Соломатина Дарья: другие произведения.

Вьюжная

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Обложка Короткий любовно-фантастический роман. Аннотация: Каждую зиму под завывание вьюги в размерную жизнь Леди Аделины уверенной походкой повелителя вступает страх. Она ненавидит себя за эту слабость, но продолжает каждый вечер приходить на кухню к огню, людям и мирным разговорам. Одной зимней ночью, в ворота ее имения постучались двое мужчин, которым она не смогла отказать в ночлеге, ведь даже маленьким детям известно, что выгнать в ненастье путника, значит расщедрить Велунда на подарок - перевернутую подкову, приносящую неудачи...
    ____________________
    Обновление 23.05.15. Пишется III Часть :)


Часть I.

"Верни меня, верни меня, верни..." - 
стонала обездоленная вьюга, 
вальсируя... 
по замкнутому кругу 
раскачивая сонные огни.

(с)"Вьюга" СветМой



- Как же холодно! - я поплотнее запахнула шаль и сделала первый глоток травяного чая, который специально для таких моментов заваривала кухарка. - Подложи поленья в очаг. 

Спасительное тепло живительной волной расползалось по телу принося умиротворение на пару с долгожданным спокойствием. Каждую зиму под завывание вьюги в мою жизнь уверенной походкой повелителя вступал страх. Я ненавидела себя за эту слабость, но продолжала каждый вечер приходить на кухню к огню, людям и мирным разговорам. 

- Но леди, там и так их уже целая куча! А впереди еще половина зимы! - Хенрика, крайне возмущенная фактом хозяйского расточительства, все же выполнила наказ. - И в кого вы у нас такая нежная, Леди Аделина? Вот батюшка ваш, помнится... 

- Прекрати, - одернула я болтунью, - отца нет уже давно, а ты все никак не можешь угомонится! 

Цитировать моего покойного батюшку, человека в городе весьма уважаемого, Хенрика могла до бесконечности, порой мне казалось, что когда отец был жив, она специально ходила за ним с бумагой и записывала каждое изречение, чтобы потом длинными зимними вечерами поучать меня на манер дражайшего родителя. 

- Зря вы так, Леди Аделина, - тяжелые вздохи совсем не мешали ей сноровисто подливать в мою чашку горячий чай.

Погода в Северном княжестве и летом не радовавшая теплым солнышком, зимой становилась совершенно невыносимой. Ледяной ветер с океана нагнетал тучи, отчего и так унылый пейзаж становился совсем безрадостно серым. По ночам на пару с вьюгой завывали волки, из-за голода вынужденные сбиваться в стаи и подходить в плотную к людскому жилью. 

- Леди Аделина! Леди Аделина! Как хорошо что вы еще не спите! - заявление ворвавшегося на кухню Свена, сына конюха, было более чем справедливо часы показывали второй час нового дня. - А у нас там гости! Благородные, судя по одежде! 

Мальчишка говорил быстро, выплескивая информацию словно ледяную воду из ведра - всю разом, без передышки, тем самым дезориентируя того несчастного, на которого выпала роль слушателя. 

- Свен! Прекрати тараторить! - взяв ребенка за плечи и слегка его встряхнув, успокаивая, я смогла добиться вразумительного ответа. 

- Леди Аделина, сейчас в ворота постучались путники, все такие из себя благородные! А кони-то у них какие! То не кони, а картинки! Ну, помните как те, которые вы мне в книжке умной показывали?! - я кивнула, подтверждая, что действительно что-то такое припоминаю. - Ну, так папка и впустил, чай не дурак Велунда злить! Так они все разизвинялись, что мол из-за вьюги дальше ехать не могут и попросили хозяина, а когда узнали, что у нас только наша Леди Аделина, так просили не будить... А вы тут не спите! Вот и хорошо! 

- А сейчас путники где? - я поднялась, попутно расправляя складки на подоле темно-зеленого домашнего платья. Обычно, такой цвет северянкам не идет, придавая коже болезненный желтоватый отлив, но я к числу этих невезучих, для которых был закрыт столь уютный цвет, не относилась или успешно лгала себе, что не относилась. Но как бы то не было на самом деле, отказываться от кусочка лета из-за глупостей я не собиралась. 

- Дык, в малой гостиной, ждут пока их вопрос разрешится!

В реальности, это ожидание было не больше чем формальностью, данью уважения к хозяевам дома, и выгонять в ночь путников кем бы они не были никто не стал бы и под страхом смерти, потому что прогневать Велунда и получить в дар за "гостеприимство" скованную богом перевернутую подкову не хотелось никому. 

- Ладно, веди меня к своим "благородным"! - мысленно усмехнувшись, все же обижать мальчишку, для которого благородными являлись практически все люди достатка чуть выше среднего, мне не хотелось. 

В собственном имении я могла сориентироваться даже если бы кому-то в голову пришло повязать мне на глаза повязку, но традиции требовали наличие сопровождающего, хотя бы и такого формального как Свен. 

Пройдя стылой галерей, на каменных стенах которой были развешены портреты моих доблестных предков, я в очередной раз полюбовалась изображением собственной прабабки - женщины, которая моему отцу заменила мать. Многие считают, что я ее отражение. На мой же взгляд, столь точного сходства нет, просто просматриваются общие родовые черты: пухлые губы, что являются редкостью для северянок и намекают на грех, совершенный с южанами несколько поколений назад; тонкий, длинноватый нос, который некоторые острословы считают символом любопытства и излишне острые скулы, выделяющиеся на бледном лице. Но и этого для любителей почесать языком хватало с избытком. 

Малая гостиная встретила нас разговором, затихнувшим при приближении: не званные гости, заслышавшие шаги, решили прервать беседу. Мысленно выругавшись на Свена, чьи ботинки, в отличии от моих мягких туфель, издавали громкий резкий звук, столь вредный для тех кто любит слышать больше, чем ему хотят сообщить. 

- Здравствуйте, что привело вас в мой дом? - переступив порог, я первой обратилась к поднявшимся при моем появлении мужчинам, благо для хозяйки дома этикетом делалось исключение. 

- Доброй ночи, Леди Аделина, мое имя Инголф, а это Горан, мой сопровождающий. 

Ну что же, похоже на этот раз Свен не ошибся и хотя бы один из наших гостей был благородным: фамильный перстень венчавший безымянный палец взявшего слово мужчины был перевернут навершием с родовым гербом вниз, оставляя на обозрение лишь широкий обод из белого золота, что свидетельствовало о нежелании мужчин раскрывать инкогнито, впрочем об этом также говорил и тот факт, что ни титул, ни фамильное имя он так и не назвал. 

- Вьюга заставила нас просить у вас ночлег, - вступил в разговор названный Гораном, - как только стихнет погода, мы сразу покинем ваш дом.

- Леди Аделина, позвольте возместить вам ущерб от нашего прибывания... - начал было Инголф, но замолчал прерванный собственным попутчиком и моим возмущенным взглядом. 

- Инголф не хотел вас обидеть, Леди Аделина, он просто не знаток старинных легенд... 

Я смерила незваных гостей взглядом и вздохнув, решила не раздувать из произошедшего скандала. Может он действительно не подозревал, какое оскорбление нанес мне, как хозяйке дома, своими словами. 

- Что ж, я принимаю ваши извинения, но впредь будьте осмотрительнее.

- Благодарим за ваше великодушие, - Инголф склонил голову в ироничном поклоне хозяина положения, коим сейчас не являлся. 

- В эту ненастную ночь будьте моими гостями представившиеся Инголфом и Гораном! Да не причините вреда этому дому словом и молчанием, действием и бездействием. Именем Велунда! - произнесла я ритуальную фразу. 

- Да будет так! - вторили мне гости, чьи голоса слились в один.

Не обращая больше никого внимания на напряженно следивших за мной мужчин, я обратилась к Свену:

- Передай, чтобы приготовили комнаты для наших гостей и разогрели ужин. Да, растолкай Виви пусть поможет Хенрике на кухне. Меня больше не беспокоить. 

Развернувшись на каблуках домашних туфель, я направилась в собственную опочивальню, но была остановлена голосом Инголфа:

- Леди Аделина, мы наслышаны о коллекции книг, которую собрал ваш отец и хотели бы с ней ознакомиться, конечно, если вы не будете против, - осторожно поинтересовался он. 

- Вас интересует что-то конкретное? - не оборачиваясь, сочла нужным уточнить я. 

- Нет. 

- Свен, передай стражам, что я разрешила осмотреть нашим гостям всю общую библиотеку, - предпоследнее слово было выделено голосом, и мальчишка, не будучи дураком, прекрасно понял: в закрытой части, где хранились редчайшие фолианты, им делать нечего. Хотя даже попав туда они не нашли бы ничего действительно интересного или опасного, после смерти отца, я лично перенесла все стоящее в свой кабинет, чтобы во время работы держать под рукой. 

- Будет исполнено, Леди Аделина! 

- Благодарим, Леди Адел... - но я уже покинула комнату, заставив его прервать бессмысленные слова. 

Выйдя из комнаты и сделав пару шагу, я остановилась, чтобы поудобнее перехватить край длинного подола, созданный для чинного шествия и ужасно мешающийся при быстрой ходьбе, и стала невольной свидетельницей слов, донесшихся из малой гостиной. 

- Она всегда такая стервозная? - спросил один из мужчин, понять который именно сейчас не представлялось возможным - голос звучал слишком тихо, да и бушующая погода решила напомнить о себе, взвыв особенно пронзительно. 

- Так вьюга же!.. - ответил ему Свен так, словно это все объясняло. Впрочем так оно и было, по крайней мере, для домочадцев, гостям же эта информация ни приносила никакой пользы. 

Я мысленно пообещала себе отругать мальчишку за излишнюю болтливость: обсуждать собственную Леди с непонятно кем - верх невоспитанности! А если бы это были не случайные путники, а приглашенные гости? Разбаловала я их... Однозначно. 

Решив поговорить с ним завтра, я направилась к себе в комнату. 

Часы пробили три часа ночи, а плотная мгла за окном немного просветлела. 

Возможно, у меня еще получится уснуть. 

 

Часть II.

А город был затянут - как в корсет - 
в шнуры дорог 
и ленты тротуаров... 
неспешно доставал он из футляра 
витрин своих изысканный лорнет. 

(c)"Вьюга" СветМой

 

Сегодня мне снились волки. Ничего особенного - для меня это обычное дело. Мой персональный снежный ад, в котором даже бежать не получается то ли потому, что ноги утопли в снегу по колено, то ли из-за внимательного взгляда вожака, чьи зеленые глаза подавляли, лишая самого ценного - воли. 

Вокруг завывала вьюга, кидая в лицо колкую ледяную дробь. Волк тоже завыл, задрав вверх лобастую голову на мощной шеи. Я знала, что будет дальше и боялась этого. Повинуясь команде стая подалась вперед, словно сорвавшиеся с цепи гончие, я закрыла лицо руками и закричала, чтобы в следующую секунду, проснувшись, констатировать: жива.

Я обвела глазами комнату, сосредоточение на знакомой картине верный способ успокоить расшатанные нервы. Переходя взглядом от большого "в пол" зеркала, расположенного четко напротив кровати - видели бы эту вольность моралисты! - к резному трюмо, невольно я отметила ошарашенное лицо горничной: несчастная раздвигала шторы, когда ее настиг мой крик, она так и стояла крепко сжимая край плотной синей ткани в пальцах. В образованную Виви щель, осторожно заглядывали любопытные солнечные лучи, они несли хорошую весть - чистое небо. 

Едва я повернула голову в сторону двери, чтобы закончить поверхностный осмотр своего личного пространства, то потеряла дар речи. На пороге стоял Инголф. В одних подштанниках и с мечом в руках, он выглядел растерянным и слегка обиженным, похоже услышав, что кто-то кричит он кинулся на помощь и теперь пытался понять, что здесь происходит и от кого, собственно, нужно спасать хозяйку имения. 

Инстинктивно подтянув одеяло повыше, прикрывая глубокий вырез ночной сорочки, я сподобилась полюбопытствовать целью визита ночного гостя, вдруг я заблуждаюсь и столь оригинальным образом мой гость решил покорить сердце горничной, а потом слегка ошибся дверью? Всякое ведь может быть... 

- Что вы забыли в спальне молодой, - начала я, слегка польстив себе, - незамужней женщины? Да еще и в таком виде!

Вид, к слову, был не плох, можно даже сказать хорош. Высокий, широкоплечий с прекрасно развитой мускулатурой и сильными руками, Инголф представлял собой весьма занимательное зрелище. Он об этом прекрасно знал и, скорее всего, не стеснялся лишний раз пользоваться данным природой преимуществом. Вон, даже Виви при виде этакой красоты справилась с испугом и теперь кокетливо разглядывала оголенный торс мужчины. 

Я не была поборницей морали, но пользоваться ей умела, сказались два года, прожитые в королевском дворце, в роли фрейлины Её Высочества. Потом принцесса сочеталась браком с наследным принцем соседней державы и незамужние девицы из её окружения были отправлены к родителям, ибо Сара Аннелиз заслуженно нареченная мужем Эрикой была молода, а не глупа и прекрасно понимала, что когда рядом обитает стайка молодых красавиц, сохранить брак будет куда сложнее. Нынче её сопровождали великовозрастные матроны, с которыми хоть и было не в пример скучнее, зато они компенсировали это спокойствием, которое, как известно, намного ценнее. 

- Леди Аделина, с вами все в порядке? Я слышал крик, - решив вести себя как ни в чем не бывало, поинтересовался Инголф.

- И что с того? Разве это повод врываться в дамские покои? На свете ни мало вещей, которые могут заставить женщину кричать... - выдержав паузу, тем самым выразительно подчеркнув удерживающийся на грани приличий намек. - Например, пауки, мыши или нерасторопная горничная, - где-то у окна насупилась увлеченно подслушивающая Виви, которая, вот уже как пять минут, изображала активную деятельность, полируя статуэтку, но мне не было до этого никакого дела. 

Почему-то, мы синхронно посмотрели в сторону зеркала, а горничная, проследившая за направлением наших взглядов, зарумянилась... Однако. Ну и нравы в современном обществе! 

- В целом, вы правы, - выражая согласие, мужчина слегка склонил голову в быстром кивке. 

То ли Инголф редко бывает при дворе, то ли занимает должность, на которой приходится контактировать исключительно с прямолинейными людьми, коих, к слову, может пересчитать по пальцам достопочтенный Командующий королевским гарнизоном Агне, известный тем, что на поле брани лишился правой руки и двух пальцев левой... Хотя здесь может существовать еще один вариант: он настолько поднаторел в интригах, что способен играючи нарушать самое главное правило придворной жизни и легко соглашаться с оппонентом. 

- Тогда я не понимаю, почему вы все еще здесь, - это был не вопрос, а скорее констатация, которая не допускалась для хозяйки дома, но позволялась женщине, в чьи покои ворвался посторонний мужчина. 

- Может мне просто нравиться на вас смотреть? - Инголф ухмыльнулся и нарочито внимательно осмотрел меня, уделяя особое внимание неприкрытым плечам и оголенным ключицам. Я с трудом подавила инстинктивное желание закутаться еще плотнее и заставила себя расслабиться. От него мои действия не укрылись: едва незваный гость перестал разглядывать мое декольте, как наши взгляды пересеклись, и мне довелось наблюдать, как из его глаз пропадает насмешка, уступая место задумчивости. 

- Для этих целей в галерее висит мой портрет, - немного холоднее, чем полагалось, парировала я. - Раз с этим мы разобрались, то вы можете ступать туда. Только для начала оденьтесь, не стоит пугать моих горничных - они девушки благочестивые. 

Виви удивленно посмотрела на меня, даже перестала делать вид, что всего лишь отрабатывает жалование. Я слегка пожала плечами, демонстрируя служанке, что в ее познаниях в мужской анатомии не сомневаюсь, но реалии мира суровы: раз незамужняя, значит непорочная. 

- Сомневаюсь, что на нем вы изображены в ночной сорочке, - он хмыкнул, а затем от насмешливой игривости не осталось и следа, деловым тоном он продолжил: - Леди Аделина, я хотел подождать, пока вы спуститесь, но раз Судьба распорядилась иначе... Спасибо вам за то, что пустили под свою крышу, но дорога не ждет, через полчаса мы покинем ваше имение, а следом и город.

Существуют же такие люди, которые и в одних подштанниках будут держать себя так, словно на них надет камзол, отделанный драгоценными камнями и золотой нитью, и ведь ни у кого, из наблюдающих за сим действом, не возникнет и мыли, что что-то не так!.. 

Инголф относился к их числу. 

- Не стоит благодарности, двери моего дома всегда открыты для Идущих Путем Велунда, - ритуальная фраза, обозначающая, что благодарность принята, а обязательства сняты. До поры, пока снова не понадобится помощь: либо им, либо мне. Так уж сложилось, что постучавшиеся в зимнюю ночь и давшие кров связаны обязательством, но это слишком старая традиция, которую помнят и чтут только здесь, на Севере. 

Не прощаясь, он покинул мои покои, чтобы затем покинуть и город... Не устаю удивляться, сколь наивны впервые попавшие в наши края!

- Леди Аделина, - напомнила о своем существовании горничная, - я что-то не поняла, это куда они собрались-то? - похоже, Виви, выросшая здесь, разделяла мое сомнение. - Там столько намело, дай Боги, не раньше чем через пару суток дорогу расчистят! 

- Вот и я так думаю... Виви, сбегай на кухню и передай Хенрике, что я велела готовить обед с расчетом на наших гостей. 

- Будет исполнено, Леди Аделина, вот только тут дотру! - она принялась старательно полировать многострадальную статуэтку. 

Эту деву с кувшином в руках когда-то привез из командировки отец, а затем, вопреки моему желанию, водрузил на полку. "Для уюта", - как выразился он тогда. Сколько раз я "случайно" задевала её, роняя на пол! Но проклятая носильщица продолжала жить, вопреки всему. Потом отца не стало и выбрасывать статуэтку стало как-то не с руки, слишком многое оказалось почему-то связанно именно с ней. 

- Иди уже, старательная моя, ты её и так до дыр затерла, пока наш разговор слушала! - я не корила служанку, понимая, что дальше моей собственной кухни слухи не пойдут, но и поощрять подобное поведение нужным не считала. Раскрасневшаяся, буду надеяться от стыда, а не от распирающей изнутри информации, Виви удалилась. 

Спустя четверть часа, закончив свой утренний туалет, я спускалась в холл. Первым попавшимся мне на глаза оказался Свен, он и доложил, что гости "вот прям минуточки две назад, как вы так, Леди Аделина, пропустили" отъехали. 

Прикинув, сколько времени понадобится мужчинам, чтобы осознать собственную ошибку и поборов гордость вернутся, я сделала приятный вывод, что подсчитала правильно: к обеду появятся, сразу как осознают, что все постоялые дворы забиты из-за вчерашней непогоды, а дороги, как верно заметила Виви, еще не расчищены.

Потуже затянув под подбородком ленточки шляпки, я подхватила подол, обнажая мыски меховых ботиночек, и уточнила готов ли экипаж, о своем намерение съездить в город, я предупреждала еще вчера, сразу после того, как на стол в моем кабинете легло приглашение от давней приятельницы. Смысла отказывать я не видела. Услышав, что ожидают только меня, я направилась на улицу. 

Стоило выйти на крыльцо, как морозный воздух защипал щеки, а легкий, по местным меркам, ветерок игриво проник под полы шубки, но будучи остановлен плотным шерстяным платьем, в отместку попытался сорвать с волос шляпку. Белый, искрящийся на солнце, снег слепил лучше, чем королевская сокровищница, заставляя с непривычки зажмурится. Над головой вечным гигантом простиралось синее-синее небо. Такое спокойно-безмятежное, каким бывает только в сильный мороз, когда на небе нет ни облачка, а про недавнюю вьюгу напоминают только увеличившиеся в размерах сугробы. 

Приветливо кивнув конюху и опершись на руку подоспевшего стража, я уверенно зашагала в сторону кареты, чтобы спустя минуту, не без помощи взобравшись по небольшой лесенке, оказаться внутри. 

Хлопнула дверца, заставив отхлынуть шалопая-мороза, а я перевела дух и постаралась собраться с мыслями. Они собираться в упорядоченный строй отказывались то и дело разбегаясь по углам сознания. 

Кучер отдал команду, и мы двинулись. Оставив бессмысленные попытки разобраться в себе на потом, я сдвинула шторку, закрывающую небольшое смотровое окно в дверце, и подула на стекло, борясь с морозными узорами. Не помогло. Тогда я стащила с руки перчатку и приложила ладонь к снежному полотну, когда рука начала неметь от холода, я проворно спрятала ее в карман. На стекле остался характерный прозрачный след, сквозь который можно было рассмотреть город. 

Шумели горожане, вооружившись лопатами, они сноровисто откидывали снег, который потом увозила за черту города специальная служба; сновали по улицам разносчики, закутанные в платки так, что видны были лишь хитро блестевшие глаза; а в витринах торговых домов, вместо разномастных, специально выставленных на всеобщее обозрение, товаров, стояли ведра с горячей водой, так продавцы "оттаивали" заиндевевшие стекла. 

Город потихоньку начинал оживать, словно стряхивая с себя морозную спячку. Этим своим качеством северяне походили на медведей, вот только им для пробуждения была нужна не весна, а солнце и чистое небо.

Вместе с городом просыпалась и я, стряхивая нервозность последних недель, а в груди поселилось щемящие чувство предвкушения чего-то хорошего. 

Я даже умудрилась на время позабыть, что сегодня утром едва не умерла, успев вовремя проснуться. Снова. 

Так продолжалось до тех пор, пока взгляд мой не наткнулся на двоих мужчин. Они выходили из постоялого дома, о чем-то ругаясь. Один из них, тот который больше всего жестикулировал, от избытка чувств пнул сугроб, на миг повернувшись ко мне, и тогда я узнала в них своих незваных гостей.

Инголф и Горан... 

Понимание накрыло волной. То самое, маленькое свербящее чувство обитающее где-то на краю сознания, которое не давало мне покоя все-то время, что я была дома, а затем замолчало, заглушенное суетой вокруг, ударило словно хлыстом, с резким свистом высекая из груди воздух. Меня затопила паника осознания. 

"Инголф" означает "Волк". 

Я готова была бы рассмеяться, если бы смогла вздохнуть. 

Я сама впустила в свой дом волка. 

  

 

Часть III.

Казалось, этот вечер отыграл: 
не дышит... и согласен зваться прошлым. 
Но кто-то, 
вьюге локоны взъерошив, 
усилил вдруг простуженный вокал...

(с) "Вьюга" Свет Мой

 

Покачнувшись, карета остановилась, но я так и осталась сидеть на месте. Этикет предписывал дождаться того момента, когда один из сопровождающих распахнет дверцу и подаст руку, помогая спустится. Если бы я возвращалась к себе в имение, то даже не стала бы задумываться о таких мелочах, но сейчас, когда экипаж находился на одной из центральных улиц, мне следовало придерживаться правил. 


В этой части города селились приближенные градоправителя, чтобы в случае острой нужды незамедлительно прибыть в приземистую ратушу, чей шпиль, к слову весьма короткий, был прекрасно различим в окошечко экипажа, либо в сам Зимний Дворец, располагающийся немного выше по улице и тоже виднеющийся, хотя белоснежная махина заметная с любой точки города показателем в этом плане являлась сомнительным. 

Наконец, дверь распахнулась и я, опершись на ладонь подоспевшего слуги, величественно спустилась со ступенек на тротуар. 

- Добрый день, Леди Аделина! - молодой мужчина склонился в почтительном поклоне. - Позвольте проводить вас к Ее Светлости, она уже ожидает. 

Отвечать на эту фразу в высшем свете, было не принято, поэтому я просто кивнула. В полном молчании мы проследовали к дому, лишь на пороге я позволила себе скрасить нарочитую холодность улыбкой. Все же мой сопровождающий был не виноват, что ему выпало служить именно на севере, где слову этикета следовали излишне рьяно, стараясь компенсировать далекое расположение от столицы великолепными манерами.

Едва я вошла в холл, как по мраморной лестнице, что вела на второй этаж и занимала в ширину несколько метров, не касаясь перил, сбежала хозяйка сего особняка. Следом за ней степенно, как и полагает потомственному аристократу, спустился супруг. Со стороны это выглядело так, будто они специально поджидали меня, чтобы позже впечатлить отработанным появлением. Не удивлюсь, если обычно хозяева именно так и поступают, но только не моя приятельница для подобного она была слишком порывиста и ей просто не хватило бы терпения дождаться моего появления. 

- Аделина! Вы даже не представляете, как я соскучилась! - оказавшись рядом, она заключила меня в объятья.

Леди Элин, с которой я познакомилась на приеме у градоправителя, представляла собой настоящий ураган или пожар, если судить по огненному цвету ее волос. Невысокая и худая настолько, что ее талию можно было обхватить пальцами, она просто пылала энергией и заражала ею всех окружающих. Даже ее супруг - эталон нордического характера, рядом с ней всегда улыбался. 

Вот и сейчас, поздоровавшись со мной, он с улыбкой обратился к жене:
- Дорогая, Леди Аделина только приехала, вы еще сегодня наговоритесь, а пока позволь ей спокойно раздеться, к тому же ты замерзнешь. 

Я невольно отметила его правоту. Даже не смотря на то, что я прибыла в карете, мех шубки успел порядком напитаться холодом и теперь, когда я оказалась в теплом помещении, слегка парил. 

- Северин, пустое! Мое здоровье не настолько слабое, чтобы я заболела, едва прикоснувшись к холодному, в противном случае, я не выжила бы здесь, на твоем севере! - она отмахнулась от чрезмерной опеки так, словно была маленькой девочкой, убегающей из под строгого надзора родителей. Однако, это не помешало ей послушавшись выпустить меня из объятий. 

- К сожалению, я приехала ненадолго, через два часа у меня назначена встреча, - легко солгала я, оставляя шанс к бегству. Потому как хмыкнул Лорд Северин, я могла быть уверена, что мою хитрость он разгадал, вот только выдавать меня мужчина не спешил, ибо прекрасно знал свою супругу: без важной причины она не отпустила бы меня до наступления темноты. 

Леди Элин была уроженкой Таиная - самого южного города страны, чьи жители видели снег только на картинах художников, и прибыла в столицу на Бал Невест, организованный в честь помолвки Её Высочества. Именно там она и умудрилась покорить сердце Ледяного Лорда, как за глаза все называли Северина. Будучи одним из трех доверенных лиц Северного Князя, он представлял на балу наше княжество, занимающее одну пятую Объединенного Королевства. 

О том, какой в Зимнем Дворце был скандал, когда с торжества он вернулся не один, а с невестой, по-прежнему судачат, хоть и прошло целых три года. Местные же барышни от великовозрастных старых дев до дебютанток возвели Лорда Северина в лик романтического героя, одновременно с этим возненавидев его супругу, удостоенную подобного внимания, поэтому на том приеме ей были, мягко говоря, не рады, мне - тоже. На этой почве мы с ней и сошлись. 

- Как грустно! Тогда нам нужно поспешить, Аделина, хватит считать снежинки - это на редкость бесполезное занятие, пойдемте. - Она схватила меня за руку и потащила в сторону красной гостиной, в этом доме я бывала не редко, поэтому расположение комнат знала не плохо и сейчас смогла с легкостью сориентироваться. 

Единственную проблему для меня представлял темп, в котором двигалась приятельница. Ну, не люблю я излишне быструю ходьбу, предпочитая чинное шествие! Да и плотное, а от того тяжелое, платье не способствовало скорости. 

- Элин! - взмолилась я о пощаде, - если я продолжу в том же духе, то когда мы дойдем, не смогу вымолвить и слова!

- Простите, - она резко остановилась и мне чудом удалось избежать столкновения. - Я до сих пор не могу привыкнуть, что вы, северянки, такие медлительные! 

- Энергию бережем, - я хмыкнула, с трудом подавив вздох облегчения. 

- Выходит так себе, - поддела меня Элин. Она вообще была на редкость остроумным собеседником, тонко чувствующим ту самую грань, за которой тонкая ирония становится злым сарказмом, поэтому словесные пикировки с ней доставляли мне истинное удовольствие. 

Не дожидаясь моего ответа, Леди Элин продолжила путь, но, стоит отдать ей должное, на этот раз двигалась она на порядок медленнее. 

Минув несколько поворотов мы наконец оказались у двери, ведущей в гостиную. Толкнув дверь, приятельница недовольным взглядом смерила двоих служанок, которые расставляли на невысокий пузатенький столик тарелки со сладостями. 

- Моя подруга устала в пути, а теперь еще вынуждена ждать вас! Быстрее-быстрее! - она захлопала в ладоши, подгоняя девушек. 

Я могла бы возразить, что совершенно не устала, да и путь мой занял не так уж и много времени, однако, не сочла уместным вмешиваться. Как вести себя с собственной прислугой каждый решает сам. По крайней мере, слуги - не рабы, а полноправные граждане королевства и всегда имеют право взять расчет. Более того, если работодатель перейдет границы, то пострадавший имеет права подать прошение в ратушу. Подобное случалось не часто, но если в происходящем был замешен дворянин, то за рассмотрение дела брался сам градоправитель, он же по завершению писал отчет Северному Князю, где подробно описывал происшествие. Стоит ли удивляться, что количество подобных случаев снижалось с каждым годом?.. 

- Дорогая, проходите, присаживайтесь, - она указала рукой на большое кресло, даже на вид такое мягкое, что утонуть в нем было пустячным делом. 


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Маш "(не) детские сказки: Принцесса"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Я.Ясная "Муж мой - враг мой"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"