Сороколетова Анна Валентиновна: другие произведения.

Часть 9: Накрылся идеальный отпуск или Что скрывают древние разумные расы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Путешествие на райские тропические острова изначально планировалось как отпуск. Но магия смерти не дремлет, а загадочная раса риборитов скрывает слишком много тайн...

  Часть 9
  Накрылся Идеальный Отпуск
  или
  Что скрывают древние разумные расы
  
  
  ˜ ™
  
  Шенренкир - райский уголок довольно мрачного мира Аккордии. Тропические острова, богатые магическими источниками, остатками древней цивилизации Богов, совершенно лишенные нежити. Всегда мечтала здесь побывать, но все как-то не складывалось: то у мамы неотложные конференции в Светлом Лесу, где я тоже должна заводить связи, то очередные глобальные кризисы магического мира. Но, наконец-таки, я позволила мечте осуществиться, и плевать, что мечта эта стоит две трети от всех заработанных на Лоренте денег.
  Итак, Шенренкир. И я не магистр третьей степени боевой магии, чья личная жизнь переполнена архаичными персонажами средневековой истории, а очередная туристка, бессовестным образом тратящая свои сбережения. И, не смотря на сумасшедшую усталость от длительного перелета, я верю красочным брошюрам, обещающим райский отдых. И, надо сказать, эти брошюры не разочаровывают, хотя бы потому что первыми, кого я увидела, были рибориты.
  Рибориты - крылатый народ, покрытый всевозможными тайнами, связанный с драконами и богами, рожденный из магии и являющийся магией (прямо-таки цитирую буклет). Но, если не ударятся в теорию происхождения разумных рас, то так оно и есть. Если же прибегнуть к данной дисциплине, то мы сталкиваемся с десятком на редкость нудных и длинных теорий, ни одна из которых не приближает нас к истине, которую вряд ли знают даже сами рибориты. Впрочем, если перейти к голым фактам об этой разумной расе известно не слишком много. Они живут довольно уединенно, на контакт идут не слишком охотно, но людей не избегают. Обладают совершенной магической защитой, их крылья и глаза постоянно меняют цвета. Дипломатические отношения имеют только с Русалками, магия последних и защищает поселения риборитов от неприлично назойливого желания магистров теоретической магии поближе исследовать их.
   И я увидела их. Они пролетали высоко в небе безупречного бирюзового цвета, золотые солнечные лучи дивным образом вплетались в их оперение, аура завораживала и притягивала, даже лиц, обделенных магическими способностями. И я с удивлением обнаруживала в себе небывалый энтузиазм пресловутых магистров теоретической магии, желая поближе познакомиться и поглубже изучить сей уникальный феномен.
  Но от моих мечтаний, к риборитам. Они нежданно-негаданно замерли в своем чудесном полете, пытаясь что-то разглядеть в разноцветной толпе, щелкающей вспышками фотокамер (как я жалела о том, что за всей магической составляющей своей жизни забыла о столь необходимой технике). Впрочем, это чувство быстро сменилось сначала на раздражение (кто-то слишком настойчиво пытался связаться со мной при помощи телепатии), а потом на удивление (этим кем-то были пресловутые рибориты), и на неминуемое разочарование (когда я подобрала челюсть с земли и решила ответить, они плавно развернулись и исчезли где-то над волнами океана).
  - Как они прекрасны, - краем уха услышала я экзальтированный женский голос, принадлежащей даме неопределенного возраста в раздражающе яркой шляпе с огромными полями и столь же агрессивно окрашенном широком сарафане.
  - Самая прекрасная раса во всем мире, - мечтательно ответила ее подруга с пергидрольными волосами и полусотней сложных манипуляций с чарами, пластической хирургией и умелым макияжем.
  - А как же эльфы? - помимо моей воли в диалог вступил мой ехидный внутренний голос, впавший в долговременную спячку на последние полгода.
  - Ну, после эльфов, - произнес все тот же голос, совершенно не обращая внимания на мое несанкционированное вмешательство.
  - Нет, рибориты лучше, они загадочны и прекрасны, а эльфы... Они такие эльфы, - ответила дама в яркой шляпе, томно вздыхая.
  - Или рибориты самые прекрасные, - снова засомневалась "платиновая" блондинка, оправдывая все стереотипы. Впрочем, мне, по-прежнему, была не интересна эта занимательная беседа, а организм требовал долгого и крепкого сна, грозясь разобраться со всеми вопросами немного позже.
  
  ˜ ™
  
  Я спала плохо. Очень плохо. Мне снились древние времена. Страшная битва, отдающая вкусом крови на губах и жуткой усталостью. Я словно стала неведомым участником того сражения. Я слышала клацканье мечей, свист стрел, чувствовала толчки и удары, я устала держать оружие и щит, а доспехи казались неимоверной тяжестью. Я не контролировала своих движений (иначе на поле брани стало бы моим трупом больше). Впрочем, и мое реальное я и воображаемое были одинаково напуганы и запутаны, с трудом различая своих от чужих и совершенно не ориентируясь в окружающем пространстве. Отчетливо отразилось в моем сознании мгновение, когда я вонзила клинок в сердце подростка, едва перешагнувшего рубеж пубертатного периода. Чавкающий звук, с которым оружие вышло из грудной клетки, недоумение в широко распахнутых детских глазах и собственные рвотные позывы...
  И в то самое мгновение, когда я очищала желудок от рвотных масс, бессильно валяясь на груде трупов, появилась Кровавая Богиня. Древнее божество, принадлежащее к младшему кругу, отвечающее за войну, отличающееся чрезмерной жестокостью и агрессивностью. Высокая женщина в кровавых доспехах, с длинными волосами, отдающими все тем же красным, оттенки которого плясали и в ее глазах, и на ее бронзовой коже. В ее руках было что-то белое, исчерченное кровавыми узорами. Она шла ко мне, вселяя первозданный ужас.
  Но прошла она мимо меня. Туда, где стоял наследник Кровавых Лилий, призвавший божество, которое в очередной раз передавала своим любимцам - Священный Рог. Символ опасной и неконтролируемой древней магии. Кажется, в списке обширных свойств данного мифического артефакта был контроль над магическими силами других, власть над какими-то архаичными кровожадными существами (плод экспериментов чьего-то нездорового воображения) и еще что-то из разряда сказочек про апокалипсис.
  В моем сне я была испугана, гораздо сильнее, чем когда-либо в своей жизни. И все мое сознание знало, что Кровавая Богиня - это то, против чего боролась эта самая воображаемая я. Кровавая Богиня и ее собеседник, не замечали меня, приравнивая к ничтожному мусору, коим и были для них человеческие жизни. Каждый шаг давался невероятно тяжело, кинжал в моей руке весил, казалось, тонну, но цель не вызывала сомнений. Стук сердца заглушил все звуки, и одним резким жестом, последним в проживаемой там жизни, я уничтожаю то неоспоримое зло, с которым боролась всю свою жизнь. Я убиваю Кровавую Богиню...
  Я проснулась с криком. Окно было распахнуто настежь, сильный порыв ветра безжалостно трепал занавески. По коже толпились легионы мурашек, на губах замер привкус крови. Ночная темнота и неприятная тишина только усиливали страх. Я резким жестом выпрямилась в постели, опустив ноги на пол.
  - Ай! - невольно вскрикнула я, наступив на что-то острое. Светлячок яркой вспышкой озарил окружающее пространство, показывая неприглядную картину. Вся комната была перевернуто вверх ногами, гостиничный ковер весь был засыпан осколками стекла...
  Страх липкой паутиной окутал меня, снова превращая в маленькую девочку, впервые столкнувшуюся с магией смерти. Она точно так же переносила разрушения из моих кошмаров в реальность. Только сейчас я больше не была той маленькой девочкой, и рядом не было мамы, которая решит все мои проблемы. И я совершенно не была уверена в том, справлюсь ли я...
  
  ˜ ™
  
  Утро развеяло ночные кошмары, чары ликвидировали неприятные последствия магии смерти, а солнечная погода и морской бриз только способствовали хорошему настроению. И, практически беззаботно напевая какой-то прилипчивый мотив, я горделиво шествовала приобретать вожделенный с третьего курса загар, заодно прихватив с собой толстый том о магии русалок. Да, очередная моя странность - мирное лежание на песочке навевает сон, а разбор сложных заклинаний чуждой мне магии приятно бодрит.
  Но, сейчас мне нет дела до изучения экзотических насекомых, прописавшихся в моем сознании, сейчас я отдыхаю. Оградившись от случайных нарушителей спокойствия всевозможными заклинаниями, я приступила к процедуре загара и ознакомлению с азами русалочьей магии, не то, чтобы когда-то пригодиться, но для общего развития не помешает. На второй главе и тридцатой минуте я почувствовала что-то не ладное, вроде пристального взгляда, целенаправленно игнорирующего мои защитные чары. У боевых магов всегда развивается это пресловутое шестое чувство, наряду с параноидальными наклонностями. Не то, чтобы я слишком сильно доверяла своей интуиции, но не могла не окинуть гордым взглядом окрестности. И, да, я постыдно подпрыгнула, уронив бесценный том вместе с челюстью на песок, проверила себя на предмет солнечных ударов и галлюцинаций. Но ничего не изменилось. В десятке метров стоял самый настоящий риборит и пристально смотрел на меня.
  Через десять минут шок прошел, молчание начинало надоедать, но я не спешила начинать беседу. Странно, но вокруг риборита не наблюдалось ажиотажа. Наверное, какие-то чары. В прочитанных мною источниках ничего не было сказано о том, что данная разумная раса способна на самостоятельную осознанную магию (несмотря на то, что состоит из чистой материи магии), но определенное воздействие на окружающую среду они могли оказывать. И пусть теория магии и, тем паче разумные расы, никогда не лежали в сфере моих интересов, во мне проснулся инстинкт юного натуралиста. Смутно осознавая тот факт, что рассматривание под подобным углом представителя разумной расы несколько неэтично, я все же приступила к исследованию.
  Его аура была странная, выпадающая из общего логического ряда, но чрезвычайно завораживающая, буквально вызывающая чувство эйфории. Его воздействие на окружающий мир тоже было странным. Он вроде как мимикрировал под пейзажи, оставаясь абсолютно незаметным, до тех пор, пока не захочет, чтобы его увидели. Любопытно, почему он позволил мне? И почему с таким спокойствием выносит мое невежливое копошение в собственной ауре? И как воспримет попытку пролезть в мысли? А диагностирующее заклинание?
  - Ты маг смерти? - наконец-таки прервал он затянувшееся молчание и мои планы, сказать новое слово в изучении разумных рас. Я невольно передернулась. Нет, голос был приятный, переливающийся множеством оттенков, созвучный с ветром, шорохом песка, мерным покачиванием морских волн... В общем, голос, как и сам риборит, был странным, вроде бы сливающимся с местным колоритом, но стоящий обособленно даже от всей теории разумных рас.
  - Какое это имеет значение? - ответила я вопросом на вопрос. Да, мой пресловутый страх этого вида магии, всегда заставляет меня переходить на резкие ноты. Впрочем, немного агрессивно я реагирую на все незнакомое и желающее либо извлечь непонятную пользу от моих талантов, либо предъявить необоснованные претензии. Да, я не верю в добрососедские отношения и мир во всем мире...
  - Ты маг смерти? - повторил риборит, пристально глядя мне в глаза. Может быть, он не знает других слов на всеобщем языке? Или страдает от определенной формы умственной отсталости? И почему меня не покидает ощущение, что кто-то навязчиво читает мои мысли, силясь отыскать ответы.
  - Да, я - маг смерти, - согласилась я, решив не портить налаживающиеся отношения с разумной расой, очень редко добровольно идущей на контакт. Любопытно, как бы себя повела Элейн? Кажется, встреча с риборитом была некогда заветной мечтой моей сестренки...
  - Ты маг смерти, - на этот раз утвердительно произнес он, растягивая каждое слово. Меня опять начали терзать смутные сомнения относительно правомерности присоединения риборитов к разумным расам (не даром же столько лет идут упорные дискуссии в более просвещенных магических кругах).
  - Мы это уже выяснили, - продолжала я планомерно рушить мосты межрасовой дружбы. Параллельно я бесстыдно разглядывала риборита. Да, красотой он мог поспорить со всеми эльфами, вампирами и героями магической истории, отредактированными в фотошопе... Высокий, чуть тронутый загаром с пронзительными глазами неопределенного цвета, постоянно меняющегося, завораживающего и затягивающего в бездну... Крылья, широкие, с таким же волшебным оперением, складывающимся в сложнейшие схемы защитных заклинаний...
  - Ты маг смерти, - снова повторил он с подозрением. Данная фраза начинала раздражать, наряду с всякими сомнениями в моей профессиональной пригодности (пусть даже я сама думаю о себе в качестве мага смерти в самую последнюю очередь).
  - Я - маг смерти, и если ты еще раз повторишь эту фразу, придется продемонстрировать наглядно, - ответила я, приняв кровожадное выражение лица Љ 4 из арсенала прадедушки некроманта. Не хватало только злобного хохота и мрачных спецэффектов в виде отдаленных вспышек молний и могильного холода. Но еще немного и я буду готова испортить идиллическую погоду.
  - Ты не похожа на мага смерти, - добавил новое слово в свою реплику мой собеседник. Почему-то на всякого рода сомнения в моих талантах (даже напрочь отсутствующих) экзотические тараканы в моей голове безумно оскорбляются и всеми силами стремятся доказать обратное, целиком и полностью игнорируя все доводы рассудка.
  - Внешность обманчива, - ответила я, про себя добавив, что риборитов представляла тоже иначе. Более умными и всеведущими что ли, с налетом истинно эльфийской самовлюбленности, хотя отсутствие последнего качество шло этой разумной расе только на пользу.
  - Ты все равно не похожа на мага смерти, - чуть более уверенным тоном повторил риборит. Любопытно, сколь еще раз я должна выслушать данную фразу, прежде чем перейду на заклинания боевой магии? Или лучше не рисковать чьим-либо здоровьем. Не даром же риборитов не смогли присоединить к общей классификации разумных рас ни эльфы, ни вампиры, ни все архимаги мира, их даже древние боги побаивались. Хотя, с другой стороны на ситуации, угрожающие моей жизни, я всегда реагирую с непредсказуемыми и чаще всего необратимыми для непосредственной угрозы результатами. Но, я слишком отвлеклась от диалога.
  - И на кого похожи маги смерти? - спросила я, отчасти даже интересуясь данным вопросом. Впрочем, истина, скорее всего, заключается в том, что внешне они ничем не отличаются от прочих обывателей но, очевидно, но им подвластны все тайны мирозданья (или подобный тому беспочвенный бред).
  - На того, кто не боится магии смерти, - произнес мой собеседник, обнаруживая удивительную способность разговаривать, используя новые слова и словосочетания.
  - Ну, значит, я не маг смерти, и ты совершенно напрасно потратил свое бесценное время, на трусливого и плохо воспитанного магистра боевой магии, не достойного даже плевка представителя столь высокоразвитой и древней разумной расы, как ты, - практически процитировала я речь, произнесенную в оправдание отсутствия у меня домашнего задания перед одним магистром эльфом еще в школе. Тогда она не возымела должного результата, закончившись новыми заданиями и долгой беседой с директором.
  - Ты всегда произносишь так много слов, лишенных смысла? - продолжал удивлять меня своими лингвистическими способностями риборит.
  - Ищущий смысл да найдет его, находят же его в некоторых пророчествах, - ненавязчиво перевела я разговор на вторую по популярности тему, связанную с риборитами (первая - причислять их или не причислять к разумным расам).
  - Так ты маг смерти, - снова перешел мой собеседник на хорошо знакомую тему, выражением лица поразительно напоминая непробиваемого идиота, пытающегося понять почему, дверь открывается не в ту сторону.
  - Я маг смерти, но не похожа на мага смерти, и меня начинает раздражать постоянная констатация этого не слишком притягательного факта моей биографии, - произнесла я на одном дыхании. Риборит тем временем расправил крылья во всем их великолепии. Какая к черту магия смерти! Да за такой веер любая королева выкинула бы все свои бриллианты и полцарства в придачу... Интересно, насколько мой собеседник оскорбиться, если парочку перьев себе на память выщиплю? Возможно, ли это сделать незаметно для риборита?
  - Ты маг смерти, и нам нужна помощь мага смерти, - ответил он, как-то подозрительно быстро сложив крылья, и отходя от меня на безопасное расстояние. Будто бы я с энтузиазмом маньяка, брошусь его ощипывать. Мне всего-то одно перышко нужно, а на меня смотрят будто бы я уже решилась на пуховую перину и минимум три подушки...
  - Я не слишком квалифицированный маг смерти. И, как ты сам уже заметил, я боюсь магии смерти, так что поищите кого-нибудь другого, - честно ответила я. Не потому, что такая нехорошая, просто, на самом деле, это плохая идея.
  - Ты - первый маг смерти за последние десять лет, а наша проблема не терпит отлагательств, - произнес риборит, продолжая пристально смотреть мне в глаза, словно передавая всю боль, причиняемую этой самой проблемой. Эмпатия! Вот чем можно было объяснить его гипнотическое воздействие. Правда, обычно эмпаты ощущают чужие эмоции, но в принципе, способны на обратное действие. Когда-то моя сестра ставила на мне подобные опыты, готовясь к экзаменам...
  - Я не обещаю, что смогу помочь, - сказала я, чувствуя, что влезаю в очередные приключения на места, для этих приключений не предназначенные. В конечном счете, может быть, это будет очередной историей, рассказанной моим гипотетическим внукам, или абзацем в энциклопедической статье о великих заслугах архимага Анны Лотенийской...
  - Я ценю, что ты готова столкнуться со своим страхом, ради помощи моему народу, - высокопарно (под стать далекому полету моей мысли) произнес риборит, глядя куда-то сквозь мое зарвавшееся самолюбие.
  - Что за проблема, которую невозможно решить без помощи магии смерти? - задала я свой вопрос, решив не откладывать неминуемое в долгий ящик. В конечном, счете, на Шенренкире я всего лишь на десять дней, и хотя бы половину из них хочу наслаждаться закономерным отдыхом, "созерцая, как солнце пурпурное, погружается в море лазурное, полосами его золотя". Впрочем, глупо даже лелеять скудную надежду, скорее всего я буду вынуждена застрять здесь на пару месяцев и постыдно умолять маму или дедушку о помощи...
  - Рибориты болеют, - кратко произнес он, а я едва сдержалась от трагикомического вздоха. Целительство - единственный предмет, который я ненавижу больше, чем разумные расы, и в котором мои знания и таланты едва достигают уровня шаткой тройки...
  - Я не слишком сильна в целительском искусстве, моя магия смерти в основном занята превращением чужих кошмаров в реальность и в не санкционированных контактах с Закрытыми Мирами. Лучше найдите среди отдыхающих архимага соответствующей специализации, - дала я спонтанный совет, которого никто не просил.
  - Нам поможет только маг смерти, - снова эмпатически переданное невообразимое страдание (тоже мне гений, я выросла в семье архимага телепатии и о постыдном манипулировании при помощи магии мне известно все). Опять мой внутренний трагический вздох и картинное заламывание рук.
  - Я - не тот маг смерти, - честно произношу я. Не потому что такая бессердечная, и чьи-то манипуляции не возымели эффекта. Но черта, отличающая магистра третьей степени, от лица, наделенного магическими способностями, это то, что магистр третьей степени знает, когда следует отступить и передать дело в руки лиц, лучше разбирающихся в данном вопросе. Впрочем, в забытые могильники мне данное чувство лезть не мешало...
  - Ты маг смерти, - упорно повторил риборит.
  - И, если тебе надо совершить путешествие в загробный мир, пообщаться по душам с демонами Низших Миров, воззвать к давно забытым божествам, подновить древние заклинания - пожалуйста. Я это умею, я знаю это, я готова рисковать. Но целительство - нет. Тем более с магией смерти, - резко ответила я. Риборит помрачнел, глядя с суровой безысходностью.
  - Значит, ты готова обречь целую разумную расу на неминуемую смерть, только потому что тебе лень приложить усилия, - перешел он к тактике агрессивной самообороны. Лучшая защита, конечно, нападение, но опять же бессмысленно спекулировать на моей совести. Я выросла в семье архимага телепатии! Или он, действительно, не знает насколько целительство - это не мое... Нет, залечить поверхностные ранения, синяки и царапины - сколько угодно, даже несложные растяжения мышц и вывихи, но что-то чуть более серьезное, для этого нужно знание медицины и годы практики...
  - Мои опыты на ниве целительства говорят о том, что я только ускорю вымирание твоей разумной расы, а магия смерти, не оставит вам даже минимального шанса, - ответила я, вспоминая пресловутые опыты. В старших классах нам нужно было исцелить какого-то грызуна от несерьезной хвори, только почему-то моя крыса скончалась в страшных муках... И опять же целительство одна из сложнейших наук в магическом искусстве, которую надо изучать годы и годы.
  - Ты недооцениваешь своих способностей, - ко мне решили подобраться со стороны лести. Еще чуть-чуть и начнут соблазнять несметными богатствами и бесценными магическими артефактами, а потом, чего доброго, и на плотский аспект перейдут.
  - Я их переоцениваю, что неоднократно приводит меня к ситуациям, угрожающим моей жизни и здоровью самым непредсказуемым образом, - поделилась я сокровенным.
  - Я подарю тебе, хоть все перья из своих крыльев, - перешел он к торгу. И это великая и гордая разумная раса! Насколько все плохо, если он подобным образом готов расстилаться перед вредной и упертой девчонкой...
  - То, что я - маг смерти, не означает, что я могу помочь, это скорее уменьшает шансы на успешный исход. Я даже готова начать усиленно изучать магию смерти в ее целительском аспекте, но для этого требуются годы, много-много лет. И все равно это не гарантирует того, что я могу помочь. Вы должны обратиться за этой помощью к третьей стороне, обладающей хотя бы знаниями о том, как найти мага смерти, достаточно опытного и не боящегося своего дара настолько, насколько боюсь этой магии я, - зачем-то я пустилась в пространные объяснения.
  - Ты можешь, хотя бы посмотреть на больных риборитов. Если ты поймешь, что не в твоих силах их исцелить, мы не станем предъявлять претензий и последуем твоему совету, отыскать архимага соответствующей квалификации, - пристально глядя мне в глаза произносит риборит. Мои инстинкты кричат о том, что я должна отказаться, но разве я в состоянии сопротивляться своему любопытству, хотя бы мельком увидеть самую загадочную разумную расу в их естественной среде обитания...
   - Хорошо, но я ничего не обещаю, - после ничтожно малого промежутка времени, отведенного для раздумий, ответила я. Чувствую, что нашла себе очередные неприятности, из которых не в состоянии буду выбраться. Что за дурацкая привычка топить бытовые проблемы в более глобальных...
  - Мы благодарны тебе, - произнес риборит, снова погружаясь в гордое молчание. И как мне реагировать? Напроситься на визит? Отвесить вежливый поклон? Спеть песенку? Да, все-таки, я не ошиблась, отказавшись от выбора специализации по межрасовой дипломатии.
  - Ну, я готова разочаровывать все твою разумную расу в современных магах смерти. Куда мы направляемся? - произнесла я после пяти минут молчания... Риборит с удивлением посмотрел на меня (все-таки правы те магистры, которые причисляют их к условно-разумным расам).
  - Встретимся завтра на рассвете, здесь же, - ответил риборит, подозрительно быстро растворяясь в окружающей среде. Не уверена даже в том, что он куда-то переместился. По крайней мере, следов такого перемещения я не заметила, не смотря на тщательное обследование... Что ж, накрылся мой отпуск медным тазом. Видимо до завтрашнего рассвета мне придется зубрить магию смерти в ее симбиозе с целительством, воскрешая из пепла знания, которых никогда и не было...
  
  ˜ ™
  
  Ударила молния. Вспышка словно прошло сквозь мое тело, на мгновение парализовав его невыносимой болью. Лишь позже я вижу кинжал и кровь на своих руках. Еще через какое-то время я понимаю, что кровь падает с неба, оседая солоноватым металлическим прикусом на моих губах, а вокруг разразилась настоящая буря, поглощающая весь окружающий мир.
  Снова вспышка молнии. Неистовая магия, рвущаяся наружу. Такова цена за жизнь божества младшего круга. Новый источник силы, в эпицентре которого не выжить никому, даже богам старшего круга. Они тоже смертны. Только их убийство вызовет катастрофу, которая прекратит наш относительно благополучный мир в место более ужасающее, чем все Нижние Миры вместе взятые. Младшие боги забирают лишь жизни тех несчастных, кто оказался в десятке километров от них, перерождая все это в новую магию, неистовую и клокочущую... Это не столь высокая цена, учитывая то, что они сделали...
  Вспышка молнии. Снова чужие мысли и воспоминания, пролетают передо мной. Грязь, тьма, боль, кровь, мрачные каменные идолы, страх, пропитавший все вокруг. Неизбежность и безысходность, среди которых яркой вспышкой промелькнула надежда... Мельвиндр - первый король людей. Тот, кто показал, что боги - смертны и с ними можно бороться... Тот, кто начал эту войну, затянувшуюся на века... И я - убийца последнего божества младшего круга, с его кровью на руках, стоящая посреди зарождающегося источника магии, равнодушно ожидающая смерти, вспышками алых молний, выжигающих мой резерв...
  Вспышка молнии. Черная земля. Металлический привкус во рту. Чужая кровь на руках и на клинке, зажатом в них. Нескончаемый гул в голове. Странное ощущение на кончиках пальцев и во всех органах чувств... Звенящая пустота на месте, привычной с рождения магии. Сердце, отдающее в груди тяжелым набатом. Перед глазами багровый туман, складывающийся в человеческий образ. И снова всепоглощающий страх... На этот раз от собственной беспомощности.
  - Мало кто может выжить в центре нового источника магии, не являясь божеством или драконом, - произносит голос, причудливо преломляясь и отражаясь в голове. Фигура двоится, троится и постоянно скачет с места на места.
  - Я не божество и не дракон, - отвечает мой голос. И мне страшно, не смотря на то, что пару бесконечных мгновений назад я не боялась погибнуть.
  - Но ты выжила, - снова этот голос, доносящийся словно из-под воды. Вспышка молнии. Я закрываю глаза. Голова кружится, а все мои чувства по-прежнему искажены.
  - Почему? - едва слышно звучит мой голос, существуя отдельно от моего сознания и тела. Отчаянный удар сердца, заглушающий все звуки. Мягкое прикосновение к плечу, вызывающее приступ неконтролируемого ужаса. И ледяное молчание. Удар молнии. Я открываю глаза...
  Очередной кошмар холодным липким потом осел на коже. Окно распахнуто от сильных порывов ветра. Дождь крупными каплями громко стучит по крыше. Удар молнии. Я все еще тяжело дышу, ощущая будто бы мой резерв выжжен дотла. Я сижу на кровати в окружении книг по целительству, из которых я ровным счетом ничего не поняла.
  Надо встать, закрыть окно и просто смириться со своей завтрашней неудачей. Я устало бреду по номеру, душераздирающе зевая и натыкаясь на всю мебель. Наконец-таки, закрываю окно. Вспышка молнии освещает ночную темень, а я вижу свое отражение в стекле. Мой крик. Мои руки, лицо, волосы - вся я в чужой крови. Я закрываю глаза, медленно считаю до десяти, включаю свет...
  Но ночные кошмары даже не думают исчезать. Мои руки до сих пор пропитаны пылью и кровью, переносясь из моего неприятного сна в реальность. Я медленно опускаюсь вдоль стенки на пол, снова плача, от страха и безысходности... Магия смерти снова бесцеремонно врывается в мою жизнь. Только в этот раз все намного страшнее...
  
  ˜ ™
  
  Я стояла на пляже, кутаясь в теплую шаль, и до сих пор передергиваясь при одном только взгляде на свои руки. Я часа два провела в душе, едва не сдирая кожу мочалкой, отчаянно рыдая и ненавидя все в этом мире. Сегодня не спасала даже солнечная погода и перспектива общения риборитами. Я хотела только залезть под одеяло и долго-долго плакать, пока кто-нибудь не заберет себе мою магию смерти навсегда.
  - Ты когда-нибудь летала? - прервал мои душевные терзания риборит, появившийся из ниоткуда. Я нервно передернула плечами, хорошо, что обошлось без пиротехнических эффектов, магия смерти всегда заставляет меня неадекватно реагировать на внешние раздражители.
  - Левитация с риском для жизни считается за полет? - спросила я немного резким тоном, припоминая свои экстремальные способы побега на вечеринки. Впрочем, риборит не заслуживает ни моего плохого настроения, ни вечера памяти всех глупостей, которые я сотворила...
  - Нет, - загадочно улыбается мой собеседник, подходя к краю обрыва. Очередных острых ощущений мне только не хватало. Неужели у них не существует более цивилизованных способов перемещения из точки А в точку Б?
  - Это приглашение? - спрашиваю я, скептическим взглядом окидывая бирюзовую бездну, бушующую под ногами. Не то, чтобы риборит внушает серьезные опасения, но я не склонна доверять себя любимую посторонним личностям. Да, боевая магия и паранойя ходят рука об руку...
  - Боишься? - задорно улыбается риборит. Честное слово, без памяти влюбилась бы, если бы не моя запутанная личная жизнь, переполненная разнообразными представителями экзотических рас.
  - Альтернативных способов перемещения не существует? - уточняю я. Риборит улыбается, продолжая протягивать мне руку.
  - Ты же сама сказала, что хочешь закончить побыстрее, - ответил мой собеседник. Странно, кажется, я такого не говорила... Если только думала, что возвращает к мыслям об отсутствии границ у телепатов, и о том, что риборит прав.
  - Надеюсь, что ты меня не уронишь, - подхожу я чуть поближе, дотрагиваясь до протянутой ладони. Приятные ощущения. Немного странные, но приятные, чем-то напоминает прикосновения Тэмина, может быть, непонятной древней магией.
  - Ты мне не доверяешь? - спрашивает он.
  - Разве у меня есть причины доверять тебе? - задаю я встречный вопрос. Собственно говоря, у риборита намного меньше причин доверять мне. Среди магов смерти тоже хватает психопатов с ни чем не обоснованной жаждой мирового господства.
  - Нет, но твое любопытство сильнее твоих подозрений, - отвечает мой собеседник. Впрочем, ничего нового он мне не сказал. Я не из тех магистров боевой магии, которые страдают паранойей, я - по другую сторону баррикад. Анна Лотенийская всегда с головой ныряет в новую авантюру, даже зная, что это принесет очередные проблемы. Иногда, даже кажется, что гарантированные неприятности и есть наиболее привлекательный фактор для меня.
  - Это не лучшая моя профессиональная рекомендация, - честно говорю я. Глаза риборита начинают лукаво сверкать. В какой-то момент я ловлю себя на мысли о том, что флиртую. Это так странно и забавно, и совершенно не касается магии смерти, древних богов и вампиров.
  - Я предпочитаю рискнуть, - снова улыбается риборит. Что ж, я уже почти готова бескорыстно помогать, даже с использованием магии смерти.
  - Кажется, кто-то обещал мне полет, - беззаботно улыбаюсь я, в очередной раз отгоняя ночные кошмары. Риборит снова смеется, притягивая меня поближе, и делая шаг в бездну. Я даже не успеваю вскрикнуть от страха.
  
  ˜ ™
  
  Первое, что бросалось в глаза в больных риборитах, помимо их очевидного недоверия к моим целительским талантам, это тусклое оперение, сводящееся к оттенкам серого. Подобное чувство внушала и их аура. И глаза, безжизненные, стеклянные, застывшие на одном цвете. И магия смерти увязала в них, словно путаясь в липкой и неприятной жидкости. По крайней мере, меня не покидало желание вымыться с мылом и мочалкой.
  Я еще раз внимательно посмотрела магическим зрением на ауру больных риборитов. Она не была цельной материей магии, чем-то ее можно было сравнить с разбушевавшейся непогодой. Сильный дождь, резкие порывы ветра. Магия риборита словно отчаянно боролась с какой-то враждебной средой. Только это не было ни проклятьем, ни воздействием чужеродной магии. Краем глаза я опять зацепила ауру своего знакомого. Вот она совершенная с магической точки зрения материя. Так и хотелось утонуть в ее ровных волнах. Да. Маги и магия. Мы всегда бессознательно стремимся раствориться в источниках магии. А как может быть иначе, когда магия - есть наша жизнь?
  - Что ты думаешь? - спросил мой старый знакомый. Он исполнял роль моей молчаливой няньки, следуя по пятам в моих сумбурных метаниях по больным риборитам.
  - Я - не целитель, и я совершенно не знаю, то делать. Я даже не могу разобраться с результатами диагностирующего заклинания. И мой единственный вывод состоит в том, что между магией смерти и вашим заболеванием существует неприязнь, - не самым лучшим образом передала я свои ощущения.
  - Ты должна постараться сильнее, - произнес риборит, невольно наводя на мысли о каких-то подвальных застенках и совершенно непрогрессивных пытках. Мне определенно нельзя было читать прадедушкины мемуары...
  - Повторю еще раз: я - не целитель. То есть я могу вылечить легкий порез и облегчить протекание простудных заболеваний или каких-то механических травм, но это все. Я магистр боевой магии. Я уничтожаю нежить, а не исцеляю умирающих, - продолжила я. Больные рибориты пристально смотрели на меня. Странно, вроде бы голос не повышала, и стояли мы на приличном расстоянии... Хотя, у тех же эльфов слух на порядок лучше человеческого.
  - Маги смерти всегда исцеляли нас, - произнес мой собеседник, не переставая игнорировать все доводы моего рассудка.
  - Но я не могу. Магия смерти или любая другая, не работает, если маг ничего не смыслит в данной области. И тебе пора сдержать собственное обещание и обратиться за помощью к компетентным лицам, - я довольно резко развернулась, намереваясь отправиться куда глаза глядят, в поисках пригодных путей для возвращения домой.
  - Это происходит не в первый раз, - произнес риборит, вынуждая меня остановиться. Если, что сошлюсь на здравый смысл и свой топографический кретинизм...
  - Как вы боролись с этим заболеванием в прошлый раз? - из чистого любопытства решила поддержать я беседу. Хотя, приблизительный ответ я уже знала...
  - С помощью магии смерти, - повторил мои мысли риборит. Все, можно приписывать себя к телепатам и прорицателям... Будь она не ладна эта магия смерти, которой приписывается слишком много сказочных свойств...
  - Даже с подробными записями, понятными мне, я просто не в состоянии воспроизвести заклинание из высшей области целительства, по крайней мере, без пары лет практики, - произнесла я. Да, таков жестокий и несправедливый мир, даже будучи архимагом в одной области, в половине остальных, ты в состоянии воспроизвести только начальный уровень, конечно, с гораздо более эпичным размахом... Но все равно только самые азы...
  - Дело не в целительстве, - продолжил риборит. Еще одна загадка, и я перейду к заклинаниям боевой магии или прадедушкиным пыткам. Помниться, была в его мемуарах одна глава, посвященная риборитам...
  - Тогда в чем? - спросила я, чувствуя, что еще одной головной болью станет больше. Мой собеседник посмотрел на своих больных собратьев, потом на меня и с вселенской скорбью на лице, едва слышным шепотом произнес:
  - Дело в ошибке создателя, и только маги смерти могут ее исправить, - он тот час замолчал, заставляя меня переваривать услышанное. Или классифицировать... Ошибка создателя, что-то до боли знакомое, но никак не вспоминаемое... Ладно, вспоминаем постепенно... Разумные расы разделяются на несколько групп: бессмертные, псевдо-бессмертные, смертные и созданные искусственно...
  - Рибориты - искусственно созданная разумная раса! - неприлично громко воскликнула я, поражаясь собственному умозаключению, а потом уже стыдясь своего же склероза. Впрочем, не так уж и удивительно, рибориты слишком совершенны с магической точки зрения, а магия, как и все живое, только стремиться к совершенству...
  - Это тебе поможет? - спросил он, избегая укоризненных взоров своих собратьев. Как бы на самом деле не пришлось пешком добираться до цивилизации... Но, впрочем, сейчас не до этого. Что я знаю об искусственно созданных расах и ошибках создателя? В древние времена, на которые приходился рассвет могущества древних богов, магия была диким и стихийным явлением. И маги, они были такими же. Они не знали правил, и они враждовали (беря пример с божеств младшего круга). В своей вражде они прибегали к самым запретным заклинаниям. И часто использовалась практика создания искусственных рас. Тех, кто обладал какими-то определенными качествами: повышенной агрессивностью, силой, устойчивостью или податливостью к определенному виду магии и прочее. Большинство из этих рас оказывались либо нежизнеспособными, либо не способными к дальнейшему размножению. В общей сложности существовать и относительно свободно жить смогли где-то 2-3 процента этих искусственных рас. И так как создание целой расы, это не только энергозатратно, но и очень сложно, то избежать ошибок становиться невозможно.
  - Ошибка создателя, это больше теория магии. Здесь я тоже не гений, но определенно много лучше целительства. Искусственные расы редко создавались с чистого листа, обычно они накладывались на готовые стандарты, тогда ошибка выскакивала в виде качеств, которые стремились подавить, либо гипертрофируя их, либо сводя на нет все усилия создателя. В том смысле, что ошибка создателя всегда ведет либо к уничтожению расы, либо к ее возвращению к первоначальному виду, - начала я рассуждать вслух. Мне всегда помогало, когда я сталкивалась с ранее невиданными сложностями, способными меня заинтересовать.
  - Риборитов создавали с чистого листа божества Старшего Круга, - сообщил он с невозмутимым видом. Может быть, плюнуть на профессиональную гордость, и переложить проблемы божеств старшего круга на плечи божеств старшего круга, тем более, что одно из них я знаю...
  - Все равно смысл ошибки создателя остается в том же. Раса либо самоуничтожается с течением временем, либо изменяется в представителей стандартных разумных рас путем многократного скрещивания, - ответила я, не слишком вдаваясь в подробности, которые я не знала.
  - Ты сможешь исправить? - перешел к сути вопроса риборит. Интересно, когда я разучилась скрывать истину за обилием никому не нужных теоретических фактов, в которых я лишь поверхностно разбираюсь.
  - Я не знаю, все зависит от сложности и затрачиваемой энергии. И мне необходимы предварительные исследования, я же не хочу только ускорить процесс, - вяло пошутила я, почему-то думая лишь о напрасно потраченных деньгах и о накрывшемся медным тазом отпуске.
  - Маги смерти не оставляют записей. Они знают, что делают, - с маниакальной уверенностью произнес риборит. Интересно, в каком темном средневековье в последний раз исправляли ошибку создателя... И как скоро это придется делать опять? Кажется промежуток времени уменьшается то ли в алгебраической, то ли в геометрической прогрессии...
  - Ну, тогда я не правильный маг смерти, потому что я не знаю, что делать. И, если ты хочешь спасти свой народ, обратись за помощью к тем, кто в состоянии помочь, - снова излишне резко высказалась я.
  Теперь я уже решительным шагом удалялась в произвольно выбранном направлении. Уйду достаточно далеко, выберу подходящую точку и произнесу заклинание телепортации. С местными властями как-нибудь разберусь, в конечном, счете у меня формально есть такое разрешение...
  - Маг смерти! - окликнул меня риборит. Я от неожиданности даже остановилась.
  - Анна, в крайнем случае, магистр Лотенийская, - поправила я. Странно, только сейчас поняла, что с риборитом мы даже не представились друг другу.
  - Если эту ошибку создателя не исправить, моя разумная раса не исчезнет, мы превратимся в черных риборитов, и ты должна знать, что это значит, - произнес он, полностью проигнорировав мою реплику. Черные рибориты - это из той же области, что и русалки Кровавого Моря. Детские сказки с элементами ужастиков и мрачные пророчества о конце света... Впрочем, они, действительно, выглядели устрашающе... Или мне надо было читать пресловутые детские сказки, а не таинственные книги из семейного архива...
  - От угроз и запугивания я не приобрету как минимум два десятилетия опыта и уйму теоретических знаний. А, что касаемо, интуитивной магии смерти, то мое единственное желание, сбежать как можно дальше, - почему-то в очередной раз ушла я от прямого ответа. Риборит укоризненно посмотрел на меня и резко взмыл в лазурное небо, словно рассыпавшись на миллион золотистых кристалликов... Очевидно, обращаться за помощью в Совет Архимагов придется мне...
  
  
  ˜ ™
  
  После двухчасового душа я сидела на кровати и хмуро набирала телефонный номер. В трубке раздавались долгие гудки, а я неприлично нервничала. Не мудрено, домой я не звонила уже около года, с самого моего отъезда из Аллора. Дом. Могла ли я подумать, что когда-нибудь для меня это будет просто слово? Слово, которое звучит так странно и чуждо. Наверное, это общий порок боевых магов, не привязываться к какому-то конкретному месту, легко уезжать надолго, не думая о возвращении. Но от этих мыслей дом не перестает быть домом, а совесть все тем же беспощадным палачом нависает над головой.
  - Алло, - на другом конце провода отвечает голос Элейн. Странно, я думала, что сестра и ее муж живут где-то в своей квартире. Впрочем, я никогда не была в этом уверена.
  - Здравствуй, Элейн, - отвечаю я спокойным тоном. На самом деле я не испытываю особых эмоций, этот разговор, просто дань уважения кодексу магистра третьей степени по любому виду магии, сообщить о том случае, когда не можешь помочь.
  - Анна? - удивленно спросила сестра.
  - Да. Как ты? - произношу я самую банальную фразу, не испытывая ни каких эмоций. Меня даже пугает, насколько далеко и безразлично мне все, что происходит дома. Даже самые близкие люди...
  - Отлично. Почему ты звонишь? - голос сестры звучит немного раздраженно. Впрочем, не имеет смысла ее обвинять. Элейн имеет право обижаться.
  - Я должна поговорить с мамой, можешь позвать ее, - сразу перехожу я к делу. Не столько потому, что звонки с Шенренкира в Аллор дорогие, сколько в связи с тем, что мне не о чем говорить ни с сестрой, ни с матерью.
  - Мама в Университете. Что тебе нужно? - очередной вопрос Элейн. Больше похоже на меня, чем на патологически вежливую сестру.
  - Это дело для Совета Архимагов, прости, - моя реплика, такая же бесцветная, как и предыдущая. Разве, что немного усугубленная чувством вины.
  - Почему ты не позвонила дедушке? - снова не слишком дружелюбно спрашивает сестра. Честное слово, едва сдерживаю себя от ехидного хмыканья... И, действительно, почему? Он же только и ждет того прекрасного мгновения, когда я прекращу строить из себя невесть что и смирюсь, наконец-таки, со своей светлой судьбой надежды и опоры рода.
  - Передай маме, чтобы она со мной связалась, - произношу я. Элейн театрально вздыхает на другом конце провода, можно подумать, что она услышала мой внутренний монолог. Хотя, учитывая современные достижения телепатии, ничто меня не удивит.
  - Где ты? - вполне логичный вопрос. Но почему-то на него совершенно не хочется отвечать. Будто бы узнав мое местоположение, Совет Архимагов в полном составе примчится для того, чтобы поместить меня под стражу.
  - Мама в Университете? Я позвоню ей туда, - ответила я немного резко, сама понимая напрасность этой излишней секретности. И, совершенно недоумевая, почему так не хочу говорить с родной сестрой. Впрочем, я знаю почему, просто не хочу думать о причинах...
  - Анна, мне снова снится королева Рийгана, - после долгой-долгой паузы, когда я уже собиралась положить трубку, произнесла моя сестра. Королева Рийгана, Черная Королева, доведшая Элейн до сомнительных ритуалов на кладбище и исключения из Университета.
  - Ты говорила с мамой? - спросила я. Наверное, разговор с мамой всегда должен был быть наилучшим выходом из положения, но мадам Элеонора Лотенийская всегда предпочитала оставаться архимагом телепатии, а не родителем. Впрочем, я и Генри, тоже никогда не обращали должного внимания на Элейн, предпочитая уничтожать интерьеры заклинаниями, которые были нам не под силу.
  - Она предложила мне ту самую лечебницу, где я находилась, после того, как выпила Сон Белой Королевы, - опять саркастические нотки в тоне. Почему-то только сейчас замечаю, что между мной и сестрой гораздо больше общего, чем казалось всю жизнь.
  - А что королева Рийгана? - бесцветно поинтересовалась я. Ночные кошмары и способы борьбы с ними - это то самое поле боя, где я постоянно терплю поражения. Может быть имеет смысл обдумать ту самую лечебницу для самой себя?
  - Говорит о конце света, русалках Кровавого Моря, зеленом сиянии, черных риборитах, древних богах и магии смерти, - Элейн перечислила самые популярные пророческие теории о конце света, исключив традиционных демонов Нижних Миров и парочку архаичных чудовищ...
  - Я видела риборитов, и, кажется, поняла, что случиться, если не исправить ошибку создателя, - неожиданно сделала я вывод. И почему-то совершенно не придала этому значения. Очередная песчинка в пустыне...
  - О чем ты, Анна? - удивилась на другом конце провода сестра. Впрочем, моя логика всегда была труднодоступна для понимания окружающих, кроме, быть может, Сета Дигори.
  - Ко мне обратились рибориты. Им нужен был маг смерти, чтобы исправить ошибку создателя, и, кажется, я поняла, откуда появятся черные рибориты, - чуть подробнее объяснила я. Опять тишина. Интересно, Элейн размышляет над тем, правда это или очередная шутка моей буйной фантазии.
  - Анна, во что ты опять вляпалась? - спросила сестра с тяжелым вздохом. И почему в моем случае всегда уместен этот вопрос? Магия смерти, сомнительные предки или мой вредоносный характер? Наверное, все вместе взятое, перемноженное и возведенное в степень моей гордыни...
  - Ничего такого, с чем бы я не справилась, - равнодушно ответила я. В конечном счете, никогда не собиралась впутывать свою сестру в неприятности, впрочем, я никогда и не помогала ей по-настоящему.
  - Именно, по этой причине ты позвонила маме? - не скрывая иронии, спросила сестра. Я невесело хмыкнула ей в ответ.
  - Ты права. Я смогу разобраться. Сможешь ли ты справиться с королевой Рийганой и ее кошмарами? - задала я свой вопрос. Опять тишина.
  - Даже, если и нет, Анна, как ты поможешь с другого конца света, да и когда тебя интересовали чьи-либо проблемы, кроме собственных? Так мне передать маме, чтобы она позвонила тебе? - равнодушным тоном произнесла Элейн, но имею ли я какое-либо право предъявлять претензии.
  - Не стоит. Я справлюсь сама, - и короткие гудки в ответ. Не слишком вежливо, и совершенно несвойственно моей сестре, но знала ли я когда-нибудь ее по-настоящему. И не слишком ли много вопросов. В любом случае, я слишком устала, чтобы искать ответы на них...
  
  ˜ ™
  
  Прекрасный замок возвышался на холме изысканной игрушкой. Это место уже однажды мне снилось. И там был все тот же прекрасный белый замок, выглядевший не иначе как эльфийской статуэткой, волшебной и обманчиво хрупкой.
  Но сейчас мне снились не идиллические пейзажи, я даже не была уверена в том, что сплю. Хотя бы потому, что мои босые ноги стояли на холодной траве, а сердце тревожно замирало, вглядываясь в темные очертания замки, размытые в призрачном тумане. И рядом со мной кто-то был. Кто-то, чье едва ощутимое дыхание заставляло сходить с ума от страха.
  - Я убила тебя, - мой голос звучит незнакомо и пугающе. Хриплый, с нотками отчаянной безнадежности. Но это, вне всяких сомнений - мой голос. Он выходит из моего горла, он отдается невообразимым страхом по всем нервным окончаниям... И я его не узнаю...
  - Неужели ты не знала, что смерть - это только начало, - звучит женский голос. И рядом со мной материализуется Кровавая Богиня во плоти. Или это мое воображение играет с разумом. Может быть, никогда не было той битвы, кинжала в моей руке, выжженной земли и пугающей опустошенности... Может быть, я - очередной безымянный труп этой войны, сходящий с ума в предсмертной агонии...
  - Оставь меня в покое, - голос срывается на истеричные ноты. Еще немного и прибежит стража из замка, пожертвованного для лишившейся рассудка убийцы последней богини.
  - Я не могу. Ты меня убила, - спокойно произносит Кровавая Богиня. Ее речь и поведение не несут прямой угрозы, но это только заставляет насторожиться. Как нежить, щиплющая травку. Как бы сильно она не маскировалась, как бы талантливо не играла, все равно невозможно скрыть свою натуру. А Кровавая Богиня - безжалостный хищник, который вырвет твое сердце, стоит лишь немного расслабиться...
  - Что ты от меня хочешь? - снова отчаяние и безнадежность. Я буквально готова разрыдаться. Больше нет сил ни для отрицания, ни для злости, ни для попыток от нее избавиться. Убийство Древних Богов не проходит бесследно, так же, как и выжженная дотла аура... Просто рассказывать было некому. Все убийцы Богов умирали вместе с ними, и я уже давно не рада тому, что выжила...
  - Ничего, - снова спокойная и несколько зловещая улыбка хищницы, вселяющая первобытный ужас. И снова подавляемые рыдания. Мои пальцы судорожно сжимают мокрую траву...
  - Тогда оставь меня в покое, пожалуйста, - очередная мольба. И все тот же парализующий страх, который так раздражает, в очередной раз доказывая, что это всего лишь сон. Потому, что не может быть так страшно...
  - Я не могу. Ты меня убила, - повторяет Кровавая Богиня, нисколько не меняя ни тона, ни выражения лица. Я ее убила. И я обречена умереть. Древние боги не отпускают своих убийц и не прощают их. Им не ведомо ни понимание, ни сострадание, все они - безжалостные хищники. Даже Старший Круг...
  - Тогда почему ты не позволяешь мне умереть? - снова отчаянный вопрос. И снова чужие воспоминания, которые доказывают, что я (это чуждая непонятная и испуганная я) уже неоднократно пыталась это сделать. Поэтому стражу и приставили... Как же народная героиня и так постыдно уходит из жизни...
  - Потому что это будет слишком просто. Я останусь в твоей крови, растекусь в твоих потомках. Я буду их ночным кошмаром, неотступно преследующим на каждом шагу. Буду тем самым парализующим первородным страхом, которые ты испытываешь сейчас. Но знаешь, что будет твоим наказанием? Ты будешь там, со мной, но ничего не сможешь сделать. А каждая крупинка их боли, каждая слезинка отразится на тебе тысячекратным страданием. Отныне ты кровь моей крови, смерть моей смерти...
  Я просыпаюсь от собственного крика. В комнате темно, мои руки вымазаны в чем-то черном и липком. Магия смерти оседает холодным потом на всем теле. И снова я испытываю чужой парализующий страх. Впрочем, я быстро перехожу к своему собственному испугу, когда осознаю, что в комнате кто-то есть. Инстинкт боевого мага, иногда напоминающий паранойю, но крайне редко ошибающийся, буквально кричит об этом.
  В другой ситуации я бы включила поисковый контур. Я бы глубоко вздохнула и посчитала до десяти, оценивая ситуацию и раздумывая над заклинанием. Но сейчас я была слишком испугана ночным кошмаром и магией смерти, чтобы быть взрослой и рациональной. По комнате пролетело заклинание цепной молнии, в очередной раз разрушая интерьеры и разбивая стекла.
  
  ˜ ™
  
  - Еще раз что-то подобное выкинешь, я вспомню что-нибудь способное уничтожить тебя! - совсем не подобающим приличной девушке тоном крикнула я, все еще застыв в грозной позе магистра боевой магии. Пару секунд понадобилось для того, чтобы мои молнии отразились от чьей-то идеальной защиты, прилетели ко мне и развеялись в ночном воздухе... В приглушенном свете пульсара стоял риборит, крылья которого все еще слегка дымились...
  - Я не хотел тебя напугать, - тихим-тихим голосом, которым разговаривают с буйно помешанными, произнес он. Видимо, ему не приходилось сталкиваться с магистрами боевой магии с расшатанной нервной системой.
  - Тебе это и не удалось, - ответила я бодрым тоном, заодно добавив несколько световых пульсаров, дабы оценить масштаб, производимых мной разрушений. Да, похоже, скоро моей специализацией будет значиться ремонт при помощи магии.
  - А выглядит так, будто бы удалось, - справедливо заметил риборит. Рассказать ему что ли, чем все закончилось для нежити, которой некогда тоже удалось меня напугать?
  - Что ты делал ночью в моей комнате? - перешла я к строгому допросу. В конечном счете, я формально имела право для применения заклинаний боевой магии, а нарушитель границ здесь риборит.
  - Я пришел поговорить, - ответил он, будто бы подобные визиты были само собой разумеющимся. Кстати, если уж вспомнила о правилах приличия, неплохо бы халатик накинуть...
  - Опуская речь об уместности подобных визитов, тем более в ночное время, кажется, мы выяснили, что я не в силах разобраться с вашей ошибкой создателя, а моя магия смерти приводит лишь к таким несанкционированным последствиям, - широким жестом указала я на масштабы разрушений. Хотя, справедливости ради, стоит заметить, что участие магии смерти в данном хаосе было незначительным, а мне надо учиться адекватно реагировать на угрозы.
  - Ты решила, что не в состоянии исправить ошибку создателя, - поправил меня риборит. Ладно, мне нет дела до чьего-то ослиного упрямства, и я не собираюсь читать лекций по поводу ограниченности моих возможностей.
  - Ошибку создателя невозможно исправить никому, кроме создателя. Остальные лишь оттягивают неизбежное, - пояснила я. Но, справедливости ради, надо сказать, что точно я не знаю, поскольку мои знания в области создания разумных рас сводятся к фразе: "Где-то что-то когда-то мельком видела и ничего путного из этого не вынесла".
  - С тобой хотят поговорить, - прервал мой пылкий монолог риборит.
  - Кто? - удивилась я, пытаясь угадать существо, у которого на посылках рибориты. Не знаю тайные ли это желания или отсутствие фантазии, но на ум приходили только древние боги...
   - Повелительница русалок, - ответил мой собеседник, заставляя в очередной раз уронить челюсть на пол, а заодно усомниться в трезвости собственного рассудка.
  - Да, собирайся, она не любит ждать, - ответил риборит, выжидающе посмотрев на меня. Да, уже бегу и падаю... Повелительница русалок повелительницей русалок, а сейчас полтретьего утра, и не сплю я исключительно благодаря очаровательным кошмарам...
  - Твоя повелительница русалок знакома с правилами приличия? - начала я переходить неведомые мне границы межрасовой дипломатии...
  - Не больше, чем ты, - не остался в долгу риборит, снова наводя меня на мысли об их способности сливаться с окружающим пространством. Когда он общался со мной, все сильнее и сильнее напоминал меня.
  - Что допустимо для среднестатистического магистра боевой магии недопустимо для повелительницы русалок, - вольно перефразировала я маму, отчитывающую меня за мелкое пакостничество и бесстыдное запугивание учителей.
  - Ты уже все равно не ляжешь спать, - озвучил риборит мои мысли. И, откровенно говоря, в любое другое время на приглашение повелительницы русалок побеседовать я бы отреагировала, как любой другой нормальный магистр. То есть, бросив все свои насущные дела и сметая все преграды на пути, побежала бы на запланированную встречу, на ходу сочиняя заумные вопросы из теории магии...
  - Что не мешает мне иметь иные планы, в том числе, безмятежный отдых, - немного резко ответила я. Вот она - истинная причина моего гнева и упорного нежелания что-либо делать. Я просто хотела отдохнуть, а меня против моей воли втянули в проблемы, справиться с которыми я просто не в силах.
  - Повелительница русалок не любит повторять дважды, и ты не будешь рада последствиям, если проигнорируешь ее просьбу, - а вот оно - прямое доказательство, что риборит - не я, а похожие интонации - всего лишь не слишком умелое передразнивание. Всякого рода угрозы непременно вызывают у меня ни чем не объяснимое желание столкнуться с ними лицом к лицу.
  - И что она сделает? Нашлет цунами? Утопит меня в ванной? Будет мучить приступами морской болезни? Организует нашествие акул и монстров из глубин? - начала я перечислять всевозможные страшные последствия, большей частью за нежеланием прибегать к убедительным доводам в споре.
  - Ты слышала о кровавых русалках? - спросил он. Захотелось театрально закатить глаза и трагично взвыть. Этими русалками меня неимоверно достали еще в Университете, пытаясь почему-то приписать мою магию смерти к чьим-то нездоровым апокалиптическим пророчествам. От них меня избавило вмешательство дедушки, но сейчас даже его влияния будет маловато. Особенно, учитывая цену его услуг.
  - Достаточно для того, чтобы считать это чьей-то алчной до дешевой славы душонки, и чтобы не желать иметь с этим ничего общего, если я вдруг ошиблась, - ответила я, не пытаясь даже придать какой-то смысл своей фразе.
  - Так мне передать повелительнице русалок, что ты отказываешься от ее приглашения? - риборит вынес из моей речи свой вердикт, в общем и целом недалекий от печальной истины.
  - Я не отказываюсь от встречи, - произнесла я с долей издевки. Ничего интереснее, все равно не придумаю, а спокойный отдых накрылся медным тазом в любом случае...
  - И зачем было разыгрывать это шоу? - очередной невозмутимый вопрос риборита. Все-таки он не просто передразнивает меня. Это какой-то странный вид эмпатии, ведущий к практически полной перестройке личности под своего собеседника. Кажется, это один из признаков социопатии или психопатии, или еще чего-то, в чем я одинаково плохо разбираюсь...
  - Затем, что ты невежливо врываться в чужие спальни посреди ночи и до смерти пугать магистров боевой магии, не говоря уже о травмоопасности данных мероприятий, - с печальным видом констатировала я, поднимая с пола невинно пострадавшую лампу. Кажется, я ее уже в пятый раз разбиваю... Надеюсь, она продержится хотя бы неделю после моего отъезда...
  - Значит, ты пойдешь к повелительнице русалок, - с радостной улыбкой констатировал риборит. Рано радуется, не знает он моего вредоносного характера избалованного младенца...
  - Пойду, но для начала я должна собраться, дабы выглядеть достойно, - коварно улыбнулась я рибориту, еще не понимающего, что настоящая девушка может собираться часами...
  
  ˜ ™
  
  - И где прячется пресловутая повелительница русалок? - спросила я, когда прошло где-то полчаса с того момента, как мы прибыли на место встречи. Если быть точнее на одинокую скалу посреди бесконечной водной глади. Не то, чтобы я плохо плавала, или меня пугали собственные шутки про тварей из морских глубин и гнев повелительницы русалок, но я начинала чувствовать себя неуютно в компании молчаливого риборита и немой мощи стихии.
  - Она появится, когда придет время, - монотонно ответил мой собеседник. В мою голову закралось смутное сомнение, что это ожидание - не слишком оригинальная месть за мои трехчасовые сборы, сопровождаемые довольно надоедливой лекцией о полном не сочетании одной части гардероба со всеми остальными.
  - Надеюсь, что к этому времени я не состарюсь, - сразу же перешла я к далеким событиям, начисто игнорируя тот факт, что через пару дней погибну от отсутствия пресной воды или, что через пару часов мне все надоест и я телепортируюсь на большую землю (рискованно, конечно, но выполнимо).
  - Русалки не слишком пунктуальны, они по-другому оценивают время, - перешел риборит к каким-то туманным объяснениям. За кого он меня принимает? Я же магистр третьей степени с ненужным багажом знаний о психофизиологических особенностях представителей основых разумных рас по стандартной квалификации.
  - И еще они не любят сухопутные разумные расы, современную технику, судоходство, идиотов и на них дурно влияет полнолуние, что позволило одному не слишком адекватному магистру теоретической магии написать целых три книги об их связи с оборотнями и придумать какого-то общего архаично-монструозного предка.
  - Я понял - ты хорошо училась в своем Университете и любишь много болтать, совсем как русалки, - сделал свои, не лишенные смысла выводы, риборит. Может быть, мне стоит оскорбиться на эти речи? Вроде бы сказано ровным тоном, не несущим ни какой смысловой нагрузки, но упрямо не признаваемое мной шестое чувство чует подвох.
  - Я должна поблагодарить или смертельно обидеться за подобное сравнение? - решила я уточнить у первоисточника.
  - Думай, как хочешь. Но я не люблю русалок, - ответил риборит. Странно, но я не испытываю никаких эмоций по этому поводу, разве что небольшое любопытство на тему взаимоотношений этих разумных рас.
  - Обычно русалок, как и дриад любят все, особенно мужчины. Знаешь ли, приписанная общей молвой распущенность и страсть к необременительным отношениям кривого толка, - пояснила я свою мысль. Риборит не понимающе посмотрел на меня.
  - Ты о чем? - мой собеседник то ли издевался надо мной, то ли не понимал ничего, то ли боялся оскорбить повелительницу русалок, прячущуюся под ближайшей корягой.
  - Ну, русалки весьма привлекательны в физическом плане и не обременены высокими моральными принципами, - попыталась я объяснить. Все же не хватает мне прямолинейности, свойственной боевым магам и троллям-наемникам.
  - Нас не интересуют подобные аспекты взаимоотношений, - состроил риборит оскорбленную невинность. Странно, но все встреченные мною рибориты были мужчинами, а тут еще подобные заявления... И почему я всегда думаю о самом худшем? Как говорится, каждый думает в меру своей испорченности.
  - И размножаетесь вы почкованием, - перешла я к практической части существования разумной расы.
  - Нет, мы не размножаемся. Я же сказал, что подобные аспекты взаимоотношений нас не интересуют, - повторился риборит. Я скептически хмыкнула, даже эльфы при всей их раздутой высокоморальности и вселенским презрением к низшим по разуму созданиям отнюдь не чураются подобного аспекта взаимоотношений, хотя тщательно скрывают от окружающих.
  - То есть вы существуете в неизменном виде с того момента, как древние боги создали вас? - на всякий случай я все же уточнила. Бред, конечно, но чем черт, в смысле, извращенная фантазия древних богов (кстати, тех еще любителей сторонних связей на стороне) не шутит.
   - Да, - произнес риборит, как само собой разумеющееся. Да не может такого быть! На все разумные расы действуют непреложные законы взросления и старения, даже древние боги не остаются неизменными.
  - То есть тебе несколько тысяч лет и все это время ты провел в одном месте с одними и теми же людьми, в смысле с риборитами, и тебе это до смерти не надоело? - продолжила я свою увлекательную игру в глупые вопросы.
  - Да, - снова риборит сделал вид, что озвучил непреложную истину.
  - Послушай, я готова принять даже бред о перерождении из чистой материи магии, избегая любые физиологические взаимоотношения двух персонажей любых полов, - перешла я фактически к мольбам. Опять удивленный взгляд.
  - Но мы существуем в неизменном виде с тех пор, как нас создали древние боги, так же, как и Русалки Кровавого Моря, - ответил мой собеседник. Мне срочно надо в Вирито-дорато - устраивать остаткам древних богов допросы с пристрастием и подробными инструкциями... Боги и демоны, я уже готова из боевых магов переквалифицироваться в теоретиков.
  - Русалок Кровавого Моря создала королева Рийгана, - влезла я со своими пятью копейками сомнительных знаний.
  - Ей помогали древние боги, вернее, последний из них, - пояснил риборит. Понятно, значит, Тэмин, Элдарителиус или как там его еще называли в ранние эпохи, приложил и к этим моим кошмарам свою руку...
  - Похоже древние боги успели наследить во всех пророчествах о конце света, - не стала я сдерживать своего раздражения. Впрочем, логично задавать все эти вопросы непосредственно древним богам, благо есть такие в списке моих знакомых. Только я боюсь, что еще немного подобных откровений и я никогда не смогу быть рядом с ним.
  - Ты не любишь древних богов? - спросил риборит. Пожалуй, мое фырканье и театрально воздетые к небесам руки, были излишними, но зато определенно не оставляли место сомнениям.
  - Я не люблю мрачные пророчества и апокалиптические сценарии, что является беспрецедентным атрибутом древних богов, - пояснила я свою реакцию, не углубляясь в перипетии моих собственных взаимоотношений. Впрочем, проблемы с Тэмином были не из-за его принадлежности к этой разумной расе, лишь потому что я слишком боялась поверить ему, не будучи уверенной в том, что переживу очередное предательство...
  - Древние боги жили в страшные времена, когда каждый день был изнурительной борьбой за существование с самыми жуткими тварями из Нижних Миров. Их жестокость была необходимостью, так же как возможность уничтожить тех монстров, пусть даже и ценой собственного мира и жизней. Поэтому они и заготовили парочку апокалиптических сценариев, - ответил риборит. Что ж, каждый имеет право на свое мнение. В том числе, и на защиту своего создателя...
  - Не надо экскурсов в историю. Я и так знаю, что заклинания, разрушающие все вокруг, даются гораздо проще, чем те, что должны защищать и исцелять, - несколько резко прервала я собеседника.
  - По этой причине ты стала боевым магом? - спросил он, заставив меня многозначно хмыкнуть и припомнить те причины, по которым я стала магистров боевой магии.
  - Боевым магом я стала, потому что предоставила данный выбор небрежно зачарованной канцелярской принадлежности, - озвучила я подробности этого судьбоносного решения. Что в конечном счете тоже сводится к самому легкому варианту.
  - Но ты неплохо с этим справляешься, - улыбнулся риборит. Я мрачно усмехнулась в ответ. Почти всегда я поступаю глупо, безрассудно, не оправданно рискую и лишь каким-то чудом до сих пор не покалечилась.
  - Чего не скажешь о моей магии смерти, - сделала я свое неутешительное признание. Где-то в глубине души меня все же гложет тот факт, что я отчаянно боюсь этой части себя. Нет, страх - это нормально, не испытывать страха - это проблема, особенно, когда почти каждый день сталкиваешься с нежитью, необремененной моралью и совестью. Но мой страх перед магией смерти парализует рассудок, а это уже проблема, особенно, когда каждый день сталкиваешься с нежитью...
  - Твоя проблема в том, что ты не доверяешь своей магии смерти, ты ее боишься и пытаешься контролировать, - риборит попытался выступить в роли учителя. Магистр Самуил говорил примерно то же самое, не надо столь отчаянно сопротивляться, просто открыть разум, побороть свой страх... Будто бы это так просто.
  - Моя проблема в том, что все разбираются в магии смерти лучше, чем я, - опять резко, практически грубо озвучила я свое отношение к подобному роду поучениям. Даже, если включить банальную логику - кто назовет хорошую вещь магией смерти?
  - Я не хотел обидеть тебя, - произнес риборит. Не думаю, что он лжет или каким-либо образом манипулирует мной. Скорее всего, их создавали в определенной степени просто не способными на чувства, побуждающие к подобным поступкам. На определенном уровне они примитивны. Намного проще управлять тем, кто не задает никаких вопросов и не испытывает ничего, кроме желания служить хозяину-создателю...
  - Ты меня и не обидел, - честно призналась я, даже искренне улыбнувшись. Все сторонние попытки убедить меня расширить практику использования магии смерти, вызывали исключительно раздражение. Как и затянувшееся ожидание повелительницы русалок, еще немного и начну вспоминать какие-нибудь заклинания, способные поторопить эту сушеную селедку.
  - Ты же знаешь, что у русалок сильно развиты способности к ментальной магии, в том числе и к телепатии? - вежливо поинтересовался риборит. Воспринимать это как предупреждение о близости коронованной особы или взять на заметку, что рибориты тоже не лишены данных способностей?
  Впрочем, придумать какой-либо ответ у меня не получилось, поскольку из воды возникла та самая коронованная селедка, в смысле, повелительница русалок во всех своих водорослях, ракушках и планктоне.
  ˜ ™
  
  Итак, Повелительница Русалок - типичная русалка с длинными волосами, в которых были запутаны ракушки, жемчуга, водоросли и прочий хлам. В ее глазах я не заметила вселенской мудрости, но навскидку могла предположить, что трехсотлетний рубеж она все-таки перевалила. В общем, самый что ни на есть хрестоматийный вариант, разве что тяжелый золотой медальон с рубинами выбивался из общей картины.
  - Приветствую тебя, чародейка, - произнесла она чарующим голосом, инстинктивно флиртуя с риборитом. Он усиленно маскировался под окружающие пейзажи, мужественно игнорируя недвусмысленные взгляды русалок из свиты Повелительницы.
  - Здравствуйте, - ответила я максимально доброжелательным тоном. В конечном счете, Повелительница Русалок ничего плохого мне не сделала, за исключением того, что внешне принадлежала к типичным представителям своей разумной расы.
  - А я не поверила, когда мне сообщили, что в моих владениях находится маг смерти, - певучим тоном сказала русалка, пытаясь рассмотреть во мне какие-то неведомые качества.
  - Формально острова Шенренкира и прибрежная зона к вашим владениям не относится, к тому же маг смерти и личность, наделенная определенной склонностью к данному виду магии, два разных понятия, - невесть с чего отклонилась я от своей стратегии политкорректного поведения и держания своих мыслей при себе.
  - Мне нравится общаться с магами, не принадлежащими к дипломатическим миссиям, хотя это и не так забавно, - переливисто рассмеялась русалка. Ну, мне повезло, что она не чистокровный эльф, тот бы уже разыграл смертельную обиду и в лучшем случае меня просто навсегда депортировали из Светлого Леса...
  - Извините, мое воспитание всегда хромало на обе ноги, - сделала я неутешительное признание, выданное за извинение. Русалку это только развеселило. Очередной стереотип о ее разумной расе.
  - Я пригласила тебя не для великосветской беседы о хороших манерах, - неожиданно резко произнесла она, одним взглядом заставив всю свою свиту куда-то исчезнуть, к нескрываемой радости риборита...
  - Должна предупредить, что мои услуги в качестве мага смерти весьма сомнительны и загнаны в рамки моей основной специализации, - снова я решила поиграть во всевидящую и всезнающую, включив банальную логику.
  - Поверь мне я знаю магов смерти, помощь которых не обернется катастрофическими последствиями, - продолжая свою политику ответила русалка. Опять невесть с чего в моей нежной душе поднялась обида за столь откровенные (и справедливые) сомнения в моей квалифицированности. Правда, возникали и закономерные вопросы о том, почему рибориты не обратились за помощью к этим магам смерти?
  - Зачем вам нужна я? - следуя примеру Повелительницы русалок, я решила не тратить время на бессмысленное обсуждение моих талантов и воспитания. Все равно ничего не изменится, а я, к тому же не выспалась после ночных кошмаров.
  - Что ты знаешь о древних временах? - страшным голосом спросила русалка. Кажется, я ошиблась в своих предположения и мне предстоит мариноваться на этом одиноком утесе несколько часов, попутно выслушивая очередную версию о происхождении нашего несчастного мира. Нет, конечно, это несет определенный теоретический интерес, но сейчас я не настроена на данный вид познания.
  - То, что они были древними, страшными и король Мельвиндр научил людей убивать богов. Но мне не нужен урок истории или благообразная лекция, долженствующая заставить меня проникнуться той или иной идеей, некогда пришедшей в чью-то неадекватную голову, - на одном дыхании произнесла я. Кажется, русалку я начинала раздражать.
  - В тебе есть кровь Мельвиндра, - громко и резко, практически перебивая меня прозвучал голос русалки. Не закатывать глаза, Лотенийская и держать себя в руках!
  - Учитывая, что у него было десять детей, каждый из которых имел от трех и до двенадцати законных отпрысков, не считая приличного количества бастардов, все это случилось очень давно, рискну предположить, что наличием крови Мельвиндра никого не удивишь, - снова я веду себя, словно бунтующий подросток, не обремененный мозгами, а не как перспективный магистр третьей степени, пусть даже и по боевой магии.
  - Но не каждый из потомков Мельвиндра обладает даром магии смерти, не каждый из потомков Мельвиндра связан с убийцей последнего божества Младшего Круга, не каждый из потомков Мельвиндра происходит от линии королевы Рийганы, не каждый из потомков Мельвиндра любим богами Старшего Круга, - голос русалки приобретал излишне пафосные ноты. Того и жди громы небесные ударят, а я поверю в собственную исключительность.
  - Что вам от меня надо, кроме безропотного выслушивания ваших безумных речей о моих великих предках и прочих сомнительных заслугах? - спросила я, вызывая вопросительное выражение лица у риборита и раздражение у русалки.
  - Я хочу, чтобы ты навсегда освободила моих сестер из Кровавого Моря, - минуты две я находилась в странном состоянии, колеблясь между желанием покрутить пальчиком у виска и сообщить Совету Архимагов о неадекватности некоторых лиц (впрочем, в королевских династиях, с их склонностью к сомнительным бракам на грани инцеста сие явление не такая уж и редкость).
  - Может быть, мне еще Младший Круг оживить, исцелить всех страждущих и уничтожить Нижние Миры до кучи? - прибегла я к своей извечной тактике размахивания красной тряпкой перед быком.
  - Ты должна будешь просто передать мой медальон их Правительнице. Даже необязательно ты. Это может быть, твоя сестра, брат - любой родственник принадлежащий к линии королевы Рийганы, в генах которого есть склонность к магии смерти, - раздраженно произнесла русалка.
  - А если я откажусь, - напрямую спросила я, про себя отметив, что уже сыта по горло всякими мрачными пророчествами и важными миссиями, обязующими меня к непосредственному участию в них.
  - Дело в том, что у тебя нет выбора, - немного пугающе произнесла русалка. Еще одна подобная выходка и я вспоминаю заклинания повышенной травматичности, и плевать на испорченные дипломатические отношения и тот факт, что всю оставшуюся жизнь мне придется провести скрываясь от сил правосудия.
  - Боюсь, вас огорчить, но выбор есть всегда. И в данном случае мой ответ - нет, и он не изменится, даже, если вы оплатите перелет в бизнес-классе до Эрендира и выдадите пожизненный абонемент на лучший спа-курорт Шенренкира, - окончательно оскорбив русалку, я активировала воронку телепорта, настроенного по произвольно выбранному вектору с искренней верой в собственную удачу.
  
  ˜ ™
  
  Парадоксальным отличием сегодняшнего кошмара было то, что я прекрасно осознавала, что сплю. Я помнила свою беседу с русалкой, целый день, потраченный на бесполезный шоппинг. Помню даже то, как захлопнула балконную дверь перед риборитом, немного помяв его роскошное оперение, и как изменила дату своего отлета на завтрашний вечер. Но тем не менее я снова была охвачена магией смерти, вернее сказать, навязчивым духом давно погибшего Божества Младшего Круга, сулящего мне увлекательную экскурсию по дебрям запутанных жизней моих далеких предков.
  Итак, жутковатое пепелище с растерзанными телами, сгоревшими домами и поломанными розовыми кустами. Маленькая девочка со светлыми волосами держит в руках огромный орочий топор, стоя непосредственно над трупом орка. Да, многообещающее начало, в стиле малобюджетного фильма ужасов. Не хватает только мрачного голоса за кадром...
  - И кто бы догадался, что эта девочка станет, той самой великой королевой. Определенно, орки не знали, кого породили, выбрав не то селение для своего очередного набега, - прозвучал голос Кровавой Богини, исполняя мое пожелание. Я непроизвольно хмыкнула, продолжая добросовестно играть роль скептически настроенного зрителя.
  - Некоторые склонны полагать, что от судьбы не убежишь, и, если бы не этот набег, то какое-нибудь другое стихийное бедствие сделало бы из этой девочки королеву Рийгану со всеми вытекающими последствиями, - даже мое сонное я умудрялось вступать в никому не нужные споры.
  - Но эта была бы другая королева Рийгана, - ответила мне Кровавая Богиня очередным клише.
  - К чему этот экскурс в прошлое, я должна подумать о взаимосвязи крыльев бабочек и тайфунов? Или о своей несчастной судьбе? Или это извращенные игры моего подсознания? - перешла я на повышенные тона. Да, еще один такой разговор и придется отправиться на долгое-долгое лечение в специальное заведение...
  - Ты сама сказала, что от судьбы не убежишь, - произносит моя собеседница, наглядно демонстрируя упомянутые тайфуны. Кто мне в последнее время говорил о предназначении? И почему большую часть лекций по разумным расам я мирно занималась совершенно посторонними делами?
  - И еще я говорила, что ни какие медальоны никому передавать не собираюсь. И не надо на мне испытывать трюки с русалочьей магией, - резко сказала я, намереваясь проснуться. Но, видимо, я переоценила свои телепатические способности, потому что созерцала какие-то неведомые пейзажи вместо гостиничного потолка.
  - Я не русалка - я проекция магии смерти, - ответила Кровавая Богиня, поразительно точно передразнив мое презрительное фырканье.
  - Значит, это не бестактное вторжение в мой сон, а прогрессирующее сумасшествие, - сделала я своеобразный вывод, вытекающий из бессмысленных бесед с собой.
  - Можешь называть это как хочешь, но ты не проснешься до тех пор, пока не увидишь то, что я должна показать, - мрачно пошутила моя собеседница. Я опять трагические вздохнула, театрально вскинув руки вверх. Почему у меня все, не как у людей? Я же никогда не хотела быть магом смерти и ужасно справлялась с этой обязанностью, но почему-то, где бы я не появлялась, мне необходимо было проявлять неведомые таланты именно в этой области магии.
  - Значит, мои предыдущие кошмары, это тоже ты? - спросила я, не слишком нуждаясь в подтверждении собственных сомнений.
  - Да, - согласилась проекция магии смерти.
  - И чем я заслужила подобную честь, вопрошаю в лице всех предметов интерьера, пострадавших от моей магии смерти? - спросила я, смирившись с необходимостью просмотра данного сновидения.
  - Место гибели древнего божества, если его убили неправильно - всегда хранит память о нем. А правильно убивать древние божества умели только древние божества, - иронично хмыкнула проекция. Про себя я отметила, что подобные знания, вероятно, несут и рибориты, но вряд ли со мной поделятся.
  - Полагаю, что ни ты, ни то, что от тебя осталось, не собираетесь пополнять мои знания в этой области, - опять не удержалась я. Любопытно, как быстро меня бы испепели при личной аудиенции с древним божеством? Полагаю, что хватило бы одной приветственной речи.
  - Чем дольше ты ведешь беседы, тем больше магии смерти тратится, а учитывая твои непростые взаимоотношения с данным видом магии, все может кончиться необратимыми изменениями в резерве, - поделилась мрачными перспективами проекция Кровавой Богини. Да, а я-то надеялась на пространную беседу о судьбах мира и о том, каким способом мне лучше избежать своего непосредственного участия в этом.
  - Ну, что ж, королеву Рийгану с орочьим топором и неотвратимой судьбой мне уже показали, что дальше по списку? - решила я не тратить время даром. Хотя, у меня есть несколько вопросов по поводу взаимосвязи Черной Королевы и Шенренкира, оставшихся без ответа.
  - Королева Рийгана - это ряд случайностей, приведший к непредсказуемому результату, если тебе нужна неотвратимая судьба - обращайся к принцессе кочевников, - наконец, картинки сложились во что-то определенное.
  Бесконечное степное пространство, палатки, лошади, чумазые дети и взрослые, костры и ясное звездное небо... Экзотика в виде каких-то мужчин в шелках, парче и драгоценностях, неужто легендарное сватовство королевича Орра? Всё происходит, словно в замедленной съемке, с какой-то ленивой тягучей скукой... До появления принцессы кочевников. Это словно взрыв пространства, переполняющегося магией смерти такой силы, что в легких не хватает воздуха, чтобы дышать. Последняя Защитница Невинных Душ, Истинная Та, Что Видит, для которой не существует тайн... И снова безумный круговорот картинок, останавливающийся в каком-то сером и безлюдном месте...
  - Я впечатлена, но не неотвратимым роком, а магией смерти или талантами вышеозначенной принцессы кочевников нагонять страх на окружающих, - произнесла я спустя несколько минут, когда привела в порядок разбежавшиеся в разные стороны мысли.
  - Что ты подумала, когда увидела ее? Та, Что Видит. Истинная Защитница Невинных Душ. Последняя из Великих. Неужели человек может обладать такой силой? Это ли магия смерти в своем чистом виде? - проекция богини не далеко ушла от моих личных версий, но учитывая, что кормится этот остаток магического прошлого за счет моего резерва и обитает в моем подсознании, удивляет то, что меня дословно не цитируют.
  - Какая разница, что именно я подумала? - спросила я. Да, воспитание в семье телепатов приводит к тому, что прямых ответов не даешь даже себе (не говоря о всяких сомнительных проекциях, все еще подозреваемых в причастности к русалочьей магии).
  - К тому, что принцесса Родогона всеми силами избегала того, чтобы быть той, кем ей предназначено судьбой, но еще до своего рождения она была самым сильным магом смерти за историю времен, и каждым своим поступкам лишь приближала неизбежное, - с невиданным пафосом проекция богини произнесла на удивление бессмысленную речь (видимо, нахваталась у моего подсознания воспоминаний о тезисах маминых докладов на собраниях совета архимагов).
  - Насколько я помню, это привело к затянувшейся войне, появлению мага с неограниченными способностями и пресловутому зеленому сиянию, которое едва не уничтожило наш мир. И это не имело ничего общего с предназначением Защитницы Невинных Душ Кочевников, охраняющей границы между Мирами. Но, может быть, ее судьба была именно в этом. Мне не дано знать, - вкратце сделала я свои выводы. Еще одна фамильная черта - противоречить даже выводам собственного здравого смысла.
  - Предназначением Анны Аллорской было уничтожить эти границы и позволить вернуться божествам Старшего Круга домой, но она успешно влезла в пучины зеленого сияния, окончательно испортила отношения Аллора с прилегающими государствами, но почему-то осталась героиней в памяти потомков, - уже точно цитируя, даже с моими интонациями и гримасами, произнесла проекция богини.
  - Ладно, я поняла. Что бы там не задумали древние боги, высшие демоны, драконы или прочие краказябры, я не отверчусь. И все мои попытки приведут к более плачевным последствиям, - резко закончила я.
  - Тогда будь готова увидеть последствия, - коварно улыбнулась противная проекция, снова заставляя мир мерцать непонятными картинками. Голова начинала кружиться, то ли от этого мерцания, то ли от опустошения резерва.
  Итак, очередной идиллический кошмар. И я опять существую в этом сне в чужом обличии. Бесконечное пространство, усеянное серым мелким пеплом. Черные стволы деревьев, полчища нежити, брызгающей слюной и грозно рычащей. Мертвые тела, в которых я с ужасом узнаю друзей, родных, просто некогда виденных людей и представителей прочих разумных рас. Я иду медленным шагом среди этого побоища к мрачному трону, виднеющемуся вдали. Там стоят люди (эльфы? тролли? вампиры?), с ужасом ожидающие моего приближения.
  Я останавливаюсь на мгновение. Ко мне приходит осознание, вернее чья-то память услужливо подсказывает мне... Магия, разрывающая все окружающее пространства, разрушающая все замки, запирающие двери между мирами... Ослепляющая, оглушающая сила древних богов Старшего Круга, врывающаяся в этот мир в потоке их ярости. Древние демоны и чудовища, следующие за ними, миллионы ужасающих сражений, смертей и нечеловеческой боли, среди которой моя магия смерти расцветает невиданным пламенем, сжигающим все на своем пути... Пламенем, в начале пугающим меня, но затем полностью захватывающим всю мою суть. Том самом пламени, в котором сгорели и древние боги, и демоны, и я сама, превратившись в самый жуткий кошмар...
  Меня пронизывает холодный пот, ноги подкашиваются, я смотрю на свои руки, на ровный слой пепла, нежить, мертвые тела и тех, кто ждет своей смерти около моего трона. И в это самое мгновение с неба спускаются черной тучей рибориты, потерявшие свою яркую окраску. Их крылья и глаза абсолютно черны, даже не отражая солнечных бликов. В одном из них, вышедшем вперед, я узнаю своего знакомого. Он присаживается на колени передо мной.
  - Рибориты прибыли по твоему приказу, Повелительница, - говорит он страшным, пробирающим до дрожи голосом. Это пугает меня намного сильнее, чем все предыдущие кошмары и магия смерти, вместе взятые.
  Я просыпаюсь в холодном поту. Я прижимаю колени к груди и едва сдерживаю слезы. Почти сразу я чувствую постороннее присутствие в комнате. Резко вспыхивает свет. Сначала я вижу тяжелый золотой медальон Повелительницы Русалок. Только потом замечаю яркие глаза риборита. И еще находясь во власти ночного кошмара, я пронзительно кричу...
  ˜ ™
  
  Минут через пять абсолютной тишины и моих истеричных всхлипываний я пришла в себя. Риборит терпеливо ждал, не задавая ни каких вопросов, но делая неутешительные выводы. Я перевела взгляд на русалочий медальон, смотреть на риборита без содрогания не получалось. Перед глазами до сих пор маячили черные радужки глаз и выжженные пейзажи из моего сна.
  - Что-то случилось? - спросил он.
  - Нет. Просто очередной кошмар, приправленный изрядной долей магии смерти, - произнесла я с наигранным спокойствием. Актриса я, конечно, еще та, но для постороннего создания, близко незнакомого с моей хрупкой душевной организацией вполне сойдет.
  - Магов смерти часто называют прорицателями, - риборит высказал предположение, от которого мне стало плохо. И не только, потому что я ненавижу прорицателей и все дисциплины с ними связанные. Даже не столько потому, что этот сон меня до безобразия испугал. Просто магия смерти и без того неприятная вещь, без процедуры гадания, какой из моих персональных кошмаров станет реальностью.
  - Это просто взаимодействие подсознания и магии смерти, переработка пережитого за день, какие-то глубинные ассоциации, что-то из самой банальной психологии. Меня больше интересует, что ты здесь делаешь? - перешла я к тактике нападения. По инерции я приняла классическую позу магистра боевой магии.
  - Ты была напугана, я услышал твой зов, - произнес он, пристально глядя мне в глаза. Возникло смутно знакомое ощущение этой связи с риборитами из моего сна. Как я подобное упустила, когда проверяла на них диагностическое заклинание?
  - Я никого не звала, - опять резким тоном произнесла я. Чтобы не стояло за всеми этими кошмарами, мне даже думать страшно о каких-либо магических взаимосвязях с риборитами или другими разумными расами, созданными древними богами.
  - Но я слышал зов, как и все рибориты, - мягко произнес мой собеседник. Сердце сжалось от нехорошего предчувствия. Одним движением я подхватилась на ноги и подбежала к окну. Там было несметное множество риборитов, переливающихся всеми цветами радуги и недоуменно, смотрящих на меня...
  - Это магия смерти, какая-то ее извращенная функция, привязывающая мага смерти к риборитам, - сбивчиво начала я давать объяснения, прежде всего себе самой.
  - Это не магия смерти. Это ты. Мы знали других магов смерти, но ни один из них не обладал над нами властью. Ни один не заставлял забыть обо всем, чтобы прийти на помощь, защитить и сделать все, что прикажет этот маг смерти, даже ценой собственной жизни. Это даже больше, чем наша связь с создателем. И боюсь, что только последний древний бог может дать тебе ответ на этот вопрос, - с поразительным равнодушием и монотонностью вещал риборит. Честно признаться, я почти не слушала его, желая только печально взвыть и начать биться головой о стенку, задавая извечный вопрос: "Ну, почему именно я?"... У меня итак, хватает в жизни проблем, начиная со сложных отношений в семье и заканчивая древними богами и вампирами, годящиеся в прадедушки прадедушке моего прадедушке...
  -Этому должно быть логическое объяснение, какой-то природный феномен, связь магии смерти с местом гибели древнего божества, опосредованное отношение королевы Рийганы к моим далеким предкам, Анна Аллорская с ее играми с зеленым сиянием, - продолжала я выдвигать теории. Надо срочно брать себя в руки, потому что еще чуть-чуть и закончу я дни свои в каком-нибудь закрытом учреждении, где буду долго объяснять людям в белых халатах, что являюсь повелительницей черных риборитов...
  - Почему ты просто не можешь признать тот факт, что являешься совершенно особенной? - спросил риборит. О, да, совершенно особенная. Эта фраза всегда приносит мне неприятности и слишком часто звучит в моей жизни. Я маг - совершенно особенная (активными магическими способностями обладает всего порядка 15-20% населения Аккордии, причем половина эти процентов приходится на исконно магические расы вроде эльфов, дриад и русалок). Далее по нарастающей я - маг смерти, что также добавляет "совершенно особенную" (где-то я говорила, что таких как я единицы на десятки тысяч магов). Еще одна особенность - Золотой Лис, этакое секретное общество против вторжения демонов Низших и Закрытых Миров, куда я тоже не просилась. Теперь еще местные кошмары и связь с риборитами...
  - Потому, что я не являюсь таковой. По крайней мере, с точки зрения исключительно человеческих качеств, не заслуживаю ничего подобного. Я - эгоистична, ленива, в меру труслива, предпочитаю не решать проблемы, а сбегать от них, боюсь привязанностей и еще миллион моих не самых притягательных личностных качеств, - я и не заметила, что, активно жестикулируя, расхаживаю по комнате и едва не кричу.
  - Не ты одна испугана и растеряна. Мы тоже не в состоянии понять, почему услышали твой зов и пришли. У нас тоже множество вопросов, и мы не хотим быть на вечной службе у ребенка, который до смерти боится взять на себя ответственность хотя бы за что-нибудь, - впервые голос риборита выказывал какие-то эмоции.
  - Я не вечная, проживу максимум две сотни лет, если раньше не сгину в пасти какой-нибудь нежити, - невесть с чего пошутила я. Мое мрачное чувство юмора всегда пробуждается в самые неподходящие моменты, ровно как и все остальные мои чувства.
  - Мы все равно каждую секунду нашего существования должны будем оставаться верными тебе, выполняя любой приказ и безропотно отдавая свои жизни, хотя еще мгновение назад и не представляли, что кто-то может иметь над нами подобную власть, - продолжал делиться своими страхами и сомнениями риборит. Что ж, он прав. Человек - существо ненадежное, меркантильное, а уж, если в его руки попадает хоть какая-нибудь власть, то, вообще, стихийное бедствие. А мне, как показала практика, противопоказано пробовать себя в качестве руководителя, да и наследственность в этом плане оставляет желать лучшего: мои предки то разумные расы уничтожают, то впускают в мир новые разрушительные силы...
  - Любая власть над чьей-то волей обратима и имеет свои подводные камни и обходные лазейки. Как в случае с джиннами, когда желаешь им свободы. Надо просто понять принцип взаимосвязи, - на этот раз хладнокровно перешла я к теориям.
  - Этот принцип известен только нашему создателю, как и причины, по которым существует эта взаимосвязь, - спокойно ответил мне риборит. Опять все упирается в древних богов и их тайны.
  - Полагаю, что этот принцип столь же уникален, как и рибориты? - высказала я свое предположение. Чтобы я не думала про Тэмина-Элдарителиуса и его родственников, они были искусными волшебниками с необъяснимой любовью к ненужным сложностям.
  - Вероятно, это так, - не стал возражать риборит. Как меня злит подобная равнодушная констатация фактов и собственная беспомощность. Я всегда с маниакальным упорством пыталась доказать, что каждый сам строитель своей судьбы, и в результате снова и снова вынуждена принимать участие в чьих-то непонятных играх...
  - Вполне возможно, что на расстоянии эта связь исчезнет или ослабнет. Я почти готова принести торжественную клятву в том, что никогда моя нога не ступит на землю Шенренкира, - я снова начала нарезать круги по комнате, на этот раз суматошно собирая чемоданы. Пусть придется задействовать дедушку, маму и всех знакомых мне архимагов, но я сегодня же покину этот треклятый остров, с его кошмарами, риборитами и русалками...
  - Ты всегда столь отчаянно сопротивляешься тому, чего боишься и чего не можешь избежать? - невозмутимым тоном задал вопрос риборит. Видимо, в его натуре безропотно принимать все закидоны дражайших предков и страдающих от скуки божеств... Хотя божеств ли? Очередная разумная раса с завышенным самомнением...
  - Если бы ты увидел мой сон, тоже предпочел бы списать все на погодную аномалию и надеяться, что все пройдет, - ответила я, захлопнув чемодан.
  - Мир, погребенный под пеплом и женщина в черном, которой мы служим до последнего вздоха? - спросил он, пристально глядя мне в глаза. Я невольно попятилась к стенке, чувствуя, как тает земля под ногами.
  - Ты тоже видел этот сон? - вопрос задала я, с трудом подавляя дрожь в голосе. По коже опять ледяным строем прошли мурашки, вызывая воспоминания о невероятной пустоте, боли и выращенной на этой почве жестокости, выворачивающей душу наизнанку. И то странное чувство, заставляющее чувствовать себя всесильной, более могущественной, чем все древние боги вместе взятые...
  - Этот сон снится нам с самого рождения. И мы все ждем нашу Повелительницу, потому как только в служение ей есть смысл нашего существования, но только сегодня мы увидели ее лицо, - монотонно произнес он. Меня опять пронзила дрожь, возникло странное ощущение, что это все лишь продолжение моего безумного сна...
  - Я не ваша Повелительница. Я - Анна Лотенийская, и с меня достаточно магии смерти, - обреченно сказала я. Если честно, то этого уже слишком много для меня...
  - Не тебе одной страшно, - кажется, риборит начинает повторяться. Или нет? Я всегда мало слушала, что говорят окружающие, уделяя внимание исключительно своей малопривлекательной личности. Может быть, стоить хотя бы на пять минут задуматься о чувствах окружающих или это слишком для такой эгоистки, как я?
  - Иногда сны - это просто сны. Они не несут никакого смысла, - в очередной раз прибегла я к этой отговорке. Сны - это просто сны, они ничего не значат. Вернее, они не несут большего значения, чем мы придаем им, как с древними пророчествами.
  - Если повторишь эти слова тысячу раз, ты в них все равно не поверишь, - немного ироничным тоном произнес риборит. И он не ошибается. Сны, пропитанные магией смерти, всегда плохо на меня воздействуют, хотя я до последнего отрицаю их значительность.
  - Я, определенно, не женщина, которая будет на развалинах погибающего мира устраивать чьи-то казни. Я, вообще, сомневаюсь, что переживу подобного рода катаклизм, - несколько истерично продолжила я. Моя нервозность всегда чередуется бурными эмоциональными вспышками и сомнительным затишьем.
  - Не все, что мы видим, является тем, что оно есть на самом деле, - слова риборита вызвали у меня невольное фырканье. Кажется, он процитировал какого-то известного прорицателя-мошенника, подгоняющего под свои прорицания даже абсолютно противоположные вещи... Уже не первое десятилетие ведутся дискуссии о том, кем он все-таки был: великим провидцем или не менее великим обманщиком...
  - Тогда объясни мне, чем та женщина в черном платье из сна, который снится вам с самого рождения, отличается от какого-нибудь главного злодея с патологическими расстройствами личности? Потому, что я не нахожу иных объяснений, кроме того, что волей древних богов должна превратиться в ужасающее чудовище, черпающее силы исключительно в боли и смерти окружающих, - я уже даже не пыталась сдерживать истерические нотки в своем голосе.
  - Ты не одна испугана, растеряна и не знаешь ответов на вопросы, - уже точно повторяется риборит. И это начинает злить меня. Может быть, я не самая смелая, умная и героическая, но уж точно, не буду сидеть на пятой точке, посыпая голову пеплом и нежно убаюкивая свою растерянность. Впрочем, бросать вызов древним богам я не собираюсь тоже, по крайней мере, до тех пор, пока этого невозможно будет избежать...
  - Древние боги, редкостные мерзавцы, не так ли? Со всеми их играми и презрением к варварам и оккупантам, оказавшихся запертыми в их мире много тысячелетий назад, и беспардонно этот мир себе присвоившими. Они все равно редкостные мерзавцы, до сих пор лелеющие план выдворить нас назад в Закрытые Миры к демонам и чудовищам? - разразилась я длинной речью.
  - Тебе следует задавать эти вопросы не мне, - несколько обиженным и испуганным тоном произнес риборит. Я не знаю, что чувствует он или его собратья, но на их месте я бы постаралась организовать несчастный случай для одной ведьмы. Потому что я ощущала фактически безграничную власть над их волей, поступками, мыслями... И еще я отчаянно боялась этой власти, потому что она была слишком притягательной...
  - Я знаю, кому надо задавать эти вопросы. И этот кто-то сполна получит, - мрачно пообещала я, уже более осмысленным взором окинув комнату.
  - Ты решила покинуть Шенренкир? - спрашивает риборит с печальной обреченностью. Будто бы без меня они все здесь погибнут медленной и мучительной смертью.
  - Да, - ответила я, оставив при себе объяснения в том, что считаю искусственно созданную преданность (неважно кем, когда и для чего) и любую форму контроля чьего-то разума нарушением свободы личности и самым ужасным способом использовать магический дар. А так же мысли о том, что должна выяснить все мрачные подробности замыслов древних богов и место, отведенное в них мне.
  - Может быть, так будет лучше, - произнес риборит ровным и немного разочарованным тоном. Что ж, мне не привыкать к подобной роли. Разочаровываю я всегда и всех, неважно, как сильно стараюсь этого не делать...
  - Ты думал, что я смогу ответить на все вопросы или, по крайней мере, помочь? - невольно озвучила я свои мысли. Первоначально ко мне обратились за помощью, но я развела руками и сообщила, что целительство при помощи магии смерти - не мой профилирующий предмет. Не то, чтобы я солгала или мои попытки имели бы успех, но я не слишком старалась помочь. И теперь, после пары кошмарных снов я опять малодушно убегаю, даже не попытавшись разобраться в происходящем. Нет, конечно, я угрожаю серьезными разговорами с одним древним богом, но, вероятнее всего, я просто трусливо спрячусь...
  - Ты тоже считаешь, что мы знаем больше, чем говорим, - почти передразнив мой тон, спросил риборит. Не задумывалась над этим в таком ключе. Я, вообще, постыдно мало думала об истории риборитов, только о странных свойствах их ауры, окраске их перьев и о том, умеют ли они читать чужие мысли, ну еще совсем чуть-чуть о способах размножения этой разумной расы, потому что не верю в чье-то существование в неизменном виде еще со временем рассвета древних богов и драконов...
  - Я считаю, что вы не обязаны раскрывать все свои тайны и секреты малознакомой девице сомнительной магической квалификации, которой к тому же хватает своих проблем, чтобы думать о печальных судьбах мира, - выдала я очередную порцию слов и словосочетаний.
  - Если ты прикажешь, мы не сможем ничего скрывать, - с той же печальной обреченностью (или равнодушием амебы) произнес риборит. Еще одно слово о подчинении и приказах и я запущу в него чем-нибудь тяжелым и оставляющим тяжкие телесные повреждения.
  - Я не стану никому приказывать. Власть на меня плохо влияет, - раздраженно ответила я. И доказательств тому масса. Все превращается в смехотворный фарс, выставляющий наружу все мои неприятные личностные качества. К тому же это почти всегда сводится к тому, чтобы довести до белого каления человека, который в данный момент вызывает у меня наибольшую антипатию...
  - Мы не можем заставить тебя делать что-либо, - не меняя своего тона, произнес риборит. Да, такая я непредсказуемая и неподдающаяся контролю. Эгоистичный ребенок, приносящий лишь разрушения. И вроде бы жизнь должна была меня чему-то научить, но все опять и опять сводится к одним и тем же ошибкам.
  - Вот и отлично, потому что я уезжаю, пусть даже для этого придется задействовать все многочисленные связи моего любимого дедушки, - иронично улыбнулась я, широким жестом указывая на все еще приоткрытое окно. Знаю, что невежливо выставлять кого-либо таким образом, но с другой стороны, я риборита в гости не приглашала...
  - Мы будем ждать, когда ты вернешься, - едва слышно произнес риборит, растворяясь в едва светлеющем небе вместе с собратьями.
  - Очень надеюсь, что никогда не вернусь, - тихо произнесла я, подходя к окну. В чем бы я себя не убеждала, магия смерти и ее видения всегда пугали меня, а все попытки что-либо изменить приводили к еще худшему повороту сюжета. А уж, если это все связано с древними богами и их апокалипсисами...
  Я вернулась взглядом к тумбочке, на которой всеми позабытый лежал медальон Правительницы Русалок, врученный мне помимо моей воли. Красный рубин пульсировал ярким светом. Я, не слишком погружаясь в мыслительные процессы, протянула к нему руку... Окружающий мир завертелся не хуже, чем детская карусель. И через мгновение, я была уже не в фешенебельном отеле островов Шенренкира, а на улице незнакомого мне города...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"