Сороколетова Анна Валентиновна: другие произведения.

Часть 5: Диплом об окончании Университета или Скандалы, интриги, расследования

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Университет практически закончен. Жизнь, наконец-таки, приобретает свою закономерную стабильность, но Анна Лотенийская была бы кем-то другим, если бы не впуталась в очередные неприятности...

  Диплом об окончании Университета
  Или
  Интриги, Скандалы, Расследования
  
  
  
  Магистр Оральт с непередаваемым выражением на лице посмотрел на меня. Я ответила ему тем же. Уверена в том, что Сет улыбался еще ехиднее. Что бы там ни было, а магистр не имеет права предавать наши приключения в Орре огласке, не смотря на огромное количество поводов, взять хотя бы Сета и Чашу Безумия. Но с нас двоих никто ни брал клятв в том, что мы не будем мешать магистру отчитывать наших коллег, доводя его до состояния кипящего чайника. И мне совершенно не стыдно, что я уже практически состоявшийся магистр боевой магии...
  - Итак, на этот раз мы начнем с хорошего, - подозрительно добро начал свою экзекуцию магистр Оральт. Почему-то мне стало жутко от его слов, хотя причин не было особых. О самых эпохальных моих деяниях он говорить не сможет, а кроме этого была только одна Искристая Сфера... Ладно, две, но вторая попадала под понятие сверхсекретности, потому что была применена против крысы в тайном архиве министерства магии, куда меня и Сета провел прадедушкин вредный дух.
  - Райдер и Стоун ничего не натворили в Светлом Лесу, - продолжал тем временем магистр Оральт. Дождавшись облегченных вздохов, он глубоко вздохнул и добавил. - Ровным счетом они ничего не сделали и с тем единственным вредным лешим, с которым им поручили разобраться эльфы.
  - Боевые маги не разбираются с условно разумными расами. И они нам ничего не разрешали, - вклинился ТБМ, решив блеснуть столь сомнительным своим достоинством, как остроумие.
  - А я и не осуждаю эльфов, после истории с восставшими из мертвых героями и их репертуаром, - слишком поздно магистр заметил алчный блеск в глазах Сета Дигори, но ничего нельзя было уже сделать.
  - Они сами, между прочим, просили, - нагло ответил Сет, не афишируя имен своих заказчиков.
  - Ваши успехи в Вирито-дорато не на много превосходят заслуги Райдер и Стоуна, - едва сдерживаясь от комментариев, попадающих под секретные сведения, процедил сквозь зубы магистр.
  - Я же просился с Лотенийской. Мы бы вместе нашли не то что Снежных Волков, вход в легендарную обитель богов кочевников, - нашелся Сет, прямо-таки танцую на краю пропасти.
  - Именно по этой причине в Вирито-дорато, вы оказались с Дивополисом. На пару с Лотенийской, вы бы не ограничились шкурами нежити в виде пьяных скакунов, распугавших весь поселок, - на одном дыхании выпалил магистр. Да, Сет, начудил гораздо больше, чем я.
  - Магистру Лионе это бы понравилось, - влезла в беседу я. Сет говорил, что это были в основном шкурки вурдалаков.
  - Наша любительница Искристых Сфер, брошенных на борьбу с грызунами проснулась, - злорадно усмехнулся магистр, а я думала, что архивы - это все еще секретно.
  - Многие магистры считают, что результат - есть главенствующая цель, а методы, которыми он достигается не есть важное. Кроме того, что может быть лучше, кроме практики, для закрепления практики использования заклинаний, - с важным видом ответила я.
  - Думаю, имеет смысл поблагодарить вас за то, что вы не решили закреплять подобным образом сплетение Стрел Изиды и разрывных пульсаров, - не остался в долгу магистр.
  - Я подумывала над практикой в использовании магии Разрушения, - ответила я. Магистр тяжело вздохнул, явно желая пристыдить меня в моем стремлении бороться со всякими тайными обществами.
  - Еще два героя, жаждущие славы Лотенийской и Дигори - Свазильская Кристина и Лиэрский Этериэль. Как вы поохотились на оборотней в лунном свете? Не покусали ли Вас случайно? И кто получил больше уколов ? - перешел магистр на более слабые раздражители. От укуса оборотня, правда только до первой трансформации, существует лечение. Первый этап включает в себя сильнейшее целительское заклинание, потом неделю пить зелье, побочным эффектом которого является сильнейшее расстройство желудка плюс по три укола каждый день до следующего полнолуния и по одному уколу в течение следующего месяца. И кажется, Кристина, случайно укусила магистра Оральта, если верить сплетням на кафедре телепатии...
  - Вы, - робко предположила я, сделав эти сплетни достоянием общественности.
  - Отрабатывать Щит Гардарики! Быстро! - разразился прямо-таки звериным рыком магистр. Я, быть может, посочувствовать хотела, а он так жестоко с моими нежными чувствами...
  
  
  
  Я скептически рассматривала свое отражение уже второй час. Под разными углами зрения, с той или иной долей магии смерти. Собственно подобные процедуры я проводила каждый день, после беседы с дедушкой и его слов о том, что я уже Золотой Лис. Изображение Лиса на щеке я обнаружила уже на следующее утро, и теперь скептически присматривалась к нему.
  - Анна, ты дырку на зеркале протрешь, - ответила Элейн. Сестра не была в курсе последних событий, на меня и Сета наложили печать молчания, не поверив нашим клятвам и честному слову.
  - Это не самое длительное время, которое я провожу перед зеркалом, - ответила я, еще раз взглянув на правую половину лица. Все никак не могу привыкнуть, что Лиса и Звезду вижу только я. К татуировкам я всегда относилась предосудительно, и совсем не желала приобрести себе, пусть даже видеть ее смогу только я одна и еще небольшое количество просвещенных людей.
  - Да, но никогда ты так долго не смотрела на свое лицо, даже когда на твоем носу вскочил прыщ, и ты выводила его заклинанием, - уточнила моя сестра.
  - Ну, я проверяю, не выскочил ли тот прыщ снова, - ответила я, в очередной раз, с сомнением поглядев на свое отражение.
  - Анна, мне опять снилась королева Рийгана, - после непродолжительной паузы ответила Элейн с некоторой опаской и настороженностью в голосе.
  - И что тебе приснилось? - я, наконец-таки, оторвалась от зеркала и обратила свой взор на сестру. Меня в последнее время странные сны не беспокоили, ограничиваясь исключительно моей буйной фантазией, хотя тот оборотень, пронзительным голосом исполняющий какую-то арию, вполне мог сойти за пресловутую королеву магов, кажется, ее партию он и пел. Но вряд ли бы Элейн предала особое значение этой ерунде.
  - Тебе точно не снилось ничего необычного? - словно уточняя, обратилась ко мне сестра. Если быть, предельно точной, то мне как-то снилась королева Рийгана, но это было еще до приключений в Орре с этим странным орденом фанатиков и я уже не помню содержания того сна.
  - Нет. Что приснилось тебе? - спросила я. В общем и целом, я не придаю особого значения снам, даже когда просыпаюсь в холодном поту и почти физически ощущаю магию смерти. Но, если Элейн, считает свой сон важным, что ж, я попытаюсь помочь.
  - Мне снилась королева Рийгана, плачущая на вершине замка, разрушающегося с каждой ее падающей слезой. Снились умирающие орки, вампиры, люди, гоблины, эльфы, остальные разумные расы, животные, растения, нежить - все. Все это смешивалось в какой-то невообразимый водоворот, и в конце оставалась только она. Она подошла ко мне и сказала: "Теперь ты довольна. Именно этого ты и добьешься, глупая девочка".
  - А до этого ты полдня изучала какие-нибудь мрачные выкладки по поводу не самых благопристойных деяний этой самой королевы Рийганы и их последствиях? - спросила я, в первую очередь разыскивая разумную и рациональную причину.
  - Нет, я читала Шейнелло, "Поэма о плачущей Королеве", - ответила сестра.
  - И читала вслух? На эльфийском? Элейн, всему цивилизованному миру известно, что Шейнелло вкладывал в свои поэму определенный магический код, чтобы стимулировать воображение читателя, погружая его в мир произведения, - ответила я. Да, современным режиссерам было чему поучиться у эльфийского поэта. В Школе я постоянно декламировала его стихи, поэмы и более масштабные произведения...
  - Анна, по-твоему, я не способна отличить сон, навеянный чарами, от сна, предопределенного магией? - спросила сестра, скептическим взглядом окинув меня. Да, видимо, постоянное созерцание своего отражения делает меня глупее.
  - Нет, конечно, на это способна даже я. Но ты же знаешь, как я отношусь к магическому предопределению, - я трагически закатила глаза и театрально взмахнула руками.
  - Все это чушь собачья и дело чокнутых стариков, которым делать нечего, как переливать из пустого в порожнее, пережевывать вчерашние трагедии и выдумывать новые подробности апокалипсиса. А если духам предков необходимы от меня какие-то действия, пусть дают точные инструкции, а не свято верят в то, что я буду ковыряться в лабиринтах их сумасшедшего разума, - довольно точно спародировала меня Элейн. Вообще, эмпаты и телепаты - лучшие пародисты и актеры, у них даже специализация есть одна - Шпионская деятельность.
  - Но ты же не можешь это игнорировать, свято веруя, что должна помочь, - ответила я.
  - Анна, пожалуйста, постарайся быть серьезнее, - нахмурилась сестра.
  - Ладно. Хочешь получить ответы - обратись к первоисточнику, - коротко ответила я. Кажется, так любил говорить мой преподаватель пророческих дисциплин в Школе, на удивление здравомыслящий прорицатель.
  - Что ты имеешь в виду? - не поняла Элейн. Что ж, масштабность моего мышления не всегда догоняет даже Сет.
  - Тебе сниться королева Рийгана, так спроси у нее, что это означает этот сон, - пояснила я. Сестра очень удивленно посмотрела на меня. А Сет бы поддержал.
  - Анна, она умерла тысячелетия назад, - попыталась донести этот факт до моего разума сестра, являющаяся совершенно адекватным человеком.
  - И она всего лишь призрак. Пусть и очень древний. Почему мы не можем побеспокоить ее дух, раз уж она беспокоит твой сон? - спросила я.
  - Она королева магов, - произнесла Элейн с неведомым ужасом в глазах. Да, не понять мне уважения и страха перед давно почившими людьми с раздутыми репутациями.
  - Она - призрак. И, если верить теориям о нашей принадлежности к ее роду, должна появиться после ритуала на крови, - продолжила я, склонять сестру к противозаконной деятельности.
  - Даже, если она появиться, как ты заставишь ее отвечать на вопросы, - Элейн, кажется, уже смирилась с мыслей о том, что королеве магов будет не так просто упокоиться.
  - Элейн, я - маг смерти. И у меня есть способы узнавать правду у духов, сколь сильны они не были при жизни, - ответила я. Да, у уроков магистра Самуила было очень много положительных сторон.
  - Хорошо, что нам нужно для ритуала, - произнесла сестра с печальной решимостью в голосе. Видать, основательно Ее Величество достало спокойную и рассудительную Элейн.
  - Для начала - полнолуние, - ответила я.
  - Но это только через неделю, - опечалилась сестра.
  - Могло бы быть и через месяц, - непривычно для себя нашла я положительную сторону...
  
  
  
  - Вы, наверняка, думаете, почему заклинания атакующей магии отведены в отдельный предмет, тогда как прекрасно вписываются в общую концепцию боевой магии? - спросил магистр Оральт. Вообще, в последнем семестре концентрация этого конкретного магистра существенно превышала все возможные нормы, помимо привычной боевой магии, он вел еще два ее ответвления: заклинания атакующей магии и заклинания оборонительной магии.
  - Этот вопрос буквально не дает нам спать, есть и пить, - ответил за всех Сет с несколько преувеличенным пылом. Лично я подозревала, что данный вопрос риторический (или магистр Оральт не знает ответа), иначе почему за три предыдущих занятия он не озвучил истину. Но, быть может, мне просто не дано понять великой логики магистров боевой магии.
  - Эти занятия предполагают личный подход, развитие ваших качеств, более детальной работы с резервом и рисунком заклинания, тогда как боевая магия, предполагает большое обобщение и отработку конкретных заклинаний, не обращая внимание на личный уровень каждого, - на удивление долго и занудно магистр топтался на месте, даже не пытаясь симулировать попытки донести что-то до нас.
  - И это речью вы хотите сказать, что индивидуальная работа с резервом и рисунком заклинания, должная отразить весь наш скрытый и явный потенциал, и преобразовать его в магию атакующего заклинания, будет основной частью данного предмета, исключая изучение новых заклинаний, - решила я общаться с магистром наравне, по крайней мере, в запутанности словесных форм, скрывающих полное отсутствие смысла.
  - То есть, многократное повторение изученного, подведенное под индивидуальные особенности нашего восприятия и генерации рисунка колдовства, целью нанесения гипотетическому сопернику и окружающей среде максимальный уровень поражения, взамен всеобщей обобщенности и уравниловки, - подхватил Сет.
  - Дигори, Лотенийская, - зло прорычал магистр. Если бы он мог испепелить нас взглядом (в смысле, если бы это было позволено руководством Университета и широкой общественностью), то на месте меня и Сета давно бы лежали две печальные кучки пепла.
  - Да, магистр, - жизнерадостно улыбнулась я улыбкой клинической идиотки.
  - Вследствие вышеизложенного вы будете разделены на три группы, к каждой из которых будет приставлен магистр боевой магии уровня выше 1-ой степени, - продолжал магистр, игнорируя нас. Что ж, разумно, что он знал насколько бесполезна любая полемика с такими вредными элементами, как я и Сет.
  - На каком основании будет проводиться разделение на группы? - вопрос Этериэля для разнообразия был по делу.
  - На основе небольшого тестирования, которое мы проведем на сегодняшнем занятии, - ответил магистр даже без звериного рычания. Впрочем, он всем так отвечал, исключая двух особо выдающихся студентов нашей группы.
  - Какого тестирования? - испуганно подала голос Эмили, панически боявшаяся всяких незапланированных проверок наших знаний. Впрочем, подобные тестирования и контрольные работы были фишкой магистра Самуила.
  - Вы представите магистрам свой общий уровень сил, гибкость резерва и владение стихией, - охотно пояснил магистр, едва ли не потирая руки от восторженной идеи о том, что, наконец-таки, передаст свою главную головную боль (угадайте, кого?) в чьи-нибудь ненавистные руки. Хотя, лично я бы взяла "головную боль" в свои руки и сделала так, чтобы им жизнь медом не казалась...
  - Каким магистрам? - ТБМ суетливо озирался по сторонам. Да, невидимые магистры спрятались в углу.
  - Которые сейчас войдут через эту дверь, - как маленькому ребенку объяснил магистр Оральт. И как по волшебству, в указанную дверь вошли двое магистров, можно, сказать ведущие специалисты нашей кафедры. Магистр Меркантос и магистр Эрида, не хватает только магистра Леонарда для полного комплекта.
  - Для начала я представлю вам магистров, если нет возражений, - громогласно хихикнул магистр Оральт.
  - А, если есть возражения? - спросил Сет с самым невинным видом, на который только был способен. Магистр Оральт мужественно проигнорировал вопрос.
   - Итак, архимаг первой ступени Водной Стихии - магистр Меркантос, - сказал магистр Оральт, указав на высокого и худого мужчину средних лет, всего такого бледного и невыразительного, что с легкостью можно спутать с серой стенкой. Единственное, что выбивалось из всей его невыразительной внешности ярко-черная прядка волос, которая что-то должна была обозначать, но что именно я не помнила. О нем я знала разительно мало, разве что мама немного побаивалась его и называла скользким типом, и еще у него было какое-то загадочное темное прошлое, и дух прадеда как ехидно хмыкал, всякий раз, когда упоминалось это имя (на моей памяти 2-3 раза).
  - И магистр первой степени Огненной Стихии - магистр Эрида, - теперь наш преподаватель указал на моложавую женщину тех же средних лет, внешне представляющая полную противоположность предыдущего магистра. Она привлекала к себе внимание в любой толпе с гривой огненно-рыжих волос, искрящимися зелеными глазами, заразительной улыбкой и искрометным характером. Я неплохо ее знала, поскольку она была подругой мамы. Неплохо бы было попасть в ее группу...
  Интересно, кстати, по какому принципу делятся на эти группы. Если по профилирующим стихиям, то к Меркантосу (Вода) попадают Кристина и Уильям, к Эриде (Огонь) - я и Этериэль, к Оральту (Земля) - Даниэль (ТБМ) и Эмили, Сет же со своим Воздухом остается в гордом одиночестве, впрочем, для магистров 1-ой степени и архимагов всех ступеней это особого значения не имеет, если они обладают склонностью ко всем стихиям. Профилирующая Стихия - это просто отметка в деле, на самом деле примерно половина магов может работать в равной степени хорошо, по крайней мере, с двумя стихиями.
  - Итак, теперь по поводу тестирования. Выходите в центр, генерируете Элементарную Сферу, магистры вас оценивают. Мы совещаемся, я объявляю результаты. Вопросы. Кроме, Дигори и Лотенийской, - поспешно добавил магистр.
  - Это ущемление гражданских прав, - на удивление слаженно произнесли мы, словно репетировали.
  - Уильям Дивополис! - громогласно перебил наши возмущенные голоса магистр Оральт. Дражайший Сноб вышел на середину аудитории ленивой походкой, окинув окружающих презрительным взором. Если отбросить личную неприязнь, Уильям был хорошим магом, стабильно державшимся в первой тройке в классе боевой магии, с практически эльфийским уровнем резерва (этакий эфемерный идеал), достаточной гибкостью резерва и свободным владением двумя стихиями (Вода и Огонь).
  - Ваша профилирующая Стихия и остальные стихии колдовства? - бесцветным голосом спросил бесцветный архимаг до того, как Дражайший Сноб сгенерировал заклинание. В общем-то стандартная процедура, всем нам будут задавать вопросы, не смотря на то, что знают ответы.
  - Вода. Огонь, - спокойно ответил Сноб. Следом генерируя аккуратную водную сферу, в сердцевине которой изредка поблескивали огненные проблески.
  - Ваше любимое заклинание? - спросила магистр Эрида. Рангом она считается повыше, чем магистр Оральт, кажется, таким образом, засчитывается то, что она три года работала в Вирито-дорато.
  - Ледяные Стрелы, - ответила Уильям. Что ж, вполне в его духе, изящное и смертоносное заклинание, требующее определенной выдержки и хладнокровия. Лично у меня оно плохо получалось, Стрелы разлетались в слишком широком диапазоне.
  - Количество баллов по системе Эшельского? - спросил магистр Оральт. Эта система состоит из 9 баллов в общей сложности, варьируясь в зависимости от общего уровня сил, гибкости и скорости восстановления резерва. Три отдела по четыре балла в каждом (0,1,2,3).
  - Шесть. Два-Один-Два, - ответил Уильям, все еще продолжая удерживать Сферу. Отчасти это тоже испытание. Его оценки обозначают, что его общий уровень сил Высокий, Средняя гибкость резерва и Высокая скорость восстановления резерва.
  - Отлично, - магистр Оральт кивнул, Сфера погасла, практически не поколебав его уровня сил. Магистры мельком переглянулись, Оральт что-то пробормотал, но мы не услышали. - Идете к магистру Эриде. Даниэль Стоун - следующий.
  Сноб такой же ленивой походкой направился к магистру Эриде, всем своим видом показывая, свое презрение. ТБМ быстро вышел вперед, стремительно сгенерировав заклинание с неровными краями. Колдовал он сильно, но вечно мимо, потому также вечно конкурировал с Кристиной за 5-6 место.
  - Ваша профилирующая Стихия? - также бесцветно вопросил магистр Меркантос.
  - Земля, - рискуя переплюнуть по громкости магистра Оральта, произнес ТБМ. Было бы чем гордиться, нет, я ничего против профилирующей стихии Земли не имею, иногда даже завидую, но дело в том, что ТБМ был абсолютно не восприимчив к другим стихиям, не то, чтобы даже в малой доле - просто ни как. Именно это и отразилось на лицах магистров в брезгливой мине Меркантоса, сдержанной улыбке Эриды, и перекошенной (от громкости) - Оральта.
  - Ваше любимое заклинание? - спросила магистр Эрида, явно опасаясь повышения количества децибелов.
  - Огненная Дуга, - также громко и радостно ответил Даниель. Что ж, также стандартно, мощно, едва контролируемо. Вопрос о любимом заклинании вел к тому, что мы должны верно отвечать на вопрос о том заклинании, с помощью которого вы чаще всего убиваете нежить (исходя из неумолимой статистики).
  - Оценка по Эшельскому, - зло прорычал магистр Оральт.
  - Четыре. Два-Ноль-Два, - также радостно ответил ТБМ, то есть (Уровень - Высоко, Гибкость-Низко, Скорость-Высоко). В общем, он подпадал под понятие Средний уровень (3-6), ближе к нижней половине, в принципе, большая часть магов и есть этот Средний Уровень, приблизительно равное количество Высокий (7-8) и Низкий (1-2), и совсем мало Гений (9), впрочем, тройки по каким-либо отдельным критериям тоже редко получали. Магистры опять мрачно переглянулись.
  - Идете ко мне Стоун, - произнес магистр Оральт, бросив недовольный взгляд на магистра Эриду. - Этериэль Лиэрский - следующий.
  Эльф шел легкой походкой, справедливо предчувствуя жаркие баталии на свой счет. При всем моем скептицизме, эльфы едва ли не самые сильные волшебники (самые легкообучаемые точно), поэтому лица у магистров были как нельзя более суровые. Эльф изящно сгенерировал изящную сферу, от одного взгляда на которую можно подавиться собственным ядом, вот оно искомое совершенство.
  - Профилирующая Стихия и остальные? - произнес магистр Меркантос, немного разбавив свою пресную физиономию чем-то наподобие любопытства.
  - Огонь. Земля. Вода, - ответил эльф с очевидным достоинством. Его Уровень сил был немного побольше, чем у меня и Уильяма, но не настолько, чтобы явно выделяться. Поэтому, он стабильно был в первой тройке, но не стабильно первым.
  - Ваше любимое заклинание? - спросила Эрида, явно прицениваясь к эльфийской тушке.
  - Огненный Смерч, - непринужденно ответил эльф. Что ж, сильное заклинание Огненной Стихии, требующее хорошего исполнения. У меня оно получалось практически всегда, но редко удавалось контролировать его в достаточной степени.
  - Оценка по Эшельскому, - продолжил магистр Оральт.
  - Семь. Три-Два-Два, - с таким же изяществом и полным спокойствием продолжил эльф. (Уровень-Высочайший, Гибкость-Высокая, Скорость-Высокая). Магистры Эрида и Оральт вели какую-то свою ожесточенную борьбу, Меркантос взирал на них равнодушно, со странным спокойствием разглядывая меня и Сета. Не знаю, как у моего приятеля, но лично у меня по коже мурашки бегали.
  - Идете ко мне Лиэрский, - злобно произнес магистр Оральт, магистр Эрида ответила ему взглядом сильно разозлившегося дракона. - Эмили Райдер - следующая.
   Эмили робко вышла в центр поля. Она была самой слабой из нашей группы, стабильно занимая последнее место. Лично я всегда задавалась вопросом, зачем она выбрала боевую магию? Ей бы в теоретической магии не было равных, на худой конец телепатия, может прекрасно обходиться малым резервом, при достаточной эрудированности мага. Но не мне это решать... Сфера у нее была слабая, едва заметная и начинающая мигать.
  - Профилирующая Стихия? - опять бесцветно спросил магистр Меркантос.
  - Земля, - робко ответила она дрожащим, как и ее Сфера голосом. Впрочем, этого магистра я тоже боялась.
  - Ваше любимое заклинание? - ровным тоном спросила магистр Эрида.
  - Пульсар, - еще тише ответила Эмили. Что ж, большего она не могла без специальных накопителей энергии, но ими нельзя было пользоваться вне стен Университета, пока не получишь диплом о выпуске из Университета.
  - Оценка по Эшельскому, - тоже недовольно произнес магистр Оральт. Что греха таить, он считал, что Эмили не место в боевой магии (моя точка зрения не была радикально противоположной). Меня и Сета он, хоть и терпел сквозь зубы, но наших талантов отрицать не мог, что касаемо Эмили, он всегда махал рукой на все ее потуги. Впрочем, она сама не прилагала достаточного количества усилий.
  - Три. Ноль-Ноль-Три, - ответила она. (Уровень - Минимальный, Гибкость - Минимальная, Скорость - Высочайшая). Эмили была ближе всех к низкой оценке по общему критерию (с этой оценкой в боевые маги не берут, вообще не дают закончить Университет, ограничивая двумя первыми курсами). Ее спасала быстрая скорость регенерации резерва, учитывая его количество - снова он наполнялся спустя пару секунд. Магистры скептически переглядывались, едва ли не также ожесточенно, как в случае с Этериэлем.
  - Райдер, идешь к магистру Эриде, - произнес магистр Оральт. Что ж, магистр Эрида - добрая женщина, и она имеет право взять еще одного студента, также как и магистр Оральт. А вот магистр Меркантос только приценивался, эльф его вроде бы заинтересовал, но не настолько, чтобы вступать в полемику с остальными магистрами. - Следующая - Анна Лотенийская.
  Я прошла в центр с милой улыбкой, должной скрыть мое истинное лицо. Я была практически уверена в том, что меня выберет магистр Эрида. Оральт меня просто не переваривал, да и у Меркантоса я не должна вызывать теплых чувств. Моя Сфера получилась неплохо, не столь изящно как у эльфа или Сноба, но в равной мере отражая мои таланты. Не даром я занимала плавающую позицию в первой тройке.
  - Профилирующая Стихия и остальные? - спросил магистр Меркантос все также бесцветно.
  - Огонь. Воздух. Вода. Земля, - ответила я. Да, я могу с равной легкостью использовать все четыре стихии, что дает мне пресловутую тройку в разделе Гибкости, но об этом позже.
  - Ваше любимое заклинание? - спросила магистр Эрида, подбадривающе улыбаясь. Вот сейчас мне будет стыдно.
  - Заклинание Мортанте, - ответила я. Что поделаешь, если мои заклинания, уничтожавшие нежить были столь разнообразны, а этим я пользовалась целых четыре раза. Ну, пусть они Сета дождутся, вот здесь будет шок.
  - Оценка по Эшельскому, - магистр Оральт, старательно пытался не допустить нервных ноток в голосе, призывающих уничтожить меня.
  - Семь. Два-Три-Два, - ответила я не без гордости. (Уровень - Высокий, Гибкость - Высочайшая, Скорость - Высокая).
  Магистры начали переглядываться. Магистр Оральт счастливо улыбался от осознания того, что передаст одну из своих головных болей в чьи-то крепкие руки. Магистр Меркантос и магистр Эрида усиленно переглядывались, кто победил, я не поняла.
  - Лотенийская, идете к магистру Меркантосу, - не без злорадства добавил магистр Оральт (чувствует моя пятая точка, он приложил свою руку к этому судьбоносному решению). Впрочем, если этот магистр Меркантос удостоился многозначительного хмыканья прадедушки, то все не так уж и плохо. - Следующая - Кристина Свазильская.
  Кристина вышла в центр. Ее Сфера была свойственна Кристине. Скучная, простая, не отражающая никаких личных качеств мага. Вообще, Кристина была идеальным исполнителем, с достаточной силой резерва и умениями, но, чтобы самой руководить? Не думаю. Поэтому она и была в хвосте, на 5-6 позиции.
  - Ваша профилирующая Стихия? - спросил уже мой магистр. Вообще, у Кристины были равные шансы попасть ко всем магистрам, разрешалось набрать до трех учеников.
  - Вода, - ровно ответила она. Именно одна Стихия, существенно ограничивающая гибкость и мешала Кристине подняться с пятого места, исходя из моего сугубо личного мнения.
  - Любимое заклинание? - магистр Эрида рассматривала Кристину без особого любопытства, но с должным уважением.
  - Ледяная Дуга, - ответила Кристина. Что ж, Дуги - самое популярное средство уничтожения нежити, не слишком энергозатратно и лучше контролируемо, по сравнению с другими заклинаниями.
  - Оценка по Эшельскому? - спросил магистр Оральт. Кристина справедливо была его любимой ученицей, в чем-то она напоминала его самого. Трудяга, не слишком ярко блистающая, но прекрасно исполняющая требования, обладающая должной смелостью и должной силой.
  - Четыре. Два-Ноль-Два, - ответила Кристина. (Уровень - Высокий, Гибкость - Минимальная, Скорость - Высокая). Опять же, помоему сугубо личному мнению, ей мешала именно эта одна стихия. Любопытно, кстати, узнать оценки магистров по этому критерию. Надо бы задействовать старые связи с кафедры телепатии. В этот раз магистрам было достаточно по одному беглому взгляду.
  - Свазильская, идете ко мне, - произнес магистр Оральт. Что ж, думаю, это одинаково устраивало их обоих. - Следующий, Сет Дигори.
  Сет вышел в своей неподражаемой манере, поглядывая на всех с легкой толикой эльфийского величия, презрения Сноба и несомненного самолюбования, не забывая при этом покашливать подобно клону магистра Самуила. И Сфера у него вышла оригинальная, кроме базовых уровней стихий, в нее была вписана сложнейшая звуко-визуальная иллюзия.
  - Ваша профилирующая Стихия и остальные? - магистр Меркантос смотрел с изрядной долей любопытства, впрочем, как и остальные магистры. Только Оральт, счастливо улыбался, зная, что это "счастье" его минует.
  - Воздух. Вода. Земля. Огонь, - ответил Сет, в некоторой мере слукавив. Он виртуозно колдовал в любой из своих стихий, не ранжируя их, что являлось поводом для моей жгучей зависти. Я, хоть и владела всеми стихиями, но Воздух был много слабее Огня, а в Воде я едва достигала уровня школьника, тогда как в Земле мне даже базовые заклинания со скрипом давались. И, по моему мнению, Сет оставался четвертым только из-за не слишком высокого уровня резерва, в остальном он был существенно лучше всей нашей тройки вместе взятой, а заодно и половины магистров.
  - Ваше любимое заклинание? - магистр Эрида, хоть и была приятно удивлена Сетом, но вряд ли будет бороться за него до последнего. Она, определенно не любительница всяких малознакомых фрукто-овощей со сложными характерами.
  - Гримбалиндский Щит и Меч, - ответил Сет. Список применяемых им заклинаний был также разнообразен, как и мой, и самым частым оказалось редчайшее заклинание Серой магии (пограничной между Светом и Тьмой) уровня магистра 1-2 степени.
  - Оценка по Эшельскому? - магистр Оральт просто сиял своим безразличием.
  - Семь. Единица-Три-Три, - ответил Сет. Две тройки были редкостью. И магия Сета была гибкой и быстрой, а с должным накопителем и безумно сильной, так что у мира были причины его опасаться.
  - Дигори вы идете ко мне, - ответил магистр Меркантос, не дожидаясь переглядываний.
  
  
  
  - Итак, Дигори и Лотенийская. Поездки на вурдалаках и восставшие эльфийские герои, - магистр Меркантос задумчиво посмотрел на нас, явно сожалея о сделанном выборе или о том, что не прочитал наши краткие характеристики, предложенные магистром Оральтом.
  - Были еще ритуалы темной магии в Священной Роще дриад, - добавил Сет.
  - И охота на оборотня с уничтожением реликтового некроманта, - решила я не отставать от товарища.
  - И мы пытали рыцаря Эльранского Солнечного Ордена в ванной дедушки Лотенийской, - поделился совсем уже лишними подробностями Сет.
  - Думаете, это смешно? - спросил магистр ледяным пугающим тоном, от которого хотелось трусливо забиться в самый дальний угол аудитории. Обычно мой испуг ни к чему хорошему не приводит, только как бы потактичнее рассказать об этом магистру.
  - Нет, но должно показывать масштаб наших личностей, - ответил Сет, у которого инстинкты самосохранения отсутствовали напрочь, а безоблачное детство не было омрачено какими угодно видами наказаний.
  - Маги-недоучки, слишком уверенные в собственной неуязвимости, сохранившие конечности в целости исключительно благодаря случайности. Но в вас есть определенные задатки, позволяющие предполагать, что вы станете хорошими магами, но гораздо более высока вероятность вашей ссылки в какие-нибудь отдаленные уголки Мира, где вы сможете навредить только себе, - ответил магистр, слова его оседали холодными мурашками на коже. Вообще, он внушал какой-то неконтролируемый первобытный страх. Еще немного и я начну паниковать. Повторяюсь, моя паника ни к чему хорошему не приводит.
  - И в чем ваша задача? - спросила я. Наглость -второе счастье, в моем случае хамство - лекарство от испуга (или странные заклинания, обычно, не приносящие удовольствия ни мне, ни окружающим).
  - Моя задача научить вас обоих думать головой, прежде чем демонстрировать миру свои непризнанные таланты, - резковато отрезал магистр Меркантос. Странно, он говорил спокойным и бесцветным тоном, но я почти физически ощущала опасность, исходящую от него. Уверена, что и Сет тоже. И еще я очень четко чувствовала магию магистра, ледяными прикосновениями внушающую тот самый первобытный иррациональный страх.
  - Это невыполнимо, - ответил Сет. Мне хотелось одернуть его. Неужели, не понимает, что магистр Меркантос намного опаснее моей магии смерти в самом буйном ее разгуле. Надо будет прадеду устроить допрос с пристрастием по его поводу.
  - Приступаем к занятиям. И заранее предупреждаю, что жалобы караются исключением, в отличие от вас я прекрасно знаю границы ваших возможностей, - зловеще улыбнулся магистр Меркантос.
  
  
  
  - Я ненавижу магистра Меркантоса, - именно эти слова произносила я, возвращаясь домой, вот уже вторую неделю.
  - В чем дело? - равнодушно спросила Элейн, даже не отрываясь от какой-то книги. Я бросила на сестру свирепый взгляд, долженствующий пояснить все, что я не произнесла вслух.
  - Он жуткий садист с наклонностями некроманта, - облекла я свои мысли в словесную форму.
  - Он - лучший архимаг Аккордии, фактически легендарная личность, будь кто-то такой на кафедре телепатии я бы убила за возможность учиться у него, пусть даже только последний семестр, - непривычно эмоционально ответила Элейн.
  - Ну, видимо, у этого магистра противоположные цели. Убить нас хотя бы за один семестр, - произнесла я, плюхнувшись в кресло. Никогда бы не подумала, что длительная отработка элементарных заклинаний может так утомлять. Впрочем, надо отдать должное, наконец-таки заклинания всех стихий получались у меня одинаково хорошо, но лучше бы я еще раз полностью выжгла свой резерв.
  - Что сделал магистр Меркантос? - сестра проявила сочувствие, обычно постоянно ей сопутствующее.
  - Просто он решил за один семестр сделать из нас архимагов, - вкратце охарактеризовала я наши занятия. За что я люблю магистра Оральта, так за его педагогические методы - схематично обрисовать заклинание, довести его до автоматизма и поставить зачет. Магистр Меркантос постоянно заставлял нас приплетать новые элементы, усложнять схемы, одновременно генерировать несколько заклинаний из совершенно противоположных направлений магии, еще эти пытки с развитием способностей в использовании стихий. И все это сводилось к работе на износ, но ни я, ни Сет не собирались сдаваться из чистой вредности...
  - Разве не к этому ты стремилась? - заметила Элейн, отложив свою книгу с говорящим названием "Рийгана Озерная, Черная Королева".
  - Тебе по-прежнему снятся кошмары? - спросила я, задержав взгляд на книге. Тревожить бренный дух королевы магов мы решили в следующее полнолуние, потому как к прошедшему не успели запастись всеми необходимыми ингредиентами.
  - Анна, не надо об этом, - Элейн поспешно спрятала книжку под подушку, отвернувшись к стенке. Сестру пугала до дрожи мысль о привидениях, и о кошмарных снах, навеваемых королевой Рийганой. В этих снах Элейн являлась причиной гибели мира.
  - Именно об этом надо говорить, а не о моих проблемах с заданиями магистра Меркантоса. Элейн, эти кошмары на тебя слишком сильно воздействуют, и по какой-то причине ты не можешь от них отрешиться, даже мое зелье не помогает, - начинала я говорить маминым тоном. Под моим зельем, я подразумевала зелье, которое я пила, когда меня терзали кошмары магии смерти, но никогда в жизни я его не готовила.
  - Анна, все равно я не собираюсь вызывать ни чьих духов. Я должна разобраться сама, - Элейн была порядочно раздражена, что сестре, в общем-то, несвойственно.
  - И к каким выводам ты пришла после прочтения всей возможной литературы об этой королеве магов? - спросила я, наугад открывая книгу, которую пару секунд назад прятала сестра. Дешевая беллетристика, даже менее достоверная, чем детские сказки.
  - Твоя ирония неуместна, - Элейн насупилась. На самом деле она прочитала множество книг, среди которых были настолько скучные и скурпулезные научные трактаты, что один вид их вызывал сон. Думаю, моя сестра стала своеобразным специалистом в области изучения королевы Рийганы.
  - Ладно, где тебе снится королева Рийгана? Может быть, место имеет значение, и там на тебя снизойдет вселенская истина, - я пыталась быть серьезной и понимающей, но туманные сны и пророчества меня всегда раздражали. Мне было проще вызывать дух пресловутой королевы магов и на прямую попросить ее не мучать потомков.
  - Это Лотени. Но не думаю, что визит туда что-то изменит. Все гораздо сложнее. Королева Рийгана не оставляла потомкам никаких сообщений, она не хотела каких-либо контактов с ее силой даже в столь отдаленном будущем, - ответила Элейн.
  - Даже у меня не хватит наглости воздействовать через образ этой дамы со скверным характером и неограниченными магическими ресурсами, - ответила я. Существует определенное количество прецедентов, не требующих излишних доказательств тому, что королева Рийгана не любила, когда ее именем безосновательно запугивают.
  - Нет. Все сложнее. Анна, ты же знаешь, что магия всегда оставляет следы, тем более магия такой волшебницы, как королева Рийгана. Что-то, взаимодействующее с воспоминаниями, переходящее в активное состояние соприкасаясь с определенными обстоятельствами, колдовством, наследниками, - Элейн озвучивала элементарные понятия теоретической магии, пришедшее из физики. Что-то вроде закона сохранения энергии - маг умирает, но его сила - остается, перерождаясь во что-то иное.
  - Элейн, прошло уже столько лет, половина магов Аккордии, если постарается, найдет в своем фамильном древе эту самую королеву через каких-нибудь троюродных бабушек пятиюродных дедушек двоюродной тетушки родного брата мужа троюродной племянницы прадедушки. К тому же мифы склонны гиперболизировать возможности своих персонажей, и скорее всего королева Рийгана была просто талантливой волшебницей, успешно спекулирующая суеверными страхами, поддерживающая таким образом авторитет свой власти, учитывая ее сомнительное происхождение, - ответила я.
  - Кто-то еще удивляется, что его преследуют духи предков, после таких-то речей, от которых в своем гробу переворачиваешься, - в комнате материализовался дух прадедушки. Элейн испуганно вздрогнула, но быстро взяла себя в руки.
  - Ты пришел позудеть на тему нравственного падения нынешнего поколения или можешь помочь советом? - спросила я, обернувшись к духу.
  - Твоей матери надо было больше внимания уделять твоему воспитанию, - фыркнул дух. Что ж, многие магистры были бы солидарны с ним в подобных мыслях.
  - Так ты можешь помочь или нет? - спросила я, заметив страдальческое выражение на лице сестры. Она органически не переносила все эти перепалки с давно усопшими родственниками.
  - И почему вы все всегда усложняете, строите какие-то невероятные теории, когда истина перед вашими глазами, - произнес прадед.
  - О чем вы? - спросила Элейн.
  - Когда и почему духи беспокоят живых? - он задал элементарный вопрос, который лично меня практически поставил в тупик. Из духов я общалась только с прадедом и еще с вредным некромантом, которого разбудил Сет и активировал какие-то страшные иллюзии и обезвреженные ловушки... Кажется, два этих духа маялись от ничегонеделанья...
  - Потому что им скучно, - сделала я свой вывод.
  - Что думает младшенькая? - спросил прадед, трагически закатив глаза на меня.
  - Когда остаются незавершенные дела, - робко предположила Элейн. Прадед одобрительно кивнул, что ж, ему виднее, но каждый дух личность незаурядная и неповторимая.
  - И какие незавершенные дела могут быть у Черной Королевы? Не уничтожила какую-нибудь разумную расу? Или не разбудила армию Кровавых Русалок? - стала я генерировать идеи.
  - Она прежде всего - женщина, а потом уже великий маг, Черная Королева и прочая мишура. И она многим жертвовала, чтобы стать всем тем, чем она осталась в памяти неблагодарных потомков. Постарайтесь догадаться о том, что терзало ее по ночам, - прадед сегодня был необычайно щедр на подсказки.
  - Я же говорила, надо вызывать ее дух! - радостно сделала я свой вывод. Не то, чтобы я страдала повышенной любовью к спиритизму, но это было такое классное заклинание, с тремя степенями перехода, с задействованием пограничных областей - просто мечта идиотки...
  - Пока этот гений не натворила дел, которые совет архимагов будет еще полвека разгребать, я дам подсказку - почему она вышла замуж за герцога Лератту и кто такой сэр Скай? - сказал прадед, растворяясь в воздухе.
  - Я, между прочим, и обидеться могу, - крикнула я в пустоту, кинув в исчезнувшего призрака диванную подушку.
  - Анна, он помог, - ответила Элейн, задумавшись о чем-то о своем.
  - В чем? - спросила я. Нет, про сугубо эгоистичные мотивы королевы Рийганы, ни коим образом не связанные со страшными пророчествами, я поняла, но сами эти мотивы были в стократ туманнее... Впрочем, ее Величество не мне, слава, всем богам и демонам...
  - Не важно. Просто я поняла. И я должна справиться с этим самостоятельно, не обижайся, пожалуйста, - сестра резковато подорвалась с места и куда-то побежала. Обычно, так себя веду именно я. Никогда не задумывалась о чувствах людей, оставленных мной без внимания... Но, в самом деле, меня ничья не сложившаяся личная жизнь не тревожит, ни об этом ли я молила драгоценных предков?
  
  
  
  Занятия по магии оборонительных заклинаний (дурацкое название, но с советом архимагов, утверждающим наш учебный план, не поспоришь) славились постоянной сменой преподавательского состава. Официально в этой должности значился магистр Оральт, но появился он только на первом занятии, перепоручая нас магистрам рангом пониже. Те самые магистры, даров не ценили, спихивая нас на младший преподавательский состав или же аспирантов, которые были просто не в состоянии контролировать нас, возомнивших себя едва ли не первыми героями всех времен и народов.
  Сегодня, для разнообразия, на занятии присутствовала магистр Белладонна, та самая, на лекциях которой, я организовывала митинг за права условно разумной нежити, называться разумной расой. Можно предположить, что данная магистр теплых чувств ко мне не могла испытывать. Впрочем, она, действительно, только присутствовала. Параллельно с нами занимались (нет, это гордо именовалось помощью старших товарищей) два ее аспиранта, близнецы Дик и Дек, которых все путали друг другом, даже магистр Белладонна не была исключением из правил.
  Я и Сет отрабатывали элементы защитных чар с привлечением стихий и начинали скучать. Обычно магистр Оральт не ставил нас в пару, а, если уж, такое случалось, то неусыпным коршуном следил за каждым движением, ожидая самого страшного. Магистр Белладонна была не знакома с подобными особенностями нашего дуэта, а поскольку мы справлялись хорошо, то на нас никто не обращал внимания.
  - Будем отрабатывать Спаренный Щит или Зеркало? - спросила я, когда мы уже в десятый раз повторили одно и то же заклинание.
  - Лотенийская, к магии надо подходить творчески, даже если преподают ее исключительно приземленные личности, - Сет лениво кинул пульсар, который, столкнувшись с моим заклинанием, перерос в щит, сохраняя ровный баланс энергии.
  - Щит или Зеркало? - спросила я, кинув шарик в Сета.
  - Я предлагаю разнообразить оборонительные заклинания, до не стандартного использования магии Разрушения, - ответил Сет, выплетая что-то страшное. Магистр Меркантос тренировал нас плести до пяти-шести заклинаний разной степени сложности одновременно, правда, успехи наши были весьма плачевны. На третьем заклинании все мои усилия летели прахом, у Сета через пять раз получалось дойти до четвертого заклинания.
  - Дигори, ты хочешь вылететь за три месяца до получения диплома? - честно спросила я, отражая очередной скучный пульсар, но про себя начиная плести сложную сетку первого уровня магии Разрушения. Пусть третье заклинание у меня ни разу не вышло, но два заклинания одновременно я научилась плести просто виртуозно.
  - Лотенийская, я не хочу совершать чего-либо, выходящего за пределы данного предмета, кроме того, магистр Меркантос, утверждает, что мы постоянно должны развивать свои возможности, - коварно улыбнулся мой приятель, задерживая на кончике пальцев неизвестное мне заклинание, прикрытое пульсаром.
  - Дигори! - неожиданно в наши планы вмешалась третья сторона в лице магистра Дика (или Дека). Следом в Сета полетел шарик пульсара, он машинально перекроил свое заклинание в защитный механизм, который клыкастой пастью проглотил светлячок магистра Дека (или Дика), превращая его в огненный шар, летящий через весь зал по произвольно выбранной траектории.
  Пасть пролетела три почетных круга по залу, заставив магистров-близнецов слаженно прыгнуть за мешки с песком, эльфа грациозно зависнуть где-то между стенкой и потолком, Кристину суматошно пробежаться по залу, Эмили случайно просочиться сквозь стену в хранилище наглядных образцов для занятий по некромантии, Сноба и ТБМ броситься в дружелюбные объятья магистра Белладонны, ответившей им тирадой на тролльем, от которой уши сворачивались в трубочки. При столкновении со мной пасть получила полезное дополнение в виде открытого телепорта в неизвестном направлении (я, честное слово, хотела поставить щитовые чары, но перепутала их с заклинанием, выплетаемым для Дигори).
  - Чтоб я еще раз замещала Оральта! - произнесла магистр Белладонна фразу, звучащую примерно так в цивилизованном переводе. Она вылезла из мешков, приготавливая что-то, должное усмирить наше заклинание оборонительной магии. И в этот самый момент оно ее поглотило, самоликвидировавшись.
  Воцарилась нехорошая тишина, изредка прерываемая попытками Этериэля спуститься с люстры (понятия не имею, как он туда запрыгнул). Магистры-близнецы испуганными сусликами косились из-за мешков, требуя от меня и Сета исчерпывающих объяснений. Остальные постепенно присоединялись к ним, за исключением Эмили, потерявшейся где-то за стенами.
  - Я плела телепорт открытый в произвольном направлении, дабы отправить туда твое заклинание, разрушая его в процессе перемещения, - нарушила я тишину.
  - А я плел самонаводящиеся стрелы, впитывающие защитные щиты и чары, - тяжело вздохнул Сет.
  - А у меня был простой пульсар, - поделился магистр Дик (или все же Дек), тоже участвовавший в данном инциденте.
  - И надо было думать о том, во что ты запускаешь свои заклинания! - раздался недобрый голос магистра Белладонны, срочно материализовавшейся в зале со зверски перекошенным лицом.
  - Она не разрушилась в процессе телепортации, - невесть с чего обрадовалась я, опрометчиво напомнив о своем существовании.
  - Ты хотя бы знаешь, куда меня телепортировало, юное дарование? - магистр решила обрушить праведный гнев на мою голову, оставшуюся в гордом одиночестве. Сет и близнецы уже куда-то успели испариться.
  - На ежегодный слет водной нежити против осушения северных территорий, - предположила я в пустоту, не желая оставлять вопрос без ответа.
  - На ежегодное собрание Совета Архимагов по вопросу принятия условно разумной нежити в состав разумных рас! Радикальная активистка, решила перейти к терроризму! - продолжала магистр запугивать меня.
  - Если по-другому угнетаемые расы не могут донести свой протест до магов-узурпаторов, то мы террористы! - грозно выскочил Сет перед магистром Белладонной. Последняя закипала, словно чайник.
  - И заклинание должно было дезактивироваться в процессе перехода, - вставила я свои пять копеек.
  - Какое заклинание?! Перехода куда?! - грозный рев магистра Оральта, случайно зашедшего в зал, заставил всех подпрыгнуть под потолок, а Этериэля упасть с люстры.
  - Магистра Белладонны на Совет Архимагов как предводителя радикальных активистов условно разумной нежити, - без остановки протараторил магистр Дек (или Дик, ну, не различаю я их), заслужив свирепый взгляд магистра Белладонны и недоуменные взоры Сета и меня.
  - Дигори! Лотенийская! К магистру Леонарду! Немедленно! - сделал свои выводы магистр Оральт.
  - Ну, это не мы! - хором произнесли мы с Сетом. Но под тяжелыми взглядами всех тихо добавили, опять-таки синхронно. - Не специально...
  
  
  
  - Элейн! - за старинным склепом на заброшенном кладбище я ожидала увидеть кого угодно, но не свою сестру.
  - Анна, - сестра была все еще перепугана моим появлением (ну, не умею я бесшумно подкрадываться на радость и счастье всей нежити мира), сопровождаемым хрустом веток и моим честным нелестным мнением о ком-то, устроившим неподалеку туалет.
  - Что ты здесь делаешь? - спросила я, не гася пульсар.
  - Ничего... Гуляю, - неубедительно пыталась солгать сестра, подозрительно оглядываясь по сторонам.
  - Да, ну, - скептически хмыкнула я, силой заклинания открывая двери склепа, стены и пол которого были расписаны неизвестными мне схемами заклинаний.
  - Анна, - сестра резким жестом захлопнула дверь, что-то пряча за спиной. На поверку это оказалось банкой с какой-то подозрительной прозрачной жидкостью.
  - Элейн, ты знаешь, что я должна делать по инструкции, если столкнусь с лицами, собирающимися проводить какие-либо ритуалы без специального разрешения Университета или Министерства? - поинтересовалась я.
  - Анна! - сестра сделала большие глаза.
  - У тебя десять секунд, для объяснений, потом я создаю знак Света, призывающий начальника смены, и у тебя крупные неприятности, - ответила я.
  - Анна! - Элейн в очередной раз выразительно произнесла мое имя, будто бы оно должно было магическим образом на меня воздействовать.
  - Девять, - начала я обратный отсчет.
  - Это по поводу моих снов и королевы Рийганы, - быстро произнесла сестра, воровато оглядываясь по сторонам.
  - Ты все-таки решила вызвать ее дух! - обрадовалась я. Хотя, за такие деяния не то, что из Университета исключают, могут и в тюрьму посадить.
  - Нет! Это сложный ритуал, который позволит ее духу соединиться с духом того, кого она любила всю жизнь, но с кем не могла быть по ряду объективных причин, - скороговоркой продолжила Элейн.
  - Ладно... Но почему ритуал нужно проводить ночью на кладбище? - спросила я, пытаясь подключить магию смерти. Так лучше ощущались темные заклинания. Просто так, на всякий случай. Когда-то прадед уболтал меня на милый эксперимент с безобидным заклинанием. Хорошо, что папа во время успел вернуться домой... Потому как иначе было бы в нашей семье одним темным волшебником больше...
  - Это фамильный склеп Скаев, - ответила Элейн. Ах да, древнее кладбище, так еще называют это место. Склепы самых древних родов, с их секретами и защитными механизмами... Правда, большая часть этих склепов сейчас заброшена, далекие потомки, как водится, не чтят память благородных предков.
  - И ты бессовестно потревожила бренные останки благородного рыцаря и его потомков, разрисовав гробницу, словно учебник по теоретической магии? - едва удержалась я от смеха. Обычно подобные деяния приписывались мне.
  - Анна, так ты будешь дальше смеяться или все-таки попытаешься мне помочь? - сестра попыталась выглядеть грозной, но с этой баночкой в руке, вышло не очень пугающе.
  - Что от меня надо, кроме избавления от проблем с магистром Оральтом и патрулем? - спросила я. Стоит ли говорить о том, что в очереди устроить какую-нибудь из ряда вон выходящую пакость, я стояла в первых рядах.
  - Просто подстрахуй меня, - ответила Элейн, вздохнув спокойно. Все-таки нет у нее практики в осуществлении незаконных заклинаний.
  - Точно ни какой темной магии, грозящей аукнуться не хилыми последствиями? - скорбно уточнила я, почти с затаенной грустью. Последние последствия с путешествиями магистра Белладонны до конца года должны были аукаться мне вот этими дополнительными патрулями и дежурствами.
  - Точно, - ответила Элейн.
  - Лотенийская, куда ты исчезла? Если там нежить или хотя бы пьяные подростки, ты просто обязана разделить со мной сладость победы! - раздался голос Сета. Лицо моей сестры выражало только панический ужас.
  - Дигори! Прекрати голосить, - резковато окрикнула я его. - Элейн, иди в склеп, я сейчас вернусь...
  - Кого ты в склеп посылаешь? - поинтересовался Сет, бесшумно возникший из-за моей спины (едва ветвистую молнию сдержала).
  - Анна, - испуг на лице моей сестры начинал казаться комичным. Интересно, как она собиралась контактировать с миром духов с такими-то нервами...
  - Элейн, расслабься, это Сет. Сет - мой друг и он нас не выдаст, если не хочет себе участи первого встреченного мной вурдалака, - ответила я сквозь зубы.
  - Лотенийская, я, конечно, всегда за поучаствовать в темных ритуалах в древних захоронениях, но, быть может, стоит ввести меня в курс дела, - мило вставил свои пять копеек Сет.
  - Давайте, зайдем внутрь, пока половина нашего патруля не решила присоединиться к нашей теплой компании, - легонько придала я нужное ускорение к дверям склепа Сету и Элейн.
  
  
  
  - Ты уверена, что именно так проводится этот ритуал? - спросил Сет у меня, когда все формальности были улажены.
  - Элейн не является любительницей экспромтов, - ответила я Сету. Пока что мы играли роль сторонних наблюдателей, Элейн проводила последние приготовления, что-то скурпулезно вымеряя на земле.
  Мы стояли где-то глубоко под землей, там где содержаться останки самых первых представителей рода. Три древних захоронения. Братья и сестра Скай. Каменные статуи, надписи на древнем языке, мрачно и торжественно. Не знаю, была ли использована магия при создании этих статуй, или это мой специфический дар разыгрался (а, вполне возможно, и воображение), но они словно начинали оживать.
  - Орион Уайт Скай, Эрнест Уильям Скай, Анна Бригита Скай, Ализея Скай-Озерная, Орландо Джеймс Скай, Ригайо Уоррен Скай, Анна Анжела Скай-Лотени и Гонери Эрнест Скай - первое поколение. Те, которые возвысились при королеве Рийгане и их дети, сыновья и дочери, что, в общем, не типично. Даже невестка королевы здесь. Жаль, не внук. Где-то рядом должны быть жены. Нашел Армилла Орегис Гонерил-Скай, Виктория Альбертини-Скай, Арджолетта Лорина Эллина де Скай, Ловирриэль Вельсорская, - Сет читал надписи, ходя кругами вокруг склепа. Статуи первой троицы были величественны и заметны уже из прохода. Дети сэра Ориона Ская и их жены занимали свои места в ровных рядах, идущих отсюда наверх.
  - Где-то должно быть их фамильное древо, - ответила я. Медленно прогуливаясь под освещенными факелами сводами.
  - Вот оно, - Сет указал на потолок. - Прерывается во времена войны Зеленого Сияния, но искусная работа... Ни время, ни расхитители гробниц не тронули его. Чудо, что нас пропустило.
  - Готово, - ответила Элейн, отрывая нас от археологических изысканий.
  - Отлично. Что мы будем делать? - спросила я, подходя к сестре, все еще держащей в руках банку, наполненную водой (или другой прозрачной жидкостью).
  - Просто подстрахуете меня, - непривычно строго ответила сестра.
  - Ладно, таинственный возлюбленный - кто-то из братьев Скаев, поэтому мы в их фамильном склепе. Но каким образом мы привяжем Рийгану, я не понимаю. Ее сомнительная принадлежность к нашему роду слишком отдаленная, чтобы наша кровь сыграла роль, - я начала придираться к мелочам. Типично для мага не испытывать особого восторга перед участием в ритуале, смысла которого не понимаешь.
  - У меня есть ее личная вещь, - ответила Элейн, вытаскивая гребень, хранившийся у дедушки под семью замками. Я всегда подвергала его подлинность сомнению, но никто не спорил, что подделка высшего качества, и дедушка за нее голову оторвет.
  - Элейн, ты с ума сошла! Что еще ты украла из фамильных реликвий! Может быть, это легендарные слезы единорога!? - в гневе я указала на банку с прозрачной жидкостью, трепетно прижимаемую к груди сестрой. Если бы я не была уверена в обратном, поклялась бы, что сестра одержима злым духом прадедушки... Даже я и Генри всегда знали предел тому, что могли сотворить.
  - Анна, ты мне либо помогаешь, либо уходишь, - опять-таки холодным тоном произнесла сестра.
  - Нет, Элейн, либо ты мне все объясняешь, либо я тебя арестовываю и отвожу к Совету архимагов, а дедушка очень не любит, когда берут его личные вещи, - я встала в грозную позу. Кажется, я начинаю понимать чувства мамы, когда она пытается отговорить меня от очередной авантюры.
  - Я поняла тебя, - произнесла Элейн. Бросая банку и гребень в центр своего рисунка.
  Ни я, ни Сет не успели ничего сделать, хотя заклинания вылетели одновременно, и мы даже бросились ловить банки и гребни. Стоило им коснуться земли, как схемы заклинания загорелись кроваво-красным светом, разом пробуждая едва ли не всех местных призраков. Моя магия смерти буквально кричала об опасности. Неожиданно все вокруг стихло. В центре круга появились два духа: светловолосая женщина с золотой короной на голове и красивый мужчина с каштановыми волосами и серыми глазами. Даже сейчас от призрака женщины исходила магия совершенно иного уровня, недоступного простым смертным. Где-то чуть поодаль стояли еще мужчина и женщина, чудесным образом похожие на того, кто был рядом с королевой Рийганой. Также на заднем плане стояла красивая рыжеволосая женщина с перекошенным от злости лицом.
  - А я предлагала вызвать один-единственный призрак, - произнесла я, первой обретя дар речи. Элейн еще выслушает все хорошее, что я о ней думаю, но главная проблема в обилие призраков, вынутых их своих могил. Уверена, что и остальные скоро появятся, именно об этом говорит мне магия смерти.
  - Анна, так и должно быть, - ответила Элейн. А на самом деле сестренка чем-то или кем-то управляется. Никогда бы не подумала, что ее можно подчинить чужой воли так, чтобы никто не заметил. Телепаты, обычно проявляют очень сильное сопротивление.
  - Ты тоже видишь, Лотенийская? - Сет обратился ко мне, взглянув на сестру и на призраков.
  - Да, - ответила я. На самом деле, я видела большее, в конечном счете, магия смерти открывает глаза на многое.
  - Что здесь происходит? - подала голос всеми забытая королева Рийгана, точнее ее призрак, о котором все забыли. Опять она заставила содрогнуться от силы магии.
  - Элейн, объяснишь ее Величеству, - обратилась я к своей сестре. Сейчас казалось, что ей ничто не управляет. Странно.
  - Анна! - сестра чуть повысила тон. Она была испугана, гораздо сильнее, чем я или Сет. На ее окрик одновременно со мной обернулась еще девушка, похожая на сэров Скаев, вероятно, их сестра. Что самое поразительное - она была фактически моим зеркальным отражением, что с удивлением обнаружили все здесь присутствующие.
  - Что здесь происходит? - повторила свой вопрос ее Величество. Черт, ей пора перестать каждое свое слово сопровождать таким мощным выбросом магии, еще чуть-чуть и весь совет архимагов сбежится проверять.
  - Вы и ваша неустроенная личная жизнь мучали мою сестру кошмарами, на что она с легкой руки одного не благонадежного призрака решила помочь соединиться со своим любимым хотя бы в загробной жизни, - ответила я. Даже Сет выглядел удивленным моей несусветной наглостью.
  - Что? - повторила ее Величество, удивленно взглянув уже на меня. Вообще, я стала центром всеобщего внимания.
  - Вы по какой-то причине преследовали мою сестру, разрушая ее жизнь кошмарами, - ровным тоном произнесла я.
  - Это правда? - ее Величество обратилось к Элейн, опять подавляя окружающее пространство своей магией.
  - Я не знаю, - испуганно произнесла сестра. Призраки и их эмоциональное напряжение определенно тяготили ее. Меня тоже затронули их неразрешенные проблемы и отношения по типу мыльной оперы, но на сестру они давили просто непосильным грузом. Впрочем, в большей мере я испытывала давление несколько иного рода. Чтобы там Элейн не задействовала, но это медленно начинало будить весь склеп, если не все кладбище, и это очень активно ощущалось моей магией смерти.
  - Может быть, ты сможешь внятно, ответить, если твоя сестра способна только мямлить, - ее Величество обратилось ко мне, я передернулась словно от зубной боли. Почему-то именно так на меня воздействовала ее магия, словно перекрывающая все окружающее пространство.
  - Может быть, вы будете контролировать свою магию, - не выдержала я. Ее величество и вся свита призраков недоуменно на меня смотрели. Может быть, перед королевой Рийганой во плоти я бы благоговейно молчала и пресмыкалась, но сейчас? Ну, не уважаю я призраков, считая, что они должны мирно пребывать в загробном мире, не тревожа покоя живых.
  - Что здесь происходит? - раздался новый подозрительно знакомый голос, при звуке которого призраки, окатив нас могильным холодом, мраморной крошкой, пылью и паутиной.
  - Магистр Оральт, вы, кажется, только что нарушили целостность какой-то октограмы, позволив пробужденным силой заклинания призракам разлететься в противоположных направлениях, потеряв привязку к своим могилам и загробному миру, - поведал Сет, очевидно, располагающий большим количеством знаний по вопросу заклинания, примененного моей сестрой.
  - Дигори, Лотенийская, я когда-нибудь вас убью, - обреченно прорычал магистр, даже не думая скрывать своих эмоций...
  
  
  
  За эпизод в гробнице нам круто влетело. В моем случае и в случае Сета это выразилось в строгом выговоре и административном наказании, включающем в основном помощь в успокоении данного кладбища, выматывающей в физическом и эмоциональном плане. Элейн же ждало более серьезное наказание. В общем, в ходе непродолжительного расследования, выяснилось, что я и Сет виноваты в том, что не сдали Элейн властям при первом взгляде на схемы, но мы все же пытались помешать, хоть и безуспешно. Сестра была признана зачинщиком, и в ее отношении велось более строгое разбирательство, с временным исключением из Университета.
  - Поднимайся с дивана! - я еще не успела повернуть ключ в двери, как услышала мамин крик. Вообще, в последнее время, мама и Элейн постоянно сорились. Мама иногда бывает излишне категоричной, и для нее слишком сложно смириться с тем, что Элейн не просто перестала быть идеальной дочерью, так еще и оказалась замешенной в скандале с темной магией (я нелегально читала результаты расследования, и была шокирована тем, во что влезла сестренка, честное слово, вызвать дух королевы Рийганы было намного проще).
  - Оставь меня в покое, - голос сестры звучал несколько раздраженно и непривычно. И почему я поверила, что полугодовое заточение в эльфийском монастыре строго режима ни коим образом не отразилось на ней.
  - Оставить тебя в покое?! Чтобы ты начала человеческие жертвы приносить, вместо того, чтобы разобраться со своими кошмарами? - продолжила мама. Может быть, она была так зла еще и потому, что пришлось к помощи дедушки.
  - Что-то ты не так бесилась, когда Анна что-нибудь выкидывала! - сестра непривычно язвила. И мне совершенно не хотелось заходить внутрь и вмешиваться.
  - Твоя сестра ни разу не прибегала к темной магии! - снова мама. Я резким жестом вынула ключ из замка. Не хочу слушать продолжения. Не хочу принимать чью-либо сторону, я, вообще, не чувствую себя частью этой семьи. Была ли вообще наша семья семьей?
  Мне всегда казалось, что что-то сломалось в тот момент, когда отца арестовали за использование темной магии (еще одна параллель с Элейн). Сейчас я думаю о том, что семьи никогда особенно и не было. Отец днями и неделями пропадал в экспедициях и командировках, мама в Университете, работая над диссертациями и теоретическими изысканиями. Мы, дети, всегда были предоставлены сами себе. Я и Генри, старший брат, убегали на очередные поиски приключений, оставляя Элейн в обществе нянек. Я всегда оставляла Элейн, даже, когда Генри ушел из дома, даже когда я пережила его смерть. У меня были другие друзья.
  Мне никогда не были нужны другие друзья, кроме брата. Мы всегда оставались лучшими друзьями и в шалостях, магических экспериментах и тогда, когда надо было действительно поддержать друг друга. Генри был старше меня на четыре года, Элейн младше всего лишь на год, но я никогда не была близка с сестрой. Мы не враждовали, но всегда оставались чужими, даже не играли вместе никогда, потому что мои куклы стремились захватить мир, а ее были милыми принцессами и принцами. И какой бы взрослой и самодостаточной я себя не считала, мне очень хотелось, чтобы со мной рядом был брат.
  
  
  
  - Что-то случилось? - спросила у меня Лара. Именно к ней я сбежала из дома.
  - Нет, просто решила навестить старого друга, - ответила я. Мы с Ларой никогда не грузили друг друга семейными проблемами.
  - Как ты? - спросила она. Лара сейчас снова встречается с Этериэлем. А я даже не предупредила подругу о том, что эльф сделал официальное предложение своей эльфийской невесте. Хотя сам он об этом и не распространялся, но сестра Этериэля - хорошая подруга Элейн.
  - Нормально. Ты как? - обратилась я к подруге. Обычно у нас было много общих тем для разговоров, но сегодня мне не хотелось разговаривать. По крайней мере, о своих проблемах.
  - Я - превосходно. Этериэль исправился, даже приглашает меня в Светлый Лес на каникулы, - поведала Лара. Она была в приподнятом настроении, свойственном ее легкому характеру.
  - Лара, не обижайся, но он не сможет этого сделать, - ответила я со скорбным выражением лица. Эмпатический дар в моем случае заключался в том, что мое настроение часто мимикрировало под настроением окружающих.
  - Почему? - спросила подруга с серьезным, даже немного испуганным выражением лица. Может быть, имеет смысл рассказать ей правду, но, в конечном счете, это дело Этериэля и Лары, и, возможно, она все уже знает.
  - Потому что в этом году каникул больше не будет, мы выпускаемся, - ответила я, уворачиваясь от подушки и праведного гнева подруги.
  - Лотенийская, с твоим чувством юмора только с нежитью повышенного класса опасности общаться, - ответила подруга. Что ж, за годы нашей дружбы и взаимоотношений с Этериэлем, Лара поднаторела в терминологии, связанной с магией.
  - Лара, если серьезно, ты уверена, что эта поездка состоится? - я забралась на диван с ногами, прижав подушку к груди.
  - О чем ты? - Лара насторожилась.
  - Ты же помнишь о его официальной невесте? - я решила осторожно подойти издалека к вопросу о чьей-то скорой свадьбе.
  - Ну, да. Что-то вроде традиционной обязанности, которая вступит в силу после его зрелости, которая наступит тогда, когда меня это не будет волновать, - ответила Лара. Что ж, в особенностях эльфийской расы она тоже стала лучше разбираться.
  - Я слышала из достоверных источников, что свадьба состоится в конце лета, - выложила я всю информацию. Мы с Ларой, в конечном счете, всегда были откровенны.
  - Да... Ну, кажется, официальные жены не мешают им заводить любовниц, это в порядке вещей, это даже какой-то титул и член семьи, - ответила Лара несколько неуверенно.
  - Просто некоторые семьи не дают своим сыновьям права выбора. В том смысле, что пока он учиться в Университете ему многое прощается и позволяется, но, кто знает, что случиться по его возвращении. Кроме того, эльфийские официальные жены не всегда в восторге от их же официальных любовниц, - попыталась я объяснить подруге.
  - Лотенийская, ты специально хочешь испортить мне настроение? - спросила Лара.
  - Просто не хочу, чтобы ты разочаровывалась, если что-то не удастся, - честно призналась я.
  - Анна, у нас с Этериэлем полное взаимопонимание, и ты не должна грузить себя моими проблемами. Лучше подскажи мне какое платье надеть на ваш выпускной бал, - Лара вытащила из ящика стола целую кипу журналов.
  - Иллюзии или фантомы? - спросила я, уж в полной мере расслабившись и обрадовавшись жизни.
  
  
  
  Я не раз уже прокляла себя, Элейн, Сета и всех призраков на свете за то, что должна была снова открывать двери и ваять связи между их душами и загробным миром, откуда их выкинуло заклинанием моей сестры. Радовало то, что занималась я этим не в гордом одиночестве, а в компании с лучшим другом Сетом, огорчало то, что над нами мрачным коршуном нависал магистр Оральт, справедливо, опасающийся очередных безумных выходок в нашем исполнении.
  - Дигори, только попробуй, - магистр бросил свирепый взгляд на Сета, дружелюбно заглядывающегося на баночку с каким-то дорогостоящим зельем, на названии, составе и свойствах которого я не заостряла внимания.
  - Магистр Оральт, как вы можете подозревать меня. Я же самый высоко моральный представитель нашей кафедры, - Сет скорчил обиженную мордочку, на манер эльфийского презрительного удивления.
  - Замолчи Дигори. Пререкаться со старшими вообще не вежливо. Тем более с вашим участием в раскопках вампирского кургана, - вскользь произнес магистр Оральт, заинтересовав меня неизвестными подробностями биографии Сета Дигори.
  - Между прочим, зомби-вампир ничем не отличается от зомби-эльфа или любого другого представителя любой другой разумной расы. Ни какой повышенной кровожадности, силы, ума - все то же бессознательное создание, - философски заметил Сет. Что же он там наворотил и когда? Надо будет устроить другу допрос с пристрастием.
  - В любом случае, ты своими экспериментами всю исследовательскую группу едва в могилу не загнал, - магистр устало отмахнулся. Что ж, обо всех злоключениях нашей группы докладывали лично ему, и выговоры от начальства сыпались на его же голову.
  - Не в могилу, а на дерево. И они сами виноваты в том, что не смогли даже слабенький пульсар запустить, зомби был не стабильный, практически беспомощный. Мне же тогда всего лишь 8 лет было, - поведал страшные тайны своего прошлого Сет Дигори. Что ж, а я в детстве экспериментировала больше с боевой магией.
  - Интересно, чтобы все-таки осталось от Вирито-дорато, если бы тебя туда на пару с Лотенийской направили, - спросил магистр. Он, вообще, за время этих патрулей открывался с новой стороны. Может быть, видел в нас почти уже коллег, или просто понял, что борьба бесполезна.
  - Печальные развалины с грустными умертвиями, воющими на луну, - ответил Сет. Я мрачно усмехнулась.
  - Слава всем богам и стихиям, я вижу вас последний семестр, - громогласно хохотнул магистр Оральт.
  - А, может быть, я в аспирантуре останусь учиться, - зловеще добавил Сет. Что ж, от его взгляда, даже у меня по коже мурашки побежали.
  - Чтобы я окончательно сбежал в Вирито-дорато, потому что после вас двоих мне ничего не страшно, - опять начал шутить магистр. Что-то не к добру он развеселился.
  - Вы думаете, что от меня в чине архимага можно будет найти спасение даже на краю света? - вполне серьезно спросил Сет.
  - Лотенийская, почему ты сегодня не блистаешь остроумием? - бессовестно решил перевести стрелки на мою скромную персону магистр Оральт. К слову, он был прав, сегодня, да и вчера и позавчера я была молчалива и с тупым усердием отбывала свое наказание.
  - Считайте это затишьем перед бурей, магистр, - ответила я, одарив окружающих таким взглядом, что все василиски мира умерли бы от зависти. Что ж, пора перестать хандрить, жизнь продолжается в любом случае.
  
  
  
  Дома меня ожидал привычный беспорядок в гостиной, Элейн, постепенно деградирующая и познающая сложные взаимоотношения героев всех сериалов. Непривычным персонажем была неизвестная эльфийка о чем-то оживленно болтающая с Элейн, видимо, какая-то знакомая по Норо. Я с представительницами мудрейших, светлейших, сильнейших, справедливейших и так далее по списку общаться не желала, потому планировала по-тихому проскользнуть в свою комнату под предлогом какой-нибудь безумно важной работы по некромантии (только в этой области знаний светлейшие не любят давать советов).
  - О, это и есть та самая Анна Лотенийская, - прозвенел голосок эльфийки, едва я ступила на территорию врага (в смысле, гостиную). Моя первоначально вполне себе светская улыбка мило начинала превращаться в оскал, ну, не люблю я, когда абсолютно не знакомые мне люди так многозначительно говорят: "Та самая Анна Лотенийская".
  - Та самая, которая жаждет знать, каким из своих деяний она обязана подобной славе, - ответила я не слишком вежливо. Не то, чтобы я не была знакома с хорошими манерами, но достаточно часто позволяла себе о них забывать. Особенно, когда я устала после трех часовой экзекуции, именуемой административным наказанием, мечтаю только о сне и горячей ванне, а у меня еще неподъемное домашнее задание у магистра Самуила, реферат, переделка части диплома и я должна продемонстрировать магистру Меркантосу свое виртуозное владение земной стихии. И еще я очень сильно не люблю такой вот снисходительный тон...
  - Анна, это Лиллабелль Лиэрская, моя подруга из Норо, - поспешно добавила сестра, по старой привычке пытаясь прикрыть мое дурное воспитание натянутыми улыбками.
  - Ты сестра Этериэля? - спросила я вполне дружелюбно, о других подругах из монастыря целительниц строгого режима сестра не говорила.
  - О, ты учишься вместе с братом. Он много рассказывал о тебе, - снова снисходительно улыбнулась она. Вот узнаю, что именно обо мне рассказывали ей и чьи-то острые уши получат...
  - Что такого он обо мне рассказывал? - решила я действовать на прямую, параллельно пытаясь придумать мелочную и детскую месть, недостойную светлого имени будущего боевого мага.
  - О, ничего ужасающего. Просто несколько забавных историй, вроде той с троллем на практикуме по разумным расам или о ваших милых перепалок с магистрами, - продолжила эльфийка улыбаться во все 32 зуба, словно умиляясь выходкам шаловливого ребенка со снисходительностью взрослого.
  - А что ты делаешь в Аллоре? - спросила я, заметив умоляющий взгляд сестры, которая предчувствовала бурю.
  - Я приехала на праздник по случаю помолвки моего брата, - ответила эльфийка, продолжая раздражать меня своей улыбкой (ну, не люблю я, повышенной жизнерадостности окружающих меня людей).
  - Разве у тебя есть брат полукровка? - спросила я. Не то, чтобы это было редкостью в благородных семействах, но Этериэль ни разу о подобном родственнике не упоминал. А чистокровные эльфы заключали свои брачные союзы и все ритуалы, связанные с семейной жизнью только под сенью Светлого Леса.
  - О, нет. Ты удивлена тому, что брат и его невеста собираются обменяться кольцами в человеческом городе? О, мы не столь консервативны, тем более, что брат будет много времени проводить среди людей, но свадьба вне всяких сомнений будет сыграна в Светлом Лесу, - продолжала улыбаться эльфийка. Столь скорые кардинальные изменения в чьей-то семейной жизни (по логике вещей помолвка должна была состояться минимум лет через двадцать), наводили на множество неприятных вещей, в том числе, что высокопоставленные родственники не одобряли увлечения Этериэля простой смертной Ларой...
  - А кто его невеста? - спросила я, пытаясь выглядеть заинтересованной. Сама не знаю зачем, правда.
  - Леди Мириэлла, - опять улыбнулась эльфийка. Что у нее за привычка такая раздражающая. Этериэль, вроде бы не страдает подобными синдромами, улыбаясь исключительно по поводу.
  - Дочка посла в Светлого Леса в Ореоле? - уточнила я. Не то, чтобы я знала всех эльфийских дам наперечет, но пару лет назад мама заставляла меня заучивать состав самых высокопоставленных семей (тогда она еще верила в то, что я стану будущим телепатии).
  - О, вы не дурно осведомлены, - удивилась сестра Этериэля.
  - Забавно. Я думала, что брачные союзы Старших Домов не заключаются, когда у жениха есть любовница, - ответила я. На самом деле все было намного запутаннее, но я точно знала, что семья этой самой леди Мириэллы (как и она сама) не станут терпеть ни какую Лару. Моя сестра заняла позицию независимого наблюдателя, решив пустить все на самотек.
  - О, разве у брата есть любовница? - снова улыбнулась эльфийка, на этот раз, не скрывая некоторого презрения в тоне.
  - О, разве ее нет. Мне казалось, что у Этериэля насыщенная личная жизнь, - откровенно передразнила я собеседницу. Эльфийка поперхнулась чаем, Элейн вопросительно подняла бровь...
  - Тебе лучше это знать, - холодно и надменно бросила она, уже не прикрываясь улыбками. Взгляд ее неожиданно стал оценивающим. Так, что этот поганый эльф про меня рассказывал? По-моему, меня приняли за эту самую любовницу, которая может помешать чьей-то помолвке, а сестрицу заслали для того, чтобы, так сказать, проверить уровень опасности. И Элейн мне за эту подставу еще ответит, она-то определенно знала о целях своей "подруги".
  - Я - не любовница твоего брата, потому как, если бы это было так, то он давно бы мощным пинком отправился в объятия своей леди Мириэллы, а ты бы не смогла так самодовольно улыбаться, - ответила я.
  - Элейн, ты не говорила, что твоя сестра столь не воспитана, - высокомерно произнесла сестрица Этериэля.
  - И в лучших традициях моей невоспитанности, передай своему братцу, что, если он не будет откровенен со своей любовницей, которой едва ли не официальный титул предлагал, то ему придется залечивать шрамы от встречи с Анной Лотенийской, - ответила я, триумфально удаляясь в свою комнату...
  
  
  
  - И как ты это объяснишь? - Этериэль подкараулил меня после некромантии, столь неожиданно выскочив из-за угла, что я даже боевой пульсар создала.
  - Твое асоциальное поведение, достойное младшей детсадовской группы? - уточнила я, имея в виду, исключительно эту подлую попытку напугать меня.
  - Твою беседу с Лиллабелль, - пояснил эльф.
  - С кем? - спросила я, искренне пытаясь припомнить своих знакомых со столь странным именем. Нет, я, конечно, понимала, что он имеет в виду свою сестру, но я бы была не Анной Лотенийской, если бы упустила возможность поиграть на чьей-то хрупкой нервной системе.
  - Лотенийская, прекрати паясничать. Что за шоу ты устроила перед моей сестрой? - спросил эльф более строгим тоном.
  - Это ты лучше объясни мне, почему твои родственники считают меня твоей любовницей и почему Лара не в курсе, почему твое благородное семейство собралось в городе, и, заодно, не знакома с леди Мириэллой? - перешла я к нападению.
  - Анна Лотенийская, ты не имеешь никакого права вмешиваться в мою личную жизнь, - сдержанно ответил эльф.
  - А ты не имеешь ни какого права бессовестно пудрить мозги Ларе, обещая совместный отпуск и знакомство с благородным семейством, - продолжила я.
  - Я и Лара - взрослые люди, мы сами разберемся в сложившейся ситуации, - высокомерно и холодно сказал Этериэль. Сейчас я с трудом узнавала вполне адекватного в общении эльфа, который даже казался мне другом.
  - Это выражается в том, что ты уедешь в Светлый Лес, а Лара останется здесь без каких-либо объяснений, ожидая твоего возвращения? - решила я поиграть в прорицателя. Впрочем, здесь ни каким даром обладать не надо было, это до смешного обыденная ситуация, переставшая быть сенсацией еще в раннем средневековье.
  - Лара прекрасно понимает, что она всего лишь человек, - произнес Этериэль с пугающим безразличием. Что ж, это не было откровением для меня. Что эльфы, что вампиры цивилизованно общаются с людьми, ведут дела, позволяют принимать решения, но нисколько нас не ценят и не уважают, особенно, если мы не в силах ответить боевым пульсаром или какой-нибудь магической каверзой.
  - Она человек, и она заслуживает такого же уважения к своим чувствам, как и эльф, вампир, гном, тролль, кто угодно, - пыталась я говорить спокойно. Вот это высокомерие и снисходительность эльфов злили меня с детства, когда я жила в Светлом Лесу. Тогда все заканчивалось драками и несанкционированным применением заклинаний.
  - Слушай, Анна, так будет лучше для всех. Если моя семья узнает о Ларе, ей будет намного хуже. Ты же знаешь, какими мы бываем. И я не думал, что помолвка состоится так скоро, родители не дают ни каких объяснений. И, конечно, я поговорю с Ларой перед отъездом, - Этериэль убрал свое презрительное выражение лица.
  - Просто обещай, что не бросишь Лару просто так. И не станешь напрасно кормить ее иллюзиями о счастливой семейной жизни, - немного смилостивилась я, решив пока что никого не проклинать.
  - Хорошо, я поговорю с Ларой, - согласился эльф.
  - Ты ее любишь? - спросила я после продолжительной паузы.
  - Лару или Мириэллу? - спросил эльф с некоторой грустью в голосе.
  - Ну, хотя бы одну из них, - уточнила я.
  - Я не знаю. Лара - она интересна мне. Но мы слишком разные, она воспринимает меня неправильно. Она уверена в том, что при встрече с эльфом, женщина становится его вечной любовью. Лара общается со мной, как с персонажем баллад, а не с кем-то, кто имеет чувства и разум. Она - хорошая, даже замечательная, но она не та, кто оставит вечный след в моей практически бесконечной жизни. Но это не означает, что я не ценю и не уважаю ее, - я, честно, верила, что эльф пытается поступить хорошо по отношению к Ларе, но боюсь, что все же не сможет.
  - Этериэль, реши, хочешь ли ты бороться за ваши отношения или считаешь это заранее проигранным делом. И поговори с Ларой. Я к тебе хорошо отношусь, но, если ты просто поставишь ее перед фактом, то я стану твоим смертельным врагом, - честно предупредила я.
  - Твоей подруге будет больно в любом случае. Мы не герои одной из баллад, и мы не в состоянии понять до конца даже друг друга, - ответил эльф с какой-то скорбью в голове.
  - Да, ей будет больно. И я не буду звать тебя на все семейные праздники, но мы будем друзьями. И, неужели Лара не заслуживает нормального прощания, - я бессовестно апеллировала к определенной привязанности эльфа к моей скромной персоне. Этериэль устало кивнул, молчаливо соглашаясь со мной.
  
  
  
  Дома была только Элейн. Мама задерживалась на каком-то заседании кафедры. Сестра грустно поглощала мороженое, пессимистично глядя на увядающий кактус. Странно, обычно от моих взоров увядают растения, сестра, не то чтобы не обладает тяжелым колдовским взглядом (тяжелое наследие по линии бабушки), но в силу милосердной и оптимистичной натуры, этот дар практически не применяется ей.
  - Что-то случилось? - спросила я, доставая из холодильника порцию для себя.
  - Дик скоро сделает мне предложение, - бесцветно заметила сестра. Дик - это ее перспективный мальчик из хорошей семьи, подобранный мамой. Лично я с ним знакома весьма поверхностно, потому не могу привести не положительных, ни отрицательных качеств данного индивида.
  - Это звучит как суровый приговор, - поделилась я своим честным мнением.
  - Да, нет. Все нормально, - еще тяжелее ответила сестра, еще сильнее погрузившись в тяжкие раздумья, грозящие утонуть в растаявшем мороженом.
  - Ты можешь и не принять предложение, - поделилась я мыслями. Лично я, так бы и поступила. Хотя, однажды я уже дала свое согласие на брак. Но в жизни Элейн не было такого человека, при встрече с которым не возникало ни единого вопроса, и ты просто знала, что вы идеальные половинки друг друга. Что-то настолько неоспоримое и цельное, что даже дыхание кажется чем-то второстепенным.
  - Анна, с тобой все в порядке? - спросила Элейн. Ах да, я чуть не плачу. Я же отпустила тебя Тэмин, решила жить дальше...
  - Не обращай внимания. Элейн, ты не должна связывать свою жизнь с кем-то, если не хочешь. Мама это переживет. И ты прекрасно справишься даже, если она отречется от тебя, - взяла я себя в руки и попыталась быть хорошей старшей сестрой, наверное, в первый раз в своей жизни.
  - Знаешь, Анна, иногда мне не верится в то, что мы родные сестры, - глубокомысленно произнесла сестра, вперив задумчивый взор в растение, начинающее оживать.
  - Поверь, у нас гораздо больше общего, чем кажется на первый взгляд, - ответила я, молча завидуя тому, что Элейн умеет скрадывать негативное влияние своего дурного глаза, тогда как я все только усугубляю, даже, когда искренне хочу помочь.
  - Общее было у тебя и Генри. Вы всегда были вместе, и вы никогда не боялись, весь мир мог ополчиться против вас, но вы бы все равно выстояли, потому что вы были друг у друга. Но я не была связана с вами, как бы сильно вы не старались принять меня, мы оставались чужими, - продолжила Элейн. Мне хотелось возразить ей, представить какие-то факты, но это было бы ложью. Даже больше, мы никогда и не стремились впустить Элейн в наш мир.
  - Генри умер, а у меня - сплошные неприятности. Так, что не надо брать с нас пример, Элейн. Но и не надо полностью подчиняться капризам мамы. Я поддержу тебя в любом случае, и даже если весь мир ополчиться против нас, я буду на твоей стороне, - сделала я слабую попытку улыбнуться.
  
  
  
  Выпускной бал в Университете магии проходил со всей строгостью магического церемониала и фактически переносил в прошлое, по крайней мере, его официальная часть. Магистры в древних парадных хламидах, в которых с трудом передвигаешься, выпускники в подобных одеждах, только с менее богатой вышивкой и не настоящими камнями. Магам в принципе свойственно цепляться за уходящие традиции. В общем, церемония проходила торжественно, величественно, на древнем языке, который не понимала половина выпускников, и содержала множество ненужных, на мой взгляд, частей, давно уже ушедших в небытие. Не знаю, как на кого, но на меня это наводило непрошеные тоску и сон.
  - Ни о чем не жалеешь? - спросил меня Сет. Сейчас мы ожидали вручения диплома, вполуха слушая речь ректора магического Университета и представителей Совета Архимагов.
  - А ты? - спросила я в свою очередь. Сет трагически вздохнул.
  - Ну, не осуществил я своей мечты о Заклинании Мертвых Душ, - страдальчески вздохнул он. Сет искал какое-то древнее ужасно страшное заклинание, периодически попадая в разнообразные истории частично пугающие, частично забавные. Однажды он едва не женился на какой-то экзальтированной дочери одного не вполне умственно здорового магистра темной магии, но, кажется, это счастье перешло на голову моего любимого Сноба.
  - Лучше бы химероидов в пробирках выращивал, - хихикнула я и легонько толкнула локтем в бок.
  - Для скорейшего истребления магистра Самуила, - не удержался Сет, припомнив давнишний инцидент с укусом вышеозначенного магистра вышеозначенным видом нежити, случайно перемещенной моей скромной персоной.
  - Боюсь, что магистра Самуила не затронет даже заклинание Мертвых Душ, - не осталась я в долгу.
  - Тише, - легонько толкнул меня локтем в бок эльф. Я хотела ответить, но заметила осуждающий взгляд магистра Леонарда (заведующего нашей кафедрой боевой магии), призывающий меня и Сета к тишине.
  
  
  
  После официальной части начиналась неофициальная с тривиальными танцами и пьянками. Не знаю почему, но ожидаемого веселья и беззаботности я не ощутила. Может быть, потому что проклятые туфли невыносимо натирали ноги, а невообразимо красивое платье было еще более невообразимо неудобным, цеплялось недлинным шлейфом за все возможные поверхности, беспощадно мялось и в нем совершенно не представлялось возможности даже дышать, не говоря уже о танцах и питании. Так еще именно на этом балу треклятый эльф Этериэль решил выяснить отношения с Ларой, и теперь моя подруга рыдала навзрыд.
  - Что он сделал? - спросила я. Догадываться-то, я догадывалась, но пророческим даром никогда не обладала. Лара в ответ всхлипнула и прорыдала что-то невнятное.
  - Этериэль предложил расстаться? - спросила я, но чувствую, что произошло нечто большее. Лара, конечно, девушка с хрупкой душевной организацией, но обычно, если попирались ее нежные чувства, все это заканчивалось телесными повреждениями на лицах негодяев.
  - Он поставил меня перед фактом, - всхлипнула Лара. А чего еще она ожидала? Надо постараться избегать собственной язвительности. Как я сама рыдала в старших классах, расставаясь с вожделенным эльфом. Тогда Лара поддержала меня, и удержала от насылания прыщей (а что может быть страшнее для помешанного на своей красоте представителя этой достаточно самовлюбленной расы?).
  - Лара, ты же понимала, что ваши взаимоотношения не приведут к свадебным колокольчикам, и долгой-долгой жизнью вместе, - с трудом выдавила я. Может быть, это жестоко, но я предпочитала правду сказкам о большой и светлой любви, к тому же не раз я предупреждала подругу о том, что Этериэль не сказочный принц, а вполне себе обыкновенный эльф, не дотягивающий до непомерно завышенных стандартов, созданных своей расой.
  - Я думала, что он меня любит, - снова всхлипнула Лара.
  - У эльфов не существует любви в человеческом понимании, - довольно вяло пыталась разъяснить я понятные вещи. У эльфов своя любовь, у вампиров своя, у гномов третья, у магов - четвертая, у людей... Хотя, глупости все это! Все мы испытываем одинаковые чувства, даже будучи хоть трижды эльфами! Просто для них больше значат традиции и мнение рода. И глупо обвинять Этериэля в том, что он не желает портить отношения с родственниками, если не испытывает к Ларе тех самых волшебных чувств, которые описывали в своих балладах его соотечественники. И даже, если бы испытывал, имеет ли кто-либо обвинять эльфа в том, что он пытается бороться за выживание своего народа.
  - Но у них существует понятие чести, они способны, хотя бы уважать того, к кому испытывают какие-то чувства? - продолжала плакать Лара. Не надо было ей читать столько баллад, меньше бы разочаровалась. И что такого сделал Этериэль? Он, вроде бы, не мерзавец и вполне способен расстаться красиво...
  - Да, но Лара он всегда сделает выбор в пользу долга и семьи. Я же объясняла, что для эльфов люди - второй сорт, даже, если мы маги, - тяжело вздохнула я. Чтобы не говорили эльфийские баллады, эльфы редко влюбляются. Но, если все же влюбляются, то их любовь в тысячи раз сильнее человеческой, и тогда отходят на второй план все принципы и обязанности, и даже самые высокомерные родственники проглатывают свою гордость.
  - Анна, я - беременна. А он постоянно повторял с надменным выражением лица, что наши взаимоотношения не могут продолжаться, и чтобы я не смела его беспокоить, - резко обрубила моя подруга. Что ж, здесь насланными прыщами не обойдешься.
  - Хочешь, я прямо сейчас так прокляну его, что до конца его не маленькой жизни аукаться будет? - спросила я, вполне серьезно обдумывая варианты.
  - Не надо. Ты всегда меня предупреждала, даже книжки давала читать про матримониальные отношения эльфов с другими разумными расами. Надо было забыть о нем, еще после веника-букета и демонстрации портрета будущей невесты, - Лара немного успокоилась, но эльф свое еще получит.
  - Ты же знаешь, что я предупреждала его о том, что, если его самодовольство обидит тебя, то он приобретет смертельного врага в моем лице? - попыталась пошутить я.
  - Ага. Может быть, он еще одумается? Хотя бы признает ребенка? - с надеждой спросила Лара.
   - Я бы сказала, что да. И что он играл перед своими родственниками. Но я не знаю, Лара. Мне всегда казалось, что Этериэль в достаточной степени благороден, чтобы не вести себя, как скотина, даже перед своей семьей, - попыталась я помягче передать свое разочарование в ком-то.
  - Он на меня смотрел, как на мусор. Сказал, что я - никто. И еще потом дал мне чек с деньгами, чтобы я навсегда забыла о его существовании. Прекрасный эльф, чтоб его! - зло выругалась Лара.
  - Лара, ты же знаешь, что я - твоя лучшая подруга, и я всегда тебя поддержу и защищу. И эльфа твоего распрекрасного вместе со всем семейством заставлю чеком подавиться, - ответила я.
  - Анна, я хочу, чтобы ему было также больно, как мне, - Лара снова заплакала.
  - Лара, маги верят в то, что каждое действие хорошее или плохое, обязательно вернется. И ему будет намного хуже, чем тебе, - ответила я, вполне готовая помочь судьбе вернуть долги.
  - Верни, пожалуйста, ему чек, и скажи, чтобы он больше никогда не появлялся в моей жизни. Так, чтобы он это понял. И все его родственники тоже. Сейчас я хочу домой. Я слишком устала, - тихо произнесла Лара, отдавая мне в руки бумажку.
  - Хорошо, - кивнула я.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"