Сороколетова Анна Валентиновна: другие произведения.

Часть 8: Гости из прошлого или Призраки над забытыми могилами

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Душа изголадалась по боевой магии.Всемогущий дедушка проявляет легендарный вредный характер. Героиня находит себе новое место работы. Но здесь, как никогда ранее, ее начинают преследовать призраки прошлого...

  Часть 8:
  Гости из прошлого
  или
  Призраки над забытыми могилами
  
  ˜ ™
  
  Что такое Лорента? Материк, изогнутый акульим хребтом. С одной стороны снежные, острые, изрезанные скалами горы, где дуют безумные ветра, с другой стороны - иссушенная пустыня. Полнейший дефицит источников магии и обилие нежити всех форм и размеров. Так же Лорента известна в качестве места ссылки неугодных Совету Архимагов магистров и курорта для всех слегка и конкретно тронутых на одно место магов, увлекающихся темными искусствами. В общем, место куда я никогда не стремилась попасть даже в самых страшных моих кошмарах. Но тем не менее я уже здесь...
  Территориально на этом материке располагалось три государства, принципиально ни чем не различающиеся, и к своему стыду я даже названий их толком запомнить не могла (имена городам и государствам здесь давали гномы и орки, с языками которых я не дружила). Я прибывала в государство, которое в весьма приблизительном переводе обозначало Могила Королевы, каким-то туманным образом было связано с королевой Рийганой и ее темными делишками. Столица, которая именовалась "Залорендерой", что на местном наречии значило "Роза Ветров" или что-то связанное с перепутьями, напоминала мне скорее небольшой административный центр, чем столицу. Здание магического центра, откуда меня должны были перераспределить куда-то в окрестности, где меня не отыщут все древние боги в мире, было серым и обшарпанным. Три этажа, местами исписанные неприглядными надписями, общий смысл которых сводился к "здесь был я" и витиеватыми объяснениям, то чем эти вольные художники советуют заняться почитателям своего таланта.
  Кабинет главы магистрата Залорендерои выглядел еще более неприглядно. Стены с облезлыми обоями, несущие явные следы подтеков, грязный потолок со следами ржавчины, унылые хлопья паутины, трещина на все стекло, стол, заваленный бумагами, проржавевший сейф в углу, какая-то аляповатая безвкусная картина, огромный книжный шкаф, заваленный устаревшими энциклопедиями и свежей подборкой "Боевой магии сегодня". Венчал это величие магистр Шерели Фенн, ни чем не запоминающийся товарищ с самой невзрачной внешностью и маленькими крысиными глазками, как-то слишком пошленько на меня смотрящими. Как бы намекнуть, что я проблем с начальством не боюсь, даже не имея отходного пути в виде влиятельных родственников. Но, если отбросить мои личные неприязненные отношения, средней руки маг, обладающий весьма скудными познаниями и способностями в магии, делавший довольно посредственную карьеру и в области бюрократии (Лорента - это своеобразный пункт сбора всего не нужного и не пригодившегося по тем или иным причинам приличному магическому обществу).
  - Итак, магистр Леа, значит вы хотите работать на базе у Ее Сердца? - уточнил мой собеседник после получасового размышления и внимательного чтения моего резюме. Меня до сих пор непривычно передергивало от магистра Леа, но я вполне законно сменила свою фамилию, дабы не столь явно светить выдающимися родственниками.
  - Да, - ответила я, скрестив руки на груди. Снова последовало многозначительное молчание и копошение в моем резюме. Что он там собирается найти, интересно?
  - Вы уверены в этом, я могу подыскать для вас вполне приличное местечко здесь? - мерзостно хмыкнул магистр, вызывая во мне искреннее желание огреть его каким-нибудь заклинанием.
  - Да, я в этом уверена, - ответила я, едва сдерживаясь от рыка. Честное слово, еще десять минут, и я буду готова убивать.
  - Магистр Леа, зачем вам, такой молодой и красивой, это забытая всеми богами база, вокруг которой прорва нежити, когда здесь - тихо, спокойно, да и достопримечательности имеются, - магистр широким жестом указал на торчащий за окном высокий шпиль так называемой липовой Могилы Королевы Магов.
  - Магистр Фенн, что делать магистру боевой магии во второсортной конторке зашоренного городка спящего континента да еще под руководством посредственности с какими-то непонятными претензиями? - наконец-таки, дала я проснуться своему раздражению.
  - Мне кажется, вы забываетесь, магистр Леа, - несколько повысил голос, придавая ему истеричные визгливые ноты магистр Фенн. Чем-то он неуловимо напоминал магистра Женевьеву, ректора Аллорского Университета Магии, может быть, тем, что раздражал меня одним своим присутсвием.
  - Магистр Фенн, причины, по которым я собираюсь именно в это место, кишащее нежитью, очень подробно изложены в моем направлении, но, если вас не устраивает список, одобренный пятью архимагами и десятью магистрами первой степени по боевой магии, то я приведу вам еще около пятнадцати дополнительных поводов, - нагло заявила я, сложив руки на груди.
  - Вы опять грубите, магистр Леа, - неприятно растянул он губы в улыбке, вероятно, размышляя о своих "высокопоставленных" друзьях. Знал бы он, кто мой дедушка...
  - Отлично, я получу разрешение напрямую от Совета магистров Лоренты, с которым вам придется лично объясняться, - ответила я, вставая на ноги. Вообще-то, это и было моим первоначальным планом, но я опасалась, что старый знакомый дедушки, председатель этого самого совета, меня узнает и доложит дражайшим родственникам, от которых я сбежала.
  - Хорошо, магистр Леа, - видимо, у этого конкретного магистра не было желания общаться с начальством, которому этот конкретный магистр уже давно надоел.
  - Подпись, - ответила я, подсовывая бумажку.
  - Как надолго вы собираетесь остаться? - обратился ко мне магистр Шерели Фенн.
  - Ориентировочно на полгода, но может быть и больше. Все зависит от результатов исследования, - честно призналась я, неожиданно подобрев.
  
  ˜ ™
  
  - Неужели нежить в такую погоду не может спокойно впасть в спячку, дожидаясь лучших времен? - искренне возмутилась я, стоя на продуваемом всеми ветрами и мокрым снегом ровном и вроде как бесконечном каменном поле. Моя трехчасовая поездка по всем кочкам и ухабам с водителем-лихачом закончилась не вожделенной горячей ванной и крепким сном, а участием в охоте на нежить, ни о виде которой, ни о количестве мне почему-то не сообщили.
  - Нежити на погоду наплевать, - уверенным тоном заверил меня мой напарник - Немезидис, мрачный боевой маг немного старше, чем я, обладающий весьма своеобразным обаянием, на данный момент времени не замеченным мной.
  - Не всякой нежити, - вполне справедливо возмутилась я, мысленно готовя подлую месть в виде полуторачасовой лекции о влиянии погодных условий на поголовье нежити, заставил же меня некогда магистр Самуил писать работу на эту тему.
  - Нам надо ее убить, а не исследовать, - немного резко, определенно страдая от необоснованной антипатии к моей скромной персоне, ответил этот самый Немезидис, имя которого между прочем происходит из демонических языков.
  - Не буду мешать, - великодушно предоставила я коллеге необъятный простор. Едва не подпрыгнув от надрывного завывания оборотня где-то на заднем плане. И неожиданно для себя сгенерировав огненную дугу и какой-то простенький щит.
  - Ты чего? - искренне удивился коллега. Нет, я, конечно, в определенной степени испытываю сомнения по поводу степени его теоретической квалификации, но нежить он должен чувствовать, лучше меня, хотя бы по причине постоянного столкновения с ней.
  - Там оборотень, - ответила я, указав взглядом направление. Опять недоумевающий взгляд. Еще пару секунд и я передумаю уничтожать нежить, перенеся свой праведный гнев на боевых магов. С кого же я начну?
  - Тебе не объяснили, что с нами работает оборотень? - уточнил Немезидис, мысленно получивший эту дугу с дополнительными калечащими модификациями. Оборотень в команде. Надеюсь, что он - истинный, но скорее всего это боевой маг, которого покусали на одном из заданий, не успели оказать своевременную помощь, а потом сослали с глаз долой, чтобы ошибки глаза не мозолили. Так и представляю себе безумца с горящими глазами, обвешанного амулета, литрами хлебающего подозрительную жидкость в полнолуние.
  - Нет, мне пихнули в руки куртку и велели тащить свою задницу уничтожать нежить, не удосужившись даже сказать ее название, а на все мои вежливые попытки узнать сию тайну, отвечали необоснованным хамством, - резковато ответила я, выпуская на волю раздражение и усталость.
  - Знаешь ли, в мои обязанности не входит давать исчерпывающие объяснения истеричным дамам, - нисколько не смутившись ответил Немезидис. А я начинала злиться...
  - Тогда рано или поздно придется оплакивать хладный труп, который организуют эти истеричные дамы, не получившие никаких объяснений. Где там ваш оборотень? - ответила я, несколько запоздало сворачивая сферу.
  - Локк, леди требует, - крикнул Немезидис куда-то в пространство.
  - Делать мне нечего, как подставляться под гнев голодной химеры, - невежливо ответил оборотень, вызывая во мне сожаления о том, что не запустила в него дугой, едва заметила.
  - Я, между прочим, и обидеться могу за столь не лестное сравнение, а я в гневе страшнее всех голодных химер мира, - честно предупредила я. Немезидис тоже выглядел озадаченным, видимо, хамство по отношению к совершенно незнакомым людям - это исключительно его привилегия.
  - Может быть, докажите это одной из них. Той самой, что сейчас наблюдает за вами и решает, с кого начать обед, - ответил оборотень. Я и Немезидис на удивление синхронно подпрыгнули на месте и лихорадочно начали озираться по сторонам.
  - Где она?! - опять на удивление слаженно поинтересовались мы, окинув друг друга презрительными взглядами. Можно подумать, репетируем комедийное шоу, а не занимаемся серьезными делами.
  - На скале, - ответил оборотень, который, вероятно всего, уже в конвульсиях умирал от смеха.
  - На какой скале? - естественно хором произнесли я и Немезидис, опять-таки окатывая друг друга волной презрения и раздражения, от того, что кто-то копошиться под ногами.
  - На той, с которой летит на вас, - ответил оборотень, показываясь откуда-то издалека.
  Химеру я и Немезидис заметили опять-таки в одно мгновение, и, словно много лет репетировали, запустили одинаковые заклинания, от которых нежить виртуозно увернулась. Следующим жестом нашей клоунской карьеры было единовременное ругательство на тролльем, сопровождаемое проклятием в адрес друг друга и недовольной химерой, решившей уничтожить в первую очередь почему-то меня.
  Я не думала. В первые секунды даже не поняла, какое именно заклинание сорвалось с моих рук и буквально испепелило химеру. И самое странное - я не испугалась ни в тот миг, не мгновение спустя. Проверила резерв, окинула взглядом моих спутников, запустила несложный поисковый контур... В очередной раз прибегла к нецензурной лексике, обнаружив, что резерв едва пополняется. И почему мне казалось, что дефицит Источников Магии ни как на скорости восстановления резерва не скажется?
  - Добро пожаловать на Лоренту, магистр Анна, - ответил Немезидис, на мое обращение к великому и могучему языку всех троллей. Оборотень остановился в десятке шагов от меня.
  - Очень рада, магистр Немезидис, - ответила я с плохо скрываемым чувством глубокой неприязни и к этому самому магистру, и к Лоренте, и к свежеуничтоженной нежити и к неизвестному оборотню.
  - Закончите здесь, магистр, я и Локк, пройдемся по периметру, - перешел мой собеседник от язвительного к строгому тону. Часть меня хотела возмутиться тому, что кого-то не назначали начальником, а если идти по формальной иерархической лестнице степеней, то я стою на несколько ступеней выше. Но другая часть жаждала побыстрее вернуться в относительный комфорт предоставляемого министерством магии жилища, и, следовательно, старалась избегать конфликтов, стремясь к скорейшему завершению всех работ. Потому я согласно кивнула, избегая излишне сложных речевых оборотов.
  Моя работа здесь, помимо уничтожения нежити, сводилась к исследованиям магических полей, их взаимосвязей с пресловутой нежитью и древней магией богов и драконов, которая некогда и выжгла почти все источники магии в окрестностях. Сейчас я должна была разобрать труп нежити на ценные составляющие и то, что нужно кремировать (вот оно практическое применение практического нежитеведения от магистра Самуила, на которое я потратила почти все ресурсы своего хладнокровия и моральной устойчивости содержимого желудка).
  Кроме этого, я должна была поставить несколько не слишком энергоемких, но очень сложных в плетении заклинаний-маяков, должных в конечном счете образовать сложную сеть, способствующую изучению магических полей и прочей атрибутики теоретической магии, к которой я никогда не испытывала теплых чувств. И чем быстрее я начну, тем скорее смогу выспаться.
  
  ˜ ™
  
  Утро не окрасило Лоренту новыми неожиданными красками, лишь усугубило вчерашнее негативное впечатление. Начнем, с так называемой квартиры. Домик, выдаваемый на троих магистров, включающих общую гостиную, кухню и раздельные комнаты. Сырое, насквозь продуваемое помещение, в которое едва помещалась кровать, тумбочка, шкаф со сломанной дверью и письменный стол, ведущий в ледяную совмещенную ванную комнату с протекающим краном и вечным недостатком хотя бы относительно теплой воды. Про допотопность кухни и скудность кулинарных талантов моих соседок говорить не буду. Кстати, о последних: какая-то целительница неопределенных кровей среднего возраста, выражающаяся, как последний тролль и не имеющая кнопки убавления громкости, и магистр боевой магии, оставляющая после себя на кухне немытую посуда с остатками какой-то бурой жижи, отдаленно напоминающей кофе. И к своему прискорбию я начинала скучать по такой незаменимой и все понимающей крысе Мириэлле.
  Мои коллеги - магистр Немезидис и оборотень Локк - не оставляли в душе место для радости. Если первый неизменно раздражал и вызывал желание применить на практике какое-нибудь особо извращенное проклятье из дневника любимого прадедушки, то второго я так толком и не увидела. Он всегда магическим образом исчезал при моем появлении, ограничиваясь парочкой фраз, брошенных сквозь зубы. И с ними я практически ежедневно должна была рисковать своей жизнью... Иногда к нашей "теплой" компании добавлялись тролли-наемники, тогда приходилось еще отделываться от их навязчивых предложений познакомиться поближе, прибегая к лексике, недостойной благородной леди, и заклинаниям, напрасно растрачивающими мой бесценный резерв. Кстати, о бесценном... Мои исследования пока что только отнимали силы и время, не принося ни каких, даже глубоко гипотетических результатов.
  Еще одной радостью этого места стали странные сны, сдобренные порядочной долей магии смерти. Сначала я не помнила их содержания, ощущая только панический ужас, холодными мурашками оседавший на коже. Чуть позже начали вырисовываться детали из безумной смеси Снежных Волков, Кровавых Русалок, Древних Богов и всех моих отдаленных предков во главе с королевой Рийганой и Анной Аллорской, распевающих какие-то тролльи песни (впрочем, последние - это моя соседка-целительница с весьма сомнительной моралью).
  И вот в одно такое замечательное утро, спустя две недели после моего прибытия, я, подавляя зевки и желание прибить шофера-лихача, приехала в пресловутую столицу локального назначения, дабы уточнить некоторые неприглядные мелочи в отделении теоретической магии, отослать документы с предварительными набросками магистру Меркантосу и так уж и быть посетить весьма сомнительную местную достопримечательность в виде захоронения королевы Рийганы.
  После двух часов напрасно потраченного времени в отделении теоретической магии, я собиралась продолжить сие замечательное занятие, записавшись на пресловутую экскурсию. Ожидая назначенного времени я, продолжая тяжко зевать, бессмысленным взглядом уставилась на распечатку цифр и данных, силясь найти в них хотя бы остатки смысла. И в момент особо феерического зевка, ко мне обратились по имени, которое я здесь никогда не называла...
  - Анна Лотенийская? - словно уточняя спросил смутно знакомый голос. Про себя я трижды чертыхнулась, обдумала план с использованием заклинаний боевой магии, и уж потом медленно подняла глаза, умоляя, чтобы этот персонаж определенно не имел никакого отношения ни к моей маме, ни к дедушке, ни к кому-либо, кто имел к ним какое-либо отношение...
  - Магистр Вэлиан? - также робко уточнила я. Магистр кафедры боевой магии из Аллорского Университета, которого мама жаждет заполучить в свои цепкие руки. Один из членов Совета Магистров, которого дедушка однажды пригласил в загородный клуб. Еще и дальний родственник моего бывшего мужа Дэлиана. О чем еще можно было мечтать? Остается только печально взывать наподобие оборотня Локка...
  - Можно и без магистра. Что ты здесь делаешь? - спросил он с обаятельной улыбкой, некогда заставлявшей меня страдать от любви к данному магистру.
  - Могу спросить то же самое, - не осталась я в долгу. Магистров уровня Вэлиана в столь краткие сроки от получения второй степени не посылают в такие места, как Лорента. Вот для моего отнюдь не дипломатичного характера - подобные ссылки-наказания, само собой разумеющееся.
  - Я первый спросил, - ответил магистр. Вообще, после того, как мои чувства к нему растаяли в безднах курсовой работы, мы стали неплохими друзьями. Впрочем, у меня со многими молодыми магистрами были хорошие отношения, еще со времен их обучения на кафедре телепатии. Кто интересно, за скромное вознаграждение выкрадывал и копировал материалы к зачетам и экзаменам, а также выдавал слабости магистров? Между прочим, мой бизнес просуществовал почти 7 лет, пока однажды меня не застали на месте преступления...
  - Мне всегда были интересны аспекты заклинаний боевой магии в области с низкой магической насыщенностью, - ответила я примерно то же, что и магистру Меркантосу, когда тот, проклиная всех и вся переделывал мой план обучения.
  - Кого ты обманываешь, Лотенийская? - спросил мой собеседник. Что ж, еще один минус дружбы с магистрами, обладающие сильнейшим телепатическим даром, их не обманешь, даже если очень постараешься.
  - Я просто хотела оставаться вежливой и профессиональной, не вдаваясь в витиеватые объяснения причин, по которым это исключительно мое личное дело, - честно ответила я, вызвав улыбку магистра Вэлиана.
  - Твои родственники, надо полагать, не имеют представления, где ты прячешься? - сделал мой собеседник закономерный вывод.
  - И я буду весьма благодарна, если они останутся в блаженном неведении до тех пор, пока я сама не приму решения открыть им страшную истину, - попросила я. В конце концов, Вэлиан не Самуил и не Жаба Ева, в смысле, вполне адекватный человек.
  - Конечно. Ты работаешь в отделении боевых магов? - спросил магистр, указав на обшарпанное здание со скользким начальником в облезлом кабинете.
  - Нет. На базе в одном из предместий, - ответила я, специально не называя более точных координат. Вокруг столицы десятки этих самых баз боевых магов.
  - Часто бываешь в столице? - спросил он, вызывая некоторые подозрения. Нет, тон был ровный и ничего не выдавало беспокойства, но иногда каким-то чувством я ощущаю, что мне чего-то недоговаривают и, что меня опасаются...
  - Не слишком. А вы часто сюда наведываетесь? - спросила я, начиная выстраивать несколько безумные теории, связанные одновременно и с руководством Университета, и с Советом Архимагов и с Орденом Золотого Лиса...
  - Довольно часто, я занимаюсь исследованиями о временах пребывания здесь королевы Рийганы и древних богов, - вполне честно ответил магистр Вэлиан.
  - Ищешь легендарные Источники Магии, скрытые ото всех, или вход в Царство Древних Богов? - спросила я полушутя. Кажется, магистр слегка поперхнулся. Не к добру меня тянет на теории заговора...
  - Не говори ерунды. Все много прозаичнее и наводит сон даже на самых придирчивых членов совета архимага, - вроде бы отшутился магистр Вэлиан, но осадок остался. Вернее, это пресловутое шестое чувство, которое подозрительно обостряется, когда мне снятся кошмары. Но скорее всего, я просто выдумываю...
  - Надолго здесь? - перешла я опять к прозаичным и ни к чему не обязывающим вопросам.
  - Завтра улетаю в Аллор. И, в общем-то, я уже опаздываю на встречу в отдел теоретической магии, - ответил Вэлиан с определенным облегчением. Не могу не признать, что чувство это было взаимным. Я тоже с неимоверным энтузиазмом желала побыстрее сбежать на экскурсию.
  - Что ж, было приятно увидеться, - быстро произнесла я, довольно резко разворачиваясь на каблуках.
  - Вполне возможно мы еще встретимся, в следующий раз, - таким же ровным ни к чему не обязывающим тоном ответил мой собеседник.
  
  ˜ ™
  
  Итак, увлекательнейшая экскурсия на могилу королевы Рийганы разочаровывала с самого начала. Нет, можно было простить и старый автобус, который держался только на честном слове и чьей-то магии весьма сомнительной квалификации, и ворчливого гнома-экскурсовода с донельзя противным характером. Также можно было не замечать мелодично отхаркивающего полутролля на соседнем сиденье, мелкий снег и ледяной ветер. Даже поход пешком в гору по обледеневшей дорожке на моих аллорских каблуках выглядел вполне терпимо, особенно после того двухдневного похода к гнездовьям виверн. Но, чего я не могла простить, так это откровенного надувательства.
  Какая, извините, королева Рийгана? Даже моей весьма сомнительной в вопросах истории магии квалификации хватало на то, чтобы определить, что роскошный склеп из черного мрамора на пару веков как минимум старше даже самой смелой версии даты окончания королевы Рийганы. А чуть более скромный фундамент на полтысячи лет старше самый ранней версии ее рождения. Не говоря уже о том, что ни каких захоронений здесь никогда не было. Я три раза перепроверила, два из них с магией смерти...
  - Внутрь заходите, или отдельное приглашение нужно? - сварливо поинтересовался гном. Я снова сдержалась от высказывания моего честного мнения об этом надувательстве вслух, и медленно вошла внутрь (там хотя бы снега нет, да и жалко денег, которые я на это потратила).
  Внутри помещение выглядело все такой же дорогой фальшивкой. Красивые гравюры, изображающие события тех времен, парочка портретов королевы Рийганы. Какие-то громоздкие доспехи со сложной росписью, опять же на пару веков старше времен пресловутой королевы, оружие, красиво отполированное и уже ни в коей мере не смертоносное. Парочка манускриптов, не слишком тщательно, но вполне правдоподобно скопированных. В общем, оставляя гному рассказы о том, что я и так прекрасно знала из общей истории магии, я пошла на открытую террасу, обещающую в рекламных проспектах сказочный вид на горы Лоренты.
  - Ну, хотя бы в чем-то меня не обманули, - вынесла я свой вердикт, остановившись у перил. Под ногами раскрывалась жуткая в своей красоте пропасть. Величественные горные вершины, теряющиеся в тумане, живописные деревья на склонах. Облака, подплывающие к самому краю, и задевающие ноги.
  - В самом деле, захватывающий пейзаж, - услышала я рядом голос, от которого мое сердце забилось в несколько раз быстрее, заглушая все окружающие звуки. Я схожу с ума. Иначе это не объяснить. Я закрыла глаза, глубоко вздохнула, и обернулась к своему собеседнику.
  - Пейзаж - единственная правда, которую написали в рекламном проспекте, - ответила я, стараясь не выглядеть столь разочарованной. Рядом стоял вполне себе симпатичный мужчина, нисколько не напоминающий мне того, чей голос я услышала.
  - Вы тоже маг? - поинтересовался мой собеседник.
  - Анна Леа. Магистр боевой магии третьей степени, - протянула я руку, представляясь.
  - Джозеф Эрмин. Магистр теоретической магии второй степени, - ответил мой собеседник с элегантной улыбкой.
  - Тоже купились на обещания увидеть призрак королевы Рийганы? - спросила я, указав взглядом на вход в "гробницу". Впрочем, я видела ее призрак, когда моя сестра разбудила полкладбища, чтобы побороть свой кошмарный сон. Может быть, мне тоже прибегнуть к столь радикальным мерам, тем паче, что на Лоренте на темное колдовство смотрят сквозь пальцы.
  - Нет, мне назначали встречу, но призрак королевы Рийганы - достойная причина, прибыть сюда, - с галантной улыбкой ответил мой кавалер.
  - Я ошибаюсь, или гробница, на самом деле, на несколько столетий старше, чем самая поздняя дата смерти королевы Рийганы, тогда как фундамент на пятьсот лет минимум младше? - решила проверить я свои знания у более или менее авторитетного лица.
  - Я ошибаюсь или ни каких призраков здесь никогда не было? - ответил мне вопросом магистр теоретической магии. Я на мгновение задумалась. Проверила еще раз. Слегка удивилась, открыв неплохой источник магии где-то глубоко под плитами, поперхнулась, натолкнувшись на очень-очень древнюю еще во времена пресловутой королевы магов защиту, тряхнула волосами и легким тоном произнесла.
  - Разве что призраки безвестных искателей сокровищ королевы Рийганы, - ответила я, обнаружив, что мой собеседник растаял в ночи. После пары минут сомнений в своем душевном здоровье я заметила, что он просто на уровень ниже к какому-то мужчине в легкой куртке. Я уже собиралась вернуться к созерцанию пейзажей, когда задержала взгляд на этом мужчине. Сердце отчаянно пропустило несколько ударов, а я, если бы не вцепилась пальцами в помост, непременно бы рухнула в пропасть. Собеседником магистра теоретической магии второй степени Джозефа Эрмина был Тэмин.
  Я закрыла глаза. Досчитала до десяти. Снова посмотрела. Он не исчез. Вне всяких сомнений он выглядел иначе. Волосы были длиннее. Одежда в другом стиле, несколько более агрессивном, шрам на щеке исчез. Но это был Тэмин. И никакой рассудок не мог убедить меня в обратном, не смотря на все отчаянные попытки.
  Но почему, если он был жив, он не связался со мной? С чего я, вообще, когда-то поверила в его смерть. Я не видела его тела, но я была на его похоронах. Я еще сильнее вцепилась в перила, до крови закусила губу, едва сдерживая рвущуюся наружу истерику. Я просто обозналась. Тэмин бы никогда так не поступил со мной. Никогда... Хотя, что я о нем знала на самом деле? Мы были знакомы чуть больше месяца, а я уже записала его в того самого единственного, предназначенного мне судьбой... Но это все равно не Тэмин - просто мое воображение. Я уже почти убедила себя. Но он тоже увидел меня...
  Его взгляд. Он не оставлял ни каких сомнений. Это Тэмин. Мой Тэмин. Кольцо которого до сих пор висит на цепочке. И он оставил меня в полной уверенности в том, что он умер. Я резко развернулась и убежала. Нет, сейчас я не в состоянии с ним говорить. Вообще, с кем-то говорить. Я снова чувствую себя разбитой и убитой, как, тогда в Вирито-дорато...
  
  ˜ ™
  
  - Ты до конца дня будешь эту страницу читать? - обратился ко мне Немезидис, возвращая мое сознание из пучины размышлений на бренную землю.
  - Что? - спросила я, только сейчас заметив, что не прочитала и половины страницы книги под многообещающим названием "Истоки шаманизма гномов. Общение с мертвыми духами".
  - Тебе нужно освежить свои знания в этой области? - несколько язвительным тоном спросила я. Не к моей чести, но уже два дня я была необъяснимо раздражительна и не имела возможности выместить эту злость в благих целях (хотя бы на уничтожение нежити).
  - Нет, - пожал плечами Немезидис. Оборотня сегодня, как и вчера, и еще два дня назад, здесь не было. Кажется, на него дурно влияло полнолуние или он постыдно избегал моего общества...
  - Нежить, проклятья, что-то требующее моего немедленного вмешательства? - продолжала я выбрасывать свое раздражение на окружающую среду. Я уже почти убедила себя в том, что мне просто показалось. Тот человек был похож, именно ПОХОЖ на Тэмина. Он не мог восстать из мертвых, хотя бы потому что из мертвых просто так не восстают, а, если и восстают, то уже определенно не те, что умирали. Но это были ЕГО глаза, и он меня узнал...
  - Ладно, читай свои некромантские книжки, кому это надо, - махнул он на меня рукой. Что ж, не стану его обвинять - он не обязан мириться с моими истериками и проблемами с восставшими из мертвых. Или все-таки это возможно? Снежные Волки - верные стражи Вирито-дорато, души его умерших защитников... В любом случае, заумная книга на языке, который я с трудом понимаю вряд ли даст мне ответы.
  - Немезидис, а ты хорошо разбираешься в этом? - неожиданно спросила я. Лорента - не то место, куда приезжают по доброй воле. Здесь либо прячутся, либо сюда ссылают.
  - В истоках шаманизма гномов? - уточнил мой коллега. Вообще, он оказался не таким уж враждебно настроенным в мой адрес. В некоторой мере нас можно было даже назвать приятелями и единомышленниками.
  - В общении с мертвыми, - поправила я, все еще пытаясь убедить себя в том, что не сошла с ума. И, кажется, у меня начинал созревать очередной гениальный план, грозящий печально закончиться.
  - Беспокоят призраки на могиле королевы Рийганы? - не без доли иронии поинтересовался Немезидис. Помнится, он отпускал "остроумные" комментарии по поводу моего желания обогатиться духовно.
  - А такое случается? - с энтузиазмом спросила я, уже придумывая объяснения своим галлюцинациям. Немезидис вопросительно поднял на меня брови, пытаясь с умным видом что-то усмотреть в "Истоках шаманизма гномов", но быстро забросил это занятие.
  - Обычно у тех людей, которые склонны к психическим расстройствам и злоупотреблению алкогольными и наркотическими средствами, - ответил мой собеседник, окинув меня презрительным взором.
  - Ты не ответил на мой первоначальный вопрос? - попыталась я не отвлекаться на разнообразные теории, связанные с моим воспаленным воображением и дурной наследственностью в лице прадедушки некроманта и всех предков, к нему прилагающихся.
  - Я тебя не слушал, - пожал плечами Немезидис, неумолимо уходя от ответа на прямой вопрос. Я скептически подняла брови и сложила руки на груди в замок. Что-что, а такую откровенную ложь я умела распознавать на раз. А вопрос я и повторить могу, я, вообще, удивительной настойчивостью отличаюсь, когда мне что-то в голову втемяшиться.
  - Насколько хорошо ты разбираешься в общении с мертвыми? - спросила я, настроив все свои скудные телепатически-эмпатические способности.
  - Зачем тебе? - ответил он вопросом на вопрос. Моя любимая техника избегания нежелательных ответов. Впрочем, кто я, чтобы копаться в чужой личной жизни и тараканах в голове.
  - Просто хочу проверить мертв ли один человек, которого я некогда знала, - витиевато ответила я, натолкнувшись на выразительный взгляд Немезидиса.
   - Старые враги покоя не дают? - полусерьезно-полушутя произнес он, тоже пытаясь что-то прочесть за моими телепатические блокировками, испытанными на маме и Дэлиане.
  - Серьезно, Немезидис. Я видела человека, который должен был мертв уже несколько лет, - выдавила я из себя, натолкнувшись на еще более выразительный взгляд мага.
  - У тебя в роду сумасшедших не было? - совершенно не боясь задеть мои нежные чувства, поинтересовался мой коллега. Так и подмывало для наглядности показать ему сколь опасно злить даже гипотетических сумасшедших.
  - Ладно, я сама разберусь, - ответила я, открывая "Истоки шаманизма гномов". Как назло попался какой-то странный ритуал из общепринятой черной магии с подробной инструкцией (во времена составления этой книги заклинания подобного рода относились к специфическим и были доступны магистрам определенной степени, в современной литературе такого не найдешь).
  - Прежде, чем вляпаться в то, отчего потом не отмоешься, убедись обыденным способом, что тот человек, которого ты видела недавно - твой якобы умерший знакомый. Магия мертвых - не игрушка для избалованных девочек, которые бояться призраков прошлого, - произнес Немезидис, забирая у меня "Истоки шаманизма гномов".
  - Я не боюсь призраков, - ответила я довольно резко.
  - Тогда разберись с ними, не прикрываясь силами, с которыми можешь не справиться. Если, конечно, не хочешь провести всю свою жизнь в местах, подобных этому, - сказал маг, выходя в коридор с моей книжкой. И глупо было придумывать причины, по которым я могла быть с ним не согласна.
  ˜ ™
  
  Мне не нравился ни этот континент, ни город Черной Королевы, ни мои коллеги, ни моя работа, ни тот факт, что я все еще пыталась найти Тэмина в толпе на могиле Черной Королевы. Но я прожила здесь уже почти месяц. Меня мучали кошмары, глубоко переплетенные с магией смерти. Страшные войны древних богов, выжигающие эти земли, лишающие ее волшебства. Иногда мне даже начинало казаться, что я вижу наяву восставших мертвецов, реки крови и толпы призраков.
  Я сильно уставала. Самое элементарное колдовство требовало нечеловеческих усилий. Дело даже не в дефиците магических источников, мой резерв пополнялся довольно быстро, в этом смысле я практически не замечала разницы между Лорентой и Аллором. Но здесь через каждое новое заклинание я пропускала через свою душу страшную магию древних времен, оседающую на моем сознании непрекращающимися ночными кошмарами. К тому же лихорадочные поиски Тэмина не прибавляли мне ни очарования, ни новых сил. Выглядела я лишь немногим лучше, чем оборотень Локк перед полнолунием: бледная, с тяжелыми тенями под глазами, осунувшаяся и безумно раздражительная.
  - Сегодня же должен был дежурить Немезидис, - не скрывая своего разочарования произнес оборотень, вошедший в неуютное казенное помещение, ограничивающееся развалившимся диваном, доисторическим компьютером, шкафом с подборкой "Боевой магии сегодня" и некоторых справочников разной степени давности и достоверности, столом и тремя стульями.
  - Мы поменялись, - ответила я, в очередной раз не слишком успешно делая вид, что читаю "Боевую магию сегодня". Статья о какой-то разновидности стриг, поселяющихся на чердаке дома и высасывающих энергию жильцов. Может быть, мне свое жилище на наличие подобных проверить...
  - Опять? - спросил оборотень. Меня, между прочим, может оскорбить подобный тон. Как и тот факт, что это второй разговор между нами, остальное время на меня либо невразумительно рычали, либо убегали при первой встрече. И снова-таки менялись сменами с Немезидисом, дабы избежать даже самого отдаленного общения со мной.
  - Мне нравятся ночные дежурства, - ответила я. Или я не знаю иных способов борьбы с кошмарами, вызываемыми магией смерти, кроме как доведения себя до крайней степени физической усталости.
  - А днем тебе нравится быть единственным призраком над могилой Черной Королевы, - несколько более панибратски, чем предполагали обстоятельства нашего знакомства произнес оборотень. Впрочем, вполне возможно, моя мнительность - очередной синдром недосыпания.
  - А ты за мной следишь? - немного агрессивно спросила я. Опять же ничего из ряда вон выходящего, я всегда бурно реагирую на факты даже самого отдаленного вмешательства в мою личную жизнь.
  - У меня есть более важные дела, - ответил оборотень, занимая диван и пролистывая очередной номер "Боевой магии сегодня". Что ж, личное дело каждого каким шлаком заливать свое свободное время.
  - Например, избегать совместных дежурств? - почему-то именно этот момент мне показался идеальным для выяснения причин столь яростной нелюбви к моей скромной персоне.
  - А тебя это задевает, магистр? - спросил он, продолжая читать сомнительную прессу.
  - Я разумно хочу знать, что меня не толкнут в приветливо раззявленную пасть первой встречной химеры или вурдалака, - ответила я.
  - Взаимно, - улыбнулся оборотень, поигрывая в руках какой-то безделушкой, крашенной под серебро.
  - В смысле? - удивилась я, почему-то целиком и полностью фокусируясь на этой безделушке, которая выглядела до боли знакомо.
  - Не хочу получить пульсар или огненную дугу в спину, - пояснили для особо не понятливых. Не то, чтобы у меня было много причин для праведного гнева и обиды (при нашем знакомстве я как раз собиралась проверить на нем одно из этих заклинаний), но я оскорбилась. И опять безо всяких веских причин мысли мои были притянуты к этому дешевому медальону.
  - Я профессионал, и у меня богатый опыт общения с оборотнями, - слегка преувеличила я. Два оборотня, не слишком хорошо окончившие свои дни не служили мне хорошей рекомендацией, как и мое желание повнимательнее рассмотреть кулончик.
  - Могу сказать то же самое, про опыт общения с магистрами боевой магии, - ответил оборотень Локк, положив дешевое украшение на стол. Не то, чтобы я сомневалась в его состоятельности, но серебро у оборотня?! Пф-ф-ф!
  - Значит, ни какой ничем не обоснованной ненависти в отношении моей скромной персоны? Просто трепетная дружба с Немезидисом, - сделала я свои выводы.
  - Не хотел узнать каким образом ты связана с тем, кто превратил меня в чудовище, - опять-таки удивил меня ответом оборотень, вызвав очередной приступ активности мозга, натолкнувшейся на непроницаемую черную стену.
  - Не думаю, что среди моих родственников и знакомых есть настолько недобросовестные личности, - осторожно уточнила я, стараясь не думать о злодеяниях прадеда и пестром соцветии более дальних и менее благонадежных родственников. Самовнушение это или, действительно, но Локк мне кого-то начинал напоминать. Строго говоря, превращение в зверя порой кардинально меняет, до того, что родители детей не признают, что говорить о явно давнем и явно шапочном знакомстве через третьи руки.
  - Не узнаешь? - с этими словами оборотень кинул мне медальон. Я инстинктивно поймала. Правда, серебряный. И, правда, мой... Определенно легенды о призраках на могиле Черной Королевы имеют под собой реальную почву, потому что самые мрачные из них с поразительной настойчивостью продолжают появляться в моей жизни.
  - Тот, кому я это подарила, умер много лет назад. По крайней мере, у меня не было причин думать иначе, - после нескольких минут молчания произнесла я, внимательно разглядывая украшение. Мне подарили его на день рождения, а я в свою очередь отдала приятелю-оборотню. Тому самому, которого я до последнего защищала и до последнего не верила в то, что ему начинало нравиться быть чудовищем.
  - Можешь не сомневаться - он долго не проживет, если я его встречу, - не остался в долгу оборотень. Его глаза зажглись, заставив внутренне передернуться и ждать подлянки. Интересно, Лео его все-таки покусал или проклял? Определенными магическими способностями мой друг обладал, но до какой степени он их развил?
  - Что ж, я не собираюсь вмешиваться в твою вендетту, - не слишком весело улыбнулась я, внимательно рассматривая свой медальон. Серебряный овал. Мои инициалы, выгравированные на внешней стороне. Внутри - фотография: я в 15 лет, юная, наивная, но все же узнаваемая. С другой стороны криво нацарапанная схема заклинания. До сих пор работает и оберегает того, кому принадлежит.
  - Так кем ты приходишься ему? - спросил оборотень, выдавив легкий рык.
  - Когда-то он был моим другом, который помог мне пережить очень сложные времена. Потом сложные времена наступили у него, я тоже старалась помочь, до тех пор, пока ему не стало нравиться быть чудовищем. Он обратил тебя? - перешла я к своим вопросам. Я вертела в пальцах медальон и, кажется, кожей ощущала биение чужого сердца, легкий шорох не моих мыслей... Что ж, мне всегда хорошо удавались сложные заклинания с самыми непредсказуемыми последствиями.
  - Я выжил вопреки всем его стараниям. Помню только его глаза и этот медальон, - ответил оборотень, забирая украшение, оставленное мной на столе. Я заколдовала его, но совершенно не хотела возвращать. Мое очередное эпическое волшебство совершалось в тот день, когда пришло письмо о бесследном исчезновении Генри, в тщетной попытке защитить брата...
  - Что ты хочешь от меня? - спросила я, все еще разглядывая медальон. Он вызывал слишком много непрошенных и болезненных воспоминаний.
  - Кем был тот, кому ты подарила украшение? - задал свой вопрос оборотень. Странно, я до сих пор испытываю какую-то нерациональную потребность защищать того старого друга давно уже забытого и похороненного.
  - Он был человеком. Неплохим человеком. Потом он начал превращаться, сложно, болезненно и пугающе, в первую очередь для него самого. И в какой-то момент из потерянного подростка, он превратился в жестокое чудовище. И я не хочу думать об этом чудовище, потому что помню своего друга, - ответила я, пытаясь что-то увидеть на противоположной стене.
  - Поверь мне, он не был человеком, - произнес Локк, тоже позволяя воскреснуть своим призракам.
  - Тогда, что даст тебе его человеческое имя? - спросила я, разглядывая теперь серебряное колечко на пальце. Я не снимала его с тех пор, как надела снова. Не верь после этого во все, что говорят о призраках Лоренты. Может быть, здесь нет и никогда не было могилы королевы Рийганы, но древние боги не стали бы так отчаянно биться за никчемный кусок земли...
  - Я буду знать его имя, - ответил Локк, напомнив какого-то мистического шамана из тех же древних легенд.
  - Лео. Лео Роддо. Родился в Аллоре, в возрасте неполных 17 лет подозревался в убийстве троих человек, сбежал и больше никогда не появлялся в моей жизни, за что персональное "спасибо", - тихо произнесла я.
  - Пять лет назад он был замечен под Ломри, уничтожив десяток боевых магов, один из которых чудом выжил, - мрачно поделился печальными фактами своей биографии Локк.
  - Не теряй медальон, он должен защищать кого-то от всех опасностей мира, - ответила я, немного резко тряхнув головой. Хватит грустных мыслей и тяжелых воспоминаний, сейчас мне хватает ночных кошмаров.
  - Ты маг смерти? - спросил оборотень после нескольких секунд раздумий.
  - Это имеет какое-то значение? - задала я вопрос в свою очередь.
  - Могила Черной Королевы, где ты видела кого-то, уже умершего. Маги смерти находят там ответы на все вопросы, не дающие им покоя. Духи древних богов не могут им соврать, - еще более загадочно ответил оборотень. Впрочем, я на самом деле, слишком устала, чтобы даже пытаться понять...
  
   
  
  Итак, я в очередной раз стою на террасе гробницы королевы Рийганы. Под ногами открывается вид на величественный горный пейзаж, проплывающие облака, бесконечное серое небо и нижний уровень террасы. Не смотря на довольно поздний час здесь еще оживленно. В основном, здесь присутствуют туристические группы во главе с невежливыми экскурсоводами, с неподдельным воодушевлением, обманывающих людей за их же деньги. Но мне нет до этого дела? Как там говорил оборотень Локк: духи древних богов здесь не врут магам смерти. И с магами смерти, естественно, ничего не происходит случайно. Даже буйное помешательство.
  - Эй, древние боги, - обратилась я в пустоту, пытаясь быть серьезной, что удавалось не слишком успешно. Меня не удостоило ответом даже эхо. Я кривенько усмехнулась в ответ на подобное безразличие к нуждам мага смерти.
  - Тэмин, хотя бы ты ответь мне. Или у Снежных Волков новые имена, и они совершенно не помнят свою прошлую жизнь... Впрочем, нет. Ты узнал меня. Или это первая стадия сумасшествия, которая перерастает в длинные беседы с собой, и тот совершенно незнакомый человек, напомнивший тебя, должен поблагодарить этих самых древних богов, которые лишь плод воспаленного воображения всяких сомнительных советчиков, за то, что Анна Лотенийская трусливо сбежала, - продолжила я монолог в пустоту. Вполне ожидаемо мне никто не ответил. Только ветер начал завывать чуть более причудливо.
   Я замолчала, пристально всматриваясь в красивые пейзажи и призывая магию смерти. Мягким покалыванием она отдавала в кончиках пальцев и где-то внутри. Я закрыла глаза. В реальность начинали вторгаться мои ночные кошмары, обнажая те страшные события, которые происходили здесь за тысячелетия до моего рождения. И завывания ветра уже складывались в чьи-то голоса, Плач Призраков над могилой Черной Королевы.
  - Зачем ты беспокоишь нас? - очень ясно прозвучало в моей голове. Я вздрогнула. Неприятное ощущение какой-то высшей формы телепатии, для которой не преграда века и тысячелетия, не говоря уже о моих довольно скромных возможностей в области защиты собственного разума.
  - Вы знаете, - ответила я, позволяя своему сумасшествию стремительно прогрессировать.
  - Мы никогда не были всеведущими, - опять непонятное многоголосие звучит в моей голове. Я так и не открываю глаз, словно боюсь, что этот незримый собеседник затеряется в пелене других видений магии смерти.
  - Тэмин жив? - спросила я, с трудом подавив дрожь в голосе. Никогда бы не подумала о том, что веду себя как самая примитивная героиня самого примитивного любовного романа, каждый раз с воистину бараньим упрямством раздирая ноющую рану, стоит ей немного зажить.
  - Рождался ли когда-нибудь на свет Тэмин Леа? - ответили мне вопросом на вопрос. Вот именно по этой причине я не люблю древних духов, духов вообще. Они никогда не дают прямых ответов, рождая кучу сомнений, и в конечном счете, оставляя в том же месте, откуда все началось.
  - Рождался или нет, но я знала этого человека. Он погиб в Вирито-дорато. И я видела его здесь, ровно две недели назад, - несколько раздраженно произнесла я. Надеюсь, туристы не начали удивленно оглядываться и выразительно крутить пальцем у виска.
  - Тот, кого ты видела две недели назад никогда не был в Вирито-дорато. Тот, кого ты знала раньше, погибал много раз, - снова не прибавили призраки ли, боги ли ясности.
  - Я не люблю загадки. Мне нужны прямые ответы, - произнесла я. Будем надеяться, что слова оборотня о том, что древние духи здесь не могут лгать магам смерти, включают в себя и то, что они не могут на этих самых магов злиться.
  - Тот, кого ты знала никогда не рождался и погибал миллионы раз, но он существовал задолго до твоего рождения, - все больше и больше напоминая бессмысленные завывания ветра и первые признаки сумасшествия звучало в моей голове.
  - Кого я видела две недели назад здесь? - спросила я, все еще с трудом подавляя раздражение. Впрочем, духи здесь ни при чем. Я всегда так реагирую на магию смерти, потому что до сих пор боюсь, и не вполне ее контролирую.
  - Того, чей призрак никогда не будет ходить по землям нашего мира, но который присоединится к нам, - продолжили свои маловразумительные речи призраки. Я открыла глаза, начиная раздражаться. Все тот же пейзаж. Только туристов стало меньше. И никаких призраков.
  - Призраки древних богов никогда не дают ответов, - произнес резковатый женский голос совсем рядом со мной. Я едва сдержалась от красочного падения и заклинаний боевой магии.
  - А вы их переводчик или очередная сумасшедшая, которая слышит чьи-то голоса в завываниях ветра? - спросила я, с трудом сдерживаясь от желания посмотреть на свою собеседницу. Мне хватило и загадок, и раздражения, и оживших призраков прошлого.
  - Я - маг смерти, и они тоже не отвечали на мои вопросы, - произнес женский голос. Я все же обернулась, не так уж часто встречаешь магов смерти, хотя на мой век уже пришлось двое. Это была молодая девушка с русыми волосами, острыми чертами лица и колючими светлыми глазами, безапелляционно говорящие о ее настоящем возрасте...
  - Тогда зачем вы снова сюда приходите? - спросила я. Женщина коротко усмехнулась.
  - Люди никогда не перестают надеяться, - мрачно ответила она, уставившись в одну ей видимую точку пространства. Я почувствовала мощную волну магии смерти, пробежавшую от ее взгляда. Она не боялась и прекрасно контролировала свой дар, вернее воспринимала его как гармоничную часть своей личности.
  - Вы можете мне помочь? - снова задала я вопрос, тоже пытаясь что-то разглядеть в медленно опускающейся тьме.
  - Я - не переводчик древних богов, но я знаю только одно существо, призрак которого никогда не будет ходить по землям нашего мира, но неминуемо присоединиться к ним. Тот, кто никогда не был рожден и умирал множество раз, - произнесла она, повторяя слова богов о Тэмине.
  - Кто это? - спросила я. Женщина снова мрачно усмехнулась.
  - Ты задаешь неправильные вопросы. Мне, богам, самой себе. И совершаешь все те же ошибки, что и другие маги смерти. Ищешь призраков прошлого, когда надо жить настоящим, - медленно говорила моя собеседница, продолжая смотреть куда-то вдаль.
  - Не надо меня учить жизни, - резко ответила я, не скрывая ни собственной злости, ни разочарованности. Не бывает легких ответов, и магия не способна решать большую часть проблем. Я не должна была сюда приходить. И, если на то пошло, то существует несколько не слишком сложных, но несколько неприглядных способов для того, чтобы убедиться в том, что человек действительно мертв.
  - Сложно игнорировать призраков прошлого, когда твой дар - слышать о чем они поют. Так сложно не потеряться, когда вокруг тебя - бесконечный лабиринт, - продолжала что-то говорить женщина, начисто игнорируя и меня, и мое разочарование. Видимо, нахваталась дурных привычек у призраков, которые ей не отвечали.
  - Вам лучше знать, - ответила я, медленно возвращаясь внутрь. Хватит уже этого сумасшествия. Отпустила я призрак Тэмина или нет, но он не оживет только потому, что мне этого хочется. И даже, если это был он - мне не нужны ответы на вопрос: "Почему он предпочел быть мертвым?"
  - Он не умер! Кем бы он ни был! Он жив! - уже вдогонку мне закричала женщина, всем своим видом напоминая сумасшедшую. Вот она - магия смерти во всей своей красе. По этой причине я боюсь ее применять, по этой причине я ускоряю шаг и по этой причине я уеду отсюда навсегда, как только закончится мой контракт.
   - Мне это не интересно, - произнесла я, все-таки обернувшись. Взгляд на мгновение приковало к себе серебряное кольцо, которое я носила не снимая с тех пор, как надела его в Норо. Моя собеседница истерически смеется, совершенно не обращая на меня внимания.
  Как ты говорила, мама? Прощаться надо сразу и навсегда. Быстрым и резким жестом отрезая все воспоминания и контакты, забывая до тех пор, пока уже не будет больно. Это воспоминание и так слишком долго задержалось в моей памяти. Я снимаю кольцо. Пока оно со мной - я не смогу жить дальше.
  Ну, древние боги, готовы ли вы принять мою первую и последнюю жертву в Вашу честь? Не важно. Я готова отдать ее, во имя моего светлого будущего без мрачных призраков и бесполезных попыток вырваться из старых пут. Говорите, Тэмин - жив. Что ж, отныне пусть это будет его проблемой... Сильным и злым жестом я кидаю кольцо в бесконечную пропасть, разверзающуюся под ногами.
  Уже слишком поздно сожалеть. Слишком поздно просить вас вернуть его. И я не собираюсь понапрасну тратить свое и ваше время, древние боги. Примите мою жертву, и позвольте мне жить дальше.
  И ты, Тэмин, тоже. Тот, кто никогда не рождался и умирал множество раз. Может быть, ты на самом деле никогда и не существовал, был всего лишь плодом моего воображения. В любом случае, я собиралась уходить, пора, научиться держать собственное слово. Я снова поворачиваюсь спиной и медленно ухожу.
  - Анна, - голос, до боли знакомый окликает меня. Я замираю. Сердце бьется с сумасшедшей скоростью. Это просто очередной призрак... Я медленно оборачиваюсь...
  И весь мир перестает существовать. Я снова вижу Тэмина. Он изменился, но это несомненно он. И он жив. И весь миллион моих вопросов куда-то исчезает, оставляя место лишь одной мысли - это Тэмин и он жив. И ничего больше не имеет значения...
  
  ˜ ™
  
  - И все-таки это неправильно, - произнесла я, пытаясь что-то разглядеть в стремительно наступившей темноте.
  - Совершенно и абсолютно неправильно, - согласился со мной Тэмин. Это только первые три минуты я ничего не видела и не помнила от сумасшедшего осознания того, что он жив, и что это ОН. Потом радость сменили недоумение и некоторая эгоистичная злость: какого демона он заставил меня поверить в то, что мертв, и появился именно в тот момент, когда я собралась с ним проститься.
  - Зачем ты вернулся? - спросила я максимально серьезным и даже злым тоном. Он печально улыбнулся, заставляя сердце биться ускоренным темпом, а мои мыслительные способности исчезать в неизвестном направлении. Я одновременно и ненавидела это чувство, и сознавала, что невозможно соскучилась.
  - Ты меня об этом попросила, - так же просто произнес он, заставляя меня картинно закатить глаза и едва сдерживать рыдания.
  - Я просила древних богов дать мне жить дальше, и навсегда прощалась с твоим призраком, - немного язвительно ответила я, нервно теребя холодные пальцы.
  - Но я вернулся, - снова тихо и просто ответил он, улыбаясь одними глазами. Насколько бы все было проще, если бы я до сих пор не любила его так сильно, что даже дышать было больно. Скольких сил стоило убедить себя в том, что все забыто и похоронено в Вирито-дорато, что я готова жить и любить снова? Зачем, чтобы едва его увидев, изнывать от тоски и безумного иррационального счастья, когда я должна, по крайней мере, немного разозлиться.
  - Почему ты позволил мне думать, что мертв?! - я прилично повысила голос и истерически заломила руки, не обращая внимания на оборачивающихся туристов.
  - Мне казалось это правильным, - ответил он. Я снова повернулась к горным пейзажам, до боли стиснув оградительные перила. Глубоко вздохнула и посчитала до десяти. Это позволило хотя бы на мгновение стихнуть буре чувств, бушующих у меня в груди. Странно, почему-то я подумала о женщине - маге смерти, которая исчезла так же неожиданно, как и появилась...
  - Ты - не Снежный Волк, - неожиданно для себя произнесла я. Тэмин подошел ближе.
  - Да, - согласился он. Его рука дотронулась до моей, вызывая очередное ускорение пульса и воскрешая в памяти чуть подзабытые чувства защищенности и счастья, от того, что мне больше ничего и никого не надо. Только быть рядом с ним.
  - Но ты и не просто человек, - снова констатировала я тот факт обыденным тоном. Дело не в словах древних богов, этой странной женщины или моем больном воображении. Я знала это гораздо раньше, еще в Вирито-дорато, просто не хватило смелости признаться себе в этом.
  - Да, - снова согласился он.
  - Тогда, кто ты? - спросила я, все еще не глядя ему в глаза. Знаю, что если это сделаю, то потеряю последнюю возможность сопротивляться безумному желанию забыть обо всем в этом мире. Тэмин уже становился воздухом, которым я дышу, он забирался под мою кожу, пропитывал насквозь душу, и я опять готова была все простить и забыть... Только сейчас исчезло то безграничное доверие, которое было в Вирито-дорато. Потому что он причинил мне боль в тысячу крат сильнее любой, что я испытывала в жизни. И я просто не могу позволить себе снова почувствовать ту безграничную любовь, потому что еще раз просто не переживу расставания с ним.
  - Тот, кто никогда не рождался и умирал тысячи раз, - ответил он со своей мягкой полуулыбкой, всегда что-то скрывающей и до сих пор такой родной и любимой.
  - Хватит цитировать призраков! Тэмин, не надо со мной играть. Будь честен или убирайся туда, откуда явился, - опять не сдержала я эмоций. Злость и агрессивная самооборона всегда были моим последним рубежом защиты.
  - Я всегда был с тобой честен, - его голос. Древние боги и ваши проклятья, почему до сих пор я ничего не могу поделать с собой? Почему превращаюсь в какую-то нелепую пародию на героиню эльфийских баллад? До чего же я ненавижу собственную беспомощность и еще больше тот факт, что ничего не могу и не хочу с этим поделать.
  - Тэмин, пожалуйста, - почти истерически взмолилась я. Одновременно хотелось отхлестать себя по щекам, приводя в чувство, и громогласно рыдать в его объятьях, наплевав на все свои принципы.
  - Тэмин - не имя, данное мне при рождении. И родился я даже не в этом тысячелетии, - ровным тоном произнес он. Я странным образом успокоилась в одно мгновение.
  - Ты не эльф и не вампир, - сказала я, переключив свой мозг на размышления о квалификации расовой принадлежности Тэмина (его настоящее имя я все равно не знаю).
  - Это не единственные разумные расы, которые могут жить тысячелетиями, - резонно возразил он. Я глубоко вздохнула, вспоминая данный предмет и ненавистного магистра Марсилия.
  - Но драконы и древние боги мертвы, - ответила я, вспомнив только эти две расы, представители которых живут вне времени и пространства.
  - Не все. Есть легенда. Однажды божества младшего круга решили свергнуть своих старших братьев и сестер, заключив договор с демонами Нижних Миров, - мягким тоном сказочника продолжил Тэмин.
  - И Старший Круг мирно почил, отправив остаток своих сил на то, чтобы лишить наш мир возможности быть перевалочным пунктом для путешественников из других миров, чтобы оградить от тех демонов и их ужасающих планов о захвате власти над всем и вся. Я знаю эту легенду. Старший Круг оказался навсегда заперт где-то между мирами, Младший Круг пал жертвой собственной же кровожадности и непомерных амбиций, - не вполне вежливо, но полностью соответствуя своему характеру перебила я.
  - Тогда ты знаешь и о четвертом боге, который опоздал и остался в нашем мире, вынужденный существовать в вечном одиночестве, - ни чуть не меняя тона повествования продолжил он.
  - И ты - этот бог? Тэмин, мне всегда казалось, что безумные фантазии - это привилегии экзальтированных прорицателей, а не магистров боевой магии. Мог бы придумать какое-нибудь более правдоподобное объяснение, - я начинала злиться.
  - Анна, ты просила меня сказать правду, - мягко развернул он меня к своему лицу. То, что он говорил было невозможно даже гипотетически, я со скрипом верила во все (даже самые точные пророчества) и легенды. Но некоторых вещей я просто не могла отрицать. Его аура, поле, называйте, как хотите, это было что-то сложное и невероятное. Почему раньше я не замечала?
  - Почему? - опять судорожно вздохнула я, вкладывая в это все свои вопросы без ответа. Почему ты сделал вид, что умер? Почему не сказал мне? Почему? Почему? И миллион вопросов, из которых я смогла выдавить только: почему?
  - Ты хочешь услышать ответ на этот вопрос? - спросил он, продолжая пристально смотреть мне в глаза. Безумие, но эта близость к нему заставляла меня успокоиться.
  - Я должна знать, почему, - ответила я.
  - Я не имел права навсегда привязывать тебя к Вирито-дорато и к неразрешимым проблемам моего вечного существования. Ты имела право жить. Я отпустил тебя. Это было жестоко, но я не смог найти другого способа, - общими бессмысленными фразами говорил он, снова заставляя меня злиться.
  - Ты не имел права решать за меня. Ты не имел права возвращаться. И ты не имеешь права лгать о том, что отпустил меня. Потому что каждую минуту после твоей якобы смерти ты был рядом. При помощи магии смерти, твоего кольца или чего-то непонятного и неподвластного мне. Ты был рядом, бесцеремонно вторгаясь в мою жизнь всякий раз, когда я начинала пытаться жить снова, - несколько жестоко продолжила я.
  - Я мог ощущать твои мысли и чувства, неосознанно передавать частичку своих через кольцо, но даже при всем желании я не смог бы влиять на твою жизнь. Древние заклинания, не позволяющие демонам проникать сюда и держащие других божеств старшего круга вне времени и пространства, существенно ограничивают мои полномочия. Собственно говоря, я могу существовать только в Вирито-дорато и на Лоренте. Два места, куда я думал ты никогда не придешь, - снова легкая улыбка одними глазами. Как меня злит эта его снисходительная манера общения. И как я хочу отбросить все эти пустые разговоры и просто быть рядом с ним, неотъемлемой частью его жизни, чувствовать его кожу, его поцелуи, наплевать на собственные принципы и обиды, потому что они бессмысленны.
  - Почему именно сейчас? - мой голос с очередными надрывными рыданиями.
  - Я не хочу снова терять тебя, - произносит он. Делает еще один шаг ко мне. Чуть наклоняется. Его губы касаются моих. И пусть все демоны и древние боги катятся в небытие, потому что ничего больше не имеет значения. Я люблю его. И только это всегда имело значение...
  
   
  
  Утро едва заметно подкрасило небосвод, проникая первыми лучами в комнату. Я все еще пребывала в странном состоянии, не до конца осознавая реальность происходящего. Часть меня ждала громких криков соседки-дриады, пробуждающих меня от очередного сна. Но неумолимая действительность представила Тэмина... Нет, Элдарителиуса, древнего бога кочевников.
  - О чем ты думаешь? - спросил он. Я невольно вздрогнула, только сейчас заметив, что держу в руках остывший кофе. Не люблю холодный кофе.
  - О сложностях внешней политики времен королевы Рийганы, - ответила я, даже не пытаясь скрывать раздражения в своем голосе. Возвращаясь к насущным проблемам, япристально посмотрела на напиток, мысленно активируя заклинание, заставляющее его нагреваться.
  - Ты имеешь полное право злиться на меня, - произносит он. Сердце начинает учащенно биться, кофе дрожит в моих руках. Опять хочется беспричинных слез, дешевой истерики и патетических проклятий в адрес этих самых пресловутых древних богов, существенно приукрашенных нами же.
  - Я не злюсь. Я просто не знаю, как мне поступать дальше, - сказала я, уже охлаждая кружку. Такие несложные заклинания, практически не колеблющие уровень резерва, всегда помогают мне думать.
  - Мне казалось, что ты уже все решила, - произносит он, положив свои руки поверх моих и заглядывая в глаза.
  - Это ты все решил. И считаешь закономерным то, что я должна перестраивать свою жизнь под твои решения, - я резким жестом вырвала свои руки, попутно уронив чашку с кофе на пол.
  - В Вирито-дорато у тебя не было вопросов, - снова его голос, все также безумно волнующий. Но сейчас я больше не верю ему, и, наверное, никогда не смогу снова. Я не выдержу, если еще раз он решит уйти.
  - Тот, к кому у меня не было вопросов, умер в Вирито-дорато. Ты же - самоуверенное архаичное божество, которое в очередной раз решило поиграть в простого смертного, не задумываясь о чувствах тех, кто невольно оказался втянут в его игру, - продолжила я в том же эмоциональном ключе.
  - Ты многого не знаешь о древних богах, - мягко говорил он.
  - Просвети меня, - резким тоном произнесла я, остановившись напротив Тэмина.
  - Больше всего на свете древние боги боятся любить. Любовь делает нас слабыми, смертными. Мы либо бежим без оглядки, едва завидев призрак любви, либо без остатка уничтожаем то, что вызывает в нас чувство, - продолжал он говорить самым обыденным тоном.
  - Значит, я должна быть благодарна за то, что ты предпочел убежать, - ответила я, продолжая свою агрессивную оборону. Пожалуй, сейчас я начинала злиться. Злость в какой-то момент моей жизни стала прочным панцирем, за которым я чувствовала себя в безопасности.
  - Не надо утрировать, - его голос спокойный и такой близкий.
  - Я просто не понимаю... Не хочу понимать, если тебе так проще. Зачем? Зачем было разыгрывать эту печальную историю любви в Вирито-дорато, если ты так бесцеремонно возвращаешься в мою жизнь? И не надо говорить о каких-то великих чувствах, о беспокойстве за мою жизнь или о моем незнании психологии и физиологии архаичных разумных рас... или о твоем страхе за собственную жизнь от рук таких же архаичных врагов. Не надо, - сбивчиво попыталась я изложить путаницу мыслей в своей голове.
  - Анна, я не совершенен, и во многих вещах труслив. И дело не в моих архаичных врагах и мелочном страхе за свою жизнь. Это привилегии Младшего Круга, - с некоторой долей иронии ответил он, вызвав мою насмешку.
  - Великое и непогрешимое божество Старшего Круга, - озвучила я. Он усмехнулся в ответ, предательски стирая границы между прошлым и настоящим.
  - Скорее трусливое и архаичное, - произнес он. Наверное, впервые за последние сутки я начинала чувствовать себя спокойно. Это был мой Тэмин, пусть его зовут Элдарителиус и он является чем-то, что я до конца не понимаю, и в существование чего никогда не верила...
  - Как самокритично, - немного хрипло посмеялась я, удивляясь подобной смене настроения. Впрочем, удивляться не чему. Вполне стандартная моя реакция на стресс, сначала я всех ненавижу, потом бурно истерю, а потом смеюсь, а потом мне становится все равно....
  - Это правда. Я могу долго и нудно говорить о том, что не хотел ломать твою жизнь, или мешать карьере великого архимага, или еще что-нибудь в этом духе. Но правда в том, что я испугался рассказать тебе, кто я, - с каждой фразой он продолжал становиться все ближе. Или у меня не хватало сил сопротивляться собственным чувствам?
  - И лучшим выходом из ситуации тебе показалось разыграть трагическую гибель во цвете лет? - язвительно спросила я. Впрочем, это больше на показ, для неблагодарной публики, которая не должна знать, что у меня на душе.
  - Я зашел слишком далеко, чтобы ты могла просто вернуться домой и никогда не вспоминать о Вирито-дорато, - продолжал он. Несовершенное архаичное божество, на самом деле, последний уцелевший истинный житель своего мира. Остальных мы с бесцеремонностью, присущей нашей разумной расе выгнали и уничтожили, потому что не понимали, или слишком боялись их гипотетических возможностей...
  - Почему ты думал, что я не пойму и не приму факта о том, кто ты есть? Я всегда отличалась широтой взглядов и абсолютным равнодушием к факту принадлежности к любой из разумных рас. Разве, что эльфов слегка недолюбливала после курсовой работы, - пожала я плечами. Он опять улыбнулся. Все-таки никогда и ни с кем я не чувствовала себя так хорошо. Окружающий мир всегда врывался в мои мысли, сейчас он был даже меньше, чем фоновым рисунком. Думаю, даже пресловутый и всеми предсказанный апокалипсис прошел бы незаметно...
  - Феерически разыгранная гибель всегда была моим любимым способом уйти от проблем, - признался Тэмин, подавив легкую насмешку...
  - Я не знаю, как должна на все это реагировать. Мне понадобилось много времени, чтобы пережить твою смерть. И я не уверена в том, что хочу снова впускать тебя в мою жизнь, - наконец-таки, сформулировала я свою мысль.
  - Ты не обязана это делать, прямо сейчас, - ответил он, вызывая у меня недоумение.
  - Тогда зачем ты разыграл это представление с воскресшими древними божествами старшего круга? - опять я начинала злиться. Не самая лучшая черта характера для мага, но я всегда не слишком хорошо контролировала свои эмоции.
  - Я хотел, чтобы ты знала, кто я. И что я буду ждать тебя, до тех пор пока ты не будешь готова простить и вернуться, - снова говорит он поразительно напоминая представителей одной высокомерной и всезнающей разумной расы. Впрочем, я никогда не любила даже надуманной снисходительности в тоне и самых слабых попыток пророчествовать будущее, особенно, когда оно касается непосредственно меня.
  - То есть вариант, что я решу жить своей жизнью, без твоего гипотетического участия в ней, даже не рассматривается? - все еще спокойным тоном спросила я.
   - Анна, ты можешь отрицать и предпринимать миллион попыток, но так же, как и я, ты знаешь, что мы были предназначены друг другу еще до начала времен, - так, я начинаю злиться. Опять. Или я просто устала, в большей мере, от себя и собственных вопросов на счет Тэмина, своих же иррациональных страхов подпустить кого-то чуть ближе... Впрочем, так уж я не права. В прошлый раз попытка с треском провалилась в виду чьей-то "гибели".
  - Наши судьбы не записаны ни в каких книгах Мирозданья, они творятся здесь и сейчас нашими руками, предопределений нет, и не было времени до начала времен. Как не будет и после. И чтобы ни было между нами в Вирито-дорато, оно не повторится, - произнесла я бессмысленные слова, после чего решительно встала.
  - Анна, ты права. Наши чувства никогда не повторятся, потому что они никогда не закончатся, - говорит он, стоя слишком близко ко мне. Боюсь, никакого гнева и обиды не хватит, чтобы уйти.
  - Но я просто не переживу еще одного расставания, - кажется, я начинаю повторяться. И эти истерически-пафосные нотки в голосе неуместно раздражают и заставляют чувствовать себя персонажем бесконечной теленовеллы с проблемами, высосанными из пальца. Но, разве не этим я сейчас занимаюсь?
  - Этого не случится никогда, - отвечает Тэмин, Элдарителиус, не важно... Так же неважно, как то, что сейчас мы напоминаем персонажей тех самых теленовелл, которые раздражают своей глупостью...
  - Я люблю тебя, - со скрипом и немного истерической усмешкой выдавливаю из себя признание.
  - Я люблю тебя, - отвечает он. И будто бы не было заснеженной долины и воя не то снежных волков, не то вурдалаков. Не было этих почти пяти лет. И все, произошедшее между той трагической случайностью и этим моментом, было лишь дурным сном, промелькнувшим перед глазами... И какой ложью перед самой собой были все мои попытки забыть и все произнесенные мной слова... Пусть никогда не было времени до и никогда не будет времени после, потому что с самой первой встречи, есть только наше время...
  
  ˜ ™
  
  Я уже тридцать минут гипнотизировала свое заявление с просьбой о переводе в Вирито-дорато. В очередной раз меня терзали смутные сомненья. И мне это не нравилось. Почти всегда, когда я долго думаю над каким-либо решением, страхи оказываются оправданными. У меня не возникало сомнений насчет Тэмина, их не было и в отношении Элдарителиуса. Я не боялась навсегда поселиться в Вирито-дорато. Но все равно тяжкое предчувствие давило мне на плечи. И даже древние боги (пора отвыкать от этого выражения) и все демоны Нижних Миров не знают до какой степени я не люблю это чувство. Оно подобно комару в темной комнате жужжит над ухом, так что его невозможно обнаружить, но игнорировать еще тяжелее.
  - Собирайся, жалобы на нежить, - не тратя время на приветствия, на ходу бросил Немезидис. Сомнительный ответ на мои мольбы, впрочем, обращалась я большей частью к демонам, разочаровавшись в древних божествах...
  - Сегодня очередь Локка выезжать, мы поменялись, - ответила я, возвращаясь к созерцанию своего заявления, будто бы смогу обнаружить вселенские истины в своем отнюдь не каллиграфическом подчерке.
  - Сегодня утром Локк собрал вещи и куда-то скоропостижно мигрировал, так что собирайся. Жалобы на нежить, - повторил Немезидис, положив передо мной распечатку с вызовом. Я тяжко вздохнула. Странные завывания, пропавший домашний скот, чья-то травмированная психика... С равным успехом может быть, оголодавшим хищником и больным воображением.
  - Что с Локком случилось? - спросила я, все-таки отрывая пятую точку от стула. Кстати, вызов пришел еще ранним утром, по идее мы должны были быть там еще часа два назад...
  - Он, так же как и ты, не любит давать объяснений своим странным поступкам, - ответил Немезидис. Хотела было возмутиться, но не нашла аргументов в свою пользу.
  - Ладно, что там: гипотетическая нежить или есть повод для беспокойства? - задала я очередной вопрос. За время, проведенное здесь, я уже не раз убедилась, что мое предполагаемая интуиция тихо помирает от зависти к аналогичному шестому чувству Немезидиса. Уж не пророк ли он в изгнании?
  - Не знаю, но уверен, что таинственное исчезновение Локка и этот вызов взаимосвязаны, - ответил мой собеседник, вызвав мой выразительный, якобы видящий насквозь взгляд, перенятый с материнским молоком от Элеоноры Лотенийской.
  - Каким образом? - озвучила я эту мысль, утаив, однако, парочку безумных теорий.
  - Когда будем на месте, тогда и узнаем, - Немезидис продолжал нашу беседу уже на ходу. Туда пешком еще минут двадцать-тридцать идти. А в Аллоре доставляют аккурат к месту обнаружения предполагаемой опасности. Впрочем, об Аллоре в качестве места работы я никогда и не мечтала...
  - Нежить или воображение? - спросила я. Не высший пик профессионализма, но мы все делаем ставки.
  - На этот раз нежить, - Немезидис был непреклонен. Видимо, я чего-то не знаю.
  - Просветишь? - мой очередной вопрос. Что ж, должна признать, моя запутанная личная жизнь и неожиданно воскресшие бывшие мужья, весьма отрицательно отразились на моей работе. Я без энтузиазма симулировала бурную деятельность, пытаясь выяснить, что такое древнее божество Старшего Круга и с чем его едят.
  - Там уже две недели неспокойно. Животные сходят с ума, пропадают люди и домашний скот, по ночам слышат завывания, что-то видят в заброшенной башне, - вкратце пояснил коллега. Дурное предчувствие незамедлительно кольнуло меня где-то в области желудка. Ровно две недели назад Тэмин-Элдарителиус чудесным образом воскрес из мертвых древним божеством Старшего Круга.
  - И почему мы едем туда только сейчас? - очередной закономерный вопрос. По идее и инструкции, местность должна быть оцеплена и регулярно патрулироваться боевыми магами еще неделю назад. Такое я бы не пропустила при всей своей занятости личными проблемами.
  - Потому что, во-первых, мы не обладаем достаточными ресурсами квалифицированных магистров боевой магии. Во-вторых, мы ничего не нашли две недели назад, неделю назад, три дня назад и вчера. И, в-третьих, все до сих пор боятся гипотетических призраков великих некромантов, обитающих во всех заброшенных башнях, - просветил меня Немезидис.
  - Призракам нужна человеческая энергия для существования. А эти башни уже веками, если не тысячелетиями не обитаемы, - почему-то перешла я к своим любимым призракам некромантов. Впрочем, не так уж много я их знаю.
  - Здесь скорее всего действует живой маг, направляющий нежить и управляющий ею. Поэтому, давай без героизма и уничтожения реликтовых некромантов, - заранее предупредил меня Немезидис. Меня опять кольнуло неприятное предчувствие. Кажется, у меня начинает развиваться и прогрессировать мания величия. Как иначе объяснить, что я связываю все проблемы мирозданья со своей персоной?
  - Немезидис, а Локк, выезжал на это место? - задала я вопрос.
  - Ты тоже думаешь, что он почувствовал того, кто обратил его? - загадочно ответил Немезидис. Что ж, иногда я умею задавать правильные вопросы. Но, готова ли я сталкиваться с ответами на эти самые вопросы?
  - Я думала, что его сверхчеловеческое чутье, могло дать почву для размышлений. Но твои версии меня начинают пугать, - дала я наиболее честный из моих гипотетических ответов.
  - Он говорил, что ты знала этого монстра, - после непродолжительной паузы продолжил мой собеседник. Я невольно передернулась от его слов. Кем бы ни стал в данный момент Лео (именно так звали того мальчика-оборотня), я никогда не видела в нем монстра, даже когда отрицать сие было бессмысленным. И дело не в моем всепоглощающем альтруизме или неизменной вере в добро, просто я до последнего цепляюсь за тех, кого люблю, даже, если это абсолютно безнадежное занятие.
  - Это было очень давно. И давай вернемся к версии с очередным колдуном, возжелавшим власти над жизнью и смертью, или над древними богами и демонами, или другими популярными версиями прихода к мировому господству, - ответила я, начиная уже сейчас выплетать поисковые контуры.
  - Анна, если это все же, твой старый знакомый, готова ли ты к встрече с ним? - Немезидис остановился и очень серьезным тоном задал мне этот вопрос.
  - Мне никогда не удавались теоретические представления гипотетически возможных ситуаций. Но, если он будет угрожать чьей-то жизни, то я не стану думать дважды, - практически зеркально отражая его тон, произнесла я. В ситуациях, угрожающих моему здоровью и благополучию я, вообще не думаю, а выкидываю очередные фокусы, которые потом комиссии архимагов разбирают....
  
  ˜ ™
  
  Итак, вот оно - место преступления, раскинулось передо мной бесконечными острыми скалами и разрушенной башней, мигающей призрачными огнями где-то в полукилометре. На самом деле, это имеет какое-то банальное объяснение, не имеющее никакого отношения ни к магии, ни к загробному миру, но не суть важно. Я оглядываю местные пейзажи еще раз, прибегая к специальным поисковым заклинаниям. Картина почти не изменилась, разве что стала чуть более запутанной. Грустно признавать, но в целенаправленном выслеживании нежити я не сильна. Обычно я полагаюсь на пресловутую интуицию и везению, но сегодня не мой день.
  - Что ты видишь? - обратилась я за помощью к Немезидису, который с загадочным выражением на лице смотрел в пустоту.
  - А ты? - спросил он. Мой коллега тоже не слишком преуспел в данном предмете, обычно этим занимался Локк, с его звериным чутьем, навыками следопыта и богатым жизненным опытом. Остальные служащие нашей конторки годились разве что на самые простые заклинания боевой магии и на роль устрашающего элемента для нежити и местного населения.
  - Я первая спросила, - не придумала я лучшего ответа. Да, а как же мои безумные теории? Почему я до сих пор не придумала нежити, которая вовсе даже и не гипотетическая? И почему я даже не пытаюсь разобраться в хитросплетениях энергетических линий? Почему-то мне не нравятся ответы на мои вопросы.
  - Камни, местные жители, животные, кажется, химеры пролетали... Но ничего, что свидетельствовало бы о жестоких или агрессивных действиях в ближайших временных рамках. Теперь ты, - выжидающе посмотрел на меня Немезидис. Как назло в голове было пусто. Вернее, все мысли мои были об одном.
  - Не знаю... Вроде бы никаких отклонений, но неприятный осадок есть. Какой-то шепот на грани сознания, - перешла я к туманным фразам, ровным счетом ничего не значащих.
  - Может быть, попробуешь с магией смерти, - сказал Немезидис. В общем-то, не лишенное рационального зерна предложение, но магия смерти для меня всегда - последнее средство.
  - Давай, пройдемся по местным пещерам, если ничего не обнаружим, прибегнем к магии смерти, - ответила я. Пора включать мозги, шестое чувство или что-нибудь, отличающееся от моей личной жизни и неожиданно воскресших древних божеств.
  - Здесь полсотни пещер, мы полжизни можем заниматься поисками, - тяжело вздохнул Немезидис. Резонно. Но иногда проще проверять полсотни подозрительных пещер.
  - Боюсь, что моя магия смерти нацепляет слишком много лишнего. В лучшем случае у меня будет мигрень, но вероятнее всего, я вытащу на свет божий какого-нибудь архаичного демона, - честно призналась я. Магия смерти проблема даже, когда я целиком и полностью на ней сосредоточена, что говорить о нынешних временах.
  - Ладно, как будем делить пещеры? - спросил Немезидис, наверняка, тоже сожалея об отсутствии такого замечательного и незаменимого Локка.
  - Может быть, попробуем поискать Локка, - предложила я, борясь с собственной ленью. Лень, вообще, двигатель прогресса. Сколько открытий сделано в магии, исключительно для того, чтобы облегчить себе жизнь?
  - Думаешь, что он все-таки нашел того оборотня? - спросил Немезидис. Я пожала плечами. По сути своих коллег я не слишком хорошо знала, предпочитая проводить время за чтением "Боевой магии сегодня", и раздумывая над тем, чтобы уйти в авторитетные специалисты, которые пишут для этой прессы.
  - Давай карту, будем надеяться на пресловутую интуицию и помощь высших сил, при выборе пещер, - сказала я, наконец-таки, переходя к действиям. И совершенно непрошено меня кольнуло странное чувство, близкое к магии смерти, но нет. Словно выстрел, услышанный вдалеке... Кажется, я даже на пару секунд отключилась...
  - Что ты почувствовала? - спросил Немезидис, подтверждая мои опасения. Ненавижу моменты, когда не могу вписать свои ощущения в строгие рамки магических теорий. Еще больше не люблю играть в экстрасенса, но похоже, именно это мне и предстоит...
  - Похоже, Локк все-таки отправился на поиски того оборотня, а моим родителям надо было лучше контролировать какие книги я читаю и какие заклинания потом воспроизвожу на практике, - тяжко поделилась я своими мыслями.
  - Эта информация каким-либо образом поможет нам в поисках нежити? - равнодушным тоном поинтересовался Немезидис. Что за постыдное равнодушие к моим словам и занимательным историям из моего пубертатного периода? Впрочем, мой мозг наконец-таки начал работать, чему я несказанно рада.
  - Подключись к башням контроля химер. Теперь находим пики их наименьшей и наибольшей активности в дни и часы жалоб. Соотнеси их с картой. Теперь смотрим на слепые и мертвые зоны, - продолжала я большей частью раздавать инструкции. Выявить эти зоны я могла, но вот соотнести их с картой... Когда-то я уже упоминала о своем топографическом кретинизме.
  - Ладно, получаем пять или шесть равноудаленных мест, подходящих под убежище нежити, - резюмировал Немезидис, который был в курсе некоторых пробелов в моих знаниях. Я терпеливо дождалась, когда мне укажут пальчиком на необходимые места.
  - Ладно, теперь запускаем сканер нежити Эрбарга-Грызеглота, накладываем на него карту магических фонов, переплетаем с поиском колдовской активности и добавляем поиск зачарованных артефактов, - продолжила я комментировать свои действия. Над картой навис целый шатер разноцветных линий и пятен, в котором я ориентировалась только при помощи специальных справочников.
  - Магистр Анна, это же два километра в гору, - подал голос один из особо одаренных помощников, до сих пор не участвующий в нашей беседе.
  - До темноты успеем? - обратилась я к Немезидису, скучая по цивилизации. Впрочем, в Аллоре, в том же Ломри, я была бы таким вот безмолвным раздражающим помощником, а здесь - авторитетный специалист.
  - Разве у нас есть выбор, - философски заметил Немезидис. Правильнее было бы заметить, что темное время суток не способно остановить танк по имени Анна Лотенийская-Леа, когда она уже нашла себе приключение на одно место, изнывающее от скуки.
  - Двадцать минут на краткий инструктаж и восстановление сил, потом запасаемся серебряным инвентарем и бесстрашно идем навстречу ужасной нежити, - произнесла я, обращаясь скорее к собственному сонному я, чему к окружающим.
  - Ты же понимаешь, что столкновение с твоим старым знакомым не закончится дружеской беседой? - тихо спросил Немезидис, пока наши помощники расходились с этим самым кратким инструктажем и подготовкой к походу.
  - А ты в свою очередь понимаешь, что мы не будем устраивать гладиаторских боев до смерти между Локком и моим старым знакомым, а будем действовать в соответствии с инструкцией. То есть обезвредим оборотня, и доставим его в судебные инстанции, - ответила я, прекрасно зная о праведном гневе моих коллег.
  - Они все еще люди, - процитировал ту самую инструкцию Немезидис не без доли иронии. Кажется, его сослали сюда из-за какой-то нарушенной должностной инструкции...
  - Да, они все еще люди. И то, что мы это помним, отличает нас от безумных магистров, фотографии которых красуются в изданиях вроде "Боевой магии сегодня" в разделе "Ужасные злодеяния", - тоном более резким чем предполагала ситуация, произнесла я. Не люблю выступать в роли ритора, защищающего мир во всем мире или выискивающего положительные черты в самых ужасающих тварях... Но, кого я обманываю, Лео все еще остается для меня запутавшимся подростком, которого лишь гипотетически можно обвинить в тех преступлениях...
  - Отложим дискуссии на потом. Эта нежить все еще может оказаться чем-то, ни коим образом не связанным ни с тобой, ни с Локком и его исчезновением, - сказал Немезидис. Только мое пресловутое шестое чувство или пятая точка, уже осведомлено о том, что это именно мой старый знакомый и еще о том, что выбора у меня не будет...
  
  ˜ ™
  
  Последние два с половиной часа отложились в моей памяти какими-то отрывками. Подъем в гору, обсуждение тактики, немного мрачных шуток, заготовленные заклинания. Рутина, прерванная неожиданным нападением. Крики. Паника. Сорвавшиеся заклинания. Неосторожный шаг, скользкая поверхность, падение с высоты... Судорожно дрожащие пальцы с чужой кровью на них, кому-то я отчаянно пыталась спасти жизнь... Слабый дрожащий пульсар. И вот он - человек, которому когда-то понравилось быть чудовищем.
  - Здравствуй, Анна, - напротив меня стоял мой старый знакомый. Я не различала его лица, только общий силуэт, но мне и не надо было. Передо мной стоял тот самый друг, который стал оборотнем, а я помогала ему прятаться от магов, до тех пор пока юношеские грезы не разбились о суровую правду - некоторые оборотни, действительно, чудовища.
  - Здравствуй, Лео, - ответила я. Огненных Сфер я не готовила, щитовые чары не поднимала, но не собиралась бежать с распростертыми объятьями навстречу. В конечном счете, для меня он всегда останется напуганным подростком, попавшим под дурное влияние.
  - Ты изменилась, - ответил он. Что ж, во времена нашего знакомства я красила волосы в черный цвет, носила старые рубашки брата и всеми силами избегала приличного магического общества.
  - Ты тоже, - это уже моя реплика. Пусть света еще недостаточно, чтобы рассмотреть его, но я и не о внешности говорю.
  - Я всегда хотел знать, какой ты вырастешь, - обманчиво мягкий тон, в котором сквозит агрессия. Я почти привыкла замечать подобные звериные черты в Локке. Только сейчас это было много страшнее. А падение не прошло бесследно. А адреналина, на котором я держалась, надолго не хватит. Ребра уже начинали скорбно болеть, а картинка перед глазами рассыпалась на составные части.
  - Предпочитала считать тебя погибшим, - довольно честно ответила я, едва сдержавшись от ухмылки. Как много воскресших покойников в моей жизни в последнее время.
  - Забавно, учитывая, что ты спасла меня от смерти, - его реплика. Мир продолжает трагически разваливаться на мелкие картинки, а оборотень постепенно тает в тумане. Пора вспоминать заклинания из целительства...
  - Глупо, учитывая, что ты пытался убить меня, - сказала я. Странно, а на моих руках нет чужой крови. И я никого не пыталась спасти. Но я все же поскользнулась и упала в какую-то яму...
  - Мне все еще ничего не стоит убить тебя сейчас, - ответил он, обнажая удлиненные клыки в оскале и позволяя глазам загореться. С губ его раздавалось утробное рычание. И я должна была признать тот факт, что шансов победить у него было много больше. Но его вовсе необязательно информировать об этом.
  - Мне, в свою очередь, все еще ничего не стоит превратить тебя в хорошо прожаренное мясо, - ответила я, медленно приводя в действие исцеляющие чары. Процесс неприятный и требующий полной отдачи. И вопреки рекомендациям я не собираюсь доводить его до конца, ограничившись только четкой картиной окружающего мира.
  - Ты никогда не любила казаться слабой, - его слова уже не доносятся как из глухого туннеля. Кажется, он тоже падал, но в его случае сработала регенерация...
  - Зато ты похоже забыл, что я не трагически надломленная девчонка, а магистр боевой магии, - ответила я, все еще ощущая напряжение всем своим телом. Впрочем, я тоже не должна забывать, что он не испуганный мальчишка, только начинающий познавать свои силы, а тот, кто прожил целую жизнь в качестве чудовища.
  - Ты хочешь убедить в этом себя или меня? - снова насмешка в его голосе. И почему я столь отчаянно цепляюсь за веру, что в нем осталось что-то человеческое... И боюсь найти это человеческое почти так же сильно...
  - То, что рассказывал Локк, это правда? - задала я прямой вопрос. Пора прекращать это шоу воспоминаний и вспоминать о своем призвании, на которое я не подписывалась.
  - Зависит от того, что он рассказывал, - также равнодушно ответил Лео. Он не видит во мне угрозы, ведет что-то вроде забавной игры. Что ж, даже оскорбиться не могу толком.
  - Что ты уничтожал едва ли не целые поселения, пытал магов и совершал множество неприемлемых с точки зрения морали поступков? - уточнила я.
  - Правда, - ответил он с пугающей честностью. Почему-то сейчас я испугалась. По-настоящему, без притворства и криков баньши. Я знала, что он меня убьет. И я знала, что у меня вряд ли хватит сил остановить его.
  - Ты что-то искал здесь? - спросила я. Логично. Он почти не убивал, по крайней мере, пропало совсем немного людей. Он постоянно рыскал по этим пещерам, стараясь не привлекать внимание...
  - Возможно, - согласился он. Я делаю шаг назад, облокачиваюсь о стену. Глубокий вдох. Размеренное сердцебиение.
  - Локк нашел тебя? - задаю очередной вопрос. Наверху раздаются громкие звуки. От заклинаний боевой магии кружится голова. Мой старый друг действует не один. И пока мы ведем мерную беседу, кого-то убивают.
  - Он поразительно живучий, - с какой-то нехорошей ухмылкой произнес он. Опять меня сковывает иррациональный ужас. Обычно подобные чувства вызывает во мне исключительно магия смерти...
  - Почему ты до сих пор не перегрыз мне горло, вырвал сердце или что ты там обычно делаешь? - неожиданно спокойно спрашиваю я.
  - Ты знаешь, что я всегда был в тебя влюблен? - спросил он, медленно приближаясь. Самое время генерировать заклинания, не боясь за сохранность своего резерва.
  - Без обид, но я переросла наши отношения уже очень давно, - ответила я. И больше нет вопросов. Он - чудовище. Как бы сильно мне не хотелось верить в противоположное, я не могу отрицать своих ощущений. Маги хорошо различают абсолютное зло и абсолютное добро, хотя постоянно и отрицают существование некого абсолюта. В любом случае, мой старый друг предельно близок к данной константе, а я не на столько сумасшедшая, чтобы пытаться отвести его от последней черты.
  - Ты не знаешь от чего собираешься отказаться, - он совсем близко. Совсем как человек. И возникают совсем не нужные вопросы. Чтобы было если? Если он тогда не сбежал? Если он не был оборотнем? Если я ушла с ним? И множество подобных если. Но есть ли в них смысл теперь...
  - Это ты не знаешь, от чего отказался, - произношу я с мягкой улыбкой на губах. И вот он - серебряный клинок, который мне выдали в качестве инвентаря, которым я не пользуюсь. Лезвие, усиленное магией вонзилось в его сердце, смертельное для нежити.
  Но почему-то я помню человеческие глаза. Они все еще люди. Даже, если они практически абсолютное зло. Они все равно люди. Мое сердце медленно-медленно пропускает удары. И вот я уже не магистр боевой магии, исполняющий свой долг. Я кто-то другой.
  Я что-то кричу. Зажимаю смертельную рану, вспоминаю заклинания из целительства, напрасно терзаю свой резерв. Отчаянно пытаюсь спасти чью-то жизнь. Почему он вдруг перестал казаться чудовищем, практически абсолютным злом? Почему снова превратился в запутавшегося подростка, который был мне лучшим другом на свете?
  - Меня нельзя спасти, - его слова доносятся, словно в тумане.
  Или нет. Его слова, действительно, туман. Он умер практически сразу... И мои руки в крови, а голос охрип... И я не боялась его ни мгновения. Это было Предчувствие... Предчувствие Магии Смерти... То, что предупреждает о скорой гибели близких и родных. Только могла ли я подумать, что смерть придет от моих рук...
  Рук, которые сейчас в чужой крови. Крови того, кого я пыталась спасти. Чей призрак тихо сказал, что его нельзя спасти, вместо какого-либо пристойного прощания... Они все еще люди... И я все еще та трагически надломленная девочка, которая до сих пор столь отчаянно боится.
  
  ˜ ™
  
  - Что-то случилось? - спросил Тэмин-Элдарителиус. Резонный вопрос. Я практически не переоделась, только куртку сменила. Кажется, даже кровь не до конца оттерла. В общем, не надо обладать
  - Разве древние боги не всеведущи? - не удержалась я.
  - Ты сама знаешь, что это не так, - ответил он. Да, в последнее время я слишком много думала о древних богах, наверняка, признав лишь тот факт, что их могущество сильно преувеличивали.
  - Мы искали нежить. Оборотня. Были беспечны, было слишком много предположений. В результате мы были не готовы, - фактически повторила я те слова, которые уже говорила и скажу еще полсотни раз на дальнейших разбирательствах. Убийство оборотня, это всегда и убийство человека. И это ведет к определенной процедуре, включающей беседы с психологом и специальной комиссией от совета архимагов. Особенно, если погибли магистры боевой магии.
  - Ты в порядке? - спрашивает он. Его голос всегда меня успокаивает, заставляет чувствовать себя защищенной. И мне почему-то хочется отчаянно сопротивляться этому чувству.
  - Штатная целительница сказала, что есть незначительные физические травмы. Пару недель мне придется соблюдать постельный режим, но я буду в полном порядке, - сказала я то, что не было секретом и когда я провалилась в ту пещеру. С надлежащими заклинаниями все пройдет даже в течение трех дней.
  - Я не об этом спрашивал, - снова говорит он. Я смотрю на свои руки, до сих пор чувствую тот серебряный кинжал, и свое заклинание, змейкой перетекающее на лезвие. Иногда хочется быть чуть менее везучей и талантливой... Мне до чертиков надоело вечно выходить сухой из воды...
  - Этот оборотень был чудовищем. На его счету около полусотни жизней. И в нем уже давно стерлась грань между нежитью и человеком. Я сделала то, что должна была сделать, - опять повторила я свою реплику. Был еще и колдун. Именно с ним сражались остальные маги, пока я вела бессмысленные беседы.
  - Но он все равно был человеком, - мягко произнес Тэмин. Тоже мне, образец сострадания и понимания. Впрочем, не хочу вдаваться в подробности чьей-то длинной и запутанной биографии.
  - Уже не был, - едва слышно произнесла я. Опять повторяюсь.
  - Ты не должна ничего объяснять, - он обнимает меня. Наверное, это то единственное, что мне сейчас необходимо. И это делает мою жизнь только сложнее.
  - Я не уверена, что хочу быть магистром боевой магии. Никогда не хотела, мне просто было весело до определенного момента. Пока не надо было брать ответственность, - сказала я, легонько всхлипнув.
  - Ты не обязана быть магистром боевой магии, - говорит он.
  - Я знаю, - соглашаюсь с ним. Я не обязана быть магистром боевой магии, или какой-либо другой специализации. Я даже не обязана быть Анной Лотенийской.
  - Ты что-то хочешь сказать? - он задает вопрос, но ответ знает. Он всегда понимает меня с полуслова. А я всегда убегаю, когда мне становится некомфортно в предлагаемых обстоятельствах.
  - Я не готова уехать в Вирито-дорато. Я не готова вернуться к тебе. Не потому что я не люблю, или не доверяю. Я просто не готова. Я должна понять себя, без боевой магии, без магии вообще. Должна перестать быть трагически надломленной девочкой, которая не может этого пережить. И я не могу обещать, что вернусь или что-то в этом духе, - поразительно спокойно сообщаю я. Его губы трогает грустная улыбка.
  - Ты имеешь на это право, - говорит он, не задавая лишних вопросов, не выпрашивая опрометчивых обещаний.
  - Ты не станешь ненавидеть меня за это? Если я все же не вернусь к тебе? - мой голос все-таки срывается на предательскую дрожь.
  - Я не смогу тебя ненавидеть, даже если ты вырвешь мое сердце и растопчешь его, - говорит он, нежно целуя меня. Это прощание. Может быть, до завтра, а, может быть, и навсегда. Впрочем, не хочу загадывать так далеко. Мне сейчас плохо, и я не хочу, чтобы рядом со мной был кто-то, кроме Тэмина, Элдарителиуса... Впрочем, какая разница, как его зовут и к какой разумной расе он принадлежит...
  
  ˜ ™
  
  - Как себя чувствует Локк? - спросила я. Немезидис окинул меня тяжелым взглядом. Как и говорил, Лео, Локк оказался живучим, и до сих пор отчаянно боролся за свою жизнь. С того злосчастного выезда прошло уже две недели, и я досрочно собиралась покинуть данное место. Немезидис откровенно презирал меня за это постыдное бегство. Я не имела права осуждать его.
  - Хуже, - мрачно произнес он. Я вздохнула.
  - Он не должен был идти один, - это уже моя реплика. Сухая, словно выдернутая из официального отчета. Впрочем, не далеко от истины. Именно это я и говорила на разбирательствах, закончившихся вчера.
  - Не тебе это решать, - грубо отвечает Немезидис. Как я и говорила, он меня осуждает. Имеет право. Но я не обязана отчитываться перед ним за свои поступки.
  - На следующей неделе пришлют нового магистра из Аллора, - опять я лишь сухо поделилась фактами.
  - Я должен этому радоваться? - спросил Немезидис. Мы в определенной степени слишком похожи, но в главном различаемся. Я всегда убегаю, оставляя после себя ворох неразрешенных проблем. Немезидис остается, сталкиваясь с последствиями.
  - Ты не обязан проявлять ни каких эмоций по этому поводу, - снова безжизненным тоном ответила я. Мне, собственно говоря, никто ничем не обязан.
  - Куда ты собираешься уехать? - тихо задал вопрос Немезидис. Кажется, он решил сменить гнев на милость. Я выгружала последний ящик своего стола.
  - Я еще не решила. Может быть, я вернусь домой. Может быть, на острова Шенренкира. Всегда хотела там побывать, - произнесла я с жизнерадостной улыбкой.
  - Ты поступила правильно. С тем оборотнем. Он был чудовищем, и он не перестал бы убивать, - отступая от своей осуждающей позиции сказал Немезидис.
  - Я знаю. Я поступила так, как должен был поступить любой боевой маг. И угрызения совести тоже нормально. Просто мне надо остановиться и подумать, а занимаясь боевой магией, я не смогу. Я продолжу не замечать первоначальные проблемы, с головой погружаясь во все более и более безрассудные затеи, - совсем не к месту пустилась я в излишние пространные объяснения.
  - Большая половина магистров боевой магии занимаются этим самым бегством от проблем, предпочитая встречу с агрессивно настроенной нежитью, столкновению со своими внутренними демонами, - почему-то Немезидис решил поддержать довольно шаткую тему, поднятую мной.
  - И именно наши нерешенные проблемы зачастую делают нас незаменимыми, - озвучила я прописную истину. Какой человек в здравом уме и трезвой памяти полезет в гнездо химер? Или будет изучать поведение вурдалаков?
  - Ты же понимаешь, что очередной побег не решит проблем, - непривычно откровенно спросил Немезидис. Я знала мало подробностей его биографии, но могла с полной уверенностью сказать, что его прошлое таит в себе не мало темных тайн, от которых он прячется в Городе Черной Королевы.
  - Я также знаю, что магия смерти никуда не исчезнет, если я буду избегать ее. Но продолжаю надеяться, - выдавила я грустную улыбку.
  - Я определенно не тот, кто имеет право осуждать, - наконец-таки признает он печальную истину. Впрочем, я никогда не обращала особого внимания на осуждения окружающих.
  - Сообщишь мне, что с Локком? - спросила я, подразумевая, что оставлю адрес или, по крайней мере, свяжусь с этим печальным местом. Немезидис кивнул.
  - Удачи, чтобы ты не решила, - вполне мирно улыбается он, пожимая мне руку. Мы бы могли быть хорошими друзьями, наверное, даже лучшими. Впрочем, я привыкла не жалеть о прощаниях и не привязываться. Наверное, имеет смысл поменять собственные привычки. Впрочем, не важно... Я точно знаю, что никогда больше не вернусь в Город Черной Королевы....
  
  ˜ ™
  
  - Дедушка? - удивленно спросила я. Появление главы Верховного Совета Архимагов Аллоре на бренном пороге моего временного жилища я меньше всего ждала. Момент, когда я выкатывала чемодан на улицу, был наименее подходящим. Я даже заклинание произнесла специальное, чтобы удостовериться, что он не плод моего воображение.
  - Здравствуй, Анна, - произнес дедушка довольно холодным тоном. Я скорбно покосилась на чемодан и на уже подъехавшее такси, смутно надеясь, что разговора все же удастся избежать.
  - Здравствуй, дедушка, - ответила я, с мрачной решимостью сжав ручку чемодана. Только постыдного бегства от главы Совета Архимагов в моем послужном списке не было.
  - Уезжаете, магистр Леа, - спокойно констатировал он факт. Специально сделал акцент на мою измененную в целях конспирации фамилию. Все-таки тот маразматик из местного совета узнал меня и сдал дедушке... Не зря я в детстве ему на стул заколдованную кнопку подложила.
  - Да, - не стала я отрицать очевидное, так же как и отказываться от своих дальнейших планов.
  - Исчезнуть на три с половиной месяца не было твоим самым правильным решением, - дедушка решил перейти непосредственно к высокой проповеди о моем дурном поведении и отсутствии всякого трепета перед ним.
  - Я никогда не отличалась принятием правильных или умных решений, - не стала я ему перечить. Дедушка пристально посмотрел мне в глаза, пытаясь что-то разглядеть за телепатическим блоком. Да, такая вот семейная традиция, я всегда предельно закрываюсь при общении с родственниками.
  - Ты доказала, что способна быть самостоятельной, не зависеть ни от меня, ни от своей матери, ни от своей фамилии. Никто в этом не сомневался. Так же, как и в том, что однажды ты станешь архимагом, не смотря на твой характер, миллион глупостей, которые ты совершишь, и авантюр, в которые ввяжешься, - продолжил дедушка абсолютно ровным и безжизненным голосом.
  - Что ты хочешь, сказать дедушка? Давай, без длинных предусловий, я не хочу опаздывать на свой самолет, - еще сильнее вцепилась я в ручку чемодана. Беседы с родственниками, не самая сильная моя сторона. Обычно все заканчивается разговором на повышенных тонах и громко хлопнувшими дверьми.
  - Думаешь, что сможешь сбежать? - спросил дедушка, задумчиво поглядывая в безоблачную даль, в которой, кажется, маячила химера.
  - Ты не можешь запретить попытаться, - ответила я, что-то рассматривая на мерзлой земле. Из дома доносился громкий голос мой бывшей соседки-целительницы. Ветра причудливо завывали, заставляя верить в местные легенды о призраках, перечащих здравому смыслу.
  - Ты все еще подчиняешься совету архимагов, - жестким тоном произнес дедушка, превращаясь в Главу Совета Архимагов, не знающего жалости и не делающего исключений.
  - Я никогда не цеплялась за членство в этой организации. Магистру боевой магии, даже моей сомнительной квалификации, достаточно просто найти применение своим навыкам, - пожалуй, слишком дерзким и нарывающимся на конфликт тоном сказала я.
  - Анна, я не хочу с тобой сориться, - тяжело выдохнул дедушка. Мне даже жаль его стало в какой-то мере. Только не стоит забывать, что архимагами просто так не становятся. Маги, в большинстве своем, вообще, безжалостные и бессовестные манипуляторы.
  - Тогда, не пытайся быть верховным кукловодом, слишком легко запутаться в веревочках, - продолжала я в какой-то мере выплескивать свое раздражение и усталость.
  - Прекрати язвить, тебе не идет, - чуть строже, но все таким же мученическим тоном сказал дедушка. Я мрачно хмыкнула, посмотрев на носки своих сапог. Бежевые, из замши, на невысоком устойчивом каблуке, покупала их еще в Аллоре, перед свадьбой Элейн...
  - Это все, что ты хотел сказать? - спрашиваю я. Общение с родственниками никогда не было моей сильной стороной. Я либо провоцирую конфликты, либо избегаю разговоров. Сейчас, видимо, решила прибегнуть к первому варианту.
  - Я понял. Ты не настроена беседовать, - спокойно констатировал дедушка. Что ж, мама на его месте уже давно бы забыла обо всех своих степенях, переходя на личности и единственный язык, который эти личности понимают.
  - Значит, я могу идти? - уточнила я, медленно приступая к выполнению данного плана. Таксист уже давно нервничает, но ничего не скажет. С магами никто не любит связываться, тем более с магистрами боевой магии.
  - Ты думаешь, что сможешь сбежать? - повторился дедушка. Я печально опустила глаза, остановившись на полпути к такси.
  - Хочешь услышать подробный отчет о моих дальнейших планах? Что ж, спешу разочаровать тебя, дедушка, у меня нет абсолютно никаких планов. У меня есть билет на самолет до Шенренкира и десять дней отдыха. Что я буду делать дальше? Может быть, вернусь в Аллор и буду играть роль примерной дочери, внучки и кого бы то там ни было еще. Может быть, я уеду в Вирито-дорато или на Лоренту, или в Эрендир. А, может быть, я останусь на островах Шенренкира, начну специализироваться в иллюзорной или исключительно бытовой магии, - разразилась я длинной речью.
  - Когда ты повзрослеешь, свяжись со мной, - ответил дедушка. Что ж, мама на его месте давно бы взяла меня за шиворот и силой притащила домой, не думая о моих нежных чувствах.
  - Всенепременно, - все-таки не удержалась я. Впрочем, я никогда и не оспаривала факта, что никогда полностью не повзрослею...
  
  ˜ ™
  
  Если быть честной, то я обманула дедушку. У меня было очень много времени в запасе до вылета. Но это не отменяло и некоторых моих других планов. Я оставила чемодан в камере хранения и приехала на фальшивую могилу Черной Королевы. Место, полное призраков и чужих воспоминаний. Впрочем, прощаться я пришла со своими призраками и непрошенными воспоминаниями.
  - А здесь не так уж и страшно, - произнесла я, почувствовав его присутствие. Впервые я была именно в склепе. Мрачно, серо, сыро, веет смертью, но слишком театрально. Ночью на кладбище много страшнее...
  - Здесь и не должно быть страшно. Это просто красивая плита. Пустой жест на пустом месте, - ответил мне он. Я легко улыбнулась, разглядывая какие-то надписи на староэльфийском. Кажется, что-то о королеве Рийгане, но у меня не было настроения переводить.
  - Ты не хуже меня знаешь, что это не так, - сказала я, в очередной раз передернувшись от неприятного чувства, которое всегда с маниакальной настойчивостью преследовало меня на местах массовых захоронений.
  - Мне не стоит объяснять тебе, что это ни коим образом не связано с королевой Рийганой. От нее здесь только красивая и бесполезная плита, - в его голосе звучит теплая улыбка.
  - Что здесь произошло на самом деле? - спросила я, отчасти из любопытства, отчасти не желая переходить на другие темы для разговора. В конечном счете, диспуты на сложные и спорные темы всегда отвлекали меня от необходимости говорить о чувствах.
  - Ты же пришла не для беседы о событиях давно минувших дней, - он тоже переводит тему разговора. Быть может, я бы поспорила с ним, если бы через несколько часов не должна была находиться на борту межконтинентального лайнера.
  - Нет. Я пришла, чтобы попрощаться. Вполне возможно, что я не захочу возвращаться ни в Вирито-дорато, ни в Город Черной Королевы, - не меняя плавного течения беседы сообщила я. Он легонько усмехнулся, по моей коже пробежали мурашки. И я не смогла сдержать ответной улыбки.
  - Что ж, я не должен был тогда разыгрывать сцену своей трагической гибели во цвете лет, - впервые озвучил он слова, которые висели над нами, с той встречи на смотровой площадке.
  - Рада, что ты признаешь это, - неловко и смущенно улыбнулась я. Повисла неловкая пауза, во время которой я почему-то старательно разглядывала какую-то трещину на потолке. Прощание, утешения, эмоциональные разговоры - все это ввергает меня в ступор. И я даже могу найти этому вполне рациональное объяснение, связанное с моим непростым детством, проблемами с родителями, магией смерти и слишком высокой концентрации потерь близких и родных людей... Впрочем, не вижу особого смысла во всех этих констатациях фактов.
  - Ты же знаешь, что я все равно буду ждать тебя столько, сколько потребуется, - его мягкий голос, словно погружающий в транс. Видимо, есть своя доля правды в гипнотических способностях древних богов (они целые культы имени себя организовывали, пользуясь впечатлительными гражданами с высокой степенью внушаемости).
  - Не стоит давать долгосрочных обещаний, - ответила я, отрывая взор от трещины и возвращаясь к нему.
  - Я просто озвучиваю непреложную истину. Анна, чтобы не случилось, и сколь сильно ты не упрямилась, нам предназначено быть вместе. И я готов дать тебе сколь угодно много времени, - снова его мягкий трансовый голос. Такими темпами я здесь останусь, наплевав на все планы и неразрешенные вопросы.
  - Приготовься выслушать эту речь от сильно постаревшей Анны Лотенийской, получившей степень архимага, десяток уродливых шрамов, хромоту и ни с чем не сравнимую привычку общаться исключительно на трехэтажном тролльем, от которого у коренных носителей языка уши в трубочки сворачиваются, - не слишком удачно сыронизировала я. Тэмин снова улыбнулся. Очевидно, представил картину, нарисованную мной, и свой план бегства через всех вурдалаков, снежных волков и демонов Нижних Миров. Можно подумать это остановит гипотетическую меня со степенью архимага, изнывающую от одиночества...
  - Пару дней назад ты готова была отказаться от боевой магии навсегда, - он тоже весело улыбнулся. Забавно, лучше всех в этом мире меня понимает архаичный пережиток прошлых эпох... Разве что, дух прадедушки-некроманта мог с ним поспорить...
  - Ты же знаешь, что боевая магия - это неоспоримое призвание. Другое дело, что я не имею права ходить по краю пропасти, пока отчаянно стремлюсь разбиться о скалы, - метафорично изложила я суть своей проблемы. Тэмин снова улыбнулся, я засмеялась. Не к добру это.
  - И удержать себя от этого падения можешь только ты сама, - закончил он мою мысль, вызвав очередной неловкий смешок. Гном-экскурсовод-сторож-кассир-уборщик кинул на нас грозный взгляд, карающий непристойно громкое поведение в музее-гробнице. Мы снова неуместно засмеялись.
  - Меня иногда пугает, насколько хорошо ты меня знаешь, - почему-то шепотом произнесла я, все еще поглядывая на грозного гнома, не прощающего чужих ошибок.
  - Иногда меня пугает то, насколько сильно я боюсь, что окажусь не прав, и ты никогда не вернешься. Даже старая, озлобленная и смущающая бывалых троллей-наемников, - полушутя-полусерьезно ответил Тэмин со своей грустной улыбкой Элдарителиуса.
  - Тогда я постараюсь поверить, что судьбе невозможно противостоять, - улыбнулась в ответ я, снова безнадежно растворяясь в его глазах.
  - Я буду любить и ждать тебя вечно, чтобы не случилось, - говорит он, возрождая в моей памяти тот ясный морозный день в Вирито-дорато, когда я была несказанно счастлива от любви, приносила клятвы четырем стихиям, а дух моего прадедушки проводил тот ритуал. Мои чувства не изменились, а страхи были иррациональны. И никто и никогда не заставлял мое сердце столь часто биться, колени столь сильно дрожать, а мир столь прекрасно расплываться в неопределенное пятно...
  - Я всегда любила тебя, и всегда буду любить, как бы отчаянно этому не сопротивлялась, - ответила я. Он снова мягко улыбнулся... Мы оба знаем, что я непременно вернусь. Судьба, гипноз, химическая реакция в мозгу - какая разница? Просто я должна сказать прощай, всей своей жизни, которая всегда была немыслима без него.
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"