Соль Евгений: другие произведения.

Путь Николая. Охотник на нежить. Главы 1-11

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 4.99*28  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать, когда ты оказался неизвестно где и неизвестно как. Мир полный чудовищ и боли. И это не только о людях говорится. Что делать, когда помочь тебе некому, да и не захочет никто помогать. Тут так не принято. Тут принято брать в руки меч и доказывать свое право на жизнь. Жизнь под небом на земле Сотни Королевств. На земле десятков видов и еще больше народов. На земле стали и магии. На земле живых и мертвых. На земле, которая является теперь твоим домом? Что же делать?

  Глава 1. Неудачное знакомство.
  
   Шел обычный будний день из обычного набора таких же дней в череде уже наскучившей жизни младшего помощника менеджера по продажам. Я брел домой после тяжелого рабочего дня на этой дурацкой конторке, куда устроился два года назад. Большие перспективы и карьерный рост, который мне обещали, улетели по неизвестному направлению. Наверное в сторону тех толстосумов, что давали все эти красивые предложения. Когда окончил университет, жизнь казалось бы сейчас прыгнет на невиданные высоты. Деньги, почет и другие радости жизни должны были вот-вот нагрянуть в моё скудное существование от стипендии к стипендии. Все эти подработки после пар, лишь бы наскрести немного денежки к сессии, да покушать вечером в общаге чего-нибудь этакого. Да угостить девчонок на вечерних посиделках.
  - Эх... Как же все было тогда хорошо... - сам даже немного удивился от тяжести грусти в своих словах.
  - А этот жирный свинтус еще пожалеет о сказанном. - сгоряча подумалось мне.
   А почему это собственно говоря сгоряча? Да два года прошло, а толку ноль. Уже третий раз меня не повышают на вакантное местечко. И это явно не потому, что ленивый. Нет. Я постоянно работал допоздна. При необходимости, всегда задерживался. Все поставленные задачи выполнял точно в срок, а иногда, и раньше. Нет, тут должна быть другая причина. И сразу же в голове закрутились воспоминания. Вспомнил вечеринку на работе, которую коллектив устроил в виду большего праздника, то ли план перевыполнили годовой, то ли еще чего там. А вспомнился, именно разговор со своим коллегой Васькой Жбаном.
  - Колян, вот ты парень хороший, толковый, да малость придурковатый! - сказал чуть подвыпившим голосом Васька.
  - Чего это вдруг придурковатый? - с удивлением посмотрел я на него, не перебрал ли боевой товарищ фронтовых.
  - Вот ты рвешь жилы на работе? Рвешь! А толку то? Дали тебе повышение? Нет! А знаешь почему? - Василий даже пододвинулся ко мне поближе и заговорщицки огляделся.
  - Ну? Давай не тяни. И так тошно еще, - поддавшись на провокацию я и сам огляделся и полушёпотом переспросил.
  - А все потому что жилы рвешь! Что не понял? Ха! Хорошо работаешь говорю. От того и не переводят! Зачем терять качественного работничка и брать взамен дурачка какого-нибудь?
  - Все-таки напился, - эх, а думал что толковое скажет.
  - Сам ты напился! Ну может еще поймешь о чем я толкую. А пока говорю же, дурачок. Ладно. Скучно с тобой. Пойду к Вальке примажусь. Вдруг чего выгорит, - сказал поднимаясь Василий.
  - Иди-иди, Казанова... - а самому даже немного обидно стало. А вдруг прав Василий? Да нет, не может быть. Дурость сказал он.
   И вот теперь иду домой с третьим отказом. Прав был Вася, прав. Нет, хватит уже тут сидеть, наработался. Так и до конца жизни можно будет дотянуть, а потом на пенсию. И так почти вся зарплата уходит на аренду небольшой однокомнатной квартирки, поесть чего-нибудь да одеться "малость" представительно. То есть, костюм - брюки да рубаха. Думал, буду солидно выглядеть - больше шансов на повышение будет. Угу, куда там. Ладно, чего его горевать понапрасну. Завтра напишу заявление на увольнение, да резюме поскидываю по фирмам, благо уже давно написано. Жаль семьи нет своей. Пока работал, не до того было. Девушки надолго не задерживались, квартиры своей нет, времени мало уделял, да чего уж там, набегаешься за день - дома уже не то что времени кому-либо уделить, поесть сил не хватает. Хотя, может это и хорошо, что семьи пока нет. Без работы меньше проблем будет, себя месяц другой прокормлю, заначка есть. Да и молодой еще в принципе, двадцать третий годок только недавно пошел.
   С такими мыслями почти и домой пришел, вон двор уже показался, метров триста осталось. Отвлекся, даже легче немного стало. Сам себе улыбнулся и наподдал побыстрее к подъезду. Дома наперекор привычке спать не завалился. Решил сегодня "побунтовать" немного, пошел перекусить что-нибудь сделать. Первый час пошел уже, а как глазами холодильник нашел - желудок сказал свое веское слово. Да только улыбка с лица сошла, как только его открыл. Колбаса, сыр и кетчуп, негусто. Можно было бы перебить аппетит, но неохота. У меня всегда была деятельная натура и на работе закалку себе уже сделал. Решил жиденького сварить, а то скоро живот к спине прилипнет. На одних сухарях живу, шутка конечно, но бутербродами питаться - здоровью вредить. Решил снова одеться, да в круглосуточный магазин сбегать через дорогу. Воду поставил на газовую плиту, подачу газа небольшую сделал и побежал, за пять минут как раз закипит.
   На улице прохладно стало. Или не замечал до этого. Получше в свою кожаную куртку укутался и трусцой ринулся напрямик через двор. В магазине как обычно, кроме парочки ребят с несколькими бутылками пива у кассы, больше никого не было. Так что за три минуты управился. Схватил пачку макарон, пару окороков куриных да приправы, а сам вспоминал как недавно, годков пять назад, сам так с ребятами в магазин ночью бегал, да на лавочке под подъездом пиво пили под смешные истории из жизни. Эх, весело то было, весело. Еще минута на кассе, на ходу в пакет окорока закидывал, минута осталась примерно, если уже вода не закипела. Перебегая дорогу услышал писк тормозов, и матерный окрик. Мельком глянул за спину, не в мою сторону кричали, даже близко машина не доехала.
  - Ну и ладно, - с усмешкой сам себе пробормотал.
   А машинка то хороша, Фольксваген Туарег, миллиона три деревянных. Помнится, финансовый директор на такой одно время катался. Мужики слюни пускали на перекурах, чего уж там, Коля тоже пускал. Так, отвлекся, чуть о бордюр не перецепился. Домой, побыстрей домой.
  - Уйди от меня, скотина! Руку отпусти, больно! - громкий женский окрик разрезал ночную тишину.
  - Закрой рот и сядь обратно в машину, дура! - а этот голос был противный, гнусавый и протяжной. В голове сразу возникает образ, этакого худощавого, смазливого юнца из "золотой" молодежи, привыкшего к своей безнаказанности и потому уверовавшего, в свою значимость в обществе.
  - Отпусти меня! Я кричать буду!
   Обернувшись, я увидел то, что в принципе и представлял себе несколько секунд назад. Небольшой паренек, схватил за руку низенькую девушку и тащит к открытой дверце того самого Туарега. Лучше разглядеть не удалось. Между нами была небольшая полянка с кустарником. Оглядевшись вокруг, никого не заметил, не то, что патрульных, людей вообще нет. Как бы верно угадать что там происходит, ведь бывает, смотришь - насилие, помогаешь - оказывается ты придурок, который влез не в свои дела. Была такая ситуация похожая. Тоже кричали и ругались, а когда мы с ребятами подошли восстановить справедливость - оказалось совсем наоборот. Девушка обиделась и хотела правду у своего парня выпытать, а мы, "бандиты" и "грабители" решили напасть. В общем, долго еще потом полицейским объясняли ситуацию, в итоге откупились парой сотен да зареклись с дуру не влазить в такое.
  - Думала просто так я тебя катать буду? Иди в машину сказал, а то хуже будет!
  - Я тебя не просила меня подвозить, ты сам со своими дружками меня усадил. Я в милицию звонить буду, если не отпустишь!
  - Что ты сказала? Звони давай! - громкий звук пощечины. Угу как бы не так. Судя по силуэту - парень то как раз влепил.
  - Ай! Помогите! - а у девушки судя по скомканному окрику, истерика начинается.
   Не, может и дурак буду, но помочь надо. Мало ли? И развернувшись направился напрямик к парочке через поляну.
  - Закрой свою пасть! - парень схватил девушку обеими руками и ладонью рот зажал. Теперь уже все четко видно. Метров пять осталось до дороги. Девушка дергается, рыдает полным ходом.
  - Эй, паренек. Отпусти девушку! - на фоне того отпрыска сильных мира сего, мой голос показался грубым, давящим басом двухметрового квадратного амбала.
  - Пшел прочь, ублюдок. - хм, а вот теперь не так уверенно прозвучал голос гнусавого.
  - Что ты там тявкнул? Тебе что, зубы мешают? - я вломился через кусты на дорогу. У парочки глаза сразу расширились. У девушки, видимо, от появившийся надежды, а вот у паренька - явно от неожиданности.
   Ну, можно понять обоих. Меня во дворе раньше штахетом называли. Была одна история смешная, некогда вспоминать правда, суть в том что я отломал трехметровую доску от забора и наподдал под клубом семерке зарвавшихся приезжих. Представьте себе картину- парень метр восемьдесят восемь, и в плечах - что двое обычных ребят, занятия греблей и боксом с детства дали о себе знать, и машет, что мельница, трехметровой палкой. Представили? То-то же...
  - Не лезь не в свое дело, - снизу вверх просипел паренек, он был как минимум на голову ниже меня.
  - Тебе русским языком сказано, отпусти! - я прихватил "мажорчика" за руку, да придавил слегка.
  - Помогите, пожалуйста. Он ко мне пристает, я боюсь. Не пустит домой. Постойте со мной пожалуйста пока я в милицию позвоню, - зачастила девушка, как только ее отпустили. Красивая, кстати говоря, очень.
  - Успокойся, тебе куда домой? - спросил я негромко, пытаясь успокоить девушку.
  - Вон в том доме я живу, - показала она рукой на мой дом.
  - Хорошо, я тебя провожу. Дома позвонишь, а ты вали давай по-добру, пока я сердиться не начал, - оттолкнул слегка парня в сторону автомобиля.
  - Хорошо. Еще встретимся. Зря ты на меня полез, - от злости парню кровь в голову ударила. Лицо будто кипятком ошпарило.
  - Если я тебя еще раз увижу - плохо будет тебе. Ты меня понял? Переломаю надвое и скажу, что так и было. Будут мне всякие недоросли указывать, что делать, - более от негодования чем от злости кивнул я в ответ. Парень уже прыгал в автомобиль.
  - Ну что пошли, что ли? - повернулся я к девушке. Успокоилась уже, слезы вытерла и молча смотрела на меня. Потом кивнула и сказала:
  - Да, пойдемте. Спасибо вам большое. Я не знала что мне делать.
  - Можно на ты, меня Коля зовут, - улыбнулся я и повернулся по направлению к дому.
  - Марина. Очень приятно. Спасибо что помогли, можете дальше не проводить. Он уехал, а домой я сама быстренько добегу, -с некоторой опаской посмотрела на меня Марина.
  - Да не бойся ты. Я там тоже живу, во втором подъезде, - ну да, ее можно понять, из огня, да в полымя никому не хочется.
  - Хорошо, - все равно с опаской ответила она.
  - Ты как вообще так встряла? - кивок в сторону ставшего невидимым уже, автомобиля.
  - На вечеринке были. С работы устраивали, по поводу хорошей сделки. Мы знакомы с ним. Сын одного из депутатов нашего города. Несколько раз уже подкатывал, да я отворот давала. А сегодня одна домой решила ехать, пока такси ждала, он с приятелями выскочил, да давай меня в машину заталкивать. Я испугалась и запаниковала. Миг и мы уже едим в сторону дома. Понадеялась, что все нормально будет. А как довез, приставать начал. Я попыталась выскочить, да не успела. А потом ты пришел, - уже поспокойней себя чувствовала Марина. Пока рассказывала мы к ее подъезду дошли и несколько минут уже, стоя я слушал ее. Приятный голос, красивая. Может знакомство завяжется, да и получится чего: - лишь бы чего плохого не случилось потом.
  - Вот тебе мой номер. Если вдруг чего - звони, помогу. Да и если скучно будет тоже звони, - с надеждой надиктовал я.
  - Хорошо, спасибо. Мне уже спокойней стало. Мало ли кто ночью из кустов может вывалиться, - слегка улыбнулась та.
  - Да я в магазин ходил, недавно с работы вернулся, - понял ход ее мыслей и улыбнулся.
  - Повезло мне видимо.
  - Это да, а может и мне повезло. Мне приятна наша встреча. Вот черт! Макароны! - пакетом задел свою ногу и почувствовал пачку с макаронами. И вспомнил, что минут уже пятнадцать торчу на улице, а вода-то кипит.
  - Что? - аж немного дернулась Марина после моего окрика.
  - Да я воду на газ поставил когда выходил. Пожара бы не было. Только вспомнил. Побегу я наверное. Давай завтра я тебя тоже домой проведу на всякий случай? - с надеждой спросил я.
  - Давай. Я позвоню после работы, - подумав немного, ответила она.
  - Ок'ей. Тогда до завтра, - подмигнул я уже набирая скорость в сторону своего подъезда.
  - До встречи.
   Дома быстро влетел на кухню, осмотрел кастрюлю и успокоился, совсем немного воды выкипело. Когда к двери подбегал, в спешке еле ключом в замок попал. Так, быстро пару клубней картофеля почистил, порезал кубиками и в кастрюлю. Промыл и нарезал мясо - тоже в кастрюлю. Морковь, лук, зелень, все шло, как надо, а сам мысленно прокручивал ночную встречу. Марина. Запала мне девушка в душу сразу. Главное понять теперь, нравлюсь ли я ей. Природа вроде не поскупилась. Правильное лицо, в средних пропорциях, большие зеленые глаза и светлые, золотистые волосы. По крайней мере, раньше девушки не убегали от меня. Многим нравился. Но некоторым и нет. Жаль нос немного подкачал, в том смысле, что сломан несколько раз, бокс тоже ведь штука не безопасная. Хорошо хоть не слишком заметно. Так, суп уже почти готов, выключить газ и дать настояться. Сам пока в душ сбегаю.
   Наутро встал с поднятым настроением. На работу немного опоздал. Чем собственно ошарашил не только начальство, но и большинство сотрудников. Васька вообще подмигнул и знак "Класс" пальцами показал. Зашел в отдел кадров, написал заявление. Немного пообщались с начальником, опять пытался наврать кучу полезных прибавлений мне, даже повышение предлагал. Нет уж, спасибо, не нужно такое отношение на работе. В общем, под конец чуть ли не со скандалом вышел из кабинета. Думал отработать положенных две недели, теперь пусть сами зашиваются. Развернулся и ушел. Завез в несколько фирм свое резюме, предприятия эти уже давно нашел, да решиться никак не мог на смену работы. Потом надумал к родителям наведаться. Они у меня не работают в известном понимании этого слова. То есть, работают, да только на себя - у матери небольшая теплица с цветами там всякими "забугорными". А у отца своя небольшая мастерская по металлу. В девяностых даже станок интересный приобрёл, правда не признается каким образом. В общем, на жизнь хватает им. Да и дом свой у них за городом. Живут то есть они за городом у меня, а я вроде бы следующее поколение. В город перебрался.
   После обеда уже обратно домой возвращался. Родители рады были меня видеть. Накормили, напоили, спать разве что отказался у них оставаться. Огорчились что работу потерял, старая закалка у них еще, раз без работы - значит голодный и холодный. Ну ничего. Пообещал что все хорошо у меня. Даже денег предлагали на первое время. Отказался. А вот овощей домашних набрал. Вкуснотища. Лучший день за последние пол года, а то и больше. Вечером вот еще бы с Маринкой встретиться, погулять. Но пока рано еще до этого. Солнце чуть ли не в зените. Решил к Саньку заскочить, "однокашнику" моему. Он обычно днем дома отсыпался, а вечером отрывался постоянно. Родители у него хорошо на ногах стоят. После универа, тоже кстати вместе учились, на работу не пошел. Да и не заставляли его. Ему бизнес принимать надо будет, а в его то годы какая там голова может быть. Вот его и не заставлял никто.
  - Сова! Открывай! Медведь пришел! - минут пять уже барабаню в двери. Не может быть что Саня и не дома в три часа-то дня.
  - Ау! Есть кто живой! Дайте воды напиться! А то так жрать хочется! Что и переночевать негде! - вот, есть, слышу идет кто то.
  - Кого там принесло в такое ранище! Фига себе. Штахет, ты что ли?
  - Я-я. Открывай, давай.
  - Здорова, заходи. Какими судьбами. Выходной уже что ли прешел? Ты же как зомби на той работе, ни пива выпить, ни по душам поговорить.
  - Вот видишь, зашел. Уволился я. Сегодня. К тебе решил заскочить.
  - А это правильно. Это дело. За это можно даже выпить, - пошаркал тапочками по паркету Санек. Тапочки, шелковый халат и паркет. Постоянно забываю что друг у меня из "мажорчиков". Зато хоть "правильный" вырос. Наверное, не зря его отец в детстве на улицу выгонял к нам, дворовым "пацанам".
  - Тебе лишь бы выпить, - с улыбкой кинул ему в спину.
  - Ты там давай не это! Топай в гостиную, я ща все организую на зашибись! - м-да. А лексикон надо будет его родителям подправить. А то как завернет, что-нибудь этакое, сидя в кабинете на совещании с директорами. Хотя, чего об этом думать. Санек и сам не пропадет.
  - Ну, рассказывай, что да как. Давно не виделись. Жалуйся на "жизню" свою тяжёлую. - разливая по рюмкам коньяк, спросил Санька.
  - Да все неплохо в последнее время вроде бы. Работу вот сменить собрался. С девушкой вчера познакомился, к родителям наведался. Жизнь налаживается, надеюсь.
   Посидели немного с Саней, пообщались. Помочь мне обещал с работой, если вдруг чего. Побасенки потравил мне про наших общих знакомых. Это я тут, понимаешь ли, в делах да в делах, никого не вижу, ни с кем не говорю. А он связь со всеми поддерживает, и со школьными, и с университетскими. Сговорились на выходных к нему на дачу рвануть, шашлыка пожарить, а то ведь осень уже. Скоро и холода пойдут, я не то, что на шашлыках, на речку в этом году не ходил. Так до вечера и просидели. Засобирался я, а то Марина должна скоро перезвонить, наверное. Когда выходил, Санек мне пару сотен "мертвых" президентов всунул. Я отказывался, да он прижал, говорит, с девушкой познакомился, а денег то не будет скоро, с работы же уволился. Когда появится возможность - тогда и отдам. Отнекивался я с минуту, и принял. Распрощался да навстречу своей судьбе побрел. Думал об одном, а получилось совсем по-другому. Но и не ошибся я тогда. Навстречу своей Судьбе пошел. Именно так. С большой буквы.
  - Алло. Слушаю.
  - Коля? Здравствуй, это Марина. Ты не занят? Разговаривать можешь?
  - Да, конечно. Привет Марина. Как дела?
   Телефон зазвонил как раз рядом с моим двором. Думал что придется на лавочке посидеть. Вдруг не перезвонит, хоть так встретить. Мол, случайно получилось. Честно признаться, была неуверенность что наберет меня на телефон. Да вот все удачно получилось, позвонила.
  - Все хорошо. С работы выхожу уже. Ты сейчас не занят? Есть возможность встретиться?
  - Да. Свободен. Давай, куда мне подойти?
  - Хи. Спасибо. Сейчас день еще. Я и сама пройдусь. Мне тут всего три квартала от дома. Кафешку "Бамбо" знаешь? На перекрестке?
  - Да, знаю.
  - Вот и хорошо. Давай там встретимся.
  - Хорошо, я сейчас подойду. Буду там тебя ждать, - голос спокойный, а внутри - ураган рвет все на своем пути. Давно такого не было. Как будто первые отношения в школе. Видимо сильно она мне запала.
   Марина подошла через минут двадцать. Мы мило пообщались, поели мороженное. Я старался вести непринужденный диалог. Много шутить. Как-нибудь поддерживать разговор и судя по всему у меня получалось. Под вечер засобирались домой. Когда выходили из кафе, Марина позволила себя взять под руку. Так и шли рядом, тихонько общаясь и посмеиваясь по пути к ее подъезду.
  - Ну, вот мы и пришли, - сказала Марина у подъезда, хотя мы под ним простояли уже минут пятнадцать, если не больше.
  - Да, - бросил я взгляд в сторону дома. - Мне понравилось, очень хорошо провели время.
  - Да, мне тоже. Нужно будет еще повторить, - мило улыбнулась она, поправляя волосы над ухом.
  - Непременно. Давай завтра, чего тянуть. У тебя получится?
  - Думаю, получится. Давай созвонимся вечером.
  - А как насчет меня? Я тоже завтра свободен, - этот гнусавый, протяжный голос ни с чем не спутать.
   Я оглянулся назад, в сторону говорящего. Да, именно он. Ошибки быть не может. Стоит, улыбается так ехидно. Меня аж передернуло немного, так захотелось вмазать ему с правой.
  - Я что тебе говорил, парень? Тебя уму еще видать не учили? Так ничего, могу исправить это ситуацию, - прошипел я, оборачиваясь.
  - Не надо, Коля! - Марина попыталась взять меня за руку.
  - Не подходи к нему, Марина. Я разберусь. Что я тебе говорил, малец? Не доходит по-хорошему? - выдохнул я ему в лицо, беря руками за куртку.
  - Не доходит! - с вызовом бросил он. Я аж растерялся на мгновение от такой наглости.
   На мгновение. БАМ! Удар в правую сторону головы, от которого меня понесло влево. В глазах сразу начало двоиться. Ноги слабо нащупывали упор. Мозг вяло начал воспринимать ситуацию. Явно сотрясение и на несколько секунд я не боец. Опять удар и снова в правую сторону головы. Нет. От удара руки не раздается глухой звук в голове, как после удара в колокол. У того, который подкрался сзади, была палка или еще чего. От второго удара я поплыл и растянулся на асфальте.
  - Нет! Что вы делаете! Артур, ты с ума сошел! Помогите! - слабо донеслись крики Марины.
  - Иди сюда , красотка! Уж сегодня я возьму свое. Ха-ха-ха! - раздалось протяжное завывание. Нет. Марина.
   Выдохнуть и вдохнуть. Обе ладони на землю. Нащупать упор. Дать немного времени организму прийти в себя. Почувствовал щекотку на правой стороне головы примерно от затылка к виску. Понятно, рассекли кожу и идет кровь. Так, в глазах ушла темнота и двоиться стало меньше. Еще немного, еще чуть-чуть.
  - Нет! Отпусти меня! Коля, что с тобой! Помогите! Скорую! Что вы с ним сделали! - уже намного четче и громче услышал я крик Марины.
   Гнусавый стоит рядом и держит ее за руку, буквально метрах в двух от меня. Силуэт второго заметно, чуть правее от них. Метрах тоже в двух, смотрит на Марину. Значит сначала рывок к этому, как его там, к Артуру. Вырубить его и освободить девушку. Пока она будет бежать, задержать второго с трубой в руках. Или битой. Плохо видно в темноте. Все. Пора. Резкий рывок в сторону Марины. От такой быстрой смены положения тела, меня немного пошатнуло и вместо челюсти мой кулак попал этому Артуру примерно в область виска или лба. Неважно. Удар сильный и его откинуло назад. Падая он разжал захват на руке Марины. Я же подхватил ее и легенько подтолкнул в сторону подъезда.
  - Беги быстрее и закройся дома! Меня не жди, я справлюсь, - прокричал я, поворачиваясь ко второму.
   Он уже успел замахнуться в мою сторону. Еще секунда и я бы снова получил по голове. Но чуть-чуть не считается. Успеваю прикрыть голову рукой. Удар! Как же больно. Руку от локтя, словно электричеством прошибло. Через мгновение я ее уже не чувствовал. Здоровый амбал. Меньше меня, но ненамного. Бью наотмашь, но лишь попадаю несильно в плечо. Специально так бил. Он уже второй раз замахивался. Сейчас от удара смешался. Не знает что делать. Но я то знаю. Подшаг и отработанный удар в челюсть.
  - Есть! - хорошо вошел. Явно вырубил.
   Обернулся в сторону Марины. Стоит смотрит и руками рот зажимает. Ну конечно, истерика, мозги напрочь отшибло.
  - Беги, говорю, домой! Быстрее! - пытаюсь поторопить ее и оборачиваюсь в сторону гнусавого.
   Странно. Нет его. Оглядываюсь что бы увидеть летящую в меня дубинку. БАМ! Бедная моя голова. Снова качественно пришло по ней. Не успел закрыться, руку до сих пор не чувствую. Да и теперь все тело не особо отвечает. Снова лежу на асфальте. Даже не заметил как упал. Ну надеюсь хоть Марина убежала. БУМ! Легкие обожгло. Хрипло выдыхаю. Вот скотина! Он же мне ребра сломает. БАМ! Какие ребра. Снова удар по голове. Почти теряю сознание, но успеваю еще услышать слабый крик.
  - Артур! Остановись! Ты же его убьёшь! - эх, Марина, Марина. Что же ты делаешь...
   Отблеск металла перед лицом. БАМ! Вспышка боли в правом виске. Темнота...
  
  Глава 2. Скитания страдальца.
  
  
   Солнечный луч светит прямо в глаза через закрытые веки. Какое-то тяжелое пробуждение. Все тело ломит, наверное, неудачно заснул вчера. Или корпоратив был на работе и сейчас пришли последствия употребленного алкоголя. Неважно, видимо пора вставать. Еле разлепил веки, которые будто свинцовые, отказывались слушаться. Это сколько же надо было выпить, что бы наутро было так плохо? Провел ладонью по лицу, сгоняя утреннюю сонливость. Какое ясное и красочное небо. И птицы поют красиво. Стоп. Какое небо и птицы? Я что, вырубился на улице по дороге домой? Фух, как же болит голова. Липкая какая-то жидкость на затылке, в грязи лежал что ли? Посмотрел на руку и застыл. Кровь. Подсохшая, свернувшаяся довольно недавно, кровь.
  - Так, что вчера было и где я валяюсь? - просипел про себя, пытаясь встать.
   Да не тут то было. В ребра, будто кто раскаленный прут кто сунул. Резкая, жгучая боль по всей правой стороне торса. Так, перевернуться на левый бок, опереться о землю и встать. Ну, со второго раза получилось. Теперь оглядеться.
  - Ёма, тебя в дышло. Где это я? - слова сами вырвались наружу. Еще бы. Это не двор, не аллея и даже не парк в городе. Вокруг раскинулась степь. С одной стороны упирающаяся в какие-то горы, с другой - в густой лес.
  - Куда же меня занесло. Да еще и голова разбита, - с сожалением огладив её, констатировал свершившийся факт.
   По голове надавали изрядно. Как минимум три рассечения. Хорошо хоть в примерно крепких районах черепа. Скорее всего сам череп не разбит, хотя кто его знает, трещину тоже просто не определить. Так, что вчера было. Ага. С работы уволился. Нет, не то. С Саньком бухали. Нет, тоже не то, не напился, да и домой нормально пошел. Ага, потом с Мариной в кафешке миленько посидели. Домой провел, а потом куда поперся? А никуда. Тот франт ушастый нарисовался. А потом второй, который по голове огрел. Вырубили видать, дальше не помню.
  - Вот уроды, - подумалось мне сразу. - По голове накидали, да в лес вывезли, шутники хреновы.
   Ну не в лес допустим, а в поле. Да вот только куда? Знаю точно что в наших краях таких высоких гор нет. Ну, в приделах километров 200-300 точно. И где же я теперь? И что там с Мариной? Так, надо быстро домой. Потом к Саньку и порешать все вопросы с этими ушлепками-беспридельщиками. Вот только, как домой добраться? Снова огляделся. Никаких идей. Степь, лес, горы. Ни высоковольтных линий, ни дорог, ни дыма от производств. Никаких малейших признаков людей.
  - И как же они меня сюда дотащили?
   Так, не раскисать. Ноги в руки и потопал. Куда? Хм, ну давай хоть вон в сторону леса. Недаром туда же ручей тянется. Небольшой, но и отсюда заметный. На солнце играет, километров пять от меня. Ручей как говорят в реку входит, а на реке и людей найти легче. Ну так, что же я стою? Вперед и с песней. Угу, с песней, да и вперед не слишком то пошло. Через пару часов правда размял тело, да синяки на ребрах меньше давали о себе знать. Вроде бы полегче стало. Ничего, живы будем - не помрем.
   До ручья дошел часа за два. Решил передохнуть, умыться, ополоснуться немного. Пока топал - умаялся. Это вам не по дороге шагать. Ручей, кстати, плохой оказался. В смысле чистый, холодный и быстрый. Логика подсказывает к людям еще далеко топать. Потому как ширина ручья метров пять-десять. Глубиной максимум до полутора будет. А рыбы за пять минут наблюдал, будто в магазине в аквариуме. У нас возле города давно уже повыбивали большинство. А тут, видимо, люди гости редкие. Ну ладно, хватит горевать. Отдохнул и вперед.
   Плохо дело. Уже обед точно перевалил, а никаких признаков человека так я и не увидел. И сигареты закончились, как назло. Да, каюсь, курил. Попивал периодически и спорт года два назад забросил. Работа, не было времени. Может это правда, а может и отмазки ищу. Но факт, есть факт. Скатился, так сказать. Курево, куревом, но есть уже хочется. Не удивительно, сколько калорий согнал. До леса не далеко осталось, километров десять, может немного больше.
   К лесу дошел и упал перед первым деревом. Устал как собака. Да и сереть на небе начало. Может я и неверно поступаю, но, кажется идти в неизвестный лес, на ночь глядя, невероятная глупость. И дикие животные могут быть. Нашел недалеко от кромки леса удачно свалившейся дерево. Хорошо за стволом будет прятаться от ветра. Натаскал камней, устроил место под костер. Кажется, придется ночевать тут на месте. А кушать хочется страшно. И что делать? В карманах ничего. Может грибов, каких поискать? Да конечно, ночью. На поле еще светло достаточно, а в лесу темень стоит. Рыба! Ответ пришел неожиданно. Только как ее поймать? Берега у ручья крутые. Сразу с метр глубины будет. Руками не успеешь схватить. Хоть бы копье какое было и, как туземец, наколоть им рыбину. Они там хорошие плавают, с полметра будут некоторые особи. А сделать? Вон веток на костер насобирал и разжег уже, в костре ведь можно опалить край палки и она острая станет. Да, надо попробовать. Выхода особо то и нет.
   Пока ходил, искал древко под будущее "копье аборигена" прошло еще с полчаса. Нашел неплохую ветку, метра полтора - два будет и почти ровная. Пока сидел над костром, шаманил, еще время пролетело. В общем, что то на подобие копья сделал, да вот только ночь уже опустилась на землю. Накрылась рыбалка медным тазом и ужин тоже. Будем так ночевать. Правда, как сказать ночевать. Кемарил с часок, просыпался, набрасывал топливо в костер и опять кемарил. Не от того, что привычен, а скорее как раз от непривычки. Лес, хищники, один и раненный, страшновато было. Да и волки там были или дикие псы, слышал лай периодически.
   Наутро проснулся малость отдохнувшим. Костерок прогорел весь, под конец заснул крепко, хорошо хищники не наведались. Размялся немного, ребра уже почти не ощущали боли - вероятно, не так уж им и сильно досталось. Подхватил свое кустарное произведения военной промышленности, копье то есть, и пошел доставать свой завтрак. Голод не тетка, как говорят...
  - Ну, слава тебе Господи! - радостно выкрикнул я.
   А как иначе? Часа два уже ловил рыбу. Думаете так легко копьем рыбу бить? Как бы ни так. Настроение упало буквально минут за двадцать. Да и в холодной воде долго не постоишь. Приходилось вылазить из ручья и прогреваться. Осень на дворе, но погода стояла еще теплая. Я был бы рад бросить свою затею, но опять-таки голод.
   В последний раз, метнув копье, думал что снова, как и предыдущие раз пятьдесят промазал. Рыба шустрая оказалась, как только палка входила в воду, как по мановению волшебной палочки, рыбина резво уходила в сторону. В этот раз повезло. Задел острием почти за самый хвост и прижал ее ко дну. Спрыгнул в воду и уже руками выбросил рыбину на берег.
  - Что же ты за тварь-то такая? - сам себя спросил я, глядя на этого водоплавающего.
   Рыбина была чем-то похожа на сома, но синеватый окрас и явные острые зубы хищника говорили о другом. Рыбаком не был. Пару раз с друзьями ездил на рыбалку, но больше пил и загорал, чем ловил рыбу. Вот и сейчас с удивлением рассматривал "Сома", как окрестил я рыбину, пытаясь вспомнить, есть ли такая в наших краях.
   Сом, не сом, но моему голодному желудку он показался вкуснее всего, что я ел. Надо было видеть, как я намучился с разделкой рыбы. Привычки носить нож в кармане не было. А готовить рыбу с кишками было не охота. Побродил немного по берегу, поискал острые камни. Нет, не нашел. Зато недалеко от места стоянки выглядывал из земли небольшой валун черноватого цвета. Весь расколовшийся и раскрошившейся. На авось, попробовал ударить один осколок о другой, и результат удовлетворил меня. Набрав кучу осколков, пробовал разбивать их обычным камнем покрепче, так, что бы, получить острую пластину потоньше. Худо-бедно, получилось. Этим же осколком выпотрошил рыбину, насадил тушку на прут и подвесил все это дело над медленно тлеющим костром.
   После можно сказать уже обеда и небольшого отдыха, пришлось идти дальше вдоль ручья. Что интересно, ручей пошел не вглубь леса, а вильнув метров через пятьдесят, выбрался наружу и пошел вдоль кромки в сторону гор.
   Шагая вдоль ручья, периодически посматривал на окружающую меня красоту. Трава, достававшая почти до колен, застилала степь и будто море, колыхалась от порывов ветра. Деревья, были пристанищем множества птиц, которые переругивались друг с другом. Казалось, что некоторых птиц видел впервые, но это из далека, может и ошибся. Иногда встречались следы животных, косули, кабаны, несколько раз видел отпечатки похожие на волчьи. Но лучше бы ошибался, а то волчий след размером с ладонь, навевает нехорошие мысли. До вечера так ни к чему и не дошел. Подыскал хорошее место под ночлег и пошел на рыбалку. Поужинав, устроился поудобней и начал засыпать, раздумывая, как меня так угораздило "попасть" в нехорошую историю.
   Утром было все тоже, что и вчера, правда, поймал две рыбины и тоже "сомов". Одну съел сразу, а другую порезал на части и замотал в большие листья - на потом. Вчера сильно проголодался, когда до вечера путешествовал и пожалел, что раньше не додумался до этого.
   Солнце уже склонилось ближе к горизонту, а я так ни к чему толковому не пришел. Уже начало казаться, что либо выбрал не то направление, либо я вообще неизвестно где, на Байкале например. Нет, не может быть этого. Просто надо еще немного пройтись. Самое обидное было то, что те ушлепки, которые завезли сюда мою бренную тушку, обшарили и забрали все из карманов. Спасибо хоть сигареты с зажигалкой из внутреннего кармана куртки не вытянули. Не за сигареты, а за зажигалку. Без нее не было бы костров и еды. Самое обидное, что нет телефона. Так бы уже давно дозвонился бы к кому-нибудь, или на худой конец, кое-как сориентировался на местности по загруженным картам своей области. Было дело, на работе с кем-то спорили и как аргумент, по карте доказывал свою правоту. Так со своими безрадостными мыслями почти прошел и третий день моих скитаний. Пора бы уже и начать подыскивать место для ночлега, да только судьба снова решила подшутить надо мной, и на этот раз конкретно.
  - Хэй, эзар дух нан лак ырвам? Каэримэ? - донеслось с боку из леса.
  - Это еще что такое? - сам у себя спросил я, поворачиваясь на голос.
   Радость в душе от встречи с человеком быстро погасла после брошенного взгляда на говорящего.
  - Эзар дух эр нан лык? - снова спросил сумасшедший, уже более с подозрительной интонацией в голосе.
   А как еще назвать такого человека? Метрах в трех от меня из кустов вышел человек одетый в толстую кожаную куртку, грубые штаны с подобием ботинок и в шлеме. В шлеме, представляете? Да что там шлем и грубый щит из сбитых окрашенных досок. В правой руке вопрошающего был меч! И тыкал он этой заточенной железкой прямиком в сторону моей головы.
  - Вы что, клубные какие то? Там типа, воспроизводите древние сражения на местах былой славы? - само собой вырвалось у меня. Слышал я о таких людях, которые вкладывают море денег на такие дурацкие шалости.
   Пока говорил из леса вышло еще двое таких же людей с похожей экипировкой. Один был постарше остальных, с небольшой сединой в бороде, которая закрывала ему почти половину лица. Держал он в руках пехотное копье и ростовой щит - увлекался я раньше историей и знаю такие штуки, не специалист, но все же. На теле носил немного поржавевшую кольчугу, накинутую поверх толстой куртки, поддоспешник, что ли? И не жарко ему сейчас? Второй видимо был лучником, так как одет был как первый, а в руках держал лук. С виду не степных племен поделка, более на европейские похож. Обычная "палка" метра полтора, согнутая и высушенная под форму лука. Колчан со стрелами в отличии от фильмов, носил на правом бедре.
  - Эзар дух ы рарзад курларме румэ? - спросил глубоким басом Старец, как окрестил старшего.
  - Не понимаю, русский знаете? - ответил я разведя руки в стороны. На что незнакомцы среагировали настороженно и агрессивно. Мечник прикрылся щитом и подступил ближе ко мне, а лучник за секунду наложил стрелу и натянул лук целясь в меня. Скорее все это от того, что разведя руки, я держал свое "копье" в одной из нех. Поняв суть, разжал ладонь и выкинул палку на землю.
  - Нур, эж сим ракег, - сказал Старец, а мечник быстро подшагнув ко мне, нанес удар тыльной стороной меча по голове. От удара, хоть и не сильного, я отклонился в сторону и немного согнулся вперед. Даже подумать ничего не успел, как мечник нанес второй удар по открывшемуся ему затылку.
   Очнулся уже ближе к ночи. Думал приснилось все, а н-нет. Сижу упершись о дерево возле костра. Руки связаны, ноги свободны, палки моей рядом нет. Новые знакомцы тоже тут присутствуют в количестве четырех штук. Еще один копейщик добавился. Огляделся немного. Костерок дымит на котором похлебка варится. Вещи вокруг разложены, немного. Видно сюда пешком пришли. Вояки заметили мои движения, но бить никто не кинулся.
  - Зар, рулме ын ракле шмарол лире, - промолвил Старец глядя на меня.
   Лучник, видимо к нему обращались, взял миску, налил туда похлебки и подошел ко мне. Постоял немного, посмотрел и протянул ту самую миску с ложкой. Посуда между прочим деревянная была. Уловив запах еды, желудок выдал тихонько свои требования, поэтому я просто взял предложенное. Немного не привычно связанными руками работать, да ладно. Пока их больше, да и непонятно ничего - надо помалкивать и не вызывать у вояк желание намять мне бока.
  - Спасибо, вы мне поможете? Я потерялся. Можно от вас позвонить? - спросил я у лучника.
   Тот немного удивился. Передернул плечами и бросил взгляд на товарищей.
  - Ракле, норе маро, - растерянно ответил лучник, не дождавшись от остальных никакой реакции, развернулся и ушел обратно к костру.
   Или они издеваются надо мной, или не понимают меня. Странно все это. Подумал немного и решил, что на сытый желудок думается лучше. Похлебка была неплохая. Суп из картошки, гречки и небольших кусочков мяса, после моей рыбной диеты, пошел на "ура". Вояки тоже принялись за еду, тихонько переговариваясь. На меня внимание никто не обращал. Язык их не понимал, хотя что-нибудь да было в нем знакомое. То, что это настоящий язык было хорошо видно, друг друга понимали, да и слова периодически повторялись. Но определить, что же это за народность такая, было сложно. С виду напоминали они обычных славян, а вот говор был подозрительный. Ну не говорят так славяне. Слова будто взяты из Ближнего востока или Азии, а произносятся будто по скандинавскому - с явным выделением согласных.
   Мои новые, не очень приятные, знакомые тем временем поели и видимо собрались ложиться спать. Лучник, наверное ответственный у них по кухне, убирал последствия ужина. Минут через пять непонятной суеты, все уже поукладывались, все кроме лучника, тот вооружившись сел немного поодаль от костра и пялился по сторонам. Видимо встал на охране, так как и на меня периодически поглядывал. Я тоже решил спать, чего еще делать когда после еды и ноги связали? Говорить со мной тоже никто не собирался. Вырубился довольно быстро, может из-за постоянного недосыпания в последнее время или от сытной еды, но факт остается фактом. Дрых я без задних ног.
   Утром проснулся от чувственного тычка под ребра. Старик удовлетворённый тем, что я проснулся, развязал мне ноги и дал миску с вчерашней похлебкой. Оглядевшись, я удостоверился ,что пора вставать и куда-то выдвигаться, так как лагерь уже почти полностью был собран. Наскоро позавтракав, отряд вышел к кромке леса и двинулся в сторону гор вдоль реки. Лучник шел спереди, метрах в пятидесяти, остальной отряд был сбит в кучу. Меня вели как домашнее животное на привязи. В лагере когда копейщик подошел и начал привязывать мне веревку к связанным рукам, я было воспротивился, где это видано так с людьми поступать. Но после нескольких ударов, для ума так сказать, согласился со всеми их действиями. Шли вояки спокойно, без острастки, но говорили в пол тона. Периодически останавливались для отдыха, а в обед немного перекусили сухарями и вяленым мясом.
   В пути хорошо рассмотрел их сбрую. Не заводская одежонка сразу видно. Все железо было сделано качественно, для работы и есть подозрения, что давно. Кожаные куртки, как, оказалось, тоже были доспехами. Ну да, логично, продублённая кожа в несколько слоев далеко не с легкостью пробивается всякими заточенными железяками. У меня остались мыслишки, что раньше эти доспехи принадлежали другим людям. В нескольких местах на куртках стояли заплатки, будто бы закрывающие, сделанные в них дыры. И если это было результатом от "втыкания" острых железок, владельцам пришлось бы очень нехорошо. Где почка, где печень, без вмешательства хорошего хирурга - дело гиблое.
   На ночлег остановились раньше, чем я обычно останавливался. Солнце еще было видно на небе. Обустроили лагерь и собрали хворост на костер. Лучник опять начал кашеварить, остальные занимались своими делами. Кто доспехи подчищал, кто оружие точил. Потом старик и копейщик достали какие-то костяшки и начали их по очереди складывать, наподобие игры в домино. То, что это игра, было понятно и по реакции остальных. Мечник подсел и периодически бурчал на копейщика, видимо давал подсказки, а лучник бегал то к ним, то к котелку. Я аккуратно подсел к ним поближе и тоже попытался вникнуть в суть игры. Вояки только кинули взглядом на это, но ничего не сказали, что я принял за разрешение. Они сыграли несколько партий после чего, старик закончил игру подзатыльником проигравшему и скомандовал трапезничать. После ужина мне снова связали ноги и уложились спать. На этот раз на дежурстве остался копейщик.
   Разбудил меня на этот раз младший мечник. Все уже встали и копошились кто как. Но была заметна какая то непонятная суетливость в их действиях. Мне быстро развязали ноги и приказали стоять возле костра. Вот, что оно случилось и показалось мне странным. Остальные быстро собрались, но не начали собирать вещи лежавшие на земле. Только облачились в доспехи и расчехлили оружие. Потом встали кольцом вокруг костра, напряженно всматриваясь в ночной лес. Ночной лес и оружие. Они ждут нападения! Вот теперь и я начал немного паниковать. Волки или медведи. Разницы особо и нет. Больниц поблизости я не видел. Доспехов на мне нет. Хоть они и дают им малую защиту, но все же защиту. Простояли так минут пятнадцать и ничего. Постепенно все успокоились и более расслабленно начали переговариваться. Наверное, пронесло.
  - Ларнум идэ раклаш. Раклам ду зэ орум, - пробурчал беззлобно старик в сторону леса.
   Остальные пустили по нашему кольцу небольшой смешок и разошлись. То есть, присели вокруг костра и начали тихонько переговариваться. Тут копейщик встал и направился в глубь леса, видимо решил до ветру сходить. Сходил. Намного раньше. Какая то тень метнулась к нему от ближайшего дерева и снесла ему голову. СНЕСЛА ЕМУ ГОЛОВУ! От увиденного я чуть сам не сходил себе в штаны. На месте головы остались ошметки шеи с бьющими в разные стороны фонтанами крови. Несколько секунд тело качалось стоя и упало на землю. Еще немного труп посучил ногами и затих. Я перевел взгляд на бушующий бой. Тело лучника валялось под деревом, недалеко от меня, изломанной куклой. От его лица ничего не осталось, только кровавая каша. Оба мечника прикрываясь щитами теснили тварь от костра. Да, именно тварь. Метра полтора ростом, почти человеческая голова без шеи. Длинные до колен ручища с буграми мышц. Небольшие по длине ноги. Тело покрыто черной короткой шерстью. Двигалась тварь порывисто. То вперед, то назад, махая своими ручищами с длинными острыми когтями. В общем, тварь неуловимо напоминала мутировавшую гориллу. Тут младший мечник то ли поскользнулся, то ли перецепился, от чего на секунду замешкался. За что поплатился дорого. Горилла ухватила его за щит и потянула на себя. Второй рукой ухватила мечника за шею и подняла над землей. Секундное ожидание и конец. Второй рукой отпустив щит, она схватила его за плечо и разорвала парня почти надвое, от плеча к животу. Выбросив еще дергающееся тело, монстр устремился к последнему стоящему на ногах бойцу. Пропустив гориллу через себя, Старик сделал полуоборот вокруг твари и рубанул мечом ей точно под голову, там где должна быть шея. Горилла сделала еще пару шагов вперед и пошатнувшись упала, заливая землю возле костра темной, почти черной кровью. Да, старик видимо не зря кашу ел. Ни страха, ни паники. Все как на тренировке. Оценить, уклониться, ударить.
   Через несколько мгновений я отошел от оцепенения и взглянул на старика. Тот не отрывая взгляда смотрел на тварь. Потом обвел глазами место схватки, лежащие остатки своих людей. Перевел взгляд на меня, улыбнулся, кивнул, а потом негромко захрипел и рухнул на спину. А я так и продолжал стоять на месте и дурацки пялиться в пустоту.
   Какого черта тут творится? Мужики в доспехах, непонятная речь, местность неизвестная и жуткие твари проходя убивающие группы людей. Где я оказался и что делать? Может меня убили и это загробная жизнь? Или может мне повредили голову и я лежу в коме на койке, а мой воспалённый мозг создает все эти странные вещи? Что это? Как же это так? Я как стоял, так и присел на землю возле костра. Меня пробила паника, страх, невероятность происходящего. Все новые и новые мысли приходили в голову. Одна хуже другой. Я впал в какой-то транс и уплыл от происходящего, сидя на заднице и немного качаясь. Взад - вперед, взад - вперед...
  
  Глава 3. Неясная цель.
  
   Очнулся я спустя некоторое время. Огляделся туманным взором вокруг. Ночной, тихо шумящий лес. Костер, дающий не так много света и искажающий тени вокруг мертвого лагеря. Начинающие коченеть трупы четырех то ли солдат, то ли ополченцев. И черная туша зверя, источающая противный смрад. Негусто. Паника прошла, оставив после себя только неясные цели. Меня будто переклинило и отрезвило заодно. Я неизвестно где, никому не нужен, не имеющий необходимых знаний как вернуться обратно. Что мне делать дальше? Да все очень просто - жить. Делать что угодно, лишь бы только прожить подольше и получше. Раз это уже явно не моя родина, то необходимо выйти к людям, желательно к городу. Разузнать об этом месте и о возможностях вернуться обратно к себе. Для этого необходимо разжиться деньгами. Все, план минимум оформлен, остальное мелочи.
   Еще раз, окинув взглядом лагерь, осторожно поднялся на ноги. Времени видимо прошло не так и мало, раз мышцы уже начали затекать. Первым делом подкинул пару веток в костер, что бы он давал побольше света. Осторожно осмотрел чудище, лежащее недалеко от костра. По всем признакам оно было мертво. Не без опаски, рассмотрел повнимательнее. Черная кожа и черные небольшие волоски, покрывающие все тело. Два здоровенных клыка торчащих из пасти. Голова свернута набок под большим углом. Ничего удивительного, Старик почти отделил ее от тела. Да, явно это или раньше было гориллой, или его предки были таковыми. Насмотревшись на чудище, пошел смотреть, что там стало с моими бывшими спутниками.
   Копейщик явно не жилец, даже подходить была неохота. Голова качественно отделена от шеи, даже несколько позвонков выдрано было наружу. Недолго задержавшись возле окровавленного трупа, развернулся и пошел к лучнику. Его тело выглядело не лучше. Руки и ноги были переломаны. Судя по изгибу лежащего тела, хребет тоже был в нескольких местах сломан. Лица почти не было, то есть оно было сильно вмято внутрь головы. Один глаз отсутствовал. Челюсть с одной стороны надорвана. Не видел, что с ним случилось, но было ощущение, что парня схватили за ногу и несколько раз ударили о землю или дерево. Следующим осмотрел тело мечника. Здесь уже мой организм не выдержал и я хорошенько проблевался. А что вы хотели? Мало того, что наружу торчали кости, легкие еще с чем-то таким же, еще и все кишки вынуло и раскидало вокруг. Запах стоял ужасный. Даже смотреть не хотелось, не то, что трогать. Явный призер сегодняшних соревнований на жестокую смерть. Последним осмотрел Старика. Как оказалось тварь, проскочив мимо него, все же успела задеть когтями бок воина. Несколько рёбер было сломано и пробито легкое. Кольчугу как москитную сетку от удара разодрало. Все уже отдали Богу душу, это, несомненно, так почему бы им не помочь тем, кто еще остался коптить это небо?
   Куртку с трудом снял с лучника, благо относительно цела осталась и крови много на нее не натекло. Почти по размеру пришлась. Немного маленькая, да и верхние пуговицы не застегнуть, но стал чувствовать себя поуверенней. Как ее лучник то носил? На несколько размеров больше выдали? Или сам с подходящего трупа снял? Кольчугу со Старика тоже снял. Сам не влезу, но слышал, будто такие вещи в старину ценились, может на бартер пойдет. Забрал оба меча, тот который был у Старика - вместе с поясом и ножнами надел. Второй отложил к костру. Ножен к нему не было. Со "своим" теперь мечом немного поигрался, внимательно рассмотрел и помахал. С виду ничего примечательного. Не очень длинный клинок сантиметров 70-80, крестообразная гарда и навершие шарообразное, как и гарда из металла с примесью латуни, наверное, отдающие желтоватым цветом. Массой весть клинок затянул чуть больше килограмма, не больше чем полтора. Острие было клиноподобным, таким мечом удобно было не только рубить, но и колоть. Дол шел примерно на три четверти клинка. То ли в фильме видел, то ли в книге читал, но знание само всплыло о том, что при ударе, точка соприкосновения с преградой должна, находится от острия как минимум на одну четверть ближе к эфесу. Особенно если там нет дола или ребра жесткости. Черенок был обмотан какой-то полоской кожи, в руке лежал как влитой. Хоть я и отучился в техническом, но из чего сделан клинок, не понял. Точно из стали, не железо и явно не чугун, кто не знает, булатная сталь ближе к чугуну, чем к стали. Кромка у клинка крепкая, но это не мешало ему относительно хорошо гнуться. Ножны были простыми, как я понял, дерево обмотанное кожей. Без изысков и с качеством.
   Второй меч похуже, такое ощущение, что сделан из железа с примесями. Крепость клинка была хуже моего. А в остальном оказался очень похожим. Щит взял у мечника. Деревянная конструкция, сбитая несколькими полосами железа. Тяжелый зараза, надо привыкать. Отложил, вместе с запасным мечем к костру. У лучника снял нож с небольшими ножнами, или может кинжал, не знаю. Обоюдоострый клинок с долом, сантиметров двадцать. Хоть камнями работать больше не придётся при разделке туш. Когда бросал клинок в кучу с моим добром возле костра, увидел копье, прислоненное к дереву. Тоже неплохо. Относительно гибкое древко метра два с половиной, на конце листообразное лезвие ладони с две длиной. Гарда так же имелась, крестообразная. Прикинув как, я буду сражать этим инструментом, понял, что древко хоть с виду и отполированное, но занозы можно будет найти. Как копейщик с этим справлялся? Догадался быстро, перчатки. Сходил к трупу, поискал. Сначала подумал, что ошибся, руки были голые. Да потом додумался труп перевернуть, вот они родимые, за пояс закинуты. Добротная мягкая кожа и небольшие железные накладки с тыльной стороны ладони. Шлемов было целых три. Дрянной железный у копейщика даже брать не стал, вмятина была конкретная на куполе. Наверняка, даже много не стоит. У лучника шлем не нашел, да и не уверен был ли он. У мечников были одинаковые "шапочки", эдакие миски на голове с окантовкой, проклепанной по краям. Килограмма по два или три каждый. Один откинул в скарб, другой решил одеть, а что бы, когда по это шлему дадут, и головешка не раскололась, под него напялил подшлемник, снятый со Старика. Небольшая стеганая шапочка до ушей. Ну вот, теперь хоть выгляжу, как воин, даже гордость непонятная появилась. Одеть на себя больше нечего, так что пора перейти к походным сумкам.
   В них много чего нашлось, но главное отложил себе килограмма два гречки, такое же количество картошки и вяленого мяса. Соль нашлась в небольшом мешочке, это просто отлично, без нее, по-моему, и загнуться можно. Пара чистых рубах да подштанники. Пара портянок, в армии не был, но отец в детстве научил, как их мотают. Тогда думал, что глупостью занимаюсь и обижался на отца. Теперь вот понимаю, какой умный он у меня был и как ему я благодарен, оказался. Портянки ведь штука такая, неверно намотал - мозолей натер на месяц. Еще там оказалось кресало для костров, свою зажигалку я так и не нашел. Куча всякой другой полезной мелочи и главное деньги. Пара серебрянок и горсть медных монет, а точнее две серебряных с каким-то мужиком и гербом оленя, да восемь медных со щитом и закорючкой вписанной в круг. Вот и все мое добро в принципе. Походный мешок весил больше пятнадцати килограмм, сама кольчуга весом килограмм под семь, что тяжело да терпимо. Пока труд да дело меня занимали - уже солнце показалось на горизонте, пора в путь. Пожевал немного мяса из оставшегося добра, осталось изрядно, я ведь не все с собой забрал. Посмотрел на тела уже можно сказать боевых товарищей, кивнул им, отдавая дань уважения, и отправился в путь.
   Куда пошел? Да все туда же, в сторону гор, не зря же вояки туда собирались. Надо было конечно подумать, чего это туда вооружённые люди засобирались, да как говориться, задним местом все богаты...
   Спустя некоторое время стало уже невмоготу таскать на голове железное ведро. Жарко было в шапке и железке, да и шея затекла быстро. Но прикинув все за и против, решил не снимать. Скорее всего, на будущее пригодится такая закалка. Местность заметно изменилась, теперь уже стали попадаться небольшие группы деревьев поодаль от леса в степи. Да и трава пестрила новыми видами. Заметно также было иногда какие-то кусты, слегка похожи на терновник. В деревьях стали преобладать дубы, могучие и разлапистые. Горы прибавили в высоту. Степь уже была не ровная как дня три или четыре назад, а с хорошо видимыми глазу оврагами и пригорками. Иногда травяное море разрезали небольшие камни обросшие мхом и чем-то похожим на плющ, растением.
   Периодически приходилось делать небольшие привалы - дополнительный вес сказывался. Да и лямки нагруженного мешка оттягивали плечи. Хорошо хоть куртка была толстая, не позволяла материи врезаться в кожу. Один раз на горизонте заметил несколько маленьких, передвигающихся черных точек. От чего в душе начала зарождаться надежда на скорое окончание странствий. Правда до вечера так ни к чему и не пришел. Разжег костер, обустроил лагерь и тревожно кемарил всю ночь, встреча с чудовищем оставила яркие впечатления в моем сознании. Так продолжалось три дня. Уже начал подумывать о бесконечности моих страданий. Хотя один несомненный плюс все же был - тело заметно легче начало переносить дополнительный вес и постоянную ходьбу.
   На четвертый день ближе к обеду неожиданно вышел на небольшую тропинку, уходящую в лес. Поразмыслив немного, решил направиться по этой натоптанной дорожке. В степи на многие километры ничего не было, поэтому направился под кроны деревьев. Путешествовать по утоптанной земле было легче. На привалы за день почти не останавливался. К вечеру вышел на хорошую проезжую дорогу. То есть, ничем особенным она не отличалась, обычная сельская дорога, заметно наезженная повозками с лошадьми или мулами, судя по попадающимся лепешкам. Ночью решил не продолжать путь. Нашел небольшую поляну, прилегающую к дороге, обустроил лагерь и заночевал. Утром продолжил путь с окрепшей надеждой достичь людских селений.
   День прошел, а цели так и не достиг. Несколько раз дорогу пересекали зайцы и лисицы. В первые разы изрядно пугали меня такие встречи. После того, что со мной произошло в последнее время, было бы странно храбриться на каждом шагу. Постепенно привык и только настороженно всматривался в сторону звериной тени. Несколько раз поодаль замечал силуэты оленей или косуль, но близко оно не приближались. У нас такое можно встретить разве что в заповеднике каком-нибудь.
   В этот раз ночью меня потревожили волки. Проснулся я от подозрительных шумов, доносящихся из леса. Довольно близко как оказалось. Быстренько вскочил и подкинул горсть сухих палок в костер. Ухватил копье и начал всматриваться в ночную темень леса. Через несколько минут костер разгорелся и заметно прибавил в освещении ближайших деревьев. Сердце сразу похолодело, как только начал замечать "собачьи" силуэты вокруг себя с горящими немного красноватым глазами. Потом прислушавшись, разобрал негромкое рычание. Волки! Так что о них известно? Если встретил волка - зашел на них территорию. Если это охотничьи угодья - переждать и быстренько свалить с опасной местности. Если рядом логово стаи - все, пиши пропало. Драться придётся точно, просто так не отстанут. Раз рядом дорога - скорее всего, логова рядом нет, а значит надо их отпугнуть. Но как? Так, чего они там боятся? Огня точно боятся и света, и еще кажется громких звуков. Быстро положил копье на землю, недалеко от себя. Подкинул большую охапку веток в костер, подхватил щит в руку и вытащил меч из ножен. Огонь разгорелся достаточно быстро и ярко. Помолившись про себя тихонько, начал стучать мечом о щит.
  - Прочь! Пошли вон! Уйдите, сволочь! Не дамся собаки вшивые! - кричал, стучал и крутился во все стороны вокруг костра, как заводной.
   Минут пятнадцать или двадцать пляски, время прошло очень быстро. Такой выброс адреналина получить. Перестал стучать и прислушался. Теней и глаз волков вроде бы видно уже не было. Да и достаточно тихо оказалось вокруг. Неужели пронесло? Но спать, еще долго не ложился. Несколько раз вскакивал от разыгравшегося воображения. В итоге на утро уже был разбит как старая кляча. Поесть даже не хотел, быстро собрался и в путь. Поскорее бы уйти подальше от волчьей стаи.
   В этот раз решил пораньше привал на ночь обустроить, после ночной встречи я припустил по дороге как сумасшедший. Да и вчерашнее недосыпание сказывалось. Разжег костер, когда солнце еще было на небе. Похлебку в этот раз не варил, ручья рядом не было и воду приходилось экономить. Пожевал сухарей с мясом, запил несколькими глотками воды и улегся поудобней покемарить до вечера.
   Пробудился я от непонятной тревоги на душе. Солнце уже спряталось за горизонт, ночь опустилась на лес, а костерок уже догорал. Прислушался, ничего подозрительного не нашлось. Развел больше огня и огляделся. Тоже ничего. Но чувство тревоги не пропало, только усилилось. Не доверять интуиции, да в таком месте, было бы крайне глупо. С опаской оглядываясь по сторонам, начал быстро собирать свои вещи в мешок. Накинул его за спину, подхватил щит с копьем и стал ждать, присев за кустом под деревом. Так, что бы с поляны меня не было видно, а я мог просматривать как ее, так и лес с противоположной стороны. Дорогу оставил за спиной. Просидел так с полчаса. Уже начал подумывать бросить свою затею и лечь обратно спать, глаза давно слипались. Когда неожиданно услышал звук ломаемой ветки и прислушался настороженно. Звук доносился из чащи леса.
   Через некоторое время заметил медленно передвигающиеся тени между деревьев. Сердце в груди уже чуть ли наружу не выпрыгивало. Когда из кустов на поляну ломанулось человек пять в сбруе и с оголенным оружием, чуть было с перепугу не ломанулся в противоположную сторону.
  - Краз! Захрыб нур д жесам, - видимо выругался один из солдат.
   Да, это были солдаты. Очень похожие на моих знакомцев. Кожаные куртки, щиты и набор разного оружия. Пять человек стояло вокруг костра и внимательно обшаривали взглядом поляну. Все они были с круглыми деревянными щитами, с нарисованной стилистически птицей на них. У двоих в руках были длинные ножи, сантиметров по тридцать или сорок. У третьего был обычный плотницкий топорик, у четвертого в руках было что-то на подобие длинного молотка. Последний держал в руке одноручный меч. Шлемы были только у двоих из них, у того кто держал меч в руке и у того, с непонятным молотком. Думаю я не ошибусь, назвав этих налетчиков - ополченцами. Пока я их рассматривал, неожиданно близко за спиной, раздался звук ломаемого куста. Быстро обернувшись назад, я увидел очертание еще одного человека, пролезающего сквозь кусты. Еще не до конца понимая что делаю, быстро наклоняюсь вперед и вскидываю руку с копьем в сторону незнакомца.
  - Ыыхххх, ра-э-э-рзак-х-х, хр-р-рх--хх, - прохрипел солдат, после встречи наконечника моего копья с его животом, и согнувшись, упал себе под ноги.
   До него было метра два, да и я был не таким уж слабаком, да еще и адреналин играл в крови. В общем, засадил ему копьем в брюхо знатно. А что же еще делать? Неспроста они ломились как башибузуки на поляну. Больше просто так никому не дамся. Звуки схватки услышали и остальные. Кроме этого со сталью в теле, со спины заходило еще двое поодаль друг от друга.
  - Обложили, сволочи! Ну, еще посмотрим, кто и кого! - Просипел я и выдернув копье, рванулся в сторону одного из них.
   Тот боец уже приготовился к схватке и ждал нападения, вглядываясь в мою сторону. Удар копья он отвел краем своего щита. И повернув голову по направлению поляны прокричал: - Зардагам ладне рахнум! - видимо позвал на помощь, или известил о моей позиции. Так как времени тут стоять у меня явно не было, я выпустил копье из рук и выхватил нож, висевший с правой стороны тела. Мечником я не был, даже не знаю что надо толком с таким оружием делать. Поэтому, через мгновение сделал единственно правильный поступок к которому сумел додуматься. Прикрывшись щитом резко рванул на противника. Хоть я и похудал за последнее время моего тут нахождения, но с центнер веса во мне еще било. Ударив его щитом в щит, не останавливаясь начал теснить того к дереву за спиной. В руках мой противник держал видимый ранее молоток, или что-то в этом роде. Прижав противника к дереву, я почувствовал тычок в левой части шлема. Глухой звук и небольшая сила удара, говорили о том, что с близкого расстояния такое оружие не эффективно - удар пришелся не металлической частью молотка, а древком. Или может быть противник просто растерялся, да и не был опытным бойцом. Пора заканчивать. Наотмашь ударил ножом его сверху вниз, примерно в область шеи или плеча, за щитом плохо видно. Резкий выкрик подтвердил удачное попадание. Оружие вошло глубоко, по самою рукоять. Провернуть немного в ране и вытащить обратно. Вслед за рукой потянулся небольшой фонтанчик крови, заляпавший мне шлем и лицо. Наверное перебил артерию. Тело врага через мгновение обмякло и съехало вниз по стволу. Я бросил взгляд на его лицо и застыл. Глаза, блестящие среди ночи белым цветом, расширившись от ужаса, неотрывно смотрели на меня. Страх проступал в его взгляде и я только сейчас понял, что впервые убиваю людей.
   Из ступора меня вывел негромкий окрик из чащи позади. Быстро оглядевшись оценил ситуацию. Она была хуже некуда. Да, я справился с двумя бойцами, но было это от неожиданности и поодиночке. Когда остальная шестерка выскочит прямо сюда - мне придет смерть. Иллюзий я не питал. Поэтому, развернувшись на сто восемьдесят градусов, как здоровенный боров, ломанулся прямо через гущу кустарника. Ускорения мне придала стрела, вонзившаяся в дерево возле меня.
  - Черт тебя подери! - выругался я от прилива эмоций.
   Шестым был лучник! И это фактически самое опасное сейчас. Невидимая в ночи смерть, пробивающая мои нынешние доспехи с легкостью. Через несколько шагов по шлему чиркнула вторая стрела. Вот же гадство! Лучник видимо был хороший, в ночи на звук и так точно. После этого я понесся, вперед виляя и еле разбирая силуэты деревьев вокруг себя. Третья стрела вошла мне в левое плечо на вылет. Наконечник вылез из тела сантиметров на пять. Я даже зарычал от бессилия. Что же делать дальше? Меня таким образом прикончат за минуту. После ранения я непроизвольно остановился и теперь смотрел в сторону преследователей. Меньше минуты понадобилось первому что бы добежать до места моей остановки. Единственное, что оставалось делать, это метнуть нож в него. Нервный выкрик и тело осело на землю. Нет, не убил. Скорее всего в ногу попал, так как тот начал активно зазывать товарищей и запускать стрелы в мою сторону. Лучник! Вот же повезло то как. Одну стрелу я случайно принял на щит, другая прошла мимо. Его товарищи уже почти нас настигли. Двигались они видимо некоторым подобием цепи. Стрела в щите. Обернувшись я снова, что есть силы припустил поглубже в лес, а щит перекинул за спину. Было неудобно так двигаться - мешок мешал под щитом. Но звук удара стрелы о древесину за спиной подтвердил верность моего решения. Минут через пять уже не доносилось звуков погони. Хорошо. Либо отстали, либо лучник был следопытом и после его вывода из строя, остальная команда поостереглась бегать за мной в ночном лесу. Но останавливаться еще нельзя. Вперед, только вперед.
   Часа через два я решил сделать привал. Ну как сказать, решил. Просто в один прекрасный момент я свалился на землю и не смог подняться. Плечо болело ужасно. Когда перекидывал щит за спину, случайно обломал древко стрелы. Может оно и хорошо что не выдернул наконечник из раны. Мог бы тогда истечь кровью, а так не слишком-то и много вышло из раны. Два часа я летел бегом по лесу. Преследователи наверняка будут передвигаться пешком, да и следы выискивать ночью трудно. Сам же я не мог сказать в какой стороне нахожусь. Петлял как заяц. Думаю что часа три или четыре у меня есть. Полежал с пяток минут и с трудом поднялся собирать хворост.
   Сидя у костра рассматривал рану на плече. Куртку снять не смогу, значит придется сначала выдергивать обломок, а потом поврежденной рукой двигать. Будет больно.
  - А кому сейчас легко? - Со смешком спросил я у себя.
   Быстро выдернуть стрелу одним рывком, скинуть с себя куртку и футболку. Пока проделывал эти манипуляции чуть зубы не стер в порошок. Кто же знал, что раны такие противные. Было действительно больно. Можно сказать до девичьего писка. Водой из небольшого бурдюка промыл аккуратно рану. Оторвал полоску материи от запасной рубашки и перемотал. Больше на ум ничего не пришло. Дальше решил перекусить в сухомятку. Воды мало очень осталось, не больше литра. Да и котелок не нашелся. Вместе со шлемом видимо в погоне затерялся. Ну хоть запасной шлем был в рюкзаке. В нем при необходимости, можно будет сварить что-нибудь. Копье тоже кануло в небытие, брошенное на месте гибели второго противника. Нож подарил лучнику. На данный момент вроде бы все потери в недавней схватке. Собрал все обратно в мешок. Достал несколько кусков мяса и примостился у костра пожевывая.
   Так и застыл с поднесенным вторым куском мясо ко рту. Небольшой порыв ветра донес глухое рычание со спины.
  - Да как это все меня уже достало, - тихонько просипел я оборачиваясь.
   Несколько пар красных глаз из темноты наблюдали за моими движениями. Не суетливо привстал и подбросил добрый десяток поленьев в костер. Взял в левую руку щит и достал меч из ножен. Стал спиной к костру и оглянулся. Пять или шесть особей окружило меня, и неспешно передвигались вокруг лагеря. Я терпеливо стоял и ждал, когда они уберутся отсюда. Было полной неожиданностью увидеть ступающего в круг света от костра здоровенного волка, прямо перед моим лицом. Мощная "махина" серого, даже стального цвета с метр высотой в холке. Стоит неподвижно и только щурясь, смотрит на меня.
  - Пошел отсюда! Ну же! Уходи! - прикрикнул я на него и ударил мечом по щиту.
   Зря я это сделал. Щит и так держать было трудно, а от удара вообще резануло в плече и я скривился. Волк видимо понял, что со мной не все в порядке. Даже не шелохнулся. Повел головой, принюхиваясь, и неожиданно протяжно завыл. Я от такого поворота события оторопел немного. Правда, быстро пришел в себя после прыжка с места этой туши, в мою сторону. Удар я принял на щит, от боли и энергии удара волка, завалился на спину. Хорошо хоть между мной и волком бил щит, и он ухватился за него зубами. Я недолго думая с положения лежа, засадил ему клинок между ребер. Волк отскочил от меня в сторону и заскулил. Я быстро попытался подняться на ноги и добить его. Еще один таранный удар сбил меня с ног, правда уже в другую сторону. В этот раз волк ухватил меня за правую руку и потянул на себя. С перепугу засадил ему в морду краем щита даже не почувствовав боли. Волк отпрянул немного и попытался на этот раз ухватить меня за шею. Но сам же и напоролся на мой клинок. В это же время третий волк ухватил меня за левую ногу и попытался протащить по земле. Намереваясь проучить эту скотину, вытащил меч из бьющегося в агонии тела второго и приподнялся на заднице для более удачного удара. Но резко передумал, еле успев среагировать на мелькнувшую справа морду. Еще один удар в щит и еще один импульс острой боли в плече. Только я попытался в ответ ударить эту сволочь, почувствовал как стальной капкан сомкнулся на моем правом плече.
  - Да сколько же вас тут, уроды! - выкрикнул я оборачиваясь на новую угрозу.
   Вместе с тем, согнув правую руку на замахе, уколол держащую меня за плечо морду. В глаз попал или в нос, не знаю, но это подействовало. Капкан разжался и отпустил меня. К терзающему меня за ногу гаду, присоединился еще один. На этот раз, уже за другой ботинок ухватился. Хорошие у меня были ботинки, из толстой кожи. Ужасное давление ощущалось, но внутри было сухо. Еще видимо не успели прокусить. Мысли менялись одна за другой так и не успеваю сформироваться окончательно, а я уже бил по шее правого волка возле ноги. За доли секунды эта парочка протащила меня по земле с добрый метр. Удар пришелся с отдачей, а волк жалостно заскулил и упал на землю без движения. Может позвонок повредил и теперь он выбыл из нашего ужасного аттракциона под названием "Порви Коляна". Не теряя лишнего времени ударил левого изверга, но тот непонятным образом заметил движение и отскочил.
   Я снова попытался подняться на ноги и оглядеться. Справа никого не было, а слева меня схватили за голову. Точнее больше за шлем, благо надел запасной недавно. В лицо впился только один клык, аккурат на щеке под глазом. От неожиданности, я отпрянул вправо и зубы соскочили с моей головы, оставив рваную полосу на лице. Падая, успел неплохо приложить щитом любителя голов. Ожидая нападения наконец таки поднялся на ноги, но вокруг никого не было. Только два трупа и один скулящий, обездвиженный хищник. Только сейчас я ощутил слабость во всем теле. Укусы на торсе кровоточили, но вроде бы были не опасны. На правой голени тоже был кровавый след от укуса. Быстро осмотрев себя я снова принялся отслеживать ситуацию в округе.
   Прямой опасности не было. Ушли? В этот момент, метрах в двадцати от меня, раздался протяжной вой. Что еще хуже - ему ответили, километрах в двух или трех правее. Черт! Да они же за подмогой отошли. Почему это они на меня напали? Ранение? Или я по глупости зашел близко к их логову? И что теперь делать? Бежать в другую сторону, на месте явно раздерут вусмерть. А так может мои двуногие преследователи их встретят. Подобрал сумку и закинул щит за спину. Напоследок, оглядев место боя, подобрал горящее полено и двинулся в противоположную сторону от стаи.
   Преследовали меня почти сутки. Постоянное напряжение, боль и страх. Под вечер я уже почти полностью выбился из сил, но продолжал двигаться вперед. В обед начала проявляться влажная земля. Стаи комаров и гнилостный запах говорили о том, что рядом есть болото. И вот сейчас я продвигаюсь по колено в вонючей и холодной жиже. Засыпаю на ходу, но как только падаю в воду, сразу прихожу в себя и двигаюсь дальше. Ночью нашел небольшой островок и переночевал на нем. Огонь развести не удалось и как следствие, наутро у меня поднялась температура. Выспаться не получилось. Волки гнали меня уже второй день. Я их не видел, но слышал как они переругиваются между собой вокруг. Наверное, знают проходы через болото и ищут меня. Каждый раз после такой мысли я припускал быстрее вперед.
   На третий день от погони оторвался. Но теперь пришли другие проблемы. Воды нет, еда промокла и провоняла болотом, а раны начали гноиться. Температура поднялась высокая, сопли так и текли не прекращаясь. Под вечер третьего дня начал бредить. Не знаю, как долго я шел через болото, сознание то терялось, то возвращалось обратно, но в какой-то момент, я осознал себя бредущим сквозь густой и сухой лес. Шлема со мной не было, щита тоже. Главное - мешка со мной тоже не было. Лихорадка да потеря сознания привели меня к мысли, что это мой конец. Пройдя ещё некоторое время, я просто свалился на землю и уже не смог подняться. Перевернулся на спину и посмотрел вверх. Небо еле проглядывалось, и солнца не было видно. Потом медленно закрылись глаза, и я почти уснул, наверное, в последний раз.
  - Прощайте... - тихо прошипел я.
   Нет, так не годится. Так я не хочу умирать. Собрал в кулак все свое сознание.
  - ПРОЩАЙТЕ! - выкрикнул я что есть мочи и закашлялся.
   Хоть один сильный поступок. Хоть что-нибудь я сделал напоследок. Оставил о себе память в этом мире. Пусть хоть малые лесные твари встревожатся и отдадут дань уважения умирающему Николаю Казаку. И уже уплывающим сознанием я уловил слабо доносящийся звук.
  - Азере-е-е! Азере-е-е!
  
  Глава 4. Деревня в лесу.
  
   Очнулся я резко. Вот только что была темнота и вдруг стало светло. Несколько минут взор не мог сфокусироваться на чем-нибудь конкретном. В глазах блуждали темные пятна. Но вот стало получше и смог разглядеть в полутьме деревянный потолок. Лежал я на топчане лицом вверх. Шевелиться было очень трудно и больно. Первое что понял - мне осмотрели раны и перевязали. Голова была туго перемотана тряпками и пованивала противными мазями на травах. Был почти голый и укрытый теплым пледом. Комнатка была небольшая, мебели не много. Мой топчан да деревянный стол со стулом. На столе было расставлено много глиняных горшочков и небольшая лучина. На стене над топчаном висела шкура большого медведя. На других стенах были подвешены вязанки и пучки высушенных растений. Окно было закрыто ставнями и затянуто непонятной пленкой. Напротив лежанки имелась дверь, вероятно в другую комнату. Весь дом был деревянным. На полу не было ничего кроме россыпи сухого сена.
   Я закашлялся и с сожалением бросил взгляд на массивный стол. Есть ли там вода? Пить очень хотелось. Превозмогая бессилие, попытался встать. Для начала сел на постели. Руки, верхняя часть торса и правая нога пониже колена были обмотаны местными бинтами. Пах был перемотан на манер пеленок. Моей одежды рядом не нашлось. Поднатужившись, встал на ноги. Тело сильно шатало. Сделав несколько шагов в сторону стола, в голове закружилось, и я упал, наделав шума. Пошатнул и скинул на пол несколько горшочков. Через несколько секунд дверь в комнату открылась. Внутрь вошла женщина средних лет. Обычная сельская кумушка, так сказать. Ростом под метр семьдесят, может немного больше. Достаточно небольшая телом, килограмм семьдесят или восемьдесят. Большого брюха не было, но плечи вызывали уважение. Моложавое лицо с начинающими проглядывать морщинами. Лет, наверное, за тридцать, ближе к сорока. Черные густые брови, такого же цвета длинные волосы, завязанные в "пучок" на затылке. Ровный, правильный нос, налитые красные губы и подрумяненные щеки, придавали ей некий шарм. Одета была по простому. Длинная зеленая юбка с накинутым серым передником и свободная белая рубаха с закатанными рукавами. В общем, довольно милая сельская женщина.
   Войдя в комнату, она немного удивилась, увидев меня на полу, от чего ее и так большие голубые глаза еще шире открылись. Через несколько секунд она пришла в норму и негромко запричитала, указывая то на меня, то на кровать. Потом подошла ко мне, подхватила под руки и помогла доковылять до кровати. Что интересно, довольно легко, а во мне килограмм сто веса. Да, видимо правду говорят, что раньше бабы были опорой в доме. Усадив меня на кровать, она снова негромко запричитала и попыталась уложить больного в постель. Я стал отбиваться и попросил себя напоить.
  - Воды. Пить, - тихо прошептал я, помогая себе руками определить требуемое.
   Женщина слегка удивилась. Затем что-то спросила. Я покачал головой и снова попросил пить. После чего, она подошла к столу, налила в кружку воды и принесла мне. Я попытался взять чашку в руки, но она ее отодвинула. Затем посмотрев на меня, показала на нее пальцем свободной руки.
  - Эрлам, - тихонько сказала она: - Эрлам, - потом сделала вид, что пьет и сказала: - Зурде.
   Я быстро смекнул что она имела ввиду. "Вода" и "Пить" на ее языке. Я благодарно кивнул и повторил требуемое. Видимо удовлетворившись результатами проведенной работы, она отдала мне чашку и дождалась пока я напьюсь. После чего, наконец уложила меня в кровать и осмотрела мои раны. Старался ей не мешать. Наверняка знает что делает, я ведь еще жив. Да и в сон меня склонило. В следующий раз уже проснулся не сам, а был намеренно разбужен.
   Женщина сидела возле постели и держала в руках миску с ложкой. Видимо пришло время обедать. Она помогла мне подняться и опереться на стену. Было мягко, вот для чего там шкура висела оказывается. Потом она показала на миску и произнесла: - Мелро, - сделала вид, что ест и пояснила: - Ундел.
   Накормив меня с ложечки, я сначала было сопротивлялся, но мои капризы профессионально пресекли, женщина уложила меня в постель и засобиралась обратно. Я ее попытался остановить и когда на меня обратили внимание решил попробовать познакомиться.
  - Ни-ко-лай, - произнес я по слогам указывая рукой на себя. А потом перевел палец на нее и вопросительно посмотрел. Она немного подумала и потом радостно ответила ударяя себя в грудь: - Амриль. Зур ми рен, Ни-ко-ляй.
   Я улыбнулся помотал головой и повторил показывая на себя: - Николай!
   Амриль немного постояла перебирая на устах звучание моего имени и неожиданно четко произнесла: - Николай. Зур ми рен, Николай, - потом улыбнулась и вышла из комнаты.
   Так и протекали мои будни на лечении. Амриль периодически кормила меня и учила их языку, а я просто валялся и ничего не делал. Был один момент смущающий меня и сейчас. В отхожее место меня не пускали, а заставляли ходить в ведро с водой, стоящее в углу комнаты и запирающееся крышкой. Каждый вечер и утро это ведро выносилось Амриль и ставилось обратно. Выросший в детстве в селе, я тоже бывало такое делал, но то было в детстве и с родными. А тут взрослый мужик и незнакомая женщина. Было откровенно стыдно. Но опять же, Амриль пресекала любую мою самостоятельность и инициативу. Один раз меня навещал мужчина. Здоровенный амбал, метра два ростом и много шире меня. Руки были словно колоды. Грудной клетке позавидовал бы и иной бык у нас в селе. Он был по-своему притягивающим внимание. Круглое, плосковатое лицо, словно кричало об незаурядном интеллекте этого человека. Внимательные зеленые глаза, казалось бы видят тебя насквозь. Черная борода достигала середины шеи и была заплетена в две косички. Волосы тоже черного цвета были собраны в косу. Нос картошкой сильно выделялся на общем фоне этого человека, придавая ему более общительный вид. А то казалось, что этот человек кроме походов и боев ничего более знать не желает и говорить не хочет. Одет он был в свободную, наверное льняную рубаху сероватого цвета, длинные кожаные штаны и высокие, почти до колен, сапоги. Пояс был широкий, кожаный с металлическими вставками и ячейками под инструмент. На спине за пояс был воткнут кинжал с ножнами. На руках, поверх рубахи, накинуты нарукавники из плотной кожи. Войдя ко мне в комнату, он огляделся. Покивал сам себе. Споро осмотрел меня. Еще раз кивнул про себя и посмотрел мне в глаза. Несколько мгновений мы так и пялились друг на друга. Потом он улыбнулся и тыкнул в меня пальцем: - Николай?
  - Да, - кивнул я в ответ и вопросительно посмотрел на него.
   Здоровяк опять улыбнулся, бахнул себя лапищей в грудь и пробасил: - Варлам. Зур ми рен, Николай!
  - Зур ми рен, Варлам, - ответил я. Вероятно, это было нечто вроде, очень приятно познакомиться.
   Видимо я угадал с ответом. Здоровяк радостно закивал, еще раз скоро окинул меня взглядом и ушел. Так и прошло мое знакомство с обитателями дома. На вторую неделю, мне стали позволять вылазить из кровати и тихонько бродить по дому и двору. Одежду мою тоже вернули. Кожаная куртка и джинсы в которых я был, профессионально заштопали. Ботинки тоже нашлись почти в целом состоянии. Футболка и портянки дополняли комплект. Носков не было. Видимо износились и оказались выброшенными. Кожаный доспех мне не вернули, как и меч впрочем. Оно наверное и правильно. Зачем гостю в доме доспехи?
   Как, оказалось, был я в небольшой деревне затерянной в лесу, дворов на срок и жителей сотни полторы или две. Занимались охотой и земледелием. Варлам у них считался местным кузнецом. Были у Варлама с Амриль и маленькие дети - две девочки десяти и двенадцати лет. Жили они тут же в доме, поначалу им запрещали меня навещать, но когда я поправился, эти две занозы частенько приставали ко мне со своими расспросами. Сначала я не мог понять, чего они от меня хотят, потом, как начал кое-как понимать язык - уловил суть претензий и рассмеялся. Варлам нашел меня, когда ходил на охоту. Он очень удивился, когда наткнулся на меня недалеко от непроходимого болота. Был я в очень плохом состоянии. Лихорадка, воспаленные ранения и недоедание почти унесли меня за грань. Кузнец очень рисковал брать меня домой, так как неизвестно было, что я мог сделать. Этот мир был жесток и ужасен. Я мог оказаться безжалостным убийцей или полузверем, перевертышем или еще чего похуже. Но ему было меня очень жаль, да и человек, прошедший через Топи Смерти заслуживает шанса на спасение. Поэтому, он доставил меня домой и показал своей жене. Та была у них вроде травницы и лекарки в поселке. Обследовав меня, она выдала вердикт- человек, очень болен и сильно ослаб. Вреда в ближайшее время от меня нет. А потом, когда я пришел в себя, то не проявил никаких дополнительных опасений на свой счет. Одно было им непонятно, почему я не знаю общего наречия. На этом плане и строились массово побасенки, из-за которых меня и донимали дочки кузнеца. Остальному поселку хватило слова Варлама, что я им безобиден и они все узнают в свое время. А эти егозы пытались побыстрей меня научить говорить, да первыми разузнать мою историю.
   Вот я сейчас и сидел на лавочке под домом и смеялся уже минут пять. Одна стащила с кузни кусок кожи в который обернулась и размахивая кухонным ножом, пыталась показать как выглядит воин. А другая, сняв со стены голову волка, таскала ее по двору и лупила палкой. Продолжалось это правда недолго, до того момента, когда на улицу вышла Амриль и увидела весь этот цирк. Не одна лозина тогда обломалась о девичьи попки и не один день они не могли нормально сидеть за столом. Как я потом выяснил, версий о моем происхождении было много. Всем было известно о том, что я был в кожаном доспехе, пробитым стрелой и искусан стаей волков. Почему они меня не съели? Ответ был тут же, висел на боку. Меч. Со временем, люди разбились на два лагеря. Одни считали что я был наемником у одной из местных армий, осколки старой империи постоянно воевали с вольными баронствами, другие утверждали, что я был Охотником и в сражении с тварями был сильно быт по голове, в результате чего потерял память, вон и рубцы на голове виднеются. Был тут такой орден "Охотники на нежить". Бегали везде и убивали за вознаграждение нежить и всех им подобных тварей. Правда, лагерь "охотников" заметно проигрывал, у меня не обнаружили специального медальона и татуировки. Если первое и можно было объяснить утерей или еще чем, то второе несомненно ничем не перебивалось.
   Так и проходили постепенно мои будни в деревеньке Дальняя. Почему именно "Дальняя" никто не знал, но что она так называется, были уверены все. Через несколько недель я полностью окреп и напросившись, начал помогать Варламу в кузне. Плохо, но уже кое-как мог выразить свои мысли. Всем говорил, что я ничего не помню до момента, когда очнулся в доме кузнеца. Откуда мои раны и что делал раньше помню смутно, и то, больше болото вспоминается. Со временем- поверили. Так меня и перестали донимать, а семья Варлама взяла надо мной покровительство. Работы у кузнеца было действительно много. Домашняя утварь и рабочий инструмент на все село- это вам не в бирюльки играть. Хотя, как сказал позже Варлам, с моей помощью стало намного легче. Ну еще бы. Я уж далеко не маленьким был парнем, и меха раздуть, и молотом по наковальне постучать мог. Иногда, ходили с Варламом на охоту. Правда, он охотился, а я так, учился да добычу таскал. Луком я владел плохо, точнее вообще не владел. Впервые, когда мне дали в руки лук, чуть не пришиб стрелой курицу, но в мишень с двадцати метров так и не попал. После чего мне объяснили, что с луком обращаться учатся с детства и в таком возрасте нужно потратить как минимум несколько лет тренировок для успешного обращения с оным.
   Я был очень благодарен всей семье Варлама за помощь и поддержку, которые они мне дали. Без них я бы очень быстро пропал. В первые дни на лечении никто бы не поставил на то, что я смогу перебороть болезнь. Но видимо молодое, крепкое тело решило иначе. Кузнец же решил, что я выздоровел благодаря сильному бойцовскому духу. Ну и конечно же богиня Свирелла постаралась. Мне нравилось сидеть вечером у камина, пить слабое пиво и разговаривать с Варламом, иногда к нам присоединялась и Амриль. Так, вот я и узнал о местном пантеоне.
   Главным у них считался Дар. Он подарил людям землю и все нас окружающее на ней. Сначала он наблюдал за всеми и каждым по отдельности, но со временем, решил разбавить свою ответственность. Для этого от создал целую кучу старших богов. Особо выделяются из них двое. Хорол- покровитель света и добра, да Лакриз- владыка тьмы и зла. Они постоянно дерутся между собой за силу и право властвовать на земле. Дар устранился от управления этим миром и возложил свою ношу на них. Но периодически, вмешивается в распрю старших "детей" не позволяя им слишком зарваться. Эти два первых потомка, набирают и переманивают друг у друга, богов поменьше. За Хоролом постоянно числятся такие важные шишки, как Винтольд, Залтан, Свирелла и Зарида. Лакриза же поддерживают бессменные Ленор, Нирмелла и Симрол.
   Винтольд является третьим по силе на местном поднебесье, воин и охотник. Бог силы, сражений и славы. Что, в общем, не сильно меня и удивило. Как обычно случается, бог войны не может быть второстепенным персонажем. Кто как не он, знает лучше остальных, как правильно сражаться?
   Зантан почитается как великий кузнец и прирожденный купец. У такого персонажа силы тоже немало должно быть. Мастеровые и купцы могут позволить себе пожертвовать изрядно для своих покровителей. Что еще интересно, Зантан как уверяют, тоже неплохой боец. Как может существо ничего не знающее и мастерстве боя, выковать превосходное оружие или доспехи?
   Сверелла собирает дань на почве красоты и удачи. Если красоту вымаливают себе в основном молодые девушки, то удачу просит каждый. Будь то воин, кузнец или купец. Всем она нужна. По уверению Варлама, именно ей нужно сказать спасибо за то, что я еще ковыляю по этой земле.
   Зарида почитается как покровительница домашнего очага и плодородия. Такие вещи так же, очень часто просят почти все люди. Каждый мужчина молится собираясь в путь о защите своего дома. Каждый крестьянин приносит обильные жертвы перед посевом урожая.
   Лернор известен как бог отмщения и забвения. Хоть его и боятся как одного из темных, в тяжелые времена ему молятся, когда необходимо совершить месть или возмездие. Все наемные убийцы почитают его, хоть я и не понял за что. Лернор считается основным оппонентом Винтольда.
   Нирмелла более знакома как болезнь и смерть. Она приходит к умершему и проводит его душу к небесному судье. Когда человек умирает, он молится Нирмелле и просит о доставке его души к судье. Ведь если она осерчает- душа может остаться неприкаянной, обреченной на вечные страдания и забвение.
   Симрол, покровитель обогащения и коварства- бессменный почитатель всех воров и искателей приключений. После получения хорошего куша или, допустим наследства, человек бежит и благодарит его и Свиреллу.
   Помимо перечисленных, есть еще несколько десятков "высших" богов, которые перетягиваются то в один лагерь, то в другой. Например, Норил- бог стихийного бедствия и катаклизмов. Или вот еще, Яриз- владыка морей. Он является покровителем и мореходов и пиратов одновременно.
   Но есть и такие, что не принимают чью-либо сторону никогда. Как основный эталон между них, всегда вспоминается небесный судья- Ориалт. Он воздает каждой душе по заслугам. Кого отправляет на перерождение, а кого заставляет "очиститься" в небесном горниле. Говорят, что остальные боги к нему вообще не лезут. В его власти любого из них заставить пойти на перерождение.
   Помимо "высших" богов, существует еще целая куча божков пониже рангом. Они собирают небольшую дань от людей и постоянно пытаются "притереться" к кому-нибудь из высших. Разные там, божки болот, степей, речушек и тому подобные мелкие сошки. Если перечислять все эту братию, не хватит и пары недель времени, да и язык отсохнет.
   Живут эти сущности в небольшом мире, сразу под небесами. В большущем доме, наподобие многоэтажки с лабиринтами на каждом пролете. Те, кто ниже рангом, обитают в заповедниках у нас на земле. Есть еще подземный мир со своими обитателями, пытающимися вырваться наружу. От таких, как я понял, исходят все твари и потусторонние сущности, убивающие людей. Иногда "великие" сходят на землю и резвятся с "человечками". От таких шалостей в итоге рождаются полубоги. Сильные, выносливые и приложившие определенное усилие, пробивающие себе путь наверх. По утверждению имперской летописи, большинство графов на территории старой империи, являются потомками таких полубогов. Но как я думаю,вранье все это. Одна из уловок преподнести себя над другими. Так плавно, в один прекрасный день, мы перешли и к описанию этого мира.
   Планета так просто и называлась "Мир Дара" или кратко "Мир". Люди тут еще не дошли до осознания планет и космоса. Поэтому, видимо и не заморачивались названием своего куска земли в системе.
   Состояла эта планета и одного здоровенного материка, еще одного поменьше, недалеко от первого и целой кучи розсыпи островов. Что для меня было искренним потрясением, так это узнать о заселении этой планеты не только людьми. По утверждениям Варлама, нас окружало множество иных форм жизней. Эльфары, те же фантастические эльфы, Синфры, Гномы с Орками и куча других. Как так вышло, что они тут назывались как у нас, я не понял, хотя по описанию, очень было похоже на известные представления об этих "волшебных" существах у меня на родине. Когда я немного отошел от шока, продолжил впитывать информацию дальше. Примем сейчас за данность, а потом проверим. Итак, по порядку.
   Люди. Самая распространённая форма жизни на континенте. От белокожих на холодном севере, до почти черных на жарком юге. Средние во всем в соотношении других рас, но имеющие и своих лучших представителей, готовых посоревноваться в лучших качествах с другими расами. Неплохие строители и воины. Искусные мореходы и исследователи. Средние кузнецы и рудознатцы. В основной массе, посредственные маги, снова шок. Но об этом будет позже. В силу своей разобщенности, не могут дать отпор и приструнить остальные расы. Средний срок жизни около ста лет. Маги живут намного дольше, но только искусные.
   Эльфары. Высокие, стройные и длинноухие. В остальном почти не отличающиеся внешностью от людей. Цвет кожи, розоватый как у большинства людей населяющих среднюю полосу континента. Живут в лесах с восточной стороны средней полосы континента. А так же, на близлежащем острове на восток от континентальных владений. Великолепные охотники и лучники. Весомая часть мужчин отлично владеет оружием ближнего боя. Великолепные строители, не воспринимают камень и железо как строительный материал. Возводят жилища из дерева. Отличные мореходы и исследователи. Великолепные кузнецы, в основной массе изготовляют магическое оружие и доспехи, превосходные амулеты. Посредственные рудознатцы, добывают в основном мифрил в единственном месторождении планеты - на своем восточном острове. Хорошие маги. Средний срок жизни около семи, восьми сотен лет. Зачастую мужчины умирают раньше, в сражениях, что приводит к преобладанию удельной массы женского населения над мужской.
   Гномы. Невысокие, в среднем полтора метра ростом жители западных гор. Фигура коренастая и широкоплечая. По древней традиции, мужчины после взросления отращивают бороду. Цвет кожи имеют более бледный, чем у эльфаров. Живут как оказалось не в пещерах, а в городах построенных на скалах и уходящий приличной частью в горы. Великолепные бойцы ближнего боя и инженеры. Отличные строители и рудознатцы. Превосходные кузнецы, могут работать с любым известным металлом и зачаровывать его. Изготовляют хорошие амулеты. Не промышляют мореходством. Неохотно отправляются в путь по морю. Замечательные купцы и торговцы. Хорошие маги и шаманы. Живут обособленно и закрыто. Рьяно защищают границы своих владений. Известны своей скупостью и предприимчивой жилкой. Владеют сетью банков по всему миру. Живут в среднем около пяти сотен лет.
   Синфры. Загадочный народ дальнего севера. Более двух метров роста. Кожа синеватого оттенка. Каждый представитель имеет голубой цвет глаз. Никогда не скрещиваются с представителями других рас. О них нет определенной информации, так как на свою территорию не пускают никого. Занимают среднюю часть Северных гор. Скорее всего неплохие кузнецы и рудознатцы. так как были замечены в отличном вооружении явно личного производства. Великолепные мореходы. Северные моря являются опасной территорией, так как, любое встречное судно берется Синфрами на абордаж. После этого в живых никого не оставляют. Отличные маги. По слухам, живут в среднем пять, шесть сотен лет.
   Орки. Здоровые и агрессивные представители кочевых племен южных степей. Имеют зеленоватый окрас кожи. Многочисленные племена постоянно враждуют между собой. Разводят ездовых волков - варгов. Периодически устраивают перемирие и идут в великие походы на окружающие их народы. Замечательные воины ближнего боя и верховые лучники. Замечательные шаманы и заклинатели. Хорошие кузнецы и астрологи. Посредственные мореходы, не отходят далеко от берега на своих весельных галерах. Вопреки общественному мнению, не занимаются каннибализмом и поеданием трупов. Согласно древним обрядам, у пленника может быть вырезано и съедено сердце. Предпочитают брать выкуп за пленных. Взрослеют относительно быстро, около десяти лет. Живут около ста, ста пятидесяти лет, чаще умирают в междоусобной резне.
   Основные расы я перечислил, остальные припомню при необходимости. А то уже глаза слипаться начали. Варлам заметил это и растрепав меня направил спать, пообещав рассказать краткую историю это мира завтра на охоте. Я улегся в постель и еще раз быстренько пробежался по отложившимся знаниям в голове, распределяя все, так сказать, по полочкам.
  - Ох и не простой мужик этот Варлам. Подозреваю, что крестьянским детям такого не рассказывают, - тихонько пробормотал я.
   Эх, ладно, завтра на охоте расспрошу. Подумал я широко зевая. Повернулся к стенке и крепко уснул.
  
  Глава 5. Наука Кузнеца.
  
   Наутро мы неплохо перекусили, собрали вещи и отправились в путь. Это была моя первая охота в этом мире. Перед выходом Амриль устроила скандал, обкладывала Варлама такими оборотами, что я поневоле заслушался. Мол, на охоте опасно и тяжело, а я недавно лежал бревном в постели. Не окреп еще и здоровье вообще беречь надо, не известно ведь, привычен я к блужданиям по Северным лесам или нет. Много чего она еще на повышенных тонах рассказывала мужу. Тот вел себя как могучая, древняя скала. Молчал, то есть, и казало бы, даже не слушал упреков жены. Минут двадцать это длилось. Точку поставил Варлам неожиданно. Вот только что сидел и слушал, потом резко прихлопнул ладонью по столу и поднял взгляд на жену.
  - Мужчина закаляется в походах, женщина. Никол был как минимум воином, а потому, выдержит испытания и похлеще сражения с волками, - припомнил он нюансы моего здесь появления: - И раз я сказал - идем. Значит, так тому и быть.
   Последнее время жители деревни называли меня "Никол", упуская непривычное им, окончание моего имени. Я не возражал. Раз им так легче- пусть называют, с меня не убудет. Амриль на это ничего не ответила, лишь бросила на мужа гневный взгляд и вздохнула.
  - А ты, что думаешь об этой охоте, Никол? - Амриль видимо решила заручиться поддержкой в моем лице.
   Может в другое время я бы еще и подумал, нужно ли оно мне. Но припоминая вчерашнее обещание Варлама, рассказать об истории этого мира, у меня начинало свербеть в одном месте.
  - Спасибо тебе Амриль за заботу, но думаю что Варлам прав. Я уже не ребёнок, что бы кутаться в накидку, да в камешки во дворе играть. Я чувствую, как от сидения на одном месте у меня начинает откладываться жирок и ослабевать мышцы. Думаю, что небольшая охота, да физический труд будут мне полезны, - принял я сторону кузнеца.
   Соврал, конечно, хозяйке, да что поделать? Интересно узнать об этом мире, в которой меня занесла судьба. Хочу, хочу, хочу! Теперь уже я удостоился гневного взгляда, метающего молнии. Варлам прихлопнул слегка меня по плечу и победно взглянул на жену. Амриль вскинула голову, обернулась и ушла на кухню. Пробормотав, что-то на подобие "все мужики- идиоты".
   Через час мы были готовы к выходу. Амриль хоть и обижалась, но поклажу собирала ответственно и усердно. Напоследок, Варлам поцеловал жену и обеих дочерей. Развернулся и направился в сторону гор, махнув рукой на прощание. Я припустил рядом с ним.
   Пока шли по лесу недалеко от деревни, Варлам поведал мне азы местной географии. Наш материк, тот который побольше, назывался Андрелия. Или сокращенно - Андр. Он напоминал слегка наклоненную в левую сторону, русскую буку "Т" с небольшим утолщением посередине.
   Это "утолщение" называлось Средней полосой или Срединными Землями. Климат там был, за исключением горных районов, преимущественно умеренный, с мягкими зимами. Снега выпадало немного. В январе, температура стояла чуть ниже нуля. Примерно, как во Франции. В горах же, было довольно прохладно. В западной части Срединных земель расположился горный хребет Милрон, большую часть которого, занимало гномье королевство Баргнид-Турал. Западный берег Милрона и все прибрежные острова, являлись вотчиной морского государства Мори. Рассадник всего пиратства и жулья в этом мире, как охарактеризовал его Варлам. В островных городах можно найти все, что может быть в этом мире. Сильнейший флот обеспечил господство Мори во всех западных водах. Хоть официально в Мори и нет пиратства, в его водах вполне реально затеряться вместе с грузом и "выплыть" потом на рынке в каком-нибудь островном городе в качестве раба. Рабство тут кстати, разрешено только на территории южных султанств и государства Мори. Ну, и еще у орков конечно же. Только они называют это пленом.
   На востоке Срединных земель произрастает огромнейший лесной массив Винтломирилл, как его называют эльфары, живущие в нем. Остальные же, говорят просто- "Эльфарский лес". Недалеко от берега виднеется большой остров Ормилинд, на котором добывается ценнейший эльфарский ресурс- мифрил.
   Центр и юг средней полосы Андрелии занимают несколько людских королевств. Еще их могут назвать Степными королевствами, потому как, местность там, преимущественно степная. На юго-востоке средней полосы можно увидеть полуостров Римлад. Заселен он зелеными орками, а территория их племен, обозначается как Орочья орда. Вникать в их межплеменную вражду никому охоты нет, да и меняются там границы каждый год. В принципе, всем плевать на то что там у них делается. Главное, что бы орки за пределы своего полуострова не вылезали. С северной стороны Орочья орда отрезана небольшим горным хребтом, с западной же- граничит с Южной поганью. Пройти без потерь они могут только по небольшому перешейку между ними, который качественно стерегут степные корольки. Стычки между людьми и орками на нейтральной земле перешейка идут практически по расписанию каждый год, орки плодятся намеренно и растут быстро, вот, так сказать, и проходят посвящение в "люди" на совершеннолетие. Несколько раз люди собирали большое войско, да шли в карательный рейд на полуостров. Результат был нулевым. На своей земле, шаманы являются грозным оружием. Дерутся наравне с лучшими магами и чаще всего побеждают. Хорошо хоть, когда орки провозглашают Великий набег- старые шаманы остаются дома. В чужих краях шаман становится не так силен. Вот в таких набегах и сдают свои экзамены молодые представители оркских "запевал".
   На крайнем севере имелся протяжной горный хребет. Назывался он просто - "Северные горы" или "Холодный край". Хребет поднимался из воды на западе и уходил под воду на востоке. Климат был суровый и холодный. Снег там лежал круглый год. Небольшую западную часть этих гор, обжило немногочисленное племя серых орков. Когда-то они были зелеными Степными орками, но со временем, цвет их кожи поблек. В восточной части обитало несколько кланов Дварфов. Родичей обычных гномов. Это было племя, которое не изменило традициям и не переселилось в горы "потеплее". Раньше все гномы были дварфами, но через тысячи лет, переселенцы стали отличаться от своих собратьев внешне. Откуда пошло название Гном, не известно. Или это Варлам не знал. Но что есть, то и имеем. Дварфы были немного выше собратьев, почти с человека ростом. Но, уже в плечах, чем гномы. От человека их можно отличить довольно просто. У дварфа заплетенная черная борода и сероватый оттенок кожи. Всю остальную территорию хребта между ними занимал народ Синфров. Ему же принадлежали и воды к северу от материка.
   Плоскогорье, от Северных гор до Срединных земель, называлось Имперскими землями. Климат тут был переходный, от умеренно-морского к континентальному, характеризующийся стабильно жарким летом, стабильно морозной зимой и малым количеством осадков в центральных регионах. И положительными среднегодовыми температурами, мягкой зимой, нежарким летом, значительным количеством осадков в прибрежных землях.
   Раньше, всю эту территорию занимала могучая Андрелийская Империя. Теперь же, было королевство Андрел на западе, считающее себя потомком империи, и множество Вольных баронств на востоке. Они образовались во время смуты в старой империи. И вот уже с тысячу лет, Имперские земли бурлят в столкновениях между этими фракциями, идущих с переменным успехом. У баронств хоть и не было короля или графа, единого над всеми, но имелся Конклав Сильных. Представители сильнейших наделов, при необходимости, могли единым решением провозгласить общий сбор Вольных земель, для предоставления отпора "зарвавшемуся" соседу. На крайнем востоке, расположились необитаемые земли. Необитаемы они по той простой причине, что были заражены магией. Там постоянно образуются мутации всего живого, после чего, все эти последствия мутаций, называются "тварями" и убиваются. Еще, весь тот осколок земли кишит нежитью. Как я понял, нежить является бичем этого мира. С ней сражаются с начала времен, но победить не могут. Лучшие ученые ломали себе голову над этим явлением, но безрезультатно. Есть "зараженные", "проклятые" земли, или как еще говорят попроще- "погань", и с этим ничего не поделать. На границе с Северной поганью, обитает Орден Охотников. Точнее, главная их цитадель.
   Издревле, все земли восточнее этой цитадели, принято считать имуществом Ордена. Никто другой не претендует на владение этой землей. Ведь хозяин будет обязан навести там порядок. А дураков шастать в погани нет. Ну, находятся конечно охочие до такого, там имеется множество древних городов, замков и селений, точнее их остатки. Но возвращается таких "охотчиков" довольно мало. Называют их неказисто- контрабандисты. Хорошо хоть ворами не прозвали. Имущество ведь Ордена, помните? А как назвать человека, вывозящего чужое добро? Верно. Там ведь не только побрякушки можно найти. Древние знания, амулеты или зачарованное оружие с доспехами. Это сейчас в цене. Орден больше сражается с тварями, да продает их органы алхимикам, тоже неплохая статья дохода, а вот охочих до древности много. Вот они и нанимают или скупают уже вывезенные "товары" с погани.
   Наша деревенька находится на Имперских землях. В восточной части территории Вольных баронств. До замка Охотников можно дойти за пару недель, не более месяца.
   К югу от Срединных земель тянутся территории Бервийских султанов. Об этой части материка Варлам знал очень мало. Невыносимо жарко, солнце выжигает кожу до волдырей за один день. Бывают пустыни почти без воды и непроходимые леса с непрекращающимися дождями- джунгли видимо. Есть рабство и жертвоприношения, как он слышал, но сам не видел. Но фактом, было наличие у них очень сильных призывателей демонов и темных магов- управляющих мертвыми, некроманты, наверное. Вот и все, что он знал о той части Андрелии.
   Потом рассказ прервался, мы прошли уже довольно далеко, и время подошло к обеду. Варлам решил устроить длительный привал и немного обследовать лес вокруг. Я был полностью согласен сделать привал, ноги уже подустали, а вот еще побегать вокруг- не очень горел желанием. Кузнец настоял.
   Пока мы сюда добирались, Варлам постоянно прерывал рассказ и начинал делать мне замечания: как я ставлю ногу в лесу, как ломаю ветки и обдираю листья с деревьев. Потом показывал как нужно делать правильно. На что стоит обращать внимание перед тем как сделать шаг. Как лучше поставить ногу на землю, что бы издавать меньше шума. Видимо принялся меня натаскивать на лесного разбойника, просебя шутил я. Но постепенно вникал в науку, или старался вникнуть.
   Сейчас же, мы бродили аккуратно кругами и всматривались в приметы вокруг нас, видимые только Варламу. Он постоянно останавливался и показывал мне то, что сам заметил, делая при этом пояснения.
  - След, зверь прошел недавно, - тыкнул он пальцем в куст.
   Я попробовал присмотреться повнимательней. Обычный зеленый куст. Но тут я заметил что одна маленькая веточка была надломлена и листик на конце этой ветки, немного пожух и опустился. Видимо животное проходящее рядом, задело слегка куст, отчего надломился кончик ветки и начал сохнуть. Раз лист успел пожухнуть- было это достаточно давно. И как он заметил в лесу этот обломанный листик? Присел рядом с кустом и аккуратно раздвинул траву под обломанной веткой. Там был небольшой, сантиметров пять или шесть, след от копыта. Заостренный на носке. Следующий отпечаток нашелся через сантиметров 70 или 80. Варлам одобряюще покивал и нагнулся рассмотреть следы. Через несколько минут он выпрямился и улыбнулся.
  - Олень. Небольшой. Самка. Рано утром или поздно вечером прошла. Пойдем, перекусим.
   Мы отправились обратно в лагерь, присматриваясь к окружению. Наскоро перекусили, собрали вещи и отправились в путь по следам оленя. Варлам вел нас не точно по пути оленя. Мы немного срезали и пытались догнать добычу. Тот петлял что заяц. Через несколько часов Варлам остановился и внимательно пригляделся к небольшому кусту. Потом он объяснил мне, что к чему. Олень был тут недавно, не больше часа назад, жевал листья кустарника. Дальше нужно идти тихо. Я старался, как мог, но все равно частенько наступал на ветки и цеплял руками кусты. За полчаса намучился больше чем за день до этого. Постоянное напряжение почти доконало меня, там не наступи, тут не зацепи, это обойди. Голова уже кругом шла. Как гора сошла с плеч, когда Варлам показал жестом остановиться и ждать здесь. Потом он аккуратно достал лук и накинул тетиву. Наложил стрелу с широким наконечником и медленно пошел вперед, немного пригнувшись.
   Метров через пятьдесят, я почти потерял его из виду. Вдруг он настороженно замер. Немного подождал и поднял лук прицеливаясь. Потом плавно оттянул тетиву, секунда на доводку прицела и спуск стрелы в полет. Я отсюда не слышал, но знал, что шума почти не было. Варлам брал на охоту стрелы без оперения. Как он говорил, оперение придумали с целью напугать врага. Сотни стрел летящих в тебя и издающих протяжной свист - это действительно страшно. От первого выстрела не прошло и пары секунд, а он уже запускал вторую стрелу вдогонку за первой. Постоял, приглядываясь к чему-то спереди и махнув мне рукой, шагнул вперед по направлению выстрелов. Он шел, не страшась и размеренно, видимо спугнуть цель не удастся. Нагнал его уже шагах в ста от места старта. Варлам сидел возле добычи и пытался вытащить стрелы. Обе стрелы. Как выяснилось позже, одна из них попала в сердце, другая впилась рядом на расстоянии ладони. Какая из выпущенных стрел была удачной, не сказал бы и сам кузнец. Лук у него обычный, из ясеня или акации. Как инструмент для охоты он годился, но эффективность такого оружия против доспехов была меньшей, чем у луков других видов - сложный, составной, утяжеленный, зачарованные лучше и не вспоминать.
   Сегодняшней дичью была самка пятнистого оленя на пять - шесть десятков килограмм. При выполнении дальнейших действий, я чуть было не вернул обратно недавний обед. Еле сдержался. А Варлам, начал учить меня как правильно освежевать тушу. Работая ножом, пояснял мне свои действия размеренным, монотонным голосом.
   Чтобы улучшить качество мяса копытных животных и повысить его сохранность, нужно максимально спустить кровь. Варлам уложил животное на правый бок так, чтобы голова лежала ниже тела. Левую ногу прижал к груди, на границе второй трети шеи снял шерсть и ножом проткнул шейные вены с артериями. Затем споро оглядел животное, не болело ли оно чем-нибудь. Удовлетворившись результатами осмотра, принялся за потрошение оленя. В теплое время достаточно одного часа, чтобы мясо дичи впитало запахи, появляющиеся в процессе разложения содержимого желудка. При запоздании с потрошением, например при длительных поисках раненного животного, мясо может "запариться", а задохнувшееся мясо легче поддается гниению. Все части туши, которые оно затронуло, непригодны в пищу и попросту выбрасываются.
   Сначала Варлам разложил на земле полотно плотной, грубой ткани и поместил на нее тушу оленя. Далее он принялся за ее свежевание, то есть снял с нее шкуру. Я не хочу вспоминать о том процессе, так как с содроганием смотрел на все это дело. Много крови и голого мяса на костяке, заставили мой мозг отложить эти картинки в дальний угол черепушки. Шкуру мы растянули на относительно ровной, горизонтальной ветке шерстью внутрь, следя за тем, что бы она не пошла складками.
   После свежевания, я помог ему перевернуть тушу на спину, так что бы шея несколько приподнялась, и удержать ее в таком положении. Варлам же, пальцами высвободил пищевод, вытянул его и отрезал у переднего конца. Чтобы при дальнейшем потрошении содержимое желудка не вылилось, примерно в начале пищевода сделал продольный разрез и сквозь него два-три раза протащил конец. Затем затолкал его как можно глубже в грудную клетку. Чтобы освободить язык от связок, по обеим внутренним сторонам нижней челюсти проделал глубокие разрезы.
   Далее он начинал обрабатывать брюшную полость. Вначале сделал разрез по средней линии живота в сторону грудной кости, держа нож лезвием вверх и как бы поддевая его кончиком шкуру. При вскрытии брюшной полости Варлам действовал очень осторожно, чтобы не повредить кишки и их содержимым не загрязнить мясо. После вскрытия брюшины желудок и часть кишок вынул на правую сторону, освобождая доступ к диафрагме, и отделил ее, делая разрез по обеим сторонам как можно ближе к ребрам. Поскольку диафрагма быстро портится, ее нужно сразу убрать, а не оставлять у ребер. Затем ввел руку как можно глубже в грудную полость по направлению к шее, захватил пищевод и вместе с трахеей и языком вытащил вниз. Пищевод отделил от остальных частей и присоединил к желудку и кишкам. Содержимое прямой кишки отдавил внутрь и конец завязал узлом, чтобы не испачкать полость. Затем пищевод с остатком кишок и прямой кишкой вынул из брюшной полости и отбросил в сторону. Удаляя мочевой пузырь, Варлам внимательно следил за тем, чтобы его содержимое не вылилось на тушу животного.
   В брюшной полости остались почки, печень, селезенка, язык, сердце и легкие. Как сказал кузнец, печень оленя не имеет желчного пузыря, его удаляют только из печени дикого барана и кабана. Трахея удаляется вместе с легкими и сердцем. Верхушку сердца надрезал, и вылил из него кровь. Чтобы обескровить тушу, на внутренних частях бедер несколько раз проколол вены. Они хорошо различимы из-за темно-голубой, даже черной окраске.
   Наконец я перекинул моток веревки через ветку на дереве, приподнял тушу за переднюю часть и подвесил. Варлам же, несколько раз обмял ее руками по направлению сверху вниз. Чтобы брюшная полость хорошо охладилась, ее нужно оставить открытой. Для этого Варлам вставил между брюшными стенками распорку из ветки. Далее, сделав короткие разрезы, он отвел от груди обе передние ноги в стороны, но не отделил их от туши. После окончания потрошения, кузнец достал из мешка сверток полотна, очень похожий на ситец и свободно обмотал тушу.
   Так мы и оставили висеть тушу, до максимального стекания крови, скопившейся в брюшной и тазовой полостях. А сами обустроили лагерь неподалеку. Привели себя в порядок и приготовили деликатесы из внутренних органов оленя, все равно пропадут до возвращения. На небе уже заметно потемнело и мы стали готовиться к ночевке. На вопрос о хищниках, Варлам меня уверил, что нам тут нечего бояться. Больших рядом нет, а мелкие перебьются выброшенными потрохами. Первым караулить остался он, я же заступил на пост после полуночи, с приказом разбудить кузнеца по первым лучам солнца.
   Утром мы поели подогретые остатки вчерашнего ужина. Туша за ночь остыла. Мы сняли ее с дерева и продели на мое копье. Перед выходом, мне вернули починенный доспех и меч. А так же, вручили двухметровое охотничье копье. Далее закинули эту конструкцию на плечи и направились домой. Варлам шел спереди, выбирая направление по понятным только ему признакам. Я же трусил позади и слушал рассказ кузнеца о древней истории. Как оказалось, по этой части его знания давали трещину. Относительно недавние события он рассказывал достоверно, а вот древнее время - описывал, очень похоже, по разным мифам и легендам. Хоть там и правды наверняка было немного, слушать эти побасенки было интересно.
   Изначально мир был создан богами и заселен расой эльфаров. Они прислуживали создателям и оберегали природу на территории своего проживания. Что бы уберечь землю, боги заселили в горах на севере племя дварфов. Они обитали в земле, питались от нее и соответственно оберегали. С эльфарами были дружны, и не было распрей между ними. Так продолжалось многие тысячелетия. Время добра, радости и процветания. Ровно до начала синфарского завоевания.
   Далеко от Северных гор, была небольшая земля вечной мерзлоты. Задолго до создания эльфаров и дварфов, зародилось пламя жизни в кубике льда. Синфры жили там обособленно и тяжело. Хоть вечный холод и является их спутником по жизни, доставать пропитание на разросшийся народ становилось затруднительно. Синфры, уставшие от постоянного голода и начавшихся по этой причине свар, обратились к своим мудрецам с просьбой, указать верный путь своему народу. Седые старцы оценили поступок и совершили великий ритуал перемещения для всего племени, пожертвовав собственные жизни на переход. Таким вот образом, несколько тысяч синекожих гигантов оказались в центральной части Северных гор. Коренные жители дружелюбно отнеслись к вновь прибывшим, направили свои делегации с дарами и обещаниями найти им тут подходящее место. На что те отреагировали достаточно просто- сами, мол, найдем. Первыми жертвами будущей войны стали те самые делегации. Закрепившись в горах на месте высадки, синие воины отправились к ближайшим поселениям дварфов. Пока эльфары собирали войско и шли на помощь к своим союзниками, те уже потеряли центральную часть хребта. Сильные и выносливые пришельцы отлично себя чувствовали в заснеженных горах. Большинство дварфов из центра и запада Северных гор, покинули свои жилища и отправились подальше от жестокости войны на юг. Так были основаны первые поселения гномов на хребте Милрона. Восточные же племена дварфов, остались на месте и принялись оттачивать свое военное ремсло, буквально на каждом шаге к своему городу. Они ушли глубже в горы и завалили проходы за собой. Синфры не умели добывать горную породу и проделывать в ней ходы. Поэтому, повернули круто на юг и двинулись встречать эльфаров. Синекожих было в разы меньше карательного войска, но отточенное на дварфах умение воевать, сослужило им верно и в той первой битве с перворожденными. Разбитые но не сломленные дети леса, медленно отступали в сторону своих территорий. Развязка той первой кампании оказалась неожиданной. Непривычные к теплу синфры, встретили свое первое лето почти на границе срединных земель. От высоких температур, воины двигались медлительно, постоянно страдали от болезней и головных болей. Когда лето достигло своего температурного апогея, эльфары нанесли им удар. В великой битве в лесу близ внутреннего моря, синекожие понесли громадные потери и были вынуждены отступить обратно к горам. Так и длилось их противостояние несколько веков. Синфры не входили в восточные леса, эльфары терпели поражения в горах. Активные действия в начале вражды, постепенно переросли в вялотекущие мелкие стычки. А позже, и вовсе утихли. По негласному договору, одни к другим не лезли и не мешали жить. Прошло несколько десятков тысячелетий. Синфры обжили центральную часть своих гор, эльфары расплодились в лесах и начали враждовать между собой. Дварфы севера отстроили великие бастионы на своей земле, а дварфы Милрона зарывшись в богатых горах, приобрели алчную хватку. Им хотелось все больше и больше. Они копали все глубже и дальше. От постоянной работы, рост их становился меньшим, а плечи шире.
   Примерно в тот же период, потомки первых браков между эльфарами и дварфами, разочаровались в своих соплеменниках. От таких браков появлялись небольшие дефекты. Например, как можно относиться к эльфару у которого уши были маленькими и круглыми. Или к двафру, не желающему залезать в глубокие темные норы. Над ними посмеивались. Вот однажды, один из таких потомков по имени Андр. Собрал несколько сотен таких самых "дефектных" и отправился на северо-запад, в поисках лучшей жизни. Со временем, их небольшое поселение разрослось в городок. Потомки первых отщепенцев, стали более похожими друг на друга. От северных широт, ушла небольшая желтизна эльфаров. От жизни на солнце, пропала сероватость кожи дварфов. Уши стали небольшими и круглыми. Борода меньше застилала лицо. Так, как называться "отщепенцами" и "отшельниками" было не охота, они стали называть себя по имени первого ребенка Андра - "Нартадай". Или как это будет по-нашему - "Человек".
   На этом месте я перебил Варлама громким смехом, за что и попросил прощения. Ознакомленный в детстве с нашей теорией эволюции человека, не слишком-то поверил в рассказ кузнеца. Да, до такого еще попробуй додуматься. Но факт есть факт, точнее байка.
   Люди начали заселять западное побережье. Первое поселение переросло в город Андрел и дало семена других селений. Несколько тысяч лет благополучия и люди уже населяли весть свободный север известных земель. Так началась миграция человека на юг. К следующей вехе истории этого мира, людьми был населен весь континент. От начала севера до крайнего юга простиралась Великая Андрельская Империя. Но вместе с тем, у жителей этой самой империи начало формироваться тщеславие и гордость не за весь род, а только за ближайших похожих на себя людей. Как можно догадаться, сформировались народы и народности. В соревновании друг с другом, у них утерялась общая сплоченность и поддержка. Поэтому, когда ударил новый и сильный враг- империя лопнула, как мыльный пузырь.
   На заре формирования человечества, начала развиваться и людская школа магии. Первые переселенцы унесли из родины знания о магии. Некоторые из них забылись, а некоторые продолжили развиваться. Людям всегда хотелось раскрыть тайну синфарской телепортации. Вот однажды, представители одной из сильной школы магии, откопав часть древних теорий, решили проделать эксперимент. Они построили большую арку вместе с источником силы земли на востоке северных земель. Провели затратный ритуал и открыли телепорт к другой арке, построенной на юге срединных земель. Они, конечно же, ошиблись. Телепорт открыл дыру в другой мир, заселенный здоровыми зеленокожими гигантами. Обе арки через некоторое время, необходимое для приготовления похода, открылись. И в этот мир хлынули орочьи орды. Империя выстояла под натиском и почти победила, загнав всех уцелевших на полуостров Римлад, готовя последний удар. Но тут проявилась та самая национальная разобщенность. Северные люди справились и перенесли удар орды довольно легко, поэтому хотели сохранить арки и продолжить изучение телепортов, желая продолжить экспансию еще куда-нибудь. Срединные же народы, проживающие в привычных оркам обширных степях, понесли значительные потери. В отместку, они хотели уничтожить арку как угрозу. Противостояние фракций переросло в вооруженный конфликт. Маги из степной академии пробились к арке и провели ритуал ее уничтожения. Со значительными затратами силы и труда им удалось задуманное. Правда вместе с аркой, были уничтожены и сами маги, а неконтролируемая энергия вырвалась наружу. Так появились зараженные земли. Южная погань много меньше северной по той причине, что оркские шаманы смогли удержать часть энергии и направить ее в укрепление своих позиций на полуострове. С севера не было никого, способного удержать этот катаклизм в узде. Потери были грандиозными. Стороны возложили вину за катастрофу друг на друга и принялись с остервенением мстить. С севера была Империя Андрелия. В центре образовалась Империя Дарканд. На юге сформировалась империя Бервид. Так эпоха Расцвета превратилась в эпоху Противостояния. Длилась она около полутора тысяч лет. Множество войн между человеческими королевствами. Развал одних империй и появление других. Великие войны с перворожденными. Великий Возврат Родины гномов. Священные походы южан. Гиблое нашествие орков. Синфарский Бунт. Эпоха Противостояния отметилась множеством войн и страданий. Конец ей положил Король Андрела Закред Чертвертый. Он проиграл глобальный конфликт за владение островом Ормилинд, который закончился отделением Вольных баронств и независимостью государства Мори. Так началась Эпоха Затишья, которая длится и по сей день. Было это чуть больше девяти сотен лет назад. Затишье не означает спокойствие в мире, нет, воюют всегда и почти везде. Оно говорит лишь о том, что великих войн, затрагивающих пол континента, давно не было.
   Вернулись мы домой под вечер. Уже возле дома я ощутил, как устал на охоте и обратной дороге. Варлам рассказывал очень увлекательно и лаконично. Пока слушал его, не обращал внимание на все остальное. Дома нас ожидал сытный ужин и теплая баня. В общем, сегодняшней охотой я остался доволен. Надо будет обязательно повторить. Варлам дал добро на это, и еще разрешил помогать ему в кузне. Жизнь видимо, начала налаживаться.
  
  Глава 6. Мирная жизнь.
  
   Сижу у камина и размеренно потягиваю пиво. Хорошо. Трудный день окончен, можно немного расслабиться. Сегодня всем селом собираются устроить танцы в честь окончания сбора урожая. Молодые будут плясать и веселиться, старшие же будут пить и вспоминать былые деньки. С момента моей первой охоты прошло два с половиной месяца и почти пол гада, от моего здесь появления. За это время успел пообжиться в деревне и пристроиться на работу. Теперь меня официально величали "помощник кузнеца". В первый же день после той охоты, Варлам позвал меня в кузню. Нахлынули приятные воспоминания.
  - Хватит валяться Никол. Пора идти работать, - громкий голос Варлама, вырвал меня из крепкого сна.
  - Да, сейчас. Иду, - пробормотал я пытаясь подняться.
  - На столе уже накрыто. Иди поешь. Потом приходи в кузню, - бросил тот выходя из комнаты.
   Наскоро умывшись и поев, я направился в большую постройку на задней части двора. Солнце только собиралось вылезать на небо. Вокруг еще стояла сероватая мгла.
  - Пора работать. Хватит валяться, - пробормотал я оглядываясь. - Часов пять только, если не раньше. Куда спешить?
   Кузница была одноэтажным каменным домом метров пятьдесят по площади. Каменным в прямом смысле слова, строение возвели не из кирпича, а из небольших округлых серых камней. Укреплена кладка видимо глиной с примесями. Я строителем не был, точнее не скажу. Ощущения подсказывали, что это здание довольно древнее. На пороге меня ждал Варлам.
  - Нравится? Это моя кузня, - любовно огладил рукой стену кузнец. - Входи давай. Расскажу тебе что к чему.
   Я направился вслед за ним внутрь здания. Там было темновато и прохладно. Помещение было разделено на несколько комнат деревянными перегородками без дверей. В "прихожей" заметил кучу разных металлических предметов на продолговатом столе. В основном, там лежали сломанные инструменты сельского труда - лопаты, сапы, кирки и топоры, много прочего хлама. Под дальней стеной имелась целая куча каменного угля. В следующей комнате было поинтересней. На столах разложено исправленный или новый инструмент. На стенах висело несколько щитов. В одном из углов примостилась стойка с копьями. Рядом на треноге стояли два коротких меча. На одном из столов, размещенных вдоль стены, возле пучка стрел, виднелся железный шлем. Блестящая полусфера с окантовкой. Не позволяя рассмотреть все повнимательней, Варлам потянул меня в третью комнату. Тут было заметно печь, кучу других приспособлений и кузнечного инструмента. Кузнец обвел комнату взглядом и обернулся ко мне.
  - Добро пожаловать в мой храм, - разведя руки в стороны проговорил Варлам.
  - А вот это, алтарь моего храма. Кузнечный горн, - хлопнул он по конструкции возле дальней стены помещения.
   Горном он назвал ту самую штуку, похожую на печь. Состоял горн из метрового куба в основании. На нем было выложено ограду с тремя стенками. В центре ограды виднелся металлический круг с отверстиями. Сверху как я понял, была установлена вытяжка. Подпиралась она четырьмя колоннами. Все это было выполнено из кирпича. С боковой стенки колонны, ближе к верхнему краю, выходила полуметровая труба. На конце трубы виднелись кожаные меха.
   Далее Варлам споро ознакомил меня и с другим присутствующими кузнечными инструментами. Выдал мне кожаный фартук, и мы приступили к работе. Сначала распалили горн. Для розжига использовали березовую кору, разместили ее на том самом металлическом круге. На горящую кору набросали тонких сухих веток. Когда занялись и они, в ход пошли более крупные дрова. Я немного удивился этим нашим действиям. Рядом с горном стоял деревянный ящик, доверху забитый углем.
  - Варлам, зачем мы топим деревом, если можно использовать уголь? - Задал я ему терзающий меня вопрос. Тот лишь усмехнулся в усы.
   Когда наш небольшой костерок полностью разгорелся, кузнец засыпал в него несколько пригоршней угля помельче.
  - Ты когда-нибудь пробовал разжечь сам уголь?
  - Нет, - удивленно ответил я.
  - Тогда учись, - прихлопнул тот меня по плечу. - Поработай немного мехами. Дай углю заняться.
   Я подступил к мехам и несколько раз качнул их. Напор воздуха прошел по трубе и вышел через отверстия в пластине горна. Огня заметно прибавилось.
  - А металлическая пластина в горне не расплавится?
  - Нет, там относительно холодно, да и пластина толстая, - отрицательно помахал тот головой.
   Когда все дрова прогорели и было подкинуто еще несколько лопат угля, кузнец решил что можно работать. Он взял тонкий прут со стеллажа для заготовок и положил его поверх угля.
  - Смотри внимательно, когда металл раскалится до красного цвета, его можно будет выковывать.
  - Но оттенков у красного цвета множество, как угадать этот момент?
  - Сравни горящие угли с заготовкой, когда цвет будет похож на самые яркие из них, тогда и можно вынимать, - одобрительно взглянул на меня Варлам. - Одень кожаные рукавицы и запомни. В кузнице ничего брать голыми руками не стоит. Горячий металл может быть и вполне нормального цвета.
   Первым моим изделием был самый обычный крюк, похожий на английскую букву "S". Щипцами я достал заготовку. На наковальне придал одному концу игольчатую форму и согнул в небольшую петлю. Далее, восстановив пруту нужную температуру, на другой наковальне придал ему необходимую S-образную форму. Там было закреплено две небольших разнонаправленных спирали. Зафиксировав петлю в центре первой спирали, я согнул прут вдоль ее торца. Затем обошел вокруг второй придавая пруту форму знака бесконечности. Обрубил лишнее и закалил крюк в воде. Заусенцы сточил напильником. Следующим этапом в моем обучении было выковывание кочерги.
   Махать молотом было не особо тяжело, но к вечеру я уже был как выжатый лимон. Только лег на кровать и сразу же уснул. Наутро был хоть и бодрый, но напряжение в мышцах ощущалось хорошо. Так и пошли мои будни в кузнице с утра до вечера. От гвоздей меня начало подташнивать буквально через неделю. Не скажу, что работа была утомительной. Тяжело и жарко - это да. Но очень интересно. Откуда у меня взялась тяга к кузнечному делу я не знаю. Раньше не замечал за собой подобного. Но каждый вечер без сил падал спать, а утром бежал к наковальне. Недели через две или три, мое тело привыкло к тяжелому физическому труду. А энтузиазм разгорелся еще ярче. Я выковал свой первый топор. Хоть он и был плотницким, но все-таки, топор! Можно сказать оружие.
   Сначала мы несколько раз отковали, согнули и повторили операцию с бруском неплохого железа. Затем, специальным колуном придали ему "П"-образную форму. Нагрели заготовку и соединили два нижних края в одну плоскость - будущее лезвие. Никогда бы не подумал, что именно так делается топор. Перед сваркой двух сторон, Варлам посыпал между ними мелкий речной песок.
  - Теперь не будет перегорать и загрязняться металл, - пояснил кузнец свои действия.
   Я работал молотобойцем. То есть, махал большой кувалдой и расплющивал заготовку. Варлам держал ее на наковальне и небольшим молотком показывал, куда мне бить. Придав нужную форму лезвию топора, обрубили зубилом лишнее. Закаливали топор в черной густой жидкости.
  - Специальное масло. Хорошее железо лучше закалять в нем. Я тебе потом покажу из чего его делать. - Прокомментировал кузнец.
   Потом заточили кромку лезвия на точильном круге. По принципу действия, похоже на советские швейные машинки, где женщины нажимая ногой на педаль, раскручивали приводной вал. Насадили топор на топорище и зафиксировали его клином. Отличный плотницкий топор. Металл отдавал черноватым цветом. При закалке в масле происходило естественное воронение.
   Работа в кузнице и постоянная смена требуемых инструментов не давала заскучать, но вместе с тем, проходило и время. На новую охоту пошли мы примерно через месяц от начала обучения на кузнеца. Просто, однажды вечером, Варлам сказал о намечающимся мероприятии. Я как обычно был уставший и ни о чем, кроме постели думать не хотел. А утром не смог понять, приснилось мне это или нет.
   Работали мы в кузне не до позднего вечера. Заканчивали трудовой день еще, когда солнце было на небосводе. А дальше начинался форменный ад. Варлам учил меня сражаться с холодным оружием. Началось все на следующей неделе после той памятной первой охоты. Каждое воскресенье проходили собрания в местном зале воинов. Сначала собирались мужики в сбруе и дрались друг с другом, показывая свою удаль, потом гоняли немного молодняк и отправлялись пировать. Вот на одно из таких собраний попал и я. Меня немного погонял Варлам по полю. Посмеялся и расстроился.
  - Да, Никол, видать сильно тебя приложили по головушке, коль ты забыл даже как драться с мечом, - оценил он мои потуги отбить его железку.
   Старики посовещались и решили не причислять меня к молодняку. И годами не подходил, и авторитетом. Но вот подучить, да "напомнить" мне, как нужно держать разные острые железки, поручили кузнецу. За что, тот принялся со всем усердием. Каждый вечер после работы, я бегал, прыгал и катался по двору. Потом махал тяжелыми палками и мешками. Далее меня немного лупил Варлам и объяснял азы воинского искусства. Заканчивалось это форменное издевательство поздно ночью. А утром ждала кузница.
   Хоть вечерние тренировки и были изнурительными, мне очень нравились еженедельные собрания. Немного посмеяться на ристалище, пообсуждать бойцов за столом да послушать последние новости, при этом наслаждаясь пивом - было просто верхом блаженства после тяжелых трудовых будней. Последнее время, мне начали позволять сражаться с молодняком. Постоянные нагрузки приносили свои плоды, я иногда побеждал, примерно в одной из пяти схваток. В глазах Варлама в такие моменты можно было увидеть небольшую гордость за меня. Вот и сегодня должно было быть такое собрание. Вот только отменили его ради "танцулек".
  - Эх, жалко то как, - подумалось мне, а мысли перескочили на воспоминания о второй охоте.
   Почти ничем особенным она не отличалась от предыдущей. Два дня мы искали добычу. Снова попался пятнистый олень, на этот раз с рогами. Быстро разделали тушу и повернули обратно к дому. По пути Варлам решил пополнить запасы воды в одной из протекающих рядом речушек. Вообще, в нашем крае речки можно встретить довольно часто. Вода в них холодная и прозрачная. Скорее всего от того, что они берут начало в виднеющихся горах. Точнее в ледниках на этих горах. Возле одной из таких мы и разбили лагерь.
  - Эй, Варлам! Глянь-ка на этот камешек. Странный он какой-то. Не видел я раньше таких, - показал я ему каменюку килограмма на полтора, вытащенную из реки неподалеку.
  - Хм. Дай-ка мне ее потрогать, - протянул лапищу к моей находке. Повертел ее немного и уставился на меня, - где ты его достал? Это же Жармилит. Еще известен как Разрушающее железо. Раньше его добывали в этих краях. Потом жилы иссякли и шахты перенесли к северной части гор. Неплохой материал для оружия, хорошо сопротивляется магии. Точнее ослабляет ее. Есть намного эффективнее металл по этой части, например, адамантит или мифрил. Они магию вообще нейтрализуют. Поэтому, из них даже доспехи делают . Пойдем покажешь мне место. Может еще найдем.
   Потратили мы на поиски все оставшейся время до вечера. Нашли еще три куска. Примерно по килограмму каждый. Варлам был рад как ребенок. Я его радости не понимал. Ну нашли мы черную каменюку с перламутровыми прожилками, дальше то чего. Лично меня больше заинтересовал серый невзрачный камешек на пол ладони. А точнее, вросший в него другой стороны кусок земли. С ноготь большого пальца. Весь прозрачный и зеленый. Изумруд скорее всего. Варлам это даже подтвердил, нехотя отрываясь от своих поисков. Я же знать, не знал его Жарми-чего-то-там. Оставшееся время бродил по руслу и осматривал все камни. Больше ничего не нашел. Жаль. Вдруг бы озолотился? У костра, до ночи, кузнец сидел и корпел над своим сокровищем. Я вторил ему, только с изумрудом. Постоянно представлял, как буду его раскалывать и доставать с помощью инструмента из кузницы.
   Намучился я дома знатно, но своего достиг. Перемотал бечевкой и повесил на шею. Так и носил с собой, не расставаясь. Вот и сейчас, сидел и припомнив то время, рукой огладил бугорок под рубахой на груди.
  - Никол, чего ты там застыл? Пойдем. Время уже подходит, - голос Амриль развеял мою полудрему и воспоминания.
  - Да, пойдем, - ответил я вставая из кресла. Обернулся, взглянул на нее и застыл. - Прекрасно выглядишь Амриль. Тебе очень идет это платье.
  - Спасибо. Я сама его сшила. Довольно давно. Да вот случая надеть не находилось, - мило покраснев, ответила та.
   Действительно, она очень красиво выглядела в длинном сине-голубом платье. Оно было соткано буквально из воздуха. Лично я не понимал, как обычная ткань может так ложиться на тело. Платье создавало видимость небольшого облачка одетого на женскую фигуру. Сверху был обтягивающий корсет, подчеркивающий ее полную грудь. С низу же, начиная от талии и до пола, материя ложилась в несколько слоев различных оттенков синего цвета. Волосы она завязала в несколько косичек, от чего стала немного напоминать скандинавских воительниц. Румяна на щеках и подведенные угольком глаза, делали ее младше лет на десять. Действительно, красивая у Варлама жена.
   Сам же он ничем особым не выделялся. Сверху на повседневной одежде сидела стальная кольчуга. У пояса висел одноручный меч. Дочери этого семейства очень напоминали мать. Две маленькие пигалицы бегали возле Амриль и постоянно вертелись, рассматривая себя со всех сторон.
  - Ты в этом собрался идти на праздник? Не годится. Варлам, скажи ему, - осмотрев меня с головы до ног, выдала вердикт Амриль.
  - Мужчине негоже разряжаться как бабе, но сбрую нужно надеть. Пусть люди видят, что перед ними, в первую очередь, стоит воин, а уж потом, их сосед, - немного подумав, принял решение кузнец.
  - Хорошо, - бросил я им, уже по дороге в свою комнату.
   Быстро достал и накинул на себя кожаную куртку со следами "боевых" ранений. Зафиксировал на поясе ремень с пристегнутыми ножнами. Вложил в них меч. Все, я готов. Еще раз оглядев меня, семейство подхватило несколько корзин со снедью и вышло из дома.
   Солнце уже почти скрылось за горизонтом. В большинстве зданий на улице, обычно горел свет от лучин или костров. Сейчас же, селение на окраине будто вымерло. Везде стояла тьма. Только вон в центре на площади, будто бы разгорелся огромный пожар. Зарево стояло яркое, полностью освещая окружность, радиусом в несколько домов. Даже сюда было слышно музыку и стоящий там гвалт.
   Наверное, стоит сказать пару слов о деревне в целом. Она расположилась на одном из лугов в окружающем нас лесу. Дома растянулись вдоль берега небольшой речки Холодная. От дома Варлама, на севере, до крайних домов на юге, было добрых километров пять. Общее расположение домов на местности, было похоже на слегка изогнутое веретено с утолщением посередине. В том утолщении и находилась сама площадь с основными административными зданиями: дом старосты, дом воинов, зернохранилище и общественные склады. На другой стороне реки, раскинулись обширные, обработанные поля. В основном, там сеяли жито и овес. На реке стояла водяная мельница. Большинство зданий в селе было построено из дерева. Имелись так же, и каменные, и кирпичные строения. Почти все они были одноэтажными, лишь несколько построек содержали большее количество этажей. Главная дорога, пролегающая с севера на юг, выполнена из камня. Остальные были грунтовыми. На другой берег речушки можно перебраться через один из двух поставленных деревянных мостов. Дом Варлама стоял на небольшом отшибе с северной стороны деревни. Крайним зданием была его кузница.
   Луг раскинулся на вершине небольшой возвышенности. Я любил во время заката забраться на сторожевую вышку дома воинов и любоваться окружающей меня красотой. С высоты третьего этажа открывался просто замечательный вид. Северные горы, могучие и древние уходили своими пиками в небеса. Темно-серая поверхность, играла яркими красными и оранжевыми цветами в лучах заходящего солнца. На многие мили вокруг, раскинулся густой смешанный лес. Достаточно старый, если судить по некоторым образцам дубов и сосен. Просто множество живности, обитающее в нем, периодически проглядывалось между деревьев на окраине луга. Все это немного давило на психику, заставляя считать себя ничтожной крупицей в руках могучей природы. Но потом, стоит просто опустить взгляд пониже, на снующий туда-сюда в заботах народ. И сразу становится ясно, природа отступит под ногами человека. Мне тут нравилось. Ни в какие сравнения нельзя брать с моей прошлой жизнью. Что меня тогда окружало? Бетон, сталь и пластик. Вот и все. Редкие представители природы, кустик или дерево на аллее, не могли справиться со своей задачей и насытить кислородом медленно гаснущий организм. Тут же, каждый вдох наполняет тебя силой и энергией для жизни. Мне иногда казалось, что я и не жил вовсе, до момента моего здесь появления. Вот я, периодически, и сидел на башне, просто глядел вдаль и дышал. Дышал полной грудью, тихо радуясь, что могу это сделать. Просто дышать.
   Мы шли небольшой группкой по улице в сторону центра селения. По пути, к нам присоединились несколько соседей. На лицах окружающих меня людей, было тяжело не заметить смесь радости и облегчения, удовольствия от законченной тяжелой работы по заготовке пропитания. Улыбки при разговоре у старших жителей. И беззаботная, чистая радость веселья у бегающий друг за другом детей.
  - Как там у тебя с работой, Варлам? Пахота закончилась, дров заготовили достаточно. Чем теперь будешь заниматься? - спросил у кузнеца пожилой глава семейства лесорубов, живших через три двора от нас.
  - Да как обычно, доделаю инструмент на следующий год. Потом примусь за оружие и товары на весеннюю ярмарку. А вы там как, Арсипий? За свои поделки приметесь?
  - Дам немного отдыха своим. Потом усажу за резьбу. Да вон и Михесь подрастает. Пора его начинать обучать секретам мастерства, - улыбнулся старик и кивком указал в сторону мелкого пацана, бегающего немного впереди и дергающего за косу Ланайю, старшую дочь кузнеца.
   Младшую дочь звали Сильера. Обе были маленькими копиями своей матери. Единственное отличие было в глазах. У старшей они пошли в мать, добрые и голубоватые. У младшей отозвались гены отца - пронзающий взгляд зеленых глаз, казалось, видел суть твоей души. Характером в кого они удались, сказать затруднительно. У родителей он был похож - волевые, решительные люди. Вот и сейчас, Сильера заметив подергивание, дала небольшого пинка пацану. Ланайя, обернувшись, добавила. Потом эти воительницы побежали догонять обидчика с явной целью, поколотить и восстановить справедливость. Все старшие беззлобно рассмеялись, оценивая представшее действие.
  - Никол, а ты что делать подумываешь? Уйдешь по весне в свои края или осядешь здесь? - поинтересовался Арсипий странно прищурившись при этом.
  - Пока не знаю, может и останусь. Делать то нечего там. Не вспомнил я еще своей жизни, потому и идти смысла не вижу.
  - Это верно, это хорошо. Умелые рука нам всегда пригодятся, да и хорошие воины всегда в цене. Видел я твой прогресс в обучении. Хоть техника может и хромает, но скорость и точность радует глаз. Оно то и понятно, забыть куда бить - можно, но тренированное тело, хуже при этом не станет. - Покивал своим мыслям старик. Потом снова подозрительно прищурился и спросил. - Ну коль останешься, то и жениться тебе бы пора уже. Чай не молодой уже, да и жены поди нет. Верно, ведь говорю?
  - Хм, я не помню что раньше было, но внутри чувствую уверенность, что я не женат. Не знаю, как объяснить, - легкомысленно ответил я. И проследив, за брошенным в сторону взглядом старика, понял почему тот щурился.
   Оженить меня решил козел старый. Пока говорил со мной, поглядывал в сторону своей старшей внучки. Хренушки вам дорогие. Без боя я не дамся. Домом своим не успел обзавестись, а уже находятся на него охочие. Зентила конечно была милой девушкой, лет шестнадцати или семнадцати. Хорошая фигура, милое лицо и достойные формы. Было дело, иногда бросал на нее взгляды. Просто ради проформы, мужчина все же. Но это уже перебор. Старик вывел меня из полудремы и настроил на состояние полной боеготовности, получше ведра холодной воды.
  - Но одно могу сказать точно. Рано мне еще семью делать. Двора нет, работы нет, да и сам не знаю еще, чего от жизни хочу получить, - отрезал я сразу старику пути.
   После этих слов Зентила, шедшая с другими девушками шагах пяти от нас, немного обернула голову и посмотрела на меня таким взглядом, что он просто кричал - ну, ну, еще посмотрим, куда ты денешься, когда разденешься. Вот гады, они видать, там все в сговоре. Варлам тихонько посмеивался наблюдая за мной. Потом наклонился немного и прошептал:
  - Не принимай близко к сердцу. Парень ты видный и не женатый. Домом обзаведешься. Премудростям кузнеца у меня научишься. Девки табуном ходить будут, - потом снова посмеялся тихонько, видя мою реакцию.
   Я посмотрел на него убийственным взглядом, насупился и шел дальше молча, поглядывая по сторонам. Остальные принялись вести отстраненные разговоры. Девушки действительно периодически бросали на меня взгляды, или, это я себя так накрутил. Неважно, настроение гады подпортили.
   Отвлекся я лишь когда мы вышли на площадь и принялся крутить головой по сторонам. Вся площадь была забита народом. С одной стороны установили несколько длинных столов с лавками, за которыми уже сидело несколько групп людей. С другой стороны, ближе к реке, развели громадный костер, вокруг которого плясала молодежь. Рядом с ними, за небольшим столиком, сидело несколько мужчин с музыкальными инструментами и играли незнакомую мелодию. Невдалеке от них, стайка девушек постарше, заводила веселую песню. Поодаль от основного костра, пылало еще несколько поменьше, над которыми висели котелки. Десяток женщин, шаманил над ними. Видимо, готовят горячие закуски. На это указывал стоящий рядом стол с различной снедью и горой посуды. Рядом с ними, на других кострах, несколько седых охотников, готовили дичь на вертелах. Весело переругивались между собой и тянули пиво. Стайки детей порхали то тут, то там, привнося задорный гвалт в общую копилку звуков. Девушки и женщины с подносами, сновали от пиршественных столов к кухне и обратно, с целыми подносами различной еды. От кухни, до столов было метров пятнадцать. В средине этого пути, на нескольких подводах, размещались большие, двухсотлитровые бочки с алкоголем и квасом. Заправляли там тоже седые мужчины, поочередно дегустируя из каждого бочонка. Один из них, резко схватил пацана за ухо отирающегося возле подводы. Забрал у него из рук кружку, сербнул из нее. Покачал головой и придал пацану ускорение рукой по мягкому месту. Как я уже знал, до совершеннолетия никому не позволялось пить алкоголь, только квас или сбитень. Втихаря, конечно же, можно было напиться, но потом задницу ожидала порка, если узнают.
   Народ был одет разношерстно. Мужчины постарше пришли в обычной, повседневной одежде, с накинутыми поверх нее, предметами экипировки. Молодые парни, в отличии от них, были разодеты в разноцветные, пестрые одежды, пытаясь выделиться перед девушками. Все представители женского пола, нарядились в лучшее из своих запасов. Столько всего необычного и красивого вокруг, я никогда себе не мог представить. Проходящие мимо девушки и женщины, притягивали к себе взгляды. А что творилось возле костра и сказать страшно. Мелькание юбок, шарфов, рукавов и поясов, в круговороте танца и света, я как будто попал в древнюю сказку. Вывел меня из ступора Варлам.
  - Да, этим можно наслаждаться вечно. Не стой столбом, пойдем присядем и выпьем. На тебя вон, уже девчата заглядываться начинают. Пялишься на них, как волк посреди стада. Того и гляди, своруют.
   Помотал немного головой, в глазах плясали разноцветные огоньки, и пошел вслед за кузнецом. За столом мы поздоровались со всеми, присели и начали вливаться в разговор. Девочки сбежали от нас еще в самом начале. Амриль, пошла к кухне, принести нам поесть и помочь другим женщинам. Мы же, как представители мужчин в поселке, неспешно принялись переговариваться и накачиваться спиртным, периодически посматривая вокруг на праздник.
   Я дома не ел, потому сразу же подтянул к себе несколько тарелок. Выбор был просто огромен. Каша из десятка видов крупы. Картошка приготовленная на любой вкус. Мясо и рыба. Море овощей. Хлеб, булки и бессчетное количество пирогов с начинкой. В общем, набил я живот минут за десять, оперся на стол и стал медленно потягивать кисловатое вино. Мужчины разговаривали о текущей войне королевства с баронствами и о выгоде от нее. Раз в год, в ближайший город направлялся караван с изделиями селян. Деревня Дальняя славилась своими мехами и шкурами. Большая часть населения промышляла охотой. Вот во время войн, можно было неплохо поторговаться за меха и железо. Я насторожил уши и принялся впитывать важную информацию.
  - Никол, пойдем потанцуем, - громкий, звонкий голосок прервал беседу.
  - Я не умею, попроси кого-нибудь другого, - ответил я Зентиле, оборачиваясь. Конечно, кто же еще это мог быть.
  - Так я тебя научу, пойдем! - схватила она меня за руку и попыталась поднять.
  - Давай парень, иди. Негоже молодой девушке в танце отказывать, - загоготали мужики, всецело наблюдая за действом.
  - Иди, Никол. Не старый ты еще, штаны вместе с нами просиживать, - поддержал остальных гоготом седовласый, пожилой мужчина, местный Староста.
   Пришлось подчиниться, не дали бы они мне спокойно послушать, покалывали бы постоянно. Как на казнь, шел я за девушкой покорно опустив голову перед палачом. Зря я так отнесся к танцам сначала. Нас с Зентилой подхватила орава других селян и закружила в хороводе вокруг костра. Понемногу, я начал понимать суть местного танца, куда и когда двигаться. Потом полностью поддался веселью и распахнул душу. Танец менялся за танцем. Большей частью мы кружили вокруг кострища. Но иногда, сбивались гурьбой и вертелись друг с другом. Я перестал смущаться и отбиваться от нападок Зентилы. В один момент подхватил ее под руку и закружил в такт быстрой музыки. Оторвался я всей душой и телом. Дошел до того момента, как забыл даже где нахожусь, и выдал по старой памяти несколько заученных в детстве движений под мелодию очень похожую на нашу "Калинку". Осознал себя стоящим на одном колене и раскинувшим руки в стороны посреди круга заинтересованно смотрящих на меня глаз.
  - Ой, как красиво. У тебя на родине так танцуют? - спросила за всех Зентила.
  - Не знаю, разошелся и не заметил что сделал. Может быть и танцуют, - нехотя ответил я вставая и отряхиваясь.
  - Ладно, устал я что-то, пойду отдохну, - решил я отмазаться от них. Да куда там.
  - Да, я тоже устала, пойдем с нашими посидим, я тебя познакомлю с остальными, - потянула она меня в сторону группы молодых людей за столом.
  - Вот, знакомьтесь. Это Аргик и Пирел. Ребята с артели моего деда. А это Велка и Марла. Мои подружки. Это Никол, воин и помощник кузнеца. Хотя, вы наверное и сами знаете, - махнула на них девушка.
  - Всем привет. Приятно познакомиться, - кивнул я обществу.
   Ребята всецело были заняты своими подругами и не обратили на меня особого внимания, чего не скажешь про девушек. Те заинтересованно осмотрели меня с ног до головы и странным образом поперемигивались между собой. Зентила усадила меня на лавку и сама подсела ко мне под бочок. Я так набегался, что просто решил наплевать на это. Некоторое время мы посидели и пообщались между собой. Ребята много шутили и рассказывали смешные истории со своих трудовых будней. Было действительно приятно, просто посидеть и пообщаться с ровесниками. Ощутить себя беззаботным подростком, только начинающим свой путь. Сколько мы так просидели я не знаю, но люди уже начинали расходиться по домам. К нам подошло несколько ребят и девушек. Проблем быть не должно, так как я не заметил у нашей компании признаков переживания на лицах. Они поздоровались и начали общаться я нашей компанией. Все было бы хорошо, если бы не одно "но".
  - Привет Зентила. Чем занимаешься? - спросил у девушки стройный, подтянутый парень.
  - Нормально было, пока некоторые не пришли, - нехотя ответила та.
  - Слышал парень? Тебе говорят, что ты скучный. Иди, давай, - обратился ко мне он. Что вызвало у меня искреннее непонимание. Чего это он ко мне решил прицепиться. Ухажер что ли?
  - Ты чего хотел, Никос? Раз нечего сказать, иди, давай. Мы с подружками говорим, мешаешь ты нам, - перебила его Зентила.
  - Хотел предложить тебе потанцевать, или сходить с нами, покупаться, - повернулся к ней тот.
  - Я устала. Не хочу никуда идти. Может позже, - скривилась девушка.
  - Хорошо. Вы знаете, где нас найти, - кивнули остальные и потянулись в сторону реки.
  - Кто это был? - спросил я у нее.
  - Никос, лесоруб в артели моего деда. Нормальный парень, да приставучий очень. Хочет меня замуж взять, - грустным голосом ответила она, при этом, искоса стреляя в меня глазами.
  - Понятно, бывает, - а сам сижу и думаю, что опять, какие-то игры пошли.
  - А действительно, давайте пойдем купаться? - спросила Зентила и соскочила с лавки.
   Остальные потянулись за ней. Что мне оставалось делать? Встал и пошел следом. Шли мы минут пятнадцать вдоль реки, весело переговариваясь между собой. Пока не вышли на небольшой пляж. В этом месте река немного мелела и расходилась вширь. Прекрасное место для купания, качели и чистый берег так и манили к себе. Народ быстренько разделся и направился в реку. Девушки остались в туниках, парни в подштанниках. На реке уже плескалось человек десять. Так они всю воду взболтают, подумал я и стал споро раздеваться. Вода была прохладная. Но догонялки и прыжки друг за другом, согревали кровь. Когда мы уже накупались и вышли на берег, Зентила подскочила ко мне и прислонилась своим телом. Я даже опешил от такого.
  - Холодно мне. Согреть то, сможешь? - лукаво спросила та.
  - Эй, отойди от моей девушки. Ты чего к ней пристал? - подскочил к нам тот самый Никос-лесоруб.
  - Да, я ни... - даже не успел ничего ответить я, как меня перебила девушка.
  - Никол, лучше тебя ко мне относится, подарки дарит, слова ласковые говорит. Пожалуй за него лучше выйду, - ответила девушка девушка и показала ему язык.
   Я тупо стоял и пялился на все это. Что за дела? Куда выйдет? Какие еще слова? Не помню ни одного подарка. О чем вообще речь идет.
  - Ах, так. А ну, иди сюда, - проревел парень. Схватил меня за плечо и подтянул к себе.
   Я был просто в шоке от происходящего и потому сработал на рефлексах. Поднырнул под летящую руку, ударив его в печень. Закрылся от второго удара и вырубил парня прямым в челюсть. Потом как во сне, наблюдал за подскочившей ко мне Зентилой. Она быстро обняла меня за шею. Чмокнула в щеку. Подхватила свои вещи и убежала с подружками, проговорив при этом:
  - Спасибо тебе большое, что заступился за меня, но этого мало. Тебе еще придется потрудиться, что бы заработать мое расположение.
   Ее след уже простыл, когда я разобрался в происходящем и огляделся. Красивая подстава. По глазам присутствующих я понял, что другую версию они уже не примут. Я подбивал клинья к Зентиле и намял бока ее парню. Вздохнул. Оделся и потопал домой. А чего уже сейчас оставалось делать? Повелся как ребенок. И объяснить ничего не дали. Сразу кулаками махать. Что за народ такой?
  - Вот же, змеюка подколодная. Ну ничего. Я тебе еще устрою... - пробормотал я про себя, поглядывая в сторону дома Зентилы.
  
  Глава 7. Первый город.
  
   Зима прошла почти незаметно. Вот только выпал первый снег, а уже сегодня он начал сходить. Месяца четыре прошло от ее начала. Ничем особенным она не отличалась. Снега, правда, выпало достаточно много. Бывало, утром приходилось себя откапывать из дверей, а потом расчищать тропинки к хозяйственным постройкам. На ровной земле, уровень снега был по грудь. Под домами наметало сугробы побольше. Температура редко заходила выше минус тридцати, но мороз стоял постоянно. Без хорошего полушубка на улицу лучше не выходить.
   Большую часть времени я провел в тепле. Не дома у камина, как хотелось бы, а в кузнице рядом с Варламом. Выковывали товары на продажу. Как говорил мне кузнец, после зимы, когда дороги пообсохнут, снарядим обоз в ближайший город Никтуград. Там распродадим готовый товар, купим материал на новый и поторгуемся за остальные необходимые вещи. Соль например, или стекло для окон.
   В общем, зима была прибыльной на обновки. Мы вместе с Варламом, немного проапгрейдили мою кожаную куртку, которую я снял с трупа конечно, но это и не важно. Амриль, расшила ее для меня, и теперь я сидел в ней идеально, даже немного свободно. Можно поддеть поддоспешник и кольчугу под низ. Что бы впредь, не натыкаться на острые железки, или если и натыкаться, то с меньшим шансом покалечиться - пришлось повозиться.
   Сначала я выковал небольшие стальные пластинки, размером с ладонь и толщиной миллиметра полтора. Потом наделал в них отверстий методом прошива. Раскалил докрасна в горне и специальным "шилом" пробил отверстия. По четыре больших - в углах каждой пластинки и по два меньших, возле них по направлению к другим отверстиям. Приложил эти заготовки к куртке и сделал на ней разметку крепления. Проделал в ней "дырочки" на груди и отложил ее дожидаться своего часа. Защитные пластины по очереди нагрел докрасна и закалил в масле, придав им черноватый отблеск. Когда они остыли, приклепал их к куртке. Получилось довольно хорошо. Три ряда пластин по четыре штуки в каждом, нашитые на груди, добавляли уверенности в собственной защите. Варлам назвал мое изделие "Бригантиной". Между стальными прямоугольниками было свободное расстояние с палец толщиной, но в итоге, моя бригантина могла защитить от режущего и скользящего удара хорошего меча, и даже от рубящего плохеньким, железным мечем. Стрела при попадании в стальное место, если и пробьет его, то войдет не на много, застрянет в пластине и не нанесет тяжелых травм. Скорее всего, уже деформированный наконечник, остановит кожа под пластиной. Арбалетных стрел лучше избегать, особенно с расстояния меньшего пятидесяти метров.
   Следующим на очереди был шлем. Выковали его обычной, овальной формы, но с моим небольшим дополнением. Я попросил Варлама помочь мне удлинить и подогнуть торцы шлема. Это было сделано для того, что бы во время дождя, вода не заливала лицо. Тот удивился немного, но все же принялся рассказывать, как добиться такого результата. В итоге, получилось добротное изделие, слегка напоминающее вытянутый шлем немецких пехотинцев во вторую мировую. Когда Варлам плел кольчугу на продажу, мне пришла в голову еще одни идея. Я сплел небольшой прямоугольник из кольчуги и прикрепил его к шлему. Пытаясь закрыть шею позади головы таким образом. Общим результатом я остался очень доволен.
   После нескольких тренировок с мечом, кузнец меня надоумил на еще одно изделие. Частые попадания палки кузнеца в район моей шеи и ключицы, оставляли на ней видимые синяки. От такого удара меча, закопают мое бренное тело недалеко от места схватки. Как защититься от этого, думал я долго, дня два. Но не мог дойти до окончательного решения. Если бьют в точку, закрой ее металлом. Наплечники не закрывали ключицу. Кираса из металла не подходит из за самой сути, дорого и долго делать. Кольчугу прорубят сто процентов. А времени на тренировки не хватает катастрофически. Не было у меня раньше необходимости с детства заниматься фехтованием. Вот сейчас и мучаюсь. Если удары по ногам и паху я научился избегать, постоянно вертясь и отступая, то после верхнего блока или отвода меча, Варлам делал небольшой финт и возвратным движением постоянно рубил мне плечи. Как он говорил, я еще научусь правильно отбивать меч и двигать туловищем. Но на это опять-таки, нужно время.
   Вот и сейчас я ковал клинок большого ножа и раздумывал над проблемой. В голове мелькнула мысль, а молот чуть было не отбил мне пальцы. Металлический воротник до плеч. Я вспоминал видимые раньше картинки средневековых рыцарей и их доспехов. И в один момент, мне вспомнился рисунок Петра I. Там на нем был металлический воротник "горжет", как символ благородства, читал я тогда брошюру и посмеивался. Но сейчас, неожиданно пришел к мысли, что у того горжета были корни. И верно, горжет поддевался под доспех и распределял его вес по телу. Лишь в нескольких видах доспехов, в основном кожаных, его выносили наружу, для защиты шеи и делали из металла. Как я раньше не додумался до этого. Рассказал свою идею Варламу и ждал оценки.
   Варлам думал несколько минут, почесывая бороду. В этих местах, действительно существовал горжет, но был он несколько иной конструкции. Делался из связанных между собой продолговатых пластин. Накидывался на кожаную кирасу, или вшивался в нее. Служил он больше для защиты сердца. В том виде, в котором я задумал изделие, он носился с полным латным доспехом и назывался "Бувигер".
  - Ну что же, давай попробуем. Но тебе не стоит и потом полагаться на него. Хорошая защита от удара, это не получить его. Добрый, заговоренный клинок может разрубить тебя пополам, вместе с доспехом.
   Я сделал несколько набросков будущего цельнометаллического изделия на бересте, и мы принялись за изготовление. Варлам хотел его сделать из двух половин скрепляющиеся между собой кожаными ремешками. Я же настоял на цельном изделии. А для возможности его одевать, слегка расширил воротник, чуть больше головы. Может и сделал глупость, но при ударе сверху вниз по ключице, ребро жесткости мне больше нравилось, чем играющий стык двух железяк. Возились мы с цельным бувигером долго, постоянно обмеряли и подгоняли его. Плавные изгибы и рельефные стороны, требовали огромного труда и концентрации. Варлам все больше распалялся и веселился. Ему определенно нравились трудности в ковке металла, маньяк недоделанный. Трудоголик фигов. Лично я был и не рад за свой длинный язык. Вот бы уже начал носить, привыкая, бувигер из двух половин. Но молча продолжал монотонно стучать по наковальне. Нельзя закончить работу и не довести начатое изделие до ума.
   "Все пройдет, и это тоже", говорил кто-то там из древности. Вот и мы с Варламом стояли и рассматривали готовый бувигер. Здоровый и мощный, он вызывал чувство сильной защищенности, непробиваемой преграды. Различная толщина изделия, позволяла слегка уменьшить вес и не жертвовать при этом защищенностью важных мест. От миллиметра толщиной на спине, доходил до двух миллиметров в районе сердца и на плечах. Закалка придала ему переливающийся, черноватый оттенок. Красиво. Я стоял и не мог нарадоваться. Хотелось сразу надеть и испытать его. Но пока еще рано. Что бы эта массивная железка не ерзала по телу и не слетала на голову, ее необходимо закрепить. Для этого мы приделали фиксирующие кольца для кожаных ремней на нем и на бригантине.
   Я впервые надел свой бувигер, а Варлам привязал его ремешками к бригантине. По два ремешка на спине и на груди, производили должную фиксацию. Я покрутился, попрыгал, подергал бувигер в разные стороны и остался удовлетворенным видимым результатом. Сидит, как влитой, не сползает, не давит нигде. Отличная работа.
  - Все просто замечательно. Пойдем, испытаем.
  - Ха, не терпится тумаков получить? Ну, пойдем, - улыбнулся здоровяк.
   Снова верхний рубящий удар, так любимый Варламом. Что и не удивительно, при его росте, да полутораметровой палкой, довольно опасная ситуация. Блокирую его своим "мечом" и отвожу в мою правую сторону. Тот сразу же, меняет положение палки и проводит горизонтальный удар от моей правой руки к щиту. Я не успеваю его блокировать мечом, да и неудобно это. Поэтому, делаю полшага назад и принимаю удар на край щита. Варлам приложил большую силу на щит и отбил его в сторону. После чего, сразу же провел косой рубящий удар сверху вниз на мою левую ключицу. В этот раз боли не было. Я лишь услышал глухой металлический звук от бувигера. В то же время, я сделал шаг вперед и вскинул руку в колющем ударе. Острие моей палки уперлось в живот кузнеца. Варлам посмотрел вниз и принял удивленный вид лица.
  - Ты так скоро начнешь меня побеждать. Признаю, будь это настоящий бой, ты бы одержал победу. Хорошую штуку ты придумал с бувигером. Теперь я это вижу. Но, в следующий раз, я ударю во что-нибудь другое, - улыбнулся Варлам и отложил свою палку. - Пойдем отдохнем. Перекусить уже охота.
   Недели три после начала весны шли дожди и стояла слякоть. Потом все резко прекратилось. Еще через неделю подсохла земля, а главное дороги. Селяне начали собирать караван в город.
  - Готовься, Никол. Ты поедешь со мной. Надо тебе развеяться немного, а то засиделся тут уже, - в один из вечеров обратился ко мне Варлам, - может заботы уйдут, да перестанешь себя вести как гном.
   Это он намекал на мое небольшое затворничество. После той истории на осеннем празднике, я не ходил на собрания молодёжи. Не общался почти ни с кем, кроме семьи Варлама. Даже не смотрел в сторону дома Зентилы. Она пыталась несколько раз заговорить со мной, может быть извиниться, но мне было плевать. Я просто проходил мимо по своим делам. Первая красавица на селе, тут конечно же, куча подводных камней будет. А мне оно ни к чему. Я не был безумным старцем, который закрылся в своей башне и выглядывает наружу. Несколько раз собирались с ребятами и девушками. С несколькими девчонками пообнимался немного. Но только не с ближними Зентилы.
   С ребятами познакомились на собраниях воинов. Из семей охотников. Хорошие парни, последнее время с ними и сражаемся. На мечах я им уже ни в чем не уступал. Чаще всего, победа в схватке оставалась за мной. Но в стрельбе из лука, любой из них мне даст фору. Я стреляю только с начала зимы. Они же обучаются этому с детства. Наследие северных охотников с длинными луками. Лучшие стрелки в северных армиях. Одни из лучших в мире. Со времени, когда ребенок уже в состоянии держать лук, его заставляют пускать от пяти до десяти сотен стрел в день. Видел я однажды, как они соревновались в дальности стрельбы. Страшно. Длинный лук, который они используют, стреляет метров на триста навесной стрельбой. То есть, ни о какой точности речи быть не может. В кого бог пошлет. А вот прицельная дальность из него, это метров сто-сто двадцать. И то, попал в тело - значит точный выстрел. Эти же ребятки, стреляли минимум на сто пятьдесят метров в полуметровую мишень. Победа осталась за моим знакомым. Молодой парень восемнадцати лет. Засадил стрелу на ладонь от центра с расстояния сто восемьдесят метров. Правда, еще девять ушли в "молоко", точнее на несколько метров в стороны, но и это, согласитесь, сильно. Стоишь ты такой в двухстах метрах от строя врага, еле различаешь силуэты солдат, а в нескольких метрах от тебя свистят стрелы. Тогда я и понял слова Варлама об оперении стрел, как мере запугивания. Представилось это чувство беспомощности и невозможности повлиять на угнетающую ситуацию.
   Утром вся деревня забурлила. На главной площади было многолюдно. Собирался караван. Люди сновали туда-сюда, как работяги-муравьи, и загружали доверху телеги. Нам с Варламом выделили пустой фургон. Сначала его должны загрузить товарами кузнеца, а потом, пустующее место заполнят другими вещами. Как оказалось, у кузнеца было не так уж и много вещей на продажу. Несколько кольчуг, пара тройка шлемов, наконечники для стрел и копий. Пара десятков различных мечей, и немногим больше ножей да кинжалов. Вот и все добро изготовленное за половину прошлого года и начало этого. Точнее изготовленное на продажу. Большая часть поделок кузнеца оседала в деревне. Загрузились мы быстро, минут за двадцать и прикатили обратно на площадь.
   Погрузка заняла почти половину дня. Остальное время выделили на проводы каравана. Тут же, на площади под открытым небом, установили и накрыли с пяток длинных столов. Кушанье подали разнообразное и вкусное. Староста толкнул длинную речь о необходимости нашего путешествия и его важности в жизни всей деревни. Судя по лицам окружающих меня людей, ее текст давно не изменялся и уже превратился в традицию. Дальше пошла небольшая гулянка с музыкой и танцами. Что примечательно, отправляющимся завтра в дорогу спиртное не наливали. Разогнал людей по домам с последними лучами солнца, все тот же, староста.
   Утром мы с Варламом проснулись до "вторых петухов" примерно в третьем часу ночи. Ополоснулись и сели завтракать. Амриль встала еще раньше нас. Приготовила еду и одежду в дорогу. Одевался я не долго. Рубашка да свободные штаны, подарили мне на зиму, а то в джинсах холодновато ходить было, да и поизносились они немного. Одел толстый шерстяной свитер. Поверх накинул свою бригантину и бувигер. Застегнул пояс с ножнами. Проверил меч. За пояс со спины заткнул кинжал. Намотал портянки и натянул сапоги. На голову накинул небольшую стеганую шапочку, дополнительная прокладка между черепом и шлемом, гораздо мягче удар принимать. Перекинул через плечо сумку с необходимыми вещами в дороге, еще вчера собрал. Подхватил шлем под руку, и вышел во двор. Подождал там Варлама. Даже интересно стало, чего там у него случилось. Но тут в принципе понятно, дорога дальняя и долгая, с женой и детьми прощается, наверное.
   Услышал скрип входных дверей. Обернулся и застыл, разглядывая кузнеца. А посмотреть там было на что. Передо мной стоял настоящий северный воин, как их нам представляли в картинках, викинг. Двухметровая машина для убийства. Одет он, как я понял, был в шерстяные штаны и длинную рубаху с рукавами. Далее шла крупно ячеечная кольчуга, доходящая чуть пониже пояса и с небольшими рукавами, как у футболки. Поверх кольчуги надета кожаная кираса до пояса с небольшим прямоугольником, прикрывающим пах. Она состояла из двух частей. Собственно из тела кирасы и кожаного горжета с вшитыми между слоями металлическими пластинами. Снаружи на горжете в районе сердца виднелся стальной прямоугольник в виде рыцарского щита для дополнительной защиты. На голове виднелся кольчужный капюшон и нормандский шлем сфероконической формы с наносником. На кирасе закреплена перевязь с ножнами для меча. Обут он был в высокие кожаные сапоги. На сапогах виднелись металлические пластины, защищающие ноги. Шестигранники на коленах и гнутые прямоугольники на голени. Запястья прикрывали кожаные нарукавники до локтей. В левой руке он держал круглый металлический щит, сантиметров восемьдесят в диаметре. Я бы не хотел с ним сражаться. От одного его вида возникает чувство опасности и желания не попадаться у этого воина на пути.
  - Чего разглядываешь как красну девицу? Нравится одежка? - улыбнулся Варлам.
  - Да, очень сильно и красиво. Долго делал все это добро?
  - Я его не ковал, если ты об этом. Сбруя осталась еще со старых времен. Что покупал, а что трофеем достал. Я лишь выковал этот меч в самом начале своего пути, - Варлам достал из ножен одноручный стальной меч и несколько раз махнул им.
  - М-да. Даже немного зависти появилось. Отличная одежка.
  - Не переживай и тебе сделаем, со временем. Возможность есть, - кивнул он в сторону кузницы, - главное надолго это дело не откладывать.
  - Вот возьмите эти плащи. В дороге вас может застать дождь, да и от холода защита добрая будет, - сказала Амриль и протянула нам два свертка.
  - Все. Доброго пути и яркой звезды. Помните, что вас ждут дома. Да дарует вам Свирелла толику своей удачи, - пустила слезу Амриль.
  - Да хранит Зарида тепло и свет в доме во время нашего пути, - ответил кузнец, обнял жену и дочерей. Через несколько минут мы вышли на дорогу и направились в сторону площади.
   Небо только начинало сереть, а площадь уже бурлила. Толпа людей, лошадей и волов создавала гул оживленного огорода. Жизнь так и кипела. Производилась погрузка последних вещей и подготовка каравана к выходу. Через час, показались первые лучи солнца, а мы покидали приделы деревни.
   Караван состоял из семи телег загруженных различным товаром. Первой шла повозка загруженная досками из редкой, оружейной древесины. На ней ехало пять человек. Двое охотников и трое лесорубов. Далее шла наша колымага. Потом плелась тачанка с кожами и мехами, управляло ею двое охотников. За ней двигались гончары с различной домашней утварью и игрушками. После них шла телега землепашцев с мукой и зерном. Предпоследней была повозка с вялено-сушеным мясом и мукой. Ее вели охотники. Замыкающим шел воз с древесиной и поделками плотников. Экипаж состоял из четырех лесорубов.
   На всех телегах было как минимум два человека. Первая и последняя шли с усиленным составом. В авангарде скакало трое легких всадников. Двое коневодов и старший сын старосты. Будущий староста был нашим караванщиком, указывал дорогу и решал где и что мы будем делать. В общем, в нашем отряде насчитывалось двадцать два человека. Трое всадников, шесть лучников, смотри охотников, и тринадцать пехотинцев. Лесорубы предпочитали боевые топоры и секиры, остальные были вооружены мечами. У всех имелись щиты и копья, лежащие на телегах.
   Облачена наша команда разношерстно. Большинство одеты в кожаные и стеганые доспехи. У Варлама, караванщика и старшего лесоруба Арсипия имелась кольчуга. Как сказал кузнец, хороший отряд. Разбойники побоятся напасть, а солдаты и дезертиры обитают много дальше на западе, в местах боевых столкновений. Восток вольных земель был относительно спокойным местом. Попробуй разбойничать в лесу с обитающей там нежитью и тварями. Да и в случае драки, люди не оплошают. В поездку отбирались взрослые мужчины с имеющимися наследниками. И защищать имущество деревни будут, и не отступят из страха. Есть на кого положиться. В этом путешествии было только двое молодых, не считая меня, конечно. Младший сын коневода, обучается премудростям торговли конями, и один из охотников. Как я понял, собирается записаться в солдаты к барону из города. Северным лучникам достаточно хорошо платят и берегут их, штучный товар.
   Погода сегодня выдалась солнечная. Караван медленно тянулся на восток. Как мне потом объяснили, что бы выйти к столице баронства, необходимо сделать крюк вокруг болота. Деревня находилась между горами и большой топью. Юридически, она располагалась на землях баронства Синтолир, которое тянулось вдоль гор. Но пятно болота отрезало север, юг и запад от селения и не давало возможности каравану пересечь его. Фактически, необходимо выйти на Дварфовский тракт, добраться по нему к городу Никтуград на юго-западе и уж только потом дойти до города Фринбир на севере, столице баронства Синтолир. Очень долго и глупо. Барон Синтолир наверное, и не знает о поселении за болотом. Дань ни разу не собирали со старосты. Ну а селяне в свою очередь, помалкивают об этом. И отвечают на вопрос о деревне просто: на севере, в горах.
   Лес сменялся на небольшие полянки и проплешины. Дороги как таковой не было. Мы плелись по тропам. Как караванщик находил верное направление, мне не понятно, но двигались мы постоянно, размеренным конским шагом. Километра три в час. Примерно в одно и то же время в обед и вечером, мы оказывались на поляне заросшей сочной травой. Распрягали лошадей и отпускали их пастись. Видимо, страший сын старосты уже не первый раз водит обозы к городам. Люди в дороге вели неспешные беседы, перекрикивались между собой и веселились. Перебегали от одной повозки к другой. Старшие смотрели на это, сквозь пальцы. Места дикие и известные, да и наши охотники ничего подозрительного не замечали, а они знатные следопыты. Не чета нам с Варламом.
   В дороге мы с кузнецом вели неспешные беседы, несколько раз он давал мне "порулить". Ничего сложного, главное резко не дергать вожжами. Прямо как руль в автомобиле. Мне все нравилось, свежий воздух, смена обстановки и новые знания. Что может быть лучше?
   Варлам немного рассказал мне о себе. Родился он в северной деревне, чуть дальше отсюда на запад, в семье потомственного кузнеца с богатой историей и кузнечной родословной. Был третьим сыном. С детства обучался премудростям кузнечного дела. Но, если старший сын наследовал кузницу отца, то остальные - уходили в другие селения и оседали там. Так сделал и Варлам в свои двадцать пять лет. Ушел. Без инструмента и добра. Взял с собой только теплую одежду и собственноручно выкованный меч. Ушел он тогда в столицу своего баронства город Кролтон записываться в ополчение. В тот год, после периода длительного перемирия, королевские войска пересекли границу вольных земель.
   Там в Кролтоне, его определили в мечники и направили в учебный лагерь постигать воинскую науку. В учебке было тяжело, каждый день до рассвета поднимали всех новичков и гоняли до поздней ночи. Многие не выдерживали и их переводили обратно в ополчение, тупое мясо, смазка для оружия врага. Три месяца длились мучения на полигонах лагеря. Варлама обучали владению клинком и щитом в строю и без него, в тройке разрозненного строя. То есть, когда линия сминается и начинается свалка, солдаты разбиваются на тройки и сражаются спина к спине. Потом еще три месяца их учили построениям и маневрам. Это время уже прошло намного легче, слабых отсеяли, сильных действительно начали обучать. С горем пополам, Варлам прошел курс молодого бойца и был рассортирован новичком в первую сотню мечников, второго полка, первой армии баронства Кролт. За полгода проведенных Варламом в учебке, первая армия уже побывала на фронте, потеряла больше половины своего состава и была отведена в тыл, для пополнения своих рядов. Через месяц более легкой и сытной жизни, Варлам вместе с первой армией двинулся в сторону границы королевства.
   Первый год его службы был самым насыщенным новыми впечатлениями и тяжестями армейской жизни. Тело постепенно привыкало к походной жизни и постоянным тренировкам. Армия участвовала в трех крупных сражениях и нескольких десятках поменьше. Варлам успел получить два средних ранения и с пяток легких. Был однажды награжден денежной суммой за взятие с десятком солдат небольшой высоты с соглядатаями во время затяжного сражения, что позволило незаметно перевести отряд конницы на другую позицию и успешно ударить противнику во фланг.
   На втором году службы Варлам уже щеголял с нашивками десятника. Вот тут и начались его первые трудности. Управлять людьми было не так сложно, но задачи, которые ставили его отряду, вызывали отторжение и желание дезертировать. Армия прошлась по фронтиру земель королевства. Приходилось разорять и жечь деревни и поселки. Обычных крестьян, пытавшихся защитить свое имущество, приказывали убивать на месте. Солдатня выбивалась из рук, да шла грабить и насиловать жителей близлежащих селений. Целый год ада и трудностей измотали молодого парня до придела. Под конец осени армия проиграла в сражении и была вынуждена срочно отступать на свои территории. За месяц, проведенный в отходе, солдат погибло больше чем в том переломном сражении. Когда уже не было сил передвигать ноги и воины собирались дать последнее сражение идущему по пятам противнику, неожиданно прибыло подкрепление. Состоящее из восполненной второй армии и сил союзников, оно перемололо наступающий легион королевства и обратило его в бегство. Ситуация в войне снова переменилась. Свежие силы направились к границе, а остатки первой армии поплелись к столице Кролта.
   Третий год ничем особенным не отличался от двух предыдущих. Служба только придала уверенности в том, что продлевать контракт не стоит. Война шла своим чередом, армии то наступали, то убегали. Никаких успехов у воюющих сторон не было. Только одни солдаты гибли в боях. Когда пришло время, Варлам отказался продолжать службу и вышел в отставку десятником мечников с ветеранской нашивкой.
   Оставаться на территории охваченной войной у него не было никакого желания, поэтому Варлам не раздумывая направился на юг в срединные земли. Там пообжился немного, влился в один из отрядов наемников и уже служил под вольным флагом. Того сопроводить, там подраться, тот дом взять приступом. Когда хотят, тогда и работают. Такая жизнь пришлась бывшему солдату по душе.
   Через пять лет накопил денег, хорошо приоделся и зарегистрировал собственный наемный отряд. За последние годы он познакомился с множеством людей и не испытывал большой нужды в рекрутах. Начинал отряд выполнять задания в составе двенадцати человек. На последней миссии их уже было тридцать пять опытных рубак. Жизнь шла просто отлично: деньги, почет и сытость подкупала. Но как это обычно бывает, недолго. Еще через года два их отряд принял мутный наём и направился сопровождать груз из одного королевства в другой. По пути, недалеко от места отправки их ожидала засада. Уйти удалось только Варламу и еще одному раненному пареньку. Схватка закончилась, так и не начавшись. Перестреляли их из арбалетов и добили мечами. Против трех десятков наемников вышло более сотни противников. Их просто сдали на убой. Так и закончилось наемничество Варлама. Последний член его отряда умер по дороге к городу. Три дня они плутали по лесным тропам, на четвертый - кузнец брел уже сам. С горем пополам добрался до города, снял в банке свои сбережения и отправился домой на север.
   Там он перебивался подработкой кузнеца и тратил свои кровно заработанные деньги. До той поры, пока его не приметил приехавший в город с караваном староста Дальней, и не предложил перебраться к ним. В селении имелась заброшенная кузница, но без инструментов. Варлам раздумывал недолго, закупился необходимыми вещами и отправился с обозом на новое место проживания. В селении ему помогли обустроить место работы и поставить первый сруб. Не прошло и года его мирной жизни, как сыграли свадьбу с Амриль. Потом появилась первая дочурка и его навсегда покинули мысли о сражениях и пирах. Теперь вот появился я. Слабая надежда стареющего кузнеца на наследника таинств его рода сбылась, и он, со всей присущей ему энергией, принялся передавать мне эти знания.
   Первые три дня обоз двигался по лесным тропам и полянам. На четвертый день, мы наконец-то выехали на Дварфовский тракт - древнюю, мощеную камнем, дорогу. Свернули на юго-запад и направились прямиком к Никтуграду. Ехать стало заметно легче и чуточку быстрее. Окружающий нас пейзаж все чаще чередовался между полянами и редким лесом. Места, на которых мы теперь ночевали, имели заметные следы пребывания на них человека. Взгляд периодически цеплялся за проплешины от кострищ, пеньки срубленных деревьев и старый мусор. Время в дороге пролетело относительно быстро. Варлам не позволял мне заскучать. Рассказывал смешные истории из своей жизни, да травил солдатские байки. Днем шестого дня движения по дороге, я снова очутился в своем первом воспоминании об этом мире - лес резко перешел в степь. И даже речушка Быстрая была, та самая вдоль которой я брел в первые дни. Через сутки, на десятый день каравана в пути, вдалеке показались городские стены. Обработанные поля, конечно, заранее нас подготовили к этому. Но я был просто в восторге. Мой первый посещенный город этого мира. В голове так и всплывали картинки волшебных зданий и летающих агрегатов, виденные в разных мультфильмах, а еще, там обязательно должна быть высоченная башня, в которой сидит бородатый маг. И над той башней либо летают булыжники, либо бьет в небо разноцветный луч маны. Ну и просто невообразимое количество фонтанов, скульптур и парков. Целые улицы из белого мрамора с чередующимися магазинчиками. А так же, стройные коробочки бравых гвардейцев в начищенных до блеска полных рыцарских доспехах, марширующих туда-сюда. Ну, а как иначе? Столица баронства это вам не хухры-мухры. Какое же меня потом ждало разочарование, даже вспоминать не хочется. Ну а чего я собственно понапридумывал. Волшебство и просвещение. Как бы ни так.
   Город окружала массивная пятнадцатиметровая стена из каменных блоков. Ворота были размещены между двух круглых башен, высотой метров двадцать. Внутрь мы не въехали. Перед стеной было размещено множество зданий: крестьянские дома, загоны для скота, мастерские и таверны с постоялыми дворами. На одном из таких дворов мы и остановились. Здешний рабочий люд ничем особенным не отличался от жителей Дальней. Такие же мужчины и женщины, в похожих одеждах и занятые знакомыми делами. Завели телеги на свободное местно в громадном подворье, выставили охрану, и пошли внутрь таверны размещаться. Поселили нас с Варламом в двуместной небольшой комнатушке. Два топчана, стол под окном да деревянный табурет. Хоромы высший класс. Кузнец заметил мой скептический взгляд и пояснил, что это довольно неплохая комната. Бывают и много хуже. Был ранний вечер, поэтому в город мы решили идти уже поутру. Спустились к остальной компании в общий зал. Здоровая комната с "барной" стойкой и десятком дубовых столов с лавками. В дальнем углу за одним из столов уже собирались наши люди, мы присоединись к ним.
  - Трактирщик, давай что-нибудь пожрать погорячее и запить это варево, - крикнул в сторону стойки Варлам.
   На его окрик подошла к нашему столу разносчица, приняла заказ и ушла обратно. Спустя несколько минут, она принесла нам кучу кружек и несколько бочонков пива. Бочонки притащили пара мальчишек лет пятнадцати.
  - Ну, понеслась. Главное не напиться до чертиков, завтра надо по кузнецам пробежаться, поздороваться да поторговаться, - пробурчал Варлам, разливая пиво по кружкам.
   Мы чокнулись, выпили и принялись весело разговаривать. Я еще раз, более подробно, оглядел зал. Деревянная постройка, довольно давняя, со следами ремонта. За стойкой виднелись полки с различными бутылками и утварью. Рядом поскрипывала большая дверь, видимо на кухню. Два стола было занято, не считая наш. За одним сидела компания то ли наемников, то ли ополченцев. Пять человек в стеганных и кожаных доспехах, наполовину снятых и сброшенных в углу стола. За вторым, сидела компашка молодых людей, наверное таких же, как и мы крестьян. Уж больно были похожи. Только без доспехов, да и мы, сейчас щеголяли без них. Пока разглядывал окружение, за нашим столом прибавилось и к нему поднесли первые заказы. Откинув свое любопытство подальше, принялся набивать живот едой и выпивкой. Вечер прошел довольно быстро и весело. Темное пиво располагало к шуткам и песням. Когда мы уже пошатываясь, расходились по номерам, краем глаза отметил, что зал был полон под завязку. С трудом добрался до топчана, упал на него не раздевшись и вырубился - накидался я качественно. Наутро, голос Варлами показался мне громом средь белого дня.
  - Вставай давай пьянь, пора в город идти, - тормошил меня и смеялся кузнец.
  - Не хочу я в город, дай выспаться.
  - Все интересное проспишь. Не заставляй тебя окунать в воду.
  - Что же я такого сделал, что мне дали в наставники такого изверга?
  - Задел на будущее, ха-ха-ха. Пойдем перекусим и наведаемся к местным трудягам.
   Я поднялся, быстро ополоснулся в находящийся на столе большой миске с водой и пошаркал в обеденный зал. Он еще пустовал, ну конечно, кто в такую рань тут сидеть будет. Варлам видимо уже задолбал всех на кухне, и сидел за столом с миской холодных кусков мяса, овощей и картошки в мундире. Посмотрел на меня, наполнил кружку из кувшина и пододвинул ко мне.
  - На, опохмелись. И не лакай так пиво больше.
   Я лишь посмотрел на него из под бровей и опрокинул предложенное в глотку. В голове немного прояснилось. Огляделся, оценил миску на столе и принялся хрустеть харчами. Минут через двадцать мы уже подходили к очереди перед воротами. Там стояло с пяток стражников оглядывающих прибывающих и пропускающих тех сквозь калитку. Пока ждали своего часа, я успел оценить одежку представителей местных органов правопорядка. Холщовые рубашки и штаны, заправленные в высокие ботинки. Броней им служили стеганые жилеты и железные легкие шлемы - полусферические тульи или как их еще называют "черепники". Из оружия они носили двухметровые копья и длинные ножи за поясами, да круглые деревянные щиты, перекинутые за спину. Общее впечатление от них было не "ахти". На нашем фоне, они казались оборванцами. Перед выходом мы облачались в доспехи. Подошла и наша очередь, двое солдат споро оглядели нас, поспрашивали кто и откуда, да махнули рукой в сторону калитки.
   Когда я увидел город, раскинувшийся за стеной, мои мечты просто рухнули с Эвереста. Деревянные постройки, костры и кучи всяческого хлама под домами, походили на затрёпанный окраинный городок в осаде, но никак не на столичный город баронства. Никаких скульптур и дорог из мрамора, только болотистая жижа с остатками давней брусчатки. Вместо фонтанов и парковых озер - небольшие колодцы да мутные лужи в центре дорог. Ни одной высоченной, искрящейся магией башни, тут не было. Правда, в центре города виднелось ещё одно кольцо стены.
  - Варлам, а что там за стена?
  - Внутреннее кольцо города, кварталы знати и баронский замок. Нас туда не пустят. Пойдем за мной. На сегодня много дел.
   Развернулся и побрел по известному ему маршруту. Я старался не отставать от него, поглядывая по сторонам. Узкие улочки просто кишели различным людом, спешащим по своим делам. Из-за нависающих под наклоном этажей зданий и дыма от повсеместных костров и очагов в домах и на улице, на земле было темновато. Весомая масса людей была одета в потертые и заштопанные вещи. Иногда взгляд цеплялся за крадущиеся в тени силуэты худеньких мальчишек в обносках.
  - Следи за теми, кто к тебе подходит, и главное за своим кошельком.
   Фраза, брошенная Варламом, заставила меня немного нервничать и еще внимательней озираться по сторонам. Один квартал за другим, обстановка начала немного улучшаться. Оборванцев заметно поредело, стали попадаться люди одетые побогаче. Дороги были не так засорены, да и посветлее стало. Я уже видел несколько домов поставленных из камня и кирпича. Над некоторыми строениями размещались вывески, видимо местные магазинчики. Даже улицы стали расширяться. Вот проскакал мужчина на коне. А вон там мелькнула кибитка. Варлам потянул меня за руку в небольшое здание, первое слева в новом квартале. Внутри была небольшая полутьма. На звук колокольчиков у входной двери, из подсобки вышел седой мужчина с масляной лампой в руке и посмотрел на нас.
  - А, Варлам, здравствуй старый бродяга. Давно тебя не видел в наших краях. С чем пожаловал? - улыбнулся торговец, пока еще непонятно каким товаром.
   Помещение куда мы вошли было абсолютно пустым. Небольшой пятачок пространства перед стойкой, лестница на второй этаж, да дверь в подсобку.
  - Надо кое-что посмотреть и поговорить.
  - Разжился чем? Ну проходи тогда, - улыбнулся старик и подвинулся, приглашая нас в подсобку.
   Мы протиснулись в проем, а торгаш закрыл на засов входные двери. Да, поторопился я с подсобкой. Вот здесь и был настоящий магазин. Просторная комната освещенная несколькими лампами. На столах и сервантах лежало множество товара. Оружие, элементы брони и походной мелочи, склянки, да флаконы с разными жидкостями, россыпи драгоценных камней с оправами и без них. Пучки различных трав и цветов подвешенные на веревки вдоль потолка. Я даже не могу сразу сказать, что это за магазин.
  - Никол, знакомься. Это Гирдал, управляющий одного из лучших магазинов для наемников в этом городке.
  - Скажешь тоже, лучшего. Единственного, - протянул мне руку старик.
  - Приятно познакомиться, Никол, помощник Варлама, - пожал я протянутую руку.
  - Так чего ты хотел? - спросил Гирдал к кузнеца.
  - Мне нужна лучшая оружейная сталь для полуторного меча.
  - Ну и чего ты ко мне тогда приперся? Иди к кузнецам.
  - Ты не понял. Мне нужна зачарованная сталь. Сталь, которая прекрасно составит пару жармилиту.
  - Вон оно что? Хм, дай подумать.
   Торговец удивился и принялся раздумывать, почесывая свою бороду. Я же незаметно оглядывался на полки. Красивые мечи и кинжалы поражали своим великолепием. Маленький арбалет выполненный из черного дерева с серебряными вставками просто притягивал взгляд. А вот дорогие побрякушки на цепочках так и просились в руки. Я даже поближе подошел к полке с различными амулетами и кольцами.
  - Даже подуть на них не вздумай, - прикрикнул неожиданно старик. - Все амулеты заряжены под завязку, не разорвет, так заморозит в ледышку. С магией не шутят. Есть одна штука, прикупил недавно из погани. Два слитка имперского брунтагита. Если мне память не изменяет, отличная штука от нежити и черной магии.
  - Да. Довольно мягкая и пружинистая для связки с жармилитом. Мне подходит, сколько?
  - Сам знаешь, он идет по весу золота, а у меня и того дороже.
  - Да уж, мог бы и не спрашивать. Столько золота у меня нет. Но. Помнится ты присматривался к этой безделушке? - Варлам и достал из внутреннего кармана обычное медное колечко с рунической надписью.
  - А я уж думал, с чем ты приперся, - кивнул тот и забрал кольцо. - Сейчас принесу слитки. Ждите.
   Торговец направился в сторону заднего выхода из комнаты. Я же подошел к кузнецу и полушёпотом начал задавать вопросы.
  - Зачем нам этот имперский брунтагит за такие деньги? Не проще было бы продать нашу руду?
  - Оно-то конечно проще, но изготовленный меч из таких материалов, завесит на просто огромную сумму золота. Так что, мы свое отобьем.
  - А чем ты расплатился?
  - В бытность свою наемничью, снял с одного мёртвого мага. Артефакт дающий владельцу неплохой щит от активной магии. Огнешары и сосульки отводит в стороны, - видя мое не понимание, пояснил Варлам. - Неплохая магическая поделка, хоть с виду и не скажешь. Артефактор, видимо, был мастером своего дела. Несколько раз спасало мою шкуру в сражениях. Жаль с нем расставаться, да чего уж там. Я уже свое отвоевал, да и тебе не советую. Сиди у нас в селе, да живи мирно. Детишек заведи. Поверь моему слову, это очень хорошая жизнь. Как только в первый раз возьмёшь свое дитя в руки, так сразу вся дурь из головы вылетит. Смотришь, как они растут и радуешься. Да. Это и есть счастье.
   Пока мы перешептывались, Гирдал успел сходить куда нужно и вернуться. Зашел в комнату, обвел нас глазами и положил небольшой сверток на стол.
  - Вот. Смотри. Сделка?
   Варлам подошел к столешнице и размотал тряпку. В ней было два слитка из металла очень похожего на серебро, только заметно темнее и отдающее зеленоватым оттенком.
  - Да, годится. Сделка, - радостно ответил кузнец, заматывая добро обратно в тряпку.
  - Еще может чего надо?
  - Нет. Вроде бы. Зайдем, если что. Давай, до встречи.
  - Удачного дня. Рад был видеть твои костяшки у себя в лачуге, - тепло попрощался старик, выпроваживая нас на улицу.
  - Ну. Пойдем теперь в кузнечный квартал. Будем договариваться о нашем железе, - махнул рукой здоровяк и направился дальше по улочке в сторону центра.
   На улице уже было гораздо светлее чем утром. Солнце стояло почти в зените. Толпы людей заметно поредели. Оставшиеся путники медленно передвигались вдоль обочин. Сплошь каменные строения вокруг и добротно одетые представители здешних мест, намекали на то, что мы передвигаемся по ремесленным кварталам. То тут, то там, виднелись различные лавки и мастерские. Кожевные и тканевые лавки пестрели различными цветами отрезов тканей за витринами. Кузнечные и Бронные мастерские выставляли на показ различные доспехи и оружие. Одежные салоны были просто набиты огромным количеством манекенов с одеждой буквально на любой вкус. Европейские мужские костюмы с перьями на шляпах, расшитые золотыми и серебряными нитками халаты из востока. Кожаные охотничьи костюмы и просто великое множество женских платьев. Я бы наверное здесь и потерялся, разглядывая все это множество диковинок. Но, труба зовет.
   До самого вечера мы с Варламом бегали по мастерским и кузницам, предлагая свои товары. Как на зло, ничего не продали. Мастерам в это время не требовались наши поделки. Почему так, не знал и сам кузнец. Вернулись мы в таверну невероятно уставшими. Много сил отобрали торги, жаль что без толку. Собрались опять за тем же столом что и вчера. Набрали еды и выпивки, да принялись обсуждать сегодняшние успехи. Лесорубы нашли несколько покупателей на свои товары и будут ждать их на днях. Все продукты купили уже сегодня, как только о них узнали баронские закупщики. Война вытягивала провиант со стремительностью лесного пожара. Охотники тоже нашли несколько клиентов. У коневодов от охочих до их верховых "коняшек" просто не было продыху. Сын старосты пообещал поспособствовать в нашей торговле и поспрошать у баронских закупщиков по поводу покупки оружия. Набрались, как и в первый раз, некоторые порядочно, а потому пробуждались не очень охотно.
   В городе наш караван пробыл почти неделю. Первые несколько дней мы искали покупателей и договаривались о сделках. Наши железки забрали в армию баронства. Довольно неплохо расплатились, хоть и пришлось делать скидку единственному клиенту. Есть подозрения, что других клиентов не нашлось как раз из-за них. Ну да ладно. В остальные дни мы все бегали по городу и ярмарочной площади, закупаясь необходимыми вещами. Меня эта вся суета почти обошла стороной. За один день разобрались с нашим товаром. Потом еще несколько, побегали по торговым площадкам и дальше занимались своими делами. Варлам сидел у знакомых кузнецов и обсуждал новинки в кузнечном мире. Я же бегал то к ним, то в окрестностях города, обозревая местные достопримечательности.
   В центральную часть города меня не пустили. Там стояли стражники облаченные получше своих коллег из предместья. Железные кирасы и мечи придавали им немного представительности. Но они все равно не дотягивали до образа бравых гвардейцев. Несколько раз я видел благородных представителей этого мира, разъезжающих на здоровенных лошадях. Все в золоте и богатых одеждах. Гримасы которые они корчили при этом, сразу же вызывали отвращение и желание их поправить. Будто король зашедший в заляпанный нужник. Один раз видел гномовскую делегацию проезжающую в сторону центра. Вопреки моему мнению, они спокойно передвигались на лошадях. Немного поменьше своих собратьев, возящих людей, но все же. Гномы не ездят, гномы не ездят. Кто придумал такую ерунду? И почему я в нее поверил? Двадцать гномов закованных в массивную черную броню. При себе из оружия имели не топоры и секиры, а вполне обычные мечи и копья. За ними шла большая карета запряженная четверкой массивных лошадей. Что в ней везли разглядеть не удалось, окна были зашторены. Стенки кареты обиты листовым металлом. Без украшений и резьбы. Эдакий танк на лошадиной тяге. Эти ребята оставили после себя уверенность в том, что не уступят людской тяжелой коннице ни в чем.
  - Сколько этот мир еще будет мне преподносить удивительных вещей, не сочетающихся с моими представлениями? - сам себе задал тихонько вопрос, оглянулся и потопал дальше.
   В нескольких ювелирных лавках я пытался продать свой изумруд, приценяясь к нему. Давали максимум два золотых, и пять серебрух. Что интересно, первые ушлые торговцы давали всего пару серебрянок. Денежная система была тут проста до безобразия. Золотой включал в себя десять серебряных монет. Одну серебруху меняли на двадцать медных кругляшей. Курс и вес монет был везде одинаковый, менялись только картинки на них и форма монеток. Это при том, что за кило золота давали монет весом много меньше килограмма. Почему так, я разузнал у кузнеца за обедом в одной из кузниц.
  - Все монеты чеканятся на монетных дворах и после этого зачаровываются магами, что бы меньше стирались и портились. Так пошло еще со времен империи. А золотая, и не только, руда должна еще пройти обработку, - улыбнулся Варлам.
  - Бывает в отдаленных местах, золотой меняют на больше чем десять серебрух. Редкая птица там ценная монета, - поддакнул один из кузнецов.
   Так же и про мой камешек рассказали. Оказывается огранённый изумруд будет, стоит от трех до четырех золотых. Если вставить его в золотое колечко, стоимость поднимется до шести-восьми золотых. И если потом зачаровать его, то допустим, с атакующим один раз в сутки малым огнешаром, оно будет стоить от пятидесяти золотых. На одну серебруху в среднем городе можно снять на день комнату с ужином. Просто перекусить мясом, картофелем и овощами затянет до пяти медянок. Кружка дешевого вина от трех до пяти медяшек, а кружка пива - одна или две медные монеты. В деревнях все будет дешевле, в городах побольше, соответственно подороже. В столицах королевств нужно жить с золотом в карманах.
   Все свое свободное время я разнюхивал повсюду стоимость того, или иного товара. Узнавал последние сплетни и новости. Пытался разузнать побольше о магии. Времени катастрофически не хватало. Что интересно и обидно одновременно, камешек у меня стырили вместе с веревочкой с шеи. Как и когда это произошло я не заметил, просто в один из вечеров не обнаружил искомого на груди. Ну а в целом, мое пребывание в городе мне понравилось, хоть я ожидал увидеть совсем другие вещи. Человек он и в другом мире человек. Грязь и чистота одновременно, различные сословия и бандитские наклонности у бедняков. Отдаленные условия нормальной жизни у большинства жителей города. Все как и у нас было в средние века, наверное. Хоть и не сказка, но жить можно, если привыкнуть. В один из вечеров, Варлам меня обрадовал скорым отъездом.
  - Ну что, нагулялся? Киргод, сын старосты, сказал - что все дела уже закончили, а потому, завтра выдвигаемся обратно. Будь готов поутру в дорогу, - ошарашил меня Варлам на ночь.
  - Эм. Хорошо.
   А что мне оставалось еще сказать? Остаться здесь я не желаю. Хоть и интересно, да страшновато. Без денег и работы долго мне тут не протянуть. Уж в деревне попроще будет. С радостью бы задержался на недельку-другую, да вот только мое мнение никому не интересно. Ждать никто не будет. Так что я в последний раз засыпаю в одном из местных центров "культуры". Пора опять в "свою" деревеньку на окраине мира.
  - Погулял, да хватит. Пора и домой возвращаться, - про себя пробормотал я, засыпая ...
  
  Глава 8. Снова в путь.
  
   Выдвинулись обратно в селение мы неспешно. Да собственно, куда спешить? Утром набили желудки по полной, загрузили личные вещи в повозки и двинулись по дороге на северо-запад. Погода стояла просто отличная. Солнышко сияло, птички пели. Не так все конечно было, но с сытым животом и удовлетворенным любопытством - настрой не собьешь. Солнце действительно плыло по почти чистому небу, но зимняя прохлада еще ощущалась. Северный ветер, он вообще не балует. Если месяца два назад от порывов ветра будто бы резало лицо острыми камнями, то сейчас, это напоминало открытие холодильника жарким летом там, в той жизни. Ну вот, опять. Как только припомнил свой мир, стало грустно и обидно.
   Сколько раз уже я просто зависал и пытался понять, как и зачем меня сюда занесло. Да, у меня не было в родни миллиардеров и политиков. Не завел собственную семью. Не было маленьких, всегда с радостью встречающих тебя после работы. Жизнь не прожигал в клубах и пьянках с закадычными друзьями. Много работал и еще раз работал, но мне нравилась такая жизнь. Меня все устраивало там. Мечтал сделать карьеру и "замутить" свой маленький бизнес. Для этого прилагал максимальные усилия. Почти все свое время отдавал ради мечты, еще с начала универа. Корочка инженера с государственного университета должна была открыть множество вариантов, что в принципе и случилось. Сразу после окончания учебы пришел в одну известную фирму по продаже автомобильных запчастей. Предъявил с гордостью свой диплом, побеседовал со "знающими" людьми на предприятии и влился в коллектив успешных товарищей, по меркам нашего города, областного центра, между прочим. Хоть я и погулял немного во время учебы, да знаний по профилю нахвататься успел и немало. Единственное, что мешало - пробиться там, как оказалось, тяжело. Но с таким послужным списком, можно было уже искать "контору" посерьезней. На автосборочный завод подавать резюме, например. В общем, жизнь только начиналась и тут такая запара.
   Еще один немаловажный вопрос терзал мою голову постоянно. Что стало с моей бренной тушкой на Земле? Ищут ли меня там, или уже нашли хладный труп и оплакивают? Относительно неплохо помню последнюю драку. Удары по телу и лбу не так опасны для жизни. Но один момент терзал мою душу. Тот урод размахивал, как мне показалось, железной трубой. Последним воспоминанием был удар по правому виску, который оставил довольно заметный шрам на голове. Частенько сидел и разглядывал в отполированном до блеска куске меди свое отражение. Полоска шрама шириной с половину сантиметра, тянулась аккурат от надбровной дуги до височной кости, проходя через клиновидную кость черепа. Логика подсказывает, что от удара арматурой оставившего такие следы на память, последствия должны быть очень печальными. Но вот он я, живой и здоровый. Объяснить этого я пока не мог. В местную жизнь я потихоньку вникал, да очень хотелось бы увидеть отца и мать. Все тут в новинку, куча интересных вещей вокруг, но не мое это, понимаете? Обратно хочу, домой. Единственное, что я видел в выходе из этой ситуации - найти толкового мага и хорошенько его расспросить.
   Обратная дорога выдалась не такой уж и трудной. Караван наш немного сменил свой состав. Верховых лошадей и двух тягловых продали армейским в городе. Соответственно, продали и две повозки. Остальные загрузили купленным скарбом, уселись поверх и поковыляли. Местность сменялась в обратном порядке. Ничего нового не заметил, но и без того, я сидел и разглядывал девственную природу местного мира. Поля, реки и растительность тянулась покуда видели глаза. Никаких техногенных изменений и близко не было. Это даже, в своем роде, успокаивало душу и отгоняло грустные мысли. Красота...
   Добрались до леса, передохнули возле реки подольше обычных привалов и двинулись под кроны деревьев. Ничего не предвещало надвигающейся беды. Еще сутки в пути и караван под вечер занял небольшую полянку возле дороги. Люди как обычно, занимались готовкой и обустройством лагеря. Через час мы плотно поужинали и завели неспешные беседы. Когда зашло солнце и опустилась тьма на землю, большинство людей из отряда уложилось спать, лишь трое часовых "бдело" наш покой. С первыми лучами лагерь снова закипел, скорый завтрак, уборка следов остановки и мы снова тронулись в путь. А еще через час, перед первой телегой упало дерево.
   Вжик - дам, вжик - тух, вжик, вжик. Я не сразу понял, что происходит. Мысли начали формироваться у меня в голове уже лежа на земле возле телеги, куда мое замершее тело столкнул Варлам.
  - А-а-а-а-й-й.
  - К бою!
  - У-у-ум-м. Нога. Скотина!
  - К оружию!
  - Стена щитов!
   Выкрики посыпались, как из рога изобилия. Вокруг все пришло в движение. Привстав на одно колено, а потом в полный рост я попробовал оглядеться. Мужики из нашего обоза перебегали от одной телеги к другой, сбиваясь в кучки. Несколько тел лежало на земле и стонало. В деревянных бортах нашей повозки торчало несколько стрел. Просвистевшая возле моего тела стрела, заставила обернуться в сторону леса.
  - Не стой столбом, парень! Где твой щит? Быстрее! - проорал пробегающий рядом лучник.
   Вот черт! Да это же настоящий бой! Я засуетился, подпрыгнул к повозке и вытащил валяющийся там деревянный щит, попутно захватив и копье. Окинул взглядом окружение и побежал к ближайшей кучке наших людей. Спиной к возу метрах в двух от него стояло трое воинов и прикрывались щитами от стрел, летящих из леса. За ними двое лучников отправляли подарки обратно. Работали они быстро и слаженно. Из кустов вылетела стрела и через мгновение, в ту сторону полетела пара наших. Подбежал я к ним ровно в то же время, когда из-за деревьев на дорогу ринулись вражеские мечники. На самом-то деле, от падения дерева и до этого момента не прошло и минуты, но как говорят, во время боя время растягивается.
   Я присоединился к строю с левого края, выставил щит перед собой и окинул врага более внимательным взглядом. Не так и опасно, как показалось в начале. Стеганые куртки и штаны, некоторые и вовсе в обычной одежде. На всех были надеты кожаные нагрудники, эдакие кустарные изделия, похожие на кирасы из двух половин, скрепляющиеся между собой веревками. Каждый прикрывался деревянным щитом. Мечи были лишь у некоторых. Большинство бежало с топорами и длинными ножами. Я бы сказал, убогонько, в сравнении с нами. Но чего отнять у них нельзя, так это количества. От края дороги до ближайших деревьев было несколько метров. От чащи, из которой они выбежали, до нашей позиции было метров двадцать, двадцать пять. В нашу сторону неслось семеро разбойников. Такие же группки, на расстоянии десятка метров бежали и к другим защитникам. А еще были и лучники. Сотня или две разбойников. Вот же трындец. Что делать то будем? Чисто количеством задавят. Времени паниковать нет.
  - Ноги! - прорычал один из мечников справа.
   Кому вот только, я понял через несколько секунд. Просвистели стрелы из-за спины и несколько нападающих упало на землю со стрелами в ногах. Времени хватило еще на один залп и одного сбитого врага. Потом все тот же мечник скомандовал вперед, и наш строй ринулся на нападающих. Четыре на четыре, неплохой расклад. Своего противника я встречаю резким ударом копья. Неудачно. Тот ловит острие щитом и отводит его в наружную сторону. Бросает на меня колкий взгляд и оскаливается, делая шаг вперед. Я не успеваю даже подумать о выбрасывании копья и применении меча, как справа от меня мелькает тень и стрела вонзается нападавшему в скулу, пробивая рот и выходя снаружи щеки вместе с зубами. Разбойник отклоняется назад и заваливается на спину.
   Я оборачиваюсь вправо, думал хотя бы кивком поблагодарить лучника, но его там уже не было. Зато увидел, как один из защитников оступается и падает на землю, прикрываясь щитом от замахивающегося топорщика. Нужно помочь. До стоявшего ко мне спиной противника метра четыре-пять. Не успею подойти, буквально секунды остались. Что делать? Бросаю в разбойника копье с неудобного положения верхнего захвата. Верхний хват, это когда ты бьешься копьем в строю, как например, спартанцы, то есть, если взять копье и поставить его вертикально возле себя, то верхний хват - острие смотрит вверх, нижний - в землю.
   Я отвел опущенную правую руку назад, сделал шаг левой ногой и выбросил рабочую руку вперед, по направлению к цели. Успел буквально в последнее мгновение. Копье вонзается под правую лопатку. Неглубоко, верхним хватом сильно не бросишь, но достаточно что бы сбить удар. Древко теряет энергию и валится на землю, острие засело в теле, и заставляет противника отклониться назад. Защитник быстро поднимается на ноги и бьет того, мечем по шее. Дальше я не досмотрел.
   На расстоянии ладони от моей головы просвистела стрела и поддавшись испугу, я проследил за окончанием ее полета, а не за местом начала, как учил Варлам. Взгляд зацепился за еще одну пару сражающихся. Защитник отводит топор разбойника мечем в сторону и отталкивает того щитом на несколько шагов. Охотник стоявший рядом заканчивает дуэль выстрелом в сердце.
   Чувствую как кто-то хватает меня за плечо и рывком оттягивает назад. В плоскости моей бывшей позиции свистит стрела. Оборачиваюсь и узнаю в воине отца Зентилы.
  - Смотри по сторонам пацан! Бой идет, а он как на девку рот раззе.. х-р-р-р.
   Договорить он не успел. Следующая стрела вошла ему аккурат под кромкой шлема на затылке и пробила шею. От удара он завалился в сторону, упал на землю и зажал руками горло. Взглядом нашел мои глаза и укоризненно в них посмотрел. В это же мгновение меня хватают за руку и тянут в сторону леса.
  - Вперед к лучникам! Нужно добить! Раненные потом!
   Тянет и кричит мне один из наших охотников. Я как в тумане подчинился приказу и побежал, а голова была занята другими мыслями.
  - Как там Крист? Смертельная ли рана? Это получается меня он спас и расплатился своей жизнью? Что с остальными и как там Варлам?
   Бежал я и падал духом, припоминая количество нападавших и наши шансы на победу. Обернулся на бегу, посмотрел на место нашей схватки. Защитники бегут к лесу, возле телег валяется пять тел разбойников и Крист, шевелящий ногами. Значит живой.
   По дороге к чаще, наши добивали раненых в ноги душегубов. Первые из защитников уже вламывались в кусты. Мне оставалось до них еще шагов десять. Когда я преодолел преграду, бой был уже почти закончен. Двое лучников валялись под деревьями, один из них бежал подальше от нас в лес. Недолго бежал. Охотник бежавший со мной, ловко наложил стрелу и сбил зайца выстрелом в центр туловища.
  - Готов. Можно не проверять. Долго не протянет, - прищурившись, выдал свой вердикт снайпер.
  - Вы трое направо, вы налево. Парень, вернись обратно к телегам и помоги нашим если придется, - скомандовал мне седоватый охотник.
   Я оспаривать приказы не стал. Не герой с ясной жо.. Ну вы поняли. Развернулся и побежал к телегам. Возле последней еще шел бой. Недолго думая, подбежал к трупу и вытащил свое копье. Снова огляделся и устремился в драку.
   Там пяток наших воинов строем сражались с дюжиной разбойников. Недолго раздумывая с копьем наперевес влетаю во фланг атакующих. Заметили меня поздно, потому я бородатого бомжа, воняло от них жутко, надел как муху на булавку. Рука даже почувствовала, как острие разламывает и вминает ребра на боку разбойника. Отталкиваю тело в гущу противников и выхватываю меч из левой ладони, специально так держал, что бы время потом не терять. Подбегаю к следующему и врезаюсь в него щитом. Замахиваюсь мечом и сверху-вниз рублю по спине противника по правую руку от меня. Шаг назад. Ловлю на щит топор предыдущего мужика и наклонившись, рублю ему ноги. Отступаю от упавшего тела и оглядываюсь. Крики, ругань и суета раздающаяся в схватке не помешала защитникам оценить ситуацию и резко атаковать смешавшегося противника.
   Один из мечников добил подрубленного разбойника, размахивающего топором в мою сторону, ударом кромкой щита. Бой перешел почти в одиночные схватки. Выделяю двух разбойников из толпы, наседающих на одного защитника и подскакиваю на помощь. Наш мечник удачно отбивается от нападок и, заметив мои движения, смещается в сторону, не давая разбойникам возможности среагировать на атаку. Меня просить два раза не нужно. Подшаг к широкой спине врага и укол под ребра, вытащить и быстро уколоть еще раз. Разбойник пронзительно завизжал, выгнулся дугой и упал на землю. Второй из нападающих, заметил новую угрозу и заметался между нами. Я даже улыбнулся от игравшего в крови адреналина. Подпрыгнул невысоко и сымитировал верхний рубящий удар. Разбойник резко развернулся ко мне вполоборота и прикрылся щитом. Мой напарник решил нашу ситуацию ударом топора по затылку. Я же подошел к первому подранку, отбил его слабую попытку меня ранить и уколол в сердце. Может быть в нормальной обстановке я бы такое не смог сделать, но сейчас, в бою и после стольких смертей, проделал необходимое без сострадания. Такие вот подранки могут сильно подгадить ударом по ногам.
   Остальной бой уже закончился. Четверка выживших показывала нам пятками со стороны леса. Одного из защитников ранили в ногу, никого не убили. Тут все закончено. Теперь нужно бежать дальше. Я начал активно оглядываться по сторонам и метаться туда-сюда.
  - Успокойся, уже все закончилось. Помоги подтащить раненных к телегам, - одернул меня один из воинов, лесоруб вроде.
   Действительно. Все остальные вяло передвигались по месту побоища и помогали своим "невезучим" товарищам. Я глубоко вздохнул. Бой окончен. Я жив. Поднял лицо вверх и посмотрел на голубое утреннее небо. А жизнь-то хороша. Никогда воздух не кажется таким сладким, как после угрозы смерти.
   Вытер обрывком материи меч от грязи и закинул его в ножны. По примеру остальных отложил щит в сторону. Наши уже начали возвращаться из лесу. Разбойники убежали. Следующие несколько часов я помогал перетаскивать раненных и трупы. Потом подошел к нашей повозке, увидел там же сидящего Варлама. Улыбнулся ему и присел рядом. Тут меня и накрыла усталость. Руки не поднимались.
  - Рад что ты выжил, Никол.
  - Я тоже рад видеть тебя невредимым.
  - Отдохни, отдохни. Усталость после боя приходит внезапно, - похлопал меня по плечу Варлам.
  - Много наших ... - договорить я не смог, только махнул головой в сторону повозок.
  - Достаточно для Винтольда. семеро раненных и четверо убитых.
   Да, действительно достаточно. Из двадцати одного человека выехавших из города, невредимыми осталась половина. Криста я нашел уже мертвым. Стрела надрезала артерию, и он истек кровью. Старик Арсипий, тихо лил слезы над телом сына. Остальных троих, так или иначе, упокоили холодным оружием. Стрелы били не точно и в основной своей массе - пролетали мимо.
   Атаковало нас много меньше разбойников, чем мне показалось вначале. Около четырех или пяти десятков ближников и с десяток - полтора лучников. Укокошили мы тридцать два пехотинца и девять сволочей с плохенькими луками. У раненных выпытали кто такие и откуда. Как оказалось, шайка местных разбойников и воров, работали по наводке или заказу. Точнее узнать не удалось. Главарь слинял одним из первых, а рядовые не допускались к секретам. По тому, что им на дело выдали пятьдесят старых доспехов ополченцев, решили, что все таки был заказ. Кто нас так подставил, спорили еще долго, да без толку.
   Дальше сегодня двигаться не стали. Собрали скудный скарб с побежденных и сложили костры для погибших. Вечером подготовили небольшой пир по местной традиции. С последними лучами солнца, подожгли погребальный костер и осушили по кружке слабого пива. Помянем павших уже в селении, сейчас не время расслабляться. Ночь была беспокойная. Я периодически просыпался от кошмаров. Еще вечером начал отходить от горячки боя, даже проблевался один разок. Остальной путь преодолели без приключений. Ехали почти молча, тщательно всматриваясь в округу. Напряжение меня не покидало буквально до самого дома.
   Хуторяне встречали нас радостно. Даже столы накрыли на площади. Но веселье быстро сменилось на боль и тоску об утратах. В итоге, вечером провели погибших по всем местным порядкам. Весь тот день пролетел для меня не заметно. Я сразу по приезде закрылся в себе, когда увидел сцену с участием Зентилы и ее семьи, которым рассказали о гибели ее отца. Плач, причитания и бабские завывания, прямо выкручивали душу наизнанку. А тот взгляд, брошенный Зентилой в мою сторону, готовый просто без воспламенения превратить в пепел. Видимо, как раз узнала, кого отец спасал перед смертью.
   Все проходит. Через несколько дней селяне стали постепенно забывать об инциденте и приниматься за обычные сельские хлопоты. Варлам начал меня вытягивать в кузницу и на охоту, да и Амриль подкидывала работку по дому. Видать сговорились растормошить и привести в чувство. Да или нет, но через месяц я уже и не вспоминал о поездке. Мозг отстранился от тех событий и забивал голову другими вещами. Еще бы не Зентила. Ничего такого, ни упрека, ни плохого слова. Но всегда при взгляде на меня, в ее глазах сквозила злоба и осуждение. Что еще хуже, такие же взгляды я иногда замечал и у других людей, которым я уж точно ничего не сделал плохого. Ну да мало ли, чего у деревенских в голове, просто не обращал на это внимания. А зря, следовало разобраться, в чем дело еще тогда.
   Время шло, а с ним и лето пролетело на первой световой скорости. Варлам уже позволял мне самостоятельно выковывать изделия на продажу по своему усмотрению. Ничего необычного, все те же ножи и мечи. Кольчужные доспехи наша "корпорация" не изготовляла в связи с трудоемкостью процесса. Стены кузницы уже стали для меня почти родными. Каждая мелочь отображалась в голове при закрытых глазах. Инструмент не нужно искать взглядом, и так отлично знал где и что лежит. Единственная новинка висела возле горна на стене. Наше лучшее изделие, можно сказать, произведение искусства. Меч из жармилита и брунтагита. Самая ценная вещь в нашем имуществе, да, наверное и в целом селении. Полутораручный прямой меч темно-серебристого, слегка зеленоватого цвета на плоскости клинка и иссиня-черного цвета на кромках лезвия. Глаз радуется при его виде, но вот задница заходится потом только от одной мысли повторного изготовления. Как же мы тогда намучились, словами не передать.
   Был конец весны. Земля окончательно просохла и небо очистилось от серых грозовых туч, которые почти целый месяц лили беспробудно воду на головы копошащихся внизу людей. По непонятным мне признакам и согласно древним суевериям, Амриль предсказала сухую погоду на ближайшие недели. Варлам же обрадовался как ребенок и принялся за приготовления к ковке "всей его жизни". Что он там подготавливал, я честно сказать, пытался вникнуть, но суть ускользала от меня. Горшочки с различной стружкой и жиром животных. Бруски из дерева и железа, куча гвоздей и камней одинакового размера. Целый воз каменного угля и еще много чего. Зачем это все ему понадобилось, для меня оставалось тайной. В конечном итоге, мы "впряглись" в постой воз с бортами, кинули в него две лопаты и потопали в сторону гор.
  - Что мы делаем? И на хрена нам этот воз? Можно же было и лошадь взять.
  - Лошадьми нельзя, ноги поломают. А воз нам для глины.
  - Так глину можно было накопать в карьере за деревней? Зачем все эти трудности?
  - Та глина нам не подходим. Еще в бытность свою молодую, я во время охоты наткнулся на небольшие залежи глины богатой на минералы. Сейчас туда и идем.
  - Глина богатая на минералы? Это что еще за бред. Да и на фига она нам? Ты что, собрался ковать меч из глины? Совсем спятил наверное.
  - Хе-хе-хе. Нет, не спятил. Учись пока я жив. Мы будем выплавлять жармилит из руды. Для этого построим печь. Для печи нужна глина. Лучше всего подойдёт именно та, к которой мы идем.
   Я лишь помахал головой на это. Ну да, с мастером не спорят. Пусть себе делает, что хочет, ему виднее. Добрались мы до карьера часов за шесть. Устали порядочно. Кони действительно не прошли бы. Приходилось идти по каменным осколкам и руслу высохшего родника. Ноги постоянно норовили соскользнуть и пораниться, при этом, нам и телегу приходилось тащить за собой. Когда мы пришли на место, я просто обессилено, прислонился к дереву и сполз по нему на задницу. Руки горели огнем. Рубашку на спине можно было выкручивать, а ноги отрезать и выбрасывать. Несколько раз ступни съезжали с камней и чувствительно прилаживались об острые камни. Один раз потянул немного левую лодыжку. Пару раз падал на колени. Короче, тело ломило, будто бы марафон сдавал.
  - Чего это ты там разлегся?
  - Оставь меня, старушка, я в печали. А вообще, Варлам, сам будешь ее обратно тащить. Ближайшие несколько часов я не доступен. Нет меня. Отвали, в общем.
  - Хех. Значит и есть не будешь? - с хитрецой бросил тот взгляд на расстеленную скатерть.
  - Вот гад, - пробурчал я про себя, вставая.
   После скорого перекуса и небольшого отдыха, мы принялись за дело. Варлам пошарился вокруг и нашел подходящее место для добычи. Сняли лопатами верхний шар грунта, дошли до почти чистой глины и стали закидывать ее в телегу. Глина была вполне обычная, зеленого цвета, видимо с оксидом железа. Накопали мы мешка два, максимум три и остановились.
  - Все, достаточно. Пошли обратно.
  - В каком смысле достаточно? Два мешка глины всего? На какой... Мы тащили телегу два на полтора? Ты издеваешься?
  - Глину нужно просушить и проветрить. Раскатаем ее по днищу и пока довезем, немного подойдет до нужной кондиции.
   Дальше я просто пыхтел, тащил телегу и придумывал кары этому постаревшему живчику с блаженной улыбкой на устах. Управились почти к ночи. Телегу оставили у дома и пошли спать.
   Утром Варлам притащил здоровенные бочки, в которые мы засыпали глину и натаскали в них воды. Перемешали и через несколько минут, перелили процентов восемьдесят жижи в большую деревянную бадью, корыто для лошадей или другой живности. В бочках остался осадок из примесей и камней. Все это "дело", оставили на некоторое время под солнцем, что бы осела глина и можно было слить большую часть воды. Пока высыхала глина в сосудах, мы выкопали метровую яму на отшибе. Закидали в нее камней и выложили подсохший осадок из бочек. С виду, было похоже на заготовку фундамента для дома. Варлам повтыкал железные прутья в получившийся участок квадратом с полметра на сторонах. Когда подошла глина в корыте, вылепил стенки с основой и прутков. На полу сделал входное и выходное отверстие. Когда наша печь застыла, кузнец наполнил ее камнями, непонятной мне рудой, углем и прочей требухой уровнями. На выходном отверстии было вылеплено небольшое углубление, в которое будет вытекать "отходы" производства. Как мне объяснили, руда жармилита очень тяжелая и плотная, поэтому она осядет в печи. Дальше мы разожгли печь и приняли за выплавку. Вопреки моему мнению, температура в печи начала быстро расти, чему способствовали отверстия с наветренной стороны стенки, почти у самого дна. На всякий случай, на "входное" отверстие можно подсоединить меха. Далее пошла долгая и скучная работенка. Подкидывали уголь и разную руду. В один момент, Варлам засыпал внутрь весь жармилит. Дальше снова пошел уголь, другая руда, различная стружка и жир животных. Все это постоянно менялось, перемешивалось и тщательно измерялось кузнецом.
   Почти целые сутки мы шаманили вокруг нашего кострика, бубнов не хватало катастрофически. Реально адская работенка. Стоишь и смотришь на глиняный кубик, мне бы терпение Варлама. Нудно стало буквально часа через три. То туда пойду, посмотрю, то в другую сторону проковыляю. Хорошо хоть додумался меч пойти достать из кузницы и поупражняться в фехтовании, что тоже через время надоело. В итоге, сел возле местного "шамана" и начал вникать в его россказни об "огне и металле". Хорошо, что монотонные выкладки периодически разбавлялись небольшими легендами и мифами, хоть что-нибудь интересное узнавал.
   То один герой местного разлива, схватил здоровенный меч, выкованный из упавшего с неба божественного металла, наверное, из задницы самого Зантана приземлился камешек, злой был, каюсь. Перекинул через плечо принцесску одного князька и поскакал искать дракона. Зачем? Принцессу вручить, потом отбить, жениться и поживать потихоньку, жируя на драконьем золоте. Почему именно так? Ну как же, легенда ведь. На самом деле, драконы тут обитали, чему я не очень и удивился, привык уже к чудесам. Правда, эти драконы на золоте не сидели, ну и принцесски им тоже на фиг не нужны, пожрать разве что. Байка про золото пошла, как я догадался из россказней Варлама, от драконьей чешуи. Эти ящерицы-переростки раз в пару сотен лет малость линяли. Забивались в недра своих пещер и терлись боками об камни, сбивая старые чешуйки. А вот это добро стоило много желтых кругляшей. Шкурка дракона сопротивляется любой известной магии. За несколько веков и чешуйки получают свою дозу "облучения". Доспех из такого материала не абсолютная защита от местных убер-плюхов, но достаточно сильная. А если добавить необычайную крепость таких пластинок - выходит достаточно серьезная бронированная майка. Вот и получается, что дракошки сидят в пещере на "золоте" собственного производства.
   А вот история о "солнечном копье" меня просто убила. Одному из подрумяненных солнышком князьков дальнего юга, закоротило себе добыть оружие, достойное богов. Выковали ему длинную и острую ковырялку, а как наполнить ее "божественностью" не могли додуматься. Пошли искать мудрецов на высокой горе, ну конечно, где бы еще им сидеть. Побили мордой об пол пещеры, покрутили языками в лести, насыпали кучу ништяков и совета ждать стали. Видать старику не охота была слушать и других, таких же шибанутых молодцев, вот и послал он их куда подальше. На восток, в смысле, откуда каждый день Хорол надувает солнце и пускает его в путь на запад, где Лакриз эти поцелуйчики сдувает. На что князек радостно покивал, да корабль снаряжать побежал. Дурдом, одним словом. Сказка интересная была, да конец как и должен был, поучал. Много врагов сразило то копье, да в итоге воина сожрал водяной дракон. Оружие, это очень хорошо, но не стоит всецело полагаться на него, в бою с мастером оно не сильно поможет.
   Время постепенно улетучилось, пошли вторые сутки наших камланий. В один просто прелестный момент, Варлам прекратил докидывать топливо в печь.
  - Все. Видимо жармилит весь оплавился. Будем ждать когда остынет. Пошли отдыхать и отсыпаться. Много еще сил придется потратить на ковку.
  - Замечательно, - пробурчал я зевая. - Пожрать сначала нужно и пивом все это дело залить. До горла. И еще потом немного.
   Устал я в действительности адски. Вроде бы и работали не много, но постоянное напряжение и концентрация внимательности давала свою лепту в нагрузку выносливости. Через несколько часов, после сытного ужина, мы развалили нашу печь и достали наружу выплавленный металл. С виду он не поражал воображение. Эдакая пористая коровья лепеха и еще несколько наложенных сверху слоями.
  - Слушай, а чего это жармилит был черным с фиолетовыми жилками, а эта лепешка разноцветная? Напортачили, что ли?
  - Чагой? А, понял, - улыбнулся здоровяк. - Нам нужно будет отколоть куски потемнее по краям этого сплава. То, что ближе к центру имеет много примесей, то что ближе к краю, имеет необходимый концентрат моих добавок. Помнишь ту стружку, что я постепенно закидывал?
  - Ну да, забудешь тут ее.
  - Так вот, это я специально усиливал будущий металл. Готовый жармилит должен иметь зеленоватый или синеватый отблеск. Остальное можно пустить на оружие попроще. Качество будет уже далеко не то, что ожидается от нашего меча. Но для обычного солдата сгодится.
  - Ясно. Пошли спать, завтра займемся этой фиговиной.
  - Послезавтра. Нужно дать сплаву остыть и "подойти".
  - Да хоть через неделю. Я пошел.
   За сутки силы восстановились, и стало даже интересно посмотреть на продолжение нашего дела. Появились вновь некая заинтересованность и работе. Варлам долго разглядывал мешанину металлов, обвел мелком подходящие куски и мы принялись его раскалывать. Вот тут я и почувствовал силу будущего клинка. Не ожидая подвоха, примерил молоток к зубилу и как влепил по нему со всего маху, чуть лоб себе не разбил отскочившей рукояткой молотка.
  - Ха-ха-ха-ха. Ну, ты и дал. Чем ты думал?
  - Чего смешного? Ржешь как лошадь. Все как обычно делал. Почему это кусок не откололся?
  - Да ты на место удара посмотри.
  - Ну, вмятина. Ты же говорил, что жармилит твердый и ломкий.
  - Орясина. Ломкий и твердый. А ты в центр влупил, где его очень мало. Ровно по линии бей, я же специально наметил, дубина.
  - А сразу сказать нельзя было? Стоит и ржет, гадина. Я тут чуть не убился.
  - Работай, давай, гы-гы.
   С горем пополам, справился. Куски дальше пошли в горн "докрасна" и понеслась душа в рай, а ноги в милицию. Каждый кусок по отдельности отковали в продолговатые бруски, потом скручивали эти прутки вдоль оси, сваривали между собой и проковывали. Получившийся пруток разделяли на несколько частей, удлиняли их и все происходило снова. Целых шесть дней мы махали молотками, отковывая опостылевшие уже прутки. Что интересно, с каждым разом ковка шла заметно труднее, а объем металла уменьшался. На последнюю проковку мы потратили пять часов, когда вначале, это занимало меньше часа. Готовый прут разделили на две части в последний раз, удлинили и придали прямоугольную форму, да отложили остывать.
   Далее пришел черед для имперского брунтагита. Варлам достал слитки и положил их на горн. Для проформы, с пяток раз повторили предыдущий процесс, разделили брунтагит на несколько прутков, добавили к ним заготовки жармилита и сварили все вместе, таким образом, чтобы на месте будущих лезвий были полосы жармилита. Получившейся болванке придали форму меча. Сначала выковали острие, потом вытянули лезвие от острия к рукоятке и отковали сам хвостовик. Потом чуток помучились со спуском лезвий и приступили к ковке дола. Я держал клинок над наковальней, а Варлам надставлял приспособление состоящие из двух круглых болванок, скрепленных между собой скобой, на клинок и аккуратно стучал небольшим молотком. Потом шла рихтовка клинка, устранение мелких огрехов и выравнивание лезвия, покрутило немного его от перепада температур. Закалка, отпуск и клинок готов к обработке. Шлифовали его в несколько этапов, сначала грубая обработка и потом все мельче и мельче зернистая обработка. Под конец вообще, погружали клинок в смесь масла с опилками и мелкой стружкой, обрабатывали тонким шлифовальным камнем и повторяли процедуру до идеально ровной поверхности клинка.
   Осталась самая малость - отковать плечи, трубку рукояти и головку. Далее все это дело смонтировали на хвостовик и зафиксировали. Рукоятку перемотали вымоченной в воде полоской кожи и дали ей высохнуть. Еще сутки понадобились для изготовления простейших ножен из двух полос дерева, склеенных между собой и обмотанных такой же полоской кожи, как и рукоять. Все дело сделано. Больше десяти дней ушло на изготовление этого произведения искусства, обычный меч ковали за полдня. Клинок не блестел, вопреки моим мечтам, а был матово черным на кромках лезвия и постепенно переходил в темно-серебряный оттенок ближе к центру. При попадании на него солнечных лучей, отдавал тусклым, зеленоватым светом. У меня даже слюна начинала собираться во рту при виде этой "ковырялки". Варлам без труда перебил ним один из бракованных обычных мечей. Знатная вещица. С чистой совестью мы в тот вечер нажрались, празднуя окончание трудной работы. И потом еще дня три провалялись без дела, восстанавливая потраченные силы.
   Потом понеслись уже знакомые будни в работе и периодическом отдыхе. Вот и сейчас, с началом осени Варлам предложил сходить на охоту, на пару деньков. Предложение я воспринял благосклонно, осточертело уже безвылазно сидеть дома. Охота прошла успешно, я отдохнул и душой и телом. На третий день мы неспешно возвращались домой. Ничего не предвещало беды, ничего кроме столба черного дыма на рассвете с окраины деревни. Мы переглянулись между собой и бросив поклажу, помчались ко двору, где собралось большинство мужского населения деревни.
  - Варлам, тут это... - не смог договорить один из мужчин, лишь указав рукой на два тела, лежащих перед сожженным домом.
   Я как только разглядел лица, застыл в ступоре не зная что делать. Амриль лежала с разорванной половиной лица, в обгоревшей одежде и с зажатым в руке, большим ножом. Рядом находилось тело Ланайи в окровавленном платьице и пробитой насквозь грудной клеткой.
  - Чт-то с-случилось? - спросил кузнец сбивающимся голосом, падая на колени перед телами жены и дочери.
  - Аа-а-а-р-р-р! А-а--а-а! Что здесь произошло? И где Сильера? - спросил Варлам у мнущихся людей. - Где моя дочь? Отвечайте!
  - Не знаем мы. Ночью услышали крики и заметили отблески пожарища с окраины, когда прибежали, увидели как Амриль выносит дочь на руках и падает без сил перед воротами. На расспросы она не ответила, последними ее словами были "там Варкхи". Отмучалась за пяток минут. Мы с мужиками ломанулись в горящую избу, но никого не нашли. Мне очень жаль Варлам, но твоих больше нет. Нужно готовить погребальные костры и оплакивать родных.
  - Силли еще жива, я это чувствую. Мне плевать на ваше мнение. Я иду за своей девочкой. В какую сторону они сбежали? - более сдержанно ответил кузнец и направился в сторону кузницы.
  - Одумайся, парень, ты же знаешь зачем Варкхи берут людей живыми. Нет ее больше. Не теряй головы.
   Варлам не ответил. Я же не зная, что мне делать, пошел следом за ним. В здании кузнец окинул меня тяжелым взглядом и мысленно задал вопрос.
  - Я пойду с тобой, она мне тоже дорога, по-своему.
   Тот лишь кивнул на это, и мы продолжили вооружаться уже вдвоем. Кузнец снарядился той же сбруей, что и в походе. Дополнил свое оружие и Разящим, как прозвали мы недавно откованный меч. Я быстро собрался в части различного снаряжения, мои доспехи были в сгоревшем доме. На поддоспешник накинул безрукавную кольчугу, сверху одел довольно простенький кожаный жилет с металлической проклёпкой. Шлем захватил из последней партии, обычная полусфера с наносником. Подпоясался одноручным мечем и захватил парочку кинжалов. Перекинул через плечо деревянный щит, взял небольшое копье и направился к выходу за Варламом. Чем я думал, вызвавшись в этот поход за неизвестно кем? Я не знаю, душа просто горела огнем, а ярость затуманивала разум. Слишком долго я прожил с ними рядом. Слишком привязался. Но в любой период моей жизни, придись такая ситуация снова, я бы сделал все то же.
   Снаружи нас ждал один из охотников, битый жизнью мужчина лет сорока. Я его раньше не видел. Когда мы появились в поле зрения, тот простецки встал и махнув рукой в сторону леса, зашагал перед нами.
  - А ты то куда собрался, Закенг? Тебе тоже охота подраться без смысла?
  - Так нужно. Когда один из наших в беде, все должны его выручать. Видать вы об этом забыли.
  - Ты нас не стыди. Знакомы с законом. Но в данном случае, тереть еще несколько жизней за призрачную надежду, смахивает на сумасшествие.
  - Никто тела девочки не видел. Никто не знает, что с ней. Не идёте, так и не мешайтесь. Идем, я смотрел следы. Со мной быстро нагоните. У меня в мешке достаточно провизии для трехдневного перехода. Не нужно терять больше времени, - и припустил рысцой в сторону леса.
   Мы побежали за ним, пытаясь не отставать. Как он находил следы в лесу, да при таком темпе, мне было невдомек. Деревья, кусты и небольшие овраги, потом снова деревья. Непрерывный калейдоскоп и не думал заканчиваться. Ближе к обеду мы сделали небольшой привал, перекусили и немного отдохнули. Хоть мы и прошли довольно порядочное расстояние, усталость меня ломила не сильно. Окреп я уже немного за время моего здесь пребывания. Там, в той жизни, я бы свалился без сил еще несколько часов назад. А сейчас ничего, терпимо. Вот отдохнул малость и снова побежал.
   Наш провожатый во время бега по следу успевал и с нами несколькими фразами перекидываться. Что-нибудь спрашивал, уточнял, прояснял текущую ситуацию. По его утверждениям, девочка еще жива, и видимо, с ней будет все в порядке до самой ночи. Так что нам нужно спешить, скоро придём к их стоянке.
  - Почему именно к ночи? - задал я терзающий меня весь день вопрос, сбивая немного дыхание.
  - Так, видно же, обратить собираются.
  - Что сделать? Обратить?
  - Ты что же, парень, не знаешь кто такие Варкхи?
  - Нет, впервые слышу.
  - Хэх. И вызвался в наш поход? Силен! Не то, что наши ослы-воины.
   Тут следопыт остановился, огляделся вокруг в поисках следов, прислушался и, махнув рукой, побежал дальше. А вот я в это время, начал осмысливать его слова. А действительно, что там нас ожидает впереди? Селяне не робкого десятка, а в погоню идти отказались. Не влип ли я опять в историю без возможности выжить? Сердечко еще быстрее застучало и я припустил побыстрее, догоняя охотника.
  - Так может прояснишь немного ситуацию с Варкхами?
  - Хм, да. Верно сказано. Это опасные твари очень похожие на людей с темной, даже серой кожей и длинными когтями. Довольно распространены на севере. Появляются в обитаемых местах поздним летом или ранней осенью. Питаются они в основном животными, но и человечиной не брезгуют. Очень сильные и быстрые сволочи. Крадут, если есть возможность, детей и уходят в горы. На зиму в спячку впадают. Хорошо бьются сталью, любым другим металлом тоже. Они живые в отличии от мертвяков и прочей нежити. Регенерация хорошая, но отрубленную руку не отрастят. Когда найдем этих, рубим руки-ноги, потом отсекаем головы. Вот и вся история.
  - Понятно. Но если они едят животных и спят в горах, зачем же им тогда дети?
  - Хм. Как тебе сказать, - смутился охотник и бросил взгляд на кузнеца.
  - Они все раньше людьми были. Детей вскармливают насильно своей кровью, отчего те изменяются телом. Потому мы и спешим, обряд начнется после заката, - ответил мне уже сам кузнец.
   Боль так и сквозила в его словах, солнце уже близко склонилось к горизонту и в лесу заметно потемнело. Вдруг наш следопыт резко остановился и припал на корточки. Огляделся и жестами приказал нам залечь и ждать его. Мы утвердительно кивнули и принялись вглядываться в чащу. Потянулось томительное ожидание. Вернулся Закенг минут через двадцать, когда ночь уже полностью опустилась на землю.
  - Там они, нагнали. Небольшой пятачок без растительности, шагов двадцать в диаметре. Девочку уложили без сознания по центру. Рядом сидит Варкх. Второй должен быть тут же, но я его не видел. Могут быть еще. Вдруг у них тут сходка. Быстро влетаем на поляну, рубим все в капусту и зажигаем большой костер. Вот факел. Когда зажгу, сразу же бежим вперед. Я воткну его возле девочки. Варкхи огня боятся. Готовы?
   Охотник получил утвердительные кивки, зажег факел и побежал. Мы с Варламом ринулись за ним. Шагов через сорок проломились сквозь кусты на упомянутую ранее поляну. Все было как в кошмарном сне. Лесная поляна, лунный свет, по центру тело девочки. Вокруг разбросаны тела и внутренности животных. Недалеко от них валялся охотник с оторванной головой, над которым стоял Варкх. Худая человеческая, немного сутулая, фигура с темной кожей и горящими красным глазами. Факел лежал на земле. Еще горел, но осталось ему не долго в таком положении полыхать.
  - Не-е-е-е-т! - Варлам обезумел, при виде этой картины и ринулся на тварь с мечом.
   Второго Варкха заметно не было. Варлам достаточно успешно наседал на чудище. Я же ринулся к факелу, поднял его и воткнул в землю возле Сильеры. Девочка лежала на земле и дрожала. Наверное от холода, пока это не важно, главное жива. Я обернулся и поспешил на помощь кузнецу. Тот прикрылся щитом и кружился вокруг твари, сидящей на четвереньках. Вот Варкх прыгнул. Варлам принял его на щит, оттолкнул и ударил мечем. Действительно быстрая сволочь. Человек бы потерял уже голову, а эта нет, отдернулась, пожертвовав кистью левой руки. Пронзительно завизжала и второй лапищей попыталась поранить воину ноги. Варлам еле успел отскочить. Я подошел к сражающимся и принялся прицеливаться к твари копьем. Та завертелась ужом между нами, то атакуя в одну сторону, то в другую. Несколько раз мне только чудом удавалось увернуться от ударов. Умная скотина попалась, дольше на щиты не прыгала, пыталась поддеть ноги или зайти с боку. В бою установился статус-кво. Мы не лезли на рожон, тварь не собиралась подставляться перед нами. Минута за минутой время текло как кисель. Мышцы уже устали от постоянной скачки и напряжения. Пора заканчивать, а то, эта сволочь выносливей нас может оказаться. Я сделал ложный рывок, Варкх отвлекся на меня, Варлам попытался ударить со спины. Тварь, как и несколько раз перед этим, отпрыгнула в сторону, куда я ударил копьем. Фактически, Варкх сам напоролся на наконечник, пронзительно завизжал и выгнулся дугой на земле. Острие вошло под ребра и зацепилось за них. Варлам не теряя времени, отрубил ему обе ноги, потом вторую руку и когда уже замахивался над головой - появилась вторая тварь.
   Мощный удар со спины повалил Варлама на землю. Варкх уже через мгновение прыгает на меня. Чуть в штаны не наделал, копье отпустил, меч еще не вытащил. Резко прикрываюсь щитом, а что еще оставалось делать? Я не такой быстрый. Удар, меня откидывает на несколько шагов назад. Щит вырывает из рук. Второпях достаю меч и еле успеваю прикрыться им от еще одного удара. Меч тоже улетает в неведомые дали. Прыгаю как заяц, в сторону и в воздухе, достаю кинжалы. Приземлиться не успел, еще в полете ударом по ногам, меня перевернуло и плюхнуло плашмя на землю, выбив воздух из легких. Резкая боль в боку, заставила даже прослезиться. Отдыхать некогда. Рывком поднимаюсь на ноги, закусываю губы и бегу к клубку тел Варлама и Варкха. Кузнец дерется отчаянно, как в последний раз, чуть ли не зубами вгрызаясь в противника. Вот тварь изворачивается, отпрыгивает от него и выбивает из руки меч в мою сторону, моментально переходя в атаку. Варлам закрывается щитом и пытается нашарить кинжал за поясом. Со стороны становиться ясно, что жить ему осталось не долго. На бегу выкидываю кинжалы и подхватываю меч. Не останавливаясь, врезаюсь в тварь и опрокидываю ее, отлетая в другую сторону. При столкновении удается порезать бок твари. Варкх яростно рычит и прыгает за мной.
  - Вот и все, видимо, - в полете проносится мысль.
   Падаю на землю, изворачиваясь, и выставляю меч навстречу противнику. С противным хрустом и чваканьем Варкх насадился срединой груди на Разящего. От удара его лапищей, я потерял сознание на некоторое время.
   Растормошил меня Варлам, сидящий рядом со мной на корточках. На руках он держал свою дочь, все никак не приходившую в сознание. На этот раз мою жизнь спас шлем, точнее - ремешок, лопнувший под подбородком. Потому шлем, как родной, слетел с головы, пробитый когтями на макушке. А в целом, отделался я в этом бою легко, синяки да ссадины. Кузнецу повезло меньше - рваные раны на боку и руках. Второй Варкх был здоровым, с Варлама пропорциями. Вожак, наверное. Вот и подрал он нас. Охотника скорее всего тоже. Осмотрел тело повнимательней. От увиденного осталось ощущение мутации человека от радиации. Общее сходство угадывалось, а вот кожа и мышцы претерпели коренные изменения. Волос на теле вообще не было. Местами кожу покрывала странная корка похожая на корь. Взгляд зацепился за странный отблеск на шее монстра. На поверку, оказался небольшой круглый медальон на тонкой цепочке из потускневшего серебра. Внимательнее рассмотреть не удалась, Варлам позвал, поэтому я просто закинул его в карман.
   Решили не задерживаться на месте и пораньше отправиться в путь, у Сильеры стоял жар. Собрали свои вещи, уложили тело охотника на волокуши и тронулись в путь. Варлам нес дочь, ну а я - тащил тело. За день не управились. По дороге приходилось периодически останавливаться отдыхать. Девочка никак не приходила в себя, еще больше поднялся жар и она начала бредить.
   Вернулась наша компания в селение на вторые сутки после боя в лесу. Девочку сразу же принялись лечить и заговаривать. Нас наскоро перевязали, да поселили временно в доме воинов. Кузнец постоянно находился возле постели дочери, отвлекаясь лишь на приготовление похорон остальной семьи. Я же слонялся по пустым комнатам нашего теперешнего пристанища. Накатил некий отходняк от недавних событий. Потом меня поразила еще одна жестокая новость. Вечером, на вторые сутки после возвращения, умерла Сильера. Обряд уже успели совершить, и теперь ее организм перестраивался по новому подобию. Без подпитки крови Варкха, тело быстро истощило собственные ресурсы и зачахло. Той же ночью, повесился Варлам. Через несколько дней сожгли тела всей семьи вместе. Вот такая вот выдалась неделя.
   Через несколько дней после похорон ко мне пришел староста. Я этому не особо удивился, так как ждал нечто подобное. Не заметить взгляды, бросаемые на меня исподлобья жителями деревни, было сложно.
  - Тут такое дело, понимаешь. Уходить тебе нужно. Я сам конечно, в это не верю, но народ молву говорит, что из-за тебя все это на нас спустилось.
  - И кто же такое говорит?
  - Да много кто. Не в том суть. Боюсь, что ты промедлишь и мужики сами возьмут ситуацию в руки. Не обессудь. Я помочь тебе хочу.
  - Я понимаю. И когда же мне нужно вас покинуть?
  - Сегодня. Чем скорее, тем лучше.
  - Ну, тогда хоть харчей в дорогу дашь?
  - Я уже все подготовил, вот сумки у двери.
  - И на том, спасибо.
  - Не медли. Удачи тебе, парень. Надеюсь, ты найдешь свое место в этом мире.
   Старик ушел, а у меня осталась тяжесть всего мира на душе. Вот так вот, там один погиб, тут другой, и пошли шепотки. Сглазил, проклял, пошептал. Были люди, говорили Варламу меня отнести обратно в лес, вот видимо проснулись снова. Ну, да что остается делать? Сражаться с ними и погибнуть? Нет уж, пожить еще хочется. Пойду в город, а там посмотрим. Собираться особо и не нужно было, заранее подготовился, когда возникли первые подозрения. Оделся в вещи из похода. Подцепил на пояс Разящего. Подобрал сумки и готов. Когда расталкивал разную бытовую мелочь по карманам, наткнулся на недавно найденный медальончик. Кругляш размером с имперские пять копеек. С одной стороны пустой щит с перекрещенными клинками, с другой - череп и непонятная надпись полукругом. Довольно интересно. Материалом для изготовления послужило серебро, а значит, в городе его можно будет продать. Решил надеть на шею, что бы не потерялся в дороге. Вот собственно и все. Вышел из здания, огляделся вокруг. Солнце стояло еще довольно высоко. Вздохнул и медленно побрел по дороге. Люди провожали меня взглядом. Молча. Некоторые смотрели злобно, другие ехидно, но были и такие, кто смотрел сочувственно. Спасибо им. Они мне придавали долю уверенности. Когда я отошел от крайнего здания селения шагов на пятьдесят, поддавшись непонятному порыву, обернулся. На окраине стояла небольшая группка людей и смотрела мне вслед. В одной из фигур я узнал Зентилу. В груди сразу же закипела ярость.
  - Хрен вам, а не комиссарского тела. Еще посмотрим, кто кого переживет.
   Я уходил по дороге все дальше и дальше, а мысли то и дело, возвращались обратно.
  - Ну да ладно. Лучше бы подумать о том, что меня ждет в будущем, а не в прошлом, - про себя подумал я, отмеряя первыми шагами свой новый путь.
  
  Глава 9. Разбойничий лагерь.
  
   И вот я снова в пути. Куда иду, зачем иду, не имею ни малейшего понятия. План минимум - выйти к гномьему тракту и добраться до Никтурграда. Что я буду там делать и как устрою свою жизнь, еще пока не знаю. Кузнецом стать навряд ли получится. Максимум - подмастерьем, да и с моими годами, кому я нужен? Ладно, там разберемся.
   Целую неделю я путешествую по лесу, определяя примерное направление по виднеющимся горам. За деревьями их конечно не видно, но вот иногда, поднимаясь на небольшие бугры, можно заметить заснеженные пики вдали.
   Настроение не "айс" вообще. Просыпаясь по утрам, мне постоянно кажется, что недавние события были просто жутким сном, кошмарами. Но через несколько минут проходит утренняя дремота и гаснет мимолетная радость на душе. В последние дни, все чаще начинает казаться, что меня преследуют несчастья. С самого появления в этом мире, постоянно происходили жуткие и нереальные вещи вокруг моей тушки. Нападения, плен, засады, будто бы кто проклял. И только случай вытягивал меня с обрыва. Там спасли, там поддержали. Как малое дитя оберегает меня удача. Ведь еще не убили, волки не подрали и голова на шее болтается. Простое везение. Вместе с тем, сознание душит вселенское бессилие. Повлиять на удачу не возможно. Постоянно присутствует ощущение некой беспомощности. Вот так и бреду, шаг за шагом, пытаясь распутать клубок гнетущих меня мыслей.
   Шорох с левой стороны заставил на мгновение отложить уже поднадоевшие раздумья. Всполошившийся заяц проскакал вдоль кустарника, петляя. Рука привычно потянулась за луком, которого не было, а я, уже тоже привычно, тяжело вздохнул. Когда выходил из Дальней, забыл прихватить лук. Хоть какой-нибудь. Вяленое мясо посреди горла стоит. Вот уже в какой раз я просто провожаю взглядом гарантированную дичь. Белый хвост скрылся в траве, ноги прошли с десяток шагов, а мой мозг только сейчас задумался над тем, что я не мог всполошить косого.
  - Странно, - тихо прошептал себе в бороду.
   Я настороженно замер и принялся внимательно вглядываться в окружение. Небольшая проплешина, на которой я сейчас стоял, не имела следов присутствия еще кого-нибудь, либо я их не заметил. Деревья мерно качались в такт легким порывам ветра. Редкий кустарник вокруг поляны, позволял относительно неплохо рассмотреть лес, метров на двадцать во все стороны. Ничего подозрительного, но вот внутри меня начала зарождаться тревога. Что-то было не так. Я не мог выделить причину беспокойства глазами, поэтому медленно стал пятиться обратно, придерживая меч за рукоять.
  - Не дергайся парень. А то мигом стрелами нашпигуем.
   Голос раздался справа от меня, из-за небольшого кустика. Через минуту я увидел и говорившего. Коренастый мужчина поднялся с земли и отряхнулся. Поглядел на меня несколько минут, словно оценивая мою силу, и неспешно подошел.
  - Кто таков? Как тут оказался? Где остальные?
   Я немного напрягся и принялся внимательно глазеть по сторонам.
  - Но-но, тише ты. Много нас, не суетись. Отвечай на вопросы, может и жив останешься, - заметил мою реакцию незнакомец и улыбнулся.
   Я опять никого не увидел. Ни единой подсказки о том, какая опасность меня подстерегла на этот раз. Теперь уже я рассматривал мужчину, оценивая как противника. Плотный мужичонка, на голову ниже меня. Широкий в плечах, с подзагоревшей кожей на лице. Колкие синие глаза под густыми бровями внимательно следили за моими движениями. Длинные волосы, заплетенные в косу на затылке, и не менее короткая борода были ярко рыжего цвета с пробивающейся сединой. Стоял метрах в трех от меня, широко расставив ноги. Руки упер в бока, за рукоять меча на поясе не хватался. Вся его расслабленная поза, будто бы кричала "ты мне не соперник". Одет он как обычный человек: штаны, рубашка, кожаная куртка и низкие сапоги. Со спины виднелась накидка темно-зеленого цвета. На поясе, окромя меча, висел еще и кинжал. Всем своим внешним видом он напоминал обычного путешественника.
  - Насмотрелся? Говори, давай быстрее, коли не немой, а то ребятки уже нервничать начинают.
  - Коля, меня зовут. Шел к Гномьему тракту и заблудился. Один путешествую.
  - И зачем тебе тракт?
  - В Никтуград нужно добраться.
  - Зачем тебе в город?
  - Жизнь буду устраивать. Работу надеюсь найти. Один я остался. Денег за душой нет. Меч только имеется, да навыки.
  - Славно. Славно, коли не врешь.
  - Правду говорю.
  - Ну, это мы еще посмотрим. Скидывай железки.
  - А задницу тебе не поцеловать?
  - Хм, зачем?
  - Иди куда подальше, говорю.
  - Не дерзи, парень. Мигом охолодим тебя.
  - Попробуй.
   С начала нашего диалога я постепенно подготавливался к бою. И вот сейчас, быстро скинул сумку с плеч на землю, перехватил щит со спины в левую руку. Вытащил меч и принял оборонительную стойку, выжидая первого шага от противника. Мужик оценил мои действия и резво отскочил назад на несколько шагов.
  - Не стрелять. Живьем брать, - прикрикнул мой новый знакомец.
   Вот черт, видимо и правда, не один он тут. Минута времени, и я оказываюсь в окружении шести разбойников. Или кто они там, не знаю. Все одеты, как и первый. Из оружия имели копья и длинные ножи. У одного в руках был небольшой топорик. Пока осматривался на новую угрозу, противники подошли ближе ко мне, шагов пять оставалось, нужно действовать.
   Резко ухожу вправо, отбиваю копье в строну и подпрыгиваю почти вплотную к достаточно молодому парню. Щитом откидываю его от себя и ухожу ему за спину. Парень не удержался на ногах от удара и падает на землю. Повезло ему, мечем не достал в падении. Остальные резко подбегают ко мне и пытаются обступить полукругом. Принимаю на щит еще один удар копья, отмахиваюсь мечом, но без толку. Опытные сволочи. Близко не подходят. Сбитый паренек уже успел подняться и присоединиться к остальным. В итоге, имеем двух копейщиков, двух "мечников" с длинными ножами и мужика с топором. Главарь стоит позади и любуется схваткой. Вот гнида. Шансы не супер. Завалят падлы, долго скакать не смогу. Пора давать деру, жаль манатки оставлять, но жизнь дороже.
   Резко оборачиваюсь и начинаю бежать в лес. Шагов пять сделать успел. Передо мной возникает лучник, метрах в десяти, и стреляет. Я резко торможу и вскидываю щит. Глухой удар - отдача в руку, наконечник стрелы вышел с тыльной стороны щита. Вот тебе раз. А вот тебе и два, мелькнувшая за спиной тень, заставила резко обернуться. Еле успеваю принять щитом удар топора. Откидываю руку в сторону и бью топрощика в открывшийся торс. Острие встречает сопротивление, соскальзывает и уходит ему за спину. От неожиданности, я всем телом потянулся за мечем, слишком сильно приложился.
  - Я сказал живьем! - последнее что я услышал перед ударом по голове.
   Тот самый молодой паренек, сбитый мной на землю в начале схватки, огрел меня древком копья по черепушке. Удар я видел, но парировать не успевал, лишь слегка довернул голову и принял деревяшку лбом. Голова выдержала, мозги нет. Нет, не вырубило меня. Звон в ушах и раздвоение в глазах, но на ногах я удержался. Ровно до второго удара. Летящая навстречу земля и темнота.
   Очнулся я уже в разбойничьем лагере. Голова гудела страшно. Лоб пульсировал при движении, от души приложился, скотина. Слегка пришел в себя и огляделся. Несколько палаток, расчищенное место под "столовую" вокруг костра порядочных размеров. Несколько бочек, деревянные ящики, мешки лежащие под небольшим укрытием, все это не походило на мое представление о такие местах. Лагерь выглядел относительно чистым.
   Вот что меня поразило, так это местный контингент. С пяток мужиков вольготно развалились возле бревен, сложенных по периметру от костра в центре. Они вели громкие беседы и ржали, откалывая шутки в адрес женщины у здоровенного котла, которая готовила еду и периодически отправляла колкие шпильки и замечания обратно, подзадоривая мужичье. Еще несколько "дамочек" наблюдалось у телеги. Эти переговаривались между собой и обсмеивали парочку парней, разгружавших скарб из той самой телеги. По остальному лагерю то бродило, то стояло еще несколько мужчин, занимавшихся своими делами. Всего я насчитал с полтора десятка мужчин и четверых женщин. Что здесь происходит? Местные Робин-Гуды повстречались, что ли?
  - Смотри-ка, спящая красотка соизволила почтить нас своим присутствием.
   Одна из женщин возле телеги, заметила мои движения и подошла ближе. Я сидел облокотившись о несколько ящиков, стоявших невдалеке от нее. Руки были крепко связаны за спиной. Ноги тоже связали. Все оружие сперли. Шлем и куртка отсутствовали.
  - Прямо как бедный сиротинушка, - негромко пробормотал я и рассмеялся.
  - Чего ржешь как конь?
   Я открыл глаза и посмотрел на вопрошающего. Им оказалась довольно молодая девушка. Небольшая телом, но не хрупкая. Она поставила чурку в метре от моей тушки, села на нее и принялась меня разглядывать. Я же в свою очередь, залюбовался ею. Красивое круглое лицо, слегка загоревшая кожа, голубые внимательные глаза бегали по моей тушке. Небольшой вдернутый носик забавно морщился, когда она поправляла непослушные пряди волос, постоянно спадавшие ей на лоб. Черные длинные волосы были заплетены в косичку с пестрыми ленточками. Тонкие красные губы играли на лице в такт ее мыслям.
  - И что же ты такой красивый тут забыл?
  - В каком смысле? Вы меня в плен взяли.
  - Ну не взяли, а сам попался. Зачем же ты меня, такую красивую, своровать хотел? Хорошо хоть мои братья тебя поймали.
  - Э-э, что?
  - Вот именно то. Ворюга ты и разбойник. Мир будет нам благодарен, когда мы тебя в рабство продадим.
  - Что ты несешь? Какое еще рабство? Оно запрещено.
  - Ну, кому запрещено, а кому и нет. Нужно же кому-нибудь шахты копать? Вот ты и будешь киркой там махать, на севере. Да задницу хозяевам подтирать.
  - Ты вообще кто такая?
  - Можешь называть меня "госпожа".
  - Может тебя еще на руках носить надо?
  - Да, будешь носить как миленький.
  - Хорошо. Развяжи тогда руки. Я прямо сейчас начну.
  - Хих, сейчас. Разбежалась. Слышала, как ты нашему малышу Квирту проиграл. Потренироваться тебе надо, для начала. Слишком хиленький ты, деревенщина.
  - С чего это "деревенщина"?
  - Воняет от тебя, как от деревенщины, небось у себя в селении выгребные ямы чистил?
  - Нет.
   Да она у меня информацию выпытывает, индейская палатка тебе в помощь, "фиг вам" называется. Я насупился и отвернулся.
  - А-ха-ха, видимо угадала. Чего сидишь как курнуша? Ну что было, то было. Мы не будем тебя заставлять дерьмо носить, а может и будем, на поведение посмотрим.
  - Плевать.
  - Хм. Чего молчишь? Шкурка не дорога? Ну давай, вымаливай у меня пощады.
  - Воин не склонится перед соплячкой. Развяжи мне руки и я тебя как следует попрошу.
  - Но-но, плохой щенок. Не научили старшие песики уму-разуму, когда любя покусывали?
  - Ты это о чем?
  - Рожу твою, псами порвали, раб. Будешь дерзить, еще раз урок преподать могу.
  - Это был волк.
  - А-ха-х. Небось рожу в норку сунул, вот заяц и цапнул. Рассказывали, как ты от страха деру дать хотел сегодня.
   Я ничего на это не ответил. Она уже начала меня раздражать. Просто задумался о своем положении и отключил слух. Это что же теперь получается, я действительно в рабы попал. Запрещено вроде как. Но и вправду, кто там на рудниках будет разбираться, свободный я, или каторжник. Нужно повнимательнее мониторить окружение и ждать шанса для побега. Оставаться тут уж точно не стоит.
  - Лирнай, брысь отсюда. Я что говорил о пленнике? - незаметно подошел тот самый рыжеволосый человек, которого я встретил в лесу.
  - Ой, да больно он мне нужен, - девушка в разрез своим словам, неохотно встала и отошла обратно к телеге.
   Мужчина проводил ее взглядом, кивнул своим мыслям и присел на освободившийся чурбак.
  - Ну будем знакомы, меня Азралисом величают, или просто Рыжебородый. А тебя как зовут, напомни?
  - Коля.
  - Ну что, Коля. Расскажешь, чего ты действительно в лесу делал, без припасов, без поддержки и даже без лука?
  - Нет.
  - Хм, и почему же?
  - А какая тебе разница? Все равно в рабство продадите.
  - Кхм, какое еще рабство? Это ты что там придумал? Ха-ха-ха, парень, ну ты даешь.
  - Рад, что развеселил тебя. Мне эта ваша Лирна все рассказала.
  - Ох-ох, она лентяйка, воришка и обманщица. Забудь ее сказки. Мы тут свое дело сделаем и отпустим тебя на все четыре стороны.
  - Чего же ты ее тогда держишь тут, ты я так понимаю, главный в этом обществе.
  - Да, верно понимаешь, могу кому угодно навалять и выгнать. Вот только Лирнай - моя дочь. В некоторой мере и я виноват, что она такой выросла. Единственный ребенок, - развел он руки в стороны, - моя кровинка, сам понимаешь. Ну так как, теперь расскажешь мне свою историю?
  - Я же уже говорил. Родители погибли, родственников не осталось, дом сгорел. Нечего мне делать в деревне оставалось. Вот решил в город перебраться.
  - И чем же ты занимался?
  - Кузнецом я был, точнее отец был кузнецом и старший брат, а я у них на подхвате. Потом отец помер, а недавно и кузница сгорела.
  - И что же твой брат? Почему к нему не пошел?
  - Повесился он. Зверье подрало его жену и двух дочерей, не вынес горя.
  - Мда, бывает. А железками махать где научился? Видел я схватку на поляне. В сравнении с моими олухами, ты неплохо владеешь клинком. Явно обучали тебя этому, простые деревенские ребята мечами не машут.
  - Отец меня обучал. Потом брат. Чтобы выковать хороший клинок, ты и сам обязан уметь им пользоваться, без этого никак. Традиция у нас такая, издревле повелось обучать своих детей воинскому искусству. Многие из моих предков дрались на полях сражений севера. Многие погибли в боях против имперцев. Теперь, видимо, история рода закончится на мне. Я на данный момент, последний его представитель.
  - Не печалься, не все еще закончено. Заработаешь денег, отстроишь свою кузницу.
  - Ох, где бы их заработать. - Грустно вздохнул я, а мысленно поздравил себя с отлично отыгранным спектаклем.
  - Ну варианты имеются, - лукаво посмотрел Рыжебородый на меня, - позже поговорим. Сейчас я тебя развяжу, не вздумай вытворять всякую ерунду. Не потеряй моего доверия.
   Я наклонился вперед и спустя несколько мгновений потирал затёкшие руки.
  - Вон, сходи к костру, познакомься с парнями. Вечером еще поговорим, занят я сейчас немного. Спроси у Магрид поесть, если голоден. - Махнул он рукой в сторону костра и ушел в сторону палаток.
   Ну что же, из каждой ситуации есть несколько выходов, как говорится. По крайней мере я теперь относительно свободен. Осталось вернуть свои вещи, прихватить немного и чужого добра, да свалить подальше, а пока, будем играть роль благодарного деревенского простака.
  - Всем привет, меня зовут Коля. Какое-то время я буду с вами. Приятно познакомиться...
  
  ***
  В то же время...
  Палатка главаря лагеря разбойников.
  Азралис Рыжебородый и Квинт Три Удара.
  
   Азралис стоял, почесывая бороду, и наблюдал за передвижениями молодого парня, недавно пойманного в лесу. Когда их разведчик доложил, что у подхода к лагерю заметны следы человека, Азралис очень удивился. Вся их миссия держалась в тайне до последнего момента. Предателей в его "семье" уже давно нет, почистил сразу как пришел к власти. А дураков, продавать его сейчас, пока еще не находилось. Единственное объяснение - его подставил информатор. Но тут тоже возникал вопрос, как они узнали расположение лагеря?
   В общем, главарь решил самостоятельно поглядеть на этого нарушителя его спокойствия. Какой же сегодня был богатый на удивления день.
   К их засаде подходил самый обычный, беспечный мальчишка, наверное тут бы его жизнь и оборвалась, но этот молодец резко остановился. Через мгновение начал подозрительно оглядываться, потянулся за мечем и начал пятиться обратно.
  - А парень не так и прост, - усмехнулся Азралис. Показал своим распальцовку "не стрелять" и вышел из укрытия.
   Паренек удивился, но виду не показал, что лицо Рыжебородого ему знакомо. Азралис уже было поверил, в побасенку про деревенского увальня, но решил пока его не убивать. И не пожалел о своем решении. Его парни хоть и не мастера боя, но драться умеют, особенно большой численностью. Но этот верткий парень, не думал сдаваться, а вот тот удар по копью, из серии "уворот змеи", был Азралису знаком. Теперь так и свербело в одном месте, пообщаться с незнакомцем.
   И вот сейчас Рыжебородый стоял и пялился на интересного парня. Коля. Не местное имя. А говорит что древняя, северная фамилия. Хоть и не назвал ее. История довольно интересная, подтверждает наличие у него особенных навыков, но шита белыми нитками. Что же с ним делать?
  - Квинт, мальчик мой.
  - Да, я здесь.
  - Последи-ка, за нашим новым знакомцем. Что говорит, с кем знакомится, куда смотрит, ну ты сам все знаешь...
  - Да, Патрон. В случае чего, что делать?
   Азралис на минуту задумался. Что ему нужно от парня? Пригодится ли он в будущем?
  - Пока убивать не стоит, посмотрим...
  - А если, все же, совпадение, и это обычный червь?
  - Я в совпадения не верю. Либо шпион, либо судьба мне прислала его для иной цели. Но совпадений не бывает, запомни это Квинт.
  - Да, Патрон. Я запомню.
  - Вот и хорошо. Иди, - махнул Рыжебородый ладонью в сторону Коли, - работай. Доложи вечером.
   Квинт кивнул головой и направился в сторону костра, Рыжебородый еще раз посмотрел на парня, сидящего на бревне и залез в свою палатку, на сегодня надо было решить еще одно важное дело...
  
  ***
   За пару тройку прошедших дней моего нахождения в лагере я успел немного пообжиться и познакомиться с местным контингентом. На мое удивление, люди оказались тут разношерстные. Не сказал бы, что тут одни "душки", но некоторые парни - вполне нормальные ребята. Даже тот самый Квирт, который оглушил меня в лесу, немного скомкано, но вполне честно попросил прощение за то, что чуть было, не оторвал мне голову. Что вызывало мое непонимание, так это их вполне спокойная реакция на мою свободу. Несколько раз я пытался уточнить эту ситуацию у моих новых знакомых, но постоянно слышал похожие ответы:
  - Раз Рыжебородый сказал, что так надо, значит так надо.
  - Рыжебородому лучше видно, что делать.
  - Рыжебородый, наверное, сразу просек, что ты нормальный парень, вот и отпустил.
   Везде одно и то же - Рыжебородый то, Рыжебородый се. Никому ничего не интересно. Раз начальник сказал, значит так надо. Правда, были тут люди, с которыми у меня никак не получалось наладить связи. Вон хотя бы тот хмурый мужик с кинжалами, постоянно следующий у меня по пятам. На любой мой вопрос хмурил брови и отвечал "не знаю" или "не велено".
   С Рыжебородым мы периодически встречались и перекидывались парочкой фраз. Мне вернули мои вещи, но оружие не отдали. На время моего здесь пребывания выделили небольшую одноместную палатку. Одна несомненная радость в этой ситуации - нормальная еда. Мои запасы сухпая остались в мешке. Кушал я теперь с общего котла. Не сказать что разносолы, но горячая похлебка с мясом присутствовала постоянно.
   Скучать мне не приходилось. Я старался постоянно помогать местным в обустройстве лагеря. Дров наколоть, вещи перенести, дичь притащить. Ведь совместная работа, как говорится, сближает. А знакомства здесь мне пригодятся. Постепенно люди стали привыкать. Вечерами парни приглашают сыграть с ними в кости или камешки, во время законного отдыха - зовут поближе к компании, послушать смешные истории из жизни.
   Всего, я насчитал в этой шайке семнадцать мужчин, включая Рыжебородого, и восемь женщин. Но вполне вероятно, что их больше. Несколько мужчин и половина женщин постоянно уезжают на телегах обратно в город. Провиант и обмундирование обновляют, так сказать. За пять дней, прошедших с моего здесь появления, они никого не ограбили. Как оказалось, это не шайка лесных разбойников, а вполне себе коренная и преуспевающая "братва" из Никтуграда. Чего они тут делают, никто не знает, или не хотят говорить. Рыжебородый собрал эту компашку и отвел сюда на "пикник" за три дня до моей поимки. С тех пор и сидят в лесу. Несколько человек, как я понял, сидят в засаде на дороге и выжидают что-то или кого-то. Да, кстати, я почти дошел до Гномьего тракта. От лагеря до него не больше часа пути.
   Вчера вечером у меня состоялся деловой разговор с Азралисом. Началось все как обычно, с ничего не значущих фраз. Потом он постепенно стал склонять диалог в сторону моих мыслей о ближайшем будущим. Когда я напрямик спросил, есть ли у него ко мне предложения, тот ответил, что был бы не против, видеть меня своим человеком - и кров дадут, и работу. Я обещал подумать. На самом деле, мог бы, и сразу принять предложение, мысленно уже был готов к такому повороту событий, но показывать свою заинтересованность не стал.
   Новый день начался как обычно, с неспешной суеты и хаотичного шатания по лагерю. Я вылез из своего логова, поежился от утренней прохлады, умылся и побрел поближе к костру. Там уже, как и всегда, начала собираться компания бойцов, ожидающих завтрак. Поварихи неспешно мудрили над готовкой, мы обсуждали их неспешность. Завтрак, уборка и подготовка к дневной работе.
   Сегодня я намеревался поохотиться с Ругиром, местным стрелком. Когда я обмолвился, что ходил охотиться в деревне, лучник пригласил составить ему компанию, а то "от этих городских - никакого проку в лесу". Мне уже немного поднадоело сидеть в лагере на одном месте, поэтому с радостью принял приглашение. Но нашим планам не суждено было сбыться. После завтрака в лагерь пришел человек и сразу направился к Рыжебородому. А уже через минуту, начальник скомандовал общий сбор войскам. Лагерь сразу же пришел в действие. Мужчины побежали по палаткам вооружаться, женщины - принялись убираться в лагере и снаряжать телеги.
  - Клык, иди сюда, - да, с некоторого времени меня начали так величать, спасибо волку, порвавшему мою щеку, - давай скорее, времени не так много, - окликнул меня Рыжебородый.
   Я решил проявить усердность и пробежаться к начальству.
  - Чего случилось? Куда спешим? - попробовал я прояснить ситуацию.
  - Мне нужно узнать, обдумал ли ты мое предложение?
  - Да обдумал и решил его принять.
  - Вот и отлично. Держи, - достал тот из палатки и передал мне мой меч, - сейчас и проверим твою выдержку. Иди собирайся, добыча показалась на горизонте.
  - Мы будем с кем-нибудь драться?
  - А что, это проблема?
  - Да собственно говоря, нет. Просто для информации, нужно же знать, чего стоит ожидать в драке?
  - Драки может и не быть. Один купец везет от дворфов одну важную штуку. Нас попросили ее отобрать. Охранников будет не много, три телеги всего. Обычный караван с разной ерундой.
  - И ради этой ерунды вам заплатили? Несоизмеримые траты, по-моему.
  - Смекаешь, - улыбнулся Рыжебородый. - Барахло в телегах - это прикрытие. Наводка качественная и достойна внимания. Не для себя грабим. Короче, делаем засаду, ведем разговор и коли по добру решаем - мирно расходимся. Есть возражения?
  - Нет, никаких возражений. Я пойду готовиться?
  - Да, ступай быстрее. Кусок материи не забудь на морду подцепить, скрытность прежде всего.
  - Все понял. Исполняю. - Поворот на сто восемьдесят и чуть ли не вприпрыжку полетел к своей палатке.
   Мне отдали Разящего! Уж и не думал его увидеть еще разок, а что бы вновь стать его владельцем - только слабые надежды и оставались. Ладно, не время сейчас расслабляться. Быстро собрал свое не такое уж и огромное имущество, одел кожаную куртку, подцепил ножны с мечем и готов. Плохо, что я снова без шлема, надоело уже по голове постоянно получать. Надо обзавестись в ближайшем будущем такой нужной вещицей. Еще раз окинул взглядом почти пустую палатку, кивнул сам себе, подтверждая готовность и вышел наружу.
   Возле костра заметил группу людей и направился к ним. Народ осматривался и приводил себя в порядок перед, можно так сказать, походом.
  - Клык, а ты чего без платка? Думаешь придется всех перебить? - спросил у меня Зирд, еще один из моих здешних, почти друзей.
   Я обернулся и растерянно посмотрел на него. Тот заинтересованно наблюдал за моей реакцией. У меня сразу же возникло подозрение, что ему не терпится помахать кулаками.
  - Да нет, не думаю. Забыл если честно. Да и платка у меня нет.
  - А-а-а. Понятно, - разочарованно протянул тот. - Вот держи мой. Все равно лишний.
   Зирд порылся по карманам внутри своей куртки и протянул мне сложенный кусок материи зеленоватого цвета. Я благодарно кивнул парню и повязал платок на лицо. Действительно, не хватало ещё засветиться перед городскими в таком крайне деликатном деле.
  - Ну что, все готовы? - услышал я голос Рыжебородого.
   Тот подошел к нашей компании и орлиным взором оглядел окружающих. Выглядел он довольно сильно на нашем фоне. Длинная кольчуга под металлическим панцирем черного цвета и массивный шлем на голове, будто просили дважды обдумать решение, связываться с их владельцем. Рыжая борода была качественно спрятана под шарфом, как, впрочем, и волосы под широким капюшоном. Навряд ли, я бы узнал его в таком наряде. Но трубный, сильный голос не перепутать.
  - Ну что, молодцы, готовы к ратным делам? - спросил он глядя на нас с прищуром.
   Ответом ему было довольно сильное ржание, поднял настроение, так сказать. На бравых богатырей наша компашка похожа явно не была. Скрытые платками и капюшонами лица. Довольно потрепанные кожаные и стеганые куртки. Топоры и длинные ножи вместо булатных мечей. Мы скорее были похожи на отчаянных революционеров перед взятием Бастилии.
  - Значит так. Идем, как обычно, группой. Следопыты спереди. Никаких смешков и разговоров, что бы я не слышал. Доходим до дороги и выбираем место. Как делать засаду вас учить не надо, но не дай боги, вы провалите мне дело - кожу живьем спущу. Вы мое слово знаете. Когда покажется караван, я выхожу перед ними и говорю со старшим. Клык пойдет со мной. Будешь молча стоять и показывать какой ты весь здоровый и страшный. Если что пойдет не так, всех на ножи и телеги в лес. Нант и Ругир заметают следы. Коли миром обойдется, не стреляем. Отходим в лес и петляем следы. Все понятно? Выступаем!
   Ребята нестройной толпой выдвинулись за следопытами. Я же немного задержался и подзавис. "Клык пойдет со мной", это он мне не доверяет что ли? Ну, понятное дело, что не доверяет. Но, блин, теперь труднее будет затеряться в случае драки и свалить в другую сторону от них.
  - Клык, ты идешь? Что-то не так? - подошел ко мне Рыжебородой и заглянул в глаза.
  - Нет, все нормально, я немного не понял насчет - пойдет со мной?
  - Нужно же показать силу, ты на фоне ребят выглядишь опасно, вот тебя и взял. Ничего делать не нужно. Постоишь рядом, мускулами поиграешь. Если чего, достаешь меч и машешь, аки Адрил Молниеносный. Справишься?
  - Да, конечно. Не впервой железом махать, да людей рубить. Справлюсь.
  - Я так и подумал, - ответил тот мне и подозрительно прищурился. - Пойдем тогда, негоже от своих отставать.
   Путь до дороги прошли молча. На лицах у ребят я видел напряженность и задумчивость. Когда выбрали место для засады, народ разбрелся по кустам и затаился. Бойцы ближнего боя растянулись поближе к дороге, лучники полезли в кроны деревьев. Я же старался держаться поближе к Азралису. Когда все было обустроено, Рыжебородый махнул мне и залег на землю у куста, недалеко от дороги. Я прилег рядом и распушил немного ветки куста. Огляделся и остался довольным. Со стороны дороги меня не должно было видно. Далее время пошло в утомительном ожидании.
   Несколько раз мимо нас проезжали телеги и люди на лошадях. Мое сердце начинало напряженно биться, а взгляд искал лицо спокойного и расслабленного Азралиса. Тот лишь отрицательно махал головой и продолжал безмятежно лежать, да поглядывать в сторону дороги. А мое воображение постоянно разыгрывалось не на шутку. Вот сейчас нас увидят и начнут стрелять, или застанут врасплох и выбегут со спины с копьями наперевес. Потом я оглядывался и напряженно замирал, слушая доносимые ветром лесные звуки. Несколько минут ничего не происходило, я успокаивался и продолжал наблюдать за дорогой из-под куста.
   Так прошел час или два времени, когда я услышал слабый пересвист. Азралис переменился в лице, поправил капюшон и колким взглядом стал наблюдать за дорогой. Через несколько минут по дороге прошли три всадника в кожаных доспехах. Вот это я понимаю, воины. Кожаные кирасы из нескольких продубленных кусков кожи, замечательно выкроены и подогнаны по фигуре. Наручи и сферические наплечники разукрашены узорами. Под доспехом проглядывались кольчуги. Поверх длинных сапог зафиксировано высокие, стальные наголенники. Массивные железные шлемы с рогами и лицевыми пластинами откидывали солнечные блики по сторонам. На крупе лошадей болтались деревянные щиты с нанесенной на них различной геральдикой. Достаточно круто все это смотрелось со стороны, буквально до дрожи в коленках. Если Арзалис скажет нападать на них, фигушки, куда я выйду отсюда.
   Но, всадники уже скрылись из виду, а Рыжебородый, по-прежнему смотрел на изгиб тракта. Минут через пять из-за дерева неспешно выкатила первая телега из нужного нам каравана. Когда ей оставалось проехать метров двадцать до нашего укрытия, Рыжебородый повернулся ко мне, улыбнулся многообещающе и кивнул в сторону дороги.
  - Пойдем зарабатывать на пирожок с мясом.
   Азралис поднялся, отряхнулся небрежно и вышел на дорогу перед караваном. Я старался от него не отставать, но и не спешить больше необходимого.
   Возница остановил лошадь, огляделся и принялся буравить нас взглядом. Невзрачный толстячок, сидевший возле него, похлопал воина за вожжами по плечу и спрыгнул на землю. Окинул взглядом ближайшие деревья, причмокнул, и неспешно направился к нам. Вся эта ситуация напомнила мне дешевенький вестерн. Сейчас главари померятся своими, ну скажем, пистолетами. Постреляют друг в друга глазами и начнут, "я есмь Джонни Меткий Глаз Оленя В Пору Гона, я тебя буду убивать", "а я Высокий Перо На Хвосте У Мамонта и это я тебя буду убивать". Потом постреляют друг в друга минут десять из пистолетов без перезарядки и разойдутся в разные стороны. Смешно, но не время. Ситуация может выйти из-под контроля, поэтому нельзя расслабляться. Мне еще вовремя свинтить отсюда надо.
   Когда шли сюда устраивать засаду, я обдумывал план своего побега. Честно сказать место в шайке мне может и действительно, без задних мыслей предлагали, но быть бандитом очень опасно. Тем более в этом мире, уж очень недолго они тут живут, как мне кажется. Так что план минимум - накалить ситуацию и довести до драки. Пока бандюки будут перебивать защитников каравана, я под шумок тихонько улизну в противоположную сторону. Да, у них есть охотники и, вероятно, будет желание со мной поквитаться. Но как сказал Рыжебородый, штуку везут ценную и скорее всего, охранять тоже будут хорошо. Потом обшарить телеги и замести следы. Времени займет не так и мало. Когда начнут преследовать, я уже буду достаточно далеко. Быстро не настигнут, если вообще найдут. Спасибо Варламу, земля ему пухом, обучил меня малость по лесу ходить. Еды я припас себе заранее, недели на две хватит. Возле Никтуграда плутать долго не придётся. Город не маленький, вряд ли найдут. А там новости разузнаю и попытаюсь подвязаться в охрану каравана в ближайший город. Там и осяду.
   Вот сейчас мой план приходит в действие. Те ребята на лошадях, которые проехали незадолго до каравана, как пить дать, из его охраны. Если я ничего не путаю, расстояние между селениями от Никтуграда до Дворфовских земель довольно приличное. А ребята ехали без седельных сумок. Жрать, то есть, им нечего. Логично предположить, что кормятся вместе с караваном. Ну и тут, семь человек, если считать и караванщика. Пятеро массивных ребят, укутаны в плащи, но я замечаю то тут, то там, очертания доспехов под накидками. Караванщик одет попроще - в обычные одежды мещанина, единственное, что сверху накинута грубая кожаная куртка. Седьмой был одет в халат или робу, не пойму точно во что. Может, под тканью поддета кольчуга, но не похоже. Странный парень. Достаточно молодой, но выглядит вполне спокойным, даже честно говоря, безразличным. Остальные заметно подобрались и оглядываются по сторонам, а этот на небо смотрит и глаза прищуривает, будто со сном борется. Ладно, не важно. В общем время удрать у меня будет. Главное спровоцировать бой.
  - Скажи, добрый человек, почему ты преградил нам путь?
   Пока я думал над планом и разглядывал защитников, караванщик подошел к нам на несколько метров и завел разговор с Азралисом, кстати, сразу просек кто главный. Хотя оно и понятно, железа-то на Рыжебородом побольше одето.
  - Да, вот понимаешь ли, смотрю, караван идет, а пошлину за проезд не заплатил, несправедливо. Дай, думаю, соберу дань.
  - Хм, не знал, что тут пошлину за проезд платят. А унести сможешь?
  - Ты не смотри, что нас двое тут стоит. Вокруг еще пара десятков ребят сидит и ждет, пока ты проезд оплатишь.
  - Понятно, но наверное ошиблись вы, у меня не так много товара. Бедный купец, я, нечем свою семью кормить. Торговля не идет никак. Пару медяков могу отдать, больше нету.
  - Ничего страшного, я и товаром взять могу.
  - Можешь посмотреть на товар, коли желаешь. Зерно, да сукно дешевое. Ничего стоящего.
  - Коли так, тогда ладно, зверь я бесчувственный что ли? Давай свои пару медяков, да книги со свитками, на растопку в костер пойдут.
  - Хорошо, но книг у меня нету, говорил же, что я бедный купец, мне журналы бухгалтерию вести незачем. В голове все помню.
  - Хах, нет гроссбухов? Ну ладно, давай тогда ту книгу, что на староимперском написана и иди дальше своей дорогой.
   Вот теперь пора переходить ко второй стадии своего плана - разжечь драку. После упоминания о книги на староимперском, караванщик заметно подобрался и подозрительно прищурился. Видать подошли к сути наезда. Я взял за рукоять Разящего и потянул клинок из ножен. Торговец действия оценил и еще больше нахмурился.
  - Нет у меня ничего подобного.
  - Э-э, уважаемый, я по твоей реакции вижу, что знаешь ты о чем я толкую. Отдашь по-хорошему, цел останешься, это я тебе гарантирую. Незачем проливать попусту кро...
  - Осторожно! - кричу я Рыжебородому и пытаюсь хоть мечем помешать кинжалу в полете.
   Пока Рыжебородый говорил последнюю фразу, торговец медленно скрестил в замке руки, и потом резко вскинул их в направлении Азралиса. За доли секунды до этого, я заметил сверкнувшую сталь под широким рукавом его куртки. На одних рефлексах я попытался выставить преграду перед летящей опасностью и предупредить главаря. Глупо, кстати получилось, точнее каким-то чудом кинжал я отбил и он не задев Азралиса отлетел в сторону, но ведь можно было позволить торговцу ранить Рыжебородого и во время драки улизнуть. На это ведь я и рассчитывал. Но блин, воспитывали ведь меня по-другому и в неожиданной ситуации попытался спасти жизнь человеку.
   А события тем временем понеслись вскачь. Торговец споро отступил к телеге, защитники каравана поскидывали накидки и обнажили оружие. Разбойники повыскакивали из укрытий и с криками кинулись к телегам. Азралис вытащил свой меч и принял боевую стойку. Наши лучники запустили по несколько стрел в охранников, но никого не задели. Точнее стрелы шли точно в цель, но примерно за метр от тела, на долю секунды появлялось слабое синеватое мерцание и стрела меняла свою траекторию, уходя в сторону. Создавалось впечатление, что вокруг человека был надут скользкий, мыльный пузырь. Я даже засмотрелся на это чудо, впервые вижу такие непонятные вещи. Так, вот сейчас стоит понемногу смещаться в сторону леса и показывать пятки. Как только я засобирался исполнить то, о чем подумал, я снова застыл в ступоре и даже страхе. И было от чего.
   Тот самый невзрачный молодой парень в непонятной одежде, с начала боя неспешно поднялся на ноги. Огляделся по сторонам сонным взглядом, зевнул и спрыгнул на землю. Поднял руки на уровне груди перед собой, выкрикнул пару слов и взмахнул ладонью в направлении ближайшего разбойника. Потом появился ужас. От ладони парня вырвалось, не знаю как описать, спрессованный порыв ветра или что-то в этом роде, тонкое дискообразное нечто, почти прозрачного цвета, напоминало искажение воздуха горячими парами. Вот это самое что-то, со скоростью полета стрелы или арбалетного болта понеслось в сторону разбойника и ударилось об него, а потом его тело развалилось на части, будто разрезанное лазером. Вот так вот, я впервые познакомился с магией. У меня сразу же пронеслись в голове все разговоры и упоминания Варламом о магии и ее опасности, а так же мои скептические комментарии о ней. Теперь меня как будто, обухом по голове огрели. Я своими глазами стоял и смотрел на нее родимую, магию в самом что ни на есть реальном ее применении. Еще один взмах рукой и здоровенный каменный шип вырвался из земли и наколол еще одного парня на острие, тот так и остался висеть на нем, как муха на булавке.
  - Твою ж м-меть! Маг! Убейте мага! - выкрик Азралиса выдернул меня из ступора.
   Рыжебородый схватил меня за плечо и рванул за собой в сторону телеги с магом. Я поддавшись его порыву, побежал следом. Никаких мыслей о моем плане не осталось, никаких вообще мыслей не осталось. Я просто бежал и ни о чем не думал, меня всего затопила паника и страх. Маг. Магия. Маг. Смерть. До этого самого парня бежать нужно было метров пятнадцать и в это время он обернулся в нашу сторону. На лице у него не было устрашающих гримас или искр в глазах, ничего подобного, его лицо выражало только одну скуку и безмятежность. Он убивал нас, как будто размазывал по ладони обычных букашек, прихлопывал надоедливую муху. Вот снова непонятная распальцовка и взмах руки в мою сторону.
   На этот раз из его ладони вырвался небольшой огненный шарик, сантиметров пять в диаметре и полетел прямиком мне в лицо. На одних лишь рефлексах, я резко остановился и попытался мечем отбить непонятную фиговину подальше от себя, как будто бейсбольный мяч. Дальше произошло нечто непонятное. Я плашмя саданул по шарику и он резко изменил траекторию полета в сторону от меня, изменил форму в более блиноподобную, пролетел метра полтора или два и взорвался небольшим облаком искр. Удивился не только я, но и маг. На одно мгновение. Потом нахмурил брови и снова вскинул рукой в мою сторону. Спасибо, уже ученый, не дожидаясь еще какой гадости, я резко отпрыгиваю в сторону и падаю на землю. Мимо места где я стоял пронеслась россыпь тонких иголок, похожих на маленькие сосульки.
   Маг скривил рот в гримасе раздражения и принялся снова магичить, я уже не успевал ничего сделать, но меня вновь спас случай. Из-за телеги выскочил кто-то из разбойников и попытался садануть топором в спину магу. Не вышло, маг непонятным образом обернулся, вскинул руки и отбил топор в сторону. Потом махнул другой рукой и на разбойника высыпались небольшие искорки, наверное то заклинание, которым хотел прихлопнуть меня. Искры не осыпались от куртки разбойника, как я ожидал увидеть, а наоборот, прилипли к одежде и начали прожигать ее, вместе с плотью и костями. Парня буквально за секунды наполовину опалило до черна. Его смерть я видел отчетливо, так как, сразу же поднялся на ноги и вновь побежал к магу.
   До магика оставалось не больше двух метров, я уже занес Разящего над головой для удара и почти поставил над ним точку. Но он снова обернулся в мою сторону, видимо желая добить надоедливую букашку, увидел меня и удивился, но не застыл, а взмахом руки отбил мой удар. Точнее, теперь я понял как он отбил топор - резкий порыв ветра, как из трубы пылесоса, отклонил мои руки с мечом в сторону. Я остановился и посмотрел в лицо собственной смерти. Молодой, худощавый парень, с россыпью небольших подростковых прыщей на щеках, лет наверное не больше двадцати, а уже порождение смерти, ужасающее своей мощью существо. Он мне улыбнулся, раскинул руки и набрав за щеки воздуха, подул на меня. Только вместо воздуха, из его рта вырвалось бело-красное пламя и окутало меня с головы до пояса. Как будто, зашел в поток пламени от нефтяной скважины. Мир скрылся в огне, грудь обожгло раскаленным железом, уши забил звук работающего реактивного двигателя. Вот и все, конец. Секунда, вторая, третья, правду наверное говорят, что перед смертью проходит вся твоя жизнь и кажется, что время застывает.
   Но вдруг все резко прекратилось. Перед глазами вновь появился растерянный магик, а уши наполнились звуками схватки. Маг стоял передо мной и смотрел растерянно, даже испуганно на меня. Вот же гнида, получи! Я чувствовал в руке тяжесть меча и почти моментально, не раздумывая, направил острие в грудь парня. Хоть перед смертью отомщу обидчику. Меч вошел ему в грудь ладони на две в глубину, лицо парня исказилось от боли. Он в последний раз взглянул на меня, закатил глаза и рухнул на землю. Я же, так и продолжал стоять на ногах.
   Странно. Почти ничего не болит. Точнее печет точка на груди от ожога, и все. Наверное, я нахожусь в шоке, потому и не чувствую боли. Хотя при таком ожоге, на пол тела, вероятнее всего, я должен был потерять сознание и вскоре умереть. Странно. Хм. Только дошло, а почему я собственно еще вижу? Логично предположить, что нахождение в потоке пламени плохо сказывается на зрении. Я машинально занес руку и потрогал лицо, ожидая нащупать обгоревшую, сочащуюся сукровицей плоть, но наткнулся на нетронутую кожу и вполне нормальные волосы на черепе. Что еще за фигня творится? Оглядел себя быстро и подтвердил, что нахожусь в полном порядке и чувствую себя отлично. Как такое может быть? Нащупал опаленное место на груди и наткнулся руками на горячий метал. Достал кругляш из-за пазухи и удивлённо уставился на отобранный у Варкха медальон. Это что же получается, замагиченная цепочка мне досталась? Ой, как мудро я поступил, надев его на шею перед выходом из селения.
   Хотя с диагнозом я немного ошибся. Ощущения были, будто бы гектар леса вырубил вручную. Силы медленно, но упорно меня покидали. Еле смог закинуть Разящего в ножны и прислониться к борту телеги. Ощутил дрожь в коленях и локтях. Сердце так и норовило выпрыгнуть из груди. В глазах начали появляться темные пятна, потом в голове закружилось и я упал на землю. Спать, невыносимо тянет спать, хоть пять минут, хоть минутку, надо поспать. Потом тело самостоятельно расслабилось и успокоилось, дыхание выровнялось и я уснул.
  
  
  Глава 10. Тайная беседа.
  
   Звук угодившего в выбоину колеса, на мгновение привлек мой взгляд в сторону открытого окна. Все, как и всегда, спешащие по своим делам жители, мерно прогуливающиеся бродяги с зеваками, и мелькают иногда меж домами коты да крысы. Никтуград привлекает и завораживает красотами приезжих, да и то, в богатых и мастеровых районах. А тут у нас на окраине, смотреть не на что, а иногда и даже опасно. Нет, средь бела дня, вам почти ничего не угрожает, разве что стоит присматривать за кошельком. Но вот ночью, все кардинально меняется. Если вы хоть каким либо боком не относитесь к местным бандам, дружинам или иже с ними, то вас могут вполне реально раздеть, избить и даже попользовать, вне зависимости от пола. В наших кварталах очень легко исчезнуть, причем навсегда. Что в принципе, происходит постоянно. Почти все грязные делишки обсуждают и подготавливают здесь же. Вы главное не подумайте, будто бы тут невозможно жить. Можно, но с оглядкой за своей спиной. Для местных, жизнь протекает довольно спокойно. Все давно знают кто и кому платит, помогает, стучит и тому подобное. Даже малолетнего пацана пинком отгонять - может сулить неприятностями. Ведь вполне реально, он может жебрачить для какой-либо бригады местного разлива.
   Мне уже давно все рассказали, показали, и представили местным известным личностям. Почти сразу же как я заселился в один из общинных домов Рыжебородого. Но честно говоря, я по сей день не очень представляю, кто тут так сказать "рулит движением" на уровне выше Рыжебородого и подобных ему. Хотя, наверное лучше этого и не знать.
   Не увидев ничего нового за окном, я снова устроился поудобнее на лавочке, облокотившись о стол. Сегодня была моя смена в таверне. Тут, наверное, надо рассказать поподробнее. Не знаю даже с чего точно начать.
   Рыжебородый, оказывается, является главарем одной из банд Никтуграда, точнее не банды, а скорее что-то наподобие бригады из наших 90-х. Называют его бойцов Рыжими, это во время его правления началось. Старики же, зовут их Завальными. Почему так - никто мне не смог объяснить, но не суть. Зона ответственности Завальных - это Окраина, Сухие Доки, Восточный Привоз и Восточные Врата. Четыре восточных района Никтуграда, три жилых и один мастеровой.
   Город условно делят на много больше районов, но после каждой войны, бедствия или перестройки, кварталы бедняков перестраиваются и переименовываются. Но на данный момент имеем пятнадцать или шестнадцать жилых районов для "нищих", как их именуют зажиточные горожане. Семь - находятся в пределах города, остальные же - вне городских стен. Фраза "за городом" означает сразу же, за городскими стенами. То что, до последних построек нужно еще идти минут двадцать по дороге, никого не волнует.
   Из семи городских нищенских районов, Завальные работают в трех, то бишь в половине, так что об условной силе банды, судите сами. Это конечно же, не значит, что Рыжебородый единолично владеет территорией. Помимо Завальных, там же обитают и Черночные, Криковики да Рубаки, и много других бригад. Некоторые между собой в союзе, другие имеют натянутые отношения, а так же, встречается и взаимная открытая вражда. В таких случаях, бойцы из противоборствующих банд сразу же хватаются за оружие при встрече.
   В известное мне недвижимое имущество Рыжебородого входит таверна, в которой я сейчас нахожусь, два общинных дома по бокам таверны, где живут его бойцы без собственного жилья, да пара небольших лавок в мастеровом Привозе.
   Таверна состоит из трех этажей. На первом, размещен общий зал со столами и барной стойкой, и кухней конечно же. На верхних этажах - жилые комнаты для найма. Из кухни можно спуститься в небольшой подвал, а уже из него - в канализацию Никтуграда, но об этом мало кто знает.
   Днем в таверну заскакивают перекусить горожане, да наёмные рабочие. Вечером заседают местные с приезжими, которе снимают тут же комнаты на ночлег. Устраивать попойки для бедноты и мелких бандитов, Рыжебородый запрещает. Требует что бы все было чин чином, из-за чего за заведением закрепилась слава спокойного и достаточно достойного места, где можно недорого остановиться на пару дней. А что бы никто не нарушал его правил, было установлено смены дежурства для бойцов Завальных. Днем в таверне находился один человек, ночами дежурило двое. А так как, с недавних пор, я теперь тоже являюсь одним из них, то сейчас, собственно, и жду конца своей смены за угловым столом у окна.
   Взглядом мазнул по помещению, и не приметив какой-либо угрозы, снова окунулся в свои мысли.
  - С недавних пор, я теперь тоже один из них, - прошептал я про себя и усмехнулся.
   Помню я тогда свое пробуждение после отключки в бою. Мимолетная паника и дезориентация, только что была свалка, и вот уже я лежу в телеге, которая мерно тянется по дороге. А рядом сидят два парня без доспехов и мирно беседуют. Вскочил я тогда как ужаленный. Но меня быстро привели в чувство и рассказали, как закончился бой трехдневной давности. То есть провалялся я в отключке целых три дня.
   Мы тогда последней группой входили в город. Весь лагерь собрали, следы преступления скрыли, да выкатили помалу в сторону ворот. Все то время я провалялся полутрупом на топчане у себя в палатке. Что удивительно, меня выходила Лирнай, вот уж от кого не ожидал. Рыжебородый со скарбом и доверенными бойцами укатили из лагеря спустя несколько часов после окончания резни. Большая часть лагеря и людей отправились домой через сутки. Меня же болезного, забрали в месте с остальными в последнюю очередь, так как не знали, выживу ли вообще. И стоит ли таскать труп с места на место. Слава Богам, обошлось, и последствий от непонятной трехдневной потери сознания никаких не наблюдается, пока что.
   Определили меня на постой сразу по прибытии в город. Я сначала очень сильно переживал, как мы будем проходить досмотр при въезде. Но оказалось все достаточно просто. Кинули пару медных монет страже и неспешно вкатили через настежь открытые врата. Попетляв немного по местным улочкам, остановились мы возле ничем не приметного склада. Там же и разгрузились, после чего отправились пешим ходом до таверны.
   Там нас встретили наши старожилы, пошутили, накормили и отправили спать, благо уже было под вечер. Так как своего жилья у меня не было, ровно, как и мыслей насчет места ночлега, меня без проблем устроили в одном из пустых номеров. Я еще почти неделю никуда особо не выходил, только отлеживался. Очень неважно себя чувствовал. Да и желания особого не было, если честно. Все время вспоминал недавний бой и раздумывал об отдельных его моментах. Пару раз меня навещал сам Азралис. Сказал отдыхать и ничем не забивать себе голову, мол я себя очень хорошо показал, поэтому могу первое время жить тут в таверне, а позже - мне что-нибудь подыщут.
   Спустя неделю я чувствовал себя полностью здоровым и набравшимся сил. В присутствии моих новых знакомых парней из банды, Азралис официально принял меня в свои "дружинники" и приказал выдать комнату в общинном доме. Мне потребовалось минут десять на сборы, и вот уже под постоянные похлопывания по спине от Ругира, я распаковывал свои пожитки в новом доме.
   Дом представлял собой двухэтажное здание с общим коридором, прихожей, столовой и даже кухней, хотя ей никто наверное уже давно не пользовался. Это на первом этаже. Лестница же, вела к спальным комнатам, которых тут имелось аж шесть штук. Мне выделили ближайшую к ступенькам. Наверное как новичку отдают самую неудобную, так мне тогда показалось. В чем я собственно не ошибся. Когда по ступенькам кто-нибудь проходил, я отлично это слышал, но со временем привык. Даже мог отличать соседей по звуку шагов.
   Комната у меня ничем примечательным не выделялась. Обычная коробка три на три с окном. Правда, оконная рама была застеклена. Стекло хоть и мутное, но будем честными, я был рад и просто отсутствию сквозняка. Возле окна я позже переставил свою одноместную кровать, вместо матраса на которой я использовал грубый, выцветший плед. Под противоположной стеной стоял старый деревянный стол и два стула, рядом небольшой шкаф из грубо сколоченных досок, и такой же сундук. В углу возле кровати расположилась железная печь - буржуйка. Вот и все моё "недвижимое" имущество.
   Окно выходило прямо на нашу улицу и временами бывало достаточно шумно. Но бившие сквозь него лучи утреннего солнца очень приятно согревали, потому я старался не замечать минусы такого расположения. Как не один раз мне пытались втолковать мои друзья, воровать в нашем доме никто не будет. Я даже им верил, но деньги все равно носил всегда с собой. Мне кстати, Азралис даже зарплату выдал за лесную миссию в девять серебряных. Деньги нужные и немалые, так что я был полностью доволен.
   Дальше были постоянные прогулки с новыми корешами, совместные попойки и пара драк, один раз помог в маленьком дельце. Вот короткая выжимка за прошедший месяц со дня памятной драки в лесу. Как мне сказал Азралис, я должен буду помогать в очень важных делах нашей банды, за что буду получать копеечки, все остальное - по моему усмотрению. Хоть могу даже на работу устроиться. Но для дел порученных нашим "батькой" время должен находить всегда. Конечно же не забыл и напугать, мол не крысятничать, своих не кидать, язык держать за зубами не то будет наказание. Какое не сказал, но посмотрел так колко, что я аж сглотнул тогда.
   Вот и сегодня мы с Ругиром и Даремом должны обсудить еще одно дельце. Так ребята шепнули. Мол, они нашли стопроцентный вариант безопасно заработать. Должны зайти за мной вечером после смены.
   Я еще раз взглянул через окно на заходящее солнце. Скоро меня должны сменить уже. В таверну начал стягиваться народ. Но ребят пока не видно. Я потянулся немного и зевнул. Оценил почти пустую кружку компота на столе, взболтнул остатки и хряпнул одним глотком. Вытер губы тыльной стороной ладони и внимательно начал рассматривать приходящую публику.
   Вон пара постоянных клиентов, ребята впахивают грузчиками тут недалеко на складах и частенько заходят после смены хряпнуть по пиву. Там дальше за столом ужинают четверо селян, наверное устроились на постой наверху. За барной стойкой ожидает свой заказ продавец из мясной лавки напротив. Мужичка дома ждет супруга, а он тут каждый день заходит поболтать с трактирщиком. Каждому свое конечно. Так-с, а вот эта пара в дальнем углу мне незнакома. Двое мужчин лет по сорок, одеты в неплохие с виду кожаные доспехи, рядом стоят мечи в ножнах. Ни под лавкой, ни на ней, других вещей не наблюдается. Ни сумки какой, ни даже заплечника. Странно. Зыркают из-под бровей вокруг, между собой не разговаривают. Это очень подозрительно. Только я решил перекинуться на эту тему с трактирщиком, как столу за которым они сидят, подошла наша подавальщица, тетя Лиа, с подносом, и начала выкладывать еду на столешницу. Ребята сразу же приободрились, один другому подмигнули. Первый хлопнул в ладоши и с гоготом потер их, другой, в это время, быстро откупорил бутыль вина и начал разливать его по кружках. Все понятно, эти двое больше не занимали моего внимания.
   Хлопнула дверь и внутрь вошло два человека в замызганных плащах. Ругир весело стукнул локтем Дарема и кивнул в мою сторону, после чего они подошли к моему столу.
  - Здорово, Клык, как ты тут? Еще не прирос задницей к лавке? Мозоли не натер? - Весело поприветствовал меня Ругир хлопком по плечу, - да ладно, шучу я, ишь как разошелся! - поднял он руки ладонями к верху в ответ на мой гневный взгляд, присаживаясь на лавку рядом со мной.
  - Хей, Клык, что там? - кивнул мне Дарем, устраиваясь за столом напротив.
  - Привет, парни. Смотрю веселое у вас настроение? - спросил я этих радостных доходяг и смачно зевнул, подавая рукой знак тете Лиайе.
  - Все на мази малой, не страшись, развесились и ты, мы сегодня в деле. Давай, заканчивай смену и айда за кругляшами, - весело пробубнил Ругир, потирая ладоши друг о друга.
  - Уже бегу, видишь, лапти натягиваю, - с улыбкой парировал я, - вы мне лучше о деле расскажите, я то ни хрена не знаю, а ввязыва...
  - А-а-а ввязываться в дела о которых не знаю, я не люблю, га-га-га, - перебили меня эти охламоны в две глотки.
  - Да знаем мы все, спокойно брат, все будет пучком, - прохрипел Дарем.
  - Ты простыл, что ли? На улице вроде бы тепло, как умудрился то?
  - А попробуй посидеть двое суток на крыше со сквозняками, наблюдая за радостными харями зажиточных хряков, тогда и на тебя посмотрим, - радостно подмигнул мне Дарем.
  - Наблюдая? - я удивленно посмотрел на ребят по очереди.
  - Ага, сегодня мы ...
   Тетя Лиа подошла с подносом к столу и перебила разговор. Пока она выставляла тарелки с кружками на столешницу, ребята весело подкалывали друг друга. А я уже начал раздумывать, чего они там такого нашли. Будь дело серьёзное, участвовало бы много больше ребят. А на мелочные "дела" лучше вообще не ходить, толку мало. Возможно, я еще просто не в курсе, что наша компания разрослась еще несколькими участниками. Тетя Лиа расставила снедь и удалилась, а ребята перестали веселиться, оглянулись и перешли на полушепот.
  - Сегодня ночью мы зайдем на огонек в один склад. Дарем прознал что на днях должен быть завоз редких то ли тканей, то ли еще какой дребедени, и-и-и, па-бам, сегодня днем разгружали две телеги добра. Причем действовали быстро и аккуратно, - Дарем договорил и посмотрел на компаньона, давая ему слово.
  - Верняк, наш гешефт! - хлопнул в ладоши Ругир, довольно улыбаясь. - Сегодня после захода солнца идем туда. С пристройки соседнего здания перелазим во внутренний двор склада. Пока мы будем искать чем поживиться. Ты смастеришь лаз, обратно в соседнее здание или ближайшее к нему, так, что бы нас не заметили с улицы и та-дам, мы выносим мешочки и ходу, ходу, ходу...
  - Ну, не знаю, смотреть надо, вроде бы все неплохо звучит, да только чего-то мне не нравится в вашем плане. Не смотрите на меня так, сам пока еще не знаю что, но я в деле, - кивнул я враз просветлевшим парням. - Когда выходим?
  - Хах, пожрем, попьем, смену сдашь и можно потихоньку выдвигаться.
   Вот этот план мне определённо нравится. Мы с готовностью набросились на еду. Через пол часа пришли мои сменщики, коим я с чистой совестью пожелал всего хорошего. И вышел из таверны вслед моим товарищам. Дорога заняла нам чуть меньше часа. Еще пол часа на подготовку и осмотр территории. И вот наконец мы готовы приступать.
   Свет от лун мягко освещал внутреннюю площадку дворика, образованного тремя амбарами и массивным деревянным забором со стороны улицы. В углу на стыке стены и амбара разместили небольшую жилую пристройку для охраны. И судя по выходящему дыму из небольшой трубы - охрана была на месте. Ребята выполняли свою работу не очень хорошо, так как за время наших манипуляций по подготовке ограбления, никто не осматривал вверенное им имущество. Нам же лучше. Мы уже насмотрели как нам аккуратно слезть с нашего насеста на крыше среднего амбара. Днем не все успели разгрузить и сейчас пара нагруженных телег, образовали закрытое пространство возле входа в амбар под нами.
   Ребята как ночные коты, мягко и бесшумно спустились вниз. Для меня же, это было настоящее испытание. Я даже вспотел от нервного напряжения. Парни видимо тоже. Они постоянно вздрагивали на каждый издаваемый мной звук. Но все когда-нибудь кончается и мой спуск тоже. Ругир покачал мне головой и медленно приблизился к двери. Нежно потянул ее за ручку в сторону и просто засверкал на лице, когда она поддалась на потуги и бесшумно отворилась.
  - Добротно смазанные петли, не показатель хорошего хозяина, а результат его беспечности. - Тихо прошептал мне на ухо Дарем, подмигнул и молниеносно проскользнул внутрь, вслед за Ругиром.
   Я обреченно вздохнул, еще раз осмотрел пустующий двор и на цыпочках вошел за ними. Аккуратно прикрыл изнутри двери. Оставил лишь небольшую щелку через которую стал наблюдать за домиком охраны, благо он был хорошо виден. Не знаю как парни видели в кромешной темноте, но они споро принялись рыться по целым горам наваленных тут ящиков, бочек, рулонов и прочей дребедени.
   Минут через десять меня окликнули. Очень настойчиво окликнули. Бросив свой пост я быстренько перебрался к ним почти в самый центр постройки. Они стояли нагнувшись над большим ящиком с откинутой крышкой и тихо ругались. Видимо что-то пошло не так. Ребята даже зажгли небольшой ручной масляный фонарь, хоть мы договаривались этого не делать.
  - Что у вас тут случилось? И какого черта, вы зажгли фонарь? - благо визгливые нотки паники не проскочили у меня в голосе.
  - Короче, Клык, тут у нас засада. Дело сорвалось, валить надо быст..
  - Не спеши, Дарем, пусть Клык выскажется. Я говорю, что нам, ох как повезло, такая пруха бывает раз в жизни. Надо брать добро по-любому!
  - Ругир, на кой черт тебе золото с зашморгом на шее?
  - Да чего ты очкуешь? Какой зашморг? Все пучком будет, я тебе говорю. Берем флаконы и сбываем по-шустрому. А потом с мешком золотишка на коня и гайда, куда твоей душе угодно. Ах, какие перспективы, страшно представить... - Ругир даже глаза закатил от удовольствия.
  - Нет! - Дарем резко мотнул головой и выставил ладонь в отрицательном жесте. - Ты что, идиот? Только о флаконах узнает... Да, кто-либо узнает, и нам конец. Эти флаконы нас погубят. Я уже представляю как палач заносит топор над нашими дурными головами. Еще раз тебе говорю, валим отсюда и поскорее.
  - Так, ребя, спокойнее. О чем речь? - я откровенно не понимал, о чем они спорят. - Что за флаконы и чего вы суетитесь?
   Парни одновременно посмотрели на меня излучая недоумение.
  - Флаконы с магическим огнем к зарядам имперских катапульт. Каждый из них стоит от пяти до десяти золотом. Целое состояние, если хорошо подумать, - Ругир перешел на шёпот.
   Теперь, я посмотрел внимательнее на ящик над которым стояли парни. Обычный небольшой из грубо сколоченных досок. Ничего стоящего, но внутри пространство было поделено на ячейки набитые соломой. В каждой такой ячейке находился небольшой продолговатый стеклянный флакончик размерами с ладонь. Я достал один флакон и осмотрел его при свете фонаря. Холодный на ощупь, будто из морозильника достал. Внутри плескалась светло-зеленая жидкость. Скорее не плескалась, а медленно перелеваясь, будто масло. Вкрапление маленьких блёсток искрили от лучей света. Пробки выглядели запаянными и отчетливо можно рассмотреть штампы имперского двуглавого грифона на них.
   Удовлетворив свое любопытство, вложил флакон на место и сосчитал их количество в ящике. Пять рядов по десять штук в каждом. Пятьдесят флаконов минимум по пять золотых за штуку. Двести пятьдесят золотых на троих, это примерно по восемьдесят монет на нос. Я даже немного присвистнул от суммы. Доход среднего городского работяги в месяц составляет от одного до трех золотых. Крестьяне вообще даже не котируются в сравнениях, они и золотой, то в жизни не часто видят. Так вот, сейчас идет разговор о доходе рабочего за два-три года жизни. И это при минимальных ценах на продажу. Я за все моё время здесь, успел отложить семь серебряных монет. А на восемь дек (так называлась связка из десяти золотых монет, и стак - из ста соответственно) можно открыть хорошее дело с приличным доходом.
  - Это отличные новости, о чем тогда спор? Дарем, почему ты не согласен? Что не так?
  - Да все просто, Клык. Все дело в одном слове из названия. "Имперский" не просто так говорят. Это магическая фиговина из военных запасов королевства Андрелия. И коль они его не продают, значит перед нами контрабанда. И это еще не факт. Могут и в шпионы записать легко. Мутная фигня короче. Сбагрить будет трудно. Самим по крайней мере, а если сдавать через паханов, то заберут у нас процентов с девяносто навара, а то и больше. Короче шкура выделки не стоит. Зря морочиться будем, лишние проблемы наживем только. Предлагаю брать что-нибудь другое, тут наверняка есть чем...
   Дарем моментально умолк и резко повернулся в сторону выхода из амбара. Я тоже слышал характерный звук отворяемых дверей, выходит они все таки скрипят. Ругир резко затушил фонарь и выглянул за угол стопки деревянных ящиков.
  - Черт его дери, нас спалили, - Ругир просто сама информативность.
   На то, что нас "спалили", указывает зарево на стенах амбара от огней факелов, топот ног и выкрик "резать всех" со стороны входа.
  - Вижу больше десятка, при оружии, в кожаных доспехах. Времени меньше минуты. Твою мать, - Дарем уже осматривал стены и потолок вокруг нас, - нам конец. Резко вываливаемся, вдруг кто и вырвется. Щастливо ребят, рвем через...
  - Стой, не торопись, погоди немного, - я упорно размышлял над ситуацией, - есть один вариант!
   Ребята посмотрели на меня с надеждой, я не видел этого, скорее почувствовал. Подошел к ящику с магическими зарядами, достал парочку флаконов, еще раз в потемках посмотрел на них. Вроде бы стекло, или хрусталь. Один хрен, иного выхода не вижу.
   Парни даже вымолвить ничего не успели, только рванули ко мне на перерез, пока я делал замах. Они не опоздали, в отличие от меня. Флакон медленно, как будто в замедленной съёмке, полетел по направлению к противнику, красиво поигрывая гранями при свете факела. На секунду скрылся из виду, раздался хруст стекла и в следующий момент меня чуть не ослепило. Яркая светло-зеленая вспышка резанула по глазам, потом оглушающий рокот ударил по ушам и наконец долетевшая ударная волна смела нас на пол вместе с наваленными в амбаре ящиками, бочками и остальным хламом.
  - Твою же, давайте, ходу, ходу, ходу! - первым в себя пришел Дарем, поднял нас под руки и толкнул в направлении выхода.
   В воздухе невыносимо воняло горелой плотью. Дверей уже не было, как и входной части амбара. Одна труха вперемешку с телами, обгоревшими и оплавленными телами. Везде разгорался пожар, источая удушливый запах от излучающих изумрудный свет языков пламени. Спустя считанные мгновения, от зеленых очагов, начали расходиться красные огненные всполохи. Занимался пожар в складе, где мы находились, а значит, нужно срочно выбираться.
   На улице уже поднимались на ноги остальные охранники, которые видимо не успели войти внутрь. Их было много, больше десяти. Недолго думая, вскидываю правую руку и бросаю в их направлении еще один флакон. Вспышка, взрыв, грохот. В этот раз ударная волна до нас не докатилась, но в глазах ребят, застыл настоящий страх.
  - Не делай так больше! - вскричал Дарем. - Вперед!
   Тела охраны валялись разбросанными по внутреннему дворику и коптели. На месте взрыва горела зеленым цветом сама земля. Пламя достигало высоты моего роста. Больше я ничего не видел. Мы рванули к месту нашего спуска с крыши прилегающего здания, благо оно было целым, перемахнули через него и пустились в бега.
   Остановились передохнуть переулков через десять. Этого должно было хватить. Хорошо, что места нам знакомые, нашли тихий переулок и припали к стене. Зарево набирающего мощь пожара, хорошо проглядывалось с нашей позиции. Люди выглядывали из окон повсеместно, вопреки обычаю. Наверное грохот взрывов оказался любопытнее страха.
   Краем глаза уловил зеленый отблеск у себя в левой руке. Ух ты. Незаметно для себя, я зажал последний пузырек в ладони и так с ним бежал. У меня даже похолодело в груди от мысли, что могло бы случиться, зацепись я рукой о что-нибудь. Осторожно достал грубый платок из-за пояса, обмотал флакон и аккуратно положил его во внутренний карман. Такая фиговина может пригодиться.
   Раздавшийся вдалеке взрыв, заставил меня вздрогнуть. Резко повернул голову по его направлению и еще успел увидеть большой зеленый гриб, взмахнувший в небо. От него во все стороны отлетали горящие осколки, как будто, маленькие зеленые кометы.
  - Клык, Ругир, нам определенно пора возвращаться домой, пока нас в чем-нибудь не заподозрили. Кажись мы только что, подожгли город.
   Мы с Ругиром согласно кивнули и потопали неосвещенными улочками в направлении нашей базы.
  
  ***
  Час назад времени.
  Никтуград. Район внутренних складов.
  Комната пристройки одного из складов принадлежащих торговой компании "Альри Свирьер".
  
   В комнате на втором этаже простецкого амбара, окажись там неискушенный обыватель, ничего не вызывало подозрения. Обычный добротно сделанный деревянный стол занимал большую часть пространства комнатушки. Вокруг него, попарно, расположилось на табуретах четверо людей. Под стенами валялись, наваленными друг на друга, несколько тюков тканей и досок. Под единственным окошком подставили ящик, наверное вместо еще одного столика. Окно же было плотно закрыто грубой тканью, на манер шторы.
   На столе догорала свеча в подсвечнике и трудно было сказать, сколько эта компания провела тут времени. Ни снеди, ни вина, ни чего-либо еще, на столешнице не было. Только небольшой клочок бумаги, на котором виднелись рубленые чернильные линии и непонятные отметки в виде кружков и прямоугольников. Никто из присутствующих не смотрел на карту, а именно она это и была. Взгляды присутствующих прикованы друг к другу. А так, как одеты они одинаково - в темных цветах дорожные плащи, то и рассматривать соответственно нечего. Все их внимание увлекал их разговор, ну и всеобщее недоверие конечно же.
  - Последняя партия заказанного вами снаряжения прибыла. Когда ожидать исполнения ваших обязательств? - спросил один из мужчин хорошо поставленным голосом, от которого так и веяло властью или высокомерием, кому как угодно.
  - Мистер Кари, мы же вам уже обьясняли, это дело не терпит спешки. Тут все необходимо продумать основательно. Подобного рода акций, еще не было на территории баронств. А так, как от нее зависит очень многое, осечек быть не должно. С моей стороны все уже готово, нужные люди поставлены в известность, бумаги сфабрикованы, ответственные найдены. Ожидаем только действий от уважаемого Маррика, - сказал толстенький мужчина с бегающими, глубоко посаженными, глазками и указал рукой на рядом сидящего.
   Маррик будто очнулся от глубоких раздумий и повернул голову в сторону этого прощелыги торговца Димерио. Видимо толстяк не имеет вообще никакого внутреннего стержня. Дай ему волю и тот от страха обмочит портки. Один в нем несомненный талант присутствует, чуять запах денег. Но действительно, таких важных господ не стоит заставлять ждать с ответом.
  - Мои люди уже все подготовили. Прошлые поставки заложены на места, указанные на карте и оговоренные ранее. Место с подставными лицами так же выбрано. Последняя поставка не так важна, и в то же время, просто необходима. Как только ребята ее заберут и установят, сразу можно начинать, она для приманки. Первый пункт так называемой акции.
  - Мне нужны точные сроки, от нас зависит очень многое. Я не могу сказать Ему, что скоро будет, там зависит от того и того... - Мистер Кари обвел присутствующих назидательным взглядом, выждал пару мгновений и продолжил: - Он ждет выполнения поставленной задачи. Судьба тысяч людей зависит от вас. Барон Фаррот, что вы скажите о вашей части обязанностей?
   Последний участник беседы, тощий, седовласый мужчина, доселе молчавший, обвел тяжелым взглядом присутствующих. Немного причмокнул губами и ответил резким, каркающим голосом:
  - Вы же знаете моё мнение и мой вес в совете Никтуграда. Если произойдет подобная диверсия и будут уничтожены наши военные запасы... Хватит кривиться, здесь никого кроме нас нет. Давайте называть все своими именами. Вы шпион, а мы изменники. В этом ничего тайного нет. И от ваших недомолвок, прекрасными девами мы не станем. Так вот... Если будут уничтожены наши военные и стратегические запасы, я буду открыто голосовать об отказе в военной помощи Конклаву при королевском вторжении. На меня одного приходится пятая часть ополчения Никтуграда. Плюс данники и мелкие владетели внимающие моим словам. Этот глупец максимально сможет выделить треть от общей численности нашего войска, которое будет нуждаться в жратве и железе. Я уверен в том, что этот жирный, глупый боров Анрик, зассыт отправлять их на войну. И как следствие, большинство близлежащих великих баронств увидит в этом угрозу для себя и по нашему примеру, оставит большую часть людей дома. Таким образом ваш великий король Леонор получит на треть меньшее войско Конклава. Если вы не лжёте, три ударных легиона запросто сметут это сборище салаг. Но... Все это, уже решенные вопросы, и единственное что стоит обсуждать, это наши гарантии и награды, за такие деяния.
   Мистер Кари внимательно слушал барона и под конец его реплики достал два свитка из внутреннего кармана своего камзола.
  - Вот ваше свидетельство подписанное рукой Короля. Из него следует, что вам Ваше Благородие, отходит Баронство Никтуград со всеми его замлями, а так же, вы назначаетесь протектором в будущем созданной провинции Южная Икелия. В которую войдут земли Никтуграда, Орелидара, Дитории и все что восточнее их границ. Соответственно вы приравниваетесь во владении к герцогам "Ваша Светлость". Ваши потомки унаследуют графство Никтуград. - На последнюю реплику синхронно подняли брови от удивления остальные участники беседы. - Ах, да, земельная реформа. Все великие баронства реформируются в графства соответственно. Достаточно было вольностей и междоусобиц. Пора наступить периоду мира и процветания. Так решил Император.
  - В будущем, Император, - стрельнул на Мистера Кари "в будущем" герцог Южной Икелии. - Но не суть, это "будущее" мне определенно нравится.
   Барон Фаррот забрал свиток из руки королевского вельможи, развернул его и быстро пробежался по написанному глазами. Пока барон был занят своим сокровищем, Мистер Кари перевел взгляд на другого участника их заговора.
  - А вот и ваше свидетельство Мистер Димерио. Вам даруется разрешение на торговлю по всей территории будущей империи, право торговать с закупщиками имперского двора, право на беспошлинную торговлю на пять лет и титул безземельного барона. Поздравляю вас Ваше Благородие...
   Лицо торговца просто сияло от радости. Он по примеру Фаррота схватил свою грамоту и внимательно вчитался в содержимое.
  - И так, Маррик. Наши действия? А вернее, когда? - Мистер Кари уставился на него немигающим взором.
  - Кх-гм, сегодня отгружаем, точнее уже сейчас, закладываем подарочек и через три дня начинаем действовать...
   Договорить он не успел, мощный взрыв раздался вдалеке и заставил его замолчать. Через секунду барон Фаррот уже стоял возле окна и отслонял подобие шторы. Красивейший сгусток зеленого огня поднимался в воздух примерно в километре от них. Через несколько минут все участники ночной беседы стояли у окна и всматривались в зарево начинающихся пожаров на территории складов.
  - Мистер Кари, я думаю Вам пора, - сказал барон Фаррот в пол оборота: - Маррик, тебе тоже необходимо срочно отдать распоряжения, видимо, мы начинаем намного раньше намеченного.
   Маррик уже вылетел через дверь на лестничный пролет, вслед за королевским шпионом.
  - Да и нам пора, уважаемый торговец... - Фаррот обернулся и удивился, он стоял в полном одиночестве.
  - Мда, трусливый мешок дерьма. Но, с кем только не поведёшься ради наследия.
   Старый барон еще раз окинул взглядом уже бушующие пожары, запахнулся плотнее в плащ и не спеша покинул комнату. Только, догорающая свеча намекала на то, что еще недавно тут были люди.
  
  
  Глава 11. Диверсия.
  
   Добрались мы домой спустя два часа времени после недавних событий с нашим участием. Сердце бешено билось в груди, пытаясь вырваться наружу. Всю дорогу, мы то и дело, натыкались на, спешащие в сторону складов, патрули стражников. Люди толпами выходили на улицу и собирались на крышах домов, вглядываясь, в далекое зарево бушующего пожара. Повсеместно, слышались разговоры и, что не странно, откровенный ржач. Плебсу нравились зрелища, даже такие. По всеобщему одобрению нашей компании, мы зашли ко мне в комнату и откупорили припрятанный кувшин плохенького вина. Я открыл окно, дабы свежий воздух зашел в комнату, и сразу пожалел об этом. Нам открылся прекрасный вид на улицу и алеющее небо за домами напротив.
   - Оставь окно и присядь, выпей. Видят Боги, нам это необходимо, - Дарем сокрушенно помотал головой. - Хорошо хоть живы остались, и на том, спасибо.
   - Ты что, идиот? Столько бабла в жопу спустили! Надо было прихватить с собой тот демонов ящик. Я же говорил, целое, мля, состояние! Сейчас бы уже лошадей седлать могли. Сука! Сколько труда напрасно пошло.
   - Успокойся, Ругир, нечего злиться попусту, - я пытался выглядеть веселым и не унывающим, - профукали и черт с ним. Будет и на нашей улице праздник, поверь. Правду Дарем сказал - хорошо, что живы. А там видно будет.
   Ругир кисло усмехнулся и посмотрел на меня.
   - Хы, а как ты их жахнул! Жесть, я думал нам кранты, особенно, когда склад рушиться начал. Даже не подозревал, что ты в душе поджигатель... Гы-гы...
   - Какой поджигатель? - я удивленно вскинул брови, - надо было что-нибудь решать, вот и вышло, что вышло.
   - Ага, и по твоей милости теперь склады полыхают ярким пламенем. Гы, - Ругир прихлопнул меня по плечу и, на этот раз, искренне улыбнулся, - молоток. Знай наших, "резать всех", ага, сейчас. Спалить всех, твари. Ха-ха. Да, это по-нашему!
   - Тише, слышите? - Дарем приподнял открытую ладонь и уставился взглядом в стену, за которой слышались быстрые шаги.
   Действительно, я уже привык, что в моей комнате отлично слышно топот поднимающихся по лестнице людей. Через мгновение, в дверь моей комнаты постучали: - Клык, ты дома? Это Шивер, Клык, открывай. Срочно!
   Я переглянулся с ребятами и встал из-за стола. Шивера мы знали. И тот, наверняка, посреди ночи ко мне не приперся бы просто так. Парень высоко стоял в нашей иерархии, можно даже считать почти у истоков, то есть возле Азралиса.
   Когда отворил ему дверь, тот просиял, увидев парней.
   - О, и вы здесь, отлично! Короче, ноги в руки и к Батьке в "Косой переулок", бегом! Он всех срочно хочет видеть... - последние слова мы не услышали, парень уже бежал по лестнице.
   - Какого лешего здесь происходит, полночь на дворе, - в какой уже раз я посмотрел на небо за окном, - идем, выхода у нас нет.
   - Успокойтесь, никто ничего не знает, правда Ругир? - Дарем с подозрением прищурился. - Ты же не проболтался?
   Ругир оторвался от кубка, поперхнувшись.
   - Нет, конечно. Шутите? Добычу делить еще на кого-нибудь? - он сложил руки на груди и с осуждением уставился на Дарема.
   - Хм, верно говорит. И монетку не упустит на сторону. Тогда не будем заставлять Азралиса нас ждать, - сказал Дарем опершись о стол, вставая.
   Я задержался немного, пропуская ребят на выход. Убедился, что они меня не видят и достал сверток с флаконом магического огня. Такую штуку опасно таскать везде с собой, и уж тем более на визит к Рыжебородому.
   Быстро положил флакон в сундук у кровати, осмотрел еще раз помещение, закрыл окно и вышел из комнаты. Ребята уже спускались по лестнице.
   Через пол часа, мы предстали пред светлые очи нашего "кормильца". Идти было не далеко, во второй общинный дом, с другой стороны таверны. Больше времени ждали в прихожей. Азралис разговаривал наверху, нам же, приказали подождать. В зале находилось еще несколько ребят нам не знакомых. Никто не имел ни малейшего понятия, что происходит. Вскоре, я услышал скрип деревянных ступеней и обернулся.
   - Все собрались? Отлично. Вы знаете, что вам делать, вперед, - бросил он через плечо, следовавшим за ним парочке мужчин.
   Они накинули капюшоны своих плащей и прошествовали на выход. Главарь подошел ко столу и достал из кармана своей куртки, небольшой клочок бумаги.
   - И так, все уже в курсе горящих складов в городе? - он обвел взглядом присутствующих, отмечая слабые кивки. - Замечательно. Для нас появился хороший шанс немного разбогатеть.
   Ребята хоть и удивились, но сразу же одобряюще закивали и многозначительно перемигнулись.
   - Мы будем грабить, но грабить осторожно. Вот на этой карте, - указал он рукой на бумагу, которую перед этим достал, - обозначен отрезок канализации в ремесленном районе. А так же, заложенный старый лаз, в одном из складов торгового дома Петролиса.
   Теперь уже и я включился в происходящее. Вряд ли, найдется хоть один человек из банд, который не слыхал о лавках Петролиса. Известный купец драгоценных украшений и тканей. И, следовательно, его склад - ценная добыча.
   - Дарем, Ругир, Клык, вы возьмете еще двоих из новеньких, - указал он на пару молодых ребят возле него, - проверим их в деле. Пойдёте на этот склад, отмеченный крестом, - его палец указал на карту, а мы подошли ближе и посмотрели что там, - через вот этот тоннель. Не заблудитесь, мать вашу, не то три шкуры сдеру. Войдете через таверну и потом по вот этому тоннелю дойдете до первого перешейка...
   Азралис рассказывал дорогу и водил пальцем по карте, мы же, пытались запомнить все. То, что три шкуры спустит, это уж наверняка. Выхлоп обещает быть просто огромным.
   - Значит так, позади вас - пять крепких заплечников, не берите тяжелых вещей. Если подвернется, ткани, камни, украшения, это хорошо. Статуэтки, дерево, и прочую объёмную фигню, не вздумайте тянуть. Оружие только самое ценное, броньки, да какое оружие и бронь, он же не кузнец... Короче, сами все знаете, чему мне вас учить. Главным будет... Клык, - это было очень неожиданно, хотя возражений ни у кого не возникло, - вот карта, не подведи меня. Все, пусть Симрол благоволит вам. Встретимся тут же. Ступайте...
   Мы молча подхватили рюкзаки и вышли из дому. Пять минут понадобилось, что бы зайти с черного выхода в таверну и спуск в канализацию. Факелы подхватили в том же подвале.
   - Фу, как же здесь воняет, никогда не привыкну, - Дарем достал платок и повязал его на лицо, - ну что, Клык, веди. Сегодня твой звездный час.
   Он легко кивнул мне, придавая уверенности.
   - Ребята, я не знаю чего так, извиняйте. Сам в шоке, не ожидал я такого, - повинился я перед ними, - если кто хочет, можете вести.
   Я протянул карту в их направлении. Но никто не взял ее.
   - Хех, братюня, пахан сказал впрягаться, значит будем ржать, - Ругир, как всегда, в своей манере, - ничего удивительного. Ты у нас самый башковитый, вот те и козырь. Я один хрен, только о золоте сейчас могу думать. Мда... Целые горы бабла... И изумруды, изумруды... - Ругир мечтательно выпятил глаза и чуть было слюну не пустил.
   - Добро, так сему и быть. Эй парни, вы новенькие? Как вас зовут?
   Парни переглянулись, передернули плечами и уставились на меня.
   - Меня Выром кличут, это Жатир. С год уже под Рыжебородым ходим, - ответил мне один из них.
   Только заметил, что они очень похожи: - Вы братья что ли?
   Парни и вправду, как две капли воды, сбитые широкоплечие, морды квадратные, простецкие. Волосы соломенного цвета, глаза большие, то ли зеленые, то ли мутно синие. Оба лопоухие и в веснушках. Я бы сказал, образ обычного сельского парня на лицо.
   - Ого, а как ты узнал. Ну да братья. Нас всего пятеро в семье. Старших в ополчение забрали, мы же утекли и в город подались, ну а тут уже к Рыжебородому прибились, - отвечал все тот же Выр, Жатир только кивал подтвержающе.
   - Понятно. Значит слушайте нас, делайте что говорят, и все будет пучком, - ребята только кивнули как болванчики.
   Ясно, силовая поддержка для нас, тупые, но исполнительные. Играем от того, что имеем. Осталось пара нерешенных вопросов.
   - Лады, что он сказал, заложенный ход? И чем же мы будем его долбить? - посмотрел я на сотоварищи и почесал затылок.
   Ответ пришел откуда не ждали, первый раз Жатир подал голос: - Нам пахан дал кувалды и зубила, вмиг разгребем, что бы там ни было.
   Еще раз удостоверился в своих выводах насчет молодняка.
   - Выдвигаемся, я впереди, за мной Дарем, потом вы, - указал я на братьев, - Ругир замыкает. Ходу.
   Городская канализация представляла собой каменные катакомбы вырытые под городом. Множество переходов и отнорков, позволяли легко заплутать среди них. Солнечный свет сюда не попадал, благодаря чему, это был рассадник всяческих микробов, бактерий и грибков. А еще, здесь можно встретить разных чудищ, опасных и не очень. Основные магистрали контрабандистов, братвы и зоны охраняемые стражей, можно считать относительно спокойными местами. В мало изученные и редко посещаемые тоннели лучше не заходить, есть высокая вероятность того, что домой такой бедолага не вернется.
   Потолок изгибался наподобие арки, далее стены спускались к полу метровой ширины, с обеих сторон прохода, по центру протекал желоб со сточными водами. Желоб имел в ширину метра полтора, местами достигал и больших размеров, местами - меньших. Но вот глубина, никогда не была меньше чем по пояс. Если какой-нибудь неосторожный малый влетит в воду, то ему обеспечен приятный аромат на ближайшие недели две. Помимо воды, там плавали людские отходы, всякая падаль, обрывки тряпок и куски дерева. Чего еще только не встретишь, короче говоря. Настоящая смесь говна.
   Влететь в желоб очень легко. Со стен веками стекала вода, слизь, всякие грибки и тому подобная ерунда. В результате чего, на проходах под стенами, было скользко. Имелись ответственные люди за чистку городской канализации и ее ремонт, но, как и всегда, не исполнительные. Так что, мы приперлись в самый настоящий гадюшник. Да и воняло тут соответственно.
   По примеру Дарема, все повязали платки на лицо. Меньше смердеть не начало, но на душе было спокойней. Продвигались не спеша, с осторожностью, постоянно сверяясь с картой. Она была плохенько нарисована от руки, но для надежности, наш маршрут выделили жирными линиями. Вся трудность состояла в том, что бы заблаговременно перебираться на другую сторону канала перед поворотами. Мостки через канал обозначены не были. Временами вообще лежали обычные доски. Наверное, представители теневого мира намостили себе пути.
   Переходы между каналами были без желобов для воды, узкие проходы шириной метра полтора, зато без дырок для отходов над головой, можно было спокойно передохнуть. Ах, да - дыры для отходов. Многие дома имели нужники внутри своих стен, с прямыми трубами до канализации. То есть, на нас в любой момент могло вылететь дерьмо, грязная вода или отходы от еды. Хорошо хоть большая часть труб направлялась в центр желоба, но бывало всякое.
   На стенах плясали тени от наших факелов, создавая причудливые узоры. Временами сквозняки доносили голоса людей и животных. Было немного боязно. Пару раз, я без факела, осторожно продвигался вперед и заглядывал за извороты тоннелей.
   Судя по карте, мы находились не далеко от места назначения, метров двести по прямой после поворота. Решили пока минут пять передохнуть. Часа два времени, по ощущениям, здесь лазим. Для отдыха выбрали свободный тупичок, со ступеньками на верх. Наверное, питейная над нами или склад. Возле ступеней стояли сломанные бочки и ящики, а подход к ним перекрывала железная решётка. Сырость и время внесли свой вклад и теперь замок был напрочь уничтожен. Ругир попробовал слегонца надавить на калитку и она со скрежетом отворилась. Одновременно с тем, по тоннелям раздался приглушенный грохот, будто бы отвалился кусок каменной стены. Через пару мгновений еще один. Мы все одновременно уставились на каменный свод комнаты, ожидая, что он сейчас упадет.
   - Не будем лишний раз испытывать удачу. Тут рукой подать до нашей цели. Быстрее справимся, быстрее вылезем из этого лабиринта.
   Парни со мной согласились и зашли за угол последнего поворота. Через четверть часа, да пару пропущенных разветвлений, наша компания ввалилась в большое помещение. Другими словами невозможно описать это место.
   Стены резко раздались в стороны. Пространство слабо освещалось светом факела. Метров десять от стены до канала. Длина комнаты составляла примерно тридцать шагов. Посреди канала находился каменный мостик на другую сторону. На обоих берегах виднелись парапеты и проходы на верх. Большую часть места на полу занимали различные деревянные сооружения: ящики, бочки, арки и стойки, связки досок. Отдельно насыпано несколько куч битого камня и целых кирпичей. В углу сложено много мешков с неизвестным содержимым, вероятно строительный мусор.
   - Кх, Клык, ты нигде поворот не пропустил? Не похоже на заложенный старый лаз, - полушёпотом спросил Дарем, оглядываясь.
   Я и сам прекрасно это понимал.
   - Мусор, доски, камни, лошки ремонт устроили,- Ругир похлопал ладошкой по рядом стоящей бочке. - Баба с возу, как говорится, зато нам не придется выламывать каменную кладку. За мной, салаги.
   Он достал небольшой нож и, прокручивая его между пальцев, пошел к винтовой лестнице. Братья с Даремом ждали моей команды.
   - В его словах есть истина,- с сомнением протянул я, - один хрен, проверить стоит. У меня нет желания объяснять Азралису, почему мы ничего ему не принесли.
   Наверху, выход преграждала решётчатая дверь, с прутьями в два пальца толщиной. Петли обильно смазаны маслом, следов ржавчины не видно. Один их братьев даже присвистнул, глядя на это, кажется Выр. Фиг их разберешь, даже одеты похоже. Ругир копошился отмычкой в замке, когда остальные подтянулись. Через пару мгновений прозвучал щелчок и глухой удар замка о пол.
   - А потише нельзя? Лучше обойтись без лишних жертв.
   - Зуб даю, все кто был, сейчас наверху на пожар смотрят.
   Новое помещение встретило нас обилием пустой тары и коробок, подобно тем, что валялись снизу. Проход к следующей лестнице был расчищен, но в пыли отчетливо виднелись отпечатки сапог. В этот подвал частенько захаживали люди. Еще один "звоночек" на который стояло бы обратить внимание, но я его проигнорировал. Мы быстро прошли через подвальное помещение, желая поскорее добраться до вожделенных сокровищ. Настоящий сюрприз ждал на следующем этаже.
   Поднимался я по ступеням последний, так что, пришлось расталкивать ребят на выходе. Они застыли и тупо пялились на открывшуюся обстановку. А посмотреть было на что. Ровные ряды двухэтажных коек у обеих стен, рундуки под кроватями, здоровые шкафы и окна, прикрытые ставнями. А самое интересное располагалось у выхода с противоположной стороны. Две здоровые стойки под оружие и щиты. Масляные лампы освещали этот, не знаю как точнее назвать, барак, казарму? Слава богам, комната была пуста. Точнее, жильцы отсутствовали.
   - Какого лешего?.. - Дарем даже рот приоткрыл от удивления, осматривая пространство.
   - Такс, ребя, косяк вышел. Валим шустриком отсюда, пока хозяева не заявились. У меня даже в портках, кое-что сжалось и в копчике свербит, - прошептал Ругир, отступая спиной к лестнице, - а это не к добру.
   Идея хороша, да поздняя. За дверью была еще одна комната или предбанник. Мы отчетливо услышали топот шагающих людей и их голоса.
   - Приказано заблокировать подходы к казармам, перекрыть канализацию, со всех сторон прочесать подземелье!
   - Вы трое со мной, вы двое на верх, ты на крышу! Быстро!
   - Откуда информация?
   - Склады не видел, что ли? Только что рванули амбары с провизией. Наверное схватили диверсантов, допрашивают...
   - На нас напали? Город атакуют? Я слышал, на башнях подают сигналы к обороне крепости...
   Я резво развернулся и начал заталкивать застывших братьев обратно на лестницу. Уже спускаясь по ступеням, мельком заметил, открытые входные двери и пару солдат за ними. Отблеск света на стальных кирасах и шлемах заставил меня серьезно нервничать. Гвардейцы, или регулярная армия. Ситуация вырисовывается очень скверная. Надо валить со всех ног, не то, порежут нас как овец.
   - Тише. Слышите? По-моему, там...
   Я тоже услышал это. Грохот от упавшей бочки, раздался набатом у меня в голове. Черт, скорее бежать, не мешкать.
   Опять эти тупые братья. Один споткнулся о бочку, другой его поднимал и тянул дальше вдоль прохода. Ругир и Дарем бежали на пару шагов дальше.
   В проем последнего спуска я прыгнул словно бык, которому отчекрыжили причинное место, проталкивая тела ребят дальше.
   - Вон они! Все сюда! Противник в подземелье!
   - Они спустились в канализацию, я видел троих.
   - Бейте тревогу! Скорее!..
   Я надеялся, что успею скрыться в пролете винтовой лестницы, пока солдаты еще не вошли. Но дурацкая бочка заставила их поторопиться. Напрасно только кубарем вылетели со ступеней.
   По дороге потеряли два факела. Подземную комнату канализации освещал последний, в руках Дарема, которым тот поджигал тряпье и бросал его на древесную труху. Как только мы выкатились на свободное пространство, Ругир перекинул пару стопок ящиков возле входа, перекрывая его. Двадцать заветных шагов отделяло нашу компанию от зева коридора, которым мы явились.
   - Готово, можно идти, сейчас тут все загорится и застелит едким дымом, - сказал Дарем, бросая последний жмых пылающего тряпья, - должны оторваться.
   В тот же момент, с прохода на противоположной стороне, стали появляться вооружённые люди. Первый же вышедший солдат, заметил Дарема с факелом в руках.
   - Скорее, они тут! Уходят! - прокричал тот и побежал в нашу сторону.
   Вся наша компания рванула с места, только в разные стороны. Братья, как обычно, начали чудить и бежать в другой проход.
   - Куда, мать вашу? - вскричал я, пытаясь их вразумить.
   - Забей на них, только тормозят нас, - выдохнул Ругир, пробегая мимо.
   В это время, из прохода показался третий солдат, с арбалетом в руках, оценил ситуацию и выстрелил. Прозвучал металлический щелчок. Стрела устремилась с ложемента, пробив грудь одному из братьев. Тот кубарем перекатился к стене и бездыханно распластался на мокром полу.
   - Вы-ы-ыр, не-е-ет! Выродки! - вскричал Жатир, подхватил палку возле ног и понесся с ней на перевес к ближайшему солдату.
   Концовку развернувшейся баталии не досматривал. Заминка с братьями, дала нам несколько лишних секунд к бегству, чем я решил воспользоваться.
   Бежать по скользкому полу было неудобно. Ноги, то и дело, норовили соскользнуть в желоб с водой. Мы растянулись змейкой. Дарем бежал первым, за ним Ругир. Свет от факела местами освещал дорогу. Тень от ребят частично перекрывала обзор, но не критично. Хуже всего было на поворотах, когда факел прятался за углом. Пару раз чуть было не искупался.
   Позади - бежали преследователи. Свет от их ламп и факелов, иногда мелькал на стенах, а голоса расходились эхом по тоннелям. Мало-помалу, погоня отставала. Впереди мелькнул шанс на удачную концовку сегодняшних похождений. Дарем вел нас без карты, поэтому мы безбожно заплутали. Все чаще начали появляться комнаты сродни той, под казармой. В одной из них, нас ждала засада. Точнее, просто патруль или караул из четырех гвардейцев.
   Хвала богам, они отдыхали и не были готовы к схватке с противником. Звук наших шагов и свет от факела всполошил их, но сразу действовать они не начали. В таком случае, могли всех нас порешить.
   Первым, на свободное пространство выбежал Дарем, оценил ситуацию и попробовал развернуться. В него влетел Ругир и сбил с ног. Я едва успел затормозить перед ними.
   Гвардейцы быстро опомнились, выхватили оружие и поспешили к нам. Времени хватило только на то, что бы поднять ребят. Первым я подхватил Ругира, затем Дарема.
   Звук щелкающей тетивы застал нас врасплох. Дарем резко дернулся и повис у меня на руках. Посмотрел в мои глаза, захрипел кровавой пеной и откинул голову. Его тело перекрывало мне обзор на перезаряжающего арбалет гвардейца.
   - На хрена им тут арбалеты, черт. Прости братишка, я не смогу тебя вытянуть, - сказав это, выпустил из рук тело друга со стекленеющим взглядом, - еще увидимся.
   Перед тем, как нырнуть назад в проход из которого мы выбежали, нагнулся и подхватил факел. Выпрямился как раз за долю секунды до удара гвардейца. Его меч пролетел в паре сантиметров от моей головы. Они не зря считаются лучшими солдатами в городе. Не успел я выровняться, как пришлось отбивать факелом второй удар. Разворот и быстро прыгнуть в сторону коридора. Что-то резко укололо в правый бок, видимо достал меня напоследок.
   Минут через десять остервенелого бега, чуть факел не угас, попробовал свободной левой рукой место укола. Пока в крови столько адреналина, боли почти нет. Необходимо оценить уровень ущерба. Слегка провел рукой по плотной куртке, нащупал небольшой разрез на ней. Достал пятерню и уставился на ладонь залитую кровью. Чуть было не слетел с тропинки. Чую, вскоре буду иметь еще одну проблему.
   Через плечо посмотрел назад. Преследователей не видно, как и Ругира по близости. Хреново... Поискал карту в куртке, но нашел лишь срезанный карман.
   - Просто отлично, мля. Мало того, что остался один, так еще и без карты, - сам не понял, к кому я обращался. - Хорошо хоть факел подобрал, в темноте было бы вообще хреново.
   Положение у меня незавидное. Мокрый, грязный и весь в крови. Холод начинал пробирать тело. Надеюсь, не от потери крови. Не было ни малейшей идеи как выйти и сложившейся ситуации. Назад идти точно не стоит, вдруг нарвусь на патруль. Внятно объяснить, что я тут делаю у меня не получится. Остается идти только вперед. Факел задрожал и начал пшикать искрами. Черт, остается минут десять до того, как он угаснет и оставит меня в полной темноте.
   Вспомнил, как совсем недавно, Ругир случайно выломал замок в отнорке, со ступенями на поверхность. Появилась надежда выбраться из этого ада. Я спешно начал обследовать ближайшие тупики. Лишь в третьем попалась ржавая решётка.
   Пара ударов ногой и она слетела с петель. Грохот, раздавшийся по канализации, меня совершенно не беспокоил. Маниакально хотелось выбраться отсюда. Факел почти не давал света, дернулся напоследок и затух. Выбросил бесполезную деревяшку и наощупь поднялся по квадратной винтовой лестнице, пока не уперся в деревянные створки. За ними слышались звуки ночной улицы и тянуло свежим воздухом. С натугой приложился пару раз всем телом в наклонную поверхность и вылетел на болотистую жижу.
   Звук от резко раскрывшихся створок, заглушила телега, проскочившая дальше на дороге. Тупичек в котором я вылез, слабо освещался луной и просветами из окон домов. Повсюду слышались крики и разговоры людей.
   Я поднялся на ноги, отряхнулся немного и огляделся. Место мне незнакомое. Сорвал повязку с лица, скомкал ее и засунул под курту, на место ранения. Надеюсь хоть немного поможет. Подошел к выходу на улицу и выглянул за угол. Просторная проезжая часть, вывески торговых и мастеровых лавок, телеги по бокам. Судя по этому, вылез я наружу, где-то в районе ремесленников. За ориентир решил принять зарево от пожара. Если там склады, здесь ремесленники, то мне... Направо.
   Еще раз огляделся и выдвинулся в сторону дому. Через два квартала, понял где нахожусь. А так же то, что домой я не доберусь. Силы меня неустанно покидали. Два раза еле удалось спрятаться от патрулей. Те, активно всех проверяли и обыскивали. Нужно срочно придумать, где еще можно укрыться на время. Желательно там, где мне предоставят медицинскую помощь.
   Недалеко от сюда жил один старый знакомый почившего Варлама. Один раз мы к нему наведывались, хотели купить металл для меча. Когда я перебрался в город, заходил его навестить и рассказать новости. Мне тогда показалось, что они были приятелями. Я оказался прав, и тот очень огорчился по поводу кончины своего друга. Даже выпили за упокой его души. Разошлись мы тогда почти приятелями, приглашал заходить в гости. Несколько раз я воспользовался приглашением.
   Хотел было продать еще зачарованный амулет, который носил на шее. Один раз сильно нуждался в деньгах. Но тот отказался его брать. Сказал, что такую вещь никто не купит. Ни много ни мало, это символ твареборцев, охотников на всякую нечисть. Личный идентификатор вроде. Такими вещами обычные люди не пользуются, можно помереть раньше времени, когда другие охотники узнают. Посоветовал отдать таковому, когда его встречу. Могут даже вознаграждение выдать.
   Он тогда мне одолжил пару серебряных. Которые я благополучно вернул. После чего, наши отношения, не то что стали крепче, но доверия прибавилось. Вот теперь, мне предоставилась возможность проверить, насколько хорошо он ко мне относится.
   Я подошел к его лавке, никем не замеченный, еще раз оглянулся и постучал в двери. Благо из окна виднелся свет лампы, вероятно он еще не спит, либо уже проснулся от переполоха. Раздались шаги с другой стороны.
   - Кто там, на ночь глядя?
   - Это я, Никол.
   Прозвучал звук отпираемого замка, и двери отошли в сторону.
   - Здравствуй Никол, стряслось чего? Не ожидал тебя ночью увидеть?
   - Здравствуй Гирдал. У меня неприятности. Я ранен и меня преследует стража.
   Гирдал с удивлением уставился на мой бок. Посмотрел на измученное лицо и отошёл в сторону, пропуская.
   - Поднимайся сразу на второй этаж, в первую комнату по левую сторону. Я сейчас подойду.
   Комната была обставлена на манер рабочего кабинета. Под единственным окном стоял большой резьбленный стол с креслом, обитым мягкой тканью тёмно-красного цвета, в тон плотным шторам. Вдоль стен стояли шкафы и сундуки, небольшие столики с непонятными инструментами и оборудованием на них. Слева от меня разместили целый диван. На полу расстелен большой мягкий ковер. Пространство кабинета освещало несколько настольных масляных ламп. Вся обстановка веяла дороговизной и практичностью. Столешница была завалена маленькими коробочками, свертками, бумагами и письменными принадлежностями. Видимо, владельца я застал за работой.
   - Скидай сапоги, верхнюю одежду и садись на диван, - Гирдал занес железную миску с водой и полотенцами.
   - Не переживай по поводу крови, это кожа лирука. Морское животное, не вбирает влагу в себя, - пояснил он, видя моё непонимание.
   Я осторожно скинул все необходимое и присел, на указанное место.
   - Рана хреновая, сейчас промоем, замажем и зашьем, но заживать будет долго. Хорошо ребра целы. Края раны немного запеклись, такое бывает, когда клинок замагичен.
   - Что случилось в городе? Откуда паника?
   - Я думал, ты мне расскажешь, - Гидрал на мгновение оторвался от раны и дал мне выпить пузырек с жидкостью. - Пей, давай, немного притупит ощущение боли.
   - Я не знаю, что там стряслось. Мы были в подземельях по делах, вдруг откуда не возьмись, выскочили гвардейцы. Начали всех без разбору резать, еле ноги унес. Знаю только, что перед спуском, загорелись склады и все.
   - Говорят было нападение андрельцев, этих собак не резанных. Будто бы сожгли они военные запасы: амуницию, оружие, еду для армии и запасы на зиму. Вроде, даже пару казарм ополченцев с людьми внутри...
   - Я к этому не имею никакого отношения, ты мне веришь Гирдал?
   - Верю, потому и пустил внутрь. Друг Варлама не мог быть андрельским предателем. Никогда не поверю, но это не меняет того факта, что тебе стоит залечь на дно в ближайшее время. Если попадешь под руку, повесят без зазрения совести. Недавно объявили комендантский час... Не дергайся, терпи пока не зашью. Так вот, всех кого словят на улице, могут задержать до выяснения... А там, сам знаешь, пыточная, палач и раскаленные иглы. Признаешься во всех грехах, уж поверь.
   - Дела... Может обойдется все, просто панику развели? Не верю я, что андрельцы аж сюда добрались... Так далеко от войны... Может, местные шалят? С них станется. Или еще чего, подобного. Не хотелось бы быть в гуще боев...
   - Скоро все решится, - Гирдал плотно обвязал вокруг моей груди полотно ткани, вместо бинтов, - все, иди ложись спать в гостевой комнате, дверь напротив. Я сейчас сделаю специальный отвар, поставлю на стол у твоей кровати. Каждый раз, как проснёшься, пей понемногу. Завтра обсудим, что делать. Может, ситуация с городом проясниться, до того времени...
   - Я не знаю, как тебя отблагодарить...
   - Не время об этом, иди спать, ты еле держишься на ногах.
   Думал, что воспоминания сегодняшних событий не позволят мне уснуть, столько страха натерпелся. Но, как только моё тело коснулось кровати, почувствовал, насколько я устал. Через пару мгновений, сознание укатило в мир грез и сновидений. Все будет завтра, а сегодня - мне стоит отдохнуть.
Оценка: 4.99*28  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Черепанов "Собиратель Том 2"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) О.Гринберга "Ребенок для магиссы"(Любовное фэнтези) О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) В.Февральская "Фавориты. Цепные псы "(Антиутопия) А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"