Сороколетова Анна Валентиновна: другие произведения.

Королева Рийгана.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не про Анну Лотенийскую, но про персонажа, периодически упоминаемого ей в качестве славного предка. Бред редкостный, писалось давно, читалось и проверялось тогда же, так что заранее извиняюсь.

  Королева Рийгана. Начало ис-тории.
  
  Первый семестр. Пропавший декан.
  
  Холодное утро я встречала просто в ужасном настроении. Большая вина в этом возлегала на плечи моего скептически настроенного ворона, который прожужжал мне все уши тем, что не верит в саму возможность моего поступления в Академию магии (хотя всего лишь пару дней назад уверял меня в том, что только туда мне и дорога). В довершении ко всем моим несчастьям сапог на правой ноге натер мне жуткий мозоль, потому как в предместье столицы (да и в ней самой) верхом разрешалось ездить только служащим королевской армии, а я к таковым не принадлежала. И ко всему прочему эти пресловутые служащие содрали с меня огромный въездной налог, присовокупив туда звонкую монетку и за бесполезного скакуна. И вот сейчас я стояла в большом и светлом экзаменационном зале перед строгими экзаменаторами, недоверчиво косившимися в мою сторону. Немного подумав, я встала напротив огромных дверей резного черного дерева.
  На противоположной стороне зала стоял большой темный стол, покрытый местами облупившимися золотыми ангелочками, чем-то напоминающими летающих гарпий. Большие окна, слегка приоткрытые впускали свет и свежий ветерок. Но это, впрочем, нисколько не спасало от небывалой жары, сопровождавшей все последние дни столицу Эль Марин де Соль Лагос (или же в переводе на всеобщий язык, Светлое Море Семи Чудес).
  За столом сидело четверо магов. Приемная комиссия Академии. По центру сидел старый маг в забавных круглых очках в золотистой оправе. Ректор Академии Семигор. Он смотрел на меня довольно снисходительно. Сквозь тонкое стекло очков в его голубых глазах светилась Вечность. По местным поверьям ему было несколько тысячелетий (но я никогда не верила в подобные слухи). Невероятно красивая эльфийка (магистр Омела) что-то шепнула ему на ухо. Теперь ректор смотрел на меня более напряженно. С левой стороны от ректора сидел бледный маг со страшным шрамом, пересекающим его лицо (магистр Вальденс). Он был одет в черный наглухо закрытый костюм, бросая на меня откровенно скучающие взгляды. Стул рядом с ним пустовал. Последний стул, рядом с эльфийкой занимала маленькая фея (магистр Эмили). Точнее она сидела на небольшом пуфике, стоящем на столе.
  - Ну что ж, начнем наш экзамен, - певуче произнесла Омела.
  - Встаньте в центр круга Рийгана ..., - бледный маг явно сделал паузу для моей фамилии, я молча потупила взгляд. Можно подумать, мое имя они прочитали, а про фамилию не вспомнили. Я бы лучше и не вспоминала потому, как слишком многое к этой фамилии прилагалось лишнего.
  Я медленно сделала шаг вперед. Туда, где на полу был нарисован странный круг. Стоило мне встать в его центр, как он загорелся странным, слегка мерцающим бледно-голубым светом. Маги с любопытством рассматривали меня. И чего так уставились? Не показал же круг какого-то невероятного уровня силы, или же кровавых ритуалов за моими плечами. Ну, цвет немного необычный и что с того? Впрочем, меня всегда бесили изучающие взгляды, направленные в мою сторону, потому я отстраненно задумалась о себе любимой...
  
  œ 
  
  ...Я была сиротой восемнадцати лет от роду, без дома и надежного средства заработка. Невысокой девчонкой с длинной гривой вечно спутанных волос светло-пепельного эльфийского цвета, большими темно-зелеными глазами дикой кошки и вредным характером. Из дома я сбежала, когда мне едва исполнилось двенадцать лет и совсем не потому, что была не довольна своей семьей, хотя это тоже было. Я просто спасала свою жизнь от нашествия степных орков...
  Два года я испуганная и вечно голодная шлялась по дорогам, слегка подворовывая. Впрочем, здесь скорее помогал дар, проявляющийся в мелких слабых чарах, когда мне угрожала опасность или же я чего-то сильно жаждала. Впрочем, дар двенадцатилетней волшебницы даже смешно называть магическим, просто небольшое предопределение будущей судьбы.
  Потом я встретилась с Оливером, воришкой, который был старше меня на три года. Когда-то я считала его своим другом. Вместе мы поехали в крупный портовый город Лератту. Там я жила еще год, а потом встретилась с одним боевым магом Гарольдом Сияющим. Еще год я таскалась за ним преданной собачонкой с горящими глазами. Но взрослый маг не оценил чувств молоденькой девчонки с громким именем Рийгана, просто посмеялся. Так я в очередной раз осталась с разбитым сердцем и в полном одиночестве.
  Именно в шестнадцать лет у меня впервые проявился дар. То есть, по-настоящему проявился. Не мелкое колдовство в виде заговоров, предчувствий и телекинеза в исключительных случаях, а самый настоящий магический дар, связанный с привлечением более могущественных сил. И я, что вполне естественно не умела его контролировать. Тогда мне словно пришлось учиться жить заново. Я снова была одинока, испугана, раздавлена окружающим миром, снова я стала двенадцатилетней девчонкой, чудом спасшейся от орков. И еще прибавилось то, что меня начал разыскивать мой папочка! Я ненавидела его с самого детства, он был влиятельным герцогом, хозяином земель, на которых жила семья моей матери. Он бросил ее, женился на какой-то богатой аристократке, а потом изредка появлялся в моей жизни, считая се-бя великим благодетелем.
  Два последующих года я провела, прячась от кучи шпионов, посланных моим любимым папашей. Я воровала, бегала по дорогам, даже полгода провела в ученицах у какого-то чокнутого мага-чернокнижника. Помню, что тот здорово удивлялся тому, как это я смогла самостоятельно научиться контролировать и сдерживать свой дар без должного наставника. Большинство колдунов в подобной ситуации просто погибали, не сумев совладать с мощной силой, клокочущей в них. И в конце концов я пришла к выводу, что лучшего места, чем Академия, для того, чтобы спрятаться сложно придумать. К тому же только здесь я смогу развить свои способности до уровня, когда можно будет никого не бояться...
  
  œ 
  
  - Среди ваших родственников были эльфы? - спросила надменная красавица, сидящая по правую руку от ректора. Магистр Омела.
  - Не знаю, - немилосердно солгала я. Конечно, эти самые эльфы были в роду моего дражайшего папочки, я даже древо фамильное видела. Только вот вспоминать кем именно они мне приходились совершенно не хотелось. Тем более, что полукровок, среди народа нашего развеселого королевства хватало с крышей. Наличием эльфов в "родословной" никого не удивишь.- Я сирота.
  - У вас странное имя для бродяжки без роду без племени, - тихим и холодным шепотом сказал бледный маг. Магистр Вальденс. Чем-то он напоминал мне моего безумного мага-чернокнижника. Хотя все бледные маги в черном мне его напоминали. Да и вопрос этот мне уже опостылел. Кто виноват, что меня воспитывали как единственную, пусть и незаконнорожденную дочку вполне себе влиятельного и богатого аристократа? И нарекал меня именно папочка со свойственными его роду канонами...
  - Не я его себе дала, - ответила я, подняв глаза. Я давно уже никого не боялась. И никому никогда не прощала подобного к себе отношения. Какие бы неприятности на мою задницу это мне не сулило.
  - Так звали королеву фей, - тихо прозвенел в воздухе голосок еще одной экзаменаторши.
  - Я не знала, - ответила я натянутой улыбкой деревенской идиотки. И почти не солгала. Историю я знала неплохо, но вот легенды и мифы, связанные со столь отдаленными представителями королевских династий терпеть не могла.
  - Спасибо, госпожа Рийгана. Результаты вы увидите завтра перед входом в Академию, - вежливо улыбнулся ректор. Я присела в неуклюжем реверансе, медленно подходя к двери. Вот видимо ничем и закончатся мои испытания в Академии, а как хорошо все начиналось...
  
  œ 
  
  Я сидела на невысоком заборчике около трактира со странным названием "Эльфийская соната". На моем плече уныло каркая сидел старый ворон Тор, год назад спасенный мной от опытов незабвенного учителя чернокнижника. Ворон был говорящий, вредный и вечно зудящий по поводу моего непристойного поведения, недостойного юной леди. Эту таверну и постоялый двор, находящийся на ее заднем дворе, облюбовали абитуриенты и некоторые студенты Академии Я не была исключением из правила.
  - Что ты сидишь, как ворона на заборе. Еще в этих жутких штанах, - начал читать свою заумную проповедь старый ворон. Я равнодушно пожала плечами, продолжая кушать вишню из бумажного пакета. - Благовоспитанная девушка не должна вести себя подобным образом!
  - А я не благовоспитанная девушка, - уныло выплюнула я очередную косточку. Возможно, в другое время и в другом месте я вела бы целенаправленный обстрел прохожих, но сейчас было не до этого. Мимо гордо проплывали несколько самовлюбленных светлых эльфов (я вообще эльфов недолюбливала почему-то). Я состроила влюбленное выражение лица клинической идиотки. Ворон на моем плече саркастически каркнул.
  - Ну и зачем это? - он безуспешно попытался предать своему взгляду выражение слепого идиотизма только что продемонстрированное мной.
  - Просто кто-то считает, что все без разбору встречные девицы должны пускать слюни вслед его великолепию. Выказав же, истинные мои чувства по отношению к их напыщенным персонам, я рискую получить слишком уж назойливое внимание обиженного эго, решившего выяснить почему это презренная человечка смеет игнорировать его великолепие. Мне это надо!
  - Интересный взгляд на вещи, леди, - услышала я за своей спиной певучий эльфийский голосок, отчего едва не подавилась косточкой. Только этого мне не хватало!
  - Может быть сделаете вид, что ничего не слышали и займетесь своими насущными делами? - нелюбезно продолжила я, даже не оборачиваясь. За все это ворон пребольно меня клюнул. За что получил легкий шлепок.
  - Леди никто не обучал хорошим манерам? - певуче поинтересовался эльф. Как там меня учил чернокнижник, закрыть глаза, посчитать до десяти... Ворон благоразумно перелетел с моего плеча на ближайшую ветку. Я очень медленно обернулась. В бездонные голубые глаза небесно-прекрасного светловолосого эльфа смотрело зелеными глазами абсолютное и растрепанное равнодушие в моем лице.
  - А с чего вы опрометчиво предположили, что я леди? - выдала я свою самую "добрую и милую" улыбку. Именно такой улыбкой как правило встречают в темных переулках или же некромант улыбается очередной жертве науке, очнувшейся на совершенно неудобном ритуальном камне. Но у эльфа видимо были очень крепкие нервы.
  - За что вы так не любите эльфов? - спросил он в свою очередь.
  - С чего вы взяли подобную ерунду. Я просто обожаю ваш дивный народ в целом и в частности, просто я не желаю поддерживать ни каких отношений с его представителями, по причине моего полного равнодушия к ним, - продолжала я монотонным тоном, медленно, но верно удаляясь к центру города. Развернувшись я вручила совершенно обалдевшему эльфу пакет с недоеденными вишнями. - Вот что я действительно терпеть не могу, так это обилие глупых вопросов. Адьес, амиго.
  Произнеся эти два слова, я щелкнула пальцами и растворилась в толпе, оставив посреди улицы совершенно ошеломленного эльфа. Но видимо, сегодня удача начисто решила меня покинуть. Очнувшись в толпе я СОВЕРШЕННО СЛУЧАЙНО натолкнулась на какого-то неизвестного господина, основательно запутавшись в его широком плаще. Ручки машинально потянулись к кошельку, висящему на поясе. Но меня лишили возможности, продемонстрировать свои несомненно блестящие навыки карманницы бесцеремонно выдернув за шиворот.
  - Смотри куда идешь человечка! - зло и недовольно процедил сквозь мужской голос, выдергивая меня на свет божий. Я нос к носу столкнулась с очередным эльфом, на этот раз с темным. Тяжелый вздох вырвался сам собой, совершенно автономно от моего желания. И за что мне так везет на длинноухий народец?
  - Сам смотри! - недружелюбно огрызнулась я. Брови эльфа поползли вверх. Я довольно резко брыкнулась, вырываясь из неудобного подвешенного состояния. Но этот гад держал крепко.
  - Ты хотя бы понимаешь с кем разговариваешь? - возмущено пропел эльф. Я зло улыбнулась. Изображать взгляд влюбленной идиотки было уже поздно.
  - Конечно, понимаю. С большим идиотом и невоспитанным хамом, - ответила я, резко врезав ему под дых. Пришлось основательно приложиться об асфальт, но дальше затеряться в толпе не представляло для меня ничего сложного, даже к магии не стоило прибегать...
  œ 
  
  Утром у ворот Академии магии толпилось столько народа, что про-лезть к стенду с именами, зачисленных было практически невозможно. Но и ждать до вечера, пока толпа рассосется я не намеревалась, к тому же уже давно научилась лавировать в потоках людей. Но только вот вчерашнее невезенье все еще не желало меня отпускать добровольно по крайне мере.
  - Леди тоже сдавала вступительные испытания в Академию? - услышала я мягкий певучий голос эльфа. Обернувшись я увидела вчерашнего любителя подслушивать. Вместо выражения умиления на моем лице, с языка чисто машинально слетело нецензурное слово. Ворон глупо хихикнул, но встретив мой взгляд подавился хохотом.
  - Я уже сказала, что вы называете меня леди слишком уж опрометчиво, - улыбнулась я самой обворожительной улыбкой, на которую была только способна. - А что касается Академии, то я просто мечтаю поступить на отделение некромантии!
  У эльфа отвисла челюсть. Конечно, всех без разбору некромантов считали чокнутыми, помешанными на кровавых ритуалах и жертвоприношениях черными магами. Даже со студентами старались не иметь дело. Лично я не разделяла подобных жутких суеверий. Мой знакомый старичок некромант, маг-чернокнижник был очень даже добрым и милым дедком. Со своими странностями конечно, довольно странным вкусом в оформлении интерьера и безумной идеей воскресить какой-то древний гримуар, дабы возвыситься над бедными-несчастными полчищами демонов. Решительно не понимаю почему некромантов все так бояться.
  - Я уже понял, что у вас достаточно своеобразное чувство юмора, леди, - натянуто улыбнулся эльф.
  - Я говорю абсолютно серьезно, - ответила я. Улыбка на моем лице вдруг стала хищной, а взгляд серьезным, по-деловому холодным, словно я прикидывала сколько эльфийской кровушки необходимо для того, чтобы возродить некое мифическое, демоническое чудовище, необходимое для захвата власти, или же, что я могу сделать с эльфом, чтобы получить вечную жизнь и, по возможности, вечную молодость.
  - Мне надо узнать свои результаты, - медленно попятился назад свет-лый эльф, правильно расценив мой взгляд. Можно было еще добавить немного мистического огня в глазах, но тогда бы от меня благоразумно попятилась бы половина собравшихся на площади, а привлекать столько внимания я не любила...
  - Встретимся еще, - так же зловеще улыбнулась я.
  - Ну и зачем было эльфа пугать? - саркастически каркнул ворон с моего плеча. И когда успел перелететь?
  - А нечего варежку разевать на меня было, - грубовато пожала я плечами, стряхивая вредную птицу, переместившуюся на ветви раскидистого дуба. В любом случае пора было подойти к воротам, поискать свое имя. Может быть, мне действительно повезет стать одной из студентов самой Магической Академии.
   œ 
  
  Огромная площадь была вся усеяна студентами, поступившими в Академию. Я созерцала это великолепие с высоты древнего дуба, росшего неподалеку от высокой сцены, на которой стояли наши великолепные экзаменаторы. Я поступила, но моя природная наглость и нежелание стоять в толпе снизу сделали свое дело, потому я гордо восседала на ветвях дерева. Добрый дядя ректор уже второй час толкал длиннющую речь о пользе и необходимости магии, от которой я начала уже дремать. Из легкой дремы меня вывел ворон, указавший на необычайное оживление внизу.
  - А теперь господа студенты! - внизу звенел поющий голос эльфийки, магистра Омелы. - Вы должны будете пройти в большой зал Академии, чтобы определиться с дальнейшим уклоном магического обучения, познакомиться с пятеркой, в которой вам придется работать, в одном доме с которой придется жить в течение вашего обучения. Кроме того вы познакомитесь с деканом своего факультета и других факультетов тоже. И еще вас ждет небольшая разъяснительная беседа с куратором вашей пятерки и вашего курса. Теперь прошу вас в Зал.
  œ 
  
  В том самом Зале было на удивление прохладно, без магии определенно не обошлось. В Зале было множество небольших кругов, подобных тому, в который я входила, чтобы проверить уровень моих магических способностей. Только теперь выясняли их направленность. Я уверенно встала в его центр. Мир начал медленно вертеться вокруг меня различными цветами. В конечном счете круг и я сошлись во мнениях в том, что основная и любимая моя стихия - это воздух, но к остальным я имею такую же предрасположенность, а направление моей силы - светлая магия (то есть защита от темных сил). Только мы еще не определились активная или пассивная сторона мне больше подходит, но видимо, это и не требовалось.
  - Подойдите к столу, - с ужасающей улыбкой произнес ректор (кто же мог знать, что он является деканом факультета светлой магии). Я подошла.
  - Возьмите со стола карточку, потом подойдите к тому месту, где будет написана ваша цифра, при чем золотыми чернилами. Там вы познакомитесь со своей пятеркой, а чуть позже и с руководителем.
  Я послушно пожала плечами и потянула листочек. 13. Мое любимое число. А что тут такого, мне с ним безумно везет! Найти на полу цифру тринадцать, написанную золотыми чернилами оказалось не так просто, как представлялось ранее, но все же я смогла. Толкотня, шум и гам, которые издавали студенты, превращающая Зал Академии в базарную площадь в будний день, постепенно затихали и вот теперь я смогла разглядеть свою пятерку. Да, лучше бы я по правде оставалась единственной ученицей мага-чернокнижника. Ничего страшного в том, что он хотел меня использовать в качестве жертвоприношения в заклинании (я все равно эту охоту у него отбила). Зато как престижно звучало-то: единственная ученица, единственная собеседница за последние двести лет...
  Но, обращаясь к моей незабвенной пятерке. Первым номером, как надо полагать назло мне, стоял тот самый светлый эльф, которому я дважды нагрубила за последние двое суток. Да, конец сказочкам про некромантку, конец моему спокойствию. Почему я так думаю? Да потому что эльфа хлебом не корми - дай доказать себе, а заодно и окружающим, что от их светлого величества все должны с ума сходить! А я уже доказала, что плевать я хотела на его неземную красоту с высокой башни. Вторым номером в списке моих "симпатий" стояла очаровательная светловолосая барышня. Нет, я ничего против женщин вообще и блондинок в частности не имею (сама как-никак отношусь к ним). Но меня раздражают некие светлые ангелы, разодетые в розовые платья с рюшем, возомнившие себя центром Вселенной. Хотя надо отдать девчонке должное, на "вожделенного" эльфа она смотрела вполне спокойно, без приступа щенячьей любви в глазах. Третьим, молчаливо насупившись, стоял тролль, сияющий огромным синяком под глазом. Он был выше меня на целую голову и примерно в три раза шире в плечах, но для типичного представителя своего народа все равно был мелковат, даже как-то симпа-тичен что ли. Конечно, троллей нельзя назвать красавцами, но лично мне они всегда казались ничем не хуже человеческих мужчин в деревнях, которые месяцами не моются, не бреются и не расчесываются. Но этого тролля можно было назвать симпатичным и на взгляд вполне обыкновенной среднестатистической женщины. И последним в нашей пятерке был обыкновенный парень. Ничего особенного, симпатичный, не дурак. Только меня что-то в нем настораживало. Может быть, неестественно светлые глаза.
  Первые пять минут мы напряженно и уверенно сверлили друг друга глазами, делая вид, что видим всю подноготную друг друга. Казалось, что еще совсем немного и мы будем ходить кругами, словно хищники перед решающим броском. А ведь нам вместе первые три года по любому жить придется. Ну ладно, если никто не хочет, то дружеские мосты придется наводить мне...
  - Всем добрый день, я - Рийгана, - начала я лелейным голоском, сияя дружелюбной улыбкой. У эльфа прям челюсть отвисла, не подозревал, что я могу быть такой милой девочкой. Ничего родной, еще и не такое про меня узнаешь.
  - Анжела, - сверкнула белозубой улыбкой девочка-цветочек, небрежно откинув за плечи идеальные золотистые пряди.
  - Морриэль, - галантно поклонился эльф, галантно коснувшись моих пальцев губами. Едва сдержалась от того, чтобы по светлому личику не заехать. Терпеть не могу, когда до меня без моего разрешения дотрагиваются, к тому же зачем разводить такой церемониал! Несколько успокаивало то, что до ручки Анжелы он тоже дотронулся.
  - Лунт, - глухо пророкотал тролль. Опять, рождая во мне кучу сомнений. Обычно тролли вежливостью не отличались и даже самая банальная фраза о здоровье звучала в их устах жутким ругательством. Этот же тролль отвечал вполне обыденным тоном.
  - Орландо, - произнес человек с невозможно светлыми глазами. Опять закралось смутное сомнение. Уж не оборотень ли этот милый парень? После своего обучения у чернокнижника я нежить за версту чувствовала. Но, впрочем, я просто, скорее всего, надумываю.
  œ 
  
  Еще через час оживленной болтовни ректор снова взял слово. Он опять толкнул часовую речь по поводу того, насколько нам нужна магия, а магии нужны щедрые спонсоры (про спонсоров я самостоятельно додумалась, а что же еще? жизнь в столице-то дорогая). Затем нам представили куратора курса, им оказалась эльфийка, магистр Омела. Сказали обращаться к ней в случае каких-либо проблем. И, наконец, нас удостоили чести познакомить с куратором нашей пятерки. Именно в этот момент мне жутко захотелось исчезнуть с лица планеты. Перед моими очами предстал Гарольд Сияющий. Не то чтобы я ощутила великие душевные муки по поводу его появления в моей жизни. Но моей циничности не хватало на то, чтобы спокойно смотреть ему в глаза.
  - Что-то случилось? - холодно спросил он. Надо же, даже не узнал. Стало как-то обидно и противно. Ну и к черту его! Знали бы окружающие какой он на самом деле "боевой маг", может быть, легенд меньше о его храбрости составляли бы.
  - Нет, просто огорчилась, что попала не на желанный факультет, - с садисткой улыбкой ответила я. Да, ты прав Гарольд Сияющий, ничего от той девчонки, влюбленной в тебя не осталось. Ты сам растоптал последнее светлое, на что еще была способна ее душа. Но вот связываться со мной нынешней, я бы ни кому не посоветовала.
  - Так значит ты не шутила? - челюсть эльфа медленно отвисла. Неужели он такой легковерный? Хотя у них не принято лгать. Ну что ж, живи я в Светлом лесу, или в папочкином дворце, возможно, тоже придерживалась бы подобных принципов.
  - Я никогда не шучу с такими вещами, - ответила я подозрительно ласковой улыбкой. При этом глаза мои сверкали странной, пугающей отрешенностью (я этот взгляд переняла у моего любимого учителя магии). - Что может сравниться с полчищами мертвецов, поднятых из могилы, подчиняющихся лишь моей воле. Пусть их даже только три.
  По побледневшему лицу Гарольда я поняла - куратор вспомнил, кто я такая. Вспомнил позор на заброшенном кладбище, откуда бесстрашный победитель драконов изгонял зомби, чтобы заслужить благодарность местной смазливой аристократки. Он ее заслужил, но задницы нам тогда я спасла. И по странному, испуганному взгляду куратора я поняла, что жизнь моя в Академии будет нелегкой.
  - Вы что знакомы? - неожиданно выдал тролль.
  - Откуда? - иронично выгнула брови я. - Где же мне с такими ВЕЛИКИМИ магами знаться?
  œ 
  
  Голова безумно болела. Да, пожалуй, я слишком бурно отметила вчера поступление в Академию и встречу с Гарольдом Сияющим. В любом случае это была ужасающая идея, особенно, если учитывать то, что в своей жизни я напивалась два с половиной раза (при чем один раз не считается!). Я с трудом разлепила глаза. Яркий свет ударил в глаза, отражаясь усиленной головной болью. Через неопределенный промежуток времени я смогла различать окружающее пространство. Белые стены, высокое окно, подушка пахнет луговыми цветами, солнечный свет, моя одежда (кроме рубашки, в которой я, собственно говоря и нахожусь) аккуратной стопкой лежит на стуле... ВЫСОКОЕ ОКНО, БЕЛЫЕ СТЕНЫ, ПОДУШКА ПАХНЕТ ЛУГОВЫМИ ЦВЕТАМИ! Я запаниковала. Стены того номера в гостинице определенно были не БЕЛЫМИ, а простыни и подушки пахли чем угодно, но не луговыми цветами.
  - Проснулась? - услышала я мелодичный голос светлого эльфа. Вся моя расслабленность разом улетучилась.
  - Только не говори, что между нами что-то было. Моя психика это не перенесет, - сквозь зубы прошептала я, мгновенно сменив горизонтальное положение на вертикальное. Нет, конечно, я могла бы быть повежливее, но по утрам я не бываю ни вежливой, ни доброй - никогда, а особенно, когда просыпаюсь в чужой постели, не помню ничего о вчерашнем дне и к тому же мучаюсь от головной боли.
  - Хорошо, не буду, - легкомысленно ответил эльф с какой-то загадоч-ной улыбкой. Пару минут мне понадобилось для лихорадочной мыслительной работы. После чего я пришла к выводу, что все-таки сохранила столь сомнительную вещь как девичья честь. Эльф тоже увидел что-то недоброе в моем взгляде и медленно попятился назад. Но все-таки не успел: его настигла подушка, запущенная мною с помощью телепатии.
  - Эй, ты между прочим мне должна быть благодарна, - обиженно просопел эльф. - Сомневаюсь, что тот темный эльф отнесся к тебе с уважением.
  - Какой еще темный эльф? - я зло сощурила глаза. Не хватало мне еще неприятностей с темными эльфами. Все решено - больше не выпью ни капли. По крайней мере пока не стану настоящей магичкой с дипломом. А теперь не помешало бы выяснить чего я там еще натворила, надеюсь на свою судьбу я им не жаловалась...
  - Да так один был. Ты ему доказывала почему эльфы, а в особенности темные, тебя не привлекают и чтобы ты посоветовала ему сделать со своим непристойным предложением, - смущаясь пробормотал эльф. Видимо я очень красочно объяснила. Да, не такой лексики нахватаешься в портовых кварталах Лератту.
  - И что я еще натворила? - спросила я, нагло развалившись на белых простынях. Вообще-то я настороженно относилась к людям и прочим существам, обитающим на необъятных просторах моей родины, тяжело сходилась, не доверяла, издевалась, скрывала свои мысли и чувства, грубила. Но иногда, я сама не знала почему сразу же начинала доверять кому-то, словно чувствовала, что на этом этапе он не предаст, поможет, правда, потом я тоже разочаровывалась в этих людях, но неважно. Странно, но в Морриэле я нашла именно такого хм... эльфа.
  - Ну ничего особенного, - с ехидной улыбкой ответил он. Чувствуется, что меня еще долго будут вспоминать добрыми словами. - Только немного развлекла публику танцами, мило побеседовала с темным эльфом, рассказала про великолепного Гарольда Сияющего довольно забавные истории, напрочь развенчивающие его блистательный образ и еще выплеснула магистру Вальденсу в лицо воду в ответ на его замечание...
  - Меня еще не выгнали из Академии? - спросила я, предположив сразу самое страшное.
  - Нет, но неприятности тебе обещали магистры хором. Но ректор сказал, что ты отличаешься нестандартным поведением и он хотел бы получше изучить феномен твоей силы.
  - Как бы изучение не принесло ему проблем, - саркастически произнесла я.
  - Он же маг высшей категории, - с испугом произнес эльф.
  - Не с такими магами справлялась, - произнесла я со злой улыбкой. Мой незабвенный учитель-некромант тоже был магом высшей категории, но после полугода "изучения феномена моей силы" загнулся естественной смертью. Эльф снова недоверчиво посмотрел на меня.
  - Отвернись! - совершенно неожиданно скомандовала я.
  - Зачем? - не понял эльф.
  - Переодеться мне надо! - ответила я, вылезая из-под одеяла. Эльф поспешно отвернулся. Нет, я совсем не стеснялась и не в таком виде бегала перед особями противоположного пола. Просто если уж решила вести себя, как приличная дама, то надо дожимать роль до конца.
  
  œ 
  
  Сегодня был первый учебный день в Академии, впрочем, учебным он назывался не иначе как в шутку. Потому как большую часть сегодняшнего дня новоиспеченные студенты улаживали жилищный вопрос, переезжая в новые домишки, специально для этих целей выделенные. А остальное время велось занятия в группах, что-то вроде разъяснительной беседы с куратором. И была запланирована еще одна вводная лекция по основам теории магии. Чувствую я, что его величество-высочество Гарольд Сияющий будет просто в прекрасном расположении духа, особенно учитывая то, какие замечательные подробности его биографии я поведала вчера в трактире (еще бы вспомнить, что я там наговорила). Все в холле смотрели на меня как-то не так. Очевидно мои сольные выступления пользовались большим успехом. Или все раздумывали на скорбную тему моего душевного здоровья, приходя к выводу о его отсутствии. Пусть думают, что хотят, лишь бы не приставали, а то мне жаль уже их душевного здоровья (чернокнижник научил меня таким страшным заклинаниям по вызову демонов, имена которых я и выговорить не могла, а также всяким допотопным пыточным заклятьям из самой черной магии, что любой неосторожный тип, решившийся поступить плохо в отношении меня рисковал быть растерзанным на самые мелкие кусочки, при чем в прямом смысле).
  - А тебе разве не сказали, что твоим куратором будет ректор? - удивленно воззрилась на меня белокурая Анжела, хлопая своими ресницами. Я аж поперхнулась. Эльф быстренько спрятался за широкую спину тролля. Ничего, свое еще получит этот длинноухий предатель.
  - Меня забыли проинформировать, - мрачно произнесла я. Видимо, придется пойти к кабинету ректора.
  - А ты куда? - с невинным видом поинтересовался тролль. Интересно, а сказки об отсутствии интеллекта у представителей этой расы правда, или мне просто досталось вопиющее недоразумение.
  - К кабинету своего куратора, ведь занятия начинаются через десять минут, а мне его еще найти надо, - пояснила я с милой улыбкой, убегая куда-то в толпу. Как назло на втором повороте мне встретился печально известный темный эльф, на которого я натолкнулась в толпе, а потом демонстративно нагрубила. Я медленно попыталась его обойти, надеясь, что меня не заметят, но не тут-то было!
  - Куда это мы спешим? - не спеша пропел он, плавно загораживая мне дорогу.
  - Не твое это дело, - передразнила я, все еще отчаянно маневрируя.
  - А вчера ты была посговорчивее, - пропел он ничуть не изменив тона (кажется, я поняла от какого эльфа меня вчера оттащил мой светлый друг).
  - Ну на тебе я выиграла бутыль гномьего самогона, - солгала я с самым серьезным видом, не забывая при этом передразнивать эльфа. Не давать же так низко падать моей репутации. - Мой друг долго ржал с того, что какой-то темный болван купился на ложь человечки.
  - И когда ты это придумала? - спросил он, но лицо его резко побледнело.
  - Только что, - легко ответила я, проскользнув под рукой у ошарашенного эльфа. Затем я улыбнулась, помахала ручкой и нежненько пропела свою любимую фразу. - Адьес Амиго.
  Мне показалось или я действительно услышала проклятья на темно-эльфийском вслед своей персоне, удаляющейся легкой походкой от бедра. Ну и подумаешь, видела я его проклятья в сладком сне, под розовой одеялкой... Знал бы он несколько проклятий, которые отпускал в мой адрес так и не осуществивший свой план великий учитель-чернокнижник.
  
  œ 
  
  Кабинет ректора я нашла только через полчаса. Видимо, его специально поместили в самой запутанной части замкового комплекса Академии, чтобы все, кого вызвали к ректору непременно заблудились бы в извилистом лабиринте коридоров, оставив свои кости для изучения потомкам или же своим же призраком закалять устойчивость нервной системы пресловутых потомков...
  За дверью велся тихий разговор. Конечно, правильно было бы постучать в дверь, оповестив магов о своем нахождении, но я по старой привычке затаила дыхание и навострила ушки.
  - Он до сих пор не объявился? - спросил слегка приглушенный голос ректора.
  - Нет, но от кентавров он уехал неделю назад, это достоверно проверено, - отвечал другой мужской голос, в котором я смутно узнавала магистра Вальденса. Даже хорошо, что там человек, будь там эльфийка или фея, они несомненно засекли бы меня в одно мгновение. А так можно было подслушивать в свое удовольствие.
  - Вы пытались с ним связаться? - продолжал ректор.
  - Он пропал, - ответил магистр, декан факультета некромантии.
  - Подождем еще пару дней, а потом вышлем поисковый отряд, - про-должал ректор. Я поняла, что пора постучаться, иначе уходящий магистр Вальденс натолкнется на меня, мирно стоящую под дверью.
  - Входите Рийгана, - произнес ректор, едва я дотронулась до двери. Значит, мое присутствие не было для него тайной. Чувствую мне еще влетит за неподобающий примерной студентке Академии проступок в виде подслушивания. Я вошла.
  - Вальденс, все-таки попытайтесь снова связаться с Эреусом и кентав-рами, - произнес ректор на прощание. Бледный черноволосый маг церемонно поклонился и вышел из кабинета. Я же сосредоточенно занималась рассматриванием узоров на потолке. Замысловатые линии и руны укладывались в красивые, ветвистые узоры, в которых я узнавала защитные заклинания, виденные мною когда-то у чернокнижника.
  - Вас заинтересовала роспись потолка? - спросил меня магистр Семигор. Я перевела свой взгляд на него, всеми силами души стараясь изобразить смирение и раскаяние. Жаль только, что актерские способности не входили в список моих талантов.
  - Я должна извиниться за свое поведение? - спросила я. Извинения выглядели бы особенно глупо, если учитывать то, что я ничего не помнила, а если верить словам эльфа, то вообще вела себя из ряда вон выходяще. Но, в принципе, по эльфийскому этикету, даже посмотреть не в ту сторону событие из ряда вон выходящее.
  - Не стоит. Вы вели себя вполне приемлемо. Просто магистр Гарольд обиделся на вполне невинную шутку. В целом я сам давно хотел его поста-вить на место, - улыбнулся он сквозь очки.
  - У магистра Гарольда вообще плохо с чувством юмора, - мрачно буркнула я себе под нос.
  - Вы находите занимательной роспись потолка? - спросил меня ма-гистр, поглядывая на замысловатые руны защитного заклинания. Я стояла перед нравственной дилеммой. С одной стороны плохо обманывать ректора, к тому же прикидываться дурочкой явно не мой стиль, а с другой стороны неизвестно как воспримут в Академии мое обучение у чернокнижника.
  - Думаю для вас не является секретом то, что скрывают за собой эти руны, - мило улыбнулся старичок.
  - Да, - я кивнула. Все-таки пока что ректор внушал мне некое почтение. Но думаю, что ненадолго. Ведь перед чернокнижником я тоже сначала млела и с восторгом слушала его полоумные речи, а о мсье Гарольде Сияющем и говорить нечего...
  - Вы знаете, Рийгана, что обладаете одним необыкновенным даром? - завел хорошо знакомую песню ректор. С подобными речами он подозрительно напоминал мне хорошо знакомого мага-чернокнижника.
  - Да, на меня не действует наведенная магия, - легко призналась я. За-чем строить из себя дурочку, скрывая очевидное.
  - А вы знаете что такое наведенная магия?
  - Магия целенаправленно воздействующая на определенное лицо, как правило имеет злой умысел, но может быть направлена и на полезные цели, - ответила я то малое, что помнила из уроков, данных мне черным магом.
  - Вы обучались магии? - спросил он, пытаясь заглянуть внутрь моего сознания. Опрометчиво господин ректор, опрометчиво, телепатия - это тоже наведенная магия.
  - Не целенаправленно и не систематизировано, - ответила я не совсем правду, не совсем ложь.
  - Что ж, в таком случае, попытаемся систематизировать ваши знания, - сказал магистр Семигор, указывая мне на высокое кресло за длинным столом.
  
  œ 
  
  Лекция уже началась, когда я вошла внутрь большой и светлой залы. Магистр Омела скептически посмотрела на меня, но ничего не сказала. Я с независимым видом последовала на свое место. Конечно, своего личного места у меня не было, но милый эльф Морриэль додумался мне его занять. Зря. Лучезарной улыбкой одарила я почему-то тролля...
  - Сегодняшняя лекция - это ваше знакомство с теорией магии. Здесь вы будете получать те знания, которые будете укреплять на практических занятиях, но не стоит думать о том, что здесь вы будете только писать. На общих основах магии вы будете практиковать заклинания, поскольку у кураторов каждой группы есть свои планы занятий, которые включают в себя несколько больше, чем механическое повторение и изучение элементарных общих заклинаний. Итак, для начала я хочу, чтобы сюда подошли те представители каждого из пяти факультетов, которых я назову. Факультет Целительства и Травников - Ора Гумбольдор.
  Со своего места встала довольно грузная рыжеволосая девушка с россыпью веснушек на курносом носу. На ней было элегантное светло-зеленое платье, волосы, собраны сзади. Девушка двигалась невероятно легко для своей комплекции. В ней явно угадывалась кровь дриады, что делало ее комплекцию просто невероятной.
  - Факультет Ясновидения и Телепатии - Эдмонд Чернокровный.
  Со своего места медленно проплыл чистокровный вампир. Почему чистокровный? почему вампир? А разве может кто-нибудь еще двигаться так бесшумно и плавно, и почему все девушки вокруг бросают на него такие томные взгляды. Даже я не могу устоять против их обаяния и безропотно вздыхаю вслед проплывающему нелюдю...
  - Факультет Темной Магии - лорд Виллеаден.
  Волна женских вздохов покатилась по второму разу. Теперь по залу гордо шествовал темный эльф печально знакомый мне. Сама того не замечая я скорчила такую кислую рожу, что эльф едва не споткнулся, проходя мимо. Впрочем, я быстро исправилась изобразив преданный и восторженный взгляд. Эльф определенно рисковал свернуть шею и уронить свою челюсть на пол...
  - Факультет Боевой Магии - Терек-хай.
  По залу прошествовал типичный орк. В кожаном жилете, обтягиваю-щим рельефную фигуру. С выражением бессмысленной злобы на лице. Я едва сдерживалась от того, чтобы не запустить в него проклятием пострашнее и позаковыристее. Нет, я знала, что не стоит всех представителей расы подводить под одну гребенку, даже среди гоблинов и троллей встречались очень интересные собеседники и верные друзья. Но я ничего не могла поделать со своей ненавистью к оркам. До сих пор перед глазами стоит горящая деревня и их военные кличи. Терек-хай почувствовал мой взгляд и быстро поднялся наверх. Правильно сделал, не стоит испытывать судьбу в моем лице. Не убью конечно, но покалечу это точно...
  - Факультет Светлой Магии - Рийгана Озерная.
  Анжела медленно посмотрела в мою сторону. За ее взглядом последовали остальные. Я поняла, что именно меня имели в виду. Рийгана Озерная (откуда они мою фамилию раскопали? Ах, да сама же написала в документах). Я встала и медленно поднялась на подиум рядом с орком.
  - Эта пятерка будет старостами курса, моими помощниками. Помимо своих повседневных занятий они будут помогать мне с решением административных вопросов. К ним вы также можете обращаться в случае возникновения каких-либо проблем или вопросов. Они будут моей правой рукой на вашем курсе. Вопросы есть? - ослепительно улыбнувшись, обратилась к нам эльфийка.
  - Почему я? - не удержалась я от скорбного вздоха. Но мой вопрос замяли, сделав вид, что не услышали. Видимо, я жестоко ошибалась, полагаясь на то, что учиться в Академии будет праздником жизни. Да по сравнению со всеми этими экзекуциями, черный замок чернокнижника просто сказка со счастливым концом...
  - Можете занять свои места. Сегодня в шесть часов вечера будет первое собрание. Аудитория Белой Розы, - опять ослепительно улыбнулась эльфийка.
  
  œ 
  
  - Почему ректор выбрал в свои ученицы именно тебя? - несколько удрученно спросил парень со светлыми глазами, которого я подозревала в том, что он оборотень. В голосе его сквозила легкая обида.
  - Наверное, решил, что хрупкая психика магистр Гарольда не выдержит моего злокозненного характера, а потому решил поберечь великого героя, - ядовито прошептала я.
  - Магистр Гарольд бесстрашен и велик, он ни за что не испугается девчонки. Он сражался с драконом в рукопашную, - горячо вступилась за Лучезарного героя Анжела. Тоже мне фанатка нашлась...
  - А еще в одних трусах убегал из замка какой-то графини, застуканный в самый неподходящий момент ее муженьком, - не удержалась я от ядовитого комментария. Анжела презрительно поджала губы. Лунт (тролль) грубовато хихикнул, видимо, оценил мое чувство юмора. Эльф странным образом порозовел. Поди какой скромник, а по утренней беседе и не скажешь. Орландо равнодушно продолжал заниматься своими делами.
  - Твои личные обиды застят тебе глаза, - коротко и холодно произнесла Анжела, откинув назад золотистые волосы и направляясь в комнату, которую определили, как женская спальня.
  - Меня ослепляет величие нашего несравненного магистра, - шепотом произнесла я в сторону. Тролль громогласно хихикнул. Он мне положительно нравится.
  - Так почему все-таки ректор выбрал тебя в ученицы? - вернулся к начальной теме разговора Орландо.
  - Я у него не спрашивала, а сам он не удосужился мне объяснить, - одарила я лучезарной улыбкой парня, направляясь в пресловутую женскую спальню.
  
  œ 
  
  Уже битый час магистр Омела втолковывала нам о важности обязанностей, возложенных на нас Академией. Честно признаться, я перестала ее слушать уже на десятой минуте ее несомненно важной и продуманной речи, предаваясь размышлениям за какие такие заслуги меня назначали на столь уважаемый пост. Вроде бы ничем, кроме танцев на столе да пары грубостей я не прославилась. А тут такая честь! Остальные "правые руки" магистра Омелы почему-то выглядели несказанно счастливыми. Лично я не видела поводов для счастья. Из всего мной услышанного я уловила то, что нам полагается максимум обязанностей и минимум прав, да еще сомнительная перспектива помогать руководству Академии в осуществлении мелкой бумажной работы (естественно бесплатно). Пожалуй, единственной радостью было то, что в столовой нам полагался отдельный столик с вроде бы лучшей едой... Да и то радость эта была какая-то не обнадеживающая.
  - Для первого раза хватит, - улыбнулась эльфийка. - К следующей неделе вы должны составить мне список всех первокурсников, осведомиться тем, как они себя чувствуют, не возникает ли каких-либо противоречий с соседями по комнате. И помогайте друг другу, дорогие мои.
  Почему-то она выразительно посмотрела на меня. Хотя все понятно. Мне опять повезло больше всех. Могу объяснить почему. На факультете Целительства и Травников было 8 пятерок, на факультете Боевой Магии - 7, на факультете Ясновидения и Телепатии - 5, на факультете Темной Магии только 3, а на факультете Светлой Магии - целых 13! А это учитывая еще то, что ректор грозил мне двойной, а то и тройной нагрузкой. Милый и улыбчивый магистр Семигор, дорвавшийся до ученицы (первой за последние лет пятьдесят, а то и все сто), видимо решил сделать из меня настоящего мага уже после первого года обучения, опять забыв спросить о моем согласии. Везло же мне на магов с томящимся от безделья преподавательским даром.
  - А если мы не успеем? - спросила я, тяжело вздохнув.
  - К вам применят административное наказание, - сладко пообещала магистр. Я не знала, что подразумевают под административным наказанием в Академии, но почему-то мне казалось, что ничего хорошего там просто быть не может. Хотя, какие проблемы, после замка мага-чернокнижника мне никакие административные наказания не страшны. А что касается списка первокурсников сами не рады будут, что назначили меня правой рукой...
  
  œ 
  
  Как-то незаметно пролетели первые две недели. За то теперь мое рас-писание несколько успокоилось, определились и мои отношения с преподавателями и студентами. Если говорить кратко о моем расписании, то учеба продолжалась с утра и до вечера. Во многом я должна была благодарить за это ректора. Оказывается он, как и мой любимый маг-чернокнижник, очень долгое время сидел без учеников, а потому решил вывалить на меня весь багаж знаний, не доставшийся предыдущим поколениям. Хотя, жаловаться на магистра Семигора не приходилось. Он был премиленьким старичок, способный выносить мое общество и даже разделял мое не вполне здоровое чувство юмора.
  С другими учителями отношения у меня мягко говоря не заладились. Магистра Омелу не устраивало то, что я без лишнего восторга воспринимала возложенные на меня обязанности "правой руки", откровенно скучала на ее лекциях, потому как все это было познано мной еще у чернокнижника, а потом закреплено еще и ректором. Но, впрочем, другие магистры косились на меня еще более подозрительно. Но верхом "любви" преподавателей ко мне был несомненно его великолепие Гарольд Сияющий. По какому-то нелепому стечению обстоятельств его назначали вести у нас основы защитной магии. Тут дело всегда оканчивалось кабинетом ректора и моим клятвенным обещанием больше никогда не шутить над магистром Гарольдом и его хрупкой психикой, не выдерживающих моего богатого арсенала иллюзорных чудовищ, почерпнутых мною из разнообразных гравюр и картин, украшавших уг-рюмое жилище чернокнижника...
  Со своими соседями по дому я общалась постольку поскольку. Осо-бенно отношения не задались с Анжелой, по причине ее слепой влюбленности в господина Сияющего. Мое искреннее желание пролить свет на его вовсе не привлекательную персону терпели провалы, так что я смирилась. Но общаться дружелюбно все равно не получалось, поскольку обида за Гарольда не давала ее душе покоя. Эльф Морриэль целиком погрузился в жизнь эльфийской общины, почти оставив попытки обольстить меня. Почему-то это болезненно играло на моем самолюбии. Рано или поздно это закончиться плохо, для эльфа конечно. Человек со светлыми глазами оказался просто человеком, при чем замкнутым настолько, что о нем знали даже меньше, чем обо мне. Кстати, по-моему, он был слегка не равнодушен к красавице Анжеле. Но это были всего лишь мои догадки... Проще всего мне было общаться с Лунтом. Он оказался троллем лишь наполовину, по материнской линии. Ори-гинальных вкусов должно быть был у него отец. Для справки: женщины у троллей чем-то напоминают мужчин-троллей чем-то мужчин-гномов. В об-щем - убойная смесь. Самого же плода этой любви я воспринимала как большого и нелепого младшего братишку, потому как здоровяк обладал поразительной для его народности наивностью. Огорчало, пожалуй, только то, что куда-то пропал мой ворон. Но, впрочем, это было вполне привычно.
  Такими же привычными для меня стали дополнительные занятия по зельеделию. Надо было мне блеснуть своими знаниями, освоенными мною в моей непростой жизни. В общем почти ежедневно "добрый" магистр Вальденс напрягал меня тяжелой работой в лаборатории, грозившей существенно облегчить мне жизнь во время сдачи экзамена. Но почему-то мне это не казалось таким уж великолепным.
  - Кентавры в один голос твердят о том, что Эреус уехал от них. То же самое подтверждают на заставе в Толле. Там он посылал телепатическое сообщение, а дальше все следы Эреуса теряются, - я в очередной раз подслушивала разговор, непредназначенный для моих ушей. А кто виноват, что магистры даже не удосуживаются двери прикрывать, не говоря уже о заклинаниях против подслушивания. Хотя, возможно, заклинания и стоят, только они воспринимаются как наведенная магия, а потому на меня не действуют. В чем же винить бедных магистров: у них наверняка не было такой "талантливой" ученицы.
  - Значит он пропал где-то на дороге в Темном Лесу. Что говорят тем-ные эльфы?
  - Они в один голос твердят, что не видели и не слышали ничего о магистре Эреусе. И у меня нет оснований думать, что они что-то скрывают. Скорее всего Эреус решил скосить путь через Черный Замок, - предположил Вальденс. Почему-то меня удивляло то с какой легкостью магистр общается с ректором Академии.
  - Все-таки Эреус не простой школяр, и не какая-то посредственность, возомнившая себя великим магом.
  - Иногда и магистрам присуще легкомыслие, - ответил Вальденс.
  - Эреус никогда не отличался легкомыслием. И причина, вынудившая его ехать через замок Лотирсуна должна быть достаточно серьезной и требующей быстрых и решительных действий, чтобы он не сообщил нам, - я замерла, не давая ударам сердца выдать меня. Знакомое название кольнуло разум. Лотирсун - так звали мага-чернокнижника, у которого я проучилась целых полгода.
  - Но все же он посчитал, что справиться своими силами, - ответил ма-гистр Вальденс. Почему-то мне показалось, что он недолюбливает пропавшего магистра. - Рийгана! Сколько можно подслушивать!
  - Я только что подошла! - почти искренне возмутилась я.
  - Ты думаешь, что два взрослых мага не могут засечь присутствия одной, пусть даже очень талантливой студентки первого курса? - продолжал магистр Вальденс свою проповедь. Магистр Семигор посмеивался в свою густую и седую бороду.
  - Ну, видимо, нет, если вы так беситесь, - ответила я, невинно уставившись в пол. И я была абсолютно права. Магистр Семигор начал обучать меня началам эмпатии. Так что я теперь могла считывать поверхностные чувства представителей некоторых рас. Но, впрочем, для того чтобы понять чувства магистра Вальденса совершенно необязательно было прибегать к магии. У него все на лице и так было написано.
  - Озерная, - тяжело вздохнул бледный магистр, указав мне на лабораторию, где я должна была помочь старшим студентам с каким-то зельем. Магистр Вальденс уже смирился с тем, что со мной невозможно бороться.
  
  œ 
  
  - Здесь мило, - совершенно неожиданно вместо ожидаемых старше-курсников я увидела уже знакомого мне вампира, занимающего пост "правой руки" магистра Омелы со стороны факультета Телепатии.
  - Вполне возможно если ты полоумный некромант, - скептически произнесла я. Вообще я не любила общества вампира, потому как млела от его чар. А за свою жизнь я слишком привыкла к тому, что ни какие чары на меня не действуют, что такое меня просто не могло не выводить из состояния душевного равновесия.
  - Ты совершенно необычная девушка, Рийгана, - произнес вампир, навязчиво пытаясь заглянуть мне в глаза.
  - Я не девушка. Я - ведьма, - резко ответила я.
  - Ты как редкий и прекрасный цветок, - продолжал вампир скороговоркой, вероятно опасаясь моих комментариев. - Цветок, окруженный колючками, защищающими его...
  - Этот бред на всех девушек одинаково действует? - все-таки вставила я свой комментарий. Лучше бы магистр Семигор научил меня сопротивляться врожденной магии вампиров. Тогда бы по крайней мере как дура по лаборатории не бегала бы.
  - Вообще-то да, - несколько ошарашено ответил вампир.
  - А точнее напущенные тобой чары, которые заставляют всех девиц прыгать в твою постель, и вообще быть готовыми на все по твоему первому зову. И если ты думаешь, что я попаду в этот черный список, то глубоко ошибаешься. И вообще будешь напускать свои чары узнаешь то чему я научилась на занятиях у магистра Семигора! - я тараторила, не останавливаясь, сама не понимая зачем, но это хотя бы немного проясняло голову.
  - Где? - я медленно обернулась. Хорошо, что это был не магистр Вальденс или магистр Семигор. Они бы, наверняка, поинтересовались чему это такому чернокнижному я научилась на практических занятиях. Ведь методы магической самообороны я знала только чернокнижные!
  - Неважно где, но если еще раз почувствую томное головокружение и желание следовать за тобой на край света - готовься к неприятным последствиям, - продолжила я уже спокойнее, спрятавшись за полкой с пробирками.
  - Ты знаешь, что на вампиров действует только некромантия? - предупредил он меня.
  - А как ты думаешь? - произнесла я роковым тоном. На мгновение мне показалось, что на моем лице медленно зафосфорицировали неживым зеленым светом глаза. Так бывало, когда юные и неопытные некроманты начинали колдовать. Вот странно, а я никогда раньше не причисляла себя к их добросовестной гильдии. Но это открытие отнюдь не радовало меня. Во-первых, не хотела я быть злой волшебницей, а, во-вторых, вампиру было совсем необязательно знать о моем чернокнижном прошлом.
  - Я все понял, - отвесил он мне вежливый поклон, слегка показав в улыбке клыки. Головокружения я не ощутила. Это приятно радовало. По крайней мере к моим словам прислушивались, хотя бы для начала.
  
  œ 
  
  - А кто такой магистр Эреус? - спросила я у ректора вопрос, который меня уже давно и безуспешно мучил. Не в первый раз подслушивала о его пропаже, но так и не могла понять кто он такой.
  - Значит, ты все-таки подслушивала разговоры магистров, - хитро улыбнулся магистр Семигор.
  - Даже и не думала. Просто весь факультет боевой магии гудит о том, что их декан до сих пор не появился, - невинно улыбнувшись ответила я.
  - И от кого вы узнали, неужели от господина Терек-хая? - еще более хитро улыбнулся ректор. Ну на такой ерунде меня еще никогда не ловили. Не буду я даже стараться лгать о своих пламенных дружеских чувствах к орку. Зачем изображать что-то доброжелательное, когда единственное, что я хочу сделать, увидев его так это просто и глупо пинать его ногами, кричать и плакать, словно маленькая девочка. Потому как ничего кроме обиды и ненависти не могу испытывать к представителям этой расы, слишком ярко еще живет испуганная девочка, глотающая слезы на развалинах своего родного дома. А потом холодные зимние ночи, завывания волков, одиночество и страх, огромная дорога.
  - Никогда в жизни не буду общаться с орками, - холодно и жестко произнесла я. На мгновение показалось, что глаза мои зажглись холодным огнем магии некромантов.
  - Ну не стоит так говорить, деточка. Жизнь она слишком длинная и сложная для слова никогда. Особенно жизнь магички.
  - А у меня память слишком хорошая, - ответила я, до боли сжав руки в кулаки. Да, навсегда в памяти моей боевые крики орков, запах дыма, чужие и близкие крики, от которых я закрывала уши, которые иногда до сих пор мне сняться. Не могу простить им и того, что так сложилась моя жизнь. Ведь раньше никогда не просила я стать циничной и обиженной на весь мир магичкой, которая никому не верит, никого не любит.
  - Ну не все орки так уж и плохи, - мягко улыбнулся ректор.
  - Я других не встречала в своей жизни, - ответила я. Да, сейчас Терек-хай, другие орки с факультета боевой магии не будут махать боевыми топорами и сжигать целые поселения. Возможно и потом будут вполне цивилизованны, но что они делали до этого? Да каждый орк еще в десятилетнем возрасте имеет на своем счету хотя бы одну человеческую жизнь. А что они могли натворить к девятнадцати годам? Нет, никогда я не буду спокойно относиться к оркам. И совершенно правильно поступает Терек-хай, когда прячется от моего холодного взгляда. Потому, как если он подойдет ко мне, я не знаю чем это может для орка кончиться.
  - Что же они тебе сделали, девочка, что ты их так люто ненавидишь всех? - произнес ректор, правильно истолковав мое выражение лица.
  - С чего вы такое взяли? - холодно спросила я.
  - Ты словно окружена непробиваемым панцирем, словно боишься показать, что тоже умеешь чувствовать, что хочешь добра и тепла. Иногда бывает так, что ты успокаиваешься, но как только это замечают ты снова прячешься за этой маской. Что же с тобой все-таки произошло?
  - Разве великим магам не дано знать все на свете? - резко и грубо оборвала я. Терпеть не могу, когда изображают святую добродетель и озабоченность моей жизнью. Слишком уж много было подобных доброжелателей, слишком уж сильно потом били они по больному месту. Нет уж, лучше пусть ненавидят меня, чем предают.
  - Занятие кончено на сегодня, - произнес ректор. Так и не сказал ничего о магистре Эреусе, хотя вряд ли добавит что-то поверх того, что я знаю сама. Конечно, легче было бы расспросить на факультете боевой магии, но проблематично. Учатся там в основном орки и тролли. А говорить с троллем можно только после обильных возлияний спиртного, а учитывая то, что они женщин не ставят как что-то значительное, то сложно представить количество спиртного, которое они должны выпить для откровенной беседы со мной. А орков я терпеть не могу. Ладно, остается еще магистр Омела. Да и из Гарольда Сияющего можно вытянуть что угодно, воспевая одические рати его эго.
  
  
  
  
   œ 
  
  - Что у тебя случилось? - спросил Лунт, как только я вошла внутрь.
  - А что должно было случиться? - неприветливо огрызнулась я. Нет, ничего против тролля я не имела, просто всегда вела себя так, когда позволяла окружающим разбудить во мне давно забытые воспоминания, когда перестаю чувствовать себя в безопасности в той кожуре, которой окружила себя.
  - Да ничего, просто тебе цветы прислали, - несколько удивленно ответил он.
  - Какие цветы? - спросила я, еще более удивленно. Насколько помни-лось мне, все кавалеры, решившие, что являются для меня воплощением прекрасного принца, потерпели сокрушительное поражение, которое едва не заканчивалось переломами рук и ног. Вроде бы никто из них не решился продолжить знакомство. Или я плохо старалась?
  - Роскошные цветы, - несколько угрюмо добавила Анжела, крутившаяся здесь же перед зеркалом. Очевидно, его сиятельство Гарольд так и не обратил внимания на ее усилия ему понравиться. Возможно, ей надо было обмолвиться о том, что она единственная наследница весьма состоятельных родителей? Мой совет был с презрением отвергнут.
  - Посмотри от кого они, - молниеносно оказалась она рядом с огромной корзиной кроваво-красных роз. Захотелось застонать. Терпеть не могу подобных выражений чувств, хотя бы потому, что я им не верю.
  - Мне неинтересно, - ответила я.
  - Чего так? - искренне удивился тролль. - Будешь знать кому шею намылить!
  - Куда ты их поставишь? - спросила Анжела.
  - На помойку, - отрезала я, старясь уйти в свою комнату. Терпеть не могу ажиотажа вокруг моей персоны. Кому какое дело откуда этот букетик. А вот про намылить шею, тролль правильно подметил. Только сделать надо будет тихо, наедине, так сказать в приватной обстановке.
  - Тебе их не жалко, - удивилась Анжела. Она решительно не разделяла моих взглядов. Но и ее сердце не предавали и не топтали ногами. И не приходилось ей разочаровываться в людях, которым без остатка доверяла. Ну что за черт! Второй раз за день едва не плачу!
  - Если они так тебе полюбились - забирай! - щедро взмахнула я рукой.
  - От кого цветы? - жизнерадостно обратился к Анжеле только что вошедший эльф.
  - Это не мне, - растерянно моргнула она глазами.
  - А кому? - спросил эльф, словно кроме Анжелы некому было в нашем доме присылать букеты. Мое обычно спящее женское самолюбие нежданно-негаданно пробудилось.
  - Тебе от доброжелательных темных эльфов! - грубо ответила я. Эльф уставил светлы очи в мою сторону. Лучше бы промолчала. Пусть бы думал, что у Лунта или Орландо состоятельная поклонница.
  - Они для Рийганы? - спросил он почему-то у Анжелы.
  - Да, - проинформировала она остроухого лорда.
  - От кого? - хмуро спросил он.
  - Какие цветы! - жизнерадостно воскликнул Орландо, заходя в комнату. - От кого они?
  Мне захотелось провалиться сквозь землю. В отличие от эльфа Орландо сразу понял кому они адресованы. Возможно, этому способствовала немая сцена, в центре которой стояла я.
  - Ну хорошо, - пожала я плечами, доставая карточку из букета. Затем нарочито небрежно зачитала вслух. - Ты редкий и прекрасный цветок, окруженный множеством колючек, и чтобы ты не думала об этих словах, я надеюсь, что однажды, смогу увидеть твое истинное лицо. Обыкновенный вампир.
  - Вот это да! - восторженно воскликнула Анжела. Эльф был мрачнее тучи. Тролль нерешительно смотрел на мое застывшее выражение лица. Орландо молча озирал нас всех.
  - Все довольны? - спросила я, резко разворачиваясь.
  - Ты куда? - обиженно спросил эльф.
  - Ответное послание писать, - сладко улыбнулась я. Потом разберусь с этим пламенным воздыхателем.
  
  œ 
  
  Спустя еще одну неделю путем неимоверных ухищрений и знакомству с оцивилизованными троллями-старшекурсниками, я все же смогла собрать достаточно информации о магистре Эреусе, чтобы понять то, что он просто так потеряться не мог. Бесчисленные драгоценные часы моего свободного времени были потрачены на подслушивание разговоров, просмотры не очень секретных переговоров с кентаврами, внимательным рассматриванием планов местности вокруг замка Лотирсуна. А по ночам, в попытках заснуть я предавалась воспоминаниям о прошлой моей жизни под чутким руководством этого самого темного мага. Точнее пыталась кое-что вспомнить о замке. Тут бы очень пригодилась память Тора (как-никак ворон прожил там на несколько десятилетий больше, чем я), но последний исчез в неизвестном направлении.
  Дурацкая какая-то привычка у меня лезть в дела совершенно меня не касающиеся. Ну пропал магистр, чай, не маленький, разберется. Кроме того его уже ищут другие магистры более умные и сильные волшебники, чем я. И вообще этот Эреус дядя чужой. Какое мне дело что с ним станется?
  - Куда цветы ставить? - спросила Анжела, прерывая мои умственные стенания. За прошедшую неделю вампир так и не понял истинных причин моего игнорирования его внимания, потому заваливал меня роскошными букетами алых роз. Кроме того в Морриэле проснулись давнишние чувства ко мне. Теперь еще и эльф одаривал меня разномастными букетами цветов. Радовало то, что фантазия у него шла несколько дальше, чем у вампира. Но, впрочем, мне от этого было ни жарко, ни холодно. И вообще я вполне серьезно раздумывала открыть цветочный базар. Не пропадать же добру?
  - Отошли обратно отправителю, - лениво ответила я.
  - Не понимаю я тебя, Рийгана, такие парни за тобой ухаживают, а ты нос воротишь, - мечтательно произнесла она, наверняка, представляя, как Гарольд Сияющий вручает ей подобный букетик. Я неуместно хмыкнула. Терпеть не могу бросаться в пространственные объяснения своих поступков. Но, может, это отвлечет от печальных мыслей о магистре Эреусе...
  - Иногда за красивой оберткой скрывается слишком уж непримеча-тельное содержание. Кроме того эльфы и вампиры не в моем вкусе, - легко ответила я.
  - А кто же в твоем, тролли что ли? - усмехнулась Анжела, поправляя перед зеркалом свои волосы.
  - А почему бы нет, они просто замечательные ребята, когда перестают считать тебя предметом мебели, - честно призналась я. И я ни капельки не лукавила. Был у меня один знакомый тролль-наемник, даже не знакомый - друг. Один из немногих, встреченных мною существ, которого я могла с чистой совестью назвать другом, зная, что он не предаст.
  - Еще скажи, что находишь орками отличными кандидатами в мужья, - здесь Анжела немного осеклась, почти физически чувствуя напряжение, исходящее от меня.
  - В любом случае смазливая мордашка и чары очарования - это не те методы, которыми можно завоевать мое сердце, - ответила я, отворачиваясь к стенке. Не люблю откровенничать. А девчачьи беседы всегда к этому сводятся.
  - Ты намекаешь на то, что Гарольд только смазливая мордашка? - усмотрела в моем замечании невиданный тайный смысл Анжела.
  - Что ты, - состроила я невинную физиономию. - Его Сиятельство ни-когда в жизни своей не опуститься до чар очарования для этого он слишком талантливо врет о своих подвигах.
  В меня полетел пульсар. Анжела обиделась. Вот и конец доверитель-ной беседе.
  œ 
  
  Два осенних теплых месяца пронеслись незаметно, но вовсе не осенняя депрессия была причиной, по которой я проклинала свою несчастную судьбу. Почему магистр Семигор уезжал куда-то на целых две недели? На это время меня передавали под ненадежную опеку его сиятельства Гарольду Лучезарного. Я же его не переношу с того самого кладбища в маленькой деревеньке с забавным названием Пень-Дыра. Впрочем он тоже не испытывает ко мне нежных чувств после того как я прилюдно оскорбила его под воздействием зеленого змия. Хотя, впрочем, занятия были более интересными чем я себе представляла. По крайней мере восхвалению славных деяний великого мага Гарольда Сияющего выделялось меньше четверти учебного времени.
  - Сегодня мы практикуем банальное заклинание, которое позволяет создавать элементарные мороки. Конечно, это искусство вы будете развивать на более старших курсах, в соответствие с вашей специализацией. В мою же компетенцию входит обязанность ознакомить вас с практическим применением основных навыков зрительных, слуховых, объемных иллюзий. Вопросы есть?
  - Сколько мы будем постигать азы создания иллюзий? - довольно иронично спросил эльф. Что-то незримо подсказывало, что передо мной выпендривается. Как бы ему объяснить, что не сработает. И не потому, что он мне не нравиться или я вообще эльфов недолюбливаю, просто из чистой женской вредности.
  - Две недели, - ослепительно улыбнулся Гарольд. Я состроила кислую физиономию. Вот уж кого демонстративно игнорировать можно, не опасаясь, что он воспламенеет ко мне великой любовью. Невероятно захотелось сделать какую-нибудь гадость. Тем более, что иллюзии мы прошли еще две недели назад.
  œ 
  
  Магистр Омела уже двадцать минут читала мне нудную лекцию о том, что настоящий магистр светлой магии (коим я к ее сведению еще не являлась), пусть даже только постигающий законы магии, должен использовать свои силы и таланты отнюдь не на глупые розыгрыши с мороком зомби, тихонько подкравшимся со спины к преподавателю. Я слушала ее с выражением абсолютного раскаяния на лице, ввиду моих скудных актерских способностей получилась просто перекошенное лицо, но главное ведь чувства... Заканчивалась ее лекция, впрочем, довольно прозаично. Меня не неделю отправляли готовить обеды, в смысле чистить картошку и мыть котлы в столовой. А виной всему-то небольшой полуосязаемый морок. Подумаешь, похлопал зомби, дружелюбно улыбаясь, магистра Гарольда по плечу. Кто мог предположить, что он (магистр Гарольд, конечно) вдруг позеленеет, закричит не своим голосом и в обморок упадет. Тоже мне гроза нечисти!
  Хотя шутка эта сделала меня своеобразным центром внимания всей Академии. Старшекурсники, которым Гарольд, очевидно, плешь проел рассказами о своей героической смелости, дружелюбно хлопали меня по плечу. Преподаватели и магистры улыбались, некоторые даже подмигивали. Ровесники тихонько хихикали и требовали подробностей, коими с удовольствием делился тролль. При чем поведение Гарольда с каждым новым разом становилось все более и более неправдоподобным и комичным. Анжела со мной не разговаривала, Морриэль начал бросать на меня странные взгляды (видимо ожидая какой-нибудь пакости, которую я обещала ему в случае продолжения ухаживаний).
  И сейчас, во время моего гордого шествия на место наказания весь коридор тихонько перешептывался. Впрочем, Гарольд стал персоной еще более популярной, чем я. Стоило ему выйти в коридор, как сразу же начинались улюлюканья, завывания, а некоторые затейники даже насылали мороки из зомби, почему-то в моем образе. В общем магистр вставал ни свет ни заря, бегал по тайным коридорам, тщательно маскировался и я уверена, что клялся всеми богами испепелить треклятую ведьму ко всем чертям. Жаль, что так и не понял, бедняжка, что на меня наведенная магия не действует.
  
  œ 
  
  Мрачная кухарка скептически посмотрела на меня, а потом презри-тельно кинула котелок, едва не попав мне в голову. Оранжевые искры СЛУЧАЙНО выскочившие из очага подпалили ее подол. Никогда не прощаю настолько неуважительного отношения к себе. Пусть я только и собираюсь стать магистром светлой магии, в конце концов черной магии меня почти год учили. Кухарка потушила подол, но на меня посмотрела просто ужасающе, как я на орков.
  Она думала, что я никогда не мыла посуды. К ее сведению я с двена-дцати лет подрабатывала по постоялым дворам. И мне не нравилось, потому я сразу же узнала бытовые чары чистоты. Вообще-то здесь не полагалось использовать магию, стояло даже какое-то заклинание. Но я нарушала все законы магической природы, потому как воспринимала сии чары как наведенную магию. Кухарка морщила лоб, проводила какие-то сложные умственные подсчеты, другие провинившиеся смотрели на меня с откровенной завистью в глазах Я же в который раз была благодарна своей в большей степени несправедливой судьбе за сей весьма полезный дар.
  
  œ 
  
  Мне снилась поляна с какими-то гипертрофированными желтыми ро-машками, отдаленно напоминающими подсолнухи. Я почему-то, как ненормальная скакала по ней, размахивая корзинкой с грязной посудой. Никогда бы не подумала, что поднадоевшая цветочная феерия и два дня наказания так бурно отразятся в моем подсознании. Но все бы ничего если бы сей дивный предмет больного воображения не оканчивался словами какого-то странного дяденьки. Выглядел он довольно страдальчески, даже пугающе, хотя бы потому, что стоял посредине поляны с цыплячьими ромашками.
  - Помоги мне, ученица колдуна. Ты одна можешь открыть тайну замка. Только одни Ключ подойдет к Замку.
  Вроде бы бред бредом, но настораживало то, что говоривший до боли напоминал декана Эреуса, пропавшего при странных обстоятельствах неподалеку от замка моего пресловутого первого учителя. Кроме того тот же чернокнижник научил отличать меня обыкновенные сны от пророческих. Одно я знала точно, я должна попасть в тот замок, но как...
  
  œ 
  
  Я снова шла, размахивая корзиночкой, но на этот раз не на странной поляне, а по коридору Академии магии. А в корзиночки были всего лишь пирожки. Мой план был до примитивности прост и лишен здравого смысла. Но все же я надеялась на удачу. В конце концов сон не просто так приснился. Нет, разумнее бы было рассказать ректору, или хотя бы магистру Омеле, но я не могла ручаться за то, как они воспримут мое чернокнижное прошлое. Кроме того привыкла решать свои проблемы самостоятельно, не надеясь на помощь высших сил.
  - Что это? - удивленно спросил ректор, когда я водрузила на стол корзинку с пирожками.
  - Угощайтесь, - широко улыбнулась я. Ректор недоверчиво посмотрел на пирожки, словно ожидая подвоха. Между прочим совершенно справедливо ожидая.
  - По какому поводу? - осторожно поинтересовался он.
  - Вы приехали и прекратили мое наказание! - бодро просветила я его отрепетированной репликой. А затем не менее бодро добавила. - Не бойтесь не отравлю!
  - А следует бояться? - спросил ректор. Я дружелюбно улыбнулась. Мало кто знал, но готовка была одним из моих скрытых талантов, выращенных матерью и бабушкой, а затем закрепленным в тяжелых условиях выживания.
  - Вкусно, - ответил ректор, осторожно откусив один из них. Я снова улыбалась. Три, два, один... Сон-трава, щедро добавленная мной в рецепт и опробованная на тролле (а нечего было без спроса мои пирожки хапать!), немедленно подействовала.
  Я встала, аккуратно подставила под дверь стул, чтобы с той стороны не открыли. Затем совершенно беспардонно полезла в стеклянный шкаф, где хранились кристаллы телепортации. Конечно, глупо надеяться на то, что подобные артефакты, не столько драгоценные, сколько опасные в чужих руках, хранятся без защиты, но стоящая там защита на меня не действовала. Моя природная сопротивляемость наведенной магии, вполне естественно не являлась панацеей от всех возможных и невозможных заклинаний. И я бы не сунулась в шкаф, в котором хранится какой-нибудь Артефакт Вечности (то есть что-то невероятно дорогое, обладающее обширными магическими возможностями, созданный естественно в единичном экземпляре). А кристаллы телепортации были самым обыденным артефактом, их едва ли не на каждом углу продавали (правда некоторыми из продаваемых кристаллов я бы воспользоваться не решилась бы). У ректора я прибарахлилась тремя кристаллами. Один захватила на всякий случай.
  Я глубоко вдохнула, легкомысленно уронила кристалл, начиная уси-ленно думать о замке чернокнижника. Кожу неприятно защекотали иголочки. Я закрыла глаза (процедура необязательная, но мне совершенно не хотелось смотреть на процесс телепортации). Когда я их открыла перед глазами уже простилалась обширное пространство холодной залы чернокнижника, опустевшей без своего безвременно почившего хозяина (для мага его уровня 500 лет - не возраст).
  - Ау! Магистр Эреус! - начала я за не имением лучшего. Как и следовало ожидать ответило мне только эхо. Значит, придется искать ножками и головой.
  Я сделала руками легкий жест, активизирующий заклинание поиска, которое вплел в коридоры своего жилища мой учитель. Структура заклинания была сложная и недоступная моему пониманию (по крайней мере ближайшее десятилетие), но активировать его мог даже годовалый малыш, если конечно, знал как шевелить руками. Ничего живого и подходящего под характеристику довольно крупного кентавра здесь не обнаружилось. Ладно просмотрим на наличие духов. Их было много, при чем большинство невинно убиенные. Да, кошмар-то какой, а я-то наивно полагала своего учителя почти добрым некромантом. Видимо, народная молва не ошибалась. Оставалось проверить недавние магические следы. Здесь тоже был облом. Видимо, профессионал работал. Но ничего, старик Лотирсун научил меня одному фокусу, который даже самый великий магистр не мог обойти. Я сделала замысловатое движение руками и на выдохе произнесла заковыристое, зубодробительное слово. Стены мигом окрасились в различные цвета, а тоненькая черная ниточка вела меня внутрь здания. Я не задумываясь последовала за тонкой змейкой.
  
  œ 
  
  ...Тогда лил сильный дождь. Я была шестнадцатилетней девчонкой, которая только заново училась жить со своими вновь приобретенными магическими способностями, о которых она никого не просила. Старый плащик на моих плечах уже давно не спасал от дождя. Да и лошадка, купленная на последние деньги грозила поскользнуться и сломать себе хребет. В небе вспыхнула молния, вдали прогремел гром. Лошадь встала на дыбы. Тогда я думала, что лошадь испугалась грозы, но потом узнала о том, что животные гораздо лучше людей чувствуют магию как таковую вообще, и черную магию в частности.
  В общем я осталась лежать на дороги в грязи, замерзшая, мокрая, совершенно потерянная, чувствующая себя преданной. Ведь именно бегство от Гарольда Лучезарного заставило меня ехать ночью, да еще и в грозу. Где-то через час я дошла до мрачного замка. Тогда он поразил мое воображение. Да, ночью под вспышками молний не было видно того, что замок отсырел и основательно разрушился без крепкой хозяйской руки. Тогда он выглядел настоящим замком чернокнижника, огромным, мрачным, пугающим.
  Страшные статуи обнажали огромные клыки в странных ухмылках. Замок возвышался мрачной громадиной под вспышками молний. Где-то раздавались странные завывания. Наверху окна светились зеленым, неживым колдовским светом. Надо заметить, что я не испугалась. Может быть, если бы я так не устала и не была так зла, я бы задумалась, прежде чем перелазить через высокие стены, но тогда мне хотелось найти хоть какое-то подобие крыши над головой.
  Где-то через пару часов, когда я отогрелась и немного отдохнула мое природное любопытство взяло верх над осмотрительностью и решением не соваться дальше облюбованной мной залы с горящим камином. Забыло основное правило воров Лератту - никогда не соваться к магам, а если сунулись, то нельзя ни в коем случае брать их колдовские штуки, лучше уносить ноги подобру-поздорову. Но на меня наведенная магия не действовала, об этом я узнала лет в тринадцать, когда столкнулась со стариком-травником, у которого я провела зиму. В общем, я решила немного погулять по замку, уверенная в том, что ничего не случиться.
  Кого-то мрачные коридоры и странные звуки могли бы испугать. Но я слишком много видела уже в своей короткой жизни, чтобы обращать внимание на подобное. Но все же в руке я держала тонкий эльфийский клинок, одолженный без разрешения у "великого мага всех времен и народов". Библиотека колдуна меня не впечатлила. И вовсе не потому, что я не умела читать или писать. Чтобы там я ни думала о моем дражайшем батюшке он постарался, чтобы его единственная, пусть и внебрачная наследница, получила лучшее образование, которое могли только дать двенадцатилетней девочке. Просто все книги были однообразными. Мрачными, на заковыристых языках, неживые. Гораздо интереснее оказалось в лаборатории...
  И тут, меня возможно даже не обнаружили бы, если бы мои шаловливые ручки не потянулись к странному шару, поблескивающему зеленым цветом. Тогда-то меня и скрутило заклинание. Просто прижало к полу, не давая пошевелиться. Разрушая все иллюзии о собственной неуязвимости к чужому магическому воздействию. А вскоре показался и хозяин мрачного замка. Может быть, если бы он предстал передо мной в полном чародейском облачении с посохом, то я бы и испугалась, потому как уже едва не плакала. Чтобы я не говорила вслух умирать в столь юном возрасте мне не хотелось, тем паче становиться объектом опытов старого маразматика, коим мне и представлялся колдун. Но магистр Лотирсун явился в длинной ночной рубашке, с взлохмаченными волосами, в забавном ночном колпаке, держа в руке что-то напоминающее ночной горшок (это позже я узнала, что это что-то оказалось мощной ловушкой для магов). В общем это было слишком. Поэтому я просто рассмеялась.
  - Ты кто такая, чтобы так вести себя в доме великого магистра Лотирсуна? - испуганно прокудахтал он, явно не ожидая подобной реакции. Ожидая увидеть на месте меня кого угодно, включая до демона высшего уровня.
  - А где сам магистр? - спросила я, наивно полагая, что забавный старичок с ночным горшком это один из слуг.
  - Да как ты смеешь так разговаривать со мной?! - громовым голосом продолжал вещать он.
  - Так вы и есть великий и ужасный Лотирсун, - теперь я уже смеялась, словно умалишенная. Кстати и заклинание, сковывающее меня прекратило действовать. Так что я чувствовала себя как никогда нагло и уверенно.
  - Да как ты смеешь, - магистр Лотирсун впервые в жизни не знал, что делать. В зале перед ним была абсолютно невменяемая девица, на которую не действовала его магия. Он, действительно, испугался за свою жизнь, опасаясь, что ее подослали конкуренты, чтобы убить его. И тут мне в голову пришла совершенно безумная идея. Вероятно, сказалась обида на Гарольда...
  - А вы действительно сильный некромант, такой каким пугают всех окружающих? - спросила я совершенно серьезно. Магистр недоуменно кивнул.
  - И вы можете испепелить мага, которого ненавидите? - спросила я, приближаясь к нему.
  - В большинстве случаев, - осторожно признался маг, решая не пере-чить сумасшедшим, с природным иммунитетом к магии. - Но существуют гораздо более изящные способы отомстить.
  - Например? - спросила я. Кажется, именно в тот момент мы нашли с магом общий язык.
  - Например проклятья, - продолжал магистр, понимая, что девчонка обладает к тому же неплохими магическими способностями. И, самое главное, готова учится. И не то, чтобы магистр Лотирсун жаждал приобретать ученицу с таким непредсказуемым характером, но перспектива уйти в мир иной, никому не передав своих знаний его не вдохновляла.
  - А меня научить сможете? - спросила я, хищно улыбаясь.
  - С какой радости? - ощетинился ночным горшком магистр.
  - Я скажу, где находиться Фонтан Юности, - ответила я, заранее зная, что старик не откажется. Все-таки я знала, что мне пригодится тот медальон, который мне отдал старый моряк в Лератту. К счастью он так и не попал в руки Лотирсуна...
  - Откуда мне знать, что ты не обманешь? - спросил он меня.
  - Откуда мне знать, что ты не убьешь меня во сне? - спросила я в свою очередь. Старик засмеялся. С того дня я стала его первой и единственной ученицей...
  œ 
  
  Воспоминания, воспоминания. Каждый уголок мрачного замка был связан с частичкой моей прошлой жизни, когда я думала, что нашла дом. Пусть немного странный, пугающий и совсем неуютный, но все же дом. Место, где мне было спокойно и уютно, хоть какое-то время. Думала ли я, что вернусь сюда? Нет - никогда. Я привыкла обрубать мосты, связывающие меня с прошлым. Поэтому я не хотела вернуться назад в герцогский замок, поэтому не осталась в Лератту, поэтому не могла стать полноправной хозяйкой замка Лотирсуна...
  Самое забавное это то, что магистра Эреуса здесь действительно никогда не было. Нет, он несомненно подъезжал к воротам замка, но внутрь так и не попал. Осталось только мрачное пятно со странным рисунком. Не долго думая я перерисовала его угольком на листик бумаги, предусмотрительно взятый с собой, затем настроилась на кабинет ректора и разбила телепортационный кристалл.
  œ 
  
  Магистр Семигор мирно посапывал на моих пирожках. Я залезла в карман и вытащила на свет божий бурый порошок, завернутый в серую бумажку. Зелье, отменяющее действие сон-травы, позаимствованное мной, собственно, как и трава, в лаборатории магистра Вальденса. Теперь эти пирожки можно есть не опасаясь погрузиться в крепкий и здоровый сон. Магистр Семигор поднял голову от корзины и непонимающе осмотрелся вокруг.
  - Ну как вкусно? - спросила я, широко улыбаясь. Усиленно, делая вид, что занималась только созерцанием магистра Семигора за поеданием моих пирожков.
  - Недурно, - ответил он, дожевывая пирожок. - Не ожидал от вас по-добных талантов.
  - Да я просто кладезь с сюрпризами, - скромно ответила я, планируя то, как бы мне раздобыть пропуск на закрытый уровень библиотеки, потому как рисунок, что хранился у меня в кармане несомненно принадлежал к черной магии, при чем к высшей черной магии, которая подействовала бы даже на меня.
  - Так на чем мы остановились на нашем прошлом занятии? - спросил меня магистр Семигор, одевая очки на кончик носа. Корзинку с пирожками он предусмотрительно заныкал себе под стол. Значит, понравились...
  - Вы пытались мне объяснить в чем разница между вербальными и невербальными способами наложения заклинаний и почему я не могу пользоваться последними пока что, - послушно ответила я.
  
  œ 
  
  Часы на главной площади пробили полночь. Я сонно оторвала голову от толстого тома магической символики. Рядом лежала печальная стопка просмотренных мною книг. Я уже давно потеряла счет времени. Но пропуск в этот отдел я раздобыла только на один раз. А значит нельзя было терять времени. Впрочем, времени я потеряла предостаточно, а дурацкий рисунок так и не появлялся. Но бесило меня не это. Меня просто не покидало странное ощущение, что где-то я его до этого уже видела, но вот где вспомнить не удавалось. Конечно, разумнее было бы спросить у магистра Семигора или магистра Омелы, на худой конец у магистра Вальденса, но тогда бы пришлось объяснять где я его видела.
  - Думай, Ри, думай! - произнесла я, отчаянно раскачиваясь на стуле. Может быть было бы проще, если бы я вспомнила где я его видела раньше. Потому что этот знак определенно не был вызывающим демона (по крайней мере в книжках таких демонов не было), он не был пространственным порталом или телепортом (хотя несомненно чем-то подобным воспользовались в случае с магистром Эреусом) и в тоже время это не мог быть просто знак. Просто не мог и все. Было в нем что-то магическое, странное. А магию я чувствовала гораздо лучше и острее других.
  - Три полушки сушеной петрушки, три порции, - монотонно бубнил какой-то старшекурсник рецепт зелья против мороков. Я резко обернулась. Сразу же все стало на свои места. "Три полушки сушеной петрушки". Так называлась одна таверна, в которой я работала в Лератту. Именно там меня научили создавать шедевры из ничего. "Три полушки сушеной петрушки"! Над входом висел это знак. Я едва не бросилась расцеловать незадачливого студента. Вот только как это могло мне помочь в поисках?
  
  ... Существует легенда, - говорил мне владелец таверны, показывая на странное переплетение линий. - О том, что однажды в нашей таверне, когда мой прадед был еще совсем младенцем, остановился старый маг. Ему очень понравилось наше обслуживание, а особенно то, что ему помогли приготовить зелье. Потом он провел в воздухе рукой, образуя сей знак, сказав, что это благословение мага...
  
  Как я могла забыть. Благословение черного мага. Что может быть хуже и что может быть лучше. Все зависит от воли мага. Магистр Лотирсун был сильным магом. Его благословение могло принести много бед или много счастье, смотря чего бы он пожелал ступившему на его порог, но он не произносил благословения. Я бы точно знала. Значит другой маг. Маг, который мог войти в замок без его и без моего ведома. Ведь у Лотирсуна жил когда-то то ли сын, то ли дочь, то ли еще какой-то дальний родственник. Жаль, что старый колдун не оставлял после себя записей. В любом случае с визитом в замок надо подождать.
  œ 
  
  - Что это? - спросила я, войдя в кухню нашего домика, после получасовой немой сцены. Перед моими глазами предстала непередаваемая картина. Вся кухня, АБСОЛЮТНО ВСЯ, была в муке, тесте и еще каких-то непонятных субстанциях. В центре этого безобразия находилась наша милая компания. Анжела, перемазанная мукой до основания. Лунт непонимающе смотрел на обломки какой-то тарелки, склеенной воистину железобетонным тестом. Морриэль с аристократическими пятнами кленового сока по всему лицу, отчего он выглядел больным странной болезнью. Орландо с явными следами пожара на лице. А посреди этого апофеоза стояла целая тарелка с какими-то странными, подгоревшими продуктами не опознаваемой формы.
  - Не хочешь попробовать блинчик? - со странно ласковой улыбкой спросил Лунт.
  - Я похожа на самоубийцу? - честно спросила я, не задумываясь о том, что могу ранить хрупкие чувства поваров. Впрочем, они видимо не питали заблуждений по поводу своих кулинарных способностей, потому как сами яростно спорили о том, кто будет камикадзе.
  - А по какому поводу? - спросила я, поглядывая на внушительную горку блинчиков. Раньше я справедливо не замечала кулинарных способностей за своими соседями. Все они питались исключительно по тавернам или столовым, а некоторые вообще по эльфийским ресторанам.
  - Блинный праздник, - констатировала Анжела, тяжело вздыхая.
  - Конкурс на лучший стол, - вторил ей Морриэль.
  - Победителям поездка на экскурсию в Музей Современной магии, - со вздохом произнес наш обычно всеядный тролль. Если даже он испугался попробовать сие произведение кулинарного искусства...
  - На целых три дня, - завершил это Орландо.
  - Ладно, может быть, в других домах те еще повара, - честно попыта-лась я их утешить.
  - Да, травники и не смогут приготовить, - язвительно произнесла Ан-жела.
  - Ну пробовала я однажды блины одного весьма уважаемого магистра травника, потом долго не решалась его зелье опробовать, - поделилась я воспоминаниями. Долго тот магистр не хотел меня потом отпускать. Отъелся видать на нормальной пище. А то еда в его приготовлении годилась разве что на замену его же зелий...
  - А так хотелось погулять по городу, - мечтательно произнесла Анжела. И тут меня осенило...
  - Сколько времени до начала конкурса? - спросила я с неожиданно хищным выражением на лице. Почему-то все дружно отпрянули назад.
  - В полдень, - осторожно ответил Лунт, как самый бесстрашный.
  - Продукты еще не все перевели? - спросила я.
  - Нет, а зачем тебе? - недоуменно спросил эльф.
  - Выгрузите их и докупите сколько сможете. Я приготовлю блины, - решительно произнесла я.
  - А ты умеешь? - задал вполне резонный вопрос Орландо.
  - Умею. Но если кто-нибудь решить эксплуатировать мои кулинарные таланты против моей воли потом не обижайтесь, - бодренько прикрикнула на них. Да, работы у меня непочатый край. А я еще после библиотеки не выспалась.
  
  
  œ 
  
  В честь Блинного праздника, который все нормальные люди празднуют весной, а в Эль Марин де Соль Лагос почему-то еще и осенью, занятия в Академии на этот день отменялись. Только меня это совершенно не радовало. Я умильно дремала на столике, представляющем наши яства, впрочем, как и остальные члены нашей команды. Хорошо, что Морриэль, со свойственной всем эльфам предусмотрительностью успел украсить наш столик заранее.
  Отборочная комиссия в лице магистра Семигора, магистра Тео (он на старших курсах вел умозрительные концепции магии и методы борьбы с черными колдунами) и магистра Виолетты (она вела курс магических растений у всего потока и еще какие-то предметы у травников и знахарей) весело толпилась у разнообразных столиков. Лично я не представляю, как в них все могло влезть. Ведь помимо нашего первого курса, готовившего в полном составе, были еще и второй, и третий. Остальные курсы в подобных забавах не участвовали, поскольку были слишком заняты работой на своих кафедрах.
  - Факультет светлой магии. Тринадцатая пятерка! - бодро кто-то прокричал над моим ухом. Ох, огрела бы глашатая чем-нибудь да потяжелее! Впрочем, мы все дружно оторвали наши заспанные физиономии от стола с блинами, натянуто улыбаясь тройке магистров, смотрящих на нас с определенной долей недоверия.
  - Угощайтесь, - натянуто ляпнула я, снова погружаясь в пучину сна. Недоумение на лицах магистров я видела даже с закрытыми глазами.
  - Это правда вкусно, - услышала я неподдельное удивление в смутно знакомом чавкающем голосе, в котором я узнала Лунта. Значит, не верил мерзавец. А мои пирожки как уплетал!
  - Ну что ж, если господин Лунт так утверждает, - жеманно ответила магистр Виолетта. Раздалось слаженное чавканье. Потом еще и еще. Я не хотя подняла голову. И не поверила своим глазам. Впрочем, не я одна. Анжела застыла в позе быка, увидевшего новые ворота. Челюсть эльфа навсегда упала вниз. Орландо протирал глаза. Только Лунт со спокойным видом пожирал плоды моих ночных усилий, сквозь чавканье говоря, что хорошо, что он оставил несколько штучек себе на завтра.
  Наше трио магистров, жадно глотая мои произведения кулинарного искусства, быстренько накладывали блинчики себе в карманы, опережая при этом других магистров и студентов старших курсов, налетевших неизвестно откуда. Мы дружно хлопали глазами, не понимая, что происходит. Гораздо позже нам объяснили, что все маги готовили из рук вон плохо, потому как с детства приучились слишком уж гордиться своим даром. А наши блинчики были действительно вкусными!
  - Того кто скажет, что это сделала я, зажарю собственноручно, - сквозь сжатые зубы прошипела я, своим коллегам. Еще не хватало, чтобы меня запрягли готовить обеды для магистров, поскольку повариха Академии явно тоже возгордилась неким скрытым от окружающих магическим даром, потому как готовила абсолютно пресную пищу...
  - Месяц кормишь нас, - без комментариев ответил тролль.
  - Неделю и за ваш счет, - пришла я к альтернативному варианту.
  - Идет, - недолго думая ответил тролль. Мнение остальных нами было, как водиться не учтено.
  œ 
  
  Премия естественно была присуждена нам. И ни в какой музей я ехать не собиралась. А собиралась я прямиком в замок Лотирсуна. Для чего потратила свои кровные сбережения на два кристалла телепортации в весьма приличном магазинчике. А так как он был приличным, то и цены там были те еще. Но, впрочем для начала мне необходимо было разжиться еще кое-какой информацией о благословении черного мага вообще и магистре Лотирсуне в частности. А также за каким счастьем магистр Эреус поперся в замок чернокнижника и вообще, что он забыл в своей командировке.
  Последний осенний месяц запомнился мне бессонными ночами, старательными наблюдениями за всеми магистрами, дурацкими вопросами о магистре Эреусе, ночами в библиотеке Академии и в личной библиотеке ректора. И среди всего этого настойчивые попытки тролля, поддержанные остальными жителями нашего домика, заставить меня готовить. Кроме того я до сих пор не могла избавиться от ставшего назойливым внимания вампира. И вот сейчас огрела его по голове его же букетиком, утяжеленным заклинанием.
  - Может быть ты, - счастливо начал тролль, увидев меня, но впрочем быстро сменил тон, заметив недоброе выражение моего лица. Правильно сделал, сейчас я готова была весь дом взорвать ко всем чертям.
  - Может быть сам научишься готовить, - огрызнулась я, заходя в комнату, где Анжела старательно расчесывала волосы перед зеркалом. Заметив меня, она мельком указала на какую-то кипу бумаги, лежащую у меня на столе.
  - Морриэль написал тебе, - мило улыбнулась она. Да, забыла сказать, что эльфу тоже на одном месте ровно не сиделось. И вообще мне начинало казаться, что я нужна что ему, что вампиру, как собаке пятая нога. Но их так увлек процесс соревнования, что остановиться было уже невозможно.
  - Отлично, - улыбнулась я, щелкнув пальцами. Тонкая бумага быстро загорелась. Но не сгорела. Кто-то уже был научен горьким опытом, выходит.
  - Какая ты жестокая, - равнодушно пожала плечами Анжела. Впрочем, ее мои акты жестокости давно не удивляли. И мне кажется, что некоторые особенности моего поведения она вполне успешно опробовала на особенно докучливых кавалеров, ищущих ее внимания. Таких, не в пример моим двум поклонникам, было гораздо больше. Но действовали они все, словно по одному шаблону. Меня едва не выворачивало наизнанку от примитивности их мышления. Впрочем, выбирать было не мне, так что меня это мало касалось.
  - Я не жестокая, я - честная, - ответила я, все еще примеряясь каким заклинанием уничтожить великую поэму, которую я уже читала на той недели. Да, какой великий ум! Переписать слезливую эльфийскую балладу, уповая на то, что моего образования на это не хватит! Как же! Держи карман шире! Я даже в портовых кварталах Лератту смогла отыскать вполне приличную библиотеку и была ее завсегдатым посетителем (практически единственным посетителем).
  - И кем надо быть, чтобы ты влюбилась в него без памяти? - скептически спросила Анжела, почти с восхищением глядя на поэму. Она что не читала оригинала? Конечно, автор малоизвестный, но не до такой степени, чтобы его невозможно было найти, к тому же все богатые девчонки просто грезят эльфийскими поэмами о любви. Может быть, просветить ее?
  - В любом случае не бессовестным плагиатором, - все-таки решила я помочь соседке с пробелами в знании эльфийских авторов. - Это написал Дарен Лотенийский где-то пять столетий назад. Жемчужина эльфийской литературы.
  - А откуда ты знаешь? - спросила меня Анжела умильно хлопая глазами. Да, все-таки просветительская деятельность не моя стезя.
  - Было время когда я увлекалась подобным бредом, - ответила я, доставая из своей тумбочки на свет божий огромный пыльный фолиант с рецептом парочки зелий, которых я должна была изготовить к дополнительному практикуму с магистром Вальденсом. От себя я решила добавить еще несколько для непонятливого вампира и эльфа, если надоедать будут, а также для своей грядущей экспедицией в замок Лотирсуна...
  - Это не бред! - горячо воскликнула Анжела, но столкнувшись с моим абсолютно равнодушным взором поняла, что спорить бесполезно. Все равно каждая из нас оставалась при своем мнении.
  œ 
  
  Зеленоватая жидкость в колбе медленно приобретала золотистый оттенок. Я уже целый час заворожено и сосредоточенно наблюдала за сим процессом, сливаясь с окружающей обстановкой. Возможно, поэтому меня и не заметили магистр Омела и магистр Семигор...
  - Тревожные вести приходят из западных лесов, - продолжала начатый где-то в коридоре разговор эльфийка. - Какой-то сильный некромант творит темную волшбу. Уверена, что он использует для этого магию Эреуса.
  - У вас есть предположения, кто это может быть? - спросил Семигор, начисто игнорируя меня. Да, значит маскировка удалась. Оставалось наде-яться, что меня принимают не за диковинную мебель, потому как такой на-глости я не вынесу.
  - Он действует очень осторожно. Из того, что нам известно, мы даже не можем точно предположить что-то. Он может быть кем угодно. В том числе и самим Лотирсуном, хотя я лично видела его труп и проводила соответствующие анализы, - так вот чем очаровательная магистр занимается в свободное время, а по ней и не скажешь. Что не говори внешность обманчива...
  - Что известно о его последнем ученике или вернее ученице? - разговор принимал интересные обороты для меня. А я-то себя не представляла в роли чернокнижницы. Что ж, найдутся добрые люди, которые помогут водрузить свою персону на пустующее место.
  - Только то, что она была шестнадцатилетней девчонкой. Не более того. Старый маг был очень скрытным.
  - Девчонка, да еще шестнадцатилетняя. Не похоже на Лотирсуна, не похоже, - задумчиво продолжал магистр Семигор. Но тут его мысль прервалась, так как он натолкнулся взором на меня, распознавая знакомое лицо, отличное от предмета интерьера. - Рийгана! Сколько можно подслушивать!
  - Невежливо прерывать беседу взрослых магов, - невинно опустила я глаза. Магистр Омела тяжело вздохнула, ректор Семигор трагически закатил глаза. Что поделаешь, если я вообще не воспринимаю ни каких магических защит от подслушивания, к тому же меня необъяснимым образом тянет как раз туда, где они стоят. Уж как с этим моим полезным качеством намаялся незабвенный чернокнижник, магистрам Академии даже не снилось...
  œ 
  
  Очередное собрание представителей факультетов, так называемых правых рук, магистра Омелы, грозило превратиться в пытку. Хотя бы потому, что я, мягко говоря, была не в лучших отношениях с представителями моего года. Ну почему, мне так не повезло? Ведь на других курсах вполне нормальные ребята и девчата заседают. На третьем курсе два гнома, дриада, темный эльф и тролль - вообще лучше не придумаешь. Нормальная тройка человеческих магов, светлые эльф и эльфийка на втором курсе, вампирша, знахарка (особые ведьмы, обладающие повышенным потенциалом целительниц), две эльфийки, темная и светлая, и гномиха - на четвертом курсе. Даже орк, тролль, гном, оборотень и человек на пятом курсе выглядели более адекватно, чем наша пятерка. Хотя бы потому что они не испытывали желания поубивать друг друга, особо явственно проглядывающегося с моей стороны. Вампир Эдмонд меня уже давно и безмерно раздражал своим соревнованием с Морриэлем. С темным эльфом Виллеаденом у нас возникла взаимная "симпатия" с первого взгляда. Орка Терек-хая я ненавидела уже только потому, что он был орком из того племени, которое выжгло мой дом. А Ора здорово раздражала меня своей привычкой называть меня Рийганочкой, громовым голосом, обилием парфюмерии и настойчивым желанием свести меня с вампиром, тоже мне купидон...
  - Стоит ли вам напоминать о том, что до экзаменов осталось всего лишь полтора месяца. И о том, что ваша успеваемость должна соответствовать тому, какие обязанности мы на вас накладываем, - продолжала свою речь магистр Омела. Интересно, почему ее вечно назначали читать нам подобные лекции?
  - Значит, если я завалю сессию, то меня исключат из этого великолеп-ного общества? - подала я голос. Старшекурсники засмеялись, давая понять, что надежда потеряна. Видимо только ценой исключения из Академии или лишения себя младой жизни я смогу выйти из сего общества...
  - Озерная, ваши замечания совершенно неуместны, но если вам так уж неймется применить свои таланты на пользу общественности, тогда я назначу вас ответственной за проведение зимнего бала, - обломала мне кайф магистр. За что мне такое счастье-то?
  - Чего? - спросила я. Старшекурсники буквально ржали. Попала я. Могла бы догадаться, что магистр Омела не оставляет шансов тем, кто смеет ее оскорблять.
  - В последний день первого месяца зимы Академия проводит большой бал. Озерная, вы будете обязаны докладывать о проведении подготовки лично мне каждую неделю. И это ни в коей мере не освобождает вас от остальных обязанностей, накладываемых на вас.
  - А вы не боитесь мне такое доверять? - искренне удивилась я.
  - И не с такими кадрами общалась, - обрубила магистр. А как же мои нежные чувства? Я же и обидеться могу. Хотя нет, я кого-нибудь сейчас прибью! Это я о злорадной ухмылке эльфа и самодовольной улыбке вампира.
  - Озерная! - дико вскрикнула магистр Омела.
  - А я при чем? - спросила я, невинно хлопая глазами. Помимо магистра Омелы на меня озлобленно смотрели Эдмонд, Виллеаден и Терек-хай. Подумаешь, бумага слегка вспыхнула у тех, кто думал обо мне в этот момент. Дурацкое заклинание, между прочим не задействованное даже на одну четвертую своих истинных возможностей. Магистр Лотирсун вообще подобным образом уничтожал своих заклятых врагов. Так что они еще легко отделались...
  œ 
  
  - ТИХО!!! - дико закричала я. Толпа жаждущих помочь с устройством бала мгновенно замолчала. Теперь я поняла, что магистр Омела решила уничтожить мою и без того неустойчивую нервную систему самым жестоким способом. Начать с того, например, что каждое мое утро начиналось с того, что Анжела, пылающая трудовым энтузиазмом, забивала мне голову очередными гениальными идеями. Так вот теперь еще целая толпа соискателей появилась.
  - Все свои предложения предоставьте мне в письменном виде, не позднее четверга следующей недели, - ответила я милой улыбкой.
  На мою прочувственную речь никто не отреагировал. Поэтому я поступила не самым вежливым способом, попросту испарившись в воздухе. Целую неделю под чутким руководством ректора (по моей настойчивой просьбе под угрозой того, что буду практиковаться самостоятельно) я учила заклинание мгновенной телепортации. Результаты не заставили себя ждать. Только вот с местами, куда я телепортировалась получалось пока не очень хорошо. Вот и сейчас я очутилась в какой-то мрачной каморке, чем-то напоминающей лабораторию чернокнижника. Скорее всего одно из помещений факультета темной магии и некромантии. Но пора отсюда выбираться. Не хватало только, чтобы меня здесь еще застукали, объясняй потом, что перепутала пространственные векторы, в которых еще ничего не понимаю, а не залезла сюда с целью нарушения покоя общественности при помощи черной магии...
  œ 
  
  Я довольно легко скрылась от назойливого внимания моих сотовари-щей по несомненно познавательной экскурсии. Обидно было, что телепортировалась я в лужу. Хорошо, что сапоги у меня были непромокаемые. На обуви я определенно никогда не экономила. На дороге по-прежнему чернел след знака, обозначающего благословление черного мага. Я достала из кармана мелок, сразу же пожалев о том, что не одела перчатки. Осенний холод уже определенно давал о себе знать. Я медленно приземлилась на землю, подув на замерзшие пальцы, доставая из другого кармана листок бумаги с накаляканными мною схемами, содранными из учебника по высшей некромантии.
  Почему-то рисование прямых линий давалось мне с невообразимым трудом. И всякий раз я определенно была не довольна плодом своих трудов. Но на большее рассчитывать не приходилось. Потому я усиленно подышала на ладошки и медленно начала заполнять линии рисунка магией. Это заклинание было призвано для того, чтобы показать личность чародея. Конечно, я не собиралась лично бороться со злобным некромантом, но намекнуть как-нибудь смогла бы...
  Против всех моих ожиданий отчетливо появилось лицо магистра Ло-тирсуна. Да, что-то не помню я подобных знаков. Но может быть, благословение некроманта может каким-нибудь образом передаваться с людей на предметы или появляться спустя какое-то время. Да, может быть, магистр Эреус был каким-либо образом связан с Лотирсуном. Мало ли какие тайны скрывают боевые маги с таким обширным жизненным опытом? И вообще, что я здесь забыла? В музее современных магических достижений гораздо интереснее, там по крайней мере тепло...
  Но прежде, чем отправиться туда, следует обойти замок на предмет ценных вещей, которые в тяжелое время можно будет толкнуть, чтобы подмазать каких-нибудь магов. Не даром для этого я одолжила у господина ректора его безразмерную сумку, в которую можно было запихнуть все, что угодно. Главное, потом ничего не забыть в ней случайно...
  œ 
  
  Ребята бурно делились впечатлениями у выхода из музея. Мое появление они даже и не заметили. А ведь именно благодаря мне мы выиграли этот конкурс, но впрочем, я не такая уж и тщеславная... Просто немного вредная, но это самое то для настоящей ведьмы.
  - Где вы шлялись Озерная? - спросил вечно недовольный магистр Гарольд, которого приставили к нам в качестве няньки.
   - Задержалась у памятника вон тому дяде, - наугад ткнула я пальцем. Все равно скульптурных композиций было здесь так много.
  - Это не дядя Озерная! - оскорблено воскликнул светлейший магистр.
  - Ну извините, не признала представительницу своего пола, - маши-нально ответила я, не оборачиваясь на скульптуру.
  - Озерная! - в бешенстве воскликнул Гарольд. Мне стало принципи-ально интересно, тем более, что тролль ржал в голос, эльф и Орландо тактично хихикали, а Анжела бросала на меня гневные взоры.
  - Оно обоеполое, магистр? - спросила я. Тролль уже лежал. Морриэль и Орландо едва сдерживались от того, чтобы не присоединится к нему. Анжела грозно смотрела на меня. Магистр Гарольд едва ли не взрывался от злости. Я, наконец, удосужилась посмотреть на статую, вызвавшую столь неоднозначную реакцию. Теперь ржать захотелось и мне тоже. Там во всей красе стояла скульптура магистра Гарольда. Да, воистину, тщеславие некоторых не знает границ... Интересно, на какие средства какой очередной богатой любовницы этот непризнанный герой воздвиг подобное сооружение.
  - Ой, я выдала ваш секрет! - нарочито громко произнесла я. Люди уже давно оборачивались.
  - Озерная! - магистр Гарольд буквально побагровел от ярости. Каза-лось, что еще чуть-чуть и он начнет метать в меня молнии.
  - Ну извините, не хотела обидеть ваше самолюбие, - произнесла я с примирительным выражением на лице. Кто-то облегченно вздохнул... Рано. - Но согласитесь у вас достаточно много женских черт, так что недалеко и перепутать...
  œ 
  
  - Рийгана, ну какое удовольствие ты получаешь от издевательства над магистром Гарольдом? - обреченно спросил у меня ректор, когда я медленно стояла перед ним, выслушивая обличительную проповедь по поводу своего недостойного поведения, основанную на пространственной жалобе Гарольда, растянувшийся в несколько томов.
  - Он такая душка, когда сердится, - ответила я. Ректор тяжело вздохнул. Магистр Гарольд переживал новый приступ гнева.
  Первая неделя зимы началась с радостного события. В Академии во-плотился магистр Эреус, живой и невредимый, но сильно потрепанный. В честь этого все занятия превратились в некое подобие того, что должно быть. Магистры во главе с ректором дружно радовались и расспрашивали вернувшегося декана о том, где он был все это время.
  Не то чтобы я не была рада возвращения магистра Эреуса, но что-то странное было в нем. Я не могла понять или объяснить своих ощущений. Возможно, быть я более образованной в магии, тогда бы я смогла охарактеризовать подобное. Но сейчас мне не приходило в голову ничего иного кроме того, что на магистра наложено какое-то заклинание, что-то скрывающее. Магистр Гарольд на меня зло посмотрел. Меня аж передернуло. Ладно, не стоит забивать себе голову. Ничего страшного не произошло, может быть магистр Эреус немного поигрался с иллюзиями, чтобы предать себе более мужественный вид. Гарольд же не гнушался баловаться подобным? Да и магистр Лотирсун нередко прибавлял себе несколько больше значительности, чем имел, да и с десяток лет скидывал, когда отправлялся куда-нибудь по своим делам. У меня сейчас и так проблем хватает. Если я не предоставлю отчета по подготовке к Зимнему балу до сегодняшнего вечера, то магистр Омела разорвет меня на мелкие кусочки, при чем в прямом смысле слова...
  œ 
  
  Конечно, магистр Омела не доверила столь великое мероприятие в мои руки. Хотя я старалась! Без лишней скромности могу сказать, что половина работы сделана была мной. Я бы и с остальной половиной справилась бы, но опыта организаторского не хватило. Ничего. На следующий год мне пообещали, что хватит моего опыта. К тому же впереди еще и весенний бал... Не дождутся! Я честно, постараюсь вести себя прилично! Да, сама своим словам не верю...
  - А почему ты не переоделась? - спросила Анжела, которая уже второй час безостановочно крутилась перед зеркалом, не зная с какого ракурса она лучше выглядит.
  - А я и не собираюсь, - ответила я, восседая на подоконнике.
  - Почему? Там же все будут, - удивленно хлопнула ресницами моя соседка по комнате. И как ей объяснишь, что я питаю особый род ненависти к подобным мероприятиям? Проще обозвать магистра Омелу жабой морской...
  - Мне этого бала уже с крышкой хватило за время его подготовки! - отшутилась я, накидывая на плечи зимний плащ. Пора было убегать от расспросов.
  - Рийгана, - что-то попыталась сказать Анжела, но меня уже и след простыл.
  œ 
  
  Площадка самой высокой башни Академии, конечно, была не самым приятным местом времяпрепровождения, тем более, что ветер дул почти нестерпимый, и снегом меня замело. Но все же мне нравилось стоять здесь, почти на краю крыши. Это здорово. Как я завидовала Тору, своему ворону, что он имеет возможность летать.
  - Только не вздумай прыгать, а то меня еще обвинят в том, что я тебя столкнул, - совершенно неожиданно возник за моей спиной чуждый голос. Да, еще пару мгновений и я бы лихо рухнула с этой высоты вниз.
  - Будешь так подкрадываться, твой труп будут соскребать с площади, - мрачно пообещала я, отходя подальше от края.
  - Ой! - неожиданно побледнел парень. Лучше бы он бежал отсюда быстрее, чем я успела бы досчитать до одного.
  - Какого черта Оливер!? - зло крикнула я, намереваясь засветить ему в лоб чем-нибудь поувесистее. На его счастье в моем распоряжении такого не было, а трансматериализовывать материю я еще не научилась. Иначе воришке из Лератту пришлось бы не сладко.
  - Я учусь на третьем курсе, - опасливо спрятался он за ближайшей статуей. Напугал ежа одним местом. На меня магия наведенная не действует. А он на магистра, знающего более сложные заклинания не тянет как-то.
  - А я так и не получила вразумительных объяснений по поводу того, почему это я оказалась вдруг среди наложниц Темного Барона. И вообще мою честь девичью тролль-наемник защищал, а не жених так называемый! - гневно воскликнула в порыве, сметая статую телепатией. Вот бы чем по голове кое-кому настучать.
  - Ты сама расторгла помолвку! - прибег к последнему аргументу Оливер. Опасно высовываясь из-за статуи. А затем пространство Академии поразил душераздирающий крик, от которого в жилах застывала кровь...
  
  
  Второй семестр. Под полной луной.
  
  Жестокую расправу над Оливером, бывшим когда-то сначала моим другом, а потом женихом, не дала совершить не менее жестокая расправа над одной из студенток Академии. Вообще-то я понимаю, что подобное не есть повод для глупых шуток, потому предпочитала держать язык за зубами. Всю неделю до новогодних праздников Академия ходила в мрачном молчании. А потом почти никого не отпустили домой на каникулы, заставляя готовиться к экзаменам, нервно дергая по каждому малейшему поводу.
  - Магистр Семигор ничего не говорил тебе о том, что они думают об убийце? - спросил меня Орландо в один из бесконечных зимних вечеров, которые мы всецело посвящали зубрежке книг, за неимением других развлечений. Кстати сказать, Орландо в последнее время выглядел сильно усталым. Залегшие круги перед глазами, заострившиеся черты лица, лихорадочно горящие глаза, словно вообще не спал в последнее время. Вообще в нем появились какие-то хищные черты.
  - Он не посвящает меня в подобные вопросы, зная мою черту совать свой нос туда, куда меня не просят, - ответила я, отрываясь от чтения какой-то книги. Магистр Семигор еще не простил меня за сон-траву в пирожках и кражу казенных кристаллов телепортации. Кроме того меня не интересовали раскрытие подобных тайн. Не тянуло меня связываться с психопатами, не контролирующими себя. А иного объяснения нельзя было найти тому, кто видел труп той несчастной девушки. А я видела. До сих пор кошмары снятся, хотя особой впечатлительностью я волей судьбы не отличаюсь...
  - А с какой стати тебя интересует ход расследования? - как-то подозрительно спросил эльф.
  - Просто, - неестественно передернул плечами Орландо. На мгновение мне почти показалось, что в нем что-то незаметно изменилось. Да, совсем нервы стали хрупкими...
  - Ладно, если так интересно, то попытаюсь что-нибудь выяснить у магистра Семигора, но вряд ли он что расскажет. У Гарольда вашего гораздо проще выяснить, - доброжелательно ответила я, отвлекаясь от своей книги.
  - Почему это? - сразу же приняла защитную позу Анжела. Знала, что упоминание магистра Светозарного в моей речи никогда не шло к прибавлению ему авторитета...
  - Стоит воспеть его великую силу и непосредственное участие в поим-ке коварного монстра, так он сразу же восторженно расскажет все, маниа-кально преувеличивая свою роль. Так что просто вычеркните все его подвиги из той бессмыслицы, которую он будет нести, - посоветовала я. Анжела мрачно насупилась. Тролль хохотнул.
  - А с чего ты взяла, что это сделал монстр? - с каким-то маниакальным любопытством обратился ко мне Морриэль.
  - Вы бы видели, что с той девушкой стало, сразу же вопросы отпали, - мрачно оборвала я. Зря. Слишком поздно поняла, что сболтнула лишнее.
  - А когда это ты труп видела? - подозрительно как-то, словно меня подозревал, приступил к допросу эльф.
  - Я магистра Семигора искала. Не нашла. Зато нашла магистра Омелу, занимающуюся вскрытием, - скупо поделилась я подробностями.
  
  Экзамены прошли без происшествий. Никого даже не отчислили, не говоря о том, чтобы съесть или убить. Поэтому все слегка расслабились. Светлая зимняя ночь озарялась праздно шатающимися студентами Академии магии. Я тоже решила не отбиваться от коллектива.
  - Ну и где его носит? - спросила Анжела, имея в виду Орландо, кото-рый обещался появиться еще час назад, дуя на околевшие пальчики.
  - Небось напился где-то, - пробасил тролль. Наш эльф Морриэль смылся куда-то со своим братством, оставив нас коротать эту ночь вместе.
  Совершенно неожиданно нечеловеческий крик, пробирающий до му-рашек, совсем как в ту ночь, когда убили первую девушку раздался в непосредственной близости.
  - Стой! - я услышала ошалевший голос Анжелы, когда рванула на голос. Тролль и ведьма поспешили за мной, также плохо представляя то, что они будут делать с монстром.
  - Эра! - крикнула я, запуская Звезду Некроманта вслед убегающей тени. В следующее мгновение тишину переулка огласил жуткий визг Анжелы. Я, впрочем уже ничего не слышала, убегая вслед тени, скользнувшей в темный переулок.
  Глупо. Как всегда слишком глупо. Я стояла одна в пустынном переулке Эль Марина де соль Лагос. В морозном воздухе тихим паром выделялось мое дыхание. Ночь освещал слабый светлячок пульсара. За моей спиной легко висел Щит Некроманта. Я же не виновата в том, что знаю только чернокнижные защитные заклинания? Впрочем я слабо представляла себе, что смогу противопоставить монстру, который смог напасть на четверокурсницу, которая входила в состав старост курсов, пусть и знахарку...
  - Озерная! - услышала я сердитый крик магистра Омелы, после чего все мои заклинания свернулись сами собой.
  
  - Что это такое!? - разрывалась отнюдь немелодичными криками эльфийка. - Что это за самодеятельность! Он как нечего делать расправился с девушкой, которая знала гораздо больше заклинаний, чем ты! И что это за темно-магические заклинания! Ты - будущий светлый маг!
  - Но монстр же убежал, - попыталась вклиниться я в ее непрекращающийся монолог.
  - Тебе крупно повезло Озерная! В следующий раз монстр может по-нять, что ты сопливая девчонка, а не магичка! И вообще что это была за игра с преследованиями! Чтобы ты ему противопоставила!
  - Прекратите Омела, - раздался голос ректора. Как раз в тот момент, когда я собиралась устыдиться, покаяться и пообещать больше так не делать. - Девочка и так переутомилась, и, наверняка, поняла всю глупость своего проступка. Кроме того ее появление, действительно спасло жизнь Гертруде.
  - Магистр Семигор, при всем моем уважении к вам, это вряд ли удер-жит Озерную от подобных действий в аналогичной ситуации. Только в следующий раз ей может так не повезти.
  - Омела, вы думаете, что ваши крики и наказания возымеют противо-положный эффект. Остается надеяться только на благоразумие этой студентки, - то есть надеяться не на что, сделала я совсем не утешительный для себя вывод...
  
  Теперь Академия выглядела как никогда мрачно. Две смерти за один месяц. Гертруда умерла на следующий день, не смотря на все старания ма-гов-лекарей. Нас, первокурсников водили едва ли не заручку большими группами по коридорам. Вечером запрещалось выходить из дома. И вот опять все были погружены в зубрежку.
  - Еще щепоточку толченого корня мандрагоры, - вывел меня из сон-ного состояния голос Анжелы, с которой мы совместно готовили практикум по зельям.
  Неожиданно зелье взорвалось, перескакивая ярко-зеленым пламенем на одежду Орландо, стоящего ближе всех к колбе. Кто-то очевидно не учел, что у тролля щепоточка побольше, чем у среднестатистического колдуна.
  - Что это? - неожиданно спросил Лунт, который мощными ударами плаща тушил Орландо. Так, впрочем, скорее прибить можно. Я машинально обернулась, отвлекшись от контролирования тучки, вызванной потушить пламя, впрочем у Анжелы это лучше получалось.
  - Ничего, - Орландо быстро запахнулся в плащ. Но я все же успела краем глаза увидеть символ чем-то напоминающий мне отпечаток от Звезды Некроманта. Нет, утверждать наверняка я не могла, тем более, что не чувствовала остатка своей магии. Кроме того мне только показалось...
  
  - Что это? - спросила я, увидев на столе ректора целую кучу книг с непонятными схемами и не менее заковыристыми надписями. Что-то подсказывало, что это для меня.
  - Я решил несколько изменить курс твоего обучения, - как ни в чем не бывало, ответил магистр Семигор, даже не отрываясь от свитка, в котором что-то старательно калякал. Знала же, что сон-трава в пирожках мне просто так не пройдет...
  - Ты будешь изучать механизмы защитных заклинаний несколько раньше остальных, при этом не забывая об общепринятом образовании, - ответил магистр, посмотрев на меня поверх очков.
  - За что? - спросила я, переводя взгляд от книг на магистра.
  - Учитывая ваше непреодолимое желание влезть туда, куда не следует. Как правило в места, где непосредственная опасность будет угрожать вашей жизни я думаю, что вам не помешает знать защитные заклинания, - ответил магистр.
  - Лучше бы научили как цепную молнию кидать, - ответила я, скорбно взглянув на сии книги. Да, двух девушек знание схем магических защит определенно не спасло, с чего магистр Семигор взял, что мне это поможет?
  
  - Что это? - спросила я Орландо. Сосед по дому резко запахнулся в плащ. До этого он занимался разглядыванием в зеркале каких-то странных знаков по всему его телу, кровоточащих и имеющих явное черно-магическое происхождение. Хотя моей звезды некроманта здесь не было, хоть какое-то светлое сообщение.
  - Ничего, - ответил он. Глаза парня сверкнули желтоватым светом. Так и знала - он оборотень. Интересно, почему сразу не разобралась. Опять же странные знаки на его коже. Темное заклинание, сдерживающее его звериную натуру. Только вот сейчас видимо перестало работать... А сейчас как раз полнолуние...
  - Некромантия никогда не дает полной гарантии, кроме того, сложно сдерживать зверя, когда рядом происходит убийства, - произнесла я со странным хладнокровием. Ведь знала, что запросто могу стать такой же. Тем более, что сейчас самое что ни на есть настоящее полнолуние. А я в двух шагах от оборотня иронизирую на тему не совершенства заклинаний, сдерживающих зверя...
  - Уходи, - тихо ответил он. Пока что неплохо справляется, но надолго ли хватит? Судя по состоянию ран еще совсем чуть-чуть и вот оно. А зверь, которого не выпускали долгое время гораздо опасней. Его даже цепи с серебряным покрытием не сдержат.
  - Тебе нужна помощь, - серьезно ответила я.
  - С чего бы такая сердобольность, - а я ошиблась. Он плохо сдерживает зверя. Да, так не далеко и без сердца или других жизненно важных органов остаться.
  - Это не сердобольность - практичность. Лучше покажись магистрам, - посоветовала я. Ответом послужило сдержанное рычание.
  - Так и поверят они мне. Оборотень, а рядом такие убийства происходят. Все прямо-таки идеально. Серебряный кол ему в сердце!
  - На тебе нет отметины Звезды Некроманта, а я задела чудовище. Это Анжела и Лунт видели. Ты, конечно, не знаешь, но это заклинание вроде клейма. Его не смыть.
  - У тебя откуда такие познания? - с легким надрывом спросил он. Хотя бы немного успокоился.
  - У каждого свои тайны. Я немного разбираюсь в черной магии. Если хочешь, даже могу попробовать подновить заклинания, но это только вре-менное решение проблемы. Могу тебе сказать, что так просто в некромантии не бывает. Цена, которую позже придется заплатить, может оказаться не по карману.
  - Это мне решать, - ответил он.
  - Зелье, оттягивающее превращение есть? - спросила я.
  - Ты правда можешь сделать так, чтобы оковы усилились? - спросил он. Есть контакт.
  - Могу, но ненадолго. И поверх старого заклинания. Я не сильная некромантка.
  
  Снег покрыл город сплошным белым одеялом. Холод забирался даже под теплый плащ с накидкой. Ветра, правда не было. Хорошая ночь. Я неспешной походкой шла по узким улочкам городка, окружавшего Академию. Вообще-то нам запрещалось выходить в темное время суток без сопровождения хотя бы одного магистра или же группами меньше пяти человек. Но, честно признаться, я сама не заметила как засиделась в библиотеке, разбираясь с проклятиями оборотня (заклинания, сдерживающие зверя). А потом у меня не было желания разыскивать какого-то шального магистра, случайно засидевшегося в Академии до трех часов ночи с хвостиком, и тем более набирать компанию из пяти не менее адекватных студентов... Так как буквально на каждом углу выставили стражу, улицы хорошо освещались, я решила, что бояться мне нечего, потому и брела уверенной походкой по темным улочкам уни-верситетского городка.
  Правда, постепенно моя уверенность начала куда-то уходить. Начать хотя бы с того, что я прошла половину пути от здания библиотеки до моего дома, а не одного пресловутого стража так и не встретила. К тому же в том переулке, по которому я решила срезать добрых двадцать минут ходьбы, как по волшебству отключили все фонари. Но признаваться пусть даже и самой себе в трусости я все же не решилась, а потому медленно напевая какой-то дурацкий прилипчивый мотив я шла по абсолютно темной улице, мысленно надеясь на то, что встречу загулявших студентов или же, что монстр будет долго страдать несварением желудка, отведав мое сердце. (У двух убитых девушек не хватало именно этого жизненно важного органа, при чем совершенно непонятно как чудовище смогло похитить сердце второй девушки. Она была вполне здорова, когда ее доставили в больницу, но на следующий день сердца не оказалось...).
  Мои надежды медленно, но уверенно разрушались. Сначала я услышала едва слышные шаги где-то сзади. Мои надежды на то, что они будут принадлежать пусть даже грабителю с большой дороги разбились (в конце концов я ведьма, пусть и недоучка и пульсаром так засвечу, что мало не покажется, а если покажется мало, то Звезда Некроманта точно сделает жизнь намного "лучше"). Примерно в двадцати шагах от меня стояло Оно. Назвать каким-либо образом это существо у меня не получалось, ровно как и классифицировать. Впрочем, квалификация у меня была еще не та. Оно было не очень высоким или широким в плечах, как полагается быть оборотню, да и лишней растительности я не заметила. Только голые клочья костей, покрытые рваными слоями мышц. Длинные когти толщиной с мою руку каждый, острые, сверкающие в отблесках луны, неровный ряд острых окровавленных зубов, ошметки волос на голове. И глаза, странные, завораживающие, смотрящие двумя лунными бликами. В них отражалась луна. Почему-то мне казалось, что в них и заключается его волшебство, думалось, что другие видели его несколько иным в тот момент, когда оно представало. Но я слишком увлеклась созерцанием зверя...
  Меня спасло не иначе как чудо. Я умудрилась поскользнуться, когда он бросился вперед. Машинально с моих пальцев слетела новая Звезда Некроманта, получившаяся на этот раз своеобразным гибридом со своим аналогом Звездой Света. Да, чего не сделаешь только с перепуга. И меткость, которой с рождения не было появилась. Прямо в морду попала. Чудище взвыло, а я позорно заголосила во всю немалую мощь своих голосовых связок, понимая что сама не справлюсь, но отбиваться буду до последнего. Это его не остановило, но в моем кармане лежал пузырек с честно-одолженным взрывоопасным зельем (Лунт просил, я не смогла отказать). Клочья кожи и мышц монстра вспыхнули. Теперь округу оглашали не только мои визги. Впрочем на этом мой арсенал кончался, чудище догадалось, но тут совершенно неожиданно пришла помощь.
  Никогда в своей жизни я еще не была так рада появлению магистра Вальденса. Декан кафедры Некромантов еще издали засветил каким-то сногсшибательным заклинанием. Монстр понял и быстренько ретировался в ближайший переулок. Вскоре показался заспанный магистр в ночном колпаке... Везет же мне на некромантов в ночных халатах и колпаках! ... Надо же до сих пор не знала, что он живет в том доме, мимо которого столько раз ходила и угораздило же меня вступить в неравный бой с чудищем именно здесь.
  
  Экстренно-собранный совет магистров окончательно расстраивал мою и без того подвергнутую стрессу нервную систему. Они поочередно то кричали, какого лешего я забыла ночью в темном переулке в гордом одиночестве. То допытывали точными описаниями монстра, то поили донельзя противным чаем, который должен был успокоить бедную меня. Причем, очевидно, я должна была от этого чая лопнуть... Впрочем, про меня быстренько забыли, бросившись классифицировать то, что я им описала. Да, не у одной меня были проблемы с этим, но магистры-то как-то больше опыта в подобных делах имели.
  - Озерная! - прервала мой крепкий и здоровый сон магистр Омела, увидев меня в кресле.
  - Да, - сладко зевнула я. Все магистры смотрели на меня словно на нечто невразумительно ненормальное. Да, а что они предполагали, что я буду от каждого подозрительного шороха вздрагивать, а потом ночами не спать от кошмаров? Хватило уже. Мне когда-то три года орки снились, а потом голодные волчьи глаза и бессонные ночи на зимней дороге. Так что этот монстр просто такое миленькое приключение, не способное отбить у меня крепкий и здоровый сон.
  - Озерная, на занятия завтра, то есть сегодня ты не пойдешь. Зайди в больницу, а потом я сама лично наложу на ваш дом защитное заклинание. И не дай бог, я или кто-либо другой еще раз встретит тебя в темном переулке, - строго произнесла эльфийка. Взгляды остальных магистров говорили о том, что в этом случае неминуемая гибель настанет если не от чудовища, то от их рук принипременно.
  
  Зима наконец-то закончилась. Целый месяц монстр не появлялся, на-верное, раны залечивал злорадно думала я. Орландо немного успокоился, тем более, что я все-таки смогла найти вполне законный рецепт очень редкого зелья, которое позволяло сохранять свое обличие. Правда ингредиенты для зелья были получены не вполне законным способом, но меня же не лишишь способности не замечать магические преграды, воспринимая их как наведенное волшебство (вот она сила самовнушения!). Академия почти вздохнула спокойно. Но на прошлой неделе оно вернулось. Вернулось, готовое убивать как никогда раньше. Две девушки за одну неделю. Одна эльфийка, другая гномиха. Среди родителей студентов зрело недовольство. Они только и искали кого обвинить.
  Поэтому, когда узнали о том, что Орландо оборотень не стали церемониться. Именно поэтому мы сидели сейчас за большим столом в гостиной. Мы, это я, Лунт, Анжела и Морриэль.
  - Это не он, я не верю, что Орландо на такое способен, - убитым голосом говорила Анжела. Она бесцельно смотрела в одну точку.
  - Когда неистинный оборотень меняет ипостась он себя не контролирует. Он может убить даже своего родственника, ребенка, любимого человека. А Орландо - неистинный оборотень, - с чисто эльфийским спокойствием произнес Морриэль.
  - Это не он, - ответила я.
  - Почему это ты так уверена? - спросил Морриэль. Если он закатит сцену ревности, то я припечатаю его Звездой Некроманта.
  - Монстр не оборотень. Я его очень хорошо рассмотрела. Кроме того на Орландо не было меток от Звезды Некроманта. Я проверяла, - поведала я без особого энтузиазма.
  - Почему же магистры ничего не сделали? Они же знали?
  - Потому что они решили просто подстраховаться. Может быть, он тоже причастен, - равнодушно добавил Морриэль.
  - Тогда мы должны найти настоящего монстра! - неожиданно выдала Анжела. Да, надо было видеть немую картину, которую мы представляли из себя.
  - Он четырех студенток уничтожил, при чем они были старше первого курса, - заикаясь вставил Морриэль.
  - Ну и что Рийгана жива осталась же, - как ни в чем не бывало, выдала Анжела. Да слов у меня нет.
  - Ну мне просто повезло, что у магистра Вальденса чуткий сон, - ответила я, даже несколько растерявшись от подобного предложения.
  - Мы должны доказать, что Орландо невиновен. Это же несправедливо то, что его посадили в темницу. Мы как-никак его друзья! - продолжала горячо вступаться за Орландо Анжела. Да, сдается мне хочет она просто выпендриться перед одним магистром. Ладно, потом мне все равно расхлебывать эту кашу, мучаясь от ночных кошмаров, когда найдут труп Анжелы.
  - Нам нужен пятый маг, - ответила я, не принимая во внимания мнения Морриэля и Лунта.
  - Зачем? - недоумевающе спросил эльф.
  - Чтобы свободно передвигаться по территории Академии в темное время суток, - ответила я.
  
  - Почему это должна делать я? - спросила я. Вообще выглядело все достаточно криминально. Ничего себе гениальный план. Потом я этого эльфа собственноручно нарежу на ленточки. Да, красота какая, ночью в лаборатории магистра Вальденса (куда мы кстати сказать незаконно проникли!), с книгой по некромантии. И эти недобрые люди, пардон, существа, наделенные магическими способностями, пытаются заставить меня провести ритуал, который должен был нам показать то, что видит сейчас монстр. Видите ли некий эльф вычитал в некой книге, что такова специфика Звезды Некроманта. Ему бы эту Звезду в одно место...
  - Потому что это твоя Звезда, кроме того ты одна знаешь некромантию, - толкнул меня локтем в бок эльф. В ответ я его пихнула более основательно.
  - С чего ты взял, что у меня получиться? - спросила я еще раз. На редкость идиотская ситуация.
  - Может быть, прекратите препираться и попробуете, пока нас не за-стукали, - внес свою лепту тролль. Нельзя было с ним не согласиться. Вообще тролли на редкость трезвомыслящие ребята...
  - Ну я ничего не обещаю, - ответила я.
  И кто только придумал использовать этот язык для составления заклинаний. Да тут язык сломаешь, прежде чем произнесешь. Кроме того даже при неправильном ударении в одном единственном слове может получиться кардинально противоположный результат. Мне магистр Лотирсун такое рассказывал... А учитывая мою дикцию и знание древних зубодробительных языков, можно заранее готовиться к апокалипсису. Бедные ребята...
  Только почему-то все на удивление получилось. Никаких демонов, темных взрывов, открытых порталов и прочей атрибутики неудачных черно-магических экспериментов. Легкий черноватый дым с легким запахом цитрусовых (довольно приятный аромат кстати). Ощущение чужого сердцебиения. Темная улица слабо отсвечивающая фонарями, которые гасли. Светловолосая девушка впереди. Нет. Оно на охоте! Как назло все улочки, как одна. Впрочем я поняла где это.
  - Быстрее! Будите окружающих. Это за библиотекой! - произнесла я, срываясь с места. За мной кинулись ребята. Да, будет у монстра сегодня либо сытный обед, либо полное несварение. Хотелось бы верить во второе предположение.
  Мы успели тогда, когда когти застыли в паре миллиметров от девушки. Оглушительный визг Анжелы привлек внимание чудовища к нам, а нас дезориентировал. Хорошо, что эльфы и тролли реагируют быстрее человека... В общем ребята тоже выучили заклинание Звезды Света. Монстра впечатлило. Он рысью побежал в ближайший переулок. Я кинулась за ним. Морриэль и Лунт за мной, оставив Анжелу ждать помощи.
  
  Когда-то старый вояка, владелец корчмы, говорил, что нет опаснее существа, чем то, что загнано в угол. Именно сейчас мне представилась возможность убедиться в правоте его слов. Монстр смотрел на нашу тройку не мигающими глазами. С его губ и зубов стекала слюна. Когти неприятно блестели в лунном свете. Ух, ты, а он меня помнит. На Лунта и Морриэля смотрит не таким страстным взглядом...
  - Ну у него и скорость! - восторженно воскликнул тролль, когда чудовище прыгнуло на меня. Мой визг заполнил тишину переулка. Хорошо еще, что я защиту поставила, как меня магистр Семигор учил, а иначе все кончилось бы тем, что на мостовой картинно лежал бы мой хладный труп. А сейчас я просто отбила себе пресловутую пятую точку. Кстати монстр тоже ощутимо приложился.
  - Что здесь происходит? - спросил Оливер, появившийся неизвестно откуда вместе с магистром Вальденсом. По лицу магистра-некроманта по-ползла зловещая улыбка, не сулящая монстру ничего хорошего. Впрочем чудовище мало интересовал возникший ниоткуда грозный противник. Почему-то он избрал своей основной целью меня. Как-то неожиданно на ум пришло, что для любой нежити и нечисти серебро - потенциально опасный металл, а у меня клинок как раз серебряный. Каюсь, украла у батюшки, когда мне лет десять было. Потом выкинуть хотела, но еще позже осознала его ценность. Вот до сих пор с собой таскаю.
  - Озерная! - грозный голос магистра Омелы добавил решимости. Монстр летел надо мной. Магистры боялись швыряться эффектными заклинаниями, рискуя совместно с чудищем зажарить и меня. Я резко воткнула кинжал в то место, где по моему мнению находилось сердце чудовища. Его когти вонзились в мои плечи. Так больно не было даже тогда, когда я упала со скользкой башни старого замка, когда убегала от людей, посланных батюшкой, чтобы отыскать меня. А ведь тогда я сломала себе ногу...
  - Рийгана! - услышала я более взволнованный голос магистра Омелы. Кажется, она впервые назвала меня по имени. Перед глазами все плыло. Монстр почему-то оказался слишком тяжелым, а по нему не скажешь. Где-то высоко в небе мне приветливо улыбалась мама. Стало так легко. Будто бы и не было тех лет, которые я провела на чужих и холодных дорогах. Меня окутывал легкий свет. Я закрыла глаза, погружаясь в этот ласковый свет.
  - Даже не вздумай Озерная! - донесся откуда-то издалека голос маги-стра Омелы. Но я уже не хотела его слышать.
  
  Очнулась я в странном незнакомом месте, раздражающем своей белизной. Безумно болело все тело, особенно резкой боль была в области плеч, чуть выше того места, где должно было биться мое сердце. В нос ударил сладковато-приторный запах трав. Да, что-то не тянет это место на пресловутый рай. Больше адом отдает, впрочем куда я рассчитывала вообще попасть с моим-то криминальным прошлым? Хотя какое-то ехидное чувство, наподобие внутреннего голоса говорило о том, что я еще остаюсь на бренной земле.
  - Почему вы думаете, что монстр охотился именно за ней? - оконча-тельно вернул меня на землю голос магистра Омелы. Даже защиты от под-слушивания не поставили, зачем же у постели умирающей?
  - Омела, все девушки, убитые ранее были чем-то похожи на Рийгану. У первой был точно такой же плащ. Вторая девушка примерно ее роста, тоже блондинка и убита была совсем неподалеку. Потом еще две девушки, согласитесь, в них было что-то от Озерной.
  - Но зачем она монстру? По сути Озерная, вполне заурядная волшебница. Соглашусь, что она не лишена таланта и, возможно, многого добьется, но пока что она ни для кого не представляет потенциальной опасности, - так и сыпала убедительными доводами магистр Омела.
  - Не могу согласиться с вами Омела. Девочка, помимо своего уникального дара, не воспринимать магического воздействия, обладает еще одним поистине уникальным свойством, за которым очевидно и охотился тот, кто стоит за этим монстром.
  - Вы думаете, что на территории Академии есть некромант, который хочет завладеть даром Озерной? Вы понимаете, что он не сможет им вос-пользоваться каким бы великим он не был? - спросила магистр Омела.
  - Да, Омела, я конечно знаю, что дар Рийганы имеет какую-то пользу только для нее, остальные его даже не воспримут. Но вы, наверняка, не знаете, что магистр Лотирсун завещал ей свой замок, а следовательно и всю свою силу.
  - Но почему? - спросила эльфийка. Как выгодно все-таки притворятся больной, столько нового о себе узнала.
  - Она была его ученицей. Откуда вы думаете, девочка знает заклинания черной магии. Ту пресловутую Звезду Некроманта на левой руке чудовища помните?
  - Значит, поэтому вы направили ее на факультет светлой магии. Обу-чайся она на факультете темной магии, мы могли бы получить некромантку, с которой не смогли бы справиться, - тихо произнесла Омела.
  - Вы все правильно поняли. Но сейчас, главное, чтобы девочка поправилась. Она все-таки героиня, как бы вы к ней не относились, монстр уничтожен исключительно благодаря ей.
  - Откуда у нее интересно оказался серебряный кинжал? - спросила магистр Омела.
  - Это даже мне не дано знать, - загадочно улыбнулся магистр Семигор.
  
  Вторая неделя моего выздоровления протекала на редкость бурно. Да, похоже сама того не зная я стала самой популярной персоной в Академии. И это меня совершенно не радовало. Нет, конечно, то что я не ходила на занятия и то, что мне обещали несколько продлить экзаменационную сессию (могли бы вообще освободить местную героиню!), все это словом облегчало жизнь. Но спокойного выздоровления мне очевидно не светило. Начать с того, что каждый день для меня начинался и заканчивался кучей посетителей, которых я не могла выгнать. Кроме того следы от когтей монстра жутко болели и вообще грозились перерасти в шрамы. Не то, что я собиралась носить глубокие декольте, но это как-то не очень женщину украшает. Но в общем-то все было в порядке, если учитывать то, что мне разрешили на летние каникулы остаться в Академии. К тому же Орландо не исключили, а вернули назад в Академию, только теперь за его зельями следила лично магистр Эмили (фея, декан кафедры Знахарей и Травников), это определенно лучше, чем я - недоучка во всех известных областях магии...
  
  Третий семестр. Ветер Лератту.
  
  После лета как правило совершенно не хватает сил и желания учиться дальше. И начало учебного года в Академии не могло опровергнуть эту уже устоявшуюся теорию. Летняя сессия прошла более трагично. На нашем курсе стало не хватать целых двух пятерок. Но, по уверению старшекурсников, нам еще крупно повезло. Второй курс на всех факультетах посвящался изучению Травоведения и Знахарства, обучению защитным заклинаниям своей специальности, дальнейшей магической теорией и курсом изучения магических рас. Кроме того один день в неделю мы были обязаны работать в городских лечебницах по ни кому неведомому распределению. Вдобавок никто не отменял практических занятий. В общем, перевоплощение существ, обладающих магическими способностями в потенциально великих магов, было процессом болезненным и трудным. Впрочем, из нашей пятерки никого не ис-ключили, что означало лишь то, что все в порядке, по крайней мере еще в течение этого года.
  Первое утро второго курса началось довольно весело. Бодрая Анжела, которая хорошо отдохнула на морском побережье и как никогда была полна трудового энтузиазма решила приготовить омлеты на завтрак. Кушать их было невозможно, но мы все дружно улыбались, умоляя ее больше не тратить своих усилий на приготовление пищи, впрочем, Анжела не обиделась. Лунт за лето видимо попал в компанию настоящих троллей, потому как стал вести себя гораздо хуже. Надо будет провести с ним воспитательную работу. Орландо выглядел несколько получше, чем тогда, когда его забирали в городскую тюрьму, но все же недостаточно хорошо. Интересно, кстати он укушенный или заклятый оборотень? Морриэль сиял как ясно солнышко, сочиняя какую-то великую поэму для предмета своей новой неземной любви, коим оказалась очень даже миленькая эльфийка с первого курса факультета Знахарства. Что касается меня, то у меня было до того хорошее настроение, что не хотелось даже язвить на тему грядущего дня и встречи с магистром всесияющим. Ректор задерживался на неделю в каком-то своем таинственном походе, потому эту неделю воспитанием моих практических навыков занимался магистр Гарольд.
  
  - Рийгана, - прямо перед кабинетом меня отловил Оливер. Странно как-то, но после того Зимнего бала я его и не видела. Впрочем, и не горела желанием.
  - Что тебе надо? - спросила я. Сейчас даже не злилась на него, хотя было за что, учитывая обстоятельства нашего прежнего знакомства. Впрочем, Оливер выглядел настолько встревоженным, что мне казалось просто совсем уж по-злодейски издеваться над ним.
  - Рийгана, знак братства, - с этими словами, он поднял рукав, показывая мне запястье правой руки. Маленький символ кровоточил и пульсировал странным черным светом. Когда-то в Лератту братство воров делало себе такие татуировки и произносило кровавую клятву верности Темному Барону. Я тогда отказалась. Хоть и не знала тогда о своих магических способностях, но магию чувствовала и защищала себя от нее, пусть даже неосознанно.
  - И что? - спросила я, продолжая смотреть на подозрительно знакомый знак.
  - Рийгана, он зовет нас, - тихо произнес Оливер. По его побледневшему лицу я поняла, что не шутит.
  - Кто? Темный Барон? - спросила я. Не понимаю чего тогда Оливер испугался. Темный Барон был всего лишь человеком. Не знаю откуда такие заклятия знал, но силы, способной сломать мага, он не должен был иметь. - Он же не маг.
  - У него был колдун-чернокнижник, - тихо и испуганно пролепетал Оливер. Вспомнила откуда этот знак знаю. Благословение чернокнижника. И еще, наверное, какая-нибудь клятва верности. Да, каким идиотом надо было быть, чтобы купиться на подобное. Да там, даже ребенку было видно, что все это попахивает черной магией. А этот черной магии глупо ждать чего-то хорошего.
  - А я здесь при чем?
  - Рийгана, ты должна помочь, - произнес он, едва ли не со слезами на глазах.
  - Я ничего тебе не должна Оливер, - ответила я холодно и резко. Я вообще-то никогда не была жестокой или злой, но и обид я никогда не прощала, тем более таких. Когда-то Оливер, человек, которому я практически безгранично доверяла просто так продал меня. Продал страшному человеку, о котором до сих пор ходят леденящие кровь легенды в порту Лератту.
  - Он к тебе пристает? - на плечо мне легла рука вампира. Да, видимо, только у Морриэля выветрилась эта идея-фикс. Но сейчас мне было немного не до этого.
  - Да, - злорадно ответила я, ухмыльнувшись Оливеру. Вампир "доброжелательно" улыбнулся, что учитывая клыки выглядело слишком уж устрашающе. Оливер поспешно ретировался. Следом за ним исчезла и я. Заклинание телепортации на короткие дистанции. Летом я не теряла времени даром. Да и магистр Семигор не давал мне расслабиться, заставляя изучать все новые и новые заклинания.
  
  - Очень рад вас всех видеть, - произнес магистр Гарольд подозрительно долгим взглядом, задержавшись на мне. За какие неземные заслуги его поставили читать для нас магические расы? Я сделала большие глаза и демонстративно отвернулась. Вообще-то пока что я ничего даже не сказала, не говоря о том, что решила честно и примерно учиться.
  - Надеюсь, что некоторые из вас не загордятся тем, что совершили недопустимый поступок, который мог стоить вам жизни. И то, что вы вернулись целыми и невредимыми всего лишь заслуга судьбы, а ни в коем случае не ваших талантов и умений, - витиевато продолжал магистр Гарольд.
  - Вам виднее, - все-таки ввернула я свою фразу. Да, долго я не выдержу подобного бреда.
  - Что вы имеет в виду, Озерная? - спросил он. И потом еще меня в чем-то обвиняют, он же сам провоцирует.
  - Магистру с таким большим жизненным опытом, коим несомненно обладаете вы, вероятно лучше известно когда и кому в большей мере помогают врожденные способности к магии или же богатая фантазия и нераскрытый драматический талант, - ответила я. Анжела настороженно застыла. Весь зал, состоящий из светлых и темных магов, ожидал грядущего конца света. (Расы мы изучали с темными магами, поскольку наш уровень знаний в этих областях должен быть примерно одинаковым. Также это предмет изучали вместе травники и боевые маги, они должны были знать еще меньше нас. И самый углубленный курс у телепатов).
  - Что вы имеете в виду? - холодно отчеканил магистр Гарольд.
  - То что вам лучше было бы рассказать о том, как красочнее расписывать незначительные поступки на поприще магии. Например, как малая огненная саламандра превращается в огромного огнедышащего дракона. Три потрепанных жизнью упыря в армию зомби, а законный муж потрепанной жизнью герцогиней - в злобного некроманта, а сама она прекрасной принцессой, которую герой в целости и сохранности доставляет домой.
  - Озерная! - голос магистра Гарольда переходил на визгливые интонации. Да, как я когда-то могла влюбиться в это жалкое подобие мага. Трус, клоун, визгливый болван. Хотя актер он талантливый и если не видеть его на поле боя (хотя бы с пресловутыми зомби) можно купиться на этот образ... Хотя, кого я обманываю? Он был вполне терпимым магом для своего возраста, должным образом относиться к его магическим способностям мне всегда мешала моя детская обида...
  - Я иду в кабинет магистра Омелы? - спросила я, вставая с места. Не признаваться же официально в своей неправоте? - Великий боевой маг не в силах сладить с глупой самовлюбленной девчонкой?
  
  - Что это было Озерная? - на этот раз голос повышала магистр Омела. - Сколько можно уже грубить магистру Гарольду? Мне уже надоело вам отчитывать.
  - Скажите ему, чтобы сам разбирался, - равнодушно пожала я плечами. Магистра Омелу я уже давно перестала бояться, относясь к ней как к давней подруге. Хорошо, что она мое отношение не угадывала.
  - Что он тебе такого сделал, что ты так над ним издеваешься? - спросила она.
  - Я же говорила, что он просто прелесть когда сердиться, - невинно пожала я плечами. Магистр Гарольд медленно закипал в непосредственной близости от меня. - Но до сегодняшнего дня я и понятия не имела о том, что он обладает столь незаурядными вокальными способностями.
  
  Почему-то мне плохо спалось. Какое-то темное и странное предчувствие постоянно выдергивало меня из мирного состояния, не давая прийти в себя. Странные, отрывочные сны терзали мое сознание. Все начиналось с того, что я шла по темному переулку зимой. Потом передо мной появлялся монстр, который терроризировал Академию полгода назад. Потом опять провал во тьму, где отовсюду выскакивало зелеными буквами Благословение Некроманта. Оно меня пугало и гналось за мной, превращаясь в странного мужчину в темном плаще, закрывающим его лицо. И все завершалось тем же знаком, кровоточащим на руке Оливера.
  
  - Рийгана, ты всегда делаешь неправильный выбор, не в тех парней влюбляешься, - когда-то поучал меня огромный тролль. Странно, конечно, когда подобную роль выполняет скалистый тролль-наемник, но в конце концов я никогда и не была благородной девицей.
  - А чем тебе они не нравятся? - несколько обиженно обращалась я к нему, тогда три года назад в старой таверне на краю Лератту, где подавались самые вкусные в мире креветки.
  - Ну Оливер, хотя бы вор не плохой, хотя тот еще проходимец, но от него хотя бы знаешь чего ожидать, а вот этот твой смазливый маг, - громо-гласно продолжал тролль. Я же молча насупливалась. Тогда я не считала Оливера мерзавцем, трусом и пронырой, а в образе Гарольда Сияющего я вообще видела идеального героя моих снов...
  - Сама как-нибудь разберусь, - уныло отвечала я, уставившись в стенку. На следующее утро я очнулась в гареме Черного Барона, откуда меня вовремя вытащил матерый тролль-наемник. Потом я спалила весь замок хозяина темной стороны Лератту, тролль убил Барона. Потом та же учесть постигла и комнату моего друга Оливера, а потом я увязалась за Гарольдом в его великое путешествие...
  
  Почему я вспомнила именно об этом, когда увидела подозрительно знакомую спину тролля в "Эльфийской сонате". Нет, конечно, могла оши-биться, но почему-то я была уверена. Может быть, потому что почувствовала магическую печать того самого Благословения Некроманта. Как это такой битый жизнью тролль, как Эд мог влезть в подобную ерунду.
  - Как жизнь Рийганка? - обратился он ко мне первым. Все тот же шрам от уха до уха. Черные жесткие волосы. Сломанный нос, который так и не сросся правильно. Огромный рост (головы на три выше меня) и четыре меня в его обхвате плеч. Интересно, как он в эту дверь проходил?
  - Я нормально. Если меня выдержат нервы магистров, то стану настоящей магичкой с образованием. А что тебя принесло в наши края? - спросила я, оглядывая посетителей таверны.
  - Ты все также влюбляешься не в тех парней? - спросил тролль с лег-кой улыбкой, увидев мой взгляд слегка остановившийся на парочке знако-мых темных эльфов, среди который был Виллеаден.
  - Я ни в кого не влюбляюсь, - ответила я, переведя холодный взгляд в сторону тролля.
  - Зря ты так, Рийганка. Не должна так думать и чувствовать молоденькая девчонка...
  - Так что тебя занесло в наши края? - резковато переспросила я, переводя тему разговора.
  - А ты не догадываешься? - спросил тролль с какой-то странной болью, взглянув на свою руку. Да, мне даже не стоило смотреть на его руку, чтобы догадаться о том, что это Благословение Чернокнижника.
  - Я же всегда говорила, что от черной магии нельзя ждать ничего хо-рошего, - с вздохом произнесла я. - Тем более, когда ты не знаешь с кем имеешь дело.
  - И чем это кончиться Рийганка? - спросил Эд совсем по-детски.
  - Смертью, если не сделаешь то, что просит Хозяин Печати, - ответила я, а потом добавила. - Или если он умрет...
  - И как с этим бороться? - спросил меня тролль. Я молчаливо пожала плечами. А потом добавила.
  - Знаешь, приходи сюда через недельку, я что-нибудь обязательно выясню. И обещаю, что непременно тебе помогу. Я же должна тебе жизнь, - легко улыбнулась я, пытаясь скрыть грусть в своем взгляде.
  Некромант Черного Барона погиб, я сама серебряный кинжал в его сердце вонзила. И лучше других знаю, чем грозит Печать Некроманта. Я в том году все почти про нее узнала. Что ж придется узнать больше. И если надо я сделаю даже больше, своих возможностей. В конце концов тролль-наемник Эд друг, единственный и настоящий. Такими не разбрасываются, и, если я усвоила что-то в своей жизни так это то, что для него я могу сделать даже больше чем в моих силах...
  
  Ну почему все так плохо? Совсем по-детски на глаза наворачивались слезы. Книга из библиотеки только укрепляла мое знание в том, что невоз-можно помочь уже ни троллю, ни Оливеру, ни кому-то из той глупой шайки. Возможно было, но раньше, много раньше, когда тот некромант только умер, или хотя бы полгода спустя, но куда там... Уже третий день я практически не отрывалась от разнообразных книг и по светлой магии, и по темной, по знахарству, да по всем видам магии, где могла встретиться пресловутая печать Некроманта. Выхода не было...
  - Привет, - где-то совсем рядом раздался бархатный голос вампира. Я нехотя оторвала голову от книги, меньше всего мне хотелось кого-то видеть. Хотя проще было отвлечься от безысходности меня окружающей. Хотя бы позлюсь немного или посмеюсь, это как получиться...
  - В чем дело? - спросила я своим обычным колючим тоном, правда возможно несколько устало.
  - Присесть можно? - спросил он, указывая на место на скамеечке рядом со мной. Я милосердно кивнула. Иногда лучше отвлечься от монотонного занятия, после этого голова яснее работать начнет. Сейчас я ощущала нечто подобное.
  - Что-то раньше тебя мое разрешение не особо волновало, - довольно миролюбиво ответила я. Возможно, потому что отвыкла за лето от чьего-то внимания, соскучилась даже...
  - Времена меняются, - загадочно улыбнулся он. Я закатила глаза. Да опять старая пластинка. Если скажет хоть одно слово не поленюсь заклинание некромантское в него прицельно метнуть...
  - Что тебе надо? - спросила я. Не то чтобы его общество меня как-то раздражало, просто почему-то именно с вампиром я чувствовала какую-то уязвимость в своей способности противостоять наведенной магии, которая никогда раньше не подводила.
  - Кое-что подарить хотел, - протянул он мне красивый сверток. Я не-добро сощурила глаза, прикидывая, что там может быть и как это чем-то побольнее настучать кому-то с поистине ослиным упрямством по его головушке.
  - Что это? - неприязненно спросила я, уже раздумывая над планом бегства. Жалко, что телепортироваться не получится. Захватывать посторонние предметы я еще не научилась, а увесистый томик, увлекательного чтения не хотелось оставлять вампиру.
  - Разверни - узнаешь, - хитро улыбнулся он. Да, я все-таки особа любопытная, чтобы не говорила. И вампир каким-то непостигаемым образом умел разжигать во мне это любопытство.
  - Если это очередная эльфийская поэма, ювелирное украшение, арте-факт черной магии (было и такое), или прочий бред которым ты решил покорить мое сердце..., - начала я гневную тираду.
  - Разверни - узнаешь, - также улыбнулся он.
  - Это не означает, что я приняла подарок, - гневно порвала я на мелкие кусочки упаковку. Там лежал кинжал. Красивый серебряный кинжал, чем-то похожий на эльфийскую работу по форме, хотя металл скорее был обработан гномьим способом, а на рукояти виднелись какие-то странные наполовину стертые письмена. Красивое оружие, мрачное и таинственное, даже пугающее какое-то. Сразу чувствуется, что от него исходит сила.
  - Нравится? - спросил вампир, наблюдая очевидно за моим замершим в одной точке взглядом. Я невольно передернула плечами. Не хотелось признавать, что магия кинжала завораживала меня почти также как магия вампира. Вообще нельзя давать вещам власть над собой.
  - Красивый, но я не могу принять, - честно призналась я, протягивая его вампиру.
  - Почему? - лицо Эдмонда выразило какое-то детское что ли удивле-ние.
  - Ну, во-первых, я не принимаю подарки вообще. Во-вторых, это слишком дорогой подарок. В-третьих, не люблю вещи, которые слишком сильно притягивают мое внимание. Как правило, это плохо кончается, при чем необязательно для меня, - выразительно посмотрела я в чьи-то бездонные глаза.
  - Ну я специально для тебя выбирал, - продолжал он каким-то потерянным тоном. Никогда не поверю, что вампиры могут быть так наивны. А вот, то что они хорошие актеры - это проверенный опытным путем факт.
  - Я оценила, - коротко улыбнулась я, резко вставая с места.
  - Может быть, все-таки примешь подарок, - загородил он мне дорогу.
  - Один мудрый человек сказал мне, что есть несколько вещей, которые человек должен выбирать сам. Это друзья, спутник жизни, конь и оружие. Мне эта позиция показалась интересной.
  - И ты никогда не ошибалась в выборе? - задел меня по больному месту бархатный голос.
  - Это тебя совершенно не касается, - холодно ответила я, довольно резким жестом, отталкивая его с дороги. И так слишком долго задержалась, разговаривая с ним...
  
  - Озерная, - ко мне подошел магистр Эреус. Я снова подавила в себе какое-то шестое чувство, кричащее о том, что с ним что-то не так. Вообще я не так уж часто встречалась с кентавром за время своего обучения, но всякий раз меня охватывало это чувство...
  - Да, - я невольно подняла на него глаза. Что во взгляде кентавра меня не то чтобы настораживало, скорее предупреждало о какой-то странной угрозе. Был бы здесь Тор, старый ворон непременно бы растолковал к чему это.
  - Я хотел узнать, почему именно ты увидела мой призыв о помощи? - спросил магистр. Я сделала большие глаза. О чем это он вообще. О том странном сне, в котором он предстал на поле с гипертрофированными ро-машками, после которого я отправилась на экскурсию в замок моего экс-учителя некромантии? Так я вообще про это думать забыла...
  - Не знаю, - невинно пожала я плечами. Все-таки что-то не так с этим магистром. - А зачем вам это?
  - Просто любопытство старого кентавра, - как-то фальшиво улыбнулся он. По коже пробежали тонкой линией мурашки. "Просто любопытство старого мага", - сказал мне когда-то некромант Темного Барона о том, почему на меня не действуют его чары и почему я не захотела ставить клеймо Темного Барона (то бишь Печать Некроманта). После этого я вонзила кинжал в его сердце и ничего не ответила. И не надо подозревать меня в излишней кровожадности, всего лишь за пару мгновений он собирался принести меня в жертву (вообще среди некромантов такое постыдное желание было популярным). И вот сейчас за чертами магистра Эреуса проступало именно лицо того некроманта...
  
  Я несколько рассеянно смотрела на фиолетовый цвет зелья, который давно уже должен был преобразиться в оранжевый. Мысли мои летали до-вольно далеко. Это и не замедлил заметить магистр Вальденс, в лаборатории у которого я по старой привычке улучшала свои навыки в теории и практике зельеварения.
  - Что у тебя Рийгана? - надо заметить, что после событий с тем монстром, терроризировавшим Академию прошлой зимой, он стал относиться ко мне несколько лучше что ли.
  - Магистр Вальденс, а может умерший некромант вселиться в другого магистра? - задала я вопрос, который мучил меня уже целый день и целую бессонную ночь. Я, конечно, попыталась, что-то узнать в библиотеки, но мне сказали, что такие книги выдают только магистрам, да и то с личного разрешения ректора... А магистр Вальденс как-никак был деканом кафедры Темной магии.
  - С чего у тебя возник этот вопрос? - недоверчиво спросил он.
  - Просто кое-что, - несколько неясно выразила я свою мысль.
  - Рийгана, просто кое-что, не есть причина, по которой я могу рассказать тебе подобные вещи. Постарайся объяснить, что именно побудило в тебе этот вопрос, и тогда, возможно, я тебе объясню.
  - Ну, у одного моего друга на руке Печать Некроманта, - довольно натянуто начала объяснять я. В конце концов если мои догадки верны, то я просто обязана попытаться, а помощь магистра Вальденса - не самая худшая затея. - И он произносил одну не хорошую клятву. Еще давно.
  - Надеюсь этот друг хотя бы не учиться в Академии? - спросил он. Я покачала головой, хотя Оливер учился. Но я же не про него спрашивала.
  - Нет. Он хороший, правда. Просто тогда так получилось. Я не знаю, то заставило его. Но дело в том, что тот маг умер. Я точно знаю. Серебряный кинжал в сердце.
  - Уж не ты ли постаралась? - холодным взглядом сверлил меня ма-гистр.
  - Это неважно, - резковато ответила я. - Дело в том, что этот знак он начал подавать признаки того, что колдун зовет, что-то требует и еще мне показалось...
  - Что тебе показалось? - я задумалась. Не говорить же о магистре Эреусе такие вещи, только потому что "показалось".
  - Мне показалось, что я видела того мага.
  - Озерная во что ты влезла? - спросил он страшным голосом.
  - Ни во что! - честно возмутилась я. - Я не собираюсь не во что вле-зать! Просто хочу кое-что уточнить, прежде чем кого-то обвинять. И вообще я другу всего лишь помочь хотела! И с полоумными магами, восставшими из мертвых я вообще связываться не собираюсь!
  - Успокойся, - осадил меня довольно равнодушным тоном маг. - Такое возможно, но сам некромант восстать не мог. Это должен был сделать другой некромант, находящийся непосредственно в месте гибели, в течение очень небольшого промежутка времени. Это довольно сложное и опасное заклинание, последствия которого невозможно предугадать.
  - А можно эту душу привязать к какому-нибудь живому объекту? - спросила я.
  - Чисто технически можно. Но долго эта душа не продержится. Она выпьет жизненную энергию того, к кому привязана. После этого мага ждет либо полное разрушение, либо существование в виде духа, если другой некромант не привяжет эту самую душу к другому телу.
  - И как можно разрушить Печать, связывающую с этой душой? - перешла я к практической стороне.
  - Озерная, это довольно сложный ритуал, который как правило практикуют только очень сильные некроманты, способные выдержать большой поток силы, как правило с риском для своей жизни.
  - Вы знаете таких некромантов? - холодно спросила я.
  - Слышал об одном, - неохотно признался он. - Только вот его нет уже в живых года два, а то три. Только даже он не согласился бы.
  - Это был магистр Лотирсун, - скорее утвердила, чем спросила я.
  
  Спокойно почитать книги, позаимствованные у доброго мага еще прошлой осенью мне не удалось. По причине безудержных рыданий Анжелы, которая увидела предмет своей страсти (магистра Гарольда) со "старой крашеной грымзой, которая только и умеет, что любовные заклинания произносить". Я посочувствовала этой несомненно финансово обеспеченной даме (иных Гарольд не выбирал), еще раз посоветовала Анжеле сказать, что ее родители обещают в приданное дочери прямо-таки баснословное состояние. Получила сначала подушкой, потом боевым пульсаром, потом была выгнана за порог собственной комнаты. И еще заслужила долгую прочувствованную речь эльфа о том, что нельзя быть такой черствой и жестокой.
  И вот разобиженная на весь свет я понуро гуляла по ночным переулкам Эль Марин. Не то чтобы я была великой любительницей подобного времяпрепровождения, но это помогало расслабиться и спокойно обдумать план действий. Вообще-то, конечно, неплохо бы было узнать, что за гад, воскресил убиенного мною некроманта. И вообще убедиться в правомерности моих догадок. И вообще можно было самого некроманта заставить произнести слова, разрывающие клятву хотя бы одного тролля...
  
  - Зачем я вам? - спросила я тогда в темной комнате. Тогда в пятнадцать лет мне было по-настоящему страшно. А кто бы не испугался? Когда ты лежишь не в силах пошевелиться от странной магии, охватывающей все твоей существо, а страшный маг заносит над тобой ритуальный кинжал.
  - Ты конкретно ничего не представляешь для меня, но вот твой дар, он настолько редкий и необычный, что не может принадлежать простой девчонке без роду без племени, - произнес он холодным и равнодушным голосом. В его глазах слегка загорелся зеленоватый огонь некроманта. Он продолжал молча чертить какие-то знаки...
  - Я не без роду и племени. Я - Озерная герцогиня, - тихо произнесла я в ответ. Почему-то именно тогда мне вспомнились слова отца.
  Я никогда особо не слушала Озерного герцога, вообще сильно недо-любливала его, но когда-то он действительно заставил гордиться что ли. После моего очередного высказывания о том, чтобы он засунул свое отношение к моему происхождению в одно место и вообще, чтобы весь его благородный род шел туда же. Меня буквально за шкирку притащили в замок, потыкали в портреты, рассказали славную историю. И в конце он сказал что-то вроде того, что какое бы мнение я не имела насчет герцога и благородности его поступков, да и прочие наши сородичи не всегда оным блистали. Но я должна помнить то, что я - неотделимая часть этого рода. И что для всех представителей нашего рода, род, его члены, всегда были важнее других. Он сказал, что я никогда не должна забывать, что я - Озерная.
  В общем обычный патетический бред, но в том моем юном возрасте это произвело впечатление. И вот после этих воспоминаний, что-то во мне колыхнуло с новой силой. И преодолело заклинание связывающее меня. Я встала, в руке невесть откуда появился кинжал.
  - Зачем вам мой дар? - спросила, вставая. - Неужели боитесь наведенной магии?
  - Просто любопытство старого некроманта, - улыбнулся он, догадываясь о том, что его ожидает, странно, он даже сопротивляться не пытался. И я убила его. А потом ворвался тролль Эд. Он тогда даже толком не понял, что случилось, да я потом и не объясняла, просто увязалась за магистром Гарольдом...
  
  И вот сейчас совершенно неожиданно передо мной предстала крепостная стена с намалеванным на ней Благословением Некроманта, выполненным той же рукой, что и на запястьях Эдда и Оливера. Я машинально дотронулась. Свежее. Но какое-то слабое что ли, не хватает уже сил у кентавра бороться. А борется ли? Борется, иначе не спрашивал бы некромант почему я услышала зов. Может быть, помочь боевому магистру?
  
  Бредовость своего плана я поняла, когда ложилась спать. Интересно, как хотя бы приблизительно я должна связаться с этим магом? Основы телепатии преподавали только на четвертом курсе, а как связаться с пресловутым боевым магом другим способом я понятия не имела. Предположила, что необходимо усиленно думать о магистре. Почему-то на ум приходили только гипертрофированные ромашки из моего сна и еще какая-то дурацкая прилипчивая песенка из разряда тех, что распевают скоморохи бродя по улицам.
  И снились мне все те же ромашки. Огромные, ярко-желтые. Где-то поблизости прыгали такие же зайцы, распевавшие почему-то пьяными голосами те самые приставучие песни, которыми я уже измучила своей мозг перед долгим сном. Но к моему огромному удивлению мои усилия все-таки возымели должные плоды. Хотя бы к тому, что в центре это безобразия стоял магистр Эреус, правда почему-то в желтом ночном чепце и с корзиночкой с подозрительными ягодами в руках.
  - Я рад, что ты можешь слышать мой зов, девочка, - спокойным тоном произнес он. Только выглядел кентавр измученным, и совершенно не вызывал улыбку, не смотря на смехотворный вид.
  - Как я могу вам помочь? - спросила я. Вот уж воистину, язык мой - враг мой. Дяденька кентавр уже взрослый, и вообще разумнее было бы рассказать обо всем магистру Семигору и продолжать делать вид, что это меня не касается. Нет уж, опять лезу в очередную сомнительную авантюру.
   - Уже слишком поздно, девочка, - мрачно улыбнулся магистр. Терпеть не могу подобные упаднические настроения. Теперь это точно станет для меня как минимум делом чести, хотя весьма сомнительно наличие таковой у меня.
  - Для меня не существует таких слов, - мрачно улыбнулась я. Герцогиня Озерная, блин, пусть и незаконнорожденная. Пройти мимо обездоленного не могу. Хотя с чего я взяла, что это мое фамильное качество?
  - Я не могу больше бороться, девочка, - ответил он, медленно тая в воздухе, а наглые желтые зайцы почему-то запели хорошо поставленным голосом какую-то серенаду.
  
  - Какая прелесть? - тихо прошептала Анжела, заметив мое пробуждение. Почему-то голоса зайцев не затихали. Я сосредоточенно изучала комнату, но присутствия ушастых нарушителей спокойствия, равно как и источник шума, не обнаружила.
  - Он поет серенаду для тебя, - умильно просветила она.
  - Кто? - недоуменно спросила я, все еще пытаясь понять не продолжение ли это какого-то изощренного ночного кошмара.
  - Эдмонд, - тихо вздохнула недавно страдающая от неразделенной любви Анжела.
  - Ну и пусть поет, - ответила я накрываясь заклинанием полога беззвучия. Может быть мне снова присниться магистр Эреус и я выясню несколько больше подробностей о том распроклятом некроманте.
  
  Утром все были злые и не выспавшиеся, кроме меня и Анжелы. По-следняя выглядела такой счастливой, словно ей пел эту серенаду сам магистр Гарольд (сомнительное удовольствие, особенно если знать как вышеозначенный магистр поет, я слышала). Особенно угрюмым был тролль.
  - Еще раз хоть один воздыхатель ваш устроит концерт, сам лично отделаю его, - мрачно предупредил он. Я скептически подняла бровь. Судя по свежему синяку под левым глазом, кто-то уже пытался прибегнуть к столь радикальным мерам успокоения, и кого-то основательно приложили. Подозреваю что тролля...
  - Примитивно, так же как и ведра с помоями или холодной водой, - резюмировала я.
  - Ты что-то сильно счастливая, - со странной подозрительностью в голосе спросил эльф. У него же вроде бы новый предмет воздыханий. Если еще и он петь начнет, меня же все соседи поубивают.
  - А вы не додумались повесить полог безмолвия? - с невинным взглядом обратилась я к ним. Тролль с такой силой ударил себя по лбу, что я удивилась как последний не треснул. Затем последовал шквал ругательств, смысл которых не совсем доходил даже до меня.
  - Да, так просто было обеспечить себе спокойный сон, - спокойно ска-зал Орландо мысль, которую до этого попытался озвучить тролль. - И тебе его не жалко?
  - Кого? - спросила я подозрительно уставившись на тролля.
  - Воздыхателя, - ответил вместо Орландо Лунт.
  - Я ему честно объяснила, что он не в моем вкусе. И вообще, если некоторые не понимают недвусмысленных и непрозрачных намеков, то со стеной равнодушия им очень скоро надоест бороться. Кроме того у меня куча дел, которыми я должна заниматься, кроме как объяснять всяким идиотам о том, где находится их место в моей жизни, - почему-то Морриэль беспощадно краснел. Вероятно, нежные чувства не остыли...
  
  Завтра я должна была сказать Эдду правду о том, что не смогу ему помочь. Должна была, даже не смотря на то, что все-таки нашла тот дурацкий ритуал. Нашла и поняла, что на это согласится только абсолютно полоумный некромант, поняла, что даже магистра Эреуса спасти не смогу, не то чтобы заставить кого-то разорвать клятву. Понимала, но все равно поджидала магистра на втором этаже его дома (стандартные магические защиты, окружавшие дома, я просто не замечала). Где-то без пятнадцати минут от полуночи появился магистр Эреус, а точнее маг Черного Барона.
  - Кто тебя оживил? - спросила я холодным голосом, возникнув перед ним, словно призрак в ночи. Конечно, глупо было выступать против полноценного магистра, кем бы он не был. Пусть на меня его заклинания и не действует, но от моих он определенно легко отмахнется. А физически кентавр меня определенно сильнее.
  - О чем ты, Озерная? - спросил он, вероятно, думая, что я такая дура. Поздно, многоуважаемый, поздно. Теперь я уже уверена. Книги магистра Лотирсуна достаточно подробно и обстоятельно рассказывали о всей специфике этого заклинания. Разумнее было бы позвать взрослых магистров, ну или хотя бы одного, но они бы не подумали о разрыве клятвы, а я не намерена жертвовать Эддом, даже Оливером. Ведь на самом деле я была совсем не такая жестокая и циничная, какой хотела казаться окружающим.
  - Прекрати. Я знаю, - также твердо произнесла я.
  - Что ты знаешь? Что ты себе позволяешь? - продолжал он меня запугивать. Напрасно. Когда я набрала обороты, меня даже стихийное бедствие не остановит, когда я решилась на что-то. А сейчас я, во что бы то ни стало, решила спасти жизнь моего хорошего, возможно, даже единственного друга. Ведь некромант даже не требует от них ничего. Он просто станет пить их силы, когда кончатся силы магистра Эреуса.
  - Узнаешь? - спросила я, практически незаметным жестом, вынимая кинжал. Серебряный кинжал, тот самый, которым когда-то убила этого некроманта, а потом и нашего монстра. Фамильный кинжал моего рода тот, что верно служит до последнего вздоха.
  - Что ты задумала? - магистр сделал опасливый шаг назад. Что-то задумал. Впрочем, на серьезное заклинание сил уже не хватит. А для того, чтобы брать энергию других надо убить душу магистра Эреуса. Хотя далеко ли некроманту до этого.
  - Освободи от клятвы слуг Темного Барона, - ледяным тоном произнесла я. Некромант усмехнулся. Вот его настоящее лицо.
  - Зачем тебе это? Зачем тебе эти жалкие людишки? Ты же со своим даром сможешь весь мир поставить на колени. Тебя даже сам Семигор боится, зная, что если однажды ты выберешь темную сторону он не сможет тебя победить или даже просто остановить. Давай Рийгана. Иди со мной. Я помогу стать тебе великой, - почему-то решил сменить тактику господин некромант. Неужели думает, что подобное меня прельщает. Да если бы так мечтала о власти, осталась бы герцогиней Озерной...
  - Кто тебя оживил? - спросила я, все же не приближаясь к некроманту. На всякий случай я поудобнее перехватила кинжал.
  - Интересно, девочка? А ты на него никогда не подумаешь, хотя встречаешь едва ли не каждый день. И, знаешь, ему от этого смешно. Он уже давно имеет свои планы на тебя, - маг опять сменил тактику, решив разозлить меня. Неплохо, тем более, что вспыльчивость была моим слабым местом. Но я все же умела себя сдерживать.
  - Освободи от клятвы, слуг Темного Барона, - продолжала я.
  - Ты уверена, что у тебя хватит силенок заставить меня это сделать? - откровенно насмехался он. Терпеть не могу насмешек, тем более от полуживого трупа.
  - Ты понимаешь, что я тебя уничтожу? - спросила я таким же ледяным тоном.
  - И тогда погибнут все, - спокойно произнес он.
  - Нет, - спокойно произнесла я. Мои глаза сверкнули мертвым зеленым оттенком магии некромантов. Я почти физически почувствовала как содрогнулся некромант. Да и сам магистр Эреус тоже.
  - У тебя сил не хватит, - как-то испуганно пролепетал он.
  - Уверен? - несколько самодовольно ухмыльнулась я. - Я - наследница Лотирсуна. Та ведьма, которой он передал свой замок и свои силы. И ты думаешь, что этого не хватит? Магистр тебя бы не простил.
  - Ты не решишься. Это почти верная смерть, - неубедительно сказал он.
  - Я уже решилась, - произнесла я. И именно в это мгновение поняла свою ошибку. Встала прямо-таки на тонкую ниточку заклинания. Того самого, что скрутило меня у магистра Лотирсуна. Заклинания, против которого моя врожденная способность противостоять наведенной магии не действовала.
  - Все мы совершаем ошибки, - равнодушно улыбнулся он, сделав незаметный жест рукой. Боль нахлынула резкой волной, не дающей дышать, даже вскрикнуть я не успела. Кинжал отлетел куда-то в сторону. Сейчас я очень точно видела на лице кентавра словно чужую темную маску. Заклинание снова ударило по мне чужой болью...
  
  ...Я упала в большой и холодный подвал. Поскользнулась на льду, когда бежала домой. Надо мной в высоте было холодное-прехолодное, светлое-пресветлое небо. Только оно. Я смотрела в одну точку, пытаясь абстрагироваться от окружающей действительности, но не получалось. Крики. Жуткие страшные крики, искажавшие знакомые мне голоса. Запах крови и дыма. Боевые крики орков. И прозрачное небо где-то в невозможной дали.
  Лежать было холодно. Спина болела. Из коленки текла кровь. Руку я, наверное, сломала. Из глаз текли слезы, но кричать я не могла. Крик холодным комом застыл где-то на выходе из горла. А где-то там высоко в этом холодном небе поднимались вверх черные столбы дыма. И по-прежнему кричали люди. И звучала отрывистая чуждая речь орков. Их боевые крики. А потом какие-то бревна упали на маленькое окошко и окончательно загородили свет.
  Я не знаю сколько времени так лежала, плача, трясясь то ли от холода, то ли от страха. Повторяя замерзшими, искусанными в кровь губами одну и ту же фразу: "Это все неправда. Это все мне только снится. Это просто плохой сон. Сейчас я проснусь. Или приедет отец и уничтожит всех этих орков. И мама и все остальные, они живы. А я буду жить в замке. Там среди портретов".
  Не знаю сколько времени я там пролежала, но просто в одно мгновение наступил такой момент, когда я поняла, что это не сон. И то, что я еще жива, и что хочу жить. Безумно хочу жить. Что я должна выбраться отсюда. Спина болела. Я замерзла. Рука почти не слушалась меня. Каждый шаг отдавал болью в коленке. А бревна, завалившие маленькое окошко были очень тяжелыми. Я все же вылезла, ободрав ладони до крови, больно ударившись лбом. Я все же вылезла в своей отчаянной попытке бороться за жизнь.
  Это уже там, увидев только мрачное пепелище и обезглавленные трупы тех, с кем я еще недавно шутила, дружила, даже дралась, я подумала, что лучше бы осталась там внизу. Я закричала. Громко, во весь голос. В первый раз за столько дней. А потом неизвестно откуда появился орк. Один из тех, кто убивал моих близких, тех кто разрушал мой дом. Я не знаю откуда во мне взялись силы. Откуда взялось столько гнева, я никогда больше такого не чувствовала.
   Я схватила тяжелый топор и со всего размаха кинула его в орка. Он не ожидал подобного, потому и не увернулся. Я тогда его не убила. Но мной овладела такая слепая ярость, что я забыла обо всем. Я схватила его кривой нож и долго-долго, до боли в руке всаживала его в грудь этого орка, а потом просто била руками, ногами. Кричала, плакала, проклинала его...
  А потом было высокое, холодное, светлое небо, такое далекое и неприступное в своей чистоте. И снова я поняла, что хочу жить, что если не хочу, то должна, хотя бы потому, что я одна осталась. Потому что я - Озерная герцогиня, а в моем роду нельзя просто так сдаваться. И я жадно ела снег, перепачканный кровью, перемешанный с грязью и моими слезами. Потом я собрала по деревни немного еды, которая еще осталась, худо-бедно перевязала свои раны, взяла кривой орочий нож, тонкий серебряный клинок, одолженный мной в замке отца и подожгла останки деревни.
  Я долго стояла, наблюдая из леса за огромным костром. Стояла со слезами на глазах, совершенно испуганная и потерянная, оказавшаяся наедине со своей судьбой. Где-то на большой дороге. Маленькая девочка, у которой больше ничего не было.
  А потом были месяцы скитания по дорогам. Чужие пинки и насмешки. Холод, страх, голод, горящие волчьи глаза и страшное, всепоглощающее одиночество. Тогда я спать ночами не могла. Передо мной стояла сгоревшая дорога, вывороченные трупы и тот орк, которого я убила. Единственное живое существо, которое я лишила жизни. Я двенадцатилетняя девочка, лишенная дома и всего...
  
  Именно эти крики. Эта боль, чужая боль врывалась сейчас в мою жизнь. Слезами по щеке. Выражением безнадежности. Нет, магистр не выйдет. Я тогда выжила. Я от когтей монстра спаслась. И сейчас я буду жить. Не для чего. Просто вам на зло. На зло тому некроманту, что воскресил вас, создал монстра, которого натравил на меня. Кроме того я еще не высказала вампиру свое мнение о его серенаде. Где-то надо мной висел мой серебряный кинжал. Я улыбнулась.
  - Я Озерная герцогиня. И никто из моего рода просто так не сдается, - произнесла я вслух детскую присказку, которая и помогла мне выжить тогда на холодных дорогах и в деревне, разрушенной орками.
  Я легко развела руки в разные стороны. Кинжал медленно опускался. Вот и настало время использовать то, что оставил мне в наследство Лотирсун. Сила некроманта, возможного самого сильного в мире медленно потекла по моим жилам, светясь мертвецким светом. Маг в теле магистра Эреуса замер, угадав мой замысел. Я легко улыбнулась. И совсем это нестрашно.
  - Держитесь магистр, - легко произнесла я, двумя руками схватив тонкий серебряный кинжал, произнесла короткое магическое слово на выдохе, а на вдохе вонзила тонкое лезвие по самую рукоять в свою грудь...
  
  Сила буквально разрывала меня на мелкие части. Сила не магическая. Сила людской боли. Они все словно вставали перед моими глазами. Вот они мертвецы из моей деревни. Немного удивленный взгляд орка, убитого маленькой девочкой. Крик ворон над пепелищем. Кинжал в груди некроманта. Трупы в покоях Черного Барона, широкий плащ тролля-наемника, закрывающий это от меня. Труп девушки, растерзанный монстром в прошлом году. А потом все убитые некромантом в его темных ритуалах. Убитые Лотирсуном. И вот те, кто принесли клятву верности. То самое Благословление Некроманта. Боль, усиленная тысячью других криков. Магистр Эреус. Побитый, истерзанный темными магическими заклинаниями. Нестерпимая боль. И холодное, далекое, прозрачное и равнодушное зимнее небо. Кажется, я начинаю понимать почему этот ритуал не практикуют. И не уверена, что сил моих хватит, а ведь должно хватит. Должно. Я - наследница Лотирсуна. Я Озерная герцогиня...
  
  ...- Если уж увязалась за мной, будь добра не высовывайся, - с плохо скрываемым раздражением произнес магистр Гарольд. Я машинально пожала плечами и покрепче сжала рукоять серебряного клинка. Светозарный передернул плечами.
  Накрапывал мелкий дождь. Было темно. Полная луна пряталась за тучами. Это было самое страшное кладбище, на котором мне удалось побывать. Здесь, словно было разлито зло, присутствие Гарольда совсем не успокаивало меня, как выяснилось потом не напрасно. Молния осветила три неясных силуэта. Гарольд смело бросил в них три боевых пульсара, но они отскочили, не причинив зомби вреда. Затем магистр стал бросаться магическим огнем, но это тоже не помогало. На его лице отразилась самая, что ни на есть настоящая паника. И именно в тот момент я поняла, что не правда все эти сказки о его великих подвигах. И, что он не знает, что делать.
  Так страшно не было никогда. Зомби, на которых не действует магия. Совершенные создания некромантии, хотя ничего совершенного не бывает. На них не действует магия. Зато, если разрушить серебром клеймо на их могиле они умирали. Конечно, я тогда этого не знала. И клинок уронила совершенно случайно, лезвием вниз. Прямо в центр рисунка. Я все поняла. Но вот бегать по кладбищу ночью с таким хвостом.
  А потом я узнала, что это я, а не магистр Гарольд испугалась и пугливо убегала. А потом узнала от него лично, что кто угодно, но не сопливая девчонка, будет указывать ему как поступать. И что я надоела ему вместе со своей щенячьей влюбленностью. Я не заплакала. Ничего не сделала. Просто повторяла про себя. "Я герцогиня Озерная. Какой-то паршивый маг, который боевым называется не иначе как в насмешку, ничего не стоит для меня. Я герцогиня Озерная". Хотя не помогало. Больно было все равно, даже больнее, чем тогда, когда узнала, что Оливер продал меня магу Темного Барона. Может быть, потому что Оливера никогда я так не любила, как Гарольда. А может быть потому, что в тот момент я больше всего верила в сказочку, которую придумала. А может быть, просто так, потому что со мной никогда никто так цинично не разговаривал. Даже называя побирушкой и презрительно, отталкивая от своих повозок и лошадей. Даже когда жена моего отца сказала, что какой-то приблудок никогда не станет наследницей рода Озерных, чтобы я перестала тешить себя сказками об этом...
  
  Опять холодное небо. Я должна закончить заклинание. А дальше уже все равно. Дальше все равно. Больно, но я вытащила кинжал и произнесла ту самую фразу. Это как взрыв. Взрыв магической силы более высокого порядка, чем был доступен мне. Огромная волна страшной силы, рвущая все линии, связывающие с предыдущей магией. Я справилась.
  Боли я совсем не чувствовала. Просто теплое пятно расползалось по моей груди. Пальцы все слабее сжимали прохладную рукоять серебряного кинжала. Воздух был тяжелым от магии. И с каждым вздохом дышать становилось все сложнее. И странная легкость появилась в теле, которое я не чувствовала. Почему-то я не видела потолка, было только высокое, бесконечно далекое небо над моим домом, которого меня лишили.
  Кто вошел, словно сквозь туман осознала я. Точнее не вошел, вломился в дверь, сметя защитные чары. Конечно, такое заклинание не могло остаться не замеченным. Может быть меня даже спасут, хотя это неважно. Я уже когда-то умирала. Правда, тогда хотелось жить, а сейчас мне было все равно. Важно было только то самое небо. Небо где-то далеко.
  - Озерная! - я услышала голос магистра Омелы.
  - Какого черта, я же просил ее! - это магистр Вальденс.
  - Что с Эреусом? - магистр Гарольд. Вот кто уж точно рад будет моей безвременной кончине.
  Впрочем, какая мне разница мне теперь все равно. Важно только это далекое небо. Небо, которое заставляло меня столько раз возвращаться к жизни. Небо, которое спасло в деревне. Небо, которое обещало покой.
  - Рийгана, борись, - кажется магистр Семигор.
  Кто-то кричит о том, что нужно звать травницу, кто-то разбирается с моими заклинаниями. Кто-то помогает Эреусу. Наверно, магистру кентавру сейчас не многим лучше, чем мне. Что ж, я готова была. Я должна была жизнь троллю. Я ее вернула, только Эдда это не обрадует. Скорее всего он засветит мне подзатыльник, когда мы снова встретимся на этом холодном небе. Я уже не здесь, но кто-то хватает меня за руку. Звучит навязчивая фраза, которой я тысячу раз побуждала себя к действию.
  - Рийгана - ты из рода Озерных герцогов. Мы никогда не сдаемся. Ты никогда не сдавалась. Неужели ты позволишь какому-то глупому заклинанию победить тебя. Зачем ты столько раз возвращалась, - звучал чуждый голос моих предков. Вот они уже выстроились в ряд, словно на портретах в большом каменном коридоре.
  - Уж точно не для того, чтобы быть твоей дочерью, - ответила я этому знакомому голосу, обладателя которого я целую неделю ждала в той деревни. Отца, который даже не стал мстить за гибель единственной дочери. И если я выживу. То есть, когда я встану на ноги, именно маленькая девочка выплеснет ему в лицо старые обиды, правда силами уже взрослой ведьмы, пусть и недоучки...
  - Она вернулась, - услышала я легкий смешок со вздохом облегчения в голосе магистра Омелы.
  - Вы не дождетесь, моей смерти, - слабо ответила я, отправляясь в беспросветную темноту.
  
  Опять та же палата. В той же больнице. Странные запахи. Боль в перебинтованной груди. Страшная усталость. И полная амнезия. Я медленно открыла глаза и повертела головой во все стороны. Вскоре мной были обнаружены Морриэль и Анжела. Кажется, в голове немного начинало проясняться.
  - Вы решили попрощаться с умирающей? - довольно усталым тоном спросила я.
  - Почему ты так решила? - несколько недоуменно спросил эльф, видимо спросонья не решил радоваться ему или плакать.
  - Почему тогда такие пресные лица? - спросила я.
  - Идиотка, - беззлобно произнесла Анжела.
  - Кто-нибудь объяснит мне почему я все-таки очнулась здесь? - спро-сила я, пытаясь присесть на кровати. Удалось, правда не с первой попытки, но все же.
  - А ты что не помнишь? - невинно хлопнул ресницами эльф.
  - В общих чертах, но подробности мне не помешают, - честно призналась я.
  - Ну, представляешь, магистр Эреус был на самом деле не магистром Эреусом. То есть формально да, но вот им овладел дух какого-то спятившего некроманта, - начала Анжела.
  - Это я как раз помню, - прервала я ее пыл. - Но вот почему в дом магистра Эреуса набежали магистры, а я до сих пор здесь, а не на небесах - понять не могу.
  - Ты что серьезно думала, что заклинание такой силы может пройти не замеченным? - спросил эльф. Мой взгляд говорил лучше всяких слов. Да, как говорится, об этом я не подумала, когда составляла свой гениальный план.
  - Вся Академия подскочила как ужаленная, - несколько не в своем обычном стиле выразилась Анжела. Видимо, у меня и тролля нахваталась вульгаризмов. - Такой взрыв магический не почувствовать нельзя было просто. Как ты это вытворила?
  - А какая разница. Я все равно больше на подобные эксперименты не соглашусь ни за какие коврижки? - ответила я. А потом удивленно перевела взгляд на Анжелу и Морриэля. Да к тому же заметила успешно изображавшего предмет мебели Орландо и тролля на стреме. - А вы что здесь делаете?
  - Мы за тебя волновались, - с долей обиды в голосе произнесла Анжела. Хотелось спросить с какой стати, но сил на это уже не было. Безумно хотелось спать.
  - Мы же вроде как друзья, - произнес Лунт фразу совершенно другого тролля, которую сказал Эдд, когда я спросила почему он спас меня из логова Черного Барона.
  - Друзья - это хорошо, - произнесла я, медленно засыпая. Криков магистра Эмили о том, что меня нельзя беспокоить и о том, как они вообще сюда попали я уже не слышала. А может быть и слышала, но приняла за слегка диковинное начало сна...
  
  Проснулась я с определенно улучшенным самочувствием. Хотя бы потому, что рана уже не болела, тело не ломило и мозг функционировал вполне нормально. Я зевнула. Устало открыла глаза и увидела еще одного неожиданного посетителя. Напротив меня мирно дремал в кресле тролль Эдд.
  - Неужели ко мне уже пускают посетителей? - неудачно попыталась пошутить я. Тролль проснулся, его глаза не сулили мне ничего хорошего.
  - Кто тебя просил лезть в это, дурья твоя башка, дать бы тебе хорошую затрещину, - он даже замахнулся.
  - Я между прочим болею, тяжело ранена, - мигом притворилась я умирающей.
  - Вижу-вижу, - смилостивился тролль.
  - Как знак? - спросила я, посмотрев на его руку.
  - Исчез.
  - Значит, получилось, - легко улыбнулась я.
  - Получилось, но не хотел бы я, чтобы получилось вот такой ценой, - довольно грубым тоном произнес Эдд.
  - Я была должна тебе жизнь, - слабо ответила я.
  - Никто не просил тебя отдавать этот долг, - уже помягче произнес он. Тут мне на ум пришел совершенно идиотский вопрос. Я же в больнице при Академии, сюда не всех родственников больных впускают, не то что какого-то тролля, который на моего родича определенно не тянет.
  - А как ты сюда попал?
  - Оливер провел. Он хоть трус порядочный, но все же не плохой малый, я всегда это знал. Не то, что твой тот Лучезарный, - продолжал тролль.
  - Я знаю, - уныло отмахнулась я.
  - Он тебе благодарность передавал, - как-то неловко произнес тролль, словно стыдясь чего-то.
  - Кто? - переспросила я.
  - Как кто? - не понял Эдд.
  - Оливер или Лучезарный? - улыбнулась я. Тролль снова шутливо замахнулся на меня.
  - Дура ты, Оливер, конечно.
  - Чего ж тогда сам не пришел? - спросила я.
  - А ты, будто бы его и не знаешь. Стыдно ему. Еще с тех пор, как магу баронскому продал тебя стыдиться.
  - Чего ж тогда продавал? - довольно жестко спросила я.
  - А ты не догадываешься, - обрубил тролль. Не хотелось говорить на эту тему, но если уже начали.
  - Объясни, раз такой умный.
  - Да знал он, что ты уйдешь. За магом этим смазливым Лучезарным. Знал, что в Лератту не останешься. Наверно, с начала самого знал. И боялся, что ты навсегда уйдешь. Он же любил тебя. Будто по-настоящему, вот и решил, что всяко лучше, если ты рядом будешь...
  - Встретишь его - передай благодарность, - мрачно отвернулась я к стенке. Вообще-то я очень хорошо относилась к Эдду. Только вот проблема была в том, что я терпеть не могла вспоминать прошлое. А кому нравится вспоминать предательства и боль?
  
  - И сколько это будет продолжаться? - было первой моей репликой, когда я открыла глаза и увидела довольную физиономию вампира Эдмонда. Он явно не ожидал такого приветствия. На столике стоял роскошный букет светлых роз. Видимо, он же и постарался.
  - Я так и знал, что тебе не понравятся эти цветы, - довольно радушно сказал он, старательно не обращая внимания на мой недовольный взгляд.
  - Ты прав, я терпеть не могу розы, - довольно миролюбиво ответила я. Не хотелось ни с кем спорить, хотя бы потому, что сил почти ни на что не оставалось. Хотя, сегодня я уже чувствовала себя намного лучше.
  - Почему? - спросил вампир. А когда он не строит из себя великого ловеласа, с ним можно вполне терпимо поболтать.
  - О детстве напоминают, вернее о том, что потом случилось, - ответила я. Перед глазами довольно живо предстала картина дома, когда-то бывшего моим. Черные, обугленные бревна, сломанные розовые кусты, исколотые руки, страх, холодное небо и упрямо повторяемые слова о том, что я - герцогиня Озерная и что не имею права сдаваться...
  - Это, наверное, было страшно, - спросил он после долгой паузы, словно угадал то, что я так тщательно скрывала. Странно, но сейчас я не чувствовала столь привычного раздражения. Наверное, в первый раз. Словно прошлое отпустило меня, отпустило ту обиду и боль маленькой девочки...
  - Я не помню. Страх и боль потом пришли. А тогда был только костер деревни, сломанные розовые кусты, холодное небо и отчаянное желание жить, - просто произнесла я. Неужели действительно этот страшный сон отпустил. Отпустило то отчаянное цепляние за жизнь, с которым я жила все эти годы с того момента как упала в погреб...
  - Почему ты говоришь мне об этом? - спросил бархатный голос вампира, легкой дымкой окутывая окружающий мир.
  - А почему ты пришел? - несколько горько улыбнулась я.
  - Я волновался, - сказал вампир с легкой улыбкой, даже не обнажаю-щей клыков.
  - Не стоило, - ответила я. - Если уж от меня не смогли избавиться орки, волки, монстр на ночной улице и сам Гарольд Лучезарный, то куда там всего лишь одному некроманту?
  - Можно задать вопрос?
  - Задавай, пока я добрая, - милостиво разрешила я, усаживаясь поудобнее. Я себя определенно чувствовала много лучше. Хотя бы потому, что спать совершенно не хотелось, а рана уже почти не болела. Все-таки лечение у магов имеет массу преимуществ.
  - Какие ты цветы любишь? - озорно улыбнулся вампир. В него полетела подушка. А больно однако. Похоже я все-таки переоценила свои силы, но вот улыбнуться у меня получилось. В конце концов нельзя вечно жить ошибками и болью прошлого. И если кошмары моего детства отступили, то почему бы не отступиться от боли в моем сердце. Пусть не сразу, но все же я должна снова научиться доверять людям, и не только людям... Они в конце концов не все такие как Оливер или магистр Гарольд, или прочие некроманты и убийцы, встречающиеся на моем не легком жизненном пути.
  
  Следующее утро закономерно началось с нового посетителя. Это мне порядком поднадоело, хотя бы потому, что предписанного покоя я так и не дождалась. Хотя бы потому, что Анжела, Морриэль, Лунт и Орландо, просиживали у меня в палате едва ли не целые сутки и выгнать их могла только магистр Эмили, да и то не с первой попытки и с применением телекинеза. Если же их не было, то здесь ошивался вампир, который превратил мою палату в своеобразный филиал цветочного магазина, пытаясь выяснить какие цветы мне все-таки больше всего нравятся. Интересный вопрос, особенно учитывая, что я ответа на него не знала. Вообще все мои посетители почему-то решили, что я не доедаю и страдаю от нехватки различных сувениров, так что я не знала куда все это девать, когда выпишусь. Впрочем, сейчас в палату не вошел ни один из моих посетителей. Вошел магистры Эреус, Омела и Вальденс.
  - Здравствуйте, - довольно смущенно произнесла я, присаживаясь на кровати. Уже ничего не болело, но меня предпочитали держать здесь, вероятно, чтобы я еще во что-нибудь не влезла.
  - Здравствуй, - как-то довольно неловко произнесли магистры. Да что-то здесь определенно не так. Я насторожилась уж не исключить ли меня собираются отсюда.
  - Рийгана, - сказал магистр Эреус. - Я хотел поблагодарить тебя за то, что спасла меня.
  - Да не за что, - довольно смущенно произнесла я. - Я вообще-то другу старому помогала. И не могла просто так мага Темного Барона уничтожить. Вы только за этим пришли втроем? В меня этот некромант не вселился.
  - Рийгана, - продолжила в каком-то несвойственном ей тоне магистр Омела. - Мы хотели кое-что уточнить у тебя.
  - Что? - спросила я с какой-то подозрительностью.
  - Как ты догадалась о том, что произошло с магистром Эреусом? - спросил магистр Вальденс.
  - Ну мне просто кое-кого напомнила одна фраза про любопытство старого магистра. Потом еще те Благословления Некроманта на руках моего старого знакомого, - сбивчиво объясняла я.
  - И почему ты мне сразу не сказала, что подозреваешь магистра Эре-уса? - спросил магистр Вальденс.
  - Если бы вы мне поверили, то сразу же уничтожили бы дух некроманта, не думая о том, кому я хотела помочь. Кроме того я не уверена была. Просто мне казалось, что с магистром Эреусом что-то не так, но понять более точно не могла, пока не услышала ту фразу и не уточнила об ожившем духе некроманта.
  - И когда ты стала замечать странности? - спросил магистр Эреус.
  - Как только вы... то есть он, вернулся.
  - Озерная, - закатила глаза эльфийка.
  - А как бы вы отреагировали на фразу о том, что мне кажется, что с магистром Эреусом что-то не так, когда я его в первый раз только и видела? - спросила я в свою очередь.
  - Ты не исправима, - тяжело вздохнула эльфийка.
  
  - Рийгана, - начала Анжела, я только что вернулась в дом с клятвенными обещаниями соблюдать постельный режим и принимать прописанные лекарства, и была несказанно рада смене интерьера. - Ты была права насчет магистра Гарольда.
  - Ты о чем? - спросила я, довольно удобно устроившись в кровати с конспектом лекции по общей теории магии в руках. Занятий-то никто не отменял.
  - О том, что он вовсе не такой Лучезарный, каким хочет казаться, - довольно грустно произнесла она.
  - Ну мои обстоятельства знакомства с ним были несколько печальны-ми. Тем более, что я была достаточно навязчива и груба. Так что не стоит так уж серьезно принимать мою критику в его адрес, - говорила я вещи, абсолютно несвойственные мне. Если б кто сказал, что я такое выдам, никогда бы не поверила.
  - Да ладно. Стоило мне обронить, кто мои родители, как он сразу же начал проявлять повышенный интерес. Даже похвалил какое-то из рук вон плохое заклинание, - довольно усмехнулась Анжела.
  - Ты не сильно огорчилась? - спросила я.
  - Да нет, - загадочно улыбнулась Анжела. - Тем более, что его образ давно уже развенчан, во многом благодаря тебе. Взять хотя бы тот полуосязаемый морок. Победитель драконов в обмороке.
  - А как та грымза, за которой он ухаживал? - спросила я.
  - Ну по сравнению с ней - ты настоящий ангел. Она конченная стерва, теперь Гарольд от нее бегает быстрее чем от того зомби.
  - Покажешь мне ее? - улыбнулась я.
  - Зачем? - недоуменно спросила Анжела.
  - Надо же знать с кого следующий полуосязаемый морок лепить на практическом занятии, когда магистр Семигор уедет весной на два месяца? - ответила я.
  - Магистр Омела тебя убьет, - весело добавила Анжела.
  - Скорее его, - я живо вспомнила лицо Омелы, когда она в очередной раз выслушивала жалобы пресловутого Гарольда. А потом прекрасно слышала ее слова, смысл, которых в общем заключался в том, что какой он так-растак победитель драконов, если с обычной студенткой справиться не может, и что в следующий раз она ему сама лично полчище зомби из могилы поднимет и поставит в почетный караул у своего кабинета. Веселая получиться картинка...
  - А ты случайно не дальняя родственница герцога Озерного? - спросила Анжела.
  - А почему ты спросила, - резко напряглась я. Значит, не почудилось. Голос и стройный ряд портретов моих предков, совсем как в родовом замке...
  - Просто он уже недели две как живет у магистра Семигора, - просто поведала мне Анжела.
  
  - Магистр Семигор, я могу задать вам всего лишь один вопрос? - спросила я, усаживаясь в большое удобное кресло в кабинете ректора Академии.
  - Задавай, - кивнул магистр, поглядев на меня поверх очков. Я посмотрела на него с подозрением, не знает ли он, что именно я хочу спросить. Магистр невинно улыбнулся.
  - А зачем сюда приехал герцог Озерный? - спросила я.
  - Почему тебя так интересует этот вопрос? - обратился он ко мне.
  - Да не почему. Просто третий человек в очереди на престол, а учитывая возраст второго и психическое здоровье первого, а также болезнь нашего короля, видимо уже новый король приехал в Академию. Интересно для чего? - довольно лояльно выдала я свой сугубо деловой интерес за ничего не значащее любопытство.
  - Рийгана, не обижайся, но это его личная тайна, - произнес магистр.
  - А он был тогда в доме магистра Эреуса? - спросила я.
  - Нет, - ответил ректор Академии. Честно ответил. Значит все-таки показалось. А так хотелось верить, что все-таки значу я что-то для него, для меня-то он многое значит, чтобы я не говорила и как бы в обратном себя не убеждала. Ведь именно, услышав его голос, я решила вернуться...
  - У него так и не появилось законных наследников? - спросила я. По-чему-то было грустно, а я во что-то начала верить... Напрасно. Люди не меняются, а он - уже практически король, а я - выродок, права, была его жена. Тоже мне принцесса...
  - Нет. Это слишком сложное проклятие, наложенное довольно давно, - начал магистр.
  - Детей ему сможет родить только женщина, которую он сможет полюбить искренне и всем сердцем, при чем один только раз в жизни, второй попытки не будет, а жену свою он не любит, - довольно отстраненным тоном произнесла я.
  - Рийгана, - произнес странным голосом магистр Семигор, словно увидел во мне что-то, чего раньше не видел. Я невольно выпрямилась. Когда-то он сказал мне, что когда у меня волосы собраны назад и на лицо падает свет, я очень похожа на свою бабушку, ныне покойную королеву Эллину. Может быть, именно это сходство сейчас отметил старый магистр. Тем более что волосы я действительно собрала не в привычный хвост, а в простенькую прическу, которую носила в детстве. С такой же прической королева Эллина была изображена на портрете в семейной галерее.
  - Я много знаю об этом проклятье, магистр, - произнесла я, повернувшись к своему учителю.
  - Откуда? - спросил он, развенчивая мифы о том, что магистру Семигору доступны все тайны этого мира.
  - Вы мне все равно не поверите, - ответила я. Люди, к которым я обращалась за помощью в двенадцать лет, не поверили. А потом, я перестала верить в то, что кто-то приедет спасать меня.
  - А ты попробуй, - тихо обратился ко мне магистр.
  - Я - его дочь. Единственная дочь, от которой он отрекся семь лет назад, когда ее деревню сожгли орды степных орков, убивших всех жителей, кроме ее одной, потому что она нелепо свалилась в подвал, который завалило досками и из которого был виден только кусочек неба.
  - Он ищет тебя, - спокойно сообщил магистр.
  - Зачем? - не менее спокойно спросила я.
  - Может быть, тебе лучше спросить у него?
  - Не думаю, - ответила я, вставая и уходя из кабинета. Странно, но именно в этот момент я чувствовала себя настоящей королевой, совсем как в детстве, когда мою игру так грубо прервала его жена...
  
  Четвертый семестр. Мелодия прошлого.
  
  Началась зима. Начался новый семестр. Умер старый король. Сгорел вместе со своим слабоумным сыном. За месяц до этого умер его дядя. Королем стал кузен бывшего короля. Герцог Озерный. Мой отец. Только вот этой части его биографии никто не знал. Магистр Семигор так и не сказал о том, что я поведала ему в кабинете. По крайней мере я верила в это до этого самого момента, когда во двор Академии вкатила роскошная карета с королевским гербом и из нее вышел его Высочество собственной персоной. Мы в это время тренировали какое-то заклинание на улице. Появление короля Уоррена было для меня шоком. А именно тот момент, когда все склонились перед ним в глубоком поклоне. Все, кроме меня. Почему-то появились какие-то непрошенные слезы. А король подошел прямо ко мне. Улыбнулся, так как в детстве, когда я верила, что буду принцессой.
  - Здравствуй дочка, - простые слова. Простые, близкие слова из про-шлого. Слова, которые я безумно хотела услышать холодными зимними ночами, засыпая под завывания ветров. Я резко влепила ему пощечину. Король едва удержался на ногах. Что ж, рука у меня всегда была тяжелая. Вокруг него засуетилась охрана, но он остановил их одним жестом. Не получилось трогательной встречи.
  - Здравствуй папа, - произнесла я. Легче как-то стало после этой пощечины. На меня воззрились как на восьмое чудо света. Особенно выпучил глаза магистр Гарольд, очевидно, готовясь вырывать на голове волосы за то, какую перспективу упустил когда-то. Был бы сейчас королевским зятем, а не заштатным магистром, воспевающим не существующие подвиги. Впрочем, идея породниться с королем загорелась лихорадочным огнем не в одних глазах. Опять что ли цветы выкидывать охапками придется?
  - Ты стала еще больше похожа на королеву Эллину, - произнес он после некоторой паузы.
  - Еще что-то хочешь сказать? - спросила я. А затем, посмотрев в сторону магистра Гарольда, который и вел этот предмет добавила. - У меня здесь занятие с любимым магистром.
  - Можете забрать Рийгану, если вам нужно с ней побеседовать, - подобострастно подлизался Лучезарный.
  - Магистр Гарольд, я не знаю что нужно этому господину, но я совершенно не испытываю необходимости общаться с ним, - обратилась я к магу.
  - Рийгана, - попытался что-то сказать герцог, то есть король.
  - Мне твоя жена многое вполне доступно объяснила, - обернулась я. - А остальное я сама поняла. Я же тебя две недели ждала, когда орки деревню сожгли, а потом еще черт знает сколько...
  
  - Почему ты решил искать меня именно здесь? - обратилась я к вампиру, который поднялся на вершину башни, куда я телепортировалась, позорно сбегая от разговора с папенькой.
  - Это твое любимое место, - ответил он.
  - Шокировало известие о моих вновь объявившихся родственниках? - спросила я не оборачиваясь. Вообще не хотелось возвращаться, потому что меня непременно доставят на беседу с батюшкой, при чем конвоировать магистры будут, от которых не убежишь так просто.
  - Я всегда догадывался, - шутливым тоном произнес он. А потом, внимательно посмотрел на меня, словно видел в первый раз. - А ты действительно похожа королеву Эллину. Только у нее глаза были светлее.
  - Только сейчас заметил? - спросила я.
  - Просто, раньше ты не ассоциировалась с ней.
  - Думаешь, что ко мне по-другому относиться будут? - спросила я.
  - Ты - единственная дочь? - спросил в свою очередь вампир. Я кивнула. Горько без всякого смысла.
  - Фамильное проклятие мужской линии рода королевы Эллины. Папочку угораздило влюбиться в дочку простого трактирщика, живущую в доме, окутанном розовыми кустами. Но вот жениться смелости не хватило, хотя меня он признал официально. А вот его женушка просто терпеть не могла.
  - И после этого ты думаешь, что к тебе будут относиться так же? Те-перь все магистры будут носиться с тобой как с тухлым яйцом в кармане.
  - Поэтичное сравнение, - ответила я.
  - Я себе представить не могу, что было бы со всеми нашими магистрами, если бы это открылось год назад, когда ты на монстра охотилась, или с этим некромантом в образе магистра Эреуса.
  - Интересно, что будет теперь с теми, кто меня мечом деревянным по лбу ударит на занятиях по бою? - спросила я.
  - Кабинет ректора и строгий выговор, - уверенно вынес Ло.
  - Значит, я теперь могу хамить магистру Гарольду сколько хочу? - с улыбкой ответила я.
  - И магистр Омела отправит его чистить картошку вместо тебя, - засмеялся он. - А если серьезно, то ты теперь становишься намного могущественнее чем раньше. И ничего точно не будет по-старому.
  - Значит, больше не будешь со мной общаться? - спросила я.
  - Буду целомудреннее относиться к твоей девичьей чести, зная, что в случае чего придется жениться, - я тоже засмеялась. Пусть все меняется, только были мои прежние друзья, а дальше я как-нибудь справлюсь. Или меня зовут не Рийгана, пусть даже, Озерная.
  
  Подозрительно знакомая картина. Маленький закуток коридора перед кабинетом ректора. За дверями кабинета разговор, непредназначенный для чужих ушей вообще и для моих в частности. Заклинание от подслушивания, которое я воспринимаю в качестве наведенной магии, а следовательно вовсе его не замечаю. И я снова, вместо того, чтобы честно предупредить о своем присутствии стуком в дверь, честно останавливаюсь в коридоре, ожидая подслушать чей-то несомненно важный разговор.
  - Почему вы не хотите вызвать сюда Рийгану? - спрашивает подозрительно знакомый голос подозрительно знакомого человека, от которого я собственно говоря и пряталась в Академии магии.
  - Я могу позвать сюда вашу дочь, но разговор будет абсолютно бес-смысленным, кроме того утром, вероятно, Академия не досчитается одной студентки по причине бегства оной, - хитрым тоном отвечает магистр Семигор. Что ж он прогнозирует события с достаточно большой долей вероятности...
  - Вы предполагаете, что знаете ее лучше, чем я? - спрашивает голос короля вопрос, который определенно не стоило задавать.
  - Я смею предположить, что вы несомненно лучше меня знали девочку Рийгану, которая жила под вашей опекой в доме своей матери. Но не думаете ли вы, что за эти семь лет девочка могла значительно измениться? - продолжает магистр Семигор. Совсем не боится королевского гнева, хотя я бы очень удивилась, если бы узнала, что существует кто-то, кого боится магистр его уровня.
  - На что вы намекаете? - все еще гневно и властно, но уже значительно растеряннее звучит чужой голос, знакомый из детства. Неужели он думал, что меня снова можно будет купить сказочками про наш великий род и про то, как кто-то скучал все эти годы. Уж не знаю за каким счастьем я понадобилась дражайшему родственнику, но определенно не от тоски меня нашли.
  - Я не намекаю. Я просто говорю о том, что орки, сжегшие ее деревню, голод и холод, не самые лучшие представители различных рас, встававшие на ее пути не могли не изменить ее.
  - То есть вы хотите сказать, что она меня ненавидит, - произносит кто-то единственную здравую мысль из того бреда, которым он снабжал уши магистра Семигора и мои по совместительству.
  - Нет. Я так не думаю, но я знаю, что Рийгане надо дать время успокоиться и подумать, тогда она сама захочет поговорить с вами, - спокойно продолжал магистр Семигор. Вот от кого я не ожидала такой подлянки, надо было в пирожки не сон-траву добавлять, а что-нибудь вроде средства от запора...
  - И когда наступит это время? - какая новость, кто-то умеет прислушиваться к чужому мнению. Правда, не прислушаться к мнению магистра уровня ректора Академии - себе дороже выйдет.
  - Я вам обязательно сообщу, - сказал магистр Семигор, наверняка с доброжелательной улыбкой. Правда окончания разговора я так и не услышала. Ушла, изменив доброй привычке...
  
  - Это еще что такое? - грозно обратилась я к Лунту и Морриэлю, имея в виду двух молодчиков в форме королевских гвардейцев, которые картинно стояли у входа в мою комнату, не обращая внимания на окружающий беспорядок и на мой праведный гнев. А в каком состоянии вы добрались бы до дома, если каждый встречный поперечный смотрел на вас как на восьмое чудо света, тыкал пальцем и совсем неприлично начинал шушукаться за спиной.
  - Это твоя охрана, - произнес эльф с плохо скрываемым патетическим надрывом в голосе. Тролль же в свою очередь плохо маскировал истерический хохот за кашлем.
  - Кто? - переспросила я. Мой праведный гнев грозил вылиться в парочку молний и показательно-нравоучительное выталкивание охраны за дверь в сторону королевского дворца.
  - Твоя охрана, - более спокойным тоном поведал Морриэль, догадываясь о том, что мои нервы на пределе и все может плохо кончиться, при чем не для меня. И не факт, что пострадает одна "охрана", жаль, что до тролля это не дошло пока что.
  - Зачем мне охрана? - спросила я после продолжительной паузы. В воздухе повисло натянутое молчание. Морриэль и "охрана" посмотрели на меня как на нечто неразумное. Радовало, что Лунта мой вопрос тоже несколько озадачил.
  - Ты же особа королевских кровей. На твою жизнь могут покушаться. И вообще тебе не положено появляться в обществе без сопровождения, - мило пояснил эльф.
  В ответ он услышал трехэтажное ругательство, большая часть которого была почерпнута мной из драки пьяных троллей, а общий смысл сводился к тому, что его пресловутое высочество лучше бы сидело на ... пятой точке ровно, и если бы оно думало головой, а не этим вышеуказанным местом, то поняло бы, что лично мне до фонаря все этикеты с высочеством во главе, и, что лучше всего было бы, чтобы меня оставили в покое, не то бравый гарнизон не досчитается пары десятков гвардейцев, если они сию же секунду не уберутся куда подальше. Впечатлило всех.
  - Можешь повторить? - с каким-то странным выражением лица спро-сил Лунт.
  - Зачем? - переспросила я.
  - Я запишу. Такое надо передать потомкам, - произнес он. В ответ он услышал нечто менее длинное, но более емкое в адрес некоторых троллей, после чего я обиделась на всех и громко хлопнула дверью в свою комнату, красочно описав то, что я сделаю с каждым, кто посмеет войти туда без моего разрешения или изволит побеспокоить мой покой.
  
  Почему-то все сразу решили стать моими лучшими друзьями, совер-шенно не обращая внимания на мои реплики о том, что у его высочества начался старческий маразм и что он вообще обознался. Возможно, картину портили два дюжих молодца, которых не испугали мои угрозы скорой и жестокой расправы над ними, в виду того, что они были обвешаны защитными амулетами, магию которых волшебница моей категории преодолеть пока что не могла. Но кто ищет, тот всегда найдет, а в упрямстве и твердолобости со мной могли потягаться разве что пресловутые ослы...
  Но, впрочем, в объявившемся родственничке и новом статусе были свои плюсы. Еда в столовой стала каким-то образом на несколько порядков выше (даже не догадывалась, что в нашей поварихе дремлют такие способности), правда, как выяснилось потом еда стала качественнее только за моим столиком, этим и объяснялось количество тех, кто хотел завтракать, обедать, ужинать со мной...
  На впрочем в остальном жизнь шла своим чередом. Магистры не делали мне никаких скидок, что невозможно радовало, друзья оставались друзьями, а все остальные всеми остальными. Вообще через пару недель страсти вокруг моей скромной персоны слегка улеглись и о визите его высочества напоминали только двое гвардейцев. Ну и непрозрачные намеки магистра Семигора, о том, что я все-таки должна с кем-то поговорить, правда я делала вид, что ничего не понимаю и наивно, прямо-таки по-эльфийски моргала ресницами. Как говорил неунывающий владелец таверны "Три полушки сушеной петрушки", всегда лучше прикинуться дурнем непроходимым, потому что, что с дурня такого взять?
  Но хорошо долго не бывает. Что-то рано или поздно случается, по крайней мере у меня всегда так. И пусть дело не всегда заканчивается дли-тельным лечением в магической больнице (хотя в последнее время наблюдается эта нехорошая тенденция), но неприятности мне всегда определенно гарантированы...
  
  Все началось с ни чем не примечательного похода по магазинам. Ор-ландо попросил меня помочь выбрать подарок для Анжелы, у которой скоро должен был быть день рождения. Я не нашла в этом поступке ничего криминального и, естественно, согласилась.
  - И чем тебе не нравится эта книжка? - спросила я, указывая на (неплохой, кстати сказать) сборник эльфийской поэзии времен Эпохи Звезды.
  - Он какой-то банальный, - вынес приговор шедеврам длинноухих поэтов наш оборотень.
  - На не банальный сборник денег не хватит, - вынесла я не менее суровый приговор скромным финансам будущего мага. Орландо, конечно, нельзя было назвать нищим, но и на богача, способного купить коллекционное издание эльфийских рукописей, он определенно не тянул.
  - А чем она еще увлекается? - с надеждой посмотрел он на меня.
  - Ювелирные украшения, - беззастенчиво выдала я, выторговывая для почти что подруги что получше. - Но на стоящие у тебя опять-таки не хватает денег, а дешевые цепочки с поддельными камнями имеет смысл дарить девочке-подростку из не самой богатой семьи, а не наследнице заводов, пароходов и самых дорогих ювелирных магазинов.
  - А еще что-нибудь?
  - Да не парься ты, подари какой-нибудь сборник необходимых заклинаний, открытку и пару цветов, - посоветовала я. Вообще, не особо я понимала это благое намерение Орландо непременно подарить что-то совершенно необычное Анжеле. Даже, если она ему так безумно нравилась, Морриэль, тот своей возлюбленной эльфийке вон подарил же поэму "собственного" сочинения (то есть бессовестно переделанную балладу его же соотечественника начала прошлого столетия).
  - Я по-твоему похож на Лунта? - спросил он. Да, сходства мало. Тролль вообще по-моему на тему подарков никогда не задумывался. Мне, например, подарил какую-то страшную каляку-маляку, которую нарисовал за пять минут до процесса дарения, гордо назвал абстракционизмом и сопроводил процесс дарения речью о том, что лучший подарок, сделанный своими руками. Воспоминания об этом навели меня на мстительную идею...
  - Ну, попробуй ей что-нибудь написать или нарисовать, - невинно по-делилась я.
  - Чтобы нашу гостиную украсил еще один шедевр? - намекнул он на вышеозначенный абстракционизм Лунта, которого скопилось уже в доста-точном количестве, чтобы открывать выставку (для справки, тролль дарил картины всем на самые различные праздники).
  - Ну, пойдем, поищем что-нибудь в отделе магических книг, - предложила я самую простую идею.
  - А ты уверена, что денег на что-то стоящее хватит? - спросил он.
  - А ты уверен, что Анжелу интересуют неподъемные коллекционные тома на древних языках или чернокнижные заклинания? - спросила я. И тут начались наши неприятности, то есть, в тот конкретный момент мы об этом не знали, но догадаться можно было.
  - Ищите подарок для совершенно необычной девушки? - выскочил из-за прилавка совершенно необычный гном, неизвестно каким образом оказавшийся в самом приличном книжном магазине.
  - Вы что-то можете предложить? - азартно спросил Орландо. Я скептически осмотрела продавца. Тот улыбался во все 44 (у гномов зубов больше, чем у людей) кариозных зуба, подергивал реденькую седую бороденку. И почесывал лысину с тремя впечатляющими бородавками. И вообще всем своим видом показывал то, что скорее принадлежит к нищим попрошайкам, чем к продавцам, которые могут предложить что-то, способное заинтересовать Анжелу.
  - Например, - премерзко улыбнулся он. - Сердце оборотня.
  Я и Орландо отпрянули назад одновременно. Противный гном молниеносным движением руки задействовал какое-то заклинание, видимо, телепортационной направленности. Но на меня-то оно не действовало, а вот на Орландо... В общем, когда я смогла увидеть что-то раскидав моих бравых охранников в разные стороны банальными пинками в первые попавшиеся места среди общей паники не было уже ни гнома, ни оборотня...
  
  - Зачем кому-то может понадобиться сердце оборотня? - спросила Анжела с плохо скрываемой паникой в голосе. Может быть, ей тоже наш дружок не безразличен.
  - Надо спросить у некромантов, - предложила я.
  - А что сказал магистр Вальденс? - спросил Морриэль.
  - Он сказал, что если я сунусь в это дело, то собственноручно закует меня в кандалы и посадит в темницу до конца моего обучения, чтобы в мою пустую голову не пришла еще какая-нибудь гениальная идея, потому как за мою больную голову ему снесут его здоровую, - практически процитировала я декана кафедры Темной магии.
  - Значит, он ничего не сказал, - констатировал мою пламенную речь тролль.
  - Давайте разделимся, - предложил свой план действий Морриэль. - Я и Анжела пороемся в книжках с черномагическими обрядами, поболтаем с ребятами с факультета Темной магии, выясняя, какими особыми свойствами обладает сердце оборотня и в каких ритуалах можно его использовать. Рийгана пусть пороется в списках выпускников Академии под каким-нибудь благовидным предлогом, поищет гнома. А Лунт пусть погуляет в подозрительных кварталах, посмотрит, где что.
  - Почему именно я? - спросил тролль.
  - Потому что троллей ниоткуда не прогоняют, зная, что потом вернутся с пьяной ватагой своих братьев по разуму и ничто уже не сможет покрыть убытков, - объяснила я наивной душе.
  - Но я не такой, - искренне возмутился наш абстракционист-самородок.
  - На лбу у тебя это не написано, - решительно отрезала я, однозначно одобряя план действий эльфа. Разве что я лучше бы расспросила юных некромантов, но по крайней мере снабжу Анжелу списком соответствующих вопросов.
  
  В архив меня пустили, но так подозрительно смотрели, словно я выношу ценнейшие сведения. Магистр Омела долго и с особым пристрастием допрашивала зачем мне понадобились эльфы из леса Морриэля выпускники Академии. Почему-то моей невнятной версии о каком-то сюрпризе она все-таки поверила, но разрешила поиски только под неусыпным взором сотрудницы этого достойного заведения.
  Увидев, милую старушку-одуванчик, я решила, что проще ничего в моей жизни еще не было. Но не тут-то было. Вероятно, эта достойнейшая представительница своей профессии в юные годы была ни больше ни меньше, как правительственным шпионом или надзирателем на Шангайских каменоломнях. Но, не было еще ни одно случая, когда я не узнавала чего мне надо, пусть даже лысого кариозного гнома неприятной наружности перепутать со светловолосым эльфом было возможно только в очень темном переулке, при очень плохом зрении и обильных возлияниях спиртного...
  
  - Нам надо в "Дырявый хлам", - гордо произнесла я на нашем вечернем сборище по поводу того, как мы будем вызволять Орландо после краткого доклада о проделанных подвигах. В общем каких-то успехов добилась только я. Студенты-некроманты смотрели на Морриэля и на Анжелу как на полоумных, из библиотеки их выгнали. Тролля не побили, даже не прогнали, но в виду своей наивности он просто целый день прошатался по городу.
  - К-куда? - спросила Анжела. "Дырявый хлам" - это место сбора всего отребья города, а также уголовщины и черных магов вроде того самого гнома.
  - Фактов о том, что этот коротышка закончил два курса Темной магии, после чего был с позором выгнан явно недостаточно для его отыскания. А вот в "Хламе" наверняка знают о нем что-то. Этот контингент все знает о своих.
  - А с чего ты взяла, что они нам правду расскажут? - спросил эльф. От возмущения его ушки прямо-таки порозовели.
  - Вам нет, но мне или троллю, не будь он таким наивным, при определенных капиталовложениях, вполне возможно, - легко поведала план действий я. - Осталось только избавиться от почетного эскорта.
  
  Анжела и Морриэль, что-то ворчали насчет того, что такого хлама никогда в жизни не одевали и что в такое место пойдут еще раз разве что за большие деньги да и то под конвоем. Лунт как ребенок, восторженно пялился во все стороны, смотря на компанию троллей в бешеном восторге. Я усиленно делала вид, что эту компанию вообще не знаю.
  Вообще "Дырявый хлам" был не самым худшим питейным заведением, в котором мне приходилось бывать. Да и публика здесь была вполне приличная (смотря на чей, конечно, взгляд). Радовало то, что царили здесь товарно-денежные отношения, а значит, можно было спокойненько выведать что-нибудь об интересующем меня персонаже, не привлекая излишнего внимания.
  - Что будете пить? - спросил бармен. Самого упыриного вида гоблин. Анжела округлила глаза, эльф было открыл рот для пространного монолога о том, что к совершенным представителям его светлой расы нельзя обращаться с подобными предложениями, когда вмешалась я.
  - Длинноухому и в парандже - чего-нибудь послабее, троллю - самое крепкое, а мне - самое дорогое, - произнесла я тоном бывалой некромантки, привыкшей к беспрекословному подчинению.
  - Что-нибудь еще? - спросил гоблин.
  - Скажи-ка мне, красавчик, где здесь можно приобрести какие-нибудь травки для зелий? - спросила я прямо-таки чарующим тоном, стараясь не обращать внимания на пылающие праведным гневом взоры эльфа и Анжелы, увидевших то, что им принесли.
  - Запретным не торгуем, - отчеканил бармен.
  - А кто сказал, что запретное ищу, дорогой, - прямо-таки промурлыкала я. - Просто кто травки хорошие продает, да в деле моем помощник хороший знать хочу, надо ж в гильдию темных магов взнос свой внести.
  - Гнома у окна видишь? - спросил он. Я медленно обернулась, пытаясь скрыть интерес, но гном определенно был не тот. Я кивнула. - У него узнай.
  Я сделала знак ребятам оставаться у стойки и вообще не светиться и продефилировала к указанному гному. Надо сказать, что я тщательно выбирала наряд некромантки, соорудив из штор и шелкового платья Анжелы нечто смутно напоминающее мне мантию Лотирсуна, даже нарисовала его знак на атласном поясе.
  - Здравствуй, дорогой, - легко улыбнулась я, давая зеленым огнем загореться глазам, обозначая тем самым свою специализацию. - Мне сказали, что ты подскажешь к кому в случае чего обратиться.
  - Смотря что тебе надо, - неприязненно ответил гном.
  - Я легким жестом фокусника достала из рукава черный листок бумаги, сложенный вчетверо, куда вчера переписала ингредиенты какого-то ужасно сложного и темного ритуала из книги магистра Лотирсуна (и еще я называюсь студенткой факультета Светлой магии!). Гном уважительно присвистнул.
  - Догадываешься, что дорого стоит? - посмотрел он на меня, просверливая недоверчивым взглядом на кредитоспособность.
  - Ты сомневаешься в том, что наследница великого Лотирсуна не сможет тебе заплатить. Может быть, усомнишься еще и в моих возможностях? - грозным тоном спросила я (нахваталась у великого некроманта таких вот замашек). А затем добавила с загадочной улыбкой. - Может быть, ты желаешь осведомиться об этом у моего учителя?
  - Так Лотирсун умер же, - пролепетал гном.
  - А ты думаешь, что для меня невозможно устроить встречу с ним? - ответила я, даже не замечая как на пальцах и глазах завораживающим бле-ском разгорается зеленое мертвое пламя. На гнома это подействовало лучше всяких доказательств.
  - Вот адрес, - протянул он бумажку. А затем, указав на компанию моих друзей у стойки, трагическим шепотом добавил (будто бы я без него не догадывалась). - Только этих лучше не бери.
  
  - Когда мы найдем Орландо, я обязательно убью его, если этого не сделает чернокнижник! - громко возмутилась Анжела, в очередной раз наступив в очередную лужу. Морриэль презрительно отвернулся в другую сторону (не мог простить мне длинноухого). Только тролль довольный жизнью громко икал (кто просил его выдуть еще и мое пойло, помимо своего, эльфийского и Анжелиного). Вообще лучшей компании для прогулки по ночным переулкам квартала с весьма сомнительной репутацией трудно было представить. И вообще как у меня ума хватило ввязаться в эту авантюру.
  - Чернокнижник не убьет Орландо до полнолуния, - как-то спокойно ответила я.
  - Почему? - спросила Анжела.
  - Сердце оборотня пригодно для поднятия легионов Тьмы только вырванное в час перевоплощения, - поделилась я информацией, неизвестно откуда взявшейся в моей голове.
  - А откуда ты знаешь? - нарушил эльф обет молчания.
  - Старые связи, - спокойно солгала я. Неизвестно еще как воспримут эти впечатлительные особы известия о моем знакомстве и непосредственной связи с самым ужасным некромантом последнего тысячелетия (если верить картинке в энциклопедии "1000 великих магов"). - Только кроме сердца оборотня, нужна еще кровь вампира, нетопыриные крылья, клык дракона и глаз мертвеца. И конечно знание какого-то заковыристого древнего языка. Ну и самое, главное, отсутствие психического здоровья.
  - Почему? - наивно вопросил пьяный тролль.
  - А ты когда-нибудь видел оборотня в момент перевоплощения или пробовал взять у вампира кровь под благовидным предлогом?
  - А если вампир с ним сотрудничает? - предложил свою версию Морриэль.
  - Легионы подчиняются только некроманту, вызвавшему их, а не одно здравомыслящее существо ни за что станет доверять некроманту. А где вы видели не здравомыслящих вампиров?
  - Там же, где и доверчивых гномов, - произнес смутно знакомый про-тивный голосок, а потом этот мерзко пакостный карлик швырнул в нас ка-кой-то колбочкой, после которой все начали погружаться в сон. Вернее все кроме меня, так как я все-таки смогла убедить кусочек своего ускользающего сознания, что наведенная магия на меня все-таки не действует. Но спящей я все-таки прикинулась...
  
  - Зачем мы вам? - спросила Анжела, судорожно всхлипывая, когда все наконец очнулись в маленькой темненькой каморочке, предназначенной видимо для рабочей лаборатории, алтаря и прочего счастья этого гнома. Да, без размаху работаете господин. У Лотирсуна такого размера разве что кабинка туалета была, хотя вру, больше была она у магистра. Вообще мой бывший учитель никогда бы не позволил на своем рабочем месте твориться подобному бедламу. Ну где это видано, чтобы почти перевоплотившегося оборотня и пленников, держали в непосредственной близости от стеклянных колб с дорогими реагентами, а эти самые реагенты рядом с алтарем для жертвоприношения? Видимо, плохо, господин гном учился...
  - Человеческие сердца дорогуша тоже много стоят, - мерзко хихикнул он. Орландо прорычал что-то невразумительное. Еще чуть-чуть и цепи порвет. Серебро на них кстати так себе, самой низкой пробы... - А эльфы и тролли - это вообще дефицит. Просто простор для экспериментов.
  - А что у вас вон в той баночке? - спросила я, указывая взглядом на странную жидкость темно-бордового цвета. Гном посмотрел на меня с по-дозрением, а затем донельзя глупым тоном поведал.
  - Кровь вампира! - и где таких некромантов делают? С его-то паршивыми знаниями он решил вызывать легионы Тьмы. Да они его поглотят еще раньше, чем вслух прозвучат первые строки заклинания...
  - А вы уверены? - несколько скептически спросила я. На меня также вопросительно уставились Морриэль, Анжела, Лунт и то человеческое, что еще осталось в Орландо. Не то чтобы, я кровь вампира видела каждый день, но почему бы не поиграть у кого-то на нервах?
  - А у тебя есть сомнения? - посмотрел в мою сторону гном.
  - У меня есть серьезные сомнения в вашей квалификации, - честно по-делилась я с ним своими подозрениями. Гном подобного не стерпел и направил в мою сторону какое-то страшное заклинание. А магистр Лотирсун угадал мой скрытый талант даже не применяя никаких заклинаний...
  - Я же говорила, - невозмутимым тоном произнесла я, увидев лицо гнома, после того, как заклинание на мне никак не отразилось. - Кстати как вы собираетесь вырывать сердце оборотня?
  - Это не твое дело! - перешел он на визг. Зря он это сделал. Теперь ничего кроме смеха гном у меня не вызывал. Правда, только у меня. Но кто виноват, что ребята ни разу не сталкивались с настоящим некромантом, каким был магистр Лотирсун?
  - Кстати, вы знаете, что у тех схем, которые нарисованы на левой руке вашего оборотня есть своеобразный пусковой механизм, который может запустить маг, который рисовал эти схемы или даже просто подновлял? - спросила я, коварно улыбнувшись.
  - Это может сделать только некромант, а на вас цепи, сдерживающие магию! - панически заозирался он по сторонам. Неудивительно, если цепи такого же качества, как и сам некромант...
  - Да что ты говоришь? - озорно улыбнулась я, поигрывая зеленым огнем в своих глазах. Потом произнесла со всем простенькое заклинание из разряда тех, что учат еще на первом курсе, после чего цепи с рук моих друзей слетели. Гном в панике заметался по комнатке...
  - Ты что подумал, что я солгала в таверне? - продолжала я нагонять страх на окружающих. - Думаешь, что Лотирсун, будь он хоть трижды мертв позволил бы кому не попадя просто так трепать свое имя? Или думаешь, что безнаказанно для тебя пройдет исчезновение эльфа Старшего рода? - гном готов был покаяться и собственноручно принести себя в жертву на алтаре. И все бы закончилось вполне благополучно, если бы не одно "но". И этим "но" оказался Орландо, а точнее говоря зверь, запертый заклинанием и сдерживаемый некачественными цепями...
  Первым это заметила Анжела. И, соответствуя, всем канонам поведе-ния благородных девиц ударилась в панику. Морриэль побледнел, потом позеленел (не хуже чем магистр Гарольд перед зомби), сделал шаг назад и начал плести какой-то щит. Лунт непонимающе уставился на Орландо. Гном-чернокнижник смылся, улучив выгодную минутку. Я трусливо ретировалась за спину эльфа, надеясь, что его щит выдержит ярость Зверя, хотя бы пару атак...
  
  Испытать его на прочность нам так и не удалось, так как в логово не-удачливого гнома ворвались магистры Академии, сразу же лишившие бедного Орландо возможности атаковать и вообще двигаться.
  - Опять эта самодеятельность, которая может стоить вам жизни, а нам спокойствия! - громовым голосом прикрикнул на нас магистр Вальденс. Почему-то все решили спрятаться за моей спиной, что особо замечательно получалось у тролля, учитывая его габариты...
  - Мы к карнавалу готовились, - невинно улыбнулась я, указывая на наши "маскировочные" костюмы. Магистр Вальденс глубоко вздохнул, очевидно собираясь поведать нам о том, что он думает о нашем карнавале вообще и конкретно о нас, но, вероятно, подумал, что проклятия на древних языках поймут не все, а заострять внимание на моей скромной персоне не решился, а потому просто коротко бросил:
  - Вас всех ждут в кабинете ректора, как только вы прибудете в Академию, - но готова была поклясться, что в его глазах загорелся-таки лихой черномагический мертвый огонь...
  
  Почему-то в кабинете ректора оставили только меня. Остальных же отпустили навестить нашего оборотня, который сейчас поспешно выздоравливал. Я с самым смиренным видом сидела на стульчике, напротив ректора и держала в руках изрядно помятый черный парик (цитирую Морриэля: "Где вы видели светловолосую некромантку?").
  - Ну и что мне с вашей неугомонной компанией делать? - спросил магистр Семигор после продолжительного молчания, во время которого я должна была раскаяться.
  - Этот гном первым начал, - перевела я стрелки. Не я же среди белого дня нападала на ни в чем невиновных студентов Академии магии в книжном магазине, да еще вынашивая, такие коварные замыслы?
  - Рийгана, - тяжело вздохнул старый магистр. Опять продолжительное молчание.
  - Магистр Семигор, а можно вам вопрос задать? - на этот раз тишину нарушила я. Ректор Академии магии с тяжелым предчувствием на сердце посмотрел на мою невинно улыбающуюся физиономию, глубоко вздохнул и трагическим шепотом произнес:
  - Задавай.
  - А как вы гнома нашли? - спросила я.
  - Мы не гнома искали, - ответил магистр.
  - А кого? - недоуменно переспросила некромантка в моем лице.
  - Одну полоумную ведьму, которая кому-то клятвенно пообещала не совать свой любопытный нос в эту историю.
  - А как вы обнаружили, что мы пропали. Мы же все правила конспирации соблюли, - поинтересовалась я, решив исправить ошибки в ближайшем будущем.
  - В следующий раз, создавая фантомов, не забудьте, что при столкновении с обыкновенной защитной магией, которая стоит на всех домах Академии, они трансматериализуются в предмет, наиболее близко располагающийся от них. К сожалению твоя бравая охрана в тот конкретный момент имела неосторожность поинтересоваться у тебя чем-то насчет завтрашнего дня.
  - А как вы меня нашли? - спросила я.
  - По ауре, девочка, по ауре, - назидательным тоном произнес ректор.
  - Аур очень много, - непонимающе произнесла я.
  - Много, все магические существа обладают аурами, зачастую похожими. Практически у всех представителей одной расы очень похожие ауры, различающиеся лишь незначительными деталями, но вот у тебя совершенно особенная аура.
  - То есть? - все еще не поняла я.
  - Много ли ты знаешь магов с даром противостоять наведенной магии? - задал наводящий вопрос магистр Семигор, расставляя все по своим местам. Опять продолжительное молчание, лично мной потраченное на обдумывание вопроса, как обойти это странное свойство моей ауры...
  - И как мне тебя наказать? - спросил магистр, глядя на меня поверх очков.
  - Может быть, не надо меня наказывать, я уже осознала свои ошибки, - довольно искренне посмотрела я в глаза магистра Семигора. Ошибки я, действительно, осознала, только не те, о которых думал ректор Академии.
  - Знаешь, что Рийгана, - глаза его как-то радостно просветлели. Мне сразу же стало не по себе от такой радости. - Отправлю-ка я тебя на лето в королевский дворец, пообщаешься как раз с отцом.
  - А вы уверены, что надо? - спросила я с самыми страдальческими интонациями в голосе, на которые только была способна.
  - Рийгана, - строго продолжил магистр.
  - Ну если у нас будет очередной переворот, или дворец взорвется, знайте, что это - ваша вина, - с самым невинным видом подытожила я возможные итоги пребывания в одном помещении (пусть даже таком большом как королевский дворец) меня (а вернее наследства в виде силы, доставшейся мне от незабвенного учителя чернокнижника) и моего отца.
  - Воспринимай, это как очередной урок. Кроме того, тебе, действительно, стоит поговорить с этим человеком, Рийгана. Все достойны второго шанса. И он в том числе.
  - У него был этот шанс, - мрачно констатировала я. Живо вспомнились и орки, и волки, и страх, и холод, и то как меня едва живую и замерзшую, словно побитую собачонку подобрал добрый магистр травник...
  - Может быть, постараешься, выслушать его версию событий.
  - Не гарантирую того, что он останется целым и невредимым, если я не поверю хотя бы одному его слову, сказала я, громко хлопнув дверью...
  
  И как-то незаметно подкрадывались каникулы и экзамены. И то время, когда мне придется отбыть в королевский замок, выполнять свое наказание.
  - Не забудь покормить Пушка, - напомнила мне Анжела, которая собиралась немного задержаться в библиотеке.
  - Его забудешь покормить - сам тебя скушает, - довольно немилосердно отозвалась я о нашем домашнем любимце. Орландо все-таки придумал "незабываемый" подарок Анжеле на день рождения - котенок мантихоры (наполовину рысь, наполовину скорпион с нетопыриными крылышками). Пушистый рыжий комочек шерсти с крошечным жалом на кончике хвоста за пару месяцев вымахал до размера матерого пса, терроризировал всю округу, и только умильно махал жалом размером с половину моей руки, когда кто-нибудь чесал у него за ушком. Спасибо Орландо по очереди сказали и я, и Морриэль, и Лунт, и даже магистр Вальденс, которого чудесный Пушок едва не зашиб жалом, охотясь ночью на какую-то пичужку, случайно пролетавшую мимо вышеупомянутого магистра. И только Анжела восторженно улюлюкала при виде своего Пушочка. Я даже серьезно начала подумывать, чтобы захватить домашнего "любимца" в свое наказание...
  И тут на моем пути снова возник тот самый гном. Он нагло опирался на калитку нашего домика. Правда, кидаться заклинаниями не стал. Видать, горьким опытом научен был.
  - Тебе чего? - спросила я, на всякий случай, готовясь звать Пушка. Если наш котенок, магистра Орра (он у нас искусство боя преподавал) хвостом к земле прижал и продержал в такой позе до нашего прибытия, то что ему какой-то гном некромант.
  - Поговорить хочу, - произнес гном, зачем засунув руку в карман.
  - Не боишься, что магистров позову, - спросила я.
  - Не успеешь, - телепортационный кристалл, значит, у него в кармане.
  - Пушок успеет, - сказала я, увидев рыжую наглую морду за забором. Киса нашла новую игрушку.
  - Кто? - спросил гном, мантихор совсем по-кошачьи мяукнул. Кто-то усмехнулся, правда, потом своим смехом подавился. Кто-то легко перепорхнул через ограду, показав миру себя.
  - Вы быстрее говорите, а то Пушок не кормленный, - поведала я. - А преступников я не укрываю.
  - Что ты знаешь о своем идеальном ректоре? - скороговоркой произнес гном. - Что вообще знаешь о том некроманте, который так смерти твоей жаждет?
  - Ты что магистра Семигора в чем-то обвиняешь?
  - А ты подумай, у кого на такое колдовство еще сил хватит, - вкрадчиво продолжал гном. Дальнейший бред слушать было выше моих сил.
  - Пушок - фас! - все-таки хорошая была у тролля идея, натаскать котеночка как сторожевого пса. Гном лежал, а в лицо ему шипел разъяренный мантихор.
  - Почему он тогда скрывает, что его сынок - магистр темной магии! Почему никто не знает о том, что магистр Вальденс - сын магистра Семигора! - продолжал вещать гном, когда перед домом оказались маги из Министерства, безопасности, забиравшие его. А мне пора было готовиться уезжать на каникулы...
  
  Пятый семестр. Магический турнир.
  
  И вот я снова возвращалась в Академию колдовства, дабы начать очередной учебный год, надо думать к великой радости всех обитателей королевской резиденции. А что они хотели, получив в наследницы ведьму? Или моя милая, ненаглядная мачеха думала, что сможет обращаться со мной так же, как и много лет назад, называя меня выродком? Нет, думать-то она думала именно так, да и именовать меня как-то кроме этого обидного слова даже и не собиралась. Вот чего она себе в страшном сне вообразить не могла, так это того, что я все-таки ведьма. А настоящая ВЕДЬМА никогда не позволит какой-то крашеной мымре оскорблять себе (нет, когда-то это возможно и был ее натуральный цвет волос, но годы эти давно уже миновали).
  Итак, дражайшая супруга моего дражайшего батюшки даже предста-вить себе не могла того, что в ответ на ее "милую" реплику о моих манерах, глазки у меня загорятся самым настоящим некромантским огнем, и я как-то самовольно что-то прошепчу в сторону (и совсем ни какое не проклятие, а всего лишь нецензурное слово на тролльем языке, хотя кто видел в языке троллей цензурные слова?). Но в общем, от моих нездоровых выходок страдала не только эта во всех отношениях приятная дама, но и все окружающие люди включительно. Хотя я свои проступки такими уж смертельно опасными и не видела. Ну что такого в приведении, гремящими цепями по ночам (абсолютно безобидный морок). Или чем им помешал караул из зомби возле моих покоев (зомби между прочим были ненастоящими, а не менее безобидными, чем приведение фантомами, а идею мне подала сама магистр Омела). Да и вообще почему они все решили, что я на кафедре Темной магии учусь?
  Впрочем, нервам моего батеньки надо отдать должное. Он мужественно и стойко сносил все мои фантомы, мороки и прочие магические эксперименты (например, взрывоопасные зелья, источающие невероятный аромат канализации или изгнание крыс и прочих мелких вредителей из складских помещений в парадные залы во время приемов). Даже апофеоз моих каникул в виде устройства бесплатной клиники для калек и чумных (половине из них я сама до этого старательно навела язвы пострашнее и всю летнюю стипендию на них перевела), которую я устроила в аккурат недалеко от парадного входа. Терпеливо сносил мои лекции о том, сколькими способами можно отравить нежелательного, но богатого родственника во время обедов, даже рискнул продегустировать собственноручно мной приготовленный супчик с добавкой виде слабительного. Он даже ни разу не сорвался на крик и истерику, не порывался выкинуть меня в зашей туда, откуда пришла, и насколько известно мне даже не пожаловался ни разу магистру Семигору на злобную некромантку...
  Но впрочем последнее уже перестало быть для меня поводом для шуток. А именно то, что слишком много в моей голове появилось знаний по темной магии. Неизвестно откуда всплывали сведения о самых ужасных ритуалах и темномагических обрядах, вдобавок ко всему (к вящему ужасу обитателей королевской резиденции) я начала свободно разговаривать на десятки языков, которых раньше представить себе могла разве как пыточным оружием. Именно на эту тему я собиралась поговорить с магистром Семигором, когда вернусь...
  
  Впрочем, сразу же разговора не получилось, хотя бы по причине того, что нас всех дружно отвели на огромную площадь перед Академией, где когда-то магистр Семигор толкал на удивление занудливую и длинную речь о пользе и необходимости магии в жизни каждого индивида, присутствовавшего в тот день на этой злополучной площади. И сейчас, видимо, намечалось что-то не менее эпическое по своему значению.
  - Чего нас созвали? - на мое плечо немилосердно опустилась в дружеском приветствии лапа тролля. Я каким-то чудом избежала перелома костей, отделавшись легким ушибом.
  - Понятия не имею, - произнесла я, оборачиваясь с самым серьезным выражением лица, на которое была способна к своему хорошо знакомому троллю.
  - Мож, случилось что? - наивно предположило это дитя камня.
  - Вероятно, если нас созвали, - несколько раздраженно откликнулась я, плечо все еще болело.
  - Так что случилось? - с завидным упорством пытался кто-то добиться у меня ответа на вопрос, которого я не знала, вообще, знать не могла, так как приехала в Академию всего лишь за полчаса до этого массового сбора на площади.
  - У кого-нибудь другого спроси, - посоветовала я.
  - Эй, чего нас здесь собрали? - с завидным энтузиазмом принялся Лунт за реализацию моего совета, немилосердно шлепнув ручкой по плечу субъект в черном плаще стоящий неподалеку. Жертва произвола силы тролля обернулась, обнаружив в себе темноэльфийского лорда Виллеадена. Длинноухий лорд (отношения с которым оставляли желать лучшего с нашей первой встречи) обдал нас волной презрения, выразившейся в самом высокомерном взгляде, на который он был способен. А затем с тем же оттенком пренебрежения обратился почему-то ко мне.
  - Ниже моего достоинства отвечать подобным вам субъектам, - произнес он, гордо отворачиваясь, со слегка перекошенной физиономией, Лунт, вероятно, шлепнул его посильнее... Но, когда я позволяла к себе относиться подобным образом?
   - Тем более, когда ответа на вопрос, светозарный, не знает, - довольно тихо, но так, чтобы до острых эльфийских ушек все-таки донеслось, ответила я.
  - Кого ты назвала светозарным? - эльф резко обернулся. Лицо лорда пылало праведным гневом. За свою жизнь я усвоила то, что является при-вычным эпитетом по отношению к светлым эльфам, темные с готовностью принимают за редкостное ругательство, и наоборот.
  - Что и требовалось доказать, - равнодушно обратилась я к троллю, на лице которого застыло удивленно-равнодушное абсолютно бессмысленное выражение.
  - Что? - одновременно спросили Лунт и Виллеаден. Если первый пы-тался совершить какие-то не мыслимые умозаключения из моей слишком резво скачущей мысли, то второй прямо-таки горел праведным гневом. А вообще-то еще спасибо должен сказать, если бы не я, то тролль его бы по стенке размазал. А что вы еще хотели получить, оскорбив представителя этой расы, которая все конфликты всегда решает силой.
  - Появление магистра Семигора в одно мгновение решает все споры, - мило улыбнулась я и, схватив тролля за руку, быстренько активировала заклинание, позволявшее затеряться в толпе.
  - А где? - удивленно озирался Лунт в новых лицах тех, кто его окру-жал.
  - На помосте, - милосердно указала я на магистра Семигора, искренне полагая, что Лунт имел в виду его местонахождение, а не пресловутого эльфийского мерзавца.
  - А, - тролль совершенно запутался в моих выводах и предположениях.
  
  Речь ректора магической Академии оказалась такой же длинной, нудной и запутанной, как и предыдущая. Опять что-то о том, какую пользу приносит магия, о том, что магия прежде всего сердце и прочее, прочее, прочее. Видимо, тролль разделял мои взгляды, так как уже битый час мы с одинаковым отсутствующим выражением на лице рассматривали окружающий нас безликий пейзаж, а лично я тосковала по своему ворону, с которым хоть поспорить всегда можно было...
  - И в конце концов я хочу сказать, - донеслось до моего слуха желанное предложение. Означало, что хотя бы с половиной речи закончено. - Что Академия проводит магический турнир среди студентов, обучающихся на третьих-пятых курсах. Заявки принимаются от всех желающих кураторами ваших курсов. Поблагодарим его величество короля Уоррена Озерного за организацию этого турнира и за щедрые призы, предоставленные из королевской сокровищницы победителям турнира.
  Почему-то после этих слов слушать стали с плохо скрываемым азар-том. Лично я не понимала в чем интерес участия в этом пресловутом турнире? Если батюшка надумал таким образом сблизиться со мной, показав, что он не чужд современным магическим веяниям, и даже готов пожертвовать чем-нибудь из своей драгоценной сокровищницы (наверняка, каким-то проржавелым мечом с не менее "великолепным" камнем, выдающийся за некий великий артефакт). Словом я с нетерпением ждала окончания этой великой речи, тем более, что мне надо было спросить магистра Семигора про участившиеся у меня приступы знания того, что я знать вообще не должна была...
  
  - Я непременно хочу участвовать в этом турнире! - глаза Морриэля горели каким-то странным маниакальным огнем. Да уж, никогда не подозревала в нашем светлом эльфе такого рвения к дешевой славе.
  - Участвуй, - равнодушно пожала я плечами. Лично мне этот магиче-ский турнир был глубоко безразличен хотя бы тем, что спонсировался моим дражайшим родственником.
  - Но все участники должны пройти строгий отбор! - в том же маниа-кальном духе продолжал Морриэль.
  - Ну у тебя вроде бы с оценками все в порядке, и с дисциплиной, - не-сколько неуверенно пожала плечами Анжела. Ее киса при этом подозрительно сыто мурлыкнула. Я до сих пор не могла привыкнуть к пушистому "комочку" размером с теленка, и не разделяла умильных взглядов и вздохов моей подруги.
  - Как и у половины Академии, - грустно вздохнул эльф.
  - А что надо для того, чтобы тебя отобрали для участия в этом турнире? - невинно спросила я, стараясь проникнуться почему некоторые так огорчены. На меня уставились удивленные взоры. Ну и что, я слушать перестала, когда узнала о том, что это затея его высочества...
  - Одобрение комиссии и ректора, - грустно поведал Морриэль.
  - И чем ты таким провинился перед ними, что тебя не возьмут? - спросила я.
  - Там только по одному участнику с каждого факультета, - грустно вздохнул Морриэль.
  - А что хотя бы предлагают в качестве главного приза? - снова вопросила я, опять натолкнувшись на волну непонимающих взоров.
  - Ты где была? - спросила Анжела, подозревая что-то неладное.
  - На площади, как и все, - честно призналась я.
  - И чем ты слушала? - не очень деликатно спросил некий оборотень, которому в основном моими стараниями мы спасли сердце а вместе с ним и жизнь прошлой зимой.
  - Не в моих правилах прислушиваться к на редкость бессмысленным официальным речам, произносимым в честь неких владык мира сего, к коим лично я не испытываю никаких светлых чувств, - с видом оскорбленной невинности сообщила я друзьям.
  - Призом будет легендарный меч Ульриха Завоевателя, - с неведомым мне ранее мечтательным выражением на лице произнес эльф. Ответом ему служил мой полный безразличия и сдержанного любопытства взгляд. Ни как не могла вспомнить кто такой этот Ульрих и за какие заслуги его меч является столь вожделенным трофеем... Кто-то одарил меня презрительным взглядом, подумаешь!
  
  - Если я выиграю этот меч, пойдешь со мной на Зимний бал? - спросил меня Эдмонд, во время нашего традиционного сидения на крыше западной башни заброшенного крыла замка. Ходили слухи, что по ночам там что-то подозрительно воет и шумит и потому его забросили. Но на самом деле просто туда сложно было подвести сеть магического отопления, а мерзнуть почтенные магистры почему-то не желали (это мне магистр Семигор поведал в ответ на мое желание заночевать в этой башне с целью поимки причины таинственных завываний, на спор с Лунтом разумеется...).
  - А зачем мне этот меч? - спросила я, устремив взгляд куда-то в про-странство. - Толку от этого проржавевшего куска металла?
  - Пусть он будет символом нашей любви, - высокопарно произнес мой любезный друг, с которым я в последнее время проводила слишком много времени для благовоспитанной девушки, особенно учитывая, что мой кавалер был вампиром.
  - Символом чего? - вопросительно обратилась я к нему. Мой взор выражал большое удивление, о сем высоком чувстве господин вампир не упоминал со дня нашего памятного разговора в лаборатории магистра Вальденса.
  - Нашей любви, - пояснил он ничуть не смущаясь. Глаза и легкая улыбка вампира действовали странным манящим магнитом, мои щеки слегка вспыхнули.
  - Еще раз испытаешь на мне свои чары! - я резко вскочила с места, рискуя свернуть себе шею в виду высоты башни.
  - Я и не наводил никаких чар, - честно признался вампир, убийственно действуя на меня. Невольно хотелось произнести несколько нецензурных реплик на языке троллей (хотя сомневаюсь, что в этом языке вообще есть цензурные слова), не хватало еще влюбиться в Эдмонда, будто не было уже неудачных опытов в этом нежном чувстве...
  - Все равно мне этот глупый меч не нужен, а если бы так уж и захоте-лось, сперла бы из сокровищницы самолично или у батеньки в подарок на день рождения попросила бы, - несколько отстраненно и даже отталкивающе произнесла я.
  - И чего ты боишься? - вампир подошел поближе, отступать дальше было чревато серьезными последствиями для моего здоровья.
  - Я? - удивленно воззрилась святая невинность в моем лице на Эдмонда. Но больше всего мне хотелось убежать куда-нибудь подальше, чтобы никогда не видеть загадочных глаз вампира, не слышать его чарующего голоса. Никогда снова не испытывать учащенного биения сердца и глупого желания улыбаться от смешного, ненужного счастья...
  - Так пойдешь на бал, если я выиграю турнир? - спросил меня вампир, поняв, что дальнейшим разговором на эту тему добьется разве что моего картинного падения с нешуточной высоты.
  - Выиграй, - мило улыбнулась я, воспользовавшись тем, что он не-сколько ослабил бдительность трусливо смылась. И уже откуда-то снизу произнесла. - Тогда пойду.
  
  - Рийгана! - на лице Анжелы застыло странное удивленное выражение. Может быть, я бы и разделила ее чувства, находись в более приемлемом душевном состоянии, а сейчас я сидела на полу, рыдая в пушистую шкурку Пушка (кажется, я начала понимать восторги Анжелы по поводу этого животного). Вообще застать меня со слезами на глазах было достаточно сложным делом, а вот с откровенной истерикой...
  - Что случилось, Рийганочка? - Анжела почти мгновенно опустилась на землю, обнимая мантихора с другой стороны.
  - Я еще чуть-чуть и влюблюсь, - еще сильнее взвыла я на такой ноте, что Пушок, попытался инстинктивно вырваться из моих крепких объятий.
  - И почему ты плачешь? - спросила Анжела, которая решительно не разделяла моих взглядов. - Он совсем урод?
  - Если бы, - всхлипнула я, потянув носом. Да, проще было бы, тогда бы была уверена, что на следующий день не позабудет меня, как мог сделать этот глупый вампир...
  - Почему ты тогда так плачешь? - спросила Анжела. В таких случаях проще порыдать, чем объяснить, тем более, что задушевные разговоры никогда не были моей любимой темой...
  - Потому что всегда, когда я влюбляюсь, оказывается, что они меня предают и каждый раз это больнее предыдущего, - все-таки выдавила я из себя какие-то нечленораздельные звуки.
  - Ну, когда-нибудь ты должна будешь встретить кого-то, кто не пре-даст. Нельзя всю жизнь прятаться, - как-то неловко пыталась утешать меня подруга. Да, Пушок в качестве утешительной подушки со своей функцией справлялся гораздо лучше...
  - У меня так не бывает, - залилась я новой волной рыданий.
  - Ну кто он? - попыталась перевести разговор на другую тему Анжела.
  - Вампир, - рыдала я в ответ. Ох, чувствую стыдно будет за свою со-всем не свойственную мне истерику...
  - Ну не переживай ты так, - нашлась что сказать моя подруга. В это время мантихор почувствовал, что наши объятия стали немного слабее и что было сил рванулся к свободе. А так как сил у нашего котеночка было не мало, то столь желанную свободу он увидел. Что касается меня и Анжелы, то мы приобрели несколько синяков и царапин, и пообещали милому Пушочку сладкую жизнь, ну я одна пообещала. Но плакать было уже некогда, тем более, что я должна была уже минут десять сидеть в кабинете магистра Семигора и показывать ему то, что я сделала за это лето...
  
  Первый урок с магистром Семигором. И я опоздала, правда учитель так и не заметил. Бедного ректора Академии я прождала целых полчаса, а потом он пришел злой и нервный, вероятно, это каким-либо образом было связано с великим и ужасным турниром, о котором круглосуточно грезил один светлый эльф, а вместе с ним и большая половина Академии. Даже освежив в памяти легенду об Ульрихе Завоевателе и о чудесных свойствах его меча, я не понимала такого бурного восторга по этому поводу. Ну, во-первых, даже если предположить, что все его свойства действительно верны, открывает свою чудесную силу меч только потомку пресловутому Ульриха, а его династия прервалась лет двести-триста назад. Во-вторых, даже если предположить существование какого-нибудь плода тайной любви, который даже поступил в Академию, то беднягу ожидает облом - мечом может пользоваться только немаг, а немагу победа в турнире магов не светит. И, в-третьих, если бы меч действительно обладал хотя бы малой толикой волшебства, описанной в легендах, король и все его советники скорее бы удавились, чем пожертвовали такое сокровище.
  Но возвращаясь к вопросу о моем обучении. Магистр Семигор устало плюхнулся в кресло и какое-то время вообще меня не замечал. Потом он тяжело вздохнул и посмотрел поверх очков.
  - У тебя есть какие-то вопросы по летним заданиям?
  - Вопросы есть, но на другую тему, - честно призналась я. В конце концов невозможно до бесконечности оттягивать волнующий меня вопрос о наследии черномагической силы.
  - Ты тоже хочешь участвовать в турнире? - устало спросил он. Магистр Омела на его месте испепелила бы меня в одно мгновение, если бы услышала положительный ответ.
  - Нет, - я сделала такие страшные и удивленные глаза, будто бы меня смертельно оскорбили этим вопросом. Магистр Семигор предусмотрительно поднял голову и слегка напрягся.
  - Спрашивай, - устало махнул старый маг рукой, вероятно, подозревая, что если я не получу ответа от него, то все равно не успокоюсь, а самостоятельное образование в моем случае грозит большим количеством пострадавших.
  - Почему у меня есть некромантские способности и замашки, вроде того, что у меня глаза мертвым огнем загораются, когда я теряюсь или боюсь? - аккуратно и издалека решила начать я. Магистр Семигор вздохнул. Вероятно, объяснение предстояло долгое.
  - Изначально почти все маги, Рийгана, имеют одинаковую предрасположенность к различным отраслям магической деятельности. Но все же к возрасту, когда магические способности переходят в свою активную фазу особенности характера, жизненного уклада мага и еще множество нюансов вносят свою лепту в специфику магической силы. Часто магия волшебника становится направленной преимущественно в ту отрасль, в которую были пущены его первые заклинания. Впрочем, иногда, случается, что магия изначально решает путь своего обладателя, как правило, эти маги становятся великими, но это уже углубление в теорию магии, пусть вам об этом Омела рассказывает. Что касается твоего конкретного случая, то ничего удивительного в некоторой склонности к темной магии у тебя нет. Первые свои магические опыты ты проводила под руководством очень могущественного черного мага, и еще какое-то время даже после окончания твоего обучения подобные явления будут преследовать тебя. Но раньше это тебя как-то не волновало, что-то случилось?
  - Да меня и не совсем это волнует, - честно призналась я.
  - Ну рассказывай? - магистр Семигор снял очки и посмотрел на меня своими ясными голубыми глазами.
  - Просто у меня стали появляться какие-то странные образы, знания, связанные с черной магией. Словом, то, чего быть не должно, - довольно растерянно пыталась объяснить я то, что даже в своем сознании полностью сформулировать не могла.
  - Что ты знаешь о наследии чародеев? - спросил магистр Семигор. Мой выразительный взгляд лучше всяких слов говорил о том, что ничего я не знаю. - Ой, Рийгана. Это довольно сложно, на эту тему отводится едва ли не половина семестра на следующем курсе. Если сказать вкратце, то чародей завещает, своему наследнику, не только свое движимое и недвижимое магическое и обыденное имущество, но и силу, и знания. И от этого нельзя не убежать, не отказаться. Другое дело, как ты будешь использовать эти знания и силу, девочка.
  - А почему вы уверены в том, что наследие Лотирсуна не заставить меня свернуть с пути истинного, ведь я никогда не была святой и никогда не скрывала того, что в случае чего и к темной магии прибегнуть могу, - слегка сузила я глаза, посмотрев на улыбку старого магистра.
  - А ты можешь сказать мне, девочка, где он истинный путь для каждого? Вот я, прожив столько лет не знаю. А что касается тебя, Рийгана, то не боюсь я того, что с тобой что-то сделает наследие Лотирсуна, хотя бы потому, что сам Лотирсун тебе силу завещал. Старый маг был очень хитрым и недоверчивым, и ученика себе не заводил раньше никогда, потому что знал, что сломает молодого мага, подчинит своей власти. А маг, Рийгана, всегда сам должен делать выбор, сам выбирать тот самый путь, по которому пройти, а насколько истинным этот путь будет, судить только самому магу.
  - А вы не боитесь, что я выберу путь темной магии?
  - Не боюсь, а опасаюсь, - с легкой улыбкой ответил магистр. - Так же, как и опасаюсь того, что ты выберешь путь только светлой магии. Твой магический путь, Рийгана, лежит вне известных мне областей. Я не уверен, что это будет определенный вид магии или, что путь твой будет легким. Но я почти уверен в том, что в конце этого пути тебя ждет что-то, о чем еще долго будут вспоминать во всем магическом мире.
  - Не боитесь, что я возгоржусь? - спросила я.
  - Тебе быстро надоест ждать этого великого подвига, и ты, либо свернешь шею, либо пойдешь дальше по своей дороге, - хитро улыбнулся магистр Семигор.
  - Можно еще один вопрос? - спросила я.
  - Давай.
  - А почему король выставил наградой этот дурацкий меч? - спросила я, увидев, как трагически вздохнул бедный магистр...
  
  Минуло две недели. Все это время я успешно скрывалась от общества вампира, не брезгуя даже телепортацией. Впрочем, всей Академии было глубоко все равно на мои страдания и стенания. Страсти вокруг турнира кипели с новой силой, потому как сегодня утром обнародовали список участников. Если честно, то я знала этот список на пару дней раньше (а нечего магистрам всякие ценные бумаги на столе без присмотра оставлять), потому получала несказанное удовольствие от игры на нервах у одного эльфа, который за эти два дня довел меня до нервного срыва. Последствием моего срыва печально стоял печальный обуглившийся сарайчик или какая-то еще сельскохозяйственная постройка...
  Итак, на турнир от факультета Темной магии попадал человеческий маг Рональд, ученик пятого курса, безумно талантливый (многие магистры уже сейчас не знали куда от его таланта деваться) темноволосый парень с уродливым шрамом от ожога на пол-лица. От факультета Целительства и Травников дриада Ль с четвертого курса, тонкая и изящная девушка с феноменальным даром целительства, известная также своей добротой и тем, что у нее беззастенчиво списывали домашнее задание весь ее курс и все последующие. От факультета Ясновидения и Телепатии все-таки попал мой любимый вампир, увидев его имя в списке, я хотела переправить (благо магия, которая защищала список от подобных деяний, на меня не действовала), но в этот самый момент вошел магистр Семигор, прервав тем самым намеченное мной злодеяние. От факультета Боевой магии пошел орк с пятого курса Дерек-хай, брат хорошо известного мне Терек-хая. Магом он был так себе, но вот ресурсы магического запаса имел настолько впечатляющие, что даже видавшие виды магистры удивленно присвистывали. И от моего родного факультета Светлой магии на сие почетное звание претендовал никто иной как мой любимый Оливер, ныне являющийся студентом пятого курса.
  Бурные празднества с чествованием победителей я пропустила. Хотя бы потому, что факультеты праздновали отдельно, а Оливеру я желала только получить в лоб боевым пульсаром помасштабнее. Кроме того меня ждало ответственное мероприятие, за невыполнение которого магистр Семигор лично обещал мне снести голову, а именно беседа с батюшкой. Но в общем, по-другому делу, порученному мне голову снести обещала магистр Омела, добрая полуэльфийка поручила мне назначить таинственных "добровольцев" с первого и второго курсов для не менее таинственного второго или третьего этапа турнира и помочь в подготовке первого этапа, основной задачей которого было выяснить насколько внимательно студенты слушали лекции по предметам, не касающихся их прямой специализации. По этому поводу делались различные ставки (естественно не замеченные руководством Академии). Основной целью ставок было выяснить, кто наберет большее и меньшее количество баллов. Логика подсказывала, что меньше всего баллов будет Дерек-хай, потому как орки и тролли считались наименее восприимчивыми к любым видам магии кроме боевой, однако, интуиция и социологический опрос подсказывали мне, что претендентами на выбывание будут Оливер или Рональд. Я поставила целых пять золотых (пусть королевская казна разорится на содержание "любимой" доченьки) на то, что это будет воришка из Лератту. Почему-то мои друзья не разделяли моих пессимистических настроений. А на чью-то победу я не ставила, в этом моя интуиция молчала.
  
  Почему-то кабинет магистра Семигора выглядел несколько странно, из-за присутствующей в нем особы королевской крови. Чего стоил караул не пожелавший впускать меня, пока моя магия не без помощи завещанных знаний не всыпала им по первое число.
  - О чем хотел поговорить? - спросила я по-свойски плюхаясь в при-вычное кресло. Так и подмывало ноги на стол положить. Однако боюсь потом мне это ой как аукнется, не даром же магистра Семигора называют великим волшебником. А за годы своего обучения я все-таки поняла, что мой дар не защищает меня от магии, о которой я не знаю, если она не направлена на конкретный вред моему драгоценному здоровью.
  - Рийгана, ты уже не просто обыкновенная студентка Академии. Ты принцесса и рано или поздно станешь королевой, - непривычно официозно начал он наш разговор.
  - Я отрекусь от короны, - со слащавой улыбкой пообещала я. Что-что, а править страной не входило в мои жизненные планы. Боюсь, что страна этого сомнительного счастья не выдержит...
  - Ты знаешь, что происходит в центральных землях? - продолжал он не замечая моих комментариев.
  - Нет. Я же сказала, что меня не интересует перспектива моего возвы-шения на трон, - довольно резко ответила я.
  - Ты не знаешь, какие проблемы можешь навлечь своим отречением, - с легкой грустью ответил он.
  - Давай сначала тебя похороним, а потом будем думать, что делать с моим отречением, - светло пообещала я.
  - Рийгана, если говорить более чем серьезно, то я отправляюсь в поход в Центральные земли и имею множество шансов оттуда не вернуться. И ты знаешь, что после нас уже нет прямых наследников королевского рода. Только далекие ветви, которые тотчас бросятся в жестокую междоусобицу, которая разорит страну и откроет ее для оккупации другими, более сильными соседями.
  - У нас же вроде бы со всеми мирные договоры заключены, - произнесла я, все еще находясь под впечатлением от этой продуманной речи, должной вызвать у меня проблески совести.
  - Темные и светлые эльфы только и ждут того, чтобы сцепиться между собой, а продвижение своих фаворитов на власть в нашей стране, чем не повод для новой войны. Орки уже лет десять не соблюдают никаких договоров, нападая на приграничные селенья, гномы давно положили глаз на Сентилийские рудники, пожалуй, одним дриадам бесконечно все равно, что происходит с нами.
  - Вот они тонкости большой политики, - глубокомысленно заметила я.
  - Не время для иронии, Рийгана. Я понимаю, что тебе чуждо чувство особой признательности ко мне или вообще к стране, но ты все-таки подумай прежде, чем отрекаться от предложенного престола.
  - Ну даже, если я не отрекусь, то что я с этим титулом делать буду? - глубокомысленно заметила я. - Я же в политике, экономике и прочих отраслях государственной деятельности ничего не понимаю, кто помешает тем же агентам правительств других стран вертеть мной как марионеткой.
  - Твой несносный характер помешает. А пробелы в знаниях вполне восполнимы. Твоим образованием будут заниматься лучшие специалисты нашего двора, в свободное от занятий магией время. С ректором я уже согласовал план твоего обучения.
  - И так всегда, - тяжело вздохнула я, живо представляя тонкости обучения делам государственного управления.
  - К тому же тобой будет заниматься придворный церемониймейстер. Твоими манерами надо срочно заняться, - с торжественной улыбкой добавил он. Памятник поставлю тому орку, который собьет моего батюшку богатырским ударом, при всей моей ненависти к оркам...
  
  Вся Академия застыла в торжественном предчувствии первого испытания. Наша почетная пятерка сидела почти напротив импровизированного экрана, на котором стараниями магистров должны были отображаться мытарства наших героев. Однозначно, мы занимали лучшие места (лучше только у магистров), и я начинала оценивать преимущества, дарованные мне родственной принадлежностью к королю Уоррену Озерному. В целом я имела представление, что из себя представляет первый этап турнира.
  Участники вытаскивали бумажечку с названием одной из специализа-ций и его направляли на один из пяти специализированных полигонов. Впрочем, на всех этих полигонах были достаточно типовые задания, выясняющие общие навыки по всем предметам. Сначала герои попадали на таинственную полянку, где росли всякие цветочки-ягодки, которые необходимо было собрать для дальнейшего приготовления зелья. Далее по сценарию шла встреча с нежитью вид и количество зависели от вытянутой специализации. Потом телепатический контакт с местным населением, опять же глубина и сила зависели от бумажечки. Потом по сценарию шло приготовление зелья на различные варианты (излечение смертельной болезни, для расправы с колдуном, для осуществления древнего ритуала, приворот на несговорчивого недруга, в общем на что хватило фантазии магистров). Потом шло что-нибудь, связанное с некромантией или темными ритуалами. В конце же этого действа надо было подарить спасенным аборигенам какой-либо знак света, при чем выбор надо было сделать самостоятельно. Оценивался конкурс не только по времени прибытия героев на нашу поляну с таинственным знаком-загадкой, кото-рый необходимо было добыть тем видом магии, на которую указывала вытянутая бумажечка, но и по правильности, благородности, верности принятых решений. Так что магистрам предстояла большая головная боль в течение последующих пары дней. А участникам испытания не меньшая проблема в виде разгадывания таинственных загадок (а загадки были еще те, не даром магистр Семигор старался!), в течение двух следующих недель. Кстати, на все первое испытание давалось всего-то четыре часа...
  Первой пропустили Ль, как единственную представительницу прекрасного пола. Дриада вытянула табличку с надписью Светлая магия. Вторым шагнул вперед Оливер. Он вытащил - Целительство и Травников. Мой бывший друг облегченно вздохнул, не знал еще о всей специфике испытаний. Далее шел Эдмонд. С кошачьей грацией вампир достал надпись Темная магия. Мне показалось, что кто-то мне загадочно подмигнул... Рональду досталась Боевая магия, а орку - Телепатия. Никому, значит, не подфартило, что не удивительно, магистры же не зря свою степень носят. Ректор произнес коротенькую ободряющую речь, после чего наши бравые маги шагнули в телепорты и завертелась их жизнь на магических экранах...
  
  Первым, спустя где-то три часа выскочил Оливер. Слегка потрепанный, но безумно довольный собой. Я бы на его месте так не радовалась, действовал он весьма и весьма дилетантски и кладбище, которое он "успокоил", еще доставит хлопоты магистрам. Наш факультет взорвался бешеными овациями. Бывший воришка из Лератту в полной мере наслаждался своим триумфом, а я подсчитывала убытки...
  Спустя где-то еще полчаса выскочил Эдмонд. Выглядел он более оп-рятно, чем Оливер, даже с претензией на элегантность (чего еще требовать от рожденного вампира), но слегка растрепанные волосы придавали ему забавный вид. Не могу сказать, что справлялся он просто гениально, знак света не тот, например, поставил, но в целом все было вполне достойно.
  Еще через пятнадцать минут с гордым видом воителя показался Дерек-хай. Орк выглядел грозным полководцем, внушая кому невольное почтение, кому страх, а кому и желание произнести непечатное проклятие на древнем языке (едва себя сдержала!). Радовало только то, что за травами на полянку он два раза бегал, зелья орк варить не умел, но зато с телепатией справился почти идеально, да и знак поставил в принципе подходящий (можно было кое-что получше, но и этот справлялся бы с возложенными миссиями).
  Буквально через две минуты вышел Рональд. Вот кем я невольно начинала восхищаться. Студент факультета Черной магии справлялся со всеми заданиями идеально, и даже ни капельки не пострадал! А это было ой как нелегко, учитывая столкновение с голодной стаей вурдалаков и взрослых заклятых оборотней, которых еще и обнаружить надо было. Да и его знаку света позавидовал бы любой Светлый маг (я лично завидовала!).
  И самой последней, на самых последних секундах испытания появи-лась дриада. Кто мог представить, что девушка настолько пуглива и так нервно реагирует на нежить, которой у нее кстати было не так уж много. Многих вообще удивило то, насколько Ль слабо справилась с заданием, а сами бы попытали справиться с пятью голодными стригами...
  
  На этот раз в празднике я участвовала. И не потому, что безумно радовалась тому, что Оливер пришел первым. Просто устала от бесконечных занятий и обязанностей возложенных на меня, очевидно с целью того, чтобы я во что-нибудь очередное не влезла. Друзья впрочем оставили меня. Морриэль упорхнул куда-то к своей возлюбленной с Факультета травниц, Анжела и Орландо хихикая спрятались в какой-то подворотне, Лунт ушел пить с троллями. Я сидела за отдаленным столиком, пытаясь понять насколько хорошей я буду правительницей, если батюшка не вернется. Мои умозаключения привели меня к выводу о том, что лучше пусть он здравствует вечно.
  - Почему-то все думают, что темные маги не умеют творить светлых заклинаний, - услышала я голос, обращенный не ко мне, но все же затраги-вающий болезненную тему. Обернувшись я увидела двух студентов Темного факультета, Рональда и еще какого-то парня, где-то мной виденного. Тема дискуссии скорее всего была вызвана тем, что все наши студенты смотрели на Рональда, словно на нечто антинаучное и существующее против всех законов магии.
  - Любой маг может произносить абсолютно любые заклинания, только те, что противоречат его натуре и основной направленности сил требует большей затраты духовных материй и больших усилий, - вмешалась я в чужой разговор. Вообще-то это моей натуре несвойственно, но немного алкоголя и я во все бочки затычка.
  - Интересная точка зрения для светлого мага, который слишком часто прибегает к некромантии, - ответил мне друг Рональда. Кажется, он передавал магистру Вальденсу какой-то зачет, когда у меня неудачно взорвалось зелье.
  - Это третье тождество общемагического закона Гарольда Ешенспин-ского, и одно из основных правил тождественности склонностей мага, гла-сящих о том, что более 90% рождающихся магов имеют равную предрасположенность к различным видам магии, - похвалилась я своими знаниями.
  - Ты на каком курсе учишься? - несколько заинтересованно скользнул по мне взглядом Рональд.
  - На третьем, - довольно гордо произнесла я. Парни уважительно по-смотрели на меня. Магистр Семигор впихивал в мою бестолковую голову слишком много информации.
  - Тебя ректор учит? - спросил более посвященной в дела Академии друг участника турнира. Я кивнула.
  - А еще твой отец - король, - услышала я еще один резковатый голос. Обернувшись я увидела Дерек-хая. Если бы взглядом можно было бы испепелить, еще неизвестно, кто из нас первый бы превратился в кучку пепла.
  - А что тебя в его величестве не устраивает? - спросила я с легкими нотками нахальства в голосе, прекрасно осознавая, к чему это может привести. Но ничего страшного, ведь когда-то и магистру Лотирсуну хамила, а в результате стала наследницей его силы, так что еще кто кого, господин орк.
  - Меня просто не устраивают глупцы, - произнес он сквозь зубы. Если бы реплика принадлежала представителю иной расы я бы посмеялась и сама бы добавила пару нелестных качеств обожаемому родителю. Но орки это было то, ради чего я готова была забыть о некоторых своих принципах.
  - Как же ты в зеркало смотришься? - спросила я с холодным оттенком гнева в голосе. Я всегда с орками так общалась. Вообще предпочитала не говорить с ними, потому как плохо контролировала свои эмоции в их отношении, а сейчас сама того не понимая могла садануть каким-нибудь слишком эффектным заклинанием из области черной магии. При чем таким заклинанием, за которое запросто посадить в подземелья могут...
  - Я не мой глупый братец, или прочие, кто боится взгляда какой-то девчонки, - произнес он с явной угрозой в голосе. Я почти физически чувствовала как в моих глазах загорается мертвый огонь. Вокруг все притихли, ожидая потасовки. Сила магистра Лотирсуна жаждала свободы, не могу сказать, что я так уж хотела ей помешать в этом желании, но все же я не должна позволить чужой магии захватить себя. Ведь именно за это мне дали силу.
  - А ты знаешь, что ничто не может противостоять эмоциональной ма-гии. Магии боли, страха, ненависти, - тихо и размеренно повторяла я вче-рашний урок по общим законам магии, который прибавил мне понимания почему орки так от меня шугаются. - И ты, наверняка, не знаешь, как человек может ненавидеть тех, кто уничтожил его дом, его семью, друзей, жизнь. Тех, из-за которых этот человек едва не умер от холода и страха. Тех, из-за которых превращаешься в бездомного бродягу, которого каждый норовит пнуть ногой. И ты думаешь, что я когда-нибудь смогу забыть это, Дерек-хай?
  - Я не убивал твоих родных, - ровно и холодно произнес орк. Я ощущала как расслаивается чужая черная магия, окружавшая меня. Магия Лотирсуна. Едва сдержала вздох облегчения. Но роль надо доигрывать до конца, не давая себе шанса расслабляться.
  - Не их, так других. Так что не надо ждать от меня чего-то кроме смерти, потому что колдовать буду не я, а девочка на краю мертвой деревни. Сила будет не моя, а того некроманта, что мне ее завещал. И не стоит ждать пощады ни от девочки, ни от некроманта, ни от меня, - сказала я резко уходя. Сейчас мне хотелось забиться в темный угол и просидеть там до начала следующего дня. Борьба со старыми чувствами практически лишила меня сил. Словно я снова стояла с окровавленным кривым орочьим кинжалом, склоняясь над трупом воина, не понимая, что это сделала я...
  
  Утром дружная толпа студентов толпилась у стендов, где были выве-шены баллы за первый из четырех этапов конкурса и условия второго этапа. К чести магистров могу сказать, что ни того, ни другого я не знала, но особенного интереса к результатам не проявляла. Хотя бы потому, что еще не отошла от вчерашней беседы с орком. И плохо мне было совсем не от содержания нашего разговора. Скорее от ощущения той невероятной силы, которая практически поглотила меня. Силы ненависти, обиды и слез двенадцатилетней девочки, помноженной на могущество самого страшного темного мага последнего столетия. Почему-то именно сейчас я понимала, что страх перед магистром Лотирсуном отнюдь не порождение человеческой фантазии, а сам магистр не просто старичок с манией величия...
  Но, возвращаясь к нашим результатам. Первое место и 150 баллов набрал Рональд, не смотря на почетный четвертый номер прибытия. Далее 145 баллов - Дерек-хай, потом 140 - Эдмонд и Оливер, и в конце 120 - Ль. Второй же этап конкурса предполагал отправление участников в Сентилийские рудники, где должны были выполнить условия своей загадки. В общем веселенькие две недели предстоят участников этих этапов конкурса.
  
  - Рийгана, может, скажешь своему вампиру, чтобы не ошивался возле нашего дома, - вместо приветствия встретил меня Лунт. Нет, конечно, тролли не отличаются воспитанностью, но зачем так после долгого и мучительного урока этикета, который выматывал менее еще сильнее, чем спарринг с пресловутым троллем на боевой магии.
  - Во-первых, вампир не мой, а свой собственный. А, во-вторых, тебе он мешает, ты и говори, - грубовато ответила я, проходя внутрь. Там меня ожидала прямо-таки "идиллическая картина" Эдмонд и Пушок. Странным образом наш довольно-таки дружелюбный мантихор почему-то невзлюбил моего клыкастого друга. И вот сейчас они сидели в разных сторонах гостиной и бросали друг на друга напряженные взгляды.
  - В любом случае, он к тебе пришел, - быстренько ретировался тролль, за что я тут же мысленно пообещала его убить. Даром что ли я эти три недели бегала от общества Эдмонда...
  - Мне показалось или ты меня избегаешь? - спросил он.
  - Платье к балу выбирала, - съехидничала я, усаживаясь поближе к Пушку. Так по крайней мере Эдмонд не решиться сесть рядом (а кому понравиться перспектива острых клыков нашего домашнего любимца, или его не менее смертоносного жала на кончике хвоста?)
  - Так, значит, ты все-таки пойдешь на этот бал? - с нескрываемым торжеством произнес он.
  - Не обнадеживай себя мечтами, вполне возможно я много раньше загнусь от уроков придворного церемониала и прочей дребедени, которая необходима мне, чтобы быть достойной преемницей моего батюшки, - довольно устало откинулась я на спинку дивана. Спина болела, словно я пару дней не вылезала из седла, а меня всего лишь учили держать осанку...
  - Так почему ты избегала моего общества? - продолжал вампир гнуть свою линию.
  - Ничего я не избегала, - неправдоподобно соврала я, теребя мех мантихора, который недовольно порыкивал. - Просто дражайший батенька загрузил образованием, необходимым мне для того, чтобы достойно править государством, в случае его безвременной кончины от руки степных орков.
  - Врешь, - посмотрел он мне в глаза. Спасительный мантихор поспешно ретировался следом за троллем. А я только начала уважать эту зверюгу...
  - Даже если так? - невинно пожала я плечами, слегка выпрямляясь в кресле. Вообще, что он о себе думает, даже если я начинаю влюбляться в этого самодовольного вампира, это не делает его кем-то большим, чем он был раньше. И вообще, как говорил мой хорошо знакомый тролль: "Влюбился не значит женился!"
  - Ты просто чудо, - произнес он, слегка, как-то по-детски, чмокнув меня в кончик носа и сразу же едва ли не убежав (загадку наверное разгадал!). Не то чтобы я ждала страстных поцелуев, но это меня не то, чтобы обидело, но определенно задело. Не могу ничего сказать в свое оправдание - я была совершенно раздосадована.
  
  Вчера прошел сильный дождь. И сейчас с серого неба медленно капали слезы неба, как дождь в незапамятные времена называла моя бабушка. Я стояла среди таких же как и я студентов, ожидая речи ректора перед началом второго этапа испытаний. В чем он заключался я представляла весьма смутно. Что-то вроде сходи туда - не знаю куда, принеси то - не знаю что, отдай тому - не знаю кому... Хотя меня этот турнир меньше всего касался, больше всего меня заботил даже не вчерашний разговор с Эдмондом, а полученное утром письмо от отца. Даже не думала, что окажусь настолько озабоченной проблемами родной отчизны. Или хотя бы проблемой грядущей войны с орками. Становилось понятно почему на меня так неприязненно вчера смотрел Дерек-хай, и вообще я раньше даже не замечала, что на первых курсах почти и не учится орков, единицы. И вообще на всех орков смотрят едва ли не более презрительно, чем я смотреть привыкла. Но вообще конкретно сейчас больше всего меня раздражал и беспокоил чей-то навязчивый взгляд, словно сверлящий мою макушку. И самое обидное, что я не могла определить источник этого взгляда...
  - Неужели погодники не могли постараться, - недовольно фыркнула Анжела, поглубже натягивая капюшон ужасно дорогого плаща.
  - Я люблю дождь, - как-то рассеянно ответила я, подставляя лицо под холодные капли дождя. Я люблю именно холодный осенний дождь, ледяными слезами стекающий по щекам. Он напоминает мне мои слезы, замерзающие в сосульки. Напоминает, что я должна идти вперед, ничего не бояться. Этот дождь напоминает мне о том, что никогда больше я не должна плакать, чтобы не случилось в моей жизни...
  - В теплом и уютном зале я люблю проявления погоды, но лишний час под дождем может принести мне только насморк, - недовольно фыркнула Анжела. Я пожала плечами, ничего и не ответив. На помост зашел магистр Семигор. Начался второй этап турнира...
  На этот раз первым пришел орк, неся в руках какой-то странный сверток. Вторым появился Рональд с таким же свертком, следом за ним, с разницей в пару секунд в дымке тумана появился Эдмонд. Вампир и некромант обменялись неприятными взглядами. Что они-то не поделили? Следующей с гордым видом вышла дриада, видимо, на этот раз ей повезло больше. И последним, с отставанием где-то на час появился его сиятельство воришка из Лератту, переквалифицировавшийся в светлого мага.
  Герои дня выстроились в гордую шеренгу перед магистром Семигором. Наш бравый ректор толкнул долгую речь, за время которой все окончательно окоченели, разозлились и промокли. Общий смысл речи сводился к поздравлениям наших героев с успешным прохождением очередного этапа турнира (всего их было пять, столько же, сколько факультетов). Объявил результаты за первый и второй этап (Рональд и Дерек-хай по 290, Эдмонд - 270, Оливер -250 и Ль - 240), существенно в таблице лидеров ничего не изменилось. Затем ректор сообщил примерные условия третьего этапа, который представлял своеобразную дуэль наших участников турнира с различными представителями "зоопарка" магистра Эреуса (молодая большая огненная саламандра, злобная химера среднего возраста, взрослый мантихор (Пушок был его котенком), скалистая виверна и нервный василиск), основной задачей было отобрать у зверя некий ценный предмет, который должен пригодиться в следующем ис-пытании...
  И последним ректор приказал участникам турнира отдать полученные ими призы кому угодно среди толпы студентов, поддерживающих их. Так как ректор предложил это с ехидной улыбкой, я бы не пожелала бы быть среди тех, кому вручат этот сомнительный приз. При чем полагалось дать по одному призу в одни руки. Первым такая честь полагалась победителям турнира. Дерек-хай отдал непонятный сверток своему брату Терек-хаю. Факультет Боевой магии взорвался бурным криком, что-что, а голосовые связки у боевых магов были такие, что оставляли завидовать черной завистью. А вот, что произошло дальше повергло в шок всех, включая меня. Рональд спустился с помоста и протянул мне в какой-то странный свиток с какой-то смущенной улыбкой. (Не хватало только, чтобы я была причиной напряженных взглядов между ним и Эдмондом).
  - Спасибо, - вымученно светски улыбнулась я, случайно взглянув на вампира. Лучше бы не смотрела...
  Вампир несколько озадаченно посмотрел на толпу, явно намереваясь вручить это мне. По крайней мере он неопределенный промежуток времени стоял напротив меня, а затем отдал сверток Анжеле, которая посмотрела на него изумленным взглядом. Оливер отдал свой сверток какой-то смазливой эльфийке со своего курса, сама не понимаю почему я даже слегка разозлилась. Ль, отдала же свой сверток своей младшей сестре, которая училась на первом курсе того же факультета Травников и Целительства...
  
  Поздняя осень знаменовалась в Академии Карнавалом Цветных Листьев. В этот день, последний день октября, молодежь собиралась за околицей, жгла костры, веселилась, пела песни, надевала различные маски. В общем это было банальное гулянье с небольшой претензией на сказку и загадочность. И мне нравилось сидеть в ночной тишине у костра, зябко кутаясь в цветную шаль, купленную на ярмарке, спрятав лицо за маской из желтых листьев, с таким же лиственным венком на голове. Даже не привычная мне длинная яркая красная юбка и блузка с ярким корсажем не казались мне лишними и неприятными. Когда я была маленькой всегда мечтала, чтобы мне кто-нибудь подарил венок на Карнавал (считалось, что подарить венок - признаться в любви), мечта так и не сбылась, потому приходилось покупать его самостоятельно, впрочем, такое активно практиковалось среди молодых и независимых представительниц прекрасного пола.
  - Никогда бы не подумал, что ты любишь этот праздник, - за моей спиной почти незаметно возник Рональд.
  - О тебе могу сказать то же самое, - ответила я, не оборачиваясь. Что-то в этом маге смущало, даже пугало меня. Было в нем что-то такое, что я не могла объяснить. Может быть, то самое предопределение сил, с которым рождались только великие маги?
  - Я и не люблю Карнавал Листьев, - ответил он. Я почти физически чувствовала его взгляд, который внимательно рассматривал меня. Не хватало еще одного ухажера. Ведь не устою, если он захочет и он знает, потому и ведет себя так уверенно. Только вот я не хочу, чтобы единственным человеком, которого я смогу полюбить был такой вот черный маг...
  - Тогда почему ты здесь? - спросила я, стараясь смотреть в ровное пламя костра. Почему-то меня стали привлекать таинственные личности, что Эдмонд, что Рональд. Пора прекращать эту дурную тенденцию, Рийганочка...
  - Потому что здесь ты, - ответил он тем же ровным голосом. Захотелось взвыть на манер болотной выпи. Не хватало только еще одной великой любви. Еще одного цветочного бума я не выдержу, хотя Рональд так и не будет поступать...
  - Недостаточная причина, чтобы пойти на праздник, который не лю-бишь, - сделала я неоптимистичный вывод.
  - Для меня более, чем достаточная, - ответил маг. Не шутит ведь. А я не хочу, да и не смогу так дальше. Это сейчас он студент кафедры Темной магии, а что будет потом? Он некромант, при чем некромант редкого дара. А некромант не может быть долго хорошим, и чтобы не говорило руководство Академии, они всегда знали, что факультет Темной магии выпускает именно Темных магов...
  - Почему ты отдал этот камень мне? - спросила я то, что меня давно мучило. (В свертке оказался красивый прозрачный камешек на тонкой черной веревке). Вообще хотелось спросить что-то вроде почему ты вообще обратил на меня внимание? Мне и без твоих проблем просто прекрасно жилось.
  - Потому что я понял, что искал именно тебя, - ответил некромант. Не могу сказать, что его слова меня не пугали.
  - Интересно для каких целей? - спросила я, плотнее накидывая шаль на плечи. Где-то в отдалении затянула печальную мелодию скрипка, послышался скрипучий голос, напевающий песню осени. Песню о том, что все не вечно, о ветре, который развеет печаль всех возлюбленных во всем мире, о ветре, поющем песню смерти... Почему-то у меня никогда не получалось слушать эту песню без трепетного замирания сердца.
  - Ирония - не лучшая защита, - ответил он с легким холодком. От таких как ты - лучшая. Это оскорбит, обидит, заставит забыть о первоначальных чувствах, ведь гордость - превыше всего! Правда, возможно, ты возненавидишь, но кто знает что страшнее на самом деле ненависть или любовь некроманта...
  - Заставить что-то чувствовать по-настоящему - невозможно, - произнесла я на одном легком дыхании, когда он подхватил меня в легкий и стремительный танец Карнавала Цветных Листьев...
  
  - О чем ты говорила с этим болваном? - неприязненно спросил меня Эдмонд, перед самым началом третьего испытания. Почему вампир решил поднять эту тему спустя две недели после инцидента. После Карнавала Ли-стьев я с Рональдом и не разговаривала...
  - Какая разница, - неприязненно передернула я плечами. - Я же не спрашиваю, что ты вчера вечером делал с этой рыженькой дриадой?
  - А ты ревнуешь? - загорелись глаза Эдмонда задорным огнем. Будто бы я и раньше не знала, что верности своим словам он не хранит...
  - Не дождешься, - легкомысленно ответила я, направляясь прямиком в свою почетную ложу. - К тому же не понимаю почему ты волнуешься, на Зимний бал я с тобой обещала пойти.
  
  - С чего этот некромант так на тебя смотрит? - подозрительно прищурившись, спросил Морриэль.
  - Сходи и спроси у него, если так интересно, - огрызнулась я. За по-следнее время меня порядком достали этим вопросом при чем все, кому не лень. И поэтому в данный конкретный момент я готова была убить кого угодно, в том числе и самого некроманта.
  - Да, ладно чего ты злишься, - пошел на примирение эльф.
  - Морриэль, ты думаешь, что в Рийгану нельзя влюбиться? - по-своему истолковала жест Рональда Анжела.
  - Или на ее титул позариться, - хихикнул тролль, за что получил локтем под ребра, о чем я тот час пожалела, потому как ребра у него, вероятно, были железными...
  - Да вообще кто этих некромантов разберет, - глубокомысленно добавил Орландо. Вот именно, кто их разберет...
  
  Между тем на арене проходила жеребьевка. Ль вытащила себе в соперники саламандру, учитывая молодость последней и то, что основной стихией дриады была вода, можно было сказать, что ей повезло. Соперником Оливера был наш нервный василиск. Против Эдмонда выступил мантихор, надеюсь практика общения с Пушком поможет вампиру одолеть родителя нашего звереныша. Рональду досталась виверна, отнюдь не худший вариант для некроманта. Правда, удобнее было бы с ней драться, если основная стихия воздух, а не огонь. И орку досталась невозможно злая, вредная и умудренная житейским опытом и общением со студентами химера. Итак, начинались поединки.
  Первым пришлось сражаться Эдмонду. Ничего не могла сказать против него. Богатая практика общения с Пушком давала о себе знать. К тому же взрослый мантихор испытывал к вампиру более мирные чувства, чем его отпрыск, и вообще напоминал мне большого доброго кота. Потому Эдмонд без особого труда одолел зверушку, забрав у нее красивый медальон.
  Вторым жребий выпустил на арену Рональда. Представитель Темных магов с виртуозностью фокусника приручил виверну, забрал свой медальон, и даже успел задержаться на мне взглядом, от которого мороз пробежал даже по железобетонной спине тролля.
  Третьей вышла хрупкая дриада. Никогда не подозревала, что студентка Факультета Целительства и Травников может так виртуозно управляться с хищной зверушкой. Чего стоил ее дождь. И вот он медальон в руке.
  Четвертым вышел Оливер. Вор из Лератту в очередной раз подтвердил тезис о том, что договориться можно, хоть с василиском. Колдовство его было оригинально - ни у кого ума не хватило привлекать внимание оппонента лакомством. В общем, в результате василиск практически сам отдал ему медальон, а по взгляду магистра Эреуса я поняла, что "зоопарк" нашел себе нового работника.
   Последним сражался орк. Я не даром сказала, что ему достался самый сложный случай. На редкость вредная и злопамятная химера плевалась ядом, огрызалась, уворачивалась от магии просто непостижимым образом и вообще, по-моему, орк получил довольно серьезные травмы, прежде чем достать вожделенный медальон.
  В этот раз магистр Семигор был на удивление краток. Его речь заняла каких-то пятнадцать минут. Он пожелал участникам турнира выяснить что за медальоны они выиграли, тем самым готовясь к очередному этапу. Объявил балы (Рональд - 420, Оливер - 400, Дерек-хай - 400, Эдмонд - 390, Ль - 380).
  
  - Рийгана, почему Рональд отдал свиток именно тебе? - спросил меня магистр Семигор, совершенно шокировав данным вопросом.
  - А вы у него спросить не пробовали? - довольно грубо ответила я. Вообще никакие уроки этикета не могли привить мне культуры. И вообще, этот вопрос безумно достал меня.
  - Рийгана, этот парень один из тех, кто родился со склонностью только к определенному виду магии, это в его крови, в его памяти. Он темный маг, чтобы он не делал, это будет темная магия, - начал какую-то заумную, видимо, нравоучительную речь магистр Семигор.
  - Даже знак света? - спросила я просто так, из духа противоречия. Ну была мне свойственна такая вот черта...
  - А ты думаешь, что Лотирсун не мог сотворить знак света? - прямо-таки поставил меня в тупик своим вопросом ректор Академии магии. Никогда раньше не задумывалась над этим, да и не был мной замечен великий магистр темной магии за этим преступным деянием. Я вообще почти не видела, чтобы он колдовал...
  - Мог. Еще какой знак света он создавал, многие магистры светлой магии от зависти зеленели. И, по секрету тебе скажу, Рийгана, я могу создавать самые темные заклинания, не смотря на то, что родился с предопределенностью к Светлой стороне этого искусства.
  - И что вы хотите этим сказать? - я все еще не до конца понимала по-доплеку этого вопроса.
  - Великий маг - велик во всем. И любое его творение - совершенно настолько, насколько совершенен сам маг. А Рональд непременно станет одним из самых великих чародеев, которых только знал наш мир, - глубоко задумавшись произнес маг, глядя куда-то за горизонт, за серое туманное небо, словно заглядывая в будущее.
  - Если великий маг совершенен в любой магии, то почему вы думаете, что Рональд непременно станет черным магом и вообще каким образом он связан со мной?
  - Что касается этого мага, то все было предрешено задолго до его рождения. Он может, конечно, пытаться заниматься другим видом магии, возможно, добьется даже определенного успеха, но не сможет долго противостоять черной силе. Я не говорю о том, что он станет колдуном, которого будут бояться и ненавидеть, в нашем мире и некроманты занимают свою нишу. Но он черный маг, черным магом будет всегда.
  - Все равно, я не могу принять, при чем здесь я? Если хотите знать, то я с ним один раз только вообще и разговаривала и понятия никакого не имею, что конкретно ему от меня надо, - довольно эмоционально продолжала я.
  - Я верю тебе, Рийгана. Просто будь осторожна, когда общаешься с ним. Мне кажется, что одним разговором здесь не обойдется.
  
  Магистр Семигор, как в воду глядел. Время второго разговора настало прямо-таки на следующий день. Он будто бы ждал меня на вершине моей любимой башни. Ждал и был совершенно уверен в том, что я приду. Словно это он позвал меня сюда.
  - Знаешь как называли эту башню раньше? - обратился он словно и не ко мне, хотя никого кроме нас на вершине не было.
  - Башня Призраков, - ответила я почти машинально.
  - Знаешь, почему именно так? - продолжал он смотреть в какую-то неясную точку за горизонтом. Он и сам сейчас выглядел как странный призрак, пришедший из прошлого. Призрак чужой печали...
  - С ней связано слишком много мрачных легенд, - я невольно приглядывалась к черным волосам, развевающимся на ветру, как будто бы к безучастному взгляду серых, почти прозрачных глаз. Он сам сейчас был живым воплощением легенды о древних призраках. О том, кто вечно ждет свою потерянную половинку. Было в этом что-то чарующее и пугающее одновременно.
  - Это твое любимое место, - опять не спросил, утвердил он.
  - Также как и твое, - почти наугад произнесла я.
  - Иногда мне кажется, что целью моей жизни было встретить тебя, - произнес он таким же безучастным голосом, словно творил сейчас какое-то странное колдовство, недоступное простым смертным, в том числе и мне.
  - Довольно забавная цель жизни, - ответила я, пытаясь стряхнуть легкое оцепенение, которое словно овладело мной. Нет, я ни насколько не поверила его словам, и не испытывала к нему ни каких чувств, кроме любопытства. Мне было интересен колдун, настолько сильный, что даже магистр Семигор опасался его.
  - Ты никогда не думала о том, что можешь быть для кого-то смыслом жизни? - обратился он, наконец, ко мне. Меня словно парализовало под его взглядом. И чего этот некромант вздумал прицепиться ко мне именно сейчас, ведь два предыдущих года, он вообще даже и не догадывался о моем существовании...
  - Ну вообще-то смыслом жизни почти всех моих знакомых некроман-тов было получить мою специфическую особенность в виде иммунитета к наведенной магии, - довольно неудачно пошутила я.
  - И много ты встречала некромантов? - спросил он с таким видом, словно знал ответ.
  - На мой век хватило, - ответила я, довольно резко отвернувшись. Холодный воздух ударил в лицо, отрезвляя меня. Хватит, пора прекращать это наваждение...
  - Что тебе от меня надо? - довольно резко спросила я, так и не оборачиваясь. Не хотелось снова попасть под непонятную власть его чар, еще более сильных, чем врожденная магия вампиров...
  - Не на все вопросы можно дать прямой, исчерпывающий ответ, - по-слышался его голос, звучащий словно из другого мира.
  - А ты постарайся, - ответила я.
  - Я и сам точно не знаю. Просто хочется быть рядом с тобой. Слышать твой голос, видеть твои глаза и улыбку. Защитить тебя от всех, кто может обидеть и принести боль. Оградить от зла...
  - И почему это желание проснулось в тебе именно сейчас? - снова во-просила я совсем не светским тоном. Я всегда становилась немного грубой, когда боялась или не понимала чего-то. И самое обидное было то, что этот маг чувствовал истинную причину насмешки, звучащей в моей речи.
  - Я впервые увидел твои глаза. Тогда, когда ты разговаривала с орком. Мне безумно захотелось узнать твою душу, увидеть твое настоящее лицо, скрытое от толпы, - произнес он за моей спиной. Становилось холодно. Я почувствовала, что мне на плечи опустился чужой плащ. Почему-то скидывать его не хотелось. Вообще не хотелось уходить. Только где-то в самой глубине моего сознания тихонько звучал голос магистра Семигора, говоривший, что не стоит ждать светлых знаков от темного мага, будто бы я сама не знала.
  - А если я не хочу, чтобы кто-нибудь заглядывал дальше того, что может увидеть сейчас? - ответила я, все-таки снимая чужой плащ со своих плеч.
  - Этот вампир, Эдмонд, он больше чем друг? - спросил Рональд вроде бы тем же тоном, но в воздухе словно повисли льдинки.
  - Нет, - почти испуганно произнесла я. - Но даже, если бы это было не так, то тебя это не касается совершенно ни каким образом. И вообще я не склонна верить подобным речам, можно было бы придумать, что-нибудь и пооригинальнее.
  После этих слов я довольно резко развернулась, чтобы уйти. Маг легким жестом словно заставил меня остановиться, пристально посмотрел в глаза, увидел что-то неизвестное даже мне, слегка улыбнулся. Я почувствовала неимоверное облегчение и что было сил побежала из Башни Призраков. И плевать, что мне потом стыдно за свой страх будет. Уж лучше так...
  
  Не даром вечером меня преследовало плохое предчувствие. Не даром мне показалось, что ничего хорошего тем, кому достались камни от участников ждать не придется. Именно об этом я думала, когда проснулась утром перед началом четвертого этапа турнира проснулась не в своей кровати, а в каком-то странном месте подозрительно, напоминающим каменную темницу. Проснулась почему-то не в своей ночной рубашке, а в каком-то довольно изящном сером шелковом платье простого покроя с тем самым кулоном на шее. Первой моей мыслью было честно высказать ректору и прочим магистрам, все что я думаю о каждом из них конкретно и обо всем этом турнире в общем. Потом мне резко захотелось запихнуть этот кристалл кому-то в определенное место, чтобы не повадно было девушкам такие подарки дарить. Впрочем, где-то через полчаса сидения на холодном полу я решила, что если спаситель не идет, то выбираться надо самой.
  На двери камеры вообще-то стояло какое-то заклинание, успешно проигнорированное мной, как наведенная магия. Коридор выглядел еще более многообещающе, хотя бы потому, что сразу же по моим ногам пробежала подозрительно здоровая крыса. Думали, испугаюсь? Я в Лератту и не таких экземпляров видела. Дверь камеры за собой я аккуратно прикрыла. Правой рукой я создала небольшой знак света, осветивший окружающий меня мрак. Лучше бы я этого не делала. Все стены были словно созданы из человеческих костей, где-то вдалеке я услышала чьи-то скорбные всхлипы. Похоже, что здесь действовала какая-то странная магия. Я решила пойти на голос.
  На следующем повороте я столкнулась с Терек-хаем, видимо, орк тоже решил, что не будет мириться с таким положением вещей. Только вот лицо его было искажено непривычной мне гримасой ужаса, словно что-то воздействовало на него. Учитывая уровень защиты орков от подобной магии, я еще раз пообещала, что выскажу магистру Семигору все, что о нем думаю. А батюшке пошлю длинное письмо, где выскажу все, что думаю об этом турнире и посоветую ему куда следует его величеству засунуть этот меч!
  - Терек-хай! - громко крикнула я, с силой тряханув орка за плечи. Он почти не отреагировал, хотя в глазах промелькнуло смутное узнавание. Дальше я сделала то, что в другой раз никогда бы и не при каких обстоятельствах. В общем я слегка прикрыла орка своей защитой от наведенной магии (на занятиях с магистром Семигором, я многое узнала о своей врожденной способности).
  - Терек-хай, - снова обратилась я к нему. Глаза орка наконец приобрели осмысленное выражение. - Ты имеешь представление где мы?
  - Здесь были какие-то призраки. Страшные призраки, питающиеся нашими страхами, - повторял он в каком-то бессмысленном бреду. Понятно. Где-то об этом я читала. Ладно, на всякий случай я создала не сложную систему знаков света, отпугивающих злых духов. Через какое-то время дышать стало что ли легче...
  - Видел кого-нибудь? - спросила я, пытаясь игнорировать окружаю-щую обстановку, навевающую только ужас. Уж не магистр ли Омела старалась, только у нее я замечала такой вот черный юмор.
  - Мне голову призраки задурили, - ответил орк, который до сих пор в себя не пришел до конца.
  - А знак света элементарный сделать не мог? - спросила я. Вообще создавать простой знак света, оказавшись в темном помещении было неписанным правилом среди магов. Конечно, самый элементарный никого толком не отпугивал, но хотя бы давал почувствовать приближение магии.
  - А ты что крыс не боишься? - задал он совершенно нелепый вопрос, посмотрев под ноги.
  - Представь себе, что пауков тоже не боюсь, - саркастически ответила я. Кстати пауков здесь было тоже в изобилии.
  - А змей? - спросил орк, с застывшим взглядом. Я медленно оберну-лась. Напротив меня подняла голову большая змея. Стоп. Что-то здесь не ладно. И почему мои знаки света так быстро потухают? Я снова быстренько начертила в воздухе на этот раз кое-что посильнее. Вообще-то, если бы я знала против чего борюсь намного проще было бы... Змея исчезла, как и крысы, и пауки...
  - А как ты догадалась? - спросил у меня орк.
  - Пошли лучше выход отсюда искать, - произнесла я. Что-то в этой пещере мне не нравилось. Не нравилось то, что моя магия действует здесь как-то слабо, то, что мое защитное поле как бы истончается, при чем не снаружи. Словно страх закрадывается откуда-то изнутри мешая думать. Через какое-то время раздался женский визг.
   Я судорожно нарисовала еще один знак света. Через мгновение Терек-хай неистово закричал, словно от внезапной боли. Вдруг меня осенило. Я судорожно схватилась за кристалл и оборвала веревку. В одно мгновение мир вокруг погрузился в кромешную тьму. Стало страшно. Словно вернулись в одно мгновение все мои предыдущие страхи. И орки в деревни, и голодные глаза волков, и жуткая боль в ноге. Паника постепенно овладевала мной. Я глубоко вздохнула. Спокойно. Я герцогиня Озерная. Никто из Озерных герцогов не сдается. И если уж я пережила все это наяву, тогда как смеют какие-то призраки пугать меня.
  Где-то я читала, что если очень долго накручивать себя, то маг может произвести одно очень сильное заклинание. И вот мой знак света был подобен взрыву. В одно мгновение все вокруг осветилось непонятным всплеском. Всех темных призраков словно отбросило от меня мощной волной. В конце коридора появился смутно знакомый мне силуэт. Никогда раньше я не была так рада видеть этого некроманта (впрочем сейчас я бы бросилась на шею даже к магистру Гарольду). Впрочем, я действительно бросилась к нему на шею едва ли не с позорными рыданиями. Через мгновение мы оказались на площадке перед остальными студентами.
  Я медленно оторвалась от некроманта и осмотрелась вокруг. Анжела сидела, молча уткнувшись в мех Пушка, который злобно посматривал на магистра Гарольда (кстати на лице распрекрасного магистра виднелись следы недавней жестокой борьбы с нашим домашним любимцем). Значит, мой любимый магистр осуществлял нашу доставку в пещеры. Ничего он еще получит свой нервный срыв от меня. Сестра Ль глотала слезы. Терек-хай сидел с ничего не понимающим видом. Эльфийка Оливера недавно сменила свой цвет лица на бледно-зеленый. Впрочем, сами участники Турнира выглядели не намного лучше.
  Вышел магистр Семигор. Длинных речей он не стал говорить. Быст-ренько приказал нам всем дать настой специальных трав, натолкнулся на мой многообещающий взгляд. Быстренько объявил результаты. Оказалось, что первым справился Оливер. Он легко догадался о виде нежити, которая здесь обитала и создал соответствующий знак света. Затем его эльфийка, еще не окончательно попавшая в пучины страха, послала довольно четкий телепатический сигнал. В общем она отделалась легкой аристократической бледностью, скрашенной зеленым оттенком, а Оливер в сумме получил 550 баллов. Второй пришла Ль, в основном благодаря сильной кровной связи с сестрой. В общем, они как-то сумели разделить страх на двоих и справиться со своей почетной миссией. В результате Ль получила 520 баллов. Третьим пришел Эдмонд. Вампиры вообще мало восприимчивы к подобного рода магии. Но вот об Анжеле подобного нельзя было сказать. В итоге Эдмонд набрал те же 520 баллов, что и Ль. Следующим пришел Дерек-хай, оказывается, что я и Терек-хай существенно осложнили задачу наших спасителей, покинув камеры и отправившись в самостоятельное странствие по коридорам. Орку раньше вернуться помогло то, что он раньше испугался. В итоге Дерек-хай полу-чил 520 баллов. Рональд же нашел меня вообще только благодаря моему краткому приступу ужаса, когда я произнесла сильное заклинание света. Таким образом, он получал 530 - баллов. В итоге таблица лидеров выглядела теперь так: первое место - Оливер (550), второе место - Рональд (530) и третье место поделили Эдмонд, Ль и Дерек-хай (по 520 баллов каждый). Кстати сказать наши камни и их медальоны давали определенную защиту от призраков, чтобы мы с ума не сошли...
  
  Ночью я, подчиняясь какому-то странному зову почему-то оказалась на вершине той самой Башни Призраков. Спиной ко мне там стоял Рональд. Почему-то это обстоятельство не вызвало удивления, словно это он звал меня туда. Впрочем, кто мог доказать обратное? И кто мог сказать, что я сама не хотела его видеть. Почему-то этот маг стал для меня чем-то вроде навязчивой идеи. Я одновременно безумно боялась его и меня с безудержной силой тянуло к нему. Может быть, потому что мне казалось, что он видит во мне что-то большее, чем замечала даже я сама. Или его темная сила являлась тем, что каким-то непостижимым образом притягивало меня к нему.
  - Ты сильно испугалась в пещере, - опять в присущей ему манере не спросил, а утвердил он.
  - Скорее разозлилась, - ответила я. - Не люблю, когда со мной происходит что-то, что я не понимаю или не могу контролировать.
  - Мало кто может так долго противостоять силам Пещеры Ужаса, - ответил он, не оборачиваясь. Мои глаза расширились от страха. Магистры, что окончательно спятили отправлять практически беззащитных магов-недоучек туда, откуда даже самые именитые и сильные магистры возвращаются, потеряв разум!?
  - Хорошо, что я не знала, что это Пещера Ужаса, - попыталась сказать я как можно хладнокровнее. Если бы знала, паниковать бы начала раньше, вспоминая все страшные легенды об этом месте...
  - Почему ты не любишь носить платья? - спросил он. Вопрос, мягко говоря, шокировал меня. По крайней мере раньше никто не спрашивал меня о подобном, да я сама не задумывалась почему постоянно ношу штаны и рубашки.
  - Я привыкла обходиться без них. К тому же бродяжке удобнее носить мужской костюм, - ответила я.
  - Там, в пещере ты была совершенно другой. Какой-то хрупкой, тре-бующей тепла, защиты. Настоящей. Словно ты сняла маску, которая постоянно скрывает твое лицо, сбросила покрывало насмешки и иронии, - произнес он, слегка повернув голову в мою сторону. Никогда не думала, что кто-то сможет увидеть ту самую двенадцатилетнюю девочку, смотрящую в холодное небо. Маленькую мечтательницу, которую я упрямо загоняла куда-то в глубины подсознания, словно пытаясь навсегда стереть из памяти, в то время как отчаянно боролась за жизнь, превращаясь в ироничное и колючее создание. Но девочка эта обладала едва ли не большими силами, постоянно прорываясь наружу. Сначала у травника в лесной избушке, потом в Лератту, в маленькой съемной комнатке, потом в замке магистра Лотирсуна и вот, сейчас ее разглядел этот маг...
  - Этот образ тебе больше понравился? - слегка насмешливо спросила я. Каждый раз, когда приходилось вспоминать об этой девочке слезы почему-то легкой пеленой застилали мне глаза. Вот и приходилось отнекиваться насмешками и грубостью.
  - Меня притягиваешь ты. Сильнее, чем я могу себе представить. Твоя душа, слова, глаза, улыбка. Твои поступки. Ты часто противоречишь себе. То ты смеешься над всеми и вся, отгораживаешься от них ледяным молчанием и всячески показываешь, что живешь ради своего удовольствия. То совершенно глупо бросаешься на помощь своим друзьям и не только, рискуя при этом жизнью. Из чистой вредности ты бросаешь вызов великим магистром, насмехаешься над ними. А в другой момент, ты не задумываясь бросишься перед чудовищем, которое угрожает даже тем кого ты презираешь. Но не твои поступки притягивают меня. Твоя сила и одновременно такая слабость, все это кажется невозможным. И я не в силах противостоять тому, что не дает мне покоя, когда я не вижу тебя, не могу прикоснуться хотя бы к той части твоей души, что лежит на поверхности, не могу сопротивляться желанию накрыть твои плечи плащом и закрыть тебя от всех возможных и невозможных бед.
  - Ты меня пугаешь, - тихо произнес во мне голос девушки, которой пришлось многое пережить, а затем та двенадцатилетняя девочка вставила свое слово, которому я нынешняя ничего не могла противопоставить. - Но я так давно ждала кого-нибудь, кто смог бы защитить меня.
  Я сама сделала первый шаг и прижалась к его груди, совсем как в Пещере Ужаса. И не было холода осеннего пронзительного ветра, и подозрительных завываний внизу. Не было страданий, которые пережила девочка, когда ушла из своего дома. Были только теплые руки, обнимающие ее, ровное биение чужого сердца, спокойный голос, говоривший какие-то тихие слова и все тоже далекое и прекрасное в своем холоде зимнее небо...
  
  Прошла неделя, я не много успокоилась. В конце концов магистру Гарольду я отомстила, отпустив погулять Пушка недалеко от его дома. Кто мог предполагать, что у милого мантихора такая хорошая память... А тех, кто обидел его хозяйку (конечно Анжелу) он помнил очень-очень долго. Да, такого выражения ужаса на лице Великого Победителя драконов я не видела даже в той деревни с теми пресловутыми зомби... Правда, на магистре Гарольде праведная жажда мести во мне перегорела, а может просто потому, что кашу с зельем икоты по недоразумению съел Лунт, а новое зелье готовить не хотелось. В общем я успокоилась и клятвенно пообещала магистру Омеле отныне и впредь выгуливать Пушка только в специально отведенных местах...
  Что касалось моего общения с Рональдом, в целом почти ничего не изменилось. Разве что мы подолгу сидели на вершине той самой высокой в Академии Башни Призраков. Я не могу сказать, что между нами что-то происходило, но и то, что ничего не происходило не могла. Ровно как не могла сказать, что чувствую по отношению к нему что-то большое, чем к своим друзьям, но и сказать, что ничего не ощущаю не могла.
  Мы иногда беседовали, на разные, далекие от настоящей жизни темы. Говорили об отношении к миру, магии, о разных вещах, о которых я не могла раньше говорить. Но в большинстве случаев он держал меня за руки и я снова находилась под очарованием его прозрачных, светлых глаз, так напоминающих мне то холодное зимнее небо, которое служило мне когда-то символом возрождения моей потерянной надежды, знаком того, что я буду жить всем на зло. И я не могу сказать, что он позволял себе что-то большее, чем просто держать меня за руку. Наоборот, чего-то сильнее этого не происходило. Но, я никому и никогда не позволила бы проникнуть в эту сферу моей жизни, настолько глубокими и в какой-то мере интимными казались мне эти странные взаимоотношения.
  За все это время я практически не получала писем от отца, не имела представления о том, что происходит в Центральных землях. И должна сказать, что я смирилась даже с уроками этикета и призрачной возможностью когда-нибудь унаследовать престол. Вообще, я должна признаться в том, что в эти последние несколько недель чувствовала себя много спокойнее, чем за всю свою предыдущую жизнь. Уж не знаю Рональд на меня так влиял или просто так хотелось.
  
  Сегодня шел конец второй недели зимы. За окном выпал и уже давно лежал ровным пушистым слоем снег. Сегодня должен был пройти последний этап Турнира, но, впрочем, там я не собиралась присутствовать. В королевском дворце должен был проходить прием какой-то мутной делегации из Светлого леса. Мой учитель, отцовский заместитель, настаивал на том, чтобы я непременно была там и по возможности, контролировала ход переговоров, потому как милая папенькина жена не смотря на то, что была очаровательной женщиной, все равно оставалась удивительной дурой. Кроме того, я должна заставить окружающий мир считаться с тем, что я законная наследница, со всеми вытекающими отсюда правами и привилегиями... В общем с утра по-раньше я намеревалась отбыть во дворец, где обязана была предоставить себя в руки люда, ответственного за мой внешний вид...
  - Рийгана, - на самом выходе из Академии меня встретил Оливер. Я настороженно смотрела ему в лицо. Мой бывший жених не разговаривал со мной с того самого момента, когда показал мне черную метку некроманта.
  - Я не знаю в чем заключается пятый этап, - честно призналась я. По-чему-то на ум не пришло иных версий того, что могло заставить Оливера завести со мной беседу. Бывший воришка из Лератту нервно усмехнулся.
  - Я хотел поблагодарить тебя.
  - За что? - слегка опешила я. Вроде бы за спасение от некроманта поздно уже, да и передал он мне благодарность через Эдда. Тролль еще пытался обелить нашего грозу Турнира в моих глазах.
  - За то, что ты есть, - с самой серьезной улыбкой поставил он меня в совершенно тупиковое положение.
  - Если это признание в любви, то оно значительно опоздало и уже не несет для меня никакой смысловой окраски, - честно ответила я ему. Оливер снова слегка нервно рассмеялся. Я начинала сомневаться в его душевном здоровье...
  - Ты не правильно поняла. Просто ты никогда не сдавалась, никогда не произносила громких слов по поводу своей честности, смелости, верности, но всегда непостижимым образом воплощала самые лучшие качества. Ты всегда вызывала у меня жгучее чувство зависти. Знаешь, еще до Лератту, я не понимал каким образом ты смогла выжить. Не понимал и завидовал твоей силе, жажде жить. Именно ты заставила меня что-то делать в Лератту.
  - И именно за это ты продал меня Темному барону, - констатировала я его рассказ.
  - Глупо, конечно, но потому, что понимал, что теряю тебя. Видел как ты смотрела на этого Гарольда. Да и если бы его не было я понимал, что ты должна уйти. Ты просто не могла остаться на том месте. А я не знал, что делать.
  - Ну сейчас, ты почти победитель, - довольно честно попыталась я его приободрить.
  - А, знаешь, Рийганка, - вдруг произнес он каким-то мальчишеским тоном. - Я ведь до сих пор тебя люблю.
  - Я же сказала, что меня подобные разговоры не интересуют, - довольно холодно и устало сказала я, про себя отметив, что не хватает только признания в любви от Дерек-хая. И почти все участники Турнира в списке моих потенциальных ухажеров.
  - Я знаю, - ответил он, снова напоминая мне то ли друга, то ли брата, которым Оливер был для меня казалось так недавно. - Просто хочу сказать, что ни вампир, ни Рональд не подходят тебе, также как и магистр Гарольд.
  - Ты хочешь сказать, что они тоже побегут прочь от первых попавшихся зомби? - спросила я с легкой улыбкой.
  - Нет, но в любом случае, я буду рад принять меч из твоих рук, - с легкой улыбкой ответил он, открывая передо мной дверцу золоченой кареты, которая уже минут пятнадцать дожидалась меня, дабы отвести во дворец...
  
  Я возвращалась домой уже за полночь. Прием посольства из Светлого леса затянулся на очень долгое время. Я и не представляла себе, что бессмысленное переливание из пустого в порожнее, может представлять из себя столь утомительный процесс. Я даже переодеваться не стала, просто вытащив из прически дорогие заколки и скинула фамильные драгоценности в шкатулку. Академия шумела безумным праздником, но меня совершенно не интересовали ни какие перипетии, связанные с данным Турниром, хотя бы потому, что я должна была вручить меч Ульриха как представительница королевского рода, а мой учитель по этикету сумел забить предстоящей церемонией голову, не хуже светлых эльфов. Надо бы высказать Морриэлю все, что я думаю о его соотечественниках.
  Дома меня встречал только голодный Пушок, что, впрочем, было предсказуемо. И дело было даже не в том, что занятые праздником хозяева забыли о бедном зверке, а в совершенном отсутствии у этого зверька малейших проявлений совести. Он всегда и перед всеми выглядел бедным, несчастным и голодным. Но сейчас, он вроде бы, действительно, был всеми забытым, глубоко несчастным и голодным существом. Я сжалилась и дала зверенышу хороший кусок мяса. Благодарности, как водиться я не дождалась.
  - Рийгана? - сонно зашевелилась Анжела, когда я вошла в комнату. Интересно, почему она решила проигнорировать всенародные гуляния?
  - А кого ты ожидала увидеть? - спросила я, плюхаясь на кровать, со-вершенно не заботясь о благопристойном виде моего платья.
  - Рийгана! - глаза Анжелы загорелись лихорадочным огнем. Видимо, днем произошло нечто из ряда вон выходящее, что подруга решила своим долгом пренепременно мне сообщить, только вот не приняла во внимание того момента, что я так долго задержусь.
  - Что случилось? - спросила я, устало присаживаясь на кровати, понимая, что все равно мне поспать не дадут, пока не вывалят весь багаж произошедшего за сегодняшний бурный день.
  - Ты не представляешь, что было на Турнире, - с гордым видом начала она. Ой, кажется, завтра буду ловить на себе косые взгляды, совершенно недоумевая о причинах, их вызвавших...
  - Может быть, поведаешь сии выдающиеся детали, - от нечего делать я создала в воздухе легкий знак света, плавно летающий над моей головой.
  - Они подрались из-за тебя, - выдала Анжела совершенно не понятную фразу. Да, именно сейчас эмоциональная манера моей подруги общаться междометиями меньше всего подходила для нынешней ситуации.
  - Кто? Когда? - спросила я, надеясь, что это просто кто-нибудь на заднем ряду не разделил свое мнение насчет политики правления страны. Хотя лихорадочный блеск глаз Анжелы говорил о том, что произошло что-то воистину грандиозное...
  - Эдмонд, Рональд, Оливер, Дерек-хай! Они вместо того, что выполнять задания Турнира выясняли, кто из них достоин тебя! - гордо выплеснула на меня Анжела. Хорошо, что я лежала. Иначе бы непременно приземлилась пятой точкой и не факт, что на кровать.
  - И кто выиграл? - поинтересовалась я не то результатами драки, не то результатами Турнира.
  - Не знаю, в драку влезли тролли, которые не могли пропустить такую заварушку, а потом магистр Семигор так раскидал их! - с фантастическим восторгом поведала Анжела. Ой-е...
  
  - И о чем ты думала!? - грозно нависал надо мной мрачным силуэтом магистр Семигор. Я раньше и предположить не могла, что он может быть таким грозным. Но, впрочем, неудивительно. На утро Морриэль поведал мне со всей свойственной эльфам скрупулезностью о том, что произошедшее на главной площадке Турнира было гораздо большим, чем банальная дуэль за девичье сердечко. Там вообще Прекрасной Дамой и не пахло.
  - Меня там вообще не было, - невинно пожала я плечами.
  - Но ситуацию до такого ты довела! - грозно пророкотал магистр.
  - А что я сделала? - все еще ничего не понимала я. Вообще, на мой взгляд, я никому из этой четверки ничего не обещала, клятв в любви не давала (то, что я говорила в Лератту около четырех лет назад, было не в счет).
  - Может мне тебе еще объяснить в деталях то, как девицы парней ох-муряют?! - фактически вызверился магистр.
  - Объясните! - рявкнула я в ответ. Я вообще еще после вчерашних эльфов злая была. И вообще, кто позволил ему со мной таким тоном говорить, между прочим, я - королевская дочка. А даже, если бы так и не было, никому и никогда не позволяла говорить со мной подобным тоном!
  - Ты понимаешь, с кем таким тоном разговариваешь?!
  - А не надо на меня так кричать! - ответила я уже почти с улыбкой. Магистр Семигор устало снял очки. Сейчас он чем-то напоминал магистра Лотирсуна, быть может таким же растерянным взглядом. Ведь, почему-то эти великие магистры никогда не думали о том, что какая-то ведьма-недоучка способна таким тоном с ними разговаривать.
  - Озерная, Озерная, - страдальчески вздохнул ректор магической Академии, а я между прочим, ему в ученицы не просилась... Правда, магистра Гарольда давно уже хватил бы нервный срыв и лечился бы сейчас наш бесстрашный победитель драконов в лечебнице на морском побережье...
  - Ну и кто все-таки Турнир выиграл? - спросила я.
  - А тебе зачем? - искренне удивился ректор.
  - Ну я же меч вручать должна победителю, - пояснила я, словно ма-ленькому ребенку. - Мой почтенный родитель до весны не вернется.
  - Ах, Озерная, - снова глубоко вздохнул магистр Семигор.
  
  Морозное утро. Тщательно выглаженное темно-зеленое платье с серебряной окантовкой, которое я одевала на памятный прием, да так и не вернула. Волосы собраны в аккуратную прическу, с которой я похожа на королеву Эллину. Вообще я вся была королевского достоинства и излучала только холод и светскую вежливость. Даже не думала, что так просто будет выполнить указания моего учителя этикета...
  В общем с самым невозмутимым и холодным видом я произнесла до-вольно патетическую и скучную речь, после чего вручила сей ценный приз дриаде Ль. Видимо, магистр Семигор так решил наградить ее за то, что она не участвовала в той памятной драке, которую я пропустила. А на Зимний бал я так и не пошла. Ни с Эдмондом, ни с кем-либо другим...
  
  Шестой семестр. Ученик Чернокнижника.
  
  Февраль в этом году был каким-то ненастоящим, по-весеннему теплым и сырым, с лужами, и серым низким небом. А душа просила много снега и крепчайших морозов. Хотя в последнее время конкретно моя душа просила только сна и отдыха, потому как я убедилась в абсолютной несостоятельности своего решения учиться и управлять (хотя бы частично) государством одновременно. Мало этого, так еще магистр Омела вспомнила о том, что мы должны помогать ей с осуществлением каких-то административных поручений. Так что последние несколько недель моей жизни проходили по примерно одному и тому же сценарию: утро и первая половина дня - учеба в Академии магии, вторая половина дня - сидение во дворцовых кабинетах, и вечер и половина ночи - поручения магистра Омелы.
  И вот сейчас я вполне привычно брела по ночным переулкам жилого городка Академии. Я любила такие прогулки, пусть они и могли показаться несколько странными, но была своя тайная прелесть в этом молчаливом и пугающем мерцании фонарей, в пронзительной тишине. Была какая-то странная магия во всем этом. Я полюбила ночные прогулки еще в Лератту, и до сих пор не могла расстаться с этой привычкой, не смотря на то, что когда-то она едва не стоило мне жизни (еще на первом курсе я столкнулась с милым монстром).
  И вот сейчас я шла в полной мере наслаждаясь ночной красотой и своим одиночеством. Пора признаться в себе в том, что я всегда была, есть и буду одиночкой и этого не в силах изменить никто. Но не могу сказать, что мне это не нравилось. Мне безумно нравились такие вот тихие ночи, словно пропитанные невидимой магией...
  Когда-то магистр Лотирсун сказал, что все великие маги обречены на вечное одиночество. Я никогда не была великим магом, да и вряд ли подобное будущее ожидает меня, способности у меня самые, что ни на есть среднестатистические. Но мне в наследство досталась сила одного из великих магов, того самого магистра Лотирсуна. Когда-то я спрашивала у магистра Семигора, что могло подвигнуть такого сильного чародея, каким был Лотирсун оставить свое наследство мне? Магистр Семигор тогда не вполне четко объяснил мне, что мой учитель некромант знал, что его сила не поглотит меня. Может быть, именно поэтому маги так редко завещали свою силу. Слишком велика вероятность того, что сила могущественного чародея за пару мгновений испепелит неопытного волшебника...
  Впрочем, не важно. Я сейчас слишком устала. Забавно, но в последнее время я стала более апатичной что ли. Мне было глубоко все равно на то, что происходит в окружающем мире. Я ни с кем не хотела общаться, равнодушно реагировала на вещи, которые раньше меня задевали, вообще вся погрузилась в какую-то мрачную дрему. И не то, чтобы меня это не устраивало, просто что-то внутри меня упрямо твердило, что я должна вырваться из этого плена. Так было уже тогда, когда была сожжена моя деревня. Я довольно продолжительное время отгородилась от внешнего мира, видя перед собой только кусочек светлого и холодного неба. И вот сейчас было что-то похожее на это состояние...
  
  Утро. Занятие по боевой магии. Мы учим какое-то заклинание. С нами занимаются студенты с факультета Темной магии. Почему-то мы должны знать все примерно в одинаковой мере. Только они с темной стороны, а мы со светлой. В чем разница только я ни как понять не могла. Вообще имеет ли смысл это мрачное разделение на светлое и темное. Какой смысл вообще в деление на разные факультеты, если все равно во всех магах изначально одинаковая принадлежность ко всем видам магии. Вообще целесообразно ли делить мир на черное и белое, как я делала всегда, не есть ли наша жизнь только бесконечное переливание невзрачных оттенков серого. Взять хотя бы того же магистра Лотирсуна: все в один голос твердят о том, каким злым и страшным чародеем он был, но у меня не получается его воспринимать иначе, как старого и несколько ворчливого, но все равно любимого дедушку. Чем это не проявление того самого смертельно скучного серого оттенка...
  Сегодня жеребьевка поставила меня напротив какого-то орка из тем-ных магов. Вообще довольно странно, что представитель этой расы попал на такую специальность, как правило все орки и тролли - боевые маги. Впрочем, скорее всего он полукровка. Странно, что я ничего не испытываю по отношению к нему. Странно, что я так невыносимо устала. И единственное, что я способна желать - это просто закрыть глаза и не сопротивляться больше...
  Мы принимаем стойки. Все, как в конспектах лекций. Те же вялые, будто бы ненастоящие движения. Кто будет становиться в классические по-зы, когда на тебя со всех сторон нападает нежить? Чтобы не говорили магистры, а тем, кто избрал для себя Светлую или Темную магию приходиться сталкиваться с нежитью едва ли не чаще, чем самим боевым магам. Орк создал трепещущий сгусток зеленоватого огня. Такой ровный и красивый шарик. Он летит ко мне, а я ничего не хочу делать. Все это так красиво. И совсем не больно, когда в тебя попадает этот сгусток огня. Свет гаснет. Но это не смерть. Я уже умирала раньше. Это совсем другое...
  
  Башня Призраков. Зимний ветер. Это сон. Не знаю почему, но я уверена, что это сон. Я словно вижу то, что там происходит с высоты птичьего полета. Вот там сидит три девушки, поразительно похожих на меня. То есть, это я и есть. Одна из них - двенадцатилетняя девочка, хрупкая, беззащитная, наивная, верящая в чудо - та часть меня, которая всегда живет во мне, всегда будет жить. Только вот увидеть такую меня можно редко. Вторая я в длинном темно-зеленом платье простого покроя, сшитым из дорогой ткани. Волосы собраны в строгую и элегантную прическу. Спокойное и царственное выражение лица - тоже часть меня. Часть, которая появляется еще реже, чем девочка. Это герцогиня Озерная. Наследница своих предков, именно эта часть заставляет меня жертвовать жизнью ради друзей, не терпеть предательства, открывать свою душу. Третья я - растрепанная девчонка в старом, потрепанном костюме. Вполне обыкновенная Рийгана, такая какой я стала, какой была всю эту жизнь. Насмешливая, вредная, упрямая ведьма, которая своим характером достала уже не одного магистра...
  Все это как бы не было странно, в порядке вещей. Натягивает обста-новку что-то другое. Тяжелое, темное, злое, связывающее их всех по рукам и ногам. Но мне неинтересно. Я устала. Хочется снова той забытой легкости. Светлых облаков. Галереи царственных предков с их холодными и вежливыми улыбками. Доброй теплоты моей мамы. И совсем не страшно, совершенно, ни капельки...
  - Да что же ты делаешь! - голос магистра Лотирсуна, снова привлекает мое внимание к тому, что твориться на бренной земле.
  Там в тени башни кто-то прячется. Кто-то чужой, не связанный со мной. Это так же, как тогда, когда я увидела некроманта из Лератту в лице магистра Эреуса. Это было как заклинания в замке магистра Лотирсуна, которых я не понимала, но все равно чувствовала их странную темную и тяжелую магию. И вот сейчас я ощущала что-то подобное.
  - Какого черта? - я резко оказалась внизу. Некромант (какое-то внут-реннее чувство говорило мне именно об этом) резко отступил в тень башни. На его лицо поспешно упал темный капюшон плаща. Я ощутила его магию. Он определенно не ожидал того, что я увижу его или, что окажусь так близко. Что ж, спасибо, магистр Лотирсун, ваше наследство в очередной раз спасло мою жизнь...
  - Да как ты это сделал? - вопрос сам по себе сорвался с моих губ. Это было заклинание. Моя постоянная усталость и апатия были не чем иным, как воздействием темной магии. Кто-то медленно и постепенно вытягивал из меня жизненные силы. Так вот почему они полупрозрачные силуэты наверху. И сейчас не время думать о том, почему мой врожденный дар все-таки не сработал, позволив этому магу сделать то, что он сделал.
  - Уже поздно, - произносит он с хрипловатым смехом. Не помню, не знаю этого голоса. И ничего не поздно. Как бы не хотелось от него устало отмахнуться. Не позволю я какому-то самодовольному болвану уничтожить меня.
  - Не дождешься, - легко произнесла я. Почти в одно мгновение вернулись все, будто бы потерянные жизненные силы. Я снова жила. Жила и дышала полной грудью. И так легко получилось засмеяться, словно это и было всегда смыслом всей моей жизни. Вот так просто смеяться и радоваться самой простой возможности жить...
  
  - Это зашло уже слишком далеко, магистр, - услышала я голос магистра Омелы. Как всегда я очнулась в самый подходящий момент (для меня разумеется). Интересно с кем и о чем эльфийка беседовала у постели в очередной раз умирающей?
  - Будто бы я и так не знаю, - устало буркнул магистр Семигор. - Этот некромант совершенно сошел с ума.
  - Эти его смертельные проклятья, хорошо еще, что девочка их даже не заметила, потом монстр, даже тот воскресший некромант из Лератту с темными метками, и тот гном-недоучка - это все было каким-то детским лепетом, - невозмутимо продолжала эльфийка. Интересным она представляет пресловутый детский лепет, и не хотела бы я встретиться с подобными цветами жизни. В свете этих событий я бы не рискнула ее по-настоящему злить, ясно замаячила бы перспектива ожить в виде почетного караула из зомби у ее кабинета. И что это за смертельные проклятья, о ко-торых я не знала?
  - Мне показалось, что после той истории с гномом и сердцем оборотня, мы как-то смогли его утихомирить. Ведь ничего не происходило до настоящего дня, - усталым голосом продолжал магистр.
  - Все происходило. Это заклинание, пусть и действует почти незамет-но, но времени ему надо для этого очень много, - ответила госпожа "светлый маг", еще раз подтверждая мою теорию о том, что неизвестно кто из магистров некромант: Вальденс или Омела.
  - Я что-то заподозрил, когда они из пещеры вышли. Ведь на Рийгану магия призраков ни как не должна была действовать, она даже их иллюзий видеть не должна была, а выглядела она не многим лучше остальных, - продолжал ректор Академии. Вот спасибо, многоуважаемый магистр, что предупредили меня бедную-несчастную.
  - Зачем ему надо было ослабить ее защиту. Ведь любое, заклинание извне в тоже мгновение все равно разбилось бы. Даже, скорее активировало процессы в ее магическом поле, которые вытолкнули бы это вторжение в сознание, - спокойно и невозмутимо продолжала эльфийка.
  - Так собственно, говоря и произошло, Омела. Тот шарик в пух и прах развеял все помыслы некроманта, - ответил магистр Семигор. Значит, надо тому орку спасибо что ли сказать. Да, затруднительно будет...
  - Я не понимаю почему этот некромант так настойчиво хочет уничто-жить Рийгану? Что ему надо от нее? Я повторюсь еще раз, ее дар к не вос-приятию чужой магии для кого-то другого просто не будет иметь смысла.
  - Знаете, Омела, Вальденс после долгих размышлений пришел к некому странному выводу о природе сил Рийганы.
  - Что вы имеете в виду?
  - Вы помните древнее учение о так называемых Сестрах Времен Года?
  - Культ, который строился на четырех девушках, обладающих ярко выраженными способностями к определенной стихии, рожденным в определенный год, день, месяц, даже час. Этим девушкам давались соответствующие имена Весна, Лето, Осень, Зима. В их двадцать первый день рождения девушки должны были отдать свои жизни и силы, чтобы уничтожить некий таинственный Артефакт, - спокойным тоном поведала магистр Омела.
  - А что вы знаете об этом Артефакте? - продолжал таинственный до-прос магистр Семигор. Я была почти уверена в том, что он хотел, чтобы я это слышала.
  - Это какой-то символ, вещь, обладающая даром впитывать энергию. Если верить этому культу, то Артефакт должен уничтожить всех существ, обладающих магией. Точнее он впитает эту магию в себя. Но я не понимаю каким образом этот забытый культ связан с Озерной.
  - Я тоже не понял, когда Вальденс рассказал. Этот самый культ был темой его работы, когда он получил степень магистра. И вот он предположил, что на самом деле Артефакт, это не совсем вещь. Это одушевленное существо. Девушка. Родившаяся в тот самый день, что и четыре Сестры. И до двадцати одного года Артефакт набирает свои силы, чтобы получить власть над миром магии в этот свой день рождения, - меня терзают смутные сомненья о том, кто есть этот Артефакт...
  - Из чего Вальденс сделал такие выводы? - хорошо, что это все-таки магистр Омела. На ее месте я бы давно уже думала, что делать с воплощением зла в моем лице...
  - Ну много было намеков. Хотя бы то, что служители не раз убивали новорожденных девочек, рожденных в день и час, что и их служительницы. И в текстах религии довольно прозрачно намекается на то, что Артефакт вполне обыкновенная смертная женщина.
  - И вы думаете, что Рийгана и есть этот Артефакт? - ни капельки не изменившимся голосом спросила магистр Омела.
  - Есть некоторые моменты, которые говорят именно об этом. И этот дар ее противостоять наведенной магии дан не спроста. Потом я сам составлял гороскопы, сверяясь с этим культом и я могу с большой долей уверенности сказать, что Рийгана родилась в тот самый день и час.
  - И зачем это некроманту?
  - Возможно, он сумасшедший фанатик этого культа. Впрочем, не стоит забывать, что в таком случае уничтожить Рийгану по-настоящему смогут только Четыре Сестры Времени Года. Но, скорее всего, намеревается привязать душу Артефакта к кристаллу, чтобы самому получить неограниченные возможности.
  - И вы считаете, что Рийгана, действительно сможет уничтожить ма-гию? - в голосе Омелы пробежала легкая дрожь.
  - Ну не думаю, что все так страшно, но вот приобретет она, воистину страшную и великую силу. Гораздо большую той силы, которой мы с вами обладаем, Омела, - загадочно произнес удаляющийся голос магистра Семигора, а я снова погрузилась сон. И снились мне странные сны о красивой и далекой поляне с белым мраморным алтарем, где напротив меня склонялись четыре девушки в белой одежде. И помню только последние слова: "Не делай этого Весна". А потом яркий свет и голос старой повитухи из нашей деревни...
   Потом много чего снилось. Снился большой зал в фамильном замке отца. Длинная галерея гордых портретов предков. Солнечный свет, падающий из прозрачного стекла на потолке. И красивые спокойные лица, смотрящие на меня со стен. Странно ли, что все мои предки были светловолосыми и зеленоглазыми. И все они чем-то напоминали мне меня. И я всегда ощущала необычайное чувство единения со всеми ими, когда стояла в этой зале. В зале, где были изображены благородные лица моих предков. И пусть не все эти предки были благородными, придворные живописцы всегда знали свое дело...
  Потом снился магистр Лотирсун. В своем старом кресле в одной из самых больших и темных зал мрачного замка. Он со мной долго говорил о том, что я должна быть внимательнее и то, что этот некромант так просто не отступиться. И что он вообще гордится мной по большому счету. Он доволен, что я поступила в Академию, потому что глупо было бы не знать элементарных законов магии, обладая его силами, а на счет, бредней о том, что я - Артефакт, просил не задумываться. Это было всего лишь глупым веянием одной очень древней религии. Почему-то я решила внять совету магистра. Хватит с меня титула наследной принцессы.
  
  Прошло две недели с того момента, как я обнаружила существование некроманта, жаждущего моей скорой гибели. Надзор за мной вырос в не-сколько раз, но тем веселее было убегать из-под надоевшей опеки. Но в це-лом жизнь текла своим обычным чередом, не радуя меня какими-то проис-шествиями. Ну разве что я вернулась к своей старой потрепанной куртке, которая не покидала меня едва ли не с того дня, как я покинула Лератту. Анжела прокомментировала мое возвращение чем-то вроде высказывания в стиле: "А я-то думала, ты наконец стала нормальной девушкой". Тролль обрадовался, хотя скорее всего не смене моего имиджа, а тому, что с радости я решила приготовить поистине царский обед... Остальные сдержанно обрадовались моему удачному возвращению после заклинания некроманта, слопали все, что я готовила и спокойно разошлись по своим делам. Впрочем, сейчас у меня было другое, не менее важное дело: найти того гада, который мне жизнь портит. И не беда, что магистры его тоже ищут, они в конце концов магистры и, вообще в интересах же их самоуважения найти его первыми, чтобы я опять не влипла по самое...
  Начать с того, что сейчас я бодрым шагом шла к хорошему известному мне отделу библиотеки, напевая какую-то легкомысленную песенку и в тайне надеясь, что знания, завещанные мне самым "грозным" некромантом последних лет проявят себя без дополнительного стимула. И, конечно, в таком припеваючем настроении я не заметила возникшего на моем пути темного эльфа. И, как назло, этим темным эльфом оказался печально известный мне лорд Виллеаден. Увидев меня, его совершенство так скривило свое личико, словно до этого съело целый вагон недозрелых лимонов. И собиралось пройти мимо. Но не люблю я, когда на меня так смотрят...
  В общем его превосходительство с самым позорным видом плюхну-лось в довольно большую и достаточно грязную лужу неподалеку (я уже говорила, что февраль в этом году выдался на удивление слякотным). Почему все недовольные маги начинают чуть что кидаться огненными ша-рами (будто бы за три года один конкретный темный эльф так и не узнал, что на меня такого рода магия не действует!).
  - Между прочим под ноги себе смотреть надо, а не обвинять первых встречных ведьм в своей же не ловкости, - с видом оскорбленной невинности произнесла я, назидательно стоя над темным длинноухим лордом. И вообще это не заклинание, а детская забава, но почему-то все взрослые маги на это попадаются (может быть поэтому дети его так любят?).
  - Ты думаешь, что я идиот? - мрачной тенью навис надо мной эльф. Ой, лучше бы он не спрашивал...
  - Нет, я в этом уверена, - посмотрела я на него абсолютно невинными глазами. Что я могла сделать, если душа моя истосковалась по хорошему скандалу? Чем не дополнительный стимул искать этого таинственного нек-романта. Да еще не плохо бы в библиотеке уточнить об этих таинственных Сестрах Времен Года и Артефакте, если это конечно мне не приснилось...
  - Глупая дура! - залился тавтологией представитель "мудрейшей" расы, не в силах придумать более изощренного ругательства. Опять в меня полетел поток абсолютно бесполезных заклинаний...
  - Норе Тьере Тольт, - скороговоркой произнесла я на темноэльфийском. На общем языке это звучало примерно как мне жаль тебя несведущий (для справки: "несведущий" оскорбление Љ2 для эльфов). Затем я изящно поклонилась и легко активировала телепортационное заклинание. Магические атаки я, конечно, могу отражать до бесконечности, но вот от агрессивных действий представителя этой расы едва ли смогу защитить себя. Что не говори, а эльфы, быстрее, ловчее, сильнее людей...
  Было уже за полночь, когда я возвращалась домой. Ничего конкретного по своей проблеме в книгах я не нашла, зато нашла способ наверняка связаться с магистром Лотирсуном, правда, это все попахивало темной магией. Но когда это меня пугало? Где-то на полпути домой мое внимание неожиданно привлекли звуки какой-то странной и немного грустной песни на незнакомом мне гортанном языке. Странно как-то, но голос и музыка зачаровали меня. Песня, словно сама была соткана из того же покрова, что и звенящая ночная тишина вокруг. Такие песни не поют возлюбленным, их не поют в веселых компаниях, их поют такой вот ночной тишине. Такие песни поют одинокие сердца...
  Заинтригованно я пошла на голос. Ну да, я любопытная, но когда и от кого я это скрывала? И вообще никому не возбраняется просто прогуливаться по территории Академии, ну и что, что время не детское, я же сама уже не ребенок вроде бы. Хотя если верить магистру Омеле... В общем, она сказала, что не завидует моим родителям, и между прочим, совершенно напрасно, в детстве я была милой, доброй и послушной девочкой...
  Пел орк. И не какой-то незнакомый гипотетический орк, а мой товарищ по "добровольной" помощи магистру Омеле Терек-хай. Никогда бы не заподозрила в нем подобных талантов. Кстати говоря об орках, я даже не почувствовала приступа ненависти или страха, я смотрела на него с определенной долей любопытства, и здорового хладнокровия, но не более. Ладно, послушала, теперь пора возвращаться, в конце концов я никогда не была любительницей вторжения в чужую частную жизнь (если конечно, чужая частная жизнь не касалась моей собственной).
  - Озерная, - раздался чуть хрипловатый голос орка. Значит, не успела уйти не заметно...
  - Я не хотела подслушивать, - честно призналась я. Впрочем, орк уже смотрел на меня круглыми глазами. Ну да, видимо, непривычно, что во моем взоре не вспыхивает мертвый огонь магии темных колдунов.
  - Песни они всегда звучат для того, чтобы их слушали, - довольно миролюбиво пояснил орк. Ах да, что-то подобное магистр Гарольд уже рассказывал на расах. Только я, как всегда, слушала обожаемого магистра вполуха.
   - О чем эта песня? - спросила я почти машинально. Все-таки было в моей апатии хоть что-то положительное. Я словно избавилась от детского страха. Нет, любить и уважать орков я не стала, но вот относиться к отдельным представителям этой расы вполне цивилизованно, по-моему, было уже в моих силах.
  - О степных ветрах, - рассеянно поведал мне орк. - О четырех девах, которые должны уничтожить свою сестру. О боли и смерти, как и все на-стоящие песни орков.
  - Красиво, - машинально ответила я.
  - А ты что здесь делаешь в такой час? - поинтересовался он.
  - Гуляю, - ответила я, вполне привычно для своей ветреной натуры, разворачиваясь и уходя прочь. А красивая все-таки ночь не смотря на лужи и совсем не зимний сырой воздух. И пусть где-то далеко-далеко, почти на краю земли из высоких стен старого храма выехали четыре девушки, целью которых было найти и уничтожить Артефакт, потому как никто другой этого уже сделать не мог...
  
  Долгое и сложное заклинание. Не менее сложная октограмма на по-душке. И дурманящий, утомительный магический сон. Темная зала темного замка темного чародея. Ритуальные черные свечи. Легкий дым, или туман, поднимающийся с самого пола. И старый чародей в темном дыме свечей.
  - Что ты хочешь узнать, Рийгана? - спрашивает он. Видно, что не принадлежит уже к миру живых. Полупрозрачный усталый дух...
  - Как мне найти того некроманта, который хочет меня убить? - спросила я. Лучше сразу приступить к действиям, магистр Лотирсун это любил.
  - Зачем искать того, кто сам ищет возможность найти тебя? - отстра-ненно произносит он. Бедный старый магистр Лотирсун.
  - Вы предлагаете ждать того момента, когда он снова попытается меня убить, надеясь, что в очередной раз пронесет? - спросила я с некоторой долей иронии. Знает же магистр, что не выйдет этот глупый фокус с такой отчаянной сумасшедшей, как я.
  - А так и будет Рийгана. Я сразу понял, что нет ничего более совершенного, чем твоя природная магическая защита. Даже если на время удастся ее ослабить, она нанесет еще более сильный удар так, что даже ты не заметишь.
  - Ну существует еще более традиционные способы избавления от не-желательных личностей, - с видом знатока (я на досуге почитала семейную историю, особенно главы о борьбе за власть) покачала головой я.
  - Ему нужна не твоя смерть, - с глухим смехом произнес Лотирсун. - Ему необходимо привязать твою душу кристаллом, чтобы завладеть твоими силами. А этого невозможно сделать без магии, и здесь твоя магическая защита не позволит этого даже если ты сама захочешь.
  - И зачем ему дар, которым он не сможет воспользоваться? - фактически процитировала я магистра Семигора.
  - Этот маг глуп и самонадеян, Рийгана. Кроме того он ведом тем, что верит, что сможет управлять теми стихийными силами, которые заложены в тебе, девочка.
  - Так значит, я все-таки Артефакт? - саркастически воздела я руки к потолку.
  - Называй это как хочешь. Но не думаю, что твои силы связаны с той самой религией, разве, что в самой малой степени. Иногда просто рождаются необыкновенные маги с необыкновенной силой...
  - Что-то я ничего подобного не замечала раньше за собой, - довольно дружелюбно пробормотала я под нос.
  - Я не сказал великая сила. Я сказал необыкновенная, Рийгана. Кроме того еще не настало время проявиться этой силе. А на некроманта не трать сил, он сам тебя найдет. Ты ему нужнее. И ты, главное не бойся. Он ничего сделать не сможет. Твоя сила не подводила тебя раньше, не подведет и сейчас.
  - Вот спасибо, утешили, - мрачно констатировала я.
  - Доверься своим чувствам, а я устал, - мрачно повел плечами магистр. Я устало подняла тяжелую голову от подушки. Что не говори, а магические сны действительно безумно утомляют...
  
  Как бы мне не хотелось, но магистр Лотирсун был прав. В тщетности своих усилий, помноженных на отсутствие возможностей я убедилась спустя где-то две недели. Для этого мне приходилось допоздна засиживаться в библиотеке, перерыть такое множество книг по черной магии, что я даже все их названия запомнить не могла. Но результат по-прежнему оставлял желать лучшего. Все способы, пригодные для поиска мага мало того, что не давали гарантии, так еще и требовали человеческих жертв, а на такое я не готова была пойти исключительно ради моего душевного спокойствия. Так что я решила спокойно подождать того светлого момента, когда темный маг, возжелавшей моей гибели во цвете лет вновь объявится.
  Ждать пришлось достаточно долго. Я даже уже успела немного расслабиться, подумав, что маг наконец понял, что с моими защитными механизмами ему не справиться и решил сидеть себе преспокойненько в каком-нибудь темном углу своего темного и мрачного замка. (А каким еще можно представить себе логово настоящего некроманта?). Но не тут-то было...
  Сюрпризы начались весной, вскоре после возвращения моего дражайшего родственника. Я возвращалась домой после выполнения того как с чувством доложила магистру Омеле свое честное мнение об умственных способностях тех первокурсников, с которыми меня (не иначе как по недоразумению) в принудительно-обязательной форме попросила позаниматься дополнительно магистр. Так как умственные способности, вышеозначенных студентов оставляли желать лучшего и эльфийке не понравился тон, которым я высказала свое мнение, то имеет ли смысл говорить, что настроение упало ниже некуда. Шел второй месяц весны, его середина, когда весь мир словно только пробуждается от зимнего сна. Снега уже почти нет, но везде очень много грязи, которую еще не подсушило теплое солнышко. Меня погода вообще в этом году почему-то упорно не желала радовать светлыми своими составляющими.
  Ну так вот, идя по дороге мимо корпуса Академии, где проходили основные занятия я спиной почувствовала чей-то напряженный взгляд, обернувшись я никого не обнаружила, однако, это не исключала возможности, что за мной наблюдают с помощью магии, что естественно было мне неприятно, и чего вообще по логике вещей не должно было быть. Ну ладно, я усиленно начала настраивать свой мозг на восприятие сего злобного нарушителя моего спокойствия как источника наведенной магии, ощущение слежки ушло. Но пришло нечто чего я не могла предвидеть.
  Неожиданно со всех сторон начали набегать густые темные тени, которые застилали пространство подобно туману, распространяя тошнотворный усыпляющий запах. Вокруг меня начали раздаваться странные, пробирающие до мурашек завывания. В моем мозгу медленно выскочило: не усопшие души, одно из самых смертельно опасных заклинаний черной магии, защититься от них невозможно (по крайней мере магу, обладающему моим уровнем сил и знаний). Долгая болезненная смерть с перспективой стать самой одной из этих, вечно мучающихся душ. Меня буквально охватил приступ ужаса, воплотившийся в полном ступоре.
  Когда вокруг ощутимо похолодало, наконец-то начал соображать мой мозг. Эти души сотканы из магии, они подобны тем призракам, населяющим Пещеру Ужасов (последствия неудачных экспериментов некоторых магов, некогда служивших на благо нашей отчизны). Значит, в любом случае они не смогут причинить мне нечто большое, чем банальный дискомфорт, но вот быстренько, поняв, что со мной толка не будет, налетят на Академию как колорадский жук на картофель. Значит, надо обратиться за помощью к более мудрым товарищам (благо телепатию я освоила еще полтора года назад и довольно успешно применяла ее до сегодняшнего дня). В общем всех магистров пробрало основательно.
  Дальше плохо помню что было. Точнее разобраться не могла в сложной системе знаков, в каких-то магических колбочках, сундучках и прочем, куда загоняли несчастные не усопшие души наши бравые магистры. Жалко не видела Лучезарного, он бы наверняка, проявил чудеса мужества и героизма, забравшись на крышу самого высокого здания, куда даже вампиры не долетали. Ну в общем, не так уж и интересно мне было наблюдать за тем, что вытворяли наши бравые магистры. Мое внимание привлекло нечто другое.
  В грязи, в нескольких шагах от меня лежал какой-то странный темный предмет, который вполне можно было принять за очередной кусок грязи, если бы не мой внутренний голос, твердящий, что это что-то определенно необходимо подобрать для дальнейшего более подробного изучения, что я, собственно говоря и сделала. Вблизи предмет оказался странной загогулиной из черного кусочка дерева с непонятными иероглифами и от него слегка шел дым, словно эту штучку недавно активировали с помощью магии.
  Чтобы на моем месте сделала всякая нормальная девушка, на которую только что было совершено покушение с использованием темной магии, а в руках она сейчас держала предмет, имевший непосредственной отношении к вышеозначенному виду магической науки? Правильно, отдала бы странную штучку магистрам и попросила бы, чтобы ее проводили до дома и выставили почетный караул. Но деревяшку подобрала не обыкновенная девушка, а я. И соответственно, совершенно бессовестным образом эта удивительная вещичка перекочевала в мой карман. А домой я отправилась, старательно скрываясь от магистров, а в моей бедовой голове уже созрел очередной сумасшедший план...
  
  Что-то мне все это уже напоминало. Темная аудитория для зельеварения кафедры Некромантии. Темная тяжелая книга, исписанная непонятными знаками. И наша честная компания в полном сборе. Вообще-то я просто попросила Морриэля дать мне на пару часов ту книгу, которую он приносил, когда мы искали монстра (я еще тогда заметила в ней одно очень интересное заклинание). Никто эльфа присутствовать при совершении этого магического деяния, а тем более приводить дополнительных зрителей, никто не просил. Но не прогонять же их в самом деле, тем более в компании не так страшно искать злополучного некроманта, возжелавшего моей смерти, особенно учитывая то, что я почти не была уверена, что он встретит нас с распростертыми объятьями.
  - А ты уверена, что нас не засекут? - спросил Лунт, покосившись на открытую дверь.
  - Все слишком заняты уборкой не усопших душ, - легко отмахнулась я.
  - Ну, давай, читай, - выжидающе уставился на меня эльф.
  - Вы точно не передумали? - переспросила я, имея в виду то, что наш некромант несомненно был высоким профессионалом своего дела, встреча с которым не сулила никому, в том числе и мне, ничего хорошего.
  - Даже не надейся, - отрезала Анжела.
  - Поехали, - глубоко вздохнула я, приготовляясь громко и нараспев читать строки этого заклинания. Благо знание древних языков стало для меня еще чем-то вроде врожденного дара, спасибо, магистр Лотирсун...
  Сначала ничего не произошло. Все осталось ровно так, как и было до этого. И в тот самый момент, когда я подумала, что ничего не получилось в пространстве закрутился легкий черный вихрь, амулет в кармане куртки накалился, и как мне показалось, даже слегка задымился. Впрочем, осознать это я не успела, так как в следующее мгновение почувствовала на себе всю силу пространственного перемещения. А потом на голову обрушилась абсолютная темнота...
  
  Опять подозрительно знакомая картина. Орландо в серебряных цепях, всхлипывающая Анжела, матерящийся Лунт, Морриэль, взирающий на картину нашего очередного приковывания к стене со свойственной всем эльфам благородной отрешенностью. Та же свалка темных книг, алтаря (кажется на нем еще следы крови), каких-то странных колбочек, не хватало только гнома, возжелавшего воззвать к Легионам Тьмы. Хотя сейчас мне не было так весело. Как-то магистр Лотирсун сказал, что силу мага определяет его дом. Это место сложно было назвать домом, но отпечаток силы заставлял волосы становиться дыбом. А может быть это было из-за головной боли, мешавшей сосредоточиться...
  - Может, освободишь нас? - уставился на меня тролль. Я легко щелк-нула пальцами. Ничего не произошло. Я повторила. Магия действовала. Только вот замочек непростой, на который мои фокусы не распространяются.
  Как уже я когда-то замечала мой дар отнюдь не был панацеей от всех магических бед, например, видимо, господин некромант подготовился к встрече дорогих гостей.
  - Я не могу, - честно призналась я, стараясь все-таки найти в этом хламе предметы, которые помогли бы нам в избавлении от нежелательных оков.
  - Тогда придется ждать хозяина, надеясь, что он пойдет на дипломатические уступки, - безнадежно сказал Морриэль.
  - А кто этот некромант? - спросила Анжела, обращаясь ко мне.
  - Именно это я и хотела выяснить, - обреченно вздохнула я.
  - Весьма необдуманный шаг с твоей стороны, - заметил Орландо, будто бы без него не знаю...
  - Мне кажется, что господин оборотень высказал вполне здравую мысль, - послышался еще один голос. От одной из полок отделилась тень в длинном черном плаще. На свет вышел наш старый знакомый некромант Рональд собственной персоной. Лишний повод убедиться в том, что магистр Семигор никогда не ошибается в людях.
  - ТЫ? - возмущенно воскликнул Лунт. Рональд засмеялся, обращаясь почему-то ко мне. Может быть, потому что лицо мое выделяло еще меньше эмоций, чем личико эльфа. Вообще, меня этот факт ну нисколько не удивил. Почему так?
  - И кто тебя надоумил? - поинтересовалась я абсолютно равнодушным тоном. Не мог быть главой этого плана исключительно наш будущий гений темной магии, хотя бы потому, что когда умирал некромант в Лератту Рональд спокойно учился на первом курсе Академии, а в городе кроме некроманта, в непосредственной близости от замка Темного Барона из магов был только магистра Гарольд. Я невольно прыснула со смеха - магистр Гарольд и некромант?
  - Откуда ты знаешь? - судя по отвисшей челюсти Рональда, прочитавшего мои мысли, я попала в точку. Я отчаянно поперхнулась. Мама дорогая, куда катится мир...
  - И где же наш Лучезарный? - вслух как можно громче произнесла я самым жизнерадостным тоном. Не хватало еще дрожать перед ними от страха.
  - А при чем здесь магистр Гарольд? - насторожилась Анжела. Она хоть и переболела свою любовь к великому и ужасному, но все равно по старой привычке ревностно блюла его честь.
  - Он и есть генератор идей, - тихо прокомментировала я. Да, никогда не думала, что тролли умеют так громко и самозабвенно смеяться. В любом случае Лунт смеялся прямо до слез. Рональд медленно зеленел (в смысле вокруг него вспыхивал мертвый огонь). Да, эффектно со стороны выглядит, а я-то думала, чего здесь бояться? Вообще, я подобное проявление наблюдала впервые. Огонь вспыхивает, когда мага-некроманта охватывают сильные эмоции или же когда он совершает сильное колдовство. Ни того ни другого известные мне некроманты в моем присутствии себе не позволяли...
  - Он же светлый маг, - горестно вздохнула Анжела.
  - Маги в равной мере способны ко всем видам магии. Меня интересует другое: какой он некромант, если каких-то мертвецов испугался? - иронично вопросила я. Стоп, есть повод для размышлений... При всем моем уважении магистр Гарольд не тянул на некроманта, а вот нацепить его личину нормальному магу - ничего не стоит. Впрочем, мои размышления были прерваны самым неприятным образом. Гнев некроманта дошел до точки кипения, вырвавшись на нас противной зеленой волной, охватившей резкой болью. Следом он сам согнулся пополам. Пусть моя магическая защита не всегда защищает меня от всякого магического воздействия, если этого не происходит она в любом случае воздает обидчику тем же самым. Это на себе и ощутил Рональд.
  - Неужели ты купился на этот бред, которым тебя напичкал твой великий учитель? - спросила я уже более спокойным тоном. Вообще-то во время нашего непродолжительного общения Рональд казался мне довольно здравомыслящим парнем. И тут такие закидоны...
  - На какой бред? - заинтересованно подал голос наш светлый эльф, падкий на разные сказки.
  - На бред о том, что существует некое создание - Артефакт, который при достижении определенного возраста сможет уничтожить всю магию. А эти два героя решили присвоить себе его силу, - как можно более ироничным тоном поведала я. Ведь действительно все это выглядело по меньшей мере бредом. И я не сомневалась в том, что мои друзья воспримут сию архаичную религию так как должно, а именно никак.
  - А ты здесь при чем? - не понял Лунт.
  - Подразумевается, что я и есть сей замечательный предмет, - не без гордости поведала я. Лунт снова заржал в голос. Вообще это было больше похоже на вечер юмора, чем на пленение нас грозным некромантом. И чем-то все это подозрительно напоминало гнома. И в мое поле зрения совершенно случайно попалась баночка с такой же булькающей жидкостью...
  - А что в этой баночке? - без задней мысли спросила я.
  - Кровь вампира, - на автомате ответил Рональд.
  - А ты уверен? - спросила я. Сейчас захихикали уже и Анжела с Морриэлем. Подозрительно все это напоминает картины прошлого. Кроме того я уже придумала, как освободиться от оков. Надо только немного времени. Все-таки прав магистр Лотирсун, защитные механизму моей магии ой-как близки к совершенству... Надо все-таки поинтересоваться у Эдмонда, как выглядит его кровь, как-нибудь ненавязчиво, чтобы в дальнейшем быть более просвещенной в этом деле...
  - Тихо! - появился словно из ниоткуда прекрасный магистр Гарольд. Этакий светлый прынц, в костюме некроманта. И опять я оказалась права. Ни какой это не магистр Гарольд, это вообще даже не живой человек. Это тот монстр, вернее его более усовершенствованная копия. Так значит, вот как он должен был выглядеть. А зачем интересно кому-то подставлять нашего Лучезарного?
  - Анжела, в кои-то веки ты оказалась права, - тяжко вздохнула я.
  - Как, это же магистр Гарольд, - удивленно захлопала ресницами светлая волшебница.
  - Орландо, ты чувствуешь? - обратилась я к оборотню. Парень кивнул. Он чувствовал запах мертвого тела, запах смерти, запах нежити, но не живого человека. От оборотней такого скрыть нельзя. Все теперь непонимающе уставились не него.
  - Оно не настоящее, - коротко выдал он. Такого не ожидал даже Ро-нальд. Он широко распахнул глаза и непонимающе уставился на магистра. Настал мой черед. Короткое заклинание и вот цепи упали. Мы все довольно быстро встали в типичную защитную комбинацию, приготовив кто стены, кто огненные шары.
  Магистр Гарольд быстро поднял губу, показывая здоровые клыки. Ухоженные руки превратились в полуметровые когти. Да, такое лучше на ночь не смотреть, а если и смотреть то без участия Анжелы. От ее визга уши заложило не только у меня. И тут в воздухе повисло ощущение чего-то страшного, что вот-вот появиться тот самый некромант. Он и появился в конце тоннеля. Тоже магистр. Из нашей же Академии, только звали магистра Вальденс. Как всегда одетый в черное, с ног до головы, с жутким шрамом на пол-лица. Наше внимание теперь разделялось на три части. Следом за ним появился и настоящий Лучезарный магистр, с недоумением уставившийся на свою копию. А из другого угла уверенной поступью шла магистр Виолетта, та самая, что пробовала наши блины, такая милая и добрая женщина на вид. Анжела почти рванулась к ней, но я удержала ее. Именно от магистра Виолетты я ощущала вибрирующую опасность. К тому же Рональд подходил именно к ней.
  - Прекрати! - магистр Вальденс резко крикнул, обращаясь к ней.
  - Что прекратить? - спросила она наивным девичьим голоском. Монстр прищурил глаза, наблюдая за магистром Гарольдом, Рональд не сводил с нас напряженного взгляда.
  - Прекрати это. Это давно уже не является той увлекательной игрой, которую мы затеяли, - продолжал Вальденс. Гарольд согласно кивал, опасливо косясь на монстра. Я бессознательно нащупала в кармане телепортационный кристалл, одолженный мной у ректора еще на первом курсе. Но толка от этого: пятерых он все равно не вынесет, к тому же интересно посмотреть, чем все это кончится...
  - Это никогда не было игрой Вальденс. С того самого дня как Омела задала написать доклад о древних религиях и мы нашли этот трактат. Ведь ты сам предложил завладеть силой Артефакта, - продолжала магистр таким же сладким и невинным голоском.
  - Никто из нас не собирался получать силу таким способом, - произнес магистр Гарольд. Виолетта звонко засмеялась.
  - А каким способом вы хотели получить силу живого существа? Каким кроме как не его убийством, лишением жизни? Ведь нельзя по-другому, - отвечала она так, словно разъясняла правила неразумным детям. А, впрочем, так и было, мы только начали проходить правила и пути наследования силы...
  - Эта сила никогда не была предназначена нам, - спокойно ответил ей Вальденс. Виолетта снова засмеялась, но теперь обратила свой взгляд на меня.
  - А кто предназначил эту силу ей? Кто может дать точную гарантию, что это девочка, достойна? Что она вообще из себя представляет?
  - Совершенно точно не полоумную некромантку, - спокойным тоном, вызвавшим на лицах присутствующих вящий ужас произнесла я. Может быть, я повторюсь, но я не люблю, когда со мной разговаривают в подобном тоне, но когда мое присутствие просто игнорируют, принимая меня за часть интерьера это определенно выводит меня из себя. Добилась своего - меня заметили, правда, радовать это меня не должно было...
  - Наглая, глупая девочка, - произнесла она со сладкой улыбкой. Я сразу почувствовала волну заклинания. Оно меня не тронет, но вот моих друзей. Я слегка раскрыла свою магическую защиту, накрывая их. Отголоски заклинания прошли по телу острой болью. В уголках рта я почувствовала привкус крови. Ничего. Лучше, чем смерть тех, кого сама в это вовлекла. Тихонько, я переложила в руку Анжелы кристалл для телепортации, про себя активируя его на кабинет магистра Семигора.
  - Прекрати Виолетта! - громко прикрикнул магистр Вальденс, очевидно, выпустив легкое заклинание, чтобы присмирить магистра. Я медленно толкнула Анжелу на Орландо. Та-там! Телепортация. Хорошо.
  - Дрянь! - резко выкрикнула Виолетта, выбрасывая что-то в мою сторону. На этот раз больно не было, вступило в свою силу наследие Лотирсуна. Я подняла руку в каком-то незначительном жесте (который еще раз повторить не смогу), заклинание просто исчезло будто его не было. Рональд, Виолетта и монстр смотрели на меня в оцепенении. Гарольд сверкнул веселой улыбкой. Вальденс произнес тихим и спокойным голосом после того, как его лицо озарило выражение понимания происходящего.
  - А ты не знала разве, что великий и ужасный Лотирсун оставил свою силу в наследство своей единственной ученице. Рийгане Озерной?
  - Какая мне разница? - разразилась он воистину некромантским сме-хом. - Я все равно добьюсь того, что хотела! Рональд - разберись с сопляками. Магистров мы возьмем на себя.
  Рональд улыбнулся и стал создавать вокруг себя какое-то странное поле. Я ощущала его магию. Ощущала довольно примитивные заклинания своих друзей за спиной. Ощущала даже магию магистров, сильную и недоступную мне пока что. И я понимала, что со мной ничего не случиться. Совсем случайно на ум пришли слова магистра Лотирсуна о том, что моя магическая защита совершенна. То, что оплетало меня всю жизнь не даст ничему случиться. Когда-то магистр Омела сказала, что магия это то, что плохо поддается контролю. Именно дети и маги в том состоянии, когда они почти не контролируют своих сил, создают самые великие заклинания. И если мы действительно хотим почувствовать магию, то мы должны отбросить все свои логические доводы и погрузиться в пучины волшебства. Примерно то же самое сейчас сделала я. А когда открыла глаза увидело нечто. Магия из комнаты исчезла. Она сконцентрировалась в маленьком пространстве вокруг меня. Пусть всего лишь на краткое мгновение, но я уверена, что магистры и Рональд видели и все поняли. А потом опустилась давящая тишина...
  
  На этот раз обошлось без трагедий. Это был довольно банальный обморок, вызванный тем, что я произвела волшебство, лежащее за пределами моих возможностей. Естественно, сразу после моего обморока силы ко всем вернулись. Но в то же мгновение в маленькую комнату ворвались остальные магистры. В общем битва закончилась, так и не успев начаться. Ну телепортация Анжелы и Орландо стоила отдельного рассказа, хотя бы потому что в первое мгновение ничего не поняли ни они, ни магистр Семигор. Ну, благо он не первый год магистр, к тому же ректор Академии... А насчет каморки, где мы находились, то она оказалась прямо в здании Академии, в ней я кстати уже когда-то бывала. Тогда, когда не совсем освоила заклинания телепортации. Магистра Виолетту и Рональда отправили в суд за применение недопустимых чар. Впрочем, Рональд отделался довольно символичным наказанием (он ведь не произносил смертельно опасных, запрещенных чар, просто попал в зависимость от другого колдуна, хотя на мой взгляд, это недостаточно веские причины, чтобы оправдать его, а впрочем, я не собиралась мстить). А на улице, наконец, очень ярко засветило солнце.
  - Наверное, мы должны вам что-то объяснить, - начал магистр Валь-денс, заходя в солнечное утро к нам в гостиную вместе с Гарольдом. Мы согласно кивнули. Магистр начал свой рассказ.
  
  ... Мы были тогда молодыми, сильными волшебниками, напичканные разными грезами о нашем могуществе. Возможно, сейчас это вам и незнакомо, но в годы нашей юности среди золотой молодежи ходило много трактатов о мировой власти, приобретенной силой магии. А судьба распорядилась к тому же так, что мы все оказались на этом самом факультете (надо же где учился наш всесиятельный!). Мы дружили с самого детства: я, Гарольд и Виолетта. И мы были лучшими на факультете, без лишней скромности могу сказать, что даже лучшими в Академии.
  И вот однажды, магистр Омела (интересно сколько лет эльфийка пре-подает, ведь эльфы почти бессмертны, так что я даже не решилась бы определять ее возраст по внешнему виду) дала вполне обыкновенное задание - сделать реферат по одной из древних религий, разыграв для наглядности какой-либо ее ритуал. Не знаю где именно Виолетта выкопала этот трактат, не знаю, когда это перестало быть просто домашним заданием, но эта идея нас всех захватила, опьянила. Одним словом мы сделали вывод о том, что Артефакт - наделен способностью управлять магией, при чем не только своей, но и чужой.
  Мы долго искали, то чем он мог быть, где-то около года потратили на это. Потом поняли, что Артефакт - человек, девушка, как и четыре его жрицы-убийцы. Мы не в полной мере сознавали то, что силой можно завладеть только убив девушку, сначала мы хотели просто поговорить с ней, склонить к сотрудничеству. Мы составили гороскоп, который должен был указать ее дату рождения. Все получалось, потом о наших планах узнал магистр Семигор (интересно, а он по правде отец Вальденса, или гном соврал?). В общем он прочитал нам довольно длинную лекцию, а потом нас разогнали по странствиям (чтобы получить титул магистра маг должен был представить серьезный научный трактат, и кроме того пять лет пропутешествовать по бескрайним землям нашей родины без дополнительного сопровождения). Уже через год я забыл об этой идее.
  - Признаться честно эти мысли не особенно волновали меня уже за некоторое время до начала странствий (вступил в беседу магистр Гарольд). Я давно относился к Артефакту скорее как к сказке. Но потом столкнулся с тобой (выразительный взгляд в мою сторону). Я не могу сказать, что сразу догадался о том, кто ты такая. Скорее уже потом меня начали терзать определенного рода сомнения, после того кладбища с зомби я практически убедился в этом. И если быть откровенным, то именно тогда я больше испугался того, что рядом со мной стоит Артефакт, то что мы так долго искали (конечно, оправдание своей трусости). И трудно было поверить, что этот источник магии чумазая девчонка, которая достала меня своим несносным характером уже в первую неделю нашего знакомства. Я поделился своими сомнениями с Вальденсом. Он сказал, чтобы я перестал увлекаться детскими сказками, и что это давно забыто. В общем, мне казалось, что Виолетта тоже забыла эти сказки.
  - Я догадывался (это снова магистр Вальденс), что это она. Еще тогда, после случая с монстром. Ты не видела Рийгана, но он был разительно похож на одного нашего хорошего знакомого, который погиб много лет назад. Но прямых доказательств ни у кого не было, кроме того Виолетте нравилось действовать чужими руками...
  
  Беседа подошла к концу. Ребята пообещали, что не будут стремиться отобрать мой дар и вообще не верят в подобный бред. Магистры их согласно поддержали. Я была солидарна со всеми. Что ж, вполне разумное решение - легче отказаться от веры во что-то не вписывающееся в привычные рамки. Но я-то отчетливо помнила то ощущение, что на какое-то долгое мгновение отобрала магические силы у всех, кто находился со мной в одном помещении. Просто я пока что была не готова. Но время придет. И Четыре Сестры уже движутся. Они получили первый импульс и кто знает, сколько времени им понадобиться, чтобы найти меня...
  
  Седьмой семестр. Невеста.
  
  И снова я перед дверьми Академии. Начинается четвертый год моего грандиозного обучения. Забавно. А в этот раз я приехала в платье. В красивом и дорогом платье с убранными назад волосами. Привыкла за лето. Да. Привыкла к красивой одежде, этикету, верховым прогулкам, балам и к спокойствию. Все-таки приятно быть принцессой, пусть и не совсем в соответствии со всеми моими желаниями. Вообще я этим летом много думала, читала, общалась с самыми различными представителями разных рас и не могу утверждать, что это общение ни в коей мере не из-менило меня. В общем я во многом пересмотрела свое отношение к жизни и ко всем, кто в этой жизни присутствует.
  Хозяин трактира "Три полушки сушеной петрушки" считал, что в жизни каждого человека существуют определенные ступеньки и развилки. Хотя я плохо представляла себе сочетание столь не сочетаемых явлений, как и то, насколько монументальной должна быть лестница и что должно расти на этих ступеньках, чтобы появились развилки. Ну если несколько короче и не углубляться в недра моей не вполне здоровой фантазии, то мысли хозяина сего заведения сводились к тому, что жизнь человека разделена на разные этапы - ступеньки. Но каждый этап, ступенька имеет множество путей развития и вступая на него никто не может обещать того, что человек свернет в правильном месте и, что он вообще придет на тот жизненный этап, который был ему предназначен первоначально. Вспомнила я это к тому, что, на мой взгляд, я как раз пришла к этому периоду смены этапов моей жизни. К тому же как говорил мой знакомый тролль, если не можешь изменить обстоятельства - постарайся вытянуть из них максимальную пользу для себя. Вот сейчас я именно этим и занималась.
  Что касается нехороших магов в лице Рональда, Виолетты и их бредовой идее о силе Артефакта, то я предпочитала думать о том, что бред должен оставаться бредом. Хотя, если говорить о моем душевном спокойствии то его опять безжалостно терзали. Все началось с невинного сна. Такой симпатичный садик, сделанный изо льда, припорошенный легким снегом. Ледяным здесь было все: деревья, птицы, животные, цветы, скамейки. Ну ничего, даже красиво, если подумать, именно красотой данного места я и наслаждалась первые мгновения. Потом этот сад начал мне сниться с поразительной настойчивостью. Где-то через неделю в плену деревьев зазвучала серебристая нитка высокой мелодии. Тоже довольно симпатичная мелодия, ничего коварного. Далее этот великолепный сон снился мне еще около месяца и закономерное волнение по поводу его необычности сменилось легким раздражением, грозящим перейти в праведный гнев. И самым обидным было то, что от этого сна нельзя было отгородиться каким-либо магическим способом, по крайней мере у меня не получилось...
  Ну в общем, сейчас мое настроение не омрачал даже этот зловред-ный и надоедливый сон с ледяным садом и поющей мелодией, тоже словно сотканной из перезвона сосулек. В конце концов я была рада снова вернуться в Академию к своим занятиям, к встрече со своими друзьями, к своей прежней жизни. И ничего мою радость омрачить не могло...
  
  В состоянии подобной эйфории я пробыла недолго. Большая заслуга в этом принадлежала пасмурной погоде и непрекращающимся дождям. Ну еще можно было поблагодарить Морриэля, потому как все свободное время (а у эльфа этого времени было предостаточно) он плакался о том, как он несчастен оттого, что его любимая разорвала их отношения. А так как Анжела и Орландо где-то вечно пропадали, и совершенно не страдали от отсутствия любви, а Лунт целыми сутками проводил в библиотеке, так как его оставили в Академии на испытательном сроке (а я его, между прочим, честно предупреждала, что надо меньше времени проводить в шумных застольях со своими собратьями!), то львиная доля переживаний отвергнутого эльфа доставалась мне. Но, впрочем, сегодняшний день можно было назвать счастливым, потому как наш страдалец ушел куда-то по делам эльфийской общины (чувства чувствами, но долг всегда остается долгом), впрочем, компанию мне мог составить разве что Пушок.
  За окном тихо падал дождик. Темнело сейчас рано, а мудреный фолиант, рассказывающий о видах и подвидах темной магии (мы должны были знать основы, чтобы уметь им противостоять), наводил тоску, потому я даже не заметила, когда успела задремать самым сладким сном. И, конечно, меня ожидал прозрачный снежный лес со звенящей мелодией, летающей в воздухе. Я повторила свой привычный маршрут: погуляла под деревьями, посидела на скамеечке...
  Почему-то сегодня музыка звучала громче, словно звала меня куда-то. Мысленно я подумала, что за время предыдущих снов исходила дан-ный парк вдоль и поперек, но ничего интересного не нашла, тогда почему бы не сходить туда, куда меня звала мелодия? Не думаю, что найду нечто интересное. А мелодия привела меня в помещение неким образом, напоминающее гробницу. Здесь на ледяной возвышенности, отдаленно напоминающей кровать возлежал некий неопознанный мной объект мужского пола, с ног до головы, покрытый инеем. Этакая вариация на тему сказки о Прекрасной спящей царевне, которую должен разбудить поцелуем принц (естественно, я и не собиралась играть роль почетного будильника, мало ли за какие прегрешения его заморозили).
  Я стояла молчаливым памятником самой себе минут пятнадцать. Сон все не прекращался и как магнитом тянул меня к этому перемороженному чуду. В конце концов мне все это надоело и я решила все-таки растолкать этот единственный одушевленный предмет, дабы выяснить по какой причине этот сон мне снится с таким пугающим постоянством. После того как мое вежливое толкание в плечико и деликатные просьбы очнуться перешли в откровенные пинки и крики с использованием ненормативной лексики языка троллей и все равно не возымели успеха, я начала склоняться к более радикальным методам пробуждения, то бишь заклинаниям огненной стихии, которые с равным успехом могли заставить растаять лед и поджариться самого соню. Опять-таки не подействовало. Я устало присела на краешек его ложа (как единственного предмета в этом месте куском льда не являющегося).
  И тут меня осенило. Возник вопрос: не пыталась ли я вообще раз-будить труп? И как проверить это замороженное чудо на предмет того, живо ли оно еще? Вообще-то это надо было сделать до постыдных по-пыток пробудить его методом тычков и угроз. И вообще действуют ли такие методы побудки во снах, впрочем, меньше всего мне казалось, что я сплю. Ну ладно, я всегда сначала делаю, а потом думаю... Я несколько помялась, а потом все-таки решилась, и приложила ухо к его груди. Хо-лодно. Но где-то там сердце бьется, тихо так, едва слышно вторя моему дыханию....
  
  - Рийгана! Рийгана! - упрямо трясла меня за плечо Анжела.
  - Что? - недовольно зевнула я, поднимая голову от книги (хм, странно, что не от груди спящего статуя).
  - А что это? - недоуменно воззрилась моя подруга на меня, позабыв о причине, заставившей ее прервать мой праведный сон.
  - Где? - я машинально обернулась к большому зеркалу, висящему напротив. С языка едва не сорвалось: "Я так и знала!". На моих волосах лежал свежеприобретенный снег. Ну почему у меня не может быть все как у нормальных людей, то есть волшебников!
  - Откуда у тебя снег на волосах? - разъяснила Анжела, вероятно специально для непонятливых, вроде меня.
  - Что ты знаешь о том, как вещи из сна могут попадать в реальность? - вопросила я, переходя к практической стороне вопроса, интересующего меня, и попутно отряхивая снег.
  - Значит, ты перетащила его из своего сна? - восхищенно произнесла Анжела.
  - Нет. Я не такого уровня маг, чтобы материализовать нематери-альные предметы, - поспешила я разубедить ее в моих великих способно-стях. - Что ты знаешь о снах, которые сами выходят в реальность, цеп-ляясь за мага как за проводник?
  - Они просто так не снятся, - произнесла Анжела на секунду задумав-шись. - Ты должна сделать что-то в них. Что-то, что разорвет круг, но лучше обратиться к специалистам в этой области и выяснить не грозят ли подобные сны опасностью тебе или окружающим.
  - Понятно, - глубоко вздохнула я, откинувшись на мягкую спинку кресла.
  - А что ты должна сделать? - живенько зажглись глаза моей подруги любопытным огнем.
  - Разбудить одного придурка, - недобро отозвалась я о спящем "прынце". А как еще можно о нем отозваться, если о его ложе я отбила ногу и охрипла, призывая его к подъему. Кстати, почему эти ощущения из сна преследуют меня и наяву?
  - А он симпатичный? - задала извечный вопрос Анжела.
  - Он замороженный, - ответила я. И тут меня снова осенил вопрос, который я должна была задать первоначально. - А чего ты меня разбу-дила?
  - Ой! - резко побледнела Анжела, из чего можно было сделать вывод, что будила она меня не по доброй воле, а по чьему-то злому указа-нию. - Там тебя магистр Семигор вызывал.
  - И зачем я ему понадобилась?
  - Он не сказал.
  
  Когда-то я уже отметила то, что кабинет ректора находился к самой запутанной и хаотично застроенной части Академии, но тогда я даже представить не могла того, что длинный подол платья может так успешно цепляться за такое большое количество углов, ступенек и прочих радостей чьей-то бурной фантазии (знала бы только чьей, места пустого от фантазера не оставила бы). В общем, к концу моего путешествия, я успела подмести все возможные и невозможные углы, зацепиться за все неровности поверхности и порвать самый кончик длинного платья.
  - Здравствуйте, - произнесла я почти сквозь зубы, когда наконец, приоткрыла дверь в кабинет магистра Семигора.
  - Проходи, Рийгана, - ответил он, даже не оборачиваясь ко мне, весь погрузившись в какой-то длинный свиток, лежащий на его столе.
  - Вы меня вызывали? - наивно вопросила я, поглядывая на замысловатую роспись заклинания на потолке. Если совсем немного подправить вон ту кривую закорючку и изменить направление третьей слева прямой, то получиться знак вызова демона холода. А если...
  - Рийгана, ты знаешь, что в канун Зимнего бала в королевском двор-це, официально будет объявлено о твоей помолвке? - не отрываясь от свитка спросил магистр Семигор.
  - О какой помолвке? - спросила я, думаю, что меня с кем-то путают, потому как подобных поворотов в моей судьбе определенно не ожидалось. У меня вообще даже претендентов на роль жениха не было.
  - О твоей, - вежливо подсказал магистр.
  - С кем? Когда? - перешла я к череде еще более нелепых вопросов. Этого еще не хватало...
  - Твой отец объявит об этом на Карнавале Цветных Листьев. Но вот кем будет жених он не счел должным сообщать мне, - проинформировал он меня. За то я знала, о чем не замедлила сообщить ректору Академии Магии...
  - Я, кажется, знаю кем будет этот жених, - недобро произнесла я.
  - Кем же? - с неподдельным интересом вопросил меня магистр Семи-гор.
  -Трупом, - резко отрезала я. - А с ним заодно у нас в очередной раз сменится власть, по причине того, что некоторые не считают своим долгом ставить своих дочерей в известность о грядущих переменах в их судьбе.
  - Рийгана, - посмотрел на меня магистр Семигор то ли страшным, то ли испуганным взглядом. - Успокойся. Насильно тебя замуж никто все равно не выдаст, но я думал, что ты знала об этом.
  - А зачем вы меня позвали? - спросила я несколько раздраженным тоном, потому как живенько представляла, что я сделаю с батенькой, пресловутым претендентом на мою руку и сердце и с самой церемонией помолвки.
  - Хотел уточнить, будешь ли ты заканчивать Академию, если собира-ешься выходить замуж? - спросил он таким же равнодушным тоном.
  - Замуж выходить собирается только извращенная фантазия не-которых правителей, при чем за свое собственное непомерно высокое са-момнение, - ответила я.
  - Почему же у тебя на пальце кольцо? - поинтересовался магистр Се-мигор. Я снова едва не поперхнулась, кинув мимолетный взгляд на левую руку. На безымянном пальце красовалось красивое светлое колечко с неж-ным прозрачным камушком, все словно разрисованное легкими ни-точками инея. И я, клянусь, что в первый раз вижу это кольцо...
  - Нашла в шкатулке с фамильными украшениями, - не моргнув глазом солгала я.
  - Странно, что в вашей шкатулке нашлось древнее обручальное кольцо Снежного рода, с надписью "Возлюбленная" - недоверчиво произ-нес ректор Академии. Меня терзают смутные сомнения... Ой, кому-то я все выскажу, ну и что, что он спит!
  
  - А чем славен Снежный род? - с невинным видом спросила я у Мор-риэля, который, как и все эльфы был большим любителем старинных сказаний, баллад и историй магических родов.
  - Ты не знаешь, кто такие магистры Снежного рода? - едва ли не с кулаками набросилась на меня почему-то Анжела. Интересно, какую ве-ликую любовную историю, известную на весь магический мир, я на этот раз пропустила. Иного объяснения праведному гневу Анжелы и недопо-нимающим лицам всех остальных (за исключением разве солидарных со мной в неведении Лунта и Пушка) я найти не могла, не смотря на все прилагаемые мной умственные усилия.
  - Может быть, расскажите, - мило улыбнулась я.
  - Снежные магистры были самыми великими волшебниками всех вре-мен. Они с невероятной легкостью управляли самыми могущественными потоками силы, - начал пояснение Орландо. - Их род испокон веков существовал в снежном замке, в котором были собраны самые редчайшие и ценнейшие магические трактаты, произведения искусства, в их замке были собраны птицы и растения со всего мира. Этот замок по-другому назывался Замком Чудес. Но самым чудесным в нем был источник Ледяной воды, которая залечивала любые раны и увеличивала магические способности в несколько раз.
  - Вполне банальная легенда, - почти разочарованно вздохнула я. Не-удивительно, что ничего подобного не помню. Обычно, когда магистр Га-рольд читал подобные сказки на лекциях я раздумывала над другими про-блемами.
  - Но это не легенда! - горячо воскликнул Морриэль. - Их замок до сих пор стоит, окруженный непроницаемой магической стеной.
  - И за что же они так с миром? - спросила я.
  - Они не специально, - обиделся эльф. - Их силе и могуществу завидовали. И потому на них наложили очень сильное проклятие, которое погрузило их замок в Ледяной сон.
  - И что за проклятие? - машинально поинтересовалась я. И вообще какое ко всему этому имею отношение я, зачем мне снится какая-то часть их Ледяного Замка.
  - Последний сын Снежного рода был сказочно красив, - включилась в беседу Анжела. Так вот она "долгожданная" любовная история. - И в него влюблялись очень многие женщины. Но он никого из них словно не видел. Всю свою жизнь он ждал девушку из своих снов, свою Возлюбленную, для которой он создал самое красивое в мире кольцо. И вот однажды, в него влюбилась одна молодая ведьма. И он, как и следовало ожидать, отверг ее. И тогда она разозлилась и произнесла страшное проклятие (никто же не знал, что она была единственной дочерью очень сильного некроманта, тем более в порыве чувств все наши возможности во много раз усиливаются). В общем она повелела так, чтобы Снежный род был уничтожен, и чтобы сердце этого мага навсегда превратилось в ледышку. И в одно мгновение застыл Ледяной источник и замок превратился в лед, и начали умирать маги. Но, не даром это был такой сильный род. Его родители сумели несколько смягчить и отвести заклинание молодой ведьмы. Они сделали так, чтобы их сын просто погрузился в долгий сон, как и весь замок. И чтобы он спал до тех пор, пока не появиться в замке его таинственная Возлюбленная.
  - Стоит ли догадываться о том, что Возлюбленная так и не соиз-волила появиться и бедный ледяной принц так и спит, - я прервалась на полуслове, увидев в глазах Анжелы нездоровый интерес.
  - Рийгана! - почти озвучила она свою мысль.
  - Почему ты думаешь, что я причастна к этой истории? - прервала я подругу.
  - Но тебе снится Ледяной лес.
  - Возможно это просто иней.
  - Замороженный юноша.
  - У него на лбу не написано, как его зовут. И он не пробудился от моего прихода!
  - Откуда ты знаешь?
  - В любом случае я его не знаю, что называться его Возлюбленной! И когда он жил, меня даже в проекте не было! Тогда моей бабке Эллине всего 12 лет было.
  - Вы о чем? - вставил свое слово тролль в наш словесный поединок.
  - Рийгана - Возлюбленная Снежного мага, - быстро выпалила Ан-жела, предусмотрительно спрятавшись за Пушка.
  - А вот и неправда! - ответила я.
  - Тогда почему он тебе снится? - спросила Анжела. На нас недо-уменно смотрели все, включая растерянного мантихора.
  - А может мое подсознание выдает какие-нибудь извращенные фанта-зии, - выпалила я в ответ.
  - А иней на волосах!
  - Один раз.
  - Тихо! - рявкнул Лунт. Да, я всегда знала, что терпение не выдержит первым именно у него.
  - Кто тебе снится и почему Анжела считает тебя Возлюбленной Снеж-ного мага? - обратился ко мне Орландо.
  - Какой-то замороженный придурок, один раз приснился, - довольно кратко охарактеризовала я свои сны. И даже не солгала, этот парень в снегу мне действительно снился всего лишь один раз.
  - Почему Анжела думает, что это именно Снежный маг? - продолжил свой рациональный допрос парень-оборотень.
  - Потому что все сходится. Ледяной парк, замороженный юноша. И странная магия сна, вынесшая снег на волосы.
  - Это ничего не доказывает, - спокойно возразил Орландо.
  - К тому же он не проснулся, - вставила я свое веское слово.
  - А ты пробовала его разбудить?
  - Еще как, - ответила я.
  - Так же как нас по утрам?
  - А что?
  - К тому же Рийгана права, говоря о том, что во времена жизни Снежного мага, - продолжал свою мысль, бесцеремонно прерванную нами, Орландо. - Никто не мог даже предположить о том, что когда-нибудь она появится на свет. В те времена Эллине пророчили в женихи Младшего принца из Светлого Леса, и речи не шло о короле Эль Марин де Соль Лагос.
  - А я согласен с Анжелой, - вставил свое веское слово Морриэль.
  - Мы можем дискуссировать до бесконечности, - продолжал Ор-ландо. - Но в действительности, настоящую правду может узнать лишь Рийгана, когда ей снова присниться это место.
  - А с чего вы взяли, что оно мне присниться? - спросила я, увидев вокруг себя прямо-таки хищные взгляды моих друзей. Не хватало только в роли подопытной крысы выступать.
  - Потому что на твоем пальце не даром появилось это кольцо, - с лег-кой улыбкой пояснил Орландо, вот уж не замечала за ним такой наблюда-тельности. А этот кусок металла, необходимо срочно стянуть с пальца...
  - На мой взгляд, оно во все не тянет на самое красивое в мире, - при-дирчиво подняла я левую руку, стараясь его стянуть, не получилось. Впрочем, я рисковала лишиться самой руки, так как каждый пожелал посмотреть на диковинку вблизи, в том числе и Пушок.
  - Откуда оно у тебя? - с победоносным видом спросила Анжела.
  - Нашла, - ответила я.
  - Спорим на ужин в "Золотом магистре", что Анжела права, - хмыкнул Морриэль, обращаясь к Лунту.
  - Я что похож на идиота, - спросил в свою очередь тролль. Ну, Снеж-ный маг, или кто ты там еще, если до этого ты был только похож на труп, то сейчас ты определенно станешь им, нечего честных девушек в заблуждение вводить...
  
  На этот раз мне потребовалось много времени, чтобы заснуть. Может быть, из-за пристальных и изучающих взглядов Анжелы или из-за того, что картинки кровожадной мести не способствуют успокоению нервной системы и последующему здоровому сну. Ну как бы долго я не мучилась, цели своей я достигла. То есть снилось мне то же самое в том же самом месте, где и обычно. Только на этот раз я целенаправленно брела к месту спокойного сна предположительно Снежного мага, намереваясь устроить ему глобальное потепление.
  Все как и прежде. Спит, весь в инее. Я подошла поближе, намерева-ясь рассмотреть красоту великую, описанную Анжелой. Ну, ладно, права была подруга, встреть я такого где-нибудь на улице обомлела бы. Хотя бы потому что человек, выглядел едва ли не красивее всех эльфов и вампиров вместе взятых, но на красоту я падка не была. Внешний лоск впечатлял меня первые пару секунд разговора, а далее я уже строила свое общение на отношении к тому, что мне показалось внутренним содержанием.
  - Подъем! - произнесла я отнюдь не мелодичным голосом. Как и сле-довало ожидать никакой реакции. Я несколько критически осмотрела его. Возможно, в другой ситуации (без допроса друзей и неизвестно откуда взявшихся кольца и объявления о помолвке), я бы и решила прибегнуть к тактике принца и спящей принцессы. Но в виду того, что все решили без меня из своих же принципов буду будить без нежностей.
  - Ты же понимаешь, что я все равно тебя достану, - ответила я, взглянув в полуприкрытые веки. Мне показалось или он все-таки слегка оттаял? В любом случае, продолжим пробудительные мероприятия. Я с силой столкнула спящего с кровати на ледяной пол. Обрушила на него легкий холодный дождик (моя магия здесь работала вполне эффективно), развела легкий костер, спела пару колыбельных песенок (особо впечат-ляющих, если иметь в виду то, что по моим ушам ощутимо потопталась не одна сотня медведей). Попыталась стянуть кольцо, снова водрузила спящего "друга" на его законное место, где прикладывала кольцо ко всем доступным местам. Еще раз посмотрела на него.
  - Все равно целовать я тебя не буду, - произнесла я сакраментальную фразу. Именно в этот момент чьи-то очи открылись, а я собственно говоря проснулась...
  
  - Он тебе снился? - встретил мое пробуждение вопрос Анжелы.
  - Нет, - резко ответила я.
  - А что тебе снилось?
  - Говорящая мартышка с пирожками, - брякнула я первое, что пришло на ум.
  - А почему на волосах снова иней?
  - Потому что холодно.
  - Не хочешь не говори.
  - Все равно это не Снежный маг.
  - Почему?
  - Потому что я так хочу.
  - И как это понимать! - снова прервал нашу дискуссию колоритный голос Лунта, который, вероятно, в очередной раз натолкнулся на что-то, разбросанное по нашей гостиной.
  - Что именно? - почти одновременно высунули носы я и Анжела. На столе стоял ослепительно прекрасный букет белых роз с россыпью снежинок сверху.
  - И чьего нездорового разума это дело? - грозно вопросила я, обращаясь ко всем присутствующим.
  - Это не мы, - честно сверкнул очами эльф.
  - Меня вообще это, в стенку откинуло, когда я хотел посмотреть, - обиженно промычал тролль, показывая вмятину в стене. Все опять воззри-лись на меня.
  - Посмотри, - подтолкнула меня в бок Анжела.
  - Почему именно я? - опасливо покосилась я на следы недавнего падения Лунта.
  - Тебе же снятся Снежные маги.
  - Между прочим они там спят и я не принимаю подарки, когда не знаю куда их возвращать в случае чего.
  - Все знают, где Ледяной замок, - подстегивал эльф.
  - Но попасть туда никто не может.
  - Так ты будешь смотреть? - снова вмешался Лунт.
  - Ладно, - устало кивнула я, подходя к букету. Белые красивые розы, словно испускающие чарующий и манящий аромат. Легкие снежинки на белоснежных бутонах. Я дотронулась до белых лепестков. Холодные, неживые. Мне такие не нравятся. В общем цветы, такие же как и тот, кто их прислал. И вообще не хочу на них зацикливаться. Мне еще надо дражайшему батюшке высказать все, что я о нем и его идее с помолвкой думаю...
  
  - И как это понимать!? - я уже седьмой круг наматывала по роскошному приемному кабинету его высочества.
  - Ну он, еще с прошлой зимы так настойчиво и красиво просил твоей руки, - несколько испуганно прятался его величество за троном. А что еще ему оставалась после моего феерического появления в окружении сверкаю-щих молний и обещаний испепелить весь дворец.
  - Моими руками, ровно как и другими частями тела распоряжаюсь исключительно я! - гневно ответила я батюшке.
  - Ну в древних семьях принято...
  - А мне плевать! Я вообще ведьма, если ты не в курсе, по твоим же законам мне нельзя указывать за кого и когда выходить замуж!
  - Ты моя дочь!
  - Слишком поздно вспомнил об этом!
  - Я сказал, что ты выйдешь за него замуж!
  - Я сказала, что превращу его в жабу и выпущу в ближайшее болото!
  - Он же красивый!
  - А мне плевать!
  - У него самое богатое королевство!
  - Все во льде! И вообще если верить легендам он спит непробудным сном в своем ледяном саду!
  - Его пробудит к жизни его Возлюбленная!
  - В гробу я видала этот титул! И вообще, если он появится в Ака-демии или во дворце в его государстве мигом наступит глобальное потепление с тотальным уничтожением всех сопредельных государств!
  - Не веди себя как ребенок!
  - Не обращайся со мной как с ребенком! И вообще как не стыдно государю верить в бред, которым зачитываются только молоденькие деви-цы и то от нечего делать!
  - Я сказал, что ты выйдешь за него замуж!
  - А я сказала какие из этого выйдут последствия для тебя!
  - Я лишу тебя наследства!
  - А его у меня никогда и не было! И вообще большое спасибо тебе за это скажу!
  - Рийгана! - батюшка в порыве гнева опрометчиво выскочил из-за кресла. Пара молний ударила в непосредственной близости от королев-ской тушки, снова проворно нырнувшей за кресло и уже оттуда грозно предупредившей. - Это мое последнее слово!
  - Ха! - презрительно фыркнула я, телепортируясь вместе со столь не-свойственным дворцовым коридорам погодным явлением. Не стоит думать, что королевский дворец никоим образом не защищен от подобного рода магический вторжений, но я их не замечала в силу не которых великолепных врожденных способностей.
  
  Дома меня ждала не менее захватывающая картина. Анжела, стоящая распахнув рот. Лунт мнущийся у стеночки, невероятно суетящийся Морриэль. Орландо, хмуро подпирающий ту же стенку что и тролль. Пушок, растянувшийся на пороге. И все почему-то на улице. Ах да, перед домом стоял еще красивейший экипаж, словно сотканный из снега, запряженный семеркой великолепных белоснежных созданий с тонким и изящным витым рогом на лбу. Кажется, я знаю, кто решил наведаться к нам в гости!
  - Рийгана, он такой, - глубоко вздохнула Анжела.
  - Запомни его лицо как следует, потому что в скором времени его никто уже не узнает, - посоветовал Орландо, увидев мрачную решительность в моих глазах.
  - Рийгана, - глубоко вздохнула Анжела.
  - Давно он здесь? - обратилась я к Орландо.
  - Где-то около часа. Сказал, что приехал к своей Возлюбленной.
  - Интересно, как он воспримет пинок под зад и красочный полет в сугроб? - глубокомысленно заметил тролль. И что они из меня делают такого зверя, неспособного к диалогу.
  - А чего вы на улице?
  - Ну как-то неудобно, - ответил Морриэль.
  - Ему должно быть неудобно, а не вам, - мрачно поделилась мысля-ми я. - Пошли в дом.
  - Мы лучше подождем здесь, - произнес эльф. - Вам надо наедине пообщаться.
  - Лично мне не о чем с этим героем чужих снов общаться, - ответила я, решительно раскрывая двери.
  
  Да в жизни это чудо природы выглядело во много раз прекраснее, чем в снежном плену. И вполне можно было понять бессмысленный взгляд Анжелы, и причины побудившие одну ведьму кое-кого уничтожить. Да и аура от него магическая исходила такого уровня, что даже магистр Семигор казался рядом несмышленым адептом. Понятным становилось и неудобство, ощущаемое моими друзьями рядом с ним. Жаль, что я не была в клубе почитательниц Снежного мага. И предчувствие, которое меня охватило, стоило до роз дотронуться оправдалось. Такой же холодный, безжизненный, уверенный в своей победе.
  - И что вы здесь забыли? - несколько неприязненно начала я, после критического осмотра предмета столь нагло вторгшегося в мой дом.
  - Рийгана, - обратился он ко мне, несколько недоуменно приглядыва-ясь. А что такого, что я вернулась к своей привычной форме одежды, между прочим я до сих пор недоумеваю каким образом Анжела умудряется все успевать в своих длинных платьях.
  - Зачем вы сюда пришли? - повторилась я. Он определенно был сбит с толка таким холодным приемом. Что его превосходительство думало что ли, что я брошусь к нему на шею с распростертыми объятьями и воплями "Я всегда тебя ждала, мой Снежный маг!". Фи, как пошло...
  - Я так долго ждал тебя, моя Возлюбленная, - высокопарно произнес он, пытаясь приблизиться, чтобы обнять меня. Я выставила руку вперед, предупреждающим жестом останавливая его движение.
  - Во-первых, я вам не разрешала переходить на "ты", во-вторых, почему вы думаете, что я вас ждала?
  - Я видел тебя столько раз в своих снах, - продолжал он в том же духе, но уже явно сбитый с толка.
  - Но я вас не видела. И вообще никогда даже и не задумывалась о вашем существовании, не говоря уже о том, чтобы вообразить, что буду рада оказаться вашей супругой.
  - Я, - нелепо пролепетал он.
  - Как оно снимается? - спросила я, показав ему руку с кольцом, которое подверглось жесточайшим пыткам с моей стороны, едва не закончившихся твердым решением отрезать палец вместе с ним.
  - Но ваш отец дал согласие...
  - Я согласия не давала.
  - Но я так долго ждал, - снова пробормотал он, даже растеряв свой блеск и шик. Мне на мгновение даже стало жалко его. Не привык Снежный маг к тому, чтобы ему отказывали, может в этом и скрывается секрет моего обаяния.
  - И что вы предполагаете? Что вот так просто заявитесь ко мне домой, практически выгнав моих друзей, поставите меня перед фактом, что я помолвлена с вами, потом заберете меня с собой в свое Снежное царство, а я буду млеть от счастья просто от сознания того, что я ваша Возлюбленная?
  - Я вам не нравлюсь? - спросил он.
  - Я вас не знаю, - ответила я. - Я не могу испытывать какие-либо чув-ства к человеку заочно. Я должна говорить с ним, видеть его отношение не только к себе, но и к другим. Должна чувствовать, нечто большее, чем просто какие-то чужие слова. Но если хотите знать, то первое впечатление от вас меня отталкивает.
  - Почему? - снова наивно и по-детски спросил он.
  - Потому что я не люблю, когда за меня решают что-либо, не спросив моего мнения на этот счет. А вы решили уже все за меня. Потом вы кажитесь мне холодным и ненастоящим человеком, который не стоил тех слез и тех сил, которые на него потратили. И кроме того почему вы решили, что я подхожу на роль вашей Возлюбленной?
   - Но так было предрешено.
  - Кем и когда? К тому же не страшно вам соваться к неизвестной ведьме? А что если я мегера или садистка с извращенной фантазией. Что если я ругаюсь как пьяный тролль, у меня идея-фикс завоевать мир, в свободное время я вызываю демонов, а вы нужны мне только для того, чтобы получить доступ к Ледяному источнику?
  - Но это же неправда, - довольно нерешительно произнес он.
  - Откуда вам знать? - улыбнулась я, сверкнув фирменным некромантским огоньком в глазах.
  - Я знаю, - улыбнулся он. Глаза его кажется словно излучали невиди-мый свет. Читает мысли и моя магия ничего не может противопоставить. Сомневаюсь, что подобной силе способны были бы противопоставить что-либо магистр Лотирсун и Семигор вместе взятые.
  - Даже если так, вас не смутили мои методы пробуждения? - спро-сила я довольно живо представив все сцены из моего сна.
  - Я же сказал, что ждал только тебя, - неожиданно дотронулся он до моей руки с кольцом. Странно, но невзрачный камешек неожиданно заиск-рился ярким светом и вообще все кольцо как-то незаметно превратилось в то самое "Самое красивое в мире". Он снова улыбнулся, прикосновение руки было на удивление теплым...
  - А если я люблю другого? - спросила я, постаравшись как можно живее представить своеобразный гибрид Оливера, магистра Гарольда, Рональда и Эдмонда и еще живее вообразить свои чувства по отношению к этому существу.
  - Это не так, - ответил он. Да, неправдоподобно.
  - Но вас я тоже не люблю, - он снова улыбнулся. Если он скажет, что ждал меня, то получит по своему смазливому личику и наплевать какими мне это последствиями грозит...
  
  - Рийгана, какая же ты все-таки дурочка, - тяжело и почти трагически вздохнула Анжела.
  - Я, кажется, уже объясняла, что мои умственные способности и отно-шение к этому отмороженному принцу не имеют между собой никаких взаимосвязей, - устало повторила я уже заученную фразу. Надо сказать, что ни одна Анжела сомневалась в отсутствии моих умственных способностей. Не говоря уже о том, что некоторые "доброжелательницы" едва ли не проклинали меня. И все они (включая меня) недоумевали, что отмороженный гоблин (Снежный маг) нашел в такой идиотке как я.
  - Он приехал только ради тебя, - снова нравоучительно посмотрела на меня Анжела.
  - Выбрал бы себе менее строптивый объект пламенной страсти.
  - Но вы были предназначены друг другу.
  - Покажи мне того, кто нас предназначил, я ему быстро объясню, что откуда берется и куда это все ведет.
  - Ну, почему тебе никто не может угодить?
  - Потому что мне не нравятся цветы, словно сделанные изо льда, к которым кроме того никто прикоснуться не могут и которые, не смотря на свою красоту, ничего кроме холода не несут.
  - И поэтому ты их выкидываешь?
  - Я их не выкидываю, а отдаю на пользу магической Академии, на-шим селекционерам.
  - Ну он тебе хотя бы нравится?
  - Я его один раз в жизни видела.
  - Рийгана...
  - Я замуж за него все равно не выйду.
  - Какая же ты все-таки дурочка, - снова трагически вздохнула Ан-жела.
  
  Вообще последние недели, прошли в моей жизни довольно нервно. Хотя бы потому, что каждый встречный-поперечный грозился достать меня вопросом о том, когда я выйду замуж за Снежного мага. И вообще, молча давился от зависти к нашей любви. Даже магистр Семигор как-то странно на меня смотрел и говорил о том, что всегда знал, что во мне есть что-то необычное. С батюшкой мы смогли прийти к консенсусу, сводившемуся к тому, что я не буду давать магу решительный отворот-поворот, а дам определенный шанс. Батюшка обещался же, если Снежный маг мне не понравиться не настаивать на свадьбе.
  Но больше всего меня раздражало то, что все решили играть роль сводников, даже наши магистры. Куда бы они не посылали меня с поруче-ниями, я везде встречала Снежного мага. Куда бы мы не направлялись с друзьями, мы были там же. Даже Пушок предал мое доверие, а ведь всегда рычал и грозился ужалить любую особь мужского пола, которая смела появиться на пороге нашего дома. И вот сейчас, я вполне закономерно встретила Снежного мага. Как всегда одетый в снежно-белый костюм он сидел на скамеечке в осеннем парке, подготовленном для празднования Карнавала Цветных Листьев, на котором должно было состояться объ-явление о помолвке, которое грозило закончиться либо сменой власти в Эль Марине дель Соль Лагосе, либо трагической гибелью жениха. В руках его были небрежно собранные цветные листья, своеобразный осенний букет. Маг смотрел задумчивым взглядом куда-то за горизонт.
  - Хорошая осень, - произнес он, не отрывая взгляда от черной удаляющейся точки, какой-то неизвестной птицы.
  - Кто спорит, - самовольно присела я на скамеечку рядом с ним. Впрочем, вряд ли он возражал бы, он же столько ждал меня... И тем паче если верить прогнозам, мы должны были стать женихом и невестой через не столь далекий срок, равный двум неделям.
  - Тебе нравится этот праздник, - произнес он, машинально перебирая листья в пальцах.
  - А тебе? - обратилась я к нему, почему-то взглядом зацепившись за темный силуэт Башни Призраков. После той истории с Рональдом я так ни разу туда не поднялась.
  - Он тоже видел тот кусочек неба, который тогда спас тебя. Поэтому он был так близок. Только он не смог ухватиться за него и спастись. У него не было твоей силы.
  - Я не обязана обсуждать с тобой свои чувства и воспоминания, - ответила я почти осязаемо почувствовав то же, что чувствовала почти восемь лет назад. Холод и кусочек далекого неба, позволяющий не видеть и не слышать того, как уничтожается мой мир. И еще неприятное ощущение, словно кто-то копошиться в моих мыслях...
  - Я никогда не видел ничего кроме белого снега, прекрасных ледяных скульптур моего дома, такого же как и все вокруг далекого и недоступно холодного неба и снов про девушку, которая смотрела в это небо, ища у него защиты и света, которых это небо не могло дать. И сейчас более чем странно видеть что-либо кроме этого ослепляющего в своем холоде неба.
  - И тебе нравится то, что ты видишь?
  - Да. Даже сильнее, чем я мог себе представить. Это словно чувство-вать биение живой жизни, именно жизни я всегда был лишен в своем ледя-ном покое.
  - Что ты делаешь в парке? - спросила я.
  - Жду тебя, - ответил он с такой же простой улыбкой.
  - И не надоело? - спросила я, машинально бросая взгляд, на цветные листья в его руках.
  - Тебе нравятся листья? - спросил он.
  - Люблю осень.
  - Кажется, я понимаю почему тебе не нравятся мои цветы, - ответил он с легкой улыбкой.
  - Почему же?
  - Они такие же холодные и лишенные жизни как и все, что окружало меня с самого детства. А в этих листьях есть жизнь.
  - Возможно, - пожала я плечами. Не объяснять же мне ему, что мне не нравиться ощущение того, что эти цветы, без разницы какие, должны были по его мнению привести меня в немыслимый восторг и трепет...
  - Пойдешь со мной на бал Листьев? - спросил он, обернувшись в мою сторону. Неприятно было признаваться себе в этом самой, но сейчас я в нем видела именно того, кого мне не хватало долгие годы. Кого-то кому можно довериться, зная, что он не предаст. На чье плечо можно положить голову и быть уверенной в том, что он решит все твои проблемы. Кого-то, за чьей спиной я могу укрыться от всех несчастий и невзгод.
  - А у меня есть выбор? - спросила я.
  - Кажется, ты сама говорила, что не любишь, когда за тебя при-нимают решения. Так что ответь мне сама.
  - Ну, возможно, если ты сделаешь две вещи.
  - Какие? - спросил он.
  - Во-первых, я хочу красивый венок, а, во-вторых, может быть скажешь свое имя, тебя же на самом деле не Снежный маг зовут?
  - Нет. Меня зовут Луи, - ответил он с улыбкой. - А что касается венка...
  Он провел правой рукой над листьями, собранными до этого, преобразуя их в легкую и прекрасную корону, словно переплетенную из тысячи веточек и листочков с привычно поблескивающими капельками снега.
  - Такой венок подойдет? - спросил он.
  - Вполне, - ответила я, почувствовав как мне на волосы опускается корона сказочной Королевы Осени...
  
  - Наконец-то я вижу проблески разума! - гордо возвестила на весь дом Анжела, когда я поделилась с ней, что увидела в Снежном маге то, что хотелось видеть раньше. Особенно подругу порадовал тот факт, что именно с ним я иду на Карнавал Листьев. После чего она бурно начала подбирать для меня наряд, впрочем, все ее идеи я отвергла, заявив, что пойду точно также как раньше ходила, и что появление Луи ни коим об-разом не способно изменить мои укоренившиеся вредные привычки. Хотя не будет ложью и то, что на Праздник Осени я всегда одевалась более нарядно, чем обычно. Правда, никогда раньше купленная мною корона из листьев не казалась столь не подходящей к привычному моему одеянию, возможно, именно поэтому я выглядела сегодня несколько более празд-нично.
  Для справки. Студенты Академии магии решили устроить небольшое народное гулянье за неделю до официального празднества, потому как роскошный бал, организованный его величеством не предполагал бурных празднеств и привычного веселья. Именно на этот праздник я сейчас и собиралась, и в компанию мне навязался тот самый Снежный маг. Я одела длинное, почти прямое платья из красного бархата, с широким запахом на юбке, из-под подола которой выглядывали кончики таких же красных туфелек, без каблука. Высокий воротник-стойка, узкий глубокий вырез, стилизованный орнамент из листьев на корсаже. Волосы я распустила свободными локонами падать на плечи. И, конечно, я все-таки одела венок-корону. Не знаю, как Снежного мага, но Анжелу я определенно порадовала...
  
  Мне было весело. Мне действительно было хорошо и весело как никогда раньше. Вообще мне всегда весело на этом празднике, но сегодня я не думала о том, что вообще есть что-то кроме этого яркого и теплого костра, веселья и смеха. Возможно, именно поэтому слегка захмелела от спиртных напитков. А может быть, вовсе не поэтому слегка кружилась голова, горели щеки и мне безумно хотелось беспричинно улыбаться...
  - Тебе нравится праздник? - первой обратилась я к нему. Мы отошли немного в сторону от толпы, потому как моя голова решила действовать отдельно от вестибулярного аппарата. Именно поэтому я решила, что прогулка где-нибудь подальше от места непосредственного праздника поможет им прийти к взаимному соглашению...
  - Чем-то напоминает языческие гуляния, - произнес он довольно от-страненно. Словно и не был здесь. - Но в целом интересно.
  - Этот праздник по-другому называется Ведьмин день, - проинформировала я сама не зная зачем.
  - Все ведьмы и колдуны по сути язычники, которые подчиняются своим стихиям, вне зависимости от того, какой нынче бог в моде, - ответил он. Я немного не поняла, но уточнять не стала, не хотелось нагружать свой мозг информацией, которую он сейчас в любом случае не в силах осмыслить. В любом случае религия была большим пробелом в моих познаниях мира, если быть до конца честной, то я так и не разобралась даже с нынешней концепцией верований...
  - Можно глупый вопрос? - обратилась я к нему.
  - Давай, - ответил Снежный маг, останавливаясь напротив меня.
  - Почему именно сейчас? - я упрямо уставилась в его глаза.
  - Что именно сейчас? - не понял он. Значит, не все мои мысли можно прочитать...
  - Почему ты решил, что пора передо мной появиться прямо сейчас и объявить меня своей Возлюбленной? - спросила я.
  - Ну раньше, я не знал о том, что ты есть, - довольно честно ответил он.
  - И откуда ты узнал?
  - К стенам моего замка приехал один молодой маг, закончивший Академию магии. В его мыслях я и увидел твой образ, - просто и банально. И кто-нибудь когда-нибудь объяснит магам, что читать чужие мысли - это неправильно...
  - И все же почему именно я? - спросила я в очередной раз. Он улыб-нулся и слегка пожал плечами.
  - Не знаю, вероятно, воля тех великих богов, в которых не верит ни один маг, все-таки существует. Я не знаю.
  - А ты не боишься, что можешь ошибиться?
  - Закрой глаза, - он сделал шаг ближе. Почему-то у меня даже мысли не возникло не послушаться. Сильная рука взяла меня за талию. А через мгновение я не чувствовала почвы под ногами (в БУКВАЛЬНОМ смысле). Открыв глаза я не сразу, но осознала, что нахожусь в нескольких метрах над землей. Довольно судорожно я вцепилась в его плечо, про себя думая сколько времени возможно продержаться силами одной левитации, прежде чем рухнуть вниз.
  - Каждый раз произнося очередное заклинание, просто делая шаг меня, вполне закономерно посещают сомнения о том, насколько правильны принятые решения.
  - Например, не рухнешь ли ты с этой высоты о землю, прервав свою младую жизнь? - все-таки не удержалась я.
  - Возможно, - ответил он с легкой улыбкой. - Но я смотрю на этот миг как на проявление совершенного волшебства, наслаждаясь каждым его мгновением. Когда еще можно будет парить в воздухе с такой несказанной легкостью?
  - Какая связь с моим вопросом? - я немного освоилась и подумала, что нахожусь совсем не в плохом положении. Когда еще без зазрений совести смогу так бессовестно побывать в объятьях такого красавца?
  - Я могу ошибиться. Но разве смогу я когда-либо променять подоб-ные волшебные моменты на что-либо другое?
  - А ты только умеешь только на месте парить или летаешь? - спросила я после непродолжительного раздумья. Не совсем тот ответ, который от меня ожидали.
  - Куда ты хочешь попасть? - спросил он.
  - На развалины крепости, - не задумываясь ответила я.
  - Тогда держись крепче.
  
  Словно ожила сказка. Красивая детская сказка, в которую всегда ве-ришь, но которая так и остается несбыточной мечтой, просто потому, что так не может быть. А вот у меня почему-то получалось именно так. Именно такая вот чудесная сказка оживала на моих глазах, окрашивая мир в самые красивые и невероятные цвета, которые только я могла представить себе. И во главе этого стоял тот самый Снежный маг, которого я упорно старалась не пускать куда-то дальше той границы, которую сама провела еще после расставания с Оливером.
  А ведь сама не заметила как быстро пролетали дни, остававшиеся до Карнавала Цветных Листьев и до принятия мною официального решения. И совершенно не хотелось говорить о том, что я не хочу. Возможно, я действительно впервые по-настоящему влюбилась, только вот еще слишком боялась признаться в этом даже себе. Кроме того я до сих пор боялась того, что если я позволю себе расслабиться и поверить в чудо, то это чудо непременно обернется кошмаром, у меня уже был неудачный опыт помолвки. И это с Оливером, которого я прекрасно знала, а о чем может идти речь с магом, силы которого стояли на совершенно другом уровне. О маге, который проспал около полувека, проклятый отверженной ведьмой. О маге, который утверждал, что так всегда и должно было быть...
  
  В зеркало на меня смотрело совершенно незнакомое создание. Этакая утонченная, воздушная и прекрасная словно статуэтка девушка, в которой я отчаянно пыталась узнать себя. Нет, ничего подобного. Ну когда Рийгана Озерная одевала такие воздушные и дорогие серебряные платья с такими пышными, воздушными юбками. Когда мою одежду ук-рашали драгоценные камни, а волосы были убраны в шикарную прическу. Когда мои волосы вообще венчала такая дорогая диадема древней эльфий-ской работы из старых магических жил северных гномов? Когда я была действительно настоящей принцессой.
  Но тщетно отнекиваться из зеркала на меня смотрела все же я. Такая отчужденная и непохожая на себя, но все же я. Рийгана Озерная - единственная наследница Эль Марин де Соль Лагос, последняя представительница рода Озерных герцогов. Невеста, хм, Снежного мага... Знала же, что ничего по-другому не будет. Но за всеми этими титулами я чувствовала себя столь же неудобно, как и в тугом корсете и туфельках на непривычно высоком каблуке...
  - Красивое платье, - услышала я голос Снежного мага, Луи. Знала же заранее, что состоится между нами разговор еще до бала и официальных объявлений...
  - Я похожа на твои цветы, - ответила я, все еще не понимая почему позволила одеть и причесать себя как картинку со страниц журналов мод.
  - Такая же красивая? - спросил он.
  - Такая же ненастоящая, - ответила я, наконец отворачиваясь от зеркала. В конце концов никогда в жизни своей не боялась ни каких разго-воров ни с кем на этом (и на том, если учитывать опыт жизни в замке некроманта) свете. Так что придется.
  - Значит, ты уже приняла решение.
  - Оно было ясно с самого начала. И дело ни в предназначениях, ни в тебе, ни в ком вообще. Просто я не могу, я еще не готова к таким изме-нениям в своей судьбе, - мне всегда плохо удавались подобные разговоры, когда не можешь объяснить даже самой себе почему все должно быть так, а не иначе...- Я только пытаюсь привыкнуть к тому, что у меня есть семья и друзья. Я не готова еще полюбить...
  - Не стоит оправдываться, - Луи улыбнулся грустной улыбкой. Хотя нет, скорее не грустной, просто светлой улыбкой, человека, который заранее знал результат. - Ты же сама говорила, что нельзя заставить полюбить, возненавидеть.
  - Ты не злишься? - спросила я, чувствуя явное облегчение.
  - Я же по-прежнему буду твоим другом, - ответил он с улыбкой.
  
  До бала оставалось около пятнадцати минут. Луи собирался уехать. Я уже поговорила с отцом. И сейчас снова неприязненно смотрела на незнакомку в зеркале. Красивый и ненастоящий цветок, затянутый в серебро и парчу, осыпанный фамильными украшениями. Да еще белое колечко Возлюбленной, я так и не узнала как его снять, да и если честно, совершенно не хотела делать этого. Каким-то странным оно сегодня было, словно безжизненным...
  - А где Луи? - спросила Анжела, появившаяся в комнате. Вот кому нравились и шли подобные наряды.
  - Не знаю, - вяло ответила я. Почему-то не было легко от того, что он уедет надолго, а возможно и навсегда.
  - Ну объявление о вашей помолвке откроет бал, который вот-вот нач-нется, - посмотрела она на меня.
  - Не будет никакой помолвки, - ответила я, отвернувшись от зеркала.
  - Как? - неподдельным ужасом загорелись глаза Анжелы.
  - Я же с самого начала говорила о том, что не собираюсь ни за кого замуж, и не надо из этого делать трагедию мирового масштаба, - ответила я, предчувствуя скандал.
  - Ты слышала легенду о Снежном маге? - спросила Анжела.
  - Ты сама мне рассказывала, - продолжала я не понимать подругу.
  - Ты ее до конца прочитала?
  - А у нее есть конец? - искренне удивилась я.
  - Рийгана, проклятие ведьмы было очень сильным.
  - Ну его родители вроде бы защитили отпрыска.
  - Если он встретит свою Возлюбленную, Рийгана! - выразительно произнесла Анжела.
  - Он же ВСТРЕТИЛ меня! - не менее выразительно посмотрела я на нее.
  - Если он не женится на своей возлюбленной в течение нескольких месяцев от пробуждения, то погрузиться уже в ВЕЧНЫЙ ледяной сон.
  - Почему он мне сам не сказал? - с легкой долей подозрения спросила я. Не был бы он таким спокойным, если бы все было не так. Или думал, что я знаю, хотя вряд ли такое сомнение могло закрасться в его здравую голову...
  - Потому что тогда, ты бы вышла за него замуж, - пояснила для непонятливых Анжела. Я хотела возразить, но поняла, что нечего. Бесконечно права моя подруга. Я бы немножко поступилась своими принципами, если кому-то это спасло бы жизнь. В конце концов я даже, возможно, влюбилась в него. И не выдумка это. Не даром колечко потемнело. Надо было раньше обратить на это внимание, а чем в это время занималась я - думала о том, как бы попротиворечить мнению окружающих...
  - Почему он не сказал? - кажется я повторяюсь...
  - Может быть ему не нужна была твоя жалость? - спросила Анжела.
  Я всегда привыкла действовать решительно. Вот и сейчас, мгновение назад я бессильно опускалась на кресло, а теперь резко подхватилась на ноги с целью отыскать кое-кого, чтобы высказать все, что я думаю о чьих-то глупых принципах. Даже не услышала окрика Анжелы, которая, наверняка, хотела сказать что-то ценное об этой легенде...
  
  Все-таки пробежка по двору Академии в туфлях на каблуках, в пыш-ном платье с корсетом, да еще довольно холодной осенью - не самое увлекательное и волшебное занятие, поняла я, когда в очередной раз поскользнулась, тогда же я поняла функцию такого количества юбок - па-дать не больно. Я успела. В самый последний момент. Он уже подходил к карете...
  - Луи! - окрикнула я его с другого конца небольшого двора дома, выделенного ему Академии и правительством.
  - Что случилось? - вполне закономерно спросил он. А где еще можно увидеть растрепанную принцессу, в легком бальном платье среди заметенного листьями двора.
  - Почему ты не сказал мне о проклятии!? - гневно начала я обличи-тельную проповедь.
  - О чем именно? - не понял Снежный маг причин моего гнева.
  - О том, что ты погрузишься в вечный сон, если не женишься на своей Возлюбленной! - продолжила я в том же духе, но уже значительно тише. И почему я не подумала, что будет так холодно?
  - А это что-то изменило бы? - спросил он с легким оттенком равнодушия.
  - А ты как думаешь, почему я из удовольствия на каблуках по двору бегала! - продолжала я.
  - Это уже ничего не изменит, - продолжал он с все той же ласковой и грустной улыбкой. Я и не заметила, как на плечи опустился теплый плащ. А лицо его было слишком бледным, мне даже показалось, что на нем снова появляется иней, но нет, это просто падал снег... Первый снег...
  - Почему?
  - Потому, что Возлюбленная должна любить Снежного мага, - от-ветил он легко коснувшись рукой моей щеки. Он улыбнулся и медленно направился к карете. Я замерла на какое-то мгновение, не понимая почему? Опять перед глазами предстала навязчивая картинка: ледяной сад, кровать покрытая снегом и юноша, весь покрытый льдом, только теперь его сердце биться не будет...
  - Стой! - все-таки крикнула я. Он обернулся.
  - Ты уже ничем не можешь помочь, - произнес он чуждой улыбкой.
  - Почему ты так думаешь? - спросила я. Зачем прятаться в чужие слова и мысли, в те углы, в которые сама себя загнала? Пора дать честный ответ, и прежде всего себе самой. Я, конечно, могу ошибаться, но разве то, что я чувствую по отношению к Луи не есть любовь?
  - Не стоит жалеть меня, - неправильно расценил он мой жест.
  - Делать мне больше нечего! - довольно раздраженно подошла я ближе. Луи задумчиво посмотрел на меня. Я засмеялась.
  - Что? - не понял он.
  - А тебя еще называют великим магом, - ответила я, подойдя еще ближе. Я легко поднялась на носочки и поцеловала его. В первое мгнове-ние он несколько недоуменно смотрел на меня, но потом ответил на поцелуй. Неужели, наконец-то, понял...
  
  Никогда не думала, что все может быть так легко и красиво. Нет, я не вышла замуж сразу после Праздника Цветных листьев, хотя на моей руке появилось еще одно кольцо, принадлежащее роду Снежных магов. И меня официально стали величать чьей-то невестой. Свадьба была назначена на первый день зимы, то есть всего через месяц. И вообще все вокруг менялось слишком быстро для меня. Почему-то слишком часто стали появляться какие-то странные люди из королевского дворца, которые упорно пытались сделать из меня некое подобие фарфоровых кукол, которыми я играла в детстве, и постоянно что-то уточняли насчет каких-то подробностей моей свадьбы, о которых я понятия не имела.
  В общем я уже почти пожалела о том, что согласилась на эту авантюру, искренне желая, чтобы все побыстрее закончилось. Хорошо хотя бы, что в Академии мои контакты с этими "нехорошими" людьми были здорово ограничены. Но и здесь добровольных помощников хватало. Впрочем, все они довольно быстро потеряли всякое желание мне помогать после бурного выхода моих эмоций, выплеснувшихся в бурном потоке всяких разных заклинаний.
  Нет, я не отрицала, что испытываю к Снежному магу Луи какие-то довольно глубокие чувства. Возможно, даже любовь. Возможно, даже истинную любовь... И уж тем более я не желала ему вечного ледяного сна. И это замужество не было таким уж большим пожертвованием с моей стороны. Но все равно меня упрямо не покидало ощущение того, что я совершаю ошибку. Я не чувствовала этого предназначения, о котором говорил Луи. Ну не ощущала я себя Возлюбленной и колечко это смотрелось таким же красивым и чуждым, как те снежные розы.
  Почему-то мне вспомнилась королева Эллина. Но не та красивая женщина на картине в замке отца. Не та женщина с царственной осанкой и спокойным лицом, словно излучающая свет. Мне вспомнилась королева Эллина, какой она приснилась мне однажды. Как раз в первую ночь после нашествия орков, когда я ночевала в лесу, умирая одновременно от страха и от холода. Тогда она приснилась мне в совсем простом светлом платье, с короткими рукавами. Длинные золотистые волосы были распущены свободными локонами по плечам. Словом, выглядела она как настоящая лесная колдунья из старинных баллад. Я уже точно не могу сказать о том, что мне точно приснилась, но я помню, что утром я приняла решение, что выживу всем на зло...
  И вот сейчас рядом со Снежным магом я представляла именно такую вот ведьму. Не я была предназначенной Возлюбленной, не я, а королева Эллина. Видимо, та обиженная и отвергнутая ведьма была очень могущественной раз смогла сотворить подобное. А я оказалась просто похожей на королеву Эллину, именно поэтому Луи принял меня за Возлюбленную, которую так и не встретил...
  Но вот что именно мне делать я так и не поняла. Я прекрасно понимала, что не должна так думать. Проще верить, что все предначер-тано. Но не могла. В богов и стихии я не верила даже в раннем детстве, возможно, виной тому были совсем не детские философские книги, ко-торые я пыталась читать в отцовской библиотеке или то, что я всегда считала этих богов слишком несправедливыми. И что я должна делать дальше? Я должна совершить слишком серьезный шаг, к которому пока что не была готова. Я должна была поверить в то, что я и есть Возлюб-ленная, тогда как знала, что это не так. А был ли у меня другой выход? Как всегда этого выхода не было... Хотя бы потому, что я окончательно запуталась в себе и своих чувствах. Именно поэтому мне определенно нужен был кто-то, кто знал меня, возможно, даже лучше чем я сама...
  И сейчас я сидела, делая невозможно сложное задание по концепции световых заклинаний, перед раскрытым окном. Рядом стояли нежно-розовые розы с легким покрытием снега, цветы приходили каждое утро, я даже полюбила их морозную холодную красоту. Может быть, потому как видела в них отражение того, кто посылал, чувствуя будто бы он рядом...
  - И почему я обо всем узнаю последним? - послышался над ухом знакомый каркающий голос. Я подняла глаза. На подоконнике сидел пропавший в неизвестном направлении сразу же после моего поступления в Академии старый ворон Тор.
  - О чем это ты? - я все-таки решила для приличия подуться на него, за то, что никаких вестей о себе не давал, как положено было приличной девушке.
  - И эта девица еще называется принцессой, - прокаркал Тор.
  - Кто бы учил меня хорошим манерам, - не осталась в долгу я.
  - Так почему я последним узнаю о том, что ты - Возлюбленная Снежного мага? - задумчиво наклонив голову посмотрел в мою сторону ворон.
  - А как я, по-твоему, должна была сообщить, если вообще понятия не имела где ты? - вопросила я.
  - Как-нибудь, - многозначительно ответил ворон, громко каркнув. Да, тот еще у меня был учитель хороших манер. Хотя что требовать от ворона, пусть даже высоко интеллектуально развитого, большую часть жизни проведшего в замке великого и ужасного темного мага...
  - И где тебя носило? - спросила я, снова возвращаясь к задаче.
  - Так летал по свету, новости собирал, - расплывчато ответил на мой вопрос Тор. Пытать его я не стала, по горькому опыту знала, что добьюсь только еще более туманных ответов.
  - И что тебя заставило навестить старую боевую подругу? - спро-сила я слегка приподняв голову с просветлевшим выражением лица, кажется, я нашла оптимальный вариант решения...
  - Хотел предостеречь будущего супруга, - саркастически прокаркал ворон, бросив взгляд на цветы. Я хмыкнула.
  - Его здесь нет, - честно призналась я. Ворон как-то напрягся.
  Почему именно я поняла через мгновение. Когда в открытое окно, с шумом перевернув вазу с цветами на мое свежевыполненное задание (хорошо, что оно было соответствующим образом защищено от промокания), выпрыгнула наглая рыжая морда существа, которое не иначе как по недоразумению было нашим домашним любимцем. Видимо, Пушок увидел в Торе великолепный вариант грядущего ужина или же, что вероятнее всего, просто решил поиграть с забавной пташкой. Жаль, что Тор его восторга не разделял (а иначе как понимать его крики "Что это за чудовище!")...
  
  - И часто тебе такое присылают? - разбудил меня утром вопрос. От-крыв левый глаз, правый почему-то еще пребывал в состоянии безмя-тежного сна, я увидела, что "мудрая" птица, пострадавшая в неравном бою с Пушком, указывает на букет снежных роз.
  - Зависть не есть хорошее чувство, - ответила я, подражая нравоучи-тельной манере ворона разговаривать со мной.
  - Дурой была, дурой и останешься, - невежливо констатировал ворон общеизвестный факт.
  - А вот не надо обзываться, а то обижусь и Пушка впущу для уте-шения, - пригрозила я. Тор очевидно напрягся.
  - Ты хотя бы представляешь какой силой этот твой маг обладает? - сменил гнев на милость ворон, вероятно, рассудив, что на дураков не обижаются...
  - А что? - довольно небрежно спросила я, наконец, вставая с постели и подходя к цветам.
  - А ты попробуй что-нибудь телепортировать на такое расстояние, - предложил ворон для наглядности. Я подумала, прикинула и поняла, что никогда не смогу сделать чего-то подобного, не истратив при этом все свои возможные и невозможные резервы. А если учитывать то, что цветы еще к тому же имеют несколько магическую природу... В общем, Тор как всегда со своим природным чувством такта донес до меня неприглядную истину...
  - И что с того? - впрочем, вопросила я. Совершенно определенно ис-пользовать свою магию против меня он не станет, а если и станет, то мне-то что? Моих способностей не воспринимать наведенную магию никто не отменял. На всякий случай я решила напомнить ворону. - На меня все равно враждебная магия не действует.
  - Ты до сих пор со своими врожденными способностями не разобра-лась? - недоуменно каркнул ворон, очевидно, поражаясь тому, как я с та-ким количеством мозга еще существую.
  - А что не так в моих способностях? - вопросила я, тоже не понимая удивления ворона.
  - Рийгана, ну разве можно столь наивно предполагать, что наве-денная магия на тебя не действует, когда ты уже изучила законы магии?
  - А что?
  - Кар! - сокрушительно покачал головой ворон. - Наведенная магия - это магия, которая направлена с целью отрицательного, вредоносного воздействия. И, действительно, существует очень мало существ, на ко-торых она действительно не действует, но вот ты к этим существам не относишься!
  - Почему? - вопросила я.
  - Потому что, магия от подслушивания, защиты замков и прочего добра - не наведенная вредоносная магия, не направленная конкретно против тебя. А на тебя она тоже не действует! - буквально сходил с ума мой крылатый друг, поражаясь тому, какими глупыми могут быть маги.
  - Но может быть это просто более совершенный вариант? - предположила я, находя причину задуматься. Да, если посмотреть с этой стороны довольно большая загвоздочка. И ситуация прошлого семестра с магистрами-некромантами с полным лишением их сил под мою привычную теорию не подходит...
  - Нет! - исступленно каркал ворон.
  - Почему?! - не осталась я в долгу.
  - Потому что ты - можешь управлять магическими потоками других существ, в том числе и просто магическими рисунками, если способна их видеть! - громко прокаркал мне прямо в ухо вредный представитель пернатых.
  - Так значит, именно этот дар интересует всех некромантов, с которыми я сталкивалась? - неожиданно просветлела я. Да, ничего не скажешь, заманчивая перспектива - управлять магическими способно-стями другого мага - чем это не ключ к всемогуществу?
  - Только вот никто, кроме тебя этим даром воспользоваться не сможет, - продолжил свое объяснение Тор.
  - Тор, а Тор? - вдруг осенил меня другой животрепещущий вопрос.
  - Что тебе? - спросил ворон, разминая крылья.
  - А что ты знаешь о Сестрах Времен Года?
  - Это тебе зачем? - ворон чуть было не упал с жердочки, потеряв равновесие. Что еще шокирующего я о себе не знала?
  - Для общего развития узнать хочу, - невинно улыбнулась я "мудрой" птице.
  - Ри, это жуткий кровавый культ, где невинных дурочек выращивают словно скотину на убой. Еще там очень любят практиковать детоубийство, особенно девочек, особенно родившихся в тот, год, что и Выбранные Четыре Сестры.
  - А они по правде сестры?
  - Нет. Просто обладают сильным магическим даром к одной стихии. Да и ничего кроме заклинаний этой стихии творить не могут. И их основным предназначением является убийство Артефакта, с целью пе-редачи своих сил и жизней своим жрецам, которые таким путем существуют уже не первое столетие с тем лишь, чтобы получать новые си-лы от убитых Сестер.
  - А что такое Артефакт? - спросила я, стараясь не выдавать своего интереса.
  - Зачем тебе это? - подозрительно сощурил глаза ворон.
  - Я же сказала - для общего развития.
  - Уж не возомнила ли ты себя Артефактом?
  - Не хочешь - не говори, - равнодушно пожала я плечами, продолжая собираться в Академию...
  
  - И зачем ты это сделала? - спросил магистр Семигор, очевидно имея в виду плоды моих стараний, вылившиеся в трех кривых знаках све-та, которые по моей логике должны были защитить воображаемую деревню от воображаемой опасности.
  - А что именно здесь не правильно? - спросила я.
  - У тебя тактика такая - отвечать вопросом на вопрос? - обратился он ко мне в очередной раз. Я пожала плечами. А что лучше, если не знаешь ответа на предыдущий вопрос собеседника. И мельком пробежалась по кабинету взглядом. Стены, потолок, защитная картинка, потолок, стены, схема для вызова демона...
  - А что это у вас? - что-то пролепетала я, указывая на потолочную роспись. Магистр Семигор едва не уронил очки. Ой, а я же когда-то смотрела на этот потолок и думала, что вот если изменить вон ту закорючку на вот эту галочку...
  - Рийгана, - посмотрел на меня ректор, словно прочитав крамольные мысли.
  - Я не специально, - пролепетала я в ответ.
  - Попробуй теперь все исправить, - терпеливо пояснил он.
  - Я не знаю как, - честно призналась я, глядя на потолок.
  - О чем ты думала в прошлый раз?
  - О том, что если вон ту закорючку исправить в том месте и кое-что соединить прямой, то получиться такая вот фиговина, - без задней мысли призналась я. Магистр Семигор закатил глаза. А нечего так смотреть, между прочим, мы только начали проходить кабалистику, и я еще не разбираюсь в схемах настолько хорошо, чтобы давать разным зако-рючкам специфические названия. И вообще кто виноват, что эти две схемы так похожи, да и демон не такой уж страшный...
  - Рийгана! - построже произнес магистр Семигор. А затем решил пе-рейти на более понятный для меня язык. - Исправь ту закорючку назад, чтобы получилась прежняя фиговина.
  Надо же, подействовало, а я и не ожидала...
  - А теперь поговорим, о твоем даре, - многозначительно произнес магистр. Я невольно поморщилась от неприятного предчувствия.
  - Я не думала, что получиться, - честно призналась я, стараясь не тараторить, но не получалось.
  - Я понимаю, сомневаюсь, что ты вообще до конца представляешь механизма своего необычайного дара, - довольно добродушно продолжил магистр. Можно вздохнуть с облегчением...
  - Я умею управлять магией других? - несколько по-иному сформулировала я идею высказанную Тором.
  - Не совсем так, но ты вполне можешь предположить именно такое развитие событий, - добродушно исправил меня магистр Семигор.
  - А что на самом деле? - спросила я.
  - На самом деле ты способна управлять не силой других магов - этого никто не может. Ты управляешь самими магическими потоками. Именно поэтому ты можешь не замечать различные заклинания, просто отключая подпитывающий их поток. Так же ты можешь отключать потоки от определенных магов.
  - На всех магах? - уточнила я, на ходу обдумывая как бы повыгоднее применить эти свои способности, о которых раньше имела лишь смутное представление.
  - Сейчас - нет, но при должном развитии навыков, думаю, что - да, - опрометчиво произнес магистр Семигор, не зная, о моих коварных за-мыслах.
  - А почему вы раньше не сказали? - поинтересовалась я, заодно подумав о том, что знай я о подобных своих свойствах, не мучились бы в плену у некромантов и прочей нежити. И вообще меньше бы жизнью своей рисковала бы...
  - Я раньше и не догадывался, - обескуражил меня магистр Семигор. - Меня вполне удовлетворяла версия о том, что ты обладаешь обыкно-венной защитой от наведенной магии.
  - Именно это мое свойство нужно всем, кто хотел принести меня в жертву? - вопросила я.
  - Думаю, что да, но можешь не беспокоиться, - попытался утешить меня магистр. Я вопросительно посмотрела в его сторону.
  - Почему?
   - Ну надо быть достаточно опытным магистром, который достаточно тесно с тобой контактирует, чтобы угадать, что скрывается за твоей способностью не воспринимать агрессивную магию.
  - И как моя способность действует? - спросила я, просто так. Да, лучше бы помолчала, авось, пронесло бы...
  - Я не могу утверждать, но имею несколько вариантов, - произнес ма-гистр Семигор, разглядывая меня также как магистр Омела смотрела на какую-нибудь несчастную животинку, ставшую объектом ее исследований. Радовало разве то, что препарирование мне не грозило (все-таки магистр Семигор - это не магистр Омела).- Мы будем работать над этим...
  
  - Тор, а чего ты вернулся? - спросила я, устраиваясь под насестом с птичкой. С некоторых пор это стало своеобразной привычкой.
  - И ты не знаешь какую функцию на меня возложил Лотирсун, - тяжело вздохнул страдалец. Я решила немного напрячь мозг, по крайней мере ту его часть, что отвечала за наследство покойного чародея. Как и следовало ожидать - ничего на ум не пришло.
  - Насколько помню я - тебя собирались принести в жертву в канун весеннего равноденствия, дабы получить некие ответы на некоторые жизненно важные вопросы. Но ты был спасен моей рукой, - поведала я вкратце историю моего знакомства с мудрой птицей.
  - Я спрашиваю не о том, каким именно способом от меня хотел изба-виться старый колдун, я спрашиваю для каких целей он наделил меня разумом и речью? - обратился он ко мне тоном, каким общаются с людьми с крайней степенью идиотизма. Даже обидно как-то...
  - Чтобы ему скучно не было? - предположила я. И почему люди думают, что у птиц не столь богатая мимика, лично я увидела на лице ворона такую непередаваемую гамму чувств, какую сама изобразить абсо-лютно точно не могла...
  - А зачем тогда, хотел от меня избавиться?
  - Нашел меня более интересным собеседником? - робко предполо-жила я.
  - Короче говоря, ты понятия не имеешь, - констатировала мудрая птица всю неуклюжесть моих умозаключений.
  - Тогда может быть пояснишь, - натолкнула я гениального пернатого на здравую идею.
  - Что ты знаешь о сыне Лотирсуна?
  - А он у него был? - довольно удивленно спросила я. Хотя, если отбросить ужимки, где-то я мельком слышала, что у моего грозного учите-ля магии когда-то был какой-то ребенок, но вот когда именно и тем более какого пола, я честное слово не знала...
  - Ты меня убиваешь, - признался ворон.
  - Может быть продолжишь рассказ, - тактично намекнула я.
  - Представь себе, у Лотирсуна был сын. При чем сын его по какой-то случайности не унаследовал никакого магического таланта, - продолжал распинаться ворон. Понятно, почему никто ничего не знал о наследнике великого магистра...
  - Это не случайность, а обыкновенный закон наследия магии. Второе поколение слишком могущественных магов, как правило, не обладает ни какими из способностей своих родителей, - не могла не вставить я комментарий. - И вообще то, что родители маги не дает никакой гарантии того, что ребенок получит магические способности. Магия - состояние души, а не генетики.
  - Очень умно, но позволишь мне продолжить? - прошипел ворон. Да, похоже подобное удовольствие испытывал магистр Лотирсун, общаясь со мной и с моей вечной манерой перебивать.
  - Давай.
  - И так как его сын не обладал ни какими магическими способно-стями он создал меня.
  - Зачем? - все-таки не выдержала я. Насколько мне известно единст-венным магическим свойством Тора было то, что он мог мыслить и разговаривать, ну может быть еще жить несколько дольше, чем обычные птички...
  - Чтобы я был его наставником в сложной жизни полной магических опасностей! - пояснил ворон. Я пожала плечами, хотя на мой взгляд, сын больше бы обрадовался какому-нибудь более представительному наставнику, способному в случае чего защитить от подлых обидчиков...
  - Поняла, но я-то здесь при чем?
  - И ты думаешь, что он тебе просто так силу свою оставил? - продол-жала мудрая птица.
  - Нет, чтобы другим не досталась, - довольно вольным тоном сформулировала я то, что было мне изложено пару лет назад магистром Семигором.
  - И магия досталась тебе не смотря на то, что ты не прямая на-следница? - скептически посмотрел в мою сторону ворон. Я задумалась. Вообще-то законы общей магии позволяли саму мысль о том, чтобы отдать свою силу какому-нибудь существу, не состоявшему в близком род-стве, но при условии, что оно было либо учеником, либо находилось в не-посредственной близости от смертного одра. Ученицей я была только на словах, в магии это слово требовало некого довольно простенького ритуала, а в момент гибели знаменитого чернокнижника я была где-то на пути в Северные земли...
  - Только не говори, что его величество король Уоррен - сынишка великого и ужасного? - попробовала я представить подобную картину.
  - Не сын, а правнук, - поправил ворон. Моя челюсть совсем не элегантным образом отвисла. - Его сын женился на дочери местного ари-стократа, через несколько лет счастливого брака у них родилась дочь, которой было суждено стать самой знаменитой королевой Эль Марина.
  - Я всегда знала, что мне не повезло с родственниками, - констатировала я... И почему магические способности так скачут через несколько поколений? Хотя может быть они по женской линии только передаются, королеву Эллину ведь обвиняли в том, что она ведьма? Да и тетушку мою, сестру батеньки, не просто так наверное, в тот закрытый монастырь спихнули, где она кстати сказать и умерла во время нашествия орков...
  
  - От тебя столько шума, сколько от этого бесполезного клубка шерсти, - бросил Тор взгляд на умильно виляющего хвостиком мантихора, смотрящего совершенно голодными глазами. И не надо так критиковать мою манеру убираться на кухне, сам бы попробовал после того, как Лунт решил приготовить себе парочку бутербродов. Хотя возможно и не самой удачной была идея устраивать уборку в шесть утра. Ворону по какой-то причине тоже не спалось. На мой личный взгляд, причина была такая же как и у Пушка - вдруг что-то перепадет? Хотя, Тор, конечно бы, отрицал подобное предположение...
  - Пушок очень даже полезный, - заступилась я за домашнего лю-бимца. Тот согласно замурлыкал, понимая что речь и идет о нем, не забывая выразительно поглядывать на пустую миску.
  - И в чем от него польза? - спросил Тор, довольно трусливо оглядываясь на еще одного представителя местной фауны. Вероятно, предполагая, что за отсутствием других вариантов вечно голодный мантихор сочтет мудрого ворона вполне допустимой пищей...
  - Знаешь как он мышей ловит, - почти бессовестно солгала я. Мышей Пушок ловил разве что в раннем младенчестве, когда еще его юный разум не знал о существовании таких странных двуногих существ, которые могут накормить его растущий организм, при чем только за счет его великолепных актерских способностей.
  - И когда твой жених объявится? - спросил ворон, поняв, что спо-рить о полезности Пушка можно до бесконечности, но ситуация ни на толику не измениться и мантихор с честными и голодными глазами на-всегда останется всеобщим домашним любимцем...
  - А тебе это зачем знать? - спросила я, все-таки дав Пушку кусок мяса, который ему вообще-то не полагался. Впрочем, никто из нас даже принципиальный эльф и грубоватый тролль, не могли устоять перед пушистым обаянием котенка размером с теленка и ядовитым жалом на кончике хвоста...
  - Хочу воочию посмотреть на героя, решившегося взять замуж такое сокровище, - совсем не милосердно констатировал пернатый друг.
  - На себя посмотри, - огрызнулась я.
  - И так выражается почти образованная магичка, к тому же принцесса! - тяжело вздохнул ворон. Я многообещающе улыбнулась.
  - А почему ты вернулся к Лотирсуну, если твоя прямая обязанность - оберегать и наставлять его потомков? - перевела я разговор на другую тему.
  - Соскучился, - довольно мрачно констатировал ворон, собираясь что-то вставить о пробелах в моем образовании.
  - А точнее говоря, потому что создание магической природы, в пер-вые лет десять со своего создания не могут долгое время находиться вдали от своего непосредственного создателя, - ввернула я цитату из учебника.
  - Меня прямо-таки удивляют твои великие познания! - саркастически хмыкнул ворон, перелетая поближе к окну, так как Пушок уже закончил трапезу и теперь заинтересованно поглядывал в сторону пернатого друга, рассматривая его в качестве то ли десерта, то ли игрушки. Хотя, возможно, для мантихора эти понятия не так уж и различались.
  
  Снежный маг уехал по каким-то своим неизвестным делам еще пару дней назад. До свадьбы оставалось. Чуть меньше двух недель. За предыду-щие недели нервный срыв успели заработать все портнихи и организаторы свадьбы, присланные из дворца, почтенный батенька, магистр Семигор и, собственно говоря, я. И вот для излечения своей хрупкой нервной системы я и пряталась на этой самой башне, на которую не поднималась с конца прошлого семестра.
  Я любила ночь. Только часто ночные размышления наводили меня на не самые радужные мысли. Вот и сейчас я сидела почти на самом краю высокой Башни Призраков и внимательно рассматривала колечко на своем пальце. Как не парадоксально это было, но мне хотелось поговорить с Оливером, ну, или с Эддом. Точнее сказать с кем-нибудь, кто достаточно хорошо знал меня еще испуганной девочкой, которая до смерти ненавидит и боится орков. Для чего мне это было надо? Для того, чтобы разобраться насколько правильно я поступаю. Почему-то меня не покидало ощущение, что я совершаю великую ошибку. И именно в таком состоянии я задремала на самом краю башни.
  
  ...- А кто знает, что будет завтра? Может быть, ты проснешься, а вокруг только пустота? А может быть, все перевернется с ног на голову? Но вероятнее всего ты просто проснешься и все будет точно так же как и было раньше. И все равно уничтожен будет Артефакт или нет. Такую силу не приобретают в одно мгновение. С этой силой рождаются, - в туманном сне мне говорила какая-то женщина с рыжими вьющимися волосами, распущенными по плечам. - Я родилась с этой силой. Я никогда не боролась со своим предназначением, но я никогда раньше не задумывалась над тем, что, возможно, никакого предназначения нет и не было никогда. Что если предназначение - это всего лишь вера отдельного человека в то, что ему кажется истиной. Но откуда один человек может знать, что окажется истиной для всех, хотя бы для того, кто идет рядом с ним?..
  
  - На краю башни вообще-то спать довольно опасно, - вывел меня из состояния легкой дремы голос вампира. Я слегка повернула голову в его стороны. Мы почти не общались после памятной драки на Турнире. А сейчас тем более, почему-то лично мне казалось, что в общение с теми, к кому я когда-либо испытывала немного больше, чем дружба, может при-вести к тому, что я навсегда откажусь от глупой идеи выйти замуж.
  - Я не спала, - ответила я, снова повернувшись к темному звездному небу. Предназначение - всего лишь вера отдельного человека в то, что ему кажется истиной... Почему именно человека? Почему именно Истина...
  - А я всегда знал, что ты выйдешь замуж за кого-то далекого от нас, - произнес вампир.
  - А мне всегда казалось, что все будет проще, - ответила я. - И во-обще я не уверена, что все будет так хорошо, как пророчат легенды.
  - Почему ты сомневаешься? - спросил он меня.
  - Потому, что предназначение это вера отдельного существа в его собственную Истину. И когда-то та ведьма, произнесшая свое проклятье поверила в свою отдельно взятую истину, которая показалась ей верной. И почему-то все остальные тоже в это поверили...
  - Как поверил когда-то Снежный маг, что есть в этом мире предначертанная ему Возлюбленная, которую он должен встретить в определенный момент жизни, - закончил он мою мысль.
  - Жаль, что никто не может в точности указать на то, что именно я эта самая Возлюбленная, - попыталась улыбнуться я.
  - А, возможно, ты и не его Возлюбленная, - довольно спокойно про-должал Эдмонд, будто бы и не понимая, что мне и так достаточно "ве-село". - Мы все можем ошибаться в том числе и те маги, которых называют великими. Поэтому и его Истина может оказаться ошибочной...
  - А если моя Истина ошибочна? - спросила я. Если он, по правде по-гибнет, я же не прощу себя потом никогда. А если нет? И почему я му-чаюсь так, словно совершаю какую-то смертельную ошибку? Потому что могу совершить именно такую вот смертельную ошибку, испугавшись в самый последний момент...
  - Ты его любишь? - спросил он.
  - Не знаю, - ответила я. Когда-то я думала, что знаю, что кого-то люблю. Так было с Оливером, с Гарольдом, но сейчас нет, нет и еще раз нет! Я ни в чем не была уверена.
  - Ты уверена в том, что поступаешь правильно?
  - Нет.
  - Тогда, возможно, не стоит поступать против своей воли. В конце концов магистр Омела всегда говорит, что личная интуиция мага - его самый лучший советчик...
  - Почему же мне от этого не легче? - обратилась я к вампиру. Голова снова слегка закружилась. Я же когда-то предупреждала, что не стоит испытывать на мне свои сверхъестественные способности, хотя сейчас мне было действительно все равно. Может быть именно поэтому я все-таки позволила поцеловать себя...
  
  Утро. Неделя до свадьбы. Опять цветы. Опять сомнения. И еще стыд, словно я кого-то бессовестно предала. А разве так не было. Ну и пусть, что это всего лишь поцелуй. Но разве где-то в глубине души я уже не отказалась от того, чтобы стать чьей-то женой? Разве с каждым днем это кольцо не казалось мне совершенно чуждым и ненужным элементом, который хочется выкинуть куда подальше. Нет, мне определенно надо с кем-то поговорить. Именно в такие моменты я больше всего жалею о том, как я одинока в этом мире. О том, что не было у меня спасительного маминого плеча, в которое можно выплакаться и услышать мудрый совет...
  - Что ты такая мрачная? - спросила Анжела, крутясь перед зерка-лом.
  - Потому что такое чувство, что я вот-вот совершу самую великую ошибку в своей жизни, - ответила я, насупившись.
  - Это ты о своей свадьбе со Снежным магом? - обратилась она ко мне довольно легкомысленным тоном.
  - О чем же еще, - хмыкнула я.
  - Рийгана, хочешь дам бесплатный совет? - продолжила она.
  - Давай.
  - Не забивай себе голову подобными вещами. Что правильно, что ошибочно, просто попытайся жить. Ведь жизнь стоит прожить так, чтобы стыдно потом не было рассказывать внукам.
  - Ну, а если я знаю, что все неправильно? Что я не должна выходить за него замуж?
  - Ну и не выходи, - выдала Анжела.
  - Но он же умрет...
  - А ты не думала, что его судьба, возможно, умереть. Ведь его спасли против воли.
  - Анжела?
  - Я просто хочу сказать, что мы все и Луи в том числе верят в какой-то бред о Возлюбленной, - от кого-кого, а от Анжелы я подобных за-явлений не ожидала. - А я просто представила себя на месте отвергнутой ведьмы, подумала о проклятии. Слишком оно запутанное, что бы быть выдохом эмоций. Скорее всего она просто прокляла его, а остальное надумали его родители, чтобы абы кто их сыночка не разбудил...
  
  Вторая неделя необычайно теплой зимы. Солнышко протягивало свои руки-лучи к нашим лицам. Я сидела на крылечке и грелась под его лучами. Солнечная погода немного улучшила мое настроение, но вот сомнения остались теми же. Если вообще не усугубились...
  - Ну что у тебя на этот раз случилось? - смиловистился Тор (мой во-рон), который совершенно неожиданно объявился и решил вплотную заняться воспитанием Пушка, добиваясь при этом каких-то невероятных успехов. Мантихор уже научился убирать раскиданные по полу вещи (правда убирал их в ему одному известные места), ходил на задних лапах и выполнял команды, применяемые для воспитания собак. Да, сложно предположить какие еще таланты дремали в нашем пушистом друге...
  - Будто бы ты не знаешь, - невесело ответила я.
  - Что на этот раз тебя не устраивает в твоей жизни? Вроде бы все в порядке. Ты нашла общий язык с родственниками. У тебя есть друзья. И возлюбленный. Что тебя не устраивает?
  - Можно вопрос? - обратилась я к нему.
  - Давай.
  - Ты же все знаешь о потомках Лотирсуна, если ты - хранитель рода? - спросила я. Подобную интересную информацию я узнала из семейных свитков покойного магистра, также как и то, что я являюсь его какой-то правнучкой в н-ном поколении. Своего неспособного к магии сына он выгнал из своего дома без малого две сотни лет назад, а там так уж завертелись галочки...
  - Смотря что.
  - Ну о предназначениях конкретных магов. О том, что им уготовано судьбой? - продолжала я.
  - Ну, знаю, - важно нахохлился ворон, расправляя крылья. И правым глазом поглядывая за тем насколько удачно мантихор несет, возложенные на него функции сторожевого пса.
  - Скажи: королева Эллина была предназначенной Возлюбленной Снежного мага? - спросила я то, что мучило меня довольно долго. Сама не знаю каким образом пришла к подобному умозаключению, но оно не давала мне спокойно спать уже вторую неделю.
  - Ну предназначение это вещь довольно относительная, особенно, когда дело касается магов, - как-то затянуто начал отвечать Тор, вероятно снова пытаясь улизнуть от возможности прямого ответа на поставленный вопрос.
  - Скажи: да или нет? - упрямо продолжала я.
  - Да, - каркнул ворон.
  - Тогда почему он утверждает, что это я? - почти вскрикнула я. - Почему Снежный маг очнулся именно из-за меня? Почему именно от меня зависит, будет ли он дальше жить или нет? Почему я так не хочу этого замужества, хотя ни каких причин для этого нет? Почему мне так плохо сейчас, тогда как всего лишь две недели назад я была так счастлива?
  - Кто может дать ответ кроме тебя, - философски заметил ворон, по-гружаясь в сосредоточенную дремоту. Пушок честно посмотрел мне в глаза, махнул хвостом с жалом и пошел убирать с пола книгу, неосмотрительно оставленную там Лунтом. Чувствую вечером будет громкий скандал с обещаниями убить и "этот глупый кусок шерсти, и этого старого маразматика, у которого хватило ума чему-то научить кусок шерсти, а заодно и нерадивых хозяек, которые не в состоянии присматривать за зверинцем, а также некоторых оборотней, которые принесли в дом эту зловредную скотину, и заодно всяких там эльфов за компанию"... А мне не остается ничего, кроме, разве что смириться со своей судьбой...
  И кто мог предположить, что неделя так быстро кончится? И вот я стою перед большим и красивым зеркалом в платье сказочной принцессы. Платье сказочной принцессы. Я и сказочная принцесса? Какой бред. Я и свадьба? Разве не еще больший бред? Выходило, что не такой уж и бред, если я стою в этом самом красивом платье перед большим зеркалом. Сказочная принцесса... Никогда раньше не употребляла этот термин без иронии. Никогда раньше в большей степени не соответствовала его прямому назначению. Прекрасная принцесса. Длинное белое платье, самое красивое, какое только можно представить. Прозрачная, невесомая фата, белые розы, такая же, как и все остальное невесомая и прозрачная фамильная диадема... И чем я не пресловутая сказочная принцесса?
  Я же и по правде принцесса. Так ведь зовется дочь короля. А мой почтенный батюшка как раз занимал этот важный пост. А как, кроме сказочной, можно назвать принцессу королевства волшебников, саму волшебницу, которая к тому же собирается замуж за самого, что не на есть настоящего сказочного мага? Но вот ничего, кроме улыбки и иронии, это у меня не вызывало. Ну, возможно, еще немного дрожи в коленках...
  Никогда раньше так не боялась, никогда так не сомневалась. Даже, когда бросалась на монстра с одним единственным кинжалом, или пре-рекалась с некромантами. Может быть, потому что никогда обдуманно к этому не готовилась. И может быть, потому что никогда у меня еще не было ощущения, что я совершаю такую великую ошибку. И почему я думала именно так? Ведь я была почти уверена в том, что люблю Луи. По крайней мере мне с ним было легко общаться, я чувствовала себя хрупкой и женственной и не могу сказать, что мне это не нравилось. Может быть еще потому я чувствовала себя не настоящей. Такой же вот хрупкой и тщательно созданной иллюзией, как вот эта прекрасная принцесса, которая смотрела на меня из зеркала.
  Но что толка жалеть сейчас? Убегать надо было немного раньше, чем должна была состояться свадебная церемония. Надо было позволить ему тогда уехать, не услышать слов Анжелы об этой глупой легенде о Возлюбленной, которой я не являюсь. Ведь права Анжела, когда говорила, что слишком сложное проклятие для состояния аффекта. Скорее всего ведьма сказала что-то вроде "Так не доставайся же ты никому!", пожелала гибели и того, чтобы он никогда не встретился с пресловутой Возлюбленной, но годы истрактовали все неправильно. И вот сейчас получилось то, что получилось. Фальшивая принцесса перед зеркалом, готовиться вступить в ненастоящий мир, который для нее с удовольствием создаст тот самый Снежный маг. Пора идти. Не доставлю же я в самом деле такое удовольствие Лунту, который поспорил на десять золотых о том, что я сбегу из-под венца...
  
  А утром Тор улетел, чтобы не вернуться больше никогда. И не было в этом ничего странного. Магистр Лотирсун не собирался делать жизнь ворона вечной. Тор был для него очередной долгоиграющей игрушкой, которой могла бы стать и я, если бы вовремя не убежала из его мрачного замка. А, может быть, магистр Лотирсун и сейчас играл со мной, оставив в наследство свои силу и знания. Любопытно стало старому магистру выдержу ли я или позволю поглотить свою волю и разум чуждой мне древней магической силе? Но какая разница? Сейчас уже эта проблема утратила свою актуальность... А ворон улетел уже навсегда...
  
  Напрасно я думала, что моя фобия при виде длинного прохода, усы-панного лепестками белых роз, с золотым гербом королевского рода, самоликвидируется. Наоборот, желание повернуть назад стало еще более ощутимым, можно сказать даже непреодолимым. Ударили звуки музыки, рука батеньки сжала мой локоть мертвой хваткой, очевидно, угадав мои преступные замыслы. Я с силой закусила губу (благо под вуалью этого видно не было), дабы машинально не пробормотать какое-нибудь заклинание, которое отнесет меня за тридевять земель.
  И вдруг случилось нечто необычное, и клянусь, я к этому не имела абсолютно никакого отношения, хотя бы потому что находилась в таком состоянии, что произношение такого заклинания (сопровождаемого между прочим довольно энергичной жестикуляцией) было просто невозможным. Сначала просто потемнело светлое зимнее небо (между прочим очищенное от всяких намеков на осадки и плохую погоду лучшими магами-погодниками). Затем пошел сильный снег, закрутились темные вихри, вни-мание всех гостей вполне закономерно переместилось на аномальные погодные явления, самое время незаметно уйти с собственной свадьбы...
  Почему-то внимание большинства магистров Академии привлекла именно моя скромная персона. Нет, я конечно, не горю желанием идти под венец, но все же не до такой же степени!? Лучше бы господа магистры по-думали о том, что делать с разбушевавшейся стихией, пока она не проникла внутрь. Где-то совсем рядом ударила молния, а потом другая, а потом они заплясали вокруг меня в каком-то хороводе, повергнув меня почему-то в полнейший ступор, вместо закономерной паники...
  - Рийгана! Отключи магические потоки! - крикнул мне магистр Семигор, вероятно, призывая использовать мои специфические возмож-ности. Не даром же он меня тренировал довольно долгое время. Могу с полной гордостью сказать, что отключила ректора магической Академии от магических потоков на целых пятнадцать минут. Но вот сейчас я не была уверена, что хоть что-то получиться...
  - Озерная! - довольно грубо прикрикнула магистр Омела, таким образом давая мне указание приступать к активным действиям, если бы она знала, что потоки отключать у меня получается через раз, а сейчас явно не тот раз... И вообще почему вокруг столько магистров, а делать что-то должна я?
  Неожиданно у меня под ногами начала развертываться пространственная воронка. Наконец, я запаниковала. Хотя не знаю чему я так обрадовалась. Много ли радости, что меня перенесет в неизвестном направлении волей неизвестного мне мага. Хотя всего лишь пару минут назад я не могла отрицать, что больше всего на свете желала бы оказаться где-нибудь далеко отсюда, скажем, даже в Центральных землях... Вот уже никак не ожидала, что мое желание исполниться таким вот радикальным способом. Были последние мои мысли, прежде чем я успела провалиться в звенящую пустоту...
  
  Первое, что я подумала, когда очнулась, что все мне только присни-лось, даже закрыла глаза и перевернулась на другой бок. Потом почувствовала что как-то несвойственно моей подушке пахнуть плесенью, а моей натуре ложиться спать в корсете. Я снова открыла глаза, уткнувшись носом в каменную и сырую стенку. Где-то рядом капала с потолка вода. Я медленно приняла сидячее положение. Да, натуральная темница... Даже решетки есть, да еще магией заговоренные, да так, что я не вижу их рисунка. Основательно господа похитители подготовились.
  Я приняла вертикальное положение и медленно прошлась по месту моего заключения. Довольно просторное место надо заметить, и по-своему даже уютное. Чистенько, только влажно слегка. Свет проникает сквозь высокое зарешеченное окошко на высоте где-то полтора моих роста, впрочем, если встану на лавку, то достану. Надо бы проверить на магию... Белье на лавке чистое, хотя не первой новизны. В стенке такая уютная дырочка, из которой вода капает (проверим откуда течет). На столике кувшин, и какое-то кушанье, накрытое железной тарелкой. Интересно, а крысы здесь есть?
  Ответом на мое предположение выскочило нечто серенькое с умильной мордочкой, нагло алчущее получить то, что спрятано под та-релкой. Первой мыслью было швырнуть в это существо чем-нибудь по-увесистее, но затем я решила испытать свою пищу на предмет зелий и ядов.
  - Иди сюда, хорошенький, - произнесла я с фальшиво-сахарной улыбкой приближаясь к несчастной жертве своих экспериментов. Звереныш почувствовал что-то не ладное, но куда ему убежать от ведьмы?
  - Кушай, мой хороший, кушай, - слегка улыбнулась я, поднеся зверя к тарелке. Зверь уставился на меня испуганным взглядом, а затем произнес человеческим голосом:
  - Нашла дурака! - да, я и не знала, что глюки - это одно из побочных явлений пространственного переноса... Или я уже с ума схожу от одиночества, хотя рано вроде бы... И словно убеждая себя в своем же сумасшествии я продолжила беседу со зверьком.
  - А ты говорящий? - не нашла я ничего лучшего спросить.
  - А то ты не видишь! - грубо ответил мыш или крыс (и почему все говорящие звери, которые встречаются на моем пути настолько невос-питанные грубияны?).
  - Повежливее, а то я решу, что жареные крысы - лучший деликатес в моей жизни, - в его же манере прикрикнула я.
  - А я не крыса! - обиженно отвернулось от меня оно.
  - А мне какая разница? - равнодушно пожала я плечами, взглянув на звереныша типичным взглядом магистра Омелы, так, когда задумыва-ешься наказание ли она тебе придумывает или размышляет над тем каким образом тебя все-таки лучше вскрыть...
  - И кто ты такая? - по- свойски расселся крыс на блюде.
  - Ведьма, - проинформировала я, а потом загадочно добавила, сверк-нув мертвым огнем, и растянув губы в зловещей улыбке. - Злая ведьма.
  Этого мышекрыса надо было видеть. Он едва не провалился в это блюдо, а я наконец опознала вид, к которому он принадлежал. Разумные мыши. Мелкие такие вредители, которые получились как следствие опыта какого-то мага, но очень быстро размножились, опровергая все законы магии (созданные существа не могли размножаться привычными способами). Хотя, если с ними найти общий язык, то могли помочь в ка-ких-нибудь мелочах.
  - Расслабься, я пошутила, - добродушно ответила я. - А почему ты есть это не хочешь?
  - А что хорошего маг мог приготовить? - подтвердил он вполне житейскую истину о том, что маги могут приготовить гениальное по своим свойствам зелье, но вот что касается обыкновенной пищи, то отравление - это наименьшее, что вам грозит. Затем разумный представитель фауны многозначительно посмотрел на меня и добавил. - Тем более некромант.
  - Просто великолепно, - вздохнула я, придирчиво рассматривая нечто напоминающее по своему виду кашу. Сейчас я села на деревянную лавку, подобрав ноги под себя. И задала уже ставший риторическим вопрос. - А зачем я могла некроманту понадобилась?
  - Жениться на тебе захотел, - нагло ответил зверь.
  - Некроманты не женятся и не выходят замуж, - проинформировала я. - У них другие ритуалы и взаимоотношения с противоположным полом. И вообще все маги довольно свободно относятся к взаимоотношениям полов.
  - Тогда чего ты замуж намылилась?
  - А с чего ты взял, что я замуж выхожу?
  - А чего ты так вырядилась?
  - А у меня стиль такой. Гламурная волшебница, в стиле добрая фея, исполняющая три желания, наделяющая своих крестниц красотой, умом, талантом и прочим, и прочим, - пропела я, растягивая гласные.
  - Ага! - хмыкнул зверь. - А какого тогда этот некромант бесился, что ты должна достаться либо ему, либо никому!?
  - Не хилые замашки, - произнесла я вслух, а про себя подумала, что не позавидую я этому некроманту, когда он окажется лицом к лицу. Устрою ему такое счастье, что доплатит еще за то, чтобы меня вернули к законному жениху...
  - Ну и объясни это ему, - довольно мирно произнес зверь.
  - Ну и когда он явиться? - спросила я, смутно припоминая то, что эти разумные мыши чувствуют приближение магов за несколько километров, именно это качество (и еще то, что магическими путями их об-наружить было невозможно), по моему предвзятому мнению и спасло их от поголовного истребления, к коему призывал закон о искусственно созданных магических существах.
  - Скоро, - произнес зверь, быстренько ретируясь. Я мрачно устави-лась на тарелку с "кашей", приготовляясь устроить веселую жизнь с от-ключением от магических потоков, всякому, кто посмеет войти в заре-шеченную дверь. Когда я злилась, у меня всегда получалось отрубать по-токи...
  
  Дверь открылась. В неопознанного мага полетела тарелка с кашей. Магия исчезла. Послышались проклятия, когда по чьему-то личику стекала каша. Следом отправился кувшин и столик, на котором он стоял. Жаль в комнате не было больше мебели.
  - Между прочим, я замуж собиралась, когда ты меня похитил, - довольно миролюбивым тоном поведала я, когда некромант увернулся от табуретки. - Так что постарайся, чтобы причины, заставившие тебя лишить меня семейного счастья были достаточно основательными, чтобы я в гневе не лишила тебя каких-либо частей тела.
  - Не смеши меня, Озерная, - услышала я знакомый голос. С лица таинственного мага соскользнул темный капюшон, заляпанный кашей, открывающий лицо Рональда. Честно, признаться была слегка шокирована, но все же не настолько, чтобы лишиться дара речи.
  - И как ты объяснишь сей аморальный поступок, нарушающий все мои гражданские права? - с суровым тоном спросила я. Вот никогда не думала, что выучка преподавателя по этикету пригодиться мне именно в такой ситуации.
  - Ты не должна принадлежать ему, - произнес он с холодным безразличием, разглядывая какую-то дырку на стене. Хотелось вступить в магический поединок, но у меня все же было достаточно ума, чтобы понять, что некромант его таланта и знаний довольно быстро справиться с моей самонадеянной личностью, не говоря уже о том, что в корсете и на шпильках я могла разве что обороняться и то не очень удачно...
  - Напрашивается вопрос: кому же я должна принадлежать? - спросила я, находясь во все той же позе, с тем же безразлично-холодным выражением лица. Куда кстати делась, моя фата и диадема фамильная?
  - Мне, - с легкой улыбкой поведал мне господин Рональд, отрывая свой дивный взор от дыры в стене.
  - Интересное предположение, только вот я не вижу достаточных оснований для того, чтобы иметь уверенность в верности сделанных вами выводов, - продолжила я, размышляя над тем, что можно обрушить на чью-то злополучную голову, дабы дать выход своему праведному гневу. Как назло все подобные предметы кончились...
  - Просто я так хочу, - мирно поведал мне некромант.
  - Как я понимаю, мое мнение в очередной раз не учитывается?
  - Ты правильно поняла, - произнес он, приближаясь на опасно близ-кое расстояние. Я снова запаниковала, только на этот раз вместо того, чтобы отключить магические потоки, начала усиленно загонять их в него. Рональд схватился за голову, упал на пол, из носа мага потекла кровь. Потом он поднял руку, словно стараясь отчего-то отмахнуться, я совсем не плавно ударилась о стенку, в очередной раз убедившись в некой полезности такого количества юбок. В своем обычном костюме я бы не могла отвечать за целость своих костей. Следом некромант постыдно убежал, хотя его уже отпустило...
  Невольно вспомнились лекции магистра Омелы по общей теории ма-гии. Существуют два самых верных способа убить мага или разрушить любое заклинание: забрать всю его магическую энергию до последней кап-ли, или переполнить его энергией. А раньше я думала только о том, что могу забирать энергию, а вон как все оказывается на самом деле...
  
  Судя по всему Рональду понадобиться некоторое время, чтобы восстановить силы, по моим расчетам по крайней мере до завтрашнего ве-чера. Так что у меня есть время более тщательно продумать план побега. Меня слегка тошнило, это было следствием слишком большой затраты магических сил. Впрочем, через пару минут, все пройдет. В общем надо потратить время с толком.
  Результат осмотра дал мне почву для раздумий. Я в принципе имела представление о том, где нахожусь и о том, что мне делать с магической ловушкой, в которую я попала. План освобождения уже созрел, даже не видя линий, и не имея возможности перестраивать их я все равно могла переполнить магией рисунок, после чего тот непременно должен был исчезнуть. По воде я узнала примерное местоположение замка, где меня держали (это были одни довольно мрачные руины замка какого-то мага, который умер уже тогда, когда магистр Лотирсун был только в проектах его родителей). В общем я даже нашла фату с диадемой, она мило валялась под лавкой...
  Вроде бы план был предельно прост. В общем-то от меня только и требовалось, что открыть небольшой телепортационный канал, после того как разрушу ловушка. Это было даже слишком просто. И вообще мне надо было спешить, потому как до вечного усыпления Снежного мага оставалось чуть более 24 часов. Я по своему великому уму решила отло-жить великое событие до последнего, кто же мог такое предположить?
  Хотя, что отрицать, я с самого начала чувствовала, что все не правильно. И даже сейчас, не горела желанием возвращаться. Больше всего мне хотелось, вернуться к своей прошлой жизни, где я была просто бродяжкой без имени, фамилии и обязанностей. К той жизни, где я была свободна как ветер на безграничных дорогах судьбы. Так я и не заметила как задремала...
  
  А сегодня мне снова приснилась королева Эллина. Опять той же лес-ной ведьмой, которой предстала передо мной в том далеком детском сне. Светлое платье, распущенные светлые локоны. Она была в Ледяном парке, около того места, где когда-то в моем сне лежал спящий Луи. Он и сейчас лежал на том же месте, в той же позе.
  - Ты же ведь не любишь его, - произнесла королева Эллина.
  - Я не знаю.
  - Не любишь. Ты его жалеешь. Ты привязана к нему. Но неправда все это, - Эллина остановилась в изголовье спящего Снежного мага.
  - Но не позволять же ему умереть?
  - Он давно уже мертв Рийгана. Именно поэтому его магия неживая, холодная и запорошенная мертвым снегом Ледяного замка, - королева Эл-лина присела на краешек кровати, равнодушным взглядом скользнув по его лицу.
  - Почему же тогда он ожил? - спросила я.
  - Он не ожил. Он есть и его нет. Да и непросто так он наказан. Ты ви-дишь в нем красивого и сильного мага, возможно, где-то настоящего, воз-можно, он даже осознал свои ошибки. Но не изменился он. Он такой же холодный и ненастоящий.
  - Он не был обязан любить всех тех, кто в него влюблялся, - попыта-лась я заступиться за жениха.
  - Конечно, не был. И честно с его стороны было говорить им сразу правду. Но он никогда не ценил кого-либо, кто не входил в мир его магии, его пророчеств и его верований. Он презирал всех женщин, даже не задумываясь над тем стоят ли они того. Зачем ему другие? У него же есть Возлюбленная.
  - Он изменился, - ляпнула я.
  - Разве? - королева Эллина встала. - Вспомни как он смотрит на твою подругу Анжелу, на всех других. Они для него не существуют. Они просто пустые создания, которых не стоит даже замечать ведь есть Возлюбленная.
  - Но я же не его Возлюбленная!
  - Да. Я - Возлюбленная Снежного мага. Эллина из рода Вельстода Темного. Но разве он догадался об этом? Разве он когда-нибудь пытался выяснить у своей Возлюбленной из снов чуть больше, чем то, что она его Возлюбленная. А ты слишком похожа на тот образ, который являлся в его снах.
  - Но он изменился, - уже жалобно пролепетала я. А ведь действи-тельно, никогда раньше не задумывалась почему Анжела всегда предпочитала уходить, когда он появлялся. Не видела, не хотела замечать того холодного презрения, которым он ее окатывал. Снежный маг говорил со мной, замечал мое мнение, а остальные, что они мне...
  - Ты не поможешь ему. Его проклятье - его же выдумка. Он будет спать до тех пор, пока не увидит во сне еще одну ведьму из нашего рода со светлыми волосами и зелеными глазами. Возможно, тогда он и сможет измениться.
  - А ты всегда знала о проклятии Снежного мага?
  - Я даже была им очарована, - призналась королева Эллина. - Я по началу верила в эти сны, в слова красивого мага. А потом, все поняла. По-няла, что Снежный маг очередная красивая обертка, которая не содержит за собой ничего.
  - И ты могла разбудить его тогда? - спросила я.
  - Могла, - спокойно призналась Эллина. - Тогда бы он даже и не заметил, что спал, но не стала. Не стала бы делать этого даже, если бы знала о том, что он умрет по-настоящему. Он заслужил свое наказание. И я никогда не жалела о том, что так и не стала Женой Снежного мага.
  - Но я все же не ты, - довольно холодно и резко бросила я.
  - Я не спорю. Только все же ты не в силах изменить то, что предначертано. К тому же он и не умирает по-настоящему. Он будет жить только тогда, когда сможет измениться. Он сможет. Он уже умеет видеть окружающий мир, осталось только научиться ценить и уважать других...
  
  Солнечный свет бежал по стене медленно и красиво. Сегодня вече-ром истечет срок, данный некроманткой на жизнь Луи. А завтра утром начнутся каникулы в Академии магии. А слова королевы Эллины так тесно переплетаются с тем, что я чувствовала. И все снова неправильно и нехорошо, потому что все именно так. И вообще пора выбираться отсюда.
  Я встала с лавки. Пора воплощать свой план в действие. Не даром же я полночи тренировалась напитывать магическим потоком обрывки заклинаний. Я довольно глубоко вздохнула, мысленно досчитала до деся-ти и начала процесс запуска в действие своего заклинания. Через каких-то тридцать секунд все взорвалось в буквальном смысле (хорошо, что меня еще не задело). Я не стала сразу создавать воронку, решив прогуляться по коридорам (смыться я всегда успею). А вот оно мое холодное и далекое небо, такое же зимнее, только тучи сейчас низкие и серые. Значит, будет снег. А вот и главный недостаток моего плана: на улице зима, а я в легком платье. Лучше не будет, если я пройдусь пешком, но на такое большое расстояние я перемещаться не умею, так что будем надеяться на встречу с аборигенами, располагающими запасными шубами и сапогами. А Рональда, его найдут, почти уверена, что уже нашли. Еще один маг, который решил, что в силах распоряжаться судьбами других... Кажется именно сейчас до меня стал доходить смысл слов травника, у которого я жила одну суровую зиму.
  
  ...- А почему вы живете в глубине леса? - спросила я уже тогда, когда отогрелась и ожила под действием его целебного эликсира.
  - Потому что так я спасаюсь от самого опасного врага.
  - Ну вы же маг, вам ни какие враги не страшны, - о, как наивно я тогда заблуждалась!
  - Мой главный враг, девочка, это я сам, - произнес добродушный старец (как я удивилась увидев его портрет в кабинете магистра Семигора, особенно, когда узнала о том, что этот самый маг был предыдущим ректором Академии и что ему без малого должно быть 900 лет).
  - Почему?
  - В больших городах, девочка, очень часто магов ожидает очень много опасностей. И часто людская молва слишком превозносит наши возможности. И страшно, девочка, когда мы сами начинаем верить в то, что можем сделать все что угодно.
  - Разве это не так?
  - Нет, милая, ни один маг не в силах вернуть умершего человека. Ни один маг никогда не сможет заставить другого полюбить. Ни один маг не сможет обрести власть над смертью. Ни один маг не сможет один повелевать всеми силами мира.
  - Я бы смогла вернуть маму, - довольно упрямо произнесла я.
  - Смогла бы, но не такой, какой она была. Мертвецам нет места в подлунном мире, отпусти их Рийгана, не пытайся вернуть тех, кому было предназначено умереть. Ведь ты когда-нибудь станешь очень сильной колдуньей, если конечно, не испугаешься трудностей.
  - Я ничего не боюсь, - бодро добавила я, но потом вспомнила каким именно образом мне досталось подобное бесстрашие и тихонько добавила. - Теперь я уже ничего не боюсь.
  - Бояться надо, Рийгана. Но, не надо давать страху власти над собой.
  - А чего вы боитесь?
  - Я боюсь только того, что однажды поверю в свое всемогущество и снова начну верить в то, что могу изменить мир.
  - Мир всегда можно изменить!
  - Ты молода, все молодые так думают. Но мир ужасно упрямая штука. И он меняется, но только по своим законам. Но не стоит забивать себе голову этими проблемами, дитя...
  
  Мертвецам нет места в подлунном мире. Не пытайся вернуть тех, кому предназначено умереть. Снежный маг в своем Ледяном плену. Он не ожил. Он есть и его нет. И разве могу я что-либо изменить? А если и из-меню, кому будет проще от этого? Он не поймет моего желания стать магистром и пять лет скитаться по дорогам мира, в поисках непонятных приключений. Я не смогу стать декоративной птицей в его золотой клетке. А с другой стороны, откуда мне знать как развернется судьба? Ведь что-то заставило одно из величайших магов прятаться в глухих лесах и бояться применять свои силы. Что-то заставило черного магистра не убить наглую девчонку, совершенно случайно оказавшуюся его правнучкой, а решить научить магии. Что-то заставляло же магистра Семигора до сих пор удерживать меня в Академии.
  И все-таки все не так. Правы все эти слова, которые возникают в моем сознании. Он не мертв. Он сам жертва своих же мыслей и верований. Так же как и те молодые маги, которые решают, что они всесильны. Но только почему у меня на душе так тяжело? И почему же я так и не создала пресловутой телепортационной воронки, а угрюмо бреду куда-то в неизвестном направлении, просто потому что идти больше мне некуда...
  И вот уже близок тот час, когда зайдет солнце и когда Снежный маг снова погрузиться в свой долгий сон, от которого нет пробуждения. В сон, которого на самом деле нет (если верить словам королевы Эллины). И не переставая падает с неба снег. И вообще тяжело как-то на душе. И пора уже принимать самостоятельные решения. Я не хочу, чтобы Снежный маг засыпал навсегда. Поэтому я перенесусь туда, где должна быть. И не такой уж великой жертвой с моей стороны будет выйти за него замуж и жить в сказочном замке в роли сказочной принцессы, все равно рано или поздно придется привыкать к жизни в роскошных дворцах, король Уоррен не вечен...
  
   Я произнесла это легкое заклинание. Почему-то я решила перемес-титься в Ледяной замок. Не знаю предчувствие ли это было чего-то или просто результат рационального мышления (по пространственным векторам выходило, что он близко от места моего печального брожения). В общем я оказалась именно в том месте, которое столько раз мне снилось. Те же ледяные деревья нереально красивые в своем печальном несоответствии действительности. Те же хрустальные перезвоны. Ледяные птицы и звери. Легкий пушистый ковер из белого снега. И где-то там среди деревьев белое ложе, на котором будет спать Снежный маг...
  - Я был уверен, что ты придешь, - услышала я за спиной знакомый голос. - Не смотря на то, что она сказала, что нет.
  - Тебе тоже снилась королева Эллина? - спросила я, слегка обернув-шись. Впрочем, неудивительно. Ведь она говорила о том, что общалась со Снежным магом в его снах о Возлюбленной.
  - Да, - снова услышала я голос Луи. Уже чувствовалось какое-то отсутствие жизни в нем. Тот же ледяной холод.
  - Она - твоя настоящая Возлюбленная, - сказала я, хотя была уве-рена в том, что Луи прекрасно знал это и раньше.
  - Предначертания и предназначения - это рамки и углы, в которые мы загоняем себя сами, - довольно отстраненным тоном произнес он. Я так и не повернулась, словно боялась увидеть ту же ледяную статую, припорошенную снегом, которую я видела в своих довольно далеких снах.
  - Мы можем еще успеть пожениться, - без должного, впрочем, энтузиазма поведала я.
  - Не стоит, - таким же отстраненным тоном продолжал он. - Так предначертано.
  - Королева Эллина может и ошибаться, - ответила я. - В конце концов мы все - творцы своей судьбы и никто не имеет права указывать нам что именно и как делать.
  - Но ты же сама чувствуешь, что все неправильно.
  - Я чувствую, что конкретно в этот миг поступаю неправильно, позволяя тебе вот так просто прекратить бороться за свою жизнь, - довольно горячо продолжила я. Следом я уже обернулась. Нет, Луи оста-вался таким же, как и раньше. Не стал смертельно бледным или припо-рошенным снегом.
  - Я никогда и не боролся, Рийгана. Это все лишь видимость. Кроме того ты же не хочешь выходить замуж.
  - Я не всегда могу с большой долей уверенности сказать, что мои желания настолько правильны и важны, чтобы жертвовать ради них чьими-то жизнями.
  - Мертвецам нет места в подлунном мире, - Луи сделал несколько шагов к своему белому ложу. Я резковато схватила его за руку.
  - Ты когда-нибудь был способен выйти из своего замка?! - сорвалась я на крик. Нет, в моей жизни, конечно, были депрессии и моменты, когда жить собственно говоря не хотелось. Но я всегда умела бороться, могла заставить себя жить снова, а Луи даже не хотел попытаться. Кажется, я понимала, почему он не устраивал королеву Эллину в качестве Воз-любленного...
  - Вероятно, нет, - ответил он со странной, словно завороженной улыбкой, мягко убирая мою руку. Вспомнился случай, когда тролль Эдд, успокаивал мою истерику пощечиной. Да, тогда результат вышел прямо-таки неожиданным. Сознания я лишилась надолго, а когда пришла в себя еще минут двадцать бегала за троллем, обещая ему веселую жизнь и сладкую месть. Хотя, со своей задачей тролль все-таки справился... И вот следуя его примеру я довольно ощутимо врезала Луи по его личику (рука у меня была тяжелая!). Никаких эмоций. Он просто мягко взял меня за руку и немножко нелепо улыбнулся...
  - Луи! - мои нервы не выдерживали. Даже в мертвых призраках жизни было больше, чем в нем.
  - Рийгана, ты не можешь мне ничем мне помочь, - вот он, мертвец, который ходит среди живых. Тот, кто умер еще не родившись. Раб своих грез, в которые я не вписываюсь. Тогда с какого восторга я пытаюсь его спасти. И снова звучат слова королевы Эллины: он есть и нет его. Он не жив... Никогда не пытайся спасти тех, кто уже не принадлежит нашему миру... Напрасно магистр, никогда я не слушалась тех, кто мудрее. Может быть, именно поэтому все сложилось так плохо...
  - Тогда помоги себе сам! - довольно резко крикнула я. А ведь он никогда не был живым. Он такой же, как и его замок. Как его цветы. И чего он ждет? Что новая Возлюбленная окажется более правильной, чем я.
  - Эллина права, говоря о том, что наказание досталось мне вполне заслуженно. Теперь я увидел мир, вокруг себя, осталось научиться ценить и уважать его.
  - Что тебе мешает сделать это сейчас? - продолжала я настаивать на своем. Не любила я проигрывать. Не любила сталкиваться с тем, кого понять не могла, а Снежного мага, отсутствие у него интереса к жизни я понять не могла...
  - Тебе невозможно понять этого, - продолжал он с все той же блажен-ной улыбкой на лице. Очень хотелось врезать ему по лицу, чтобы стереть эту улыбку. - Ты всегда борешься с чем-то. Пусть даже иногда борьба твоя не несет определенной смысловой нагрузки.
  - Я не всегда выигрываю. И все не всегда получается так, как мне хо-чется.
  - Ты не боишься проиграть, Рийгана.
  - Никто не может утверждать, что выигрыш даст больше проигрыша, - вольно истолковала я фразу Эдда (смысл сводился к тому же, но лексика использовалась более грубая).
  - Все не имеет смысла...
  - А имело бы смысл, если бы не это светопреставление на свадьбе? - спросила я, но на самом деле ответ я уже знала. Кто-то как всегда решил, что он лучше, чем я сама знаю то, как будет лучше для меня.
  - Не думаю, что это что-то изменило бы, - отстраненно пожал он пле-чами.
  - Тогда зачем был весь этот балаган с Возлюбленной? - продолжала я в том же резком тоне, который ни коим образом не вязался с белоснежным платьем сказочной принцессы...
  - Мы все имеем право заблуждаться.
  - Жалкое оправдание, - произнесла я почти всхлипывая.
  - Некроманты по-другому смотрят на брак. Мне следовало помнить это всегда, - продолжал Луи. - Та ведьма говорила о том, чтобы я смог видеть несколько больше чем образ Возлюбленной, который никогда не был настоящим настолько, чтобы существовать.
  - Это неправильно, - почти бессильно произнесла я. Я всегда умела бороться за жизнь, но когда доходило до того, чтобы кому-то объяснить, привести какие-то доводы, я ничего не могла с собой поделать...
  - Никто не может утверждать истинность или ложность наших верований. Это всего лишь искренние заблуждения каждого человека, на которые он имеет полное право...
  - Почему ты не хочешь даже постараться, просто попробовать жить вне своих заблуждений? - продолжила я.
  - Я слишком боюсь, что все окажется слишком ненастоящим. И я не имею никакого права цепляться за твою силу. Не имею права цепляться за других. Мне остается только ждать того момента, когда наступит тот момент, когда я смогу уже не бояться этой самой жизни.
  - А если, этот момент никогда не наступит?
  - Значит мой сон поистине будет вечным. Так как и хотела некромантка, проклявшая меня...
  
  С неба звездочками осыпались снежинки. И пришел какой-то странный миг. Я даже не заметила его приближения. Просто со всех сторон начал приближаться холод, заковывая в свои ледяные объятия весь этот сад. И Снежный маг стал снова тем же ледяным идолом, которым представал в моих снах. И весь Ледяной замок погружался в свой Ледяной сон. Слезы стекали по щекам еще водой, но на землю падали уже снежинками.
  - Идиот! Проснись! - я довольно безжалостно стала трепать Снежного мага за плечи. Он, конечно, ни коим образом не отреагировал.
  А потом становилось мучительно все равно. Нету сил. Нету сил и вовсе не хочется бороться за что-то из последних сил. Так вот он какой ты на самом деле Ледяной Источник. Ты же живешь за счет жизни всего, что погружено здесь в Ледяной сон. И ты хочешь мою жизнь тоже... Нет, Ледяной Источник, на этот раз ничего тебе не обломиться. Не нуждаюсь я уже в том бескрайнем небе, которое погружало меня в мир мечтаний, забывая о том, как страшно и холодно где-то в мире. Не боюсь я уже ни страха, ни холода. И уж, лучше настоящая смерть, чем такая вот жизнь, похожая на вечный сон...
  Я закрыла глаза. Воздух вокруг звенел от магии. Через мгновение я закрыла все магические каналы. Вот он Ледяной источник. Холодный и искрящийся ярко-голубым светом. Я встала с пола и направилась туда, к этому пульсирующему сиянию. Глупо, конечно, пытаться отомстить. Но бороться с чем-то и за что-то это своеобразная потребность моей жизни. Возможно, именно поэтому меня выбрал магический дар. И, возможно, именно поэтому я выжила тогда...
  Вот он Ледяной Источник. Раскрылся под моими ногами, сияет, пере-ливается, зовет в свою бездну, сулит покой и вечный сон. Вытягивает магию из всего живого. И сила, которую он дает не более чем обман, такая же жалкая пародия на правду. Я вернула в нормальное состояние магические каналы. Столб сияющих снежинок вырвался из Источника вверх. Я машинально дотронулась до них рукой. Тоже чувство, которое зовет успокоиться, не бороться, заснуть, стать очередной ледяной статуей. Я никого не спасу. Но разве не есть спасение - освободиться? Лично я выбираю свободу. И пусть даже это мое одно большое заблуждение. Мертвецам нет места в подлунном мире. Нельзя спасти тех, кто уже ушел. А весь этот Ледяной мир давно уже ушел...
  Я делаю шаг вперед. В Ледяную бездну. Сила Источника она завора-живает, затягивает. И опять все тоже ледяное и прекрасное зимнее небо. Хватит! Сейчас не зима! В моем сердце больше не Зима! Боль резкими осколками пронзает мое тело. Источник, а ты всего лишь поток магической энергии. И ничего нет необычного в том, что у тебя есть разум. Чужой голос, более древний даже чем магистр Лотирсун говорит мне это. Я пропускаю его магию сквозь себя. Вот и не больно. Главное бороться, не сдаваться его слепящей силе...
  А вот оно ясное, яркое небо. Дом, увитый розами. Вкусные запахи с кухни. Мама, бабушка, отец, маленькие светловолосые и зеленоглазые дети - мои братья и сестры. И тепло, хорошо. Но мир этот лишь иллюзия, какой бы красивой и желанной она не была. В этой иллюзии на снегу лежит окровавленный орк - мое самое страшное воспоминание. Мои руки, мое удивление и страх. И боль от того, что я все потеряла. Я слишком сильная для того, чтобы поддаться подобным иллюзиям...
  Источник снова отвечает меня болью. Я беру под контроль этот поток силы. В первый раз делаю подобное. И против поговорки первый блин выходит вовсе не комом. Источник извивается в моих руках, в усилии моей воли. Я представляя его хрустальной игрушкой на полках замка отца. И так легко, небрежно, роняю на пол. Звенит хрусталь разбиваясь на тысячи осколков. Рушится вся Ледяная иллюзия, сказка для остального мира. Невыносимый звон звучит в моих ушах. И вот я уже впускаю в этот мир снега и льда горячие лучи солнца.
  Сначала все просто разлетелось на хрустальные осколки. А потом лед в одно мгновение растаял, растворяясь в магической сетке мира. Вот оно глобальное потепление, которое я когда-то обещала... И я сижу в луже и белом платье и плачу, как ненормальная. И не доходит до меня совсем то, что я только что сделала. Я уничтожала ИСТОЧНИК - МА-ГИЧЕСКИЙ КАНАЛ. Интересно, а магистр Семигор хотя бы подозревал о том, что я способна на подобные фокусы? А могу ли я создавать Ис-точники?
  Хотя какой смысл во всем этом могуществе, если я не могу спасти тех, кто мне дорог!? Ведь я же собственноручно только что уничтожила Снежного мага, потому что я за него решила, что лучше смерть, чем жизнь в вечном плену Ледяного сна! У него же не хватит сил бороться и вырваться из его оков! И вот я - Артефакт, да как хотите, обзывайте! Вот я, смогла уничтожить такой великолепный источник магии. А мне хоть бы что...
  Магистры телепортировались очень быстро. А как еще они могли поступить, почувствовав то, что уничтожен такой великий Источник? И, конечно, никто из них даже и не подумал над тем, чтобы связать в единую цепь меня и это событие. Нет, конечно, они решили, что подобным образом совершил акт ухода из жизни Снежный маг. Я вполне бла-горазумно решила не разубеждать их в этом мифе. Ведь слишком большое искушение моя сила. Это уже не банальное перекрывание или направление потоков магии. Понятно, почему древние представители так и неизученной мной религии так боялись подобных возможностей. И почему они достались именно мне...
  - Рийгана, - ко мне подошел магистр Семигор. Я медленно встала.
  - Я хочу в Академию магистр. Отправьте меня туда, пожалуйста, - произнесла я. Нет, не хочу находиться вблизи от этого места. Зимнего рая, разрушенного обиженной девчонкой...
  - Хорошо, - магистр Семигор по-своему истолковал мое огорчение. Ладно, в конце концов я тоже жалею о том, что Луи погиб и я вполне че-стно пыталась освободить его. Телепорт раскрылся. Я шагнула в него. Вот он такой родной город Академии магии...
  
  Никогда в своей жизни я не рыдала. Даже тогда, когда орки уничтожили мою деревню. Даже тогда, когда Оливер предал. Даже тогда, когда разочаровалась в магистре Гарольде. А сейчас я рыдала навзрыд, запершись в маленькой комнате, служащей кухней, с бутылкой самого от-вратительного пойла, которое только продавалась в местном кабачке...
  Я только что уничтожила столько живых существ. Я только что уничтожила источник силы. Самый настоящий магический поток! Да я сама боюсь того, на что оказалась способна! И как мне смотреть окружающим в глаза! Если кто-нибудь узнает, то вряд ли их что-то остановит перед подобным. Хотя как все это мелочно!
  Я же могла спасти Луи и весь этот мир! Я не знаю как, но могла все-таки. Нет таких вещей, которые невозможно исправить с помощью магии. Зачем тогда быть магом!? И я никогда не верила в тезисы вроде того, что нельзя спасти против воли! Но ведь нельзя же!.. Оказалось, что нельзя!
  Отвратительное пойло! Я посмотрела на свои руки, казалось, что по ним до сих пор пульсировала сильное сияние, магического потока. Я закрыла глаза и снова глотнула из горла. Мир вокруг наводняли магиче-ские потоки, маленькие, большие, великие... Они все переплетались вол-шебным узором, наполняя воздух. Я протянула руку вверх. Я ощущала их физически! Это все было против всех магических правил! Даже магистр Семигор не мог ощущать их ФИЗИЧЕСКИ он просто видел их волнение и то не всегда! Но магистр Семигор был серьезным волшебником! На-стоящим магом! А я была недоученной волшебницей среднего дарования!
  И что!? Эта волшебница смогла одним желанием разрушить целый мир, создаваемый веками. Эта недоучка запросто уничтожила огромный магический поток, силу которого ощущали даже маги-недоучки, такие как она, не прибегая к особым усилиям. Да, похоже, я как старый магистр-травник относилась к тем магам, которые боялись собственных возможностей. Только вот никто никогда не дождется того светлого момента, когда я удалюсь в лесную чащу, по крайней мере я еще основательно помотаю нервы недоброжелателям! Какое же все-таки это отвратительное пойло!..
  
  Какое же все-таки это отвратительное пойло!.. И это первая мысль с утра. Да, вчера я явно переборщила с выпивкой, за что сейчас расплачивалась головной болью и пересохшим горлом. Ладно, против похмелья полно всяких простеньких заклинаний! И ничего, что с первого раза не получилось, все-таки смогла же, пусть и с ... десятой попытки.
  Поборов похмелье, я начала пытаться победить свой вестибулярный аппарат, который отказывался подчиняться моей воле. Ладно, и хуже ситуации бывали. Да еще конечности все затекли. Какое же все-таки отвратительное пойло! И как его Лунт только пить может!?
  Кое-как сориентировавшись в пространстве я уткнулась носом в зеркало. М-да, лучше бы я этого не делала и лучше бы не видела то, что предстало передо мной на месте, где должно было быть мое отражение. Идеальное платье существенно помялось и приобрело разнообразные оттенки, общий смысл которых сводился к таинственному серо-буро-козюлчатому... Лицо по своему оттенку идеально подходило к платью. А зелье против похмелья, пусть и снимает неприятные ощущения, но вот на внешности это не сколько не сказывается... В общем на моем лице загадочного оттенка лихорадочно блестели глаза, вызывая подозрения о моем психическом здоровье. Волосы больше всего напоминали гнездо пресловутой вороны, при чем гнездо, которое не знало уборки со времени своего существования. Вдобавок ко всему на моем носу сияла довольно внушительная царапина, вероятно, полученная мной при попадании в плен...
  - А! - взвизгнула Анжела при входе на кухню, вероятно приняв меня за неопознанный вид нежити. Или совсем свеженький труп...
  - Я и так знаю, что больше всего похожа на свежеподнятого зомби, прям на кафедру некромантии отправляться, - саркастически добавила я.
  - В душ, - констатировала Анжела, выразительным взглядом на-правляя меня именно туда.
  - Как ты думаешь магистр Гарольд обрадуется моему присутствию? - спросила я, вспомнив старую хохму со Всесиятельным и полу осязаемым мороком.
  - Думаю, что не он один впечатлится, - констатировала Анжела. - И почему ты выглядишь как последний забулдыга? И пьешь то, что спо-собны выносить только тролли?
  - Разве гибель жениха не является достойным поводом?
  - Если бы ты закрылась в монастыре или прыгнула бы с самой вы-сокой башни, я бы еще поняла. Ну, ладно еще яда выпить, но расстройство желудка - это не лучший способ гибели.
  - Я мыслю категориями троллей-наемников, а не воспитанных де-вушек, - не задумываясь ответила я.
  - Тролль-наемник бы не ограничился одной бутылкой. А потом уст-роил еще грандиозную драку стенка на стенку, - философски заметила Анжела. Не могла не признать я ее правоту. Нельзя вернуть тех, кто ушел. Нельзя помочь тем, кто не хочет помощи. Мертвецам нет места в подлунном мире... Но я-то пока что жива. И еще очень долго времени пройдет, до того момента, когда я отчалю в мир молчаливых теней...
  
  Я стояла на высокой башне. На Башне Призраков, держа в руках уже основательно подтаявший букет белоснежных роз. Последнее прощание с воспоминанием о том, что могло стать самой прекрасной в мире сказкой. Только вот принцесса оказалась неправильной от этого и финал вышел таким мрачным. Не могу сказать, что мне было неуютно или неудобно в простом белом платье или что даже было холодно. Нет, ско-рее, наоборот, все было в порядке, будто бы я и не уничтожала этот дурацкий источник, будто бы ничего не случилось...
  Но все случилось. А потому придется сделать то, зачем я пришла. Прощай Луи, прощай Снежный маг. Прости, что случилось именно так, я не хотела, честное слово... И в небо белыми птицами взлетают лепестки белых роз, которые никогда уже не окажутся утром около моей кровати. Не кому будет их больше посылать...
  
  Вот и закончились экзамены. Жизнь продолжалась своим чередом. А моя уже неотвратимо изменилась в самую непредсказуемую сторону. Нет, я не замкнулась в себе и не возненавидела весь окружающий мир. Просто я не любила оставаться одна. Загружала себя мыслимыми и немыслимыми делами, погружалась с головой в учебу, в поручения магистра Омелы. Только для того, чтобы вечером просто без сил рухнуть в свою кровать и заснуть.
  Я вообще никогда не любила засыпать. Не любила мрачную темноту комнаты, скрип кровати, одинаково неудобные подушки и мысли, совершенно не кстати одолевающие меня. А в последнее время таких мыслей появилось слишком много. И слишком они были навязчивыми. Слишком связанными со всем, что происходило в моей жизни за последние несколько лет. И дело было даже не в Луи и в том, что произошло в Снежном замке. Просто все было как-то неправильно и ни чем я вообще подобных сил не заслужила, кто даст гарантию, что я не использую их во вред окружающему миру? Может быть, правильно поступали жрецы неведомой мне религии просто уничтожая Артефакт?
  И вот утро очередного дня. Я сижу на кухне, перепачканная в муке и варенье. Все пространство кухни занимают ароматные горки моих ночных стараний. В последнее время подобное времяпрепровождение стало одним из моих любимых занятий...
  - Я же говорил, что пахнет чем-то вкусным! - возвестил с порога Лунт, в глазах которого сразу же загорелся алчный восторг, после чего он без каких-либо вопросов и церемоний приступил к поеданию.
  - Ты что всю ночь готовила? - проявила человечность Анжела, в то время как Орландо и Морриэль робко наблюдали за трапезой тролля, намереваясь к ней присоединиться.
  - Рийгана, ты себя угробишь такими темпами, - сердобольно присела ко мне Анжела. - Также нельзя.
  - Мне так нравиться, - равнодушно ответила я.
  - Ты самоубийца, - пожала плечами Анжела. А ведь совсем недавно она тратила гораздо больше времени, чтобы убедить меня в том, что существовать подобным образом грозит мне скорой смертью от исто-щения... Впрочем, понять ее можно было. Анжела уже давно истощила все аргументы, которыми могла на меня воздействовать...
  
  Последний день, прежде чем все разъедутся. Поэтому поводу был праздник. Я пошла, чтобы отвлечься. В этот раз даже короной из листьев не обжилась. А зачем? Ладно, надо отдаться атмосфере пьяного веселья, танцевать и смеяться пока не потеряю сил и просто не рухну в свою постель... Да, кто мог предположить, что мои "благородные" попытки прервет орк Терек-хай, с которым у меня были некоторые разногласия, связанные с моим личным и предвзятым отношением к оркам вообще, и к его клану в частности...
  - Ты не виновата, - односложно ответил он, подойдя ко мне. Я несколько удивленно воззрилась на него. Нет, сейчас я уже спокойнее к оркам относилась. Тем более, что с этим конкретным орком мне приходилось сталкиваться по пять раз на дню, выполняя разнообразные поручения магистра Омелы (он тоже занимал пост "правой руки" на своем факультете).
  - Ты о чем? - несколько недоуменно вопросила я.
  - В том, что он больше не проснется, - уточнил свою мысль Терек-хай. Да, лучше бы промолчал вежливо. Вот опять весь праздник буду му-читься муками совести, хотя раньше сильно сомневалось, что мне подобное доступно. Ох, старею...
  - Я знаю, - довольно равнодушно ответила я. И даже ни капельки я не лгала. Прекрасно понимала, что противостоять силе Потока уровня Ледяного Источника невозможно. Однако я его уничтожила (в смысле Источник)...
  - Не похоже на это, - довольно справедливо заметил орк. Я рассеянно пожала плечами, выражая этим жестом нечто вроде того, что думай, что хочешь, но в целом и в частности - это совершенно не твоя проблема и если не хочешь лишних приключений на свою голову, оставь эти мысли при себе. Впрочем, не думаю, что всю эту гамму чувств орк смог прочесть на моем в принципе безразличном лице...
  - А он тебе хоть когда-то нравился? - вдруг не с того не с сего снова огорошил меня вопросом господин Терек-хай. Я вопросительно устави-лась на него.
  - Кто? - воплотила я вопрос в речь.
  - Снежный маг, - произнес орк, поражаясь моей глупости. И нечего поражаться. Я не орк, чтобы обладать врожденной силе, сходной с те-лепатией, но проявляющейся только среди членов одного клана. Может быть, именно благодаря этой силе орки так немногословны... Впрочем, сам вопрос поражал меня еще больше. По крайней мере формулировка его была гораздо ближе Анжеле, а не грозному орку с факультета боевой магии.
  - Ну вообще-то я за него замуж собиралась, - ответила я довольно расплывчато.
  - Это не ответ на мой вопрос, - продолжал набирать кто-то набирать обороты. Надо бы тактично намекнуть на то, что я не собираюсь давать детальный отчет о своих личных чувствах и переживаниях кому бы то ни было постороннему, тем более орку, к которому я никогда и не испытывала дружеских чувств...
  - Ну, вообще-то твой вопрос предполагает непосредственное вмеша-тельство в мою личную жизнь, - поющим голосом ангелочка произнесла я, растягивая слова и всем своим тоном давая понять, что не вмешательство это нежелательное и может привести к плачевным последствиям.
  - Ну и что? - не понял кто-то моих тактичных намеков.
  - Не твое это дело! - более конкретно отрезала я. Конечно, подобную манеру общения не одобрил бы мой преподаватель по этикету, но сомневаюсь, что он вообще одобрил бы мое общение с троллями и орка-ми...
  
  - И почему ты не танцуешь? - раздался прямо над моим ухом бархатный голос хорошо известного мне вампира. На нем был вполне привычный шикарный бархатный темный плащ. Невероятно элегантный костюм в тон. И как всегда от вампира разило сногсшибательной магией, против которой даже я не могла устоять.
  - А что я там забыла? - задала я встречный вопрос. Вообще, я всегда занимаю довольно агрессивную позицию, когда в голосе Эдмонда появляются мурлыкающие нотки. Не люблю моментов, когда земля плывет под ногами и я великолепно подчиняюсь чьим-то чарам...
  - Ну, хотя бы то, что ты должна мне поход на бал, - напомнил мне вампир о нашем соглашении прошлогодней давности.
  - Ну ты тогда Турнир и не выиграл, - напомнила в свою очередь ему я свои условия похода на Зимний Бал. - И вообще Зимний Бал состоится только в следующем году...
  - Ты же все равно хотела пойти только со мной, - очаровательно улыбнулся этот мерзавец. Я ответила вполне однозначной молнией, воз-никшей в моей правой руке. Вообще-то среди светлых магов не приняты такие вот демонстрации силы, но я и никогда не являлась светлым магом в классическом смысле (вообще я сомневаюсь, что какой-либо вид магов существовал в своем естественном или же классическом толковании).
  - Твои сведения устарели, - добавила я елейным тоном, никак не вя-завшимся со столь воинственным проявлением боевой магии.
  - Может быть, пора сбросить свой траур по несостоявшемуся же-ниху, - дружелюбно предложил мне вампир, поигрывая легким полупрозрачным шариком из зеленоватых светящихся молний.
  - Не тебе это решать, - ответила я, резко отворачиваясь. Молния погасла в моей руке. Вредно столь непосредственное проявление довольно мощной магии для резерва, если по близости нет достаточно серьезного врага. Хотя, не буду лгать, желание запустить в наглого вампира закли-нанием было слишком сильным...
  - Так почему ты не танцуешь? - он ненавязчиво так взял меня за руку. И что мне оставалось кроме того, как принять его приглашение на танец?
  
  Восьмой семестр. Сестры времен года.
  
  Мне снился белый Храм. Мне снились быстрые кони. Мне снились девушки, которые отправились искать Артефакт. Искать меня. Искать для того, чтобы уничтожить... Четыре ведьмы, наделенных от рождения не-вероятными способностями к определенной стихии. Четыре воина, которых с детства готовили к тому моменту, когда им придется убить меня. Четыре Времени года. Все они настолько реальны, что мне кажется, что я присутствую среди них. Словно я еду еще на одном коне в непосредственной близости...
  Первая девушка. Со смуглой кожей и немного удлиненным разрезом ярко-синих глаз. Темно-рыжие, медные волосы, собранные в короткий хвост. Длинная косая челка падает на глаза. В заплечных ножнах кривой старый меч. Вода... Осень... Мелисса...
  Вторая девушка. Очень светлая кожа. Прозрачные светло-голубые глаза. Длинные и прямые светлые платиновые волосы, переплетенные тон-кими косичками, на манер эльфийских. Такой же светлый эльфийский меч в ножнах. Ветер... Зима... Лиа...
  Третья девушка. Светлая кожа с небольшим количеством полупрозрачных веснушек. Слегка растрепанные каштановые волосы, длиной чуть ниже плеч. Светло-зеленые глаза. Озорная улыбка, царапина на носу. Земля... Весна... Жасмин...
  Четвертая девушка. Великолепные черные локоны, спускающие гораздо ниже талии. Темные, почти черные глаза. Светлая кожа. Небольшой клинок в ножнах. Ей меньше всего нравиться ездить верхом и махать мечом. Огонь... Лето... Вейла...
  Старцы в белых одеждах. Хищники. Все как один. Скрюченные носы, заостренные черты лица, запавшие глаза. Вот те, кто послал их с этой миссией. Те, кто веками питается их и моей силой, отданной в момент смерти. Они ждут. Ждут того, что на их взгляд должно закономерно слу-читься. Они верят в то, что так они спасают мир. Только вот они не знают, что на этот раз Артефакт не согласен с принятым решением (хотя когда эта несчастная девушка была с ними согласна?). И они еще не знают кто такая Рийгана Озерная...
  
  Новый семестр в Академии был в основном посвящен изучению сти-хийной магии и занятиям по фехтованию. Ну иногда нас могли попросить на практических занятиях первокурсников. Впрочем, это не говорило, что магистр Семигор не перестал терроризировать меня практическими заня-тиями. Разумеется, я не сказала ему, что могу уничтожать потоки силы, но все равно мой дар, даже в том виде, в котором был представлен вниманию ректора Академии, был сам по себе уникален и требовал полнейшего изучения. Тем более, что я сказала, что могу еще и направлять энергию в определенного мага, переполняя уровень его магических возможностей. И никто магистра Семигора вообще за язык не тянул поэкспериментировать... А я его между прочим, предупреждала...
  В общем мной теперь занималась магистр Омела, как самый мо-рально устойчивый представитель преподавательской братии. В то время как магистр Семигор поправлял здоровье (я тогда просчиталась с Рональдом, подумав, что он за пару дней оклемается). От слишком большого количества энергии маги оправляются в лучшем случае за пару месяцев... А магистра Омелу в себе в наставники не пожелал бы даже са-мый великий некромант в мире. Очень уж любила и умела прекрасная эльфийка так завалить работой, что не будешь рад белому свету...
  Вот собственного говоря в подобном состоянии я и пребывала последнюю неделю. Хотя несомненно в этом были свои плюсы: так я по крайней мере не думала о том, как меня пугают мои собственные возможности и какая я все-таки дрянь, что уничтожила Снежного мага... Но по большому счету больше всего меня раздражали взгляды друзей, которые удивлялись почему это я такая злая и недовольная? Ну где им понять: не вели же они практикум у двух веселых гномов-приколистов, одного недалекого тролля, изнеженной дамы, которая в своем развитии ненамного опередила вышеупомянутого тролля и настолько самовлюбленного эльфа, что даже темный лорд Виллеаден, по сравнению с ним вызывал глубокую симпатию... Интересно, магистр Омела специально этот зоопарк для меня выбирала? Да еще эти дурацкие повторяющиеся сны о четырех всадницах, основная цель которых уничтожить меня...
  
  - Рийгана, помоги с задачкой по динамике магических потоков, - подошел ко мне Лунт, предоставив пред мои ясны очи замусоленный лис-ток не первой свежести с каракулями, изображающими неизвестный мне язык.
  - А что тебя убедило в том, что я могу тебе помочь? - спросила я, с долей скептицизма взирая на сей скорбный труд.
  - Ну ты же хорошая, - протянул Лунт, растягивая свой рот в улыбке. А кроме того ни для кого не было секретом, что пресловутая динамика и система магических потоков были темой многочасовых занятий с магистром Омелой...
  - Как ты ошибаешься, - поспешила я разочаровать тролля.
  - А я помогу тебе с заданиями магистра Омелы, - попыталось подли-заться неунывающее дитя камня.
  - Ну что мне с тобой делать, - тяжело вздохнула я, беря в руки этот листочек. - Список поручений выдам завтра.
  - Ну вот так всегда, - грустно вздохнул тролль, который прекрасно знал, что магистр Омела никогда не скупиться на поручения, и в этом плане я целиком и полностью подражаю ее примеру. Хотя нет предела совершенству...
  - Привыкай, что легко не будет, - с сочувствием произнесла я. - От светлых магов всегда требуют больше, чем предполагает их специализа-ция.
  - Ты о чем? - недоуменно поднял брови Лунт.
  - Я о том, что не грамотный и суеверный люд прекрасно знает, что травник и телепат не помогут, против нечисти, что некроманты - злые, знают, что нежить должны истреблять боевые маги. Но вот почему-то они все уверены в том, что светлые маги воплощают в себе все полезные качества вышеозначенных специальностей. Потому и требуют от нас и зелье сварить, и помыслы нехорошие соседей узнать, и нежить успокоить, и с некромантами разобраться, не уразумевая того, что наша специальность включает в себя создание таких красивых и сияющих знаков, отгораживающих от различных бед.
  - Один бред, - махнул рукой тролль, оставив меня наедине со своим заданием и с моими умозаключениями. Впрочем, причин для разногласий с ним я не видела...
  
  - Это все глупо Мелисса, - довольно горячо вступает в беседу девуш-ка с каштановыми волосами - Жасмин.
  - Но откуда мы можем знать, что они правы. Что мы вообще знаем об этом Артефакте? Почему мы должны верить в то, что эта девчонка способна уничтожить весь мир, - еще горячее убеждает в своем Мелисса - Осень. Они разговаривают полушепотом в темном коридоре белоснежного Храма. И мне опять снятся странные сны, к предостережениям которых я в очередной раз отношусь скептически...
  - Потому что старейшие никогда не ошибаются, - заученным тоном отвечает Весна. Только вот она как раз меньше всех верит старейшим. Ведь именно Весна сто пятьдесят лет назад не смогла уничтожить Артефакт, в виду того печального обстоятельства старейшие, собственно говоря и состарились. И вот это недоверие к истинам религии передалось и преемнице той самой Весны...
  - Также как они не ошибались, когда убивали родителей Вейлы? - продолжила Осень.
  - Ты могла неправильно понять то, что услышала. И вообще подслушивать не есть хорошо, - съязвила Жасмин. Она единственная из Сестер требовала, чтобы ее называли по человеческому имени и терпеть не могла обращения Весна... И других Сестер она всегда называет по именам.
  - Я поняла, лучше, чем тебе могло бы показаться. И я уверена в том, что этот Артефакт лишь один из их способов закрепить власть.
  - И что ты предлагаешь? - спросила Жасмин. Мелисса промолчала. - Давай сначала дождемся того момента, когда нас выпустят из этой тем-ницы, а потом подумаем над тем, что нам делать с этим Артефактом, кем бы она не была.
  Следом девушки быстро затерялись в запутанной сети коридоров. Через мгновение от стены отделились еще две тени: Зима и Лето...
  - Мы должны сказать старейшим? - обратилась Лето с вопросом к Зиме. Та молчаливо покачала головой.
  - Но, что мы будем делать?
  - Мы уничтожим Артефакт, - холодно и спокойно ответила Зима. Затем легкой походкой направилась по длинному коридору в своей свет-лой одежде. Лето испуганно оглянулась. Затем побежала вслед за подругой, она одна боялась темноты и чувствовала себя слишком неуютно в коридорах Обители...
  
  Снежная и холодная выдалась на этот раз зима. Очень холодная и голодная. В этом году волки подошли очень близко к столице. Потому, собственно говоря молодых магов и послали в близлежащие деревни, дабы мы поставили соответствующие магические заслоны и заодно проверили округу на наличие нежити. Ведь ей тоже кушать хочется...
  - Дурацкий лес! - просопел Морриэль. Тоже мне лесной эльф...
  - Не моя идея была пройти по дальней границе, - с поразительным равнодушием и скрытым злорадством произнесла я. Эльф выругался, со-всем как тролль. Да, определенно общение со мной и Лунтом накладывает определенный отпечаток. Интересно, как только это воспринимают его светлоэльфиские родственники?
  - И где эта граница?! - возмутился представитель лесного народа. Да, очевидно, эльфийская знать мало чем отличается от человеческой. То же отдаление от первоистоков...
  - Мы ее прошли пятнадцать минут назад, - с готовностью проинформировала я.
  - И почему ты мне не сказала? - явно борясь с желанием разорвать меня на мелкие части произнес светлый эльф.
  - Ну, может быть, ты искал другую границу.
  - Озерная, ты хотя бы знаешь на какие проблемы мы с тобой сейчас напоролись? - спросил эльф с поражающим мою душу спокойствием.
  - Ты о чем? - спросила я.
  - У тебя есть серебряное оружие? - продолжал эльф. Я покачала головой, тщетно стараясь прислушаться к тому, что почувствовал Морриэль. Да, неудачная идея соревноваться в подобном умении с эльфа-ми, пусть даже и способными заблудиться в двух пнях, не говоря уже о трех соснах или вполне полноценном зимнем лесе...
  - Против кого знак чертить? - с готовностью спросила я.
  - Вурдалаки, - прозаическим тоном поведал Морриэль. А, впрочем, я и сама уже их чувствовала. Ой, как много их собирается...
  - У нас сил не хватит, а до границы не успеем добежать, - с поражаю-щим душу спокойствием поведала я.
  - Примем героическую смерть? - спросил меня Морриэль.
  - Не родился еще вурдалак, способный меня загрызть, - серьезно поведала я. Тем более у этого почти идеального хищника есть один малю-сенький недостаток - он имеет магическую природу и без связи с магическим источником не просуществует и пары минут, а я как раз могу отключать потоки и уже отрубала от них магистра Омелу на целых полчаса, при этом чувствуя себя просто великолепно...
  - Думаешь он подавиться и выплюнет? - спросил эльф.
  - Не знаю как насчет этого, но несварение желудка я ему обещаю уст-роить капитальное! - произнесла я, сжав руки в кулаки. Морриэль легким росчерком руки нарисовал знак Света, который тотчас же погас. Я слегка кивнула ему, показывая, что все в порядке. Эльф определенно не разделял моего энтузиазма, но все же доверился мне.
  Через мгновение появилась стая. Я мило улыбнулась им, тотчас же, начав выкачивать их магическую энергию в окружающие пространство, параллельно отсекая все внешние магические потоки. У магистра Омелы были инквизиторские наклонности, но не могла не согласиться с тем, что ее методика находила вполне закономерное применение...
   Вурдалаки мило корчились на земле. Я едва держалась на ногах. Морриэль ошарашено переводил взгляд с них на меня... Потом на свой знак света, снова появившийся в воздухе.
  - И как ты это сделала? - наконец обрел он дар речи.
  - Я умею отключать магические потоки, а вурдалаки не могут жить без доступа к магии, - поведала я. - Но вообще-то не плохо было бы вер-нуться назад, потому как у меня не хватит сил даже на малейший про-стейший знак света сейчас...
  
  Опять глупый сон. Осень. Мелисса. Она не помнила своих родителей, своего дома. Детство вообще представлялось ей довольно смутным. Ка-жется, ее подобрала семья орков, когда она осталась сиротой в разо-ренной деревне. А потом ее забрали Старейшие и привезли в Обитель. Ей тогда было 10 лет. Помимо нее в Обители было еще две девочки ее же лет. Лиа, холодная и отрешенная Зима. И Жасмин, веселая и открытая Весна, которая единственная умудрялась помнить свой дом. А еще через два года привезли Вейлу. И вот тогда им всем объяснили почему именно они Сестры Времен года и что они должны сделать... Мелиссе никогда не нравилось в Обители, возможно, именно поэтому она постоянно бунтовала, искала какие-то свидетельства порочности старейших, ссорилась с другими девочками и наставниками. И вот сейчас она хотела найти Артефакт, но не для того, чтобы уничтожить. Она хотела привезти Артефакт в Обитель и уничтожить старейших...
  
   - Ну и зачем я тебе нужна? - вопросила я Орландо, который уже би-тый час таскал меня по различным ювелирным лавкам, выбирая подарок для Анжелы.
  - Ты же ее подруга, - умоляюще произнес наш оборотень.
  - Ну и что? - выразительно спросила я. И дело даже не в том, что я, мягко говоря, не очень люблю проводить время за покупками. Какой смысл в том, чтобы стоять и облизываться на витрины, на которых стоят вещи, которые ты никогда не купишь в своей жизни...
  - Ты должна знать ее вкусы, - настаивал Орландо на своем. Складывалось ощущение, что его вторая ипостась все-таки баран, а не волк...
  - Не смеши мои сапоги, - довольно вольно сформулировала я извест-ную поговорку, ходящую среди гномов. Затем я перевела сию мысль на более доступный для воспитанных и влюбленных оборотней язык. - Ты гораздо лучше знаешь вкусы своей девушки, в конце концов, подарки ты ей покупаешь, а не я.
  - Ну ты же девушка, - умоляюще посмотрел он на меня.
  - И что? - не менее умоляюще взглянула я на него. Похоже, что в скором времени я вероятнее всего погибну от непонимания того, что происходит вокруг, если, конечно, некоторые не сжалятся и не убьют меня раньше...
  - Ну это ей может понравиться? - умоляюще спросил он практически наугад ткнув пальцем в какой-то симпатичный перстенек, который был на-столько же золотым с бриллиантом, насколько я была принцессой. То есть, теоретически он подходил под это описание, но, увы, практическое исполнение могло сойти за истину только в очень темном месте, при условии, что покупатель слепо-глухо-немой идиот...
  - В каком качестве ты хочешь преподнести ей это? - наконец, сжали-лась я.
  - А в каком качестве сойдет? - загорелись его глаза надеждой.
  - Абсолютно точно не в качестве заверения в вечной любви, - уверен-ным тоном резюмировала я. Во всяком случае не для такой девушки как Анжела. Ничего плохого не хочу сказать, но для моей подруги весьма важным было внешнее оформление и вообще пора оборотню проснуться и трезвым взглядом посмотреть на их печальную "лав стори". Анжела все-таки девушка слишком привыкшая к благам цивилизации, дорогим платьям и украшениям и чего-то я не была уверена, что любовь и в ша-лаше подходит для нее, но не мне развевать чьи-то юношеские грезы...
  - Ну и для чего это подходит? - выдернул меня из пучины задумчивости голос Орландо.
  - Даже я, при всей своей непритязательности вкусов сочла бы это де-шевым ширпотребом и не задумываясь оскорбилась и смилостивилась только в случае роскошного задабривания.
  - И какое приличное кольцо можно купить за такую сумму?
  - Мой ответ тебя разочарует, но увы, ничего. И вообще что тебе да-лись эти кольца купи ей еще одно мантихора, предела счастью не будет.
  - Ты не понимаешь Рийгана, - лицо его приняло задумчиво-мучительное выражение, оправдывая все мои неутешительные прогнозы. Значит, испытание шалашом их любви все-таки предстоит...
  - А в твоей семье случайно нет какого-нибудь колечка, передававшегося по наследству? - спросила я.
  - Нет, - слегка недоуменно покачал головой оборотень.
  - Тогда будем ваять историю прямо сейчас, - произнесла я, когда в голове моей созревал гениальный план.
  - Я не буду ее обманывать! - грозно произнес Орландо, проваливая мою гениальную идею.
  - Ладно, тогда я буду твоим спонсором, - тяжело вздохнула я, приго-тавливаясь разорять государственную казну в очередной раз, направляя свои стопы к самым дорогим ювелирным лавкам, где бриллианты и золото не внушают столь уж явных сомнений в своей подлинности.
  - Я не могу просто так взять!
  - Кто тебе сказал подобную глупость? - слегка презрительно оберну-лась я. А потом с великолепной улыбкой, достойной магистра Омелы произнесла. - Ты все отработаешь.
  
  Опять все тот же странный сон. Честное слово, я не понимаю, зачем мне нужен этот экскурс в биографию таинственных Сестер. Мне до них вместе с их старейшими нету абсолютно никакого дела. Ну и кто на этот раз?
  Зима. Лиа. Она раньше всех попала в Обитель. Лиа уже не помнила и не знала другого дома. Пожалуй, из всех Сестер она была самым опасным воином и магом и она больше всего верила в туманную идеологию Старейших. Нет, Зима находила в них множество нестыковок и туманных мест, но всегда предпочитала не замечать этого. Гораздо проще жить если знаешь одну простую истину: истина это то, что говорят Старейшие. И если они говорят, что Артефакт - это зло, значит, Артефакт - это зло. И глубоко наплевать Лии, что ее Сестры в большинстве своем считают по-другому. Она с честью и достоинством выполнить свой долг. Она уничтожит Артефакт, пусть даже ей и будет жалко эту девушку...
  
  - Рийгана! - разбудил меня совсем не тихий шепот Анжелы. Впрочем, не могу сказать, что созерцание этих порядком поднадоевших дам было для меня чем-то от чего хотелось оторваться...
  - Что случилось? - сонно спросила я, потягиваясь в кровати. Моя подруга очевидно страдала бессонницей. Конечно, ей же не магистр Омела занималась...
  - Мне кажется, что Орландо собирается сделать мне предложение, - довольно отстраненно произнесла она.
  - Какое предложение? - спросонья спросила я. Я вообще слегка туго соображаю, когда меня среди ночи будят и спрашивают при этом что-то непонятное и недоступное моему бедному воображению...
  - Какое предложение молодой человек может сделать девушке? - не-сколько возмущенно относительно моей недогадливости произнесла она.
  - Непристойное, - честно ответила я первое, что пришло на ум. Поче-му-то в меня полетела подушка...
  - Рийгана! - возмущенно послышался за подушкой голос Анжелы. Ну что говорить, не все способны адекватно воспринимать мое чувство юмора...
  - Что? - невозмутимо спросила я.
  - Он собирается жениться на мне, - обреченным тоном произнесла Анжела.
  - И что ты хочешь узнать от меня? - спросила я в очередной раз, жа-лея о том, что на распределении не оказалась в каком-нибудь милом домике, населенном исключительно троллями, не страдающими излишними мучениями от любви и вообще глубокими переживаниями. Мне уже хватило Орландо с его причитаниями по поводу того, что Анжела никогда не выйдет замуж за разорившегося дворянина, к тому же оборотня. А вот теперь и Анжела...
  - Дай какой-нибудь совет, - тихо попросила она в тишине. Я глубоко вздохнула, запрокинув голову.
  - Ну я вообще-то не лучший советчик в подобных делах. Вспомни хотя бы чем моя свадьба закончилась? - спросила я на мгновение снова поддавшись той таинственной и опасной депрессии, которая захватила меня сразу же после гибели Снежного мага...
  - Ну как бы ты все-таки поступила? - продолжала Анжела с маниа-кальной настойчивостью. Если бы я знала... Вообще я всегда делала неправильный выбор, но как объяснить это Анжеле...
  - Ты его любишь? - спросила я довольно банальную фразу. Ничего лучше я придумать не смогла, хотя долго морщила лоб.
  - На одной любви далеко не уедешь, - совсем уж моим тоном отве-тила Анжела. Но она быстро вернулась к своему привычному амплуа. - Наверное, я говорю как алчное чудовище, но я не уверена, что смогу долго выдержать без богатства.
  - Как твоя семья относится к Орландо?
  - Нормально, - ответила она после некоторого раздумья. - Даже хорошо. Никто не был бы против если бы мы породнились...
  - Ну и в чем проблема, если от тебя никто отрекаться не собирается и наследства лишать тоже? - не поняла я.
  - Ну, ты же знаешь Орландо, - протяжно вздохнула Анжела. Ах да, я забыла о том, что кто-то у нас слишком принципиальный.
  - И ты уверена, что не сможешь переубедить своего благоверного? - спросила я.
  - Рийгана, но, что мне все-таки делать? - все-таки не успокаивалась Анжела.
  - Хочешь, проведу с ним профилактическую беседу?
  - Лучше посоветуй мне что-нибудь.
  - Один очень мудрый человек, - не станем уточнять, что это был до-вольно банальный хозяин не самого фешенебельного трактира с довольно глупым названием "Три полушки сушеной петрушки". - Однажды сказал мне, что он может подсказать мне сколь угодно мудрое решение и я потом с радостью смогу пенять на него, если что-то не получиться. Но все реше-ния надо принимать самостоятельно, потому что нельзя переложить ответственность за свое решение на плечи другого человека. Все в один прекрасный (или не очень, в общем для кого как) момент все равно вернется назад. И, что даже если я согласна быть ответственной за решение принятое другим человеком, то он не готов принимать на свои плечи подобный груз.
  - То есть я должна все решить сама, - тяжело вздохнула Анжела.
  - Необязательно, - пожала я плечами. - Может быть, ты найдешь еще кого-нибудь способного выдержать подобное бремя, или не такого принципиального как я.
  - Значит, остается спросить у Лунта, - со смешком ответила Анжела, получая назад свою же подушку.
  
  И снова то же самое. Хороша же картина. Только теперь я вижу не только одну из Сестер, но и то, что они выходят с корабля в Лератту. Вот они знакомые мне башни. Вот тот мир, который когда-то был моим. Они ищут меня и они уже близко. А вот и очередная душещипательная история на сон грядущий...
  Весна. Жасмин. Круглая сирота. Ее нашли служители Обители, когда ей едва исполнилось семь лет. В общем и целом Жасмин никогда не вступала в открытую конфронтацию со старейшими, но никогда в своей жизни она не воспринимала их идеологию как единственно верную. Да и вообще, в отношении старейших она во многом была солидарна с Мелиссой, находя, что почтенные старцы непросто так натаскивали их на "исчадие зла", а преследуя какие-то свои корыстные цели. Жасмин не хотела убивать Артефакт по самым банальным причинам: ей самой хотелось жить, а вот убийство Артефакта вело к непосредственной гибели всех четырех исполнительниц. Хотя, если этот самый Артефакт окажется таким уж непреодолимым злом, то так и быть пожертвует жизнью...
  
  Весенний парк представил моему взгляду отнюдь не свежую зелень травы или распускающиеся цветы. И причина, заставившая меня торчать на все еще легком морозе была отнюдь не в любовании красотой просыпающейся природы. Все было гораздо банальнее. И из-под тающего снега на меня в упор смотрели бумажки, обертки от конфет, различные банки-склянки, выброшенные нерадивыми студентами, а также различная мелочь, вылетевшая из рваных карманов. И наблюдала я здесь за проведением субботника.
  - Какое чудное утро принцесса, - услышала я подозрительно бодрый голос подозрительно знакомого существа. Я скептически обернулась, пре-красно сознавая, что сейчас я больше напоминаю хронического алкоголи-ка, чем нечто ассоциирующееся с титулом королевской дочери.
  - Чего тебе надо? - недружелюбно вопросила я. Вампир добродушно улыбнулся, протягивая мне симпатичный цветочек.
  - И почему ты думаешь, что всем что-то от тебя непременно надо? - спросил он.
  - Закон жизни. Всем от кого-то что-то надо. Не обязательно что-то великое и связанное с материальными затратами, но обязательно что-то, долженствующее утолить эгоистические потребности вопрошающего, - что-то не к добру стала я так часто цитировать философский трактат господина трактирщика, писанный под сильным воздействием алкогольного опьянения...
  - Вы здесь не находили баночек из лаборатории магистра Вальденса, а то я выкинул зелье не получившееся для моей работы, а магистр Омела пообещала, что сама лично засунет мне эту баночку в место, о котором в приличном обществе говорить не будут.
  - А я уж подумала, что так просто гулял ты по парку и решил девушке хорошенькой цветок подарить, - тяжело вздохнула я. Вампир уже давно перешел в разряд моих довольно близких друзей, хотя бы потому, что мог адекватно воспринимать мои шутки... Даже не смотря на то, что он участвовал в той грандиозной драке на последнем этапе Магического Турнира.
  - Ну и это тоже, - очаровательно улыбнулся он. По-моему, наша беседа стала привлекать повышенное внимание всех без исключения первокурсниц еще до неприличия падких на эльфов и вампиров. Не то чтобы к старшим курсам они несколько изменялись, но таких вот показательных вздохов и влюбленных взглядов уже не было...
  - Внимание конкурс, - громко обратилась я к собравшемуся полукругу девушек различных рас и народностей. - Господин вампир потерял одну баночку из лаборатории магистра Вальденса. Тому, кто ее найдет он обещает страстное свидание.
  - Что? - слегка поперхнулся Эдмонд от моей наглости. Я с умным ви-дом толкнула его локтем в бок. Он опять безупречно улыбнулся.
  - Со всеми вопросами обращаться к нему, - быстренько вставила я. Такой прыти у первокурсниц я никогда еще не видела. Может подбить Эд-монда или Морриэля на роль приза в соревновании на самую прилежную уборщицу территории. Мои размышления прервал очаровательный бархатный голос вампира...
  - Не думаешь ли ты, что страстное свидание обойдется тебе просто так? - спросил он, чарующе улыбаясь мне. Мои девицы развели слишком бурную деятельность, приняв его улыбку на свой счет.
  - Ты всегда можешь сказать, что за слова полоумной ведьмы не отвечаешь, - невинно пожала я плечами, возвращаясь к своему надзору.
  - У меня всего лишь одно маленькое условие, - сказал он, обнажая в улыбке клыки. Что не говори, а в этот момент Эдмонд выглядел едва ли не угрожающе.
  Я почти машинально сделала шаг назад. Через мгновение меня на-крыл тяжелый бархатный плащ и окружил запах дорогих приятных ду-хов. Потом земля довольно привычно ушла из-под ног, а мир вокруг слегка закружился. Впрочем, так случалось всегда, когда меня целовал вампир и становилось это весьма не хорошей тенденцией.
  - За что? - удивленно потирал ушибленную щеку вампир.
  - А нечего девушек без спроса в губы целовать! - честно возмутилась моя девичья честь, выбравшись из своей повседневной спячки.
  - Ты мне чуть челюсть не свернула, - обиженно потер ушибленное место Эдмонд. Да, природная тяжесть руки, развитая тренировками по боевой магии и моим непростым характером определенно давала мне повод для заслуженной гордости.
  - Будешь в следующий раз сначала думать, - нравоучительным тоном продолжила я. Можно было конечно привести цитату из великого философского трактата незабвенного хозяина трактира "Три полушки сушеной петрушки", но что-то ничего подходящего на ум не приходило...
  - Злая ты, уйду я к другой ведьме, - только и мог что тяжело он вздохнуть. Я рассеяно пожала плечами...
  
  Белая Обитель. Великая крепость, где прячутся от своих вечных страхов четверо старейших. Четверо, которые привыкли жить за счет жизней других. И вот сейчас они медленно, но верно двигались к порогу своей жизни. И если в этот раз Артефакт не будет принесен в жертву, то следующие пятьсот лет они просто не проживут. Они должны проследить, чтобы эти четыре девчонки смогли...
  А вот и очередная биография. Лето. Вейла. Она попала в Обитель уже двенадцатилетней девочкой. Ее спасли служители Обители. Ее родителей, влиятельных графов, убили степные орки во время своего нашествия. Старейшие спасли ее. Никогда девочка особенно не верила этим старцам, но все же боялась их больше, чем другие воспитанницы, да и во владении оружием и магией значительно от них отстала...
  
  - Нам надо поговорить Рийгана, - довольно издалека начал мой ве-ликий отец, то бишь король Эль Марин дель Соль Лагос. Я примиритель-но пожала плечами, наблюдая за игрой солнечных зайчиков на намалеванных на потолке упитанных ангелочках, предчувствуя не доброе.
  - О чем? - равнодушным тоном спросила я, раздумывая над тем как таких упитанным ангелам удается преодолевать земное притяжение при помощи таких миниатюрных и тщедушных крыльев. Да, видно автор картины явно был даже близко не знаком с законами физики...
  - Королевству нужен наследник, - с должным патетическим над-рывом попытался ворваться в мои высокие измышления батюшка. Попытка завершилась провалом в виду моего полнейшего не понимания своей роли в данном безусловно важном вопросе.
  - А я здесь при чем? - не замедлила я выразить свое недоумение в вербальной форме, не дающей сомнений в его значении.
  - Ты должна родить этого наследника, - тем же патетическим тоном продолжал его высочество. Мысли об ангелочках разом вылетели из моей головы.
  - Что?.. Кого?.. От кого?.. Когда? - нечленораздельным потоком вырвалось из моего горла, когда речь вернулась и я почувствовала крепкую опору в виде роскошного кресла. А про себя еще добавила нечто вроде не дождешься, но с употреблением нецензурной лексики троллей.
  - Ты должна выйти замуж. Должна родить наследника. Я откровенно говорил с представителями некоторых соседних королевств по поводу твоей руки. Конечно, ты закончишь Академию, но сразу же после состоится помолвка, а за ней и свадьба, - методично ответил батюшка на все мои вопросы.
  - А с какой радости я должна решать подобные проблемы? - наконец сформулировала я мысль, которая не изобиловала словесностью великого и могучего народа троллей.
  - Это не моя личная прихоть. Это необходимость для всей страны, - попытался разбудить мой гражданский долг его высочество.
  - Это не моя проблема, - вслух возвестила я, а про себя мрачно пообещала, что жениха в первую брачную ночь из принципа на ленточки нарежу, а потом пожарю на сильном огне и подсыплю батюшке в тарелку, чтоб он отравился, для верности добавив какого-нибудь изощренного яда... Боги, о чем я думаю?
  - Рийгана, сейчас не принципиально вести себя по-детски, - поиграл в строгость мой почтенный родитель.
  - Думай, что хочешь, но мои жизненные планы несколько отличаются от тех, которые вы возлагаете на мои плечи, - ехидно улыбнулась я.
  - Прекрати капризничать! - слегка повысил голос он.
  - Я не капризничаю, выше величество. Я просто ставлю вас в извест-ность, что вопросы о моем замужестве и дальнейшей судьбе, тем более о детях будут решаться непосредственно после того, как я получу степень магистра! - в свою очередь повысила голос я.
  - Это не принципиально! - ответил мне он тем же. - Ты еще моя дочь!
  - Была, - вежливо проинформировала я. - И вы бы еще имели право голоса, если бы отловили подростка в Лератту. Но теперь я взрослая совершеннолетняя девушка с почти законченным магическим образовани-ем!
  - И ты думаешь, что сможешь потеряться на территории моей страны? - голос батюшки приобретал угрозу. Ха! Напугал ежа одним местом! Сколько лет успешно бегала и пряталась, а ведь тогда я даже магического образования не имела!
  - А кто сказал, что странствовать я буду Эль Марине? - спросила я с деланно невинным видом. Уже раздумывая, чтобы такого сделать, чтобы сей кабинет с ангелочками надолго запомнил картину моего эпохального гнева.
  - Как же ты границы пересечешь?
  - Будто бы нет никаких способов сделать это в обход закона, - нежно улыбнулась я. Магический рисунок медленно выжигал на потолке письменное наследие троллей, то есть нецензурщину и похабщину, читанную мной на длинных заборах порта Лератту.
  - Ты выйдешь замуж!
  - Не раньше, чем сама этого возжелаю, - закончила я за батюшку фразу.
  - Я - король! - а вот сейчас кто-то лопнет от гнева его переполняющего. И вообще к его сведению маги авторитетов земной власти с подобными замашками не признают и не очень жалуют, о чем я незамедлительно решила проинформировать.
  - Могу организовать смену власти, - заговорчески ответила я.
  - Это тебе просто так не сойдет! - о-го-го! да в нашем тоне послыша-лись испуганные нотки. Ой, разыгралась что-то моя чернокнижная поло-вина, сверкая в очах мертвым огнем, да демоническим смехом на устах.
  - У магов есть множество способов сделать так, как им хочется, да так, чтобы никто другой не заметил, - проинформировала я.
  - У тебя хоть капля уважения ко мне осталась? - вопросил дражай-ший родитель резко сменив цвет лица на зеленый.
  - Только вот не надо рассказывать мне о том, что вы меня любите да цените. И в любом случае следует сознавать, что даже, если я и рожу пресловутого наследника, что определено случиться в перспективе весьма и весьма отдаленного будущего, то никому определенно не позволю сделать из него безвольную марионетку чужой воли.
  - Ну хотя бы пообщаться с принцами ты можешь, вдруг кто понравится? - страдальчески вопросил батюшка, понимая, что угрозами он добьется только насильственной смены власти и своей преждевременной кончины от сердечного приступа, и я буду здесь СОВЕРШЕННО ни при чем.
  - Могу, но замуж выходить раньше, чем стану магистром не буду! - упрямо продолжала я стоять на своем. По-прежнему, ставя свои личные и корыстные интересы много выше интересов государства. Батюшка страдальчески взмахнул рукой, отправляя меня восвояси. Надеюсь, он иностранных послов в этот кабинет не поведет. Хотя тролли, пожалуй, оценят творчество...
  
  Вот оно предместье великолепной столицы Страны Семи Чудес Эль Марин дель Соль Лагос. Булыжные мостовые. Крепкие сбитые дома и ни-кто не догадается, что еще совсем недавно в самую глубь этих спокойных спящих улочек пробиралась нежить, гонимая холодом и голодом лютой зимы. И что адептов Академии магии сгоняли сюда именно потому что маги сами уже не справлялись. И никто не мог догадаться, что где-то в глубине этого прекрасного леса этой лютой зимой два студента старшего курса Академии магии: человеческая девушка и молодой эльф, столкнулись с целой стаей голодных вурдалаков. И того, что девушка применила свой самый редкий и опасный дар, лишив порождения черной магии доступа к этой самой магии. Никто не знал об этом кроме четверки девушек, легко спустившихся с коней прямо на этом месте...
  - И ты по-прежнему думаешь Осень, что Артефакт - это невинная жертва обстоятельств? - холодным, даже ледяным тоном спросила высо-кая и стройная светловолосая девушка, одетая в белоснежное одеяние.
  - То, что она может использовать свою силу во все не говорит о том, что она зло, Лиа, - таким же тоном ответила ей девушка с каштановыми во-лосами, одетая в старый и потрепанный дорожный костюм некогда коричневого цвета. Она говорила с серьезным лицом, но никого не покидало ощущение, что она просто передразнивает свою подругу.
  - И ты тоже Весна, - особенно подчеркнула первая имя. Другая девушка проигнорировала ее, обращаясь к рыженькой девушке с длинной косой челкой.
  - Мелисса, пока что я не вижу подтверждений слов старейших, но то, что она уничтожила вурдалаков при помощи своей силы вовсе не говорит о том, что она однажды не станет использовать эти возможности для того, чтобы уничтожить другие проявления магии, - таким же равнодушным тоном продолжала она.
  - Жасмин, - тяжело вздохнув, словно, переборов себя продолжала та, которую назвали Лией. - Не означает ли это, что ты согласна с этой глу-пой идеей Осени?
  - Глупо только слепо подчинятся приказам выживших из ума старцев! - эмоционально вступила в беседу рыжая, вероятно, Осень-Мелисса.
  - Не смей так говорить о старейших, - в тихом голосе Лии послыша-лась угроза. Мелисса резко развернулась.
  - В любом случае мы должны ехать в столицу, - констатировала все Жасмин. Девушки стали седлать коней...
  Они уже совсем рядом. Я физически чувствовала это уже и без помо-щи снов. И меня это не то, чтобы пугало, но все же приятных ощущений не было. Сердце в моей груди испуганно билось беспомощной птицей, словно воспоминание кого-то другого. Кого-то, кого безжалостно убивали столько раз даже не объясняя за что, только для того, чтобы поддерживать жизнь каких-то спятивших с ума старцев. Я проснулась в холодной испарине...
  
  Занятие с магистром Семигором не пошло с самого начала. Возмож-но, потому что я действительно, сильно не высыпалась, мучимая кошмара-ми о прошлых смертях Артефакта. И не было никого способного объяснить мне, что все это значит.
  - Что тебя на этот раз волнует? - спросил меня старик. Почему-то я только сейчас заметила, что магистр Семигор ощутимо постарел букваль-но за последние несколько дней.
  - Они в Эле, - равнодушным тоном проинформировала я.
  - Кто они? - спросил ректор Академии магии.
  - Сестры времен года, - таким же бесцветным тоном ответила я. - Они вчера вечером въехали в город.
  - Так значит, ты все-таки поверила в сказки об этой нелепой религии, которыми зачитывался магистр Вальденс? - тяжело вздохнул старый ма-гистр.
  - А что если это не сказки? - спросила я.
  - Рийгана, твои силы не идут не в какое сомнение с тем, что приписы-вается таинственному Артефакту. Ты, конечно, достаточно талантливая волшебница и со временем достигнешь не плохих результатов, но ничего сверхъестественного в твоих возможностях нет и быть не может. А твое умение перекрывать магические потоки не более, чем очень редкий дар, - резюмировал магистр Семигор.
  - А вы уверены, что знаете все о моих возможностях? - спросила я магистра Семигора. Старый маг словно передернулся под моим взглядом. Да, подобного эффекта не достигали даже взгляды с холодным огнем некроманта.
  - Что ты мне еще не сказала? - мужественно спросил он.
  - Это я уничтожила Ледяной Источник, - холодно призналась я в том, о чем еще никому не говорила. Какая разница, кто будет пытаться меня уничтожить: Сестры Времен года или Совет магистров? Ректор Академии был в шоке...
  - Ты уверена в этом? - как можно мягче спросил он.
  - Да! - с легкими нотками истерики в голосе ответила я. - Я его унич-тожила, потому что этот Источник приобрел разум и он убивал других су-ществ, впавших в зависимость от него.
  - И ты можешь уничтожить любой Источник? - спросил магистр Семигор.
  - Если захочу, - невесело поведала я мысли, тревожившие мою голо-ву. - Я даже думаю, могу создавать новые магические Источники, уже сразу наделенные разумом. По крайней мере с маленькими потоками по-лучалось...
  - О Боги, - устало выдохнул магистр Семигор. Я определенно методично доводила кого-то до сердечного приступа. Но все же любопытство магистра восторжествовало над здравым смыслом (отличительная черта всех магов по мнению одного отдельно взятого тролля-наемника). И магистр Семигор произнес роковую фразу. - Покажи.
  Я глубоко вздохнула. Равнодушно пожала плечами. Вот они побе-жали мелкие маленькие потоки, рыбками скользящие в лучах солнечного света. Неужели даже не все маги способны видеть их красоту? А вот еще совсем немного, легкое усилие, воспоминание. Дом, аромат пищи с кухни, теплое воспоминание... И вот где-то в глубине потоков слабо ше-вельнулось легкое дыхание магии и возник новый ветерок. Легкое светлое дуновение, пролетевшее около лица. Живой и маленький поток, греющий слабой жилкой магии. А вот удивленное лицо магистра Семигора.
  - Ты хотя бы понимаешь, что только что сделала? - спросил он меня то ли с ужасом, то ли с восхищением. - Никто и никогда раньше не мог создавать магические потоки. Ты же сможешь управлять магией...
  - Именно этого и бояться Сестры времен года и их старейшие, - без особого энтузиазма поведала я...
  
  Сегодня мне не снились пресловутые служительницы данного культа. Вообще ничего не снилось. Я словно плавала в мягком шаре из потоков магической силы. Потоков, которые я чувствовала и могла показать окружающим. Потоков, которые я могла создавать или уничтожать в зависимости от капризов моей воли. И больше всего я боюсь своих этих возможностей. И боюсь Сестер Времен года. Они же всего лишь оружие, которое способно уничтожить и близкого своего человека...
  
  ... Сколько лет это было назад. 100... 200... 500... 1000... А может быть и дольше. Вот они - Сестры Времен года, не такие как сейчас но все же. Стоят полукругом, рожденные и принесенные в жертву Обители. Лето. Волосы цвета спелой пшеницы, затянутые в толстую косу. Светло-коричневые глаза. Высокая девушка, с точеной фигурой. Светлое платье с красивым иероглифом, означающим кажется Огонь. Осень. Черные корот-кие волосы. Светлые серые глаза. Она среднего роста. На правой щеке лег-кая царапина. На таких же светлых одеждах, как и всех остальных Сестер, нарисован знак ее стихии - Вода. Зима. Платиновые локоны, ярко-голубые льдинки глаз. Худенькая, маленького роста. Белое длинное платье со знаком Ветра. И вот последняя. Яркие синие глаза, наполненные слезами и слегка рыжеватые локоны. Вот она - предавшая подруга, которая втерлась в доверие, а теперь собиралась уничтожить Артефакт, потому что кто-то должен продлить жизнь старейшим.
  А вот и я сама. Точнее та, которая была до меня. Она гораздо ниже меня ростом и вообще создается ощущение, что соткана из воздуха. Бедная испуганная девочка, которая даже и не догадывалась о своих силах. Пожалуй, единственное, что меня с ней роднит это яркие зеленые глаза, столь похожие на мои. Девочка (по иному назвать ее язык не поворачивается) с испугом смотрит на равнодушные лица, окружающих ее Сестер. У каждой из них в руке по тонкому ритуальному кинжалу.
  - Почему? - спрашивает девочка, смотря на них глазами полными слез. Почему ее так тщательно прятали? Почему всю свою жизнь она боялась именно этого момента и хотела задать именно этот вопрос? Почему и за что ее хотят убить служители этого странных Богов - Старейших? И вот никто не отвечал ей, потому что сами эти четыре жрицы были не меньшими жертвами, чем она сама.
  - Артефакт не должен жить, - тихо произносит та, которую называют Лето. Она с силой ударяет своим красивым кинжалом где-то в районе сердца девушки. Так больно и страшно. Но не умрет несчастная жертва, пока не закончат свое дело остальные Сестры. И вот тонкая ниточка ог-ненного цвета уже привязала Лето к Артефакту.
  - Жизнь одного человека, не такая уж великая цена за спасение мира, - произносит Осень. Ей этого не хочется, но она не может по-другому. Еще один короткий замах кинжала. Глаза наполняют слезы. Еще одна ниточка ярко-синего цвета, связывающая палача и жертву.
  - Нам всем это не нравится, - словно от холода передернула плечами Зима. И вот еще одна ниточка появилась в воздухе.
  Весна ничего не говорит. Ей тяжелее и страшнее всех и не только по-тому что, она должна нанести последний удар. Ведь эта девушка, была подругой ее детских игр. И никогда-никогда девочка по имени Лаура не могла себе представить, что ее будут звать Весна. И что именно Весна должна будет убить не Артефакт, а Кали.
  - Не надо Весна, - со слезами на глазах просит маленькая девочка. Весна сильнее сжимает кинжал и заносит его для удара. Это Артефакт и рано или поздно она сможет уничтожить мир, потому что так говорят Старейшие...
  - Пожалуйста Лаура, - произносит девочка на алтаре. Кинжал резко ударяет в сердце. В сердце Лауры. Ритуал не завершен. Резкая боль одновременно охватывает всех, следом их поглощает невидимое пламя. И вот уже никого нет вокруг. И не досталась сила Старейшим, которые в панике отскочили от магического шара, через который они наблюдали. Они не получили силы, на которую так надеялись, не смотря на то, что все девчонки мертвы, неужели им придется стареть?
  
  Голова неприятно гудела. И вообще спала я совершенно очевидно не в своей мягкой и теплой постельке, а на каком-то жестком камешке. Солнце неприятно слепило глаза. Губы спеклись от жажды. И вообще меня всю ощутимо подташнивало, словно вчера я перебрала с выпивкой. Но ничего подобного не было. Вчера...
  - Очнулась? - услышала я холодный голос, обращенный словно и не ко мне. И кто-то говорил, что Магическая Академия место непроницаемое для воров из внешнего мира. А как же это называется как не похищение?
  - Пора начинать ритуал, - продолжил тот же голос. И тут до меня дошло, что в скором времени нас ожидает повтор моего сна только в роли главной жертвы буду выступать я. Ну Сестры Времен года...
  - Какой еще ритуал? - спросила я, силясь присесть. Ах, эти гадины меня еще и привязали антимагическими веревками. Совокупив факт обнаружения этого парой нелестных фраз в их адрес на родном языке са-мых лучших наемников и самых больших любителей спиртного и хороших драчек троллей.
  - А вы уверены, что мы не перепутали? - раздался робкий голос той, что в моих снах называли Летом.
  - Нигде не сказано, что Артефакт хорошо воспитан, - продолжил равнодушный голос Зимы.
  - Артефакт по природе своей не может быть хорошо или плохо воспитан потому как является вещью специфической магической природы, а ни коим образом не одушевленное существо, коим я являюсь, - с го-товностью проинформировала я. Все четыре Сестры взглянули на меня с нескрываемым интересом. Очевидно, им никто не объяснил, что жертва может препираться со жрецами, а не молить о пощаде...
  - И как тебя зовут? - спросила та, что называли Весной, но она не любила этого прозвища.
  - Вообще-то меня зовут ваше высочество светлейший магистр Рийга-на Госпожа Озерных Краев, но для вас, так и быть просто ваше высочество, - равнодушно поведала я.
  - Так мы будем дальше препираться или все-таки начнем ритуал, - нетерпеливо произнесла Зима, достав откуда-то тонкий кинжал. Время шу-ток постепенно заканчивалось. И мне не помешало бы что-нибудь придумать. Хотя бы отрубить магическое поле, так на всякий случай...
  - Я имею право на последнее желание! - отчаянно закричала я. Все вопросительно посмотрели почему-то на Весну. Хотя, наверное, имело какое-то значение то, что сейчас было как раз ее время года.
  - Ну давай, высочество, - рассеянно пожала она плечами. Зима хо-лодно сузила глаза. Лето испуганно посмотрела почему-то на меня. Осень довольно хмыкнула. Интересно, а она вообще за какую команду болеет: в смысле за Сестер или за меня?
  - Хочу я закурить, - неожиданно выдала я, думая, что для этой цели мне определенно развяжут руки. А это для настоящей ведьм самое то для разгула фантазии.
  - И ты думаешь, что мы настолько непроходимые дуры, что позволим ведьме ходить с развязанными руками? - спросила Весна.
  - Если честно, то да, потому что настоящей ведьме вовсе необяза-тельно иметь свои руки свободными, когда их можно развязать, - довольно продемонстрировала я то, что Эдд когда-то называл ловкость рук и никакого мошенничества, а более просвещенные руководители Академии магии - мысленным призывом веревки.
  - Одно движение и ты труп, - мрачно предупредил Зима, приставив к моему горлу клинок.
  - Да что ты говоришь? - картинно пожала я плечами, растворившись в воздухе очередным мороком. Очевидно их еще никто также не предупреждал о том, что Артефакт будет сопротивляться...
  В общем еще полчаса мы увлеченно играли в игру: как поймать Артефакт, если он этого не хочет. Но в конце концов меня все-таки побе-дили. То бишь загнали в угол, когда я уже не могла использовать почти все свои способности кроме одной. Когда-то магистр Семигор сказал, что при рождении или смерти настоящего потока энергии происходит настолько мощный выброс энергии, что просто перерубает все предыдущие энергетические рисунки местности. И все магистры, находящиеся по близости должны телепортироваться туда, потому что так надо. А учитывая то, что магистры буквально в нескольких сотнях метров от места жертвоприношения и то, что скорее всего наше "теплая" компа-ния просто вырубиться, то кому они поверят: четверке чокнутых поклонниц религии, которой уже давно не существует или их хорошо знакомой студентке, к тому же местной принцессе?
  Все четверо горели желанием уничтожить меня сию секунду. Я глубоко вздохнула, разгоняя магические потоки и закручивая откуда-то из глубины души своей силы ненависти и гнева всех четырех стихий, всех тех, кто был принесен в жертву до меня. Силы страха и веры маленькой девочки в разоренной орками деревне. И слезы, падающие снежинками на поверхность Ледяного Источника.
  Да, никогда раньше в жизни своей я не ощущала подобного могущества. Оно вырывалось отовсюду, бушуя и выплескивая энергию, которая бралась из другого мира, энергию проводником для которой было мое тело и моя сила. И вот он резко взлетел в небо. Поток, который видели даже смертные. Огромный огненный дракон, с ледяным дыханием и воздушными крыльями, весь оплетенный мягкой зеленью трав. Одушевленный поток, который поглотит тех, кто ему угрожает и одарит тех, кто просит защиты. Огромная сила, ни чем не сдерживаемая. Кажется у соседних государств появиться новый повод для войны с нами. Где это видано, чтобы подобные источники силы были доступны магам?
  Четыре Сестры бросились было на меня с мечами, но их откинуло огромной огненной лапой. Что же я все-таки сотворила? Следом показались магистры Академии - только деканы факультетов.
  - Ты хотя бы представляешь что это за сила Озерная? - спросил ма-гистр Семигор, не отрываясь глядя в ледяные провалы глаз дракона. А кто-то еще говорит, что первый блин всегда комом?..
  
  Тогда я еще не представляла себе того, что создала. Магистр Семигор чуть позже объяснил мне, что магический взрыв буквально потряс всех магов, даже учеников самых младших курсов. А визуальное воплощение моего дара видели едва ли не во всем Эль Марине едва ли не все смертные. А мой дракон мало того, что обладал силой, тысячекратно превышающей мощь Ледяного Источника, так еще и обладал определен-ной долей разума, схожей с моей. Хорошо, что еще, он как и все Потоки и Источники привязан к определенному месту. Иначе гибель на наши голо-вы...
  А Четырех Сестер времени года определили в специализированный восстановительный центр, где им популярно объяснили все об их великих Старейшинах, так чтобы дамы все поняли. А самих старейших Совет Магистров присудил к длительному заключению в отдельных камерах. Анжела и Орландо все-таки решили пожениться, и даже Пушок не возражал против такого развития событий. Лунт и Морриэль нарушая все законы взаимоотношений между магическими расами стали лучшими друзьями. Вампир Эдмонд, по-прежнему маняще улыбался. А впереди был последний год обучения в Академии магии...
  
  
  Последний семестр. Королева Рийгана Озерная.
  
  Уже третий день подряд лил нескончаемой стеной проливной дождь. Дорога оставалась такой же хлюпающей, грязной, серой и поразительно безжизненной. Мягко говоря я не так представляла себе грядущее самостоятельное путешествие на место непосредственной свадьбы Анжелы, долженствующей состояться середине последнего месяца лета. Ударила молния. На нос упала капля. Предположительно непромокаемый плащ (знать бы какой мерзавец такое выдвинул такое предположение) промок в течение первых двух минут дождя. Чувствую я, что не титул магистра завоюю я, а воспаление легких.
  Моя лошадь флегматично посмотрела куда-то по направлению к лесу, откуда нет-нет, да раздавалось одинокое пение волков. Кстати, флегматичность моей лошади была совершенно удивительной и време-нами доводила меня до белого каления, так как помимо того, что она ни-как не реагировала на волков и молнии (это можно было назвать положительной чертой), никоим образом это создание нельзя было заста-вить перейти с простого шага на нечто более быстрое. И уж, конечно, это милое создание ни во что не ставила почти дипломированную волшебницу в моем лице, хотя сомневаюсь, что на нее смог бы подействовать даже такой великий и могучий человек как магистр Семигор...
  Да, надо было слушать магистра Семигора и вообще других умных людей, как например владелец постоялого двора, из которого я отправилась навстречу странствиям. Говорил он мне, что надо подождать пока кончиться дождик, а потом ехать, так как в такую пропасть даже старожилы не решались отправляться на прогулки, так как заблудиться ничего не стоило. Это я и испытывала сейчас на своей шкуре. Ну за то, теперь люди моего отца точно не найдут меня, ну разве что мой труп бесславно поросший незабудками. Так я и не заметила как задремала прямо верхом на своем флегматичном скакуне...
  
  ... Люди в черных одеждах. Много людей в черных одеждах. Они со-брались в большой круг. Стол, на котором видны свежие кровоподтеки, оставленные жертвенной черной курицей (почему так именно я не знала, но была абсолютно уверена в этом факте). Вперед вышел высокий человек, на черном плаще которого золотыми нитками был вышит кривой кинжал, по типу тех, которые используют орки, только более изящный, чем-то напоминающий ритуальные кинжалы некромантов. Впрочем, некромантами эта шайка именно и была. Также на этом плаще был вышит знак, который можно было трактовать как Высочайший. На лице у него была черная маска из перьев черного ворона. Виден был только загорелый подбородок с тонкими сжатыми губами. И маленький кусочек шрама, торчащий из-под маски. Хотя с тем же успехом это можно было назвать игрой света и тени, но внутреннее чувство говорило мне, что это именно шрам, также как то, что я знала кому именно принадлежит кровь на алтаре...
  Этот человек вышел вперед. Все вокруг почтительно склонились.
  - Сегодня я получил власть над нашим великим орденом, передан-ным в мое полное управление нашим Высочайших Повелителем, отошедшим в Долину Предков, - продолжал он хорошо поставленным молодым голосом. Впрочем, с некромантами, да и вообще со всеми магами, никогда нельзя быть уверенным в истинном возрасте. Но опять-таки что-то подсказывало мне, что новоиспеченный Высочайший Повелитель приходиться мне едва ли не ровесником...
  - И я доведу до конца наше высочайшее дело. Мы будем править Эль Марин дель Соль Лагос, - продолжал вещать неизвестный мне чернокниж-ник. - Именно нам выпала великая честь завершить дело, начатое нашими великими предками - основателями Черного Ордена!
  - Смерть королю! - фанатично взвизгнул один особо экзальтиро-ванный член Черного Ордена. Да, как только таких в некроманты берут? - скептически вопросило мое внутреннее я, в котором еще теплились знания и сила, завещанные великим и ужасным магистром Лотирсуном. Впрочем, под взглядом "великого и ужасного" нового главы Ордена сей экзальтированный представитель чернокнижного братства притих...
  - Значит, мы не тронем королевскую ветвь? - тихо спросил женский голос. Кажется, в нем проскользнула тень разочарования.
  - Король непременно уйдет в мир иной, но после того как последняя наследница престола официально свяжет свою судьбу с одним из наших славных братьев, - продолжал строить коварные планы глава Ордена. А еще чего-нибудь господин некромант не желает? Хотя бы личной встречи, долженствующей проинформировать его о том, что об мою непокорную особу уже, не раз уже некромантам приходилось обламывать свои зубки. Не думаю, что этот раз грозит стать исключением, тем паче, что я вовсе и не горю желанием соединять свою судьбу священными узами брака ни с кем вообще, а уж тем более с некромантами...
  - Зачем вам эта девчонка? - презрительно спросил тот же женский голос.
  - Меня интересует ни она, а ее титул и то какую власть она нам принесет, - продолжил маг, и его губы изогнулись в хищной улыбке. Да, посмотрим мы еще кто из нас выйдет победителем? Я вот возьму и офи-циально от трона отрекусь и уйду в монастырь...
  - А вы уверены, что в ваших силах сделать так, чтобы она согласи-лась на подобное? - послышались нотки скептицизма в голосе той самой дамы. - Магия наведенная на нее не действует, а учитывая то, какими силами она обладает, я не рискнула бы злить ее высочество.
  - Есть множество способов подействовать на девушку Виолетта, - продолжал голос мага в маске. Вот я и узнала обладательницу того самого голоса. Кажется, она должна сидеть в каком-то закрытом учреждении типа тюрьма. - И совершенно необязательно при этом использовать магию, тем более наведенную. Не забывай, что эта девчонка, прежде всего обыкновенная девчонка, а потом уже все прилагающиеся к ней магические возможности, - с легким смехом произнес неизвестный мне маг.
  - Но кажется нам пора праздновать воцарение нового главы Ордена! - послышался еще один голос. Видимо, это произнес некто, исполняющий функции главного жреца или чего-то в этом духе...
  Все маги как один подняли руки над большим чаном с какой-то странной темно-красной жидкостью, напоминающей то ли кровь, то ли вино. Все они как по команде поднесли к своим венам руку с тонким лезвием ритуального кинжала, а затем подарили несколько капель своей крови бурлящему чану. Жрец начал все это помешивать, говоря длинную проповедь-заклинание, из которого я понимала чуть меньше половины и общий смысл которого сводился в клятве верности Ордену в целом и его новому Повелителю в частности. После этого жидкость разлили по тяжелым золотым чашам и медленно выпили...
  
  - Кто идет!? - разбудил меня грозный окрик. Моя лошадь в несвойственной ей манере резко остановилась. Я едва не полетела вниз кувырком, едва не сломав себе шею. Следом я сонно потянулась, оглядываясь сквозь сплошную пелену дождя.
  - Ты кто?! - снова услышала я грозный окрик. Я тяжело вздохнула и быстренько произнесла простенькое заклинание, улучшающее зрение. С высокой ветки дерева где-то в ста шагах от меня восседал эльф (так и не поняла темный он или светлый), закутанный в плащ и целившийся в меня из лука. Я окончательно проснулась...
  
  - Ты кто такая и с какой целью посещаешь Священные Земли Светлого Леса? - более понятно сформулировал он, все еще грозно целясь в меня из лука. И не надоело ему сидеть под таким проливным дождем-то? И вообще как-то слабенько у них границы охраняются. И самый главный вопрос: где я не там свернула, чтобы попасть прямиком в Светлый Лес? Да, не мое это работать с картами...
  - Сам не видишь! - крикнула я, вытаскивая из-за пазухи кулон с бе-лым камнем. Не признаваться же в том, что в картографии я профан. А маг всегда где-нибудь да сгодиться, кроме того, на всех границах было негласное правило пропускать без лишних вопросов и документов странствующих волшебников (в смысле после обучения в Академии магии и до получения титула магистры и соответственно принесения своеобразной клятвы государству, которому собираются служить).
  - А ты, значит, та ведьма, за которой посылали жители Буковой Рощи у Сиреневого Ручья? - спросил он. Я задумалась, но только на мгновение. Жаль. Может быть, обладай я даром предвидения, а не даром вляпываться в очередные неприятности все бы закончилось благополучно, но...
  - Да, - без обиняков ответила я, выдавая себя за великую специали-стку в области того о чем представления не имела, и мысленно прося судьбу, чтобы дело было в какой-нибудь безобидной эпидемии незапланированной коровьей болезни или же просто в благословлении деревни магическим словом или знаком...
  - Да что-то больно молодая ты для опытной ведьмы, - скептически осмотрел меня эльф. Я гордо выпрямилась в седле, стараясь придать своей фигуре солидности и силы, держать осанку, как учил меня мой преподава-тель этикета...
  - Там маг нужен или почтенный старец, который ног передвигать не может? - грубовато продолжила я перепалку. Почему-то в мою больную голову даже не закралось подозрение, что проблема посерьезнее, чем могло прийти на мой ум...
  - Ну вообще-то кого-то посолиднее ждали, - нервно почесал затылок Светлый эльф. Да, не видел этого жеста наш Морриэль, со стыда сгорел бы за свою великую светлую братию. Жест какой-то мужицкий, прям как нерадивый владелец трактирчика...
  - Внешность бывает обманчива, - сладко улыбнулась я, ленивым жес-том призвав довольно показную, но очень эффектную цепь белых молний. Эльф опустил лук, опять почесал репу...
  - Хотя кто вас магов разберет, - выдал он после несомненно глубо-кого раздумья на тему стоит ли связываться с этой промокшей курицей, если она способна испепелить его драгоценное липу, вместе с его драгоценной тушкой. - Проезжай...
  - А куда хоть проезжать? - поинтересовалась я. На горизонте не было видно ни Буков, ни Сиреневого Ручья, ни других опознавательных знаков, которые указывали бы на поселение, нуждающегося в специфических услугах мага, то бишь во мне... Эльф снова задумался. Потом неопределенно махнул рукой...
  - Ладно, сейчас тебя провожу, - сказал он, слезая со своего дерева.
  - А как же боевой пост? - вопросила я, имея в виду охрану границы. Да, знал бы Морриэль как в его родном Лесу выполняется охранная миссия? Долго бы над его высокомерием смеялся бы наш общий знакомый тролль по имени Лунт...
  - А что здесь случиться? - удивленно пожал плечами длинноухий, соскользнув с тонкого ствола совсем рядом со мной. Я запоздало вспом-нила, что у эльфийских границ есть совершенно уникальное свойство: они загораются огнем, ежели их пересекает индивид, вынашивающий коварные планы против длинноухих обитателей. Конечно, опытный (да и неопытный тоже) маг мог это без труда преодолеть, но уж ни коим образом не незаметно. Впрочем, это не было поводом для подобного легкомыслия.
  Тем временем мне представилась возможность разглядеть добле-стного стража эльфийских границ. Совсем еще мальчишка (ну по эльфийским меркам разумеется). Длинные изогнутые реснички, которым позавидует любая светская красавица, ясные небесно-голубые глаза, длинные светлые волосы, опускающие чуть ниже лопаток. Я невольно задержалась взглядом, чем-то он напоминал мне фарфоровых кукол, ко-торых я в детстве видела в коллекции женушки любимого батюшки...
  - Ну мы едем, или ты на меня пялиться будешь? - продолжило это чудо в перьях. Да, совсем еще ребенок, а уже туда же, нахватался, видите ли манер у взрослых эльфов...
  - Едем, едем, - устало отмахнулась я рукой, мгновенно отодвинув господина эльфа с его непомерным самолюбием куда-то на второй план, рассматривая его как не самую приятную часть окружающего пейзажа. Кстати, дождь прекратился...
  
  Поселение с названием Буковая Роща у Сиреневого Ручья раз и навсегда развеяла мои возвышенные представления о прекрасных жилищах Светлых эльфов, вбиваемых в мою голову все пять лет обучения Морриэлем. Нет, возможно, дома Высоких эльфов действительно поражают своей красотой и прочими нечеловеческими изысками, но то, что предстало пред моими светлыми очами иначе как, пардон, свинарником, назвать не получалось...
  Во-первых, из того, что должно было представлять собой рощу бу-ков я встретила два тоненьких деревца, доживающих свои последние деньки и целую живописную аллею пеньков (вероятно, это и было Буковой Рощей). Да этими пеньками жители этой деревни развевали также мои наивные представления о том, как бережно эльфы относятся к ок-ружающей природе. И это после жуткого скандала, который закатил наш благородный длинноухий лорд, когда я на его глазах неосмотрительно сорвала с дерева всего-то пару листочков?!..
  Во-вторых, Сиреневым ручей назывался совсем не потому что его вода отдавала данным оттенком при свете солнца, луны, или же по причине бурных зарослей сирени. Нет, просто господа эльфы сливали туда отходы от какой-то красильни, специализирующейся на ткани именно сиреневого цвета. И это опять же возвращаясь к достижениям современной магии и бережному отношению эльфов к матушке природе...
  В-третьих, улиц как таковых не было. Просто месиво из грязи, в которое даже мое флегматичное животное отказалось идти, пришлось использовать заклинание левитации для себя любимой (не пачкать же новые сапоги?). А где каменные мостовые обещанные коварным Морриэлем? А его так называемые просторные дома представляли собой нечто среднее между кривоватой глиняной хижиной крестьянина и птичьим гнездом...
  - И в чем ваша проблема? - скептически обратилась я с вопросом к тому, кого мой провожающий по имени просто Эль, представил как ста-росту деревни...
  - Да вот нежить беспокоить изволит, - бросил он на меня недовер-чивый взгляд. Да, на кого-кого, а на грозу нежити я не похожа. Кроме того специализация у меня другая, а староста в этом несколько больше, чем Эль смыслит.
  - И какая нежить? - спросила я у представителя просветленного эль-фийского народа. Слегка рыжеватый староста, откинул густые пряди на-зад и снова окинул меня слегка оценивающим взглядом. У всех что ли эльфов поголовно болезнь под названием: каждая встречная предста-вительница другой расы должна млеть под моим взглядом и признаваться в великой любви до гроба?
  - Да оборотень. Но не из нашенских, - быстренько разочарованно протянул он, явно обломавшись под моим равнодушным взглядом, выра-жающим только брезгливое отношение к окружающему меня пейзажу вообще и прекрасному эльфу в частности.
  - Это все? - довольно удивленно спросила я. Нет, оборотни были, конечно, довольно ощутимой проблемой, особенно если были они не истинными, но не было здесь следов беснующейся нежити. Кроме того, чтобы лично я не думала об эльфах они все-таки все были достаточно цивилизованными для того, чтобы справиться с подобной напастью.
  - Ну еще есть кое-что, - несколько насупившись продолжал староста. Ой, чувствую я во что-то неприятное вляпываюсь в очередной раз.
  - Ну этот оборотень, он как бы часть одного проклятия, - наконец родил более или менее отвечающую стандартам фразу.
  - Какова давность проклятия, кто наложил? - задала я вполне ти-пичные вопросы, про себя думая, что вот она эта самая пресловутая куча, в которую я по неосмотрительности села. Проклятия давно и совершенно заслуженно считались самой большой головной болью всех магов. Конечно, было предостаточно случаев, когда они снимались без особых затруднений, но все же проклятия по большей части просто невозможно снять без содействия мага, наложившего его, или же в срок превышающий год со дня наложения.
  - Ну около десяти лет назад, - неловко помявшись продолжил эльф, какой-то уж больно размытый срок получается. А затем это чудо природы добавило еще более туманную формулировку. - Маг один заезжий...
  - И в чем сущность проклятия? - с тяжелым вздохом вопросила я. В подобных случаях магистр Омела говорила нам произнести пару стандартных фраз, рассеянно пожать плечами и по-тихому смыться, потому как проклятие десятилетней давности под силу снять либо очень везучему магу, либо полному идиоту, по тому как никто в здравом уме и твердой памяти на такое не решиться.
  - Ну мы медленно превращаемся в жалкое подобие нашей расы, - высокомерно фыркнуло эльфийское самолюбие в лице старосты. Может быть, слова Морриэля все-таки правда...
  - И что конкретно так разозлило этого приезжего мага? - спросила я как можно спокойнее. Староста гордо поднял нос.
  - Ну мы недостаточно помпезно приняли его, и еще жалким челове-чишкой обозвали, - простодушно поведал мне просто Эль. Да, я бы не рискнула без должного уважения относиться к черному магу (ну если бы не обладала своим милым свойством быть невосприимчивой к наведенной враждебной магии). А эти вероятно общались с ним еще хуже, чем со мной, да еще выгнали, вот оно непомерное самолюбие эльфийское...
  - Так что ты сделаешь? - обратил ко мне свой взор главный источник самолюбия.
  - Найду вашего оборотня, поставлю знак света, при чем за умеренную плату, - довольно милостиво поведала я план своих действий.
  - За какую плату? - презрительно скорчилась мордочка высокого эльфа. Да, что-то он мне меньше и меньше нравится. Этот, простите, гад мне что ли вообще платить не собирался?!
  - За пятьдесят золотых, это еще при условии, что я не пострадаю от когтей оборотня. И учтите, что я делаю вам скидку в целых двадцать пять процентов, - грозно произнесла я. Эльфийский староста выпучил на меня свои и без того большие и выразительные глаза.
  - Да ты должна быть благодарна нам уже за то, что мы впустили тебя в наши священные земли, позволив колдовать! - насколько это братство отрезано от цивилизации мне интересно? Давно же действует негласное правило: хамить волшебникам - самый надежный способ самоубийства.
  - То есть я вам еще доплатить должна была?! - возмущенно спросило мое самолюбие.
  - Ты должна быть благодарна, что Первородные решили прибегнуть к твоей помощи, - высокопарно заметил эльф. Я бы сказала что-нибудь увесистое на языке моей любимой народности, да боюсь, что здесь подобного не слышали. Потому я ответила певучим ругательством, по-черпнутым мной из общения с все тем же Морриэлем. Добавив те же эффектные белые молнии, окатившие старосту грязью.
  - Я без денег не работаю, - затем проинформировала я с неведомой раньше брезгливостью присаживаясь на краешек стола, откуда уже продолжила свою обличительную проповедь. - И если ваше самолюбие настолько застит вам глаза, что вы не видите того, что живите подобно свиньям. Или же вы настолько глупы и высокомерны, что даже не понимаете, что грубить волшебнику, будь он хоть какой национальности - не лучший способ для процветания нации.
  - Ты мне угрожаешь?! - буквально закипело его эльфийское самолю-бие, нашаривая где-то на своем замызганном костюмчике нечто некогда бывшее кинжалом. Я легким жестом правой руки прервала его попытки на корню.
  - Так вы платить магу за предоставляемые услуги будете или нет? - спросила я. Староста хотел ответить что-то нелицеприятное, но внимание его привлекли недобрые взоры толпы, которую привлекла наша оживленная беседа. Да, похоже сородичи вредного старосты не хотели мириться с подобной атмосферой, окружающего их мира...
  - Да заплатим тебе сколько скажешь, только избавь нас от проклятья этого мага, - довольно грозным тоном сказала высокая эльфийка, посмотрев суровым взглядом на старосту. Видимо, не в первый раз заезжие маги не оценивали широту эльфийской натуры...
  - Маг проклял вас словесно или знак какой начертил? - довольно быстро сменила я гнев на милость, про себя думая о том, сколько можно содрать за моральный ущерб.
  - Сказал, что будем как свиньи жить в своих вертепах пока понять не сможем ошибки своей, да каракульку какую-то намазюкал посреди главной площади.
  - Ведите меня туда, только деньги мне заранее покажите, а то судя по вашему старосте, несильно вам можно доверять.
  - Да как ты смеешь, - снова вспыхнул гневом праведным надменный эльф.
  - Да замолкни ты уже, - шикнула на него прекрасная половина. А затем распахнула полу некогда изящного одеяния на данный момент, вы-глядящим чем-то средним между старым изрядно поношенным халатом и половой тряпкой, кошелечек со звонкими монетами.
  - Хорошо, - пожала плечами я. - Ведите меня к вашему знаку...
  
  И почему мне всегда дают в сопровождающие не в меру болтливых эльфов. Пока мы дошли до площади, если так конечно можно было на-звать огороженный косым забором участок грязи, мой старый знакомый Эль сумел изрядно забить мою голову всяким ничего не значащим хламом. Вот сейчас я вопросительно стояла посреди деревни, в поисках незнамо чего, вроде должного быть таинственным знаком. Немного подумав я все-таки решила, что провожатый должен развернуть мои смутные сомненья, потому я обратилась к Элю.
  - И где этот знак? - не хотя поковыряла я носком слой свежей грязи. Левитация отнимала слишком много сил, а вот банальные чары чистоты позволяли мне с легкостью прогуливаться по местам, не блещущим чисто-той, сохраняя при этом хотя бы подобие внешнего лоска.
  - Так как где, на камнях, - непонимающе пожал плечами эльф. Я нервно хихикнула.
  - Поставим вопрос по-другому: где находятся те камни, на которых нарисован сей знак?
  - Да под грязью, - спокойно ответил эльф. Мой нервный смех начинал превращаться в истерический. Ладно, маг я или не маг? И дело было вовсе не в этих золотых монетах (хотя они тоже бы не помешали моему скудеющему бюджету, тем более, что эльфы славятся баснословными ценами). Это было мое первое серьезное задание как мага и избавиться от проклятья было делом чести. Даже при том, что я сознавала, что дело безнадежно, также как безнадежно пропала моя совесть и честь пресловутая...
  - Отойди, - честно предупредила я, закатывая рукава и поднимая руки.
  - А можно я все-таки вблизи посмотрю как вы волшебствовать бу-дете? - спросил он томно заглядывая мне в глаза. Да, вероятно, ему в детстве не читали сказок о том, как нехорошо не слушаться взрослых.
  - Смотри, только потом не жалуйся, что я не предупреждала, - равнодушно ответила я.
  Я закатала рукава, подняла руки и нараспев прочитала короткое заклинание земной стихии (это не моя стезя, но я уже говорила, что ко всем стихиям у меня равноценная склонность, потому это заклинание далось мне без особых усилий). Грязь огромной стеной поднялась с земли, обнажая голые камни с рисунком чародея, а затем лавиной кинулась вниз, обливая всех, кто по неосмотрительности решил посмотреть как ведьма будет "волшебствовать". Ничего, где-то вообще считается, что грязевая ванна исключительно полезная для кожи процедура. Впрочем, знак, показавшийся мне не давал повода для столь бурного восторга. Нет, конечно, можно было подправить парочку линий и знаков и получился бы вполне приемлемый знак света, но это было нечестно. Тем более, что я дала себе слово не прибегать к дару управления потоками силы (по край-ней мере не в случае смертельной опасности для меня лично).
  - Этот маг вам случайно не представился? - обратилась я в неопреде-ленное место обрызганной грязевым потоком толпы.
  - Не успел, - издалось из грязи сдавленное рычание. Видимо, эльфы не оценили моей заботы об их красоте, или просто не были знакомы с грязетерапией?
  - Он поставил на вашу деревню Печать Семи Напастей, - проинформировала я. Для справки. Это одна разновидность проклятий. Самая простая, но принадлежит к пятому классу сложности по избавлению от ее последствий. Тем более, что эльфам видимо осталось около двух сту-пеней.
  - И что? - спросила жена старосты, опознанная мной из грязевой кучи.
  - Вы умрете, если у меня не получиться обезвредить ее, - с готовно-стью проинформировала я. Зачем для чего-то добавила хорошо поставленным голосом некроманта. - Медленно и неотвратимо, согласно последней ступени Печати.
  - И как имя мага смогло бы нам помочь? - скептически возник одинокий вопрос среди кучи грязи.
  - Знание имени мага - это практически пятидесяти процентная гаран-тия того, что заклинание будет разрушено, - довольно спокойно поведала я.
  - А как вас зовут, госпожа волшебница? - елейно ласковым голосом спросила эльфийка.
  - Простокваша, - ответила я с такой же улыбкой. Нашли себе ду-рочку, называть имя такому сброду. - Но не стоит отвлекать меня рас-спросами, а то могу что-нибудь случайно перепутать и проклятие только ускориться в своем неминуемом приближении...
  
  Колдовала я долго и упорно в течение целого дня. В результате моих стараний к вечеру по всей деревне висели мои знаки света. Грязью были обрызганы все эльфы, не пожелавшие выполнить мое непосредственное пожелание не выходить из домов и не мешать ведьме колдовать. А особо упорному Элю досталась еще шаровая молния под хвост (кто бы мог сомневаться, что злополучным оборотнем, портившим и без того испорченную деревню, мог быть кто-то кроме него). На мое счастье оборотнем он был истинным. Впрочем, возможно, повезло от этого только ему... В общем за день упорного труда я смогла набросать сетку затягивающейся петли проклятья и приблизительно набросать магический рисунок заклинания, произнесенного некромантом. Сделав это, можно было с легким сердцем творить главный знак света, искренне надеясь, что моя свежая магия победит силу старого проклятья...
  - И что вы будете делать? - крутился вокруг меня забрызганный отборной грязью Эль. Кто бы сомневался, что ему лично от меня достанется двойная порция грязевых ванн?
  - Колдовать, - сквозь зубы процедила я.
  - А как? - продолжал этот неуемный колодец любопытства.
  - Уничтожая всех встречных эльфов, которые не слушаются мудрых предостережений, - продолжила я в том же духе. Вообще лучше магу под горячую руку не попадать, тем более не задавать глупых вопросов, когда он (в данном случае она, то есть я) колдует. Именно поэтому я честно предупредила "милое и гостеприимное" население Буковой Рощи у Сиреневого ручья, что если они будут меня донимать, то я (то есть мо-гущественная и великая волшебница) могу чего-нибудь совершенно слу-чайно напутать, тем самым только усугубив их проклятье. Да, только почему-то одного эльфа это все-таки не пугало.
  - А я не помешаю? - задало это создание совершенно идиотский во-прос. Я глубоко вдохнула, посчитала до десяти и наложила на него цепенящее заклятие. Ничего с эльфа не станется постоять в образе прекрасного статуя минут десять, а я как раз закончу со знаком света, призванном победить проклятие некроманта. В принципе, я и так справлюсь но уж лучше перестраховаться.
  Десять... девять... восемь... шесть... пять... ну и далее по порядку. Ни-когда не дожидалась конца заклинания по правилам. Может быть, именно поэтому для меня всегда был сюрпризом ярко вспыхивающий ос-лепляющий белый Знак Света (именно такие Знаки, призванные разрушать чужие проклятия маги называют Знаками с большой буквы, хотя на мой взгляд, недостойно). На этот раз явление Знака было сюрпризом не только для меня. Со всех сторон раздалось певучее ругательство, которому позавидовала бы даже ватага пьяных троллей (а я, между прочим, честно предупреждала, чтобы не сильно любопытствовали о том, как ведьма колдовать будет).
  - А что теперь? - бодро вопросил Эль, с которого спало цепенящее заклятие, когда все вокруг немного пришли в себя после световой вспыш-ки. Я разумеется, заранее подготовила свои очи к встрече со Знаком, за-щитив их соответствующим заклинанием. (Для меня сюрпризом всегда являлось время появления Знака, о том, что будет вспышка - я знала).
  - Теперь я отправлюсь спать, - бодро произнесла. На лице у Эля было написано разочарование.
  - А проклятие спало? - спросил он совсем по-детски.
  - Утром узнаешь, - заверила я. И не плохо бы было продумать план постыдного бегства, если пресловутый не доброжелательный некромант вдруг окажется сильнее доброй волшебницы в моем лице. Хотя на месте жителей эльфийской деревеньки я бы дважды подумала, прежде чем со-глашаться на такую сомнительную честь, как Благословение мага от мага в моем лице. Хотя, их никто не предупредил же...
  
  Яркое солнце, совершенно не похожее на то, что встает в Эль Марин дель Соль Лагос, осветило мое лицо своими лучами, отнимая минуты драгоценного сна.
  - Госпожа волшебница, - услышала я подозрительно знакомый подозрительно бодрый голос. Машинальным жестом я отправила в полет подушку. Раздалось мычание. Похоже я все-таки попала...
  - В чем дело? - вопросила я, поднимаясь на локтях. Вообще-то ком-ната моя в захудалом постоялом дворе находилась на втором окне, но ве-чером я не заметила роскошного бука, росшего под моим окном.
  Так. СТОП! Там было старое скрюченное дерево неопознанной мной породы. И вообще как-то комната, в которой я проснулась, подозрительно отличается от той, в которой я ложилась спать. Дежавю какое-то. Не хватает только прекрасного эльфа в лице Морриэля. Впрочем, эльф не за-ставил себя ждать, правда, на моего светлого друга он был похож весьма отдаленно, если внушить себе, что все эльфы на одно лицо и страдать близорукостью, дальнозоркостью и косоглазием...
  - Госпожа, волшебница. Сработало! - вопиюще радостно вещал Эль, прогоняя остатки моего сна, и раздражая меня своей неподобающей бодростью.
  - Что сработало? - продолжала я вопрошать сквозь плотно сжатые зубы, про себя придумывая какое-нибудь средство, способное заставить эльфа вопить не столь громко.
  - Заклинание ваше сработало!
  - И зачем было сообщать мне о том, что должно быть в естественном порядке вещей? - недобро спросила я, вставая с постели. Нет, конечно, определенного рода сомнения у меня были, но я склонялась к версии, что некромант, наложивший данное проклятие был еще тот дилетант (господа, серьезно занимающиеся черной магией работают более масштабно).
  - Но это же здорово! - не унимался парень.
  - Здорово будет, когда мне заплатят причитающийся гонорар, - беспрекословным тоном продолжила я, вставая и захлопывая окна.
  
  Честно признаться эту деревеньку было весьма сложно узнать. Куда-то исчезла вековая грязь. Деревья стали нормальными деревьями, домики, хоть и не напоминали роскошных палат, обещанных Морриэлем, были аккуратные и ухоженные. И ручей тек вполне закономерно, сверкая на солнце прозрачной водой. Ой, на солнце ли...
  Я подозрительно покосилась на предмет ярко слепящий глаза. Нет, я, конечно, знала о том, что Знаки света обладают подобной способностью и, что сиять ему еще по меньшей мере лет пятьдесят, а то и больше, прежде чем он станет меткой на мостовой, но так воочию наблюдать творение рук своих еще не приходилось. И вообще я никогда не думала, что свет, исхо-дящий от моих знаков света может быть таким раздражающе-счастливым (совсем как вышеупомянутый эльф Эль, кто же его так назвал неподобающе светлому?).
  - Здравствуйте, - я приветливо и доброжелательно улыбнулась эльфу-старосте, с которым я вчера договаривалась о гонораре. Собственно говоря, желание поскорее получить свою недостающую половину и подняло меня на прогулку. Кроме того надо было поскорее покинуть сей гостеприимный дом, покуда господа эльфы не усекли, что Знак света сияет и ночью не хуже солнышка, и вообще стоит ли усилий благодать, оказанная ведьмой? В общем, подобные размышления приводят "облагодетельствованный" люд (и не только люд) к одной простой мысли: а почему бы эту ведьму вообще не сжечь?
  - За деньгами пришла, - сделал вполне закономерный вывод гордый староста деревни. Я кивнула, и равнодушно уставилась на какую-то вазу, стоящую в углу. Да, у того, кто ее ваял очевидно были проблемы с вдохновением или с фантазией, или и с тем, и с другим...
  - И долго это будет сиять? - спросил эльф, указывая на мой знак света, после того как высокомерно отсчитал мне мой законный заработок.
  - Не долго, - заверила я. И, между прочим, почти не солгала. Разве могут те, кто живут тысячелетия считать какую-то не полную сотню лет долгим сроком?
  - Надолго у нас остановитесь? - продолжил эльф.
  - Я сегодня днем уеду, - честно призналась я.
  - Чего же у нас не задержитесь? - поползла по его лицу приторно-лицемерная улыбка. Я изумленно воззрилась на сей образчик эльфийского благодушия и гостеприимства, справедливо чувствуя подвох.
  - Я спешу по важным делам в Светлый город, - без запинки внесла коррективы я в свои ближайшие планы. (Навестить хорошего друга и приятеля по Академии магии светлого эльфа Морриэля я посчитала важным и неотложным делом).
  - А вы не можете что-нибудь сделать с нашим оборотнем? - вкрадчи-вым тоном внес "заманчивое" предложение староста деревни, кстати, невежливо как-то, что я до сих пор даже имени его не знаю.
  - Он не заклятый оборотень, зверя в себе контролирует, никого не убивает и не разбойничает, следовательно, я ничем вам помочь не могу, - спокойно ответила я, про себя же добавила, что еще и не хочу. И кроме того уголовного наказания за уничтожение разумных оборотней никто еще не отменял, и уж самый последний аргумент в мою защиту - я не боевой маг вообще.
  - Ну парень-то слегка не похож на светлого эльфа, - высокомерно продолжал мой собеседник. Я меланхолично пожала плечами - мол, со-чувствую вам, но сделать ничего не могу.
  - И ему же хуже от этого только. Он один же больше нас страдает, - усилил нажим чарующей улыбкой очаровательный эльф.
  - Очень сочувствую ему, но все же искренне не понимаю, что я могу сделать, дабы облегчить не легкую жизнь юного эльфа? - произнесла с выразительными интонациями на этот раз я.
  - Не могли бы вы его с собой забрать? - высказал свое альтернатив-ное предложение староста злополучной эльфийской деревни.
  - Зачем он мне? - спросила я после того, как дар речи вернулся ко мне. Я между прочим, не благотворительное общество...
  - Ну он очень уж хочет попутешествовать, - продолжал стоять на своем благородный эльф.
  - Я все равно не вижу взаимосвязи, - более твердо произнесла я. Не хватало меня еще в няньки записать к эльфу, который уже всей деревне плешь проел.
  - Ну мы вам заплатим, - с неохотой продолжил эльф.
  - А если, вашего путешественника вурдалак случайно съест? - внесла я альтернативное предложение.
  - Вы же ведьма, - презрительно произнес эльф.
  - Но я же не боевой маг, - невольно передразнила я его.
  
  Признаюсь сразу, что от ненавязчивого сопровождения эльфа Эля мне избавиться не удалось. И вместе мы гордо въехали в прекрасную столицу Светлого Леса, где я, впрочем, бессовестно оставила этого чудо природы на попечение сердобольной родни Морриэля. Сама же я и пре-красный светлый эльф в тот же день отправились в захватывающее путешествие непосредственно на место свадьбы наше Анжелы и не менее нашего Орландо.
  Вне всяких сомнений Анжела выбрала местом для своей свадьбы са-мый прекрасный из семи островов Русалочьего Архипелага. И никто бы не стал спорить (разумеется, кроме бережливого Орландо, который соб-ственно говоря и являлся женихом), что деньги, которые она потратила на торжество не окупились. По крайней мере здесь создавалось ощущение неземной сказки, из которой не хотелось уезжать.
  Я гуляла по побережью. Я очень давно не была у моря. Последний раз еще в Лератту. Но тогда мне было 16, а сейчас (страшно подумать!) уже 21. На камнях сказочным пением поражали русалки, греясь на солнышке. И вообще весь окружающий пейзаж был прекрасен, как никогда. И ничто не омрачало моих дум. В общем я в полной мере наслаждалась природой, стараясь не думать о том, что скоро придется возвращаться назад, к трудовым будням, и что рядом уже не будет душевной подружки Анжелы...
  Я никогда не любила свадьбы. Еще до своего знакомства со Снеж-ным магом, или даже с Оливером. Этот ритуал всегда казался мне чем-то страшным, ненужным, выдуманным, возможно, потому, что присутствовала я только на свадьбах, проходящих в трактире "Три полушки сушеной петрушки"? А сейчас пресловутое мероприятие осложнялось еще тем, что я лишусь своей лучшей подруги. Анжела и Орландо продолжат обучение в другом месте. Впрочем, это обстоятельство не мешало мне радоваться за мою подругу и ее жениха...
  
  Свадьба прошла без незапланированных некромантов и прочих происшествий. Мы довольно слезливо попрощались с Анжелой, а затем я в компании одного эльфа и одного тролля возвращалась назад в свою Академию магии. Странное чувство такое, когда знаешь, что тебе остался всего лишь год обучения. Вот они давно знакомые, несколько потрескав-шиеся от времени ворота, которые все равно могут выдержать любую осаду (ну если верить магистру Семигору)...
  Я вошла в дом и устало плюхнулась на диван. Морриэль повторил мой маневр только гораздо элегантнее, с присущей всем эльфам грацией. Лунт же вообще проигнорировав наше присутствие отправился в свою комнату - спать.
  - А к нам же кого-то вместо Анжелы и Орландо подселят, - горько вздохнул Морриэль.
  - С чего ты взял? - вопросила я. Я знала достаточно большое количество студентов Академии, которые прекрасно доживали оставшийся до конца обучения срок без безвременно покинувших Академии их товарищей по жилплощади.
  - В этом году не хватает мест для жилья среди новеньких, - авторитетно заявил эльф. Я предпочла не спорить. В конце концов не я помогала магистрам с бумажной работой в течение летних месяцев. В это время я была увлечена более важными делами, как изучение государственных проблем и показывание папенькиным приближенным того, что я готова стать следующей королевой, да продлят боги годы жизни моего отца...
  - И кого к нам подселят? - спросила я, уныло потягиваясь в кресле.
  - Не знаю, - безразлично пожал плечами эльф. - Они завтра должны подъехать.
  - Ну завтра, так завтра, - философски заключила я, а сейчас я непре-менно нуждалась в горячей ванне и удобной постельке. Все-таки изнежила меня летняя жизнь наследной принцессы на всем готовеньком...
  
  Приезд нежданных первокурсников ознаменовался громогласным матом Лунта. Следом был услышан грохот разбиваемой посуды, а потом крики убиваемого эльфа. Затем мной бесцеремонно прикрылись как щи-том, потом я окончательно проснулась, а следом Лунт, Морриэль и неиз-вестный мне эльф оказались сидящими на диване (телекинез все-таки полезная штука!).
  - Кто мне объяснит, что случилось? - спокойным тоном продолжила я, останавливая свой царственный взгляд на Морриэле, как на самом адекватном из представленной выше четверки.
  - Я откуда знаю? - ответил мне эльф. - Я за две минуты до тебя в комнату зашел, а тут эти двое...
  - Лунт, - перевела я взгляд на тролля.
  - Ну так это, я сплю себе спокойно, а тут эта эльфийская рожа, - Лунт указал взглядом на вышеупомянутого эльфа, физиономия которого вроде бы смутно была мне знакома... - В общем эта рожа как крикнет мне на ухо: "С добрым утром!"
  Да, не буди спящего тролля... А эта эльфийская рожа, должна уяснить одно простое правило: не лазить без разрешения по чужим комна-там, потому как последствия подобного вторжения на мою территорию будут более плачевными и могут закончиться летальным исходом...
  - Ты кто такой? - обратила я взор на эльфа. Лучше бы я провалилась сквозь землю. Это был тот самый пресловутый Эль, которого я с таким трудом сбагрила сердобольным родственникам Морриэля...
  - Так вы не узнали меня, госпожа волшебница! - радостно прокричало это создание природы.
  - Что ты забыл в Академии? - вежливым тоном невежливо обра-тилась я к нему. Лунт заинтересованно посмотрел в мою сторону. Мор-риэль активно маскировался под совершенно незнакомого эльфа, который в первый раз совершенно случайно оказался в этом месте (он был знаком с Элем ранее).
  - А он что твой жених? - громогласно поинтересовался Лунт. Морриэль аристократично прокашлял, маскируя смех. Эль важно улыб-нулся...
  - Почему как незнакомый эльф, так сразу - мой жених? - суровым тоном отрезала я. Затем для верности добавила. - Мне вообще вампиры нравятся.
  - Эль, как ты поступил в Академию? - спросил в свою очередь Морриэль.
  - Да очень просто, - начал свое повествование Эль, но сейчас был бесцеремонно перебит громким женским голосом.
  - Я не буду здесь жить! - мы все обернулись к источнику звука. Пред наши светлы очи предстала молоденькая и красивая темная эльфийка, которая широко раззявив глаза смотрела на нас.
  - На здоровье, - щедро взмахнула я рукой, раскрывая тем самым жестом дверь. Эльфийка уставилась на меня как на чудо невиданное. Ко-нечно, не привыкла к тому, что к ней не относятся как центру вселенной, да еще какая-то презренная человечка...
  - Так куда ты поступил Эль? - равнодушным тоном вернулась я к допросу вышеозначенной фауны в лице светлого эльфа.
  
  Впрочем, история Эля оказалась довольно банальной. Высокопоставленные родственники Морриэля разглядели в этом чуде природы магический дар и отправили его в Академию магии (то есть куда подальше от их пресветлого дома и не менее светлой нервной системы). Другая же наша новая соседка принадлежала к темноэльфийской знати, ко всем кроме своей расы относилась презрительно, и непонятно каким чудом попала на кафедру Светлой магии (по мне так в ее лице кафедра Темной магии понесла еще более непоправимую утрату, чем тогда, когда я попала на поприще светлых магов). Впрочем, сейчас эта компания волновала меня меньше всего (в конце концов поставлю звуконепроницаемый купол, а преодолевать они его все равно только на втором курсе научатся). Сейчас над моей головой висел карающий меч в лице батюшкиного отъезда в неизвестные мне и науке края (ну это небольшое преувеличение, конечно). На самом деле он отправлялся в Центральные земли решать какие-то неразрешимые вопросы с орками. А неразрешимая проблема была в том, что он грозился приставить ко мне телохранителя (я сказала, что доб-лестный охранник заснет глубоким и чистым сном до прибытия батюшки, как уже опробовали на себе доблестные гвардейцы... Почему-то мне не поверили). В общем, этот самый героический представитель неизвестной мне расы дожидался аудиенции со мной в кабинете магистра Семигора. Я бы не пошла, но за неявку мне грозил серьезный разговор не-посредственно с ректором Академии...
  - Можно войти? - вежливо вопросила я, решив построить из себя воспитанную девочку-цветочек.
  - Я рад, что преподаватели этикета хоть чему-то тебя научили, - с хитрой улыбкой пригласил меня войти магистр. Я скептическим взглядом окинула его кабинет. Еще не поздно переправить вон ту закорючку, на вот эту галочку, напустив на телохранителя демона холода...
  - Рийгана, - тяжело вздохнул магистр Семигор. Хотела бы я дожить до того момента, когда смогу с такой легкостью считывать поверхностные мысли собеседника.
  - Ну и где этот величайший герой, отвечающий за мою безопасность? - окинула я легкомысленным взглядом окружающее меня пространство. Магистр Семигор со скукой во взоре, указал на небольшое кресло, спрятанное за книжной полкой (на сколько мне известно, там проводили время за чаем особенно важные гости).
  - Рийгана разреши представить тебя сэра Ориона Ская, - указанный сэр встал, поклонился мне в изысканном светском поклоне. Я слегка скептически оглядела его. Определенно полукровка. Правда не могу ска-зать точно смесь чего с чем. Среднего роста, каштановые волосы до плеч, слегка завиваются. Приятные черты лица. Костюм немного странный для гвардейцев, что-то вроде монашеской рясы, но только такой военизированный вариант.
  - Можете называть меня ваше высочество, - легкомысленно ответила я.
  - Сэр Скай отвечает за твою безопасность, - продолжал магистр Семигор. Я неприятно поежилась под внимательным, изучающим взгля-дом сэра. Ладно, когда меня переигрывали в гляделки? Я с десяти лет абсолютный чемпион в этой игре!
  - А кто будет отвечать за безопасность сэра Ская? - небрежно поинтересовалась я. Как помниться, в предыдущих моих переделках спасать необходимо было всех моих спутников.
  - Думаю, я сам смогу позаботиться о себе, - отвечает сэр со сдер-жанной улыбкой. А голос приятный, правда, ему все равно далеко до чарующего баритона вампира Эдмонда (где, кстати, мой самый любимый кавалер?). Я многозначительно хмыкаю.
  - Что ж, я думаю, что вам стоит обсудить некоторые вопросы, - неза-метно так выскользнул за дверь магистр. Я еще припомню...
  Повисла тишина. Мы внимательно изучали друг друга. У меня так и чесались руки произнести какое-нибудь сканирующее заклинание, для вер-ности. Но в общем, дальше молчать не имело смысла, я должна была расставить все точки над и, во избежание печальных недоразумений...
  - Итак, многоуважаемый, - обратилась я к этому господину с места магистра Семигора. - Мне откровенно наплевать на то, что вам рассказал мой достопочтимый батюшка, но ваша основная задача - не мешать моей повседневной жизни, привлекая излишнее внимание к моей персоне.
  - Ваше высочество, - многозначительно улыбнулся он. Я закатила глаза. Нет, я привыкла к титулам, но как-то не так они звучали в стенах Академии, здесь меня так не величали. - Не знаю, как Вы воспринимаете мои обязанности, но я буду обеспечивать вашу безопасность.
  - Сэр Скай, - также многозначительно улыбнулась я. - Я здесь - прежде всего студентка Академии магии, а потом уже все причитающиеся титулы и звания. И ежели вы посмеете мешать моему непосредственному процессу обучения, то я обещаю вам самые ужасающие последствия.
  - Если Вы хотите заколдовать меня, ваше высочество, то должен пре-дупредить, что наведенная магия на меня не действует, - с такой же улыбкой продолжает он. Это будет даже интереснее, чем я предполагала...
  - Я бы на вашем месте не полагалась на эти способности, мой доблестный страж, - ехидненько улыбнулась я, растворяясь в коридорах Академии. Интересно, как меня будут охранять, не умея телепортиро-ваться?
  
  - Кто бы мог подумать, что я встречу тебя здесь? - легкомысленно произнесла я, появившись на краю Башни Призраков. Вампир едва удер-жался от постыдного падения.
  - Кто тебя учил так подкрадываться сзади? - спросил он, узнав источник шума.
  - А где дружеские объятия и пламенные речи, в которых ты сообща-ешь, как рад меня видеть? - невозмутимо продолжала я, разгуливая по краю башни.
  - Ну, возможно, мои чувства немного остыли, - с видом оскорбленной невинности посмотрел на меня Эдмонд. Я не поняла...
  - Значит, на Зимний Бал мне стоит пригласить моего доблестного телохранителя? - также невозмутимо продолжила я.
  - Я подумаю, - смилостивился вампир. Затем легко засмеялся и притянул меня к себе.
  - Я по тебе соскучилась, - честно призналась я, блаженно тая в его теплых объятьях, под тяжелым бархатным плащом.
  - Я тоже, - ответил Эдмонд, целуя меня. Я легонько толкнула его в бок. Вампир улыбнулся и отпустил меня. Наше общение уже давно успешно балансировало на грани дружбы-любви, и лично мне совершенно не хотелось переходить эту грань... В конце концов после окончания этого учебного года я стану наследной принцессой, а Эдмонд продолжит быть все тем же вполне обыкновенным вампиром...
  - Рийгана, можно вопрос? - необычайно серьезно спросил он, внима-тельно глядя в какую-то точку за моей спиной.
  - Давай, - рассеяно пожала я плечами.
  - А кто это такой? - я обернулась. Медленно посчитала про себя до десяти, пообещала батюшке (и заодно магистру Семигору) серьезный разговор о телохранителях и их магических способностях. Затем сквозь зубы произнесла.
  - Будущий труп.
  - Очередной жених? - "догадался" Эдмонд. И почему как труп, так сразу жених? Я не такая уж кровожадная, и как все хочу вполне нормального девичьего счастья...
  - Нет, телохранитель, - умильно улыбнулась я, телепортируясь с этого места. Пусть он и может находить меня, но телепортироваться этот сэр определенно не умеет, а Академия - она большая... Так что пусть побегает немного... Ну или очень много, это как настроение у меня будет.
  
  - Озерная, снова опаздываете? - безо всякого интереса уточнила ма-гистр Омела. Она по-прежнему читала нам общую теорию магии. Только сейчас лекции стали на удивление сложными, а заклинания по-настоящему опасными...
  - Извините, - виновато, но неискренне произнесла я.
  - Заходите, - привычным жестом указала она на мое место. Я до-вольно быстро приземлилась на привычное место рядом с эльфом Морри-элем. Жаль только, что сейчас за нашим столом два стула пустовали...
  - Итак, повторяю специально для опоздавших, - эльфийка выразительно посмотрела в мою сторону. - В этом году я не потерплю несделанных домашних заданий, невыполненных контрольных заклинаний, несданных вовремя зачетов, пропущенных без уважительной причины занятий. Кроме того, госпожа Озерная, попрошу вас подойти ко мне после окончания сегодняшней лекции, нам будет необходимо обсудить с вами некоторые тонкости вашего обучения, потому как место вашего научного руководителя займу я.
  - А магистр Семигор? - как всегда неудачно выдала я.
  - Озерная, вам не кажется, что магистры разберутся с данным во-просом несколько лучше, чем вы? - выразительно посмотрела в мою сторону эльфийка. Ой, чувствую, что долго буду вспоминать это светлое время...
  
  ... Типичная зала типичного замка типичного некроманта, то есть темное каменное помещение типа подвал, освещенное редкими факелами, вдоль и поперек исписанное абстрактными знаками, долженствующими приводить в ужасающий трепет... Каменный стол посредине этого помещения. Большая красивая пентаграмма на всей поверхности этого стола, светящаяся ровным зеленым светом, отбрасывающим причудливые тени на лица собравшихся некромантов.
  - Что вы можете сказать о том, как проходит наше мероприятие? - вкрадчивым шепотом обращается к собравшимся верховный некромант, где-то я его уже видела (ах да, эта милая компания приснилась мне, когда я ехала на свадьбу Анжелы).
  - Первая часть нашего плана вступает в свой заключительный период, господин, - спокойно поведал женский голос, в хозяйки которого я записала магистра Виолетту. - Король уже отбыл в Центральные земли.
  - А что насчет девчонки? - (это он про меня).
  - Новая королева недолго будет править, - со смешком поведала Виолетта. Ха! Не родился еще тот некромант, который мной не пода-вится...
  - Девчонка опасна и непредсказуема, на вашем месте я бы не был столь спокоен, - возразил другой спокойный голос. Мой взгляд выловил неизвестного субъекта в черном плаще, скромненько сидящего в уголочке.
  - Мы перейдем этот мост в свое время, а пока наша основная цель - его величество король Уоррен Озерный, - тихо произнес глава тайного со-брания некромантов... Я проснулась...
  
  Где-то неподалеку раздавалось тихое всхлипывание. Я перевернулась на другой бок, прогоняя остатки сна. Всхлипывание не прекратилось. Да, госпожа Озерная, вы не во дворце королевском, где в вашем распоряжении личные покои, размером с приличный дом... Первым моим вполне закономерным порывом было повесить полог безмолвия и спокойно продолжать спать, тем паче что данная темная эльфийка не внушала мне никаких светлых чувств... Впрочем, этот порыв я довольно успешно поборола. Чувствую, что потом буду долго жалеть о своем не ос-мотрительном поступке...
  - Что у тебя случилось? - обратилась я в темноту.
  - Не твое дело! - ответило мне из темноты.
  - Тогда прекращай рыдать и дай окружающим возможность вы-спаться, - уныло обратилась я к пустоте. Ответом мне послужило нецензурное ругательство на темноэльфийском, смысл которого сводился к тому, что я такое (все нелестное и оскорбительное), чтобы давать ука-зания ей. Я ответила. На том же темноэльфийском с вкраплениями реплик из великого и могущественного языка троллей. Смысл моего выска-зывания сводился к тому, что мне наплевать кто она такая, но если будет дальше хамить, то я не отвечаю за последствия, и что вообще Академия Магии - это не ее темноэльфийский дворец, а здесь она отнюдь не королева. Невежливо, но дошло...
  - Меня вся моя семья проклинает! - бросила она мне. Да, а я думала, что она вежливо умолкнет... Ладно, поиграем роль утешительной по-душки.
  - Что ты такого выкинула? - спокойным тоном спросила я.
  - Я - светлый маг! - выдавило это создание очередное рыдание.
  - И что в этом такого плохого? - спросила я. Да, странная у нее семейка, обычно скандалы случаются, если дитя становится темным ма-гом...
  - У меня вся семья - темные маги! - да не повезло родиться и расти в среде некромантов, хотя, по-моему, у темных эльфов это даже почетно. В общем, я плохо помню магические расы, потому как основным занятием на этом предмете для меня было раздражение магистра Гарольда...
  - Ты всегда можешь переквалифицироваться в прекрасного некроманта, - за неимением лучшего произнесла я. Рыдания усилились. Ой, утешительница из меня, как из баньши певица...
  - От меня отрекутся, - продолжала неконтролируемый словесный поток эта дама. Ладно пусть выговориться, потом будем думать, что делать...
  В общем к утру я знала, что мою нынешнюю соседку зовут Мирелла, она принадлежит к очень древнему семейству темных эльфов, поступление на факультет светлой магии для нее лично является трагедией вселенского масштаба (сама она против светлой магии ничего не имеет, но вот ее семья)... Впрочем, в процессе нашей беседы я убедилась в том, что Мирелла в принципе нормальный человек (пардон, эльф), не без своих конечно странностей, но к концу обучения в Академии из нее выйдет совсем неплохой светлый маг... Минусом нашего общения было то, что я фатально не выспалась, впрочем, учитывая мои сны о некромантах, воз-можно, это было плюсом...
  
  Как-то незаметно минул еще один месяц моего обучения. Я лениво потянулась в своей кровати, повыше натянув одеяло. Кто спрашивается, внушил мне вчера, что в комнате слишком жарко? Конечно, я сама... Так что теперь придется мерзнуть. Но все равно придется вставать, тем более, что магистр Омела назначила время моего очередного урока ровно две минуты назад. А учитывая, то как она любит опоздания, промедление грозило долгой и мучительной смертью...
  Что произошло за это время? Ничего особенного. Все шло своим чередом. Лунт как всегда с головой окунулся в жизнь общины троллей, но как показывала практика где-то в середине ноября он брался за голову и снова пропадал целыми сутками (на этот раз в библиотеке). Морриэль во всю писал сонеты своей очередной возлюбленной, на этот раз рыжеволо-сой дриаде. Эль и Мирелла занимались поочередным капанием на мои мозги, рассказывая о том, как их достал(а) этот полоумный эльф (чокнутая эльфийка). Морриэль был уверен, что дело кончится свадьбой. Анжела довольно часто писала письма о своей новой жизни. У нее все было просто прекрасно. Я и вампир Эдмонд продолжали торчать на Башне Призраков, вместе посещать общественные заведения, несмотря на периодически появляющихся у него подружек. Магистр Омела по-прежнему загружала меня сверх меры, хотя, эти занятия определенно улучшили мои навыки управления магическими потоками. В общем жизнь в Академии магии текла своим чередом. Разве что я почти не видела магистра Семигора...
  Что еще? Мой батюшка опять-таки намеревался пробыть в Централь-ных землях до начала весны. Я исправно посещала занятия во дворце, готовясь (надеюсь в нескором) будущем занять престол. Я даже с моим милым телохранителем научилась ладить, то есть перестала гонять его, телепортируясь по территории всей Академии. Вообще я стала гораздо серьезнее, чем хотя бы год назад. Чтобы я не говорила, но смерть Снежного мага, а затем еще и Сестры Времен Года, сделали меня не-сколько другой. Ведь сейчас я даже магистра Гарольда практически не доставала...
  
  На занятия к магистру Омеле я опоздала. За это и поплатилась тем, что до полуночи сидела в библиотеке, занимаясь какой-то систематизацией, каких-то заклинаний. И вот опять ночь, пустынные улочки, рваные тучи, скрывающие луну и никаких телохранителей. Я счастливо улыбнулась. Начиная с того момента, когда в Академии появился король Уоррен, объявив на весь свет, что я его дочь, таких моментов мне не выпадало. А я очень любила прогулки под звездами в полном одиночестве... Итак, я медленно вошла в темный переулок, в котором когда-то на меня напал монстр магистра Виолетты, принимающий облик магистра Гарольда...
  Где-то на третьем повороте я почувствовала, что за мной кто-то следит. Сначала я просто отмахивалась от навязчивой паранойи, но потом ощущения стали сильнее. Два моих поисковых импульса подтвердили то, что у меня мания преследования. Я продолжила свой путь заметно ускорив шаг, и проклиная случайных прохожих, которых никогда не встретишь, когда они тебе так нужны!
  Сердце билось слишком громко. Голова отвечала резкой болью. Меня тошнило. Перед глазами навязчиво прыгало зеленовато-черное сияние магии некромантов. В ушах набатом звучали слова какого-то страшного заклинания, по стенам домов прыгали неведомые мне знаки. Я дважды отключала магию, отводила потоки в другие стороны, но все равно перед глазами навязчиво прыгали зеленовато-черные тени, медленно вгоняя меня в состояние панического страха.
  Я медленно шла, шатаясь словно пьяная, опираясь на стенки домов. Но этот хоровод приведений не оставлял меня в покое, едва не убивая, бе-зумным гулом отдаваясь в моей голове. Надо сосредоточиться и успоко-иться. Знаки Света отгоняют призраков. Я быстро начертила несколько знаков вокруг себя. На мгновение они немного отступили. Только на мгновение. В конце бесконечной улицы показался призрачный силуэт, я настороженно приглядывалась к нему, теряя последние толики сознания. Последнее, что уцепило мое сознание было ощущение того, что кто-то поймал меня за мгновение до падения.
  - Ваше высочество, - сквозь туман услышала я смутно знакомый голос. Все образы продолжали переплетаться, превращаясь в темную маску некроманта, скрывающую шрам. Впрочем, в настоящий обморок я так и не упала. Очень скоро мое сознание полностью прояснилось, только где-то на его осколках продолжали плясать зеленовато-черные знаки неизвестного мне заклинания.
  - Все в порядке? - обратился ко мне голос сэра Ская. Только сейчас до меня дошло, что я нахожусь в его объятиях (ну образно выражаясь). Исправляя это неловкое положение я довольно резко подхватилась на но-ги.
  - Лучше быть не может, - преувеличенно бодро произнесла я. Терпеть не могу казаться слабой или испуганной, но иначе мое состояние нельзя было истолковать. Вот дойду до дома, закроюсь пологом безмол-вия и буду рыдать от страха в свое удовольствие, но на публике надо держать маску...
   - На вас кто-то напал? - заинтересованно оглядывался по сторонам мой верный телохранитель.
  - Вроде бы нет, - ответила я, прибавив к его взорам свой поисковый импульс. Как и ожидалось ничего не нашлось. Хотя как по-другому мож-но было объяснить произошедшее? Я же очень явно чувствовала чужой взгляд в свою спину. И эти знаки, скачущие по стенам - что как не атака опытного и сильного некроманта? А то, что его не засекают поисковые импульсы, то неизвестно еще что такое меня преследовало. Ведь есть куча нежити, которую нельзя засечь магическим образом, кроме того на некоторые расы поисковики тоже не действуют...
  - Что это было? - прервал мои размышления голос сэра Ская.
  - Не знаю, - машинально ответила я, продолжая развивать бурную мыслительную деятельность в этом направлении. Разумнее было бы посоветоваться с магистрами, специализирующимися на подобных проявлениях магии, только вот с кем именно? С магистром Эреусом по поводу зверушек обладающих природным иммунитетом, с магистром Дагмирой о подобных расах?
  - Ваше высочество? - вопросительный тон. Да, меня же должны доставить в целости и сохранности... Ладно, сегодня меня сопровождение определенно раздражать не будет, скорее, наоборот... А по поводу загадочных некромантов и их знаков, так утро вечера мудренее...
  
  - Рийгана, где ты летаешь? - обратилась ко мне суровая правда жизни в лице магистра Омелы. Я непонимающе оторвала голову от страниц какого-то пыльного фолианта, рассказывающего о магии стихий. Вообще-то я должна была его читать, но мысли мои по правде витали совершенно в других измерениях, связанных с некромантами...
  - Просто задумалась, - ответила я.
  - О чем? - магистр Омела отложила в сторону книгу, в которой де-лала какие-то пометки, недоступные пока что моему разуму (сомневаюсь, что когда-нибудь они станут доступны).
  - Да так, ни о чем, - рассеяно произнесла я, растягивая слова. Не говорить же ей о моих снах-предчувствиях и вчерашнем светопреставле-нии... Не позволят же самой разобраться, сразу же под защитные заклинания и подальше от книг по темной магии. И как объяснять тут, что у меня маниакальная потребность во всем самой разобраться...
  - Озерная, - магистр слегка повысила голос. Да, если не скажу сама, умру в самом рассвете сил от рук коварной эльфийки...
  - Ну просто один вопрос интересует, - издалека начала я свое повествование. В конце концов магистр Омела - один из самых знающих и сильных магистров Академии, может быть, она что-нибудь и подскажет...
  - Точнее, Озерная, - тяжело вздохнула магистр, предчувствуя, что ей придется предотвращать очередной апокалипсис, долженствующий совер-шиться по моей вине...
  - А какие существа могут быть незаметны для поисковых заклина-ний? - невинно вопросила я. Магистр трагически вздохнула.
  - Почему тебя заинтересовал этот вопрос?
  - Просто так, - невинно хлопнула я ресничками, преданно смотря в глаза (вспомнился мантихор Пушок).
  - Озерная, - магистр Омела предупредительно повысила голос. Да, сама не признаюсь, вытянут клещами...
  - Ну просто мне показалось, что кто-то за мной следит, но поисковое заклинание не сработало, - выдала я небольшую долю правды. В конце концов всегда можно сослаться на паранойю, навязчиво преследующую наследницу престола... Ой, куда я загнула, самой смешно...
  - Где и когда это было? - допрос с пристрастием.
  - Вчера. Вечером. Около библиотеки, - быстро ответила я. Магистр хоть и почувствовала не ладное, углубляться не стала.
  - Рийгана, есть такое заклинание, блокирующее поисковик, - предпо-ложила магистр самое банальное объяснение. Что может быть проще: маг в Академии магии...
  - А если я отключила все потоки, даже отвела их в другую сторону. На время, - поспешила добавить я, заметив выражение лица магистра Омелы, сулящее лекцию на тему что такое магические потоки и почему их нельзя отводить от определенной местности по своей прихоти...
  - Что конкретно ты хочешь знать? - строгим тоном спросила она, зная, что я все равно узнаю, но вот сколько невиновных (в том числе и я сама) пострадают в процессе узнавания это тема требующая отдельного обсуждения...
  - Какие расы обладают иммунитетом к подобного рода заклинани-ям? - спросила я.
  - Озерная, разумные расы вам уже читали, может быть, поведаете мне свои подозрения? - скептически подняв брови обратилась ко мне эльфийка. Хорошо, только вот если бы я что-то помнила из этих рас...
  - Ну, вампиры, - наугад произнесла я, зная, что представители этой расы имеют иммунитет практически ко всему.
  - Дальше...
  - Орки, вроде бы.
  - Абсолютного иммунитета от поисковых заклинаний не существует Озерная. Согласна с тем, что представителей вышеназванных рас достаточно трудно засечь, но также трудно поисковым заклинаниям поддаются темные и светлые эльфы, когда они не хотят, чтобы их обнаружили. Дриады, даже более нечувствительны к ним по сравнению с вампирами. Вообще в каждой расе можно найти существа, с подобной спецификой. Впрочем, я допускаю возможность того, что ваша квалификация не позволит засечь их присутствие даже при помощи самых совершенных заклинаний этой спецификации.
  - Значит, это мог быть кто угодно, - печально подвела я итог.
  - Вы правы. Кроме того существует где-то около десяти подвидов не-жити, отличающихся подобными свойствами, правда, вы бы почувст-вовали их присутствие. Оно сильно колеблет магический фон, - ну хотя бы это радует.
  - И в конце концов это может быть банальной манией преследования, - констатировала я.
  - Вот и хорошо Озерная. И не вздумайте совать свой нос в эти дела. Позвольте заниматься подобными расследованиями тем, чья квалификация позволяет им называться магистрами, - закончила нашу беседу магистр Омела.
  
  Я бы и рада была заняться этим расследованием, заниматься которым мне строго запретили, но все мои коварные планы смешал дражайший батюшка. Его мытарства на Центральных землях привели его к каким-то дипломатическим переговорам с орками (интересно посмотреть на это явление, если у орков не было понятия дипломатии). В общем он требовал моего обязательного присутствия на сих переговорах, для чего меня освобождали от занятий на целых две недели, снабжали кристаллом телепортации и давали в сопровождение неизменного сэра Ская. Магистр Омела выдала мне соответствующие инструкции (интересно куда подевался магистр Семигор?). Я произнесла соответствующее заклинание. И вот...
  Орочья степь раскинулась на огромное расстояние вширь и вдаль. Ровная желтоватая земля с множеством травы, стелящейся кругом. И тусклый дым от редких костров, кочевых племен. Именно отсюда идет величайшая опасность для Королевства Солнечных Чудес. Для Эль Марин де Соль Лагос. Я слегка привстала на цыпочки. Ничего не видно вдали, а ведь, судя по моей информации где-то неподалеку должны развернуться масштабные переговоры, на которых меня обязал присутствовать батюшка (то есть он вежливо попросил меня, сославшись на то, что мне наследовать королевство).
  Интересно, батенька специально дал неправильные координаты или же он с географией не дружит, или же мой магический компас сбился. Я повторила заклинание (на всякий случай). Все было правильно. Даже более чем. Да, меня терзают смутные сомненья, что нездоровое чувство юмора передалось мне все-таки от родного отца, а не от смутно знакомого по портретам пятиюродного дедушки. Я еще раз внимательно осмотрела местность. Даже поисковое заклинание опробовала на всякий случай. Ничего.
  - А ты точно правильно активировала этот амулет? - недоверчиво вопросил меня мой спутник. Я недовольно буркнула что-то между ругательствами темных эльфов, пьяных троллей и недовольных гномов, что должно было выражать то, что я уже почти дипломированная волшебница, а настраивать амулеты телепортации может любая третьекурсница. И что, если господин телохранитель (или кто он там вообще) сомневается в моих способностях, то я "любезно" предлагаю ему самому заняться магическими вопросами. А с любимым родственником нас еще ждет душеспасительная беседа.
  - И где ты только научилась так ругаться, - неприязненно произнес он. Да, не соответствую я образу прекрасной принцессы. Вообще образу ни какой принцессы не соответствую. Даже на светлую волшебницу практически не тяну. И встречные вполне разумно принимают меня за боевого мага в лучшем случае.
  - Тебе таких мест знать не положено, - более спокойно и культурно ответила я.
  - Девушкам не пристало так выражать свои мысли и чувства, - продолжил свое нравоучение сей то ли рыцарь, то ли монах, то ли тело-хранитель.
  - Оставь нравоучения для другого случая, лучше поищи где-нибудь что-нибудь напоминающее дипломатические переговоры, - ответила я, обдумывая коварные планы мести... Впрочем что-нибудь придумать мне помешали летящие огненные стрелы...
  Щит от материальных объектов вышел совершенно машинально, также как и нецензурное слово из языка моей любимой народности. Сле-дом откуда-то раздались боевые крики орков, и с другого конца знакомые с детства звуки труб гвардейцев Эль Марина. Также машинально я схватила за руку своего защитника и телепортировалась к своим. Вовремя кстати сказать...
  - Принцесса, вы живы, слава богам, - меня довольно бесцеремонно запихнули куда-то в конец строя. Маги на задних рядах (то бишь рядом со мной) готовили заклинания... Очень явственно слышались боевые крики орков. Сейчас будет битва... Определенно не время спрашивать, а где дипломатические переговоры и кто мне что-нибудь объяснит?!
  Мне вообще хотелось заткнуть уши и убедить себя в том, что это все только сниться. Сейчас я посчитаю до десяти, а потом все станет на свои места. Я снова окажусь в детстве, до тех орков, сломавших мою жизнь... Стоп! Ты ведьма или нет? Сопливая девчонка или все же практически гото-вый маг, не раз совавшийся в довольно опасные переделки...
  Я плохо знала боевую магию, но неплохо разбиралась в защитных заклинаниях, потому сплела довольно простенькую стену, окружившую первые ряды. От прямого удара не защитит, но остальные прекрасно отражает, а что касается резерва, то за него можно не бояться... Я управляю магическими потоками, а специально для орков могла и пренебречь запретами, наложенными магистром Омелой...
   Битва кончилась довольно быстро. Орки почти сразу убежали. Они не думали, что меня будут встречать. И вот сейчас я зябко куталась в шаль, рассеянно слушая какие-то слова главнокомандующего. Я никогда раньше не сталкивалась с войной по-настоящему. Ну, может быть, тогда, когда орки сожгли мою деревню. Но и то, тогда это было лишь мгновение. А сейчас война была настоящей. Я сама недавно была среди этого. Среди смерти и страха. И все безумно пугало меня. Странно было вообще думать, что что-то может еще напугать меня. В конце концов мне всегда везло на монстров, некромантов и прочих нехороших существ, жаждущих моей смерти. Но дело было не только в чудовищах или в страхе смерти. Нет. Просто это все возвращало меня в детство. В тот холодный и страшный день, когда у меня ничего не стало. А я-то думала, что навсегда забыла... И где эти пресловутые переговоры, которые постоянно ведет мой отец?
  - Король Уоррен погиб вчера, - вернул меня в реальность все тот же голос все того же главнокомандующего этой крепостью. Сердце гулко упало вниз.
  - Как это случилось? - едва слышно спросила я. Глаза сухие, но слезы стоят в них. Ничего не чувствую, не вижу, кроме того кусочка зимнего неба... Даже не думала, что отец столько значил для меня в эти по-следние годы. А я даже не простила его за то, что он не приехал тогда...
   - Переговоры, - доносились до меня обрывки голоса командующего крепостью. - Какая-то магия... Орки предали... Он умер быстро...
  - Кто это сделал? - в голове раздается монотонный гул. Хватит! Я не буду больше убегать! Никогда и ни от кого...
  - Орки...
  - Кто именно!? - мой голос слегка срывается на крик. Нехорошо. Надо держать свои эмоции в узде. Маг не имеет права вот так срываться...
  - Терек-хай. Он - среди них единственный маг, - старые знакомые по Академии магии...
  - Он еще жив? - спросила я уже холодным тоном.
  - Он исчез. Вместе с посольством. Какая-то магия, - зло произнес он сквозь зубы. Ничего недолго жить тебе орк. Ведь только силу признают орки. Победишь вождя - станешь вождем... Я молчу.
  - Что прикажете делать? - от меня ждут приказаний, решений. Конечно, новая королева. А кто-нибудь объяснил им, что их королева девчонка, которой недавно исполнился 21 год и что она меньше всего понимает в стратегиях и ведениях войн. Не дошло еще ее образование до этого пункта... И вообще этой девчонке больше всего рыдать хочется.
  - Отошлите вести в столицу, - холодно произношу я. Поплакать еще будет время. Сейчас надо быть сильной. Королевы не плачут. А если и ры-дают, то тогда, когда их никто не видит... Я больше не девчонка, которая прячется в подвале и цепляется за кусочек бесчувственного неба...
  - Что-нибудь еще?
  - Приготовьтесь для переговоров с орками, - холодно произношу я. Нельзя оставлять убийство безнаказанным. - И приведите мне кого-нибудь, присутствовавшего на предыдущих переговорах. И еще приготовьте тело короля для отправки в столицу. Я настрою амулеты...
  - Но, - пытается мне что-то возразить командир крепости. Какое у него на самом деле звание!?
  - Выполняйте приказ, - холодно и безапелляционно. Не мне орков бояться надо, а им меня, потому как не стоит ждать пощады ни от дара великого некроманта, ни от обиженной и испуганной девчонки с окровавленным топором, стоящей над трупом орка...
  
  Прошло полтора дня. Пришло время разговора с орками. Я держалась на одном энтузиазме. В зеркале на меня смотрело бледное приведение с темными кругами перед глазами, черный цвет моего траурного наряда лишь усугублял впечатление. В первую ночь я упорно и долго колдовала. Сначала послала магического вестника с требованием явиться на нейтральную площадку, чтобы поговорить. Потом магическими путями узнавала подробности убийства отца. Отравленная стрела, короткое заклинание, телепортация... Несоблюдение традиций, чистой воды убийство... Дальше шли какие-то бессмысленные распоряжения, отправка тела отца в столицу. Военные планы, в которых я ничего не понимала, незнакомые лица, и все тоже безразличное небо, так похожее на то, что было в детстве... И вот она встреча с орками...
  - Приветствую тебя, - сквозь зубы произнес Терек-хай. Едва сдерживается от того, чтобы не плюнуть мне под ноги. Но ничего магического не выкинет, знает, что почувствую заранее и отвечу. Ненавижу. Спокойно, Рийгана.
  - Ты хочешь войны? - резко и без долженствующих церемоний. Не обязана разыгрывать эту комедию перед убийцами.
  - Я хочу получить свое, - отвечает орк.
  - Здесь нет ничего твоего, - резко и невежливо. Схватился за кинжал. Его сопровождающие поступают также. В моих глазах вспыхнуло зеленое пламя.
  - Не страшно, ведьма, - как пощечина. Ничего. Играем по моим правилам. Не по твоим правилам, орк, и не тебе ли знать на что способна ни чем не контролируемая магия человеческих эмоций. Именно человече-ских, потому что ни одна раса столь тесно не переплетает магию и эмоции. Мне бы на твоем месте было страшно...
  - Ты убил моего отца, - холодно произношу я. Еще не время выпус-кать вашу силу, магистр Лотирсун. Еще не время вспоминать все то, что я пережила зимними холодными ночами...
  - Убийство твари не есть преступление, - короткая вспышка эмоцио-нальной магии. Тонкий и глубокий шрам на лице орка. Хватание за ножи. Темное колдовство магистра Лотирсуна. Все замерли статуями. Небо сгустилось тучами. Начался дождь. Не ожидала подобного побочного эффекта...
  - Ты получишь войну, орк. Безжалостную войну, которая истребит все твое племя, орк. Войну неравных изначально сил.
  - Посмотрим ведьма, - мои глаза вспыхивают уже по-настоящему страшным огнем. Бледно-зелено-черный огонь везде. На моих волосах, ру-ках. На деревянном помосте. Огонь, который не гаснет под дождем. Огонь который ледяными жалами обнимает тех, кого ненавидит его хозяйка. Ка-жется даже я понимаю, к каким последствиям могло бы привести мое зачисление на факультет темной магии...
  - Ты помнишь, чему учили в Академии. Помнишь, что ничто не может противостоять эмоциональной магии. Магии боли, страха, ненависти. Что нет сильнее неконтролируемых эмоций человеческого мага.
  - Я не боюсь тебя, - отвечает он. Резкий и хриплый звук, непохожий на смех (скорее карканье ворона) срывается с моих губ. Усиливаются по-рывы ветра. Ударила молния. Остальных орков уже не надо держать парализующим заклинанием. Они и так боятся меня, впрочем, как и мои сопровождающие...
  - Не стоит ждать от меня ни пощады, ни сострадания, ничего, если ты начнешь эту войну, Терек-хай. Потому что колдовать буду не я, а девочка на краю мертвой деревни. Сила будет не моя, а того некроманта, что мне ее завещал. И не стоит ждать пощады ни от девочки, ни от некроманта, ни от меня.
  - Что ты сделаешь одна? - он уже не так уверен. Хотя какое мне дело. Я же действительно пришла, чтобы убить его. И он знает, что ничего не сможет противопоставить ни девочке, ни некроманту.
  - Ты думаешь, что я одна такая? Орки разрушили только мой дом? Только мою жизнь? И среди тех, остальных нет ни одного, кто стал в даль-нейшем магом? Или ты предполагаешь, что я не смогу подарить ма-гические силы тем, кто всей душой жаждет отомстить?
  - У тебя нет такой силы...
  - Ты плохо слушал магистра Омелу. Очень сильный эмоциональный порыв очень легко наделить магией. А устроить этот порыв для мага - ничего не стоит.
  - Что ты хочешь? - уже неприкрытый ужас.
  - Твоей смерти, - голос не мой. Холодный, страшный. Голос некроманта. Я слегка сжимаю пальцы. Орка охватывает могильный холод.
  - Ты не посмеешь...
  - Это закон. Ваш закон. Убийство не должно оставаться безнаказан-ным. Око за око. Смерть за смерть. Ты убил. Я убью тебя. А потом превращу твой народ в рабов, - рука в кулаке. Смерть орка. Вот и конец бедная испуганная девочка. Я убила тебя вместе с ним. И теперь где-то в глубине моей души распустило свои щупальца страшное чудовище. Та, что ненавидит и будет убивать. Зло, завещанное Лотирсуном, до сих пор мирно дремавшее на задворках моего сознания...
  
  Через два дня я вернулась в столицу. Вернулась, чтобы похоронить отца и официально принять королевский титул. Я проплакала целый день, завесившись пологом безмолвия. Потом издала указ, выдворяющий всех орков из столицы. В том числе и из Академии. Громкий скандал с магистром Омелой, но к чему мне сейчас магическое образование. Оркам надо показать свою силу, иных авторитетов они не признают. Пусть это назовут кровавым террором с моей стороны. Но это надолго избавит от войн. А война, обещанная Терек-хаю непременно будет...
  Я стояла на самом высоком месте. Длинные рукава черного траур-ного платья печальными знаменами развевались на ветру. Не привычен был этот церемониал. И юбка, длинная и узкая сильно сковывала движе-ния. И корсет непривычно затягивал. И на голове совершенно не привычной тяжестью лежал тяжелый предмет из непривычного золотого металла. И тяжело отдавалась в голове какая-то невероятно умная и прочувствованная речь, отдававшая редким занудством. И тяжело стучала в висках непривычная мысль: Рийгана Озерная, ты теперь Королева Эль Марин дель Соль Лагос... Черная Королева...
  
  ...- И что делать теперь? - голос срывающийся на истерику. Опять все те же некроманты. Я разберусь с вами, но потом, после орков. Найду, но судить вас буду не я, а призраки, по их законам. Так всегда судят нек-романтов.
  - Я не мог предположить подобного, - равнодушным голосом отве-чает маг в маске, впрочем, они все в масках...
  - И как вы предлагаете управлять этой девчонкой? - на визг идет голос предположительно магистра Виолетты.
  - Пусть поиграет с орками, а мы тем временем подготовим почву для мятежа, - продолжает этот голос в маске.
  - Ее бояться. Она одним взглядом уничтожила с полсотни орков. Кроме того, эта война уже давно напрашивалась и скорее всего она бы получила неодобрение продолжай политику невмешательства, - раздался еще один голос.
  - Война может затянуться...
  - Война не затянется....
  
  Война не затянется. Она кончится. Это даже войной назвать можно разве что в шутку. Я сдержала свое слово, но это время я не была собой. Это было чудовище, сила магистра Лотирсуна и ненависть девочки, убивающей орка. За один месяц моя армия, напитанная моей магией, толкающей порывы чужих эмоций, буквально смела с наших границ орочьи племена. И вот сейчас переговоры, их просьба о помиловании...
  - Приветствую тебя, Дерек-хай, - я начинаю первой по праву сильнейшей. Орк выходит вперед. Он не боится, но и не ненавидит. Он устал.
  - Приветствую тебя, Черная Королева, - мои губы слегка искриви-лись в подобие улыбки. Нелестное прозвище. Но зато от одного звука моего имени все приходят в дрожь. Думал ли батенька, что из меня выйдет нечто подобное. Думал ли Терек-хай о том, к чему приведет его поступок?
  - Зачем вы пришли? - я окинула взглядом толпу орков.
  - Просить пощады, - спокойно отвечает он. Это его унижает. Орки не просят пощады. Воины да, но когда касается жен и детей... то не остается иного выбора...
  - Почему ты думаешь, что я выполню вашу просьбу? - холодный го-лос. Властный голос. Вот оно - истинное наследие Лотирсуна.
  - Потому что мой народ уже достаточно заплатил за кровавое преступление моего брата, - отвечает Дерек-хай.
  - Значит, ты согласен признать своего брата убийцей? - спрашиваю я. Сама не знаю зачем развожу эту церемонию с унижением уже униженных. Хватит, Рийгана, поверженного противника ногами не пи-нают. Не по-королевски это.
  - Ты тоже убийца, Королева.
  - Смело, - я натянуто улыбаюсь. Но хватит играть в оскорбления. - Ты понимаешь, что условия мира будут складываться не в вашу пользу?
  - Да, Королева.
  - И все равно согласен?
  - Да, Королева, - как деревенский болван. Скучно.
  - Орион, - обращаюсь я к своему нынешнему и бывшему телохранителю, - зачитайте условия мира.
  - Зачем? - спрашивает орк.
  - Вы имеете право знать условия, на которые подписываетесь.
  Монотонным тоном Орион, он же сэр Скай зачитывает условия пере-мирия. Сдача оружия. Обязательная перепись, приношение клятв верности королеве (то есть мне), ежегодная дань, и прочее и прочее. Взамен, возвра-щение отвоеванных земель, их хозяйств и имущества, прекращение притес-нений, и прочее и прочее.
   - Вы согласны? - спрашиваю я.
  - Да, Королева, - а что еще я ожидала услышать...
  
  Середина ноября. Я в Академии. Я в библиотеке. Впервые в истории Эль Марина его королева будет дипломированной волшебницей. Если бу-дет... Да, с этими войнами и королевскими обязанностями я совсем за-пустила учебу. Магистр Омела прямо сказала, что не сильно надеется на то, что я наверстаю упущенное, вдруг, мне еще какой-нибудь народ вздумается проучить... Вечно они так, эльфы... Сколько мне пришлось вытерпеть и от Светлых, и от Темных, выслушивая их причитания по поводу этой войны с орками. А совсем недавно они причитали по поводу того, что их не кому приструнить, но свои руки марать не хочется... Хотя не столь важно это все. Из пустого в порожнее. Зато теперь определенно будут бояться. Бояться меня. Рухнула головой на книжку.
  Никогда не хотела, чтобы меня боялись! А меня боятся... Достаточно было этой постыдной капитуляции орков. Эльфов на переговорах. Придворных, приближенных ко мне. Да, что там придворные... Магистр Омела боялась. Я же чувствовала это... Даже Лунт и Морриэль смотрели как-то не так. Да что там, тот же Эдмонд... А что ты хотела, Рийгана? Как еще относится к чудовищу, которым ты стала? Стоп. Не время и не место для истерик и разыгрывания из себя святой и непорочной. Не имею права на слезы, истерики, личную жизнь... Я должна закончить Академию, должна разобраться и с другими "соседями", ведь не только орки разевают рот на наши окраинные земли. Эльфы никак не согласятся с договором о границах, подписанных еще при королеве Эллине, а гномы и вовсе считают Сентилийские рудники своей собственностью... А еще я должна выйти замуж и родить наследника...
  Хватит! Не стоит забегать так далеко. Сейчас надо закончить Акаде-мию. Потом будут разговоры с эльфами, гномами и прочими... Потом будет семья и дети. А сейчас магия и управление государством. Я, конечно, знаю уже много, но все же недостаточно, чтобы быть хорошей королевой. Не хочу прославиться только кровавой расправой над орками...
  
  - Неплохо Озерная, - произнесла магистр Омела, посмотрев на мой знак Света. Я сделала пометку в тетради и начала рисовать очередную пентаграмму. Впрочем, я сразу же отвлеклась... Давно надо было поговорить с магистром Омелой...
  - Почему вы не даете мне новых поручений? - спросила я, оторвав-шись от тетради.
  - Почему я должна давать их тебе? - спросила она в ответ.
  - Я все еще остаюсь старостой пятого курса факультета Светлой магии, - отвечаю я самым прозаичным тоном.
  - Разве государственные дела не отнимают у тебя слишком много времени?
  - На мой титул и происхождение никогда не делалось особенного ак-цента, так почему именно сейчас вы решили облегчить мою жизнь? - смотрю прямо в глаза. Именно такого моего взгляда до полусмерти боялись окружающие. Именно такого тона...
  - Если так желает Черная Королева, - произносит эльфийка. Хватит... Еще один вопрос требующий немедленного разрешения...
  - Вы считаете, что я поступила неправильно? - даже не вопрос, скорее утверждение...
  - Да, - она поднимает голову.
  - А чтобы вы сделали на моем месте? - все мы любим осуждать, но подскажите мне что надо было сделать! Предоставьте моему вниманию достойное решение проблемы...
  - Я бы избежала подобного кровопролития, - типичный надменный эльфийский тон.
  - Вы скажите мне точное решение, - повторяю я.
  - Озерная! - магистр Омела повышает голос. Кричите сколько хо-тите. Я не боюсь. Никогда не боялась и теперь бояться не буду. А вот эти голословные обвинения и косые взгляды всех меня безумно достали! Я не из тех, кто прячется за холодной маской безразличия... По крайней мере теперь...
  - Скажите, что надо было сделать, магистр Омела. Скажите, что именно, если они не признавали нас вообще. Чего стоит убийство моего отца на этих псевдо переговорах?
  - Ты убила Терек-хая. Отомстила.
  - А что дальше? Закон кровь за кровь. Око за око. Зуб за зуб. Весь его клан счел бы своей почетной обязанностью убить меня, а возможно и другие. И рано или поздно кому-то из них удалось бы.
  - Всегда можно решить проблему за столом переговоров.
  - Только с теми, кто готов тебя выслушать. А орки чихать хотели на мое мнение. Они не понимают языка слов. Они понимают язык силы. Я им доказала, что сильнее.
  - Это не стоило таких жертв...
  - Вам привести статистику скольких людей они убили, совершая свои набеги. И не только людей, но и эльфов, между прочим! - слишком эмоционально, но не могу я сейчас по-другому. Я устала. Слишком устала. Надоели все с умными лицами и осуждениями. Надоело, что все от меня в разные стороны шарахаются...
  - Озерная!
  - Я приготовлю ваше задание, - вышла и хлопнула дверью. На глазах слезы. Злые и непрошенные. Ненавижу!!!!!
  
  - Здесь холодно, - знакомый голос. Край башни Призраков.
  - Не замерзну, - резко отвечаю я. Как все-таки не хватает Анжелы, чтобы я про нее не говорила, но она бы поняла. Возможно не согласилась бы, но уж точно столь открыто не осудила бы. Она же поняла, что тогда случилось со Снежным магом...
  - Магистр Омела в гневе, - будто бы я не знала...
  - Переживу как-нибудь...
  - Что случилось? - присел рядом. А ты ведь тоже боишься. Не знал, что я способна на подобное... Великая и могущественная Черная Королева. А, может быть, выбиваешь теплое местечко для своего клана... Хватит! Прекрати всех вокруг подозревать в страшных тайных замыслах...
  - Меня все ненавидят, - отвечаю я. Зачем давать какие-то иные формулировки и объяснения. Все и так предельно ясно. Боятся и ненави-дят...
  - Не бери в голову, - рука вампира на моем плече. Теплая такая рука. И опять перед глазами туман... Чьи-то чары очарования как всегда дей-ствуют безотказно...
  - Ты ведь тоже, - я резко оборачиваюсь. Магия сразу же исчезает. Испугался...
  - Что я тоже? - спрашивает Эдмонд.
  - Ты тоже осуждаешь мою расправу с орками?
  - Ты поступала так, как велит их менталитет. Ты разобралась с ними их методами. Ты добилась своего. И не мое право осуждать тебя...
  - Какие мудрые слова, - незнакомый мне сарказм прозвучал в моем голосе. Хм, до чего я докатилась. Ответ очень прост - до банальной ис-терики.
  - Мне казалось, что ты довольно равнодушно относилась к чужому мнению, - отвечает он. Мне тоже так казалось...
  - Значит, я не такая толстокожая, как хотела казаться самой себе, - уже едва сдерживаю слезы. Даже не думала, что это все так отразиться на мне. Меня обнимают, накрыв тяжелым плащом. Плачу. Черная Королева плачет. Узнал бы кто, не поверил бы...
  
  - Магистр Омела, - я отрываюсь от книги, обращаясь к ней. Давно пора озвучить мысль, которая не дает мне покоя.
  - Что случилось, Озерная, - она еще не отошла от нашей прошлой беседы. Ладно, признаю - виновата, королева королевой, но дистанцию с магистрами всегда надо держать, хотя бы потому, что они банально сильнее тебя в магическом плане...
  - А почему я почти не общаюсь с магистром Семигором?
  - Озерная, по какой причине ректор Академии магии должен об-щаться с обыкновенной студенткой?
  - Но я же так долго у него училась, - сказала я. Сейчас мной овладе-вало чувство, схожее с тем, что я ощущала, когда общалась с магистром Эреусом. Вроде бы все в порядке, но все равно что-то не так... Хотя с магистром Семигором я, пожалуй, начиная с прошлого года и не говорила...
  - Не вижу в этом ничего странного, - равнодушно отвечает магистр Омела. Да, в общем-то она права, но если я чему и научилась так это тому, что всегда надо доверять своей интуиции, а моя конкретная интуиция на-стойчиво сигнализировала о какой-то опасности...
  
  Ночь. Коридоры Академии магии. Маскирующий полог. Ах да, еще недовольный эльф и неуклюжий тролль, громко топающий по пятам. Пожалуй, у кого-то слишком чуткий сон, или я навыки незаметного ухода из дома растеряла? В общем, сейчас за мной шли мои друзья и я не могла сказать, что это меня огорчает...
  - Ты предлагаешь залезть в кабинет ректора? - выразительным взглядом посмотрел на меня Морриэль (таким взглядом смотрят обычно на буйно помешанных).
  - Я предупреждала, что вы не обязаны идти за мной, - тихо ответила я.
  - Ну хоть что мы там ищем? - более обстоятельно поинтересовался Лунт.
  - Я не знаю, - также ответила я.
  - Нас выгонят из Академии, - печально заключил эльф.
  - Не переживай, я возьму тебя придворным магом...
  - Очень надо...
  - Ну мы заходить будем? - как всегда вовремя задал вопрос Лунт.
  - Будем, - улыбнулась я, медленно переплетая одно заклинание в другое, слишком резкая смена привлечет повышенное внимание, а мне это не надо. Вот готово...
  - Дамы, вперед, - галантно отходит в сторону эльф. Тоже мне джентльмен...
  
  - Я не думал, что магистр Семигор так увлекается черной магией, - была первая реплика эльфа, когда мы зажгли свет.
  - А он и не увлекался ей, - ответила я, с удивлением оглядывая груды черных манускриптов, радикально измененные рисунки на стенах (теперь уже различные схемы вызовов самых разнообразных демонов, черный ал-тарь, заляпанный чем-то подозрительно напоминающим кровь... Да, чем-то мне все это напоминает внутреннее убранство жилища одного моего прадедушки (в смысле магистра Лотирсуна, он же мой знакомый некромант)...
  - Ну может быть, он это иллюзией накрывал от тебя? - произнес предположение тролль. Я и Морриэль посмотрели на него взглядом магистра Омелы на магистра Гарольда, в очередной раз жалующегося на мое недостойное будущего магистра светлой магии поведение...
  - Каждый день, в течение четырех лет, это еще при условии, что я здесь по двадцать раз отключала все силовые потоки?
  - Ну магистры же сюда заходят, - непонятно к чему сказал эльф. Хотя, если задуматься, то доля истины в его словах все-таки есть, маги-стры же не могли не заметить подобных перемен в ректоре Академии...
  - А что за заклинание он хотел прочитать? - спросил тролль с некоторой долей оптимизма уставившись на темный фолиант, лежащий на алтаре, раскрытый на середине.
  - Интересный язык, - произнесла я, скептическим взглядом окинув не-понятные мне письмена. Прав был магистр Семигор, когда говорил о том, что знания, завещанные мне Лотирсуном со временем исчезнут, если я не буду ими пользоваться... Вот поэтому я смотрела на данные письмена, не имея не малейшего представления о том, как их читать...
  - И никто из нас его не знает, - сделал печальный вывод Морриэль. Я выразила согласие, легким кивком, но все же не помешало бы мне погово-рить с магистром Семигором с глазу на глаз так сказать...
  
  - А я сказала, что ты меня пропустишь! - в очередной раз повысила я голос на не в меру ретивого тролля, выставленного в качестве стражи у кабинета магистра Семигора. Подумать только, этот баран не хотел меня пропускать...
  - А я сказал, что нет! - ответил он. Для справки, выяснять отношения с магистром и его отношениями с черной магией я решила с утра пораньше в гордом одиночестве, а не под пологом ночи в компании друзей.
  - Я сказала - пропустишь! - про себя добавила по-хорошему или по-плохому, озираясь по сторонам в поисках предмета, коим этого бдитель-ного стража можно по головке тихонько стукнуть. Как назло все подобные предметы было не поднять моими скудными усилиями, а даже если бы и поднять, то для тролля это кончилось бы печально...
  - Не пущу! - вякнул тролль.
  - Пропустишь, - сладко улыбнулась я переходя к менее радикальным, но более действенным методам. Иначе говоря, просто телепортируясь в кабинет магистра Семигора...
  
  - Озерная..., - меня явно не ожидали увидеть. Магистр занимался своим нечестивым делом, то бишь склонялся над древним фолиантом, замышляя совершить злые деяния мирового масштаба...
  - Вам придется мне кое-что объяснить, пока я не подала на вас жалобу в комитет по защите от темной магии, - встала я в решительную позу. Ну по крайней мере мне так представлялся образ светлого мага, разрушителя злых планов темных магов.
  - Почему ты думаешь, что успеешь выйти, прежде, чем я тебя испепе-лю? - перешел магистр в атаку. Да, как-то на эту тему я не размышляла... Хотя, терять уже все равно нечего...
  - А как вы объясните испепеление королевы Эль Марин дель Соль Лагос? - справедливо усомнилась я в его угрозах. Нет, конечно, сразу не догадаются, но являться в кошмарах до конца дней его магистру я обещаю заранее.
  - Очень просто, - из-за стеночки вышла магистр Виолетта. Она легким жестом провела перед своим лицом, которое в следующее мгнове-ние стало моим. Меня осенило. Такой же магический рисунок витал над магистром Семигором... Щит возник машинально, хотя что я могу противопоставить двум магистрам...
  - И кто вы такой, магистр Семигор? - обратилась я к типу, нацепившему маску ректора Академии. Где настоящий магистр Семигор и что с ним случилось я даже думать не хотела. Потом подумаю, а сейчас надо бы вспомнить тактику общения с орками и прочими недоброжелателями, возникавшими на моем жизненном пути.
  - Рийгана, стыдно не узнавать ректора магической Академии, - ров-ным тоном возразила магистр Виолетта.
  - Значит, не выйдет чистосердечного признания, - скорее для себя заметила я. Пара манипуляций с потоками и вот магистр Виолетта в своем истинном обличии, а рядом с ней неизвестный мне маг. Довольно молодой, где-то возраста наших молодых магистров, то есть лет 30 по человеческим меркам. Тонкий шрам на левой щеке, но он скорее украшает... Вот он тот загадочный глава ордена некромантов, который задумал очередной государственный переворот.
  - Она не должна была знать, как снимать такие мороки! - в панике магистр Виолетта обратила свой взор к неопознанному некроманту. Он тоже был несколько удивлен подобными моими действиями. Ладно, Рий-гана, не отвлекайся на мелочи. Пора подумать о серьезных и взрослых вещах, а именно о том, что можно изменить в рисунках, окружающих кабинет, чтобы повернуть ситуацию в мою сторону...
  - Где магистр Семигор. Я имею в виду, где настоящий магистр Семи-гор? - строгим голосом спросила я, прекрасно понимая, что переигрываю.
  - Ты умная девушка, - серьезно улыбнулся лжемагистр Семигор.
  - Обойдемся без признания очевидных фактов. Где настоящий ма-гистр Семигор? - спросила я. Я нашла нужную закорючку, которую можно в случае чего переделать в другую загогулину, которая сложит общий рисунок в кое-что довольно интересное...
  - Ты уверена, что он жив? - спросила магистр Виолетта с неприятной усмешкой. Я колебалась. Ровно минуту. Спасибо, магистр Омела, что забили в мою бестолковую голову, хотя бы крупицу знаний о том, что будь магистр Семигор мертв, то ни один маг в мире не смог бы столь безнаказанно пользоваться его личиной...
  - Уверена, - мрачным тоном произнесла я. В меня самым подлым образом решили запустить заклинанием, против которого моя прямая зашита не действовала. Ха, не первый год ведьма. И вы не первые (совсем не первые) некроманты, швыряющиеся в меня подобными заклинаниями...
  
  Очнулась я в вполне привычной для меня атмосфере больничной палаты. Голова здорово болела. Рядом прилежно дремала какая-то сотрудница данного учреждения. Интересно, что я все-таки натворила. Надо будет как-нибудь на досуге узнать побольше о магической символике, чтобы очередное перевоплощение одной загогулины в другую не вырвалось в нечто, напоминающее предрекаемый всеми кому не лень апокалипсис. Впрочем, недавнее происшествие вроде бы не вылилось в какую-то грандиозную подлянку. Чувствовала я себя, по крайней мере вполне сносно, разве что голова немного болела...
  Я приподнялась на локтях, до этого тщательно просканировав себя на наличие каких-либо повреждений (чего слава богам, не обнаружила). Заинтересованно осмотрела окружающую меня обстановку, да я и не знала, что в нашей больнице есть такие палаты. Помещение было по меньшей мере в полтора раза больше тех, в которых залечивали мои пре-дыдущие раны, кроме того здесь присутствовали посторонние предметы мебели в виде диванчика, стола и пары стульев (раньше мне доводилось довольствоваться кроватью и маленькой тумбочкой). Еще в глаза броса-лась новая деталь интерьера в виде сиделки, мирно дремавшей кстати. Я решила не тревожить ее здоровый сон, отправившись удовлетворять свое не здоровое любопытство в коридорах оного заведения, под названием больница...
  Почему-то сегодня во всей Академии было необычайно тихо. Также тихо и спокойно было сейчас в моей душе. Не знаю, что я там намудрила с заклинаниями и со своими переделываниями вот этой закорючки вон в ту загогулину, но сейчас я чувствовала какое-то блаженное спокойствие, к которому, вероятно и стремилась всю свою сознательную жизнь. Жаль только то, что я прекрасно понимала всю призрачность и скоротечность этого момента. Мой сокровенный покой разрушится завтра утром, как только взойдет снова солнце и на мои плечи снова лягут тяжелое бремя в виде королевства, которого я не просила. Однако это вовсе не повод для того, чтобы в очередной раз сбегать. Хватит уже...
  - Я предлагал Омеле выставить охрану у твоей палаты, - в тишине коридора прозвучал приглушенный голос магистра Семигора. Он стоял в призрачной лунной дорожке у окна и сам казался призраком...
  - А что произошло? - спросила я, потому как последнее, что я пом-нила было заклинание, летящее в меня и переделанная загогулина.
  - Ты в очередной раз удивила видевших все магистров, - улыбнулся магистр.
  - Интересно каким образом, - мрачно подумала я. По идее могло произойти все что угодно, начиная от простенького оглушения всех, пребывавших в кабинете (в том числе и меня) до полного уничтожения пресловутого кабинета заодно с Академией...
  - Ты просто поймала магистров в их же ловушки. Они даже не по-няли, что случилось...
  - Что с ними? - что-то в магистре Семигоре меня настораживало. Нет, это был точно ректор Академии магии, только был он какой-то другой, ненастоящий что ли...
  - Виолетта вернулась в тюрьму Магического Трибунала, - продолжал магистр Семигор как-то отстраненно.
  - А другой маг? - спросила я.
  - Он исчез. Мы все недооценили его когда-то, - с грустью добавил магистр Семигор. И вот сейчас я поняла, что меня настораживало в ма-гистре Семигоре, да и вообще в окружающем мире. Все это было призрачным, порождением сна. На самом деле магистр погиб. Раньше или позже того, как я задействовала это последнее заклинание. Какая уже разница...
  - Что с вами было? - спросила я. Я была на удивление спокойна. Может так и должно быть, когда ты говоришь с призраком. Ведь, стоящий передо мной ректор Академии был всего лишь земной памятью о великом магистре...
  - Мне нравится считать это дурным сном, Рийгана, однако, от этого ничего по-прежнему невозможно изменить, - немного грустно улыбнулся магистр Семигор.
  - Как у этого мага могло получиться подобное? - продолжила я.
  - Мы слишком недооцениваем усердие, когда отсутствует столь ярко выраженный талант, как, например, у Рональда. И как мало оказывается, мы знаем наших магистров, - продолжил Семигор...
  - Вы меня не осуждаете за орков? - спросила я. Почему спросила? Потому что сама себя безумно казнила и осуждала за такую жестокость. Это было не в моем характере, я ненавидела смерть и жестокость с той самой зимы, ненавидела орков, а теперь сама им уподобилась...
  - Зачем, - улыбнулся снова магистр. - Ты сама самый строгий судья своих поступков, - постепенно он начинал таять в призрачном свете лунной дорожки.
  - Мы еще увидимся? - глупый вопрос. Непрошенные слезы на гла-зах...
  - Все мы там когда-нибудь увидимся, - в последний раз улыбнулся мне магистр.
  Я открыла глаза. На этот раз я проснулась по-настоящему во все той же палате. Со всеми той же сиделкой. Все было также как и раньше, только вот магистра Семигора уже не будет никогда.
  А, впрочем, мне не было грустно. В конце концов, магистр Семигор выглядел вполне счастливым... А я... А я привыкла не думать о том, что не могу изменить. Может быть поэтому так и получилось с орками...
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"