Сорокоумовский Иван: другие произведения.

Пилат и другие - до Петровича, но с Вайдой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Возникновение философии «доброго человека» в кинематографе семидесятых, так сказать между вдовой Платонова и женой Булгакова. «Пилат и другие» - до А. Петровича, но с А. Вайдой.

  - Все люди добрые - говорит Га-Ноцри у Булгакова, эти слова понимаются как философия уже в конце шестидесятых.
  Марк Твен или одержимый идеями фронтира Джек Лондон, прагматичные американцы, знают в силу своего личного опыта, что многие люди злы. Марк Твен охотно издевается над либеральной убежденностью, будто люди добрые изначально, «по природе своей» или могут «исправиться» в любой момент, вроде по волшебству.
  Испанец Клаудио Магрис в эссе «Литература и право: противоположные подходы ко злу» убеждает нас в обратном.
  Мир писателя - это пространство добрых дел. Если закон вертится вокруг разрешения споров (о нет! не поиск истины или справедливость! всего лишь банальные способы нахождения социальных компромиссов! - здесь со ссылкой на Р. Иеринга), то литература изначально склоняется осуждать власть и верить в «доброе» в людях.
  Немецкий романтик Новалис, который пытался опоэтизировать абсолют, то есть спасти его средствами поэзии, признавался в одном из «Фрагментов»: Я — совершенно неправовой человек: у меня нет ни ощущения права, ни потребности в нем.
  Пусть каждый сам даст ответ за свои грехи, — смиренно замечает Дон Кихот, увидев вереницу закованных в цепи каторжников, — а людям порядочным не пристало быть палачами своих ближних.
  Конечно, фильм Вайды - это антисемитский политический детектив.
  Вайда беззастенчиво вносит авантюристические элементы зарубежного шпионского рассказа в картину. Чего стоит эпизод, когда Иуду убивает трансвестит Низа!
  Вайда, как и А. Петрович, не связан интеллигентскими советскими толкованиями «Мастера и Маргариты». Поэтому Га-Ноцри Вайды — некрасив, вполне в духе западной традиции.
  Образ святого Матфея Карраваджо, отвергнутый церковью сначала - старик «из простых», евангелист с трудом пишет книгу: правда жизни сражается с традицией и желанием приукрасить значимое.
  А в российских экранизациях Га-Ноцри разве что не культурист.
  Наверное, это одна из причин, почему российские режиссеры не смогли «дотянуть» до нужного уровня — в постперестроечном кино слишком много уделяли внимания «красивости».
  Вайда «убрал» все оккультное, мистическое из «Мастера и Маргариты», от Булгакова остались рожки да ножки. Однако Вайда сделал вполне «симптоматический» фильм, картину поколения.
  - Все люди добрые! - говорит Иешуа Га-Ноцри в семидесятых. Эти слова надолго будут лозунгом не только хиппи, но и писателей, художников, кинорежиссеров.
  Но все-таки работа А. Петровича сильнее! https://my.mail.ru/mail/vb_05/video/5570/5690.html
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"