Сормов Павел Васильевич: другие произведения.

Летняя вьюга (глава 5)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прода. Курощение, дуракаваляние и экзистенциальный ужОс.

  5. Сумерки богов.
  
  
  У Аргунского ущелья,
  Негры дохнут от похмелья,
  Бомбы сброшены на лес,
  SYSTEM : CLEANING IN PROGRESS...
  Сталинград... Вуковар...
  Утомил гнилой базар,
  Вуковар...
  
  По мотивам радиоперехватов
  
  
  22-27 мая 2012 года, Москва и Московская область (локации условны)
  
  Соседи чекановской лабы по этажу, радиофизики, с недоумением наблюдали, как рыжая лаборантка фильтровиков уже второй час расхаживает туда-сюда по коридору мимо их распахнутой двери. Но люди они были воспитанные, как тот кролик, и ничего не сказали. На самом деле они наблюдали вполне честный научный эксперимент - Чекан пытался выяснить, как перемещение дашкиной ноосферы влияет на "переворачивание" тестовых ионов. Когда ведьма-практикантка отправилась на оставшиеся пары в лицей, профессор, проанализировав данные структур, удовлетворённо хмыкнул - скорости складывались, по вполне очевидному закону, будто молекулы наталкивались на движущееся как раз со скоростью пешехода препятствие.
  -Она до лицея уже добралась? - профессор оторвался от кучи распечаток и тетрадей, отхлебнул чаю.
  -Должна уже. А что? - Светлана аккуратно расставляла на полке не пригодившиеся иономеры-малютки, ящик с которыми только что принёс со склада Мыш. - Мне самой это её всевидение, как кнопка в стуле...
  -Не хотел бы, чтобы мелкая услышала, да... провокация получится. Если я правильно посчитал, а я правильно посчитал, - самодовольно усмехнулся Чекан, - то вектора скоростей частиц инвертируются относительно её собственного движения, со своим шариком. То есть она может таскать с собой всё, что ей заблагорассудится. Например, воздух с собой, в космос. И летать в вакууме, как... не совсем обычная, но ракета.
  -Так я уже предлагал ей термоядерный реактор собрать, - заметил Дима, сдвигая упаковки из-под новых приборов в угол в поисках очередной потерянной коробки структур, - Вот и двигло готовое. Пару тонн воды как рабочее тело, банка дейтрида лития, воздух, и вперёд, на Марс.
  Мыш заметил, что затронул неприятную тему - профессор помрачнел и замолчал. Диме тоже стало не по себе, он уловил, что Светка опоздала с предупредительным жестом, и смутился, как матюгнувшийся в гостях при родителях школьник. Повисла неприятная пауза.
  "Молчание - золото, ага. Что-то дофига у нас золота в жизни последнее время. Во всех смыслах".
  -Космический корабль-оболочка из лучей звёздного света. Лавкрафт. Сказка... - Светка мечтательно прищурилась. - Правда, ей лучше пока не говорить. Головы-то нет.
  -Читала она этот "Серебряный ключ". В прошлом году, в Крыму, все мозги мне Рэндольфом Картером забила, до ушей. А даже если не вспомнит, сама догадается, - ответил Дима. - Возможностей она открывает всё больше, а средств сдерживания у нас, кроме морального авторитета, никаких. Жар-птиц голыми руками не ловят.
  -Она Вьюга. Имя уже придумала себе супергеройское. Клюква рулит.
  -Ну, всё, пипец мировой плутократии. Медвед, всем водки из самовара, кто не выпьет два литра - поедет в ГУЛАГ. А если серьёзно, хреново все это. Придумала, значит, точно применит по назначению. Как не есть ириску, если ириска есть?
  -Дед ей разрешил способностями пользоваться, только тайно...
  -Стоп! - Неожиданно поднял голову закопавшийся в записях и молчавший все это время профессор, - Дима! Что сейчас играет?
  -"Хелловин". Сумерки богов, с первого хранителя, восемьдесят седьмой... - Недоумённо ответил Мыш. В особом интересе к тяжелому року шефа "молодёжь" никогда не замечала, хотя Чекан совершенно терпимо относился к играющим фоном в колонках подборкам любых песен, скачанных Димой, Романом и внучками, от "Металлики", и до какой-нибудь Нюши. Единственным, кого Борис Викентьевич почему-то не переваривал, был БГ.
  -Нет, что он там спел? Поставь сначала, громко! Свет, найди мне текст, быстро, ну! - Шеф резко встал, подошёл к компу Мыша, - Про богов, что нас хранят, я понял, а что случилось с "Инсанией две тысячи четырнадцать"?! А главное - про ошибку что-то...
  -Заменена на олимпиаду в Сочах, билеты действительны, - Пробурчал Мыш, - Обычный пафос, социальщина, песец настаёт, все дела, аллюзии к скандинавским мифам, у "хелловина" полно таких текстов...
  -Нет. Я про "эррор". Там будто отладка. Изделия.
  -Error in store 103! - Провозгласила Светлана, скидывая текст на принтер.
  -Ошибка. Ошибка в сто третьем блоке. Сумерки богов... всего лишь ошибка... и всё, - Чекан достал дипломат, запихнул в него свою тетрадь наблюдений за супервнучкой, распечатки, сверху положил текст странной песни, - Так, дети. Я поехал. Звонить только, если что-нибудь серьёзное. Завтра меня не будет. Думать надо. Пока.
  Исследователи недоумённо попрощались, и, когда за сумасшедшим профессором захлопнулась дверь, переглянулись.
  -А пошли вы все, я - домой! - голосом Эрика Картмана выдала Светка.
  Оторжавшись, Мыш внимательно перечитал слова. Действительно, странные. Старый поклонник "HELLOWEEN", Дима никогда не замечал таких чужеродных вставок в тревожно-социальный текст с юношества знакомой песни, и только сейчас прочитал его с листа. А услышал в нём что-то важное почему-то шеф, никогда металлом не увлекавшийся, просто в силу возраста. Забавно.
  -Ну, что? Идём ресторан заказывать?
  - Давай дед хоть объяснит, что он понял. Я, например, ничего. Что за сто третье устройство?
  -А я знаю? Хранилище какое-то, накопитель. Хард? Я эту песню в спортлагере первый раз услышал, летом восемьдесят девятого. Толком в текст никогда не вслушивался, у "хелловина" стихи не такие интересные, как у "мейден", например...
  -Мне тогда полгода было... Тайные знания древних, ага.
  -Ну, ладно. Сам расскажет, что его так торкнуло, не будем пока тревожить. Отчёт для нанистов сегодня допишем, шефу только скопипастить останется. И до ноября можем исключительно Дашкой заниматься. Надо проверить кучу вещей - граничные области её ноосферы, как в них убывают её возможности, дискретно или есть переходная область, совпадает ли зона всевидения с зоной эффективного воздействия. С твёрдыми телами тоже загадка, почему она разом их отражать не может... гравитация, ядерные силы... снова не понятно ничего. Дед твой вопросов сто накатал, что надо прояснять.
  -Сколько?
  -Ну вот, тут от руки, как он любит, я копию сделал. Сто... три?!
  -Блин. И какой сто третий?
  -Система реального времени.
  -И что бы это значило?
  -Ну, помнишь, он упомянул, что Дашка тормозит при работе с ЭМИ. Система реального времени реагирует на события, если не успевает обработать по нехватке ресурсов - просто останавливает обработку. Как тогда, со светом - отразить целиком не смогла, получилась какая-то хроматонь. Её мозг, в сочетании с демонами-драйверами - тот же комп... ошибка в сто третьем... фигня какая-то, ничего в голове не вяжется. Давай, сегодня отчёты допилим, и по домам. Завтра у неё что?
  -Химия - предэкзамен, и два зачёта. Будет у нас с трёх до шести, поработаем с границей. Как раз с утра оборудование надо будет нарыть и настроить.
  ****
  Квартира сверкала такой чистотой, что Джа со Светланой шли будто бы по музею, со стрелками "направление экскурсии", которую проводила рыжая, сияющая и гордая, как олимпийская чемпионка. Игорь, хотя и оказался посвящён в тайну юной волшебницы, под обещание не подавать прочим посвящённым вида, что ему всё известно, был, тем не менее, поражён. Светка, впрочем, тоже была в шоке - заставить младшую у себя-то в комнате прибраться, и то было подвигом. Похоже, Дарья на самом деле решила внять дедовым наставлениям, и стать "хорошей". Что, по привычке, изрядно пугало - сестрёнка теперь обладала неограниченными возможностями причинять окружающим добро, и, очевидно хотела, чтобы никто не ушёл обиженным.
  На столе в гостиной лежала внушительная кучка предметов, тоже вычищенных и аккуратно разложенных, считавшихся в семье давно утраченными "военно-морским способом". Тут была лауреатская медаль деда, имперский червонец конца девятнадцатого века и масса других, менее ценных, но дорогих как семейная память вещей.
  -Четырнадцать килограммов химической грязи. - Тихо похвалилась феечка, стоя с сестрой на балконе. - Пакет руками выносила. Ну, в смысле, вид делала.
  -Ты что, взвесила его?
  -Ага. Просто интересно. - Дашка лукаво улыбалась, искрясь озорством и желанием продолжать игру в добрую волшебницу.
  Причину её хорошего настроения Света отлично понимала. Ирина Петровна, бабушка курчатовской дашкиной подруги Ани, вела в местном ДК "Энергия" кружки мягкой игрушки, вышивания и прочего рукоделия. Энергичная соседка отловила сестёр и Игоря, возвращавшихся из магазина, и вдоволь пожаловалась на тяжёлую жизнь. Основным элементом тяжести, в прямом смысле этого слова, был непосредственный начальник Ирины - Пётр Сергеевич Снобков. Сей представительный господин неприятной наружности и устрашающей окружности, занимающий должность директора дома культуры, в жизни хорошо умел делать три вещи. Во-первых, писать для районного начальства блестящие отчёты о непроделанной им, на самом деле, работе в области культуры, во-вторых, красть во вверенном ему ДК всё, что плохо или хорошо лежит, стоит и висит, а в-третьих, превращать в ад жизнь подчинённых. Причём в последнем умении он настолько продвинулся, что от его административного пыла страдали не только сотрудники, но и вообще все, кто хоть как-то соприкасался с несчастной "Энергией". Посетителям и даже сотрудникам арендующего небольшое помещение местного интернет-кафе он запретил доступ в туалет, впрочем, туалетное самодурство директор проявлял и в целом по ДК, открывая и закрывая доступ к заведениям по желанию собственной левой пятки. Забетонировал сливы ливневой канализации, в результате чего двор ДК превращался в уличный филиал бассейна каждый серьёзный дождь. А главное, методично выдавливал из своей вотчины всё живое, способное заинтересовать хоть каким-нибудь творчеством молодёжь, стремительно превращая вверенное ему хозяйство в разграбленную коробку, начинённую кружками "пенсии и пляски". Благоволил он только к странному господину, арендующему помещение для студии звукозаписи на втором этаже, чудовищно жадному персонажу, вместо установки нормальных звукоизолирующих окон предпочитавшему устраивать скандалы по поводу шума всем, от детей-кружковцев, до строителей, чинящих козырек над входом в компьютерный клуб. Нельзя сказать, что местный совет, сплошь "красные" активисты, старые сотрудники НИИ во главе с Норой, не пытались разобраться со всем этим безобразием, но у жирной гадины, видимо, были неплохие подвязки в районе. Поэтому вороватый самодур продолжал занимать в ДК своё директорское место, а также, подражая газу, весь предоставленный ему объём - даже в дверь боком протискивался. Последними "подвигами" директора были перекрашивание здания в цвета украинского флага, замена ещё советской, но вполне приличной и красивой двери главного входа, на железное убожество, с умыканием старой на свою дачу, естественно, и спиливание с монументального стенда афиши, стоящего напротив входа в дом культуры, металлических молний. Молнии были местным брендом, тут они были везде - Курчатово было посёлком при институте, созданном для решения проблем термоядернго синтеза, источника безграничной энергии. Но вчера какой-то районный культурный деятель, инспектируя вверенное хозяйство, неожиданно обратил внимание господина Снобкова, что четырёхметровые железки по краям афиши явственно напоминают какие-то очень нехорошие руны. В свете последних политических веяний так и вовсе, страшно сказать, экстремистские. В советские времена, помнится, была легенда, что якобы, вполне безобидную рок-группу "KISS" не пустили в Советский Союз на гастроли из-за двух несчастных "зиг" в логотипе. Но заподозрить в симпатии к эсэсовской символике построивших в шестидесятые годы Курчатово, со всеми его молниями, бывших фронтовиков, было, естественно, за гранью всего. Тем не менее, начальственное указание директором было принято к исполнению со всем рвением, и сегодня днём два трудолюбивых мигранта вовсю резали болгарками стальных призраков нацизма, добрых сорок лет, до этого дня, мирно украшавших площадь.
  Собственно, на весь этот беспредел и пожаловалась сейчас Свете, за неимением рядом свободных ушей мамы сестёр, Галины Викторовны, Ирина. Разумеется, даже в страшном сне, рукодельница не могла вообразить, какого джинна она только что выпустила на волю. Зато это прекрасно понимала старшая сестра, внимательно, в фоновом режиме с кивками и поддакиванием, разглядывавшая Дарью. Рыжая даже отвернулась, чтобы "онейе сама" не увидела полыхнувших глаз и прикушенного кончика языка, но родную кровь не обманешь. Дарья уже пару раз отмечалась в мелких каверзах "слизню", как называли вороватого самодура местные подростки. Но сейчас было понятно, что феечка намылилась взяться за дело всерьёз, а у Светки, в свою очередь, не было ни малейшего желания спасать Снобкова от её волшебной силы. Даже наоборот, хотелось посмотреть, что за фокусы измыслит на этот раз младшая. Поэтому аспирантка не сказала сестре ни слова по поводу ДК, и только расхвалила супергеройскую уборку. И осведомилась, не забыла ли сестрёнка, случаем, что завтра экзамен.
  -Помню я всё, - проворчала недовольная возвращением сестры к педагогизму Дарья.
  -Це-восемь-аш-восемнадцать?
  -Октан.
  -Пэ-аш?
  -Мера активности ионов водорода... отстань уже, а?
  ****
  Сто три вопроса Чекана, на самом деле, были чисто случайным совпадением, с числом из текста песни старых немецких металлистов. Мысль, которая пришла в голову профессору, не имела номера. Строго говоря, это была даже не мысль, а испуг. И ушёл старый учёный так спешно, потому, что собирался проверить его обоснованность. Еще два дня назад Борис Викентьевич расценил бы такую догадку, как следствие переутомления, или просто бессонницы - иногда сны, особенно кошмары, не прочь навестить не выспавшегося человека прямо во время работы, или активного отдыха. Но сейчас... Чекан просто хотел проверить один расчёт, сделанный им, опираясь на своё видеовоображение, в случае малоизученности явления обычно работавшее куда лучше любых математических моделей. Ошибка МОГЛА БЫТЬ действительно в устройстве... накопителе. STORE. Но вся ирония состояла в том, что чёртов накопитель в "золотом" фильтре отлично работал, выдавая эффективность, близкую к теоретическому пределу. Если бы профессор ошибся в знаке, как он сейчас панически предполагал, фильтр бы просто не функционировал. Никак, просто и тупо перекрывая перед анионом нанотрубку. Но фильтр работал, работал надёжно, даже когда над ним издевалась волшебная внучка. А значит, расчёт был верен. Если верна теория, но она была подтверждена тысячами опытов, и не только в его лаборатории... и это была ЕГО теория.
  Через полтора часа после догадки в лаборатории Борис Викентьевич Чекан стоял посреди большой комнаты своей квартиры и обессилено, задрав голову, смотрел на мерцающие блики от заходящего солнца на хрустальных висюльках люстры. Так страшно ему не было уже... сорок четыре года. Да, с той памятной киевской ночи, когда он сам загнал себя в тупик. Безупречный математический тупик, идеальную гильотину, с любовью выстроенную для себя совсем другим человеком...
  ...Листки А4 с расчётами огромными снежинками устлали пол, но это были "полуфабрикаты". Важно было лишь то, что он держал в руках. Два листка. На первом, со всей зубодробительной алгебраической очевидностью значилось, что золотой фильтр работать не мог. Эта ошибка была студенческой, почти детской - перепутанный знак в обратной матрице, частая причина бессильного отчаяния невнимательного студента-первокурсника. Если бы фильтр не заработал, всё бы стало ясно. Было бы обидно, досадно... но ладно. Такое бывает, хотя не выловить "жука" на стадии проектирования - несомненная потеря авторитета. Но проклятый фильтр работал, и вот это уже было страшно. А особенно страшно было смотреть на второй листок. Там был просто английский текст. Глупые, пафосные стихи для волосатых подростков...
  ****
  Рыжая сидела на какой-то странной конструкции, установленной на детской площадке во дворе жилого дома, стоящего недалеко от платформы "Новодачная". Удобно расположившись на пластиковых эрзац-брёвнах, Дарья выполняла тесты по управлению молекулами, находящимися на самой границе её ноосферы - от детской лазалки до центра лаборатории было ровно семьсот пятнадцать метров. Впрочем, этот радиус, да и точную форму её волшебного шарика экспериментаторам ещё предстояло уточнить, для этих целей Мыш уже одолжил, у соседей-оптиков, точный лазерный дальномер, но полевые опыты решили отложить на завтра - Светлана надеялась, что дед прояснит ситуацию с загадочным сто третьим накопителем. Впрочем, пока Чекан не подавал признаков жизни, даже телефон отключил. Такое с ним редко, но случалось, обычно предвещая серьёзный прогресс в исследованиях и новые идеи. Теперь Света, находящаяся со своим рабочим местом внутри ноосферы, отдавала сестре распоряжения - что проделать с молекулами газов, содержащихся в тестовой ёмкости, оснащенной кучей приборов, и уточняла, чувствует ли феечка объект при перемещении внутрь или наружу проходящей через стеклянную колбу границы. Результаты были интересны - ноосфера имела идеально точную грань, за пределами которой Дарья полностью утрачивала власть над микромиром, равно как и способность его видеть. Если некий переходной слой и наличествовал, то его толщина была меньше размаха непроизвольных перемещений самой неподвижно сидящей девушки, откинувшейся на венчавший шедевр дворового абстракционизма жёлтый конус.
   Экзамен Дарья сдала на пять, с зачётами тоже проблем не возникло, и теперь ей осталось только два учебных дня, точнее, даже полтора, с учётом праздника последнего звонка. По этому случаю, волшебница пребывала в прекрасном настроении и строила радужные планы на отдых. Впрочем, начать веселье рыжее чудовище планировало уже сегодняшним вечером, не дожидаясь каникул, и первым объектом приложения волшебной силы, естественно, оказывался господин Снобков. Вчерашний рассказ анькиной бабушки, конечно, не прошёл мимо ушей юной супергероини, и начать спасать мир она собиралась с курощения вороватого директора.
  Дашкина практика официально тоже подходила к концу, завтра профессор должен был поставить ей в зачётную книжку оценку, но волшебница отлично понимала, что родственники и друзья, по совместительству маньяки-учёные, спокойного житья ей не дадут. Рыжая с этим смирилась, воспринимая происходящее как интересную и забавную ролевую игру. Ещё один такой "модуль" Дарья играла в школе, девочка-волшебница на занятиях. Единственное, что омрачало удовольствие от этих игр, это невозможность поделиться впечатлениями с подругами, особенно с самой близкой, Юлей Музалевской, жившей в Москве, недалеко от дедовой квартиры, рядом с университетом, у своей тётки.
  Юля училась на втором курсе физфака МГУ, хотя по возрасту была лишь на год старше Дарьи. Юное дарование, победительница несчётного множества математических олимпиад и даже автор каких-то навороченных методов прогнозирования нелинейных процессов, уже нашедших применения в астрофизике, Юлька, она же Терция, Юлия Третья (за минувший двадцатый век в семье Музалевских уже были две учёные Юлии), в рыжей оторве нашла себе моральную ровню - школьные, а сейчас уже университетские подруги умницу откровенно побаивались. Язвительная и резкая девица чихать хотела на все авторитеты, как и разницу в возрасте с другими студентками, а в Дашке чуяла родственную душу. Именно Юлька, живущая так, как будто решила доказать всему миру, что анимешница, вопреки распространённому мнению, это не тупая инфантильная сущность, а вовсе даже наоборот, может знать всё на свете, от методов построения множества Жюлиа до дульной скорости снаряда орудия ЗиС-3, и открыла для Дашки странный мир японской мультипликации. В своё время Мыш довольно ехидно заочно сравнил Терцию с феминисткой, пытающейся доказать своё право на укладку шпал перед мужиками, но Дашка, что называется, в дискурс не врубилась, и посчитала, что Дима, в своей любимой манере, высмеивает их с Юлькой общее увлечение.
  К тому же Дарья небезосновательно считала, что лучшая подруга, если со временем как-то узнает ТАКУЮ правду, на неё всерьёз разобидится. Дарья собиралась к Юльке в Дубну в начале июня, когда у Терции закончится сессия, немного пожить, до отбытия подруг в Крым. Талантливая девушка пользовалась в семье полной свободой, родители справедливо решили, что если дочка получает внушительные, в том числе и в денежном выражении, международные математические награды, то и свою личную жизнь уже вправе определять самостоятельно. В Дубне подруги собирались жить в коттедже деда, сейчас преподававшего в Калифорнии.
  От приятных мыслей о праздном и веселом времяпровождении с подругой её отвлёк звонок сестры - Дашка так замечталась, что напрочь забыла об экспериментах, да и вообще обо всём содержимом своей ноосферы, в том числе и об опытах.
  -Ты что, заснула там? Я тут прыгаю, десятый раз повторяю! - Светка подумала, что действительно выглядела комично, произнося малопонятные физические мантры стенке лаборатории.
  "Устала и жрать хачу" - появилось в открытом окне текстового редактора "обратной связи" на светкином компе, где волшебная сестрёнка удалённо нажимала клавиши.
  -Давай, соберись! Два пункта осталось, и домой.
  Вздохнув, Дарья вернулась к успевшим опостылеть молекулам, представляя себе, как залезет в бассейн, а после, вдоволь наплававшись, займётся страшной местью "слизняку".
  ****
  Разбираясь с лазерным дальномером, Мыш пребольно ободрал себе палец объективом, и полез за пластырем в аптечку, висящую над электрощитком у входа в лабораторию. Разумеется, именно в это момент зазвонил телефон, и Дима неловко прижал трубку левой рукой.
  Звонил Денис Скориков, бывший светкин одногруппник. В апреле Мыш, загруженный заказами "по самое не могу", сплавил ему одну из своих халтур. Теперь же у старательного, но, что называется, ботанистого парня возникли проблемы. Суть их была в следующем. На втором этаже старинного купеческого особняка, на Садовом кольце, в районе "Маяковской", находился шикарный ресторан, хозяин которого пожелал переделать локальную сеть в служебных помещениях своего заведения, с подключением к интернету и прочими сервисами. Марат, старый знакомый хозяина, конечно, отрекламировал ресторатору в качестве подрядчика Диму. Денис не подвёл, и в течение недели сделал практически всё, причём в одно лицо: проложил сеть, настроил и подключил сервер для бухгалтерии, установил маршрутизатор для резервированного на два канала интернета. Ресторатору, помимо второго этажа строения, принадлежало маленькое помещение в подвале особняка, куда тоже должна была дотянуться локальная сеть. Первый этаж и большая часть подвала принадлежала офису крупного банка. Сделав мини-сетку внутри подвальной каморки, со своим вай-фаем, Денис уже собирался притащить рабочего с громадным профессиональным перфоратором, но... охрана банка подробно объяснила компьютерщику, куда ему следует засунуть бур, и что никаких дырок в охраняемом пространстве не допустит. Разговор с ай-ти директором и начальником СБ банка, естественно, ничего не дал - от незадачливого подрядчика потребовали массу бумажек, вплоть до совершенно секретной лицензии ФСБ. Было ли это законно, Мыш, равно как и Денис, не знал, но отлично понимал, что по закону здесь ловить нечего, работа делалась на птичьих правах.
  Выругавшись, и поглядев на часы, Мыш сказал, что через час приедет "рамсить" сам, благо рабочее время закончилось, а Светка с оголодавшей феечкой умотали к себе в "курчатник", выполнив все волшебные штучки, намеченные на сегодня.
  Ситуация с сетью была бы вполне решаема, будь на месте сам хозяин роскошного кабака, но тот уже вторую неделю наслаждался прелестями восточно-азиатской природы в Таиланде, и даже по телефону был недоступен. Со стороны заказчика всем заправлял очередной "директор", на этот раз коммерческий. Господин Ловчинский без обиняков заявил Денису, что никаких денег молодой специалист за сделанную работу не получит, пока единая локальная сеть не заработает. Теперь несчастный очкарик пребывал в состоянии, близком к панике - он рассчитывал на полученные деньги свозить свою девушку в путешествие. По дороге Дима измышлял обходные решения, известные каждому опытному сетевому инженеру, но каменный цветок не выходил - проводов на своей территории, как лежащих до входа на лестницу второго этажа, так и закреплённых на стене, банкиры не допустят. Ничего не придумав, Мыш стал гадать, каким образом Ловчинский собирается монетизировать своё кидалово, ведь почти вся работа была сделана, а коммерческий директор знал, что у подрядчиков есть прямой выход на хозяина. Но доехав, и поглядев на комдира лично, сразу всё понял. Никакой жажды наживы или даже желания выслужиться перед хозяином, кинув на пятьдесят штук "студента", в действиях шавки не было. Была лишь чистая, незамутнённая и бескорыстная ненависть к "умнику", говорящему непонятные словечки типа "вэ-пэ-эн туннель" или "резервное копирование". По-видимому, неплохо разбираясь в сетях, и, зная о неуступчивости банкиров заранее, Ловчинский устроил неопытному парню подлую засаду, из которой теперь пришлось выбираться Мышу.
  "Мы в ответе за тех, кого аутсорсили, ага. Блин, СвоЛовчинский и Помойский, кто средь шляхты им чета..."
  -А вай-фай мост, если присобачить? - безнадёжно спросил Денис.
  Это могло быть выходом, но начальника СБ банка, как выяснилось, звали Господин Нет. Никаких, торчащих на здании, антенн он тоже допускать не собирался, а окна второго этажа были расположены так, что "засветить" вайфаем внутрь каморки было нереально. Но, даже если бы решение сработало, дополнительное оборудование покупалось бы уже из денисового заработка. Совсем бред, типа мобильного модема и туннеля через интернет, откинули сразу, по очевидным причинам - кто бы за этот "свисток" платил каждый месяц, не говоря уж о скорости.
  -Сука! - Высказался Скориков, подразумевая гадёныша-комдира, - Знал ведь заранее. Готово почти всё. С Ольгой теперь посрусь... она уже дни считает до отпуска. Я им что, волшебник, через гиперпространство витуху тянуть?
  "А вот это ты верно сказал. Даже сам не знаешь, насколько".
  -Пойду, позвоню, здесь берёт хреново. Кстати, сколько ты на штробить-долбить планировал откинуть?
  -Семь.
  -Давай десятку, за тяжёлый случай. Попробуем решить.
  -Конечно, главное, чтобы получилось.
  Выйдя на улицу, Мыш набрал Дарью.
  -Ня-а?
  -Рифма некультурная... не желает ли многоуважаемый джинн немного подзаработать честным трудом? На благо меня.
  -Сколько? - Заинтересованно спросила младшая. Дима не раз привлекал её к разнообразным компьютерным подработкам, ведь карманные деньги от родителей и сестры не бесконечны, а подросткам много чего хочется. Для мелкого эникея и монтажа локалки подготовки рыжей взломщицы хватало с избытком. Но сейчас от неё требовались именно применение новых способностей.
  -Десять. У тебя пары во сколько кончаются? - Мыш заранее знал, что Дарья согласится
  -Желает. - Сумма была внушительной, столько феечке ещё не перепадало ни разу. - В полпятого.
  -Тогда завтра возьми с утра комбез, он тебе и в поле понадобится, на практике. Жду в полшестого, у нового выхода с "Маяковской", наверху. Хотя, по любому, в лабе встретимся в девять.
  Вернувшись, Дима успокоил Дениса, сказал, чтобы тот подъезжал завтра, устранять недоделки, если таковые остались, и распрощался. Неторопливо прогуливаясь от метро "Алтуфьево" до своего дома, Мыш вдруг осознал - он настолько свыкся с происходящим очевидным невероятным, что уже применяет способности рыжей для вполне обыденных вещей.
  "Да... ты агрегат, Дашка... таким ударным инструментом мы пробьём все стены в мире..."
  ****
  Директор ДК "Энергия" господин Снобков сидел в своём кабинете и смотрел на ручку. Ручка была замечательная - роскошное сувенирное изделие с золотым пером, в незапамятные времена оно было подарено позапрошлому руководству дома культуры директором одного из заводов, могучего, в свое время, научно-производственного объединения. На ручку директор смотрел по весьма прозаической причине - во всём здании уже не осталось других вещей, не стоящих на балансе ДК. Разумеется, толстяк утянул бы домой или на дачу вообще всё, невзирая на любую бухгалтерию, но его останавливала активность въедливых старых учёных коммуняк во главе с Норой - её всевидящее око не позволяло Петру Сергеевичу совсем уж откровенно не уважать уголовный кодекс. Вредная бабка не раз прямо угрожала ему тюрьмой, но сейчас директор, мысленно проклиная старую активистку, не знал, что за ним наблюдает взгляд совсем иного рода.
  Наконец решившись, "слизень" запихнул ручку в сумку, и, сообщив своей заместительнице, а по совместительству и любовнице, невыразительного внешнего вида даме по кличке Причёска, что идёт домой, запер кабинет, и, неторопливо колыхаясь, как внезапно оживший студень, спустился по лестнице. Для работы было уже довольно поздно, около девяти вечера, но, учитывая время года, еще светло. Впрочем, работа у директора случалась нечасто - только во время отчёта перед районом. Проходя мимо стенда афиши, толстяк обратил внимание, что спиливавшие "неполиткорректные" молнии таджики свою работу делали очень аккуратно: не то, что кусков металла, даже опилок не осталось.
  ****
  Завершив свои обычные два километра, сорок бассейнов туда и обратно, Дарья вернулась домой. Плавала феечка честно, полностью отключая помощь подвластных стихий - чтобы не терять форму. Правда, она попробовала соорудить некий аналог жабр, но её попытка получить кислород для дыхания из воды, чтобы дышать как рыба, успехом пока не увенчалась. Впрочем, рыжая не унывала, и надеялась в ближайшее время освоить водную стихию целиком. Её отношения с водой с детства были особенными, она умела не просто плавать, а полноценно жить в этой среде, и сейчас, получив способности управлять молекулами газов и жидкостей, просто как бы расширила свой ареал обитания, теперь она жила и в воздухе, в трёх равноценных измерениях. Как и раньше в воде, она сейчас не была придавлена лапой тяготения к земной поверхности, осуществив, и даже превзойдя свою детскую мечту...
   ...В детстве Дарья мечтала стать русалкой. Она сооружала из подручных материалов хвосты, училась плавать с моноластой и надолго задерживать дыхание, подражая знаменитой Ханне Фрезер, девушке-русалке из Австралии. Хотя у рыжей не было возможности, как у австралийки, круглый год сидеть в море и заказывать хвосты у лучших спортивных фирм, она достигла на русалочьем поприще впечатляющих результатов. Во всяком случае, она без труда плавала под водой по полторы минуты без дыхания, и, даже с самодельным, комбинированным из моноласты и лавсана хвостом, делала это весьма резво, легко обгоняя подготовленных аквалангистов. Просматривая ролики Ханны, Дарья не раз самодовольно заявляла, что сможет обогнать и эту профессиональную русалку. Год назад она даже написала австралийке письмо с приложенными собственными съёмками, но послание осталось без ответа. Тем не менее, постеры Фрезер остались висеть на стене, рядом с огромными боевыми человекоподобными роботами и глазастыми персонажами аниме. Сейчас, просто ради развлечения левитируя над кроватью у себя в комнате, Дарья подумала, что теперь сможет сама слетать в Сидней и вызвать Ханну на соревнование, хотя это уже было бы нечестно... но это всё потом.
   А сейчас... перед зданием ДК рядом с афишей никого не было, и поэтому странные явления остались незамеченными. Никем, кроме директора, который через полчаса, уходя домой, отметил про себя необычайную чистоплотность гастарбайтеров, расправлявшихся с подозрительными стальными рунами. Ещё примерно через час в комнату юной волшебницы тихо зашла старшая сестра, и, не сказав ни единого слова, вышла. На мониторе дашкиного компьютера были не "одноглазники" или очередная серия "китайских порнографических мультиков". В дежавювере была открыта книга, которую младшая читала, упёршись взглядом в экран и забыв обо всём на свете. Светлана мельком уловила название: "Технология сварки металлов в атмосфере инертного газа"...
  ****
  Дальномер, наконец, перестал дурить, и несчастная девочка-волшебница, отмучившись, села в машину. Светлана резко дала по газам, испытатели спешили назад в лабу, где их уже ждал профессор. Однако первая российская беда подстерегла сумасшедших учёных на самом краю огромного пустыря аэрополя, где они и проводили измерение геометрической формы и точного радиуса дашкиной ноосферы. Размер оказался семьсот четырнадцать метров семьдесят пять сантиметров, плюс-минус пять, форма - идеальная сфера, с центром, расположенным точно на веснушчатой дашкиной переносице. Давало ли это какую-нибудь пищу для размышлений, Мыш толком понять не успел. Старый "Фольксваген" с чвоканием плюхнулся на брюхо, в незамеченную Светкой под прошлогодним сухостоем огромную лужу.
  -Всё, приехали! - Аспирантка высунулась из машины через опущенное боковое стекло.
  -Вам самим-то не смешно? - Неожиданно процитировала Мыша Дарья. - Сидите спокойно. Ремни можно не пристёгивать, до дороги.
  -Эээ, только без глупостей! - Догадался Дима, - Два-три сэмэ, не выше, нездоровые сенсации нам не нужны!
  -Я что, дура, по-вашему?!
  Лететь было приятно, как во сне. Особенно доставляла тишина, мотор не работал, и лишь железка кузова чуть поскрипывала, поддерживаемая снизу невидимой воздушной подушкой. Через две минуты исследователи уже были у съезда местной бетонки. Рыжая аккуратно поставила "Гольф" на твёрдую площадку, и, не удержавшись, довольно рассмеялась, глядя на офигевшие физиономии сестры и друга.
  ****
  Директор ДК пришёл в свой кабинет в начале второго дня, разбитый, после отвратительной, бессонной ночи. Заснуть ему удалось только под утро, измученному мерзким скрипом открывающихся и закрывающихся межкомнатных дверей, жутковатым шуршанием бумаг на столе, а главное, призрачной музыкой. Эта музыка, то ли действительно где-то далеко играющая, то ли галлюцинация, буквально доводила вороватого самодура до безумия. Собираясь на работу, к тому же, он не нашёл на столе сувенирной ручки, хотя склерозом не страдал, и отлично помнил, что забрал ёе из ДК, принёс и выложил на стол. Усевшись в застонавшее от нагрузки кресло, Снобков хотел было потребовать кофе, чтобы взбодриться, но тут взгляд директора упал на уже девственно чистую, его усилиями, сувенирную полку. На ней, издевательски поблескивая золотым пёрышком, лежала ручка. Подавив вопль в зародыше, толстяк подскочил, как будто получив подобающий его габаритам силы пинок в зад, и трясущимися руками схватил изящное изделие. Оно было вполне материальным, холодило пальцы хромированной сталью, костью, золотом...
  ****
  -Давай зачётку! - Профессор был замкнут, лаконичен и холоден. Это значило, что разгадки сто третьего устройства сегодня они не услышат. Дарья подала синенькую книжку - в десятом и одиннадцатом классах лицея уже была университетская система оценок, дневники были формальным документом, в который проставлялись лишь конечные результаты учёбы.
  Выведя чёткое "хорошо" и расписавшись, Чекан вернул зачётку внучке.
  -Догадалась, за что снизил?
  -Да. За то, что сразу не сказала.
  -Умница. А вот пять у нас заработал Дмитрий Валентинович, но его зачётки давно в архиве истлели... так, я поехал. Не беспокоить. До свидания.
  Исследователи попрощались с шефом.
  -Так что делать надо? - Спросила рыжая, подразумевая вечернюю халтуру.
  -Ну, расклад примерно такой... - Мыш детально описал, что потребуется от волшебной монтажницы. - И вот еще. Когда я выйду от приказчика, если опущу большой палец вниз, как "убить" у гладиаторов, аккуратно подламываешь оранжевую пару входа провайдеров, на половине глубины внутри стены. Потом - то же самое с эмгэтээсным телефоном, потом сбиваешь маршруты на "циске", знаешь как?
  Дарья поставила глаза, будто родилась на планете, где выпускники детсада знают команды интерфейса маршрутизаторов "CISCO".
  -Ну и отлично. При этом, когда будешь наводить порчу, ты должна уже стоять на улице, прямо перед камерой банка. Главное, никакой пиромании... пока. Пароли вот, не терять. На "циску" зайдешь с сервака, терминалкой. Всё, давай в школу, полшестого где сказал.
  Дарья ушла в лицей, а Мыш разложил на столе результаты тестов.
  -Так что, вроде половину вопросов отбили, надо бы систематизироваться. Но без шефа некузяво. Да и идеи как-то не одолевают.
  -Ты заметил, как Дашка себя ведёт? Я её бояться начинаю, хотя она играется в добрую фею. Доминирует откровенно. В машине мы... ну, как в её власти были. До сих пор трясёт... Я думаю, что будет, если ЭТА игра ей надоест?
  Мыш промолчал. Он уже давно понял, что вопросы без ответов будут только множиться...
  ****
  На Маяковку Дашка приехала вовремя, в том же жёлто-зелёном комбезе "Телесервис", только волосы по плечам совершенно не по рабочему распущены, как будто не сеть монтировать приехала, а босса очаровывать. Мыш хмыкнул, но ничего говорить не стал, смена рыжего имиджа была забавной. Выглядела феечка несколько ошалело - впервые, после приобретения суперзрения, проехалась на метро.
  -...И несёшься по трубе, как в игре. Здорово, но плющит, чуть не стошнило!
  "Да уж. Двусторонняя канализация, набитая человеками"
  -А это кто? - Несколько удивлённо спросил Мыша Денис, когда девушка, поздоровавшись, юркнула в злосчастную каморку.
  -Студентка, монтажница. Помогать будет.
  -Приятная. А где перфоратор?
  -Я дрелью твоей обойдусь. У этих домов одна особенность есть...- Мыш практически не врал, особенности были, он ими досыта наглотался в своё время. - Давай наверх, проверяем сервак, инет, всю хрень. Я сейчас приду.
  Скориков удивился, но ничего не сказал, безропотно отправившись в импровизированную серверную на втором этаже. Дима зашёл в каморку.
  -Девять метров кирпича примерно, если вывод тоже рядом со свичом.
  -Да, прямо в короб. Только случайно к банкирам не проткнись.
  Дарья снова посмотрела, как отыскивая в голове менее грубый аналог поговорки про обучение отца основам сексуальной жизни, и опять промолчала.
  "В принципе, ей язык нафиг не нужен, в глазах всё крупным шрифтом, как на двух айпадах"
  Мыш, чтобы не бездельничать, взял коробку из-под пачек бумаги, натянул на неё пакет, как на мусорное ведро.
  -Сюда отход. Пыль приземлить сможешь?
  Рыжая кивнула. Тихий, но очень неприятный высокий звук повис в комнате. Казалось, что в ней летает огромный невидимый комар. Четвертинки кернов из толщи стены с пулемётной скоростью посыпались в коробку. Пыли не было. Через пять минут Дарья сообщила, что канал готов. Мыш по телефону отозвал Дениса из верхней комнаты, чтобы ненароком не травмировать его психику методами дашкиного монтажа. Послушные воле юной волшебницы, молекулы воздуха за минуту пропихнули витую пару в отверстие.
  -Пойду наверх, обожму, - сказал Дима, тысячекратно отработанным движением насаживая "джек", и лязгая обжимными клещами.
  Комдир уже собирался домой, когда его попросили принять работу. И расплатиться, естественно. Лицо господина Ловчинского побелело. Это был нокаут. Денис победно улыбался, но стоящий рядом с ним Мыш был серьёзней паровоза.
  -Бухгалтер должен проверить. Всё завтра.
  -Мы же договорились, что сдача и оплата сегодня, в четверг. И бухгалтер ваш на месте, вы же сказали вчера, что работу будете завтра принимать - не будет сделано, денег не получу.
  Такого просто не могло быть. Никаких шансов у "ботана" сдать работу полностью и в срок не было, коммерческий директор, в своё время менеджер одной из крупных районных сетей, знал это доподлинно. Кидала-неудачник неотрывно смотрел на стоящих перед ним подрядчиков. Возможно, Дениса, этот взгляд и мог бы смутить, но не Мыша, он в такие гляделки в девяностые успел наиграться.
  -Если есть вопросы к нам, - Вежливо и официально произнёс Дима, - Мы можем с самим Эмиром связаться, он вам всё прояснит.
  Это был блеф. Но Ловчинский понимал, что мяч на его стороне, и виноватым в сложившейся ситуации перед шефом будет именно он. И сдался, вызвав бухгалтершу. Тётка, естественно, подтвердила, что всё работает, и в каморке тоже. Вытянув из сейфа конверт, с лаконичной надписью "сеть", комдир сунул его Скорикову, буркнул "до свидания" и заперся в кабинете.
  Пересчитав десять бежевых купюр, Денис протянул две Мышу.
  -Спасибо... я точно больше не должен?
  -Нет. А за что? За один провод и знать, где дырка? Мне только на голодных рыжих котяток.
  -Аа. Кто она тебе?
  -Последняя надежда человеческой цивилизации.
  Денис "понимающе" хмыкнул. Подрядчики собрали свои вещи и вышли на улицу, где уже двадцать минут скучала в наушниках, стоя перед фасадом особняка, рыжая фея. Скориков, пожав Мышу руку и помахав Дарье, удалился к переходу через Садовое кольцо.
  -Держи.
  -Он думает, что мы... это... - принимая деньги, улыбнулась волшебница.
  -Дети. Глупые, озабоченные дети. Поехали домой.
  ****
  -Вот. - Дарья выложила на компьютерный стол перед сестрой пятитысячную банкноту.
  -Это ещё что?
  -Ну, я ем очень много. Это с монтажа сети, - Младшая как-то смущалась. - Помнишь, ты говорила, что меня легче убить, чем прокормить...
  Проблемы с давлением и температурой у Дарьи прекратились, вес стабилизировался, но зверский аппетит никуда не делся, за три дня рыжая уничтожила недельный запас съестного на всю семью, и теперь чувствовала себя виноватой.
  -Вау. Ладно... спасибо.
  Светка подумала, что младшая на удивление щепетильна в материальном плане - сейчас ничего ей не мешало удалённо вытрясти любую кассу, на свой выбор, или просто забрать понравившиеся вещи. Старшая даже решила сделать сестре комплимент.
  -Нет, я думала, конечно... как-то неудобно...
  -Мелко?
  -Да. Я Вьюга, а не воровка.
  ****
  Директор ДК, лёжа в кровати, слушал музыку. Жена уехала на дачу, сын был в заграничной поездке, и толстяк, оставшись в одиночестве, тихо сходил с ума под жутковатые звуки моцартовского реквиема, доносившиеся ниоткуда. В голове билась одна-единственная мысль: как он сглупил, не пригласив сегодня домой Римму. Впрочем, после вчерашней ночи, директор был совершенно не в форме, но просто присутствие другого человека было бы спасением для разума "слизня", сейчас разрушаемого потусторонними звуками.
  Сегодня вечером, несколько отойдя после пугающего приключения с ручкой, директор, уходя домой, разумеется, снова забрал проклятый сувенир, и, придя к себе, запихнул его в верхний ящик письменного стола. Закрыв хранилище на ключ, и проверив надёжность запора, подергав ящик - не открывается, Снобков положил ключик в хрустальную призовую вазу, принесённую домой из ДК годом ранее... после чего вновь услышал музыку. Методично устроив скандалы всем соседям, и выслушав, в свою очередь, массу обидных слов от жильцов, потревоженных в полночь, по поводу собственного психического состояния, самодур вернулся к себе, кипя от праведного гнева. Скандалы не помогли, музыка продолжала играть... тихо-тихо, на грани слышимости. Поиски источника, разумеется, результатов не дали, а единственная соседка, согласившаяся быть независимым экспертом, ушла от директора в начале первого с твёрдой, хотя и не высказанной вслух, уверенностью, что Петру Сергеевичу требуется квалифицированная медицинская помощь. Это было неудивительно - в момент, когда пожилая учительница литературы посетила директорскую квартиру, музыки не было. Но стоило "слизню" остаться одному - музыка снова заиграла. Это было непонятно и страшно, директор и вправду начинал склоняться к мысли о посещении психиатра.
  ****
  Разумеется, толстяк не мог знать, что источником его ужаса является старый плейер, посеянный старшей сестрой, лет пять назад, за шкафом, и найденный Дарьей при суперуборке в своей квартире. Обычно электронные устройства не обладают способностью летать и лазать под кроватью, но тут был особый случай. Рыжей было хорошо - теперь для организации любых проказ в радиусе семисот метров от дома ей даже из своей комнаты выходить было не нужно. Светка сегодня обозвала её ноосферу "мечтой лентяйки", на что феечка ответила в стиле "а тебе завидно".
  Сказать по правде, старшей действительно было завидно. И, вспоминая утренний волшебный полёт в машине, страшновато. Даже трогательно внесённые в семейный бюджет, на свой прокорм, пять тысяч, честно заработанные сестрой, Светлану напугали ещё больше - как ей показалось, рыжая недвусмысленно дала понять, что готовится к роли настоящей "защитницы мира", становилась существом, которому ничего не нужно от простых людей...
  ****
  Директор проснулся около восьми утра. Было тихо. Комната была уже засвечена ранним майским солнцем. С трудом, после всего трёх часов тяжёлого предрассветного сна, поднявшись, Пётр Сергеевич достал из вазы ключ, отпер ящик, и, будучи уже не в силах сдержать рвущийся из глубин души ужас, истошно заорал...
  ****
  Праздник последнего звонка в лицее удался, Дарья блистала и сияла в своём серо-голубом металле. Рыжую трудно было назвать красавицей, но сейчас она притягивала взгляды молодых людей наряду с признанными "принцессами". Всерьёз опасавшаяся какой-нибудь дикой выходки волшебной сестрёнки Светлана, что называется, выдохнула. Всё шло, как и было запланировано школьным начальством, выпускник таскал на руках первоклашку, та звонила в звонок, море цветов и шариков, веселье, и никаких блюющих бантиков, во всяком случае, около лицея. Единственный имевший место небольшой инцидент, по случаю которого аспирантка показала сестре кулак, случился уже во время неофициальной части - из динамиков вдруг заиграл, вместо доброжелательной попсы, Пинк Флойд, "Другой кирпич в стене". Естественно, Дашка (а кто же ещё!) удалённо подсунула двусмысленную мрачную композицию, на тему родной школы, в ротацию проигрывателя.
  Впрочем, на этом феечка и остановилась, решив сосредоточиться на другом празднике - дне посёлка Курчатово, который должен был состояться в воскресенье, и на который она планировала финал страшной мести "слизняку", уже почти доведённому до кондиции. Сегодня с утра Светлана снова встретила Ирину Петровну, и та, "по секрету", конечно, рассказала, что директор пришёл полчаса назад на работу в разных ботинках. Трясясь, с ног до головы, он потребовал у технички, глубоко верующей женщины и местного "консультанта" по вопросам православных обрядов Клавдии Михайловны, святой воды... Понятно, что без рыжей волшебной силы тут не обошлось, но старшая просто решила "широко закрыть глаза", к психическому здоровью жирного ворюги и самодура Светлана была совершенно равнодушна.
  ****
  Многократно окроплённая святой водой и убранная в футляр, злосчастная ручка уже в третий раз оказалась в чемодане уходящего домой Петра Сергеевича. Туда же перекочевала и литровая пластиковая бутылка со средством от нечистой силы, экспроприированная директором у набожной уборщицы во временное пользование. Вооружившись, таким образом, против дьявольских козней, мешающих завершить приватизацию советского культурного наследия, "слизняк" отправился домой. В этот раз жуткая музыка в доме не играла, и толстяк соотнёс это с действием святой воды. Впрочем, не удовлетворившись локальной победой над злой силой, директор этой ночью собирался нанести врагу рода человеческого полное поражение. С этой целью Снобков проделал следующие манипуляции: побрызгав содержимым бутылки по всей комнате, залил остаток святой воды в стеклянную банку, куда положил герметичный пластиковый футляр с проклятым сувениром. Таким образом, по замыслу директора, должен был получиться недоступный для происков ада контейнер. Закрыв банку пластиковой крышкой, изобретательный борец с нечистой силой убрал "защищённое хранилище" в сейф, тоже понятно, откуда в квартире директора взявшийся. Сейф запер на ключ, а ключ, в свою очередь, привязал на прочную бечёвку, которую намотал на руку. Засыпая после двух бессонных ночей в абсолютной тишине, самодур успокоено подумал, что экзорцисты, видимо, набивают себе цену, справиться с бесами вполне по силам и любителю...
  ****
  Устроенный директором парад мракобесия сама нечистая сила наблюдать не могла - Дарья, в числе прочих лицеистов, отмечала окончание учебного года в ресторане, в Долгопудном. После этого, в компании Светланы, и Димы с Игорем, подошедшими позднее, феечка отправилась в кино. Конечно же, на очередную развесёлую комиксовую бредятину. По окончании сеанса Светка заявила, что устала, так что домой Мыша, через остатки пятничных пробок на МКАДе, не повезёт, и всегда рада видеть его в гостях. С некоторой паникой в голосе отказавшись от, шёпотом высказанного на ухо, эксклюзивного предложения авиакомпании "Вьюга-Эйрлайнс", Дима решил остаться на выходные в "курчатнике", всё равно своих дел, расписанных на субботу и воскресенье, у него не было.
  О планах дальнейшего курощения "слизняка" рыжая вспомнила, уже укладываясь спать. Просканировав квартиру директора, Дашка немедленно обнаружила ручку, но теперь задача явно усложнилась. Сувенир был убран почему-то в банку с водой, а та в свою очередь, была спрятана в сейф. Вода в банке была какая-то странная, в ней содержалось много увесистых круглых ионов, которых раньше волшебница не встречала. Впрочем, через минуту, вспомнив рассказанную Светкой утреннюю хохму про директора, Дарья догадалась, что в банке святая вода, а ионы, соответственно, серебро. С трудом задавив взрыв смеха, феечка попыталась открыть замок сейфа без ключа, соответствующим образом нажав направленными молекулами на механизм замка. С дверью кабинета физики в лицее у неё это вчера получилось, но сейчас замок не поддался. Дашка поискала ключ, и почти сразу нашла, но срезать бечёвку не захотела, это была грязная работа, а ей хотелось всё сделать идеально - восстанавливать целостность твёрдых тел рыжая ещё не научилась. Поэтому она сосредоточилась на замке, но ничего не вышло, слишком сильное давление немедленно давало следствие в виде разогрева механизма, молекулярно-кинетическая теория недвусмысленно указывала начинающей супергероине на пределы её способностей. Тогда, поразмыслив, Дарья решила запросить помощи квалифицированного специалиста, благо родная сестра-аспирантка была рядом, через две стенки, и сидела за компьютером, что-то записывая в блокноте.
  Светлана, приподняв голову, узрела на пороге комнаты классический японский призрак в кимоно, беззвучно висящий в дециметре от пола - сестра не хотела разбудить спящего Игоря, делая старшей знак выйти на кухню.
  -Лаи, помоги. - Дарья использовала игровые псевдонимы детских времён, как пароль для доверительного разговора.
  Посмеиваясь, Светлана без запинки подсказала, как справиться с нагревом, но замок всё равно не поддавался, площадь нажатия была слишком малой. Разумеется, вскрыть любой сейф для феечки было не сложнее, чем картонную коробку, но оставлять следы сёстры не хотели.
  -Не спится? - Присоединился к кухонным посиделкам Мыш.
  Девушки рассказали про свои адские планы.
  -Значит так. Пункт раз, ищи маслёнку у него, или левитируй от нас, и смазывай замок. Если сейф цельнотянутый из ДК, ещё советский, то он лет тридцать не смазан. Пункт два, если ключ не идёт к сейфу, пусть сейф летит к ключу, только аккуратно, не кантовать, там банка. Есть же запасик по верёвке?
  -Да, сантиметров двадцать.
  -Ну и отлично. Пункт три. Звукоизолируй сейф от жирдяя, чтобы не проснулся. Прослойка вакуума, на пару сантиметров. И с верёвкой поизящнее, не дёрни.
  -Ясно. - Дарья ушла в транс на пару минут, - Готово, не проснулся. Что с банкой делать?
  -Да оставь ты её в сейфе. Ручку на базу, и всё. Кстати, ты на праздник что замыслила... - В эту секунду Мыш краем глаза отметил, что Джа стоит перед аркой входа на кухню, и всё отлично слышит. Волшебница так заигралась, что не контролировала даже собственную квартиру. И Светка, в общем, тоже.
  -Я не помешаю? - Игорь шагнул на кухню, открыл холодильник, налил себе стакан минералки.
  -Нееет, - Протянула старшая, - Мы тут...
  -Модуль играете. Накажи Снобкова, называется, я понял.
  -Нуу...
  -Пипл, конечно, хавает, но не всё. Ванну, чище магазинной, я ещё понять могу. А вот как Дарья стеллажи в одинарь поднимала, уже нет. Они по триста кило без вещей. - Джа пристально глядел на свою почти-супругу и та поняла, что Игорь просто решил воспользоваться ситуацией, для снятия с неё напряга двойного вранья.
  Дарья встала с пуфика в углу кухни.
  -Я обладаю паранормальными способностями. Это тайна, её никто не должен знать.
  -Об этом я, не поверишь, догадался. И лучший способ сохранить тайну, конечно, это чморить слизняка. Димыч, ты извини, конечно, но... я понимаю, девчонки, а ты чем думаешь? Её же на запчасти порвут, для опытов... нахера так палиться?
  -Это мы уже проходили. - Мышу было неприятно. И особенно то, что вполне справедливый упрёк был высказан парнем, который был младше Димы на добрых тринадцать лет. Но и прямо сказать, что мелкие дашкины проказы поощрялись старшими, чтобы супероторва вообще полный пипец не учинила, значило обидеть рыжую. С непредсказуемыми последствиями. Основная проблема была в том, что политику партии Джа не понял, а объяснять её, находясь в ноосфере, значило то же самое, что рассказать всё это самой феечке в глаза.
  -Я спать пошла, - спокойно произнесла Дашка, - Можете разбираться, подслушивать не буду, обещаю.
  Молчавшая с момента появления Игоря, Светлана ощутимо вздрогнула всем телом. Это отметил стоящий на том же кухонном диванчике-уголке одной коленкой Мыш. Но прежде, чем Дима что-либо успел спросить, рыжее пламя метнулось через стол к сестре, феечка обхватила старшую, и совсем по детски разрыдалась.
  -Не бойся меня... пожалуйста, Лаи... я не хочу никого пугать... я же не виновата!
  -Ты так сказала... будто обычные люди тебе уже... не интересны просто, - Выдавила Светка, - Не обижайся... а тогда, в машине... ты дверь заблокировала... зачем?
  -Играла... прости. Я тупая. Больше не буду. Я человек, и останусь человеком. - Поднявшись, и внешне мгновенно успокоившись, Дарья вышла из кухни. Глухо вжикнула космическая дверь её комнатушки.
  Все трое переглянулись.
  -Ну и мудаки же мы. - Тоскливо произнёс Джа.
  Светка и Мыш синхронно кивнули, соглашаясь.
  ****
  На этот раз директор с утра даже не стал открывать сейф, настолько был уверен, что нечистый посрамлён. Поэтому, придя на работу, что называется, без фанатизма, часам к двенадцати, долго отдавал распоряжения, готовясь к завтрашнему празднику. Распоряжения были в основном отрицательного свойства - местным предпринимателям, на вчерашнем совещании привлечённым администрацией к организации мероприятий, в основном путём обустройства торговли, столов и стульев не давать, в холл их, раньше начала праздника не пускать, и вообще, пускай знают своё место. В кабинет он отправился только часам к двум. Всевидящее око за ним наблюдало с утра, Дашке до чесотки хотелось посмотреть, что будет, когда Снобков дойдёт до кабинета. И её ожидания были полностью вознаграждены.
  Рёв бешеного слона, севшего на противотанковый ёж, был бы лишь слабым подобием того, что довелось услышать персоналу ДК и арендаторам. Толстяк ревел, визжал, изломав несчастную ручку на десяток кусочков, топтал их ногами в коридоре. Требовал кого-то расстрелять, повесить и посадить в тюрьму...
  Римма-Причёска носилась с валерьянкой и более сильными успокоительными средствами по коридору, несчастная Клавдия Михайловна, выслушав всякого по поводу качества святости её воды, заперлась в своей каморке, и сама глотала валокордин, Ирина Петровна, с подругами-коллегами, не понимая толком, что происходит, злорадно перешучивались. Впрочем, то, что директора спровадили домой и уложили в кровать, сказалось на подготовке торжества крайне положительно. Не обременённый самодурством руководства, персонал показал чудеса изобретательности, администрация и поселковый совет были довольны. На праздник собирались прибыть какие-то районные и даже областные чиновники, и местное начальство лезло вон из кожи, чтобы не опозориться.
  Директор лежал с ледяным компрессом на голове в своей кровати и ждал скорой и мучительной смерти. Когда Римма, позаботившись о больном начальнике, удалилась, опасаясь оставить дела в ДК на самотёк, Петр Сергеевич сжался в студенистый, нервный комок на мокрой постели, страшась неизбежного. И оно случилось. Как только щелкнул замок за уходящей Причёской, из небытия вновь пришёл реквием. Потусторонние голоса вымораживали душу, не оставляя надежды, вор и подлец хотел кричать, за что ему ЭТО... а потом музыка кончилась, и, захлёбываясь истеричными слезами, "слизняк", жалкий, втоптанный в грязь кусок вонючего жира, начал понимать, что такое счастье... это когда тебя не убивает призрачный голос, на непонятном языке поющий песню смерти...
  -Я больше так не могу, - серьёзно сказала Дарья.
  Младшая никогда не была злобной стервой. Озорной, хулиганистой - да, лезла драться, била врагу по морде... а вот прыгать на голове уже лежащего - не умела. Это умение, способность добивать, приходит с возрастом, Мыш это знал, но ничего не ответил. Он умел. И поэтому молчал. А потом позвал Игоря и девчонок гулять. Сёстры надели роликовые коньки, и, взявшись за руки, носились по площадке у ДК, мягко подталкиваемые в спины послушной атмосферой, удивляя своей скоростью других роллеров. Игорь и Мыш играли на скамейке в шахматы. И всем было хорошо.
  ****
  Борис Викентьевич удовлетворённо откинулся на спинку кресла-качалки, стоящего на балконе. Проверка, которую он замыслил своей очередной безумной догадке, была крайне проста - если теоретически не способное к работе устройство исправно работает, то его теория либо не верна, либо просто неполна, как неполна ньютонова механика для случая околосветовых скоростей. Поэтому профессор расписал для нескольких тестовых структур все возможные комбинации решений, их было четыре, а рабочее, по его выкладкам, только одно.
  Если заработают ВСЕ варианты, а Чекан был в этом уверен, то ошибка найдена. Только не его, свою ошибку он уже нашёл и исправил во вторник. Именно этот баг сейчас и позволял Дарье повелевать стихиями. И о том, ЧЬЯ это ошибка, лишний раз не хотелось даже задумываться. Профессор выписал два уравнения - красивых, чётких описания чудовищной сложности мировых явлений. Система не была полной - не хватало главного, для Большой Машины, уравнения. Уравнения Воли...
  ...Проблема была в том, что третье уравнение можно было увидеть только изнутри. Так, как видела сейчас мир рыжая взломщица, что-то внезапно такое понявшая, но не умеющая объяснить другим. Структура, сложная, упорядоченная схема, состоящая из квадриллионов наносборок, здесь была чем-то вроде увеличительного стекла для сознания внучки, показала ей способ получить права администратора на какую-то часть Вселенной. Не полные, естественно. Прошла, как в написанный с ошибкой демон, системную программу, проходит хакер, захватила управление какими-то устройствами...
  ...Это был первый шаг к разгадке. Профессор очень не любил, когда научный термин, слово по определению имеющее конкретный смысл, попадая на язык журналистам и околонаучным шарлатанам, как говорил поэт "от употребления частого" даже не "ветшало как платье", а становилось просто половой тряпкой. Так случилось с несчастной "нанотехнологией", так начал уже затрёпываться строгий математический термин "сингулярность", получивший мутное полуфантастическое дополнительное значение - некоего перехода какого-нибудь разумного вида к сверхцивилизации. Но разгадка этот переход открывала.
  -Ошибка в сто третьем устройстве, ночью мы видим солнце... - Вслух произнёс профессор строки из перевода странной песни, пробуя слова на вкус. - Сумерки богов... а вот кое-кто сквозь стены видит...
  Электронная почта со странным техзаданием ушла на ящик "шестьсот четвёртого". У Чекана было в запасе больше полугода. Ровно до двадцать первого декабря. Борис Викентьевич вспомнил, что Светлана, увидевшая дату "золотого" отчёта, почему-то фыркнула. Но Светка вообще с детства была смешливая.
  ****
  -Ну, смотри, - В сотый раз Мыш, поминая старую песню про грозу, козу и волшебника-недоучку, объяснял Дарье отличия гранецентрированной кристаллической решётки от объёмно-центрированной. При этом выдумывая на ходу дикие методы соединения не желающих собираться в единый кристалл атомов, - Вот, по атому в центрах граней. Их надо прижать, чтобы эти твои пушинки как бы всех сразу обтекали!
  Пушинками чародейка называла электроны, чувствуя их, как мягкое облачко, вокруг плотных тяжёлых зёрнышек ядер атомов железа, хрома, марганца и ещё кучи металлов, содержащихся в нержавейке раздавленного колпачка.
  Над дашкиной кроватью висела в воздухе уже почти полностью восстановленная ручка, растоптанная днём ботинками взбесившегося жирного ворюги. Сделанный из отличной легированной стали баллон не пострадал, сращивание кости и золота оказалось вполне по силам консилиуму из двух физиков, строителя и начинающей волшебницы. А вот хрупкая сталь корпуса оказалась неожиданно крепким орешком, Дима всё ждал, когда рыжая плюнет и скажет, чтобы исследователи сами сращивали свои гамма-железяки, если такие умные. Но Дашка проявила невероятную усидчивость, ради повышения своего волшебного уровня наглухо игнорируя мышиные ироничные комментарии.
  -Я попробую их как бы потрясти, - сказала феечка, - тогда они друг в друга вставятся, как ты говоришь, и всё зацепится.
   Трещины на колпачке чуть заискрились... и пропали.
  -Вот. - Дарья протянула ручку Светлане, сидевшей на полу спиной к кровати.
  -Смотри, как новая. Растёшь... - Старшая передала восстановленный сувенир Мышу с Игорем, - Гермиона... умница. Давайте спать уже, а? Полчетвёртого!
  Расхвалив профессиональный рост рыжей, исследователи расползлись по своим комнатам, а Дарья, используя полученные знания, решила выполнить ещё один задуманный заранее квест, губительный для снобковской карьеры. Через пятнадцать минут всё было готово, и усталая, но довольная волшебница спокойно уснула.
  ****
  Директор шёл к дому культуры, всем своим видом, и координацией движений, напоминая непомерно раздувшегося зомби, из дешёвого ужастика. Хотя ночь для Снобкова и прошла спокойно, пережитый вчера кошмар не дал ему заснуть. Впрочем, размышления на тему, за что на него ополчились все демоны ада, к утру уже сменились диким страхом, что нечистая сила не оставит своим вниманием и праздник, вызвав на голову толстяка начальственный гнев. Как и любой мелкий управитель, Пётр Сергеевич боялся даже тени немилости вышестоящих чиновников куда больше, чем всех чертей на свете во главе с адским сатаной лично. Именно этот страх и погнал "слизняка" ранним воскресным утром на работу. Уже на площади перед ДК директор увидел, что его опасения не были напрасными, но кричать у самодура не было больше сил, он просто икнул и привалился спиной к угрожающе заскрипевшей мачте освещения...
  ...В свете раннего солнца яростно, вызывающе, сияли молнии, восстановленные на прежнем месте неведомым злоумышленником. Отшлифованные до зеркального блеска, символы небесной энергии словно издевались над директорским желанием выслужиться и злободневными похотями начальства...
  На площади играла музыка, носились дети, степенно прогуливались ветераны и просто пенсионеры. Над широким крыльцом тянулись к чистому майскому небу гирлянды шариков, площадь по периметру была заставлена лотками торговцев, за прилавками делали свой малый бизнес местные предприниматели, торгуя всем подряд, от китайской пиротехники до, почему-то туалетной бумаги и шампуней. Массовики-затейники возились с малышнёй, рядом с установленной на крыльце трибуной группками перемещалось местное начальство и депутаты, ожидая прибытия более высокопоставленных коллег из района и даже области. С приездом больших шишек должна была начаться официальная часть, с вручениями, награждениями и бурными продолжительными аплодисментами. Кого и за что награждать, было, собственно, неважно, пенсионеров за долгий труд на благо отечества, или детей за трогательно нарисованных синих котиков, главное - за всё хорошее против всего плохого. Народ гулял, покупал, веселился...
  ...Впрочем, директору ДК было не до веселья.
  -Нет, нет и нет! - Твёрдо произнёс начальник курчатовской жилконторы. - У меня всего пять человек и одна болгарка, резчиков вообще свободных нет. У меня своё начальство, у вас своё, обращайтесь к Елфимову. Если он скажет, срежем.
  Андрей Викторович энергично положил трубку на рычаг, с неприязнью посмотрел на телефон.
  -Боров жирный!
  Дима с ухмылкой отметил, что на крыльцо, конечно же, под разлюли-напев Кадышевой "за мои зелёные глаза - называешь ты меня колдуньей...", поднялась рыжая. Дарья сейчас не просто так прогуливалась, а играла со Снобковым в восхитительную заочную игру, нечто среднее между шахматами и зарницей, охраняя от происков директора возродившиеся из праха молнии. К феечке сейчас даже подходить было страшно, она буквально искрилась удовольствием и весельем, как перезаряженный конденсатор, того гляди током ударит.
  ...Вызвать, используя свои районные связи, резчиков из райцентра, у толстяка получилось только к двенадцати, большое начальство уже было на подходе, и "слизняк" пребывал в цейтноте, да ещё и остался должен своим покровителям. Впрочем, подъехавшая газель, содержащая в своём ржавом чреве, помимо водителя, двух, на сей раз узбеков, с аккумуляторными болгарками, недвижно встала на въезде в посёлок. В этом случае, вопреки известной поговорке, дело было как раз в бобине, точнее в десятке обрывов, внезапно образовавшихся в обмотке этой важной детали автомобильного зажигания. Подгоняемые ретранслируемыми собственным шефом по телефону воплями директора ДК (естественно, тут же прослушиваемыми Дашкой) трудолюбивые дехкане неторопливо подошли к стенду, где их ожидал следующий сюрприз повелительницы стихий - аккумуляторы пил странным образом оказались разряженными. Попытка узбеков запитаться напрямую со стенда, где было местное электричество, привела лишь к снопу искр и порче розетки, и, закономерно рассудив, что в блестящих железяках поселился шайтан, гастарбайтеры отправились восвояси к газели, по дороге объясняя своему шефу, почему работа не сделана. Крики Снобкова не произвели на удаляющихся сынов знойной Азии ни малейшего впечатления, зато от души позабавили собравшуюся на площади публику, включая саму Дарью, тут же устроившую на фоне злосчастных рун при светкиной помощи фотосессию. В этот момент на площадь, наконец, подъехал автобус с начальственной делегацией. Детишки, ведомые массовиком, пропуская громадину "Экоплана", посторонились, а от поднятого автобусом ветра один из шариков гирлянды оторвался и красным пятнышком поплыл над площадью, поднимаясь в небо...
  -Ой, хочу шарик! - Запищала маленькая, лет пяти, кудрявая девочка...
  -И я! Мне! - не меньше десятка разновозрастных детей бросилось к привязанной на крыльце гирлянде шариков.
  На глазах вальяжно выбирающегося из автобуса начальства, директор, с невероятной для своей комплекции сноровкой, вскочил на крыльцо, перекрывая дорогу малолетним мародёрам.
  -Нееет!!! Не положено!
  Снобков, грудью вставший на защиту украшения, сделал еще шаг, пытаясь поймать самого шустрого охотника за шариками, поскользнулся и, как Барон Апельсин из известной сказки, скатился по ступенькам. Виновата в этом была, разумеется, рыжая, не рассчитавшая плотность скользкой воздушной подушки, "заботливо" подложенной директору под ногу. Огромный вес толстяка продавил дашкину "конструкцию", в результате чего феечке пришлось спасать от увечий уже детишек на лестнице, направив падение директора по нужной траектории. Убедившись, что никто, включая Снобкова, не пострадал, Дарья решила устроить детям шариковый коммунизм.
  Резкий порыв ветра растрепал гирлянду, на детишек обрушилась разноцветная невесомая волна. Обиженным и вправду никто не ушёл, все получили желаемое, над площадью повис восхищённый визг детворы, а на всё это благосклонно взирало приехавшее начальство. Когда буря детских эмоций несколько поутихла, а лишние шарики растворились в синем небе, представитель областного начальства дал отмашку на официальную часть.
  -С директором вопрос надо решить, - поднимаясь на трибуну, обратился к тому самому районному "политкорректору" областной чин, - Неадекватность зашкаливает, я смотрю, да и жалоб уже море от известных людей. Но сам бы не увидел, не поверил. Шариков пожалел, идиот.
  Скрипнув зубами и косясь на сияющие "зиги", тот согласился. Дальше были речи и поздравления, вручения, награждения и аплодисменты, бурные и продолжительные, конечно. Снобков, тем временем, осознавая, что начальство сильно разочаровано в лучших чувствах, решил использовать Клавдию Михайловну как свидетеля, что распоряжение было выполнено, а возрождение чёртовых молний из праха было чьей-то интригой лично против него. Воспользовавшись стихийным перерывом в мероприятии, он отправился в каморку технички. Но, не дойдя до цели, в очередной раз икнул, и попятился. В совершенно пустом стеклянном стенде, где раньше размещались подаренные ДК сувениры, перекочевавшие домой к директору, появился одинокий экспонат. Ручка с золотым пером...
  ...Задом распахнув дверь туалета, толстяк буквально вдавился в тесноту заведения...
  -...Да что вы привязались к этим молниям? - Раздражённо спросил культурный шеф района, - Какое тут СС, бред полный! Я эти молнии с детства помню, тут их везде, как у дурака фантиков. Вон, у энергетиков в эмблеме тоже молнии есть, и что теперь?
  -У связистов в петлицах есть, - Поддержал его крепкий лысый мужик лет пятидесяти, ответственный за патриотическое воспитание, - Да и Илья-пророк, опять же, покровитель наших войск Дяди Васи...
  Директор, сполоснувшись холодной водой, несколько пришёл в себя после всех потрясений, и решил вернуться на мероприятие. Но попытка выйти успехом не увенчалась, дверь не открылась. Самодур попытался выбить неожиданную преграду, но сейчас Дашка была на высоте, помятуя свою ошибку с недооценкой веса и силы врага, и ни один удар Снобкова даже не достиг дерева двери. Тогда он перешёл к окну - с тем же результатом. Заревев, как спасающийся от тигра буйвол, жирный ворюга, стоя на подоконнике, всей тушей ударился в раму наполовину закрашенного окна, где снаружи была приварена решётка...
  -С директором у вас, да, проблема, - сочувственно произнёс областной чин, обращаясь к Норе, стоящей рядом на трибуне с пачкой грамот, - Но праздник удался, я считаю. И скоморохи, бег в мешках... а уж с шариками и этим... прямо товарищ Огурцов-два сам собой получился. Молодцы. Со Снобковым вопрос назрел, решать уже в июне будем...
  В этот момент награждение какого-то ветерана за пятьдесят лет плодотворного научного труда было беспардонно прервано, да так, что Нора оступилась, и чуть сама не упала с трибуны. Из забелённого окна туалета справа от крыльца, с жутким воем и грохотом, сорвав могучую, ещё советских времён решётку, вылетело нечто огромное и бесформенное. Разделившись в полёте на, собственно, тушу директора и кучу обломков и осколков от рам и стёкол, чудовищная комета рухнула в клумбу, уничтожив вчерашний труд Клавдии Михайловны, прямо как астероид Нью-Йорк, в очередном многобюджетном блокбастере. Начальство, равно как и большинство прочих присутствующих, уронило челюсти - такого смертельного номера, даже от Снобкова, никто не ждал...
  Директор поднялся сам, без единого синяка, пореза или даже царапины - Дарья тщательно оберегала подопытный объект от механических повреждений. Мыш тут же вспомнил, и рассказал Игорю и Свете почти аналогичную историю из школьной жизни своего брата, когда севкин одноклассник, напившись водки до безобразия и завернувшись в алую занавеску, с самонадеянным рёвом "я сатана" рухнул в зал со сцены на новогоднем мероприятии для младшеклассников. Естественно, появление неклассического для школьной "ёлки" персонажа вызвало похожую бурю веселья...
  Несколько обалдевшее начальство грузилось в автобус. Местный врач, осмотрев директора, не нашёл у него никаких повреждений, но настоятельно порекомендовал Петру Сергеевичу, таки посетить... невролога. После чего верная Причёска снова утащила Снобкова домой, отлёживаться.
  -Нет, ну везёт же дуракам, - удивлялась Нора, обсуждая дикие происшествия на празднике с Ириной и другими бабушками, - Люди в своей ванной шеи сворачивают, а этот... кабан решётку вынес, и хоть бы хны... даже пальчик не порезал.
  В глубине души кандидат наук Шкиль была довольна. Её долгая борьба с жирным самодуром, похоже, увенчалась успехом. А уж неведомого Робин Гуда, вернувшего на стенд молнии, Нора была готова расцеловать - эти железки когда-то резал из пятимиллиметровой стали её давно покойный муж...
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"