Солодкова Татьяна Владимировна: другие произведения.

Руины веры. Глава 11.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:


   11.
   Не знаю, чему учат эсбэшников, но уж точно не осторожности. Спокойно захожу в условленный заброшенный дом с черного хода и оказываюсь прямиком у Питера за спиной. А он стоит, совершенно расслабившись, выглядывает в окно с выбитым стеклом и вглядывается в темноту.
   Внезапно просыпается азарт. Достаю из кармана складной нож, но не раскрываю, подкрадываюсь поближе, а потом резко бросаюсь Питу на спину, прижимая нож к горлу. Он дергается, но чувствует холодный металл у своей шеи и замирает.
   -- Чего вы хотите? -- придушенно шепчет.
   -- Мозгов тебе, -- отвечаю грубо и отпускаю его.
   Он резко оборачивается.
   -- Кэм! Живой! -- даже не обиделся, ну надо же.
   -- Поори еще громче, и мы оба не будем, -- обрываю его радость. -- Ты, что, дебил?
   Питер замолкает, а я несколько секунд стою и не двигаюсь, вслушиваясь в тишину. Нет, ни звука.
   -- Еще раз так заорешь, прирежу на самом деле, -- говорю жестко.
   -- Да ладно тебе, -- наконец-таки, обижается Пит. -- Я думал, ты не придешь. Уже всякого напридумал...
   Только отмахиваюсь.
   Темно. Хорошо хоть не додумался зажечь фонарь, ожидая меня. Глаза уже привыкли к темноте, поэтому нахожу взглядом очертания какого-то старого электроприбора, подхожу, ставлю его на попа, сажусь сверху.
   -- Так что ты узнал? -- не терпится Питу. Он чем-то щелкает. Записывающее устройство, понимаю. Потащит потом аналитикам СБ.
   -- Ничего, -- говорю честно.
   -- В смысле? -- теряется мой связной.
   -- В прямом, -- пожимаю плечами, хотя, вряд ли, он видит мой жест. -- Я новичок, никто не станет делиться со мной тайнами.
   -- Но ты новичок? -- голос Питера наполняется энтузиазмом. -- Тебя приняли в банду? Как тебе удалось?
   -- Пришлось кое-кого убить, -- отвечаю чистую правду.
   -- То есть? -- теряется Пит, думает, шучу.
   -- То есть взять и прирезать твоим новеньким ножиком, -- не вижу, но не сомневаюсь, мой связной бледнеет. -- Да-да, -- добиваю, -- тем самым, который я недавно прижимал к твоему горлу.
   Тошнит от своих же слов, но пусть знает все, как есть. Снова хочется мыть руки. Зажимаю ладони между колен.
   Питер молчит. Он поражен.
   -- А...э-э... хм, -- ему не сразу удается взять себя в руки.
   -- Что мне удалось узнать? -- подсказываю. Мой голос спокоен.
   -- Да, именно.
   -- Толком ничего, -- приходится повторить. -- Коэн намекнул о "богатых друзьях", но имел ли он в виду "верхних", не знаю.
   -- Ты должен втереться к нему в доверие.
   -- Знаю.
   -- Но быть осторожным.
   -- Знаю.
   Питер замолкает, не зная, что еще сказать. Кто знает, что он ждал от нашей первой встречи, но точно не такого результата.
   Откашливаюсь.
   -- Пит, -- чуть ли не впервые общаюсь к связному по имени.
   -- А?
   Не знаю, имею ли право делать собственные выводы и, тем более, высказывать их, но смолчать не могу.
   -- Пит, Проклятые далеко не профессионалы. Не могли эти люди садиться во флайер, лететь в Верхний мир, убить там кучу людей и спокойно вернуться обратно и продолжить грабить заводы и соседние банды.
   -- Потому мы и считаем, что заказчик живет "наверху".
   -- Да нет же, -- мотаю головой, хотя собеседник меня не видит. Не могу объяснить, подобрать слова. -- Что-то в вашей версии не так!
   -- Хм, -- откликается Питер. -- Я так понимаю, это заключение основано на твоих ощущениях, а не на фактах.
   -- Вроде того, -- бурчу.
   -- Я передам твои слова, -- обещает, и не думая насмехаться.
   Повисает неловкое молчание.
   -- Как ты выбрался?
   Поджимаю губы. Как выбрался -- одно, а вот как вернуться и не вызвать подозрений...
   -- С трудом, -- отвечаю честно.
   -- А как вернешься?
   -- Без понятия.
   -- Хм... понятно...
   Вот и поговорили.
   Ничего тебе не понятно, друг мой Питер. Хотя какой, к черту, друг?
   -- Тогда я больше тебя не задерживаю, -- решает эсбэшник. -- Мы будем следить за передвижениями банды через спутники. Если ничего не изменится, жду тебя через месяц на этом месте.
   Это разумно, не факт, что после сегодняшнего провала Проклятые не захотят сменить место дислокации.
   -- Хорошо, -- соглашаюсь. Что мне остается?
   -- Коннери кое-что узнал о твоем отце... -- начинает Пит, но я перебиваю:
   -- Не надо, ничего не хочу знать!
   Сердце сжимается. Какого черта он коснулся этой темы? Кто его просил?!
   Повисает неловкое молчание.
   -- Скажи только, он жив? -- не сдерживаюсь.
   -- Да.
   -- Этого мне достаточно, -- говорю и встаю. Я механизм, бездушный механизм, я делаю, что должно, я не чувствую... -- Мне пора.
   -- До встречи, -- растерянно прощается мой наивный связной.
   -- До встречи, -- отзываюсь эхом и выхожу в ночь.
  
   ***
   Снег скрипит под ногами, свет спутника слабый, иду практически на ощупь.
   Настроение отвратительное. Упоминание об отце выбило меня из колеи. Нельзя. Отец жив, а значит, нужно действовать, а не жалеть ни себя, ни его.
   Холодно, даже лицо мерзнет. Ежусь и поднимаю воротник теплой куртки до самого носа.
   Нужно думать о том, как вернуться и что сказать в свое оправдание -- вот что сейчас имеет значение. Заблудился? Прятался от патруля? Ждал, когда, пройдет боль в ноге? Да, я же хромаю, нужно не забыть...
   Скрип.
   Показалось, или?..
   Ускоряю шаг и понимаю, что слышу скрип снега не только под моими ботинками. Меня кто-то преследует, и этот кто-то близко.
   Уже давно ничего не боюсь и принимаю все со спокойствием обреченного, но сейчас меня пробирает до костей. А еще захлестывает злость -- запредельная глупость: погрузиться в свои мысли, что совсем потерять осторожность и не заметить "хвост" вовремя.
   Если кто-то из Проклятых следит за мной, мне конец.
   Скрип.
   Да, мне не кажется, снег скрипит не от моих шагов. Кто-то идет за мной. Покрепче сжимаю нож в кармане: просто так я все равно не дамся. Сейчас убийство не кажется мне чем-то отвратительным, в данный момент убийство -- мой единственный, последний шанс: или я, или меня.
   Не останавливаюсь и постоянно оборачиваюсь, но ничего не видно. Ускоряю и замедляю шаг, но "хвост" не отстает. Значит, без сомнений, не случайный попутчик.
   Скриплю зубами от злости на себя и эту треклятую жизнь. Если бы ненавистью можно было отравиться, быть бы мне уже мертвецом.
   В попытке сбросить "хвост" меняю траекторию, захожу в темный двор, прячусь в тени строений.
   Такой уж Нижний мир -- здесь полно заброшенных бараков. Люди живут в тех, что поцелее, покидая развалившиеся, и постоянно кочуя. Старых построек тут куда больше, чем ныне жилых. Должно быть, через некоторое время, никого за пределами заводов не останется.
   Тишина.
   Как ни прислушиваюсь, ничего не слышу. Прошел мимо? Не успел заметить моего маневра?
   На всякий случай пережидаю еще некоторое время, потом осторожно перемещаюсь. Прижимаюсь к стене до боли в лопатках. Осторожно приближаюсь к углу здания, высовываюсь, и...
   Из темноты на меня бросается тень. Он выше, быстрее, сильнее меня. Одно почти неуловимое глазом движение, и меня отшвыривает на стену, бьюсь о нее спиной, а мое горло уже прижимают локтем -- не дернешься, куда уж воспользоваться ножом. Нож в кармане, ноги болтаются в воздухе, а вес моего тела удерживается только рукой нападающего, прижавшего за горло к стене.
   Черта с два так просто сдамся. Не брыкаюсь, изображаю покорность, осторожно тянусь к карману, где лежит нож...
   -- Даже не пытайся, -- холодно произносит знакомый голос, тот самый, что совсем недавно благодарил меня за спасение жизни.
   -- Рай..ан, -- пытаюсь сказать, но задыхаюсь, хриплю, мне не хватает воздуха. Откуда в этом тощем парне столько силы? Я не опаснее куклы на веревочках в его захвате.
   Он тоже понимает, что еще немного, и потеряю сознание от удушья. Резко отстраняется, убирая руку. Я безвольным кулем падаю на утоптанный снег.
   -- У тебя есть тридцать секунд, чтобы объясниться, -- нет обычного спокойного тона, в голосе столько льда, что не сомневаюсь, этот человек умеет, способен, может убить, убивал.
   -- Я... я заблудился, -- голос срывается, он все же пережал мне горло.
   -- Так заблудился, что пошел вообще не в ту сторону, куда пошли все? -- каждое слово, будто плевок.
   -- Да, -- настаиваю, другой версии у меня все равно нет.
   Попробовать выхватить нож? Ожидает ли он от меня нападения? Но не шевелюсь и не делаю попыток подняться.
   Я.
   Не хочу.
   Убивать.
   Кесседи.
   Будь на его месте Коэн или хотя бы Фил, тогда стоило бы рискнуть.
   -- Райан, я заблудился, правда. Я всю жизнь провел на заводе, сам подумай, я не знаю город, -- глупо, но вдруг удастся заговорить зубы.
   -- За идиота меня держишь? -- кажется, его голос звучит спокойнее. Уже хорошо.
   -- Нет, -- не оставляю надежды договориться. -- Это правда, я заблудился и...
   Не успеваю договорить, Кесседи приседает, инстинктивно группируюсь и ожидаю удара, но, оказывается, он всего лишь опускается на корточки, чтобы наши глаза были на одном уровне.
   -- Ты спас мне жизнь, -- произносит медленно, будто не уверен, что до меня дойдет с первого раза, -- и я -- твой должник. Если Фред узнает, в какой части города я тебя выловил...
   Он не заканчивает предложение, все и так понятно.
   -- Знаю, -- бормочу.
   -- Не уверен, что знаешь, -- в голосе Райана слышится что-то такое, чему не могу подобрать определение: злость, досада, горечь? -- Я видел, что Фред сделал с тем, кого как-то раз заподозрил в шпионаже. Можешь не сомневаться, тот парнишка пожалел, что родился на свет. Более некрасивой и жестокой смерти я не видел, а повидал я всякое.
   Я тоже помню фото "пугала". Мне бы заткнуться и кивать, уповая на то, что чувство долга перед спасшим ему жизнь возьмет над Кесседи верх, но меня вдруг тоже одолевает злость.
   "Пугало"...
   Сволочи!
   -- Тогда почему не остановил?! -- почти кричу ему в лицо. -- Ты же второй человек в банде! Ты мог помешать, -- кривлюсь, передразнивая, -- "такой некрасивой смерти"!
   Райан молчит. Так же молча встает, потом берет и поднимает меня за шиворот. Не сопротивляюсь.
   -- Пошли, -- говорит сухо и начинает брести к дороге.
   Ни черта не понимаю, кроме того, что Кесседи все же считает себя мне обязанным, и сдавать Коэну пока не намерен.
   Догоняю. Вместе бредем в тишине.
   -- Меня не было, -- вдруг тихо произносит Райан и больше ничего не говорит.
   Значит, Кесседи вернулся слишком поздно. Не знаю, почему, но мне становится легче, что он в этом не участвовал.
   -- Он, правда, был шпионом? -- спрашиваю.
   Райан сплевывает.
   -- Если бы были доказательства, его смерть была бы быстрее.
   Значит, парень, работающий на СБ так и не раскололся. Что же Коннери обещал ему в случае успеха?
   Сглатываю вязкую слюну, и больше ничего не говорю. Кесседи тоже.
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Старр "Мой невыносимый босс" (Современный любовный роман) | | К.Кострова "Соседи поневоле" (Юмор) | | Н.Князькова "Мужчина без кода доступа" (Короткий любовный роман) | | Н.Геярова "Шестая жена" (Попаданцы в другие миры) | | CaseyLiss "Случайная ведьма или Университет Заговоров и других Пакостей" (Любовное фэнтези) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | А.Минаева "Леди-Бунтарка, или Я решу сама!" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"