Сороколетова Анна Валентиновна: другие произведения.

Часть 10: Русалки Кровавого моря или Путешествие на Край Света

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Древние пророчества сбываются, она кожей чувствует гнев изгнанных богов кочевников, готовый выплеснуться наружу в любое мгновение. И тяжелый выбор неизбежен, поскольку ее возлюбленный тоже не станет бездействовать...

  Русалки Кровавого Моря
  или
  Путешествие на Край Света
  
  
  © ™
  
  В полной растерянности я продолжала стоять на незнакомой улице, пытаясь понять, где же нахожусь. Над головой проплывали облака, чуть подкрашенные багряными красками. Под ногами был холодный камень мостовой. Справа и слева от меня находились старинные приземистые здания с причудливыми чугунными решетками на окнах. В правой руке безжизненно свисал тяжелый медальон Правительницы Русалок, обещавший свободу русалкам Кровавого Моря. На мгновение меня пронзило недоброе предчувствие... Кровавое Море... Край Света... Эрендир...
  Для начала - это невозможно. Подобного рода перемещение в пространстве требуют столь колоссальных трат энергии, что не под силу даже Совету Архимагов. Что говорить о средней руки магистре третьей степени и каком-то медальоне. Наиболее вероятная версия происходящего - очередной странный сон, сдобренный доброй порцией магии смерти. И мне надо проснуться, хотя бы потому что стоять в моей пижаме, состоящей из коротеньких шорт и прошлогодней майки, по меньшей мере прохладно, не говоря уже о нарушении приличий. Но будем разбираться со всеми проблемами постепенно.
  Во-первых, это точно не Шенренкир. Линии магических полей абсолютно другие. Некоторые магистры теоретической магии утверждают, что по рисунку этих самых линий способны определить свое местоположение с точностью до населенного пункта... Жаль, что я к этим магистрам не принадлежу... Могу сказать только, что количество магических источников лежит ближе к нижнему пределу нормы, а связи между ними хаотичны, потому здесь не рекомендуются произносить заклинания, требующие подпитки от внешнего источника... Да и пополнение резерва надо производить с соблюдением техники безопасности.
  Во-вторых, что не менее важно, я все же бодрствую. А медальон, чтобы не входило в его функции не собирается возвращать меня в уютный номер отеля.
  И, в-третьих, мне пора перестать стоять неподвижным памятником самой себе, и начать разрабатывать план побега домой. И первым пунктом в этом плане стоит раздобыть новую одежду и связаться с цивилизацией.
  - Анна, - неожиданно мой план начал исполняться сам собой, когда из ниоткуда, подозреваю все-таки, что из здания, стоящего на противоположной стороне улицы, появилась моя сестра, не менее удивленная моим присутствием. Неужели я в родном Аллоре? Не может же быть все так просто.
  - Элейн, - поприветствовала я сестру, попутно пытаясь придумать вменяемое объяснение своему внешнему виду, и почему мне не надо общаться с мамой, но нужны ее связи...
  - Что ты здесь делаешь? - спросила Элейн. Хороший вопрос, но не время вдаваться в подробности.
  - Здесь это где? - уточнила я. Помниться, некогда я иронизировала на тему сложностей ориентации в пространстве и во времени, когда мой старший брат мучился похмельем после ночи, проведенной в компании троллей и нескольких бутылей чего-то очень крепкого и очень алкогольного.
  - А где ты должна находиться? - сестра похоже переняла дурацкую привычку телепатов отвечать вопросом на вопрос и лишь сильнее запутывать собеседника.
  - Важно не где я должна находиться, а где я нахожусь в данный момент времени, - вернулась я к первоначальному вопросу, почему-то машинально пряча русалочий медальон. Видимо, предстоит мне окончить дни в каком-нибудь закрытом лечебном учреждении, тщетно убеждая остатки разума, что мягкие стены не шпионят за мной.
  - Ты находишься в Эрендире, и лучше тебе постараться придумать разумное объяснение своему внешнему виду и местонахождения, Анна Лотенийская, - где-то за моей спиной прозвучал поразительно знакомый голос, неизменно пугающий всех студентов Аллорского Университета Магии и Колдовства. Его неизменная заведующая кафедрой телепатии, в миру известная, как моя мама, тоже каким-то необъяснимым образом оказалась на Краю Света...
  - Мама? - уточнила я, медленно обернувшись. Для полной компании не хватает только дедушки, материализовавшегося вместе с Советом Архимагов.
   - Ты не ответила на мой вопрос, - произнесла она строгим тоном, чуть спустив на кончик носа свои исключительно декоративные очки. На улице тем временем начинали появляться люди, и я в пижаме выглядела несколько странно, да и в сравнении с Шенренкиром здесь довольно прохладно.
  - Может быть, перенесем допрос в помещение, приспособленное для подобных целей, без лишних зрителей, по крайней мере, - вполне миролюбивым тоном ответила я. Зрители пока что добросовестно нас игнорировали, изредка принимая меня за очередную городскую сумасшедшую. Но беседа с мамой о замечательных свойствах русалочьих медальонов грозила перейти на повышенные тона.
  - В какую историю ты опять впуталась, Анна Лотенийская? - спросила мама еще более строгим тоном, если такое было возможно. И почему меня всегда подозревают в каких-то жутких вещах? Я же честно хотела отойти в сторону и не вмешиваться...
  - Мама, поговорим где-нибудь в другом месте, - снова повторила я свою просьбу. Заведующая кафедры телепатии Аллорского Государственного Университета магии посмотрела на меня пронзительным взглядом, предчувствую очередные феерические неприятности, которые ее дражайшее чадо в моем лице постарается переложить со своей больной головы на ее здоровую. Но возражений не нашлось...
  - Иди за мной, - приказала она. Я без всякого энтузиазма последовала за ней, искренне жалея только о том, что у дурацкого медальона нет кнопки перезапуска, потому что, душа моя требовала высказать накопившееся одной русалки, а не вдаваться в не нужные подробности, объясняя что-то моей маме...
  
  © ™
  
  - Теперь ты, наконец-таки, дашь вразумительные объяснения тому, что забыла в Эрендире? - вопросила мама, после того как мы оказались в уютном кабинете. А потом подобрали мне приличную одежду, которая удовлетворила моему придирчивому вкусу. И еще я вдруг обнаружила, что безумно голодна. И после того, как меня накормили, мама в сотый раз приступила к своему допросу.
  - У меня нет вразумительного объяснения, только глупые теории и невысказанные претензии, - ответила я, цинично разглядывая декор маминого кабинета. Раза в два меньше ее аллорского и слишком мило: в цветочках и фарфоровых котятах.
  - Еще один твой каприз и без лишних разговоров отправлю тебя на задушевную беседу с местным отделением Совета Архимагов, - мама начинала злиться и плохо себя контролировала. Интересно, это отсутствие практики сказывается или, действительно, все настолько плохо.
  - Ладно, я была в номере отеле на Шенренкире, потом взяла в руки этот медальон, и оказалась посреди улицы в Эрендире, - сказала я, заставив маму закатить глаза.
  - Анна Лотенийская, я просила дать мне вразумительное объяснение, а не очередной горячечный бред, - снова мама повысила голос. Все-таки я здесь не главная проблема, а очередной внешний раздражитель, присутствие которого ее нервная система не собирается выдерживать.
  - А я тебе сказала, что у меня нет вразумительного объяснения, кроме этого дурацкого медальона, который якобы должен даровать свободу воли русалкам Кровавого Моря, - я тоже перешла на повышенные тона, образцово-показательным жестом бросив проклятую побрякушку на стол.
  - Что за свобода воли русалок Кровавого Моря? Откуда ты это вообще взяла? - мамин тон выражал исключительно скепсис. Она недовольно сморщила нос, взяв украшение кончиками пальцев.
  - Мне так сказала Правительница русалок с Русалочьего Архипелага Шенренкира, - произнесла я с самым невинным видом. Мамино возмущение моей якобы бессовестной ложью начинало выходить за рамки приличия.
  - Анна Лотенийская, какую глупость ты совершила в этот раз? - мама продолжала злиться. Самое время придумать что-нибудь про мою магию смерти, магические источники и какую-нибудь феноменальное в своей неадекватности заклинание, которое я решила воспроизвести на практике по мне одной известной придури. И эта ложь сойдет за милую душу, потому что я привычно впутываюсь в разнообразные истории и также привычно легко выхожу из них. И это было выходом, устроившим нас обеих. Но почему-то сегодня мне хотелось быть честной. Или просто не хотелось влезать в очередную авантюру, за последствия которой я не смогу ответить.
  - Русалка дала мне медальон, я отказалась. Утром медальон был на моей тумбочке, я взяла его в руки и оказалась здесь. Это единственное объяснение, которым я располагаю. И во избежание прочих эпохальных глупостей, передаю сей экспонат в твои руки, скорбно умоляя помочь с транспортировкой меня и моих вещей куда-нибудь подальше, - ответила я ленивым и уставшим тоном. Во что бы я ни верила, а магия смерти, воскресший Тэмин, убитый друг детства и рибориты сделали свое дело. Мне было даже не страшно, какой-то безумный уровень равнодушия.
  - Ладно, я что-нибудь придумаю. И покажу медальон теоретикам, - ответила мама со скорбной миной. Сестра почему-то выглядела испуганной и растерянной. Что у них происходит?
  - Спасибо, - довольно легко и без всяких подтекстов произнесла я. Впрочем, уверена, что спокойно почитать "Боевую магию сегодня" (или какую там макулатуру выписывает моя мама) мне вряд ли удастся. Что-что, а неприятности на свою голову я всегда безошибочно чувствую, а напряженные переглядывания между мамой и сестрой априори не несет ничего хорошего.
  - Дай мне координаты своего отеля и последнего места работы, - сказала мама, протягивая мне листок бумаги. На пару секунд я погрузилась в увлекательный мир сухих цифр и безразличных адресов.
  - Что-то еще? - спросила я, вернув маме бумажку. В конечном счете, лучше сразу узнать какими проблемами мне грозит чье-то не санкционированное колдовство. На мамином лице мелькнуло на секунду сомнение, но она сразу же взяла себя в руки.
  - Анна, ты помнишь свои кошмары с русалками Кровавого Моря? - спросила она. Взгляд сестры был особенно напряженным. Я едва не фыркнула от возмущения. Еще секунду назад мои объяснения межконтинентальных перемещений воспринимались, как самая неадекватная ложь на свете. А сейчас мне снова говорят о русалках Кровавого Моря.
  - Я помню, что не хотела иметь ничего общего с чьими-то бреднями. И сейчас у меня подобного желания не возникло, - довольно резко ответила я. Архаичные пророчества апокалипсического характера, вообще, крайне низкие позиции в списке моих приоритетов.
  - Анна, русалки Кровавого Моря реальны. И мы уже испытываем последствия, - произнесла мама с самым серьезным тоном, от которого мне почему-то захотелось недовольно хмыкнуть и выдать парочку плоских острот.
  - Предлагаешь мне броситься в авангард борьбы с очередными силами зла. Это же предназначение магистра боевой магии, - ответила я, вперившись своим взором в окно, словно разыскивая пресловутые силы зла. Да, в очередной раз не обошлось без дешевого фарса в моем исполнении. Странное чувство, и мысли как будто бы даже не мои...
  - Анна, прекрати паясничать, - мама снова срывается на эмоции. Я пытаюсь пробудить свою совесть, честь и прочую мишуру, прилагающуюся к фамилии и Ордена Золотого Лиса. Почему-то все это спало очень крепко, оставляя место лишь здоровому скепсису и подозрительной апатии.
  - Что я должна сделать? - быстро спросила я, резким жестом прогоняя тоску и безразличие. Почему мне кажется, что это не мои родные чувства, будто бы я что-то уловила при помощи эмпатии. Или это просто очередные экзотические насекомые в моей голове...
  - Отправляйся ко мне в гостиницу и не ищи себе приключений до моих дальнейших распоряжений, - немного раздраженно мама положила передо мной ключ от номера, ментально оставив указания, как добраться до места. Я на удивление послушно поднялась на ноги.
  - Слушаюсь и повинуюсь, - не сдержалась я от очередного комического жеста. Мама закатила глаза, а сестра окатила волной раздражительности. Почему-то Элейн была слишком уставшей и злой, а меня это почему-то слишком пугало. Но я уже решила ни во что не вмешиваться.
  - Я свяжусь с тобой, когда сюда переправят твои вещи. И будь готова к серьезному разговору с дедушкой, - напоследок добавила мама сухим и чуть обиженным тоном. Почему-то я немного разочарована тем, что у самых родных людей вызываю лишь апатию и раздражение. И опять начинаю скучать по Тэмину...
  - Хорошо. Спасибо, за все, что ты делаешь, мам, - тихо произнесла я, решив хотя бы один раз в жизни быть благодарной и послушной. Не потому, что столь запоздало решила стать хорошей, лишь потому, что не хочу иметь с этим ничего общего. Мне бы вернуться домой и забыть последние полгода, как страшный сон...
  
   
  
  Мамин номер был просторным и заполненным разнообразной магической литературой на всякий вкус и цвет. Уверена, что большая часть книг путешествовала вместе с мамой неисчислимое количество лет, а половину из них я уже перечитывала раз десять. Но ничего более интересного в данном месте найти было невозможно, потому в очередной раз положившись на авось, я выудила первую попавшуюся книгу и флегматично начала перелистывать страницы, надеясь, что почерпну что-нибудь полезное. Но судьба в виде скрипнувшей двери и чем-то сильно недовольной сестры мне определенно не благоволила.
  - Что-то случилось? - спросила я, все еще параллельно пытаясь читать на древнеэльфийском. Выходило это из рук вон плохо, но самый общий смысл я всегда улавливала, а большего чаще всего и не надо было.
  - Нет, - Элейн села напротив с недружелюбным видом. Честное слово, мне даже страшно стало. Или я совсем не кстати улавливаю ее эмоциональный фон. Иногда у меня спонтанно обостряются подобные способности, правда, столь же быстро они сходят на нет.
  - Я умудрилась что-то натворить? - на всякий случай уточнила я. Сестра грозно сложила руки на груди. Сейчас, как никогда раньше, жалею о том, что тратила непозволительно мало времени на изучение телепатии. Все-таки уметь читать чужие мысли иногда полезно.
  - Нет, - таким же холодным тоном ответила сестра. Уж не мадам ли Элеонора Лотенийская вселилась в свою младшую дочь, дабы увещевать старшую?
  - Тебе что-то надо? - спросила я, начав нервно выстукивать по обложке, вероятно, бесценной книги. Сестра продолжала изображать статую.
  - Нет, - произнесла она все тем же тоном, нисколько не меняя позы. Даже не знаю, пугало это меня или злило. И почему всякий раз, когда мне хочется спокойствия и безмятежности, словно из ниоткуда начинают возникать все новые и новые проблемы...
  - Тогда, что происходит? - я все же сорвалась на раздражительные нотки. Элейн презрительно фыркнула слегка изогнув бровь. Нет, это уже не моя младшая сестра, а какая-то реинкарнация Незабвенного Сноба, напрашивающаяся на немалые проблемы.
  - Ничего, - безжизненно ответила Элейн, продолжая на меня злиться. Положа руку на сердце, причины у нее были. Но совершенно не в духе сестры играть в подобные игры разума. И я, определенно, не собираюсь продолжать эту беседу.
  - Отлично, - произнесла я, выдавив натянутую улыбку и отложив книгу. Неожиданно в мамином номере стало на удивление тесно и скучно. Или меня тяготило молчание сестры и ее взгляд, сверлящий меня буквально насквозь. С одной стороны я обещала маме тихо сидеть в отеле, но я, по-прежнему, не собиралась искать приключений.
  - Куда ты идешь? - немного резким тоном спросила Элейн, приподнявшись с кресла. Я едва сдержалась от торжествующего крика.
  - Значит, мама все-таки послала тебя присматривать за мной, - немедленно озвучила я собственные мысли. Сестра опять нахмурилась, пронизывая меня недоверчивым взглядом. Но уже через мгновение ее лицо снова приняло непроницаемое выражение. Элейн всегда лучше мамы контролировала внешнее проявление собственных чувств, но лично мне всегда казалось, что она просто впадает в некий эмоциональный ступор, когда вокруг все становится слишком плохо.
  - Куда ты идешь? - заученным тоном повторила сестра. Я была зла. Злости конкретно на Элейн было мало, но в данный момент она являлась главной раздражительницей и тем самым эффектом последней капли. И то, что я решила отыграться на ней за всю мировую несправедливость, совершенно точно не является поводом для гордости.
  - Посмотреть местные достопримечательности, навестить дальних родственников Дэлиана, поплавать в Кровавом Море, положить начало апокалипсису, - ответила я, сияя легкомысленной улыбкой.
  - Анна, мама попросила тебя, хотя бы раз в жизни отнестись серьезно к ее словам и не влезать в очередные неприятности, - так же раздраженно ответила Элейн, перекрывая мне выход из комнаты.
  - Кто говорит о неприятностях, всего лишь несколько визитов вежливости и всеми, кроме меня, одобренное и запланированное участие в каком-то архаичном пророчестве, - произнесла я с презрительным фырканьем. Получилось в большей степени комично, чем вызывающе, но я особо не думала о произведенном эффекте.
  - Анна, не влезай в неприятности и оставайся в номере, - Элейн хотела казаться грозной, но выглядело это смешно. Сестра никогда не была сильна в драках: магических, физических, психологических.
  - Или что? - спросила я, воинственно сложив руки на груди. Какие там магистры третьей степени, подростки, выясняющие отношения. Особенно смешно, учитывая, что в пресловутый пубертатный период мы с сестрой отлично ладили, успешно объединяя усилия против общего врага.
  - Мама не станет решать твои проблемы, - прямым текстом произнесла Элейн. Еще лет пять назад меня бы серьезно напугало, учитывая масштабы этих самых проблем. Не сказать, чтобы сейчас я жаждала личной встречи с данными неприятностями, но страшно, определенно не было...
  - У меня все еще остается дедушка, - пожалуй, слишком легкомысленно улыбнулась я. Если учитывать наш последний диалог, то безвозмездной помощи от него ждать не стоит, а в добровольное рабство я записываться не готова...
  - Дедушки здесь нет, - с непривычным раздражением сказала сестра. Что ж, она имеет право злиться на меня. Всю жизнь Элейн играла роль примерной дочери, внучки и так далее по списку, но почему-то ей всегда предпочитали ходячую головную боль в моем лице. Даже я и Генри всегда держались от нее в стороне, но за наши проделки ей тоже приходилось отдуваться. И к чему меня тянет на ненужную философию?
  - Ты не представляешь себе насколько длинные и загребущие руки у главы Совета Архимагов Аллора, - поведала я таинственным шепотом, вызывав очередной приступ злости. Когда уже мои эмпатические способности вернуться к своему привычному нулевому уровню?
  - Хотя бы раз в жизни веди себя как взрослый человек, а не безответственный ребенок, у которого отобрали любимую игрушку, - практически сквозь зубы бросила Элейн.
  - Как только вы с мамой перестанете относиться ко мне, словно к неразумному младенцу. Я сказала, что буду вести себя хорошо и сидеть в номере. Мне не нужна нянька. А так я, по крайней мере, оправдаю ваши опасения, - сказала я уже у выхода из номера. Конечно, к родственникам Дэлиана я не собиралась в гости, но погулять по городу можно было.
  - Отлично, иди и твори глупости, - сестрица широким жестом распахнула двери настежь. Кажется, в кого-то вселился как минимум дух любимого прадедушки. Хотя, он никогда не был неврастеничкой. Но, если серьезно, она почему-то безумно злилась на меня, и это тоже не давало мне резко развернуться на каблуках и удариться в пучину ознакомительной экскурсии с Краем Света.
  - У тебя какие-то проблемы? - спросила я максимально спокойным тоном. Ой, чувствую одним местом, о котором в приличном обществе не говорят, грядет скандал.
  - Я не несу разрушения одним своим появлением, - саркастично ответила Элейн. Нет, еще парочка фраз в подобном тоне и будет наблюдать этот приличный отель кошачью драку выдранными клочками волос, нецензурной бранью и, возможно, заклинаниями боевой магии.
  - На какую больную мозоль я изволила наступить? Какие затаенные обиды и комплексы растормошила? - продолжила я в том же агрессивном духе. Впрочем, удовольствия мне это не доставляло. С сестрой я никогда ссориться и спорить не любила, вот с мамой - другое дело. И это совершенно точно не повод для гордости...
  - Анна, прекрати разыгрывать из себя святую и просто признай, что ты - ходячая головная боль, - с надрывом произнесла сестрица. Мне даже жаль ее что ли. Оскорбить оскорбительно не получается даже, а еще телепат. Я бы с ее возможностями своего оппонента пренепременно с чем-нибудь нелицеприятным смешала бы, пройдясь по самому больному (да в гневе я страшна и представляю собой истинное дитя своей матери и достойную наследницу своих нелицеприятных предков). Но сестра моя лишь констатировала то, что всем известно и никто не отрицает...
  - И тебя терзает комплекс неполноценности за то, что твоя единственная феерическая гадость превратилась в эти самые серьезные последствия, которых я столь счастливо избежала? - пошла я в какие-то столь далекие дебри, что страшно становилось. Так я дойду и до не поделенных в далеком детстве игрушек.
  - По крайней мере, я не идиотка, - снова повысила голос сестра, практически срываясь на визгливые нотки. На наш концерт уже начинали собираться случайные прохожие, любопытно, как отреагирует мама и кого она во всем обвинит?
  - А какой спрос с идиотки? - вопросительно пожала я плечами, потом щелкнула пальцами и переместилась в фойе на первом этаже. По головке меня за подобное, конечно, не погладят, но я придумаю какую-нибудь отговорку. Осталось только успеть сбежать до того, как Элейн спуститься по лестнице...
    
  
  Эрендир был темным и страшным, в чем я убедилась, погуляв по его улицам в гордом одиночестве. И самое обидное было в том, что я понятия не имела о том, что меня так сильно пугает. Здания, как здания, скучные, серые, ни чем не выделяющиеся из общей массы. Местные жители - не люди, конечно, но вполне себе обыкновенные для своих разумных рас. Даже магия смерти мирно дремала, практически не напоминая о себе. Но город все равно оставался страшным и темным, и меня не покидало навязчивое желание поскорее его покинуть. Впрочем, именно это я и получу, когда вернусь в мамин отель, и она узнает про фееричную ссору с сестрой. Так, что будем наслаждаться последними мгновениями тишины и спокойствия...
  И на очередном повороте до меня, наконец-таки дошло, что меня одновременно пугало и притягивало в этом милом городишке - Кровавое море. Я снова вышла на набережную, отделанную серыми булыжниками и тяжелыми фонарями в готическом стиле. Я уже сбилась со счета сколько раз случайно выходила на эту треклятую набережную, какой-то дикий пляж, отвесные скалы, заброшенный маяк, и даже аквапарк... Но меня все равно неумолимо тянуло к воде. Удивляло только одно, почему мне понадобился почти целый день для того, чтобы понять столь простую истину? Неужели боевая магия так плохо действует на мозги.
  Хотя, нет. Это была не боевая магия. Даже не магия смерти. Что-то древнее и давно забытое, оно неумолимо пробуждалось и действовало не только на меня. И я не о несуществующих русалках, кошмары о которых мне некогда снились. Хотя, это может быть с ними связано. Это и мой неожиданно возросший эмпатический дар, и странное затишье магии смерти, и даже раздражительность и злость Элейн. Будь он проклят наш древний славный род со своими подводными булыжниками, великими предками разной степени паршивости и семейными тайнами, которыми никто не делится с неблагодарными потомками...
  Еще пару часов назад, я бы стремительно собирая вещи, убегала как можно дальше от подобных взаимодействий, но сейчас я окончательно разозлилась на несправедливую судьбу. Я подошла к самому краю набережной, огражденному чугунными перилами. Подобное чувство я испытывала только в Лоренте, стоя на внешней площадке якобы могилы королевы Рийганы, и в своем кошмаре с черными риборитами. Захватывающее дух ощущение свободы и силы, будто бы весь мир в моей власти. Еще немного и я готова буду перепрыгнуть через перила и опуститься в морскую воду, туда, откуда раздается этот зов, пробуждающий ото сна...
  - Ты тоже слышишь их песню? - чей-то смутно знакомый голос вывел меня из этого чуть восторженного состояния, заставив чувствовать себя глупо. И почему-то здравомыслие вернулось с головной болью и миром, распадающимся на множество светящихся точек.
  - Что значит тоже? - скептическим тоном уточнила я, не желая приравнивать себя к местным сумасшедшим.
  - Это значит, Анна Лотенийская, что надо слушаться маму и не совершать необдуманных поступков, - местный сумасшедший почему-то говорил голосом Сета Дигори и, вообще, очень походил на моего хорошего друга. И все происходящее сильнее и сильнее напоминало какой-то причудливый сон.
  - С каких пор ты занимаешь позиции, призванные воздерживаться от необдуманных поступков? - спросила я. Помнится, на последнем курсе мы раздумывали над созданием собственной разумной расы в качестве дипломной работы, но шокировав даже лояльного к нашим не стандартным взглядам и методам магистра Меркантоса, решили отложить данный проект до получения степени архимага...
  - Я не против необдуманных поступков, я за то, чтобы иметь хотя бы поверхностное представление о том, во что ты влезаешь, - довольно легкомысленным тоном произнес Сет. Я немного мрачно улыбнулась в ответ.
  - Просвети меня, - внесла я свое предложение. Зов Кровавого моря не то, чтобы окончательно исчез, но я определенно могла его игнорировать или, по крайней мере, чуть приглушить.
  - Что ты знаешь о русалках Кровавого Моря? - спросил Сет, недовольно почесав переносицу. В отличие от меня, он не любит просвещать население в скучных вопросах магического бытия.
  - Разумная раса, созданная королевой Рийганой при помощи последнего божества Старшего Круга. Наделены какими-то сверхспособностями, опасны, жестоки и далее по списку, приводящему к апокалипсису, - несколько раздраженно перечислила я.
  - Хорошо, что знаешь о своей взаимосвязи с ними? - Сет не то, чтобы остался довольным моим ответом, но существенных возражений не имел. Или просто побыстрее хотел перейти к сути дела, не обременяя мое нежное сознание кучей дополнительной информации.
  - Только то, что я происхожу из рода королевы Рийганы, и это несет определенные возможности управлять ими, и, следовательно, не завидую окружающим, если в мою светлую голову придет идея захватить власть над миром, - слишком развернуто ответила я на простой вопрос.
  - Для того, чтобы полноценно управлять этими русалками тебе нужно, как минимум быть божеством Младшего Круга или королевой Рийганой, дар которой не поддавался стандартной квалификации, - поспешил развеять мои мечты Сет Дигори.
  - Мой же дар находится во вполне себе стандартной категории, пусть и немного запутанной, - печально поведала я. Даже магия смерти лишь чуть-чуть поднимает меня над стандартной толпой, да и несет за собой больше проблем, чем привилегий.
  - Но возвращаясь к связи с русалками Кровавого Моря, что ты об этом знаешь? - снова вернул меня на землю мой верный друг. Я тяжело вздохнула, привела мысли в порядок и только из-за своего хорошего отношения к Сету Дигори попыталась быть серьезной.
  - Эта связь есть и она воздействует на меня и на сестру. И я почти уверена в том, что это не связано с королевой Рийганой, - резюмировала я собственные ощущения, к сожалению не избежав тавтологии. Надо бы еще разобраться почему я и Элейн столь по-разному реагируем на стандартные раздражители, когда все должно происходить на уровне инстинктов...
  - Это скорее связано с тем, почему королева Рийгана смогла их подчинить себе, - ответил Сет, снова скорчив недовольную мину. Значит, предстоит увлекательная лекция по теории магии.
  - Я жажду подробностей, - произнесла я, когда пауза неприлично затянулась. А моя неожиданная одаренность в эмпатии улавливала волны раздраженности от старого друга.
  - Ну, королева Рийгана, вернее, кто-то из ее бабушек, прабабушек был русалкой. И это несет определенную запутанную связь, усиленную какими-то хитросплетениями в разумных расах твоих благородных предков. На кафедре теории магии есть парочка диссертаций на эту тему, если хочешь узнать подробнее, - произнес Сет с мучительным выражением на лице. Интересно, как он лекции, положенные по регламенту читает?
  - Ладно, почему я и Элейн? - перешла я к более практичным вопросам.
  - Ну, потому что вы - последние потомки королевы Рийганы, а как ты сама знаешь, магия наиболее концентрирована именно в первых и последних, - произнес Сет с видом матерого фокусника.
  - То есть это мои гипотетические потомки будут вспоминать меня недобрым словом, как очередного великого предка в их гипотетической биографии? - слишком раздраженно спросила я. Вот мы же договорились, что мои способности, пусть и запутанные, но ни чем не выдающиеся, а теперь я - одна из последних потомков...
  - Не преувеличивай, Лотенийская. Просто ты и твоя сестра связаны с этими русалками. Они признают в вас свою кровь и не убьют при встрече. Возможно, вы обладаете, какой-то их специфической магией, возможно, даже имеете небольшую власть над ними, - перешел Сет в категории этих самых если и возможно.
  - И какими проблемами это все грозит мне? - вопросила я, начиная жалеть о том, что не слушала ту Повелительницу Русалок, закончив беседу превентивным бегством.
  - Русалки Кровавого Моря обладают коллективным сознанием. Ты можешь попасть под его влияние, могут обостриться или, наоборот, притупиться какие-то способности, но все в пределах нормы. И еще ты первая почувствуешь, когда они пробудятся, - перечислил Сет. Вроде бы не страшно, жить можно, но всегда есть еще что-то. И это что-то всегда - большая проблема...
  - Как они связаны с риборитами? - я решила обойтись без предварительных археологических раскопок на ниве своего сознания, построения бесполезных гипотез и прочей самодеятельности. Потому я задала этот прямой вопрос, искренне надеясь, что на него ответят.
  - Что ты знаешь об этом? - спросил Сет с некоторой долей удивления, даже испуга. О, да, всегда приятно узнать, что даже лучшие друзья скрывают от тебя жизненно важные факты. Впрочем, я сама не собиралась раскрывать всех печальных подробностей...
  - Достаточно для того, чтобы понимать, что из этих неприятностей выпутаться будет слишком сложно даже для меня с моим нечеловеческим везением, - печально поведала я.
  - Ты же знаешь, что меня прислала твоя мама? - опять со страдальческой миной на лице уточнил Сет Дигори. Я обреченно кивнула.
   - Вперед, доставь беглянку к месту экзекуции, - ответила я практически безучастным тоном. В любом случае я уже собиралась возвращаться.
  
  © ™
  
  - Я же просила тебя не выходить из номера! Только оставаться в проклятой гостинице! Но Анну Лотенийскую ничто не может удержать от очередных неприятностей! - мама неприятно повышала голос и нервно пересекала комнату. Элейн саркастически хихикала, излучая негативную энергию. Я с видом кающейся грешницы выслушивала обвинения, прочие свидетели неловко прогуливались по гостиничным коридорам.
  - Никаких неприятностей не было. Но я случайно узнала парочку любопытных фактов, о которых ты должна была мне рассказать, - мой голос звучал на удивление спокойно, а я ощущала себя взрослой и трезвомыслящей (по опыту знаю, что ни к чему хорошему подобные ощущения не приводят, по крайней мере, в моем случае).
  - И каким бы образом это удержало тебя от очередной феерической глупости? - мама тоже была пугающе спокойной. Агрессивные эмоции исходили только от Элейн, и это начинало раздражать. Или же я просто запуталась в непривычных эмпатическо-телепатических ощущениях, но не стоит отвлекаться от основной темы разговора на посторонние теории.
  - Ну, я хотя бы гипотетически смогла бы представить последствия этой самой очередной феерической глупости. Пугающие перспективы иногда все-таки удерживают меня от необдуманных поступков, - продолжила я. Не стоит, наверное, уточнять, что все мои поступки больше подчиняются наитию, чем разумному планированию, и в конечном счете ведут к тем самым феерическим глупостям, не взирая ни на какие последствия...
  - Я не могу тебе предоставить этих самых пугающих последствий. Я не знаю, к чему все это катится и какое место в этом безобразии отведено тебе и Элейн. Мы уже почти пять лет изучаем Кровавых Русалок и пророчества, связанные с ними. Но пока, что мы можем утверждать только о связи, существующей между вами. Я даже не знаю, двусторонняя ли это связь, или только их коллективное сознание может воздействовать на вас, - сухим и чуть раздраженным тоном ответила мама. Я только сейчас почувствовала, как сильно она устала. И как все было непросто...
  - Ты знаешь, что я смогу. Мои кошмары пару лет назад, их связь с магией смерти были частью этого воздействия. Магистр Самуил и магистр Леонард хотели использовать мой дар в этих целях. И ты сама подтолкнула меня просить помощи у дедушки, потому что только он мог защитить меня, - почему-то я добавила множество ненужных подробностей и собственных умозаключений. И опять на душе оставался неприятный горьковатый осадок разочарования - все в той или иной степени пытаются использовать мою магию смерти, ни на секундочку не задумываясь обо мне... Впрочем, я давно уже привыкла.
  - К чему сейчас ворошить прошлое, - усталым тоном произнесла мама, присаживаясь на кресло. Действительно, к чему? Все равно ничего изменить невозможно, да и не слишком хотелось бы.
  - Какой самый страшный сценарий несет пробуждение русалок Кровавого Моря? - перешла я к насущным вопросам. В конечном счете, пусть и против своего желания, но в данный конфликт я уже была втянута, и не было смысла напрасно тратить силы, пытаясь избежать своего непосредственного участия.
  - Полное уничтожение магии и длительная война с врагом, возможностей и целей, которого мы не знаем, - ответила мама. Элейн презрительно фыркнула, очевидно, с трудом сдерживаясь от желания огреть меня чем-нибудь тяжелым. Кстати, не понимаю, почему ее агрессивность направлена исключительно на меня. На остальных людей она вполне адекватно реагирует.
  - Они хотят отомстить, - неожиданно для себя самой выдала я. Словно это знание всегда находилось на грани моего сознания, но почему-то я не замечала его.
  - А еще захватить мир и уничтожить всю человеческую расу, - саркастично добавила Элейн. Все-таки она за что-то обижена на меня, влияние русалок Кровавого Моря только усиливает уже имеющиеся чувства и эмоции. И в корне этой обиды что-то серьезное, чему я почему-то не придала значения.
  - Их предали и обманули, заточили и лишили всего, что было дорого, превратили в чудовищ, замарали в крови невинных и оставили без сил. Все это время они могли только злиться и лелеять собственную обиду. Им не нужен наш мир, но им нужна наша кровь. Они подчиняются древним законам: око за око, зуб за зуб, - на удивление мрачно и пафосно произнесла я. Не хватало еще трагической мелодии добавить для общей напряженности.
  - Анна, не передергивай, - с нотками скептицизма прозвучал мамин голос. Элейн окинула меня презрительным взглядом.
  - Ладно, признаю с драматизмом я переборщила, но каким-то образом я чувствую их. И с каждым мгновением в этом месте, эта связь усиливается. И я понятия не имею, как это все еще отразиться на мне и моей магии смерти, - произнесла я, запоздало заметив, что смотрю в окно с выражением мучительной боли и вселенской скорби... Да, уж не хватает только трагического монолога на пару часов, в духе лучших эльфийских трагедий - нудных, неоправданно затянутых и безобразно помпезных.
  - Ты можешь это контролировать? - серьезным тоном спросила мама после непродолжительной паузы. Она лучше других знала, к чему способна провести магия смерти в моем исполнении. Элейн в очередной раз была сильно раздражена тем, что я опять влезла в центр внимания. В своем сознании сестренка произносила саркастичную речь на данную тему.
  - Пока что да. И, если почувствую, что не справляюсь, торжественно клянусь, что ты узнаешь об этом первой и до того, как я успею что-нибудь учудить, - не удержалась я от ерничества. Хотя, на самом деле, в кои-то веки собиралась следовать своему плану.
  - Ты уверена в этом? - это не мама - Элейн. Новый образ моей сестры всерьез начинает раздражать. Еще немного и я перейду к заклинаниям боевой магии. Интересно, это связь с русалками Кровавого Моря так действует или я настолько кровожадна и безнадежна?
  - Элейн забыла о хороших манерах. Как на тебя влияет Эрендир, если забыть о магии смерти? - произнесла мама тоном, не терпящим раздражений. Неужели я забыла поставить надежный телепатический блок? Или архимаги по телепатии, действительно, всезнающи...
  - И почему ты думаешь, что есть еще какое-то воздействие, помимо моей магии смерти? - я снова заметила, что смотрю в окно, если быть точнее на море. Считать, ли это первым признаком потери контроля или поверить Элейн и продолжать изображать театральную диву со своей магией смерти...
  - Анна Лотенийская, не заставляй меня произносить лекцию на тему твоего вредоносного характера и того, что я всегда знаю, когда ты что-то недоговариваешь, - опять тон, не терпящий возражений. Говорит и показывает архимаг и заведующая кафедрой телепатии... Впрочем, мне уже давно пора взрослеть, к тому же я торжественно поклялась, вести себя прилично и всячески оказывать помощь следствию, в смысле экзекуции...
  - Мои телепатические и эмпатические способности несколько усилились. Сродни тому, что я чувствую, когда болею или переживаю, или перебарщиваю с магией смерти. Чужие мысли и эмоции немного меня раздражают, но все поддается контролю, - произнесла я ровным тоном, но почти сразу же осеклась.
  Это словно прошло сквозь меня, проскочило в каждую клеточку и зависло в воздухе. Все окружающее пространство, словно превратилось в звук, протяжный, глубокий, напоминающий старинный орочий боевой рог (да, музеи, экспонаты без надлежащего присмотра, взятие на слабо и прочие прелести моего взросления и дурного характера)... Впрочем, ирония вернула меня на грешную землю...
  - Анна! Элейн! - мамин голос переходил на крик. Кажется, мгновение затянулось. Я медленно посмотрела на сестру. Она словно в трансе смотрела в окно. Небо было затянуто тучами, ударяли молнии, а Кровавое Море нежданно побагровело. Гнев русалок Кровавого Моря заполонил весь воздух. И я чувствовала их сердцебиение, как свое. В следующее мгновение очнулась и моя сестра. Она смотрела на комнату, на меня и на маму безумным взглядом. А потом она закричала жутким голосом, будто не в силах была замолчать... Я увидела страх и непонимание в маминых глазах, и, наверное, впервые в жизни я знала, что происходит.
  - Русалки Кровавого Моря проснулись, - ответила я со странной улыбкой, только сейчас сознавая странное несоответствие в собственных ощущениях. Русалки проснулись и были злы, но мое сердце билось синхронно с другой архаичной разумной расой. Кажется, я снова призвала риборитов на помощь...
  
  © ™
  
  Дождь крупными каплями оседал на моей коже. Он был солоноватым, с привкусом крови. Здесь было холодно. Слишком холодно. А я, как всегда выскочила на улицу в чем-то совершенно несоответствующем этой погоде. И самое смешное, что я не имею представления, зачем я это сделала? По логике вещей я должна была остаться с мамой и сестрой, впавшей в истерику. В крайнем случае, могла бы найти Сета и придумать какой-нибудь безумный план, но почему-то я убежала. Мне не было страшно. Я не искала приключений на одно место. Не пыталась играть в героиню. Но почему-то мне было жизненно необходимо убежать на эти неуютные улицы.
  Здесь было много людей. Впрочем, если хорошо присмотреться, то это были не люди. Вампиры, орки, полукровки, но людей здесь не было. Это не к тому, что некоторые разумные расы чистое зло во плоти. Просто и орки, и вампиры, и моя треклятая магия смерти лучше ощущают те изменения, которые происходят в магическом и энергетическом фоне. И на них проще воздействовать русалкам с их жаждой крови.
  Где-то на полпути, окончательно промокнув, замерзнув и получив неимоверное количество тычков и толчков, я неожиданно осознала, что иду в каком-то определенном направлении (разумеется, оно было противопоставлено движению толпы). И, обретя долгожданную цель своей оздоровительной прогулки, я с неимоверным энтузиазмом и упорством двинулась к ней, увязая каблуками в грязи, готовая применять заклинания боевой магии к любому препятствию, встретившемуся на моем пути...
  Впрочем, стоило мне оказаться в гордом одиночестве в каком-то переулке, как смутные сомнения вернулись с новой силой. Словно цель моего путешествия куда-то исчезла, точнее сказать, я, наконец-таки, дошла до конца, но в пути забыла, что именно искала. Видимо, мне придется играть в героиню дешевого приключенческого фильма, медленно прощупывая стены в надежде найти какой-нибудь тайный ход.
  Не знаю, сколько прошло времени, мне казалось, что минимум вечность. Первоначальный энтузиазм исчез довольно быстро, добавив парочку проклятий, милый насморк и невинно убиенный рекламный баннер (надо лечить нервы, а то я на каждый шорох заклинанием боевой магии реагирую). Но тем не менее наступил тот самый момент, когда я почувствовала, что нахожусь в пресловутом переулке не одна. А когда я поняла, кто это, захотелось провалиться сквозь землю...
  - Дэлиан, - с излишне вопросительной интонацией обратилась я к бывшему супругу. Впрочем, он был удивлен в разы больше, и, казалось, с трудом узнавал меня.
  - Анна? - спросил он спустя пару минут, но взгляд его был расфокусирован, он словно не видел меня. Или находился под воздействием крепкого алкоголя, наркотиков, словом, чего-то мутящего сознание. Вампиры, орки, полукровки, моя магия смерти - они чувствуют изменения в окружающем мире и на них лучше воздействует магия русалок Кровавого Моря...
  - Что происходит, Дэлиан? - спросила я, будучи не в силах найти ответ. Вампир все еще не понимающе посмотрел на меня. Таким я видела его в первый раз: испуганным и потерянным, словно маленький ребенок... Он не мог знать ответы на мои вопросы, он сам нуждался в чужой помощи...
  - Я не знаю, - произнес он, медленно облокотившись о ближайшую стену. А знаю ли я? Еще несколько часов назад я была уверена в этом. Сейчас промокшая и замерзшая я стояла в потерянном переулке и вела бессмысленные беседы с тем, кто даже до конца не понимал, кто он есть... Пора прекращать играть в спасительницу мира и становится тем, кем должно.
  - Пойдем отсюда. Нам нечего здесь делать, - произнесла я, протягивая ему руку. Чтобы не звало меня в этот переулок, оно не стоило того, чтобы оставлять в одиночестве сестру и мать, и игнорировать то, что происходило в городе.
  - Куда мы идем? - спросил Дэлиан, все еще не протягивая мне руку. Его взгляд стал более осознанным, кажется, он начинал возвращаться на бренную землю. Впрочем, что-то в нем все еще не давало мне покоя. Может быть, то, что он никогда не смотрел на меня так: по-мальчишески восторженно и влюбленно...
  - Естественно, туда, где встретим наибольшее количество неприятностей, - мрачно пошутила я, начав свое движение. Он неожиданно резко оставил меня. Нет, ни чем не обоснованная уверенность Дэлиана в том, что я нуждаюсь в защите, некогда меня забавляла, но сейчас не было времени искать компромиссы.
  - Это он? Повелитель Зеленого Сияния? - голос Дэлиана звучит напряженно. Я ничего не понимаю. Хотя, нет. Меня, по-прежнему, что-то настораживает в его взгляде. Нет, он видит не меня. Для того, чтобы понять это, не нужны ни какие телепатические способности...
  - Дэлиан, кто я? - задаю я самый простой вопрос. Он снова улыбается. И снова я не узнаю его.
  - Кто ты? - с легкой интонацией переспрашивает он. Кажется, он начинает понимать, что что-то не так. Я дотрагиваюсь до его ладони другой своей рукой. Он продолжает улыбаться. И какой же дурой была та другая Анна, если променяла его на какого-то принца...
  - Я не та Анна, не сестра твоего лучшего друга и не дочь Верховного Магистра Города Магов, - произнесла я, пытаясь ободряюще улыбнуться. На мгновение Дэлиан снова выглядел потерянным, но довольно быстро пришел в себя, снова став кем-то с тяжелым грузом прошлого за плечами.
  - Я знаю. Что происходит, Анна? - спросил он резким тоном. Злится на меня за то, что показался ранимым и слабым.
  - Русалки Кровавого Моря. И мы должны поспешить, - ответила я, разворачиваясь в сторону выхода из этого лабиринта улиц. Почему-то было обидно и неприятно больно от этого невольного сравнения с Анной Аллорской. И, как обычно, я не задумывалась о его чувствах. Я, вообще, поразительно мало думаю о других людях, просто убегаю...
  - Анна, что здесь происходит? - снова переспросил он, с силой развернув меня к себе. Заклинание вырвалось машинально, откинув вампира на пару метров. Дэлиан быстро поднялся на ноги. Он снова будто бы меня не узнавал, но на этот раз мне стало страшно от его взгляда.
  - Дэлиан, пожалуйста, не заставляй меня прибегать к заклинаниям боевой магии. Я не хочу причинить тебе вред, - произнесла я максимально спокойным тоном (по крайней мере, мне искренне хотелось верить, что это не мой голос предательски дрожит, грозясь сорваться на истерику). Вампир что-то прорычал. Я испуганно отступила назад, формируя над рукой энергетический шар, серьезного вреда не должен принести, но в некой степени оградит от дальнейших попыток...
  - Ты же знаешь, что это бесполезно. Ты стала злом, Анна. Так должно быть зеленое сияние - стало сильнее, чем ты, - произнес он страшным тоном. Кажется, меня опять принимают не за ту. И мне совершенно не хотелось сталкиваться с темной стороной своего бывшего супруга. Каким бы наименее радикальным способом вылечить его амнезию?
  - Дэлиан. Мы сейчас в Эрендире. Анна Аллорская умерла в
  Эльрийских Горах. Там еще есть гора. Ее Сердце. Ты помнишь? - решила я перечислять общеизвестные исторические факты, хотя есть некоторые сомнительные ученые умы, утверждающие что моя пресловутая родоначальница никогда не умирала и до сих пор шатается среди невинных потомков...
  - Анна, не стоит, - произнес он все тем же пугающим тоном. Сфера над моей рукой тем временем начала предательски мерцать. Я несколько минут удивленно переводила взгляд с вампира на заклинание, потом на все окружающие пейзажи и как-то слишком медленно пришла к печальным выводам... Магия русалок Кровавого Моря тем или иным способом воздействовала на классическое волшебство, подавляя и существенно ограничивая его. Теперь становилось, по-настоящему, страшно...
  - Дэлиан, я не та Анна. И, серьезно, давай не делать то, о чем потом оба будем жалеть, - продолжила я, переделав довольно энергоемкую сферу в некое более эргономичное заклинание, единственным недостатком которого было то, что действовала оно только при очень близком контакте. Ну, тот ротор, которого я уничтожила прадедушкиным заклинанием был страшнее...
  - Назад пути нет, - он двинулся прежде, чем я успела заметить. За пару секунд до моего истошного визга. И лишь по счастливой случайности мое заклинание сработало, раскидав нас по разным сторонам. Я ударилась головой, существенно запутавшись в окружающем пространстве. Пьяным движением я дотронулась до затылка, чуть влажного и липкого... На кончиках пальцев застыли капельки крови... Впрочем, испугало меня не это. На меня смотрело бесконечное множество кровожадных существ (ладно, уверена, что их можно было посчитать, и было их не больше 25). В общем, и с характеристиками я переборщила. Обыкновенные горожане под воздействием заклятия русалок Кровавого Моря. Но моей смерти они хотели вполне осознанно, и было, действительно, страшно. Тем более, что магии моей со мной по большей части не было... И в своих лучших традициях я истошно завизжала...
  
  © ™
  
  Небо было черным и мрачным. Мне было холодно. Шел дождь, голова сильно болела. Все движения были скованными, а магия, словно парализованной и недоступной для прямого использования. Мне понадобилось несколько минут для того, чтобы понять, что я все еще жива. Такое странное ощущение, будто бы ударили мешком по голове. Мне казалось, что я разом лишилась всех чувств: обоняния, осязания, зрения, вкуса, слуха и даже самой способности мыслить. Потому, как я не могу придумать другой причины тому, что мне понадобилось целых пятнадцать (!) минут для того, чтобы понять, что каким-то образом я лишилась магии. Вот тебе и сбылась мечта идиотки! Ни каких больше проблем с ответственностью и могуществом, стоящих за плечами верными стражами, куда бы я не пошла. Я даже в самом кошмарном сне я не могла представить насколько беспомощной я буду себя чувствовать. Словно слепой котенок, выброшенный в холодную воду, напрасно сопротивляющийся неотвратимой гибели... Как только люди могут так жить? Я судорожно пыталась привести мысли в порядок, но сил хватало только на всхлипы и мелкую дрожь...
   Говорят, что страх парализует. Я никогда подобного не испытывала. Никогда, до этого момента. Но никогда я и не ощущала себя столь беспомощной и жалкой. Ведь без магии я остаюсь всего лишь глупой девчонкой, которая сама не знает, чего хочет и, определенно, не может предложить миру ничего за исключением пестрой мишуры и пустой бравады. Но без шуток, я была напугана настолько, что не могла даже нормально думать. Впрочем, магия все же была. Не привычная и не вписывающаяся ни в какие стандарты, даже не магия смерти. Какая-то совершенно другая, безмерно пугающая и еще более притягательная. Русалки Кровавого Моря. И, если хотя бы один раз воспользуешься этим могуществом, пути назад больше не будет. Я, конечно, не знала наверняка ( да и никто в этой вселенной не знал), но только это и безумный парализующий страх спасало от использования этой магии, которая все еще маячила неким спасательным кругом на грани моего сознания.
  Надвигающиеся на меня существа все еще парализовали разум и чувства, заставляя захлебываться в паническом ужасе. И с этим пора начинать бороться. Я пыталась разглядеть их лица, что это не мифологические монстры из оживших кошмаров, а вполне себе безобидные горожане, а я не столь беспомощна. В конце концов, магистрами боевой магии просто так не становятся. Сколько всего в моей жизни мне прощалось и уступалось из страха, что я вытворю что-нибудь такое-эдакое, прославляющее мое имя в веках сомнительными подвигами? Разительно много. И делалось это не только и не столько из-за моего магического дара (половину приписываемых бедствий я была не в силах учинить).
  Это была я и мой дурной характер. И именно этот характер не даст мне феерично умереть от страха. Русалки Кровавого Моря хотят устроить апокалипсис? Прекрасно, им удалось разозлить Анну Лотенийскую...
  Страх, впрочем, не исчез, но появилось то самое пьянящее чувство собственной непобедимости и неуязвимости, которое каждый раз с невиданным энтузиазмом кидает меня в новые авантюры. Я медленно поднялась на ноги. Организм выразил свое несогласие к подобному переходу к активным действиям: перед глазами все плыло и кружилось (видимо, о ту стенку я ударилась сильнее, чем предполагала). Существа... Нет, не стоит придавать им излишней зловещности... Обычные горожане, в меру скучные и находящиеся под воздействием сильной гипнотической магии. Они продолжали стоять мрачными памятниками, сверля меня бессмысленными взорами. Впрочем, если бы они хотели меня убить, то могли осуществить сию затею уже несколько раз...
  - Прочь, - произнесла я заплетающимся языком, приближаясь к ним не твердой походкой. Они продолжали стоять стеной. Только сейчас я заметила, что глаза у них подернуты прозрачной красноватой пленкой...
  - Я сказала - прочь, - произнесла я более решительным тоном, начиная пробираться сквозь толпу, все еще сильно шатаясь и не контролируя собственный вестибулярный аппарат в должной степени. Кто-то начал робко уступать дорогу моей наглости, но большая часть осталась неподвижной.
  - Я иду к вашей Повелительнице, убирайтесь с дороги, - еще резче прозвучал мой голос, выпуская на волю чужой гнев. Еще не магия Русалок Кровавого Моря, всего лишь беспомощный отголосок ее. Но этого было достаточно для того, чтобы признать во мне одну из них. Толпа медленно расступалась. Но надо быть аккуратнее. Нельзя позволять этой части себя захватывать даже малейшие кусочки сознания, иначе это больше буду не я.
  Все еще плохо контролируя собственные действия, я медленно продвигалась к набережной. За мной тенями следовали заколдованные местные жители, словно призрачный конвой из живых мертвецов. Особенно неприятно выглядело знание того, что среди них был Дэлиан... Впрочем, не время для личных переживаний... Кровавое Море выглядело пугающим, разбиваясь огромными алыми волнами о берег. На темно-бордовом небе сверкали молнии, ветер сбивал с ног. Все вокруг было пропитано необычайным могуществом, и мне требовались все запасы силы воли, дабы не прикоснуться к нему даже краешком.
  Я остановилась. Напротив меня, где-то в 200-300 метрах, медленно всплывали на поверхность русалки Кровавого Моря. Они отличались от своих сестер не только бронзовой кожей и алыми глазами. Они отличались какой-то невообразимой жестокостью и одновременно бесконечной сплоченностью и единством. Они воспринимались неким целым, способным сокрушить что угодно. Машинально я сделала шаг назад. Что-то обожгло кожу огнем. Медальон. Но он же надежно спрятан мамой. Резким жестом я сдернула проклятую побрякушку с шеи. Сразу же стало невообразимо легче... Все-таки надо было выслушать ту русалку, а не предпринимать попыток к бегству.
  - Иди к нам, сестра, - прозвучало в моей голове металлическое многозвучие, сливающееся в один голос. Русалки пристально смотрели в глаза. По коже пробежали мурашки.
  - Слишком холодно, чтобы начинать купальный сезон, - произнесла я, искренне надеясь, что выгляжу, по крайней мере, адекватно, а не смехотворно.
  -Не противься, сестра, - снова прозвучал этот голос. А те чувства медленно и неотвратимо наступали со всех сторон. Я на секунду задумалась о том, как легко каждая из них расстанется со своей жизнью, повинуясь чьей-то абстрактной воле.
  - Я не ваша сестра, - резковатым тоном произнесла я, почувствовав неожиданно холодное и спокойное дуновение ветра. Русалочий медальон медленно выскользнул из моих пальцев. Стало намного легче и думать, и сохранять равновесие.
  - Ты знаешь, что не права, сестра, - словно в тумане расплывались их голоса. А я им зачем-то нужна. Если не я, то Элейн. Одна из двух волшебниц, каким-то образом, связанных с королевой Рийганой и их проклятьем.
  - Это вы ошибаетесь, - произнесла я с неожиданной уверенностью. Я уже связана с другой архаичной разумной расой более крепкими узами и каким-то образом это защищало от русалок.
  - У тебя нет выбора, - снова звучит голос в моей голове. И я уже чувствую холодные волны, омывающие мои ноги и неотвратимо портящие туфли...
  - Выбор есть всегда, - говорю я, делая шаг вперед и погружая пальцы в холодную воду. Магия имеет множество путей для выхода помимо непосредственного резерва и амулетов-накопителей, потому некоторые чары получаются даже у тех, кто магом не является, но обладает достаточной мотивацией и знаниями. Чистая стихия - один из этих путей. И пусть я всегда плохо воспринимала водную стихию - это заклинание не такое уж и сложное. Я медленно закрываю глаза, строю матрицу, направляю вектора, ощущаю живительную силу, бегущую по моим жилам, пьянящую эйфорию... И уже бесконечное мгновение спустя, без сил падаю на каменный пол...
  
  © ™
  
  Я очнулась спустя неопределенное количество времени в помещении слегка напоминающем больничную палату. И, пусть все окна были плотно занавешены, я видела чуть пульсирующий красный цвет. Голова была неприятно тяжелой и отдавала тупой болью в затылке. Из руки торчали какие-то проводочки. Резерв был, по-прежнему, пугающе пуст, а русалки Кровавого Моря фоновым шумом звучали в голове. Я резким жестом вытряхнула эти мысли, и уже спокойнее поднялась на ноги.
  Слишком медленно, все еще не уверенной походкой я вышла в коридор. И, хотя меня ощутимо пошатывало и голова сильно болела, общее самочувствие было на порядок лучше того, что я ожидала. В узком коридоре царил полумрак, впрочем, яркий свет был бы хуже.
  - И куда это вы собрались, магистр Лотенийская? - неожиданно прозвучал смутно знакомый голос со строгими нотками в тоне. Я пару секунд лихорадочно вычисляла личность своего собеседника, потом уже про себя произнеся пару непечатных слов, соизволила обернуться.
  - Сет, ты меня до чертиков напугал, - ответила я, облокотившись о стену якобы небрежным жестом. На самом деле не уверена в том, что смогу продолжительное время стоять без опоры. Судя по ехидной улыбке Дигори, он тоже сомневался в моей устойчивости.
  - Тем не менее ты так и не ответила на мой вопрос, - философским тоном произнес он, зеркальным образом повторив мою позу.
  - Я отправилась подышать свежим воздухом и понять, что происходит, - я не стала придумывать отговорки и какие-то нелепые причины, решив ограничиться скучной правдой.
  - Как разберешься, сообщи мне, - пошутил Сет, пристальным взглядом сверля противоположную стену. В этой тишине я неожиданно ясно ощутила тяжелые удары сердца за этими стенами. Чужое сердцебиение, которое полностью охватило этот город, вырвавшись из берегов Кровавого Моря.
  - Если серьезно, как долго я была в отключке и что за это время произошло? - деловым и преувеличенно бодрым тоном поинтересовалась я. Как там говорил мой знакомый тролль по поводу моей профессии: "Рожу понаглее и самоувереннее".
  - Без сознания ты была около суток. Вокруг твориться безумие, - без излишних подробностей резюмировал Сет. Видимо, консультации по общению с коллегами и мирным населением ему давал все тот же тролль (Говори мало, чтобы под твои слова, можно было подогнать любую чушь).
  - Можно подробнее, - произнесла я, машинально приняв грозную позу. Нет, честное слово, пора отучивать себя от этой привычки, еще чуть-чуть и перейду к классической стойке боевого мага...
  - Вампиры, орки и полукровки ходят, словно зомби, то впадая в спячку, то демонстрируя не мотивированную агрессию, изредка среди этой свистопляски проскакивают вспышки сознания, но они теряются времени, пространстве и всеобщем безумии. Маги лишены возможности пополнять резерв, возможности которого все слишком быстро израсходовали, а колдовство напрямую через стихии огромная головная боль, о чем ты сама догадалась. И никому непонятно, чего добиваются Русалки Кровавого Моря. Они периодически всплывают, пристально смотрят на город и снова погружаются, - продолжил Сет. Это направило мои мысли в другую сторону.
  - Как моя сестра и мама? - спросила я то, о чем должен был быть мой первый вопрос. Легкий укол совести прошел фактически незаметно. Да и сейчас, я интересовалась данным вопросом скорее по профессиональным соображениям, нежели из родственных чувств. Да, вот так люди и превращаются в магистров боевой магии...
  - Твоя сестра впала в некое подобие транса. Честно признаться, мы ожидали, что с тобой произошло то же самое. Твоя же мама делает вид, что все в порядке, - поведал Сет.
  - Я должна увидеть Элейн, - резким тоном произнесла я, быстро направляясь куда-то по коридору. Забавно, как только я включила мозги и смогла приобщить свою тушку к бурной деятельности, плохое самочувствие, ватные ноги и расплывающийся цветными пятнами мир, дружно отступили в небытие. По крайней мере, до первого колдовства...
  - Зачем? - спросил Сет, попутно корректируя мой маршрут. И почему я вечно выбираю неправильные направления, вроде бы интуиция мага должна каким-то образом помогать...
  - Русалки хотели, чтобы я к ним присоединилась. По каким-то причинам, они ощущают меня одной из своих. Так же, как и Элейн, только на нас это по-разному воздействует, - выдала я свои смутные предположения за неоспоримую действительность. Впрочем, Сет не Совет Архимагов, ему миллион объяснений не нужен, и на меньшей степени достоверных предчувствиях влезали в неприятности...
  - Ты в здравом уме из-за своей магии смерти? - выдал закономерный вопрос Сет Дигори. Вообще-то, я тоже привыкла во всем обвинять эту свою особенность, но сейчас пресловутая интуиция твердила о другом.
  - Думаю, что нет. Здесь скорее сыграла роль предрасположенность Элейн к телепатии и эмпатии. Ей сложнее отделять собственную личность от чувств и мыслей русалок Кровавого Моря, которые думают и чувствуют, как единый организм, - произнесла я, запутавшись в бесконечном множестве повторов. Но, по большому счету, свою теорию я до конца не сформировала, так парочка наметок и догадок...
  - Ладно, русалки Кровавого Моря по какой-то им одним известной придури жаждут, чтобы ты и твоя сестра присоединились к их крестовому походу. И что будет, когда они своего добьются? - спокойно спросил Сет Дигори, почему-то возводя меня в ранг то ли пророка, то ли злобного гения, посвященного в чьи-то коварные планы.
  - А что там по пророчеству? И кто сказал, что они своего добьются? - перешла я к своим контраргументам. Лично моя вредоносная личность собиралась бороться до последнего и основательно попортить кому-то нервы. Да и рибориты покоя моим мыслям не давали, не просто так я оказалась с ними связанной и не просто так призвала их на помощь...
  - Согласно пророчеству, Лотенийская, магия разольется великой рекой, перегороженной великой королевой, врываясь кровью тигров, утонувших в музыке, и Лилий, ставших зеленым туманом, ослепленным сиянием дочери кочевников. И еще восстанут три свергнутых бога, дабы сеять тьму и разрушения. Подчиняясь лишь магии смерти, сила черных риборитов либо погубит, либо спасет все тени и отражения, воздвигшие стены, разрушив которые древний бог отдаст жизнь и сердце, - с непередаваемым пафосом произнес Сет смутно знакомый набор слов. Кажется, что-то подобное я читала в легендарных подземельях Гаристидиса Темного. И как тогда, сейчас сие оставалось лишь плодом чьего-то больного воображения с парочкой знакомых слов...
  - А, если перевести на адекватный язык, магистр Дигори, - внесла я конструктивную критику. Сет ощутимо скривился, но возражать не стал.
  - Ты же сама знаешь, как в нашем мире трактуют пророчества. А в этом конкретном настолько много различных персоналий, - все же ушел он от прямого ответа. Впрочем, некоторые персоналии не вызывали вопросов: великая королева и древние боги...
  - Сет, а с магией проблемы только здесь? - опять запоздало задала я вопрос, который надо было озвучить изначально. Дигори посмотрел на меня с неприятной задумчивостью.
  - Связь барахлит, Анна. Но похоже, что это повсеместно, а сам Эрендир окутан неким непроницаемым облаком, - после краткого молчания все же произнес он. Я опять замерла где-то посреди коридора, пытаясь бороться с лихорадочной деятельностью моего мозга...
  - Но это же невозможно, - наконец-таки смогла я что-то приобрести. Магия может подвергаться ощутимым локальным воздействиям, но чтобы повсеместно... Впрочем, это было на самом деле. Меня убеждали не слова Сета, собственные ощущения. Нет, не мои, чьи-то несколько искаженные, но все же не вызывающие сомнений ощущения...
  - Лотенийская, определись, мы идем разбираться с состоянием твоей сестры или спорить с магистрами теоретической магии? - с некоей долей раздражения произнес мой собеседник...
  - Сет, а где находится местный Храм? - мысль моя снова поменяла направление. Или я, наконец-таки, смогла уловить волну местных русалок, а заодно, упрекнуть себя в отсутствии мозгов... Впрочем, прозрения бы не наступило без резкого, болезненного укола магии смерти...
  - Где-то в километре на северо-восток от города, а тебе зачем? - спросил Сет, но вынужден был броситься вдогонку за мной, потому как я с завидным энтузиазмом рванула к новой цели.
  - Русалки Кровавого Моря - создания божеств Старшего Круга. И у них всегда была своя миссия. Храмы - уязвимые места, для путешествий между мирами, - сумбурно начала я излагать свои мысли, не потому что кто-то просил, просто мне так проще укладывать сумбурные факты во что-то более или менее адекватное.
  - Подробнее, магистр Лотенийская, пожалуйста, - Сет слегка задыхался, но не отставал. Я сама не ожидала от себя полчаса назад почти издыхающей подобной скорости.
  - Магистр Дигори, какая основная цель и трех божеств старшего круга, запертых Нигде? - довольно резким тоном спросила я, распахивая настежь двери и выскакивая на улицу, заполненную толпой с замутненными красной поволокой глазами...
  - Вернуться назад, - на лице Сета начало появляться понимающее выражение. Впрочем, мы всегда мысли похожими категориями.
  - И мы должны им помешать, - произнесла я с каким-то неуместным пафосом. Но, пора избавляться от дешевой театральности и приступать к непосредственным действиям.
  - У тебя есть идеи, как пройти мимо них, - Сет указал на толпу, не собирающуюся нас пропускать. Почему-то на губах моих застыла глупая улыбка блаженной дурочки. Рибориты... Я же не просто так их призвала... Они - магия в чистом виде и ничто и никто не способно воздействовать на них подобным образом...
  - Самая лучшая идея, - произнесла я, уже слыша шелест их крыльев. Рибориты - искусственная раса, но создавали ее не боги, а кочевники. Еще одни исконные жители этого мира, наверное, единственные, кто на самом деле его защищал...
  © ™
  
  И почему я предполагала, что додуматься до связи риборитов, русалок Кровавого Моря и всей этой ерунды, называемой кем-то пророчеством, будет самым простым? Чем конкретно я, вообще, думала? Нет, рибориты доставили меня и Сета к так называемому древнему Храму, миновав толпы зомбированных местных жителей, недовольные взгляды русалок Кровавого Моря и грозовой фон, но резерв мой был все также удручающе пуст. Почему-то над этой проблемой я даже не думала, предположив, что все решиться при помощи риборитов... Если бы они еще не строили из себя представителей условно разумной расы, чье предназначение молча стоять у стенки, пока представители магической общественности принимают судьбоносные решения...
  - Ну, что дальше, Лотенийская? - озвучил немой вопрос Сет. Ох, как бы было проще, если бы я знала ответ. Но уж, если взяла на себя роль духовного лидера, надо играть до конца, предположения и план действий составляя исходя из дальнейших событий...
  - Войдем внутрь, - уверенным тоном произнесла я, преувеличенно бодрым шагом направляясь вперед. Я бы назвала это место развалинами, сохранившими первоначальный замысел автора. Храм находился на некоторой возвышенности, к которой вела массивная лестница из нескольких сотен ступенек (надо будет уточнить у риборитов, почему нельзя было доставить мою тушку непосредственно наверх, минуя сие досадное препятствие). От некогда величественного здания остались обломки стен, пара колонн и сам древний алтарь в нетронутом виде. К нему-то нам и надо было...
  - Анна, ты это чувствуешь? - где-то на середине подъема обратился ко мне Сет, опережая мой собственный вопрос.
  - Да, - произнесла я, будучи не до конца уверенной в собственных ощущениях. Это определенно была магия. Сильная, могущественная, древняя магия, которую сложно представить современному человеку. Наверняка, что-то подобное создавало риборитов и русалок Кровавого Моря. И люди никогда не были способны на подобную магию... Судя по выражению лица Сета, он думал примерно о том же... Но только он не знал лично последнего бога Старшего Круга...
  - Что это такое, Лотенийская? - все-таки озвучил свои сомнения мой собеседник. Мне очень сильно хотелось перейти на вечный и всесильный язык моей любимой разумной расы, но сейчас не было времени для подобных экспромтов...
  - Откуда мне знать, Дигори. Я о взаимосвязи древних богов, Храма и местных ошалевших русалок пятнадцать минут назад догадалась! - все-таки не сдержалась я ни от паники, ни от демонстрации всех пробелов моего воспитания. А рибориты не отвечают на вопросы, начисто меня игнорируя. Ну, я еще им устрою пытки в лучших традициях прадедушки... Или усядусь прямо здесь, на ступеньках и начну рыдать, словно маленькая девочка. Что ни говори, а без магии, без возможности использовать активную магию все мы мелочные и истеричные личности.
  - Анна, ты уверена, что готова столкнуться с тем, что ожидает нас? - с некоей долей обреченности вопросил магистр Сет Дигори. Наверху в лучших традициях сверкали молнии, что-то ухало и творилась та самая магия, от которой бросало в дрожь... Невольно вспомнился мой кошмар, в котором убивали божество младшего круга... Сейчас меня терзало схожее ощущение, будто бы если я приближусь еще на полшага, эта беспощадное могущество напрочь сотрет меня с лица земли, и не спасет ни магия смерти, ни рибориты, ни древние боги вместе взятые...
  - Нет. Но я знаю, что этой встречи не избежать, - еще более обреченным тоном сказала я. Древние божества ворвутся в мир, сея тьму и разрушения. Они будут мстить, неблагодарным потомкам тех, кто их предавал... И от их мести не спрячешься... И в любом случае мы будем бессильны. А вот этого я не люблю.
  - Что будем делать? - философски спросил Сет. Он, напротив, излишне спокоен, что тоже не внушает доверия. Кажется, в последний раз с таким вот спокойным лицом мой приятель выкинул такой фортель, что весь Совет Архимагов до сих пор пребывает в глубочайшем шоке и грозиться полуторачасовыми отповедями...
  - Поспешим. Мы же магистры боевой магии и наш прямой долг находиться в самом центре очередной заварушки, - произнесла я, подавая пример. Странно, но почему-то я была спокойна. Нет, секунду назад в моей голове проносился миллион лихорадочных мыслей, мне было страшно и я готова была проклинать направо и налево всех тех, кто самым малым образом причастен к этому пророчеству... Но, как только, я перешла к активным действиям, все проблемы вновь улетучились...
  Молнии ударяли поразительно близко, напитывая воздух озоном и окрашивая окружающее пространство в алые тона. Ветер едва не сбивал с ног. Шум стоял колоссальный. Уши закладывало и я потеряла всякую ориентацию в пространстве, хотелось пронзительно взвыть и наплевать на окружающий мир и свою взрослость... Сесть на землю и топая ногами голосить: "Верните магию!". Потому что мне нужна была магия, хотя бы для того, чтобы этот немыслимый шум затих...
  Через какое-то время, не сказать, чтобы согласуясь исключительно с моими пожеланиями, но все же успокоилось, осев мелкой пылью и гигантской воронкой, переливающейся кровавыми оттенками и буквально затягивающей в себя все. За исключением тех, кто стоял на территории Храма. Впрочем, рибориты и русалки Кровавого Моря тоже стояли неподвижными статуями...
  - Лотенийская, ты в порядке? - спросил Сет. Кажется, он тоже был временно дезориентирован в пространстве и начинал приходить в себя. Интересно, к каким выводам пришел он при поверхностном взгляде на эту воронку... Лично меня хватило только на осознание того факта, что она и есть открывающийся портал, но не о его качестве, не о длительности действия я ничего не знала.
  - Нормально, ты как? - задала я встречный вопрос, поднимаясь на ноги. Инстинктивно я держалась поближе к крайним площадкам Храма, практически держась за оставшиеся колонны и развалившуюся стену...
  - Ты это чувствуешь? - Сет проигнорировал мою заботу о его благополучии, давая очередную почву для размышлений. Я напрягла свои органы чувств, а заодно и мозг... Но нет, все тонуло и терялось в колоссальной древней магии, я была просто не в состоянии различить мелкие детали и нуждалась в бессовестной подсказке...
  - Что именно? - решила я не мучиться, а получить прямой ответ. В конечном счете, в подобных вещах скорость всегда имеет значение. И еще мне надо вспомнить, каким образом закрывать такие проходы... Не то, чтобы я это изучала, но маги смерти, путешественники по мирам, и я надеялась на генетическую память...
  - Последнее божество Старшего Круга, - не заставил ждать Сет. Я внутренне напряглась, увидев знакомый силуэт на фоне раскрывающейся воронки. Сердце вздрогнуло и провалилось... Я потом буду мучиться вопросами зачем и почему? Сейчас главное не это. Портал. И то, что активная магия до сих пор нам недоступна...
  - Тэмин, - я все-таки произношу его имя, хотя его зовут не так. Элдарителиус. Но сердце все равно предательски трепещет, противореча доводам рассудка...
  - Ты не можешь помешать. Никто не может, - произносит он. Мы машинально движемся навстречу друг другу. Медленно, словно останавливая время вокруг. Он все тот же... И против моего желания мысли возвращаются к его теплым рукам и поцелуям... К моему Тэмину. Элдарителиусу. Не важно... За спиной я чувствую присутствие Сета. Это отрезвляет.
  - Ты можешь, - отвечаю я. У меня нет стопроцентной уверенности в собственных словах, но и опровергнуть это предположение я не могу. Тэмин говорил, что его силы существенно ограничены... Впрочем, больше нет. Чтобы там ни сделали русалки Кровавого Моря, они освободили могущество древних богов... Может быть, именно оно делает нас столь беспомощными, начисто высушивая все окружающие потоки...
  - Я не стану этого делать, - говорит он непреклонным тоном. Даже странно, что и сейчас я не ощущаю его грозным древним богом кочевников. Нет, он по-прежнему мой Тэмин. И я не знаю, что делать, потому как, любой мой поступок будет неправильным...
  - Почему? - не нахожу я ничего лучшего, чем этот простой вопрос. Сет все так же стоит за спиной. Он предпочитает не вмешиваться в нашу беседу. А я не уверена в том, что хочу, чтобы он знал... Тэмин, Вирито-дорато, все это было так глубоко запрятано и столь надежно забыто...
  - Потому, что они - моя семья, - его простой ответ, режущий слух. Насколько это истина, а насколько привычка? Что я, вообще, знаю об этих самых четырех божествах Старшего Круга, кроме пары общих фраз в учебнике по разумным расам? Есть ли у меня шансы бороться с этим прошлым?
  - Они разрушат наш привычный мир до основания, - нахожу я еще одну причину. Он жил в этом мире тысячелетия, привыкал к вещам, людям... Он менялся. Чтобы там ни говорили некоторые архимаги, все и вся в этом мире меняется, а древние боги сильнее других...
  - Не весь, - отвечает он. Да, они не тронут его драгоценный Вирито-дорато, с его Снежными волками, вечной мерзлотой и проклятой нежитью... Они не тронут меня. Может быть, даже тех, кто мне не безразличен, они тоже не тронут... Но, в отличие, от Тэмина... Нет, все-таки Элдарителиуса... В отличие от него, я не смогу равнодушно смотреть на то, как рушиться все остальное.
  - Пожалуйста, - произношу я, делая еще один шаг вперед. Мы слишком близко, я даже чувствую его сердцебиение, его дыхание, его магию...
  - Анна, - он мягко проводит кончиками пальцев по моей щеке. Но он не сомневается. Чтобы он не говорил, я - всего лишь неразумное дитя, которое не понимает всего. И, черт подери, не собираюсь понимать! Я не собираюсь быть королевой черных риборитов на остывающем пепелище того, что было моим миром...
  - Тэмин, пожалуйста, - произношу я еще раз. Пожалуйста, ради меня. Ради нас. Ради тех чувств, в которых ты признавался. Ради этого дурацкого серебряного колечка, которое я выбросила в пропасть. Ради нашего треклятого мира... В глазах стоят непрошенные слезы. И, наверное, я впервые рада, что не обладаю на данный момент активными магическими силами, иначе без феерических глупостей не обошлось бы....
  - Они - моя семья. Моя кровь, - произносит он. Моя истерика, похоже никого не способна пронять. И, как назло, запасного плана у меня нет. Почему же ничего не предпринимают ни Сет, ни рибориты... Ради всех богов и демонов Нижних Миров... Почему я сейчас так бессильна... Даже магия смерти...
  - Ты же не думаешь, что я буду просто стоять и смотреть, - мой вызов настолько жалок и патетичен, но ничего другого предложить я не могу. Я буду стоять и смотреть, или погибну в первых рядах...
  - Нет, - его голос звучит странным эхом, как и его прикосновение. Я едва успеваю отскочить назад. Теперь я и Сет стоим плечом к плечу. И меня внезапно снова осеняет... В этом мире все еще есть магия, доступная мне, и я уже закрывала такие порталы...
  - Я не буду бесхребетной куклой под охраной твоих Снежных Волков, - выпускаю на волю я свою злость. Именно это эмоция - ключ к магии русалок Кровавого Моря. Пусть королева Рийгана не создавала их, но она подчинила их своей волей. И пусть той капли ее крови, которая течет в моих жилах не достаточно, для того, чтобы управлять данной разумной расой, надеюсь, ее хватит, чтобы не подчиниться их коллективному сознанию...
  Безумная яркая вспышка затмевает все вокруг. Портал взрывается, разбивая тишину на бесцветные осколки, проваливаясь в пустоту под ногами. И невозможным усилием воли, какая-то часть моего сознания цепляется за воспоминание, вытягивая меня на тот кусочек между Мирами, куда попасть могут только маги смерти, где каждая из бесчисленных звезд - открытая дверь...
  
  © ™
  
  Здесь, так же как и в прошлый раз было сложно ориентироваться. Мысли и ощущения путались в безумный клубок и я едва различала окружающее пространство... Почему я, вообще решила, что справлюсь? В прошлый раз мне помогали. Сейчас же я была в гордом одиночестве... Хотя, возможно ли быть в этом месте одной? Я кожей чувствовала бесчисленное количество кочевников за своей спиной. Интересно, меня ждет та же участь или быть просто магом смерти недостаточно...
  Но, в самом деле, меньше лирики. У меня еще много-много дел. Во-первых, надо найти необходимый портал. В прошлый раз мне это казалось самым сложным, потому что их было слишком много и все они были слишком одинаковыми. Впрочем, этот портал отличался от других. Он горел, жег, обжигал, и он был открыт... Я протянула руку вперед, сосредоточившись на конкретных действиях. Адреналина и возбуждения надолго не хватит. Что там по порядку?
  Найти нити магии питающие его. Это легко. Теперь отрезать их. Вот с этим возникают вопросы, но нет времени для стенаний и сомнений. Я не была уверена в успехе своих действий, и просто наобум ударила по этим нитям всей своей магией смерти, которая ощущалась необычайно живой и могущественной (или это уже бредни моего разума, истосковавшегося по активной силе)... Вроде бы получилось, по крайней мере, он не горит и не мерцает. И, последний, но не менее важный пункт - убраться отсюда к чертовой матери, пока местные аномальные условия не источили мой несчастный резерв до того состояния, когда никто и ничто не сможет помочь. И, опять-таки, не обременяя свой многострадальный мозг лишними раздумьями, я нырнула в закрывающийся портал...
  Иссушенная и пыльная земля встретила меня недружелюбно. Я здорово ударилась плечом, наглоталась этой неплодородной почвы и испачкала совершенно новый наряд... Резерв бы наполовину пуст, но исправно пополнялся, а за спиной вспыхнул и окончательно закрылся портал. Чем не повод для радости и гордости! Впрочем, что-то мешало мне безоглядно и бессовестно придаться этому чувству...
  Я медленно подняла глаза. Где бы я ни была, это точно был не Эрендир. Я, вообще, сомневаюсь, что это был мой родной мир... Главное, не паниковать. Открытие подобных порталов вещь, конечно, энергоемкая и в некоторых моментах незаконная, но ничего такого, с чем бы я не справилась... И, между прочим, во многих мирах можно вполне себе благополучно существовать, обладая магическими способностями выше среднего...
  - Ты в порядке, Лотенийская? - прозвучал подозрительно знакомый голос. Сет Дигори здесь, что гораздо облегчает мою печальную участь. Вдвоем мы ни где не пропадем, даже в Нижних Мирах...
  - Да. Как ты? - ответила я, принимая более-менее вертикальное положение. Голова предательски кружилась, но ничего страшного. Минут пятнадцать, максимум полчаса, резерв заполниться до половины и все будет в порядке...
  - Я жажду объяснений, - Сет саркастически хмыкнул и широким жестом указал на драматическую панораму на тему какой-то бесконечной пустыни. Интересно, помнит ли он заклинание по поиску воды?
  - Каких именно? - уточнила я. На его месте у меня бы было очень много вопросов. Я в целом даже не поняла, каким образом утащила его за собой в портал. И более существенный вопрос: если Сет просочился со мной, то где-то по близости должен быть древний бог кочевников Элдарителиус, и, возможно, его потерянные братья и сестры... Знала же, что внимательнее надо было быть на теоретической магии...
  - Для начала неплохо бы уточнить, где мы? - Сет снова окинул многозначительным взглядом местную пустыню. Я последовала его примеру, даже несложный поисковый контур пустила. Нашла пустыню и какое-то странно знакомое общее колебание магического фона...
  - Понятия не имею, - ответила я на вопрос, машинально напрягшись всем телом и окончательно очнувшись от блаженного идиотизма. Может быть, паниковать еще рано, но неприятности я всегда на свою голову нахожу отменные...
  - Так, Лотенийская, что ты там почувствовала? - мой собеседник перешел к практическим вопросам, заготовив на всякий случай простой пульсар и такой же щит. Впрочем, при необходимости он в считанные секунды перекроит это в умопомрачающие по сложности и степени урона заклинания...
  - Ты же помнишь Тэмина... Элдарителиуса, с которым мы вели приватные беседы перед порталом? - уточнила я, даже не зная какой теорией объяснить наше знакомство.
  - Ну да, милый молодой человек, убежденный в том, что состоит в каком-то родстве с древними богами, изгнанными из нашего мира, - поведал Сет. Ой, чует моя душа, ответы мои вызовут еще больше вопросов и сомнений в моем душевном здоровье, но, да ладно...
  - Он и есть один из древних богов, и он здесь, - произнесла я, даже не думая над тем, каким образом буду доказывать справедливость своих голословных утверждений. Впрочем, Сет не Совет Архимагов, может быть, поверит просто на слово...
  - И чем это грозит нам? - снова уточняющий вопрос по существу. Значит, поверил или не придумал другого объяснения.
  - Понятия не имею, - честно призналась я. Нет, Элдарителиус, определенно, должен быть не доволен моим вмешательством в его планы. Но, возможно, его долг перед другими божествами был всего лишь гиперкомпенсацией собственного чувства вины... И он говорил, что любит меня... А, может быть, я без зазрения совести уничтожила цель всей его жизни и теперь не знать мне прощения...
  - Ну, в любом случае, он не один, - только сейчас я заметила, что помимо пульсара и щита, Сет задействовал какой-то сложный поисковый контур. Я машинально подключилась к его линиям, необычайно четко почувствовав еще четыре энергетических следа, которые не оставляли сомнений в божественности своего происхождения... Где он такое заклинание нашел? Я тоже хочу...
  - От них добра точно ждать не стоит, - недобрым тоном произнесла я. Впрочем, прятаться тоже было некуда. Куда не глянь - всюду бескрайняя пустыня. И, не к добру это ощущение, но, я почти уверена в том, что это то самое Нигде, где эти божества томились не одно тысячелетие...
  - Значит, у нас есть причины для паники, - философски закончил Сет, словно прочитав мои мысли...
  Причина для паники, вернее говоря, все четыре причины для паники не заставили себя ждать, появившись из-за горизонта. Словно сговорившись, ни я, ни Сет не предпринимали ничего, мирно усевшись на землю и рассуждая о поисковом контуре, который он применил. Нет, если серьезно, бежать было некуда, а найти два живых организма в безжизненном мире не составит проблемы даже для идиота... А мир этот, на самом деле, был безжизненным.
  - Думаешь, они сильно разозлятся? - спросила я, впервые подумав о каре для тех, кто нарушает чьи-то грандиозные замыслы. Особенно учитывая то, что вечность проводить придется в таких вот неприглядных условиях.
  - Разозлятся, может быть, и сильно, но тебе они существенного вреда не причинят, по крайней мере, до возвращения домой, - резюмировал Дигори, с тоской посмотрев на масштабную воронку неподалеку. Наверное, от захлопнувшегося портала. Но тогда, резонный вопрос: почему Тэмин-Элдарителиус приземлился где-то очень далеко отсюда?
  - Почему ты так думаешь? - спросила я. У меня не было подобной уверенности. Я бы, на месте древних богов, просто жаждала бы покарать невоспитанную девицу, испортившую им эпохальное возвращение домой. Но, кто я такая, чтобы рассуждать от имени древних богов?
  - Ну, во-первых, у тебя есть друзья среди них, - Сет посмотрел на меня очень выразительным взглядом, почему-то заставившим меня покраснеть и срочно придумывать нелепые отговорки.
  - Это сомнительный довод в мою пользу. Да, и другу оказались важнее они и их принципы, - все-таки обошлась я без оправданий и обилия лишних реплик. Не думаю, конечно, что Тэмин позволит убивать меня, но он один против них троих и кто знает, какие в божественной семейке отношения...
  - Но это не отменяет второго пункта программы и того, что ты - маг смерти, - торжествующе произнес Сет, породив больше вопросов, чем утверждений. Или последние пару лет полевой практики столь негативно отразились на моей умственной деятельности?
  - А они - древние боги, - привела я свой контраргумент, подразумевая, что все моя магия смерти по сравнению с их могуществом, это так, плевок в Мировой Океан. Мне достаточно было того момента перед раскрывающимся порталом, чтобы понять, что такое древний бог и с чем его едят...
  - А этот мир - совершенная ловушка для них, - продолжил Сет подозрительно добрым тоном. Честное слово, чувствую себя какой-то умственно отсталой. Все, бросаю читать "Боевую магию сегодня" и достаю какие-нибудь особенно занудные трактаты по теоретической магии...
  - Все равно, не вижу взаимосвязи, - поразительно равнодушным тоном произнесла я. А что, мир я уже спасла, можно и помереть с чистой совестью. Или что там приберегли древние боги для подобных случаев?
  - Для чего изначально предназначалась магия смерти? - Сет перешел к наводящим вопросам. Да, вот и дошутилась по поводу двух прямых извилин типичных боевых магов. Видимо, это не врожденное, а благоприобретенное качество. И посетовать-то на судьбу некому. Сет засмеет, а древние боги не поймут стенаний увядающего разума. Но ближе к его вопросу: какое там основное предназначение магии смерти?
  - Усложнять мою жизнь, - наобум выдала я первое пришедшее на ум. Да, древним богам определенно не придется меня убивать, это сделает один магистр боевой магии...
  - Лотенийская, не выводи меня из себя, - страшным тоном произнес оный магистр. Ладно, теперь серьезно. Магия смерти и кочевники... Путешествия между мирами.
  - Сет, этот мир, все равно - совершенная ловушка, из которой не выхода, - печально произнесла я. И пора смириться, что здесь в тот или иной период времени я и закончу свое существование...
  - Для них, Анна, но не для тебя, - торжествующе произнес Сет Дигори. Хотела бы и я быть настолько уверенной в собственных силах...
  - И лучше тебе постараться, потому что мы совершенно не намерены здесь оставаться, - звоном в ушах застыло неприятное и чрезвычайно громогласное приветствие, заставив нас поднять очи вверх и лицезреть тех самых четырех древних богов...
  
  
  © ™
  
  Древние боги выглядели слишком человечными и слишком обыденными, не внушающими должно пиетета. Вот уже знакомый Элдарителиус, пусть и с непривычно переплетенными волосами и какой-то допотопной одежде... Рядом с ним стройная блондинка с длинными серебристыми локонами и капризным выражением лица. Чуть в отдалении огромного роста рыжеволосый бородач, скорее забавный, чем грозный. И на переднем плане среднего роста брюнетка с прожигающим взглядом васильковых глаз. Вот от нее и исходит мощная и пугающая аура. И она, определенно, напрашивается на звание местной стервы года...
  - И лучше тебе постараться, потому что мы совершенно не намерены здесь оставаться, - еще раз прозвучал ее голос, заставляя слегка содрогнуться от ни чем не прикрытого могущества древнего божества. Самое время почувствовать себя беззащитной букашкой...
  - А, если я не намерена сотрудничать? - я все-таки не сдержалась от ехидного тона и бессмысленного желания противостоять заведомо более сильному противнику. Это, вообще, наследственное и не лечится : с разбегу биться лбом о каменные стены, слепо веруя в то, что лоб окажется крепче...
  Вместо ответа я услышала крик Сета, заставивший меня резко подхватиться на ноги с бессмысленными пульсарами и комичной стандартной позой боевого мага. Брюнетка жестоко улыбалась, на лицах других божеств застыли удивленные выражения... Что ж, в их слаженной команде тоже есть разлад....
  - Достаточно или мне начать выпускать ему кишки? - задала она вопрос леденящим тоном. Почему я считала, что садизм и пытки - это прерогатива божеств младшего круга? И почему я до сих пор в ступоре?
  - Лотенийская, жизнь одного - ничто в сравнении с существованием одного из миров, - вяло подавал признаки героизма Сет Дигори. Почему-то все происходящее доходило до меня будто бы в замедленной съемке.
  - Как пожелаешь, - богиня вопросительно изогнула брови, поднимая правую руку. Сет сделал глубокий вдох, приготовившись к неминуемому концу, я почему-то отступила назад, пытаясь унять охватившую меня панику. Впрочем, может быть, очередная истерика мне поможет... Помниться, особенно феерично я уничтожала нежить именно в таком состоянии...
  - Вейласка, - послышался осуждающий голос Тэмина-Элдарителиуса. Он шагнул вперед, прерывая богиню, через мгновение и он был сметен силовой волной. Вот он мой долгожданный холодный душ - вмешательство третьих лиц с целью защитить. На лице чокнутой богини промелькнуло безумное выражение, не сулящее ничего хорошего. И помощи ждать не от кого. Я бросила быстрый взгляд на друга, лежащего на песке, снова посмотрела на древних богов и свое заклинание, столь приятно отдающее магией на кончиках пальцев... К демонам Нижних Миров доводы рассудка... Я сделала пару резких жестов руками и запустила в нее мощное заклинание, сплетенное из молний и огня... Вейласку порядочно тряхнуло и сбило с ног... На лицах Тэмина и другой богини возникли вопросительные выражения, рыжий гигант громогласно засмеялся, Сет вяло подавал признаки одобрения моего сумасшествия. Впрочем, расплата настигла неожиданно скоро, резким ударом, от которого все потемнело в глазах... Узнать бы у благородных предков, как они боролись с древними божествами?
  - Думаешь, тягаться со мной, девочка? - спросила Вейласка с холодной и снисходительной усмешкой. Ох, как я не люблю подобное обращение...
  - Я - магистр боевой магии, мой священный долг бороться с внешними угрозами благополучия моего родного и любимого мира, - с самым наглым видом произнесла я, быстро проскользнув через зеркальный телепорт и отшвыривая зазнавшееся божество грубой волной силы. Воскрешенные знания по истории магии говорили о том, что божества Старшего Круга никогда не были воинами, а это значило лишь то, что с ними можно бороться.
  - Анна, - на этот раз Тэмин встал на моем пути. Пора отделить его от своих друзей и союзников. Он - божество Старшего Круга и этого не изменишь.
  - Она первая начала, - с небольшой примесью безумия ответила я. Рыжий гигант снова громогласно засмеялся. Кажется, в мифологии кочевников его называют Тартусом и он олицетворяет войну и гром. И, похоже, что я ему нравлюсь, вернее моя наглость. Впрочем, не стоит полагаться на эти симпатии...
  - Анна, мы просто хотим домой, - произнес Тэмин, нет, все-таки Элдарителиус. Другие божества, кроме злобствующей Вейласки (какой двинутый кочевник наименовал ее богиней семейного очага?) стояли надежной стеной за его плечами. Сет осторожно поднялся за моей спиной, синхронизируя наши магические потоки, словно мы находимся на тренировке по боевой магии...
  - Ты же понимаешь, что я не позволила бы этому случиться, даже, если бы знала, как открывать эти порталы, - с чуть вопросительной интонацией обратилась я. Вообще, в этом месте моя магия отдавала странным, даже пугающим могуществом, будто бы она усилилась в несколько раз. Любопытно, было бы на досуге изучить строение потоков этого места. Впрочем, судя по всему у меня либо будет целая вечность для написания эпохального труда по теоретической магии, либо я быстро и болезненно умру в ближайшие минуты...
  - Анна, я не хочу причинять боль ни тебе, ни твоему другу, - снова говорит Элдарителиус, но какая-то моя частичка все еще продолжает называть его Тэмином и видеть того самого магистра в заснеженном Вирито-дорато...
  - Что ж, тогда тебе придется смириться и с моей смертью, потому как магистры боевой магии сражаются до конца, - продолжала я нести какую-то чушь. Впрочем, это отвлекает меня от по-настоящему страшных вещей и тяжелых мыслей о том, насколько далеко и в каком именно направлении распространяются силы этих богов, ибо меня терзают смутные сомнения, что они могут заставлять меня умирать и оживать сотни тысяч раз...
  - Анна, мы не хотим причинять зло твоему миру. Он в большей степени наш, чем твой, - продолжал он елейным голосом. Хотелось громко и беспричинно зарыдать. Боги и демоны! Как же я устала попадать в подобные ситуации! Я хочу домой, к маме, привычным будням и кошмарам магии смерти!
  - Оставь эти сказочки для наивных идиотов. Уже одно открытие этого портала погрузило столь дорогой твоему сердцу мир в хаос, - я резким жестом стряхнула сонное оцепенение. Сет за моей спиной напрягся, вторя моим мыслям и инстинктам.
  - Элдарителиус, ты попробовал поговорить с ней по-хорошему. Теперь - наша очередь, - звучит женский голос с недобрыми нотками. Но это не Вейласка, другая богиня с каким-то непроизносимым именем, олицетворяющая любовь и плотские утехи... И у меня нет больше времени на подобные любезности. Губы мои трогает легкая улыбка, я посылаю мысленный импульс Сету... Резкая боль пронзает мою грудь. Краем сознания я замечаю, как ко мне бросается Тэмин или все-таки Элдарителиус... А потом все неожиданно застывает...
  
  © ™
  
  Мир застыл. Даже ветер. Я смотрю со стороны на причудливые фигуры, окружающие мое мертвое тело. Странно, я думала, что буду прозрачной и буду парить высоко в небе, или увижу Долину Плачущих Ветров с Водопадом Слез, а я застыла посторонним наблюдателем этой странной картинки... Смех вырывается сам собой. Низкий, грудной и будто бы не мой... А потом приходит паника. Лотенийская, чем ты думала!? Это конец! Та самая точка не возврата, когда твой очередной безумный план закончился полнейшим провалом... И все, никто не придет даже поплакать на твоей могилке... Ты просто будешь вечным зрителем этой немой картины, снова и снова прокручивая в своем идиотском мозгу то, что можно было сделать иначе...
  - Давай, ты еще заплачешь, - звучит насмешливый голос. Так, это уже точно не я. Интересно, призраки страдают психическими расстройствами или мой план все-таки воплощается в реальность...
  - Нельзя и пять минут пострадать. Я же все-таки погибла, - ответила я таким же тоном, медленно оборачиваясь. Чуть в отдалении стояла принцесса кочевников Родогона, мрачно усмехаясь. Она когда-то уже являлась в моих снах. В моем сознании именно она воплощает магию смерти...
  - Кочевники никогда не умирают, они просто продолжают путешествие, - наверное, это должно было прозвучать нравоучительно, но я, по-прежнему, слышала сарказм.
  - Так, куда я должна отправиться? Какой следующий пункт назначения? - задала я наводящий вопрос. Принцесса кочевников щелкнула пальцами. Картинка исчезла, а мы появились в пугающем месте, окутанном зеленым туманом, заслоняющим все окружающее пространство. Надо запомнить: не стоит хамить призракам....
  - Ты будешь меня слушать, Анна Лотенийская? - продолжает она тоном моей матери. Ладно, на самом деле, я совершила очередную эпохальную глупость совсем не для того, чтобы попрактиковаться в остроумии с давно почившими...
  - Да. Я слушаю тебя, принцесса кочевников, - я старалась звучать смиренно и спокойно. Мне нужна помощь, а не очередные неприятности.
  - Это место - идеальная ловушка для древних богов, но не для тебя. Кочевники путешествуют между мирами, для них нет границ и запретов. Они это знают. Так же, как и ты. И еще вы прекрасно сознаете, что рано или поздно они заставят тебя открыть границу, - мерным тоном продолжала моя собеседница. Тем временем туман прояснялся, а я начинала различать смутные силуэты. Те, кто продали свои бессмертные души, клянясь в вечной верности Предводителю Зеленого Сияния... Еще одному гениальному предку в моем генеалогическом древе...
  - Я решила вопрос радикально, - произнес мой голос, не до конца доверяя собственным суждениям. Словно соглашаясь со мной принцесса хрипло засмеялась. Интересно, это мое сознание ведет столь запутанные игры или мы на самом деле столь похожи? Нет, не внешне, а чем-то глубоко запрятанным внутри, темным, пугающим и безнадежным...
  - Ты же сама знаешь, что магия кочевников никуда не уходит после их смерти. Она остается и перерождается. А древние боги и богини прекрасно осведомлены о том, что с ней можно сделать, - с легкой грустинкой произнесла Родогона. Впрочем, она права. Никаких новых печальных истин мне не было открыто.
  - Помоги мне. Моей остаточной энергии убраться оттуда навсегда, - ответила я, едва различая свои слова за безумным сердцебиением (очередная непредвиденная аномалия).
   - Почему ты думаешь, что это возможно? - спрашивает она, слегка искривляя губы в улыбке. Меня охватывает странное и пугающее предчувствие. Впрочем, пути назад уже нет...
  - Потому, что мы продолжаем путешествие даже после смерти, - вольно переложила я ее же слова. В глазах принцессы кочевников мелькнуло что-то не доброе. Я едва сдерживаю себя от постыдного бегства и бесполезной истерики. Решила стать героиней, надо доигрывать до конца...
  - Ну, что ж, ты сама напросилась, - произнесла она с улыбкой и прежде, чем я успела что-либо сообразить, пронзила меня неизвестно откуда взявшимся мечом... Почему я думала, что призраки не могут испытывать боли?
  И почему я думала, что все ограничиться стандартной лекцией по теории магии? Знали ли кочевники об этом, несомненно, полезным предмете обязательного магического образования? Мое сердце пронзил меч, и я ощутила себя поразительно живой, напомнив своему рассудку, что формально заклинание Сета Дигори меня и не убило. Летаргический сон. Это замудреннное, запрещенное и связанное с темными временами заклинание. Оно не убило меня. Оно погрузило в некий транс, некое подобие растянутого в пространстве последнего мгновения...
  Но, прочь эти лирические отступления. Меня ждет совсем другая магия. Меч принцессы кочевников в моем все еще животрепещущем сердце. Запоздало вспоминаются мои собственные исследования о том, что в высшие жрицы кочевников посвящали какой-то там ритуальной смертью... Но, как я уже упоминала, чувствовала я себя, как нельзя более живой... Каждый мой вдох отдавал болью, каждое сердцебиение разрывало пространство на миллионы и миллиарды мельчайших кусков, а перед глазами мелькало нескончаемое количество картинок и видений. То, что есть, было, будет, могло быть, чужие судьбы, вселенные и бесконечная, не понятная и безумная магия, заполняющая даже большее, чем все окружающее пространство...
  Еще одно мгновение. Мои пальцы ложатся на рукоять. У меня нет точных ответов или сложных теорий в голове, есть только какое-то первобытное, неоспоримое и единственное верное знание того, как я должна поступать. Может быть, именно это чувствовала принцесса кочевников и миллионы жриц и жрецов до нее. Но к чему сейчас эти вопросы? У меня еще слишком много неотложных дел, чтобы предаваться бессмысленной рефлексии. Я уверенным жестом смыкаю пальцы.
  Новая волна боли накатывает на меня, вырывая куда-то из запутанного мира зеленого тумана. Я словно резко выныриваю из ледяной воды, жадно хватаю воздух и совершенно не ориентируюсь в пространстве. Мир слишком расфокусирован, я едва различаю смутно знакомые силуэты, которые двоятся и бессвязно о чем-то спорят...
  - Анна! Анна! - Тэмин. Нет Элдарителиус. Он безжалостно меня трясет, пытаясь привести в чувство. Мир, по-прежнему, звенит и разбивается на мелкое стекло.
  - Что ты с ней сделал идиот!? - это уже истерит Вейласка. Кажется, еще немного и Сета Дигори будут убивать. Это отрезвляет. Я почему-то вспоминаю про меч, и глупо шарю по своему телу в поисках раны или крови...
  - Ее магия все равно останется, - каким-то равнодушным тоном произносит Лэрмельиллин. Странно, это непроизносимое имя воспринимается, как нечто само собой разумеющееся, так же, как и небольшой трактат на тему того, кем она является... Интересно, как жрецы кочевников с ума не сходили?
  - Может быть, не стоит меня преждевременно хоронить? - наконец-таки подала я голос. Тэмин аж подскочил от неожиданности. Остальные божества и Сет с некоторой настороженностью остались на почетном расстоянии.
  - Анна? - удивленно спросил Тэмин. Я опять с серьезным опозданием осознала, что нахожусь в его объятьях. И на грани сознания, я должна признаться в том, что могла бы провести в таком состоянии вечность... Пора убирать из головы весь этот псевдоромантический бред, напомнив, кто здесь древние боги, а кто глупые людишки...
  - Нет, бренный дух принцессы кочевников, - резковато произнесла я, отталкивая его и вставая на ноги. Сет чуть заметно усмехнулся. Тэмин... Элдарителиус не отпускал меня. И сейчас, как нельзя сильнее я ощущала его, его чувства. О, проклятые боги и демоны нижних миров! Почему я его так люблю? Так сильно, что готова все забыть и бросить...
  - Анна, ты в порядке, - в его голосе звучало нескрываемое облегчение. И он сильнее прижал меня к себе, обжигая дыханием кожу на щеке. Его сердце так сильно билось, и я так жаждала его поцелуев, прикосновений... По лицу текли непрошенные слезы...
  - Может быть, прекратите эти телячьи нежности! Ведьма жива, а, значит, мы продолжим нашу беседу, - отрезвляющим ушатом холодной воды прозвучал голос Вейласки. Элдарителиус. Не Тэмин. И этот мир был предназначен и для него тоже.
  - И я по-прежнему не намерена сотрудничать. И только посмей даже глянуть в сторону моего друга, - я поднялась на ноги, необычайно ясно ощущая потоки силы, так называемые ветра кочевников. Чтобы со мной не сделала принцесса кочевников, я больше не боялась. И я знала, что надо делать. Богиня искривила губы в неприятной улыбке, я даже не почувствовала, предугадала поток магической энергии, направленной в мою сторону... Он пролетел свистящим вихрем и осел песком на моих плечах, не причинив вреда... И я все же не смогла сдержать глупой торжествующей улыбки...
  - Что это такое?! - дружным хором произнесли боги, впервые поддерживая Вейласку в ее ни чем не мотивированном стремлении переходить к активным военным действиям. Сет машинально подошел чуть ближе. В глазах Тэ... Элдарителиуса читалось сомнение, я почти физически ощущала его боль...
  - Высшая Жрица Кочевников Анна Лотенийская, наследница Л"эриэлерель Последней Слезы Рассветы, Несгибаемой Воли своего народа - Родогоны, - с немереным пафосом произнесла я. Честное слово, мне бы на трибуну или на героическую картину... Как у Дигори хватает силы воли не заржать в голос надо мной?
  - Какого черта?! - громогласно обратился к Вейласке Тартус. Тэмин. Элдарителиус. Он продолжал смотреть на меня с непонятной болью. Почему-то мне в очередной раз хотелось плакать... Впрочем, на лицах богов появился страх. А наши летописцы ошибаются... Не они дарили силы кочевникам. Просто когда-то одна глупая жрица выбрала четверых великих детей своего племени, чтобы они могли вершить великие дела... И, кажется, они еще сильнее боятся глупых пророчеств, чем я только могла себе представить...
  - Анна, зачем? - кажется, произносит Тэмин. Он тоже боится. И этот страх сильнее его якобы великой любви. Великая Жрица подарила им силу, она же ее и отнимет... И у них, определенно, нет ни единой возможности торговаться с ней.
  - Потому, что другого выхода нет, - меланхолично произношу я, беря Сета Дигори за руку. Мы возвращаемся домой. Он и другие божества остаются здесь, за еще более крепкой печатью, наложенной очередной последней великой жрицей кочевников...
  - Я люблю тебя, - произносит он с мягкой улыбкой. Непрошенные слезы застилают глаза. Я делаю медленный вдох, растворяясь в жарком воздухе этой пустыни.
  На этот раз то самое Нигде не лишает воздуха в легких, не лишает сил и не сводит с ума. Я - Верховная Жрица Кочевников, Та, Что Видит и Защитница Невинных Душ, теперь это место подчиняется мне, а не иначе. Я бросаю последний взгляд на сиротливо блеснувшую звезду. Заклинание мягкой волной запечатывает его на надежный засов (заклинание ли? нет стандартных матриц и элементов, просто какое-то бесконтрольное и бессистемное колдовство). Еще один глубокий вдох. И вот, надо мной уже окрашенное в кроваво-красное небо Эрендира...
  
  © ™
  
  Мы сидели на ступенях разрушенного Храма. Небо было все еще красным, но буря медленно стихала. Чуть в отдалении сидели рибориты. Их крылья были абсолютно черными. Они сверлили меня внимательными взглядами. Русалок Кровавого Моря не было ни видно, ни слышно. Даже того назойливого голоска, постоянно звучащего на грани сознания и зовущего присоединиться к ним. Было слишком тихо. Пугающе тихо. И я не могла решить плохо это или хорошо. Казалось, что прошло бесконечное количество времени, проведенного в этом гнетущем молчании.
  - Что ты намерена делать? - первым заговорил Сет. Спокойно и как-то безмятежно обыденно. Будто бы пять минут назад мы не стояли где-то в бесконечно и безумно далеком Нигде, напротив четырех древних богов, одного из которых я почему-то полюбила...
  - А, что я должна делать? - спрашиваю я, потому что не знаю ответа. Так странно. Еще мгновение назад для меня не существовало скрытых истин, а сейчас я все та же Анна Лотенийская, которая ничего не знает... Впрочем, я опять ошибаюсь, та треклятая древняя магия до сих пор бежит в моих жилах, и я уже больше не взбалмошная девица с даром чуть выше среднего и способностями к магии смерти. Я даже не Золотой Лис. Я - Последняя Жрица Кочевников, Защитница Невинных Душ и Та, Что Видит...
  - Не знаю, может быть раструбить всему миру о своих новых способностях, объявить себя возродившимся божеством, удалиться от мира в поисках душевного совершенства или просто жить дальше, будто бы ничего не случилось, - быстрым темпом продолжил Сет. Я как-то слишком невесело улыбнулась уголками губ... Чтобы я не задумала, у меня есть верный сообщник...
  - Или просто жить дальше, будто бы ничего не случилось, - безжизненным тоном повторила я последние слова своего друга. Почему-то безмерно хотелось плакать. Из-за Тэмина, который оказался Элдарителиусом, этих непрошеных новых возможностей, черных риборитов, русалок Кровавого Моря и просто из-за этого несправедливого мира. Но имею ли я теперь право на эти глупые слезы?
  - Чем плох этот вариант? - спросил Сет. Я равнодушно пожала плечами, на самом деле не зная, что ответить. На меня навалилось слишком многое за последнее время. Наступило время того самого душевного опустошения...
  - Тем, что как было больше не будет, - печально констатировала я. Магия русалок Кровавого Моря разрушила слишком многое, для того, чтобы мир оставался неизменным. А я наломала слишком много дров, чтобы оставаться той самой Анной Лотенийской...
  - Из-за того бога кочевников? - спрашивает Сет. Хорошо, что хоть отчета о моей личной жизни не требует. Впрочем, он обо всем уже догадался. Мой друг намного умнее меня, и он в сотни раз лучше понимает и чувствует окружающих. Очередной безумный повод для зависти? А почему бы и нет. Сет Дигори лучший человек и более талантливый маг, чем я, пресловутая Анна Лотенийская. И он видит меня насквозь...
  - Это уже не важно, - отвечаю я с неприлично тяжелым вздохом. Кем бы ни был Тэмин для меня, я его все же отпустила. Не вчера и не сегодня, еще тогда, когда сбежала с Лоренты. Только сейчас я окончательно это поняла. Неважно, как сильно я его любила, до сих пор люблю. Я никогда не смогу простить Элдарителиусу того обмана. Магистр Тэмин Леа умер в Вирито-дорато, а древнего бога кочевников я никогда не любила...
  - Так, что ты будешь делать дальше? - спрашивает Сет с мальчишеской улыбкой. Все-таки Ларе повезло гораздо больше, чем она представляет. Может быть, даже больше, чем она того заслуживает...
  - Не знаю. Может быть, удалюсь в вечное отшельничество в поисках духовного совершенства или захвачу парочку Нижних Миров, - ответила я, чуть усмехнувшись. Мое чувство юмора возвращается, а это не может быть плохим знаком...
  - Или просто будешь жить дальше, - закончил он за меня фразу. Вероятно, это и есть самое правильное решение, к которому я всегда стремилась. Просто жить дальше. Быть Анной Лотенийской, магистром боевой магии...
  - Или просто буду жить дальше, - снова повторила я за Сетом. Тем временем медленно восходило солнце, делая небо еще более красным, если такое было возможно. Начинается новый день. И это всегда хорошо. Мы снова молчали. Но сейчас тишина умиротворяла. Черт подери, я сделала нечто безумное и невозможное. Я - Верховная Жрица Кочевников...
  - Думаешь, нам стоит спуститься вниз? - спрашивает Сет. Я с тоской смотрю на город, предстающий в отдалении, на эту бесконечно длинную лестницу и на черных риборитов, которые нахохлившимися воронами сидят в стороне...
  - Думаю, мы должны узнать, что происходит, существует ли возможность просто жить дальше или мы последние выжившие души в страшном постакопалиптическом мире, - снова перешла я к своему чувству юмора. Сет мрачно усмехнулся...
  - Не хочу разочаровывать тебя, Лотенийская, но твои рибориты в любом случае испортят наше уединение. Да и резерв мой успешно пополняется, - в моем же духе пошутил Сет Дигори. А я даже и не заметила этого. Кстати, о наших пернатых и о моих способностях к необходимым умозаключениям...
  - Думаешь, рибориты согласятся подбросить нас до города? - задала я дурацкий, но вполне насущный вопрос. Мне почему-то совершенно не хочется идти пешком эти несколько километров, тем более, что новая обувь уже порядочным образом натерла ноги...
  - Вроде бы никто не отменял твоего титула их Повелительницы. Но можешь поинтересоваться из вежливости, - предложил Сет. Я снова чуть мрачновато улыбнулась. Мои титулы, регалии и сотня другая вопросов, по большей части донельзя одинаково, выпытывающих всевидящие силы провидения о том, за что все это свалилось на мою бедную головушку. А погода на удивление хорошая...
  - Им пора возвращаться домой, - делаю я противоположный вывод, бросая в их сторону прощальный взгляд. Это не требует новых ответов и вопросов. Рибориты едва заметно кивают в мою сторону, а потом с шумом взмывают в небо...
  - Нам тоже, - мрачно добавил Сет Дигори. Видимо, он не разделял моей внезапной любви к пешим прогулкам. Или забыл о своих магических способностях и о дивном разделе нашей науки о перемещениях своего бренного тела во времени и пространстве...
  - Ты прав, - я, наконец-таки, поднимаюсь на ноги. В этом месте так хорошо и спокойно, что совершенно не хочется его покидать. Но в любом случае я должна двигаться дальше, а не рыдать над разбитым блюдцем. Я и так потратила бесконечно много времени на это бесполезное занятие...
  - Куда будем направлять арку телепорта? - спрашивает Сет. Да, это сейчас самое практичное и правильное заклинания. Индивидуальные перемещения излишне не стабильны и чреваты непредвиденными последствиями. А арки образуют надежный статичный проход и сводят практически к нулю возможность в кого-то впаять себя на молекулярном уровне при выходе... Правда, это заклинание требует почти в два раза больше энергии и более точных расчетов...
  - Ты лучше знаешь город. Выбери сам, я помогу с наполнением энергией и общим направлением, - произнесла я, выбираю наиболее простую часть работы.
  - Может быть, переместимся сразу в Аллор? - предложил он, вызвав излишне вопросительное выражение на моем лице, знаменующее сложные арифметические расчеты, долженствующие показать, что это невозможно...
  - Дигори, тебе лекцию прочитать о пространственно-временных перемещениях и о затрачиваемой на них энергии? - изогнула я брови в стиле Элеоноры Лотенийской, допрашивающей своих студентов. Сет чуть заметно улыбнулся. С ним никогда не поймешь, когда он шутит, а когда говорит серьезно.
  - Лотенийская, все возможно с твоими прокаченными силами, - произнес он с нарочитой веселостью, скрывающей настоящую тревогу. Да, в Аллоре его семья, даже Лара с ее новорожденным сыном... А я настолько эгоистична, что до сих пор не подумала ни о маме, ни об Элейн...
  - С ними все в порядке. А мы нужны именно здесь. Поверь, моим прокаченным силам, - ответила я с мягкой улыбкой. И еще я не способна на подобные подвиги. Мой резерв остался прежним, а магия кочевников пусть и действует по другим правилам, но все же не нарушает три основных закона магии...
  - Ладно, Лотенийская. Эрендир, так Эрендир, - с пугающей решительностью, произнес Сет, перекраивая грубые линии моего заклинания. И вот уже арка телепорта мерцает приветливыми огнями... Я еще раз улыбаюсь и делаю этот шаг в завораживающую бесконечность, ведущую в неизвестность...
  
  © ™
  
  Длинный коридор. Мои каблуки отдают гулким эхом, отчего все выглядит излишне зловеще. Прошло полторы недели с того момента, как я и Сет вышли из портала на улице города, плохо сознавая, что происходит. Я и сейчас до конца не разобралась. Знаю только, что возвращение магии было очень болезненным и отняло силы и жизни у двух из трех магов. И целый мир во главе с мамой набросился на меня с множеством вопросов, на которые у меня не было ответов. И я лгала, использовала своими новыми силами, совершала поступки за которые мне было стыдно. И сейчас собиралась постыдным образом сбежать. Но перед этим я должна была попрощаться еще с одним человеком. Впрочем, не совсем человеком...
  - Как ты? - ровным тоном я задаю самый банальный вопрос, который только могла придумать. Скорее всего потому, что не знаю, что еще могу сказать ему. Неделю спустя после всего этого безумия я сподобилась навестить того, за кого некогда поспешила выскочить замуж...
  - Лучше, чем следовало ожидать. Но в голове до сих пор путаница, - он тоже отвечает равнодушными фразами, как никогда ясно обнажая тот факт, что мы абсолютно чужие. Всегда были такими, но предпочитали этого не замечать.
  - Я рада, что ты поправляешься, - еще одна банальность. Как назло в голове вертятся только глупые и черствые фразы. Что ни говори, а последняя неделя допросов и изматывающей лжи утомляли меня.
  - Ты изменилась, - произносит он после долгого молчания. Где-то на задворках памяти всплывает факт о том, что вампиры, оборотни и орки хорошо чувствуют магию кочевников...
  - Ты тоже, - отвечаю я, толком даже не определившись с собственными мыслями. Может быть, я просто вижу его по-другому. Я многие вещи за эту неделю увидела иначе, особенно заметно это стало с людьми. Наверное, впервые за долгие годы я начинаю понимать маму и сестру. Впрочем, эта магия отличается и от телепатии, и от эмпатии...
  - Не переводи тему разговора, - серьезным тоном произносит он. Дэлиан все еще видит меня насквозь. И это приводит в замешательство. Еще сильнее, чем то, что он до сих пор ищет во мне ту другую Анну, безнадежно сгинувшую в пучинах зеленого сияния.
  - Это тебя не касается, - резким тоном произношу я. Странное чувство. Я заставила своего лучшего друга забыть. С помощью этой треклятой магии кочевников, не знаю каким именно образом, я заставила его все забыть и поверить в ту нелепую сказочку для совета архимагов и моей мамы. Я обманывала и всех окружающих, раз за разом повторяя маловразумительную ложь о том, что я при помощи магии смерти закрыла портал.
  - Это связано с зеленым сиянием? - он настораживается. Я ясно вижу клыки и какие-то звериные черты. Как никогда раньше он - вампир, которому более пятисот лет...
  - Это связано с магией кочевников и моим наследием, - произношу я донельзя пафосным тоном. Еще не хватает толкнуть речь в духе эльфийской баллады с нудными восхвалениями деяний славных предков и парой скупых слезинок над моей заведомо печальной героической судьбой...
  - На мой взгляд, это одно и то же, - произносит он. А Дэлиан все еще не отпустил. Нет, не меня. Ее. И во мне он видит ее воплощение. Треклятая магия кочевников делает это невозможно ясным. Как и то, насколько сильно он любил... Даже завидно становится и стыдно за мои глупые истерики по поводу Тэмина, который Элдарителиус, и который ровно настолько же чужой, как и этот вампир, напрасно пытающийся защитить далекое отражение совершенно другой женщины.
  - Не передергивай. Это разные вещи. Анна Аллорская стала Повелительницей Зеленого Сияния, я просто чуть глубже влезла в магию смерти. Магию кочевников, - почему-то мне понадобились эти ненужные объяснения. Может быть, я просто устала от этой бесконечной лжи?
  - Чтобы это ни было, оно тебя изменило, - мрачно констатировал он. Я впервые встретила его пристальный взгляд, позволив прочитать мои мысли и чувства. Каким-то невероятным образом этот титул Жрицы одновременно и открывал мою душу каждому встречному, и надежно ее запирал. И чем больше я об этом думаю, тем сильнее мне кажется, что я схожу с ума.
  - Я пришла узнать, как ты, а не обсуждать те или иные мои решения, - резким тоном произношу я. Да, это злость и раздражение. И еще усталость. И это ни коим образом не связано с магией кочевников, только с тем, что я всего лишь человек.
  - Анна Аллорская тоже говорила о том, что справиться. Ты знаешь, чем это закончилось, - продолжал он упорствовать. А, может быть, это я заблуждаюсь. Сколько жрецов кочевников сошло с ума? Стало бесплотными тенями, тщетно блуждающими по безжизненной земле Долины Плачущих Ветров? И, похоже, мне пора заканчивать с эльфийскими поэмами...
  - У меня нет настроения дискутировать на эту тему. И ты тоже не станешь вспоминать об этом разговоре и о том, что я изменилась, - я мягко дотронулась до его руки, чувствуя пробуждение магии смерти. Только она меня больше не пугала. Наконец-таки, я воспринимала ее той самой неотделимой частью своей личности. Вот только радоваться по этому поводу или огорчаться?
  - Анна, не делай этого, - его поза становится угрожающей. Но он быстро успокаивается. В груди снова колет, я будто бы чувствую тот невидимый меч. Колдовство всегда ранит и мага тоже. Вампир медленно и верно погружается в мирный сон. Утром он не вспомнит ни этого разговора, ни того, что я приходила. Точно так же, как и Сет Дигори не помнит нашего путешествия в мир древних богов... И насколько все было бы проще, если бы я тоже могла забыть.
  - Я просто хотела знать, что с тобой все в порядке. Теперь, до свидания. Хотя, наверное, все-таки прощай, - произношу я, просто потому что не хочу уходить в молчании. Тишина всегда меня тяготила. Сейчас, как никогда раньше. И так одиноко мне тоже никогда еще не было.
  И снова длинный коридор. Стук моих каблуков. Тревожное биение сердца. И слезы, которые у Анны Лотенийской не получается сдерживать, но на которые не имеет права Верховная Жрица кочевников...
  
  © ™
  
  Здесь было холодно и зябко. Огромный дом выглядел пустым. Я прилетела в Аллор на похороны дедушки. Великий и ужасный архимаг Генри Лотенийский не выдержал возвращения магии. Здесь должны быть мама и сестра. Но я их избегаю. Поэтому я и прячусь в этом кабинете с мраморным полом и постановочными семейными фотографиями. Вот, кстати, и я на одной из них. Вместе с мамой, папой, Генри и Элейн, в те далекие времена, когда все было хорошо. И почему хочется плакать? Я же взрослая женщина, магистр боевой магии к тому же. Мне не привыкать к смерти, особенно в свете последних событий. Да и не была я никогда близка с ним. Или мне просто невыразимо больно от того, насколько я сейчас одинока.
  - Ты нашла его заначку, - бабушка возникает призраком. И первая моя мысль - пульсар, щитовые чары и классическая стойка боевого мага. Уже потом я вспоминаю об открытой бутылке с коньяком и наполовину наполненном стакане. Я не пила. Так и не решилась, мне это казалось каким-то глумлением над памятью... Или не прошеным воспоминанием о том, как много лет назад я и Генри уже находили эту бутылку. Мы пригубили по глотку выплюнули и были застигнуты на месте преступления... Смогла бы я рассказать брату о том, что произошло?
  - Он не слишком старался спрятать его, - я взглядом указала на приоткрытый ящик старинного бюро из черного резного дерева. Оно, наверное, стояло здесь едва ли не со времен Анны Аллорской. По крайней мере, призрак прадедушки регулярно упоминал о том, как в детстве ударялся об один его угол. Этот предмет интерьера тоже хранил память о нем: и о маленьком мальчишке, резво носящемся по дому, и о серьезном юноше, читающем взрослые книги по теории магии, и об убитом горем человеке, которому не зачем было больше жить... Но сегодня не пристало вспоминать о нем. Я должна скорбеть о другом родственнике.
  - Мне всегда было сложно заметить то, что являлось очевидным и для тебя, и для него, - произнесла бабушка, доставая еще один бокал и наполняя его. Странно, но я никогда не видела ее, проявляющей какие-то настоящие эмоции. Мне и сейчас она казалась равнодушной статуей...
  - Мама всегда говорила, что я похожа на него. Я и мой брат, Генри, - ровным тоном заметила я, поднимая стакан и медленно осушая его. Крепкая жидкость обжигает горло, отдается глубоким послевкусием на языке и легким головокружением, в ответ на которое противный внутренний голос шепчет о том, что необходимо было позавтракать...
  - Твой брат был похож на своего отца. И в них обоих слишком многое было от меня. Ты была истинной наследницей моего мужа, как по крови, так и по духу, - бабушка задумчиво смотрит на свою свадебную фотографию. На ее лице опять нет ни каких эмоций. Впрочем, она не плакала и на похоронах своего единственного сына. Она была до безумия сдержана во всех проявлениях своих чувств.
  - Ты о Золотом Лисе или о месте в Совете Архимагов? - я снова наливаю бокал. Вообще-то у меня не было ни каких оснований предполагать то, что она посвящена в тайную жизнь деда.
  - И о том, и о другом, - бабушка тоже выпивает. Странное чувство. Мы разговариваем, наверное, впервые за последние десять лет. А я так и не поняла, почему мама некогда отгородилась стеной от всех остальных родственников, сводя отношения с бабушкой и дедушкой к официальным встречам пару раз в год, и совсем забыв о своей родной семье. Когда-то я отыскала их. Мамину младшую сестру... Она была не магом, обычной женщиной с обычной семьей. Мы неловко побеседовали на кухне, обменялись телефонами и больше никогда не общались...
  - Я не готова ни к тому, ни к другому, - честно признаюсь я. Нет, дело даже не в том, что я избалованная и инфантильная эгоистка. Нет, я просто не могу принять такую ответственность, потому что до сих пор не разобралась со своими внутренними демонами. Я только убегала и запирала их в дальние уголки своего сознания...
  - Я знаю. И я готова дать тебе время, - она снова подходит к фотографиям. Что-то они для нее значат. Гораздо большее, чем для меня. Я не ценю эти краткие мгновения, запечатленные на бумаге. Я избегаю привязанностей и воспоминаний, до слепящего ужаса опасаясь, обжечься еще раз. Именно поэтому, а не из-за своей великой и трагической любви, я до сих пор пережевываю не состоявшиеся отношения с одним древним богом...
  - А, если я не захочу принять это никогда? - задаю я простой вопрос. Мне кажется, что в комнате похолодело. Надо было закрыть окно. Почему-то у меня появилась привычка распахивать их настежь, ловя себя на мысли о том, что я жду услышать шум крыльев риборитов... Насколько сильно я связана с этой разумной расой и куда это меня приведет?
  - Это твое наследие, - холодным безапелляционным тоном произносит она. Почему-то в этих словах мне слышится ответ на все задаваемые вопросы. Я как-то ломано улыбаюсь, подавляя кривую усмешку.
  - Значит, у меня нет выбора? - спрашиваю я. В последнее время я все сильнее уверяюсь в том, что свобода воли и этого самого выбора не более чем призрачная иллюзия. А за меня все решили то ли древние боги, то ли счастливые предки, то ли еще какие-то неведомые силы. И остается только томиться в ожидании того, какое дерьмо они вывалят на мою голову в следующий раз, и когда этот следующий раз станет последним...
  - Выходит, что так, - бабушка ставит бокал и подходит к окну. Кажется, на улице идет снег. А слезы все-таки медленно текут из глаз, обжигая щеки. Я слишком часто позволяю себе плакать, непозволительно много для Верховной Жрицы кочевников...
  - Спасибо, что даешь мне время смириться с этим, - произношу я после затянувшегося молчания. Бабушка оборачивается, ее каблуки звонко стучат по полу.
  - Почему ты выбрала Вирито-дорато? - спрашивает она. Почему я до сих пор удивляюсь излишней осведомленности моих родственников по поводу моих же решений, особенно, когда даже не пытаюсь сделать из них большого секрета. Впрочем, я сама хочу объяснить, хотя бы этот свой поступок.
  - Там сейчас нужны магистры боевой магии. А мне сейчас нужна опасная нежить и боевая магия. Иначе я просто сойду с ума, - мрачно произношу я. Бабушка направляется к выходу. По пути она кладет на стол какую-то книгу.
  - Что ж, полагаю Вирито-дорато повезло заполучить мою внучку. Только не забывай о том, кто ты есть, Анна, - бабушка уходит, закрывая дверь. А я с удивлением замечаю, что крепко сжимаю в руках бархатную обложку старого фотоальбома...
  
  © ™
  
  Вчера выпал снег. На улице было очень холодно, но в зале ожидания находиться было невозможно. Я уезжала в Вирито-дорато. Строго говоря, я должна была сделать это еще две недели назад, но похороны дедушки и получение второй степени магистра боевой магии, отложили это малоприятное событие. В последнее время я постоянно чувствовала себя загнанной в угол, мне мучительно не хватало воздуха дышать, весь мир казался какой-то перевернутой банкой. Иногда я ловила себя на бессознательной мысли - убежать. Не важно куда или зачем. Просто бежать, пока не рухну без сил. Мне было мучительно плохо. Впрочем, не мне одной. После этой истории с Русалками Кровавого Моря, исчезновением и возвращением магии, многие не выдерживали. Кого-то подкосила смерть близких, кого-то неотвратимое лишение магических сил, а кого-то просто мучила совесть за то, что они выжили и вышли без потерь. Поэтому в обществе вспыхнула волна самоубийств и желающих отправиться в такие вот места, как Вирито-дорато.
  - В первом снеге есть особое очарование, заставляющее верить в чудеса, - услышала я чей-то голос рядом с собой. Как правило, я не расположена к подобным беседам и знакомствам, но сейчас я отчаянно нуждалась в обществе любого представителя разумной расы, пусть это будет даже пьяный тролль.
  - Я - маг, чудеса входят в мои профессиональные обязанности, - ответила я скорее разочарованным, чем дружелюбным тоном. Моим собеседником оказался мужчина, где-то мой ровесник, излишне аккуратный и элегантный на мой вкус, но вполне приятной внешности.
  - Маги слишком часто переводят все чудеса на скучный язык теории и законов, забывая о первоначальном удивлении и волшебстве, таких вот не связанных с ними явлений, - улыбнулся мужчина. Он почему-то казался мне смутно знакомым. Что ж, вполне возможно, мы где-то и пересекались, но не хочу забивать себе голову этим сейчас.
  - Вы маг? - задала я прямой вопрос. Нас учат размышлять в противоположном ключе, разбирать чудеса по полочкам, может быть, именно поэтому мы все рано или поздно разочаровываемся, когда магия оказывается скучной рутиной, а не тем волшебным и захватывающим чувством из детства?
  - Магистр теоретической магии, Джозеф Эрмин, - протянул он руку. Имя, опять-таки кажется смутно знакомым, но вспомнить, где и когда мы встречались в прошлый раз я не могу. Машинально отвечаю на пожатие дружелюбной улыбкой. Странное дело, за эти три недели я снова научилась изображать требуемые эмоции, не окунаясь в них. Еще несколько месяцев и я превращусь в свою бабушку, этакую ледяную, непроницаемую статую, которая забыла, что значит чувствовать...
  - Анна Лотенийская, магистр боевой магии, - произношу я сухо и коротко. Я уже привыкла представляться таким образом, так же как и доказывать окружающим, что я, действительно, магистр боевой магии, а не просто красивая обертка для красивых слов в дипломе...
  - Вы едете в Вирито-дорато? - спрашивает он, указывая на здание, где располагается огромный пространственный телепорт - единственный более или менее безопасный путь туда. Он нервничает, вертит в руках сигареты и зажигалку, но будто бы не решается закурить.
  - Все маги здесь направляются туда, - произношу я. Он, очевидно, тоже. Вирито-дорато, самый желанный край света для всех магистров без исключения. То место, где проще всего погибнуть. Где уже точно, никто не последует за тобой. Он убирает сигареты в карман. Я неожиданно осознаю, что это его старая привычка, он давно бросил, но сейчас его неумолимо тянет курить... Не его одного.
  - Вы уже бывали там? - задает он следующий вопрос. Ему страшно. По-настоящему страшно. Возможно, он даже проклинает себя за то, что решился на подобную глупость. Слишком чистый и аккуратный магистр теоретической магии. Мясо для нежити.
  - Да. Во время учебы, - коротко произношу я. Не хочу возрождать из пепла ненужные воспоминания, и заодно давать почву для сожалений о том, что бросила одного древнего бога неизвестно где ожидать окончания своей бессмертной жизни.
  - Это правда... Все то, что говорят о том месте? - снова спрашивает он, снова доставая сигареты. Он даже пытается закурить. Я внимательно смотрю в его глаза. Он совсем не трус... И я вспоминаю, где я его видела... Лорента, могила королевы Рийганы, перед тем, как снова встретила Тэмина... Может быть, это судьба?
  - Там много нежити. Злой, свирепой, более сильной нежити, для которой вы только мясо. Местные жители и магистры довольно резки и грубы. Они боятся привязанностей, предпочитают отталкивать собеседников, но они борются до последнего даже за самую незначительную жизнь. Это суровое и опасное место, но там можно жить. И можно остаться человеком. И даже продолжать верить в чудеса, потому как сама жизнь там - это и есть чудо, - мягко улыбаюсь я, не слишком вдумываясь в смысл сказанных слов. Когда-то мама говорила, что тон гораздо важнее слов. Он успокаивает и убаюкивает...
  - Знаете, я всегда хотел отправиться в подобное место. Но меня всегда что-то сдерживало. Страх, здравый смысл, какие-то неотложные дела. Но после всего произошедшего... Русалок Кровавого Моря, - он не закончил фразу. Но я услышала продолжение...
  - Ничего больше не имеет смысла, - произношу я вслух. Как нельзя больше это соответствует моему теперешнему настроению. Ведь, у меня в кармане лежит не только свежее удостоверение о том, что я нынче магистр второй степени по боевой магии. Здесь также лежит документ, говорящий о том, что я назначаюсь заместителем магического порта, ответственным за безопасность Вирито-дорато. А я все гадала почему магистр Меркантос так спешил меня обрадовать этой новой ступенью в моей карьерной лестнице...
  - Вы не правы, магистр Лотенийская. Смысл есть всегда. Как и чудо. Надо просто верить, - еще раз ясно улыбается магистр. Что ж, он никогда не сталкивался ни с нежитью, ни с той тьмой, которую называют магией смерти. А я никогда не претендовала на знатока человеческих душ и судеб...
  - Мы должны поспешить магистр Эрмин. Кажется, они все-таки настроили телепорт, - говорю не потому, что знаю это. Просто хочу прервать разговор. Меньше всего мне хочется верить в чудо. Я слишком устала для этого. Слишком устала для всего...
  
  Эпилог
  или
  Год спустя...
  
  © ™
  
  Прошел год, а я все еще оставалась в Вирито-дорато. Что изменилось за это время? Поразительно много и все еще ничего. Здесь, по-прежнему было слишком много нежити, слишком холодно и снежно и все так же напоминало Тэмина. Но сейчас я уже не боялась трудностей и не пыталась вспоминать магистра боевой магии, которого когда-то любила. На подобные глупости у меня банально не хватало времени. Как говорилось, в Вирито-дорато, по-прежнему было слишком много нежити и то, что теперь я была магистром второй степени, а не нерадивой студенткой очень многое меняло.
  Я уже привыкла спать по 3-4 часа в сутки, срываться в дальние экспедиции по первому звонку, привыкла к озлобленной нежити и жестокости местной природы, вечному холоду и белым волкам. Я даже привыкла к чужим смертям. Привыкла брать на себя ответственность, не рисковать без необходимости и с ужасом осознавала, что внутренне уже почти готова к тому, чтобы принять дедушкино наследство и стать и Золотым Лисом, и членом Совета Архимагов и даже Верховной Жрицей Кочевников. Или, может быть, я просто настолько устала, что мне было бесконечно все равно...
  Это утро было необычайно холодным и снежным. Ветер, злой и колючий, продувал насквозь и буквально сбивал с ног. Завывания нежити раздавались невыносимо близко. Впрочем, от них сложно было скрыться и за городскими стенами, не говоря уже об открытом патрулировании. Но сейчас не место и не время для подобных сожалений и мечтаний о чашечке горячего шоколада перед дружелюбно потрескивающим огоньком камина. Да, у меня был этот самый камин и маленький уютный домик, о котором я так мечтала когда-то. Камин, домик, огромный лохматый пес, своенравная кошка, дети и Тэмин... Я до сих пор хочу этого в глубине души, но не все сразу...
  - Что там магистр? - это голос Эрнде. Тролль-наемник. Глава отряда. Моя правая рука, левая нога, доверенное лицо и первый заместитель. Он не маг, но магов в Вирито-дорато не так уж и много. Магов, которые сносно разбираются в боевой магии, а не бредят кристаллами с горы виверн, искажениями пространственной магии, белыми волками, местными легендами, сказками и полезными ископаемыми...
  - Там - нежить, - отвечаю я. Все та же нежить, которую я почувствовала полчаса назад. И эта нежить все также чего-то отчаянно боится. И все также порождает слишком много вопросов. Я уже в который раз снимаю с руки перчатку и дотрагиваюсь до снега, чтобы лучше ощутить окружающий мир, но проклятые местные аномалии, которые путают все пространственные заклинания (к которым относится и пресловутые поисковики) лишь сильнее запутывают меня, заставляя строить невероятное количество дурацких теорий.
  - И что с этой нежитью? - задает тролль тот же вопрос, что и полчаса назад. Обычно он понимает меня с полуслова. Впрочем, он тоже не железный и имеет право сомневаться. Что бы не говорили мои документы, я слишком молода для того, чтобы быть магистром второй степени. Хотя, нет, черт. С сегодняшнего утра я - магистр первой степени.
  - Она так же напугана, как и полчаса назад, - отвечаю я. Впрочем, нежить сейчас меня меньше всего интересует, не смотря на то, что ее никогда нельзя упускать из вида. Я, наконец-таки, что-то ощущаю и мне это совершенно не нравится.
  - И что ее напугало? - очередной повторяющийся вопрос. И также не могу на него ответить. Но, Эрнде хватает и моих простых реплик для того, чтобы знать, что все в порядке. Я думаю, значит, живу. А решение может прийти по ходу дела. Он не магистр Джозеф Эрмин, которому нужны теоретические выкладки и развернутые планы. И я опять начинаю переводить свои мысли на личные неурядицы, что сейчас просто не допустимо.
  - По-прежнему, не знаю, - произношу я, продолжая уверенно двигаться вперед. Сегодня все-таки, слишком холодно. И слишком снежно. Погода для Снежных Волков. И к чему сейчас эти местные суеверия. Они ушли вместе с Тэмином. С Элдарителиусом. Оставили о себе на память след от укусов на запястье и золотые глаза, полные непонимания и печали...
  - Может быть, зря ты отправила теоретиков в город, - звучит голос тролля. Да, с нами шло два магистра теоретической магии, которые готовы были разразиться непотребной истерикой, потому как я развернула их назад, согласно с требованиями инструкций. Впрочем, кого я обманываю. Я просто хотела убежать от Джозефа и его попыток заботиться обо мне. К каким-то вещам я все же не готова. Главным образом доверять.
  - Они бы только мешали. Кроме того, мы идем не сражаться, а разведывать, - ответила я. В такие миссии отправляются по одному - два участника. Они чаще всего калечатся, погибают и делают статистику несчастных случаев, которой в незапамятные времена пугала меня мама. Впрочем, опять-таки не стоит забивать голову посторонними мыслями. Магия кочевников работает тогда и только тогда, когда твой разум абсолютно чист и свободен.
  - Тебе лучше знать, - равнодушно произносит Эрнде. Он не пытается излишне анализировать мои поступки, не ищет скрытых мотивов и, уж точно, не строит нелепых гипотез о том, что я только и ищу повод погибнуть в когтях нежити, лишь бы не возвращаться в Аллор и не сталкиваться лицом к лицу с последствиями своих решений. И в очередной раз я перебираю последнюю ссору, ищу разумные аргументы и доводы, когда на самом деле ограничилась фразой о том, что не ему меня судить. Еще я говорила что-то о своей взрослости, самостоятельности, о профессии боевого мага, не забыла и степень свою новоиспеченную предъявить, закончив фееричным заявлением о том, что я здесь (в Вирито-дорато) стою гораздо выше его по карьерной лестнице и не ему мои решения обсуждать, выискивая какие-то тайные подоплеки. В общем, как всегда лишний раз доказала то, что являюсь все той же глупой и невоспитанной девчонкой, которой всегда и была...
  - Расскажи мне что-нибудь об этом месте, - теперь уже я нарушила тишину. Мне необходимо отвлечься от своих личных переживаний, чтобы лучше сфокусироваться. А сейчас я слишком зла и раздражена для того, чтобы перевести свои мысли в другое русло самостоятельно. А Эрнде, помимо своей славы грозы нежити, еще и отличный знаток местного фольклора, особенно по части разных скабрезных историй и страшилок-пугалок.
  - Уверена, что хочешь этого, а не удостовериться в том, что твой драгоценный магистр теоретической магии дошел до Вирито-дорато в целости и сохранности? - не преминул он меня поддеть. Знает, что в опасной близости от нежити я не буду прибегать к заклинаниям боевой магии. Или он не знает того, насколько я в самом деле безумная женщина. Впрочем, это действует отрезвляюще. Я - магистр боевой магии, а не та самая чуть безумная и безответственная девчонка, которая охотилась за шкуркой белого вурдалака.
  - Тише, - я предостерегающе поднимаю руку. Теперь я, наконец-таки, чувствую и понимаю. От этого меня охватывает почти хмельная радость. И лишь невероятным усилием воли я сдерживаю себя от желания перейти на бег. Нет, Анна Лотенийская, за этим чудом надо лишь аккуратно наблюдать, а не стремиться схватить его, обжигая пальцы...
  - Что там? - троллю тоже передается мой охотничий азарт. Пусть он не видит и не ощущает того же, что и я, но он, по-прежнему, лучше других улавливает мое настроение. Я, вообще, излишне легко схожусь с троллями для представительницы своей разумной расы и среды, к которой принадлежит моя семья. Тут невольно начинаешь вспоминать свое семейное древо и всяких его неблагопристойных представителей...
  - Белые Волки и их магия, - отвечаю я, уже практически потеряв всякую осторожность. Все-таки, из меня вышел бы отличный магистр теоретической магии, они точно так, не замечая никого и ничего вокруг, рвутся навстречу намеченной цели, очередному открытию или просто увлекшей их блестящей игрушке. А во мне все так же жива неутомимая авантюристка, готовая рисковать всем ради шкурки вурдалака, зуба химеры, мимолетной возможности разозлить магистра или просто не поддающейся доводам рассудка необходимости доказать кому-то, что я могу.
  - Они ушли, а последняя встреча с ними закончилась шрамами и кучей неприятных воспоминаний, - тролль неожиданно притормозил лихой полет моей души. Обычно таким тормозом служит тот самый магистр Джозеф Эрмин. И обычно все разочаровываются в своих способностях, осознавая то, что локомотив по имени Анна Лотенийская никому и ничему невозможно остановить.
  - Они имели на это право, - коротко ответила я, продолжая свое путешествие. Эрнде последовал за мной. Оставаться в одиночестве в подобном месте смерти подобно, будь ты хоть трижды архимаг боевой магии. Это у меня все доводы рассудка превращаются в фоновый шум, стоит лишь узреть даже мизерную возможность очередного чуда. Тролль для этого слишком рациональное существо...
  - И что заставляет тебя думать, что они изменили свое мнение? - его тон звучит скептически и частично возвращает на твердую землю. Но дело в том, что Эрнде не знает и половины того, что связывает меня со Снежными Волками. Не знает он и причин, по которым я столь долго их искала...
  - Назовем это интуицией и даром предвидения, - коротко ответила я. Да, теперь их присутствие просто обжигает. Хотя, нет это не снежные волки. Точнее говоря, это не их магия, но она поразительно знакома мне. И почему-то это пронзает мое тело непонятным трепетом, а с губ почти готов сорваться испуганный крик
  - Ты не веришь ни в то, ни в другое, - с тем же скепсисом произносит он, но в один момент осекается поняв, что я готова для новых озарений. Нет, он не спрашивает и не пытается быть сочувствующим и понимающим, тролль просто перепроверяет оружие и дает мне знать, что он со мной до конца.
  - Это не исключает их существования, - произношу уже я, медленно обходя тролля по широкой дуге. Он угадывает недоброе в моем взгляде. Он всегда готов к магической заподлянке и он всегда безошибочно знает, когда я хочу убрать кого-то с линии огня...
  - Чтобы ты не задумала, Анна Лотенийская, лучше одумайся, - произносит он. Я знаю, что он нащупал в кармане кристалл телепорта. Они настроены на Вирито-дорато и, как правило, особо не сбоят, поскольку привязаны к географическим координатам, а не линиям силы.
  - Это не твоя битва, Эрнде, - произношу я, медленно активируя заклинание той же самой телепортации. Оно возникает чуть заметным серебристым контуром над моей правой рукой. Теперь дело лишь в скорости реакции и в том, у кого первого не выдержат нервы... Что ж, господин тролль, вам никогда не приходилось подпускать ротара на расстояние вытянутой руки...
  - Что-то мне подсказывает, что и не твоя, - говорит тролль, тоже активируя кристалл. Значит, у него есть где-то 20 секунд до того, как подействует заклинание. Моему же телепорту достаточно одного мгновения, скорость плетения и активации то самое преимущество перед точностью. Впрочем, я хорошо ориентировалась в местных аномалиях и магических линиях, лишь однажды отклонившись метров на двести от намеченной цели...
  - Не моя битва, но моя - война, - произношу я, позволяя загореться знаку Золотого Лиса на щеке. Я улыбаюсь. Мгновенная вспышка заклинания, отражающие чары, короткая телепортация, быстрое прикосновение... Я стою за спиной тролля и произношу пару коротких фраз на языке кочевников. Первая вспышка - Долина Плачущих Ветров, моя рука на его плече. Вторая вспышка - главная площадь Вирито-дорато. Шаг назад. Третья вспышка... То самое место. Белые волки и магия древних божеств...
  Я спешу изо всех сил. Дыхание начинает сбиваться, когда я вижу круглую поляну, внешний круг из семи зверей со слишком умными, слишком человечными глазами. Внутренний круг из такого же количества людей, со слишком пронзительными, как будто бы звериными глазами. Я узнаю Вириин. Библиотекаря. Она когда-то была моей подругой. Она смотрит с тоской, и я понимаю, что опоздала...
  Вспышки молний ударяют в центр круга. Я кожей чувствую открывающуюся воронку. Мне не хватило одного мгновения, чтобы предотвратить это заклинание в зародыше, но у меня все еще есть время, чтобы не дать ему завершиться. Два белых волка бросаются на меня, отлетая со вспышками молний. Снег под ногами взрывается, перекидываясь в ледяную волну, сковавшую всех, кто не успел уйти за пределы этих самых линий. Я чувствую резкий толчок и горячее дыхание клыкастой пасти у своего горла. Рассыпаюсь мелкими снежинками, чтобы снова подняться на ноги на противоположной стороне круга... Делаю глупый и отчаянный шаг в центр этой воронки...
  Мне опять не хватает пресловутого мгновения. Уже поздно, даже со всеми силами древних жриц кочевников поздно. Меня отталкивает мощной волной. Но я встаю и с невиданным упрямством продолжаю бросаться на эту стену. Где-то на грани сознания я ощущаю, что она поддается. Там же я понимаю, что сломается либо она, либо я... Наконец-таки, меня затягивает в этот водоворот, наполняя голову круговертью образов, звуков и ощущений. Я теряюсь, ощущаю себя, словно после десяти кругов на каком-нибудь безумном аттракционе. И уже не разумом, а пресловутой интуицией захлопываю дверь, ощущая в полной мере болезненное падение на холодный и чуть режущий снег...
  Я успела. Я закрыла портал. Я выполнила свое предназначение. Я должна чувствовать удовлетворение. Но почему же мне так страшно? Я медленно поднимаюсь на колени. Снежные волки. Они уже все обернулись в зверей. Они пронзительно смотрят на меня. Но не они пугают. Я вижу человеческий силуэт за их спинами. Кого-то подозрительно знакомого. Сейчас я бы отдала все сокровища мира, все свои силы, лишь бы только вернуться к утренней ссоре. К камину в своем доме. К той жизни, которая мне практически нравилась и которая окончательно канула в бездну. За спинами снежных волков медленно поднимался Элдарителиус. И я должна убежать, прежде, чем он окончательно придет в себя...
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"