Ли Сонечка: другие произведения.

Комплекс колобка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    "Когда на место бедствия прибыла оперативная группа с Кризалиса, погибло уже около сорока человек. Командующий Национальной гвардии Делирии был мрачен, как грозовая туча..."
    Опубликован в журнале "РБЖ Азимут", номер 1(5), 2008.


Когда на место бедствия прибыла оперативная группа с Кризалиса, погибло уже около сорока человек. Командующий Национальной гвардии Делирии был мрачен, как грозовая туча:
- Совет Святейших очень обеспокоен. Если события будут развиваться такими темпами и дальше, возникнет необходимость в тотальной эвакуации... Есть подозрение, что это диверсия.
- Конечно, диверсия, - нахмурился шеф группы, полковник О'Хара. - И мы все прекрасно понимаем, с чьей стороны.
Он имел в виду Гассен, вторую по населенности и экономической мощи планету системы после Кризалиса. Государства уже несколько десятилетий находились в состоянии холодной войны, то и дело балансируя на грани войны "горячей". По данным разведки Кризалиса противник уже довольно давно разрабатывал новый вид биологического оружия - специально для операции "Делирия".
- Не будем тянуть время, - сказал полковник О'Хара.
Через полчаса группа высадилась на высоком, густо поросшем травой холме возле деревни, название которой никого не интересовало.
- Так-так, - пробормотал полковник, прильнув к окулярам бинокля.
Барабек, впрочем, был отлично виден и без бинокля.
Огромная туша с удивительной живостью перемещалась по полю, оставляя в земле глубокие вмятины. От деревни, название которой никого не интересовало, осталось ко времени появления команды только это самое неинтересное название. Ни людей, ни скота, ни каких-либо строений в поле зрения не наблюдалось.
- Сорок человек, значит? - задумчиво протянул О'Хара.
- Сорок с лишним, - кивнул аналитик, сверившись с рапортом. - Первая деревня, которая оказалась на пути этого годзиллы, была совершенно не готова к его появлению. Он точно из воздуха нарисовался. Поднялась страшная паника, и прежде чем местный староста пришел в чувство и смог осуществить организованный исход уцелевших, Барабек успел заморить червячка.
- Питается органикой?
- Главным образом протеинами и целлюлозой. В рапорте написано, что помимо упомянутых сорока бедолаг и целого стада скота, Барабек сожрал несколько строений. Кузнеца, запершегося в кузне, он, не поморщившись, заглотил вместе с его убежищем. Та же участь постигла и несчастных, пытавшихся укрыться в церкви.
- Лепить-колотить, - с чувством произнес младший техник, провожая глазами гигантскую фигуру. - Прошу прощения, коллеги. Ну и махина. Из рельсовой пушки бы его... Или плазменный фугас заложить...
- Мечты-мечты, - сухо отозвался О'Хара. - Совет этих якобы-святейших скорее предпочтет уморить все население на корню, чем разрешит применить что-то, хотя бы отдаленно напоминающее оружие. Единственное, что мы можем себе позволить - это яды. Господа химики, будем начинать.
- Согласно рапорту, власти уже пытались применять яд, - сообщил аналитик. - Он не оказал на Барабека видимого воздействия. То же самое относится и к снотворному.
- Да ну, какие у них тут яды, - пренебрежительно бросил один из химиков. - Нитраты с фосфатами? Сейчас мы ему сообразим угощение покрепче.
- Вот и славно, - заключил О'Хара. - Рассчитайте его маршрут - выдвигаемся на перехват.
Снова загрузились в антиграв. Химики безотлагательно принялись химичить, обмениваясь соображениями о предполагаемой массе объекта и рассчитывая дозировки. Аналитик продолжал штудировать рапорт. Полковник мрачно смотрел в пол.
 
Согласно политическому договору 356 года сверхновой эры, планета Делирия была разделена на три зоны. Основную часть занимало коренное население, с его патриархально-аграрным хозяйством и примитивными религиозными воззрениями. Южные земли принадлежали Кризалису, северные - Гассену. По условиям договора пришельцы были обязаны проявлять уважение к верованиям аборигенов и соблюдать ряд правил, важнейшим из которых был запрет на применение любых видов оружия на территории Делирии.
Оба противника неустанно пытались склонить местные власти к более тесному союзничеству и расширить зону своего влияния на планете - а в конечном итоге, вытеснить соперника совсем. Делирийцы, однако, сохраняли нейтралитет, предпочитая худой мир со всеми доброй войне с кем-либо одним. Кризалис и Гассен лезли из кожи вон, пытаясь сместить баланс. Каждый в свою сторону. Каждый своими методами.
Нынешняя напасть наверняка была делом рук гассенийцев. Это было ясно как день, но это было совершенно бездоказательно.
То, что Совет Святейших в первую очередь обратился за помощью к Кризалису, было отличной возможностью обернуть ситуацию к своей выгоде. Если же быстро решить проблему не удастся, преимущество будет на стороне Гассена.
 
- У нас все готово, полковник, - сказал один их химиков. - Угощение на славу, меню что надо.
О"Хара одобрительно кивнул.
Через некоторое время группа приземлилась у следующей деревни, жители которой благоразумно успели ее покинуть. Химики раздали контейнеры с ядами, и оперативники принялись прикреплять их к рогам мирно пасущихся на лугу коров. Процедура заняла около пятнадцати минут, а еще через десять за деревьями близлежащей рощи показалась огромная лысая голова Барабека.
- Клепать-копать, - пробормотал младший техник. - Извиняюсь... Быстро же он передвигается, зараза.
Отлетев на безопасное расстояние, группа принялась напряженно выжидать. Барабек сожрал стадо в мгновение ока, заставив младшего техника заскрежетать зубами, после чего принялся крушить постройки, то и дело отправляя особенно приглянувшиеся куски в рот. Когда великан приступил к вытаптыванию полей, стало понятно, что ждать больше нечего.
- Надо полагать, иммунен, - сказал полковник О'Хара скрипучим голосом.
- Вот черт, - отозвался один из химиков. - Газами бы его, голубчика, травануть.
- Это надо Совет запрашивать, - ответил О'Хара все так же скрипуче. - Наверняка не дадут разрешения. Да и где гарантия, что от газа будет больше толку?
- Нет гарантии, - согласился химик. - Трудно так работать. Он, может быть, вообще только с виду органический, кто же его знает...
- Ладно, думайте пока, - полковник потер лоб. - Так-так. Что скажет физика?
- Все просто, - сказала физика... точнее, физик. - Выведем из строя электронику, и все дела. С этого вообще было начинать.
- Поучите меня, поучите, - сумрачно сказал О'Хара. - Не знаю, что бы я делал без ваших указаний.
- Дайте мне сорок минут, - нимало не смутившись, продолжал физик. - И я переверну мир. Образно, конечно, говоря.
О'Хара сделал приглашающий жест.
- Куда дальше? - спросил пилот.
- Судя по маршруту передвижений Барабека, он прекрасно знаком с картой местности, - поднял голову аналитик. - Можно предположить, что отсюда он прямиком проследует к ближайшему поселению. Сейчас уточню координаты...
Физик нетерпеливо заерзал на сидении.
Оказавшись на земле, он моментально развил бурную деятельность. Первым делом он потребовал снять с антиграва аварийный ядерный генератор. Пилот жалобно посмотрел на полковника.
- Выполняйте, - распорядился тот.
Из генератора и электромагнитного излучателя со сверхпроводящей обмоткой физик проворно смонтировал установку, по виду подозрительно напоминавшую ЭМИ-пушку.
- Мм, - с сомнением протянул О'Хара, разглядывая сооружение. - Надеюсь, мне не снимут за это голову.
- Все нормально, - заверил физик. - Под мою ответственность
Полковник махнул рукой и дал добро, хотя отлично понимал, что за все последствия операции ответственность будет нести лично он сам, и никто иной.
В это время в пределах видимости появился Барабек. Команда поспешила ретироваться. Антиграв снова взмыл в воздух.
- Щиты! - скомандовал физик.
Пилот включил ЭМИ-защиту.
Барабек шел прямым курсом к деревне, что-то сочно жуя на ходу. Его обвисшие щеки ходили ходуном.
- Сейчас-сейчас, - пробормотал физик, нервно перебирая пальцами.
Барабек тяжело опустился на колени перед небольшим прудиком и в несколько глотков выпил его до дна. Отер ладонью лицо, поднялся и резво двинулся дальше.
- Сейча-ас, - палец физика опустился на кнопку дистанционного управления.
Барабек задумчиво повертел головой и направился к крайнему дому справа. Склонившись над загоном с гусями, он запустил в него загребущую ручищу.
- Сейчас! - воскликнул физик, с силой нажимая на кнопку.
Огни на приборной панели антиграва слабо мигнули. Барабек застыл. Глаза его остекленели, ноздри задрожали, грудь выгнулась колесом.
- Действует, - прошептал аналитик, подаваясь вперед.
Рот Барабека начал медленно распахиваться, словно у него отваливалась челюсть. Группа затаила дыхание.
Великан громогласно чихнул.
Над деревней словно пронесся ураган. Послетала солома с крыш, трава пошла волнами, суматошно взметнулись вверх какие-то местные пернатые.
Барабек почесал ухо и, ленивым движением отломив шпиль чего-то похожего на колокольню, принялся ковырять обломком в зубах.
- Ни рожна ему не сделается, - прошипел младший техник. - Прорва ненасытная.
- Очень жаль, - с плохо скрытой досадой процедил полковник.
- Надо думать, не у одних нас щиты, - с вызовом сказал физик. - Ничего, все просто. Надо собрать гравитонку. Дайте мне сорок минут.
- Вы в своем уме? - раздраженно буркнул О'Хара и отвернулся.
С тоской взглянув на Барабека, который крушил дома с такой резвостью, словно рассчитывал получить за это медаль, полковник постарался взять себя в руки.
- Ну что же, - сказал он, поворачиваясь обратно к команде. - Выбор у нас не сказать, чтобы богатый: поскольку в лоб решить проблему, видимо, не удастся, придется брать изворотливостью. Надо разобраться, что вообще представляет из себя наш малыш. Робот он, в конце концов, или... или что-то другое. Отработаем сначала версию робота.
Робототехник понимающе кивнул:
- Если в этой черепушке имеется интеллект, и если этот интеллект искусственный, я его как следует пощупаю. Пилот, подвиньте-ка грав поближе к чудищу.
- И держись повыше, сынок, - добавил О'Хара. - Мы же не хотим, чтобы он сделал нас главным блюдом своей обеденной программы.
Пилот остановил антиграв метрах в пятидесяти от макушки Барабека. Макушка была блестящей от пота и гладкой, как биллиардный шар. Шар размером с купол местного космопорта.
- Стоп, машина, - бодро скомандовал робототехник в микрофон внешней связи.
Барабек послушно остановился. Купол космопорта отъехал вниз, и взорам присутствующих предстали два красных глаза с набухшими веками и здоровенный картофелеподобный бугор, очевидно, служивший гиганту носом.
- Ну и рожа, - сдавленно охнул младший техник. О"Хара строго погрозил ему пальцем.
- Отключить автономное управление, - отчеканил робототехник.
Барабек озадаченно моргнул два раза, а затем подпрыгнул и попытался сграбастать антиграв многотонной лапищей.
Пилот рывком перевел машину еще на несколько метров вверх.
- Ы-ых, - грустно выдохнул Барабек, приземляясь. Земля содрогнулась.
- Отключить модуль агрессии, - сурово приказал робототехник. - С тобой разговаривает человек.
- Фу-ты ну-ты, - прогудел Барабек довольно ехидно. - Боюсь, боюсь.
Уже по одной этой злорадной реплике стало понятно, что версия насчет робота не подтвердилась, но робототехник еще какое-то время продолжал попытки воздействовать на (предположительно) искусственный интеллект и соверрайдить настройки. Видя, что ничего не выходит, робототехник совсем отчаялся и минут десять пытался загнать Барабека в примитивный робблок. Барабек быстро потерял к беседе интерес и, закончив уничтожать посевы, деловито потопал дальше, по направлению к следующей деревне. Он шустро двигался вперед, уделяя сердито бурчащему над головой робототехнику внимания не больше, чем назойливой мухе. Полковник О"Хара протянул руку к пульту и отключил микрофон.
- Либо у малыша очень сложный алгоритм, либо это не ИИ, - подвел он неутешительный итог.
Робототехник устало откинулся на спинку кресла и попросил воды-а-лучше-коньяку.
- Если он не сменит направления, - сказал аналитик, сверившись с картой, - то к концу дня достигнет ареала расселения так называемых староверов. Согласно рапорту, староверы отказываются эвакуироваться, поскольку их фаталистическая система взглядов запрещает им оказывать противостояние судьбе.
- Так-так, - произнес О'Хара. - Так-так-так. Ну что же, приступим к фигурам высшего пилотажа. Если мы имеем дело не с роботом, значит, будем давить не на интеллект, а на эмоции. Коллега Рески, вся надежда на вас.
Ксенопсихолог Оскар Рески озабоченно поцокал языком:
- Вообще-то это совсем не мой профиль, - сказал он неуверенно. - Насколько мы знаем, Барабек - не "чужой" в обычном понимании термина; он не представитель вида, не часть социума; он созданный в лабораторных условиях единичный экземпляр. Тут совсем другие механизмы и модели...
- Как хотите, Оскар, - в отношении Рески полковник иногда позволял себе отступать от формальностей: они были приятелями, - но "своим" малыша уж точно не назовешь. Кроме того, у нас практически нет других вариантов.
- Ну что же, - Рески переплел пальцы и пожевал губами, - давайте посмотрим, что к чему. В университете я вообще-то посетил несколько лекций по типизации гомункулов...
Он включил внешнюю связь.
- Здравствуйте, уважаемый, - почтительно произнес он в микрофон. - Я очень много о вас слышал.
Барабек не повел и ухом.
- Счастлив видеть, что слухи не оказались преувеличенными, - продолжил нимало не обескураженный Рески. - Я очень впечатлен.
Барабек чуть заметно сбавил темп и бросил беглый взгляд через плечо.
- Еще бы ты не впечатлился, - хохотнул он презрительно.
- Среагировал, бесов сын, - прошептал младший техник. О'Хара грозно сдвинул брови и погрозил ему кулаком.
- Вы очень внушительны, - согласился Рески. - Но, однако, кое-что бросилось мне в глаза.
- Что там еще тебе бросилось? - гигант задрал к небу свою пухлую, бугристо-складчатую физиономию.
- Вас, несомненно, что-то тяготит. Что-то весьма и весьма серьезное.
Барабек остановился.
"Пошел с козыря, - подумал полковник О'Хара. - Этот психо-трюк всегда срабатывает. Главное, убедить клиента, что у него есть проблема, остальное - дело техники".
Барабек погрыз губу.
- С чего решил? - спросил он подозрительно.
- Вы слишком много едите, - прямолинейно сказал Рески. - Без остановки и без удовольствия. Вы не удовлетворяете голод, а пытаетесь заполнить пустоту в душе.
"Неплохо", - отметил про себя О'Хара.
Барабек задумался.
- Готов поспорить, - продолжал ксенопсихолог, - вы уже начинаете чувствовать режущую боль в животе.
Гигант опасливо поглядел на собственное гороподобное пузо и озадаченно кивнул.
- Эта боль не физиологического характера, - голос Рески был мрачен и торжественен. - Это очевидная сублимация душевных страданий.
Барабек почесал затылок.
- Хотите поговорить об этом? - мягко произнес Оскар. - Я к вашим услугам. Как профессионал и просто как расположенный к вам собеседник.
- Сколько вас там? - Барабек недоверчиво прищурился, вглядываясь в тонированные стекла кабины.
- Немного, - заверил Рески. - Но, разумеется, беседовать мы будем наедине, и все детали персонального характера останутся между нами. Вы согласны?
- Ну, - Барабек неуверенно пожал монументальным плечом.
Рески отключил микрофон.
- Что ж, коллеги, первоначальный контакт наладить удалось. Теперь мне потребуется провести какое-то время наедине с объектом. Попрошу вас подождать на безопасном расстоянии. Антиграв я поведу сам. Думаю, за час мы управимся. Для верности положим два - все-таки случай сложный.
- Вы это серьезно, Оскар? - спросил полковник.
- Я никогда не шучу на профессиональные темы, - ответил Рески. - Через два часа я вернусь, чтобы доложить ситуацию.
- Хорошо, выполняйте, - кивнул О'Хара. - Даже если из этой терапии ничего не выйдет, беседа задержит малыша на какое-то время.
Группа высадилась у живописной рощи, не успевшей пострадать от барабековых бесчинств, и принялась ждать. Пейзаж настраивал на идиллический лад. Пилот углядел за деревьями малинник и вместе с химиками отправился на сбор ягод. Младший техник подложил под голову куртку и безотлагательно уснул. Остальные члены команды разбрелись кто куда, хихикая и перекрикиваясь, как школьники на загородной прогулке.
- Через полтора часа чтобы как штык, - строго распорядился по общей связи О'Хара. - И не вздумайте отключать коммуникаторы.
Чтобы немного отвлечься, он сел играть с аналитиком в электронные шахматы.
За время отсутствия Рески группа пришла в отличное расположение духа. Природа располагала к благодушию: хотелось верить в лучшее и только в лучшее.
Лицо возвратившегося Рески, однако, было мрачно. Он глубоко вздохнул и потер виски пальцами.
- Не вышло? - спросил О'Хара.
- Пока нет, - покачал головой ксенопсихолог. - Объект очень трудный, просто излучает недоверчивость и скептицизм, каждое слово приходится выуживать клещами. Мы обсудили множество вещей, в основном касающихся моральных выборов и этических предпочтений, но мне так и не удалось определить контур объекта.
- Контур? - переспросил О'Хара.
- У любого гомункула имеется психоконтур, определяющий его мотивации и поступки, - пояснил Рески. - В ином случае слишком велик риск того, что творец потеряет контроль над действиями собственного творения, и оно станет неуправляемым. Связь между демиургом и его созданием очень прочна - разорвать ее можно только разрушив или радикально видоизменив психоконтур гомункула.
Рески тяжело вздохнул:
- Я надеялся, что в нашем случае будет задействован одна из двух базовых поведенческих схем: "пылкость Пиноккио" или "фобия Франкенштейна".
- Первое имечко мне смутно знакомо, - вставил аналитик.
- Это из сказки, - вспомнил химик. - Деревяшка, которая мечтала стать человеком. Что, наш толстячок тоже хочет стать настоящим мальчиком?
- Не совсем, - ответил Рески. - Контур Пиноккио мотивирует объект угождать создателю из привязанности - если хотите, из любви. Зачастую внедряется более сложный комплекс чувств: любовь-вина, любовь-жертвенность, любовь-опека и так далее. Чтобы разрушить подобную схему, требуется демонтировать пьедестал, на котором, в глазах гомункула, высится его обожаемый создатель. Делать это надо чрезвычайно осторожно, но метод мне хорошо знаком, поскольку похожий применяется и в обычной психологии... Около полутора часов ушло у меня на то, чтобы хоть как-то выявить подлинное отношение объекта к своим творцам.
- И? - нетерпеливо поинтересовался О'Хара.
- Я пришел к выводу, что никакой особенной привязанности, а уж тем более любви, в объекте не выявляется. К своим хозяевам он относится точно с таким же презрением и озлобленностью, как и ко всем прочим живым существам.
- Кстати, о хозяевах... - сказал О'Хара.
- Никакой новой информации по этому поводу сообщить не могу, - покачал головой Рески. - Объект очень агрессивно реагировал на любой конкретизирующий вопрос из этой области, а мне было важно не восстановить его против себя.
- Ясно, - полковник знаком пригласил психолога продолжать.
- Отработав первый вариант, я перешел ко второму. Мотивация Франкенштейна является практически полной противоположностью контуру Пиноккио. Если в первом случае гомункулом движет любовь к создателю, во втором его поступки диктуются ненавистью. Все, что делает гомункул, он делает для того, чтобы отомстить хозяину, который ассоциируется с фигурой отца. По ходу беседы я все более склонялся к тому, что это и есть случай нашего объекта. Но, увы, - психолог развел руками, - отсутствует несколько определяющих признаков, как то: стремление найти родственную душу; невыносимость собственного одиночества; заглушаемая, но, тем не менее, очень острая жажда социальных контактов...
- Обойдемся без подробностей, Оскар, - полковник выразительно постучал по циферблату часов. - Что дальше?
- Осталось проверить еще один тип, - Рески жестом попросил у химика таблетку сухпайка. - "Горечь Голема". Это сложный контур, который требует сложной модели управления. Создание желает превзойти создателя, восторжествовать над ним, подчинить его своей воле... Если и это предположение не подтвердится, боюсь, я исчерпал лимит своих возможностей. Как я уже сказал, тут нужен узкопрофильный специалист...
- Среди нас его нет, - отрезал полковник. - Вы способны продолжать, Оскар, или нужен перерыв?
- Нет-нет, никакого перерыва, - встрепенулся Рески. - Надо ковать железо пока горячо. Я вернусь через час - надеюсь, на этот раз с хорошими новостями.
Однако он вернулся гораздо быстрее, и новости были отнюдь не утешительными.
- Объект заявил, что по горло сыт разговорами, и это единственная сытость, которую он испытывает. Сказал, что болтать можно и на ходу, и зашагал прочь так бойко, что я не успел и рта раскрыть.
- Все на борт, - скомандовал О'Хара, едва дослушав. Пилот отшвырнул в сторону кулек с малиной и бросился к антиграву, на ходу вытирая руки о штаны. Группа погрузилась с образцовой скоростью.
- Что там с Големом? - отрывисто спросил полковник уже в воздухе.
- Ноль, абсолютное непопадание, - горько сказал Рески. - Полное отсутствие потребности доминировать, отсутствие трагедийности в мировосприятии, нежелание...
- Оскар! - нетерпеливо воскликнул О'Хара.
- Да-да, детали, действительно, ни к чему...
- У вас есть еще хоть какие-нибудь версии? - в голосе полковника звучало беспокойство.
- Готовых нет... Мне надо подумать, - объявил Рески.
Барабек трусил по полям, всем видом выражая озабоченность и недовольство. Вертел во все стороны огромной головой. Из кабины было видно, как хищно раздуваются его ноздри.
- Толкаться-драться! Как вынюхивает, подлюка, - с отвращением просипел младший техник. - Чтоб ему пусто было...
На этот раз он даже не извинился.
- Быстро ногами перебирает, - осуждающе буркнул аналитик. - Скоро до фаталистов добежит. Что делать будем?
- Есть еще вариант, - Рески хлопнул ладонью по подлокотнику. - В одной из статей мне попадалась сноска, где он расписывался достаточно подробно. "Комплекс Колобка"!
- Кого-кого?
- Затрудняюсь сказать, откуда взялось название... кажется, какой-то миф... что-то связанное с пожиранием, невозможностью убежать от себя, преодолеть собственную природу - в общем, в точности наш случай. Характеризующие признаки этого типа: сильная тяга к независимости, стремление разорвать связь с творцом, желание доказать ему - и, в конечном итоге, себе - способность к самостоятельным действиям... Автор этой схемы - землянин; славянского, кажется, происхождения... впрочем, неважно... Пилот, сажайте антиграв - вон за тем, скажем, холмом! Полковник, мне нужна еще одна сессия.
- Давайте, Оскар, - сказал О"Хара, совсем откинув формальности. - Если мы не остановим малыша в самое ближайшее время, операция будет провалена. Совет обратится за помощью к Гассену.
Антиграв высадил группу и лег на обратный курс. Команде уже не хотелось любоваться природой. Хмурились, переминались с ноги на ногу, перебрасывались короткими фразами. Ждали.
- Ох, тропическая сила! - завопил вдруг младший техник во все горло.
Над холмом показалось нечто, как две капли воды походившее на купол делирийского космопорта, а затем и остальные части великанского барабекова туловища. Команда беспорядочно заметалась.
- Отставить панику, - хрипло скомандовал полковник. - К лесу, бегом марш!
Впрочем, все было бесполезно, это он понимал и сам. На своих двоих смешно состязаться с Барабеком в скорости. В мыслях замелькали сумбурные образы: какие-то бобовые зерна, золотые яйца... "фи-фай-фо-фам, дух человека чую там"...
- Господа, остановитесь, - голос Рески, усиленный динамиком, был полон энтузиазма. - Познакомьтесь с нашим новым союзником.
Полковник остолбенел. Он застыл на месте, словно парализованный и смотрел на необъятную физиономию, закрывающую собой облака. Барабек ухмылялся - на редкость зловеще, как показалось О"Хара.
- Прошу вас, подождите здесь немного, уважаемый! С вашего позволения, я хотел бы коротко обрисовать полковнику положение вещей, - громогласно сказал Рески, и Барабек остановился.
Через несколько минут антиграв опустился рядом с окончательно растерянной группой.
- Что происходит? - выдавил из себя полковник.
- Я оказался прав! - возбужденно сообщил ксенопсихолог. Он весь сиял. - Как только я убедился, что правильно подобрал ключ, сломать контур было проще простого. Поиск самоидентификации, желание обрести собственное "я"... А что является первейшим способом самоидентификации?
- Что? - мысли полковника разбегались.
- Имя! - торжествующе воскликнул Рески. - Не прозвища, не собирательные наименования, не серийное название, которое только и было у объекта, а по возможности уникальное имя и фамилия.
- Гениально, - мрачно пробормотал О'Хара. Он все еще не мог придти в себя от потрясения. - И что теперь с этим уникальным существом делать?
- Что угодно, - радостно потер руки Рески. - Он полон желания сотрудничать. Его так вдохновила перспектива обрести самостоятельность, что он готов к любой деятельности. Думаю, идеально подойдет строительство. Объект в одиночку сможет застроить все спутники, если не все планеты Альянса, - психолог засмеялся. - Чтобы излечить болезненное обжорство, хватит лишь нескольких сессий, а страсть к разрушению, думаю, вообще наносная. Из плюсов могу упомянуть еще всеядность, неприхотливость и сильнейшую неприязнь к нашим политическим противникам. Полагаю, в самом ближайшем будущем на Делирии им вдруг может стать чрезвычайно некомфортно. Как вы понимаете, полковник, Робин отнюдь не питает к ним симпатии.
- Робин? - переспросил полковник. - Вы назвали его Робином?
- Так точно, - весело кивнул Рески. - Имя я взял с потолка, оно гармонично подходило к фамилии. Мне показалось уместным предложить объекту взять фамилию "Бобин", в честь открывателя и разработчика так называемого психоконтура Колобка... По-моему, вышло симпатично.
- Да-да-да, - проговорил О'Хара рассеянно. Он снял с головы фуражку и вытер лоб.
Перед его внутренним взором заскользили разные приятные видения, а плечи ощутили неожиданную тяжесть, словно полковничьи звезды на погонах вдруг сами собой стали увеличиваться в размерах, неуклонно превращаясь в генеральские.
- Отличная работа, Оскар, - сказал О'Хара, отгоняя неуместные мысли и надевая фуражку. - Представьте же меня господину Бобину. У меня хорошие предчувствия; думаю, это начало прекрасной дружбы.
 
 
 


Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) С.Суббота "Шесть тайных свиданий мисс Недотроги"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) О.Чекменёва "Беспокойное сокровище правителя"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"