Соломатина Дарья: другие произведения.

О похудении, любви и прочих разностях.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Обложка

    Иронический любовный роман.
    Аннотация: "Симпатичная женщина без вредных привычек, детей и капризов, но с двумя высшими образованиями, квартирой, машиной и шубой желает познакомится. Заинтересовался? Тогда звони! 8(978)777-56-32". Заурядный текст для сайта знакомств, но что делать, если эта женщина ты? Не знаете? Вот и Ядвига Сергеевна Кишинева не знала. До поры до времени.

    ОБЩИЙ ФАЙЛ. Прода от 25.06.2015г. 1:05


Глава 1.

 
"Симпатичная женщина без вредных привычек, детей и капризов, но с двумя высшими образованиями, квартирой, машиной и шубой желает познакомится. Заинтересовался? Тогда звони! 8(978)777-56-32".

Этот в вышей степени идиотский текст был набит в графе "о себе" на одном из местных сайтов знакомств, который приветливо мигал пошленькой вывеской на мониторе компьютера, моей, как я считала, подруги. 

- Что это за хрень и почему здесь мой номер?! - В погоне за истиной, я бодренько напирала на Лидку, притесняя ее своей гордой "троечкой" к спинке стула, и даже откровенно любопытные взгляды коллег не могли меня остановить, - И что значит "анкета активна"?

Нет, о том что это значит я догадывалась, но пришедшие на этот счет в голову мысли мне мягко говоря не нравились. За "жестко говоря" в офисе были введены штрафы, в размере трех процентов от оклада, поэтому дела велись здесь исключительно "мягко". Методика эта была пробной и испытывалась исключительно на нашем отделе с целью повышения морального облика сотрудников. 

Предложила я её примерно месяц назад, но уже были заметны изменения, произошедшие с коллективом. Даже приписанный к нам водитель Вася, тайно влюбленный в Лиду, о чем, конечно, знали все мы, но не знала она, научился выражаться цензурно, но от этого не менее искрометно. Инновации в нашем денежном болоте принимали неохотно, с ненавистью к инноваторам, но я держалась, веря строму-доброму правилу: "поговорят, поговорят, да забудут". 

- Вот и я думаю, что зря упомянула о твоем образовании, - с видом профессионала дел любовных произнесла она, подытожив совершенно для меня неожиданным: - Мужики они такие, умных баб не любят.

- Ну да, им подавай блондинистый силикон на шпильках! - попытка сыронизировать вдребезги разбилась об уверенный кивок собеседницы, - Лид, я одного не пойму, на черта ты это делаешь? У тебя своей жизни что ли нет, раз ты в мою лезешь? Удали этот бред немедленно.

С видом крайне деловым, Лидия все же снизошла к моим увещеваниям и действительно удалил "этот бред". Ну тот, который про два высших образования. Все же мудрым был человек, заявивший, что с друзьями работать нельзя, видимо сам сталкивался с такими дамочками как моя коллега. Нет, ну правда, донести до подруги, чье служебное положение гораздо ниже твоего, простые истины порой бывает непросто. Но я знала еще один способ. 

- Лидия Альбертовна, согласно штатному расписанию, вы у нас аналитик, а не сваха, - напустив в голос серьезности начала я, - поэтому вернитесь к своим должностным обязанностям. В противном случая, я буду обязана дать распоряжение нашему технику, чтобы он удалил все игры и поставил фильтр на браузер.

Это была кара, нет не так, Кара, потому что работа у нас нудная и однотипная, как и у всех финансистов нашей страны. Цифры-цифры-цифры и голова, нагло идущая кругом от всей этой монотонности. К концу смены было лишь одно счастье и это не разговор с "любимыми" коллегами, а паблики во всевозможных "ВКонтактах", интересные страницы в "Твиттере" и, конечно же, горячо любимый "Самиздат" с тоннами ЛФРов, СЛРов и ИЛРов, тешущих самолюбие дам "за" или "около" тридцати из которых и состоял наш дружный коллектив. 

Мне было двадцать шесть и несмотря на то, что по возрасту я была практически самой младшей, особенно если исключить Ирочку и Светочку - секретарш нашего Главнюка, занимала один из важнейших постов, будучи главной в этом царстве порока и должностных преступлений. Ибо Финансовый отдел - это вам не хухры-мухры! - а бухгалтера, экономисты и аналитики, делящие между собой небольшой, если сравнивать с "операторной", и большой, если сравнивать с "компьютерной", зал заставленный столами. 

Мой кабинет, гордо прячущийся за матовым стеклом, находился четко напротив двери, впритык к противоположной ей стене. Справа в своем закутке окопался главный бухгалтер - сухонький мужичок лет сорока с маслянистыми вечно бегающими глазками, намекающими на нечистую совесть. Слева обжилась старший экономист - немолодая уже женщина, с холодным цепким взглядом. Помимо основной должности я курировала еще и несчастных аналитиков, ненавидящих меня всем сердцем за непростой характер и карающие санкции, что я не дрогнувшей рукой роняла на головы провинившихся. Но разве это кого волновало? Точно не меня, прекрасно запомнившую, что в женском коллективе могут любить только мужчину, а раз я им не являлась, то и переживать из-за нелюбви было делом бессмысленным. 

- Ядвига Сергеевна, хватит вредничать, - нетерпеливо начала объяснять мне мою глупость дорогая сотрудница. - Вам уже двадцать шесть лет, пока вы еще молоды и симпатичны, но ради Бога, Яда, сколько у тебя еще осталось в запасе годиков? Пять? Десять? И все! Здравствуй климакс и утренние витаминки. Тебе мужик нужен, Яд. И я его тебе найду. Не повторяй моих ошибок! 

"Ошибками" любезно именовались два экс-мужа и тысяча прочитанных любовных романов, что помогли некогда любимым мужчинам получить приставку "экс-". Как бы хороши они не были, но до книжного идеала все же не дотягивали, хоть и старались. В свои хвостатые тридцать Лидка по прежнему ждет принца и с каждым минувшим годом ее надежда на счастливую личную жизнь становится все меньше. 

- У меня не та степень отчаянья, чтобы знакомится на сомнительных сайтах. Я предпочитаю рестораны, выставки и концерты.

Здесь стоит пояснить, что "степень отчаянья" - это не физическая мера готовности пойти девушки на свидание с совершенно неподходящим ей в частности, и всем другим женщинам - в целом, мужчиной. Что бы стало понятнее поясню на примере из жизни. Если женский объект АЛ (Аналитик Лидочка) согласится на поход в кино с последующей остановкой в кровати с мужским объектом В-2 (Водителем Васей), то это значит, что у объекта АЛ наступила та самая степень отчаянья. 

- И как, помогает? - Если бы не откровенная насмешка, звучавшая в голосе, то я бы сказала честно: "Нет. Не хрена этот метод не помогает", а так лишь неопределенно пожала плечами. Пусть сама думает. - Вот и мне не помогало...

Мы бы и дальше продолжили препираться, делясь наболевшим, на радость сейчас всему отделу, а в дальнейшем и офису, если бы строка "Личные сообщения (0)" не превратилась в "Личные сообщения (1)", издав при перемене мерзкое "пи-и-и-ип". 

С уверенностью профессионального хакера Лидка в два клика открыла пришедшее письмо, в котором перемежаясь улыбчиво-цветочными смайликами значился следующий текст:

"Здравствуйте! Ядвига, как вы отнесетесь к тому, что бы провести со мной воскресный вечер, в каком-нибудь хорошем ресторане? Прошу вас, не отказывайтесь сразу, иначе мой друг от меня никогда не отстанет. Надеюсь, вы милосердны и придете ко мне на помощь". 

Я неверяще рассматривала письмо - все же оперативность сайта знакомств поражала. Хотя, если судить по удивлению отразившемуся на лице подруги, словно счет на табло, похоже так было не всегда. И не со всеми. 

Пока я раздумывала над этой закономерностью, Лидка уже залезла в профиль пользователя, отправившего мне сообщение. С аватарки на нас смотрел зеленоглазый брюнет с правильными чертами мужественного лица, дорогая рубашка из хорошей ткани завершала образ успешного дельца, адвоката или...

- Альфонс. Как есть альфонс, хоть и недурен собой, - озвучила мои мысли Лидия. - Или еще хуже - маньяк-извращенец. - Помолчав с минутку, на протяжение которой с видом ведьмы-шарла...гадалки гипнотизировала электронную фотографию, продолжила: - Ну что, пойдешь спасать гея от дружка? 

- Почему сразу гея? - Логика некоторых особ женского пола, к которому принадлежала и я, иногда загоняла меня в тупик. 

- Да ты на руки его посмотри! - перст судьбы уверенно ткнул в часть монитора, содержащую кусок руки, - такие руки только у геев. Или как они там? О! Метросексулов. 

- Метросексуалов, - педантично поправила я. 

"Может еще штраф за неправильную речь ввести?" - подумала я, окинув взглядом зал с сосредоточенно изображающими активную профессиональную деятельность сотрудниками, но была все же вынуждена отказаться от этой замечательной идеи, иначе я точно бы в один прекрасный день просто сломала шею, совершенно случайно упав с лестницы. 

- Один шут! - взмах рукой и не терпеливое: - Ну так что?!

В последний раз посмотрев на статного брюнета и решив, что терять мне все равно уже нечего, я кивнула. Ну правда, чем черт не шутит, и вдруг этот красавчик тот самый мой прынц.
 
 

Глава 2.

 
Дни накладывались друг на друга, словно упавшее домино, попутно погребая под собой все управляющее звено нашей фирмы. К сожалению, я счастливым исключением не стала и с ужасом ждала понедельника, на который была назначена сдача отчета. Та самая, что уже успела войти в легенды. Мрачные такие. Душещипательные. 

Поэтому на Лидку, что наматывала круги вокруг моего стола словно акула, я внимания не обращала, закопавшись в документах, предоставленных для обобщения бухгалтерами и экономистами. Данные по аналитикам формировались мной в последнюю очередь и, буквально перед самой сдачей, включались в практически готовый отчет. 

Но не смотря на капитальную занятость, я то и дело возвращалась мыслями к свиданию с интернетовским знакомцем и чем ближе становились выходные, тем ярче осознавала, что зря согласилась на встречу. Однако, Лидка с точностью до секунды, словно качественный радар, успевала появляться в моменты смятения и старательно вещала мне о необходимости выхода в свет. Я соглашалась поглубже зарываясь в бумаги. Не то, чтобы ее проповеди меня затрагивали, просто это был единственный способ от нее избавится. Этой встречи она ждала больше чем я, что откровенно меня пугало. Эта пятница исключением не стала. 

- Ядвига, - зубастой Шарм-аль-Шейхской хищницей она вплыла в мой кабинет, чудом миновав улыбчивую двадцати летнюю Зиночку, мою секретаршу. - Ты уже решила в чем пойдешь? 

- Куда? - оторвав взгляд от таблицы, в которой я чувствовала подвох и вот уже как полтора часа пыталась его отыскать, вяло поинтересовалась я. Подвох не находился, издевательски махая мне хвостом из-за очередной колонны цифр. - К Главному? Ну, как обычно: блузка, юбка... 

- Блузка, юбка! - противным голосом передразнила она меня. - Я тебя про свидание спрашиваю! Но если хочешь мой совет, то оденься как Изольда Карловна - ее отчеты он без вопросов и детальной проверки принимает. 

Я мысленно хмыкнула. Изольда Карловна являла собой образец женственности и эпатажности. Совсем недавно ей стукнуло пятьдесят пять, однако это не мешало сей почтенной даме, наряжаться в провокационно-сексуальные костюмы, прекрасно подчеркивающие пару-тройку... десятков лишних килограммов, от чего она становилась похожей на ветчину в сеточке. 

Зольда, как она просила к себе обращаться, вот уже на протяжении семи лет являлась главой отдела снабжения и с ней предпочитали поддерживать добро-приятельские отношения все сотрудники: от Главнюка и до курьеров, прекрасно уяснив, что если ресурсов нет, то это значит, что их действительно нет или просто вы не понравились Карловне. Впрочем, теткой она была мировой и любезно "прощала" всех нас нехороших за плитку "Альпен-Гольда" или обещание настрочить докладную Главнюку, хотя лучше было использовать эти два метода сразу, подслащивая лекарство для злопамятной снабженки. 

- Боюсь мы с ним тогда до отчета не дойдем, - многозначительно молвила я, приправив высказывание тяжелым вздохом. 

Лида расхохоталась. Инициатором сплетен о нежных отношениях, связывающих меня с шефом, была именно она, чем искренне гордилась. 

- Нет, а как ты еще хотела объяснить тот факт, что малолетку поставили начальником в нашем серпентарии? А так все органично получилось... - она развела в стороны руками, а я в который раз промолчала. В чем-то она действительно была права, однако, от этого мне менее обидно не становилось. Этой должности я действительно добилась сама, но вот в фирму пришла по протекции отца, чего мне никак не могут простить наши кумушки, от того байка про мой роман с босом и прижилась. - Да не переживай ты так! От этого морщины и прыщи появляются. Им просто завидно, что их папа в политике не преуспели!..

"Папа" - это слово она произносила поставив ударение на последний слог, искренне веря, что этот раздражающий псевдо-французский акцент очень мил. Я же предпочитала именовать мужчину, принявшего участие в моем зачатии, не иначе, чем отцом. Просто "папа" для того, с кем я начала общаться только в двадцать, когда смогла стать самой перспективной студенткой экономического факультета и сочла себя достойной, слишком мягко. Да и нежно как-то. Совсем не правильно. С мамой они никогда не жили и если бы она не настояла, я бы так и не познакомилась с собственным папашей, женатом на работе и сожительствующем с девочкой на три года младше меня. Я его единственный ребенок. Наследница и пятно на репутации безгрешного слуги народа. 

- Не трогай... - поморщившись, начала было я, но была прервана стуком в дверь и вынуждена произнести совершенно иное: - Войдите!

В кабинет походкой профессиональной модели прошествовала моя секретарша - совершенно бесполезное создание, призванное отвечать на звонки и радовать взгляд посетителей-мужчин. 

- Ядвига Сергеевна, я вам сегодня еще нужна? - с трудом поборов желание сообщить, что она мне вообще-то не нужна не только сегодня, но еще завтра и вчера, я все же решила пожалеть девочку и не срывать на ней свое раздражение. Ведь она не виновата, что была навязана мне в работницы собственным любовником, входящем в совет директоров. Хотя ее можно было еще и пожалеть: спать с таким как Лев Георгиевич, то еще должно быть удовольствие... К тому же она честно старалась не мешать и быть полезной. 

- А который сейчас час? - свои наручные я забыла утром на прикроватном столике. 

- Без десяти семь. 

- Иди домой. Жду тебя утром, - мне стало стыдно перед Зоей, по уставу обязанной уходить не раньше непосредственного начальства. Прогадал все же Лева пристраивая ее ко мне в секретари - я тот еще трудоголик и частенько мы с ней остаемся вдвоем допоздна. 

Мелодично попрощавшись прехорошенькая Зоечка скрылась за дверью, а Лида, молчавшая во время нашего небольшого диалога нетерпеливо продолжила:

- Так что там с нарядом?

- Я еще не решила, - призналась в собственной нерасторопности я, - все зависит от того куда мы пойдем. 

- Пф-ф-ф... Что еще за "зависит"?! Ты должна быть прекрасна, поэтому я голосую за тот изумрудный костюмчик, в котором ты была на презентации товаров прошлым летом, - если бы Лидия была супергероем, то ее способностью однозначно была бы шикарная память, позволяющая ей запоминать кто в чем и когда появлялся в свет. 

- Он мне узковат в талии, - это была истина, а не способ отделаться от настырной подруги. Я действительно поправилась за эту зиму, о чем свидетельствовал мерзкий валик, скрывающийся за высокой посадкой офисной юбки. 

- В чем проблема? - Лида усмехнулась. - Переходи на воду и гречку, а еще лучше... 

Что там еще "лучше" чем гречка и вода мне узнать так и не удалось - веселая трель телефона тактично намекнула, что я кому-то нужна. 

Добрых пару минут я упорно пыталась испепелить телефон взглядом, но так в этом и не преуспела. Эх... не быть мне супервуман! Отвечать не хотелось, но от пронзительного треньканья начали "стучать" виски - верный признак подступающей мигрени, что беспардонно пыталась завоевать меня, едва я только закопалась в таблицы, поэтому пришлось все же поднять трубку, порадовав человека на другом конце провода печальным "алло". 

- Ядвига Сергеевна? - голос Главнюка я узнала бы из тысячи. Приятный, стоит признать, голос. - Поднимитесь ко мне, будьте добры. - Последнее он добавил из чистой вежливости, ибо как бы я не была зла игнорировать приглашение не имела права. 

- Хорошо, Глеб Игоревич, через двадцать минут буду, - как можно спокойнее произнесла я, изо всех сил стараясь, чтобы он не услышал в моем голосе: "Иди к черту. Мой рабочий день уже закончен." 

- Ядвига Сергеевна, милая, - похоже посыл был получен, раз шеф добавил это дебильное "милая", обязанное в идеале воодушевить работника теплым дружеским отношением, но жизнь - баба не идеальная, вот и его обращение дико бесило. Об этом знали мы оба, но он продолжал так меня именовать, а я тихо закипать в бессильной ярости. В общем, стабильность во всем - залог успеха. Ага. - Я попросил вас зайти сейчас, если бы вы были нужны мне через двадцать минут, я бы об этом сказал. 

- Я поняла, Глеб Игоревич, сейчас буду, - не пожелав ответить собеседник отключился и на смену его голосу пришли частые гудки. С брезгливостью откинув от себя трубку, словно она была виновницей всех моих неприятностей, я посмотрела на Лиду: - На этом наш девичник официально считается закрытым. Я пошла к главному, а ты домой. 

Лида кивнула, поднимаясь из кресла для посетителей, и уже на выходе из кабинета, обернулась:
- Только не смей сбегать. Позвонишь, как вернешься домой и расскажешь все в подробностях. Поняла меня? Я хочу знать все, - последнее слово было многозначительно выделено голосом и сомнений о том, что именно она подразумевает под таинственным "всем" не оставалось. 

- Иди уже! - сдержать смех не удалось. Все же Лидка неизменна... 

Встав из любимого "начальственного" кресла я потянулась всем телом, успевшим затечь от продолжительного сидения в одной позе. Меня ожидал Главнюк. 
 
 
Глеб Игоревич, как обычно, красивый и донельзя недовольный, нашелся в собственном кабинете, за собственным непозволительно огромным столом из редкой и безумно дорогой красной древесины. Если бы этого кабинетного гиганта увидел бы дедушка Фрейд, то сделал бы вполне однозначные выводы. Я дедушкой Фрейдом не была, но выводы тоже сделала. Конкретные. В смысле, для шефа конкретно обидные. 

- Вы заставили себя ждать, - под суровым начальственным взглядом, чувствовала я себя крайне неуютно, но в силу привычки довольно быстро справилась с собой. И потом, не в первый раз он встречает меня вот так просто, без всяких там "здравствуйте". 

Правильно, Глеб Игоревич, зачем тратить время, которое, как известно, деньги, на человеческое обращение, если за него не доплачивают?!

- Только на то время, которое занимает маршрут из моего кабинета в ваш, - уверенно заявила я. Совесть меня не мучила совершенно, ведь я не лгала, поэтому не преминула добавить ехидное: - Простите, но телепортацию я еще не освоила. 

- Ну не двадцать же минут! - Главнюк продемонстрировал мне собственные наручные часы. Вот ведь! Даже рукав рубашки не поленился закатать.

- Насколько я помню, при приеме на работу в финансовый отдел, кадровики просят предъявить дипломы, свидетельствующие о наличии у соискателя высшего экономического образования, - с нарочитой небрежностью начала втолковывать я. - Требований касательно физической формы от них не поступает. Следовательно, то, за какое время моё здоровье позволяет мне пересечь заданное расстояние, только мое личное дело. Тем более, в нерабочее время. 

Столь откровенно хамить дорогому начальнику не стоило, однако, и спустить на тормозах его попытку понукать мной в этой области я не могла. Как бы ему того не хотелось, но субординация - вещь двусторонняя, и забыть об этом я не позволю. 

- Вы правы, - тяжело вздохнув, мужчина откинулся на спинку кресла, - но это не повод, Ядвига Сергеевна, столь демонстративно опаздывать.

- Вы не назначили точного времени, значит, я не могла опоздать, - и дальше стоять в дверях, не было смыла, поэтому я проследовала к расположенному напротив босс креслу и заняла его, с видом кроткой ученицы, сложив кисти на коленях. - Чем обязана?

- Многим, вы мне обязаны, Ядвига Сергеевна, многим, - Глеб Игоревич хрипло рассмеялся. Приятный у него смех, что ни говори, но вот сам он... Главнюк, одним словом! 

- Глеб Игоревич! Если вы хотели просто поговорить, то для этого у вас есть Ирочка и Светочка, - при упоминании имен собственных секретарш он нахмурился, видно девчонки по глупости устроившие соревнование за сердце нашего главного, успели осточертеть не только нам, но и ему. Жаль их, наивных дурочек, перечитавших любовных романов. Деньги к деньгам - только так и никак иначе. - А мое рабочее время слишком ценно, чтобы я его так бездарно тратила. 

- Я рад, что вы это, наконец, поняли, и, надеюсь, впредь не будете тратить его на столь непродуктивное занятие... - небольшая пауза и уточнение, заставившее меня покраснеть: - как катание на лифте. 

Вот нехороший человек он... Мог бы и промолчать. И вообще, должно же в моей жизни быть хоть что-то хорошее? Ощущение свободного падения, которое на долю секунды испытываешь, когда железная кабина вздрагивает и начинает двигаться вниз, я относила к очень хорошему и отказываться от этого не собиралась. 

- Мне так думается лучше, - пожав плечами, на автомате выдала оптимальное объяснение. 

- Допустим, - огорошенный моим напором, шеф кивнул. - Поэтому я вручаю вам абонемент на катание, сроком на три дня. Начиная с понедельника. 

Из верхнего ящика стола шеф извлек "абонемент" и киношным жестом подтолкнул ко мне. Красиво скользить по полировке пухлая папочка, пугающая одним своим видом, отказалась, застопорившись на месте. 

Подниматься из удобного кресла, чтобы забрать презент я не торопилась, Глеб Игоревич тоже. С полминуты мы играли в гляделки, но потом, вспомнив детскую присказку про двух баранов на мосту, я все же приподнялась, чтобы забрать причину свой будущей мигрени. Заметив мою капитуляцию, Главнюк усмехнулся, но от комментариев воздержался. 

Уходить из кабинета я не спешила - опыт работы научил быть осторожной. Пристроив "абонемент" на коленях, я открыла папку и принялась по диагонали просматривать ее содержимое. 

- Вы не могли бы изучать документацию у себя? - недовольный голос отвлек от философских размышлений на извечный поэтичный вопрос, волновавший еще моих предков, и предков моих предков, и их предков, а именно "какого ляда?!". 

- Вы не могли перепутать папку? - спросив, я внимательно осмотрела начальника. Вроде бы нормальный, но кто этих психов разберет?.. 

- В смысле? - взгляд мужчины стал заинтересованным. 

- Ну, например, дать мне то, что должно было оказаться у кадровиков или у Светиры? 

"СветИра" прозвище, которое получили его секретарши в самом начале карьеры, в то чудное время, когда несколько злобных мегер: одна конкретная относительно молодая финансист; сражающаяся со старостью и одиночеством, эксцентричная снабженка и неоднократно успешно разведенная юрист, сплетничали на тему коллективного разума, позволяющего двум секретаршам радовать всех желающих схожей манерой поведения. Судя по тому, что моей оговорке шеф не удивился, легко поняв, о ком идет речь, об этом прозвище он знал. 

- Исключено, эта папка для вас. Утром четверга я хочу знать, кого из кандидатов порекомендуете вы, Ядвига Сергеевна, - отмел все мои предположения этот... Главнюк! - Ключевые критерий профессионализм и контактность, подробнее об этом вы узнаете, если перевернете лист с описанием содержимого. Там есть пояснение. 

- На какую должность? - уже догадавшись, что ответ мне не понравится, я все же тешила себя глупой надеждой на лучшее. 

- На вашу, дорогая Ядвига Сергеевна, - мужчина по-прежнему улыбался, вот только из его взгляда исчезла ленивая насмешка, - на вашу. 

- В связи с чем? - вариантов было не много, вернее даже не так. Их практически не было. Замену ищут в случае повышения, которое мне в силу принадлежности к слабому полу не грозит: так повелось, что все ключевые посты занимают мужчины; перевода, о котором сообщают заранее, согласовывая все аспекты переезда в другой город; и, самое неприятное, увольнения. Но Глеб Игоревич ведь не садист, оповестил бы мягко, ненавязчиво...или нет? 

"Доигралась ты, Яда!" - вынесла мысленный вердикт, внутренне замирая от нехорошего предчувствия. Ну, не могла я его довести, учитывая, что виделись мы не так часто. Не-мог-ла!

- Такого ценного кадра, Ядвига Сергеевна, нужно держать ближе... к телу, - хохотнул он, словно хорошей шутке, - поэтому вы, моя дорогая, переходите на новый уровень. Поздравляю, теперь вы займете пост моего заместителя по финансовой части. 

Шеф замолчал, озвучив новость. А я в ступоре не знала, что на это ответить. Только сейчас по нарастающему жжению в груди поняла, что не дышала все то время, которое заняла его речь. Как можно незаметнее я вдохнула. Сказать, что растерялась - значит скромно промолчать. Я была шокирована. Женщина заместитель? В нашей фирме? Даже не так, в нашем бизнесе? Да всех женщин на ведущих постах можно по пальцам одной руки пересчитать! 

- Спасибо, - с трудом удалось вымолвить после паузы, которая из ненавязчиво-драматической начала превращаться в глубоко трагическую, под лозунгом "вызывайте скорую, актерам плохо". 

- Куда же подевалась ваша многословность, Яда Сергеевна? - шеф поставил локти на стол и уперся подбородком в перекрещенные пальцы, внимательно меня изучая. 

- У нее закончился рабочий день, - вяло отшутилась и, решив сразу расставить все точки над "ё", продолжила: - Нам предстоит много времени проводить вместе и, в связи с этим, запомните - меня зовут Ядвига Сергеевна. 

Я выдержала его потяжелевший взгляд, надеюсь, все же с достоинством. Но, если судить по тому, что он, помедлив, кивнул, мои слова были восприняты к сведению, и это уже было хорошим знаком. 

- Тогда хорошего вам вечера, - улыбнувшись, чтобы сгладить излишне резкий тон, я направилась к выходу из кабинета. 

- Надеюсь вам не нужно объяснять, что это был конфиденциальный диалог? - вопрос настиг меня в дверях. 

Отвечать я не стала. И, если в начале меня потряхивало от нервного напряжения, то после этого милого уточнения начало трясти уже от бешенства. Он меня полной идиоткой считает, что ли?! 

На полном автопилоте я добралась до своего кабинета и, только рухнув в любимое кресло, счастливо рассмеялась. Меня повысили! Меня, женщину! Рука сама собой потянулась к мобильному, оставленному на столе, а все еще дрожащие пальцы набрали заученный наизусть номер. 

Цепочка гудков и механический голос оператора, устало вещающий, про вечно недоступного абонента и попытку дозвонится позднее. Усмехаюсь и брезгливо откидываю телефон. Он катится по столешнице и с приглушенным "плюх" падает на пол.

"Отец... Ты даже этот момент умудрился испортить", - от этой мысли становится... никак. Вот такая я дочь. Раньше переживала, а потом отболело и осталась пустота. Неприятно бывает, конечно, но жить можно. 

Думать не хотелось, поэтому я, воровато оглянувшись, словно могла быть поймана за руку налоговой, которая, как известно, приходит исключительно на выручку, залезла в нижний ящик стола, традиционно запертый на ключ - хлипкая помеха при особом старании, но от любопытной секретарши или помощницы истинное спасение. 

Маленькая бутылочка дорогого коньяка в компании рюмочки и горькой шоколадки перекочевала на стол. 

- С повышением! - налила себе немного и залпом выпила, закусила шоколадкой, и нечленораздельно пробормотала себе под нос: "Так и спится недолго... на радостях!"

- Вот именно, дорогая Ядвига Сергеевна! Вот именно!

Задумавшись, я пропустила появление в своем родном кабинете шефа. Он стоял, прислонившись к косяку, и обворожительно улыбался, вызывая стойкое желание обернуться, чтобы посмотреть, кому наш Главнюк скалился во все тридцать два... или три? Не помню. Ну, не мне же этот труд дантиста, правда? 

- Я хотел вас подвести, раз мы оба задержались на работе, но смотрю, вы еще домой не собрались, - по-прежнему скалясь, он продолжал издеваться: - У вас тут корпоратив для одного... И это у нашей поборницы морали! Пьянство на рабочем месте, чем у нас карается, не напомните? 

Напомнить пришлось. Как только дар речи, пропавший от такой наглости, вернулся, так сразу и напомнила. 

- А за нецензурную брань? - сочувствующим тоном продолжил вопрошать он, - Не хотите говорить? Тогда я напомню. Штраф в размере семи и трех процентов от оклада за первое и второе соответственно. 

Я потрясенно молчала, допускать, что меня оштрафуют за то, с чем я сама боролась, не хотелось. Это же позору не оберешься! Яда собственным ядом отравилась! Перед глазами сама собой нарисовались очень реалистичная картина: я иду вдоль зала, а за спиной раздаются шепотки, а новенькие стажерки интересуются "эта та самая?" и голос их звучит оглушающе в полной тишине... 

От представленного захотелось выпить чего-нибудь покрепче коньяка, а пальцы сами собой потянулись за квадратиком шоколадки: заесть стресс - чисто женский рефлекс, выручающий в самых страшных ситуациях. 

- Может вы со мной, в наказание, поужинаете? А то подрывать ваш авторитет в самом начале не хочется, - шеф похоже подумал о том же, ибо снизошел предложить иной вариант.

Я улыбнулась и кивнула, понимая, что для его самолюбия тот факт, что ужин с ним служит наказанием, по определению болезнен. Однако, проснувшуюся на мгновение симпатию - на такие жертвы мужик пошел! - я в корне задавила. Если бы он не шастал, в неурочное время, по чужим кабинетам, то и страдать не пришлось бы.

- Во сколько, когда, где? - оторвавшись от раздумий сочла нужным уточнить. 

- Часиков в десять вечера, в воскресенье, в "Килиманджаро", - что-то подсчитав в уме предложил он. Не удивлюсь, если вспоминал собственное расписание, то которое у Ирочке на шее висит. - Устроит?

- Вполне. 

Говорить о том, что в воскресенье я занята, не стала. Свой шеф ближе к телу. Черт! И когда я успела нахвататься его фразочек?! А ведь мы даже вместе плотно не работаем...

- Тогда до встречи. 

Он ушел. Красивый, загадочный и киношный, а я осталась с коньяком и шоколадкой размышлять над превратностями Судьбы. Вот как так? То сидишь с книжкой в одиночестве, то сразу два свидания в один вечер. Хотя нет. Одно свидание и один чисто деловой ужин. 

- Даже не думай, Яда, - наставительно произнесла в тишину кабинета. - Такие мужики чисто для красоты "на посмотреть" и "на потрогать" они не рассчитаны. 

Спустя полчаса, которые потребовались на сборы и уничтожение улик, я покидала офис. Выходные обещали быть насыщенными. Даже чересчур, я бы сказала, и от этого так и тянуло улыбаться. 

Странные все же мы существа... женщины

 

Глава 3.

 

В субботу я проснулась утром, что само по себе было подвигом. Героическим, заслуживающим как минимум медали. Хотя бы шоколадной. С мыслью о шоколаде, в голове, придерживаясь сформировавшейся за годы привычки, возник и второй объект, без которого утро не утро, а именно кофе. 


Так уж сложилось, что на протяжении крайних - будучи мадамой суеверной, слово "последний" я использовала крайне редко - лет этак пяти, я была твердо уверена, что правильное выходное утро должно начинаться как минимум с горячего кофе, как максимум - с горячего секса. 

Однако, вставать, чтобы организовать это счастье, желания не было, поэтому загнав соблазнительные образы подальше в подсознание, я закопалась в одеяло. Все же истинная радость - это спасть столько, сколько хочется, но, похоже, некто считал иначе. 

Этого "некто" звали Филиппом Четвертым Лучезарно Жмурящемся и был он единственным мужчиной в моей жизни, если не считать Господина Кофе, конечно. Перевернувшись на другой бок, одним резким движением я подтянула Луча поближе. Обиженный таким непочтительным отношением Его Величество, недовольно мявкнул, но видимо поняв, что я не настроена сегодня любезничать, замурчал. 

Мурлыканье - должное по определению быть мелодичным, больше напоминало рокот мотора, от чего котяра приобрел очередное прозвище - тракторист. 

И не существовало того, что сможет разрушить эту утреннюю идиллию. Казалось. Ровно до тех пор, как забытый вчера, в валяющейся у кровати сумочке, телефон не напомнил о своем существовании пронзительным треском - красивый трек на этого абонента я не ставила специально. 

Игнорировать мобильник на протяжении длительного времени у меня не вышло, что поделать, но резкие пронзительные звуки я не люблю. 

Хитро изогнувшись и все же умудрившись в процессе спихнуть с кровати кота, оставившего в отместку пару царапин на правой руке, которой я любезно пыталась удержать его от падения, я добыла телефон. 

- Алло! - тяжело дыша, выдавила из себя я. 

- Чем вы там занимаетесь? - в голосе позвонившего не было недовольства, скорее любопытство, пока еще сдержанное. 

- А чем, по вашему мнению, может заниматься благовоспитанная женщина субботним утром? - настала моя очередь проявить интерес. 

Интересно, что сказал бы позвонивший, если бы перед его очами предстала я раскоряченная в замысловатой позе, с помощью упертой в стену пятки находящаяся все еще на кровати, а не отправившаяся на пол следом за котом. 

- Зависит от женщины, - нашелся мой собеседник. - Ядвига Сергеевна, Сергей Аркадьевич хочет пригласить сегодня вас на семейный ужин. 

- Это обязательно? - уточнить лишний раз никогда не вредно, особенно, если идти на "семейный ужин", нет никакого желания. 

- Ядвига Сергеевна, ваш отец расстроится, если вы не придете, - настойчивости звонившему было не занимать, впрочем, как и мне. 

- А вы собственно кто? - не то, чтобы мне было прям очень интересно знать, как зовут очередного отцовского помощника, просто лишней информация никогда не бывает, даже такая. 

- Простите мне мою забывчивость! Меня зовут Максим и я секретарь вашего отца, - голосом полным раскаянья произнес он. 

Удивительно! Обычно папины секретари предпочитали гордое звание личных помощников или, на худой конец, размытое "ответственный за связи с общественностью". Этот же не стал нагонять на себя важности, чем сразу заслужил мою симпатию. 

- Ладно, но передайте отцу, что у меня будет не больше сорока пяти минут, - тратить целый вечер на препирания с мачехой я не хотела. 

- Хорошо. Сергей Аркадьевич и Маргарита Павловна будут ждать вас в загородном доме ровно в восемь вечера... 

Не став дослушивать я отключилась. 

- Пф-ф... И только ты меня понимаешь! - Вздохнув я посмотрела на согласно моргнувшего кота, а кот посмотрел на меня. - Ну, что? Пошли кушать? 

Довольное "Ма-а-аф" было мне ответом. 

Покормив родное существо, я по-быстренькому сгоняла в душ и начала собираться. Мое субботнее утро начиналось в час дня, а дорога до загородного дома родителя занимала часа два. Но это в лучшее время, а не в субботу, когда все городские жители, гордые обладатели дачных участков, радуясь теплому весеннему солнышку, рванули открывать сезон. 

Мигалка на крыше моего авто отчего-то появляться не хотела, поэтому, для того чтобы успеть вовремя выехать надо было часа за три, если не за четыре. Час "Хэ" приближался намного быстрее, чем мне хотелось.

В голове промелькнула умная мысль о том, что, в принципе, можно послать куда подальше отца и его нынешнюю девку и спокойно проваляться в кровати с очередной книжной новинкой. Однако, совесть не позволила. Монотонно зудя где-то на границе сознания, эта сволочь намекала, что я и так не в лучших отношениях с родителем, а значит нарываться лишний раз не надо. Да, протрясусь в машине часов пять, послушаю безумно-интересные рассказы мачехи и с чувством выполненного дочернего долга вернусь домой. 

Успокоив себя подобным образом, я начала одеваться. Не иначе диверсантка-весна, словно высококлассный разведчик прокравшаяся в город пару дней назад, начать сеять смуту в сердцах офисного планктона. Кроме как погодой и тем самым весенним настроением, я свои действия объяснить не могу. 

Иначе, зачем мне было выбирать платье, мало того, что красное, так еще и "в облипочку"?! И, конечно, без парадно-боевого макияжа в пробке будет совершенно невозможно стоять. 

И все равно, как бы я не оправдывалась и не злилась на саму себя и на всех сразу, факт оставался фактом: на встречу с отцом и его женой я оделась лучше, чем когда-то на долгожданное свидание.

В итоге, до котеджного поселка я добиралась четыре часа, что и по местным меркам было слишком долго.

Глаза слезились от напряжения и пылкого признания Розалинды, прозвучавшего добрых сорок минут назад, но не отпускающего меня даже сейчас, когда аудиокнига, как на зло, закончилась на самом интересном месте.

Интуиция опытного читателя подсказывала мне, что третьему тому быть и это временно примиряло меня с суровой действительностью.

- Александриэль, я люблю тебя! Без тебя мне не мил весь этот мир! Если ты не ответишь мне, то я выброшусь за борт, ибо только пучина морская, сможет принять мои страдания! - спародировала я книжную героиню, для пущей трагичности приложив ладонь к левой груди.

Если верить автору, то у бедной сиротки, сбежавшей из под строгого надзора нянюшки и угодившей в руки к капитану пиратского судна, который во втором томе оказался эльфийским принцем, грудь была на порядок круче, чем у меня - целый пятый размер!   Жизненный опыт, ухмыляясь, намекал мне, что впечатление ее признание должно было произвести на несчастного эльфа ошеломляющее настолько, что он просто обязан забыть о много вековых войнах, которые ведут первородные с жалкими человеками.

Погруженная в сюжет, я не заметила как за соснами, растущими вдоль дороги, появился синенький забор из профнастила, свидетельствующий о приближении к цели моего пути. Насколько я помнила, ехать мне оставалось каких-то пять минут, совсем скоро, сразу за поворотом, будет стоять пост охраны и шлагбаум, в пошлую желто-белую полоску.

Время пролетело чертовски быстро и я даже слегка удивилась, когда пред моим взором неожиданно, словно домик колдуна из детской сказки, возник пропускной пункт. Небольшое здание было довольно помпезным и издали напоминало маленькую башенку из красного кирпича.  В окошке торчала грустная физиономия охранника, видимо заскучавшего на посту. Его напарник курил на крыльце и похоже искренне обрадовался моему приезду, по крайней мере, когда я остановилась, поспешил он ко мне с заметным энтузиазмом.

- Здравствуйте, вы к кому? - спросил он, еда я опустила стекло.

- К Пахомову Сергею Аркадьевичу. Меня ждут.

Как бы смешно это не звучало, но без приглашения к собственному отцу в дом попасть я не могла. Он несколько раз предлагал сделать мне ключ-карту, но я каждый раз отказывалась, считая это излишним.

Хранитель спокойствия, отзванивался в будку, чтобы сообщить о моем приезде и получить подтверждение. В обычных поселках таких проволочек не было: жители просто оповещали охрану о том, что они ждут гостя. Но не здесь. Так уж сложилось, что все местные были просто помешаны на собственной безопасности и, в принципе, если вспомнить пару случаев, то это был вполне оправданный шаг.

От нечего делать я принялась рассматривать окружающий пейзаж. Вековые сосны царапали синее небо. Сквозь лобовое стекло припекало солнышко, от чего нестерпимо хотелось расстегнуть плащик, но прохладный порыв ветра, прорвавшийся в салон, деликатно намекнул, что этого делать не стоит. Снег уже успел сойти, но здесь из-за тени, откидываемой деревьями, он все еще лежал - тут и там громоздились грязно-белые кучи. На одной из таких куч сидела деловитая ворона, периодически она оглашала окрестности раскатистым "Кар!" с ветки соседнего дерева ей иногда отвечала товарка. По интонациям, я смогла сделать вывод, что птицы ругаются.   

Наконец, рация весело пропершила, отвлекая меня от пернатых, чей скандал уже готов был закончиться банальным мордобоем или правильней сказать "клювобоем"?..   

- Можете проезжать, Ядвига Сергеевна! - разрешил мужчина. - Твою мать! Что за?!

Произошедшее следом поначалу не укладывалось в моей голове. Замахав ладонью, охранник - здоровенный широкоплечий детина - запрыгал на месте, чтобы спустя секунду прижать руку к груди. На лице его отражались адские муки. Лишь когда я отошла от первого шока, до меня дошло, что все это время он, то ли по забывчивости, то ли из-за природной скупости держал в руке тлеющую сигарету. При мне затянуться он не решился и юркий огонек, воспользовавшись моментом, обжог ему пальцы.

По себе я знала, что подобные ожоги довольно болезненны. Как-то раз, когда будучи еще студенткой, я шла на метро в компании курящей одногрупницы. Сейчас уже не помню, что мы тогда обсуждали, но тема была, несомненно, важная, раз вызвала столь бурную жестикуляцию, жертвой которой я и стала. В очередной раз, взволнованно взмахнув рукой, с зажатой в ней сигаретой, Арина умудрилась прижечь меня. От боли на глаза накатились слезы, но я была счастлива, что жертвой вероломства стала моя кисть, а не новенькое платье или - о, ужас! - колготки. О том случае мне каждый день напоминает небольшой шрам, ровнехонько разместившийся белой точкой между указательным и средним пальцами. 

Мужчину было немного жаль, но дурость наказуема. Надеюсь, впредь он будет намного аккуратнее. Посигналив его напарнику, который с любопытством - наконец, хоть что-то интересное случилось! - следил за ритуальным танцем племени индейцев мамбы, исполняемым собственным коллегой. Тот виновато посмотрел на меня и нажал на кнопку.

Шлагбаум лениво пополз вверх открывая мне дорогу в местный изумрудный город, у обитателей которого был и мозг, и храбрость, вот только сердца все еще не было. Хотя, таблоиды, публикующие финансово-светские новости, могли со мной поспорить - только люди с огромным сердцем станут ежемесячно жертвовать такие суммы на благотворительность!

Я была менее идеалистичной и прекрасно знала, что благотворительность - дело выгодное, с её помощью можно играючи избавиться от львиной доли налогов и, более того, получить приятные для сердца и кошелька льготы.

Аккуратно тронувшись, я миновала пропускной пункт и спустя пару минут уже заруливала на территорию, прилегающую к особняку. Охрана здесь была куда более расторопна, поэтому ворота распахнулись при моем приближении. Хоть и бывала я здесь не часто, но мою машину отцовские СБшники знали прекрасно, поэтому излишней волокиты не возникло.

Я припарковалась, заглушив мотор. Крайний раз, посмотревшись в зеркало заднего вида и мысленно воздав хвалу водостойкой туши, я вылезла из салона, попутно кивнув почтительно поздоровавшемуся охраннику.

На крыльце маячила мужская фигура, которая заметно встрепенулась при моем приближении, а затем весело бросилась мне на встречу.

- Ядвига Сергеевна! Проходите, пожалуйста, мы вас уже давно ждем! - судя по голосу, мужчина был отцовским секретарем тем самым, который звонил мне сегодняшним утром.

- Вы Максим? - я поспешила подтвердить собственные догадки.

- Да, мы с вами сегодня разговаривали, Ядвига Сергеевна, - он улыбнулся, в защитном жесте поправив очки в стильной квадратной оправе, что-то мне подсказывало - вместо линз в оправу были вставлены обычные стекляшки. Практической пользы от них не было никакой, если только не считать, что подобное украшение нагоняло пару лет на носителя. Я сама пользовалась этим ухищрением вначале карьеры, пока не создала должную репутацию.

В целом, он производил то самое впечатление, которое и требуется от личного помощника. Немного робкий в личном общении, но сразу приобретающий уверенность едва дело касалось профессиональной стороны вопроса. Ненавязчивый и в чем-то даже незаметный, такой не будет резать взгляд, впрочем, как и излишне выделятся на фоне безгрешного слуги народа. Идеальный кандидат с идеальной, волосок к волоску, стрижкой, в идеальном не дорогом и не дешевом костюме и в идеально чистых ботинках.

- Маргарита Павловна уже решила, что вы не приедете, - проникновенным тоном начал он, - она так расстроилась!

О том, как расстроилась моя мачеха, я догадывалась. Все же нелюбовь у нас с ней была взаимная, просто Марго свою старательно скрывала, играя роль заботливой мамочки, чтобы впоследствии рыдать у отца на плече о его неблагодарной дочери, которая не ценит заботы. После каждого такого скандала его женушка получала в утешение какой-нибудь дорогостоящий презент. Я же удостаивалась выволочки и просьб быть тактичнее со столь нежной натурой как Маргошенька.

- Пробки, - коротко бросила собеседнику и не считая нужным продолжать диалог, направилась в дом.

С первых шагов интерьер поражал сдержанной роскошью. Красиво и утонченно. Дизайном занималась первая отцовская жена, с которой я не была знакома, она умерла еще до того, как мы с родителем сочли нужным начать общаться.

Я никогда не ревновала его к другим женщинам, прекрасно понимая, что союз, в результате которого я появилась на свет, был просто случайностью. Строить серьезные отношения ни моя мать, ни мой отец никогда не собирались. Так выпали карты, что в одно и то же время простая учительница математики и подающий надежды партийный работник оказались и в одном месте.

Мама даже не знала фамилии отца, приехавшего на какой-то съезд. У нее было только имя - Сергей, поэтому, когда появилась необходимость, она не придумала ничего лучше, чем приписать меня к городу, в котором они с Сергеем встретились. Так в свидетельстве о рождении в графе 'ФИО' появилась запись, сделанная красивым ровным подчерком: Кишинева Ядвига Сергеевна.

Следом за мной шел секретарь. Поначалу он пытался подсказывать направление, но быстро откинул эту затею, как только понял, что в этом доме я ориентируюсь прекрасно.

В столовой, за длинным столом, накрытым белой скатертью с золотыми вензелями понизу, явным приобретением моей мачехи, чинно восседала чета Пахомовых.

- Доченька, рад тебя видеть! - отец вышел из-за стола, чтобы сжать меня в объятьях. Отношения у нас с ним были сложные, но не безнадежные. Для сторонних наблюдателей мы наверняка казались идеальным семейством. - Ты уже познакомилась с Максимом? Замечательный молодой человек.

Марго демонстративно пилила миниатюрным ножичком отбивную и только после того, как с аккуратно оттяпанным кусочком мяса было покончено, она соизволила обратить внимание на меня, при этом на долю секунды ее физиономия скривилась, отражая истинное отношение к происходящему, но этого, как видится, никто не заметил. Кроме меня.

- Ядочка, девочка моя! - слащаво пропела она, поднимаясь со своего места. По левую руку от отца, занимающего центральное кресло. Место справа было отдано мне, и это ее неизменно бесило. - А я уже и не надеялась, что ты приедешь!

- Маргошик, - при этом обращении сморщились мы обе, - я же говорил тебе, что раз Ядвига пообещала, значит приедет, - хмыкнул родитель.

- Спасибо, Максиму, это он смог выманить нашу принцессу из башни! Даже представить страшно, сколько книжных драконов нашему доблестному рыцарю пришлось победить, - не вставить свои пять копеек мачеха не могла. - Макс, вы чего встали, как чужой, присаживайтесь за стол. И так практически все остыло!

Подобного поворота событий я не ожидала. Чтобы мой отец посадил рядом с собой за стол какого-то секретаря?! Да быть такого не может. Однако, он не возражал и даже ободряюще похлопал его по плечу. Мысли, пришедшие в мою голову по этому поводу, откровенно нервировали, но я не спешила делать выводы, свято веря в старинную поговорку: 'Поспешишь - людей насмешишь!', а решила присмотреться к нему повнимательней.

- Кстати, - когда мы уже все расселись, вспомнил о правилах приличия отец, - вас же так путем и не познакомили! Ядвига, это Максим, сын моего старинного друга, сейчас он работает моим заместителем... - на последнем слове я подавилась. В буквальном смысле слова. И угораздило же меня попить сока в момент отцовской речи!

Откашлявшись, я возмущенно посмотрела на молодого человека, с легкой руки Марго, восседавшего на соседнем стуле справа от меня. В ответ на мой негодующий взгляд подлый обманщик очаровательно улыбнулся, чем слегка понизил градус моего недовольства.

- Ну, о нашей Ядочке, Макс наслышан, - прервала отца Марго, - она работает финансистом в одной фирме. Ничего особенного, что-то связанное со стройкой, - заключила она.

Мне захотелось убивать. Нет, ну, правда! С каких это пор крупнейшая в области строительная корпорация, входящая во всероссийскую 'большую десятку', превратилась в 'одну фирму, которая ничего особенного'?! Наверное, в тот же момент, когда глава финансового отдела стала простым финансистом. Я мысленно ухмыльнулась.

В то время, пока я придавалась себя-жалению и мачеха-призеранию, среди четы Пахомовых начались разногласия. Заключались они в пантомиме из приподнятых в немом вопросе отцовских бровей и нахмуренного Маргошиного взгляда, несшего в себе всего одну простую мысль: я знаю что делаю. Судя по сдержанному стону боли, который издал собравшийся было начать говорить отец, каблуки мачехи оказались куда более дельным средством, нежели ее взгляды. Все же мачеха у меня было хоть и молодая, но дельная и отца успела за эти три года изучить прекрасно.

Вся эта занимательная сцена заняла едва ли и десяток секунд, поэтому в столовой еще не успела повиснуть драматическая пауза, хорошая в театре, но отвратительная за столом, как я взяла слово.

- Маргошик, - спародировать пренебрежительную интонацию родителя было плевым делом, - ты снова немножечко ошиблась. Во первых, 'Строй-инвест' строительная корпорация, а не фирма, и, во вторых, я глава финансового отдела, а не просто финансист, - излишней скромностью я никогда не страдала и сейчас стеснятся собственных заслуг не собиралась.

Марго с отчаяньем вздохнула, а отец протянул что-то очень напоминающее "так мы ее замуж никогда не выдадим", которое я списала на слуховые галлюцинации. Устала с дороги, мало ли что могло на нервах привидится?

Краем глаза я посмотрела на сидящего рядом мужчину. Максим с любопытством взирал на творящуюся на его глазах семейную склоку. Радовать его мне отчего-то совершенно не хотелось.

- Но это ведь такая мелочь... - начала было оправдываться она, но под моим взглядом быстро заткнулась. Вот и правильно. Марго дурой никогда не была и палку перегибала редко, предпочитая держатся у края. Ей, как и всем присутствующим в комнате, было ясно, что жена женой, а ребенок-то у отца единственный и это в его-то преклонные 'около пятидесяти'!..

- Ладно, все уже все поняли. Ты, Яда, заслуженный финансовый деятель, а ты, Маргарита, у нас человек творческий и тебе не понять разницы между рядовым работником и начальником, - при этих словах он усмехнулся. - И ещё всем понятно, что вашими совместными усилиями, дамы, этот ужин оказался загублен, с чем я вас и поздравляю.

- Сереженька! - воскликнула Марго, но отец уже поднялся из-за стола и теперь резкими уверенными шагами уходил из комнаты. Виновато улыбнувшись гостю, она поспешила за ним следом на ходу уговаривая успокоиться.

- Добро пожаловать в наше милое семейство! - в шутовском жесте я подняла бокал с соком, как бы чокаясь с невидимым собутыльником.

- И часто у вас так бывает? - поинтересовался Максим тактично молчавший все это время.

- Каждый раз, - спокойно сообщила мужчине, - правда тема каждый раз разная, но результат один и тот же. Отец просто уходит, не желая участвовать в наших разборках. Мне жаль, что вы стали свидетелем этой сцены, - вполне искренне добавила я. Перед новым отцовским заместителем было действительно неудобно.

- Я тоже должен перед вами извиниться за то, что ввел вас в заблуждение по поводу себя, - с раскаяньем во взгляде произнес он, но от чего я совершенно ему не верила.

- Принимается, вот только проясните мне одну вещь, - пристально рассматривая мужчину, что в странные времена сочли бы крайнем неприличным, я как можно безмятежнее растягивала губы в улыбке.

- И какую же? - мой собеседник с легкостью подхватил игру.

- Почему вы? - в некоторых странах отвечать вопросом на вопрос, было не принято, но меня это мало волновало. К тому же я готова была поспорить, что он ожидал от меня совершенно другого. Однако то, почему он представился всего лишь секретарем, было ясно как белый день. Мужчине было просто любопытно пообщаться с потенциальной 'невестой' до судьбоносного ужина. Уверена, чета Пахомовых с воодушевлением расписывала ему мою неземную красоту и незаурядный ум. Ну и кроткий нрав, конечно, как я посмела опустить столь важный для сватовства пункт?! Вот он и решил лично убедится в наличии у меня хотя бы в части из вышеперечисленного.

Молчаливая пауза затянулась, а Максим, называть его Максом у меня язык не поворачивался, все не решался ее прервать. Нет, мне и наедине с собой не скучно, но если сейчас вернется родитель, а он всегда возвращается в самый неудачный момент, то выволочки мне точно не избежать, ибо ставить в неудобное положение отцовых ребят - это страшный грех.

- Нужно узнать как у них дела, - после длительного молчания сообщил он, не особо изящно переводя тему. Противится, настаивая на своем, было делом глупым, поэтому я тактично сделала вид, что поверила его напускной заботе.

- Не стоит, - равнодушно отвергла я его идею. Глупую, стоит признать. - Судя по времени, они сейчас придут. Марго обычно успокаивает отца минут за десять-пятнадцать. Они в двадцать минут девятого, а сейчас уже половина. - сверившись с часами, стоящими на каминной полке, уверенно заключила я.

Словно подтверждая мои слова, в помещение вошел отец, следом за ним, отставая на пол шага бодренько дефилировала мачеха.

Когда они заняли свои места, родитель обвел потяжелевшим взглядом присутствующих. Мы примолкли, проникнувшись моментом. Всем было ясно, что сейчас Сергей Аркадьевич вынесет Вердикт. Именно так, с большой доминантной буквы 'В'. Отец не подвел.

- Я устал от вас, мои дорогие дамы. Меня достали ваши псевдо-остроумные шпильки, пикировки и споры. Я словно в песочнице, где две сопливки не поделили совочек! Мой дом не песочница! Поэтому эту ситуацию нужно решать...

Я скрестила пальцы на ногах, ибо ладони лежали на столе и были видны окружающим. Зажмурившись, я решила позволить себе помечтать. А вдруг он прямо сейчас предложит выгнать Марго? Бегло осмотрев сотрапезников, и убедившись, что все их внимание отдано не мне, я тихонько постучала по деревянной крышки стола. Тьфу-тьфу-тьфу! Лишь бы не сглазить!

- Марго ты же у меня учишься на финансиста?.. - занятая ритуалом, я не сразу поняла, к чему это было сказано, но Маргошик действительно училась в каком-то ВУЗе, где ректором был давнишний родительский друг и если я правильно помню, то специальность у нее была связана с экономикой.

- Уже на третьем курсе, - она, зардевшись, улыбнулась, - по индивидуальной программе.

Макс хмыкнул, из чего я сделала вывод, что он понимает о сложившейся ситуации гораздо больше, чем хочет показать.

- Вот и замечательно, я поговорю с Виктором Аристарховичем, он пересмотрит твой учебный график, и с понедельника ты пойдешь на практику, - мачеха открыла было рот, чтобы возразить, но подумав захлопнула его так ничего и не сказав. - А ты, мисс великий финансовый деятель, возьмешь ее к себе в ассистентки. Вот на практике и покажешь Маргошику, чем глава финансового отдела отличается от рядового финансиста.

Есть такое выражение 'как пыльным мешком пришибленный', вот примерно так я себя и ощущала. Молча взяла бокал, который протянул мне понимающе ухмыляющийся 'секретарь', и так же молча его осушила. Слов не было вообще от слова совсем.

Вот не хотела же я сегодня ехать на эту встречу! Так и знала, что добром семейный сбор не закончится. В следующий раз буду слушать интуицию. Долго ругать себя любимую, хоть иногда и косячную, я не могла по определению. Профессиональное чутье, базирующееся в филейной части, недовольно заворочалось, предвещая появление геморроя.

- И сколько будет длиться эта ее практика? - 'и мое тюремное заключение' хотела было добавить, но не стала. Злить отца - себе дороже, эту истину я уяснила давно.

- Пока вы не найдете общий язык! - весело пояснил воодушевившийся перспективой нашего примирения Сергей Аркадьевич, но наткнувшись на мой кислый взгляд, сжалился: - Две недели.

Ну вот, все не так критично. Сбагрю Маргошика Зине, пусть она с ней мучается, а мне еще кандидатов отобрать нужно.

- Нет, Яда, не прокатит, - иногда мне казалось, что мой отец супергерой и способность у него мерзопакостная - чтение мыслей. - С Марго будешь заниматься ты и только ты.

Выругавшись себе под нос, я потянулась за следующим бокалом, на этот раз с соком. Так уж получилось, что отцов помощник, он же мой теоретический жених, по доброте душевной, не иначе, подсунул мне вино. Однако, поняла я это слишком поздно, когда уже выпила половину. Сесть за руль я теперь не могла, ибо от вина пьянела быстро, буквально от одного запаха. Странное дело, но такая реакция распространялась исключительно на этот виноградный напиток.

Во мне клокотало возмущение и, казалось бы, чего сложного в том, чтобы послать дорогого родителя дальней дорожкой и с гордо поднятой головой удалится? Но нет, сделать я так не могла. И дело здесь было даже не в списке наследников, где я была единственной, а в том, что большую часть своей жизни я прожила с мамой, тетей и тетиным мужем. Без отца. И теперь, когда он появился в моей жизни, так просто отказываться от общения с ним мне не хотелось.

- Ладно, но требовать с нее я буду также, как со всех. Никаких поблажек, - мой тон не предвещал мачехи ничего хорошего и если судить по ее нахмуренной физиономии она это отчетливо понимала.

- Идет, - вместо мачехи согласился он.

- Милый, но тогда мне придется пересмотреть распорядок дня... Я не смогу обходится без йоги, - вдохновенно начала Марго, но быстро осеклась.

- Сергей Аркадьевич, - подал голос, молчавший все это время, Максим, - я знаю, как решить эту проблему. Маргорита Павловна, насколько я осведомлен, к вам каждое утро приходит личный инструктор? - дождавшись утвердительно кивка со стороны 'йогини', отцовский помощник продолжил:

- Рядом с офисом, в котором работает Ядвига, находится спортивный комплекс, уверен, там проводятся групповые занятия йогой, - со слащавой улыбкой доброго дяди-педофила закончил он.

Это был нокаут. Я настолько увлеклась наблюдением за стремительной сменой цветовой гаммы, кою демонстрировало лицо мачехи, что даже не обратила внимания на то, насколько оповещен о моей жизни оказался Максим. Марго за несколько лет ношения гордой фамилии Пахомова, успела отвыкнуть от групповых занятий, что хотеть, если даже массажистка к ней приезжала на дом, обслуживая нашу прекрасную лично, именно поэтому даже мысль о том, что придется ходить вместе - о, ужас!- со всеми вызывала у нее приступ паники.

- Замечательна идея! - предложение было принято, да еще и с энтузиазмом. По счастливым отцовским глазам было видно: он уже подсчитал, сколько по результатам реформы удастся сэкономить и вывод ему понравился.

- На этой счастливой ноте, предлагаю считать ежемесячный балаган оконченным! - поднявшись со своего места, при этом, едва не уронив, не ожидавшего такой подлости Максима, я оглядела скорбно замолчавших присутствующих и заключила: - Единогласно!

Три неодобрительных взгляда буравили мне спину, но вино уже успело ударить в голову, и мне было плевать. Ровно до тех пор, пока я не оказалась на крыльце.

Стылый весенний воздух остудил пылающее лицо и позволил начать рассуждать здраво. Ехать домой я не могла, хотя могла, но интуиция подсказывала, что ничем хорошим это не закончится. Водитель я и так посредственный, а если еще и под шафе, то... А еще эти глупые свидания и личные дела кандидатов!

- Вы не озябли? - голос, раздавшийся сзади, отвлек от самобичевания в тот момент, когда я морально была готова поставить на всех запланированных делах крест, отправив их в Тартар. Что это за 'Тартар' такой я не помнила, но звучало увесисто. Чужие ладони легли на плечи, согревая.

- Убери руки, - возражение вышло каким-то вялым, наигранным и я поморщилась, где-то глубоко в душе радуясь, что находясь за моей спиной, он не сможет увидеть мою кислую мину. Все же Максим мне понравился, хоть я и гнала это впечатление куда подальше. Обойдусь. Слушком давно осознала, чем заканчиваются подобные симпатии.

- О чем задумались? - странно, но сейчас он продолжал упорно обращаться ко мне на 'вы', в то время как я беззастенчиво 'тыкала'.

Над головой темно-синей тряпкой висело небо, словно небрежная хозяйка натянула ткань на просушку. Об этом я и поведала отцовскому помощнику.

Фигура за спиной задумалась - это я ощутила отчетливо. Задумчивым на миг стало все: и теплые мужские руки, так и не отпустившие меня; и тень, какая-то слишком громоздкая рядом с миниатюрными клумбами, понатыкаными вдоль дорожки; и даже дыхание, щекочущее шею, в миг, приобрели этот ореол.

- В смысле? - спустя минуту раздумий выдал этот индивид.

- Что?

- Почему 'небрежная'? - любезно пояснили мне.

- Ну, вон, вон и вон, - ткнула пальцем в небо, а затем повернулась лицом к собеседнику, чтобы лучше видеть его реакцию, - разве не понятно?

Судя по молчанию, понятно не было. Тяжело вздохнув и старательно демонстрируя пантомиму 'как тяжело жить в мире кретинов', я потыкала в небо еще раз. - А теперь?

- Нет, - судя по тону, Максим начал закипать.

- Смотри сюда, - указательный перст опять нацелился в небосвод, - вот эти облака похожи на разводы от стирального порошка, так бывает, если пересыпать, когда стираешь темную вещь. Поэтому хозяйка и небрежная, - словно дитю не разумному разжевала я, но вместо благодарности за лояльное отношение к его абстрактному мышлению, получила полный негодования взор и неразборчивые ругательства, больше смахивающие на шипение.

- Прекрати ворчать! Я к тебе в собеседницы не набивалась, вызвался составить компанию, значит терпи, - пресекла начавшего было возмущаться мужчину и тут мне в голову пришла совсем дурная мысль, - а зачем ты сюда вообще приперся? - уперев руки в бока, начала свою прочувственную речь. - Подпоил, значит, ни о чем не подозревающую девушку, а теперь обниматься лезешь?!

От такого борзого наезда Максим опешил и не сразу нашелся с ответом.

- Я, вообще-то, тебя подвезти хотел, - видимо от стресса или от неожиданности он перешел на ты, - через десять минут уезжаю в город. Если хочешь, поехали, а машину тебе завтра охранник Сергея Аркадьевича пригонит. Ну что?

Теперь настала моя очередь задумываться. Предложение было более чем выгодным, однако дурацкие мысли не давали согласиться, да и опыт Розалинды я не могла ни принимать всерьез.

Словно догадавшись, какие мысли меня сейчас обуревают, Максим загадочно улыбнулся и сделав страшные глаза поинтересовался, подражая мультяшным злодеям: - Или ты боишься за свою девичью честь?..

Этот его вопрос и стал последним камушком на могиле моих сомнений и, по прошествии каких-то пятнадцати минут, я уже бодренько грузилась на заднее сиденье темного седана бизнес класса. Попрощавшись с отцом, рядом устроился Максим. За рулем был водитель, чему я, искренне говоря, позавидовала.

- Ну, что? Трогаем? - этот вопрос отчего-то был адресован мне, а не шаферу, но выяснять подробности я не стала и просто кивнула, чтобы спустя пару минут, утомленная однотипным пейзажем за окном, уснуть на его плече.

Все же сегодняшний вечер выдался тяжелым в моральном плане, да и перспектива тесного общения с мачехой не внушала оптимизма. Над моей головой дамокловым мечом нависло воскресение и два свидания, но об этом, в лучших традициях Скарлет я решила подумать завтра. А пока у меня было уютное плечо и мерное гудение шин по вытаявшему асфальту и этого мне сейчас хватало.


Дорогие мои!
Огромное спасибо за то, что читаете! Я искренне верю, что вы полюбите героев так же, как их люблю я. И отдельное мерси за оценки и комментарии - они лучшая мотивация для написания продолжения и просто безумно приятная штука, гарантирующая прекрасное настроение ;) Сейчас я защитила диплом, поэтому прода будет выходить как и раньше. :)
С любовью,
Ваша Даша.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"