Сорокин Александр Викторович: другие произведения.

Древний телевизор

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 3.50*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ВТОРОЕ МЕСТО на внеконкурсе ХиЖ-2006. ПЯТОЕ МЕСТО на конкурсе портала "Генетика слова", лето 2012. Первый (и единственный пока) мой рассказ вышедший на бумаге: сборник фантастики о футболе "Пенальти иных миров". Участвовал в Десятой Грелке. С футбольным налетом...

Древний телевизор
  
Едва Руслан высунулся из-за поленницы, как рядом с правой щекой хряснуло, разлетелось зелеными сочными брызгами. Спрятался.
- Черт! Я даж не засек, откудова шмаляет! - он рукавом джинсовой куртки вытер с забрала липкие разводы. Вышло не очень.
- Что, убили? - испуганно прошептал Анджей, влажно дыша в затылок.
- Да не-е, крошевом жердёльным заляпало... Где ж он ховается?
- Раз дырджёла, значит Дэн бьёт. Всё выпендривается! Давай, я за сарай рвану: с двух сторон попробуем?
- Опасно - у ево скорострельность выше, чем у нашенских шпульников. - Держа оружие за приклад, Руслан поправил склонившуюся набок шпульку. - Черт, а попадет ежли, даж скрозь рубаху - синячище будет ой-ёй!
- Ладно, авось промажет, я пошел! - Анджи рванул через проход к скособоченному бревенчатому углу. Успел. Почти. До укрытия оставалось чуть, когда он, взвизгнув, подпрыгнул и, схватившись в полете за выцветшие шорты, рухнул в траву.
- Говорил же: синячище будет! - подбитый товарищ выбыл из игры. Где-то слева прячется хитрюга-Ван, а противников, не считая уже убитого Диего, еще трое. - Надо шо-то кумекать. - Пробормотал Руслан и пополз к Вану.
*
Июньское солнышко припекало, лишь изредка ныряя в нечастые пушистые разводы облаков. Оно и не жарко, если не бегать. Но сейчас, отдыхая после боя, разгоряченные ребята разлеглись в неплотной тени тютины около лопуховых зарослей. Диего гнул и резал проволоку - у Маринки закончились патроны. Дэнис залез на соседнее дерево - пополнить запас жердёл. Руслан пошел к колодцу за водой.
- Дэн, а, Дэн? Может перейдешь все-таки на нормальное вооружение? - Анджей, морщась, поглаживал подбитую ягодицу. - Больно ведь, пся крёв! И синяк недели на две!
- Покажи, может смазать надо? - Рашид, сняв пласт-маску, заново перевязывал бандану. - У меня тут тюбик есть - специально таскаю.
- Сдурел, что ли? При Маринке?
- Ой-ой, можно подумать, я твой хвост никогда не видела! - Девочка в пятнистом комбинезоне стрельнула веселым взглядом в сторону Анджи и под хихиканье остальных, откусив еще раз от мелкого кислючего яблока, продолжила: - Хочешь, я помажу?
- Отстань, ехидна! Себе язык намажь лучше!
- Э! Хватит собачиться! Лучшей подумаем, шо дальше робить, а то надоело ужо партизанить. - Подошел Руслан и протянул фляжку молчаливому Вану. Тот отхлебнул студеной воды и передал ее Рашиду.
- Пошли змея потягаем? - Маринка выбросила огрызок, и теперь тщательно водила расческой по темным локонам. - Или на речку айда? Заодно поглядим и на дырку у Анджика! Вдруг там насквозь!?
- Отцепись, змеюка! Как человека прошу! Тебе б так попало! - мальчик уже понял, что ядовитая девчонка от него теперь долго не отстанет. - Не пойду я купаться. - Увидев уже приоткрывшиеся, готовые к новой колкости вредные губы, поспешил добавить: - Мне к двенадцати домой надо, а что это за ныряние, если только в воду и бежать?!
- Я думаю, поплавать сёдни надоть: вчерась передали, что похолодание идет, градусов до десяти днем, а ночью чуть ли не три! Опять все померзнет: и картоха, и помидорки, и огурки. - Руслан перочинным ножиком мастерил из срезанной по дороге от колодца камышины дудку.
- Да хоть не смотри эти новости! Видали: Флориду опять ураганом снесло! Третий раз за весну! Говорят, раньше такие тайфуны в Карибском море раз в десять лет бывали и по осени, а сейчас круглый год Штаты перемалывают. - Диего положил в нагрудный карман плотный моток алюминьки, собрал в жменю готовые шпульки и отдал их девочке. - Американцам и так невесело - границы закрыли, всех мусульман повыгнали, а то и дело теракты. Намедни стадион взорвался, а в апреле знаменитый мост в Сан-Франциско... А тут погодные катаклизмы еще. У нас хоть смерчи не шкодят!
- Я прошлым летом в Китай ездил, к родственникам, в Хабаровск, так там тоже муссоны житья не дают. - Щуплый Ван в приподнятых на лоб больших оранжевых очках для подводного плавания и в пятнистой, оттенков хаки, рубашке с кучей карманов чем-то напоминал лягушку. - Наводнения, оползни, поля вымокают - ничего кроме риса не растет. А джапы уже и не рады, что получили Курилы и Камчатку: что не построят, а тут землетрясение - бабах! И все в хлам. Америка вообще загнулась.
- Это их Аллах карает - зачем они тогда в Азию полезли? Афганистан, Ирак, Иран... Вот теперь и умываются кровушкой за свои военные победы! Заработали! - Рашид не любил американцев - они депортировали его дядю с семьей.
- А нас за что карает? - Дэн спрыгнул с дерева и стоял, покачивая кожаткой рогатки. Она у него крутая: из магазина. Дэнис недавно в поселке, а раньше жил в Воронеже. Только осенью его родители погибли во время захвата боевиками кинотеатра, и он с сестренкой переехал к бабушке. Суровый и беспощадный что в играх, что в редких драках, он поставил перед собою цель: уничтожить терроризм, извести эту нечисть под корень. Поэтому остервенело занимался спортом: качался гантелями, крутился на турнике у школы, обвязав кулаки тканью, стучал в кирпичную стенку, бегал по двадцать километров каждый день - готовился в спецназ. Зато - настоящий парень. Как он в апреле отделал двух пьяных взросляков пытавшихся стащить у Панарихи гусака!
- Значит есть за что. - Маринка не боялась спорить с Дэнисом, и он ее уважал: она с ним не заигрывала, как другие девочки, не строила глазки, не писала записки. - Мысли, они - материальны, только слабы. Я читала на каком-то сайте, что если множество людей будет одновременно страстно желать, например, чтобы пошел дождь, то это он посыплется на самом деле.
- Ты хочешь сказать, что если, скажем, миллион человек очень захочет, чтобы Гасаев сдох, то он умрет? Так почему же он до сих пор взрывает поезда, самолеты... кинотеатры? - Дэн с трудом выговорил последнее слово, посерел. - Мало его людей ненавидит?
- Понимаешь, важно не только количество, но и качество - с какой силой ненавидеть. - Девочка села на любимого конька и начала привычно рассказывать нечто новое, интересное: - Люди, которые только что пострадали от очередного налета, ненавидят сильно, но каждый по-своему, не одновременно, да и не так их много. Другие, чьи близкие погибли за год до этого, за пять - уже смирились, припорошила повседневность их боль, не столь остро уже чувство. Ну а те, кто смотрит на все несчастья по визору - вообще далеки от ненависти. Да, они хотели бы, чтобы этот бандит отправился на тот свет, но так, относительно, мельком. А вот то, что энергия дорожает, инфляция не иссякает - это им ближе. Небось поэтому правительство каждые полгода в отставку подает, а президент ничего сделать не может. Да и старенький он уже - тридцать пять лет страну на себе тянет.
- Да глупости это все! Думаете, мало людей желает, чтобы наша сборная хоть раз за тридцать лет в финал чемпионата мира вышла? - заядлый болельщик Рашид повернул разговор на любимую тему. - А они какую-то Андорру обыграть не могут! Кстати, сегодня как раз с ней и играют!
Марина встала, отряхнула приставшие травинки, уперла руки в бока и ответила:
- А ты считаешь, что андоррцы своим победы не хотят? Вот и нейтрализуются желания: они же противоположны!
- Да что там той Андорры - сто тысяч человек, а у нас - сто миллионов! - Рашид тоже вскочил и сердито посмотрел снизу вверх на высокую девочку.
- Значит они все хотят. И сильно! А у нас только некоторые, вроде тебя. Жалельщики, а не болельщики! Мне, например, совершенно по фигу твой футбол!
- Вот из-за таких как ты мы и проигрываем! - Рашид вытащил из кармана зеленку яблока и запустил ею в квасную бутылку, валявшуюся метрах в семи под лопухом. Та гулко бухнула и отлетела в гущу.
- Рашидик, зачем тебе самострел, шпульки? Ты яблоками кидайся - глянь, какой меткий! - девочка прекращать язвить сегодня не собиралась.
- Хватит вам! Пошли на речку! - Анджей, слегка повеселевший оттого, что Марина переключилась с него на других, решил разрядить обстановку. - Только быстрее, а то...
Запиликавший на запястье новым хитом дедушки Хирхорова мобайльник прервал его.
- Да, мам! Да... А может попозже? С ребятами поплавать идем... Нет... Ну, ма-а-ам! Успею! Честное слово!.. Ну, ма-ам! - он печально опустил руку. - Поплавал, пся крёв!
- Да ладно ты, не хандри! - Руслан хлопнул товарища по плечу. - Освободишься - телеграфируй. Вечером еще повоюем!
Грустный Андж побрел домой, а остальные ребята под звуки Руслановой гуделки, отправились мимо медленно вращающих гигантскими лопастями ветряков к Бачурке, что искрилась бликами сквозь заросли ивняка под косогором. Облака сдуло к югу, лохматой кучкой собрав их над не выгоревшими пока от жары лугами, бесконечно, до горизонта разлегшимися на левом берегу речки. Огромным полотнищем, отражая сапфировые небеса, среди лугов синело прямоугольное озеро солнечной энергостанции. Красота!
*
Вечером решили полазать по дому деда Мирона, что весной умер. Хороший был дед, ребятню привечал, не гонял ее, когда маленькие разбойники лезли к нему в сад за грушами или алычой. А они и не лезли: какой смысл лезть, если никто не сторожит - не интересно. А еще он выстругивал приклады для самострелов, делал из толстой прозрачной пленки маски и забрала, чтобы, не дай бог, глаза не повыбивали. Учил мальчишек стрелять из шпульника, метать нож и топор, мастерить табуретки и скворечники. Рассказывал разные истории из жизни прошлого века: о своей службе в Афгане, о Перестройке, о том, как покрывал саркофагом Чернобыль, о бурных девяностых, выбросивших его в захолустье. Только местные родители его не любили, и участковый Ховайло частенько с ним ругался, обвиняя в потакании хулиганским повадкам детворы. Мирон улыбался и расспрашивал милиционера о его не столь далеком детстве и тогдашних забавах. Ховайло тушевался - сам в свое время не пай-мальчиком рос, даже в колонию однажды не попал лишь чудом.
Хороший был дед. Умер.
Похоронили его селом. А через неделю приехали из соседнего города дочка с мужем, все мало-мальски ценное забрали, остальное сожгли. Бревенчатый, крепкий еще, дом только и остался - не поднялась рука. А может, продать хотели. Да кто ж купит-то? Вот и стоял заколоченный пятистенок за околицей среди заросшего сорняком огорода и небольшого сада.
Давно собирались пацаны обследовать заброшенное строение, да все как-то более важные дела находились. Но не сегодня...
Руслан поднатужился, потянул железку-рычаг сильнее, и доска, заскрипев гвоздями, заверезжав как свинья под ножом, наконец отодралась. Пороша в глаза, посыпалась труха.
- Черт! - пробурчал Руслан и опустил со лба на глаза желтоватое забрало. - Эдак, все село сбежится! Гляньте там, никого не несет?
- Да ты чё! Сёдня ж очередная заключительная серия "Бедной Насти", она снова замуж выходит - кто ж оторвется-то от визора! - Анджей с Мариной стояли у ветхого плетня и смотрели в сторону домов: "Настя" - "Настей", а осторожность не помешает. Рашид, Дэнис и Ван помогали ломать доски. Диего задерживался.
- Готово! А со стеклом чего делать, бить, что ли?
- Погодь, попробуй фортку.
Форточка легко открылась. Худенький, еще меньше Рашида, Ван отстранил главного взломщика и стал протискиваться в отверстие:
- Помоги! Ноге упор дай!
Залез, открыл шпингалеты на раме. Окно оказалось закрашенным, долго сопротивлялось, но не устояло. Через три минуты все были внутри. Пусто. Лучи фонариков бродили по пыльному полу, по обросшему паутиной потолку, по стенам с торчащей меж бревен паклей. В углу стояли утлый диван и старинный убогий холодильник, отчего-то с вмятыми, местами прорубленными, боками.
- Это родственники увезти не смогли - сломали, чтобы никто не себе не взял. - Анджей открыл белую когда-то дверцу. Пахнуло затхлостью и чем-то неприятным. Но терпимо.
- Ну и что мы здесь хотим найти? - Маринка разглядывала фотографию в треснувшей рамке на стене меж окнами. - Красивая была у деда жена! А почему ж дочка не забрала фотку родителей?
Со снимка улыбался дед Мирон в мундире старшего лейтенанта: статный, усатый, молодой. К нему прильнула стройная круглолицая девушка в мелких светлых кудряшках. Тоже улыбалась, думала, наверное, что впереди у них долгая семейная жизнь, дети, внуки - счастье.
- А такая вот дочка: маму в психушке уморила, а к отцу на даже похороны не приехала. Неужели и мы такими вырастем? - силуэт Анжа в пробивающихся лучах закатного солнца подернул плечами. - Никогда!
- Я бы эту дочку... - Дэнис скрипнул зубами, достал рогатку и растянул. Раздался щелчок холостого выстрела. - Гайки бы не пожалел!
- Ребят, ну откуда мы знаем, как у них было? Может и правда, мама псишей была, а дед Мирон мог их бросить из-за этого. Вот дочь на него и злая.
- На родителей нельзя злиться! Их беречь нужно! Дураки вы, не понимаете! - Марина скользнула лучиком по лицу говорившего Дэниса: в его глазах блеснули слезы
- Понимаем, Динь, понимаем! Да только жизнь - штука злая.
- Ребят, а тут какой-то люк незаметный в потолке. Полезем на чердак? - Руслан, задрав голову, стоял в дальнем углу. - Тащи сюда холодильник!
*
Наверху было еще более грязно. И захламлено: рама от древнего односкоростного велосипеда, двуногий стул, под ним слежавшийся тулуп без рукава, помятый эмалированный чайник, ведро без ручки, несколько рулонов бумажных обоев - ничего интересного.
- Да-а-а, ладным добром тут не разжиться. - Сказал Руслан товарищам внизу. - Рама от велика никому нэ трэба? Погодь, а это шо за нею? Ребят, тут какой-то ящик деревянный! Ух, ты! А с одной стороны стеклянный! И стекло странно выгнутое! Шой-то?
- Да откуда ж нам знать? Давай его вниз!
- А он тяжелый! Щас, только осторожно, не уроните - разобьется!
Большой короб был спущен на пол. Ребята обступили его, пытаясь понять, что это такое.
- Аквариум! Вода только высохла! - предположил Андж.
- А рыбок мыши съели! - съехидничала Маринка.
- Нет, видишь со всех сторон закрытый - еду сыпать некуда. Может это диапроектор? Мне бабушка рассказывала, что раньше такая ерунда была: пленки смотреть. - Возразил Рашид.
- А куда тут пленку вставишь? - Ван присел и разглядывал заднюю стенку. - Да тут еще и электрошнур есть!
- А мож эт древняя микроволновка? - Руслан попытался открыть стеклянную дверцу. - Не открывается, зараза!
- Ребят, вы здесь? - с улицы послышался голос Диего.
- Тут мы, залазь! Нашли какой-то старинный аппарат, а теперь бошку ломаем! - Руслан помог другу забраться внутрь.
Диего посмотрел на ящик и ухмыльнулся:
- Вы только не смейтесь, но это - телевизор! То есть визор такой, их уже лет двадцать не выпускают, еще до плазменников были. У моего кузена троюродного в Валенсии отец антиквариат собирает - я у них подобный видел. Только экран у того раза в два меньше.
- Да ты чё? - Анджей не поверил. - Пся крёв, а как же на стенку вешать этот гроб лакированный? В нем весу килограмм тридцать!
- Такие времена были. Не то, что сейчас - достал из тубуса экран два на три, развернул, включил - и смотри себе "Звездные войны", эпизод семнадцатый. А давайте включим? Вдруг работает?
- А если взорвется? - Дэн был осторожен.
- А чему тут взрываться? "Рекорд". - Прочел Сергей спереди. Провода к дому еще тянутся, может и ток есть?
- Так, хлопцы, успеем еще неприятностей на свою бошку насобирать! - Руслан прекратил прения. - Предлагаю сробить тут штаб! Читали про Тимура и ево команду? Эх, темнота! Такой интересный файл! Эта хата будет нашим местом! Будем тут собираться, секретничать, строить планы. В карты играть! Только надоть прибраться, пыль вытереть, лампочку вкрутить да окна завесить, шоб со стороны не заметно, а то Ховайло нагрянет...
Предложение приняли единогласно. Через полчаса в доме было чисто и светло, а окна изнутри завешены брезентом, который приволок Ван. Маринка бурчала на мальчишек - мыть полы пришлось ей.
- Ну вот, теперь у нас есть штаб! Понатащим сюды табуретков, стол и прочую дребедень. Только никому! - заводила Руслан привычно распоряжался.
- Отлично, только я побёг домой - сейчас матч начнется. - Рашид поправил съехавшую во время уборки бандану. - До завтра!
- Да только девять часов! Еще солнце не село!
- И что? А футбол?
- А мы сейчас "Рекорд" поставим - и смотри, сколько влезет! - Андж воткнул вилку аппарата в розетку - экран засветился, побежали серые линии. - Пся крёв! А где кабельная сеть?
- А они через антенну работают. Можно проволоку подлиннее в гнездо вставить - должно получиться. - Диего извлек из кармана рубашки моток и стал его разворачивать. - Вот, метра три есть!
Появилась картинка - по серому полю перемещались размытые тени.
- Уже играют! Пульт! Где пульт! Звук как сделать?
- Да нет у него пульта. Рычажки подергай. - Диего со знанием выполненного долга отошел и сел на диван к Руслану, Дэнису и Маринке. Рашид пощелкал сначала круглой ручкой, но быстро понял, что она переключает каналы, потом стал двигать головки реостатов. После первой экран погас, мальчик вернул ее на место, после второй изображение стало четче - одни игроки бегали в темных майках, другие в светлых. Наконец, движение третьего рычажка наполнило комнату шумом стадиона.
- А цвет где? Это что, раньше черно-белое смотрели? Вот век пещерный! - Рашид пятился, не отрывая взгляда от экрана. - Ну, давай, давай!
Голос патриарха спортивного репортажа Виктора Усева рассказывал зрителям историю игр сборных России и Андорры. По его словам, раньше, еще при Советском Союзе и лет пятнадцать потом, у наших проблем в этих играх не было - они побеждали чуть ли не с двузначным счетом.
- Но потом тренеры начали приглашать в команды иностранных игроков, россиян играло все меньше и меньше, а когда и в тренерах оказались сплошь зарубежные специалисты, то набрать сборную страны оказалось сложно. Да что говорить, если сейчас в высшей лиге играет всего семь россиян, а впервой - двадцать. Прошли времена Гержаковых и Зычовых. Последнюю победу в отборочном матче мы одержали двенадцать лет назад - в двадцать третьем - над Фарерами... И за эти же годы наши клубы только Лигу чемпионов выигрывали восемь раз! Куда катится наш футбол?
Игроки в темном настойчиво наседали на русские ворота. Наши отбивались, но давалось это им с большим трудом. Мяч уже трижды попадал в штангу, а вратарь творил чудеса, ловя все, что летело в его сторону. А когда не мог поймать - отбивал руками, ногами и даже один раз головой.
Рашид просил, кричал, умолял, угрожал. Он не мог усидеть - постоянно вскакивал, заламывал руки, падал на колени. И ругался, забыв о присутствии Марины. Пока помогало - счет после первого тайма оставался нулевым. Остальные ребята заразились Рашидовой энергией и потихоньку стали подбадривать раритетный телевизор. Девочка тоже завелась. А в перерыв сбегала домой и притащила трехлитровую бутыль молока с буханкой хлеба.
*
Второй тайм болели все вместе. Наши немного освоились, раз пять переходили на половину поля соперника, а как-то даже ударили в сторону ворот. Правда, далеко мимо.
- Слуфай, Рафыд, а как интерефно! Пофему ты раньфе не рафкафывал об этом? - Маринка с набитым ртом переживала не меньше мальчиков.
- А ты думала! Ты только представь: осталось десять минут, и если наши продержатся - это будет сенсация! Это будет рекорд! Четвертая ничья в цикле! Круто!
Тут наш форвард подхватил мяч и смело двинулся на двух защитников сборной Андорры. Те его спокойно ждали.
- Ну, давай, миленький! Между ними, ну, пожалуйста! - поддерживаемый друзьями Рашид не выдержал и, желая помочь соотечественнику, бросил в темные фигурки яблочком...
На поле происходило невероятное: два андоррца одновременно покатились по газону, а наш девятый номер, выйдя один на один с вратарем, не веря внезапной удаче, со всей силы запустил мячом ему прямо в грудь. Удар был настолько силен, что голкипер упал на спину, а кожаный шар, отскочив от него, попал "девятке" в лицо и неспешно закатился в ворота!
- Гол!!! Го-ол! - мальчишки радовались и обнимались, скакали по комнате, орали и тузили друг друга по плечам. А Маринка, тоже весело прыгая, неожиданно поцеловала Дэна в шоколадную щеку.
- Гол, - смущенно объяснила она опешившему парню. Другие не заметили конфуза. Матч закончился. Восторженный Усев еще и еще просил режиссера показать решающий момент матча. Вот форвард подхватывает мяч, вот валятся защитники, удар - рикошет - гол!
- Поздравляю вас, дорогие россияне, с долгожданной победой! И пусть она ничего не решает, но это только первая ласточка! Мы верим в нашу сборную! Мы поддержим ее в следующих матчах! Ведь если мы все очень этого захотим - она начнет побеждать! Говорят, что мысли материальны, а значит, наша поддержка поможет команде! До свидания! Берегите себя!
Возбуждение потихоньку спадало. Молоко было выпито, хлеб съеден. Рашид охрип. Недоумение.
- Слушай, а чего это защитники упали, когда ты в них яблоком бросил? - Анджей первым задал повисший в воздухе вопрос.
- Да откуда ж мне знать? Может яблоко волшебное, а может телевизор. Да чушь это, просто споткнулись. - Просипел ответ.
- Ага, споткнулись, и через голову закувыркались. Где это яблоко? Сейчас проверим: бросай в диктора!
В приборе с выключенным кем-то звуком серьезный диктор, забавно по рыбьи шлепая ртом, вещал о чем-то. Рашид поднял плод, прицелился, бросил - ничего не произошло. Опять бросил, и снова... Диктор не реагировал.
- Говорю же, что хотеть нужно всем и сильно! Вспомните: мы вместе болели, волновались, кричали. - Румянец с лица Марины уходить не спешил. - А сейчас - какие эмоции испытывает Рашид к этому диктору? Он что, на него злится, или радуется за него? Не выйдет ничего!
- Не выйдет? А получи! - мальчик резко бросил избитый плод, и тот разлетелся на куски. А картинка в экране сменилась: искореженные вагоны, дым, чумазые люди в темных потеках, пожарные, милиция...
- Звук! Кто выключил звук?
Включили.
- ...количество погибших пока шестьдесят семь человек, но еще не закончен разбор, сами видите - взрыв был очень силен, от первых трех вагонов мало что осталось. Много раненных, обожженных...
- Мы прерываем репортаж, чтобы передать важное сообщение: только что поступила информация, что лидер террористов Гасаев в прямом эфире одного из арабских каналов зачитывает новое послание. Да? Готово? Даем картинку.
На экране возник один из самых разыскиваемых в мире преступников. Исцарапанное морщинами лицо, лоб под чалмой в пигментных пятнах и следах ожогов, жиденькая седая бородка и яростный взгляд единственного глаза. Позади едва различимые трепетали серыми листьями кусты: он, как всегда, вышел в эфир из зоны боевых действий. Говорил о непобедимом джихаде, о том, что никто не в силах остановить праведный гнев, о том, что сегодняшний взрыв в Петербургском метро лишь очередной акт возмездия неверным за угнетение суверенного народа...
- Сильно захотеть, говоришь? - бледный, бледнее месяца в дневном небе, как если добавить с пол-литра сливок в чашечку кофе, Дэнис, оскалившись, до упора растянул рогатку и выстрелил... Раздался хлопок, стекло экрана сложилось внутрь, а над деревянным ящиком бывшего телевизора поднялся сизый дымок.
- Это ты шо, жердёлой? - Руслан испугался не меньше остальных.
- Гайкой...
Расходились уныло. Маринка, сделав вид, что забыла о нечаянном поцелуе, успокаивала Дэниса. Диего сокрушался об антикварном аппарате, говорил, что зря - тот в городе денег немалых стоит. Рашид сиял - ничто не могло омрачить его радость от победы сборной. Анджей и Руслан шли молча.
Третий день июня пролетел незаметно.
*
Наутро все сто пятьдесят шесть российских визор-каналов наперебой сообщали сенсационную новость: вчера, в двадцать три ноль семь по московскому времени главный террорист страны Хамил Гасаев во время чтения своего заявления был убит гайкой М16, упавшей с большой высоты, видимо, с пролетавшего мимо стратосферного самолета.
Чуть позже российские спецслужбы официально объявили о завершении операции, которую готовили в течение последних трех лет.
  
Ростов н/Д октябрь 2005 г.
Оценка: 3.50*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"