Сонжер Антония: другие произведения.

Башмак На Голову, Или Иностранный Язык За Один День

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    90-летний, очень богатый и скупой дедушка из Ирландии, страдающий амнезией после ранения на войне, в результате случайного падения ему на голову башмака неожиданно начинает говорить по-русски, забыв родной ирландский, вспоминает свою жену и сына, оставшихся где-то в России, на поиски которых он и пускается, несмотря на почтенный возраст и всевозможные препятствия, взяв в помощники сына своего домоправителя, как нельзя кстати вернувшегося из России в Ирландию. Но в то время, когда 16-летний правнук героя из России борется за выживание, чтобы помочь себе и своей прабабушке, бедствующий внук героя из Франции вместе со своей жадной и властной женой явно не хотят делить столь желанное наследство с кем-то еще.

  Антония Сонжер
  БАШМАК НА ГОЛОВУ, ИЛИ ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК ЗА ОДИН ДЕНЬ
  
  Все персонажи являются вымышленными и любое совпадение с реально живущими или жившими людьми случайно.
  
  ИРЛАНДИЯ, 1934 ГОД
  
  Утро 5 августа 1934 года выдалось ненастное. На побережье Ирландии не было слышно ни пения птиц, ни людских голосов. Доносились лишь завывание ветра и шум прибоя.
  - Борис, привьет, друг, - выкрикнул семилетний ирландский мальчик по имени Кормак, который не мог сдержать радости при встрече со своим 'тайным другом' из России. Встряхнув своими немного вьющимися волосами цвета пшеницы, он упал навзничь на краю отвесной скалы утесов Мохер, чтобы его не сдуло ветром и можно было спокойно наблюдать за бушующим внизу океаном.
  - Доброе утро, Кормак, - с грустью ответил ему русский мальчик Борис, похожий на него, как две капли воды.
  - У тебя... есть ...беда? - с трудом подбирая русские слова, спросил ирландец.
  - Да, сегодня мы уезжаем. Папе пришло приглашение во Францию, он сказал, что его друзья подыскали для меня хорошую школу в Париже. А в Россию мы пока вернуться не сможем, - печально проговорил Борис, опустив подбородок на землю, как будто пытаясь немного зарядиться ее энергией и не отводя завороженного взгляда от очередной волны, которая разбивалась о скалы, оставляя за собой море пены.
  - А как же клятва все дружить? - не унимался Кормак, ошарашенный известием о предстоящей разлуке с лучшим другом.
  - Не все, а всегда дружить, - улыбнулся Борис, а затем, тяжело вздохнул и, мужественно посмотрев в глаза другу, добавил:
   - Не переживай, мы еще обязательно встретимся, когда вырастем.
  
  ФРАНЦИЯ, 2014 ГОД
  
  Утренний туман окутал замок Шомон-Сюр-Луар и первые лучики солнца пробивались сквозь раскрытое окно на втором этаже, где находился рабочий кабинет, обставленный в стиле 18-ого века. Старинная мебель таила в себе загадки былых времен. Здесь был дубовый стол, кресло, несколько резных стульев и высокие стеллажи с книгами на разных языках. Единственное, что указывало на то, что на дворе был не 18-й, а 21 век, - это компьютер, который никак не вписывался в окружающее пространство.
  
  За письменным столом дремала миловидная девушка со светло-каштановыми волосами и в круглых очках, которые едва держались на кончике ее носа. Это Николь, помощница хозяина дома, месье Точезубова. Ее пальцы крепко сжимали ручку, а на столе лежала куча каких-то приглашений. Видимо, Николь уснула как раз в тот момент, когда дописывала последнюю строчку очередного приглашения, но вместо заключительных слов у нее вышла прямая линия, поэтому приглашение получилось таким:
  
  Уважаемый мистер МакМюррей, искренне рад пригласить Вас на бал-маскарад, который состоится 22 июня в замке Шомон-Сюр-Луар в честь десятилетия нашей компании. Дресс-код:____________________
  
  В комнату, потягиваясь, вошел Николай Владимирович Точезубов. Это был статный русоволосый мужчина средних лет, одетый в пижаму и махровый халат. Он представлял собой русского богатыря, но в настоящее время находящегося в состоянии депрессии, о чем говорила его небритость и опухшие веки с синяками под глазами.
  
  Протерев глаза и по-хозяйски оглядев кабинет, он заметил спящую Николь, подошел к столу и спросил вкрадчивым голосом:
  - Николь, доброе утро, Вы все приглашения подготовили?
  Вздрогнув от неожиданности, Николь мигом попрощалась с царством Морфея и резко открыла глаза и увидела стоящего перед ней месье Точезубова. Вскочив на ноги, девушка с минуту переминалась с ноги на ногу, пытаясь найти себе оправдание.
  - А-а, уи, бон матен, месье, почти все. Осталось только Мистеру МакМюррею из Ирландии отправить... Но, - уже совсем проснувшись, спросила Николь, - Николай Владимирович, Вы уверены, что хотите пригласить этого... скупердяя на свой праздник? Он же самый жадный из всех Ваших партнеров... Он никогда не делает скидки на свою продукцию.
  
  Но на едкое замечание Николь по поводу скупости МакМюрея, месье Точезубов тут же нашел, что ответить:
  - Николь, это наш стратегический партнер и мы обязаны его пригласить, каким бы... прекрасным человеком он ни был.
  - Да, да, конечно...как скажете...
  - И мою бывшую жену пригласи, обязательно с детьми. Дочь ко мне приезжала на Рождество, а сына я уже лет десять не видел. Вырос, наверное, могу и не узнать.
  - Вы его точно узнаете. Это же... как же это по-русски?.. О-о... Ваша кровеножка, - заверила его Николь, но, увидев удивленный взгляд начальника, мигом поправилась:
  - Пардон, кровиночка.
  
  Месье Точезубов недоверчиво кивнул, ухмыльнулся, на секунду задумался, развернулся спиной к девушке и сонной походкой направился к выходу.
  Проводив его взглядом, Николь прыснула со смеху, увидев, как Месье Точезубов шел мелкими шаркающими шажками в тапках, надетых не на ту ногу, и скрылся за дверью.
  
  Не успела Николь сесть за стол, как услышала грохот и чертыхания месье Точезубова, который в очередной раз не справился с винтовой лестницей.
  Наконец-то усевшись в свое кресло, девушка увидела линию на бумаге вместо слов. Скомкав испорченный лист, Николь взяла другой и начала писать новое приглашение.
  
  ИРЛАНДИЯ, 2014 ГОД
  
  У скалистого обрыва знаменитых утесов Мохер стоял пожилой мужчина по имени Кормак Брэйди МакМюррей в велосипедном костюме и шлеме. На вид этому дедушке было лет девяносто, но он был все еще подтянутый и бодрый. Одной рукой он придерживал горный велосипед, а другую поднес ко лбу, чтобы закрыться от ярких лучей утреннего солнца.
  
  Дедушка стоял на очень узкой тропе. Лишь малая полоска земли отделяла его от пропасти. Сзади его окружали серые камни с островками зелени, которой так славится Ирландия, ведь недаром ее еще называют 'Изумрудным островом'.
  Мистер МакМюррей вынул из кармана солнечные очки и осторожно надел их на нос, предварительно хорошо рассмотрев, нет ли на них каких-либо царапин или пыли, и застегнул шлем.
  
  При мысли о том, что такой пожилой мужчина, как он, сейчас будет кататься на велосипеде по тропинке, по которой некоторые молодые люди даже ходить бояться, не то что ездить, его лицо расплылось в улыбке, отчего у него неожиданно расстегнулась застежка шлема. В попытке застегнуть ее он неловко наклонил голову и... шлем упал вниз в самую пучину волн...
  
  Мистер МакМюррей проводил шлем взглядом, которым провожают близкого человека при расставании. Шлем разбился о скалы у самой воды, спугнув чайку, после чего та быстро устремилась ввысь, расправив крылья. Подлетев к дедушке, чайка несколько раз выкрикнула что-то на своем птичьем языке, глядя ему в глаза, а затем гордо подняла клюв и полетела дальше по своим делам. Мистер МакМюррей только пожал плечами:
  - Я не расстроен, это всего лишь шлем. Вещи должны служить людям... Но сожаление о потерянном шлеме материализовывалось уже в подсчет убытков, а выражение лица мистера МакМюррея сменилось на более злое и расстроенное:
  - Вечно что-нибудь да испортит мне день рождения.
  
  Дедушка сжал кулаки, но натянул улыбку на лицо, временами поглядывая вслед упавшему шлему, отчего улыбка резко исчезала, но потом вновь появлялась. Наконец, он сел на велосипед и начал быстро крутить педали.
  Мистер МакМюррей ехал по узкой тропе на огромной высоте, в окружении задумчивых скал, а внизу яростно бушевали волны океана.
  
  НЕМНОГО О МИСТЕРЕ МАКМЮРРЕЕ
  
  Кормак Брэйди МакМюррей был владельцем местной пивоваренной компании. Многие считали его скупым, но сам он твердо был убежден в том, что нельзя поощрять лень и жажду наживы, поэтому давал деньги только тем, кто в них, действительно, нуждался.
  
  Сегодня ему исполнилось ровно девяносто лет, но, по правде говоря, помнил он себя только последние лет семьдесят.
  Он был ветераном арктических конвоев. Записался в британскую армию добровольцем и участвовал в боях с фашистскими захватчиками на стороне союзных войск.
  
  В июне 1942 года, во время бомбежек их судна с военными самолетами для советских войск, он был тяжело ранен в голову и потерял память. Очнулся в госпитале портового города Мурманска.
  Русские врачи буквально вернули его с того света. Он заново учился говорить и ходить, заново учился размышлять и оценивать происходящее с ним, заново знакомился с близкими ему людьми.
  
  Позже врачи сказали дедушке, что там же, в тяжелом бою, погиб его лучший друг из России, Борис Комков, которого он, к сожалению, совсем не помнил...
  Сейчас в Ирландии его называли 'человеком без прошлого', но он не унывал и ценил каждый момент жизни.
  
  А В ЭТО ВРЕМЯ В ТОЙ ЖЕ ИРЛАНДИИ
  
  Недалеко от Башни О'Брайана, стоящей на берегу тех самых утесов Мохер, шла, поскрипывая и пофыркивая, старая машина, которую сейчас бы назвали 'раритетным автомобилем' и выставили бы скорее на какую-то выставку подобных машин или поместили в музей, чтобы только не ездить на ней дальше, чем на три метра.
  
  В машине находились два пассажира: Элена, властная женщина в теле, в летней шляпке и с маленькой собачкой по имени Шэрик на руках, и Томас, мужчина средних лет с несколько измученным и хитрым лицом, лысый и худощавый, что делало его похожим на Кощея Бессмертного. Оба громко говорили на французском языке.
  Элена, нервно закусывая губу, заявила мужу:
  - Милый Томас, если твой дедушка и дальше будет так разъезжать по крутым скалам, то скоро ты, наконец, получишь наследство.
  - Дорогая Элена, мой дедушка не так слаб, как кажется. Он еще нас с тобой переживет. Так что о наследстве можно забыть...
  Элена, усиленно гладя собаку, не унималась:
  - А он... подписал завещание?
  Томас занервничал, но старался не выдавать своих истинных чувств:
  - Еще нет...
  
  Элена стала нервно разглядывать свое отражение в боковом зеркале машины, а Томас, приободрившись, продолжал:
  - Но нотариус приедет к нам завтра в половине одиннадцатого. У нас с ним уговор: если ему удастся получить подпись дедушки на моей версии завещания, то он получит домик в графстве Типперери, у скалы Кашел.
  - Недалеко от замка Кэйр? - возмущенно уставилась на мужа Элена, - Боже, но почему именно этот домик? Ты же обещал его подарить мне еще до нашей свадьбы?!
  - Дорогая, кроме этого домика у дедушки есть поместье здесь, в Ирландии, коттедж во Франции, пивоваренная компания, пекарня и пара дюжин машин, тебе этого мало? - негодовал, в свою очередь, Томас. Элена вдруг скорчила плаксивую гримасу:
  - Но этот домик! Это просто сказка, я бы даже жить осталась в Ирландии, лишь бы только в этом доме! Ты всегда повторял: 'Домик у замка Кэйр скоро будет твоим!' - уже в голос ревела Элена, украдкой поглядывая на мужа, чтобы тот даже не сомневался в том, что она, действительно, сильно расстроена.
  
  Томас же, подмигнув своему отражению в зеркале, буркнул себе под нос в надежде на то, что Элена не услышит его:
  - И почему все женщины верят обещаниям влюбленных мужчин?
  Но Элена отличалась очень чутким слухом и расслышала каждое слово своего мужа:
  - Ах так?! - в возмущении кричала она, - Только сейчас, через тридцать лет совместной жизни, я узнаю, что все твои обещания - пустой звук?! Мало того, что мне приходится ездить на этой развалюхе и терпеть выходки твоего безумного деда, так еще и этого дома мне не видать, как своих ушей без зеркала! А ну выходи из машины! Нам с Шэриком противно твое общество! Слава Богу, эта машина не имеет к твоей семье никакого отношения!
  
  Элена вытолкнула Томаса из машины, как будто он был пушинкой и не весил ни грамма. Томас приземлился на обочину дороги, нервно мигая глазами, в то время как машина с Эленой за рулем резво удалялась все дальше и дальше, выпуская хлопками клубы газа, направляясь к дому дедушки.
  
  Оглядевшись по сторонам, Томас заметил застывшего в недоумении пастуха овец. Это был юноша лет пятнадцати на вид, с сильными руками и красивыми и искренними глазами, в которых отражалась вся его душа.
  
  Томас немного сконфузился, но сделал серьезное выражение лица, ловко вскочил на ноги, отряхнул пиджак и брюки, выпрямил спину и крикнул вслед удаляющейся на полуразвалившейся машине жене.
  - Мне не нужна твоя рухлядь! У моего дедушки там... целый паркинг с машинами! Выбирай любую... под расписку, - начал уже подпрыгивать на месте Томас, что делало его еще больше похожим на Кощея из сказки, - Но, посмотрим еще, как ты запоешь завтра, моя птичка, когда завещание будет подписано! - потирая руки, стал он нервно застегивает пиджак, но обнаружил, что одной пуговицы не хватает.
  
  Вокруг Томаса уже столпилось много овец, которые следили за каждым его шагом. Когда он шел в одну сторону - овцы направлялись туда же. Как только Томас делал шаг в другом направлении, овцы устремлялись навстречу ему.
  Пастух, наблюдавший всю сцену от начала до конца, сжалился над Томасом и обратился к нему на ирландском языке, которого Томас никогда не учил:
  - Ваша мама очень обиделась на Вас?
  - Что Вы говорите? Вы говорите по-французски? А по-английски?
  Но юноша лишь отрицательно покачал головой и повторил свой вопрос:
  - Ваша мама очень обиделась на Вас?
  
  Но Томас понял его по-другому: ему и в голову не пришло, что его жену приняли за его маму. Напротив, Томасу показалось, что пастух сожалеет, что ему досталась такая вспыльчивая жена, и он поспешил ответить:
  - Да, моя жена - вспыльчивая женщина, у-ух, мегера...
  Пастух с сочувствием протянул Томасу букетик сон-травы и принялся показывать жестами, что эти цветы дарят душевное тепло.
  - Вот, возьмите, подарите Вашей маме в знак примирения. Аромат этих цветов незабываем, он успокаивает и заставляет забыть о неприятностях.
  Пастух показывал жестами, что цветы надо поставить рядом и вдыхать аромат, но Томас все воспринял иначе:
  - Спасибо, передам жене в знак примирения, пусть выпьет этот настой, возможно, он поможет ей успокоится.
  
  Томас вышел из стада овец и бодрым шагом направился к дому своего дедушки. Пастух почесал затылок и, спохватившись, крикнул Томасу вдогонку:
  - Только не разрешайте ее заваривать, молодая трава очень ядовита!
  Томас, поняв его ирландский по-своему, оглянулся, помахал пастуху и прокричал в ответ:
  - Обязательно заварим, спасибо! - с этими словами Томас в приподнятом настроении устремился к дому дедушки, то и дело нюхая букет, зевая и борясь с откуда ни возьмись появившимся сильным желанием поспать.
  
  САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 2014 ГОД
  
  В коммунальной квартире в центре Петербурга шныряли полусонные люди. Вот юноша с полотенцем на плече постучался в ванную и, не дождавшись ответа, зашел внутрь. Из ванной раздался пронзительный женский визг и шум тазов, а юноша, весь мокрый, выбежал оттуда с тазом на голове.
  
  На кухне с обветшалой краской на стенах появились две соседки в старых халатах -одна с бигуди, вторая с полотенцем на голове - и, зевая, зажгли одну и ту же конфорку. Огонь загорелся, обе попытались туда поставить чайники. Соседка с полотенцем на голове ушла, не заметив, как поставила чайник не на огонь, а рядом, на незажженную конфорку.
  
  Из соседней двери выглянул мужчина в инвалидной коляске на пульте управления, небритый и с бутылкой в кармане. Оглядевшись по сторонам, он ловким движением руки достал бутылку, сделал долгожданный глоток, но, увидев, что бутылка пустая, выкинул ее назад и попал прямо в руки юноше с тазом на голове, который еще не оправился от полученного только что шока.
  
  Мама юноши, увидев сына с бутылкой в руках и тазом на голове, побежала за ним с криками:
  - Опять пил с дружками вместо того, чтоб матери помочь?
  В это время соседка с бигуди на голове вернулась на кухню забрать свой чайник с незажженной конфорки, затем скрылась в комнате, но тут же выскочила, трогая этот чайник, в поисках виновного в том, что ее чайник холодный.
  
  Из комнаты рядом с кухней вышла очень пожилая, но все еще стройная и красивая женщина по имени Светлана Владимировна с большой собакой на поводке.
  Мама бедного юноши, все еще стоящего с тазом на голове, увидев Светлану Владимировну, набросилась уже на нее, не обращая никакого внимания на грозную собаку:
  - Светочка, это опять твой внучек мой чайник отключил? Он что, уже на расстоянии научился управлять плитой? Вроде еще гимназию не окончил, а уже в гении метит? Все что-то мастерит, мастерит... Барахлом своим всю квартиру заполонил. Вон... старая стиральная машина со свалки зачем ему?
  
  Светлана Владимировна оказалась крепким орешком и не испугалась нападок буйной соседки:
  - Танечка, что ты несешь? Благодаря его 'барахлу', как ты говоришь, у твоего мужа теперь инвалидная коляска на пульте управления. А Егорушка мой еще спит. Он вчера допоздна работал.
  Танечка, подперев бока руками для большей важности, не унималась:
  - То-то я смотрю, он у тебя в последнее время, как зомби, ходит. Ему без костюма можно сразу на хэллоуин отправляться.
  Светлана Владимировна стояла скалой:
  - Хэллоуин, хэллоуин, слов-то набралась, меньше надо свои ужасы по телевизору до ночи смотреть! Так, глядишь, и чайник будет вовремя согреваться, а не на холодной конфорке торчать.
  Как будто в подтверждение слов своей хозяйки на Танечку рявкнула собака Светланы Владимировны. Танечка, переводя попеременно взгляд с большой собаки на ее хозяйку, почти дружелюбно ответила:
  - Ишь какая... разговорчивая. Ну, да ладно, ты не обижайся, я же так, не со зла сказала, а по большой женской дружбе. Ха-ха-ха.
  
  В этот момент из комнаты вышел несколько худощавый, неуклюжий, но привлекательный юноша лет пятнадцати на вид. Это был Егор, внук Светланы Владимировны.
  - Как, Егорушка, ты уже проснулся? - обрадовалась его появлению Светлана Владимировна.
  - Да, бабуля, мне пора... Я опять опаздываю, мой будильник не прозвенел...
  Егор на ходу застегнул ветровку, а затем, поправив сумку через плечо, побежал к входной двери, то и дело спотыкаясь о вещи в коридоре: детский велосипед, ботинки соседа, один из которых отлетел под тумбочку, а второй остался на месте, таз, который недавно сняла с головы своего сына соседка.
  
  ШКАТУЛКА С СЕКРЕТОМ
  
  Двухэтажный дом в Ирландии был красиво обставлен старинной мебелью. На стене в гостиной висел портрет молодого дедушки в военной форме, держащего на руках своего маленького сына и обнимая жену Ирэн, худощавую женщину в длинном платье. Попугай какаду спал в своей клетке.
  
  В кабинете дедушки, расположенном рядом с гостиной, висели часы с кукушкой, которая несколько раз выскакивала, оповещая о наступлении полудня.
  Через оконное стекло дома было видно, как поливает цветы домоправитель по имени Шон, низкий усатый мужчина лет шестидесяти на вид. Он был недоволен опозданием своего хозяина и ворчал себе под нос по-французски с ирландским акцентом:
   - Время обеда, а мистера МакМюррея все нет. За девяносто лет так и не научился быть пунктуальным.
  
  В гостиную ворвалась разъяренная Элена. Она оглядела дом. Ее взгляд пронесся сначала по портрету, затем по старинным часам и остановился на коллекции шкатулок, которые стояли повсюду, но внимание Элены приковала самая большая из них. Воспоминание об этой шкатулке всплыло в ее памяти.
  
  ИРЛАНДИЯ, 1984 ГОД
  
  У большого камина в гостиной дома дедушки у скалы Кашел сидели на диване молодые Элена и Томас. Напротив Элены и Томаса, в кресле, сидел дедушка с большой шкатулкой в руках. Попугай дремал у него на плече. Дедушка, охваченный ностальгией, рассказал на французском языке историю этой шкатулки:
  - Шкатулка эта особенная, с секретом. Мой русский друг, по рассказам врачей, утонул, защищая конвой с военной техникой. Его звали Борис. Я его совсем не помню, но наслышан о его подвигах. Это был славный малый. Поговаривали, что у него была жена-красавица и сын родился, как раз перед его последним боевым заданием...
  - Да... душещипательная история, - участливо заметил Томас, подпирая щеку рукой, - а... в чем же секрет этой шкатулки?
  - Секрет? - задумчиво ответил дедушка, - Его я узнаю только через тридцать лет. Замок здесь устроен таким образом, что автоматически откроется, когда мне девяносто лет стукнет. Ха-ха, до этого дня еще дожить надо. А врач говорит, что мне уже недолго осталось. Старые раны не умеют молчать... Так что эта шкатулка Вам по наследству перейдет, а в день моего девяностолетия, когда меня уже не будет в живых, вы узнаете ее секрет.
  
  Элена, махнув рукой, попыталась подбодрить дедушку:
  - Да что Вы, мистер МакМюррей. Вы еще такой молодой, вот увидите: в 90 лет Вы себя еще лучше почувствуете, чем сейчас.
  Все засмеялись, а Элена и Томас переглянулись, понимая, что такого быть не может, а это значит, что они смогут сами узнать секрет шкатулки.
  
  ЭЛЕНА И ТОМАС УЗНАЮТ О НАСЛЕДСТВЕ
  
  Элена стояла перед камином в гостиной, рассматривая шкатулку и пытаясь открыть замок, когда в дом с черного входа вошел Томас с извиняющейся улыбкой и букетиком сон-травы в петлице пиджака. Увидев Элену в гостиной, он сначала хотел подойти к ней, но потом что-то его остановило и он резко развернулся и направился в сторону кухни.
  
  Навстречу Томасу вышел домоправитель с подносом, на котором стояли тарелка супа, бутерброды с колбасой и чай. Он шел в кабинет дедушки. Увидев друг друга, у обоих ухудшилось настроение, а Томасу вдруг сильно захотелось спать и он не смог сдержать внезапно напавшую на него зевоту. Только домоправитель отдалился на пару шагов, как Томас поспешил догнать его.
  
  Домоправитель, несмотря на свое ирландское происхождение, прекрасно владел английским и французским языками, поэтому Томас беспрепятственно обратился к нему на своем родном языке. (А родным для Томаса был именно французский язык, потому что он родился и вырос во Франции, куда переехали его родители. Томас только изредка навещал своего богатого ирландского дедушку, в тайне надеясь на скорое получение наследства).
  - Мистер Шон, подождите! - шепотом прохрипел Томас, чтобы Элена не услышала его
  - Я Вас слушаю, месье Томас, - остановился домоправитель, не глядя на него.
  - Вы... могли бы заварить чай из этой травы для Элены? Мне сказали, она действует успокаивающе.
  - Я не буду ее заваривать, - уверенно помотал головой мистер Шон. - Это слишком рискованно. Молодая трава в больших дозах - это яд.
  - Но у Элены сейчас очень расстроены нервы. Эту траву мне дал пастух, сказав, что она лечит нервы.
  - Конечно лечит, - проговорил мистер Шон, разглядывая букет и сонное лицо Томаса, - но я не буду ее заваривать и Вам не советую, - настоятельно порекомендовал ему домоправитель, по-военному развернувшись и направившись в сторону рабочего кабинета хозяина. Томас же, проглотив обиду, бросил в ответ:
  - Советовать все мастера, а свои ошибки исправить смелости не хватает! Вот Вы с раннего утра пылесосили, а моя дорогая Элена сейчас с головной болью ходит и злится из-за всяких пустяков!
  
  Томас с гневным выражением лица поспешил на кухню. Там, второпях, он заварил чай из сон-травы, налил его в старинную чашку с красивым блюдцем, поставил на поднос, положил рядом два круассана и гордо зашагал в гостиную. По дороге он споткнулся о шнур от лампы, отчего один круассан упал на пол. Томас, оглядевшись по сторонам, поднял круассан, как ни в чем ни бывало, легонько подул на него, прошептав себе под нос:
  - Правило пяти секунд никто не отменял, - с сарказмом произнес Томас, - быстро поднятое не считается упавшим, ха-ха, - положил Томас круассан обратно на поднос, прекрасно зная, что и пяти секунд оказывается предостаточно для перехода опасных бактерий с пола на еду, и подошел к Элене:
  - Милая, прости меня за все. Я тебе принес твои любимые круассаны к чаю.
  Элена быстро поставила шкатулку на место, повернулась к Томасу с разъяренным видом, но, увидев поднос с обожаемыми ею круассанами в его руках, не смогла удержаться, чтобы не попробовать их, а обида вдруг куда-то сама улетучилась.
  
  Элена села в кресло, уплетая оба круассана, выпила пару глотков чая из сон-травы и уже хотела допить оставшийся чай, как вдруг Шэрик подбежал к окну, вскочил на подоконник и увидел кошку, носившуюся за шлангом с водой, которую случайно забыл выключить домоправитель.
  
  В то время как Шэрик заливисто лаял, кошка, услышав лай, вбежала в дом и влетела в открытую дверь кабинета деда. Шэрик вприпрыжку погнался за кошкой и в кабинете началось невообразимое: что-то падало, шуршало, слышалось фырканье, грозное мяуканье и лай.
  
  На шум прибежал домоправитель. Элена, вскочив на ноги, наспех протянула кружку Томасу. Попугай, наблюдающий за происходящим и никогда ранее не говоривший, вдруг стал голосить на чистом русском языке:
  - Борис! Сын ррродился!
  Томас неосознанно выпил остаток чая из сон-травы. Вместе с Эленой они смотрели на попугая, не понимая ни слова.
  - Борис! Сын ррродился! - не унимался попугай.
  - Что? - хором прокричали оба, переглянувшись.
  - Он же никогда не говорил! - перебивая друг друга кричали Томас и Элена.
  - Это же русский язык! - вдруг осознал Томас, который знал несколько фраз по-русски.
  
  В этот момент вошел домоправитель с растрепанной прической и в порванном жакете, неся в руках кошку.
  - А где же мой песик? - всплеснула руками Элена.
  - Песик доедает ланч месье МакМюррея за его столом... Там, в кабинете. Также пострадали некоторые бумаги месье МакМюррея.
  - Бумаги? - мигом отступила дремота от Томаса.
  
  Элена и Томас наперегонки побежали в кабинет дедушки, то и дело отталкивая друг друга в сторону. За дверями их взорам предстала следующая картина: Шэрик, облизываясь, сидел на столе, рядом с ним одиноко стояла тарелка с остатками колбасы. Увидев хозяйку, Шэрик сделал стойку на задних лапах и виновато посмотрел на Элену. Элена и Томас подбежали к столу, выхватывая друг у друга лежащее там завещание.
  
  Элена оттолкнула Томаса и стала вслух читать текст завещания:
  
  Завещание
  Я, мистер МакМюррей, завещаю все мое имущество в равном соотношении детским домам Ирландии и Франции, а также госпиталю города Мурманска в России. Моему внуку, Томасу МакМюррею, завещаю пожизненную ренту 100 евро в месяц.
  
  - Всего 100 евро? - негодовал Томас.
  - 100 евро в месяц... Старый скупердяй! - прокричала Элена, зло откусив кусочек оставшейся на тарелке колбасы.
  
  Элена и Томас уселись на письменный стол. Элена, зевая, сняла свою шляпку и начала нервно жевать кончик украшающей ее ленточки. Томас расстегнул ворот рубашки, сделал скорбное выражение лица, затем выхватил у Элены завещание и, крутя лист в руках, случайно порвал его.
  - Ты мне обещал золотые горы! Но где они? Неудачник! - продолжала злиться Элена, порвав в клочья уже порванное Томасом завещание и запустив обрывки в мужа. Томас, в свою очередь, схватил подушку с кресла и бросил ее Элене в прическу, отчего весь ее пучок на голове превратился в воронье гнездо...
  
  Домоправитель, увидев такую сцену, довольно подкрутил усы, развернулся и направился к телефону в гостиной. Там он набрал номер телефона и шепотом произнес в трубку:
  - Сработало, они прочитали завещание.
  - Я так и знал, - послышался в трубке голос мистера МакМюррея.
  - Завтра придет Ваш нотариус, он уже получил от меня задание переделать завещание. В половине одиннадцатого утра он будет у нас, - продолжал докладывать домоправитель.
  - Молодец, Шон! - обрадовался дедушка. - Пусть знают, как лезть не в свои дела. Моим капиталом захотели завладеть! Не заслужили, дармоеды!
  
  ПАДЕНИЕ БАШМАКА
  
  Во двор из окна верхнего этажа дома, прямо на подстриженные газоны и клумбу с цветами вылетали одна за другой вещи Томаса.
  
  Двое ирландских мальчишек, один лет семи, а второй - лет десяти, сидели на дереве за воротами дома дедушки и наблюдали, как из окна вылетает зимняя шапка. Как только она приземлилась на землю, младший воодушевленно сказал:
  - Мамина сестра в Италии на Рождество тоже старые вещи из окна выбрасывает.
  - Дурак ты, у нас тут не Италия, а до Рождества еще целых полгода, - ответил старший.
  - Может, они репетируют? - почесал затылок младший, надвинув на лоб кепку.
  - Ты на своем театре совсем помешался... Репетируют, репетируют... - передразнил он друга. - Да они просто там эту... генеральную уборку затеяли. Мои часто так делают, а потом мебель переставляют так, что ничего в доме найти нельзя. Вот только странно: дедушка Кормак уже лет сто так не прибирался.
  
  Мистер МакМюррей, подъезжая к дому на велосипеде, услышал это и грозно погрозил пальцем мальчуганам, а потом, усмехнувшись, поднял глаза наверх, откуда доносились громкие возгласы Элены. В этот момент летящий из окна сверху башмак звучно ударил его прямо в лоб.
  
  Дедушка, покачиваясь, присел на землю, потом попытался подняться, но это было невозможно, так как второй башмак снова ударил его по лбу, после чего мистер МакМюррей без чувств упал на землю.
  
  Элена, увидев, что она сделала, в испуге закрыла рот руками и побежала вниз, за ней вприпрыжку помчался Томас. В дверях они столкнулись вместе с поднявшим тревогу мистером Шоном, не давая друг другу пройти. Но домоправитель оказался проворнее и, проскользнув в двери, первым подбежал на помощь к мистеру МакМюрею. Вслед за ним прибежали Томас с Эленой и все втроем склонились над дедушкой.
  - Он еще жив, - со слабой надеждой в голосе сделал заключение Томас.
  - Я вызову скорую, - вскакивая на ноги, пообещал домоправитель и убежал в дом, а Элена и Томас продолжали препираться:
  - Это все из-за тебя! - отчеканила Элена, злобно глядя на мужа.
  - Разве это я скинул башмаки дедушке на голову? - защищался Томас.
  - Если бы... если бы ты не врал мне все эти тридцать лет...
  - Если бы ты не заставила меня жениться на тебе... - попятился Томас, наткнувшись на велосипед мистера МакМюррея.
  - Я заставила? - была уже вне себя Элена. - Да ты сам бегал за мной.
  - Бедный дедушка Кормак, - пустил Томас скупую слезу, - ты никогда его не любила.
  - Но и он нас не особо любил. А тебе, вообще, даже наследства не оставил. 100 Евро в месяц, а если бы у нас дети были? Они бы умерли с голоду! - прокричала Элена, доставая носовой платок и вытирая им лоб, щеки, губы, и, забывшись на секунду, размазывая красную губную помаду по лицу.
  
  Тут выпитая ею сон-трава дала о себе знать: Элена зевнула, а голова ее склонилась набок. Она пыталась совладать со сном, но тут же заснула и упала рядом с дедушкой.
  
  Томас, зевая, тоже улегся спать на траву с другой стороны от дедушки, подложив под голову один из упавших башмаков.
  
  ПРИБЫТИЕ ДОКТОРА
  
  Во двор пришла машина скорой помощи, откуда выбежал молодой доктор и переводил взгляд то на дедушку с ботинком у головы, то на Элену с красным от помады лицом, то на безмятежно спящего Томаса, улыбающегося во сне.
  
  Из дома пулей вылетел домоправитель и подскочил к лежащей троице.
  - Что здесь случилось? У дамы все лицо опухло и пошло красными пятнами, - спросил доктор.
  - Это излишки красоты. Дама и этот мистер... - сказал мистер Шон, указав на Томаса, - спят. Они напились чая из сон-травы, но доза небольшая, так что они просто хорошо выспятся, а вот мистеру МакМюррею срочно нужна помощь.
  - Что с ним случилось? - спросил доктор, наклонившись к дедушке и осматривая его.
  - Ему башмак упал на голову, - спокойно ответил домоправитель, как будто это самое обыкновенное дело.
  - Этот? - уточнил доктор, взяв в руку совершенно новый ботинок, на котором еще висел ценник из магазина. - Странно... Обычно старые башмаки кидают в машины молодоженов, а тут совершенно новый, да еще и угодил в голову пожилому человеку.
  - Да, у дамы близорукость и полное отсутствие меткости.
  Доктор проверил пульс мистера МакМюррея, послушал его дыхание и сделал заключение:
  - Мистер в глубоком обмороке, но до больницы может не доехать, возраст все-таки внушительный. Я сделаю ему укол.
  - Он что, умирает? - испугался домоправитель.
  - Сейчас одному Богу известно, что ему суждено: выжить или умереть. В его возрасте испытывать такие серьезные нагрузки... Он сам вышел на улицу, да еще получил удар по голове...
  - Доктор, он еще сегодня катался на горном велосипеде, - перебил его домоправитель.
  Доктор на миг застыл, оценивающе посмотрел на дедушку еще раз:
  - На... горном... велосипеде?
  - По самым отвесным скалам, - заверил его мистер Шон.
  - Может, я ошибся с определением возраста? Сколько ему лет? Семьдесят? - предположил доктор. Но домоправитель только нервно засмеялся:
  - Девяносто!!!
  
  Доктор в полном недоумении посмотрел на домоправителя и жестами позвал санитаров, чтобы те отнесли всех троих в дом, а сам пошел в спальню мистера МакМюррея, чтобы подготовить лекарства.
  
  Два санитара, парнишка среднего роста и молодой человек чуть постарше и повыше, внесли дедушку на носилках в спальню и тут же поспешили за остальными.
  
  Поднять Томаса на второй этаж особого труда не составило, а вот с Эленой пришлось помучиться: громко храпящую Элену санитары поднимали по лестнице, прилагая нечеловеческие усилия из-за ее большого веса.
  
  У одного из санитаров руки не выдержали нагрузки. Носилки упали на ногу второму санитару, отчего тот едва удержался на ногах, чтобы не скатиться с лестницы вместе со спящей, но Элена только еще сильнее захрапела и перевернулась другой на бок.
  
  Санитары с измученными лицами занесли Элену в спальню, где Томас в блаженстве принял положение звездочки. Санитары сдвинули его на другую половину кровати, переложили Элену с носилок на кровать и вышли, качаясь от усталости и вытирая пот со лба.
  
  Как только они скрылись из вида, сонная Элена заняла все пространство кровати, скинув во сне Томаса на пол, где тот, продолжая спать, клубочком улегся на коврике.
  
  ЗАПИСКА ИЗ ШКАТУЛКИ
  
  Дедушка лежал с закрытыми глазами на своей широкой кровати в уютной спальне на первом этаже. С верхнего этажа очень отчетливо доносился храп Элены. Доктор уже снимал перчатки и закрывал свой чемодан, когда домоправитель принес в спальню железную шкатулку с сюрпризом и поставил ее на прикроватную тумбочку.
  
  Доктор, не обращая внимания на принесенную шкатулку, предупредил домоправителя:
  - Теперь он проспит до завтрашнего дня...
  Доктор посмотрел наверх и, намекая на доносящийся оттуда храп, добавил:
  - Если его не разбудят раньше какие-либо посторонние звуки.
  Доктор взял свой чемодан и уже пошел в сторону выхода, но тут замок железной шкатулки со скрипом раскрылся и изнутри раздался громкий петушиный крик. Домоправитель и доктор переглянулись.
  - И никаких будильников, пусть даже самых экстравагантных. Покой и только покой, - дал заключительное наставление доктор и вышел из комнаты с чувством выполненного долга.
  
  Домоправитель с интересом посмотрел на содержимое шкатулки: внутри лежала записка. Домоправитель взял ее в руки и уставился в текст на непонятном ему языке. В письме же было написано следующее:
  
  Милый Борис, знай: что бы ни случилось, мы всегда будем тебя ждать. Твоя жена Катя и сыночек Коля.
  
  - Хм, кажется, это русский язык. Но не понятно, что именно здесь написано... Катя и Коля - это, видимо, русские имена. Сегодня же спрошу у своего сына. Надеюсь, пока он жил в России, он выучил русский язык, - приободрился домоправитель и вышел из спальни мистера МакМюррея.
  
  САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. ОПОЗДАНИЕ В ГИМНАЗИЮ
  
  В современном кабинете русского языка и литературы десятиклассники готовились к первому уроку. В женской компании все взгляды были прикованы к красивой девушке Лизе лет пятнадцати на вид. Она демонстрировала нарощенные накануне светлые волосы.
  - Теперь придется еще раньше вставать, их надо очень аккуратно расчесывать, - с ноткой сожаления в голосе заявила Лиза.
  
  Ее одноклассница Светка, стройная брюнетка с короткой стрижкой, которая недолюбливала Лизу, ответила ей:
  - От недосыпа можно и с ума сойти ненароком... И, кстати, нарощенные волосы уже не в моде, в моде - природная красота.
  - Но парням нравятся длинные волосы, - надулась Лиза.
  - Парни тоже не дураки, они всегда видят обман. Вот мой Санек... - кивнула она в сторону высокого и мускулистого парня у задней парты, - любит меня именно за природную красоту.
  
  После таких слов высокий Санек подошел к Светке и при всех обнял ее за талию, чем вызвал ревность Лизы, которая всегда была неравнодушна к Саньку, но то была не любовь, а только симпатия, поэтому она быстро забывала о нем, когда его не было рядом.
  
  Услышав разговор, к ним подошел брат Лизы, Павел, симпатичный, с длинными светлыми волосами, собранными сзади в хвост, хитрый, развязный и самовлюбленный парень лет шестнадцати на вид.
  - Я что-то не понял, кто тут выступает против моей сестры? - бесстрашно оглядел он публику. - Ты, Светка? Ты смотри мне. Мне твой Санек еще денег должен за диски, - уставился в упор на нее Павел.
  Одноклассник Санек, опустив голову, незаметно попытался ретироваться в другой конец класса.
  
  Павел же стал озираться по сторонам и искать кого-то глазами:
  - А где наш гений? Опять опаздывает? Он в своей коммуналке, наверное, пытается умыться. Ха-ха-ха.
  - И что, что в коммуналке? - смерила Светка Павла презрительным взглядом. - Я вот тоже не в коттедже живу, как некоторые, но не жалуюсь. А наш новенький Егор, между прочим, не так прост, как кажется. Он еще покруче некоторых. Сама недавно видела, как он с этим боксером Витькой из 11-го 'Б' дрался, защищая какого-то семиклашку.
  - Что-то я у него фингалов не наблюдал, - засмеялся Павел, - хотя синяки у него под глазами такие, как будто он с ними родился, ха-ха-ха. Они ему освещают его нелегкий и безденежный путь.
  - Что ты тут свой павлиний хвост распускаешь? - возмутилась Светка. - Егор, между прочим, все удары отразил, а потом схватил Витьку и пригрозил ему, чтобы тот не трогал слабых... И вообще, ты что думаешь: если у тебя деньги есть, ума не надо?
  - Не понял, при чем тут ум? Это что, намек? Эй, Санек, - крикнул Павел другу девушки, - она этого хилого новенького защищает, может, того, глаз на него положила? Ты смотри, уведут твою Светку.
  - Хватит нести чушь! - отрезала Светка и, надувшись, убежала за свою парту.
  
  В этот момент прозвенел звонок и в класс вошла молодая учительница русского языка и литературы, Мария Алексеевна, миловидная девушка лет двадцати пяти в очках.
  - Здравствуйте, садитесь, - поприветствовала она класс, поправив очки, - я вижу, что еще не все в сборе. Где новенький?
  - До него еще очередь на умывание не дошла.
  В классе послышалось хихиканье.
  - Что это значит? - насторожилась учительница.
  - У них одна ванная на пять семей, вот он в очереди и стоит.
  
  Тут в классе раздался дружный хохот, смеялись все, кроме одноклассницы Светки и Лизы, которая сидела под впечатлением от рассказа о подвигах Егора.
  - Это не повод для смеха! - прервала общее веселье учительница. - Тишина в классе! Нельзя смеяться над чужими проблемами. Они могут быть у каждого человека, - отвернувшись на секунду к окну, и как будто смахнув слезу, дрогнувшим голосом сказала Мария Алексеевна, но тут же взяла себя в руки и продолжила: - Тема нашего сегодняшнего урока: 'Сложноподчиненные предложения'. Сегодня мы повторим пунктуацию, способы связи в таких предложениях. Лиза, что такое сложноподчиненное предложение?
  
  Только Лиза открыла рот, чтобы ответить, как Павел опередил ее:
  - Их сложно друг другу подчинить! Но они зависят друг от друга.
  - Павел, - сняв очки, грозно посмотрела на него Мария Алексеевна, - если ты так рвешься в бой, тогда отвечай сам, - сказала она, усаживаясь на стул, - плохо, что нам запретили ставить двойки за поведение, а то влепила бы тебе уже давно! - хлопнула она ладонью по столу.
  
  В этот момент в класс постучались и вошел запыхавшийся Егор.
  - Так, Егор, ты почему опять опоздал? - строго спросила учительница.
  - Простите, Мария Алексеевна, я...
  - Стоп, хватит, - остановила она его на полуслове, - завтра после уроков останешься и дашь мне объяснения по поводу своих регулярных опозданий. Иначе мне придется доложить обо всем директору.
  Егор с виноватым видом пошел на свое место, внимательно посмотрев на Лизу, у которой от его взгляда вдруг вспыхнул алый румянец на щеках.
  - Ну и встрял ты, парень, - бросил ему вдогонку Павел с довольным выражением лица.
  
  Егор же молча, стиснув зубы, сел на свое место.
  
  МИСТЕР МАКМЮРРЕЙ ГОВОРИТ ПО-РУССКИ
  
  На широкой кровати лежал дедушка МакМюррей с закрытыми глазами. Из настенных часов вдруг выскочила кукушка и подала голос один раз, на часах - половина одиннадцатого. Кукушка наклонила голову набок и внимательно посмотрела на дедушку.
  
  Внезапно дедушка открыл один глаз и посмотрел на кукушку, затем обвел взглядом комнату, открыл второй глаз, а потом закрылся одеялом с головой.
  Мгновение спустя, он резко вскочил с кровати и, озираясь по сторонам, посмотрел на свою ночную рубашку, а затем на свои руки.
  - Какие старые у меня руки! - воскликнул он НА ЧИСТОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ, которого никогда не учил. - Только вчера мне командир сказал, что я совсем молодой, рано женился на Катеньке... Но я ничего больше не помню... Что я здесь делаю? Я что, в плену? - испугался дедушка, и, подумав немного, добавил: - Точно, я в плену, меня пытали и стерли мне всю память... А чтобы я ни о чем не догадался, положили меня в эту шикарную кровать.
  
  Дедушка оглядел комнату и, увидев шкатулку на столе, схватил ее. За дверью тут же послышались приближающиеся шаги. Спрятавшись за занавески, мистер МакМюррей зашевелил пальцами ног, потому что пол был холодным.
  
  В спальню на цыпочках зашла Элена. За ней бежал Шэрик, а следом за ним ковылял Томас, держась за спину после проведенной на коврике ночи.
  Домоправитель зашел последним, подозрительно глядя на Томаса.
  - Мистер Томас, может, вызвать врача? Что с Вашей спиной?
  - Это нервы, каждый раз, когда я нервничаю, у меня схватывает спину.
  - Хм, особенно когда поспите в не очень удобном положении.
  Томас покраснел от стыда, так как место его ночлега было известно домоправителю.
  - Ерунда, нет у него никаких нервов, - отмахнулась Элена от домоправителя, как от назойливой мухи, - я все нервы ему давно вымотала, он сам так говорит.
  
  Пока Томас испепелял жену взглядом, полным негодования, к окну подошел домоправитель и отодвинул одну штору, запустив утренний свет в комнату.
  Все вдруг молча уставились на кровать. Домоправитель подошел к кровати и спокойно сообщил:
  - Мистера МакМюррея в постели нет.
  - Как нет? - хором прокричали Томас и Элена.
  
  Томас подошел ближе к окну, где была отдернута занавеска, и посмотрел на кровать. Вдруг сзади, незаметно для домоправителя и Элены, высунулась рука мистера МакМюррея со шкатулкой и стукнула Томаса по голове. Томас резко разогнулся и упал на пол без чувств. Домоправитель и Элена подбежали к Томасу.
  - Томас, очнись! - затрясла его Элена, которая никогда ничего не боялась, но сегодня спасовала.
  - Видимо, мистер МакМюррей очнулся и незаметно для всех прошел в ванную или гостиную. Не нервничайте так, мадам Элена.
  - Да как же не нервничать! Муж без сознания, дедушка без тела, то есть, я хотела сказать, исчез.
  - Я сейчас поищу его, - пытался ее успокоить мистер Шон, выходя из спальни дедушки.
  
  Как только он удалился, Элена подошла к окну и раскрыла вторую штору, пытаясь впустить больше воздуха и света в комнату.
  - А-а-а-а! - закричала перепуганная Элена, никак не ожидавшая увидеть мистера МакМюррея за занавеской, да еще в полной готовности ударить ее шкатулкой.
  - А-а-а-а! - увидев перед собой Элену, закричал от страха дедушка, но ударять женщину, пусть даже опасную для него, он не собирался, так как считал это уделом самых слабых и никчемных мужчин, тогда как сам он был хорошо воспитан и не позволил бы себе причинить вред женщине, пусть даже такой грозной с виду, какой была Элена.
  - М-м-месье, кэс ке ву фэт иси? - испугалась Элена.
  - Отойдите! Кто Вы? Я в плену? - прокричал дедушка на русском языке, надвигаясь на Элену, отчего та в ужасе отскочила назад и выбежала из комнаты.
  
  В этот момент пришел в себя Томас. Дедушка подбежал к нему и снова ударил его по голове шкатулкой, а сам стремглав понесся к выходу из комнаты, но тут случайно бросил взгляд в зеркало и, увидев свое отражение, принял себя за врага и выставил вперед шкатулку.
  - Даже не думай приближаться! - пригрозил дедушка собственному отражению в зеркале. - Знаем мы таких старичков. Со стороны безобидные, а сами такое выдают, на что даже мы, молодые, не способны.
  
  Дедушка стал вглядываться в своего противника, менять одну угрожающую позу за другой, но отражение меняло позы вслед за ним... И тут мистер МакМюррей понял, что это не другой человек, а ЕГО СОБСТВЕННОЕ ОТРАЖЕНИЕ. Шкатулка упала на пол, а он уселся на кровать, закрыв лицо руками.
  
  Тут в комнату ворвались те же самые два санитара, что накануне относили его в спальню, а сзади крались доктор, домоправитель и Элена. Санитары схватили дедушку и стали держать его за руки.
  
  Томас пришел в себя, встряхнул головой, встал на ноги без всякой боли в спине и подбежал к дедушке.
  - Так что со мной произошло? Вы кто? - оглядывая всех поочередно, спросил мистер МакМюррей на русском языке, которым никто из них не владел. - Я в плену? В какой стране? Сколько вы здесь меня держали?
  - Мистер МакМюррей, - обратился к нему доктор на английском языке, -Вы могли бы говорить по-английски? Извините, что держим Вас силой, но мне сообщили, что у Вас белая горячка.
  - Ничего не понимаю, что вы там мне говорите, - закачал головой дедушка.
  - Мистер МакМюррей, неужели Вы и ирландский забыли? - уже почти безнадежно спросил домоправитель по-ирландски.
  - Здесь кто-нибудь говорит по-русски? - переводя взгляд с одного лица на другое, прохрипел бедный мистер МакМюррей. Тут уже не выдержал Томас и попробовал попытать счастья, спросив его по-французски:
  - Дедушка, ты же знаешь французский, ты меня понимаешь?
  - Что за сборище идиотов! Я же сказал, что не понимаю вас, я знаю только русский язык, говорите по-русски!
  
  Элена, наконец-то, осознала всю тяжесть положения: если раньше дедушка не хотел делиться с ними всем наследством, то теперь он их даже не помнил и более того - забыл свой родной язык. От этой мысли Элена упала в обморок. Ловко подхватив ее, домоправитель усадил ее в кресло. Томас, заламывая руки, усиленно пытался сообразить, что происходит.
  
  Доктор осмотрел дедушку: потрогал лоб, прощупал пульс, жестами попросил его открыть рот и покрутить головой, после чего сообщил свой диагноз:
  - Мистер МакМюрей совершенно здоров. Сон пошел ему на пользу.
  - Здоров? Да он внуков своих забыл и говорит на русском языке, которого сроду не знал. Вы это называете совершенно здоров? - негодовал Томас.
  - В физическом плане, - уточнил доктор. - В душевном - боюсь, вам придется набраться терпения. Удар головой активировал ранее неактивные отделы головного мозга.
  - Что значит активировал? - не смог сдержаться мистер Шон, теребя в руках салфетку. Почему же он не понимает ни английского, ни ирландского, ни французского?
  - Возможно, он вспомнит все, но нужно время. Время - лучший лекарь. А сейчас сделайте все, что он пожелает, - быстро проговорил доктор.
  - Но ему уже девяносто лет, как дедушка мог заговорить на чужом языке, а свой родной забыть? - не мог смириться с неприятной новостью Томас.
  
  Доктор дал сигнал санитарам отпустить дедушку и попытался ответить на этот сложный вопрос:
  - Как бы Вам это объяснить? Он мог слышать русский язык в детстве, а теперь заговорить на нем, забыв родной ирландский, а также английский и французский, которыми он владел. Более того, ему кажется, что он еще молодой, его сознание настроено на тот отрезок времени, в который он испытал какой-то шок, видимо, это было еще во время войны.
   Элена, тщательно подбирая английские слова, переспросила доктора:
  - Забыв родной ирландский? Но... он же собирался написать завещание, - вскакивая с кресла с последней надеждой, подбежала она к деду и протянула ему свою руку для приветствия. Но дедушка отвернулся.
  
  Элена, проглотив обиду, внезапно заговорила по-русски, роясь в потемках своей памяти и долго вспоминая каждое слово:
  - Я Элена... Жена... Вашего... внука.
  - Внука, говорите? - нервно засмеялся мистер МакМюррей. - У меня... есть... внук?
  - Это э... есть... он - радостно ответила Элена, указывая на Томаса.
  
  Дедушка схватился за голову, а потом, посмотрев на Элену, и готовясь услышать самое невероятное, выдавил из себя:
  - Сколько же мне лет?
  
  Элена не могла вспомнить, как сказать по-русски 'девяносто', поэтому схватила бумагу со стола и вывела карандашом на бумаге ответ.
  Увидев страшную цифру '90', он опустил голову:
  - Уж лучше бы в плену был, и радостно добавил: - Так, значит, война закончилась?
  Все переглянулись. Элена, исчерпавшая весь свой запас русских слов, только пожала плечами, а домоправитель спохватился и сообщил всем присутствующим:
  - Мой сын знает русский, он придет с минуты на минуту, без переводчика здесь не обойтись.
  
  ФРЭД
  
  Не прошло и десяти минут, как в гостиной за большим обеденным столом уже сидели дедушка, Томас и Элена с Шэриком на коленях.
  Дедушка недоверчиво смотрел то на Элену, то на Томаса, то на ломившийся от обилия блюд стол.
  
  В гостиную вошел высокий и плотный мужчина лет сорока на вид, говорящий по-русски с сильным французским акцентом. Все взгляды устремились на вошедшего.
  - Это мой сын Фрэд, без него мы не сможем понять нашего мистера МакМюррея, - сказал мистер Шон.
  
  Домоправитель подошел к сыну, поднялся на цыпочках, чтобы обнять его и поприветствовать, но тот сам легко поднял низкого и худощавого отца, поцеловал его в обе щеки и опустил на землю.
  
  Домоправитель всхлипнул, но быстро взял себя в руки.
  Фрэд, не церемонясь, сел за стол, никого больше не поприветствовав, и стал оглядывать и обнюхивать блюда на столе.
  - Папа, ты же обещал, что будет свиная рулька, а тут одна жареная курица.
  Элена, обрадовавшись, что, наконец-то появился переводчик, пусть и далеко не галантный, натянув улыбку, тут же обратилась к Фрэду:
  - Месье Фрэд, скажите мистеру МакМюррею, что ему сейчас надо вспомнить, кто он такой, что у него есть внук и что вчера у него был юбилей: девяносто лет.
  Фрэд, схватив жареную куриную ножку обеими руками и уже откусив кусок, пару раз пожевал, лениво перевел взгляд на дедушку и выпалил на русском языке:
  - Ну что, дедуля, я все-таки рад тебя видеть, несмотря на то, что ты меня тогда не выручил деньгами... вот тебе и стукнуло девяносто, жена твоего внука говорит, что тебе пора им дорогу уступать. Я сам только что из Франции, приехал отца навестить, а он меня сразу сюда вызвал, говорит, тут без меня совсем худо будет.
  - Я ничего не помню, - ответил дедушка, чуть не запрыгав от радости на стуле, услышав все-таки русскую речь, - мне вообще только вчера двадцать исполнилось, я вспомнил, что женился на очень красивой девушке Катерине, а сегодня просыпаюсь, а мне заявляют, что я старик, живу в чужой стране, есть какие-то внуки, про наследство говорят. А я вчера только задание командования выполнял: встречал конвой у берегов Мурманска.
  - Дедуля, ты в своем уме? - перестав на миг жевать, уставился на него Фрэд. - Да тебе меньше восьмидесяти не дашь, какие двадцать лет, а война еще в прошлом веке закончилась. А эти, рядом сидящие, только и мечтают твое имущество поделить. Ты будь с ними поаккуратнее.
  
  Дедушка, оглядев сидящий рядом контингент, наклонился в сторону Фрэда и прошептал тому на ухо:
  - Послушай, Фрэд, мне надо отсюда уехать, только они не должны об этом узнать.
  - Да не вопрос, я, как говорят русские, могила.
  
  Дедушка покачал головой при слове могила, снова посмотрел на свои руки и вздохнул.
  
  Элена и Томас начали нервничать.
  - Месье Фрэд, о чем вы так долго разговаривали? Спросите дедушку, готов ли он подписать завещание за мистера МакМюррея, то есть за себя самого? Сейчас... приедет его нотариус из Дублина.
  - Ну, что я говорил? - поднял одну бровь Фрэд и покосился на дедушку. - Нотариуса подкинули. Хотят, чтобы ты им имущество свое сдал. Не советую я тебе с ними связываться, того и гляди, подпись получат, а тебя со свету сживут... Папаня никогда им не доверял. Ты был его другом.
  
  Дедушка тут же бросил недоверчивый взгляд в сторону домоправителя. Тот в ответ ему кивнул, хотя ни слова не понял.
  - Не нужно мне мое имущество, тем более, может, и не мое оно вовсе. Я домой хочу, к Кате. Нет у меня тут никаких внуков! Сказав это, взгляд дедушки упал на семейный портрет, висящий на стене, и, узнав там себя, выбежал из-за стола и подошел ближе к портрету.
  
  Затем произошло невероятное: изображение его самого стало подмигивать ему, а ирландская жена дедушки по имени Ирэн, стоящая рядом, недовольно качала головой и показывала рукой на их сына, сидящего у него на руках, и пыталась что-то сказать ему.
  
  Фрэд обернулся к сидящим за столом и, указывая рукой на мальчика на портрете, спросил:
  - А... это кто?
  Тут раздался громкий крик попугая:
  - Сын р-родился, сын р-родился!
  Мистер МакМюррей как будто встрепенулся и что-то припомнил:
  - Мой сын? Где он?
  - У э сон фис? - спросил Фрэд у Томаса, сидящего рядом с ним и со смешанными чувствами наблюдающего, как Фрэд хаотично сметает все со стола.
  - Он умер еще пять лет назад, - принял скорбное выражение лица Томас.
  Фрэд молча подошел к портрету и посмотрел на дедушку.
  - Я понял. Но все равно ничего не помню. А это - не Катя. Катя у меня такая... ух... кровь с молоком, а эта... эта какая-то уж слишком тощая и на него похожа, - указал дедушка рукой на Томаса.
  - Что он говорит? - поинтересовался Томас. Фрэд на мгновение задумался, но быстро нашел, что ответить:
  - Говорит, красивая мама у вас была. Да и Вы превосходно сложены.
  Тем временем домоправитель за спинами Томаса и Элены подавал знаки Фрэду, чтобы тот вышел вместе с дедушкой из гостиной.
  - Нас зовут на улицу, - шепотом сказал Фрэд дедушке, - это важно. Фрэд громко кашлянул, положил руку на плечо дедушки и, направляясь с ним к выходу, крикнул насторожившимся Томасу и Элене по-французски:
  - Мы скоро вернемся... нужно глотнуть свежего воздуха.
  Фрэд подмигнул Томасу и Элене, следя, чтобы они не шли за ними. Увидев, что им удалось вырваться из гостиной, домоправитель радостно вздохнул и показал жестами, чтобы они подошли к чулану: там, подальше от лишних ушей, он хотел сообщить мистеру МакМюррею нечто важное.
  
  Фрэд с дедушкой, расшифровав сигналы, развернулись в противоположную сторону от выхода на улицу, продолжая на цыпочках пробираться к чулану и не замечая, как за ними вышла Элена, которая что-то заподозрила. Женская интуиция ее еще никогда не подводила, даже в самых щекотливых ситуациях.
  
  Все вместе они приблизились к чулану, но тут Фрэд неловко задел шнур от лампы, которая с шумом упала, и все трое, обернувшись, заметили Элену, которая уже с недовольным выражением лица приближалась к ним и злобно шипела:
  - Выход с другой стороны дома!
  Все трое остановились, как вкопанные, не смея вымолвить ни слова. И только Фрэду удалось раньше остальных прийти в себя: он тут же подбежал к Элене, взял ее за руку, сделал невинное и восхищенное выражение лица, поцеловал ей руку, от чего Элена немного оттаяла и даже смутилась... но ненадолго:
  - Так что Вы там задумали, месье Фрэд? Вы хотите увести от нас нашего дедушку в таком тяжелом состоянии в тот самый момент, когда ему могут помочь только самые близкие?
  - Уверяю Вас, мы ничего не задумали. Действительно, ближе Вас у него никого нет. Хм-хм, так где, говорите, выход?
  Элена кивнула в противоположную сторону, и дедушке с Фрэдом ничего не оставалось, как развернуться и отправиться в указанную сторону. Элена же подошла к домоправителю и пригрозила тому по-французски:
  - Даже не пытайтесь меня провести, я Вас насквозь вижу. Вы пытаетесь урвать себе лакомый кусок как раз в самое подходящее время. Ведь именно в старости люди верят всему, в зрелом возрасте - во всем сомневаются, а в молодости уверены, что все знают. Я не доверяю никому, и Вам в том числе.
  - А еще с утра Вы утверждали, - не растерялся мистер Шон, - что все знаете лучше других. Как быстро течет время.
  Элена, недовольно хмыкнув, взяла на руки выбежавшего за ней Шэрика и, переваливаясь с ноги на ногу, 'поплыла' в свою комнату.
  
  НЕУДАЧНЫЙ ДЕНЬ ДЛЯ НОТАРИУСА
  
  На улице вдруг стало пасмурно. Дедушка стоял, оперевшись о невысокое ограждение, и смотрел вдаль, любуясь живописным пейзажем и стоящим замком неподалеку. Рядом с ним рылся в своих карманах Фрэд:
  - Куда я его подевал?
  - Ты что-то потерял? Не это случайно? - улыбаясь, протянул ему какое-то письмо дедушка. Фрэд схватил письмо - то самое, что лежало в шкатулке с секретом, - и вслух быстро прочитал его:
  
  Милый Борис, знай: что бы ни случилось, мы всегда будем тебя ждать, твоя жена Катя и сыночек Коля.
  
  - А... как оно у тебя очутилось? Это же папа хотел мне его передать, поэтому и позвал нас во двор, - не мог сдержать удивления Фрэд.
  - Ловкость рук... твоего отца и моя внимательность. Он когда-то фокусником подрабатывал? - пошутил дедушка. - А письмо это писала моя жена, узнаю почерк, - уже с грустью произнес мистер МакМюррей.
  - Я ничего не понимаю. Если ты не мистер МакМюррей, а Борис, а Катя - твоя жена, то как ты оказался здесь?
  - В этом-то и загвоздка. Но попугай знает, что у меня родился сын.
  - Он может знать, что у твоего сына родился сын, который сейчас сидит за столом в гостиной! - недоумевал Фрэд. Но дедушка лишь с грустью взглянул на горизонт и начинавший накрапывать дождь, а затем спросил у Фрэда:
  - Фрэд, вот скажи мне, ты в России давно был?
  - Так я только что оттуда.
  - Ну и...?
  - Что ну и? - не понял Фрэд.
  - Катерину мою видел? Красавицу мою? Сына моего, Николая Борисовича, может, встречал?
  - Знаешь, сколько в России красавиц Катерин и Николаев Борисовичей, которые, между прочим, тоже кому-то сыновьями приходятся?
  - Сколько?
  Но Фрэд не мог ответить словами, а только прочертил какую-то линию над головой, но дедушка все понял.
  - Тфу ты! Мне надо срочно отсюда вырваться! Я должен увидеть свою жену и сына! Только вот как?
  - Ну, дедуля, ты даешь, ты же по документам богатый мистер МакМюррей! - уже весело ответил смекалистый Фрэд.
  - Как ты сказал? Богатый мистер МакМюррей? - обрадовался дедушка.
  - Именно! Берешь свой паспорт, минимум вещей - и вперед. У меня в Петербурге есть замечательная знакомая...
  - В Петербурге? - перебил дедушка разошедшегося не на шутку нового друга, - может, в Ленинграде или Петрограде?
  - Можно сказать, и в Северной Пальмире, как назвал этот город Ваш поэт манификь, Державин, кажется... - принял Фрэд выражение мечтателя, но тут же поймал удивленный взгляд дедушки, покашлял и продолжил свою мысль:
  - Так вот, моя знакомая - директор крупного холдинга, у нее очень много связей, она нас может вывести на лучшего сыщика. Тот кого угодно из-под земли достанет. Только перед всеми остальными мне лучше представляться твоим внуком. Под одной фамилией проще путешествовать. Завтра же документы у меня будут. Но сначала нам нужно... - не договорил Фрэд, так как в за воротами раздался сигнал автомобиля.
  - Ага, вот и нотариус пожаловал.
   Фрэд шагнул в сторону ворот, затем развернулся к дедушке и предупредил его:
  - Ничего пока не подписывай. Надо сначала все переварить. Блюдо под названием 'каша в голове' нам не подходит. Лучше покажи им, что сегодня с тобой лучше не связываться.
  
  Через раскрывшиеся ворота вошла легковая черная машина и остановилась прямо посреди двора. Из машины гордо вылез нотариус, стройный молодой человек, одетый с иголочки.
  
  Он захлопнул дверь автомобиля, сделал два шага, но вдруг вспомнил, что оставил папку с документами в машине, ухмыльнулся, развернулся кругом и подошел к машине в надежде быстро исправить положение, но не тут-то было: пытаясь выключить сработавшую по непонятной причине сигнализацию, он хотел открыть дверь, но та оказалась заблокированной. Нотариус в недоумении почесал затылок, отчего его тщательно уложенные гелем волосы оказались взъерошенными. Он с силой дернул ручку двери - и ручка с треском оторвалась от машины, оставшись в руках у нотариуса.
  
  Первые крупные капли дождя, ударившие по капоту его машины, мигом превратились в настоящий ливень. Элена и Томас выбежали из дома с одним зонтом на двоих, пытаясь помочь бедному нотариусу и не допустить, чтобы бумаги остались неподписанными. Шэрик с лаем то приближался, то отскакивал от машины.
  Нотариус, не проронив ни слова, продолжал держать себя в руках. К нему подбежал домоправитель и они уже вместе прикладывали все усилия, чтобы открыть дверь, но все было напрасно.
  
  Нотариус заметил дедушку и заставил себя улыбнуться ему, а затем, стиснув зубы, снова попытался открыть машину. Пока домоправитель с Эленой суетились у машины, Томас отвел нотариуса в сторону и спросил у него:
  - Вы привезли нашу версию завещания?
  - Конечно, - процедил сквозь зубы нотариус, - но она в папке в машине. Уговор в силе.
  - Прошу Вас, - добавил Томас, - ничему сегодня не удивляйтесь.
  В этот момент дедушка уже бегал по двору, радостно размахивая руками и топая ногами по лужам, быстро образовавшимся во время ливня.
  - Он что, сошел с ума? - с ужасом заметил нотариус, в тайне от Томаса, делая знаки глазами дедушке.
  - Он... всего лишь... немного забыл ирландский, английский, французский и почему-то заговорил по-русски.
  
  Нотариус не мог вымолвить ни слова от удивления, а брови его, как будто отделившись от лица, сами собой поползли вверх.
  - Но вы так не переживайте, думаю, пальцы помнят, как ставить подпись, - на ходу придумывал Томас, - доктор сказал, что он так может себе даже память вернуть.
  - Я... я должен поговорить с ним наедине, - заявил вдруг нотариус.
  Фрэд, наблюдавший все происходящее со стороны, подошел к машине, дернул дверь и ... невзначай ее снял.
  
  Нотариус, увидев это, схватил документы из машины, побежал к дому, но, скользя ногами по грязи, упал прямо в лужу, а документы разлетелись вокруг, покрыв белым ковром мокрую от дождя землю.
  
  Фрэд откинул в сторону дверь, которую он с минуту держал в руках, не зная, что с ней делать, а нотариус, которого уже никак нельзя было назвать одетым с иголочки, так как он больше походил на бездомного, попавшего под дождь, сел, скрипя зубами от злости, в машину без двери, ни с кем не попрощавшись.
  
  Машина с легкостью завелась, как будто ей самой было неприятно находиться у этого странного дома, и понеслась на большой скорости прочь, но комок грязи, брошенный ей вслед, все-таки долетел до нее, размазавшись по заднему стеклу. Раздался смех двух ирландских мальчишек, которые, увидев, что попали в цель, тут же убежали, а дедушка, покачав головой, лишь смотрел им вслед и чему-то улыбался.
  
  СПАСЕНИЕ ПАВЛА
  
  Егор бежал по улице с вытянутой рукой, чтобы остановить очередную переполненную людьми маршрутку, но та прошла мимо, изрядно облив его водой из лужи. Юноша то и дело поглядывал на часы, сильно нервничая, потому что опаздывал на работу, где он трудился курьером после занятий в гимназии.
  
  Приблизилась вторая маршрутка, еще более переполненная, но водитель, несмотря на недовольные возгласы пассажиров, все же остановился, и Егору удалось протиснуться внутрь.
  
  Егор смотрел в окно, стоя на одной ноге и прижавшись носом к стеклу, так как в маршрутке ему едва хватало места. С улицы виднелось его лицо, приплюснутое к стеклу в такой смешной форме, что вызывало улыбку у проходящих по улице людей.
  Мимо проносились одна за другой улицы, дома. Люди спешили по своим делам ... но внезапно взгляд Егора притянуло нечто опасное, происходящее на тротуаре. Глаза его округлились, а лицо стало суровым и решительным. Он потребовал срочно остановить маршрутку и бросился к выходу.
  
  Выпрыгнув из маршрутки, он увидел, как на крыше стоящего через дорогу здания у рабочих лопнул один из тросов, на которых висело огромное ведро с краской, отчего оно немного наклонилось и в любой момент могло упасть вниз, прямо на голову идущему по тротуару и ни о чем не догадывающемуся Павлу в наушниках. Тот беспечно шел, что-то напевая себе под нос и заглядываясь на проходящих мимо девушек.
  
  Рабочие кричали с крыши, чтобы он отошел, но Павел, ничего не слыша и сделав музыку погромче, как ни в чем и бывало, приближался к опасному месту...
  Егор стремительно понесся к Павлу через дорогу на красный свет, встречные машины резко затормозили. Одна из машин врезалась в другую, а та, в свою очередь, - в желтую иномарку на краю дороги.
  
  Егор резво приблизился к открытому люку, из которого торчала голова рабочего, успевшего вовремя закрыть люк, увидев его, благодаря чему юноша наступил уже на закрытую крышку, минуя опасность. В этот самый момент трос лопнул и с крыши полетело ведро с краской. Егор подбежал к Павлу, схватил его и вместе с ним отпрыгнул в сторону, упав на клумбу, тогда как ведро приземлилось на асфальт, где только что шел Павел... Краска из ведра разбрызгалась, окрасив в ярко голубой цвет неподалеку стоящую желтую иномарку с вмятиной от недавней аварии, одежду и лицо бизнесмена, выходящего из соседней парадной, рекламный стенд, на котором была изображена девушка с ярко красной помадой, превратившаяся в ярко голубую после попадания туда краски, а у девушки, к тому же, образовались подтеки в виде вампирских зубов, что вызвало шок у проходящей мимо пожилой пары иностранцев.
  
  Павел в растерянности смотрел то на упавшее ведро, то на Егора, который протягивал ему руку, помогая подняться. Только сейчас он осознал, что миновал печальной участи благодаря этому самому неудачнику, над которым он всегда смеялся.
  - Ты ... это... получается, что, жизнь мне спас? - промямлил Павел, вынимая наушники из ушей. - Ты как тут оказался?
  - Я работаю тут недалеко.
  - Работаешь? - удивился Павел. - И где же?
  Егор не успел ответить, потому что раздался звонок его мобильного телефона.
  - Мне пора, - быстро проговорил он, вынув дешевенький телефон из кармана, резко развернулся и побежал через дорогу уже на зеленый свет, оправдываясь в трубку:
  - Простите, Виктория Валерьевна, я через пять минут буду на месте.
  - Ты в очередной раз опаздываешь, - послышалось в телефоне, - придешь и напишешь объяснительную!
  
  В трубке телефона раздавались гудки, а Егору ничего не оставалось, как бежать в сторону расположенного неподалеку бизнес-центра.
  Павел проводил Егора взглядом и пожал плечами:
  - Светка права, он и в самом деле не так прост, как кажется. Хм, герой.
  
  УТРО В ИРЛАНДИИ
  
  В спальне на широкой кровати спали Томас и Элена. Томас с берушами в ушах лежал на краю, чуть не падая, тогда как громко храпящая Элена с маской для сна на глазах занимала большую ее часть.
  
  На прикроватной тумбочке зазвонил летающий будильник. Сначала раздался громкий звук, от которого Элена сбросила маску с лица, затем будильник превратился в вертолет и верхняя его часть, крича во все 'горло', улетела сначала вверх, затем к окну, потом снова вверх, продолжая сигнализировать о том, что пора вставать.
  
  Томас резко сел в постели с закрытыми глазами, вынув беруши из ушей, а Элена водила глазами по комнате, пытаясь определить, куда улетела верхняя часть будильника и толкая Томаса в руку, отчего он встал с кровати и послушно пошел на звук верхней части будильника, похожей на вертолет, а затем, уже отрыв глаза, начал бегать по комнате, пытаясь ее поймать.
  
  Элена, заняв позу рулевого, молча подавала сигналы рукой, где надо искать будильник. Наконец, Томас поймал его летающую часть и со вздохом облегчения вставил ее в основание будильника, тем самым выключая его. Затем Томас подошел к кровати, взял беруши, а Элена, мимикой похвалив его за победу, снова надела маску на глаза и улеглись спать... но не прошло и минуты, как оба вскочили, потянулись к будильнику, вырывая его из рук друг у друга и смотря на время: было ровно семь часов утра.
  
  - А-а-а, проспали! - хором прокричали Томас и Элена, впопыхах одеваясь и вырывая друг у друга то халат, то тапочки.
  Томас первым занял ванную комнату, а Элена, несколько раз пытаясь открыть дверь, поправила свою прическу, похожую на экибану и спустилась вниз.
  Подойдя к спальне дедушки, Элена прислушалась: из комнаты отчетливо доносился храп. Элена, убедившись, что дедушка на месте, ушла наверх, спокойно продолжая одеваться.
  
  В спальне мистера МакМюррея было пусто, а на столике у кровати стоял маленький магнитофон, где была включена запись с его громким храпом. Створки окна были раскрыты, а ветер приводил в движение шторы.
  
  ПО ДОРОГЕ В ДУБЛИН
  
  Мистер МакМюррей и Фрэд ехали на кабриолете на огромной скорости в аэропорт. За рулем сидел Фрэд. Окружающий пейзаж поражал своей красотой. На лицах дедушки и Фрэда виднелась нескрываемая радость от первой победы.
  
  - Здорово мы их перехитрили. По моим расчетам, они еще не выехали из дома, - с довольным видом сказал Фрэд.
  - Ты думаешь, что они погонятся за нами? - прищурился дедушка.
  - А как же? Упускать такое сокровище, как ты, не в их правилах. Возможно, и нотариуса с собой прихватят, ха-ха-ха.
  
  Они ехали вдоль океана и смеялись. Дедушка одобряюще смотрел на Фрэда, с которым познакомился накануне, но имел такое ощущение, как будто знал его всю свою жизнь. Затем он взглянул в сторону величественных утесов Мохер.
  
  - Какие скалы! Наверное, дух захватывает, когда стоишь на краю пропасти. Вот ничего не боюсь, а высоты... высоты боюсь.
  - Да ну, - недоверчиво посмотрел Фрэд на дедушку, - говорят, ты там вчера на горном велосипеде разъезжал.
  - Я? Да я даже не представляю себе, как он выглядит, этот твой горный велосипед, - только отмахнулся мистер МакМюррей.
  
  СБОРЫ В РОССИЮ
  
  Томас и Элена собирали вещи настолько медленно, что за это время можно было уже съездить до России и вернуться обратно. На кровати были раскиданы платья, костюмы Томаса, зимняя шапка. Элена удивленно посмотрела на Томаса.
  
  - Милый, - обратилась к Томасу Элена, - ты шапку с шубой зачем достал?
  - Как зачем, в Россию же едем.
  - В России сейчас лето! - со знанием дела ответила Элена.
  - Я пообщался с нашим домоправителем, мистером Шоном, он мне посоветовал найти шубу, валенки и средство самозащиты, сказав, что в России суровый климат, да и люди там... суровые.
  
  Томас взял грушу с лимонным соком, которую без спроса арендовал на кухне, немного покрутил ее в руках и положил в сумку.
  - И ты поверил этому прохвосту? Да твой дедушка уехал вместе с его сыном, они там все заодно. Не теряй времени и собирай только то, что нужно.
  С этими словами Элена достала свое вечернее платье, приложила его к себе и стала крутиться у зеркала. Она так увлеклась примеркой, что не заметила, как наступила на подол. Только когда раздался звук треснувшего по швам платья, она поймала удивленно-порицательный взгляд Томаса и тут же забросила платье в свою огромную сумку.
  
  НЕСЛУЧАЙНЫЕ СЛУЧАЙНОСТИ ИЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПО-ИСЛАНДСКИ
  
  Две одинокие мужские фигуры сидели на чемоданах у здания международного аэропорта Кефлавик в Исландии.
  - Мы могли бы быть уже в России, - с грустью произнесла первая фигура.
  - Первый раз в жизни я перепутал выход на посадку, - сетовала вторая мужская фигура.
  
  Оба поднялись с чемоданов и побрели к автобусной остановке. Их лица выражали досаду и раздражение. Как ни странно, но это были дедушка и Фрэд, которые должны были быть уже в России.
  - Ну кто просил эту супружескую пару с такой же фамилией, как у меня, Макмюррей, обгонять нас? - возмутился в очередной раз дедушка.
  - Точно, вся путаница вышла из-за тех МакМюрреев. Если бы не они, то проверяющие наши билеты не смотрели бы сквозь пальцы на наш рейс. Неужели они и вправду подумали, что мы их родственники и летим вместе с ними?
  - И почему я забыл английский? Если бы я тоже владел английским, то уж точно не пропустил бы информацию о смене выхода на посадку, - продолжал роптать дедушка. - Ну почему самый мой первый полет на самолете оказался таким неудачным?
  - Как это неудачным? - внезапно повеселел Фрэд. - Все в наших руках, па де проблем. До вылета в Россию остается еще несколько часов. У меня есть одна идея.
  
  ***
  
  В кафе звучала приятная исландская музыка. Посетители мирно пили кофе и болтали по-исландски. За столиком у окна дедушка любовался видом на море, а Фрэд оценивал окружающую обстановку и держал наготове мобильный телефон, который, наконец-то прозвенел и он весело ответил в трубку по-английски:
  
  - Да, да, мы уже на месте. Ждем тебя.
  В кафе вошел очень высокий и мускулистый мужчина. Незнакомец приблизился к их столику и остановился за спиной Фрэда, положив руку ему на плечо.
  Дедушка застыл на миг, встал с намерением защитить Фрэда, но тот обернулся, радостно поприветствовал незнакомца и пригласил его сесть за их столик.
  - Это Матиас, - успокоил дедушку Фрэд, - мой старый приятель. Мы почти ровесники, но он выглядит получше меня. Здесь, в Исландии, вообще все дольше живут.
  - А он что, спортсмен?
  - Он мастер спорта, - улыбнулся Фрэд.
  - И в каком же спорте он мастер? - стал допытываться дедушка, - в бодибилдинге?
  - Матиас - мастер спорта по шахматам.
  
  Дедушка не мог вымолвить ни слова от удивления.
  - Я говорю, что ты мастер спорта по шахматам, - перевел Фрэд Матиасу их с дедушкой разговор.
  - Да, да, это у нас самый уважаемый вид спорта. В них играют все от мала до велика, - с гордостью сообщил исландец.
  
  Все трое продолжали общаться, Фрэд говорил то по-русски, то по-английски, иногда по ошибке обращаясь на русском языке к исландцу, а по-английски к дедушке, а Матиас временами переходил на исландский, которого ни дедушка, ни Фрэд не знали, но это, как ни странно, нисколько не мешало их разговору.
  
  Дедушка даже рассказал Матиасу печальную историю своей жизни, после чего все трое с минуту сидели без движения в напряженном молчании, как вдруг исландец оживился и стал быстро-быстро говорить по-английски:
  - I remembered. Once i saw the Russian telecast "Find Us". It showed on a cable television. People who lived in different corners of Earth and didn't see each other many years, found each other. However it is necessary to submit applications for participation in this telecast in advance.
  
  Дедушка напряженно слушал, выставив вперед одно ухо, но, ничего не поняв, спросил Фрэда.
  - Что, что он говорит?
  - Говорит, что мы можем сняться в передаче 'Найдите нас', думаю, это хорошая идея. Ты сможешь рассказать свою историю и ее увидят тысячи, миллионы людей, и шанс, что ты найдешь свою жену и сына, возрастет.
  Дедушка одобрительно кивнул головой, а Фрэд, посмотрев на наручные часы, резко вскочил:
  - Скоро начнется регистрация на рейс до России, надо торопиться!
  Дедушка и Матиас тоже встали со своих мест и поспешили к выходу.
  
  У входа в кафе был припаркован джип Матиаса, весь забрызганный грязью, по которой нетрудно было догадаться об увлечении водителя ездой по бездорожью и активном образе жизни... хотя самые чопорные замечали только то, что хозяин этого автомобиля явно не был приучен к чистоте и порядку, но на такие замечания Матиас старался не реагировать, сохраняя душевное спокойствие.
  - Садитесь в машину, я Вас быстро довезу до аэропорта. Ехать каких-то пять минут, - скомандовал Матиас.
  
  Все трое залезли в машину: впереди, рядом с Матиасом, разместился Фрэд, дедушка же сразу занял место на заднем сиденье.
  
  Бодро начав движение, машина Матиаса вскоре остановилась на людной улице у светофора. Загорелся зеленый свет, машина тронулась с места, но, пройдя буквально метра полтора, вновь остановилась, так как находящийся впереди автомобиль резко затормозил.
  
  За одну минуту образовалась длиннющая пробка. Фрэд и дедушка занервничали и стали выглядывать из окон машины.
  - Надо же, как много машин, в мое время такого не было, - поразился увиденному дедушка.
  - Ну что там еще случилось? Авария, пе тэтр.
  - Успокойтесь, там двое моих знакомых встретились, болтают, наверное, давно не виделись, - попытался усмирить разошедшихся не на шутку приятелей Матиас.
  - Как это болтают? А мы, что, ждать должны, пока эти двое наболтаются?
  - У нас это в порядке вещей, надо только немного подождать.
  - Фрэд, что говорит твой друг? - нетерпеливо спросил дедушка.
  - Он говорит, надо подождать, пока двое его приятелей не перескажут друг другу последние новости из их жизни.
  
  Дедушка смерил оценивающим взглядом исландца.
  Пока пробка на дороге росла, как на дрожжах, в первых двух встречных машинах, из-за которых встал весь поток, спокойно разговаривали друг с другом по-исландски, высунув головы на улицу, мужчина с густой бородой и женщина в цветастом шарфе.
  - А я ему так и сказал: 'Если не переведете меня на эту должность, я сам уйду'.
  - Но ты не горячись, надо все очень тщательно обдумать, - ответила ему женщина в цветастом шарфе.
  
  В этот момент из задней машины высунулась голова мужчины в очках:
  - Правильно, нечего терпеть, раз решил, надо уходить.
  
  Дедушка сидел, скрестив руки на груди, Фрэд барабанил пальцами по двери машины.
  - Но это просто наглость! Неслыханная дерзость! - закипел дедушка и неожиданно обратился по-русски к исландцу: Матиас, давай-ка поменяемся местами.
  По дедушкиной интонации было понятно, что лучше ему повиноваться.
  Дедушка занял место водителя, выехал на газон и понесся по нему, в бешенстве сигналя собеседникам и хлопая себя по лбу, показывая им, что они не правы, не зная, что это слишком оскорбительный жест в Исландии.
  
  Матиас, увидев это, вжался в кресло и закрыл лицо руками, чтобы его не увидели нерадивые собеседники-виновники пробки.
  На мигающий зеленый дедушка пронесся вперед.
  
  За ним пробовали угнаться собеседники, чтобы наказать его за унизительный жест, но тут загорелся красный свет и они резко затормозили, недовольно размахивая руками и показывая в сторону наглой троицы на джипе.
  - Да, да, мы это сделали!
  Дедушка от избытка чувств запел отрывок из куплета песни 'Три танкиста':
  
  Там живут, и песня в том порука,
  Нерушимой крепкою семьёй
  Три танкиста, три весёлых друга
  Экипаж машины боевой.
  
  Матиас радостно кивнул, достал из бокового отделения машины губную гармошку и подыгрывал мотив песни, а Фрэд, узнав такую известную песню, начал мычать и подпевать без слов, не попадая в ноты.
  Машина шла на большой скорости и быстро исчезла за поворотом.
  
  ПРИГЛАШЕНИЕ НА БАЛ-МАСКАРАД
  
  У ворот дома дедушки остановил свой мопед почтальон. Он подошел к дому и позвонит в дверь с помощью специального колокольчика на веревке. Домоправитель открыл дверь.
  
  - Срочное письмо мистеру МакМюррею с приглашением на бал-маскарад. Требуется передать лично в руки, - отчеканил прибывший.
  - Его нет дома и не будет в ближайшее время, - подозрительно посмотрел на него домоправитель. - Но я могу ему переправить его.
  - Не положено, - без всяких эмоций ответил почтальон.
  - То есть как 'не положено'? Мистер МакМюррей болен, ему исполнилось девяносто лет, и, возможно, это письмо ему надо прочитать именно сейчас, неужели правила дороже жизни?
  - Ну, хорошо, - смягчился почтальон, - под Вашу личную ответственность. Я-то знаю, как Борису сейчас тяжело.
  - А откуда Вы знаете про Бориса? - пропала дежурная улыбка с лица мистера Шона.
  - Профессия у меня такая: все знать первым, - ответил почтальон на хорошем английском.
  
  Почтальон быстро забрал расписку о получении и переваливающейся походкой, быстро семеня ногами в больших башмаках, ушел.
  Домоправитель многозначительно посмотрел на приглашение и устремился в дом.
  
  ТОМАС И ЭЛЕНА ИЩУТ ГОСТИНИЦУ
  
   Элена нервно обмахивала себя веером, зло посматривая то на отель позади нее, то на Томаса, который любовался окружающим видом и не мог оторвать взгляд от творения Огюста Монферрана, Исаакиевского собора.
  
  - Вот я и увидел этот шедевр мировой архитектуры, не зря мы приехали в Петербург, - раскрыл рот от восхищения Томас.
  - Нет, я не узнаю тебя, Томас! Тебе еще есть дело до каких-то построек, когда твоя жена голодает? - надвигалась скалой на Томаса Элена. - Этот отель слишком дорогой для нас!
  
  Томас сделал недовольную гримасу, а Элена, увидев это, накинулась на него с новой силой:
  - Мы не на экскурсию сюда приехали, ты должен понимать это. Наша задача - первыми найти родственников твоего деда и не дать им с ним встретиться. Ты об этом помнишь, я надеюсь?
  - Помню, дорогая, так что ты предлагаешь? - пытался разрядить обстановку Томас. - Как мы будем искать другой отель?
  - А мы спросим у местных, - догадалась Элена, останавливая подростка на велосипеде, в кепке и в наушниках.
  - Здравствуйте, не могли бы вы нам подсказать, где находится недорогой отель? - по-английски спросила его Элена.
  Подросток поправил кепку, а потом ответил на русском языке:
  - Да я не знаю английского, я немецкий в школе учу. Сорри. Ауф видерзеен, - снова надел он наушники и уехал.
  Томас, в свою очередь, остановил проходящую мимо девушку с мороженым.
  - Простите, не могли бы вы нам подсказать дорогу до какого-нибудь отеля? - спросил он по-французски.
  - Конечно, но объясню дорогу на английском языке, так как лучше его знаю, - ответила она по-французски и уточнила уже по-английски: так какой отель Вас интересует?
  
  Томас, услышав прекрасный английский и несказанно обрадовавшийся этому, стал похож на Чеширского Кота из сказки Льюиса Кэрола 'Алиса в стране чудес', так как его улыбка расплылась по всему лицу, а уши ушли куда-то назад и стали совсем невидимыми спереди.
  
  Девушка сунула ему в руки свое мороженое, оглянулась по сторонам и стала со знанием дела объяснять путь к ближайшему отелю, размахивая освободившейся рукой:
  - Значит так. Идете прямо, потом направо, затем налево, потом пятьдесят метров прямо...
  
  В это время Томас, не сводя глаз с девушки, неосознанно стал есть ее мороженое, за что получил свирепый взгляд жены.
  - ...потом метров триста прямо, - продолжала девушка увлеченно, - затем перейдете мост, увидите часовню, но не подходите к ней, а идите в другую сторону...
  
  Элена, услышав такое объяснение дороги и уже потерявшая нить понимания, в шоке вырвала из рук Томаса мороженое девушки, откусила добрую половину мороженого и вернула его мужу, а девушка, от мороженого которой осталась лишь малая часть, уже чуть ли не подпрыгивала на месте, видя, какое впечатление она произвела на французов, говоря на великолепном английском, хотя прекрасно знала, что французы настолько уважают свой язык, что предпочитают говорить именно по-французски, борясь с англицизмами и неохотно говоря на другом языке.
  - ...там будет серое здание с красивыми колоннами, пройдете под аркой, со двора будет вход в отель. Как видите, совсем недалеко отсюда. Всего хорошего, - наконец-то закончила практиковать свой английский девушка и, не заметив, что Томас и Элена покушались на ее мороженое, выхватила его остатки и слилась с толпой на одной из центральных улиц гостеприимного Петербурга.
  
  Элена и Томас секунду смотрели друг на друга, а затем наперегонки подбежали к краю дороги и одновременно стали ловить машину, чтобы доехать до злополучного отеля.
  
  Прямо перед ними притормозила старая копейка водителем из Ближнего зарубежья с хитрым лицом.
  
  Элена и Томас пытались влезть в одну и ту же дверь, затем Томас, пришедший в себя, после того как Элена наступила ему на ногу, галантно уступил место жене, а водитель открыл свой багажник, чтобы разместить их чемоданы.
  Багажник был забит всяким хламом, но Томас все-таки помог водителю уложить чемоданы.
  
  Дверь багажника захлопнулась, водитель сел за руль, а Томас - рядом с водителем, но как только он захлопнул боковую дверь, открылся багажник. Водитель вышел, захлопнул багажник, сел, аккуратно закрыв дверь, чтобы переполненный багажник снова не открылся, но не тут-то было: водитель еще несколько раз повторил те же действия, но только когда он вынул из багажника дырявый горшок из-под пальмы и выставил его на тротуар рядом с урной, 'нервовыматыватель', как называл эту часть машины водитель, наконец-то закрылся и взъерошенный водитель, вытерев пот со лба, сел за руль и обратился к пассажирам:
  - К-х-уда едем?
  - Отель... дешево, - ответила Элена по-русски с сильным французским акцентом.
  - Дешево, так дешево! Поехали! Привезу!
  
  Копейка с ревом тронулась с места, и, кряхтя, двинулась по незнакомой Томасу и Элене улице, а затем и вовсе свернула во дворы, притормозив у помойки, откуда выполз местный бомж.
  
  Элена и Томас занервничали.
  
  Водитель важно вылез из машины, подождал, когда выйдут его пассажиры, покрутил ключ на пальце, затем засунул его в карман, помог Томасу достать чемоданы, захлопнул с первого раза багажник, пару раз оглянулся, чтобы проверить, не открылся ли он, показал рукой Томасу и Элене, куда надо идти, и зашел в парадную. Томас и Элена с чемоданами молча последовали за ним.
  
  На лестничной площадке было темно, но немного света с улицы все-таки попадало через немытые окна. Лифтовая шахта поскрипывала и пыхтела. Томас нажал на кнопку вызова лифта, но водитель, отрицательно помотав головой, показал рукой, что им на первый этаж, где не горел свет, а висела, покачиваясь на одном обгоревшем проводе, одинокая лампочка, ставшая любимым местом досуга крупных мух и мелких мошек.
  
  Элена и Томас недоверчиво переглянулись и с недовольным видом последовали за водителем. Тот позвонил в дверь, за которой послышались шаркающие шаги.
  
  Дверь открыл рабочий в спортивных штанах с отвисшими коленками и белой майке без рукавов.
  - О, гости дорогие, входи! - раскинул руки невероятного размера рабочий.
  Томас и Элена, переглянувшись, зашли в квартиру и сразу оказались в маленькой прихожей, где были навалены какие-то сумки и газеты. Элена вопросительно посмотрела на водителя, тот открыл дверь в комнату, где стояли двухэтажные кровати, занятые другими рабочими из Ближнего зарубежья, лежащими везде: на кроватях, на полу, на матраце, а посередине комнаты двое читали газеты, скрестив ноги по-турецки. В дальнем углу стояла кровать, где сидели в ряд несколько человек.
  
  Водитель сделал им знак руками, чтобы освободили место. Те нехотя встали и вопросительно посмотрели на вошедших. У Элены и Томаса округлились глаза.
  - Это что... и есть ...гостиница? - спросили они хором.
  - Зато дешево! - довольно ответил им водитель.
  
  Элена и Томас переглянулись. Элена, схватив рядом лежащую газету, начала нервно обмахиваться, но газета вылетела у нее из рук и упала на пол. Элена наступила каблуком прямо на газету, злобно уставившись на водителя, а Томас, увидев на газете рекламу недорогих отелей Петербурга, наклонился и попытался вытащить спасительный клочок бумаги из-под каблука рассвирепевшей жены.
  
  СТРАННЫЙ РЕКЛАМНЫЙ ЩИТ
  
  В современном рабочем кабинете на кожаном кресле за письменным столом сидела Виктория Валерьевна Точезубова, роковая женщина средних лет, и говорила по телефону.
  - Да, дорогой, ты даже не представляешь, насколько это выгодное предложение. Они согласны почти на все наши условия.
  - Почти? На что же они не согласны? - ответил ей мужской голос в трубке.
  - На самую малость, - слукавила она. - Не согласны они работать с тобой напрямую, только через меня.
  - Но, Викуля, ты же знаешь, как мне важно иметь хотя бы одного клиента такого уровня...
  
  В этот момент в кабинет заглянула секретарша Анечка, молодая девушка с колючим взглядом, и проговорила ледяным тоном:
  - Виктория Валерьевна, кто-то снял нашу рекламу на щите перед бизнес-центром. Там теперь висит чье-то приглашение.
  - Какое еще приглашение? - положила на стол трубку Виктория Валерьевна.
  - Выйти замуж, - равнодушно ответила секретарша, как будто дело касалось каких-нибудь канцелярских принадлежностей.
  - Для кого? - волнуясь, спросила начальница.
  - Для Вас... - так же монотонно отвечала секретарша, - то есть, для какой-то Виктории. Месье Андрэ сегодня из-за этого все утро ругался по-французски.
  
  Виктория Валерьевна, с трудом отодвинув стул, подошла к окну и увидела внизу, на противоположной стороне улицы, их рекламный щит со следующей надписью: 'Виктория, выходи за меня замуж'. Она чуть было не пустила слезу умиления, как вдруг внизу, под щитом, на тротуаре, увидела вторую надпись, выполненную уже обычной белой краской:
  'Цапля, прости меня'. Такое обращение к ней из-за ее высокого роста было уже верхом наглости. Но, может это не ей адресовано?
  
  Виктория Валерьевна нахмурилась, затем улыбнулась, нервно поправила шейный платок и приняла серьезное выражение лица, как будто ей предстояло выступить на международной конференции с докладом:
  - Говоришь, ругался... по-французски... что конкретно он говорил? Постой-ка... ты же не владеешь французским. С чего ты вообще взяла, что он ругался из-за этого рекламного щита? - полностью взяла себя в руки строгая начальница.
  - Я? Ну... Я... я... догадалась, ругательства звучат примерно одинаково на всех языках... к тому же он все время подбегал к окну и указывал на этот щит, - оправдывалась Анечка.
  - Спасибо, что сообщила, ты свободна, - закончила разговор Виктория Валерьевна.
  
  Секретарша немедленно удалилась, а Виктория Валерьевна попыталась снова продолжить разговор по телефону, но услышала лишь гудки в трубке.
  - Ах, какая же я дуреха, он все слышал... Так-так, ну ладно, подуется и отойдет. А вот с этим поклонником что делать? Кто бы это мог быть?
  
  СТАТУЯ ИЗ ЦВЕТОВ
  
  Виктория Валерьевна надела очки и уже намеревалась продолжить работу, но тут снова зазвонил телефон.
  - Хорошо... поставьте пока сюда...Вас вызовут, - послышался голос секретарши в трубке, - Виктория Валерьевна, тут Вам подарок принесли.
  - Пусть заносят, - скомандовала Виктория Валерьевна, посмотрев на наручные часы.
  
  Мгновение спустя в кабинет вошла статуя из алых роз, оформленных в причудливые формы, а наверху, в окружении самых крупных цветов, сидел выполненный из воска античный Бог любви Купидон.
  
  Статуя, постояв немного, развернулась, и к ней навстречу, оглядываясь, чтобы не упасть, попятился курьер с большими черными усами.
  Курьер подошел, поставил цветочную статую у стола, и, увидев Викторию Валерьевну, от восхищения не мог оторвать от нее взгляд, молча протягивая ей на подпись накладную о получении подарка.
  
  В этот момент в кабинет без стука вошел сияющий директор бизнес-центра, Михаил Геннадьевич Сладкостелев, и увидел курьера, уже пытающегося поцеловать Викторию Валерьевну, пока та расписывалась в накладной. Охваченный ревностью, он подбежал к столу, звучно положил на него какой-то лист и громко кашлянул.
  
  Виктория Валерьевна только тут заметила, что курьер пытался ее поцеловать.
  - Да что Вы себе позволяете? - выкрикнула она, отскочив в сторону.
  - Простите, не хотел ничем обидеть такую женщину, - с извиняющимся выражением лица схватил со стола накладную курьер, смерил взглядом более низкого директора, потом взглянул на Викторию Валерьевну, снова на директора и быстрым шагом направился к выходу.
  
  Не успел курьер выйти за дверь, как оттуда послышался громкий спор, крики секретарши Анечки и ругательства на французском языке мужским голосом: кто-то ломился в дверь, которая несколько раз то приоткрывалась, то захлопывалась прямо перед носом у ошеломленного курьера, отчего его усы взлетали вверх, а потом снова занимали прежнее положение на лице.
  
  Запыхавшаяся секретарша Анечка и француз боролись в дверях, но месье Андрэ все-таки удалось сломить оборону 'ледяной мадемуазели', как он ее называл, и очутиться внутри кабинета.
  
  Курьер только хлопал глазами, затем открыл дверь, оглянулся, увидел разъяренного месье Андрэ и директора около Виктории Валерьевны, хмыкнул и, покачав головой, смог выговорить только следующее:
  - Вах, вах, вах, какая женщина! Какие страсти!
  - Вы, шер Виктория, кого-то оставить без крыши дома? - прокричал француз, усиленно жестикулируя руками. - Он разорен и мы скоро тоже будем разорены... У Вас появился какой-то поклонник, который портит нашу рекламу у бизнес-центра. Я честно пытался сначала дождаться вашей реакции, но ее не последовало. Лямур, понимаете ли, должна касаться только двоих. А моя салер зависит только от количества откликов на рекламу, которую я размещаю...
  - Дорогой месье Андрэ, Вы мне пришли читать морали? - перебила его Виктория Валерьевна. - Не стоит этого делать...
  У месье Андрэ так сильно нахмурились брови, что он стал очень похож на щенка шарпея со множеством смешных складок на коже.
  - В этом месяце у Вас будут бонусы в любом случае, - заверила его начальница, стараясь сдержать смех и не глядеть на его лицо.
  
  Месье Андрэ с облегчением вздохнул, положил одну руку в карман, а второй снова стал жестикулировать, достал из внутреннего кармана пиджака красивый шелковый платок с его собственным портретом, и, вытерев им лоб, продолжил:
  - Бьен, в таком случае, я Вас покидаю, ле травай натанде па.
  
  Месье Андрэ попятился задом, шаркая ногами и жестикулируя руками, нащупал дверь ручки и ушел, бесшумно закрыв за собой дверь.
  
  Директор бизнес-центра подошел к Виктории Валерьевне и попытался ее обнять, но та ласково оттолкнула его:
  - Скоро у меня важные переговоры, к которым мне надо еще подготовиться, ты не совсем вовремя...
  - Надеюсь, тебе понравились мои цветы, - взахлеб начал говорить директор, не обращая внимания на сопротивление своей любимой. - Я знаю, ты женщина экстравагантная, любишь сюрпризы, ты видела рекламный щит? Я оплатил рекламное место до конца этого года, а мое предложение можешь снять, когда захочешь. Я влюблен в тебя, как кошка... то есть, как кот.
  - Как кот? - рассмеялась Виктория Валерьевна. - На один сезон, значит?
  - Нет, значит, п-пламенно и на всю о-оставшуюся жизнь, - заверил ее директор.
  - И тебя не смущает наличие у меня двух детей от первого брака?
  - Конечно, нет, я их уже люблю, как своих.
  - Ты же с ними даже не знаком.
  - Самое время познакомиться.
  - А если они тебе не понравятся, - не унималась Виктория Валерьевна, - или ты им? Они тоскуют по отцу, этому сумасшедшему, который продает ирландское пиво и круассаны во Франции и, кстати, зовет меня туда на бал-маскарад в честь десятилетия своей фирмы.
  - Но я не претендую на роль отца, я стану им другом, более того...я подружусь с твоим бывшим мужем.
  - И ты не будешь меня ревновать к нему? - не могла поверить своим ушам Виктория Валерьевна.
  - Ревновать к бывшему мужу - все равно что сожалеть о сбритой бороде, - не совсем уверенно произнес Михаил Геннадьевич. - У меня, кстати, тоже есть бывшая жена. Мы иногда общаемся и вместе гуляем с детьми в парке.
  
  От последнего заявления Виктория Валерьевна нахмурилась, нервно покрутила в руках карандаш, а Сладкостелев обнял ее сзади за плечи.
  
  В этот момент в дверь заглянул запыхавшийся Егор с виноватым видом. Он почувствовал себя неловко, так как стал невольным свидетелем этих отношений.
  Виктория Валерьевна тут же отскочила от директора и со строгим видом принялась отчитывать Егора:
  - В который раз ты уже опаздываешь на пятнадцать минут!
  - Простите, этого больше не повторится, - пролепетал Егор, виновато опустив голову.
  - Объяснительную на стол и свободен! - грозно скомандовала Виктория Валерьевна. - Еще одно опоздание и будешь уволен!
  
  Егор виновато подошел к столу, положил объяснительную и ушел, опустив голову.
  Виктория Валерьевна взяла оставленный им листок бумаги и вслух прочитала объяснительную:
  - 'Я опоздал, потому что в собранном мной будильнике из старой стиральной машины сломался валик', - а после минутной паузы добавила:
  - Это что - очередная шутка? У них вся семья такая, со странностями?
  
  ДОЛГОЖДАННЫЕ ГОСТИ
  
  В коридоре снова послышалась возня и крики секретарши Анечки. В кабинет ворвались дедушка и Фрэд.
  
  Мистер Макмюррей то и дело оглядывался на дверь и показывал на нее рукой, не в силах вымолвить ни слова.
  - Ты и правда считаешь, что этот молодой человек похож на тебя в юности? - спросил Фрэд дедушку, указывая на удаляющегося Егора, прежде чем поздороваться со всеми.
  - Мистер Петерсон? - не веря своим глазам, обратилась к Фрэду Виктория Валерьевна, а затем перевела взгляд на дедушку.
  - Айв бин лукинг фовд ту митинг ю, - сказала она по-английски. - Вот, Михаил Геннадьевич, знакомьтесь. Мои старые друзья и партнеры. Мистер Кормак Макмюррей и Мистер Фрэд Петерсон...
  - Уже МакМюррей, - поправил ее Фрэд.
  - Да, точно... МакМюррей... - вспомнила разговор с ним Виктория Валерьевна, когда Фрэд объяснял ей по телефону, что ему потребуется сменить фамилию.
  - Мистрер Кормак Макмюррей - основной поставщик ирландского пива для моего бывшего мужа, но он не говорит по-русски, - представила Виктория Валерьевна дедушку директору, который никак не ожидал увидеть сейчас иностранную делегацию.
  - Найс ту мит ю, хау а ю? - только и смог вымолвить директор, которого застали врасплох.
  - Я Вас не понимаю, - как гром среди ясного неба прозвучал ответ дедушки на чистом русском языке, - совсем английский забыл. Повторите, пожалуйста, что Вы сказали, по-русски.
  В кабинете воцарилось немое молчание. Виктория Валерьевна и директор хлопали глазами в недоумении.
  - Значит, разговор предстоит долгий, - тут же сообразила Виктория Валерьевна, приглашая всех за стол переговоров. - Присаживайтесь, пожалуйста. Это директор нашего бизнес-центра, Михаил Геннадьевич Сладкостелев. Он может Вам помочь. Только расскажите все как можно подробнее.
  
  Все удобно уселись в креслах и дедушка стал рассказывать по порядку свою историю, стараясь не упустить ни одной детали.
  
  НАКАЗАНИЕ ЗА ОПОЗДАНИЯ
  
  Наконец-то прозвенел звонок. Десятиклассники вскакивали со своих мест и, быстро собирая вещи, выходили из класса. Егор остался на месте, нехотя взял свои вещи и подошел к учительнице.
  - Егор, так почему ты опять опаздывал на этой неделе?
  - Понимаете, Мария Алексеевна, я вчера сравнивал работу двух механизмов. От одного отлетела пружина... прямо в стакан с чаем соседке, которая зашла за сахаром к нам с бабушкой... Сначала мне пришлось долго объясняться с ней, чтобы забрать эту пружину из ее чашки чая...
  - Подожди, Егор, я поняла: нам надо с тобой серьезно поговорить.
  Егор напрягся и, опустив голову, выдавил из себя на одном дыхании:
  - Пожалуйста, не сообщайте директору. Она меня тут же выгонит. Я не могу бросить работу ради учебы: бабушкиной пенсии не хватает даже на оплату комнаты в коммуналке.
  - Егор, я понимаю тебя. Но все-таки вернемся к нашему вопросу. Я специально сохранила и выписала причины всех твоих опозданий в отдельный блокнот. Среди них следующие:
  - 'В собранном мной будильнике из старой стиральной машины сломался валик', - произнесла учительница, а Егор опустил голову ниже и тяжело вздохнул.
  - 'Доставал из тайника в туалете отрывок старой газеты, где было описано сражение, о котором не написано ни в одном учебнике истории', - продолжала Мария Алексеевна, после чего Егор еще ниже залез под парту и снова вздохнул.
  - 'Помогал пожилому человеку вспомнить, как его зовут и где он живет, используя полученные на курсах психологии знания'... Не буду продолжать, - произнесла учительница и как-то странно улыбнулась.
  Егор зажмурил глаза и совсем вжался в парту.
  - Так вот, мое решение следующее: Я тебе предлагаю собрать все твои объяснительные... и подать заявку на внесение тебя в книгу рекордов Гиннеса...
  - Что? - перебил Егор, не веря своим ушам, вылезая из-под парты и в шоке смотря на учительницу.
  -...как человека, который постоянно опаздывает по самым невероятным причинам. И я не шучу, - закончила свою речь Мария Алексеевна. Егор же, переварив то, что предложила учительница, сначала рассмеялся, а потом с деловым видом произнес:
  - Я подумаю.
  
  ВЕЧЕР В ГОСТИНИЦЕ
  
  В комнате гостиницы стояла широкая кровать, на которой лежала Элена с приложенным ко лбу льдом. Томас сидел в кресле в изнеможении и подпирал рукой голову. На полу были оставлены неразобранные чемоданы.
  
  - Какое счастье сидеть с воем номере и никуда не выходить, - сказал Томас своей жене в надежде на душевный разговор.
  - Рано ты сдаешься, Томас, - прошипела Элена, приоткрыв один глаз. - Это только начало... Ой, как болит моя голова. Зачем мы только сели в эту машину... Не вздумай мне канючить... Мы завтра же отправимся в офис знакомой Фрэда, наверняка эти двое обратятся к ней за помощью.
  
  Тут в комнату постучали.
  - Да, открыто, - сказала Элена по-русски.
  В номер вошел официант, неся поднос с едой.
  - Русское меню, как заказывали. Грибной суп с черным хлебом и салат из капусты.
  - Энд... водка ? - уточнил Томас.
  - За дополнительную плату.
  
  Томас сделал отрицательный жест рукой, не поднимая головы. Официант поставил поднос на столик и посмотрел сначала на Элену, затем на Томаса в ожидании чаевых, но не дождавшись их, вышел из комнаты со словами:
  - Жмоты.
  
  Только за ним закрылась дверь, Элена и Томас стали принюхиваться. Элена со льдом в руках подошла к подносу, но, почувствовав запах супа, который разварился и стал похож на суп-пюре, velout; (велюте), как говорят французы, стала намного бодрее:
  - Все-таки умеют в России готовить.
  
  ЛУЧШИЙ СЫЩИК СОВРЕМЕННОСТИ
  
  За столом переговоров сидели Виктория Валерьевна, Фрэд, дедушка и директор бизнес-центра.
  - Вот, пожалуй, и все, что я помню, - положил дедушка обе руки на стол ладонями вниз, показывая, что его рассказ завершен. Виктория Валерьевна держала платок у глаз, то и дело смахивая очередную слезу.
  - Я обязательно Вам помогу, - заверила она своих гостей и обратилась к директору: Мы это так не оставим. Правда?
  - Конечно, Виктория.
  
  Виктория Валерьевна достала из письменного стола визитку и протянула ее дедушке. Тот прочитал ее и, положив на стол, произнес:
  - Максим Сергеевич Пинков.
  
  Фрэд взял визитку и вопросительно посмотрел на Викторию Валерьевну:
  - Вы утверждаете, что это лучший сыщик?
  - Лучший сыщик современности, - ответила она, улыбаясь директору, - он недавно отыскал маму моей собачки, которую я купила за границей. А до этого вычислил любовницу мужа моей знакомой. Когда та узнала о любовнице, то подала на развод и наказала его: ему, как неверному супругу, досталась лишь мизерная часть их совместно нажитого имущества.
  - Хорошо, очень хочется поскорее с ним встретиться, - с надеждой в глазах, произнес дедушка.
  - Вам не придется долго ждать. Он сидит рядом с вами, - кивнула Виктория Валерьевна в сторону директора бизнес-центра, сидящего с довольной физиономией.
  - Но это же не Максим Сергеевич, - возразил ей Фрэд.
  - Я... Мнэ...э, - пытался что-то объяснить директор, но Виктория Валерьевна его перебила:
  - Просто он так шифруется.
  
  Дедушка и Фрэд устремили недоверчивые, но в то же время восхищенные взгляды на директора бизнес-центра.
  - Профессионал! - одобряюще кивнул ему дедушка.
  - Такой точно не ошибется, - добавил Фрэд.
  
  КОВАРНЫЙ ПЛАН
  
  В гостиной двухэтажного коттеджа на шикарном диване перед телевизором сидели Лиза и Павел. Телевизора почти не было слышно из-за шума дрели, доносившегося с верхнего этажа. Затем дрель на секунду смолкла, входная дверь открылась и двое носильщиков стали заносить наверх шкаф, сделанный на заказ у итальянских мастеров.
  - Когда этот ремонт закончится?! - негодуя, крикнул Павел.
  - Когда маме надоест переезжать, - спокойно ответила ему сестра, а Павел, секунду подумав, спросил Лизу:
  - Сестренка, ну что, ты собираешься ехать к отцу на юбилей его фирмы?
  - Конечно.
  - А я..., - начал что-то говорить брат, но дрель начала работать с новой силой и все последующие его слова улетучились.
  - Ничего не поняла.
  
  Павел сел ближе к ней и снова начал говорить. Он размахивал руками с горящими глазами:
  - Как тебе ... (шум дрели)...такой...(шум дрели)...таз!
  - Какой таз? Ничего не поняла. Давай выйдем во двор.
  Лиза и Павел сели на крытую качель во дворе в виде скамейки.
  
  Павел, раздосадованный тем, что придется все заново повторять, начал говорить:
  - Я познакомился с офигенной девушкой... Ее зовут Настя, ей семнадцать лет, но выглядит на все двадцать. Она хочет, чтобы я прокатил ее и ее подругу на маминой тачке.
  - Ну и? А я-то тут при чем? - скрестив руки на груди, недовольно спросила сестра.
  - Она сказала, что будет свободна как раз в день юбилея папиной фирмы.
  - И что, я надеюсь, ты перенес эту встречу?
  - Нет, я собираюсь остаться здесь, - ответил Павел, опустив голову.
  Лиза в шоке вскочила с качели.
  - Ты с ума сошел? - стала она ходить взад-вперед по двору. - Ты папу не видел уже сколько времени, наверное, забыл, как он выглядит! Ничего не получится, мама тебе этого ни за что не разрешит!
  - Знаю, что не разрешит, но у меня есть план. Не волнуйся, все будет окей!
  
  НОВОСТИ ДЛЯ ДЕДУШКИ
  
  В кабинете директора бизнес-центра стояла боксерская груша, а на стене висел портрет директора бизнес-центра в старинном сюртуке. На полках с бумагами красовались несколько вертолетов на пульте управления.
  
  За столом сидел Михаил Геннадьевич, читая какую-то бумагу. В кабинет постучались.
  - Да, да, войдите! - не отрываясь от чтения, крикнул директор. В кабинет вошли Фрэд и дедушка, который сразу бросил взгляд сначала на портрет, а потом на директора.
  - А костюмчик-то, как влитой, - заметил дедушка, указывая на сюртук директора. - Сразу видно: лучший портной старался!
  - Да, Фотошоп сегодня все может.
  - Фотошоп... хм, какое странное имя...
  - У вас для нас новости, Михаил Геннадьевич? - прервал разговор о костюме Фрэд.
  - Да, - ответил директор, - только прошу называть меня Максимом Сергеевичем, это дело по его части.
  
  Фрэд и дедушка молча и многозначительно переглянулись, а директор продолжил:
  - У меня есть для Вас не очень приятные новости, мистер МакМюррей.
  - Для Вас я Борис, - поправил его дедушка.
  - Ох, извините, Борис... Я нашел вашу жену Екатерину и сына Николая.
  - Разве это плохая новость? Это же... это... - не мог от счастья подобрать слова дедушка.
  - Я нашел место, где они похоронены.
  
  Дедушка тяжело вздохнул, а Фрэд положил руку ему на плечо в знак поддержки.
  - И мой сын тоже мертв?
  - К сожалению, да.
  - И где же они похоронены?
  - В Краснодарском крае, где Ваша жена жила после войны, растила сына, но сын и внук погибли в автокатастрофе уже пять лет тому назад.
  - Я хочу побывать на их могилах, - упавшим голосом сказал дедушка, пустив слезу, - и как можно скорее.
  - Мы можем туда вылететь уже сегодня, - немного успокоил его директор. - Ради такого дела я отменю все встречи, если, конечно, вы сможете оплатить полет на частном самолете.
  - У мистера МакМюррея есть деньги, - заверил его дедушка.
  
  ***
  
  Сказано-сделано, уже через час все было приготовлено к отъезду.
  Прячась за машинами, перед бизнес-центром стояли Элена и Томас, когда из здания выходили Фрэд, дедушка и директор бизнес-центра. За ними следом шли два охранника.
  
  Один из охранников сел за руль черного джипа, а другой, открыв двери автомобиля, ждал, пока все усядутся по местам.
  
  Томас и Элена тем временем пытались незаметно подобраться к ним поближе. Машина тронулась с места и, быстро набирая скорость, унеслась прочь.
  - Они что-то задумали, - сказала Элена с видом знатока.
  - Дорогая, они уехали, нам их не догнать, - ответил ей Томас, которому уже все порядком надоело.
  - И что? Как уехали, так и приедут, никуда они от нас не денутся.
  
  ВЕСЕЛАЯ ЖИЗНЬ
  
  В аэропорту Краснодара приземлился частный самолет. Оттуда вышли два охранника, директор бизнес-центра, дедушка и Фрэд.
  
  Дедушка остановился внизу трапа, а потом вспомнил, что оставил свой пиджак в самолете и пошел обратно.
  
  Выйдя из самолета, он обнаружил трап уже в метре от себя. Не зная, что делать, он начал кричать Фрэду, который давно был внизу. Фрэд, что-то обсуждая с директором, краем глаза увидел, как дедушка машет рукой с самолета.
  - Видимо, приключения еще только начинаются, - кивнул он рабочим в сторону оставшегося в самолете дедушки.
  
  Рабочий снова подвез трап к самолету, чтобы дедушка мог спуститься. Все, наконец-то, сели в новый черный джип и поехали на кладбище.
  
  ***
  
  По трассе гнал автомобиль с дедушкой и Фрэдом. Ехали в полной тишине со скорбными лицами.
  
  Впереди показалась табличка-указатель с надписью 'Веселая жизнь', возле которой решено было остановиться.
  - Прибыли, - сказал охранник, сидящий за рулем.
  
  Машина остановилась и охранники первыми вышли из нее. Пока один из них изучал окружающую обстановку, второй помог всем выбраться из машины.
  
  Все впятером они выстроились в ряд вдоль дороги. Охранники стояли по краям.
  - Борис, вот здесь и жила Ваша жена, указал на хутор директор.
  - А название-то какое-то неподходящее для кладбища.
  
  Все устремили взгляды на табличку 'Веселая жизнь', недалеко от которой и находилось кладбище, и направились искать места захоронений. Остановились уже перед двумя могилами с надписями на них:
  
  Комкова Екатерина Георгиевна (28.02.1924 - 17.08.1975) и Комков Николай Борисович (03.07.1951 - 10.11.2009).
  
  Дедушка печально смотрел на могилы, подошел к ним и только приложил руку на могилу жены, как вдруг взгляд его повеселел. Дедушка начал жестикулировать, показывая, что это ошибка, что тут не его жена.
  
  Картину наблюдал со стороны подвыпивший житель хутора, мужчина неопрятного вида, с бутылкой в руках, сидящий за столиком в соседней оградке.
  - Дата рождения-то не та! - уже радостно кричал дедушка.
  
  Директор не верил своим глазам.
  
  Житель хутора икнул, но прикрыл рот рукой и подобрался к ним поближе.
  - Катерина моя родилась 23 февраля, как сейчас помню, в этой могиле не она! А сын... мой сын не мог родиться в 51-м году... В это время я был в Ирландии.
  - Дедуля, ты что, вспомнил себя в Ирландии? К тебе начинает возвращаться память? - с надеждой в голосе воскликнул Фрэд.
  - Пока, кажется, нет, но это точно не моя жена и сын! Мои могут быть живы!!! -
  
  Дедушка начал от радости обнимать Фрэда, тот тоже был несказанно рад.
  - Точно, веселая жизнь, - пробурчал 'лучший сыщик современности', чья репутация оказалась несколько подмоченной.
  
  Житель хутора, мигом протрезвев и намотав на ус все, что он тут услышал и увидел, убежал, стараясь не шуметь, чтобы не быть замеченным.
  
  НОВЫЙ ДРУГ ПАВЛА
  
  Егор шел в задумчивости по тротуару. Вдруг он что-то вспомнил, начал хлопать себя по карманам, пытаясь что-то найти. Выражение его лица стало настолько смешным, что ребенок, сидящий в коляске, которую вел молодой отец, читающий газету на ходу, начал показывать на него пальцем и смеяться.
  - Пальчиком показывать нехорошо, - уткнувшись в газету, сказал отец ребенку, и тот, переведя взгляд на дорогу, уже показывал своей ручонкой на красивую машину феррари, которая в этот момент припарковывалась у обочины дороги.
  
  За рулем машины сидел Павел с гордо поднятой головой. Увидев Егора, он просигналил ему два раза и помахал рукой.Егор удивленно посмотрел на Павла, жестами спрашивая того, точно ли именно он нужен Павлу. Павел согласно кивнул головой в ответ. Удивление Егора сменилось недоверием, а затем любопытством и он подошел к машине.
  - Разве тебе уже можно водить автомобиль одному? Тебе же нет еще восемнадцати.
  - Таким, как я, все разрешено. Садись, братан, у меня к тебе есть очень важное дело.
  
  Егор, пожав плечами, сел в машину.
  - Слушай, Егор, ты... это... - пытался начать важный разговор Павел, - прости меня за то, что я плохо к тебе относился.
  Егор уставился на Павла, не веря своим ушам.
  - Да ладно, уже простил, - нашелся Павел, - обижаться на кого-то глупо, так человек себе самому здоровье портит.
  - Ты прав, - поддакнул Павел. - После того как ты меня спас тогда на улице, я понял, что ты парень надежный... И такое дело можно поручить только тебе.
  - Какое дело? - насторожился Егор.
  - Вот ты, Егор, - бодро продолжил Павел, - веришь в настоящую любовь?
  - Скорее да, чем нет, - честно ответил Егор.
  - Так вот, - уже заговорщически говорил Павел, - если ты мне поможешь, ты спасешь чувства двух любящих людей, даже трех.
  - Не понял, почему трех?
  - Понимаешь, я недавно познакомился с девушкой и обещал прокатить ее вместе с подругой на машине.
  - И чем же я могу тебе помочь? - не мог понять Егор.
  - Съезди завтра вместо меня к моему отцу во Францию, - ответил Павел, как будто просил Егора помочь донести ему продукты из магазина.
  
  Егор в полном недоумении смотрел на Павла.
  - К-как это... вместо тебя... к твоему отцу?
  - Понимаешь, - начал объяснять Павел, - я его уже десять лет не видел, сестра к нему ездила на Рождество, а я нет. Мы с тобой немного похожи и он может принять тебя за меня... если ты парик наденешь. Ты не беспокойся, парик у меня есть.
  - А твои родители что, развелись?
  - Да, - коротко произнес Павел, - но сейчас не об этом...Настя сказала, что будет свободна как раз в день этого бала-маскарада, который отец устраивает к юбилею своей компании... Детский сад какой-то! Нас с сестрой и мамой зовет к себе. Отказаться от поездки нельзя: мама не допустит, чтобы я остался здесь один.
  - А ты что, хочешь, чтобы меня и мама твоя за тебя приняла? - уже вне себя от возмущения спросил Егор, который всю жизнь мечтал об отце и о матери, но которого судьба лишила их, а бабушка заменила ему его родителей.
  - Да нет, ты туда с моей сеструхой поедешь. Я же вижу, что она тебе нравится. Отца можно провести, за десять лет я мог измениться, поумнеть, как ты, а я постараюсь маму здесь задержать.
  - А если не получится ее задержать?
  - А если, а если, - передразнил его Павел, - не надо быть размазней.
  - И все-таки, - настаивал Егор. - Лучше знать заранее, что будет в случае неудачи. Предупрежден - значит вооружен.
  - Этого ни в коем случае быть не должно. Если все раскроется, меня лишат денег, будущего платного обучения в универе... в общем, я знаю, если мама что-то решила, значит, так оно и будет, но я не боюсь рисковать. Особенно, когда за дело берутся такие профи, как ты.
  - Но я не хочу никому врать!
  - Благодаря этому вранью, как ты говоришь, ты спасешь мою любовь и подружишься с Лизкой. Она, кстати, ничего не имеет против тебя.
  - А она уже знает, что ты задумал? - залился Егор краской.
  - Ага, только пока не согласилась, ну, ничего, согласится, никуда не денется! Слышь, до дома не смогу тебя подвезти, ты уж извини: конспирация, и так мамкину машину пришлось из сервисного центра в тайне от нее забрать.
  Павел радостно похлопал по плечу Егора, который в шоковом состоянии вылез из машины и смотрел вслед удаляющемуся в лучах солнца автомобилю.
  
  ВЕЧЕР В ПЯТИЗВЕЗДНОЧНОМ ОТЕЛЕ
  
  За столиком в холле, закрываясь газетой, сидели Элена с Томасом и наблюдали за уставшими после поездки в Краснодарский край дедушкой и Фрэдом, которые подошли к стойке регистрации.
  
  Улыбчивая девушка протянула им ключи от номеров, а потом, спохватившись, вручила дедушке заказное письмо.
  - Мистер МакМюррей, Вам срочное письмо из Ирландии.
  - Спасибо, - ответил дедушка и обратился к Фрэду за помощью:
  - Пойдем, ты мне поможешь его перевести с английского.
  Фрэд согласно кивнул головой и они сели за соседний столик спиной к Элене и Томасу.
  
  Томас пододвинулся ближе к ним, но Фрэд оглянулся назад, желая убедиться, что за ними никто не следит. Томас успел вовремя закрыть лицо газетой, на которую бросил недовольный взгляд Фрэд. Но, не почувствовав опасности, Фрэд взял письмо и вслух перевел его на русский язык. В письме было написано следующее:
  
  Уважаемый мистер МакМюррей, искренне рад пригласить Вас на бал-маскарад, который состоится 22 июня в замке Шомон-Сюр-Луар в честь десятилетия нашей компании. Дресс-код: маскарадный костюм.
  С уважением, месье Точезубов.
  
  Фрэд положил письмо на стол и сказал дедушке:
  - Если это твой основной партнер, то нам просто необходимо туда поехать.
  - Но что будет, если этот Точезубов узнает, что я Борис, а не мистер МакМюррей?
  - Он не должен этого узнать, иначе твой бизнес может пошатнуться: к сожалению, деньги продолжают занимать все мысли людей. Но мы можем сослаться на твое плохое самочувствие, возраст все-таки.
  - Хорошо, а как я объясню ему твое присутствие там?
  - Все просто. Я скажу ему, что я твой врач. Нам только останется найти карнавальные костюмы.
  - Я бы хотел костюм, как у Максима Сергеевича на портрете, его, кажется, делал человек со странным именем Фотошоп? Вот пусть он и нам сделает костюмы.
  Фрэд начал смеяться и долго не мог остановиться.
  - Я что, опять что-то не то сказал? - обиженно спросил дедушка.
  - Фотошоп - это не человек, это программа такая, файлы разные обрабатывает, фотографии, может человека омолодить лет на ...пятьдесят.
  - Получается, фотошоп - это лучший маг 21 века? - сделал вывод дедушка.
  - Лучший! - никак не мог успокоиться Фрэд. - Кстати, мне даже не пришлось отправлять заявку на передачу...
  
  Но не успел Томас дослушать фразу, как к их столику подошла миловидная официантка с меню в руках.
  - Что-то желаете заказать? - спросила она, положив меню на столик.
  
  Элена и Томас отрицательно помотали головой.
  - А то у нас сегодня выгодное предложение: Закажите две чашки чая - третью чашку вы получаете бесплатно, доплатить надо будет только за сахар.
  - Ну навон па безуан де рьен! - фыркнула Элена, помотав головой.
  
  Официантка отеля, пожав плечами, отошла. Элена и Томас нервничали, так как не слышали весь разговор дедушки и Фрэда.
  - Завтра с утра нас ждут на съемочной площадке в Москве, а потом сразу оттуда мы вылетаем во Францию на юбилей, костюмы я найду, - подытожил Фрэд, вставая из-за стола и помогая выйти дедушке, после чего они направились в свои номера отдохнуть и набраться сил.
  - И зачем мы тут подслушивали, все равно мало что понимаем по-русски, - язвительно прошипела Элена.
  - Я понял, - принял Томас важную позу, - что дедушка получил приглашение во Францию, а завтра они летят в Москву, только куда именно, не понял.
  - Мы туда тоже летим, - тоном, не терпящим возражений, ответила Элена, после чего они вышли из отеля, с трудом справившись с крутящейся дверью, в которой застрял пиджак Томаса.
  
  ОБАЯНИЕ ЛИЗЫ
  
  В спальне Лизы было навалено много одежды. Повсюду висели разные карнавальные костюмы. Лиза попеременно прикладывала к себе наряды, крутясь у зеркала, когда в комнату вошел, оглядываясь по сторонам, Павел.
  - Лиза, я тебе пришел кое-что сообщить, - снова задел 'больную' тему Павел.
  - Даже не начинай про то, что вместо тебя поедет Егор. Он не согласится на такое.
  - Уже согласился. Он сейчас в роль входит.
  Лиза, оторопев, на минуту отбросила очередной наряд.
  - Ты что, в самом деле думаешь, что папа ему поверит, что он это ты?
  - А почему нет? ... Да ты не переживай, у вас еще будет время в самолете, порепетируете там.
  - Точно рехнулся... А мама? Она же едет с нами...
  - Думаю, что она сегодня не поедет.
  - Да она уже чемодан собрала. Платье купила, маску.
  - Я уже все продумал. Нам понадобится только твое обаяние.
  - Мое обаяние? Я не собираюсь лезть в это! Даже не надейся!
  
  ЗВОНОК НЕЗНАКОМЦА
  
  В кабинете сидела Виктория Валерьевна, быстро подписывая бумаги на столе и то и дело поглядывая на часы.
  
  Зазвонил телефон и она, схватив трубку, быстро проговорила:
  - Я же Вам сказала, что по этому направлению пока работа приостановлена. Аванса еще не было.
  
  Но, к ее удивлению, в трубке послышался приятный баритон незнакомца:
  - Виктория, здравствуйте, простите меня за то, что отвлекаю Вас от важных дел.
  - Доброе утро, а кто это? - спросила Виктория Валерьевна, смягчившись и уже мило улыбаясь. - Мы с Вами, кажется, не знакомы.
  - Меня зовут Михаэль, - произнес незнакомец, - я из Италии и мне бы хотелось пригласить Вас сегодня на свидание в самое романтичное место. Мое состояние слишком велико, чтобы жить в одиночестве.
  - Но я сегодня уезжаю, - с досадой ответила Виктория Валерьевна.
  - Во мне теплится надежда, что Вы могли бы немного отложить Ваш отъезд и приехать туда, где вас ждут, чуть позже. Для меня это последний шанс встретить свою единственную любовь.
  - Единственную любовь? - поправляя волосы, переспросила она, - ах, даже не знаю, мне как-то неудобно перед тем, к кому я еду.
  - Наша жизнь настолько коротка, нужно ценить каждый миг, каждую встречу, каждое признание. Соглашайтесь, прекрасная Виктория, может, эта встреча окажется судьбоносной для нас обоих.
  - Н-ну, хорошо, у Вас настолько красивый голос, что перед ним трудно устоять.
  - Тогда жду Вас сегодня в семь вечера на Поцелуевом мосту.
  
  НЕЗНАКОМЕЦ РАСКРЫВАЕТ КАРТЫ
  
  Назначив свидание маме Лизы и Павла, мужчина неопрятного вида передал телефон Лизе. Они стояли недалеко от развалин старого дома.
  
  - Не надо возвращать телефон, Евгений, это мой подарок, а вот в театре Вас уже ждут. Только приведите себя в порядок. Ведь Вы, как деятель культуры, пусть и в прошлом, прекрасно знаете, что сказал Антон Павлович Чехов: 'В человеке все должно быть прекрасно: и одежда, и лицо, и мысли!' - сделала наставление Лиза и, развернувшись, пошла к Павлу, сидящему неподалеку в машине и наблюдавшему за ходом 'важных переговоров'.
  - Непременно, - с довольным видом ответил бывший деятель культуры.
  - Вот видишь, я же говорил, что перед твоим обаянием никто не устоит, - с улыбкой сказал Павел, - теперь за твоим новым братом и в аэропорт.
  
  ЛИЗА И ЕГОР ПРИЛЕТАЮТ В ПАРИЖ
  
  В Париж Лиза и Павел прилетели уже вечером. В зале ожидания аэропорта стояла Николь. Она то и дело поправляла очки и не сводила глаз с заветной двери, откуда вот-вот должны были выйти пассажиры. Егор в парике с длинным хвостом, как у Павла, и Лиза появились среди толпы. Николь сразу узнала Лизу и радостно побежала ей навстречу.
  
  - Привет, салю, как добрались?
  - Спасибо, замечательно, - ответила Лиза.
  
  Тут Николь посмотрела на Егора в парике и сказала Лизе:
  - Какой симпатичный молодой человек. На твоем месте, если бы он не был тебе братом, я бы в него влюбилась.
  
  Услышав такой комплимент, Егор покраснел и смущенно смотрел то на Лизу, то на Николь. Лиза же только хитро улыбнулась.
  - Ну что, поехали, бал начнется в девять вечера.
  - Значит, мы не успеем поужинать с папой? - со странной надеждой в голосе спросила Лиза. - Он, наверное, очень занят сейчас?
  - О, нет, он специально для Вас прислал вертолет, чтобы успеть поужинать с вами до бала и поговорить.
  
  Егор нервно сглотнул и закашлялся. Николь, подождав, пока ему станет легче, направилась к выходу, показывая им дорогу к вертолету.
  К Лизе тут же подбежал охранник папы, высокий молодой француз, чтобы забрать у нее чемодан. Он кивнул и Егору, но не забрал его чемодан, и Егор продолжал нести его сам.
  
  Все подошли к вертолету. Охранник помог сесть Лизе, протянул руку Николь, а затем все-таки усадил Егора, который с трудом залез в вертолет, чуть не споткнувшись и не потеряв парик.
  - Вы, наверное, очень соскучились по папе, - обратилась Николь к Егору, как только все уселись по местам. - Вы же его уже лет десять не видели, по секрету Вам скажу: он переживает, что не узнает вас.
  
  Лиза, услышав это, улыбнулась себе под нос.
  Вертолет с шумом взлетел и они наслаждались видом вечернего Парижа с высоты птичьего полета под звуки известного французского мотива.
  
  ЗАМОК ШОМОН-СЮР-ЛУАР
  
  Лиза, Егор и Николь стояли перед замком и не могли отвести взгляд от великолепного зрелища, который предстал перед ними: перед замком гуляли прекрасные дамы в старинных платьях, рядом с ними вышагивали кавалеры. Все пришедшие были в красивых карнавальных костюмах. Здесь были и коты в сапогах, и кот Леопольд, и братец кролик рядом с Алисой из страны чудес. Недалеко от них стояли, ведя оживленную беседу три медведя, а маленькая Маша им что-то доказывала по-французски.
  
  Вокруг векового дуба сновала туда-сюда Баба Яга, несколько Кощеев одновременно выходили из разных уголков замка.
  
  Тут им навстречу выбежал сам месье Точезубов в костюме мушкетера. Его шпага то и дело мешала ему при ходьбе, цепляясь за сапоги со шпорами.
  - О, какие гости! - обрадовался Точезубов, - Лизанька, Егорушка, сколько лет, сколько зим! Дочка, ты все хорошеешь, вся в мать. Сынок, какой ты стал большой!
  Месье Точезубов обнял Егора и легко его приподнял, отчего Егору стало трудно дышать. Месье Точезубов поставил его на землю, а Егор ответил, переминаясь с ноги на ногу и собрав всю волю в кулак, чтобы и не выдать себя:
  - Здравствуй... папа... я так рад тебя видеть.
  Месье Точезубов не мог поверить своему счастью:
  - Ты... правда рад?
  
  Егор честнейшими глазами смотрел на Точезубова, который от радости пустил скупую слезу и снова обнял Егора. Лиза тем временем незаметно от всех одобряюще подмигнула Егору.
  - Ну, что же я? Пойдемте в замок, мои дорогие. Сегодня большой праздник.
  
  ТАЙНА СВЕТЛАНЫ ВЛАДИМИРОВНЫ
  
  В небольшой комнате коммунальной квартиры было чисто и аккуратно. На подоконнике стояли цветы.
  
  За круглым столом, над которым висела лампа с абажуром, сидела Светлана Владимировна в кружевной белой шали. Она пила чай и смотрела телевизор. Большая собака спала рядом у стола.
  
  По телевизору показывали ведущую передачи 'Найдите нас', ухоженную женщину средних лет.
  - Эта невероятная история произошла с русским моряком, ветераном арктических конвоев, потерявшим память в июне 1942 года, - начала рассказывать ведущая. - Его зовут Борис Алексеевич Комков...
  
  Услышав это, Светлана Владимировна поперхнулась.
  В этот момент в комнату, легонько стуча, вошла соседка с коробкой конфет в руках и, увидев, что Светлане Владимировне нужна помощь, подбежала к ней и, кинув коробку на стол, начала хлопать ее по спине, чтобы та смогла нормально дышать. Собака беспокойно завиляла хвостом.
  - Светочка, тебе уже лучше? - спросила соседка.
  Но Светлана Владимировна смотрела немигающим взглядом в телевизор, где уже показывали лицо дедушки.
  - Я приехал сюда, чтобы найти свою жену, любимую Катерину и сыночка Коленьку, - начал говорить дедушка.
  
  Светлана Владимировна заплакала, а соседка пыталась успокоить ее:
  - Светочка, не плачь, не надо все так близко к сердцу принимать.
  Светлана Владимировна не успела ответить, как на экране начали происходить неожиданные события.
  - К сожалению, ни жены Бориса Алеексеевича, ни его сына уже нет в живых, эту информацию подтвердили нам накануне, - продолжала говорить ведущая. - А вот внук его жив! Встречаем Сергея!
  
  В кадре появился житель хутора 'Веселая жизнь'.
  Небритый и неухоженный, он делал вид искренне растроганного человека при встрече со своим дедом. Сергей подошел к дедушке, у которого на глазах появились слезы горечи от известия о смерти своих близких и радости от встречи с внуком...
  - Светочка, тебе нельзя нервничать, - услышала Светлана Владимировна голос соседки. - Как твой внучек Егорушка говорит, процесс нейрогенеза... ну, восстановления этих самых нервных клеток, не такой уж быстрый, не надо понапрасну тратить свои нервы.
  - Но ведь это неправда! - крикнула в сердцах Светлана Владимировна.
  - Света, твой внук мне сам сказал, что ученые уже доказали, что нервные клетки все-таки восстанавливаются, но очень-очень медленно, в основном, при этой... активной работе... головного мозга, - показала она на голову, - при обучении, например.
  - Да я не про нервы, - возразила Светлана Владимировна. - Я про этого внука... Это не его внук.
  - А ты откуда знаешь?
  - Знаю...
  
  Светлана Владимировна смахнула слезу, недоверчиво смотря на соседку, а потом решительно махнула рукой и продолжила.
  - Его внук - это мой покойный сын и отец моего правнучка Егорушки, а я и есть та самая Катерина.
  Вторая соседка еще более недоверчиво посмотрела на Светлану Владимировну, потрогав ее лоб.
  - Температуры нет... Светочка, сколько тебе лет?
  - Девяносто.
  
  Соседка крякнула, потерла себе лоб, снова посмотрела на Светлану Владимировну и пощупала ее пульс.
  - Пульс в норме... Что ты такое говоришь? Тебе же недавно семьдесят пять исполнилось, - в шоке присела соседка на стул рядом со Светланой Владимировной, на руку которой тут же положила морду большая собака. В этот момент ведущая уже завершала передачу.
  - Если Вы хотите кого-то найти, или Вам нужно, чтобы нашли Вас, Вы можете оставить заявку на сайте нашей передачи. Всего хорошего. Пусть в Вашей жизни будет больше долгожданных встреч.
  - Мне нужно срочно оставить заявку, - решительно заявила Светлана Владимировна. - Надо сообщить им правду.
  - Светочка, а, может... лучше скорую вызовем?
  - Ты мне не веришь? - испытующе посмотрела она на соседку. - Тогда смотри! Мне надоело скрываться!
  
  Светлана Владимировна встала, быстрым шагом подошла к шкафу и достала из его глубины шкатулку, украшенную жемчугом.
  
  Вернувшись за стол, она села рядом с соседкой, сняла с шеи маленький ключик на цепочке и открыла им шкатулку.
  
  Трясущимися от переживаний руками она достала все содержимое шкатулки: три старых довоенных паспорта, два Ордена Мужества, семейную фотографию с изображением молодой женщины в длинном платье, мужчины в элегантном костюме и маленькой девочки в красивом платье с рюшами.
  - Это я вместе с родителями, сказала Светлана Владимировна, показывая на фотографию с девочкой. - Я родилась в Москве, в 1924 году в дворянской семье, которая происходит из старинного французского рода де Фурнье. Отец, чтобы избежать гонений, вынужден был сменить дворянскую фамилию на более простую - Фурин.
  
  Светлана Владимировна на миг задумалась, глядя на семейное фото, и продолжила:
  - Я пять лет жила во Франции, но родители очень тосковали по родине. Отец был врачом и это позволило нам вернуться в дальний уголок России в Краснодарском крае. Там я получила образование, стала медсестрой и меня отправили по распределению в Мурманск.
  
  Светлана Владимировна достала свой старый паспорт, в котором было написано ее настоящее имя: Екатерина Георгиевна Комкова.
  
  Соседка сидела с широко раскрытыми от удивления глазами и открытым ртом. Но тут, увидев фамилию Комкова, нахмурила брови и недоверчиво взглянула на Светлану Владимировну:
  - Фурина, говоришь, а почему же тут Комкова написано?
  - Это уже фамилия мужа. Я познакомилась с ним, когда работала в госпитале. У него был друг из Ирландии... сначала я его встретила, влюбилась, но браки с иностранцами в то время считались антипатриотичными, а после войны их и вовсе запретили... Потом встретила Бореньку. Он был мастером на все руки, любил шкатулочки из дерева вырезать, служил на корабле сопровождения Северного флота моряком, а однажды даже попугая спас... - засмеялась она. - Как такая птица смогла выжить в Баренцевом море, до сих пор мне непонятно, но у природы свои законы: выживает сильнейший.
  - Ничего не понимаю, - сказала соседка, взяв паспорт в свои руки, - почему ты тогда называешь себя Светланой, да еще и дату рождения скрываешь?
  
  Екатерина Георгиевна не могла сдержать слез.
  - После того как мой Боренька ушел в море в сорок втором году, где пропал без вести, я осталась одна с сыном. Мне хотелось вернуться к своим родителям, но до меня дошли слухи, что родителей отправили в ГУЛАГ, где они и умерли, а за мной установлена слежка как за врагом народа из дворянской семьи, чей муж мог не утонуть в бою с фашистами, а попасть к ним в плен.
  - И ты решила стать совершенно другим человеком?
  - Именно, женщины по имени Светлана Владимировна Ложкина не существует. Мне пришлось долго скитаться, менять имя и дату рождения. Приходилось всю жизнь скрывать знание немецкого и французского, чтобы не вызвать подозрений. Моего сына и внука уже нет в живых, но есть правнук, ради которого я горы сверну.
  - Свет... Катенька! Теперь я понимаю, почему твой внук, то есть... правнук, так прекрасно владеет иностранными языками. Но ведь бояться уже нечего! Пусть все узнают, что ты жива!
  - Да, я и не с такими трудностями справлялась, но последний бой... он трудный самый!
  
  РАЗОБЛАЧЕНИЕ ЛЖЕВНУКА
  
  Из здания телебашни вышел житель хутора, придерживая дверь и пропуская дедушку и Фрэда. Из-за стоящей неподалеку иномарки за ними следили Элена и Томас.
  Дедушка недоверчиво смотрел на объявившегося внука.
  - А ну-ка, скажи-ка мне, внучек, откуда у меня попугай?
  Житель хутора почесал затылок, отчего его кепка сползла ему на глаза.
  - Хм, попугай... бабуля не говорила о попугае.
  - Ну, допустим, Катерина тебе не рассказывала об этом. Но о себе и своих родителях же рассказывала?! Вот кем работал ее папа?
  - Так это, он того... поваром был.
  - Последний вопрос: либо он тебя спасет, либо ты потонешь в ближайшем фонтане, - уже выходил из себя дедушка. - Какого цвета глаза у Катерины?
  - Карие, стало быть, хотя нет, скорее голубые. Точно, голубые, а волосы такие белые и волнистые.
  
  Дедушка вопросительно посмотрел на Фрэда, тот отрицательно помотал головой и уверенным тоном, чеканя каждое слово, произнес, глядя в глаза лжевнуку:
  - Ты не внук Бориса.
  - Самозванец! - крикнул зло дедушка. - Ух, я тебе! За зеленые глаза своей Катеньки я на все готов!
  Оба стеной двигались на лжевнука. Фрэд закатывал рукава, дедушка потирал руки перед неминуемым наказанием шарлатана.
  - Какой есть, природу-мать не обманешь! - прокричал житель хутора, пятясь и делая извиняющийся жест руками. Затем, оглянувшись, он сделал резкий рывок и убежал в сторону машин, возле одной из которых прятались Элена и Томас.
  
  Элена схватила его за загривок и приподняла над землей. Тот продолжал двигать ногами в воздухе, как будто продолжая бежать.
  - А теперь ты нам расскажешь, что тебе удалось у них узнать, - пригрозила ему Элена по-английски.
  - Иначе мы сдадим тебя русской полиции, пойдешь на исправительные работы, ха-ха-ха, - добавил Томас.
  - Исправительные работы? Я... я не понимаю по-английски ни слова.
  - Не ври, - продолжала Элена говорить на английском языке, - нам удалось кое-что о тебе узнать: Ты прекрасно владеешь английским, ты связался с международной бандитской группировкой, которую сам же подставил, замел тщательно все следы, а теперь скрываешься в надежде найти такого богатенького дедушку, как мистер МакМюррей, а потом уехать подальше.
  - Откуда вам все известно? - перешел тот на английский - Вы что, от них?
  - От них, и если ты нам не расскажешь, куда направляется дедушка с этим..., то...
  - Расскажу, все расскажу, только на землю меня поставьте, - пообещал лжевнук.
  
  Элена опустила его на землю. Житель хутора стоял между Эленой в боевой позе, с одной стороны, и Томасом с длинным зонтом в руках, которым он размахивал, как шпагой, с другой стороны.
  - На бал они едут... юбилей фирмы какого-то месье Точезубова праздновать.
  Элена на миг отвела взгляд от жителя хутора и вопросительно посмотрела на Томаса. В этот момент житель хутора резко присел, быстро пролез между широко расставленными ногами Элены и убежал, сверкая подошвами ботинок.
  
  СЕМЕЙНЫЙ УЖИН
  
  Во главе длинного стола с угощениями сидел Месье Точезубов. Справа от него разместился Егор, слева - Лиза, а за ней - Николь. В углу комнаты ожидал указаний официант.
  - Значит, мама не приехала? - задал отец вопрос детям.
  - Она приедет...завтра к вечеру, - начала оправдываться Лиза, - у нее там какая-то важная встреча с иностранным партнером, а вот Павлу завтра же надо будет обратно, у него... хвост остался. Директор ему сказала, что с таким хвостом в следующем классе делать нечего.
  - Хм, действительно, хвост как-то длинноват, - сказал отец, глядя на парик Егора с волосами, собранными в хвост.
  - Паша, расскажи-ка, чем ты сейчас увлекаешься, - спросил Егора месье Точезубов, поедая лягушачьи лапки.
  
  Егору еда попала не в то горло, когда он услышал вопрос в свой адрес. Он откашлялся и начал отвечать, поглядывая на Лизу в поисках подтверждения его слов.
  -Увлекаюсь спортом, машинами... квантовой физикой, конструированием и поэзией.
  После последних слов Лиза сделала недовольное лицо и начала отрицательно мотать головой, но, поймав одобряющий взгляд отца, начала улыбаться и поддакивать.
  - Да ну? Тебе же никогда не нравилась физика, а поэзию ты вообще терпеть не мог?
  - Да... это недавно я обнаружил такую склонность у себя.
  - А конструирование чего именно тебе нравится? - с интересом спросил отец.
  
  Егор, на миг забыв о своей миссии, уже не мог скрыть радость, что с кем-то можно обсудить свои увлечения.
  - Самолетов, кораблей, я вот недавно сконструировал новую модель лодки на перьевых подушках, а из старой стиральной машины сделал запчасти для инвалидной коляски соседа.
  
  Лиза в попытке остановить ненужное красноречие Егора наступила ему на ногу под столом, но было уже поздно.
  - У вас сосед на инвалидности? - удивился месье Точезубов. - Лиза, ты же мне говорила, что он спортсмен атлетического телосложения. Что с ним случилось?
  - Понимаешь, папа, он... неудачно прыгнул с парашютом...
  - Прескорбно, но ты, сынок, молодец, что помогаешь ему. Не ожидал. А старую стиральную машину где нашел?
  - Да на помойке во дворе, - честно ответил Егор, - ее выкинул кто-то, а там механизмы еще рабочие, только прочистки требовала.
  - У вас во дворе коттеджа общая помойка? - снова поразился отец.
  - Он шутит, папа, - бросила на Егора многозначительный взгляд Лиза, - не в нашем дворе, он сам рассказывал, что долго искал эту стиральную машину по чужим дворам, все помойки облазал.
  - Как... мой сын роется в чужих помойках? - задумчиво произнес отец, передумав откусывать кусок булки. - Нет, я понимаю, где-то надо искать материал для хобби, но не таким же образом, это же стыдно...
  
  Егор и Лиза покраснели и опустили головы.
  - Лучше бы сходил на общественную свалку, договорился со смотрителем. - неожиданно выпалил отец. - Я эту свалку в молодости всю облазал. Между прочим, там я нашел свою первую гитару, по частям ее собирал. Так что родная кровь есть родная кровь, - одобряюще похлопал Егора по плечу месье Точезубов.
  
  Егор и Лиза, не ожидавшие такого порота событий, облегченно вздохнули.
  - А с мамой как? - продолжал выпытывать из них новости отец, - не ссоритесь, помогаете ей?
  - Зачем же с ней ссориться? Она, конечно, может отругать за регулярные опоздания на работу...
  Лиза снова наступила Егору на ногу.
  - На работу? А ты... разве уже работаешь?
  - Н-нет, это я так назвал домашнюю уборку, - нашелся Егор.
  - Ты прибираешься дома?
  
  Лиза схватилась за голову.
  - Ну, иногда помогаю маме.
  - Викуля сама делает уборку? - не унимался месье Точезубов, настроение которого только улучшалось с каждым словом Егора. - У вас же есть домохозяйка. Как время меняет человека! Вот это да! А когда я с ней разводился, она никогда ничего не делала по дому, руки берегла, а меня обвиняла, что только я виноват в нашем разводе.
  - В разводе всегда виноваты оба, нужно уметь прощать.
  - Сынок, есть вещи, которые нельзя простить, предательство, например.
  - Я согласен, все индивидуально, но и в этом случае иногда любовь побеждает.
  
  Месье Точезубов в шоке посмотрел на сына и почувствовал, как к горлу подкатил ком.
  - Я горжусь тобой, сынок! - похлопал Егора по плечу месье Точезубов.
  
  ДЕДУШКА И ФРЭД ВО ФРАНЦИИ
  
  Перед входом в замок стояли дедушка в костюме Дон Кихота, с наклеенными бородой и усами, и Фрэд в костюме Санчо Панса, держа в руках игрушечного осла на палке.
  - Дедуля, - обратился к нему Фрэд, - мне кажется, пора зайти внутрь.
  - Заходим, ты возьмешь на себя основную миссию, - крепясь, ответил дедушка.
  - А если они видели передачу и узнают тебя?
  - Тогда придется во всем признаться.
  
  Навстречу им вышла Николь в костюме феи с волшебной палочкой в руках.
  - О, здравствуйте, мистер МакМюррей и ... - начала щебетать девушка.
  Фрэд не мог оторвать от нее глаз и произнес не своим голосом:
  - Фрэд... Я лечащий врач мистера МакМюррея. Ему в любой момент может понадобиться моя помощь, он очень болен.
  
  Николь немного смутилась под таким пристальным взглядом, но тоже отметила привлекательность Фрэда в костюме Санчо Панса.
  - Ах, как мне жаль... Идемте, в гостиной уже все собрались, - сказала Николь, и все втроем они направились к замку.
  
  ***
  
  В просторной гостиной, обставленной в стиле 18 века, толпилось много людей в карнавальных костюмах. Официанты, одетые в старинные сюртуки, разносили шампанское. Дамы весело ворковали по-французски.
  
  На сцене стоял веселый месье Точезубов в костюме мушкетера и приветствовал гостей на французском языке.
  - Я очень рад видеть Вас на нашем празднике, надеюсь, наше с Вами сотрудничество и дальше будет таким же плодотворным. А поскольку я из России, мне бы хотелось начать праздник с русского романса, который споет нам неподражаемая русская певица Евдокия.
  
  В гостиной раздались аплодисменты. Месье Точезубов, то и дело кланяясь, спустился с подмостков, заметил, что Николь машет ему рукой, и подошел к ней, увидев рядом дедушку и Фрэда.
  - Найс ту мит ю, мистер МакМюррей, - бодро поприветствовал своего главного партнера по бизнесу месье Точезубов.
  - Спасибо, я тоже очень рад Вас видеть, - ответил ему дедушка на чистом русском языке. Месье Точезубов не мог поверить своим ушам, но неосознанно начал говорить по-русски.
  - Вы... выучили русский язык?
  - Да, по ускоренной методике, - вставил свое слово Фрэд, протягивая ему руку. - Я Фрэд, лечащий врач Мистера МакМюррея.
  - А... вы нездоровы, мистер МакМюррей?
  - Так, легкое недомогание, - засмеялся дедушка.
  Месье Точезубов вопросительно глядел на ирландца.
  - Что же это за ускоренная методика? Мы же с Вами неделю назад говорили по-английски и Вы мне заявили, что никогда не осилите наш великий и могучий русский язык.
  - Потребовались всего пара ударов по голове новыми ботинками и обучающие диски на ночь, - ответил Фрэд в надежде, что его шутку оценят.
  - А я вот как раз недавно новые приобрел, надо попробовать, если это не шутка, - посмеялся месье Точезубов.
  Все посмотрели на его обувь, но на ногах у него были сапоги со шпорами.
  - Ботинки, еще не распакованные, лежат в коробке наверху, в гостевой комнате.
  
  В этот момент месье Точезубова увела красивая незнакомка в маске, а в зал вошел Егор в костюме волка и Лиза в костюме Красной Шапочки.
  
  Дедушка взглянул на Егора и толкнул в бок Фрэда.
  - Это же тот самый молодой человек, с которым мы столкнулись в кабинете Виктории Валерьевны.
  
  Дедушка и Фрэд направились в ту сторону, где стояли Егор и Лиза.
  - Я знаю, кто ты на самом деле, - схватил Егора дедушка.
  
  Тут Егор, боясь разоблачения, сорвался с места и выбежал из зала. Дедушка погнался за ним. Сзади сначала шел быстрым шагом, оглядываясь по сторонам, а затем тоже побежал за дедушкой Фрэд, вручив игрушечного осла на палке проходящей мимо даме.
  
  Лиза поняла, что что-то неладно, и пустилась вслед за Егором, но Фрэд не пропускал ее вперед.
  
  Во время бега Егор задел головой гирлянду и маска волка упала на пол. Егор попытался вернуться и надеть маску, но не успел: дедушка почти догнал его. В этот момент певица взяла самую высокую ноту.
  
  Егор побежал вверх по лестнице и оказался на втором этаже. Дедушка ненадолго остановился, чтобы перевести дух, а затем продолжил погоню.
  
  Все вчетвером они бежали по залам замка. Лиза подняла с пола маску волка, обогнала сначала Фрэда, а затем и дедушку и догнала Егора. Вместе они свернули за угол и, увидев потайную дверь, нырнули в нее.
  
  Фрэд пробежал дальше, за ним пронесся мистер МакМэррей, вдруг почувствовавший в себе былую силу. Лиза выглянула из двери, чтобы посмотреть, можно ли выйти, но заметила Фрэда, который глазами искал, куда бы могли подеваться ребята.
  Лиза и Егор, тем временем, уже бежали по потайной лестнице, ведущей во двор. В это время дедушка с Фрэдом тоже выходили на улицу.
  
  Фрэд заметил пару в костюме волка и Красной Шапочки, и, указав на них дедушке, побежал за ними. Дедушка, увидев ребят, пустился вприпрыжку, обогнал Фрэда, догнал волка, развернул его лицом к себе, снял маску с головы... и увидел совсем другого человека, который был очень недоволен такой выходке дедушки.
  
  ПРОГУЛКА ПАВЛА
  
  Из ночного клуба, вывеска которого сверкала огнями, доносилась танцевальная музыка. Несколько парочек стояли у входа и весело болтали.
  Из клуба вышел Павел, держа за руку высокую стройную брюнетку Настю лет двадцати на вид, которая была на голову выше него ростом, рядом шла такая же высокая блондинка Наташа.
  
  Все втроем они подошли к машине. Павел по-хозяйски открыл сначала переднюю дверь и посадил туда Настю, потом открыл заднюю дверь для Наташи, а сам уселся за руль.
  - Ну что, прокатимся? - весело спросил девушек Павел, не веря своему счастью.
  - Да! - хором прокричали обе девушки.
  
  Настя послала ему воздушные поцелуи, улыбнулась, хлопая длинными ресницами. Павел же гордо начал вести машину.
  - А у меня есть идея! - вдруг крикнула Настя. - Давайте поедем в лес и посидим у костра! Ты же говорил, что тебе удалось уговорить своего друга поехать вместо тебя к твоему отцу во Францию. Значит, у нас вся ночь впереди!
  - Ночью? В лес? А не боитесь? - пытался скрыть собственный страх Павел.
  - С таким, как ты, нигде не страшно, котеночек мой! - тут же ответила Настя.
  
  Павел, недолго думая, свернул на проселочную дорогу, и они под веселую музыку, распевая песни, выехали на лесную поляну.
  Девушки с радостными криками выскочили из машины, уговаривая Павла выпить бутылку какого-то горячительного напитка. Тот сначала отказывается, мотал головой, но потом, не сдержав натиска и насмешек девушек, выпил залпом нечто горькое и крепкое в бутылке, стараясь показать, насколько он взрослый и смелый.
  
  УТРО В ДРЕМУЧЕМ ЛЕСУ
  
  Под деревом спал Павел. Слышалось пение птиц где-то высоко у верхушек деревьев. Первые лучи солнца начинали щекотать лицо юноше.
  Вдруг рядом раздался голос тетерева. Павел проснулся и глазами стал искать девушек. Никого не обнаружив рядом, он встал на ноги, чувствуя еще слабость и тяжесть в голове от выпитого вчера напитка, и крикнул:
  - Настенька, Наташенька! Вы где?
  Т
  ут он бросил взгляд на место стоянки машины, но ее не было... Он с удивлением протер глаза и огляделся вокруг. Местность он тоже не узнавал: вокруг него был дремучий лес, а рядом - ни души.
  - Эй, девчонки! - отгоняя прочь дурные мысли, крикнул еще раз Павел. - Вы так не шутите! Я уже проснулся!
  
  Павел стал искать в карманах телефон, но его айфона не было. Тогда он пошарил в потайном кармане брюк и откуда-то из глубины кармана вынул старенький телефон с почти разряженной батарейкой и без сим-карты, который каким-то чудом оказался у него благодаря образовавшейся дырке в кармане.
  - А где же мой айфон? Где машина? - постепенно приходя в себя и вспоминая все подробности вечера, продолжал он искать по карманам ключи и деньги, но там было пусто.
  - Нет, да быть такого не может! - замотал головой Павел, садясь под деревом. - Может, на нас кто-то напал и увез девчонок, а меня закинули сюда?
  
  Он засунул кулак в рот от страха и отчаяния, но вдруг взглядом наткнулся на записку, которая была прикреплена к дереву, под которым он спал. В записке было написано следующее:
  
  'Ты малолетний дурак. Машину можешь не искать. Твоя кисуля'.
  
  Павел не верил своим глазам.
  - Не может быть! Такие красотки и обокрали! И где это я? Мы же не здесь останавливались!
  
  Он стал озираться вокруг, но рядом никого не было. Только густой лес. Тогда Павел сел под дерево и схватил себя за голову.
  - Вот я дурак! Поверил первым встречным красоткам! Лизка не зря меня предупреждала... Теперь я здесь...совсем один... со старым телефоном без симки... Стоп, сигнал SOS можно послать и без нее, - вспомнил он наставление матери.
  
  Павел закусил губу и стал тыкать замерзшими пальцами по кнопкам старенького телефона. Он сидел один в дремучем лесу, имея лишь слабую надежду на помощь... и то, если не сядет батарейка этого 'ужасно устаревшего' телефона, который держал батарею дольше всех своих новомодных собратьев со множеством функций.
  
  ЛУЧШЕ ГОРЬКАЯ ПРАВДА
  
  Рано утром во дворе замка остановилось такси. Около него стоял Егор без парика и карнавального костюма.
  
  Лиза, переодетая в платье, пожала ему руку.
  - Зря мы согласились на эту авантюру. Мне папа этого не простит, - сказала с грустью Лиза.
  - Время покажет. А сейчас главное - не попасться на глаза этим людям, которые гнались за нами. Надеюсь, что они сейчас мирно спят себе в одной из комнат в этом замке.
  - Ага, если их привидения не замучили, - рассмеялась Лиза.
  
  В этот момент к замку подошло другое такси. Из нее вылезла разъяренная Виктория Валерьевна и очень усталый на вид Павел.
  
  Увидев Лизу и Егора, Виктория Валерьевна разозлилась еще больше. Егор и Лиза переглянулись, но отступать было некуда. Им оставалось лишь во всем сознаться.
  - Вы тут устраиваете цирк, - гневно кричала Виктория Валерьевна, - а Павлуша, тем временем, был в беде, сначала кто-то украл мою машину из сервисного центра, а потом украли Пашу, увезли в лес, напоили какой-то дрянью, обокрали и оставили одного в лесу. Слава Богу, один из старых телефонов завалялся у него в дырявом и он успел сообщить обо всем в службу спасения. Хоть где-то его неряшливость помогла!
  
  В этот момент из машины вышел сначала Томас, а затем Элена, которой Томас подал руку.
  - Хорошо, что эти добрые люди помогли, - указала на Томаса с Эленой Виктория Валерьевна. - Они видели, как Егор вместо Паши отправлялся в Париж и помогли мне найти Пашеньку.
  
  Лиза и Егор вздохнули, понимая, что наказание неизбежно, и виновато склонили головы.
  
  Виктория Валерьевна схватила обоих за загривки и, подталкивая, как заключенных, вела их к замку. Позади них плелся с поникшей головой Павел.
  Месье Точезубов, услышав крики бывшей жены, тут же вышел им навстречу, а сонная
  
  Николь выглядывала из окна на втором этаже.
  - Ну, здравствуй, Вика. Я все слышал. В нашей семье все по-прежнему - не как у людей?
  
  Виктория Валерьевна почему-то сразу смягчилась, отпустила ребят и поправила свою немного растрепанную прическу. Она, не отрываясь, смотрела на своего бывшего мужа, и, наконец, произнесла на одном дыхании:
  - Здравствуй, Коля. Это я во всем виновата, мне не надо было вчера ходить на встречу, это оказался обман, который привел к таким последствиям.
  
  Павел не выдержал такой сцены, подбежал к матери, а затем к отцу и признался им во всем.
  - Нет, это я все подстроил, мама тут ни при чем, Егор и Лиза тоже не виноваты, а украли меня не бандиты, а просто красивые девчонки. Они меня напоили какой-то гадостью, а когда я уснул, обокрали меня, угнали машину, и перевезли меня в незнакомое место, чтобы я не смог выбраться оттуда. Простите меня, мне казалось, что я вырос, что я самый крутой, что все могу... - но тут Павел не смог дальше говорить, а просто крепко сжал зубы, готовясь к любому исходу, но главное - он пересилил себя и сказал правду.
  - У меня теперь, считай, два сына, - радостно ответил на это признание Павла месье Точезубов.
  - Как это, два? Ты все-таки женился на той швабре, которую я видела у тебя три года назад?
  - Нет, я имею в виду Егора. Он мне как сын стал, а Пашку я всегда любил, и особенно теперь, после того как он сумел признать свою вину.
  
  В этот момент под окном замка шли, напевая русский романс, пьяные дедушка и Фрэд. Все обернулись, глядя на них.
  - А вот и мои новые партнеры по бизнесу, - сказала Виктория Валерьевна.
  - Это, прежде всего, мои партнеры. Мистер МакМюррей, кстати, выучил русский по новейшей методике.
  - Эта методика, случайно, не 'башмак на голову' называется? - засмеялась она.
  - Именно так, а откуда ты знаешь?
  - У этого метода обучения есть побочный эффект - забывается свой родной язык. И на самом деле он вовсе не мистер МакМюррей... Его зовут Борис Комков.
  
  Тут уже не выдержал Егор. Он удивленно смотрел то на дедушку, то на Викторию Валерьевну и переспросил ее:
  - Как вы сказали? Борис Комков? Так звали моего прадеда.
  - Надо же, а Борис, между прочим, мне сказал, что ты его точная копия в молодости. А сейчас он разыскивает свою жену Катерину, с которой не виделся лет семьдесят.
  
  Егор не мог вымолвить ни слова. Он только смотрел на дедушку, который уже вытягивает по-русски припев романса и, пошатываясь, держался за рукав Фрэда.
  - Вот это чудеса, - сказала Лиза.
  
  В этот момент деревья начали сильно раскачиваться, поднялся очень сильный ветер и на площадку около замка приземлился вертолет, откуда вышла ведущая программы 'Найдите нас' и оператор, молодой человек с горящими глазами, который помог выйти из вертолета бабушке Егора в красивом летнем платье.
  Николь выбежала из замка и направилась к месье Точезубову.
  
  Дедушка и Фрэд показывали в пьяном угаре на толпу.
  - Вот смотри, Фрэд, - с трудом выговорил дедушка, - только что их было двое, у теперь уже и не сосчитать, сколько.
  - Да, а ... может, у нас галлюцинации от алкоголя начались? Сколько мы выпили?
  - Я столько уже последние лет 70 не пил.
  - Да будет тебе, ты просто этого не помнишь, ха-ха-ха.
  
  Тут к дедушке подошла Светлана Владимировна, которая на самом деле оказалась Екатериной Георгиевной, и посмотрела ему в глаза. Тот мгновенно протрезвел, стал в нее вглядываться и в восхищении сказал:
  - А вот и моя Катенька. Я, наверное, сплю, но, кажется, я ее нашел.
  - Борис! Это ты! Ты живой!
  
  Оба начали плакать и обниматься. Егор подбежал к ним, и они уже все вместе радовались встрече... но тут на голову дедушке упал башмак и он, потеряв сознание от удара, упал на землю.
  
  Посмотрев наверх, все увидели полусонного мужчину, с которого накануне дедушка сорвал маску волка.
  - Прекратите шуметь! - крикнул гость по-французски. - Такой красивый сон не дали досмотреть!
  Екатерина Георгиевна и Егор пытались привести дедушку в чувство, но тщетно.
  
  ***
  
  В просторной комнате на старинной кровати под балдахином лежал без сознания дедушка.
  
  Фрэд, Егор и Екатерина Георгиевна сидели у кровати на стульях, Виктория Валерьевна, Лиза и Николь - в креслах, а Павел - рядом с месье Точезубовым, Эленой и Томасом на диване с дубовыми ручками и старинной обивкой.
  Ведущая программы с оператором сидели у окна на стульях. Врач склонился над дедушкой и проверял пульс.
  - Велика вероятность того, что, очнувшись, он не вспомнит ничего. Возможно ухудшение состояния...
  
  Но в этот момент дедушка открыл глаза и оглядел комнату.
  
  Все присутствующие заметили это и подошли к кровати. Дедушка собрался с силами, чтобы сказать нечто важное и обратился к Екатерине Георгиевне, говоря по-русски с сильным ирландским акцентом:
  - Катенька... Я... всегда тебя любил, хотя и женился на другой в Ирландии. Я Кормак. Борис же геройски погиб в бою с фашистами, но перед тем, как выйти в последний раз в море, он передал мне попугая и шкатулку с твоей запиской как самое дорогое, что у него было. Замок на шкатулку я ему сам делал... думал, что Боря доживет до своего 90-летия, шкатулка откроется и вы сможете вспомнить юность.
  - Так Вы не мой прадед?
  - Нет..., но я был бы очень рад иметь такого правнука. К тому же, Вы, молодой человек, очень похожи на меня в молодости. Мы и с Борисом были похожи, как две капли воды, но мы не были братьями по крови. Мы были братьями по духу.
  - Дедуля, ты что, все вспомнил? - спросил его Фрэд.
  - Да, Фрэд, теперь меня никто не назовет 'человеком без прошлого'. Я помню всю свою жизнь с самого начала.
  - Но ты же не знал русского?
  - Я его слышал от Бориса в детстве. Он даже немного учил меня этому прекрасному языку. В детстве все схватываешь на лету. Чаще я говорил с ним по-ирландски, а он мне отвечал по-русски, но мы как-то понимали друг друга и очень подружились за то время, что он жил с родителями в наших краях. К тому же, мы с ним встречались во время войны, он сдержал свое обещание, данное мне в детстве.
  
  Тут дедушка заметил Томаса и Элену и подозвал их к себе.
  - Томас, внучек, Элена, простите меня за все, я вас тоже очень люблю. Вы, кстати, что, мне правнуков так и не сделали? А? Молодежь?
  
  Элена и Томас густо покраснели, так как им стало очень стыдно за себя и за свою жадность и желание всеми средствами получить наследство дедушки.
  
  СНОВА В ИРЛАНДИИ
  
  На узкой горной тропинке стояли дедушка и Екатерина Георгиевна в велосипедных костюмах. Приветливо светило утреннее солнце.
  - Дорогая, сегодня мой шлем точно не расстегнется.
  - Да, дорогой, и все благодаря Томасу. Он купил тебе самый качественный шлем, ведь ты подарил ему домик у замка Кэйр, - сказала она, тронувшись с места, а дедушка отправился следом за ней. Они бесстрашно ехали на горных велосипедах по узкой тропе на огромной высоте.
  
  СТУДИЯ НОВОСТЕЙ В РОССИИ
  
  На мониторе, находящемся с студии новостей, показывали сюжет, в котором дедушка и Екатерина Георгиевна ехали на велосипедах по тропинкам Утесов Мохер в Ирландии. В кадре были видны их улыбающиеся лица и птица, которая взмывала в небо, расправив крылья.
  - Вот такая интригующая история... - прокомментировала сюжет ведущая. - А теперь к следующим новостям:
  По данным статистики, ботинки фирмы 'Умный Башмак' стали сегодня на пике популярности, но, опасаясь побочных эффектов, их временно сняли с производства, что вызвало негодование жителей многих стран. Однако дизайнеры продолжают работать над усовершенствованием функций этой обуви. И они обещают, что теперь можно будет лечить амнезию и изучать иностранные языки, просто нося эту обувь не менее двух сезонов в году.
  На мониторе сзади снова появились мистер МакМюррей и Екатерина Георгиевна. Мистер МакМюррей подмигнул глазом и сказал: - Верьте в свою мечту и она обязательно исполнится, сколько бы лет Вам ни было.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"