Сороколетова Анна Валентиновна: другие произведения.

Часть3: Склеенные осколки или возвращение домой

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ее сердце было разбито на множество осколков, и, поддаваясь тысяче штампов из всевозможных мыльных опер, она пытается это пережить, не забывая играть на нервах окружающих и коварную нежить, не ожидающую встречи с ней...

  Склеенные осколки
  или
  Возвращение домой.
  
  
  Приехав в Аллор, я первым делом вернулась домой. Я не стала звонить Ларе, чтобы поделиться свежими впечатлениями и пожаловаться на тяжелые трудовые будни боевого мага. И маме я ничего объяснять не стала. Просто заперлась в своей комнате и без сил рухнула на кровать. Нет, я уже излечилась от желания умереть или рыдать целыми сутками, но легче от этого не становилось. Просто в голове и в сердце звенела пустота, от которой невозможно было спрятаться. И мне совершенно, не хотелось никому ничего объяснять.
  Дальше будет проще. Сумасшедший ритм занятий в Университете Магии, дополнительные задания и кружки, общественная нагрузка, в общем, все, для того, чтобы просто не оставалось времени даже просто подумать, а вечером я без сил буду проваливаться в темноту без сновидений. Это было уже испытанное лекарство.
  Мама не даром была телепатом, потому сразу же почувствовала не ладное. К тому же она знала, как я реагирую на потери близких. То есть замыкаюсь в себе и начинаю, как безумная учиться, работать, колдовать. Сама мама ничего и не надеялась узнать, хотя бы потому что я сразу же напомнила ей об Элейн и громко хлопнула дверью в свою комнату. Потому мама совершила поступок, в общем и целом ей не свойственный, то есть пригласила Лару проведать меня.
  - Что там случилось? - без вступительных речей поинтересовалась подруга. Да, роль утешительницы страждущих, ей удавалось не слишком удачно. Впрочем, я в том же амплуа выступала еще хуже.
  - Ничего такого, с чем бы я ни смогла справиться, - честно ответила я, сосредоточенно рассматривая рисунки на обоях. Вернее подпалины от некоторых не вполне удавшихся заклинаний. Почему-то они всегда появлялись даже на новых обоях.
  - Знаю я твои методы. Загоняешь себя до беспамятства и отчаянно делаешь вид, что сильнее, чем есть на самом деле, - ответила подруга. Да, она была свидетельницей мучений моей совести по поводу смерти того мальчика-оборотня. Но тогда мне и на четверть не было так больно, как сейчас...
  - И что ты посоветуешь? - поинтересовалась я без всякой надежды получить какой-либо ответ.
  - Поплачь, позлись, расскажи кому-нибудь. Всегда легче, когда кто-то другой помогает, - после некоторой паузы ответила Лара. Да, но только сейчас мне никто не поможет, как бы наигранно и театрально это не звучало.
  - Я уже плакала, оскорбляла ни в чем не повинных людей, кидала заклинания об стенку и уничтожала нежить. Не помогло, - кратко поведала я. Ну, не люблю я исповедоваться в своих чувствах и переживаниях, потому что выходит излишне. И еще терпеть не могу пафосные речи о том, что весь мир рухнул, и ты не видишь свет в конце тоннеля. Кроме того, я справлюсь. Просто необходимо время, ну и пусть даже целая жизнь.
  - Что там такое случилось, Лотенийская? И лучше расскажи, потому что ты меня пугаешь, - серьезно продолжила Лара. Да, я в спортивных штанах с немытой головой и упаковкой чипсов способна испугать кого угодно.
  - Там умер один человек. Человек, очень близкий мне. Настолько, что я представить не могла, - коротко и сухо выдавила я из себя подробности.
  - Он умер из-за тебя? - осторожно предположила Лара. Конечно, она и думать не могла, что Анна Лотенийская может влюбиться за две недели на всю жизнь. Я сама никогда не догадывалась... И очень сильно хотелось встряхнуть себя за плечи, надавать пощечин и сказать что-нибудь жестокое и злое, лишь очнуться. Но ничего не получалось...
  - Нет. Никто в этом не виноват. В Вирито-дорато постоянно погибают маги, - я говорила спокойно. Маги всегда должны уметь сдерживать эмоции, поскольку их неконтролируемый разгул способен привести к непредсказуемым последствиям.
  - Кем он был? - еще более осторожным тоном спросила Лара. Неужели думает, что сейчас я разрыдаюсь и расскажу историю великой любви? Может быть, позже я ей все и расскажу, но не сейчас. Сейчас раны мои слишком свежи и слишком велика вероятность разгула моей магической силы... А я не хочу собственные останки с люстры соскребать.
  - Человеком. Магом. Хорошим человеком и магом. И он многое значил для меня, - сухо и холодно выдавливала я из себя мучительные подробности.
  - Мне жаль, - Лара явно чувствовала себя неловко. Что ж, не стану осуждать ее. Со мной всегда нелегко, когда я замыкаюсь в себе.
  - Все будет в порядке. Я справлюсь, - снова повторила я безразличным тоном. Конечно, мои спортивные штаны, чипсы и мороженое говорили о прямо противоположном варианте развитии событий. Но, нужен же мне небольшой промежуток времени на акклиматизацию.
  - Маги не всесильны, - Лара повторила мою излюбленную фразу.
  - Но маги чертовски близки к тому, чтобы казаться всесильными, - через силу выдавила я из себя улыбку. Она получилась не слишком жизнерадостной, но на первое время сойдет.
  
  
  
  
  В аудитории Љ 3 для практических занятий по боевой магии кафедры боевой магии Аллорского Государственного Университета Магии, Чародейства и Колдовства имени Анны Аллорской за время зимней практики ничего не изменилось. Что и следовало ожидать. Магистр Оральт по-прежнему громогласно орал, пугая третьекурсников (наша хрупкая психика уже была изрядно закалена общением с этим господином). Все без исключения хвастались своими "великими" победами над нежитью, скромно умалчивая о своей скромной роли в этих победах. Только я и Кристина отвечали короткими и резкими фразами, отбивая у всех желания узнать о степени сомнительности наших побед.
  - Итак, первое занятие, и, несомненно, мы разберем особо выдающиеся ваши заклинания и поступки, совершенные за время зимней практики, - злорадно потер руки магистр Оральт. Я без всякого энтузиазма привалилась к мраморной колонне, размышляя над тем, как побыстрее с этим развязаться.
  - Господин Дигори и господин Лиэрский, - вперед робко шагнули Сет и Этериэль. Краем уха я слышала о каком-то скандале в Светлом Лесу, но не хотела вникать в суть чуждой мне проблемы. Однако, узнав, что к данной проблеме приложил свою руку Сет, мне даже стало любопытно. - Кто позволил вам, дражайший Дигори, поднимать из могил светлых героев эльфов, ругающихся как тролли и пьющих, как гномы? И еще на пьяную голову колдующих? Консилиум магов две недели разбирал, как вы их такими умудрились поднять, да еще с уровнем магических сил около среднего!!!
  - Я не специально, - ответил Сет, насупившись, как благородный эльф. А, все-таки, он гений, хотя и не признанный. Наверное, поэтому его не исключили, не смотря на девятнадцать вызовов к ректору. Даже я начинаю завидовать, не смотря на все мои хваленые способности...
  - А, как вы, Лиэрский позволили творить подобные бесчинства в вашем родном доме? - обратился магистр к эльфу, прекрасно понимая, что Сета ему не пронять, только нервы свои потратит.
  - Я не нянька, - презрительно фыркнул эльф. Сет закатил глаза, изображая вселенскую скорбь и обиду на эльфийский манер. Видимо, в Светлом Лесу он не только некромантией занимался, но и доводил великих и ужасных...
  - Отлично, но с какой радости вы пили вместе с восставшими сородичами, а затем цитировали особенно выдающиеся строки курсовой Лотенийской об эльфах, но репликами Стоуна? - продолжал магистр наступление. Да, мне даже захотелось эти речи послушать...
  Даниель между тем засмеялся лестному сравнению. Магистр Оральт обратил свой царственный взор и на него. Интересно, магистру сегодня кто-то уронил на ногу пианино? Просто логических причин для его злости я не находила.
  - Даниель Стоун и Эмили Райдер. Эльрийские горы. Решили повторить подвиги Лотенийской с местными вурдалаками? Не учли только, что сезон не тот и они голодные и злые!? И еще Райдер вознамерилась уничтожать нежить повышенного класса опасности хилыми пульсарами, которые даже таракана не испугали бы?! И с чего вы взяли, что если Лотенийская выходит сухой из воды, совершив свои фееричные глупости, то у вас тоже получиться!?
  - Лотенийская неповторима, - ехидно добавил Сноб. Будь у меня настроение получше показала бы ему свою неповторимость каким-нибудь заклинанием, от которого не защитишься как от самовозгораний.
  - О ней мы еще поговорим, - коварно пообещал магистр. - В отличие от вас Дивополис, она в ку-клукс-клан не вступала! Герой инквизиции нашелся! Устроил охоту на магию кочевников! Руководство Университета еле отмылось! И если бы не связи вашего дядюшки!!!
  - А вы бы выдали его представителям того съезда полуразумной нежити, где он кикимору кольцом Сансары уничтожил - и все проблемы решены, - посоветовала я. Да, не могу остаться в стороне, когда есть возможность задеть моего любимого Сноба.
  - Лотенийская и ее шубка вурдалака! И новаторское излечение зубной боли у химер! Какие еще сувениры привезли из Вирито-дорато? - поинтересовался в конец разозленный магистр. Отлично, проверим, как я смогу держать маску.
  - Печень упыря, сердце стриги и набор когтей с левой лапы ротара. Вам что-нибудь подарить? - честно я поведала обо всех сувенирах. Магистр не ожидал такой честности. И столь щедрого предложения...
  - Свазильская! - рявкнул он, признавая, что с сумасшедшими общаться - себе дороже.
  - А что я? Куда нам простым смертным до возвышенных чувств великой и ужасной, - хмыкнула она. А, раньше ведь, до заикания пререкаться с магистрами боялась...
  - Лотенийская, - коварно обратились снова ко мне. Нет, неужели кто-то думает, что я сорвусь до банальной истерики? И не собираюсь я обнажать свою душу перед скопищем чужих мне людей.
  - А что я? Куда мне великой и ужасной, копошиться в мелочных обидах простых смертных? - передразнила я Кристину, изображая доведенную до крайности самовлюбленность и презрение ко всему окружающему миру.
  - Отрабатывать заклинания Сфер! БЫСТРО! - прибег к своему любимому аргументу магистр. Что ж, кто станет его осуждать за то, что он не жаждет разбираться во всех перипетиях сложных взаимоотношений нервных студенток, склонных к бурным истерикам...
  
  
  
  Еще тогда, когда отца арестовали по подозрению в некромантии, я полюбила долгие поездки по кругу в общественном транспорте. Прекрасно убивало время и позволяло как можно реже появляться дома. Да, и тут практически нет возможности встретить своих знакомых - маги не пользуются общественным транспортом, прекрасно заменяя его телепортацией. Обычно я сама магией не брезговала, но сейчас мне было необходимо проехать этот лишний круг. Я не думала, просто рассматривала проплывающие за окном пейзажи, изредка разбавляя любование природой воспоминаниями о том, что и где я не к месту наколдовала.
  Дома я почти не появлялась. Целыми днями сидела в Университете, проявляя такие чудеса трудового энтузиазма и героизма, что меня выставляли уже даже с кафедры телепатии. Потому я и начала проводить время либо в бесцельных поездках по кругу, либо в бесполезных заседаниях в ночных клубах...
  Было уже темно, когда мне надоело кататься, и я решила пройтись пешком. Бродить одна я перестала бояться лет в двенадцать, когда освоила худо-бедно заклинания боевой магии. Конечно, в том возрасте таким колдовством я могла нанести больше вреда, чем пользы, да и заклинания были примитивными и сырыми, но я была горда. Сейчас же, когда за моими плечами уже с десяток уничтоженной нежити, мелкая шпана и городские маньяки меня совершенно не пугали.
  - Эй! - меня не слишком вежливо окликнули в первом же переулке. Честное слово, предпочла бы упыря. В него можно, по крайней мере, полноценным боевым заклинанием запустить, а не жалкими молниями по ветвистой территории. Я продолжала идти, не обращая никакого внимания на звуковой фон, потревоживший мое шаткое спокойствие.
  - Эй, мы к тебе обращаемся! - крикнули мне менее дружелюбным тоном. Я картинно закатила глаза, медленно посчитала до десяти и, ласково улыбаясь, обернулась к ним.
  - Может быть, пойдете своей дорогой, и мы обойдемся без лишней крови? - спросила я, поигрывая аккуратненьким пульсаром, отсвечивающимся серебристым огнем в моих глазах, что придавало моему облику нечто потустороннее и пугающее.
  - И ты думаешь, что мы этого испугаемся? - откровенно рассмеялись мне в лицо. Кто это у нас такой смелый? Не знают, что ли золотого правила боевых магов: если генерировал заклинание - используй. А боевой пульсар, даже самый простой - грозное оружие. Это я наглядно и продемонстрировала на примере мусорного бака, громко взорвавшегося от столкновения со "светлячком".
  - Не боитесь светлячка, а кто сказал, что я не способна на большее? Может быть, я коварно замышляю поднятие десятка озлобленных трупов, вон за тем поворотом? - продолжила я голосом страшной некромантки, параллельно все же подняв довольно серьезные щитовые чары с шокирующим эффектом. Если кто-нибудь рискнет подойти поближе - получит заряд тока. Не убьет, но сознания лишит, если уж вурдалаки в обморок падали...
  - Тебе нельзя, - робко подал голос один из толпы, явно где-то слышавший что-то о запрете использования боевых заклинаний в черте города без специального разрешения. Не знал он того, что данное разрешение вот уже две недели, как у меня есть, а нежить всегда можно придумать...
  - А вы уверены, что будет кому рассказать? - продолжила я зловещим тоном уманьяченного мага. А, что раз в пару лет в Аллоре обязательно находится какой-нибудь поклонник темных сил с магическим даром выше среднего, возжелавший прославиться в веках. Конечно, в большинстве случаев все заканчивается непосредственно до начала кровавых ритуалов, но иногда все же другие маги успевают слишком поздно... И, кажется, эти господа были в курсе подобной статистики, потому как неожиданно утихли и робко ожидали моих коварных действий. Или я актриса была гораздо лучшая, чем сама себе казалась.
  - Будем дожидаться моего дальнейшего морального падения или просто разойдемся по-хорошему? - спросила я, материализуя вполне реальные иллюзии со страшным громом, молниями и потусторонним хохотом... Шпана (более серьезной форме организованной преступности пришлось бы демонстрировать настоящие боевые заклинания) на удивление слаженно разбежалась. Впрочем, не стоит их обвинять в излишней трусости. Иллюзию, творимую магом моего уровня, от настоящего колдовства может различить маг как минимум моего уровня, ну, может быть, еще парочкой уровней ниже, если постарается.
  - Прекрасное представление, - услышала я тихий и вкрадчивый голос за спиной. Движением, доведенным до автоматизма, я отправила в сторону нежданного собеседника сгусток пламени, трансформирующийся в полете в дугу. И я вовсе не кровожадная, просто еще от Вирито-дорато не отошла, когда так неожиданно подкрадывается только нежить... От участи последней гражданина спасла его собственная реакция и моя небрежность, вызванная усталостью (будь это нежить, мне бы пришлось очень не сладко).
  - Не люблю лишних зрителей, - в моей руке появилась средней силы шаровая молния, эффектно щелкающая разрядами тока. Это заклинание никого не убьет, но неприятности сулит серьезные.
  - И кто ты такая? - спросил он, выползая под свет фонаря. Скользкий тип неопределенных лет и расовой принадлежности. Скорее всего, в нем намешано понемногу от каждой разумной расы, что стирает типичные черты каждой. Но его генеалогия меня не слишком интересовала. Инстинкты самосохранения брали свое, призывая убираться из этого переулка, пока на самом деле не столкнулась с каким-нибудь обиженным на общество шальным магистром.
  - Я уже, кажется, объяснила тем гражданам, не пожелавшими стать моими первыми подопытными на щедрой ниве темной магии, - продолжила я. Нельзя показывать, что я начинаю бояться. Это как с нежитью. Даже, если у тебя четверть резерва, необходимо вести себя, словно он полон. Конечно, без излишеств, но держаться надо уверенно.
  - Это моя территория, - прошипел тип. Своей внешностью он напоминал мне крысу. Я коснулась его легким заклинанием. Определенно не маг, но с десяток амулетов на нем висит. Амулеты, относительно простые, даже грубоватые, но действующие очень даже неплохо. Потому я не рискнула лезть дальше.
  - А у меня полноценное заклинание боевой магии в руках. И в этот раз я попаду, и никто не станет возражать, если я скажу, что приняла тебя за нежить, - грозно ответила я. Кажется, один из его амулетов немного искажает магию, направленную против него, наверное, поэтому моя дуга и не попала. Но я была бы ни я, если бы не знала как обходить подобные трюки. Кроме того, есть класс заклинаний, которые просто невозможно отвести подобным образом... В общем, я чувствовала себя вполне уверенно.
  - Успокойся, принцесса. Пока что я с мирным предложением. Я - Эл и мне нужен боевой маг, - тип улыбнулся, обнажая кривые и гнилые зубы, от чего сходство с крысой только усилилось. И, боги и демоны! За кого меня принимают? Я же примерная студентка элитного учебного заведения!
  - Боевой маг я только в перспективе далекого и светлого будущего, в котором нет места сомнительным предложениям. Так, что всего хорошего, Эл, - пытаясь изобразить из себя магистра Тревеса, прошипела я.
  - Может быть, для начала выслушаешь мое деловое предложение? - продолжил сей субъект. Нет, мне определенно надо менять имидж - подобными делами занимаются только личности, исключенные из учебных заведений за пристрастие к чему-нибудь незаконному.
  - Если ты настаиваешь, - безразлично пожала я плечами. И куда катится мир. Прежняя Анна Лотенийская бежала отсюда с визгом и боевыми пульсарами. Я же собиралась выслушать сомнительное предложение этого сомнительного типа да еще и в таком сомнительном переулке.
  - У меня есть небольшое заведение, - осторожно начал мой собеседник.
  - Фантомы не творю, охраной не подрабатываю, - коротко отрапортовала я. Была подобная практика на моем веку, еще на первом курсе и в старших классах. Из охраны меня убрали, после того как мой первый боевой пульсар победоносно пролетел по кафе, целенаправленно преследуя менеджера меня нанимавшего, по пути разбивая всю стеклянную посуду и насмерть перепугав мирное население. С фантомами я работала в одном ночном клубе, создавая с их помощью что-то вроде спецэффектов (многие студенты-маги подрабатывают таким образом). И все было неплохо, пока однажды владелец клуба не организовал тематическую вечеринку, попросив меня наваять монстров пострашнее. Никто не ожидал от моих монстров такой реалистичности, сопровождающейся к тому же их практически осязаемой формой. В общем, в клубе в ту ночь тусовались в гордом одиночестве я, Лара, непосредственное начальство (оно так и не поверило, что монстры были плодом моего воображения и несложных заклинаний) и парочка неадекватных типов, которым на все вокруг было наплевать.
  - Нет, в моем заведении проводят магические бои, - продолжил тип соблазнять меня перспективой быть размазанной по защитному полю забавы ради. Все, дальше деградировать некуда. Подобным занимаются либо совсем безбашенные личности, либо те, кто с треском пополам окончил Магическую Школу.
  - Я не рискую своим здоровьем и магическим даром ради забавы толпы. И, вообще, я из приличного магического общества, - состроила я оскорбленную невинность.
  - Ты все же подумай, - мой собеседник гаденько улыбнулся, протягивая мне визитную карточку. На черной бумаге вычурным подчерком золотыми буквами красовалась надпись "Бар Золотой Дракон. Настоящие бои магов". Когда я подняла глаза, Эл исчез. На его месте осталось облачко дыма. Вот предназначение еще одного амулета, либо телепортация, либо невидимость. Впрочем, неинтересно, а мне пора домой. Но карточку я все же в карман куртки положила, может быть захочу посмотреть на настоящие бои магов. Или Жоржу подарю, чтобы он по-новому оценил насколько магия и все такое прикольно...
  
  
  Голова устало упала на прохладную подушку. Переодеваться или идти в душ не было ни сил, ни желания, ни настроения. Я перевернулась на бок, притянув к животу огромного ядовито-розового зайца. Первоначально он был раз в десять меньше и серого цвета, но я хотела непременно большую игрушку, а родители отказались потакать моим капризам, потому я начала экспериментировать с манипуляцией размерами. Получилось, только в качестве побочного эффекта изменился цвет игрушки, и всей комнаты, и моих волос заодно. С последними эффектами мама, проклиная мой энтузиазм и талант на неожиданные последствия, справилась спустя пару дней. А цвет зайца остался таковым как память о первом самостоятельном заклинании.
  Моя комната была своеобразным памятника всем моим увлечениям, которые не нравились моей маме, или же самым неожиданным последствиям моих первых магических опытов. Сродни этому зайцу или надкусанному персику в гостиной (в Вирито-дорато я все-таки выяснила, что это было очень сложное защитное заклинание, а не магическая помолвка, но снять сие заклинание могли только оба заклинателя, потратив при этом в пять раз больше резерва, чем было затрачено до).
  Я снова перевернулась на спину, небрежным жестом, активируя звездную панораму под потолком. Мама придумала это занятие, дабы чем-то занять мой неспокойный дух, чтобы уберечь квартиру отмоих экспериментов на ниве магии. Сработало. Целую неделю я увлеченно рисовала звезды и заполняла схему, аккуратно начертанную мамой. А потом я решила научиться летать...
  Я продолжала лежать в постели, внимательно осматривая собственную комнату. Она стала настолько привычной, что половины вещей я уже не замечала. Как, например, целую стенку с плакатами рок-групп, которые я слушала в подростковом возрасте, а сейчас даже названия половины вспомнить не могла, не говоря уже о песнях. Или пыльная колония кукол и плюшевых игрушек. Книжный шкаф с эльфийскими балладами, парочкой вампирских стихотворных сборников, автобиографией одного гнома, десятком словарей и тщательно замаскированным под справочник по телепатии прадедушкиным дневником. Творческий беспорядок на столе с моими конспектами и учебниками...
  Мой мир, в котором я всегда находила успокоение и утешение. Даже, когда было больно и страшно. Сейчас же даже здесь я не могла спастись от боли и одиночества. Как никогда хотелось свернуться калачиком и не вылезать из-под одеяла. Или дождаться, когда этот страшный сон кончится. Но это был не сон, и это был не выход. И я не хотела плакать. Но каждую ночь я снова плакала, прижимая к себе плюшевого зайца ярко-розового цвета. И легче не становилось, даже не смотря на то, что просто не оставалось времени, чтобы вспоминать о Тэмине...
  
  
  Очередной практикум по некромантии. Какие-то колбочки, пробирки, яды. И я ни на чем не могу сосредоточиться. Неудивительно, я за эти полтора месяца ни одну ночь больше трех часов не спала. А в голове невероятная круговерть от дат, фамилий, сложных названий и заклинаний. Но это ни капельки не волновало магистра Самуила, поставившего меня перед фактом, что я должна сварить какое-то зелье седьмой степени сложности (это уровень аспиранта кафедры целителей), то есть уровень, далекий даже от моих гипотетических способностей. Магистр стоял надо мной злобным коршуном, ожидая подлой диверсии, видимо химероида ему не хватило... Ничего. Сейчас я ему какого-нибудь василиска выведу, и будет у нас вечный памятник великому некроманту.
  Дабы, лишний раз не злить магистра, я симулировала похвальное рвение к получению знаний, со скучающим видом в произвольно выбранном порядке, добавляя к кипящей жидкости, произвольно выбранные элементы. Любой другой нормальный магистр уже давно бы отогнал меня от колбы, влепил двойку и отправил в кабинет заведующей кафедрой телепатии. Но магистр Самуил никогда не был нормальным магистром. Именно поэтому он, каким-то чудом избегая сердечного приступа, в последний момент отдергивал мою руку от колбы, добавляя нужный ингредиент и с мрачным видом делая пометки у себя в блокноте.
  - Ничего не трогай, Лотенийская! Я сейчас вернусь! - опомнившись, магистр совершил бросок через всю аудиторию к Сету, из колбы которого доносился непередаваемый аромат разлагающихся остатков чего-то протухшего и раздавались не менее подозрительные звуки.
  - Хорошо, - бесцветным тоном бросила я, желая только провалиться в сон дня на два-три. Но, дабы не заснуть, стоя над зельем, я начала разглядывать ровные ряды баночек и колбочек.
  Ничего интересного, нового или необычного здесь не было. Если учитывать, конечно, что находишься на кафедре некромантии, в противном случае содержание данных баночек могло нанести непоправимый ущерб даже отнюдь не хрупкой нервной системе. Особый ужас наводили расфасованные части нежити и глаза какого-то земноводного, использующиеся исключительно музейными реликтами вроде магистра Самуила. Все современные некроманты заменяли их определенными химическими реактивами, продающихся в специализированных заведениях.
  Я всегда была за прогресс, но сообщать магистру Самуилу, что его методы устарели, не решилась даже, если бы была отчаянным камикадзе. Именно поэтому я тщательно изучала надписи на непрозрачных банках, стараясь не думать об их содержимом, таком как "Когти кикиморы сушеные" (там совершенно точно лежит один накладной ноготь, потерянный мной еще на первом курсе). Или "Левый глаз гарпии" (по каким критериям и свойствам он отличается от правого, я даже же думать не хотела). Далее шли "Толченые лягушачьи лапки" (на деле специальный порошок, который я сама лично насыпала в эту банку две недели назад, проводя добровольную инвентаризацию помещения). А в "Чешуйки василиска" какие-то доброжелатели в незапамятные времена насыпали пайеток и стразов (никто не знал об этой подмене, поскольку данный ингредиент используется только в одном зелье, которое никто не готовит). Последней на полочке стояла красивая бутылочка из темно-зеленого стекла с неаккуратной надписью, к тому же криво приклеенной "Настойка нетопыриных когтей". Самый сильный яд, который только придумали маги. Яд, против которого нет противоядия, но безумно романтизированный одним эльфийским поэтом. Того поэта потом хотели подвергнуть уголовному преследованию за то, что сотни несчастных влюбленных последовали примеру героев его книг, глотая данный яд...
  Речь в данном произведении искусства (неплохой, кстати сказать, балладе) шла о несчастной любви прекрасной эльфийской принцессы (куда же без нее) к простому эльфу пастуху, который дивно играл на свирели. Пастух, который в конечном итоге еще и принцем каким-то оказался, тоже воспылал страстью к данной принцессе, а всего его песни стали звучать в ее честь. Родители принцессы, светлейшие и мудрейшие, не разглядели в пастухе его королевского происхождения, потому попытались оградить свое драгоценное чадо от тлетворного влияния простолюдина, заперев принцессу на тысячу замков. Влюбленные некоторое время, молча страдали, пока некая добрая душа не надоумила принцессу выпить настойку цветков мандрагоры (она имеет схожий цвет и запах с настойкой нетопыриных когтей, за исключением того, что приготовленная определенным, весьма сложным образом, вместо смерти вызываетглубокий сон без признаков жизни). Эльфийка, недолго думая, выпила данную настойку. Но, видимо, от переполняющих ее душу страданий (или же от большого ума) забыла предупредить возлюбленного. Видимо она вообразила, что о гибели принцессы никому не сообщат, тихо и быстро похоронят в семейном склепу, откуда она радостно побежит к своему любимому (некоторые любимые таких восставших из мертвых могут серебряным штырем в сердце отправить назад).
  Итак, прекрасный пастух, естественно узнал о ее кончине. Рискуя, жизнью, честью и своими многочисленными достоинствами, он тайно пробрался в ее фамильный склеп, дабы лично проникновенно порыдать над хладным трупом возлюбленной (двадцать страниц рыдал!). И далее по законам жанра он закололся верным мечом (откуда у пастуха, даже эльфийского меч!?).
  И пока, он, грезя о сладком миге, когда снова будет с ней вместе, отбывал на тот свет, эльфийка очнулась от летаргического сна. И тут же разразилась своим проникновенным плачем (двадцать три страницы!). И от горя она выпивает настоящий яд, зачем-то спрятанный в кармане парадного платья. На утро их нашли светлейшие родители. Прокляли себя за то, что чересчур нетерпимо отнеслись к юношескому максимализму дочери. Потом еще выяснилось, что пастух и вовсе принц... В общем, горю их не было предела, а на месте гибели несчастных возлюбленных выросли прекрасные розы, символизирующие вечность их любви...
  Еще в школе, когда мы проходили это произведение, преподавательница (весьма экзальтированная особа, помешанная на трагедиях) задала сочинение на тему "Выпили бы вы настойку нетопыриных когтей, узнав о смерти возлюбленного (ой)?". Не помню дословно, что я написала. Наверное, посмеялась над эльфами в целом, над умом этих влюбленных, сказала, что проблему надо было решать другими методами, еще парочку бесполезных насмешек. А, что я думаю сейчас? Может быть, правда, лучше уйти, если жизнь без него такая мука? Если отбросить прочь, все эти рассуждения о том, что он хочет, чтобы я жила, что я должна жить? И эта настойка так близко. Может быть, это и есть ответ на вопрос...
  Я задумчиво посмотрела на пузырек, плавно перекочевавший в мою руку. Красивый темно-зеленый, колдовской цвет, приятный свежий запах, и на вкус она, наверное, приятная. Но, если верить учебникам по травологии, она не имеет вкуса. И смерть наступает быстрая и безболезненная. Наверное, поэтому ее и выбирают нерешительные влюбленные. Да и пузырек с едва флуоресцирующей жидкостью будет красиво смотреться. Любопытно, как будут смотреться мои разлагающиеся останки? Что там вообще, после смерти: райские кущи или огненный ад? А, может быть, бесконечная долина вечных призраков-ветров, как у кочевников?
  - Лотенийская, что ты делаешь с настойкой нетопыриных когтей? - прервал мои философские размышления магистр Самуил. Я даже растерялась от неожиданности, не подумав о том, что магистр опасался непредсказуемых свойств зелий, в которые добавляются не учтенные в методике компоненты.
  - Размышляю о вечном, - честно ответила я, повертев в руках пузырек. Зеленоватая жидкость красиво переливалась на солнце, навевая мысль о драгоценных камнях.
  - О чем? - спросил магистр, еще не понимая в чем конкретно дело, но шестым чувством ощущая, что ни к чему хорошему подобные размышления в моей интерпретации привести не могут.
  - О бессмысленности нашей жизни, - сказала я ровным тоном. Самое забавное, что я сама не знала, насколько серьезны мои речи. То есть в следующий момент я могла либо поставить настойку на полку, ляпнув какую-нибудь глупость, претендующую на остроумие, либо залпом ее выпить. А, если не знала я, то куда уж магистру Самуилу...
  - Лотенийская, отдай бутылочку, - подозрительно ласковым голосом, которым обычно говорят с маленькими детьми и душевнобольными, попросил меня магистр. Видимо, он пришел к выводу, что в независимости от моих дальнейших планов, конфисковать у меня бутылочку - самый лучший выход.
  - Ловите, - ни капельки не задумываясь над дальнейшими последствиями, я бросила бутылочку в произвольном направлении. И все бы закончилось максимум разбитой посудой и моим вызовом к заведующей кафедрой телепатии, если бы не одно НО. И НО это звали Кристина Свазильская...
  Она, не успев подумать, прицельно попала в бутылочку тонким росчерком серебристой молнии. И обвинить ее толком не в чем. Нет, то есть обвинение несомненно будет и наказание тоже, как и у меня. Но понимаю я ее прекрасно. Со временем маги учатся не отпускать заклинание до того момента, пока не убедятся в необходимости его применения, но неопытные боевые маги этого не умеют. Нас пока что учат реагировать подобным образом на опасность (в реальности лучше выпустить парочку лишних молний, чем слишком долго раздумывать, становясь обедом нежити). За примерами далеко ходить не надо. Не далее, как вчера, противный соседский мальчишка, по своей дурной привычке нежданно выскочил на лестничную площадку с боевыми воплями (есть у него дурная привычка подобным образом пугать добропорядочных соседей). Вместо моего привычного визга, нецензурной тирады на тролльем (его родители маме очень пространно пожаловались, узнав откуда их дитя пополнило свой лексикон) и обещаний пустить некромантам на опыты, я, не задумываясь, запустила в него вполне себе полноценным боевым заклинанием. В последний момент я успела его развеять во вполне безобидную силовую волну, всего лишь сбившую его с ног. Но огненную стрелу подросток запомнил надолго, лихо пробежав три лестничных проема... Зато теперь, едва меня завидев, сразу же ретируется в противоположном направлении со скоростью света.
  Но, вернемся к нашим баранам. Заклинание Кристины тонким росчерком столкнулось с бутылочкой. Вот именно по этой причине настойку нетопыриных когтей запрещено держать в одном помещении с боевыми магами. В прямом контакте с магией он начинает заполнять все помещение едким дымом со специфическим ароматом помоев. Нет, дым практически безобиден для здоровья (магия каким-то образом трансформирует яд во что-то обыденное), но неприятных ощущений хватает.
  С мамой разбираться мне совершенно не хотелось, как и слушать проповеди магистра Самуила. Было просто горько и противно, словно какое-то ужасное послевкусие. Потому я просочилась сквозь стенку на молекулярном уровне, постыдно затерявшись в толпе студентов, пришедших поглазеть на дивную картину...
  
  
  Я посмотрела на часы. Удивленно осознала, что уже два часа ночи. Надо же к чему привело мое бесцельное брожение по улицам города, лишь бы куда-нибудь убежать. С еще большим удивлением я заметила, что стою у некого бара "Золотой Дракон", где, если верить, крысообразному субъекту Элу, проходят настоящие бои магов. Что ж, действо на самом деле эффектное и интересное, тем более что лично принимать участие я не собиралась, а занять досуг чем-нибудь надо, если учеба больше не помогает...
  В бар я прошла без особых затруднений, заплатив вполне посильную сумму. Внутри помещение меня ничем не впечатлило. Средней руки заведение, где в равной мере перетасованы все представители разумных рас, не самых благородных кругов. Удивительным было то, насколько органично я в эти круги вписывалась, не смотря на свое происхождение и воспитание.
  На сегодня было запланировано три дуэли, первая из которых долженствовала начаться через несколько минут. Имена этих магов мне ничего не сказали, а общие фразы о любимых ими заклинаниях (вроде полыхнет сзади, а потом спереди шаровой молнией шарахнет) не привлекли внимания. Поэтому я со скучающим видом заказала легкий напиток, заняв наиболее чистый стул (впрочем, я все равно его продезинфицировала специальным заклинанием), начала ждать будущее великое действо.
  Первый бой меня откровенно не впечатлил. Простенькие заклинания, донельзя пафосные маги - более низкие вариации ТБМ. Впрочем, соперники были примерно равны по силам, и интрига сохранялась до конца. В остальном же, мы гораздо эффективнее разминались на боевой магии.
  - Скучаешь? - с пьяной улыбкой подсел ко мне тролль, по-хозяйски положив руку ко мне на плечо. Его ударило не слабым разрядом электрического тока.
  - Нет, - ответила я, генерируя на кончике пальца тонкую огненную дугу, готовую, однако, при необходимости перерасти в полноценную боевую. Что поделаешь, если тролли только язык силы понимают, даже в наш цивилизованный век.
  - Ты бы сразу сказала, что ведьма, - обиделся он. С ведьмами предпочитают не связываться даже столь неразборчивые в связях представители этой разумной расы. Или, может быть, я слишком много силы, тьфу, души в свои электрические разряды вкладываю?
  За этой увлекательной беседой начало второго боя прошло незамеченным. По сравнению с первым, в нем добавилось немного разнообразия. Правда, сводилось оно к риску для жизни посетителей бара. По правилам дуэлянтов должно окутывать непроницаемое магическое поле, завершающее свое действие по признанию поражения одним из них. Однако организаторы боев о таких тонкостях не знали, а сами бойцы были такого уровня, что их барьер собственных заклинаний сдержать не мог. Поэтому тихо матерясь, я выплела сложный защитный щит от наиболее ретивых заклинаний.
  - Добрый вечер, - ко мне подсел странный тип из переулка.
  - Здрасьте, - без особого энтузиазма ответила я. На его бы месте не сидела столь спокойно, в этот стул уже две молнии попало.
  - Не находишь состязание увлекательным? - спросил он, указывая на арену.
  - Это увлекательно только для тех, кто понятия не имеет о боевой магии. Ну, может быть, еще для школьников, только изучающих магию, - выдала я свое честное мнение. Дело в том, что настоящие магистры боевой магии не станут растрачивать свои силы и время на подобную ерунду. И это не пафос или какое-то возвышенное представление о своих коллегах. Есть много клятв, обязательств и психологических экспертиз, которые проходят боевые маги на своем долгом пути. И мы скорее станем немного полоумными борцами с нежитью, увлечемся темной магией, чем займемся подобным. Магические бои без правил удел отчисленных студентов...
  - Может быть, ты смогла бы показать настоящий класс, - сделали мне выгодное предложение. Нет, честное слово, я сюда случайно зашла.
  - Я похожа на идиотку, которая настолько отчаянно нуждается деньгах, что готова загубить собственную жизнь, репутацию и будущую карьеру? - вопросила я. Мой собеседник окинул меня продолжительным взглядом. Настолько продолжительным взглядом, что я серьезно начала сомневаться в респектабельности собственного внешнего вида. Свитер что ли из прошлой коллекции, а того пятна от желчи стриги на джинсах не видно, я лично три часа, половину резерва и кучу нервов потратила, выводя его...
  - Ты похожа на человека, которому больше нечего терять, - после продолжительного размышления ответил Эл. Я неожиданно вздрогнула. В чем-то этот тип прав. Девочки в дорогой одежде редко ходят по темным переулкам неблагополучных районов и таким вот барам, еще реже они применяют полноценные заклинания боевой магии и вступают с кем-либо в конфликты. Может быть, все мои поступки сводились как раз к поиску альтернативы настойке нетопыриных когтей... Или я просто до сих пор не могу понять, что я потеряла...
  
  
  В последнее время мне плохо спалось. Да, что там говорить, я практически не спала. Если первый месяц после возвращения из Вирито-дорато, я просто падала без сил и организм с боем вырывала часы для отдыха, проваливаясь в небытие, то сейчас меня начали мучить кошмары.
  В этих кошмарах постоянно кто-то умирал, а я не могла помочь, не смотря на то, что была рядом, только руку протяни. Чаще всего это был Тэмин, но иногда и брат, папа, мальчишка-оборотень, иногда совершенно незнакомые люди и не только. И все эти смерти сопровождались выкачивающей все силы, иссушающей душу магией смерти. Я уже сама устала просыпаться от своих истошных криков...
  Часто магия смерти переходила в нечто другое. Невыносимо яркое зеленое сияние, разрывающее каждый кусочек тела нестерпимой болью. Но страшно было не это, пугало то, что просыпаясь, я понимала, что боль терзала не меня, но я управляла ею, заставляя страдать тех, кто принимал облик моих родных. И это было бы просто кошмаром, если бы проснувшись я не чувствовала леденящего пота, оседавшего на дрожащих кончиках пальцев магией смерти...
  Я перестала ходить в Университет. Где-то шлялась целыми днями, ни о чем не думая. Впрочем, боль от смерти Тэмина отступила, затерявшись где-то в веренице чужих страданий. Я читала, кажется, в Вирито-дорато, а, может быть, и в библиотеке Университета, что магия смерти иногда помогает своему носителю таким вот образом. Когда тебе настолько больно, что не можешь вынести, она вытесняет твою боль, погружая сознание в забытье. Обычно это заканчивается сумасшествием. И я сама не знала, хочу ли я с этим бороться...Еще где-то я читала, что магия смерти, наоборот, помогает справляться с трудностями.
  Ни мама, ни Лара, ни дух прадедушки не могли вытащить меня из этого апативно-депрессивного состояния, грозившего в любую секунду вырваться мощнейшими заклинаниями. И я сама не знала, как с этим бороться. Я знала, что делать, когда мне больно, я знала, что делать, чтобы заставить себя жить дальше, но я совершенно не знала как бороться с магией смерти. Я с ранних лет ее инстинктивно боялась, возводя барьеры и стены, а сейчас меня столкнули с ней лицом к лицу...
  Чтобы не думать ни о первом, ни о втором я начала усиленно копаться в каких-то старых прадедовых записях. Раньше это меня всегда отвлекало, по крайней мере. К тому же это касается моей будущей курсовой работы, темой которой являлся один харизматичный темный маг, который вел деловую переписку с прадедом. Так что я совмещала два полезных занятия... Пока что ничего, кроме обмена нетрадиционными (с принесением кровавых жертв потусторонним мирам) рецептами от ревматизма и склероза я не нашла. Ну, еще была парочка забавных сравнений и характеристик великих и ужасных магов той эпохи. Но боюсь, что этих шедевров эпистолярного жанра не оценит комиссия магистров в наши дни.
  И тут из ниоткуда выскочила бумажка, определенно написанная другим подчерком, и на другой бумаге. И язык был более древни, чем тот, что был в обиходе в те относительно недавние времена, когда жил и здравствовал мой прадед. И, естественно я не смогла удержаться от соблазна и начала читать, искренне надеясь, что это не принадлежит их перу, потому что еще одного рецепта, по которому в пору фильм ужасов снимать, моя психика не выдержит.
  "... Ее привезли из какого-то полудикого племени, чтобы она стала женой королевича Орра, наследника престола Солнечной Империи. И вся Империя задается вопросом: кто она такая? Надменная, гордая, резкая на слова и совершенно не обремененная хорошими манерами дикарка, за которой верной тенью летает дракон размером с упитанную кошку. Она вне всяких сомнений красива, возможно, слишком, никто не отрицает наличие у нее ума, кажется, она дочь какого-то вождя, но разве это достаточно для того, чтобы стать правительницей целой Империи? Но что же стало этим поводом? Великие силы кочевников. Силы, дарованные древними богами, власть, которую так жаждут заполучить уже многие поколения магов...
  К ней все относились с определенной долей настороженности, а порой даже совершенного неуважения. Она же смотрела на окружающих с нескрываемым презрением, не считая даже нужным скрывать свое отношение к тем или иным людям, вне зависимости от их места в обществе. Откровенно насмехалась над старшими советниками, но с неподдельным уважением вела беседы с нищими бродягами-прорицателями, сошедшими с ума от своего дара. Она называла их братьями по несчастью, тебе кто живет вне времени и несет на плечах бремя человеческих душ. От нее ничего невозможно было скрыть ни какими заклинаниями и амулетами. Ей достаточно было одного взгляда, чтобы исчезли все чужие тайны, и все боялись этого взгляда. Прекрасная принцесса кочевников, которой открыто ВСЕ.
  Она никогда открыто не колдовала при дворе, обладая тем не менее всеми возможными и невозможными способностями. Когда-то она объясняла магистрам, что ее магия, не такая как их. Она рассказала трогательную историю о любви древней богини к смертному. Любви, заранее обреченной и несбыточной. Но богиня подарила древнему вождю кочевников великий дар - умение слышать Ветра, поющие в Долине Водопадов. И этот дар передался потомству того вождя, принеся в мир совершенно обособленную касту магов - Тех, Что Видят и Защитников Невинных Душ. Она много говорила о своей религии, о представлении кочевников о магии. Магистр Вольт начал называть ее магом Смерти, потому что Поющие Ветра - Души Умерших. А сама волшебница, могла свободно открыть двери в их царство...
  К королевичу Орру она относилась сдержанно, если не сказать холодно. Но в то же время, никто не сомневался в ее искренности. Сам королевич, если и не был влюблен в странную дикарку, то был очень сильно увлечен. И потому большим ударом стала ее страсть к тому магу...
  Все началось со страшных пророчеств, от которых она просыпалась по ночам с криком. Она, путаясь в словах и собственных эмоциях говорила об ужасающем мире зеленого сияния, мучающим чужие души. Бессвязно бормотала о чудовищах и армии зеленого сияния, которые темной тенью накроют земли, навсегда уничтожив Солнечную Империю. Она перестала спать и есть, тенью бродила по замку, все сильнее путаясь в своих видениях. Тогда прислуга впервые услышала в ее речах имя Предводителя.
  Сумасшествие принцессы кочевников закончилось также быстро, как и началось. Она снова начала спать по ночам, перестала говорить о зеленом сиянии, но с каждым днем становилась все мрачнее. На расспросы магистра Вольта, с которым она подружилась, девушка однажды неохотно ответила, что впустила в свою душу Магию Смерти. Настоящую Магию Смерти, не ту, что таковой именовал он. Это дар извлекать энергию из чужой гибели, плохой дар, потому что он идет из тьмы богов Младшего Круга, но в то же время он защищает от зеленого сияния. Она нырнула в самую гущу чужой боли и страданий, откуда вытащил ее этот Дар, чтобы лицом к лицу столкнуть с Предводителем. И она должна была уничтожить того, кто посмел посягнуть на запретную силу Зеленого сияния, но не смогла. Вернее, не захотела. Больше она о Предводителе не говорила... До самого дня своей свадьбы.
  Это был обычный день, мало чем выделяющийся в природе. И ритуал шел по вековым традициям, пока в самой его середине принцессы не рассмеялась истерическим смехом. И она снова обратилась к речам о зеленом сиянии и Предводителе, обвиняя Верховного Советника и его дочь. Она обвиняла ее в трусости, в том, что заставила Его на что-то надеяться, верить в свою любовь, тем самым обрекая на верную гибель. Но Он выжил и теперь верная гибель грозит всему миру. И Родогона не может помешать Ему, потому что сердце ее отдано Его страданию. И отныне Ветра будут петь только для Него...
  Она плакала о том, что долина потерянных душ больше не спасает. Говорила, что магия ее народа обратилась против нее, что она ушла от своего предназначения, подчинившись слабости.
  Ее пытались успокоить, но это только сильнее разозлило. Я - не принцесса! Для детей Ветра не существует титулов! Я - Та, Что Видит, что читает судьбы на страницах душ. Великая Жрица Своих Богов! Защитница Невинных Душ! Туман в Долине Водопада Слез окрасился в зеленый цвет! И виной тому Зеленая Бездна, открывшаяся из-за вашей жестокости и трусости. Мое имя - Родогона! Несгибаемая Воля. Имя, выбранное мной самой. Имя, которому я всегда была верна. Но с ним я не хочу быть такой, с ним я Слеза Рассвета. Наименованная при рождении Л"эриэлерель!
  И после ее слез разверзлось небо, и в самом центре появился молодой маг в парадном одеянии. Он был не знаком большинству из присутствующих, но верховный советник и его дочь, изменились в лицах. Он, молча, протянул руку, и принцесса кочевников смело пошла к нему. Напоследок, обернувшись к королевичу Орру, она сказала:
  "Только он один понимает. И он не сможет справиться, если я ему не помогу"...
  
  
  Я сама не заметила, как заснула. Со старших классов за чтением не засыпала. И было этого всего один раз. Но сейчас я была уверенна в том, что сплю. При чем моей уверенности хватило бы на два вагона и маленькую тележку скептически настроенных реалистов. Впрочем, просторы моей бурной фантазии меня определенно пугали. Какая-то сюрреалистичная долина, окрашенная в кислотные тона, со скачущими на заднем плане существами, до боли напоминающими вурдалаков. Я не хочу быть новым магистром Лионой!!!
  - Неожиданно, но всяко лучше зеленого сияния, - прозвучал вкрадчивый женский голос, чем-то напоминающий шипение кошки. Я обернулась. Моя собеседница напоминала хрестоматийный вариант принцессы Родогоны - невысокая загорелая ослепительная красавица (даже по меркам нашего придирчивого века).
  - А какое отношение вы имеете к моему маразму? - по привычке я встала в защитную позу. Я всегда сначала рьяно обороняюсь, а потом уже выясняю первопричину.
  - Прямое. Я олицетворяю магию смерти в твоем сознании. А ты слишком долго меня игнорировала, - мило ответило мое определенно больное сознание. Проснусь - начну лечиться.
  - Собираюсь продолжить делать это, - честно призналась я.
  - Да ну, променяв практически единственную возможность снова увидеть его, - принцесса кочевников легко превратилась в Тэмина. Вся моя привычной уже разбитость и пустота канула в небытие, оставляя место давно позабытойагрессивности.
  - Не смей, - прошептала я, плохо отдавая себе отчет в том, что беседую лишь с плодом своего воображения. То есть главная, по-прежнему, я. Впрочем, с магией смерти никогда нельзя точно угадать.
  - Даже и не подумаю. Если он - единственный способ до тебя достучаться, - размытый образ принцессы кочевников начинал принимать вид Тэмина. Что ж, чего еще следовало ожидать от моего подсознания, кроме как очередной подставы.
  - И какова польза этой проклятой магии, кроме того, что теперь меня мучают чужие кошмары?! - перешла я на повышенные тона. Образ моего собеседника снова начал принимать вид принцессы кочевников, доказывая, что я еще над собой властвую, хотя бы в минимальной степени.
  - А ты позволь себе заглянуть в самое сердце зеленого сияния, - с этими словами подсознание довольно болезненно схватило меня за руку, погружая в это самое зеленое сияние.
  Я снова погрузилась в пучину нестерпимой боли и слепящего света, только на этот раз боль была моя собственная. И я не могла по мановению своей воли вырваться из чужого кошмара. И в самый последний момент я все-таки смогла погрузиться в магию смерти, запросто откинувшую и мою и чужую боль. Если выражаться более просто, то я будто бы упала на какую-то твердую поверхность после беспорядочного полета.
  И там, сидя, на пыльной поверхности моего подсознания я жутко разозлилась. И впервые за долгое время из моих глаз лились злые слезы, а сама я, не стесняясь выражений, проклинала и себя, и Тэмина, и этот проклятый мир, и множество вещей, совершенно к его гибели не причастных, удивляясь только тому, почему не смогла также дать вырваться своим эмоциям наяву.
  И я полностью доверилась магии смерти. Поэтому погрузилась в ровный сон, защищенный от неясных кошмаров и пустоты. Обыкновенный сон, не несущий особенной смысловой нагрузки. Просто сон. И вне всяких сомнений я была благодарна за это пусть даже и абстрактным высшим силам...
  
  
  Почему магистр Дориан считает, что знает о драконах все, если немного разбирается в их общих характеристиках и роли в мифологии человечества? И почему он сейчас собирается с безобразно самодовольным видом демонстрировать всю глубину своих познаний, не смотря на наше абсолютное наплевательство на его предмет. А, между прочим, подобному отношению есть вполне объективные причины.
  Во-первых, примерно треть этого предмета нам уже прочитал магистр Марсилий в ответ на мои петиции по поводу несправедливости в распределении тем курсовых работ. Так что именно нашей группе драконы уже в прошлом семестре являлись в кошмарах.
  Во-вторых, боевые маги в массе своей проявляли постыдное равнодушие и полное отсутствие энтузиазма и к куда более важным для будущей профессии предметам, нежели пафосные рассуждения самовлюбленного магистра о мифологических монстрах и разумных расах, прекративших свое существование более тысячи лет назад....
  И, в-третьих, личность магистра Дориана вызывала даже больше раздражения, чем легендарные магистры Самуил и Марсилий. Потому закономерным итогом служило то, что добросовестно его лекции слушали только Эмили (как самая заядлая отличница в мире магии) и Этериэль (потому как его достоинство представителя расы мудрейших светлейших и так далее не позволяло ему упасть до банального симулянства).
  Вообще, у многих вызывало справедливое возмущение то, что предмет назывался Драконологией. Тогда как самим драконам отводилось всего четыре лекции, а остальной семестр рассматривались прочие представители мифов и легенд, претендующих на звание разумных магических рас. В целом у магов есть существенные проблемы с определением параметров разумных рас. Вроде бы должны обладать разумом, магическими способностями (естественно не все представители расы, но не менее пяти процентов от общего количества). Некоторые предполагают антропоморфную форму и определенные законы жизни и смерти, под которые не попадают даже так называемые боги младшего и старшего кругов, не говоря уже о драконах и единорогах (есть классификация, где они тоже разумная раса). Но под данную классификацию прекрасно подходят также лешие, домовые, водяные и прочие представители условно разумной нежити. Между прочим, они очень на такие формулировки обижаются и регулярно проводят акции протеста с целью называться полноценной разумной расой.
  Но из далеких сфер, куда уносит меня мой разум, пора возвращаться к очередной речи нашего незабвенного магистра. Кстати, кого он сегодня отчитывает в наличии чрезмерного количества пагубных привычек, мешающих нашему ничтожному эго, изучать величайший предмет его величайших лекций...
  - И вдобавок ко всему вы откровенно спите на всех моих лекциях. И что вы можете сказать в свое оправдание? - неожиданно я обнаружила, что монотонная речь магистра, под которую на самом деле хочется заснуть, обращена ко мне. И вовсе не правда. Первые два месяца я вообще на его лекции не ходила, предпочитая добровольный труд под руководством магистра Самуила...
  - Я придерживаюсь взглядов прямо противоположных Гаристидису Темному, - невесть к чему я приплела некроманта из своей курсовой работы, уже написанной и пятнадцать раз переписанной с целью добавления новых фактов, в том числе и неординарных способов лечения радикулита (ну, не знала я чем себя еще занять)!
  - Поясните, - магистр определенно не ожидал подобного ответа. Нет, вероятно, он прекрасно знал кто такой Гаристидис Темный и что такого он сделал, чтобы быть увековеченным в моей курсовой работе (таких страшных деяний не могла придумать даже я), но магистр совершенно точно не представлял каким образом данный Гаристидис относился к драконам.
  - Неужели вы не читали многотомный труд магистра Гаристидиса под названием "Драконы и способы применения их чешуи, внутренних органов, крови и желчи в практическом деле некромантии"? - спросила я с самым невинным видом. Магистр серьезно задумался. Да, я немного преувеличила, назвав книгу толщиной в сто двенадцать страниц многотомным трудом, да и широкой известности данный бестселлер не получил, лишь случайно затерявшись на полках моего прадеда.
  - Конечно, я читал сие произведение. Но, боюсь, ваши товарищи не проявляют столь глубоких знаний, посему прошу вас проинформировать их более подробным образом, - изящно выкрутился магистр. Почему-то он напомнил мне магистра Оральта...
  - Само название говорит о том, что Гаристидис относился к представителям данной разумной расы исключительно как бесценному источнику клыков, чешуи и прочих мало приглядных частей, используемых в некоторых зельях. Впрочем, данное его отношение распространяется и на оборотней, единорогов, русалок и многих других представителей разумных рас. Собственно, он относил к разумным расам только людей и эльфов и то последних с существенной натяжкой, считая их псевдоразумными, - вольно процитировала я, опуская нелицеприятные эпитеты на тролльем, которыми изобиловала личная переписка данного нарушителя общественного спокойствия и моего прадеда.
  - Что-то я такого не припомню, - сухо выдохнул магистр. Я процитировала дословно. Да, таких вытянувшихся лиц не видел мир с момента моего спектакля о жизни Анны Аллорской, что наводило меня на мысль вернуться на подмостки на этот раз с экранизацией легендарных деяний магистра Гаристидиса...
  - Лотенийская, - прорычал магистр Дориан, явно пародируя магистра Оральта. Забавно, потому что ни первый, ни последний, ни первый, изображающий последнего, ни даже последний, изображающий первого меня не пугали.
  - Ну, это из личной переписки с моим прадедушкой. Могу принести, дабы ознакомить с их содержанием почтенную публику. А также поведать сколь глубоки были познания магистра Гаристидиса в языке троллей и его нестандартными воззрениями на все разумные расы, - в качестве добровольного жеста предложила я. Почему-то заинтересовались только Даниэль Стоун и Сет Дигори. Очевидно, ТБМ привлекли лингвистические особенности данного послания, а Сета исключительно личности таких неординарных некромантов как Гаристидис Темный и мой прадедушка.
  - Лотенийская, давайте обойдемся без вашего прадедушки, - магистр начинал закипать, как электрический чайник. Почему-то последнюю неделю доводить магистров до приступов неконтролируемого гнева стало моей навязчивой идеей. Наверное, я нуждалась в выбросе негативных эмоций и наяву тоже.
  - Между прочим, мой прадедушка был правнуком Анны Аллорской. И унаследовал все ее могущество в полной мере, вкупе с ужасающим характером, именуемым непередаваемой частью нашего семейного обаяния, - честно поведала я. Прадедушка говорил, что пресловутый характер - это фамильная черта нашего славного рода, а я в полной мере заслужила честь быть последней опорой и надежой семьи...
  - Лотенийская! Я не желаю слушать о вашем прадедушки чьим бы правнуком он ни был и каким бы мерзким характером не обладал! - продолжал магистр злиться. И тут ударил гром. Прямо по магистру. Ну да, я забыла предупредить, что прадедушка не любил подобного отношения к своей нескромной персоне. А страсть к детским и подлым заклинаниям - это лишь черта, прилагающаяся к мерзкому характеру.
  - В кабинет заведующей кафедрой телепатии, - тихо и зло прошипел магистр. Да, влетит мне от мамы. А на скандалы у меня совершенно не было настроения. Вот именно по этой причине я подло телепортировалась прямо из-за спины магистра, не имея определенной цели, просто, чтобы сбежать.
  И почему я всегда сбегаю в пресловутый бар "Золотой дракон"?
  
  
  Да, бывают в жизни огорченья. А также удивительные приступы идиотизма. Иначе, я все-таки распознала провокацию на более ранних ее стадиях и не позволила себе стать непосредственной участницей настоящих боев настоящих магов в баре "Золотой дракон". Моим соперником оказался какой-то наемник малопривлекательной внешности, который мало что мог мне противопоставить в магическом плане по сложности и опасности выплетаемых заклинаний. Но все же у него было одно весомое преимущество - он на самом деле использовал заклинания против людей. При чем такие заклинания, с помощью которых можно не только серьезно покалечить, но даже убить. Нет, я, несомненно, угрожала несанкционированным применением магии людям, но я лишь запугивала их, не собираясь даже калечить. А тот факт, что я легко могу покалечить, сомнений не вызывал, поинтересоваться хотя бы у нежити, мной уничтоженной и тех боевых магов, непосредственно этот процесс наблюдавших.
  - Готова? - обратилось ко мне подобие мага, выполняющее роль судьи. И что помешало мне постыдно ретироваться, навсегда замарав столь относительное понятие как честь мага, которому бросили вызов?
  В тот же момент, когда опустилось защитное поле, в меня полетела целая очередь пульсаров. От них я без особого труда отгородилась зеркальным защитным щитом, внесшим существенный беспорядок не только в атаку противника, но и в обстановку бара. А никто не просил швыряться полноценными пульсарами, не предполагая, что соперник станет отражать заклинания... И, как всегда, когда мне необходимо было вспомнить милые заклинания, которые не убьют и не покалечат, но обезвредят, на ум приходило только нечто грандиозное и настолько разрушительное, что даже от пресловутого бара камня на камне не останется...
  Но спокойно додумать мне не дали. Маг колдовал очень быстро, постепенно исчерпывая мое защитное поле. Пора переходить в атаку. Не убью, так напугаю. Руководствуясь подобным постулатом, я превратила щит в эффектную стену огня, резко взлетевшего до потолка. Мой оппонент был слегка шокирован. Я сама подобного не ожидала, глупо надеялась на сдерживающие чары, имитирующие защитное поле (что же случилось бы, если бы я выпустила сие заклинание на полную силу?). И, вполне естественно, за этой стеной незамеченной осталась маленькая стрелочка из области целительства, парализующая соперника. Впрочем, я сильно сомневаюсь в том, что мой оппонент вообще знал, что можно два заклинания выпускать одновременно. Тем более таких разных направленностей...
  Противник рухнул на пол, теряя сознание. Стена плавно перетекла в огненную дугу на моей руке. Затем оно быстро затухло. Пора прекращать тот балаган, в который я медленно, но неотвратимо превращаю свою жизнь. Я подошла к своему месту, забрать куртку, по пути прожигая всех таким взглядом, будто бы в случае чего разнесу это заведение к чертям и демонам. Ну, и пусть у меня меньше половины резерва, кто это знает, кроме меня?
  
  
  Сегодняшний день так же, как и два предыдущих я решила провести в семейной библиотеке. Но целью этого времяпрепровождения были отнюдь не поиски секретных переписок моего прадеда с различными Гаристидисами. Я задалась целью найти приложение к таинственному листку, от которого веяло магией смерти, с повестью о принцессе Родогоне. Почему-то я уверила себя в том, что это поможет мне разобраться с собственными истериками и заскоками, приведшими меня на настоящие бои настоящих магов в качестве одного из пресловутых настоящих магов. Передо мной на широком столе лежало уже два десятка добропорядочно пролистанных толстенных томов, о которых не вспоминали веками. На полках покоилось раз в сто больше пыльных фолиантов, ожидающих экзекуции. Тем временем мой трудовой энтузиазм загибал на корню, особенно учитывая тот факт, что нашла я только расписку какого-то гнома, при чем на неправильном гномьем. Из записки следовало, что некий Оглобля должен моему деду три бутылки "Белой Ворожейки" - некой алкогольной субстанции с ощутимой примесью магии, отчего действующей чрезвычайно эффективно. И, если я не найду чего-нибудь о принцессе Родогоне, то очевидно, примусь искать потомков пресловутого Оглобли, дабы стребовать долг. И напиться с горя.
  - Ну и что ты делаешь? - недовольным тоном вопросил дух прадеда. Он не любил, когда счастливые потомки целыми днями заседают в библиотеке, официально признанной им своим посмертным владением.
  - Ищу спрятанные сокровища, - не удержалась от язвительного тона я. Дух задумчиво посмотрел на меня. Обычно подобный взгляд был чреват испорченными нервами и обоями, а также временной дематериализацией призрака.
  - Посмотри в третьем томе великих аллорских магов, - снисходительно подсказал дух предка. Я подозрительно на него покосилась, про себя прокручивая худшие сценарии. В итоге, я все же аккуратно поманила пальчиком толстую книгу с верхней полки (вот еще одно преимущество магии, не обладай я телекинезом, прыгала бы до завтрашнего вечера). Как только книга оказалась у меня в руках, я не слишком нежно перевернула ее корешком вверх и потрясла. Кроме неисчислимого количества пыли, трех беспощадно испепеленных пауков (ну, боюсь я этих насекомых) и какой-то бумажки, используемой кем-то в незапамятные времена в качестве закладки, на пол упали два листа бумаги, окутанных смутно знакомой дымкой магии смерти.
  - Что это? - обратилась я к прадеду, поднимая листы с пола.
  - Откуда мне знать, - пожал призрачными плечами он, проходя сквозь стену и оставляя мой вопрос без ответа.
  - Ты все знаешь! - привела я неубедительную причину и грубую лесть.
  - Но тебе же интереснее будет, если сама узнаешь. А кто я такой, чтобы вставлять палки в колеса юному поколению, когда оно так стремиться к этим знаниям, - донеслось из-за стенки. Тоже мне великий педагог.
  Избежав все-таки даже мысленных комментариев в адрес противного призрака, я принялась за более детальный осмотр данных листов. Красивый и разборчивый подчерк, повествующий на древнем всеобщем. Хорошая бумага. И небольшая привязка магии смерти, словно специально предназначенная для потомков, обладающих этим полезным даром (я, просто еще его полезности не осознала). Но автор, очевидно, не был моим даже самым далеким предком, дабы наша фамильная черта, упорно наследуемая через многие поколения - ужасный подчерк, разобрать который под силу только самим авторам. Впрочем, избавившись от лишних мыслей, я принялась за чтение.
  "Это было обычное утро. Принцесса Родогона стояла у окна. Весь ее вид говорил о том, что в длинном платье ей не удобно, но она согласна была терпеть чрезвычайно раздутый придворный церемониал империи Солнца. И все мы знали, что она смотрит в окно каждое утро. И ни с кем не разговаривает, за исключением королевича Орра и парочки юродивых. В то утро она обратилась ко мне против своего обыкновения.
  - Знаешь, Атма, почему я терплю все это? -она указала на прекрасные покои, отведенные ей, дорогую одежду и украшения.
  - Нет, госпожа, - я быстро опустила взгляд. Тогда я была безумно привержена всем нашим правилам. Глупо, хотя бы потому, что принцесса кочевников никогда им не следовала, если судить по некоторым ее беседам с советниками императора.
  - Возможно, ты не видишь ужаса в моем положении. Но для меня это подобно клетке. Я привыкла к свободе, нетронутой природе, быть хозяйкой своих поступков, а не жалкой последовательницей чужих советов от людей, не отличающихся особым умом. Я привыкла приходить и уходить, когда мне вздумается, гулять там, где хочется. А здесь каждый мой шаг контролируется очередным шпионом. Мне не нравится этот дворец, Атма.
  - Но вне дворца опасно, - произнесла я заученную фразу тусклым голосом.
  - Опасность есть везде. Но, как можно знать, что ты с ней не справишься. У нас, кочевников, есть ритуал, когда мы отпускаем маленьких детей в лес, где они должны показать, что достаточно сильны. Но только они сами решают, когда наступает тот момент, когда они готовы столкнуться с опасностью. Потому что мы и только мы несем ответственность за свои поступки. И поэтому я, наверное, и пытаюсь научиться жить в вашей золотой клетке. Как ты думаешь Атма? - она говорила со мной, как со своими друзьями бродягами, что определенно поднимало меня на новый уровень в ее сознании.
  - Мне не дано знать ваших помыслов, госпожа, - я снова почтенно склонила голову.
  - Тебе не дано знать моих помыслов... Почему все обращаются ко мне "госпожа", разве не проще обратиться по имени? - спросила она. А я не знала ответа. Не знаю и по сей день, как объяснить дикарке из дальних земель, почему все так устроено в нашем общении.
  - Так положено, госпожа, - ответила я.
  - Не называй меня так! - она неожиданно перешла на крик. Я испугалась. Мы все боялись принцессы кочевников с ее странной магией. - У меня есть имя. Я сама его выбрала, не для того, чтобы раствориться в титуле Госпожи!
  - Хорошо, госпожа Родогона, - ответила я в страхе. Принцесса кочевников засмеялась.
  - Вот так всегда. Вы все меня боитесь. Даже ваши напыщенные магистры, твердящие о моей невоспитанности. И император тоже, и королевич Орр, не смотря на все его заверения в вечной любви. И почему они все меня боятся, Атма? Почему ты меня боишься? Впрочем, не стоит. Я сама прекрасно знаю ответ. Вы все боитесь, что сила моего народа сильнее ваших заклинаний. И еще больше боитесь того, что для меня открыты все ваши тайные помыслы и желания. Я ясно вижу ваше прошлое и будущее, и настоящее. Все этого боятся, даже мой народ. А ОН нет.
  - Кто он? - машинально задала я вопрос, потом уже подумав о собственной невоспитанности.
  - Он - тот, кто появился в Долине Потерянных Душ. В священном месте моих предков, путь в которое открыт только Тем, Кто Видит. Он называет себя Предводителем. Он маг, который никогда не должен был появляться на свет, потому как ему суждено привести наш мир на порог гибели. И обязана защитить от него этот мир, но я хочу только защитить его. И, знаешь, Атма, я не могу спокойно спать, если он не снится мне. А, если он и приходит, то сны становятся только тревожнее. Я больше не Нерушимая Воля. Я даже не Слеза Рассвета. Я впервые не знаю, что мне делать. Может быть, ты посоветуешь?
  - Госпожа, - я не успела даже сделать еще один вздох, когда она резко и громко рассмеялась.
  - Хотя, откуда тебе знать. Ты подчинила себя чужой воле и правилам настолько, что забыла о собственном даре. Но ты еще способна воспринимать что-то за рамками воли великих магистров. И я тебе подарю очередное туманное предсказание сумасшедшей принцессы кочевников. Смотри Атма..."
  
  
  Магистр Лиона явно чувствовала себя не в своей тарелке, читая лекции не о семействе вурдалачьих. Я не хотела смущать ее еще больше, потому не посещала ее занятий уже почти целый месяц (я, вообще, этот месяц никаких занятий не посещала). Но все радости жизни для меня рано или поздно кончаются в кабинете заведующей кафедрой телепатии. Интересно, почему именно так? Ведь кабинет магистра Леонарда много ближе находится. И как только я предстала пред светлы очи магистра Лионы, меня тот час удостоили выслушать глубокомысленные, якобы саркастические комментарии по поводу моего длительного отсутствия. Далее меня опросили по теме, проходимой на прошлом семинаре. Я, против ожидания, ответила. Первые два месяца после возвращения из Вирито-дорато я не вылезала из книжек и учебников, прочитав чуть ли не на два года вперед. Но все равно мне выдали неподъемное количество домашних заданий. Оставалось выдержать треть данной лекции.
  Я, честно, собиралась держаться, но только до тех пор, пока магистр не начала, собственно говоря, читать лекцию. Уже на третьей минуте я поняла, что, не смотря на уже целую неделю здорового сна, я медленно, но верно засыпаю. За сон на лекциях мне уже влетало не раз (почему-то все магистры непременно жалуются на мое поведение, порочащее светлое имя мага). И что, кроме связей моей мамы, держит меня в данном учебном заведении? Я же знаю, что миру магии без меня намного лучше (все эльрийские вурдалаки со мной солидарны в этом вопросе).
  - Магистр Лиона, а почему виверн часто связывают с проявлениями магии смерти? - задала я вопрос, мучавший меня вот уже три дня. Магистр недоуменно посмотрела в мою сторону. Очевидно, данный вопрос интересовал ее также, как и меня шестнадцать различий между челюстями трех различных видов оборотней. То есть НИКАК.
  - Это сложный вопрос, существует множество различных теорий, - магистр начала искать ответ на потолке или на наших лицах. Вот, если бы ее про вурдалаков спросили, она бы прочитала такую лекцию, что она в кошмарах снилась бы нашим юным умам и навсегда отбила бы охоту задавать вопросы.
  - Ну, все-таки, магистр. Этот вопрос очень важен для меня, - сделала я акцент на последнем слове, словно подразумевая свою маму. А на вопросы, важные для Элеоноры Лотенийской, принято давать ответы.
  - Если этот вопрос столь важен для тебя, могла сначала изучить его в библиотеке, а потом уже беспокоить уважаемых магистров, - назидательным тоном произнесла магистр Лиона, возвращаясь к прерванной лекции. На меня воззрились умоляющие о пощаде глаза. Народ требовал хлеба и зрелищ. И остановить меня могло разве что очень впечатляющее появление мадам Элеоноры Лотенийской.
  - Найденные мной манускрипты и фолианты дают очень поверхностные ответы, рассчитанные на человека, ни разу не знакомого не то что с магией смерти, но даже с самой банальной магией, - с самой вежливой улыбкой и самым непримиримым тоном произнесла я. Мама бы мной гордилась бы!
  - Лотенийская, мы вернемся к этому на следующей лекции, - пообещала магистр Лиона. Знаю я цену таким обещаниям.
  - На следующей лекции Лотенийской не будет, - подал сладкий голосок мой ненаглядный Сноб. Я даже не посмотрела в его сторону, а на носу у него вскочил огромный такой прыщ. Расслабились враги за время моей депрессии.
  - Лотенийская! - не хуже вурдалака прорычала магистр Лиона.
  - Так, все-таки возвращаясь к вивернам и их связи с магией смерти, почему эта связь вообще имеет место быть? - продолжала я настаивать на своем.
  - Может быть, потому что так желает твое эго, - высказала предположение Кристина якобы язвительным тоном. А у кого-то протекла чернильная ручка. И что следует из моего возвращения к мелкому пакостничеству?
  - А еще три магистра теоретической магии, издававшие в разное время по объемной книге. Но им оппонируют два других магистра теоретической магии и один некромант, называя это исключительно разгулом их буйно фантазии. Что вы думаете по этому поводу, магистр? - продолжала я свое нападение.
  - Лотенийская, какую теорию ты подготовила? - спросила магистр, видимо, памятуя тот случай с брачным сезоном вурдалаков.
  - Я даже не определилась с тем, каким магистрам верить. И жажду получить ответов от компетентных лиц, - улыбнулась я. Почему-то вдруг жутко захотелось поскандалить, и изначально мирная беседа начинала набирать не шуточные обороты.
  - Подготовь реферат к следующему занятию, - магистр попыталась вернуться непосредственно к лекции.
  - Значит, вы готовы признать свою некомпетентность в данном вопросе? - спросила я уже с прямым вызовом. Все посмотрели на меня с диким удивлением и явным сомнением в моем душевном здоровье.
  - В кабинет магистра Леонарда, - резко повысила она голос. Честное слово, я ожидала большего. Может быть, стоит целенаправленно нечаянно попадать боевыми заклинаниями в магистра Оральта или вывести новый вид нежити специально для магистра Самуила?
  - Он ответит на мой вопрос? - разумно предположила я. Да, подобной грубости я не допускала даже в моменты подросткового бунта, а я такое чудила, что и в страшном сне не присниться. Сама не знаю, почему меня будто бы жжет изнутри злое и жестокое желание сделать кому-то больно, обидеть. Я и с мамой, и с Ларой, и с Сетом, тоже ссориться не хотела.
  - Лотенийская, - магистр Лиона закипала, словно чайник. Я уже практически представляла пар, идущий у нее из ушей.
  - Или магистр Леонард тоже видел только одного вурдалака и воспылал к нему безответной страстью, - намеренно жестоко спросила я. Чтобы я сама не говорила, но я всегда была в курсе всех сплетен Университета. Ведь от кафедры телепатии ничего нельзя скрыть, а у меня там много хороших знакомых среди аспирантов, не связанных пока что узами профессиональной этики.
  - В кабинет магистра Элеоноры, - магистр Лиона больно схватила меня за руку и попыталась вытащить в коридор.
  Почему попыталась? Потому что я вырвалась и самопроизвольно телепортировала себя в неизвестном направлении. И пусть не рассказывают сказки о том, что на территории нашего славного учебного заведения нельзя использовать подобные заклинания, все возможно, если знать парочку лазеек в общих схемах и иметь немного мозгов.
  
  
  Никогда не испытывала никаких особых чувств по отношению к религии. Даже к исконно магическим ритуалам относилась с насмешкой и плохо скрываемым равнодушием. Но сейчас я почему-то пришла в самую обыкновенную человеческую церковь, ни коим образом с магией не связанную. И, само собой разумеется, пришла я сюда не грехи замаливать. Просто захотелось одиночества, а здесь я совершенно точно не встречу даже самых отдаленно знакомых субъектов.
  - У вас что-то случилось? - ко мне обратилась неизвестная мне женщина средних лет. Самая обыкновенная женщина, коих миллионы.
  - Нет. Все в порядке, - ответила я. Никогда не делюсь собственными проблемами с незнакомыми людьми, даже с родными не делюсь.
  - Когда у молодой девушки такие глаза, все не может быть в порядке, - ответила женщина после некоторого непродолжительного раздумья. А я надеялась побыть одна!
  - А, кто вам сказал, что я молодая девушка? Может быть, я престарелая представительница древних разумных рас или ошалевшая упырица, решившаяся прогуляться по местным достопримечательностям? - против моего ожидания я не злилась, хотя саркастичности избежать не удалось. Ну, не люблю я, когда в мою жизнь лезут с не прошеными комментариями. А после шоу на лекции магистра Лионы я понятия не имело, что могло вывести меня из хрупкого равновесия.
  - Маг в церкви - достаточно весомая причина, чтобы беспокоиться за этого мага, - разумно заметила женщина. Да, так уж повелось с самых ранних пор, что магия с религией находятся в идеологической войне, оспаривающей право человека творить чудеса самостоятельно без божьей и чьей-либо еще помощи. А тот факт, что конфликт на данный момент в состоянии затишья, не повод ходить в гости с дружескими визитами.
  - А почему вы думаете, что я - маг? - не без доли иронии спросила я. На самом деле маги ни чем не отличаются от остальных людей до тех пор, пока не начнут колдовать. И даже самый опытный архимаг не определит в толпе мага, если тот не захочет высовываться. Другой вопрос в том, что мы всегда немного колдуем.
  - Ты ведешь себя как маг. Говоришь как маг. Выглядишь как маг, - коротко ответила женщина.
  - А вы магов любите только в поджаренном виде, - почти моментально встала я в защитную позу. Опять же привычка, переданная с генами. Мирные граждане и добросовестные прихожане слишком часто (даже в наш просвещенный и цивилизованный век) обвиняют магов в сотрудничестве с силами тьмы, периодически призывая к совместным пляскам у костра.
  - Я равнодушна к магам. Они - сами по себе, мы - сами по себе, -ровным тоном ответила моя собеседница.
  - Мы сами по себе, вы сами по себе, - перефразировала я. Вот он - основной закон нашей жизни. Я, ведь даже толком не знаю, в кого люди верят, один ли бог или их несколько, или, вообще, это богини... Впрочем, мне даже не интересно. У меня есть свой источник, чтобы творить чудеса, вне зависимости от чьего-то там волеизъявления.
  - И что у тебя случилось? - спросила женщина, когда мы закончили наш теологический спор.
  - Я познакомилась с одним парнем. Очень хорошим парнем. И мы полюбили друг друга. По-настоящему, как бывает только в сказках и глупых легендах, - сама не знаю почему, ответила я. Может быть, иногда полезно поговорить с человеком, который тебя не знает, которого ты не знаешь.
  - По-моему, это вполне логично для молодой и красивой девушки, кем бы она ни была, - спокойно ответила женщина. Почему-то именно сейчас я была настроена поговорить о том, что меня гложет вот уже третий месяц.
  - Он умер, - холодно обрубила я, вновь чувствую бессильную злобу и эгоистичное желание сделать так, чтобы кому-то было столь же больно, как и мне.
  - У всего есть своя причина, - ровным тоном ответила женщина. Это не только человеческая религия говорит, но и магия тоже. Если задуматься, то принципы у наших верований одинаковые, просто носят разные имена.
  - Может быть, но было бы легче, если бы я эту причину знала, - призналась я. А еще легче стало бы, если я все высказала творцу таких вот причин.
  - Ты должна верить, что сейчас он в лучшем мире, - попыталась она меня поддержать. Ей легче рассуждать. Она не соприкасается каждый день своей жизни с проклятой магией смерти, веющей только тьмой, холодом и невиданным могуществом, но ни каким не лучшим миром. Может быть, именно этот мой дар убеждает меня в том, что после смерти нет ничего хорошего - только тьма и забвение.
  - Я все равно чувствую себя виноватой, - ответила я, обнажая истинные причины своего возврата к нехорошему поведению.
  - За что? - спросила моя собеседница.
  - За то, что я готова жить дальше. И я начинаю его забывать, когда всего лишь пару месяцев думала, что мы будем вместе всю жизнь. А я не хочу его забыть, - я перешла на более тихий голос. Сама для себя озвучивая собственные мысли и чувства.
  -Ты не забудешь. Но ты не должна умирать вместе с ним. И пусть тебе кажется, что это великая трагедия, но ты осталась жить, а, значит, кому-то это было нужно, - какие банальные слова и как банально они на меня не оказывают никакого влияния.
  - Не забывайте, что я - ведьма. А мы не верим ни в высшие силы, ни в какие-либо предназначения. У нас свои боги, дарующие силу, но не навязывающие своей воли, - ответила я резким тоном. Также бодро вскакивая со своего места и удаляясь в неизвестном направлении. Что ж, я хотела узнать, каково это во что-то верить. Я поняла. И еще я поняла, что мне это не нужно.
  
  
  - И где ты была? - гневным призраком возникла из ночной темноты коридора моя мама. Странно, за последнее время мои поздние возвращения должны были стать для нее чем-то обыденным, а сейчас такое шоу с фейерверками.
  - Какая разница? - равнодушным тоном бросила я, снимая обувь. Сама не знаю, почему до сих пор возвращаюсь домой. Ведь, если честно, признаться давно не нуждаюсь ни в домашнем очаге, ни в материальной поддержке семьи. Что мешает мне купить билет в один конец и навсегда уехать хоть в Эрендир, наш так называемый край света.
  - Какая разница!? Ты моя дочь, я за тебя волнуюсь, в конце концов! - мама начинала выходить из себя, странно, что только сейчас.
  - Я уже совершеннолетняя, а полученных мной знаний и природных способностей вполне достаточно, чтобы уметь за себя постоять, - небрежно заметила я.
  - Ты излишне самонадеянна. И есть множество ситуаций, с которыми тебе не справиться, - кажется, мама взялась за безнадежное чтение морали. Или она на самом деле не заметила того, что я повзрослела и больше в ней не нуждаюсь. А в чем, тогда я нуждаюсь, если каждый раз возвращаюсь домой? В этом самом мифическом доме, гипотетической постоянной, без которой мне просто не за что будет зацепиться.
  - У меня всегда есть телепортация про запас, - безо всяких эмоций пожала я плечами. Странно, но сейчас я чувствую себя совершенно чужой по отношению к этой ухоженной женщине, пользующейся едва ли не самым большим влиянием во всем Университете. А было ли когда-нибудь иначе? Когда-то было, но мы обе отгородились друг от друга стенами, которые уже поздно ломать.
  - Что с тобой происходит! - мама резким жестом встряхнула меня за плечи. Спасибо, конечно, но встряска уже была, когда огненный столп взлетел до потолка одного заведения, едва не опалив мне волосы, а до этого в меня непрерывным потоком летели молнии...
  - Ничего такого о чем ты не могла бы догадаться, - равнодушно продолжила я свое шествие на кухню. Беседа беседой, а я с утра ничего не ела, и те времена, когда мне кусок в горло не лез давно прошли. Чтобы там потом не было, мне пора начинать жить дальше, а с угрызениями совести я как-нибудь разберусь.
  - Да сколько еще ты будешь мстить мне за разрушенное счастье твоей сестры и ее авантюриста! - по-своему истолковала мама мою депрессию и истеричность. Что ж, это показатель того, что данный вопрос мучает ее саму.
  - Элейн здесь ни при чем. И я больше не злюсь по этому поводу, хотя лучше отношение к тебе после данного поступка не стало, - также равнодушно поведала я, сооружая себе бутерброд. Да, знаю, после двенадцать ночи кушать не хорошо, но говорю же - голодная я!
  - Тогда изволь объяснить, что с тобой такого происходит! Сначала не выходишь из комнаты неделями, потом учишься словно безумная, а от твоих ночных криков даже соседи просыпаются! - мама слегка повысила голос, срывая на меня накопленный багаж.
  - Неужели хваленый телепатический дар не работает. Я же не ставлю щитов с тех пор, как вернулась из Вирито-дорато, - честно призналась я.
  - Что случилось? Кто там умер? - снова спросила мама. Да, она вспомнила тревожные симптомы, я точно также замыкалась в себе, когда умерли папа и Генри. И точно также взрослела и отдалялась от нее и семьи. Только последнего она не замечала.
  - Человек, который был мне очень дорог. Единственный, от кого не хотелось скрывать свои мысли и чувства. Но, можешь не беспокоиться. Я пережила, - отрываясь от бутерброда, ответила я. Мама тяжело опустилась на стул рядом со мной. Ну, добилась она пресловутой откровенности, и что дальше?
  - Кем он был? - попыталась она продолжить в том же духе. Пугающе, но я не чувствовала разницы между ней и той незнакомой женщиной в церкви. Означает ли это, что я настолько плоха?
  - Магом. В достаточной мере образованным и талантливым, но, вероятно, не настолько везучим, чтобы избежать нежити. Его звали Тэмин. И все, что произошло в Вирито-дорато, уже не имеет значения, - равнодушным тоном ответила я, параллельно подогревая чайник взглядом.
  - Какое-то значение было, если ты так убивалась, - возразила мама. Интересно, а она сейчас читает мои мысли или чувства? Впрочем, мне впервые в жизни безразлично.
  - Было. Но я справилась. И не надо пытаться спасти мою душу. Я выросла. И я повзрослела, - ровным тоном поведала я. Мама едва сдержалась от трагического вздоха.
  - Знаешь, много лет назад я была другой. Еще до того, как встретила вашего отца. Я была чем-то похожа на Элейн, только еще более наивной. И я влюбилась в первый раз. Он не был магом, но был таким настоящим. Он любил улыбаться и рассказывать забавные истории. Он был теплым, как солнце. И мне казалось, что он тоже любил. А потом появилась другая девушка - моя подруга. И он ушел к ней. Меня впервые предали, и это заставило измениться. Повзрослеть. И много чего случилось до того момента, когда я встретила твоего отца. Что заставило повзрослеть. Но это была уже не я. Прежняя Элеонора никогда бы не стала заведующей кафедрой телепатии или архимагом. И теперь, оборачиваясь в прошлое, я не уверена, что делала правильный выбор. Та юная и наивная девочка была много лучше, чем нынешняя Элеонора Лотенийская.
  - Я с самого детства хотела стать великим и ужасным архимагом, - ответила я с равнодушной улыбкой. И я смогу еще полюбить. Просто должно пройти время. И не важно, сколько времени...
  
  
  Сегодня магистр Марсилий привел на практикум тролля. Ради этого стоило прийти на его занятия даже в том случае, если бы я находилась на последнем издыхании. Хотя, больше всего подобные занятия напоминают танцы на минном поле и вызывают ажиотаж разве что у неполовозрелых отпрысков благородных семейств. Впрочем, довольно забавно наблюдать затем, как тролль изо всех сил старается выражаться культурно (понятие культурно для троллей и людей несет под собой несколько различный смысл). Или затем, как благородный магистр каждый раз хватается за сердце, стоит почетному гостю осквернить наш слух нецензурной речью (иногда это напоминает комедию плохого толка). Еще забавнее наблюдать подобное шоу с уже практически взрослыми студентами факультета боевой магии, большая часть которых любого тролля за пояс заткнет, если понадобиться. Я сама, конечно, не прибегала к подобной лексике в обыденной жизни, но в случае острой необходимости могла поразить воображение. Даже, если мне потом будет за это стыдно.
  Итак, мое триумфальное появление было встречено перекошенным выражением лица магистра Марсилия. Видимо, он уже уверился в том, что я окончательно обосновалась на кафедре телепатии, или не улеглись еще впечатления от заочно сданной мной контрольной работе по гномам на двадцать листов, написанных на родном языке гномов. Для справки, этот язык содержит 40 согласных звуков и три гласных, и, как правило, в словах гласных звуков как раз таки не достает, что по праву позволяет языку этой уважаемой расы считаться самым зубодробительным и трудным к воспроизведению из всех существующих. Так что даже самое элементарные предложения являются испытанием не для слабонервных, а я переписывала старый том по свойствам камней из забытого всеми богами месторождения. Книгу ту писали гномы для гномов, то есть с излишней скрупулезностью и массой ненужных простому обывателю подробностей. Сам этот труд единожды использовался то ли моим дедом, то ли отцом для какой-то скучнейшей работы по теории магии. Я бы и не нашла его, если бы не мой рейд в поисках записок о магии смерти принцессы Родогоны. Впрочем, думаю, что магистр Марсилий оценил... И ничего хорошего ждать от его оценки не приходиться. А мы еще русалок не проходили. Я ему такую работу по сравнительной характеристике напишу, закачаешься.
  Итак, посмотрев на меня с самым садистским выражением лица, магистр Марсилий радостно потирал ручки (неужели решил задать мне перевод с гномьего на троллий, а потом на русалочий?). Эмили, краснея и заикаясь повторяла свой доклад, призванный встретить уважаемого гостя (между прочим, в нем не было ни одного не культурного слова). Сет с видом закоренелого маньяка делала какие-то записи в тетради (вероятно, готовил дополнительные вопросы). ТБМ с явным нетерпением смотрел на дверь, даже подпрыгивал на месте (к разговору о неполовозрелых субъектах и троллях). Эльф нацепил на свое благородное и светлейшее лицо выражение горделивого презрения по отношению к нашим мелочным копошениям (у Этериэля существует пятнадцать разновидностей выражения горделивого презрения и двадцать два скучающего равнодушия). Кристина либо игнорировала мое присутствие, либо взглядом пыталась прожечь дыру на мантии магистра Марсилия. Ненаглядный Сноб старался воспламенить мою тетрадку, осуществляя банальную месть. Но, не знаю от магии ли смерти, или от Анны Аллорской, но у меня прорезались способности блокировать мелкие вредоносные чары. Один раз получилось даже слабый пульсар, правда, дальнейшие попытки с треском и ожогом второй степени канули в небытие. Но прочь от нас, вернемся к троллю.
  Он оказался на редкость пунктуальным. И, хотя, предполагался некий официальный представитель, почему-то складывалось ощущение, что этого отловили за ближайшим углом в ближайшем баре и принарядили в приличный костюм. Выражение лица была абсолютно бесстыжим, щетина недельной. В общем, типичный тролль, который и не мыслил о карьере лектора (а к телепатам приводят представителей дипломатических миссий, которые изъясняются культурнее некоторых магистров).
  - Ну, здравствуйте ..., - далее последовало непечатное слово, которое в вольном переводе могло бы означать "уважаемая публика".
  Магистр Марсилий, немного сконфузился от такого приветствия, но общее достоинство сохранил, бросив свирепый взгляд на Эмили, назначенную от нас дипломатическим представителем. Та резво подхватилась, судорожно схватила воздух и на одном дыхании, бешенной скороговоркой произнесла фразу, дословно переводящуюся как:
  - Здравствуйте многоуважаемый и достопочтенный Грыл.
  "Многоуважаемый и достопочтенный" удивленно посмотрел на представителя нашей братии. Потом на магистра Марсилия. Не знаю, какие точно он проводил мыслительные операции, но вылились они в коротком приветствии, в довольно близком переводе обозначающие.
  - И тебе привет микроб в очках, - но произнося сию фразу тролль почему-то многозначительно смотрел на эльфа, начисто игнорируя Эмили, которая единственная и носила очки.
  - Сам ты "микроб в очках", - не выдержал Этериэль выражения молчаливого презрения Љ 5, опустившись до банальной перебранки. Впрочем, на тролльем эльф говорил, как истинный тролль, что не могло не удивить почтенную публику и самого "многоуважаемого и достопочтенного".
  - А почему ты сидишь на месте ровно старый странный человек, когда многоуважаемого и достопочтенного гостя оскорбляет говорящий гобелен? - обратился тролль к магистру Марсилию. Нет, в оригинале это звучало несомненно более оскорбительно и мой перевод передавал лишь общее настроение. Магистр Марсилий от этого аж подпрыгнул. Видимо, давно не общался он с троллями не для группы телепатов и младших курсов.
  - Вероятно, почтенный старец также удивлен наличием у гобелена признаков языковой активности, а также непомерной наглостью многоуважаемого и достопочтенного гостя, которому бы предполагалось самому изображать статую, изредка кивая в нужных местах, - произнесла я длинную речь, от которой у тролля слегка отвисла челюсть. Особенно, если учитывать, что мои "многоуважаемый и достопочтенный" здорово отличались от версии Эмили.
  - И эта умеет говорить, - перевела я, опустив парочку нелестных эпитетов, относящихся к "этой".
  - Эта может еще и парочку заклинаний добавить, чтобы достопочтенный и многоуважаемый понял, что к боевым магам, пусть даже в далекой перспективе чьего-то светлого будущего надо обращаться с соответствующим уважением. По крайней мере, когда многоуважаемый и достопочтенный выступает в качестве учебного экспоната, - выдала я очередной шедевр. И не надо думать, что я такая грубая и невоспитанная. Просто троллям надо один раз доступно объяснить, как будут развиваться дальнейшие взаимоотношения, а если у магистра Марсилия не хватило жесткости и знания культуры этого народа, то в чем моя вина?
  
  
  Все больше и больше времени я стала проводить в библиотеке. И не потому, что мне нравились пыльные фолианты или нуждалась в этом вынужденном одиночестве. Дело было даже не в Гаристидисе Темном и моей курсовой работе. И любопытство насчет записей какой-то служанки принцессы Родогоны с элементами магии смерти давно угасло. Точнее говоря, после последней прочитанной записи меня две недели мучили кошмары, в которых наглядно показывалось, как выглядит апокалипсис по версии зеленого сияния и магии смерти. Мне просто нужно было себя чем-то занять, чтобы снова не удариться в копошение в собственной душе.
  - И это наша славная наследница и последняя опора рода, - уныло протянул дух вредного некроманта, приходившегося мне прадедушкой и ни как не желавшего обретать покой.
  - Есть еще и Элейн, - уточнила я.
  - Какая разница, - недовольным тоном проворчал призрак.
  - Ну, если ты уже соизволил почтить своим присутствием славную наследницу и последнюю опору рода, расскажи, пожалуйста, вкратце основные тезисы переписки с Гаристидисом, - спросила я, для наглядности потрясая одним из пожелтевших от времени, но сохраненным заклинанием (не жалко на такое было бесценные силы переводить) шедевров эпистолярного жанра, написанных на редкость корявым и неразборчивым подчерком.
  - Не для того, я письма писал, чтобы потом всяким надеждам и опорам рода переводить, - с пафосом произнес дух, давая почву для раздумий. Может быть, я тоже в глубокой старости буду с Сетом Дигори или с ненаглядным Снобом (а кто еще из моих знакомых подходит на роль ужасного некроманта?) делиться рецептами от ревматизма с принесением кровавых жертв. А после гибели буду славным потомкам жизнь отравлять...
  - А для чего тогда? Чтобы эти славные потомки ночами не спали, расшифровывая эти письмена? Или начали практиковать нестандартные и уголовно наказуемые методы целительства? - предположила я.
  - Таким эмоционально неуравновешенным девицам как ты, это вообще читать вредно, - задрал свой призрачный нос прадедушка.
  - Я, между прочим, не нервная девица, а практически боевой маг, - с долженствующим патетическим надрывом в голосе произнесла я.
  - Видел я таких боевых магов, - с нескрываемым пренебрежением произнес прадед. На удивление сие задело мою мирно дремавшую честь будущей грозы нежити и таких вот некромантов.
  - Спросил бы ты того вурдалака, шкурка которого служит мне ковриком. Или ротара, чья левая лапа висит на стене в качестве картины, - ответила я с плохо скрываемым хвастовством, выдаваемым за профессиональную гордость.
  - Научилась парочке заклинаний, и уже боевой маг. Берегись меня нежить! А ведешь себя как девчонка сопливая. Боевой маг - это не только заклинания и список уничтоженной нежити, это, прежде всего, устойчивая от нервных потрясений психика! - с таким же патетическим надрывом вещал прадед.
  - И говорит мне об этом отъявленный некромант, - не удержалась я от язвительного комментария.
  - Да, не некромант я, а незаконопослушный боевой маг, - искренне возмутился он.
  - Боевые маги, даже незаконопослушные, такими рецептами не обмениваются, - я указала на листок с этим рецептом. Если просто представить все процедуры, то кошмары пару недель точно будут сниться, даже с моей психикой, устойчивой к оригинальному стилю прадеда.
  - Ой, подумаешь. Банальный выпендреж и вечное соперничество. Какой идиот будет проводить сложнейший ритуал, когда достаточно три раза пальцами щелкнуть, дунуть, плюнуть и ногою топнуть, - прадед от возмущения даже стихами заговорил.
  - Между прочим, целительские заклинания, на мага их произносящего действуют с гораздо большими затратами энергии и только в самых элементарных случаях, - ответила я. Да, как мне было обидно в безоблачном детстве, когда приходилось бегать со сбитыми коленками, тогда как у своих друзей подобные травмы получалось вылечить пресловутыми стихами.
  - В любом случае стандартные рецепты гораздо проще, - тяжко вздохнул он, растворяясь в воздухе. А следом появилась причина столь неожиданного исчезновения - моя мама. Если я с прадедом, можно сказать, дружила, Элейн его боялась, то мамы с ее дематериализующими заклинаниями боялся он.
  - Опять ты с ним разговариваешь, укрепляешь связи, а потом его никакие заклинания не берут, - с подобающей строгостью произнесла она. Впрочем, мама имеет право жаловаться. Периодически дух прадеда впадает в детство, появляясь на официальных обедах в виде стандартного приведения со скрипучими цепями и отрубленной головой.
  - С ним весело, - ответила я, словно пытаясь разглядеть в данном письме тайный шифры.
  - Он не клоун, а опасный волшебник, который даже в таком бестелесном состоянии представляет серьезную опасность. Особенно учитывая то, какое он на тебя имеет влияние, - поделилась мама своими опасениями.
  - Он исправился. К тому же он никогда не был некромантом, всего лишь незаконопослушным боевым магом, - с невозмутимым видом процитировала я. Мама едва не поперхнулась от таких сравнений.
  - Надеюсь, что ты с него пример брать не собираешься, - испугалась мама, которой моя дружба с призраками незаконопослушных боевых магов никогда не нравилась. А, если серьезно задуматься, то такое существование прадеда стало возможным только из-за моей с ним дружбы. Вернее сказать из-за магии смерти, которой я неосознанно его привязывала. И связь эта исчезнет, когда я перестану в нем нуждаться. И случиться это довольно скоро, потому и он, и я наслаждаемся последними моментами общения. Жаль, что маме не понять.
  - Мы всегда верим в лучшее, - ровным тоном ответила я. Мама задумчиво посмотрела на меня. Она что-то определенно чувствует, но сама не может понять что именно. И не страшно, я тоже не знаю.
  
  
  
  Удивительно, но я все-таки возвращалась в мир. Как иначе объяснить то, что я опять начала общаться с Ларой. Мы с ней не ссорились, но все время с моего возвращения из Вирито-дорато, я не разговаривала ни с кем (кроме духа прадедушки). Впрочем, Лара особенно и не страдала, полностью увлеченная своей большой светлоэльфийской любовью. Что ж, мы обе - законченные эгоистки, которые не любят, когда им лезут в душу, наверное, на почве этого и подружились. В любом случае мы снова часами болтали по телефону, пропадали в модных магазинах и клубах. Впрочем, сегодня мы решили провести вполне мирный девичник в новой квартире Лары, презентованной ее родителями на двадцатилетие.
  - И почему все эльфы такие придурки? - начала Лара разговор с выказывания совершенно не свойственных ей взглядов на эту разумную расу светлейших, мудрейших и так далее.
  - Не все они такие, - теперь я уже выступала в непривычном мне амплуа. Надо бы еще примеры для наглядности привести, если потребуют.
  - Ну, все мои знакомые эльфы именно такие, - несколько смягчила характеристику Лара, справедливо полагая, что я более компетентна в вопросах эльфов. Хотя бы потому, что знаю их достаточное количество. Но, возвращаясь к нашим светлейшим, мудрейшим и прочее, чем один конкретный эльф умудрился так насолить моей подруге, души в нем не чаявшей?
  - Какой ужасающий проступок совершил Этериэль, что ты переложила его моральные качества на всю разумную расу светлейших, мудрейших, древнейших и прочее? - озвучила я свои мысли. Лара укорительно на меня посмотрела (видимо, нежные чувства к эльфийскому прынцу еще не прошли).
  - Он показал мне портрет своей будущей невесты. Причем, с таким видом, словно я должна была броситься в пляс от счастья, а не развесить его цветы по длинным ушам. Он вообще должен быть благодарен, что я его этой помесью веника с гербарием по спине не отходила, выставляя из квартиры. А он еще вселенскую обиду разыграл! - вознегодовала Лара, выпуская до данной минуты сдерживаемые эмоции.
  - Вполне в его духе, - откровенно ответила я, улыбаясь. Как там в курсе лекций по разумным расам "Древние разумные расы и их традиции в отношении развивающихся"...
  - Не смешно, - угрюмо добавила подруга, кинув в меня небольшую диванную подушечку.
  - А ты представь своего эльфа с веником-гербарием, развешанным по ушам, - поделилась я мыслями. Лара представила. И выказала свое согласие приглушенным смехом, который перерос в откровенный гогот, когда эльф с цветами на ушах предстал в виде фантома.
  - Ну, в целом, его поведение имеет какое-нибудь объяснение, не заставляющее сомневаться в чьем-то душевном здоровье, из твоего курса разумных рас для чайников? - задала вопрос Лара. Видимо, она уже пережила глубокую обиду и желание порвать эльфа на тот самый веник-гербарий.
  - Ну, это сложно. Надо иметь менталитет эльфа, чтобы понять. Если честно, то я сама толком не могу объяснить, хотя с детства кручусь в подобной среде, - издалека начала я. Ну, не люблю я читать лекции по магии.
  - А ты попробуй, - Лара решительно нахмурила брови и скрестила руки на груди.
  - Ну, как я говорила уже не раз, у эльфов свой определенный менталитет. Они склонны воспринимать людей в большинстве своем, как явление временное, быстро проходящее. Ведь наши жизни, даже жизни магов, продленные магией, все равно в лучшем случае одна пятая от жизни представителей древних рас, живущих тысячелетиями. И, когда эльф встречает человека, тролля, гнома, орка и кого-либо еще, живущего меньшее количество лет, и этот кто-то ему дорог, он хочет поделиться своими далеко идущими планами на жизнь, чтобы продемонстрировать свою заботу и уважение, - на редкость нудным тоном я тезисно объяснила суть пяти еще более нудных абзацев из учебника.
  - Значит, он о моем душевном здоровье заботился, демонстрируя портрет своей мымры? - подозрительно добрым тоном ответила Лара. Как бы ее ушастому другу не получить очередную партию цветов на уши, и мне за компанию не влетело бы.
  - Это скорее демонстрация уважительного к тебе отношения. Правда, он должен был бы предварительно объяснить об эльфийском менталитете и причинах, по которым он должен будет рано или поздно жениться на своей мымре, - ответила я. Но я эльфу это напомню, если что.
  - Ну, если он упустил данный пункт своей программы, может быть, ты снизойдешь до объяснений? - в Ларе явно пропал палач инквизиции. Потому что даже в домашнем халате и с диванной подушечкой в руках, моя подруга выглядела устрашающе.
  - Ну, я не так подробно информирована, но в общих чертах: для продолжения жизни светлых эльфов, как разумной расы, необходимо существование Светлого Леса. А для существования Светлого Леса необходимо, чтобы светлые эльфы вступали в браки, и в этих браках рождалось счастливое и здоровое потомство. А дети среди эльфов, вампиров и прочих псевдобессмертных разумных рас - большая редкость. В смысле, полностью чистокровные вампиры и эльфы, полукровок, особенно с уклоном в человеческую сторону хоть пруд пруди, - я пыталась объяснить то, в чем сама довольно поверхностно разбиралась.
  - Ладно, а при чем здесь Этериэль? И разве браки у них не по великой любви заключаются? - уточнила Лара.
  - Великая любовь, как оказалось, вещь, плохо сочетаемая с репродуктивной способностью данных рас. Нет, конечно, если эльф влюбиться той самой любовью, хоть в тролля-наемника, никто их семейному счастью противиться не будет, если они успеют заверить свой союз официально.
  - Лотенийская, не отвлекайся, - Лара вошла в роль инквизитора на допросе (или магистра Марсилия на устном опросе) слишком уж реалистично.
  - К достижениям современной магии относится тот факт, что возможно прогнозировать рождение детей у разных представителей разумных рас с большой степенью достоверности. Поэтому среди чистокровных эльфов и вампиров заведено правило, что женихов и невест назначают едва ли не с пеленок, и являются они чем-то неотъемлемым и обыденным в их жизни, потому Этериэль и не понял твоей бурной реакции, - объяснила я.
  - И он ее совсем не любит? - с надеждой в голосе поинтересовалась Лара.
  - Эльфов изрядно романтизируют их собственные баллады, когда они достаточно практичны в вопросах любви. На бурные чувства, трагедии и эмоции им с крышкой хватает первых трехсот-четырехсот лет жизни. А дальше они строят семейное счастье. А что касаемо, любви, рано или поздно возникала, хотя бы привязанность. Эльфы не люди, конфликты на бытовой почве практически не встречаются, - еще вольнее истрактовала я целую главу учебника.
  - А сколько лет Этериэлю? - подозрительно уточнила Лара.
  - Ну, я такие неприличные вопросы не задаю. Но навскидку могу сказать, что где-то между сотней и ста пятьюдесятью, но вполне может быть и около двух ста, - выдала я довольно широкий временной интервал.
  - А как ты это определяешь? - спросила Лара, неожиданно увидев во мне мирового эксперта по возрастным проблемам эльфов.
  - Ну, где-то в сто лет у них наступает совершеннолетие, до которого из Светлого Леса самостоятельный выезд запрещен. Так как в его ауре нет восторженности, и ведет он себя вполне адекватно, могу предположить, что лет десять уже точно, он выезжает самостоятельно из Светлого Леса. Еще двадцать лет добавим ему за то, что его эмпатический дар практически перешел в спящее состояние. Далее, он обучается магии в Университете другого государства, что также свидетельствует о его взрослости и самостоятельности. И, если судить по уровню резерва, то своего пика он еще не достиг, но предельно близок к нему. Эльфы достигают пика где-то около ста пятидесяти плюс минус десять лет. То есть с наибольшей долей вероятности твоему эльфийскому принцу от ста сорока до ста пятидесяти лет, - сузила я временные границы, сама с удивлением признав в себя эксперта по данной разумной расе.
  - То есть он подпадает под период порочащих честное имя и светлейшую расу связей? - опять же подозрительно ласково уточнила Лара. Ой, если я подтвержу ее догадки, кто-то без ушей останется...
  - Ну, не все так печально. Между прочим, все эльфийские баллады пестрят именно периодами порочащих честное имя и светлейшую расу связей. Кроме того, эльфы не склонны в большинстве своем морочить голову девушкам, а, если уж портрет невесты показали, - многозначительно произнесла я.
  
  
  Условно опасная нежить была единственным предметом, который я ни разу еще не пропустила. И вроде бы причин было предостаточно: магистр Беладонна никогда не придиралась, не задавала домашних заданий, не требовала написания лекций, регулярно выражалась в стиле "пьяный тролль позавидует" и красочно рассказывала все, что думает о руководстве нашего славного учебного заведения. Но я-то знала из надежных источников, что на экзаменах она превращалась в ужасного монстра. Сегодняшний день был омрачен нежданным негаданным опросом, к которому я не была готова.
  - Давно не видела тебя у доски, Лотенийская, - преувеличенно радостно произнесла магистр. Что ж, пусть эта двойка будет получено особенно феерично.
  - А вы соскучились? - спросила я, вставая со своего места. Да. Черное короткое платье больше напоминало лоскутки, кое-где скрепленные красивыми золотыми зажимами, сапоги на шпильке и вечерний макияж совершенно не соответствовали окружающей обстановке. Ну, кто виноват, что занятия заканчиваются поздно вечером, а мы с Ларой запланировали поход в клуб.
  - Она еще шутит, - произнесла магистр Беладонна скептическим тоном. Хм, напугала. Ей бы больше общаться с моей мамой. Вот уж у кого есть поучиться методам запугивания не слишком впечатлительных студентов.
  - Что же остается мне презренной симулянтке, шляющейся по сомнительным заведениям, где я нахваталась выражений, от которых даже у троллей уши вянут, - процитировала я магистра Марсилия. Это только малая часть лекции, прочитанной мне после эпохального семинара с троллем.
  - Прекрати паясничать. Рассказывай о сезонном поведении водной условно разумной нежити, - грубовато бросила магистр.
  - А не кажется ли вам, что излишне грубо так отзываться о наделенных разумом и сознанием представителях общественности, которым мешает примкнуть к общему кругу разумных лишь узкое и регрессивное мышление верхушки магического общества, - решила я идти напролом, прекрасно понимая, что из сезонного поведения условно разумной нежити, я знаю только то, что зимой водоемы замерзают.
  - Лотенийская! Мне, конечно, не глубоко наплевать на ваши взгляды, но вернемся к теме опроса, - прорычала магистр Беладонна. Ага, а я уже вижу себя в качестве вождя восстания условно разумной нежити за право называться разумными расами!
  - Я не согласна рассматривать аспекты жизненного уклада разумных созданий, так, словно они не заслуживают уважения. Лешие, водяные, кикиморы, домовые и прочие представители разумных рас, несправедливо угнетаемые магическим диктатом, заслуживают свое место в списке разумных рас, и я отказываюсь говорить о них, как о животных или об опасной нежити, - я решительно сложила руки на груди и приняла позу обиженного достоинства.
  - Лотенийская! Прекрати цирковые выступления! Если не готова - два! Если тебе нужен скандал, то я тебе сейчас такое устрою! - магистр закипала очень быстро. А я не любила отказываться от своих убеждений, даже, если им всего две минуты.
  - Я выражаю свой протест против оскорбительного отношения к разумным расам, - решительно произнесла я, отправляясь на место.
  - Лотенийская, даю тебе последний шанс одуматься, иначе беседы будешь вести с магистром Леонардом, - магистр Беладонна начала звереть. Остальная группа тихонько попятилась под ее страшным взглядом. Еще один факт - она очень не любит всякого рода активистов.
  -За права домовых! - грозно воскликнул Сет (который тоже не хотел отвечать), материализую огромный плакат. Я присоединилась к нему, добавив несколько надписей общего характера. Магистр Беладонна испарилась, чтобы появиться с магистром Леонардом. Удивительно, почему пару дней назад я была уверена в том, что повзрослела. Потому что иначе как детской эту выходку назвать нельзя было. Однако нельзя было не признаться в том, насколько это все весело!
  
  
  
  - И о чем ты думала, устраивая этот цирк!? - выплескивала свой праведный гнев моя мама. Что ж, справедливо с ее стороны. Наша доморощенная революция затянулась на два часа и закончилась клятвенным обещанием магистра Беладонны о том, что отныне на условно разумной нежити о предмете изучения будут говорить с тем же уважением, с каким и на разумных расах. Ну, еще моим же клятвенным обещанием выйти из стройных рядов активистов за права пресловутой условно разумной нежити. Да, определенно во мне умер великий революционер.
  - Об аплодисментах, - ответила я то, что первое пришло мне на ум. Мама глубоко вздохнула. Да, ей досталась почетная миссия переговорщика, поскольку вождем активистов оказалась ее родная дочь. Закономерный вопрос, почему не решили дело банальным исключением - потому что из Университета магии никогда не отчисляют, как бы громко нас этим не пугали. Но отрабатывать лавры мне придется долго и упорно.
  - По-твоему, магистр Леонард и магистр Женевьева станут терпеть все твои выкрутасы, как это я делаю? Или твои забастовки приведут к чему-то, кроме того, что мне придется в очередной раз серьезно разговаривать с магистрами о твоей успеваемости!? - ладно, мама разозлилась. И я сама готова признать, что немного перегнула палку с этим протестом.
  - Во только не надо меня пугать магистром Женевьевой. Она без позволения Совета Магистров даже пукнуть не посмеет, а у нас там любимый дядюшка, троюродный дедушка и крестные родители, - ответила я. Ну, всегда я продолжаю гнуть свою линию до конца даже, когда понимаю, что совершенно не права.
  - А с магистром Леонардом, что будешь делать? Или предполагаешь, что он подобно Лионе, картинно закатит глаза и попросит использовать свой энтузиазм в мирных целях? - немного успокоилась мама, все-таки поняв, что я признаю свою не правоту.
   - Я готова понести справедливое наказание за свои убеждения. Даже сражаться с полчищем плешивых вурдалаков, к которым пылает безответной страстью магистр Лиона, - практически попыталась отмахнуться от мамы я.
  - Анна, прекрати говорить о магистрах в подобном тоне! - мама всегда отрицательно относилась к иронии в моем тоне по отношению ко всем магистрам.
  - А я не боюсь их страшного гнева, - легкомысленно призналась я. Ну, не станут же они меня проклятьями засыпать. Да, завалят кучей работы, экзамен сдам с десятого раза на тройку, еще какие-нибудь мелочи, но, по сути, мне наплевать. Место под солнцем в мире магии - это не то, за что я буду бороться до последнего издыхания.
  - Анна! - мама снова повысила голос. Можно подумать, что тот факт, что магистр Леонард лет пятнадцать занимался секретными исследованиями демонов в закрытых учреждениях, придает ему излишней кровожадности.
  - Ну, что? - спросила я ровным тоном. Знаю, что ничего хорошего нет в моей уверенности в собственной безнаказанности и неуязвимости и пора уже периодически думать головой, но я никогда не была и не буду идеальной. И рано или поздно за свою самоуверенность я поплачусь, но я ни в чем не собираюсь признаваться мадам Элеоноре Лотенийской...
  - В кого ты такая? - тяжело вздохнув, спросила мама.
  - В прадедушку-некроманта, - поделилась я предположением, подняв на нее кристально-честные глаза.
  - Между прочим, твой прадедушка-некромант никогда себя подобным образом не вел. Он был трудолюбивым, серьезным и последовательным в своих поступках, - ответила мама. Странно, обычно от нее доброго слова о бедном некроманте не дождешься.
  - Можно подумать, что вы были знакомы, - невольно огрызнулась я.
  - Были. Я тогда только вышла замуж за твоего отца, а твой любимый прадедушка доживал последние годы. И, хотя, он находился под домашним арестом за прошлые грехи, он показал себя серьезным и мудрым человеком, - спокойно продолжила мама. Забавно, а о своей семье она никогда и не рассказывала. Я знала только, что у нее есть вроде бы сводная сестра без магических способностей, лет на десять младше.
  - Поговорим, когда я буду доживать свои последние годы, находясь под домашним арестом за прошлые грехи, - резонно предположила я. А, что с моим характером и лучшим другом Сетом такие грехи всенепременно появятся.
  - У твоего прадеда был брат-близнец. Я бы назвала тебя его точной копией. Даже в весьма преклонном возрасте он мог довести до безумия кого угодно. Устраивал гонки между нежитью, ставил какие-то безумные опыты и у Совета Магистров до сих пор начинается нервный тик при одном лишь упоминании имени этого твоего прадеда, - на одном дыхании ответила мама. М-да, не там я своих героев искала.
  - Ну, я устрою ему новые нервные потрясения, когда Университет закончу, - пообещала я. Мама трагически вздохнула, прекрасно понимая, что свою страшную угрозу я все-таки исполню.
  - Мне хватает магистра Марсилия с его беседами о том, что тебя надо было в детстве пороть за неординарный подход к магии, - ответила мама.
  
  
  - Круто, - печально вздохнула Лара, взглянув на иллюзию платья, увиденного вчера в магазине и стоившего баснословных денег. Сейчас оно красовалось на мне.
  - Это всего лишь обман, - трагически констатировала я, развевая заклинание, под которым обнаружилось мое старое, но все еще приличное и любимое платье.
  - Все равно, классно быть магом. Один щелчок пальцами и получишь все, что хочешь, - констатировала Лара. Забавный вывод, учитывая, что со мной она уже много лет общается, а, следовательно, знает, хотя бы в общих чертах пределы этого всего, что хочешь.
  - Все, что хочешь получить нельзя, будь ты хоть трижды архимагом. И заклинания гораздо сложнее, чем просто щелкнуть пальцами, - в который раз пожаловалась я на тягости жизни мага.
  - Что-то я не замечала за тобой особых усилий, - бросила камень в мой огород подруга.
  - Ну, я и не показывала тебе заклинаний, для осуществления которых мне было бы необходимо прикладывать эти самые усилия. Это вроде элементарного сложения и вычитания в математике, - ответила я. На самом деле бытовые чары, вроде иллюзий, высушивания волос, перемещения чашки кофе из кухни и прочие мелочи были отработаны до автоматизма и не требовали даже пресловутой мозговой активности.
  - И что общего в математике и магии? - спросила Лара, которая упорно отказывалась видеть в магии нечто скучное и обыденное. Ну, еще она прекрасно знала, что в школе мне по математике тройку поставили из страха, что я наколдую что-нибудь этакое (да, меня боялся весь преподавательский состав во главе с директором, и я этим совершенно не горжусь).
  - Заклинание что-то вроде математического примера, если предельно упростить. Движения рук и пальцев - арифметические знаки, поток магической силы - числа, сам маг - знак равенства, приводящий все это в пресловутое равновесие. Кроме того, мы пользуемся математическими терминами при составлении заклинаний, ну, там матрицы, векторы. В целом полноценно колдовать без общего знания курса естественных наук невозможно, - вкратце объяснила я то, чему нас учат в Магических Школах примерно пять лет.
  - Да, ладно. Ну, химия, куда не шло - вы варите всякие зелья. Но, что общего между магией и физикой? - упомянула Лара свой "любимый" предмет школьной программы.
  - Законов физики никто не отменял даже в магии. То есть мы можем их несколько расширять, даже периодически преодолевать, но по сути своей мы просто немного меняем внешние условия, чтобы они подходили для сформировавшегося закона физики. Например, для левитации мы изменяем силу гравитации в одной точке, телекинез по принципу своему напоминает действие магнита, только притягивать мы можем все, что угодно. При манипуляции с размерами истинный вес никуда не исчезает, да и на молекулярную структуру мы можем влиять очень ограниченно. Не говоря уже о взаимосвязи магии и всяких магнитных и электрических полей, - перешла я в бурное наступление. Даже, не смотря на свои тройки (опять же их ставили в большей мере из-за моего характера и лени), я неплохо знала ту же физику, математику и еще кучу предметов, без знания которых магия невозможна.
  - Лотенийская, успокойся, - Лара сделала большие и испуганные глаза. Кто-кто, а моя подруга прекрасно знала, что я могу очень долго разглагольствовать на тему магии.
  - Ладно. Как там наш пресветлый эльф? - решила я перевести тему разговора на любимый предмет обсуждения Лары.
  - В каком мире ты живешь, подруга? Думаешь, что между нами что-то еще возможно после той душещипательной беседы с предъявлением портрета будущей невесты? - спросила подруга строгим тоном злой учительницы.
  - У тебя же сохранился веник-гербарий, вернее то, что от него осталось после вашей душещипательной беседы, - указала я на искомый предмет, стоящий в вазе. Лара, конечно, попыталась спасти букет, но выглядел он даже с моей магической помощью потрепанным.
  - Почему эльфы всегда дарят букеты с каким-то подтекстом, читая при этом целые лекции по свойствам данных цветов, будто бы я из них целебные отвары начну готовить и чай заваривать? - поделилась Лара накопившимся.
  - Этериэль хотя бы эстетическую сторону ценит. А, насчет лекций по целебным свойствам составляющих - это довольно безобидно. Мне однажды подарили какую-то колючку на высоком стебле с жутким запахом, но обладающую уникальными свойствами. Я запах вывести две недели не могла, но мама была в восторге, - поделилась я горьким опытом.
  - Ладно, пора уже собираться, а то вечер проведем в беседах о свойствах этого гербария, по которому давно помойка плачет, - Лара безжалостным жестом сгребла ценный экземпляр. Кажется, я заметила парочку редких ягодок, которые были бы очень полезны... Черт, я схожу с ума...
  
  
  - А ты уверена, что так быстрее? - Лара с опаской посмотрела в темный переулок, через который мы решили срезать путь в недавно открытый ночной клуб, в котором мы жаждали побывать уже вторую неделю. Переулок на самом деле выглядел донельзя подозрительным, узким и темным, и еще полгода назад я бы решила потратить лишних полчаса на обход. Но сейчас я была практически боевым магом!
  - Уверена, - ответила я, про себя подумав о том, что неплохо бы подкрепить свою уверенность поисковым заклинанием. Уж лучше знать, что я там встречу. Почему-то конкретно сейчас идея пойти в новый клуб на окраине перестала мне казаться такой уж гениальной.
  - Там точно ничего нет? - подозрительно уточнила Лара, которая в магии не слишком разбиралась, но мою подлую натуру изучила превосходно.
  - Я же боевой маг, - преувеличенно бодро ответила я. Поисковик показывал какие-то незначительные возмущения, которые в целом не представляли опасности. Какую-нибудь мелкую нежить я смогу испугать, не покалечив ни себя, ни Лары. Колдовать в таких переулках опасно, слишком высока вероятность, что заклинание отрикошетит от какой-нибудь стенки. Кроме того, я перчатки надела, а это в некоторой мере снижает контроль. Для наглядности я зажгла над рукой светлячок пульсара, показавший всю грязь узкого перехода во всей своей неприглядности.
  - Ладно, пошли, - решительным шагом Лара вступила в темноту переулка. Интересно, за какое заклинание она приняла мой светлячок? Надеюсь, особых надежд на него не возлагается? И я очень верю в то, что мы не столкнемся с представителями местной нежити, которая как раз любит такие вот переходы.
  - А здесь не так уж и страшно, - заметила я, внимательно рассматривая надписи на стенах. А совсем недавно я бы боялась и постепенно переходила бы на бег, рискуя сломать каблуки.
  - Ой, - Лара испуганно пискнула, прячась за мой светлячок. Путь нам перегородила какая-то не слишком приятная компания, представляющая местных хулиганов. Уж лучше бы это была нежить...
  - Пропустите, пожалуйста, - мрачно обратилась я с просьбой к тройке угрюмых типов, трансформируя безобидный светлячок в сгусток огня, который по-прежнему разгонял тьму, но в случае чего мог порядочно обжечь нарушителей спокойствия.
  - Ведьма, - констатировал факт кто-то, квалифицированный мной как главный по ведьмам в этой компании. Подобающего ужаса перед грозой нежити и сил тьмы я не заметила. Вероятно, не принимают меня за должный уровень угрозы, или уверены в своих дешевых амулетах. А, возможно, им просто ударил в голову алкоголь, а пьяным море по колено, куда уж там какая-то ведьма....
  - Боевой маг, - поправила я, решительным шагом направляясь к этой толпе. Если не испугаются моей наглости, то элементарно раскидаю по углам телекинезом, а потом постыдно телепортируюсь с Ларой шагов на двести вперед, не смотря на строгий запрет подобного заклинания в неизведанных территориях.
  - Хм, - невнятно кашлянул один субъект, продвигаясь в нашу сторону. Лара завизжала не хуже меня при встрече с нежитью. Шар в моей руке превратился в молнии, эффектно врезаясь в землю перед этими нехорошими людьми. В воздухе запахло паленым. Троица плавно отступила назад, но от нехороших замыслов не отказалась.
  - Ну, ты напросилась на неприятности, - один из них достал из кармана что-то, классифицированное мной как странная палка. Впрочем, боевые маги колдуют на автомате, когда только чувствуют опасность, не думая об ее квалификации.
  И почему-то меня всегда тянет на какие-то выпендрежные и сложные заклинания, когда в данном конкретном случае можно было вполне себе обойтись парочкой огненных шаров, телепортацией на несколько шагов вперед и эластичным щитом против материальных объектов. Ну, нет, мне жизненно необходимо было выплетать Холодную Звезду. Заклинание, парализующее холодом от пятнадцати минут до пары часов и завершающее сотней острых ледяных игл, разрубающих нежить на тысячу мелких осколков. Последнее, я, разумеется, убрала. Мало того, что заклинание водной стихии, так еще надо умудриться Лару не зацепить.
  Итак, один бандит потянулся за чем-то в карман. И в этот момент заклинание сорвалось с моих рук. Для начала в переулке, не смотря на месяц май, основательно похолодало, а с другого его конца начал тонкой кромкой выплетать дивные узоры на стенах перехода иней. Я выдохнуло облачко пара, которое тот же час своими щупальцами начало оплетать ошалевших представителей криминальной общественности. Это заклинание, достаточно пугающее и мистическое по своему виду, произвело большее впечатление, чем огненный шарик, по крайней мере, панический ужас на лицах грел мое самолюбие. Впрочем, парализация, вряд ли продлиться больше пятнадцати минут, потому пора трусливо убегать. Я схватила Лару за руку и потянула к выходу в пресловутый ночной клуб. Ой, чувствую, придется отпаивать подругу горячим чаем и дорогими коктейлями...
  
  
  На телепатию для боевых магов я даже в самом лучшем расположении духа ходила один раз через два. Разумеется, данный предмет вела не мадам Элеонора Лотенийская, а банальная сотрудница ее кафедры, не лишенная таланта магистр Гортензия Лаосская. Воспитанная, серьезная девушка, которой мама пророчила большое будущее и степень архимага. К моим систематическим прогулам она относилась с полным спокойствием и равнодушием, впрочем, как и к посещаемости всей нашей группы, несправедливо полагая, что студенты кафедры боевой магии совершенно не способны к телепатии. Между прочим, что я, что Сноб, что Этериэль можем при желании очень неплохо использовать данный вид магии, что говорить о Сете, который умеет то, что не каждый студент-телепат повторить сможет.
  - Лотенийская на телепатии, неужели апокалипсис грядет, - с пафосом произнес Сноб. Вот уж кому пора вырасти из детского сада. Даже мне надоела эта идиотская вражда, или дело в том, что Уильям перестал быть интересен, превратившись просто в очередного напыщенного мага, на которого мне наплевать.
  - В любом случае ты ничего подобного не дождешься, потому как умрешь болезненно и постыдно через пару мгновений, - пообещала я, ничего особого не замышляя. Просто, чтобы поддерживать форму.
  - Как страшно, - почему-то вместо ненаглядного Сноба ответил ТБМ. Вот он меня конкретно злит без всякого подтекста, как было у нас со Снобом. Чтобы я там не отрицала, но раньше между нами бегали искорки, может быть именно, по этой причине мы так упорно ненавидели друг друга. ТБМ же ничего, кроме раздражения не вызывал.
  - Какая нежная психика для боевого мага, - ласково улыбнулась я, присаживаясь на место. ТБМ старательно морщил лоб, тщетно силясь придумать ответ. А у меня, вообще, сегодня на редкость хорошее настроение было. Вчерашний поход в клуб оказался просто шикарным, даже мелкая стычка в переулке не омрачила вечера. От избытка положительных эмоций я подмигнулаСнобу. Он чуть со стула не упал, напряженно ожидая очередной пакости.
  - Вы закончили свою беседу? - вопросила магистр Гортензия, словно призрак оказавшаяся в аудитории. Неужели, я не заметила ее присутствия, когда заходила.
  - Магистр Гортензия, позвольте заметить, что я никогда не стану беседовать с господином Дивополисом и господином Стоуном, потому несправедливо даже предполагать возможность диалога между нами, - ответила я. Магистр глубоко вздохнула.
  - Отлично, тогда начнем лекцию. И не забудьте, Лотенийская, что пропущенные занятия вам придется отрабатывать, - коварно улыбнулась магистр. Ну, честное слово, нашли чем меня пугать. Я столько отработала на благо кафедры телепатии, что ничего нового от ее славного коллектива не жду.
  
  
  - Итак, Гаристидис был все-таки великим чародеем или обыкновенной посредственностью, попавшей под удачное стечение обстоятельств и грамотно провернувшей рекламную компанию великого и ужасного некроманта? - со странной, почти маниакальной настойчивостью уточняла я у духа моего незабвенного прадедушки.
  - А ты как думаешь? - почтенный предок отмахнулся от меня, словно от назойливой мухи. За последнюю пару дней он, вообще, сильно устал от моей персоны.
  - Я знаю, что он страдал радикулитом и определенными психическими отклонениями, но о качестве его магических способностей я остаюсь в неведении, бесспорно признавая только факт их наличия, - выдала я длинную фразу на одном дыхании. Прадед задумчиво на меня покосился.
  - И что же навело тебя на подобные мысли? - без видимого интереса уточнил прадедушка, ожидая очередной моей лекции.
  - Радикулит следует из вашей переписки, психические отклонения из событий его биографии, магические способности из того, что изредка он все-таки колдовал. Но в качестве их заставляет сомневаться тот факт, что он не смог довести свое эпическое заклинание до конца, хотя, вне всяких сомнений неплохо его контролировал. Также возможно, что заклинание не получилось не из-за его магических способностей, а из-за полного отсутствия умственных. Но об этом в полной мере говорит тот факт, что он додумался осуществлять на практике заклинание, предполагающее поднятие демонической армии, когда даже первокурсники знают о том, что демонов невозможно контролировать, - крайне довольная собой закончила я свою тираду.
  - Горазда ты других осуждать, когда сама не способна даже на половину заклинаний, используемых Гаристидисом, - прадед неожиданно заступился за сомнительную честь своего друга.
  - Ну, когда мне будет полторы сотни лет, мы еще посмотрим, кто и чьи заклинания использовать не сможет, сравнив наши возможности. А пока что я жажду ответ на вопрос, кто такой Гаристидис Темный: мрачный гений или раскрученная посредственность? - спросила я с интонацией ведущего какого-нибудь ток-шоу.
  - Да, на твой взгляд, я посмотрю, все чародеи исключительно посредственности с грамотной пиар-компанией, - обиженно просопел прадед.
  - И что в этом странного? При рождении мы все, за редким исключением, получаем примерно одинаковый багаж способностей к магии. Дальнейшее развитие способностей в большей мере зависит от воспитания, дисциплины и удачного стечения обстоятельств, а потом уже от таланта. И даже, достигнув небывалых высот, уничтожив сотни монстров и сохранив миллионы жизней, ты можешь остаться для истории ни кем, потому как побоишься раскрыть свои подвиги. А какой-нибудь хромой полуграмотный пройдоха, уничтоживший какую-нибудь полудохлую нежить, которую уничтожать только из гуманных целей, чтобы не мучилась, станет героем из героев. И почему? Потому что немного преувеличит свои заслуги, размеры и характер нежити, масштабы битвы и вот - испорченный телефон раздует сию трагикомедию до размеров не виданного геройства, - вольно поделилась я своим мнением по поводу половины персонажей, изучаемых мной на истории боевой магии.
  - Прям, как ты, - не удержался прадед от едкого замечания.
  - Нет. О своих подвигах я предпочитаю скромно умалчивать, кроме того я слишком честная. А чтобы быть великим чародеям я слишком эгоистична, нетерпелива, капризна и склонна к авантюрам, - вальяжно развалилась я в кресле.
  - И это будущее нашего славного рода, - с трагическим надрывом произнес дух. Не надо такой печали в голосе, между прочим, остается еще и Элейн, олицетворяющую последнюю надежду нашего славного рода на достойное его продолжение.
  - Мы отвлеклись от главного. Был или не был Гаристидис великим чародеем. И я не отстану до тех пор пока не получу вразумительного ответа, пусть даже мне и придется привязывать тебя к месту магией смерти, - мрачно пообещала я, искренне надеясь, что прадедушка испугается моих угроз.
  
  
  
  
  Мне достаточно часто снились странные, если не сказать бредовые сны, не имевшие никакого смысла. Но сегодняшнее сновидение было просто апогеем всего безумия, приснившегося мне с самого раннего детства. А начиналось все тривиально: залитая солнцем поляна и вурдалаками в детских платьях, расшитыми подсолнухами. Даже их танец, напоминающий выступление коллектива дошкольников, вполне подходил под стандартные мои сновидения, ну, у меня всегда была развита большая фантазия. Следом на поляну, в таком же платье плюс широкополая соломенная шляпа с огромным желтым бантом выскочил магистр Оральт, размахивая корзиночкой с непонятным содержимым и распевая глупую песенку о том, что он несет пирожки своей бабушке и семерым козлятам, живущим у нее на хозяйстве.
  Конечным пунктом прогулки магистра Оральта оказалась милая избушка, вокруг которой скакали достопочтимые магистры моего Университета, изображая козлят, почему-то их получалось не семь, а целых двенадцать. В роли бабушки выступал великий и ужасный Гаристидис Темный, надоевший мне во сне и наяву.
  И в тот светлый момент, когда Гаристидис затянул песню, в которой он делился с "внучкой" оригинальным рецептом от ревматизма, небо заволокли темно-зеленые тучи, резко похолодало, и все магистры-козлята, внучки, бабушки и даже вурдалаки, медленно начали таять в воздухе, оставляя лишь безжизненную площадку с зеленой дымкой удушающего тумана. На другой стороне поляны от меня, вполоборота стоял человек, до безумия похожий на Тэмина. Только у этого человека волосы были заплетены в длинную косу, а глаза были не карие, а золотистые, да и одет он был несколько старомодно...
  - Помоги нам, - тихо произнес он. За его спиной выросли еще три фигуры. Две женщины и мужчина. Я не могла разглядеть их лиц, только общие очертания. Я уже готова была сделать шаг навстречу, когда за моей спиной кто-то схватил меня за руку.
  - Помоги, - это бал мой брат Генри, за его спиной стояли мама, Элейн, Лара, Сет, прадедушка, папа, магистры-козлята и много кто еще, терявшиеся в пестрой толпе.
  Высоко в небе промелькнул крылатый силуэт, вызывающий не прошеные ассоциации с карающими ангелами. Везде, где хватало моего взгляда, мир разрушался, оставляя лишь пыльные руины и зеленый туман. Те, кто обращался ко мне за помощью, с невероятной скоростью удалились в разные стороны. В один момент я оказалась посреди безжизненной пустыни, лишь крылатые силуэты кружили где-то высоко в небе. И тут я услышала холодный и зловещий смех, словно бесплотный дух, летающий над этим временем и пространством, пробираясь в каждый уголок и неся с собой пресловутое разрушение. И лишь мгновением позже я поняла, что смех этот принадлежит мне...
  - А твой прадедушка никогда не страдал от ревматизма, - засмеялась низким грудным смехом, невесть откуда появившаяся принцесса кочевников. В ее руках были тонкие бумажные листы, исписанные подчерком прадедушки, только это были не рецепты от ревматизма, а какие-то жуткие пророчества...
  Я проснулась, все еще ощущая в руке бумагу и тот страх, который она вызывала. Да, подобной ерунды мне никогда раньше не снилось.
  
  
  - Ты уверена, что он будет на этом Балу? - спросила Лара, сверля недоверчивым взглядом слишком уж однообразную толпу эльфов и дриад, собравшихся в Большой Бальной Зале Университета. Наверное, глупый сон приснился мне из-за этого бесполезного события.
  - Весенний Бал - традиционный праздник эльфов и дриад. И Этериэль просто не сможет устоять перед соблазном в очередной раз блеснуть перед толпой восторженных почитательниц, - ответила я, равнодушно рассматривая себе в большое зеркало. Я бы на этот бал и не пошла, если бы Лара в очередной раз не решила вернуться к эльфу.
  - Ты к нему несправедлива, - возмутилась Лара. Я безразлично пожала плечами, прекрасно понимая, что Ларе лучше знать. Чтобы не продолжать бесполезную дискуссию, я небрежным жестом провела над своими волосами. Декоративные бабочки и листочки, вплетенные в мою прическу, затрепетали и плавно закружились по произвольной траектории, словно живые. Лара посмотрела на меня с непередаваемым выражением, говорящим о том, что если ее цветы не будут точно также трепетать, то я могу уже заранее планировать свои похороны. Я сделала замысловатый жест правой рукой, после чего и Ларина прическа заметно преобразилась. Жаль, что заклинания хватает всего лишь на пару часов.
  - Здорово, - Лара в очередной раз покрутилась перед зеркалом, любуясь уже не только своим новым эльфийским платьем с вплетением магии в материю на этапе изготовления ткани.
  Ну, ладно, платье было совсем не новое. И магию в его материю на стадии изготовления никто не вплетал, но эту вещь можно было в полной мере назвать произведением искусства. Недаром же я потратила весь свой магический резерв, три часа и уйму нервов, осваивая сложнейшую магию создания, до официального освоения которой мне оставалось лет пять и две степени. И пусть мне грозит долгий выговор от мамы за несанкционированное одалживание ценных экземпляров из семейной библиотеки. А, если она увидит Лару, то еще и за применение подобных чар (мама, естественно, не заметит, что платье создано с помощью волшебства, но она прекрасно знает, что подобные вещи делаются эксклюзивно на заказ и за очень большие деньги в весьма ограниченных количествах исключительно в Светлом Лесу). Впрочем, результат всех затраченных нервов (Лара тоже участвовала, придумывая модель и предавая мои старания безжалостной критике) - нежно-фиалковое платье Лары было самым красивым на Балу и непременно заставит эльфа снова пасть к ее ногам.
  Как же сиротливо смотрелось рядом с ним мое зеленое платье из дриадского шелка, неимоверно подходившее к моим глазам, развеваемое легким ветерком при каждом моем шаге и, действительно, сделанное на заказ за баснословные деньги. Впрочем, мое самолюбие грела мысль о том, какие шедевры я смогу наваять из своих старых платьев, купленных в Светлом Лесу, если Ларино было создано из старого домашнего сарафана с большим пятном на животе (подруга не доверила мне творить шедевр из более носибельных платьев).
  - Здесь так здорово. Представить себе не могла, что значит побывать на магическом балу, - шепотом сказала Лара, восторженно осматриваясь по сторонам.
  - Здорово здесь только с оформлением, - честно призналась я. Должно быть иллюзию самого настоящего эльфийско-дриадского леса со всеми чудесными птичками, зверушками, растительностью творили, самые что ни на есть настоящие мастера. Это вам не праздник Анны Аллорской...
  - Где мне искать Этериэля? - спросила Лара, бдительным взором окидывая огромное помещение, сплошь и рядом усеянное эльфами (они каждый год чуть ли не всем Светлым Лесом на данное торжество съезжаются). Я бы на ее месте предпочла, чтобы он сам меня нашел, но мало ли насколько его возвышенные чувства охладели...
  - Где-то здесь должен быть, - невнятно указала я пальцем в окружающее пространство. Да, такого количества эльфов и дриад в одном месте я не видела даже в Светлом Лесу. И где здесь Этериэля искать, если они все для меня на одно лицо. Кажется, он говорил, что собирался вместе с парочкой дриад с факультета целительниц быть ответственным за сбор пожертвований на вымирающие леса.
  - А что это за выдра в розовом платье на нем висит? - не хорошо сузила глаза Лара, первая отыскав чье-то эльфийское величество. Я проследила за направлением ее взгляда. Этериэль, видимо, не слишком скучал, мило болтая с красивой дриадой в неплохом платье. Обладай Лара магическими способностями на даме, отчаянно виснувшей на прекрасном эльфе, давно бы возгорелась по меньшей мере шевелюра, но так приходилось только прожигать ее взглядом.
  Мило улыбнувшись эльфу, предварительно случайно зацепив подол платье его собеседницы за какой-то горшок с экзотическим растением, которое полагалось спасать, я потащила Лару за собой, молясь всем богам и богиням, чтобы не разразилось очередного скандала. Сам Этериэль слишком уж проворно бросился к нам, что наводило на мысль о том, что эта дама успела кому-то конкретно надоесть.
  - Чудесный вечер, - преувеличенно радостно начала я беседу, выталкивая Лару на первый план. Подруга запуталась в непривычно длинном подоле (а нечего было просить, как у принцессы) и едва не рухнула в чьи-то объятья.
  - Поистине волшебный, - несколько натянуто ответил эльф после того, как Лару все-таки поставили на ноги.
  - Может быть, покажешь Ларе Зал, - уже с более естественной интонацией отошла я на второй план. Эльф перевел удивленный взор с моей чрезвычайно радостной улыбки, на Ларино выражение томной муки и почему-то испугался.
  - А почему ты не можешь показать? - уточнил он с подозрительными интонациями. Все это вызывало нехорошие мысли о том, что Лара забыта чьим-то эльфийским высочеством, хотя, может быть, это просто банальная гордость.
  - Я маме нужна. Она хотела меня кое с кем познакомить из старых друзей семьи, - быстро нашлась я с ответом. И на самом деле не ложь, а тот факт, что я умолчала о том, что ни с какими старыми друзьями семьи знакомиться не собиралась (все такие знакомства сводились к банальному сватовству) - так это мое личное дело.
  - Ну, ладно, - эльф все-таки нацепил на свое личико выражение очаровательного принца, прямо-таки воплощение девических грез. Я же, пока он не передумал, стремительно растворилась в толпе.
  
  
  Балы я в принципе не любила, тем более эльфийские. Нет, шестнадцатилетней девочкой я с восторгом таскалась по подобным мероприятиям, но уже через два года прекрасно поняла их истинный смысл, который за красивыми нарядами скрывает полнейшее равнодушие и ни чем не прикрытое лицемерие. Посему отдав Лару в благородные руки эльфа, я поспешила удалиться, дабы не участвовать в дальнейшем цирке.
  Местом своего отшельничества я выбрала крышу. А что? Прекрасная панорама города, прохладный ветерок и полное одиночество (на чердачные двери наложены специальные заклинания, открыть которые можно имея только допуск архимага). У меня такого допуска не было, но он был у мамы, а копировальные заклинания до идеала я довела еще в старших классах. Впрочем, слишком часто я подобной льготой не пользовалась.
  Вдоволь полюбовавшись ночными видами, мирно поговорив с огромной статуей каменной горгульи, я все же пришла к выводу, что легкое платье из дриадского шелка не есть одежда, подходящая для прогулок по крышам, продуваемых всеми ветрами. И в тот самый судьбоносный миг, когда я уже собиралась спуститься вниз, дабы присоединиться к прекрасному балу, я услышала, как кто-то поднимается на крышу. Прекрасно понимая, что это могут быть только архимаги, а достоверно объяснить свое пребывание на крыше я не могла, но с маминым пропуском прощаться не хотелось, я приняла ужасное в своей безрассудности решение. Не слишком задумываясь над собственными действиями, я опасно перегнулась через низкий парапет, и лишь каким-то чудом не порвав платье, не сломав каблуки и не отправившись в полет, быстрым движением оказалась на узком карнизе (красота города, расстилавшегося на много этажей внизу, перестала казаться такой уж манящей). По этой причине я страстно обняла горгулью, приняв решение о том, что падать мы будем только вместе.
  - Так что вы думаете об этих предзнаменованиях? - услышала я голос магистра Леонарда, заведующего нашей славной кафедрой боевой магии.
  - Дерт Эграмо стал кроваво-красным, - прозвучал мелодичный голос магистра Виолы, заведующей кафедрой целительства. Очень милая и доброжелательная дриада, до сих пор искренне верующая в то, что можно спасти всех. И что такое Дерт Эграмо, кажется в переводе с вампирского это что-то вроде Музыкального Тигра.
  - Его воды действительно наполнились самой натуральной кровью, - невозмутимым тоном ответил голос моей мамы. Я едва не отпустила горгулью от удивления и возмущения. Мне говорили о какой-то командировке в Оран на конференцию по телепатии, а там нет никаких Музыкальных Тигров, наполненных кровью. Что за бред получился?
  - К чему бы это? - раздался фирменный вопрос заведующего кафедрой Прорицаний. Магистр Петроний был на удивление принципиальным гномом, доводившим своих студентов до предынфарктного состояния своими "К чему бы это?". Но сам являлся авторитетнейшим специалистом, сделавшим карьеру на паре громких пророчеств, мог с полувзгляда определить прошлое, будущее, настоящее, но предпочитал задавать всем этот простой вопрос.
  - Данный вопрос должен быть адресован Вам, - прозвучал ледяной голос заведующего кафедрой некромантии. Я в очередной раз едва не выпустила спасительную горгулью. Магистр Эрд был настоящим реликтом, потому что был эльфом (эльфы не склонны к данной магии), к тому же темным эльфом (эта раса практически исчезла из нашего мира), к тому же любимым учеником магистра Самуила. Кстати, последнего уже лет двадцать зовут возглавить сию кафедру, но он с поразительной настойчивостью отказывается.
  - Может быть, хватит пререкаться. Нам всем очевидно, что приближается что-то ужасное, и мы представления не имеем, как это предотвратить, - подала голос ректор нашего славного учебного заведения магистр Женевьева. Никто за ней особенных магических способностей никогда не признавал, соглашаясь с тем, что пост ей достался, потому что никому другому был не нужен.
  - Так, что вы думаете о ситуации в Эрендире, магистр Элеонора? - спокойным тоном спросил магистр Леонард. Он, вообще, даже в самых экстремальных ситуациях умудряется сохранять завидное спокойствие. Я вспомнила, где слышала о Музыкальном Тигре! Это речка в Эрендире, нашем так называемом краю света! Эта радостная новость заставила меня судорожно вцепиться в левую лапу горгульи, потому что в очередной раз я едва не поскользнулась.
  - Люди и гоблины грызутся между собой, обвиняя вампиров. Те клянутся всеми богами, что ничего общего с этим не имеют, обвиняя все тех же гоблинов и людей. И в идеале нужно отправить туда парочку боевых магов, некромантов и целителей. Магистр телепатии, пусть даже трижды архимаг, не может дать толковых объяснений, кроме признания очевидных фактов, что творилось чрезвычайно могущественное колдовство, - мама говорила непривычно резко.
  - Но у вас есть какие-нибудь идеи, зацепки? - спросил магистр Эрд. Я не видела его (как и остальных магистров), но готова была поклясться в том, что он пристально смотрел на мою спасительную горгулью.
  - Нет у меня никаких идей, - ответила мама, явно сдерживаясь от крепкого выражения. Конечно, магистры, не ее аспиранты, все тонкости тролльего знают.
  - Может быть, все-таки имеет смысл поговорить с духом деда вашего мужа. Раз уж он постоянно портит ваши обеды, - влезла с комментарием магистр Женевьева. Она вообще не очень любит дух прадедушки, и меня тоже.
  - А, по-вашему, я настолько глупа, что не пыталась с ним поговорить? - мама немного выходила из себя. Да, с Женевьевой они давно на ножах, правда, истинных причин их конфликта никто так и не узнал.
  - Он посоветовал не лезть туда, куда морда не пролазит, аргументировав свою речь тем, что не я это начала и не мне это заканчивать, - мама, наверное, в очень культурной форме процитировала прадеда. Странно, что он не поделился со мной подробностями этой вне всяких сомнений душещипательной беседы. И, кстати, какой информацией, привлекших столь уважаемых магистров, владеет мой любимый прадедушка.
  - Возможно, стоит последовать его совету, - лаконично предложил магистр Эрд, продолжая прожигать пристальным взглядом мое не надежное укрытие.
  - Я не стану вмешивать в это свою дочь, - холодно отрезала мама. Так, мне стало любопытно. И уже сейчас хотелось сорваться с места и наброситься на прадеда с допросом.
  - Она уже вмешана в это. И я нисколько не удивлюсь, если девушка уже догадалась о том, что переписка ее прадеда с Гаристидисом - это не просто обмен глупыми рецептами, - влезла магистр Женевьева. А что это, если не дурацкие рецепты? Темные пророчества о конце мира? Ха-ха-ха, уже от смеха падаю вниз. Кстати, о падении, может быть, здесь и не так высоко, из дома в конце концов на вечеринки подобным образом не в первый раз сбегаю. Ну и что, что здесь этажей на десять больше, в первый раз всегда страшно...
  - Если я не ошибаюсь, сейчас она обдумывает вопрос о том, хватит ли у нее резерва для левитации, изредка прерывающей падение с данной крыши или лучше покрепче обнять горгулью, пока стареющее общество бредящих от нечего делать параноиков не закончит свое собрание. К чему бы это? - совершенно равнодушным тоном и будничной интонацией произнес магистр Петроний. Ясновидец со стажем, ... (непечатная характеристика на тролльем). Все архимаги, как по волшебству уставились на горгулью, почему-то не на ту, с которой я слилась в страстных объятьях.
  - Анна Лотенийская, где бы ты не пряталась, лучше выходи, - строгим тоном произнесла мама, все еще пытаясь прожечь взглядом неправильную горгулью.
  - Я сама не смогу. Здесь скользко, а у меня шпильки, - скромно призналась я в собственной беспомощности с конца парапета. Все архимаги, как по волшебству перегнулись через перила, про себя оценивая степень моего безумства. Если осмотреть крышу трезвым взором, то можно было заметить еще до десяти горгулий, за которые можно было спрятаться ни в коей мере не рискуя отправиться в свободный полет.
  - Это и есть любимая студентка магистра Самуила? - не без доли разочарования спросил магистр Эрд, после того, как я была извлечена на крышу.
  - Вам лучше уточнить у магистра Самуила, - честно посоветовала я. О, боги и демоны! Я, кажется, зацепила подол платья за перила и теперь там немилосердно ползет стрелка. Надеюсь, что мое скорбное выражение лица будет принято за раскаяние в собственных неблаговидных поступках.
  - Не сложно догадаться, - опять же коротко заметил магистр Петроний.
  - Что ты забыла на крыше? - перехватила инициативу мама, опасаясь того, что я не сдержусь и ляпну что-нибудь не к месту. Ну, сравнила же я жену эльфийского посла с древесной лягушкой (а нечего было во все зеленое наряжаться и глаза так выпучивать, и никто не просил ее петь тот романс, больше напоминающий кваканье).
  - Свежим воздухом подышать захотелось, - даже ни чуть не солгала я, лишь немного утаив правду о том, что устала я от общества одного вполне конкретного эльфа.
  - И чем тебе балкон не угодил? - подала голос ранее молчавшая магистр Виола. Она, будучи дриадой, не слишком удосуживала себя церемониалом. Что ж, они мало соблюдают пресловутый магический церемониал, придуманный светлейшими и мудрейшими, но до абсолютного идиотизма доведенный все-таки людьми.
  - А там слишком много желающих скрыться от шума толпы и то каким образом они этим занимаются, смущает мою робкую натуру, - нагло ответила я, совершенно не обращая внимания на большие глаза моей мамы. Вообще, ни для кого не секрет, что пресловутый балкон даже во вполне обычные дни оккупируется целующимися парочками, благо густой плющ, выведенный на кафедре травоведения, позволяет осуществлять им сие действие практически незамеченными.
  
  - Тогда почему вы не оповестили нас о своем присутствии? - строгим тоном вопросила магистр Женевьева, в более узких кругах известная, как Жаба Ева.
  - Я постеснялась, - с улыбкой клинической идиотки ответила я, словно застала пресловутых архимагов не за загадочными переговорами о страшных тайнах, а за пресловутыми романтическими свиданиями. Ну, вообще, как я должна была их оповещать? Не выскакивать же из-за горгульи с радостными приветственными воплями?
  - Хорошие мы архимаги, раз не заметили простую студентку, не утруждающую себя даже маскировочными чарами, - первый признал свой профессиональный прокол магистр Петроний. Он обладал прямолинейностью и умением признавать собственные ошибки, качествами редкими для архимага (тем более по пророческим дисциплинам).
  - Это не оправдывает ее поведения, - вставила свое веское слово Жаба Ева. Она меня, вообще-то, сильно недолюбливает после того случая с крысой, телепортированной на ее стол. Не надо было оставлять в гордом одиночестве десятилетнего не в меру шаловливого ребенка, только что освоившегося телепортацию на короткие расстояния напротив кабинета с приоткрытой дверью рядом с клеткой с грызунами.
  - Она будет наказана, - тяжело вздохнула моя мама. Я начала отвлекаться от уже знакомой дискуссии, называемой процесс моего воспитания. Почему-то мысли мои сводились к дурацкой песенке, которую распевал в моем сне магистр Оральт, изображая внучку с корзинкой...
  - Почему-то ваши наказания обычно имеют прямо противоположное воздействие на нее, - продолжила Жаба Ева. Да, после той крыса и недели домашнего ареста последовала моя кровавая месть в виде двух крыс, трех крыс, таракана, василиска, старого башмака, ночного горшка, утюга, кувалды и кикиморы, а потом я познакомилась с Сигизмундой Вельсонской.
  - И вы предлагаете уничтожать ее за то, что подслушала разговор, о котором рано или поздно узнала бы? - подал голос магистр Эрд. От недоброго предчувствия я медленно, но верно начала пятиться к спасительной горгулье. Не хочу я становиться непосредственным участником предотвращения туманных пророчеств полоумных стариков, в которые даже они сами не верили... Тем более, если участие в данном действии предлагает любимый ученик магистра Самуила.
  - И что вы предлагаете? - переходила на немного визгливые ноты Жаба Ева. С ней так всегда случалось, когда она близко общалась с магистрами, которые ее высокое мнение ни в грош не ставили. А в нашем славном учебном заведении ни один архимаг к данному мнению не прислушивался, терпя ее присутствие исключительно по той причине, что никто не хотел занимать ее должность.
  - Предлагаю, объяснить ее место и место ее семьи в данной истории, а дальнейшую ее судьбу пусть решит сама. В конце концов, она уже совершеннолетняя особа и, как показала практика, вполне способна справляться с кризисными ситуациями, - ответил магистр Эрд, но всем видом и тоном он показывал скорее, что обращается ко мне лично, а не к остальным архимагам.
  - Я расскажу ей все дома, - мама железной рукой схватила меня за запястье, словно предчувствуя мою проникновенную речь на тему "Кому и к какому месту прикладывать эту историю и мое в ней участие". Можно подумать, что у меня совершенно нет представлений о такте и воспитании, я всего лишь собиралась вежливо отказаться, сославшись на собственную профессиональную непригодность, предложив перенести данный разговор на тот момент, когда я хотя бы закончу Университет.
  - Она - студентка кафедры боевой магии, и будет лучше, если ей все объяснит магистр Леонард, - непререкаемым тоном ответил магистр Эрд. Мама бросила на него испепеляющий взгляд, но возражать не стала. Заведующий кафедрой некромантии был неофициальным непререкаемым авторитетом, спорить с которым не решалась даже мама, непререкаемый авторитет нашего учебного заведения Љ 2.
  
  
  - Присаживайся Лотенийская, - магистр Леонард указал мне на крутящийся стул в его кабинете. Туда решили перенести объяснение участие меня и моей семьи в печальных пророчествах, о которых мне знать не хотелось.
  - Какие мрачные тайны вы мне поведаете? - спросила я, печально поднимая глаза.
  - Лотенийская, отнесись, хотя бы к чему-нибудь в своей жизни серьезно, - немного уставшим тоном магистр откровенно отмахивается от меня. Не понимаю, почему общение со мной магистры воспринимают исключительно как наказание за их тяжкие грехи.
  - Я как никогда серьезна, - честно призналась я, уныло разглядывая детали интерьера. Стены и закрытые полки шкафов. Ничего не скажешь, у мамы намного интереснее.
  - Что ты знаешь о пророчествах, предрекающих гибель магии? - почему-то магистр решил начать издалека.
  - Что каждый уважающий себя прорицатель считал долгом чести продекламировать одно такое пророчество, - честно поведала я все свои знания и свое отношение к подобным вещам.
  - Согласен, таких пророчеств много, и больше половины из них пустая ерунда, но есть определенная часть, объединенная общими деталями, похожими образами, в общем заставляющая целиком и полностью поверить в достоверность подобных пророчеств, - пояснил магистр.
  - Ну, отлично. Только все равно не понимаю, каким образом это меня касается. Есть же целая куча магистров и архимагов, занимающихся предотвращением мрачных пророчеств, - еще более честно поведала я.
  - Лотенийская, ты отдаешь себе отчет в том, что разговариваешь с уважаемым архимагом, а не со своим школьным приятелем? - спросил магистр Леонард страшным тоном. Ну, нет во мне пиетета перед властью, скажите спасибо любящим родителям, стараниями которых я с младенческих лет общалась с сильными мира сего в милой и домашней обстановке, растеряв последний страх и совесть.
  - Конечно, магистр. Но все равно не понимаю, зачем меня посвящать в эти тайны, - ответила я, отведя глаза в сторону. Школьного товарища, разглагольствующего на тему гибели магии, я бы слушать не стала, посоветовав встретиться с авторитетными специалистами в области психических расстройств.
  - Ну, может быть, дело в том, что ты оказалась вовлечена в это еще до своего рождения, - выдал мне шокирующую информацию магистр Леонард. Я невинно хлопнула длинными ресницами, готовя про себя очередную прочувствованную проповедь великим предкам, которым на месте спокойно не сиделось. Кто из них влез в очередную сомнительную авантюру, расплачиваться за которую придется скромным потомкам в моем лице?
  - А вы можете поведать в менее абстрактной форме? - аккуратно поинтересовалась я.
  - Твоя магия смерти каким-то образом с этим связана. Вернее с тем, чтобы магия не исчезла окончательно. Подробнее я рассказать не могу, разве что есть определенная череда предзнаменований, предупреждающих о близости этого события, - ответил магистр.
  - Например, реки с кровью? - уточнила я.
  - Дерт Эграмо только начало. Будут еще более внушительные и страшные предзнаменования, из которых последнее - пробуждение русалок Кровавого Моря, - продолжил "объяснение" магистр Леонард. Честное слово, лучше бы с мамой пообщалась. Или с Жабой Евой...
  - В Кровавом Море не живут русалки, - поделилась я почти забытым фактом из истории изучения разумных рас.
  - Живут. Еще какие, просто они погружены в сон очень могущественной магией за свой не слишком миролюбивый характер и маниакальное желание захватить власть над миром, - совершенно неожиданно мне открыли страшную тайну. Ой, то ли еще будет...
  - А не проще ли было их уничтожить? - внесла я конструктивное предложение. Удивительно, что до сих пор никто не догадался. Это же самый любимый способ решения проблем для магов.
  - Будто бы никто не пытался Лотенийская. Это практически невозможно, и не только из-за того, что отношения с остальными русалками придется восстанавливать годами, если не веками. Королева Рийгана каким-то образом сделала их практически неуязвимыми, наделенными невероятным могуществом, взамен на их верную службу ей и ее потомкам, - ответил магистр. Ну, королева Рийгана в моей родословной вещь довольно сомнительная, хотя приятно иногда думать, что так оно и было.
  - Если вы опасаетесь, что я собираюсь завоевывать мир с их помощью, то честное слово - я не буду, - честными-пречестными глазами посмотрела я на архимага.
  - Лотенийская, не смешно. Особенно потому, что никто из живых на самом деле не знает твоего истинного предназначения в этой истории. Так, что не шути на подобные темы, - ответил магистр Леонард. Уверенна, что Жаба Ева уже предлагала уничтожить меня во избежание дальнейших проблем.
  - Я этого тоже не знаю. Я и о русалках этих не знала, а к пророчествам всегда относилась с презрением, - продолжила я.
  - Кое-кто знает о твоей роли в данных пророчествах, - загадочным и страшным тоном поведал магистр Леонард, противореча сам себе.
  - Вы же сказали, что никто не знает, - напомнила я магистру.
  - Я сказал, что никто из живых не знает, - многозначительно покосился на меня магистр Леонард. И тут меня осенила страшная догадка.
  - Прадедушка некромант? - робко уточнила я.
  - Он самый. Только он ничего не говорит, твердя об ужасных тайнах и о том, что расскажет только тебе, когда придет время. И, возможно, что-то знал Гаристидис, он занимался какое-то время этими пророчествами, но в их переписке ничего, кроме странных рецептов от ревматизма обнаружено не было, - продолжил убивать мой рассудок магистр Леонард. Ну, я покажу кому-то последнюю надежду и опору рода, сам рад не будет...
  - Если он мне до сих пор не рассказал, то вряд ли ответит на мой вопрос. Прадедушка любит вываливать новости холодным ушатом на голову, чтобы шокировать публику, - ответила я.
  - Лотенийская, - назидательно произнес магистр Леонард, прекрасно понимая все же, в кого я пошла вредоносным характером. И пусть мама сколько хочет говорит о брате-близнеце моего прадеда, я-то знаю, что он был всего лишь подражателем за чьей-то неординарной натурой (ну и что, что мой источник ненадежный призрак старого некроманта!).
  
  
  Магистр Леонард удивленно посмотрел на меня. Да, редко на экзорцизмы приходят в вечерних платьях и с такими прическами. А не надо было меня всю ночь терроризировать беседами о пророчествах, потом подвергать пытке допроса моей мамой и не разрешить пропустить день занятий. Вот и пришлось идти, не переодеваясь, в чем была. Ничего, я потом отомщу... Так отомщу, что долго помнить будут...
  - Итак, наши лекции закончены, - без особых изменений в тоне произнес магистр Леонард. Наших торжествующих криков тоже не было слышно. Больше всего архимаг ценил дисциплину. Жаль, что узнали сие мы путем мучительных проб и горестных ошибок.
  - Вы опять будете указывать на ошибки в наших курсовых работах? - со скучающим видом уточнил Ненаглядный Сноб. Помниться, последнее его общение с магистром Леонардом на подобные темы вылилось в судорожные бега по местам обитания русалок и еще более суматошное переделывание курсовой работы.
  - Ваша курсовая работа по Тираэлю Лиэрскому сама по себе ошибка, - без лишних сантиментов проинформировал магистр. Он вообще на критику и резкие слова никогда не скупился. Впрочем, даже ангел превратился бы в злого демона, после нескольких часов общения со мной.
  - Вы излишне придирчивы, - продолжил Сноб. Он, что ли в меня решил переквалифицироваться? А как же почти эльфийское презрение над нашими ничтожными попытками привлечь к себе внимание? В ответ магистр Леонард посмотрел так, что любой василиск окаменел бы от зависти.
  - Еще одна реплика, Дивополис, и я не поленюсь созвать комиссию из эльфийских магов, которые и оценят по достоинству ваш труд, - произнес магистр Леонард. Да, попал Сноб эльфийским магам рассказывать об эльфийском маге. Уж лучше тролля учить хорошим манерам. В любом случае шансы на успех одинаковы низкие.
  - Магистр Леонард, а обязательно приводить в действие все схемы заклинаний, прилагающиеся к работе? - невесть с чего решила я прийти на помощь Снобу. Может быть, потому что сама не так давно писала работы по десяти эльфийским магам и жаждала им долгой и мучительной гибели, а не возможности поиздеваться даже над заклятым врагом.
  - Если вы приводите эти заклинания в пример, то само собой должны уметь их воспроизводить, - стандартной фразой ответил магистр Леонард, даже не удосужившись взглянуть на вопрошающего.
  - Но все заклинания магистра, которому посвящена моя курсовая работа, мало того, что относятся к высшей демонологии, так еще и являются уголовно наказуемыми. Неужели комиссия жаждет увидеть вызов демона высшего уровня в моем исполнении? - почему-то мой вопрос начал выглядеть угрозой.
  - Лотенийская, а почему сразу демона? - с тяжелым вздохом уточнил магистр. Знает, что меня комиссией некромантов не запугать, скорее уж они пять раз возблагодарят силы света за то, что я не досталась им.
  - Я думала, что жертвоприношение представителей разумных рас, совершенные с особой жестокостью, несколько выходят за рамки, принятые нашим обществом, даже, если заклинания предназначены целиком и полностью для излечения от ревматизма, - с невинными глазами ответила я.
  - И какой некромант стал темой вашей работы? - спросил магистр Леонард после неопределенной паузы.
  - Гаристидис Темный, - почему-то с чувством гордости ответила я.
  - Кто его вам назначил? - снова уточнил магистр, зная, что единственный способ от меня избавиться - переложить на чьи-то другие плечи.
  - Магистр Марсилий, - с непонятной садистской радостью ответила я.
  - Вот с ним и обсуждайте, какие заклинания применимы для демонстрации на защите курсовой работы, а каких демонов лучше оставить в покое, - ответил магистр Леонард. Где папина энциклопедия по высшей демонологии? А откуда я еще буду брать названия демонов, вызовом которых собираюсь пугать магистра Марсилия?
  - Отлично, - мои губы расплылись в зловещей улыбке, не сулящей ничего хорошего.
  - Лотенийская, только без фанатизма. Ты не Дигори, - поспешил оборвать захватывающий полет моей мысли магистр Леонард. Ну, ничего, все равно магистр Марсилий накатает на меня жалобу, почище той, что была после семинара с троллем...
  
  
  - Так ты все же не знаешь, какова моя роль в этом страшном пророчестве? - печально подвела я итог полуторачасовому допросу призраку прадедушки.
  - Даже, если я знаю, то не обязан тебе об этом говорить, - тоном обиженного ребенка ответил призрак, с безучастным видом рассматривая старинные барельефы, украшающие потолок.
  - А как же передача великих тайн магии последней надежде и опоре рода? - прибегла я к излюбленной теме призрака. Он посмотрел на мои жалкие попытки с подобающим его возрасту презрением.
  -Пусть эта надежда и опора самостоятельно до этих знаний докапывается, как это делали почтенные предки, - с патетическим надрывом ответили мне, устремив невидящий взор куда-то в пространство.
  - А не боишься последствий этих археологических изысканий в моем исполнении? - резонно перешла я к угрозам. В последний раз, когда я самостоятельно раскрывала тайны магии, два дня пожар тушили.
  - Мне уже ничего не страшно, - ответил прадед с таким же безразличным выражением лица. Не видел он тех книжек, которые я две недели назад читала, пользуясь маминым пропуском и многоступенчатой иллюзией в закрытом отделе библиотеки Университета. Если бы видел, не был бы так уверен в собственной безопасности...
  - Ну, что это за пророчество, в котором я принимаю участие. Ты же знаешь, а мне магистры не говорят, - от угроз я перешла к вымаливанию.
  - Даже, если знаю, то все равно не могу тебе сказать, - несколько смягчился он. Из опыта общения с духом прадедушки я знала, что расскажет он все обязательно, надо только проявить определенную твердость.
  - Почему? - спросила я, скрестив руки на груди и начиная прожигать чью-то бесплотную материю фирменным взглядом голодного василиска.
  - Печать молчания, наложенная тремя архимагами высшего уровня, еще тогда, когда я был жив и когда я оставался добропорядочным боевым магом, - со вселенской скорбью в голосе произнес он. Да, что бы о себе не говорил и не думал любимый прадедушка, но он обожал выдавать секретную информацию лицам, которым она не предназначена (откуда я еще знала все секретные коды и пароли в нашем доме?).
  - Так, значит, мне придется это выяснить самостоятельно, - даже не спросила, констатировала я этот невеселый факт.
  - Можешь продолжать считать пророчества бредом сивой кобылы и просто жить дальше. Они же не всегда сбываются, и даже самые великие магистры способны ошибаться. Если же тебе что-то предназначено, то ничего не измениться от того, что ты будешь знать заранее. Быть может, понадобиться твой талант к импровизациям, - туманно добавил прадед, явно на что-то намекая.
  - Значит, ты советуешь усмирить любопытство и не задумываться о чьих-то там туманных видениях? - уточнила я на всякий случай.
  - Я советую не задумываться о своей роли в них, но пророчества неплохо бы было почитать, просто ради общего развития, - в очередной раз туманно намекнул прадед.
  - А какое отношение ко всему этому имеет Гаристидис? - уточнила я на всякий случай.
  - Тебе лучше знать, - пожал плечами прадедушка.
  - Между прочим, это ты с ним многозначительными рецептами обменивался, а не я, - снова перешла я к нападению.
  - Между прочим, ты о нем курсовую работу писала, а развалины его замка хранят множество тайн, - подмигнул мне дух прадеда, бесследно растворяясь в воздухе. Очевидно, боится сболтнуть лишнего, но ладно, я с ним еще разберусь. Правда, уже после возвращения с практики... А пока что, пусть Гаристидис и его страшные тайны запасаются валерьянкой, потому что я еду как раз на развалины его замка, и не собираюсь оставлять замечание прадеда без должного внимания....
  
  
  От тяжелого сна с пляшущими некромантами, вурдалаками и мрачными развалинами замка, на которых пели странные песни русалки Кровавого Моря, меня оторвала Лара. Точнее сказать ее телефонный звонок. Первая мысль была - поставить контур, отключающий все посторонние звуки и предаться сну, до и без того раннего подъема. Впрочем, дружбой с Ларой я дорожила, пусть даже она решила запоздало поделиться радостью от воссоединения с эльфом.
  - Что случилось? - сонным тоном спросила я. Не самое вежливое приветствие, но сама Лара отвечает мне на тролльем в аналогичных ситуациях.
  - Все эльфы придурки! - неожиданно выдала она. Наверное, я еще находилась в состоянии умиротворяющего кошмара, потому как не видела причины столь явного отсутствия логики в речах подруги. Нет, она, конечно, могла обозлиться на чье-то светлоэльфийское высочество, но не неделю же спустя после их долгожданного воссоединения.
  - Я всегда это говорила. Не стоило звонить среди ночи, ради констатации этого занимательного факта, - ответила я, ленивым жестом зажигая тусклый магический светлячок, совершавший плавный круг по моей комнате. Полтретьего ночи!!! Мне уже через три часа вставать...
  - Анна! - выдернул меня из состояния дремы гневный окрик Лары. А чего она от меня ожидала, не стану же я горячо защищать умственные способности эльфов, когда уже много лет пытаюсь убедить Лару в полном отсутствии у этой замечательной разумной расы подобных талантов.
  - Что все-таки произошло? - спросила я. Правильнее было бы поинтересоваться, что такое натворил один конкретный эльф со дня Весеннего Бала. И что я должна ему за это сделать.
  - Неужели ты не видела, как он общался со мной на Балу? - искренне продолжала возмущаться моя подруга. Я честно попыталась вспомнить, но ничего криминального не приходило на ум. Ну, был он несколько высокомерен, но так со всеми эльфами, когда они в своем кругу обязаны общаться с людьми. Но Этериэль, вроде бы вполне вписывался в приличные рамки... Да, много говорил со мной о магии, но мы должны были представлять совместный проект магистру Леонарду на следующий день...
  - Что он сказал или сделал? - спросила я, умоляя, чтобы это был какой-нибудь стандартный закидон представителя данной разумной расы, не вполне понятный людям, близко с эльфами не общавшимися с детских лет.
  - Да он, только на тебя внимание и обращал. И выспрашивал о том, как ты мое платье наколдовала!? - кажется, в тоне подруги сквозила ревность. Я же пятьсот раз могла уверить кого угодно, что данный эльф не нужен мне даже в подарочной упаковке.
  - У нас на следующий день был суперважный опрос. А, насчет платья, вполне естественное любопытство. Мы такое наколдовать сможем в лучшем случае через два года. Я бы тоже допрашивала с пристрастием, - постаралась я убедить подругу в абсолютном равнодушии эльфа ко мне.
  - Куда он летом уедет? - подозрительно уточнила Лара. Да, мы устроим идиллические каникулы на развалинах старого замка некроманта!!!
  - Кажется, в Горы Дракона, но с тем же успехом может остаться и в Аллоре. У него курсовая была по Анне Аллорской, а нас отправляют в места, связанные с чародеями-героями наших работ, - пояснила я.
  - А куда ты отправляешься? - уточнила подруга.
  - В деревню под Ломри, где прожил последние пятьдесят лет и трагически погиб великий чародей Гаристидис Темный, - с патетическим надрывом в голосе уточнила я. Лара несколько секунд молчала, но по географии у нее всегда были отличные оценки...
  - Ну, извини. Просто между вами столько общего. И мне иногда кажется, что он со мной только потому, что я - твоя подруга, - Лара немного успокоилась.
  - Поверь мне, эльфы не станут с кем-либо строить длительных отношений только ради того, чтобы добиться гипотетических друзей, - здесь я немного слукавила. Эльфы в большинстве своем относились к людям как расе второго сорта, не утруждая себя их поломанными судьбами и разбитыми сердцами. Впрочем, Этериэль производил вполне приятное впечатление.
  - Значит, у нас с ним все будет хорошо? - робко уточнила подруга.
  - Я искренне в это верю, - поспешно добавила я, без сил падая на подушку.
  - Спасибо, Лотенийская, - тихо добавила Лара, отключаясь. Очень надеюсь, что я буду права. Хотя бы потому, что Лара искренне его любит, а для Этериэля эти отношения больше напоминают забавную игру...
  
  
  
  Все лето мне предстояло провести в окрестностях замка, принадлежавшего когда-то Гаристидису Темному. Не знаю, по какому принципу распределяли темы курсовых работ, и, как следствие, места летних практик, но мне определенно досталось нечто из ряда вон выходящее. Во-первых, данный маг имел к боевой магии весьма опосредованное отношение (он был некромантом, и боевые маги долгое время пытались заставить его перестать заниматься уголовно наказуемыми делами). Во-вторых, количество нежити в данной местности колебалось между незначительным и поразительно малым. Да и сама нежить была представлена наиболее миролюбивыми и разумными ее представителями. Впрочем, если ты увлекаешься темной магией, можно дать разгул воображению и отправиться на поиски утерянных подземелий Гаристидиса. До сих пор помню слезы, стоящие в глазах Сета.
  Я устало откинулась на кресло обычного автобуса, безразлично любуясь пробегающими сельскими пейзажами. Честно признаться, понятия не имею, чем заниматься все лето, и как мои занятия потом приписать к боевой магии. От нечего делать я даже начала вспоминать, что за личность такая Гаристидис Темный и чем он еще прославился, кроме обмена нетрадиционными рецептами с моим прадедом...
  Итак, Гаристидис Темный один из последних злостных некромантов, жестоко нарушающих все принятые моральные нормы ради собственных целей разного калибра важности и благородства. Родился он не так уж и давно, каких-то двести-двести пятьдесят лет назад. Умер и того всего лишь сто двенадцать лет назад. Правда, некоторые злые языки утверждают, что он прожил около тысячи лет (но на такие чудеса способны только эльфы, вампиры, русалки и дриады, ну в очень редких случаях полукровки).
  Но, если говорить о Гаристидисе. Увлекался данный гражданин тремя вещами, которые, собственно говоря, и заставили его имя греметь в веках, пугая впечатлительных потомков (ну, последних у него не случилось, но какая разница).
  Первым увлечением его было создание эликсира бессмертия. Оригинальным это занятие нельзя было назвать, но отдал ему Гаристидис около пятидесяти лет жизни, разрушив при этом пять лабораторий, две сторожевые башни и один королевский замок. Не стоит умалчивать и о множестве невинных жизней, замученных имя во имя какой-то безумной высшей цели, существовавшей только в воспаленном воображении безумного старика. Когда речь заходит о так называемых "великих магах" всегда встает вопрос об их адекватности. И многих проблем было бы можно избежать, если бы в определенный момент их отправили в соответствующее лечебное заведение. Но именно такие сумасшедшие и двигают магию вперед, создавая принципиально новые заклинания. Поэтому их бояться, но часто смотрят сквозь пальцы на многие поступки. Еще одна причина, по которой я не люблю магическое общество. Но ближе к Гаристидису.
  Вторым его увлечением был поиск настоящего дракона. В смысле представителя древней разумной расы, обладающего неимоверной магической силой, способностью оборачиваться человеком и еще большим бессмертием, чем эльфы и вампиры вместе взятые и помноженные на два и возведенные в третью степень. Это увлечение вытекало из первого и сводилось в конечной цели к тому, чтобы использовать дракона в приготовлении эликсира бессмертия. Однако сами поиски настолько затянули великого и ужасного, что он забыл о первой цели. В процессе поиска дракона он почти подчистую спалил одно небольшое государство, парочку замков, уничтожил "ненужные пещеры", устроил локальное землетрясение, заживо сжег сотни представителей разумных рас. А ведь двести лет назад цивилизация была на приличном уровне развития, но великие и ужасные представители Совета Магов позволяли безумцу творить новые зверства, надеясь на успех его попыток, чтобы потом чистыми ручками присвоить себе чужие заслуги.
  Это увлечение Гаристидиса и привело его к гибели. Не смотря на чисто символические поиски Гаристидиса, Совет Магов все-таки выжил его из столиц и комфортных условий, на что тот очень сильно обиделся. И, тут колдун решил не оригинальничать, а всего лишь захватить власть во всем мире. Он поднял легионы демонов из так называемых Нижних Миров, подчинил их своей власти, заставил Совет Магистров пожалеть о подобном снисходительном отношении (именно после этого легендарного похода существенно ужесточились карательные меры к тем, кто применяет запрещенные заклинания). Впрочем, благодарить за то, что мы живем еще при современных в меру демократических государственных строях, а не под тиранией великого и ужасного Гаристидиса Темного, надо именно Гаристидиса Темного. Не знаю, что он там напутал, но в конечном результате его армия демонов самоуничтожилась, ликвидировав бесстрашного лидера прямо в Главной Зале Совета Магистров Аллора.
  Конечно, в биографии Гаристидиса были еще мелочи вроде запрещенных заклинаний, необратимых превращений принцесс в лягушек и наоборот, воровство артефактов, создание философского камня и прочие мелочи без летальных исходов. Пожалуй, еще одной его заслугой было то, что последние годы он успешно скрывался под самым носом у Совета Магистров.
  Именно в место, где он скрывался я и направлялась. И место это ничем не выдавало личность своего хозяина и тех, ужасных событий, которые творились под этой крышей. Местом своего укрытия некромант выбрал уединенный уголок природы, больше импонирующий престарелому магистру травнику, а не исчадию зла. Никаких мрачных ущелий, темных развалин, нежити, обычно привлекаемой черным колдовством. Милый светлый лес, типичный для средней полосы, с приличным раздольем лиственных деревьев, целебных трав, ягод и привлекательных полянок и опушек. Спокойная и широкая речка с на редкость миролюбивыми русалками, вечерами устраивающими местным жителям вокальные концерты. У подножия замка милая деревенька, вполне цивилизованная и даже неподозревающая о мрачном соседстве.
  Сам замок представлял собой постройку этажей на пять из светлого камня, без излишеств в виде башенок и балкончиков. Его окружала невысокая стена, сейчас уже порядком разрушенная, и заросший травой овраг, оставшийся в память о рве.
  Внутри замок тоже не создавал гнетущего впечатления, все просто и со вкусом. Два первых этажа, во времена некроманта служившие бальной залой, кухней, столовой и большой гостиной, все прямо-таки были пронизаны светом. В данный момент они были отданы под экспозицию местного музея, где достойное место (в углу с паутиной) было отведено и самому Гаристидису. Непосредственно владения некроманта начинались на третьем этаже, целиком и полностью занятым обширной библиотекой. Книги там были специфические, некоторые не всяком архимагу покажут, но интерьеры продолжали оставаться светлыми, просторными и уютными. Кажется, я должна буду раз в неделю заниматься какими-то библиотечными исследованиями, но я еще уточню...
  На четвертом этаже начиналось темное и страшное царство Гаристидиса в виде трех или четырех лабораторий, нескольких помещений, отданных под архив и хозяйской спальни. Лаборатории больше напоминали пыточные, в которых на полках нестройными рядами стояли причудливой формы сосуды из мутного стекла, наполненные не самым лицеприятным содержимым. Архивы представляли из себя беспорядочные записи, написанные безобразным подчерком, с прелестями которого я успела ознакомиться, читая переписку Гаристидиса с моим прадедом. Пятый этаж представлял из себя забавную свалку отработанных артефактов, черновых записей и множества ненужного хлама. Начало данному мусоросборнику положил еще Гаристидис. В лаборатории и на чердак меня тоже обещали изредка запускать. Также там были две или три гостевые спальни, но сомневаюсь, что они использовались по назначению.
  После краткой ознакомительной экскурсии меня отправили, наконец-таки, в место, должное заменить мне дом на ближайшее лето. Домом была милая гостиница на краю деревни. Жили там в основном маги, занимающиеся исследованиями Гаристидиса. В общем, лето обещало быть донельзя скучным и спокойным. Чему я была рада. И дело было даже не в завываниях нежити Вирито-дорато, которые мне еще пару месяцев после возвращения домой мерещились и стоили двух бесценных фарфоровых ваз и нервных клеток бесчисленных граждан, неожиданно возникавших за моей спиной. Эта деревенька была как раз тем местом, где я могла спокойно подумать и отдохнуть, в том числе и от себя...
  
  
  - Госпожа Лотенийская, прошу ничего руками не трогать, не подходить к экспонатам и постарайтесь не обращать внимания на специфический запах, - бодрым тоном проинформировала меня какая-то нафталиновая тетя. Тетю звали магистр Тира и она была представительницей кафедры некромантии Оррского Университета, по совместительству она занималась курированием работ в лаборатории Гаристидиса. Сюда меня привели в конце первой недели моей практики, предварительно заставив подписать с десяток бумажек и прочитав лекцию по правилам безопасности, сводившихся к тому, чтобы я стояла и ничего не трогала. Впрочем, подобное безделье меня только и радовало, все-таки хорошо, что я отказалась от работы по Анне Аллорской, не смотря на то, что именно эту волшебницу мне изначально писали в тему курсовой...
  - А чем там пахнет? - спросила я, не подразумевая ничего криминального. Но, судя по парфюмерии моего экскурсовода, либо она начисто лишена обонятельных рефлексов, либо там что-то давно и основательно протухло.
  - Стандартные запахи среднестатистической лаборатории обыкновенного некроманта, - ответила она, плодя множественные сомнения. Магистр Самуил, например, говорил, что в лаборатории не должно быть посторонних запахов, для чего надо использовать вытяжки. Прадед с пугающим видом твердил о запахе страха и отчаяния. Магистр Оральт, не жалея ни чьих деликатных чувств, сравнивал сии запахи с протухшей рыбой. Так что я терялась в догадках...
  - Я могу применять заклинания, чтобы запах не приставал к одежде и волосам? - спросила я. Конечно, сейчас я уже не ударялась в истерики, сталкиваясь с подобными неприятными мелочами быта, но если можно избежать лишних подробностей, почему бы себя от них не оградить?
  - Нет. Сложно предсказать последствия любого стороннего заклинания в месте, столь изощренно пронизанным самыми страшными заклятьями и схемами, которым не хватает лишь энергии, - сухо пояснила тетка. Отлично. Значит, мне даже чихнуть там не следует рисковать, учитывая, что я - маг смерти.
  - Проходите, - тетка с нескрываемым злорадством распахнула дверь в святая святых. М-да. Я определенно ожидала большего. Меня встретило небольшое темное помещение, больше напоминающее подземелье, при чем не только мрачным интерьером, но и сыростью. По стенам, утонувшим в плесени, нелепыми пыльными нагромождениями стояли колбы, реторты, котлы и засушенные травы, с трудом поддаваясь опознаванию. Под потолком висело чучело летучей мыши гигантских размеров, что наводило на мысль о бутафории. Под ногами шуршал помет вполне живых мышей. Где-то в углу трое магов копошились над алтарем странной формы, исписанным какими-то каракулями, по сравнению с которыми мои многострадальные схемы заклинаний просто шедевр каллиграфического искусства.
  - Побудьте здесь, осмотритесь, задавайте вопросы, - тетка указала мне жестом на все невеликое окружающее пространство, быстренько куда-то самоликвидировавшись. Она даже не думала скрывать свой страх перед тем, что мог здесь наалхимичить великий и ужасный, да и те три мага не казались мне людьми, понимающими, что они делают. И эти люди занимаются исследованиями деяний Гаристидиса! На месте некроманта я бы обиделась...
  Так как я не была на его месте и никаких чувств (кроме разве что запредельной скуки) не испытывала, то решилась последовать прямому совету экскурсоводши, начав непосредственно с более внимательного осмотра, а там и вопросы появятся.
  Для начала я никак не могла определиться, что в целом напоминает мне лаборатория: склеп или подвал. В конечном итоге я склонилась к версии склепа. Покойников я никогда не боялась, не столько в силу будущей профессии, столько в пользу вредности собственного характера. Повнимательнее присмотревшись к чучелу летучей мыши, я пришла к выводу, что это все-таки виверна. Приободрившись этим открытием, я с умным видом различила на стене мензурку, аптечные весы и мизинец с лапы упыря. Последнее не вдохновило меня на дальнейшие поиски. По этой причине я решила приступить к опросам, смело подходя к ближайшей сгорбленной фигуре.
  - Это жертвенный алтарь? - спросила я у мрачного мага, копошащегося в пыли, золе и мышином помете. На черном камне неровным подчерком были нанесены какие-то руны, о значении которых можно было только догадываться, поскольку время и мыши сделали и без того ужасный подчерк некроманта просто неразличимым.
  - Да, - не оборачиваясь, ответил мне маг раздраженным тоном. Я с умным видом продолжала рассматривать руны, пытаясь отыскать бороздки для крови. Вероятно, от слишком живого воображения меня начинало подташнивать. И голова слегка кружилась. Не хватает только в лучших традициях благородных девиц упасть в обморок на кучу помета.
  - Кого здесь приносили в жертву? - спросила я, не заметив ни цепей, ни кандалов, долженствующих удерживать жертву на алтаре. Хотя, вполне возможно, некромант их чем-нибудь одурманивал.
  - Не в меру любопытных девиц, - сквозь зубы ответил маг, почему-то не желавший делиться знаниями с подрастающим поколением. Я пожала плечами, не желая раздражать чью-то хрупкую психику. Его коллеги немного посмеивались, но заниматься моим обучением тоже не желали.
  Между тем у меня перед глазами медленно поплыла лаборатория. Это не мое воображение с видами жертвоприношений разыгралось, а магия смерти проснулась, почувствовав столь родную энергию. И мне надо бежать отсюда со скоростью света, пока я чего-нибудь не учудила.
  Уже практически не ориентируясь в пространстве, я медленно отступала назад, по дороге свернув на пол какую-то колбу. Маги, наконец-таки оторвались от своего алтаря, заметив мое состояние.
  - Ты в порядке? - ко мне обратился крайний левый маг, больше всего радовавшийся раздражению своего коллеги. Голос доходил до меня, словно сквозь воду, разбиваясь на тысячу солнечных зайчиков.
  - Нет, - честно ответила я, прислонившись к какой-то стенке и глубоко вдыхая. Кажется, почти получилось утихомирить магию смерти. Хотя, нет, она все еще цепляется за проклятый алтарь.
  - Тебе надо на воздух, - неожиданно одним из трех магов оказалась женщина, сильно напоминающую нафталиновую тетю, но только помоложе.
  - Поздно, - тихо и обреченно ответила я.
  - Поздно? - не поняла она, и ее коллеги тоже. А магия смерти тем временем успешно зацепилась за алтарь. Вызывая к жизни из небытия страшную демоническую харю. И как-то совсем неубедительно прозвучали мои мысли о том, что изобразительным способностям Гаристидиса можно позавидовать - вот он пресловутый абстракционизм, к которому я столь отчаянно стремилась...
  - Я - маг смерти, - озвучила я свои мысли, указав на алтарь. Два оставшихся мага с поразительной синхронностью отпрыгнули за мою спину.
  - Ты можешь это остановить? - спросил сердитый маг, которому не нравились мои вопросы. Я честно покачала головой. Остановить магию смерти нельзя, можно ею управлять, но, чтобы осуществить данное действие надо понять, что конкретно привело ее к жизни. Кроме того, я была очень неопытной в использовании данной магии. Да, и честно признаться, это был единственный вид магии, с которым я никак не могла разобраться... Впрочем, до занятий с магистром Самуилом я бы грохнулась в обморок, оживив предварительно все заклинания Гаристидиса, которым только и требовалось немного энергии...
  - Что оно вызывает? - уточнила женщина, внимательно вглядываясь в серебристые сгустки, летающие над алтарем.
  - Демона какого-то. Кажется, Мейноса, - ответил еще один маг. Сейчас я заметила, что все они были не намного старше меня. Наверное, аспиранты. А о демонах я знала возмутительно мало. Мы должны будем их проходить только в следующем семестре. И еще я знала, что победить их в открытом магическом сражении не каждому архимагу под силу, а попытки подчинить собственной власти тебе же боком и выйдут.
  -И, правда, Мейнос, - печально констатировала девушка, когда туман развеялся, и он предстал пред нашими светлыми очами.
  Демон выглядел впечатляюще и заполнял собой практически все окружающее пространство. Его бы можно было принять за очень крупного тролля, если бы не полуметровые рога, на кончиках которых поблескивали молнии. Он громко зарычал (удивляюсь, как весь замок не сбежался на этот рык).
  - Кто меня вызвал? - спросил он, обращаясь к нашей компании, сиротливо прятавшейся за колбочками. Никто не решался признаться. Но я же, в конце концов, боевой маг...
  - Я, - грозно произнесла я, начав изображать великого и ужасного некроманта, возомнившего себя правителем мира. В ответ мне засмеялись. Так обидно не было даже, когда один вампир сомневался в моем призвании боевого мага.
  От демона отлетели шаровые молнии, продолжая сеять разрушение и хаос и в без того неприбранном помещении. С синхронными визгами я и аспиранты кафедры некромантии выбежали в коридор, прячась за вазами и доспехами. На бегу я запустила лезвия Ардарика, полоснувшие демона от брюха до шеи. Он надрывно взвыл, явно возмущаясь таким отношением и планируя грандиозную месть, когда я неожиданно для себя вспомнила заклинание Серебряного Клинка, лишавшее демонов сил на небольшой промежуток времени.
  Его я выплетала практически не отдавая отчета в собственных действиях, потому что вдруг снова почувствовала магию смерти. Только в этот раз я могла ей управлять. Демон стоял практически напротив меня, когда в него полетел Серебряный Клинок, тянувший за собой нити магии смерти, снова открывающей портал, откуда он прибыл. В разные стороны мы полетели с завидной синхронностью, а потом я лишилась чувств, ударившись о какую-то стенку. Демон, как мне позже рассказали канул туда же, откуда пришел.
  ˜™
  
  После этого события еще ровно две недели магистры не могли решить, что со мной делать, и кто виноват. Одни предлагали отправить меня в Аллор от беды подальше, другие использовать мой дар в исследовательских целях, третьи натравить на меня какого-нибудь страшного демона (не гуманные все-таки существа эти некроманты). В конечном итоге меня оставили разбирать какие-то труды в библиотеке, и пристроили замещать местного боевого мага на время практики (у него был законный отпуск), благо нежити здесь нет.
  Если говорить подробнее, то где-то с восьми утра и до полудня я занималась в библиотеке, где у меня открылся уникальный дар - разбирать каракули Гаристидиса. Вероятно, это произошло по причине того, что нас в момент рисования схем заклинаний посещала одна и та же муза, отчисленная из сонма божеств за профнепригодность. Далее до шести вечера я отправлялась на вольные хлеба в местные леса исполнять обязанности боевого мага. Данные обязанности сводились в основном к роли посредника в переговорах русалок и лешего, которые частенько ссорились на почве мелких бытовых проблем, занимаясь этим исключительно ради того, чтобы не заскучать.
  Свои обязанности боевого мага я, впрочем, выполняла добросовестно. Честно обошла лес вдоль и поперек с использованием магического контура самой прогрессивной версии (для студентки четвертого курса, естественно). Также я успела заслужить неподдельное восхищение и любовь лешего, напугав местных браконьеров до полусмерти (а всего-то парочка иллюзий, почерпнутых из книжек Гаристидиса). А какие в этих книжках картинки! В общем, браконьеры с ужасом бежали от сборной солянки из пресловутых книжек, большой энциклопедии нежити и моей больной фантазии. Впрочем ,этот разгул закончился тем, что этих же браконьеров я добросовестно два часа водила по лесу, разыскивая неведомого монстра. В конце концов, мы с лешим придумали страшную легенду на тему того, что нельзя в его лесу безнаказанно убивать животных.
  С русалками я тоже наладила вполне дружественные отношения. Даже пару раз участвовала в их ночных хороводах. От широты души безвозмездно подарила парочку флаконов с духами. Также у нас состоялся обмен моей бижутерии, половины содержимого косметички и небольших магических услуг на длинный серебристый локон, позволяющий волосам менять цвет на русалочий, ожерелье-накопитель из обсидиана и красивый эльфийский клинок (зачем он мне нужен я понятия не имею). Из неприятностей можно было отметить легкий насморк и кровных врагов в лице речных комаров, родственники которых были мной беспощадно испепелены.
  И вот, спустя почти четыре недели моего идиллического существования тишина и спокойствие были нарушены самым бестактным способом. Все началось с обычных ночных посиделок у русалок. Светила полная луна, мы мирно сплетничали о светской хронике журнала, обсуждали модные новинки, когда округу огласил нечеловеческий крик. Инстинкт боевого мага всегда зовет туда, где опасность. Но, видимо, плохим была я боевым магом, потому как малодушно попыталась списать сие на чьи-то семейные разборки. Но все же после тридцати секунд колебаний я запустила поисковый контур. И тут же, удивив себя больше всех, мгновенно перетекла в классическую стойку боевого мага. В районе пятисот метров от места моего отдыха оборотень только что кого-то убил. А я - единственный боевой маг в окрестностях, вообще маг. Некроманты слишком далеко, чтобы услышать крик жертвы и почувствовать нежить.
  Проклиная все на свете и тихо перебирая неправильные глаголы на тролльем, я побежала к месту непосредственного преступления. Оборотня я заметила краем глаза, ускользающего в лес. Наугад послала огненную дугу, как ожидалось - не попала. Он рыкнул на меня, но связываться не рискнул. Я тоже не решилась устраивать погони в босоножках на шпильках и длинных юбках. По этой причине последовала на полянку к жертве.
  Зрелище было не для слабонервных, слава всем богам и демонам, что моя психика была закалена моими же зверскими методами уничтожения нежити. Вырванное сердце и характер ран на трупе не оставили бы сомнений, посмей они зародиться. Собравшаяся толпа зевак с надеждой смотрела на боевого мага, то бишь на меня (интересно, кто их дезинформировал по этому поводу?). Что еще я могу? Предположу, что оборотень спешил, потому как убийство было совершенно очень неаккуратно, еще проследить энергетические следы, но толку от того, что я буду знать откуда он пришел, куда он убежал я и так знала... Я даже толком класс и возраст определить не могу.
  - Что это сделало? - ко мне обратился ранее незамеченный представитель местной власти.
  - Оборотень, - коротко бросила я.
  - Сможешь изловить? - спросил все тот же представитель силовых структур, опять-таки ошибочно увидев во мне взрослого магистра боевой магии.
  - Нет. Надо вызывать магистров из столицы, - ответила я. А еще полгода назад с повышенной инициативностью начала бы ловить оборотня. Что ж, смерть Тэмина отрезвила меня, лишив нелепой убежденности в собственной неуязвимости. Для того, чтобы в одиночку охотиться на такую нежить надо обладать большим опытом боевого мага, полным резервом и хотя бы удобной обувью и одеждой. Кроме того, убийство оборотня - это всегда и убийство человека, чтобы этим человеком не двигало. А я пока что не готова к решению подобных моральных дилемм, потому как просто обезвредить точно не смогу.
   Для подобных операций и нужен пресловутый опыт. Научиться убивать нежить не трудно. Надо только обладать умением собираться в определенный момент и знать сильные заклинания. Обезвредить и поймать ее много сложнее, потому как тебя в любом случае будут пытаться убить. В общем, пусть вызывают взрослых магистров, а я помогу им, чем смогу, желательно без риска для собственного здоровья...
  ˜™
  
  Впрочем, спокойно пережить данный эпизод мне не дали. Возмездие пришло утром в виде потрепанного жизнью и спиртными напитками местного начальника администрации. Начав с замечания о погоде, он тут же перешел к заискивающей мольбе помочь разобраться с оборотнем. На мое вежливое предложение обратиться за помощью в соответствующие инстанции, ответственные за поимку опасной нежити, мне объяснили, что местный мэр уже столь основательно достал соответствующие инстанции жалобами на воображаемую нежить. Я пообещала подтвердить, что нежить была самой настоящей. Мне красочно описали подвиги штатного боевого мага на ниве поддержания жалоб на воображаемую нежить местной администрации. На мое встречное предложение обратиться за помощью к некромантам, среди которых хватает опытных специалистов и в нейтрализации нежити (в любом случае гораздо более опытных, чем я). Зря я упомянула некромантов - красочная лекция, описывающая их преступные деяния, затянулась на полчаса и способна была внушить нешуточный ужас. И, несомненно, я горько пожалею о том, что согласилась на участие в данной сомнительной авантюре...
  О том, как охотиться на нежить (возможно, обладающую к тому же человеческим разумом) я имела весьма опосредованное представление. Обычно нежить нападала на меня первой, или же представляла собой результат чьей-то проделанной работы. Из своих старых учебников и конспектов по боевой магии (захватила, чтобы почитать на досуге) я узнала, что надо обследовать местность на загадочные места, способные быть лежбищем нежити. Из них я пришла к выводу, что будь оборотень вурдалаком или упырем было бы намного проще. У тех есть характерные места обитания, а последний мог преспокойненько жить по соседству в своей человеческой ипостаси. Ну, не заходить же в каждый дом, дабы потыкать в обитателя серебряным клинком и посмотреть, как он на это отреагируют. Сильно подозреваю, что местные жители в подобном случае захотят вспомнить древнюю забаву под названием - сожжение проклятой ведьмы...
  После двух часов мучений и издевательств над картой, я решила прибегнуть к помощи лешего. Может быть, он, также как и я не разглядел и не классифицировал оборотня, но определенно должен был почувствовать хотя бы направление побега. И из конечной точки этого побега будем экспериментировать с силовыми линиями и энергетическими полями, должными обнаружить оборотня (если я не запутаюсь в собственных же схемах).
  После целого дня, проведенного в лесу, и пресловутых экспериментов с полями и линиями, я злая, уставшая и голодная сидела на лавочке, пытаясь ловить оборотня на живца. Для этих целей я навела специальные чары и два часа репетировала оглушающее заклинание, без разрешения позаимствованное из книжки в библиотеке Гаристидиса (я потом верну, честное слово, и так прикреплю к корешку, что никогда и никто не оторвет снова).
  Сегодня был второй день полнолуния - самый сильный для оборотней, пострадавших от укуса или страдающих ликантропией. На истинных и проклятых оборотней полная луна тоже имела определенное влияние, но первые при желании могли сдерживать свои дурные наклонности, в вопросе со вторыми имело место специфика их проклятья. В любом случае полная луна усиливала звериные черты их натуры.
  Об этом я знала хорошо, можно сказать на своем опыте. В подростковом возрасте был у меня один друг. Хороший парень, с которым дружила с детства, вместе мы устраивали всякие глупые проказы, переживали, радовались, абсолютно доверяли друг другу. Потом он заболел. Три дня лежал с жуткой температурой, но быстро выздоровел. И тогда он начал меняться, поначалу незаметно - стал более резким, раздражительным, жестоким. Особенно сильно это было заметно в полнолуние. Чуть позже в нашем благоустроенном районе появился оборотень, но лично я узнала об этом гораздо позже, маги долгое время прикрывали это вымышленным серийным убийцей. Но, что касаемо моего друга. Сначала я списывала все на переходный возраст и плохую компанию, с которой он связался. Но однажды я увидела его глаза в момент пика гнева, и все сложилось, как раз и два... Мы поговорили, откровенно, жестко. Он признался, что в семье его матери были оборотни, и это перешло и к нему. Его родители не знают, мать умерла при родах, а отец и мачеха не в курсе, а он еще не до конца научился с этим обращаться.
  И мы снова стали дружить. Только сейчас мне чаще приходилось его одергивать. А потом я узнала о том, что оборотень убивает в окрестностях уже полгода, как раз с того времени, как мой друг стал таким. Какое-то время я убеждала себя в том, что неправильно подслушала... Потом я оправдывала его. Верила его словам, что он никогда бы не убил человека, потом жалела и покрывала его ложь о том, что он не в силах контролировать звериную натуру... Я даже помогала ему убежать от преследовавших его магов. И все также отчаянно пыталась спасти и защитить его.
  От грез я очнулась, когда в ответ на мой отказ помогать дальше, он посмотрел на меня, как на жертву, холодным, жестоким и абсолютно разумным взглядом. Конечно, его желание обратить меня было связано в большей степени с бушующими гормонами, жестокой позицией его деда (который и учил его быть оборотнем), но в чудовище он превратился сам. И тогда я генерировала свой первый боевой пульсар и ранила им лучшего друга, приказав убираться и больше не появляться, потому что я все расскажу маме и боевым магам и буду рада, если его уничтожат...
  Забавно, а я до сих пор его оправдываю и жалею, и виню себя. Я была его другом, но не смогла помочь. Конечно, я не знала точно, но всегда догадывалась о дурном влиянии его деда. Я молчала, когда должна была рассказать все взрослым. Я не помогла ему преодолеть страх перед родственником, сделать немного больше, чем просто наблюдать за его метаморфозой... Я до сих пор не знаю, остался ли он жив, или боевые маги все-таки настигли его...
  Но я углубилась в какие-то страшные дебри своих воспоминаний, пора возвращаться к настоящему, вполне материальному оборотню, о котором я ничего не знаю, кроме факта его наличия. В общем-то, я не собиралась сегодня отлавливать и тем более убивать оборотня, просто определиться с классификацией, возможно, зацепиться за ауру, поставить какую-нибудь магическую метку, а иногда достаточно просто показать боевого мага, чтобы отпугнуть. Дальше главное - поймать по горячим следам...
  Впрочем, я почти уверена в том, что напутала заклинание-приманку. Постольку поскольку на лавочке я сижу уже два часа, а оборотней так и не встретила. Зато познакомилась со всеми местными комарами, которых не рискнула отпугивать магией. Большая часть оборотней отлично чувствует магию, и инстинктивно обходят ее источники стороной. Я уже начинала дремать, когда судьба решила повернуться ко мне лицом, растянутым в клыкастой улыбке оборотня. Правда, я почти сразу же раздумала благодарить за подобный подарок...
  Он протяжно завыл, глядя прямо на меня. Сердце тревожно сжалось, на память в хаотичном порядке начали приходить обрывки лекций магистра Лионы и магистра Самуила, а также записки прадеда о том, как правильно приносить оборотня в жертву... После минуты созерцания светящихся точек глаз и клыков всех форм и размеров, я не только смогла собраться с мыслями, но также избежала своего фирменного вокального выступления.
  Оборотень долго и вопросительно смотрел на меня, вероятно, тоже размышляя над классификацией. Почему-то на картинках в учебнике они выглядят более мелкими... Что ж, этот определенно сохраняет частицу человеческого разума, глаза слишком умные. Но и слишком жестокие, чтобы надеяться на гуманизм и неожиданное раскаянье. Он низко зарычал. В моей левой руке зажегся огненный шар, пришло искомое хладнокровие и нежданный профессионализм.
  Он прыгнул, но промахнулся. Отвод глаз сработал, значит, человеческий разум присутствует, однако это не делает его истинным оборотнем, среди проклятых тоже есть те, кто сохраняет собственный разум в целости и сохранности... Мой огненный шар тоже прошел по касательной, лишь немного подпалив шерсть на боку, и только разозлив его... Да, глупо было предполагать, что коварная нежить предпочтет трусливый побег, завидев грозного боевого мага в моем лице. Но нет времени пенять на свои стратегические промахи...
  Удивительно, но мои рефлексы сработали раньше, чем я успела понять, вылетев огненной сетью, откинувшей нападающего оборотня далеко в сторону. Он быстро подхватился на ноги, но достаточно грузно и тяжело дыша. Я провела руками по воздуху, генерируя статическое электричество, должное его парализовать... Оборотень догадался о моих подлых намерениях, совершив героический прыжок в мою сторону, я увернулась, не остановив плетения заклинания, но немного смазала... Парализовало оборотня на половину, а я даже не вспоминала опусов прадеда...
  Между тем, пиротехническое шоу, устроенное мной начали замечать и местные жители, и некроманты из замка. Оборотень явно не желал сталкиваться с таким наплывом зрителей, потому решил скрыться. К моему счастью, потому как резерв почти кончился, а я с кинжалом - страшная сила, несущая смерть и разрушения, прежде всего самой себе...
  ˜™
  
  Ругали меня долго и красочно все кому не лень. Будто бы я до этого не знала, что общественность не оценит проявленной инициативности. Впрочем, мои сомнительные подвиги подействовали должным образом, некроманты вызвали специализированный отряд боевых магов, которым торжественно поклялись, что это не очередной розыгрыш. Правда, эта торжественная клятва содержала множество нелестных эпитетов и в сторону шутников из местной администрации, и в сторону самих боевых магов... Те самые боевые маги не очень лестно оценили мои умственные способности, но похвалили за смелость и поблагодарили за характеристики ауры и энергетических следов. А меня почему-то начали мучить угрызения совести, словно я предала старого друга. Хотя, этот оборотень точно им не был, совершенно другая аура... Интересно, а я когда-нибудь избавлюсь от пресловутого чувства вины?
  Но, конкретно, об этом оборотне и этих боевых магов. После двух недель тщательных поисков во всех уголках местной природы и даже в замке некромантов им ничего не удалось найти, даже при помощи последних достижений поисковой магии (если бы они здесь действовали, не удалось бы Гаристидису двадцать лет скрываться под видом престарелого магистра теоретической магии). Затем меня снова отругали, на этот раз вместе с троицей аспирантов из Оррского университета (мы случайно выпустили химероида). В общем, боевые маги вынесли вердикт, что оборотень покинул данный населенный пункт, и уехали. А на следующую ночь оборотень убил троих, а потом пятерых... И стало по-настоящему страшно. И я решила не дожидаться элитного подразделения магов из столицы.
  Самые судьбоносные решения я всегда принимала под воздействием неизвестных мне сил, явно противостоящих всему разумному. Потому как решение самостоятельно выследить и убить оборотня могло быть продиктовано чем угодно, но не здравым смыслом и инстинктом самосохранения. Даже взрослые и полностью обученные боевые маги не охотятся на такую опасную нежить в наш цивилизованный век в одиночку. Боевым маги, которые должны были вернуться на следующий день вечером, меня бы взяли с собой даже без моего особого рвения к подвигам.
  Помню, в Вирито-дорато, маги любили травить вечерами байки о своих подвигах. В основном это были веселые истории вроде моей практики в Эльрийских горах, но попадались и по-настоящему страшные и серьезные темы. Когда-то один маг, имени которого я не запомнила, сказал, что боевой маг - это не тот, кто уничтожает нежить или умеет воспроизводить эффектные заклинания. Боевой маг, прежде всего герой потому, что он всегда готов пожертвовать своей жизнью и здоровьем ради спасения других. Тогда эти слова прошли мимо меня, но почему-то сейчас они вернулись вкупе с чувством вины. Я же могла уничтожить того оборотня, чуть в меньшей степени пытайся я приравнять его к моему старому другу... И пусть я еще не полноценный герой, и не готова жертвовать своей жизнью во имя любых целей, но я не из тех, кто ищет легкие пути и пытается отсидеться за каменными стенами, когда могу что-либо предпринять...
  Я старалась подготовиться тщательно и ответственно, но в большей мере все равно я полагалась на удачу. И где-то на грани сознания я признавала, что играть придется по правилам моего противника. Только вот это не означает, что я обязана заранее чувствовать себя проигравшей. Второй раз ловить на живца я не решилась, многократное повторение не работает даже с нежитью, у которой мозговая деятельность находиться на самом примитивном уровне (убить, поесть). По этой причин я решила поджидать оборотня в его же собственном логове. Точнее говоря, в том месте, где он отсиживается во время превращения. Логично, конечно, спросить, откуда я знала местоположение данного логова? А по сути я и не знала, полагаясь на свое пресловутое шестое чувство в большей мере.
  Из работы с отрядом боевых магов я знала о шести-семи подходящих местах, количество которых сократилось до трех после основательной беседы с лешим. А дальше я выбирала, полагаясь на удачу и смутные ощущения, оставшиеся на память от друга детства. Там я стала поджидать коварного гада, обвесившись всем серебром, которое смогла найти в шкатулке и незаметно позаимствовать в замке некроманта (я собиралась вернуть в любом случае, даже если придется выплачивать компенсацию за испорченные вещи). Впрочем, моя коллекция из кинжала (подаренного русалками), какого-то штыря с вензелем Гаристидиса, массивной серебряной тарелки, длинных сережек, трех цепочек и одного кольца не спасала ни от страха, ни от собственной глупости...
  Оборотень долго ждать не заставил. Выражение его морды не сулило мне ничего хорошего: поздний ужин (ранний завтрак) - лучшая перспектива. Кажется, магистр Лиона говорила, что у оборотней и вурдалачьих хорошо развита зрительная память, особенно на тех, кто нанес им ранения. Судя по осмысленному взгляду, меня узнали, и встреча не доставила ему радости, впрочем, трусливо убегать оборотень по-прежнему не собирался.
  - Поговорим. Ты же истинный оборотень, - невинно предложила я, попутно размышляя о том, какая же я все-таки самонадеянная дурочка, если решилась на подобные номера.
  - Хочешь исповедоваться напоследок, ведьма? - спросил он низким, сильно искаженным голосом. Я невольно передернула плечами. Не ожидала ничего подобного.
  - Может быть, я желаю выслушать твою исповедь, - ледяным тоном ответила я. Как там говорил, магистр Оральт. Не отвлекаться по пустякам, не поддаваться панике и не забывать об инстинктах самосохранения. Впрочем, сейчас не до них.
  - А ты наглая, - усмехнулся он. Да, а я наивно полагала, что еще более ужасающим быть нельзя. Что ж, запомню на будущее - нет предела совершенству.
  - Разрешаю упомянуть это в твоей предсмертной молитве, - в полной мере оправдывала я чью-то характеристику. Конечно, это противоречило всем канонам, которым меня учили, но когда я была примерной ученицей?
  - Скоро ты будешь молить о пощаде, - сквозь рык пообещал мне оборотень. Я крепче сжала рукоять кинжала за спиной и мысленно подняла штырь с земли.
  - Так зачем ты убивал? - спросила я самым хладнокровным тоном, на который была способна.
  - Я же кровожадное чудовище, - снова усмехнулся он. Все-таки чувствует какую-то магию, но понять откуда не может. Впрочем, вполне возможно он списывает это на какие-нибудь защитные амулеты...
  - Ты - истинный оборотень. Тебе не надо убивать, чтобы выжить и ты вполне способен контролировать жажду крови, - вынесла я свой строгий вердикт. По этому оборотню видно было, что он взрослый и сильный. И давно уже перешагнул категорию мучений совести.
  - Знание что-то изменит? - спросил он с такой же пугающей хладнокровностью.
  - Нет, - ответила я.
  Оборотень в одно мгновение сорвался в длинный прыжок. Напоровшись на штырь, вылетевший из-за моей спины. Я успела отклониться, больно ударившись о землю при падении. На ноги мы встали одновременно. Он, судорожно дыша, и придерживая левой лапой кусок серебра, доставлявший ему боль. Я, горько сожалея о загубленных джинсах и с разодранной ладонью (будь проклята та коряга!). Также синхронно мы и атаковали. Огненная дуга по касательной прошлась по его правому боку, также как и его лапа по моему аналогичному боку. Неприятное ощущение. От очередного прыжка оборотня уберегла всплывшая из ниоткуда серебряная тарелка, ударившая прямо в морду. Он снова прыгнул, проигнорировав основательно его поцарапавшие лезвия Ардарика. Я же, извернувшись змеей, все же всадила ему в сердце или где-то около того серебряный кинжал, после чего отпрянула на добрых десять шагов. Никогда в здравом уме и твердой памяти не повторю данный кульбит.
  А далее произошло непредсказуемое. Земля под ногами начала осыпаться, отправляя в недолгий, но запоминающийся полет. Где-то на обрывающемся крике, в голову пришла мысль, что я нашла подземелья Гаристидиса. Впрочем, додумать я не успела, медленно, но верно погружаясь в беспроглядную тьму...
  ˜™
  
  Очнулась я спустя три часа, если верить циферблату на левой руке, а по ощущениям - словно целые сутки прошли. После трех минут удивленного созерцания звездного неба в сияющей наверху дыре, я пришла к выводу, что на левитации туда не доберусь. Затем левой рукой я нащупала что-то сырое и неприятное, тот час разразившись истошным визгом. Затем я вспомнила, что я - боевой маг, создала маленький пульсар, убедивший меня в том, что это всего лишь грязь... И тут я вспомнила про оборотня, который тоже падал вниз. Вместе с моим нечеловеческим криком зажглась, наверное, сотня пульсаров, осветивших пещеру словно днем....
  - Тише, - устало произнес оборотень, принявший человеческое обличие и основательно потрепанный. Я убавила громкость и яркость освещения, гипнотизируя оппонента.
  - Тебе не больно? - выдавила я из себя, недоуменно воззрившись на рукоять кинжала, торчавшую из того места, где я ожидала найти сердце. Нет, очень малое количество нежити можно убить одним ударом колюще-режущего оружия, даже если оно серебряное, даже если удар чистый. Но оборотни, совершенно точно принадлежали к нежити, серебром убиваемой, конечно, умирали они не в одно мгновение... Но даже, если я промахнулась (к чему я и склонялась), то он должен был агонизировать от нестерпимых мук, а не просто перекинуться в человека...
  - Гадаешь, почему я не сдох? - словно, прочитав мои мысли, спросил оборотень. Что ж, вероятно, я не первый боевой маг на его пути. И почему я не могла столкнуться с каким-нибудь до банальности скучным хрестоматийным примером?
  - Такая мысль пробегала. Но больше интересуюсь, почему ты до сих пор мне шею не свернул? - созналась я, подавив легкую улыбку. Поразительная вещь - я нахожусь в чрезвычайно ограниченном пространстве, откуда самостоятельно не выберусь, вместе с представителем опасной нежити, которого я не могу уничтожить, а меня тянет на смех...
  - Считай, что ты - мой последний шанс отомстить. Кстати, ножичек забери, - оборотень небрежным жестом бросил мне мой кинжал. Лезвие немного дымилось, он против нежити зачарован, да продешевили русалки... Кстати, неплохо проверить себя на наличие укусов и серьезных повреждений... Что ж, очередное доказательство моей нечеловеческой везучести - широкая царапина на правом боку, ободранная ладошка левой руки и парочка несерьезных ушибов, грозящих превратиться в цветастые синяки...
  - Ну, с такими последними шансами в меру заказывать панихиду, - честно озвучила я свое мнение о моей возможной помощи. Оборотень тяжело засмеялся. Все-таки серебро не прошло даром. Интересно, а он раньше восстановит свои силы, или мой магический резерв вернется в норму?
  - Меня нельзя убить, - невесело признался оборотень.
  - Поверь мне, я становлюсь очень изобретательной, если меня как следует напугать, - сделала я очередное признание. Ведь самые свои феноменальные уничтожения нежити я производила в состоянии аффекта. Голова жутко болела, но сотрясения вроде бы не было.
  - Ты меня веселишь. Хорошо, что я тебя не убил, - шокировал меня собеседник. Я проделала замысловатый жест пальцами, в результате чего пульсар трансформировался в Знак Света (древнее заклинание, обладающее свойствами отпугивать нежить и защищать). Сразу стало немного ярче, оборотень еще сильнее поморщился. Теперь я смогла его разглядеть - усталый мужчина лет тридцати-сорока, его даже можно было бы назвать красивым, если бы не чрезвычайно заостренные черты лица и нечеловеческая, даже не звериная жестокость в глазах. В общем, такой жестокости я не видела даже у нежити, желающей меня убить...
  - И почему ты убил тех людей? - спросила я, начиная немного бояться. Впрочем, немного страха всегда должно присутствовать.
  - Ты уже задавала этот вопрос, - он тяжело привалился к стене, от этого став выглядеть немного больше человечным. Впрочем, нельзя дать себя обмануть. В оборотнях особенно тонка грань между чудовищем и тем, кого это чудовище мучает. И часто чудовища притворяются жертвами, играя на сострадании и страхах...
  - Ты не ответил, - сказала я. Нет, я не питала ни каких иллюзий по поводу этого человека, он давно уже стал чудовищем. Но он действовал обдуманно, воплощал какой-то ужасающий план, не просто подчинялся своей жажде крови и убийства. Иначе, боевые маги его бы выследили.
  - И что изменит тот факт, что ты будешь знать ответ? - спросил он, все еще не открывая глаз и тяжело дыша. Впрочем, это с той же вероятностью могло быть и актерской игрой...
  - Может быть, я проникнусь сочувствием и решу тебе помочь, - я постаралась убрать ироничность из голоса, но не получилось. Сейчас я сожалела о том, что не проявила широты взглядов, изучив жертву убийства, тогда, возможно, я бы поняла мотивы поступков оборотня, а зная почему проще понять кто.
  - Догадайся, - сквозь голос проступило рычание. Он слегка закашлял. Кажется, оборотень был слишком самоуверен в своем бессмертии, или я в очередной раз натворила что-то непонятное... И тут он открыл вполне человеческие глаза, и опять все стало понятным.
  - Тебя прокляли. Истинного оборотня тоже можно проклясть. И ты искал того, кто это сделал. Потому что, только убив его, ты сможешь умереть, - озвучила я свой вывод.
  - Мы все хотим жить, ведьма, - невесело попытался он опровергнуть мою теорию.
  - Но ты уже мертв. Тебя держит только проклятье и оно мучает, причиняя боль, не физическую и не душевную, а какую-то иную, на порядок выше и страшнее. Боль, которая питает и приносит упоение тому, кто тебя проклял, - странно, стоило только посмотреть на него сквозь призму магии смерти, как появились долгожданные ответы.
  - Умная ведьма..., - тяжело засмеялся он.
  - И кто тебя проклял? - спросила я, пустив знаки света по кругу. И во все не для того, чтобы оборотня помучить, просто искала возможные варианты выхода. В конце концов, я совершенно точно не собиралась безропотно ждать спасения...
  - Так сложно угадать? - снова засмеялся он. Я никак не могла понять приходит он в себя, или ему становится только хуже.
  - Гаристидис? - уточнила я. Кажется, других ужасающих волшебников здесь не было. Но, никто не утверждал факта, что оборотень местный. Просто очередное предчувствие, которым я привыкла доверять.
  - А мне, в самом деле, повезло, что я тебя не убил, - снова засмеялся он.
  - Не спеши радоваться, - ответила я, нащупав продолжение подземного хода. Неужели я нашла легендарные подземелья Гаристидиса? Но, возвращаясь, к оборотню - он на самом деле умирал. И дело было не серебряных кинжалах и огненных дугах - дело было в магии смерти. Я неосознанно использовала ее, вплетая в удар кинжалом, и эта магия быстрым жестом разрезала путы проклятья, лишая и оборотня и колдуна мнимого бессмертия. Мой собеседник, возможно, ничего не почувствовал, но маг - точно знал. Так, что нам следует ожидать визита великого и ужасного Гаристидиса....
  - О чем ты, ведьма? - спросил он, наконец-таки, почувствовав. В его взгляде появилась жестокость, и я невольно активировала щитовые чары и крепче сжала кинжал...
  - Я о том, что Гаристидису следовало надежно спрятать свой кинжал, а не выбрасывать его в сточные воды. Ведь то, что начало ритуал, с таким же успехом может его закончить, - озвучила я определенную долю правды. В чьих-то других руках этот кинжал был бы просто кинжалом, но столкнувшись с моей магией смерти, он стал тем, что должно было разрушить чрезмерные амбиции Гаристидиса, решившего прикарманить то, что ему было не суждено...
  - И кто ты такая? - спросил он, почти смирившись с неизбежным.
  - Зачем тебе? - спросила я, уныло признавая факт, что поисковые заклинания здесь слишком сильно искажаются, дабы понять что-либо.
  - Должен же я знать, кто меня убил, - неясно усмехнулся он. На меня он больше не злился. Впрочем, думаю лишь потому, что сил на злость у него не осталось.
  - Я - Анна Лотенийская, а кто ты? - спросила я.
  - Я должен был догадаться, - вяло усмехнулся оборотень. Я удивленно посмотрела на него.
  - Почему? - спросила я.
  - Какая теперь разница, Анна Лотенийская? - снова спросил он, тяжело откинувшись назад, и давясь беззвучным смехом.
  - И кто ты? - спросила я отчасти, чтобы удовлетворить любопытство, отчасти чтобы продолжить беседу.
  Он собирался что-то ответить, но тут мы одновременно почувствовали присутствие третьего лица. Мы подхватились на ноги, напряженно глядя на стену, из-за которой и показался ужас и страх всей окрестности - Гаристидис Темный....
  
  
  Предстал он в виде странного старичка в основательно подпорченной летучими мышами некогда парадной мантии. Он был высоким и тощим, борода свисала клочками, но все же в его обличии узнавался портрет из книги "Тысяча великих некромантов".
  - Так, значит, это ты - любительница разрушать чужие заклинания, отнявшие столько усилий! - сильно испортил впечатление он дребезжащим голосом, переходящим в ультразвук.
  - Мои непосредственные обязанности разрушать подобные заклинания, - ответила я недрогнувшим голосом, стараясь не думать о жутком рычании оборотня, непосредственно за моей спиной.
  - Тоже мне героиня! Три пульсара, два щита - и все туда же диктовать великим мира сего, что делать! Сидела бы в своем углу, раз не в силах понять всего величия моей силы, - разразился визгливой тирадой сей реликт. Да, слухи о сумасшествии Гаристидиса, кажется, не были лишены основания.
  - Что же вы такой великий по сомнительным подземельям прячетесь, а не держите угнетенный мир под пятой собственного великолепия? - резковато спросила я, нарушая все правила общения с сумасшедшими. За что поплатилась, отлетев к противоположной стенке, под действием силовой волны. Все-таки не стоило забывать, о том, что он - архимаг.
  - Будешь еще язык распускать? - спросил он, приготовив очередное страшное заклинание.
  - Я бы на вашем месте, великий и ужасный, больше внимания уделяла ему, - ответила я, указывая на оборотня, отчаянно рычавшего и желавшего разорвать чью-то тушку на мелкие кусочки.
  - Он уже труп, - презрительно бросил некромант.
  - Ну, без его сил тебе тоже недолго жить осталось. Где еще найти истинного оборотня за столь короткий срок? - продолжала я махать красной тряпкой перед быком. Некромант занес руку для очередного заклинания, должного научить меня уважать старших, но я опередила, толкнув его телекинезом под траекторию прыжка оборотня. Тот ждать не заставил...
  Спасаясь от того, чтобы не оказаться третьей лишней в их теплой встрече, я совершенно случайно обнаружила открывающийся в стене тайный проход. И когда спасение оказалось так близко, драка закончилась. Основательно покусанный Гаристидис вышел победителем, и теперь зло смотрел в мою сторону, готовя справедливое возмездие. Прежде чем он успел что-нибудь придумать, я с помощью телекинеза пустила в него серебряный кинжал, основательно напитанный магией смерти... Гаристидис такого не ожидал, как и я того, что случилось сразу после соприкосновения оружия с телом магистра...
  Где была я на той лекции по теоретической магии, где говорилось о том, что разрушение сильных проклятий почти всегда сопровождается мощнейшим всплеском магии, который невозможно контролировать. Хорошо еще, что мне не приспичило колдовать - спалила бы ауру под чистую. Сейчас же я отделалась жутким визгом и новыми синяками, провалившись в открывшийся проход. Ну, еще, немного обожгла ладони, потому как злой волшебник в лучших сказочных традициях вспыхнул огромным факелом синего цвета.
  Когда я опомнилась от испуга и смогла свободно дышать, я окончательно заблудилась. От удушающего запаха гари я уползала-убегала-телепортировалась в направлении, характеризуемом как наугад. В общем, когда я смогла остановиться и вспомнить, что боевые маги, даже во все более туманной перспективе далекого будущего не поддаются панике, было самое время поддаваться панике.
  Первым делом я снова произнесла диагностирующее заклинание, поблагодарив всех своих покровителей и защитников за тот факт, что пара новых царапин и синяков не несут в себе ничего более страшного, чем то, что уже со мной случилось. Затем я создала Знак Света. Что вперед, что назад - сплошная темнота, но смиренно ожидать, когда найдут мой скелет, поросший незабудками, я не собиралась. И раз уж как-то уцелела в сражении с оборотнем и некромантом - живой непременно выберусь...
  После двадцати минут более или менее осознанных блужданий моя решимость начинала медленно опускаться до истерики на тему: хочу домой к маме. И безумные идеи, вроде как прорубить лаз наверх или телепортироваться на большое расстояние, полагаясь исключительно на удачу, начинали мне казаться достойными попыток их осуществить... В этот самый момент я снова почувствовала магию смерти...
  Это заставило воспрянуть духом. Значит близко либо замок некроманта, либо местное кладбище. Только плохо, что магия смерти начинает подавлять, вызывая головокружение, тошноту и потерю ориентации в пространстве. В голове неприятным шепотом звучали чьи-то голоса, сначала это был непонятный гомон, позже переходящий во вполне узнаваемые наречия...
  "Магия рождается и умирает... Она разливается великой рекой, перегороженной Великой Королевой. Ворвется Кровью Тигров, утонувших в музыке и Лилий, став зеленым туманом, ослепленным в сиянии дочери Кочевников... И восстанут три свергнутых бога, дабы сеять Тьму и Разрушение... Подчинившись только магии смерти и силой Черных риборитов либо погубит, либо спасет... Тени и отражения, воздвигнут стены и древний бог отдаст жизнь и сердце..."....
  Шагов через двести, упав на землю, я вдруг осознала, что сама постоянно повторяю эту фразу. И еще тот факт, что магия смерти отступает. Я устало привалилась к холодной каменной стене, пытаясь привести в порядок мысли и безумное сердцебиение. И тут я услышала голоса, приглушенные каменными стенами, но знакомые и понятные. Экскурсия в замке некроманта! И первый же камень, до которого я дотронулась, тот час же поддался мне, после чего я вывалилась из тайного хода перед удивленными и шокированными лицами малочисленных посетителей музея...
  Все они столпились за экскурсоводом, вооружившимся поломанным копьем с посеребренным наконечником. Что же, я бы на его месте и пульсаром пустила в нечто, запутавшееся в гобелене и что-то кричащее на языке троллей. И еще я с ног до головы была перепачкана грязью, паутиной, гарью и кровью оборотня... В общем, сама испугалась, когда увидела собственное отражение...
  
  
  События следующих дней пронеслись красочной каруселью, не оставив каких-либо определенных воспоминаний. Была парочка осторожных допросов в присутствии моей мамы, несколько уточняющих вопросов, после которых меня вежливо поблагодарили и пожелали скорейшего выздоровления.
  Мама сюда приехала сразу после моего триумфального возвращения в музей. Но сообщили ей о моей пропаже за пару часов до этого, справедливо рассудив о моей бесславной гибели в сражении с оборотнем. Впрочем, тот факт, что я отделалась лишь легким испугом, откликнулся долгими чтением моралей и серьезными внушениями. Что ж, вполне заслуженно, если учитывать, что пламя Гаристидиса горело еще две недели после моего удачного разрушения проклятья. Я бы не отказалась еще и от приличного наказания, вроде разборов того, что я наворотила... Но мама предпочла отделаться только словесными баталиями. Или некроманты просто испугались, что я сотворю нечто более грандиозное...
   В любом случае это все закончилось моим возвращением с практики раньше практически на две недели. И, если признаться абсолютно честно, мне было жаль уезжать. Если не считать истории с оборотнем, мне здесь нравилось - прекрасная природа, отличные люди...
  В Аллор я возвращалась вместе с мамой. Мы почти не говорили ни о событиях, произошедших на моей практике, ни о пророчествах, узнав о которых я на эту практику ехала. Всю дорогу мы провели в тишине... Впрочем, меня это не угнетало. В какой-то степени, мне даже необходимо было подумать в тишине. Разобраться с собственным могуществом, которое открывала магия смерти. И еще проклятое пророчество, все еще звучащее в моей голове...
  - Мы едем не домой? - оторвалась я от созерцания скучных столичных пейзажей, заметив, что мы проехали нужный поворот.
  - Мне надо кое-что захватить на кафедре, это ненадолго, - ответила мама.
  - Может быть, я одна поеду домой - не маленькая уже, - предложила я, не желая засыпать в мамином кабинете, пока она решает большие и маленькие проблемы кафедры. Этих проблем всегда немереное количество...
  - Не стоит. Я на самом деле ненадолго, - повторила мама.
  - Ты же не отдашь меня на суд магистра Женевьевы? - с притворным испугом спросила я. Мам бросила в мою сторону скептический взгляд.
  - Нет, хотя следовало бы, - сказала мама с самым серьезным видом. Да, кем-то уважаемая Жаба Ева не дала бы спуску моей капризной натуре. Впрочем, рычагов воздействия на меня у нее никогда и не было...
  - Я подожду тебя здесь. Не хочу подниматься наверх, - честно ответила я. На самом деле хотелось прийти в свою комнату и проспать до завтрашнего утра, настолько сильно я устала.
  - Ладно, я быстро, - уточнила мама, скрываясь в здании Университета. Я тем временем подошла к самому краю набережной. Университет красиво отражался в темной воде Орра, кольцом обвивающего город магов.
  Лето еще не окончилось, но уже по-осеннему холодно. И воды Орра настолько же печальны, как и мои пасмурные думы. Как-то все слишком и сразу навалилось, не дав толком разобраться в собственных чувствах и мыслях. На самом деле мне не хотелось возвращаться ни в Аллор, ни в Университет, я жаждала спрятаться где-нибудь подальше от шума больших городов, моих знакомых и родных, и также от нежити... Впрочем, все это неважно, просто минорные отступления... А мама, на самом деле, быстро вернулась...
  
  
  - Элейн! - мой радостный визг был услышан всеми соседями, а бедная сестра едва не стала жертвой приветственных объятий.
  - Анна! - мне вторили не менее громким визгом и не менее крепкими объятьями. Несмотря на тот факт, что в детстве я всегда была ближе с братом, Элейн продолжала оставаться моим самым близким другом. Мы обе успели основательно соскучиться друг по другу, редко приходилось разлучаться на столь основательные сроки. И возвращение сестры было самым радостным событием за последние полгода.
  - Когда ты вернулась? - спросила я, когда первые восторги утихли, и мы готовы были перейти от нечленораздельных радостных восклицаний к конструктивной беседе.
  - За неделю до того, как маму к тебе вызвали, - ответила сестра вполне спокойным тоном.
  - А почему ты с ней не поехала? - спросила я. Если бы я увидела сестру, не так бы на всех допрашивающих злилась. Да, и вообще, поверила, что в мире есть еще доброе, светлое, вечное...
  - Мама произнесла долгую речь на тему оборотней, некромантов и твоего непосредственного участия. Кроме того, она никогда не брала нас с собой в свои загадочные командировки, - Элейн озвучила вполне логичные выводы.
  - Ладно, оставим меня и мои проблемы в покое. Как Норо? - спросила я, все же несколько опасаясь вызвать у Элейн неприятные воспоминания о причине заключения.
  - Сначала я, конечно, злилась. Но потом успокоилась, даже признала тот факт, что для меня это было полезно. Своеобразное излечение от юношеских грез и разбитых сердец, - сестра ответила с явным нежеланием продолжать беседу на эту тему.
  - Это по поводу женитьбы твоего жениха? - аккуратно уточнила я. Не то, чтобы я с ним подружилась, но была в курсе событий, происходящих в его жизни. Но Элейн я о последнем не сообщала, впрочем, уверена, что мама все донесла в самом неприглядном свете.
  - Нет. Эрик хороший парень, который совершенно не заслуживал знакомства с миром магии в лице нашей мамы. И я сама слишком форсировала события Мы любили друг друга, но это было не то чувство, ради которого стоило рисковать всем. Думаю, что он тоже понял. И я желаю ему всего лучшего, надеюсь, и меня в дальнейшем не постигнет разочарование, - Элейн ответила ровным тоном, но было в этом затаенная грусть и надломленность.
  - Мама все равно была не права, - ровным тоном, не обремененным излишними эмоциями, ответила я. Может быть, любовь Элейн и того парня, на самом деле не была чем-то вечным, но не имела мама никакого права так бесчеловечно комкать и ломать судьбу собственной дочери. Ведь, она лучше меня знает, что Элейн не оправилась и никогда не оправиться от подобных решительных мер, и вряд ли сестра решиться хотя бы раз полюбить...
  - Я не хочу думать над причинами ее поступков. Давай, оставим все в прошлом, - Элейн отвернулась, скрывая слезы. Странно, обычно я никогда не знаю ее истинных эмоций, а сейчас мне не составляет труда читать их как раскрытую книгу, даже не пытаясь прибегать к магии.
  - Тебе в этом эльфийском монастыре случайно мозги не промыли? - перешла я к свойственному мне тону. Предельно ясно, что Элейн не хочет говорить о причинах своего заключения и о его последствиях. А я - не тот человек, который будет настаивать... Хотя, возможно, мама ошибалась, когда внушала мне, что со своими проблемами человек должен справляться сам, без посторонней помощи, от которой за частую только хуже...
  - Нет. Лучше расскажи, что ты успела натворить, потому что по мамины комментарии и прадедушкины значительные хмыканья заставляют думать о самом страшном? - сестра неожиданно сменила трагическое выражение лица на радостную улыбку.
  - Все как обычно. Один уничтоженный оборотень. Взорвавшийся от собственного проклятья некромант. Выпущенный демон. И все в моем неподражаемом стиле, не дающим забыть об этом годами, - легкомысленно призналась я. А, что, младший курс, побывавший в Эльрийских горах на практике прошлым летом до сих пор трагически перешептывается, указуя на меня, и я отчетливо слышала что-то об упырях, вурдалаках и Тревесе.
  - Я не об этом, - сестра перешла к серьезному выражению лица. Видимо, мама успела поговорить с ней о моем нестандартном поведении.
  - О чем тогда? - спросила я, внутренне холодея, но продолжая играть беспечное веселье.
  - О том, что случилось в Вирито-дорато, - сестра ответила предельно спокойно, но от нее не ускользнуло ни мое выражение лица, ни упавшее куда-то в область желудка сердце...
  - Чтобы там не случилось, оно осталось именно там. И я совершенно не хочу говорить на эту тему, - машинальным жестом я начла вертеть в руках серебряную цепочку, висевшую на шею. Там, на этой цепочке - колечко, которое Тэмин надел мне на палец во время этого древнего ритуала...
  - Что бы там не случилось, ты это не отпустила. И оно до сих пор висит тяжким грузом на твоей душе, - Элейн становилась более настойчивой. Что ж, возможно, раньше я бы и рассказала, но не сейчас.
  - Там умер человек, с которым я очень близко общалась. Это заставило меня серьезнее смотреть на нежить и на то, чем я занимаюсь. Даже, если кажется, что я совершаю все более и более фееричные глупости....
  - Этот человек был кем-то особенным? - снова спросила Элейн. Очевидно, что мама была очень настойчивой, пытаясь заставить сестру поговорить со мной о Вирито-дорато...
  - Элейн, прекрати этот допрос. Мне стоило большого труда забыть и отпустить то, что произошло в Вирито-дорато, и я совершенно не хочу снова разворошить эти чувства, - произнесла я ледяным тоном. Сестра опустила глаза. И обе мы молчали, словно выдерживая траур по своей настоящей любви, окончившейся только трагедиями у каждой из нас.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"