Солодкова Татьяна Владимировна: другие произведения.

Руины веры. Глава 43.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:


   43.
   -- Не слишком ли ты много шастаешь? -- бурчу, когда вечером Райан возвращается в комнату. Ходил общаться с бандой. -- Учти, если швы разойдутся, второй раз шить не стану.
   Сижу на подоконнике. Болтаю ногой в воздухе.
   -- Ничего со мной не будет, -- отмахивается, хотя и двигается осторожно, как старик с палкой. -- Я нашел в аптечке пару средств, ускоряющих регенерацию. Скоро буду как новый.
   Новый мне не нужен. Мне старый нравится.
   Оставляю эти мысли при себе. Комментирую:
   -- А у наших террористов ничего себе аптечка. Куча всего полезного.
   Райан вздыхает:
   -- Ты удивишься, сколько всего полезного в распоряжении современных врачей. Будь я в больнице, уже завтра смог бы бегать.
   -- Ты и так носишься, вместо того, чтобы лежать, -- напоминаю. Воспоминания о вчерашнем вечере и Кесседи, истекающем кровью, еще слишком свежи в моей памяти.
   -- Прекрати, -- просит спокойно. -- Нельзя мне лежать. Нужно было показаться остальным. Чтобы не думали, что я при смерти.
   Морщусь.
   -- Чтобы никому не пришло в голову оспаривать твое место во главе?
   Смотрит осуждающе.
   -- Чтобы никто из них не решил, что теперь они беззащитны, и в панике не дал деру, -- отрезает.
   Ну, если посмотреть с этой стороны...
   -- Ладно, проехали, -- отворачиваюсь. Снова пялюсь в окно.
   Во дворе садится флайер Гилла. Приехал. Интересно, что сказал шеф о нашей стычке с полицией?
   Райан видит, что я что-то внимательно разглядываю внизу. Подходит. Подтягиваю согнутые в коленях ноги к груди, чтобы освободить место.
   -- Долго же он.
   Пожимаю плечами.
   -- Может, главный живет на другом континенте?
   -- Или разговор вышел долгий.
   -- Тоже верно, -- соглашаюсь. Ежусь. Не нравится мне все это.
   Для СБ все просто. Идите и сделайте. А как нам провернуть задуманное, кто его знает.
   -- Когда думаешь поговорить с Гиллом о встрече с шефом? -- спрашиваю.
   Кесседи бросает на меня хмурый взгляд:
   -- Понятия не имею. Надо попасть под хорошее настроение. И чтобы впечатление о вчерашних событиях поослабли.
   Хмыкаю:
   -- Тогда через год.
   -- Не умничай, умник, -- огрызается, но не зло. Трет переносицу. Цветущим его вид точно не назовешь, несмотря на браваду.
   -- Мы завтра пойдем без тебя, -- говорю серьезно.
   Вскидывает голову.
   -- С чего бы это?
   -- С того, что, может быть, когда все уйдут, ты, наконец, отлежишься.
   -- Может, мне полезны прогулки на свежем воздухе? -- щурится, глядя на меня.
   Медленно закипаю. А когда уже собираюсь прочесть целую проповедь о глупости и безответственности некоторых, до меня доходит, что Кесседи просто подшучивает надо мной.
   -- Очень смешно, -- закатываю глаза.
   Довольно улыбается.
   -- Вообще-то да. Ты так за меня переживаешь, будто мне оторвало ногу.
   -- Типун тебе на язык, -- теперь злюсь. -- Что плохого, что за тебя кто-то переживает?
   После этих слов лицо Райана становится серьезным. Он закусывает губу. Отворачивается. Несколько минут стоит молча, глядя в окно. Руки в карманах пижамных штанов.
   -- Хорошо, Кэм, -- произносит тихо. -- Это очень хорошо. Но непривычно.
   Понимаю. Это он привык заботиться о ком-то, а не наоборот.
   Из коридора доносится шум. Воспользовавшись этим, спрыгиваю с подоконника.
   -- Сантьяго принес ужин, -- говорю, -- надо забрать.
   Иду к двери, а Кесседи так и остается у окна. Шутливого настроения как не бывало. Лицо задумчивое.
   Хочется провалиться сквозь землю. О чем и о ком мне удалось ему напомнить своими неосторожными словами? О семье, о ком же еще.
   Спешу ретироваться. Язык мой -- враг мой. И сейчас лучшее, что я могу сделать -- заткнуться.
  
   ***
   Как и договорились, утром мы вылетаем в город без Райана.
   Обещает, что это в первый и последний раз. Не спорю. Если регенерационное средство из аптечки Гилла так хорошо, как считает Кесседи, тем лучше.
   Как-то происходит само собой, что вместо главаря координатором выступаю я. Раздаю карты и деньги. Напутствую, напоминаю, что можно делать в Верхнем мире, а чего нельзя.
   Меняю маршруты местами. Отправляю Попса в торговый центр, где была съедена злосчастная булка. Курта - по бывшему маршруту Брэда. Здоровяка отпускаю с опаской. Но пойти сейчас с ним -- унизить в глазах остальных. Мы говорили об этом с Райаном. Он сказал, что они с Куртом обсудили то, что произошло, и сейчас лучшее, что можно сделать, это не упоминать о неприятном инциденте с булкой. Тем более, при всех. Кесседи виднее.
   Остаюсь в одиночестве.
   Даже странно. Раньше одиночество было моим обычным состоянием. Теперь непривычно, когда рядом никого.
   Засовываю руки в карманы куртки и плетусь по улице. У меня нет цели, кроме одной -- потратить время до вечера и убедиться, что все Проклятые сели во флайер.
   Не пользуюсь транспортом, ни наземным, ни подземным. Хочется пройтись.
   Гуляю бесцельно несколько часов. Смотрю на людей, здания, машины и флайеры. Обычная столичная суета в будний день.
   У людей здесь свои проблемы: неоплаченный кредит, важная встреча по работе, увольнение, собеседование, расставание и встреча влюбленных. Тут тоже умирают. Гибнут. Болеют. Падают на ровном месте и разбивают коленки. Ломают конечности. Попадают в аварии. Но все это является элементом внезапности. Исключение из гладкого течения жизни, а не норма.
   В Нижнем Мире нормой является голод и холод, боль и насилие.
   Вглядываюсь в лица горожан, спешащих по своим делам. Не их вина, что в часе полета флайера замерзают дети. Они ни то что не задумываются, им ничего об этом неизвестно. СМИ, которые так любят раздувать скандалы из ничего, в данном случае молчат. Для Верхнего мира Нижнего будто не существует.
   У меня настроение для фантазий. Что будет, если каким-то чудом все удастся, и мне больше не придется возвращаться "вниз"? Смогу ли жить ЗДЕСЬ, зная, что происходит ТАМ?
   Долго думать нет смысла. Ответ мне известен -- не смогу. Каждый раз, когда мне понадобится купить дешевую лампочку, буду вспоминать завод, на котором их изготавливают. Двенадцатилетнего мальчишку, живущего со мной на одном этаже в общежитии, которому оторвало конвейером кисть руки. Мы изготавливали те самые лампочки...
   Не знаю, что случилось с тем мальчиком. Его увезли. Кричащего и плачущего. Прижимающего к себе кровоточащий обрубок. А кисть просто выкинули в мусорную трубу. Кисть, которую можно было бы пришить в два счета, так, что не осталось бы даже шрама. Будь мы в Верхнем мире, разумеется.
   Сколько таких случаев на моей памяти? Считать нет смысла. Потому что, когда думаю об этом, начинаю симпатизировать террористам. Не знаю, кто они и чего добиваются. Но мне хочется подорвать Верхний мир с его красотой и золотом к чертям собачьим.
   Глупо.
   Если вдуматься, никому не желаю зла. Просто обидно.
   Ежусь и поднимаю воротник. С неба начинают лететь редкие снежинки. На дороги уже выехала снегоуборочная техника. Здесь не бывает сугробов.
   Если случится чудо, и мы выживем, никогда не вернусь в Нижний мир, но и не смогу жить в Верхнем. Бежать с Аквилона. Подальше и без оглядки. Когда не можешь ничего изменить, хотя бы не участвуй.
   За невеселыми мыслями совсем не замечаю, куда иду. А когда поднимаю голову, понимаю, что стою перед высоким офисным зданием. В его зеркальных стенах отражается солнце, а сотня этажей уходит далеко в небо.
  
   Они оставили флайер на подземной парковке, и теперь идут к зданию. Отец и его шестилетняя дочь. Маленькая ладошка девочки в теплой и надежной ладони отца.
   -- Почему ты раньше никогда не брал меня с собой? -- спрашивает девочка. Ее глаза горят от восторга. Она ни разу не была в деловом центре столицы. Здесь только небоскребы, огромные и величественные. Ничего общего с тихим районом, в котором живет ее семья.
   -- Я бы и сейчас не брал, если бы мама не была занята, -- вздыхает отец. -- Нечего тебе делать среди этих акул.
   -- Почему акул? -- тут же цепляется девочка. -- Ты же не в зоопарке работаешь.
   -- Акулы не в зоопарке, а в океанариуме, -- смеется папа. Ласково треплет дочь по волосам. Сегодня тепло, и она без шапки. -- А про моих акул -- вырастешь, поймешь.
   Девочка морщит лоб, пытаясь сообразить.
   -- Гадкие, да?
   -- Опасные, если зазеваться, -- поправляет отец.
   -- Ну, так ты не зевай на работе, -- серьезно советует девочка. -- Мама говорит, если с утра выпьет кофе, тут же перестает зевать. А ты пил сегодня кофе?
   -- Пил-пил, -- смеется мужчина.
   -- Ух ты! -- они подходят к зданию, и девочка замирает в восхищении. -- Тысяча этажей!
   -- Сто четырнадцать, -- поправляет отец. -- В столице нет зданий, выше ста четырнадцати этажей.
   -- Почему? -- девочка умеет считать, но для нее нет большой разницы сто или тысяча. Это все равно ужас как много.
   -- Потому, что тогда они будут мешать транспортной сети.
   Отец указывает вверх, и девочка послушно задирает голову, следуя взглядом за его жестом. В небе несутся флайеры. Сверкающие. Быстрые...
  
   Они и сейчас несутся над головой в транспортном потоке. В этом районе их посадка строго ограничена, и если нет специального разрешения, садись на окраине города и добирайся оттуда по земле или под ней.
   Щурюсь и вглядываюсь в сияющую на солнце табличку справа от входа: "Строй-Феррис". Надо же, фирма функционирует и даже сохранила свое название. Сумел ли дядя ее спасти, или теперь она в руках не связанных с нашей семьей людей?
   И все же улыбаюсь. Дело всей жизни моего отца не погибло в его отсутствие.
   -- Эй, парень, чего тебе? -- окликает меня высоченный охранник, прохаживающийся у стеклянных дверей.
   Это Патрик. Помню, как папа нанимал его. Тогда он был еще совсем мальчишкой. Тонким и долговязым. Дядя был против, а отец утверждал, что из парня выйдет толк, и настаивал, что верных людей надо растить смолоду.
   Качаю головой. Отступаю.
   -- Ничего.
   Патрик щурится на солнце. Пытается разглядеть мое лицо.
   -- Парень, а я тебя знаю? -- его собственное лицо принимает задумчивое выражение. Что-то во мне показалось ему знакомым.
   -- Нет, -- пожимаю плечами, не вынимая рук из карманов, -- извини.
   Разворачиваюсь и иду прочь. Быстро и не оглядываясь.
   Патрик ошибся. Мы никогда раньше с ним не встречались. Потому что мне всего четыре года отроду. Юный в то время охранник был знаком с хозяйской дочерью. Но она давно умерла.
  
   ***
   Прихожу на место встречи раньше других и прибываю в совершенно растрепанных чувствах. Патрик, Патрик, к черту твою наблюдательность.
   К моему облегчению Проклятые возвращаются в полном составе. Сначала оказавшийся самым примерным Брэдли Попс. За ним близнецы. Затем Олаф. И самым последним -- Курт. Все вполне веселы и довольны собой. Значит, все прошло гладко.
   -- Как так? -- рассуждает Брэд, устроившись возле меня на скамейке. -- Люди живут в раю и не понимают это.
   -- А ты понимал, в каком аду жил, пока не увидел Верхний мир? -- бурчит Курт.
   Как ни странно, Попс не спешит соглашаться.
   -- Мы нормально жили. А они в раю. Вот до банды было плохо.
   Помню историю Брэда. Его семья по-настоящему голодала. А потом его отец обезумил от отчаяния, и убил мать Рыжего и двух его маленьких сестренок. Самому Попсу чудом удалось сбежать. И он прибился к Смирроу.
   -- Ну, это с Джеком нормально жили, -- вставляет Рид, намекая на террор Коэна.
   Молчу. Болтаю ногой в воздухе, сидя на скамейке. Не вмешиваюсь. У нас с Брэдом разное понимание нормальности. Нет "нормальной" жизни в Нижнем мире.
   -- Вон, наш! -- Олаф первым замечает серебристый флайер, идущий на посадку.
   "Наш". Не наш, а загадочного шефа.
   Мне вдруг становится стыдно за себя. И как мне сегодня могло прийти в голову, что террористы правы?
   -- Пойдемте, -- командую, а то так и будут пялиться на флайер.
   К чудесам Верхнего мира они так и не привыкли.
  

Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Попаданцы в другие миры) | | К.Юраш "В том гробу твоя зарплата. Трудовыебудни" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | П.Флер "Поцелуй василиска" (Попаданцы в другие миры) | | О.Чекменёва "Доминика из Долины оборотней" (Любовное фэнтези) | | А.Анжело "Сандарская академия магии" (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Эквей. Трилистник судьбы" (Любовная фантастика) | | М.Мистеру "Прятки с Вельзевулом" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Романова "За Край" (Любовное фэнтези) | | А.Хоуп "Тайна Чёрного дракона" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"