Сороколетова Анна Валентиновна: другие произведения.

Часть 2: Печальные истории любви или Безжалостные Ветра Вирито-дорато

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Героиня вполне благополучна пережила свою первую практику на кафедре боевой магии, но впереди ее ждут новые приключения, ведь на горизонте маячит еще одно путешествие, да и дома дела идут не так гладко, как ей бы того хотелось...

  Печальные Истории Любви
  или
  Безжалостные Ветра Вирито-дорато.
  
  
  - Какой симпатичный! Кто это? - услышала я комментарий Лары, рассматривающей фотографии, привезенные из Эльрийских гор. О ком это она: о боевых магах или о вурдалаках... Вроде бы ни первые, ни вторые особой красотой не отличались (между ними вообще было поразительно мало различий, так, что можно даже перепутать при тусклом освещении. Один раз я так и перепутала)...
  - Это один знакомый, - ответила я, заметив Дэлиана на фото. Да, безумие, но всякий раз стоило вспомнить мне о вампире, как я вымученно начинала думать о погоде-природе, теории магии и начинала неуместно смущаться, давая повод для всякого рода преступных домыслов. А между нами и был-то всего лишь один относительно невинный поцелуй на прощание!
  - Твой начальник? - предположила Лара. Да, Дэлиан в образе Тревеса вызвал у меня искреннюю улыбку. А, если бы не надо было вдаваться в подробности, то и смех.
  - Нет. Он вроде специалиста широкого профиля. А Тревес - это вон тот горообразный субъект чем-то похожий на скалистого вурдалака, - указующим перстом ткнула я в начальника, маячащего на заднем фоне общей фотографии.
  - Было бы проще, если бы я еще и вурдалака видела для сравнения, - ответила Лара, силясь разглядеть в светлом образе Тревеса пресловутую хищную нежить.
   - Нет, проблем сейчас покажу, - потянулась я за другой стопкой фотографий. Лара посмотрела на меня так, словно я сейчас вытащу из косметички настоящего карманного вурдалака.
  - Ты их что ли фотографировала тоже? - поинтересовалась она с видом вселенского ужаса на лице.
  - Да. Они и есть основной материал моего отчета по практике. Так что я не только их фотографировала, но и участвовала в их уничтожении, - опять же не стала я вдаваться в детали, боясь, что подруга не выдержит рассказа, о кусках вурдалака испортивших мою любимую футболочку и насквозь пропитавших Тревеса и двух оррских магов.
  - Какая мерзость, - вполне искренне поморщилась Лара. Не могу сказать, что я была с ней решительно не согласна, если опять же вспомнить пресловутого вурдалака, впервые мною уничтоженного. - Не то, что этот твой знакомый, который специалист широкого профиля...
  - Лара, не ищи того, чего нет, не было и быть не могло, - довольно резко обрубила я.
  - Почему? - невинно вопросила Лара, которая во всем в этом мире видела сюжеты эльфийских баллад и бесконечных телесериалов. Иногда я даже искренне завидую ее романтической настроенности и жажду прикупить парочку розовых очков. Но сейчас был не тот день...
  - Потому что в детстве его покусал вурдалак, и теперь по ночам он превращается в ужасное чудовище, жаждущее невинной крови, - я по привычке добавила немного фантазии из высшей некромантии и мемуаров прадедушки.
  - Ну и шутки у тебя, Лотенийская, - передернула плечами моя подруга. Но продолжать беседу на тему Дэлиана не стала, прекрасно памятуя, что иногда то, что она принимает за мое несколько нездоровое чувство юмора, на самом деле оказывается ужасной правдой...
  
  
  - Какой симпатичный! Кто это? - экзальтированный визг магистра Лионы при взгляде на фотографию вурдалака из Эльрийских гор вызвал смутное ощущение дежавю. Только Лара так реагировала на снимок очень красивого парня, а не на зубасто-клыкастое чудовище, озлобленно смотрящее в объектив. Я, конечно, знала, что увлечение магистра Лионы вурдалаками давно уже притча во языцех у всего нашего славного учебного заведения, но никогда раньше я не подозревала, что все это настолько серьезно...
  - Вурдалак скалистый, самец. Но он предпочитает, когда его называют магистр Тревес, - заочно мстила я тому, кто сделал мою практику незабываемым удовольствием, кишащим нежитью всех форм и размеров.
  - Какие зубы, когти, а в холке он, наверное, метра два, - восторженно общалась магистр с озлобленной мордой вурдалака, совершенно выпав из режима реального времени. Создавалось ощущение, что на нашу грешную землю ее сможет вернуть только пресловутый вурдалак, сошедший с фотоснимка...
  - Магистр Лиона, - нараспев произнес Сет Дигори, более известный как Чернокнижник, подобно помахав перед ее лицом рукой. На магистра это не произвело никакого эффекта - она продолжала гипнотизировать снимок.
  - И давно она так? - спросила Кристина, которая тоже, как и вся наша группа в немом удивлении смотрела на магистра, утратившую связь с реальным миром, погрузившись в свою обособленную вселенную вурдалаков.
  - Ну, я показала ей фотографии полчаса назад, - честно призналась я.
  - Так это ты! - невесть чему обрадовался ТБМ Даниэль. Сноб Уильям вознаградил меня уничижительным взглядом, долженствующим заставить меня трепетать от ужаса... Ха! Видел бы он какими глазами на меня смотрел вурдалак с этой фотографии... Или Тревес после того, как я и оррский маг устроили рейд по местному кладбищу, совершенно случайно завершившийся тем, что за нами гонялась половина этого кладбища...
  - Нет, призрак скалистого вурдалака! - съязвила я. ТБМ начал усиленно напрягать единственную извилину, Сноб удостоил меня еще одного презрительного взора, остальные воздержались от комментариев.
  - Чей призрак? - не поняла юмора Эмили.
  - Безвременно почившего домашнего любимца магистра Лионы, - ответил Сет Дигори.
  - Вообще-то, вурдалаков не содержат как домашних любимцев, поскольку это слишком опасно, в отличие от тех же самых химер, - на полном серьезе продолжала отвечать Эмили. Да, наша отличница не обладала даже представление о том, что такое чувство юмора...
  - Призрак скалистого вурдалака распростер свои темные крылья, - заметил все тот же Чернокнижник, закатив глаза.
  - У вурдалаков нет крыльев, Дигори, - нежданно-негаданно вернулась магистр Лиона. И не верь после этого сплетням, что однажды один не слишком добрый, но очень талантливый студент с кафедры телепатии, обозлившийся на несправедливо поставленную двойку на зачете по вурдалакам заколдовал злого магистра впадать в состояние растения, пускающего слюни от восторга, при одном лишь взгляде на вышеозначенного представителя хищной нежити до тех пор, пока не будет произнесена роковая фраза. Вроде бы именно с тех пор магистр Лиона и воспылала безответной любовью к этому виду нежити, если верить все тем же сплетникам...
  
  
  Первый день занятий и практически основы боевой магии, усложненные общей физической подготовкой с магистром Оральтом! А магистр был в своем репертуаре. То есть смотрел на наши, не замутненные знаниями лица с ожидаемой кровожадностью скалистого вурдалака (не к добру меня на эту нежить потянуло, особенно после общения с магистром Лионой). Знающие люди и нелюди рассказывали, что каждое первое занятие каждого семестра магистр начинает с разбора полетов, каждый раз уничтожая наши светлые умы, гордые своими первыми весьма сомнительными победами над ордами нежити.
  - Итак, дети мои, - громогласно начал магистр, неведомо когда успевший нас всех усыновить-удочерить. Может быть, попросить у новоиспеченного родителя денег на новые туфли взамен утраченных в нелегкой борьбе с эльфийской лестницей. Но магистр продолжал свою речь с несвойственным ему сарказмом. - Сегодняшнее занятие мы посвятим разбору тех заклинаний, применение которых было особенно "успешным" и незабываемым зрелищем.
  - А откуда вы узнаете о самых наших успешных заклинаниях? - нежным тоном девочки-цветочка поинтересовался Сет. Интересно, что он там такое натворил? Неужели все-таки Заклинание по призыву Мертвых Душ было произнесено на развалинах замка некроманта, упокоившегося с помощью пяти архимагов светлой магии и сотенного отряда рыцарей.
  - Поверьте, мне об этом очень подробно поведали ваши руководители практик, - злорадно произнес магистр, долженствующий учить нас любить и защищать все живое от происков тьмы. Почему-то я уже сейчас предвкушаю повторение театра одного актера Тревеса, описывающим мое уничтожение вурдалака нетрадиционными способами и прочие подвиги на поприще боевого мага в Эльрийских горах. Только сейчас главной "звездой" спектакля в мою честь будет магистр Оральт. Остается только надеяться, что кто-нибудь из группы провел более эпохальную практику, а надежда, как известно, умирает последней.
  - И с кого начнем? - равнодушно поинтересовался ТБМ с видом человека, которому абсолютно все равно, оттого, что участь его заранее предрешена.
  - А с Вас и начнем, раз Вы такой смелый, господин Стоун. Извольте, объяснить, почему вы сочли заклинание огненной дуги единственным, которое возможно применять. И почему половина из выпущенных вами сто двадцати восьми огненных дуг с различными модификациями пришлась на долю весьма уважаемых магистров, а не нежити? - поинтересовался магистр Оральт. Невольно закрался вопрос: не является ли он дальним родственником магистра Самуила. Или среди магистров ведутся занятия по тому, как унизить наши неокрепшие разумы?
  - Может быть, он их перепутал, - высказал свое предположение Сет. А, что совершенно неудивительно, я же тоже Тревеса с вурдалаком перепутала при первом знакомстве, ознакомив его с той же самой пресловутой огненной дугой. Интересно, он упомянул об этом в присланном магистру Оральту подробном отчете?
  - Ну, он хотя бы не экспериментировал с поднятием умертвия! - рявкнул магистр так, что мы дружно вздрогнули и попятились назад. Да, видимо, Сет начудил еще больше, чем я, или меня просто испепелят взглядом...
  - Получилось? - вполголоса спросила я у Сета. Некромантия была интересна мне по прадедушкин мемуарам и чужим практическим успехам, плоды которых я должна буду уничтожать в перспективе далекого и туманного будущего.
  - Да, лучше бы у него получилось! - прорычал магистр Оральт. На него уставились шесть любопытствующих пар глаз, которые были не в курсе этой эпохальной истории. Сет стыдливо потупился... Магистр вынужден был продолжить опрометчиво начатую речь.
  - Этот деятель что-то перепутал с потоками, включив все ловушки некроманта, страдающего усиленной паранойей, и обезвреженные более двух сот лет назад в том числе. Невесть каким образом вызвал неуспокоенный и сильно обозленный на всю магическую общественность дух этого некроманта. И еще включил трехмерную иллюзию, изображающую пятьсот тринадцать видов демонов по всему городку! - поведал магистр.
  - Я же не специально, - честно признался Сет.
  - И с тем призраком ты тоже не специально подружился? И потом доводил до нервных припадков всех магистров в замке?! - продолжал наш магистр злиться. Да, а все не так уж и плохо у меня проходило. Хотя, черт подери! Я же завидую мальчику чернокнижнику! Тоже хочу призрак некроманта и трехмерные иллюзии пятьсот тринадцати видов демонов!
  - Магистр, может быть, пройдемся по лучшим результатам? - вклинился в истерику магистра незабвенный Сноб, невесть с чего возгордившийся тем, что уничтожил целых трех упырей и стаю виверн. Рассказывал он эту историю уже семь раз за последние два часа, почему-то забыв упомянуть о семи опытных боевых магах и о том, что он занимался в основном подстраховывающими и защитными заклинаниями...
  - Может быть, но вас среди них точно нет! - рявкнул магистр. Да, все-таки это не магистр Ходячая Смерть. У того всегда выдержки хватало даже на такие экземпляры как я, или как мальчик Чернокнижник... - Два часа гоняться за несчастной полудохлой кикиморой, будучи уверенным, что это кровожадный упырь, а потом прибить ее кольцом Сансары, истратив в два раза больше сил, чем то количество, которым располагает ваш резерв!
  - А откуда в Орре кикиморы? - машинально спросил Этериэль. Проблемой Орра были в основном мелкая помойная нежить, ошалевшие упыри, химеры и виверны (гнездовья двух последних были издревле веков в скалах, располагающихся в двух-трех километрах к северу от Орра). А болот там никогда даже и не было.
   - Оттуда же, откуда и в Светлом Лесу стриги! Она была членом делегации кикимор и водяных, приехавших на пикет против осушения северных водоемов, - продолжил наш любимая помесь гориллы с гомодрилом (магистр Оральт) уже более спокойным тоном.
  - А зачем стригам устраивать пикеты против осушения северных водоемов да еще и в Светлом Лесу? - не удержалась я от комментария.
  - Чтобы Анна Лотенийская покаталась верхом на вурдалаках! - снова начинал срываться магистр. Почему-то у него какая-то неадекватная реакция на меня и на Сета Дигори.
  - Очень даже весело. И, вообще, они же меня не съели, - ответила я, невинно взмахнув ресницами, изображая взглядом святую невинность. Да, Тревес доходил до таких истерик, во время моих превращений в девочку-цветочек после особенно фееричных гадостей.
  - Отравились? - сочувственно поинтересовался Сет.
  - Нет. Они чувствовали во мне славные гены моих великих предков и феерично издыхали при одном лишь взгляде на меня, - придала я своим приключениям немного фантазии и вымысла.
  - Может быть, виновен был ваш нетрадиционный подход! Например, уничтожение ротара заклинанием, которое не применяется даже к мелкой нежити в виду повышенной степени опасности! - продолжил магистр.
  - Заклинание Мортанте очень эффективное! - начала я оправдываться.
  - Настолько эффективное, что только пятеро магов, применявших его остались живы, при чем только у двух из них сохранились конечности! - о такой статистике я не знала, но начала подозревать, что гены великих предков это не просто любимая тема для моей иронии. - И может быть, поведаете публике, почему нельзя сплетать воедино Стрелы Изиды и разрывные пульсары?
  - Потому что потом то, на что вы это направили, будет очень тщательно распыленно в ареале двадцати метров, а вы будете измазаны с ног до головы его внутренностями, - честно и невероятно гордо поведала я. Как-то не к добру у Сета это вызвало повышенный интерес.
  - Кстати, о внутренностях. Кто из вас, светлые умы, ловил одну несчастную гарпию при помощи заклинания стихии, попутно уничтожая все вокруг? - хитро спросил магистр Тревес, почему-то пристально смотря в глаза Кристине. Девушка слишком увлеченно рассматривала недавно нанесенную побелку на потолке.
  - Я к вам обращаюсь, госпожа Свазильская! - очень громко и очень злобно рявкнул магистр. На бедную Валькирию, панически боявшуюся гнева преподавателей, было страшно смотреть. И почему-то меня потянуло защищать униженных и оскорбленных...
  - Сет, а ты знаешь, что Сфера Аурона второго уровня призывает из другого мира не упокоившиеся души, придавая им свойства материализованной иллюзии первого уровня с начальными задатками разрушительной магии, если это заклинание произносить вблизи массовых захоронений? - выдала я длинную фразу, описывающую одно из моих особенно фееричных приключений.
  - Нет, но я знаю, что любое заклинание магии Разрушения, начиная с третьего уровня, открывает чрезвычайно стойкий проход в так называемые Нижние Миры, если произносить их около мест массовых захоронений, - чинно ответил мне Сет Дигори.
  - Эти заклинания вообще намного проще произносить вблизи мест массовых захоронений, правда, и контролировать их там почти невозможно. Но я не знала, что одним из побочных эффектов может быть пробуждение всего, связанного с темной магией, которая там дремала, - продолжала я, совершенно не обращая внимания на вытянувшееся лицо магистра Оральта.
  - А то. Почему ты думаешь, ожили все ловушки того некроманта? - спросил Сет, продолжая игнорировать магистра. - А ты откуда знаешь об этом побочном эффекте?
  - За мной полкладбища гонялось, когда я не осмотрительно использовала сферу Аурона против одного любителя приколов, - ответила я. Сноб Уильям как-то странно побледнел. Видимо, не предполагал, что я могу ответить заклинанием магии разрушения.
  - Ты знаешь, как генерировать сферу Аурона?! - возбужденно поинтересовался Сет. Упс! Это же запретная магия! И знала я об этой сфере из прадедушкиных мемуаров, которые мама по какой-то случайности не выкинула (подозреваю, что просто не разобрала чьего-то закорючестого подчерка).
  - Да, конечно. Стандартная матрица первого уровня на двенадцать секторов, немного стихии воды, совместно с воздухом, чтобы получился лед в первом, шестом и двенадцатом квадрате. Потом стандартные руны смерти, хаоса и агонии, вплетенные в третий, пятый и одиннадцатый квадрат. Привязка к смерти, руна перехода, огненная стихия, переходящая в молнию, подключение к линии потока через три свободных квадрата, - мило рассказала я о том, как генерировать одно из самых опасных заклинаний.
  - Давай попробуем, - предложил Сет, продолжая игнорировать магистра, лишившегося дара речи от нашей беседы.
  - Давай, - согласилась я. Мы одновременно посмотрели на преподавателя, взирающего на нас в состоянии полного апофигея. И также, почти одновременно набросали первичную матрицу. Даже начали вплетать стихии воды и воздуха... И тут магистра прорвало...
  - Дигори! Лотенийская! Что вы творите! В кабинет магистра Леонарда! Оба! Сию же секунду! И, если хотя бы одна невинная душа начнет экспериментировать в создании сфер, любезно описанных госпожой Лотенийской!!! ... (непереводимая фраза на языке троллей, сулящая все муки ада в тройном экземпляре).
  
  
  Сегодня, вероятно, был не мой день. Еще бы ему быть удачным после задушевной беседы в кабинете заведующего кафедрой на тему того, что я не должна использовать заклинания магии Разрушения, тем паче давать подробные инструкции и еще стандартная ода тому, насколько сильно я позорю свой благородный род. Еще проклятый вампир никак не напишет обещанного письма (хотя бы sms-ку скинул бы). Да, еще немного и от моего праведного гнева начнут страдать предметы интерьера или хотя бы обои...
  - И что на этот раз случилось? - спросила Элейн. Сестра успешно маскировалась под диван, читая на означенном предмете мебели какой-то журнал по телепатии.
  - Да, ничего не обычного, - отмахнулась я. Элейн скептически подняла бровь. Конечно, мысли она мои не прочитает, чтобы я не узнала, но настроение в целом и направленность мыслительной деятельности всегда просчитывает на раз. Все-таки естественная телепатия - это сила.
  - Ты успела что-то натворить уже в первый учебный день? - спросила сестра. Обидно, конечно, но для подобных предположений совершенно не надо быть телепатом. Достаточно, банальной логики.
  - Нет. Просто некоторые помеси гориллы с гомодрилой слишком много значения придают чужим словам о запретных заклинаниях магии Разрушения, - откровенно поделилась я наболевшим.
  - Анна! - Элейн сделала большие глаза. Ну, и почему все так реагируют? Магия Разрушения - такая же магия, как и любая другая. Ну, существенно более опасная, чем любая другая магия... В любом случае, магия - это просто магия, а от мага зависит то, какие последствия она принесет в мир. Ведь, добро можно творить и при помощи самой темной тьмы, так же как и зло порой совершается самым светлым волшебством.
  - Элейн, ну, ты как маленькая. Это всего лишь небольшой художественный вымысел и мой зловредный характер. На заборе тоже много чего написано, но это не означает, что данные надписи истина в первой инстанции, - ответила я. Согласна, не слишком мило или вежливо, но не надо требовать от меня чего-то большего, когда за пару минут до этого меня изрядно замучили беседами о том, что такое магия Разрушения и с чем ее едят. Будто бы до этого я не знала (спасибо прадедушке и его знаменитым мемуарам).
  - Для чего тебе постоянно надо наживать очередные проблемы? - более спокойным тоном спросила сестра.
  - Мне острых ощущений не хватает в жизни, вот стану каждый день сталкиваться с нежитью, глядишь, буду вежливой и воспитанной, - ответила я, переводя разговор в шутку. Да подобное мне явно не грозило. В Эльрийских горах с нежитью почти каждый день сталкивалась, но особых сдвигов в моем воспитании не наблюдалось...
  - С трудом вериться, - разумно заметила Элейн.
  - А как у тебя дела на поприще телепатии? - в этом году моя младшая сестра перешла на третий курс, где начиналась наша специализация.
  - Нормально, уж точно без вызовов в кабинет заведующей кафедрой, - ответила она без особо энтузиазма. Да, а меня в кабинет заведующей кафедрой телепатии вызывали чаще, чем кого-либо еще.
  - Иногда полезно бросить маме вызов, пусть это и будет стоить вразумительной беседы, - ответила я, все еще считая, что Элейн должна была выбрать целительство, а не телепатию.
  - Может быть, это не мое. Бросать маме вызовы, - ответила сестра с некоторой горькой иронией. Только в словах ее было слишком много грусти, может быть, даже боли. Вообще-то, это не мое призвание - служить утешительной жилеткой и дружеским плечом, да и в эмпатии я не сильна. Но иногда случаются эксцессы, и я не могу же в конце концов игнорировать свой собственный магический дар!
  - Что случилось, Элейн? - спросила я серьезным тоном, явно пародирующим мамин серьезный тон. Не хватает еще очки на кончик носа сдвинуть и руки сложить на талии.
  - Да ничего особенного, - сестра испуганно подняла на меня глаза, явно узнавая плохую пародию на маму. А я никогда и не говорила, что я - прекрасная актриса, спектакль про Анну Аллорскую тому прямое подтверждение.
  - Элейн, мне далеко до твоих высот на ниве телепатии и эмпатии, но, когда мне бессовестно лгут, я прекрасно чувствую. И, если ты не признаешься добровольно, то я не побоюсь рискнуть своим и твоим здоровьем, заработав головную боль на пару недель, но пробью-таки твои телепатические блоки, - пригрозила я, сложив руки на груди и закинув ногу на ногу.
  - Ну, есть парень... Он мне нравится. Очень нравится. Но маме он не понравиться, - после непродолжительной паузы, немного помявшись, выдала сестра. И, что она всегда трагедии на ровном месте устраивает? Хотя, мне не понять чьей-то тонкой и ранимой души в виду моей толстокожести.
  - Не маме с этим парнем встречаться. Кроме того, ты же не замуж за него собираешься? - пошутила я и тут же собственной шуткой подавилась. Да, такого испуганного лица пойманного на месте преступления преступника я от своей примерной сестренки не ожидала. Сколько я пропустила за свою летнюю практику...
  - И что это за парень? - спросила я, когда пауза стала неприлично затягиваться.
  - Он обыкновенный парень. Не маг. Даже близко не из магической семьи. Он подрабатывал в той больнице, в которой я проходила практику. Он такой добрый, умный, заботливый и у него такие потрясающие глаза, - поведала мне сестренка, опасливо косясь на дверь. А практику по целительству она проходила где-то год назад... Да, Анна Лотенийская, надо меньше внимания уделять собственному эго, изредка интересуясь проблемами близких тебе людей...
  - И мама ничего не знает, - сделала я закономерный вывод. Потому что, если бы мадам Элеонора Лотенийская узнала бы, что ее младшая дочь, надежа и опора намеревается выйти замуж за какого-то парня с потрясающими глазами, подрабатывающего в муниципальной клинике... В общем, этот скандал я бы заметила даже, если бы была слепой, глухой и отсутствовала бы в родном доме десять лет...
  - Только не говори ей, - испугалась она еще сильнее.
  - Я-то всегда пожалуйста. Но ты же понимаешь, что когда-нибудь ей сказать придется. И реакция ее будет немного бурной, - попыталась я подобрать приятные эпитеты.
  - Ты мне поможешь? - спросила Элейн.
  - Конечно, куда же я денусь. Могу даже более грандиозную новость придумать, чтобы твоя прошла под шумок, - ответила я.
  - Какая новость может в большей степени разозлить маму? - удивилась сестра, про себя просчитывая варианты. Ох, не обладает она моей фантазией...
  - Ну, в Эльрийских горах у меня был бурный роман и теперь у нее скоро будет внук - тролль, отца которого я не помню, - наобум выдала я. Сестра засмеялась.
  - Спасибо, но не надо. Я как-нибудь справлюсь. И скажу маме, просто мне надо совсем немного времени, - ответила она.
  - Ладно. Скажешь, когда сочтешь нужным. Но в любом случае я тебя поддержу, - улыбнулась я, чувствуя, как поднимается настроение...
  
  
  И почему общую теорию рас в ее углубленном изучении ставят в такую рань? И почему магистра Марсилия не уничтожили злые некроманты и не съели голодные упыри? И почему Лара решила праздновать день рождения посреди недели, да еще так бурно?! ПОЧЕМУ?!!! Этот эпохальный вопрос терзал мою бедную голову, в то время как где-то неподалеку проходил семинар по пресловутой теории рас. И тут магистр Марсилий, заметив мои терзания, решил проверить скудные знания моего бедного разума по этому знать бы для кого важному предмету.
  - Итак, что вы можете поведать об эльфийской дипломатии тринадцатого столетия по классическому летоисчислению? - злобным коршуном навис надо мной магистр. Я сделала непонятный жест руками, призванный отогнать кошмарное видение. Но магистр не исчез, продолжая жаждать моей крови, в смысле знаний...
  - То, что она мало изменилась со времен тринадцатого столетия по классическому летоисчислению, - задумчиво растянула я фразу, повергая магистра в культурный шок.
  - Может быть, вы соизволите дать более подробное описание, - продолжал магистр. И что за наказание? Я и в обычные дни не сильна в дипломатических перипетиях, а уж, когда голова с похмелья (дело не в количестве напитков, а в заклинаниях!) болит тем более. И почему магистру не ограничиться стандартной двойкой...
  - Основной принцип этой дипломатии заключается в том, что эльфы - величайшая, мудрейшая, совершеннейшая в своем развитии и ни в чем не превзойденная перворожденная раса. И посему все остальные отсталые в своем развитии и неполноценные расы должны пресмыкаться перед ними, возблагодарив небеса, за то, что они подарили нам шанс дышать одним и тем же воздухом с этими возвышенными созданиями. В общем, они всегда правы, а мы не всегда можем понять всю глубину и справедливость даже самых абсурдных их решений в виду нашей низменности и глупости, - закончила я свою речь, отвесив шуточный поклон в сторону Этериэля, представителя пресловутых небожителей. Эльф старательно делал вид, что наши мелочные копошения его не касаются.
  - Как всегда интересные взгляды, Лотенийская, но хотелось бы услышать больше конкретных фактов, - продолжал магистр на корню уничтожать мой трудовой энтузиазм. Ладно, что можно вспомнить конкретнее из тринадцатого века по классическому летоисчислению? Что там вообще было? Я, между прочим, человек и не собираюсь заниматься дипломатией. Тогда зачем, спрашивается мне знать все перипетии чьей-то дипломатии более чем пятисот летней давности и еще множество бесполезных фактов, будто бы упыря уничтожит мое знание редкого эльфийского диалекта, а не заклинание боевой магии...
  - Кто-то кому-то чем-то не угодил, а величайшую из рас попросили вынести свой мудрый вердикт. Но, низшие разумы не оценили эпохального замысла, обиделись, и начался затяжной военный конфликт с эльфами, в результате все вернулось на прежние места, все остались при своих интересах, но пролитой крови это не вернуло, - изложила я свои воспоминания.
  - Удивительно краткое изложение гномо-вампирского пограничного конфликта, - ехидно заметил магистр Марсилий.
  - Краткость - сестра таланта, - рассеянно пожала плечами я. Тройку он мне в любом случае поставит, а лезть из кожи вон, чтобы доказывать кому-то какие-то абстрактные знания - не мой стиль. И, да, да, да - я совершенно и абсолютно не горжусь тем, что все вокруг мне фиолетово, но и раскаиваться не собираюсь. Я же не просила высшие силы сделать меня магом.
  - Как вы сами оцениваете действия эльфов в том самом конфликте и эту разумную расу? - продолжил магистр, который уже поставил двойку, но жаждал зрелищ.
  - Они действовали, как любое разумное существо, жаждущее побольше прикарманить в свои загребущие ручонки. А, насчет самих эльфов - волосы у них красивые и шампуни хорошие, - со вздохом поведала я.
  - И это единственное достоинство данной разумной расы? - с иронией спросил магистр. Неужели он хочет, чтобы я долго и нудно перечисляла все достоинства и заслуги эльфов перед нашим миром, знает же прекрасно, что я смогу, если очень сильно нужда припрет. И также, магистр знает, что не стану я этим заниматься ради чьего-то развлечения.
  - Уши у них длинные, - добавила я, покосившись на Этериэля, словно пытаясь найти еще какие-то скрытые достоинства эльфийской расы.
  - Приготовите доклад на пятнадцати страницах по действиям эльфов в том самом приграничном конфликте с перечислением всех ста тринадцати собраний Высшего Совета. А пока что садитесь, - ответил магистр, сияя зловещей улыбкой. Я же села на место, возвращаясь к прерванному сну. И пусть мне присниться магистр Марсилий в образе того вурдалака, которого я уничтожила в Эльрийских горах!!!
  
  
  - Я никогда не думала, что эльфы на самом деле такие, - восторженно протянула Лара, глядя вслед Этериэлю.
  - Какие такие? - скептически уточнила я. Не понимаю истерии своей подруги по поводу представителей этой разумной расы. Не сказала бы, что их ум, красота и прочие достоинства выходят за рамки общепринятых, хотя они очень близки к этим границам... Вообще, у Лары и более интересные ухажеры были...
  - Ну, ТАКИЕ, - с выражением повторила она. Я вопросительно подняла бровь, про себя додумывая предложения.
  - Высокомерные и самовлюбленные, - все-таки озвучила я свои мысли вслух. Подруга фыркнула на меня, всем своим видам демонстрируя, что мне с моим приземленным мышлением не дано понять ее высоких чувств.
  - Анна, ты только и можешь, что всем давать нелестные характеристики, даже не потрудившись узнать человека или эльфа. Обостряешь типичные черты, подгоняешь всех под какой-то ужасный стереотип... Ну, нельзя же так, - начала Лара. Я удивилась еще сильнее. Как правило, подруга не занималась чтением морали.
  - Лара, когда ты успела превратиться в Элейн? - выразила я свое удивление в вопросе. Обычно сестренка читала мне подобные проповеди.
  - Никогда. Но рано или поздно, если ты не прекратишь отталкивать от себя людей, то ты окажешься в глубоком вакууме, - продолжала Лара.
  - Подруга, я отталкиваю от себя тех людей, которые мне не интересны и прозаические замыслы которых я насквозь вижу. И, если тебе так нравиться Этериэль, то я даже постараюсь с ним нормально общаться, - честно пообещала я. Хотя, с эльфом я и так, вроде бы нормально общалась, если не считать парочки мелких подколов по поводу принадлежности к расе светлейших мудрейших и так далее.... Но он, не обижался до сих пор.
  - Анна, ты сама сотню раз говорила, что маги не обладают даром всевиденья, - продолжала Лара. Интересно, с чего это она решила провести подобную агитацию.
  - Да, мы не всевидящи, но что из этого? И лично я - вредное, грубоватое и нахальное существо, которому на большую часть населению наплевать. И, поверь мне, я отнюдь не считаю себя центром Вселенной, не думаю, что мое мнение и отношение волнует кого-либо кроме близкого круга мне людей, да и то не всегда. Просто я вовсе не стремлюсь быть центром какой-либо компании и не хочу быть со всеми доброй и милой. И меня уже совершенно точно не переделать, - ответила я.
  - Ладно, не хочешь - как хочешь, не надо только лекций о тяжелой доле магов, - примирительно подняла руки Лара.
  - Отлично, тогда не надо одических ратей их эльфийскому величеству, - легко согласилась я.
  - Я не воспеваю одических ратей Этериэлю, - начала возмущаться Лара. Но под моим скептическим взглядом немножко вернулась на грешную землю... - Ну, может быть, совсем чуть-чуть. Но он на самом деле мне нравиться настолько, насколько ни один парень в этом мире никогда не нравился. И я не хочу разрываться между ним и своей лучшей подругой...
  - Лара, я нормально к Этериэлю отношусь. И не считаю своим прямым долгом влезать в твою личную жизнь, даже, если ты решишь выйти замуж за демона из Низших Миров. Я просто эльфов не очень люблю после моей курсовой работы, - честно призналась я. До второго курса я очень даже положительно относилась к данной разумной расе...
  - Обещаешь, что не будешь смеяться, если меня немного занесет? - примирительно вопросила подруга.
  - Обещаешь, вовремя одернуть, если меня будет заносить? - спросила уже я. И потом мы вместе дружно засмеялись. Все-таки хорошо, когда у тебя есть такая хорошая подруга, как Лара.
  
  
  Когда-то, целый год назад, я была влюблена в магистра Вэлиана, а потому томно вздыхала на его лекциях, внимательно слушала и всеми силами старалась поразить его своими знаниями. Сейчас чувства остыли, да и история боевой магии была предметом гораздо менее интересным, чем магия времени. Посему я не демонстрировала чудес трудового энтузиазма, а лишь вяло приобщалась к общему процессу. На самом деле, если внимательно присмотреться, предмет этот - сплошная ни к чему не обязывающая геральдика, множество дат и зубодробительные фамилии и имена магов, совершавших бессмысленные подвиги и изобретавших сложные и в большинстве своем давно ушедшие из повседневной жизни заклинания. Применительно к боевой магии здесь не было ничего из того, что помогло бы при встрече с нежитью. Разве, что нежить будет разумной и мой морщащийся лоб и чью-то не вспоминаемую фамилию, находящуюся в процессе произношения, примет за какое-то особо ужасающее заклинание новейшей истории боевой магии.
  - Так, что вы можете рассказать о непередаваемом вкладе в науку великого чародея Оральта Исидора? - где-то на грани моего сознания прозвучал голос магистра Вэлиана. Я по привычке приготовилась ответить нечто невразумительное, но отдаленно похожее на истину, но знания пытались вытянуть не из меня, а из Кристины. Но та решила даже под пытками не выдать величайшую тайну о вкладе пресловутого Оральта Исидора в историю боевой магии.
  - Он придумал заклинание, - наивно предположила Кристина. Все-таки не хватает ей моей уверенности в вопросах выдачи смутных предположений за неоспоримую истину в первой инстанции. Свою роль надо доигрывать до конца, пусть твои оппоненты сомневаются в подлинности своих знаний, а не в истинности твоих гипотез, пусть даже и ошибочных.
  - Возможно, - магистр ответил снисходительным тоном, давая понять, что Кристина не ошибается, но этот ответ отнюдь не полный. Значит, одним заклинанием пресловутый великий чародей не отделался, оставшись в памяти потомков, еще и благодаря каким-то подвигам разной степени величественности и достоверности. (Ну, не поверю я никогда в жизни, что некий Златоуст Златокудр уничтожил свирепого дракона одним лишь заклинанием истинного света, это при том, что при этом Златокудре драконы были величайшей редкостью, а заклинание это способно лишь испугать мелкую нежить, боящуюся солнечного света).
  - Он кого-то уничтожил? - обратилась Кристина за поддержкой к Эмили, которая что-то старательно пыталась просемафорить, отчаянно вытягивая руку к потолку.
  - Он много кого уничтожил, как любой нормальный боевой маг эпохи классического средневековья, - ответил магистр ровным тоном, пресекая попытки Кристины узнать подсказку с помощью телепатии. Ой, этот классический период средневековья - столько героев и великих чародеев - не продохнешь. Главное, чтобы рядом был верный летописец с хорошим слогом и привычкой все слегка преувеличивать...
  - Он сражался с драконами, - выдала Кристина самый распространенный вид подвигов времен классического средневековья. Ну, нельзя таким монотонным голосом и с таким убитым выражением на лице оптимистично предполагать.
  - Кто-нибудь желает помочь Свазильской? - обратился магистр Вэлиан к аудитории. Ответом послужила гробовая тишина и Эмили, готовая вылезти из своей кожи, дабы дать правильный ответ. Ну да, да, да - никто из боевых магов не учит историю боевой магии...
  - Лотенийская, - решил магистр и меня подвергнуть внеплановому допросу (то есть опросу) по тем великим чародеям, великие подвиги которых и неоспоримые заслуги перед миром магии мы прошли ранее.
  - Оральт Исидор был несомненно величайшим и могущественным чародеем своего времени, - бодро начала я, сияя преувеличенно восторженной улыбкой.
  - Почему был? - вопросил магистр. Я подозрительно покосилась на его невозмутимое лицо, не в силах разобраться шутка это или правда. Впрочем, логика говорила мне о том, что герой эпохи средневековья (без разницы какого) должен мирно почивать в своем родовом склепике. Но, если этот герой эльф или вампир... Имя однозначно не эльфийское, а вампира-героя эпохи средневековья я бы обязательно запомнила...
  - Потому что рассвет его могущества несомненно приходился на эпоху классического средневековья, в которое он изобрел величайшее заклинание, - продолжала я тыкать пальцем в небо в поисках заслуг этого деятеля.
  - Неужели? - с таким же невозмутимым видом поинтересовался магистр, который прекрасно знал, что я была не готова и о героях прошедших лет знала только то, что они когда-то были... Хотя, с величайшим заклинанием я, пожалуй, немного перегнула палку.
  - Величайшее заклинание по степени прогресса и творческой мысли, открывающей невиданные перспективы для использования и через сотни лет, - патетически продолжила я. Ну, рассказала же я когда-то о перспективах использования заклинания против храпа в борьбе с нежитью и парниковым эффектом, если немножечко переплести потоки и увеличить векторы и еще что-то взятое с потолка и выданное за неоспоримые факты современных магических исследований.
  - Ладно, отложим заклинание Исидора и его перспективы на потом. Расскажите о самом выдающемся деянии этого чародея, - прервал полет моей мысли магистр, прекрасно зная, что улететь она может в неведомые дали, никоим образом не близкие к изначальной теме. Но, возвращаясь к деяниям пресловутого чародея, надо было что-то придумывать, при чем быстро. Обидно, что о пресловутом средневековье я знала лишь то, что у вампиров тогда создавались шедевры архитектуры, а у эльфов бессмертные баллады о любви и героизме, так что даже чужие подвиги не могла приписать пресловутому Оральту Исидору... Ладно, будем импровизировать...
  - Он совершил множество славных деяний, но самым выдающимся из них несомненно было усекновение Клыкастого Грифона, несущего ужас на земли Светлого Леса, - быстренько сплела я в воображении эльфов и шедевры архитектуры вампиров в неведомое ранее чудовище. Знающие люди (магистр Вэлиан, Этериэль и Эмили) смотрели на меня как на пресловутого Клыкастого Грифона.
  - Лотенийская, конечно, в окрестностях Светлого Леса хватало чудовищ, но эльфы с ними сами прекрасно справлялись. И уж точно не стали бы просить тролля о помощи, - после несколько затянувшейся паузы просветил меня магистр.
  - Так он был троллем? - на удивление слаженно и оптимистично произнесли я и Кристина. С ними было проще, троллей героев боевой магии было не так уж и много, но беда была в том, что их настоящих имен я не помнила, зная лишь клички, данные этим героям их же собратьями.... Ну, что ж, будем завуалировано перечислять их подвиги, внимательно следя за выражением лица Эмили...
  - И что вам это говорит, Свазильская? - магистр посмотрел на Кристину. Она тяжело вздохнула. Будь на месте магистра Вэлиана кто-нибудь другой, я бы рискнула телепатически подсказать, но с ним это дохлый номер. Магистр Вэлиан - великолепный телепат, сила его дара проходит на грани с телепатией вампиров и он не иначе как чудом избежал цепких рук моей мамы и кафедры телепатии. Впрочем, мадам Элеонора Лотенийская по сей день не оставляла попыток переманить талантливого магистра на свою кафедру.
  - Он был хорошим, - уныло предположила Кристина, которой видимо и те три магистра тролля были незнакомы.
  - Лотенийская, - обратился магистр ко мне.
  - В отличие от своих собратьев он усиленно изучал теоретическую часть магии, что позволило ему, - вдохновенно начала я свою речь.
  - Близко, но это Грызеглот, - прервал мою тираду магистр. А я заготовила такой монолог о душевных терзаниях и сложном детстве будущего архимага, значительно упростившего огромную часть заклинаний (за что он и стоял героем-троллем номер один в моем личном списке, но в целом магическая общественность несколько осуждала его за так называемый запуск магии в тираж).
  - Значит, он на пару с драконом Малышом в течение пятидесяти лет похищал принцесс, а потом освобождал их с помощью театрализованных убиений дракона одним бродячим актером из цирка, - машинально начала я с не самых героических подвигов второго магистра тролля из тех трех, которых я знала.
  - Это было спустя почти двести лет после кончины магистра Исидора. И, кроме того, вами упомянутый магистр тролль совершил множество других менее сомнительных деяний, за которые его имя и вписано в историю боевой магии, - снова прервал меня магистр, тоже знавший о других скандальных деталях биографии упомянутого мной похитителя принцесс.
  - Но популярен он стал именно благодаря таким вот сомнительным подвигам, - продолжила я беседу.
  - Лотенийская, прекрасно, но, быть может, вы все-таки перейдете к подробностям биографии Оральта Исидора, тем паче, что он имеет непосредственное отношение к вашим предкам, - продолжил магистр.
  - Вы о том тролле, который женился на принцессе Лотени, а потом от нее отреклись все ее родственники, предавая их семейное счастье анафеме и семиступенчатому проклятью. И потом у них было три сына - два старших типичные тролли, а младшенький - небесное создание с голубыми глазами и золотыми волосами своей матери. Глядя на него даже отрекшиеся родственники прослезились от умиления. Правда, потом это небесное создание устроило самый кровавый мятеж против своего родного деда, предварительно уничтожив папу и маму. Потом его зарубили родные братья, - удалилась я в глухие дебри семейных преданий.
  - Очень интересно, но, быть может, расскажите непосредственно о заслугах магистра Оральта Исидора перед магическим миром, - опять прервал мою тираду магистр Вэлиан. И почему он всегда чувствует, когда я не знаю ответа и намеренно даю лишнюю информацию, чтобы растянуть пресловутый ответ до бесконечности.
  - Ну, ничего безумно впечатляющего этот тролль не сделал, если не считать того, что получил степень архимага, что для его разумной расы не типично. Но тот же магистр Грызеглот получил свою степень гораздо раньше и его научные изыскания действительно впечатляют. Но, касательно Оральта Исидора, он уничтожил парочку монстров, терроризировавших окрестности Лотени, ничего такого уж безумно страшного, просто грамотный пиар. И еще он изобрел-таки заклинание, но до того энергоемкое, не точное и разрушительное, что осталось оно только в углубленной теории и в книге "500 способов уйти из жизни, применив идиотское заклинание", - закончила я с улыбкой.
  - Больше ничего добавить не хотите? - уточнил магистр.
  - Хочу, но точно больше ничего про этого тролля не вспомню, если не считать парочки особенно впечатляющих цитат из семиступенчатого проклятья и анафемы, которым предали его родственники принцессы Лотени. Но я не уверена в том, что правильно расставила ударения, а моя мама, сестра и дух прадедушки отказались помогать мне в этом преступном занятии, вероятно, решив, что я на практике решу опробовать, - честно призналась я. Почему-то Сноб Уильям подозрительно покосился на меня. Можно подумать, что мне делать нечего, как использовать сверхсекретные семейные проклятья против мелких раздражающих факторов...
  - К следующему занятию приготовишь развернутый доклад по деяниям этого магистра без лирических отступлений и с полным разбором его заклинания. Тогда и поговорим об оценке, - закончил магистр.
  - Схему заклинания прилагать? - коварно уточнила я, невинно моргнув ресницами. Судя по выражению лица магистра, он вспомнил особенно впечатляющие шедевры, вышедшие из-под моего пера.
  - Не обязательно. А вы Свазильская - три подробнейших биографии всех троллей-магистров, упомянутых Лотенийской. И обязательно приложить схемы заклинаний, - закончил магистр, наслаждаясь вытянутым лицом Кристины.
  
  
  Еще находясь за закрытой дверью, я услышала громкие спорящие голоса и поняла, что дома разворачивается весьма и весьма неприглядная сцена. Я даже догадалась, что мама узнала об увлечении сестры. Целых пятнадцать секунд я малодушно колебалась: стоит ли поворачивать ключ в замке и становиться свидетельницей семейного скандала или мирно погулять где-нибудь хоть раз в жизни, не становясь непосредственной участницей. Но, в конце концов, мама запросто съест мою сестру, если я не вмешаюсь. И я открыла дверь...
  - И как это понимать!? - услышала я приветственный мамин крик, стоило только войти в гостиную, где непосредственно разворачивались боевые действия.
  - Но мы любим друг друга, - Элейн отвечала значительно тише, но в голосе ее было поразительно много спокойствия и твердости. Что ж, если моя сестра ссориться с мамой, то причина более чем серьезная.
  - Кто мы?! Сопливая девчонка, которая не в силах отстоять свое мнение и выродок без магических способностей? - продолжала мама набирать обороты. Вообще, у нее двоякое отношение к тем, кому "не посчастливилось" родиться с магическим даром. Вроде бы на публике улыбается и твердит о равенстве прав, а стоит кому-то из них приблизиться к нашей семье, как сразу же начинается грандиозный скандал. Взять того же Жоржа (магия и все такое прикольно), но он и нужен был, чтобы маму немножко разозлить, а у Элейн таких выпадов по определению быть не может.
  - Мама! Неужели наличие магических способностей делает нас людьми первого сорта, возвышает на непреступную вершину над другими, дает нам повод думать, что мы лучше? - сестра пыталась прочитать маме ее же лекции на темы терпимости и взаимопонимания. Жаль, что в магическом мире двойные стандарты, как существовали пятьсот лет назад, так благополучно и живут в наши дни.
  - Да, если тебе от этого легче будет! Маги должны быть с магами, а все прочие вместе друг с другом! - резко бросила мама.
  - Ты даже его не знаешь, - продолжала свои робкие попытки Элейн. Хотя, это все бессмысленно. Надо просто делать по-своему, не пытаясь что-то кому-то доказать, а мама рано или поздно смириться, тем более, если этот любимый моей сестры на самом деле такой хороший, как она его расписывает.
  - И знать не хочу! И поверь мне, лучше ему со мной не знакомиться, потому что я испепелю его при личной встрече! - перешла мама к угрозам.
  - Только посмей и у тебя больше не будет дочери! - бросила Элейн. Раздался звук пощечины. А затем жуткая тишина. Я все-таки вошла внутрь. И мама, и сестра выглядели до боли испуганными, но ни одна из них не собиралась сдаваться.
  - А я и не знала, что в нашем доме алым цветом цветут взгляды времен Предводителя. Скоро пойдем загонять обделенных магическим даром в катакомбы за пределами Города Магов? - вопросила я, чтобы убедиться в том, что меня заметили и приняли во внимание мое мнение.
  - Еще одна заступница за права общественности, обделенной магическими способностями? - продолжила мама, которая была готова и к битве на два фронта.
  - Нет, пришла прочитать твою же ежегодную речь на собрании Совета Магистров о терпимости, сотрудничестве и о том, что ценить надо по заслугам и личным качествам, а не принадлежности к разумным расам и обладанию магическим даром. Или это действительно только тогда, когда эльфы притесняют нас? - я не Элейн и деликатно говорить общими фразами не стану.
  - Как ты смеешь! Думаешь, всегда все с рук тебе сходить будет, раз ты такая умная и талантливая?! - мама уже ополчилась на меня. То же едва до рукоприкладства не дошло.
  - Думаешь, что тебе все с рук сойдет, раз ты архимаг телепатии. И, что поломать судьбу своей дочери - это очередное благородное деяние по спасению нашего рода от каких-то нелепых предрассудков допотопных времен? - продолжала я. Элейн робко затаилась, предчувствуя нашу битву титанов.
  - Может быть, у сестры спросишь, насколько это ее жизнь ломает, прежде чем повышать на меня голос? - в маминых интонациях отчетливо сквозило то, что она хочет назвать меня чем-нибудь из лексикона троллей.
  - Может быть, ты сама у нее поинтересуешься, как она относиться к этому человеку, прежде чем ополчаться против них и грозить отлучением от семьи и дома? - спросила я.
  - Я обойдусь без твоих советов, - продолжила мама.
  - Отлично. Продолжай в том же духе, и будут у тебя внуки-тролли или гоблины, а, быть может, я даже найду вампира или какого-нибудь демона вызову, - честно призналась я.
  - Я не позволю, - почти прорычала мама.
  - А кто у тебя будет спрашивать? - резко бросила я. Да, тот еще из меня примиритель. И кто сказал, что новая ссора - лучше старой.
  - Я от тебя отрекусь, - холодно заметила она.
  - Так же, как отреклась от Генри или папы? - ответила я. Знаю, что ударила слишком жестоко, но до сих пор перед глазами случайно подслушанный разговор, в котором мама холодно и равнодушно говорила о том, что у нее нет сына и никогда не было.
  - Куда ты, Анна Лотенийская!? - бросила она, когда я резко направилась к выходу.
  - У меня дежурство на кладбище. Но, возможно, скоро уйду куда-нибудь подальше от тебя и твоих перспективных мальчиков из хороших семей с нашими дурацкими предрассудками, - ответила я, резко хлопнув дверью.
  
  
  - Ты специально для нежити наряжалась? - уточнила Кристина, когда я появилась на кладбище. Да, все уже привыкли к моим дорогим джинсам, романтично-воздушным топам, дизайнерской обуви, прическе и макияжу даже глубокой ночью на кладбище, где встретить можно разве нежить. Но мой сегодняшний эльфийский сарафан и босоножки на шпильке были явным перебором.
  - Нет, просто не было времени заскочить домой и переодеться. В конце концов, не одежда делает из меня мага, а мои способности и мышление, - несколько резким тоном ответила я. Признаюсь, еще не совсем отошла от эмоциональной беседы дома. Вот возьму и приведу Сета Дигори в качестве жениха на официальный семейный ужин, в течение которого мы будем самозабвенно обсуждать перспективы современной некромантии и в подробностях разговаривать о внутренностях скалистого вурдалака...
  - У нас же полдня свободных было, - продолжила Кристина. Да, а сама она будто бы пять раз переоделась: все те же линялые джинсы и футболка неопределенного цвета.
  - Ну и что, девушка не может быть занята целый день? - огрызнулась я. Не знаю почему, но мне казалось, что Кристина относится ко мне несколько предосудительно, приписывая излишнюю легкомысленность. И еще ей не слишком нравиться, что мне многое сходит с рук (будто бы я была не рада, если бы меня хотя бы один раз по-настоящему наказали, быть может, в следующий раз подумаю дважды).
  - Успокойся, Лотенийская, но в этом все равно не удобно с нежитью сражаться, - заметила Кристина. Я удивленно на нее выпучилась. Да, я нежити с момента возвращения из Эльрийских гор не видела, а наши так называемые дежурства напоминали мне обзорные экскурсии по местным кладбищам и бедным кварталам (при чем я точно эти экскурсии не заказывала).
  - Какая нежить, Свазильская. Если мы ее за два месяца ни разу не видели, но, если ты думаешь, что она специально ожидала того момента, когда я решу надеть свой любимый сарафан, - начала я.
  - Свазильская, Лотенийская, если так жаждете поболтать, то сегодня вы в паре. Гуляете вместе вдоль северной стены. Через полчаса общий сбор у склепа архимага Тодеуса, - прервал наш диспут магистр Оральт. Я захотела было возмутиться, но магистр проигнорировал мой праведный гнев, удаляясь в недра кладбища. Впрочем, как и остальные члены нашей группы.
  - Пойдем уже Лотенийская, - бросила Кристина, не желавшая любоваться моей статуей, стоящей посреди этого кладбища, забытыми всеми богами.
  - Боишься, что все упыри и вурдалаки разбегутся? - поинтересовалась я со злой иронией.
  - Просто не хочу проблем с боевой магией. И нежить было бы не плохо все-таки встретить, - Кристина пошла к северной стене, я по инерции двинулась за ней (я хоть и боевой маг, но одной ночью на кладбище как-то некомфортно).
  - Ты в своем уме? - искренне удивилась я. Как-то не сильно хотелось подобного неоправданного героизма, даже не смотря на довольно богатую мою практику общения с нежитью. И, вообще, я хотела домой, в теплую кроватку...
  - Просто, так будет больше шансов попасть в Вирито-дорато, - поведала Кристина. Я окончательно впала в состояние ступора. Вирито-дорато - это городок среди вечной мерзлоты, практически полностью окруженной нежитью. Кажется, еще лет двести назад отправление на рудники Вирито-дорато считалось даже большим наказанием, чем смертный приговор...
  - А ты уверена, что такие сомнительные перспективы стоят затрачиваемых усилий? - осторожно уточнила я, начиная опасаться за состояние рассудка своей одногруппницы. Может показаться странным, что меня волновало то место, куда отправят в принципе малознакомую мне девушку, но в этом семестре на практику нас отправляли парами, и угадайте, кто достался мне в напарницы? А меня совершенно точно не грела перспектива оказаться в раю для нежити...
  - Ты ничего не понимаешь Лотенийская, - тяжело вздохнула Свазильская.
  - Может быть, объяснишь. Хотя бы для того, чтобы я не устроила коварной диверсии, завалив боевую магию, и ты не осталась в Аллоре, помогать мне пересдавать экзамен, параллельно патрулируя вот такие вот безжизненные кладбища, - откровенно поведала я свои реальные планы на эту практику.
  - Ты не сделаешь этого, - неподдельно испугалась Валькирия.
  - Еще как сделаю, если ты не найдешь достойных причин для того, чтобы я возжелала отправиться в этот райский уголок земли, где из достопримечательностей только вурдалаки со снежно-белой шубкой, - продолжала я угрозами выпытывать правду.
  - Ну, там есть один магистр... Он мне очень нравится, - неловко и какими-то ломаными фразами объясняла она.
  - А твоему магистру возможно в Аллор приехать? - поинтересовалась я, которую до сих пор не грела перспектива оказаться где-то среди вечной мерзлоты. Ладно бы там еще тепло было, нежить бы я пережила...
  - Наверное, но он не приедет. Он так предан Вирито-дорато. Кроме того, не думаю, что ради меня кто-то способен на такое, - продолжала она мяться и смущаться. Ой, чувствую, что найду себе очередных проблем на одно место, решив поиграть в Купидона. Вообще, что-то не к добру в последнее время тянет меня помогать несчастным влюбленным...
  - Что за глупости. Ты милая девушка с красивым и богатым внутренним миром, а если какой-то идиот не сумел этого заметить за отсутствием макияжа и мании постоянно наряжаться - это его проблемы, - философски бросила я.
  - Он не идиот. Он такой умный, красивый. А я, - абсолютно ушла в миры своих фантазий Кристина Свазильская.
  - Ты абсолютно нормальная, не глупая, красивая девушка, - продолжила я. А что некрасивых девушек не бывает, бывает мало алкоголя (или как там тролли говорят). А, если абсолютно серьезно, то Кристине не хватает немного уверенности в себе, женственности, макияжа и желания быть красивой.
  - Не такая красивая, как ты, - растерянно произнесла она. Ну, лично я бы сказала, что ей не хватает моей уверенности в себе.
  - Я вовсе не идеальна. И было полно случаев, когда вожделенный мной объект страсти не обращал на меня никакого внимания, не смотря на то, что я лезла из кожи вон, - довольно откровенно призналась я (далеко за примером ходить не надо, взять того же магистра Вэлиана).
  - Да ладно, - искренне удивилась Кристина.
  - Да, да, на самом деле я... Упырь, - судорожно сглотнув произнесла я, немигающим взглядом уставившись куда-то за спину Кристине.
  - Что? - не поняла она.
  - Сзади тебя стоит упырь, - повторила я.
  Кристина обернулась с поразительным спокойствием. Упырь озадаченно посмотрел на нас. Затем на удивление слаженно (как будто бы репетировали) я и она громко завизжали, запустили первые пришедшие на ум заклинания (пульсар и огненные стрелы), снова завизжали. Упырь (очевидно испугавшись нашего концерта) бросился наутек. Затем я и Кристина по каким-то неведомым причинам смело бросились в погоню, хотя должны были сигнализировать магистру Оральту о найденной нежити и тихо дожидаться помощи и дальнейших указаний.
  Где-то через два склепа, упырь сообразил, что две девицы с ужасным вокалом и стандартными заклинаниями не есть серьезная угроза, поэтому решил перейти к атаке. Почему-то первой он решил изничтожить меня. Я мысленно проклиная любимые босоножки и дорогущий сарафан из эльфийской ткани, начала стратегическое отступление, начиная плести какой-то замудренный щит. Кристина героически отвлекла его внимание на себя цепью молний. Она добилась своего. Упырь сменил траекторию.
  Судя по тому, как она убегала, запасного плана действий у Кристины не было, а мне не придется стоя в стороне с умилением наблюдать за образцово-показательным уничтожением нежити. Я глубоко вздохнула, вплела в матрицу уже почти завершенного щитового заклинания парочку атакующих рун, получилась какая-то абракадабра. Переплетать было лень, да и времени могло не хватить, посему я плюнула, приплела самонаводящуюся руну и запустила, надеясь, что попаду все-таки в упыря.
  Как всегда получилось образцово-показательно. Стороннему наблюдателю могло показаться, что я поймала нежить на некое серебристое лассо, тонкой ниточкой, выходящее из моих рук. Как только это сияние коснулось упыря, оно стало разрастаться тонкими веточками, окутывая нежить чем-то наподобие сетки-клетки. Затем серебристые лучи начали превращаться в нескончаемый поток молний, озаривший кладбище и парочку ближайших кварталов невиданной светопанорамой и изжаривших упыря до состояния праха земного.
  - Лотенийская!!! - огласил округу голос магистра Оральта, усиленный магией. И почему всегда меня во всем подозревают. Может быть, это Кристина или заблудившийся некромант...
  - Считай, что мы уже в Вирито-дорато, - улыбнулась я Кристине, которая пряталась за ближайшим надгробием, явно не ожидая столь эффектного усекновения. Видела бы она того вурдалака в Эльрийских горах...
  
  
  К магистру Лионе и ее лекциям я всегда относилась нормально, лишний раз не пропускала, относительно внимательно слушала и старалась вести себя примерно. Только конкретно сегодня мне точно не было дела до магистра и ее вурдалаков. А что вы хотите, когда половину предыдущей ночи меня старательно таскали по всему Университету, грозя карами небесными за проявленный энтузиазм и смекалку в деле уничтожения упыря. Оставшуюся половину ночи я провела у Лары на неудобном диване с выпирающей пружиной (не хотелось идти домой, ожидая продолжения скандала, учитывая мое состояние после общения с магистром Оральтом). В общем, очень сильно хотелось спать и еще того, чтобы магистр Лиона нашла-таки в коридоре какого-нибудь вурдалака и совершенно забыла про нас.
  - Что нас ждет сегодня? - поинтересовалась Кристина, которая решила, что после триумфального уничтожения упыря мы с ней лучшие подруги на веки вечные.
  В ответ я пожала плечами. Сет изобразил перекошенную физиономию, долженствующую на наглядном примере показать вурдалака. Остальные вопрос проигнорировали. Эмили попыталась в подробностях рассказать о теме грядущего занятия, но во время успела понять, что вопрос был риторическим.
  - Магистр Лиона опаздывает, - философски заметил эльф, когда тишина начала уже действовать на нервы.
  - Она всегда опаздывает, - вяло уточнила я, просто, чтобы поддержать беседу.
  - Не настолько же, - ответил Этериэль в том же духе. Наверное, будь я немного менее уставшей, я бы не согласилась из банальной вредности. Но сейчас вынуждена была признать, что полчаса даже для магистра Лионы - слишком много.
  - Может быть, она наглядное пособие ведет, - предположил Даниэль, он же ТБМ. Резонное предположение, в последний раз она задержалась на двадцать минут, когда приводила маленькую испуганную химеру, которую кто-то нечаянно выпустил из клетки (и это была не я), а потом ту химеру ловила вся кафедра боевой магии...
  - Вурдалака на веревочке, - выдвинул свои мысли по этому поводу Сет. Это было бы очень даже весело.
  - Кто пойдет на кафедру? - Эмили озвучила вопрос, который должен был прозвучать еще пятнадцать минут назад.
  - Да, зачем туда идти. Назначат еще какие-нибудь разумные расы, - ТБМ озвучил мнение большинства коллектива, не желавшего коротать досуг в обществе магистра Марсилия (его почему-то всегда назначали заменять других магистров при чем на всех кафедрах).
  - Значит, надо послать того, кому не поставят замены, - внесла свое конструктивное предложение Кристина, малодушно отколовшись от большинства, желавшего дождаться фееричного появления магистра Лионы с вурдалаком на веревочке.
  - У кого у нас самые обширные связи? - выразительно покосился на меня Сноб. Жалко, что по второму разу мое заклинание косоглазия не проймет его. А так хочется...
  - Кафедра телепатии и кафедра боевой магии - два абсолютно разных ведомства. Кроме того, в данный момент мои связи на кафедре телепатии жаждут мне побольше наказаний и дисциплины, - от души покривлялась я, передразнивая его интонации.
  - Так, кто все-таки пойдет на кафедру? - снова спросила Эмили, не участвовавшая в нашей полемике. Желающих, как и следовало ожидать, не нашлось.
  - Не надо идти ни на какую кафедру! Все остаемся на своих местах! - в аудиторию ворвалась до неприличия возбужденная магистр Лиона, тот час захлопнув дверь на все замки. Выглядела она так, словно на самом деле тащила по коридорам нашего учебного заведения вурдалака на веревочке, при чем последний очень сильно сопротивлялся. Я начала серьезно подозревать наличие у Сета пророческого дара.
  - А что все-таки случилось? - после трагической паузы, прерываемой лишь сбитым дыханием магистра по боевой магии, все еще подпирающей дверь, спросил Сет.
  - Ничего! - жизнерадостно сообщила магистр Лиона, улыбаясь насквозь фальшиво. Мы ей не поверили и продолжали подозрительно таращиться на дверь, из-за которой что-то рычало и усиленно старалось попасть внутрь. Теперь признать в Сете пророка готовы были уже все. Он испуганно съежился под нашими плотоядными взглядами, но новых видений высшие силы, вероятно, не присылали.
  - А что там такое скребется? - уточнил наш прорицатель у магистра Лионы, все еще опасливо косясь на нас.
  - Одно небольшое последствие одного не очень приятного заклинания одного нерадивого ученика, - столь же жизнерадостно заверила нас магистр, медленно отходя от злополучной двери, которая неотвратимо начинала сдаваться под натиском небольшого последствия не очень приятного заклинания, которое почему-то не думало самоликвидироваться.
  - А какое это было заклинание? - также опасливо спросил Сет, все еще выбирая из двух зол (нас и магистра Лионы) меньшее (естественно, ее).
  - Один не очень старательный студент вместо создания безобидного фантома открыл небольшой портал, сквозь который выскочило нечто не слишком приятное, - продолжала старательно обходить это не слишком приятное магистр.
  - Не слишком приятное что? - уточнил Сет.
  - Ну, назовем это химероидом, - счастливо улыбнулась магистр, взглянув почему-то на меня. Неужели теперь эту нежить будут связывать исключительно с моим именем. Ну, в Эльрийских горах Лотенийская и вурдалаки стали же синонимами...
  - Тебе есть к чему стремиться, - позлорадствовал Сноб Уильям. Ему бы этого химероида в одно место на день рождения в подарок.
  - А что мы должны делать? - осторожно уточнила Кристина.
  - Сидеть в аудиториях и ожидать, когда магистры ликвидируют это последствие, - сказала магистр, усаживаясь на стул и с нервной улыбкой косясь на все сильнее шатающуюся дверь.
  - Магистр Лиона, а вы точно уверены, что это химероид? - опасливо уточнила я. Потому как, насколько известно мне (а мне об этой нежити много чего известно, спасибо магистр Самуил), химероиды, даже очень крупные и очень злые просто физически не способны выбить огромные (в два человеческих роста) кованые двери.
  - А почему вы думаете иначе? - невозмутимо уточнила магистр.
  - Ну, они рычат немного тише и не могут процарапать дверь, защищенную магическим покровом третьего уровня, - произнесла я таким же будничным тоном. Теперь от двери мы все дружно пятились к самому дальнему углу. А в следующее мгновение дверь, поддавшись натиску неизвестной зверушки, упала на пол, и в клубах пыли появилось ОНО. Потому что назвать ЭТО химероидом не могло даже мое больное воображение, знакомое с мемуарами прадедушки.
  Из самых очевидных различий: размер этого существа превышал стандартного химероида в два-три раза. Оно ходило на задних лапах, передние были немного разные: на одной огромные когти, напоминающие шпаги, на другой какие-то странные усики. И глаза у него светились почти так же, как и у василиска (не хочу проводить аналогий со взглядом последнего). И еще у него был хвост с длинным шипом, возможно, ядовитым.
  - Что это? - озвучила немой вопрос почему-то магистр Лиона. И так и осталась стоять памятником самой себе, неосмотрительно взглянув в глаза неведомой зверушке. Компанию в этом парке скульптур ей составил Даниэль, он же ТБМ.
  - Что будем делать? - эльф шепотом обратился почему-то ко мне (нашел авторитетного специалиста по химероидам).
  - Не знаю, - честно ответила я. Все мои фееричные победы были результатом экспромта, порыва эмоций, а не тщательно продуманных планов и стратегий. Но почему-то именно сейчас меня не тянуло на эксперименты.
  - Лотенийская, - чуть повысила голос Кристина.
  - Ну, я же не специалист по отлову и дальнейшему уничтожению экзотических зверушек! - посетовала я на свою судьбу.
  Но, видимо, сие изречение оскорбило пресловутую зверушку, потому как свой праведный гнев она обратила в мою сторону. Хвост с шипом разрезал воздух и ударил в паре сантиметров от меня (спасибо, магистр Оральт с вашей физкультурой). Затем в ход пошел не раз опробованный прием с визгом на пределе вокальных возможностей. Монстр внимательно посмотрел меня, решил, что существо с таким отвратительным голосом точно вызовет несварение и обратил свой пламенный взор в сторону Сета.
  Уильям, Кристина и Этериэль, начали медленно окружать монстра, параллельно выплетая не сложные сковывающие сети. Только зверушка в очередной раз преподнесла сюрприз. Она, подобно, химероиду, с которым ее не осмотрительно попутали, обладала иммунитетом к прямому магическому воздействию. И простенькие, но довольно мощные сети, сшитые в основном из молний, разлетелись по всей аудитории, щедро посыпая всех щебнем и штукатуркой.
  После того как стих коллективный визг (да Эмили, Кристина и зверушка меня поддержали!), стало ясно, что нет больше на кафедре боевой магии аудитории Љ 23. Даже окна вылетели, открывая потрясающую панораму на Аллор с высоты птичьего полета (в Университете около двадцати этажей, а лекционные аудитории начинаются с 15).
  - Нам не хватит мебели для телекинеза, - скорбно заметил эльф, вспоминая мою тактику борьбы с химероидами.
  - Нет времени скорбеть, - призывно воскликнул Сет, запуская в лоб зверушке чудом уцелевшую парту. Чудом уцелевшую до столкновения с чьим-то лбом...
  - Может быть, самозатягивающийся огненный контур со Сферой воздуха третьего порядка и вплетенной в матрицу заклинания руной чистой стихии, - внесла я предложение, блещущее моим любимым экспериментаторским духом.Подобные фокусы благоразумно начинать пробовать магистрам третьей степени, а не студентке четвертого курса...
  - А ты это умеешь? - удивилась Эмили, даже отвлекшаяся от созерцания того, как монстр умильно потряхивает головушкой и силиться начать ориентироваться в окружающем мире. Жаль, парт больше нет, может быть, и одолели бы его с помощью телекинеза!
  - Теоретически, - заверила я, сияя насквозь фальшивой улыбкой (Элейн, когда видит такую мою улыбку, прячется под стол и ставит трехмерные защитные щиты). Не стоило уточнять, что заклинание подобного класса я мельком видела в одной из старых тетрадей отца, а, учитывая, что талант превращать стандартные схемы заклинаний в некую абстракцию был передан мне с его генами, то большую часть я не поняла.
  - Тогда действуй! - воскликнул эльф, запуская в монстра вихрь из осыпавшейся штукатурки. Да, в следующий раз наложу на себя печать молчания, чтобы не бросалась впредь "гениальными" идеями.
  Следующие пятнадцать минут Этериэль, Сноб, Сет и Кристина усиленно отвлекали монстра, заодно очень витиевато и неприлично поминая мои умственные и магические способности, гениальные идеи, Эмили, монстра, всех магистров вместе взятых и сложные отношения, связывающие нас. Особенно впечатлил эльф, который забегая едва ли не на потолок выдал трехминутную тираду на чистейшем тролльем, да так, что все представители данной расы сразу же избрали бы его почетным троллем. Эмили тем временем вполне успешно маскировалась под очередную статую.
  И вот оно было произнесено. Только получилось не совсем то, что я ожидала. Сначала на полу невесть откуда появилась гигантская лужа, через тринадцать секунд превратившаяся в лед (о какие пируэты мы все, включая зверушку, выделывали!). Следом с потолка посыпали острые, как иглы сосульки, исколовшие всех и меня в том числе. Далее чудище осыпало с ног до головы розовыми цветами на удивление неприятно пахнущими. Следом, по аудитории галопом проскакал фантом магистра Оральта с букетом огромных желтых ромашек, распевающий боевой гимн гномов (не знаю, каким образом это попало в канву заклинания). И уже потом, в тот самый момент, когда я начала задаваться вопросом, где же все-таки магистры, зверушка загорелось ядовито-зеленым пламенем, смердящим почище целого батальона разложившихся зомби. Оно не то, чтобы собиралось от этого издыхать, но тут его подхватило неведомо откуда взявшимся вихрем (веющим запахом тех цветов, которыми монстра осыпало), вынесло через проем в окне, подняло куда-то в заоблачные дали, а потом резко отпустило лететь вниз, дабы остаться красочным блином на мостовой.
  И тут внутрь ворвался магистр Оральт. Столкнулся с собственным фантомом, поющим уже похабные тролльи песенки на весь коридор. Увидел парочку остаточных молний и дотлевающую зеленым пламенем парту. Почувствовал запах цветочков. Оценил масштабы разрушений...
  - Лотенийская! Я же тебя заставлю все заклинания тобой применяемые переводить в схемы до тех пор, пока не смогу понять твои каракули без помощи переводчика! - закричал он. Почему-то все мои соратники дружно отступили в сторону, оставляя меня одну под праведным гневом магистра.
  - Может быть, лучше в Вирито-дорато? - спросила я.
  - Обязательно! В вечную ссылку! - злорадно пообещал магистр.
  
  
  После очередных полуторачасовых выяснений обстоятельств уничтожения нежити, я, наконец-то, была свободна. Радовало, пожалуй, то обстоятельство, что отчитывали нас всех, за исключением ТБМ, столь вовремя окаменевшего. Да, как много нового мы о себе узнали. Нет, говорили с нами исключительно вежливо, тихими голосами интересуясь с какой такой радости мы решили уничтожать неизвестного нам монстра заклинанием уровня магистра второй степени и с чего мы дружно поверили, что у меня подобное получиться. На самом деле не получилось же. Чуть позже магистр Самуил в красках описал, что бывает, когда маг пытается плести слишком сложное заклинание, обладая при этом достаточным количеством резерва, чтобы уничтожить половину Аллора (это относится к интересным фактам, которые я о себе узнала). Хотя, надо отдать должное магистру Ходячей Смерти, я прониклась и часа два не решалась даже на элементарное колдовство, памятуя о тех последствиях, к которым может привести даже одна руна, вплетенная на долю секунды позже или раньше...
  Впрочем, как бы мне того не хотелось, но домой надо было возвращаться. У Лары, конечно, хорошо, но нельзя нагло эксплуатировать ее гостеприимство и одалживать вещи, кроме того, не столь уж серьезно мы с мамой поссорились, чтобы уходить из дома. Если бы не кладбище с тем упырем, я бы еще вечером вернулась...
  Дома было подозрительно тихо. Наверное, мама и Элейн выплеснули все эмоции еще вчера. Кроме того, сейчас в Университете экстренное совещание по поводу решения дальнейшей судьбы творца неведомой зверушки, уничтоженной моими усилиями (ой, что будет, когда мама узнает!). Впрочем, тогда она точно забудет об Элейн и ее женихе. Кстати, надо проведать сестру.
  - Входи, - послышался ее голос, когда я только что подошла к двери. Да, иногда быть телепатом имеет свои преимущества.
  - Все нормально? - поинтересовалась я. Сестра едва не упала с кровати, увидев меня. Я, конечно, умывалась и пыталась отряхнуться, но все равно вся была в пыли и мраморной крошке, еще я (и вся наша отважная группа) вся была в мелких ярко-зеленых каплях какой-то жидкости. Магистр Самуил заверил, что это безвредно и смоется, но я как-то ему не доверяла...
  - Что с тобой? - спросила Элейн, когда дар речи вернулся к ней.
  - Последствия деяний одного таланта, которому необходимо срочно вынуть руки из одного места и вернуть с того самого места голову, - кратко поведала я.
  - Анна, что случилось? - в голосе сестры прозвучал испуг. Просто обычно, когда я выражаюсь подобным образом, того, о ком я это сказала, постигает правомерная кара в виде мелкого пакостничества или несложных проклятий (например, Татти Питерс до сих пор икает, когда начинает лгать).
  - Говорю же, ничего экстраординарного. Просто поучаствовали в учебном уничтожении нежити, которое пошло немного не по плану. Нежить уничтожена, все целы, за исключением потолка одной аудитории, - немного подкорректировала я правду.
  - Ладно, - согласилась Элейн, но ясно было, что она не поверила. Видимо, решила дождаться того момента, когда в двери войдет Элеонора Лотенийская и во всех подробностях поведает о моих подвигах.
  - Ты как? - спросила я.
  - Нормально, - лаконично ответила сестра.
  - С мамой больше не ссорилась? - продолжила я.
  - Нет. Мы с ней не разговариваем, дабы не испортить отношения еще сильнее. Она скоро успокоиться и мы сможем поговорить вполне цивилизованно, - продолжила Элейн.
  - Ты уверена? - уточнила я. О боевой магии мы до сих пор спокойно говорить не могли, особенно, когда я рассказываю о своих подвигах. Впрочем, любой родитель бы спокойно не стал реагировать на мою манеру повествования.
  - Уверена. Тем более, что у нее не будет выбора, - закончила сестра подозрительно спокойно. Она уже приняла решение и точно его не переменит. И чувствую, что это решение будет чем-то, что заставит маму забыть о боевой магии...
  - Что ты придумала? - спросила я, машинально выстраивая защиту от подслушивания. Мамы дома не было, но лучше перестраховаться.
  - Позже расскажу. Дай время мне и маме немного успокоиться. И все обязательно будет хорошо, - улыбнулась сестра. И я почему-то ей верила.
  
  
  Магистр Самуил находясь в добром здравии, но нетрезвом (по моему мнению) рассудке, уже второй час без остановки диктовал какие-то заклинания темной магии, половина из которых была запрещена еще двести лет назад, а о другой половине нам даже слышать нельзя было. Нет, конечно, предполагалось, что мы должны быть в общих чертах ознакомлены с заклинаниями высшей некромантии, возможно, в какой-то мере сами быть теоретиками этой науки (что-то вроде знай врагов своих лучше). Но не должны же проходить это все также подробно, как и некроманты. Чем вообще магистр Ходячая Смерть думал, открывая подобные заклинания столь не окрепшим разумам, как я или Сет. Здесь любой здравомыслящий человек не даст руку на отсечение, что нас не потянет проверять заклинания на практике, может быть, даже ритуал жертвоприношения принести. Магистр Самуил очень даже подойдет... Хотя, нет. Если я решу кого-нибудь приносить в жертву, то этот будет совершенно другой магистр и имя ему Марсилий Клевский-Пулитяпко.
  - Лотенийская, кого вы в жертву приносите? - спросил магистр, словно прочитав мои мысли. Верь, после этого, что все его степени по некромантии (мою телепатическую защиту даже мама не перебивает).
  - Себя. На алтарь знаний, - с явно излишним пафосом произнесла я, готовясь трагически упасть на парту, имитирующую пресловутый алтарь.
  - Если так уж жаждите крови, пройдите к столу. Будете моим ассистентом, - с какой-то зловещей улыбкой пообещал магистр Самуил.
  - Я в жертву добровольно не дамся. А когда я сильно нервничаю, вокруг имеют тенденцию происходить масштабные разрушения, - честно призналась я, подходя к столу, на котором лежал какой-то подозрительный камень, весь исписанный древними рунами, значений которых я не знала. Но они почему-то напоминали мне схемы вызовов демонов нижних миров, ну и что, что я даже приблизительно не знала, как эти схемы выглядят... Интуиция мага - это первоочередное чувство!
  - Боюсь, что вас в качестве жертвы даже самые ужасные демоны не выдержат, передав в ваши руки бразды правления. Потому что Лотенийская, свой титул страха и ужаса нашего Университета вы вполне оправданно заслужили после феноменального разрушения аудитории Љ 23 кафедры боевой магии, - не остался в долгу магистр.
   - А давайте, зашлем ее в миры демонов, может быть, Анна их изнутри разрушит, как ту самую аудиторию? - предложил Сет. Его тетрадь быстренько возгорела, но также быстро погасла. Сет Дигори, так же, как и я, всегда был готов к мелкой детской пакости, направленной на то, чтобы принести вред его имуществу. Ну, ничего, я потом отомщу... У кого-то нет прадедушки-некроманта и тяжелой наследственности по части проклятий...
  - Дигори, хотите составить ей компанию? - спросил магистр.
  - Соглашайся, Сет. От нас двоих демоны точно иммигрируют в более благоприятные миры, а мы создадим собственную тиранию, - изобразила я зловещий смех кровожадного деспота.
  - Хватит. Лотенийская, что вы думаете об этой плите? - прервал магистр наши дискуссии заклинанием молчания. Точнее его одной противной разновидностью, не позволяющей болтать на темы, отличающиеся от заданной. Да и то отвечать можно только на вопросы магистра. Ну, я такую жалобу накатаю по поводу нарушений прав учащихся и применению несанкционированных заклинаний!!!
  - На этой плите убивали младенцев и девственниц, чтобы обрести невиданную магическую власть, благодаря темным силам, не жертвуя драгоценными годами своей жизни или своей же мелкой и жадной душонкой, - в пустоту предположила я. Магистр согласно кивнул.
  - Что ж, это действительно жертвенная плита, но для того, чтобы предвидеть сие совершенно не обязательно было слушать курс высшей некромантии. Кроме того, не стоит столь уверенно утверждать о том, кого и как на ней приносили в жертву. Так что я жажду подробностей, госпожа Лотенийская, - прокашлял магистр, снова пронзая меня пристальным взглядом.
  - Смею предположить, что сии руны обозначают какое-нибудь патетическое воззвание к потусторонним силам тьмы с обещанием вечно служить, продать душу или что-нибудь в этом духе. Так же здесь, очевидно, находятся стандартные жизнь, смерть, тьма, свет, - выдала я робкое предположение за неоспоримую действительность. Магистр продолжал смотреть голодным василиском. Любопытства ради, я дотронулась до плиты. Никаких ощущений: ни физиологических, ни магических сие действие не вызвало. Обыкновенный камень, холодный, шершавый, исписанный древними рунами, которые я предположительно должна была знать.
  - Можете просветить к какому конкретно представителю темных сил обращено сие патетическое воззвание. И что оно обещает за вечную службу и душу магу, обращающемуся к сему существу? - задал магистр наводящий вопрос.
  Я снова посмотрела на непонятные письмена. Ну, не дружу я с некромантией и вовсе не по причине своей белой, пушистой и исключительно миролюбивой натуры. Просто слишком уж сложные у меня взаимоотношений с данной отраслью магии. Ее заклинания не то, чтобы не получаются, но на них мне определенно не везет. То химероид из пробирки вылезет, то взорвется что-нибудь непредвиденное, то жертвенная крыса окажется кусачей, то жалко станет мышку на соседнем столе... В общем, если хотите что-нибудь наверняка уничтожить - заставьте меня заниматься некромантией...
  - Лотенийская, я жду, - снова прокашлял магистр. И не отделаешься от него капитуляцией и согласием на двойку. Будет пытать до последнего и все равно эту двойку поставит.
  - Похоже на ранний язык литейри, язык, на котором говорили древние боги и прочие разумные расы, считающие себя перворожденными, - пояснила я для ТБМ и Кристины, которые были не сильны в древних языках и общей теории магии.
  - Вопрос был другим, - строго произнес магистр. Я снова обратила свой взор к плите. Найти парочку знакомых рун и приплести к ним какую-нибудь историю близкую к мифологии...
  - Здесь присутствуют времена года. Параллельно им идут смерть и рождение, мужское и женское начало, что наводит мысли на что-то связанное с цикличностью. Возможно, просилась власть над жизнью и смертью. Или пресловутое бессмертие, - продолжила я, снова дотрагиваясь до плиты. Новое прикосновение откликнулось магией смерти. Проклятым даром, о котором я никого не просила... Я отдернула руку, но поздно, я уже коснулась смертей, произошедших на этом алтаре своим даром. И теперь они словно представали передо мной в каком-то безумном слайд-шоу...
  - На этом алтаре просили бессмертия. Вечности, даруемой за счет предсмертной агонии. Крови, - я старалась говорить спокойно. Но на самом деле плохо получалось. Дождаться конца, и срочно телепортироваться домой, там дать волю своей истерике.
  - Дальше, Лотенийская, - продолжил магистр. Меня, не смотря на все старания, начинала охватывать паника. А что еще можно ожидать, когда перед моими глазами не обыденная аудитория кафедры некромантии с заспиртованными внутренностями нежити и глазами жаб, а тысячи и сотни жертв, истекающих кровью и молящих о смерти. И еще больше их мучителей, страдающих изрядной долей садизма...
  - Агония слишком кратка для того, чтобы перешагнуть порог... Или кровь слишком слаба... Только древний бог или дракон, принесет бессмертие, но их сила сожжет тебя дотла, если в тебе нет их крови, - я начала нести какой-то бессознательный бред, отрывками доносившийся до меня из прошлого этой плиты.
  Я видела жертвы, видела их страдания, физически ощущала их кровь, стекающую по рунам, безумную агонию. Меня буквально захлестнули их крики: чуждые, из другого времени, будто бы и неживые, но пробирающие до костей, заставляющие каждую клеточку моего тела замирать от ужаса.
  - Лотенийская! Лотенийская! - магистр Самуил, наконец-таки заподозрил что-то не ладное. Или чужая кровь на моих руках и горящие на алтаре руны - это уже не плод моего воображения, а результат магии смерти, зацепившейся за тысячи смертей этого алтаря... И тот факт, что лица всех были бледны и испуганы говорил в пользу этой версии...
  Я неожиданно успокоилась. От алтаря веяло могильным холодом. И часть моего сознания находилась в другой реальности и в другом времени. Сейчас я четко видела, как приносили в жертву какую-то девушку. Жрецами были четыре других девушки. Жертва была напугана и умоляюще смотрела на своих убийц. Те хладнокровно поднесли четыре тонких кинжала, исписанных древними рунами.
  - Не надо Весна, - слабым голосом произнесла жертва, когда кинжалы были занесены для удара. И одна из жриц на секундочку задержалась.
  Она не успела опустить кинжал до того момента, как из ниоткуда появилось четверо стариков в белых одеждах, напоминающих одеяние высших жрецов какой-то древней религии. Они вонзили свои кинжалы в сердца девушек-жриц со спины. Тогда из плиты вырвалась невообразимая сила магии, полившаяся к тем старцам-жрецам, даруя им молодость. Хотя, нет, сила шла не из плиты, она исходила из девушки на алтаре, переходя через ее убийц... Через всех, кроме одной, той, которая не успела опустить кинжал....
  Она, собрав последние силы, ударила им своего убийцу. И в это мгновение произошло нечто иное. Магия перестала литься ровным потоком. Она начала извергаться вулканом, опустошая округу. Лишая жрецов-стариков, получаемой юности и бессмертия, выпуская силу девушек жриц и разверзаясь черной воронкой над их жертвой... Затем вспышка ослепительно-яркого света, разрушающего все вокруг.
  И вот, в отдалении лежат жрецы-старики изможденные и старые, но еще живые. Лежат кинжала девушек и их белые одеяния. И еще Весна, сжимающая рукоять своего кинжала. И рядом с ней кусочек той самой древней плиты, до которой я дотрагивалась...
  Неожиданно я пришла в себя. Голова кружилась, меня тошнило, мир рассыпался на тысячу осколков, воздух был пропитан магией. Вместо маленькой плиты, возвышался величественный каменный алтарь, занимавший половину аудитории, на котором золотыми чернилами было что-то написано... Впрочем, остальное я не успела заметить, потому как неотвратимо начала терять сознание...
  
  
  - Неудивительно, что девочка едва не потеряла весь резерв. Воссоздать алтарь из маленького кусочка плиты, да на это не каждый архимаг способен. И совершенно точно она не могла сделать этого осознанно, - услышала я где-то над собой чей-то смутно знакомый голос. Намекнуть, может быть, чтобы потише говорили, я же тут вроде бы сплю... Или спала...
  - Ты же понимаешь, что никто не должен знать о том, что она обладает властью над магией смерти, - ответил еще более знакомый голос. Я невольно начала прислушиваться, все еще изображая собственную же бессознательную тушку.
  - Элеонора, глупо предполагать, что настолько сильный и редкий дар останется не замеченным. И еще глупее не учить ее управлять им, - ответил все тот же голос теперь уже со строгими интонациями. И чувствую я всеми фибрами души, что таинственная Элеонора никто иной, как моя мама.
  - Не надо учить меня, как воспитывать дочь, Самуил, - гневно ответила уже точно моя мама. Неужели она с магистром Самуилом беседует. И как бы эта беседа не вылилась в дополнительные занятия для меня...
  - Элеонора, предполагается, что архимаг должен знать о том, что от магического дара невозможно отказаться и самый оптимальный вариант - научиться им управлять, потому как в следующий раз твоя дочь может вызвать из небытия не древний алтарь, а что-нибудь настолько страшное, что знаменитый дед твоего мужа покажется младенцем на утреннике, - продолжал магистр Ходячая Смерть отчитывать маму.
  - Может быть, не стоит приносить в аудитории вещи, которые могут вызвать нечто подобное, - с ледяным спокойствием продолжила мама.
  - Твоя дочь - будущий боевой маг, Элеонора. И уверен в том, что она не станет спрашивать у тебя разрешения прогуляться на очередное древнее кладбище в поисках нежити, - продолжал магистр Самуил. Даже забавно, как они ссорятся, размышляя обо мне и моем даре...
  - Анна, терпеть не может кладбища и не стремиться стать героиней на поприще борьбы с нежитью, - фактически процитировала меня мама.
  - Может быть, но даже я знаю, что на распутье с миллионами указателей, твоя дочь выберет тот, на котором написано "Не ходить. Слишком опасно. Неминуемая смерть", - продолжил магистр. Я едва не возмутилась, нарушив всю конспирацию. Я,между прочим, всегда выбираю, надписи вроде "Долгая и счастливая жизнь гарантированы".
   - Ладно. Я знаю, что Анна склонна к авантюрам и ни за что не пропустит то, что сулит ей крупные неприятности. Но ты же знаешь насколько опасна магия смерти, - продолжила мама, вызывая мой праведный гнев и возмущение полным согласием с магистром Самуилом.
  - А во сколько раз эта магия опасна, если не уметь ее контролировать? - спросил магистр Самуил. Мамино молчание заставило меня серьезно задуматься над этими арифметическими операциями.
  - Раз вы согласны со мной, то смею проинформировать вас Анна Лотенийская, что отныне вы будете раз в неделю посещать индивидуальные занятия, для всех именуемые отработками по лабораторным работам, которые вам не зачтены благодаря прошлогоднему химероиду, - обратился ко мне магистр, давая понять, что моя конспирация для них не была секретом. И сколько времени еще мне будет аукаться то маленькое и почти безобидное создание?!
  
  
  Пожалуй, единственным плюсом несанкционированного применения мной магии смерти было то, что мне дали целую неделю отдыха. Ну, еще мне прописали постельный режим и настоятельно не рекомендовали колдовать. В принципе все было не столь уж и страшно, разве что запрет использовать магию, но поскольку он имел лишь рекомендательный характер, то я всегда смогу сказать, что это был вопрос жизни и смерти. Впрочем, колдовать даже не хотелось: кружилась голова и ощущалась общая слабость.
  Я вольготно развалилась на собственной кровати, читая первый попавшийся журнал (почему мне всегда под руку попадается именно "Боевая магия сегодня"?). С преувеличенным энтузиазмом я изучала статью об устройстве жизненоважных органов упырей, искренне надеясь, что они мне в кошмарах не приснятся (ну снился же мне мозг вурдалака, страдавшего какой-то формой эпилепсии). В тот самый момент, когда я добралась до трехмерных изображений (трежмерными они становились при использовании специализированного заклинания), сие увлекательнейшее действо прервала Элейн, просочившаяся сквозь стенку. Да, иногда дети, обладающие магическим даром и нежелающие пройти полметра до двери, столь неблагоразумно используют свои способности, не смотря на устрашающие сказки родителей о том, как можно вмуровать себя в стену на молекулярном уровне.
  - Что-то случилось? - спросила я, отрываясь от "увлекательнейшего" места о строении челюстей особенного свирепого нового вида нежити, обитающей в Вирито-дорато и подозрительно напоминающей упыря (этот журнал всегда поразительно точно убивает мой трудовой энтузиазм, что невольно наводит на мысли о том, что мама знакома с главным редактором).
  - Анна, мне нужна твоя помощь, - прошептала сестра, навешивая все возможные и невозможные защиты от всех видов телепатии и прослушки.
  - Что я должна сделать? - спросила я, сразу же взбодрившись. Я вообще очень быстро прихожу в себя, когда чувствую очередную возможность натворить что-нибудь этакое. А такие возможности я всегда ощущаю поразительно точно.
  - Я хочу сбежать из дома. И мне нужно, чтобы ты показала мне, как ты уходишь на вечеринки незаметно от мамы, - произнесла Элейн, все еще опасливо посматривая на дверь. Интересно, с чего это у нее проснулась страсть к экстремальным полетам. Хотя, Элейн же не знает и мама тоже, иначе сама бы провожала на вечеринки, прекрасно понимая, что малейшая ошибочка в расчетах и вот оно красочное пятно на мостовой, именуемое Анной Лотенийской.
  - Элейн, а ты уверена, что стоит действовать столь радикально. Мама еще немного позлиться и успокоиться. Тем более, если твой жених нормальный парень с адекватным восприятием мира, - попыталась я выступить в непривычной для себя роли.
  - Анна, я не понимаю почему, но мама яростно ненавидит его. И ее гнев столь непримирим и силен, что ничего не сможет изменить положения вещей. Я это чувствую, - ответила Элейн. Ладно, с ее эмпатическо-телепатическим восприятием мира не поспоришь.
  - Может быть, у нее есть причины. И тебе стоит выслушать и ее доводы прежде, чем действовать столь радикально, - снова попыталась я убедить кого-то подчиниться доводам рассудка.
  - Я уже пыталась. Но она закрывается блоками и этой бессмысленной ненавистью. И еще угрожает, при чем не только мне. И, знаешь, я не собираюсь, как всегда подчинятся. Я все равно уйду. Просто я надеялась, что ты поддержишь меня, - Элейн отвернулась к окну. Да, от меня явно ожидали больше поддержки и тепла.
  - Элейн, конечно, я тебя поддержу. Просто хочу быть уверенной в том, что ты потом жалеть не будешь о содеянном. Все-таки мама есть мама, не смотря на то, что она архимаг по телепатии, - попыталась я сострить.
  - Анна, я буду жалеть лишь о том, что не попробовала. Я уже не маленькая девочка, которую надо оберегать от жестокого внешнего мира. И я не прощу себя, если снова испугаюсь, - ответила сестра.
  - Ладно. Только предупреждаю заранее, мой способ незаметного ухода из дома довольно-таки экстремальный и может вызвать неконтролируемое желание убить меня.
  - Я как-нибудь переживу, - улыбнулась Элейн.
  
  
  И вот три часа спустя. Разбитый алтарь в какой-то миленькой церквушке. Воздух, разреженный магией. Рыдающая Элейн. Ее жених в состоянии полутрупа, уносимый куда-то хмурыми магами в форме. Мама, читающая над сестрой нотации. И я чувствующая себя так, словно упыри и вурдалаки переварили меня, а потом выплюнули наружу.
  Мама появилась в самый неподходящий момент в окружении боевых магов. Элейн и ее жених как раз собирались дать клятвы и закрепить брак вечной и древней магией. Молния попала прямо в алтарь. Я честно старалась задержать боевых магов и дать время Элейн открыть портал или просто телепортироваться. Но их было больше и они были опытнее, еще это дурацкое перенапряжение с магией смерти. Впрочем, двоих из пятерки я оглушила силовым полем, окончательно убившим мой резерв. А ослепляющая вспышка магии, дезориентировавшая остальных, привела меня в состояние непереваренного упыриного обеда. Только кто знал, что Элейн не успеет, а ее жениха ранит шальной вспышкой молнии. У сестры же не было тренировок с магистром Оральтом и практики быстрого плетения сложных заклинаний...
  И вот три часа спустя. Опустевшая квартира с выключенным светом. Сестра, срочно отправленная куда-то через пространственный телепорт, и напряженное молчание, повисшее в воздухе, между мной и мамой.
  - Надолго ты отправила Элейн в эту ссылку? - спросила я. Сама не знаю зачем, с мамой говорить совершенно не хотелось, но тишина была еще более угнетающей.
  - Пусть она закончит этот год в Норо. Если Элейн не осознает собственных ошибок, то проучиться там еще один семестр, - ответила мама ледяным тоном.
  - Норо?! Ты отправляешь родную дочь в этот концлагерь для одаренных целительниц, где живут и дышат исключительно по расписанию выживших из ума и застрявших в средних веках эльфийиских матрон? - я все-таки не смогла следовать своему плану, оставаясь хладнокровной и рассудительной.
  - Не стоит так сгущать краски. Норо - привилегированное учебное заведение. Попасть туда - это большая удача. Кроме того твой концлагерь подразумевает изучение целительства, к которому твоя сестра стремилась с ранних лет, - продолжила мама.
  - А ее жених? Что это вообще было за представление с боевыми магами? - возмутилась я.
  - Это я у тебя должна спросить, что это было за представление? Ты хотя бы понимаешь, чем может обернуться это твое слепое желание помочь сестре совершать глупости! - мама тоже не придерживалась первоначального плана быть спокойной и рассудительной.
  - И что это за глупости? Она полюбила кого-то, кто не вписывается в твой идеальный план, расписанный на наши жизни? И тот факт, что человек, не являющийся магом, решил жениться на твоей дочери - машинально обрекает его на смерть? - продолжала я.
  - Ты не понимаешь, - снова слегка повысила голос мама.
  - Тогда объясни. Потому, что я клянусь, что однажды выскочу замуж за первого встречного тролля, - переходила я на свои привычные аргументы. Почему с каждым новым днем эта идея кажется мне все менее и менее абсурдной...
  - Только не надо устраивать дешевых шоу. Этот жених Элейн был опасен. И он был нечестен, - отрезала мама.
  - Элейн - эмпат и телепат до мозга костей. Ее просто невозможно обмануть. Так что рассказывай эти сказки кому-нибудь другому, - ответила я.
  - Анна Лотенийская, я сказала все, что посчитала нужным, а тебе лучше вернуться в свою комнату, пока я не применила к тебе карательные меры, - перешла мама на строгий тон. Обычно меня это охлаждало, но сейчас я разошлась не на шутку.
  - Пошлешь в какой-нибудь элитный гадюшник для девочек с необычными способностями к темной магии? - спросила я неожиданно холодным тоном. Мама может наказывать меня сколько ее душе угодно, кричать, запрещать, даже отправлять в ссылки, но я сама тот еще экзотический овощ. А вот моя сестра - идеальная дочь, всегда выполнявшая даже самые причудливые закидоны маман. Стоило ей лишь раз ослушаться и...
  - Иди в свою комнату, - мама повысила голос опять.
  - Даже не подумаю. Кстати, сказать, ноги моей в этом доме не будет, пока ты не вернешь Элейн, ее жениха и не будешь мешать им набивать собственные шишки, - резко бросила я, громко хлопая входной дверью.
  
  
  Уже месяц я жила у Кристины. К Ларе я не стала иммигрировать по причине ее проживания с родителями. Кроме того, от Кристины до Университета было ближе. За занимаемую площадь я платила своими бесценными советами, помощью в занятиях и косметикой. Впрочем, там я только ночевала и то не всегда. Свободное время по-прежнему занимали увеселительные прогулки с Ларой и усиленное добывание наличных средств (практика в экзорцизмах и вдохновенные спектакли под пифию). С мамой я по-прежнему не разговаривала пару раз партизанскими вылазками транспортируя к Кристине часть своего гардероба, косметики и литературы (ну, не могу я заснуть, не перечитав парочку страниц мемуаров прадедушки).
  С сестрой я так и не смогла связаться, но уверена, что аббатису Норо впечатлило мое проникновенное послание. Кроме того, я смогла кое-что узнать от Этериэля, чья сестра обучалась в Норо. Да, я всегда знала, что нежная дружба Лары с эльфом должна приносить плоды. В общем, общение было довольно конспиративным и проходило через несколько рук, но я хотя бы знала, что с Элейн все в порядке. Насчет ее жениха все было не так просто, но я грозилась устроить грандиозный скандал в высших кругах, тонко намекая некоторым людям, что дневники моего прадедушки можно придать огласке... А в этих дневниках столько всего интересного, сам магистр Самуил душу продаст за пару страниц...
  - Ты не видела моих конспектов по расам? - спросила Кристина, отвлекая меня от решения вселенского вопроса: какую блузку надеть нежно-голубую илифиалковую.
  - Посмотри на диване, под подушкой, - ответила я, останавливая свой выбор на зеленом сарафане. Да, воистину логика моих поступков не подвластна здравому смыслу.
  - Там боевая магия, - со вздохом ответила Кристина.
  - Боевая магия в холодильнике, - сказала я, потому что совершенно точно видела эту тетрадь сегодня утром, когда доставала овощи для салата. Вообще у Кристины царил такой беспорядок, что даже я, не слишком аккуратная особа, приходила в ужас.
  - Все равно на диване не расы, - отозвалась Кристина, извлекая тетрадь из подушек. Что ж, если любишь беспорядок надо уметь в нем ориентироваться. Я же знаю, что моя любимая блузка висит на ухе гигантского плюшевого зайца, который позавчера завалился за этот диван.
  - А зачем тебе расы? - поинтересовалась я первопричиной этой поисковой деятельности.
  - У нас сегодня зачет, а без конспектов магистр Марсилий не допускает к экзаменам. А без экзамена не будет практики, - попыталась объяснить мне Кристина какой-то безумной скороговоркой.
  - Попробуй поисковое заклинание. Мне всегда помогает, - посоветовала я.
  - Какое еще заклинание? - не поняла Кристина.
  - Самое элементарное. То, которое в магической школе проходят, когда преподаватель прячет тетрадь, мелок или какой-нибудь амулет, а ты ищешь по всей школе, - поделилась я воспоминаниями. Я при помощи этого заклинания дома конфеты в детстве искала, пока мама не начала накладывать на них специальные чары.
  - Я его не помню, - призналась Кристина после пары минут старательного наморщивания лба. Зря, я никогда подобных элементарных вещей не забываю. Вреда они не принесут никому, но и защититься от них тоже толком невозможно. И пусть я перестала находить конфеты, зато отыскалось множество секретных документов, семейных реликвий-амулетов и артефактов и множество других вещей, которые не должны были быть доступны детскому взору и моим загребущим рукам (знаменитый дневник прадедушки был отыскан именно таким способом).
  - Возьмешь у кого-нибудь конспект и наложишь заклинание копирования. Я покажу парочку векторов, чтобы магистр Марсилий не просек мошенничества, - равнодушно махнула я рукой.
  - У тебя или у Сета? - ехидно переспросила Кристина. И никто, между прочим, не виноват, что наши подчерки умеем разбирать только мы сами и то по особым случаям. И у самой Кристины подчерк далек от каллиграфического.
  - Ну, попросишь у Этериэля или Эмили. Все равно заклинание копирует все твоим подчерком и не слишком тщательно. Но в достаточной мере для того, чтобы удовлетворить магистра Марсилия, - поделилась я опытом. Да, мои лекции - это всего лишь не очень старательная копия трудов эльфа. И почему мне должно быть стыдно....
  
  
  Последнюю лекцию в этом семестре читал заведующий нашей кафедры. Это были экзорцизмы, которые магистр Леонард не очень любил, но слыл великим специалистом в данной области. Лекции проходили скучно, были перегружены множеством заоблачных терминов, знания которых от нас даже и не требовалось. И я с ужасом представляла тот светлый миг, когда этот магистр начнет читать у нас демонологию. Правда, старшекурсники говорили, что там он предстает в совсем другом амплуа. Мол, демоны для него как вурдалаки для магистра Лионы. Что ж, ждем-с.
  Но сейчас на экзорцизмах магистр сам медленно погружался в сон, приводя на редкость скучные и хрестоматийные примеры (я за последние две недели своего опыта на ниве изгнания мелких бесов и грызунов могла рассказать более интересные истории). Но воистину невыносимо скучным сей предмет делало полное отсутствие наглядных демонстраций, магистр даже клопогонного экзорцизма не проводил, а магия, без показательных выступлений - скука смертная.
  - Так, что ты собираешься взять с собой в Вирито-дорато? - спросила Кристина, пользуясь полным равнодушием магистра к происходящему в аудитории.
  - Чемодан под новую шубу, - мечтательным тоном ответила я.
  - А разве там шубы продаются? - по какой-то неясной причине ТБМ Даниэль Стоун присоединился к нашей сугубо личной беседе.
  - Нет. Но, кто сказал, что боевой маг не сможет раздобыть себе достойную шкурку, - произнесла я, рисуя в тетради какую-то непонятную схему, некогда кем-то используемую для сдирания шкурок убиенной нежити. И этот садист даже не мой прадед. Но, все-таки, наверное, мы с ним состоим в отдаленном родстве.
  - Там же только нежить водиться, - после краткого размышления резюмировала Кристина.
  - А у некоторой нежити очень красивая шкурка. Например, у белых вурдалаков, - мечтательным тоном ответила я, показывая картинку из Большой Энциклопедии Нежити. И, что они так глаза выпучили, Лара, например, очень живо поддержала мою инициативу, и даже просила себе такую же шубку. Я согласилась, но при условии, что подруга будет присутствовать при усечении вурдалака. Почему-то Лара отказалась...
  - Минутку внимания. На этом мы заканчиваем изучение экзорцизмов. А поскольку остается еще достаточно много времени, обсудим ваши курсовые работы, которые вы должны будете защищать на следующей неделе, - обратился к неблагодарной публике магистр Леонард.
  - А, может быть, не надо, - лучезарно улыбнулся Сет.
  - Нет. Поговорим. Вы пишете работу по Разумным расам, если я не ошибаюсь? - магистр задал вопрос в пустоту.
  - А драконы - это тоже разумная раса? - высказалась я, будучи до глубины обижена на магистра Марсилия за тему моей курсовой. "Драконы, особенности психологии и физиологии". И это было бы не так страшно, если бы всем остальным не достались стандартные эльфы, дриады, гномы, русалки и тролли с их семейно-бытовыми отношениями и шедеврами архитектуры-литературы.Нет, драконы, несомненно принадлежали к разумным расам, но эти самые драконы были редкостью уже во времена королевы Рийганы. Я имею в виду величественных созданий, наделенных разумом и магией, а не гигантских ящеров с мерзостными характерами, кучей сокровищ и пристрастием к человечине, сказаниями о которых изобилуют разнообразные легенды. Но даже они вымерли уже лет двести назад. А курсовая предполагает целую часть под названием "Личная беседа с представителем разумной расы".
  - А чем вам драконы не угодили, Лотенийская? - поинтересовался магистр Леонард. Да, поздно уже возмущаться, когда вся работа сделана, а ее защита случиться через пару дней.
  - Может быть тем, что их физиологию и психологию мы проходим в следующем семестре, - ответила я. И совсем даже не в курсе разумных рас. Есть специальная дисциплина, на которой мы проходим мифологических чудовищ. Правда, дисциплину кто-то, не обладающей ни знаниями, ни фантазией (сильно подозреваю, что некий магистр Марсилий) наименовал Драконологией.
  - На вашем месте я бы не волновался о драконах так, как должен переживать Стоун по поводу троллей и их социально-бытовых нравах, - обратился он к Даниэлю, фривольно развалившемуся на последней парте.
  - А что там не так? - невозмутимо поинтересовался ТБМ.
  - А кто вам сообщил, что двадцати страниц на родном языке этого народа вам будет достаточно для того, чтобы получить положительную оценку? - продолжил магистр Леонард, пристально гипнотизируя ТБМ. Тот смущенно опустил глаза, но не сдаваться не намеревался.
  - Лотенийская же на втором курсе сдавала подобную работу, - я едва со стула не упала. Тоже мне аргумент.
  - Лотенийская? - удивился магистр, перенося на меня карающий взор. Да, не видел он разгневанного василиска в лице моей мамы.
  - А что я? Это была только контрольная, и написана исключительно цензурными словами. Вы представляете, сколько я над ней думала? Он бы еще моих эльфов вспомнил, - теперь уже представителя нежити изображала я.
  - Слышали, Стоун. Так что если желаете писать о троллях на их родном языке - напишите двадцать листов цензурной и связной речи. В противном случае шестьдесят страниц на всеобщем, - ответил магистр. Да, я слышала, что заведующего нашей кафедры прозвали Демоном переписываний, но не думала, что сие прозвище имеет тенденцию оправдывать себя за неделю до защиты курсовой работы...
  - Далее, господин Лиэрский. Я, конечно, понимаю, что гномы и их погребальные церемонии не могут быть вам, как эльфу идеологически близки. Но они стоят гораздо больше одного абзаца, среди пламенных возлияний вашим соотечественникам и их вкладу в эти самые погребальные церемонии. Перепишите. И перед этим прочитайте труд госпожи Лотенийской по эльфам, быть может, это убавит вам самовлюбленности, - продолжил магистр. Теперь уже и эльф прожигал меня уничтожающим взором.
  - Теперь его курсовая будет посвящена доказательству того, насколько Лотенийская была не права в своей работе, - тихо, но так, чтобы все услышали, заметил Сет.
  Этериэль отреагировал на сие со свойственной всем эльфам невозмутимостью. То есть с видом крайне задетого самолюбия и великодушного снисходительства к разумам низших созданий.
  - Дигори. Что ж, тот факт, что вы не видите своего будущего без некромантии, не обозначает, что вы обязаны искать ее во всем. Тем более описывать какие-то немыслимые связи между этой уважаемой отраслью науки и свадебными обрядами дриад, - заметил магистр, неосмотрительно добавившего комментарий Сета Дигори.
  - Ну, конечно, на прямую они смерти не поклоняется. Но каждая жизнь совершает непрерывный цикл, каждый раз умирая и снова возрождаясь. Поэтому смерть находит свое почтенное место в каждом из обрядов данной разумной расы, становясь во главу некого угла, о чем очень подробно и обстоятельно рассказываю в своей работе, с содержанием которой могу вас ознакомить, - ответил Сет, изображая оскорбленное достоинство, копируя при этом выражение лица Этериэля. Не хватает только добавить фразу о скудности мышления некоторых магистров, не дающей им оценить неординарный подход...
  - Не стоит, - быстро ответил магистр Леонард, прекрасно понимая, что связываться с Сетом себе дороже, а эта полемика может длиться до бесконечности.
  - Свазильская. Я догадываюсь, что вы хотели подойти к заданию неординарно. Но это совершенно точно не означает переписать курсовую работу Лотенийской за предыдущий год. И, кстати, сезонные праздники практически не освещены, - продолжил магистр. Кристина в ужасе посмотрела на меня. Я же предупреждала, что мои эльфы были хороши один раз, повторение же есть дурной вкус.
  - Дивополис. Больше морских русалок. И не надо их всех валить в одну кучу с океанскими. Ведь даже в разных морях обитают абсолютно разные русалки. Приводите больше примеров и более глубоко рассматривайте различия между ними. Особенно в магии. И, несомненно, нужно хотя бы одно интервью, - методично перечислил магистр Леонард.
  Уильям скорчил недовольную мину, но возражать не стал. Что ж, не позавидуешь "ненаглядному" Снобу - общение с русалками требует не слабой нервной системы, от которой ничего не остается после долгой-долгой очереди к учебному телепорту (к концу года всегда накапливается масса желающих подтянуть свои хвосты). А что будет, если он перепутает моря...
  - Эмили Райдер. Что ж, вы полно, даже интересно рассказываете о социально-бытовом укладе условно разумной нежити. Но вы должны рассказать в большей мере об их разумности, а не о способах уничтожения. И не надо делать вид, что вы в большей мере боевой маг, чем вы есть, - продолжал свой монолог заведующий кафедрой. Эмили опустила влажные глаза. По мне быть не в той мере боевым магом не та причина, по которой следует огорчаться. Но Эмили, вероятно, виднее.
  - На этом все. Надеюсь, что вы учтете мои замечания. И последнее. Хочу сказать, что боевым магом вас делает не гибкий резерв и не умение произносить эффектные и опасные заклинания. Вас делает таковым умение приспосабливаться, умение учиться новому, ваш нестандартный подход ко всему в этом мире, ваша индивидуальность, здравый смысл и душа. Да-да, боевой маг, прежде всего защитник мирного населения, а не убийца нежити. Прошу никогда не забывайте об этом. Что ж, на сегодня мы закончили, можете быть свободны, - наконец-таки магистр произнес волшебную фразу, после которой аудитория опустела в ту же секунду.
  
  
  - Почему-то мне казалось, что путешествие в Вирито-дорато будет более прозаичным и человеческим, а тут такой телепорт, - начала я беседу, пока наши вещи проверяли на каком-то странном магическом сканере. Да, конечно, везу в Вирито-дорато запрещенные продукты. Люди, мы же маги! Мы все можем практически из воздуха создавать (технически перемещать откуда-то, но кому какая разница).
  - Обычный транспорт в Вирито-дорато не ходит, - шепотом произнесла Кристина. Решительно не понимаю ее стремления разводить таинственность, афишируя широко известные факты.
  - Как предсказуемо, - картинно вздохнула я, становясь в круг большого промышленного телепорта. Не люблю такой способ перемещения. Чтобы я не говорила, но в привычке контролировать окружающую среду, я мало чем отличалась от всех знакомых мною магов.
  - Ты все называешь предсказуемым, - заметила Кристина. Ладно, я просто вошла в образ пифии. Постоянно говорю, я так и знала, я видела это, это предсказано и т.д. и .т.п. могильным шепотом.
  - И чем же ты меня порадуешь о центр нежити - Вирито-дорато, - произнесла я. Последнюю часть фразу пришлось договаривать в самом Вирито-дорато. Никогда не привыкну к мгновенной телепортации. Через арку гораздо интереснее...
  Цитадель нежити оказалась белой башней без окон и дверей. Больше всего это напоминало стерильное медицинское помещение, в каком-то смысле таковым и являясь. Здесь была только парочка магов, мы и телепорт. Ну, еще наш багаж. Мой, можно было считать за отдельного человека, даже за двух. Один маг, по виду безумный ученый, тот час бросился что-то настраивать и подкручивать на телепорте.
  - Здесь кошмарные погодные условия и аномальный магнетизм, поэтому телепорт сбоит. Приходиться по пять раз перенастраивать, - благоговейным шепотом пояснила мне Кристина.
  - То есть нас могли по ошибке куда-нибудь в самую гущу нежити перенаправить. Или недотелепортировать? - уточнила я, про себя обдумывая, какая перспектива страшнее. По старой привычке я не стала понижать голос, повергая окружение в серьезные сомнения относительно количества и качества моих мозгов.
  И именно в тот момент, когда я изображала перекошенного от счастья вурдалака, в башню вошел молодой магистр. Довольно приятный на внешность, теплые карие и умные глаза, светлые волосы, небольшой шрамик на левой щеке, придающий ему своеобразное обаяние. В общем и целом, прямой образчик того, что не все боевые маги смесь гориллы с гомодриллой.Впрочем, в этом маге было что-то еще, что заставило мое сердце усиленно биться, кровь прихлынуть к щекам, а землю медленно уходить из-под ног. Определенно пора прекращать читать эльфийские баллады...
  - И кого к нам прислали? - его нейтральный тон где-то на половине фразы резко упал вниз. Да, с таким удивлением не смотрел на меня даже Тревес в нашу первую встречу. А, между прочим, мои сапоги были без каблука, полушубок был прошлогодний и уже проверенный в аллорских сугробах, джинсы, вообще, еще со школы чудом сохранились, а строгий конский хвост напрямую соответствовал образу боевого мага. Может быть, мне труп какой-нибудь нежити с собой таскать, чтобы выглядеть более профессионально?Или он чувствовал то же самое, что и я.
  Впрочем, дышите ровно, магистр столь же пристально и не без доли скептицизма рассматривал и Кристину. Дабы отвлечься от романтических мыслей и бабочек, порхающих в животе, я попыталась, если не прочитать то представить мысли магистра. В моем случае это был стандартный вопрос: "Что это такое и каким боком оно относится к боевой магии?", в случае Кристины недвусмыленно вопрошало: "Зачем она вернулась, о, древние боги?". Я не могла оставить эти вопросы без ответа.
  - Лучших студенток четвертого курса кафедры боевой магии Аллорского Государственного Университета Чародейства, Магии и Колдовства имени Анны Аллорской Анну Лотенийскую и Кристину Свазильскую, - ответила я хорошо поставленным голосом диктатора небольшого государства (где еще могли пригодиться прадедушкины гены).
  - Что? - удивленно переспросил магистр. Или он ожидал, что мы не умеем разговаривать. Хотя, вероятнее всего от него не укрылся мой блаженный взгляд влюбленной идиотки, и он в корне неверно истолковал мою вредоносную личность. Что ж, так мы избавляеся от побочных эффектов, о которых не предупреждают в инструкциях.
  - Вы спросили, кого прислали. Я ответила, - повторила я таким же высокомерным тоном. Кристина смущенно маскировалась под мой четвертый чемодан (два с вещами, один под вожделенную шубу). Пока что я не вижу иных претендентов на роль таинственного возлюбленного Кристины, хотя вряд ли у нас с Валькирией схожие вкусы. И, вообще я еще не определилась со своим отношением к данному магистру.
  - Это я понял, еще до вашего прибытия. Я интересуюсь, что вы здесь забыли? - продолжил он. Да, Кристина вызывала хотя бы смутные ассоциации с вероятным будущим грозы нежити и защитника невиновных, то бишь боевого мага. Я же так и оставалась на внешний вид девочкой-цветочком, даже, когда не старалась ею казаться. Но это отнюдь не означает, что я буду что-то кому-то доказывать, пыжиться, выполняя самые сложные заклинания. Или кардинально менять стиль. Между прочим, боевой маг может быть и красивой девушкой тоже. Какой у него все-таки приятный голос и глаза необыкновенные...
  - Шкурку серебристого вурдалака для новой шубы, - ответила я вызывающим тоном. Магистры, присутствующие здесь поперхнулись. Кристина окончательно покраснела. И мне нужен ледяной душ и прадедушкины мемуары - срочно!
  - Может быть, вы желаете еще зубы химеры для нового ожерелья? - поинтересовался магистр тихим голосом после продолжительной паузы. Отличная тактика, пусть магистр меня возненавидит. Интересно, какие наказания он практикует. Я совсем не прочь кучи бумажной работы, которой меня Тревес заваливал. Надеюсь, что мышление у всех боевых магов стандартное, чтобы там ни говорил магистр Леонард. Кстати, о зубах химер... Длинный и красивый клык, прозрачный, слегка светящийся в темноте и на кончике трогательно блестящая капелька смертельного яда... Я уже вижу его со своим черным платьем под горло...
  - А какие еще аксессуары из нежити вы можете предложить? - как ни в чем не бывало, спросила я. Да, чувствую, будут надо мной проводить психологические экспертизы, дабы доказать мою же адекватность. Ну, не вдаваться же мне в пространные объяснения тому, что мое сердцце с поразительным упорством пытается выскочить из груди, а весь окружающий мир пронзительно кричит мне о том, что мы с этим магистром предназначены друг другу судьбой. И, что будучи прагматичной барышней я скорее поверю в то, что Кристина что-то напутала с приворотными чарами и я воспылала страстью к неизвестному мне человеку, чем в любовь с первого взгляда.
  -Вы значит, юмористка, Анна Лотенийская? - также спокойно спросил магистр. Мне начинало мерещиться, что он смотрит на меня как на свою потерянную половинку. Пора заканчивать данный фарс и идти в ледяной душ с прадедушкиными мемуарами, а лучше встретиться со стаей бешеных вурдалаков.
  - Сатирик. И с чего вы взяли, что Лотенийская - это я? - нагло бросила я. Кристина окончательно спряталась за чемоданами.
  - Со Свазильской мы уже знакомы. И даже, если бы я видел вас впервые, отзыва магистра Оральта было бы достаточно, чтобы догадаться,кто из вас кем является, - ответил магистр с хитрой улыбкой. Что же такого магистр Оральт про меня накатал. Узнаю, им обоим еще долго в кошмарах будет являться моя месть...
  
  
  Начинались третьи сутки моего пребывания в Вирито-дорато, а мысли мои были сплошь и рядом о вчерашнем магистре. Говоря о местных условиях, не скажу, что это было столь ужасно, как я себе представляла. Нас отпускали гулять по периметру защитного поля. Разрешалось заходить метров на десять-пятнадцать за ограждения. И это было гораздо большим допущением, чем прошлогодние вылазки Кристины. И враки это все, что нежить в Вирито-дорато прямо по улицам разгуливает. Мы видели ее издалека, но с завидной регулярностью. Да я так со скуки умирать начну, а впереди еще целый месяц. Местные магистры отличались поразительной заботой о наших юных жизнях и запрещали приближаться даже к самой мелкой и безобидной нежити. А Тревес меня во второй день прибытия повел показывать вурдалака! Да, не ценила я того, что имела в Эльрийских горах! Там бы я давно себе вурдалаков на три шубы нашла. Моя душа требует хлеба и зрелищ. Почему-то здесь и с первым и со вторым довольно туго.
  Где-то вдали пронзительно завыла какая-то стрига. Следом появился магистр Тэмин. Я, по-прежнему, странно чувствовала себя в его присутствии, ну, хотя бы, перестала краснеть.
  - Что это? - спросил магистр, обращаясь ко мне и к Кристине. Я поспешно отвела глаза, усиленно сосредотачиваясь на нежити, пытаясь припомнить даже подробности ее пищеварения.
  - Стрига северная, - четко ответила Кристина. Я равнодушно кивнула. Не хотелось искать очередных неприятностей, если чье-то недоверие к моему профессионализму разбудит во мне желание сражаться с ордами нежити (в Эльрийских же горах я напросилась на просмотры вурдалаков).
  - И как бы вы ее уничтожали? - снова обратился магистр к Кристине. Та покраснела, будя во мне подозрения о том, что магистр Тэмин и есть таинственный возлюбленный и лишний раз доказывая насколько глупо выглядела я. Дабы не углубляться в пучины моего позора я с унылым энтузиазмом наблюдала за представительницей местной фауны, все еще усиленно пытаясь представить ее в разрезе. Стрига была такая тощая и выглядела настолько забитой, что мне хотелось чем-нибудь подкормить ее, а не уничтожить, тем более зная каким процедурам я мысленно ее подвергаю.
  - Огненной дугой, - отрапортавала Кристина. Стрига издала шипяще-рычащий звук, показывая оскал. Да, как-то исчезло желание подкормить.
  - А вы? - обратился ко мне магистр. Сердце едва не выпрыгнуло из груди, мир продолжал стремительно таять. Но, вряд ли улыбка блаженной поднимет меня в глазах магистра.
  - Лезвия Ардарика, - ответила я практически на автомате. Очень короткое заклинание, эффективное против мелкой нежити. Оно словно делало два очень длинных тонких разреза, разрубающих мелкую нежить напополам. Крупную только поцарапает и разозлит, конечно, но для стриги сойдет. К этому заклинанию я пристрастилась в Эльрийских горах, меня научил один из Оррских студентов.
  - Продемонстрируйте, - произнес маг, указывая на нежить. Я удивленно воззрилась на него. Магистр подтверждающе кивнул. На какое-то мгновение мне показалось, что он тоже чувствует нить, крепко связывающую наши судьбы вне времени и вне пространства. Такое невероятное и невозможное ощущение, что мы всегда были вместе и ничто это не нарушит никогда... Всего лишь мгновение...
  Теперь я смотрела на стригу. Выставила вперед правую руку, разжатой ладонью вверх. Прикинула на глаз расстояние, набросала матрицу заклинания, притянула силу. Теперь сжать пальцы. Короткое слово, произнесенное шепотом. Рука, словно натянутая тетива лука, с которой слетает стрела - заклинание, в тот момент, когда я снова разжимаю пальцы. Резкий звук, словно свист кнута. Две едва заметные полоски в воздухе. И вот - ядовитая кровь нежити на белоснежном снегу. Мягкая отдача заклинания, опадающими искорками на кончиках пальцев.
  - Неплохо. Завтра пойдешь сопровождать рабочих на смену в шахты, - резюмировал магистр. Захотелось отчаянно взывать - я же хочу умирать со скуки в этой крепости, а не сражаться с мифическими ордами нежити!
  
  
  И почему всем магам нашего мира не спится? Или они специально для меня придумывают ранние подъемы? Взяли бы Кристину с собой, она так и рвется в бой! Очередной зевок, прервал мои душевные стенания. Да, а все-таки в моей шубке здесь прохладно немного. В следующий раз возьму их уродливую форменную куртку, от которой я отказалась.
  - Будь внимательнее, здесь часто нападает нежить, - ко мне подошел магистр Тэмин. Хотя, какое-то называть его магистром, в самом страшном случае он меня на пять лет старше. Впрочем, больше смущало и раздражало меня то, что рядом с ним я большую часть своих сил тратила на тщетную борьбу с этим невероятным чувством, которое ни коим образом не могло быть неудачным последствием заклинания, или побочным эффектом от чего-либо. Мой разум настойчиво отказывался верить в любовь с первого взгляда, в чем я решительно поддерживала эту обычно игнорируемую часть моей личности.
  - Я уже ходила на патрули, - несколько раздраженно ответила я. Я всегда по утрам несколько раздраженной, особенно, когда не выспалась. Особенно, когда не хочется признаваться себя персонажем глупой эльфийской баллады, начинающим мучиться вопросами о том, насколько безответно его чувство.
  - В Вирито-дорато - особенная нежить. Она выносливее и кровожаднее, чем любая другая. И совершенно не боится боевой магии, - продолжил свою речь магистр. Он что ли решил меня напугать. Знал бы он, что со мной бывает, когда я пугаюсь (спросите того ротара и вурдалака). Но, лучше слушать внимательнее.
  - Понятно. Магистр Тэмин, а можно задать вопрос? - не выдержало мое любопытство. Или вездесущее желание перебороть собственные страхи и непризнанные чувства.
  - Давай. И лучше без магистра, просто Тэмин, - спокойным тоном, ни как не склеивающимся воедино с общей настороженностью ответил он. Кажется, даже мой скептически настроенный разум начинает понимать, почему Кристина могла в него влюбиться. Если, конечно, в него, потому как соратница молчала как партизан на допросе.
  - Хорошо. Так, Тэмин, почему сопровождать патруль ты выбрал меня, а не Кристину? - спросила я то, что мучило меня весь вчерашний вечер и сегодняшнюю часть утра. И еще я чувствую себя не столь глупо, когда веду светскую беседу.
  - А почему я должен был выбрать ее? - спросил магистр, очаровательно улыбнувшись. Ой, если бы Тревес, так умел улыбаться, в Эльрийских горах было бы гораздо меньше проблем от моего несносного характера. Я же требую лишь немного вежливости и душевного тепла. Но, что касаемо Тэмина, лучше бы он был немного больше похож на Тревеса, потому что еще совсем чуть-чуть и меня понесет в неведомые дали. Ладно, переключаемся на нежить и на восхваление достоинств Кристины.
  - Ну, она более дисциплинирована. И она больше на боевого мага. И весь вчерашний день, она тренировалась, в то время как я, скучая, перелистывала дневники своего предка. И вообще, она старается, а я прославилась лишь тем, что нагрубила тебе, и всем своим видом показываю, что мечтаю о персональной прислуге, - ответила я довольно длинной фразой. Магистр задумчиво посмотрел на меня, заставляя нервничать.
  - Скажем, меня впечатлил список, уничтоженной тобой нежити, - ответил он. Не знаю почему, но меня не покидало ощущение, что Тэмин точно также борется с невесть откуда взявшимися чувствами к совершенно незнакомой и не внушающей доверия девице с сомнительными заслугами в области боевой магии.
  - Ты прочитал, каким образом я ее уничтожила? - уточнила я, потому как сие знание должно было раз и навсегда выветрить из головы магистра брать меня в какие-либо патрули, дабы не оказаться случайным свидетелем моего нестандартного подхода.
  - Может быть, увидеть разорванные внутренности вурдалака и есть моя мечта, - пошутил магистр. Он еще и разделяет мое чувство юмора. Вурдалака сюда, а лучше двух, срочно!
  - Ну, знаешь, с такими наклонностями тебе не далеко до моего прадедушки-некроманта, издавшего три тома наглядного нежитеведения и не слишком хорошо кончившего жизнь, - закончить шутку мне не дал резкий толчок в сторону. Кажется, мои мольбы в кои-то веки были услышаны.
  Тщательно отплевываясь от снега, я хотела высказать магистру, все, что думаю, но вовремя увидела виверну, от когтей которых меня спасали. Похоже, все-таки придется перейти к наглядной демонстрации своих нестандартных методов. Не слишком сосредотачиваясь или просчитывая расстояния я запустила лезвия Ардарика в первую попавшуюся на глаза виверну. Не убило, конечно, но крылья подрезало. Нежить нагло пикировала на меня. Я такой наглости не собиралась терпеть. Со всего маха виверна напоролась на мой защитный щит с элементами магии огня и молний (та еще красота, обугливающая до костей).
  Затем я перестроила пару векторов, и мой щит превратился в атакующую сеть, полетевшую вперед вместе с обугливающейся тушкой виверны. Боковым зрением я заметила, готовящегося к прыжку вурдалака с просто потрясающей шкуркой. Я сразу же присмотрела его на шубку. Не иначе, как заметив алчный блеск моих глаз, вурдалак попятился назад. Продолжать преследование было бы бесполезным, потому я просто прицепила к нему заклинание-метку. Позже найду. Вместе со всей стаей.
  - Берегись! - крикнула я Тэмину, параллельно запуская молнию в виверну, подлетевшую слишком близко к нему. Вот и сказала спасибо, за своевременный полет в снег. Нежить исчезла также внезапно, как и появилась. Из людей и магов вроде бы никто не пострадал. Забавно, но во время этой короткой битвы, я ни на мгновение не задумывалась о своих великих чувствах, целиком отдавшись боевой магии. Из чего следовал вывод - надо меньше читать эльфийских баллад, закономерно переключившись на отчет по практике и заготовки для будущих рефератов.
  - Ты в порядке? - поинтересовался магистр нейтральным тоном, очевидно приняв, мою озадаченность собственными выводами, за озабоченность своим здоровьем.
  - И часто у вас так бывает? - вместо ответа спросила я, все еще удивляясь тому, что до сих пор не устроила сольных вокальных выступлений. Я же столько нежити даже в Эльрийских горах не видела. И где-то в глубине души я не была готова к таким столкновениям, равно как и к чувствам, которые приписывала своей циничной натуре. Не даром же я так упорно открещивалась от общения с Дэлианом, когда начала в него влюбляться.
  - Практически каждый день, - ответил магистр без тени улыбки. Так, срочно надо придумать какое-нибудь трудно диагностируемое заболевание, не позволяющее совершать частые пешие прогулки. Впрочем, пугает меня не это. Мое сердце снова усиленно бьется, а древний, как мир, инстинкт говорит о том, что эльфы не все врут в своих балладах и любовь с первого взгляда и на всю жизнь существует. Только почему-то мне до боли страшно от осознания этой мысли.
  - Думаю, что Кристина лучше бы справилась, - резко и холодно ответила я. Надо любым средством избавиться от мыслей, поселившихся в моей голове, чем не способ свести Кристину с ее любимым магистром? Нет, конечно, утверждать, что именно магистр Тэмин тот таинственный возлюбленный я не могла, но интуиция - великая сила. Ну, еще плюс моя лень и вечное нежелание прилагать хотя бы малейшие усилия.
  - Почему? - кажется, кто-то искренне удивился. Я до конца не поняла чему: содержанию ответа или моему резко изменившемуся тону.
  - Ну, она более дисциплинирована, не склонна устраивать шоу с фейерверками. К тому же огненная дуга была лучшим способом уничтожить ту стригу в реальной ситуации. Она проще плетется, чем лезвия Ардарика и меньше шансов покалечить своих же соратников, - честно описала я достоинства Кристины как боевого мага. Тревес, хотя и хвалил меня за преждевременное изучение этого заклинания, но называл его частое применение необоснованным и выпендрежным. А магистр Оральт от этих самых лезвий едва не пострадал, когда слишком громко и неожиданно отдал приказ.
  - Я работал с Кристиной прошлым летом. Ничего интересного она предложить не может. А с тобой, хотя бы поговорить можно, - уже немного улыбнулся магистр. Он не флиртовал и не пытался понравиться. Он изучал меня, и не могу сказать, что это не казалось мне несколько пугающим. Впрочем, у каждого свои тараканы в голове.
  -Ты еще будешь умолять меня помолчать, - честно призналась я. Магистр снова улыбнулся, лишь усилив мою уверенность, в том, что он столь же отчаянно сопротивляется никому не нужным чувствам.
  
  
  - Ты точно сумасшедшая, - заметила Кристина, отказавшаяся отпускать меня одну на заранее обреченную на провал миссию по доставке моей шубки (это практически ее цитата).
  - Нет, мне просто не хватает острых ощущений, - ответила я, на глаз прикидывая расстояние до лесочка. По идее нас не должны заметить под прикрытием не единожды опробованного мной заклинания невидимости. Но как на это самое заклинание будет реагировать местная нежить, я не знала.
  - Ты в Вирито-дорато. Где слишком много нежити, - округлила глаза Кристина. Наверное, она не поняла, что острые ощущения в моем понимании, это, прежде всего, нарушение скучных правил, создаваемых магистрами.
  - Гипотетически много где-то там в лесах, холмах и прочих недоступных мне местах, в которые я желаю попасть, - ответила я. Стоило сказать, что об утренних приключениях на патрулировании я стыдливо умолчала.
  - Далась тебе эта шуба, - произнесла Кристина, не разделяющая моей страсти к приключениям и ночным прогулкам в непосредственной близости от мест обитания самой опасной нежити в нашем мире.
  - Ты можешь не идти со мной, - ответила я. В конце концов, я не просила о компании. Наоборот, в гордом одиночестве лучше бы справилась. Тем более, что за сие нас обязательно накажут. Лично я готова стоически вынести все невзгоды и несчастья этого мира, если у меня будет искомая шубка, за Кристину я не уверена...
  - Нет уж. Не хочу винить себя в том, что тебя загрызли вурдалаки, - произнесла она, настороженно вглядываясь в лесную чащу. Хоть картину пиши - боевой маг на боевом дежурстве...
  - Не родился еще тот вурдалак, который сможет меня загрызть, - нашла я свои аргументы. Кристина скептически фыркнула, но от комментариев воздержалась.
  Где-то через пятнадцать минут мой поисковый импульс засек искомую шкурку и еще около десятка таких же. Сам собой рождался вопрос: почему я думала, что мой вурдалак одинок, когда всем известно, что нежить Вирито-дорато предпочитает жить небольшими коллективами. Я дернула Кристину за рукав, призывая тихо спрятаться за ближайшим кустом.
  - Что дальше? - спросила она. Я коварно улыбнулась, тщательно выплетая сложнейшую матрицу заклинания в уме. Сразу же почувствовалась его мягкая отдача. Подключение к разуму нежити удалось на отлично. Не даром я полгода на всех встречных собаках тренировалась!
  Ярость. Слепая ярость. Что-то ужасное, не знающее пощады, алчущее невинной крови и плоти. Свирепое создание, умеющее только убивать. Хотя, есть еще что-то. Эта злость направлена на что-то конкретное чьей-то безжалостной рукой...
  - Анна! - Кристина дергает меня за рукав, практически выводя из транса. Что ж, отлично, а то через несколько минут я бы всех местных вурдалаков пригласила на завтрак...
  - Спокойно, - кивнула я, вплетая в структуру пространственной матрицы заклинание-манок. Шкурка заинтересованно подняла морду и направилась в нашу сторону.
  - И что дальше? - спросила Кристина, с трудом борясь с заиканиями. Откуда у меня такое ледяное спокойствие и беспристрастное равнодушие, интересно?
  Вурдалак продолжал медленно двигаться в нашем направлении, словно оценивая масштаб угрозы. В воздухе висела тишина, настолько пронзительная, что я слышала даже удары своего сердца. Наконец-таки, нас признали за нечто, способное нанести незначительный урон в случае, если нам повезет. Вурдалак, вероятно, решил, что удача сегодня на него стороне, потому перешел к нападению.
  Он двинулся вперед быстрой тенью, я сама не поняла, как успела активировать заклинание Мортанте (единственное заклинание позволяющее сохранять шкурку нежити в нетронутом виде, из тех, которые я могла осуществить, разумеется). В моем мозгу несколько запоздало отразился испуганный крик Кристины, оборвавшийся рык вурдалака и острая отдача заклинания на кончиках пальцев.
  - Ты как? - спросила я у Кристины, спустя несколько мгновений, еще не до конца опомнившись, но начиная понимать, что надо поспешить.
  - Чтобы я еще раз пошла с тобой в патруль, Лотенийская, - выдала Кристина, следом захлебнувшись в непереводимой фразе на тролльем. Суть этой фразы сводилась к пожеланию мне самой быть истребленной моими же неординарными методами.
  - Надо снять шкурку, а потом быстро сматываться, потому что скоро сюда прибегут друзья моей шубки, - ответила я, засучивая рукава и присаживаясь к нежити.
  - Ты что задумала, Лотенийская? - все еще заикаясь, спросила Кристина.
  - Специальное заклинание, используемое эльфийскими таксидермистами, начиная с середины классического средневековья по эльфийскому же летоисчислению, - честно призналась я. Самой странно оттого, что использую вполне мирное заклинание "обожаемой" мной расы, но немного в нестандартной форме.
  - Только давай быстрее, - Кристина примирительно подняла руки, словно мысленно сдаваясь мне в плен.
  Я торжественно улыбнулась, набросала схемы заклинания. Далее последовала яркая световая вспышка, после чего шкурка отделилась от внутренних органов. Да, о таком побочном эффекте я не подумала. В сторону очищать желудки мы с Кристиной рванули одновременно. Впрочем, шкурку я успела захватить...
  - Ты сумасшедшая, Лотенийская! Просто безумная на всю голову, - продолжала Кристина, когда мы шли назад. Правда, я не была уверена в том, что выбрала верное направление, но не стоит информировать об этом коллегу.
  - Я - счастливая обладательница новой шубки, - ответила я, кутаясь в шелковистый мех, который отчего-то начал пахнуть эльфийскими благовониями (знала же я заклинание какой расы выбирать!).
  - Может быть, поспешим все-таки, - предложила Кристина, которой не нравилась идея вальяжной прогулки по лесу, кишащему нежитью.
  - Нежить привлекает быстрый темп, а также повышенный выброс адреналина. Так что успокойся и иди медленно. Если что нас примут за белого вурдалака, а они достаточно крупная нежить, чтобы отпугнуть мелких паразитов, - ответила я.
  - А, если на нас крупные паразиты позарятся? - скептическим тоном поинтересовалась Кристина.
  - Они в другой части водятся, я карту видела, - ответила я.
  - Анна, в тех кустах кто-то есть. И импульс его не распознает, - призналась Кристина. Я тоже насторожилась. Что-то я слишком расслабилась, счастливая от практически беспрепятственного заполучения шкурки. Вслед за Кристиной я послала импульс. Да, что-то крупное, но неопределяемое... Впрочем, нежить ли это?
  Мы слаженно приготовили боевые пульсары и щиты, на всякий случай. В кустах что-то зашевелилось, а потом оттуда вывалился Тэмин и еще с десяток боевых магов. Они все удивленно на нас смотрели. Определенно они не ожидали застать меня в шкуре вурдалака посреди ночного леса. Снова возникла немая сцена.
  - А как вы нас нашли? - кокетливо спросила я, выжимая из себя милую улыбку. Почему-то мне было невозможно весело, словно в большей мере быть счастливой невозможно. Знала бы мама, чего мне не хватает для полного счастья...
  - Что вы здесь забыли!? - явно с трудом сдерживаясь, от желания уничтожить нас, ответил мне магистр Тэмин. Кристина то бледнела, то краснела, не в силах ничего сказать. Я снова улыбнулась, решив косить под дурочку. А что, шкурка у меня уже есть, а остальное неважно!!!
  
  
  - И что это было? - страшным голосом спросил Тэмин, когда мы вернулись в Вирито-дорато. Веселость и легкость куда-то испарились, зато вернулись мои странные ощущения по отношению к магистру и ничем не обоснованное желание противоречить.
  - Я гуляла по окрестностям в поисках снежных волков, - без тени сомнения солгала я, приплетая элементы местного фольклора. Разумеется, я нагло смотрела в глаза и дерзко улыбалась, когда Кристина краснела, бледнела и немела.
  - Не смешно, - заметил Тэмин вполне спокойным тоном. По нему нельзя было сказать разозлен он или разочарован. Ровный тон, пристыжающий взгляд, невольно сравниваешь его с телепатом, а не с боевым магом. Хотя, вполне возможно, не с теми боевыми магами я общалась... Впрочем, злило меня не это, а тот факт, что действительно было стыдно. Стыдно именно перед ним, почему-то отчаянно не хотелось, чтобы ОН видел во мне безответственную девчонку, способную ради пустого каприза подвергнуть опасности свою жизнь и жизнь подруги. Но как на зло не получалось показать себя высокоразвитой личностью с тонкой душевной организацией. Но больше я злилась за то, что хотела быть этой самой личностью с тонкой душевной организацией в его глазах.
  - Знаю, но мало чего изменится, если мы обсудим мотивы моих поступков. Так, что придумывайте наказание, я готова смиренно его принять, - опять-таки я прибегла к дешевой театральности. Я всегда так делаю, когда в чем-то не уверена, или когда действительно стыдно. У каждого из нас собственная маска, скрывающая страхи, чувства и прочее. И меньше всего мне хотелось находиться перед Тэмином, когда все мои щиты и маски максимально истончены и жаждут только его снисходительного и понимающего взгляда. Ненавижу быть зависимой от кого-то, тем более, когда не в силах понять природу этой зависимости. Впрочем, мне не хотелось копаться в собственных переживаниях - хотелось просто забиться в уголок и поплакать о том, какая я бедная и несчастная.
  - В твоем мире все так легко. Совершила глупость - приняла наказание. А ты, хотя бы представляешь, что случилось, если бы у твоего вурдалака оказались чуть более острые зубы, - продолжал магистр все в том же тоне. Будто бы мне без этого недостаточно плохо.
  - Я все продумала, - ответила я. Чувствую себя провинившейся школьницей. Хотя, на самом деле так оно и есть...
  - Невозможно все продумать. Это нежить. Опасная, жестокая нежить, на которую не ходят охотиться практически в одиночестве. И уж тем более ради того, чтобы получить шкурку, - продолжал магистр. Что ж, спектакль начинал затягиваться, а место стыда и маленькой испуганной девочки занимали злость и маленькая обиженная девочка.
  - Ну, я прекрасно знаю, как дорого ценится шкура нежити и сколько магов занимается ее продажей, - прервала я магистра. Не имею права больше позволить себе дать слабину.
  - А сколько магов погибает, ты знаешь? - спросил он. Где-то краем глаза я читала об очень больших количествах. Но в еще больших количествах маги погибают и погибали, пытаясь защитить от нежити. Мне кажется, ил имагистр воспринимает это все слишком лично.
  - Я осознала свои ошибки, и впредь их не повторю, - коротко ответила я, про себя добавив, что маскироваться буду тщательнее.
  - Нет. Повторишь. И будешь повторять, пока однажды кто-нибудь не пострадает, - продолжал магистр. Что ж, возможно, он понимает меня лучше, чем мне казалось, но это еще ничего не доказывает.
  - Я могу позаботиться о себе. И не надо меня запугивать. Для этих целей могу почитать "Боевую магию сегодня", - резковато ответила я. Да, начинаю злиться, потому что виновата, но как я не люблю признавать свою вину, особенно в тот момент, когда борюсь с чувствами, которые, я тоже не хочу признавать.
  - Я нисколько не сомневаюсь в твоих способностях и в твоем везении. Но пострадать могут такие случайные свидетели, как твоя подруга Кристина. Она же не столь удачлива и не столь талантлива, как ты. А вурдалаков в том лесу было великое множество, - продолжал магистр с какой-то коварной ухмылкой. Кристина, о которой так не кстати вспомнили, удивленно подняла голову.
  - Я никого на аркане за собой не тащила. И я думаю, что Кристина сама прекрасно справилась бы с любой нежитью, - ответила я теперь уже ледяным тоном.
  - Тебе пора повзрослеть. И понять, что ты отвечаешь не только за себя. В этом и будет заключаться твое наказание, - спокойно продолжил магистр. Не к добру он это говорит...
  - Я должна буду сидеть, и размышлять над своим плохим поведением? Прочитать какую-нибудь нравоучительную книгу? - попыталась уточнить я.
  - Нет. Я поставлю тебя во главе маленького отряда, патрулирующего старое кладбище, - поверг меня магистр в абсолютный ступор.
  - Я же еще учусь. И я безответственна, - привела я первые пришедшие в голову причины отстранить меня от этого заранее обреченного на провал задания.
  - Твои знаний и квалификации вполне хватит для этой работы. Кроме того, поймешь, что значит отвечать за других, - обрубил магистр.
  - А как же Кристина? - запоздало спохватилась я.
  - Наказание Кристины тебя не касается. Но не думай, что ей тоже все сойдет с рук, - продолжил магистр.
  - Но это была моя идея, - попыталась я ее выгородить. Ну, не люблю, когда за мои фееричные проступки наказывают третьих лиц.
  - Ну, на аркане за тобой ее никто не тащил. Каждому я назначаю наказание, воспринимаемое им исключительно как наказание, - напоследок пошутил магистр. Ой, не знает он какое я наказание, когда власть попадает в мои руки. Спектакль об Анне Аллорской, где я была режиссером, не единственное тому подтверждение. Были еще подтасованные с помощью магии выборы в президенты школы (срок был недолгий всего две недели, но за эти две недели я такого наворотила, что еще пару лет разгребали). Ну и еще парочка мелочей, о которых не стоит вспоминать...
  
  
   Уже целую неделю я была счастливой обладательницей великолепной шубки из вурдалака. И всю неделю я выполняла каторжные работы под названием патрулирование земель у Старого Кладбища. Мало того, что вставать приходилось в четыре утра, каждый день сталкиваться как минимум с одним видом нежити, так еще Кристина со мной не разговаривала, а бороться с чувствами по отношению к Тэмину становилось невозможным. Нет, первые два дня я желала скормить магистра боевой магии вурдалакам и строила планы коварной мести, но потом мы как-то случайно разговорились, и я также случайно поймала себя на мысли о том, что давно и безоглядно влюбилась в магистра.
  - Так значит, твой пример для подражания прадедушка-некромант? - уточнил Тэмин, опасливо подвинувшись подальше от меня. И почему всем это кажется странным? Может быть, он был милым старичком-теоретиком.
  - Ну, он не всегда был некромантом. Начинал он свою карьеру как великолепный боевой маг, грозящийся сыскать славу в веках, но потом один некромант убил его горячо любимую жену и ребенка. Убил очень жестоко и с единственной целью - отомстить прадедушке. Тогда он практически обезумел. Убил того некроманта с особой жестокостью и с применением очень темной магии. И та темная магия постепенно начала сводить его с ума. Он честно пытался бороться, даже женился во второй раз, завел семью, но было слишком поздно, - странное ощущение. Тэмин первый и единственный человек, которому я рассказываю историю прадеда, поведанную мне под грифом чрезвычайной секретности лет пять назад. Впрочем, он единственный человек, кроме, может быть, брата, с которым я хочу быть откровенной.
  - Почему? - спросил он. Меня, по-прежнему, не покидала мысль, что магистр изучает меня. Но сейчас он начинал и сам открываться.
  - Мой прадед впустил тьму в свое сердце. Были еще какие-то тонкости с убийством того некроманта. В общем, славный предок прожил долгую и увлекательную жизнь, в течение которой изобрел множество заклинаний, слишком могущественных и слишком опасных, - коротко закончила я, стараясь не вдаваться в подробности семейных тайн.
  - Наверное, красивая вышла бы эльфийская баллада, - предположил Тэмин оптимистичным тоном, словно почувствовав, что мне необходимо отвлечься.
  - Никогда об этом не задумывалась. Но, да. Эльфийские баллады очень красивы и трагичны по своей сути, - глубокомысленно заметила я. Не признаюсь даже под страхом смерти, но я зачитывалась этими произведениями искусства с раннего детства и до сих дней. Ну и что, что потом критиковала умственные способности некоторых авторов и их персонажей.
  - Не знаю, я обходился кратким изложением на мифах и легендах магического мира, - легкомысленно открестился Тэмин. Я сделала вид, что поверила. На самом деле многие боевые маги считали подобного рода прикладные дисциплины дребеденью и обходились кратким содержанием в лучшем случае. В нашей группе полностью осилили пресловутые баллады я, Эмили и Этериэль. Впрочем, я почти уверена в том, что с основными сюжетами и каноническими линиями Тэмин знаком не хуже, а то и лучше, чем я.
  - Зря. В кратком содержании, равно как и в переводе, теряется их очарование и приличная доля смысла. Впрочем, чтобы видеть между строк надо немного больше, чем идеальное знание эльфийского языка, - ответила я практически цитатой школьного учителя литературы.
  - И ты знаешь эльфийский язык в совершенстве? - подразнил меня Тэмин. Да, обычно все маги, кроме телепатов, знают другие языки довольно поверхностно, а то и откровенно плохо. Но этих магов не воспитывал архимаг телепатии, сделавший карьеру на дипломатии. Потому я не только блестяще знала эльфийский, но также свободно говорила натролльем, вампирьем, гномьем, чуть хуже, но достаточно для того, чтобы не переходить на язык жестов я общалась на русалочьем и дриадском, немного понимала орочий, также могла что-то уразуметь в древних вымерших языках.
  - Ну, это одна из традиций канонического воспитания моей семьи. Кроме того, в детстве я довольно продолжительное время жила в Светлом Лесу, - ответила я. Мы часто путешествовали тогда. Это после смерти отца мама осела в Аллоре.
  - Думаю, что о тебе можно будет смело написать, если не эльфийскую балладу, то автобиографическую книгу уж точно, - улыбнулся магистр. Я улыбнулась в ответ. За эту неделю я, наверное, поведала Тэмину всю историю своей жизни, даже с неприглядными отступлениями в виде испепеления вурдалаков... И про магию смерти, даже то, что не знали даже самые близкие мне люди.
  - Я подумаю над этим. А что может поведать автобиографическая книга Тэмина? - спросила я отчасти в шутку, отчасти всерьез. На самом деле я практически ничего не знала о нем. Только отрывочные сведения о том, что родился и вырос Тэмин в Вирито-дорато, окончил университет в Орре. И в общем-то все.
  - Ничего интересного и впечатляющего. Лучше я послушаю эльфийскую балладу в твоем исполнении, - снова отшутился магистр.
  - Зачем? - спросила я. Меня немного напрягало его нежелание говорить о своем прошлом, но, в конце концов, не все люди на свете такие неуемные болтушки, как я.
  - Чтобы насладиться творчеством, прославившим эту разумную расу в веках, разумеется, - ответил магистр.
  - Ладно. Только не на эльфийском, а в моей вольной трактовке, потому как наизусть я сии тома не заучивала. И потом ты скажешь мне о своей любимой балладе, - ответила я.
  - Тем интереснее, - снова улыбнулся магистр.
  - Итак, я поведаю тебе балладу о Заколдованной Царевне. Моя любимая баллада. Итак, жил-был один эльфийский король. И все у него было. Деньги, слава, красавица-жена и он был весь прямо-таки напичкан различными достоинствами, словно слоеный пирог. И во всем этом безобразии семейного счастья был один единственный недостаток - у него не было детей. В оригинальном тексте пространному восхвалению достоинств сего короля уделяется где-то около пяти листов. И все эти пять листов не имеют никакого отношения к дальнейшему сюжету.
  - Отлично и что же включает в себя этот дальнейший сюжет? - вежливо поинтересовался Тэмин.
  - Сюжет начинает развиваться с того момента, когда этот достойнейший из достойных отправляется в лес на охоту. И там он встречает невероятной красоты лань, полностью сделанную из драгоценных металлов. То есть у нее золотая шерсть, алмазные копыта, серебряные рога и прочее, прочее, прочее. Эльф от такой неземной красоты подобрел и не стал убивать лань. Та в награду пообещала ему все, что он попросит. Он попросил наследника. Лань три раза хлопнула, два раза топнула, пообещала, что все сделает в лучшем виде и убежала. Воодушевленный правитель вернулся домой, а через положенный срок королева родила наследника. Вернее говоря наследницу. Девочку, прекраснее которой в мире не было. И опять несколько страниц отведенных сравнению глаз ребенка со всеми светилами, морями и небесами...
  - И где спрятаны злые волшебники и неотступные проклятья? - сыронизировал Тэмин.
  - Всему свое время. Для начала правитель эльфов сильно разозлился на лань. Она обещала ему наследника, а родилась девочка. И в гневе эльф поскакал в лес, дабы найти и покарать обманщицу. Три дня и три ночи бегал он по лесам, силясь отыскать лань, но поиски его были тщетны. Тогда он решил уничтожить лес. И где-то на середине грандиозной вырубки к нему и лесорубам вышла девочка с глазами пресловутой лани. Она спросила, по какому праву он вырубает ее лес, разве не щедрой была ее благодарность? Эльф в ответ начал предъявлять претензии по поводу пола наследника. Он, дескать, мечтал о наследнике, о сыне, которым сможет гордиться. Девочка-лань поинтересовалась, чем его высочество не устраивает дочь. Эльф начал зачитывать обширный список. Девочка разозлилась, топнула алмазным копытцем и пообещала, что и дочери у короля не будет, а сам он будет уничтожен, точно так же, как и ее лес.
  - И пропала эльфийская принцесса, чтобы тысячелетие спустя ее нашел какой-нибудь заблудившийся принц, мечтающий о великих подвигах? - попытался предугадать поворот сюжета Тэмин. Но не тут-то было. По этим эльфийским балладам сериалы бы снимать.
  - Никуда она не пропала. Она продолжала мирно дремать в своей колыбельке. Потом также мирно взрослеть, обладая всеми достоинствами своего батюшки наряду с несравненной красотой, которой завидовали солнца, луна и звезды. Но во всем этом великолепии было одно НО. Девочка ничего не чувствовала, словно ее сердце было сделано изо льда. И от ее прикосновения всё и все превращались в лед. И, когда она уже заморозила половину королевства, царственный батенька отправился вымаливать прощения у лани. Долгая сцена, изобилующая слезами и раскаянием, в конце которой ветер пропел ему, что принцесса избавиться от проклятья только тогда, когда полюбит. После неизвестного количества замороженных претендентов на руку, сердце и земли принцессы, ее заточили в ледяную башню, где она должна была спать зачарованным сном, покуда не появиться тот, кто способен растопить ее ледяное сердце. И тут начинается эпопея с бесконечным количеством веков, прошедших с той поры.
  - И чем же закончилась сия баллада? - спросил Тэмин с таким видом, будто бы знал финал.
  - До конца еще далеко. А в балладе, по прошествии бесконечного количества лет эльфийские земли, в том числе и башня с принцессой, стали принадлежать людям. А о пресловутой принцессе и думать забыли даже сами эльфы, не смотря на их безукоризненную память. Проблемы начинаются тогда, когда молодой сын мельника, не обладающий никакими особыми достоинствами, кроме как благородного сердца, заблудился в лесу. Он благополучно вернулся домой, но с тех пор его стали тревожить странные сны. Ему снилась прекрасная принцесса, заточенная в ледяную гору. С каждым разом сны становились все более и более пугающе реалистичными. И каждый раз, поражаясь ее неземной красоте и затаенной печали в выражении лица, он задавался вопросом, кто она такая? Что с ней случилось? И почему она снится именно ему? Ответы на вопросы не знали ни его родители, ни самые мудрые старейшины. И он отправился в дальний путь, чтобы узнать эти ответы. Обошел множество городов, долов и тропинок, на целых пять листов повествования, прежде чем дошел до пресловутой башни, которая растаяла в тот самый миг, когда он подошел к кованым воротам, а принцесса вышла ему навстречу...
  - И жили они долго и счастливо и умерли в один день, - закончил Тэмин столь прозаической фразой. Да, плохо он знал этого эльфийского автора, чья кровь несомненно текла в жилах множества создателей современных сериалов.
  - Ничего подобного. Она не превратила его в ледышку. И льды вокруг растаяли, но принцесса продолжала быть эльфийской принцессой - гордой и тщеславной. Но она была благодарна своему спасителю, понятие о чести ей тоже было знакомо. Принцесса вышла за него замуж, поселилась в его доме, но ее по-прежнему терзала печаль и непонятная тоска. Сын мельника полюбил ее искренне и благородно, и он не мог видеть, как она мучается. Поэтому он отпустил ее. Дал ей долгожданную свободу. И она ушла. Не сказать, чтобы ей легко далось это решение, но она знала, что всегда сможет вернуться, а он... Он будет ждать.
  - Они же все равно будут вместе? - спросил он с некоторой долей иронии и чувством превосходства собственного разума над авторским.
  - Давай все по порядку. Теперь она странствовала. И однажды услышала прекрасную мелодию, будто бы растопившую льды в ее сердце. Мелодию играл один эльф, прекрасный и благородный, как и все герои баллад. И он, как и полагается, влюбился в нее с первого взгляда. И ей тоже казалось, что она любила его. И все вроде бы было прекрасно. Он привез ее в роскошный замок своей семьи, они сыграли пышную свадьбу. Но непонятная тоска продолжала съедать ее изнутри. И однажды она поняла, что любит того сына мельника... Тогда она сбежала темной ночью.
  - Я же говорил, что конец в этой балладе один, - продолжил Тэмин.
  - Ты не дослушал. Она опоздала. Она забыла, или не знала во все, что жизнь человека, гораздо короче, чем эльфийский век. Сын мельника состарился и умер, так и не дождавшись возвращения любимой. Она села на пороге их дома, а по глазам ее катились слезы, превращаясь в прекрасные алмазы. И в душе ее была такая великая печаль, что принцесса превратилась в прекрасную ледяную статую, растаявшую, к сожалению, под теплыми солнечными лучами. Но там, где она растаяла, вырос прекрасный куст с самыми красивыми на свете цветами...
  - Печально. Не думал, что ты любительница печальных окончаний, - заметил Тэмин после нескольких минут молчания.
  - Великая любовь не может быть великой, если не оканчивается трагедией, - вольно процитировала я одного эльфийского поэта, которого осуждали современники за чрезмерную страсть к драматическим эффектам. Впрочем, все его произведения входят в анналы мировой литературы, потому, быть может, он был прав.
  - Ты ошибаешься, - тихо заметил Тэмин, посмотрев мне в глаза. И весь мир вдруг куда-то исчез, затерявшись в головокружительном полете. Ведь, сейчас были только я и Тэмин, и что-то еще, связывающее нас на веки.
  И в этот самый романтический момент в моей жизни, прямо-таки списанный из какой-нибудь сентиментальной баллады, дверь с грохотом распахнулась и магистр Докис всеми эпитетами языка троллей поведала о том, что некто должен был уже полчаса назад сдать ей отчеты. Я и Тэмин на удивление слаженно засмеялись, скрывая этим смехом разочарование. И одновременно благодаря Докис за то, что не дала случиться чему-то большему между нами.
  
  
  Мое сближение с Тэмином закономерно означало отдаление от Кристины и стандартное исчезновение наших дружеских взаимоотношений. И еще я постыдно должна признаться в том, что являюсь эгоисткой и не чувствую себя способной на широкие благородные жертвы. Легко и непринужденно я прикрывалась глупыми отговорками. Мол, моих интуитивных догадок о том, что Кристина испытывает к Тэмину чувства более нежные и глубокие, чем предполагают взаимоотношения между магистрами. Но официально она не давала подтверждения этим теориям, избегая даже прямых ответов на вполне конкретные вопросы. И почему я должна корчить из себя телепата и эмпата в одном лице?
   Да и что, греха таить, я неотвратимо и бесповоротно влюбилась в молодого магистра, едва только увидела. Да, он был умен, благороден, искренен. И мне было приятно вести с ним долгие беседы на самые разные темы. Но, помимо этого было что-то связывающее нас на века и тысячелетия, что-то, уверенно твердившие о том, что мы предназначены друг другу с самого начала времен. Будь я эльфийским поэтом, я бы назвала это чем-то вроде вечной мелодии, которые играют наши души. Да, настолько глупой и счастливой я не чувствовала себя даже в старшей школе.
  Между тем, конфликт между мной и Кристиной только разгорался. Особенно разошлась моя "подруга" в тот момент, когда я и Тэмин мило болтали на тему вечной любви и ее интерпретации эльфийскими поэтами ранних эпох. То есть, пространно рассуждала я, а он изредка разбавлял мою речь ироничными эпитетами и справедливыми замечаниями. В общем, в конце данной беседы, прерванной магистром Докис, утащившей Тэмина на дежурство, ко мне подошла разгневанная Кристина.
  - Почему ты с НИМ говорила об ЭТОМ? - спросила она, пылая-таки праведным гневом. Почему-то я растерялась. Мои чувства к Тэмину и все, что происходило между нами, казалось мне настолько очевидным и не требующим разъяснений, что я не понимала Кристину.
  - Я просто пересказывала эльфийские баллады и мы делились своим мнением об этом виде творчества. Это называется поддерживать беседу, - ответила я. Может быть, где-то в глубине души я и понимала, что в чем-то виновата, но эту вину могли узреть лишь мама или Элейн. А сейчас я занимала исключительно оборонительную позицию.
  - Что-то в последнее время ты слишком много говоришь с ним об эльфийских балладах, - продолжала брызгать ядом Кристина. Не хотелось себе признаваться в этом, но, похоже, таинственный магистр, ради которого Кристина стремилась в Вирито-дорато, как раз и есть Тэмин. Но в чем конкретно я виновата? В том, что земля уплыла из-под ног, стоило мне его увидеть? Или в том, что Кристина не смогла ответить на мой прямой вопрос? Она и сейчас упорно скрывала собственные чувства по отношению к нему.
  - Я люблю эльфийские баллады. И не моя вина в том, что Тэмину они тоже интересны, - ответила я ледяным тоном, свойственным больше моей маме, а не мне. И не стоит меня заранее обвинять. Мир магии жесток, еще с самых давних времен мы научились быть безжалостными к соперникам, и мне об этом говорили с самого раннего детства. Так, что я не делала ничего сверхъестественного или выходящего за принятые рамки, правда, и особой чести мне сие занятие не придавало. Но, что поделаешь - я не трагическая героиня, а всего лишь избалованная девчонка, которая слишком привыкла к тому, что ее потребности и желания первостепенны.
  - Ты же знаешь! - не выдержала Кристина. Даже не надо обладать способностями к телепатии или эмпатии, чтобы понять, что она выражает последнюю степень отчаяния. И не на самом деле было стыдно, хотелось также наброситься с обвинениями. Почему она раньше не сказала, когда Тэмин не успел стать для меня всем миром? Почему именно сейчас?! Впрочем, было ли когда-нибудь это раньше? Было лишь время до того, как я призналась себе и перестала противиться неизбежному и время после...
  - Что я знаю? - мне стоило огромной выдержки и долгих лет тренировок сохранить спокойствие в голосе. А еще больших сил стоило убедить саму себя в том, что не догадывалась о чувствах Кристины к Тэмину.
  - Ты знаешь, что из-за него я приехала в Вирито-дорато, - выдавила она из себя эту фразу. На лице ее была такая мученическая мина, что мне на самом деле было очень паршиво. Но кому-то суждено быть в этой истории отрицательным персонажем, а Кристина не тот человек, ради которого я была бы готова переступить через свои чувства.
  - Откуда я должна это знать? Я не читала твои мысли. На мои прямые вопросы ты не отвечала. В конце концов, я не мешала тебе общаться с ним. И, поверь мне, я не искала в нашем общении чего-то большего, чем может предложить простая дружба, - я говорила спокойным размеренным тоном. И почему-то складывалось такое чувство, будто бы я оправдываюсь. Я на самом деле начинала чувствовать себя виновной, хотя не было объективных причин для этого. Можно подумать, что я наложила на него приворотные чары. Я, кстати сказать, вообще не знаю о чувствах Тэмина по отношению ко мне.
  - Прекрати с ним общаться, - она немного сбавила тон, в глазах появилось молящее выражение. На душе скребли кошки, но я не могла. Не знаю, может быть, из-за какой-то детской вредности, или потому, что Тэмин стал слишком дорог мне, или просто...
  - Я не могу, Кристина, - честно призналась я. И нет больше ледяных ноток в голосе. Все просто, как в этих дурацких эльфийских балладах. Только мне не хватает благородства тех самых героев, отказывающихся от любви ради дружбы. Впрочем, ради Лары или Элейн, я бы отказалась, как бы больно мне не было.
  - Зачем тебе Тэмин?! Ты же забудешь его, как только попадешь в Аллор. Тебе стоит только пальцем поманить, и придет любой, а для меня он - единственный, - Кристина продолжала умолять. И меня начинало это злить. Просто патологически не люблю, когда отказываются от борьбы, даже не начиная ее. Не люблю, когда сидят и ждут, что вот-вот из рога изобилия на них посыплются блага.Ну, еще, возможно, я немного негативно настроена против Кристины.
  - И что ты хочешь этим сказать? Что именно, Кристина? Я - бездушная кукла, которая коллекционирует поклонников? Я не могу испытывать серьезные чувства, или мои чувства второстепенны по сравнению с твоими? Может быть, я не имею права общаться с человеком лишь по той причине, что он нравится тебе? Или я запрещаю тебе проводить с ним свободное время? Почему я должна уступить? Потому что вокруг меня всегда кто-то вьется? А ты хотя бы на секундочку подумала, что мои чувства могут быть также глубоки и серьезны, как твои. И о том, что Тэмин никогда не был и не будет одним из моих пустых капризов. Возможно, он первый и единственный, кто не является просто капризом, - чрезмерно эмоционально, и полностью игнорируя все мамины советы, продолжила я.
  - Я тебя ненавижу, - холодно бросила Кристина, подняв на меня влажные глаза. Я почти физически ощутила волны магии, поднимающиеся вокруг нее.
  - Это твое право, - также холодно ответила я. И пусть только попробует напасть. Потому что я не буду поддаваться, а маг я гораздо более сильный, чем Кристина. И ее беда, если она настолько глупа, что не способна это признать...
  Однако драки не случилось. Кристина просто ушла. И почему-то на душе моей было грустно и пусто. Быть может, я потеряла кого-то, кто мог стать мне другом в мире магии... Впрочем, я забыла, среди магов не бывает друзей. Есть только коллеги и конкуренты... Или проблема была в том, что самое светлое и большое чувство в моей жизни причиняет кому-то невыносимую боль...
  
  
  
  После моей беседы на повышенных тонах с Кристиной прошло два дня. Все эти два дня я старательно избегала и ее, и Тэмина. И надо признаться, что это стоило мне большой изобретательности, поскольку Вирито-дорато был совсем небольшим поселением, а центр боевых магов - вообще одним трехэтажным зданием. Но вечно прятаться было невозможно, потому на третий день меня и Тэмина отправили на прогулку (в смысле проверку жалоб на повышенную активность нежити) в местность, чье историческое название говорило само за себя - Гора Виверн.
  - Все в порядке? - разрушил гнетущую тишину Тэмин. Я удивленно воззрилась на него, пытаясь придать своим мыслям хоть какой-нибудь порядок.
  - Да. Конечно. Почему должно быть иначе? - спросила я, выдавив из себя кривую улыбку. Если, быть совсем честной, то так оно и было. Просто мне нужно было совсем немного времени, чтобы понять, как себя вести с Тэмином и Кристиной. Или, возможно, я просто испугалась своих же собственных чувств, когда признала-таки их наличие.
  - Ну, может быть, потому что мы уже полчаса идем, а ты едва выдавила из себя пару фраз, когда обычно ты ведешь оживленные беседы, - резонно заметил он.
  - Может быть, у меня просто темы для общения закончились, - попыталась я пошутить. Да, таким тоном только печальные новости сообщать. И, если подумать, то злюсь я исключительно на себя. Я всегда злюсь, когда чувствую себя неуверенно. Или, когда мне кажется, что я кого-то предаю. А сейчас эти два чувства налепились в снежный ком и навалились на мою изнеженную душу.
  - Не верю, - ласково улыбнулся он. - А теперь рассказывай, что у тебя случилось...
  - Немного с Кристиной поссорилась. Ничего серьезного, но просто неприятное ощущение осталось от последнего разговора с ней, - не хотя вытянула я малую долю правды. Я могла рассказать Тэмину обо всем, кроме моих чувств к нему... Забавно...
  - Ну, вы еще помиритесь, - немного натянуто попытался поддержать меня он. Я едва не прыснула от смеха, видя немного натужное выражение его лица. Да, видимо, Тэмин еще в меньшей степени, чем я преуспел в утешении и поддержке духа ближнего своего.
  - Возможно, - пожала я плечами в ответ без всякого энтузиазма. Со стороны, наверное, казалось, что я расстроена этой ссорой, но на самом деле все было не так уж и плохо. Кристина никогда и не была моей подругой, просто приятельницей, знакомой, к которой я неплохо относилась... И больше всего я огорчалась тем, что по возвращению в Аллор придется искать новую квартиру или возвращаться к маме, куда совсем не хотелось возвращаться после событий, произошедших с моей младшей сестрой...
  - Знаешь, почему это место называется Горой Виверн? - мудро сменил тему разговора мой собеседник.
  - Вероятно, потому что там есть гора и много виверн, - выдала я самое разумное предположение.
  - Ни первого, ни второго там сейчас нет. И никогда не было, - довольно хладнокровно ответил Тэмин, разжигая мое любопытство.
  - Значит, есть какая-нибудь местная легенда или магическая аномалия, связанная с этими понятиями, - выдала я еще один разумный вариант ответа. Вообще, за последние три дня я была настолько разумной и последовательной, что самой становилось тошно.
  - Там небольшая гряда холмов по форме напоминающих виверн, - объяснение Тэмина было таким же прозаичным, как и предполагалось.
  - Ну, я почти угадала. Может быть, там что-нибудь чуть более интересное, чем географические казусы? - спросила я без всякого энтузиазма. Говорю же, что последние три дня проводила в поразительно угрюмом настроении...
  - Там много кристаллов, которые, если верить народным приметам отпугивают нежить, - неохотно поделился Тэмин. Подумаешь, если верить этим же приметам нецензурная речь и обилие алкоголя имеет на нежить точно такое же действие.
  - А на самом деле? - скептически уточнила я.
  - На самом деле ничего сверхъестественного, разве что затрудняют использование телепатии и придают нестабильность иллюзиям, фантомам и морокам, способствуя тем самым выявлению истинного обличия, - явно кого-то цитируя, произнес он. Кажется, я начинаю понимать отсутствие энтузиазма со стороны Тэмина. Даже мне за неполных две недели практики один местный магистр теоретической магии этими кристаллами успел забить голову до всякой потери выдержки и неприлично спринтерских забегов при виде сего деятеля даже в отдаленной близости.
  - Слышал бы тебя магистр Эрик, - кокетливо улыбнулась я. Кажется, мое хорошее настроение возвращается, или это Тэмин так на меня действует?
  - Нет уж, лучше столкнуться с десятком виверн и таким же количеством вурдалаков, - практически засмеялся магистр.
  - Да, ладно тебе. Нет так уж это и страшно, чтобы с тобой было после лекции магистра Лионы по вурдалачьим? А мне на самом деле стало интересно увидеть эти кристаллы, - честно призналась я. Ну, питаю я не вполне здоровый интерес ко всяким штучкам, обладающим определенным артефактным подтекстом. А эти кристаллы в сыром виде, может быть, и не представляли практического интереса, но потенциал даже я чувствовала (это с одним лишь прослушанным курсом лекций по магическим особенностям драгоценных и полудрагоценных камней).
  - Надеюсь, желание получить этот камешек не закончится очередной охотой за шкуркой вурдалака? - вполне серьезно уточнил Тэмин. Мне захотелось трагически закатить глаза: сколько мне еще это будут припоминать. Тревес, например, по поводу учиненных мной беспорядков, больше двух дней не страдал, потому что я умудрялась совершать еще более фееричные вещи, наверное. А в Вирито-дорато как-то слишком спокойно в последнее время...
  - Зачем мне еще одна шкурка, я хочу зуб химеры в качестве подвески к моему любимому черному платью, - с самым серьезным видом сообщила я, на самом деле начиная обдумывать коварный план. Но, лучше об этом Тэмину пока что не знать...
  - Очень надеюсь, что это шутка, потому как в противном случае придется запереть тебя, - вроде шутя, но с поразительно серьезной интонацией произнес он.
  - Пока что мне хватит кристалла с Горы Виверн. Их же не запрещено вывозить из Вирито-дорато? - уточнила я.
  - Они представляют какой-либо интерес только для особо упертых магистров теоретической магии, - с некоторой раздраженностью в тоне ответил Тэмин. Я так и не поняла, к чему это относилось: к магистру Эрику или к тому, что Тэмин недолюбливал сами эти кристаллы...
  - Тогда решено, - с довольным видом поведала я. Тэмин вроде бы улыбнулся, но вышло этот так кисло и неестественно, что я начала задумываться над тем, какую такую свою истинную сущность магистр от меня прячет...
  - Стой! - он дотронулся до моего плеча, останавливая. Даже сквозь толстую форменную куртку я почувствовала, пробежавшую магию настолько сильную, что я даже вздрогнула. Впрочем, длилось это лишь мгновение, затем дар Тэмина почему-то стал чувствоваться как совершенно обыкновенный.
  - В чем дело? - шепотом спросила я в целях конспирации. Хотя нежить нас уже безусловно почувствовала... Да, нельзя по Вирито-дорато беспечно прогуливаться.
  - Кажется парочка вурдалаков, из-за которых нас сюда и вызвали, - поразительно спокойно ответил Тэмин. Он, вообще, поразительно точно угадывал количество и качество нежити, прогуливающейся в районе пятисот метров во все стороны. Но должно ли это меня волновать?
  - И что они здесь забыли?- также шепотом продолжала я.
  - Кто их знает. Но они не слишком голодные или злые. Но прогнать мы их должны, дорога к шахтам слишком близко, да и кристаллы эти с магистрами теоретической магии, - в первоначально раздраженном духе продолжал Тэмин. Он тоже перешел на конспирационный шепот. И теперь мы напоминали каких-то неудавшихся шпионов из второсортной комедии. И почему-то это меня совершенно неуместно веселило...
  - Что я должна делать? - спросила я, с трудом подавляя смех. Тэмин не понимал причин моего нежданного веселья, потому посмотрел немного удивленно.
  - Иди прямо по дороге, я обогну с другой стороны, а потом пустим рядом с ними парочку шоковых защитных контуров, но чтобы не задеть. Мы не убивать их собираемся, а просто разграничить территорию, - выдал мне наставления магистр.
  - А, если они нападать начнут? - уточнила я.
  - Ну, у тебя уже есть опыт в добывании ценных шкурок, - туманно ответил магистр.
  - Понятно, - тяжело вздохнула я. Ну, не люблю я нежить уничтожать, у меня всегда получается не так как изначально задумано, а с не нужными спецэффектами. Тэмин продолжал стоять, словно чего-то ожидая, затем, наконец, не слишком уверенно произнес.
  - Будь осторожна, - с этими словами он дотронулся до моего плеча. Меня снова коснулась странная магия, но она не пугала и не удивляла, просто притягивала. Ну, еще, возможно, звала прийти под ее защиту, спрятаться за чьей-то спиной и переждать бурю. Меня подобные мысли испугали... Обычно я рвалась в гущу событий, аргументируя сие желание, моей способностью к боевой магии...
  - Ты тоже, - ответила я все тем же шепотом. Потом целых три минуты мы так стояли, так и не решаясь сделать следующий шаг... А всего-то и надо было приблизиться на пару сантиметров...
  - Ну, я пошел, - ответил Тэмин, когда близкое присутствие вурдалаков почувствовала уже я.
  - Угу, - кивнула я, даже не стараясь скрыть разочарования. Но трагически вздохнула я уже после того, как магистр скрылся за ближайшими елками...
  
  
  По лесу я шла в прекрасном настроении, напевала какой-то прилипчивый мотив, даже немного пританцовывала, не смотря на то, что чувствовала очень близкое присутствие нежити. Сама не знаю, почему вдруг стала такой беспечной, напрочь забыв о конспирации. Впрочем, когда я была с Тэмином, я никогда по-настоящему не боялась, словно заранее была уверена в том, что он защитит. И, надо признаться, меня эта защита нисколечко не раздражала (как обычно), наоборот, мне было несказанно приятно знать, что есть кто-то, за чьей спиной я могу переждать любые бури.
  Гора Виверн предстала пред моими очами совершенно неожиданно. Я едва сдержалась от удивленно-восхищенного восклика. Да, Лара бы не устояла перед таким обилием блестящих камней, переливающихся всеми оттенками розового и фиолетового. Камни манили и притягивали, а я уже мысленно прикидывала сколько я смогу увести с собой, прицениваясь к одному очень и очень большому кусочку цельной породы, так чтобы не только мне, но и всем знакомым на сувениры хватило...
  И совершенно логично, что я совершенно не заметила вурдалака, готовящегося к прыжку. От неминуемой встречи нас (в смысле меня) спасла ледяная дуга, разделительной чертой прошедшая между мной и нежитью. Я мигом перетекла в боевую стойку, но почему-то мысли мои продолжали двигаться в направлении вожделенных кристаллов, начисто игнорируя зубасто-когтистое нечто. Нет, краем глаза я за ним наблюдала и даже парочку заклинаний приготовила, но это так - мелкий отвлекающий фактор...
  Следуя распоряжению Тэмина, я пустила несколько контуров с шокирующим эффектом по снегу. Нежить почувствовала, разозлилась, но уходить, поджав хвост, не собиралась. Разумно было бы припугнуть их еще чем-нибудь более серьезным, окончательно прогнать, а потом вернуться к добыче кристаллов, которые никуда не денутся. Но в минуты, когда я страстно жажду чем-либо обладать, все доводы разума остаются незамеченными. Потому я медленно, но верно отступала к кристаллам, продолжая игнорировать нежить.
  Вурдалак не стал терпеть подобного обращения, прыгнув мне навстречу с радостно распростертыми объятиями. От столкновения нас спас лед, скользкая подошва моих ботинок и моя собственная не грациозность, проще говоря, мое падение. Перевернувшись на живот, я послала эффективную волну огня в морду вурдалака. Тэмин не рисковал использовать заклинания, на таком расстоянии, совершенно естественно боясь задеть меня.
  За клубами дыма я так и не разобрала, что случилось с вурдалаком, но рука моя нащупала один из кристаллов, не самый большой, но достаточных размеров, чтобы впечатлить Лару и избавиться от чужой телепатии. Возмездие за жадность настигло меня в тот момент, когда я прикидывала каким заклинанием расшатать крепко сидящий кристалл. Возмездием был благополучно забытый вурдалак. От царапин и прочих последствий меня спасла толстая куртка (хвала всем богам, что я вчера чем-то запачкала свою дубленочку, которая не выдержала бы столкновения с когтями нежити). Почему-то кристалл неожиданно легко вынулся и также легко попал в глаз нежити, а я успела телепортироваться. Никогда не любила быстрые перемещения на короткие расстояния, но когда начинала паниковать, часто к ним прибегала...
  Сориентироваться на местности я бы не успела. Но рядом был Тэмин. Именно его заклинание (какое точно не знаю и никогда не узнаю) и уничтожило благополучно нежить. Я бессильно привалилась к его плечу. Тэмину облокачиваться было не на что, и от меня он подобных диверсий не ждал, потому мы дружно рухнули в снег.
  - О чем ты думала? - спросил он, когда мы немного перевели дыхание, но вставать еще не намеревались.
  - О кристалле с Горы Виверн, - честно призналась я, все еще сжимая оный в руках. Да, тот еще трофей, побывавший в глазу у нежити.
  - Ты сумасшедшая, - ответил он уже, с радостной улыбкой. Мне неимоверно захотелось смеяться и улыбаться, потому что в этот момент я поняла, что у Кристины никогда не было шанса завоевать любовь магистра Тэмина. С самой первой нашей встречи я и он были предназначены друг другу... И он тоже это чувствовал.
  - Тебе именно это и нравится, - ответила я, ни коим образом не скрывая своих чувств. Может быть, на самом деле, эти кристаллы открывают тайное. И я поцеловала его, позволив себе с головой окунуться в омут этих чувств, которые были сильнее, чем все на свете...
  
  
  
  - Никогда не думала, что могу быть настолько счастлива, - призналась я, потянувшись в кресле. На самом деле никогда не думала, что мне будет хватать небольшого уголка с переменной подачей горячей воды на конце света, кишащем нежитью. И еще, что я буду бесконечно счастлива...
  - Никогда не думал, что полюблю аллорскую принцессу с двумя чемоданами одежды, - в том же духе ответил Тэмин. Что ж, я тоже не думала, что магистр боевой магии в проклятом всеми краю станет моим любимым. Но, как говориться, человек предполагает, а судьба уже все решила заранее.
  - Знаешь, я на самом деле никогда не испытывала подобных чувств. То есть я думала, что влюблялась и что-то еще, но на самом деле это все было такой ерундой, - сбивчиво попыталась я объяснить то, что чувствую сейчас. Всегда, когда я думала, что влюбляюсь, я могла остановить свои чувства в какой-то момент, оттолкнуть и отдалиться... С Тэмином же этого не было, я просто погрузилась с головой и совершенно не представляла, как мне из этого выныривать...
  - Я никого не любил до тебя. Даже не думал, что люблю, - произнес Тэмин с несколько странным оттенком. Вообще, иногда он говорил некоторые вещи, колдовал или просто смотрел, что создавалось странное и немного пугающее ощущение. Впрочем, это только сильнее меня к нему притягивало...
  - Я хочу остаться здесь с тобой. Навсегда, - честно призналась я. Тэмин нежно улыбнулся.
  - А как же твоя учеба? - задал он вполне логичный вопрос.
  - Я переведусь на заочное отделение. Буду сдавать экзамены по почте, набираясь практического опыта, - ответила я. На самом деле было немного страшно. Я была готова к такому быстрому развороту событий, но был ли готов Тэмин? Правильно ли я оцениваю его чувства ко мне? И не ошибаюсь ли в собственных?
  - Ты уверена, что хочешь этого? - спокойно спросил он. Вполне разумный вопрос. Готова ли я на самом деле пожертвовать привычным мне комфортом и перспективами ради чувства, которое, вполне возможно, растает как дым на следующее утро? Серьезные и правильные вопросы, которыми обычно и задаются взрослые люди, начиная отношения.
  - Я боюсь, что напугаю тебя своим решением, - честно призналась я. На самом деле, только сейчас и здесь я чувствовала себя на своем месте. Всю мою жизнь я предавалась в основном бесполезным метаниям и поискам, даже не сознавая этого. Но, как не парадоксально, именно в Вирито-дорато я поняла, что хочу находиться здесь. Хотя не столько здесь, столько с ним. И еще, что это навсегда. Маги всегда безошибочно чувствуют, что встретили свою вторую половину, хотя это и случается редко.
  - На самом деле, я немного боюсь собственных чувств к тебе. Никогда не думал, что такое в принципе возможно, - ответил Тэмин.
  - Я тоже, - честно призналась я. Да, мы оба боялись. И оба осознавали, что иначе и быть не может. Не знаю, как объяснить, но весь мир вдруг оказался чем-то незначительным и все вокруг заполняли только наши чувства. И мы. Нет, я могла разлучаться с ним на какое-то время, относительно спокойно отпускать его в патрули, самой уходить. Мне не нужно было его присутствие под боком все время, потому что я и так им дышала каждую секунду.
  - Я люблю тебя, Анна Лотенийская, - впервые произнес он эту фразу вслух.
  - Я люблю тебя, Тэмин Леа, - ответила я. Странно, обычно я не произносила подобных слов, отвечая невнятными кивками или безразличными фразами, но раньше я никогда и не жила чьей-то любовью настолько сильно, как сейчас.
  
  
  
  
  В таком состоянии неземного счастья подходила к концу третья неделя практики, неумолимо приближая тот момент, когда я должна буду вернуться в Аллор. Пусть ненадолго и только, чтобы уладить формальные вопросы с переводом на заочное отделение, но все равно это было печальным событием. Мое наказание с руководством группы на заброшенном кладбище закончилось, я в полной мере осознала груз ответственности за чужие судьбы, а поскольку в Вирито-дорато было неприличное затишье, мне и Кристине велено было писать отчеты по практике. Свой отчет я давно написала, потому проводила свободное время в библиотеке за изучением местных сказок и легенд. Да-да, я всегда любила подобное времяпрепровождение, кроме того, в этих самых сказках и легендах столько интересных заклинаний может быть запрятано, не говоря о банальном культурном развитии...
  - Так значит, Вирито-дорато создал опальный бог кочевников Элдарителиус, замаскировав то место, где спрятаны души трех других богов, дабы в определенный момент дать им возродиться? - уточнила я у местной библиотекарши, высокой светлоглазой платиновой блондинки Вириин.
  - Что-то вроде того, - согласилась она. Собственно говоря, Вириин была одним из немногих людей в Вирито-дорато, с которыми я успела подружиться. Познакомил нас Тэмин, посчитав, что мне будет интересно общаться с кем-нибудь, кто так же, как и я питает страсть к высоким литературным жанрам и культурным традициям других народов.
  Вириин была лет на пять старше меня. Магом она не была, но неплохо в магии разбиралась. О своем образовании, детстве и юности говорила туманно и общими фразами, чем до безобразия напоминала Тэмина, так же как и редкими вспышками странной магии. Впрочем, я никогда не зацикливалась на чьих-то мелких недостатках, если человек действительно мне нравился.
  - И вся нежить и прочие обитатели защищают это самое место от наших любопытных носов? - уточнила я. Да, возможно, через пару лет начну организовывать экспедиции по поиску этого места. Или напишу диссертацию по поводу местных магических полей, не боевая магия, конечно, но кто сказал, что теоретическая не может быть интересной?
  - Нет. Нежить ищет этот вход, исполняя приказ своих хозяев - богов Младшего Круга. А защищают это место - Снежные Волки, - объяснила Вириин то, что я не поняла. Тексты преданий были написаны на древнем языке, который я в принципе понимала, но могла запутаться в падежах и окончаниях.
  - Снежные Волки - души воинов защитников Вирито-дорато, родившихся в этих вечных снегах и принесших клятву верности Элдарителиусу? - уточнила я. Вириин кивнула.
  - Кочевники издревле считаются народом, которому покровительствует Элдарителиус. По крайней мере, любит их больше, чем остальные боги. Потому среди кочевников и бывают Те, Что Могут Общаться Наравне, - она указала мне в другое место свитка.
  - То есть - Верховные Жрицы и Жрецы, а еще проще - маги смерти, - ответила я практически упавшим голосом. Меня всегда охватывала паника и ужас, когда речь заходила об этом виде магии. И три месяца занятий с магистром Самуилом нисколько не прибавили мне оптимизма.
  - Есть легенда, что маг смерти и только маг смерти может узнать божеств Старшего Круга. И еще, что Элдарителиус общался с магами смерти кочевников до тех пор, пока принцесса Родогона не предала свой народ, выпустив зеленое сияние, - рассказала Вириин. Я в подобном аспекте историю последней принцессы кочевников не рассматривала, не заметив ее за дифирамбами королевичу Орру.
  - И что потом - древнее божество затаилось, маскируясь под окружающие пейзажи, опасаясь, что придет новый маг смерти и обнаружит его? - предположила я. Хотя, слабо представляла как магу смерти узнать пресловутого Элдарителиуса: не станет же у меня в голове гудеть сирена, или неоновые вывески над ним не загорятся же.
  - Наверное, что-то вроде этого. Есть несколько легенд, но более популярна версия о том, что он ищет подходящих носителей для душ своих друзей-богов, заточенных в вечности младшим Кругом. И еще есть легенда о том, что он полюбит смертную женщину и ради нее пожертвует своей вечной жизнью и силой, - произнесла Вириин, как-то странно посмотрев на меня. Можно подумать над моей головой зажглась вывеска, повествующая миру о том, что это именно я. Нет уж, спасибо, у меня есть Тэмин, которого я люблю, и которого на всех богов нашего мира не поменяю.
  - А почему Снежных волков на территории Вирито-дорато не видели уже лет двести, когда есть официально зафиксированные случаи их появления. И тогда их точно не перепутали с вурдалаками? - перешла я к прозаическим вопросам.
  - Не знаю. Может быть, вымерли, - как-то неубедительно ответила Вириин. Я, конечно, не могу поклясться с большой уверенностью, но процентов на девяносто я знала, что она не то, чтобы лжет, но что-то определенно утаивает.
  - А что за обряд описывается в этой книге? - мысль моя быстро перескочила на что-то новое, привлекшее меня интересной схемой заклинания. Что-то похожее я видела в какой-то старинной папиной книжке по защитным заклинаниям высших уровней, создаваемых практически на века и защищающихнаиболее горячо любимые предметы. Я и мой брат экспериментировали с надкушенным персиком (мы из-за него подрались, чем не горячо любимый предмет). Безупречно заклинание воспроизвести не получилось (в доме разбилось все стеклянное и произошло небольшое пиротехническое шоу в месте непосредственного наложения заклинания, меня и Генри потом на три месяца наказали). Но факт остается в том, что тот персик до сих пор лежит в целости и сохранности, не выдавая даже не малейших признаков гниения. И сдвинуть его с места (прямо по центру гостиной) никто не может по сей день (мама даже консилиум архимагов созывала, они около двух недель совещались, колдовали, потом пожали плечами, погладили нас по головке и велели родителям лучше присматривать за талантливыми чадами). С тех пор персик маскируется вазами и столами, а мама всегда указует на него, читая лекции о последствиях заклинаний, которые маг не может контролировать. И вот, сейчас, увидев, похожую схему, я эгоистично понадеялась наконец-таки убрать злополучный фрукт!
  - Это что-то вроде вечной клятвы верности, брачный ритуал, - спокойно поведала Вириин. Я едва со стула не упала. Вот, что бывает, когда лезешь в древние заклинания, толком не зная языка: я и Генри связали себя чем-то вроде брачного ритуала с надкушенным персиком? Я требую развода! Но еще остается смутная надежда на то, что схему просто похожи...
  - Я почитаю, - сказала я, стараясь ничем не выдавать сомнений, меня терзающих.
  
  
  - Ты уверена в этом?
  - А ты?
  - Да.
  - Я тоже.
  Такой краткий диалог состоялся между нами на краю Вирито-дорато. Очень красивое место, чем-то напоминающее хрустальный замок. Все из прозрачного льда и поросших инеем деревьев. А в самом центре этой импровизированной площади белоснежный камень, символизирующий алтарь. Я сама не заметила, как чтение книжки с тем защитным заклинанием перетекло в идею произнести с Тэмином клятву. И даже не поняла, кто из нас первый предложил. И вот сейчас, в условиях строгой конспирации, мы выполняли наши пожелания...
  - Нам нужен дух, - произнес он.
  - Я вывала прадедушку. Он, конечно, не идеал, но торжественно поклялся все сделать правильно. Если хочешь, можем позвать кого-нибудь из твоих родственников, - ответила я.
  - Нет, твой прадедушка - самый лучший вариант. Тем более, я столько о нем слышал, - не смог сдержаться от улыбки Тэмин.
  - Жаль, что я мало о тебе слышал. Моя правнучка, вообще, предпочитает задавать вопросы, а не отвечать на них. Тоже мне надежа и опора рода, - подал свой неидеальный нрав призрак прадеда, материализуясь над камнем. Впрочем, сегодня вместо пафосных цепей и лохмотьев на нем была вполне себе парадная мантия, вышитая серебром и золотом...
  - Прадедушка, - трагически закатила я глаза. Тэмин улыбнулся уголками рта. Думаю, что они еще найдут общий язык, хотя бы, потому что прадедушка единственный из моих родственников, чье мнение на меня воздействует. Хотя бы потому что я впечатлена его трактатами о пытках...
  - Начнем, а то время не резиновое. Да и надежа и опора моего рода простудится, - тяжко вздохнул он. Да, каприз, но я хотела быть в платье, и каким-то чудом в мой зимний гардероб затесался летний сарафанчик белого цвета с цветочным орнаментом по подолу. Туфель у меня не было, но сапожки были очень даже миленькими, а чтобы не замерзнуть на мои плечи была накинута теплая шкура вурдалака. Итак, мы с Тэмином заняли позиции по разные стороны алтаря, а прадед, активировал древнюю магию...
  - Стихия воздуха, светлая и чистая, делает помыслы ваши и души прозрачными, перед тем как сплести их навеки в защите и помощи друг другу, - прадед говорил хорошо поставленным голосом, призывая воздушную стихию, окутывающую нас полупрозрачным коконом.
  - Клянешься ли ты Тэмин, что помыслы и душа твои прозрачны перед женщиной, стоящей напротив тебя? - продолжал прадед. И даже сейчас, много лет спустя после его смерти, я чувствовала великую силу магии моего предка. Странное и захватывающее ощущение.
  - Клянусь, - тихо ответил Тэмин. Насколько я знаю, воздух - его стихия, а маги всегда по-особенному чувствуют именно свою, родную стихию.
  - Клянешься ли ты Анна, что помыслы и душа твои прозрачны перед мужчиной, стоящим напротив тебя? - обратился прадед уже ко мне. Я почувствовала, как ветерок легонько толкнул меня в спину, словно призывая ответить.
  - Клянусь, - ответила я, заворожено замерев на месте, словно боясь спугнуть это робкое мгновение, отпустив на волю все свое счастье и радость.
  - Стихия огня, неукротимая в страсти и силе своей, не даст вашим чувствам угаснут, покуда души ваши вместе, - в ответ на голос духа, к воздушной рамке присоединился огонь, живо откликнувшийся в моей душе.
  - Клянешься ли ты Тэмин, что чувства твои не угаснут, покуда бьется твое сердце? - спрашивает прадед.
  - Клянусь, - мерный ответ, который не вызывает у меня ни малейших сомнений.
  - Клянешься ли ты Анна, что чувства твои не угаснут, покуда бьется твое сердце? - вопрос касается меня. И огненная стихия пышет жаром в спину, стремясь вырваться стремительным заклинанием.
  - Клянусь, - отвечаю я, чувствуя как огонь, вторит моему сердцебиению.
  - Стихия воды, исцеляющая и всеобъемлющая, объединяет души ваши в вечном стремлении защитить от боли и исцелить раны, какими бы серьезными они не были, - голос прадеда приобретает несколько иные интонации. Вода была его стихией.
  - Клянешься ли ты Тэмин, что всегда будешь защищать ту, с кем сплетаешь душу свою навеки? - продолжает звучать голос моего прадеда.
  - Клянусь, - тихий и спокойный ответ.
  - Клянешься ли ты Анна, что всегда будешь защищать того, с кем сплетаешь душу свою навеки? - вода холодным и странным предчувствием уколола меня. Кажется, она каким-то мистическим образом связана с магией смерти, которая в оригинале магия вечного круговорота жизни и смерти.
  - Клянусь, - отвечаю я, всеми силами стараясь не отвлекаться на эти чувства и ощущения.
  - Стихия земли, вечная и нерушимая, сохранит ваши души в единстве друг с другом навеки, - продолжает дух. И меня начинает пугать колоссальный размах магии, нас окутывающей.
  - Клянешься ли ты Тэмин в вечной верности душой и телом той, с кем сплетаешь свои души навеки? - вопрошает прадед.
  - Клянусь.
  - Клянешься ли ты Анна, в вечной верности душой и телом тому, с кем сплетаешь свои души навеки? - вопрос ко мне.
  - Клянусь, - ответила я. И сейчас, как никогда была уверена в том, что никого и никогда не полюблю так, как я люблю Тэмина.
  - Стихией души, властвующей над всеми остальными я сплетаю ваши души, - торжественно произнес прадед, после чего все остальные четыре стихии, сплетенные в нечто шарообразное, приземлились в центре алтаря, образуя из себя тонкую золотистую веревку, связывающую наши запястья.
  - Клянешься ли ты святостью всех четырех стихий, чистотой воздуха, страстью огня, защитой воды, вечностью земли, земными и небесными законами в том, что готов пронести через все пространства и времена свою вечную душу, лишь бы быть рядом с той, кто стоит напротив тебя. Клянешься ли ты Тэмин?
  - Да, - ответил он, слегка наклонив голову.
  - Клянешься ли ты святостью всех четырех стихий, чистотой воздуха, страстью огня, защитой воды, вечностью земли, земными и небесными законами в том, что готова пронести через все пространства и времена свою вечную душу, лишь бы быть рядом с тем, кто стоит напротив тебя. Клянешься ли ты Анна? - прогремел голос прадеда, обращаясь ко мне.
  - Да. Клянусь, - ответила я, едва слыша себя, за биением собственного сердца.
  Веревка ощутимой болью отдалась в запястьях, призывая произносить вполне тривиальную клятву, со словами которой знакомы все маги нашего мира, даже если никогда и не захотят произнести их.
  - Если ты упадешь, я помогу тебе подняться, - эту речь начинаю я. Так заведено издревле, и я никогда не задумывалась почему.
  - Если тебе будет плохо, я поддержу тебя, - вторил он.
  - Если тебе будет холодно, я согрею тебя, - мы говорили слова, плавно перетекая от речи одного, к другому. Словно это был один человек. Впрочем, мы всегда были единым целым, просто какое-то время не знали об этом...
  - Если тебе будет угрожать опасность, я защищу тебя.
  - Ты никогда не будешь один, ибо рука твоя рядом с моей рукой.
  - Ты никогда не будешь одна, ибо рука твоя рядом с моей рукой.
  Следом магия четырех стихий сделала небольшие надрезы на наших запястьях, соединяя их.
  - Моя кровь защитит тебя от страданий и закроет от бурь. Я буду любить тебя вечно, - говорит он и каждое его слово оседает в памяти моей и на сердце.
  - Моя кровь согреет тебя и излечит твою боль. Я буду любить тебя вечно, - повторяю я.
  - Во имя четырех стихий, моя кровь - твоя, твоя кровь - моя. Моя жизнь - твоя, твоя жизнь - моя. Моя душа - твоя, твоя душа - моя, - говорим мы монотонным хором. Обычно такие ритуалы вызывают во мне улыбку и неумеренную иронию. Но сейчас я была настолько опьянена собственным счастьем, что мне было наплевать.
  Прадед делает какие-то знаки руками. Веревка опадает золотистыми звездочками, вспыхнув в четырех углах стандартными рунами стихий.
  - Я клянусь четырем стихиям, что моя любовь никогда не иссякнет. Где бы ты ни была, я всегда защищу тебя от боли и страданий. Мое сердце неотступно будет следовать за твоим. Я не позволю боли поселиться в твоей душе. Никому в этом мире не дано разлучить нас. И свет твоих глаз навсегда будет моей путеводной звездой.
  - Я клянусь четырем стихиям, что буду для тебя прохладой в жаркий полдень и теплом очага морозной ночью. Я не дам тебе упасть или свернуть с пути. Я буду вечной и верной тенью твоей. Я буду освещать путь, когда станет темно. Ты мой огонь и моя защита. Я клянусь вечно любить тебя.
  Клятва четырем стихиям принесена. Пусть никакие силы не смогут вас разлучить. Отныне ваш союз защищен. Именем четырех стихий, силой магии, я связываю души ваши навеки. Пронесите же любовь свою через всю жизнь. Магия совершена, - поведал прадед. А следом за его словами яркой вспышкой исчезли стихии, оставив после себя золотистый узор сложнейшего заклинания. И я поняла, что душа моя принадлежит лишь одному Тэмину. Хотя, я всегда это знала...
  
  
  Ничто не предвещало бури, как в природе, так и в моей личной жизни. Напротив, утром мир сиял множеством разных красок, заставляя безумно радоваться. Тэмин уходил на какое-то патрулирование, я отправилась в библиотеку, хотела немного почитать о магии смерти. Здесь были неплохие источники, опирающиеся в основном на устные сказания кочевников. Но, в самом деле, я узнала много нового и интересного о своих потенциальных возможностях. И впервые за всю мою жизнь магия смерти перестала меня пугать. Впрочем, рядом с Тэмином я ничего не боялась...
  Вириин сегодня не было, она ушла по каким-то загадочным семейным обстоятельствам, впрочем, меня это не так уж и сильно огорчило. В библиотеке был другой специалист по древним языкам, милая старушка божий одуванчик, которая при случае могла смутить отряд пьяных троллей своими пятиэтажными тирадами. Вильгельмина обладала своеобразным обаянием, множеством прикладных знаний и неиссякаемой жизненной энергией, потому общение с ней всегда приносило в мой мир немного больше позитивных эмоций...
  К полудню на небе сгустились тучи. Повалил снег, на меня накатило недоброе предчувствие. Странно, обычно катаклизмы погоды-природы меня не пугали, оставляя совершенно равнодушной. Мое нервозное состояние не могла не заметить Вильгельмина.
  - С тобой все в порядке? - спросила она после третьего сломанного карандаша и двадцати минут бессмысленного смотрения на схему, которую даже младенец понял бы без инструкций.
  - Да. Просто на душе неспокойно, - ответила я, не слишком углубляясь в дебри своего подсознания.
  - Так иди и успокой душу свою, - посоветовала она, снова уткнувшись в старинный фолиант.
  - Если бы я знала как, - себе под нос пробормотала я, ломая очередной карандаш, на этот раз с пиротехническими эффектами. Да, когда я нервничаю, машинально активирую какие-то глупые заклинания.
  - Уж точно не здесь, - Вильгельмина указала мне на дверь. Да, никаких заклинаний с элементами фейерверков в опасной близости от книг. А я и не такое могла учудить в момент очередного душевного волнения.
  - Ладно, но я еще вернусь, - пригрозила я напоследок.
  Что-то не ладное я почувствовала, едва приблизившись к зданию, отведенному боевым магам. Ну, ни разу раньше я не видела там печальных процессий с потерянными выражениями на лицах. Кое-как растолкав толпу, я попыталась разузнать, что случилось, добиться хоть сколь-нибудь ясного ответа мне не удалось. До того момента, пока я не прорвалась внутрь.
  Все маги, находящиеся там одновременно посмотрели на меня. Посмотрели с выражением сострадания, жалости, стыда, не знаю чего там еще, но я сразу же поняла, что с Тэмином что-то случилось...
  - Что с ним? - обратилась я к Докис. Его непосредственной начальнице и третьему официальному лицу Вирито-дорато. Здесь все официальные лица были донельзя непосредственными и близкими к народу. То бишь к магам...
  - Лотенийская, ты успокойся,- медленно, практически по слогам произнесла Докис. Мир начинал трагически осыпаться на осколки...
  - Он... он жив? - голос, против моей воли срывался на трагические рыдания. Кажется, у меня начали трястись руки. В воздухе зависла пугающая тишина, давящая на все органы чувств. Сердце трагически замедлило свое биение, отдаваясь глухими ударами в этой тишине. И даже не надо было прибегать к телепатии, чтобы знать ответ. Впрочем, я и не прибегала...
  - Он погиб. Никто бы не успел его спасти. Прости, девочка, - ответил вместо Докис какой-то маг средних лет, с кровоточащей рукой.
  И в этот самый момент весь мой радужный мир, выстроенный в последние две недели, разлетелся на осколки. Нет, я сама разлетелась на крошечные кусочки, которым не собраться вновь. Бесконечное мгновение я пыталась осознать, что его больше нет, а потом неожиданно подкосились ноги, и на весь мой мир накатила тьма...
  
  
  Три дня я лежала в постели, не вставая. Плохо понимая, что происходит вокруг, и где я нахожусь. И еще хуже было от мысли, что я столь бесполезна. В моей жизни и раньше случались трагедии. Когда мне было двенадцать лет мой отец умер, попав под арест как опасный некромант. В тот же год пропал мой брат, с которым мы были очень близки, а еще через год он умер. В шестнадцать я практически собственными руками способствовала охоте на моего очень хорошего друга и почти что первой любви, который оказался проклятым оборотнем, и ему начинало нравиться быть чудовищем... Тогда я была сильной, не смотря на всю боль, съедающую меня изнутри. Я сохраняла маску, утешала маму и сестру, помогала с банальными хозяйственными делами, срывала собственную злость, в конце концов, но сейчас я не способна была даже пальцем пошевелить. Любой вздох отдавался немыслимой болью...
  - Вставай, - в комнате материализовался дух прадедушки. А Тэмин вряд ли стал таким духом. Обычно такие люди, как он идут дальше, призраки слишком эгоисты, чтобы отпустить тех, кто остался. Или они слишком многое натворили и нуждаются в искуплении собственных грехов...
  - Я тебя не вызывала, - ответила я, отвернувшись от него. Не люблю плакать, а сейчас я практически не переставала плакать. Даже не знала, что можно лить слезы такое количество времени. И, черт подери, сама бы назвала все это дешевым театром... Но сейчас не хватало сил даже разозлиться на себя...
  - Если продолжишь в том же духе, то я все твоей матери расскажу. И угадай, кто прилетит сюда с сиренами и мигалками забирать в родной дом непослушное чадо? - слегка съязвил беспокойный дух. Его угроза несколько меня оживила.
  - Я не хочу наблюдать за тем, как его хоронят, - ответила я, судорожно подавив всхлип.
  - Будто бы, если тебя там не будет, он восстанет из могилы, и вы будете жить долго и счастливо, - съязвил дух.
  - Не надо. Это не смешно, - тише, но уже без трагического надрыва произнесла я.
  - Ну, тогда прекращай себя жалеть и попытайся жить дальше. Потому что никто не хочет, чтобы ты последовала за ним в загробный мир, - продолжал он вещать в свойственной только прадеду саркастической манере.
  - Откуда ты знаешь? - спросила я.
  - От верблюда. Вспомни, проникновенные речи, сказанные тобой матери, сестре, родителям того парнишки. И повторяю - прекрати себя жалеть, отдирай задницу от дивана и иди попрощаться с ним. А потом сорви свою злость и обиду, уничтожив парочку представителей нежити. Вернись в Аллор и продолжай разыгрывать из себя героиню эльфийской трагедии...
  - Ты не понимаешь, - снова попыталась я всплакнуть.
  - Я не понимаю!? Мою жену и ребенку уничтожил полоумный маг, лишь бы отомстить мне. И не просто так уничтожил, а предварительно помучив, да так, чтобы я все видел и ни чем не мог даже просто облегчить их страдания. И, поверь мне, деточка, это было на самом деле страшно. Твой маг умер хотя бы быстро, - нежданно зло и искренне крикнул прадед.
  - Прости, - тихо сказала я. На самом деле я иногда забываю о трагедии этого призрака, воспринимая его исключительно как вредного призрака с наклонностями закоренелого садиста.
  - Вот и отлично. Встань, умойся и прекрати жалеть себя. Никто не заставляет тебе забыть твоего мага навсегда или выключить страдания. Но никому пользы не будет, если ты умрешь в этой постели, от жалости к самой себе...
  
  
  Похороны в Вирито-дорато всегда проходят быстро и без излишних церемоний. Никто не плачет над гробом и не произносит долгих речей. Покойника просто закапывают в мерзлую землю под звуки какого-нибудь старинного гимна. И сегодня хоронили Тэмина. Мне не хотелось идти, но я должна была.
  - Ты в порядке? - спросила меня Вириин. Она была явно чем-то раздражена, но старалась не показывать мне своего гнева.
  - Нет. Но я справлюсь, - сделав глубокий вдох, честно призналась я. Не хватало только расплакаться. Не люблю показывать свои слабости на публике, как бы это эгоистично не звучало. Потому я приняла душ, зачесала волосы в гладкий хвост и оделась в очень миленький черный свитер под горлышко.
  - Ты уверена? - снова уточнила Вириин. Она мне сочувствовала, но также на кого-то очень сильно злилась... Не знаю почему, но в моменты, когда мне очень плохо, мой эмпатический дар обостряется, и я с уверенностью могу судить о чувствах окружающих меня. Вот бы мне кто-нибудь о собственных ощущениях рассказал...
  - Все будет в порядке. Не сейчас, но когда-нибудь, - я произнесла это скорее, чтобы убедить саму себя, нежели Вириин. На самом деле я прекрасно знала, что в порядке все уже никогда не будет. Нет, я продолжу жить, закончу свой Университет, может быть, когда-нибудь позже выйду замуж и рожу детей, но это буду уже не я. Это будет какая-то другая Анна Лотенийская, потому что я навсегда потеряла половину своего сердца в бесконечных снегах Вирито-дорато.
  Похороны в Вирито-дорато обычно проходят быстро и без лишних слов, но сейчас почему-то все было иначе. Тэмина любили здесь. Его ценили и уважали даже тролли наемники, для которых нет авторитетов. И его потеря была зияющей раной для всего Вирито-дорато. Поэтому традиционная минута молчания затянулась немного дольше. Было очень холодно, но никто не уходил. Все смотрели на меня, словно ожидая чего-то. А, что я могла сказать?
  - Прощай, - произнесла я наконец не своим голосом. Затем смахнула единственную слезинку, превращающуюся по мановению магии в прекрасный белый цветок. Своеобразный символ любви, верности и вечности из тех же эльфийских баллад. Знаю, что слишком театрально. Но, что я могу оставить ему, кроме моей магии?
  Я ушла. Не хочу, чтобы они видели мои слезы. Не хочу снова начинать плакать, потому что не знаю как остановиться. Главное, дотянуть до Аллора, где я смогу раствориться в привычном жизненном ритме и чем-нибудь заглушить боль. Там, где о нем будет напоминать только тонкий шрам на запястье и неутихающая боль в сердце...
  
  
  Я не знала, как прожить эти три дня без него. Все здесь напоминало о Тэмине. А поскольку лежать в постели, отказываясь от еды и воды я отказалась, то на следующее утро я пошла к Докис, напроситься в один из патрулей.
  - Ты уверена. По-моему лезть к нежити в пасть - не лучшая идея, - честно ответила мне Докис.
  - Я не собираюсь никому ничего доказывать. И играть во мстителя тоже. Простоя не могу постоянно находиться здесь, где все напоминает о Тэмине. Магистр, пожалуйста, отправьте меня в патруль, в самый безопасный, мне просто необходимо вырваться отсюда, хотя бы на несколько часов, - я не плакала и не канючила, просто объяснила ей. Наверное, это язык всех боевых магов - краткий, лаконичный, оставляющий свои чувства при себе.
  - Ладно, Лотенийская, но чтобы без глупостей. И маршрут самый легкий, - коротко бросила она.
  - Спасибо, магистр Вруск, - без лишних эмоций, но на самом деле искренне поблагодарила я.
  - Иди уже, шкурка вурдалака. Патруль через пятнадцать минут отправляется, - беззлобно бросила магистр, вписывая меня в какую-то ведомость.
  Я радостно захлопнула дверь и нагнала молчаливую группировку магов. Они не смотрели на меня взглядами, полными сочувствия и не раздражались непонятным гневом, как Вириин. Не окатывали волной презрения, подобно Кристине. Они были равнодушны и ко мне и к моему горю. Отчего мне было несказанно легко. И я знала, что надо просто выдержать три дня.
  Снег на удивление привычно скрипел под ногами. Я уже научилась генерировать заклинание, не позволяющее проваливаться в него. И я была внимательно к окружающему миру, грозившему в любой момент открыться новой опасностью. Но почему-то предупреждение мага, стоящего слева, о близости нежити, стало для меня неожиданностью. Может быть, надо было меньше стараться не думать о своем...
  - Приготовься к тому, что нежить скоро атакует, - снова обратился ко мне этот маг. Я кивнула, машинально создав защитный щит и мысленно генерируя парочку атакующих заклинаний.
  И, словно ожидая моих действий, из-за ближайшего поворота плавно, планируя на крыльях, выскочили три химеры средних размеров. Нежить с просто ужасным характером, всегда дерущаяся до последнего... Одна из них в первые секунды отлетела в сторону, натолкнувшись на чье-то электростатическое поле, но она еще вернется.
  Одна из двух полетела на меня. Я плавно оттолкнула ее силовой волной на ближайшие камни. Химера полетела на меня с разинутой пастью. Почему-то при взгляде на ее раскрытую пасть мне вспомнился семинар по целительству, где нас учили вырывать зубы. Как там? Короткий точечный импульс, захватить на "лассо" и резко дернуть...
  Раздался истошный визг, а следом красивый клык, поблескивающий ядом, упал к моим ногам. Химера пролетела почетный круг, честно высказывая мне, что думает о боевых магах, практикующих стоматологию. Впрочем, я не ждала того, что она оценит мои прогрессивные методы целительства. Повторной атаки ее я ждать не стала, запустив цепью разрывающихся пульсаров и аккуратненько свернув нежити шею одним изящным заклинанием, которому меня научил Тэмин.
  - Ты в порядке? - обратился ко мне один из боевых магов. С остальными химерами покончили без моего вмешательства.
  - В полном, - ответила я, поднимая со снега клык. Красивый, как раз подойдет к моему любимому черному платью под горлышко...
  - А этот тебе зачем? - спросил все тот же маг.
  - Сувенир. На память, - резковато ответила я, прервавшись на полуслове... С вершины на нас смотрела тройка белоснежных волков. Тех самых из легенд... Я указала магу на них...
  - Снежные Волки, - тихо озвучил кто-то третий.
  Один из волков пронзительно взвыл в ночное небо. В моей голове зазвучала легкая телепатия.
  - Теперь его долг защищать Вирито-дорато. Но он будет помнить тебя. И ради него ты должна никогда сюда не возвращаться. Прости, ведьма...
  Серебристые колокольчики, отдающие горечью, сочувствием и некой сердитостью. До безумия напоминает Вириин... Но, разве такое может быть?...
  
  
  Это был последний день, перед тем, как отправиться домой. День, занятый перебиранием вещей, какой-то нудной бумажной работой и ни к чему не обязывающей нервотрепкой. Но это отвлекало. В коридоре я столкнулась с Кристиной. Мы с ней так и не разговаривали со времен ссоры по поводу эльфийских баллад. И сейчас она жгуче меня ненавидела...
  - Ну, что есть очередной номер в списке твоих побед? - зло бросила она. В ней говорили и обида, и ревность, и боль. И отчасти я могла ее понять. Только я не всепрощающий ангел, и терпение у меня не железное...
  - Не надо, - у меня на самом деле не было ни сил, ни желания вступать с Кристиной в полемику. Зато очень сильно хотелось запустить в нее каким-нибудь заклинанием, чтобы она не срывала свою злость на мне.
  - Он погиб из-за тебя, - продолжала она в том же духе.
  - Думай, что хочешь, - ответила я, отворачиваясь и продолжая путь в другую сторону. Я же сказала, что у меня нет настроения и желания с кем-либо ссориться. Потому что все это закончиться либо моей истерикой, либо кем-то размазанным по противоположной стенке...
  - Все стараются что-то сделать, ради того, чтобы привлечь внимание Анны Лотенийской. Чтобы доказать, что они ее достойны, - продолжала она кричать мне в спину. И я не понимала природы ее упреков. Если верить чужим отчетам все было до предела скучно и просто. Простой патруль. Нежить, напавшая внезапно, слабое щитовое заклинание, соскользнувшая молния... В общем, ряд нелепых случайностей и банальных недосмотров... От этого, конечно, не легче, но у меня хватает мужества принять правду.
  - Ты никого ни о чем не просишь, Лотенийская! Но все готовы на безумства, ради одной лишь твоей улыбки. Твоего одобрения и восхищения, а ничем кроме глупостей, совершенных с риском для жизни ты не умеешь восхищаться! И так всегда! Даниель и Уильям из шкуры вон лезут, чтобы ты на них обратила свой царственный взор! Даже Этериэль с твоей смертной подружкой гуляет, чтобы к тебе ближе быть! Да, что там эльф, на тебя все молодые магистры слюни пускают, а ты - бессердечная дрянь, которая даже свою якобы великую любовь оплакать по-человечески не может! - продолжала строчить, как из пулемета Кристина. И я начинала злиться, вернее, просто дала волю той злости и обиде, которая скопилась за последнюю неделю...
  - Зависть очень плохое чувство Кристина, - тихо, но очень отчетливо произнесла я. Не надо искать во мне врагов, потому как с ними я расправляюсь быстро и жестоко. Мир магии вообще жесток, а Кристина не тот соперник, которого мне следует опасаться...
  - Я? Завидую? Тебе? - она говорила с откровенной насмешкой, но где-то в глубине ее души читалось то, что я попала, куда и стремилась попасть...
  - Конечно. Ты завидуешь мне. Ты - посредственная волшебница. Не слишком умная и плохо образованная девочка из разорившегося дворянского рода. Ты завидуешь мне. Моему магическому дару. Моему образованию. Моей красоте и эльфийской коже. Моим успехам. Тому, кто есть я и мои родители. И ты думаешь, что у тебя было бы все тоже, будь ты дочерью архимага телепатии, обладай моей красотой и умом. Но нет. Ты бы так и осталась просто блеклой тенью, - высокомерно бросила я эти слова. Лучшая защита - нападение. И не спорю с тем, что не права. Но сейчас я слишком зла и обижена для того, чтобы рассуждать трезво и здраво.
  - Мне это не нужно, - сквозь зубы прорычала Кристина. Теперь она из охотника превратилась в жертву. Не даром же моя мама архимаг телепатии, а телепатия - эта та сфера магической науки, где выживают только прожженные стервы.
  - Все так говорят. Но на самом деле все хотят, чтобы у них были деньги, власть, красота. Даже мама-архимаг, которая может решить все твои проблемы, просто щелкнув двумя пальцами. Ты, в том числе Кристина, - я немного смягчилась, окончательно взяв себя в руки. В конце концов, никогда нельзя срываться на окружающих. Умение держать маску тоже один из обязательных предметов школы жизни моей мамы.
  - Дрянь, - жестко бросила Кристина, попытавшись влепить мне пощечину, но рука ее напоролась на гладкий магический щит. А затем сама она оказалась на полу, связанная заклинанием. Через пять минут отпустит...
  - Это было глупо, - честно призналась я, медленно удаляясь по коридору. Не было никаких чувств, просто выжженная пустыня и желание однажды лечь и не проснуться...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"