Авот Соня: другие произведения.

Служанка-попаданка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 8.51*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что станет с простой невежественной служанкой, которую наследный принц прилюдно выбрал себе в жены, лишь бы отомстить невесте? А если эта несостоявшаяся невеста - любимая единственная дочь и наследница соседнего королевства? И, к тому же, влюблена в этого принца? Как сложится жизнь новоявленной супруги будущего короля среди придворных интриг, жутких тайн и прочей кулуарной возни? Но что, если в эту бедняжку попадет душа нашей современницы?


Служанка-попаданка

  

ПРОЛОГ

  
   Над ристалищем повисла тишина, чтоб через миг взорваться радостными криками. Расторопные слуги с тревожными лицами уже бежали к распростертому на поле боя человеку, спешил придворный эскулап, озабоченно прижимая сундучок с лекарским скарбом. Большая лужа крови у пострадавшего не вызывала сомнений в его состоянии. А зрители ликовали. Особенно зрительницы. Победитель, высокий статный рыцарь в черно-зеленых одеждах королевства Рангаборд, сильно прихрамывая на левую ногу, медленно подошел в краю ристалища. Ликующие дамы аплодировали, сверкая глазками. Хозяйка турнира, юная рыжеволосая красавица в жемчужно-синем, цветах королевства Альвина, медленно поднялась. На ее губах заиграла предвкушающая улыбка.
   Взревели серпаны, и взоры присутствующих обратились к королю Альвины, Леонарду III. Тот поднял руку, и, когда шум утих, провозгласил:
   - Сир Ральф, храбрый рыцарь и достойный сын королевства Рангаборд! Сегодня ты доказал, что менестрели и трубадуры не зря выбрали героем своих баллад именно тебя. Подойди же и возьми свою награду!
   Принц ступил шаг вперед и чуть поклонился.
   - По правилам Королевского Турнира Альвины, победитель может взять любую из присутствующих здесь незамужних дев в жены, - король торжествующе взглянул на рыцаря и незаметно скосил глаза на дочь. - Выбирай же свое вознаграждение!
   Принц Ральф обвел взглядом присутствующих дам. Сапфировые глаза принцессы Амалии Альвинской победно сверкнули. И хоть выбор принца был очевиден - все, тем не менее, затаили дыхание.
   - Ее! - палец принца указал куда-то в сторону крайней палатки, где сгрудились все служанки, которым в честь такого праздника позволили тоже посмотреть на турнир.
   В первый миг никто ничего не понял.
   - Кого ее? - брови Леонарда III взлетели вверх, и он непонимающе повернул голову влево: вроде все правильно, принцесса Амалия здесь, никуда не делась. - Как так?
   - Я хочу взять в жены ее! - принц указал на одну из служанок в бесформенном чепце и льняном переднике, которая непонимающе таращилась, не зная, что делать.
   Над ристалищем установилась оглушительная тишина. Какая-то дама ахнула.
   - Но это же немыслимо! - возмущенно воскликнул король.
   - Именно так, - осклабился Ральф, - согласно правилам турнира, победитель может взять в жены любую из присутствующих здесь незамужних девиц.
   - Так она же служанка! - пробормотал Леонард III, не в силах скрыть растерянность.
   - И что? Она разве замужем? - ухмылка Ральфа стала шире, и он обратился к насмерть перепуганной служанке. - Ты замужем? Признавайся!
   - Н-нннет, г-господин, - заикаясь, промямлила та. Другие служанки шарахнулись от нее подальше, и теперь она стояла на всеобщем обозрении в одиночестве и теребила завязки фартука.
   - Замуж за меня пойдешь? - спросил принц и вдруг подмигнул побледневшей служанке. - Быстро отвечай!
   - Ддда, - ошарашено пробормотала та.
   - Ну, вот видите, невеста согласна, - удовлетворенно подытожил принц Ральф и обернулся к зрителям. - Дамы и господа! Теперь вы все знаете ту, кто в будущем станет королевой Рангаборда.
   Народ дружно ахнул.
   Амалия Альвинская упала в обморок.
  
  
   Я злилась. Ох, и сильно же я злилась! Наш офис, эта гадючья клоака из черных вдов и сколопендр, вконец меня достал! Дело в том, что сегодня пятница. Да-да, пятница-развратница, когда вечерком, после трудовой недельной гонки на выживание всем работягам можно, наконец-то, расслабиться и выпить свой законный бокальчик пива. Или пару бокальчиков. Тут уж как получится. Мы с подругами планировали максимально оттянуться в пабе, а эта ископаемая грымза Марьиванна (по-правде, ее зовут Вероника Альбертовна), так вот эта гадина не подвела данные по результатам квартального мониторинга, зато благополучно свалила на очередной липовый больничный. Они у нее ежеквартальные. Как раз во время отчетного периода. А отчет нужно сдать в понедельник утром. Шеф орал, брызгал слюной, как потерпевший. И, в конце концов, велел, чтобы завтра к девяти утра все было готово. С этим "прекрасным" напутствием он отбыл праздновать пятницу-развратницу.
   Я мысленно выругалась. Можно подумать, что он будет перепроверять всю аналитику на выходных, особенно в девять утра! Вот прям так и вижу этот благолепный натюрморт: шеф, в мятой рубашке, с таким же мятым после "вчерашнего" лицом, сверкая красными глазами, скрупулезно вычитывает необъятный отчет ранним субботним утром. А вот у меня мало того, что пятничные посиделки, единственная отрада, накрылись медным тазом, так еще и ночевать, видимо, придется перед экраном компа.
   Я мрачно закинула в чашку пакетик Липтона, плеснула кипятку и со вздохом открыла первый лист безразмерной Exelовской таблички.
   Через два часа я ругалась, как наш дворник дядя Валера во время школьных каникул. И было отчего: цифры не сходились совершенно.
   Ну, вот никак. Я уже и так, и эдак пробовала. Даже тупо на калькуляторе пересчитала. Судя по всему, выходило, что эта грымза опять где-то капитально накосячила. Вот только где? Я с надеждой уставилась в потолок, но и там ответа не было. Зато зазвонил мобильник. Я глянула на экран, отключилась и вернулась к злополучной табличке. Совесть меня не мучила. Они там оттягиваются, им и так хорошо, а вот если бы я ответила, то они таки вытащили бы меня на пиво.
   Время шло. Утро субботы надвигалось как апокалипсис. Работа двигалась туго, глаза уже слезились от компа, спать хотелось невыносимо. Я глотнула остывшего чаю, в рот попала этикетка от Липтона, я выплюнула и поморщилась: вот что такое не везет и как с ним бороться?
   Хотя, по-правде, как бороться с малоприятными жизненными обстоятельствами, я знала хорошо: методики трансерфинга, советы Ошо и йога - давно и прочно вошли в мою жизнь. Правда, пока все это не особо помогало, - к своим тридцати шести годам я так и не вышла ни разу замуж, квартиру снимала, притом в спальном районе, столь отдаленном, что добираться приходилось часа полтора, и то, если повезет. Поэтому вставать нужно было полшестого, и выходные я ждала как манну небесную. Да и работа не особо радовала: я просиживала жизнь в одном из скучных аналитических офисов, благо зарплата там была чуть посерьезнее, чем на бюджете. Жаль, конечно, что из-за этого пришлось бросить аспирантуру, но в наше время наука (особенно философия!) особо не прокормит, если ты не гений или у тебя папа не проректор. У меня ни того, ни другого не было, поэтому пришлось идти в офис.
   Вот так вот я коротала свою жизнь, и улучшений в перспективе не ожидалось. Нет, были и у меня интрижки, куда ж без этого, но ненадолго и не серьезно. Как-то однажды, у нас в офисе появился новый айтишник Рома, и на ближайшем корпоративе наше деловое общение трансформировалось в более тесное. Я уж размечталась о том, как выйду замуж и сколько нарожаю Роме детей, даже имена придумала, чтоб буква "р" в имени обязательно была, и красиво звучало с приставкой Романовна или Романович. Но моим мечтам сбыться было не суждено. Рома популярно объяснил все мои заблуждения относительно будущего. "Ты, Лидка, сама лимита понаехавшая, тебе давно пора жизнь как-то устраивать, а значит - ищи себе мужика с квартирой. Я угол тоже снимаю, поэтому мне тоже нужно искать жену с жилплощадью. Нынче квадратные метры дорогие, с такой зарплатой даже правнуки ипотеку не выплатят... Так что извиняй - каждый за себя...".
   Логика аргументов меня впечатлила, и с мечтой нарожать Романовичей пришлось распрощаться. Тем временем я стала ждать, когда попадется мужик с квартирой. Но, то ли мне не везло, то ли им везло, но все сотрудники мужского пола в нашем офисе были или категорически женаты, или же снимали жилплощадь где-то тоже в жопенях мегаполиса. Зато каково же было мое удивление, когда весь офис встревожено загудел, что айтишник Рома женится на нашей сотруднице Олечке из хозяйственного отдела. Я обалдела больше всех, так как точно знала, что эта Олечка из такой забитой деревни, где до сих пор лампочка Ильича только в сельсовете была. Когда я попыталась по старой дружбе раскрыть Роме глаза на вероломство его будущей спутницы, злодейка-судьба меня огорошила снова: Рома все знал! Увидев мой расфокусированный взгляд, он объяснил просто: "Ничего ты в жизни, Лидка, не понимаешь. Зато у нее такие сиськи!".
   После всего этого я перестала мечтать встретить Его, зато записалась на кучу всяких курсов и активно занималась самосовершенствованием в свободное от работы время. В принципе, можно было бы прожить так до старости, но приходилось регулярно ездить к родственникам, а они жили в дремучем райцентре. Вроде все это хорошо, так как мои родители давно погибли, но все эти семейные праздники, особенно свадьбы превращались для меня в настоящую пытку: "Лидочка, ах, ты бедняжка! Ты еще не замужем? А годы-то уходят. Как же нам тебя жалко...". А потом еще на всех этих свадьбах очередная юная родственница-невеста пытается аккуратно запулить букетик мне прямо в руки. Достало это меня все конкретно!
   Поэтому я всем сообщила, что жду Принца и выйду замуж только за него и никак не иначе. Родственники повздыхали и вроде подуспокоились, хотя букетики продолжали пулять в меня регулярно, на каждой свадьбе. Но это так, на всякий случай.
   Что-то я замечталась - взглянула на часы: уже почти утро. Голова кружилась все сильнее, мысли разбегались, словно тараканы от тапки. Я поняла, что если сейчас же не выпью крепкого чаю, то усну окончательно. С этой мыслью я потащилась к электрочайнику, включила его, и лишь потом обнаружила, что воды там совсем мало, принялась доливать, вдруг острая боль и темнота...
  

Глава 1.

   Снился мне странный сон, будто летаю я над водой. И от этого летания так мне было хорошо, что и просыпаться совершенно не хотелось. Как только я долеталась до мысли о просыпании, как меня чуть не подбросило: я же все проспала! А отчет не доделан! Сейчас заявится шеф и прощай квартальная премия. Собрав волю в кулак, я попыталась разлепить глаза. С первой попытки не вышло. Зато раздался какой-то противный гул и что там было дальше - не помню.
   Следующее "просветление" оказалось куда легче: я уже не летала как я. Меня просто не было. То есть я как бы была, но меня не было. К этому я отнеслась с пониманием, ведь по Платону душа является бессмертной и нематериальной и предшествует существованию в физическом теле. Хотя вот Гераклит считал, что душа создается из воды и туда же переходит. Растворяться водой как-то совершенно не хотелось, поэтому теория Гераклита была мной забракована, как ошибочная и даже вредная, но, на всякий случай, я попыталась отлететь от воды подальше. Тут же где-то на задворках сознания скользнуло воспоминание о каких-то табличках и почему-то о пакетике Липтона, но я сразу об этом забыла. Сейчас главная задача - не дать подтвердиться представлениям Гераклита. И я заметалась над водной гладью, словно шальная муха у оконного стекла.
   В результате удалось обнаружить светлое пятно чуть в стороне от воды. Я устремилась туда. Пока летела и размышляла, как же теперь быть и что делать дальше, оттуда, навстречу, устремился сероватый сгусток. Я посторонилась (ведь летать-то я кое-как наловчилась) и бедняга-сгусток подлетел к воде, мелькнуло перепуганное женское лицо с раскрытым в немом крике ртом, и вдруг его засосало в огромный водоворот. Когда он пропал, я поняла, что скотина Гераклит таки был прав. Но, так как я принципиально продолжала придерживаться теории Платона, то подлетела к светлому пятну: это была дыра, затянутая сероватой дымкой. Я попыталась туда заглянуть, и меня вдруг засосало внутрь.
   Успела только подумать, что лучше бы водоворот, а дальше - всё...
     
   Очнулась я от укуса какой-то твари. Черт, больно-то как!
   Это был комар или клоп. Его я прихлопнула, но проблемы моей это не решило. Щека зудела и люто чесалась. На душе было муторно. А в помещении плохо видно.
   Находилась я почему-то на полу. Лежать на голых досках было жестко и неудобно. Поэтому сразу попыталась встать. Ноги и руки тотчас же закололо миллиардами мурашек. Только-только получилось подняться, как деревянные ноги моментально запутались в длинном подоле, и я кулем рухнула обратно на пол. От всего этого навалилась усталость. Захотелось пить. Постепенно глаза привыкли к сумраку и стало возможно осмотреться. Я находилась в какой-то комнате, донельзя странной и неуютной. От брошенной рядом шкуры несло псиной. Я отползла подальше и угодила рукой во что-то мокрое. Поднесла руку к лицу, понюхала. Запах как от перекисшего вина.
   Фу, гадость какая.
   "Перепилась?" - мелькнула первая мысль и тут же пропала. Пока я пыталась понять, что же делать, как дверь распахнулась и меня ослепило и оглушило: набежали какие-то люди, открыли окна и, оглушительно переговариваясь, начали меня поднимать, вертеть туда-сюда, словно куклу. Я решила не сопротивляться - позволила снять одежду и надеть новую. Чьи-то руки, больно дергая за волосы, быстренько соорудили мне прическу и подтолкнули к зеркалу. Оттуда на меня глянуло алебастровое лицо девушки. Неужели это я?
   Додумать эту мысль мне тоже не дали - потащили куда-то прочь из комнаты.
   Пить хотелось просто невыносимо.
   Я очутилась в каком-то помещении, забитом людьми. Густо пахло ладаном. Пузатый поп в блестящих одеждах что-то нараспев прогудел. Грянул хор и меня оглушило окончательно.
   Пока я соображала, навстречу шагнул человек и взял меня за руку. Его рука была большая и теплая и это меня чуть-чуть вывело из ступора. Я уцепилась за эту теплую руку и только так смогла удержать уплывающее сознание.
   Боже ж мой! Где я и что тут происходит? И, черт, как же хочется пить!
   Додумать мысль мне не дали. Поп что-то сказал и уставился на меня. Человек с теплой рукой уставился на меня. Люди в помещении уставились на меня. А я что? Сама в шоке. Но, на всякий случай я согласно кивнула.
   Видимо, это было правильно, так как поп забормотал дальше, затем человек что-то кратко сказал и вдруг надел на мой палец кольцо.
   Кольцо!
   Я вконец обалдела и лишь рассматривала увесистый булыжник, который красиво переливался изумрудными бликами. И тут вдруг человек меня поцеловал. Люди закричали, заорали. Ладаном шибануло еще сильнее. А что было дальше - не помню.
     
   Итак, прошло уже несколько дней, как я попала в этот мир. Окончательно осознала я себя лишь недавно. Но о том, что я уже какое-то время нахожусь здесь, свидетельствовали обрывки воспоминаний: заставленный едой стол, много-много людей, которые кричат что-то, меня поднимают, все снова кричат, затем опять стол, затем танцы, где меня крутят, а я стараюсь хотя бы не упасть, все снова кричат, затем тот человек с теплыми руками несет меня куда-то вверх, затем боль, страх и темнота.
   Вот такой я и запомнила мою свадьбу.
   А осознать себя, как ни странно, мне помогла чашка чаю.
   Когда я взяла ее в руки и осторожно отпила, меня вдруг словно молнией жахнула мысль: "главное снова не проглотить этикетку от Липтона" и тут же перед мысленным взором возникла чужеродная картинка: офис, я сижу перед экраном компьютера и пытаюсь выплюнуть желтый ярлычок, который случайно оторвался от чайного пакетика. Эта картинка настолько диссонировала с окружающей средневековой обстановкой, что я все поняла.
   Я вспомнила!
   Я - Лида Иванова, младший аналитик ООО "Таксон". Умерла там и попала сюда, в тело этой девушки. Теперь я живу в королевстве Рангаборд, являюсь супругой наследного принца, и все меня здесь ненавидят, кажется, включая самого принца.
   Ах, да, зовут меня теперь - Ида.
     
     
   - Ида, милая, ты что же, еще не готова? - В комнату торопливо вошла женщина средних лет, тощая, с лицом, как у белки, и демонстративно выпучила и без того круглые глаза. - Сегодня же малый прием в честь делегации от муниципальных гильдий ремесленников.
   - Я помню, - ответила я. Хотя ничего я не помнила, и как себя вести и что делать - не знала.
   - Там будут самые уважаемые купцы и цеховые мастера от шести муниципалитетов, - между тем продолжила тощая, поджимая губы. - Ты должна там быть. Это не сложно - будешь молча стоять и улыбаться. Я скажу, когда.
   Не дожидаясь ответа, она круто развернулась и вышла из комнаты. Мне оставалось идти за ней.
   Длинный коридор вилял, вилял и, наконец, воткнулся в огромный холл, забитый народом. Перед красиво инкрустированными дверьми тощая остановилась. Мне пришлось последовать ее примеру.
   - Ида, это малый зал приемов. Сейчас войдешь в него, поклон королю, затем четыре шага влево, остановишься и будешь стоять. Когда я сделаю вот так, - тощая чуть шевельнула пальцами, - улыбаешься. Остальное время просто стоишь. Молча.
   Она говорила громко. Подчеркнуто громко. И через миг гул толпы придворных стих. Послышались сдавленные смешки, перешептывания.
   - Ты поняла, Ида? - она, наконец-то, изволила обернуться и вперила в меня едкий взгляд. - Не перепутай только.
   Она дала знак лакеям открыть двери, и я вошла в малый зал приемов, изобразила поклон королю, сделала влево четыре шага и застыла. Рядом стоял наследный принц, мой супруг. Он скользнул по мне невнимательным взглядом и отвернулся.
   Я насилу сдержалась: уничижительный тон тощей грымзы, насмешки придворных, отношение супруга, - уже начинали бесить. Эта девушка, в тело которой я попала, насколько было понятно из хаоса ее отрывочных воспоминаний, всю свою невеликую жизнь была простой служанкой, старательно выполняла работу и никому не мешала. И тут вдруг принц решил отомстить королю соседней державы и всем назло взял ее в жены. И пофиг, что девушка совершенно не образована и не подготовлена к такой жизни. Понятно, что принцу она наскучила уже на второй день, а через неделю - он ее возненавидел. Вместо того, чтобы подумать, что девушка ни в чем не виновата и замуж за него не просилась, этот умник во всем стал винить ее. Ведь так удобнее! А вслед за ним остальные придворные, до этого и так критически отнесшиеся к мезальянсу, уже вовсю принялись изводить бедняжку. В общем, жизнь Иды, и до того не сладкая, сейчас превратилась в сущий ад.
   Меня же такой расклад не устраивал совершенно. Но пока следовало приглядеться, ведь местных обычаев я не понимала совершенно. Но это пока...
   В этот момент в зал вошла делегация. После официальных расшаркиваний и поклонов, началась деловая часть приема.
   Я прилежно улыбалась, следуя жестам тощей грымзы. И молчала. За всем этим, я не сильно вникала, о чем идет речь. Боялась сбиться. Когда король что-то там провозгласил, я, привычно повинуясь движению пальцев тощей, широко разулыбалась. Стоящий рядом принц с силой схватил меня за руку и зашипел:
   - Прекрати! Грех насмехаться над чужим горем!
   Я опешила. Взглянув в сторону тощей, я заметила мимолетно промелькнувшее торжество в лупатых глазенках.
   Вот, значит, как!
   В зале повисло звенящее молчание. Король вонзил в меня тяжелый взгляд. Затем перевел на сына. Принц стоял, понуро склонив голову. Мне даже стало жаль его. На миг.
   И я теперь стала внимательнее следить за происходящим в зале.
  
   Тем временем напряжение нарастало. Начало я благополучно пропустила, но из дальнейшего действа стало понятно, что делегаты от гильдий пытаются выторговать скидки на реализацию избытка товаров в провинциях.  Недавняя война с соседней Империей принесла всем громадные потери и теперь гильдии яростно жаждали компенсировать ущерб. Король же, насколько я поняла из велеречивого нагромождения витиеватых реплик, зубами держался за то, чтобы излишки поступали в казну по тем же ценам.
   В общем, все было официозно, напыщенно и скушно. Мне полагалось улыбаться, следуя знакам тощей грымзы, но после такой подставы верить ей было больше нельзя.
   - Мы с благодарностью принимаем ваше решение о передаче всех портовых ангаров столицы в ведение государства на этот период... - продолжил разоряться король с важным видом. - Это замечательный патриотический жест со стороны уважаемых гильдий, и Корона несомненно приложит все усилия, чтобы консолидировать...
   Я сдержала зевок и чуть скосила глаза на грымзу. Есть такой приемчик - вроде как ты и не смотришь на человека, взгляд полностью расфокусирован, зато отлично сечешь все мельчайшие подробности сбоку.
   И сделала я это вовремя. Краем глаза удалось ухватить еле заметный кивок грымзы кому-то в сторону. Еще чуть скосив глаза, я увидела несколько разряженных дам в париках. Интересно, с кем именно перемигивалась моя грымза?
   Я стала внимательнее наблюдать за дамами и чуть не пропустила момент, когда грымза зашевелила пальцами - значит, мне сейчас положено было улыбаться. Но за своими наблюдениями, я совершенно выпустила нить разговора, а так как доверять грымзе больше не могла, то совершенно не знала - улыбаться мне или опять она меня снова подставит. Недолго думая, я на всякий случай решила сохранить нейтральное выражение лица.
   - Ваше высочество, у вас иное мнение? - вдруг медово пропел скалиозный придворный с седыми буклями, похожий на знак вопроса. И голос у него был такой же, противный, тягуче-приторный.
   Король спал с лица, стоящая рядом с ним дама начала взбудоражено обмахиваться веером.
   - Отвечай, когда брат короля спрашивает, - пребольно ухватив меня за руку, зашипел в ухо мой дражайший супруг.
   Я чуть не взвизгнула от неожиданности и боли, но вовремя успела взять себя в руки. Вокруг разом все стихло: придворные, включая самого короля, сверлили меня недобрыми взглядами. С таким же брезгливо-озабоченным выражением добропорядочная домохозяйка обычно смотрит на дохлую муху в тарелке супа.
   Мне мухой быть не хотелось.
   Тем более дохлой.
   Я таки универ с отличием закончила, и в аспирантуру меня сразу взяли, а здесь какое-то феодальные аборигены рассматривают меня, словно дурочку.
   И я разозлилась.
   - А что, если так? - надменно изогнув бровь, я не менее высокомерно уставилась на крючкоподобного брата короля. Такой жест я видела по телевизору в каком-то французском фильме.
   Народ дружно ахнул.
   - Послушаем, послушаем, - радушно растягивая губы в ухмылке, продолжил тот.
   - Эмм, ее высочество плохо себя чувствует, это очевидно, ведь в зале так душно, не правда ли? - безуспешно попыталась прийти мне на помощь дама с веером.
   - Несомненно, ее высочеству хочется поразить нам своими познаниями, - не уступал крючкоподобный, мерзко ухмыляясь.
   Кто-то хихикнул в толпе.
   Дама сжала несчастный веер так, что тот с треском разломился напополам. У короля заходили желваки. Канцлер грыз манжет, совершенно не замечая этого. Моя грымза смотрела на меня медоточивым взглядом и непрестанно шевелила пальцами.
   Это значит, мне нужно было улыбаться, улыбаться, улыбаться...
   Вместо этого я выдернула свою многострадальную руку из цепких лап супруга и чуть ступила вперед:
   - О да, мое высочество, безусловно, имеет свое собственное мнение, и на данный вопрос в том числе, - очаровательно стрельнув глазками, заявила я и вздернула подбородок, как Екатерина Великая перед строем молодых офицеров, я в сериале такое смотрела. - Иначе кому же еще вершить судьбы народа, как не нам, избранникам божьим? А уж я, являясь дочерью простого народа, и одновременно супругой наследника Рингаборда, единственная из присутствующих прекрасно и в равной степени понимаю обе стороны. Поэтому мнение мое такое: до оглашения окончательного решения этого, безусловно такого важного для державы и народа вопроса, следует создать государственную комиссию, в которую войдут представители как от уважаемых гильдий, так и от Короны. А когда комиссия изучит все нюансы и представит нам полный отчет, только тогда мы станем принимать решение, кое должно в одинаковой мере удовлетворить обе стороны.
   В зале стало так тихо, что слышно было, как на улице пошел дождь.
   А я приветливо улыбнулась. Уже можно.
   И тут раздался хлопок. Затем второй. Третий.
   Я подняла глаза: купцы хлопали мне, - невероятно. Через мгновение сам король вяло хлопнул в ладоши, вслед за ним и остальным придворным пришлось последовать его примеру.
   Я стояла под шквалом аплодисментов, словно театральная актриса на подмостках провинциального театра, и катастрофически понимала, что только что нажила себе много-много врагов, смертельных врагов. Ведь одно дело, когда супруга будущего короля - обычная серенькая дурочка, неграмотная служанка, которую никто и в расчет-то не берет, и совсем другое - когда она вдруг начинает играть хоть какую-то роль на политической арене.
   Внимательный взгляд грымзы только подтвердил мое предположение.
   Но шаг сделан, и пути назад уже нет.
  
   Остаток мероприятия прошел скомкано, во всяком случае для меня. Я буквально кожей ловила на себе взгляды придворных: злые, злорадные, ненавистные, завистливые, презрительные, изредка даже сочувствующие. Но ни одного доброжелательного. Мой супруг как-то отстраненно-внимательно взирал на меня, и это беспокоило даже больше, чем манипуляции тощей грымзы и крючкоподобного братца короля.
   Ну ладно, посмотрим, что будет дальше.
   Когда все это, наконец, закончилось, и я уж вознамерилась было двинуться вслед за остальными к выходу, тяжелая рука железной хваткой сжала мне локоть. Я обернулась - мой супруг. Ну, кто бы сомневался.
   - Ида, задержись-ка, - процедил он. - Нам нужно поговорить.
   Я напряглась. Но кивнула.
   - Только не здесь, - продолжил принц, заметив любопытные взгляды. - Пойдем ко мне.
   - Как скажете, мой супруг, - проворковала я, улыбаясь.
   Рыжеволосая дама, слегка переспелая, но зато с большими сиськами, которые впечатлили бы даже айтишника Рому, недовольно дернулась и решительно двинулась к нам.
   - Ваше высочество, - призывно улыбаясь, она чуть наклонилась вперед, щедро демонстрируя содержимое внушительного декольте, - вы обещали показать нового скакуна!
   Принц замер, сглотнул, и внимательно заглянул в декольте.
   - Я так ждала этого, - продолжила дама, одновременно одарив моего супруга многообещающим, а меня - уничижительным, взглядами. - Говорят, он необыкновенно хорош!
   Ну, то что скакун моего мужа обязательно произведет на пышногрудую даму необходимое впечатление, я даже не сомневалась, зато меня просто взбесила тупая наглость: мало того, что эта деваха откровенно лезет к принцу с недвусмысленными намеками, причем у меня на глазах, так еще при этом пытается окунуть меня в грязь.
   Нет, ребята, так дело не пойдет, я в такие игры уже давно уже не играю!
   - Дорогой, кто это? - изобразила вежливое удивление я.
   Принц смешался и не успел ответить, зато деваха нашлась очень быстро:
   - Ваша фрейлина, ваше высочество! - она одарила меня заносчивым взглядом. - Вы разве меня не помните?
   - Хм... да всю челядь разве ж упомнишь, - пожала я плечами как можно равнодушнее. - Это хорошо, что фрейлина. Сбегай-ка, милая, ко мне в комнаты, там, у камина, лежит шаль. Муаровая, моя любимая. Принеси ее сюда и побыстрее, что-то стало прохладно.
   Дама дернулась, как от пощечины, но возражать не посмела. Тихо фыркнув под нос что-то явно нелицеприятное, она подхватила юбки и ретировалась, не забыв напоследок одарить моего супруга очень-очень многообещающим взглядом.
   Ну вот, одну угрозу ликвидировано. Хоть временно, но тем не менее.
   Я вздохнула.
   Да уж, жизнь мне здесь предстоит веселенькая, будет чем скоротать время.
   Я перевела взгляд на ошалевшего от такого поворота принца и заметила:
   - Так мы идем или как?
  
  
   В апартаментах принца я решила максимально прояснить ситуацию и по возможности навести мосты с ним:
   - Слушаю вас, дражайший супруг, - моя бровь выразительно взметнулась вверх, описав практически вертикальную дугу. - И что же вы намерены мне сообщить?
   Ральф вытаращил на меня глаза, и я мысленно чертыхнулась - нельзя переигрывать, никак нельзя! - ведь раньше Ида, в смысле - настоящая Ида, была робкой и запуганной девушкой, деморализованной от всего этого до такой степени, что уже практически адекватно не реагировала ни на что, а теперь мое новое поведение может показаться сильно странным. Так, нужно чуть-чуть сдать назад.
   - Неужели я доставила вам неудовольствие? - попыталась сгладить ситуацию я.
   Принц тряхнул головой, отчего прядь его темных волос упала на лоб, придав какой-то совершенно мальчишеский вид.
   "А он ничего так", - подумала я, но слова Ральфа заставили изменить мнение.
   - Как ты посмела нести на приеме всю эту чушь?! - набросился он на меня. - Тебе гирра Кархенн разве не объяснила, что ты должна делать?
   Хмм, значит моя грымза - гирра Кархенн. Что ж, имечко соответствует ей вполне.
   Я не нашла ничего лучшего, как промолчать. По опыту прошлой жизни знаю, если мужчина уже завелся и жаждет от души поскандалить - нужно ему дать возможность выпустить пар, иначе быть беде. Но при этом важно хоть изредка демонстрировать какую-то реакцию, иначе он быстро сдуется, а невыпущенный гнев может лишь усугубить дальнейшее общение и привести к затяжной войне.
   - Кто позволил тебе лезть со своими мнениями?! Мнение! У моей супруги вдруг появилось мнение! Ха! Да какое мнение может быть у тебя! У тебя! Вчерашней служанки! Поломойки! И где ты его нашла, это мнение! На кухне?! В хлеву?! Мнение у нее! Это у короля может быть мнение! У меня - может! У канцлера - может! У брата короля - может! А у остальных - никакого мнения быть не должно! И все молчали! Все! Даже Клавдия! А ты полезла со своей чепухой! Мнение она решила показать!
   Я молчала, опустив глаза.
   - А что за дурацкую радость ты демонстрировала весь прием?! Мне же людей стыдно! Они и так за спиной смеются, что я взял тебя в жены! И вместо того, чтобы быть благодарной, что я вырвал тебя из грязи, вознес на такую высоту, ты возомнила себя принцессой, ровней королю, и посмела выступать на малом приеме! Из-за тебя мы и так теперь на пороге войны с Альвиной! Так тебе этого мало! Теперь ты решила вести переговоры! Курам на смех! Холопка ведет переговоры с муниципальными гильдиями!
   Я лишь сильнее сжала зубы.
   - Ты что молчишь?! На приеме ты столь молчаливой не была! Мнение у нее! Отвечай!
   Да уж, как все запущено. Значит, этот напыщенный высокородный олень взял бедную девочку замуж с целью побольнее задеть соседнего короля, а теперь во всем, оказывается, виновата Ида. Ага, вот именно так всё и было - могущественная и коварная служанка разбила сердца любящим друг друга Ромео и Джульетте и одним движением руки стравила два королевства. Зашибись, какие нынче пошли вероломные слуги!
   - Ну что ты молчишь?! - принц таки завелся капитально.
   Так, нужно что-то отвечать и то быстро. Итак, он неправ, и неправ однозначно. Но он-то считает, что прав. Доказывать ему степень его заблуждения, когда он в таком состоянии - тщетно. Тем более его всю жизнь воспитывали именно так. Ломать устоявшиеся стереотипы - глупая и неблагодарная работа. Однако и молчать больше нельзя. Брать на себя вину? А с какой стати? Вины за мной нет, ведь по сути это скрюченный братец короля вынудил Иду к публичному выступлению, надеясь, что вчерашняя служанка опростоволосится. А она взяла и не опростоволосилась. Ах, какая жалость! Такую стратегию крючковатому братцу поломала. Да уж. В общем, остается единственный выход. В педагогике существует один прием, довольно таки неплохой прием, который эффективно используется при общении с детьми, особенно с трудными подростками. Если ребенок капризничает, идет на конфликт, нужно его чем-то отвлечь. Тогда его внимание переключится на другую цель и конфликта можно избежать. Главное - сделать это быстро, и другая цель должна быть ребенку более интересна, чем предмет конфликта.
   - Амалия Альвинская вас любит? - спросила я и слегка захлопала глазами.
   Принц поперхнулся и ошалело уставился на меня.
   - Но почему вы не взяли в жены ее? - я чуть склонила голову к плечу, открыв шею: такой жест идеально демонстрирует беззащитность и покорность у животных и смягчает агрессию нападающего. - Вы были бы такой прекрасной парой.
   - Ты... ты...! - просипел мой супруг и судорожно дернул завязку на вороте. - Тебя это не касается!
   - Ну почему же, - кротко ответила я и посмотрела на него снизу вверх, благо высокий рост Ральфа это позволял. - Очень даже касается. Она ведь не сомневалась, что станет королевой Рингаборда.
   Мой супруг, наконец, справился с завязкой и отшвырнул ее в сторону.
   - Она прекрасно умеет вести себя на любых приемах, - продолжала ворковать я. - И вам бы не пришлось стыдиться ее никогда.
   - После того, что она совершила, - выпалил Ральф, - ни о какой женитьбе на ней и речи быть не могло!
   Во как! Интересненько всё получается...
   - Вы наказали ее так жестоко, - придав голосу максимально восхищенный вид, продолжила заговаривать зубы я. - Думаю, она теперь сильно раскаивается в своем поступке...
   - Конечно! - приосанился Ральф.
   Какой же он еще мальчишка. На вид ему лет двадцать пять, хотя в средневековом мире, где медицина на примитивном уровне и о здоровом образе жизни никто никогда не слыхал, люди стареют быстро и ему вполне может быть лет двадцать, а то и меньше. С высоты своих тридцати шести лет, чувствую себя умудренной матроной.
   - Вы будете лучшим королем за всю историю королевства Рангаборд! - восторженно выдохнула я и всплеснула руками. - Вы такой тонкий стратег!
   Стоп, Лидка, переигрываешь. Слишком толстая лесть явно бросается в глаза.
   Но принц, к счастью, этого не заметил.
   - Да, - снисходительно сказал он, самодовольно улыбаясь. - Я здорово помотал нервишки старику Леонарду, здорово.
   - Это был такой удар для него, - поддакнула я. - Он не ожидал.
   - Да уж, Гуннар оказался прав... - принц вдруг осекся и пристально взглянул на меня. - в общем так, Ида, я тебя сейчас наказывать не буду, но впредь знай, никому ничего говорить нельзя без моего разрешения. Поняла?
   Я кивнула, радуясь, что обошлось малой кровью.
   - А теперь иди к себе, у меня дела, - он подошел к двери, ведущей куда-то в смежную комнату и потерял ко мне интерес.
   Ну что ж, первый раунд, можно сказать, прошел вничью. Мосты навести не особо получилось, зато наказания я избежала. Заодно начинаю приручать принца к себе. Этот процесс постепенный и здесь главное, не суетиться, иначе можно спугнуть. Мужики, они же пугливые. Чуть замешкаешься или наоборот, совершишь лишнее движение и всё - мужик сбежал. Хотя любопытно, что же такого натворила принцесса Амалия, что Ральфа так колбасит от одного упоминания об этом. И кто такой Гуннар? И какую роль во всей этой комбинации играет он? Однозначно, сам Ральф спланировать все это не смог бы. Масштаб мышления у него не тот. Тогда кто и зачем? Вопросы, вопросы... А ответы придется искать самой.
   Мои размышления прервало движение сбоку. Я обернулась - давешняя сисястая деваха метнулась в боковой коридор с явным намерением остаться незамеченной мною и проникнуть к принцу. Который является моим супругом, ваще-то. Моим! Супругом! И делиться ни с кем я не намерена!
   Я решительно развернулась и устремилась в боковой коридор. Сейчас кому-то будет жарко! И скакуном моего супруга полюбоваться тебе не судьба, девочка, ой, как не судьба...
  

Прода от 07.12.2017

  
   - И что ты здесь делаешь? - вперила взгляд на деваху я. При всем моем пофигистическом настрое Ральф таки нервы мне потрепал, и выпустить пар теперь необходимо уже мне. А тут такой случай прекрасный.
   Деваха, видимо, интуитивно прочувствовала мой настрой, и вся аж съежилась.
   - Отвечай! - рявкнула я, как сержант на плацу перед новобранцами. - Живо!
   На примятом лице девахи отразилась работа мысли - бедняжка пыталась сообразить, упасть ли в обморок или лучше, может, поискать другие варианты. На миг мне даже стало жаль ее, но эту породу я знаю слишком уж хорошо. Есть категория бабенок, которые искренне считают себя абсолютно неотразимыми и в этой связи ведут себя так, словно весь мир им должен: лезут напролом, гадят по-крупному, интригуют постоянно. Если ее не поставить на место сразу же, такая мгновенно влезет на голову и тогда уже ничего не сделать.
   - Не слышу! - продолжала дожимать я.
   Деваха издала нечто похожее то ли на вздох, то ли на писк.
   - И где моя шаль? - мой голос щедро источал концентрированный яд.
   Деваха захлопала глазами и снова не ответила ничего вразумительного.
   - Выходит ты полдня искала шаль, которая лежит на виду в комнате? - я довольно прищурилась. - Как твое имя?
   - Вввв..вероника...- хрипло проблеяла сисястая.
   А имечко-то мое "любимое", еще по прошлой жизни горячо "любимое" - в голове враз вспыхнула картинка с незавершенным по вине Вероники Альбертовны квартальным отчетом и незадачливая пятница у компа. Под левой лопаткой кольнуло.
   - Так, вввероника, - процедила я и поморщилась. - И как давно ты у меня в фрейлинах?
   - С того дня, как вы стали супругой принца, - выдавила Вероника, глядя на меня как наш начальник на главбуха Антонину Никитишну поле очередной внеплановой командировки.
   - Угу, - с задумчивым видом покачала головой я. - Угу... а если конкретнее?
   - Два месяца, ввв-ваше ввв-ввысочество, - чуть воспрянула духом Вероника, видимо, решив, что гроза уже прошла мимо.
   А вот тут ты и ошибаешься, Вероника. Гроза как раз будет. Причем будет не просто гроза, а эпическое торнадо. Потерпи еще чуточку, пару дней всего.
   - И чем ты должна заниматься, как моя фрейлина? - я постукивала носком туфля по паркету, и сисястая с каждым стуком бледнела все больше и больше. - Кто назначил тебя в штат моих фрейлин?
   Сисястая Вероника вздрогнула, побледнела и замотала головой, что, видимо символизировало "умру, но не сдамся". Ну-ну, ну-ну. И не таких раскалывали. Я ведь просмотрела все сериалы, включая турецкие, и как отжимать информацию у врагов знаю прекрасно. А вот чем сильна ты, дорогуша? Что может противопоставить подкованному на гигантском массиве информации современному человеку твой маленький средневековый мозг? Ну, кроме внушительных сисек, естественно... Хотя это убойный аргумент, не спорю. Но не сейчас, не здесь и не мне.
   - За мной! - велела я и решительно двинулась по коридору.
   Просто замечательно, что профессиональная память Иды, той, прежней Иды, цепко хранит все нюансы, где и куда ведет какой коридор. Иначе служанке нельзя. А мне это только на руку.
   Когда коридор выпрыгнул во двор, Вероника что-то там еще попыталась сказать, но меня уже было не остановить. У конюшни я велела вызвать главного конюха. Через миг передо мной краснел и мял потрепанный колпак дородный дядька с абсолютно лысой головой и пивным животом, размером с небольшое футбольное поле.
   - Имя? - рыкнула я.
   - Ганс, ваше высочество! - мужик чуть ли не вытянулся во фронт и попытался максимально вжать живот.
   - А где же новый скакун моего мужа? - я позволила себе чуть улыбнуться, совсем чуть-чуть, ведь нельзя же запугивать людей вот так сразу.
   - Здесь он, здесь, ваше высочество, - конюх Ганс расслабился и заискивающе махнул рукой куда-то в недра конюшни. - Зверем кличут.
   - Это моя фрейлина Вероника, - я улыбнулась еще шире. - Она очень любит лошадей. Особенно ее интересует наш новый конь, Зверь. Поэтому, Ганс, пусти-ка ты ее почистить за ним стойло.
   Ганс выпучил глаза, но кивнул. А Вероника попыталась что-то сказать, во всяком случае в горле у нее громко булькнуло.
   - Приступай, дорогуша! Когда закончишь, жду у себя с докладом! С подробным докладом! - велела я Веронике, резко крутнулась на каблуках и понеслась к себе.
   В том, что сисястая будет чистить лошадиные какашки, я даже не сомневалась. В средневековом мире приказы хозяев не обсуждались никогда. И на нового скакуна заодно полюбуется, раз представилась такая замечательная возможность. Я довольно ухмыльнулась. Да, вот такая вот я волшебница - пока мой венценосный супруг занят, исполнять желания придворных приходится именно мне. Я и стараюсь. Чего только не сделаешь ради спокойствия и процветания королевства Рангаборд!
  
  
   Мои апартаменты встретили меня гамом и шумом: с десяток девиц разного возраста и упитанности наперебой что-то обсуждали пронзительными голосами. На меня никто не обратил ни малейшего внимания.
   Хммм... так, что тут у нас?
   Я спокойно стояла и наблюдала, девицы продолжали возбужденно орать, и конца краю этому не было видно.
   Минут через десять, когда моя голова уже раскалывалась от какофонии, я, наконец, не выдержала:
   - Да что здесь такое, чёрт возьми?!
   Однако мои слова утонули в общем шуме. Ближайшая из девиц, пухленькая шатенка, обернулась на мой голос, но, увидев, что это всего лишь я, тут же отвернулась и продолжила что-то с жаром доказывать другим девахам.
   И тут я взбесилась окончательно.
   Схватив медный поднос с красиво разложенными экзотическими фруктами, я сделала то, что в моем мире называется просто и незамысловато - "антикризисный перехват инициатив", то есть изо всей дури завизжала и шандарахнула подносом об пол. Фруктовые ошметки веером разлетелись по комнате, щедро обдав всех липким соком.
   От неожиданности девахи заткнулись, враз наступила благословенная тишина.
   Я уперла руки в бока и обвела всех орлиным взором:
   - Что за базар вы здесь устроили? Заняться нечем?
   Одна из девах, высокая красивая брюнетка недовольно поджала капризные губы:
   - Ваше высочество, - в ее глубоком контральто сквозила еле сдерживаемая брезгливость, - не думаю, что его величество наследный принц одобрит все это.
   Она снисходительно повела рукой в сторону загаженной комнаты, массивные золотые браслеты с крупными камнями при этом мелодично звякнули:
   - Я понимаю, что вам, ваше высочество, сложно привыкнуть к жизни во дворце, но осмелюсь напомнить - нравы аристократов значительно отличаются от тех, что вы обычно привыкли видеть у себя на кухне.
   Послышались тихие, еле сдерживаемые смешки.
   - В приличном обществе не принято поступать так, постарайтесь это как-то уяснить для себя, - она царственно кивнула и вышла из комнаты. За ней потянулись остальные девахи, оставив меня в полном смятении чувств.
   От неожиданной отповеди я так растерялась, что не нашлась с ответом. Момент был упущен и позиционно я проиграла с полным разгромом по всем позициям.
   Чёрт! Меня аж затрясло от злости. Расслабилась, забив голову мужу и глуповатой фрейлине и решила, что одной левой справлюсь с любой ситуацией. А меня раз - и окунули, сделав посмешищем на глазах у всех. Уверена, что в течение часа весь дворец будет знать о моем фиаско.
   Злые слезы выступили на глазах. И что вот теперь делать? Стою, как дура, одна, посреди грязной комнаты и совершенно не представляю, как мне быть.
  
  

Оценка: 8.51*23  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Хищник цвета ночи" (Городское фэнтези) | | А.Оболенская "Как обмануть босса" (Современный любовный роман) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 3" (Любовная фантастика) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира" (Попаданцы в другие миры) | | М.Старр "Пирожки для принца" (Юмористическое фэнтези) | | О.Герр "Желанная" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | С.Суббота "Белоснежка, 7 рыцарей и хромой дракон" (Юмор) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"