Сороколетова Анна Валентиновна: другие произведения.

Часть 4: Магия смерти или Страшные тайны дражайших предков

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь постепенно налаживается. Разбитое сердце уже не так болит, а призрак прадедушки появляется все реже. Но это не значит, что госпожа Лотенийская, желает тихо и спокойно окончить Университет, ведь впереди еще практика в ее любимом городе...

  Магия смерти
  или
  Страшные тайны дражайших предков.
  
  
  Магистр Оральт подозрительно доброжелательно покосился на меня. Вообще, после моих летних приключений все как-то странно косились. Даже не ругали, а словно опасались, что следующей жертвой моего великого таланта станут непременно они. Я, между прочим, никого убивать не собиралась. Это была вынужденная самооборона, а о свойствах проклятых предметов я в последний момент вспомнила...
  - Доброе утро! - преувеличенно бодро приветствовал наши сонные ряды магистр.
  - Доброе утро, - разреженно вторили ему мы, попутно борясь с зевотой и здоровым молодым сном. Вчера вечером нас в принудительном порядке заставили готовить иллюзии в парадном зале для приветствия новичков. И сами будут виноваты, если чья-то хрупкая психика пострадает от внезапно выпрыгивающей через каждые два часа морды вурдалака в произвольно выбранных местах. Моя и Сета низкая и подлая месть...
  - Как прошла ваша летняя практика? - злорадно поинтересовался магистр, главный инициатор нашего насильственного привлечения к орагнизаторским работам.
  - Хорошо, - ответил за всех Сет. Я вернулась к философскому разглядыванию мухи, устало ползущей по потолку. Вот бы наложить на нее иллюзию какой-нибудь виверны и отправить в свободный полет по коридорам...
  - Кто бы сомневался, Дигори. Ваши-то подвиги на ниве жертвоприношений в лесу дриад в пору в фильмах ужасов описывать. Как и тех призраков, которых вы изгоняли, но которых до вас не было, - в тон одной из своих главных головных болей ответил магистр Оральт.
  - Клевета и гнусный навет. А насчет жертвоприношений, так они сами просили показать им акт темной волшбы и кровожадного демона, - гордо поднял голову, разыгрывая обиженное самолюбие, Сет.
  - Ну и чем закончилась ваша демонстрация? - ехидно поинтересовался магистр Оральт.
  - Госпитализацией, - грустно и загадочно добавил Сет. Он рассказывал, что закрытие портала, из которого должен был появиться демон, неожиданно оказалось пожароопасным, а потом он перепутал заклинание вызова дождя с вызовом ветра... В общем, поляна сгорела, а мирные дриады, порядочно накостыляли горе-магу.
  - Свазильская, душа моя, а что вы можете рассказать о причинах, подвигнувших вас залезть в гномий могильник. Уж не для того ли, чтобы растревожить фамильного упыря, о котором никто не помнил, до ваших геройских подвигов? - переключил внимание магистр Оральт. Он всегда не давал ни мне, ни Сету развить свою мысль до масштабов мировой трагедии, начисто заглушая происшествия, скрасившие жизнь другим представителям нашей группы.
  - Я же его уничтожила, - словно огрызаясь ответила Кристина. Слышала я об этом уничтожении...
  - Не обманывайте себя, его уничтожил сталактит, который совершенно случайно он сам и сбил зачарованной киркой, изначально используемой, дабы проломить ваш череп, поскольку весь свой резерв вы потратили на беспорядочные молнии, нанесшие серьезные повреждения вас сопровождавшим собутыльникам, - жестко отчитывал ее магистр Оральт. Да, алкоголь и боевая магия - вещи, которые нельзя пытаться совмещать даже в самом страшном кошмаре.
  - Дивополис, - радостно улыбнулся магистр, услышав сорвавшийся смешок следующей жертвы.
  - Да, - презрительно скривил нос многоуважаемый Сноб.
  - Найдете ли вы достойные причины дабы объяснить причины почему вы избрали для сна бесценные клумбы Светлого Леса, и почему вы решили услаждать слух местных жителей песнями, которым пристало быть только частью репертуара пьяного тролля? - явно кого-то цитируя спросил магистр Оральт.
  - Мне что-то подмешали в вино, - смущенно отвернулся Сноб.
  - Двенадцать раз? Кто же этот герой? - с тонкой издевкой в голосе спросил магистр. Сет, не сдержал улыбки, оставляя подозрения, что в Светлом Лесу остались поклонники восставших эльфийских героев, распевающих тролльи песни.
  - Тайный доброжелатель, - предположила я.
  - Лотенийская! Славный охотник на оборотней и некромантов! - громко представил меня общественности магистр Оральт. И затем значительно тише поинтересовался. - Как ваша жизнь?
  - Хорошо, но по полнолуниям у меня стали появляться провалы в памяти, - трагическим тоном сообщила я, быстро промелькнув иллюзией звериных глаз.
  - Может быть, именно поэтому ты с демоном в догонялки играла, разгромив половину лаборатории? - продолжал магистр, путая хронологические порядки.
  - В следующий раз буду смиренно ожидать моего уничтожения, пообещала я.
  - Стоун, - магистр перешел от своей еще одной главной головной боли в моем лице к вполне безобидному ТБМ.
  - А я, что? Я - ничего не делал, - развел руками Даниэль.
  - Не считая того, что подружились с троллями-наемниками, и дружба эта вас довела до заключения в тюрьме Вирито-дорато, - поведал нам темные тайны ТБМ магистр Оральт. Вот такого я не ожидала, насколько мне помнилось, в Вирито-дорато наши неокрепшие умы держали, как можно дальше от троллей-наемников, строго отчитывая за малейшие даже исключительно словесные контакты с ними.
  - И что, за то они столько про вас рассказали, - не скрывая искренней радости, добавил ТБМ. Мне показалось, или у всей группы алчно зажглись глаза, грозя подвергнуть неосмотрительного Даниэля Стоуна жестокой пытке с целью выяснения темных тайн прошлого магистра Оральта.
  - Стоун, одна сплетня и вы будете до конца жизни сдавать боевую магию, - магистр прямым текстом угрожал ТБМ, даже я испугалась бы. - Райдер. Ну, и когда вы решили попробовать себя на почве охотника на вампиров?
  - Я не понимаю, магистр, - Эмили стушевалась, и скорбно опустила глаза. Магистр почуял слабину и готовился не на шутку развернуться.
  - А как вы объясните ваше снаряжение, когда вас отправили с двухнедельной дипломатической миссией в Ореол? - продолжал нажимать магистр Оральт. Эмили жалко, конечно, но надо учиться давать отпор.
  - Вероятно, кол, чеснок и канистра со святой водой - стандартное снаряжение, выдаваемое на подобные миссии многоуважаемым Советом Магистров, - легко выдал Сет, взявший на себя амплуа защитника невинных и обиженных.
  - Дигори, - магистр явно сдержался от нецензурного слова. Сет продолжал смотреть невинными глазами мученика, в подлые очи магистра.
  - Я готов еще раз выслушать вашу критику и от всей души раскаяться в содеянных злодеяниях, - произнес он с нескрываемой патетикой, еще сильнее выводя магистра из себя. Странное ощущение, но мне подобные действия не доставляли больше непередаваемого удовольствия, оставляя только холодный осадок равнодушия.
  - Единственное твое злодеяние - мои испорченные нервы. Но давайте перейдем к нашим эльфийским героям, - магистр указующим жестом обозначил единственного представителя светлейших и мудрейших в зале.
  - Не вижу причин для вашей иронии, - заметил эльф, равнодушно взирая на наши мелкие копошения и напрасные старания привлечь его внимание.
  - И совершенно справедливо, поскольку уничтожение нежити - слишком низменное дело для вашего благородного величества, - немного разозлился магистр. Что там успел натворить идеальный Этериэль, что это разозлило нашего магистра.
  - Я имею право отказываться от участия в миссиях, которые считаю заранее проигрышными или же нелепыми. И совершенно не вижу смысла бегать по горам, кишащим нежитью ради поиска некого мраскана уничтожившего бесценный парик какого-то кичливого мага, преуспевшего только в отдаче бессмысленных приказов, - спокойно объяснил свою точку зрения светлейший и мудрейший. А, все-таки, общение с таким потенциально опасными элементами, как я и Сет, испортили его идеальный характер.
  - Лиэрский, вы должны подчиняться приказам выше стоящим магистров, какими бы глупыми они не казались. Возможно, не все вам известно, - поведал магистр Оральт. Да, великая тайна парика... Нет, такие отповеди надо читать школьникам и первокурсникам, а не нам, уже успевшим покрутиться (пусть даже только поверхностно) в жерновах бюрократизма современной магии.
  - Я должен поставить вышестоящее начальство в известность о причинах своего отказа в письменном виде, в пяти копиях, заверенных подписями коллег и нотариуса. И то только в том случае, если степень начальства стоит выше моей, в противном случае достаточно только факта моего отказа. И, кстати сказать, все пять копий с подробнейшими причинами отсутствия у меня рвения уничтожать нежить вы можете прочитать, - с истинно эльфийским спокойствием поведал Этериэль.
  - Отставить дискуссии! Отрабатывать щитовые чары! - магистр понял, что эльфа не переспорить, а еще немного и к беседе, подключимся я и Сет. А это значит, что заканчивать спор придется в кабинете магистра Леонарда с привлечением незаинтересованной стороны в лице заведующей кафедрой телепатии. И все это сводилось к упрекам именно в сторону магистра Оральта, который до сих пор не в силах разобраться с нашим свободолюбивым духом...
  
  
  - И в чем дело? - недоумевающее поинтересовалась я у эльфа, который под сомнительным предлогом помощи в каком-то проекте затащил меня на стену Города Магов (историческая часть Аллора, непосредственно окруженная кольцом Орра).
  - Здесь можно увидеть это созвездие, - еще более туманно объяснил он. Странно, лично я не помню никаких созвездий ни в каких домашних заданиях.
  - Ты ошибся с советчиком. По астрономии мне тройку поставили исключительно из страха, - честно призналась я, равнодушно взирая на бездушные звезды холодными точками, отражающиеся в темной воде...
  - Это очень интересное пророчество, - после некоторого раздумья выдал эльф весьма неубедительную причину.
  - Я все равно не вижу смысла в моей помощи, - ответила я, все еще плохо понимая, что делаю на этом мосту, потому как ни звезды, ни пророчества, ни эльфы меня никогда не интересовали. Но почему-то я с эльфом говорю о пророчествах, любуясь звездами...
  - Поверь, от твоей помощи гораздо больше толка, чем от Даниэля или Кристины, - признал эльф тот факт, что выбрал просто меньшее из зол нашей группы. В смысле из тех, кто что-то знает и с кем эльф нормально общается - я золотая середина. С господином Снобом господин Эльф почему-то рассорился после летней практики.
  - Ладно, давай разберемся с проклятым пророчеством побыстрее. Я еще маме должна успеть помочь, - с тяжелым вздохом произнесла я. И это даже не ложь. Правда, обещание я дала еще два дня назад, но помощь с такой проблемой как не усопший дух моего прадедушки и порядок в библиотеке просто не бывает несвоевременной.
  - Надо найти в воде отражение одной звезды и через него спроецировать "зеркало" на восточный шпиль университета, отразившись от которого оно покажет в воде будущее, - с самым серьезным видом произнес эльф. Я где стояла, там чуть не упала. Подобными "пророчествами" увлекаются разве что старшеклассницы, сама грешна. Помниться, целыми вечерами проецировала отражения звезд на восточный шпиль университета или что-то похожее... Только так я ничего и не увидела...
  - Этериэль, я почему-то думала, что взрослый и образованный эльф по уровню развития превосходит неокрепший разум волшебницы старшеклассницы, искренне верующей в то, что пресловутый суженый встанет из озерной глади, если три раза поплевать через плечо и произнести дурацкую бормоталку, - разразилась я несвойственной мне речью.
  - Ну, наверное, - задумчиво и грустно протянул эльф. Кажется, начинает вырисовываться четкая картина, почему нужно было именно мое присутствие... Вероятно, меня приписали к пресловутым дурочкам старшеклассницам, верующих в подобные пророчества и просто млеющих от красивых эльфийских глаз. Ну, я сейчас ему такую лекцию прочитаю, что потом монографию написать будет не стыдно!
  - Знаешь, что Этериэль... Ты без моей помощи здесь обойдешься. Потому что полночи колдовать на сыром берегу речки - чревато насморком, а мое здоровье мне дороже даже повода позлорадствовать над чьими-то неудачами, - почти честно призналась я, намереваясь покинуть сие пристанище комаров.
  - Но, Анна, - отчаянно крикнула мне вслед эльф.
  - Еще одно слово про пророчество и искать отражения звезд будешь вплавь, я тебе такой полет обеспечу, что в учебники занесут, - мрачно пообещала я. Ой, пропал во мне великий злодей. Впрочем, этот факт легко можно было признать и в раннем детстве, когда я придумывала альтернативные концовки сказок с триумфом отрицательных персонажей. И переживала я исключительно за судьбы злых мачех, вероломных братьев, завистливых старших сестер, коварных ведьм, прожорливых драконов и прочих, прочих персоналий, не дающим добрым и честным главным героям жить долго и счастливо.
  - Не надо таких радикальных мер, - спокойно ответил эльф, не без доли интереса разглядывая то, что могло проплыть в воде Орра. На мой взгляд, это был чей-то рваный башмак.
  - Не будь ты эльфом Этериэль, ты бы давно уже плавал в этом водоеме сомнительной чистоты, - кристально честно ответила я.
  - Почему? - искренне удивился мой длинноухий собеседник.
  - Потому что звезды, пророчества, смотровая площадка и сомнительная причина для встречи - стало банальностью еще во времена Анны Аллорской. И не будь ты эльфом, который вроде как бы любит мою подругу настолько, что продемонстрировал ей портрет своей будущей невесты, я бы истолковала значение данной встречи весьма превратно, - развернула я свою мысль. Впрочем, высказалась я еще недостаточно прямо, но эльф не ТБМ, дойти должно.
  - Что в этом плохого? - таким же ровным тоном поинтересовался эльф. Я просверлила его внимательным взором. Нет, кто-то определенно напрашивается на встречу с Анной Лотенийской в качестве вредной и противной тетки, способной так сглазить, что ни один архимаг не разберет.
  - Лара - моя лучшая подруга. И, если я угляжу хотя бы один призрачный намек с твоей стороны, то встреча с Сигизмундой Вельсонской, покажется тебе детской сказочкой, - ласково улыбнулась я. Для справки, Сигизмунда Вельсонская - кошмар и ужас современности. По возрасту она древняя старуха, которая была древней старухой, когда мой знаменитый прадед только начинал осваивать горшок, не помышляя о тридцать пятой строчке в рейтинге самых опасных магистров тысячелетия. И уже в те времена она была желчной, язвительной, злобной, склочной ВЕДЬМОЙ, проклинающей за милую душу так, что никакой консилиум столичных архимагов не снимет заклятья даже за сотню лет. А проклясть она была готова каждого встречного...
  - Ладно, - эльф скептически пожал плечами. Да, надо ему почаще с любимым Снобом общаться. Тот порасскажет обо мне страшилок, побольше чем о пресловутой Сигизмунде.
  -Между прочим, эта милая женщина назвала меня очень талантливой и подающей надежды, - улыбнулась я, наблюдая за тем, как эльфийское чело меняет свое выражение безмятежного спокойствия на крайнюю степень ужаса. На самом деле не вру. Я встречалась с данной ведьмой целых три раза, и все обошлось без страшных последствий, по крайней мере, для меня. В первый раз мне было 6 лет я нечаянно отдавила ей ногу и в ответ на ее трехминутную брань на чистом тролльем обозвала ее старой кошелкой, а потом еще перебила ее проклятье своим, наславшим прыщи на язык, всякий раз, когда она будет ругаться (ну, мама меня пугала этим с того момента, как я выучила великий и необъятный). Сигизмунда попыталась проклясть еще раз, но получила икоту, после пятой попытки, вшей и диареи, Ведьма решила оставить неразумное дитя на совести родителей, решив, что хуже проклятья не придумать. Во второй раз мы встретились, когда я была уже в более сознательном возрасте и знала, что вступать в словесные перепалки со странными бабушками не рекомендуется. Мне было 12 лет, я болтала в кругу подруг по Магической Школе. Кто-то (честное слово, не я) сравнил цвет лица Сигизмунды с чем-то очень нелицеприятным, невесть откуда оказавшаяся по близости Ведьма услышала и обиделась. Лица всех девочек покрылись ужасающими струпьями, мои перешли на магистра Марсилия, в недобрый час оказавшегося на пути заклинания (я хотела на каменную мостовую). Может быть, Сигизмунда и разозлилась бы на меня, но магистр Марсилий заставил ее забыть про каких-то школьниц. В третий раз мы встретились практически подругами, обменялись парочкой безобидных проклятий, завязших в моей магии смерти (да есть у нее такое полезное свойство).
  - Отлично, - судорожно сглотнул эльф и куда-то самоликвидировался.
  Странно. Сигизмунда Вельсонская - это, конечно, весомый довод не желать общаться со мной, ну, не улепетывать же со скоростью света? Да, и площадь вокруг меня подозрительно стало напоминать кладбище (также тихо и страшно). Как выяснилось, после того как я обернулась вокруг своей оси, моя лучшая подруга Љ2 стояла за моей спиной и приветливо улыбалась. Впрочем, ничем криминальным эта встреча не закончилась. Мы вежливо поздоровались, Сигизмунда передала пламенный привет магистру Марсилию (так и знала, что ему боком выйдет та пренебрежительная статья о пресловутых деревенских ведьмах-самоучках, где в образе главной героини очень явно прослеживалась Сигизмунда). Проклятие с пожеланием несчастий было чисто символическим и я отвела его в воды Орра на то, что мне показалось чьим-то сапогом (честное слово, мне жалко этот предмет, чем бы или кем бы он не был на самом деле).
  
  
  Когда же у нас закончится углубленное изучение рас?! Если не сейчас, то в следующем семестре это кончится трупом, либо моим, либо магистра Марсилия. Он до сих пор не может мне простить того практикума по троллям, где от моего знания культуры этой разумной расы у всех уши в трубочку свернулись. И тут еще привет от Сигизмунды, выразившийся обострением ревматизма... К тому же скоро предвидятся мои оригинальные взгляды на эльфов, вампиров и дриад. Сама уже жалею о той многострадальной курсовой работе, после которой мне приписали это самое нестандартное мировоззрение. Так, что стандартными ответами не получалось отделаться даже от консервативного магистра Марсилия, чтоб он еще раз Сигизмунду встретил!
  И чем магистру Марсилию не угодил мой ответ про вампиров? Конечно, об отлично речи нет, здесь даже хорошо звучит весьма натянуто, но на удовлетворительно я наговорила уже точно. Подобные ответы он даже Кристине прощает, не смотря на свою жгучую ненависть к последней (не так давно она уронила ему на ногу существенно утяжеленный учебник).
  - Это все, что вы хотели сказать, Лотенийская? - озвучил свои мысли магистр Марсилий. Он продолжал выжидающе смотреть на меня. Нет, конечно, я хотела сказать еще много лестных вещей и обо всех кланах вампиров, и о магистре Марсилии лично, и о том, кто составляет программу обучения... Зачем, боевому магу столь углубленное изучение рас, когда мои обязанности должны сводиться к изничтожению нежити!?
  - Да, - выдавила я, прикрыв кислую мину натянутой улыбкой на пол лица. А что я могу добавить к своему ответу? О вампирских кланах я знаю только, что их то ли 7, то ли 8, но основную роль играют два или три. И вне зависимости от количества они всегда находились (до сих пор находятся) в довольно напряженных отношениях, чередуя периоды относительного затишья с периодами бурной конфронтации. И, вообще, во внутренних делах кланов копаются только телепаты, и то не все специальности...
  - Но, я бы желал услышать более подробную характеристику межклановых конфликтов, - коварно потер ладошки магистр Марсилий. Невольно вспоминается тот злополучный семинар по троллям, в смысле так и хочется ответить на их родном языке.
  - А чем их характеристика отличается от остальных межрасовых конфликтов? Та же грызня за власть, земли, влияние, деньги. Ну, разве что добавляется еще покровительство Кровавой Богини, одного из персонажей общей архаичной мифологии, - пояснила я специально для ТБМ и Кристины, которые эту самую общую архаичную мифологию не знали.
  - Лотенийская, вы же понимаете, что этого недостаточно даже для тройки? - выразительно посмотрел на меня магистр Марсилий.
  - А что вы хотите от меня услышать? - спросила я, сверля магистра пронзительным взором. Я же не стану отнекиваться тем, что мы этого не проходили, а самостоятельное изучение для меня не более чем строчка в чьем-то учебном плане. И не хочу я опять выстраивать какие-то безумные теории, по ходу подгоняя их под печальную действительность.
  - Что вы хотите мне рассказать? - кажется, магистр решил поиграть в игру, кто кого первый выведет из состояния душевного равновесия. Ой, магистр, не с тем противником вы решили вступить в бой.
  - Мои впечатления от контрольной работы по неестествознанию, где мне пришлось изучать строение пищеварения нежити, существование которой поддерживают темные чары, - честно ответила я, потому как эти впечатления были еще слишком свежи и рвались наружу.
  - Лотенийская, ближе к теме, - слегка повысил голос магистр, прекрасно понимая, что не останови он меня, нас ждет увлекательнейшая лекция в духе магистра Самуила.
  - Одни представители кланов одних кланов сменяли других, нагоняя страх на сородичей и цивилизацию. В основном шло противостояние так называемых звериных, магических и обычных кланов, среди которых особенно любят выделять Алых Лилий, Черную Кровь и Белых Волков, как наиболее известных, благодаря хроникам вампирской истории, изданным в поэтизированном виде. В данный момент четкого разделения на кланы нет, можно противопоставить друг другу вампиров Аккордии и Эрендира, - выдала я хрестоматийный ответ, даже не думая вдаваться в детали.
  - Неужели было сложно ответить сразу? - спросил магистр.
  - Лотенийская не может жить без внимания, - вылез с непрошенными комментариями драгоценный Сноб, которому не терпелось быть плохой пародией одновременно на меня и на эльфийское достоинство. Хотя, бы потому что два таких понятия просто идеологически несовместимо. Эльфийское достоинство с презрением наблюдает за чужими копошениями, я же лезу в эти копошения со своими ответами на извечные вопросы.
  - Дивополис, жаждете приготовить подробный доклад по всем кланам, начиная от времен Кровавой Богини? - резким тоном спросил магистр Марсилий, который не любил, когда отвечали на его риторические вопросы.
  
  
   И почему мне никогда не снятся единороги, пасущиеся в лунном свете и прочая дребедень? Почему все мои сны сводятся либо фантасмагорическим представлениям, либо к ужасающим кошмарам, либо к каким-то полузабытым фактам чьей-то истории?
  Сегодня мне приснилось Лотени. Родовое поместье, доставшееся предкам Анны Аллорской в незапамятные времена от королевы Рийганы. Я бывала там несколько раз в детстве. И туда намеревался свозить меня на экскурсию любимый дедушка.
  По холодному полу (а каким еще может быть каменный пол без современных систем отопления?) босыми ногами шла какая-то женщина в старинного покроя белой сорочке... Волосы были собраны под чепцом, путь она освещала обычной свечкой ни каких тебе огненных шаров, пульсаров и прочих магических наворотов, хотя я была уверена в том, что женщина была волшебницей. Она уверенным шагом шла по запутанным коридорам огромного замка (мама чертила карты, чтобы не заблудиться). Шлепанье босых ног гулко отдавалось в пустоте, со стен равнодушно смотрели длинные ряды с портретами предков, начиная с родителей королевы Рийганы. Замок был презентован лично ей в качестве свадебного дара младшему сыну.
  И вот женщина, до боли напоминающая приведение подошла к портрету, висящему в самом конце галереи. На картине был изображен красивый мужчина, судя по одежде и вооружению рыцарь. Фасон наряда напоминает времена королевы Рийганы, впрочем, я плохо разбиралась в древней моде, и этот рыцарь с легкостью мог быть и из времен принцессы Родогоны, и даже из Анны Аллорской. Под портретом была надпись : "Сэр Эрнест Скай. По заказу королевы Рийганы Озерной. Готфрид Аллорский". Знаменитый художник древности, настолько талантливый, что та самая злая и страшная королева Рийгана разрешила своему младшему сыну жениться на дочери этого самого Готфрида Аллорского...
  Женщина при помощи магии отодвинула портрет. Создавалось ощущение, что изображенный сэр Эрнест Скай наблюдал за ней. Глаза, слишком яркие и настоящие. Даже жуть берет, что не говори, а художник определенно вкладывал вполне реальную магию в свое искусство...
  Впрочем, женщину-приведение мало интересовали вопросы живописи и личность, изображенная на картине. Она провела ледяными пальцами по холодным камням, оставляя на них голубоватые сияющие следы. Средний камень отодвинулся в сторону, открывая зияющую темноту в стене. Женщина боязливо оглянулась вокруг и быстрым вороватым движением достала из тайника шкатулку, от которой разило магией смерти. Магией настолько сильной, что мое сердце замирало, а по коже бежала россыпь мурашек...
  Я проснулась, резко упав с кровати. Но ощущение силы магии смерти не проходило. Я еще полчаса сидела на полу с трясущимися руками, не в силах унять безумно колотящееся сердце... Да и потом, еще полночи не спала... Все-таки пора возвращаться к магистру Самуилу с его занятиями по моему контролю магии смерти
  
  
  - И как ваши каникулы, Лотенийская? - изобразил некоторую заинтересованность магистр Леонард. Удивительно, что он поинтересовался только месяц спустя, после моего возвращения.
  - Да, ничего. Весело. Оборотня уничтожила. Опасного некроманта. Нашла подземные катакомбы, - вкратце поведала я о своих подвигах. Уверена, что полная их картина лежит у магистра где-нибудь в дальнем ящике стола...
  - Ты узнала что-нибудь о пророчестве? - перешел магистр к насущным вопросам. Я внимательно посмотрела в глаза архимага, изображая некоторую заинтересованность и обеспокоенность.
  - Нет, - честно солгала я. До сих пор в ушах звучит гулкий шепот из пресловутых катакомб Гаристидиса, а его с прадедушкой переписку я сожгла и развеяла в пепел, правда, в большом секрете от мамы.
  - Анна, ты же понимаешь, что это не шутки, - ответил архимаг, продолжая просверливать меня телепатией. И сколько можно поддерживать архаичную веру в то, что если маг, не хочет, чтобы его мысли стали достоянием общественности - они им не станут. Даже, если маг недоучка крайней степени. Здесь, главное, быть уверенным в собственных силах...
  - Да, конечно, - ответила я максимально серьезным тоном.
  - И кровавые русалки - действительно реальная угроза, - магистр Леонард буквально спародировал меня. Кажется, это тоже какая-то телепатическая штучка, кажется, "Зеркало".
  - Да. Но, также я понимаю, что мое непосредственное участие в этом пророчестве, просто подгон реальных обстоятельств под желаемую действительность, - ответила я. Читала я ваше пророчество и то по каким критериям меня определили в его составляющие части. Дайте, мне десять минут и три листка бумаги, я кого угодно под эти критерии подгоню...
  - У магистра Петрония было видение, - начал магистр Леонард разглашать секретную информацию, должную меня напугать.
  - Видения - вещь специфическая и ненадежная. Даже, если магистр Петроний видел меня вождем революции кровавых русалок (кто им название, интересно, придумал: ни ума, ни фантазии), на самом деле это может обозначать все, что угодно. Хотя бы морское путешествие или сельскохозяйственные работы, - поделилась я своим мнением о пророчествах и прорицателях.
  - При чем здесь сельское хозяйство? - возмутился магистр Леонард.
  - Ну, этих русалок обозначают с вилами, - ответила я.
  - С трезубцами, - поправил меня магистр Леонард.
  - Какая разница? - невинно спросила я. Заведующий кафедрой боевой магии глубоко вдохнул и мысленно посчитал до ста.
  - Лотенийская, не отвлекайся от основной темы. Ты говорила с призраком своего прадедушки? - кажется, магистр начинал понимать, почему моей мамы боится весь Университет. Воспитывая, такой подарочек, как я, не мудрено превратиться в цепного пса.
  - Да, - опять-таки даже не солгала я.
  - Что он тебе сказал? - очередной вопрос от магистра Леонарда.
  - Чтобы я не лезла туда. И, что он не может ничего рассказать, даже, если очень сильно захочет из-за тройной печати молчания, наложенной еще при жизни, - честно передала я слова прадедушки. Нет, конечно, способы вытянуть из вредного призрака правду были, но меня совершенно не тянуло впутываться в какие-то страшные пророчества. Или, что было более вероятным, я знала, что прадед прав, и лучше оставить все, как есть.
  - Насколько известно, от госпожи Элеоноры, нет таких секретов, которые дух твоего прадеда способен утаить от тебя, если тебе желанны ответы, - не знаю, цитировал ли магистр Леонард или передавал свою вольную трактовку, но смысл маминых речей до меня дошел.
  - Мама мало общалась с его духом. Я точно знаю, что у него множество секретов, которые он не раскроет мне, как бы я не хотела узнать истину, - и я ни капельки не солгала. Например, о своей семье, той самой, что погибла много лет назад, прадед ни за что со мной говорить не будет.
  - Анна, ты же понимаешь, сколь серьезно это пророчество, - магистр пытался апеллировать к моей совести. Дело абсолютно и совершенно безнадежное.
  - Прекрасно понимаю, поэтому предпочитаю не вмешиваться. По крайней мере, сейчас. Магистр Леонард, я не знаю, по каким причинам было решено, что я - составная часть пророчество, но я категорически не согласна участвовать. У меня и так слишком много проблем, чтобы связываться еще с чьим-то воспаленным рассудком, - резко ответила я.
  - Лотенийская! - магистр Леонард повысил голос, призывая мое сознание.
  - Магистр Леонард, я подслушала разговор, не предназначенный для моих ушей. И я готова понести ответственность. Но я не стану ввязываться в ваши игры и тайны. И, если вы, магистр Женевьева или какая-либо третья сторона не пожелает смириться с этим фактом, то готовьтесь к проблемам с Советом Архимагов Аллора, - ровным тоном ответила я. Магистр явно чем-то подавился.
  - Лотенийская, вы мне угрожаете? - вежливо осведомился он, словно осторожно уточняя. Да, мне самой это казалось абсурдным, как и вся свистопляска и нервотрепка, связанные с пророчеством, которым меня мучили с самого моего возвращения в Аллор.
  - Я связалась с моим дедушкой. Тем самым, который Председатель Совета Архимагов и рассказала о том, что меня против моей воли вовлекают во взрослые игры, грозящие непосредственно моей жизни и безопасности, - ответила я.
  - Лотенийская, твой дедушка прекрасно понимает важность этого пророчества, - попытался убедить меня в собственной не правоте магистр Леонард. Да, сразу видно, что кого-то не воспитывал архимаг по телепатии.
  - Мой дедушка считает все пророчества напрасной тратой резервов Совета Архимагов, и считает более важным и первостепенным использование моего дара в других направлениях, естественно, когда я смогу в достаточной степени его контролировать. Так, что мое обучение магии смерти - приоритетная задача, - вольно перевела я своего дедушку. Да, конечно, придется кое-чем пожертвовать, в первую очередь своим личным комфортом, но перспектива всю жизнь заниматься интересными (пусть и смертельно опасными исследованиями), гораздо лучше, чем сгинуть в лапах магистров - поклонников страшных пророчеств. Да, и потом всегда можно будет придумать причину сбежать, не даром же меня воспитывала архимаг по телепатии...
  - Лотенийская, не думаю, что твоя мама согласиться с подобным раскладом, - перешел магистр Леонард к тяжелой артиллерии. Да, только меня уже сложно напугать даже мамой.
  - Моя мама жаждет, чтобы я перешла на кафедру телепатии, вышла замуж за перспективного мага из хорошей семьи и вела себя подобающим положению образом, - нагло ответила я.
  - Лотенийская, - магистр снова повысил голос. На этот раз я встала и ушла.
  - Сегодня с вами свяжется мой дедушка. И не советую его злить. Вы же сами знаете, что бывает с теми, кто ему не нравится, - улыбнулась я напоследок. Да, про моего деда ходило множество леденящих кровь легенд. И, похоже, после вчерашней беседы, он приметил меня на вакантную должность преемницы, раз уж наследников мужского пола не осталось до сих дней в живых. По крайней мере, об этом свидетельствует моя вакантная подработка в Совете Архимагов в качестве кого-то вроде третьего помощника помощника помощника младшего ассистента секретаря-референта моего дедушки. Ладно, главное, вытерпеть сию каторгу до конца семестра, а потом со спокойной душой рвануть на практику...
  
  
  
  - Что это было? - мама самым бессовестным образом нарушала границы частной собственности, вторгаясь в мою комнату.
  - Песня русалок, мне Лара прислала аудиозапись со своей практики, - честно ответила я, подразумевая исключительно то занятие, от которого меня столь беспардонным образом отвлекли.
  - Анна Лотенийская, прекрати строить из себя самую умную. Твое чувство юмора совершенно неуместно, - мама перешла на повышенные тона. Кажется, до нее дошли разговоры о моей беседе с магистром Леонардом. Но, мы отнекиваемся до последнего.
  - Может быть, стоило задать более конкретный вопрос, - дала я бесплатный совет. Да, знаю, что мои комментарии и мой характер - не лучшее подспорье в этой жизни, но я делаю исключительно то, что необходимо мне.
  - Не делай вид, что не понимаешь, о чем я с тобой говорю, - мама продолжала говорить грозным тоном, полагая воззвать к моей нетерпимости и моему же чувству мины.
  - Называй вещи своими именами, я полунамеками не общаюсь, - ответила я, собираясь снова вернуться к прослушиванию музыки. Конечно, это были не настоящие русалки, но Лара утверждала, что данная группа ("Песни русалок") просто мегапопулярна на Шенренкире.
  - Ты сразу же сыплешь угрозами в адрес архимагов, - мама по-прежнему сыпала угрозами, не называя имен, и не озвучивая первопричин. Как я устала от этой вечной недосказанности и скрытого смысла.
  - Я защищаю себя и свою жизнь от чужеродного вмешательства. В общем, делаю то, что ты всю жизнь называешь своими обязанностями, - резко ответила я.
  - Анна, ты не понимаешь насколько это важно, - мама попыталась воззвать к моей совести. Что ж, как правило, это срабатывало. Только я сама должна верить...
  - Я не играю в ваши дурацкие игры с туманными пророчествами. И собираюсь в них участвовать только в том случае, если русалки Кровавого моря всплывут в моей ванной или рибориты мигрируют в центр Аллора. В противном же случае, верить или не верить в пророчество продолжает оставаться личным делом каждого, - ответила я.
  - И ты цитируешь своего деда, - мама не сдержалась от саркастичности. Да, она и папина семья рьяно друг друга не любили. Из-за этих взаимоотношений существенно было ограничено и наше общение с бабушкой и дедушкой. Впрочем, в сущности своей они мало чем отличались от мамы. Разве, что верили в разные вещи.
  - А почему бы и нет, если наши с ним взгляды совпадают, - ответила я.
  - Анна, не вздумай связываться со своим дедом. Он отнюдь не светлый герой, имя которого запятнано моими гнусными наветами, - мама перешла к другой своей излюбленной тактике - тактике запугивания. Странно, обычно, подобные методы приводили к прямо противоположному результату.
  - Я знаю, кто такой мой дедушка. И я знаю, чем рискую, связываясь с ним. Но он, в отличие от тебя способен заключать прямолинейные договоры без всяких подтекстов и всегда держит слово, - ответила я, вставая с кровати и захватив куртку.
  - Ты куда? - мама захлопнула перед моим носом дверь при помощи магии.
  - Я у Лары, если будешь меня искать, - от моего взгляда дверь неаккуратно слетела с петель, красочным жестом врезавшись в стену. Да, мама опытнее и мудрее меня, но она телепат, а я занимаюсь боевой магией. Поэтому, я могу перебивать ее такие вот бытовые заклинания...
  
  
  Общее неестествознание от магистра Самуила не впечатляло. После его некромантии ничто не могло уже впечатлить. Это было похоже на магистра Лиону, читающую что-нибудь, не связанное с вурдалачьими. Или на магистра Леонарда на экзорцизмах. В общем нынешние лекции напоминали постоянное возвращение к темам, пройденным в прошлом семестре на любимом предмете Ходячей Смерти.
  - И не надо смотреть столь скучающим взором. Я прекрасно знаю, что каждый из видов, проходимой в данный момент нежити вы уже десять раз изучили на соответствующих дисциплинах ранее. И еще лучше я знаю, что вы совершенно не горите желанием рассматривать бренные останки этих весьма неприятных даже при своей относительной живости существ, ну, разве что за исключением Дигори. Но это все равно не избавит вас от необходимости изучить биологическое строение, потребности и поведение нежити, не подразумевая первым образом испепелить ее каким-нибудь бесполезным заклинанием, разрушающим все вокруг,- продолжал мерно и брюзгливо отчитывать нас за очередное опоздание магистр Самуил.
  - А зачем? - озвучила я вопрос, который будоражил все наши умы. Будто бы от нашего знания системы кровообращения какого-нибудь упыря, последний не перестанет жаждать нашей гибели, а его уничтожение не потребует того же самого бесполезного заклинания, разрушающего все вокруг...
  - Затем, Лотенийская, что наличие у тебя диплома о высшем магическом образовании предполагает, что ты уничтожишь нежить быстро и без лишнего шума, вместо того, чтобы беспорядочно растрачивать свои силы на совершенно бесполезные молнии и пульсары, которые в лучшем случае не покалечат ни кого, кроме искомой нежити, - магистр Самуил присмирил меня одним взглядом.
  - Лотенийская прибегает к более не тривиальным способам уничтожения нежити, - довольно хмыкнул Ненаглядный Сноб. За эту реплику он случайно упал со стула. А, что, я уже почти полгода оставляя его "остроумные" ремарки безнаказанными, пусть не расслабляется....
  - Лотенийская, - магистр Самуил покосился на меня диким зверем. Я наивно хлопнула ресницами, делая вид, что совершенно ни при чем.
  - Да, магистр? - еще наивнее улыбнулась я, спросив сладеньким голосом.
  - Поведайте о своих не тривиальных способах уничтожения нежити, или я сам озвучу строки из ваших отчетов по практике, - злорадно потер сухонькие ручонки некромант со стажем. Что ж, лучше самой вспомнить все свои сомнительные подвиги...
  - Уничтожение проклятого истинного оборотня и колдуна его проклявшего орудием проклятия, совершен случайно оказавшимся у меня в руках, - робко предложила я.
  - Давайте вспомним о практике вплетения разрывных пульсаров в матрицу заклинаний стрел Изиды, - предложил свой вариант магистр Самуил.
  - Это не очень приятное воспоминание. Может быть, лучше о ротарах и Мортанте, - вспомнила я еще один случай из своей бурной деятельности.
  - Как вы все видите, данные примеры лишь иллюстрируют не грамотность Анны Лотенийской, как боевого мага в те моменты, когда она применяла данные заклинания. И не надо такого блаженного выражения на лице Дивополис, я могу припомнить и ваше кольцо Сансары против кикиморы. Лотенийская, хотя и вызывает сомнение в собственном психическом здоровье, хотя бы нежить уничтожает с минимальными потерями для собственного здоровья и окружающей среды.
  -И что наши затуманенные собственной значимостью разумы должны вынести из вашей лекции? - вопросил Сет Дигори.
  - То, что истерия и паника делают вас слабее и уязвимее. Нежить - ваш основной враг, и вы должны знать его, а не устраивать очередное шоу с фейерверками при каждой новой встрече. И тот факт, что вы будете знать систему кровообращения какого-нибудь упыря, конечно, не заставит его перестать жаждать вашей гибели, но вы сможете уничтожить его с гораздо меньшими энергозатратами и рисками для сторонних наблюдателей, хотя бы потому, что будете знать, куда ударить, чтобы принести наибольший урон, - практически процитировал мои мысли магистр Самуил.
  - Вы прямо-таки малолетних садистов из нас растите, магистр, - озвучила я свои мысли.
  - Лотенийская, вы с этим прекрасно и без моей помощи справляетесь если вспомнить твоих ротаров, вурдалаков, химер и магистров, - напомнил мне магистр Ходячая Смерть о еще не отгремевших в веках подвигах... Что ж, и возразить нечего, кроме неубедительного: "Я не специально"
  
  
  
  - Лотенийская, останьтесь. Я хочу поговорить с вами, - магистр Самуил остановил меня у самого выхода из аудитории.
  - Я опять что-то натворила, магистр? - задала я вопрос. Я вроде бы последние недели веду себя подозрительно тихо, ни разу не побывала даже в кабинете заведующей кафедрой телепатии...
  - Нет, Лотенийская. Я хотел узнать, что вам известно о том, пророчестве? - ласковым тоном спросил магистр. Я подозрительно посмотрела в его глаза. Еще один доброволец, а я-то наивно полагала, что дедушкин визит к магистру Женевьеве и сопутствующим архимагам положил конец всем попыткам затянуть меня в эту секту. (ну, насчет секты, я может, быть и преувеличила, но общий смысл от этого не меняется).
  - Достаточно, для того, чтобы не желать иметь с ним ничего общего, - резковато высказалась я.
  - Я не осуждаю вас, Лотенийская, хотя не до конца разделяю вашу точку зрения. Пророчества - это не всегда бред чьего-то воспаленного мозга, или неясные предзнаменования, которые можно подогнать под любые реалии действительности. Но и полностью поклоняться им не следует, отдавая жизнь и разум попытке понять то, что увидел человек, в определенной степени не принадлежащий нашему миру. В конце концов, все страшные пророчества рано или поздно сбываются вне зависимости от прилагаемых нами усилий, а зачастую и благодаря этим самым усилиям, - магистр разразился довольно скучной лекцией.
  - И какие выводы я должна сделать? - я всегда скептически отношусь к разного рода доброжелателям, жаждущих спасения моей души. Может быть, я сама и не знаю всех истин и правил данного мира, но, когда я буду нуждаться в чьей-то помощи или в совете, то несомненно обращусь за этим советом или помощью, пусть даже придется наступить на горло собственной гордости или принципам.
  - Лотенийская, вы знаете, сколько рождается магов смерти? - спросил магистр. Ответ я должна была знать, но он с трудом поддавался отысканию. Вот, если Зеркальная зала пятый ряд, третья парта....
  - Немного, - лаконично ответила я.
  - Ничтожно мало, Лотенийская, можно сказать один на сотню тысяч других магов. А сколько магов смерти, которые могут управлять своим даром, а не наоборот? - обрушился магистр с новыми вопросами.
  - Я полагаю, что все маги умеют управлять своим даром, иначе они погибают, - выдала я стандартную строчку из учебника по теоретической магии.
  - Анна, магия смерти несколько отличается от привычного понимания магического дара. Это дань, пришедшая из другого мира, где она обладает собственной волей и силой. Не даром кочевники подразделяли своих жрецов на Тех, Что Видят и на Защитников Невинных Душ. И те, и другие обладали даром магии смерти, позволявшим им делать немыслимые вещи, в сравнении с другими. Качественное их различие заключалось в том, что Те, Кто Видят не могли использовать эту магию на практике, они просто - наблюдатели, зрители, которых подчинит эта сила, лишая рассудка и заставляя применять свой дар против других. Защитники Невинных Душ же активно пользовались магией смерти, в основном, чтобы защищать. Но их было ничтожно мало, - продолжал магистр.
  - Что я должна вынести из этой лекции? - сразу спросила я напрямик. Знаю, что не слишком вежливо, но для начала я бы хотела знать, чью позицию озвучивает магистр Самуил: мамы и совета архимагов Университета или моего деда.
  - Лотенийская, вы уникальное явление. И многие жаждут использовать вас и ваш дар исключительно в своих не вполне благородных целях, будь это пророчество или чьи-то щедрые обещания. Почтенные магистры нашего Университета, ваш дедушка - это далеко не все, кто может решить с помощью ваших сил получить желаемое. И сами вы не до конца понимаете то, на что способны в конечном итоге.
  - Я не собираюсь становиться магом смерти, магистр Самуил. А, если кто-то решит использовать мои возможности в своих низменных целях, ни коим образом не пересекающихся с моими, ему лучше заранее готовиться к разочарованию, - ответила я. И дело не в моей самонадеянности (хотя и без нее не обошлось), но магия смерти всегда возвращает сторицей зло и исполнителю, и заказчику тоже.
  - Ты и сама еще плохо представляешь, на что способна, Лотенийская, - заметил магистр Самуил.
  - Можете передать архимагам Университета, что я не играю в их игры, а моему дедушке, что я держу данное обещание, - ответила я, выходя из кабинета. Как же мне надоели все эти разговоры о магии смерти...
  
  
  - Ты надолго? - спросила Элейн, будучи немым свидетелем моих партизанских сборов чемоданов, дабы перевести в квартиру Лары немного чистой одежды и моих туалетных принадлежностей, потому что за переведенный чудо-шампунь, совершенно случайно забытый дома, подруга меня не простит.
  - Пока Лара не вернется с Шенренкира, а потом я еще не решила, - честно поделилась я информацией. А, что подруга оставила мне ключи, и разрешила пользоваться квартирой, как мне заблагорассудиться в рамках приличного, конечно.
   - Анна, вечно уходить от конфликтов - это не выход, - благоразумно добавила моя сестра.
  - Ты видела, к чему приводят наши с мамой разговоры на повышенных тонах, - я указала на развороченную дверь, аккуратно приставленную к противоположной стенке.
  - Ты не должна уходить из дома, - снова попыталась выступить в роли моего рассудка младшая сестра.
  - Я не должна была возвращаться, Элейн, - честно поделилась я своими мыслями. Еще после Вирито-дорато, мне нужно было начать жить самостоятельно, но тогда я собиралась залечить раны.
  - Анна, не говори глупостей, - сестра посмотрела мне пристально в глаза. Какие мы все-таки разные. Элейн до сих пор милая домашняя девочка, которая плохо представляет, как жить без маминой опеки. Не то, чтобы в бытовом плане я качественным образом от нее отличаюсь, но я уже давно готова уйти из родительского дома.
  - Это не глупости, Элейн. Просто я больше не могу и не хочу быть частью маминой сложной игры, в которой она сама по уши запуталась. Мне надоели недосказанности, полунамеки и полутона, в которые окрашена наша жизнь. И не надо списывать все на смерть папы и Генри, она всегда была такой. Просто я этого не замечала, или не хотела видеть, - поделилась я с сестрой.
  - Ты думаешь, что дедушка и бабушка лучше? - спросила Элейн. Она их практически не помнила. Я и Генри проводили у них практически половину каждого лета, с того момента, как мне исполнилось пять и до двенадцати, Элейн же была там от силы пару раз, вместе с родителями...
  - Нет. Но они, по крайней мере, могут прямо сказать, что им необходимо, не прикрываясь туманными целями и всеобщим благом. И они всегда держат свое слово, даже, если не скрепляли его всеми магическими печатями, - поделилась я положительными сторонами забытых родственников. Хотя, и отрицательных у них навалом...
  - Ты уйдешь к ним? - осторожно спросила Элейн.
  - Не думаю. Лара вернется после практики, когда останется учиться всего лишь полгода. И не думаю, что она будет возражать, если я все объясню. А потом я окончу Университет и уеду куда-нибудь, где меня не достанут ни мама, ни дедушка с бабушкой, ни кто-либо еще, - поделилась я своими далеко идущими планами.
  - Ты не должна сбегать, - снова повторилась Элейн.
  - Я не убегаю. Просто - это очередной шаг на пути взросления. Иногда птенцы улетают из гнезда. Ты тоже когда-нибудь поймешь, что пора уходить. Не потому, что не любишь маму или обиделась. Нет, просто настало время стать самостоятельной. А я и так слишком долго тянула, - ответила я. Надо было собрать чемоданы еще тогда, когда я пришла домой и поняла, что жизнь необратимо изменилась и есть ли Тэмин, или нет его - я живу. И я не вижу смысла возвращаться в дом, который мне теперь просто стены...
  
  
  - И как Лара только отдала тебе свою квартиру на поругание? - спросил эльф с педантичным выражением на лице, рассматривая тот ужас, который я именую творческим беспорядком.
  - Ну, сама Лара наводила порядок, призывая меня произносить заклинание чистоты, - поделилась я грязными секретами подруги. Эльф скептически посмотрел на меня, стараясь прочесть ложь в моих глазах. На самом деле чистая правда. Когда, подруга узнала о таком моем полезном свойстве, как чары чистоты, она нещадно эксплуатировала меня, оплачивая мой скорбный труд мороженым в ведерке...
  - И после этого не верь, что магия растлевает, - заключил эльф. Поразительно, но в последнее время мы с ним практически на самом деле подружились. По крайней мере, я уже почти не замечала длинных ушей.
  - Анна, а откуда у твоей подруги шкура белого вурдалака? - спросил Сет, еще один неотъемлемый член нашей компании. Он пошел на кухню за припасами, с обзорной экскурсией через всю квартиру.
  - Это не ее. Я привезла, чтобы мама не выкинула. Кроме того, она теплая и пыле- и влагоотталкивающая, - поделилась я сокровенными тайнами.
  - Откуда такие замечательные свойства? - поинтересовался Сет, расфасовывая какую-то гадость из холодильника, временно отданного в мое безраздельное пользование. Хотя, я не помню, чтобы там хранилось что-то, кроме трех йогуртов и двух пакетиков мороженого (я завтра, правда-правда, собиралась в супермаркет за продуктами).
  - Доказывала маме, что в доме волшебников можно обойтись без пылесоса, если снабдить все ковры такими полезными свойствами, - ответила я.
  - Эх, если бы мою маму можно было переубедить подобным образом, - тяжело вздохнул Сет. Родители Мальчика Чернокнижника, вообще, были тайной, покрытой мраком. Я знала только, что они не слишком жалуют повсеместное использование магии, но сквозь пальцы смотрят на все выкрутасы сына, считая это проблемами переходного возраста.
  - Мою маму я тоже не убедила, но после того, как эта шкура ожила в ответ на пылесос, в моей комнате убираюсь исключительно я, безразлично какими способами, - ответила я.
  - Лотенийская, не подскажешь, каким заклинанием ты свою шкурку от пылесоса защищала? - коварно поинтересовался Дигори.
  - Честно, уже не помню, просто баловалась. Переплетала стандартные мороки с пылеочищающими заклинаниями, и параллельно готовилась к экзамену у Ходячей Смерти, - честно призналась я.
  - На месте ваших родителей, я бы серьезно подумал над тем, чтобы запретить вам обоим колдовать, - ответил Этериэль, который уже устал ужасаться рассказам о наших детских подвигах, сводящихся в лучшем случае к капитальному ремонту в квартире.
  - Не переживай, еще немного с нами пообщаешься и твои светлоэльфийские предки будут бежать к нашим родителям за советом, как усмирить драгоценное чадо, - успокоил "драгоценное чадо" Сет.
  - Думаю, что мои светлоэльфийские предки считают меня взрослым и самостоятельным, чтобы пытаться корректировать мое поведение подобными методами, - просветил общественность Этериэль.
  - Я почти уверена в том, что ты был примерным ребенком, а не маленьким монстром, постоянно ставящим новые эксперименты с заклинаниями, обладающими пиротехническими эффектами, - поделилась я сладкими воспоминаниями детства.
  - Или с поднятием призраков, - добавил в копилку Сет.
  - Или жабы в кабинете магистра Женевьевы, - сладостно улыбнулась я.
  - Лотенийская, ты страшный человек, - пошутил Сет.
  - Не страшнее, чем ты есть, друг мой, учитывая твои 19 попыток вылететь из Университета, которыми ты до сих пор не поделился, - укорила я Чернокнижника.
  - Будто бы ты не знаешь. От кафедры телепатии не существует секретов, а у тебя там пруд пруди друзей и товарищей, - озвучил свое мнение Сет.
  - Прошу прощения, но мы выполняем задание магистра Самуила или делимся воспоминаниями о своих шалостях? - подал голос разум в лице или ушах Этериэля....
  
  
  Практическое неестествознание вел магистр Эриальд, аспирант магистра Самуила и в будущем подобный ему противный старец, а сейчас в меру обаятельный молодой человек со взглядом, от которого погибают домашние цветы и мелкая нежить. Многие справедливо не замечали разницы между теоретическим и практическим неестествознанием. Я формально относилась к тем, кто эту разницу знает, но на самом деле находила ее чрезвычайно незначительной. И то, и другое указывало, как выглядят эти относительно живые (в смысле жизнеспособные) существа изнутри, и я говорю не о богатом духовном мире...
  Самым существенным различием было то, что на теоретическом неестествознании нам показывали картинки в учебниках и трехмерные иллюзии, создаваемые магистром Самуилом. В процессе же практической части курса мы должны были наглядно ознакомиться с изучаемым материалом, занимаясь непосредственно вскрытием и препарированием нежити, дабы в последствие научиться создавать такие же реалистичные иллюзии, как магистр Самуил. Весь процесс проходил под чутким и неусыпным контролем магистра Эриальда и должен был в конечном счете оцениваться магистром Самуилом. Надо ли говорить, что противный некромант (и тот, и другой) не оценили моих актерских способностей, выразившихся в трагичных падениях в обморок, смене цвета лица на зеленоватый (ладно, я немного переборщила с оттенком), симулирования рвотных позывов и прочих вполне естественных при столкновении с полуразложившимися остатками полуразложившейся нежити чувствами.
  - Лотенийская, чего вы ждете? - поинтересовался магистр Эриальд, когда я со страдальческим выражением на лице в очередной раз склонилась над в недобрый час кем-то умерщвленной тушкой упыря.
  - Что он оживет и убежит, а заклинание, его уничтожившее оставит только пепел, - честно призналась я.
  - В таком случае, я лично найду вам другого упыря, годного для целей наших занятий. И не пристало боевому магу разыгрывать из себя кисейную барышню, - ответил мне магистр.
  - Боевые маги убивают нежить, а не изучают ее внутренности, - выдала я свой контраргумент. Магистр Эриальд безнадежно махнул рукой, и пошел к внезапно позеленевшей Эмили.
  Впрочем, подобный цвет стал естественным не только для нее. Кристина, например, не меняла его ни на какой другой, как и для нашего светлого эльфа, да и Уильям-Сноб с великим трудом скрывал свои истинные чувства и рвотные позывы. Даже ТБМ с его общепризнанной черствостью и бесчувственностью с трудом сдерживался от общего настроения. Радовался только Сет. Так, что в общем потоке я держалась довольно стойко в сравнении с остальными.
  Итак, я осталась наедине с упырем, решая эпохальный вопрос: вскрывать или не вскрывать. Если подумать, то на тройку я уже приобщилась к внутреннему миру нежити, да и модель данного упыря на эту же оценку я смогу воспроизвести. Но душа просила четверку. Но стоит ли оценка таких мук?
  - Дигори! - мои размышления прервал крик магистра Эриальда. Я невольно насторожилась и приготовила щитовые заклинания.
  Против всяких ожиданий Сет не попытался вдохнуть жизнь в хладные тушки (один раз из пяти получилось). Он даже не складывал в отдельные мешочки наиболее ценные части нежити, применяемые в сомнительных заклинаниях (пару раз я ему даже помогала). Он всего-навсего доводил Кристину до полуобморочного состояния, заставляя самые неприглядные части внутреннего мира двухнедельной свежести упыря летать над ней по произвольной траектории. На месте Кристины я бы с визгами, боевыми заклинаниями и проклятиями в адрес "юмориста" до седьмого колена бежала прочь, уничтожая все на своем пути (а нечего ставить эксперименты над брезгливой особой с навыками боевого мага). Свазильская же упорно зеленела и пятилась в сторону распластанной виверны.
  На магистра Эриальда "внутренний мир упыря" отреагировал несколько странно, а именно устремился на его голос. Не знаю, было ли так задумано специально или же Сет случайно направил их, но суть не в этом. Магистр Эриальд, машинально выставил щитовую защиту. Вполне логичный жест, когда на тебя с большой скоростью летит что-то органическое и неприятное. Но самое обидное, что отразилось сие в мою сторону. И мне больше не надо было представлять себя на месте Кристины - я оказалась на этом самом месте.
  Конечно, самым логичным в этой ситуации был бы щит, подобный тому, что поднял магистр Эриальд. Но мои поступки никогда не отличались логичностью, а пригнуться или замереть памятником самой себе я не могла. Итак, "внутренний мир" упыря летел в мою сторону, а навстречу ему вспыхнула мощная огненная стена, взлетевшая до самого потолка и опалившая жаром всех.
  - Дигори, Лотенийская к магистру Самуилу, - тихим, оттого и злым голосом произнес магистр Эриальд, когда стихли чьи-то крики, от упыря осталась кучка пепла, а подол его мантии продолжал дымиться...
  
  
  
  - Миленько у вас тут, - сказала я, осматривая огромный кабинет моего деда. Да, здесь запросто может вместиться три гостиных маминой квартиры. И после этого кто-то говорит о скромности.
  - Обойдемся без твоих комментариев, - бросил "любимый" дедуля. Отец был похож на него, следовательно, я тоже. Черты лица, глаза, волосы, манера говорить, многие жесты, казавшиеся машинальными, вредный характер и плохой подчерк.
  - Ладно, зачем вы меня вызывали? - спросила я. Хотя, правильнее было бы сформулировать "похищали". А, как еще можно назвать двоих подозрительных магов, встретивших меня у Университета и велевших следовать за ними. Меня, вообще, поблагодарить надо за то, что я не оказала вооруженного сопротивления.
  - Насколько я понял, ты ушла из дома матери, - ответил дедушка, демонстрируя степень своей осведомленности. Логично, что он знает, не удивлюсь даже, если мама лично сообщила.
  - Ну, там остаются некоторые мои вещи, книги, я иногда там обедаю и ночую, так, что думаю, что "ушла" - это слишком громкое слово, - честно обозначила я свой переход к самостоятельной жизни. Нет, в случае чего я готова была раз и навсегда оборвать все связи, но зачем доводить небольшую семейную ссору до смехотворного конфликта.
  - Значит, Элеонор, как всегда преувеличила, - вынес свой вердикт дедушка.
  - Вы вызывали меня, чтобы уточнить слухи? - задала я свой вопрос, уже фривольно развалившись в кожаном кресле, в котором могли бы свободно поместиться по крайней мере два человека (а, если потесниться, то и три).
  - Я просил без твоих комментариев, - дедушка прибавил строгости в голосе. Что ж, жаль, разочаровывать старика, но подобострастно молчать, изредка кивая в такт, я не умею. А, значит, по чьей-то нервной системе сумбурным галопом промчится неблагодарность потомков в моем лице.
  - Может быть, ответите, на мой вопрос? - внесла я свое предложение. Забавно, но именно с дедушкой я всегда чувствовала себя так сказать на "своей волне". Пусть он был самовлюбленный напыщенный и превознесенной собственной властью престарелый эгоист, а я - избалованной и невоспитанной девчонкой. Даже с мамой и Элейн мне никогда не было так легко общаться, только с Генри и с духом прадедушки...
  - Может быть, я соскучился, - резким тоном бросил дедушка, понимая, что не отвяжется от меня.
  - Моя мама - архимаг по телепатии. И я с детства точно знаю, когда мне врут. Даже она, - продолжала я стоять на своем. В конце концов, я не отказываюсь вести разговоры на сколь угодно важные и скучные темы.
  - И она оказалась совершенно не способной привить тебе элементарные хорошие манеры, - раздражался дедушка. Да, они всегда с мамой друг о друге очень нелестно отзываются. Впрочем, это еще цветочки, если сравнивать со взаимными мнениями друг о друге мамы и бабушки, вот тогда уж точно пьяный тролль покраснеет от стыда.
  - Я знаю, что пещерные тролли лучше знакомы с правилами хорошего тона, и что я совершенно невыносимая девица... Почему я должна ехать в Лотени? - неожиданно выдала я. На самом же деле хотела продолжить стенать в том же духе, как вдруг отчетливо услышала дедушкины мысли.
  - Что? - дедушка удивился еще больше, чем я. Обычно мои телепатические способности заканчивались на блокировке сознания от чтения мыслей, в обратную сторону они никогда не работали. А тут, такая оказия...
  - Вы хотите отправить меня в Лотени, - повторила я.
  - Ну, рано или поздно ты должна была научиться читать чужие мысли также хорошо, как защищать свои собственные, - вынес свой вердикт дедушка, не углубляясь в попытки выяснить причину такого явления.
  - Так, зачем мне ехать в Лотени? И в сказки о скучающих родственниках я не поверю, - честно предупредила я. Да, бабушка после моего последнего визита обновила коллекцию ваз в коридоре, запретила мне и брату играть в убийц драконов (шальные заклинания боевой магии, которые ни я, ни он тогда не умели контролировать, и послужили причиной уничтожения фарфора). Да и потом, наши визиты заканчивались ее сожалениями о пробелах в моем воспитании и еще большим, чем у мамы, желанием благоустроить мою судьбу.
  - Вечно ищешь подводные камни. Ты - наследница Лотени, законная, в большей степени достойная, и тебе пора заявить свои права. В конце концов, я и твоя бабка не вечны, а в руки Элеоноры семейную резиденцию я никогда не отдам, - дед продолжил повествование в достаточно вольном тоне.
  - Не боитесь, фамильное наследие в столь ненадежные руки отдавать? - спросила я.
  - Прекрати паясничать, здесь не цирк, а ты не клоун. Постарайся хотя бы видимость приличного поведения соблюдать, - добавил дед.
  - И, когда вы предлагаете совершить сию поездку? - спросила я, решив на всякий случай зубами и ногтями защищать свое право на учебу, практику и каникулы.
  - Во время твоей практики, позже решим. И не надо строить такую кислую мину, это не отнимет много времени и бабушкин фарфор определенно не пострадает, - закончил беседу дедушка. Почему-то мне казалось, что основная причина разговора так и не была затронута... Ну, что-то моя подозрительность разыгралась, пора брать себя в руки...
  
  
  
  Магистр Эллина по материнской линии была дриадой. Ее бабушка была русалкой, прабабушка - эльфийкой. Только почему-то все эти прелестные качества не родили образчик красоты и волшебства. Может быть, потому что отец ее был троллем, дедушка гномом, а прадед - гоблином. В связи с этим у нее был огромный нос, множество бородавок по всему телу, от нее невыносимо пахло рыбой (часто этот запах пытались заглушить флаконами духов) и у нее была длинная зеленая борода. Длинные платиновые волосы и нежный русалочий голосок оставались насмешкой природы над этим чудом. И она вела у нас травоведение и зельеварение.
  Не сказать, чтобы магистр Эллина была особо не справедлива или жестокосердна, или излишне меня третировала, но определенные детские комплексы давали о себе знать и во взрослом возрасте. Она не любила красивых и даже просто симпатичных людей любого пола, памятуя о детских обидах. Лично я, никогда не оскорбляла или обижала некрасивых и чудаковатых детей, напротив, они часто становились моими друзьями. Впрочем, с возрастом эта дружба иссякала, но я никогда их не оскорбляла и своим новым друзьям в достаточно ясной форме (несколько ударов молнией) давала понять, что дело сие неблагодарное и наказуемое. Но магистру Эллине сие было неведомо.
  В общем, она прощала Сету и Эмили практически все, остальных же спрашивала по всей строгости программы. И все бы ничего, если бы мои знания в ее предмете не ограничивались минимумом. На первых курсах мне удовлетворительную оценку поставили исключительно за родственные связи... На магистра Эллину эти доводы не действовали, да и с мамой я находилась в несколько напряженных отношениях в последнее время, потому я решила действовать хорошо знакомым методом. То есть просто довести ее до состояния, когда она поставит тройку, только, чтобы больше никогда не видеть меня. До смерти буду помнить слезы счастья в глазах магистра Марсилия, когда у нас было последнее занятие по разумным расам (всего пару часов назад).
  - В чем дело, Лотенийская? -с коварным выражением лица, достойным магистра Самуила, спросила меня магистр Эллина. Для полного сходства не хватало только какого-нибудь зелья с подозрительно булькающей жидкостью, над которым стою я в глубоком раздумье. Впрочем, зелье заменял листок с контрольной работой, в ходе которой мне предстояло перечислить компоненты и способ изготовления одного тонизирующего зелья.
  - Я думаю, - ответила я, стараясь выглядеть по крайней мере глубокомысленно.
  - И что же вы придумали? - магистр коршуном склонилась над скорбным трудом моих усилий.
  - Ингредиенты зелья, - выдавила я с милой улыбкой клинической идиотки. Вообще, это мое постоянное состояние на занятиях магистра Эллины. Ну, что поделаешь с тем, что я не люблю травоведение и основы целительства, к тому же страдаю полным кретинизмом в отношении изготовления зелий, мне бы крупную хищную нежить с одного заклинания... Да, никогда бы не подумала, что стану типичным стереотипом типичного боевого мага...
  - Какого именно зелья? -уточнила магистр Эллина с выражением крайнего удивления на лице.
  - Тонизирующего зелья, укрепляющего общее самочувствие и способствующего быстрому пополнения резерва, - ответила я заученную фразу, трижды обведенную черной ручкой в заглавии листа.
  - А вы уверены? - осторожным тоном, которым говорят с сумасшедшими, поинтересовалась магистр Эллина. Будто бы я сама не знаю, что когти с левой лапы вурдалака, оторванные в третье полнолуние после ночи весеннего равноденствия - это совершенно из другой оперы. А именно из комедии под названием письма прадедушки некроманту Гаристидису Темному. А, что веселое действо, особенно, если представить, как эти почтенные старцы отрывали когти с левой лапы вурдалака в третье полнолуние после ночи весеннего равноденствия...
  - Вурдалаки не жаловались, - ответила я. Хорошо, все-таки, что нас не заставляют опробовать данные опусы на себе. Лично я никогда и ни за что не решилась бы попробовать что-либо, приготовленное моими руками, тем более по сомнительной рецептуре прадедушки (пусть он продолжает клясться и божиться в том, что его методика в сто крат эффективней классической).
  - Какие еще вурдалаки? - не поняла моего специфического юмора магистр.
  - Те самые, которым надо стричь ногти на левой лапе в третье полнолуние после весеннего равноденствия, - с невинным видом ответила я. После этой фразы поперхнулся даже ТБМ Даниэль и Кристина Свазильская, которые разбирались в премудростях зельеварения еще хуже, чем я, если такое было возможно...
  - Лотенийская, я оценила твое чувство юмора. Теперь пиши нормальный состав зелья без всяких сторонних элементов, почерпнутых на занятиях магистра Самуила. Ведь я могу заставить приготовить зелье по написанной рецептуре и угадай, кто будет стричь ногти на левой лапе вурдалака? - зловеще улыбнулась магистр. Уж не дальняя ли она родственница магистра Самуила, лично я всегда подозревала наличие гоблиноэльфов и русалкотроллей в его роду.
  
  
  
  - Чем занимаешься? - спросила я у сестры, упорно что-то искавшей в библиотеке, не обращая внимания на недовольное ворчание призрака прадедушки. Сестра его всегда боялась, даже когда научилась дестабилизирующим заклинаниям, временно изгоняющим вредоносный дух из определенных помещений.
  - Хочу найти кое-что о рыцарях времен королевы Рийганы, - ответила Элейн, не особо вдаваясь в подробности. Судя по горе книг и генеалогических древ, а также по нечесанному виду сестры и пяти пустых чашек кофе, занималась она этими поисками давно.
  - О ком конкретно? - спросила я, наугад открывая первую попавшуюся книжку. Ух ты! Сэр Орион Скай. По крайней мере, так гласила надпись на глянцевой фотографии. Я посмотрела на обложку "Картины Зала Героев. Лотени".
  - Анна? - спросила Элейн, увидев, сколь лихорадочно я начала перелистывать страницы. Даже призрак прадеда удивленно смотрел на мою бурную деятельность, которую можно было принять за определенную форму помешательства.
  - Да, - оторвалась я от страниц, отчасти потому что нашла искомую картину, отчасти потому, что поняла бессмысленность столь панических действий.
  - Ты увидела что-то знакомое? - мне показалось, или в глазах Элейн зажегся живой интерес.
  - А в чем дело? - спросила я в свою очередь. Дурацкая привычка, не отвечать на вопрос, пока не уверена в мотивах своего собеседника, путать ответными вопросами, говорить общими фразами - вот, что бывает, когда мама - архимаг телепатии...
  - Сэр Эрнест Скай, - Элейн указала на открытую книгу, лежащую на столе. На развороте была изображена та же самая картина, только крупнее. Очень похоже на то, что я видела во сне, только глаза другие...
  - Ты тоже его искала? - спросила я, начисто забыв о конспирации. Да, все мамины попытки сделать из меня телепата с треском провалились.
  - Тебе снился Лотени? - в нашей семье было привычно общение вопрос-вопрос-вопрос, особенно ярко это прослеживалось, когда мы были обеспокоены одной конкретной животрепещущей темой.
  - Женщина в коридоре, портрет, шкатулка? - продолжила я. Обычно таким образом, я всегда общалась с братом. Мы заканчивали фразы друг за друга, словно читали мысли друг друга. Удивительно, что с Элейн так тоже иногда получается.
  - Ты узнала что-нибудь? - спросила Элейн.
  - Нет. А как твои изыскания? - указала я взглядом на гору книг и карт.
  - Ну, они происходили из очень древнего, но не слишком богатого рода. Магами не были, но имели определенный иммунитет от магии, что-то вроде умения противостоять наведенным чарам, хотя точных характеристик не дано. Старший брат Орион становится личным телохранителем Рийганы, когда ее официально признают наследницей трона, на этой позиции он и остается до ее официального замужества. Дальше его несколько оттесняют от личной охраны королевы, выделяя место в Совете, хотя официально он остается ее телохранителем. Королева Рийгана очень ценила его, поэтому отправила своим регентом в Лератту. Именно во время этого назначения, место Ориона занимает Эрнест Скай. Младший брат какое-то время остается телохранителем королевы, вплоть до рождения ее третьего сына, а затем она отправляет его в приграничье, едва ли не простым служащим. Он погибает несколько лет спустя, предприяв отчаянную, но бессмысленную попытку атаковать врага... Орион умирает несколько позже, от каких-то злых чар.
  - А как насчет их личной жизни? - спросила я, просматривая раскрытые книги Элейн. Да, сестренка проделала колоссальную работу, собрав из каких-то кусочков более или менее цельную историю жизни этих братцев...
  - Орион Скай был женат на некой Армилле Гонерил. У них было трое сыновей и одна дочь, на которой впоследствие Рийгана женила своего старшего сына. Эрнест Скай никогда не был женат, официальных детей тоже не было, - закончила сестра.
  - А неофициальных? - спросила я, прадед скептически фыркнул. Кстати, он как-то непривычно молчалив. Уж не заболел ли призрак?
  - Не официально ходило множество слухов о порочащих связях королевы Рийганы с обоими братьями. Даже, что старшего прокляли по просьбе его жены из-за ревности к ее Величеству. А младшему приписывали отцовство ее третьему сыну, мол, за это и сослали. Но это можно едва ли прочесть между строк, и вполне возможно все это лишь моя бурная фантазия, - ответила Элейн. Почему сестра вечно будто бы извиняется, когда находит что-то порочащее честь наших даже гипотетических предков. Меня же, наоборот, тянет обнародовать эти скандалы, интриги, расследования. Хорошо, что мне никогда не задавали обширных работ по биографии королевы Рийганы, иначе курсовая по Анне Аллорская просто померкла бы...
  - Элейн, а не от третьего сына наш род вроде бы происходит? - осенила мою пустую голову светлая мысль. Да, как всегда порочащие факты...
  - Да. Старший Уоррен - Золотой Дракон, средний Мельвиндр - Золотой Лев, младший Эдмонд (странное совпадение) - Золотой Лис, - машинально добавила их гербы сестра. Я тоже, склонна разбавлять свои речи лишними фактами.
  - Да, "Плачущая Королева", - сестра машинально начала цитировать.
  Отчего плачет она, стоя на отвесной скале?
  Отчего плачет она, с короной на светлой главе?
  Отчего плачет она, когда нет причины для слез?
  Отчего плачет она, если поле - ковер из роз?
  Я машинально продолжила, удивившись, что еще помню.
  - Отчего плачет она, если сияет звезд сильнее?
  Отчего плачет она, если греет солнца теплее?
  Отчего так грустна Королева в любви своей?
  Отчего слезы ручьями бегут из светлых ее очей?
  Затем мы продолжили уже хором:
  - Просто ветер-изменник шепнул вести с полей,
  Что не бьется уж сердце, того, кто жизни милей,
  Что он в схватке погиб не равной, с ее именем на устах,
  И друзья проклянают измену ее и его прах.
  Словно силясь увидеть лик его в окружающе мгле,
  Рыдает одна Королева, стоя на отвесной скале.
  
  
  - И что это значит? - Этериэль так и не понял сути моего стратегического плана, которую я излагала уже в пятый раз.
  - Просто улыбайся, во всем соглашайся со мной и поставь хороший блок от телепатии, - "мило" улыбнулась я, помахав ручкой маме, сидящей за столиком в ресторане. И какой черт (демон/вурдалак/ упырь и т.д.) дернул меня согласиться на этот примирительный ужин. Ладно, ужин, так я еще и приплела сюда не существующего жениха (его роль и досталась эльфу, но чувствует мое сердце, надо было просить Сета), дабы мне не попытались навязать очередного перспективного мальчика из хорошей семьи, к которому я испытываю аллергию чисто из вредности...
  - Мне кажется, что ты не двусмысленно объяснила, к чему приведут какие-либо взаимоотношения с нашей стороны, - со скептическим выражением на лице уточнил эльф.
  - Это и не отношения. Это просто милый спектакль, который мы разыграем перед моей мамой, чтобы она раз и навсегда прекратила заниматься поиском женихов, - не слишком нежно ткнула я "милого" локтем в бок. Эльф изобразил такую же натянутую улыбку, как и я. М-да, идеальная парочка...
  - А какова моя выгода? - цинично поинтересовалась эта ушастая рожа.
  - Твое душевное спокойствие, - ответила я, старательно маскируя звериный оскал под милую улыбку. Получалось, надо сказать, не очень. А мама уже начинала что-то подозревать (дело ли столько времени пересекать расстояние в 20-25 метров).
  - Как-то не вдохновляет, - эльф адресовал маме очаровательную улыбку. Да, завидую чьим-то актерским способностям.
  - Я тебя сейчас так вдохновлю, что потом всю жизнь это вдохновение просить назад будешь, - мрачно пообещала я. Все-таки Сет был лучшей идеей. Всего-то парочка заклинаний от прадедушки и перед мамой был бы разыгран потрясающий спектакль, после которого от меня бы окончательно отреклись... Может быть, тролля нанять на карманные деньги...
  - Эльфы не лгут, - продолжало вести непринужденную беседу это чудо.
  - Тогда не солжешь невесте о своих продолжительных взаимоотношениях с некой Ларой, - улыбнулась я.
  - Моя невеста - эльфийка. Она выше этих проблем, - высокопарно ответил эльф, но уши немного побледнели. Может быть, правда, лучше тролль. Вон, какой статный здесь вышибалой работает...
  - Твоя невеста - ревнивая и жадная истеричка, не желающая делить власть и имущество твоей семьи даже с туманными перспективами твоих взаимоотношений с какой-то смертной. Об этом мне известно из достоверных источников. Можешь уточнить у своей сестры, которая вместе с моей сестрой училась семестр в Норо, - ответила я, выдавив из себя по-настоящему очаровательную улыбку.
  - Лотенийская, это шантаж, - чуть понизил голос эльф.
  - Это всего лишь дешевый фарс, чтобы отвязаться от моей мамы. Ну, неужели тебе так уж сложно подыграть? - в моем тоне появились умоляющие интонации.
  - Ладно, но без излишеств. И ничего не говорить не невесте о Ларе, не Ларе о невесте, - согласился эльф. Мой задумчивый взгляд все-таки остановился на тролле...
  - Здравствуйте, мама, Элейн, жених Элейн. Это - Этериэль, любовь всей моей жизни, - представила я слегка поперхнувшегося эльфа. Да, ему придется еще не раз челюсть на колени уронить. Ведь, фраза "без излишеств" в моем и его понимании - это две совершенно разные вещи...
  - Странно, мне всегда казалось, что твоя сестра не испытывает к эльфам дружеских чувств, - произнес с самой вежливой улыбкой "жених Элейн". И тут я вспомнила, что мы были знакомы. Мы учились в одном классе Магической Школы, вот тебе и достославные потомки других героев прошлого...
  - Взглядам свойственно меняться, - ответила я, томно повиснув на руке у опешившего эльфа. Еще я помню, что мы с этим Томасом (имя "жениха Элейн") что-то крупно не поделили. Уже не помню подробностей, но дело дошло до заклинаний боевой магии, которыми мы разнесли в пух и прах половину школьной столовой, коридор на втором этаже, кабинет нашего завуча и парик директора. Да, вот, что бывает, если два недоразумения берутся играть с магией, в которой ничего пока что не смыслят.
  - Иногда радикально, - заметил эльф, сконфузившийся под пристальным взглядом моей мамы. Надеюсь, он хорошую защиту от телепатии поставил?
  - Этериэль, а не вы были тем эльфом, который встречался с подругой Анны, как ее там... Марой... Карой, - продолжала мама.
  - Ларой, - сквозь зубы поправила я.
  - Нет. Это был другой эльф. Мы же все на одно лицо с ушами. И имена у нас однообразные, - прямо-таки процитировал Этериэль мои фразы, изображая высокомерное презрение Љ12.
  - И что моя дочь предложила вам за этот спектакль? - спросила мама. Этериэль растерянно озирался по сторонам, не желая приобретать себе смертельных врагов ни в моем лице (у нас два совместных патруля по небезопасным кладбищам осталось), ни в лице моей мамы, в смысле заведующей кафедрой телепатии (хоть и не наша кафедра, но связи у нее ого-го!). Я еще раз с тоской посмотрела на тролля, все-таки стоило рискнуть...
  - Отлично, мама! Тебе обязательно превращать все семейные мероприятия в цирковое представление о том, насколько я недостойная дочь и какие чудеса я отчебучу в следующий момент! - решила я спасти ситуация, преобразуя все это в театр одного актера.
  - Анна! - мама слегка повысила голос. На нас начали обращать внимание. Сестра и Этериэль одновременно попытались спрятаться под стол, всеми силами избегая подобной публичности. Жених Элейн сел поудобнее.
  - Да! Всю мою сознательную жизнь ты пытаешься навязать мне каких-то сомнительных женихов и знакомых. И вот, когда я привожу на семейный ужин эльфа. Чистокровного и благородного, заметь даже не тролля или первого попавшегося идиота! Когда я готова, хотя бы создать видимость приличного поведения, ты начинаешь подозревать меня в каких-то мифических заговорах против своей персоны, - продолжала я набирать обороты. Хотела же тихий семейный ужин...
  - Анна Лотенийская! Ты просто органически не способна хотя бы создавать видимость приличия! И твои спектакли были уместны в подростковом возрасте, сейчас же это смешно! Хочешь самостоятельности! На здоровье! Только не надо каждые два дня домой приходить за завтраками! Общаешься с дедушкой! Отлично! Только он не станет терпеть твоих закидонов, в отличие от меня! - мама тоже начинала злиться. Впрочем, я бы на ее месте сорвалась гораздо раньше и особенно фееричным пинком под зад выставила бы любимое чадо в наш безумный-безумный мир...
  - Это ты сказала, - ответила я, вставая из-за стола.
  - Анна, - робко подала голос сестра, но под маминым взглядом Цербера сразу же смолкла и попыталась спрятаться под столом.
  - Этериэль, ты идешь? - про эльфа я вспомнила уже на полпути к выходу, потому получилось еще более драматично. Эльф сконфуженно раскланялся с мамой, Элейн и ее женихом, извиняющее улыбнулся перед всеми присутствующими в зале (в том числе и тем троллем - потенциальным женихом) и нагнал меня у выхода из ресторана....
  
  
  
  - Так проходят все ужины в вашей семье? - вежливо поинтересовался эльф, когда мы отошли на приличное расстояние от ресторана, и я немного успокоилась.
  - Нет, но большинство не слишком отличаются от этого. Мама пытается показать свой авторитет, я - дурной характер, а Элейн превратиться в невидимку, - честно призналась я. В общем-то, это была не самая страшная сцена. Наша семья развалилась уже много лет назад, с гибелью отца и Генри, а мама так и не смогла вернуть все на круги своя, сделав выбор в пользу титула архимага по телепатии.
  - Неужели нельзя прийти к определенному консенсусу? - искренне удивился эльф. Да, в его цивилизованном мире все сводится к этому мифологическому консенсусу, что-то замалчивается, что-то не договаривается и в результате все приличия соблюдены.
  - Для этого необходимо желать прийти к этому самому консенсусу, а мама и я слишком упрямы и слишком уверены в своей правоте, чтобы пытаться делать шаги навстречу, - ответила я. Собственно говоря, упрямство и уверенность в собственной правоте и есть главная причина всех ссор в моей семье.
  - Вы все-таки одна семья, Анна, - продолжил Этериэль. Да, для всех семья - это что-то священное, позволяющее прощать разнообразные недостатки и наступать на горло собственным принципам. Не думаю, что в этом плане я слишком отличаюсь от прочего цивилизованного мира. Дело в том, что семья - давно уже не семья.
  - Может быть, но это не есть моя любимая тема для обсуждения даже с более близкими друзьями, чем ты, - честно призналась я.
  - Ладно, - милостиво сдался Этериэль, прекрасно понимая, что подобные деликатные темы не обсуждаются на публике.
  - Ты не против, если мы зайдем в какое-нибудь кафе, а то я - голодная, как три дракона, а в холодильнике Лары плесневеет сыр, - еще более честно призналась я. И дело не только в том, что я такая не хозяйственная и настолько привыкла к маминой кухне. Во временно пустующей квартире Лары я не жила, а поливала цветы и протирала пыль, пару раз в неделю оставаясь ночевать.
  - Нет, конечно, но только не в первое попавшееся на глаза кафе, - как-то странно покосился вправо эльф.
  - Почему? - закономерно удивилась я, подозрительно оглядывая округу.
  - Потому что оно называется Волшебные завтраки Самуила, - обреченно ответил эльф, указывая мне на пострадавшую от времени, сырости, птиц и хулиганов вывеску, вызывающие самые бурные ассоциации с неестествознанием одноименного магистра.
  - Знаешь, что-то мне есть расхотелось, но почему-то в моем мозгу поселился образ магистра Самуила, готовящего Волшебные завтраки в лучших традициях фастфуда, - ответила я, умолчав о том факте, что роль мясных продуктов выполняли столь любимые мною упыри и вурдалаки...
  
  
  
  Мне снился странный сон. Это была давняя война, случившаяся за два с половиной тысячелетия до моего рождения. Тогда люди были слабы и держались в основном за нейтралитет светлых и темных эльфов в решении всех внешне политических вопросов. Две расы мудрейших в свою очередь с остервенением боролись за право контроля над человеческими магами, по силам приближающимся к самим эльфам. А в остальном - жуткие набеги орков, постоянная война с гномами за какие-то рудники и политические позиции, зыбкое перемирие с вампирами и все те же мелочные распри уже между собой (за один год сменилось 4 монарха).
  Примерно такой мир достался королеве Рийгане, когда она унаследовала отцовский престол. Самого короля Уоррена убили на мирных переговорах с орками. И армия этих самых орков готова была уничтожить людей, если бы ее Величество не сотворило чудо. Не знаю, что конкретно она сделала, но неоспоримым фактом остается то, что сравнительно небольшая человеческая армия за каких-то пару месяцев почти смела с лица земли орков Аккордии. Эта жестокая, но вполне приемлемая для своего времени мера, на время заставила интриганов и манипуляторов притихнуть,как мыши под веником, и встревожила всю эту кучу малу, державшуюся на слабом и исключительно символическом нейтралитете.
  Мне снилась королева Рийгана. Самый классический ее вариант - женщина в черном платье с большой золотой короной на голове. Она стояла среди жуткого урагана над бушующим морем. От ее рук отходила тонкая, но удивительно сильная пряжа заклинания, пробирающего меня до дрожи. Создавалось ощущение, что шторм разыгрался исключительно по ее воле. Неожиданно воды океана стали кроваво-красными, и тогда они открыли глаза, чтобы услышать приказа того, кто их разбудил...
  Я проснулась. Окно громко хлопало под силой порывов ветра. В комнату падали капли дождя, где-то ударяли молнии. Я подхватилась на ноги и бросилась закрывать окно, начисто забыв о магии. Впрочем, о последнем, я точно помню, что не открывала его...
  
  
  
  Всех преподавателей ясновидения я заочно считала сумасшедшими, но магистра Кассандру таковой считали все, включая ее непосредственное начальство. Это была весьма экстравагантная дама средних лет, которая сочетала просторные балахоны всех возможных и невозможных цветовых сочетаний с крупной пластмассовой бижутерией, ожерельем из сушеных жаб и ни разу не расчесанным колтуном на голове. В довершение образа она всегда говорила странными завывающими интонациями, прерывающимися на полуслове, во всем видела знаки неминуемого и скорого конца света, в каждой самой незначительной фразе видела смертельное оскорбление и скрытую насмешку. И это чудо природы должно принимать у нас экзамен... Нет, я, конечно, понимаю, что рассудительный гном, заведующий кафедрой ясновидения, решил отослать ее с глаз долой (наши кафедры самые далекие в географическом смысле), но, как правило, подобные экземпляры отправляли к более благовоспитанным и морально устойчивым целителям и телепатам. Ведь страсть к жестоким шуткам с применением достижений современной боевой магии - это тоже весьма своеобразное отличие боевых магов и троллей от всего остального цивилизованного мира.
  В нашем конкретном случае страстью к жестоким шуткам страдал Сет (мои всегда были полны радостного гуманизма и реплик о то, что я предупреждала заранее), но даже у нас хватало ума не связываться с этой дамой.
  - И что вы видите в кофейной гуще, Лотенийская? - трагически завывающим голосом спросила магистр Кассандра, остановившись около меня и уставившись невидящим взором, полным трагического надрыва, в одной ей известную точку пространства. Я глубокомысленно уставилась в черную остывшую жижу, честно стараясь увидеть что-нибудь, но, видимо, мне это не дано. Даже на первом курсе с вполне вменяемым магистром и Ларой, помешанной на том, чтобы узнать свое будущее.
  - Печальные события, предвещающие гибель всего сущего, - наугад ответила я монотонным тоном, который при желании можно было принять за глас вещающей пифии. Магистр подозрительно на меня посмотрела. А с заклятой подругой Лары пифия и неотвратимые трагедии в личной жизни прошли на ура.
  - А теперь посмотрите в чашу и говорите, что видите, - обиженно надула губы магистр, заранее готовясь к пламенной истерике на тему, что никто ее не уважает. Моя тройка по пророческим дисциплинам итак висела на волоске, потому я не стала дразнить зверя. Мой взгляд плавно пробежался по цветочкам на обоях, перешел на грязную чашку, которую я печально трепала в руках. Озарение не пришло. Кофейная гуща по-прежнему выглядела удручающей грязной массой без всяких крестов и окружностей.
  - Я ничего не вижу, - честно призналась я. И тут во мне проснулся дар пифии, крепко спавший всю мою сознательную жизнь. То есть мне сначала так показалось, но почти сразу я поняла, что это исключительно магия смерти.
  В голове гудели самые разнообразные звуки, сливающие в монотонный гул, ударяющий по вискам. Мир расплывался разноцветными пятнами, а сознание плавно ускользало за неведомые горизонты, о которых эти полгода и толковала магистр Кассандра.
  Снова знакомая обстановка Лотени. Холодный пол, шум где-то в отдалении. Портрет Эрнеста Ская и пробирающая до дрожи магия смерти. Она расплывается цветными пятнами и в бесконечно зеленом тумане встают четыре величественных фигуры - Старшие Боги религии кочевников. Я смутно помню их имена, еще хуже то, что они олицетворяли, но их идентификация не вызывает вопросов.
  Я подхожу чуть ближе, они одновременно оборачиваются ко мне, все разом принимая образ бога ветров - Элдарителиуса (странно, как быстро его имя всплыло в моей памяти). Высокий и светловолосый мужчина в простой льняной рубашке со свирелью в руке, он мне до боли кого-то напоминает, только я не могу вспомнить кого.
  - Анна! - крик заставляет обернуться. Я виду своего брата, погибшего много лет назад где-то в Эльрийских горах. Я даже точно знаю это "где-то" - гора Ее Сердце, там по преданиям была убита Анна Аллорская.
  - Генри! - я бросаюсь к брату, не думая ни секунды, и тут же сталкиваюсь со странной зеленой сетью, дикой болью отзывающейся во всех частях моего тела.
  - Я долго тебя ждала, - слышу я надменный женский голос над собой, когда опять приобретаю способность что-либо ощущать. А потом снова проваливаюсь в холод и мрак коридора Лотени.
  - Только Эрнест Скай может дать тебе ответ, - звучит в моей голове чей-то голос, смутно знакомый мне, скачущий на грани моего сознания, но теряющийся в серой массе моих воспоминаний.
  - Лотенийская, я дождусь твоего толкования, или нет? - обиженный голос магистра на возвышающихся интонациях неумолимо свидетельствовал о том, что моя магия смерти возвращалась в реальный мир, не сотворив ничего, чтобы ее выдало.
  - Я же сказала, грядет конец света, - ответила я обреченным тоном. Какой смысл признаваться в том, что ожил очередной ночной кошмар? К тому же я не верю ни в какие пророчества, тем более в моем исполнении... Я не готова еще противостоять мрачным пророчествам. А буду ли готова когда-либо в своей жизни? Несомненно, но только тогда, когда ничего нельзя будет изменить, иначе просто нет смысла что-то менять.
  - Как не стыдно, Анна Лотенийская, - очередной трагический надрыв в голосе магистра Кассандры, тщетно пытающейся разглядеть в грязной чашке пресловутый апокалипсис. Что ж, я никогда и не думала, что по пророческим дисциплинам у меня будет нечто большее, чем тройка.
  
  
  
  На центральном месте в кабинете дедушки висит картина. Большой замок. Тот самый Лотени. Изящная и хрупкая игрушка из белого мрамора, вся пропитанная магией, окруженная стеной из черного гранита, добываемого в Сентилийских рудниках. Королева Рийгана не пожалела ни денег, ни усилий на подарок к свадьбе своего младшего сына. Почему-то все исследователи биографии этой женщины называют младшего сына - любимчиком, хотя трон она завещала старшему, как положено...
  Легендарная королева магов, что сейчас осталось от ее подарка? Те же стены, проникнутые все той же магией, ни на грамм не утратившей своей силы, даже спустя тысячелетия. Нерушимая цитадель под видом хрупкой эльфийской игрушки. Но где-то внутри, за изящными балкончиками и невесомыми кружевами арок и перекрытий, в темных коридорах, освещаемых магическими знаками-светильниками, созданными еще самой Черной Королевой, но разгоняющими тьму до сих пор, там есть тьма. Тьма, от которой не защитит Знак Света, заложенный в кладку и ослепляющий своим сиянием и силой, всякого, кто рискнет к нему приблизиться. Тьма, пронизанная магией смерти, прячется в изящной шкатулке, хранящейся за портретом сэра Эрнеста Ская, который знает ответы на вопросы. И это темное сердце замка может открыть лишь потомок королевы Рийганы, достаточно сильный для того, чтобы не раствориться в ее силе...
  - Что ты пытаешься увидеть на этой картине? - спрашивает голос дедушки. Да, я забыла, что нахожусь в кабинете не одна.
  - А кто такой сэр Эрнест Скай? - задала я вопрос, мучавший меня уже вторую неделю, после инцидента на занятиях по пророческим дисциплинам.
  - Где ты услышала это имя? - достаточно равнодушно спросил он, но от меня не скрылся некоторый интерес и алчное потирание ладошек, тщательно маскируемые под безразличие.
  - Он изображен в Лотени на одном из портретов. Недавно смотрела подборку фотографий и случайно вспомнилось. Вроде бы он не принадлежал к числу наших славных предков. Вот и стало интересно, - бессовестно солгала я. Если расскажу про сны и видения, то все закончится исключительно тем, что дедушка откроет таинственную шкатулку, от которой у меня по коже бегают мурашки.
  - Один сэр Скай был военачальником и доверенным лицом королевы Рийганы, но его звали Орионом. Если тебе интересно, можешь полистать фамильные архивы в Лотени, - ответил дедушка.
  - Мне интересно, но не настолько. Но, если ты можешь что-нибудь рассказать, то я с удовольствием тебя выслушаю, - ответила я, чтобы пресечь дальнейшие подозрения меня в каких-либо заговорах, но про себя отметив то, что обязательно покопаюсь в фамильной библиотеке, до этого устроив допрос с пристрастием призраку прадедушки
  - Кажется, он был младшим братом того самого Ориона. Был посвящен в близкий круг королевы Рийганы, но ни чем особенно не отличился. Одерживал какие-то победы, был личным телохранителем ее сыновей, - ответил дедушка. Мне казалось, что он чего-то не договаривает, и я не была уверена, что смогу выиграть эту игру в манипулирование чужим сознанием.
  - Видимо, у королевы Рийганы была привычка вешать на стены портреты своих приближенных, - ответила я, выдавив из себя улыбку.
  - Ты пришла сюда, исключительно для того, чтобы обсудить личность сэра Эрнеста Ская, или есть еще какие-нибудь вопросы? - спросил дедушка, с усиленным видом, погружаясь в свои бумаги.
  - Нет. Я пришла по поводу практики в Орре. Магистр Леонард просил подписать какие-то документы и уточнить некоторые общие вопросы, - выдала я истинную причину своего визита.
  - Что ж, давай сюда свои документы, - дедушка протянул мне руку, принимая документы.
  
  
  
  - Мне не нравится эта твоя практика в Орре, - начала наш разговор мама. Я удивленно замерла посреди коридора Университета.
  - Почему? - спросила я, хотя куда резоннее было бы спросить, почему мы не говорили две недели, а при встрече избегаем даже традиционных приветствий, сразу приступая к решению насущных проблем, из которых моя практика не есть самое большое зло. Орр наделен теми же проблемами, что и любой другой крупный город, а в мои обязанности будет входить парочка номинальных дежурств и наблюдением за действиями более опытных магов. В общем и целом, все те же наши дежурства по кладбищам и трущобам.
  - Просто нехорошее предчувствие, - ответила мама, даже не думая скрывать того, что лжет.
  - И что же ты чувствуешь? - я по своей привычке сразу же становилась в оборонительную позу, исключительно силу своего зловредного характера.
  - Анна, ты хотя бы раз в жизни можешь послушать свою мать. Не вступая в бесполезные дискуссии? - мама начинала злиться, что вполне предсказуемо. Я, вообще, имею такую привычку злить людей своим нехорошим характером.
  - Моя мать может хотя бы раз в жизни прямо ответить на вопрос, не апеллируя к моим дочерним чувствам и страху перед мифологическими монстрами? - спросила я.
  - Анна, ты думаешь, что твой дедушка будет всегда говорить тебе правду, и все не закончиться твоим очередным бесполезным бунтом? - мама снова решила перейти к тактике агрессивного запугивания. Могло бы сработать, если бы я не была столь горда двумя неделями абсолютно самостоятельно существования в квартире Лары.
  - Нет, но он и не будет вечно играть в игры, в которых сам окончательно запутался. Ты же не будешь отрицать того факта, что не в силах выбраться из своей лжи? - спросила я, холодно приподняв бровь. Кажется, я начинаю перенимать дедушкины жесты. Или дух моего прадедушки все же прав, и я не настолько отличаюсь от своих родственников, как мне самой кажется.
  - Ты ошибаешься, Анна Лотенийская. Но пусть не будет слишком поздно, когда ты это поймешь, - произнесла мама с невиданной патетикой.
  - Неумение признавать собственные ошибки - это наша черта, так что не стоит питать ложных надежд. Кроме того, я опаздываю. У меня телепорт через полчаса, - ответила я, медленно разворачиваясь на каблуках и удаляясь в указанном направлении.
  
  
  
  Впервые я была довольна распределением на практику. Мой любимый город Орр, где у меня есть друзья, знакомые, дальние родственники и шикарная дедушкина квартира в моем полном распоряжении. Кроме того, в Орре полным-полно мест, где я могу демонстрировать два чемодана своей одежды без недоуменных взглядов и выразительных покручиваний пальцем у виска.
  В специализированном центре боевой магии я быстро и без проволочек получила временный пропуск, расписание работы отряда, к которому я была приставлена, с радостью обнаружила, что у меня есть целых два дня отдыха. Проблем не возникло и с библиотекой Оррского Университета, где я должна была уточнить некоторые мелочи по теме моей дипломной работы, почитать периодическую прессу и провести обширный анализ магии кочевников в трудах современников.
  В дедушкиной квартире я полтора часа безжалостно эксплуатировала телефон, обсуждая с Ларой все подробности ее отдыха (в смысле практики). Потом я бессовестно завалилась спать до полудня следующего дня, когда и отправилась в библиотеку. Там я добросовестно трудилась целый день, открыв для себя немало нового из истории государства кочевников, их магии и религии. А на следующее утро начались мои трудовые будни.
  На первое дежурство я оделась просто и со вкусом. Прямые синие джинсы, теплый белый свитер под горло, удобная темная куртка (чтобы пятна не были видны), высокие сапоги на плоской подошве и бездонная сумка. Со мной чинно поздоровались, показали оборудование, объяснили специфику работы и вернулись к своим делам.
  Я тоже не стала напрашиваться на задушевные беседы или утруждать себя поиском новых друзей, решив посвятить себя проблемам грядущей дипломной работы. Нагло приватизировав диван, я достала из сумки толстый том "Магии малых народов Аллора", свои листы с пометками и приступила к работе. Правда, долго моим милым занятиям не дано было продлиться.
  Где-то через час на пункт поступил звонок, в котором сообщили дежурному магу о каком-то подозрительном упыре. Я сдержала вопрос, о том, где встречаются неподозрительные упыри и какие различия между первыми и вторыми. Не надо шокировать местных магов моим чувством юмора и неординарными способами борьбы с нежитью.
  В напарники-наставники мне достался невероятно болтливый маг по имени Орик. Он был лет на десять-двенадцать старше меня с морковного цвета волосами, очень давно не стриженными, россыпью веснушек по всему лицу и походил на боевого мага, еще меньше, чем я. За те неполные пятнадцать минут, что мы ехали к упырю, я узнала историю всей его жизни, начиная с освоения горшка. Я была готова уже запустить в него, если не пульсаром, то "Магией малых народов Аллора" уж точно. Высадили нас не в самом благоприятном районе напротив помойки. Да, уж лучше кладбище, обычно упыри предпочитают именно кладбища...
  - Ты, нежити и не видела за свою жизнь, - добродушно констатировал Орик.
  - Видела, - односложно ответила я, с печалью отметив, что с нетерпением жду появления упыря. Может быть, хотя бы он заставить словесный фонтан магистра Орика прекратить извержение.
  - Да, где ты ее могла видеть, - добродушно настаивал на своем мой собеседник. Нет, конечно, программа обучения боевых магов меняется где-то раз в пять-десять лет, но не до такой же степени, чтобы за полгода до окончания Университета ни разу не встречать нежити.
  - Хватает мест, - односложно ответила я. Интересно, он забыл про поисковый контур, или у них специализированные методы поиска упырей?
  - Знаю я эти места. Покажут издали кикимору или стригу. И вот она - практика боевого мага, а потом гибнете сразу же, - Орик начал пространно рассуждать о системе образования магов. Уж лучше бы так и было, эльрийские вурдалаки и реликтовые некроманты, целее бы остались.
  - Вот у вас и будет возможность показать мне уничтожение упыря, - зло процедила я сквозь зубы.
  - Это... да, конечно. Просто, их уничтожение - процесс сложный, требующий много усилий, - начал магистр речь, должную превратиться в небольшую лекцию, сводящуюся к тому, что он - ни разу не видел упыря. Мои нервы этого определенно не выдержат...
  - Эй, упыри! - я выскочила на освещаемый пятачок улицы, навесив на себя специализированное заклинание-манок. Орик испуганно прижался к стене.
  - Ненормальная, быстро назад! - спустя две минуты магистр пришел в себя и попытался оттащить меня в тень, но я с невиданным упорством решила сражаться за встречу с упырем. После десяти минут борьбы, я была просто поражена масштабами собственного знакомства с языком троллей.
  - Нет здесь ни каких упырей, - ответила я, когда на наши крики стали выглядывать жители ближайших домов.
  - Есть, - лицо Орика неожиданно побледнело, а интонация стала подозрительно испуганной.
  Отреагировала я вполне естественно. Для себя. То есть пронзительно завизжала (даже у меня уши заложило, не говоря уже о случайных свидетелях моего экспромта) и пустила ветвистую цепочку молний. Почему-то упырь ответил мне силовой волной, откинувшей меня к противоположной стенке.
  - Она ненормальная? - вежливо поинтересовался упырь у Орика, окончательно поселив в моей душе сомнения в своей принадлежности к доблестным рядам нежити. Следом упырь вышел из-за стены, превратившись сразу в двух магов. Один лет тридцати пяти-сорока в дымящейся куртке (узнаю свою работу), другой чуть помладше лет двадцати пяти. Из-за угла испуганно выглядывала светловолосая девушка с боевым пульсаром наготове.
  - Нет. Просто магистр Орик дал мне понять, что вы - упырь, - ответила я, мстительно сделав лед более скользким.Пусть только Орик сделает шаг навстречу...
  - Это было проверкой твоей реакции на настоящего упыря, - робко ответил Орик, опасаясь реакции этой троицы на его шутку юмора.
  - А, если бы я от испуга, использовала кольцо Сансары или огненный Смерч? - невинно моргнув глазками поинтересовалась я. Три магистра дружно сделали шаг назад. Тоже мне приколисты. Я им сейчас в подробностях расскажу, как обычно нежить уничтожаю...
  - Да, ладно вам. Уильям же рассказывал, что все девицы с его факультета ничего серьезнее пульсара создать не могут, а от одного упоминания о нежити в обморок падают, - неуверенно покосился на серьезные лица коллег Орик. Ну, все, юморист, ты напросился на неприятности, а Ненаглядный Сноб получит свою порцию моей признательности...
  - Неужели, - я коварно улыбнулась, из чистой вредности создав Искристую Сферу - сложное заклинание чистой энергии, ужасно разрушительное и требующее квалификации магистра третьей степени для легализованного применения. А удерживать это заклинание сложнее, чем мне представлялось, как бы это не закончилось также, как с заклинанием драконьего пламени и выгоревшей оранжереей.
  - Т-только пульсары, - повторил тот, кто сомневался в моем душевном здоровье. Тип в дымящейся куртке спешно ретировался за мусорный контейнер, девушка с пульсаром окончательно скрылась из поля моего зрения.
  - Кто же знал, что она такая, - опасливо заметил Орик, напротив которого я и стояла с Искристой Сферой, готовой в любую секунду сорваться в полет по непредсказуемой траектории.
  - Упырь! - крик беловолосой девушки за стеной, заставил меня потерять недавно обретенный контроль над заклинанием. Сфера триумфально рванула вперед по не предугадываемому маршруту, вторично подпалив чью-то куртку, заставив Орика нырнуть в мусорный бак, меня позорно растянуться на льду, в конце концов триумфально настигнув мелкую стригу, несомненно почтенную таким триумфальным уничтожением.
  - Это был не упырь, - печально констатировала я. Жаль столь эффектного заклинания и сил, растраченных впустую.
  - Это была совсем новая куртка, - с еще большим надрывом произнесла жертва моих молний и сфер, все еще дымящаяся и недоброжелательная...
  
  
  
  Дальнейшее знакомство было продолжено уже непосредственно в Центре боевой магии, где я узнала, что уверенность в скудности моих способностей была внушена драгоценнейшим и обожаемым Снобом по имени Уильям Дивополис и заочно подтверждена полнейшим отсутствием практических навыков у Эмили. В процессе знакомства я убедилась в том, что шутники в общем и целом вполне адекватные люди, наделенные специфическим чувством юмора для боевых магов.
  Тот, куртка которого дважды пострадала от моих заклинаний, был формальным начальником этой разноцветной группы (печальная тенденция намечается в моей жизни, что Тревеса при первой встрече опалила огненной дугой, что Докис, а теперь к списку пострадавших добавился новый начальник). Звали его Элигором, он был лет на десять старше меня, окончил Аллорский Государственный Университет Магии ,Чародейства и Колдовства имени Анны Аллорской. Мы мило поделились воспоминаниями о магистре Ходячей Смерти, магистре Марсилии, тогда еще аспирантке Лионе, не познавшей прелести вурдалаков, и о незабвенной заведующей кафедрой телепатии, то бишь моей маман. Еще из характерных черт Элигора можно было выделить принадлежность к эльфийской расе по отцовской линии, правда гены светлейших, мудрейших и т.д. перешли в рецессивную ветвь, внешне не выдавая своего наличия.
  Второго парня, который больше всех высказывал сомнения по поводу моего душевного равновесия, звали Меносом. Он вызывал ассоциации с одним смутно знакомым мне демоном, дружил с моим "любимым" Уильямом, и потому вызывал исключительно неприязненные ощущения. Окончил он кафедру боевой магии Оррского Университета, был на пять лет старше меня и являлся лучшим другом морковного Орика. Только последний учился в Ломри, в колледже магии.
  Девушка, прятавшаяся в далеком переулке, была прошлогодней выпускницей Оррского Университета, еще довольно робкой и неопытной в общении с нежитью. Ее звали Лиона (имя вызывало печальные ассоциации с вурдалачьими), и ее практически не было слышно и видно в процессе бурных сравнений по поводу общих знакомых среди магистров, моих методов уничтожения стриг и чьих-то милых розыгрышей. Еще у меня сложилось ощущение, что она меня почему-то боится.
  
  
  В теплую квартиру я вернулась далеко за полночь. В это первое дежурство больше ничего примечательного не случилось. Три вызова для изгнания мелких бесов, два из которых были ложной тревогой и закончились лишь экзорцизмами мышей и крыс. Третий вызов с настоящим удивительно наглым и настырным бесом основательно вымотал нервы, заставив гоняться за ним по всему микрорайону. И я до сих пор не уверена в том, что он не вернулся в тот же момент, когда мы уехали. В общем, домой я пришла усталая, голодная и злая как собака.
  Тот факт, что по какой-то неведомой причине был наложен запрет телепортаций, лифт был сломан, а подниматься мне пришлось аж на восьмой этаж, настроения мне не прибавил. Еще дурацкий замок открылся только с пятой попытки, заставив меня испытать серьезные сомнения по поводу того, не ошиблась ли я адресом.
  Едва распахнув дверь, я почувствовала чужое присутствие, этакую ненавязчивую магию незваного гостя. Мой поисковый импульс ничего не дал, но это не повод расслабляться. Есть 215 относительно не сложных способов замаскироваться от самой элементарной формы этого заклинания. Все еще не рискуя входить внутрь, я произнесла более сложное и энергоемкое заклинание поиска, должное показать присутствие живых существ в данном помещении. Опять пустота. Даже не знаю, радоваться мне или нет...
  Вообще, согласно обшепринятым правилам, я должна была оповестить охрану дома и мирно ждать в вестибюле, но я же практически боевой маг. Поэтому дальнейшие мои действия начали напоминать сцену из какого-нибудь пошлого боевика. На пределе нервов, с боевым пульсаром над одной рукой и щитовыми чарами в другой, подражая полицейским из бесконечных сериалов, я обследовала одну комнату за другой. Не хватало только криков "Сдавайтесь! Вы окружены! Сопротивление бесполезно! Я вооружена и очень опасна! (прежде всего, для себя самой, но кого это волнует)".
  Внезапно скрипнула оконная рама, что стоило этому окну стекла и половины рамы, зато я поняла, как нечто покинуло мою квартиру. В ту же секунду я оказалась у окна, практически наполовину свесившись с карниза. Высоты я никогда не боялась, да и падений тоже. Практика моих побегов на вечеринки навсегда избавила от подобных страхов. Заклинание ночного зрения и уловленный энергетический след показали что-то подозрительное на асфальте...
  Опять же согласно инструкциям, я должна проверить сохранность вещей в квартире, сообщить в соответствующие инстанции, а не заниматься преследованием, но когда я следовала правилам и инструкциям? По этой причине я решила перенести аллорскую практику побегов из дома на землю Орра. Прыжок получился красивый и изящный, даже фаза свободного полета прошла без эксцессов и случайных воплей обиженной баньши, а заклинание левитации в чистом виде всегда было одним из моих любимых.
  Напротив меня стояло существо, напоминающего крупную собаку, может быть волка. И я бы с легкостью приняла его за местного жителя, если бы не странная аура и энергетический след, ведущий в мою квартиру. Мой воришка (или кто он там был) определенно не ожидал, что его полеты будут повторять, потому долго смотрел на меня удивленным взглядом. Мое заклинание и его бегство вырвались в один момент, в результате чего никто из нас не добился преследуемых целей. Он не успел нырнуть в облюбованный переулок, а я не смогла временно (до установления квалификации) парализовать его.
  Мой воришка, однако, продолжил бегство, а я - преследование. Погоня была красочной (я три раза поскользнулась на льду, четыре раза пострадала от собственных пульсаров, пущенных вслепую и отрикошетивших от узких стен переулка), но я не добилась никаких результатов, едва не врезавшись в массивную каменную стену, закрывающую дальнейший путь для бегства. Мой воришка каким-то странным образом сумел испариться. Я даже пять раз проверила стенку на наличие потайных ходов, но удостоилась только снисходительного карканья вороны, сидящей на ближайшем фонаре. Предъявлять какие-либо претензии птице было бессмысленно, равно как и продолжать мерзнуть на не шуточном морозе (из окна я легкомысленно выпрыгнула без верхней одежды).
  Возмездие настигло меня под утро, больным горлом, насморком и высокой температурой. Два дня я усиленно страдала, переводя все найденные мною лекарства, зелья и снадобья, даже не пытаясь вникнуть в то, для чего они предназначены. Можно списать это на лихорадочный бред. В результате температуру я сбила, вернув себе способность мыслить более или менее адекватно, но я покрылась странной зеленой сыпью, от которой я избавилась путем дальнейших манипуляций с баночками, но обзавелась аллергией на большой и вонючий цветок в деревянной кадке. Несчастное растение я безжалостно выставила на балкон, снабдилась в аптеке противоаллергическими таблетками и завалилась спать до следующего моего дежурства.
  
  
  
  Обычно я не выходила из дома без тщательно уложенных волос, легкого макияжа и не менее тщательно подобранного комплекта одежды, всегда отдавая предпочтение стилю, а не удобству. Сегодня я изменила своей привычке, одев в произвольном порядке первое выпавшее из шкафа, зачесав волосы в неаккуратный хвост, и даже не замазав красный нос тональным кремом. Температуру я сбила, но общее самочувствие по-прежнему оставляло желать лучшего. Можно было бы, конечно, наплевать на все и сообщить о собственном плачевном состоянии, но я прямо-таки прониклась маниакальной идеей найти этого воришку, а в Центре боевой магии есть специальная база данных, содержащая энергетические отпечатки, оставляемые различными существами. Ждать целую неделю у меня определенно не хватило бы сил.
  - Что с тобой случилось? - поинтересовалась Лиона, когда мое чихание и сморкание уже не могло не привлекать всеобщего внимания.
  - Простудилась, - ответила я, не вдаваясь в подробности и не слишком отвлекаясь от просмотра базы данных в компьютере.
  - Может быть, тебе лучше было остаться дома? - с участием продолжила девушка. Мне показалось или в ее тоне было что-то странное, будто бы она инстинктивно боялась того, что я могу найти. У меня всегда на больную голову обостряется эмпатически-телепатическое восприятие, практически приближаясь к уровню сестры, только обычно мое общее самочувствие настолько плачевно, что мне эгоистично нет никакого дела до проблем других.
  - Лекарство уже действует, плюс я немного поколдовала и уже поговорила с Элигором, чтобы сегодня я никуда не выезжала, - ответила я, в очередной раз чихнув. На самом деле становилось лучше, не знаю ли от противопростудного чая из аптеки или из-за заклинания, которое я нашла в большом справочнике целителя...
  - Что ты ищешь? - спросила Лиона, подозрительно посмотрев на введенный в поле образца энергетический след. Для справки, программа эта работала по принципу сравнения - вводишь образец при помощи специальных знаков и небольшого колдовства, и ждешь пока найдется похожий результат.
  - Немного экспериментирую с направленностью магии моей курсовой работы, Элигор разрешил, - ответила я не совсем правду и не совсем ложь. На самом деле магистр Самуил, курировавший меня, дал мне задание набросать примерные схемы, связанные в широком смысле с магией кочевников и магией смерти в более узком восприятии. И в самостоятельных попытках распознать энергетический след моего незваного гостя, я обнаружила характерные следы этой самой магии смерти, наряду с типичными чертами вурдалачьих, но в дальнейшем возникли затруднения.
  - Почему именно энергетические следы? - спросила Лиона, сильно нервничая.
  - Потому что мы - ленивые идиоты, которые привыкли искать легкие ошибочные пути, тогда, как истина лежит перед нами, только нам не хватает ума ее увидеть, - ответил вместо меня Элигор, цитируя магистра Самуила.
  - И потому что энергетический след невозможно ни стереть, ни подделать, и он несет всю информацию о своем обладателе, даже ту, которую он сам не знает. Но мы все упрощаем, прибегая к магическому зрению, которое не столь совершенно, и которое так легко обмануть, - продолжила я цитату старого магистра.
  - И что вы видите в этой ерунде? - поинтересовался Менос, отложив в сторону новый выпуск "Боевой магии сегодня", кажется, это был специальный выпуск, посвященный пятисотлетию какого-то ужасающего некроманта.
  - Я - ничего. Это удел теории магии, за который мне поставили три из жалости, - честно признался в своей беспомощности Элигор. А кто-то уверял меня в том, что все в ком есть, хотя бы капля эльфийской крови не могут не знать чего-либо, когда-либо ими пройденного... - Я даже, когда Ходячая Смерть нависал надо мной, ничего толком сказать не мог.
  - Что ты видишь? - спросил Менос уже у меня. Ой, ну зачем? В моей душе дремлет престарелый магистр теоретической магии, постоянно выливающий ушат непрошенных знаний, на бедные головы, прекрасно жившие и без этих знаний.
  - Характерные линии, связанные с вурдалачьими, но это не нежить. У них общий предок, какая-то смежная фаза между волком и вурдалаком, откуда это и пошло. Есть плетения магии смерти, более широко известной, как волшебство кочевников. Скорее всего искусственно созданная раса, обладающая задатками магических способностей, но не умеющая активно преобразовывать магию.Вероятно был создан либо в начале Классического Средневековья, либо в конце Темного Времени, когда не было ограничения на уровень используемой магии, - выдала я, сама удивляясь собственным способностям.
  - И зачем тебе поиск? - спросил Орик, который пытался что-то вычитать в забытом мной томе "Магии малых народов Аллора".
  - Чтобы сравнить мои выводы с реальным результатом. Вывести шкалу достоверности и представить все на оценку магистру Самуилу, - ответила я, делая пометки в своем отчете по практике.
  - Понятно, ты - юный гений боевой и теоретической магии, - сделал свои выводы Орик.
  - В таком случае, магистр Самуил из всех делает гениев, - ответила я, припоминая еще парочку эпохальных заданий Ходячей Смерти.
  - Но в твоих исключительных магических талантах сомневаться определенно не приходиться, - снова лениво оторвался от "Боевой магии сегодня" Менос.
  - Это еще почему? - спросила я, устав наблюдать за мерцанием монитора. Если первые три задания магистра Самуила отыскались в течение какого-то получаса, то на поиск моего незваного гостя ушло уже два.
  - Ты сгенерировала Искристую Сферу и целенаправленно уничтожила ей нежить, - пояснил свою позицию любитель сомнительного чтива (по-другому этот журнал после Эльрийских гор я не называю).
  - Ну, по-моему, в порядке вещей уметь генерировать заклинания, входящие в обязательный перечень умений магистров следующей степени. Кроме того, уничтожение нежити было безобразным, а Сферу я едва контролировала, - честно оценила я свой поступок. Если проводить сравнения, то мои феерические уничтожения нежити были более продуманными и безопасными, ведь перепутай я парочку векторов, или на секундочку утрать контроль, в лучшем случае начисто были бы уничтожены два здания того переулка, а о худших сценариях думать не хочется.
  - В порядке вещей генерировать Искристую Сферу за одну-две минуты, а не за пару секунд, - ровным тоном сообщил Элигор. На самом деле он несколько преувеличил. За пару секунд я изменила один элемент в матрице заклинания и активировала его, стандартная заготовка (не Искристой Сферы, но общей схемы подобного рода заклинаний) у меня была готова и наполнена энергией, в тот момент, когда я зашла в переулок.
  - Ты преувеличиваешь, кроме того студенты старших курсов намного быстрее генерируют любые заклинания, поскольку постоянно держат в уме стандартные матрицы, атакующих и щитовых чар, - пояснила я, пока меня незаслуженно не причислили к списку гениев.
  - Но все равно, ты прекрасно контролировала заклинание. В моем исполнении Искристая Сфера разнесла весь спортивный зал и выбила все стекла на первом этаже, - поделился воспоминаниями Элигор. Я удивилась, но не слишком. Если не удаляться в дебри теоретической магии, то в большинстве своем я колдовала согласно принципам телепатии, где контроль осуществлялся в несколько других областях построения матрицы, что сводилось к лучшей контролируемости результатов, но отнимало лишнее время, тогда как в боевой магии каждая секунда на счету.
  - Я слишком много думаю, создавая заклинания. Наш магистр боевой магии постоянно меня за это ругает, также как и за то, что меня вечно тянет на заклинания повышенного класса опасности и сложности выплетаемости, - честно призналась я в своих недостатках.
  - Твоя схема нашлась, - проинформировал Орик. Странно, как-то замерла Лиона, испуганно и настороженно. В позах остальных тоже была не нужная заинтересованность. Я перевела взгляд на монитор...
  - Волки Ветра. Дети магии кочевников, защитники и разведчики, имеющие звериную ипостась, связанную с некоей призрачностью и практической неуязвимостью, но на краткое время, - выборочно прочитала я. Может быть, имело смысл просочиться сквозь стену, столкнувшись с этим существом без звериной ипостаси...
  - Магистр Самуил стал более изобретательным, - произнес Элигор со странной напряженностью в голосе. Не знаю, какой демон дернул меня, чтобы я посмотрела на их энергетические следы.
  Не знаю, каких сил мне стоило сохранить невозмутимое лицо... Лиона была практически идентичной копией моего незваного гостя, за исключением пары линий, выражающих, вероятнее всего определенную генетическую мутацию. От Меноса разило просто демоническими корнями, а Элигор и Орик, были окутаны какими-то темными нитями, исходящими от него.
   - Думаю, что он до сих пор злиться на меня за парочку несчастных случаев на его лабораторных занятиях, - ответила я, изо всех сил стараясь не впадать в панику и придумать способ уйти, не вызывая подозрений.
  - Каких случаев? - спросила Лиона, нервно покосившись на своих коллег. Боги и демоны, во что я в очередной раз впуталась?
  - Много чего было. Но, сейчас нет сил рассказывать, честное слово, наверное, я должна была еще пару дней полежать дома, или это побочные эффекты моих попыток самоизлечения, - ответила я, благо особых талантов для изображения своего несчастного состояния не надо было. Я и так выглядела, не на много лучше умирающего зомби.
  - Между прочим, я говорил тебе это с самого начала, - ответил Орик. Я едва не отшатнулась от него. Подключилась то ли магия смерти, то ли мое больное воображение, то ли на самом деле температура поднялась, но я видела на месте его лица страшную демоническую харю, скалившую окровавленные клыки.
  - Я должна была послушаться мудрого совета, но желание поскорее отвязаться от заданий магистра Самуила всегда остается первостепенным, - ответила я, выдавив убитую улыбку.
  - Ладно, иди, только в этот раз возвращайся только в случае полного выздоровления, - ответил Элигор. Его лицо оставалось вполне человеческим, даже с благородными чертами эльфов, пронизанное еще какой-то экзотической магией, но скалящаяся демоническая харя все равно проскакивала в рисунке его ауры.
  - Спасибо, - ответила, чрезмерно поспешно бросившись к своей сумке и куртке. На Меноса и Лиону я старалась не смотреть, единожды включив это "суперзрение" я понятия не имела, как оно отключается. И еще в меньше степени я знала, что мне делать...
  - Постой, Анна, я спущусь с тобой, - обратилась ко мне Лиона. Я машинально обернулась. Что ж, демоническая харя зубами не щелкала, и за это спасибо. Но это не было поводом для дружбы навеки, тем более что причин не доверять Лионе было гораздо больше. Начать хотя бы с того, что она насквозь была пропитана магией смерти, но магом смерти не была. Не то, чтобы я когда-либо встречала магов смерти, но я совершено точно знала, как выглядят энергетические рисунки их ауры.
  - Хорошо, - сказала я. Я изо всех сил старалась идти спокойно и не паниковать. Как там говорит магистр Оральт: ровное дыхание и сердцебиение, ты - часть окружающей среды, ничем из нее не выделяющаяся, но в то же время в одно мгновение ты должна быть готова к нападению в любое мгновение. И колдовать не думаю, как боевой маг, в одно мгновение заклинание, самое простое и достаточно сильное...
  - Ты их увидела? - неожиданно спросила Лиона, едва не получив это самое простое и достаточно сильное заклинание в лоб. Чтобы там ни говорил магистр Оральт, а у меня никогда не получалось найти тонкую грань между полной медитацией и состоянием натянутой струны.
  - О чем ты? - осторожно спросила я, мысленно накидывая парочку простых заклинаний. Главное, не перенервничать.
  - Я видела твои глаза, когда ты смотрела на Орика и Элигора. Ты видела их истинные лица, - произнесла Лиона. Я опасливо посмотрела наверх. Лестница удобно скрывала всех возможных преследователей и подслушивателей.
  - А я видела твои глаза, когда ты увидела энергетический след, искомый мной. И еще твои энергетические следы практически точная копия того, кто не так давно незаконно проник в мою квартиру. Так почему я должна тебе доверять? - ответила я тихим и страшным голосом. Как только я оказалась в просторном вестибюле, уверенность в собственных силах вернулась.
  - Потому что я не одна из них, - ответила Лиона. Хотелось картинно закатить глаза и глубоко вздохнуть. Да, моя интуиция упрямо твердила, что я могу доверять пугливой выпускнице Оррского Университета, обычно я доверяла пресловутому шестому чувству, но всегда с оговоркой...
  - Но твои друзья-домушники заставляют сомневаться в твоих добрых намерениях, поэтому не надо лезть ко мне, потому что в следующий раз, я буду использовать полноценные заклинания боевой магии, а не глупые молнии, - ответила я, резко вырывая руку и направляясь домой с той лишь целью, чтобы больше никогда не появляться в этом проклятом месте.
  
  
  
  После семи часов копошения в дедушкиных энциклопедиях, интернете и конференции с Сетом я знала, с чем имею дело. И это знание не приносило мне ничего хорошего. Помниться, в прошлом году Сноб Уильям впутался в дела какой-то то ли секты, то ли тайного общества, я особо не вдавалась в подробности, но я определено влезла в одно из ядер этого ку-клукс-клана. Из достоверных источников (любимый прадедушка) я узнала пароль от дедушкиного ящика, и под его ником влезла в какие-то сверхсекретные архивы Академии Магистров (Сет оказывается тщательно скрывал таланты хакера).
  Итак, эта группировка называлась рыцарями Эльранского Солнечного Ордена, незапамятные времена решившая истребить всю магию кочевников, признанную в те самые времена первоочередным злом (в те времена много чего признавалось источником тьмы, начиная от вампиров и драконов и, заканчивая первыми проектами канализаций и книгами). Официально они отлавливали и убивали магов-кочевников, дабы "они не могли продолжать сеять семя зла, поклоняясь своим богам", на деле же сами практиковали темную магию, вытягивая из кочевников понемногу магию смерти. Формально это безобразие прекратилось где-то при дедушке королевича Орра, но принцесса Родогона и ее "добрые деяния", ознаменовали новую вспышку ненависти к кочевникам. Нет, с годами и веками все закономерно успокоилось, но периодически случались подобные эксцессы. Вообще, темная магия, особенно организованная в такие сообщества имеют дурацкую привычку постоянно тихо функционировать, изредка взрываясь громкими процессами. Во все времена маги хотят бессмертия и избыток сил, а магия смерти самое то, что может это предложить.
  Остальные сутки я сидела, раздумывая над тем, что мне делать дальше и как жить. Назад я определенно не вернусь. Пожаловаться дедушке, маме? А кто мне даст гарантию, что они сами не в этой секте (да иногда меня тянет на масштабные теории заговора или это пагубное влияние духа прадедушки и Сета Дигори?). Однако прятаться, поджав хвост, противоречило невесть откуда взявшемуся чувству профессиональной гордости. Впрочем, бежать сражаться со "злом" в любом обличии я тоже не собиралась. Для начала я решила разобраться с личностями моих оппонентов.
  Опять-таки благодаря хакерскому таланту Сета, я знала о том, кто они такие, где живут, с кем общаются, и имела общую схему членов данной секты. Поражали масштабы их деятельности, и даже практически всемогущий дедушка не казался мне панацеей. Самое время поджать хвост и трусливо бежать. Но, ради всех богов, каково же Лионе, с ее магией кочевников, и насколько слепы и самоуверенны эти сектанты...
  Итак, на восьмом часу бессонной ночи и печальных отголосков простуды в дверь раздался звонок. Я с ужасом подхватилась на ноги, медленно осознавая, что Сет еще не успел бы приехать, не смотря на свои клятвы, что он должен быть рядом со мной при уничтожении данной секты. Дедушка не должен был приезжать сюда. Первая и единственная здравая мысль говорила о магах, занимающихся защитными системами виртуального мира, заинтересовавшимися первыми моими опытами воровства на ниве информации. Ладно, перед дедушкой я как-нибудь отчитаюсь...
  - Кто там? - обреченным тоном поинтересовалась я, даже не заглядывая в глазок.
  - Это Менос. Я решил навестить тебя, - послышалось за дверью. Хорошо, что на металл наложено несколько слоев заклинаний, не позволяющих не видеть, не слышать хозяев квартиры. Потому что на лице моем было написано выражение вселенского ужаса, и я точно знала, что никого не могу впустить внутрь - вся квартира была усеяна распечатками и рукописными схемами, описывающими деятельность Эльранского Солнечного Ордена. Уж лучше бы это на самом деле были представители силовых структур.
  - Подожди немного, я оденусь, - ответила я, едва скрывая панику в своем голосе. Ладно, я два часа читала дедушкину энциклопедию демонологии, и успела немного попрактиковаться в заклинаниях начального уровня демонологии. У меня неплохо получалось даже два-три из среднего уровня, дверь на балкон тому свидетель. Глубокий вдох и я вышла в коридор гораздо раньше, чем можно было заметить что-либо в моей квартире.
  - Может быть, разрешишь войти? - удивленный моим поведением и еще больше растрепанным внешним видом, спросил Менос. Странно, ничего вроде бы необычного в нем, привлекательный такой парень с милой улыбкой, а стоит подключить магию смерти, как видишь ужасающую демоническую маску, проступающую сквозь лицо... Впрочем, он не демон, кто-то из его родителей Демон, что не сильно меня успокаивало, однако.
  - Я не одна, - ответила я первое пришедшее мне на ум. Да, растрепанной, в растянутом свитере и старых джинсах, со следами клавиатуры и недосыпания на лице - самое то, чтобы принимать гостей.
  - Извини. Я пытался позвонить, но телефон не отвечал, - ответил Менос, начиная подозревать что-то не ладное. Честное слово, еще чуть-чуть и материализую Сета или дедушку...
  - Я его разбила случайно, а купить новый не было времени, - даже не солгала я, потому и говорила с таким облегчением. Старый телефон пострадал от моей же неловкости и нервозности, еще во время отлова загадочных гостей в моем доме.
  - Может быть, все-таки твои гости не будут возражать против моего визита? - пытался Менос очаровательно улыбаться, протягивая мне пакет с какими-то фруктами, кажется, апельсинами.
  - Не думаю. Мой жених очень ревнивый, - выдала я первую пришедшую в голову теорию.
  - Уверен, что он не будет возражать, - Менос провел рукой около моего лица, творя какую-то магию. Я не успела понять, потому что его с силой отшвырнуло в другую сторону, а потом уже почувствовала, как накалилось простенькое серебряное колечко, которое я до сих пор носила на шее...
  
  
  
  
  
  
  
  - И что мы будем с ним делать? - спросил Сет Дигори, разглядывая наполовину демона, прикованного архаичными кандалами (я была в шоке от содержимого кладовки моего дедушки) в ванной, которую я временно превратила в нехилый арт-проект, разрисовав весь кафель всеми возможными сдерживающими заклинаниями из дедушкиных книжек.
  - Не знаю, - истерично пожала я плечами. Сказать честно, я понятия не имела, зачем затащила обездвиженное тело Меноса в квартиру, вместо того, чтобы с вещами бежать в Аллор и спасться у мамы или дедушки.
  - Чем ты его огрела, что он вторые сутки без сознания? - поинтересовался мой друг. Он приехал на следующее утро после визита Меноса, застал меня в состоянии взбесившегося художника, прерывающегося на истеричные всхлипывания. Потом меня насильно отправили во вторую душевую (которая для гостей), накормили и уложили спать. На данный момент мы успели лишь поделиться последними новостями, не рассуждая о плане действий.
  - Это не я, - честно призналась я, нащупав цепочку на шее. И в ответ на вопросительный взгляд Сета, показала кольцо. - Это подарок, одного друга из Вирито-дорато.
  - Интересно, Первая Половина Первой Эры, высшая магия создания, печать божества, - быстро выдал список мой друг, повергая меня в еще больший шок. Ну, еще, вызывая немой вопрос: КАК Я МОГЛА ЭТО ПРОГЛЯДЕТЬ? - Лотенийская, где ты находишь таких друзей, и почему я с ними до сих пор не знаком?
  - Этот человек погиб. И я не хочу о нем говорить, - резковато произнесла я.
  - Ладно, но поблагодари его. Чтобы твой приятель Менос не задумал, от его действий тебя спасло именно это колечко Элдарителиуса, - бросил Сет.
  - Кого? - уточнила я. Имя выглядело знакомым, но, хоть убей, не вспомню откуда.
  - Лотенийская, ты убиваешь мой мозг. Элдарителиус - верховное божество кочевников. Ветры, песни, смерть, жизнь, - объяснял мне Сет, словно дитю неразумному.
  - Дигори, заткнись. Я три дня практически не спала, а до этого безуспешно боролась с простудой, - опять резковато ответила я.
  - Ладно, что нам с ним делать? - Сет снова указал на Меноса в кандалах. Да, шуток о забавах моего деда избежать не удалось, тем более, что в пару к кандалам нашлась поеденная молью черная мантия, черная маска, сплошь и рядом состоящая из перьев, какой-то ржавый кубок с поддельными рубинами (ну не стал бы мой дед драгоценные камни хранить в кладовке в куче пыли?), длинный черный хлыст и изящный, явно ритуальный кинжал.
  - Самое разумное, позвонить моему деду или маме и передать его и все вопросы, связанные с их сектой взрослым и умным магам, которые специально этим занимаются, - попыталась я быть рассудительной.
  - Ты уверена, что твой дед сам не промышляет тайными культами? -Сет для наглядности почему-то вырядился в эту мантию, на лоб натянул маску и в руке поигрывал кинжалом.
  - Промышлял, но не этим. Я прадеда расспросила с пристрастием, когда Меноса в дом втащила и нашла эти сокровища. Можно сказать он был противоборцем Эльранского Солнечного Ордена, его секта пыталась оживить поддельные драконьи яйца бережно хранимые лет триста-четыреста. Кажется, эта мантия почетной наседки, - не преминула я съязвить.
  - А яйца точно были поддельными? - со вздохом уточнил Дигори.
  - Да. Прадед даже называл имя шарлатана их продавшего. Да, и вообще, мой дед, конечно, тот еще овощ, и я уверена, что есть еще несколько тайных обществ Архимагов, в которых он состоит, но он не больной на всю голову идиот, чтобы связываться с демонами.
  - С одним из них вы сейчас общаетесь, - прошипел Менос, приходивший в себя, и даже не думающий скрывать демоническое обличие за человеческими чертами. То есть он был демоном лишь наполовину, но и представленного на наш суд обаяния, хватило бы на два подгузника.
  - Для начала, ты - не демон, - пояснил Сет, пока я пыталась что-то сообразить.
  - Молчи, шут, - прорычал он. Нет, на самом деле, не так уж и страшно. Мейнос, демон молний, которого я случайно оживила в замке Гаристидиса, был страшнее, а он демон младший лиги, дошкольной подгруппы. Что-то вроде тупого солдата.
  - Лотенийская, можно я его немного попытаю замечательным заклинанием из замечательной книжечки твоего прадедушки, которую мы нашли на третьей полке за мантией главной наседки? - спросил Сет. Да, мы нашли еще один дневник моего прадедушки, не предназначенный для чужих глаз, только написано все было столь закорючистым подчерком и с таким количеством шифров, что даже мне было не разобрать. Но, видимо, Сет именно этим и занимался, пока я отсыпалась..
  - Дигори, мы не практикуем средневековые пытки, даже на демонах. И я не собираюсь оттирать его внутренности от потолка, - самым серьезным тоном ответила я. Конечно, содержание дневника оставалось загадкой, но зная моего прадедушку...
  - Не гуманная ты волшебница, Анна Лотенийская. И слишком однообразно размышляешь о своем прадедушке. Между прочим, до того как стать безумным черным магом, он был добропорядочным светлым, участвующим в допросах демонов. И, поскольку, гениальность передается в твоей семье по наследству, он был изобретателем одного очень интересного заклинания, заставляющего отвечать тварь на твои вопросы, - пространно объяснил Сет. Я и "тварь" смотрели одинаково озадаченно.
  - Ну, если ничего отскребать от стен и потолка не надо и пыток не будет, тогда, что твоей душе угодно, Сет Дигори, - широким жестом разрешила я.
  -А-А-А! - раздался дикий крик демона, как только Сет пошевелил пальцами.
  - Ты же обещал, без пыток! - запаниковала я. Не то, чтобы мне было жалко Меноса, тем более, что я успела узнать, что он убивал и пытал где-то полсотни невинных (спасибо магии смерти и моим кошмарам), но в квартире-то нет, звукоизоляции, а мне и так уже пришлось объяснять соседям, почему регулярно падают стулья и бьются стекла.
  - А я ничего не делал, - не меньше меня испугался Сет.
  - Идиоты, - утробно засмеялся демон. И тут до нас дошло одновременно.
  - Лотенийская, каким образом у твоего дедушки завалялись кандалы, удерживающие демонов? - первым спросил Сет. Я не знала ответов.
  - Дигори, давай свое заклинание, пока мое терпение не кончилось, - резковато ответила я. А с дедушкой я еще поговорю, предварительно просветившись у духа одного вредного некроманта, который обожает выдавать темные тайны чужого прошлого.
  
  
  
  Итак, двухчасовая беседа с Меносом привела к тому, что надо было спасать Лиону и ее семью, и опять-таки благодаря мне. До светлого дня, когда мне приспичило разъяснять тонкости и нюансы энергетических следов, эта гоп-компания даже не обращала внимания на Лиону, этакий стажер, до смешного трусливый к тому же. Но после моих речей об истинном виде, Орик ради прикола начал всех рассматривать с точки зрения энергетических следов, и обнаружил в Лионе наследницу магии кочевников. И их изначальный план привлечь меня в адепты своей секты (а чем не ценный экземпляр - внучка Верховного главы верховного совета архимагов). В общем, пока Менос меня соблазнял (а я-то все гадала, зачем он пришел в гости), Элигор и Орик готовили коварный план уничтожения Лионы и ее семьи.
  Сет остался дома, сторожить Меноса и проводить археологические раскопки в кладовке. Надо сказать деду, что это не очень удачное хранилище для ценнейших артефактов и просто странных вещей. Лично я бы на месте его домработницы, убирающейся раз в три дня, давно бы выкинула этот хлам. Я шла домой к Лионе, чтобы предупредить ее. Вроде бы сектанты не собирались выступать до возвращения Меноса с опасной миссии.
  Я надела теплую куртку из прочного материала, не стесняющую движений, короткие сапоги, темные джинсы и свитер, вся обвешалась амулетами и накопителями энергии. И теперь я шла по улицам, вслушиваясь в ровное пение древней магии. Обычно Орр успокаивал меня, так и было, пока я не дошла до переулка, где скрывался домик Лионы. Опасность и сильная магия ударили по всем моим ощущениям, заставив перейти на бег. Я остановилась только у маленького белого домика с бордовой дверью, из-за которой раздавался звериный рык и шум заклинаний. Ладно, Лотенийская, ты не боялась подпустить ротара на расстояние вытянутой руки, что тебе какие-то сектанты...
  С подобными мыслями я шагнула вперед, ожидая увидеть что угодно. Дом был буквально объят пожаром. В одном углу, истекала кровью рыжая волчица с поразительно человеческими глазами. Седовласый старик, отчаянно метался из стороны в сторону, выдирал волосы, плакал нечеловеческим голосом. В другом углу отчаянно рычал молоденький волчонок, тот самый, который проникал в мой дом, он отчаянно храбрился, но сам был едва жив от страха. В следующем углу Лиона, с мрачной решимостью на лице, растрепанная, вся в подтеках крови. И на них наступала пятерка магов, среди которых были Орик и Элигор, остальных я не знала, но безоговорочно вычислила, что потомков демонов здесь нет.
  - Мы никого не трогали! - в голосе Лионы звучал просто звериный ужас, но стоять она будет до последнего вздоха. На лицах магов не дрогнул ни один мускул.
  Я никогда не думаю, ввязываясь в очередные авантюры, вот и сейчас, повинуясь одному лишь слепому желанию защищать слабых и обиженных, я резко выкинула пальцы вперед, а паркетный пол вздыбили молнии, отгораживающие кочевников и от огня и от их преследователей. Это уже потом мне на ум пришел вопрос, кто защитит меня от пятерых магов, более опытных и сильных, чем я. И чтобы там Сет не говорил про чудесные свойства колечка Тэмина, было глупо надеяться на помощь высших сил.
  - Чтобы ты не задумала, девочка, уходи, - мирно пояснил Элигор, поигрывая каким-то заклинанием. Ладно, у него не такой уж и высокий уровень способностей и гибкость резерва. Но он может преподнести множество неприятных сюрпризов, не даром его наставником в боевой магии был магистр Меркантос, скользкий тип, победами которого пугали всю кафедру боевой магии.
  - Я не позволю Вам, их убить, - ответила я, понимая, что начинаю паниковать. С одной стороны надо успокоиться и правильно оценить всех соперников, с другой стороны - нет более страшного оружия, чем я, охваченная паникой и ужасом.
  - Это не твоя война, девочка, - повторил Элигор, пристально глядя мне в глаза, словно пытаясь что-то мне сказать.
  - Хватит! Девчонка хочет умереть с тварями - устроим ей это! - зло прорычал один из неизвестных мне магов. Все-таки я промахнулась, есть среди них потомки демонов, только демонического в них настолько мало, что без лупы не разглядишь. А вот Орик и длинноносый маг в мешковатой куртке стопроцентные люди, причем туповатое оружие, натасканное только на заклинания нападения.
  - Лерс, девчонка - внучка главы Совета Архимагов, и думаешь в случае ее смерти Старик продолжит сквозь пальцы смотреть на наши деяния? - почему-то Элигор отчаянно пытался защитить мою жизнь. Не уж то, верил, то я вступлю в их секту.
  - Но, она не уйдет, - мягким вкрадчивым шепотом заметил второй маг с кровью демона. Определенно его предок один из верхушки. Он - самый опасный соперник.
  - Анна, это не твоя битва, - мягко произнес Элигор.
  - Но они не в состоянии за себя постоять, - мягко ответила я, запуская сложное плетение чего-то вроде Кольца Сансары, но с более сложным телепатическим уклоном.
  Оно, проникая по энергетическим линиям пола начисто сжигало все защитные щиты, и практически вырубало не слишком компетентных магов. Как я и предполагала Орик и длинноносый маг пали первыми жертвами. Того, что Элигор назвал Лерсом, тоже порядком задело, но прийти в себя - дело пары секунд. Элигор и второй успели отгородиться специализированным щитом. Теперь, мы рассматривали друг друга, обвесившись щитовыми чарами, кочевники тем временем медленно собирались в один угол. Не знаю о чем думали мои соперники, но лично я молила мою магию смерти выкинуть какой-нибудь фокус, потому что ни моей фантазии, ни резерва ни хватит на вторую подобную заподлянку, а Лиона и ее семья слишком истощены, чтобы вступать в поединок.
  Молния ударила также внезапно, как мои зеркальные чары ее отразили. И тут началась безумная свистопляска. А мне когда-то казалось, что на ринге с настоящими боями настоящих боевых магов было страшно... Не думая ни секунды, я вспомнила свой старый трюк, и ни на что не надеясь, преобразовала свои щиты в огненную стену, запустив сквозь них тонкую стрелку телепатического заклинания.
  От моего огня, пожар в доме утих, а мой резерв практически опустошился. Времени подзарядить просто не хватит. Мои стрелки поразили всех соперников, но не всех должным образом, только один маг (Лерс) лежал без сознания. Элигор держался за правое плечо и определенно у него двоилось (если не троилось) в глазах, очевидно, удар прошел по касательной. Левая рука третьего мага повисла безжизненной плетью, но в остальном он был в полном порядке. В правой руке его горел милый такой огонечек, призванный меня уничтожить. И он, и я, прекрасно понимали, что сил на щитовые чары у меня не хватит, а наполнить резерв снова я не успею. Кроме того, парочка молний все-таки задела меня по касательной, вспышка адреналина, хоть и немного гасила боль, но не окончательно.
  - Ну, что ж, прощай, ведьма, - мягко улыбнулся он.
  И тут произошло то, что никто из нас не ожидал. Мальчишка-волчонок, про которого все благополучно забыли, одним прыжком бросился на мага-демона и разодрал его горло в мелкие клочья, практически сразу обернувшись в подростка, испуганными глазами, смотрящего на дело клыков своих, и отчаянно пытающегося рычать на потерявшего всякий фокус Элигора, пытающегося идти по прямой. Лиона склонилась над эффектной рыжеволосой женщиной с зияющей раной на животе. Старик продолжал ходить кругами, рыдая и выдирая волосы на голове. Я вспомнила про опустошенный резерв и жадно присосалась к своим ожерельям накопителям. Спустя десять минут и после произнесения диагностирующих и обезболивающих заклинаний (ничего сверхсерьезного, но ощущения неприятные), я, наконец-то вспомнила про Элигора.
  Он уже практически пришел в себя. Прежде, чем он успел что-либо предпринять, я уже распластала его на следующей стене специальным заклинанием, ударив остальных сектантов специальным телепатическим заклинанием, отключающим их сознание до приведения в действие, конт-заклинания, ой, как же потом болеть голова будет. Лиона приготовила боевой пульсар, в глазах ее горела ненависть, кажется, та рыжая женщина умерла. Мальчишка рыдал, а старик что-то бормотал на непонятном языке.
  - Лиона, не надо, - произнесла я, с трудом отрываясь от стеночки, к которой так удобно прислонилась.- Он не стоит того.
  - Он убил Мелодию, - сквозь слезы произнесла она.
  - Это сделал не я, - равнодушно заметил Элигор.
  - Все равно - ты убийца! - прокричала девчонка, запуская пульсар, разлетевшийся на тысячу маленьких фейерверков, после моего вмешательства.
  - Может быть, объяснишь ей, кто я такой, девочка? - обратился ко мне Элигор, догадавшись, что я поняла.
  - О чем он? - спросил мальчишка, подняв заплаканные глаза. Теперь все семейство, включая и полоумного старика, смотрели на меня.
  - Лиона, посмотри на него истинным зрением, - сказала я, снова прислонившись к стенке, и на этот раз отпустив заклинание, его сдерживающее. Сразу стало немного легче.
  - И? - спросила она, переключившись на магическое зрение.
  - Видишь золотую звезду, в которой подмигивает золотой лис? - спросила я, закрыв глаза и все еще тяжело дыша.
  - Да, - ответил недоумевающий голос Лионы.
  - Это знак секретной правительственной службы, занимающейся ликвидации темного колдовства. Он - внедренный агент, - ответила я. Боги и демоны, нельзя дать усталости победить. Для начала открыть глаза.
  - Но он пришел убивать! - возмутилась девушка.
  - Не убивать. Обезвредить вас, практически не принеся урона, а потом взять этих рыцарей с поличным, так сказать на месте жертвоприношения, естественно до жертв. Но Лерс слишком вспыльчив и жесток, кажется в нем есть капля крови демонов-убийц...
  - А как они не заметили Золотого Лиса? - задала я неуместный, но потревоживший мое сознание вопрос. Для того, чтобы заметить эту татуировку достаточно самого элементарного магического зрения, на которое мы умеем переключаться с самых ранних лет, фактически это первое заклинание, которому нас учат.
  - Защитные чары, - коротко бросил маг, подумаешь одним секретом больше. Я же все равно не успокоюсь, пока не узнаю это заклинание, а прадедушка и Сет, как оказалось - великая сила, перед которой нет места тайнам. - Кстати, где Менос?
  - В моей ванной, в кандалах, - ответила я, не задумавшись ни на секунду. Впрочем, во мне проснулась неведомая бодрость, заметив какими взглядами на меня смотрят, и в чем подозревают. - Он - мой пленник! И мы практически его пытали!
  - Кто это мы? - раздался до боли знакомый голос, и я медленно развернувшись, обратилась к дедушке (когда Элигор вызвал подмогу, или они все время в засаде сидели?)...
  
  
  
  - Итак, Анна Лотенийская, пока я не передал тебя на руки твоей матери, может быть, объяснишь, что делал в моей кладовке юнец с не иссякающим потоком проклятий, ругающийся именем моего отца на всех известных мне наречиях и грозящих уничтожить ценнейшие артефакты и превратить то недоразумение в ванной в полноценную кровожадную тварь, подчиняющееся лишь его воле, если ему не предоставят тебя живую и невредимую в качестве переговорщика? - довольно странной речью дед приветствовал меня во время своего визита в больницу. Я отчаянно сопротивлялась, но сонное заклинание сделало свое дело.
  - С Сетом все в порядке? - всерьез испугалась я за своего друга.
  - С Сетом все в порядке, как и с неизвестно откуда взявшимся мантихором, перебившим всю посуду в доме и опустошившим холодильник и самодовольными призраками моего отца и какого-то странного некроманта, чего не скажешь о двух моих телохранителях, заведующим вашей кафедрой, обвиненным в пособничестве сектантам, и моей репутации в глазах этих людей и всех соседей, - поведал мне печальную историю дедушка.
  - Он не специально, - ответила я.
  - Знаем, в конечном итоге эти два зловредных приведения, рассказали о том, что этот юноша, решил напиться водицы из Чаши Безумия из одной ему известной придури. Но свое наказание он понесет. Кто Вас обоих, вообще, просил лезть в эти игры с тайными обществами? - перешел дед на более спокойный тон.
  - Я не специально. Просто увидела, метки на Орике, Элигоре и Меносе, а когда последний пришел в гости, перепугалась и случайно его вырубила, - ответила я, практически не утаивая правды.
  - А в драку ты зачем влезла? - тяжело вздохнул дед. Он мог бы добавить про сорванную операцию, но она и так провалилась, как позднее выяснилось на допросе, тот, который был далеким потомком демона высшего уровня, раскусил Элигора и собирался его уничтожить, а потом и всех кочевников присоединить к силам его далекого предка. Так, что мне еще и благодарность должны выписать!
  - Боевой маг не стоит в стороне, когда силы тьмы обижают невинных, - наугад процитировала я строчку из древней клятвы.
  - Тоже мне боевой маг, - скептическим тоном заметил дедушка. Тревес вот также хмыкал сначала, а потом даже работу предлагал, правда, после того, как я немного повзрослею.
  - Между прочим, мне осталось всего лишь полгода доучиться, - обиженно надула я губы, вполне искренняя в этой самой обиде.
  - Успокойся, завтра за тобой приедет твоя мать. Официально ты будешь оканчивать практику в Аллоре, как и твой друг. Только нежить и злых магов вы будете видеть только на картинках, - мрачно пообещал дедушка. Что ж, сбылась моя мечта - тихая кабинетная работа и никакой опасности моей жизни, только почему-то я не радовалась.
  - А что рыцарям этого Ордена нужно от кочевников? - спросила я. Нет, в процессе изучения деятельности этой секты, я так не поняла, что именно они хотели от этих магов-кочевников.
  - И как ты думаешь? - спросил дед, жутко напоминая чей-то самодовольный призрак.
  - Вечная жизнь? - предположила я первое, что пришло на ум. Обычно жертвоприношения совершались чаще всего во имя этого самого пресловутого бессмертия.
  - Почему их называли кочевниками, даже, если у них было постоянное место жительства? - прибавил дедушка наводящих вопросов.
  - Стереотип, - снова тыкнула я пальцем в небо.
  - Анна Лотенийская, кажется, тема твоей курсовой работы связана с кочевниками и их магией, - дедушка начал говорить более строгим тоном. Тоже мне магистр Самуил на вольных хлебах. Я, между прочим, была ранена и лежала в больнице, чувствуя себя отвратительно прекрасно.
  - Маги кочевников могли путешествовать между миром живых и миром мертвых, но только в одно место, - выудила я что-то из своей памяти.
  - Они свободно путешествовали между мирами, не тратя колоссальных усилий, не нарушая линий магических потоков. Они соблюдали строгие правила, завещанные предками, до принцессы Родогоны, которая прыгала по сотне других миров, набирая армию для Предводителя, - существенно раздвинул рамки моего сознания дедушка. Любопытно, я тоже так могу?
  - Но такие сильные маги, как принцесса Родогона, рождаются раз в тысячи лет, а обычные жрецы кочевников едва ли способны принести в иной мир что-то, кроме себя, - завуалированно попыталась я найти ответ, на свой вопрос, за одно и для общего развития полезно.
  - Демоны достаточно сильны, чтобы найти иные способы, им просто нужно найти ключ к двери, - ответил дед, тоже не вдаваясь в подробности.
  - Но этот Орден существует многие века, и уничтожил множество кочевников, неужели все безрезультатно? - спросила я. Либо демоны настолько тупы, а сказки об их могуществе - просто ерунда, либо я чего-то не понимаю...
  - Орден Золотого Лиса существует гораздо дольше, и они чертовски хорошо выполняют свою работу, - ответила дедушка, породив в моем мозгу множество вопросов. Кажется, у меня появилась идея-фикс до конца каникул, по крайней мере, точно.
  - И неужели ни разу не было подлой диверсии? Засланный шпион? Подкуп действующих членов? - почему-то я всегда генерировала планы со стороны отрицательных персонажей, еще с детства. Может быть, потому что не верю в честную природу человеческого бытия, или готовлюсь к худшему.
  - Разговор окончен, Анна. Ты итак, слишком много знаешь, - коварно улыбнулся дедушка, а я почувствовала действие усыпляющего заклинания. Так коварно уходить от ответа на мои многочисленные вопросы, по крайней мере, не честно, не говоря уже о других менее радостных последствиях... И, вообще, я все равно все узнаю, даже, если мне придется влезть в настолько крупные неприятности, что меня не спасут даже все связи дедушки и мамы вместе взятые...
  - Дедушка? - неожиданно в моей душе проснулся один конкретный вопрос.
  - В чем дело? - спросил он. Я посмотрела на лицо деда магическим зрением, сквозь дымку магии смерти, так же, как когда заметила знак Лиса у Элигора. Что ж, я была права...
  - Мы на самом деле происходим из рода королевы Рийганы? - задала я самый простой из миллиона моих вопросов. В голове звучал голос сестры: Старший Уоррен - Золотой Дракон, средний Мельвиндр - Золотой Лев, младший Эдмонд - Золотой Лис. Он и был первым, и каждый сын присоединялся к отцу.
  - Не думал, что тебя интересует геральдика, - тоже оставил при себе истинные помыслы дед.
  - Отец был одним из предателей? - спросила я то, что осознала несколько мгновений назад.
  - Анна, не суди его, не зная всех мотивов. Чтобы он ни сделал, он никого не предал, - спокойно ответил дед. Генри Лотенийский, моего брата назвали в его чести, а его самого в честь какого-то самозабвенного рыцаря-идиота...
  - Я тоже? - мой голос звучал с печальной обреченностью.
  - Что ты тоже? - спросил дед.
  - Я тоже стану Золотым Лисом? - уточнила я свой вопрос.
  - Ты уже родилась Золотым Лисом, - дед загадочно улыбнулся, а сон окончательно и бесповоротно одержал победу над моим бедным рассудком.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"