Сороколетова Анна Валентиновна: другие произведения.

Королевы, рыцари и дракон Часть 1. Предвестник беды

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  
  ЧАСТЬ 1. ПРЕДВЕСТНИК БЕДЫ.
  
  ГЛАВА 1. АМБЕРЛИ
  
  Мир горит. От невыносимого жара тяжело дышать. Пепел осыпается с неба, застилая горизонт. Уши закладывает от невыносимого гула. Она куда-то идет, но едва разбирает дорогу. С грохотом рушится Западная башня, заставляя упасть на землю от вибрации. Она в панике куда-то проваливается. Здесь темно. Но здесь тихо. Здесь нет пламени, пожирающего все. Здесь можно дышать. Руками она ощупывает холодные камни. Они успокаивают. Она закрывает глаза. Делает глубокий вдох. Повторяет про себя старую молитву. "Милосердная богиня, защити свое неразумное дитя. Направь меня своим светом, всеблагая мать....
  Словно услышав ее молитвы из темноты возникает образ богини. Старая статуя из домового храма с лицом ее далекого предка. На глазах у статуй Великой богини кровавые слезы. Она ощущает влагу на своих щеках. Чувствует солоноватый вкус отдающий металлом. Кровавые слезы текут из ее глаз тоже. Грудь сдавливает от невыносимой тоски. Кого она оплакивает? Себя? Своих родных? Этот мир? Она подносит руки к лицу. Они залиты темной кровью по локоть. Она кричит.
  Все вокруг сверкает стремительным калейдоскопом. Она слышит крики и пьяный смех. Она сидит во главе стола. Это какой-то дьявольский пир. В руках у нее кубок с темно-красной жидкостью. Она делает большой глоток и тут же выплевывает. Кубок полон крови. Все кубки на этом пиру полны крови. А блюда... Мертвецы. Трупы, поедаемые червями, полные гнили. Ее соседи по столу едят мертвую плоть руками и смеются. Она едва сдерживает рвотные порывы, пытается сбежать. Ее подхватывает человек без лица. Он тянет в бальный зал, кружит в безумном ритме. Ее партнер надрывно смеется. Все вокруг смеются. Она вырывается. Бежит. Бежит.... Неожиданно стеклянный потолок рушится, утопая в ревущем пламени.
  Мир снова горит. На губы падает пепел, смешанный с чем-то еще. Она посреди пылающего поля. Мертвецы продолжают двигаться в своем танце. Запах горящей плоти становится невыносимым. Напротив нее приземляется гигантский дракон. Его глаза горят черным и золотым, где-то в глубине огромной глотки зарождается горячее пламя. Он что-то говорит. Она слышит в голове голос, твердящий о неоплаченных долгах. Голос, называющий ее другим именем. Она пытается объясниться, но горло сжимает спазм. На нее летит пламя. Она уже чувствует его жар на коже. Она готова умереть. Закрывает глаза. Но в последний миг кто-то заслоняет ее от смерти. Сильные руки обнимают за плечи, прижимают к груди. Она открывает глаза и просыпается.
  Она проснулась с тихим криком. Ее била дрожь, несмотря на теплую комнату и пуховое одеяло. На губах остался неприятный привкус чего-то протухшего или мертвого. Ее кожа все еще чувствует прикосновение незнакомца, заслонившего ее от грозного дыхания дракона. Еще пару минут, чтобы успокоить бешеное биение сердца и убедить себя в том, что это всего лишь дурной сон. Впрочем, с каждым разом получалось все хуже. Это повторяется каждую ночь уже две недели. Так же было, когда напал дракон. Она тоже просыпалась в ночи. Тоже терзалась странными предчувствиями. Была нервной и испуганной. Амберли никогда не любила неясных страхов. Она предпочитала встречаться с противником лицом к лицу. Наверное, единственная общая черта с Тристаном. Им обоим легче сразиться с драконом, чем ждать его появления. Решительным жестом она отбросила одеяло и опустила ноги на пол.
  - Ваше Величество, - сонно поклонилась Шейла, одна из королевских горничных. Вторая дочь кормилицы Аверил, младшей сестры Амберли. Она служит Серебряной Королеве почти пять лет, и личная верность ее все еще под сомнением. Интересно, кому она докладывает о ночных кошмарах Амберли сестрам, Тибальту. тем, кто окружает Тристана или другим силам, вьющимся у трона?
  - Подай мне халат и приготовь ночную лампу, - королева старается говорить мягким тоном, но голос все еще хрипит, а страхи не отпускают. Ей надо вырваться из удушающего пространства своей спальни. Просто пройтись. В юности она часто бродила по коридорам, прогоняя кошмары. На плечи королевы опускается шелковый халат. Тонкая ткань дает иллюзию защиты. Шейла идет за королевой в коридор. Все горничные надежно вышколены и обучены. Амберли подавляет нервный смех.
  - Останься здесь, - более строгим тоном приказывает она. Шейла почтительно опускает глаза и слегка отступает. Приказы Серебряной Королевы не обсуждаются. Впрочем, сплетничать за спиной она будет. У этой девушки язвительный характер и злобный нрав. Почему сегодня в королевских покоях не дежурит верная Берта? Но, что это изменило бы? Серебряная королева не делится своими страхами ни с горничными, ни с фрейлинами, ни с сестрами.
  Страж в коридоре явно удивлен. Никто не ждет встретить королеву среди ночи. Амберли не помнит этого юношу, но он выглядит знакомым. Открытое лица, чуть курносый нос. Надо поговорить с капитаном стражи. Королеве не нравится, когда ее спальню охраняют незнакомцы. Всех, кто имеет непосредственный доступ к семье, она предпочитает знать лично. Пусть это и утомительно. Она останавливается, хотя хочет бежать, не останавливаясь.
  - Как Вас зовут, страж? - спрашивает Амберли нейтральным тоном. Вежливость и отстраненность. Ей не нужны сплетни и нелепые истории, для этого есть Аллорди.
  - Мэтрим Уолтер, Ваше Величество, - юноша склоняет голову. Недостаточно почтительно. Но это и не официальная аудиенция. Уолтер... Наверное, он родственник старого Бартома, оруженосца отца Тибальта. У них схожие улыбки... Сын Бартома погиб, пытаясь убить дракона. Его семья все еще верна Тибальту. Вокруг Амберли слишком много людей, верных ее первому министру.
  - Проводите меня к часовне, Мэтрим Уолтер. Я хочу помолиться Великой Богине, - чуть мягче произносит королева, почтительно опуская ресницы. Перед небесными покровителями кроткими должны быть все. И молитвы дают возможность уединиться даже тем, кому не положено одиночество. Стражник слегка растерян. Он переводит взгляд с Амберли на портрет ее прадеда, висящий на стене. Все-таки с капитаном стражи придется поговорить и о том, что приказы королевы исполняются беспрекословно. Амберли делает решительный шаг вперед. Стражник спешит за ней, едва успевая. Вопреки сложившемуся мнению, у нежной королевы стремительная, почти мужская походка.
  Интересно, сколько сейчас времени? Еще глубокая ночь или близится рассвет? Ее предки избегали большого количества окон, предпочитая высокие стены, мрачные пространства и портреты предков на стенах. Амберли никогда не любила королевский замок. Сейчас он душил ее, как никогда сильно. Она узнавала в своих предках безумных мертвецов на пиру в своем сне. Казалось, еще немного и Амберли перейдет на бег. У дверей малой часовни она резко остановилась. Закрыть глаза. Глубокий вдох. Надо сохранять самообладание.
  - Оставайтесь здесь, Мэтрим. Я не хочу, чтобы кто-то меня беспокоил во время молитвы, - Амберли решительно вступила внутрь, плотно прикрыв дверь. Опускает ресницы. Выравнивает дыхание. Воздух здесь прохладный и влажный. Сквозь стеклянную крышу проникает лунный свет. Она медленно ступает в проход, ведущий к алтарю.
  Малая часовня - одна из самых древних частей замка. Королевский дом построен вокруг нее. Это давняя традиция. Великая Богиня, мать и заступница - в центре дома. Ее супруг и сыновья снаружи. Они защищают и охраняют, сражаются, правят. Мать рождает дом. В детстве Амберли заставляли повторять строки из Святого Писания. Она стояла на коленях и шептала молитвы, пока язык не цепенел, а тело не сводило от холода. Она ненавидела это место. Но здесь она могла побыть наедине с собой. Общение с Богиней нельзя прерывать. Амберли опускается на колени.
  - Великая Богиня, Милосердная Мать, освети путь, пошли ответ своей дочери, - повторяла она, сжимая пальцами спинку молельной скамеечки, которая была лишь немногим младше замка. Ее изготовили из сердца красного дуба специально для Мирабель, прекрасной королевы великого короля Арнольта. Того, кто объединил разрозненные княжества и первым надел Черную Корону. Отец очень гордился, что происходит из его рода. Дракон люто ненавидел упоминания о великом короле. Называл его предателем и убийцей. Амберли не хватило смелости уточнить почему.
  - Великая Богиня. Милосердная Мать. Утешь скорбь в моем сердце. Успокой тревоги, - Амберли резко вскинула голову и засмеялась. Искренняя вера всегда давалась ей тяжело. Она отлично играла на публике. Произносила слова, участвовала в ритуалах, но душа оставалась холодна и равнодушна. Но сейчас она разыгрывает фарс непонятно для кого. Словно Богиня ответит на ее мольбы. Словно саму королеву волнуют слова, произнесенные для каменного идола с лицом, столь похожим на свое собственное. Великий король Арнольт приказал изваять статую главной богини с лицом своей прекрасной королевы. И это лицо вместе с серебряными волосами наследовали слишком много потомков.
  - Великая Богиня, черт тебя дери, вместе со всеми глупыми тайнами моих предков, - совсем непочтительно произносит королева, приближаясь к статуе.
  - Амберли? - слышит она голос из восточной части часовни. Прижимает ладони к сердцу. Делает шаг назад, готовясь закричать и позвать стража. Впрочем, это королевская часовня. Здесь может быть только семья. Или призраки...
  - Тристан, - неуверенно произносит она имя, когда тень выходит на лунный свет. Ее муж. Блистательный рыцарь и благородный король, который спас юную принцессу от дракона. Он выглядит заспанным и удивленным. Странно видеть его здесь. Тем более, что в последний раз они общались около двух недель назад. Несколько мгновений они
  - Что ты здесь делаешь? - спрашивает он, недоуменно разглядывая жену, утопающую в лунном свете. Королева мягко опускает ресницы, губ касается едва заметная улыбка.
  - Я пришла помолиться Великой Богине. Прислать ответ на мои тревоги, - зачем-то она продолжает играть роль девы в беде. Той самой принцессы, которую надо спасать от дракона. Хотя, Тристан менее других склонен считать ее беспомощной девицей, не способной справиться с нервами.
  - Амберли, - он произносит ее имя чуть раздраженным тоном. Тристану претит эта игра на публику. Он терпеть не может ложь и все еще выглядит чуждым элементом при Дворе, хотя уже десять лет является ее королем. Да, за спасение жизни девицы ему досталась ее рука и брак, загнавший их обоих в тупик.
  - Это женская половина замка. Часовня покровительницы жен и матерей. Ты более неуместен здесь, - произносит она ледяным тоном королевы. Не хватало, чтобы где-то в тени скамеек пряталась его любовница, дочь королевского лесничего Элси. Они безуспешно притворяются, что Амберли не знает.
  - Я иногда молюсь Богине. Ты же знаешь, - мягко и устало произносит он. Да, Тристана воспитала тетя, служительницы Обители Милосердной Матери. Он редко проявлял свою религиозность, но Амберли знала, что он искренне верует. Поэтому она смиряла свой скептицизм. Кто знает, может быть богиня свела их в своей часовне в ответ на молитвы Серебряной Королевы. В конце концов, однажды он уже убил дракона.
  - Тристан, мне снятся кошмары, - она смягчает интонации. Смотрит ему в глаза, стараясь понять мысли. Ее король не отводит взгляд. Он один из немногих, кто выдерживает взгляд Серебряной Королевы.
  - Всем снятся кошмары, Амберли, - он чуть раздражен. До сих пор они не знают, как общаться друг с другом. Словно неловкие подростки, которые впервые остались наедине. Она закатывает глаза, почти жалея о сказанных словах... Но, Амберли бесконечно устала. И дурные предчувствия не желают отпускать, лишь сгущая тучи над ее головой.
  - Мне снились похожие сны, когда напал дракон. И в детстве перед великим штормом, - она снова обращается к нему, припоминая два самых страшных события в жизни страны: нападение дракона десять лет назад и шторм, смывший все прибрежные деревни. Тристан слегка хмурится. Зачем ему беспокоится о ее страхах? Беспокоился ли он когда-то? Рыцарь хотел убить дракона ради славы, не предполагая, что в награду ему достанется еще и рука спасенной принцессы.
  - Ты уверена, что это не просто сны? - он пытается быть серьезнее. Она стряхивает наваждение. Милосердная богиня всего лишь статуя. Тристан всегда был для нее чужим. С годами пропасть между ними стала лишь сильнее.
  - Прости. Мне не стоило тебя беспокоить, - она все же берет себя в руки. Выдержка - главное в воспитании королевы. Она всегда доброжелательна и вежлива. Никогда не позволяет взять эмоциям верх. И она всегда справляется самостоятельно.
  - Ты уже побеспокоила меня, Амберли. И я знаю, что это не глупая попытка привлечь внимание, - он подходит ближе. Королева поднимает глаза, глядя снизу вверх. Она почти забыла какой он высокий и сильный. И красивый. Ей завидовали все девушки королевства, когда она шла под венец. Почему же она не смогла полюбить своего прекрасного короля? Любила ли она кого-то в этой жизни?
  - Думаешь, я не знаю, как глупо беспокоиться из-за снов? Как неловко чувствую, просыпаясь, задыхаясь от страха? Я - королева. Я не должна поддаваться суеверным страхам, но уже вторую неделю жду, когда на небе появится очередной дракон. И я даже не знаю боюсь этого, или хочу, чтобы он уничтожил эту страну и меня заодно? - Амберли дает волю эмоциям. Да, нежная и трепетная Серебряная королева безмерно ненавидит этот мрачный замок, однообразные будни и все тех людей, которые с легкостью предадут и продадут ее по сходной цене.
  - Ты должна была рассказать раньше. Не только о снах. Я обещал разделить твои печали и невзгоды, - он крепко держит ее за плечи. Амберли чувствует его сильные пальцы, покрытые мозолями, почти зачарованно смотрит в его глаза глубокого синего цвета. Цвета ночного неба. Удивительно, что он ей верит. Может быть, та победа и не была случайной. Только избранный герой способен победить чудовище.
  - Тристан, почему мы стали чужими? Был ли когда-нибудь шанс быть семьей? - она чувствует влагу на своих щеках. Как глупо. Она позволила эмоциям захлестнуть себя. Его взгляд смягчается. Так он смотрит на детей. Мирабель и Тайрон. Ей 6 лет, а ему - 4 года. Дочь названа в честь легендарной прекрасной королевы. Сын в честь рыцаря, который воспитывал Тристана вместе с его теткой. Тристан любит их детей. Больше Амберли. Больше Элси. Больше своей хваленой рыцарской чести. Больше всего на свете? Почему же не смог полюбить их мать?
  - Ты говорила о снах, Амберли, - произносит он более жестким тоном, не желая искать ответы на ненужные вопросы. Она делает шаг назад, скидывая его руки. Снова опускает ресницы.
  - Придет еще один дракон. Злее и больше прежнего. Он сожжет земли. Разрушит привычный мир. Заставит Великую Богиню плакать кровавыми слезами. Я уже сейчас чувствую жар его пламени, - ее глаза сухие. Тон отстраненный. Однажды Тристан уже убил дракона. Возможно, в этот раз тоже найдет решение проблемы. В конце концов, он почти каждый день тренируется с мечом, ввергая оруженосцев и молодых рыцарей в трепет и уныние.
  - Амберли, - он делает робкий шаг вперед. Касается влажной дорожки от слез на щеке. Что-то в его взгляде пугает королеву. Она смотрит на равнодушную статую Милосердной Богини. Из ее глаз текут кровавые слезы. Амберли дотрагивается до своего лица, смотрит на пальцы...
  Где-то в коридоре раздается пронзительный крик. Лунный свет закрывает тьма. Вокруг становится нестерпимо шумно. Стеклянный потолок рушится. Осознание этого буквально парализует Амберли. Она смотрит наверх, завороженно наблюдая за падением осколков. Неожиданно Тристан заключает ее в безопасные объятия, отталкивая куда-то в сторону. Королева закрывает в глаза, прижимаясь к его груди, не понимая, что происходит, но неожиданно осознавая, кто заслонял ее от пламени дракона во сне... Мир вокруг стремительно погружается во тьму. Оставляя на поверхности одну мысль. Тристан снова спасет мир, который разрушили ее предки, прекрасная королева Мирабель и великий король Арнольт...
  
  ГЛАВА 2. АЛЛОРДИ
  
  Это был чудесный вечер. Поздняя весна, наполненная ароматами цветущих растений и пением птиц. Воздух был полон особой магии, неподвластной многочисленным богам. И у младшей сестры королевы было настолько превосходное настроение, что она решилась пройти пешком. Аллорди шла по неровным булыжникам, напевая прилипчивый мотив и стараясь не обращать внимания на почетный эскорт из стражи. Да, она все еще королевская особа. Следующая в очереди на трон после старшей сестры и двоих ее детей. А еще Аллорди супруга первого советника королевы Амберли, что тоже накладывает определенные сложности. Но этот вечер был слишком прекрасен, чтобы думать о подобных прозаических вещах. Удивительно прекрасными были все вечера, которые она проводила за пределами удушающего замка предков. Об этом Аллорди тоже предпочитала не думать, как и о большинстве вещей, которые ее огорчали.
  Она уже почти подошла к центральным воротам. Тем самым, которые украшает огромная статуя Великого Бога Воина, супруга Милосердной Богини и отца ее сотни детей (да, знатно расплодилось святое семейство). Аллорди слегка пошатнулась, опьяненная весенним воздухом и парой бутылок коллекционного вина из погребов ее хорошей подруги, графини Беллатрикс Эблларгадской... Да, игра в карты затянулась и, возможно, разумнее было бы остаться ночевать там, а не возвращаться домой. Но Аллорди всегда возвращалась...
  - Все в порядке, Ваше Высочество? - спросил Гаррет. Высокий и светловолосый, с забавными ямочками на щеках. Он был стражем Аллорди больше десяти лет. Почти член семьи. Почти брат. Она непозволительно быстро и сильно привязывалась к людям, не умея хранить вежливую дистанцию. Гаррет, Брандон, Эллорн и Тео. Она знала все об их семьях, возлюбленных, бытовых проблемах, успехах и неудачах...Непозволительно много знали они и о том, что творилось на душе принцессы...
  - Да, просто мне нужна передышка, - Аллорди опирается на массивный вазон, подставляя лицо свежему ветру. Она почти не врет. Еще пару шагов и ей придется опорожнить свой желудок. Все-таки вина было слишком много. И ей пора остановиться. Но Аллорди едва ли выносит свою жизнь на трезвую голову.
  - Мы можем войти через восточную калитку, - верный Гаррет предлагает руку. И более безопасный путь. Без помпы и громких пересудов от всей прислуги, обсуждающей очередное возвращение бесполезной принцессы. Если бы это еще кого-то волновало. У Амберли слишком много государственных дел, чтобы беспокоиться о младшей сестре. Тибальт... Она женился на не той сестре и все еще не прости Аллорди, что она не Серебряная Королева...
  - Хорошо, Гаррет. Войдем через восточную калитку. Не нужно очередных пересудов о порочной принцессе, - мрачно усмехается Аллорди, поднимаясь на ноги. У Гаррета крепкая рука с жесткой кожей. Он надежный и сильный. Так отличается от ее мужа. Тибальт не держал ничего, тяжелее пера. И Аллорди - последняя о ком он будет заботиться.
  - Не стоит так говорить, Ваше Высочество, - мягко улыбается страж. Они тоже выросли вместе. Вместе воровали ягоды в саду, бегали наперегонки, ездили верхом, забирались на крыши и деревья... Почему Аллорди влюбилась в Тибальта, а не в Гаррета? Это было бы не столь разочаровывающе.
  - Богиня учит говорить правду. А я давно и настойчиво разрушаю собственную репутацию и все амбициозные планы своего драгоценного супруга, - неожиданно ее охватывает веселье. Аллорди бежит вперед, кружится в немыслимых пируэтах, громко смеется. Верный страж напряженно оглядывается вокруг, выискивая мнимые и реальные опасности.
  - Выше Высочество, - что-то в голосе Гаррета заставляет Аллорди застыть. Она медленно поворачивает голову в направлении его взгляда, едва сдерживаясь от крика, застрявшего в горле. У стражника восточной калитки перерезано горло, а сами ворота распахнуты настежь. Аллорди сжимает руку стража.
  - Ваше Высочество, - мягко произносит он, шагая вперед. Аллорди тихо становится за спину Гаррета. Еще двое стражей занимают место в боевом порядке. Они заходят внутрь. Конечно, принцессе стоило бы остаться, но... Аллорди не знала, что придумать еще.
  Они идут медленно. Аллорди старается не смотреть по сторонам. Мертвые стражи. Слуги. На дворец напали. В голове проносятся сотни судорожных мыслей. У них нет врагов. Тех, кого стоит бояться. Последней серьезной опасностью был дракон, прилетевший десять лет назад. Тот самый, которого убил Тристан. Король Амберли, которого ненавидит Тибальт. Но чужих воинов не видно. Возможно, это личное покушение... Покушение на кого? Аллорди слышит голос Гаррета. Прикладывает усилия, чтобы понять слова.
  - Ваше Высочество, - он встряхивает ее. Аллорди видит новых стражей. В том числе и главу замкового гарнизона, лорда Веримора. Он вроде доброго дядюшки. Выглядит заспанным. Они переглядываются с Гарретом....
  - Милостивая Богиния, Веримор, что случилось? - спрашивает Аллорди, не узнавая собственный голос. Она все еще не смотрит по сторонам. Старый страж с облегчением смотрит на свою любимицу. Единственный человек, который предпочитал Аллорди Серебряной Королеве.
  - Еще непонятно, Ваше Высочество. Убиты стражи восточных ворот, все, кого встретили по пути к покоям королевы, - продолжает страж. Сердце стремительно проваливается вниз.
  - Амберли? - спрашивает она, с трудом нащупывая опору. Кажется, ее поддерживает один из стражей. Не Гаррет. Перед глазами все плывет.
  - Неизвестно. Но в покоях ее нет, - отвечает Веримор.
  - Кто? Кто напал на нас? - голос предательски дрожит. Но мир уже не плывет под ногами. Стражи мрачно переглядываются.
  - Неизвестно. Мы отведем Вас к племянникам. Пока не выясним подробности и не уничтожим врагов, - решительно произносит Веримор, увлекая Аллорди вперед. Племянники... Дети Амберли. Они в порядке. Ей бы побеспокоиться о своем муже. Но, в голове слишком много мыслей... Все опять замирает.
  Над головами пролетает огромная тень. В небе вспыхивает молния, ударяя в стеклянные своды храма Милосердной богини. Аллорди прижимается к стражу, удержавшему ее от падения несколько мгновений назад.... Лучше бы она осталась у Беллатрикс... Потому что Аллорди была не готова к возвращению дракона...
  
  Сколько прошло времени? Час? Два? Аллорди абсолютно потеряла счет времени. Она сидела в просторных покоях в окружении перепуганных горничных, нянюшек и двух маленьких детей, судорожно повторяя про себя молитвы Великой богине и Благородному богу, путая слова и нервно теребя рукава нарядного платья. Молясь, чтобы ее сестра была жива, ибо Аллорди не готова принять ответственность за этих детей, людей, за королевство. Не готова была к возвращению дракона. Хотя, последний скорее всего ей привиделся... Она все же была изрядно пьяна. Остальные видели тучи и вспышки молнии...
  - Тетя Аллорди, - девочка. Мирабель протянула руки к ее лицу, вытирая слезы. Она плачет. Надо же... Аллорди даже не заметила.
  - Что случилось, милая? - спрашивает она, стараясь подражать интонациям сестры. Амберли всегда успокаивающе действует на окружающих. Она бы не ревела, бормоча неясные молитвы и пугая окружающих еще сильнее. Амберли держала бы себя в руках.
  - Ты грустишь, - девочка улыбается мудрой улыбкой своей матери. Да, маленькая идеальная принцесса. Даже дети Амберли идеальные создания, воплощающие материнские мечты.... Впрочем, не Аллорди судить. У нее нет детей. Единственная беременность закончилась выкидышем, после чего Тибальт с ней не разговаривал больше месяца...
  - Я просто немного испугалась, - Аллорди предпочитает не врать. В любой лжи слишком легко запутаться.
  - Чего ты испугалась? - продолжает девочка, ставя тетушку в сложное положение. Не говорить же о трупах стражей, мелькнувшем силуэте в небе и о том, что ее родителей не нашли? Или лучше продолжить свою линию с правдой...
  - Там было темно и страшно, - это не ложь. Пусть и не главная причина нервного состояния Аллорди. Может быть, она все еще слишком пьяна, чтобы принимать разумные решения. Или устала... Праздники Беллатрикс имеют обыкновения выматывать физически, а возвращение домой выпивает все жизненные соки.
  - Не бойся, тетя Аллорди. Я с тобой. Папа говорит, что вместе ничего не страшно, - улыбается девочка, мягко обнимая принцессу за плечи. Да, король Тристан. Великий победитель дракона. Как же сильно Тибальт его ненавидит. Выскочка, забравший его священную Амберли. Тибальт, вообще, слишком много внимания уделяет всему, что связано с прекрасной королевой. Даже, смешно, что он до сих пор не перерос детскую влюбленность, которая никогда не могла рассчитывать не взаимность...
  - Ваше Высочество, - Гаррет немного резко кланяется, вырывая Аллорди из плена мыслей. Он выглядит уставшим. Принцесса замечает несколько царапин на доспехах.
  - Докладывайте, рыцарь, - произносит она безразличным тоном, не зная, как следует себя вести. Какие новости принес Гаррет? Почему пришел он, а не глава Стражи? Что происходило в этих темных коридорах, сокрытых за дубовыми дверьми.
  - Лазутчики найдены и обезврежены. Отряд из семи человек. Без опознавательных знаков. Они переданы мастерам допросов, все находятся под контролем лорда Тибальта, - ровным голосом продолжает Гаррет. Значит, Тибальт жив. И временно принимает командование...
  - Амб... Король и королева? - все-таки берет себя в руки Аллорди, внутренне холодея от страха. Она не готова к такой ответственности...
  - Они находились в Храме Милосердной Богини, когда обрушился потолок. Но не пострадали... Серьезно не пострадали. Ее Величество в восточных покоях с лекарем. Его Величество патрулирует коридоры, - со значительным воодушевлением произносит Гаррет. Он восхищается королем Тристаном, как и вся гвардия. Впрочем, Амберли он тоже любит. Гаррет рос с ними, словно брат. Он всегда был больше, чем стражем для всех трех принцесс.
  - Аверил? - уточняет Аллорди о судьбе третьей сестры. Самой младшей из принцесс.
  - Лазутчики действовали в замке, не оснований считать, что флигель подвергся нападению. Но лорд Веримор отправил стражей. Они доложили, что все в порядке, - отвечает Гаррет. Аллорди прикрывает ресницы. Ночь сходит на нет.
  - Что-то еще, Гаррет? - значительно мягче, не скрывая облегчения произносит Аллорди. Страж смотрит на служанок и детей, словно не решаясь сказать что-то еще. Несколько мгновений сомнения...
  - Ее Величество. Она просила привести Вас, - произносит он. Аллорди недоуменно пожимает плечами. Поднимается... Раз Серебряная Королева требует ее присутствия.
  Коридор давит. Мрачные портреты предков, отсутствие окон и слишком много стражи. Все нервничают и отводят взгляд. Аллорди готова заподозрить что-то не ладное.
  - Гаррет, с Амберли все, действительно, в порядке? - спрашивает она, чуть понижая голос и приближаясь к стражу. Он нервно вздрагивает.
  - Ее Величество получила несколько ушибов, но абсолютно здорова. Лорд Веримор просто предпочитает не рисковать ее жизнью, - Гаррет успокаивающе улыбается.
  - Но что-то не так? - Аллорди слишком хорошо знает своего стража и фактически названного брата, чтобы сомневаться. Она, вообще, очень легко просчитывает тайные намерения окружающих.
  - Вам лучше поговорить с королевой самостоятельно, Ваше Высочество, - после недолгой внутренней борьбы произносит Гаррет. Значит, Амберли сказала или сделала что-то, выводящее из равновесия. Даже интересно на что способна благообразная сестрица...
  Восточные покои находились в самой изолированной части замка. Высокие резные двери с символом прекрасной королевой Мирабель и великого короля Арнольта. Стражи перед входом. Внутри душно и темно. Еще стражи. Еще чиновники. Амберли решительным шагом перемещается по комнате, попутно раздавая распоряжения в ночном шелковом халате и домашних туфлях, но кого это волнует?
  - Аллорди, - она делает несколько стремительных шагов к сестре, заключая ее в мягкие объятья. Принцессу обдает запахом каких-то лекарственных трав.
  - Ты звала меня, сестра? - уточняет она, с сомнением разглядывая королеву. Амберли выглядит нервной и встревоженной. Впрочем, Аллорди едва представляет, как должно себя вести, когда на твою голову обвалился стеклянный потолок домашнего Храма.
  - Да. Оставьте нас, - резким тоном Амберли обращается к слугам, стражам и чиновникам. Если у них и есть сомнения, то они быстро испаряются под одним взглядом королевы. Да, Амберли милосердная и благоразумная, но ее приказы должны исполняться неукоснительно. И она потратила очень много времени, чтобы выдрессировать свой Двор.
  - Ты в порядке? - с сомнением спрашивает Аллорди, когда они остаются наедине и Амберли присаживается в удобном кресле, прикрывая глаза. Ее пальцы сжимаются в кулаки.
  - Ты видела его, Аллорди? - спрашивает она, глядя куда-то в пространство. Сестра выглядит, словно мраморная статуя, совершенная и холодная.
  - Видела кого? - уточняет Аллорди. В ее голове сумбур. Слишком много впечатлений. Слишком много всего. Она уже едва стоит на ногах от страха и усталости. Но стоит только опустить ресницы, как перед глазами предстают мертвые стражи у восточной калитки.
  - Дракона. Ты видела дракона, Аллорди? - Амберли смотрит прямо на нее, пробирая до дрожи. Не верь после этого сказкам, что Серебряная Королева продала душу демонам, чтобы Тристан победил дракона...
  - Не знаю... Я не уверена, - начинает оправдываться Аллорди. Странно, еще пару часов назад она бы поставила жизнь на то, что видела самый большой кошмар королевства. Сейчас готова была поверить в игру воображения и алкоголя.
  - Аллорди! - чуть повышает голос сестра, заставляя леденеть от холода. Неудивительно, что все приказы королевы исполняются. Неудивительно, что Амберли справляется лучше, чем их отец. И, что она выжила, ступив в замок дракона.
  - Я видела большую тень, из которой ударила молния. Но было темно. Я была напугана. Я была пьяна. Я давно не доверяю собственным суждениям, - Аллорди снова глотает слезы. У них странный привкус. Сестра подходит ближе.
  - Доверяй своим чувствам, Аллорди. Они не врут. Дракон вернулся, чтобы потребовать долг, который не выплатили наши предки. И с ним едва ли можно будет договориться, - мрачно усмехается Амберли. Кажется, принцесса понимает, что смутило и напугало Гаррета.
  - О чем ты? - мягко спрашивает она, глядя на сестру. Амберли дотрагивается до лица сестры, утирая слезы. Показывает кончики пальцев, окрашенные в алые тона... Аллорди делает шаг назад, падая в широкое кресло. Десять лет назад они тоже плакали кровавыми слезами... До тех пор, пока Тристан не убил дракона...
  - О, Милосердная Богиня, - тихо произносит принцесса, внутренне холодея от ужаса.
  
  ГЛАВА 3. ТРИСТАН.
  
  Он почувствовал опасность, прежде, чем осознал. Тело действовало до того, как пришли мысли. Он оттолкнул Амберли в сторону, прикрывая ее от падающего стекла. Потом заметил осколки потолка, шедевра архитектурного искусства, венчающего королевскую часовню, посвященную Милосердной Матери. Еще позднее он отметил вспышку молнию. А самым последним того, кто вызвал это. Голова неприятно болела, во рту появился металлический привкус... Это следствие удара? Или огромной тени, нависшей над замком его жены?
  - Амберли? - он мягким жестом касается ее плеча. Она особенно бледна в свете луны. И особенно хрупка. Когда-то он боялся прикоснуться к ней.
  Она издает невнятный стон, болезненно морщится. Вероятно, ударилась при падении. Осколки не задели ее. А вот Тристан ощущал нечто острое в плече.
  - Ты в порядке? - обращается он к жене. В глазах двоится, будто бы на месте Амберли какой-то древний призрак с печальной улыбкой. Та, другая Амберли, что-то говорит, но он не слышит. Его вполне реальная жена болезненно встряхивает за плечо.
  - Тристан! Тристан, - его имя, но почему оно кажется чужим? Амберли выглядит испуганной. По-настоящему испуганной. Такой она не была даже в логове дракона. Амберли всегда сохраняла хладнокровность, почти избавившись от внешнего проявления эмоций.
  - Я в порядке, - успокаивает он ее, прикрывая глаза. Но, Милосердная Матерь, какая это ложь... И дело не в обрушившимся потолке, осколке стекла или разговоре с Амберли о ее снах... Ему тоже снятся сны. Сны, в которых он парит высоко в небесах и уничтожает королевство огненным дыханием. Запах гари преследует его по пятам... Запах гари и Амберли. Она - самое навязчивое и сложное видение, от которого он не в силах избавиться. С ней связано что-то, что он забыл...
  - Ты не в порядке, Тристан, - она смотрит в глаза. Холодная и равнодушная, констатирующая пустые факты. Была ли она иной? Не его королева. Все бури Амберли переживала внутри себя, не позволяя им коснуться окружающих.
  - Амберли! Потолок часовни обрушился! И я почти уверен, что это был дракон! Пара царапин ничего не значат! - он сам не знает, почему кричит. Амберли испуганно отстраняется. Он никогда не позволял себе повышать голос в ее присутствии.
  - Ваше Величество! - какой-то юный страж перебивает повисшее напряжение и ответ, готовый сорваться с уст Серебряной Королевы. Мальчишка выглядит перепуганным. Из его груди торчит острый меч. Он медленно падает на колени.
   Пальцы Амберли неожиданно сильно сжимают предплечье Тристана. Король машинально пытается нащупать оружие, но он пришел молиться в храм. Какая ирония... Из-за тела стражи появляется высокий мужчина, закутанный в черное. Его глаза горят неестественно красным цветом. Амберли медленно поднимается на ноги. Тристан чувствует нестерпимое головокружение, слабость и злость. Он обещал защитить ее ото всех угроз...
  - Кто вы? - ее голос звучит ясно и прохладно. Прекрасная Серебряная Королева, которая не дрогнет перед самой страшной опасностью. Тристан все же поднимается на ноги.. Мужчина в черном делает шаг, продолжая хранить молчание.
  - Он прислал Вас, чтобы вернуть долг моих предков, - она не спрашивает. Убийца молчит. Тристан заслоняет жену, становясь между ними. Он чувствует еще большую злость, которая буквально выжигает его пламенем изнутри.
  - Амберли, - Тристан приказывает ей отступить, надеясь выиграть несколько минут, чтобы пришли стражи. Незнакомец движется неестественно быстро. Его отталкивают в сторону. В полубессознательном состоянии Тристан слышит голос жены.
  - Стой!
  
  Он приходит в себя в Восточных покоях. Голова все еще неприятно болит. Плечо туго перебинтовано, но его не сжигает изнутри непонятное пламя. И мысли в порядке. С потолка на него смотрят лорды и леди из далекого прошлого, переплетенные в светском танце. Свет приглушен. Пахнет легким травяным настоем.
  - Тебя ранило осколком стекла в плечо. И ты сильно ударился головой, но лекарь предполагает, что серьезного урона здоровью не нанесено. Он настаивает на здоровом сне и отдыхе, - раздается голос Амберли. Она умыта, аккуратно причесана и, кажется, сменила халат на более чистый.
  - Что происходит? - он присаживается в кровати, все еще борясь с легким головокружением. Амберли дотрагивается до его плеча. Мягко улыбается.
  - На замок напали. Несколько убийц прошли через Восточную Калитку, намереваясь убить или захватить в плен королеву. Пострадали стражи в восточном направлении и пара слуг. Все члены семьи находятся под надежной охраной, - отстраненный голос, взгляд парящий где-то в другом месте. Тени, залегшие под глазами. Амберли устала и напугана, но скорее разверзнется Бездна, чем она признает это или попросит о помощи.
  - Дети? - спрашивает Тристан, ощущая, как сердце проваливается внутрь. Дети - то единственное, что держит их рушащийся союз вместе. Не будь Миры и Тая, Тристан давно бы сбежал куда-нибудь с Элси. Амберли едва заметно вздрагивает, словно прочитав его мысли.
  - Они в порядке. В своих покоях вместе с прислугой и Аллорди. Их больше напугали стражи, чем эти убийцы, - с некоторой долей раздражения произносит Амберли. Убийцы... Последнее, что помнит Тристан - это человек в черном, приближающийся к его жене. Тот, кто двигался слишком быстро для человека...
  - Что случилось, когда я потерял сознание? - резким тоном спрашивает он. Амберли еще раз вздрагивает, на мгновение теряя контроль.
  - Пришли стражи с лордом Весимиром и убили его, - ровный ответ. Она лжет, но сейчас у него нет сил бороться с Амберли. Пусть упивается своими секретами.
  - Сколько стражей пострадало? Какой урон нанесен замку? - Тристан переходит к практическим вопросам. Как и всегда в их жизни. Это намного проще. И это удобнее всего. Амберли с облегчением вздыхает.
  - За стеной Гаррет. Я приглашу его. Он расскажет подробнее. И он знает, где лорд Весимир, - Амберли встает. Тристан подавляет раздражение. Гаррет, Тибальт... Лорды, с которыми выросла его жена. Лорды, которых она называет братьями, но которые не смотрят на нее, как на сестру. Он почти забыл, как ревновал к ним в первые годы брака. Он изменял ей с Элси. Но сейчас Тристана дико злило, что она стоит в тонком халате, накинутом поверх ночной рубашки, и собирается вести какие-то беседы с Гарретом...
  - Амберли, - он останавливает, мягко коснувшись запястья. Она долго и внимательно смотрит ему в глаза, словно пытаясь что-то вспомнить. Тристан замирает на полуслове. Он тоже забыл что-то важное. Что-то связанное с ней и с проклятым убитым драконом.
  - Все будет в порядке, Тристан. Мы разберемся, - она убирает свою руку и выходит прочь. Вместо Амберли заходит Гаррет. Один из стражей королевской семьи. Он начинает долгую речь. Тристан слушает вполуха. Амберли права. Лорд Весимир держит все под контролем и без вмешательства своего короля. Но Тристан ненавидит чувствовать себя бесполезным. Потому он встает с кровати и идет лично убедиться в том, что ему уже дважды сказали.
  
  Элси настигает его в одном из коридоров. Она, как всегда в мужском костюме. И как всегда не соблюдает дворцовый церемониал и плюет на правила. Она подходит, игнорируя лорда Весимира, еще двух гвардейцев. Долго и внимательно смотрит на Тристана, особенно останавливаясь на царапинах на его лице и повязке на руке.
  - Ты в порядке? - спрашивает она резким и строгим тоном. Ее голос, грубый и чуть хриплый. Она сама воплощение острых углов и резких линий. Полная противоположность Амберли. Его прекрасной и нежной королевы, которую он никогда не знал.
  - Не думаю, что сейчас лучший момент обращаться к его Величеству, - дипломатичный ответ лорда Весимира. Она сквозь пальцы смотрит на увлечение своего короля. Королеве он служит честно, но эмоциональной привязанности не испытывает. А Элси и ее брат, фактически названные дети Весимира. Он не одобряет эту связь, но предпочитает игнорировать.
  - Пусть он сам скажет, - Элси все еще смотрит на Тристана. Он невольно морщится. Голова неприятно болит. Возможно, он переоценил собственные силы.
  - Я в порядке, Элси, - отвечает он. Она не верит. Элси не молчит и не притворяется, что все в порядке. Она не ведет своих странных игр, в отличие от Амберли. Амберли... Что она скрывает? О чем не договаривает? Почему он не может выкинуть из головы сцену в Малой Часовне?
  - Не лги мне, Тристан, - она никогда не использует его титул. Элси предпочитает простые вещи. Простые имена. Простые отношения. И она ненавидит Амберли. И не боится говорить об этом. Хотя бы поэтому Элси стоило бы отослать из замка. Тристан давно сделал бы это, если бы не был столь эгоистичен. И если бы Амберли не было столь наплевать... Опять Амберли и кровавые слезы на ее глазах. И ее кошмары, о которых она рассказала... Амберли. Амберли. Амберли.
  - Я не лгу, Элси. И тебе лучше оставаться в безопасности. Мы не знаем, кто и почему пришел в замок, убив стражей и слуг, - сейчас он фокусируется на настоящем, стараясь не думать ни о часовне, не об убийце в черном, который двигался слишком быстро и был слишком сильным.
  - Ты был с ней? - в вопросе слышится упрек. И ревность. Элси все чаще говорит о том, что они должны сбежать. О том, что Амберли - ярмо на шее Тристана. Ему не нравятся эти разговоры. Кроме Амберли есть еще Мира и Тай. Детей он никогда не оставит. Он не его отец.
  - Элси, сейчас не время и не место для подобного разговора. Отправляйся в свой флигель. Тебе проводит кто-нибудь из гвардейцев, - Тристан выразительно смотрит на лорда Весимира. Элси хмурится.
  - Хорошо. Но мы не закончили разговор, - она резко разворачивается на каблуках, не дожидаясь ни какого сопровождения. Впрочем, Элси может постоять за себя. Лорд Весимир тоже хмурится. Он не доволен этим разговором. Своей племянницей. Своим королем.
  - Вы хотите что-то сказать, лорд Весимир? - спрашивает Тристан. Глава стражи пожимает плечами. Он не обсуждает личную жизнь тех, кого охраняет. Безмолвный и не видящий, словно статуя.
  - Я говорил, что это не кончится ни чем хорошим. Не люблю повторятся. Вы, кажется, хотели поговорить с убийцей, оставшимся в живых? - лорд Весимир смотрит в сторону. Тристан понимает, что не добьется продолжения разговора. А ему жизненно важно, чтобы его осудили. Рассказали о том, что подобные поступки недопустимы. Но всем наплевать на личную жизнь короля.
  - Да, лорд Весимир. Я хочу поговорить с пленником лично, - Тристан тоже решает сосредоточится на более насущных проблемах. Убийцы, проникшие в замок. Рухнувший потолок в Малой Часовне. Дракон. Или что там еще ему привиделось за тучами?
  
  ГЛАВА 4. АВЕРИЛ.
  
  Она ждала Браккса, когда небо озарила вспышка молнии, и обрушилась стеклянная крыша Малой Часовни, посвященной Милосердной Богини. Аверил вышла из тени статуи Малайры, пятой из дочерей Великих Богов, покровительствующей целителям и богадельням. Той самой богине, которой молилась принцесса Аверил за исцеление своего мужа, Лунного Рыцаря. Мужа, которому она бессовестно изменяет и которого безбожно ненавидит. Аверил увидела вспышки молний и огромную тень, заслонившую небо. Ее сердце пропустило пару ударов, а пальцы машинально коснулись лица. Все три принцессы плакали кровавыми слезами десять лет назад. Когда появился дракон, которого убил Тристан, нынешний король и муж ее старшей сестры.
  - Аверил? - обратился к ней хриплый голос из чернильной темноты. Она вздрогнула, всего лишь на мгновение.
  - Что происходит, Браккс? - спрашивает она строгим тоном старшей сестры, прекрасной Серебряной Королевы Амберли. Этот тон прекрасно работает, когда она казаться сильной и уверенной в себе. Или притвориться, что ничего не чувствуешь, например, страха, который ледяными щупальцами движется по твоей коже.
  - Понятия не имею. Возвращайся в Храм. Я проверю, - резкий голос. Грубые интонации. Абраксис успешно притворяется бесчувственным чурбаном, которому нравится пугать окружающих, но он много мягче и ранимее.
  - Браккс, это дракон. Не играй в героя, - она крепко вцепляется за грубую ткань его рукава. Чувствует, как напрягаются его мускулы. Видит свое испуганное отражение в его глазах.
  - Не глупи, принцесса. Последнего дракона убил наш славный король, - мрачно усмехается Браккс. Он не любит Тристана. Не потому что считает, что тот выскочка, недостойный руки прекрасной королевы. Скорее потому, что сестра Браккса слишком любит короля, который причиняет ей боль, пусть и ненамеренно. Но достоинства Тристана, как воина он признает, как и его славную победу над драконом.
  - Замок переполнен стражей. Не рискуй напрасно, Абраксис, - она называет его полным именем, вкладывая максимально искренние эмоции в свой голос. Аверил редко бывает столь искренна и открыта. У нее тоже полно масок, которые принцесса носит на публике и не только.
  - Я провожу тебя в храм Малайры, - произносит он, мягко касаясь ее ладони. Аверил благодарно кивает, успокаиваясь от прикосновения его жестких пальцев. Браккс стал капитаном королевской стражи благодаря своему таланту и упорству. Только он проводит на тренировочном поле больше времени, чем король Тристан. И только Абраксис способен победит короля в честном поединке.
  Они идут в тишине. Сердце Аверил гулко стучит где-то в висках. Шепотом она произносит молитву... Нет, не к Великой и Милосердной Матери. К ее дочери. Богине, которая с равной вероятностью исцеляет и убивает. Ее богине. Где-то на полпути она встречают отряд королевской стражи. Высокий солдат кланяется сначала Бракксу, а уже потом Аверил. Впрочем, она всего лишь младшая принцесса, которая заживо похоронила себя в бесперспективном браке и дальнем дворцовом флигеле, окна которого выходят на священный храм Малайры.
  - Мой капитан, на замок напали. Убиты воины у Восточной Калитки и в нижних коридорах здания. Командир Весимир собирает всех у покоев королевы, - произносит юноша. Браккс сжимает губы в узкую полоску. Его глаза недобро сужаются.
  - Проводи ее Высочество во флигель и оставайся с ней, - он передает Аверил в руки этого юноши. Стремительным шагом, направляясь ко Дворцу. Серебряную королеву Амберли он тоже не слишком любит, но по-собачьи предан короне.
  Аверил и неизвестный страж идут в торжественной тишине. Мальчишка, явно из новобранцев и боится столь высокой особы. Младшая принцесса же занята другими тревогами. Дракон вернулся. Чтобы не говорили здравомыслящие стражи, она знала об этом. Ощущала каким-то древним и бессмертным инстинктом. Как и ее сестры.
  - Стой здесь, - приказала Аверил, остановившись у храма Малайры. Ей нужна тишина. Немного побыть наедине с тревожно разбегающимися мыслями.
  Здесь темно, прохладно и пахнет благовониями. Аллорди сравнивает этот храм с погребом. Амберли тактично молчит, но Серебряная королева не верит в богов. Из трех сестер только Аверил религиозна. Она зажигает свечи и тихо молится. Просит послать успокоение. Защитить королевство от гнева дракона. Продлить жизнь ее мужу (но никогда исцелить его). Она не замечает прошедшего времени. Только колени начинают болеть, а плечи тихо дрожать от свежести. В двери настойчиво стучат. Пусть это будет знаком высших сил..
  - Ваше Высочество, - легкий наклон головы. Темные волосы, смуглая кожа, разбойничий взгляд. Бастиан. Один из самых преданных стражей Амберли. Кажется, он приходится им дальним родственником. Кузен по линии какой-то пятиюродной бабки.
  - В чем дело? - Аверил могла бы напустить строгий вид. Или произнести обличительную речь, памятуя о том, что не следует прерывает общение с богами, но... Амберли не послала бы своего самого преданного война просто так. А страстью к театральности в их семье обладает лишь Аллорди.
  - Королева требует Вас в свои покои, - и это не просьба. Приказ. Если понадобится, Бастиан перекинет ее через плечо и доставит к ногам Серебряной Королевы. Да, он не испытывает почтения ни к кому, кроме Амберли. Почтение и никаких плотских желаний. Что-что, а чужую похоть Аверил всегда хорошо определяла.
  Они идут в тишине. Все ее спутники сегодня предпочитают молчать. Дыхание принцессы слегка сбивается. Бастиан идет своим стремительным темпом, не думая о других. Этим он напоминает Браккса. Только Абраксис испытывает к принцессе противоречивые чувства. Тела уже убрали, но Аверил чувствует запах крови. Кровь и настороженность.
  - Кого убили этой ночью? - подает голос Аверил, мысленно перебирая стражей: капитан Весимир, Абраксис, Гаррет, Бастиан... Больше, наверное, никого. Аверил последние годы ведет образ жизни затворницы.
  - Их имена ничего Вам не скажут, - саркастический и едкий тон. Бастиан не любит сестер королевы и не скрывает этого. Иногда Аверил кажется, что он видит ее насквозь. То черное и гнилое нутро, которое скрывается за образом молчаливой принцессы, похоронившей себя в браке с безнадежным калекой. Впрочем, вслух он ничего не говорит...
  - Но для моей сестры они не пустой звук, - мягко констатирует Аверил, почти не скрывая ехидства. Прекрасная королева Амберли, которая знает всю свою гвардию в лицо и по имени и всегда находит добрые слова для каждого, почти не притворяясь в этом.
  - Беспокойтесь о себе, а не о тревогах королевы, - резкий голос. Аверил едва не начинает смеяться. Да, для Бастиана существует лишь серебряная королева Амберли. Остальные - прах и тлен. Он даже Тристана едва ли уважает.
  - Будь осторожнее, Бастиан. Я все-таки принцесса крови. И я не стану до бесконечности терпеть твои грубости, - она придает голосу грозную окраску. Бастиан изображает издевательский поклон, указывая на двери Восточных Покоев. Не тех, которые принадлежат Амберли.
  - Будьте добры, Ваше Высочество, ее Величество ждет Вас, - он пропускает Аверил вперед. Стражи расступаются. Очередные незнакомцы, которым нет дела до страданий младшей принцессы. Аверил делает глубокий вдох и заходит внутрь.
  Ее сестры сидят в осязаемой тишине. Почти идентичные отражения друг друга, различающиеся только оттенком глаз. Аверил тоже выглядит, как их копия. И все они похожи на свою прабабку, и на прекрасную королеву Мирабеллу, и еще на десяток других предков, между этими двумя женщинами. Амберли первой поднимает глаза. Аллорди сидит в кресле, что-то бессвязно бормоча.
  - Что случилось? - спрашивает Аверил, не в силах выносить очередную порцию молчания. Аллорди прижимает колени к груди, принимая совсем не подходящую принцессе позу. Амберли взглядом указывает на еще одно кресло. Одета сестра в тонкий халат поверх ночной рубашки. Абсолютно не подходящий королеве наряд.
  - Полагаю ты сама все видела, - произносит холодный голос королевы. Таким же тоном Амберли объявила, что отправится к дракону десять лет назад. Добровольно принесет себя в жертву, дабы сохранить остальное королевство. Повлиять на юную принцессу никто не смог, как и воспротивиться ее воле. Сейчас противостоять принятым решениям королевы стало невозможно.
  - Мне казалось, что твой муж убил дракона, - младшая сестра, одна из немногих, кто выдерживает прямой взгляд Амберли. Не сказать, что кто-то это ценит, но самой принцессе приятно.
  - Тот дракон был не единственным. Он просто первым пришел требовать от нас долги предков, - Амберли переводит взгляд на витражное стекло, зябко обнимая себя за плечи. Надо же, она нервничает. Все-таки та история с драконом была гораздо более сложной, чем представляется общественности.
  - Почему они ждали десять лет, чтобы потребовать возмездия снова? - Аверил смотрит на сестру, ожидая ответов. Аллорди все еще сидит в своем кресле. Только сейчас младшая принцесса замечает открытую бутыль вина и наполовину осушенные бокалы...
  - Что значит десять лет для тех, кто живет тысячелетия? - Амберли задает риторический вопрос в пространство. Снова тишина. Аллорди пьет. Впрочем, сестра всегда либо пьет, либо устраивает сцены, либо попадает в скандальные истории, о которых шепчутся даже в самых укромных уголках дворца.
  - Что им задолжали наши предки? И не надо новых абстракций, Амберли. Мы больше не подростки, которых надо оберегать, - Аверил говорит резким тоном. Аллорди тоже выжидающе смотрит на сестру. Королева борется со своими внутренними демонами. Наконец-таки, сделав глубокий вдох, Амберли начинает говорить.
  - Когда-то король Арнольт и его королева Мирабелла заключили сделку с драконами. Те помогли им объединить королевства и основать великую династию. Ценой была их дочь. Принцесса Аделина. Я не знаю всех подробностей. Дракон сказал, что когда пришла пора платить, королева Мирабелла обманула их, лишила сил и пленила. Она думала, что навечно, но со временем чары пали, - голос Амберли оседает холодным узором на каменных стенах, воскрешая давнюю историю в танце теней по углам и пугая не меньше молний, ударяющих в стеклянную крышу домашней часовни Милосердной Богини...
  - Так, давай снова произнесем то заклинание или что там сделала Мирабелла, - нервным тоном произносит Аллорди. Она оставляет бокал на столе и начинает мерить восточные покои шагами. Аверил в молчании смотрит на Амберли. Не то, чтобы она верит в магию, но старшая сестра всегда обладала странными мистическими силами. Когда-то в раннем детстве она вызвала бурю. И сны ее имели обыкновение сбываться, по крайней мере, в те далекие дни, когда она еще делилась секретами с сестрами.
  - Ни одна из нас не обладает силами королевы Мирабеллы. И кроме того, для того, чтобы это сработало, дракон должен безоговорочно доверять заклинательнице, любить ее всем сердцем, - Амберли прикрывает глаза, подавляя слезы, оставляющие кровавые дорожки на ее щеках...
  - Тристан точно убил того дракона или он безоговорочно доверял и любил всем сердцем, - едкий голос Аллорди. Она порядочно пьяна. Но Аверил уже и не помнит тех дней, когда видела эту сестру трезвой. Что случилось с тремя неразлучными принцессами? Они едва ли знают друг друга. И каждая погружена в свои печали, тайны и секреты.
  - Тристан убил дракона, - повелительный тон Амберли заставляет ее сестер вытянуться по струнке, проникая под кожу и оседая в позвоночнике. И кто-то говорит об утраченной магии. Хотя, проще обозвать сестру ведьмой, чем принять собственный страх перед ней.
  - Что ты предлагаешь делать, Амберли? - спрашивает Аверил, опять глядя в глаза королеве. Она бы не собрала сестер, не имей плана. Серебряная королева несет груз вселенной на своих плечах, не намереваясь делиться. Пальцы Амберли сжимают спинку кресла. Она смотрит куда-то мимо сестер, говорит отстраненным тоном вещающей пифии.
  - Я отправлюсь на место гибели дракона. Аллорди отправиться в Морской Храм. То место, где королева Мирабелла узнала, как пленить драконов и не выполнять договор, - Амберли делает долгую паузу, изучая что-то на противоположной стене. Нехорошее предчувствие комом подкатывает к горлу Аверил.
  - Что буду делать я? - спрашивает она, все еще не отводя взгляд. Королева смотрит прямо на нее, заставляя отступить на пару шагов.
  - Ты будешь исполнять обязанности королевы в мое отсутствие. Соответствующие распоряжения уже отданы, - с пугающим спокойствием произносит сестра. Где-то высоко в небе снова ударяет молния. Но сейчас она ни коим образом не связана с драконами.
  
  ГЛАВА 5. ТИБАЛЬТ.
  
  Его разбудили среди ночи. Бастиан Ривер собственной персоной. Самый доверенный страж королевы Амберли. Он же? толком ничего не объясняя? проводил в Восточные покои. Тибальт едва понимал, что происходит. Стражники, излишне нервные и слишком часто встречающиеся в коридорах, испуганные лица прислуги. Общее ощущение напряженности и тревоги. Бастиан, не отвечающий на вопросы. Тибальт начинал паниковать. Совсем не подходящее состояние для первого советника королевы.
  Амберли сидела в передней части Восточных покоев, переделанной под рабочий кабинет. Горничная расчесывала ее волосы. Королева подписывала какие-то бумаги. Она была сосредоточена и едва обращала внимание на окружающих. Все сравнительно небольшое пространство было переполнено стражами, посыльными, секретарями и доверенными лицами королевы. Тибальт заметил небольшой порез на лице Амберли. Лекаря, вышедшего из другой части покоев.
  - Садись, - прозвучал чуть резкий голос, обращаясь к нему. Королева едва скользнула по нему взглядом, продолжая что-то писать. Бастиан Ривер растворился в коридоре с чувством выполненного долга.
  - Что произошло? - спросил Тибальт немного растерянно, не в силах соблюдать этикет и искать вежливые формулировки. Королева подняла на него глаза, в которых сверкала сталь. Также Амберли смотрела, когда отправилась навстречу дракону. Принятые решения и несгибаемый характер, несвойственный ее сестрам.
  - На замок напали. Разрушена малая часовня Милосердной богини. Убито пятеро стражей, три служанки. Еще десять стражей получили ранения, захватывая убийц. Король Тристан также пострадал, но уже приходит в себя, - короткие факты. Едва заметно подбежал один из посыльных, забирая бумаги у Амберли. Секретарь подсунул еще несколько листов, по которым она тут же пробежалась взглядом.
  - Кто напал? Кто пострадал? - Тибальт все еще обводил окружающих растерянным взглядом. Казалось, он потерял способность рационально мыслить.
  - Ты займешься нападавшими и их целями. Луциан проводит тебя к пленнику. Проследи, чтобы палач не переусердствовал. Он должен предстать перед королевским правосудием, - Амберли снова подписывает бумаги. Ставит печать.
  - Хорошо, но мне нужно знать чуть больше, - к Тибальту возвращается самообладание и холодный тон. Амберли поднимает глаза, внимательно смотрит на него. Ее губы трогает едва заметная улыбка.
  - Страже известно о трех нападавших. Двое убиты. Один захвачен в плен. Предположительно их целью была я. Так как они двигались по направлению к часовне мимо моих покоев. Но, возможно, они хотели убить короля. Мы находились вместе у алтаря Милосердной Матери и его покои гораздо ближе к Восточному Входу. Не исключены и покушения на моих сестер. И то, что убийц было больше, - ровные факты. Пугающий взгляд. Королева Амберли обладала особыми талантами по воздействию на окружающих, внушая одновременно почтение, страх, величайшую преданность и искреннюю любовь. Жаль, что два другие сестры были почти лишены ее обаяния.
  - Аллорди в порядке? - спрашивает он, заставляя себя выглядеть переживающим. Его брак уже давно напоминает фарс, но и он, и Аллорди, не слишком успешно притворяются, что им не наплевать.
  - Она не пострадала, сейчас находится в детской. Под охраной стражи, - голос Амберли чуть смягчается, но не ее взгляд. Тибальт прекрасно знает, что Серебряной Королеве нужно смотреть в глаза. Они лучше всего рассказывают о ее состоянии и настроении. Сейчас по ним понятно, что королева приняла сложное решение и не собирается отвлекаться на мелочи, способные задержать в пути.
  - Его Величество? Насколько серьезно он ранен? - Тибальт в очередной раз пытается изобразить искреннюю обеспокоенность. С королем Тристаном у них еще более сложные отношения, чем с принцессой Аллорди. Все началось с почти детской злости и ревности, из-за того что Амберли досталась ему, а все королевство восторгалось прекрасным героем. Не то, чтобы Тибальт планировал сложить голову, сражаясь с драконом или тем более победить столь грозного соперника, но в Амберли он когда-то был влюблен со всей пылкостью и глупостью юности.
  - Царапины и ушибы, в основном. Королевский лекарь уверяет, что он в полном порядке, - некая задумчивость. Она вполне искренне волнуется, но неясно из-за собственных чувств или из-за того, что король - часть принятого решения.
  - Кто напал на Вас? - более вдумчивый вопрос. У их королевства, конечно, есть недоброжелатели и соперники. Амберли, отнюдь не трепетная дева в беде и способна на волевые и жестокие решения. Но у кого хватит наглости и ресурсов организовывать такие покушения?
  - Ты это выяснишь, Тибальт, - она сжимает губы. Отдает очередную бумагу посыльному. Значит, аудиенция окончена. А его ждет допрос неизвестного убийцы.
  - Как прикажете, Ваше Величество, - он мягко кланяется, приближаясь к выходу. На лице Амберли странное задумчивое выражение. Она словно в нерешительности.
  - Еще. Тибальт. В небе над часовней видели темную тень, прямо перед тем, как молния ударила в крышу, - произносит она, снова опуская глаза в бумаги, и тихим голосом, отдавая распоряжения своему секретарю. Лорд Эршо, маленький и тощий ублюдок, которого не подкупить и не отговорить.
  - Дракон? - обращается он в пустоту, ибо серебряная королева закончила их беседу и больше не считает нужным продолжать.
  
  Стража Луциана Тибальт не помнил, но для него они все на одно лицо. Высокие, сильные, с правильными чертами и слепой преданностью своей королеве. Ладно, не все столь уж преданы Амберли. Но в их внешности прослеживаются определенные стандарты. Тибальт помнил лишь одного кривоногого коротышку, бывшего боевого генерала деда Амберли и Аллорди, которому достался пост главы стражей за прошлые заслуги.
  В подземельях Тибальт бывал нечасто. И, наверняка заблудился бы, петляя по запутанным коридорам. Здесь содержали особо важных для короны узников. Или тех, с кем нужно было провести особо важную беседу. Тибальт участвовал в паре таких.
  Узник находился в на удивление светлой и просторной камере, скованный по рукам и ногам. Рядом стояли двое стражей в полном вооружении. Где-то в глубинах прятался мастер пыток, раскладывая свои инструменты. Его Тибальт тоже не любил. Скользкий тип себе на уме. Амберли ему не доверяла, но высоко ценила профессиональные навыки. Король Тристан откровенно презирал. Остальные боялись. Было в нем что-то неестественное, пугающее и первобытно жестокое.
  - Лорд Тибальт, - по спине вдоль позвоночник пробежал шелестящий голос, словно шипение змеи. Этот человек сам напоминал змею. Выбритый налысо с бесцветными глазами и леденящими душу манерами.
  - Лорд Миккель, - вежливое приветствие равного себе. Королева принципиально не заводила любимчиков и карала тех, кто позволял задирать нос, особенно перед такими незаменимыми и чрезвычайно обидчивыми кадрами, как лорд Миккель.
  - Ее Величество велела не прибегать к жестоким методам до того, как Вы побеседуете с нашим гостем, - опять Миккель улыбается по-змеиному. Его взгляд указывает на целый арсенал игл, кинжалов и каких-то загадочных атрибутов его практик.
  - Есть ли какие-то рекомендации? - спрашивает Тибальт, непроизвольно сглатывая. Миккель еще сильнее растягивает губы в подобии улыбки. И почему Амберли держит этого типа на высокой должности?
  - Сильно сомневаюсь, что Вы сможете его разговорить. Даже в том, что мои инструменты смогут. Наша Серебряная королева, возможно, - взгляд Миккеля слегка мрачнеет. Он не жалует конкурентов, а Амберли люди любят открывать сердца. Без принуждения.
  Тибальт смотрит в лицо узника. Бледная кожа. Черные глаза, в которых почти невозможно различить зрачки. Чуть вытянутый овал. Неестественно яркие губы насыщенного красного цвета. Он не выглядит грозным соперником. Тонкие руки, длинные пальцы. Но что-то все же настораживает. Тибальт делает глубокий вдох.
  - Я лорд Тибальт де Ривердин. Пятый граф Экклендских земель. Лорд-советник королевы Амберли, - нейтральный тон. Он просто сообщает информацию. Не больше. Не меньше. Узник окидывает его внимательным взглядом. Тибальту кажется, что он слышит стрекот. Словно от гигантского насекомого.
  - Что ты хочешь лорд Тибальт? - странный голос, отдаленно напоминающий Миккеля, но менее жуткая вариация. Просто равнодушный и чуждый, не вызывающий ощущения мерзкого страха и леденящих прикосновений к внутренним органам.
  - Королева прислала меня выяснить, зачем ты пришел в замок, - Тибальт соблюдает вежливость. Его собеседник кривит губы, издает звуки, похожие на смех.
  - Твоя королева прекрасно знает, зачем я пришел, - отвечает он. Тибальт слегка вздрагивает. Но противоречий не видит. Ему, вообще, кажется, что Амберли отослала его подальше, чтобы лорд-советник не мешал ее планам.
  - Почему ты хотел ее убить? - следующий вопрос. Убийца чуть склоняет голову вбок. Снова смеется.
  - Если бы я хотел убить ее, она была бы мертва. Я пришел напомнить о старом обещании, данном не мне, - откровенное презрение в голосе. Для него, что Тибальт, что Миккель, что все эти стражники и даже Амберли - все они мусор и труха.
  - И кто просил передать ей послание? - вопрос Тибальта. Полное равнодушие его собеседника. Скользкий взгляд Миккеля.
  - Она знает об этом. Как я уже сказал, твоя королева прекрасно знает, зачем и от кого я пришел. И знает, что это информация не стоит усилий, которые приложит твой скользкий друг, - издевательский смешок. Его зрачки странным образом сливаются с абсолютно черной радужкой.
  - Что ж, если ты не хочешь мирно побеседовать со мной, я предоставляю это право лорду Миккелю и его острым друзьям, - злорадно улыбается Тибальт.
  
  Он не любит крики истязаемой плоти. Не любит зловоние темниц. Потому и отошел подальше. Миккель пришлет кого-нибудь за лордом-советником, когда пленник соизволит говорить. А пока он может немного подумать.
  Амберли знает. Он не сомневается в словах пленника. Королева изменилась после возвращения от дракона. Она больше не была прекрасной хрупкой девой. Она вернулась королевой, пережившей страшные потери и способной принимать непростые решения. Ее пытались снова превратить в комнатный цветок, оберегая от стрессов и тьмы, но Амберли было не сломить. Скоро она уже предводительствовала отцовским советом министров.
  Наверное, тогда Тибальт окончательно осознал, что его чувства к королеве исчезли. Он любил юную и прекрасную девушку. Не чужую и холодную женщину. Впрочем, Амберли едва ли заметила перемену. Тибальт всегда был лишь другом. Иное дело - Аллорди. Младшая сестра и слабое искаженное отражение прекрасной Серебряной Королевы. Да, в ранней юности они представляли забавное трио. Аллорди влюблена в Тибальта, Тибальт влюблен в Амберли, Амберли... Кто знает, что чувствовала Амберли? Но, тем не менее, Тибальт использовал старые чувства, женившись на принцессе. Это помогло укрепиться в Совете близ королевы. Он все еще оставался доверенным лицом и близким другом. "Мы слишком похожи. Мы росли вместе. Учились у одних и тех же учителей. Мы думаем одинаково. Принимаем одни и те же решения, основываясь на тех же данных. Тристан - другой. Это полезно иметь рядом кого-то, кто мыслит иначе", - примерно так Амберли объяснила свой брак. Почему выбрала безродного рыцаря, убившего дракона. Да, еще она говорила о необходимости выполнять обещания...
  Она знала. Нарушенное обещание, данное дракону прекрасной королевой Мирабель и ее великим королем Арнольтом. Амберли не хотела запускать новый цикл. Тогда он сочувствовал ее страданиям. Противился вынужденной жертве. Но так уж многим она жертвовала? Амберли приняла решение и упорно следовала ему. И так уж это важно сейчас? Прошло десять лет.
  - Лорд Тибальт, - змеиный шепот Миккеля, вырывает из бесплотных размышлений. - Вас вызывает королева.
  
  В Восточных Покоях к Амберли присоединились Аллорди и Аверил. Две младшие сестры. Все стражи, секретари, посыльные и служанки благополучно исчезли. Как и блистательный король Тристан. Тибальт немного недоверчиво огляделся. Амберли сидела в кресле, расправив расшитый шелковый халат, накинутый поверх тонкой рубашки (почему он не обратил внимания раньше?). По правую руку Аллорди, с покрасневшими глазами, растрепанной прической, в неприлично праздничном и откровенном платье (откуда она возвращалась в замок?). Она нервно теребит пальцы, кусает губы. Слева принцесса Аверил. Неизменно трагическое выражение лица, строгая прическа, платье невзрачного цвета с замызганным грязью подолом. Все три сестры поразительно похожи между собой. Различия минимальны. У Аверил волосы чуть более золотые, чем серебряные. Глаза Аллорди чуть более голубые, чем серые. Все они смотрят на него.
  - Ваше Величество, - он слегка склоняет голову перед королевой.
  - Ты получил какие-то ответы от нашего гостя? - спрашивает она холодным и твердым тоном. Статуя, а не живой человек. Как долго она еще сможет успешно притворяться?
  - Он не ответил ничего существенного. Лорд Миккель продолжил разговор, - произнес Тибальт, не зная, насколько откровенным можно было быть в присутствии принцесс. Амберли опустила ресницы, сделала едва заметный вдох.
  - Он говорил о неоплаченных долгах? - усталый голос. Принцесса Аверил прикасается к плечу сестры. Аллорди закусывает губу, нервно поглядывая на мужа. Впрочем, супругами их можно было назвать с натяжкой. Половину своего брака они игнорируют друг друга и уж точно не хранят верность данным клятвам.
  - Да, Ваше Величество. И о том, что не собирался убивать Вас, - произносит Тибальт. Похоже, Амберли, действительно, знает, зачем убийцы пришли в замок. Только он не уверен, что королева станет делиться даже со своим лордом-советником. Даже со своими сестрами.
  - Хорошо, Тибальт. Держи этого гостя под контролем. Сомневаюсь, что он скажет что-то еще. Но, лорд Миккель уже доказывал, что способен узнавать самые тщательно оберегаемые секреты, - мрачно произносит королева. Аллорди вздрагивает (она, вообще, слишком нервничает, что не может не настораживать). Аверил смотрит с каким-то пугающе равнодушным выражением лица.
  - Вы пригласили меня не только для того, чтобы услышать, что уже знаете? - спрашивает он, подозрительно осматриваясь. Очередная нервная реакция Аллорди. Равнодушие Аверил.
  - Ты прав. Я пригласила, чтобы огласить некоторые свои решения, связанные с визитом этих гостей. Мне придется уехать, на некоторое время. Вместе с королем Тристаном. Аллорди тоже покинет столицу. Аверил на время получит мои полномочия, разделяя бремя регенства с тобой, - бесстрастным тоном продолжает королева. Его взгляд вновь скользит по бумаге с гербовой печатью.
  - Амберли, - он чуть повышает голос, но его прерывает властный жест королевы. Не потому, что он нарушил протокол и чрезвычайно фамильярно произнес ее имя.
  - Не стоит, Тибальт. Распоряжения отданы. Аверил в курсе всех событий. Мы отправляемся завтра на рассвете. У лорда Эдварда, моего секретаря, есть полный приказ о временном регентсве, где оговорены все скользкие вопросы. Можешь попрощаться с женой, - Амберли встает. За ней незримой тенью следует Аверил. Он остается наедине с Аллорди. Впервые за последние полгода.
  - Ну, наконец-таки, ты будешь править королевством, а я - сбегу от скучных обязанностей и пресных лиц, - сквозь нервный смех произносит она. Тибальт смотрит на закрывшиеся двери. Мы думаем одинаково.
  - Уверен, что последнее слово останется за твоей сестрой. За Аверил. Наше королева никогда не доверяла мне полностью, - не слишком весело говорит он. Аллорди поправляет свое платье.
  - Она не доверяет вам обоим, так что полагаю полномочия будут взаимно ограничены, а в случае непримиримых противоречий в дело вступает остальной Совет и некоторые доверенные лица. И едва ли кто-то сможет принять действительно важное решение, - Аллорди усаживается в кресло, в котором сидела ее сестра. Возможно, она замечает намного больше, чем показывает окружающим. Или ей не настолько наплевать.
  - Как долго вы будете отсутствовать? - спрашивает он. Аллорди пожимает плечами, смотрит на серые стены. На Тибальта.
  - До Морского Храма около двух недель пути. До места, где Амберли держал дракон чуть больше. Предполагаю, что целый месяц ты сможешь править умеренно свободно. А, вероятнее всего дольше, - Аллорди смотрит на свои пальцы.
  - Почему Амберли назначила регентом Аверил, ты вторая по старшинству и следующая в линии наследования, после детей Амберли? - Тибальт задает свой вопрос. Аллорди дерзко вскидывает брови.
  - Моя драгоценная сестрица знает, что мне плевать на все эти королевские дела. К тому же мы - супруги. И мое регенство обозначало бы, что вся власть переходит в твои руки. Почему Амберли этого не хочет, лучше спросить у нее, - ядовитые нотки старой ревности. Тибальт устало прислоняется к стене.
  - Кто отправляется с тобой? - спрашивает он от части из любопытства, от части, чтобы занять время. Аллорди равнодушно пожимает плечами.
  - Понятия не имею. Милая сестрица отдала распоряжения без моего ведома, впрочем, как всегда, - она медленно встает и подходит ближе. Тибальт не обольщается. Он просто стоит на пути к выходу.
  - Что ты должна найти в Морском Храме? - еще один вопрос. Аллорди прикусывает губу. Внимательно на него смотрит, слишком напоминая старшую сестру. Однажды он неосмотрительно купился на это сходство.
  - А это, дорогой мой Тибальт, большой-большой секрет. Амберли взяла с меня торжественную клятву. И я намерена в кои-то веки сдержать данное слово, - она подходит к двери. Все еще не решаясь уйти. Тибальт слишком устал, чтобы играть в ее игры. Может быть, стоит поблагодарить Амберли за то, что она избавляет его от общества супруги.
  - Иди, отдохни, Аллорди. Ты отправляешься на рассвете. А мне еще надо найти секретаря королевы и ознакомиться со всеми ее приказами. И никто не отменял моих каждодневных дел, - холодно произносит он, первым покидая Восточные Покои. Что ж, он, и правда, всегда мечтал править. Пора выяснить, насколько хорошо это получится.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"