Соломатина Дарья: другие произведения.

Подарочек.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Взметнулись рукава вверх, что два крыла птичьих, да померещилось Властителю, что сподобилась его ведьма орлице, да улетела... Кинулся он к обрыву, но ветер, что в свидетели ворожбе был призван, не пустил, хлесткими потоками-порывами удержал на месте, лишь последнюю весточку любезно донес: "Я умею ждать!".

  - Ты будешь проклят, Северный Князь за то, что предал меня! - стоя на краю обрыва, горячо шептала ведьма своему возлюбленному, посмевшему взять в супруги иную, благородную по крови, - Сила рода, сейчас подобная скалам, с каждым новым поколением будет слабеть, постепенно стаивая, словно лед по весне!
  
  - Ты бредишь! Зима здесь вечна, а значит, и лед будет лежать всегда! - в четной попытке защитится от разбушевавшегося ветра, мужчина прикрыл лицо рукою, потому слова его доносились глухо, словно разбиваясь о воздушную преграду.
  Не ведал он, что речи его ещё большую тьму сеют в душе обиженной чаровницы, на злую ворожбу толкают, за которую одна плата - жизнь.
  
  - Отныне в твоем роду, Князь, будут рождаться лишь бастарды и окропятся снега алой кровью детей твоих, за престол твой грызущихся, словно стая волков! И влага та, жизнь несущая, растопит льды! Да жены, родителями Младым Князьям нареченные, опротивят им, аки гость незваный! Ведь не одна земная женщина не сравнится с моим подарочком, - голос, в коем некогда звучала звонкая капель, ныне карканью воронову уподобился, - Да будет так!
  
  Раскинула ведьма руки востороны и бросилась вниз, навстречу клубящемуся на дне туману.
  
  Взметнулись рукава вверх, что два крыла птичьих, да померещилось Властителю, что сподобилась его ведьма орлице, да улетела... Кинулся он к обрыву, но ветер, что в свидетели ворожбе был призван, не пустил, хлесткими потоками-порывами удержал на месте, лишь последнюю весточку любезно донес: "Я умею ждать!".
  
  ~*~
  
  - Отец, кто эта женщина? - указательный палец будущего повелителя, совсем не по-княжески, указал на старинную картину, но Северный Князь лишь насмешливо фыркнул подобному мальчишескому рвению, словно и не заметил сыновью оплошность.
  
  С полотна на своих потомков серьезно смотрела княжеская чета, но не величественные предки привлекли внимание ребенка, а светловолосая нежная девушка, подобная ангелу, что спустился с небес, однако взгляд ее был далек от небесного всепрощения - ярость и злоба переполняли его. Её изображение придворный художник по странной прихоти поместил в зеркало, создавая впечатление, что незнакомка пристально следила за позирующей парой и попала на холст случайно.
  
  - Эта женщина проклятие нашего рода, но ты поймешь это позже, многим позже... - на мгновение наследнику Северного Престола показалось, что слова дались его Венценосному отцу нелегко, но спустя пару мучительно-долгих секунд наваждение отпустило юного Княжича.
  
  Шаги - одни четкие и размеренные, принадлежащие прирожденному войну, и другие - торопливые детские, гулко разносились под каменными сводами галерее, когда два представителя древнейшего правящего рода отдавали дань уважения предкам.
  
  - Но, Отец, почему она изображена на каждой картине? - удивление, коем был пропитан голос ребенка, заставило скупо улыбнуться правителя: еще несколько лет и лицо наследника станет холодно-бесстрастным, как того требовал этикет, а пока на нем царствовали эмоции: свежие, сочные - истинная диковинка в Белых Землях, чьи жители ледяны, как и земли, на коих стоят их дома.
  
  - Она испытание, Ананд[1], которое мы обречены преодолевать всю нашу жизнь. Наша слабость и наша сила, - тяжелые мрачные думы терзали правителя, когда смотрел он на своего отпрыска. Ананд, будучи светлым добрым ребенком, не годился в правители, но как единственный сын Северного Князя, был обязан занять престол. Но впору ли окажется его наследнику Топазовый Венец - символ истинной власти и вынесет ли он испытания, что булыжниками, словно драгоценностями, украшают грудь властьдержащего? Увы, ответа на этот вопрос Доблестный Алрекр[2], вот уже четверть века доказывающий, что достоин собственного имени, не знал.
  
  ~*~
  
  Скупа на удобства была монашья келья, но молодой послушник, ворочающийся на вытесанной из камня постели, не замечал недостатков жесткого холодного ложа, ибо сны его были слаще меда.
  
  - Ты звал меня, и я пришла, - голос девушки, являющейся ему каждую ночь, был тих и печален, а в очах пронзительного синего цвета плескалась тоска.
  
  - От чего ты грустна, свет жизни моей? - вопрошал юный Княжич, прибывший в монастырь, дабы укрепить Волю свою, но и здесь не спасшийся от наваждения, ибо даже Господу не по силам укрыть человека от собственной глупости, да постыдных желаний.
  
  - Здесь холодно и пусто, равнодушие царит в моем мире, и грустно мне становится от мысли, что лишь в этой пустоте мы сможем встретиться. Я не хочу лишать тебя красок твоего мира... - маленькая слезинка, скатившаяся их уголка глаз, застыла бриллиантом на щеке.
  
  - За твою улыбку я готов отдать тебе самый прекрасный город на свете - Сторград[3], столицу Северного Княжества... - но не вызвали радости речи его у возлюбленной.
  
  - Не нужен мне город, я хочу увидеть тебя! Коснуться, - мечтательными стали глаза возлюбленной его, но не знал он, как выполнить просьбу девы, что, будучи ещё ребенком, полюбил пуще жизни, рассматривая ее в картинной галерее собственного замка. Прав был отец, вот оно - его испытание. Слабость, делающая сильным. Проклятие, которое будет им вечно любимо.
  
  - Но я не знаю, как достичь этого, - нахмурился Княжич, попытался возлюбленной коснуться, но по-прежнему была она эфемерна. Его Богиня.
  
  - Обрету я плоть на капище своем, но дорога туда слишком опасна... - задумалась Светлоликая, но лишь мгновенье длились ее раздумья, - Нет. Негоже, если тебе рисковать ради меня придется...
  
  - Но это мое право! - ярость и досада сквозили в словах Ананда, - Ну же, говори!
  
  Солнечные лучи, заставившие Княжича проснуться, были ненавистны ему вот уже как три декады[4], ибо осмелились прервать встречу с Его Богиней, но сегодня и хорошую весть несло его пробуждение: теперь он знал, как приблизить встречу с наваждением, что терзало его каждую ночь на протяжении десятка лет. С тех самых пор, когда увидел он Небесную деву, запертую в зеркале.
  
  С трудом удалось наследнику Ледяных Просторов, дождаться колокольного звона, возвещающего о пробуждении монастыря. Ему предстояло поговорить с настоятелем о своем желании изнутри узнать жизнь собственного народа, отправившись нести Божье Слово по землям Северного Княжества.
  
  ~*~
  
  Широки владения Северного Князя, холодны и негостеприимны его земли, чего не скажешь о людях, ибо отказывая в помощи - толкаешь ты несчастного на верную смерть, что сродни убиению, а убивцам ход в небесные кущи закрыт.
  
  Дремуч и непроходим был лес, в сердце которого пролегал путь младого наследника, но чисты были помыслы его и расступались перед ним зеленые сосны-великаны, а тропа сама стелилась под шаг. К старинному храму держал он свой путь, потому не удивился, когда, пробиваясь из-под снега, словно первый синий цветок, пред ним предстал разрушенный каменный остов, в центре которого возвышался расколотый на трое алтарь, но не он был целью Ананда, а древнее капище[5], находившееся сразу за ним.
  
  Осторожно, стараясь не споткнуться о трухлявые бревна частокола, окружающие строение, приблизился он к заветной цели и сразу, немедля ни секунды, извлек из кармана ивовый прутик и, как и учила возлюбленная, очертил вокруг капища круг. Не дрогнула рука Княжича, и когда холодное серебряное лезвие коснулось его запястья, а кровь орошила снег.
  
  Но не дрогнула земля, не ударил гром, и не растаял лед. И тогда решился Ананд, произнес древние как сам мир слова призыва.
  
  Откликнулся ветер, что в свидетели злой ворожбе был когда-то призван.
  Захохотала-закаркала ведьма, наивности чужой ликуя.
  Распалась надвое статуя Богини.
  Освободилось проклятие.
  
  - Ты спас меня! - коснулась девичья ладонь щеки мужской, да возрадовался Княжич: "Свершилось!", но рано было праздновать триумф, ибо следующие слова Его Богини были жестоки и грубы: - Глупец! Какой же ты глупец!
  
  Не узнавал Ананд свою возлюбленную в деве, что сейчас предстала пред ним. Жестоки и злы были ее речи, так разительно изменились взгляд и осанка!.. Иная теперь стояла совсем рядом, но изменить что-либо он был не в силах: не ангела пустил он на землю, а демоницу.
  
  - Но я ведь любил тебя... - не верил он глазам собственным, но безжалостна была истина. Вот о каких испытаниях говорил отец, вот о чем тосковал...
  
  - Любовь?! Что есть любовь, если "любя" вы предаёте? Ты спрашивал мое имя, так перед смертью узнай же, что призвавшая нарекла меня Бенгта, тем дав свое благословление на месть, - шаг за шагом приближалась она к растерянному "возлюбленному", упиваясь его слабостью и зарождающейся обидой, словно лучшим вином, да глаза ее ненавистью горели, словно угли.
  
  Подчиняли. Лишали воли.
  
  Оттого и не шелохнулся Княжич, когда, подойдя вплотную, ласково провела демоница ладонью по его шее, чтобы в следующее мгновенье впиться в нее пальцами, раздирая. Хлынула горячая кровь из некрасивой, словно улыбающейся, раны - свершилась первая часть проклятия... Скоро и вторая исполнится, стоит Бенгте[6] только лик Княжича принять, да в столицу двинуться: так, ради интереса, на подарочек обещанный глянуть. А там и до драгоценной свободы от ведьмовской клятвы рукой подать. Не зря же она столько лет ждала!
  
  ...Лишь вездесущий ветер недовольно заворочался в кронах, становясь невольным свидетелем. Снова.
  
  ______________________________________
  [1] Ананд - в переводе с норвежского "триумф предка";
  [2] Алрекр - в переводе с норвежского "могущественный правитель";
  [3] Сторград - "великий город";
  [4] Декада - временной промежуток, равный десяти дням;
  [5] Капище - (от старославянского капь - изображение, идол), культовое сооружение у восточных и прибалтийских славян дохристианского периода.; [6] Бенгта - в переводе с норвежского языка "благословенная".
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"