просим похвалить ее еще раз. Пусть приезжает и на следующий год. Она не хочет брать оплату за свою работу ни от нас, ни от соседей. Соседи тоже очень благодарны ей, за помощь в заготовке сена.
  Вы уж отблагодарите ее как у вас принято. Или нашу Майру попросите, она сама ей подарок сделает какой-нибудь. Или господина Глена, который тоже из нашего села.
  Приезжайте сами погостить к нам, места у нас очень замечательные для отдыха от всех Ваших дел и забот. Вы из-за важных дел, совсем у нас забыли. Мы часто вспоминаем о вас, Пресветлая госпожа Тина. Хотя прошло уже много лет.
  Не стану больше утруждать вас чтением моего письма.
  Прощайте, надеюсь, что вспомните о нас и приедете погостить одна или с мужем. Приезжайте хоть всем вашим кланом. Мы всех примем с радостью и почтением.
  Еще раз примите наш низкий поклон. Староста села Липерцы, всецело преданный Вам, Оргест.
  
  Далее, корявая подпись Оргеста и еще на двух листах подписи всех жителей села Липерцы. Кроме письма и листов с подписями жителей родного села, в конверте нашлись три листа с благодарностями и подписями жителей другого села, которое Оргест обозначил просто - соседи. Очевидно, староста полагал, что если он знает название соседнего села, то Клану Рысей, оно и подавно известно.
  Майра пробежала письмо еще раз, проверила конверт, на предмет наличия какой-нибудь пояснительной записки к тексту, и не найдя ничего подобного, изобразила на красивом лице крайнюю степень недоумения.
  - Вот и я испытала примерно такие же чувства - кивнула Тина. - Стиль у старосты, конечно, корявый, понять его тяжело, но за что-то же он ее благодарит. Что она там делает в деревне, у твоих родителей?
  - Не знаю - пожала плечами Майра. - Девять дней назад, Нивея попросила у меня разрешения, на время поселить Майку с Гавелом в деревне у моих родителей. Я, конечно не возражала. Даже не спросила, зачем ей это понадобилось. Она очень спешила и пообещала, потом все объяснить.
  - У нее, все последние дни, да и сейчас, в ментале горит сигнал - "не беспокоить". Давай не будем беспокоить ни ее, ни Майку с Гавелом. Потом расскажут сами. А ментальной связи с родителями, у тебя нет?
  - Есть, но через комп, который у них всегда в доме. Папа с мамой побаиваются всех этих чудес. Еле уговорила подлечиться и носить браслеты, не снимая. На остальном и не настаиваю. А комп они с собой даже во двор не выносят.
  - Понятно - вздохнула Тина. - Ничего страшного, к счастью, не произошло. Просто меня разбирает любопытство, что вообще могла сделать Майка при заготовке сена в деревне.
  - Камиль отправил своего десантника с ними, они же дети. Как ты Кайсу со мной когда-то отправляла. Можно ментально связаться через него - подсказала Майра. Или просто напрямую у них самих спросить.
  - Давай все же, вначале с Нивеей поговорим - решила Тина. - Она ничего просто так, не делает. Наверняка у нее есть серьезные причины ничего пока не говорить. Как бы нам, поспешными действиями, не нарушить ее планы.
  
  Разговор с Нивеей состоялся вечером того же дня, по инициативе самой Нивеи. Она ментально вызвала Тину и подчеркнуто официально, обратилась к ней, как к главе Клана Рысей. Попросила конфиденциальную встречу с ней для себя, Вильяма и Камиля. Уже через полчаса все они входили в ее кабинет.
  - Что за секретность - удивилась Тина, глядя как Вильям тщательно ставит защиту от магического прослушивания. - Кого ты тут боишься, мы же в Городе Призраков, а он собственность Илики.
  - Сейчас поймешь - пообещала Нивея. - Я взяла на себя смелость пригласить еще и Вана с Иликой, а ты, пожалуйста, пригласи Арнола.
  - Хорошо, я послала ментальный вызов. Да скажите же, что случилось, на вас все лица нет.
  - Вот, ознакомься, пока все собираются - предложил Вильям, ментально передавая ей информацию. - Начни с выводов. В них кратко изложена суть. Остальная гора информации лишь их обоснование.
  Тина надолго задумалась. За это время, успели собраться все приглашенные на совещание. Пожалуй, дело это, одно из самых секретных и важных, за несколько последних лет. Прервала свою задумчивость глава клана лишь на секунду, после того как прочла выводы, с которых предложил начать Вильям. Для того, чтобы разослать информацию всем приглашенным.
  - Эта утрата всех способностей, проверена кем-нибудь, кроме детей - первой нарушила тишину Илика.
  - Да - кивнул Вильям. - Там в основном тексте все подробно описано. Кто проверил еще, как все это происходило.
  Вильям кратко рассказал о событиях последних дней. Результаты проверки показали, что ситуация еще хуже, чем казалась вначале.
  - Теряет работоспособность не только биокомп человека, но и комп десантного комбинезона - продолжал оглушать подробностями Вильям. - Боюсь, что с бортовыми компами вертолетов, судов и всех наземных аппаратов, произойдет то же самое.
  Далее он поведал, что после того как они расспросили Гавела с Майкой про их приключения в подвале, он с Камилем и Нивеей неделю сидели в засаде, во дворе дома на набережной. Дважды, Вильям с Камилем входили в подвал, воспользовавшись тем же методом, что и дети. Нивею оба раза оставляли наверху, на случай, если подвал останется, закрыт надолго. Первый раз вышли сразу же, вслед за хозяином дома, проведя внизу около двух часов.
  - Вернее не за хозяином - пояснил Вильям. - Хозяина, дома всю неделю не было. Подвалом заведовал, в его отсутствии, слуга. Кто хозяин дома и подвала, нам пока неизвестно.
  Второй раз, Вильям и Камиль провели в подвале всю ночь и весь следующий день. Обследовали весь подвал. Видели собак, которых так красочно описали дети. Нашли дополнительные выходы, запертые на довольно простые, но прочные замки. По-видимому, хозяева не очень опасаются незваных гостей. В этом их можно понять. Никто в Столице и не знает ни об этом подвале, ни о делах этого дома на набережной. А если какой-нибудь бродяга проникнет через запасной вход, на него хватит и собачек.
  - Поверьте, я поднял на ноги всех своих осведомителей - продолжал Вильям. - Задачу им поставил абстрактно. Попросил узнать все, что можно, о тайных складах в подвалах домов. Узнал много интересного, даже озадачил местную полицию некоторыми делами, которые проворачивались у них под носом, но о том доме даже слухов никаких.
  - Как я поняла, всю эту работу, вы проделали втроем, чтобы не расширять круг посвященных? - Задала первый вопрос Тина. - Я думаю, что не стоит афишировать возможность, лишать преобразованный организм всех его способностей.
  - Да, верно. Мы не хотели огласки даже в "Союзном сыскном бюро" - кивнул Вильям. - Камиль, совершенно случайно все узнал от детей и сообщил мне. Скрывать от Нивеи нет смысла, она вела всю работу с детьми. Мы трое, до сегодняшнего дня, и есть весь список посвященных в эту тайну. Ну и дети, конечно, но они не обратили внимания, на эту мелочь, с их точки зрения. Для них собаки, таинственные подземные работы, запертый подвал, куда большие события и мы, постарались их в этом не разубеждать.
  - Ради сохранения секретности, пришлось договориться в интернате о дистанционных занятиях в ментале для Гавела с Майкой, и отправить их подальше - продолжила Нивея вместо Вильяма. - Они бы непременно разболтали о своем приключении всему интернату.
  - Вот как они оказались в деревне у родителей Майры - догадалась Тина. - А чем был обусловлен выбор места?
  - Не в тюрьму же их сажать - пояснил Вильям. - Нужно было найти место, удаленное от крупных городов и метро, где никто не интересуется ни политикой, ни борьбой за власть, ни лидерством в государстве и обществе. Вот так и сошлись на деревне. С ними поехал один из десантников Камиля, ему поручена их охрана и пресечение нежелательных контактов.
  - Конечно, пришлось частично объяснить ему, в чем дело - вставил Камиль. - Зовут его Фарид, родом из султаната. Очень надежен и ревностно выполнит любой приказ. За него я ручаюсь. Когда узнал о том, что жить будет в доме родителей Майры, самой султанши, преисполнился осознанием своей повышенной ответственности.
  - Хорошо - согласилась Тина. - Я же понимаю, что нельзя обойтись совсем узким кругом посвященных. А в дальнейшем его придется еще больше расширять, если мы хотим быстро решить эту задачу.
  - Может быть хозяева сами не знают о свойствах своего подвала? - Спросил Ван. - Они не маги, ничего особенного не чувствуют, при закрытии.
  - Нам тоже приходила в голову эта мысль - ответил Вильям, - но ее пришлось отбросить. Их собственная магия, которая рождает иллюзии собак, как-то работает. И замки, простые механические, вероятно потому и поставлены, что магические не будут срабатывать. Но это все наши дилетантские предположения. Тут настоящие специалисты нужны.
  - То, что вы сейчас рассказали, очень опасно не только для клана, но и для самого Союза. Что еще удалось узнать? - Спросила Илика. - На моей памяти большей угрозы и не было. А если орки потому и не прекращают набеги, что надеются совершенно неожиданно для нас, воспользоваться своими новыми возможностями.
  - Я бы не преуменьшал опасность, даже если удасться перепрограммировать компы в технику. Это все же проще, чем биокомп человека - вступил в обсуждение Арнол. - Что произойдет, если в боевом режиме, десантник управляющий вертолетом, вдруг утратит свои способности. Да и в обычном режиме, бортовой комп, просто не поймет, куда делся командир судна или вертолета. И комбинезон не получит никаких команд.
  - Да - согласилась Тина. - Всем подразделениям нужно перестроить свою работу. Перепрограммировать и технику, с учетом новых обстоятельств. Ван с Ильшей, немедленно должны внести коррективы в программу тренировки десанта, на случай утраты дополнительных способностей организма. Полак с Ильвой пусть займутся техникой. Сами пусть привлекут всех кого посчитают нужным, не смущаясь никакими затратами. Все ресурсы Союза в их распоряжении.
  - Завтра все получат максимальные полномочия в Союзе.
   - А вам троим продолжать расследование - Тина посмотрела на Вильяма. - Сами выберете, кого еще нужно включить в рабочую группу. Я думаю, Арнол не будет лишним. Вдруг используется какие-то неведомые нам артефакты Древних. В этом случае, он быстрее сообразит, что нужно делать. Но постарайтесь обойтись минимумом людей, хотя бы на начальном этапе. Иначе, обо всем станет известно очень многим, а это, как понимаете, ни к чему.
  - Я понял, это уже наметки рабочего плана действий. Тогда и я хотел бы добавить - подал голос Ван. - Хорошо бы включить в следственную группу Майру или Тому. По ментальным воздействиям на преобразованный организм человека, они сейчас самые большие специалисты.
  - Я думаю, вызвать их в любой момент, при необходимости, не составит труда, а непосредственно сыскной работай, вряд ли стоит загружать - возразила ему Тина и добавила. - Конечно, они будут предупреждены и по первому требованию, бросят все остальные дела. Это расследование становится самым приоритетным не только для клана, но и для всего Союза.
  - Необходимо так же поставить в известность руководителей всех государств Союза. Их ведь это касается в первую очередь.
  - Послезавтра с утра вновь собираемся у меня, каждый с проектом своего плана действий - завершила совещание Тина. - Ван с Ильшей занимаются программой тренировки десанта. За Полаком и Ильвой, перепрограммирование всей боевой техники и снаряжения. Следственная группа сама знает, что им делать, но план работы все же нам огласите при встрече.
  - А почему послезавтра? - Спросил Ван.
  - Потому что завтра мы с Иликой, проведем заседание Совета Союза, где расскажем обо всех этих неприятных новостях. Вам, вряд ли целесообразно отвлекаться на это заседание. Да я и не хочу сильно распространяться на тему, кто и чем занят.
  - Все свободны. А ты, пожалуйста, задержись - обратилась она к Нивее.
  Когда женщины остались вдвоем, Тина протянула ей письмо от старосты села Липерцы и спросила, что она об этом думает.
  - Не знаю - растеряно произнесла Нивея, прочитав письмо. - Вообще ничего не понимаю. Но наверно что-то хорошее, раз благодарят
  - Я тоже так считаю, просто любопытно.
  - От меня сейчас толку тут не много, Вильям привлек двоих ребят из своего бюро. Я, пожалуй, навещу их в деревне - предложила Нивея. - Заодно узнаю, что там за сенокос и как Майка в нем участвует. Общаться с Камилем и Вильямом я буду ментально по дороге.
  - Послезавтра, мы снова встречаемся здесь - напомнила Тина. - Давай я попрошу Кайсу с Гленом. Пусть проветрятся. Тем более Глен оттуда, и Кайса там тоже свой человек. Раньше Майру туда все время возила. А ты не отвлекайся, ради удовлетворения праздного любопытства. Помни, это сейчас главная проблема, если ее не решим, рискуем все превратиться в орков.
  Она говорила и говорила, прохаживаясь по кабинету. Рассуждала будто сама с собой.
  Пока Медцентр в Пальмире функционирует, он восстановит биокомп из любого состояния. Но ломается он мгновенно, а восстановление занимает месяцы. И никто не знает, на какой территории возможно такое вот мгновенное выключение биокомпа. А если возможно выводить их из строя необратимо, с восстановлением только в Медцентре, то Клан Рысей рискует вернуться в те далекие времена, когда он почти безвылазно жил в своем Городе Призраков. С той лишь разницей, что теперь он имеет еще и Пальмиру. Но с восстановлением цивилизации придется повременить.
  Только сейчас Нивея поняла, как взволнована Тина.
  - Неужели все так страшно?
  - Надеюсь что не так, но проверять как-то не хочется - ответила Тина, вновь обратившись к Нивее. - Доступ, в Город Призраков и Пальмиру, с сегодняшнего дня, полностью закрыт для посторонних. Ван с Иликой уже заняты этим. Ты пока не пугай народ зря.
  
  Глава 6. Запутанное дело.
  
  Перспектива вернутся в состояние десятилетней давности, не на шутку напугала членов Совета Союза. Тина с Иликой подробно обрисовали, что их ждет, если неизвестным злоумышленникам удасться нейтрализовать искусственные дополнения к организму человека.
  - Вы все уже поняли, что для нас, это все равно, что оказаться на уровне орков. Союз без средств мгновенной коммуникации тоже не сможет существовать достаточно долго. Во всяком случае так считает Полак, а он у нас, самый авторитетный эксперт - закончила Тина свое выступление.
  После довольно бурного обсуждения, проведенного за закрытыми дверями в обстановке полной секретности, договорились о создании нескольких рабочих групп, наделенных особыми полномочиями. Главы государств, сами настояли на их неограниченном финансировании из средств Союза. Впрочем, все понимали, что никаких запредельных трат не будет. Сложность задачи, на этот раз, не в нехватке средств, а в недостаточном понимании сути.
  Для руководителей групп, тут же на Совете утвердили специальный документ, который должен был привести в священный трепет любого чиновника, полицейского или военного, каждого из государств Союза.
  
  У всех членов клана с момента официального признания его в Империи были такие документы, при виде которых все государственные люди почтительно вставали. Но на этот раз, документ, исполненный на "неразрушаемой бумаге", получился как никогда внушительным.
  Его лицевую сторону, украшало голографическое изображение владельца, с указанием всех титулов и должностей. Далее, на обороте, справа от небольших изображений всех глав государств, входящих в Союз, можно было прочесть их многочисленные титулы и должности, заверенные личной подписью, знакомые любому чиновнику или офицеру.
  Как и прежний, документ сам опознавал своего владельца. Всем остальным, взявшим его в руки, строго указывал отдать его настоящему владельцу. В случае, когда это невозможно предписывалось его сдать, за весьма приличное вознаграждение, в любое государственное учреждение, одного из государств Союза.
  Под изображениями глав государств, размещался сам текст документа. В нем, максимально категорично предписывалось, всем государственным служащим, а так же военным и полицейским, независимо от чина, считать себя подчиненными владельцу документа. На тот срок, и в том качестве, как он того от них потребует. Особо оговаривалась повышенная оплата их услуг все это время.
  А далее, имелась чрезвычайно важная приписка. В ней, любому финансовому учреждению, независимо он его подчиненности и статуса, предписывалось оказывать финансовые услуги подателю сего документа, под квитанцию с его личной подписью. Компенсация затрат будет производиться из средств Союза, с дополнительным вознаграждением, покрывающим все издержки учреждения.
  Неисполнение требований, предписанных этим документом, грозило нарушителям всеми мыслимыми карами в любом из государств Союза.
  Словом, "бумага" внушала уважение любому, как формой, так и содержанием.
  
  С группой, ответственной за организацию эвакуации Яапов из плена, разобрались быстро. Руководителем ее назначили Димитрия, утвердив юридически, его фактический статус. Он предложил и возможное решение задачи, позволяющее обойтись без привлечения многочисленных транспортных средств, при эвакуации яапов.
  - Я обратил внимание на карту станций метро. Не действующих сейчас, а тех, что действовали у Древних - объяснял он Совету, иллюстрируя свои слова выведенными на огромный экран картами местности. - Одна из станций находится менее чем в трети дневного перехода от места, в которое орки поместили племя яапов. То есть, даже слабых и больных, охотники племени донесут до станции всего за несколько часов.
  - А много их, слабых и больных? - Спросила Тина. - В эту категорию, давайте отнесем и детей, независимо от их физического состояния.
  - Пока нам неизвестно их число, но взрослых будет, думаю, немного. Никаких особых трудностей, в последнее время, по словам вождя яапов, племя не испытывало. Но если считать слабыми и детей, то число нуждающихся в помощи во время похода, окажется довольно большим. В настоящее время, ментальная связь установлена, через десантника Ториэ Он сейчас не в месте размещения племени, хотя и может туда добраться даже самостоятельно, всего за несколько дней.
  - Проблема в том, что в племени его никто не знает и могут просто не поверить тому, что он предложит. А даже, если поверят. Например, он сошлется на известные только вождю и племени факты из истории яапов, которые можно сейчас узнать у них. Но нужно еще уметь инициировать бездействующую станцию метро.
  - "И какой можно предложить выход?" - ментально обратилась Тина к Арнолу, который внимательно следил за трансляцией заседания Совета.
  - "Идея хорошая" - одобрил Арнол. - "Это сразу решает проблему транспорта. Можно попробовать подготовить Чалтана или Талика. Конечно, они ничего не поймут за несколько дней. Знаний не хватит. Но это и не нужно. Главное, обучить их правильной последовательности действий и поставить в ауры метки спасателей, которые обеспечат доступ к управлению станцией. Тем более что, я или Полак все время можем находиться в ментальном контакте с ними".
  - "А если не получится, то вернемся к эвакуации по воздуху или пешком по степи" - закончила его мысль Тина. - "Сколько времени займет их подготовка?"
  - "У них действующий биокомп, так что проблем с запоминанием порядка действий не будет" - прикидывал план действий Арнол. - "Метка ауры ставиться в Пальмире, это день. Отрепетируем на какой-нибудь бездействующей станции в степи, еще за пару, дней. День в запас. Всего четыре дня получается. Может быть неделя, если уж совсем перестраховаться".
  Тина изложила план Арнола. Димитрий утвердительно кивнул и тут же дал ментальную команду Чалтану с Таликом ждать Арнола в Городе Призраков, куда он уже отправился.
  
  Руководителем группы, которая должна заниматься изучением возможности перепрограммирования компов и биокомпов первоначально назначили Полака, как самого грамотного в этих вопросах. В состав самой группы решили включить так же Тому и Майру, в качестве медиков и специалистов по биокомпам.
  Но, султан Махамбут взял слово и усомнился в целесообразности этого решения.
  - Такие люди как Полак, Хром, Ильва, Глен и остальные специалисты, должны думать, экспериментировать, спорить друг с другом, а не заниматься руководством и организацией текущих дел. Нужен авторитетный распорядитель, который быстро решит любой вопрос и устранит проблемы, не касающиеся науки и техники. Не дело, если Полак будет сам искать нужного чиновника, который откроет нужную дверь или доставит материалы в указанное место. Он должен обращаться к этому организатору с любыми вопросами, кающимися хозяйственных, полицейских, военных или иных функций.
  Замечание было весьма полезным, это признали все члены Совета.
  - Разумно - согласилась Тина. - Полномочия мы дадим Полаку и тому человеку, о котором ты говоришь.
  - Кого ты предлагаешь поставить над ними? Или Полак сам выберет?- Спросила Тина.
  - Не над ними, а под ними - поправил ее Махамбут. - Себя предлагаю. Я только что в ментале переговорил с Полаком, и он уже выбрал меня.
  - Понимаю - усмехнулась Тина. - Наверно сам себя и предложил, потому что очень хочется поучаствовать в этом новом и интересном деле.
  - "Да и Майра там будет" - добавила она ментально, персонально ему.
  Совет согласился с предложение Махамбута. Учли и замечание хана, чтобы вклад каждой из стран Союза, хотя бы финансово, был по возможности равным в это общее дело. Выделили особый фонд, который все государства союза обязались наполнить деньгами.
  - Полак, Ильва, Тома и Майра уже занимаются этими вопросами - подвела итог Тина. - Круг лиц, привлеченных к этой самой сложной проблеме, они определят сами в процессе работы.
  
  Кандидатура Ван Дрика, в качестве руководителя группы переподготовки силовых структур Союза, ни у кого не вызвала возражений. Но неожиданно для Тины и Илики, в нее изъявили желание войти главы всех государств Союза.
  - Переподготовка элитных частей армии и полиции, касается всех нас непосредственно. Эти вопросы испокон веков курировались самими главами государств - пояснил хан, выражая общее мнение.
  Никаких возражений это предложение не вызвало. От султаната в группу войдет Дархан, как первый визирь султана. Единственная просьба Тины, заключалась в том, чтобы привычка повелевать, не мешала главам государств подчиняться руководителю группы.
  - Не беспокойтесь - заверил ее император. - Что такое армейская дисциплина, каждый из нас знает с малолетства. Заодно, еще больше сблизимся на совместных занятиях и учениях.
  Единственный, кто отказался принимать непосредственное участие в работе этой группы, был Гетрус, нынешний глава Мирума и Островного государства.
  - У тех городов-государств, которыми я имею честь руководить, нет армий - в обычной, для него, мягкой манере, объяснил он свою позицию. - Думаю, я окажусь гораздо полезнее в работе "Союзного следственного бюро".
  - "О да!" - Издала Илика ментальную реплику, адресованную Тине. - "Я и сама хотела именно это предложить. Гетрус имеет опыт, знания, влияние и весьма обширные связи, в тех специфических кругах. Или, попросту говоря, в мире криминала".
  
  Майка влюбилась в кино сразу, как только ее научили смотреть его через биокомп, еще в Пальмире, сразу после выхода из Медцентра. Нивея знала, чем разжечь ее интерес. Идея сделать свое кино, воодушевила всех. Остаток вечера они так активно обсуждали это с Нивеей, что даже не обратили особого внимания, на исчезновение Вильяма и Камиля.
  - А сможете сами сценарий написать? - Спросила Нивея.
  - Да! - Хором крикнули Майка с Гавелом.
  - Попробуем - уклончиво ответила Джули, а Рик молча кивнул.
  - Но есть одно условие - сказала Нивея и, понизив голос, объяснила. - Никто, кроме нас не должен знать об этом. Иначе эффект неожиданности пропадет.
  - Помнишь, я говорила вам на театральных занятиях, что информация о любой премьере до последнего момента секретна - обратилась она к Майке.
  - Помню. А как быть? Спрашивать же начнут в интернате. Я не смогу не ответить.
  - Есть выход. Поживете пока в лесу, в деревне. Там никто не спросит, и спокойно будете сочинять. У родителей Майры - предложила Нивея. - Я с ней только что договорилась.
  - Но с условием. На занятиях в интернате, присутствовать ментально.
  - Поедете вместе с десантником Фаридом. Ему тоже нужно туда. С ним и ежедневные тренировки. Не дело будет, если отстанете от школы.
  - Заодно и Гавела он поучит летать на дельтаплане. Я его специально попрошу - пообещала она.
  - А форму, вещи, дельтаплан и вообще все, с собой взять - Гавел не представлял, куда все это разложить и вопросительно посмотрел на Майку. - Дашь своего Турма?
  - Он не мой, а наш - возмутилась девочка.
  - Ты с ним общалась больше всех, дрессировала его, значит он твой - возразил Гавел.
  - Все равно не мой, а наш общий - упрямо не соглашалась Майка. - Дам, конечно.
  - Что за Турм? - Удивилась Нивея.
  Гавел с Майкой наперебой рассказывали о замечательном помощнике, которым их снабдила Маська еще на станции, откуда они отправились на поиски людей. С самого прибытия он все время находился у нее в комнате. Вначале в гостинице, а затем в интернате.
  - Без него мы бы до вас не дошли. Он все дотащит - заверила ее Майка. - И вещи Фарида давайте. В Турма все поместится.
  - Тем лучше. Фарид будет ждать у входа в метро, а мы прямо сейчас за вещами, и за этим вашим Турмом, а потом тоже к метро - распорядилась Нивея и решительно двинулась из кафе во главе всего отряда.
  По пути, она ментально объясняла Джули с Риком, что они останутся в интернате, потому что уже взрослые и смогут сохранить все в тайне и без этих поездок. А общаться всем можно и ментально.
  - Когда сценарий напишите, на недельку можно и вам к ним в деревню - пообещала она, порядком расстроенным Рику и Джули, но тут же внесла коррективу. - Если родители разрешат.
  - "Что-то она не договаривает" - ментально, обращаясь к Рику, усомнилась Джули. - "Здесь еще причина есть, кроме желания сделать кино"
  - "По-моему, они не хотят огласки того, что произошло с Гавелом и Майкой " - догадался Рик. - "С чего бы у Вильяма с Камилем такой интерес к детским играм. Даже я бы уже на следующий день не думал уже об этом происшествии. А уж у Вильяма, за день столько всего происходит, что он на такую чепуху и внимания обращать не должен".
  - "Значит не такая это чепуха" - продолжала Джули развивать догадку. - "Давай в интернате и вообще везде, помалкивать об этом деле. Наверно они не зря отправили их в деревню. Майка, точно не сможет молчать".
  
  Вильяму, новое дело сложным не показалось. Он осознавал его особую важность, но трудным не считал. Всего и дело, проследить, за теми, кто появляется в этом подвале. Затем, организовать слежку за ними, до пункта назначения груза. Благо средств, для решения этих задач, у Вильяма со вчерашнего дня хватало.
  Личность слуги, который заведовал подвалом в отсутствии хозяина, выяснили в первые дни расследования. Им оказался бывший вор по кличке Шнурок. Настоящее его имя Викент. Во всяком случае, именно так он значился в списках департамента столичной полиции. Так его назвал и полицейский надзиратель, которому этот воришка регулярно отчитывается о своей жизни в Столице. Интерес к дому на набережной, решили пока не афишировать. Вильям выдумал какой-то учет должников казны, по которому требовалось собрать характеристики на каждого, за кем последние три года числились штрафы и недоимки по полицейскому ведомству.
  Надзиратель полицейского участка, подробно рассказал обо всех своих подопечных и дал бывшему Шнурку самую лестную характеристику.
  - Ничего плохого о нем сказать не могу - рассказывал он следаку из Союзного Бюро. - С долгом рассчитался. Последний раз очень крупную сумму внес. Говорил, что нанялся на работу, хозяин помог рассчитаться с казной, теперь он должен хозяину. Аура показывает, что не врет. В общем, как говорится, встал на путь исправления.
  - Ты с него потребуй отчет - попросил следак. - Нас вот нагрузили посторонней работой, в которой мы мало что понимаем, а мы теперь вас грузим.
  - Да понимаю - вздохнул надзиратель, и показав пальцем куда-то вверх, добавил. - Они там считают, что если магические методы дознания применять, то нам уже и делать нечего, все само раскрывается и порядок сам поддерживается.
  - Вот, вот - проявил солидарность следак. - Сидят в своих дворцах, придумывают отчеты, а бегать нам.
  Но работал ворчливый дознаватель хорошо. Подробный отчет Вильям получил уже на следующее утро, причем ментальный, что само по себе говорило в пользу дознавателя. Современные методы ведения документации, освоили далеко не все. Вильям даже внес в его послужной список дополнительные баллы. Отчет этот, впрочем, содержал мало полезной информации, но давал богатую пищу для размышлений.
  Уже то, что Викент не знал ни имени своего нанимателя, ни того как связаться с ним при необходимости, рождало самые разные подозрения, хотя само по себе противозаконным и не являлось. Из отчета следовало, что слуге о таинственном хозяине вообще практически ничего не известно.
  - А проявлять повышенный интерес не хотелось бы - покачал головой Вильям. - И так уже могли его насторожить. Раньше, кроме обязательных отчетов в полиции, к нему вообще никто интереса не проявлял, а сейчас почти ежедневно то один опрос, то другой. Тем более, что он, по-видимому, ничего не знает ни о хозяине, ни о грузе.
  - Да, у меня точно такое же впечатление - согласился Камиль. - Его дело рассортировать грузы по комнатам. А как узнает о визитерах? По факту прихода? Но ведь они в дом не заходят.
  - Ну, это не проблема сейчас - махнул рукой Вильям. - Хозяин, человек, по всей видимости, богатый. Так что мог себе позволить самую совершенную охранную магию. Попробуй узнать, возможно, денежные поступления как-то проходили через банк.
  - Личность хозяина не установлена - усомнился Камиль. - Думаешь, на слугу доверенность оформлялась?
  - Или на слугу, или по адресу деньги возили - предположил его начальник. - Банк часто практикует такое с богатыми клиентами. Давай в банк, только придумай повод. А я в порт.
  
  Идея с банком оказалась удачной. По указанному адресу, банк действительно доставлял довольно значительные суммы. Не часто, два раза за текущий год.
  - Счет номерной, анонимный. Так что выяснить личность владельца через него, не удалось - докладывал Камиль результаты своего похода. - Не удалось так же, выяснить источники пополнения счета.
  - Неизвестные люди приносят наличные, и кладут на счет. Были так же многочисленные переводы из банка в Мируме, но туда тоже приносили наличные.
  Камиль выложил еще несколько бумаг. Судя по вензелям, справки из банков.
  - Предлагаешь проследить тех, кто вносит деньги?
  - Следить за подвалом, и за теми, кто несет деньги в банки - ответил Камиль. - Пока это единственные ниточки.
  - Да, если ничего не получится, придется обыскивать дом и подвал. Но только, если негласные методы не дадут результата. Стоит обнаружить повышенный интерес, как они тут же прекратят всякую активность. В этом случае, мы вообще ничего никогда не узнаем - досадливо поморщился Викент. - Здесь же просто какой-то перевалочный пункт. Сделают они другой где-нибудь не в Столице и все.
  
  Посещение порта, так же принесло свои плоды.
  Ныряльщики быстро нашли, куда вели дополнительные выходы из подвала. Они выходили в залив и были искусно замаскированы.
  Если погрузится в воду, на глубину три-четыре метра и проплыть под набережной, то метров в десяти можно вынырнуть в небольшой искусственный грот. Там обычная дверь, которая и ведет в подвал того самого дома. Второй вход, такой же, но чуть дальше, и из другого похожего грота.
  Грузы наверняка доставляли с какого-то корабля. Не с набережной же ныряли. Там и днем и ночью, народ гуляет, полно полиции, да и раньше было много городской стражи.
  В порту регистрируют все суда, даже лодки, которые возят в Столицу по утрам свежий улов из деревень рыбаков.
  Начальник порта, пожилой уже человек, искренне старался помочь, но когда услышал просьбу Вильяма, сразу предупредил, что работы будет очень много.
  Тем временем, его помощники несли и несли документы судов, которые заходили в порт в последний месяц. Завалили ими все столы.
  - Их так много - удивился Вильям.
  - Да - удрученно кивнул начальник порта. - Считайте сами. Ежедневно в порт входят от двухсот до пятисот судов. За месяц, получается порядка десяти тысяч. Иногда больше, иногда чуть меньше, но всегда многие тысячи.
  - Где они тут помещаются? - Недоумевал Вильям. - Я специально пересчитал причалы, их тут примерно сто пятьдесят. Примерно, потому что я не уверен, что некоторые места можно использовать в качестве причала.
  - Все верно - кивнул начальник порта. - Причалы используются, как правило, всего несколько минут, только для разгрузки и погрузки. Заходит судно в порт, на палубе уже готовые тележки с грузами. Их выкатывают на причал, а обратно другие тележки с обратным грузом, если он есть. Документы тоже уже готовы. Их передают вместе с грузом, уже подписанные. А квитанция о приемке груза подписывается за секунды, она тоже готовиться заранее.
  - И задержек не бывает? - Усомнился Вильям. - Как-то не верится, что команды всех судов могут так слажено выполнять погрузочно-разгрузочные работы.
  - Практически не бывает - заверил начальник порта. - Причал арендуется поминутно, и стоит очень дорого. Первая минута бесплатна, вторая уже оплачивается, третья дороже. И так по нарастающей. Если судно задержится у причала надолго, то стоимость аренды может превысить его стоимость. Как видите, все капитаны заинтересованы в скорейшем освобождении причала.
  - Да - оценил систему Вильям. - У вас тут прохлаждаться недешево. А исключения бывают? Я вот в окно вижу довольно много судов, стоящих без всякого движения.
  - Они не занимаю причал - пояснил начальник порта. - Просто стоят в заливе на якоре. У каждого свое оплаченное на определенный срок место.
  - А большие суда, которые не разгрузишь за несколько минут? - Продолжал допытываться Вильям.
  - Те не подходят к пирсам вообще. Вокруг порта крутится множество владельцев маленьких судов, которые только тем и заняты, что разгружают большие суда - объяснил начальник.
  - Что-то я не помню никакой спешки, когда садился на судно. И входили мы на него прямо с набережной. Как-то не похоже это на то, что вы рассказываете - усомнился Вильям.
  - А какое судно?
  - "Тайфун", "Ураган", "Кракен" ... - начал перечислять Вильям, но его тут же прервал начальник порта.
  - Это особые суда - улыбнулся начальник порта. - Специальным указом императора, им отведены постоянные места и право стоянки непосредственно у набережной. Аренду порта им оплачивает казна. Есть еще с десяток таких кораблей, которые подчиняются особым правилам.
  - Понятно - кивнул Вильям. А не мог бы я получить карту акватории порта с обозначенными на ней местами постоянной якорной стоянки всех судов. А так же, точную дату и время посещений ими своих стоянок, примерно за последний месяц.
  - Конечно, мои люди подготовят Вам справку - заверил начальник порта. - Мой заместитель доставит ее в Ваше бюро и ответит на все возникающие вопросы. Постараемся к завтрашнему утру все подготовить.
  - А, если не секрет, что за столь важное дело, связанное с портом? Важное настолько, что им занимается лично Пресветлый господин Вильям, начальник "Союзного сыскного бюро" - поинтересовался напоследок начальник порта. - Я спрашиваю не из пустого любопытства. Возможно знание сути, позволит мне и моим людям лучше выполнить Вашу просьбу.
  - Опасная контрабанда - туманно объяснил Вильям. - Извините, но подробнее сказать не могу. Помочь сможете, если особо пометите суда, подозреваемых контрабандистов.
  - А то, что я сам занят этим делом, ни о чем не говорит - уже прощаясь, объяснил Вильям. - Я всегда веду одно из рядовых дел. Боюсь потерять навыки следака.
  
  Весь следующий день посвятили общению с заместителем начальника порта.
  - Мне приказано находиться в полном Вашем распоряжении, столько времени, сколько потребуется для разрешения всех вопросов - заверил Вильяма Радек, обаятельный молодой человек, которого прислал им в помощь, начальник порта Столицы.
  Рано утром, он принес в бюро карту акватории порта, на которой были отмечены стоянки, с подробным описанием судов, приписанных к каждому месту.
  - "Камиль, не показывай наш интерес к месту" - на всякий случай ментально предупредил Вильям.
  В ходе довольно продолжительного разговора, от Радека потребовали подробного описания трех судов. Их владельцев капитанов, команды, груза. И вообще всего, что известно о них в порту Столицы.
  На самом деле, Вильяма заинтересовал только один корабль. Некий "Вепрь" приписанный к порту Весейска. Именно он находился на якорной стоянке, прямо против дома на набережной в известные им дни посещения подвала гостями. Этот корабль, был хорошо известен начальнику сыскного бюро и по другим делам.
  - "Нивея, твой старый знакомый Болт проявился" - ментально обрадовал жену Вильям. - "Может он и не причем, но я почему-то уверен, что причем, хотя используют его, скорее всего, втемную".
  - "С удовольствием посещу Весейск. Мне всегда нравился город, который нас познакомил" - откликнулась Нивея.
  Вильям передал ей материалы следствия и свои инструкции. Отметил, вклад в расследование, начальника порта и его заместителя, с предписанием наградить, по окончании, всех сотрудников порта, принимавших участие в подготовке документов.
  - "Будет им приятный сюрприз, когда все закончится" - подумал он, завершая дневную работу.
  
  Глава 7. Деревенские забавы.
  
  Спустя неделю жизни в деревне, Майка откровенно заскучала. Ее бурная энергия не находила выхода в сонной сельской жизни. Когда жила в стойбище, такая жизнь скучной не казалась, да и Бурсак в школе загружал всех детишек не хуже чем в столичном интернате. Но сейчас, после интерната и Столицы, она себе места не находила. Да еще одну ее, никуда не отпускали. Гавел, с Фаридом, занимались дельтапланом. Майка оказалась запертой во дворе дома и предоставленной самой себе.
  Родители Майры были очень рады гостям. Внука Далика, они видели редко, ментального общения не понимали и не любили. А тут сразу двое из того же интерната. Закормили, засыпали расспросами. Но в часы занятий ходили по дому на цыпочках. Понимали!
  - Ах, как жалко, что вы без Далика приехали - сокрушалась Клера первые дни. - Хотя понятно, у него учеба. А у вас разве нет занятий?
  - У них важное домашнее задание - пришел на помощь Фарид. - Потому их и отправили в деревню, чтобы никто не мешал.
  Клера с Одаром, уважительно покачали головами и все подкладывали добавки таким умным детям, которые уже выполняют важные задания.
  Писать сценарий оказалось не таким простым делом, как им поначалу представлялось. Гавел, еще в Столице произвел несложный подсчет.
  - Если каждому написать по пять страниц в день, то за неделю уже получится семьдесят. А можно же и десять писать, тогда уже сто сорок. Что мы по десять страниц не напишем, даже на бумаге.
  Но, довольно быстро, стало понятно, что проблема не в том, сколько писать, а в том, как писать и что писать. А с этим обстояло хуже, можно даже сказать, совсем никак. Их сумбурный рассказ, не складывался не то что в сценарий, а даже в сколько-нибудь связное повествование.
  - Конечно, нам же взрослые вопросы задавали, а мы отвечали, а тут никто ничего не спрашивает, приходится самим все думать - догадался Гавел. - Фарид тоже так спрашивать не умеет.
  - Сходила бы, погуляла по деревне - как-то предложила Клера глядя на страдания Майки. - У нас тут тихо, спокойно, может что и придумается на просторе. Уже сколько дней со двора не выходила.
  - Меня Фарид не пускает - пожаловалась Майка.
  - Совсем застращали детишек - вздохнула Клера. - Вот и Майру все время на каникулы Кайса привозила, и ни на шаг от себя. Хотя, может, тогда и правильно было, но сейчас-то чего боятся. Лихих людей считай, всех повывели. Да у нас в деревне их никогда и не было.
  - Фарид, отпусти ее погулять, или сам иди с ней, чего заперли девочку. А Гавел тут сам позанимается этими вашими крыльями.
  - Дядя Фарид, а можно мне самой? - Майка умоляюще смотрела на десантника. - Я в защитном костюме, за деревню выходить не буду, а если что, Вы же ментально за мной можете отсюда следить и тут же меня спасете.
  - Так можно - с облегчением ответил Фарид.
  За этот короткий разговор, десантник устал как на учениях. С одной стороны он имел четкий приказ Нивеи, глаз не спускать с детишек. Но она не объяснила десантнику из султаната, как можно пренебречь просьбой матери самой султанши Майры.
  
  Мальчишка, перед трактиром, с любопытством глазел на Майку, особенно внимательно осматривая ее защитный комбинезон.
  - Ты кто? - Спросил он, прервав сильно затянувшуюся паузу.
  - Я, девочка. Не видно разве - удивилась вопросу Майка.
  - Сам вижу, что девочка - недовольно огрызнулся в ответ мальчишка. - Как тебя звать и откуда ты тут взялась, по нашей деревне ходить?
  - Меня зовут Майка. Я из Столицы.
  - Ну и ходи по своей Столице.
  - Где хочу, там и хожу - ответила Майка, как ей показалось очень язвительно. - Похожу немного и пойду домой.
  - А где твой дом? У кого ты живешь? - Продолжал любопытствовать мальчишка.
  - Где надо, там и живу - огрызнулась в ответ Майка. - Самого тебя как зовут?
  - Меня зовут Павел - уже миролюбиво ответил мальчик, и добавил, показывая на дом . - Я живу там.
  - А я живу у тети Клеры и дяди Одара. И учусь в интернате в Столице - похвасталась Майка.
  - Врешь! - Уверенно заключил Павел. - Я тебя у них ни разу не видел. - К ним приезжают совсем другие из Столицы.
  - А вот и не вру - обиделась Майка. - Я с Гавелом первый раз приехала сюда.
  Майка чуть было, в пылу спора не проговорилась, зачем они приехали и что тут делают, но вовремя спохватилась. Все же тайны выдавать не следовало, тем более, что хвастаться им пока было совершенно нечем.
  - Что еще за Гавел?
  - Мой друг. Нас вместе с ним спасла тетя Майра в степи, а потом привезла в вертолете.
  - Ух ты! А я тоже на вертолете летал - похвастался мальчик. - Нас дядя Глен с тетей Кайсой катали. Ты траву выбирать пойдешь?
  - Что делать? - Не поняла Майка.
  - Траву выбирать от колючек - снисходительно объяснил Павел. - Ее сушат, чтобы коровам зимой было что кушать. У нас траву все от колючек отбирают с весны и почти до зимы.
  - Я не знаю - растерялась Майка. - А надо?
  Вопрос Павла, поставил ее в тупик. Она, конечно, догадывалась, что коровы что-то едят, как и все животные. Но вот что именно они едят, точно не знала.
  - Ладно, приходи со своим Гавелом, я тебя с остальными ребятами познакомлю, пообещал мальчик и убежал.
  
  Домашнюю скотину Майка с Гавелом только здесь впервые в жизни и увидели. Поначалу, немного испугались. Думали, что это быки из степей сюда забрели. Потом привыкли, даже подружились. Майке очень нравился взгляд коров.
  - Такой добрый - говорила она Клере.
  - Добрый-то он добрый, но ты все же осторожней, особенно с быком - предостерегла она девочку. - Хотя ты и резвая как Майра и наш Далик, но я все же опасаюсь.
  После разговора с Павлом, Майка весь вечер исследовала коровник. Смотрела, как едят коровы и приставала к тете Клере с вопросами о коровьей еде.
  Клера охотно отвечала на вопросы. Ее радовало, что нашлась столь благодарная слушательница. С остальными деревенскими жителями все уже давно было переговорено.
  - А что за колючки такие? - Допытывалась Майка. - Откуда они берутся и как их выбирать?
  Клера даже немножко загордилась, что ее знания пригодились детям из самого столичного интерната. Она подробно рассказала об этой деревенской беде. Оказывается, лет пятьдесят назад, в их местности завелся странный сорняк. Он рос вперемешку с обычной травой, везде, где росла и сама трава. Имел длинный стебель с не очень крупными, но острыми колючками, торчащими по всей его длине, примерно через каждые пять сантиметров.
  - Если раньше мы еще весной косили и запасали траву, то теперь этим приходится заниматься все теплое время года - объясняла Клера. - Все, от мала до велика, перебирают скошенную траву, выпутывая эти колючки. Если скотина их ест, вместе с нормальной травой, то сильно болеет и может даже умереть.
  Майка слушала, открыв рот. Оказывается, пока они тут сидели и вымучивали сценарий, все вокруг спасали бедных коров.
  Клера принесла Майре и тут траву, которую едят коровы и те колючки, которые коровам давать не следует.
  - Да вас никто не пошлет отбирать колючки - успокаивала ее Клера. - Вы гости, отдыхайте и занимайтесь своими делами. А этому Павлу я накажу не приставать к вам с глупостями.
  Весь следующий день Майка думала, ходила по дому и по двору. О чем-то шепталась с Гавелом, который тоже отвлекся от своего дельтаплана. А вечером, они обратились к Клере с необычной просьбой.
  - Вы покажите нам, где брать траву - попросил Гавел. - Мы тоже хотим запасать еду для коров.
  - Только не вместе со всеми - добавила Майка, - Мы сами наберем травы. Какую не нужно, я уже знаю.
  - А что, поработайте - одобрил их порыв Одар. -Я сам вас отведу на то место, где трава пока не тронута. Там и собирайте.
  - Траву, они конечно, не заготовят, но аппетит нагуляют, а то все дни только дома, да во дворе. А Фарид за ними присмотрит - объяснил он жене.
  
  Кайса с Гленом неторопливо двигались по лесной тропе. Специально не поехали по дороге. Тина просила не спешить, а ее просьбы молодые люди иначе, как строжайшими приказами, никогда и не считали.
  - А я рад неожиданному отпуску - прервал молчание Глен. - А то уже скоро отвыкнем от конных прогулок. То метро, то вертолет.
  - Ты не знаешь, зачем нас Тина выгнала из города? - Спросил он свою спутницу. - Не только нас, многих разогнала и в Пальмиру запретила появляться без нужды.
  - Сама удивляюсь - задумчиво ответила Кайса. - Но уж наверно есть причина. Я уже по тону и ауре, давно научилась понимать, что важно для нее, а что нет. Сейчас что-то очень важное и тревожное. Так что ты будь готов к любым заданиям. И ментальной связью не очень пользуйся. Впрямую Тина не запрещала, но раз отправила нас сюда посмотреть, что и как, то наверно менталом не очень-то можно пользоваться.
  - Давай вначале к старосте, у него узнаем, что эти детишки тут натворили - предложил Глен. - А потом уж по домам пройдем.
  Оргеста на месте не оказалось. Пошли узнавать в трактир. Словоохотливый трактирщик ответил на все вопросы. Оказывается, Оргеста вообще не было в деревне вот уже несколько дней. А с ним из деревни уехали и детишки, которые гостили в доме родителей Майры.
  - И тот здоровенный парень, что с ними приехал, тоже уехал - продолжал трактирщик.
  - Чего это они? - Удивился Глен. - Староста мог по делам уехать, Одар тоже в город часто ездит. А дети-то зачем уехали. Детей с Фаридом тут нет, я их чувствую переходе отсюда.
  - Может, в ментале их вызовем? - Спросила Кайса.
  - Нет. Сама же говоришь, Тина недовольна будет - ответил Глен. - Давай к моим заедем, а потом в в соседнее село за ними.
  - А ты не знаешь, чего они все туда поехали? - Спросил он трактирщика.
  - Знаю конечно. Садитесь, покушайте, а я с вами посижу и все расскажу - предложил трактирщик и махнул давно ожидавшей команды служанке.
  
  Когда Одар рано утром всех троих привел на опушку, он показал на полянки, поросшие густой травой и сказал что траву можно собирать везде, где им понравится.
  - Чем больше наберете, тем лучше. Только сами этими колючками не пораньте руки. Очень они вредные. Ну а как проголодаетесь, и запасы ваши кончаться, то домой. Все что соберете, тут прямо оставьте. Видели же, как в стожок складывать.
  Вечером Клера послала Одара за ними.
  - Они конечно как наш Далик, не устают, но все равно, уж очень долго их нет. Сходил бы за ними.
  Размеры стога скошенной травы, поражали воображение. Одар несколько раз обошел его вокруг, ничего не понимая. Траву сегодня, пользуясь погожим днем, собирала вся деревня. Как детишки умудрились заготовить ее больше чем все вместе взятые деревенские жители, не укладывалось у него в голове.
  - Столько хватит, или еще? - Неожиданно раздался у него за спиной голос Майки.
  Она незаметно подошла сзади, а за ней и Гавел с Фаридом.
  - Это вы сегодня втроем столько набрали - все не верил Одар.
   - И от колючек выбрали? - Он посмотрел на Фарида, который молча кивнул в ответ.
  - Нам Турм все собрал, а мы с Гавелом его надрессировали - не удержавшись, похвасталась Майка.
  Идея была проста. Майка предложила использовать Турма для сбора и сортировки травы. Как когда-то в болотах, где Турм собирал траву, расчищая им дорогу. Пришлось лишь чуть подправить ему задачу. Научить собирать не всю траву подряд, а только ту, что нужно, оставляя колючки.
  - Майка, покажи дяде Одару, как твой Турм работает - попросил Фарид.
  - Он не мой, а наш - по привычке поправила Майка и кивнула головой. - Только мы тут уже всю траву собрали. Нужно куда-нибудь еще пойти, где она осталась.
  Идти пришлось по уже очищенному от травы участку. Одар с изумлением увидел, что колючки даже не тронуты, как росли среди травы, так и растут, но уже не в траве.
  - Вот поляна не тронутая совсем - показал Одар.
  Тут же после его слов из-за спины выехал чуть приплюснутый серебристый шар Турма и резво поехал по траве. За ним оставалась очищенная от травы, но не от колючек почва. Турм быстро добрался до конца поляны и переместившись чуть в сторону, покатился обратно. Когда он приблизился, стало видно, что размеры его, стали заметно больше. Турм выплюнул первый стожок травы около них и покатился собирать дальше. Пока Одар тщательно исследовал собранную траву, на предмет наличия в ней колючек, Турм умудрился выкосить всю поляку и теперь отдыхал около них, снова приняв размеры головы взрослого человека.
  - Я ему скажу, чтобы он отсюда траву в тот наш стог перетащил - пообещала Майка.
  Чудесное устройство тут же принялось заглатывать в себя всю собранную траву, сильно увеличившись в размере. Его серебристая туша, стала выше Гавела, почти до плеча Одара.
  На следующий день вся деревня, во главе со старостой, стояла и глазела, раскрыв рты, за таким диковинным способом заготовки. Майка, лопаясь от гордости, рассказывала, как Турм это делает и показала, что можно собирать одновременно и траву и колючки, а затем укладывать их в разные кучи.
  
  - Так, буквально за три последующих дня, эти детишки выкосили и очистили от колючек всю окрестную траву и сейчас соседям помогают. Потому и уехали все - закончил рассказ трактирщик. - Ни разу столько травы на сено не запасали. Не знаете, где можно приобрести эту круглую штуковину для деревни и сколько она стоит?
  - Нет - ответил удивленный Глен. - Сам впервые услышал. Я тоже посмотреть хочу.
  - Теперь уже нет смысла за ними ехать, сами уже завтра вернуться. Вы бы с ними мысленно поговорили. Вы же так умеете - предложил трактирщик.
  - Нет, мы тут подождем их - помотала головой Кайса. - К родителям Глена зайдем. А то неудобно, мимо дома прошли и не зашли.
  
  Глен уже несколько дней игрался с Турмом. Ментально раскопал в библиотеке его описание. Пообщался с Маськой, вернее с искусственным интеллектом станции под горой Дымящаяся. Полака не стал отрывать, раз уж Тина приказала не беспокоить никого.
  - Без Турма мы бы столько не прошли. Он нам все вещи нес, и даже нас самих вез - рассказывала ему Майка. - Особенно когда та противная пиявка напала на Талика.
  Гавел был в восторге от возможностей механизма. Сам он знал деревенскую жизнь не понаслышке, как Майка, поэтому после изучения возможностей Турма, сразу выдал несколько полезных предложений по его использованию в деревне.
  - Этот Турм, значит, и сеять может, и урожай убирать и тяжести поднимать - удивлялся староста на уже ставших традиционными, вечерних посиделках в доме Одара и Клеры.
  
  Вначале, Кайса предложила собираться в трактире, но Клера ни в какую, не соглашалась.
  - Нет уж. Раз к нам в гости они приехали, то пусть у нас и гостят - отрезала она тоном, не допускавшим ни каких возражений.
  Теперь каждый вечер в дом приходили Глен с Кайсой, от родителей Глена, где они были самыми желанными гостями. Затем подтягивался Оргест.
  Все приходили, непременно с домашним угощениям, пирогами, тушеным мясом, в крайнем случае, вареньем или чем-то из своего сада и огорода. В первый день, Оргест, к радости Одара, принес бутыль домашней наливки, но Кайса им обоим объяснила, что при детях, поглощение таких лакомств, ни ей, ни Гленом, ни Майрой, ни вообще хоть кем из Клана Рысей, не приветствуется. После этого гости, стали появляться только с тем, что с удовольствием уплетали как взрослые, так и дети.
  
  - Конечно, Турм все может - горячилась Майка, несколько уязвленная тем, что теперь не только она рассказывает, а и ей тоже. - Мы же им черную ящерицу поднимали.
  - Может, может - подтвердил Глен. - Если семена в него загрузить, то он сам их в землю равномерно и посадит, даже следить не нужно. Наверно, его и пахать его можно научить, только подумать, как это сделать. Много чего можно. И урожай уберет и зерна из колосьев сам достанет.
  - Как бы нам эту штуковину себе приобрести? Детишки говорят, что он только один на свете - сокрушался Оргест - Боюсь, не потянем мы такую цену и всей деревней.
  - Сейчас он действительно один - подтвердил Глен. - Но он же искусственный. Его не делали, только потому, что не никто не просил. Да и не знали, что такие устройства бывают. Яапы, совершенно случайно оказались его обладателями. Это один из работающих артефактов Древних, к счастью, снабженный полной инструкцией для правильного использования.
  - И что? - Переспросил староста, не очень понявший всю эту тираду Глена. - Я не понял, мы можем его купить?
   - Я могу приезжать к вам и помогать - предложила Майка. - Мне не трудно.
  - Или я - подал голос Гавел. - Мы можем по очереди вам помогать.
  - Вам учиться надо - категорично пресекла эти попытки Клера.
  Она с величайшим почтением относилась к обучению и наукам, еще со времен, когда училась ее Майра.
  - Так и быть, я Майру попрошу купить такую штуку в нашу деревню - пообещала Клера. - Она все время обижается, что мы у нее ничего не просим.
  - Одар, неси эту штуку, которую Майра нам дала, чтобы с ней можно было разговаривать - попросила она мужа.
  - Не нужно с ней связываться пока. Тина просила не беспокоить не Майру, ни Махамбута. Они чем-то очень заняты, даже мы с Гленом не знаем чем - остановила ее Кайса. - Когда они освободятся, и я сама ей передам твою просьбу. Но, могу сказать сразу, дело не в цене. Просто непонятно где покупать такой механизм.
  
  Майра, действительно была очень занята. Они с Томой безвылазно сидели в Пальмире и экспериментировали с Медцентром. Вернее пытались с ним экспериментировать, а он не поддавался. В конце концов, доигрались до грозного предупреждение от Медцентра, что они будут временно лишены статуса врача, если не прекратят попытки его перепрограммирования.
  - Все, пора остановиться - распорядилась Тома. - Эдак можно и правда, статуса лишиться. А без такой метки в ауре, половина оборудования Медцентра откажется нам подчиняться.
  - А что же делать? - Майна озадачено смотрела на подругу.
  - Как что? Книжки читать, думать, со своими биокомпами экспериментировать. Их хотя бы в Медцентре восстановить можно - Кивнула Тома в сторону огромного экрана Медцентра, на который можно было послойно вывести любой участок человеческого тела, в любом масштабе, хоть на уровне отдельной клетки, ее ядра или даже молекулярного фрагмента.
  - Пойми Майра, я там была рядовым врачом и до таких тонкостей как перепрограммирование Медцентра просто не добиралась.
  - А Полак?
  - И Полак не мог - разочаровала Тома подругу. - Он ученый и его знания куда глубже моих, но совсем из других областей. В мире Древних, науки были столь сложны, что человек погружался всего лишь в отдельный аспект одной из них, и ему хватало этого на всю жизнь.
  - Так кто же в нашем мире умудрился сделать такое, о чем ни ты не Полак в мире Древних даже не слышали? - Недоумевала Майра. - Даже мне сейчас, после обучения у тебя, ни один целитель нашего мира и вопрос-то не сможет сформулировать, на который у меня не будет готового ответа. А тут не вопрос, а некое действие, которое мы и разгадать не можем.
  - Вот и меня это смущает - согласилась Тома. - Полак бросил одну идею, которую сейчас сам и проверяет, но об этом у него нужно спрашивать. Я вряд ли лучше расскажу. Сама не очень понимаю в этом. А пока он занят, давай приводить в порядок то, что мы накопали тут.
  
  Идея Полака была проста. Даже не идея, а скорее воспоминание о нашумевших некогда в мире Древних, киберпреступлениях. Инициативными и грамотными молодыми людьми, создавались такие приложения для компа, которые, обманывали логическую защиту информационных систем и разрушали их не на физическом, а на логическом уровне. Был период, не слишком правда продолжительный, когда этой проблемой было не на шутку обеспокоено доже мировое правительство. Специально создавались подразделения "ТеррорНет" для выявления и ликвидации таких террористических сообществ. Но постепенно средства защиты совершенствовались, а контроль за выходом приложений усиливался. Так проблема как бы сама по себе и исчезла.
  - Да, у нас в Службе Спасения, целый курс читали по информационной безопасности - вспомнил Арнол. - Но о биокомпах там ничего не говорили.
  - А какая разница? Биокомп, это тоже логическая цифровая машина, только собранная из других материалов. Никто же не разрушает сам механизм, разрушают информацию в нем, неважно данные ли, или программы их обработки - возражал другу Полак. - Тут даже не нужно знать само устройство конкретного компа. Требуется лишь хорошее знание принципов обработки им информации. Вот та же "Голубая плесень", вообще колония тупых нанороботов, а ведь заставляет биокомп работать на свое размножение.
  Тина с Иликой с интересом слушали их рассуждения. За последние дни, их знания о функционировании информационных систем выросли настолько, что они уже неплохо понимали, о чем идет речь.
  - А как заставить биокомп проглотить наживку? - Спросила Тина. - Он же должен отнестись к новой информации не просто как к новой порции каких-то знаний, а как к новому способу обработки информации.
  - Да, ему нужно все это подсунуть из источника, который не вызывает никакого сомнения - добавила Илика. - Ведь биокомп не возьмет просто так новое приложение. Когда мы впервые столкнулись с тем, что у меня с Фаиной разный набор этих приложений, обменятся друг с другом, мы могли, только через Диагностический Центр в Городе Призраков. А туда, кого попало, мы сами же и не пускаем.
  - Верно - согласился Арнол. - Но есть еще один источник, который имеет высокий авторитет для наших биокомпов.
  - Какой? - Не понял Полак.
  - "Древнее знание" - ответил ему Арнол, страшно довольный тем, что сообразил что-то раньше своего умного друга. - Глобальная информационная система, работала всегда и работает до сих пор.
  - Верно - согласился Полак. - Но принципы ее управления, толком не знает ни один из нас. Это самое сложное, что было некогда создано цивилизацией. У нее нет ни выделенного центра, ни единого управления. Даже не могу себе представить уровень того человека, который сейчас смог бы раскопать все это.
  - Действительно - усомнилась Тина. - Если вы не знаете, как управлять такими системами, то, что могут знать люди из нашего времени.
  - Тут ты не права - не согласился с женой Арнол. - Когда-то, все эти вредоносные программы для компов, создавались не выдающимися учеными, а хулиганистыми мальчишками и девчонками. Грамотными, умными, но отнюдь не гениями и даже не отличниками учебы. Все это хитроумно, но не так сложно как кажется непосвященным людям.
  - Нужно Вильяму это рассказать - предложила Илика. - Возможно, это поможет в его расследовании. Вот уж не думала никогда, что преступления станут совершать люди из интеллектуальной элиты.
  - Станут - усмехнулся Арнол. - Именно они и станут. У вас еще все впереди.
  - Теперь у нас, а не у вас - поправил друга Полак и обращаясь с Тине с Иликой, добавил. - Это самый сложный вид преступлений. Это вам не пиратов ловить и не драку разнимать в портовых кабаках. Мы на пороге возникновения преступности нового типа. Оружием в ней станут интеллект, информация, доступ к информационным хранилищам. Думаю, пора уже в Университете специальный факультет открывать, пока нас не захлестнула эта волна.
  - Да, утешили вы нас - несколько удрученно сказала Тина. - Я пригласила ректора Университета и Вильяма с Нивеей на разговор. В ближайшие дни. Точное время назначит Вильям, когда будет свободен.
  - Вы вдвоем не сочтите за труд, рассказать им все то, что сейчас поведали нам, но чуть подробнее - продолжила она, обращаясь в Арнолу с Полаком. -Только чуть подробнее, у вас и так полно дел. Для того чтобы Вильям знал, на что еще нужно обратить внимание, а ректор подготовил Университет к преподаванию в нем нового курса.
  - Тогда уж и Тому с Майрой. Димитрия, это тоже впрямую касается. Да и глав государств неплохо бы поставить в известность о новых угрозах - добавил Арнол. - Во времена Древних, это иногда бывало главной заботой мирового правительства.
  - Да уже разослала всем ментальные сообщения - кивнула Тина. - И вызвала еще Питера, Кайсу с Гленом и Ильву с Валери и других. Хватит им отдыхать.
  - Я слышала, Глен с идеей производства новых механизмов носится. Для сельских работ - неожиданно отклонилась от темы разговора Илика. - И вроде ему подали эту идею те талантливые детишки Майка и Гавел. Даже не думала никогда о таком. Там вроде плуги, телеги, бороны. Что еще можно придумать?
  - Сейчас не до этого, но в двух славах расскажет, конечно. Поручим кому-нибудь - завершила разговор Тина. - А я пойду готовиться к заседанию Совета. Наша будущая встреча, по составу участников, имеет никак не меньший ранг.
  
  Глава 8. Последние дни плена.
  
  Автоматика капсулы, позволяла наблюдать за степью с предельной высоты, оставаясь практически невидимой. Во всяком случае, предположить, что с еле заметной точки в небе кто-то смотрит вниз, не мог ни орк, ни яап.
  Пока все было спокойно. Яапы жили в своем стойбище, отряд орков в походном лагере неподалеку. Между ними ни конфликтов, ни контактов. Казалось, орков вообще не интересует жизнь яапов. Однако, стоило человеку отойти слишком далеко от стойбища, как рядом с ним тут же оказывался конный орк. О чем они беседовали, с капсулы, конечно, не слышали, но догадаться было несложно. Затем, орк провожал яапа к стойбищу и возвращался в лагерь.
  - Следят - прокомментировал Фарид, наблюдая это на огромном экране капсулы.
  Чалтан с Таликом, согласно кивнули. Они два дня назад присоединились к отряду, после того, как, под руководством Арнола, почти неделю тренировались инициировать законсервированную станцию метро в степи. Затем, еще неделю, уже сами обучали этому сводный отряд представителей всех стран Союза.
  
  Тина убедила Совет, что пора уже создавать Службу Спасения, по примеру Древних.
  - Будем надеяться, что между собой нам воевать уже никогда не придется - говорила она на последнем заседании Совета. - Но ведь пожары, наводнения, землетрясения и другие катастрофы, отменить не в наших силах. Пример эпидемии на Нове, извержения сопки Дымящейся, открытые радиоактивные колодцы, разбросанные по дальним степям, ясно показывают, что нужно быть готовыми ко многому.
  - Убеждать присутствующих в этом, излишне - поддержал ее император. - Конечно, такие службы необходимы, наряду с полицией, целителями, учителями. К тому же, будет чем ветеранов из сокращенных армий занять. Насколько я понял из прежних разговоров, Служба Спасения, это военизированное подразделение.
  Руководить новой службой вызвался сам Арнол, пока не обучит подходящего человека. На его предложение занять должность руководителя новой службы не временно, а постоянно, Тина ответила категорическим отказом.
  - Ни один из Древних, не будет отвлекаться на текучку. Арнол, Полак и Тома наши учителя и еще долго будут востребованы, в первую очередь, именно в этом качестве. Я предлагаю официально ввести должности экспертов при Совете Союза. Или Главных экспертов, чтобы как-то подчеркнуть их значение. Установить высочайшее денежное содержание. Высокий титул Пресветлого, каждый из них уже получил. Надеюсь, меня поддержат в этом как они сами, так и Совет Союза.
  Тину, конечно, поддержали. А уже через два дня, зачатки новой службы были сформированы в каждом из государств Союза. Благо, отставных военных было более чем достаточно, чтобы набрать дисциплинированных сотрудников на любую работу. Арнол установил метку спасателя в ауру офицеров нового подразделения и отправил вновь сформированные отряды учиться запускать станции метро.
  Так, совершенно неожиданно для себя, Чартан и Талик оказались в роли не только учеников, но и учителей.
  - Это будет вам полезно - успокаивал Арнол, несколько обескураженных этим обстоятельством яапов. - Когда будете рассказывать другим, сами лучше поймете.
  
  Фарид уже третью смену подряд командовал отрядом, размещенным в капсуле. На предложение отдохнуть от своей затянувшейся вахты, он и его люди отвечали отказом. И их можно было понять. Гораздо интереснее летать, смотреть с высоты и обсуждать планы настоящего, а не учебного задания. Заниматься живым делом куда приятнее, бесконечных тренировок на базе.
  - Может быть пора? - Спросил Чалтан у командира.
  - Давай еще раз посовещаемся с Димитрием - предложил Фарид. - Только я, вы двое и он. Я считаю, что оттягивать дальше не нужно.
  Поначалу, план действий, казался простым и понятным. Отряд находит станцию. Затем, Чалтан с Таликом, инициируют ее. Уже на метро, туда прибывает еще один большой отряд десанта, который сейчас, в полной готовности, ожидает отправки в Мируме. Он рассредоточится по всему пути прохода племени к станции, чтобы, в случае проявления активности орков, отбить у них всякое желание вмешиваться. И, наконец, десантники, обеспечивают безопасный проход племени к входу станции и отправку их Столицу. Там все готово, для временного размещения всего племени в пустующих сейчас армейских казармах.
  Но, как это бывает почти всегда, возникла непредвиденная проблема. Ближайшая к стойбищу станция метро была погребена под многометровой толщей слежавшегося за тысячи лет грунта. Следующая станция, если доверять карте Древних, находилась в сотне километров, а это, для пеших яапов, непривычных к степи, огромное расстояние. К тому же, она, скорее всего, тоже засыпана, потому что визуально, ничего похожего на нее, с высоты не обнаруживается.
  В результате бурного обсуждения, Димитрий, наконец, принял решение и изложил новый план.
  - "Сегодня ночью высаживайте отряд в районе предполагаемого места входа в метро. Точка высадки, в дневном переходе от стойбища, поэтому орки вряд ли заметят ночную посадку капсулы. Чалтан с Таликом ищут вход, остальные помогают и охраняют территорию. Я, с небольшим отрядом, выезжаю туда на танке, в обход орочьих лагерей и патрулей. Постарайтесь к нашему прибытию найти станцию. Танк ее быстро расчистит. Если не получится, то не пытаемся продолжать поиски, а открыто стягиваем десантников на вертолетах и вывозим яапов под их охраной".
  - "Для инициации станции, достаточно одного из нас. Может быть, второй даст понять людям из племени, что их скоро вызволят из плена" - предложил Талик. - "Мы долго привыкали к этим вашим чудесам. Нужно дать людям время свыкнутся, как-то подготовить их к тому, что они увидят".
  - "Согласен" - одобрил Димитрий. - "Кто пойдет в племя?"
  - "В племя пойду я" - вызвался Чалтан. - "При всех отлучках Ванула, я замещал его в стойбище. Меня всегда называли младшим вождем. А Талик сам справится со станцией. Главное найти ее".
  - "Тогда я укладываю отряд спать до ночи" - сказал Фарид. - "Вы когда выступаете?"
  - "Я уже с отрядом в вертолете. Летим в расчетную точку встречи с танком. Он пустой, движется туда своим ходом. В районе станции будем через три дня. Обеспечьте наблюдение за стойбищем с поверхности через станцию. Все, отдыхайте" - приказал Димитрий и отключился.
  - Я почти десять лет, вижу все эти технические чудеса, до сих пор в восторге от них как мальчишка - как бы пожаловался вслух, Фарид, а затем добавил, обращаясь уже к яапам. - Вы мой восторг не поймете. Мы веками воевали с орками. Сколько людей положили. Да будь у нас такое в те времена, никаких войн бы и не было.
  Проснулись через пять часов, перед заходом дневного светила. Фарид с Чалтаном изучали место посадки и предполагаемый путь Чалтана к стойбищу.
  - Видишь того охотника, который часто вечерами ходит за водой к ручью - Чалтан показал крошечную фигурку на экране.
  Затем приблизил ее средствами экрана так, что можно было даже различить лицо.
  - Это Валько, мы с ним много охотились. Можно опустить капсулу в темноте недалеко от него. Я выпрыгну, а вы, на малой высоте пролетите дальше, к станции.
  - Так и сделаем - одобрил Фарид.
  - Отряду получасовая готовность - скомандовал командир. - Как только окончательно стемнеет, начинаем движение.
  
  За месяцы плена, яапы постепенно свыклись с новой жизнью. Женщинам было проще, домашние дела везде одинаковы. Куда тяжелее пришлось мастерам и охотникам. Мастера еще как-то могли занять себя ремонтом домашней утвари племени, а охотникам делать было совершенно нечего, все продукты в стойбище, раз в несколько дней привозили орки на больших телегах.
  Каждый сам искал себе занятие, старясь быть полезным. Валько и еще четверо охотников, таскали воду из ручья для всего племени. Раньше, племя жило у реки и женщины привыкли, кто воды всегда хватает. Поэтому, воду экономить не привыкли, и добровольные водоносы были иногда заняты почти весь день.
  Поначалу орки противились их походам к ручью. Слишком далеко от стойбища. Но, со временем махнули рукой, бежать все равно некуда, да и незачем. Племя-то здесь остается. Предупредили только, чтобы к одиноким норам в земле не подходили, там может быть опасно. Нор этих, никто из водоносов не видел, хотя тщательно осмотрели степь довольно далеко от стойбища.
  Валько ходил к ручью вечерами, когда уже опускалась темнота. Он любил смотреть на звездное небо. Оно было непривычно огромно. В лесу его было видно совсем не так как в степи. Даже на вершине горы, деревья все равно заслоняли обзор. А тут звезды были со всех сторон.
  Он смотрел на них, на огромную блестящую луну и вспоминал рассказы Бурсака о небе. Рассказывал шаман интересно, дети слушали, раскрыв рты. Валько и взрослым охотником, любил приходить на занятия Бурсака и послушать его рассказы о том, что поведало Откровение.
  Сегодня луна совсем исчезла. Вчера она была еще видна, тоненьким полукругом, а сегодня и он пропал. Охотник был только рад этому, тем лучше будут видны звезды, даже самые слабые. А дорогу он выучил настолько, что и полной темноте не потеряется.
  Так он лежал на теплой еще от дневного света земле и смотрел на небо. Думал, что уже совсем скоро, тут все заметет снег. Орки говорили, что зимой здесь очень сильные ветры. Возможно, даже жилища яапов нужно будет утеплять дополнительно шкурами, как это делают орки.
  Валько прислушался. В полной темноте, к нему приближался какой-то, ни на что непохожий шум. Он чувствовал, что совсем недалеко, раздвигая воздух, к нему двигается что-то огромное.
  А еще через мгновение, движение невидимой массы, стало удаляться от него. Валько терялся в догадках. Орки никогда, ни о чем подобном не предупреждали. Опасности вроде нет, неведомый шум совсем исчез вдалеке.
  - Валько - кто-то позвал его из темноты знакомым голосом давно пропавшего Чалтана.
  Неужели младший вождь их нашел?
  Впрочем, Валько почти сразу сообразил, что найти их было не сложно. Достаточно было идти по следам повозок. Орки и не думали маскировать свое передвижение. Но почему так долго он не появлялся и как прожил эти месяцы один?
  - Чалтан, это ты? - Почти шепотом, как будто их мог кто-то услышать, отозвался охотник. - Ты откуда взялся?
  - Да, это я - ответил из темноты негромкий голос младшего вождя, прозвучавший гораздо ближе. - Не двигайся, я иду к тебе.
  И почти зразу после этих слов, Валько увидел в свете звездного неба, смутный силуэт. Это был Чалтан, никаких сомнений!
  - Ты откуда здесь? - Еще раз повторил вопрос изумленный охотник.
  - Сейчас расскажу - ответил младший вождь, радостно обнимаясь с Валько. - Я нашел и Талика с Радко, и Гавела, и Майку. Вернее это они меня нашли и освободили от орков.
  - Тебя орки не спохватятся? - Обеспокоено спросил он Валько. - Не нужно, чтобы они меня увидели.
  - Пока нет, но если к утру не вернусь, то могут пойти искать. Они привыкли, что я в темноте возвращаюсь, а сейчас темно. Непонятно пришел я или нет. Ну, рассказывай - нетерпеливо требовал Валько.
  Рассказ Чалтана затянулся до ночи. Он бы и дольше продолжался, Валько засыпал вопросами, но молодой вождь откладывал ответы на потом. Сам он спрашивал немного, в основном все ли живы и не обижают ли их орки.
  - Все, давай теперь о делах - пресек он воспоминания. - Теперь слушай, что нужно сделать.
  Чалтан коротко и ясно, изложил охотнику план эвакуации племени. Ванул кивал и уверял, что все запомнил, но вождь заставил его все повторить и не один раз, пока не удостоверился, что охотник действительно все понял и запомнил.
  - А ты разве не пойдешь со мной - Спросил его Валько. - Все наши будут рады тебя видеть. У меня остановишься, места нам хватит.
  - Вот и опасаюсь, что все будут так рады, что орки это заметят. А если орки что-то поймут раньше времени, то эвакуация станет гораздо опаснее. Могут быть жертвы среди яапов.
  - Ох Чалтан, как ты стал умно говорить - восхитился Валько. - Только Бурсак так умел. Где он сейчас, никто не знает. Как увели его с Ванулом, так мы о них ничего и не слышали. Но орки говорят, что с ними все в порядке. Как думаешь, верить им или нет?
  - В этом верить - убежденно сказал Чалтан. - А вообще не очень.
  - Сейчас Бурсак и Ванул идут к стойбищу вместе с орками. Они ради племени туда идут. Пока орки думают, что Бурсак им поможет сделать оружие, яапов не тронут. Вот поэтому будьте настороже.
  - Сейчас ты один возвращаешься в племя, и с каждым старшим охотником, с каждым старшим мастером говоришь отдельно. Объяснишь, что нужно будет делать по моему сигналу, а главное, чтобы никакой радости и оживления жизни племени при моем появлении. Орки не должны ни о чем догадываться. Старшие пусть объяснят это остальным. Завтра вечером, снова приходи сюда. Самое главное, детям придумайте игру, что они меня не видят как будто.
  - А давай мы все, кто к ручью ходит, придем - предложил Валько. - Чтобы орки не насторожились, так далеко можем только мы четверо уходить. Кто воду носит от ручья. Орки привыкли, что мы часто ходим сюда.
  - Но так поздно ты один ходишь, а тут все придете. Необычно будет.
  - Ты так говоришь, как будто знаешь - удивился Валько.
  - Знаю, я давно уже тут смотрел за вами издалека.
  - Ой, Чалтан, каким ты стал - продолжал восхищаться Валько. - Настоящий вождь!
  - Скажи старшим женщинам, чтобы с утра, занялись приготовлением к тому, что воды много требует, пусть сообразят чего-нибудь.
  - Я с Тайкой поговорю, может она чего подскажет - пообещал охотник. - Она сейчас с Ванулом живет. Давно, как только стойбище тут поставили.
  - Это мать Майки? - Спросил Чалтан. - Вот обрадуется, когда узнает, что с Майкой все в порядке. Как бы радостью своей не насторожила орков. Нет, завтра один приходи и мы в темноте вместе к тебе пройдем. Луна завтра еще почти не видна будет.
  - Пусть и старшие незаметно от орков в дом твой проберутся ночью, те с кем поговорить успеешь. Но чтобы до рассвета вернулись к себе. Орки не должны ничего знать.
  - А теперь возвращайся - поторопил охотника Чалтан. - Тебе еще выспаться нужно. Завтра договорим.
  - Чалтан, будь осторожен. Тут прямо перед твоим появлением в темноте что-то огромное двигалось. Даже не знаю, как сказать. Не видно же ничего в такую ночь. Ты бы остерегся - предупредил Валько.
  - Я знаю, что это такое, потом расскажу. Оно не опасно. Ну, все, иди. Завтра тебе свежим нужно быть.
  - "Нормально поговорил" - ментально похвалил его Димитрий. - "Я и сам лучше не смог бы. И в стойбище правильно, что не пошел сразу. Кто знает, как бурно они бы радовались. Завтра ты мне тоже транслируй разговор, уже из стойбища, я уже на месте буду".
  
  Димитрий торопил отряд, который и без того, делал все что мог. Станция была тут, но где непонятно.
  - "У Арнола нужно спросить" - мысленно посоветовал самому себе Димитрий. - "Разыскал же он станции в султанате и в ханстве".
  Ментальный разговор с Арнолом мало что дал. Отряд и без того искал станцию по написанной им инструкции.
  - "Что я мог, то уже написал" - отвечал Арнол. - "Полак в султанате нашел на берегу станцию. С ними можно поговорить и даже нужно. Он умный чего-нибудь придумает, до чего я не додумаюсь. Правда, он просил не отвлекать его сейчас".
  - "Уже нельзя не отвлекать" - возразил Димитрий. - "Экспедиция за оружием дошла до места. Бурсак затянет лечение девочки, но ненадолго. Наверняка к Великому Кагану гонца пошлют с радостным известием. Мы его перехватим, в случае чего, но лучше открыть станцию и быть готовыми в любой момент к эвакуации".
  - "Раз такое дело, конечно вызывай" - согласился Арнол. - "Вот увидишь, он что-нибудь придумает".
  Полак, конечно придумал. Вернее напомнил Димитрию, как он нашел станцию на берегу и объяснил, что танк и капсула, могут помочь в поисках станции. Пока они ментально общались, и капсула и танк сообщили, что станция найдена.
  - "Я, как свободнее стану, постараюсь понять, какая система на капсуле и танке ищет станцию" - пообещал Полак. - "Полезно настроить Биокомпы на такой поиск. Думаю, никому не помешает".
  - "Как хорошо, что мы на танке прибыли сюда, он быстро раскопает. Сами бы мы, до нее вообще не добрались. Кто мог предположить, что она почти на стометровой глубине" - сокрушался Димитрий.
  - "Не снимайте весь грунт, а пробейте к ней тоннель" - посоветовал, присоединившийся к ним ментально Арнол. - "Думаю, это ускорит работы".
  - "Так и делаем" - уверил его Димитрий. "Но все равно, долго провозимся".
  "Я вот что думаю" - продолжил начальник тайной службы. - "Может быть, когда все готово будет, махнуть рукой на всю конспирацию, да и вывести яапов открыто? "
  - "А конфликты с орками не возникнут?"
  - "А чтобы они не возникли, перебьем орков из отряда охраны яапов парализаторами" - предложил Димитрий. - "Вреда это им не нанесет. Ты сам уверял".
  - "Я говорил о людях" - поправил его Арнол. - "С орками дело обстоит гораздо хуже. Парализаторы, эффективно действуют через биокомп, который у орков сломан. На существа без биокомпа, он действует и хуже, и менее надежно. В том и проблема. Приходится увеличивать мощность импульса, а это для орков уже не будет столь безопасно".
  - "Жаль" - огорчился Димитрий. - "А как бы хорошо, усыпить отряд? На сутки, например. А когда проснуться, Яапов уже нет и никаких столкновений".
  - "Я почему завел этот разговор" - продолжил он. - "Из подслушанного в шатре Великого Кагана понятно, что задачу он поставил перед этим отрядом совершенно конкретную, охранять яапов, пока он не даст другую команду. А команда, будет только одна, перебить яапов".
  - "Я уже советовался с Томой" - объяснил Полак. - "На расстоянии, слабым воздействием, только людей можно остановить без вреда".
  Особого беспокойства, Димитрий не испытывал. Гонца от Кагана, с капсулы заметят хоть днем, хоть ночью, как только он покажется на горизонте. Передать свой приказ, Каган может только нарочным, других средств связи у него нет. Так что внезапной активности орков тут, ожидать не нужно. Беспокоила только опасность столкновения с орками в процессе эвакуации племени. Орки ведь знают, что их ждет за невыполнение приказа Великого Кагана и могут биться насмерть, даже без всякой надежды на благоприятный для себя исход.
  - "А чего он вообще так людей ненавидит?" - Поинтересовался Полак. - "На религиозного фанатика вроде не похож. Те понятно почему. В вопросах веры, логику искать не приходиться. Каган сам смеется над жрецами и их глупыми обрядами. Зачем ему уничтожение людей. Может быть, попробовать договориться?"
  - "Сам уже много раз задавал себе этот вопрос, но так и не нашел ответа" - сокрушенно сказал Димитрий и продолжил. - "Мы с Галлеем, когда вместе на капсуле сидели, долго обсуждали это. Может просто выкрасть его на капсулу, и в Город Призраков отвезти. Не велика проблема для отряда ".
  - "А ведь это мысль" - воодушевился Полак. - "И там , на нашей территории выяснить, что ему надо от нас. А чего раньше молчал?"
  - "Самому только что это пришло в голову" - сконфузился Димитрий. - "Как-то не работает мысль в таком направлении, выкрасть самого главного вождя и тем предотвратить войну".
  - "Тине еще до нашего появления, предлагали Кайса с Майрой выкрасть хана" - напомнил Арнол. - "Представляю, что она ответит вам на подобное предложение в отношении главного вождя орков".
  - "Я знаю эту историю со слов самой Майры, но нынешнюю ситуацию, считаю совершенно иной" - возразил Полак.
  - "Во-первых" - начал он перечислять. - "Тогда у Империи с ханом, формально был мир, а сейчас у всех стран Союза с орками, вернее Каганатом, фактически объявленная война".
  - "Во-вторых. Тогда война была очень страшна самой Империи, в то время как сейчас, Союз беспокоится лишь об орках, потому что ни одной из стран Союза, орки, ничего сделать не смогут, даже если соберут в свою армию хоть все взрослое население степи".
  - "И, наконец, в третьих. Теперь мы знаем, что орки, далеко не однородны во взглядах на войну с людьми. Прослушка шатров вождей, шаманов и военачальников, показывает, что многим из них, надоело бессмысленное противостояние. Поэтому, исчезновение вождя может обострить противоречия среди орков и может привести к власти партию мира. Особенно, если мы поспособствуем".
  - "Дайте как, мы с Полаком сейчас переговорим с Тиной, а затем вновь встретимся в ментале, но еще и с ней. Димитрию, пока есть чем заняться, да и спешки особой нет."
  - "У меня еще один вопрос" - остановил их Димитрий. - "Как там продвигается лечение Нари? Дочери Кимбета. От Пресветлой Томы есть известия? Мне самому, как-то неудобно ее беспокоить"
  
  С точки зрения Томы, никакие политические причины не могли быть выше здоровья девочки. Поэтому она и настояла на передаче диагностического браслета Тори, который путешествовал вместе с Бурсаком и Ванулом. Единственный компромисс, на который она согласилась, перенастроить браслет, чтобы он менее интенсивно лечил девочку. Теперь он только не позволял ее состоянию ухудшаться необратимо.
  Передать браслет, оказалось не сложно. Его выбросили на пути каравана с контейнере с маячком, который заранее увидел Тори и ночью сбегал за ним. А уже утром, Бурсак надел браслет на запястье девочки.
  - Этот амулет не даст ей умереть - уверил он Кимбета, - пока мы дойдем до места.
  Кимбет, действительно не был совсем уж похож на обычного орка. Слишком любознательный, слишком добрый... все слишком. Он очень интересовался, как Бурсак колдует и часто вечерами после ужина вел долгие беседы с ним о знаниях Древних людей. Кимбет делился и своими мыслями. Оказывается, он давно уже подозревал, что нет никакого разделения на орков и людей. Просто орки и люди, разное унаследовали у Древних и потому немного отличаются друг от друга. Бурсак подтвердил его догадки и заметил, что враждовать друг с другом им незачем. Дальше эту тему при орках из отряда не развивали. Кимбет дал понять, что в его отряде, тоже есть уши Великого Кагана.
  Наконец показались горы, и отряд вступил в окрестности бывшей Дымящейся горы. На вечернем привале Кимбет отдал приказ разделиться. Радко и Ванул, ведут отряд по схронам с оружием, а Кимбет с женой и дочерью, идет с Бурсаком к его "храму", где шаман займется лечением. Так поступить, сотника уговорил Бурсак, в надежде, что вдали от остальных орков, можно будет более откровенно поговорить с молодым командиром.
  - Объяснишь им, что хочешь попробовать вникнуть в суть колдовства людей - подсказал Бурсак накануне. - Вполне достойная причина для отлучки из отряда. Оружие и без тебя смогут перетаскать в обоз.
  
  Когда дошли до гор, Тори, по команде со станции, незаметно покинул отряд и пробежался ко входу на станцию. Там его ждали Тома и Майра.
  Последние несколько дней, они настраивали диагностический центр энергетической станции, в котором несколько полезных приложений так и не восстановились. Майра училась у Томы и поддерживала работу своей подруги и наставницы. Вместе думали, как лучше лечить девочку. Точнее, вопрос стоял, не в том, как ее лечить, а какой лучше выбрать внешний антураж процесса лечения. Тут возможны варианты.
  Можно оставить девочку в темноте, где она быстро засыпает, а через некоторое время просыпается в той же темноте, уже совершенно здоровая и Бурсак берет ее за руку и выводит на поляну. Так она ничего нового не узнает.
  А можно поступить как с яапами. Положить ее в только что настроенный диагностический центр на станции, рассказать, что сейчас она уснет, а когда проснется, будет совершенно здорова. После выздоровления устроить ей экскурсию по станции, а может быть и свозить в Столицу или в Город Призраков. То есть не скрывать ничего и дать понять, что у нее может быть жизнь полная всех тех чудес, которые она увидела.
  - Думаешь, она выдержит такое потрясение? - Недоверчиво спросила Майра.
  - Что значит выдержит? Это же не удар какой, не испытание организма. Просто некие любопытные вещи, которые она раньше не видела. Девочка она грамотная, для орка, конечно - тут же поправилась Тома. - Я же помню, как Салех воспринял куда более удивительные вещи. Ничего, не умер и даже в ужас не пришел.
  - Конечно, хорошо, если Нури своими рассказами разбудит любопытство Кимбета - размечталась и Майра. - Можно будет и ему все показать и рассказать, может быть удасться склонить его к сотрудничеству с нами.
  - Боюсь, это будет сложно - вздохнула Тома. - У орков, как у всех примитивных народов, очень ценится слепая верность вождю. Кимбет может быть и сам за мир и сотрудничество, но против Верховного Кагана он не пойдет, хотя бы из-за того, что дал ему клятву верности.
  В итоге решили, что в любом варианте, пока девочка будет лечиться, Бурсаку будет полезно пожить с Кимбетом вдали от остальных орков и поговорить с ним "за жизнь", как выражался Ванул.
  С тем и отправили Тори в обратный путь к каравану. Разъяснять Бурсаку новые инструкции.
  
  Глава 9. Развязка.
  
  С утра день начинался как обычно. Но, ближе к полудню, Кайса всех загоняла. Тина предписывала им всем срочно прибыть в Город Призраков. Собственно, вызвала она их еще несколько дней назад, но с оговоркой, прибыть в ближайшее время. Какое-то совещание по поводу доклада о киберпреступности, который прочитают Полак с Арнолом. А этот срочный вызов пришел утром и касался действительно всех, включая детей. Фарид уже собрал вещи. Ждали Майру. Она обещала быстро доставить их на вертолете к ближайшей станции метро.
  - Что там Майка в коровнике делает? Почему она в ментале не откликается? - Допытывалась Кайса у Гавела.
  - Не знаю - Гавел смутился под ее взглядом. - Я ей сказал, что тетя Майра скоро прилетит.
  Он до сих пор немного робел взрослых Рысей. Мысленно ругал Майку, за ее непредсказуемость. Сама Тина велела им срочно прибыть к ней, а Майка непонятно чем занимается. Еще вчера затеяла какие-то дела с Павлом, куда-то Турма подевала и в ментале не отвечает.
  - Они там с Павлом что-то делают - попытался он оправдать Майку. - Павел, это мальчик здешний.
  - Пойдем, сходим за ней - предложила Кайса, по-видимому, окончательно теряя терпение.
  Они двинулись в сторону коровника, но тут его дверь отворилась. Вышли Майка с Павлом, а за ними, выкатился блестящий шарик Турма.
  - Нам ведь Турм сейчас не очень нужен, раз тетя Майра за нами на вертолете прилетит? - Спросила Майка у Гавела, прежде чем Кайса успела начать с ней воспитательную беседу.
  - Я Павла научила им управлять - продолжала она. - Пусть пока он им командует, раз в деревне без него никак. Он в интернате у меня, все равно под кроватью без дела стоит.
  - Ага - согласно кивнул Гавел.
  Кайса тоже кивнула и добавила, что теперь уже пора быть готовой к отъезду. Нехорошо задерживаться, когда зовет сама Тина, да еще предупреждает, что дело срочное.
  Вертолетом до Кирети, затем на метро до Города Призраков. На все потратили полдня. А когда вышли из метро на площадь перед гостиницей, их там уже ждали.
  - Мама!? - Удивленно воскликнула Майка.
  А Гавел уже бежал к своим родителям, через площадь.
  
  Операция по освобождению яапов, наконец, завершилась. Все прошло, почти как задумывалось. Хотя могло кончиться плохо, не прояви десантники должной расторопности.
  Оказывается, орки не ждали никакого сигнала. Все спланировано иначе. Если к определенному дню, они не получали известий от Великого Кагана, то людей следовало уничтожить и вернутся назад в ставку Великого Кагана.
  Все это стало известно много позже, когда яапы уже находились, большей частью в казармах Столицы. Меньшая часть, в основном те, кто нуждался в медицинской помощи, разместилась в гостинице Города Призраков. Там же оказались и родители Гавела и Майки. Тина решила поручить их адаптацию детям, справедливо полагая, что с этим они справятся лучше, чем кто-либо другой.
  Эвакуация прошла за одну ночь. Дождались самой темной ночи во время ближайшего новолуния, и те из яапов, кто посильнее, своим ходом преодолели расстояние от стойбища до метро. Слабых и больных, за несколько рейсов, в это время перевозили на танке.
  - Если бы не Талик и Чалтан, то люди бы не поверили, что нужно спускаться в эту темную, наклонную дыру, заходить в какую-то нишу и ждать там взаперти около часа, неведомо чего - рассказывал Димитрий, после завершения эвакуации. - Они просто приказали своим соплеменникам, поверить десантникам и делать все, что те им скажут.
  - Самое трудное было заставить людей идти налегке, не тащить ни инструменты, ни оружие с собой. Чалтану, пришлось даже употребить несколько раз свою власть, младшего вождя. Иначе споры могли надолго задержать отправку.
  - Прекрасно, что все кончилось. А как там вождь с шаманом? - Поинтересовалась Илика, когда Димитрий кончил свой рассказ. - Я остерегаюсь, в ментале, выяснять у Тори как идут дела. Вы же знаете, что повышенное внимание начальства нервирует людей.
  - Там тоже все проходит вполне нормально - заверил Димитрий, - хотя точный план действий выработать, не получается. Главный вопрос, раскрываться ли нам перед Кимбетом?
  - А перед его дочерью раскрылись? - Быстро спросила Тина.
  - Пока нет. Тома решила до разговора с Вами ничего не предпринимать. Но решать нужно уже сегодня или завтра. Дольше тянуть нельзя.
  
  Кимбет с женой, уже неделю дежурили у той странной расщелины, куда он сам, недавно спустил Бурсака со своей дочкой. Сегодня девятый день как он не находил себе места от волнения. Вида Кимбет не показывал, как и подобает вождю, но жена все понимала, Ванулом догадывался о его волнении.
  Три раза в день, они с Ванулом подходили к подъемнику и ждали условленного сигнала. И так уже неделю, хотя Бурсак предупредил, что ранее, чем через десять дней, результата не будет.
  Время, между посещениями подъемника, они с Ванулом заполняли заготовкой дров для костра, охотой и помощью жене Кимбета в заготовке еды на обратную дорогу. Для этого, они даже сложили очаг, вместо костра. Но главным были разговоры, которые не прекращались ни на минуту. Ванул узнал много нового об отношениях между орками.
  Оказывается, Кимбет, в отличие от других вождей, не давал клятву верности Великому Кагану.
  - А как же он доверяет тебе такие важные поручения? - Удивлялся Ванул.
  - Потому и доверяет, что очень хочет добиться от меня признания своей власти - объяснял Кимбет.
  Сам, Великий Каган появился не так уж давно. Кимбет был, еще малышом, когда впервые заговорили о великом воине, который спас орков от гибели. Беда пришла незадолго до рождения Кимбета, и обрушилась на всех орков восточных степей.
  - Те годы были очень голодными - рассказывал Кимбет. - Началось с того, что дожди стали идти реже. Стада в степи, подолгу не находили пищи и вымирали, а с ними вымирали и орки. Затем засуха окончилась, и травы для быков стало даже больше чем прежде. Но то ли от голода, то ли еще по какой причине, стада не увеличивались. Какая-то болезнь гуляла среди животных, а от них переходила и на людей.
  - Я сам, еще малышом был, но помню степь, заваленную гниющим мясом быков. Помню запах, от которого всему клану пришлось откочевывать несколько дней. Им пропитались все вещи орков. Может от этого и болезни пошли - предположил Кимбет.
  Шаманы и знахари орков оказались бессильны перед этой новой хворью. Она не приводила к смерти. Просто человек очень сильно уставал, а для кочевника это равносильно смерти. Мужчины не могли хорошо охотиться, женщины не могли заниматься хозяйством. Вымирали целыми кланами.
  - И как же спаслись орки? - Спросил Ванул. - Как один орк, мог спасти весь народ от болезни? Он что, великий шаман-целитель?
  - Да, он лечит тоже, но не так как знахари - ответил Кимбет. - Он где-то нашел много-много коричневого порошка, который лечил орка за одну ночь. Целые племена приходили к Хасибану за этим порошком, а он требовал с вождей клятву верности ему и за это давал свой лечебный порошок. Сам он тоже целитель, но без знаний, это мне сказали наши шаманы. Просто у него есть какие-то волшебные вещи и этот порошок.
  - А Хасибан, это кто? - Спросил Ванул. - Ты раньше мне никогда не говорили о нем.
  - Это имя Великого Кагана. Его настоящее имя, которое он носил еще до того как стать Великим Каганом - усмехнулся Кимбет. - Я был малышом тогда, только сел на лошадь, а у орков это случается раньше, чем они начинают ходить. Конечно, ничего не знал и не понимал. Но мой отец, был вождем большого клана. Клана Змеи. Он много рассказывал мне о степях, о людях, а так же о Кагане, которого сильно не любил, но тоже, как и остальные вожди, дал ему клятву верности. Потому что хотел вылечить свой народ.
  - Затем я стал вождем клана и подтвердил это умом, ловкостью и силой на честных испытаниях - гордо сказал Кимбет. - А вот клятву Кагану не дал. И не дам, помня рассказы отца о нем. Не могу уважать того, кто вырвал клятву верности у вождей тем, что не даст нужного порошка от болезни. Так, любой знахарь может ставить условия. Но честный целитель, не делает этого никогда. Честных, я очень уважаю.
  Клятва эта, судя по всему, Великому Кагану была очень важна. Клан Змеи, самый большой в степи, он составлял треть всех людей Великого Кагана. Впрямую командовать воинами клана Хасибан не мог, это не по закону степей. Воины слушались только вождя клана, а он, в свою очередь, соблюдал клятву верности Великому Кагану.
  - Вот поэтому я не спешу ее давать - подвел итог молодой вождь. - И я не хочу, чтобы мой клан сгинул в бессмысленной войне с людьми. Мой отец не совершал набеги, он уважал мир. Он уважал знания людей и много раз говорил мне, что если бы орки преодолели свою неприязнь к людям, то смогли бы многому у них научиться. Для меня он держал учителей из пленных людей. Он считал, что разницы между орками и людьми почти нет, а воевать ни тем, ни другим вообще не нужно. А я так же воспитываю свою дочь. Тот, кто станет потом ее мужем, станет и вождем Клана Змеи, а она постарается внушить ему мои мысли.
  - А если бы люди предложили тебе союз? - Спросил Ванул.
  - Я бы уважительно выслушал их и постарался бы найти обоюдную с ними выгоду - с достоинством ответил молодой вождь и встал.
  Пора было идти к подъемнику.
  
  Тина с Арнолом, Иликой и Ван Дриком дослушали запись разговора до конца и молча сидели осмысливая.
  - Когда был этот разговор? - Спросила Тина.
  - Вчера вечером Пресветлая - ответил ей Димитрий и добавил. - Далеко не первый такой разговор, и думаю, не последний.
  - А чего он боится своих людей? - Поинтересовался Ван Дрик. - Ты упоминал, что он опасается, ушей Великого Кагана в своем отряде. Разве орки могут предавать своего вождя?
  - В том и дело, что это не его отряд - объяснил Димитрий. - Вернее, не совсем его. Еще вернее, его отряд и несколько нукеров Великого Кагана. У них нечто, вроде временного соглашения, по которому люди Великого Кагана постоянно сопровождают отряд воинов Кимбета.
  - То есть Кимбет наш потенциальный союзник в стане орков? - Решила уточнить Илика.
  - Во всяком случае, не противник - поправил ее Димитрий.
  - Хорошо, верните ему дочь, но с условием еще пожить там, у расщелины дней десять - приняла решение Тина. - Мотивируйте это тем, что Бурсаку нужно немного понаблюдать за девочкой, не отходя от расщелины. А на самом деле, пусть поговорят о жизни, о людях, о встрече с людьми. Может быть, удасться увести клан Змеи от Великого Кагана и ослабить каганат настолько, что орки забудут о войне с людьми.
  - Бурсак с Ванулом знают уже, что всех яапов вывели из плена - добавил Димитрий. - Тори дежурит поблизости от Ванула и поможет, если отряд орков, проявит агрессию. Но это вряд ли. Людей Кимбета гораздо больше и на своего вождя, они не нападут, а он не нападет на спасителей своей дочери.
  - Теперь понятно, почему Кимбет может проявлять непозволительное для других своеволие - задумчиво произнесла Илика. - Вопрос только как нам это использовать.
  - "Помню я об этом коричневом порошке" - ментально присоединился к разговору Арнол. - "Сейчас надергаю информации и передам вам. Была когда-то такая программа помощи отсталым народам. Как раз под патронажем Службы Спасения. Вот уж не думал, что она сохранилась, вернее, возродилась".
  
  Только на двенадцатый день, подъемник вынес на поверхность Нари с Бурсаком. Девочка не понимала бурной радости родителей. Для нее не прошло и часа, как она спустилась в прохладную пещеру, легла на необыкновенное белоснежное ложе и сразу уснула. А когда проснулась, ее за руку взял Бурсак и повел назад к подъемнику.
  Кимбет поверить не мог в то, что снова видит дочь здоровой и такой же веселой как раньше. Все признаки болезни исчезли, она сама дошла, вернее, добежала до походного очага, вокруг которого хлопотала Лайма. Дочка тут же принялась ей помогать, что как нельзя лучше доказывало ее выздоровление.
  - Я в неоплатном долгу перед тобой - уже в который раз Кимбет повторял это Бурсаку. - По закону степи, моя жизнь принадлежит тебе. Тебе я даю клятву личной верности.
  - А что значит такая клятва? - Поинтересовался Бурсак.
  - Она означает, что я буду помогать тебе во всем, кроме тех дел, которые угрожают моему клану.
  - Эту клятву от тебя добивается Великий Каган?
  - Нет, он добивается клятвы верности клана. Она дает право распоряжаться не только мной и моей жизнью, но и всем кланом. Моя жизнь ему не нужна, ему нужны воины Клана Змеи, для войны.
  - Мне нужно еще несколько дней посмотреть за Нари, не отходя от этой пещеры. У тебя будет время рассказать о клятвах подробнее, а сейчас пошли к костру, женщины приготовили праздничный ужин - закончил беседу Бурсак. - После ужина поможем Ванулу, спустится в мою пещеру. Он там проведет несколько дней в размышлении и лечении. Я уже все приготовил для него.
  
  На самом деле, Ванул должен был спуститься в расщелину, конечно не для размышлений. Хотя, лечение предполагалось. То самое, которое прошел и Бурсак, сильно помолодевший за те несколько дней сна дочери Кимбета. С вождем очень хотели познакомится люди из Города Призраков. Яапы, в отличии от остальных людей из диких племен, слишком походили на имперцев, чтобы это можно было оставить без внимания.
  Все время, пока лечением девочки занималась Тома, Бурсак жил в Городе Призраков, общался с людьми, осматривал интернат, знакомился со Столицей. Браслет, ему, Тома выдала сразу, как только он спустился вниз.
  Полак не обманулся в своих ожиданиях. Шаман имел настоящий талант педагога. По счастливой случайности, Древнее знание транслировало ему содержание школьного курса Древних первых лет обучения. Потому и не уступала подготовка Гавела и Майки ученикам столичных школ.
  Эти дни, стали самым насыщенным временем жизни старого шамана. Он получил массу новых знаний, а впечатления от посещения Столицы, Города Призраков, интерната и Университета, пожалуй затмили яркостью даже давние впечатления от извержения Дымящейся горы.
  Бурсак впервые увидел море. Не только с берега, а и с высоты и даже изнутри. Любовался подводными красотами залива Столицы. Полак и учителя интерната, разъяснили ему, то непонятное в Древнем знании, что он безуспешно пытался осмыслить сам, долгими вечерами в стойбище.
  Две недели пролетели как одно мгновение. Но всему приходит конец.. Пришла пора возвращаться к уже давно здоровой девочке. Торопила Тома, мотивируя тем, что даже оздоровительный сон не в меру, может нанести вред организму.
  - Решайте быстрее, что делать - категорично заявляла она. - Либо возвращаем Нури в ее семью, либо пусть она погуляет по Столице или еще каким местам, но спать ей больше нельзя.
   Илика собрала небольшое совещание в зале гостиницы Города Призраков, посвященное возвращению шамана к уже здоровой девочке. Кроме ее и Бурсака, присутствовали Полак с Томой и, ментально, Ван Дрик.
  Бурсак сам завел разговор о молодом вожде орков.
  - Я знаю, что, Кимбет понимает выгоду союза с людьми. Останавливает его лишь опасения конфронтации с остальными каганатами, присягнувшими Великому Кагану.
  - Да, по тем разговорам вождя орков с Ванулом, которые нам удалось услышать, Кимбет действительно ближе к нам, чем к Великому Кагану - согласилась Илика. - Кстати, в одной из последних бесед прозвучало его имя Хасибан.
  - Я тоже об этом подумал - вставил Полак, обращаясь к Илике. - Рассказывали мне твои героические приключения в юности, среди орков. Но тот Хасибан, которого ты выгнала из племени, никак не мог дожить до наших дней.
  - "Мог" - не согласился с ним Ван Дрик.
  - "Как мог? Ты прожил больше сотни лет, пользуясь Диагностическим центром, но у тебя и тогда был сравнительно исправный биокомп, а у того Хасибана нет".
  - "Кис тоже прожил сотню лет, а у него тогда вообще не было никакого биокомпа" - парировал Ван Дрик, очень довольный тем, что смог что-то сообразить быстрее Полака.
  - А ведь действительно мог - согласился Полак. - И Арнол прислал мне выдержки из материалов Древних. Была тогда программа помощи отсталым народам. В нее включали медицинскую, образовательную и технологическую программу развития. Как раз для тех, кто не имел биокомпа. Может на ее остатки как-то смог наткнуться Хасибан?
  Бурсак напряженно прислушивался к разговору. Он пока не мог слышать ментальной части беседы, но уже знал, что несколько неожиданные для него реплики, это ответы на неслышимые ему ментальные вопросы собеседников.
  - Полак, Арнол, не забывайте, что среди нас человек, который пока не владеет ментальным обменом - прервала их оживленную беседу Илика. - Мне тоже очень интересно. Неужели это тот самый Хасибан? Тогда понятна его патологическая ненависть к людям.
  Она коротко пересказала Бурсаку давнюю историю неудавшейся женитьбы Хасибана на Касиме, дочери Чинаха.
  - Легенда о том поединке, точно осталась у орков. Мне ее рассказывал Рик, а ему, сами орки. Когда вернешься, постарайся побольше узнать о прошлом Хасибана - попросил шамана Полак.
  - Если это тот самый Хасибан, то, боюсь, его уже не перевоспитаешь - с досадой закончил он. - Вековую ненависть, вряд ли можно так просто нейтрализовать.
  - Сейчас Бурсаку нужно покинуть нас и вновь посетить Кимбета и его уже здоровую дочь - закончила обсуждение Илика. - А нас за чем-то срочно вызывает Димитрий.
  На том и попрощались с шаманом, который отбыл на станцию под бывшей горой Дымяшейся в сопровождении одного их студентов Полака, который занимался изучением станции.
  
  Причиной, столь неожиданного завершения совещания, явилось действительно неординарное событие.
  - "Димитрию пришлось выкрасть Великого Кагана из его шатра. Сейчас он на "Надежде", его везут в Город Призраков, в резиденцию Димитрия. Думаю нам всем нужно быть там" - ментально объяснил Димитрий.
  - Вот это поворот! - Не удержался от восклицания Полак. И спросил, дублируя Димитрию вопрос в ментале - А чего не предупредил Тину, и остальных?
  - "Обстоятельства сложились так, что пришлось действовать быстро" - ответил Димитрий и вкратце рассказал об этих обстоятельствах.
  Виной всему стало, как это часто бывает, желание улучшить ситуацию. Одного подслушивающего зернышка в шатре Великого Кагана, показалось мало и стали думать, где еще разместить эти полезные устройства. В итоге послали ночью десантника, прямо на крышу Сферы, откуда он спустился на шатер Хасибана, с крыши которого он проник внутрь. Один из орков стражников ,заметил его на крыше, вбежал в шатер и поднял тревогу. Сам Великий Каган натравил своих саблезубых охранников на десантника. После этого стало не до прослушки и шпионажа. Для самого десантника особого риска не было. Он мог справиться и с охраной и со зверями.
  Но, случилось непредвиденное.
  Чтобы остановить бросившихся на него хищников, десантник применил ментальное воздействие. Не учел он лишь одного, саблезубые звери не умели пугаться. То, что обращает в бегство обычного зверя, саблезубого монстра приводит в ярость и он начинает нападать на всех кто вокруг него. Ближайшим к взбешенному животному, оказался сам Хасибан. Его и пришлось спасать незадачливому шпиону.
  Своим кнутом, он в последний момент вырвал орка почти их когтей зверя. Кнутом в другой руке он пробил крышу изнутри шатра, зацепился им и подтянулся к ней вместе со своей ношей. Затем уже без особой спешки, расширил дыру и выбрался на крышу шатра вместе с орком. Там где его уже ждала подмога, посланная Димитрием, ментально следившим за всеми этими событиями.
  В итоге Хасибан оказался на капсуле, так ничего и не успев понять за те несколько секунд, которые прошли от момента обнаружения десантника у шатра Великого Кагана, до окончания всех этих событий.
  Капсула сформировала для орка закрытую каюту и переместилась к станции метро, где только что завершилась эвакуация яапов. Там ее и ожидал в танке разъяренный Димитрий.
  - Как можно было, имея детектор ауры, не заметить рядом с собой орка? - Допытывался начальник тайной службы Союза у своего подчиненного.
  Тот лишь виновато разводил руками и оправдывался. Ему показалось, что между стражником и им стена, а орк оказывается стоял по его сторону этой стены.
  - Стены не видно не карте в биокомпе. Видна только точка ауры орка - виновато объяснял десантник.
  - Не видно, потому что локальный план места не наложили на картинку в биокомпе - отрезал Димитрий.
  Итог всей операции был по пунктам доложен Тине руководителем тайной службы Союза:
  
  1. Десантник получил выговор за то, что по его вине сложилась критическая ситуация на операции.
  2. Отчасти выговор компенсировался благодарностью за его умелые действия в той же критической ситуации.
  3. Командир десанта получил выговор за халатность в подготовке операции. Именно он должен был проследить за тем, чтобы на локальном плане в биокомпе десантника, правильно отображались стены и остальные препятствия.
  4. Потрясенный Хасибан, оказался в плену на капсуле, а теперь уже в гостинице Города Призраков
  5. Все планы работы с Великим Каганом безнадежно устарели, а новых пока нет.
  
  - Ладно, что теперь ругаться и сетовать на жизнь - успокоила его Тина. - Будем думать, что делать дальше в новых условиях. Для начала поговорим с Хасибаном. Его хоть накормили?
  - Да, ему дали поесть - ответил десантник, которому поручили опекать пленника. - Странно, но он без подсказок понял и как пользоваться столовыми приборами и туалетом. Очень быстро освоился, в, казалось бы, совершенно незнакомой ему обстановке.
  - А вот это действительно интересно - произнес заинтригованный Полак. - Может быть обстановка эта, ему не так уж и не знакома. Арнол уже прибыл. Наверно Тина скоро разрешит поговорить с нашим пленником.
  - И даже скорее чем ты думаешь - успокоила его Тина. - Думаю, сегодня с ним и поговорим.
  
  Вечером в зале гостиницы собрались старшие Рыси и все, кто имел касательство к урегулированию конфронтации с орками. Димитрий лично провел беседу с пленным Хасибаном, удостоверился, что он не такой уж дикарь, по крайней мере, в поведении. И доложил Тине, что орк готов к допросу, который планировали провести в форме доброжелательной беседы.
  - Думаю, бросаться на присутствующих он не будет - подвел итог своему докладу Димитрий.
  В зал заседаний вошел Хасибан. Гордо и молчаливо, как и подобает вождю. Ответил на приветствие людей и сохраняя достоинство сообщил, что готов отвечать на вопросы людей, если вопросы эти, не заденут его чести или чести орков.
  - Расскажи свою историю - попросила Тина. - Кто ты, откуда и как добился столь высокого положения у орков?
  Хасибан надолго задумался. Его не торопили. Затем он спокойным голосом начал рассказ.
  - Я Хасибан, бывший вождь клана Ящерицы, ныне вождь объединенных каганатов орков западных степей. Из клана Ящериц меня изгнали много лет назад с позором, в котором виноват был я сам. Вернее моя безмерная гордыня.
  Все старшие Рыси, одновременно посмотрели на Илику, лицо которой выражало крайнюю степень изумления.
  А орк, продолжал свой рассказ.
  
  Глава 10. Скиталец.
  
  Хасибан шел уже неделю. Все время на северо-запад, где не было никого, ни одного, известного ему племени. Постепенно степь закончилась. Вокруг, насколько хватало глаз, простирались озера, заросшие камышом. Он ловил руками непуганых болотных птиц и поедал их сырыми, как учил дед. Кровь утолит жажду, а сырое мясо даст силы.
  Ночами Хасибан слышал далекое рычание каких-то хищников. Он не особенно боялся их, но старался не попадаться. Из оружия, у него остался только кинжал, да и лечится от ран, самому не хотелось. Одно дело в племени, где знахари собирают нужные травы и знают, как ухаживать за раненым. Другое дело отлеживаться одному, доедая скудные запасы с последней охоты, не имея возможности разжечь даже костер. Поэтому, охотничьи подвиги лучше отложить на потом, тем более, что хвастать ими здесь не перед кем.
  
  Хасибан бежал от позора. Он, не понимал, как такое случилось. Лучший воин степи, вождь племени Ящериц побежден женщиной, почти девчонкой в шутовском бою. Теперь лучше сгинуть в степях, или болотистых равнинах, чем вернуться назад, к оркам, и сносить смешки за спиной. А так и будет, он точно это знал. Теперь, соверши он тысячи подвигов, помнить будут только то, как его отхлестала девчонка, даже не степнячка. Жажда мести застилала сознание, и порой ослепляла. Но больше всего, бесило ощущение беспомощности, совершенно незнакомое ему ранее чувство.
  
  Однажды, он проснулся от близкого рыка. Такой звук издает хозяин, который никого не боится на своей территории. Хасибан хорошо знал это чувство, сам наслаждался им недавно.
  Второй рык раздался гораздо ближе. В степи таких басовитых звуков он не слышал, Это был какой-то большой местный зверь, властелин здешних болот и скальных полей. Хасибан приготовился, возможно, к последнему бою в своей жизни.
  Зверь был, по-настоящему, огромен. Он, не таясь, вышел из высоких камышей, блеснул кошачьими глазами. Зевнул, так же по-кошачьи, показав клыки, не намного короче кинжала Хасибана. Под узорчатой шкурой играли мускулы, хорошо различимые в свете яркой стороны ночного светила. Лениво рыкнул еще раз, но нападать не спешил. То ли был сыт, то ли человек казался ему слишком опасным. Чуял, что поединок легким не будет и не торопился. Появилась надежда, что дело удасться решить миром.
  Хищник немного отступил. Человек тоже сделал шаг назад. Зверь обозначил движение навстречу. Хасибан повторил и это, с не меньшей решимостью. Испытание нервов продолжалось почти до рассвета, и неожиданно закончилось. Зверь повернулся и ушел. Человек сделал то же самое.
  Хасибан понял, что нужно искать укрытие. Возможно, зверь не один. Если появится самка, то бой станет неизбежным, а если самка с детенышами, то бой будет до смерти. И скорее всего, до смерти человека. С одним таким хищником он, может быть, и справится, но с двумя, совершенно исключено. Значит нужно искать надежное убежище, а для начала убраться с территории могучего зверя.
  Хасибан решил вернуться к месту, с которого недавно видел на горизонте странную скалу. Тогда он поостерегся приближаться к ней, полагая, что именно там и могут подстерегать его неведомые опасности. Но сейчас, реальная опасность вытеснила страх перед неведомым. Опасны здесь не одиночные скалы, тем более, такой правильной формы. Самое время вернуться и посмотреть, что там такое. Все равно, на равнине, не спрятаться. Впервые у него появилось чувство неуверенности.
  Скала и правда, была непростой. Еще издали Хасибан понял, что это сооружение Древних. Так называли тот давно исчезнувший народ, следы которого до сих пор изредка находили в самых неожиданных местах. Иногда в этих сооружениях ждала опасность, но выбирать не приходилось. Хасибан не раздумывая шел вперед и позволил себе отдых, только коснувшись стены странного сооружения в форме гладкой полусферы. Поспал, прислонившись к ней, подкрепился запасами и начал осторожный осмотр.
  
  Строения Древних бывают разные, это Хасибан знал давно и из преданий своего народа и, особенно, из рассказов плененных умных людей соседних народов. Вопреки распространенному мнению, к пленным и рабам в племени Ящериц, вождем которых он был еще совсем недавно, относились неплохо. Волю им не давали, но и не обращались как со скотиной, даже не унижали. Образованные пленники учили детей, занимались ремеслами. Рабами, они назывались скорее по традиции. Им позволяли создавать семьи. Было даже некое подобие законов, которые защищали и самих этих людей и их собственность. Рабам давалась и относительная свобода в племени. Хотя бежать из стойбища, человеку некуда. Нужно знать степь, как знает ее настоящий степняк, чтобы выжить в ней при побеге, особенно, если за тобой погоня.
  В беседах с такими грамотными пленниками и узнал Хасибан о полезных руинах, и об опасностях в них. О некоторых артефактах. О крупицах знаний таинственных Древних. О "Древнем знании", которое очень сильно отразилось на развитии народов других стран. Хасибан дал своим людям строжайший приказ, сразу сообщать о любых находках всего, что осталось от Древних. И вот теперь он сам нашел что-то, к сожалению, не в лучший период его жизни.
  
  Вначале он просто обошел строение. Затем потрогал, даже кое-где поскреб ножом. Нашел овал в рост человека, который цветом, несколько отличался от остальной стены. Скорее всего, это была дверь. Но ни ручки, ни какого-либо отверстия на ней не было. Непонятно как открывать ее. Да и дверь ли это?
  Хасибан знал, что некоторые предметы Древних, подвластны не каждому, а только магам. К счастью эта дверь оказалась не такой. Она открылась, после того, как он по-разному пытаясь ее открыть, словами обозначил свое намерение. От пленных, он знал, что предметы изготовленные Древними могут реагировать на слова и даже на мысли. Очевидно, доля истины в этих рассказах была.
  Он провалился в неожиданно поддавшуюся дверь и оказался в аккуратном и очень чистом помещении, которое сразу осветилось ярким светом магического светильника. У Хасибана были такие светильники. Он иногда покупал их у купцов, которые не боялись иметь дело с орками.
  Осторожно обойдя все помещение, стараясь ничего не испачкать и не повредить, Хасибан добрался до двери в следующую комнату. Она открылась сразу и там его взору предстала картина, которую он никак не ожидал увидеть.
  В просторном, ярко освещенном помещении, за высоким узким столиком, стояли, приветливо улыбаясь, юноша и девушка
  . - Приветствуем вас в центральной резиденции производственно-образовательного центра миссии Мирового правительства - хором произнесли они. - Располагайтесь, как Вам будет удобно. Просим Вас представиться самому, и сообщить нам, как бы Вы желали обращаться к нам.
  Хасибан мало что понял из его слов. Да и мысли были заняты совсем другим. Таких людей он не видел никогда в жизни. Они вели себя странно, не похоже ни на имперцев, ни на людей из ханства. Тех и других он немало повидал в своей жизни и на полях сражений и в торговых караванах.
  Юноша с девушкой еще долго что-то говорили, показывали какие-то картинки, которые вдруг начинали двигаться и говорить. Он даже не пытался понять, что они пытались до него донести. Осмотрелся, обошел всю комнату, а затем спросил:
  - Вы кто?
  Ответ его озадачил еще сильнее.
  - Мы, голографический терминал центрального компа резиденции производственно-образовательного центра миссии Мирового правительства - опять хором произнесли юноша с девушкой.
  Хасибан ничего не понял и из этого пояснения. Но уже догадался, что никакая опасность ему тут не угрожает. От пленных охотников за артефактами, он достаточно наслышался о чудесах в строениях Древних. По-видимому, многому из рассказов этих бродяг, следовало верить.
  - По состоянию вашего организма, которое проанализировал наш диагностический центр, мы заключаем, что Вы нуждаетесь в отдыхе, сне и приеме пищи - произнесла на этот раз одна девушка.
  - Все это, Вы можете найти за этой дверью - она показала на слабо засветившийся голубым светом прямоугольник на стене.
  - Я Вас провожу - сказал юноша и двинулся к голубому прямоугольнику.
  То, что Хасибан увидел, заставило его выхватить кинжал. Подобного ужаса он не испытывал никогда. Юноша плыл по воздуху, потому что ног у него не было. Его тело, примерно по пояс было телом юноши, а ниже какая-то туманная бахрома, постепенно сходящая на нет, и исчезающая примерно в полуметре от пола.
  - Извините, мы не готовы к встрече человека, незнакомого с голографическими проекциями - непонятно пояснила девушка. - По Вашей реакции, можно заключить, что Вы напуганы и удивлены ее внешним видом. К сожалению, проекции полной имитации человека, в памяти центрального компа отсутствуют, а глобальная сеть не отвечает. Пожалуйста, не пугайтесь и постарайтесь привыкнуть к нашему облику.
  Она что-то говорила и говорила оглушенному всеми этими новостями Хасибану, а ему вдруг очень захотелось спать. Он уже ничему не удивлялся и ничего не боялся. Вежливые слова девушки постепенно успокоили его, и он без сил опустился на пол.
  
  Проснулся он совершенно отдохнувшим и удивительно свежим. У своей стойки по-прежнему стояли и улыбались два призрака, юноша и девушка.
  Они поприветствовали его и юноша, своим радостным голосом сообщил, что во время сна, его организм был восстановлен. Иммунная система отрегулирована, диагностическую карту составлена, некоторые мелкие повреждения залечены.
  Он, еще долго говорил какие-то непонятные слова, пока Хасибан заново осматривался в комнате. Законов гостеприимства он не нарушал, старался ничего не трогать и тем более не повредить.
  - Задавайте любые вопросы, а мы постараемся ответить на них - сообщила девушка. - Сейчас я рекомендую Вам принять пищу и утолить жажду. Для этого требуется пройти в другую комнату.
  Теперь они говорят попеременно, машинально отметил Хасибан и тут же воспользовался предложением девушки. Он прошел через голубой прямоугольник в помещение, где стоял стол заставленный едой. Рядом с ним стоял стул, такой же какой он видел во время набегов в домах ханства и Империи.
  Он только сейчас понял, как проголодался. Что-то с ним сделали эти молодые люди, пока он спал. Что-то хорошее, потому что такой энергии в своем теле он не помнил никогда. Здоровье и сила, просто бурлила в нм.
  - "Сейчас, пожалуй, и с тем зверем можно побороться" - весело подумал он и принялся за незнакомую, но сытную еду.
  К их внешности он привык, и уже не вздрагивал, когда они, висящие в воздухе, попадались ему на глаза. Они отвечали на все его вопросы, не всегда понятно, но старались объяснить, это было видно.
  Первое чем Хасибан поинтересовался, выдержит ли вход в это жилище натиск крупных хищников, если те вздумают сюда проникнуть. Ответы, его успокоили, хотя он и сам понимал, что его новое пристанище выдержит любое нападение, как зверей, так и людей или орков. И непогоду здесь можно пересидеть. Да хоть пыльную бурю во время урагана.
  Постепенно Хасибан привык к мысли о том, что в этом месте он может оставаться сколь угодно долго. А через месяц, когда он вполне освоился в своем новом доме, юноша предложил ему ознакомиться с программой обучения и адаптации. Это предложение поставило его в тупик.
  - Обучения чему? - Спросил он, прервав завтрак.
  
  Ему повезло с этим центром. Повезло как никому из степняков, да, пожалуй, как никому в мире. Этот была действующая миссия Древних. Она предназначалась для обучения и помощи представителей народов, которые не достигли "постиндустриального" уровня развития. Что это за уровень, Хасибан не знал, но догадывался, что лично он, точно его достиг.
  Юноша и девушка бесконечно терпеливо и без устали, объясняли ему все, с чем он встретился в этом необыкновенном доме. Постепенно он и сам научился задавать вопросы, которые с каждым разом, получались все осмысленнее. Любая стена в доме превращалась в экран, на котором можно было посмотреть многое из того, что словами объясняли юноша с девушкой. Когда он спросил, чем его вылечили в первый день пребывания здесь, он прослушал целую лекцию о "Диагностических центрах". Сам этот дом являлся одним из таких центров, но были и другие, портативные. Которые лечили везде и от всего. Если брать такой центр с собой на вылазки, то ранений можно не опасаться, если они не приводили к мгновенной смерти. Но как понял Хасибан после долгих размышлений, судьбу все же лучше не искушать и вести себя так, как будто этого центра у него нет.
  В комнатах, он обнаружил множество полезных артефактов Древних, включая и эти "Портативные диагностические центры. Даже не один, а больше десятка. То, что это была одна из самых полезных его находок, он понял не сразу, но все же понял.
  А сразу он понял две очень простые истины.
  Первое, нужно, во что бы то ни стало, сохранить за собой и только за собой, обладание всеми этими находками.
  Второе, не выкидывать и не ломать ничего из найденных артефактов, сколь бы бесполезными они не казались. Со временем может придти понимание если не их сути, то их использования.
  Оба эти правила им неукоснительно выполнялись. Первое, помогло впоследствии вернуть и преумножить былую власть. Второе позволило прожить жизнь длиной много дольше обычных жизней, сохраняя свежеть, здоровье и здравый ум.
  
  Лет через тридцать, Хасибан понял, что не стареет. Призраки в доме, объяснили ему, что этим он обязан тому, что его постоянно подлечивает дом. Рассказали и то, как можно вдали от дома подлечиваться коробочками "Портативного медцентра".
  А еще через несколько лет, он встретил орка. Вернее нашел его страшно ослабевшим в бессознательном состоянии. По всему было видно, что жить ему осталось очень недолго, если оставить одного.
  Хасибан вылечил от ран и болезней, ему теперь это не составляло труда. Он очень хотел узнать, что делается в мире, особенно в мире орков. Хасибан так отвык от общения, что рад был любому собеседнику. Тем более, что о такой ерунде, как сословное неравенство, он уже начисто позабыл, за почти полувековое отшельничество.
  Пока путник спал после лечения, Хасибан сделал шалаш около развалин, в который осторожно перенес спящего. Натаскал туда еды и воды из озера. Пускать его вниз он не собирался, показывать незнакомую еду, пока тоже не спешил. Хотел замаскировать чем-нибудь дверь, да к счастью догадался спросить, у призраков, как она запирается. Оказалось, можно сделать так, что дверь отрывалась, только ему, а для остальных была несокрушима. Хасибан даже посетовал на себя. Давно уже нужно было это узнать. Теперь можно не бояться, что его тайну раскроют, даже случайно.
  Через день орк проснулся и страшно удивился, что жив и даже здоров. Хасибану он назвался Кахметом, нукером вождя небольшого клана. Правда, ни этого вождя, ни самого клана, сейчас уже не существовало. Их смела междоусобная война. Она же загнала в плен и Кахмета. Когда ему удалось сбежать, то спасаясь от погони, он раненый брел несколько дней на северо-восток. Затем, уже недалеко отсюда, на него, в темноте, напал какой-то зверь. Он так и не понял какой, но отбиваясь от него, Кахмет потерял последние силы. Отбился, но потерял почти все силы и много крови. И умер бы, не доведись ему встретиться с Хасибаном.
  А теперь он сидел около костра, ел похлебку из невиданного им никогда ранее, блестящего металлического котелка. В нем проснулся зверский аппетит, но Хасибан приказал ему есть медленно и с большими перерывами. Как он помнил из советов знахарей его племени. Хотя коробочка "Диагностического центра", наверно вылечила бы и от переедания после голода. Но проверять не хотелось.
  Путник уверился, что случайно попал в гости к великому знахарю, отшельнику, о которых время от времени ходили всякие легенды среди орков. Сам Хасибан никогда не верил в них, но и не опровергал. Если народу требуется во что-то верить, то пусть верит.
  - Как твое имя, великий знахарь? - Почтительно осведомился Кахмет.
  - Когда-то меня называли Хасибан - немного поколебавшись ответил он на вопрос.
  Новое имя он решил не придумывать. Все равно его никто не признает, особенно после того как он помолодел.
  - Я не только знахарь, но и воин. Хотя давно ушел от суеты междоусобиц. Расскажи, как сейчас живет народ орков, как живут другие народы, о которых тебе известно.
  
  Кахмет рассказал все что знал. Знал он не много, но для Хасибана все было новым. За полвека, жизнь в степях сильно изменилась. Но то, что рассказал Кахмер, поразило Хасибана.
  По всей западной степи, орки вымирали от голода и болезней. Началась это с невиданной засухи, стада быков сильно поредели, но самое страшное началось потом, когда засуха кончилась. Она оставила после себя непонятную болезнь скота и людей. Стада из-за нее не восстанавливали поголовье, а люди слабели настолько, что к охоте становились неспособны.
  - А ты тоже болен этой болезнью? - Спросил Хасибан.
  - Был болен, но ты меня излечил. Я не чувствую слабости.
  Кахмет замолчал, затем поднялся на ноги, прошелся вокруг костра и улыбнувшись, сказал.
  - Здоров! Я совсем здоров! Ты великий целитель, раз смог излечить меня от неизвестной тебе самому болезни.
  Он еще долго рассыпался в благодарностях Хасибану, а в конце сказал главное.
  - Мой клан исчез. Мой вождь погиб. Дозволь по закону степи, принести тебе клятву личной преданности.
  Так у Хасибана появился друг, соратник и собеседник. Но в дом его, новый хозяин пока не пускал. Так Кахмет и жил в шалаше, вполне впрочем, довольный своим положением.
  
  Призраки, юноша и девушка из дома, быстро разобрались с непонятной болезнью. Коробочка, "Портативного диагностического центра", помнила все что она лечила и какие действия при этом производила. И ей и его учителям призракам, болезнь это была известна. Но самое главное, обнаружилось новое свойство дома. Он мог производить лекарства от любых болезней. И лекарства эти, лечили орков очень быстро. За один день. К утру следующего дня, у Хасибана оказался целый мешок волшебного коричневого порошка, щепотка который, как уверяли призраки, вылечит орка от этой болезни за один день. Еще день, и у каждого из них за плечами было по мешку чудесного снадобья.
  Так и родилась у Хасибана идея, как достичь еще большего положения в степи, чем у него некогда было. Ведь за излечение от болезни можно требовать любую цену, а среди рядовых орков он станет почти божеством.
  
  Уже через год много кланов принесли ему клятву верности. Не все, конечно, но почти треть орков оказалась под его началом. Появился шанс отомстить людям за давний позор. Мечту о мщении, Хасибан пронес через все годы скитаний.
  Он перебрался жить в Сферу, некогда, безвестными мастерами, построенную в единственном городе орков. Захватил он с собой и своего нового нукера Кахмета. А тигров смог приспособить, в качестве телохранителей. Он дружил уже с четвертым или пятым поколением потомков тех, с которыми он некогда встретился. Вскоре его стали называть Великим Каганом. Хотя раньше, так называли совет вождей орочьих кланов.
  А вот месть людям, все отодвигалась. Первые десять лет, еще теплилась надежда, но оружие орков сильно уступало качеством, оружию людей, особенно оружию, которое делась кланом Гиномов. С клинком от Гиномов, один человек мог выступить против десятка орков и победить. А затем орки столкнулись с воительницами из Клана Рысей. Толком о них никто не знал, но вожди кланов рассказывали, что одна Рысь, вполне способна уничтожить половину клана, а то и весь.
  - Она совсем не устает, и уследить за ее движениями, невозможно - рассказывал воин, который своими глазами видел, как одна Рысь справилась с целым отрядом воинов орков, который имел неосторожность напасть на караван.
  - Сейчас орки не нападают на караваны, которые охраняют Рыси - закончил рассказ орк и шепотом добавил. - Орки не верят, что этих воительниц можно убить, орки думают, что их колдовство сильнее колдовства наших шаманов.
  Хасибану не жалко было орков. Ради мести можно было послать всех на смерть и воины поняли бы это. Но как убедить орков биться с колдуньями? Беседы с шаманами мало что давали. Младшие шаманы были глупы и кроме повторения преданий об обильных степях и тучных стадах, которые ждут воина после смерти, ничего не могли посоветовать. Старшие шаманы, наоборот, были слишком умны и скептически относились к самой идее нападения на людей.
  - Не следует уподобляться разбойничьим племенам - говорили они. - С людьми выгоднее дружить и пока война по-настоящему не началась, лучше замириться с ними.
  Истинную причину своей ненависти Хасибан, конечно не называл. Он слышал легенду, которая ходила между орками, о том, как девчонка победила вождя клана. Не раскрывать же, что он и есть тот побежденный девчонкой вождь.
  А последние годы, совсем стало не до мечтаний. Появились какие-то огромные стрекочущие птицы, которые с высоты могли истребить полчища орков. Хасибан довольно быстро сообразил, что люди не истребили орков, только потому, что не желали их истребления.
  
  Хасибан уже половину дня вел свой неторопливый рассказ. Он был спокоен. Чувствовалось, что уже давно все обдумал и местью давно переболел.
  - Так почему же не вступал в переговоры, и вообще никак себя не проявлял с нами? - Спросила Тина, когда пауза в рассказе орка, слишком затянулась.
   - Думал об этом, но не мог вождям сказать. Я потерял бы лицо, а второй раз в изгнание не хочу - после долгого раздумья ответил Хасибан.
  Затем, молча и долго посмотрел на Илику и неожиданно для всех присутствующих, произнес.
  - Я узнал тебя, это ты победила меня, но зла я не держу, дело давнее, да и сам виноват. И тебя узнал вождь нордов - Хасибан перевел взгляд на Чинаха. Дочь твоя тоже жива?
  Чинах молча кивнул.
  - Я все эти годы вызывал в памяти ваши лица, потому и не забыл их - продолжил Хасибан. - Но как вы столько прожили? Я нашел дом древних людей, который помог мне сохранить молодость и силы. Вы наверно тоже что-то такое нашли?
   - Ты прав - ответила за всех Тина. - Мы тоже нашли множество полезных вещей от Древних, но распорядились ими иначе. Не только для себя и укрепления своей власти, а и для остальных. Развили науки, образование, врачевание, прекратили войны, расширили границы известного мира и многое, многое другое. Как раз в то время, когда ты мечтал о мести, за то в чем сам же и был виноват.
  Хасибан довольно долго молчал, а затем попросил.
  - Я могу отдохнуть несколько дней один? А потом приму ту участь, которую вы мне уготовили.
  - Хорошо - согласилась Тина. - Еду тебе сейчас принесут на неделю. Зайдем через несколько дней к тебе, если сам раньше не позовешь.
  
  - Как однако тесен мир - сказала Илика, после того как орк в сопровождении десантника, ушел в отведенный ему номер. - И что теперь с ним делать?
  - Не только с ним, а со всеми орками, которые под его началом? - Продолжила ее вопрос Тина. - Давайте думать. Пока он там тоже думает в одиночестве.
  - Но кое-что, Хасибан прояснил. Во всяком случае мне - отметил Вильям.
  - То, что он совершенно не ведает о способе лишать Рысей всех их способностей? - Догадалась Тина.
  - Да - подтвердил Вильям. - И это, признаться, меня очень радует.
  - Но тогда тем более непонятно, кому все это надо? - недоуменно спросила Тина. - Да хоть весь наш клан и всех Новых лишить способностей, как это поможет заговорщикам взять власть в Союзе, или в любом из отдельных его государств.
  - Будем надеяться, что Вильям рано или поздно распутает, кто за всем этим стоит - продолжила она. - А пока, всех жду через два дня с планами дальнейшей работы с орками.
  
  Черед два дня ничего не решили. И спустя два следующих дня, тоже не нашли решения. А когда наступил срок второго разговора с пленником, десантник, посланный за ним, растеряно сообщил, что нашел его в номере мертвым.
  - Воткнул нож в горло. Давно уже лежит мертвым - доложил он что увидел к номере гостиницы. - Как пришел с того допроса даже ужинать не стал. Все на столе нетронуто. Вентиляция исправно запахи вытягивала, потому мы и не заметили ничего. Никто к нему не входил, он же просил не мешать.
  - Он сразу это решил - высказалась Тома после осмотра тела. - Сразу после своего рассказа, так похожего на предсмертную исповедь. Чем, как оказалось, и являлся. Для того и попросил неделю, чтобы мы не оживили его. Ведь он считал нас колдунами, способными на все.
  - "Честно говоря, я даже рада, что так случилось" - ментально призналась Тина Илике.
  - "Если честно, то я тоже" - согласилась Илика. - "Мне его жалко. Он не виноват, что так воспитан и изменить свои взгляды не может. Второго бесчестия после того как стал вождем вождей, он просто не в силах был перенести".
  - Нужно отдать тело оркам, пусть похоронят по своим обычаям - добавила она уже вслух, всем присутствующим. - Пора открываться перед Кимбетом. Он, и остальные дружественные нам вожди орков сейчас наша надежда. Тайные операции уже не нужны.
  
  Церемонию погребения Хасибана, провели с великой пышностью. А через положенный по законам степей, месяц скорби после погребения, состоялся первый Великий Каган. В прежнем своем виде, как съезд вождей кланов. На нем был избран постоянный "Совет Вождей" уже всей степи, а не только тех, кто присягал Хасибану. Избрали и Первого Орка степи, вождя самого многочисленного клана орков, клана Змеи.
  Впервые за всю историю орков, Первого Орка приветствовала делегация людей во главе с Димитрием и Чинахом. А "Совет Вождей" орков, принял их подарки и отдарился своими.
  
  Часть четвертая.
  
  Глава 1. Дело странного подвала.
  
  Камиль так увлекся расследованием, которое началось, с его подачи, что начал приходить в "Союзное сыскное бюро", как на работу. Он даже попросился в его штат. Вильям не возражал, но предупредил, что надеется на его обдуманное и взвешенное решение.
  - Камиль, у тебя обязательства перед Димитрием, а у меня в Бюро, тоже полно сложных задач, требующих полной самоотдачи. И огласке они не подлежат.
  - Нет у меня больше обязательств перед Димитрием - доказывал Камиль. - С орками дела завершены, там сейчас осталась только дипломатия.
  - Ладно, уговорил - согласился Вильям. - Но временно. А когда завершим дело странного подвала, вернемся к этому разговору, и ты примешь окончательное решение.
  Теперь это, официально так и называлось - "Дело странного подвала". Занималось им только бюро Вильяма, а городская полиция о нем, даже не подозревала.
  После первых успехов, расследование забуксовало. И это мягко сказано. Нити обрывались одна за другой.
  Вначале в подвале исчез сам "эффект стирания способностей организма", как описал его Вильям в материалах дела. Когда Камиль, в очередной раз проник в подземелье, то ничего необычного, он не заметил. Собаки, по-прежнему, исправно имитировали свирепых охранников, но на этом все и заканчивалось. Биокомп работал так же как на поверхности. Теперь это был самый обыкновенный подвал, каких в Столице насчитывались тысячи, почти под каждым домом.
  Сотрудники Сыскного Бюро простукали там все стены. Пришлось придумать легенду о "Лихорадке голубой плесни", завезенной с Новы. Якобы, ради ее обнаружения и приходится проверять все склады примыкающие к подвалам набережной. Неплохая легенда. Про эпидемию на соседнем континенте, слышали все, и очень боялись ее повторения по эту сторону океана. Тем более, что товарооборот с Новой, постоянно увеличивался.
  Хозяин особняка так и не появился, о его местонахождении никто ничего не знал. Болт, тоже не отзывался на настоятельные приглашения Вильяма. Скорее всего, его вообще не было в Весейске, а то бы примчался по первому зову Вильяма или Нивеи.
  А, главное, как заметила Тина, никому не нужно было это самое стирание способностей. Не было в настоящий момент организованной силы, способной взять власть, даже если бы все маги лишились своих способностей. Долгое время подозревали орков, но они вообще, как оказалось, ничего не слышали об этом. Зато любая организованная сила современного мира, как раз и была заинтересована в сохранении достигнутого равновесия.
  Неудачи бюро, подолгу и много раз обсуждали на совещаниях разного уровня. В результате, пришлось констатировать очевидный провал расследования по всем пунктам.
  
  После очередного совещания, Нивея предложила Камилю и Вильяму прогуляться по набережной. Как она выразилась, "для успокоения нервов". Благо, погода радовала теплом и ясным небом.
  - А вон Гавел с Майкой - Камиль показал в сторону набережной.
  Там, у самой воды, дети о чем-то горячо спорили. Майка, в своей обычной манере, активно жестикулировала, наседая на собеседника. Гавел не уступал, приводил какие-то свои доводы, отбивая ее атаки.
  - Как они разбушевались - удивлялся Вильям. - Опять что-то обнаружили?
  - Не пугай - рассмеялась Нивея. - Их бы в твое бюро, все дела раскрыли бы за месяц.
  - Да уж - согласился Вильям. - Не знаю как с раскрытием, но работы они нам немало подбросили своими случайными находками.
  Майка, что-то доказывала своему другу, даже для нее, особенно горячо. Бегала по краю набережной, махала руками, куда-то показывала в воду. Судя по паузам в разговоре, обмен мнениями не прекращался и в ментале.
  - Что это они там нашли? - Заинтересовалась Нивея. - Может, подойдем, спросим?
  Дети, тоже заметили их и замолчали. Ментально поздоровались, но судя по так и не прекратившейся жестикуляции Майки, продолжили спор ментально.
  - Гавел, Майка, о чем спор? Может, мы сможем помочь? - С радушной улыбкой спросила Нивея, когда они подошли к детям. - Не стесняйтесь, у нас спросите, если, конечно это не ваш личный секрет. И успокойтесь немного, а то на вас уже прохожие оборачиваются.
  - Вот и спроси сам, бывают такие люди или нет - запальчиво предложила Майка и обижено замолчала.
  - Гавел, говори, а то вы совсем перессоритесь - предложил Вильям. - А мы всегда за мир.
  - А правда, что есть такие люди, которые могут, как рыбы дышать под водой - собравшись с духом, спросил Гавел.
  - Честно говоря, впервые слышу о таком - удивилась Нивея.
  - Вот и я говорю, что такого не бывает - торжествовал Гавел, - а она говорит что бывает.
  - Бывает - настаивала Майка. - Я сама видела в кино. Кино от Древних, там такое было. А вдруг чего-то и осталось.
  - А разве у Древних такое было - невольно вырвалось у Камиля. - Я тоже не встречал.
  - Нет, не было и у Древних - авторитетно заключил Вильям. - Пока вы тут гадали, я у Томы с Полаком проконсультировался. Уж они-то точно знают.
  - Майка, кино нельзя понимать так буквально - утешала Нивея, готовую расплакаться Майку. - Ты же знаешь, есть сказочные фильмы о том, чего по-настоящему, не бывает.
  - И не только в кино. Я сама слышала - запальчиво ответила ей Майка. - Ну почему вы мне не верите?
  - Ну, говори Майка, чего ты глазками сверкаешь. Что еще слышала?
  - Слышала сама, как дяденька говорил, что может жабрами дышать - наконец, чуть слышно, ответила Майка. - И еще он как рыба плавает.
  - Что! - Удивился Вильям. - Кто тебе сказал?
  - Он сам. Так и сказал. Честно! - Девочка, кивнула головой для большей убедительности.
  
  С утра у Майки было запланировано важное дело. Маме, Ванулу и Бурсаку они с Гавелом уже все показали. Да им уже и неинтересно стало ходить по городу. Они сильно уставали. Очень удивлялись ее с Гавелом неутомимости. Поэтому сегодня Майка угостит их в Лакомке, и все. Завтра им с Гавелом учится, а Ванулу с Бурсаком, делать всякие взрослые дела.
  Майка вышла из Лакомки, где заказала столик с краю открытой веранды. Специально выбрала с самым лучшим видом на залив. Гавел сам приведет их сюда, но только через час, а то и позже. Он все жалел, что его родители не смогут с ними посидеть. Но тут уж ничего не поделаешь, Тома велела им лечиться и запретила уставать, а с Томой по этим вещам не спорят даже Тина с Иликой.
  До прихода Гавела оставалось еще много времени, которое нужно было чем-то занять. И Майка пошла гулять. Вначале заглянула в разные киоски, затем прошлась по самому краю набережной. Полицейский заметил это и погрозил ей пальцем. Она смутилась, отошла от края и стала гулять как все взрослые. Но так ходить, было скучно, и время тянулось медленно.
  Вдруг Майку осенило. Они с Гавелом, как-то не догадывались посмотреть на тот дом с подвалом, со стороны набережной. Тогда, сразу уехали в деревню, а потом родители, друзья вернулись из плена, потом учеба. Как-то не до того было. А сейчас все равно ждать.
  С этой стороны, дом выглядел иначе. Он вообще не походил на жилой дом. Сплошная высокая стена, без намека на то, что у нее по другую сторону. Девочка подошла ближе, прошла вдоль всей стены, до самой воды. Постояла. Сквозь плеск воды как будто послышались голоса. Майка заинтересовалась и прислушалась. Откуда-то снизу доносились отголоски разговора.
  - О чем я тебя должен был предупредить? Я сам ничего не знал - возмущался первый, тонкий голос.
  - Да хотя бы о том, что этим делом займется Бюро - отвечал ему более грубый голос. - А сейчас я рискую тем, что меня так возьмут за жабры, что я и дыхнуть не смогу.
  - Говорю же тебе. Сам ничего не знал, и босс не знал, что дело примет такой оборот - оправдывался тонкий голос. - До сих пор не понимаю, с чего бы поставкой порошка занялось само Союзное Бюро.
  - Ну и что делать-то теперь? - Напирал грубый голос. - Учти, мне неинтересно встречаться со старым знакомым. Он и раньше в Весейске, меня мог размазать по полу, а сейчас такую силу взял, что пальцем расплющит.
  - Не знаю - нервничал тонкий голос. - Я все скажу боссу и тебя с ним сведу, вот и разбирайтесь сами, а я ничего не знаю и выхожу из ваших игр. Мне жалование неплохое идет. А связываться с Бюро мне нет резона. Когда они пришли, я чуть от страха не обделался.
  - Сведешь с боссом, говоришь? Это вряд ли. Тут и оставайся, а я поплыл - усмехнулся обладатель грубого голоса.
  Затем Майка услышала громкий всплеск и больше снизу, не донеслось ни звука. Она еще немного постояла, прислушиваясь, и поспешила к Лакомке. Ее уже ментально вызывал Гавел.
  
  - Вот, он так и сказал, что его возьмут за жабры - доказывала Майка. - Значит, они у него есть! И потом нырнул и уплыл. Я не видела, как он плыл, значит, под водой плыл, как рыба.
  Нивея слушала, изо всех сил сдерживая улыбку, а вот Вильям, слушал ее уже без улыбки, с все возрастающим интересом.
  - "Ты ей объясни, как нужно понимать то, что она слышала" - ментально попросил жену Вильям. - "А я пока подумаю, над этим поворотом в деле. Понимаешь же, разговор действительно был. Не могла Майка придумать такое. Нас эти таинственные спорщики впрямую касается. Пусть покажет место, где она стояла, и откуда доносились голоса".
  Майка объясняла Нивее, как она шла по набережной, где стояла и слушала разговор.
  - Я хотела заглянуть, но ничего не увидела, только слышала и то плохо - оправдывалась она. - Там с воды нужно пробираться. А прыгнуть я не могла, одежда запачкается. Мне Джули не разрешает ходить по городу неопрятной.
  Вильям, ментально вызвал шлюпку с "Тайфуна", который стоял на якоре тут же, недалеко в глубине акватории. Майку, Нивея отвела в кафе, объясняя по пути, что не нужно все понимать так буквально.
  Затем она вернулась назад, где ее дожидалась шлюпка с четырьмя гребцами. Камиля с Вильямом, они уже отвезли под набережную, к месту разговора, подслушанного Майкой.
  - Я так и предполагал. Никто в воду не нырял - начал объяснять Вильям. - Потому и попросил увести Майку. Насмотрится еще на трупы.
  - Это тело одного из спорщиков сбросили в воду - продолжил он. - Того, что с тонким голосом. Вон его уже достают матросы.
  - А второй уплыл на лодке под набережной. Тут вполне скроется небольшая лодка - предположил Камиль. - Потому Майка и не видела пловца. Наверняка в лодке были верные ему гребцы. Не сам же он так быстро набил сетки камнями.
  Матросы уже достали тело с трехметровой глубины и отвязывали от шеи и ног сетки, полные камней, которые не давали ему всплыть..
  - Заранее подготовились - продолжал Вильям. - Видимо, его убивать приехали. Рыбы в заливе полно, через неделю, от него бы только скелет остался. Под водой, да еще и под набережной, его и через год никто бы не нашел.
  - А ведь это наш знакомый, из администрации порта - воскликнул Камиль. - То-то он такое рвение проявлял к расследованию. Сам пришел в Бюро и все принес, что просили.
  - Точно! - Согласился Вильям, присмотревшись к трупу. - Из-за этой раны, его и не узнать. Пол черепа снесли, а Майка не слышала ничего. Чем это его так?
  - Не мечом, не орочьей саблей - Камиль продолжил осмотр трупа. - Клинком так не сделаешь. Такой впечатление, что череп как будто разорван изнутри.
  - Я вызвал кар из бюро, везем его к нам на осмотр. Думаю, это как-то связано с подвалом - рассуждал Вильям. - Как я и опасался, детишки все же подбросили нам новую работу.
  Матросы, которые до сих пор стояли скромно, понимая свою подчиненную роль, вдруг начали проявлять признаки нетерпения.
  - Курт, ты что-то хочешь сказать - Спросила Нивея, прекрасно знавшая всех в команде своего корабля. - Говори, в обсуждении нет субординации. А за полезные мысли тебе будет только поощрения.
  - Если позволяете, я могу кое-что сказать по поводу этой раны - начал матрос, с трудом подбирая слова.
  - Сам я не слыхал, но береговая братва рассказывала. Знакомые, то есть - смутился он своего несколько вольного словесного оборота. - В общем, хвастался тут в кабаке один, что маги тоже не все могут и на них управа есть. Якобы оружие такое есть, бесшумное и никакая магия не поможет против него.
  - А найти его можно, этого хвастуна - нетерпеливо спросил Вильям, дождавшись паузы в разговоре. - Обещаю, что ему ничего не будет, только пусть расскажет, кто это ему сообщил, а еще лучше сведет меня с ним.
  - Нет - покачал головой матрос. - Я его сам не знал, но в разговоре, через несколько дней слыхал в том же кабаке, что убили его в какой-то драке. Видно за длинный язык и убили.
  - Спасибо Курт - поблагодарила матроса Нивея. - Баллы за полезное сведения я уже начислила тебе и всем вам за помощь.
  - И за молчание - строго добавила она.
  - А вам можно поручить разведать, что еще говорят, про это оружие - обратился ко всем четверым Вильям. - Или это не по вашим понятиям, такая разведка.
  - Нет, мы давно уже отошли от тех понятий - заголосили разом все четверо.
  - Дело не в понятиях - пояснил Курт, видимо бывший в этой четверке лидером. - Просто опасаемся, что не потянем мы это. Тут навык разговора нужен, а мы же матросы, все эти подходы не знаем и не умеем. Только подозрение навлечем и дело завалим
  - Что ж, возможно, вы правы - согласился Вильям.
  - Не хотелось бы и вас найти так же - он кивнул на труп. - Сами не встревайте и разговоры не затевайте, но если что услышите, тут же сообщайте Нивее. Вы знаете, как ее найти. Только не рискуйте. Ни в клане, ни в бюро, риск вообще не поощряется.
  
  Полицейских патологоанатомов привлекать не стали. Побоялись слухов и сплетен. Вскрытие поручили Ильфам из Города Призраков. Благо, опыт у них был по этой части. Их и раньше, в особо сложных случаях, привлекали к полицейским расследованиям. Консультантом вызвалась Тома. Майра тоже напросилась присутствовать.
  Все только руками разводили, после осмотра трупа. Никто не смог сказать, как и чем нанесли такую рану.
  - Как будто взрыв в голове - недоумевал Арнол, которого тоже привлекли к осмотру. - Там в древности можно было представить такое оружие, но что тут применили, даже предположить не могу.
  - Я посмотрел полицейские сводки по всем случаям насильственных смертей в Империи - сообщил Вильям. - Есть парочка похожих за последний месяц. Оба в Весейске. Так же, голова разворочена, непонятно чем.
  - Подготовил приказ императора, для всей имперской полиции, сообщать в Столицу обо всех непонятных ранениях - продолжил он. - От имени Тины, как Председателя Союза, с аналогичной просьбой обратился ко всем странам Союза. Пока от них ничего нет, но пообещали тут же сообщить, если что-то подобное произойдет.
  - Я вот что заметил из рассказа Майки - начал Вильям, когда все разошлись и они остались вдвоем с Камилем. - Она, конечно, застала только небольшой кусочек разговора, но как-то не вяжется его содержание с тем эффектом, который нас заинтересовал.
  - Может, до этого что-то было в их разговоре - пожал плечами Камиль. - Кто знает, как долго они там выясняли отношения.
  - Не похоже - возразил Вильям. - Помнишь, как сказал убитый. - "До сих пор не понимаю, с чего бы поставкой порошка занялось само Союзное Бюро".
  - Заметь, он обеспокоен только тем, на что мы и внимания не обратили. Наркотические порошки, конечно серьезное преступление, но на внимание Союзного Бюро, оно явно не тянет, чему они и удивляются.
  - А верно - согласился Камиль. - Они считают контрабанду порошка своим самым серьезным преступлением, потому и удивлены, что Бюро вмешалось. Если бы знали об эффекте, о порошке бы и вспоминали.
  - И еще одно меня насторожило - продолжил Вильям. - Он сказал, что не хочет встречаться со старым знакомым из Весейска. Думаю, это кто-то из моих старых клиентов. Я же в Весейске начинал. Уж очень все сходится, да и про Бюро они упомянули. Хотя прямо на меня, в разговоре не указали.
  - Ладно, давай к текущим делам. Сходи, для порядка, за характеристикой на убитого в порт - приказал Вильям. - Через два часа еще раз все обсудим. А я пока поговорю с Арнолом, Полаком и Томой. Потом я твой разговор в порту послушаю, а ты наше совещание.
  - Все, разбегаемся, каждый в свою сторону, каждый по своим делам.
  
  Ментальное обсуждение с Древними, почти ничего нового не дало. Полак, правда удивился, когда узнал, что череп трупа, вроде как изнутри взорвался, но никаких следов посторонних веществ и воздействия высокой температуры не замечено. Арнол тоже удивился, посетовав, что самому ему в голову не пришел этот вопрос. Записали в загадки, на том и закончили.
  Камиль так же, ничего существенного не узнал. Начальник порта, хоть и удивился тому, что его помощник замешан в каких-то темных делах, но не очень сильно.
  - Если честно - сообщил он Камилю в конце разговора, - порт настолько лакомое место, что удержаться от того, чтобы не схватить кусок, сам плывущий в руки, может далеко не каждый.
  - Нужен штатный маг - посоветовал Камиль. - Вы же знаете, как отсеивать нечистых на руку. Я напишу докладную об этом Начальнику Бюро, он поставит в известность свое начальство, а оно даст рекомендацию императору. Тот расширит ваш штат и поговорит с ректором Университета о подходящей кандидатуре.
  - А разве Бюро подчинено, не напрямую императору? - Наивно осведомился начальник порта.
  - Нет. Бюро Союзная структура и подчинено непосредственно Пресветлой Тине. - объяснил Камиль, потрясенному этим известием, начальнику порта.
  
  Несколько дней никаких новых происшествий не было. Вернее не было происшествий достойных внимания бюро. Камиль с Вильямом голову сломали, изобретая все новые версии. Одну фантастичнее другой.
  - Ты составил список всех, кто мог бы, хоть теоретически нанести такую рану или придумать, чем ее нанести - спросил Вильям.
  - Уже начал - Камиль положил на стол листок бумаги, на котором было написано сотни две имен. - Вот список людей, которые владеют нанотехнологиями на уровне, предположительно достаточном для подобных фокусов. Ты только не смейся, я все понимаю, но больше мыслей нет.
  Вильям пробежал глазами список, молча поднял на Камиля глаза. Затем еще раз просмотрел на список.
  - Надеюсь, он никуда дальше нас не пойдет.
  - После того как мы на Совете Союза озвучим это, нас перестанут воспринимать всерьез. Тут два десятка старших членов Клана Рысей. Что, Тина пойдет подворовывать? Ильва организует подпольную мастерскую оружия? Прямо так и вижу, как Тина с Иликой, держат в руках тайное оружие Ильвы и сидят в засаде на купеческий караван.
  - Да их доход и положение таковы, что исключают саму мысль о каком-либо участии в незаконных операциях.
  - Я понимаю - сконфузился Камиль. - Да и алиби их проверить затруднительно.
  Вильям на это ничего не сказал, но сверкнул таким взглядом, что Камиль, предпочел удалиться, не продолжая разговор.
  Но тут же снова вошел, до крайности возбужденный, с какой-то бумагой в руках.
  - В ханстве, убийство похожее на наше - крикнул он с порога. - Следак из Дворца, лично доставил докладную. Он тут. Позвать?
  - Зови - приказал Камиль, после того, как прочитал подробное донесение.
  В кабинет вошел офицер в форме дворцовой стражи ханства. Камиль ментально передал, что знает его лично и вполне доверяет.
  - Начальник следственного отдела дворцовой стражи его величества Великого Хана, старший следователь Рауф - отрапортовал офицер.
  - Начальник Союзного следственного бюро, Пресветлый господин Вильям.
  - Пресветлого господина Камиля, ты знаешь. А теперь вольно, присаживайся за стол и ответь на несколько вопросов. Субординацию и титулы я на сегодня отменяю.
  - Почему донесение не послано ментально?
  - Честно говоря, я хотел посетить Ваше Бюро - признался Рауф. - Много о нем слышал, а тут хороший повод. Да и путешествие короткое на метро.
  - Хорошо - кивнул Вильям. - Время обеда. Камиль, накорми Рауфа, а я пообедаю в Городе Призраков с Арнолом и Полаком.
  
  Камиль ментально заказал столик в Лакомке и предложил пройти пешком по городу. Рауф не видел Столицу и всю дорогу с любопытством озирался вокруг. С набережной, он впервые в жизни увидел корабли. Знаменитые уже Тайфун и Ураган, стояли рядом в заливе.
  - Я много читал о них - сказал восхищенный Рауф. - А Кракен, тоже здесь?
  - Нет, Кракен на Туманном острове. Там его подводный причал.
  
  - Поздравляю тебя Камиль. Ты получил титул Пресветлого, стал большим человеком. Я даже опасался, что ты не захочешь говорить со мной - сказал следак, когда они сели за стол в Лакомке.
  - Рауф, запомни, Пресветлые лишены чванства, ценят только дело и ум. Клан Рысей всегда стоят на этих принципах. Больше мы не возвращаемся к этому вопросу. Лучше расскажи, что не вошло в твое донесение.
  Рассказ Рауфа затянулся часа на два. Камиль не торопил, Вильям все еще был занят в Городе Призраков. Донесение было настолько подробным, что разговор дополнил его лишь малосущественными деталями.
  Труп мужчины, нашли случайно. У одной из повозок купеческого каравана сломалась ось. Пришлось остановиться почти на сутки. Погонщик каравана отлучился на привале по нужде, а затем решил пройтись по лесу и набрать немного ягод к ужину. На труп наткнулся, провалившись в небольшой овраг. Доложил начальнику каравана. Тот поначалу ничего не хотел предпринимать. Предложил просто похоронить труп никому не известного человека. К счастью, в караване оказался бывший армейский целитель, а теперь преподаватель в школе медиков Дворца. Его заинтересовала рана, от которой умер человек, и он попросил доставить труп до города за свой счет.
  - Во Дворце, он узнал приказ хана, докладывать обо всех необычных ранениях - продолжил рассказ Рауль. - Приказ довели, и до целителей. Врач, как их теперь стали называть, известил меня. Я запретил прикасаться к трупу до особого распоряжения. Затем составил донесение и привез его вам. Труп мне доставили сегодня утром, сейчас он в леднике подвала Дворца.
  - Ты все правильно сделал - одобрил Камиль. - Составь докладную, чтобы тому целителю возместили все расходы и выдали награду за помощь следствию. Впредь не забывай об этом. По всем делам, которыми занимается "Союзное сыскное бюро", положен премиальный фонд. Ты тоже свое получишь. Список напиши, тех, кто помогал, но без лишних людей.
  - Все, пора. Нас уже Вильям вызывает. Надеюсь, ты не против прогуляться в Город Призраков.
  - Еще бы! - Воскликнул Рауф вставая. - Я столько слышал о нем. Всегда мечтал посмотреть, да не всех пускают.
  - Вот заодно и посмотришь. Там и переночуем в гостинице.
  Но добраться до гостиницы им так и не удалось. На площади перед выходом из метро их уже ждал Вильям.
  - Камиль, у нас новое дело и сопутствующий ему, новый труп. Пошли, наши уже там. Судя по картинке, которую мне передали, такого давненько не было. А может и вообще никогда.
  - Я сейчас позову девушку, она разместит тебя в гостинице, а нам нужно спешить - обратился он к Рауфу.
  - Не нужно девушку - почти взмолился Рауф. - Можно мне с вами?
  - Хорошо, я не возражаю - согласился Вильям, после мгновенного ментального обмена с Камилем. - Тебе тоже полезно на это посмотреть. Вдруг сам столкнешься. Судя по твоей находке, нынешняя преступность уже не знает границ.
  
  Глава 2. Паника.
  
  То, что это исковерканный труп девушки, удалось понять, только после довольно тщательного осмотра. Его обнаружили там, где менее всего можно было ожидать такого рода преступление. У дальней стены университетского парка.
  Собственно, место было глухое и вроде вполне подходящее для подобного злодейства. Парк огромный, очень похож на девственный лес. А в эту дальнюю его часть, почти никто не заходит. Но в остальной парковой зоне, гуляли студенты и преподаватели Университета. Все они маги, и чувствуют ауру убийцы, не только в момент совершения преступления, но и спустя долгое время после этого. Да и всплеск в ауре жертвы, они бы не пропустили.
  - Потому и вызвали Вас, Пресветлый - докладывал Вильяму штатный маг следственной бригады столичной полиции. - Непонятно, как никто из студентов и преподавателей ничего не почувствовал. Я опросил более сотни человек, владеющих магией духа и в совершенстве читающих ауру. Никто из них, ничего не заметил, хотя некоторые из них, находились в момент убийства не далее сотни метров от места события.
  - Действительно странно - согласился Вильям. - Такой всплеск эмоций жертвы должен был насторожить всех магов не только в парке, но и в здании Университета и даже в городе. - А как быстро обнаружили тело?
  - Довольно быстро. Один из преподавателей, гулял в университетском парке со своей собакой. Она почуяла свежий труп, и потянула хозяина к месту убийства. Он сам медик и уверяет, что, судя по состоянию тела, вернее того, что было раньше телом, убийство произошло совсем недавно. Максимум два часа назад, а, скорее всего, меньше.
  - Как же Вы успели опросить такое количество народа? - Удивился Вильям. - Вы тут всего около часа.
  - Я задавал всего один вопрос, почувствовал ли кто-нибудь из магов что-то необычное ментально - ответил полицейский. - Остальное на потом отложил. Да и допрашивать имеет смысл лишь того, кто что-то почувствовал или видел.
  - Городским полицейским магам, дано задание сканировать ауры в городе на поиск убийцы? - На всякий случай спросил Вильям.
  - Конечно Пресветлый - слегка обиделся полицейский. - Даже инструкции предписывают это. То и странно, что характер преступления предполагает состояние ауры убийцы как у берсеркера. Для магов, она должна сверкать в ментале как яркая звезда, а ведь ничего не заметили. И сейчас ничего подобного не ощущается.
  - Да странно - соглашался Вильям. - Вы не обижайтесь на мои вопросы. Я хочу хоть что-то понять, потому и спрашиваю все подряд.
  Полицейский попался толковый. Хотя следствие только началось, сделать он успел не мало. Опросил гуляющих в парке, приказал оцепить место преступления, закрыл парк для входа и запретил всем покидать его территорию. Успел и служебную собаку вызвать.
  Служебный пес, добросовестно взял самый свежий след, который ее привел к человеку обнаружившему останки. В итоге, пес едва не подрался с его собакой, которая и обнаружила тело, а теперь защищала своего хозяина. Более ни одного свежего следа найти не удалось. Хотя дерн и был перепахан ногами убийцы, но запахов убийцы не было.
  - Ни одного следа, который бы взяла собака - изумлялся полицейский маг. - А ведь он тут махал как дровосек топором.
  - Чем, кстати, он махал? - Спросил Камиль. - Орудие преступления установили?
  - Да - кивнул полицейский. - Здесь в кустах, полицейская собака нашла. Большой, широкий кухонный нож для разделки туш. Похож на тяжелый меч. Другим быка и не разделать. Не новый, самый обычный, очень острый. Вернее был острый, до того как его так применили. По нему вряд ли, что можно узнать об убийце.
  - Чтобы ножом, даже таким, разделать тело, навык нужен, да и немалая сила - заметил, доселе молчавший Рауф. - Я, и с хорошим клинком, затруднился бы. Хотя офицер, и к оружию привычен.
  - Да, сплошные загадки - пожаловался полицейский. - Потому и позвали на помощь Следственное Бюро. У вас и власти побольше и опыта.
  - Не скромничайте - заметил Вильям. - Вряд ли я за пару часов сделал бы больше. Я уже отметил Вашу работу как отличную.
  - А сейчас собирайте траву и дерн, с места преступления, и осмотрите тут все на предмет посторонних предметов. Мало ли что мог потерять убийца. Хотя, судя по полному отсутствию следов, он дело свое хорошо знает, на наше несчастье. Людей своих в помощь Вам, я уже вызвал. Они знают, какие пробы брать для тонкой экспертизы в Медцентре Пальмиры.
  
  Последующие несколько часов, мало что добавили в деле поиска убийцы. Довольно быстро установили, что нож, которым пользовался убийца, похищен из ближайшего трактира. Хозяин и повар признали нож, но кто его похитил и когда, установить не удалось.
  - У нас каждый день пропадают столовые принадлежности - посетовал хозяин. - Никто, по этому поводу особо не переживает. Этот нож, правда, с кухни, а не из зала, но туда тоже много кто заглядывает.
  Более из персонала трактира ничего вытянуть не удалось.
  - Ну, какие мысли появились? - Спросил Вильям, когда они пришли в бюро. - У меня, честно говоря, никаких.
  - Но ведь можно так закрыть свою ауру, что ее никак не прочтешь - начал Камиль. - Иначе преступность бы давно уже ликвидировали. Если человек совершил убийство, или даже только хочет его совершить, аура меняется и опытный маг, в процессе общения, обязательно заметит это. Но это же общаться нужно и довольно долго.
  - Но не после такого - усомнился Рауф. - Он тут разделывал человека как мясник тушу. И маги, при сканировании должны были сразу заметить его ауру. Тем более недалеко от него, они толпами гуляли.
  - Ладно, будем думать - вздохнул Вильям. - Сегодня Нивея едет в Весейск, на поиски Болта. Проводим ее, а затем распределим работу в Столице.
  - Вечером меня пригласил император. В Столице паника - вздохнул Вильям. - Народ боится выходить на улицу. О трупе в университетском парке узнало слишком много людей. А то состояние, в котором он обнаружен, не могло не накалить страсти. Арнол советует вывести гарнизон Столицы, для патрулирования города и окрестностей.
  - Правильно - Оживился Камиль. - Все народу спокойнее, да и военным полезнее делом заняться, чем по казармам, да трактирам сидеть.
  
  В Весейск, Нивея вначале собралась ехать одна, но Вильям категорически запретил.
  - Если уж ты решила временно поработать в бюро, то будь добра выполнять все мои приказы.
  - Да ты что - возмутилась девушка. - Я этого Болта и его людей уже однажды до полусмерти напугала. Думаешь, Рыси нужна помощь в таких делах?
  - Я ничего не думаю - спокойно ответил Вильям. - Просто видел уже два трупа, и результат применения непонятного, бесшумного оружия. И еще я знаю, что по Столице ходит убийца, ауру которого не чувствует ни один маг. Этого мне достаточно, чтобы приказом по Следственному Бюро, объявить повышенные меры безопасности.
  - Но это же в Столице, а я еду в Весейск - неуверенно возразила Нивея.
  - Те грузчики в подвале, прибыли как раз из Весейска и они как-то смогли отключать способности магов - продолжил Вильям. - Так что, ты не только поедешь с отрядом десанта, но и шлем со скафандра снимать не будешь. И своим десантникам запретишь.
  Скафандрами, с подачи Арнола, стали называть новые комбинезоны для десанта, сделанные по образцу защитной одежды Древних. Полак с магами наконец разобрался как их делась и теперь ими постепенно оснащались все подразделения десанта Союза.
  - Поняла - кивнула головой Нивея. - Я буду командиром отряда?
  - Да. Статус Пресветлой дает такую возможность совершенно официально. Так что объясняй задачу своему отряду. Они уже ждут тебя в конференц-зале.
  Чуть поразмыслив, Нивея согласилась со своим мужем и временным начальником. Даже предложила полезное усиление мер безопасности, сразу одобренное Вильямом.
  Каждый отряд, отныне разбивался на две группы, которым запрещалось сходиться ближе пятидесяти метров.
  - Расстояние приблизительное - объяснял десантникам Вильям. - Оно соответствует размерам подвала, в котором мы обнаружили блокирование магических способностей. А так же, предположительное расстояние от места убийства до ближайшего человека в университетском парке. Так что вторая группа десанта должна сохранить свои способности, если с первой что-то случится. О блокировании магических способностей, вам в рабочем порядке, расскажет Пресветлая госпожа Нивея, которую вы все хорошо знаете. Она и назначается вашим командиром в этой операции.
  Нивея встала, слегка поклонилась в зал и жестом, дала команду на выход. Столичный отряд, отдали под начало Камилю.
  Рауфу, предписали возвращаться назад и принять меры повышенной безопасности во Дворце.
  - Великому хану и первому визирю, я уже сообщил - сказал ему Вильям. - Сейчас возвращайся к ним, и подробно опиши ситуацию. Тебя уже ждут. Судя по всему, мы можем столкнуться с чем-то новым в любом месте. Краткий ментальный отчет я уже отправил по всем странам Союза.
  
  Нивею, трактирщик узнал сразу, как только она вошла. То, сокрушительное поражение, которое несколько лет назад, эта девушка нанесла Болту и его бойцам, невозможно было забыть.
  Он хотел было броситься к ней, но вовремя уловил жест, призывающий к сдержанности. Видно эта дама опять решила себя не афишировать.
  На этот раз она была не одна. В зал быстро вошли несколько Новых, как их теперь стали называть. В полном боевом облачении, включая прозрачные колпаки на головах. Без мечей и арбалетов правда, но трактирщику, знающие люди, уже успели объяснить, что любой из них имеет у себя в снаряжении такое, что и с сотней гвардейцев старого образца справятся, не особо напрягаясь.
  - Вижу что узнал - сказала Нивея, подойдя к стойке. - Ну, здравствуй. Афишировать мое прибытие не нужно, хотя, как видишь, я особо и не таюсь.
  Она кивнула на отряд десанта и добавила.
  - Мне опять нужен мой старый знакомый, господин Болт. Он уверял, что прибудет в любое место, по моему первому требованию, да видно забыл. Тебе доносили мои просьбы о встрече с ним?
  - Да Пресветлая - вполголоса ответил трактирщик. - Но он не откликается. Никто не знает где его найти. Для своих, он тоже пропал непонятно куда.
  - Даже так! Ну что же, будем искать. Размести моих людей в одной комнате. Есть большая комната в конце коридора?
  - Найдется - кивнул Трактирщик. - Но, не очень удобная.
  - Ничего, они люди военные. Другую такую же группу, размести в другом конце коридора, или в соседнем доме - Нивея показала в окно на соседней дом, судя по виду, тоже постоялый двор. - Сможешь?
  - Сейчас же все будет исполнено - заверил ее трактирщик. - А какую комнату Пресветлая пожелает для себя?
  - Мне хороший номер с кабинетом и просторной гостиной. В нее, собери как можно скорее всех тех, кто обычно знал о местонахождении Болта.
  - Да предупреди каждого, что сейчас не тот случай, чтобы от меня таится - добавила она, заметив сомнение на лице трактирщика. - Болт, возможно, пропал совсем, и если они не хотят так же исчезнуть без следа, то пусть расстараются. Не меня сейчас им нужно бояться.
  
  Примерно через два часа в гостиной шикарного номера, того самого, который ей достался во время прошлого посещения Весейска, собралась довольно пестрая компания. Прибывшие, с изумлением взирали на молодую женщину в диковинном, наглухо закрытом комбинезоне. Даже голова ее была покрыта каким-то круглым, прозрачным колпаком.
  После короткого представления, в течении которого изумленные посетители ее номера, убедились, что этот колпак, совершенно не мешает ей говорить с ними, Нивея перешла к делу.
  - Мне срочно нужен Болт. Господин трактирщик, вероятно уже объяснил всем, что я хочу лишь поговорить с ним и ничего плохого не сделаю. То же относится и ко всем вам. В другое время, если что за вами числится, не попадайтесь, но сейчас не до ваших грехов. Найдите мне Болта.
  После довольно долгого перешептывания и споров вполголоса, слово взял довольно молодой мужчина. Судя по почтительному молчанию остальных, не последний человек в этой компании.
  - Госпожа Пресветлая - начал он немного смущаясь. - Мы все понимаем, что по пустякам столь знатная особа как Вы, разыскивать Болта не станет. Но нам самим непонятно, куда он делся. Его нет уже довольно долго. Пропал непонятно куда. Все что могли уже проверили. Всех подняли на ноги.
  - Последние, кто его видел, Пилка и Кремень - он кивнул на вставшую девушку и поднявшего руку пожилого мужчину с обезображенным лицом. Из всех только мы трое что-то знаем, остальные, хоть и помогали нам в поисках, но почти не в курсе.
  - Ясно - кивнула головой Нивея. - Все кроме вас троих свободны. Но не болтать и по первому зову прибыть ко мне. А вы трое, пожалуйста, задержитесь.
  - Рассказывайте, все что знаете - приказала она, когда осталась с ними наедине. И обратившись к главному, добавила - Представьтесь, а то неудобно. Мое имя Нивея, на случай, если вы не знаете.
  - Зовите меня Рабби - представился мужчина. - Вас, Пресветлая мы знаем. А вашего супруга, знаем очень хорошо. Расскажем все по порядку.
  - Мы тогда сидели в этом трактире, когда под вечер в залу ввалился Болт. Шумный, веселый. Он всегда такой, если чует, что подворачивается выгодное дело.
  
  Болта и вправду распирало.
  После того как стражу преобразовали в полицию и усилили магами, с прежней жизнью, ему, как и большинству его друзей, пришлось распрощаться. Перед этим его вызвал к себе в Столицу Пресветлый Вильям и объяснил суть предстоящих перемен в Империи.
  - Учти Болт, нарушать законы теперь будет все дороже. Я отношусь к тебе хорошо, несмотря на твое ремесло. Ты соблюдаешь законы. Не Империи, но хоть ваши. На тебе нет крови, работорговли и прочих мерзостей. Только поэтому решил тебя предупредить.
  Дураком Болт не был, и кое-что в жизни Империи понимал. Да и давнее знакомство с Гетрусом даром не прошла. Гетрус, принял его у себя в Мируме и тоже объяснил, что пора переходить на легальное положение, иначе ничего хорошего не получится.
  Болт уже понял что будет с теми, кто попробует "иначе". Скорее всего, для них уже ничего не будет. Но что делать, если всю жизнь провел на городском дне и ни к какому другому делу не приспособлен.
  Гетрус опять помог, по старой памяти. Посоветовал заняться перевозками. Подкинул идею, что метро связывает не все и не везде, а перевозки в окрестностях Весейска, вполне могут приносить неплохую прибыль. Что-то вроде пригородного транспорта у Древних, о котором ему рассказал Полак. Того, который и для самого Полака был как бы от еще более Древних. До морских перевозок по прибрежным поселкам рыбаков Болт уже сам додумался.
  Флотилия малых судов и несколько десятков повозок, давали неплохой доход. Но о прежних барышах, пришлось забыть. Содержать ораву матросов, извозчиков, кондукторов и прочий персонал, оказалось делом накладным.. Постепенно он начал привыкать к сравнительно скромной, но безопасной жизни.
  А сегодня ему напомнили о том, что доходы могут быть другими. Утром его окликнул мальчишка, из тех, что рыщут по порту, в поисках всякой мелкой подработки. От него он получил записку, с предложением долговременного контракта на морские перевозки. С кем контракт, в записке не говорилось, но на словах мальчишка передал, что наниматель ожидает через неделю в трактире на купеческом тракте.
  - Там есть трактир, называется "Преумножающий" - пояснил мальчик после получения от Болта серебряной монеты. - Этот дядька сказал, что сам найдешь. А еще он сказал, что за каждый рейс получишь больше, чем сейчас получаешь от всей своей флотилии за месяц.
  От предвкушения предстоящего дела, Болт прямо светился, когда рассказывал своим ближайшим друзьям и партнерам содержание записки. Но в информацию, полученную от мальчика, решил пока их не посвящать, Только для себя записал мудреное название трактира.
  
  - Да, все так и было - подтвердила Пилка, растирая слезы по лицу. - Я еще после этого поругалась с ним. Ревновала очень, думала, он ищет повод улизнуть от меня к какой-нибудь прежней подружке.
  - Да, они замучили меня своей ревностью - досадливо поморщился Кремень. - Что он, что она. Главное, хоть бы повод был. А вот куда он направился, Болт так и не сказал. Сказал, что сам пока ни в чем не уверен и боится сглазить.
  - Как я поняла, вы трое, у него ближайшие помощники - уточнила Нивея.
  - Да - кивнул Рабби. - Я вроде заместителя по всем вопросам, Кремень бухгалтер, у него нога не ходит, поэтому к бумажной работе приспособили. А Пилка, сами понимаете кто.
  - А браслета нет? - Нивея изучающе посмотрела на Кремня. - Как я понимаю, за грехи молодости, не положено.
  - Да - удрученно кивнул мужчина. - Болт говорил, что могут скоро дать за хорошее поведение, а теперь и не знаю, как получу.
  - Получишь, если в местной полиции подтвердят твое хорошее поведение. И если нам поможешь в расследовании.
  - За это, все сделаю - оживился Кремень. - Только вот что я могу одноногий?
  - Пока собирайте информацию, напрягите еще раз всех. Выясните, откуда он прибежал такой радостный. С кем-то ведь встречался. Помогайте местному магу и мне. Учтите, дело серьезное, раз уж полиции и мне, неинтересны ваши прежние грехи.
  
  Все таинственные дела Болта, Пилка воспринимала только как легенды для оправдания его многочисленных измен. Причем, понимание того, что, скорее всего, никаких соперниц у нее нет, не мешало ей ревновать шумно, с долгими скандалами и выходом на улицу за обращением к соседям. Хотя, в свободное от ругани время, они с Болтом, жили, душа в душу.
  Нивея ей сразу не понравилась. О Пресветлых Пилка слышала, но точно не знала кто они такие. Государственным устройством Империи, никогда не интересовалась. С ее точки зрения, такая красавица может хотеть от ее мужчины, только одного. Пилка скривилась от одной мысли об этом.
  В доме Рабби, мужчины уже час обсуждали, где искать пропавшего, а Пилку вновь распирала ревность. Она страдала! И по тому, не особенно вслушивалась в разговор. Наконец ее прорвало.
  - Не буду я помогать этой столичной фифе! - перебила она их Раби. - Чтобы своими руками отдать ей Болта? А вы за браслет и прощение готовы друга продать...
  Мужчины изумленно молчали, а Пилку несло. Она все набирала темп.
  - Подержи-ка ее покрепче - не выдержал Раби.
  Схватил девушку в охапку и как куклу и бросил прямо в руки своему товарищу.
  - Есть у меня одно средство быстрого вразумления - продолжил он, снимая ремень. - Может для сложной науки, оно столичный Университет не заменит, но явную дурь, вышибает в момент.
  От изумления Пилка даже замолчала, все еще не веря, что ее могут вот так взять и выпороть ремнем как нерадивую служанку. Но после первого шлепка, пришлось поверить.
  Трудился Раби со вкусом. Не в полную силу, конечно. Пилка, хотя и непривычная к такому обращению, держалась долго, но постепенно и ее проняло.
  - Все, хватит! - взмолилась она. - Я поняла.
  - Знал я, что ты не из высокоумных столичных мудрецов, но не предполагал, что совсем дура - продолжал вразумлять ее Раби уже словами, пока подпоясывал ремень. - Ты хоть знаешь, что титул Пресветлых, самый высокий? А сейчас, по слухам, и повыше императорского будет. Нашла к кому Болта ревновать.
  - Пилка, ты слушай, что тебе говорят - подхватил далее Кремень. - Твой Болт ей нужен только чтобы у него что-то спросить. Ты уж поверь, он для нее меньше комара, как и все мы. А ты, если хочешь Болта себе вернуть, помогай нам и ей изо всех сил. Она действительно может и найти его, и вызволить из любой беды. А вот без нее, вряд ли он выкарабкается, если еще живой.
  - Или помогай, или выматывайся к себе домой лить слезы от дурной ревности, которой ты уже достала всех до ... - Далее Раби не сдержал свой монолог в рамках приличий и наконец, высказал Пилке все, что он давно уже думал и о ней, и о своем шефе, и об их любви. - Пока это не мешало делу, я посмеивался и терпел, но сейчас, это уже слишком.
  - Будешь помогать? - Рявкнул он на Пилку.
  Изумленная девушка только молча кивнула, забыв и о ревности, и об обидах, и даже о ноющей боли от ремня. Далее, весь остаток дня она внимательно слушала разговор, прерывая его, только для того, чтобы вставить довольно толковые замечания.
  - Все расходимся, до завтра - приказал Раби вставая. И добавил, обращаясь к девушке. - Ведь можешь же нормально. Извини за ремень, но правда, достала ты до последней крайности.
  - Да ладно - смутилась Пилка. - Сама виновата.
  - Я пока успокаивалась, в вещах Болта покопалась - продолжила она, после небольшой паузы. - Он же переоделся, когда уходил. А старая одежда, так до сих пор и лежит там, где он ее бросил. Ничего особенного не нашла, кроме непонятной записки.
  Она отдала клочок бумаги, где рукой Болта было написано всего одно слово - "Преумножающий".
  - Глупость какая-то - пожал плечами Кремень. - Отдадим Пресветлой, или не стоит перед ней дураками выставляться?
  - Отдадим - отрезал Раби. - Она сказала, если что полезное или непонятное обнаружим, сразу к ней. Это непонятное. Давай записку, сам занесу прямо сейчас.
  
  Вернулся Раби через час, страшно довольный.
  К тому времени, Кремень только что закончил рассказывать Пилке, как проходила первая встреча Болта с Нивеей. Понемногу она начала осознавать, где проводить границу своей ревности.
  - "Преумножающий", это название трактира на купеческом тракте - сообщил Раби. - Довольно далеко от Весейска, не меньше десятка переходов. Скорее всего, следы Болта нужно искать там.
  - Думаешь, туда ехать нужно? - Усомнилась Пилка.
  - Так думает Пресветлая, а значит и все остальные. Ну и мы вместе с ними - подтвердил Раби. - Поедем все трое, с утра. Пресветлая велела быть на набережной, перед магистратом.
  - Боюсь. со своей ногой только мешаться буду - огорченно заметил Кремень.
  - Говорил я ей, но она только отмахнулась. Ничего, до площади я пролетку найму, а там уж как она решит, тащить тебя или нет с нами. Все, сейчас спать, чтобы завтра свежими быть. С собой она велела только документы и сменную одежду взять.
  
  Пилка, привстала на пролетке и тщательно осмотрела пустую, по утреннему времени набережную перед магистратом.
  - Вот, как я думала, лошадей для нас нет. Что будем делать теперь? На себе потащим и поклажу и Кремня? Говорила я вам, что на всякий случай все свое нужно взять.
  - Не паникуй - приструнил ее Раби. - Откуда знаешь, что у нее есть, и чего нет?
  - А чего тут знать, на площади только Пресветлая со своими людьми. Вон стоит с бургомистром разговаривает, а лошадей вообще нет. И сами они налегке - поддержал девушку Кремень. - Права Пилка, нужно было самим о себе заботиться. Ну, что, подойдем к ней сами или будем ждать, пока сама позовет?
  - Ждем! - Коротко приказал Раби. - Только поближе подойдем к ним. Чтобы видели нас.
  От группы десантников отделился человек и быстрым шагом подошел к ним.
  - Ждем транспорт, с минуты на минуту прибудет - сказал он Раби и передал три полных кошелька серебра. - Это каждому на расходы, Пресветлая нанимает вас, но окончательная оплата после завершения дела. Стойте здесь и ждите распоряжений.
  После чего повернулся и отошел к своим.
  - Ничего не пойму - пожала плечами Пилка. - Какой транспорт? На корабле что ли поплывем, или обоз свой ждут.
  - А я доволен, как идет дело - сказал Кремень, увлеченно пересчитывая серебряные монеты. - Зарплату платят, помнят о нас, а что дальше пусть думают умники из Столицы.
  - Да просто интересно, как мы поедем до этого трактира. Путь то не близкий - продолжала девушка. - Сомневаюсь, что она на чем попало в дальнюю дорогу отправиться.
  Тем временем, на площади началось что-то совсем странное. Набежала стража, по-нынешнему полиция и оттеснила всех немногочисленных зевак за пределы какого-то воображаемого круга, очистив площадку у самой воды метров сто диаметром. Но этого показалось кому-то мало. Полицейский баркас отогнал так же все лодки от берега метров на двести. И сам отплыл в сторону моря вместе с ними.
  - А действительно, что они затеяли - недоумевал Раби.
  Он тоже встал в пролетке, и теперь они вдвоем с Пилкой, заинтересовано следили за странными манипуляциями полицейских.
  Десантник снова подошел к ним и приказал выгружаться из пролетки. После чего, велел кучеру вообще убраться с набережной.
  - Давай быстрее на улицу за магистратом, там сойди и успокой лошадь, чтобы не пугалась шума, ну и сам не пугайся ничего. Как бы не было шумно, это не опасно. Быстрее! - торопил он его.
  - А Вы стойте тут и без паники - обратился он к Раби, который на недоумевающие взгляды своих друзей только пожал плечами.
  Минут десять ничего не происходило, а затем откуда-то издалека, с большой скоростью, стал приближать ни на что не похожий шелестящий звук.
  - Вот смотрите! - Закричала Пилка, показывая пальцем куда-то вверх, в сторону магистрата. - Что это?
  Глава 3. Погоня.
  
  Оставшись в одиночестве, Нивея ментально связалась с Вильямом. Довольно быстро они пришли к единому мнению, что Болт скорее всего жертва тех кто использовал его суда для перевозки наркотических порошков.
  - "Он не организатор, не главарь банды и даже не рядовой ее член" - заключил Вильям.
  - "Верно" - согласилась Нивея. - "Он просто дурак, которому блеск золота затмил и без того невеликий разум. Вот и попался. Вряд ли он знает хоть что-то".
  - "А нам не нужно "что-то", нам нужно "кого-то"" - поправил ее Вильям. - "Того, с кем он говорил, кто этот таинственный владелец некого чудо-оружия. Непонятно только откуда начать поиски".
  - "Подожди, тут ко мне на встречу снова рвется Раби" - прервала его Нивея. - "Говорит, что они что-то непонятное нашли, не отключайся, послушай его, может, что путное скажет".
  Записка Болта прояснила все. Наконец стало понятным направление дальнейших поисков.
  - "Я высылаю тебе к утру капсулу и штурмовой вертолет" - пообещал Вильям. - "Завтра с утра наведайся в магистрат, освободи набережную и залив перед магистратом для их посадки. Одна группа на капсуле, другая на вертолете. Подальше друг от друга. Вертолет я вышлю с подготовленным боевым пилотом. Думаю, с Камилем. Он присоединится к вам в качестве пилота и командира второй группы ".
  - "Отлично! Камиль, лучше всего. Тем более, что он в курсе дела" - одобрила Нивея. - "Тогда я эту троицу тоже с собой возьму. Если не понадобятся, просто посидят в капсуле".
  
  Пилка, Раби и Кремень, вытаращив глаза смотрели на диковинную стрекозу, которая облетев вокруг площади, обдала всех порывом ураганного ветра. А затем, села в центре освобожденной для нее площадки. Из нее вышел человек в таком же костюме как у остальных десантников. По-видимому, старший по званию, судя по реакции остальных десантников.
  Человек этот подошел к Нивее и они о чем-то начали оживленно спорить, посматривая на небо.
  - Это не все еще? - Задал риторический вопрос Раби. - Чего-то еще ждут.
  - Вон!
  Пилка и на этот раз первая усмотрела в небе быстро движущуюся точку, которая все приближалась, постепенно превращаясь в диск, весьма приличного размера. Он не стал кружить над площадью, а сразу, почти упал на воду в заливе метрах в двух от каменной набережной, затормозив падение, буквально в последнее мгновение.
  На этом чудеса не закончились. Из диска вырос мостик и лег на край набережной, а на самом диске обозначилась площадка, и вырос холмик, примерно в рост человека.
  Соратники Болта, поглощенные созерцанием невиданного зрелища, даже не заметили, как к ним подошли трое десантников.
  - Это ваши вещи? - Вывел их и ступора вопрос одного из них.
  Раби молча кивнул.
  Десантники взяли сумки и понесли на мостик к плавающему диску.
  - Вам троим тоже за нами - сказал, обернувшись один из них, а затем, обратившись к Кремню, спросил. - Сам дойдешь?
  - Я помогу - заверил его Раби. - Идите, мы догоним.
  Пилка, с ужасом на красивом лице, мотала головой, показывая, что не пойдет в эту штуку ни за какие сокровища в мире. Сокровищ не потребовалось. Хватило того, что Раби молча расстегнул пряжку своего ремня. Девушка пересилила себя, и пошла, замыкая короткую колонну.
  - Да, лошади действительно не нужны - сказал Раби, поддерживая Кремня. - Надеюсь, стул для тебя там найдется.
  Внутри диска ничего страшного не было. Они оказались в довольно просторном помещении с белыми стенами. Абсолютно пустом! Даже их вещи куда-то исчезли. Десантники вышли, оставив их одних.
  - Где это мы? - Рассеяно спросила Пилка.
  - Вы находитесь на борту универсальной капсулы "Надежда" Союзной службы спасения. По всем вопросам обращайтесь к центральному компу капсулы - ответил ей довольно приятный женский голос, от звука которого Пилка взвизгнула и стала тревожно оглядываться по сторонам.
  Мужчины тоже забеспокоились поначалу, но так как более ничего не произошло, постепенно успокоились.
  - Интересно, стулья у них есть тут? - Спросил Кремень и оторопел.
  Стул вырос из пола, прямо под ним. Через некоторое время, после того как Кремень уселся, Пилка с Раби, тоже выпросили себе стулья.
  - Что там снаружи, где остальные? Так и будем сидеть одни? - Спросила нетерпеливая Пилка и тут же умолкла пораженная переменами в интерьере комнаты.
  Потолок и стены стали прозрачными и через них они увидели площадь, на которой по-прежнему о чем-то беседовали Нивея, бургомистр и присоединившийся к ним десантник из той самой стрекозы.
  - Пить хочется - пожаловалась Пилка. - А вода в вещах, которые куда-то спрятаны.
  Перед ней вырос столик, а в стене открылась ниша с чистыми стаканами и бутылочками разнообразных напитков.
  - Эта комната нас понимает - с удивление констатировал Раби. - Вот уж не думал, что увижу такие чудеса.
  - А мне Болт, говорил, что когда он был у Гетруса в Мируме, тоже насмотрелся всякого - вставила Пилка, - но про такое не рассказывал.
  После того как Пилка утолила жажду, а мужчины убедились что в нише, ничего крепче виноградного сока нет, все вернулись к созерцанию пейзажа вокруг капсулы.
  Наконец, Пресветлая попрощалась с учтиво поклонившимся ей бургомистром и пошла к диску. За ней двинулись ее сопровождение. Десантник тоже пошел к своей стрекозе, а за ним потянулся отряд, стоящий несколько в стороне.
  - Глядите!
  Пилка показала куда-то за спины. Мужчины повернулись и увидели совершенно преобразившееся помещение. Появился большой круглый стол и кресла вокруг него по числу всех десантников, Пресветлой и их троих.
  - Здорово! - Восхитился Раби. - Эта капсула ее на расстоянии понимает.
  Расселись вокруг стола, Пилка вызвалась подавать напитки, мотивируя, что от нее все равно в обсуждении мало толку. Но Нивея приказала ей сесть за общий стол и устроила повторный допрос о знакомых Болта за пределами Весейска.
  - А мы скоро полетим - робко спросила Пилка, когда ей показалось, что допрос окончен.
  - Мы уже скоро прилетим - ответила Нивея. - Примерно через пять минут. Вон смотрите сами.
  Одна из стен стала прозрачной, и все увидели какой-то белое марево внизу.
  - Это облака - объяснила Нивея. - Мы их видим сверху, с двенадцати километров. Уже вниз летим, сейчас сядем.
  Пилке стало нехорошо. Она с трудом держалась. Мужчины подавлено молчали. С таким способом передвижения им еще не приходилось сталкиваться.
  - Вы трое, сидите здесь и ждите - приказала Нивея. - Понадобитесь, я вас через капсулу приглашу. Мы рядом с трактиром "Преумножающий". Как выйдите, сразу увидите.
  
  Трактирщик в "Преумножающем" был другой. Вместо старика Томаса, за стойкой суетился какой-то незнакомец, совсем молодой, почти юноша. Он тут же определил ранг гостей и поспешил к ним от стойки, сверкая белозубой улыбкой.
  - Я к услугам Пресветлой госпожи - заверил он, немного робея. - Вы покушать, или отдохнуть? Наш трактир один из лучших на тракте. У нас уже останавливались люди из вашего клана. Сама Пресветлая госпожа Тина дважды посещала нас. Ее Величество, султанша Дансая, Пресветлая госпожа Майра, так же частая гостья у нас.
  - Как твое имя? - Прервала поток его красноречия Нивея. - И где прежний хозяин? Где дядя Томас?
  - Меня зовут Ватран. Я его племянник, пока его заменяю тут. А с дядей Томасом беда.
  - Да говори толком - поторопила его Нивея. - Что случилось и можно ли с ним поговорить?
  - Да, конечно, он браслетом лечится уже несколько месяцев. До сих пор не знаем, выкарабкается или нет. Вначале думали совсем помрет, но ему уже лучше.
  - Да что с ним такое, если его браслет столько времени лечит. Где он сейчас?
  - Здесь, у себя в комнате лежит, пожалуйте за мной Пресветлая.
  Нивея, ментально дала распоряжение десантникам, ждать ее в зале, а сама проследовала за молодым человеком, на верхние этажи.
  Трактирщик был очень плох, хотя болел уже несколько месяцев. Лежа встречать такую важную гостью он не мог, но попытка хотя бы сесть на кровати, не увенчалась успехом.
  - Лежи, дядя Томас, давай оставим эти церемонии - попросила Нивея. - Можешь рассказать, что с тобой приключилось?
  - Попробую. Значит, это случилось, не помню уж сколько времени назад. Зашел ко мне в трактир посетитель ...
  
  Томас, за долгую жизнь повидал всяких гостей в своем трактире. Некогда сама Пресветлая Тина захаживала, о чем он не забыл время от времени сообщать видным посетителям. Этот господин, хоть и был рангом ниже, но все же выделялся из общей людской массы людей на купеческом тракте.
  - "Верно, по какой-то секретной надобности путешествует или с негласной проверкой чего-нибудь" - предположил трактирщик глядя на гостя.
  Хотя какая она может быть негласная, если с первого взгляда на его одежду и манеры, в нем угадывался аристократ. На всякий случай, трактирщик взялся лично обслужить этого господина, не доверяя служанке.
  Господин заказал обильный обед и не торопясь поглощал его, справляясь у трактирщика, почтительно стоящего рядом, о разных пустяках.
  - Ко мне тут должен подойти один человек. У вас можно остановиться на несколько дней? - Спросил он у Томаса.
  - Конечно! Ваша милость сколько угодно может жить у меня в трактире - заверил его трактирщик. - Лучший номер к услугам Вашей милости, прошу прощения, что не знаю Вашего титула и звания.
  Господин согласно кивнул и, закончив свой обед, поднялся вслед за служанкой в отведенное ему помещение, так и не прояснив вопрос о своем титуле и звании.
  Два дня ничего не происходило, но в конце второго дня, под вечер уже, приехал, наконец, тот, кого он ждал.
  
  - Я эту породу хорошо знаю - продолжал Томас. - Парень из бывших. Из бандюков, одним словом. Вернее, уже не парень, лет ему не больше сорока. Эдакий живчик. Глазки так и бегают, сам суетится. Сразу подошел ко мне, сказал, что его должны тут ожидать.
  - Свел я их конечно. Они в номер заказали ужин, и этот аристократ распорядился, что номер его гостю не нужен. Он с ним в его номере поселится. Я не возражал и не удивился. Номер самый шикарный две спальни, гостиная, Чего не жить хоть вдесятером.
  - Утром, как водится у нас, служанка им в номер лучший завтрак. Они поели. А потом оба, значит, спускаются и договариваются об отъезде.
  Тут Томас немного задумался, припоминая, а затем продолжил.
  - Не договариваются даже, а этот старший приказывает ему ехать с ним. Гость заартачился, говорит, что ни о какой поездке к Юрку не договаривались и что ему назад нужно, а шхуну он прикажет пригнать туда, куда ему скажут.
  - И тут этот аристократ кивнул своему кучеру и слуге, те вскочили, под руки схватили этого его гостя и силой повели в экипаж этого аристократа.
  - Ну а ты что, дядя Томас? - Спросила Нивея.
  - Как что, я помню свой долг оберегать гостей. Догнал этого вельможу и спросил, чего это он безобразничает. А вот дальше ничего не помню.
  - Дальше я могу рассказать - подал голос племянник Томаса.
  - Мы с Питом, это наш конюх, увидели как дядя Томас вышел и даже не беспокоились, продолжили разбирать шкаф под стойкой. Там петля поистерлась и дверца болтается. Уж надоела своим скрипом, хорошо Корн новую петлю из Столицы привез...
  - Ты о Томасе говори, о петле потом - направила разговор в нужно русло Нивея.
  - Так вот, значит, мы и думать забыли, пока новый гость не вошел и громко так сказал, чего это у нас перед трактиром окровавленный человек лежит и не нужно ли ему чем помочь. Ну, мы конечно наружу, а там дядя Томас. Весь в крови. Руку оторвало, половина тела как будто разорвана. Даже не поняли чем это так его.
  - "По-моему, это те кого мы ищем " - ментально высказала Камилю догадку Нивея.
  - "Точно, он и есть, спроси какой голос у этого аристократа. Может такой же грубый, как тот, о котором Майка говорила" - Высказал догадку Камиль.
  - Голос очень грубый, низкий - ответил Томас на вопрос Нивеи. - Но в общем обычный. Таких полно голосов, особенно у пожилых людей.
  - Сможете подробно рассказать как выглядел экипаж того вельможи и как выглядел его гость? - продолжала расспрашивать Нивея.
  Разговоры продолжались до вечера. Нивея постепенно убедилась, что этот гость, действительно был Болт, собственной персоной. А Вильям, тем временем допросил в Столице Шнурка насчет внешности его хозяина и убедился, что по голосу и внешности, это тот же самый человек, с которым встречался Болт в "Преумножающем".
  Друзей Болта, поселили в номер, накормили и предоставили самим себе. Утром они вышли в общую залу на завтрак. Там же завтракали десантники Нивеи.
  - Извините Пресветлая - рискнула обратится Пилка к Нивее. - Что-нибудь узнали?
  Нивея, кратко пересказала разговоры с Томасом и констатировала их печальный итог. Дальней шее направление поисков неопределенно.
  - Как неопределенно! - Воскликнула Пилка. - Я знаю этого Юрка, к которому они поехали. Он в Кирети живет. У него там дом за городом.
  - "Слышал Вильям? Надо же, а я хотела их домой отправить" - ментально сообщила Нивея.
  - "На допросы с собой их бери, у них знакомых полно в воровской среде. Могут узнать или обратить внимание на то, что мы и не заметим" - подсказал Вильям.
  - "Я, пожалуй, и этого Ватрана возьму. Он видел того пожилого, главного" - предложила Нивея. - "И вот еще что. Дядю Томаса бы в Медцентр в Пальмиру. Он даже не сообщил никому о своей ране. Ее браслетом не вылечить"
  - "Это надо сделать" - согласился Вильям. - "С Томой или Майрой я сам поговорю, они там командует. Но это же не срочно, вот закончим дело, тогда и будем думать".
  
  Капсулу и вертолет, решили в городе не афишировать. Заинтересованные люди сразу поймут, кто может пользоваться такими транспортными средствами. Сели ночью на лесной поляне. Остаток пути прошли пешком и расположились так, что нужный дом оказался между группами десанта. Затем Нивея одна пошла в город, в магистрат.
  Одинокий дом на окраине города, до сих пор не привлекал внимания городской стражи, или как сейчас она стала называться, полиции. Полицмейстер и бургомистр города Кирети, с недоумением слушали рассказ Нивеи о возможной активности в их городе, поставщиков наркотических средств.
  - Прошу прощения Пресветлая - почтительно вставил полицмейстер, терпеливо дождавшись паузы в разговоре. - Авторитет вашего клана, настолько высок, что я поверю вам и на слово. Но, все же, не могли бы Вы хотя бы вкратце пояснить, на чем основаны ваши подозрения. Мы даже не слышали здесь ни о каких подозрительных караванах. А дом, о котором Вы упомянули, не значился никогда в сводках полиции даже в разделе мелких правонарушений.
  - О том, как и что мы узнали про этот дом я расскажу позже, сейчас некогда. Поверьте, у нас достаточно оснований для подозрений - ответила Нивея. - Клан Рысей считает, что со временем, именно такие вещества станут одной из главных проблем для каждой из Союза. Поэтому мы и отслеживаем людей, которые подозреваются в связях с их поставщиками.
  - Мы поняли Пресветлая - ответил на этот раз бургомистр. Взглядом, дав понять полицмейстеру, что вопросов больше задавать не нужно. - Говорите, в чем будет заключаться наша роль.
   - Ваша роль будет очень проста. Не мешать и выполнять разовые просьбы. Мои, и моих людей - ответила Нивея.
  
  Две группы, с разных сторон смотрели на аккуратный домик, утопающий в зелени сада, за каменной оградой. Он олицетворял собой совершенно мирную картину. Именно так и должен выглядеть домик, в котором доживают свой век пожилая чета, в окружении любящих внуков.
  - "Может, просто взять штурмом дом этого Юрка" - ментально предложил Камиль. - "Мы в несколько секунд это сделаем так, что со стороны даже видно ничего не будет".
  - "Давай не будем спешить" - остановила его Нивея. - "Попробуем провести хоть какую-нибудь разведку. Вдруг Болт еще жив. При штурме у него может и не остаться шансов".
  - "Я у Димитрия, этих зернышек набрал, через которые мы орков слушали. Может их, как-нибудь закинем в дом?" - Предложил Камиль. - "Нужен предлог, зайти в дом, или хотя бы, чтобы они открыли дверь".
  - "Неплохо бы" - согласилась Нивея. - "Кого только послать, чтобы без всяких подозрений ему открыли дверь? "
  - Господин Коржун - шепотом обратилась Нивея к полицмейстеру, который уговорил взять его на операцию. - Как бы проникнуть в этот дом хотя бы на несколько минут?
  Она коротко изложила ему суть задачи. Полицмейстер кивнул, попросил подождать и куда-то убежал. Вновь появился он примерно через полчаса, в сопровождении молодого человека, в форме полицейского.
  - Господин Эрик, отвечает за порядок в этом районе Кирети - представил он молодого человека. - У него, возможно, есть человек, который сможет сделать то, что вам нужно. Если Пресветлая позволит изложить ему суть дела.
  - Если нужно всего лишь незаметно бросить такую соринку, например на шкаф, то я, пожалуй, знаю как это можно сделать - сказал молодой человек, после того как внимательно выслушал Нивею.
  - Я месяц назад обещал Юрку, хозяину этого дома, выправить справку для получения диагностического браслета. Сами знаете, его можно купить только добропорядочным гражданам, к которым Юрок, увы, не относится. Вернее не относился до последнего времени. Но сейчас с него сняты все обвинения. Долги он выплатил, законы не нарушает, и бумагу эту, вполне заслужил.
  - А не удивится он, что ты сам пришел к нему с этим известием? - Усомнилась Нивея.
  - Нет - успокоил ее полицейский. - Я всех тут знаю, всегда сам стараюсь навещать интересных мне персонажей. И у него не раз бывал. Зайду и сейчас, Скажу, что бумага его готова, и он может ее получить в полиции. Похожу по комнатам, его отошлю за чем-нибудь, да и закину вашу соринку на какой-нибудь шкаф. Постараюсь незаметно, с учетом возможности скрытого наблюдения за мной.
  - Вы не обижайтесь, что я не могу пока посвятить Вас во все детали - извинилась Нивея. - Просто сделайте все, и постарайтесь как можно быстрее уйти. Предупреждаю еще раз, там могут скрываться очень опасные люди.
  
  - "А оркам мы другие зернышки подбрасывали. Эти лучше. Сразу через Биокомп слушаем" - в который уже раз восхищался Камиль.
  - "Полак постарался" - отозвалась Нивея. - "Ладно, не отвлекайся".
  Они внимательно слушали весь разговор Юрка с полицейским. Все шло по плану. Судя по, то удаляющемуся, то приближающемуся звуку голоса полицейского, зернышко удалось куда-то пристроить.
  - Да, тут нам из Столицы прислали какие-то вопросы - Сказал полицейский, уже после того, как попрощался. - Эдакое новое поветрие, мнение населения хотят узнать о полиции. Говорят, теперь каждый год такое будет. Так, что, я вечером еще раз к Вам зайду.
  - Молодец Ваш сотрудник - вырвалось у Нивеи, к удовольствию полицмейстера. - На ходу придумал повод второго посещения. Вопросы мы ему конечно напишем.
  - "И Тине идею подкинем, о таких вот опросах" - ментально ей подсказал Камиль.
  Дверь особняка закрылась за полицейским, и почти зразу после этого послышался новый голос. Грубый, низкий. Мгновенно настороживший Нивею.
  - Кто это был? - Спросил неизвестный.
  - Местный полицейский, заходил сообщить мне о том, что я могу выкупить свой диагностический браслет - ответил Юрок голосом, в котором явственно читался страх.
  - Тебе платят неплохие деньги всего лишь за пользование твоим подвалом. То есть ни за что! А ты полицию в дом пускаешь?
  - Но, Ваше Сиятельство - залепетал Юрок. - Как я могу не пустить начальника полиции района. Это вызовет еще большие подозрения. Он бывал у меня много раз. Он ко всем заходит. Молодой еще, дотошный, служебное рвение проявляет. Во все сам норовит нос сунуть.
  После этого, голоса смолкли. По-видимому, собеседники удались в другие помещения.
  - "Он назвал титул своего гостя, с грубым голосом" - обратил внимание Камиль.
  - "Это нам вряд ли поможет, главное, что он сам тут. Нужно проверить, узнает ли Ватран его голос" - предложила Нивея.
  И тут же, проиграла голос Ватрану, который скучал с остальными внутри "Надежды". Он подтвердил, что голос того самого человека, который ранил хозяина "Преумножающего".
  Снова послышался звук открываемой двери, затем шаги, после них другие шаги, и вопрос обладателя грубого голоса.
  - Где тут у тебя можно спрятаться, когда он снова придет вечером? За дверью слышно плохо.
  - Вашему Сиятельству будет удобно в этой нише - послышался шорох отодвигаемой шторы. - Здесь, в нише. Тут и кресло для Вашего Сиятельства можно поставить.
  - Да, пожалуй, тут можно будет спрятаться - послышался грубый голос, после какой-то возни и звуков передвигаемой мебели. - Позовешь меня снизу, когда он придет.
  Голоса снова смолкли.
  - Господин Эрик - обратилась Нивея к молодому полицейскому. - Что там за ниша, скрытая шторой до самого пола?
  - Да, я понял о чем Вы - отозвался Эрик. - Сейчас я нарисую план всех известных мне помещений в доме.
  - Речь идет, по-видимому, вот об этом закутке - полицейский показал на плане.
  - Но возможно еще об этом - он показал другое место на плане. - Больше ничего похожего на шторы там нет.
  - Хорошо. Задача такая ...
  Она голосом, по пунктам рассказала свой план Эрику и полицмейстеру. Затем, получив их одобрение, ментально повторила свой рассказ всем десантникам. Своим и Камиля, предписав второму отряду окружить дом быть готовым к штурму, если первый отряд попросит помощи, или долго не будет откликаться.
  - Все. Через час, время уже можно будет считать вечерним, тогда и начнем - распорядилась Нивея. - Вопросы для опросника, я передала на капсулу, они уже напечатаны.
  - Эрик, как только войдешь, сразу вручаешь листок хозяину. Просишь его как можно быстрее проставить галочки с ответами. Для этого вместе с хозяином отойдете от двери к столу - она показала на плане. - Главное, изображай спешку, чтобы он не запер двери.
  - Сейчас он не запирал, даже не закрывал - сказал Эрик. - Пока мы с ним говорили, входная дверь все время была приоткрыта.
  - Хорошо - одобрила Нивея. - Отрядам действовать на максимальной скорости. Чтобы он не смог применить свое оружие. Если кого повредите, потом вылечим в Пальмире.
  - Сам сразу встань тут - она показала Эрику точку на плане и отметила ее буквой "Э". - А то ворвется отряд, тебя сметет заодно со всеми. Вылечим потом конечно, но зачем лишний раз калечиться.
  
  Все прошло по плану. Эрик ничего не забыл и сразу встал на предписанное ему место. На определение ауры, особо не надеялись, и, как впоследствии оказалось, правильно. По каждой нише ударили вначале парализующим импульсом, затем, сорвали штору и связали того, кто был за ней. Обладатель грубого голоса оказался за шторой в нише, указанной на плане под номером два. Он не успел даже удивиться.
  
  #
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"