Сормов Павел Васильевич: другие произведения.

Летняя вьюга (главы 0, 1, 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 4.40*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Решето для чудес, ведьма-практикантка и Второе Начало термодинамики.

  
  
  
  
  
  0. Введение в запой.
  
  
  Заплачет юзер где-то
  Коннекты пропадут,
  Трейсроут покажет звезды,
  И пинги не пройдут,
  А сервер год от года
  Держать им тяжелей,
  Их достает зануда -
  Директор-дуралей!
  Пока сидят админы,
  Контроль не подведет:
  И ни один их демон
  В кору не упадет
  В преддверьи кернел-паники,
  Им ночью не до сна,
  Хоть не дают зарплату им,
  Админы с бодуна!..
  
  По мотивам радиоперехватов
  
  3-16 мая 2012 года, Москва и Московская область (локации условны)
  
   Троллейбус лязгнул своими электрическими потрохами, дёрнулся и подъехал к остановке. Стоящая у средней двери на выход высокая сероглазая блондинка, в светло-голубом джинсовом костюме и с большой 'мужской' ноутбучной сумкой через плечо улыбнулась, спустилась на тротуар, и вдруг, словно получив невидимый тычок в солнечное сплетение, cогнулась, схватившись обеими руками за стойку павильона остановки. После чего звонко, в голос, рассмеялась, не обращая никакого внимания на удивлённых прохожих.
  Смешливую девушку звали Светлана, и на самом деле она была, несмотря на юный возраст, вполне серьёзным человеком - аспирантом МФТИ, сотрудницей перспективной лаборатории квантово-механических систем. В случившемся на остановке были равно виноваты её богатое, склонное к визуализации воображение, и афиша на стенде, с надписью 'БАРБО-СКИНЫ'. Через минуту Света обнаружила, что дефис в странном слове - это на самом деле хвост одного из нарисованных рядом на афише собакоморфных существ, а само слово, по видимому, их общая фамилия и заодно название нового телешоу. Но видение моба лысых Барби и Кенов в бомберах, пинающих 'гадами' такого же пластикого негра, продолжало доводить её до смеховой истерики.
  Отсмеявшись, Света достала сотовый, и отправилась по своим делам, по пути рассказывая любимому, хотя пока и гражданскому, мужу, новую ржаку. Ездить на общественном транспорте она терпеть не могла, но сегодня её старый верный 'Гольф' сам муж, инженер-строитель, забрал для поездки в дальний угол области на объект. Свои дела у неё были буквально в ста метрах от остановки, она приехала к начальнику своей лаборатории и по совместительству родному деду, для согласования деталей монтажа детища их 'семейного предприятия' последних двух лет - кванто-ионного фильтра, точнее установки для его окончательно испытания. Закончив пересмеиваться с мужем по поводу 'барбо-скинов', девушка, прежде чем зайти в подъезд, позвонила ещё одному сотруднику лаборатории, Диме Мышканцеву, чтобы был в готовности номер один, и не брал на завтра любые халтуры.
  Доктор физико-математических наук, профессор Борис Викентьевич Чекан сидел в кресле-качалке на балконе своей квартиры на юго-западе столицы, и курил. Несмотря на солидный возраст, он сохранил достаточно острое зрение, чтобы опознать в идущей от троллейбусной остановки к подъезду его шестнадцатитиэтажной башни девушке свою старшую внучку, затушил сигарету и отправился открывать дверь. Пока Светлана поднималась на седьмой этаж, дед разгреб завал из исчирканных распечаток, справочников и всякой рабочей электронной мелочи на столе в гостиной.
  ****
  Дмитрий Мышканцев, для родни и друзей просто Мыш, был занят - сидел под столом, и пытался пропихнуть наверх патчкорд для локальной сети в узкую щель между прикрученными к полу рабочими столами, попутно матеря дизайнеров офиса и мебели, не оставивших для этого никаких шансов. Локалка на столе была абсолютно необходима, а все длинные патчкорды, естественно, 'зохавал Ктулху'. Впрочем, настроение у Мыша было в целом неплохим: принесённый владельцем продовольственной торгово-закупочной фирмы, где он сейчас халтурил, жесткий диск, обмылок рейда со старого сервера, ему удалось прочитать. Когда он взялся спасать с предоставленного пятисотгигового обгорелого диска клиентскую базу, нигде больше не забекапленную, честно сказал, что ничего не обещает, но, если получится, цена вопроса десять тыщ (ровно столько ему требовалось, чтобы свести дебеты с кредитами после недавнего ремонта квартиры). Купец согласился. И, о, чудо - рейд, единственный диск от которого выжил в катаклизме, оказался единичкой, зеркалом, и о, ещё одно - собран погибший в пламени недосервер был на той же модели 'мамки', на которой работал один из компов второго офиса. Впрочем, это везение было, по мнению Мыша, компенсацией от мироздания за апрельские кошмары, когда и на основной работе, и на халтурах железо бунтовало, глючило, ломалось и горело. Но и сейчас Дима, успешно переписав все содержимое 'погорельца' на винт офисной машины, мучился с переносом вожделенной для шефа базы на его личный ноут. По вайфаю это заняло бы времени до обещанного астрологами падения Нибиру, а хвост гиговой локалки упорно не вылазил на стол. Переносной винт был маленький, на него всё вместе не лезло, а тут ещё лежащий на столе телефон начал звонить.
  -Да! - отрывисто бросил Дима, протянув руку из-под стола и схватив сотовый.
  -Привет! Ты на завтра ничего не планировал? Структуры на шестьсот четвертом доделали, я с утра заберу, ставить будем.
  -Ничего. Подъеду когда скажешь.- Мыш поморщился.- 'Кроме как десятку с Шарифа слупить, блин, сегодня он хрен доедет...'
  -Тогда в одиннадцать в лабе.
  -Хокей. Забери киловаттник у себя из коридора. Он тебе там вместо мебели, а на контроллер упса нужна, всё на схемы отдали.
  -Джа бросит в машину, а наверх тогда ты потащишь. Он как танк весит.
  -Ладно. Скажи деду, чтобы пропуск сделал, а то Гомес снова догребётся.
  -Скажу. Тогда до завтра.
  -Пока.
  Мыш положил трубку, снова чертыхнулся, взял ноут и залез с ним под второй стол, где стоял выключенный комп. Воткнув короткий патчкорд в ноут, начал перепись.
  'Осталось 29 минут' - флегматично сообщила винда. Телефон снова зазвонил.
  -Ну как, удалось? - сквозь гул автотрассы спросил Шариф.
  -Да, всё готово.
  -Маладэц! Я сейчас приеду, дэньги отдам!
  'Что-то мироздание расщедрилось, ага. Жди беды'
  Перепись завершилась удачно. Дима проверил базу. Всё пустилось и работало. Повелитель восточных сладостей ввалился через сорок минут, выщелкнул две бежевые банкноты из лопатника, рассыпался в благодарностях и комплиментах компьютерному гению. Попрощавшись, гений поглядел на часы, было 17.20 - пора домой, завтра будет ударный труд на благо своему любопытству. Даже если бы Шариф не успел добраться, как это и ожидалось, Мыш бы всё равно поехал в лабораторию, отложив до понедельника получение левой десятки. Подработки подработками, но когда есть интересное дело - всё остальное шло побоку. Для таких людей как Дима, удовлетворение собственного любопытства и желание сделать такие штуки, которых никто и никогда раньше не делал, подчинить себе или обхитрить строптивую природу были смыслом жизни. Викентич таких себе и подбирал, невзирая на чины, и говорил, что это главные качества настоящего учёного. К тому же, в отличие от многих и многих мест в несчастливой российской науке, в чекановской лабе платили, причём вполне достойно. Эта аномалия была вызвана двумя причинами: во-первых - энергией и опытом научно-аппаратных игр самого профессора, а во-вторых - волшебным словом 'нано'.
  Эта ни в чем не повинная приставка, означающая в оригинале просто одну миллиардную часть чего-то, на языке родных осин стала саркастическим синонимом околонаучного шарлатанства, воровства, бюджетного 'попила' и прикрывающего всё это безобразие бесплодного, но навязчивого пиара. Еще одним синонимом того же самого безобразия было Сколково, с которого всё и началось. Большое научное начальство, пинающее двери президентских и премьерских кабинетов, отпилив свою долю, спустило работу среднему, на уровнях университетской и отраслевой (что еще уцелело) науки. Оглядев пейзаж безудержного сколковского строяка, среднее пришло в ужас. В новеньких стеклобетонных коробках, помимо свежераспакованных импортных 'фотонобластеров', должны были завестись инженеры и учёные, умеющие делать дело, то есть открытия, разработку и внедрение на базе этих открытий технических новинок. А новопостроенная кубатура наполнялась сплошь детками начальства, которым весь мир всё должен по определению, пиарными комиссарами и просто жуликами от науки. Никакой отдачи от этих личностей ждать не приходилось. Взор начальства, естественно, повернулся в сторону старых научных центров - нужно было хоть какое-то реальное дело, иначе от больших прилетят в течение нескольких лет атата и оргвыводы. Строй как старых умников, так и молодого пополнения был жидок до неприличия: большая часть наиболее перспективных расползлась, как хлопцы у пана-атамана без золотого запаса, по Калифорниям и Куала-Лумпурам, в общем повсюду, где к развитию науки относились более дальновидно и менее свински, чем в России. В этот печальным момент ровно два года назад взор 'средних' в лице одного их представителя, чиновника Миннауки, и упал на Чекана. Это было неудивительно, на общем нерадостном поле он высился титаном.
  -Я отсюда никуда не поеду, - оптимистично заявил чокнутый профессор, - Тут стоя и сдохну. Как анчар.
   На упомянутых посиделках, на жалобы чиновника о том, кто бы взялся что настоящее сделать, Чекан ответил четко выверенной фразой (опыта в играх с чиновным племенем ему, как уже отмечалось, было не занимать) по сути повторённой потом Димой в истории с горелым диском: не обещаю, но можно попробовать. Тем более, что идеи у БВЧ были, и доводить их до 'железа' он умел, чиновники это помнили. Благо, с должности завкафедры он уже год как ушел, по причинам общего недовольства положением дел не только в отечественной, но и мировой науке, и был, как Винни-Пух, свободен до пятницы. Как говорят, полжизни ты работаешь на репутацию, полжизни репутация на тебя. 'Рыжему' (он же 'Хохол') всегда всё удавалось, ну, кроме 'Аэлиты', конечно, но там вопрос был сугубый. Обладая невероятно детальным, мощным воображением, он в голове мог моделировать квантово-механические взаимодействия, перенося их затем на бумагу в виде формул, опыты исправно подтверждали его визионерство. Не ошибся он и в этот раз. Получив негласный картбланш от начальства, пользуясь наработанными за долгую научную жизнь неформальными связями и полным бесстрашием перед обитателями самых высоких кабинетов, Чекан сколотил из новообразованной лабы (грант дали, никуда не делись) и 604-ого производственного участка 'Роснано' нечто вроде научно-производственного объединения советских времён в миниатюре. Опасения сотрудников, что из исследователей им придётся переквалифицироваться в заполнителей гомерического количества отчётов и справок, не оправдались - бумаг было в меру, сам профессор уделял им не больше двух часов в неделю, и то только потому, что до сих пор не очень дружил с экселем. Та же Света справилась бы и за час, но Чекан давно сделал для себя вывод, что если хочешь быть здоров, закаляйся, а хочешь оставаться на свободе и руководителем, пиши бумаги сам, не поручая это дело самым даже расторопным сотрудникам, будь это брат, сват, внучка или Жучка. В лабораторию, помимо своей внучки-дипломницы, сейчас уже аспирантки, любопытной и упёртой математической моделистки, он взял еще одного аспиранта, интересующегося темой, Рому Морица, тоже с ФОПФ, и Мыша. Дима смотрелся чужеродным элементом - выпускник лохматого, 1995-ого года, да еще и радиотехник. Но БВЧ вообще на регалии и корпоративность всегда чихать хотел, главное - желание что-нибудь природное распотрошить, а у Мыша оно было. Плюс профессору и обычная человеческая благодарность была не чужда, а основания для неё имелись. Лаборатория занималась активными нано-фильтрами, по одной из многообещающих идей Бориса Викентьевича. Правда, в названии, по его настоянию, никакого 'нано' не было и в помине.
   -Лавры Пэдрика мне не нужны! - изящно высказывался Чекан.
  -Не смейте модным словом 'нано'... - дурашливо спел как-то Ромик.
   -Во! - поднял указательный палец профессор. - Чуешь!
  Уже через год появились первые результаты, опытные образцы вычищали водные растворы от ионов тяжелых металлов в разы эффективнее обычных очистных сооружений, что открывало массу перспектив, и радовало поставивших на 'Хохла' научных чинуш. А тут еще добавился 'золотой' грант со стороны. Дело уже шло к окончательным испытаниям и началу внедрения. Светлана завтра ехала в Сколково за готовыми мультиионными структурами - собственно самими фильтрами, умеющими заданным образом выбирать металл для фильтрования. Контроллер, обычный комп с подключенным набором датчиков и программами для них и управляющей схемой фильтра Мыш с Ромиком уже сварганили, как обычно, из того, что было.
  ****
  -А контроллер работает? - спросил профессор, наливая чай себе и Свете.
  -Да, но для промышленности всё придётся перепилить. Пока опытный, на линухе.- Светлана по- домашнему налила чай в блюдце.
  -Ну, это уже не наша забота будет, только программы отдадим. Из чего этот сделали?
  -Как обычно, из говна и палок. Офисный десктоп пятого года на четвертом пне, USB с ИКСом, управление по 'комам', но всё кажет, проверили на пустых датчиках - о-кей, нули светятся.
  -Дима завтра придёт? Без него смысла нет включать.
  -Да. Думаю, если за завтра соберём, потом выхи, в понедельник-вторник откалибруем по золоту. Там день Победы, а в четверг уже можно основной тест пускать.
  -Не говори гоп, сама знаешь. Хорошо, что отчёт в декабре только, успеем довести и золото. Нужно посчитать, как померяем, стоит ли вообще с ним связываться. Хотя бы грубо. Да, Ромик к фрицам уезжает до августа, отбери у него всё по программному обеспечению до следующей пятницы, иначе встанем.
  -Уже. Там самое главное - долбанутый драйвер для ИКСа, что он накурил.
  -Света, говори по-человечески.
  -Прости, дедааа...
  ****
  В пятницу начался ад. Точнее, продолжился апрельский, когда лаборатория квантово-механических систем чуть не сгорела, спалив заодно и всю новенькую двухэтажную пристройку к лабораторному комплексу МФТИ. Причина, как обычно, была в спешке и нетерпеливости. Суббота, 28 апреля по календарю была 'чёрной', рабочим днём, перенесённой с 30-го, но в четверг Железный Гомосек всем научным маньякам пристройки объявил, что в субботу никого не пустят. Свете не терпелось испытать ИКСы на каких-то левых растворах, Ромику с Мышом - контроллер, и понеслась. По кочкам. Монтировали до полуночи, пока охрана всех, во главе с БВЧ, чуть не в шею выгнала. Ну и конечно, нашелся вдруг чудак - с разницей в одну значащую букву. Который, как в известной песне, всё делает не так. И его костёр взвивается до небес. Причём 'не так' он сделал даже не всё, а ровно одну важную вещь, но для срабатывания пожарных датчиков этого вполне достаточно. В данном случае означенным чудаком оказался обычно крайне аккуратный, до педантизма, Ромик, за которым криворукости отродясь не водилось - не проверил, есть ли реальная земля на указанной местными электриками 'земле', и начал монтаж всей немалой и запутанной силовой схемы с бесперебойниками. И на старуху бывает всякое, в общем. Виноватых искать не стали, тем более, что в остальном 'сумасшедшим учёным' повезло - старшим смены охраны, когда на пульте взвыла пожарная сигналка, оказался Фомич, приятель Мыша, воевавший в первую Чечню в 'двести пьяной', он, собственно всю полыхающую конструкцию чётко обесточил, потушил, и позвонил Диме на сотовый. Так что обделались лёгким испугом, если так можно назвать звонки в 3.50 утра субботы всем фигурантам. Шума и неприятностей удалось избежать, Фёдор Алексеевич Жегом, начальник лабораторного корпуса, он же ЖЕлезный ГОМосек или Гомес, ничего не узнал, и даже не унюхал. Полезная вещь боевое братство, да. Профессор за свои деньги заменил утраченные упсы и 'пилоты', основное оборудование не пострадало, за исключением пары колб со свинцовой солью, разбитых Фомичом при тушении пожара. Похоже, мироздание вновь сменило милость на гнев - сначала Мыш чуть не уронил принесённую из светкиного 'Фольксвагена' киловаттную упсу с полки прямо на ИКС, 'иономер комплексный специальный', громоздкое и хрупкое заказное устройство бешеной стоимости. Поймав на лету тяжелую хреновину, выбил себе безымянный палец на правой руке, что резко снизило производительность сборки стенда. Потом вышибло силовые автоматы на всём этаже. Пока разбирались с электричеством - потеряли вторую упаковку структур. Как можно было потерять довольно большую коробку в помещении площадью менее тридцати квадратных метров, было совершенно непонятно, но этот вопль, обращенный Светланой к черным и голубым небесам, остался без ответа. Потом кладовщик отказался выдавать Чекану растворы, ссылаясь на Гомеса, запретившего выдачу реактивов после пятнадцати часов пятницы. В общем, всё было как всегда. К вечеру удалось закончить монтаж только вчерне, включать договорились в понедельник, и разошлись, не сильно довольные друг другом.
  ****
  Выходные у Димы тоже как-то не задались. Натали, 'некст дур гёрл', иногда скрашивавшая его холостяцкий досуг, уехала по делам. Впрочем, она была не очень некст, живя двумя этажами ниже, на шестом, и далеко не гёрл, с двумя детьми, что резко ограничивало свободу маневра. Половину времени он убирался в собственноручно отремонтированной квартире, унаследованной три года назад от бабушки, и обставленной с применением самодельных элементов 'умного дома'. Потом бесцельно шлялся по парку и улицам и перезванивался с друзьями, не в силах заставить себя заняться чем-то полезным, хотя было чем. 'Тупил' в интернете, глядя на вялотекущие политические битвы.
  В понедельник Мыш, не выспавшийся и злой, как сто двадцать восемь чертей, был разбужен в семь утра заказчиком очередной подвальной локалки известием, что всё куплено и пора делать. Перенеся монтаж на четверг (денежная ситуация хоть и выправилась, но толщина денежной пачки на полке под килограммовым железным ежом внушала пессимизм) он понадеялся, что калибровка фильтров не затянется. Понятно, что это был чистой воды авантюризм и безответственность - работы в подвале было немало, там нужен был весьма специальный сервер для IP-TV, Интернет и все удовольствия, могло и двух ночей не хватить. С калибровкой тоже без глюков не обошлось, но уже к вечеру понедельника фильтр вроде как фильтровал, приборы измеряли и вообще жизнь стала налаживаться. Примерно рассчитав время, заполнение основного испытательного бака сверхслабым раствором солей золота перенесли на пятницу.
   Во вторник таблицы калибровки были готовы, и Ромик начал отстраивать по ним прогу контроллера. В день Победы поехали на шашлык к БВЧ на 'ближнюю' дачу, где выяснилось, что в лабе, с учётом отъезда Ромика, будет помогать светкина сестра - ну хоть в чём-то. На шашлыках младшей внучки профессора, кстати, не было, она смоталась к родителям подруги, вместе с самой подругой, конечно, в Дубну. Зная Дарью Чекан, Мыш сомневался в пользе от её работы, это была ядерная бомба в обличье десятиклассницы, но, не желая напрягать Викентьича и Светку, промолчал. Тем более, что свой участок Ромик, по сути, закрыл до конца испытаний, а это июль-август. Зато, пользуясь своей привилегией безмашинного ('Нива' в гараже у Марата еще грустно дожидалась своей очереди на ремонт, не забывая поглощать деньги на закупку деталей) Дима явно злоупотребил. Очень зло. Нет, безобразиев он не нарушал, конечно. Просто отрубился в гамаке, и был доставлен домой непьющим Ромиком. В четверг Мыш отпросился - работы для него просто не было, Светка тестировала контроллер и подпрыгивала от нетерпения, поглядывая на заготовленные триста литров 'золота'.
  ****
  Монтаж с похмелья - хреновое занятие, но Диме удалось себя преодолеть и взяться за дело всерьёз, без скидок на головную боль. В результате ночной смены с четверга на пятницу всё, при помощи монтажников, присланных по договорённости Мышу в подмогу бывшим IT-директором со старой работы, смонтировали, и он принялся за 'умное'. К счастью, образы дисков под сервак уже две недели как были заготовлены, и осталось только их 'склонировать' на новенькое железо, что и было сделано. Заказчик остался доволен, но расчёт назначил на понедельник. Упираться Мыш не стал, кидалова за хипстером, как про себя называл телевизионщика Дима, никогда не водилось. После подвальной темноты солнце резало глаза, было два часа дня, зелёный бульвар был на удивление пуст. Мыш с наслаждением потянулся. Стало хорошо.
  'Мне триста лет, я выполз из тьмы'
   Первое было художественным преувеличением, зато второе чистейшей правдой. Прямо на него по пешеходной дорожке бульвара стремительно летели две девушки-роллерши. Солнце алыми языками искрилось в волосах лидирующей девицы, коньки визуально удлиняли её ноги, и так бывшие весьма ничего себе, до мультяшного гротеска.
  -Ой, Мыыыыш! - радостно завопила роллерша, и прежде чем Дима понял, что видит младшую внучку своего шефа, та без изысков на полной скорости вцепилась ему в локоть. Вторая девица, маленькая круглая блондинка, в свою очередь оттормозилась о подругу, и совместный импульс чуть не снес Диму в колючие кусты.
  -Ээ, девы, с ног сшибёте... Привет, ры... тьфу. Каштановая.
  Дарья дипломатично пропустила 'ры' мимо ушей, из застарелого уважения к Мышу - кому другому спуску бы не было.
  -Познакомься, это Яна Ложкина, одноклассница. Это Дмитрий Валентинович Мышканцев, сотрудник нашей лаборатории, - церемонно представила их друг другу 'Каштановая'.
  Мыш улыбнулся этому 'нашей', и поддержал дашкину 'великосветскость', поцеловав руку Яне.
  -Очень приятно.
  Подружка и правда была очень приятной. Даже укусить хотелось, как сдобную булочку. Но Яна стремительно распрощалась и укатила по бульвару - через час у неё была тренировка.
  -А я пропуск получила на практику. Сегодня иду к вам в лабу.
  -А. Поехали тогда вместе, я туда же.
  Дашка сняла коньки и засунула в рюкзак, взамен извлекла кроссовки.
  -Поехали.
  По дороге выяснилось, что практику в лабе для Дарьи, на восемь часов в неделю в счёт научной стажировки для физмат-лицеистов, выбил дед. Не сказать, что рыжая была от этого в восторге, резонно сообразив, что у старшей сестры не забалуешь. Впрочем, это открывало для неё некоторые недокументированные возможности, и она тут же пристала к Мышу с задачками по физике.
  -Ага, а Светка мне опять башку отрывать будет,- проворчал Дима. Родители сестёр, исследователи элементарных частиц, уезжая в Швейцарию, в CERN, возложили основную педагогическую функцию на старшую. Светлана старалась соответствовать, и не давать младшей халявить. Впрочем, та и сама особо не злоупотребляла свободой от пристального родительского внимания к успехам в учебе. Чего нельзя было сказать о прочих аспектах жизни.
  -Это будет нашей маленькой тайной, - ухмылялась Даша.
  -Знаю я твои тайны...- отказать этой глазастой сущности было невозможно,- ладно, давай так. Я тебе выписываю законы и показываю вывод. Считай сама, у нищих слуг нет.
  -Да, нормально. Спасибо.
  ****
  Из распахнутых настежь дверей лаборатории квантово-механических систем звенело сопрано Тарьи Турунен, распевающей что-то из 'Призрака оперы'.
  'Понятно, Гомес в отпуске...'
  У входа, на деревянном ящике из-под распакованного второго ИКСа, 'сидел на дорожку' Рома Мориц. Рядом с ним стояла здоровенная туристическая сумка: прямо с работы аспирант собирался рвануть в 'Шарик'.
  -Здорово. О, смотрю, замену мне нашли.
  -Понабрали тут по объявлению, - буркнула Света, увидев сестру.
  -Любите вы друг друга, я смотрю. Ладно, я отчаливаю. Пожелайте. - Ромик хлопнул Мыша по ладони.
  -Зиг хайль, браза.
  -Димон, красавицы, пока! - Ромик подхватил сумку и испарился.
  Светлана ожесточенно щёлкала тумблерами управления крыльчаткой, лопасти которой вяло ворочались в баке с тестовым раствором.
  -По-моему, здесь нифига не двадцать об-мин, - озабоченно произнесла она.
  -Глянь описалово, я через пять минут подойду, - Мыш вдруг вспомнил о обещании профессору забрать его лазерный принтер с кафедры.
  -Давай. Купи мне минералки по дороге.
  Мыш отправился в другой корпус, а Дарья стала добычей сестры, немедленно приставившей её к хрестоматийной лаборантской работе - мыть пробирки, точнее две большие конические колбы из-под солей олова.
  Квест с принтером вместо пяти минут занял полчаса, несчастный лазерник успел трижды сменить место жительства в 'чернильнице'. Подходя к открытой двери лабы, Мыш отметил необычную тишину внутри. Сёстры Чекан - девушки 'громкие', особенно младшая, рыжий квазар, источающая губительное для мозга окружающих рыжее излучение. Молчала она разве что во сне. Войдя, он застал мизансцену, безо всякой доработки пригодную для рекламного плаката пресловутого Сколково 'лица современной российской науки'. Даша, в новеньком белоснежном халате с лейблом 'Роснано', сидела на крутящемся стуле прямо перед баком, подавшись вперёд и вперившись взглядом в лопасти ротора, неторопливо мешающие прозрачный раствор, будто увидела в баке 'звёздный линкор Ямато' какой-нибудь. Её 'онейе сама' стояла за спиной младшей, удовлетворённо пощёлкивая алыми ноготками по приводу укрощенной крыльчатки. Для рекламного снимка не хватало разве что мудрого руководителя научных красоток, убелённого благородными сединами старого учёного. Впрочем, БВЧ на эту роль не годился, внешне он был похож на этот расхожий образ меньше, чем бульдозер на стрекозу. Мыш даже принтер забыл поставить, любуясь живой картинкой. Некоторый романтизм и чувство прекрасного ему были не чужды.
  -Ну что, разобралась? - спросил Мыш, сгрузив, наконец, свою ношу на профессорский стол и протягивая Свете поллитровую 'Бонакву'.
  -Да. Там табличка с режимами приклеена, на немецком, но всё понятно. - Светлана села в кресло перед мониторами контроллера.
  Достав из шкафа силовой и интерфейсный проводки, Дима подключил принтер и уселся во внушительное кресло руководителя, чтобы установить 'дрова'. Действуя в автоматическом режиме, никак не занимающем мозги, он продолжал наблюдать за сёстрами, это было интересно.
  'Забавная штука генетика'.
  Светлана, унаследовавшая от деда богатое 'видеовоображение' и любопытство, внешне пошла в питерскую бабушку с материнской стороны, северную красавицу с 'васильевскими' чертами лица, в своё время сводившую с ума мужскую половину ленинградского подводнолодочного КБ. А вот в младшей внучке чекановская природа взяла своё во всём. Профессор отражался в Дарье, как в волшебном зеркале. Медноволосая, с огромными изумрудными глазами и задорно вздёрнутым носиком, украшенном десятком веснушек, Даша, в общем, не была канонически красивой девушкой. Но искрящаяся жизненная сила и природное веселье, несомненно, привлекали к ней внимание. Характером же это была настоящая оторва. Нет, рыжая не была какой-то 'гулящей' и распущенной, себя блюла, даже без дополнительного правежа старших. И училась вполне прилежно, уже в целом определив свою специализацию - информатика, уже в десять лет слова 'машинный код' и 'ассемблер' для Дарьи не были загадкой. Интересовалась ещё много чем, занималась плаванием, ну и ролевые игры, плюс аниме, естественно, с подачи Юльки, старшей подруги. Но уж если что-то ей ударяло в башку - всё. Сдайся враг, замри и ляг, ногами к рыжей вспышке. Удрав из летнего анапского лагеря, ночью переплыть Керченский пролив и заявиться в Угловое, на 'дальнюю' крымскую дачу к охреневшей родне. Испытав лирическое разочарование в однокласснике, запустить в небо над Долгопрудным внушительных габаритов самодельный, надутый водородом аэростат с приаттаченым баннером, на котором, со всей рабоче-крестьянской прямотой значилось: 'ЖЕНЯ ПЕРМИНОВ - ПИДОРАС'. И в таких выходках была она вся. Более всего младшая прославилась на ниве киберхулиганства, учитывая избранную ей специализацию - это было естественно.
  -Восемьдесят три процента от теории,- прервала его размышления Светлана,- по техусловиям от восьмидесяти на участке обещали.
  -Надо же, выдержали. Причём с первого раза, по олову полгода мучались. - ответил Мыш.
  Принтер был установлен, и теперь Дима смотрел через плечо Светланы на первый монитор контроллера, отображающий характеристики работы структур со встроенных датчиков. Там зеленая линия количества захватов 'золотых' ионов в сотую долю секунды, мелко плясала под красной чертой теоретического предела.
  -Тут золото, да? - неожиданно нарушила своё молчание Дарья, не отрывая взгляда от бака.
  -В составе иона, конечно. Цианоаурат натрия, комплексная соль. Ядовитый, что мама не горюй, - разочаровал рыжую Дима.
  Дарья что-то сказала, точнее - сморозила, потому что это была какая-то форменная чушь. Но ожидаемого едкого комментария по поводу уровня знаний сестры от Светы не последовало, потому что ТУТ ВСЁ И СЛУЧИЛОСЬ.
  Нет, ничего не взорвалось, и зубастые монстры из пробирок не полезли. Жизнь вообще не похожа на голливудские околонаучные штампы. Просто Светлана неожиданно и резко наклонилась к экрану, повторив дашкину позу.
  -Что за на...
  -Ну, и что там стряслось? - Мыш встал за спиной Светы.
  -Сам смотри,- растерянно произнесла та. Зелёная линия, пять секунд назад безмятежно подрагивавшая на ухабах случайных флуктуаций, сейчас рванула вверх к теоретическому пределу, проткнула его, и устремилась дальше к верхней рамке экрана, явно собираясь пробить и её.
  Светлана машинально щелкнула горячими клавишами, уполовинив вертикальный масштаб, будто и вправду испугалась за сохранность монитора.
  -Вроде не война...- пробормотал под нос Дима, но аспирантка услышала.
  -Какая ещё война? - раздраженно спросила Света.
  -Анекдот такой. В военное время значение синуса может достигать четырех.
  -Почему не война? Американцы вчера на Иран напали! - снова проснулась Дарья.
  -И это всё объясняет! - выдавив из себя максимум ехидства, ответила старшая сестра.
  'Значение синуса', тем временем, и вправду почти вчетверо превысив теоретический предел, отскочило вниз и снова поднялось, нарисовав наглую издевательскую ухмылку.
  -'В бой роковой мы вступили с врагами, и это причина для всех оправданий...', - нараспев процитировал Егора Летова Мыш.- Что первым ковырять будем, контроллер или схемы управления на структурах?
  Ковырнуть ничего не успели. Линия рухнула вниз, за несколько секунд восстановив нормальное значение.
  -Что на ИКСе в отстойнике?! - Запоздало спохватилась Света.
  -Пока ничего. У него пулинг стоял минутный. Можно на двадцать секунд перенастроить, но это предел. А, вот. Есть!
  -Блин! Рост выше нормы, и на первом убыль тоже!
  -Твою же ж мать, Картман!!! Считай интеграл этой кракозябры, он в проге есть, Ромик откалибровал. Границы по пулингу ИКСа. Там погрешность будет на опрос, но не больше процента.
  -Бьётся. - Света обалдело ткнула в экран.- До двух знаков. Погоди! Это же независимые устройства, у них даже питалово разнесено. С ума вроде поодиночке сходят!
  -Давай всё проверять, полюбэ.
  Следующие два часа разбирали и проверяли всё, чуть ли не до часов над дверью. Дарью оперативно вывели из созерцательной комы, и приставили к делу, в стиле принеси-подай. Но всё было напрасно. Странный глюк не повторялся. Ни один прибор не был поломан. Идеи как-то не вырисовывались, точнее были недостаточно глобальными, чтобы объяснить массовое помешательсво независимых друг от друга устройств. Грешить на контроллер тоже смысла не было, он просто и честно собирал информацию, ему, чтобы так согласованно соврать, нужна была написанная человеком вредоносная программа. Светлана внимательно посмотрела сестре в глаза... нет, это уже паранойя. Рыжая к контроллеру даже не подходила, а локалки на нём вообще нет, не втыкали. Не говоря уж о том, что нужно знать, что врать, а в этом разбирались только четыре человека на Земле, двое из которых присутствовали здесь и сами пытались понять, что же случилось. Единственным объяснением, не противоречащим показаниям приборов, могла быть внушительная неравномерность концентрации цианоаурата вблизи фильтра, что тоже было для сверхслабого, неделю как разведённого, да и постоянно перемешиваемого раствора полным бредом.
  -Может, забьём? Глюк при включении, всё такое. Сейчас нормально фильтрует...- Мыш сам себе не верил, уныло прихлёбывая минералку и озирая пейзаж после битвы.
  -Нее. И деда подставим, и сами в говне будем. Даже если нигде потом не вылезет... а оно вылезет. Я ему уже позвонила, кстати.
  Мыш знал, что собственное предложение 'забить' - это от бессильной злости на непонятное. Ему бы в зеркало после 'забить' противно смотреться было. БВЧ же вообще был на научной честности по-хорошему помешан. Это был вызов, вызов от самой природы, не принять его - было равносильно пойти спиваться под забором. Но сейчас он просто устал. Ничего не придумывалось, сказывалась бессонная ночь, мысли противно тянулись, как старая ириска на зубах.
  -И что он сказал?
  -Ничего нового. Говорит, такое будет, если комок подвернётся, так нет же комков. Думать будет, в понедельник придёт.- Света резко встала.- Думаю, хватит на сегодня. Дашка!
  Ответа не было, Дарья продолжала 'втыкать' в бак.
  -Чудо морское! Там тебе что, мультик кажут? Домой пошли!
  -Ааа. Пошли.
  Это было странно, на каждое слово рыжая обычно отвечала десятком, особенно переругиваясь с сестрой. Но сейчас Света на состояние младшей внимания не обратила. Просто не до того было.
  ****
  Мыш поставил перед собой задачу - в выходные отоспаться и отдохнуть, не высушивая мозги над случившимся. Глюк не волк, в лес не уйдёт. Это было непросто, отстроиться от вынимающей душу загадки получалось, только отвлекаясь на что-то другое. Чем-то другим последовательно выступили футбол во дворе, каковой он посещал раз в полгода, помощь с компом какой-то натальиной подруги, бредовый фильм-комикс, на который он позвал Натали по принципу, что чем больше трэша и угара, тем лучше. Фильм ожидания оправдал - через минуту после просмотра в голове от содержания оного не осталось ровно ничего. Натали выскользнула из койки в полночь - порученный заботам бабушки младший, Артёмка, категорически потребовал маму. Освежившись под прохладным душем, Дима вышел на балкон. Отстроиться не получалось и, плюнув от злости с восьмого этажа, он вновь начал, в который уже раз, перебирать возможные причины аномалии. Наиболее перспективно смотрелась идея промыть структуру, вдруг в её поры забился осадок какой-нибудь, или при выращивании что-то делали с цианидами, хотя нет, это именно золото. ИКСы же намерили изменение концентрации. Ничего толком не надумав, он отключился.
   В воскресенье сходили в кабак, компанией со старой работы, пили умеренно, но отвлечься удалось. Бывшее начальство переманивало к себе, админом, естественно. Дмитрий отвечал уклончиво, хотя и вправду до жути хотелось всё бросить и удрать туда, где все глюки от китайских вздутых кондёров, и решаются покупкой нового железа с переустановкой системы.
  'А ведь никуда не уйду. Скорее в дурку увезут'
  Мыш отлично знал жестокость своих личных демонов. Если не скормить им решение загадки, они съедят изнутри собственное пристанище - его разум. В понедельник Дима приперся в лабу полвосьмого утра, запустил установку, пересмотрел все таблицы по растворимости ауратов - бестолку, естественно. Глюков не было, те же восемьдесят три процента от теории. Не было и Дарьи - их всем классом возили в Жуковский, до вечера. Единственным значимым событием понедельника, зато приятным, стала зарплата, упавшая на карту - пятьдесят восемь тысяч с копейками от 'Роснано'. Хипстер тоже расплатился исправно, и заказал на июль ещё один похожий узел. Мыш ощутил себя Рокфеллером.
  'Те, кто говорят, что в деньгах счастье - идиоты. Те, кто типацынично говорит, что счастье не в деньгах, а их в количестве - вообще анацефалы'.
  Во вторник пришлось с утра плюхать в Сколково, оставив лабу Светке в полное владение (профессор обещал понаехать в три). Разборы залётов на участке выращивания заняли полдня, но промышленные фильтры на разнообразные 'хэви метал' того стоили, их, вроде как мексиканцы какие-то даже захотели купить, прослышав о чудесах русской науки. Приехав в лабораторию, он узнал две неприятные новости - во-первых, у Чекана разболелась спина, и приехать он сможет, если отойдёт, только завтра, а во-вторых... между десятью и одиннадцатью утра чертов глюк снова вылез! Не так мощно, как в пятницу, зато, на добрые десять минут, эффективность фильтра превысила теоретический предел процентов на двадцать. Светка же момент глюка позорно прохлопала по банальной причине - сидела в туалете. Мышу, искренне и от души, захотелось кому-нибудь разбить рыло, но не одной подходящей кандидатуры на горизонте не было. Заковыристо матюгнувшись, Дима стал прикидывать, как измерить 'мгновенную' концентрацию в конкретной точке раствора. Погуглив, без труда нашёл необходимое, но добыть простые, но маленькие датчики получалось, если заказать завтра (а сегодня уже всё, солнце скрылось, муравейник закрылся) в лучшем случае к следующему понедельнику. Впрочем, до доставки иономеров-малюток можно было попробовать поиграться и с ИКСами, сдвигая их датчики в баке, но для этого придётся пилить-строгать, чем Мыш и планировал заняться в среду. Всё же он провозился до девяти, подбирая материал для завтрашнего изготовления оснастки, и был вытурен домой Фомичом, порекомендовавшим ему на прощание 'голову лечить'.
  Мыш шел домой пешком - добрых семь кэмэ, через МКАД и свалки, и размышлял.
  'Ну, хорошо, выявим, что раствор неоднородный, причем в разы. Аппаратура не врёт, она тут не причём. А что вызывает эту неоднородность? Это только с цианоауратом такое, или другие соли тоже дурят? Опять же так, наверное, может глючить, если бы фильтр успел забиться, но на таких концентрациях до насыщения, как до Китая раком. Да и эффективность бы падала ровненько, а не прыгала, как блоха. Так что надо разбираться с неоднородностями грёбанного раствора. Вообще тема интересная, никогда о таком не слышал и не читал. Но ведь с солевыми растворами уже третий век экспериментируют всерьёз, и никто не заметил таких диких флуктуаций? Да они вообще всему научному опыту противоречат, вплоть до второго начала, небось...'
   Придя домой, Дима полез в сеть - читать, что наработали поколения предков на эту тему. Нихрена они не наработали. Отклеиться от экрана, впрочем, не получалось. Почитав всякие политические, криминальные и прочие новости, облазив блоги друзей, френдов и коллег (тех, которых бы за хрен да под снег) Мыш, сделав чудовищное волевое усилие, разорвал невидимый липкий провод между собственным разумом и всемирной паутиной. Поганая штука интернет-зависимость, на этот рывок как будто ушли все силы, Мыш безвольно привалился к спинке самодельной кровати, словно из него хребет разом вытащили.
  'А ведь у меня ещё в лёгкой форме. Дети вон, вообще живут там, отключи их на день, ломаться будут, как торчки. Или как в 'Тёмной материи' Пулмана, где детей от их 'деймонов' отрезали'
  Мысли явно покатились куда-то не туда, начали расплываться.
  'Дашка, например, тоже все время онлайн, блин, и с бананами в ушах. Но эта хоть шумная, с людьми вокруг общается, и в сетку тоже за общением лезет, ну и разузнать, как что-нибудь вкусное в сети крякнуть. А натальина Кристина, ей ровесница, вообще даже из виртуала не выныривает, экран перед носом, затычки ушные, а из всех интересов во внешнем мире - где вайфай ловится. Аутичная, как овощ... Поганое дело - что-нибудь написать в сеть, и потом сто раз проверять, как твоё мнение драгоценное всем упёрлось...вон профессор зимой тоже зажёг...'
  Эпичный философский спор между БВЧ и океанологом из Находки, Валерием Неоновым, на темы природы человеческого сознания, и ещё много о чём, вплоть до возникновения Вселенной, что называется 'вошёл в анналы'. В плохом смысле, да. В сети Чекан продемонстрировал редкую агрессивность, козырял возрастом и заслугами, что за ним в личном общении обычно не водилось, то есть полностью подтвердил мнение некоторых религиозных фундаменталистов, что сеть - зло, и порождение диавола, разжигающее в человеке все худшие черты. Океанолога Борис Викеньевич посылал 'гоняться за дельфинами, а не рассуждать об элементарных частицах' в которых он, океанолог, понимал 'меньше, чем я в сардинах'. Конфликт, к тому же, усугублялся характерным отражением спора 'научных отцов и детей', Валерий был достаточно молод, и действительно выдвигал довольно завиральные идеи, что человеческое сознание является неким 'квантовым субстратом' состояния конкретного электрона, содержащегося в молекулах коры головного мозга в каждый момент времени. Трансгуманист и техномузыкант, записавший с владивостокскими анимешниками красивую и извращённую технооперу '2048', про безответную любовь наделённого женским сознанием искусственного разума, к властителю дожившего до середины двадцать первого века СССР, Валерий был несомненно талантливым человеком, но прочитавший об этих сторонах личности своего оппонента Чекан окончательно рассвирепел, и послал дальневосточного коллегу 'рисовать глазастые электроны в коротких юбках под японские песенки'. Этот тред, естественно, угодил в сообщества анти-аниме, вызвав там полный ад, куда на огонёк и заявились Дарья с Юлькой... это было нечто...
  Сознание соскальзывало в стороны, лениво обтекая, как вялая равнинная река большой валун, чёртову историю с фильтрами.
  ...Кстати, пресловутая '2048', после завершения сетевого веселья, успешно прописалась десятком треков на дашкином 'Харьковском Тракторном', как обзывал смартфоны HTC Ромик. Всё это неспроста...
  ...Советский Союз, уже более двадцати лет как исчезнувший, растворялся в аниме, наряду с такими же красивыми и жестокими проектами, как Имперская Япония и Третий Рейх, занимая своё законное место грозного призрака в этом искусстве проигравших... тоже проигравших...тоже странно надломленных историей. Да, со стороны, СССР, особенно ранний, вполне соответствовал духу этого чуждого искусства. Садистичные истории пионеров-героев, сгорающие в своих фанерных бипланах 'ночные ведьмы'... подростково-травматичное искусство раннего Союза, все эти 'Судьбы барабанщиков', да и позднее... Мегакавайная 'Гостья из будущего' та же, 'Отроки во Вселенной'... Мысли окончательно раскрепостились, Дима никак их не сдерживал... 'мои мысли - мои скакуны, да, авось вывезут...' Не сдерживал, надеясь на любую шальную ассоциацию, которая поможет решить загадку проклятого раствора. И ещё от странной уверенности, что эти культурологические загоны останавливающегося сознания неуловимо, буквально одним аксоном, но связаны с терзающей его проблемой.
  Мыш отключался, небытию противостоял лишь вредный дежурный демон порядка, требовавший немедленно встать, раздеться, почистить зубы, умыться, разобрать кровать и лечь спать по-человечески. Но эта борьба была неожиданно прервана.
  В прихожей длинно, настойчиво прозвенел дверной звонок.
  
  
  
  1. Два в одном
  
  Однажды в студеную зимнюю пору,
  Сижу за решеткой в темнице сырой.
  Гляжу поднимается медленно в гору,
  Вскормленный в неволе орел молодой.
  И шествуя важно в спокойствии чинном,
  Мой грустный товарищ махая крылом,
  В больших сапогах в полушубке овчинном,
  Кровавую пищу клюет под окном.
  
  Н.С. Некрушкин (собрание неполных сочинений)
  
  
  16-18 мая, Москва и Московская область (локации условны)
  
  Мыш резко приподнялся, не успев понять, приснился ему звонок, или был на самом деле. Снова длинно, хамовато, учитывая время (часы показывали 1.32, всё же на несколько минут он отключился) прозвенело. Дима бросил взгляд на 'экран параноика', выводящий изображение с потайной камеры, глядящей на лестничную клетку, и вспомнил, что у камеры уже месяц как накрылся блок питания. Впрочем, и безо всякого видео Дима знал, кто бы мог притащиться в полвторого ночи без приглашения. Мыш подошел к двери, машинально встал к ней вполоборота и протянул руку к полке над косяком. Так, на всякий случай, ухмыляясь собственной дури.
  -Ну, и кому не спится в ночь глухую?
  -Открывай, сова. Медведь пришёл! - Неизобретательно ответил с той стороны обшитой дермантином железяки голос старого друга и однокашника. Излишняя бодрость которого свидетельствовала о приличной степени примирения с действительностью и желании это примирение продолжить в хорошей компании.
  Нда. Бухой Марат Ишмаков посреди ночи, это, вспоминая неполиткорректную народную мудрость о незваном госте, просто два в одном. Если не три. Дима открыл, и незваный гость шустро проследовал на кухню.
  -Ну, чё? Есть чё?
  -Есть, но не про вашу честь, - проворчал Мыш, добывая из холодильника и ставя в микроволновку внушительное блюдо с котлетами. Натали угощала нечасто, но по-сибирски основательно,- Вообще-то правоверным пророк запретил вкушать бродящий сок виноградной лозы, если что.
  -Да, Всевышний смотрит на нас, как на говно,- притворно понурилась наглая татарская морда, - Ты наливай, наливай.
  -А за какие заслуги тебе наливать-то? - продолжил ритуальную пикировку Мыш, доставая маринованные огурчики, нарезку и прочую снедь, и расставляя всё это на столе. Выпивку без плотной закуски он не воспринимал в принципе. Наконец, он добрался до вожделеемого Маратом литрового хрустального графина, под пробку заполненного контрабандным, зато натуральным, измаильским бренди, и поставил на жёлтую столешницу две серебряные червлёные стопки вместимостью 'по писят грамм', - Ваще, где моя тачка, чувак?
  -Гы. Ты ж сам сказал - к лету. До лета еще две недели.
  -К лету - это значит, когда снег сойдёт, а не до первого июня. Ладно, давай за встречу.- Щёлкнули стопки, Мыш закусил корнишоном и подцепил на вилку котлетину. - Где ж ты только успел?
  -После работы, имею право.
  Автосервис, где Марат был совладельцем и заодно главным специалистом , в основном 'затачивался' на всяком эксклюзивном электрическом и электронном тюнинге для автомобилистов, желающих странного: киловаттные ксеноны на крыше, или камеры под колёсами - в общем, сколько людей, столько извращённых желаний.
  -Между первой и восьмой...- снова соударилсь древние, еще дореволюционные стопки, Марат вгляделся в озабоченное лицо друга, сглотнул, поморщился и откусил полкотлеты разом.- А ты чего такой мороженный, как левая нога Буша?
  -...Влезет литр не один. - закончил Дима расхожую присказку. - Ты уверен, что хочешь это услышать?
  -Слушаю же.
  Марат был умён и весьма изобретателен, но это был ум инженера, сборщика 'одного рабочего из трёх поломанных', укротителя уже созданного кем-то железа. Впрочем, мнение свежей и неглупой головы не повредит в любом случае, Дима подробно, минут на двадцать, описал происходящие чудеса.
  -Такой вопрос. Эти твои ...структуры, они управляются и мониторятся разом... ну, на весь фильтр, или там по ячейкам... это... статистику, короче... можно собрать? - Марат был уже совсем 'хорош', но мыслил чётко.
  Мыш понял. Блин! Вот что называется 'замылиться'! А ведь и правда, если скачки концентрации есть, то вряд ли они идут строго в плоскости фильтра, и можно получить их 'карту', а если еще учесть время, то и градиенты, направления и резкость изменений концентрации. За такую подмогу и затяг с 'Нивой' простить можно. Впрочем, с благодарностью Дима опоздал, друг отключился и был оставлен спать на кухонном 'уголке'. Такое с ним бывало редко, не чаще двух раз в год, но уж если бывало, то метко, Марат пил до упора и падал по наступлению оного, там где стоял или сидел. Да, посидели хорошо - графин был пуст, закуска тоже не уцелела. Прибрав посуду, Мыш тоже отправился спать - завтра, точнее уже сегодня, всё же среда, а не суббота.
  Поутру Марат вытурился на удивление легко: жил он буквально через три дома, и сообщил, что идёт отсыпаться.
  -Буржуй я или кто? Имею право!
  Вооружённый новыми идеями, затолкавшими головную боль в самый дальний чердак сознания, в лаборатории Дима с утра принялся 'разводить кроликов', что по отцовскому выражению, означало переворачивание всего с ног на голову на рабочем месте. Для начала он снял показатели по отдельным узлам фильтра и убедился, что маратова догадка работает. Десятка два из почти тысячи узлов показывали количество 'заглотов' во время пятничного и вчерашнего глюков в десятки раз выше среднего, остальные оставались на обычном уровне. Просматривая дифференцированную по узлам статистику он сделал ещё одно открытие - на одном из них в пятницу 'чудеса' начались на добрых полчаса раньше основного глюка, интенсивность его работы, незаметная на общем фоне, подскочила в тридцать раз. Используя полученные данные, он составил себе динамический 'портрет' неоднородностей, который выглядел просто несуразно. Эти неоднородности, судя по данным, бесстрастно отмеченным контроллером, и тщательно просчитанным Мышом, неторопливо, с черепашьей скоростью, утыкались в фильтр, как бы наползая от крыльчатки. Имея довольно прихотливую форму, напоминающие согнутую колбасу, они обладали совершенно невозможной четкой границей, во всяком случае градиент был ломовой. Создавалось полное впечатление, что в баке водятся невидимые и невыявляемые приборами 'мешки' с раствором в разы крепче основного.
  -Свет, ты гондон видишь? А он есть! - придвинул аспирантке исчирканную ручкой распечатку с расчётами Дима.- Три раза проверял, с разных концов.
  -Фигня какая-то... но это только по данным структуры. Надо бы просто концентрацию замерить.
  -Мелкие только во вторник придут. Я вчера тут кой-чего натащил, чтобы датчики ИКСовые подвигать по баку.- Мыш показал свои заготовки для 'попила' и пластиковые рельсы.- Но сам бак нужно будет отодвинуть от стены...
  -Я помогу! -Заявила самоотверженная исследовательница.
  Мыш скептически посмотрел на Светку, потом на громоздкую полутонную конструкцию в углу.
  -Да ну, нафиг. Я пока тут оснастку сделаю, может кто у Лисицина придёт, поможет. - Дима подразумевал персонал соседей-радиофизиков. - Там надо верх подержать только, саму бадью я подвину.
  - В час Дашка придёт, мы вдвоём подержим.
  -Та еще... Дуся-агрегат. Охота вам спины уродовать.
  -Да она уже здоровей меня! На такой лошади пахать можно!
  'Успеете ещё по жизни напахаться...'
  Дарья и вправду была уже 'пофигуристее' тоненькой Светы, но Мыш продолжал резонно сомневаться в грузоподъёмных характеристиках сестёр и пользе таких упражнений для их здоровья. Потому, закончив работать пилой и резаком, он притащил для тяжелоатлетических манипуляций здоровенного лаборанта от радистов: вдвоём они всё отлично подвинули ещё до прихода Дашки. Та заявилась вовремя, и была приставлена к сортировке колб по названиям солей, всяческой ядовитой дряни, для избавления природы от которых изначально фильтры и проектировались. Сегодня структуры работали штатно, чудес вроде пока не случалось. Подвигав для теста по баку датчики основного ИКСа, Мыш доткнул их почти вплотную к фильтру, и пошёл отдавать пилу. В этот момент зазвонил его сотовый. Дима, глянув на экранчик, перехватил другой рукой ножовку, и нажал приём.
  -Привет, пап.
  -Главный академик Иоффе? Как там бозон Хиггса, не нашли ещё? - Это были первая и вторая дежурные шуточки родителя. Иоффе иногда заменялся на, почему-то, Ландау. Третьей была свободная импровизация на тему безумных учёных.
  -И не искал, не поверишь.
  -А зря, ты у Севки с Танькой поищи, в коробках, - отец намекал на неорганизованность и лень младшего брата Димы с супругой, за год после ремонта не удосужившихся разобрать коробки с вещами. Такой пофигизм отцу был настолько поперёк души, что он доставал этой проблемой всех родных и друзей. - Наверняка завалялся десяток. Шнобелевку получишь, дачу, наконец, перестроим.
  Дача была второй больной темой.
  -Вот Севка пускай и получает, - по случаю больной головы остроумные ответы Мышу не сочинялись.
  -Я, собственно, чего звоню, - Перешел к делу отец, - Яму, помнишь, обещал?
  -А как же. Вырою, как договорились.
  -Машина у тебя бегает?
  -Стоит пока.
  -Ну, так приезжай на электричке в пятницу, я тебя у платформы заберу. В субботу шашлычок организуем.
  'Почему бы и нет. Надо отвлечься, я рехнусь тут с этими невидимыми гондонами!'
  -Приеду.
  -Давай, жду. Пока.
  -Пока.
  Мыш неловко, одной рукой, засунул телефон в карман джинсов, но не успел сделать и десятка шагов по коридору к радистам, как вдруг...
  -БЛЯДЬ!!!!!!! - даже для экспрессивной Светки это было слишком. Мыш сорвался назад в лабу, опасаясь, что со старшей сестрой случилось что-то весьма хреновое, типа кислоты на руки. Но Света внешне была вполне здорова, хотя о здравом уме и трезвой памяти, судя по злобным пинкам, которыми она награждала ни в чём не повинную стойку с приборами, не могло быть и речи. Дарья сидела у бака с поллитровой колбой сапфирово отсвечивающего медного купороса в руке, никак не реагируя на антиобщественное поведение сестры, и отрешенно улыбалась своим мыслям. На первом экране бесился зелёный график, то и дело выскакивая за верхнюю рамку монитора. Закинув пилу в угол, Мыш стремительно подогнал катающееся кресло, и, с немалым усилием оторвав аспирантку от её неодушевлённой жертвы, усадил на место.
  -Весело тут у вас, я смотрю, - на пороге стоял профессор Чекан собственной персоной.
  Дарья покивала деду, типа, здрасте.
  -Как в дурдоме у буйных, ага. Здравствуйте, Борис Викентьевич, - Мыш обмахивал уже немного успокоившуюся Светлану плоской пластмассовой упаковкой от какого-то прибора.
  График продолжал свои дикие танцы.
  -Что, опять?
  -Да. Я тут неравномерности по прошлым глюкам обсчитал. Это песец. Разница концентрации в тридцать раз в пределах миллиметра.
  -Дай я посмотрю.
  Мурлыкнул дашкин НТС, та вылетела в коридор общаться. Светлана поднялась из кресла.
  -Всё,- обречённо произнесла она, показывая на зелёную линию графика, свалившуюся вниз, к норме.
  -Успокоилась? - двусмысленно спросил профессор, подразумевая то ли Свету, то ли активность фильтра.
  -Всё нормально, - сдавленно ответила 'буйная'. Активность скромно промолчала, но окончательно утвердилась под положенной красной чертой теоретического предела.
  Чекан подошёл к установке и уставился в замершие лопасти крыльчатки.
  -А миксер почему выключен, так задумано?
  Исследователи переглянулись.
  -Это я тумблер зацепил, когда рельсы ставил,- виновато произнёс Дима.
  -Ну, ладно. Журнал-то вести не забываете?
  -Нет, конечно, он электронный, прямо на контроллере. Очень удобно, со ссылками. Фотки, видео вставляются. Каждый вечер резервируем,- Светлана окончательно пришла в себя.
  -Ну, так запишите, выключен миксер тогда-то. Как дети, чесслово...- профессор явно был не в духе, что и неудивительно,- Я на кафедру, буду через час. Света, завтра семинары, не забывай.
  Чекан удалился, по дороге поймав в коридоре Дашку и за что-то отчитав. Рыжая вернулась в лабу и начала, демонстративно стуча колбами, точно старая вредная бабка кастрюлями на кухне, доделывать порученную ей инвентаризацию реактивов. Улыбка с её лица исчезла. Светку и Мыша, впрочем, тоже жизнь не сильно радовала. Полчаса все молча занимались своими делами. Забивая названия веществ в колбах в экселевскую таблицу, Дарья добралась до верхней полки шкафа, на которой сиротливо стояла единственная большая коническая склянка.
  -Здесь не подписано! - сообщила она исследователям с таким вызовом, будто обнаружила на полке невручённый ей новогодний подарок. Содержимое безымянной колбы, впрочем, было тем ещё подарочком.
  -Олеум. Аккуратнее с ним, сюда поставь. И не пыхти, ради бога, без тебя тошно. Всё раскидала? - Светлана озабоченно крутила туфлю, пострадавшую от столкновения с прозой жизни в виде железной приборной стойки.
  -Да, - буркнула практикантка, снова усаживаясь перед баком.
  -Что, опять гипножабить будешь? Фильтр и так глючный, а ты в нём уже, небось, дырку проглядела! Поехали домой, мне к семинару готовиться надо, а у тебя предэкзамен по матану в пятницу. Два часа отработала, свободна! - Света одела многострадальную туфлю, и подошла к сестре.
  Та ничего не ответила. Только фарами своими зелёными хлопнула и тяжко вздохнула, мол, привязались к маленькому больному котёнку. Старшая набрала уже воздуха для фразы в смысле, что котёнок совершенно здоров, и уже совсем не мал... но промолчала. Было очевидно, что с рыжей творится что-то неладное. Вероятных причин, по светкиному мнению, могло быть две - безответная любовь или подростковая депрессия. Светлана на своём опыте знала, что последнее штука поганая, в таком возрасте это, как правило, не симуляция или с-жиру-бешенство. Впрочем, помятуя историю с аэростатом, и лирические переживания в исполнении Дарьи могли быть небезопасны. Не понимая, что творится с сестрой, старшая решила сменить тактику, надеясь на взаимную откровенность. Подвинув второй стул, Света присела рядом и обняла за плечи юную страдалицу.
  -Дарёнка, ну пошли домой! Вон Мыш какой злой, того гляди нас съест!
  Рыжая заулыбалась, как весеннее солнышко, но продолжала молчать.
  -Я... детей не ем... это в ... администрацию президента! - Пропыхтел Мыш, сдвигая ближе к баку недавнюю светкину жертву, стойку с приборами и бесперебойниками к ним.
  Сёстры без сомнения любили друг друга, но увидеть их не грызущимися было явлением столь же редким, как полное солнечное затмение. И не более продолжительным.
  -Да, поехали, - внезапно согласилась Дарья. Девушки распрощались с Мышом и ушли.
  Оставшись в философском одиночестве, Дима врубил музыку. Рандомник проигрывателя, словно чувствуя его настроение, вытолкнул из колонок злобный рёв Брюса Дикинсона, 'Общественную клизму номер раз'. Под эти чарующие звуки он продолжил анализировать сегодняшний глюк, и довольно быстро раскопал интересное. Никаких 'невидимых контрацептивов' сегодня растворе не было. На фильтр вышла плоская волна концентрации четко параллельная его плоскости, буквально в сотую долю секунды (а по меньшим промежуткам не было данных) накрывшая все узлы структуры, в максимуме семикратным превышением обычной крепости. Датчики точного и надёжного, а, главное, никак от фильтра не зависимого ИКСа, сдвинутые вплотную, до трех миллиметров от середины фильтра, это подтверждали. Системы во всём этом безумии, таким образом, никак не обнаруживалось.
  -Девчонки удрали? - задал риторический вопрос Борис Викентьевич, появляясь на пороге лаборатории,- Пойдём-ка покурим на балкон.
  Мыш не курил, вместо затяжек рассказывая профессору об отличиях сегодняшнего глюка от прошлых, показывал распечатки.
  -То есть, сегодня нас поимели по взрослому, без презервативов, - не сдержался Чекан.
  -Да уж. Натянули... сову на глобус.
  -А вы говорите коллайдер, хренайдер... тут в баке с рассолом такое творится. Ладно, что происходит, в общем понятно. Непонятно как. Нужна вторая установка, аналогичная. Проверяем другие солевые растворы, концентрации, в общем всё. Фильтр тут сбоку-припёку, по большому счёту он здесь и не нужен, но такую вкуснятину я никому не отдам, хотя нам и не по специальности, - Чекан хищно улыбался, предвкушая схватку с неведомыми силами природы. - С понедельника приступаем! Во вторник иономеры придут, я все по поставкам решил. Вот они будут до зарезу нужны, и много.
  -Завтра комплекты меняем?
  -Конечно, проверим другую пачку, даром что ли на испытание прислали? Ладно, давай за вторым баком на склад. Сам дотащишь?
  -А то. За завтра соберу. Да, кстати, мне кажется - фильтр во вторую надо поставить, в качестве пространственного измерителя, что ли... малыши нам полной картины не нарисуют, их мало, да и всюду не засунешь.
  -Здраво. И оригинально. Да, ты прав, благо образцов навалом прислали.
  Впрочем, до вечера больше ничего сделать не удалось. Зато в четверг с утра БВЧ с Мышом 'развели кроликов' по полной. Участие в парково-хозяйственном дне приняла и Дарья, мыла пол от пролитых ядовитостей, таскала всякие мелочи и даже собирала второй миксер. К вечеру в лабе было всё вымыто, расставлено по фэн-шую, фильтры в рабочем стенде были заменены, а у окна уже возвышалась полностью смонтированная вторая установка, ожидающая только мини-иономеров. Дашке не дали присесть ни на секунду, и ровно в три её выпинали домой 'уроки делать'. Запустив под вечер старый стенд, Мыш внимательно смотрел на монитор. Те же восемьдесят три процента, чуть подрагивающая горизонтальная линия. Ничего не случилось и в пятницу, кроме того, что Светка, по диминым таблицам, нарисовала трёхмерные 'портреты' неоднородностей, очень напоминающие помесь колбасных изделий с пространственным, похожим на обросшую матрёшку, грубым аналогом известного фрактала - множества Мандельбродта. Для понимания происходящего картинки ничего не прояснили, но послужили для мозгового штурма, выдвижения и разноса в пух и прах теорий, объясняющих чудеса в баке. Результатов штурм не дал, и выродился, после отбытия Чекана, в дикий гон на эротико-гидродинамические темы с участием, кроме присутствующих Светы и Мыша, ещё и Ромика по скайпу. Вовремя спохватившись, что обещал отцу быть в восемь уже на 'пл. 84 км', Мыш резво распрощался и скачками понёсся на остановку.
  Толкаясь в пятничной электричке, Дима неожиданно вспомнил, что засыпая в ночь со вторника на среду, поймал какую-то важную мысль, неуловимо связанную со странностями в растворе. Но, в момент, когда он попытался её снова отловить, получил сокрушительный удар в спину черенком лопаты от вооружённой огромной связкой садового инвентаря бабки. Та, естественно, извинилась, но мысль юркнула куда-то в дебри подсознания, и больше вылезать не желала. Произнеся про себя что-то близкое к малому петровскому загибу, Мыш перебрался к двери, и через остановку вышел на богом забытую платформу, у которой, кроме синей 'шахи' местных 'такси-до-города-недорого', стояла только одна машина - зелёный отцовский уазик. Глянул на часы - успел.
  Отбившийся от очередных 'иоффе' и 'бозоновхиггса', привезённый на дачу Мыш плотно поужинал и попил чаю с родителями, обсудил с ними все семейные новости и заранее разметил на земле под отцовским руководством 'проект ямы'. Когда родители стали укладываться спать, забрал в свою, стоящую на отшибе у края участка, бытовку постель, и сходил прогуляться до своего любимого места, излучины холодной родниковой речки. Примерно через час, вдоволь насладившись природой и одиночеством, Дима подошел обратно к дому. Небо уже начало темнеть, и на нём, между розовыми инверсионными следами, стали загораться первые звёзды.
  
  
  2. Небесная тригонометрия
  
  Приходит день, приходит час,
  Приходит миг, приходит срок -
  И рвётся связь.
  Кипит гранит, пылает лёд,
  И легкий пух сбивает с ног -
  Что за напасть?
  И зацветает трын-трава,
  И соловьём поёт сова,
  И даже тоненькую нить
  Не в состояньи разрубить
  Стальной клинок!
  
  из к\ф 'Обыкновенное чудо'
  
  18-19 мая 2012 года, Москва и Московская область (локации условны)
  
  Отгадка пришла внезапно. Её безумию отдал бы должное сам старина Нильс Бор, она подкралась легко, как сон Менделеева, и треснула по башке не хуже яблока Ньютона. Случилось это, правда, не в саду, а в менее романтичном месте - дачном туалете, в своё время построенном Мышом лично, после прихода из армии. Ну, если уж быть совершенно точным, то озарение пришло, когда Дима, выйдя из темной кабинки, задрал голову вверх, к ещё бледному в начале двенадцатого ночи подмосковному небу. На нём загорелись редкие звёзды, пока только самые яркие. Прямо над головой светили три альфы: Вега, Денеб, Альтаир - огромный летний треугольник...
  ...Что-то царапнуло память, так, как царапает более острое, периферийное зрение вещь, находящаяся на пределе видимости, и не воспринимаемая пока прямым взглядом. Медленно и плавно, чтобы ненароком не вытряхнуть из головы долгожданную ассоциацию, Мыш переместился к рукомойнику.
  'Что зацепило? Звёзды? Нет. Созвездия? Нет. Летний треу...'
  Снова царапнуло, на этот раз сильнее.
  'Спасибо, звёздочки, вы тут не причём. ТРЕУГОЛЬНИК. Так, какое отношение треугольник имеет к чудесам в растворе?'
  Внутренний ютуб запустился сразу. Прошлая пятница, лаборатория, над дверью зелёные цифры 'Электроники-7', найденной в строительном мусоре и любовно восстановленной Ромиком, известным любителем советского винтажа: 15.34. Дарья сидит, уткнувшись взглядом в бак...
  -Тут золото, да?
  -В составе иона, конечно. Цианоаурат натрия, комплексная соль. Ядовитый, что мама не горюй.
  -ЗОЛОТЫЕ РЫБКИ В МОРЕ СИНИХ ТРЕУГОЛЬНИЧКОВ...
  Так. Стоп! Собачий бред и мистика. Но...
  ...Просто глюк начался именно в 15.34. Мыш даже напечатал себе графики всех трёх чудес, а хронологию уже наизусть помнил.
  ' ...И та, локальная проблема на одном узле... как раз это рыжее чудо в бак начало пялиться, где-то 15.10'
   Видеопамять тут же показала ещё одну картинку. Среда этой недели, начинается глюк, Светка бесится, входит БВЧ, нежно мурлычет дашкин Харьковский Тракторный, рыжий вихрь уносится за дверь общаться, и сразу же сникают зелёные зигзаги активности фильтра на первом мониторе, послушно сползая под положенный предел.
  Мыш неожиданно обнаружил, что даже полностью проговорить свою догадку вслух, находясь в полном одиночестве он не может, настолько дико это звучало.
  ' Кстати... надо бы рассчитать как должна выравниваться концентрация... Волна была плоской, там считать нечего...кстати , мог бы в пятницу прямо на контроллере прикинуть, вместо раскрытия темы сравнительной гидродинамики сисек с молодёжью... так, реальная кривая есть, надо только перенести в масштабе на миллиметровку...'
  Мыш вымыл руки и отправился в бытовку, где лежала пачка старых календарей, еще бабушкой в своё время зачем-то завёрнутая в миллиметровку, его разум вцепился в чудовищную догадку, как бульдог.
  'Если спад в среду - простая диффузия после снятия некоего... внешнего воздействия... ладно. А считать-то сейчас на чём?'
  Но история с ромиковыми часами вдруг напомнила, что есть на чём: те же годы, и тот же бренд. Программируемый калькулятор 'Электроника МК-61' 1987 года выпуска, лежащий с прочим электронным хламом разных поколений в ящике под старой тахтой на летней веранде. Заскочив в два прыжка на террасу, Мыш засунул руку под тахту и вытянул ящик. Есть! Калькулятор в оранжевом кожзамовом чехле, и угловатый блок питания. Действуя на автомате, Дима продолжал напряжённо размышлять.
  ...Как выглядит молекула воды, теоретически Дарья могла знать. Хотя для объектов таких размеров слово 'выглядит' вообще бессмысленно, конечно. Конфигурацию аниона, кислотного остатка, - видимо тоже, правда, с какого-то ракурса он действительно похож на головастую рыбёшку, в своё время как раз с выращиванием фильтр-каналов мучались, запомнилось. Но в открытых источниках, сети, этого не было, вообще. Узнала у сестры? Теоретически могла... но никогда ведь этим она не увлекалась. Про цианоаурат она в пятницу в первый раз и услышала. Так играть? Но зачем, а, главное, чудес в баке даже извратная и бессмысленная мистификация, задумай её рыжая на самом деле, никак не объясняет... кроме...
  ...Но тогда вопрос - что со вторником. В понедельник и пятницу глюков не было - и Дарьи вблизи установки тоже! В четверг установка не работала, остаётся вторник. Это нетрудно узнать, Светка была в лабе и проворонила чудо. Была ли рыжая на практике в этот день? Но прежде, чем пугать людей на ночь глядя...надо бы посчитать.
  Мыш опасался, что калькулятор просто не включится, но Древний Имперский Вычислитель, как обрадовавшись, что кому-то еще нужен, приветливо показал зелёный нолик.
  'Умели же делать...'
  Вспомнив странные заклинания-операнды обратной польской логики, Дима составил программу, карандашом записав её на полях графика. Зная характеристики раствора, а их Мыш, после недели чудес, помнил наизусть, это было не биномом Ньютона. Так, Ф-прг, погнали, 18 шагов, Ф-авт, в-о, контрольный пример. Бьётся. Теперь пять точек по времени. Есть. Уже сейчас, без масштабирования, Мыш видел, что всё совпадает, но не поленился, и, воспользовавшись вместо лекала какой-то гибкой стяжкой, тщательно перенёс масштабированный график спада последнего глюка с распечатки на ту же миллиметровку. Расчитанные точки легли на график идеально, расхождение вписывалось в допустимою погрешность, которую Дима тоже педантично проверил. Как будто неведомая сила прижала плоской ладонью к фильтру 'золотых рыбок', а потом разом исчезла...Неведомая?! Мыш выключил 'шестьдесят первого', благодарно погладил пальцами чёрный корпус. Вернулась та странная мысль, выбитая бабкиной лопатой в электричке. Это была не догадка или ассоциация, а скорее картинка, навеянная полусонными размышлениями о Советском Союзе, аниме и зимнем споре с Неоновым: Дарья на фоне бака с золотым раствором, левая ладонь - на наклеенном фирменном полупрозрачном лейбле со схематически изображённой молекулой чего-то...всё в строку.
  'Вторник. Если рыжая была во вторник... есть повод для разговора...'
  Мыш глянул на часы. Все его действия, начиная с сумасшедшей догадки, заняли чуть больше получаса, но Диме показалось, что он заново прожил всю последнюю неделю.
  '23.47, далеко за гранью для звонка в приличном обществе, ну так кто нас назвал приличным, ага. Но если подтвердится, то...'
  Настроение у Мыша ухнуло вниз, как пресловутый график. Отец неприезды или удирания сыновей с дачи воспринимал как предательство, да и матери тоже это нож острый...ну да ладно. Секунду помедлив, Дима набрал светкин номер, отгоняя неуместные высокопарные мысли о конфликте долга и совести.
  -Да? - Света была несколько удивлена, вроде совсем недавно расстались, и обсуждать уже было нечего.
  -Привет снова. Там Дашки рядом нет?
  -Пошла к Могиле модуль гонять,- жутковато звучащая фраза Светланы объяснялась вполне невинно, Дарья была у соседки-ролевички. Аня Могила, дашкина подруга и ровесница, жила через два подъезда в их же доме в Курчатово, и, пользуясь отъездом родителей на дачу, устроила тур квартирной ролевой игры. - В час придет. Нафига она тебе сейчас, опять накосячила чего?
  Мыш глубоко вздохнул. Сейчас он отрезал себе пути назад, после того, что он собирался сказать, его перестали бы считать нормальным все, включая ближайших друзей и коллег.
  -Нее, я как раз чтобы она не слышала. Скажи, она во вторник у нас практиковала?
  -Была, с десяти до часу, потом у неё пары были...так что натворила-то? - Уже всерьёз забеспокоилась старшая сестра.
   - В общем, я тут такое нарыл... по нашим чудесам...ну , это с ней связано... но она не виновата. Ну, в общем, надо встретиться...
  -Ну...мы завтра к одиннадцати в 'лошан' едем, я , Джа и Рыжик. Хочешь, подходи. Я их отправлю шопиться, и поговорим у входа. Хоть чуть-чуть намекни, в чём дело, я ж тут кипятком описаюсь...
  -Понимаешь, это не по телефону, совсем. Потерпи, и ей вида не подай,- До Мыша вдруг как-то разом дошло, что дело не просто серьёзное. Если есть хоть одно 'нано' вероятности, что их услышат чужие люди...
  'Если я прав, то самое серьёзное в человеческой истории. После мировой революции. Неолитической.'
  -Ого! Ладно, жду, - Света тоже прониклась. 'Пугать детей' было совершенно не в мышином характере,- До завтра.
  Пока всё подтверждалось. Мышу оставалось самое неприятное - сообщить родителям о срочном отъезде. Мама уже заснула, отцу он приподнёс чистую правду в своё оправдание, просто сдвинутую на три недели - пожар в лаборатории, реально случившийся в конце апреля.
  -Пап, я яму с утра выкопаю, и уеду, на восемь-двадцать. К вечеру вернусь, еще на шашлык успею, вы готовьте.- Мыш не очень сам верил в свои слова, это было 'как пойдёт'.
  -Ну...ладно. Приезжай, - Отец явно ему не поверил: то ли в пожар, то ли в то, что сын вернётся, - Спокойной ночи.
  Мыш вышел на дорожку к бытовке, чувствуя себя морально опущенным.
  'Вот почему так, всегда...ну я инфантил, понятно. Старый, матёрый. Дух со стажем...Понятно, наврал. Нда, а как здесь правду-то скажешь, если сам этот бред придумал и людей пугаю...тьфу!'
  Будильник в сотовом Дима, оценив трудозатраты на яму, поставил на 4.30, спать оставалось чуть больше четырёх часов, но заснуть после такого... тем не менее, вопреки его опасению, взбудораженное сознание достаточно легко отключилось, отомстив лишь под утро чудовищной эротической фантасмагорией, - почему-то со Светкой в главной роли. Вырубив мерзко попискивающий сотовый, Мыш, не отвлекаясь на сновиденческие психоанализы, вышел в сырой предрассветный туман, клочьями висящий вдоль дачных строений, по пояс облился ледяной водой, брутально хекнув, размялся и приступил. Монотонный физический труд интересен тем, что не занимает практически никакого 'машинного времени' мозга, и не мешает думать об отвлечённых материях. Впрочем, за два с лишним часа работы без единого перерыва (Мыш вкалывал, как будто этим извиняясь перед родителями) никаких теорий на тему, каким образом... ну, в общем, понятно... без разрушения основ всей науки, начиная со школьных истин, не построилось. И только закончив свою работу, укрепив края ямы, вымывшись и переодевшись, Дима, прикрывая дверь бытовки, чтобы отправиться в получасовой поход до платформы, решился высказать свою догадку вслух, словно какую-то странную присягу.
  -Дарья Чекан каким-то образом видит или чувствует отдельные молекулы и ионы, и может влиять на их движение.
  Мир не рухнул, не пошёл трещинами. Разогнав туман, светило блестящее весеннее солнце, всё было на своих местах, и даже электричка пришла минута в минуту, пустая и гулкая. И 'активная затычка' от воплей вагонных коробейников, эмпеплейер, остался не удел. Уже подъезжая к платформе, стоящей вплотную к МКАДу, откуда он намеревался пешком добраться до 'Ашана', Мыш неожиданно вспомнил странную, аутичную дашкину улыбку в среду, когда Светка бесилась и пинала стойку, и обозлился.
  'Всё эта... ведьма-практикантка к среде уже поняла. Игралась с нами...ну, погоди у меня. Хотя, собственно, что 'погоди'? Если сегодня она пойдёт в отрицалово - всё. Викентич, конечно, мужик широких взглядов, чудес не боится, даже наоборот ищет... но, с такой 'теорией' про собственную паранормальную внучку он мне первый санитаров вызовет. За меня объективно лишь то, что таких странностей раньше никто и никогда, по открытым источникам, не наблюдал. Дашка сейчас 'закуклится', про воспроизведение этих чудес можно будет забыть. С одной стороны хорошо - фильтры доведём без проблем, тему закроем... но...через неделю у неё практика закончится, и Чекан сам будет беситься, не находя объяснения, что это было и куда делось...'
  Мыш понял, что подходя всё ближе к месту встречи, начинает испытывать страх. Страх, сродни тому, что испытывает человек, идущий к врачу-онкологу, например. Даже хуже. Сегодня он выслушает приговор не себе, а вообще всему сущему.
  '...Так, наверное, становятся религиозными маньяками, над которыми мы смехуёмся на досуге. А ведь всё не так просто. Мы, умники, без труда объясняем то, от чего у ребят с аула крыша едет. Умники, говорите? Хотели пати? Вот вам, нате! Вселенная вам какбэ намекает, что не хрена вы о ней не знаете...'
  Выйдя на огромную и пока почти пустую стоянку гипермаркетного комплекса, Дима испытал невероятное желание зашвырнуть прихваченные с собой графики и расчёты в канаву, объяснить Светке, что ошибся, не раскрывая сути, и свалить назад на дачу, жрать шашлык, пить водку, залезть в ледяную речку, простудиться и заболеть на неделю. Не ходить на работу, валяться дома, попивая чай с малиной.
  'Не пойдёт. Если уж залез на десятиметровую вышку - прыгай. Не для зевак вокруг - для себя'
  Погода портилась, солнце макнулось в серую пелену и в ней завязло. Мир, как на самом деле ощутив метафизическую пробоину в своей ткани, терял краски, серел, будто лицо раненого, исходящего кровью.
  'Романтичненько. Рагнарёк, блин. Что я еще могу предъявить? А ничего. Никаких паранормальных явлений, подтверждённых строгими научными опытами, никто не зафиксировал. А тут еще не банальный медийный полтергейст с летающими утюгами, а вообще черт знает что...чёрт, наверное, знает, да поди его спроси... кстати, полтергейст - как раз спутник девочек в пубертате, по тем самым попсовым 'исследованиям', на которые эти... 'охотники за приведениями' простейшие градусник и барометр притащить забывали. Впрочем, они же упоминали, что у тех 'носительниц' сплошь детские травмы и болячки, а Дашка, судя по переплытому в тринадцать лет Керченскому проливу и ещё куче подвигов, здоровее космонавтов, даже сопливой её ни разу не видел. Она, конечно, рыжая и зеленоглазая, и, по устоявшемуся мнению, это 'ведьмачий' фенотип, неспроста же в народ пошло... работают ведь народные приметы... да, той ещё 'научности' аргумент, конечно, в самый раз для инквизиции века так шестнадцатого...'
  Дойдя до дверей 'Ашана', Мыш уселся на пирамиду корзин, и стал ждать. Светкин 'Гольф' подъехал минут десять двенадцатого. Дима невольно залюбовался: Света с Игорем, высоким, неформального вида парнем, старше её на два года, действительно смотрелись. Джа, как его называли, в черных брюках и кожаной жилетке, с 'хвостом', придерживал свою 'почти жену' под локоть. Светлана, в своей любимой джинсовке, что-то, полуобернувшись, говорила младшей сестре. Все прибывшие подошли к двери.
  -Привет, - буркнула сонная Дашка, проскакивая в храм потребления, и остановилась у входа.
  Мыш пожал руку Игорю.
  -Вы закупайтесь по списку, я подойду, - Светлана, по видимому, уже сказала спутникам, что приедет Мыш по делам, во всяком случае Джа с рыжей, отыскав в дашкиной сумке список, без лишних расспросов удалились вглубь огромного магазина.
  -Что случилось? Секреты какие-то...
  Мыш снова вздохнул. Достал бумаги. Отошёл к вентиляционной тумбе.
  -Смотри. Я не знаю, как это описать. Когда глюки начались, ты помнишь, Дашка что сказала?
  -Какие-то рыбы...бредятина, короче. Причём тут эта фигня?
  -Золотые рыбки в море синих треугольничков. Ты веришь, что она форму молекул воды знает? Но это ладно, а ионов соли? А теперь смотри сюда. Это начало пятничного глюка. Помнишь, я тебе предглючок на одном узле показывал?
  -Даа...- Светлана сделала невольный шаг назад, с опаской поглядывая на Мыша.
  -Теперь смотри сюда. Последний глюк в среду. Ты помнишь, как он кончился?- Мыш улыбнулся.- Нет, ничего я не курил. Не пил и колёс не глотал. И справка у меня есть. Что не.
  -Я истерила...
  -Да, я тебя усадил в кресло, и...
  -Дед пришёл?
  -Да, а у рыжей телефон зазвонил и она в коридор улизнула. Вот этот момент на графике, до секунды. Падение - обычная диффузия, я рассчитал вчера, вот. Всегда чудеса на установке были, когда Дарья сидела без дела у бака. Ни разу не глючило, когда её не было в лабе. Она знает вещь, которую знают только узкие спецы, и которой нет в сети. Ты же ей про рыбок не говорила?
  -Нет. Ты хочешь сказать, что она...
  -Что вижу, то пою. У тебя альтернативные теории есть?
  -Но... это же песец. Толстый биполярный. Паранормальщина. Я с этим фэнтези к деду не пойду, он меня ссаной тряпкой погонит.
  -Не надо ходить к деду. Надо развести Дашку на поговорить. Никогда не поверю, что ребёнок не хочет поделиться своими тайнами. Она уже неделю смурная, как раз после начала практики на установке. И еще вот что. Надо как-то взять с неё обещание молчать. Дело серьёзное, сама понимаешь. Даже намёка на такие её способности хватит, чтобы нам всем без башки остаться.
  -Ты комиксов не перечитал на ночь?
  -Не смешно. Я тебе сейчас не комиксы показывал. В любом случае, в первую очередь - поговорить.
  -Поехали с нами. Машина тесная, но утрамбуемся. Заодно поможешь выгрузиться. Я Рыжика придержу на полчаса, поговорим. Знаешь, никогда бы не подумала... Я пойду на кассу, чтобы мои поциенты там слона не купили...
  -Я помогу отнести.
  По дороге в Курчатово молчали так, что, наверное, родилось целое управление внутренних дел. Джа сосредоточенно рулил, удерживая старую перегруженную машину на трассе, Дарья, пять минут погадав, что было надо Мышу, снова уснула, закопавшись в упаковки бумажных полотенец - сказался ночной 'могильный' модуль. Светлана переваривала дикую догадку коллеги и колебалась между желаниями: допросить сестрёнку по канону 'Молота ведьм' или вызвать Мышу доброго доктора с крепкими медбратьями. Сам же Дима, уже изрядно подустав от мировых философских проблем, вернулся к околородительской рефлексии. Всё же, когда родители-пенсионеры зовут взрослых сыновей на дачу, они от них не вырытой ямы жаждут, которую любой узбек, со стройки рядом, выроет за те же два часа и смешные пятьсот рублей. Им хочется видеть своё продолжение, вошедшее в силу, здоровое, весело ржущее и рассказывающее всякие не очень понятные им истории из невидимой ими жизни...и зов далёких галактик в этом случае - отмазка не лучше, чем банальная головная боль или срочный ремонт на балконе...
  По приезду выгрузили всё в один заход. Дарья, естественно, тут же попыталась удрать 'по делам', но была схвачена и... ещё раз схвачена. Родной сестрой, прямо за рыжий хвост.
  -Полчаса, и на свободу с чистой совестью.- Светлана пихнула свёрток на антресоли и спрыгнула с табуретки.
  Говорить решили в парке, в трех минутах ходьбы от квартиры сестёр. Когда Мыш с девушками спускался в лифте, он, общаясь со Светланой на отвлечённую тему (покупку новой машины), внимательно, в рекламное зеркало, наблюдал за младшей, по-видимому, перебиравшей в голове свои прегрешения, достаточные до того, чтобы в выходной заявился для серьёзного разговора обычно крайне снисходительный ко всем её выходкам Дима. Ничего не припомнив, рыжая приняла гордый вид подпольщицы, ведомой на расстрел сатрапами, и, дойдя до первой скамейки парка, экспрессивно шлёпнулась на неё задом.
  -Ну?
  -Дарья, когда ты в пятницу сказала 'золотые рыбки в море синих треугольничков', что это значило?
  -Я...я не хотела...- рыжая явно не ожидала захода с этой стороны
  -Значит, золотых рыбок подталкивать к фильтру не хотела, чтобы посмотреть, как он их забавно хавает, - Лицо Мыша стало злым и жестким, он вдруг всё понял до конца: девчонка просто игралась, пользуясь своей странной силой, и разглядывая недоступный другим мир. - И лыбу давить не хотела, когда сестра с ума чуть не сошла? Смайлик сам нарисовался? Рафик совсем невиноватый был, да?
  Дашка испугалась. Испугалась сильно, веснушки на бледном носу стали контрастно-чёрными, и без того огромные глаза сделались в точности мультяшными индикаторами, на которых можно было все мысли прочесть - и не мудрено, таким она Мыша никогда не видела. Дима выбрал короткую паузу. И безжалостно ударил по дашкиным страхам, сформированным масскультурой даже у умнейших из современных подростков.
  -Светлана, пересядь и успокой сестру. Она не знала о силе, которой обладает, - пафосно и официально.
  Света удивлённо взглянула на Мыша, мол, ты что несёшь, но...
  -Я ...правда не хотела... когда в пятницу всё включили... я провалилась... потом испугалась, что умираю...а потом стала всё видеть...ну...не видеть а ...это как потрогать, но не рукой, а ну..всем воздухом...я была везде... ну далеко... видела все, как конструктор или три-дэ модели...- Дарья закрыла руками лицо, - я не хотела...правда...
  -То есть, ты на самом деле это всё устроила?! - подсевшая к сестре на лавочку, Светлана чуть не подавилась от возмущения.
  Мыш снова молчал, успокаиваясь. Пугать девчонку по расхожей методике 'момента истины' было жестоко, и, в общем, несправедливо, но понять случившееся было необходимо, а без её сотрудничества - совершенно невозможно.
  -Дарья, я хочу попросить у тебя прощения. То, что ты нас неделю дурила, это нехорошо, конечно. Но ты сейчас могла подумать, что мы знаем природу твоих способностей, просто это настолько запретная тема, что её даже обсуждать нельзя. Я сознательно тебя напугал, чтобы ты сказала правду.
  Дарья растерянно убрала ладони с лица.
  Так вот, - продолжил Мыш, - Нет никаких запретов. Нет тайных орденов и инквизиции. Природу твоих способностей никто из нас не понимает. Ты, небось, уже пытки и костёр вообразила?
  -Я - так точно, - ворчливо бросила Светлана.
  Несостоявшаяся жертва аутодафе, счастливо заулыбавшись, прижалась к старшей сестре.
  -Так, с извинениями разобрались. Теперь давайте по порядку. Нам нужно понять, когда, каким образом и какой природу силу ты приобрела. Помогать будешь?
  Рыжая энергично кивнула, ей явно импонировало, что с ней говорят как с равной.
  -Я правильно понял, что всё началось в лабе в прошлую пятницу?
  -Да. Когда Рома уехал, а ты пошёл за принтером. Светка включила как-то эту штуку с турбиной... миксер, сказала, что запускаем, загрузила плоский комп в стойке, контроллер. Еще сказала, что тебя за смертью посылать, всё сами запустим... я посмотрела в бак, вообразила структуру, про которую ты рассказывал, и... не знаю, как объяснить! - Дарья страдальчески зажмурилась.
  -Ладно. Я понимаю так. Ты ...инициировалась, вошла в резонанс, правда, неясно чего с чем, но пока и неважно...где-то между без десяти три и тремя. В пятнадцать-десять ты освоилась, перестала бояться и обнаружила, что можешь как-то влиять на увиденный микромир. Правильно?
  -Да. Я ... как бы чувствовала всё вокруг. Далеко, весь универ, дороги, дома, машины. Не видела, а ... ну как бы всё это внутри меня. И я видела из чего всё сделано... как из 'лего', что ли, только не квадратного...бетон, разные сорта этих деталек, железки в нём...
  -Арматура?
  -Ребристые такие железяки длинные, внутри стен. Все это живёт, движется, колеблется... как сердце.
  Мыш вдруг догадался, что Дарья и людей вокруг неизбежно ощущала в виде конструктора из молекул. Ему стало неприятно. Как в душе с прозрачными стенками.
  -Хорошо. А почему именно с фильтрами ты стала забавляться?
  -Ты же сам сказал. Прикольно. На всякие другие штуки трубки забивают, а как рыбка в неё уткнётся - кусь! - с трогательной непосредственностью сообщила рыжая. - Я их... как бы прошу, они ...переворачиваются, что ли, или наизнанку выворачиваются. Как носок. И плывут, куда я хочу.
  -Постой, - влезла Света. - Ты так единичных 'рыбок' заворачивала, а ведь даже в таком в растворе их немерянные квадрильёны в секунду фильтруются...
  -Ну, это как...
  -Горстью песок сыпать? - помог Мыш.
  -Вот, точно! Я как бы камерой 'отъезжаю'. Но могу и один ...ион по баку водить из угла в угол. Если захочу.
  -Интересно... а когда ты поняла, что воздействуешь на показатели, которые мы мониторим?
  -Сразу, но до среды сомневалась.
  -То есть, в пятницу сперва потренировалась на одиночных рыбках, потом сыпанула горстью в один узел - ничего не случилось, и ты, типа, взяла лопату?
  -Типа, да.- Дарья яростно дергала свой 'хвост', в котором застряли какие-то пушинки.
   Погода, тем временем, окончательно испортилась, над головой повисла унылая свинцовая кастрюля обложной низкой облачности, угрожающая в любой момент пролиться дождём.
  -Во вторник,- продолжила младшая,- я еще поигралась, а когда в среду вы сказали, что опять был глюк, я решила приколоться.
  -Надо мной? - злобно ощерилась Светка,- Урою нафиг! Ведьма рыжая!
  -Ээ...хватит уже средневековья. По хронологии понятно.- Мыш бесцельно вытащил из кармана цепочку с ключами, крутанул на пальце. - Хорошо, ты, когда приходила в лабу, как бы подключалась каждый раз? И тебе для этого именно установка нужна?
  -Даа...- несколько неуверенно протянула 'ведьма рыжая'.
  -А...- Мыш закусил губу,- Сейчас ты включиться не можешь? Просто, без всякой техники? Синие треугольнички, там, увидеть? Вокруг нас.
  Дарья прикрыла глаза, повисла тяжёлая, вязкая пауза. Дима почувствовал нарастающую волну неадеквата, словно они все играли в какую-то бессмысленную игру.
  -Чувствую, - просто сообщила рыжая, - только вокруг их совсем мало. В основном какие-то бейсбольные мячи, как бы... это ... если треугольники - вода, то ... кислород и азот, да?!! Ой...
  -Это она нас насквозь увидела, - с ледяным спокойствием прокомментировал Мыш.
  -И себя...- растерянно добавила Даша.
  -Подозреваю, что зрелище в целом неаппетитное. То есть можешь и без железа подключаться. Отлично, играем дальше. Ощущай воздух вокруг. Что там ещё есть, кроме бейсбольного инвентаря и треуголок?
  -Есть ещё круглые какие-то штуки, много. И другие, какие-то сложные, по чуть-чуть.- Продолжала сидеть с закрытыми глазами рыжая.
  -Аргон. И примеси, каждой твари по паре. Так, понятно. А далеко ты всё видишь?
  -До магазина стройматериалов, а с другой стороны до поворота на Долгопу, где старая остановка. Дальше всё сразу расплывается.
  -Так.- Светлана выудила смартфон, выбрала приложение. - Смотри, мы тут, вот 'Самоделкин', вот павильон.- До магазина семьсот двадцать метров, до остановки шестьсот восемьдесят...
  - Забор у магазина вижу, а арменовские лотки уже нет. - Дашка открыла глаза. - А на шоссе вижу ровно по второй блок. Автобус там едет, из Долгопы к нам. Леонидовна кота везёт, от ветеринара...
  Помолчали минуту, переваривая произошедшее. В проёме отсутствующего блока забора, служившим входом в лес, неторопливо проехал бело-зелёный рейсовый ЛиАЗ.
  -Погоды стоят предсказанные, - для никого произнёс Мыш.
  -Так, радиус действия - семьсот пятнадцать метров. Точненько. То есть - одна сверхспособность выявлена, суперзрение. Неплохо. - Света положила телефон на скамейку. - А вниз? Или вверх?
  -Ну, там то же, круглое лего. Только всё на месте стоит и как бы дышит, я говорила. Вот там, - показала рукой Даша, - трубы. Железные, неглубоко. Треугольнички в них. Двигаются. Я потом разберусь во всех этих штуках, это же химия, да? Вверх - один воздух...
  -И физика. Молекулярная, а может быть и ядерная...- Мыш улыбнулся. - Знания - сила, для тебя теперь в прямом смысле. - А вот попросить молекулы газов подвинуться можешь? Чуть-чуть, на метр...
  -В воздухе? Я попробую, а куда?
  -Да куда угодно, влево например. От забора...
  БАММ!!!
  Света схватилась за уши, Дарья вскочила со скамейки. Мыш остался философски недвижим, по-видимому исчерпав сегодняшний лимит удивления.
  -Я не нарочно!
  -Верю. Ну, что же, Гермиона, давай дневник. Пять за 'бомбардо'.
  Пятёрку рыжая, несомненно, заслужила. Бетонная секция забора, справа от входа, лежала на земле, расколотая на три куска, выставив наружу арматурные рёбра, следующая за ней покосилась. Звук был не хуже, чем от взрыва гранаты подствольника.
  Дима тоже поднялся.
  -Пока нами не заинтересовались полицаи, предлагаю, - Мыш кивнул на начало лесной тропы, - уйти в партизаны. По понятным причинам наша версия событий будет для органов слишком экзотической. Ты контролируй окрестность, никто нас не видел, я надеюсь?
  -Нет. У поворота Хорват с Анькой на великах катаются, на турнике мужик какой-то... все далеко.
  'Партизаны' углубились в лес. Тропа была нахоженной и широкой, и валежника на ней почти не было. Дарья шла, как контуженная, держась правой ладонью за щеку.
  -Получается, она изменяет по желанию направление движения молекул, - обратилась к Мышу Светлана,- как от несуществующей стенки отражает. Может отбирать сорта молекул, атомов... то есть законы сохранения, ньютоновы законы, начала термодинамики идут лесом... вся база.
  -Как такое существо называть? - отозвался Дима,- Что-то вертится на языке, склероз, аднака...
  -Фея Максвелла. По аналогии,- придумала Света,- Она же как-то управляет этими триллиардами частиц, у человека в голове быстродействия и количества нейронных цепей напрямую этого делать не хватит, даже если о 'приводе на физику' не думать. Значит, есть какие-то посредники для, так сказать, пакетных операций, те самые демоны Максвелла...
  -Ага, заведующие входом и выходом...
  -Какими?!
  -Классику читать надо... 'Понедельник начинается в субботу'.
  -Ааа, - протянула Светлана, потрепав рыжую по голове. - Ну, теперь уж это точно про нас. Феечка, блин!
  -Я?
  -Лампа от буя! - срубила заруливающий пафос старшая сестра, - скажи, а поаккуратнее можешь молекулы попросить подвинуться? Чтобы без жертв и разрушений?
  Дарья остановилась. Они были на небольшой поляне, с трёх сторон был густой ельник, тропинка, изогнувшись, как бы отчёркивала лиственный лес от хвойного.
  Резкий порыв ветра пронёсся вдоль тропинки, закидав всех старыми сухими иголками и мелкими сучками.
  -Впечатляет!- весело произнёс Мыш, отряхивая куртку от лесного мусора. Света его веселья не разделила, протирая платком глаз, куда попал мелкий кусочек коры. - А вот если... строго в заданную поверхность избыток давления приложить?
  -Это как?
  -Ну, смотри. Я ставлю ладонь. Ты все молекулы воздуха, что рядом, утыкаешь в неё.- Мыш протянул руку с поднятой ладонью. - Нафига нам ураганы, правильно? Просто дай избыток давления строго в выбранную поверхность, и ни молекулы мимо.
  -Сейчас попробую. - Дарья снова прищурилась.
  -А зачем ты глаза закрываешь?
  -Ну, это, как одновременно два телика смотреть. Неудобно, путаюсь.
  В ладонь Диме ощутимо упёрлась мягкая подушка.
  -Сильнее!
  Теперь в эту подушку, как показалось исследователю, на полном ходу электричка врезалась. Рука сложилась перочинным ножиком, Мыш резко отшатнулся назад.
  -Это от души... поняла, зачем я тебя это попросил сделать?
  -Я... могу вещи двигать, да?
  -Да, умничка. Ииии? Ещёёёё? - протянул Дима,- Я что, у девочек-волшебниц преподаю на полставки? Думай, Сейлормун, в жизни пригодится.
  -Я не Сейлормун, - презрительно фыркнула рыжая, - И мне не семь лет.
  -Скорее, кузькина мать, - вступила сидящая на пеньке Света, - а я вот уже догадалась. Подсказываю. Атмосферное давление - десять ньютонов на квадратный сантиметр. Твой вес - что-то вроде шестисот.
  -Я что, летать могу?! - Дарья глядела на исследователей как на умалишённых.
  -Ну, в ладонь ты мне шарахнула минимум на полторы тысячи, учитывая, что от груди я сто десять кило жму, на силу это тысяча сто, примерно. Сама весишь меньше шестисот. Прилагаешь силу ты не от своего тела, стало быть эпик фейл имени барона Мюнхгаузена, не договорившегося со стариком Изей, тебе не грозит. И?
  Рыжая еще раз диковато сверкнула глазищами, словно только что поняла происходящее. Потом ломаной, вихляющейся походкой пересекла поляну, Мыш отметил, что она примеривается к своему весу и центру тяжести, чтобы просто не перевернуться. Остановилась. Странно, как от неосязаемого другими сильного ветра шатнулась, раскинула руки, и плавно, будто поднимаясь со дна несуществующего бассейна, оттянув мыски, взлетела вверх примерно на полметра. Светлана одобряюще улыбнулась, Дима смотрел на невероятное зрелище мрачновато-напряжённо, опасаясь, что рыжее чудо испугается, потеряет контроль над своими 'демонами' и больно шлёпнется.
  -Ну, и что ты зависла, как винда? - Раздался задорный голос старшей сестры. - Давай! Вперёд и вверх, в божественных ветрах...
  Мыш открыл было рот, чтобы напомнить о технике безопасности, ну и заодно о том прозаическом факте, что они не в тайге, и последствия того, что посторонние люди увидят ТАКОЕ, могут быть, как обтекаемо выражаются политики, дабы не кликать зря северного пушистого, непредсказуемыми.
  Но было уже, конечно, поздно. С восторженным визгом Дарья взмыла в небо, буквально за десять секунд уменьшившись до оранжево-чёрной точки, а потом и вовсе пропала в серой мгле.
  Дима вдруг вспомнил чёрно-белый снимок тридцать лохматого года: стоящие на поляне испытатели, только что успешно запустившие какую-то примитивную ракету. И, хрюкнув под нос, еле подавил смеховой припадок, настолько нелепо всё это ассоциировалось.
  -Где бы ты ни был...- снова в пространство произнёс он.
  -Что?
  -Рассказ такой. Фантастический.
  -Знаешь, я когда слышу людей лет на десять меня старше, кажется, что вы все инопланетяне. Язык русский, все слова знаю, а смысла понять не могу.
  -Потому что эра сменилась. У нас были книги. В них инфу было искать медленнее и сложнее, зато по дороге массу всего ещё узнаёшь. У вас - сеть, там всё сразу можно найти, вы резче и конкретнее, а в эрудиции провалились. Рассказ я этот случайно прочёл в девять лет, когда в сборнике фантастики искал про космос всякое. Кстати, это одна из лучших философских вещей про суперспособности.
  -И что теперь делать-то? - опустошённо проговорила Светлана, - Деду что говорить будем?
  -А я не знаю. Да и ладно 'деду'. Ты понимаешь, что вообще произошло?! Всей современной наукой можно будет с чистой совестью подтереться. 'Дети, запишите формулировку второго начала термодинамики. В замкнутой системе энтропия всегда нарастает. Этот фундаментальный закон природы ,исполняется везде, кроме текущих окрестностей радиусом семьсот пятнадцать метров гражданки Чекан Дарьи Владимировны, 1996 года рождения, номер паспорта такой-то'. Тьфу!
  -Но...ведь это новые принципы. Значит, есть, что узнавать. Да и любимому дедову 'тупику физики' тоже песец!
  -Ага. Тупику точно песец, стены снесены нахрен, иди куда хошь. Это уже даже не ка-эм или теория относительности в своё время, тут всё под ноль. Да и ладно! Ну, Дарья, зажгла!
  Зазвонил светкин сотовый.
  -Тут сыро и туман какой-то, и земли не чувствую уже. Не видно ничего. И уши очень болят, - как-то по-детски нажаловалась сестре новоявленная волшебница.
  -Это не туман, а облака. Земли ты не чувствуешь, потому что выше семисот метров забралась. А уши болят, потому что барометрическую формулу надо было в школе учить, и не взлетать, как зенитная ракета. Так что спускаться будешь, аккуратно выровняй давление вокруг себя, ты это можешь, я в тебя верю, - Светка весело хмыкнула. - Что значит как? Кто из нас супердевочка?
  -Вы сдурели, по телефону-то, а? - разъярился Мыш и отобрал сотовый. - Значит так, летишь к поляне, где ручей. Прежде чем вывалиться из облака, проверь, нет ли чужих на земле рядом. Если есть, зависнешь и доложишь обстановку. Спускайся медленно, вниз - ухам больнее. Конец связи.
  Испытатели отправились к роднику. Светлане казалось, что Мыш злится, и это было правдой.
  -Ну, скажи уже! - подходя к точке рандеву, не выдержала аспирантка.
  -Не, вот нафига было подначивать? - хмуро спросил 'преподаватель на полставки', - 'Вперёд и вверх...' ...Кстати, сама цитатами разговариваешь... А перепугается, или там резонанс какой пропадёт... и всё. Не изучено ж ни хрена. К тому же лес из окон отлично видно. Достаточно бинокля, чтобы увидеть, что не воздушный шарик там летает... и про телефон - я же предупреждал!
  Светлана промолчала. Контрол-фричество из Мыша всегда лезло, когда случались какие-то сложности. Надо просто было ему разрешить вдоволь напараноиться.
  Чужих не было. Дарья уже довольно уверенно приземлилась на бетонную плиту около родника, озабоченно рассмотрела свои насквозь мокрые топик и брюки.
  -Ну, и как тебе? - Светлана внимательно оглядела вернувшуюся с небес сестру.
  -Это...это ваще! Только сыро! И резинку от хвоста потеряла!
  -Естественно, это ж облако, рыба ты летучая. Ты, кстати, можешь лишние треугольники из одежды выселить. Только без фанатизма.
  Дарья окуталась паром, забавно, прямо как утюг.
  -Ну, ты пыхнула!
  -Знаешь, мне кажется, что мы все пыхнули. И выдохнуть забыли, - Дима поднялся с перил поломанного мостика, устало улыбнулся, - Пойдем до дому, поговорить надо. Так, по лётной практике тоже пятёрка. Теперь домашнее задание. Первое - сортировка быстрых и медленных молекул. Это откроет тебе путь к магии льда и пламени...
  -Мы проходили, это эмкатэ, - кивнула рыжая.
  -Вот и ладненько. Второе - электричество. Разделение заряженных частиц, ионов, и, если их чуешь, электронов. Тоже хорошая штука в арсенале любой, уважающей себя, супергероини.
  -Я чувствую электричество. Как будто натянуто ...всё. И радиоволны, как... ну, это как дрожит что-то.
  -А тяготение? - обернулась к сестре шедшая впереди Света.
  -Ммм. Не понимаю...
  -Ладно, с ним потом разберёмся. Третье. Работа с твёрдыми телами.
  -Я их чувствую, но делать с ними ничего не могу, всё как-то ... скручено.
  -А разом все их молекулы или там, атомы, обернуть, как ты говоришь? Давай только, это, подальше от нас. Вон тот пень попробуй. Вверх.
  Дарья зажмурилась, но ничего не случилось.
  -Облом, - признала юная волшебница, - Держится всё, только трясётся. Зато могу что-нибудь разрезать. Это как проволоку: если быстро-быстро гнуть, она ломается...
  Дарья снова зажмурилась. Приличного размера дубовый сухой сук упал на тропинку. Дима поглядел на идеально гладкий срез, со всей древесной структурой.
  -Лучше, чем лазером...
  -Люси отдыхает! - Дарья хвастливо глянула на сестру.
  -Хм. Кто? - Мыш догадался, что на этот раз молодёжь обязательно отомстит.- В облаках с бриллиантами?
  -Это онемэ. Тоже про паранормалов, - объяснила Света. - Вот тебе за входы-выходы!
  Облака окончательно мутировали в тучи, накрапывал мелкий, холодный и противный дождик. Исследователи возвращались назад к опушке, на место первого 'эксперимента', заново незаметно намокшая под дождём 'летучая рыба' висела над головой у сестры, пытаясь ухватить её за заколку, и глуповато хихикая. Дарья забавлялась своими способностями, как ребёнок новой игрушкой.
  'Хотя почему 'как'. Ребёнок и есть. А детство через пять минут кончится'.
  -Ну, всё, достала! - Резко повернувшись, Светлана ухватила младшую за руку и попыталась вернуть левитирующую проказницу на грешную землю. Получилось немного наоборот, но, подойдя к самой дальней от входа скамейке, Мыш пресёк наметившееся веселье на корню.
  -Дарья, поставь сестру на планету. И сама на неё спустись. Сейчас будет серьёзный разговор. Самый серьёзный за всю твою жизнь.
  Рыжая послушно приземлилась, и уселась на скамейку, не обращая внимания на сырость.
  -Ты знаешь, как кончается детство? - Мыш говорил и слышал себя будто бы со стороны, со спокойной отрешённостью от происходящих запредельных событий. Сейчас ему казалось, что он смотрит фильм, с собой в одной из главных ролей. Такое чувство хорошо знакомо спортсменам, перед концом дистанции делающим финишное ускорение, когда сознание чувствует себя свободным от тела. - Так вот, оно кончается не с первым сексом или первой собственной зарплатой. Это всегда какой-то вызов от жизни, на который ты уже не можешь ответить по-детски. Заплакать, пожаловаться сестре и маме, или полезть драться...так вот. Тебе не повезло, оно кончилось раньше времени. Здесь и сейчас. Ты больше не любимый ребёнок, рыжее солнышко. Ты самое могущественное существо на Земле, и пока даже ещё непонятно, где границы твоей силы.
  -Я понимаю, - Дарья взглянула прямо в глаза Диме, спокойно и серьёзно.
  -В природе твоей силы надо разбираться, и мы попробуем это сделать, - продолжил Мыш, - Мы - это твои сестра, дед, и я. Борису Викентьевичу мы всё расскажем обязательно. Хочу тебя предупредить, и Светлану тоже. Я по поводу телефона не зря параноил. Больше никто и никогда не должен знать о твоих способностях. Никогда не обсуждай всё, связанное с ними, по любым каналам связи, только в личном нашем присутствии и без свидетелей. Никогда не проявляй их таким образом, что странные явления могут заметить чужие люди и связать их с тобой. Мне раскрывать тему, в стиле, что нельзя летать в школу или лупить молнией хулиганов во дворе?
  Улыбнувшись, рыжая отрицательно помотала головой.
  -Я помню, что то, что знают двое, знает свинья, и у нас мало шансов. Но пойми простую и страшную вещь. В мире есть могущественные, богатые и сильные люди, для которых мы - грязь под ногами. Если они узнают о твоей силе и смогут тебя персонифицировать, мы превратимся в заложников. Все, родители, сестра, дед, прочая родня, друзья, даже знакомые. Ты причинишь нам всем мучение и смерть. Самим фактом своего существования ты посягаешь на власть этих невидимых королей, не говоря уж о том, что им будет нужна твоя сила. Для себя, чтобы сделать свою власть вечной. Эти люди, конечно, менее колоритные, чем злодеи в твоих мангах, или, там, комиксах, но куда более злые и жестокие, поверь мне, - Мыш пригладил намокший 'ёжик' волос, потёр уши, удивляясь собственному высокопарному гону, - И, ещё одно. Так получилась, что ты снесла теперешнюю науку начисто. Если мы разберёмся в твоих способностях... в общем, земляне станут сверхцивилизацией. Если же мы откроемся раньше, чем всё поймём, есть немалый шанс на глобальный песец раньше времени. Всё, пятиминутка пафоса завершена, ты девочка умная. Мы не в армии, повторения не требуется. Пошли домой.
  -Ой, Джа рыбные котлеты делает! - в который уже раз закрыв глаза, облизнулась Дарья, мгновенно снова становясь беззаботной девчонкой. - А Игорю не будем рассказывать?
  -Нет. Ради жизни на Земле и его собственной безопасности. Знать должны только четверо.
  -Знаю, - вздохнула Дарья, - А можно я...облака разгоню? Хочу солнышко...
  -Хм. А как, ты же девочка-волшебница тактическая, радиусом действия всего семьсот метров. А такой обложняк наверняка на километры вверх.
  - Я просто сильный ветер вверх устрою!
  -Ну, попробуй...
  Над головой лихо засвистело, дождь разом исчез. Через минуту в сером мареве, точно в зените, нарисовалась огромная белёсая медуза, её щупальца, жутковато извиваясь, отрывались и исчезали в уплотнившихся, почти чёрных, стенах окружающей медузу облачной 'трубы'. Сильный, постоянно меняющий направления ветер закидал всех троих прошлогодней листвой. Мыш понял, что, разрешив доморощенной повелительнице стихий вдоволь оторваться, сделал глупость - такое атмосферное явление обычным не назовёшь. Но снова опоздал с замечаниями: медуза лопнула ослепительной синевой чистого неба, а через мгновение в 'трубу', яркое как лазер, ворвалось солнце! Дарья звонко, счастливо расхохоталась.
  -Всё, пошли. Жрать охота!
  У ворот лесопарка на поверженной секции забора стояла депутат местного совета 'курчатника' Нора Робертовна Шкиль, старая знакомая профессора Чекана, неопределённого возраста дама в очках, похожая на хрестоматийную строгую училку. Увидев выходящих из леса сестёр и Мыша, она покивала головой.
  - Свет, ты не видела, кто тут нахулиганил?
  -Нет, мы по той стороне гуляли. Вроде хлопок какой-то был.
  -Я тоже слышала, а гари то нет! Я наряд из Долгопрудного вызвала, но эти пока доедут, тут полпосёлка взорвут! Чёрт знает что творится. А сейчас смерч над лесом видела, только что. Вы-то нормально?
  -Да, просто ветер сильный был. До свидания, Нора Робертовна!
  -До свидания, Дима, девочки. Я тут полицию нашу, - едко усмехнулась активистка, - родную, дождусь.
  Исследователи вернулись домой как раз к обеду, заготовив дежурное враньё для Игоря про причины незапланированного производственного совещания под дождём в лесу.
  Съев одну фирменную игореву котлету, Мыш откланялся. На шашлык он тоже успевал, но аппетита за этот сумасшедший день явно не нагулял. В голове был 'сумбур вместо музыки', и, в довершение всего, он почти физически ощущал, как под всем миром тикает таймер чудовищной бомбы. Бомбы, которую он сам сегодня заложил, накормив своего личного демона любопытства.
  Родители немало удивились - Дима вернулся почти точно в срок, примерно полшестого.
  -Ну, что, Ландау, - начал снова отец, - нашли бозон Хиггса? В кладовке валялся, всеми забытый?
  -Неа. Не поверишь, в школе учился, - показал руками примерные дашкины габариты Мыш. - Вот такой вот бозонище!
  Дима подцепил на вилку и отправил в рот внушительный кусок шашлыка.
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 4.40*18  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"