Соловьёва Татьяна: другие произведения.

Ищите среди своих

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Написан для конкурса "ПВ-6"(иронический детектив), занял 12 место. История одной квартирной кражи.


ИЩИТЕ СРЕДИ СВОИХ

   История началась с того, что к своему сорокалетию я решила купить себе норковую шубу. Совершенно необдуманное для нашего семейного бюджета решение, но приближающаяся годовщина так удручала меня, что я решила сделать себе подарок, который помог бы перешагнуть через новый рубеж.
      Шубка из голубовато-серебристой норки была великолепна, она подчёркивала глубину моих глаз, оттеняла светлые волосы и делала меня моложе лет на десять. Наконец-то я выглядела респектабельно и дорого, что подобало даме моего возраста.
      Прижав к груди большой пакет, я вышла на улицу и пожалела, что до зимы ещё далеко. Мне хотелось надеть шубку прямо сейчас, поймать завистливые взгляды женщин, улыбнуться комплиментам мужчин и гордо-гордо пройти мимо.
      Первый ушат холодной воды на меня вылил муж Игорь, когда я красивой походкой в туфлях на высоких каблуках, накинув на плечи бесценный мех, вошла к нему в комнату.
      - Ты с ума сошла?! Зачем ты это купила?! Да ты хотя бы представляешь, сколько всего можно было сделать на эти деньги? - обрушился на меня Игорь.
      Я представляла себе это очень хорошо, потому что пока ехала домой на метро, только об этом и думала. Но стоило мне вытащить из пакета моё сокровище, от моих сожалений не осталось и следа. Имею право, в конце концов. Не каждый день ты переходишь в старую лигу, а для меня с детства сорокалетие казалось чем-то подобным старости. И пусть все знакомые и незнакомые уверяли меня, что я выгляжу на тридцать, а мою дочь называли моей сестрой, я каждый день, придирчиво изучая своё лицо в зеркале, находила новые морщинки. Иногда я задумывалась над тем, чтобы исправить дату рождения в паспорте, иногда о пластической операции, а пока истязала себя до седьмого пота в спортзале и полюбила верховую езду, потому что от неё проходит целюлит. И только шуба чудесным образом сняла все мои комплексы, когда я была в ней, у меня разглаживались морщины и выпрямлялась спина. В ней я чувствовала себя богиней без возраста. Гера или Афродита. Не важно.
      Я кокетливо поправила волосы и снова встала перед мужем:
      - Ну, посмотри, разве мне не идёт? Продавец в магазине сказал, что этот цвет заставляет мои глаза сиять подобно звёздам. - Игорь оторвался от телевизора и ещё раз взглянул на меня:
      - Я не разделяю этих ваших женских восторгов относительно шмоток. Все бабы одинаковы, и все хотят норковую шубу.
      - Тебе просто жалко денег! - обиженно возразила я и, вздёрнув подбородок, зацокала каблучками в спальню. Богиня унижаться не будет. Другие мужчины будут делать мне комплименты зимой, и тогда мы посмотрим. Игорёк просто ревнует.
      Я вновь застыла перед зеркалом. Почему-то мне казалось, что у шубы есть душа. Иначе, почему она так влияет на меня? Я чувствую себя королевой. Я даже забыла о приближавшемся дне рождении. Может, всё-таки стоит сменить паспорт? Тридцать мне подходит гораздо больше или всё-таки двадцать восемь?
      Второй ушат воды вылила на меня дочь Марина. Оглядев меня с ног до головы критическим взглядом, она попросила примерить обновку. Я с неохотой отдала приобретение в руки дочери, и та быстро накинула её себе на плечи.
      - Правда, мне больше идёт? - наглое восемнадцатилетнее создание улыбалось своему отражению, вновь напоминая мне о предстоящем рубеже, который я вовсе не собиралась брать.
      - Норка - мех взрослых женщин, - напомнила я ей, стаскивая с неё шубу. Ах, как безжалостна молодость!
      Зазвонивший телефон прервал наш диалог. Маринка схватила трубку.
      - Привет, Настён. Что делаю? Да ничего особенного. Норку примеряю. Мне так идёт. Нет, не моя. Мама себе купила. У неё же это, кризис среднего возраста. Чувствую: не поедем мы на море. Ох, я даже не знаю, сколько стоит. Мам, сколько стоит шуба?
      - Не твоё дело, - сидя на диване, я оглаживала шубу, словно кошку, запуская пальцы в глубину меха и наслаждаясь его мягкостью. Никто, ну никто меня не понимает.
      - Мам, тебя к телефону, тётя Вера хочет с тобой поговорить.
      С Верой мы подружились ещё в институте. Единственная из женщин, которая не завидовала моему успеху у мужчин и моей внешности. Мы часто встречались, и дочки наши тоже. Я выхватила трубку. Верка! Ну, конечно. Вот, кто скажет мне то, что я хотела услышать. Верка подтвердит, что мне просто необходимо было приобрести эту шубу.
      - Вера! Приходи немедленно! - закричала я в трубку. - Ты должна это увидеть!
     

* * *

     
      Однажды, возвращаясь всем семейством с дачи, мы обнаружили дверь нашей квартиры незапертой. Замок не был взломан, но раскиданные в беспорядке вещи на полу, раскрытые дверцы шкафов, фотографии и бумаги на полу говорили о том, что в квартире кто-то побывал. Конечно, первым делом я рванулась к шкафу, но моя шубка исчезла вместе с чехлом. К ней присоединились мои золотые украшения и деньги, заботливо собираемые мужем на покупку новой машины. Для меня это был удар. Я могла обойтись без своих побрякушек и новой машины, но то, что воры забрали мою шубу, совершенно выбило меня из колеи.
      Не особенно рассчитывая на помощь, я позвонила в милицию. Приехавшая поздно ночью, когда мы уже успели разложить вещи по местам, следственная группа никакого интереса к нашему делу не проявила. Покончив с формальностями, я легла спать со слезами на глазах, чувствуя, что мой мир рухнул. Никто никогда прежде не залезал в мою квартиру. Почему-то я всегда считала, что у нас нечего брать. И вот, оказывается, нашлось. И даже очень много.
      Чувство гадливости, поселившееся в моей душе, заставило меня начать собственное расследование.
      Дело было так. Через пару дней нам позвонил следователь и попросил явиться в местное отделение уголовного розыска для дачи показаний. Пошуршав документами, мужчина сорока лет в рубашке цвета хаки, уставился на меня холодными проницательными глазами.
      - Ну, и как вы думаете, кто это сделал? - Пока я сидела с открытым ртом, он продолжил: - Маргарита... - он сделал паузу, глядя в бумаги, отыскивая моё отчество.
      - Прошу вас, называйте меня по имени, - быстро сказала я. - Отчество заставляет меня чувствовать свой возраст.
      Друзья называли меня Марго, не знаю, что они имели в виду, но я всегда полагала, что это из-за романа Дюма "Королева Марго". А я отнюдь не возражала быть королевой.
      - Хорошо, - легко согласился следователь, я тоже не люблю формальностей. - Итак, Маргарита, не удивляйтесь моему вопросу. Более семидесяти процентов краж совершаются знакомыми и знакомыми знакомых. Кто-то кому-то похвастался новым приобретением, тот рассказал своим друзьям, а друзья... Ну, в общем, вы понимаете.
      - Послушайте! - возмутилась я. - У нас очень приличные знакомые. Да и, вообще, как можно подозревать друзей? Это же...- я сделала неопределённый жест рукой, непроизвольно взмахнув только что сделанным маникюром ярко-красного цвета. Следователь, проследил взглядом за рукой и улыбнулся. - Ну хорошо, - он поднялся из-за стола и приоткрыл дверь в смежную комнату, откуда доносился весёлый голос моей дочери, конечно, не упустивший возможности пококетничать с молодыми операми. - Слышите?! - Он закрыл дверь и сел на место. - Вообще-то я больше имел в виду знакомых вашей дочери, нежели ваших с мужем. Она у вас девочка общительная. Вы уверены, что хорошо знаете, с кем она сейчас общается?
      Я опустила глаза. Моя Маринка в данный момент находилась в поиске своей настоящей любви. Не первый раз, между прочим. Но в этот раз, по совету журнала Космополитен, к бесконечным походам на дискотеки была добавлена тяжёлая артиллерия: знакомство через интернетные сайты. Если честно, то я, вообще, не подозревала, кого она могла выловить в сети. Последнее, что мне вспомнилось, был неприлично огромный букет роз в её комнате и белоснежная АУДИ, поджидающая под окном. Кто он? Кажется, она называла его... Вот, ведь я даже не помню его имени.
      Напряжённая работа мысли на моём лице не ускользнула от следователя.
      - Вижу, что заставил вас задуматься. Придёте домой, составите список, побеседуете с дочерью. Буду рад вашему звонку, - он улыбнулся, - в любое время. А сейчас позовите-ка ко мне вашу дочурку. Хватит ей уже оперов от работы отвлекать.
      Из уголовного розыска мы вышли притихшие. Я вспоминала следователя, а дочка, я просто уверена в этом, того голубоглазого опера. Он был самым симпатичным и неприлично молодым. Внезапно я вспомнила о цели нашего визита.
      - Послушай, может, ты всё-таки расскажешь мне про твоего знакомого, который приезжал на АУДИ.
      - А что рассказывать-то, мам? Он больше не звонит с тех пор, как...- дочурка потупила глазки и её щёчки предательски покраснели.
      - Это с каких-таких пор?
      - Ну, помнишь, он разбудил нас ночью, когда мы были на даче. Я к телефону не подошла, просто вырубила его и всё.
      Внезапно меня осенило. Он звонил в те самые выходные, когда и произошло роковое событие. Так сказать, проверял, подлец. Наверно, стоял у двери нашей квартиры и слушал, зазвонит ли мобильный, чтобы узнать, есть ли кто дома. Я читала недавно об этом в детективном романе.
      - Ну, ты же не думаешь, что это он? - пискнула дочка.
      - А почему бы и нет?! Следователь сказал: "Ищите среди своих". Ты, вообще, что о нём знаешь? Где он работает, например?
      Маринка хихикнула.
      - Ну, я как-то спросила, он сказал, что киллером.
      Мне почему-то не стало смешно. С кем, вообще, проводит время моя дочь?
      - Он знал, что мы уезжаем на дачу?
      - Ну, если честно, то да.
      Я вздохнула.
      - Ну вот, далеко ходить не надо. Мы, кажется, нашли вора. Ты была у него дома? - упавшим голосом спросила я.
      Маринка молчала.
      - Была или нет? Отвечай!
      - Ну была, была. И что? Я же взрослая. В интимные отношения не вступала. Мы икру чёрную ели.
      - Икру чёрную они ели! Совсем ума у тебя нет. Поехала к киллеру икорки покушать. Адрес-то хоть запомнила?
      - Где-то на Полежаевской, если подъехать, то найду. - Вдруг Маринка схватила меня за руку, глаза у неё стали, как блюдца. - Мам, я вспомнила. У него в квартире одна комната была заперта. Может, он там что-то прятал?
      - Краденное, - сразу решила я. - И там, наверно, моя шуба.
      - Ой, мам! - Марина виновато заглянула мне в глаза. - Ну, не сердись. Я же не знала, что он вор. Выглядел вполне прилично, даже слишком.
      - Ты фамилию его помнишь? - спросила я.
      Маринка наморщила лоб.
      - Что-то похожее на Забаву. Я паспорт его смотрела, когда он вышел. Ну, чтобы точно знать, женат он или нет.
      - И...?
      - Штампа не было. Прописан в Москве. Я же помню, ты говорила: не надо иногородних.
      План созрел в голове, пока мы ехали на машине домой. Конечно, об этом ухажёре надо сообщить следователю. Но, кроме мобильного телефона, мы не располагали никакими данными.
      - Марин, слушай, а давай туда сейчас съездим. Это же недалеко. Ты найдёшь его дом, потом проверим по базе данных его фамилию. Кстати, если АУДИ там стоит, заодно и номер машины запишем.
      - А если мы его встретим во дворе? - испугалась Марина.
      - Ты наденешь мои новые тёмные очки и спрячешь волосы под кепку. К тому же темнеет.
      Фамилия подозреваемого, как мы потом выяснили, оказалась Забара. На самом деле похоже на Забаву. Едва дождавшись утра, я позвонила следователю и выложила свою версию, подкреплённую фамилией, адресом и номером машины. Следователь внимательно всё записал и, когда я уже хотела спросить, когда они устроят обыск и вернут мне шубу, неожиданно сказал:
      - Спасибо, Маргарита. Мы всё проверим. А вы продолжайте!
      - Что продолжать, если я нашла вора?
      - Ну что вы?! - мужчина добродушно рассмеялся. - Ваш Забара всего лишь один из подозреваемых, а их должно быть несколько. Так, что ищите, - он усмехнулся, - уверен, он где-то среди своих.
      Я разочарованно повесила трубку. Снова искать. Составить список своих знакомых, знакомых и сослуживцев Игоря, Маринкиных друзей, одноклассников. Всех обзвонить, выяснить. Не просто, оказывается, быть следователем, очень не просто.
      Вера позвонила вечером, когда мой список насчитывал уже порядка пятидесяти человек, а я сама была не рада, что за него взялась.
      - Марго, представляешь, а Настя моя замуж выходит?! - голос подруги был взволнован.
      Настя была всего на год старше моей Маринки, они иногда встречались, хотя большой дружбы между ними не было, уж слишком разными были их интересы. Настя, говоря языком моей подруги, была рождена, чтобы стать образцовой женой и домашней хозяйкой. Моя же дочурка, напротив, с присущим ей юношеским максимализмом стремилась взять от жизни, как можно больше развлечений. Наш подозреваемый под номером один был тому доказательством.
      - Ой, правда? Надо же, новость-то, какая. Ещё, кажется, недавно мы с тобой их в колясках катали. Ну, и старые же мы стали, - затянула я свою любимую песню. - А жених-то кто?
      - Серёжа Дубравный, ты его знаешь. Он ещё к твоей Маринке клинья подбивал, но её подобные парни не интересуют. А Настя влюблена в него ещё со школы. Ну сейчас, кажется, у них всё сладилось. Она так счастлива, что я смирилась.
      Я нахмурилась. Дубравный мне определённо не нравился. Странноватый парень без определённых занятий. Кажется, Марина говорила, что он нигде не учится и не работает. Не самый лучший выбор для такой девочки, как Настя.
      - Поздравляю, - без особого энтузиазма откликнулась я.
      - Спасибо, - в тон мне ответила Вера. - Я понимаю, наверно, надо было попытаться отговорить. Но я не могу. Настя просто светится от счастья. Уже свадебные платья присматривает. Я помню, как моя мать не разрешила мне выйти замуж за парня, который мне нравился, и как я потом её возненавидела. Не хочу, чтобы с Настей произошло что-то подобное.
      - Наверно, правильно, пусть сама решает. Её жизнь, - поддержала я Веру. - Когда свадьба-то?
      - Через месяц. Они кольца уже купили и ресторан заказали.
      - А деньги-то откуда? - удивилась я, зная о том, что Вера с трудом сводила концы с концами, чтобы Настя могла учиться в МГИМО.
      - Сергей всё оплатил. Даже лимузин заказал, не поскупился.
      - Так он же вроде не работает и родителей у него нет?
      - Сказал, что подвернулось выгодное дело.
      Что-то неприятно защемило у меня в груди, но я попыталась выкинуть подозрения у меня из головы. В конце концов, моя лучшая подруга. Да как такое может быть? Похоже, я просто становлюсь параноиком. Вера повесила трубку, пригласив меня в выходные попить винца и поболтать, а я ... я не могла отделаться от мысли, что здесь что-то неладно. Откуда у парня взялись неожиданные деньги? И хуже всего было то что, вспоминая его, я могла предположить, что Дубравный из той породы людей, которые могут залезть в чужую квартиру. Итак, Дубравный или Забара? Или.... Я взглянула на длинный список, которому, казалось, не было конца. Пока разговаривала с Веркой, вспомнила ещё двоих.
      Своими опасениями на счёт Дубравного я поделилась с Игорем. Но он только посмеялся.
      - Слушай, Марго, я, конечно, понимаю, что ты всерьёз восприняла слова следователя, но я думаю, что он погорячился. Воры наши, наверняка, со стороны были. Посмотри, сколько у нас во дворе всяких сомнительных личностей толкается. Кто-то вычислил, что мы каждые выходные на дачу уезжаем. А ты: то Забара, то теперь этот, как его фамилия?
      - Дубравный.
      - Ну вот, Дубравный. - Игорёк обнял меня за плечи. - Ну забудь, Маргошка, забудь. Никто никого не найдёт и невозможно подозревать всех своих знакомых. Ты ещё родителей в этот список включи.
      - Но мне так жаль шубы, - вздохнула я.
      - Твоя шуба была глупой покупкой, - Игорь отвернулся к телевизору, показывая мне, что разговор ему неприятен. Конечно, я его понимала. Он мечтал машину поменять. Проклятые воры! Не быть мне богиней в шубе, а ему владельцем иномарки. И, конечно, он прав. Никакой Дубравный не вор. Просто лентяй, который не работает.
      В выходные, прикупив бутылочку итальянского вина, я отправилась в гости к Вере. Уже подходя к подъезду, я увидела Дубравного. Подняв капот, он с умным видом ковырялся в двигателе подержанной девятки. "Наверно, кому-то помогает", - подумала я, проходя в подъезд. В коридоре принаряженная Настя красила губы перед зеркалом.
      - Здравствуйте, тётя Марго, - радостно поприветствовала она меня. - Вы Серёжку видели? Он там, возле подъезда, в машине. Вчера купил на рынке. Представляете, как здорово, у нас в семье, наконец, появилась машина!
      Свет от её блестящих глаз ослепил меня и заставил обо всём забыть. Господи, я никогда не видела Настю такой счастливой! Как же преображает девушек влюблённость. Наверно, мне тоже надо влюбиться.
      Она выбежала из квартиры, оставив в коридоре запах цветочных духов и ощущение весны. Я улыбнулась и тряхнула головой. Срочно выбросить все подозрения из головы! Срочно!
      Мы долго сидели с Веркой и пили вино. Подруга рассказывала про Настю, мы вспоминали молодость. Даже всплакнули. Вроде и не старые ещё, а девочки уже замуж выходят. Может, скоро и моя тоже. За какого-нибудь Забару. Опять я об этом. Забыть, забыть.
      Когда мы приканчивали бутылку, снова прибежала Настя. За руку втащила к нам на кухню Дубравного.
      - Вот, тётя Марго, познакомьтесь! Это Серёжка мой! Серёжка! - объявила она звенящим голоском, преданно заглядывая ему в глаза.
      - Здравствуйте! - пробормотал Дубравный и, выдернув руку, вышел из кухни. Гулко хлопнула входная дверь.
      - Что это с ним? - удивилась Вера.
      - Не знаю, наверно, устал, - отмахнулась Настя. - Мы, в общем-то, на минутку зашли. Сказать, что идём на дискотеку в Мираж.
      Дальнейшее я помню плохо, всё-таки алкоголя в крови было предостаточно. А красное вино меня очень возбуждает, если рядом есть представители мужского пола, я начинаю кокетничать, если нет, мне хочется любых действий.
      Воспользовавшись тем, что Вера начала мыть посуду, я выскочила в коридор и увидела барсетку Дубравного. Залезла в неё, нашла ключи от квартиры. Быстро спрятала в карман и подумала о том, что он вполне мог также позаимствовать мои ключи, пока мы с Веркой были на кухне и успеть сбегать в мастерскую, чтобы сделать себе комплект. Сумочку я всегда оставляла в коридоре, а приходила обычно надолго. Это объясняло то, что замок не был взломан. Сергей вернулся с лестницы, где, видимо, курил. Он снова опустил глаза и проскользнул мимо, пока я делала вид, что поправляю причёску перед зеркалом. В отражении я поймала выражение его лица. Очевидно, что ему было неловко со мной встречаться.
      Мозг работал быстро и чётко. Прощаюсь и ухожу. Возвращаюсь домой, нахожу адрес Дубравного по компьютеру и еду к нему. После того, как его папаша-пьяница умер, он стал счастливым обладателем однокомнатной квартирки, где проживал один. Всё это я знала от моей Маринки, которая не раз бывала там с компанией.
      Свежий воздух выдул пары алкоголя из моей головы, и я испугалась. Что же я делаю? Не надо туда идти. Это не приведёт ни к чему хорошему. Даже, если Дубравный - вор, он, наверняка, уже избавился от краденного. Единственное, что он мог не успеть пристроить - это шуба. Стояла середина июля, явно не сезон мехов, и вполне, возможно... Ну, я только посмотрю одним глазком и уйду. Может, мне просто показалось. Тогда я выброшу всё из головы. Может, это Забара? Кстати, Забара. Я вытащила из кармана мобильный и набрала номер следователя.
      - Ну как, вы проверили Забару? - поинтересовалась я после приветствий.
      - Ухажёр вашей доченьки, Маргарита, конечно, странный тип, - слащаво звучал голос следователя. - Но не волнуйтесь, мы им занимаемся. Но вы всё же, ищите. Ищите среди своих.
      - Ищу, - откликнулась я и бросила трубку. Знал бы он, насколько я вошла в роль.
      На всякий случай я прихватила с собой газовый баллончик. На четвёртый этаж поднималась пешком, предварительно, позвонив в домофон. И всё равно руки у меня тряслись, и я долго возила ключом мимо скважины. Скрип соседней открываемой двери чуть не вызвал у меня остановку сердца. Что я скажу, если соседка спросит, кто я такая? Дверь захлопнулась, и я, еле переводя дыхание, провернула ключ.
      Это было впервые в моей жизни. Я проникла в чужую квартиру, предварительно выкрав ключи. Единственным извинением, которое я могла предоставить - это то, что я ничего не собиралась брать. Если только своё. В нос мне ударил стойкий запах сигарет, и я поморщилась. В квартире давно никто не убирался. В прихожей клочками висели обои пятидесятых годов. Споткнувшись об расставленные кроссовки, я вошла в комнату. Неубранная кровать, сомнительной чистоты бельё, на журнальном столике остатки еды, по которой ползали мухи. Бог мой, да он просто грязнуля. Какое счастье, что Вера не видела, в каком состоянии её будущий зять содержит жилище. Впрочем, не моё дело. Я быстро огляделась. Где искать? Мебели было не много. В углу стоял небольшой шкаф с треснутым зеркалом, с которого я решила начать обыск. Дверца, предательски скрипнув, отворилась. Пара вешалок с куртками, несколько вывернутых свитеров на полках. Спортивная сумка, еле видневшаяся из-под коробок и тряпок. Я вытащила её из шкафа и открыла молнию. Прежде чем я могла что-то увидеть, моя рука утонула в пушистом мехе. Шуба. Я осторожно достала её из сумки и прижала к себе. Ворсинки меха щекотали голые руки, и я неожиданно поняла, что плачу. Это была она, моя вожделенная норка, о которой я мечтала столько лет. Забыв обо всём, я надела её на плечи, просунула руки в рукава и завязала пояс. Посмотрела на себя в зеркало. Я снова была богиней.
      Зазвонивший в кармане телефон заставил меня вздрогнуть.
      - Марго, ты где? - голос Игоря звучал успокаивающе по-домашнему.
      - Я ... Я... - мой голос срывался от волнения. - Я нашла свою шубу, - наконец, выговорила я.
      - Что, значит, ты нашла? Ты хочешь сказать, что милиция...
      - Милиция здесь не при чём. Я нашла её сама. - Я торопливо обрисовала ситуацию, не отрываясь от зеркала и не снимая шубу, несмотря на то, что основательно вспотела. Лето всё-таки.
      - Ты совершенно повернулась на этой шубе! Ты украла ключи, залезла в чужую квартиру. Что, если этот Дубравный сейчас вернётся?
      - Как он попадёт в квартиру, если у него нет ключей? К тому же он поехал с Настей на дискотеку на всю ночь.
      - Мало ли что может случиться. Передумает, поссорятся по дороге. Что ты там делаешь?
      - Я... Я смотрю на себя в зеркало.
      - Нашла время! - взорвался муж. - Бабе сороковник скоро, а ума, как у птички. Ты понимаешь, что тебе надо выбираться оттуда? Я сейчас заеду за тобой. Нет, это будет долго. Лучше ты сама выходи, я подберу тебя где-нибудь по пути.
      - Ладно, договорились, - я подошла к входной двери.
      - Марго?
      - Да?
      - Ты шубу сняла? На улице тридцать градусов.
      Ах, да, я с сожалением бросила прощальный взгляд в зеркало в прихожей. Наверно, я всё-таки больна. Мне казалось, что как только я сниму шубу, она снова исчезнет.
      - Сейчас сниму.
      - Маргош, слушай, а ты хорошо там всё посмотрела? Может, где-нибудь там деньги наши лежат?
      - Нет, я ... я... - Мне стыдно было признаться, что, найдя свой мех, я совершенно забыла обо всём. А ведь в числе украденных вещей были кольца, которые носила ещё моя бабушка. - Я сейчас посмотрю.
      - Не надо, лучше уходи. Я боюсь за тебя. Вдруг он вернётся. Какая же ты у меня всё-таки сумасшедшая. - Игорь повесил трубку, а я, засунув шубу в сумку, бросилась к ящикам видавшего виды поцарапанного стола. Всё-таки, надо посмотреть. Но ни денег, ни колец мной обнаружено не было. Уже подходя к двери, я вспомнила о том, что оставила отпечатки пальцев и, вернувшись, быстро протёрла ручки шкафа и ящиков носовым платком.
      В ожидании Игоря я сидела на остановке, чувствуя себя настоящим детективом. Я нашла свою шубу и вычислила преступника. А следователь-то был прав. Завтра я позвоню ему и заявлю на Дубравного. Хвала моей женской интуиции. Внезапно передо мной возникло счастливое лицо Насти. Как же я забыла о ней! Девочка-то как расстроится. Но уж лучше узнать правду о своём женихе и вовремя разойтись, чем выйти замуж за вора. Ещё благодарна мне будет! Ну надо же, каков негодяй! Впрочем, я даже знаю, откуда Дубравный узнал о шубе, вспомнила я разговор моей дочери с Настей. А следователь то был прав: "кто-то кому-то похвастался..."
      На следующий же день мы вызвали Дубравного в нашу уютную кафешку рядом с домом. Игорь уговорил меня до разговора со злополучным преступником не сообщать в милицию.
      Дубравный выглядел не важно: под глазами синяки, одежда мятая. Оказывается, он ещё не был дома и не обнаружил отсутствие ключей, поэтому был немного удивлён моему звонку. Ему и в голову не пришло, что я могла успеть побывать в его квартире.
      Я положила ключи на стол.
      - Вот, твои ключи! Шубу я забрала.
      Дубравный съёжился на стуле и исподлобья глянул на меня. В маленьких сощуренных глазках была ненависть и страх. Впрочем, он быстро сориентировался.
      - Да как вы смели?! Это проникновение в частную собственность.
      - А как насчёт твоего проникновения? - взорвался Игорь. - Я прямо сейчас следователю позвоню, и с ним будешь разбираться.
      Молодёжь, как замечал мой муж, не умеет держать оборону. Серёга задрожал. Вытащил сигарету из пачки, закурил. Руки мелко-мелко тряслись. Одним щелчком Игорь выбил сигарету у него изо рта.
      - Курить здесь никто не разрешал. Мы, к твоему сведению, не курим. Подними сигарету и затуши, чего сидишь?
      Серёга сполз со стула на пол, взял двумя пальцами сигарету с пола, поднимаясь, стукнулся головой об стол. Жалостливо посмотрел на Игоря, потом на меня.
      - Пожалуйста, не надо никуда звонить. Они же меня посадят. Я боюсь, я жить хочу. Я всё верну.
      - Неужели?! - голос Игоря звучал скептически. - А кто тут у нас свадьбу оплачивал, кольца покупал. Выгодное дело ему подвернулось!
      - Да я не хотел жениться! Это всё Настька. Достала меня с этой свадьбой. Мне она на хрен не нужна, эта свадьба. Да и...
      - А ну-ка рот закрой! - не выдержала я. - Думаю, им тоже в семье такой урод, как ты не нужен! Так что давай, лучше думай, как деньги будешь возвращать?!
      - Ну, машину продам, банкет отменю, - начал подсчитывать Серёга. - Ну, а драгоценности... - он жалостливо посмотрел на меня. - Я их скупщику отнёс. Не знаю, как теперь быть. Но я постараюсь вернуть. Работать буду. Пожалуйста, не заявляйте. - К моему удивлению, он сполз на пол и припал к моим ногам.
      Официант удивлённо замер в отдалении с нашим заказом.
      - Встань! - не выдержала я и посмотрела на Игоря. В его глазах было такое презрение, что слова замерли у меня в горле. - Я ... это, выйду, подумаю.
      В туалете я смотрела на себя в зеркало. Ну что, следователь, поймала преступника? И каково это: вердикт выносить?! И что ты теперь делать собираешься?
      Пока я размышляла, подкрашивая губы, в сумке зазвонил телефон. Я схватила трубку, не глядя на определитель.
      - Привет, Маргошенька! - Голос Веры явился для меня такой неожиданностью, что я чуть не выронила телефон на пол. Вот только её мне сейчас не хватало.- Слушай, я на минутку, радостью поделиться. Ты помнишь, как мы переживали, когда Настьке все врачи говорили, что у неё никогда не будет детей? Помнишь?
      - Ну да, помню. - Да как можно было это забыть, когда Верка рыдала на моих руках, что ей никогда не стать бабушкой. Как потом пришла Настя, и как мы все вместе пили вино и глотали слёзы. И как потом решили, что, если всё-таки не получится, то Настя усыновит кого-нибудь из детского дома.
      - Так вот, случилось чудо. Она забеременела от этого Серёжки. Слушай, я почти уже люблю своего зятя. Любовь творит чудеса.
      - Но как ты узнала? Ведь ещё вчера...- мой голос почти срывался.
      - Настя вчера на дискотеке в обморок упала, и мы сегодня пошли к врачу. Бедная девочка расплакалась от счастья. Пока она умывается, я тебе решила позвонить. Как ты думаешь, всё хорошо, будет? Врач сказала, что ей нельзя волноваться, потому что второй раз забеременеть не получится. Слушай, а вдруг этот Дубравный будет плохо к ней относиться, ну и... Ты говорила, что он - подозрительный тип.
      Я медленно сползала вниз по стене, пока не оказалась на корточках. Моё сердце билось где-то возле подбородка. Что я собираюсь сказать своей подруге? Что теперь я, вообще, собираюсь делать? Какого чёрта меня понесло в дом Дубравного? Зачем я, вообще, купила эту шубу, от которой столько проблем? О Господи! Что же мне делать? Как же сказать лучшей подруге правду?
      - Марго, ты меня слушаешь?
      - Да, Вер, слушаю. - Я сделала над собой колоссальное усилие, чтобы мой голос не дрожал. - Я это... рада за вас. Давай я тебе попозже перезвоню. У меня сейчас важная встреча с клиентом.
      Я бросила мобильный в сумку. Мне срочно нужно принять какое-то решение. Я подошла к зеркалу и заметила, что глаза у меня красные, как у кролика. Мне хотелось взвыть во весь голос и убежать из проклятого кафе.
      В дверь туалета осторожно постучали. Я приоткрыла дверь. На пороге стоял Игорь.
      - Ты, что так долго? Я уже испугался.
      - Где он?
      - Сидит на своём месте и продолжает лить крокодильи слёзы. Надо сдать его ментам. Пусть с ним сами разбираются.
      "Ей нельзя волноваться", - вспомнила я слова врача. Решение пришло сразу. Чтобы не случилось потом, Настя не должна узнать правду. Ей нужно беречь себя.
      Мы вернулись за столик. Подсудимый вертелся на месте, ожидая приговора, с жадностью поглядывая на пачку сигарет, но, не решаясь закурить.
      - Тебе повезло, - медленно сказала я, глядя в его маленькие рыбьи глазки неопределённого цвета. - Мы не будем заявлять в милицию.
      На его лице появилась гримаска, некое подобие улыбки, но очень насторожённой. Он явно чувствовал подвох. Я сделала паузу, наслаждаясь его нетерпением.
      - Мы не будем делать этого из-за Насти. Так уж получилось, что она ждёт ребёнка от тебя...
      - Ребёнка? - взвизгнул Дубравный. - Но я не хочу никаких детей! Я, вообще, тогда не буду на ней жениться. Она же говорила, что не может иметь детей. Какого чёрта?
      В этот момент мне захотелось его ударить. Сильно, наотмашь. Чтобы он слетел со стула, а потом долго бить ногами.
      - Я не буду заявлять в милицию только при одном условии, - снова начала я, тщательно выговаривая каждое слово, - если ты пообещаешь мне жениться на Насте и дождаться, пока она не родит ребёнка. Все эти восемь месяцев ты должен постараться сыграть роль преданного мужа и счастливого будущего отца. И чтобы всё было по правилам: цветы, конфеты и выполнение всех её капризов. После этого можешь убираться.
      - Но я не смогу. Я не смогу, - хныкал Дубравный. - Я не хочу на ней жениться. Я не хочу детей.
      Игорь смотрел на меня, словно я сошла с ума, но к счастью, не делал попыток вмешаться.
      - Всего восемь месяцев, и если я узнаю, что ты хотя бы раз обидел Настю...
      - Но я...
      - Выбирай. Восемь месяцев рядом с человеком, который не понятно за что тебя любит, или срок в тюрьме.
      - Ну, хорошо, а если я соглашусь. Что потом?
      Я задумалась. О том, что будет потом, я не думала.
      - Ничего не будет. Ты продашь машину и вернёшь нам деньги. Остальное, можешь считать подарком к свадьбе.
  
      Когда настала зима, я достала из шкафа свою шубу. Надела её, покрутилась перед зеркалом. Не женщина, богиня. Мне хотелось выйти на улицу и наблюдать, как на меня будут смотреть окружающие. С завистью, с восхищением. Люди будут называть меня дамой в норковой шубе.
      Я стояла в очереди в супермаркете, когда отчётливо услышала приятный мужской голос.
      - Я занимал очередь за этой девушкой в норковой шубе.
      Я повернулась и посмотрела на него. Лет тридцать пять, сорок. Одет в новенькую дублёнку, на пальце сверкнул перстень. Он не занимал за мной, я бы запомнила такого мужчину, но он сказал именно то, что я хотела услышать, даже лучше. Он назвал меня девушкой.
      - Да, этот мужчина действительно здесь стоял, - сказала я сердитой женщине в пуховике, пытающейся оттолкнуть его.
      Он догнал меня, когда я с пакетами выходила из магазина.
      - Спасибо, что выручили. Опаздываю к другу в больницу.
      Я пожала плечами.
      - Пожалуйста.
      - Послушайте, я хочу вам сказать, что вы очень красивая и вам идёт эта шуба.
      Я грустно улыбнулась. Не могла же я сказать ему, что каждый раз, надевая шубу, я вспоминаю свою подругу, которую не видела с того самого дня, как мы с Дубравным заключили соглашение. Я знаю, что Вера никогда не простила бы мне, что я скрыла от неё правду и ещё я знаю, что никогда не смогла бы приходить в дом, где жил Дубравный.
      Мужчина продолжал смотреть на меня.
      - Вы что-то сказали?
      - Я сказал, что у вас очень красивая шуба. Вы в ней просто... - он замялся, не сводя с меня восхищённых глаз.
      - Богиня, - подсказала я.
      - Ну да, богиня. Голубая норка, цельные шкурки, прекрасный покрой. Я хорошо в этом разбираюсь. Наверно, выложили за неё целое состояние?
      Я вспомнила Верку. Их уютную маленькую квартирку, в которой постоянно делался ремонт, потому что не хватало денег. Наши посиделки на кухне. Из-за этой шубы я потеряла свою единственную подругу. Я скучала по ней и знала, что к прошлому нет возврата.
      К своему удивлению я почувствовала, что сейчас расплачусь. Шуба и восхищенно - завистливые взгляды не стоили нашей дружбы. Никто в жизни никогда не понимал меня так, как Вера.
      - Вы даже не представляете, как дорого мне досталась эта шуба, - хрипло сказала я, доставая носовой платок, - и дело здесь вовсе не в деньгах.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"