Сороколетова Анна Валентиновна: другие произведения.

Глава 5: Темный властелин, темное колдовство и слишком много темного

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Глава 5:
  Темный Властелин, темное колдовство и слишком много темного
  
  Лу, единственный сын лорда Лунного Края, пропавший во время Последней Войны, один из четырех Бессмертных Убийц.
  
  Голова была каменной. Он едва ли мог пошевелить пальцем. Так жутко он не чувствовал себя с тех пор, как последний светлый волшебник вырезал сердце из его груди, а сам он очнулся уже Бессмертным Убийцей. Что же с ними натворила Кассандра? Она обещала открыть какие-то истины, показать Темного Властелина и его планы. Что-то он видел. Обрывочные яркие картинки, сменяющие друг друга с невероятными скоростями... Ничего, что отложилось бы в памяти. Или все-таки, что-то было... Определенно, что-то было. Его родители, фамильный замок, стяг с родовым гербом, гордо веющий над округой, а через мгновение смятый и растоптанный чужими сапогами... Была Элиана с ее лютней, играющая мрачную песню, звучащую словно похоронный марш. Сама Кассандра появлялась в туманной дымке и куда-то манила его... Но все перекрывала тьма. Тьма и нестерпимая жуткая боль, заполняющая все пространство... Вот он - ответ на главный вопрос: они умрут. Эта встреча с Темным Властелином завершится в его пользу. Все эти годы он ждал, он готовил план мести, а его Бессмертные Убийцы просто прожигали жизнь...
  - Ведьма... Кассандра, она просила, чтобы вы нашли ее, - едва слышный голосок. Подружка Тая, как там ее... Бретиль... Бертиль... Тратиль... Не важно. Какая-то там Тиль...
  - Зачем? - он едва узнает собственный голос. Похоже, что другим ни чуть не лучше. На правом запястье что-то нестерпимо жжет. Мгновение спустя, он видит черную колдовскую метку...
  - Что с нами сделала твоя ведьма? - его собственный вопрос озвучивает Тай. Кассандра... Почему и она тоже предала? Была она, хотя бы мгновение на его стороне или всегда вела какую-то свою игру? Он едва сдерживается от смеха... Будто бы он не знал, на что подписывается... Эта ведьма всегда ведет свою игру...
  - Я это как раз и собираюсь выяснить, - он с трудом поднимается на ноги. Голова, кажется чугунной. А солнце уже высоко стоит...
  - Я иду с тобой, - железный Эрик. Как бы ему помягче объяснить, что Кассандра - девушка весьма своеобразная, и увидев не званого гостя, может с порога вместо дружеской беседы зарядить проклятьем, от которого не спасут все последние светлые волшебники мира... Хотя, к черту деликатность.
  - Кассандра - опасная ведьма, а я до сих пор не знаю, в какие игры она играет. Со мной она может быть откровенной, но с кем-то еще - нет, - он прислоняется к раскидистому дубу, с удивлением обнаружив в своем кармане какой-то подозрительный пузырек... Кассандра, будь она не ладна.
  - Именно за эту ее откровенность ты подверг нас всех опасности? - это уже Элиана. Ему только кажется, или в этих упреках проскальзывает еще и ревность. Впрочем, это естественная реакция на ведьму. Ревность и влечение. Даже, если ни каких чувств и в помине не было...
  - Можешь думать, что хочешь, но Кассандра не так уж и плоха. И она всегда знает, что делает. Просто не всегда объясняет заранее. Мы заключили сделку. Свое слово она всегда держит. Но реализация порой отличается от предполагаемых вариантов, - начал он вдаваться в витиеватые объяснения, попутно зачем-то защищая честь Кассандры. Когда-то ведьма ему говорила, что это мило, но в подобных вещах она совершенно не нуждается...
  - Он прав. Мы заказывали ответы на вопросы о Темном Властелине. Мы их получили. И это наша вина, что мы не уточнили цену, которую придется заплатить, - опять Эрик. Вот уж неожиданный союзник. И, вероятнее всего, он точно процитировал Кассандру... Она выполнила свою часть сделки, не ее вина, что они такие идиоты.
  - Именно об этом я с ней и поговорю, - мысли вроде бы приходят в порядок, но все равно его преследует неприятное ощущение. Запястье горит огнем, а сердце буквально выскакивает из груди... Черт... Его сердце не билось уже два столетия... Судя по выражениям лиц его товарищей, их посетила та же самая мысль...
  - Лу, что твоя ведьма с нами сделала? - опять Элиана. На этот раз она не на шутку испугана. Впрочем, как и он сам. Может быть, именно по этой причине вместо ответа он направляется к центру поселка к постоялому двору, где ведьма снимает номер...
  Он плохо помнит, как добирается до туда. Голова кружится, его буквально разрывают на мелкие части странные ощущения. Собственное тело не слушается его, как будто он напился до беспамятства. И вот, в какой-то момент он просто стоит напротив комнаты Кассандры...
  - Заходи, - звучит ее голос. Дверь приоткрывается сама. Здесь темно. Душно. Все пропитано какими-то благовониями. Окна задернуты черными шторами. Горят какие-то свечи. В центре комнаты, на столе открытая бутылка дорого вина с побережья Сапфирового моря. Два бокала. Два прибора. Блюдо с дымящимися кусочками мяса. Сама ведьма сидит в противоположной части комнаты, рассматривая гостя через большое зеркало в серебряной оправе.
  - Что происходит? - спрашивает он. Ведьма чуть улыбается своему отражению, продолжая, словно ни в чем не бывало расчесывать свои волосы.
  - Я показала вам Темного Властелина и все, что с ним связано. Это, конечно, немного утомительно, но бокал хорошего вина, мясное жаркое и крепкий сон вернут ваши силы на место, - отвечает она равнодушным тоном кошки, играющей с мышью. Впрочем, она не знает, с кем связалась...
  - Кассандра, я не один из твоих идиотов клиентов, - в руке Лу появляется кинжал. Ведьма неожиданно оборачивается. Он замирает на месте. Каким идиотом надо быть, чтобы верить во все ее пламенные речи о великой магии, которая осталась в прошлом...
  - Веришь или нет, но то, что я сделала, защитит тебя и твоих друзей. Темный Властелин должен возродиться, для того, чтобы вы могли его уничтожить. Снова, - ведьма мерным шагом идет по комнате, присаживаясь за стол в центре зала. Жестом она приглашает его присоединиться. Немного поздно он вспоминает, что с ведьмой проще вести светские беседы, чем угрожать. Кассандра живет в состоянии кобры, готовой броситься в атаку. Она любит создавать ощущение мнимой безопасности, но только ей видится угроза, она безжалостно уничтожает тебя...
  - Интересный взгляд на происходящее. Сколько тебе заплатили за это заклинание? - он медленно начинает есть. Блюдо кажется ему невероятно вкусным. И он впервые за долгие годы, действительно, насыщается им.
  - Тысяча золотых монет. Но это не важно, - она продолжает улыбаться и подливать вино. Любопытно, на что ведьма тратит такие деньги? И как у нее еще не перевелись клиенты с такими-то ценами?
  - А что важно? - спрашивает он, тоже улыбаясь в ответ. В конечном счете, они всегда играли в эти игры. И всегда держали собственные козыри про запас.
  - Хорошее вино. Солнечный день. Возможность радоваться жизни. Чувствовать то, что казалось давно утерянным, - ведьма смотрела сквозь свой бокал с темно-бордовой жидкостью, любуясь игрой света, все-таки пробивающегося во мрак ее комнаты. И от Лу, конечно, не скрылись намеки...
  - Что ты с нами сделала? - задает он прямой вопрос. Ведьма снова улыбается. Ставит бокал на стол. Медленно начинает обходить комнату, попутно гася свечи...
  - Я обратила чары вашего светлого волшебника. Но не бойся. Это ненадолго. Всего лишь до завтрашнего рассвета. Но это обезопасит моего другого клиента. Вернее сказать, позволит ему спокойно вернуть давно утраченное, не опасаясь вашего вмешательства, - ведьма остановилась у окна, резким жестом разводя шторы. Солнечный свет залил комнату... В Перекрестье впервые за три недели была хорошая погода...
  - Как ты это сделала? - спрашивает он. Чтобы Кассандра не говорила, это ей не по силам. То заклинание - плод древней и могущественной магии. Ведьма, конечно, опасна, но она - дитя совершенно другого дара...
  - Неправильный вопрос. Но я могу сказать зачем. Собственно говоря, я уже ответила. Я защищала вас и право этого мира бороться с вашим врагом, - ведьма снова подошла к своему зеркалу, любовно гладя его поверхность.
  - Не лучше ли было дать нам возможность побороть его в зародыше? - обращается он к ведьме, подойдя очень близко. Она снова чуть насмешливо улыбается, пристально заглядывая в глаза, снимая все завесы и тайны...
  - Ты сам знаешь, чем бы это кончилось. Вы бы умерли, как и должны были двести лет назад. Он бы тоже не возродился. Сейчас. Но он бы пришел. Через год. Через двадцать. Через двести... Это лишь вопрос времени. Но вас тогда бы уже не было. Как и любой другой магии, способной его остановить, - ведьма снова уходит в другой конец комнаты, к раскрытому сундуку с какой-то ее магической ерундой: травами, книгами, тряпичными куклами...
  - Ты сама говорила, лица, утверждающие, что знают будущие либо идиоты, либо сумасшедшие, - холодно произносит он, внимательно разглядывая свое неизменное отражение. Он и сейчас не видит отличий, но что-то в нем изменилось...
  - Я и не говорю, что знаю будущее во всех его мрачных подробностях. Просто я вижу некоторые события, которые должны произойти, и вижу лазейки, которые могут это предотвратить, - ведьма захлопывает свой сундук. Только сейчас Лу замечает, что все ее вещи исчезли. Остается только этот сундучок, большое зеркало и большой черный плащ на спинке стула.
  - И что это значит? - он смотрит ей прямо в глаза, наверное, впервые замечая не только таящуюся в них опасность, но и какую-то безысходную печаль... Наверное, он мог бы полюбить ее в другой жизни...
  - Вы должны были встретиться завтра на закате у Черного Замка. Вы должны были умереть. Он должен был победить. Сейчас у вас есть шанс, - отвечает она.
  - Можешь говорить не столь обтекаемыми фразами, - произносит он. Кассандра снова улыбается, машинально встряхивая локонами. Она говорила, что это дурацкая привычка еще из детства. А манеру говорить загадками она приобрела за Сапфировым Морем. Так легче вешать клиентам лапшу на уши.
  - Я не вижу дальше этих обтекаемых фраз. Но могу сказать, в чем заключается его слабость и ваша сила. Первое, это вы сами. У того выбора были причины, и вы должны вспомнить тех, кем когда-то были. Второе, эта девчонка. Бертиль. Она сама магия. И каким-то образом она - существенная помеха планам Темного Властелина, - ведьма подошла к зеркалу, внимательно вглядываясь в его поверхность.
  - Что-то еще? - спрашивает он, подойдя ближе и положив руки на ее плечи. От прикосновений к ней, как всегда по коже пробегает ток. Но раньше все тоже было иначе...
  - Почему должно быть что-то еще? - снова улыбается она, вглядываясь в отражение. Его не покидает ощущение, что она видит в прохладной глади зеркала намного больше...
  - Всегда есть что-то еще, - повторяет он ее любимую фразу. Ведьма чуть улыбается уголками губ. Это не ее хищная и опасная улыбка. Это просто улыбка...
  - Вы знаете его союзников. Они вас нет. Это ли не преимущество? И, кроме того, я покажу тебе его лицо, - Кассандра закрывает глаза. По телу ее проходит судорога. На короткое мгновение вместо их лиц появляется тьма, а потом в этой тьме четко вырисовывается силуэт... Плечи, спина, наконец-таки, лицо... Одно долгое мгновение, и снова мир и покой комнаты. Резким жестом ведьма опускает зеркало на стол... Где-то ударяет далекий гром.
  - Ты можешь пойти с нами, - говорит он. Кассандра обладает намного большей силой, чем сама представляет. И он доверяет ей в стократ больше, чем любому из своих друзей.
  - Могу. Но не стану этого делать. Это не моя битва. Я и так сделала слишком многое, - снова в глазах ведьмы грусть. Он понимает, что это прощание. Она уже отпустила его и похоронила в своих мыслях.
  - У тебя не будет неприятностей? - это не вполне искренне. Но он обязан был спросить. Ведьма снова улыбается...
  - Ничего из тех вещей, с которыми я не могу справиться, - произносит она. Он, как всегда забывает о том, кто есть Кассандра. Поэтому тоже улыбается.
  - Что это такое? - он показывает пузырек с зельем, который обнаружил еще утром.
  - Еще одна лазейка. Та, что поможет вернуться, - произносит ведьма, забирая пузырек в свои руки. На ее губах снова играет странная завораживающая улыбка.
  - О чем ты, Кассандра? - только сейчас он чувствует головокружение. Она что-то подмешала в вино. Проклятая ведьма... Мир вокруг расплывается разноцветными кругами...
  - Чтобы победить его, вы должны вспомнить. Но, чтобы вспомнить, вам необходимо забыть. В ДеСорре я изучала темную и опасную магию, но именно она защитит вас и даст шанс, - ведьма снова вкладывает пузырек в его пальцы, нежно целует в щеку, после чего он проваливается в небытие...
  
  Оливия, вдова графа Лесного Озера
  
  Она с тоской смотрела на пятачок земли, гордо именуемый центром Перекрестья. Купцы, наемники, крестьяне, домашний скот - все они куда-то спешили, даже не имея представления о происходящем. Впрочем, еще не так давно она принадлежала к этой праздной толпе: бездумно летела по жизни подобно пуху, подчиняясь лишь порывам ветру, не думая ни о прошлом, ни о будущем и едва ли придавая значение настоящему... Так было до того момента, когда она встретила своего господина. Тогда все приобрело смысл. Когда это было? Она вряд ли смогла бы назвать точную дату. Все до этой встречи сейчас казалось туманом, будто бы даже не ее жизнью, сном, подробности которого начинали забываться...
  - Завтра, - едва слышно произнесла она.
  - Что завтра, мама? - вопрос ее сына. Златко. Глупый мальчишка, который представления не имеет о том, что его ждет. Он напоминает ее саму в бессмысленном цветении первой юности: такой же легкомысленный и самовлюбленный. Вызывает ли это в ней какие-то чувства? Вряд ли. Оливия всегда была равнодушна к своим детям, или она просто верила в это...
  - Завтра мы уедем из этого поселения, - ответила она ровным тоном. Сегодняшний ужин, пожалуй, слишком торжественен, но она больше не хочет скрывать внутреннего триумфа. Все расставлено по своим местам, хотя утром она была так близка к провалу...
  - Почему не сегодня? - ему здесь скучно. И это не способно ни кого удивить. Единственное местное развлечение - менестрель с полным отсутствием музыкального слуха. Вот и сейчас он терзает нервы местной публике...
  - Потому, что вдове и наследникам графа Лесного Озера не пристало выезжать с толпой купцов, радующихся одному солнечному дню. Кроме того, твоя сестра не здорова, - Оливия говорит привычным холодным тоном. Ее сына это раздражает, но она никогда не видела в его глазах ужаса, отражающегося во взгляде дочери. Вот уж, действительно, головная боль и вечная проблема.
  - Как дела у Эйверил? - спрашивает он, но без особого энтузиазма. Конечно, его драгоценная сестренка только и делает, что изводит нервы окружающих своими капризами и истериками, настолько талантливо, что Оливия даже не заметила, что девчонка обо всем догадывается. Это едва не привело все к краху, но сейчас дочь под контролем...
  - Это обыкновенная простуда. С ней будет все в порядке, чтобы она не утверждала, - ее голос звучит чуть резче, чем следовало, но это не столь важно. Эйверил, действительно, под контролем. Нет, еще вчера вечером она сбежала, убив Теоса, одного из помощников Оливии, но у девчонки не хватило ума покинуть Перекрестье. Она пряталась у Эрика. Телохранителя Оливии. Да, возможно, Оливия не ошибалась, называя ее идиоткой. В любом случае, сейчас дочь заперта в комнате Оливии под надзором пятерых верных слуг и никоим образом не может помешать ее планам...
  - Вчерашний менестрель. Мы могли бы пригласить ее в замок для увеселения, - Златко лениво ковырялся в тарелке и пытался поддержать разговор. Оливия медленно перевела взгляд с сына на то недоразумение, которое только оскорбляло ее слух...
  - Не думаю, что это хорошая идея, - холодно произнесла она. На губах ее сына появилась улыбка.
  - Не этот менестрель. Вчера пела какая-то девушка, - продолжил сын. Оливия припомнила подобные разговоры о чьем-то таланте. Кажется, упоминался соседний городок Красавка. Но, вероятно, причина заинтересованности ее сына в искусстве была в том, что менестрель была хорошенькой девицей...
  - Прежде, чем принимать подобные решения, я должна послушать ее пения. Не сочти за оскорбление, но твои музыкальные вкусы оставляют желать лучшего, - Оливия обратила внимание на свое блюдо. С тех пор, как она стала служить ее Повелителю, она больше не нуждалась ни в сне, ни в питье, ни в еде, но это вызвало бы слишком много вопросов и предположений...
  - Эйверил сравнила ее с Элианой, которая пела при дворе несколько лет назад, - произнес Златко. Оливия слегка вздрогнула. Она ходила на один из концертов этой Элианы. Тогда ее еще долго не отпускало странное чувство, а прошлая жизнь была, как никогда ясна. Она позволила себе непростительные слабости тогда...
  - Поговорим об этом завтра. Я дурно себя чувствую, видимо, недуг твоей сестры заразен, - произнесла Оливия, немного резко для своего общественного положения вставая из-за стола и направляясь к выходу из-за стола.
  Ей снова овладели противоречивые чувства, тревога, тоска и непонятные страхи. Будто бы она опять стала той беспомощной девчонкой, потерянной в огромном и пугающем мире. Ей хотелось бежать, как можно дальше. Ей нужен был ее Господин. Ей снова нужно было ощутить уверенность и спокойствие. И она не понимала почему одно упоминание о менестреле, которого она едва помнила, вывело ее из душевного равновесия.
  - Леди Оливия, - очередным призраком из ночной тьмы выступила Кассандра. Треклятая ведьма, которая слишком многое держала при себе и от которой зависело еще больше.
  - Что тебе надо? - непривычно вызверилась леди Оливия. Ведьма чуть вздрогнула от неожиданности, но, казалось, только сделала ненужные выводы. Оливия с радостью прихлопнула бы ее словно назойливую муху, но она для чего-то нужна была Господину.
  - Я пришла за своим вознаграждением, леди Оливия, - ведьма улыбается, пристально разглядывая своими зелеными глазами, от которых ничего невозможно скрыть. Бессовестное чудовище, которое за пару золотых монет продаст и душу, и родную мать, и что угодно еще...
  - Твои деньги в моей комнате. В сундуке, - произнесла Оливия, беря, наконец-таки, себя в руки. Ведьма слишком опасна и без того, чтобы получать лишние козыри на свои руки. Ведь, именно она обезвредила Бессмертных Убийц, пользуясь их доверием... Что мешает ей вонзить очередной кинжал в спину Оливии, стоит той отвернуться...
  - Я пришла за своими деньгами, - повторила ведьма, сложив руки на груди. Она едва ли поменяла позу и выражение лица, но сейчас в голосе ее слышалась угроза.
  - Ты забываешься, ведьма, - снова повысила голос леди Оливия. Ведьма уже откровенно усмехалась, хотя еще вчера едва скрывала свой страх перед ней и ее Повелителем. Что заставило ее мнить себя всесильной?
  - Мы заключили сделку, леди Оливия. Я честно выполнила свою часть. Теперь жду обещанную плату. И я все еще могу прибегнуть к штрафным санкциям, - в руках ведьмы блеснул пузырек с какой-то темной жидкостью. Оливия едва сдерживалась от желания придушить девицу собственными руками. И эта ярость тоже была не понятна... Наверное, это как-то связано с возрождением ее Повелителя.
  - Я пришлю к тебе слугу с деньгами утром. Мы договаривались, что ты получишь плату, когда мой Повелитель возродится, - Оливия с трудом взяла себя в руки. Какая-то часть ее разума начинала подозревать ведьму. Очередной страх.
  - Хорошо, леди Оливия. На рассвете жду вашего слугу. В противном случае, вы узнаете цену нарушенной сделки, - произносит ведьма. Что ж, моментами она бывает устрашающей даже без жуткой театральщины и пошлой драмы. Но и сама Оливия обычно производит другое впечатление, впрочем, ей хватит сил на то, чтобы указать зарвавшейся девице на ее место.
  - Ты мне угрожаешь, ведьма? - голос леди Оливии безжалостно режет воздух. Она само воплощение силы и власти, но только для кого? Эта проклятая ведьма видит ее насквозь. Единожды показав собственную слабость, леди Оливия навсегда осталась безоружной...
  - Угроза - это пустая трата времени, леди Оливия. Я просто предупреждаю, что все имеет цену, в том числе и неоплаченная сделка. Особенно сделка с колдуньей из Темного Дома. Вы же долго жили за Сапфировым Морем, вы не можете этого не знать, - ведьма еще раз улыбается с приторной грустью. Опять бесследно исчезает в ночи. Леди Оливия делает очередной глубокий вдох...
  Колдуньи из Темного Дома. Земля за Сапфировым Морем. Это ее прошлое. Там ее нашел Повелитель и Господин. Не тот, который сейчас мчится в Черный Замок, другое его воплощение. Этот момент Оливия помнит лучше всего...Тогда она не была леди. И имя у нее было менее изысканным. Она не обладала даже зачатками хороших манер. Она была шлюхой. Дешевой шлюхой в одном из бедняцких кварталов. Но это не важно. Как не важна вся та жизнь, которая была до встречи с Повелителем...
  Но о чем это она? Колдуньи из Темного Дома. Она видела их лишь однажды, мельком, но слухами о них полнилась вся земля за Сапфировым Морем, особенно ДеСорра - город колдунов. Эти женщины обладали темным даром, они рождались крайне редко, отбирались еще младенцами у матерей и проходили долгое и болезненное обучение. Конечно, они тоже исчезли вместе с миром магии. Или заставили весь мир так думать... Итак, проклятые Колдуньи владели секретом жизни и смерти, говорили, что они могли убить одним словом. И они заключали сделки. О том, что случалось с нарушителями, было не принято говорить, но по коже до сих пор бежали мурашки. Впрочем, какое отношение эта Кассандра имеет к Колдуньям из Темного Дома?
  Оливия сама не заметила, как подошла к постоялому двору. К дверям в свою комнату. Здесь стояли верные слуги. Мертвецы, у которых нет ни собственных мыслей, ни желаний... Она может их создавать, может верить в то, что контролирует их, но они не могут стать кем-то большим, чем бессловесный предмет мебели... Леди Оливия жестом приказывает им разойтись... Заходит внутрь. Здесь на нее поднимает заплаканные глаза ее дочь. Эйверил. Обычно она лишь раздражает, но почему-то сейчас леди Оливия отчаянно нуждается в живой душе, способной ее выслушать...
  - Как ты себя чувствуешь? - спрашивает она, в очередной раз наталкиваясь на животный ужас в светлых глазах своей крови и плоти. Что она сделала, чтобы заслужить подобное отношение? Нет, леди Оливия, конечно, не была идеальной матерью и не сказать, чтобы испытывала обилие чувств к детям, но она не была и чудовищем.
  - Матушка, прошу Вас, - снова завела свою песню Эйверил. Что там? Печальные Сестры? Пощадите Златко? Нам ничего не надо? Милостивые боги, леди Оливия никогда и не собиралась убивать своих детей. Они нужны были ей для сохранения власти и денег и нисколько не мешали ее планам до тех пор, пока не выяснилось, что Эйверил слишком много знает... Теперь женщина не вполне представляла свои дальнейшие действия. Точнее сказать, она не понимала, почему ее дочь до сих пор жива.
  - Заткнись. Заткнись и послушай меня хотя бы один раз в жизни. Ибо клянусь, если ты продолжишь творить глупости, мне не останется иного выхода, кроме как окончить твое бесполезное существование, - произнесла Оливия. Опять этот страх. Почему ее это так волнует? Почему ее волнует, что ощущает эта бесполезная девица?
  - Лучше смерть, чем ваш Темный Властелин, - слишком горячо произносит Эйверил на том самом наречье ДеСорры. Хотя, надо отдать девчонке должное, она говорит так, словно была рождена за Сапфировым Морем.
  - Ты не знаешь, о чем говоришь. Мой господин не то, что ты себе рисуешь, дитя. Он ни чем не хуже множества тиранов, королей и первосвященников. В чем-то он даже лучше. Он не лжет. Да, он связан с Тьмой, но он не лишен милосердия. И он справедлив. И честен. Его обрекли на жуткие мучения, но он сумел выжить. Он был сильнее своих врагов. И он возродится, чтобы отомстить, - леди Оливия отстраненным взглядом смотрела куда-то дальше старых стен постоялого двора.
  - И уничтожить мир, - добавила Эйверил, вызвав приступ смеха у матери. Глупая девчонка. Она научилась понимать этот сложный язык, но так и не поняла, как сложить обрывки знаний в цельную картину...
  - Зачем ему это? Он хочет править миром. Да, дитя. Его цели банальны. Он хочет власти, могущества и мести. Не так уж он отличается от многих смертных правителей. И он будет не хуже других. Как я говорила, он честен. И справедлив. Это немаловажные качества. Впрочем, если тебя интересует другая его сторона... Что ж, он, это его воплощение... Он молод, красив, обаятелен... Словом, обладает всеми теми внешними достоинствами, которые привлекают девушек, - продолжала леди Оливия. В конечном счете, Эйверил не должна бояться. Ее господин не станет слушать сбивчивые объяснения. Ему нужна гордая правительница и мать будущих детей, а не дрожащая от всеобъемлющего ужаса девица.
  - Но почему я? - снова слезы. Снова истерика. Влепить бы ей хорошую затрещину... Но леди Оливия никогда не поднимала руку на детей. Никогда не повышала на них голоса. Почему? Кажется, ее саму в детстве частенько били, и она клялась всеми забытыми богами, что никогда ее собственные дети ничего подобного не испытают... Странно, что она до сих пор верна тем клятвам...
  - Потому, что так решено. Звезды, боги, гороскопы, судьбы. Думай, что хочешь. Ты станешь женой Темного Властелина. С этим ничего невозможно поделать, но вот какое количество времени ты просуществуешь в этом титуле, целиком и полностью зависит только от тебя, - с этими словами Оливия встает на ноги. Она не может больше находиться в одной комнате с этой испуганной девочкой...
  - Матушка, прошу Вас, - снова слезы. Но леди Оливия уже не слышит их. Она выходит на улицу. Ночной воздух так хорош. Она не знает усталости, не нуждается во сне и ей чертовски надоело притворяться. Так пусть сегодняшняя ночь позволит ей быть свободной...
  
  Кассандра, ведьма из Бринда.
  
  Темный Замок Темного Властелина. Пафосные развалины, поросшие травой. Место, которое обходят стороной до сих пор, не смотря на прошедшие два столетия. Ведьма стоит у колодца в большом квадратном дворике. Здесь он произносил речи, здесь он казнил и миловал, здесь он столкнулся с Бессмертными Убийцами в первый раз, здесь он должен был возродиться. Ее кобыла нервничает. Животные всегда чувствуют темную магию. В этом дворике ее хватает с избытком. Сейчас прохладно. Рассветы в этом месте всегда такие. Кассандра кутается в свой дорожный плащ, когда он появляется...
  - Значит, Темный Властелин... Кто бы мог подумать, - она старается казаться беззаботной, но у нее плохо получается.
  - Ты всегда подозревала, - произносит он, подходя ближе. Только сейчас она может его разглядеть внимательно. Что ж, он изменился. Черты лица стали грубее, появились едва заметные морщины... Но все же это был он. Его улыбка. Его глаза. Его арфа. Его тонкие и сильные пальцы. Даже сейчас это все еще был он. Мужчина, которого Кассандра когда-то любила... Они прошли Бесконечную Пустыню, вместе вошли под разрушенные своды Древнего Храма... А потом он бросил ее у ворот ДеСорры.
  - Я называла это болезненным прошлым и просила тебя жить будущим. Ты сделал свой выбор, - ответила она. Почему-то Кассандре казалось, что она будет испытывать какие-то чувства, но нет. Этот человек остался просто воспоминанием.
  - Ты можешь остаться со мной, - говорит он. Она непроизвольно улыбается. Еще совсем недавно нечто подобное ей предлагал Лу. Теперь вот он.
  - Могу, но не хочу, - ведьма дарит ему легкий смешок. Милый дар на память от той девочки, которой она когда-то была. Подумать только, Кассандра верила в большую и чистую любовь и готова была пожертвовать всеми амбициями ради этого...
  - Ты могла бы быть мой Королевой, - он будто пытается ее на что-то уговорить. И где-то в глубине души ей хочется верить, что те чувства живы. Впрочем, этой девочке не заглушить холодный голос рассудка. Ему нужна не Кассандра, оставленная им у ворот ДеСорры пять лет назад. Ему нужна даже не столичная ведьма с баснословными расценками и самыми влиятельными клиентами. Ему нужна Колдунья из Темного Храма, посвященная в мрачные тайны.
  - Могла, если бы захотела, - повторяет она. Он улыбается. Мягко дотрагивается до ее щеки. Странное ощущение. Он не был первым ее мужчиной, но был первым, кого она полюбила. И первым, кто заставил ее по-настоящему страдать... Собственно говоря, из-за него она и попала в Темный Храм...
  - Значит, это прощание, - произносит он.
  - Мы уже прощались однажды, - ее реплика. В руках Кассандры появляется темный пузырек. Одно из тех зелий, которые она научилась готовить в ДеСорре. Цена возможности жить своей жизнью... Она осторожно вкладывает бутылочку в его пальцы. Он не отпускает ее.
  - Теперь уже навсегда, - его голос звучит все также чарующе. Она помнит его пение, его арфу и те бесконечные ночи в Пустыне: барханы, костер, ночные животные, змеи и жуки, беспощадное палящее солнце... Она помнит и руины того Храма: огромные, пугающие и одновременно прекрасные... Что она приказала себе забыть, так это ту любовь, оседающую на губах вкусом того самого дорого вина с побережья Сапфирового Моря...
  - Я не верю в это слово, - мягкая улыбка Кассандры. Он тоже помнит все это. И он тоже больше не испытывает тех чувств, но рад опять попасть под очарование момента...
  - Ты спасла Бессмертных Убийц, - произносит он. Это не упрек. Не угроза. Не обвинение. Просто констатация факта. Кассандра рада бы отвести глаза, но не может. Это будет признание поражения.
  - Они уверены в обратном, но истину покажет лишь время, ибо ваше столкновение неизбежно в любом случае, - снова ее мягкая улыбка. Это обманный маневр. Лу всегда называл ее мурлыкающей тигрицей, готовой выпустить когти и вонзить клыки...
  - Я должен был бы уничтожить тебя за подобные действия, - его голос звучит спокойно, но в глазах светится сила и жестокость. Не его взгляд. Того самого Темного Властелина, в которого он неумолимо превращается...
  - Есть разница между должен и хочешь. Кроме того, я открыла перед тобой другие возможности и лазейки, - снова ее речь приобретает кошачьи интонации. Ее подарки Темному Властелину: это зелье и Гарольд де Монте с его Шкатулкой...
  - Сделка с Колдуньей из Темного Храма... Против них бессильны любые владыки. Есть что-то, что ты хочешь сказать? - спрашивает он, поглаживая ее пальцы. Да, они до сих пор держатся за руки. В последнее время в ее жизни слишком много сентиментальных прощаний...
  - Не обижай Хранителя Шкатулки. Он просто невинная жертва обстоятельств и заслуживает долгой и счастливой жизни, после того, как отыграет свою роль, - почему-то Кассандра вспомнила именно об этом горе-рыцаре. Вот уж кто, действительно, не заслужил всех бед, посыпавшихся на его несчастную голову... Тот дурачок, на которого всем было наплевать...
  - Хорошо. Но выполни и ты одно мое пожелание, - он опять улыбается, а в глазах его все еще отражаются те костры Бесконечной Пустыни. Он делает еще один шаг и едва слышно шепчет ей в ухо. Слова на почти забытом языке... Не говори о том, кем я стану, помни о том, кем я был...
  - Всегда, - ее ответ на том же языке. Слово, которое она не любит, но которое так необходимо. Она делает шаг к нему навстречу. А потом ее губы накрывает поцелуй. Мягкий и тягучий, как и тогда. Перед глазами снова проносятся бесконечные барханы, длинные караваны, редкие оазисы, ночные огни, развалины того самого Храма... И они: такие юные и такие влюбленные...
  Но мгновение уже утеряно. Стерто и забыто. Их пальцы разжимаются. Кассандра делает шаг назад. Он холодно улыбается.
  - Ты свободна, Кассандра. Ведьма из Бринда, - произносит он формальную фразу. Цену их сделки и ее колдовства. Чтобы он не говорил, но он тоже боится той встречи, которую она отсрочила. Бессмертные Убийцы - его персональный ночной кошмар еще с тех незапамятных времен.
  - Надеюсь, мы больше не увидимся, - звучат ее прощальные слова уже со спины кобылы. Он улыбается, но его ответ теряется в звуках ветра. Да, впрочем, и не важно. Она не хочет больше делать сложный выбор, потому что в следующий раз одна из сторон непременно пострадает... Поэтому пусть и Темный Властелин, и Бессмертный Убийца останутся в прошлом этой самой дорожной пылью, которую так уверенно топчут копыта ее легконогой кобылы... Сама же Кассандра будет тем, кем всегда и была, просто ведьмой из Бринда...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"