Anna Sorina: другие произведения.

Элементали. Вода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:


   Глава 1
   Солнце. Опять. Еще немного и его лучи расплавят мои веки. Нужно встать и прикрыть окно шторкой. После полной кошмаров ночи я настолько разбит, что даже шевелиться не хочется. Но терпеть это жжение становится невозможно, и я через силу встаю. А ведь я люблю солнце. То есть раньше любил. В моем родном городе чаще видишь тучи да дожди. Ясные дни выпадают нечасто. Именно поэтому я воспринимаю их как мои маленькие праздники. Воспринимал. Пару месяцев под палящим солнцем и вот я уже как рыба, барахтающаяся на берегу. Оно изводит меня, раздражает, душит и выжигает дотла.
   Ах да, совсем забыл. Перед тем, как начинаешь взрывать человеку мозг своими жалобами, ты должен представиться. Исправляюсь. Меня зовут Виктор, но все зовут меня Вик. Год назад я окончил институт и теперь официально могу называться ихтиологом. Правда, как оказалось, ничего общего с масштабными исследованиями океанов и морей, настоящими приключениями и всемирной славой абсолютное большинство выпускников нашего факультета в жизни иметь не будет. И я явно не отношусь к счастливчикам. Зато я нашел работу на побережье Средиземного моря в небольшом курортном городке Белек. Я сбежал из туманного и дождливого Петербурга. И первый месяц я искренне наслаждался возможностью отдохнуть от привычной суматохи. Ведь все, что входит в мои обязанности, это контроль состояния здоровья питомцев в местном дельфинарии. На второй месяц я осознал, что не выходил на берег моря ни разу. День за днем я прихожу на работу рано утром и ухожу после закрытия. Ни разу за месяц я не приблизился к тому, о чем я так мечтал, когда начинал обучение, хотя и нахожусь всего в двух шагах. И тогда начались кошмары. Нет, они не страшные. Просто почему-то проникают в глубину души и порядком изматывают. И хотя теперь я совсем не люблю солнце, я все равно ему благодарен. Оно спасает меня от моих же снов каждое утро.
   Сегодняшнее утро не исключение. Я встаю, чтобы зашторить окно и спрятаться от обжигающих лучей. Небольшая комната похожа на полосу препятствий. В ней с трудом умещаются мой диван, шкаф и письменный стол. Обогнув все углы, уже почти у цели я спотыкаюсь о собственную сумку и инстинктивно хватаюсь за штору. Массивный карниз с грохотом падает мне на ногу и комнату облетает мой громкий возмущенный шепот. Кричать нельзя. Стены тонкие, разбужу соседей. Поднимаю ногу, чтобы потереть ушибленное место, но натыкаюсь коленом на угол стола. Сдаюсь и падаю на диван, обратно под солнечные лучи. Да, моей координации явно не позавидуешь. Похоже, я все-таки разбудил соседей. Этажом выше плачет ребенок. Усталый женский голос затягивает колыбельную. Мой огромный лохматый рыжий кот понял, что я уже не сплю, и теперь истошно орет на кухне, требуя пополнения в миске для еды. Пытаться снова заснуть совершенно бесполезно. Прихрамывая, натягиваю на себя потертые джинсы и любимую футболку с принтом мотоцикла Sunbeam S7, и иду на кухню, кормить кота и собираться на работу. Дома делать все равно больше нечего. Теперь тут будет с каждой минутой все больше духоты и все меньше прохлады.
   Прогуляться по улочкам города с утра и окунуться в бассейн вместе с дельфинами до начала представления - пара вещей, которые все еще радуют меня. В остальном это место мне надоело. Если не сказать жестче. На прошлой неделе я окончательно решил сбежать и отсюда. Терять мне нечего, а вот стремиться есть к чему. А значит, нужно двигаться дальше.
   В прошлый понедельник все газеты как одна пестрели огромным объявлением от миллиардера Айка Смитта. Он искал себе в команду ихтиолога. Я очень мало знал о самом Айке. А то, что знал, не делало его самым желанным начальником в мире. Ему всего двадцать пять лет. И свое состояние он сколотил всего года за три. СМИ давно окрестили его "принцем валютных рынков". Поговаривали, что он хладнокровен всегда, поэтому деньги текут к нему рекой. Даже теракты и природные катаклизмы его интересуют только лишь потому, что он всегда должен знать, где купить, а где продать. Но есть и то, что меня заинтересовало. Некоторое время назад Смитта озаботила возможность запечатлеть свое имя в истории. И с тех пор его финансами занимаются его наемные трейдеры, а он сам мечется по планете в поисках редких и дорогих видов рыб и морских животных. Все они располагаются в его океанариуме, в Лос-Анжелесе. Тысячи квадратных метров, населенные живыми сокровищами... не знаю, кто сказал ему, что так можно прославиться, но как по мне, то идея фантастическая.
   В любом случае, я решил написать на предоставленный электронный адрес. К сожалению, я слишком хорошо понимал, что моего опыта работы будет недостаточно. Поэтому, стандартное резюме я даже прикладывать не стал. Я написал обычное письмо. Письмо о том, как манят меня настоящие приключения, исследования, о том, как я мечтал о подобном шансе, и даже о том, какие сны мне снятся.
   Сон на самом деле всего один. Но он преследует меня с завидным упорством. Каждый раз, засыпая, я вижу бескрайние просторы океана, лунный свет, танцующий на волнах, небольшую бухту, обрамляющую часть этой водной глади. И я бегу к воде. Бегу через пустыню. Выбиваюсь из сил, но продолжаю движение. И так всю ночь. Я бегу, и не могу приблизиться. Пока, наконец, меня не захлестывает отчаяние, и палящее солнце не будит меня.
   Не знаю, может я перестарался с письмом. А может кандидатов оказалось значительно больше, чем я предполагал, но ответа еще нет. Мой E-mail по-прежнему пуст. Ни положительного, ни отрицательного ответа. Нет даже уведомления о том, что мое письмо принято к рассмотрению. Хотя я и получил подтверждение о доставке. Страшно не вежливо с их стороны.
   Прогулявшись по улочкам города, я приближаюсь к дельфинарию за целый час до начала его работы. В кармане в общей связке лежит ключ от служебного входа. Вообще-то быть его у меня не должно - начальство будет против, но Миша, тренер дельфинов, сделал для меня дубликат. Он с завидной регулярностью допоздна развлекается с приезжими на отдых барышнями, поэтому вставать заранее, чтобы вовремя открывать наше заведение, для него проблематично. А я почти всегда встаю на рассвете. Мои кошмары и наглый, вечно-голодный кот частенько не дают мне спать. Ну и да, в бассейнах можно окунуться, пока нет посетителей. Это освежает, а дельфины помогают расслабиться и мысленно оказаться там, куда рвется моя душа.
   Ключи зацепились за небольшую дыру в кармане. Не буду повторять все те мысли, что пронеслись в моей голове. Это было очень далеко от цензурных выражений. Выдергиваю связку из кармана вместе с куском ткани. Теперь в этот карман ничего положить нельзя. Можно, конечно, зашить, но тут мы снова упираемся в мою координацию. Попасть ниткой в иголку, а затем иголкой в ткань, не задев при этом собственных пальцев... просто акробатический номер для меня. Нужно, пожалуй, найти себе девушку. Или съездить в гости к маме. Отгоняю от себя эту мысль как можно быстрее. Мама вечно пилит меня за выбранную профессию, за то, что отказался работать у отца и торговать машинами, за то, что я не даю ей повода гордиться собой. В общем, за все подряд. Кажется, что единственное, в чем она меня не обвиняет - цунами и землетрясения. Хотя, все идет к тому, что скоро я стану виновным и в этом. Так что уж лучше научиться шить самому.
   На мое плечо неожиданно ложится тяжелая рука, которая разворачивает меня как пушинку. Меня! А я ведь далеко не крохотного роста! Я настолько погружен в свои мысли, что даже не слышал, как кто-то подошел. Прямо за мной стоит огромного роста смуглый мужчина с каменным выражением лица.
   - Виктор Кард? - ни одной эмоции на лице. Кошмар. Я, конечно, тоже не гримасничаю как мартышка, но как можно разговаривать, почти не шевеля челюстью?
   - Да, а что Вам нужно? Дельфинарий откроется часа через полтора... - глупо. Он явно тут не для отдыха. Идеально выглаженный черный костюм и белоснежная рубашка под пиджаком. Интересно, ему не жарко?
   - Отдайте ключи, мы передадим их Вашему начальству, боюсь, мы не можем ждать до открытия.
   - Что происходит, я спрашиваю? Вы кто? - голос предательски подрагивает. Неужели поймали? Эх, не видать мне премии в этот раз. Хотя, если уволят, будет повод уехать.
   - Меня зовут Джо. Ваше письмо рассмотрели и приглашают на личную встречу. Остальное Вам объяснят по прибытию.
   Ого! Это шутка такая? Они всем так на электронную почту отвечают? А я ведь не писал им ничего о своем месторасположении. Не дождетесь. Ключи я отдам тому, кто дал их мне. Благо он живет совсем рядом и уже через семь минут приходит к дверям дельфинария. Судя по его несчастному выражению лица, он отлично провел вчерашний вечер и сегодняшнюю ночь. Но Миша приближается, и его заспанные глаза открываются все шире. Взгляд передвигается с черного матового внедорожника на меня, затем на моего неожиданного посетителя. Мой друг, внезапно вспоминает, что он, как тренер, должен пораньше появиться в дельфинарии, пятясь, заходит в дверь и спешно захлопывает ее за собой. Видимо вся эта ситуация и правда выглядит странной. Ну да, если присмотреться, то парень в костюме и правда подходит на роль суперагента или киллера. Меня бесцеремонно начинают двигать к машине. Какого черта?
   - Эй, я ходить и сам умею! - сажусь в машину и захлопываю за собой с силой дверь. На самом деле, это больше демонстрация возмущения. Машина действительно очень хороша. Эх, мне на такую не скоро заработать.
   - Привет, меня зовут Энди! - с переднего сиденья ко мне протягивается рука. Я даже не обратил внимания, что в машине нас ждет кто-то еще. Из-за спинки сиденья выглядывает волосатый, рыжеволосый дядька с веснушками на белесой коже и приветливо скалит зубы в некотором подобии улыбки. Смотрю на него и вдруг подпрыгиваю на сиденье. Нужно Кота забрать. И вещи. -- Ребята, а сколько времени это займет?
   - Не рассчитывай сюда скоро вернуться. Скорее всего, наша поездка затянется.
   - Тогда нам нужно заехать еще в одно место! Я должен забрать своего кота!
   Джо громко засопел и повернулся с грозным выражением лица.
   - У нас нет на это времени, мы итак задержались. Он будет недоволен нашей работой.
   - Он? Айк? Ты что, не можешь назвать его по имени? - такая вот забавная мелочь, а как поднимает дух. Сразу стало гораздо свободнее и проще выражать свои мысли в беседе с этим терминатором. -- Без кота я никуда не уеду.
   - Да ладно, Джо, -- вступается Энди за меня, -- мы ж не в рабство его берем, до его дома всего ничего, кроме того мы все равно будем его проезжать. Как, кстати, кота зовут?
   - Кот, - ненавижу этот вопрос, сейчас начнут вспоминать кинематограф.
   - О, а я думал, что я единственный мужик, который любит "Завтрак у Тиффани", - громко и с воодушевлением хлопает себя по коленям Энди.
   - Ну, видишь, не единственный, -- натянуто улыбаюсь, не хочется все же их сердить. Хотя фильм тут совсем не причем. Просто мне проще звать кота котом. Неужели это так удивительно? Клички дают умильно счастливым Муркам и Пушкам. Они бесконечно трутся вокруг хозяев, выражая свою любовь. Мой домашний зверь не таков. Он меня не любит. Просто терпит. И только благодаря моим ежедневным вкладам в его миску. Сомневаюсь, что он помнит, как я вытащил его еще котенком из озера. Да и если бы помнил, не думаю, что его дрянной характер позволил бы ему быть благодарным кому-то. Я же к нему просто привык. В минуты моего помешательства на морской тематике он всегда оказывается рядом и не гнушается выслушать. Я говорю, а он молчит. Наша маленькая тайная странная идиллия. Но, как говориться, все нормально, пока кот не начинает тебе отвечать. Поэтому его необходимо забрать. Искать ему замену мне не хочется. Моим новым знакомым пришлось бы отвезти меня домой, даже если нам было бы совершенно не по пути.
   - Стоп, а вы что, знаете куда ехать?
   - Мы вообще смышленые ребята. - ого! Джо, оказывается, умеет улыбаться. Супер, значит он все-таки человек. Это не может не радовать.
   Еще немного и я уже ношусь по квартире в поисках кота. Вещи и документы я подготовил еще три дня назад, решив, что уеду отсюда. К Смитту или нет, но уеду. Джо стоит недвижимо, по его лицу не узнать, о чем он сейчас думает. Но судя по тому, как его глаза сверлят карниз на полу и выдвинутый ударом стол, он оценивает масштабы бедствия, с которым ему придется связаться. По квартире с эхом пролетает отчаянный кошачий крик, сломя голову я бегу в комнату и нахожу Энди. Он держит на вытянутых вперед руках яростно сопротивляющегося кота.
   - Он был за диваном... странно, мы с ним так похожи, но я явно ему не нравлюсь, ну и характер, ужас!
   - Спасибо, теперь можем ехать, -- буквально вырвав рыжего кота из рук рыжего человека, привычным движением усаживаю первого себе на шею, а второму отдаю одну из сумок, -- не поможешь?
   И снова в путь. Черный матовый внедорожник под палящим солнцем уже раскалился до предела. Кондиционер плохо справляется с турецкими температурами. Дышать в машине становится все сложнее, что заставляет всех нервничать еще больше. Нет, определенно мне больше совсем не нравится эта машина. Буду выходить, хлопну дверью еще раз и посильнее. Может в следующий раз меня не повезут в этом гробу с колесами. Спустя полтора часа подъезжаем к аэропорту Антальи. На самом деле я пробыл в Турции не одну неделю, но времени, чтобы осмотреться, как-то не было. Работа с раннего утра и до вечера, а потом кино, кот, хорошие книги и бесполезные попытки уснуть как нормальный человек. Так что, в общем, все это путешествие - неплохой вариант развеяться. Вокруг нас носится еще человека четыре в таких же черных костюмах. Эти наряды явно не их выбор. Надеюсь только, что меня не заставят участвовать в этом маскараде. Стоп. Аэропорт. Я даже не знаю, куда меня везут.
   - А куда мы полетим, ребята?
   - В городок Манбидж, Сирия, часа через 3,5 прибудем.
   - Но у меня же документы не оформлены...
   - Это уже не твоя забота, расслабься.
   Мысленно обещаю себе, что ничто больше меня не удивит. Поэтому абсолютно спокойно с котом на шее прохожу к частному самолету внушительных размеров, прошу у стюардессы кофе, и усаживаюсь на самое удобное, на мой взгляд, место. Два часа полета проходят быстро. Энди и Джо обсуждают премьеры кино, точнее обсуждает Энди, а Джо молча кивает ему иногда и потягивает газировку с невозмутимым видом. Наша с котом ситуация отраженная зеркально. Вряд ли Джо оценит, если я сейчас засмеюсь, поэтому я давлю улыбку и утыкаюсь взглядом в окно. Остаток времени молча глажу перепуганного кота, вцепившегося когтями в мои и без его помощи драные джинсы, и думаю о том, что же меня ожидает.
   Приземляемся мягко, через аэропорт нас проводят все те же люди в костюмах. Всеми вопросами занимается Джо. Энди крутится рядом с ним, а я предоставлен сам себе. Мы уже вышли из аэропорта, но они все еще должны уладить какие-то свои вопросы. Жара тут еще хуже, чем в Турции. Единственное, что меня сейчас интересует, это аппарат с охлажденными напитками. Но едва я делаю первые шаги по направлению к нему, как дорогу мне преграждает Джо.
   - Куда собрался?
   - Я хочу воды.
   - Значит так, если тебе что-то надо, то ты говоришь мне. Я нахожу, покупаю, забираю, добываю, приношу. Ты в это время ждешь там, где я тебя оставил. Понятно?
   Он протягивает мне бутылку газировки и победно улыбается.
   - А если я захочу в туалет? Что, прости, ты тогда добудешь и принесешь?
   - О таких вещах лучше говорить со мной, боюсь, наш каменный друг совсем туго понимает человеческую физиологию. Так что обращайся, буду тебя спасать от этого злодея. - все ясно. Энди явно тут вместо клоуна. Будь воля Джо, я бы ехал до Смитта в кандалах. - Джо, ты до смерти его запугал. Хватит.
   - Он не маленькая девочка, чтобы пугаться каждого шороха. Я обязан доставить его целым и невредимым...
   - ... в том числе и психологически.
   - Да брось, он прекрасно себя ощущает!
   Слушать эти препирания мне уже надоело. Кроме того, я не хочу быть под тотальным контролем все время. Их странное приглашение на собеседование все больше начинает быть похожим на похищение. Воспользовавшись проходящей мимо группой подростков, отхожу от своих надзирателей и сворачиваю за угол. Наконец-то хоть немного свободы. Эти двое за несколько часов достали меня так, что, кажется, если я их сейчас снова увижу, меня ударит нервный тик.
   Озираюсь в поиске места для отдыха. Все тут довольно мило выглядит. Аккуратно вымощенная камнями тропинка ведет к небольшому парку, куда я и решаю направиться. У уличного торговца беру немного печенья и разделяю трапезу с котом, который оказавшись в тени небольшого дерева, ожил и начал пытаться лапой подцепить мою еду. Худощавая беловолосая девочка в забавном цветастом платье звонко смеется, видя, как зверек, сидящий на моем плече, отбирает мою же пищу. Ну да, выглядит весело, но кота с шеи приходится снять - балансируя, он раздирает мои плечи в кровь, а такого я ему простить не могу. Еще минут пять я наслаждаюсь видами. Мой первый полноценный выходной за кучу времени хочется провести с удовольствием. Солнце и голубое небо выглядят восхитительно из прохладной тени высокого куста, под которым я спрятался. Удивительно, как ярко и обильно цветут в этом парке цветы. При такой-то жаре. Разбрызгиватель ставит все на свои места. Меня окатывает водой с ног до головы ледяной дождь. Мой бедный кот, мокрый от усов до хвоста, возмущенно догоняет меня и запрыгивает на свое законное место - мои плечи. Пора нам возвращаться. Надеюсь, Джо не убил Энди за мой побег. И, надеюсь, он не убьет меня по возвращении.
   К моему удивлению, выглянув из-за угла, я обнаруживаю Джо абсолютно спокойным. Он оперся на машину как капля воды похожую на ту, что была в Белеке, и жует чипсы. А вот Энди мечется из одного края парковки в другой как раненный зверь. В конце концов, он приближается к тому углу, за которым еще стою я, и замечает меня.
   - Серьезно, Вик? У тебя настолько нет мозгов, чтобы после всего, что тебе сказал Джо, ты просто встал и попытался сбежать?
   - Ты бредишь? Я не пытался сбежать. Я просто хотел отдохнуть от вас двоих, ребята.
   - Отдохнуть? Ты представляешь хоть, что будет, если ты его рассердишь?
   - Что будет?
   - Ох... знаешь, когда человек видит, как убивают его друзей, в его голове щелкает небольшой выключатель. Так вот, выключатель в голове у Джо уже находится в положении "без жалости".
   - Он не может меня убить.
   - Убить? Нет, убить не может. Но есть вещи и похуже.
   Отмахиваюсь от этого бреда и делаю пару уверенных шагов в сторону к машине.
   - Вик?
   - Что, Энди?
   - Просто попробуй обойти его стороной и быстро и тихо сесть в машину.
   Не похоже, чтобы Энди боялся Джо. Но, тем не менее, он беспокоится за то, что тот может сделать. Все это странно. Но главное, что я-то бояться его как раз не собираюсь.
   Подхожу к машине и опираюсь на нее рядом с Джо. Некоторое время он просто продолжает поглощать свои чипсы, не обращая на меня внимание. Молчание затягивается. Вот, наконец, пакет опустел. Джо осторожно разглаживает его и складывает в небольшой аккуратный треугольник.
   - Поехали? - я нарушаю молчание, но видимо зря. Огромные лапищи Джо хватают меня за грудки и отшвыривают к одной из ближайших стен.
   - Я, кажется, сказал, чтобы ты ждал там, где я тебя оставил?
   - Ты с ума сошел? Я хотел свежего воздуха глотнуть! Это не преступление!
   Меня снова поднимают, и теперь я вишу, прижатый к стене, не касаясь ногами пола. Прохладный треугольник из фольгированной упаковки болезненно вжимается в шею. Нет, конечно, им меня не убить. Максимум пару царапин оставить можно. Хотя в случае Джо я не стал бы добровольцем для испытаний.
   - Повторяю для тупых. Ты от меня не отходишь, пока я не разрешу. Иначе мне придется надеть на тебя наручники. И, возможно, выключить тебя.
   - Выключить? - сипло уточняю я, отчаянно хватая воздух ртом.
   - Оставить без сознания до прибытия на место назначения.
   - Ты не можешь просто так возить на заднем сидении человека без сознания и в наручниках.
   На секунду Джо замирает так, как будто я только что открыл ему страшную тайну. Он разжимает кулаки, опускает меня на землю и вдруг зловеще улыбается.
   - Да, пожалуй, не могу. Зато я могу уложить тебя в багажник. Как тебе такая идея?
   Вот черт. Этот парень псих. Куда я еду? Если они выбирают ему подобных для того, чтобы оставить светлое первое впечатление, то я вляпался по-крупному. Ну, уж нет, я никуда с ними не поеду. Срываюсь с места и бегу по направлению к дороге. Но нужно ли напоминать о моей координации? На обочине валяется камень. Естественно, я спотыкаюсь об него и лечу носом прямо на проезжую часть, в паре метров от меня пытается затормозить какая-то небольшая машина. Я не вижу ни номеров, ни марки, ни даже цвета авто. Все померкло. Есть только полные ужаса глаза водителя. Так приходит осознание: "лучше бы я не бежал, и как же жаль, что не успел помириться с мамой".
   Джо оказывается быстрее и гораздо сильнее. Я не знаю, нормально ли это для обычного человека, но даже если он скрывает супер силу, я уже не против. Его огромные руки за шиворот выдергивают меня обратно на обочину буквально за полторы секунды до того, как могло произойти столкновение. И поддерживают вертикальное положение моего тела до тех пор, пока я не осознаю произошедшее.
   - А вот теперь я его реально до полусмерти напугал, Энди. Видишь, как это выглядит? Запомни. Влезешь со своими нотациями в следующий раз, проведем сеанс и над тобой.
   Худшего юмора я в жизни не слышал, но этот выпад возвращает мои мозги на место. Джо оставляет нас и идет к машине. Он большой и страшный. Как медведь. Но я отчетливо вижу теперь и что-то еще. У него добрые глаза и усталая сутулость. Он вовсе не похож на злодея, хоть и пытается им казаться. Этот чудаковатый терминатор только что спас мне жизнь. Возможно, стоит слушать его чуть больше.
   - Вообще он добрый. Правда. Просто нервничает почему-то последнюю неделю. - тихим голосом сообщает мне Энди. - Поехали?
   - Угу.
   Оставшийся путь проходит молча. Мы не слушаем музыку, Энди не шутит, кот не шипит. Только успокаивающее урчание мотора и свист ветра за окном. День заканчивается. Но теперь я уже не знаю, радует меня этот факт или нет. Надеюсь, время покажет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 2
   К лагерю подъезжаем за полночь. В густых сумерках мне еле удается различить небольшой палаточный лагерь. Людей вокруг почти нет, а тех, что все еще не в палатках, у меня не выходит разглядеть подробно, даже до боли нахмурив лоб и прищурив глаза.
   - Все уже спят. Подъем в 4 утра, - поясняет Энди, - тебе тоже пора, вряд ли тебе дадут время на то, чтобы выспаться. Встреча после обхода, в 5.15 ты должен быть наготове. Бочка с водой для умывания стоит на окраине с левой стороны вон за той, - он небрежно машет рукой вдаль, - машиной. Кстати, в ней ты можешь получить свой завтрак сразу после встречи со Смиттом, ну или до нее, если сможешь встать достаточно рано, чтобы все успеть.
   - Понятно, - хочется уже как можно быстрей закончить всю эту болтовню. Сегодня мне явно не грозит бессонница, я просто с ног валюсь от длительного путешествия. Кроме дороги на авто и самолете, нам пришлось потратить время, заезжая по делам этих двоих, и я все это время сидел в раскаленной машине. Изображать хомяка закрытого за стеклом в жару под 40 градусов по Цельсию - не лучший способ провести время. Это изматывает хуже самого длительного переезда. Зато Джо становится гораздо более вежливым, если слушаться его. Мы вряд ли когда-то будем лучшими друзьями, но работать с ним в команде однозначно будет проще из-за его любви к порядку. Зато вот работа с Энди предвещает быть той еще головной болью. Он молчал совсем недолго и то после того, как я чуть не умер, а Джо обещал повторить представление с ним. Энди болтает постоянно, причем его мысли сменяются в непредсказуемом направлении. Мне остается лишь гадать, о чем он заговорит в следующую секунду. Вот и теперь от организации жизни в лагере он перепрыгнул к моему коту.
   - И еще, кошек в Сирии и в зоопарках можно встретить, но на улице своего оставишь, - его за дикий характер и хвоста запросто лишить могут. Бери его с собой и из виду не упускай, понял?
   - Ага, - прижимаю к себе кота и быстрее забираюсь в палатку, которую молчаливый Джо успел установить, пока его напарник болтал без умолку.
   - Заткнись уже. Он без нас все равно никуда шагу не сделает завтра, пойдем! - Джо бесцеремонно толкает напарника в плечо, - до завтра, если что, мы в палатке напротив.
   - Ладно, - закрываю молнию на входе, чтобы спрятаться от чрезмерного внимания этих двоих, и забираюсь в заботливо приготовленный для меня спальник. Сумку с документами и деньгами пихаю под шею, а кота, сверкающего желтыми огоньками глаз прижимаю к себе под бок, - ну ка сюда иди, так спокойнее...
   Удивительно, но ночь, вернее то, что от нее осталось, проходит довольно спокойно. Никаких кошмаров, никакой бессонницы. Кот пару раз начинает шипеть и вжиматься в землю, но достаточно просто накрыть его пиджаком, и на этом животное успокаивается и засыпает.
   Без пятнадцати четыре утра противно звенит заведенный будильник на мобильном телефоне и я, нехотя, плетусь в сторону бочки с водой. Умывание позволяет хоть немного разлепить сонные глаза. Поворачиваюсь и вижу, как с грузовика, про который вчера говорил Энди, мне протягивают лепешку, кружку зеленого чая и фляжку с водой.
   - Не густо, - кисло смотрю на выданный паек, и бурчу скорее для себя, чем для раздатчика, - а кофе нет?
   - Не рекомендую, как и сахар в напитки добавлять, полдня будешь от жажды изнывать. - Джо уже на ногах, бодр и весел, за его спиной умывается Энди. - А ты молодец, встал бы на двадцать минут позже, умывался бы практически болотной жижей, - Кивок головой заставляет обратить внимание на стремительно растущую очередь рядом с бочкой
   - Пойдем, поедим у своих палаток, тут скоро совсем не протолкнуться будет, - направляюсь быстрым шагом обратно к месту ночлега, а Хмурый и Рыжий, я почему-то про себя называю их только так, послушно топают за мной, как туристы за гидом. Кот в палатке уже истошно вопит, его слышно задолго до того, как мы приближаемся.
   - Ну конечно, забудешь про тебя... - отламываю ему кусок лепешки и наливаю немного воды из фляжки. Сам присаживаюсь на чемодан, Джо и Энди занимают места на раскладных стульях, принесенных из их палатки. Судя по тому, как они обжились, они тут уже довольно давно.
   - Ох, зря ты тратишь на него свою воду. Он и грязной попить может, не облысеет, - усмехается Рыжий.
   - Да ну тебя, он тут единственный, кого я хоть немного знаю, так что придется позаботиться, чтоб он был со мной как можно дольше.
   - Если ты так заботишься о нем, то почему не дашь ему имя?
   - Я забочусь о себе. Имена есть у друзей, а он - моя страховка от сумасшествия из-за одиночества. Вот и все.
   - Ну, тут-то ты не один...
   - Отстань, говорю, он мне нужен и все тут.
   - Ну, ты и чудак, - Энди хохочет в голос
   - ... под стать начальнику. - Джо одобрительно кивает головой. - Теперь понятно, почему выбор пал на тебя.
   Я снова непроизвольно хмурюсь. Я еще не знаю своего возможного начальника лично, но уже недолюбливаю его. А спартанские условия содержания рабочих - явно не добавляют ему баллов в моей оценке. Нужно отвлечься и узнать хоть немного больше, чем те скудные намеки, которые я слышал до этого.
   - Ребята, а что за обход? Встреча назначена в 5.15 после обхода, а сейчас уже, - я прищуриваюсь и тщетно пытаюсь рассмотреть время на телефоне, через солнечные блики, танцующие на дисплее. Беда южных стран, с которой я никак не могу справиться, слишком яркое солнце, которое достает весь день. В дельфинарии все же есть значительный плюс, там всегда можно найти прохладную воду и тень. В полевых же условиях, на границе с пустыней, этих радостей жизни мы лишены.
   - Сейчас 4.41, через четыре минуты пойдем, - Джо протягивает мне наручные часы, - держи, так будет проще ориентироваться. Там еще и компас есть. Мало ли...
   На обход пошли далеко не все. Энди и Джо, я и еще пара незнакомых мужчин. Кот привычно сидит на моей шее, периодически постукивая хвостом мне по подбородку.
   Недалеко припарковался золотистый внедорожник, из него выпрыгнул загорелый блондин немного выше меня. Большую часть его лица закрывают очки-авиаторы с зеркальными линзами. Любой, кто пытается посмотреть ему в глаза, будет практически ослеплен отраженными лучами знойного яркого рассветного Сирийского солнца. Ну конечно, золото и пафос. Слишком предсказуемо. Я почти не сомневаюсь, что этот блондин и есть мой будущий шеф.
   - Айк Смитт? - я не особо нуждаюсь в ответе, а лишь иду и думаю о том, что работа на эгоиста - одно из самых неблагодарных занятий. Хуже может быть лишь работа непосредственно с эгоистом в паре. Хотя, не исключено, что именно эта участь меня и ожидает.
   - Именно, - шепотом подтверждает мои мысли Энди.
   - Доброе утро, сэр! - Джо торопливо тянет начальнику руку для рукопожатия.
   - Все условности и этикет позже, ребята. Виктор? - Айк, естественно, проигнорировал руку Джо. Он разворачивается в мою сторону, наклоняет голову, спустив очки на кончик носа и приоткрыв ярко зеленые, совсем не характерные для блондина глаза. Не дожидаясь ответа он возвращает очки на место и продолжает разговор, как будто все идет именно так, как он того и хотел, - Очень рад, поговорим позже, мы торопимся. Вчера рабочие нашли что-то интересное, я хочу увидеть это немедленно.
   Быстрым шагом, почти бегом мы направляемся за пределы палаточного лагеря. Я, пожалуй, впервые за прошедшие сутки задаю себе вопрос, что же делает Айк и его команда, люди, которые собирают коллекцию морских жителей, вдали не только от моря, но и от водоемов в принципе. Кого они могут тут искать? Зачем им тут нужен морской зоолог? Все это выглядит более чем просто странно. Мои размышления прерывает Кот. Неожиданно он выгибает спину, шипит и бросается впереди компании идущих мужчин, очень быстро скрывается за холмом, откуда немедленно поднимается в небо стая голубей.
   - О, у нас тут поисковый кот, - Айк явно удивлен, - тут полно котов, но ни один ничего подобного не выкинул ни разу. Это любопытно...
   Вопрос повисает в воздухе. Мы с Айком прибавили шагу. Поведение Кота удивило и заинтересовало обоих. Вряд ли я совру, сказав, что уже сейчас между нами существует некоторое соперничество, каждый старается найти животное первым. Мы почти бежим наравне, а его люди покорно и без интереса плетутся за нами, заметно отставая.
   Огибаем пару огромных булыжников и оказываемся на вершине холма, откуда, наконец, возможно увидеть моего невесть от чего обезумевшего питомца. Его пытаются поймать и утихомирить местные работники, а сам кот отчаянно шипит и напрыгивает на полуразрушенную скульптуру.
   - Забери его немедленно! Ты представляешь хоть, что случится, если он повредит статую? Ну же! Бегом! - Айк явно серьезно обеспокоен. Вообще, его бешенство меня веселит, я и сам не знаю почему, но эту минуту помешательства моего питомца я воспринимаю как небольшую победу.
   - Да иду я, уже иду! - мне ужасно не нравится в Айке буквально все: надменные манеры, пафосный вид, чрезмерная раздраженность. Но платить за урон, нанесенный древней статуе, мне не из чего, так что приходится поторопиться. В спешке спотыкаюсь и практически кубарем слетаю вниз холма, очень удачно приземлившись животом на злополучного котяру. Хвала моей ужасной координации. Если бы я не скатился с пригорка, тот ловил бы зверька еще возможно очень долго. - Попался, бесноватый! И чего тебе не сидится? Что нашел?
   - Деркето нашел. Великую сирийскую богиню... - голос Айка звучит тревожно, и даже интригующе, -- наконец-то. Взгляни только, как она прекрасна!
   Внимательно вглядываюсь в полуразрушенную статую. Величественная женщина, сидящая на троне, по бокам ее охраняют два льва. Я не силен в искусстве, а уж древнее творчество для меня вообще непонятный факт. Единственное, что привлекает мое внимание -- ноги женщины хоть они и разделены, но постановкой и формой очень напоминают рыбий хвост. В одной руке она держит рыбу, другая, к сожалению, была утрачена. Рыба, конечно, сработана искусно, выражение лица статуи очень реалистично, стопы-плавники выглядят любопытно... вот, пожалуй, и все, что я, как не специалист, могу сказать обо всем увиденном. Вздрагиваю и выхожу из молчаливого оцепенения.
   - Та-ак, -- я, похоже, начинаю сердиться, -- А ну ка, его величество, принц валютных рынков Айк Смитт, ответь мне, зачем тебе морской зоолог на раскопках? - бесцеремонно утыкаюсь пальцем в рыбу в руках у статуи, -- Рыбок из мрамора осматривать? Нашел бы себе пару археологов да историков, и играли бы в ваши игры хоть полвека еще!
   - Во-первых, повежливей! - Айк резко выпрямляет спину и теперь уже смотрит на меня сверху вниз. Я догадываюсь, что уже долгое время никто из его окружения не позволял себе повышать на него голос и уж тем более хамить ему в лицо. Естественно, что подобный выпад подчиненного вызывает в нем прилив адреналина, я замечаю, как его кулаки сжимаются непроизвольно. Но не зря про его самообладание по миру ходят легенды, неглубокий, едва заметный вздох и вот уже признаков возмущения не найти на его лице. Он продолжает, - К морю мы еще успеем. Но ты должен знать, что мы будем искать. Так что заткнись и слушай. А вы, ребята, свободны. Результатами я доволен. - Смитт по очереди пожимает руки рабочим, которые буквально давятся от смеха, глядя как за его спиной новый член команды строит гримасы и пожимает лапу коту, беззвучно повторяя каждое действие начальника. Да-да, все это делаю я. Не знаю уж, с чего вдруг мне детство в голову ударило. Но ситуацию явно необходимо разрядить.
   - Эй, -- Айк резко развернулся, -- хватит этой клоунады. Пойдем, обсудим кое-что.
   Члены команды в спешке удаляются, а мы остаемся у основания холма и направляемся в тень небольшого дерева, под которым размещены два пня как две скамейки. Айк садится по-хозяйски, а я лишь недоверчиво кошусь на оставшийся свободным пень. Чтобы кот не мешал беседе, мне приходится снять рубашку и остаться в футболке. Заботливо обворачиваю моего хвостатого спутника и размещаю кулек на свободном пне.
   - Я запомнил твое письмо. Ты тут только потому, что умеешь быть одержимым. Ты одержим водой, тайнами океана. Меня же они не привлекают абсолютно, за исключением возможности с помощью их изучения войти в историю. - Айк вытягивает ноги, опирается спиной на дерево и снимает солнцезащитные очки -- И, если честно, то мне нравится, что ты не такой занудный как все остальные тут.
   - Угу, здорово, жаль не могу сказать о тебе того же. - Мысленные подсчеты стоимости билетов до дома меня не радуют. Я даже не успел взять расчет в дельфинарии. В кармане практически пусто. А этот пафосный индюк что-то явно недоговаривает. -- Ты, видимо, совсем умом тронулся со своими миллионами.
   - Миллиардами, если быть точным, -- Айк ехидно ухмыляется, и я пытаюсь удержать себя от прямого столкновения. Сказать, что эта победная кривая улыбка меня бесит - ничего не сказать.
   - Ой, ну спасибо, что поправил. Уже можно падать ниц, о великий и могучий, вызвавший ихтиолога на раскопки на границе пустыни?
   - Цирк уехал, а клоун остался... заткнись уже. Сядь, я тебе объясню суть. - Смитт хмурится и смеривает меня таким угрюмым взглядом, что я решаю немного поубавить прыть, хватаю рубашку с котом в руки и сажусь на пень напротив Айка.
   - Слушаю, - мое любопытство все-таки победило нетерпение. Я готов попытаться построить диалог.
   - Та статуя, которую мы нашли. Мы искали ее уже довольно давно. И то, что мы нашли, означает, что как минимум треть легенд о сиренах верны. Прямо сейчас ты находишься на месте древнего храма богине Деркето, возведенный в городе Иераполе. В трактате "О сирийской богине" Лукиана описано это место. Теперь сокровища, правда, разграбили, да и от храма камня на камне не осталось. Но статуя, не только реальна, она практически цела. Если верить Лукиану, то Деркето была матерью Семирамиды Вавилонской, которая и возвела храм в ее честь. И если в Финикии Деркето изображали полу рыбой, то тут она имеет полностью человеческий облик. Смотри!
   - Та-а-ак. - Мои догадки довольно сумбурны. Я не до конца понимаю, что он хочет от меня, -- ты, значит, в русалок веришь?
   - Нет. Не верю. Я знаю, что они существуют. Причем я намерен поймать одну-две для своего океанариума, -- Айк вскочил с места, его глаза горят дьявольским огнем, - я получил результаты исследований в Ашдоде, в Риме, теперь тут; переводы Овидия, Лукиана, Альберта Великого; мы провели сбор местных фольклорных историй, преданий, суеверий... результаты просто фантастические! У меня есть все основания полагать, что они в воздухе обычные девушки, а в воде хвостатые монстры. Поймав их, я стану поистине великим и почитаемым! Меня запомнят на века! Никто не верит пока... но я-то знаю...
   - Угу. Продолжай без меня. - Встаю и уверенно шагаю обратно к лагерю. Либо этот парень псих, либо взрослый ребенок, либо просто решил так пошутить. В любом случае, его планы меня больше не интересуют.
   - Ты получишь в полное свое распоряжение яхту и батискаф. И, конечно, весьма внушительную оплату своих трудов. - Айк выглядит уверенным и абсолютно серьезным.
   - Согласен. На таких условиях я хоть черта морского готов для тебя искать. - Настроение моментально изменилось. Псих или не псих, но если он исполнит мою мечту в погоне за своей, да еще и заплатит мне в процессе, то я готов действовать. - Куда и когда выдвигаемся?
   - Завтра с утра. Место пока останется в тайне. Не хочу, чтоб ты болтал лишнее. К 6 утра будь готов. И, знаешь, кота лучше оставь.
   - Он поедет со мной, -- крепко прижимаю к себе своего зверюгу. Я, как-никак к нему привязался за четыре года. Он со мной еще с института. Бросить его здесь, где, по словам Рыжего, ему могут отрубить хвост только за характер. Ни за что.
   - Как знаешь, но времени возиться с ним у тебя не будет. - Айк встает и уверенно шагает к месту, где он оставил машину. Я же остаюсь сидеть на пне, сверля глазами ноги статуи, застывшие в странном балетном па. Значит, теперь я отправляюсь в погоню за русалками. Родителям Айка явно стоило меньше позволять ему смотреть мультики в детстве. Теперь он наверно, решил побыть диснеевским принцем. Только огромного лохматого пса не хватает.
   - Да, Кот, надеюсь, что это не начало очередного кошмара... ну что ж, узнаем причины помешательства начальства. Пойдем, киса, почитаем сказки в сети.
   Встаю, распутываю взъерошенного и порядком потрепанного при поимке кошака и усаживаю его обратно к себе на шею. Перепуганный зверек все еще прижимает уши и, не мигая, напряжённо глядит на статую, но больше не вырывается и не шипит. Медленным шагом направляюсь к подъему на холм, собирая по пути камешки и швыряя их в одном направлении, будто соревнуюсь с собой в дальности броска. Невесть какое развлечение, но все же оно немного снимает ощущение сумасшедшего дома вокруг меня. Медленно шаркая, через полчаса я все же добредаю до лагеря.
   - Не сейчас, ребята. - отмахиваюсь от Рыжего и Хмурого, которые поджидают меня у палатки, чтобы узнать о сути разговора с шефом.
   - Но мы же даже не знаем, остаешься ли ты? - Рыжая шевелюра Энди под яркими солнечными лучами становится просто огненной. На него просто сложно смотреть.
   - Я остаюсь, Энди. До утра, по крайней мере. Рано утром мы уезжаем.
   - Мы? - Джо заинтересован и даже не пытается это скрыть. - Ты и он? А мы? - Он кивает на напарника.
   - Спросите у него сами. Мне он даже места назначения не назвал. Поеду, куда глаза глядят... - отворачиваюсь и стараюсь как можно быстрее скрыться в моем небольшом убежище. - Тут интернет-то есть? - вопрос скорее к себе, но ответ на него находится сразу же.
   - Конечно, правда скорости еле хватает для серфинга. Кино ты тут уже не посмотришь. - Энди все еще придерживает края ткани на входе в палатку, не давая ее закрыть.
   - Спасибо, на кино я и не рассчитывал. - Скидываю его руку и резким движение дергаю собачку молнии вниз, не оставив и шанса на дальнейшее продолжение беседы.
   Зарядка на моем стареньком ноутбуке, к счастью, почти полна. Хватит часа на четыре. В поисковиках без труда быстро нахожу все трактаты, о которых говорил Айк и, вдобавок, те, о которых он даже не упоминал. Сердце колотится как бешеное, время бежит слишком быстро. Я должен быть наготове, я должен знать все, что знает мой босс. Хотя бы для того, чтобы не соглашаться на откровенно бредовые поиски. Заряд на ноуте утекает как песок сквозь пальцы. Бесконечное количество легенд, о существовании которых я ранее даже не догадывался, с рассказами о видах русалок, сиренах, Посейдоне и прочей морской нечисти. Они мелькают перед глазами, так и не предоставив мне хоть малейшей уверенности в том, что мой новый начальник не сумасшедший. Компьютер противно пищит пару раз и отключается из-за недостатка питания. Четыре часа пролетели как пара секунд.
   - Отлично. - расстроенный результатами поиска захлопываю ноутбук с силой. А кот, как ни в чем не бывало, забирается на него поспать. Хорошо быть безмозглым зверем, тебя кормят, поят и лишних вопросов не задают. Да и сам ими не задаешься.
   - Алло, бабуль? - единственной связующей ниточкой со всеми этими поверьями для меня остается моя старенькая суеверная бабушка, которой я и решаю позвонить. - Бабуль, а помнишь те сказки про водяную нечисть, что ты мне в детстве рассказывала?
   - Витюша, да не сказки это. Ты то и не помнишь уже, а лет в пять на прогулке ты с моста в Неву упал. Тебя тогда берегиня обратно вытолкнула.
   - Что за берегиня то?
   - Колдунья водяная, что малышей спасает от воды. Красивая такая женщина в длинном бело-голубом сарафане, с длинными волнистыми волосами, по берегу гуляла неспешно. А как ты упал, прямо по воде к тебе подбежала, еле ногами водной глади касаясь, руками взмахнула, вода разошлась в разные стороны. Она тебя вытащила, на волну положила, да и подняла на волне прямо к мосту. А пока я тебя ловила, от нее и след простыл. Только дымка посреди реки осталась, но и та как туман быстро исчезла. Меня твоя мать с тех пор сумасшедшей считает. Не верит. Ты-то из реки сухим вышел. Как и не падал вовсе. Да только вот я в своем уме, понимаешь?
   - Да, бабуль, понимаю. - картина, описанная бабушкой, живо предстает перед глазами. - Я, кажется, вспомнил. Ты только маме не говори ничего. Ни к чему ей это... береги себя, ба.
   - Ты ж не забывай меня, Витюша, звони, - бабушка привычно начинает причитать, теперь разговор сведется к советам по питанию, еде и типу девушек, на которых жениться не следует. Лет в семнадцать, меня порядком это раздражало, теперь я скучаю по чрезмерно заботливой бабуле с ее трясущимися руками и рекомендациями на каждое мгновение моей жизни. Я молча слушаю ее дребезжащий голос в трубке и улыбаюсь.
   - У Вас недостаточно средств, для совершения исходящего звонка, - сообщил, прервав мое общение с бабушкой, металлический женский голос в трубке.
   - Черт! - ненавижу, когда они так делают. Прервать разговор на середине. Бабуля места себе не находит, наверно. Зная ее, сразу представляю, каких ужасов она уже надумала себе за полминуты и сколько еще успеет до следующего звонка. Отшвыриваю мобильник и падаю на спальный мешок, усталость и недостаток отдыха дают о себе знать, и я мгновенно засыпаю как младенец.
   Мой сон тревожный и крайне осознанный. Вряд ли мозгу удаётся отдохнуть за это время. Нет-нет, все это время он напряженно работает! Мне раз за разом снится момент спасения водной ведьмой. Каждый раз все повторяется с новыми и новыми деталями. Теперь я помню все. Как холод воды резко сменился теплом рук этой женщины. Как пахли грозой ее светло-русые кудрявые волосы. Я вспомнил даже текстуру ткани. Она была похожа на морозные узоры на стекле, несколько слоев удивительного, тонкого, струящегося кружева. Но наиболее подробно мне вспомнился момент, когда она уложила меня на волну. Она смотрела на меня и улыбалась. Глаза... у нее были удивительные загадочные глаза! Яркая, бирюзовая радужка и абсолютно белоснежный зрачок! Таких глаз нет, и не может быть ни у кого из людей. Теперь я четко вижу, как она зажмурила глаза, наклонилась и поцеловала меня в лоб, после этого я погрузился в сладкую дрему и очнулся уже на руках у бабушки. Удивительно, но после этого поцелуя я не помнил ничего из произошедшего в тот день все последние шестнадцать лет!
   Немало сил приходится приложить, чтобы проснуться. Пробуждение вообще обычно дается мне крайне сложно. Сон длился более пятнадцати часов. За окном давно встало солнце, и к бочке для умывания я подхожу далеко не первым. Взглянув на мутную воду, решаю, что сегодня обойдусь вполне и без этого. В животе бурчит, и я со слабой надеждой оглядываюсь на уже закрытый грузовик.
   - Держи. - рядом стоит протягивающий мне два контейнера с едой, лепешку и пару фляжек с водой Энди. - ты пропустил обед, ужин и раздачу завтрака. Я решил, что ты не будешь против, если я тебе их передам.
   - Спасибо. - я действительно голоден как волк, глупо было бы сейчас это отрицать.
   - Ты беспокойно спал. Чуть не порвал палатку, ворочаясь. - Джо начинает говорить, еще не успев достаточно приблизиться к нам, поэтому на него оборачиваются, как минимум, пять человек.
   - Да, снились кошмары. - я уже решил никому не рассказывать о своем сне, который был то ли воспоминанием, то ли бредом перегруженного информацией мозга. - мне пора, через 20 минут нужно быть готовым к выезду.
   - Нам пора. - поправляет меня растянувшийся в довольной улыбке Джо.
   - Вы едете со мной? Отлично! - мне нравится идея не быть новичком в абсолютно незнакомом коллективе. Эти двое кое-как, но заботились обо мне. Да и привыкнуть к ним оказывается можно совсем быстро.
   - Пойдем уже, ученый. Ты же явно еще и кота накормить хочешь успеть. - Энди хлопает меня по плечу, и втроем мы направляемся быстрым шагом к палаткам собирать вещи.
   Встреча у машины через полчаса. Мы укладываем последние сумки, но меня совсем не радует перспектива снова трястись в душном авто.
   - Ну почему, почему при наличии таких сумм на банковском счету он не может нас везде доставить самолетом или хотя бы вертолетом? Зачем снова ехать на машине? Я уже говорил, что она чем-то похожа на гроб? Только траурных лент и рюш по бокам не хватает.
   - Да это и не загадка вовсе. Чтобы внимание не привлекать. Машина и яхта привлекают меньше внимания местных жителей, чем частный самолет или вертолет. - Энди на удивление сосредоточен. Странно, что он не пустился в пространные размышления вслух на заданную тему.
   - Машина и яхта... ты что, догадываешься, куда мы едем?
   - Я... я не могу сказать. Ты же понимаешь, я подписывал бумаги...
   - Да ладно тебе, я же все равно никому не успею ничего разболтать. Все время в пути мне светит провести с тобой и Джо. - любопытство терзало меня еще со встречи с Айком, неприятно быть единственным, кто не знает, куда мы едем. Как арестант на перевозке честное слово.
   - Испания. - сдается Энди и тут же получает отменный подзатыльник.
   - Больше ни слова. - Джо явно недоволен болтливым напарником. - Иначе я буду вынужден доложить начальству о нарушении предписаний.
   - Ох уж эти бывшие военные, - Рыжий затягивает жалобные причитания, быстрыми движениями потирая затылок, - ты всегда мной недоволен. У тебя постоянно дисциплина, режим, приказы. Ты хоть понимаешь, что у настоящих людей бывают эмоции, привязанности?
   - Ты на работе. Привязанности оставляй дома. - Джо садится за руль и захлопывает с силой дверь. Я молча занимаю переднее пассажирское сиденье, пристегиваюсь и усаживаю кота на колени.
   - Эй, обычно я езжу спереди! - У Энди сегодня нет настроения. Но его нытье меня мало беспокоит. - Там хоть немного спасает кондиционер.
   - Ага, я знаю про кондиционер. И сегодня ты сидишь сзади. Я, вроде как, тоже полноценный член команды, так что тебе придется с этим считаться.
   - Вот теперь я понимаю, почему у твоего кота такой отвратительный характер. Он терпит тебя всю жизнь бедняжка. - бурчит Энди и усаживается позади меня. - Поехали уже. Чего ждать-то.
   - Ты ведешь себя как маленькая девчонка в магазине игрушек, Энди. - Джо расплывается в улыбке и пристегивает ремень. - Потерпи, мы постараемся добраться быстрее.
   Машина срывается с места, оставляя за собой густые клубы поднятой пыли. Я снова упираюсь взглядом в окошко, и мысленно восхищаюсь тем, как быстро тут пустыня может смениться оазисом, а бездорожье ровной трассой. Уже к 10 часам утра мы останавливаемся у порта города Латакия. Едва только я выхожу из машины, наталкиваюсь на Айка.
   - У вас есть пара часов пробежаться по магазинам и закупить необходимые вам на неделю вещи. Мы постараемся не останавливаться в пути. Время поджимает.
   - И тебе здравствуй. - я хотел было размять ноги, и не намерен скрывать своего недовольства внезапной помехой.
   - Привыкай. - шепчет Энди.
   - Хочу вас познакомить, ребята. - Айк оглядывается. Из-за угла выходит молодая девушка. - Моя сестра Кристина. Джо ее уже знает. А для вас сообщаю, что забота о ней - главная моя задача. Поэтому не обижайте ее.
   - Да ладно тебе, братишка. Я уже большая девочка. Девятнадцать лет как-никак. Да и сама за себя постоять сумею. - брюнетка абсолютно не похожа на Айка. Единственное, что их объединяет - цвет глаз и широкая, хитрая улыбка. - Ой, Джо, привет! - она радостно бросается его обнимать. - Я так скучала! С тех пор, как мне заменили охранника, я лишилась лучшего друга.
   Джо крепко обнимает Кристину и зажмуривается, вдохнув запах ее волос. Внезапно я отчетливо понимаю, почему Айк отстранил его от охраны своей сестры. Удивленно гляжу на Энди. Неужели невозмутимый Джо был влюблен в эту девчонку? Он же лет на 8 ее старше! Энди заметил немой вопрос и утвердительно кивает.
   - Эй, друг, дай и нам с девушкой познакомиться. - Энди прерывает затянувшиеся объятия, опередив Айка. - Энди Грин. Напарник Джо. Мы уже полгода работаем вместе, а он практически ничего о тебе не рассказывал. Вот наглец!
   - Но мы же простим его за забывчивость? - Кристина обворожительно улыбается. - Ой, какая прелесть! - она замечает кота у меня на руках и немедленно протягивает к нему руки. - Можно я его возьму?
   - Сомневаюсь, что это хорошая идея. Что кот, что хозяин имеют абсолютно дикий характер. - Энди все еще обижен на меня за выбор места в машине.
   - Не слушай его, он бредит. - протягиваю кота в руки девушке. Я уже начинаю понимать, почему Джо был к ней неравнодушен. Удивительно, но кот замурлыкал. Впервые за всю свою жизнь он мурлыкает на руках у абсолютно незнакомого человека. - Ты, видимо, волшебница. Обычно с ним все не так просто.
   - Как думаете, ребята, женщина и кот на корабле не принесут двойной неудачи? - Кристина оглядывается на брата.
   - Нет, скорее они компенсируют друг друга и дадут нам удачу. - отшучивается, едва заметно поморщившись, Айк. - Помнишь уроки математики? Минус, умноженный на минус, всегда дает плюс.
   - Ой, нет, математика - это твоя любовь. А я как-то больше по магазинам. - Кристина оглядывается на меня. - Коту нужно бы прикупить переноску. Да и вообще, у нас осталось часа полтора. Побежали? - она по-хозяйски передала кота Айку, - Отнеси его в каюту... - девушка оглядывается, замявшись, в мою сторону.
   - Виктора, я понял, - отвечает на ее незаданный вопрос ее же брат, пытаясь удержать вновь разбушевавшегося кота.
   - Да, значит в каюту Виктора. А я пока покажу ребятам основные торговые точки неподалеку. - она хватает за руки меня и Энди, и кивает Джо. - Жаль, что у меня нет третьей руки, но ты же у нас самостоятельный, так что бегом за нами.
   Оставшиеся полтора часа трое мужчин не устают удивляться скорости девушки на каблуках. Она как маленькая юркая обезьянка быстро наполняет наши сумки всем необходимым.
   - Как тебе это удается? - я не просто удивлен, я практически нахожусь в шоковом состоянии. У меня немного опыта в хождении по магазинам с девушками, этот - просто боевое крещение. Кристина контролирует практически все. Даже про принадлежности для бритья она не забыла.
   - Ничего удивительного. - Кристина невозмутима. - Айк думает, что он заботится обо мне. На самом деле о нем постоянно забочусь я. Спасибо ему за то, что он приложил множество усилий, чтобы обеспечить меня всем после смерти родителей. Но без меня он бы жил в отелях, без комфорта и уюта. Он даже не замечает, но каждый раз по приходу домой его ждет ужин, приготовленный мной. Всю домашнюю работу теперь делают слуги. Но... эту нашу традицию я сохранила. Даже сейчас я еду с вами, ребята, чтобы поддерживать его человеческий облик. Иначе он совсем забудет о еде и уходе за собой.
   - А долго Джо тебя охранял? - мне еще не дает покоя сцена в порту.
   - Около года. А потом он ушел на другие работы у Айка.
   - Он выглядит очень замкнутым, правда?
   - Он хороший. Ты поймешь это, если познакомишься с ним поближе. Просто пока Джо служил, жизнь его помотала по горячим точкам. Войны, знаешь ли, любого сделают замкнутым. - Кристина с грустью смотрит через зал на Джо, что-то с интересом рассматривающего на прилавке. - Пойду, поболтаю с ним немного.
   Энди с интересом подходит ко мне, явно намереваясь рассказать еще что-то из того, что я еще не знаю.
   - Ох, зря Айк снова свел эту парочку. Что-то мне подсказывает, что любовь Джо взаимна, и мы еще увидим увлекательное развитие этой истории.
   Я отмахиваюсь и направляюсь к кассе. Во-первых, я не собираю сплетни. Во-вторых, я спешу в порт, судя по отношению Айка к коту, лучше бы им ограничить совместное пребывание. Оставляю Энди с его потоком новостей наедине. Хорошо бы подарить ему как попугаю зеркальце, чтоб беседовал в такие минуты сам с собой. Может, станет чуть более сносным в общении.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 3
   Я стою на палубе, ловлю ветер, бьющий в лицо, и думаю о том, какое расстояние мы покроем за эту неделю и сколько мы уже преодолели. Только за предстоящие несколько дней нужно будет проплыть почти четыре тысячи километров. Вот что означает поговорка "бойтесь своих желаний, они могут исполниться". Удивительно как человек, мечтавший оказаться на большой воде, в каком-нибудь спонтанном и безрассудном порыве, исполнив свою мечту, робеет и застывает. Одинокое солнце медленно спускается в воду, добавляя драматизма в ситуацию. Мысли о том, что же ждет впереди, бередят мой мозг. И поделиться ими совершенно не с кем. Даже кот, мой переносной антидепрессант, сбежал от меня к Кристине. А та, в свою очередь все время проводит вместе с Джо, который вызвался вести яхту первым.
   - Что-то ты совсем загрустил, Вик? - веснушчатое лицо Энди расплывается в широченной улыбке. - Ты же об этом и мечтал, да?
   - Я не грущу. Знаешь, в мире существует огромная палитра человеческих эмоций. Нельзя все описать радостью или грустью...
   - Не умничай! Я просто пытаюсь быть приветливым, ну или хотя бы заменить общество кота на время его прогулок с нашей красавицей. Взгляни, я такой же рыжий, наверняка и еду требовать буду не хуже.
   Поворачиваю голову и бросаю взгляд на Энди. Долго смотреть на его довольную физиономию и быть серьезным, оказывается совершенно невозможно. Вот кто настоящий клоун, он может заставить улыбнуться кого угодно.
   - Что ты тут делаешь? Пообщался бы с начальством, разузнал побольше, куда мы едем.
   - Это ты у нас умник. Ты и разузнай. А мне к начальству под горячую руку попадать совсем не хочется! Ты бы видел, как он сердит из-за того, что Кристина полдня крутится вокруг Джо. Ходит по каюте как тигр в клетке и орет на всех, кто сунется к нему.
   - В каюте? Почему не тут, ну или не рядом с сестрой? Какой смысл плыть по морю, если ты не собираешься выходить на палубу?
   - Айк говорит, что море ему безразлично. Но я думаю, что он просто напуган. Кристина думает также, но старается его не расстраивать, поэтому не распространяется на эту тему.
   - А почему ты не спишь? Мы же вроде будем плыть без остановок, так что на ночное дежурство у штурвала заступать тебе...
   - Да выспался я уже. Вот, решил немного пофотографировать. - Энди указывает на увесистый фотоаппарат в руках. - А ты, друг, совсем не такой умный, каким тебя тут считают, раз сам не догадался.
   - Наверно. - на автомате отвечаю я. На самом деле я уже упустил нить разговора. И погрузился в свои мысли. - Знаешь, если Айк сказал мне правду о цели нашего предприятия, то тебе стоит больше беспокоиться о его психическом здоровье...
   - Ты про его сказки о русалках? - Энди увлеченно бегает по палубе, выискивая подходящие ракурсы. То ложится на пол, то опасно балансирует на поручнях. - Расслабься. Он, может и странный, но далеко не сумасшедший. Ты хоть представляешь, какую сумму он вложил в наше путешествие? Что-что, а цену деньгам Айк знает. В не окупающие себя мероприятия он бы даже лезть не стал. Выловим что-то, что будет достаточно впечатляющим, чтоб покрыть его расходы и принести кое-что сверху, и поедем по домам...
   - Знаешь, все это довольно занятно, на самом деле. - безуспешно ищу подходящие слова, чтобы не показаться идиотом. - Вот моя бабушка утверждает, что видела русалку. И описывает она ее именно так, как рассказывает Айк. Да... и я почитал немного... - оглядываюсь и ловлю подозрительную улыбку собеседника, - много почитал. Ты знал, что в Риме однажды даже выставляли мумии русалок? С 17 века в храме в Осаке хранится в небольшом деревянном ящике одна такая. А в 18 веке в Токио были весьма распространены карнавалы-ярмарки известные как "Мисемоно", которые были известны показами особенных, самых необычных вещей в природе. Одним из аттракционов таких фестивалей были русалки...
   - и были они уродливы, и по размеру не превышали роста пятилетнего ребенка, и зубов у них было раз в пять больше, чем у человека... - Энди через объектив наблюдает за тем, как мое лицо вытягивается от удивления и разочарования. - Попался! - радостно вскрикивает он, на секунду ослепив меня вспышкой. - Ну а теперь давай серьезно. Никто и никогда не видел живых русалок. То, что представляли на всех этих выставках, на самом деле, не больше, чем результат работы хирурга. Мастерской работы, почти незаметной. Так умудрялись сшивать половинки рыб и тела обезьян, или других зверей. Это уже зависело только от фантазии мастера. Нельзя верить всему, что кто-то когда-то писал. И уж тем более нельзя верить сказкам в интернете. Да и Айк сейчас описывает красавиц, которые явно не совпадают с описаниями 16-18 веков.
   - Но в трактатах Платона и Овидия... - я цепляюсь за соломинку, ищу последние шансы для защиты теории, которую совсем недавно сам считал полным бредом. Если честно, я и сам не знаю, зачем мне это, и почему эта идея так увлекает меня. Но на данный момент даже не задумываюсь над этой странностью.
   - Ты еще скажи, что в Санта-Клауса веришь. - Энди уже явно почуял победу в споре и решает "дожать" меня. - Ты же ученый, не разочаровывай меня.
   - Да, ты прав, - я стараюсь изобразить достоверную улыбку на лице. Нельзя рассказывать мой сон-воспоминание, это выглядело бы слишком странно.
   - Ну, вот и отлично, - Энди хлопает меня по плечу и, вытянув одну руку вперед, делает совместное фото, - а то я уж было подумал, что количество людей вокруг меня, которых волнуют идиотские затеи, превышает допустимый максимум. Пойду, сменю Джо. Ты со мной?
   - Нет, я, пожалуй, еще постою тут. Знаешь, море меня успокаивает.
   Энди разворачивается и, посвистывая, шагает вглубь яхты.
   - Послушай, - останавливаю его я, - ты не мог бы дать мне камеру? Я утром верну.
   - Зачем тебе?
   - Хочу сделать подарок Джо и Кристине. Думаю, совместное фото на фоне заката в море их обрадует.
   - Ха, ну да. А про ее братца ты подумал? Он же тебя возненавидит.
   - Да ну его. Пока он сидит в своей каюте - он безопасен.
   Энди хмыкает, и, смерив меня недоверчивым взглядом, снимает ремешок с фотоаппаратом со своей шеи.
   - Под твою ответственность! Чтоб пылинки с него сдувал, понял? - Энди так серьезен, пожалуй, впервые за все время. - И, вот еще что. - пошарив в кармане, он достает оттуда карту памяти и заменяет ею ту, что уже стояла в камере. - Вот так. А то мало ли... так хоть фото сохранятся.
   - Да брось, все будет в порядке с твоим аппаратом. Я же не в центр боевых действий с ним иду, да и руки у меня растут откуда надо.
   - Конечно, я знаю. Но все же так надежней. - Энди крепко зажимает карту памяти в руке. - Пойду, сменю Джо. Он уже с ног валится, наверное.
   - Да тут, похоже, все со странностями. - шепчу я себе под нос, как только рыжая голова Энди скрывается из виду.
   Длительный, казалось, разговор на самом деле занял совсем немного времени. Солнце все еще висит в небе. Меня не оставляет ощущение, что этот закат будет длиться вечно. Я любуюсь морем, дельфинами, которые резвятся рядом с яхтой, розовой дорожкой света на воде. Мне определенно не хочется спускать с тесную каюту. Раскладываю шезлонг, стоящий у стены и сажусь на него.
   - Вот я и один.
   - А вот и не угадал! - звонкий голос Кристины звучит практически над самым моим ухом. - Мы пришли вернуть кота. Он сама прелесть, даже жалко отдавать.
   - Джо, подарим девушке котенка? А то она страдает. - вскакиваю на ноги, беру животное и усаживаю его себе на плечо. - Ну а пока, Кристина, ты можешь брать моего кота. Для тренировки, так сказать.
   - Ой, спасибо! Ты такой добрый! - она чмокает меня в щеку, и я ловлю хмурый взгляд Джо. Ну и ревнивец. Лучше его не сердить и обходить Кристину за пару метров.
   - Так, а ну ка, пока солнце еще не совсем село - встаньте вот туда. Я вас сфотографирую.
   - Ура, обожаю фотографироваться! Ну же, Джо, пойдем быстрее! - Кристина сама похожа на маленького котенка, который готов играть все время. Любопытно наблюдать, как сосредоточенная и внимательная Кристина в порту превращается в легкомысленную и совершенно неуправляемую девчонку тут, на яхте.
   - Только кота мы все же заберем еще ненадолго, нам же нужен антураж, - Кристина обнимает кота и гладит его за ушами. - И вообще, Вик, мне грустно те6е это сообщать, но меня он любит не меньше, чем тебя. А ведь мы знакомы меньше суток, - девушка показывает мне язык и весело хохочет. Может, в чем-то она и права. Теперь уже хмурюсь от ревности я. О да, количество психов на яхте значительно превышает норму.
   В течение ближайшего получаса Кристина командует Джо, заставляя неуклюжего вояку принимать модельные позы наряду с ней; и громко смеется, когда тот краснеет, смущаясь. Ну а я, в попытке создать действительно хорошие фотографии, повторяю все маневры Энди, которые только успел запомнить. Благо, моя зрительная память меня никогда не подводит, а минимальные навыки фотографии мне дали еще на курсах одного известного фотографа в Санкт-Петербурге.
   Результаты импровизированного сета полностью устроили и Джо и Кристину, и, когда спонтанная фотосессия заканчивается, они разбредаются по каютам, а я с котом остаюсь на палубе. Устраиваюсь на шезлонге поудобнее и сообщаю коту, что тут мы остаемся на всю ночь, или пока не замерзнем от ночного влажного воздуха. Кот, судя по всему, согласен на такой план действий. Он сворачивается калачиком и тихонько мурлыкает на моих коленях. Я еще помню о своей бессоннице, и уже было мысленно начинаю готовиться к тому, чтобы всю ночь любоваться звездами. Однако то ли море действительно успокаивает меня, то ли я просто измотан сумасшедшими переменами в жизни, но любоваться в этот вечер звездами мне не приходится. Веки становятся тяжелыми, дыхание, наоборот, легким, все тело обмякает, и даже мозг, прекращает пытать меня воспоминаниями и размышлениями. Я на удивление быстро погружаюсь в глубокий, крепкий сон.
   Посреди ночи что-то заставляет меня проснуться. Глаза распахиваются сами собой, будто в ожидании чего-то удивительного. Кот все еще сидит на моих коленях, но теперь фырчит и выпускает когти, раня мои ноги.
   - Тише ты, зараза, - легонько хлопаю животное между ушей, отчего кот на время ослабляет хватку, пряча когти.
   Звук волн неожиданно становится тише. Издалека слышен звук флейты и ласковый женский голос, подпевающий ей. Все те истории, что я читал, слышал теперь встают живыми картинками в моем сознании. Я разом вспоминаю их все, и решаю во чтобы то ни стало узнать, что же из них можно считать правдой.
   - Тише, дружок, нам некуда бросаться в погоню. Попробуем притвориться спящими, может их любопытство, возьмет верх. - глажу кота, который, будто все понимая, тихонько шипит в последний раз и затихает, прижимаясь всем телом к ногам хозяина.
   Трясущимися руками переключаю камеру на режим видео. На мое счастье фонари на яхте уже зажгли, так что большая часть палубы освещена достаточно для съемки. Однако шезлонг со мной и котом удачно спрятан в тени. Единственное, что сейчас беспокоит меня - мои спутники. Один из них точно не спит и стоит у штурвала. Остальные же тоже могут бодрствовать. Их внезапное появление способно все испортить. Остается лишь надеяться на свою фортуну. Я уже прикрыл глаза, и поглядываю из-под ресниц на дисплей фотоаппарата. Главное не создать видимой угрозы для тех, кто сейчас поет за бортом.
   Женский голос, звонкий, высокий, нежный... он очаровывает меня, манит к себе. Встряхиваю головой, чтобы отделаться от наваждения.
   - Нельзя! - шепчу я сам себе - скорее всего они именно этого и добиваются.
   Песня прерывается, но почти сразу возобновляется, теперь пару флейте составляет еще один инструмент. Его по звучанию я опознать не могу, догадываюсь лишь, что он струнный. Совсем рядом, перед яхтой раздается всплеск. Крупный дельфин высоко выпрыгивает из воды и почти бесшумно опускается обратно. Его блестящая спина отражается на дисплее камеры. Сразу после этого я слышу веселый смех слева. Осторожно поворачиваю камеру, но смех раздается из тени, где ничего не видно. Кот, которого я от напряжения случайно придавил случайно камерой, предательски шипит. Я вжимаю голову в шезлонг и притворяюсь спящим.
   - Ха, кто тут у нас? - из тени выходит девушка в коротком белом сарафане. Ее светлые, длинные локоны танцуют на ветру, широкая улыбка открывает жемчужные зубы, а глаза... мое дыхание перехватывает... глаза как у той, что спасла меня в детстве, но на сей раз белоснежный зрачок обрамляет темно-синяя радужка. Неожиданно для себя, шумно выдыхаю. Девушка наклоняет голову. - Твой хозяин беспокойно спит, правда? - обращается она к коту. Бесшумно ступая босыми ногами по палубе, она приближается к шезлонгу, взмахивает рукой и в ту же минуту огромная рыбина приземляется к моим ногам, обдавая джинсы каплями воды.
   - Угощайся. Надеюсь, теперь ты прекратишь так сердиться на нас, - улыбается она животному. Кот встает, потягивается, и мягко спрыгивает с моих колен, чтобы утащить куда-то рыбу. Невиданная для него храбрость и доброжелательность к человеку. Хотя к человеку ли? Камера предательски пищит, оповестив о том, что съемка закончена из-за недостатка памяти. Я резко открываю глаза и вижу, как по лицу девушки пробегает испуг.
   - Постой, - окрикиваю я ее в надежде на то, что удастся поговорить. Но она уже спрыгнула за борт. Неожиданно волны начинают перекатываться через борт, сбивая меня с ног. Я, падая, роняю фотоаппарат в воду, но продолжаю крепко держать его за ремешок. Волны стихают так же внезапно как появились. Вода с палубы собирается в мелкие струйки и стекает за борт яхты. Палуба остается абсолютно сухой. Только вот я и камера промокли насквозь.
   - Не выйдет.
   Улыбка растягивается по моему лицу сама собой. Я достаю карту памяти из камеры, которая уже вряд ли поддается ремонту. Карта лишь немного влажная.
   - Отлично, а теперь пойдем и посмотрим на результаты.
   Почти бегом бросаюсь в каюту, по пути подхватив кота и отшвырнув остатки рыбы ногой за борт.
   - Ну, у тебя и аппетит! Как быстро управился! А теперь ты пойдешь со мной, предатель. - крепко прижимаю кота к себе.
   Мы вбегаем в каюту, и я закрываю дверь на замок. Руки трясутся от нетерпения. Все было слишком быстро, просто, слишком явно, но удивительно реально. На секунду я все же начинаю сомневаться в том, что все происходившее сегодня - правда, и щиплю себя за руку со всей силы, чтобы проснуться. Но нет, все это сном явно не было. Рука ощутимо болит, и это моя первая в жизни боль, которая приносит такую радость, какой новогодний подарок наполняет ребенку.
   Осторожно протираю карточку с записью и руки, вставляю карту в ноут. Сам еще мокрый я падаю на стул перед экраном, совсем забыв о холоде и неудобстве. Куча фоток Джо и Тины мешают поиску видео и я, глубоко вздохнув, пытаюсь не удалить их все из-за адреналина, бушующего в крови, а просто сосредоточиться.
   - Нашел! - переношу данные с карты, для верности продублировав еще на пару флешек и диск.
   Запускаю видео. Странно, но хоть камера и записала шум воды и мурлыканье кота, но ни песни, ни музыки слышно не было. А вот диалог девушки с котом отлично слышен. Да и картинка получилась довольно четкой. Вот девушка выходит из тени, улыбается, взмахом руки поднимает струю воды, которая держит рыбу за хвост как лассо. Рыба падает на палубу, а струя так же по воздуху возвращается в море. Вот девушка приближается... глаза...
   Останавливаю видео, чтобы приблизить картинку. Теперь ее глаза видны крупным планом. Завороженно гляжу в эти глаза. Сердце готово выпрыгнуть из груди. Мои мысли путаются. Я обязан рассказать все Айку. Но как же хочется оставить эту встречу моей маленькой тайной, и снова искать ее в надежде увидеть девушку.
   - Русалка. - мой голос в пустой комнате звучит глухо и мрачно. Сердце придавил камень. Она ведьма, русалка. Она может быть опасна. Но нет, если бы она хотела, то потопила бы яхту вместе со мной еще при встрече. А она лишь попыталась скрыться, исчезнуть без следа. Чего она боится? Чего хочет? На что может пойти ради сохранения своей тайны? - Мне больше нельзя видеть ее с глазу на глаз. - я смотрю на кота. Никогда в жизни мне не хотелось нарушить правила, которые я сам же и установил. Смятение... пожалуй теперь я действительно понимаю смысл этого слова. Во мне отчаянно борются два чувства. Инстинкт самосохранения подсказывает, что нужно пойти и все рассказать начальству. А желание уберечь, защитить этот наивный открытый взгляд чудесных взгляд - молчать и постараться увести всех так далеко, как это возможно.
   - Я... должен... рассказать. Иначе я не объясню историю с камерой. И мы потеряем след. Я же ученый, понимаешь? - я оправдываюсь не то перед собой, не то перед котом. Взгляд снова падает на экран с картинкой, и от разочарования я бью со всей силы кулаком о стенку. - Черт! Да что со мной происходит то?
   При ударе я, кажется, повредил руку, кровь потекла тонкими струйками на пол. Я, наконец, чувствую и холод от мокрой одежды, и боль от удара, но, как не странно, все это кажется очень далеким, абсолютно не важным. Падаю на кровать и долго смотрю в потолок. Кот прыгает ко мне на подушку и начинает вылизывать рану. Так в беспамятстве я лежу до самого утра. Я понимаю, что сейчас нарушаю приказы начальства, мои принципы, рушу мои же мечты. Но не хочу ничего менять. Боль в руке утихает, одежда высыхает, только пустота на душе, видимо, решила остаться надолго. Кот укладывается ко мне на грудь. С рассветом я все-таки засыпаю. Крепко и без чувств. Ни снов, ни предчувствий. Этот сон похож на бездонную впадину. Сплошная темнота и я падаю и падаю, кажется, без конца.
   - Эй, да ты горишь! Почему не пришел за помощью, - рядом со мной стоит Кристина, Айк сидит у компа.
   - Как вы тут... я же закрывал дверь...
   - Это же моя яхта, не забыл? - Айк хмур и напряжен. - У меня есть ключи от всех замков тут. Ты не откликался на стук, а кот орал как резанный, ребята забеспокоились. Кстати, интересное видео. Ты молодец. Я посмотрел время записи, благодаря бортовому журналу мы точно знаем свое местоположение на тот момент. Сейчас мы заскочим в ближайший портовой город. Пополним запасы провизии. А потом вернемся туда, и ты расскажешь, как ты заманил ее на борт.
   - Но я... она пришла сама... - понятно, что скрывать уже нечего. Выбор сделали за меня. Может это судьба? Не знаю, - и ушла она так же быстро, как пришла.
   - Не напрягайся, Тина о тебе позаботится пока. Кота она уже накормила. В городе тебя осмотрит доктор. В любом случае, я ценю то, что ты сделал. Это круче чем все, что было сделано до этого всей армией моих ученых и археологов. Ты получишь солидную премию за свои страдания. - Айк хлопает меня по плечу. И резко оглядывается на экран. - А она удивительно хороша, правда? Пожалуй, для нее нужно будет отстроить новый водный замок. Она будет лучшим экспонатом в моей коллекции. - он переводит взгляд на меня. Я в бессильной ярости сжимаю кулаки. Сил не хватает даже на разговоры. Ночные прогулки по ветру в мокрой одежде - явно не лучшее, что я мог сделать для своего здоровья. - А ты выздоравливай, а то бледный, с подушкой вот-вот сольешься. Ты нужен мне здоровым. И как можно быстрее.
   Киваю и отворачиваюсь к стене.
   - Иди уже, болтун! - Тина хватает брата за руку и буквально вытаскивает его из комнаты. - Не видишь, ему плохо! Ему покой нужен, а не бессердечный начальник. Попроси Джо принести обед. Он уже давно готов. - Айк кивает и удаляется быстрым шагом. Кристина возвращается ко мне и берет меня за руку.
   - Не волнуйся, мы все исправим. - она улыбается в ответ на мой удивленный взгляд. - Я всегда узнаю этот взгляд. Так как ты, смотришь на нее... - она кивает в сторону экрана с застывшим изображением блондинки, - так Джо смотрит на меня. Я знаю, что это значит. Мы защитим ее, будь спокоен.
   Вяло улыбаюсь.
   - Ты и Джо это другое. Но... спасибо! - шепчу, превозмогая себя. И от бессилья снова проваливаюсь в сон. Хорош защитник. Свалился с ног после первой же встречи. Да, похоже, мне и правда потребуется их помощь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 4
   Я проспал больше суток. Открываю глаза и понимаю, что солнце уже снова клонится к западу. В каюте никого. Встаю, переодеваюсь и поднимаюсь наверх. Сразу становится понятно, почему вокруг не было ни души. Яхта пришвартована у причала. Ребята и Тина крутятся невдалеке. Кристина замечает меня первой и уже приветливо машет рукой, подзывая к себе. Я не горю желанием сейчас разговаривать, с большим удовольствием я бы прогулялся в одиночку по берегу. Но я должен быть в курсе плана, а значит, придется присоединиться к команде и постараться не выдавать свой настрой перед Айком. Нехотя направляюсь в сторону компании, которая уже пялится на меня во все глаза.
   - О, а вот и герой. - Энди толкает меня в бок. - Ну что, убил мой аппарат? Что ты с ним делал то?
   - Эм... да он промок, знаешь... - я до сих пор не знаю, что именно Айк рассказал ребятам и кому именно. Пожалуй, нужно быть осторожным в высказываниях.
   - Да знаю я. Айк показал видео. И посмотри-ка, - Энди легким движением руки достает из сумки на плече фотоаппарат, - оплатил новый.
   Я снова оглядываю спутников. Все это кажется сейчас таким нереальным, таким далеким. Словно неделя прошла с прошлого вечера. Ребята выглядят воодушевленными. Похоже, я тут единственный, кто напряжен из-за произошедшего в море. Кристина держит Джо за руку, кот оседлал шею Энди.
   - Ого! Вы сливаетесь, ребята, я и не заметил, что вы подружились, - протягиваю руки, чтобы забрать моего питомца, но Энди спешно отпрыгивает. Мне явно не удастся соревноваться с ним в ловкости.
   - Нет, тебя сейчас к доктору поведут, оставь зверюшку пока мне.
   - Да я себя уже отлично чувствую, - морщусь я слишком откровенно, явно забавляя всех, наблюдающих за мной. Я терпеть не могу докторов. То есть единственный доктор, который меня не напрягает, это Айболит из сказки. И то, только потому, что он сказочный и специализируется на животных.
   - Ну, уж нет! - Айк как всегда появился из ниоткуда. - Ребята, познакомьтесь с доктором Шоном Албертсоном. - он привел с собой низкорослого и довольно пухлого мужчину, который забавно морщит нос, изрядно обгоревший на солнце.
   - Где больной? - забавно басит наш новый знакомый.
   - Да нет уже больного, - откликаюсь я побыстрее, чтобы избежать личной встречи с доком.
   - Оу... в таком случае нам необходимо будет дождаться представителей властей. Ну, вы же понимаете, зарегистрировать смерть.
   - Ой, док, нет! Он жив! Просто выздоровел, - Тина звонко хохочет.
   - Да, простите, вы не правильно меня поняли, - ну вот, мои детские замашки запутали доктора. Такие моменты заставляют смущаться, как будто ты сделал что-то очень плохое, нужно попытаться все исправить, - больной это я, но мне уже значительно лучше, никаких проблем.
   - В любом случае мы пройдем на яхту, где я проведу осмотр. Болезнь может протекать скрыто. Я должен убедиться, что все хорошо.
   Приходится сдаться. Осмотр проходит довольно быстро, кроме него док задает несколько пустяковых вопросов.
   - Хрипов нет, легкие и бронхи в порядке, температура в норме, как и остальные показатели. У вас сильный организм, Виктор. Если вы и были больны, то сейчас это уже в прошлом. Удивительно, ведь если верить рассказам ваших друзей вы находились без сознания почти сутки!
   - Нет, док, я просто спал. У страха глаза велики. - мне порядком надоели все эти разговоры. Я все думаю о том, как увести Айка подальше. Как запутать следы, как добиться сохранения тайны волшебной незнакомки.
   - Ох... - доктор начинает тяжело дышать и нервно протирает взмокший лоб платочком, - а мне, видимо, сложно будет.
   - Морская болезнь? Пойдемте, я выведу вас на сушу!
   Но только я встаю, как яхта трогается. Похоже, что Айк не собирается брать в учет моего мнения. Все его слова об управлении яхтами и батискафами останутся лишь обещаниями.
   - Нет, молодой человек. Айк не хотел бы попадать в непредвиденные ситуации, поэтому он настоял на моем сопровождении экспедиции, - доктор заметно побледнел, - вы не могли бы... оставить меня. Я буду в порядке через некоторое время. Уж я-то знаю, как справиться с тошнотой.
   - Конечно, док! Если что, дайте мне знать...
   - Шон, - улыбается толстяк, - зови меня Шон. И все будет отлично. Не волнуйся!
   Поднимаюсь на яхту и нахожу там всех, кроме Айка. Все верно. Начальник сам у штурвала. Ему явно не терпится вернуться туда, где произошла моя ночная встреча. От размышлений меня отвлекает неожиданная тяжесть на плечах. Это Джо усадил на меня кота.
   - Забери свое сокровище. А то Тина с ним совсем не расстается.
   - Не ревнуй! - Кристина как всегда широко улыбается. - Как здорово, что все снова в строю. А где док?
   - Шону нехорошо на воде. Он просил оставить его на некоторое время.
   - Да? Надеюсь, что все скоро наладится. Судя по твоим приключениям, доктор нам потребуется довольно часто. - Энди стоит, облокотившись на поручни. - Эх, ребята, у нас действительно хорошая компания подобралась. На суше как-нибудь обязательно забуримся в какой-нибудь клуб повеселиться!
   - Не дай Бог видеть тебя еще и на суше, - Джо улыбается так широко и искренне, что я снова начинаю сомневаться в реальности происходящего. Рядом с Кристиной он становится совсем другим. Живым, что ли. Реальным. Теперь он точно не будет никого швырять об стену и грозить багажником. Хотя с чувством юмора у него по-прежнему плохо. - Ты же вечно всем настроение портишь своими шуточками!
   - Джо! - Кристина топает ножкой от возмущения - Нельзя так говорить! Он же твой лучший друг...
   - Да брось, Тина, мы же шутим так, - Энди отвешивает Джо подзатыльника. - Твой чурбан по-другому не умеет, он же брутальный. С ним мягко нельзя.
   Некоторое время мы еще просто стоим на палубе яхты, и никто даже не пытается выведать у меня подробности произошедшего. Либо они слишком тактичны, либо есть планы, в которые они не хотели бы меня посвящать. В любом случае, я доволен тем, что все так происходит. Пока что сохраняется возможность оставить мою находку небольшой удивительной случайностью.
   - Как я и думал. Джо, иди и смени Айка, он не управится в шторм, - Энди вмиг становится серьезным и крайне сосредоточенным, - Тина, бегом в каюту. Зверька забери, - он стягивает кота с моей шеи, - и скажи доку не высовываться!
   Волны вокруг начинают подниматься все выше, тучи сгущаются так быстро, что уже через мгновение вокруг становится не видно ни зги. На борту зажигаются фонари.
   - Что случилось? - я понимаю, что огромные волны на нашем пути - не лучший сигнал, но подобная паника меня удивляет. Не думаю, что это их первый шторм.
   - Да брось! Неужели ты думаешь, что они сидят и ждут, пока мы раскроем их тайну? Нас не пустят дальше! Нам нужно искать выход. Я пойду, узнаю у Айка, что мы будем делать, а ты... попробуй выйти на контакт. Один раз они тебя уже видели. Может второй будет удачней?
   Я остаюсь один и цепляюсь за поручень, чтобы бьющие волны не скинули меня за борт. Выйти на контакт. Легко сказать! Нам не рады. Мне не рады. Будь я на их месте, я бы не стал даже слушать. Но попытаться все же придется, и вот я кричу так громко, как только могу:
   - Я просто хочу помочь!
   Но, как и ожидалось, волны не перестают бушевать, вдобавок ко всему теперь дует страшный ветер, а с неба сыплется град с дождем.
   - Вот уж радушное приветствие. Какой град летом в Средиземном море? - бормочу я себе по нос, и снова перехожу на крик, пытаясь утихомирить морских ведьм. - хватит уже! Тайна уже раскрыта! Хватит!
   Град нещадно молотит по рукам и лицу. Я пытаюсь удержаться на ногах из последних сил.
   - Вы хотите, чтобы мы уплыли? Скажите! Мы сделаем! Но нам нужно поговорить, слышите! Та девушка, мы виделись недавно! Пусть придет она! Мы все равно ее видели! Ее лицо есть на видео... - я даже не знаю, почему я кричу это. Просто выдаю первое, что приходит на ум. Но чем больше я кричу, тем быстрее тает моя надежда на мирный контакт. Нервы начинают сдавать, все тело ноет от холода и ушибов, - я с миром пришел! Слышите, с миром! Я вам зла не хочу!
   Понимаю, что все это бесполезно, видимо Айк придерживается того же мнения, потому как яхта разворачивается. Град прекращается немедленно, вода собирается в тонкие струйки и исчезает, оставляя за собой абсолютно сухую палубу. Они издеваются. Это они так улики прячут?
   - Ну конечно! - взрываюсь я криком от досады. - А то синяки на моем теле и побитая яхта не ясно дают понять о произошедшем!
   - Все, Вик, успокойся. - Айк стоит на выходе из кают. - Мы плывем обратно. Я и не думал, что все будет так просто. Но попытаться стоило. Пойдем.
   Прихрамывая, ковыляю вдоль палубы. Он и не думал. Отлично. Я тупая приманка в тупой игре. Меня только что избили не понятно ради чего. Чтоб вам пусто было, герои планирования. Так вот что вы так дружно покрывали своим молчанием. Ничего, я вам еще покажу.
   - Видимо Энди прав. Док пригодится мне гораздо чаще, чем кому-либо еще тут. Как он там? В состоянии меня принять? Я повредил ногу, пока пытался устоять. - да, я разочарован и измотан. Мне совсем не хочется говорить о том, что произошло. Вдобавок я четко представляю себе череду ехидных шуток со стороны Энди. И перспектива вновь стать объектом для насмешек этого рыжего юмориста меня совсем не прельщает.
   - Шон в порядке. Он уже ждет. И, знаешь, - Айк внимательно смотрит на меня, - ты весь побит градом... боюсь, проблема будет не только с ногой.
   - Я в норме. Только хочу на сушу. - Не дождетесь. Я больше не буду таким хиляком, как после первой встречи с русалкой. Я просто обязан быть сильным. Даже если они сильнее на порядок, я не намерен сдаваться.
   - Как и все мы. - Айк направляется к Джо, а я к Шону.
   Вывих на ноге Шон быстро вправляет и фиксирует до возможности проверить на рентгене, остальной осмотр показывает, что синяки и ссадины не опасны, и, хотя поноют еще некоторое время, никаких более серьезных травм я не получил.
   Яхта медленно направляется в сторону греческого Ираклиона. Никто из команды не выходит на палубу до самого порта. Я лежу в своей каюте и глажу кота. Завораживающее меня изображение морской ведьмы горит на рабочем столе ноутбука. Экран гаснет, я щелкаю клавишами, и тот зажигается снова. Так продолжается больше часа. Пока, наконец, яхта не возвращается к суше и вся команда не выбирается наружу.
   - Просто отлично! Турция, Сирия, Греция меньше чем за неделю, - я знаю, я ворчу как старый дед. Но я имею право. Я единственный, кто пострадал. Мне полагается, как минимум немного сочувствия.
   - Да ладно, ты же мечтал о приключениях, забыл? - удивительно, но Айк, похоже, рад тому, что произошло с нами.
   - Я как-то не планировал все время бегать в синяках и с больной головой.- фыркаю я в ответ.
   Из-за ссадин и ушибов я даже кота не могу разместить на шее как обычно. Новенькая канареечно-желтая переноска, купленная Тиной еще в Сирии, наконец, пригодилась. Кот вполне спокойно переносит новый способ транспортировки. Жаль я не готов так быстро свыкнуться с новыми условиями существования. Медленно перебираю ногами позади шумной компании. И, в отличие от остальных, решивших отметить возвращение в баре при гостинице, сразу направляюсь в номер.
   Айк снял нам небольшие домики. Я выбираю тот, что располагается максимально близко к морю. Во-первых, туда ковылять ближе всего. Во-вторых, одна из двух дверей выходит к небольшому закрытому пляжу. Привычно кормлю кота и направляюсь в одну из двух спален. Я не хочу сейчас есть. Только спать. Падаю на кровать, даже не раздеваясь.
   - Спать. Заснуть и забыться. Подальше от этого бреда. - не смотря на то, что на улице еще день и Энди, который решил поселиться по соседству, гремит на кухне посудой, я сплю довольно крепко, лишь изредка тревожно во сне переворачиваясь с боку на бок.
   Просыпаюсь я в итоге от громкой музыки и смеха. Какого черта?! Нет, правда? Неужели мне нельзя просто отдохнуть? Выглядываю в общую комнату. Она заполнена народом. Энди приготовил ужин и пригласил всех. С едой уже давно покончили. Только одна тарелка все еще полна и сиротливо остывает на столе. Наверняка она предназначена мне. Оглядываюсь на компанию. Игра в покер в разгаре, Энди голосит, что уже проиграл за вечер три своих месячных жалования, остальные игроки активно его подначивают. Судя по всему, я остаюсь незамеченным.
   Нет, я бы с радостью присоединился к веселью в любой другой раз. Но не теперь. Сейчас я просто хочу побыть наедине со своими мыслями. Я тихо крадусь к задней двери и выхожу на пляж. На улице довольно темно. Луна отражается на волнах. Осторожно, стараясь не шуметь, закрываю за собой дверь и направляюсь вдоль кромки воды, пока не оказываюсь у небольшой бухточки. Небольшой пирс справа, береговая линия, камни... все вокруг очень напоминает мой сон. Тот самый берег, к которому я не мог добежать. Дерево за спиной я тоже явно уже видел. На нем висят деревянные качели на двоих с потрескавшейся краской. На них сидит девушка. Та самая, с волшебными глазами. Ладно, я же обещал, что ничто меня больше не удивит. Нужно придерживаться плана и пытаться быть спокойным. Даже видя русалку, которая совсем недавно пыталась тебя убить.
   - Нога болит? - даже ее голос звучит волшебно. Вик, нельзя поддаваться. Неизвестно, чего она хочет. Спокойствие. Только спокойствие.
   - Нет, что ты, - хмыкаю, стараясь выглядеть как можно уверенней, - просто разыгрываю спектакль, чтоб снова к вам на передовую не кинули.
   - Талантливый актер, - улыбается она, смеривая меня оценивающим взглядом, - может, присядешь и поговорим?
   Ее тихий, баюкающий голос абсолютно спокоен. Я понимаю, что сейчас она одна и сегодня мне больше ничего не угрожает. Даже если это наваждение, о котором говорят легенды о сиренах, все это выглядит очень убедительно. Подхожу к качелям и осторожно занимаю место на краю.
   - Мальпе, - протягивает мне девушка руку.
   - Ч-чего? Что это значит? - недоверчиво кошусь на ее ладонь.
   - Ха, какой ты забавный! Зовут меня так, Мальпе, - она поднимает брови и придвигает руку еще ближе ко мне, явно рассчитывая на рукопожатие. До чего же я глупый! Только круглый идиот мог не понять значение.
   - Виктор, можно Вик. - Осторожно беру ее кисть, разворачиваю и касаюсь губами тыльной стороны, ощущаю, как по руке русалки пробегает дрожь. Она нервно отдергивает ладонь.
   - Хм, мне еще многое предстоит узнать о вас.
   - Так вы нас изучаете? А почему сами не показываетесь? И вообще, вы в курсе, что град летом выдает вас с головой? - у меня еще куча вопросов, но задать их я не успеваю. Ее рука уверенно ложится на мое колено, и я заливаюсь краской от неожиданности. - Ты чего творишь? Эй! - но боль из ноги исчезает, по телу пробегает искрящийся холодок.
   - Теперь болеть не будет, - Мальпе смотрит на меня своими огромными печальными глазами. - Прости. У нас не было выбора. Я просила ограничиться ливнем, но вас бы это не остановило, ведь так? Вилии пришлось постараться, чтоб отвадить вас подальше.
   Я чувствую, что снова застываю. Мне не хочется ни двигаться, ни разговаривать. Я готов просто сидеть и смотреть на нее. Ее непослушные локоны опять танцуют на ветру, как в ночь нашей первой встречи, налетая на лицо, затем снова открывая его для взгляда. И, хотя на лице растянута приветливая улыбка, в глазах таится грусть. Грусть, которую мне отчаянно хочется убрать, прогнать.
   - Тебя что-то расстраивает? - я хотел задать так много вопросов, а в итоге спрашиваю об этом. Теперь даже не пытаюсь вникнуть в ту кашу, которая определяет порядок возникновения мыслей в моем мозгу.
   - Мне не следовало приближаться к яхте. Но твой кот. Я люблю животных, они всегда искренние. А уж сухопутные звери просто очаровательны.
   - Тебя наказали? - кулаки сжимаются сами собой. Я не понимаю, почему они обязаны прятаться. Я ненавижу саму идею содержания ее в водном замке Айка. Но тем более я не понимаю, как можно наказывать за любопытство.
   - Нет, я принцесса. Наказать меня может только владыка. А он пока занят.
   - Ага... а что с твоими глазами? С вашими глазами?
   - Ты видел еще русалок? - она снова хмурится и ей это совсем не идет. В такие моменты она становится действительно похожа на сказочную героиню, мне же хочется видеть ее реальной.
   - Да.
   - Ты знаешь, что управляет приливами и отливами? - Мальпе явно хочет что-то рассказать, но не может.
   - Эм... дай подумать, - смотрю наверх и вдруг осознаю, что все слишком просто и понятно. - Луна? Ты серьезно? Все ваши фокусы с водой, ваши силы, они луной рождены что ли?
   - Можно и так сказать. Слушай, ты итак знаешь больше, чем нужно. Мне тоже нужна информация от тебя. Ты же был не один на яхте. Что и зачем вы искали. Ты снимал, я знаю. Где запись? Ее еще кто-то видел?
   - Искали вас. Айк хочет... в общем показать вас миру. Запись есть. Ее видели все, кто был на борту. А теперь, наверно, и куча людей на берегу. Айк отправил ее своим людям на исследование.
   - Я ошиблась... мне казалось, что ты не хочешь нам зла. Я так хотела тебе верить! - Мальпе в гневе, волны за ее спиной начинают вновь бушевать. Она разворачивается и бегом бросается к морю. - Не приближайтесь! Следующий раз живыми вы не уйдете!
   - Стой, да я не хотел! Я был без сознания после нашей встречи! Ты же сама меня волной сбила! - Она бежит от меня по волнам, а я за ней по пирсу. - Я не предам!
   Моя координация и нелепые случаи ее проявления просто преследуют меня. Я оступаюсь и падаю в воду. Точнее - на нее. Вода отпружинивает как матрац. А я остаюсь на поверхности. Мальпе оглядывается. Осторожно, абсолютно бесшумно передвигаясь по поверхности воды, она снова приближается ко мне. В ее взгляде читается удивление, на сей раз водой управляет не она. Я вскакиваю, начинаю оглядываться, но никого вокруг не вижу. Взгляд по ноги. Так тоже никого. И ничего. Просто вода.
   - Что происходит? Ну, что ты молчишь? Давай же! - крепко хватаюсь за ее плечи.
   - Когда ты встретил русалку впервые? - слышу шепот в ответ.
   - Лет 16 назад. Ну, или около того. А что?
   - И давно ты вспомнил об этой встрече?
   - Да какая к черту разница? Что происходит, я спрашиваю? - запрыгиваю обратно на пирс в поиске более стабильной опоры для ног.
   - Это твоя награда за сохранение нашей тайны. Среди русалок есть девушки с особым даром и миссией. Они спасают детей, не дают им утонуть. И, если душа ребенка еще чиста, они могут запечатать в спасенном малыше копию своей силы. Но пробуждается эта сила только при исполнении двух условий. Во-первых, он должен вспомнить о том, что был спасен, несмотря на поцелуй забвения. Вспомнить все, до мельчайших деталей. Сделать это могут очень немногие. Сохранившие детские искренность и доброту. И, во-вторых, что самое главное, не рассказывать тем, кто никогда нас не видел, о нашем существовании, по крайней мере, до тех пор, пока не встретился с одной из нас еще раз.
   - Погоди-ка, какая награда. И какая именно сила? Я что теперь, тоже цунами могу устраивать? Градом лупить всех подряд? Или только по воде бегать? Она работает всегда, эта сила? И...
   - Слишком много вопросов, - перебивает меня Мальпе, - я все расскажу, но лишь тогда, когда ты пообещаешь не рассказывать об этом никому и не использовать эти силы против русалок.
   - Эй, а если вы первые нападете?
   - Тогда, боюсь, они тебе не помогут, мы водой управляем с рождения. А ты пять минут, как вообще узнал, что они у тебя есть. К тому же, дар раскрывается как лилия на воде. С каждой минутой использования все больше. У тех, кто использует его давно и часто - он сильнее, у остальных - может почти не проявляться.
   -Ну ладно, если хочешь, я поклянусь, - любопытство снова взяло верх над моим рассудком.
   - Нет, клятв не надо. Ты не предал нас раньше. Думаю, тебе можно верить. Просто обещай.
   - Обещаю. - наблюдаю, как она садится на воду, и занимаю место на пирсе, - ты бы тоже на что-нибудь твердое села, а то мало ли, увидит кто, - она послушно пересаживается ко мне.
   - Какого цвета глаза были у той, что спасла тебя?
   - Ярко-голубые. А что, это тоже значение имеет?
   - Ты же сам догадался, что наша сила - сила луны. Чем ночь темнее, тем луна ярче. Самые сильные и опытные русалки с темными, почти черными глазами. Либо та, что спасла тебя, была довольно молода, либо не очень сильна. С таким цветом глаз... Ты сможешь создавать небольшие ледяные формы, управлять небольшим объемом воды. Но что-то глобальное, типа шторма тебе будет не под силу.
   - Та-ак, лет ей было около двадцати семи на вид.
   - Значит все так, как я сказала, - улыбается Мальпе, - что же до управления силой. Ты сможешь обуздать ее, если будешь тренироваться. Но она будет самостоятельно подключаться каждый раз, когда ты будешь взволнован или почувствуешь опасность. Это теперь твоя защита.
   Все смешалось в голове. Силы, сирены, луна, ледяные формы, водные замки. Единственное, что я теперь знаю точно, отпускать ее я не хочу. Перевожу взгляд на звезды и ложусь на пирс.
   - Даже если я сплю, это лучший сон из всех, что я когда-либо видел. Жаль только, что придется проснуться...
   - Но ты не спишь... - Мальпе оглядывается на меня, снова хитро улыбается одним уголком рта, - когда я дам знак, приходи сюда вечером, посмотрим на твои силы. - и она, спрыгнув с пирса, исчезает в темной воде.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 5
   Приподнявшись, опираюсь на локоть и внимательно всматриваюсь в водную гладь. Заглянуть туда, в глубину не получается. То ли потому, что лунная дорожка горит белым светом на поверхности, то ли потому, что Мальпе плавает гораздо быстрее, чем я мог себе представить, но я не нахожу никаких следов ее пребывания в воде. Ее глаза темные как ночь и она принцесса. Я помешался на могущественной ведьме королевских кровей. Отличная перспектива. А морской владыка... он еще даже не в курсе нашего существования. И что-то я не горю желанием знакомится с ее отцом. Сам удивляюсь порой, какие глупости способны влезть в мою голову.
   Уходить не хочется, но ждать больше нечего. Удивительная легкость и свобода во всем теле, еще сохраняется после лечения Мальпе. Я встаю и оглядываюсь как нашкодивший школьник, чтобы проверить, что на берегу нет никого, кто мог бы раскрыть наш секрет. Что-то вдруг замыкает в моем сознании и я, отступив на шаг назад для разгона, набираю побольше воздуха в легкие и спрыгиваю с разбегу на воду. Но на этот раз магия не срабатывает, и после погружения вместе с головой я выныриваю на поверхность, отплевываясь и ругая себя свои дурацкие идеи. Кое-как в потемках выбираюсь на берег, абсолютно мокрый и страшно расстроенный, и иду обратно к коттеджам, чертыхаясь и бормоча проклятия себе под нос.
   Конечно же, вечер не может закончиться без приключений. С недавнего времени мне кажется, что я просто в самом эпицентре всех приключений этого мире. Во дворе коттеджа я сталкиваюсь с Джо, который выдает мне заговорщицким тоном одну из шуток, скорее характерных для его рыжего напарника, чем для него.
   - Ого, так не терпелось искупнуться, что одежду снять забыл?
   - А я думал, что Энди у нас главный юморист... - мне совсем не хочется продолжать беседу. Зато я просто мечтаю о полотенце и сухой одежде.
   - Вот и обменялись любезностями. Только вот знаешь, потерпи пару минут, Айк все еще в доме. Ты же понимаешь, что твой вид вызовет ненужные вопросы, да?
   - Долго еще?
   - Нет. Тина уже ушла, док тоже. Айк сейчас заметит, что я вышел и бросится защищать от меня свою сестренку. Минут через десять максимум...
   - А почему вы не вместе? Кристина и ты, я думал, что вы поселитесь рядом.
   - Так и планировалось, но у Тины появились планы по спасению твоей задницы. Кстати, раз уж на то пошло, то завтра вечером жду тебя на пляжной вечеринке на набережной. Часам к 9 будь на месте.
   - О, Джо, это так неожиданно. Свидание, ты серьезно? А как мы все это объясним твоей подружке?
   - М-да... - Джо пристально сверлит меня моим же взглядом минутной давности, явно сравнивая с Энди,- еще один клоун на мою голову. Мало мне рыжего оболтуса. Видимо моя путеводная звезда совсем сошла с ума, тащит меня к идиотам с завидным усердием. За что это мне? - он дурашливо закатывает глаза и вскидывает руки к небу.
   - Эй, сам ты оболтус! - Энди появляется в дверях с парой бутылок пива в руках, - раз такой умный, то ничего больше не получишь! Держи, брат, сегодня тут пьют только клоуны, - он протягивает мне бутылку, - шеф ушел сторожить Тину, можешь заходить.
   - Ну а я, пожалуй, пойду и займусь делами, завтра в 9, запомнили? - Джо пожимает руки мне и Энди и быстро скрывается в потемках.
   - В доме о своей подружке не говори, Айк везде, где можно впихнул прослушку.
   Энди толкает дверь, пропуская меня вперед. Я с радостью пользуюсь возможностью побыстрее спрятаться от назойливого ветра.
   - Зацени, у них тут полторы сотни каналов и ТВ размером с микроволновку, они просто издеваются! - Энди с громким шлепком падает на диван. - Ты как хочешь, а я футбол смотреть. - я игнорирую эту его болтовню и бегу переодеваться, однако, мое любопытство сильнее меня, и уже через пару минут я возвращаюсь, чтобы задать Энди пару вопросов. Он успешно игнорирует меня на протяжении пары минут, но мой настойчивый взгляд не может остаться без ответной реакции.
   - Ну что ты уставился на меня как худеющая девчонка на пирожное? Хочешь переключить? Тут последние минуты матча идут, потерпишь.
   - Я до сих пор ничего не знаю ни о тебе, ни о Джо. А у вас на меня целое досье. Меня это не радует. - двигаю стул и оказываюсь прямо перед Энди, перекрывая ему экран.
   - У-у-у, не люблю серьезные разговоры. С этим иди к Джо. - выглядывает он из-за моей спины, пытаясь досмотреть свой матч. Чтобы отвлечь его приходится выдернуть шнур телевизора из розетки.
   - Эй, ну что ты делаешь? Там пенальти! Верни все, как было!
   - Рассказывай, - закидываю шнур за телевизор, - как тебя нашел Айк? Кто ты у него? Где служил Джо? Тина сказала, что он замкнулся после войны. Как вы познакомились? И, да, почему ты все время шутишь как заведенный? Тебе нравится изображать мартышку для шоу?
   - Ох, как много вопросов. Ты не отстанешь, да? - я отрицательно мотаю головой и Энди глубоко вздыхает. Впервые за все время он выглядит расстроенным. Видимо ответы, которых я прошу, не являются для него радостными. - Ладно. Джо служил в Афганистане на небольшой заставе. На нее напали. При нем были расстреляны 8 его сослуживцев. Он был ранен и ничем не мог помочь. Но комплекс вины - сложная штука. Свое он отслужил до конца положенного срока, дальше подался к Айку. Некоторое время охранял Тину, пока... ну ты сам знаешь. Но он ценный сотрудник. Быстрый, тихий, смышленый, ответственный, верный. Уволить его Айк не решился, просто перевел его на другие работы, подальше от сестры.
   - А ты? Что насчет тебя, Энди?
   - Я был... ну знаешь, есть такое модное слово - хакер. Я немного смыслю в этом. Айк нанял нас вскрыть кое-какие базы. Владельцам это не понравилось, а мы в тот раз сработали грязно - их спецы выследили источник проблемы довольно скоро. Джо как раз пришел забрать результаты нашей работы, а тут облава. Всех, кто был в соседних комнатах, убили. Эти ребята были настроены серьезно. А меня Джо спас. Вывел через окно. Притащил к Айку, уговорил взять. С тех пор я что-то вроде его домашней зверушки. Как твой кот. Джо меня тренирует, учит своим супер-трюкам, а я снимаю тяжесть с его души своими бесконечными шутками. Вот, собственно и все.
   - Не все. Кто такая Елена? - имя осталось в моей памяти надолго, хотя я и слышал его всего один раз, сквозь бред. Тина уговаривала ребят помочь мне сразу после первой встречи с Мальпе. И Энди согласился лишь тогда, когда ему напомнили, что у него шанса спасти Елену не было. Я даже не был уверен, что все это не было моим бредом, когда сейчас задавал вопрос.
   - Что? Ты откуда?.. Хотя чему я удивляюсь, в доме, где даже у стен есть уши... Елена - моя невеста. Мы выросли в одном детском доме. Вместе увлекались компами. Вместе были в облаве. Но ее Джо спасти не успел. - Энди ссутулился и уставился на горлышко бутылки. - Вот так все бывает глупо, друг. Вот так. Поэтому сейчас все, слышишь, все готовы сделать многое, чтобы тебе подсобить... - Энди вдруг выпрямляется и округляет глаза, вспомнив о прослушке, стукает себя по лбу со всей силы. Нужно срочно исправлять ситуацию, поэтому я выпаливаю единственное, что приходит сейчас на ум.
   - Да чем вы подсобите, она в Петербурге, а я тут. Даже выплыть не можем никуда. Пойду я спать. Завтра, наверняка поднимут ни свет, ни заря.
   Энди кивает, вроде теперь все нормально. Я включаю ТВ обратно в розетку и отправляюсь в свою комнату. Закрывая дверь, замираю на секунду, и подглядываю через щель за Энди, который сидит на диване и сверлит взглядом опустевшую бутылку.
   - Вот так... вот так, - он хлопает себя руками по коленям и встает, чтобы сменить бутылку на полную. Но по пути натыкается на зеркало взглядом. Оглядывает пристально себя, хмурится и ставит бутылку обратно в холодильник, отправляясь спать. Я закрываю дверь плотнее. Еще с утра я ныл про свои синяки, а сердца этих ребят искалечены куда страшнее, чем я мог себе представить. И, тем не менее, они хотят помочь мне. Думаю, что это стоит очень дорого. И я действительно был бы рад считаться их другом. Странно, но эти тяжелые мысли облегчают груз на моей душе. Я засыпаю полный уверенности, что должен не только решить собственные проблемы с Мальпе, но стать лучше и не дать Энди и Джо погрязнуть в их бедах, и сплю на удивление спокойно и крепко.
   - Эй, подъем, не время спать! - вскакиваю на кровати от негромкого шепота. Над моей кроватью стоит Тина. Первые лучи солнца уже вырываются из-за горизонта и разбавляют сумерки комнаты, так что ее вполне хорошо видно. - Айк в бешенстве, на лабораторию при океанариуме, где находились копии записей, налетела огромная волна, спасти сервера с данными не удалось, разрушено огромное количество построек, утрачена треть коллекции морских тварей. Плюс данные с его компьютера... они... исчезли. - Кристина оглядывается с опаской на дверь и двигает губами бесшумно, так что остаток фразы мне буквально приходится читать по губам. - Мы немного помогли им исчезнуть. Если у тебя сохранились копии записи - удаляй их немедленно. Следующего шанса не будет.
   - Нет ничего. - проговариваю я губами беззвучно. - Хотя стоп, - вскакиваю на ноги и бросаюсь к сумке. Вывалив все содержимое на пол, достаю флешку, приоткрыв двойное дно сумки. Так же быстро подключаю флешку к ноутбуку, форматирую и, выдрав из порта, разбиваю ее на мелкие части тяжелой металлической статуэткой, очень кстати украшающей подоконник в комнате. - Да, точно, ничего нет.
   - Отлично! - Кристина сгребает осколки флешки в руку и выкидывает их в окно, в густой кустарник. Подтягиваясь на цыпочках, она шепчет мне прямо в ухо. - И, знаешь, раз уж ты нашел с русалками общий язык, попроси их довериться нам. Они уничтожили сервера, которые мы дистанционно уже вычистили. Пустые траты и жертвы. Тридцать человек лишились работы в одну ночь.
   - С чего ты взяла, что я нашел с ними общий язык?
   - На тебе ни царапины. Айк может и поверит, что синяки исчезли сами собой, но мне что-то подсказывает, что без магии тут не обошлось.
   Кристина выходит из комнаты, я иду за ней. На кухне сидят Энди и Джо. На столе 4 чашки кофе.
   - Наши ряды редеют, вчера тут было на двоих больше, они ушли в поход, вдохновившись греческой природой? - Сажусь на свободный стул.
   - Ты выбрал неудачное время для разговоров о природе. Заткнись, сядь и не шевелись. Мы заблокировали прослушку дома, но расслабляться не стоит. Через пару минут мы подключим ее снова, так что времени совсем мало. Айк рвет и мечет. Но благодаря налету на лабораторию, на нас подозрения не пали. А вот твои синяки - это проблема. - Джо говорит быстро, стараясь успеть как можно больше. - Сиди и не двигайся, Тина нарисует тебе пару ушибов, но запомни, береги их от воды и не растирай. Этот грим - наша общая защита. Смитта вообще лучше не злить, а уж когда дело касается разрухи в его делах... Его месть может быть ужасной.
   Молча наблюдаю, как Тина достает устрашающих размеров набор кистей и прочих принадлежностей для грима.
   - Может ты просто стукнешь меня пару раз, а Джо?
   - Заманчиво, но это не решит проблему. От града ушибы были по всему телу. Парой ударов такого не повторить. К тому же, синяки проявятся не сразу. А нам нужен мгновенный результат. Так что сиди и не дергайся. - Кристина приступила к художеству. Ее руки двигаются быстро и четко, и всего через 7 минут я уже выгляжу так, как будто вчера меня вовсе не лечили. Она быстро складывает свои краски и кисти, прячет их в свою сумочку. И садится рядом с Джо. Некоторое время мы продолжаем в тишине пить кофе, пока в комнату не входит Айк.
   - У вас тут так тихо. Я думал... неважно. У меня новости для тех, кто все проспал. Все наши записи уничтожены. И еще часть океанариума разрушена волной, возникшей в его же бассейне. Чьих все это рук дело, думаю, мы все понимаем. Я разговаривал с человеком, на чье мнение всегда очень полагался. Он считает, что пора оставить их в покое. Но если они открыто показали себя в Лос-Анджелесе, а об этой новости сейчас трубят все каналы по ТВ, значит они в панике. Мы продолжаем охоту, ребята.
   - Но как? Они наверняка теперь затаятся? - сейчас я лишь стараюсь выглядеть естественно и не выдавать своего волнения, но когда я раскрашен под леопарда, сделать это оказывается сложнее, чем хотелось бы.
   - Пусть так, но я их достану. Теперь это дело принципа. - Айк смотрит на меня в упор. Неужели Тина перестаралась с моим гримом? - Ты выглядишь так, как будто тебе лучше, но синяки смотрятся еще хуже, чем вчера. Сходи к Шону, я обещал тебе батискаф, тем не менее, в таком состоянии я тебя в него пустить не смогу, мне неожиданности не нужны. И еще, через час общий сбор у яхты. Прошу не опаздывать. Нужно привести ее в порядок после града. Так как сейчас она привлекает слишком много внимания. Краску, кисти и инструменты уже доставили туда. Я подожду там. - Смитт обводит всех взглядом и быстрым шагом выходит из коттеджа, с силой захлопнув дверь.
   Один за другим все расходятся из-за стола. А я остаюсь один на один со своими мыслями. Я так и не придумал ничего, что помогло бы мне в обмане доктора и, в конце концов, иду и смываю все нарисованные ссадины и синяки. И не заглядывая в коттедж дока, выдвигаюсь в сторону причала.
   Все действительно уже на месте. Работа движется быстро, пока Айк не замечает краем глаза меня.
   - Да ладно! Они даже такое умеют? Ничего себе! Может они и океанариум заново отстроят? Хотя нет, это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Эй, народ, гляньте, все до единого синяки исчезли. Ты как себя чувствуешь, герой? Готов искать этих фокусниц? - Айк оглядывает меня с ног до головы, пока я собираюсь с мыслями. Я даже не знал, как придумать оправдание, и вот, неожиданно нашедшееся объяснение удивляет меня самого. Такой простой и логичный поворот событий. И как я сам не догадался до такого? Я однозначно не настолько умен, насколько это кажется Айку.
   Все разошлись по разным углам. Айк периодически исподлобья смотрит то на одного члена команды, то на другого. Остальные же стараются не переглядываться, чтобы не выдать радости о том, что начальника удалось обвести вокруг пальца. Я продолжаю держать дистанцию, каждую секунду ожидая сигнала от Мальпе. Время тянется слишком долго. В полдень солнце начинает палить особенно нещадно, но Айк как будто не замечает этого факта и красит перила, Джо и Энди не решаются уйти на обед без его разрешения, ну а Тина просто бегает между всеми и пытается выглядеть непринужденно. Я подкручиваю последнюю гайку на выбранном участке и краем глаза замечаю на воде надпись из тонкого белого льда: "буду ждать после первой звезды". Невольно расплываюсь в улыбке. Надпись растворяется почти мгновенно. Делать мне тут больше нечего. Встаю на ноги и без задней мысли выхожу на набережную. Команда, слегка удивленная моей наглостью, все же следует за мной. Айк остается на яхте один.
   Джо с Тиной, Энди и Шон идут немного позади меня. Мы направляемся к кафе на набережной. Шустрые официанты мгновенно наполняют стол едой и напитками. Но, хотя Кристина и зовет Айка, и даже делает за него заказ, даже спустя двадцать минут он не появляется. Она начинает беспокоиться и встает из-за стола в попытке рассмотреть его на яхте. Вдруг ее глаза округляются, и я слышу ее оглушающий крик. Оборачиваюсь, чтобы понять причину ее испуга. Над яхтой поднялась волна, которой управляет девушка, стоящая на крае причала. Айк в наушниках покачивает головой и беззаботно продолжает красить палубу. Тина уже бежит к яхте, я и Джо срываемся с места, пытаясь догнать ее, Энди останавливает Шона.
   - Мы бесполезны. Сиди, не заставляй меня принимать меры. - слышу, как Энди шикает на дока, резко усаживая его на место и перекрывая ему обзор на происходящее. Сам же разворачивается и напряженно следит за развитием событий.
   Джо, осознав недостаток скорости собственных действий, уже поднимает на берегу камень и швыряет его в сторону водной ведьмы. Волна зависает в воздухе, ведьма презрительно оглядывается на него и, отшвырнув его потоком воды дальше по набережной, возвращает волну на исходную позицию над яхтой. Тем временем Кристина успевает вскочить на яхту, сдернуть с брата наушники и заорать ему прямо в ухо:
   - Бежим!
   Волна накрывает их мгновенно. Я даже рад сейчас, что Джо находится без сознания. Не думаю, что он пережил бы это зрелище, не сойдя с ума. Я отчаянно пытаюсь различить, куда смыло тела Айка и Кристины, но к моему удивлению, когда поток воды уменьшается, я вижу купол, оберегающий их обоих от волны. Кристина держит этот купол руками, вскинутыми вверх, а Айк, задыхаясь от ужаса, смотрит то на свою сестру, то на водную ведьму. Девушка на причале уже начинает набирать новую волну, видно, что это дается ей тяжело, процесс идет значительно медленнее в этот раз. Бегу к ней, чтобы остановить. Она пытается повторить удар, отшвырнувший Джо, но вода ударяется о невидимую стену вокруг меня и падает вниз, не оставив на мне ни капли. Раз за разом это повторяется, пока я не приближаюсь на опасно близкое расстояние. Сирене не хочется отступать, разочарование читается в ее глазах, но у нее нет иного выбора. Ее лицо замирает в гримасе досады. И она сбегает, нырнув в море и мгновенно там исчезнув.
   Я оглядываюсь. Все, кто находился на набережной, разбежались в испуге. На берегу Энди и Шон осматривают Джо. Тот, судя по всему, был без сознания все это время. Айк в ужасе продолжает молча смотреть на Тину. А она, не замечая этого, уже бежит к любимому на помощь.
   Айк встает и переводит свой мутный взгляд на меня. Только теперь, глядя в эти остекленевшие от ужаса глаза, я понимаю, что мой шеф видел не только способности своей сестры, но и мои. Опускаю взгляд, отгоняю дурные мысли и иду на помощь Джо. Айк встает и, пошатываясь, уходит с берега в одиночестве. Энди смотрит на меня, покачивая головой. Я и сам знаю, что теперь открыта аж тройная охота. Охота Айка на русалок. Охота русалками на нас. Охота Айка на нас. Даже думать не хочу. Главное, позаботится о Джо. Он вскоре приходит в себя, но Шон не позволяет ему нарушать постельный режим. Кристина остается в их с Шоном коттедже дежурить у кровати больного. Айк не выходит из комнаты до конца суток. Я и Энди сидим на берегу до самого вечера.
   - Как вы это делаете? В голове не укладывается. И Тина тоже! - Энди радуется как ребенок. - А меня научите? Блин, да я как в фильм про супергероев попал! Это ж надо!
   - Ты чего такой счастливый? Ты видел Айка? Нам головы не сносить. Он явно что-то планирует. - я до сих пор переживаю из-за того, что мои способности открылись всем в команде.
   - А моя голова при чем? Я обычный смертный. Свою сестру он тоже не тронет, а вот ты. Да, тебя он может и на опыты сдать. С него станется.
   - Ой, да ну тебя!
   - Да я ж шучу. Мы своих не бросаем. Вон Джо с сотрясением мозга и тройным переломом руки рвется в бой. Его Тина еле уговорила отлежаться до утра. Если Айк и решит тебя силой исследовать, то мы наготове. А его даже Шон не поддерживает. Он большую часть времени просидел с закрытыми глазами, и в итоге убедил себя, что стал свидетелем цунами. А мы не стали его переубеждать. - Энди смотрит на краснеющий горизонт, - Эх, надо было вместо фотоаппарата видеокамеру просить. Такое бы кино сейчас наснимал. Звездой бы стал. Девчонки бы толпами бегали.
   - Ты все шутишь. - я не могу отделаться от мысли о назначенной встрече и решаюсь все же довериться Энди. - Слушай, ты меня подстрахуешь? Мне сегодня нужно сходить на встречу.
   - Ты с ума сошел? Ты хоть понимаешь, что Айк скорее всего начнет за тобой слежку. Ты же подставишь не только себя, но и ее! А если она его поймает? Как мы объясним это полиции? А если он ее поймает? А если она тебя использует? Ну, и он тоже использует... Ты же был умным парнем в начале путешествия! - Энди не на шутку разволновался и теперь тараторит без умолку.
   - Тогда пойду один. - Я встаю, солнце почти село и первая звезда уже видна в небе. Мне пора идти.
   - Эй! Я сказал, что ты сошел с ума, а не то, что я не пойду с тобой. Я же сказал. Мы своих в беде не бросаем. Забудь о том, что такое возможно. Пойдем только кота занесем к Тине и Джо. А то ты как раз о друге забыл быстро.
   - Не забыл. И его, кстати, зовут Саймон.
   - Ого, как в мультике?
   - Ты неисправимый болван, - я улыбаюсь, раздумывая, как бы вкратце объяснить выбор, - В 1949 году в Китае кот по имени Саймон стал просто легендой. Он жил на паруснике "Аметист" после того, как его подобрали на верфях в Гонконге. В одном из боев он был серьезно ранен. Из него извлекли 4 пули, но он остался жив! Кота наградили медалями Марии Дикин, Синего креста, за поход "Аметиста" и присвоили звание "Отличника морской службы".
   - Спасибо за лекцию. Все же ты неисправимый зануда. В любом случае, если ты его под пули пихать не будешь, то имечко что надо. - Энди встает и отряхивает песок с джинсов, - пойдем, что ли, к твоей красотке.
   Я киваю и быстрым шагом мы направляемся туда, где только вчера я познакомился с Мальпе. Мне очень хочется верить в то, что она не знала о готовящемся покушении. Или хотя бы не могла ничего изменить. Однако и эта надежда сейчас кажется совсем призрачной. Ночь быстро опускается на остров. Энди остается стоять метрах в пятнадцати от места встречи. Я же ожидаю Мальпе на качелях. Немного опоздал, но ведь причина была слишком серьезна. Все, что теперь мне остается, надеяться и ждать. Именно этим я и планирую заняться.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 6
   - Она не придет. - вот уже почти час как мы находимся на берегу бухты. Но ни следа Мальпе, ни каких-либо признаков того, что кто-то вообще еще появляется в этой части острова. Энди стоит уже значительно ближе ко мне и пытается воззвать к моему здравому смыслу. - Правда, пойдем. Мы вызовем много лишних подозрений. А после того шоу, что вы с Тиной устроили сегодня. Ты же должен понимать...
   - Пойдем. - я не хочу обсуждать сегодняшнее "шоу". Я вообще хотел бы забыть это как дурной сон. Худшее, что я мог сделать со своими внезапно проявившимися силами - показать их народу. И Айку Смитту в частности. Вдобавок, я расстроен тем, что Мальпе так и не пришла. Мои надежды рушатся как карточный домик. И я не в силах держать это в себе. Останавливаюсь и разворачиваюсь к Энди. - Я не понимаю! Почему она не пришла? Зачем они так открыто напали сегодня? Она в беде? Мы в беде? Не могу поверить, что он могла предать или обмануть.
   - Идем, просто идем. - Энди явно волнуется, - Айк поставит за тобой слежку, если ты будешь выкидывать такие фокусы.
   Путь до гостиницы проходит в тишине. Энди пару раз пробует пошутить, но я не в состоянии сейчас адекватно реагировать на его шутки или хотя бы растягивать на лице фальшивую улыбку каждый раз, когда он произносит что-то подобное. В итоге Энди сдается и замолкает, правда тишина сопровождает меня недолго. В гостинице все ждут только нас. Естественно, что вопросы начинаются с момента моего появления на пороге.
   - О, а вот и опоздавшие, - Айк уже отошел от шока и выглядит довольным как пес, напавший на след дичи, - присаживайтесь, друзья мои.
   - Беседа по душам? Что ж, давай, только прослушку отключить не забудь, - я с вызовом смотрю Айку прямо в глаза. И он, удивленно вскидывая брови, оглядывается на остальных членов команды в поисках тех, кто тоже знал о прослушке.
   - Да, все давно в курсе, - Джо крепко обнимает Тину, как бы защищая от ее собственного брата, - к тому же ты сам с утра проговорился про сбой системы.
   - Ого, да у меня тут бунт на корабле. Очаровательно. И как давно вы решили играть против меня?
   - Игры закончились, Айк. Все более чем серьезно. Прослушку выключи, я сказал, - я слежу за тем, как он отключает слежку с мобильного телефона и разваливается в кресле, закинув ногу на ногу.
   - Доволен? А теперь я хотел бы знать, какого черта произошло сегодня? - Айк смотрит на Кристину. - Как вы это делаете? - Он переводит взгляд на Джо. - Вы с Энди тоже такие фокусы вытворяете?
   - Знаешь, что самое забавное, Айк? Ты ведь знаешь все. Просто стер эти знания. - Кристина едва не плачет.
   - Я не понимаю. О чем ты?
   - Помнишь наш последний выход на пляж? За сутки до гибели родителей? Помнишь?
   - Что я должен помнить? Мы бегали по пляжу, потом вернулись, собрались домой и уехали. - Айк растерян, он пододвигает стул ближе к Кристине так, чтобы смотреть ей прямо в глаза, и садится на него верхом, лицом к спинке.
   - Мы действительно бегали. Ты прав, но вот вернулись мы не сразу. Я танцевала на краю крутого берега, и песок под моими ногами внезапно поехал вниз, я упала в воду. Меня спасла девушка. Теперь я точно знаю, что это была русалка. Она подняла меня на волне к тебе в руки. И, как только мы вернулись к родителям, ты начал без умолку ее описывать. Ты говорил о ней весь остаток дня и половину ночи. Мама и папа не поверили тебе, ведь я была абсолютно сухой и не помнила того, что произошло. А на утро родители поехали за консультацией психолога, они были напуганы твоей внезапно появившейся и необъяснимой манией, и больше не вернулись. И ты забыл обо всем. Ты чувствовал свою вину, хоть виноват и не был. Но стресс влияет на всех по-разному. Ты все забыл. А я вспомнила. А потом я увидела запись, которую сделал Вик. И оказалось, что вода вокруг меня на самом деле похожа на глину. Я могу даже скульптуры из нее создавать. Правда пока эта сила мне подчиняется не всегда. Но от атак русалок я защищена надежно.
   Айк сидит молча, уткнувшись лбом в спинку стула.
   - Значит, тебя тоже спасли в детстве, Вик? - сдавленный голос моего начальника еле слышен.
   - Да. Мою бабушку мать до сих пор считает сумасшедшей из-за рассказа об этом.
   - Еще у кого-нибудь есть новости для меня? Джо, может, ты летаешь, или Энди разжигает костры взглядом? - Айк поднимает голову и смотрит на всех по очереди.
   - Эй, а я костры разжигать должен потому, что я рыжий? Это дискриминация?- Энди оживает в попытке приподнять общественный настрой. - Я, может, тоже летать хочу!
   - Дискриминация. Знаешь, а ты прав! Я полжизни мучился чувством вины в смерти родителей, не понимая даже, в чем именно я виноват! И вот, оказывается, моя сестра получила от настоящих виновников маленький презент, волшебные силы... - он замолкает на секунду, - и скрыла это от меня! От каждого из вас я этого ожидал, но ты, Тина. Как ты могла? - Айк встает, пошатываясь как раненый зверь. - Завтра сбор в 6 утра. Я не знаю пока, что мы будем делать, но я все это так не брошу. А сейчас я спать. Достали.
   Он выходит из коттеджа, Тина бросается за ним. Джо отпускает ее, и бредет спать в коттедж к Шону. Энди утыкается в телевизор. Я еще некоторое время сижу рядом с ним, пытаясь переварить информацию о силах Кристины. Насколько велик шанс, что двое со столь похожими судьбами окажутся на одной яхте? При этом их силы проявились почти синхронно. Если русалок рассердили сами их поиски, что они предпримут за прилюдную демонстрацию дарованных ими сил? Моя голова уже кипит от вопросов. Я решаю сходить умыться. Прохладная вода обхватывает мои руки, и я опускаю лицо под освежающую струю, наслаждаясь ее облегчающим мои муки течением.
   - Ну, наконец-то! Я уж думала, что ваши беседы никогда не закончатся. - от неожиданности я подскакиваю на месте, ударившись головой о раскрытую дверцу навесного шкафчика, и сползаю на пол, удивленно уставившись на появившуюся внезапно в нашем душе Мальпе и сопровождавшую ее девочку-подростка.
   - Как вы тут оказались? Что вы вообще делаете в нашей ванной?
   - Тебя ждем, гений. Слушай, а ведь он тупее, чем ты говорила, ты правда думаешь, что он нам нужен? - девчонка, продолжает разговор с Мальпе и протягивает мне руку, пытаясь помочь встать. Но я игнорирую крохотную ладошку и встаю без ее помощи, опираясь на стену.
   - А ты слишком остра на язык для такой малютки.
   - Ребята, стоп, - Мальпе строго смотрит на нас обоих, - Вик, я еле уговорила Вилию меня перенести. Твой настойчивый друг с берега все не уходил, а мне необходимо кое с кем тебя познакомить.
   - Подожди-ка... Вилия? Так это тебя мне благодарить за синяки? - теперь появление девочки удивляет меня еще больше. - Ты, значит, управляешь погодой?
   - Не-а, я и есть погода, все дожди и снегопады этой планеты, все оползни, ураганы и цунами, - улыбается малышка, - А еще я могу появиться везде, где есть хоть капля воды. И перенести туда всех, кого захочу.
   Пытаюсь приглядеться, при тусклом свете лампы я вначале и не подумал приглядеться к глазам моей маленькой собеседницы. Однако теперь, когда глаза привыкли к потемкам, я понимаю, что у собеседницы глаза абсолютно черные. Волшебный белый зрачок ей, по всей видимости, не нужен, чтобы творить чудеса. А значит, есть существа куда могущественнее сирен.
   - Ее глаза темнее твоих, Мальпе, она сильнее?
   - Она другая. Не относится к элементалям. Она природный дух. Она бессмертна. Поэтому лучше тебе с ней не ссориться. Я еле убедила ее нам помогать. - Мальпе обнимает девочку за плечи.
   - Элементалям?
   - Четыре стихии: вода, земля, огонь и воздух. Четыре опорные точки всего волшебства на планете. Ундины лишь одна из четырех.
   - Мальпе, у него итак каша в голове, а нам еще предстоит путешествие, которое его явно шокирует. Давай ты отложишь откровения на потом? - Вилия берет меня и свою подружку за руки. - В СеленСфото?
   - Нет, туда рано. К болотной ведьме.
   Я не успею опомниться, как меня окутывает густой туман. А когда он с треском рассеивается, я оказываюсь совсем в другом месте. Ветхая, но довольно светлая деревянная хижина, из окна которой видно небольшое илистое озеро. Маленькая, хрупкая старушка с белесыми, скорее всего давно слепыми глазами, бросается обнимать Мальпе и Вилию.
   - Девочки мои, я вас заждалась, - она причитает тихо, еле слышно. Вдруг, развернув свое морщинистое лицо ко мне, она расплывается в широкой беззубой улыбке, - ааа, Фреска Ревма, мы долго ждали тебя! И ты, наконец-то, пришел. Благодарю за визит, теперь я смогу уйти со спокойной душой. Наша история нашла свой новый путь... хотя ты, наверно, еще и не догадываешься ни о чем? Пойдем, присядем и я тебе объясню кое-что.
   Я уже давно оставил попытки понять все то, что окружает меня. Ну, хорошо, не так давно. Всего пару дней назад. Но от обилия информации, мне кажется, что с этого момента прошел как минимум год. Послушно направляюсь в сторону небольшого круглого стола, на котором нас ожидает прохладный чай. Удивительно, но проехав почти четверть земного шара, здесь, в этой небольшой каморке, наполненной запахами высушенных трав и мятного чая, я неожиданно чувствую себя спокойно и по-домашнему уютно.
   - С чего бы начать. Вам очень повезло, что Вилия согласилась помочь. Она единственный оставшийся при своих силах дух природы. Остальные, даже если и выжили, значительно ослабли в последнее время. На них рассчитывать глупо. Их давно списали со счетов. Мальпе будет сложнее. Вряд ли она сможет сделать правильный выбор между владыкой и тобой, Фреска Ревма.
   - Почему ты зовешь меня так?
   - Это по-гречески, - тихим шепотом подсказывает мне Вилия, потягивая сладкий чай и болтая ногами под стулом, - ты свежая струя в океане, ты призван изменить историю. - чем больше я смотрю на эту девчонку, тем больше вижу в ней обычного ребенка. На бессмертного духа она не похожа совсем.
   - Умница моя, - старуха улыбается, - а ты, - она снова смотрит меня, как будто читая мои мысли, - не удивляйся, - духи чисты душой, они вечные дети.
   Мальпе бродит по комнате и не решается присесть.
   - Бабушка, в чем именно мне придется выбирать?
   - Этого, деточка, я не знаю. Нити будущего порой так запутанны, что мне сложно в них разобраться. Но грядет большая битва. Боги либо завладеют этим миром, либо покинут его навсегда.
   - Значит, Вик убьет моего отца?
   - Ты, милая, слишком дословно все трактуешь. Вик не тронет Посейдона. Это я могу тебе обещать.
   Я просто ошеломлен новостями. Этот разговор должен был что-то прояснить, но путаница в голове становится просто сумасшедшей. Фреска Ревма, Посейдон, духи природы, русалки, болотные ведьмы, - все это никак не укладывается в моем мозге в единую систему. Мало того, теперь я должен противостоять морскому владыке. Нет серьезно? Я до сих пор не понимаю, как работают мои силы, а тут битва с богом. Богом! И это "Боги исчезнут". Это я их должен уничтожить? Правда? Я, конечно, мечтал о приключениях, но все это... немного чересчур.
   - Ты устал, - старуха подходит к окну, на котором висят небольшие пучки трав, снимает один и протягивает его мне, - возьми, это поможет освоиться с новыми силами и знаниями. Просто положи в мешочек и носи с собой, а когда устанешь, вдыхай аромат.
   - А можно еще один? - я думаю, что Кристине помощь тоже помешает.
   - Ах да, малышка Тина. Я совсем забыла про нее, я думаю, ей это не понадобится. Ее душа давно познала жертвенность любви и очистилась. Силы ей не мешают, они ее поддерживают. Но вот это, - старушка снимает другой букетик и обводит вокруг цветов рукой, - отдай ее брату. Мы бы и его излечили от воспоминаний, но ему было уже восемь. На детей, старше семи лет наша магия забвения не действует. Тем не менее, он таит в себе еще много тайн, пусть сохранит эти цветы, они защитят его от накрывающей его сердце тьмы. И, может, спасут вас всех в нужный момент.
   - Но как я ему это передам?
   - Ты можешь рассказать про меня. И даже показать. Я утру я все равно умру.
   Мальпе и Вилия бросаются к старухе на шею синхронно. Они шепчут что-то ей на уши, а та тихо охает и улыбается. Глядя на эти секунды прощания, я чувствую себя лишним и выхожу из домика прочь. Оглядываюсь по сторонам и под лучами рассветного солнца вижу, что нахожусь совсем недалеко от гостиничных коттеджей, всего в получасе или часе ходьбы вдоль берега. С первыми лучами солнца букет для Айка начинает оживать, цветы распускаются. Внимательно смотрю на чудо, происходящее на моих глазах. И вдруг понимаю, что смертельно устал от всего. Я знаю, я порой слишком много жалуюсь, но все это действительно изматывает. Подношу к носу мешочек с травами, которые получил от ведьмы. Одного вдоха оказывается достаточно, чтобы снять усталость после бессонной ночи. Внезапно понимаю, что даже не узнал имени старушки-волшебницы. Но одного взгляда на домик хватает, чтобы решить не красть последние минуты общения с бабушкой у Мальпе и Вилии. Ноги сами несут меня к гостинице. Почти бегом я подлетаю к коттеджу Айка и понимаю, что все уже собрались там. Бросаю взгляд на часы. Ровно 6 утра. Не раздумывая особо, быстрым шагом подхожу к Айку и протягиваю ему букет, переданный болотной ведьмой.
   - Эй, Вик, лучше бы девушке цветы подарил! - Энди как всегда галдит без толку, но меня это не беспокоит, и я просто отмахиваюсь от его болтовни.
   - Тебе передали. Просили сохранить. И еще я знаю, почему их колдовство не подействовало на тебя. Магия забвения действует только на детей до 7 лет. Ты был старше.
   - Ага, - Айк смотрит на меня с явным удивлением, ну конечно, стоило бы, наверно, сгладить углы, но понимаю это я только сейчас, - и откуда ты это узнал? И кто передал цветы? И зачем их хранить?
   - Болотная ведьма. Я не знаю, как попал к ней, но запомнил обратный путь, так что смогу туда отвести. А сохранить, чтобы эти цветочки защищали тебя от тьмы в сердце. Ты почему-то очень важен для них. И, если им верить, для нас тоже. Сказала, что в тебе сокрыты тайны. И что я могу отвести тебя к ней, но в живых мы ее уже не найдем.
   - Пойдем. Все идем. Шона я отправил домой. Он - лишняя пара глаз. Да и все равно не верит. Поэтому, ребятки, больше никого не ждем.
   Айк хватает Тину за руку так крепко, будто опасаясь потерять сестру. Вчера они помирились, но с утра Кристина ни слова не сказала Джо, и почти на него не смотрит. Видимо старший брат поставил ее перед выбором. Тем не менее, Джо выглядит спокойным, мы с ним и Энди идем впереди. Я исполняю роль провожатого, и так как чувствую себя свежим и отдохнувшим, иду быстро, кажется, едва касаясь земли. Остальные торопятся, как могут, но все же заметно отстают, пока Энди, наконец, не попросит сбавить темп шага.
   - Пришли, - оглядываюсь я на всех, кто идет за мной, - я был тут.
   - Ты первый, - Айк явно не рад этой моей затее. Однако переданные цветы он бережно поместил в нагрудный карман рубашки. А значит, мне он все еще верит. Это радует, может он и не отправит меня на опыты. И, возможно, сохранит мою тайну. Уверенно толкаю дверь и делаю шаг в скромную комнатку старушки. Она тихо лежит в своей кровати, блаженно улыбаясь и не дыша. Я почему-то почувствую тупую боль в сердце. За несколько часов общения она стала мне почти родной. На столе лежит письмо. Я беру его в руки и начинаю читать его вслух, уверенный почему-то в том, что она бы этого хотела.
   "Здравствуйте, дорогие мои. Я не смогу встретить вас как подобает гостеприимной хозяйке. Простите. Но я рада, что вы все-таки пришли. Тут начнется ваш долгий путь, полный открытий. Вам кажется сейчас, что вы далеки друг от друга. Однако ваши души ближе, чем вы можете себе представить. Я не могу открыть вам все тайны. Ваша судьба может измениться сразу после того, как вы ее узнаете. А я не люблю менять судьбу.
   Айк, мой милый мальчик. К сожалению, испытания твоей душевной стойкости еще не закончились. Слушай свое сердце. Именно оно направит тебя к действительно важным целям. Не падай духом, твоя слава найдет тебя. Ты будешь велик, как того и хотел. Но, уж не знаю к счастью или к сожалению, это станет не важным для тебя. Береги мой подарок. Вскоре ты поймешь его предназначение. Об остальном не беспокойся, хоть я и не могу тебе всего рассказать, но я знаю твое будущее и счастлива за тебя.
   Кристина и Джо, я счастлива и за вас. Джо, учись верить себе. Тина, ты храбрая девочка. Твои силы будут только расти, не потеряй себя в них. Помни о том, кто ты. Сомневаюсь, что мне еще есть, что сказать вам. Ваши судьбы сплетены туже всего. И вы знаете это. Верьте в это, так вы спасете друг друга. В этом ваш путь.
   Виктор, мой добрый гость. Спасибо, что выполнил обещание. Помни, ты Фреска Ревма. Не бойся ничего. Один маленький ручей способен вырасти в огромный поток. Веди за собой друзей. Но не дай им упасть. Только ты способен построить новый мир, разрушить старые правила.
   Энди, ты самый удивительный мой гость. Твоя судьба выжжена огнем. Но все изменится, и ты станешь тем светом, что способен осветить самый густой мрак и спалить до тла все зло. Учись заново управлять своим огнем. Совсем скоро он тебе пригодится.
   Надеюсь на вас, мои хорошие,
   Ваша Элос Астери.
   P.S. Я знаю, что возможно, прошу слишком многого, но прошу вас похоронить меня как настоящую болотную ведьму. Тело мое опустите в трясину, пусть она примет меня. А дом, умоляю, оставьте целым. Если вас настигнет беда, вы всегда сможете вернуться сюда. Тут вы найдете защиту от всех бед и преследователей. И, Айк, прошу, забери мои травы и книги. Они тебе пригодятся.
   А теперь, прощайте, я ухожу с легкой душой".
   Тина заметила на стене висящую флейту, сняла ее и тихонько играет грустную мелодию. Я заканчиваю читать письмо под эту музыку, в горле стоит ком, руки трясутся. Отворачиваюсь к окну. Весь этот дом, это письмо, все пропитано добром и теплом. Элос Астери... теперь я знаю, как зовут ее. Айк безмолвно забирает письмо из моих рук. Каждый из команды по очереди перечитывает его, передавая следующему. Джо открывает резной сундук, стоящий в углу каморки, достает оттуда отрез красивой зеленой ткани, украшенной золотым узором, и раскладывает его на полу. Энди осторожно перекладывает тело на ткань и помогает увернуть его. Я беру похоронный сверток и выношу его за дверь. Трясина подступает прямо к порогу дома. Наступаю на нее, с надеждой не провалиться. Так и получается. Я отхожу довольно далеко и тихо опускаю кулек. Вязкая жижа быстро и тихо поглощает тело и смыкается над ним. Шагаю обратно. Музыка замолкает, и еще минуту мы все просто молчим. Они даже не видели ее живой, но я уверен, что сейчас каждый из нас чувствует утрату, хоть и не понимает, почему.
   - Где книги? Тебе ведь нужно их забрать. - Энди смотрит на Айка. И тот начинает суетиться.
   Книги оказались спрятаны все в том же сундуке. Травы, висящие на окне и над камином, уже заботливо упаковала Тина.
   - Тут хорошо... уходить не хочется, - Энди оглядывается по сторонам, - странно, я совсем не знал ее, но грущу по ней, как по близкому человеку.
   - Вот только я не понял и половины намеков из ее письма. Она явно пыталась нас отвлечь от русалок. Но огонь у Энди, и ты, - Айк смотрит на меня в упор, - Фреска чего?
   - Ревма, - неохотно откликаюсь я, - это по-гречески, свежая струя.
   - Струя, простите, чего? Ты обещал, что ситуация проясниться, а вопросов стало в три раза больше.
   - Не суетись ты, - Энди задумчиво щелкает зажигалкой, - может я владыка огня? - Он проводит пальцами над огоньком и отдергивает руку. - Нет, ожоги все те же. Что же она хотела сказать?
   - Она просто решила нас запутать, - Айк говорит довольно громко. Либо он действительно возмущен, либо пытается сам себя в этом убедить, - мы подобрались к ее деткам слишком близко. Она просто пытается нас отвлечь. Пойдем отсюда.
   Кристина разочарованно смотрит в спину брата, удаляющуюся в дверном проеме. И наклоняется к сумке с книгами и травами, намереваясь их все же забрать.
   - Давай я, они все же тяжелые, - Джо легко подхватывает сумку одной рукой, и пытается взять Кристину за руку, но она легко уворачивается от этого и спешит к выходу. Кажется, Айк слишком сильно надавил на нее прошлым вечером. Она догоняет брата как покорная зверушка и дальше идет рядом с ним, не оглядываясь на Джо ни разу за все оставшееся время пути.
   Оставшийся день проходит без приключений. Айк созванивается со своим людьми, договаривается о доставке аппаратуры. Джо пытается поговорить с Тиной, которая его старательно избегает. Энди играет с зажигалкой, пытаясь разгадать загадку болотной ведьмы. А я пытаюсь отвлечь Кристину от ее сложного выбора между семьей и судьбой. Я почему-то уверен, что Астери была права на их с Джо счет. Но выбор ведь остается за Тиной. А меня все еще волнуют мои проблемы и силы.
   - Как ты это делаешь? Как ты управляешь водой?
   - Я просто представляю то, что должно получиться. Ты же шел по воде и не тонул. - Кристина витает в облаках, не особо стремясь поддержать разговор.
   - Это другое, я просто боялся утонуть, а ты говорила про скульптуры.
   - Я? Да, я говорила... прости, - Тина вскакивает и направляется к Айку. На ее лице читается решимость. Видимо, она решала бороться за свое счастье. Спустя секунду я уже не вижу ее, хотя и слышу каждое слово из их разговора. Но подслушивать семейные драмы не лучшая для меня идея и я решаю уединиться в уже знакомой мне бухте для тренировок. Слова болотной ведьмы кажутся мне правдивыми. Кроме того, мне неприятно осознавать, что молодая, запутавшаяся в себе и своей жизни девушка сильнее меня. Я искренне переживаю за Кристину и Джо, но чувство соперничества меня не покидает ни на секунду. Дорога занимает чуть больше получаса. И уже на самом подходе я вижу, что Мальпе ждет меня на качелях. Лицо непроизвольно растягивается в улыбке. Я спешу к ней.
   - Привет, - осторожно сажусь рядом с ней и заглядываю ей в лицо. Мальпе неуверенно кивает, - оказывается, Элос Астери написала длинное письмо, где упоминала каждого из нас. Она ведунья?
   - Была. И целителем. Она спасла и меня, и мою мать в мой день рождения.
   - Как?
   - Роды были сложными. Мама умирала. Папа не смог даровать ей бессмертие. Астери понимала, что спасти нас обеих она не сможет. И она воспользовалась своими видениями. Она знала, что Аполлон долгое время был влюблен в мою мать. И знала, что Амфитрита никогда не предаст Посейдона. Она призвала Аполлона и убедила его даровать мне жизнь, пожертвовав бессмертием. Маму она спасла сама, отдав все свое волшебство вместе со зрением. Она стала мне второй матерью. Тяжело осознавать, что даже в последние минуты своей жизни она снова пыталась спасти меня.
   - Так эта встреча, письмо... ради тебя?
   - Посейдон жестоко карает предательство. А умершего казнить нельзя. Вы похоронили ее с почестями?
   - Как она и просила, отдали ее трясине под тихую мелодию флейты.
   Мальпе громко вздыхает со всхлипом и с благодарностью заглядывает мне в глаза.
   - Спасибо. Мне нужно отвлечься. Может, потренируем тебя?
   - Как собачонку перед выставкой, - дурацкая ассоциация, но ничего не поделаешь, видимо мой мозг окончательно перегрелся от всех новостей, - пойдем, конечно. Хотя что-то мне подсказывает, что я абсолютно бесперспективен в этом плане.
   - Астери не стала бы звать тебя, если это было бы так. Она считает... - Мальпе осекается и закусывает губу на долю секунды, - считала, что твое будущее огромно и важно для всех нас.
   - Хорошо, пойдем тренироваться, - подаю Мальпе руку. Она встает, еле коснувшись моей ладони. Я не перестаю удивляться той грации и нежности, которые сокрыты в этой девушке. Я почти не слышу звука ее шагов, она словно летит. Такая легкая, такая хрупкая и в то же время самостоятельная и независимая. Случайно встречаемся с ней взглядами, и я спешно отвожу глаза, по-детски краснея от того, что она заметила момент моего любования ее красотой. Ох, мои чувства к ней явно не облегчают ситуацию. Но сколько я с ними не борюсь, все становится только хуже.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 7
   - Для начала ты должен научиться ходить по воде, либо погружаться в нее. Даже если ты нервничаешь, ты не можешь больше допускать того, что произошло на набережной. Ты можешь смягчить удар, но если тебя видит кто-то, не смей его отклонять. Люди не должны видеть твои способности. Это опасно и для них, и для тебя.
   - Кстати, зачем вы напали на Айка? - я даже удивился, почему не задал этого вопроса раньше. Не исключено, что своим присутствием тут я создаю новые проблемы. - Он мог погибнуть! У всех на виду. Разве это для вас не опасно?
   - Иара итак оспорила приказ владыки. Он требовал уничтожить вас всех. Она убедила его, что опасен только Айк. Вы зря ей помешали. Теперь Иара никогда не увидит больше солнца, а охота объявлена на всех вас. Причем тебя и девушку будут искать везде, куда бы вы ни пошли. Вилия осталась присматривать за ней. А я постараюсь защитить тебя.
   - Вот так просто? Уничтожить?
   - Ты не понимаешь. Посейдон не знает сострадания. А предатели караются так, что лучше умереть. У Иары не было выбора.
   - То есть тебя не пугает то, с каким расчетом вы уничтожили лабораторию, то, как вы хотели убить человека, то, что вы разрушили жизнь Айка? А теперь еще эти силы мне и Тине! А если мы не хотели их?
   - Пугает? Там, в глубинах, где многие тысячи русалок обречены всю свою жизнь провести в темноте, только потому, что вы считаете нас чудовищами... там запрещены даже эмоции. Вас греет солнце, освещают звезды, омывают дожди, ласкает ветер, радует радуга. Вы даже не задумываетесь о тех сокровищах, которые дарованы вам вместо магических сил. Астери все вам объяснила. Вы просто не готовы принять реальность. - Мальпе смотрит на меня с укоризной и внезапно спрыгивает с пирса на воду. - Пойдем, все тренировки потом. Я хочу, чтобы ты увидел. Я отведу тебя в одно из поселений. СеленСфото - древнейший сектор жизни русалок, он совсем недалеко. Пойдем, быстрее! Мы должны успеть до того, как вернется владыка. - она хватает меня за руку и увлекает за собой. На самом краю пирса я понимаю, что меня со всех сторон окружает вода. Я оказываюсь в небольшой капсуле, которая начинает быстро погружать меня все глубже в море. - Не сопротивляйся, иначе не успеем. Ты должен увидеть это своими глазами!
   Выбора, похоже, все равно нет. Путешествие немного пугает меня, ведь если капсула исчезнет, я окажусь в воде абсолютно беспомощным. Но все эти мысли быстро покидают мой мозг, и я сажусь на дно воздушного пузыря, оглядываясь восхищенно по сторонам. Мальпе ладонью направляет поток воды, который переносит мою водную тюрьму. Мальпе... я снова смотрю на нее как зачарованный. Я ожидал увидеть чешую, рыбий хвост, жабры. Все то, что так часто рисуют в мультфильмах и описывают в книгах. Но то, что я вижу, меня просто поражает. Она действительно обрела хвост, похожий по форме на тот, что изображен в детских книжках о русалках, но весь он покрыт тонким инеем, белые, голубые, сиреневые соляные кристаллы мерцают под быстро тускнеющими лучами солнца. Мы быстро спускаемся вниз и двигаемся куда-то. Компас на моей руке давно сошел с ума, так что я могу лишь в уме прикидывать направление движения. Внутри капсулы ни давление, ни скорость не ощущаются, но судя по тому, как быстро уносятся наверх косяки рыб, мы движемся со скоростью в пару сотен километров в час.
   - Смотри, - спустя некоторое время Мальпе указывает пальцем куда-то вниз, и я понимаю, что кромешную темноту моря разбивают лучи прожекторов.
   Капсула спускается все ниже. Глаза уже почти привыкли к темноте, которую изредка разрезают неяркие лучи света. Этот тусклый свет позволяет мне рассмотреть небольшие купольные постройки из кораллов, камней, кристаллов соли. Скопления последних, видимо, исполняют роль ламп. Направленные лучи прожекторов рассеиваются кристаллами и освещают мягким, слабым светом дома и проулки. На относительном возвышении находится большое здание, освещенное лучше всего. Кристаллов соли на нем больше, чем где либо. Вход, прикрытый водорослями, охраняют два мужчины.
   - Тритоны, - поясняет Мальпе, - мужское население глубин, армия владыки. Единицы из них видели солнце. Только эпикалипсы, главенствующие армией, и катаскопы, разведчики отца. Остальные обязаны охранять порядок и спокойствие поселений. Эти, - она указывает на двоих у входа, - моя личная охрана, полемистисы, их можно не бояться, мы росли вместе, я верю им как себе. А вот остальным лучше не глаза не попадаться. Я проведу тебя в главную башню. Там нас будут ждать.
   Мне остается только наблюдать на то, как охрана, окидывая меня удивленно-испуганными взглядами, поспешно раздвигает водоросли, чтобы запустить нас с Мальпе внутрь. Так же спешат они и закрывая сразу за нами вход своими спинами. Похоже, что они действительно преданы ей, но этот ужас, что буквально горит в глазах, заставляет меня напрячься. Я все еще не могу сообразить, вызвал его я или то, что нас может застать тут ее отец. Ой, да. В душе что-то переворачивается и холодеет. Встреча с ее отцом это явно не то, чего я сейчас хотел бы. Вскакиваю на ноги, но Мальпе, по счастью, воспринимает этот мой нервный выпад за торопливое нетерпение и подсказывает.
   - Дальше просто иди, капсула будет следовать за тобой.
   - Как у хомяков, - отшучиваюсь я, но осекаюсь, наткнувшись на непонимающе-обиженный взгляд спутницы. В такие моменты я вдруг вспоминаю, насколько же она сильнее меня. Мне пора бы побеспокоится не о том, как не столкнуться с ее отцом, а как остаться в живых до его прибытия. Надо мной огромная толща воды, и я лишь приблизительно представляю себе, в какой части моря я сейчас нахожусь. Мне вообще везет на людей, которые меня восхищают и пугают одновременно. Джо едва не убил меня в нашу первую встречу, зато теперь мы стали приятелями. Мальпе может убить меня в любую секунду и тоже не особо стесняется этого факта. Что же, интересно, нас ждет в будущем? Спешно гоню эти мысли от себя, чтобы снова не залить мои щеки багряной краской, и начинаю активно озираться по сторонам.
   Здание, кстати, богато украшено. Вещицы, видимо собранные с затонувших кораблей разместились на стенах, потолке и даже полу. Особенно повеселил меня разместившийся внизу ковер. Сама по себе идея вечно мокрой постилки на полу, которого не касаются ноги человека, мне кажется абсурдной. Я продолжаю покорно следовать за моим молчаливым гидом. Винтовая лестница из резного дерева, перенесенная снова не понятно для чего с человеческого корабля, ведет нас все выше и выше. Пока, наконец, Мальпе не приподнимает свисающие прямо перед нами водоросли, приоткрыв довольно узкий и низкий проход. Делаю шаг внутрь и замираю от неожиданности. Небольшая, тесная комнатенка битком забита русалками обоих полов. Хвосты у всех разные: серые, розовые, голубые, зеленые, даже черные. Тут уже есть и чешуя, и гладкая кожа, и даже прозрачные хвосты, словно слепленные из множества медуз. Но белый хвост тут только у Мальпе. Мальпе опускает руки мне на плечи и шепотом объясняет тот факт, что все глаза устремлены на меня.
   - Они все ждали тебя после предсказания Астери. Они не могли выйти к тебе сами. Сбегать на поверхность получается только у меня. И то не всегда.
   - Фреска Ревма, добро пожаловать, - коренастый тритон, наконец, нарушает всеобщее замешательство и протягивает мне руку для приветствия, - вроде так у вас принято здороваться?
   Пожимаю его руку и оглядываюсь на Мальпе.
   - Я не понимаю, какие именно предсказания? Я даже не знаю, что я должен делать?
   - Бабушка Астери сказала, что ты переменишь наши жизни. - маленькая девочка лет 6 смотрит на меня огромными доверчивыми глазами невероятного оттенка ночного неба. - Только вот мне все интересно, а ты видишь солнце каждый день? Настоящее солнце?
   Я снова оглядываюсь на Мальпе, не уверенный, что стоит начинать этот разговор. Но она улыбается, и я решаю ответить малышке.
   - Правда, - сажусь на пол так, как большинство тут сидит,
   - Оно жаркое? А звезды сияют каждую ночь? А ветер бывает теплым?
   Эти вопросы кажутся такими простыми и наивными. И в то же время совершенно нереальными. Сложно представить себе, что обладая их мощью, их силами они не могли добиться подъема на поверхность. Что за тиран их владыка? Или им есть еще чего бояться? Обвожу комнату взглядом и понимаю, что ответа ждет не только маленькая девочка, но и каждый, кто сейчас тут находится. Они смотрят на меня как на божество. Что довольно глупо, учитывая, что единственное мое преимущество - жизнь на поверхности. Внезапно мой взгляд останавливается на Иаре. Она стоит в дальнем углу комнаты и сверлит глазами пол.
   - Да, солнце очень теплое, но зимой в моей родной стране оно совсем не греет, только светит как ваши прожекторы, - я замолкаю, подбирая нужные слова, - хотя нет, намного ярче. Звезд в больших городах почти не видно. Там так много фонарей, что их свет закрывает звезды. А вот на природе их видно каждый день. И... что ты спросила? Ветер? Он, бывает, утихает совсем, а бывает, сносит дома. В пустынях он обжигающе-горячий, а на севере холодный. Люди его боятся, хотя могли бы использовать, - я снова смотрю на Мальпе и улыбаюсь, вспоминая причину ее первого появления на яхте, - а еще у нас есть домашние питомцы. Животные с настоящей, мягкой шерстью. Они как члены семьи, хоть и не умеют разговаривать.
   Глаза девочки округляются, и улыбка расплывается по крохотному личику.
   - Да ну?
   - Ага, - Иара, наконец, поднимает глаза. Не удивительно, что в воде я не вижу слез, но ее глаза красные, она явно плакала совсем недавно. Или же плачет прямо сейчас, - прости, - беззвучно шепчу я. Я не мог поступить иначе и не спасти жизнь Айку. Но тогда я даже не догадывался, что рушу жизнь другого человека. Да, я не вижу в них чудовищ или монстров. Все они люди. С хвостами и магией. Но люди. Иара заметила мою просьбу о прощении и кивает, едва заметно улыбаясь, - а еще у нас есть горы, они огромные. На некоторые из них подняться почти невозможно.
   - Они большие как этот дворец? - Девочка вскидывает руки, показывая, какой большой по ее мнению дворец, в котором мы все находимся.
   - Нет, ну что ты, горы гораздо больше, - хохочу я в голос, видя, как искренне малышка удивляется и охает, - даже сравнить нельзя.
   Мы довольно долго еще беседуем с крошкой русалкой. Все в комнате следят за нашим разговором, хоть и не задают вопросы кроме тех, что уже задала девочка. Я рассказываю про цветы на поверхности. И о том, что однажды видел 4 радуги вместе. И о том, что по воздуху можно летать... Разговор прерывает звук сирены.
   - Владыка приближается к СеленСфото! Быстрее, тебя нужно вернуть на поверхность.
   Мальпе выталкивает воздушную капсулу со мной прямо в окно. И теперь она явно меньше заботится о комфорте спутника, скорость подъема возросла в разы. В моей голове горит пожар, глаза закрывает туман, и вскоре все поселение скрывается во мраке глубин, а я оказываюсь выкинутым на берег.
   - Дальше сам, мне необходимо вернуться, чтобы не вызвать подозрений, - слышу я сквозь шум и звон в ушах и пытаюсь собрать фокус обоих моих глаз воедино, чтобы увидеть, как Мальпе взмахивает хвостом и скрывается в глубине.
   Я остаюсь один на берегу, наблюдая, как очередной раз солнце прячется за горизонт. С трудом раскладываю по полочкам в своем сознании информацию о том, как много раз в жизни я не ценил того, что было дано просто так. Все эти люди так радовались моим рассказам. Для них они лишь недостижимая мечта. Но если болотная ведьма права, то я смогу все исправить и они, наконец, исполнят свои мечты. Интересно, сколько там еще таких? Ведь СеленСфото не единственное их поселение. И знать бы, как все это исправить. Но я найду выход. Я найду.
   - Все изменится. Я знаю, что я должен сделать, Астери. Слышишь? - шепчу я первой появившейся в небе звезде, - я все изменю. Не знаю, как. Но изменю.
   За время моего небольшого подводного путешествия на берегу произошли события, о которых лучше рассказать сразу. Что и сделает Тина, как только я появлюсь в зоне ее видимости.
   Я оставил их в тот момент, когда Кристина вбежала в комнату Айка. Что ж, с него и начнем.
   - Нам нужно поговорить.
   - О чем?
   - Я не виновата в том, что у меня появились эти силы. Меня не за что наказывать! - Кристина, пожалуй, впервые в жизни открыто противостояла брату. Ее колотила мелкая дрожь, но она была настроена решительней, чем когда-либо.
   - И что ты предлагаешь?
   - Ты прекратишь лезть в мою личную жизнь. И научишься слушать и слышать то, о чем я тебе говорю. Я уже не маленькая девочка. Я сама неплохо зарабатываю на своих акциях, мои рестораны приносят неплохой доход. Так что деньги не могут быть главным аргументом в наших с тобой отношениях.
   -Вот оно как. То есть я должен быть рад твоей интрижке со взрослым, нервным, замкнутым охранником? Ты же сама понимаешь, что он не пара тебе!
   - Как ты можешь?
   - Мама и папа не одобрили бы, Тина!
   - Не смей их сюда впутывать! - Кристина выбежала из комнаты, хлопнув дверью и направилась в коттедж к Джо. Он сидел на кухне и пил вишневый сок, когда Кристина вошла в комнату.
   - Привет. Можно в гости?
   - Заходи... - Джо казался растерянным, - будешь сок? В холодильнике мышь повесилась, больше предложить нечего.
   - Давай сок, - Тина неожиданно поняла, она торопилась к Джо так, что даже не продумала, что же именно хочет сказать.
   Джо захлопнул холодильник и замер. Прямо перед его носом повисло бардовое ледяное сердце. Судя по резко опустевшему стакану, Кристина создала его из сока. Джо улыбнулся и отодвинул лед осторожно так, чтобы увидеть ее глаза.
   - Знаешь, что происходит тогда, когда я тебя теряю?
   - Что?
   Джо крепко взял в руки сердце, висевшее в воздухе, и швырнул его в раковину со всей силы. Лед раскололся на острые куски.
   - Я уже терял тебя дважды. Если потеряю еще раз... я не знаю. Я устал терять тебя.
   - Я буду рядом. Я обещаю. - Кристина обняла его, но минуту нежности разрушил ввалившийся в дом Энди.
   - У нас тут шпион! Смотрите, кого я поймал, - и он за руку вволок в комнату небольшую девочку.
   - Энди, да она совсем ребенок! Осторожней, - Кристина кинулась на выручку к девочке, но та, бесшумно исчезла и оказалась за столом перед стаканом с соком, налитым для Тины.
   - Вкусно, - сказала она, причмокивая, - а ты мне нравишься, ваш ихтиолог куда тупее тебя.
   - Не поняла,- Кристина развернулась и уставилась на девчонку.
   - Зато я понял. Вик, на самом деле, не так умен в реальной жизни, - захохотал Энди.
   - Энди, не время и не место шутить. Ты кто? - Джо отодвинул Кристину себе за спину.
   - Вилия, погодный дух природы. И прятать ее, - девочка бесцеремонно ткнула пальцем в сторону Тины, - лучше не от меня, я-то тут как раз, чтобы ее защищать. Могли бы и повежливей быть.
   - И почему мы должны верить тебе, Вилия?
   - Ну, я даже не знаю, например, ваш Рыжик наблюдал за мной почти двадцать минут, если верить его словам. Неужели вы думаете, что за все это время я не смогла бы вас атаковать? Или пришла бы сюда, портив своей воли? - Она снова с легкостью перепрыгивает в другой конец комнаты, чтобы наглядно продемонстрировать свои способности.
   - Тут не достаточно воды. - Кристина вышла из-за спины Джо.
   - Да ладно, ты серьезно думаешь, что это для меня проблема? - Вилия взмахнула рукой и посреди комнаты сформировалась небольшая шаровая молния, которая сделала круг вокруг каждого, находящегося в комнате. Затем хлопнула в ладоши, и шарик потух и с треском исчез совсем.
   - Ого! А я так не умею, - Кристина подбежала к девочке и схватила его за руки, вглядываясь ей в ладони, - как ты это делаешь? Научи?
   - М-да. И все-таки ты не умнее вашего зануды. Повторю еще раз, для недалеких. Я дух природы. У тебя сила ундины. Чувствуешь разницу? У тебя нет, и не может быть таких сил. Ты же не дух. - Вилия оказалась рядом с Джо. - Ты меня боишься? Я просто физически ощущаю твой ужас. Хотя стоп. Ты же не за себя боишься. Я рядом, а ты успокоился. Ты боишься того, что я приближусь к ней, - и Вилия снова оказалась рядом с Тиной, - вы называете это любовью, кажется. Это так забавно! Вы люди вообще чрезвычайно забавные. Я наблюдаю за вами уже кучу времени, и не перестаю удивляться.
   - Рады, что тебе понравилось, - Джо подошел к Кристине и обнял ее, - Так от кого ты нас защищаешь?
   - Не вас, а ее. Вы даром не нужны Посейдону. А вот смерть тех, кто сорвал операцию по уничтожению вашего босса, ему была бы очень кстати.
   - Это из-за моих и Вика сил русалок?
   - Ага. Три века подряд не было такого, чтобы душа людей оставалась настолько чиста, чтобы принять их волшебство. А тут сразу двое и оба на одной лодке...
   - Яхте, - перебил ее Энди.
   - Спасибо, Рыжик, я учту.
   - Я Энди, прекрати звать меня так!
   - Тебе не идет это имя. Я буду звать тебя Рыжик. - Вилия высокомерно посмотрела на Энди и показала ему язык. Джо прыснул от смеха, но тут же взял себя в руки.
   - Двое на одной яхте... что?
   - Двое на одной яхте ищут ундин под руководством очень влиятельного в мире людей психа.
   - Эй, повежливей, он мой брат, - Кристина нахмурилась.
   - Ну, согласись, Тина, психом он от этого быть не перестает, - Энди явно был рад такому развитию разговора.
   - Не соглашусь... - Кристина посмотрела на Энди, - Рыжик, не соглашусь.
   - Да ладно тебе, ты же не будешь повторять все глупости за этой крохой? - морщится ей в ответ Энди.
   - А знаешь, Рыжик, это хорошая идея, - Кристина повторила выходку Вилии и показала ему язык.
   Джо захохотал в голос. Вилия присоединилась к нему, заливаясь звонким смехом.
   - Это просто фантастика, Я уже кучу времени так не смеялся. Тебе сока еще налить?
   Вилия кивнула, и Джо покорно наполнил ее стакан.
   - А что вы едите? - Кристина с любопытством посмотрела на Вилию.
   - Что едят ундины, тебя интересует? Что они едят под водой, думаю, тебе знать не стоит. Ты все равно не станешь собирать те водоросли, которые они жуют. А вот что они едят на воздухе - не знаю. Хотя, скорее всего простая человеческая пища им вполне бы подошла. Думаю, они ни разу не пробовали вашей еды.
   - Почему? - Энди не смог бороться со своим любопытством.
   - А ты, умник, часто видишь их на поверхности?
   - Ну да, в последнее время чаще, чем хотелось бы, - Энди поймал суровый взгляд Кристины, - да шучу я, шучу!
   - Да брось. Мальпе сбегает против правил. Иара вышла только на задание. А я, для особо умных, напоминаю, не ундина. Вот и все. Хотя, если я права, вас совсем скоро ждут встречи с куда более серьёзными противниками. Эпикалипсы и катаскопы уже получили приказ об охоте.
   - Кто они такие?
   - Лучшие войны морского владыки и его шпионы. Они доказали свою силу и верность Посейдону. Боюсь, таких фокусов, как с Иарой, у вас с ними не получится.
   Все замолчали. Шутливое настроение явно сбежало из этой компании.
   - Но мы не хотим войны. Мы просто не можем позволить убить Айка. Да и он сам уже пошатнулся в своем желании добыть русалок для океанариума.
   - Он планировал закрыть их как рыбок в аквариуме? Да уж... я не ошиблась, он и правда псих!
   Кристина пожала плечами. Ей было уже не до споров.
   - В любом случае, им уже наплевать, чего вы хотите. Три приказа на казнь есть. Остальных, если будут мешать, тоже убьют.
   - А если мы уедем? - Джо потирал лоб то ли от головной боли, то ли стимулируя мыслительный процесс.
   - Вы на острове. Море со всех сторон. Вас не выпустят.
   - Самолет?
   - Ваши воздушные лодки? Может получиться. Но русалки живут везде. А для бойцов со спецзаданием не проблема преодолевать огромные расстояния за минимальное время. Придется прятаться всю оставшуюся жизнь. Вы готовы к этому?
   - И что ты предлагаешь?
   - Развивать силы настолько, чтобы хотя бы была возможность защищаться.
   - Значит все же война?
   - Я думаю, что так. Хотя Мальпе надеется найти другой выход.
   - Может нам поговорить еще и с ней? Интересно услышать ее мнение. - Кристина заметно оживилась.
   - Хорошо, я передам ей при встрече. Она сейчас охраняет вашего зануду.
   - Виктора?
   - Ага. А сок закончился?
   - Пойдем, малявка, я тебе покажу, насколько вкусной может быть пища людей, если ее готовит профессионал. - Энди направился к выходу, но вдруг остановился.
   - Слушай, а ты не могла бы перенестись в дом, ближний к морю самостоятельно? Не хотелось бы привлекать внимание.
   - Уже там, Рыжик. Догоняй! - Засмеялась Вилия и исчезла, оставив за собой небольшое облако тумана.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 8
   Я сижу на берегу и прихожу в себя. Сердце бешено колотится где-то в глотке и волны от этих ударов пробегают по всему телу. Пальцы занемели, в ушах стоит звон. Голова все еще кружится и ощутимо болит. Но мысли уже снова наполняют мой мозг. Во-первых, меня интересует, как же быстро на самом деле умеют плавать русалки. Во-вторых, почему существует такая разница в путешествии туда и оттуда. В-третьих, когда я снова увижу Мальпе. В-четвертых, не лучше ли мне самостоятельно начать тренировки. Я поднимаю руку и бросаю взгляд на часы. Судя по всему, они просто не выдержали давления. Хваленые водоустойчивые и противоударные часы Джо разлетелись вдребезги. Осталась лишь прорезиненная основа на ремне. Руку покрывают мелкие царапины.
   - Отлично, - осторожно снимаю часы и вынимаю видимые осколки из ран.
   - Пришел в себя? - раздается прямо надо мной голос Мальпе.
   - Ты же уплыла встречать отца?
   - Ну да. Но он был проездом. Теперь отправился в Тихий океан. А я за тобой, лечить последствия скоростного подъема.
   - Да со мной все нормально. Пара царапин на руке.
   - Ты сильнее, чем я предполагала. Обычный человек был бы при смерти после резкой смены давления. А ты даже сам сидишь. Твои силы защищают тебя достаточно надежно. Руку дай, я царапины уберу.
   Послушно протягиваю руку Мальпе. На пару секунд прикрываю глаза, ощущая знакомый холодок. Голова мгновенно перестает болеть. Открываю глаза, да, так значительно лучше. Теперь все вокруг уже не двоится.
   - Ну что, научишь меня этим вашим штучкам?
   Мальпе кивает и садится на край пирса.
   - Все очень просто. Твои силы физические, волшебные и эмоциональные очень тесно связаны. Если у тебя на душе буря, или ты измотан, твое волшебство может повести себя непредсказуемо. Самое главное - вера. Если ты представил себе то, что хотел бы получить в результате, но не поверил в то, что это реально - ничего не выйдет.
   - Да я скоро в Деда Мороза верить буду. С верой то все в порядке.
   - Кого? Хотя не важно. Ты веришь сейчас в наше существование, а нужно верить в свои силы. Даже если они нарушают законы ваших наук.
   - Давай уже перейдем к практике?
   Мальпе усмехается, встает и делает несколько шагов в воду.
   - Ну, смотри, - вытягивает руку перед собой, застывает на секунду, - скажи первое, что придет на ум?
   - Лодка подойдет?
   Мальпе немного поворачивает руку, так, чтобы ладонь была развернута к небу и приподняла ее на несколько сантиметров вверх. Вода под ее рукой приподнимается, и пока девушка рисует кончиками пальцев над водой круг, я наблюдаю, как из поднявшегося слоя воды отделяется ледяной слой. Когда вся лишняя жидкость вновь возвращается в море, на воде остается покачиваться прозрачная ледяная лодка.
   - Ого. А она не утонет, и не развалится, если я попробую в нее сесть?
   - Нет, - смеется Мальпе, и уверенно запрыгивает в лодку.
   - Тебе там не холодно?
   - Иди сюда и попробуй сам.
   Послушно шагаю на воду, и перепрыгиваю в лодку. К своему удивлению, положив руку на бортик, холода я не чувствую.
   - Подожди, лед должен быть холодным! Так быть не может.
   - Лед от мороза холодный, а лед от волшебства холодным быть не может. Ты меня плохо слушал. Твое волшебство - это ты. Оно такое же живое и теплое. Забудь о ваших научных теориях. Тут работает только твоя вера. Теперь давай, попробуй ты!
   Недоверчиво оглядываюсь на Мальпе и осторожно сажусь на скамейку в лодку.
   - С чего лучше начать?
   - Не имеет значения. Просто начни с чего-нибудь небольшого.
   Вытягиваю руку вперед и пытаюсь приподнять воду. Провожу рукой над водой и взмахиваю ей вверх, но результата не заметно, жидкости внизу явно плевать на мои старания.
   - Не суетись ты так! Дайка сюда руку, - Мальпе садится напротив меня и накрывает мою руку своей ладошкой, - расслабь ладонь, физически ты явно сильнее меня, - ощущение этой нежной настойчивости заставляет меня поддаться влиянию спутницы и терпеливо наблюдать за тем, как она разворачивает мою руку ладонью вверх, - вот так, как будто решил зачерпнуть немного, но не касаясь воды, - и повторяет свое круговое движение над водой.
   - О, точно, как задумал.
   - Ты задумал... камень? - Мальпе поднимает удивленно одну бровь и смотрит на меня даже не пытаясь подавить смех.
   - Ну, ты же сказала, что-то попроще...
   - Ага. Ну а теперь что-то чуть более сложное.
   Выдыхаю воздух, слишком задержавшийся в легких от восхищения процессом волшебства, и зажмуриваю глаза, чтобы представить то, что хотел бы создать. Мальпе ложится поперек лодки, опустив ноги в воду, и тоже закрывает глаза. Открываю глаза и вытягиваю обе руки перед собой. Усердно повторяю раз за разом все, что мне недавно показала Мальпе, но вода под моими руками лишь булькает иногда и категорически не желает принимать никакой формы.
   - Попробуй представить что-то очень важное для тебя сейчас. Эмоции помогают обычно. - через полчаса неудач подсказывает ленивым мурлыкающим голосом Мальпе.
   Оглядываюсь на нее и улыбаюсь. Она даже не открывает глаза, чтобы узнать, как у меня дела, лишь слушает бульки, раскинувшись по скамейке в лодке и подставив лицо солнечным лучам. Яркая, светлая, хрупкая как цветок. Удивительный подводный цветок. Именно этот цветок мне сейчас неожиданно и захотелось создать. Сильный, но нежный. Способный ранить, но и сам ужасно ранимый. Я совсем немного понимаю в растениях. Проще сказать, букеты к праздникам или свиданиям я покупаю уже готовыми, чтобы не вдаваться в подробности значений и сочетания.
   Руки сами собой вытягиваются над водой, тонкая, длинная струя поднимается медленно до самой моей руки, взмахиваю второй рукой, и в моей ладони оказывается небольшая прозрачная роза. Единственный цветок, который я различу всегда и везде. Еще в детстве я решил подарить одну такую самой красивой девочке в школе. Но она прошла мимо, даже не оглянувшись. А я до боли сжал ее в руке. Раны от шипов не позволили мне забыть этот цветок. Вот и пригодилось. Теплая, пропитанная солнечным светом, хотя и ледяная. Именно такая, как я себе ее представил.
   - Это для тебя, - немного помедлив, протягиваю цветок Мальпе, а она открывает глаза и недоверчиво оценивает розу, затем меня.
   - Цветок?
   - Да. Роза. Ты покажешь ее той малышке внизу?
   - Конечно. Она такая красивая. Я видела цветы на клумбах набережной, но они все проще и меньше.
   - Обычно люди дарят цветы тем, кто им очень дорог.
   - Дорог?
   - Да. Когда ты видишь дорогого тебе человека, твое сердце бьется так сильно, что кажется, выскочит из груди. И тебе хочется защитить его от всех бед. И быть рядом всегда.
   - Я дорога тебе?
   - Кажется, я люблю тебя.
   Неловкая тишина повисает вокруг. Мальпе внимательно смотрит на розу в своей руке, осторожно поглаживая пальцами ее лепестки.
   - На одном корабле я читала письма моряка, он писал кому-то, что любит. Но я до сих пор не знаю, что это значит.
   Я смотрю на нее и чувствую, что хочу сказать так много, но в мире нет слов, чтобы описать все это так, как мне бы хотелось. Глупо. Чувства есть, а слов нет.
   - Я... это сложно. Обычно любовь не описывают словами. Неужели вы не любите?
   - Ну, отец говорил, что он любил мою маму. Но он не разговаривал со мной об этом с тех пор, как она умерла. У нас есть семьи. Когда их судьбы соединяются предсказателями, они тоже говорят о любви. Но кого бы я ни спрашивала - никто не может объяснить. Не думаю, что она вообще существует. По крайней мере, я в любовь не верю.
   Брови непроизвольно болезненно сдвигаются, не похоже, чтобы она лгала. Неужели и правда не верит? Человек, в существование которого не верит половина населения планеты, не верит в то, что это самое население испытывает ежедневно. Забавно. Как же ей это объяснить? Как заставить поверить?
   - Боюсь, что пока ты не чувствуешь этого - ты не поймешь.
   - А ты, правда, понимаешь?
   Ее большие широко распахнутые темно-синие глаза смотрят на меня с любопытством и таким недоверием, что я даже начинаю сердиться на мгновение. Я тут открываю девушке душу, а она мне не верит. Но злиться на Мальпе оказалось невозможным. Я осторожно провожу пальцами по волосам, ниспадающим со скамьи. Наклоняюсь, прижавшись лбом к ее лбу.
   - Ты даже не представляешь себе на сколько, - наши губы соприкасаются, но всего на секунду. Очевидно, Мальпе не была готова к такому развитию событий и решила сбежать. По крайней мере, именно к такому умозаключению я пришел, внезапно оказавшись на воде. Лодка под нами попросту растворилась в воде, Мальпе исчезла в глубине моря вместе с розой, а я остался лежать на морских волнах. Приподнявшись на руках, чтобы сообразить, что же на самом деле произошло, и куда делась девушка, оглядываюсь по сторонам и даже с разгону окунаю голову в воду, как страус в песок, пытаясь разглядеть ее под водой. Но ничего не нахожу. От нахлынувшего разочарования изо всей силы бью по водной глади кулаком, но вода, словно почувствовав мой стресс, не принимает руку. От боли, разлившейся по руке до самого локтя, закатываю глаза и слышу, как в моей голове проносятся всевозможные ругательства. Некоторое время я еще сижу прямо на воде в ожидании возвращения русалки, но все безрезультатно. Она так и не появляется.
   Не возвращается она и на следующий день. Я, наплевав на то, что может подумать Айк, и как отреагирует команда, с раннего утра и до позднего вечера сижу на качелях у бухты, где мы встречались. Голод и жажда дают о себе знать, но я не трогаюсь с места, уверенный в том, что рано или поздно Мальпе сдастся и выйдет на поверхность. Солнце нещадно печет весь день. Ветер сходит с ума. Я мысленно ругаюсь на Вилию, но продолжаю ждать. На небе уже появилась первая звезда.
   - Держи, - перед самым моим носом возникает бутылка воды.
   Рядом со мной садится Кристина.
   - У нас к тебе новости.
   - У нас?
   - Вилия, подойди, пожалуйста.
   Девочка выглядывает из-за огромного валуна. Она догадывается о том, что ее фокусы с погодой действуют мне на нервы и осторожничает, не решаясь приблизиться. Раз уж бессмертный дух меня боится, наверно, вид у меня сейчас действительно устрашающий.
   - Привет.
   - Привет, ты можешь, наконец, утихомирить ветер?
   - Нет. Все должно идти так, как идет. Погода не подчиняется людям.
   - Понятно. Что за новости?
   - Шпионы доложили Посейдону, что Мальпе предала его. Она под стражей в Селенофото. Ее отец в бешенстве. Ты - главная мишень теперь. Он боится, что она открыла тебе все тайны.
   - Она мне почти ничего не рассказывала!
   - Это уже не важно. Взбешенный бог - не лучший соперник. Хотя бы потому, что убить его у тебя не получится. Да и я очень сомневаюсь, что ему вообще придется биться с тобой. У него достаточно боевых тритонов.
   - Как ей помочь?
   - Да ты о себе подумай! Ее-то я вытащу.
   - Но тебя тоже казнят!
   - Только люди относятся так ужасно к духам природы. Ундины никогда не обидят меня. И Посейдон знает, что я ему не подчиняюсь. Ну что ты так смотришь на меня? Да, я выгляжу как ребенок. Но вообще-то я старше, чем вы все вместе взятые.
   - Я не отпущу тебя одну. Мальпе не позволила бы. Я тоже поплыву в Селенофото.
   - Ты останешься тут, будешь тренироваться с Тиной. Она показала мне свои навыки. Думаю, тебе есть чему поучиться у нее.
   - Стоять на месте! - откуда-то сзади доносится голос Айка. Только его сейчас не хватало.
   - Куда ты собрался, Вик?
   - Не твое дело! Иди прочь! - мне не до выговоров начальства. Я просто взбешен. И мне плевать на его мнение. Он не помешает мне сделать так, как я хочу.
   - Еще чего?! - Айк направляет пистолет на Вилию и взводит курок. - Ты кто такая?
   - И снова одно и то же. Сколько можно? - Вилия артистично закатывает глаза. Радует, что хоть кто-то не теряет чувства юмора во всем этом кошмаре. - Вот видишь, зануда, так с нами обращаются только люди. Я тороплюсь, так что разберитесь тут сами как-нибудь. Пора спасать Мальпе.
   И девочка исчезает, оставив за собой небольшой клубок тумана. Тина довольно хмыкает и поворачивается к брату.
   - Ты бы думал, что делаешь! Неужели, ты бы выстрелил в ребенка?
   - Она сказала, что старше всех вас.
   - По возрасту - да, а в душе она чистая и ранимая. Как так можно? Ты меня поражаешь. И хватит уже размахивать пистолетом. - она подходит к брату вплотную так, что ему приходится опустить пистолет и бесцеремонно отбирает оружие у него из рук, как игрушку у маленького ребенка. В добавок, шлепает его ладонью по затылку, невиданная наглость, учитывая ее поведение сразу после душещипательного признания в собственных силах. Но Айку сейчас не до сестры.
   - Что такое Селенофото, Вик? Я все слышал и теперь ты не отвяжешься. Рассказывай!
   - Селенофото - их поселение. Что-то типа столицы. В одной из впадин этого моря. К сожалению, направление движения я мог отследить очень недолго - пока часы-компас, подаренные мне Джо, не лопнули. - я почти не лгу сейчас. Вряд ли я без труда смогу найти подводный город. Конечно, часы лопнули уже по дороге назад, но открывать Айку расположение города сирен, было бы предательством.
   - Ты был там? - ахает мне прямо на ухо Тина.
   Киваю и продолжаю молчать. Кристина явно хочет задать еще вопросы, но Айк, стоит рядом, а он один из самых нежеланных слушателей.
   - Ну конечно, я вам мешаю. Правда? Вы такие особенные, так жалеете этих... уродов!
   - Я, по-твоему, тоже урод, Айк? - глаза Кристины наполняются слезами.
   - Я... я не хотел этого сказать.
   - Да. Ты просто это подумал. Так отдай меня на опыты. Давай! Ты же так мечтаешь об открытиях.
   - Тина, не неси чепухи.
   Но Кристина уже направляется в сторону гостиницы. Айк оборачивается ко мне, и я понимаю, что в его глазах нет ни ярости, ни разочарования. Только немой ужас. Непонятный мне животный страх.
   - Ты должен отвести меня туда. Ты даже не представляешь, насколько это важно. И вопрос уже не в океанариуме.
   - Ты можешь и меня сдать на опыты. Во-первых, я не помню пути, а во-вторых, они не опасны для нас. Лучше будет просто уйти.
   - Я не собираюсь никого сдавать на опыты. Хватит делать из меня монстра. Я все расскажу в дороге. Это вопрос жизни и смерти.
   Я не могу ему довериться просто так. И он понимает это. Я молчу, а он наматывает круги вокруг качелей, явно не зная с чего начать. Похоже, что мы с Тиной на острове не единственные, обладающие секретами.
   - У меня есть дела, кроме того, чтобы сидеть тут. Выкладывай все начистоту. И я подумаю, стоит ли тебе помогать.
   - Я... думаю, что ваши новые силы могут вас убить.
   - Что за бред? К чему тогда им защищать нас от Посейдона?
   - Я просто не уверен, что вы сможете обуздать эти силы. Что, если они окажутся сильнее вас? Знаешь, я несколько дней назад начал читать книги Астери. И вдруг ее цветы, что цвели все это время, иссохли. Понимаешь, они завяли прямо у меня в руках.
   Айк осторожно достает из нагрудного кармана сухие цветы и садится на песок.
   - После всего, что происходило в моей жизни, я просто не могу потерять еще и Тину.
   - Да с чего ты взял, что ты ее потеряешь? Она счастлива с Джо, рада заботиться о тебе.
   Айк сжимает букетик в кулаке и цветы, распавшиеся в труху, разлетаются вместе с ветром по берегу.
   - Когда я взял эти цветы... кажется, Астери передала мне свои силы с этим букетом. Когда я читал книги, я крутил цветы в руках. На одной из страниц я отключился. Было ли это сном, галлюцинацией или явью, - не знаю. Но было это очень реальным.
   - Что ты видел?
   - Кристина стала русалкой. А этот хвост... он убивал ее. Она лежала на волнах, а ее тело била судорога. Джо пытался спасти ее, он затащил ее в лодку, но помочь ей он не мог. Она умерла. У меня на глазах она умирала. Я тоже был там. Но мы уплывали. Видимо спасались бегством. Я не знаю, не знаю, не знаю, - Айк обхватывает голову руками,- все это до сих пор стоит перед моими глазами. Я пролистал все книги Астери. Я не нашел ничего, вообще ничего о возможности остановить превращение. Там написано, что только Посейдон может дать силы русалки. И остановить превращение может только он. Но он сам это сделал. Я видел. И он не поможет. Если я не успею его остановить. Если только у меня не будет значимых аргументов, чтобы влиять на них, то все будет закончено.
   - А аргументы - это русалки в плену? Не лучше ли нам бежать отсюда. Тогда мы просто не столкнемся с Посейдоном. Может нас отпустят. Но пленные. Они будут в ярости!
   - Честно? Я не знаю. Я просто хочу их увидеть. Возможно, если у нас будут доказательства их существования, и они не смогут все снова уничтожить, нам не придется никого ловить. Мы просто потребуем освободить Тину от сил взамен на наше молчание.
   - Это самоубийство, ты же знаешь.
   - Я не придумал ничего лучше. У тебя есть другой план? Ну же, скажи, есть?
   - Это все могло быть просто сном. Бредом.
   - Я казался тебе психом, когда говорил, что сирены существуют? Да? Не отвечай, я знаю. И я снова кажусь тебе психом сейчас. Но я знаю, что это наше будущее. Оно реально. Даже слишком! Джо, Тина - они ведь твои друзья. Ты просто должен сделать хоть что-то, чтобы это остановить.
   - Но как?
   - Батискаф наготове. Мы можем отправиться завтра утром. Заодно попробуем узнать, как освободить твою рыбешку.
   Меня передергивает от злости. Я не воспринимаю Мальпе ни как рыбу, ни как урода. Резкость Айка - уже привычное дело для всех и в отношении ко всем. Кроме нее. Этого я допустить не могу.
   - Не смей. Ее зовут Мальпе. И никак иначе.
   - У нас есть заботы поважнее терминологии.- фыркает он устало в ответ.

* * *

   Несколько дней подряд мы штурмуем глубины моря, но никаких результатов не достигаем. Карты и схемы впадин, расчет направлений, планы летят в мусорку один за другим. Все это время мы практически не общаемся, абсолютно все наши разговоры сводятся к предмету поиска. Джо и Энди несколько раз пытаются разузнать подробности происходящего, но Айк снова и снова бесцеремонно выпроваживает их за пределы зоны слышимости. Я знаю, что ребята с их навыками уже нашли способ все узнать, поэтому не спешу нарушать режим работы. К концу недели все наши действия все так же не приносят ни информации, ни тем более столь желанных для Айка трофеев. Я в последний раз соглашаюсь попробовать спуститься, но теперь значительно дальше, учитывая возможность того, что скорость погружения с Мальпе могла быть больше, чем мне показалось. Бросив все, и оставив команду в недоумении, мы отправляемся в путь. Спустя сутки движения по поверхности снова предпринимаем попытку погружения.
   Темнота вокруг аппарата сгущается, и я уже был готов сдаться, я не вижу во всем этом смысла. Если нас убьют, то лучше не станет. Лезть на рожон без сил бесполезно. Мальпе я не спасу, а Айк не спасет сестру. Но в одну минуту все меняется, Айк замечает проблеск луча внизу. Гробовое молчание впервые за длительное время нарушено победным кличем.
   - Смотри! Прямо под нами.
   Глубинный аппарат резво направляется к нашей цели.
   - Ты же хотел только сделать фото, - Я не знаю, радоваться мне или бить тревогу. Рядом со мной сидит кто-то, мало похожий на адекватного представителя человечества. Кристина была права, когда он увлекается, то теряет нормальный облик. Его глаза горят дьявольским огнем, одежда измята, на лице уже пару недель не бритая щетина. И теперь этот псих требует вплыть в город, наполненный теми, кто хотел бы нас убить. Отличная идея, что тут еще скажешь?
   - А ты хотел спасти свою... - мой спутник вовремя прикрывает рот, - Мальпе. Попробуем подойти как можно ближе. Запись видео итак работает все время.
   - Спасибо. - Я, правда, не представляю, что буду делать дальше. Если я хочу вызволить Мальпе, нужно хотя бы попробовать выбраться за пределы кабины. Но хватит ли у меня сил? Да и возможны ли вообще такие фокусы с техникой?
   Мои мысли прерывают неожиданно и довольно грубо. Айк со всей силы толкает меня в бок, предупреждая о том, что нас заметили. Сам он только успел рассмотреть приблизительные очертания Селенофото, как прямо перед нами возникла та, что совсем недавно пыталась убить его. Она выглядит напуганной, и удивленной. Иара заметила меня сквозь стекло и приложила руки к ушам, как бы затыкая их. Я повторяю ее движения на всякий случай, Айк следует моему примеру. В следующую секунду Иара взмахивает руками, и батискаф рвется наверх. Русалка позаботилась о том, чтобы смягчить смену давлений, но и скорость подъема и эту самую заботу контролировать вместе у нее получается куда хуже, чем у Мальпе. В итоге, следующим, что ощущаю я, и думаю Айк тоже - дикая головная боль и рвотные позывы. В ушах еще звенит, когда я оглядываюсь на Айка уже на поверхности воды. Ему явно гораздо хуже. Он без сознания. Из одного уха сочится кровь. Взваливаю спутника себе на плечи, и, бросив батискаф, шагаю к яхте по воде. Урок Мальпе не прошел даром. Столь необходимая нам сейчас лестница-волна покорно поднимает нас на яхту. Я стараюсь действовать так быстро, как только могу. Оттаскиваю шефа в каюту, и бегом отправляюсь к ходовой рубке. Время тянется медленно как резина. Я нервничаю и стараюсь успеть вернуться в порт до того, как Айку станет еще хуже. Кристина не простит мне, если я верну ей только тело ее дурного брата.
   - Тебе помочь? - рядом со мной с хлопком и небольшим туманом оказывается Вилия.
   - А можешь?
   - Яхты я не перетаскивала никогда, и начинать не стану - много лишних глаз в порту. Но твоего начальника-грубияна я точно смогу доставить к доктору.
   - Ты даже не представляешь, как я тебе сейчас благодарен. Стой, а что с Мальпе?
   - Все немного затянулось. Но она в безопасности. И больше не под стражей. Ну, все, мы ушли. Ждем тебя на берегу в гостях у Кристины. - Миловидная мордашка Вилии растягивается в улыбке, и мне сразу становится значительно легче на душе. Нет. Я однозначно отказываюсь верить в то, что русалки способны причинить мне или Тине вред. Больше я не поведусь на провокации Айка или кого быто ни было еще.
   Остаток путешествия проходит без приключений. Спустя полдня я, наконец, на месте. Полностью вымотанный, без сил, я только теперь вспомнил, что не ел ничего уже больше суток. Только пил. И то, только потому, что кто-то забыл бутылку с водой у штурвала. На берегу меня встречает Энди.
   - Нашлась пропажа! Привет! Мы уж беспокоиться начали. Расскажешь, что там у вас случилось?
   - Только если ты меня накормишь чем-нибудь. А не то я за себя не ручаюсь.
   - Пойдем, я как примерная домохозяйка уже все приготовил и жду твоих рассказов. Вилия сказала, что ты будешь уставшим.
   Видимо я выгляжу очень благодарным, потому что Энди закатывает глаза и выдает одним из своих шуточных голосов:
   - Да не за что, идем-идем, тут ждать больше нечего, - и я послушно, но не торопясь топаю за ним по направлению к коттеджу, где я смог бы немного отдохнуть и рассказать обо всем произошедшем за последние дни.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 9
   - Тук-тук. К вам можно? - в проеме входной двери в нашем коттедже вначале появляется голова Кристины, сладом за ней выглядывает и Вилия. Обеим явно не терпится услышать последние новости.
   - О, еда! Отлично, я такая голодная,- Вилия направляется прямиком к обеденному столу, накрытому для меня. Я уже наелся, но Энди наготовил столько, что хватило бы на суточный прокорм всех в команде, так что стол все еще уставлен полными тарелками.
   - Для духа ты ешь слишком много. Как вообще в тебя столько влезает? - начинает нарочито громко причитать Энди, глядя на то, как все, что он приготовил, быстро исчезает со стола. Они отличная компания, он готовит без остановки, она без остановки ест. Рыжий смотрит на девчонку с таким умилением, что я почти уверен, если бы духов можно было удочерять, то Энди бы именно так и поступил.
   - Да ладно тебе. Разве ты не рад, что у твоего кулинарного таланта появился такой верный поклонник, - смеется Кристина, поправляя непослушный завиток, выбившийся из косы Вилии, - Вик, ты как? Отдохнул хоть немного?
   На самом деле волшебный мешочек, приготовленный Астери, уже вернул меня к довольно бодрому состоянию, но мысль о том, чтобы двигаться или тем более чем-то заниматься не нравится мне категорически. Зато я готов обсудить все то, что увидел, а заодно узнать у Вилии ее мысли и новости.
   - Лучше, чем было. Но хуже, чем обычно. А что?
   - Айк бредит. Он мечется по кровати. Пока не пришел в себя. Я не знаю, что происходило все это время, пока вас не было. Но Вилия говорит, что внизу что-то происходит. Мы должны быть готовыми к нападению. Хорошо бы потренироваться вместе. Ты как?
   Вариантов у нас снова нет. Отдых может и подождать. Я, честно говоря, так и не поверил в то, что видение Айка было правдиво. Слишком уж искренними были со мной Мальпе и Вилия. И слишком напуганной выглядела Иара в нашу последнюю встречу. Скорее всего, Посейдон ищет способы уничтожить и людей, которые видели русалок, и русалок, стремящихся на поверхность. Остальные русалки тут не при чем. Исключая, конечно, его верную армию.
   Некоторое время назад, во время тренировки с Мальпе, она рассказала мне о первом дне, когда она пришла к нам на яхту. Она и две ее сестры вышли на поверхность глубокой ночью, посреди моря. Они пели и танцевали. Фактически для дочерей Посейдона ограничения по подъему на поверхность гораздо мягче. Всего-то пара правил. Не приближаться к берегу и не показываться людям. Все то, что произошло затем, спутало их карты. Теперь даже принцессам подводного мира подниматься на поверхность запрещено совсем. Все по приказу. Жизнь в темноте. Немногие смогли бы терпеть такое всю жизнь. Я четко помнил предсказание Астери. Я чувствую, что действительно должен что-то изменить. И Тина с Джо будут вместе. А Айк... он просто бредил. Нет никаких предсказаний, которые могли бы заставить меня вновь вести его к русалкам.
   - Ау-у? О чем задумался? Ты все еще с нами или скачешь по розовым облакам на своем единороге в погоне за мечтой? - я отрываюсь от своих мыслей и понимаю, что довольно долго сижу, уткнувшись взглядом в одну точку, а Тина все это время пытается привлечь мое внимание.
   - Да. Пожалуй, нам пригодятся новые навыки. Энди, присмотри за тем, чтобы наш шеф точно не узнал, где мы и чем занимаемся.
   Мы отправляемся на берег, к нашей уже ставшей хорошо знакомой бухте. Вилия бежит рядом вприпрыжку и поднимает ветром россыпи из цветов, растущих невдалеке. Действительно, совсем еще ребенок. Но мне приходится напоминать ей о совсем не детских вещах.
   - Нет новостей про Мальпе?
   - Пока нет. Но скоро будут, я верю. - Вилия широко улыбается.
   - А если точнее?
   - Все было подготовлено, осталось дождаться нужного момента. Она будет тут со дня на день. Она хочет остаться на поверхности навсегда. И знаешь, она ужасно расстроена. Цветок, который ты сделал для нее, разбили при задержании катаскопы. Так что тебе придется при встрече сделать ей новый.
   Теперь уже улыбаюсь я. Значит, мой подарок все-таки был дорог Мальпе. И скоро она будет на поверхности. И останется тут. У нас наверняка есть все шансы сбежать подальше от преследований Посейдона. Начать все заново, как делают все обычные, нормальные люди.
   - Ой! А вот и она, - Вилия срывается с места и бегом отправляется к качелям, на которых сидит Мальпе.
   Я приглядываюсь сквозь яркое солнце. Девушка выглядит бледной и явно расстроенной. Вилия села на качели рядом с ней и положила голову на плечо Мальпе. Прибавляю шаг, падаю на колени перед качелями рядом с ней и осторожно беру ее руку в свою.
   - Ты как?
   - Я ужасный человек. - раздается ее голос сквозь приглушенные рыдания. - Все это слишком далеко зашло. Они убили тритонов, которые меня освободили. Слышишь? Казнили, не дожидаясь отца. Его шпионы в ярости. Они придут и за мной. Наверняка. Пускай приходят. Я устала. Очень. Я больше ничего не хочу!
   Я даже не знаю, что можно сказать в такой момент. Мне жаль? Соболезную? Понимаю? Все это так пусто, этого недостаточно. Я крепко обнимаю ее за плечи и прижимаю к себе, ощущая, как ее слезы делают мою футболку мокрой.
   - Я все видела. Своими глазами. Их заморозили и разбили. Они были в сознании все время. Это ужасно. Ужасно.
   - Так, пойдем отсюда. Тина, тренировка отменяется. Идем к хижине Астери. Она говорила, что в случае беды, там можно будет спрятаться. Я думаю, это тот самый случай.
   Успокоить Мальпе мне удается только в домике ее любимой бабушки. Вилия переносит Кристину в гостиничные коттеджи, но уже спустя пятнадцать минут они возвращаются с заваренным ягодным чаем, пирогом и Саймоном подмышкой у Тины.
   - Держи, он тебя немного отвлечет. В жизни не видела более умного кота. - Кристина протягивает животное Мальпе и та, все еще всхлипывая, постепенно успокаивается, поглаживая зверюшку между ушей. Я думаю, что идея взять с собой кота была лучшей за все это время. Если бы не он, я бы никогда не познакомился с Мальпе. Он мой шерстяной рыжий талисман. Пожалуй, что теперь я действительно не смог бы расстаться с ним, именно потому, что считаю его другом. И вот сейчас, он словно ощущает боль Мальпе и ластится к ней, заглядывая ей в глаза, мяукает и тычет носом в ладонь, пытаясь успокоить.
   - Рано или поздно это должно было случиться. Ты не виновата, - мне тоже очень хочется снять груз вины с ее души, - внизу вы как в тюрьме. А это чревато бунтами.
   - Мои друзья не бунтовали. Они были послушными. И из-за меня они погибли.
   - Это больно. Я знаю. Но самое время вспомнить Астери. Она верила, что все будет хорошо. Все так и должно было произойти. Как бы нам не хотелось это изменить.
   - Почему она не остановила меня? Тогда, в первый день? Я ведь пришла вначале к ней. Это она посоветовала прогуляться ночью. Зачем?
   - Ты хочешь остаться тут, на поверхности? - Кристина врывается в наш разговор, явно что-то задумав.
   - Не знаю. Я хочу вернуться. Тогда смертей больше не будет.
   - Кроме твоей. Нет, мы этого не допустим. Ты должна остаться. Иначе твои друзья пожертвовали собой зря. - я отчаянно не хочу снова терять ее. Я просто не могу даже подумать об этом.
   - Я кое-что придумала. - продолжает после небольшого перерыва Тина. - Я понимаю, ваша магия сильна. И может быть, Посейдон найдет способ отыскать тебя по ней. Но на поверхности, главной угрозой все же остаются люди. И я точно знаю, как сделать так, чтобы они не считали тебя чужой.
   - Как?
   - Я говорила с одним своим знакомым, он поможет сделать тебе документы. Тебя нужно сфотографировать. И переодеть. А то эти ваши белые одежды из кружева и инея... ты не обижайся, но вас же за версту от людей отличить можно. А пока вот, возьми, - Кристина протягивает Мальпе небольшую коробочку, - теперь у тебя карие глаза с черным зрачком. Я покупала их себе, но как-то не пригодились. Примерь, должны подойти.
   Некоторое время повозившись у зеркала Мальпе все-таки вставляет линзы. Оказывается, что карие глаза ей действительно очень идут.
   - Ну вот, осталось переодеть и убрать волосы с лица. И никто тебя не узнает. - Кристина усаживает властным движением Мальпе на стул и, быстро перебирая пальцами, заплетает ее длинные локоны в косу. - Вилия, принеси, пожалуйста, из моей комнаты какой-нибудь одежды и обуви.
   - Пойдет? - Вилия действительно очень шустра в своих передвижениях. Я даже моргнуть не успел, а она уже стоит посреди комнаты с ворохом вещей.
   - Еще как! Вик, ты же не будешь подглядывать, да? Иди и присмотри там за Айком. Ты нам пока не нужен тут.
   - Но я...
   - Иди я сказала! Любых девочек, неважно подводных или сухопутных, успокаивает новая одежда. Наш лучший антидепрессант уже тут. Ты мешаешь!
   Еще секунда и я уже стою посреди кухни в нашем с Энди коттедже. Судя по треску, который я слышал, постарался наш знакомый маленький дух. Сердиться на нее за это невозможно, тем более что идея Тины действительно может сработать. Но перекидывать меня из дома в дом вот так, даже не спросив...
   - Вилия, ну просто молния, а не девчонка, - нет, все это все равно вызывает только улыбку. Сердиться на них я не могу. Хотя иногда следовало бы.
   Да ладно, все правильно. Девочки к девочкам, мальчики к мальчикам. Я решаю, что нужно все же проведать Айка. Энди сказал, что уже вызвал Шона обратно, и тот дал пару дельных советов, но сам сможет приехать только к вечеру. Джо с Айком оставлять мне не хочется. Слишком часто тот лез в их отношения с Тиной. А Энди нужно отпустить, так как он мечтает лично познакомиться с Мальпе, и, если мои ожидания меня не обманули, а книжка с рецептами лежит в центре стола не просто так, он решил предложить ей попробовать еще и шоколадный торт. Что тоже не худший способ для поднятия настроения.
   Проходя путь от нашего коттеджа до коттеджа, где лежит больной Айк, я все не перестаю думать о том, как быстро меняется моя судьба. Еще пару недель назад я не знал даже, чего хочу. У меня не было друзей. Не было любимой работы. Не было приключений. Не было денег на достойную жизнь. А теперь у меня есть люди, ради которых я готов сделать что-то грандиозное. Каждый мой новый день перенасыщен новостями настолько, что под вечер мне кажется, что я попал в телевизор и меня нарочно испытывают самыми неожиданными поворотами сюжета. А, и да, несмотря на все проблемы с Айком я уже могу назвать себя человеком достаточно обеспеченным. Даже если он меня уволит. Или если мне придется уволиться самостоятельно, я смогу еще некоторое время прожить тут на заработанные деньги, защищая Мальпе от его происков.
   Не знаю уж, радоваться этому или нет, но мои мысли словно материализовываются. Стоит мне подумать, что лучше бы Айк не пришел в себя, и я понимаю, входя в его комнату, что эта перспектива куда ближе, чем мне казалось. Изменений в его состоянии нет. Он все еще без сознания. Хотя я не стал бы это называть так. Просто его сознание работает сейчас только внутри него. Скорее он в затяжном сне. И, по всей видимости, этот сон состоит из сплошных кошмаров. Айк много потеет, он мечется по кровати и стонет. Иногда, через этот нескончаемый стон прорываются осмысленные слова и даже фразы. Чаще всего он зовет Кристину. Иногда сыпет проклятьями. Пару раз за все время он даже вспоминает меня и требует спасти его сестру. Затем требования сменяются мольбой, а еще немногим позже он снова впадает в беспамятство. Все повторяется раз за разом. Сидя в полутемной комнате и глядя за тем, чтобы в своей борьбе с самим собой Айк не слетел с кровати и не сломал вдобавок себе что-нибудь, я сам начинаю потихоньку сходить с ума.
   Шон появляется в комнате ближе к ночи. Его приводит Джо, и мы вместе пытаемся помочь доктору провести осмотр. Айк все еще беспокоен и дока это не радует. Мой ответ про смену давлений, приведшую к такому состоянию, его совсем не устраивает. Он требует подробностей, но я не готов их предоставить, поэтому просто пожимаю плечами.
   Кристина появляется в комнате и разрешает наши споры.
   - Шон, он и сам вряд ли что-то помнит, вы же понимаете. Скоростной подъем. Удивительно, что Виктор вообще смог привезти яхту с Айком сюда.
   - Но ведь это техника, все просчитано, как вы могли подняться с такой скоростью? Поймите, я же должен знать, может, существовал какой-то стресс, и именно он сейчас приводит к такой реакции, а не ваша "смена давлений". Или же если стресса не было, то мы должны срочно отправлять его на исследования мозга. Может, он вообще умирает.
   Тина зажимает себе рот руками и в разговор вклинивается Джо.
   - Док, во-первых, осторожней в выражениях. Во-вторых, если нужны исследования, то мы едем на исследования и нечего разглагольствовать. Здоровье важнее всего. Если тесты не нужны, то возвращаемся к пункту один.
   Шон еле заметно кивает головой и, немного порывшись в своем чемоданчике, находит лекарство и шприц.
   - Я все же думаю, что его поведение никак не связано с травмой. Попробуем дать успокоительное. Придержи его, Джо.
   "Придержи" слишком мягкое слово. Айк крутится так, что нам приходится буквально сковать его по рукам и ногам. По счастью, лекарство действует очень быстро и уже через несколько минут тело больного начинает обмякать, а сам он успокаиваться. Шон оставляет рекомендации и просит Кристину следить за братом, пока он сам наведается в город за пополнением лекарств для своей аптечки.
   - Я пойду, ребята. Энди, наверное, уже натерпится рассказать мне о встрече с Мальпе.
   - О да, он был так взволнован, что испарился еще до того, как она попробовала его кулинарный шедевр.
   Эти слова заставляют меня насторожиться. По нашему плану Энди должен был не только познакомиться с Мальпе, но и привести Тину к гостиничным домикам. А если Кристина вернулась одна, то единственным объяснением может служить то, что у него проблемы. Проблемы с нашими волшебными преследователями. Я бегом отправляюсь в коттедж, чтобы проверить свою догадку. Так и есть ни в домике Джо, ни в нашем, Энди нет.
   Быстрее всего оказаться у домика Астери можно срезав по болоту. В обычный день я бы, конечно, решил обойти все эти трясины и лужи, но сейчас я бегу по ним без оглядки. Лишь изредка, проваливаясь ногой неглубоко в воду, я ощущаю, как меня немедленно выталкивает обратно моя новая сила. Сейчас она как нельзя кстати.
   Дом все ближе. Внутри горит свет, а значит, они еще не спят. Но когда я вбегаю без стука, оказывается, что Мальпе возобновила примерку и после того, как Кристина ушла. Я застаю ее в джинсах и с не застегнутой рубашкой, едва прикрывающей ее тело. Да, пора бы научиться думать головой, ведь забеги я парой секунд раньше и... щеки снова загораются красным светом. Мальпе совершенно спокойно быстро застегивает кофту и снова разворачивается ко мне.
   - И снова привет. Я думала, что люди по ночам спят.
   - Не до сна. Слушай, ты же видела Энди?
   - Он был тут, принес торт. Я, правда, его едва попробовала. Вилия была голодна, так что я ей уступила. Но я даже не успела сказать, что было вкусно, твой кот с шипением выбежал наружу, и Энди побежал за ним. И больше они не вернулись.
   - С шипением?
   - Да. Я думаю, что он отнес Саймона домой.
   - Ни кота, ни Энди у нас в коттеджах нет. Они ушли от вас, но не вернулись к нам.
   Лицо Мальпе темнеет от страшных догадок. Только что она потеряла своих друзей, ей явно больно думать о том, что эта участь настигнет кого-то еще. Но почему Энди? У него нет сил. И, по большому счету, ему плевать на русалок. И на волшебство. Он просто радуется, как щенок лабрадора, когда видит что-то необычное. И зачем им кот?
   - Я знаю. - Вилия теперь совершенно серьезна. Она не хихикает, не болтает ногами в воздухе, не пытается всех развеселить. В ее глазах, пожалуй, впервые с вечера смерти Элос Астери, затаилось настоящее горе. Такое небольшое, детское, но от этого куда более тяжелое, чем наше. - Там, внизу, человеком с котом называли тебя, Вик. Они спутали вас. Спутали из-за Саймона. И, если он сейчас все еще жив, - она запнулась, словно испугавшись собственных слов, - то они знают, что взяли не того, и будут пытать. Пока он не даст им немного нужной информации, чтобы избежать повтора ошибки. А потом все равно убьют. Я иду за ним.
   - Ты не пойдешь в одиночку, - что-то в Мальпе сейчас изменилось. Она выпрямила спину. То, что было надломлено во время ее побега, либо совершенно рухнуло, либо наоборот полностью восстановилось. Я слишком плохо разбираюсь в людях, чтобы точно сказать, что именно вдруг произошло в ее голове. Но то, что она теперь тоже готова на все, чтобы спасти нас. Каждого из нас. Начиная с Энди и даже Саймона. Это не вызывает у меня никаких сомнений.
   - Я не могу сидеть тут, ты понимаешь! - Вилия плачет, и все это становится просто невыносимым.
   - Значит, ты пойдешь на разведку. Тебя не смогут поймать. Только не лезь на рожон. Не рискуй. Я подготовлю Вика и Тину, мы придем туда так, чтобы они знали, кто разрушил их планы. А ты просто узнай, где и зачем его держат.
   Вилия молчит, уткнувшись взглядом в пол, и Мальпе осторожно поднимает ее голову наверх за подбородок, так, чтобы их глаза встретились.
   - Он жив, ты же знаешь? Если катаскопы хотят убить, они делают это мгновенно. И они не утаскивают с собой тела. И тем более не берут в плен котов!
   Лицо Вилии озаряет неуверенная улыбка.
   - Я надеюсь, что у вас получится, - шепчет она и исчезает с характерным треском и туманом.
   - Я и сама на это очень надеюсь, - вторит ей Мальпе еле слышно.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 10
   Хвала прогрессу за то, что я могу не бежать обратно к гостинице, чтобы поговорить с Кристиной. Мобильные телефоны, все же, лучшее изобретение человека. Один звонок, и мы уже договорились начать тренировки рано утром. По словам Шона, вернувшегося из города для повторного осмотра, Айк пару часов назад вышел из критического состояния. И теперь Кристина может со спокойной душой отойти от его постели и позволить доктору просто делать свою работу. Но у Тины нет волшебного мешочка, а мой на нее не действует, да и начинать тренировки в потемках плохая затея. Выслушав наш разговор, Мальпе решает перенести упражнения на утро.
   Я краем глаза смотрю на нее и снова ощущаю неудержимую волну восхищения. Она не только красивая волшебница и принцесса, но и одна из самых умных девушек, которых я когда-либо встречал. Хотя это самообладание и может напугать. Она мыслит настолько здраво, что немного похожа на Айка. По крайней мере, на Айка до помешательства на его "видениях".
   - Айк видел будущее. - я все-таки хочу рассказать ей о том, что произошло. Наверняка она может сказать больше.
   - Будущее? Как?
   - Букет, который ему передала болотная ведьма. Он расцвел тогда на рассвете, и иссох, когда Айк принялся изучать ее книги. Он клянется, что это не было галлюцинацией или бредом.
   - Она обещала этот дар мне в детстве. Видимо что-то изменилось. Ох, бабушка, что-же ты молчала все это время? - Мальпе выходит на крылечко дома и садится на ступень, запрокидывая голову наверх, устремляет взгляд на звезды. - Оттуда, где ты сейчас находишься, невозможно говорить.
   - Она передала Айку дар?
   - Почти так. Она передала ему часть своей души. На рассвете она умерла. А цветы ожили. А потом снова умерли уже в руках у того, для кого предназначался букет. Все слишком очевидно. Она сделала его провидцем и, возможно, целителем.
   - Зачем?
   - Наверно, чтобы он увидел то, что он увидел. Не знаю.
   - Тебя не интересует, что он рассказывает?
   - Астери всегда говорила, что если ты заглянул в будущее, то должен молчать, чтобы не изменить его. Не думаю, что что-то из того, что он видел, теперь исполнится. Он ведь рассказал тебе.
   - И все же. А если его видение сбудется?
   Она продолжает смотреть на звезды и молчит. Как бы я хотел сейчас знать, что же происходит в ее голове. Сажусь рядом с ней и поднимаю голову к небу. Сияние звезд тут настолько яркое, что кажется, по мрачному ночному небу разлили молоко. Действительно, есть на что полюбоваться.
   - И что он рассказывал? - прерывает молчание Мальпе. - Каков был план у высших сил на наше будущее?
   - Высших сил? Забавно слышать это от тебя. Он видел только будущее Тины. Она превращалась в русалку, Джо пытался ее спасти, но она погибла. А мы, то есть команда, как сказал Айк, уплывали, спасаясь бегством.
   - И что он решил?
   - Он ищет Селенофото.
   - Глупец. - металлические нотки в ее голосе пробирают до глубины души, Мальпе разворачивается ко мне и, глядя будто сквозь меня, продолжает. - Не смей помогать ему! Ты уничтожишь всех. Каждого. И спастись не удастся.
   - Кристина правда может умереть?
   - Хвост человеку может подарить только Посейдон. Но он не сделает этого.
   - Почему?
   - Русалка, лишившаяся хвоста, погибнет. А человек, чтобы получить его, должен быть выдающимся. Лучшим. Заслужить расположение самого Посейдона. Сам шанс попытаться ужиться с этими силами стоит слишком дорого. Так что если нужно просто убить русалку... отец сделает это, не передавая хвост никому.
   Эти жестокие правила не дают мне покоя. Я не понимаю их. Но все же должен докопаться до истины.
   - А если он даст Кристине хвост? Она сможет выжить?
   - Смотря чей.
   - В каком смысле?
   - Вилия сказала, что у Кристины дубль волшебства очень могущественной океанической ведьмы. Если ей дадут хвост ребенка или русалки без особых способностей, то, возможно, она сможет принять это.
   - Возможно? - В мозге эхом откликается это слово. Окончание фразы Мальпе произнесла так, словно шансов на самом деле нет никаких.
   - Таких слабых русалок в нашем море... мало. Слишком мало. И они точно не поднимутся на поверхность. А перенести способности можно только тут. Остаются могущественные русалки, те, кого отец выпустил, чтобы убить вас. Две мощных силы в одном теле разорвут его на части изнутри. Долгая, мучительная, страшная смерть.
   - Айк был шокирован увиденным. Я думаю, что он немного сошел с ума от этого зрелища.
   - Есть от чего сходить с ума. Ничего, я подправлю его мозг, когда мы спасем Энди.
   Над правой бровью начинает болезненно ныть и в глазах на секунду двоится. Мальпе, словно поймав, это мое ощущение, кладет руку на мой лоб.
   - Сколько ты не спал?
   - Не помню. - я не вру, все вокруг сейчас немного расплывчато и непонятно. Я слишком о многом думаю. Ел всего раз за сутки. И не спал уже почти трое. Организм работает на износ, но я стараюсь этого не замечать. Слишком важный момент в жизни. Слишком большая ответственность. Слишком значимые цели.
   - Иди спать в дом.
   - А ты?
   - И я.
   Некоторое время я думал, что она шутит. Но нет. Забавная, совсем не испорченная Мальпе и не думает о том, что спать на одной кровати со мной может быть немного... неудобно. Я осторожно упираюсь в стену спиной, пытаясь не касаться ее телом, но не тут-то было. Пару минут она тратит на то, чтобы распустить косу, бережно заплетенную Кристиной. И затем ныряет под одеяло и, прижимаясь ко мне вплотную, опускает голову мне на плечо. Я даже удивиться не успеваю, так быстро она засыпает. Ох, боже мой! Я даже дышать перестал, чтобы не разбудить ее ненароком. В комнате темно, но я даже в потемках вижу, как она хмурится во сне. Все ее беды и проблемы остаются с ней даже сейчас. И единственное, что я могу сделать, это обнять ее в попытке отогнать эти ужасы подальше. Так я не сплю, почти всю ночь. То есть я дремлю немного, но каждый раз, когда Мальпе поворачивается, я открываю глаза от страха потерять ее. И успокаиваюсь только тогда, когда удается снова обнять ее.
   Под утро крепкий сон все-таки побеждает меня на пару часов. А проснувшись, я не застаю Мальпе в комнате и выпрыгиваю из кровати как пуля. Она сидит на крылечке и беседует с Вилией и Тиной. С облегчением выдыхаю. Да, я знаю, что каждая из них куда сильнее меня в своей магии, но я просто обязан их защищать. Я не могу позволить, чтобы что-то страшное случилось.
   - Привет! У меня есть новости. - в руках у Вилии с шумом появляется перепуганный до смерти Саймон. - Его выставили на всеобщее обозрение во дворце для развлечения, представляешь?
   - Что с Энди?
   - Я его не нашла. Я думаю, что он в темницах под дворцом. Но в них моя магия не действует. Никакая магия не действует.
   - Он жив?
   - Думаю да. Я слышала разговор пары катаскопов. У них еще есть приказ. В первую очередь вернуть Кристину домой. А вас убить. Энди несет какую-то чушь и сейчас они пытаются понять, насколько велики сейчас ваши силы и когда вы собираетесь выплывать. Вас планируют поймать подальше от берега. Простое кораблекрушение. Без свидетелей. Без подозреваемых. Без личных контактов. Быстро и просто, как все, что они делают.
   - Болтливость Энди дает ему шанс? Сколько у нас еще есть времени?
   - Меньше суток. Хорошо бы забрать его ночью. Посейдон планирует посетить северные воды. Так будет значительно проще вызволить Рыжика. Не думаю, что подобный шанс представится нам еще раз.
   Затягивать время до тренировки нельзя. Вилия быстро переносит всех в нашу секретную бухту и располагается с котом на качелях, пока мы все выходим на воду.
   - Я все продумала. Вик, ты будешь отвечать за скорость движения. Тина, контролируешь давление внутри воздушных капсул. Я пока побуду на защите. Думаю, что нас все равно будут ждать. Вам нужно научиться хотя бы этому за сегодня.
   - Кажется, я могу помочь. - прямо за нашей спиной стоит Айк. Стоит - слишком громкое определение. Фактически, он висит, опираясь на Джо, который к тому же держит одну из книг Астери подмышкой.
   - Снова ты! - Вилия вскакивает с места и уже вскидывает руки, чтобы перетащить Айка куда-нибудь подальше от нас, но Мальпе останавливает ее.
   - Что ты предлагаешь?
   - Джо рассказал мне об Энди. До того как я... - пару секунд он подыскивает выражение меньше всего задевающее его гордость, - заболел, я листал книги болотной ведьмы и наткнулся на заклинание, значительно повышающее магические силы.
   - Это то, что нам пригодится сейчас. - Кристина бросается обнять брата, но то поднимает руку, останавливая ее.
   - С русалками спутался Вик. Если он согласится, то заклинание я применю на него. А ты останешься человеком. И на берегу!
   - Ты не можешь меня остановить.
   - Да, но я могу не колдовать над тобой.
   - А если моего волшебства не хватит? Энди похитили по твоей вине, Айк! - Кристина приближается к брату с совершенно обезумевшим лицом.
   - Мне плевать на каждого из них, я не могу потерять тебя!
   - Ты потеряешь меня, если не прекратишь рисковать чужими жизнями! Я не стану спокойно наблюдать за этим!
   По лицу Айка понятно, что он признает поражение.
   - Ладно, если ты обещаешь, что постараешься вернуться живой. Хотя бы постарайся.
   - Я обещаю, что вернусь. Слышишь? Не постараюсь вернуться. Я обещаю вернуться живой!
   - Каковы шансы, что заклинание сработает? - нарушаю я всеобщее, еле установленное спокойствие. - То есть, Айк, ты же даже не знаешь, как все это происходит. Ты никогда раньше этим не занимался.
   - Не знаю. Эта ситуация вообще, как проверка теории вероятности в действии. - бурчит недовольным тоном мой начальник
   - Ой, Айк, я тебя прошу, не сейчас! - Тина нетерпеливо топает ножкой.
   - Да ладно, я просто хочу сказать, что тут либо сработает, либо нет. Третьего не дано. Но мы не узнаем, пока не попробуем. Обряд проводится под первой звездой, в ночь полнолуния. Сегодняшний вечер как раз идеально подойдет. Так что пока тренируйтесь, а усиление сделаем вечером. Я пока попробую найти еще хоть немного информации.
   Джо отводит Айка на качели, а сам садится у основания дерева, в тени. Вилия вначале осторожно, затем все активнее помогает им разбираться в надписях в книге Астери. Она приносит травы, посуду, иссушивает компоненты ветрами, поливает их дождями, в общем, делает все, что требуется для ускорения работы.
   Наша тренировка не дает мне наблюдать за всем, что они делают. Мальпе и Кристина нещадно швыряют меня волнами, мешая поддерживать капсулу. Моя магия слишком слаба, не то, что их.
   - Не стой на одном месте! Ты же будешь двигаться, - командует мной Тина, которая умудряется и поддерживать свою капсулу, и атаковать меня одновременно. - Ну же, давай, представь то, что тебе близко!
   - Как тебе это удается?
   - Я представила себя гусеницей в коконе! - ее капсула действительно больше похожа на вытянутый кокон.
   - Никогда не мечтал о том, чтобы стать бабочкой, - ищу я себе оправдание, но получаю мощный удар водяной струей от Мальпе.
   - Не отвлекайся! Твоя капсула - твой щит, если ты его держишь слабо, то он ударит тебя по лбу.
   Щит. А что, отличная ассоциация. Рыцари гораздо лучше бабочек. Я даже глазом не успеваю моргнуть, как моя капсула начинает изменять свою форму и, я готов поклясться, консистенцию. Мальпе кивает на меня с довольным видом и говорит Тине.
   - Он нашел свою форму, можем спускаться под воду.
   Смотрю себе под ноги и понимаю, в воде отражается рыцарь в ледяных доспехах. Только прорези на шлеме заполнены прозрачной водой. Мне повезло гораздо больше, чем настоящим рыцарям. Мне не нужно удерживать весь вес доспехов на себе. Они, каким-то способом окружают меня, словно паря вокруг.
   - А какая форма у тебя? - только и успеваю я спросить перед погружением. И вижу, как прямо под водой формируется полураспустившийся бутон водяной лилии. Мальпе наблюдает за мной, пока я любуюсь ее демонстрацией. Но как только я приближаюсь к цветку, он растворяется в воде. Лилия Мальпе нам не пригодится, если я смогу освоить создание и контроль двух капсул.
   До самого вечера мы тренируемся поддерживать одновременно скорость передвижения, давление в наших с Тиной воздушных аквариумах и отражать нападки Мальпе, которой словно доставляет удовольствие швырять в нас ледяные копья и окружать назойливыми косяками рыб. К концу дня я уже не считаю себя таким уж слабым. То есть я понимаю, что Мальпе до сих пор удается пробить мою броню, но я успеваю восстановить ее еще до того, как драгоценных воздух покидает ее пределы. Мало того, мне удается поддерживать и вторую аналогичную броню. Пустую. Для Энди. Я просто не намерен возвращаться обратно без него. Вернее не так. Я намерен вернуться с ним. И только так.
   Мы выбираемся на берег и видим, что у Айка, Вилии и Джо уже все готово. На качелях стоят свечи, освещающие книгу неярким свечением, в руках у Джо пара чаш с водой и мешочек с какими-то травами. Айку уже значительно легче. Он передвигается сам и довольно шустро, кстати сказать.
   - Как ты чувствуешь себя? - неуверенно спрашивает его сестра.
   - Отлично. Даже не смотря на то, что ваша спутница могла меня вылечить, но решила этого не делать, я уже решил эту проблему. Хвала волшебной книжке. Я, оказывается, могу лечить сам себя.
   Мальпе даже бровью не ведет, в ответ на высказанный упрек.
   - Что им нужно сделать?
   - О, это так похоже на детские шалости с вызовом духов. Нужно сесть напротив ведьмы. Я так понимаю, что ведьмой называют вашего покорного слугу. - Айк разводит руки и дурашливо кланяется. - И смотря ей в глаза, выпить смесь, приготовленную на восходе первой звезды. Дальше нужно постараться верить в себя в то время, пока я буду произносить заклинание.
   - Как быстро это сработает?
   - Если! - Айк даже не скрывает, насколько ему неприятно разговаривать с Мальпе. - Если сработает, то мгновенно. Правда они будут ощущать легкую головную боль и тошноту. Но к утру все пройдет.
   Джо смотрит на Тину с мольбой в глазах и отрицательно качает головой, но та отводит взгляд. Очевидно, что она серьезно настроена.
   - Звезда взошла, - отвлекает всех от назревающего снова спора Вилия и тычет пальцем в небо. Айк высыпает из мешочка перетертые в пыль травы в обе чаши в равном количестве и опускается на колени перед качелями так, что они становятся его алтарем. Мы с Тиной садимся по другую сторону и сверлим взглядом нашу "ведьму". Айк безотрывно смотрит мне в глаза, явно надеясь, что без контакта взглядов, колдовство на его сестру не подействует. Но она, допив зелье, с такой силой швыряет чашу на качели, что Айк вздрогнув, забывает о своем плане. Потеряв контроль буквально на секунду, пристально смотрит на Кристину.
   - Fiat firmamentum in medio aquanim et separet aquas ab aquis, quae superius sicut quae inferius et quae iuferius sicut quae superius ad perpetranda miracula rei unius. Sol ejus pater est, luna mater et ventus hanc gestavit in utero suo, ascendit a terra ad coelum in terram descendit. Exorciso te creatura aqua, ut sis mihi speculum Dei vivi in operibus ejus et fons vitae et ablutio peccatonim. Amen
   Про "легкую головную боль" в книге, конечно же, наврали. Боль просто адская, пульсирующая от затылка до межбровного пространства. Она мечется из стороны в сторону, заставляя глаза буквально лезть из орбит. Запястье начинает ощутимо жечь. Я вижу, как над моей ладонью небольшой огонек вырисовывает тату: круг полной луны и символы в нем:
  
  
   L A R V O
   A D U F U
   R U U R
   V F U D A
   O V R A L
  
   Все это порядком беспокоит, но наша цель важнее и приходится держать себя в руках. Кристине это дается сложно. Возможно от того, что ее магия и без того достаточно сильна. Она утыкается лбом в колени и до побелевших пальцев обхватывает ноги руками. Ее тело трясет несколько минут, но затем она все же побеждает слабость и боль, отрывает голову от колен и молча направляется к воде. Мы должны спешить. Я вижу, как Джо и Айк пытаются догнать ее, но Вилия останавливает их водяной стеной.
   - Простите, ребята. Но вы ждете нас на берегу. Все душещипательные сцены будут позже.
   Времени у нас в запасе действительно немного. Мы следуем за Мальпе на дикой скорости. Мои силы заметно возросли. Оглядываюсь на Тину, пока еще я что-то способен различать в этом мраке, и вижу, что она лежит в своем коконе, закрыв глаза, лишь немного шевеля руками, контролирует подачу воздуха и сглаживает давление внутри капсул. До самого дна на нас никто не нападает. Вся охрана сейчас у дворца, охраняют подступы. Вилия встречает нас у города.
   - Иара договорилась. Стены камер взорвет один из тритонов, и она выведет пленника наружу, там мы его и встретим. У нас будет совсем немного времени на то, чтобы забрать его. Ввязываться в битву глупо. Мы не сможем победить. Главное скрыться до того, как они поймут, где мы. Точнее вы. - Вилия виновато оглядывается на меня и Тину. - Я не смогу перенести вас всех. Да и после взрыва мне придется проследить, чтобы эти анти магические штучки из подземелья вас не коснулись.
   - Мы справимся, - пытаюсь я немного успокоить малышку, - только скажи, когда начинать?
   Взрыв получился действительно мощным. Сквозь поднятые столбы песка, разлетевшегося по всему поселению, я вижу совсем немного. Иара вытаскивает Энди из дыры, образовавшейся в холме под дворцом, и тащит его к нам. Дорогу ей преграждают эпикалипсы и катаскопы. Я уверен, что именно так они и выглядят. У них золотые и серебряные хвосты, похожие на кольчугу, и совершенно черные радужки глаз, окружающие белоснежные зрачки. Вилия куда-то исчезла, Мальпе волной вырывает Энди из рук Иары, и сама преграждает путь войнам отца к нам. Помещаю Рыжего в запасную капсулу и пытаюсь двинуться к Мальпе на помощь, но она с силой отшвыривает нас минимум на три сотни метров с помощью волны.
   - Мы должны отнести его наверх, Вик! Мы вернемся! Быстрее! Давай! - я не хочу слушаться Тину, но она права. Она, как сверчок Джимини, всегда знает, что нужно делать, и от чего лучше воздержаться. Бросаю последний взгляд и прилагаю все свои силы, чтобы доставить Энди наверх как можно быстрее.
   Наверху я лишь успеваю проверить дыхание Энди. Он дышит, хоть и слабо. Джо и Айк, терпеливо ожидавшие нас наверху уже приготовили самодельные носилки и быстро уносят его в сторону коттеджей. Тина оказывается без физических сил от переизбытка магических. На воздухе ее штормит из стороны в сторону, и я решаю оставить ее наверху.
   - Я должна пойти с тобой. Ты не умеешь поддерживать условия для жизни в капсуле, - вяло протестует она, но теперь я не дам решать за меня. Воды вокруг достаточно для того, чтобы сделать стену, похожую на ту, которую использовала Вилия. Только вот я свою еще и замораживаю. Уйдет некоторое время, прежде чем она выберется. Тем более в таком состоянии.
   Вода принимает меня как родного. Уж не знаю, зависит ли это от нового рисунка на моей руке или усиленная тренировка, но я и сам сейчас ощущаю себя в воде гораздо комфортней, чем на поверхности. Контроль над состоянием капсулы держать не сложно. Он, кажется, поддерживается уже почти на автомате. Плыть все равно приходится долго. Гораздо дольше, чем мне хотелось бы. И к тому моменту, когда я возвращаюсь к Селенофото, я нахожу там лишь разруху после боя. Ни Мальпе, ни Иары. Русалок, словно эвакуировали. Охраны тоже нет. Понятное дело. Охранять то некого больше.
   Озираюсь по сторонам, в тщетной попытке найти хоть кого-то и понимаю, что внизу, у основания холма лежит крошечное тельце. Дух перехватывает.
   - Вилия! - крик срывается с моих губ непроизвольно. Но засады вокруг все же не оказывается. Или меня просто не услышали. Плыву вниз и на всякий случай осторожно укладываю девочку в аналогичную моей капсулу. Больше ожидать нечего, искать некого. Город пуст. Еще раз обогнув его для верности, я все же решаю направиться на поверхность.
   Мы выбираемся на рассвете и натыкаемся на всех троих Энди, Айка и Джо, тщетно пытающихся сломать стену, за которой сидит Кристина. Я на руках выношу Вилию на сушу и, осторожно уложив ее на песок, снимаю свое волшебство со стены Тины. В моем исполнении это выглядит куда менее изящно, чем у Мальпе, вода со шлепком разливается по пляжу, сбив с ног всех, кто находится рядом, кроме Тины. Но вместо благодарности за освобождения я получаю выговор и даже подзатыльник от нее.
   - Тебе что, не говорили, что снять форму с воды может только тот, кто ей ее придал?
   - Эм, говорили.
   - И что? Ты зачем меня тут оставил? - обиженно косится на меня Кристина.
   - Тебе нужно было отдохнуть.
   - О да, спасибо!
   - Тебе, кстати, и правда лучше, ты вон даже руки распускать начала.
   - Рассвет же. Как Айк и обещал, стало легче. А тебе?
   - И мне. Айк, - оглядываюсь на шефа и застаю его колдующим над Вилией, - ты что делаешь.
   - Я, конечно, тот еще урод, но не оставлю ребенка умирать. Это даже для меня слишком. - отмахивается он от меня и завершает обряд, опуская ладонь, на лоб девочки.
   - Но как ты освоил все это за ночь?
   - Без понятия. После того, что я сделал с вами, книга стала просто открываться на нужном месте каждый раз, когда я только подумаю об этом. Это немного... пугает. Хотя нет, на самом деле мне плевать. У меня просто нет выбора.
   - Ты же знаешь, что выбор есть всегда.
   Он смотрит на меня в упор, затем переводит взгляд на Кристину и кивает.
   - Только он не всегда может быть правильным.
   Она закатывает глаза, и уже было готовится возразить ему что-то, как Вилия приходит в себя, глубоко, судорожно вдыхает и громко с хрипом откашливается. Все смотрят на нее как на маленькое чудо, а Энди падает на колени рядом с ней и прижимает ее к себе.
   - Я говорил, что ты мой маленький герой? Последнее, что я видел там, на дне, как ты удерживала черную, мутную воду, будто пропитанную чернилами, пока меня вытаскивали все дальше наверх.
   - Антимагия... да, ее было неожиданно много. Ох, Рыжик, но там же была не только я. Тина, Вик, Мальпе... - она начинает озираться по сторонам, - где она? Нет, стоп, где Мальпе?
   - Я... - закусываю губу, в попытке подобрать слова тому, что буквально душит меня сейчас изнутри, - я потерял ее там.
   - Мы потеряли, - кладет мне на плечо руку Тина, пытаясь облегчить эту минуту.
   - Ее нужно найти! Мы должны вернуться! - Вилия начинает суетиться и бежит к воде. Ее останавливает волна, созданная и замороженная Кристиной.
   - Вик был там. И нашел только тебя. Там никого нет. Совсем никого.
   - Она может быть еще жива, иначе они бы не забрали с собой тело, да? - В глазах Вилии стоят слезы. Она ищет утешения, заглядывая в глаза Энди.
   - Конечно, милая, она жива! - улыбка Энди слишком уж неуверенная на этот раз. - Она ведь принцесса подводного мира, ты же знаешь?
   Вилия неохотно кивает и отводит глаза.
   - Мы продолжим искать ее, - обещаю я ей.
   - А пока тебе нужно отдохнуть, - вода, пропитанная антимагией, лишила Вилию способностей, и мы не знаем, как надолго. Но мы стараемся не акцентировать на этом внимание, поэтому топать к гостинице нам приходится самостоятельно, и не жалуясь на жизнь. Энди и, правда, вжился в роль заботливого папаши. К тому времени, когда мы добираемся до коттеджей, он отдает свою спальню Вилии в пользование, укутывает ее в одеяло, приносит какао и вручает вместо плюшевой игрушки моего кота. Теперь она обычный ребенок. Ладно, не обычный. Измотанный сложной ночью и потерявший лучшего друга. Мы все понимаем это, и обсуждать произошедшее нас не тянет. Энди разгоняет всех из общей комнаты с требованием оставить малышку в покое и идет на кухню готовить что-то вкусное. Айк и Джо заставляют Кристину тоже отправиться отдохнуть, а я, зажав волшебный мешочек от Астери в кулаке, возвращаюсь на побережье с единственной целью. Найти Мальпе. И найти ее я надеюсь непременно живой. Поэтому времени на отдых я себе не отвожу. Я просто должен ее найти. Вот и все.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 11
   Полдня проходит в одиночестве. Я спускаюсь к поселению и хожу по нему, заглядывая в каждый угол, каждый дом. Лучи света, оставшись без магической подпитки, постепенно тускнеют и исчезают, утаскивая за собой мои надежды. Магические силы, как и говорила мне Мальпе, из-за нахлынувшего отчаяния и усталости становятся все слабее. На третьем заходе я решаю попробовать перенести защитную капсулу только на технику. В конце концов, фонарику не нужен кислород, нужно всего лишь сдерживать давление воды. Оказывается, что я без труда могу дышать вод водой и без защитной капсулы, ограничивающей мои движения. Правда все время, пока я проделываю этот фокус, татуировка на правой руке зудит и ощутимо дергает по нерву до самого плеча. Но это гораздо удобнее, чем попытки разглядеть все через ледяное забрало средневекового рыцаря.
   Все эти дома и проулки, словно спящие в темноте и запустении, наводят на печальные мысли. Я, наконец, понимаю, что нужно двигаться дальше. Но я не в состоянии обыскать все средиземное море. А если они сбежали еще дальше? По рекам? В другие водоемы? И есть ли с ними Мальпе? Или она пытается скрыться от погони?
   Все же решаю посоветоваться с Кристиной. Она поспала всего четыре часа и к тому моменту, когда я приближаюсь к их коттеджу, застаю ее, выпрыгивающей из окна спальни на первом этаже.
   - Ого! Айк совсем запретил видеться с Джо?
   - Не угадал. Мне запретили спускаться под воду. И мало того, Джо с ним солидарен! Предатель! - заговорщицки шепчет мне Тина. - Бежим, пока они не прознали, что я ушла.
   - Не думаю, что для Джо это такая уж тайна. Ты же помнишь, он у нас супер герой.
   Моя спутница пожимает плечами и закидывает рюкзак за плечо.
   - И все же им придется со мной считаться. Я знаю, что нужно делать, и если они пугаются каждой мелочи, то я нет.
   - Ты знаешь, о видении твоего брата?
   Молчаливый кивок и очередное пожатие плечами.
   - Это еще не повод прятаться всю жизнь. Мальпе была добра к нам. Вилия лишилась сил из-за Айка. Астери обещала, что все будет хорошо. Я не умру. Что бы он там не видел.
   Заходя в дом, видим Энди, накрывающего на стол.
   - О, да ты просто стал лучшим папой в мире! - вяло пытаюсь пошутить я, но он воспринимает все слишком серьезно.
   - Знаешь, я вот подумал, не будет ли это странным, удочерить подростка. То есть, раз уж она лишилась своих способностей, то возможно начнет и расти. Как обычный человек. А у нее глаза Елены. Такие же полные одиночества, тем не менее, добрые и искренние.
   - Странным? Энди, ты, правда, думаешь, что после всего происходящего это слово все еще должно существовать в списке употребляемых нами?
   Он неопределенно хмыкает и косится на дверь.
   - Только вот как сказать об этом ей?
   - А ты не говори, - Тина уже поедает за обе щеки приготовленный обед, - побудь для нее пока верным другом. А когда мы спасем ее подружку...
   - Вы нашли способ спасти Мальпе? Вы знаете, где она?
   - На пороге комнаты стоит Вилия, с отпечатком подушки на щеке.
   Кристина откладывает вилку и поднимает с пола брошенный у стула рюкзак.
   - Вообще-то я хотела сделать все это при тебе. Понимаешь, я тут позаимствовала кое-что, - она достает из рюкзака книгу, с которой Айк недавно был на берегу, - и немного полистав, наткнулась на интересный обряд.
   - Для этого нам понадобится помощь ведьмака?
   - Ну, если мы хотим найти ее точное месторасположение, то да.
   Вилия, как и все в комнате, слишком хорошо понимает, что Айк вряд ли согласится помогать нам и в этот раз. Она разочарованно надувает щеки и тяжело вздыхает и Тина начинает говорить так быстро, что ее становится сложно понять.
   - Но мы можем узнать, как она себя чувствует, даже не ставя моего брата в известность о том, что мы делаем.
   - И как мы это сделаем? - ох уж эти тайны, они всегда выводят меня из себя. А теперь, когда они касаются Мальпе, мои нервы уже на пределе.
   - Нужен кто-то обладающий духовной близостью и похожей магией, - Тина растягивает уголки рта в подобии улыбки и поднимает бровь.
   - Я?
   - А кто еще? Это же ты ее любишь!
   - Но она-то меня не любит!
   - Откуда ты знаешь? К тому же, даже если она просто доверяет тебе, то обряд сработает. Не на полную мощь, конечно, но ты, по крайней мере, будешь знать, жива ли она или нет.
   - Все лучше, чем ничего. Что делать нужно?
   Тина открывает книгу на месте с завернутой уголком страницей.
   - Ты знаешь, что в библиотеке тебя бы заставили заплатить за это штраф? - интересуюсь я мимоходом.
   - По счастью, моя личная библиотека в лице брата вряд ли решится на подобные меры. Вот, смотри! Зола от трех видов трав и капля морской воды.
   - Сейчас принесу, - радостно вскрикивает Вилия, но ее довольное выражение лица тут же сменяется разочарованием, - или нет.
   Энди вскакивает, потирая ладони, и делает вид, будто ничего необычного не происходит.
   - Это все равно была плохая идея. Лучше нам всем сходить за ними пешком, заодно отойдем подальше от гостиницы. Тут Айк может нагрянуть в любой момент.
   Вилия кивает головой и хватает кота на руки.
   - Значит идем? Ждать больше некого?
   - А Джо? - Энди с вопросом смотрит на меня.
   - А он остается отвлекать начальство, - раздается голос Джо из-за открытого окна и следом выглядывает его голова, - ты же не думала, что я настолько глуп, чтобы не отличить подушку и горстку одежды, прикрытую одеялом, от настоящего человека? - Обращается он к Кристине с укоризненным взглядом и та делает виноватое лицо.
   Дорога занимает совсем немного времени. Вилия, обычно приносящая травы для Астери, прекрасно знает эту местность. И хотя пару раз мы натыкаемся на стены, которые она привыкла игнорировать, но поляны с нужными травами, мы находим все равно быстро.
   - Простите, - виновато оглядывается на нас девочка каждый раз, когда нам приходится делать что-то самостоятельно. Энди тщетно пытается объяснить ей, что рассчитывать только на свои вполне себе обычные и не волшебные силы - естественное состояние любого человека, но малышка настолько крепко приросла к своим магическим штучкам, что не может этого понять. По счастью, высушить траву над огнем оказывается несложно, и Вилия, наконец, успокаивается.
   - Ну и что дальше делать с этим? - кручу я чашкой с растертыми в порошок травами перед носом у Кристины.
   - Посыпать голову. - она пожимает плечами и даже не скрывает улыбки.
   - Что? Ты шутишь, да? В прошлый раз мы пили ее.
   - Тут все очень сложно. Я вообще удивлена, что Айк так просто разобрался во всем этом. Но, насколько я поняла, эти травы исполняют роль антенны. А ноги, кстати, нужно в воду опустить. Чтобы найти именно русалку.
   Даже боюсь представить, насколько глупо это все будет выглядеть. Терпеть не могу быть клоуном. Посыпать голову измельченными травами. Как кролика перед запеканием, честное слово. Хорошо хоть в костер не суют. Кто только придумывал все эти обряды?
   - Отвернитесь.
   - Что? - Тина округляет глаза. - Но я должна объяснить тебе, как настроиться.
   - Вот отвернись, уткнись носом в свою книжонку и читай громко и с выражением! Не хочу, чтоб вы все сейчас на меня глазели.
   - Ты ноешь как маленький, честное слово!
   - Я что сказал! Отвернись!
   - Боже, ладно, только прекрати нервничать. Закрывай глаза, посыпай голову порошком, ноги в воду. Сделал?
   - Да. - я сижу на пирсе, щедро пересыпанный травами, запах от которых настолько резкий, что я вот-вот чихну, и пытаюсь сконцентрироваться на том, что должен сделать.
   - Расслабься и представь, что твоя кровь и морская вода едины. Во всем этом огромном море для тебя не осталось ни единого далекого уголка. Ты ощущаешь каждое живое создание там, как будто они находятся рядом с тобой. Где-то там, среди россыпи ощущений будет одна горячая точка - Мальпе. Чем теплее точка, тем лучше она себя ощущает. Горячо - здорова и не напугана. Тепло - физически она цела, но скорее всего психологически ей не комфортно. Холодно - у нее болит и тело и душа.
   - А если не почувствую?
   - Даже не думай об этом.
   - Ох, ладно, гипнотизер из тебя отвратительный. Помолчи, я попробую сконцентрироваться.
   Слышу, как за моей спиной Тина захлопывает книгу. Я одно целое с морем. Это представить не сложно. На самом деле, чем чаще я опускался на поиски Мальпе, тем меньше меня пугала глубина. Теперь же я с радостью жду момента, когда смогу окунуться. Вода оглаживает стопы, и я чувствую, как с каждым новым мгновением мой пульс распространяется все дальше и дальше, далеко за пределы тела. Я не могу различить те очаги, которые мой пульс обходит стороной, но от них исходят собственные еле слышные постукивания и волны, а значит, это и есть обитатели моря. Я уже сбился со счета. Их тут огромное количество. Время идет, а я все еще не нахожу ничего похожего на то, что описала Кристина. Волнение мешает сосредоточиться, вдобавок, я подгоняю сам себя. Внезапно волна моего пульса прекращает распространяться. Она разворачивается и начинает движение в обратном направлении. Я просканировал все море, но не нашел ее. От одной этой мысли становится тяжело дышать. За спиной раздаются вопросы, как я, нашел ли я что-нибудь. Видимо мое беспокойство заметно даже со спины, потому что оттуда раздается недоуменный шепот. На всякий случай решаю дождаться, пока волна вернется ко мне, проверив все уголки моря еще раз. Держать контроль становится все труднее, руками цепляюсь за края пирса, и ощущаю, как вода уходит из-под ног, но тут же возвращается. С ней появляется и огромный, горящий шар в моей голове. Он пульсирует и постукивает. Это она! Она цела!
   Открываю глаза и понимаю, почему все были настолько взволнованы. Прямо передо мной крутится довольно большое торнадо из воды, собирая все больше жидкости из бухты. Береговая линия выдвинулась на пару метров вперед, как будто в период масштабного отлива. Осторожно, стараясь не вызвать небольшого цунами, возвращаю всю воду обратно в море. И поворачиваюсь к ребятам, которые, конечно же, уже смотрят на меня во все глаза.
   - Я же просил не смотреть...
   - Черт возьми, Вик! Ну что?
   - С ней все в порядке. Я думаю, что она где-то рядом. Но не знаю, где именно.
   - Она в плену?
   - Нет, то есть не думаю, что так. Шар в моей голове был реально пылающим. Думаю, что с ней все хорошо.
   - Тогда почему она не показывается? - Вилия задает единственный оставшийся у нас вопрос. Но все, на что я сейчас способен в качестве ответа, пожать плечами. И, похоже, не только я.
   В кармане Энди противно трещит мобильник. Одна из модных сейчас туц-туц мелодий совершенно без музыки, зато сопровождаемая писклявыми компьютерными голосами на фоне. Глядя на его удивленное лицо, я даже не решусь предположить, что же такое ему прямо сейчас сообщают в этом звонке. С нетерпением ожидаю окончания беседы не только я.
   - Кристина, - Энди замолкает ненадолго и поджимает губы, словно обдумывая, как бы рассказать поступившие новости, - звонил Джо.
   - Что-то случилось? Почему он не позвонил мне?
   - Хм-м, видимо потому, что он не знает, как сказать тебе, что твой брат попал в психушку.
   - Ты шутишь?
   - А что, похоже? - Энди действительно выглядит очень серьезным.
   - Что произошло?
   - Он понял, что ты ушла, и направился искать тебя. Не нашел в бухте и двинулся на набережную. Джо попытался успокоить его и остановить, но Айк раскричался так, что все, находившиеся на побережье слышали его животрепещущий рассказ о русалках.
   Вилия опускает глаза и разочарованно качает головой.
   - Только этого нам сейчас не хватало. О чем он думает?
   Кристина бормочет что-то невнятное, запихивает книжку в рюкзак и скрывается за деревьями, направляясь к городу.
   - Ты же не думаешь пойти без нас, - догоняем ее всей толпой.
   - Я даже не знаю, что с этим делать. То есть если со всеми нашими вложениями в их экономику, они все-таки решились на подобный шаг... как это можно остановить?
   - А может не нужно ничего останавливать? - у Вилии сейчас очень взрослый и озабоченный вид, но те вещи, о которых она говорит, не решился бы произнести никто из нас. Для этого определенно нужна ее детская непосредственность. - Может, его там немного успокоят, он придет в норму, ундины почувствуют себя в безопасности. Посейдон, конечно, все так просто не забудет, но если шпионы доложат ему о том, где сейчас ваш золотой руководитель, то он может отменить рискованную охоту и доверить людям разбираться с людьми.
   Кристина смотрит на девочку так, словно видит ее впервые.
   - Как ты можешь? Я не брошу его там.
   - Он в ярости, Тина, - подключается к разговору Энди, - Джо предлагал ему свою помощь, но Айк не хочет ее принимать! Он готов остаться в психушке, лишь бы доказать, что она прав, заставить тебя чувствовать себя виноватой! Таких людей нужно изолировать... хотя бы временно.
   Кристина отводит глаза и тяжело дышит, на ее лице ясно видно, как доводы разума борются с сестринской любовью и заботой. Лишь спустя минуту молчания она открывает рот и выдает хриплым, ослабевшим внезапно голосом только одну фразу:
   - Я не могу. Он мой брат.
   Энди и Вилия отступают на шаг назад.
   - Прости. Ты права, толпе не место там. Мы будем ждать в гостинице.
   Тина понимающе кивает и переводит взгляд на меня.
   - Я с тобой.
   - Правда?
   Пожимаю плечами. Что тут можно ответить? Тина не знает из-за чего на самом деле сходит с ума ее брат. Айк не готов принять решение сестры. Они оба не могут разорвать семейные узы, связавшие их так крепко. И я понимаю каждого из них. Не одобряю, правда, но понимаю. К тому же мне нужно занять себя чем-то до появления Мальпе. Теперь я уверен, что она появится, просто не знаю когда.
   ***
   Небольшое здание клиники даже сразу не примешь за лечебницу для душевнобольных. Тут все пропитано солнцем и ароматами цветущих в небольшом дворе растений. Только обилие белых халатов среди отдыхающих на скамеечках выдает специализированное учреждение. Тина словно знает, куда следует идти, среди лестниц и дверей она безошибочно выбирает ту, которая ведет к главному врачу. Разговор не клеится, некоторое время мы ходим вокруг да около, натыкаясь все на тот же отказ. Но Кристина не намерена отступать.
   - Но что-то же можно сделать? Не обязательно оставлять его тут из-за одного неудачного дня.
   - Послушайте, мисс Смитт, ваш брат уверен, что видел русалок, он твердит что-то о духах погоды и о своих магических способностях.
   - Он просто впечатлительный, это не опасно!
   - Для него, возможно. Но прилюдные сцены, крики, агрессия. Вы в курсе, что он набросился с кулаками на мужчину, который спросил, нужна ли ему помощь?
   - Я могу гарантировать, что прилюдных сцен больше не будет.
   - Сомневаюсь, что вы можете это гарантировать. Ваш друг был с ним все время и не смог остановить происходящее.
   - А я смогу! - Тина понимает, что повысила голос, и уже ходит по краю, быстро выдыхает, пытаясь избавится от напряжения.
   - Вы и сами на пределе. Я не могу принять ваше поручительство.
   - Кристина, выйди на минуту, пожалуйста. - я уже понял, в чем дело и теперь решаю взять все в свои руки. Даже мне не понятно, зачем мне вызволять Айка из психушки, но глядя на его сестру, я просто не могу оставаться в стороне.
   Девушка быстрым шагом выходит и осторожно закрывает за собой дверь. Очевидно, справиться с нервами ей не удается, из-за двери слышны быстрые постукивания каблучков. Она ходит из угла в угол как загнанный в клетку зверь.
   - Итак, что вы хотите? - доктор снимает очки и крутит их за дужку с недовольным видом.
   - Именно это я и хотел бы услышать от вас. Что хотите вы и что хочет тот, кто отдал приказ держать Айка тут?
   - Как вы смеете?
   - Доктор, боюсь я не настроен тешить ваше раненное чувство собственного достоинства. Все слишком очевидно.
   Судя по тому, как он потирает лоб, я попал в цель.
   - Послушайте...
   - Виктор. - представляюсь я значительно позже, чем это следовало бы сделать.
   - Послушайте, Виктор, легенды тут... популярны у местного населения. Но русалки в легендах - страшные, мстительные твари. Люди их боятся. Сегодняшний выпад вашего друга...
   - Начальника.
   - Вашего начальника. Да. Он спровоцировал панику. Пока среди небольшого количества людей. Но если она охватит большее количество граждан? Мы потеряем туристов, мы потеряем наших людей, мы рискуем остаться в запустении. И все из-за ваших поисков. Нам еле удалось скрыть случившееся не так давно нападение на пристани. Мы просто не можем рисковать.
   - Если мы прекратим очевидные поиски, вы отпустите его?
   - К чему нужны поиски? Это признак болезни! Никто не ищет Санта-Клауса. Миф должен быть мифом.
   - Мы не согласны их прекратить. Но мы готовы их спрятать. Никто не узнает ничего. Мы найдем прикрытие. Айк будет спокоен и не потревожит больше ни вас, никого из населения острова.
   - Боюсь, этого недостаточно. Не думаю, что администрация города сочтет эти условия возможными.
   - Сколько они хотят?
   Перед моим лицом оказывается рука, с зажатым листком бумаги.
   - Все там.
   - Хорошо.
   - Вы не посмотрели на сумму.
   - Его сестра очень хочет вернуть старшего брата. И если вы сможете гарантировать, что после этого нас избавят от преследований со стороны власти... мы же можем на это рассчитывать?
   - Конечно!
   - Тогда верните Смитту его вещи, уничтожьте историю болезни и в течение пары часов деньги появятся на указанном счету.
   Подобное распоряжение чужими деньгами всегда было для меня верхом возможного хамства. Но перед глазами встает картинка из истории моего общения с Айком, когда она напомнил, что обладает не миллионами, а миллиардами. Миллиарды, так миллиарды, за свои слова нужно отвечать.
   Спустя всего сорок минут хмурый Айк появляется на ступенях злополучной клиники и резко отстраняется от бросившейся к нему сестры.
   - Я так вижу, ты нам несказанно рад, - протягиваю ему книгу, которую вытащил из рюкзака Тины, чтобы не провоцировать появление новых семейных конфликтов, - я тут позаимствовал.
   - После всего, что я тебе рассказал, ты снова втягиваешь ее в эти ваши магические штучки?
   - Сказала новая болотная ведьма. Да уж действительно, я тут единственный, кто связан с волшебством.
   - Не единственный, но тебя тянет к нему, как гвоздь к магниту!
   - Мальчики, мы обещали не устраивать прилюдных сцен. - голос у Тины порядком уставший. Вся радость от освобождения брата улетучилась куда-то вмиг.
   Айк смеривает ее раздраженным взглядом.
   - За выплаченную сумму они потерпят любые сцены, которые я захочу устроить. Нужно вызвать еще людей. Они боятся запустения, что же, пускай не боятся. Им оно не грозит.
   Разговор продолжается только в машине. Джо заботливо подогнал ее к воротам, пока мы разбирались с нашим заключенным.
   - Айк, послушай, нам нужно серьезно поговорить.
   - Да, нужно. Ты должна пообещать мне, не использовать силы сирен.
   - Я не могу этого сделать. Ты не понимаешь! Я искала это ощущение так долго. Я словно обрела себя.
   - Тогда ты умрешь.
   Брови Кристины вмиг взлетают наверх. Она удивленно вторит брату.
   - Умру?
   - Астери передала мне силу предвидения. И с тех пор, каждый раз, когда я закрываю глаза, я вижу одно и то же. Ты обращаешься в русалку и погибаешь.
   - Айк, - Кристина берет его за руку, - послушай меня, пожалуйста. Именно поэтому мы и должны уплыть отсюда.
   - Они найдут тебя. Я знаю, найдут! Я не могу это так оставить.
   - Они не тронут нас, если мы отступим. У нас есть покровители среди русалок. Нас защищают, обучают. Мои силы становятся сильнее с каждым новым днем.
   - Ты уже превращаешься! Ты уже русалка без хвоста.
   - Я уже кучу лет русалка без хвоста! Просто силы проявились недавно. Но я чувствовала себя одной из них все эти годы.
   - Я не отдам им тебя.
   - И не надо. Я буду с тобой. Мы вместе будем далеко отсюда. Мы продвинемся вглубь континента, подальше от больших водоемов. И спрячемся.
   - Они не оставят нас в покое, Тина, - повторяет Айк чеканя каждое слово, - это не сон, не галлюцинация. Ты погибнешь, если мы не повернем удачу на нашу сторону. Мы получим доказательства их существования, и сможем провести шантаж. Мы молчим, они не атакуют.
   Кристина поднимает руки, словно сдается.
   - Ты бредишь. Ты боишься акулы, но лезешь прямиком к ней в пасть!
   - Чтобы вонзить ей нож в нёбо.
   - Или умереть. Айк, ты же понимаешь, что я не соглашусь с тобой?
   - Так или иначе, но я все равно не отдам тебя им. Ты вольна делать то, что хочешь, но я... прости, я буду делать то, что считаю нужным.
   Кристина выходит из машины и хлопает со всей силы дверью. Айк от неожиданности подпрыгивает на месте. Джо догоняет Кристину, и они вместе скрываются за поворотом.
   - Ну, а ты чего сидишь? - Айка слишком раздражен, чтобы быть вежливым. Глупый-глупый принц, ничему его жизнь не учит. Мне сейчас так хочется стать волшебницей и сделать их него чудовище. Ну, или хотя бы проучить его разок. Но, по иронии судьбы, на сей раз злая ведьма и избалованный принц это одно и то же лицо. А значит, единственное, что мне сейчас остается, это молча выйти из машины и не тратить на него свои нервные клетки. Тем более, если верить книжкам, то они не восстанавливаются.
   На углу, за которым исчезли Джо и Тина, виднеется очаровательное небольшое кафе. Именно туда я и направляюсь. Столь желанные обычно минуты покоя, теперь кажутся пустыми и бессмысленными. Моя прекрасная принцесса исчезла где-то и не дает даже приблизиться к себе. Отсюда возникает вопрос: моя ли она, эта прекрасная принцесса? Мой верный кот теперь стал всеобщим любимцем. С ним возится Вилия, его кормит Энди, утешается с его помощью Тина и заново учится общаться Джо. И Саймону, что странно, это нравится. Так что я, похоже, его лишился. Мои силы тянут меня на дно морское. И после сегодняшнего разговора Айка и Кристины я даже не знаю, наслаждаться ли мне этим или опасаться. В общем, снова одни вопросы. И снова нет ответов.
   А еще есть чашка горячего черного кофе с восхитительным запахом. Вдыхаю этот аромат и пытаюсь сообразить, как давно я не сидел вот так просто в кафе и не наслаждался такими простыми радостями жизни. Пожалуй, слишком давно. Еще дома. Туда бы теперь я вернулся. Конечно, если бы все наладилось.
   Стоп! Домой. Внезапно я вспоминаю процесс поиска Мальпе и понимаю, где она сейчас может быть. Какай же я дурак! Я все это время знал, где она может быть. Мы все знали! Вскакиваю, едва не опрокинув на себя чашку с кофе. Мои силы дают мне определенное преимущество. Пару месяцев назад, вся жидкость из чашки оказалась бы на моих джинсах. А теперь лишь покорно вернулась на место. Пора бежать. Мальпе, я уже иду. Надеюсь, что ты ждешь!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 12
   Вся дорога проходит на одном дыхании. Я задаюсь вопросом, сколько же времени мы тут находимся? Кажется, уже целую вечность. Все тропинки и закоулки между гостиницей, бухтой и ведьминой хижиной уже известны как мои пять пальцев. Домик Астери совсем рядом, но у самой двери я замираю в нерешительности. И все же решаю постучать, затем приоткрываю дверь и через щель вижу следы крови на полу. Неужели я ошибся? Или шел слишком долго? Распахиваю дверь и вижу Мальпе, сидящую на краю кровати. На самой кровати кто-то лежит.
   - Наконец-то! Я думала, что вы меня не найдете. - она оглядывается на меня и слабо улыбается.
   - Что случилось?
   - Я не могу отойти от нее, нужно поддерживать ее жизнь.
   Подхожу ближе и вижу Иару бледную как смерть. Руки Мальпе лежат вокруг обширной кровоточащей раны, она сдерживает кровотечение.
   - Почему ты не вылечишь ее?
   - Я пытаюсь, но не могу. Ни одна из русалок не может вылечить рану, нанесенную Посейдоном. Это сопутствующее условие наших сил. Дети не перечат отцу.
   - Сколько вы уже тут?
   - Я притащила ее сразу после боя. В воде сложно контролировать поток крови. Сегодня я носила ее к воде, набраться немного сил. Но вернулась сюда, чтобы нас не нашли тритоны отца.
   Именно поэтому я ее и не чувствовал вначале, теперь понятно. И это чувство того, что она совсем рядом, не обмануло меня.
   - Я звала Вилию, но она не откликнулась. Мне нужна ее помощь в транспортировке.
   - Она теперь не помощница.
   В глазах у Мальпе читается ужас.
   - Она...
   - Жива, но лишена магических сил.
   - Что же делать? Я больше не в состоянии держать ее в таком состоянии.
   - Ваши глаза добавляют сложностей. Можно было бы позвать обычного доктора, но как только он проверит ее зрачки, возникнут вопросы.
   - Зови своего доктора. Я одену линзы. А Иара... знаешь, она не обладает особым волшебством из-за смешанной крови. Я уже проверяла ее зрачки. Они сейчас чернее ночи.
   Первый звонок Энди. Он и Вилия собираются привести к нам Шона, мы надеемся, что он не успел рассмотреть лица Иары во время нападения на пирсе. К тому же он до сих пор сомневается и в цели нашего путешествия, и в том, что смог заметить собственными глазами. Джо и Тина еще не вернулись, может это и хорошо. Впечатлительной Кристине ни к чему подобное видеть. А я пока я завариваю горячий чай из остатков запасов Астери и осторожно пою им нашего измотанного волшебного целителя.
   - Держи, выпей.
   - У меня тут руки немного заняты, - поджимает губы Мальпе.
   - Ты заботишься о ней, я позабочусь о тебе. - подношу чашку к самым ее губам и немного наклоняю. Она неуверенно касается губами напитка и закрывает глаза от удовольствия.
   - Я уже пару суток мечтаю об этом. Иара в таком состоянии из-за меня, я просто не могу оторваться от нее ради собственных нужд, каждая моя отлучка длится не больше минуты, но и этого времени хватает, чтобы залить кровью все вокруг.
   - Так что случилось? Я вернулся так быстро, как только мог, но нашел только обессиленную Вилию. Что происходило после того, как ты меня отшвырнула? - позволяю Мальпе сделать еще один глоток, прежде чем она ответит.
   - Спустя пару минут вернулся отец. Бой закончился быстро именно из-за этого. Никто из его войска не может даже коснуться меня. Иара увидела Посейдона и приплыла меня оповестить, но я была увлечена боем, и в момент, когда мой разъяренный отец решил меня покарать за предательство, она просто закрыла меня своим телом. Из-за меня снова страдают люди.
   - Люди страдают из-за дурацких правил твоего отца. Не смей себя винить. Просто время идет, и правила должны меняться. Бессмертному и могущественному владыке морей это принять сложно. Никто не говорил, что наш путь легкий.
   - Наш? - она удивленно поднимает глаза на меня.
   - Ты же веришь Астери? - Мальпе пожимает плечами и допивает чай.
   - Я привыкла верить ей, но если бы она сказала мне, что столько людей пострадает от моих действий. - меж ее бровей появляется печальная складка, и она опускает голову. - Я бы не вышла на поверхность в ту ночь.
   - И я не встретил бы тебя.
   - И никто не умер бы.
   Это эгоистично, и будь я сторонним наблюдателем, я бы ужаснулся своему поведению. Но глядя на Мальпе сейчас, я просто не могу представить, каково это, потерять ее навсегда. И мне все равно, что будет происходить вокруг. Единственное, почему меня сейчас беспокоят эти смерти, так это потому, что они заставляют ее хмуриться и чувствовать вину. Наверно, я ужасный человек. И это я осуждал Айка за хладнокровие и резкость. Смешно и глупо.
   Беру тряпку и иду затирать следы крови. Скоро тут будет Вилия. Стоит побеспокоиться о чувствах тех, кого еще заботит боль других людей. Еще полчаса в тишине. Пару раз мы с Мальпе встречаемся глазами, но она быстро прерывает этот зрительный контакт. Я напугал ее. Или разочаровал. Айк говорил, что они уроды. Но нет. Боюсь, что уроды на самом деле мы. И конкретно я. С силой оттираю пятна на полу, выпуская пар. К тому моменту, когда в дверь заглядывает Вилия, единственное, что напоминает о ране Иары кроме самой раны - ведро с багряной водой, которое я немедленно выплескиваю наружу, в ту самую трясину, которая соседствует с хижиной.
   - Мы так волновались! Мы искали тебя! Вик даже проводил обряд из книги бабули. - радостно сообщает Вилия как только шагает на порог дома.
   Мальпе поднимает брови и с недоверчивой улыбкой смотрит на меня.
   - Значит у нас с ним духовная связь? Это... интригует.
   - Тебя это забавляет? - мне совершенно непонятна эта ее реакция. Хотя чего еще можно ожидать от той, которая в ответ на признание в любви говорит, что не верит в существование этого чувства. Да уж, умею я выбирать девушек, ничего не скажешь.
   - Скорее удивляет. Ой, Вилия, не смотри, рана еще не затянулась. - Произносит Мальпе, но слишком поздно. Вилия уже побелела от вида крови на тряпке, которой мы прикрыли место удара на время, пока Мальпе не сможет лечить Иару, и, отшатнувшись назад, наткнулась на Шона.
   Доктор вошел в комнату слишком поздно, чтобы услышать болтовню Вилии, и теперь с уверенностью проходит в центр комнаты в поисках больного.
   - Шон, подойди сюда, пожалуйста. Я надеюсь, что ты сможешь ей помочь.
   Шон смотрит на меня тяжелым взглядом и оглядывается на Мальпе.
   - Есть навыки помощи больным? Я так понимаю, что она до сих пор жива только благодаря Вам? - отлично, он не узнал никого из ундин.
   - Я не доктор, скорее занимаюсь народным целительством, - неуверенно и довольно фальшиво лжет ему Мальпе.
   - Пойдет и это. Всех остальных прошу покинуть помещение. Нам придется подшить девушку, вряд ли кто-то из вас захочет это видеть. И уведите отсюда ребенка, ради бога!
   Вилия начинает протестовать, заявляя, что она не ребенок, но Энди не позволяет ей закончить и быстро уводит ее за дверь. Туда же отправляюсь и я.
   - Что ты сказал ему, Энди?
   - О чем?
   - О том, откуда у Иары рана.
   - Сказал, что несчастную девушку ранили "эти твари", когда нападали на нас, а ее сестра пыталась спасти ее самостоятельно из-за проблем с законом.
   - Не думаю, что он поверил.
   - Еще бы! Ты видел эту рану? У нее внутренности видны. Не обладай Мальпе силой, ее подружка уже была бы на том свете. - заканчивает он свою фразу шепотом, так, чтобы не напугать Вилию.
   - И что мы скажем ему?
   - Пожмем плечами и удивимся. Ты не доктор, я не доктор. Мы не обязаны знать, почему она еще дышит. Все вопросы он сможет задать Иаре, как только она встанет на ноги.
   - Он расскажет Айку.
   - Что ты сейчас от меня хочешь? Это ты у нас ученый, и это ты умудрился влюбиться в дочь Посейдона, так что сам думай. Мне дали задание доктора привести, я и привел.
   - Да я ничего не хочу. Просто каждый раз, когда все, кажется, налаживается, мы вляпываемся в историю хуже предыдущей. Я начинаю скучать по своей прошлой занудной жизни.
   Вилия хмыкает довольным тоном.
   - А я говорила, что он зануда!
   - Нехорошо так говорить о людях. - Энди чешет за ухом и цокает языком в замешательстве. - Послушай, тебе, возможно, придется жить среди нас. Я бы хотел, чтобы ты осталась со мной. Как дочь. Я бы мог рассказать тебе о нашем мире, научить тебя в нем жить, заботиться о тебе.
   - Но погода? Мои обязанности...
   - Я не давлю, просто предлагаю вариант, если силы вдруг не вернутся. Ты должна быть готова к такому варианту развития событий. Другие духи прекратили свою работу, а мир по-прежнему существует. Погода будет сама по себе, а ты по себе.
   - Я... нет... силы вернутся, - на лице Вилии во всей красе виден приступ паники. Она отчаянно хватает ртом воздух и, кажется, начинает задыхаться от стресса, внезапно накрывшего ее с головой, - я совсем немного коснулась антимагического вещества, и я правда думаю, что это временно.
   - Если так, то конечно. Я знаю, насколько это важно для тебя.
   Вилия кивает головой и нервно сглатывает и Энди продолжает.
   - Просто я хочу, чтобы ты знала, что ты не одна, и есть возможности кроме использования магии и заклинаний.
   Я отворачиваюсь. Весь этот разговор становится слишком личным. Я зря вообще стоял тут все это время. С другой стороны, все произошедшее действительно похоже на руку судьбы. Я нашел Мальпе, Джо вернул себе Кристину, Энди нашел того, кто скрасит его одиночество. Только Айк по-прежнему сходит с ума.
   Солнце уже садится, над городом ложится легкая дымка. Энди и Вилия решили отложить сложные разговоры и ушли в гостиницу. Док с Мальпе все еще в самодельной операционной. Я сижу на крылечке и смотрю на закат. Что же произошло с Вилией? Она ведь успешно удерживала тут черную жидкость. Неужели удар Посейдона был настолько мощным, что пошатнул нашу крошку духа? И зачем я только уплыл? Тина вернула бы Энди наверх без моей помощи. Хотя кому я вру, ей тогда было так плохо, что она и сама бы вряд ли добралась, и Энди бы утопила. От всего этого начинает болеть голова, я не осознаю даже, как под моей рукой болотная жижа начинает бурлить и танцевать, принимая причудливые формы. Меня прерывает шум сзади, я еле успеваю вернуть жидкость на место, как из-за плеча раздается голос Шона.
   - Мы закончили. Теперь все зависит от нее.
   Он достает из кармана сигареты и, закурив, продолжает.
   - Если честно, я надеялся оставить свое прошлое хирурга в прошлом. Вы, ребята, не даете мне расслабиться.
   - Да, прости, мы и сами не готовы оказались к тому, что тут развернется.
   - Так что там случилось?
   - Мы пытались выйти на контакт с сиренами, а эти, - делаю недовольное лицо и киваю головой на дом, - влезли не вовремя и спровоцировали их на агрессию. Такие дуры, испортили всю охоту, - морщу нос, чтобы добавить достоверности в свой рассказ, - мы вряд ли снова найдем русалок так же просто.
   Шон пожимает плечами.
   - Похоже, Айк не псих, и эти ваши русалки не были моей галлюцинацией. Но тогда, ребята, вляпались вы по крупному.
   - С чего это?
   - Все эти мифы и народные поверья слишком воздействуют на людей. Я не удивлюсь, если все вы закончите ваше путешествие в лечебнице для душевнобольных.
   - А ты оптимист, как я посмотрю.
   Док выпускает тонкую струйку дыма изо рта и отшвыривает огарок сигареты далеко в трясину.
   - Просто старайтесь не упускать реальность из вида. Что бы вы ни видели, помните о том, что существует на самом деле.
   - Ты странный, - улыбаюсь я больше для вида, мое любопытство уже тянет меня в дом, поближе к Мальпе.
   - Я то? То есть больше тебя ничего не удивляет? - ухмылка пробегает по его пухлому лицу еле заметно. - Ты идешь? Ночь на дворе, пора уже отдохнуть.
   - Я должен остаться. Ты же понимаешь, что все произошло из-за нас.
   -Ну, смотри, если нужен буду, то зови. Все про смену повязок и уход за больной я ее сестре уже объяснил, так все должно пройти без осложнений. К сожалению, в больницу им нельзя. Будет слишком много вопросов.
   Он уходит, оставляя за собой стойкий запах дешевого табака, и я откашливаюсь, пытаясь прочистить легкие от провонявшего воздуха. Дымящийся огарок сигареты еще лежит на болотной воде и дымит, наполняя воздух едким дымом. Я оглядываюсь, чтобы убедиться в том, что Шон уже отошел довольно далеко, и взмахом руки накрываю сигарету и ее дым слоем воды, загоняю ее поглубже в трясину. Очередной беглый взгляд на уже опустевшую тропинку, ведущую от дома, и направляюсь к дому.
   - Дурами нас звать было не обязательно. - на пороге меня уже ожидает Мальпе.
   - А подслушивать нехорошо. - парирую я, улыбаясь. То, что она стоит на крыльце означает, что ее постоянное присутствие рядом с Иарой больше не требуется. - Все хорошо?
   - Да, ваш док тоже волшебник в каком-то смысле. Иаре значительно лучше, судя по ее зрачкам, к ней даже вернулась магия.
   - Побелели?
   Вижу утвердительный кивок головой, но понимаю, что движение не закончилось в районе шеи, Мальпе теряет сознание и тихо опускается вниз. Ловлю ее до того, как она успевает удариться о перила лестницы головой, и прислушиваюсь. Она даже дышит едва слышно. Две суток без сна и еды. Вот тебе и могущественная ведьма. Поднимаю ее и осторожно отношу к кровати, где уже лежит Иара.
   Не знаю, на что я надеюсь, но все же подношу мешочек от Астери к носу Мальпе. Как и говорила старушка, видимо он действует только на меня. Мальпе остается без сознания. Накрываю обеих легким одеялом, лежащим рядом, и сам устраиваюсь рядом, сев на стул и уткнувшись головой в краешек стола. Если что-то случится, я буду рядом. И даже если ничего не случится, я все равно побуду тут. Так спокойней. Некоторое время я краешком глаза смотрю на них. Обе со светлой кожей и светлыми, русыми волосами. Не удивительно, что Шон мне поверил. Они и правда, похожи на сестер. Единственное, что их отличает, это незаметные для обычных людей способности, дополняющие управление водой.
   Мальпе умеет лечить людей. А Иара... Иара наполовину человек. Если я правильно понял Мальпе. И это ее состояние полного человеческого облика и есть ее сила? Сколько еще таких, которых от нас не отличить? Выходят ли они на поверхность в тайне от Посейдона? И если у каждой русалки в наличии две силы, то, что еще таится в Тине и во мне? Может Айк не так уж и бредит, думая, что его сестре угрожает опасность. Ведь если Кристина настолько сильна с только одной развитой силой, то что будет, когда она освоит все свои способности. Может ли она быть настолько ценным экземпляром, что Посейдон начнет на нее охоту, пытаясь сделать ее одной из своего народа. Ох, Астери, ты оставила мне слишком мало информации. Я давно сбился с пути, надеясь найти выход из этой ситуации. Я все еще не знаю всех своих сил, но буквально кожей чувствую, что до моей встречи с морским владыкой остается все меньше времени. Кроме этого, еще он бессмертен, и раны, нанесенные им, не сможет вылечить даже Мальпе. Голова трещит по швам. Нет, я не боюсь, этой встречи, и я не убегу, зная, что я Фреска Ревма. Но было бы куда проще, если бы мне внятно объяснили, что это значит и что с этим делать. А пока есть только несколько вещей, в которых я уверен на все сто. Во-первых, Мальпе слишком дорога мне, чтобы я мог снова ее потерять. Во-вторых, где-то там, внизу, все еще живут те, кто хотел бы увидеть солнце и ощутить дыхание ветра, а я обязан им помочь. Наконец, в-третьих, я должен решить эти проблемы и остаться в живых. Да, может это самонадеянно, но я действительно надеюсь выбраться из боя с Посейдоном живым. Правда, пока не знаю как.
   Эти мысли блуждают по моему мозгу до самого утра, пока, наконец, я не слышу шевеление на кровати. Это Мальпе, стараясь не разбудить подругу, осторожно сползает на пол.
   - Привет, - шепчет она мне, - а что случилось?
   - Думаю, что ты просто переутомилась.
   - Ты не спал всю ночь?
   - Немного дремал, этого достаточно.
   - Иара не приходила в себя?
   - Уже вот-вот приду, - слышен сиплый голос с подушки, - хотя лучше бы не приходила. Ощущения такие, словно меня акула пожевала и выплюнула. Ужасно.
   - Ой, - Мальпе бросается к сундуку, на котором док вчера оставил пакет с лекарствами, - вот, держи, Вик, дай воды, пожалуйста, запить. Скоро станет легче. Доктор сказал, что таблетки действуют быстро.
   - Доктор? - в глазах Иары читается ужас. - Человеческий доктор?
   - Да, он не понял кто ты, твои зрачки стали совершенно обычными, Мальпе была на пределе своих возможностей, а тебе не становилось лучше. У нас не было выбора. - протягиваю ей стакан с водой.
   - Тут опасно оставаться. Слишком много людей знают об этом доме.
   - У вас есть другие варианты? - мне совсем не нравится идея поисков другого жилища пока они обе в таком состоянии.
   - Не знаю, мы попробуем обратиться к цвергам, они могли бы устроить нас временно в одной из своих пещер.
   - К кому? - отлично, у них есть неизвестные помощники, о боги, моя голова снова начинает болеть от переизбытка информации.
   - Ох, силы полуночного света, Мальпе, ты еще не рассказала ему об остальных элементалях?
   - Мы видим их только на праздниках затмения, когда силы каждого вида идут на спад и не могут навредить остальным. Тебе много чего есть рассказать об этом? Я лично видела в своей жизни только пару цвергов и одного сильфа. И да, я никогда не видела ни одной саламандры, но ходят слухи, что их союз с цвергами настолько крепок, что ундинам появляться на виду и у одних, и у других опасно. Нас могут выдать. И это тебе не люди. Их магия равна нашей по мощи, а может и сильнее.
   - Так, а вот теперь стоп! - очередные разговоры, в которых я мало что понял, действуют на меня как красная тряпка на быка. Проще говоря, они раздражают меня. - Цверги, ундины, саламандры и... кто там еще? Сильфы? Кто, что, зачем, почему? И сколько вас там еще?
   - Ви-ик, - в голосе Мальпе слышится мольба, - вдох-выдох, вдох-выдох.
   - Что? - она указывает глазами на область прямо за мной, и я понимаю, что слышу негромкий суетливый стук на полу. Оглядываюсь и натыкаюсь взглядом на небольшую темно-серую тучу, рассыпающую по полу небольшие ледяные шарики, диаметром примерно с пару миллиметров. - Вилия?
   - Ты. - голос Иары напряжен, она даже села в кровати, от удивления.
   - Что я?
   - Ты управляешь влагой в воздухе. Погодные заклинатели, северные берегини обладали мощным и очень редким даром.
   - В каком смысле редким?
   - В том смысле, что тебе лучше не показывать его Вилии. Северные ундины взбунтовались пару веков назад. Они чаще выходили на поверхность, сами управляли погодой, показывались людям без опаски. Наша малышка пыталась остановить их от самоуправства, но гордые северянки прогнали ее. И она обратилась за помощью к отцу. Он уничтожил всех, кто нарушал правила. На глазах у Вилии. Она до сих пор себе не простила, что из-за ее обиды погибли сотни русалок. А теперь еще она потеряла свои силы.
   - Значит, я управляю погодой? И как это, - тыкаю пальцем в сторону тучи, - остановить?
   - Так же как и с водой, просто представь, что больше ничего нет, - из-за медленно открывающейся двери раздается голос Вилии. Очередному секрету не суждено остаться таковым, - вдохни поглубже и резко выдохни, - она входит в комнату и подставляет ладошку под крупинки града, - мне этого не хватает. Но я рада знать, что тогда погибли не все.
   Ладно, дышать глубоко, так дышать глубоко. Туча исчезает быстро, почти мгновенно. О произошедшем тут напоминают теперь только мелкая ледяная крошка на полу и хмурые лица моей команды, и русалок. Все в сборе. И я снова отличился. Класс.
   - Как ты узнал о своих силах? - Тина все еще разглядывает потолок, под которым только что висела туча. - Я вот все жду, когда же проявится вторая часть способностей, но ее все нет. Для такого любопытного существа как я, это просто сплошная мука, знать, что что-то есть, но не догадываться даже, что именно.
   - Я пытался понять, кто такие сильфы и цверги, а еще саламандры и ундины. Хотя про последних двоих я догадываюсь и сам. В общем, я рассердился. А тут туча. И град.
   - Так, - Энди принес с собой целый поднос, до отказа набитый едой, и теперь поставил его на стол и схватил метлу из угла хижины, - надеюсь, что я не улечу с ней, если приберу тут немного. Вик, тебя становится опасно выпускать на люди. Ты больше похож на русалок, чем сами русалки.
   - Ундины, - вяло поправляет его Иара, - мы не зовем себя русалками.
   - Кто остальные? - Я все же намерен добиться ответа на свой вопрос. И все рассаживаются по хижине, чтобы так же выслушать историю. Иара, еще недавно слушавшая мой рассказ посреди комнаты, набитой русалками до отказа, теперь готова сама поведать нам секреты волшебного мира. Она с трудом подтягивается на руках так, чтобы дать возможность Мальпе поправить подушку за ее спиной, и тут же откидывается обратно. - Кто такие цверги и почему вы не можете просить у них помощи.
   - Цверги - маги земли. Они живут под землей, добывают драгоценные камни и славятся тем, что их клинки лучшие из всех, что когда-либо создавались в нашем или вашем мире.
   - Гномы? - неуверенно спрашивает Энди. - Бородатые карлики из подземелья?
   - Сам ты карлик! Прекрати глупости говорить. Они не карлики! Просто все, что люди не способны понять, они приукрашивают ложью.
   - И почему они не помогут вам? Вода и земля совсем рядом, они не могут друг без друга.
   - Многие века назад цверги заключили союз с саламандрами. В ваших сказках их зовут драконами. И да, как и в сказках, они любят драгоценности больше, чем все остальное в этом мире. Они дарят клинкам цвергов свое волшебное пламя, позволяющее выковать уникальные бесценные вещи, а цверги отдают им камни.
   - И что дальше?
   - А то, что саламандры, как я уже сказала, маги огня. Они опасны для водных магов. И они нас ненавидят. Мы не знаем, что важнее для цвергов, огонь для оружия или добрососедские отношения с нами. Хотя Мальпе думает, что саламандры для них ценнее, чем мы.
   - А четвертые? Воздух?
   - Сильфы. - Иара делает небольшой глоток из поданного ей Мальпе стакана и продолжает. - О, о них в ваших сказках высказано столько спутанных версий, что когда мы нашли книгу на одном из кораблей, даже не сразу разобрались, о ком вы писали. - Там и феи, и эльфы, и ангелы, и призраки.
   - Это как?
   - Они действительно стройны и их уши заострены. Это удобно для контроля космических изменений. У них есть крылья, огромные, по размаху не меньше трех метров в длину, прозрачные и искрящиеся, словно сбитые из ветров и радуг. Но нас они не интересуют. Они не участвуют в жизни остальных элементалей, кроме тех дней, когда предвещают затмения и собирают советы старейшин родов для подтверждения мирного договора. От них помощи нельзя ждать никому. Хорошо хоть, что и опасности от них не исходит.
   - Эдакие Будды, - откликается Джо с сундука.
   - Кто?
   - Неважно, - Энди отшвыривает метлу обратно в угол и зовет всех за стол, - у нас на сегодня большие планы, ребята. Быстро за стол и по делам!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 13
   - Энди, тебе стоило родиться женщиной, - Кристина закатывает глаза от удовольствия, поглощая завтрак, приготовленный нашим Рыжиком, - за такие кулинарные способности, от женихов отбоя не было бы.
   Энди давится едой и с надрывом откашливается, услышав ее речь. И лишь запив все основательно водой, отвечает, скорчив гримасу.
   - Я, конечно, приму это за комплимент, но вообще твои слова прозвучали странно. По-плохому странно, я имею в виду.
   - А я теперь, по мнению Айка, и сама странная, мне можно. - Тина мрачнеет на глазах, но тут же спохватывается и вскакивает из-за стола. - Ну вот, раз уж аппетит все равно пропал, теперь можно заняться делами. Иара, Мальпе, у меня для вас подарки.
   Мальпе выходит из-за стола и Иара спускает ноги с кровати, пытаясь встать, но Кристина останавливает ее.
   - Не надо, лежи, я все принесу так. Новые линзы, под цвет ваших глаз. Меняют только зрачок, сделали наши специалисты специально по моему заказу. И да, совсем скоро у каждой из вас, включая Вилию, появятся паспорта. Так что мне необходимо узнать ваши даты рождения. Вилия, детка, у тебя можно только день и месяц.
   - А если я не помню ни дня, ни месяца? - на глазах у девочки появляются слезы, и Тина застывает, не зная, что ответить. На помощь приходит Энди.
   - Что ты скажешь, если мы выберем сегодняшний день? И прямо сегодня пойдем и отметим это событие?
   - А так можно?
   Вилия оглядывается на русалок, но те лишь синхронно утвердительно кивают головой и улыбаются. Кристина, выдохнув с облегчением, протягивает Мальпе и Иаре коробочки с линзами, но Иара отводит ее руку в сторону.
   - Мне они не нужны.
   - Ты не хочешь остаться?
   - Хочу, конечно, просто я могу это сделать и без линз, - зрачки сирены мгновенно меняют свой цвет, становясь иссиня-черными, и Кристина отпрыгивает, - не пугайся, просто папа был предателем, он влюбился в обычную девушку.
   - А она знала, кто он?
   Иара пожимает плечами.
   - Посейдон убил их обоих, когда мне не было еще и месяца. А я не представляла опасности, и Астери вымолила мне прощение, при условии, что моя жизнь пройдет без возможности видеть солнце. - Иара крепко сжимает челюсти так, что даже ее скулы заостряются. Оглядываюсь на Мальпе. Та связь, о которой я мечтаю, опасна для нее. Не только для меня. Единственное, что меня сейчас успокаивает, так это то, что эти возможные отношения не единственный раздражитель для Посейдона.
   - Мне жаль, - мне правда жаль узнавать все больше о том, каким зверем на самом деле является этот божок. Беспощадный, мстительный, мнительный, опасный и агрессивный. Я уже ненавижу его. Хотя никогда в жизни и не видел.
   - Мне тоже, - отвечает Иара, - но, зато теперь я обычный человек, - она широко улыбается и морщинка между ее бровей разглаживается, - и я чувствую себя гораздо лучше, чем утром, хотя и не понятно почему.
   - Я не могу лечить раны, нанесенные отцом, зато, как выяснилось, я могу убыстрить процесс лечения, которое провел доктор. Я вообще мало понимаю, но думаю, что это происходит потому, что ты наполовину человек и человеческая медицина помогает тебе не хуже магической для русалок. - откликается Мальпе, стоя у окна.
   - Отлично! - вскрикивает Кристина настолько звонко и громко, что все, кроме Джо, подпрыгивают на месте от неожиданности. - Тогда мы едем в город! Вилия, придумывай желание, совсем скоро тебя ждут подарки и огромный торт со свечами.
   Вскоре вся огромная компания вываливается из крохотной душной коморки и направляется по тропинке к ближайшей автобусной станции. Брать машины Айка мы не хотим, да и вообще о нем практически не вспоминаем. Лишь однажды он все-же возникает в нашем разговоре, и то только потому, что Джо подгоняет нас быстро и тихо прошмыгнуть мимо гостиничных коттеджей, по возможности оставаясь незамеченными нашим начальником. Джо и Кристина идут впереди, Энди и Вилия поддерживают Иару с двух сторон, а я и Мальпе замыкаем шествие. Мы единственные, кто не держатся за руки и не поддерживают тактильного контакта. Одна мысль об этом заставляет меня улыбнуться. Я так не робел с девушками уже лет десять. Но давить на нее я не хочу, поэтому просто иду рядом. Пока, наконец, она сама не хватает меня за ладонь и не тянет вперед. Все уже запрыгнули в автобус, и мы опаздываем.
   - Бежим, а то уедут без нас, - я послушно прибавляю шаг и, запрыгнув на ступеньку за мгновение до того, как двери автобуса закрываются, сталкиваюсь с Мальпе лбами. Она забавно зажмуривает один глаз и трет лоб.
   - Ой, прости, не больно?
   - Уже нет, - улыбается она и еле слышно добавляет, - сейчас и тебе не будет, - опускает кончики пальцев мне на лоб, туда, где болезненно ноет от ушиба. Я ощущаю знакомый холодок и закрываю глаза. Все люди в автобусе словно исчезают, а я стою, опершись спиной на дверь и ловлю движения ее пальцев по моей голове. Но это мое маленькое счастливое забвение не может длиться вечно, Мальпе проводит рукой по моим волосам и убирает ладонь.
   - Пойду, поболтаю с Вилией, - всего несколько слов, и вот, я один.
   Тина опустила голову на плечо Джо, и они едут молча. Энди болтает о чем-то с Иарой, а та, периодически, заливается смехом. Очевидно, он все же нашел того человека, который может оценить его шутки. Вилия что-то рассказывает Мальпе. А я стою в конце автобуса и просто смотрю на них. Жаль, что я оставил Саймона в гостинице. Похоже, что мне все еще рано учиться обходиться без него. Падаю на ближайшее ко мне сидение и отворачиваюсь к окну. Ехать нам довольно долго. Кристина выбрала один из дальних торговых райончиков, убедив всех, что русалкам необходимо вернуть ей ее одежду, а себе приобрести собственную, новую, и лишь потом идти праздновать. Уж не знаю, к счастью или на беду, но она всегда такая активная, что с ней сложно спорить, поэтому на этот раз никто и не пытался этим заниматься.
   - О чем задумался? - на мое плечо ложится легкая рука Мальпе. - Кристина говорит, что нам скоро выходить.
   - Хорошо.
   - Тебе грустно?
   Оглядываюсь на нее и понимаю, что нагружать ее, после всего пережитого, проблемами, которые я сам выдумал, как минимум не честно.
   - Нет, просто любовался природой. Мы тут проезжали море, оно так искрилось под лучами солнца.
   - Да, тут все совсем иначе, чем внизу. Знаешь, я выходила сюда только ночами, солнца почти не видела.
   - Теперь ты можешь быть тут хоть круглые сутки.
   - Да.
   - Что сказала Вилия?
   - Что она не ощущает своих сил больше. Твой град сегодня не ранил ее, но управлять им она не смогла, хотя и очень пыталась. Она думает остаться с Энди. Он и правда заботится о ней как родной отец.
   - Ха, да, кое-кому с отцами все же везет. - я прикусываю язык, слишком поздно соображая, что ляпнул лишнего. - Пойдем, нам пора выходить.
   Следующая пара часов проходит в совершенно сумасшедшем ритме, они словно движутся по нескончаемой спирали. Мы заходим в магазин, и девушки начинают бегать по залу, собирая все, что им нравится. А затем примерка. О, я в жизни не говорил столько комплиментов, сколько теперь мне приходится. Ведь у троих из них этот поход по магазинам первый в жизни. С ума сойти, похоже, Тине взбрело в голову сделать из них настоящих шопоголиков. Юбки, брюки, блузы, джинсы, футболки, платья и сарафаны и это мы еще не учли десятка коробок с обувью, все это забивает наши руки. Теперь мы носильщики. Хотя возмущаться не приходится. Меня радует мысль, что так Мальпе окончательно уходит от угрозы быть опознанной людьми и отвлекается от мыслей о своем папаше.
   Спустя почти шесть часов все же выползаем из последнего по плану Тины магазина, еле протискивая широкие пакеты в двери. Мы сегодня на славу повеселили продавцов, своим посещением. Не удивлюсь, если они никогда в своей жизни не слышали столько радостного писка, сколько происходило от трех взрослых девушек и девочки-подростка. Но теперь глаза всех четверых сияют. Они довольны. Мальпе идет рядом со мной в светлых джинсах и белой майке. Она с легкостью освоилась с платформой и теперь по росту почти равна мне. Иара в зеленом недлинном платье и Вилия в кислотно-лимонного цвета шортах и детской футболке, со странным по виду героем мультика, изображенным на ней, вышагивают, окружив Энди с двух сторон. Тина довольно оглядывает всех их с ног до головы и чрезвычайно серьезным тоном нахваливает то их, то сама себя, чем жутко смешит Джо.
   - А теперь в кафе! - командует Кристина. - Я обещала тебе торт, Вилия!
   - Нас с такими сумками не пустят никуда. - вяло протестует Энди. - Давайте пойдем к нам, и я накрою стол сам?
   - Хватит быть кухаркой, Энди, у нас же праздник, - Тина толкает плечом дверь кафе и придерживает ее до тех пор, пока мы все, вместе с пакетами не вваливаемся внутрь, шокируя своим видом официантов, явно не привыкших к подобному зрелищу в своем небольшом заведении.
   Устроиться внутри оказывается неожиданно легко. Народу там почти нет, и мы сдвигаем вместе три стола и, бросив все сумки под ноги, рассаживаемся в центре зала. Правда, большого торта мы не достали, кафе оказалось из тех, что готовят ровно столько еды, сколько точно раскупят. Но зато мы получаем по куску ароматного шоколадного чизкейка и по плошке фруктового салата. Вкупе с ледяной минералкой в жаркий день это придает сил на обратный путь. Свечей, кстати, тоже оказывается не по счету тринадцати выдуманных лет, поэтому единственная задутая Вилией свеча, кажется всем очень символичной. Первый человеческий день рождения как-никак.
   - Не забыла загадать желание? - Кристина загадочно толкает Вилию в бок.
   - Ты мне семь раз за последние полчаса напомнила это сделать, куда там, забудешь...
   - И что ты загадала?
   - Не знаю уж как в вашем мире, а в нашем мечты следует держать при себе. Иначе не сбудется.
   - В нашем мире тоже так, - разочарованно вздыхает Тина, - но мне все равно так любопытно!
   - Я знаю, что она загадала, - бурчит Энди, с остервенением размазывая кусок спелого персика по плошке, - вернуть свои силы.
   - Не угадал, - Вилия улыбается так широко, как это только позволяет ее мимика, - наверно правду говорят, что отцы никогда не понимают девочек-подростков.
   Этой фразы оказывается вполне достаточно, чтобы окрылить Энди и умилить всех, сидящих за столом. Мы бы, наверно, засиделись допоздна и тут, но Рыжик снова начинает изображать строгого родителя и выгоняет всех из кафе еще засветло.
   - Нам ехать обратно почти час! А ты теперь настоящий ребенок, тебе режим соблюдать нужно.
   - Я скоро начну звать тебя мамой, - хохочет Вилия и показывает ему язык, - ты слишком суетлив и беспокоен.
   - Ну, знаешь, обычных детей за подобные выпады лишили бы карманных денег и телевизора на неделю.
   - Я не смотрю телевизор, и ты не даешь мне денег, мамуля, - парирует Вилия, запрыгивая в автобус, - хотя после сегодняшнего нашего похода, - она трясет пакетами в каждой руке, - я думаю, что знаю, на что их потратить.
   Обратный путь проходит гораздо веселее и легче. Русалки отправляются в домик Астери. Джо провожает Тину в коттедж, Энди конвоирует Вилию к нам. А я решаю проводить Мальпе. У самой хижины я все же набираюсь сил остановить ее.
   - Вас подождать? - Иара оглядывается на нас, но женская интуиция ее не подводит и она тут же находит повод скрыться в домике. - Хотя, нет, мне уже пора пить лекарства. Раз уж я человек. Недавно раненный человек, я имею в виду.
   - Ты что-то хотел? - Мальпе смотрит на меня своими широко распахнутыми почти кукольными глазами.
   - Да, я хотел пригласить тебя завтра вечером в кино.
   - Еще одна человеческая традиция?
   - Да, - я кривлю душой, и она прекрасно это видит. Я для Мальпе как открытая книга. Она слишком легко подмечает все, что со мной происходит.
   - Ты смущен? Почему?
   - Я не... то есть я просто надеялся пойти только вдвоем. Ты и я. Ты согласна?
   - Конечно. - ее улыбка, кажется, освещает сгущающиеся сумерки. - С радостью.
   Бегом, и, кажется, вприпрыжку, как маленькая девочка, она взлетает по лестнице и медленно закрывает дверь, выглядывая из-за нее до тех пор, пока щель не становится слишком узкой для ее головы. И я, кажется, вот-вот перестану починяться законам гравитации, так легко на моей душе. Вернувшись в коттедж, я понимаю, что Саймона снова забрала Вилия. Она уже отправилась спать, а Энди пролистывает на ноутбуке фотографии, сделанные им за время нашей совместной прогулки.
   - Мы тут такие счастливые. - показывает он мне нашу общую фотографию. Единственную, ради которой он решился отдать свой драгоценный фотоаппарат совершенно незнакомому мужчине, попросив его помощи. Это его решение вызвало шквал эмоций у всех, кто был знаком с его привычкой не доверять свою технику никому другому.
   - Да, отличный день получился.
   - Вилия говорит, что как только получит документы, мы оформим ее как мою дочь.
   - А Иара?
   - Что Иара?
   - Ты ей нравишься, - падаю я на диван рядом с Энди.
   - Да брось. Я для нее клоун. А она божество. Трогательная, забавная, такая хрупкая...
   - Как цветок?
   - Что, брат по несчастью?
   - Может по счастью? Куда девался твой позитивный настрой?
   - Он всегда при мне.
   Дверь распахивается с силой и в комнату вбегает Джо.
   - Ребята, у нас проблема. Айк пропал.
   - В каком смысле пропал?
   - Тина нашла Шона, тот говорит, что он собрал новую команду из местных жителей и отправился в море. На поиски.
   - Он ничего не найдет. - да, я снова черствый и бездушный сухарь. И даже не собираюсь это отрицать. В Селенофото пусто. Без фонарей они не найдут ничего. А если даже они нарвутся на Посейдона... Айка ведь предупреждали. Но он решил действовать без учета наших советов. Пускай сам и отвечает за свои действия.
   - Вик, он в опасности.
   - Я в курсе, - встаю, чтобы налить себе сока.
   - И тебя это не волнует?
   - Сколько можно спасать его шкуру?
   - Он спас Вилию, - неожиданно для меня заступается за шефа Энди.
   - И он помогал Тине и тебе. - Добавляет Джо.
   - Такое ощущение, что на обоих моих плечах сидят ангелы. Куда только делся черт? Верните его немедленно! Я хочу побеседовать с ним.
   - Вик, не время шутить.
   - Сказал тот, кто шутит все время.
   - Виктор, твою мать, Кард! - Джо почти орет.
   - Что вы от меня хотите?
   - Проследи за ними?
   - Почему я?
   - Ты можешь сделать это незаметно. Если что вытащишь Айка. И с подарком бабушки ведьмы тебе не нужно спать.
   - А порой так хотелось бы.
   - Ты поможешь?
   - А у меня есть выбор?
   Джо отрицательно качает головой, и я ставлю упаковку сока обратно в холодильник.
   - Изверги. Когда я вернусь, то лягу спать и просплю не меньше суток. И прибью любую назойливую муху, которая появится в моей комнате, чтобы помешать. Понятно?
   - О, мухам, конечно, стоит держаться от тебя подальше. - Джо подталкивает меня к выходу.
   - Эй, я умею ходить и сам!
   - Где-то я уже это слышал.
   Дверь за моей спиной захлопывается. Сколько можно? Меня постоянно швыряют, шпыняют, толкают, отравляют невесть куда. Не удивительно, что мой характер настолько испортился. А ведь я могу посыпать их градом как минимум. Эх, мое хорошее воспитание не дает мне этого сделать. Спасибо родителям. Надо будет как-нибудь им позвонить. Может идея с отцовским бизнесом была не самой худшей? Все было бы так просто в моей жизни, согласись я тогда.
   Найти Айка не составляет труда. На самом деле он набрал в команду каких-то бездарей. Они носятся по палубе, создают много шума и совершенно не знают, куда направляются. Подумать только, всего три человека, а сколько суматохи! Их так обнаружат и уничтожат раньше, чем они успеют сообразить что-либо.
   Я стою в темноте и смотрю на яхту, которую и без шторма ощутимо водит из стороны в сторону. Хотя плывут они быстро, даже слишком. В любом случае, спасибо тебе, шеф, за усиление моих сил. Достаточно легкого поворота рукой, и яхта осторожно разворачивается носом обратно в сторону острова. Пора уже нам обратно. Создать небольшое, но сильное поверхностное течение, заблокировав льдом моторы яхты теперь для меня совсем не сложно. Айк бегает по палубе, кричит что-то невнятное, возмущается, а новая команда потешается над ним. Скрываюсь под водой. Мое волшебство надежно. Оно исчезнет, как только яхта причалит к берегу. Русалок вокруг нет, так что я со спокойной душой направляюсь к гостинице, на заслуженный отдых.
   - Ну что, всемогущий маг? Что-то ты рано вернулся?
   - Они даже не спустились под воду. Я развернул яхту. Скоро они будут тут. Сутки, может пара понадобится.
   - Видимо они отплыли уже давно и тайно. Примем к сведению. Спасибо.
   - Идите уже спать, мухи. - закрываю я за собой дверь и падаю на кровать, скинув на бегу ботинки и шорты. Никто не помешает мне провести эту ночь в объятиях одеяла и подушки.
   Ночь действительно проходит очень спокойно. Под утро Саймон сбегает от Вилии и прячется у меня под одеялом. Это последнее, что я помню за это время. Немного позже меня будит нерешительный лучик солнца, который то падает мне на лицо, то пропадает с него. Приоткрыв один глаз вижу Мальпе, сидящую на моей кровати. Луч пробивается через ее распущенные локоны. Коса, столь старательно завязанная Кристиной, уже расплелась окончательно. Так мне нравится даже больше.
   - Доброе утро, - сажусь в кровати.
   - Привет, - улыбается она мне.
   - Не ожидал увидеть тебя так рано.
   - Не рад?
   - Нет, то есть рад, конечно, просто удивлен. Приятно, но удивлен. - Боже, что я мелю? Как мальчишка смущаюсь и ощущаю, как щеки начинают гореть.
   - Я просто зашла сказать, что Айку снился сон. Тина рассказала мне с утра. Ты все же выведешь русалок на поверхность. Поэтому нам необходима подготовка. Кристина ушла в город, закупать линзы различных размеров и цветов. Энди с Иарой пошли с ней, выбирать одежду различных размеров и фасонов, хотя если судить по нашему походу, они скорее будут таскать сумки с покупками. А мне нужно твоя помощь. Вилия говорит, что в полутораста километрах отсюда на побережье есть пещеры Ханья. Днем там, конечно, много туристов, но сейчас раннее утро, парк еще не открыт. Нам нужно посетить их и проверить на возможность жизни там. Вилия проследит, чтобы нас никто не заметил.
   Моя помощь, чтобы осмотреть пещеры? Эх, не зря первой моей формой капсулы были рыцарские доспехи. Собираюсь быстро, благо все, что мне нужно - натянуть штаны и кроссовки. Мальпе уже ждет меня у выхода вместе с Вилией. Грустный Саймон сидит на подоконнике и смотрит в окно. Нет, я просто не могу так его ставить. Усаживаю кота себе на шею и отправляюсь в путь.
   - Ты с ним собираешься по воду? - одна и бровей Мальпе поднимается и искривляется, создавая четко очерченный уголок над глазом.
   - Ему все же пора привыкнуть к тому, каким стал его хозяин. Коль скоро это теперь моя сущность, то ему стоит с ней познакомиться.
   - Ты уже привык? То есть все это прозвучало слишком спокойно. - Вилия повторяет мимику Мальпе, как типичная мартышка. Теперь на меня смотрят целых два одинаково удивленных лица.
   - Не знаю. По правде сказать, в воде я ощущаю себя спокойно. Я все никак не освою погоду.
   - Ты узнал об этой силе всего сутки назад, я же обучалась этому 5 лет, пока не стала духом погоды. Тебе глупо корить себя за промедление.
   - Ты меня успокоила, крошка. В любом случае, я уже соскучился без воды.
   - Научился контролировать скорость и воздух одновременно? - ах да, Мальпе еще не знает всей прелести усиления сил. Таинственно улыбаюсь и решаю оставить это зрелищем, а не рассказом.
   - Лучше! Бежим к воде!
   Море принимает меня как свое истинное дитя. Никакой сложности в том, чтобы дышать под водой, больше нет. Рука почти не горит, огонек не бродит по татуировке на запястье, она сохраняет прежний вид. Капсулу для Вилии и Саймона создаю я. Небольшую каплю. Теперь мне подвластна любая форма, но мои розы посвящены только Мальпе. Рыцарь все же выглядит довольно глупо. А другие формы мне не идут на ум. Капля дождя, да, этот вариант отлично подходит духу природы. Пусть даже и бывшему.
   - А ты молодец! - Мальпе осторожно касается капсулы Вилии. - Дышишь водой, да еще и поддерживаешь капсулу с другим человеком. Помощь не нужна?
   - Догоняй, помощница! - раз уж я свежая струя, Фреска Ревма, то именно эти струи, потоки, придают мне скорости. Мальпе, даже со своим хвостом, плывет рядом со мной. И мне хочется верить, что она не поддается.
   - Прибыли! - Вилия тычет пальцем на поверхность. Выбираться не охота. Теплая, прогретая лучами солнца вода, не обжигает, в отличие от ветров на поверхности. К тому же, полтораста километров для меня теперь плевое дело. Мы преодолели их меньше чем за пару минут. Но девочка смотрит на меня серьезным взглядом и мне приходится подчиняться. По сравнению с ее возрастом это я могу считаться ребенком. Наверх, так наверх. Снова мной командуют. - Смотрите, во-он те пещеры туристские. Туда нам нельзя. Да и смысла нет, там экскурсии каждый день. А немного дальше, вот там, пещеры пустуют. Нам не придется ни о чем просить цвергов! Лишь обставить их немного.
   - Обставить? Мебель туда притащить?
   - Ты же не спишь на полу? Или, может, ты ешь руками?
   - Сдаюсь, сморозил глупость! Но где мы мебель то возьмем?
   - Ой, да вы своих кораблей тут потеряли больше десятка только по побережью!
   - Потеряли?
   - Не тормози, занудик! На дне лежат! Рухляди там полно, но есть и кое-что интересное. Да и Селенофото совсем рядом, там теперь никого, забирай что хочешь.
   - Энди стоит заняться твоим воспитанием вплотную, - вижу, как Вилия корчит гримасу и отправляюсь под воду.
   Корабли, потерпевшие крушение, уже ждут меня. Мальпе играет роль проводника под водой. Что ни говори, а для нее дно этого моря как моя детская игровая площадка, что-то родное и знакомое как собственные пять пальцев. При виде первого же затонувшего судна я замираю, словно током ударенный. Это деревянный корабль, я даже боюсь себе представить, сколько лет он тут пролежал! Однако мы торопимся, Мальпе тянет меня за руку, и мы быстро проскальзываем внутрь. На все судно мы нашли лишь одну уцелевшую кровать, пару стульев и письменный стол, но и это радует меня.
   - Как думаешь, тут могут быть сокровища? - оглядываюсь на свою спутницу.
   - В трюме только если. - она безучастно пожимает плечами - Мы вернемся сюда позже, Вик, но сейчас не отвлекайся.
   - Ты не поняла, это я к тому, что если вы поднимите их наверх, то у русалок появятся деньги. Деньги решают множество проблем там, наверху!
   Она замирает и поворачивается ко мне.
   - Хорошая идея. Но вначале соберем самое необходимое, роскошь потом.
   Еще получаса нам вполне хватает, чтобы обследовать еще пару кораблей и одну современную яхту. Странно, но человеческих тел я не заметил ни на одном из судов. Тем проще не отвлекаться от цели. Потоком воды транспортируем мебель к берегу и прячем под одной из выступающих скал. Мне все же удается достучаться до голоса разума Вилии и Мальпе и отложить наши попытки превратить пустынные пещеры в уютное жилище до появления русалок на берегу. Неужели мое мнение начинают учитывать? Похоже, что жизнь налаживается! Размещаю Вилию и Саймона в капсуле и отправляю их к нашей бухте. Мальпе смотрит на меня и хитро улыбается.
   - В кино?
   - С утра? Знаешь, лучше вначале прогуляемся по городу.
   Время наедине с Мальпе. Вдыхаю солоноватый жаркий воздух, принесенный с моря. На мгновенье замираю, подставив солнцу лицо. Лучший мой день за всю жизнь, и он только начинается. Что может радовать больше?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 14
   Небольшой городок. Такие же суетливые туристы теряются в его неспешном течении, как и там, откуда началось мое приключение. Мы с Мальпе гуляем по проулкам, не боясь заблудиться. Да и можно ли тут заблудиться, когда любая тропинка ведет к центру города?
   Мы держимся за руку и болтаем о пустяках. Ее удивляет реклама, развешенная по всем углам.
   - Красивая девушка!
   - Не настоящая, - улыбаюсь я в ответ на ее удивление. Вот как ей объяснить, что такое ретушь, если ее шокировала даже косметика Кристины?
   - Вы счастливчики. Вас окружают красавицы, смотри, какая у нее восхитительная кожа!
   - А что с ее кожей?
   - Она такая смуглая, смотри! - Мальпе кладет свою руку рядом с рукой девушки на фото. - Моя кожа совсем белая.
   - Спорим, что через пару недель на поверхности, твоя кожа будет не менее загорелая, чем ее?
   - Что такое "спорим"?
   - Это когда двое людей предсказывают два варианта будущего, и тот, чье предположение было ошибочным, затем выполняет желание другого.
   - И каково твое желание?
   Сложный вопрос. На самом деле моей мечтой было провести с ней время. И она уже исполнилась.
   - Ты узнаешь у Иары, как она относится к Энди.
   - Какое скучное желание.
   - Почему скучное?
   - Потому что она вчера весь вечер только о нем и говорила. Мне даже спрашивать не придется, я наоборот пыталась сбежать от ее болтовни.
   - И что же она говорила?
   - Ой, все так запутанно. Ей нравится то, как он относится к нашей малышке, и его шутки, и его глаза. Она говорит, что они зеленые, как трава под солнцем. Хотя, на мой взгляд, они больше похожи на трясину перед нашим домиком. А еще она говорила, что он наверняка боится нашей магии, именно поэтому так привязался к Вилии, когда та ее лишилась.
   - Это не правда, он в восторге от магии, можешь так и передать ей. А Вилия... Энди долго был одинок в этом мире. Джо долго заботится о нем по-братски, и теперь Рыжик готов дать заботу кому-то еще. Вилии она сейчас пригодится. А еще она ест в немереных количествах, а Энди любит готовить - просто супер компания получается.
   - Так что твое желание исполнилось еще до спора?
   - Ну да. А что у тебя? Чего ты хочешь?
   - Только не смейся.
   Мальпе поднимает глаза, указывая на небо, и заговорщицки улыбается.
   - Я хочу летать.
   - Это как раз устроить не проблема!
   Где-то недалеко должны быть воздушные шары. Я точно видел пару штук в небе. Беру Мальпе за руку, и мы отправляемся на поиски. Люди тут очень дружелюбны. Нам с радостью подсказывают, как пройти к тому месту, что мы ищем.
   - Ого! Какой огромный! - застывает Мальпе, обводя взглядом ярко оранжевую сферу шара.
   С нами летит мальчишка-подросток. Он гундосит что-то про то, что нельзя перегибаться за пределы корзины, нельзя дергать канаты, нельзя ничего кидать и еще кучу всего, что я даже разобрать не могу из-за его ужасного произношения. Даже странно, как ему позволяют быть за главного на воздушном шаре. Но, к моему удивлению, наш подъем проходит довольно гладко.
   - Смотри, вон наша бухта! - радостно и совершенно по-детски хлопает в ладоши Мальпе. - А вот домик Астери. Все такое крошечное!
   - Взгляни на море, - накидываю взятую про запас кофту ей на плечи. Тут наверху значительно холоднее, чем на земле.
   - Море отсюда кажется таким большим. Мы же довольно высоко, да? А краев все равно не видно.
   Мальчишка сдавленно смеется за нашей спиной.
   - Вам нужно в космос выйти, чтобы море показалось крошечным.
   - Так странно, - она шустро просовывает руки в рукава предложенной кофты и ежится, - солнце вроде ближе, а воздух холоднее, - шепчет она так, чтобы слишком уж любопытный сопровождающий не слышал нашего разговора.
   - Знаешь, во всем, что не связано с магией, лучше полагаться на науку. Мы спустимся вниз, и я объясню тебе все подробно и с рисунками.
   - Ха, похоже школу на поверхности придется посещать не только Вилии.
   Отвожу взгляд. Тема жизни на берегу все чаще возникает в наших разговорах. Наше будущее, хотя до сих пор туманно, но обещает большие перспективы. Тем не менее, сама возможность потерять все сейчас не дает мне покоя. Романтика и мечтательность не в силах справиться с тревогой, подступающей к моей глотке и сжимающей на нем свои пальцы сильнее с каждой секундой.
   - Не хмурься, а то вон уже морщинка меж бровей, - Мальпе немного склонилась за бортик корзины так, чтобы смотреть мне в глаза и пальцем осторожно касается области над моей переносицей.
   Она читает меня как открытую книгу. Раньше я бы почувствовал себя неуютно. Если ты не можешь скрыть ни одной, даже пустяковой мелочи, то чувствуешь себя слабым и беззащитным. Мерзкое ощущение. Но с Мальпе его не возникает. Я все время искал в ней тайны, секреты и чудеса, но теперь мне кажется, что мне не нужно их знать. Есть такие ощущения в этом мире, когда ты смотришь в глаза человеку и понимаешь его. Понимаешь так, как не понимаешь порой самого себя. И уже не нужно ничего объяснять или выведывать, ты просто все итак знаешь.
   Я снова не могу сдержать улыбку и поправляю ее локон, налетевший на лоб.
   - Не буду.
   На набережной гуляет свадьба. Невеста бросает букет, а девушки в длинных платьях и на каблуках бьют все мыслимые и немыслимые рекорды в прыжках в длину и высоту.
   - Что это? - Мальпе глядит на все это представление как зачарованная.
   - Гадают, кто следующий замуж выйдет. - никогда ничего кроме веселья не испытывал, глядя на все эти акробатические трюки. Неужели и правда кто-то верит в эти сказки?
   - И как, сбывается? - букет поймала брюнетка в ярко-красном вызывающем платье. И теперь взгляд Мальпе прикован только к ней.
   - Не думаю.
   - Жаль. Мне так хотелось верить, что цветы - спутники вашего земного волшебства. Астери говорила, что любовь - самая мощная сила в мире. А ты говорил, что цветы помогают ее выразить.
   Она расстроена, прячет взгляд. Я бы с радостью создал сейчас еще одну ледяную розу. Но мы сидим в прибрежном кафе, заполненном посетителями до отказа, и рискуем быть разоблаченными.
   - Подождешь меня? Буквально минуту?
   Не дожидаясь ответа, выбегаю из кафе. Где-то тут был цветочный магазин. В первую очередь я человек. Мальпе тоже пытается стать обычным человеком. К чему нам волшебные цветы, если на земле так много настоящих? Искать долго нет нужды, уличная торговка как раз проходит перед кинотеатром. Небольшая нежно-розовая роза на недлинной изящной ножке, будто сама просит, чтобы ее выбрали. Вечер уже опускается на город, парочки стекаются со всех уголков. Замираю, изучая афиши. Стандартный набор: боевик с качком и грудастой блондинкой в главных ролях; детская сказка с драконом, принцессой и храбрым рыцарем и романтическая комедия с названием более затейливым, чем ее сюжет. Да, последний вариант подходит идеально, и я решаю задержаться еще на пару минут в небольшой очереди. В конце концов, раз уж сегодня я открываю радости нашего мира для морской принцессы, то нужно сделать все на высшем уровне. Небольшой сюрприз, организованный за те пять минут, в течение которых она наслаждается кофе со сладостями, кажется мне действительно хорошим вариантом.
   Забираю билеты и слышу крик. Готов поклясться, что это голос Мальпе. На бегу запихиваю билеты в карман.
   - Виктор!
   - Он бросил тебя одну гулять по проулкам, - мужскую речь прерывает хриплый смех, - пойдем с нами, мы то уж точно не оставим тебя одну.
   Пробегаю мимо одного проулка и едва останавливаюсь, скольжу ногами по земле из-за набранной скорости, когда замечаю там движение. В самом углу, вжавшись в стену, стоит Мальпе. Ее испуганные глаза поблескивают в полутьме. Пара довольно оборванного вида парней стоят всего в полуметре от нее. Один опирается на стену, стоя ко мне спиной, второй краем глаза ловит мое движение и разворачивается ко мне лицом.
   - Отойдите от девушки! - воды тут нет, полагаться только на нее будет глупо. Но кулаки сжимаются сами собой. Я смогу защитить ее и без магии.
   - Шел бы ты отсюда, защитник! - тот, что стоит ближе ко мне нервно сплевывает мне под ноги. Достали. Я обычно не распускаю кулаки. У меня действительно тяжелая рука. Но теперь я не сдерживаюсь. Совсем забыл, что в кулаке зажата роза. Вместе с носом противника ломается и стебель цветка. Мальпе огибает его, пока тот пытается сообразить, что же сейчас произошло и прячется за моей спиной. Отлично. Теперь можно поиграть. Она в безопасности.
   Мне все равно пора бы проверить мою силу. Представить то, что хочу получить - да запросто. Эта парочка уже осознала все то, что я сделал и теперь снова наступает. Вода. Мне все-таки нужна вода. Глубокий вдох и над хамами появляется с треском грозовая туча. Еще мгновение уходит на то, чтобы перенастроить тучу на ливень. И вот уже оба висят как котята, схваченные за шкирку потоками воды.
   - Вик, - на мою руку опускается легкая ладонь Мальпе, - они этого не стоят.
   Да, что-то я увлекся. У нас же свидание. Оставляем нападавших в переулке, и я отменяю волшебство, как только мы заворачиваем к кинотеатру. Приятно, что не нужно делать лишних пасов руками, как обычно изображают в кино, на самом деле достаточно лишь одного взмаха рукой. Мальпе улыбается и кладет голову мне на плечо. Вечер снова становится идеальным. Только вот очень жаль розы. Торговка уже продала все, так что новую мне не купить. Мальпе подобрала предыдущий цветок во время боя, и теперь один полураспустившийся бутон без ножки осторожно зажат между ее пальцами.
   - Подожди, - вынимаю цветок из ее рук и размещаю в ее волосах. Мои руки еще влажные от атаки, и этой влаги вполне достаточно, чтобы сделать небольшую хрустальную заколку для волос. Мальпе заглядывает в одну из зеркальных витрин и по ее лицу пробегает удивленная улыбка.
   - Спасибо... - угадываю слова благодарности по движению ее губ.
   - Пойдем-пойдем, - обнимаю ее за талию и завожу в здание, - до фильма остается лишь семь минут!
   - А где телевизор? - слышу удивленный шепот моей спутницы, оглядывающей зал. Она никак не может соотнести белую поверхность с уже знакомым экраном.
   - Потерпи немного, садись.
   Гаснет свет, и я сажусь уже в потемках. По правде сказать, кино весьма посредственное, но если разбавлять его просмотр взглядами на Мальпе, то получается вполне сносное времяпрепровождение. Ее широко распахнутые глаза почти не мигают весь сеанс, словно боятся что-то пропустить. И лишь на финальном поцелуе она зажмуривается, по щеке катится слеза.
   - Ты чего? Что-то не так?
   - Я поняла!
   - Что?
   Она лишь снова утыкается в мое плечо лбом.
   - Кажется все.
   Отличное объяснение. В стиле обычной земной девушки. Их ответы, как правило, именно так и выглядят. Объясняют что-то только им самим. Будем надеяться, что, то, что она поняла, не сработает против меня.
   Зал быстро пустеет. И мы направляемся к выходу. Уже у самой двери мы останавливаемся, пропуская вперед особо торопливых людей. В мою ладонь ложатся пальцы Мальпе, и я замираю на секунду от неожиданности, затем крепко переплетаю их со своими, словно боясь потерять. Каждое ее прикосновение вызывает разряд тока, пробегающий по всему телу и легкий холодок, распространяющийся небольшими волнами по моим конечностям. Украдкой гляжу на нее и вижу, как по ее щекам разбегается румянец. Супер. Похоже, по фильму она действительно поняла то, как происходит развитие человеческих взаимоотношений. И теперь пытается это повторить в реальной жизни. Сложно сдержать усмешку от осознания того, что я только что стал главным героем романтической комедии. Или мелодрамы. Посмотрим по ходу событий.
   - Да ладно! Этот город настолько мал, что даже сейчас мы не можем не столкнуться лбами?
   Прямо перед нами сияет радостным оскалом лицо Джо, прямо за ним виднеются головы Тины, Иары и Энди.
   - Еще скажи, что ты нам не рад! - выскакивает из-за Джо как черт из табакерки Энди.
   - А ты как думаешь? Выйти с девушкой из кино и наткнуться на тех, кто итак не дает нам покоя круглыми сутками... просто предел мечтаний, не иначе!
   - Рад, что ты впечатлен, - Энди разворачивается к Мальпе, - ну, расскажи, что он выбрал для твоего первого посещения кино?
   Мальпе указывает глазами на афишу и Энди разоряется новым всплеском эмоций.
   - Серьезно?! Ты лишил девушку возможности оценить всю прелесть современных спецэффектов? - Он округляет глаза так, что, кажется, будто они вот-вот вывалятся из орбит.
   - Ты серьезно думаешь, что они бы ее впечатлили? - Вяло отмахиваюсь я.
   - Значит, ты решил, что после пары взглядов на главного героя она больше не обратит на тебя внимания? Ох, Мальпе, да твой парень оказывается ревнивец!
   - Заткнись ты уже, хватит, - Джо останавливает Энди за секунду до того, как я успею взорваться. Нет, ну это надо! Испортить такой вечер! Тьфу ты! Наказание на ножках, а не друг.
   - Ну ладно вам, не сердитесь, у нас тут наклевывается полноценный вечер отдыха. Вилия уже спит дома, а мы можем развлечься. Тут неподалеку я видел что-то, по виду похожее на ночной клуб. И я намереваюсь его обследовать вдоль и поперек!
   - Недолго тебя радовала возможность побыть папашей. - язвлю я, пытаясь взять реванш за испорченное свидание. - И недели не протянул, сдался, сбежал от семейного очага.
   - Ой, знаешь, прелесть взрослых детей в том, что их можно оставить дома одних, не боясь пожара или потопа. А друзей ее у Вилии пока не много, так что шумные вечеринки и сопутствующая им головная боль мне как родителю еще не угрожают. Хм, - Энди достает из кармана джинсов истошно пищащий телефон, - легка на помине.
   Спустя пару "ага" и одно "ты шутишь?" мы все уже бежим к нашим коттеджам. Благо находимся мы совсем недалеко, путь занимает всего минут десять. На пороге сидит и жалобно мяукает совершенно промокший Саймон. Энди распахивает дверь, и я понимаю, что мои ноги погрузились в воду, с шумом выплеснувшуюся небольшой волной на крыльцо.
   - Потопа, говоришь, можно не бояться? - негромко уточняю у Энди, но тот лишь неопределенно пожимает плечами и входит в дом, шлепая по слою воды на полу.
   Посреди зала на барном стуле с моим черным зонтом, привезенным не понятно зачем из родного дождливого Питера, сидит с каменным лицом Вилия. Прямо над ее головой висит туча, обильно поливающая ее дождем.
   - О, Вик, убери ее, пожалуйста? - ее голос звучит совершенно безучастно.
   - Я сейчас еще града добавлю, чтоб ты знала, как я себя тогда на яхте ощущал, - взмахиваю я рукой. И да, естественно я шучу. Мстить девочке-подростку - это слишком даже для такого зануды как я. Туча пропадает. Тина и Мальпе быстренько собирают всю воду с пола и отправляют ее шустрыми струями по всем доступным путям к водопроводу в доме. Теперь кажется, что полы кто-то любовно промыл, и никакого потопа на самом деле не было.
   - Да что ж такое! - Энди встает с дивана, на который приземлился всего секунду назад. Вся его одежда, коснувшаяся сиденья, теперь насквозь мокрая.
   - Да, я смотрела телевизор, когда это началось. - пожимает плечами его названная дочурка. - А еще вам с Виком стоит просушить ваши вещи. Я их, кажется, немного намочила, пока искала чем укрыться. - приподнимает она одну часть верхней губы так, что лицо искривляется не то в раздраженной, не то в извиняющейся гримасе.
   - Немного? - я вытаскиваю в зал сумку, из которой вода бежит просто рекой, но Вилия лишь отмахивается от меня.
   - Ты не против, если зонт пока останется у меня?
   - Зачем? - всю абсурдность своего вопроса я понимаю сам, как только вижу свеженькую образовывающуюся тучу посреди общей комнаты.
   - В общем, он все же останется... - в этом сомневаться не приходится. Вилию снова обильно поливает дождем.
   - Уберешь? - даже не знаю, на что это больше похоже. На вопрос или на утверждение. В любом случае, выбора у меня нет.
   - Это надолго? - она снова безучастно пожимает плечами. - Эй, ну ты чего? Если надо, то я посижу с тобой.
   - Я знаю.
   - Что тогда?
   - Я только привыкла к мысли, что стану обычным ребенком. Что у меня будет семья... а теперь я снова стану бессмертной. Я не могу даже думать о том, как отправлюсь дальше. - на ее глазах появляются слезы. Не знаю, как те, кто проходит через всю эту историю со мной, а я чувствую себя словно на сломанной карусели, которая вертится все быстрее. Слишком много перемен, слишком много эмоций, слишком много новостей. Оглядываюсь на Энди и убираю тучу над головой Вилии. Боюсь, что нам всем сейчас не сладко. Такая паутина событий смешает мысли в кучу у любого.
   - Нашла из-за чего плакать! - Энди берет еще один стул и ставит его в центре комнаты, рядом со стулом Вилии. - Быть отцом ребенка, с которым никогда ничего не случится, с которым можно путешествовать в любую точку мира в течение секунды и не бояться дождей. - он заныривает под зонтик и обнимает девочку за плечи. - Я обеими руками за!
   - Я так и не знаю, почему ты захотел удочерить меня? - она утыкается ему в плечо и зажмуривает глаза.
   - У меня не было родителей. И я рос с такими же стеклянными глазами, как были у тебя. Холодными и пустыми. Без любви. Пока, наконец, не нашел людей, заменивших мне семью. - он криво усмехается и оглядывается на Джо. - Некоторых из них я больше никогда не увижу, некоторые все еще со мной. Но благодаря их заботе обо мне я теперь хочу дарить любовь своим детям. Членам моей семьи. И что бы ни было, я не дам тому холоду, который видел в твоем взгляде, снова отвоевать себе там местечко.
   Не открывая глаза, Вилия улыбается. Над их головами снова образуется туча, и я почти инстинктивно отмахиваюсь от нее.
   - Знаете что? - ловлю все взгляды на себе. Наверно лучше отвлечь всех от этой затянувшейся минуты сентиментальности. - Еще тридцать секунд.
   - Полторы минуты, не меньше, - бойко отзывается Иара с подоконника, на который уселась сразу, как только вошла в комнату.
   - Сейчас, - поддерживает Джо синхронно с появлением тучи над головой нашего маленького духа природы.
   - Ты выиграл, - киваю я ему, отмахиваясь от тучи.
   - Ваши ставки, господа и дамы, - хохочет Вилия, толкая в бок Энди - не поверите, я только что посмотрела кино про казино.
   - Сыграем на деньги? Энди, ты как раз хотел устроить вечер взрослых развлечений, - наблюдаю за тем, как вытягивается его лицо, усыпанное веснушками.
   - Ах так? Ставим по десятке. Мужчины платят за своих дам. Минута до следующей тучи.
   - Поддерживаю, - роется в кармане Джо, - четверть минуты.
   - Сейчас! - Мальпе с надеждой смотрит на область над зонтом, но проигрывает. Все деньги сгребает Вилия, так как туча больше вовсе не появляется. Мы сторожим ее больше часа, но никакого намека на нее нет.
   - Наконец-то, а то у меня уже рука болит, держать зонт, - начинает ныть Вилия, и зонт начинает мигать в ее руке, то исчезая, то вновь появляясь.
   - Эй, отдай мне мой зонт! - протягиваю я руку, но уже поздно. Он исчез.
   - И где он теперь? - Вилия корчит виноватую гримасу и вжимает голову в плечи.
   - Ни малейшего понятия.
   - Иди спать, и постарайся не повторить этот фокус с кроватью. - встает со стула Энди. - Все, ребята, шоу окончено. Иара, пойдем, я провожу тебя?
   - Ну же, Саймон, пойдем со мной, - пытается вернуть доверие кота Вилия, - я больше не буду тебя купать, честное слово.
   Иара, заботливо высушившая его шерсть начинает что-то нашептывать коту на ухо, почесывая его под подбородком, и совсем скоро Саймон начинает вновь довольно мурчать, спрыгивает с ее рук и королевской поступью шествует в комнату Вилии. Его тут откормили настолько, что при прыжке на кровать, та жалобно поскрипывает от неожиданной тяжести, свалившейся сверху.
   - Спасибо! - Вилия машет ладошкой Иаре. - Удачного ве... ой, удачной ночи. Знаете, пока я еще человек, приятно поваляться в постели. - она беззаботно улыбается и скрывается за дверью, судя по очередному стону пружин на кровати Вилия следом за котом запрыгнула на нее с разбегу.
   ***
   - До чего же хорошо, когда рядом нет вашего начальника, - задумчиво произносит Мальпе, когда мы уже находимся на полпути к домику Астери.
   - Он скоро вернется. Я сбил их с пути, но скоро они будут тут.
   - Я знаю. Но все могло бы быть гораздо проще.
   - Люди так не поступают, Мальпе. Хорошие люди, по крайней мере.
   - Ты хороший. - улыбается она, скорее утверждая, чем спрашивая. Второй раз за вечер не могу понять эту интонацию. Я пожимаю плечами.
   - Думаешь, силы Вилии вернутся в полном объеме?
   - Я не понимаю как, но они пробиваются сквозь завесу антимагии.
   - Она сказала, что коснулась этой черной жижи лишь немного.
   - Дело не в этом. Капли этого вещества достаточно, чтобы любого из нас сделать человеком. Большой объем может убить любое волшебное существо этого или любого другого мира. Ему способны противостоять лишь Боги или те, кто близок к ним по силе. И только Аполлон мог облегчать его воздействие на других. Но его больше нет. И от этого загадка исцеления Вилии становится еще таинственнее.
   - Как-то все мрачно получается. Гони прочь эти мысли. Что бы ни было, но эта не худшая из тайн тут.
   - Ей будет достаточно пары дней. Думаю, уже максимум послезавтра она сможет приступить к поискам нового поселения русалок, полностью освоив заново свои силы.
   - Как много у вас городов?
   - Там, внизу?
   - А есть еще и наверху?
   - Да, но туда Посейдон не увел бы ундин. Северные берегини не были единственными, кто бунтовал. Океаниды очень сильны, одна из них помогла Тине. Где-то около вашей Австралии есть еще восставшие против правил. Нам запрещают о них говорить. Если люди начинают беспокоиться и искать, тогда Посейдон "навещает" предателей. - она замолкает и тяжело вздыхает.
   - И убивает каждого из них, - продолжаю я ее мысль.
   - Да. - хмурится она.
   - Не хмурься, - улыбаюсь, словно ничего не происходит, - помнишь? Морщинки между бровей появятся.
   - Ты балбес, - прищуривает она глаза и ухмыляется одним краем рта.
   - Ты не первая, кто мне это говорит, - каждую минуту нашего общения я словно витаю в облаках. Пустяки и мечты старательно выталкивают все сложные мысли из моего мозга. Это получается у них все чаще. Жаль, но, кажется, Мальпе не может так забыться рядом со мной.
   Ее ладонь ложится в мою. Дальше мы идем молча. И не сговариваясь, оба выбираем самую длинную тропку. Луна сияет так, что не нужно ни фонарей, ни огней. Мокрый песок на берегу тихо шуршит под ногами. Мы идем медленно, к тому моменту, когда мы приближаемся к хижине, там уже не горит свет. Я смотрю на Мальпе в этих ночных густых сумерках и не могу оторваться. Лунные блики играют на моем льду, покрывающем розу в ее волосах.
   - Подожди, - осторожно снимаю заколку и зачерпываю воды из ведра у колодца за хижиной. Бегать никуда не надо, струя сама приближается по моему зову, преодолевая почти десяток метров как прозрачная стрела. - Вот так. - Возвращаю Мальпе цветок на длинной прозрачной ножке. Лепестки предусмотрительно я тоже покрыл льдом. Так цветок не завянет.
   - Прошлая потерялась. - она нерешительно протягивает руку и берет розу.
   - Вилия сказала.
   - Это все еще значит то же, что и в прошлый раз?
   - Это не изменится никогда.
   Я готов поклясться, что сейчас она понимает мои чувства. Они больше не являются для нее примером человеческой глупости или фантазии. Ее глаза мечутся, пытаясь заглянуть через мои прямо в мои мысли. Но она так и не находит слов, чтобы ответить.
   - Спокойной ночи, принцесса, - облегчаю я ее выбор и слегка наклоняюсь, коснувшись губами ее щеки, прохладной, как ночной ветер.
   - До утра. - она прижимает розу к себе и быстро направляется к двери, воспользовавшись моментом. Я чувствую даже со спины, как горят теперь ее щеки. В нашем будущем все будет хорошо. Я это точно знаю. И я добьюсь, чтобы это будущее было общим на двоих.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 15
   Возвращение в коттедж проходит гораздо печальней, чем последние полчаса с Мальпе. Силы Вилии возвращаются скачками. Перепуганный Саймон сидит и отчаянно шипит, прижав уши, у приоткрытой двери в комнату Энди, где тот бегает вокруг кровати девочки с тазиком и тряпками.
   - Что происходит?
   - Ей хуже. У нее жар. Судороги. И я не могу позвать Шона.
   - Почему?
   - Приоткрой дверь и посмотри сам.
   Распахиваю дверь комнаты, позволяя лучам света от люстры в зале ворваться в спальню, и вижу, как тельце Вилии мигает в полумраке. Пропадая на мгновение, затем снова появляясь.
   - Позовем Мальпе? У них теперь есть телефон, тут идти всего-ничего.
   - Последний, кто коснулся Вилии - Саймон, разряд тока, пробегающий по нему, я остановил еле-еле. При этом умудрился спалить свои резиновые перчатки. Хорошо, что он у тебя такой громкий, а то подох бы от напряжения.
   - Зачем тебе вода? - киваю я на наполненный жидкостью таз у его ног.
   - Не тупи, Вик! Вода, молния, град. Все это мне даром не нужно. Но они появляются тут с того момента как я пришел. Точнее, когда я пришел, дождевой водой снова был залит весь пол. А молнии на сей раз появляются у нее в ладошках. Надеюсь, только, что они не вредят ей.
   - Я думал, что ей стало лучше.
   - Может, все же позовем Мальпе? - он спорит сам с собой, зная, что это худшая идея из всех, его выдает интонация голоса, но очевидно, не озвучить этот вопрос он не может.
   - Чтобы она снова страдала от того, что не может исправить?
   С кровати слышны слабые похныкивания и Энди бросается туда с трясущимися руками. Мальпе права. Он, правда, очень заботливый отец.
   - Иди спать, Энди. Я справлюсь. Ты даже приблизиться к ней не можешь.
   - Ты тоже.
   - Мы можем только догадываться, пока не проверим. У нас похожие способности.
   - Но ты не Саймон! Я не смогу так просто выбить тебя у нее из рук!
   - Вот именно! Я не кот! Мне подарили силу, пора ей воспользоваться. Отойди к двери. Если не выйдет, тогда звони Мальпе.
   Энди напряженно смотрит на меня, затем переводит взгляд на Вилию, и снова на меня.
   - Хорошо. - Тяжело вздыхает он. - Боже, пускай все получится.
   Шаг, еще шаг. Я даже не знаю, почему двигаюсь так медленно. Сложно признать это, но мне страшно. Страшно потерять все сейчас. И не справиться, не помочь Вилии. Пара метров до кровати преодолеваются так сложно, словно расстояние не меньше пары километров. Крохотная ладошка покрыта потом, исходящий от нее жар ощущается еще до прикосновения. Обхватываю ее за руку, ощущаю разряд и рефлекторно отдергиваю кисть. Но он явно не угрожает мне. По силе обычное статическое электричество. Возвращаю руку на место и слышу облегченный выдох Энди.
   - Супер! Я думаю, что ее магические способности просто слишком мощные для детского человеческого тела. Но раз уж эта монета с двумя сторонами, то надеюсь, что обычные человеческие лекарства помогут, хотя бы снять жар.
   - Тащи сюда свои лекарства.
   Руки Рыжика трясутся, и он выдавливает таблетку из пластика только с третьей попытки. Она падает на пол, он чертыхается шепотом.
   - Просто повтори это над кухонным столом. Тебе все равно идти туда за питьевой водой. - он послушно кивает и выбегает из комнаты.
   Я опускаюсь на влажный пол рядом с кроватью девочки. Пока я держу ее за руку, я уверен, что никаких ливней и гроз тут не случится. Это знание просто возникло в моей голове, я теперь вынужден довериться ему. Откидываю голову на прикроватную тумбочку. Мой волшебный мешочек от Астери лежит где-то в сумке. Мне просто необходим этот аромат, чтобы не уснуть сейчас. Мне нельзя выпускать эту крохотную ладошку. Я не прощу себе, если с малышкой что-то случится. Я никогда не смог бы относится к ней как к дочери, но в качестве надоедливой младшей сестры она бы сошла идеально. Дыхание Вилии становится тише и спокойнее, кажется, что она находится в сознании, хоть и полудреме. Энди прибегает обратно и, приподняв голову девочки над подушкой, осторожно поит ее растворенным в стакане воды лекарством.
   - Иди и отдохни. - командую я ему.
   - Я не могу, если ей станет хуже...
   - Я позвоню Мальпе. Ты не сможешь помочь, даже если это будет так.
   Жестко. Может даже жестоко. Интересно, врачи, говорящие родным больных "мы можем только ждать и надеяться", они себя так же ощущают? Но Энди воспринимает все довольно стойко.
   - Я только передвину к тебе кресло. - скидывает он пакеты с покупками со слегка промятого сиденья. - Вот. Так будет удобнее. - перетаскивает с виду массивное кресло так легко, словно оно не тяжелее обычного стула. Энди не такой громадный, как Джо, скорее просто жилистый, но их совместные тренировки явно наделили Рыжика недюжинной физической силой. Нужно будет присоединиться к ним в следующий раз.
   - Спасибо. - да, так действительно гораздо удобнее.
   - Я на диване в гостиной. Если что-то понадобится... - он наталкивается на мой обреченный взгляд, - да, я знаю, что ей не могу помочь, но тебе-то могу. Вода, еда, книжка. Что-нибудь. Я принесу.
   - Иди спать. К утру все станет лучше. Мальпе сказала, что силы могли вообще не вернуться к Вилии. А теперь, видишь, она пытается их принять заново. Все наладится, Энди.
   Он стоит в дверях и покусывает губу в сомнениях, затем резко разворачивается и идет к дивану. Я слышу, как он садится и не двигается некоторое время. Лишь окончательно погасив весь свет, исключая подсвечивающий мне комнату светильник на комоде, он взбивает подушку и ложится. Он не спит. Я знаю это. Я многое знаю теперь. Кроме лишь одного, откуда эти знания приходят в мои мысли. Теперь я знаю, что Энди лежит и сверлит глазами потолок. Вряд ли он сможет уснуть сегодня.
   Жар от ладошки Вилии исчез, пульс вернулся в норму. Теперь она дышит быстро и легко. Ей явно лучше. Закрываю глаза. Я вздремну тут. Немного. Может Мальпе и в этом права. Астери дала нам слишком много того, в чем мы ничего не понимаем. И я неожиданно решаю больше не использовать ее подарок. Хватит. Моя судьба в моих руках. Я могу сам все решать.
   ***
   - Значит, мне не приснилось. - Вилия уже сидит в кровати, вынув ладошку из моей руки. - Ты спас меня сегодня ночью.
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Как... раньше.
   - Как раньше это как? Как девочка или как дух природы?
   - О да, у нее было удивительно много всяких "раньше". - Энди едва услышал наш разговор, вскочил с кровати как ошпаренный и прибежал на звуки голоса. - Хочешь есть, малышка?
   - Как и всегда. Хочу.
   - Попробуй сделать что-нибудь? Дождь? Перемещение?
   - Не наседай, Вик, дай ей немного прийти в себя.
   - Все хорошо, пап, я в норме. - улыбается Вилия. Она точно знает, как заткнуть рот Энди. Всего-то и нужно заставить его расчувствоваться.
   - Так, ушел готовить завтрак. Есть пожелания?
   - Торт. Шоколадный. С орехами. - глаза у девочки горят безумством. - Я так проголодалась, что съела бы его целиком.
   - Торт? На завтрак? Целиком? Да, ты явно снова в норме, - чешет затылок Энди, - ладно. Торт так торт. - он исчезает за дверью. - Но вначале каша! Она полезная! - слышим мы уже из-за стены.
   Я поворачиваю голову к кровати и нахожу ее совершенно пустой.
   - Я тут. - голос Вилии звучит от двери, в которой только что скрылся ее отец.
   - Ты уже даже переоделась? Силы в полном объеме вернулись? Отлично!
   Она кивает.
   - Я так привыкла к вам. Можно, я останусь?
   - Нужно! Саймон уже так привык к роли твоей плюшевой игрушки для ночных объятий, что не простит мне, если ты куда-то пропадешь.
   - Не думаю, что теперь мне нужен будет сон. Духи не устают, помнишь?
   Да, эту проблему я не учел. Но теряться нельзя. Она все еще смотрит на меня.
   - Тем лучше для кота. Ты же знаешь, как он нервничает, если его прекращают гладить? А теперь у него будет свой собственный неутомимый человек для того, чтобы чесать его за ухом. Да ты просто мечта для любого из кошачьих! Только дырку в нем не протри.
   Она улыбается и появляется на подоконнике, свесив ноги и качая им в разные стороны.
   - А что папа? Он когда-нибудь умрет. А я...
   - А ты, как и все нормальные дети, переживешь его и будешь с теплотой вспоминать о тех днях, когда он кормил тебя шоколадными тортами на завтрак.
   - Одна?
   - Ни за что! Мы что-нибудь придумаем, ладно? Я же Фреска Ревма, как-никак. Что-то должно измениться. Осталось ждать совсем немного.
   - Обещаешь?
   Моя очередь кивать головой. Почему-то сейчас очень страшно сказать "обещаю".
   - Обещаешь? - повторяет свой вопрос малышка.
   - Да.
   - Я верю в тебя.
   Это мне необходимо. Пожалуй, я даже не осознавал до этого насколько. Но мне необходимо знать, что кто-то верит в то, что у меня получится все изменить.
   - А я верю в тебя. Ты же поможешь найти новые поселения русалок?
   - Ундин, Вик! Мы не зовем их ни русалками, ни сиренами. Эти ваши человеческие сказки порой так глупы.
   - Эй, ты только пару часов назад сама была глупым и слабым человеком!
   - Ладно, как только съем торт, отправлюсь на поиски.
   - Держи при себе телефон. Мальпе и Иара обещали сделать то же самое. Все-таки, раз у вас нет такой полезной способности как телепатическая связь, то так держать контакт гораздо проще.
   - Ты еще и придира! Ты просишь слишком многого! Любой другой был бы счастлив иметь то, что уже есть у тебя!
   - И это мне говорит девочка, запросившая целый торт на завтрак!
   - 1:1, Вик. А вообще, хватит уже давить на мои слабости. Да, я люблю вкусно поесть. А кто не любит?
   Она исчезает, я слышу треск из гостиной. Отправляюсь в свою комнату вздремнуть на пару часов на удобной кровати.
   ***
   - Есть кто дома? - голос Айка - худший из будильников. Зато он мгновенно заставляет вскочить с постели и забыть о сне. Я не ждал его так рано. Думал, что он со своим упертым характером попробует бороться с моей магией. Но он сдался. И поплыл по течению. То есть к нам. И теперь он стоит в нашей гостиной. Останавливаюсь в дверном проеме и опираюсь на угол косяка.
   - Мы думали, что ты нас бросил тут. - пытаюсь я изобразить удивление.
   - Ага, я так и подумал. Вы, похоже, страшно расстроились. - указывает он пальцем на остатки шоколадного торта и чашки чая на столе. Я проспал не меньше трех часов, раз Энди успел приготовить, а Вилия съесть почти целый пирог. Но я однозначно не чувствую себя отдохнувшим.
   - Ну-у, это не то, о чем ты подумал. - Энди торопливо прячет остатки завтрака в холодильник.
   - То есть вы не праздновали мое исчезновение?
   - Нет. К нам просто...
   - Заходили гости. - на пороге появляется Джо.
   - У меня есть серьезный разговор для вас всех. Не думаю, что вы будете рады, но мы должны восстановить наши поиски.
   - Я отказываюсь участвовать в этом. - оглядываюсь на ребят. Они тоже настроены решительно, я уверен в них на все сто, но сейчас в комнате повисло молчание.
   - И я. - вторит мне Энди. Наконец-то. Я уж было начал беспокоиться, что наши планы не совпадают.
   - Я увольняюсь, Айк. - подключается к разговору Джо и его решение явно шокируют нашего самоуверенного начальника.
   - Даже так? А ты стал слишком шустрым в суждениях, Джо. Хотя, может это и к лучшему.
   - Что к лучшему, Айк?
   - Хорошо, что все так складывается. Мне проще будет вести нашу беседу. Давайте-ка все же присядем? - он указывает взглядом на диван, но Джо лишь презрительно щурится и делает вид, что его чрезвычайно заинтересовали данные на его наручных часах. - А я все же присяду. - продолжает Смитт, делая вид, что ничего не происходит.
   Он проходит к центру комнаты и смеривает диван удивленным взглядом.
   - Хм, гости, похоже, действительно были. - на диване лежат подушка и плед Энди. Айк двумя пальцами, словно вонючий мусорный мешок, приподнимает плед и, откидывая на вторую половину дивана, опускается на ту, что только что очистил.
   - Ты просто само воспитание во плоти, как я посмотрю, - вспыхивает Энди и, обхватив свое белье обеими руками, относит его в спальню, которую в последние дни занимала Вилия.
   - А ты снова изобрел велосипед, Энди. Я веду себя так, как хочу. И тебе придется это терпеть.
   - Пф-ф, - презрительно фыркает Энди, - мы только что уволились, мистер. Ты не забыл?
   - Не думаю, что у вас это получится.
   - В смысле?
   - В смысле ты, Джо, например, хранишь слишком много тайн. Это удобно, когда ты знаешь тайны людей, которым приходится доверять свои. Эту простую истину я знал задолго до того, как принял тебя на работу.
   - К чему ты клонишь? - вклиниваюсь я в его пафосный поток самолюбования, но судя по виду Джо, он четко понимает, о чем ведет речь Айк.
   - Я удивлен! Ты считаешь себя его другом, и не знаешь ничего о его прошлом. Ну что же ты, Джо? Так сложно было поделиться своей историей? - в его тоне явственно слышна издевка.
   - Меня не интересует его прошлое. Я знаю его в настоящем.
   - А вот Тину заинтересует эта печальная история. Твоих друзей убили на твоих глазах. Да, это так грустно. Ты был тяжело ранен и не смог их защитить. Кристина всегда считала тебя страдальцем. Любопытно, что она скажет, если узнает, что, уже работая на меня, ты вернулся туда, нашел всех их и убил каждого, кто участвовал в этом? Включая несовершеннолетнего мальчишку-проводника. А ведь он даже оружие не умел держать. Но ты был в ярости. Ты хотел мести. Ты убил мирного жителя, которого боевики заставили показывать путь и выставляли всюду как живой щит. А потом ты вернулся к своим обязанностям по защите Тины. И она ничего не знала все эти годы.
   - И не узнает. - глухо отвечает Джо.
   - Ты же знаешь, что это значит, да? - заглядывает Айк с прищуром его глаза. Джо сжимает кулаки и весь напрягается на мгновение, но вскоре сдается. Его молчание знак согласия. Оглядываюсь на Энди. Он сверлит глазами Айка. Рыжик явно не удивлен, историей из жизни Джо. Он знал? Да, он точно знал. В этом не может быть сомнения. Судя по его зеленеющему цвету лица, у Энди тоже есть свои секреты.
   - Нужно ли говорить, Энди, что власти как минимум семи стран будут счастливы, получить тебя за те секреты, которые ты добывал.
   - Добывал для тебя, Айк. Если я попаду прямиком в ад, то утащу тебя за собой.
   - Да, это вариант, Энди. Но видишь ли, ты занимался этим задолго до того, как я нанял тебя. И, коль скоро мы оба знаем о том, по чьей вине погибла Елена, то думаю, ты знаешь, что грехов у тебя остается достаточно. Грехов, к которым я отношения не имею.
   - Не смей даже упоминать ее имя, ты... - Энди перепрыгивает через кресло рядом с диваном и впивается пальцами в глотку Айка, но Джо останавливает его и оттаскивает к окну.
   - Что ты хочешь? - Энди, наконец, удается совладать со своим гневом.
   - Подчинения. Еще один месяц вы беспрекословно исполняете мои приказы, и затем я отпускаю вас на свободу.
   - Я в деле. - хрипит Рыжик, приняв поражение.
   - Ну а я? - мне даже становится интересно, чем же сможет надавить на меня Айк. - Я не делал в жизни ничегошеньки из того, чем потом можно шантажировать.
   - Да, с тобой действительно было сложнее всего. Чистенький мальчик, отличник студент в прошлом, настоящий профессионал теперь. Сплошные похвалы отовсюду.
   - Было сложнее? То есть теперь уже не сложно?
   - Вот что я ценил в тебе всегда, Вик! Вот она, твоя наблюдательность в действии! Я восхищен!
   - Ближе к делу, клоун.
   - Ох, как грубо. Знаешь, не думаю, что твоя бабушка так тебя воспитала. Ведь твоя мама уделяла тебе гораздо меньше внимания, чем бабуля, да?
   - К чему ты ведешь?
   - К тому, что старые люди иногда теряют память, Виктор. И уходят куда-то, теряются. Их долго ищут, но далеко не всегда находят. Давно ли ты звонил своей бабушке, друг мой?
   - Что ты с ней сделал, урод?
   - И снова хамство. Ужасно. Куда делся тот самый хороший мальчик? Я отправил на отдых. Она не страдает, я могу поклясться. Пока что не страдает. Но если ты не будешь сотрудничать, то отдых не пойдет ей на пользу.
   - Я убью тебя. - над его головой начинает разрастаться туча, громыхая и сверкая молниями.
   - Ух, твои силы стали мощнее, с тех пор, когда ты демонстрировал мне их в последний раз. Это выглядит эффектно, не спорю. Но вовсе не страшно. Видишь ли, я созваниваюсь с тем, кто присматривает за твоей старушкой, ежедневно. И если я не позвоню, заботиться о ее благополучии перестанут.
   - Ты монстр. - мне приходится рассеять тучу, но в мыслях я уже повторяю удушающее движенье Энди.
   - Я хочу спасти сестру. И если для этого нужно стать монстром. Пускай.
   - Она в безопасности, Айк.
   - Значит, ты получишь внушительных размеров оплату за месяц работы и будешь свободен. Как и все вы.
   - Что от меня нужно?
   - Собирай вещи. Ты ведешь меня к Селенофото.
   - Ты ведь понимаешь, что я могу там запросто похоронить тебя и на этом закончить всю эту дурацкую эпопею?
   - Ты никого и никогда не убьешь, Вик. Как бы ты ни храбрился, как бы ни убеждал себя в своем могуществе, ты все равно придешь на выручку любому, кому она понадобится.
   - О, и давно ты у нас читаешь людей, словно открытые книги?
   - Недавно, зато без ошибок. Я жду тебя на пирсе через полчаса.
   Он быстрым, уверенным шагом скрывается из виду. Айк прав. Я не смог бы его бросить умирать, даже если бы это решило наши проблемы. И сейчас я ничем не рискую. Отвести его в заброшенный город под водой все равно, что пообещать ребенку посещение зоопарка, и привести к пустой клетке. Он разочаруется, может даже будет взбешен. Но, скорее всего, на этом его происки канут в лету.
   ***
   - Опаздываешь, - поскольку вещей мне собирать не нужно, я сижу на причале и жду Айка. А он, как нарочно, подходит с опозданием почти в двадцать минут.
   - Не думал, что ты будешь так рваться в бой, - его слова сопровождает широкая, почти дружелюбная улыбка. Лучше бы ее никогда не видеть. В прошлый раз я не бросил его умирать. И теперь он вынуждает меня повторить спуск, хотя и сам прекрасно запомнил путь. А значит, продолжает верить в мои силы и доверять мне как человеку. Это, конечно, воодушевило бы меня, будь он хоть немного адекватней, но куда там. Газеты были правы. Даже сейчас, "спасая" свою сестру, он выглядит спокойным как обычно. Похоже, минуты слабости и смятения, которые нам удалось застать, больше не повторятся. И от этого на душе скребут кошки. Ненавижу, когда другие знают обо мне больше, чем я о них.
   - Там все равно никого нет. Ты можешь туда хоть толпу народа отправить и сказать, что нашел Атлантиду. Ундинам все равно.
   - С чего ты взял, что там пусто?
   - Ну, знаешь, если бы ты был немного человечней, то знал бы, что произошло после освобождения Энди. Но ты же не интересовался его состоянием. Моим состоянием после твоих заклинаний, и даже состоянием Кристины.
   - Я знал, что все хорошо. Видишь ли, мне открывается порой не только будущее.
   - И что же тебе открылось, провидец-любитель?
   - Я видел ваш праздник с этой девчонкой. Не понял только, что вы праздновали.
   У меня перехватывает дыхание. Айк не имеет ничего против Вилии, но он видел Мальпе на записи и мог понять, кто был с нами тогда в кафе.
   - Ты побледнел? Тебе плохо? - тошнотворно заботливый голос Айка возвращает меня к реальности. Главное не выдать себя. Блондинок в мире полно. Его видения можно списать на бред.
   - Прекрати так делать.
   - Как?
   - Изображать дружелюбие. Гораздо проще будет, если мы просто сделаем то, о чем ты просил, и разойдемся по своим углам.
   - Да я, по-твоему, просто тиран.
   - Удивлен?
   - Ты не допускаешь, мысли о том, что мы могли бы стать друзьями?
   - Дай секунду подумать... конечно, как я мог забыть! Я же всегда мечтал быть другом чокнутого похитителя старушек.
   - Я вынужден был так поступить. И она сейчас действительно отдыхает на курорте, полагая, что выиграла путешествие в лотерею. Сделаешь свою работу, и она будет дома к концу месяца, счастливее, чем когда-либо.
   Он поднимается на яхту, но я остаюсь сидеть на причале.
   - Ну и? В чем проблема?
   - Ты предлагаешь тащиться туда несколько суток к ряду? Ради чего? Там пусто!
   - Ради того, чтобы проверить твои слова.
   - Спускайся.
   - Что?
   - Сюда иди!
   Судя по замешательству, Айк все еще никак не привыкнет к тому, как я с ним разговариваю. Ничего, если не дурак, то поймет, что лучше потерпеть. Он закидывает сумку на плечо и нехотя спускается обратно.
   - Да брось ты ее! - выхватываю ее у него из рук и отшвыриваю далеко на палубу. - Идем. Покажу тебе цирковое представление.
   Послушно, словно маленький ребенок, Айк следует за мной. Единственное, что он так и не выпустил из рук - фотоаппарат. У меня же с собой мощный фонарь. Больше нам ничего не нужно. Он еще не понимает, но пары часов нам будет более чем достаточно, чтобы утолить его любопытство.
   - И что дальше? - судя по тому, как дрожит его голос, он действительно напуган. Мы стоим у кромки воды в тихой, абсолютно безлюдной части пляжа, и он косится на меня.
   - Дальше в воду.
   - Я плавать не умею.
   - Серьезно?
   Айк больше не смотрит на меня. Куда-то в сторону горизонта он бормочет еле слышно.
   - Ты, кажется, слышал мою историю? С чего бы мне любить воду и учиться плавать?
   - Мне кажется логичней, если уж ты ее боишься, было бы научиться бороться с ней, а не подчиняться ей безвольно. Или не лезть к ней вовсе.
   Он хмыкает, и я решаю не дожидаться ответа, волной поднимаю тонкий слой воды и окружаю Айка сферой. И без того огромные его зеленые глаза распахиваются так, что я начинаю всерьез опасаться за психическое здоровье спутника.
   - Без паники, я не собираюсь тебя убивать. По крайней мере сейчас. - сквозь водную стенку ловлю шокированный взгляд. И спустя секунду замечаю легкий, еле заметный кивок головой. - Придется подчиняться, Айк. Будешь отвлекать, я могу и потерять контроль.
   Еще кивок. Отлично. Кажется, мы поняли друг друга. Закатываю шар в воду, стараясь не слишком торопиться и дать привыкнуть ко всему происходящему своему пусть и нежеланному, но гостю.
   Он напуган. Есть такие моменты, когда страх зашкаливает, заставляет потерять контроль. И этот - один из них. Я нахожусь немного сзади воздушной сферы и не вижу выражение его лица. Но я ощущаю его истерику даже со спины. Молчаливую, холодную, пробирающую до костей. Он дрожит. Дрожит так сильно, что это заметно даже с расстояния в пару метров. Мне жаль его сейчас. Он уже потерял родителей и теперь пытается спасти сестру. И если бы обстоятельства сложились иначе, я бы был на его стороне, и мы бы справились. Но он намерен поймать русалок. И даже если он отпустит их, как только разрешит свои сомнения и спасет Тину от беды, которая так навязчиво ему является в каждом его видении, я все равно не готов принимать в этом участие. Для меня это не просто русалки. Они - семья Мальпе. И я обещал их защищать. Мало того, я обещал их спасти.
   Возможно, у нас общий враг. Посейдон. Не будь его, Кристине не угрожало бы ничего, а ундины были бы свободны. Но как победить бессмертного? Этого не знает даже Вилия, хоть она и относится к ним. Стоп. Если антимагия так подействовала на Вилию, то может она лишит его сил? Хоть ненадолго? Этого было бы достаточно, чтобы атаковать. Мальпе говорила, что эта черная жижа не может убить богов, но я-то могу! Только вот что почувствует она? Черт! Почему я должен все время думать и выбирать между дорогими мне людьми? Мальпе или бабуля, Мальпе или Тина, Мальпе или все? Ключевая фигура всегда моя морская принцесса. Может это знак? Может нам и не надо быть вместе?
   Прибавляю хода. До Селенофото остается всего ничего. Пара минут и мы уже там.
   - Я тут как хомяк, - пытается пошутить Айк, но, видимо, я слишком бурно реагирую на эту фразу, и он сразу замолкает. - Ты чего?
   - Прости, - я не хотел его пугать, он действительно не виноват, что эта ассоциация знакома мне слишком хорошо, - да, действительно похож, - натягиваю улыбку на лицо, глядя, как он шагает внутри катящегося за ним шара.
   - Мы далеко от берега сейчас?
   - Лучше тебе не знать.
   - Давай обратно, тут пусто. - тусклый свет фонарика еле освещает все значительно хуже, чем прожекторы когда-то. Кажется, что это было совсем давно. От города без магии остались лишь руины. Солевые кристаллы, составляющие как минимум треть строительного материала тут, растаяли, конструкции скривились, поехали и частями рассыпались.
   - Нам нужно навестить еще одно место. Просто следуй за мной.
   Медленными шагами, пытаясь не упустить контроль над шаром Айка, формируя поток воды от меня, не допуская лишних струй к собственному телу, я иду к подвалам дворца. Нужно лишь найти антимагию и поместить ее в сосуд так, чтобы она не коснулась меня. А потом я придумаю, как все это провернуть и не потерять Мальпе. Ничего и никого не потерять. Вариантов нет, я просто обязан справиться.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 16
   Шаг за шагом мы продвигаемся все дальше. На такой глубине почти нет рыб, но те, что есть, стараются держаться подальше от нас. Шар вокруг Айка постоянно меняет форму, я стараюсь обходить стороной обломки построек и не допускать стенки капсулы к руинам.
   - Ну и куда мы идем?
   - В подземелье.
   - Ух ты. То есть толща воды над нами не достаточно устрашающе действует на тебя, нужно спуститься еще ниже?
   - Ты слишком болтлив для того, кто боится тут находиться.
   - Я смог бы быть русалкой. Тут действительно красиво.
   - Тритоном, ты хотел сказать? - поправляю я его. И он пожимает плечами.
   - Ну да. Тритоном.
   - Да, будь ты одним из них, все было бы куда проще.
   Затянувшееся мгновение молчания повисает в воде вокруг тяжелой взвесью.
   - Будь мы в кино, сейчас играла бы эпичная мелодия. - Айку явно не по себе, он болтает чепуху, лишь бы не концентрироваться на том, что сейчас происходит вокруг.
   - Ты банален. - неохотно отмахиваюсь я от него, мне не до шуток.
   - Так зачем мы идем в подземелья?
   - Кое-что ищем.
   - Так не пойдет! - он обгоняет меня и перегораживает мне путь. - Что мы ищем?
   - Не серди меня, Айк. Тут командую я. Хочешь вернуться на берег живым, не мешайся под ногами. - отодвигаю его струей воды в сторону с тропинки. Но Смитт умеет быть настойчивым, он возвращается на занятую позицию, как только поток воды, сносящий его, утихает.
   - У тебя кишка тонка, Вик. Ты не умеешь быть грозным и опасным даже когда тебе это жизненно необходимо. Я жду ответа на вопрос!
   Откидываю голову назад. Я устал. Правда. Я никогда не мечтал быть кем-то в стиле Джо, который может запугать кого угодно одним лишь взглядом. Мне действительно это не свойственно. Как и ложь. Нет, я умею лгать. Причем весьма сносно. То есть обычно люди, которые слышат мою ложь, почти всегда в нее верят. Но все эти тайны и выдумки, недомолвки и вранье порядком действуют мне на нервы. Я чувствую себя преступником. Спасибо за это бабушке. В детстве она внушала мне, что все ошибки можно исправить, но признаться в том, что солгал сложнее всего. Она была права.
   - Ну, так? - Айк все еще стоит передо мной и ждет ответа.
   - Я ищу то, что поможет решить твою проблему.
   - Спасти Тину?
   - И ее тоже.
   - Как? - он заметно оживился, плечи снова расправлены, любопытные зрачки сверлят во мне дыру.
   - Лучше тебе не знать.
   - Как? - громче, почти крича, повторяет он свой вопрос.
   - Нет, правда, это прозвучит абсурдно.
   - Серьезно? И это твой ответ человеку, который сейчас находится невесть где, на дне моря в непонятной... штуковине?
   - Ох. - еще одна головная боль в лице моего ненормального и чрезвычайно назойливого шефа. Пожалуй, стоило бы отправить его на берег, но мне почему-то спокойней, когда он со мной. В этой мутной, холодной воде, мою панику от осознания нереальности происходящего, может развеять только еще более сумасшедший человек. - я хочу убить бессмертного бога, Айк.
   - Не понял? Я читал книги Астери очень внимательно, Вик. Там нет ничего про то, как убить Посейдона. Боги лишаются бессмертия только тогда, когда отказываются от него самостоятельно. Тогда же они теряют свою магию. Их нельзя просто убить.
   - Вот именно. Вначале бессмертие, затем магия. Что если вначале лишить его магии?
   Айк явно не понимает меня, но, к счастью, этот разговор не требуется продолжать. Мы пришли.
   - Если найдешь затемнение в воде, позови меня. - мы разделяемся, но стараемся держать друг друга в зоне видимости. Руины подвалов дворца - целый лабиринт. Тут не сложно потеряться, особенно тому, кто попал сюда впервые. Мы идем все дальше и дальше. Кажется, что конца этому пути не будет. Лучи фонаря и вспышки на камере вырывают на секунду части пространства вокруг нас из мглы, и затем следуют дальше.
   - Смотри! - Айк указывает взглядом на дальний угол бывшей камеры перед очередным заворотом коридора, туда, куда я даже не вглядывался. В куче хлама от постройки есть небольшая брешь.
   - Не подходи к ней.
   Айк достаточно сообразителен, чтобы не лезть на рожон в такой момент. Он отступает на шаг назад. Поток воды послушно снимает верхушку этой горы мусора и оттуда, как джин из бутылки, появляется небольшой объем черной густой жижи. Чтобы надежно упаковать ее мне приходится создать целых три капсулы. Но я все еще боюсь ее касаться. Буду толкать ее к берегу, как и сферу с моим спутником, силой воды.
   - Готово? Теперь на поверхность. Я уже тоскую по солнцу и ветру. - громким шепотом сообщает мне Смитт.
   - Не ты один. - только и нахожу я, что ответить.
   ***
   Выйти на поверхность действительно приятно. Не могу сказать, что это погружение доставило мне проблемы, но я ощутимо нервничал, думая о том, что Посейдон может захотеть вернуться в Селенофото. Все-таки это его столица. Центр его государства.
   Осторожно, обернув небольшой шар с черным содержимым дополнительным слоем защиты, укладываю его в карман. Там совсем немного, но ведь хватило и капли, чтобы лишить Вилию сил на длительное время. Оглядываюсь на Айка. Он значительно уверенней выглядит на суше. Хотя все еще сидит, уставившись с пирса в воду, словно не веря в то, что только что совершил путешествие в глубину Средиземного моря.
   - Я в гостиницу, буду нужен, позовешь.
   - Ага. - едва откликается он. И встает. - Я иду с тобой. Мне нужно поговорить с ребятами.
   - Зачем?
   - Не знаю. Просто хочу знать наш план. Что ты достал, как ты собираешься это применить? Что вообще натолкнуло тебя на эту мысль? Если это наш шанс спасти Тину, то я в деле.
   - Ты давно уже не в деле, Айк, - акцентирую я его внимание на отрицании в моей фразе, повышая голос.
   Но он, похоже, и не думает сдаваться. Всю дорогу до коттеджей он идет прямо за мной, не отставая ни на шаг. В гостиной нас терпеливо ждут. Джо, обнявший Кристину, Энди и Шон, непонятно что тут забывший.
   - Нашли что-нибудь? - встает Кристина с дивана, едва дверь за моей спиной закрывается.
   - Ничего. Там пусто. - отзывается ее брат, протискивающийся в комнату за следом за мной.
   - Теперь мы можем вернуться домой? Айк? - Тина подходит к нему.
   - Я пока вынужден остаться тут. Но тебе лучше быть подальше отсюда. Завтра тут будет самолет. Джо сопроводит тебя.
   - Куда?
   - Подальше от океана. И рек... и озер. - добавляет он, немного помолчав.
   - Супер. Пить мне разрешишь, или это тоже опасно?
   - Это не шутки, Кристина. Ты в опасности. И пока я не буду уверен в том, что тебе ничего больше не угрожает, ты будешь под контролем круглосуточно.
   - Ага, и для этого ты будешь терроризировать людей, шантажировать своих работников, красть их родственников?
   Айк обводит взглядом Энди и Джо.
   - Как дети малые, честное слово. Вам не рассказывали, что ябедничают только девчонки и неудачники?
   - Айк! Как ты сам сказал, это не шутки! Ты украл человека!
   - Она отдыхает, просто под контролем. Я вообще сомневаюсь, что когда-либо в жизни она была так довольна путешествием, как сейчас.
   - Значит, она продолжит свое путешествие за мой счет. А ты отзовешь своих бандитов.
   - Ты не сможешь самостоятельно покрыть расходы, Тина. - качает головой Айк.
   - Ошибаешься, братишка! Пока ты носился по планете за своими рыбками, я открыла три ресторана и гостиницу. И хотя мое имя все еще в тени твоего, я вполне самостоятельна в финансовом плане.
   Новость, похоже, шокирует Айка. Он стоит и хлопает глазами. Пару раз в течение минуты он открывает рот, но, не придумав, что ответить, закрывает его снова. В конце концов, он проходит мимо нее и наливает себе стакан воды.
   - Я рад за тебя. Правда. Моя глупышка-сестренка почти взрослая. Это шокирует немного. Хотя это приятный шок.
   - Ты скажешь, где сейчас бабушка Виктора?
   - В Австралии. Греется на солнце и смотрит на настоящих кенгуру.
   - Ничего получше придумать не мог? - вмешиваюсь я в разговор, удивленный выбором места для отдыха бабули.
   - Она сама просила об этом! Я предлагал ей Венецию, Париж, Лондон, другие жемчужины Европы. Она у тебя... боевая. Жаль, что наши с Тиной родственники не такие.
   Не могу сдержать улыбки, представляя свою бабулю где-то среди пляжей. Ей ведь почти семьдесят. Да, главное, чтобы она не задумала покорять волны. О боги, это будет то еще зрелище.
   - Джо, - прерывает мои размышления пришедший в себя Айк, - ты сопроводишь Тину домой. Будешь следить, чтобы она не приближалась к большой воде. Не оставляй ее ни на минуту.
   - Я остаюсь. - отвечает раздраженным, но совершенно уверенным тоном Кристина. О да, брат и сестра действительно похожи сейчас. Несмотря на внешние различия, у них совершенно одинаковые характеры. Напористые, хотя и не злые. Действительно, то ли наше путешествие с Айком так подействовало на меня, то ли информация о бабушке, но я действительно думаю, что у него доброе сердце. Доброе сердце и запутанная жизненная ситуация. Странно, но я понимаю каждого из них сейчас. И Айка, который стремится защитить сестру. И Кристину, которая хочет освободиться от его тотального контроля над своей жизнью.
   - Джо. Это приказ. Исполнять.
   - Я не хочу тащить ее насильно, Айк.
   - Значит, я могу поведать твою историю моей сестре?
   - Историю о том, как он стал убийцей?
   Джо прячет глаза, он не рассказывал Кристине своей истории. Энди тоже удивленно округляет глаза.
   - Айк, я все знала уже тогда. Ты глубоко заблуждаешься, если думаешь, что в нашей библиотеке я читаю только гламурные журналы. Все бумаги, исследования, все личные дела твоих сотрудников. Все это давно изучено мной воль и поперек. Ни Джо, ни Энди, ни Вик отныне на тебя не работают. Я остаюсь тут. И я же предлагаю им работу.
   Айк тяжело опускается в кресло. И предпринимает последнюю попытку, одержать победу в этом споре.
   - Кристина. Ты не понимаешь. Я видел это. Видел то, как ты погибнешь. Жар, судороги, лихорадка, боль, страшная боль, которая сводит с ума. Каждый раз, когда эти видения посещают меня, я ощущаю отголоски этой боли в своем теле. И даже этих крупиц хватает, чтобы чувствовать себя разбитым, практически уничтоженным. Шон все еще находится тут потому, что я не могу избежать этих снов и видений. Он с трудом понимает, откуда на моем теле появляется это. - он задирает майку и обнажает бордовые и сизые пятна на груди и животе, часть из которых покрыта небольшими пузырями с прозрачным содержимым. Тина от ужаса закрывает себе рот руками.
   - Что это?
   - Это обморожение. В условиях, где температура воздуха даже ночью не опускается ниже двадцати пяти градусов по Цельсию. И при ощущении, что все тело постоянно полыхает в огне. Я постоянно нахожусь на лекарствах. Но боль побеждает. Она не дает забыть, что это случится и с тобой.
   - Не случится. Если ты прекратишь поиски, и мы вместе отправимся домой. Я знаю, они не станут нас преследовать.
   - Этот разговор ходит по кругу. Он бесполезен. Виктор, я надеюсь, что твой план удастся. - Айк быстрым шагом выходит из комнаты и громко захлопывает входную дверь. Кристина тяжело выдыхает и обнимает Джо.
   - Ты веришь мне? - спрашивает она, заглядывая ему в глаза. - Веришь, что мы справимся?
   Сложный вопрос. Даже я, человек, испытывающий к Кристине только дружеские чувства, не могу ответить положительно сейчас, после того, что увидел на теле ее брата. Мне не дает покоя мысль о той ночи, когда силы вернулись к Вилии. Слишком похожие симптомы описывает Айк. Слишком реальным становится то, что поначалу мы приняли за бред сумасшедшего. Но Джо обнимает Кристину и совершенно спокойно ей отвечает.
   - Конечно. Но ты пообещаешь мне не делать глупости. И не использовать твою силу больше. По крайней мере, пока мы не покинем остров. - разумен, как всегда, хоть и не способен спорить с любимой.
   Тихо выхожу из комнаты. Я должен надежно спрятать свою находку. Айк мог вызвать ненужные вопросы своим пожеланием удачи. По счастью, его выпад не вызвал особого интереса, история с его видениями и болезнью оказалась куда более занимательной. Вглядываюсь в небольшой шарик. Жижа разъедает его изнутри. Я ожидал этого, но надеялся, что этот процесс будет не таким быстрым. В походной аптечке лежит шприц, единственный оставшийся после курса уколов для Айка. Не знаю, почему он остался у меня, а не у Шона. Возможно, это судьба. Протыкаю иглой шар и закачиваю туда антимагию. Да, это однозначно должно сработать даже на бога. Если обычное касание может убить духа природы, то если я вколю Посейдону эту, пусть и крошечную порцию черной жидкости, он точно станет слабее. И у меня появится шанс его уничтожить.
   - Что ты тут делаешь? - я так задумался, что не услышал характерного треска от появления Вилии в комнате. Быстро закрываю иглу крышкой и прячу в нагрудный карман. Только бы у меня была возможность подобраться к нему поближе.
   - Да ничего, пытаюсь спрятаться от разборок между бывшим и нынешним начальником.
   - Тогда я вовремя. Я видела просвет, недалеко от вашей Италии. Думаю, что это прожекторы над ранее брошенным поселением.
   - У ундин есть брошенные поселения?
   - Да, люди слишком настырны в своем желании найти Атлантиду. Каждый раз, когда они приближаются, ундины вынуждены бежать.
   - Что, и Атлантида тоже существует? - не удивляться, Вик. Главное ничему не удивляться. Пытаюсь глубоко вдохнуть и забыть о своей детской мечте. В начальной школе мы как-то поспорили с другом. Он мечтал когда-нибудь посетить Эльдорадо. Мне же это желание казалось глупостью. Золото и золото. А вот затонувшая Атлантида, которая была пристанищем умнейших из когда-либо живущих, была известна как центр науки и техники всего мира... она меня интересовала всегда. Но Вилия быстро рушит мои иллюзии.
   - Нет, конечно. По крайней мере, не в таком виде, как вы описываете.
   - А в каком?
   Но она лишь делает грозный вид.
   - Я нашла новое поселение, а ты витаешь в облаках! Ты идешь или нет?
   Послушно даю ей руку.
   - Я перенесу тебя к Мальпе. Она не хочет, чтобы меня видели рядом с поселением. Хотя я думаю, что она боится возможных приступов.
   - А их не будет?
   - Нет. Я чувствую себя отлично.
   Привычный треск и небольшая дымка. Я приземляюсь прямо Мальпе в ноги.
   - Вилия! Нельзя ли осторожнее? - отряхиваю колени и поднимаюсь.
   - Прости, - кривит она лицо в виноватой улыбке, - никак не верну себе полный контроль над перемещениями спутников.
   - Класс. Я лабораторная крыса. Следующий раз предупреждай о сбоях.
   Поворачиваю голову и в буквальном смысле сталкиваюсь носами с Мальпе. Я так сердился на Вилию, что даже не заметил, что моя принцесса все еще стоит прямо передо мной. Делаю шаг назад и оглядываюсь на хихикающего духа природы. Она сделала это специально. Никаких проблем с контролем. Просто малышка пересмотрела телевизора. Браво.
   - Идем? - Мальпе не ждет ответа и тихими грациозными шагами направляется к двери.
   - Ну, у тебя и шуточки, - шепчу я на прощание Вилии и грожу ей пальцем. Но, похоже, не слишком убедительно, она лишь заливается смехом в полный голос.
   - Я была пару раз в детстве там. Обычно ундины туда не заплывали. Лет десять назад кто-то из ваших ученых решил, что нашел мифический город, и мы вынуждены были бежать еще дальше, еще глубже.
   - Но Атлантиды там не было?
   - Нет. Все ваши варианты, которые известны Вилии, - наши древние заброшенные поселения. Люди бывают очень назойливы в погоне за мечтой.
   - Почему вы прячетесь?
   - Отец клялся на Совете Богов, что в открытую не станет противостоять людям, если только те сами не развяжут войну. Вот мы и перемещали свои дома. Потом было десять лет затишья. На такой глубине нас никто не мог найти... до вас.
   Не знаю, возможно, мне стоит извиниться. Мы нарушили стройный порядок их жизни. Но с другой стороны, мы дали им надежду на то, что им больше не придется скрываться. Вода смыкается над головой так привычно и покорно, словно я всю жизнь провел в ней. Пара дельфинов пытается догнать нас, но бесполезно. Им никогда не достичь такой скорости, которую дает магия. Я просто следую за Мальпе и гадаю, каково это, возвращаться домой, где тебе не рады. На ее лице ни эмоции, хотя я и уверен, что внутри, в ее душе, они бушуют. Как только все закончится, я познакомлю ее с бабулей. И пусть она никогда не узнает, что второй раз в жизни увидит русалку, но зато Мальпе почувствует, какого это, когда о тебе хотят заботиться, когда тебя желают видеть как можно чаще, когда у тебя есть настоящая семья.
   Внезапно Мальпе останавливается и повисает в воде, лишь изредка шевеля своим белоснежным, словно сделанным из кружева и инея хвостом. Лучи света, те самые, которые я видел в первое посещение Селенофото, прорывают толщу воды и сейчас.
   - Ты можешь не идти, - кладу ей руку на плечо. Но она качает головой.
   - Нет, пойдем.
   Приходится обогнуть поселение, чтобы найти подход, где мы могли бы быть незаметными. Русалки снуют туда-сюда, собирают что-то внизу, возводят новые строения, чинят старые.
   - Нам придется ждать. Я пока не придумала, как мы соберем вместе всех, кто хочет бежать на поверхность. - шепчет еле слышно Мальпе, но в моей голове уже созрел план. Там, вдалеке, я замечаю ту самую малышку, которая спрашивала меня о солнце и ветре на поверхности. Она играет с жемчужинками, нанизывая их одну за другой как бусины, в браслет. Оглядываюсь еще раз, дурацкая привычка звать человека тихим свистом тут не работает. Девочка меня не слышит, и продолжает заниматься своим делом.
   - Так не выйдет, - моя спутница взмахивает рукой, и жемчуг вырывается из рук малышки и плывет к нам. Та, обведя глазами улицу, следует за ним.
   - Привет, - протягивает ей браслетик Мальпе, как только девочка оказывается рядом с нами.
   - Я знала! - вскрикивает кроха. - Я знала, что ты жива!
   - Тс-с, тише, Мария, тише. Ты еще хочешь увидеть солнце?
   Девочка смотрит на меня восхищенными глазами и кивает головой.
   - Тогда нужно сообщить тем, кто был тогда в комнате и слышал наш с тобой разговор о поверхности, что мы готовы их забрать.
   - Но... - ее веки краснеют, и она быстро моргает, в воде не понятно, то ли она старается не плакать, то ли уже ревет, - половина из них погибла при взрыве. Еще оба моих брата под постоянным контролем катаскопов по приказу владыки. Всего семеро сейчас в городе и на свободе.
   - Приведи ко мне своего отца. Он умен, поможет нам собрать остальных быстро и незаметно. - командует Мальпе. И малышка трет глаза кулачками.
   - Хорошо. Фреска Ревма, - Мария протягивает мне браслетик, завязывая на нем последний узелок, - спаси моих братьев. Они их казнят, за предательство. Я знаю. Никто не выходит живым из подземелий Посейдона.
   - Мой друг вышел. - Кладу подарок в карман, где нащупываю шприц с антимагией. Возможно, это единственный шанс на их спасение сейчас. Я что-нибудь придумаю. Я найду еще этой мерзкой черной жижи, если понадобится. Но сейчас... эти огромные покрасневшие от расстройства глазенки на крошечном лице не могут быть обмануты мной. Я не могу этого допустить. - И я уверен, что мы сможем это повторить.
   - Быстрее, к отцу, Мария! Мы рассчитываем на тебя. - Мальпе подталкивает девочку к выходу обратно на уличные дорожки. И сразу после того, как она скрывается, меня начинают сверлить два белых зрачка морской принцесс.
   - Что еще?
   - Мы не можем их спасти! В тот раз Иара и Вилия едва не погибли! Мы не можем так рисковать сейчас!
   - Ты не можешь. Ты поведешь наверх тех семерых, про которых говорила девочка. А я отправлюсь на поиски ее братьев.
   - Ты даже представить себе не можешь мощи морского воинства!
   - Ты волнуешься за меня? - наблюдаю за тем, как вспыхивают ее щеки. - Это приятно, черт возьми.
   - Ты балбес.
   - Ты уже говорила это когда-то.
   - Что ты задумал? У тебя ведь есть план?
   - Есть.
   - Ты не расскажешь мне подробностей?
   Качаю головой и прячу глаза. Объяснить моей принцессе, где и зачем я добыл антимагию, это выше моих сил сейчас.
   - Почему?
   - Не задавай вопросы, на которые не захочешь знать ответов.
   - Обещай вернуться живым. - она пристально смотрит мне в глаза, затем губами касается моей щеки.
   - Обещаю. - быстрее отсюда, быстрее! Терпеть не могу минуты прощаний. Терпеть не могу обещаний, который я возможно нарушу. Терпеть не могу лгать и утаивать правду. Терпеть не могу делать людям больно. Но каждый из этих пунктов я либо уже сделал, либо намереваюсь сделать.
   Город построен удивительно логично. Путь до темниц практически не виден с заполненных ундинами тропок и проулков. Видимо для того, чтобы народ меньше сплетничал о тех, кто уже никогда не вернется оттуда. Я плыву почти без опаски. Вода слушается меня, на руке совсем немного пульсирует татуировка, усиляющая мою магию. Я стараюсь не отвлекаться, но удается мне это слишком слабо. То и дело я оглядываюсь назад. Туда, где осталась Мальпе. Удастся ли им бежать незамеченными? Если шпионы так хороши, как она описывает, то она сейчас в большой опасности. И я оставил ее. Не подходящее время для мук совести, Вик. Самое плохое из всех возможных. Но что поделать, очевидно, я не могу этим управлять. Я действительно оставил ее ради незнакомых мне тритонов. И я хотел убить ее отца втайне от нее. И да, я лгу ей уже не в первый раз. И я решил убить нескольких катаскопов исподтишка, только чтобы добиться того исхода, который считаю верным. Кошки на душе скребутся. Вот уж герой так герой. Я стал похож на Айка.
   Теперь я бегу не только от прощаний, но и от своих мыслей. На входе, который я замечаю издали, стоит два тритона. Недвижно, почти не моргая, они несут свой пост. Хорошо, что я все время передвигался по тени. Ныряю в один из тесных проходов между постройками. Всего пару миллилитров шприца, а какая мощь у меня в руках. Мальпе и подумать не могла, что я спланировал что-то столь ужасное и разрушающее. Всего одно касание. И будем надеяться, что они оклемаются. Вилия же смогла. А тут два огромных мужика с хвостами. Они-то точно выкарабкаются.
   Одна капля и тихая, небыстрая струя воды. Маленькая черная капля ползет в тени совершенно незаметно. Все ближе и ближе к охране темниц. Пока, наконец, не опускается на кончик хвоста одного из них. Он начинает оглядываться по сторонам, крутить головой, хватать ртом воздух, которого тут нет. Я нахожусь не слишком далеко и вижу, как чернеют его зрачки, как хвост заменяется на пару ног. Капля отскакивает на тело второго, который бросился к другу, желая помочь. И снова та же картина. Два обычных человека тонут у меня на глазах. Я убиваю их. Я... закрываю иглу колпачком и быстро формирую капсулу вокруг этих двоих. Я не убийца. Нет. Они лежат на дне капсулы и еле дышат. Но все же дышат. И я могу взять их внутрь подземелья. Попробовать воздействовать на охранников внутри шантажом и угрозами. Но этим двоим сейчас нужна помощь. Потоком воды отталкиваю капсулу наверх. Они будут на берегу, там, где нас ожидает Вилия, через три минуты. Она придумает, как им помочь. А я должен плыть дальше.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 17
   В подводной тюрьме пусто. Должно быть, большая часть охраны сопровождает Посейдона или рыщет по дну в поисках его нерадивой дочки. Если малышка права и в живых заключенные остаются недолго, то толпа катаскопов тут была бы лишней.
   Удивительно, как они только успевают все это построить? Подземелье состоит не из кораллов. Это настоящий подвал из камня, глины и песка. Никаких следов разрушения или заброшенности. Лампы горят тут на каждом углу, спрятаться негде. Будь я на поверхности, я бы старался идти как можно тише, но тут отзвука шагов можно не опасаться, зато приходится контролировать, чтобы скорость потока не нарушала общее движение воды. Капля, едва не убившая тех двоих на входе, теперь на расстоянии пары метров плывет впереди меня.
   - Стой на месте! - несмотря на все мои предосторожности меня заметили раньше, чем я успел среагировать на движение кого-то за углом.
   - Стою. - только и нахожу я, что ответить. - Покажись, хотя бы. - добавляю, немного замявшись. Сложно воевать с тем, кого даже не видишь. Я даже свой небольшой боевой секрет не могу направить к нему с уверенностью, что он не будет обращен ко мне обратно, пока я пытаюсь зацепить противника.
   - Убери антимагию.
   Надо же, заметил. Действительно шустрый и внимательный, интересно, насколько сильный?
   - И все же покажись. - оборачиваю каплю антимагии в слой льда. Тут же ее покрывает второй слой, созданный уже с помощью чужого волшебства. Умно, ничего не скажешь. Теперь не только он, но и я не смогу ее использовать. Вглядываюсь в дверной проем, который скрывает охранника. Чего он ждет? Если они настолько могучи, как описывали Мальпе и Вилия, то почему он медлит? Почему не нападает? Делаю шаг вперед и вижу мальчишку лет семнадцати. Он смотрит на меня как побитая собака. Шея напряжена, словно хочет спрятать голову в шею, но не выходит. Руки сжаты на копье до побелевших пальцев. Не похоже все это на опытного война.
   - Ты... человек! - да он, похоже, от шока вот-вот в обморок свалится. Глаза распахнуты так, что видна вся иссиня-черная радужка вокруг белоснежного зрачка. Понятно, почему он тут. У него волшебства не меньше, чем у самой дочери Посейдона. Что же будет, когда он вырастет? И много ли их тут таких еще?
   - А, ты тритон. - Господи, что же я несу? Почему в такие моменты меня тянет на глупости?
   - Ты кого-то другого ожидал увидеть?
   - Ну, по правде говоря, я надеялся больше никого не видеть, просто забрать двух заключенных и увести их отсюда.
   - Куда? - что-то я не помню, чтобы в мои семнадцать лет я выглядел таким ребенком. Да и вел я себя тогда не так наивно.
   - Наверх. - его пальцы на копье разжимаются, и он отставляет его в угол.
   - Посейдон говорил, что вы ищете нас для опытов.
   - И ты ему веришь?
   Неуверенный кивок головой даже нельзя принять за подтверждение, настолько он слаб.
   - Глупо верить тому, кто и вовсе собирается их убить. Я просто хочу спасти их жизни. И преследования для них прекратятся только на поверхности. - что-то в этом мальчишке заставляет быть откровенным с ним. Может быть это его магия. Но тем лучше для нас обоих.
   - Возьми меня с собой?
   - Катаскопа Посейдона наверх? Прости, конечно, но это все равно, что взять болтуна в логово шпионов.
   - Я не катаскоп. Пока что. Сын эпикалипса Ироаса. Тифонас.
   - Тифонас это имя? - почему нельзя давать всем ундинам и тритонам нормальные имена? Вон девчонка Мария - ей не придется туго на поверхности. Марий там полно. А вот Тифонас... как мы объясним его происхождение людям? Уф-ф.
   - А ты?
   - Вик. И мне все же нужно забрать тех двоих.
   Снова убеждаюсь в двух вещах. Во-первых, я неисправимый дурак. Доверился совершенно незнакомому могущественному колдуну, который может закрыть меня в одной из камер и стать лучшим и почетным в армии Посейдона. Во-вторых, фортуна ко мне благосклонна, и мальчишка не намерен проделывать ничего из того, о чем я только что подумал. Он открывает дверь в темницу и проходит дальше. Я хотел было задаться вопросом, почему достаточно таких обычных с виду решеток, ведь их можно выломать даже не самым сильным потоком воды, но все понимаю и сам. Оба заключенных находятся без сознания. Тифонас вскидывает руку одного из них к себе на плечо и поднимает, обнаруживая для моего взгляда следы побоев.
   - Как-то это... не волшебно. - указываю я глазами на гематомы по телу и лицу того, который теперь висит на руке Тифонаса.
   - Да. Владыка наказывает так всех, кто мечтает сбежать к людям. Говорит, что именно это ждет каждого из нас на поверхности.
   - Он что, делает все это сам?
   - Да. Всех предателей он карает всегда сам. Правда, теперь их стало больше. И он без остановки носится по морям и океанам, уничтожая целые селения. А я не хочу быть убийцей. - заканчивает он свой рассказ еле слышно.
   - Пойдем. Нас уже ждут наверху наверняка.
   Приподнимаю потоком второго заключенного и укладываю его на ледяные носилки. Так их переносить удобней. Не известно еще, как сильно пострадали их кости и внутренние органы. Тифонас окидывает внимательным взглядом мое сооружение и повторяет то же самое со своим подопечным. Молчалив и быстр. Что ж, если он и правда хочет быть на нашей стороне, то это лучшее из всего произошедшего с нами за последние дни.
   Пропускаю нового знакомого вперед. Доверять ему целиком я все же не могу. Так мы и поднимаемся наверх. Он, затем поток с больными и я, замыкающий наше печальное шествие. Или плавание. Не знаю даже, как лучше это называть.
   На берегу нас уже ждут. Два новоиспеченных человека хлопают удивленно глазами, но чувствуют себя уже заметно лучше. Вилия и Мальпе держат их под контролем, пока остальные семеро делают свои первые неуверенные шаги по прогретому солнцем песку.
   - Похоже, что наш план сработал, - сообщаю я громко о нашем прибытии. - Мальпе, этим двоим понадобится твоя помощь.
   - Я не могу лечить то, что сделал отец.
   - А ты попробуй. Может, если побои нанесены без применения магии, то тебе удастся их хотя бы привести в чувство.
   Мария уже бежит к братьям. Она привыкла к своим коротеньким ножкам гораздо быстрее, чем взрослые члены семьи. Приходится ее остановить.
   - Прости милая, но вначале им нужно помочь.
   - Я могу. - уверенная и на лицо спокойная малышка попросту огибает меня и продолжает движение к братьям.
   - Мария, детка, им потребуется время на то, чтобы восстановиться. Моя магия бессильна сейчас. - взывает к голосу разума Мальпе.
   Девочка спокойна. Она отодвигает руки Мальпе и садится между своих братьев. Они еле дышат. И позвать врача мы не можем. Худшее, что сейчас может случиться - дыхание этих двоих остановится прямо на глазах и младшей сестры.
   - Ты уверена? - из-за моего плеча раздается голос женщины. Мать малышки знает больше, чем все мы и это очевидно. Мария не отвечает. Ее крохотные ладошки опускаются на плечи братьев. Я уже видел, как исчезают синяки и царапины от магии русалок, но сейчас все происходит иначе. Раны с уже свернувшейся кровью, вначале вновь открываются, затем одна за другой словно закрываются новым слоем кожи. Синяки словно тоже проходят этот же путь. Они вначале становятся ярче, краснее и синее, лишь затем пропадают. Глядя на то, как кровоподтеки возвращают кровь туда, откуда она взялась, я начинаю понимать, что происходит. Девочка не лечит их тела. Она повернула время вспять. Для нее это тоже не проходит бессмертно. Минута подобного волшебства обходится ей в пару лет собственной жизни. Мать останавливает ее еще до того, как она излечивает братьев полностью.
   - Достаточно. Тебе сейчас около 16. Возраст соответствует биологическому.
   - Но я могу излечить их полностью! Еще так много изменений в районе ног!
   - Ты исправила внутренние повреждения?
   Мария утвердительно кивает головой.
   - А значит, они будут жить. Не торопись взрослеть, милая.
   - Но мама!
   - Просто позволь их организмам бороться.
   Ох, как много сейчас происходит на берегу! Двое охранников, которые уже смирились со своими обретенными ногами, заметили предателя - Тифонаса, и прожигают в нем дыры своими суровыми взглядами. Ему не поздоровится, если они вернут себе силы. Но он, похоже, сейчас не способен думать ни о чем. Он не замечает мстительных поглядываний, не замечает пострадавших, которых только что помогал спасать, не замечает даже того, что он, наконец, вышел на поверхность. Его взор прикован к Марии. И я не думаю, что он уставился так на нее только из-за того, что она оказалась магом, управляющим временем. У него на лице написано восхищение. Да что с этим островом? Тут что, все влюбляются? С ума сойти!
   - Тифонас? - окликает замечтавшегося тритона один из тех, кого коснулась антимагия.
   - Да, отец? - значит один из них и есть Ироас. Мужчина средних лет с точеными чертами лица. Я видел относительно много русалок и тритонов, но ни разу не замечал в них какого-то изъяна. Красивые, сильные, стройные и обладающие магией. Это людям стоило бы их избегать и прятаться. Мы рядом с ундинами как провинциалы рядом со столичными жителями. Куда проще и незамысловатей. Дальнейшего их разговора я так и не слышу.
   - Ого, сколько вас тут! - Иара привела Джо, Тину и Энди. Кристина раздает всем незнакомцам на пляже контейнеры с линзами, чем крайне удивляет Ироаса.
   - Что это?
   Кристина, вначале не заглядывающая им в глаза и уверенная в том, что все идет по плану, отскакивает назад.
   - Кто это? - вскидывает она брови и оборачивается ко мне.
   - Все пошло не по плану... Я вынужден был их обезвредить антимагией, чтобы достать тех двоих из темниц. - братьев уже перенесли в тень, там они лежат недвижимо. Нам остается только довериться их желанию жить, помочь им мы не в состоянии.
   - И почему ты не бросил нас там? - Ироас оглядывается беглецов. - Я не понимаю. Ты мог убить нас. Тебе нужны пленные? Тифонас согласился быть твоим шпионом? Чего ты хочешь от нас?
   Эпикалипс морского владыки считает меня главнокомандующим всех этих действий. Это, несомненно, приятно, хотя и шокирует. Я все еще не освоился до конца со званием Фреска Ревма. Я привык отвечать лишь за себя. Толпа ундин на побережье итак создает массу проблем, а теперь, когда у нас есть не ограниченные ничем, кроме отсутствия волшебства, пленные, я совершенно теряюсь.
   - Хочу, чтобы вы позволили им, - указываю на Марию и ее семью, - остаться на суше. И остальным ундинам самостоятельно выбирать место для жизни.
   - Не понимаю.
   - Ироас, ты верой и правдой служил отцу последние семнадцать лет. - Мальпе садится рядом с ним на песок. - Но все его приказы в последние годы несли только разрушения и месть. Я устала подчиняться. Я хочу видеть солнце, чувствовать ветер, радоваться жизни. Мы все хотим.
   - Люди поймают вас и убьют! - хорошо поставленным голосом начинает вещать Ироас, но его спутник лишь машет головой и перебивает сиплым голосом.
   - Я смотрю, что тебя последние сорок минут только и делают, что ловят и убивают, брат. Мы можем остаться на поверхности? - обращается он уже ко мне и я не нахожу повода, чтобы ответить отказом.
   - Теперь вы тоже люди. Простите за это, но теперь тот мир под водой для вас чужой. А тут вы можете остаться.
   - Я волен выбирать свою жизнь? - недоверие в голосе Ироаса звучит уже оскорбительно.
   - Да.
   - Я отказываюсь воевать с ундинами и Посейдоном. Если я больше не могу быть на его стороне, то я буду сам по себе.
   Отличный вариант. Если он не будет угрожать нам со спины, то пусть не помогает. Одной головной болью меньше.
   - По рукам.
   - И еще одно "но". Я не буду помогать Посейдону тоже, но взамен вы поможете устроиться нам тут. Без моих сил я... - он встает, пошатываясь, и опирается на сына, который все же отвлекся от Марии, - тут должен научиться обходиться.
   Как раз этим мы и собираемся заняться. Сегодня в пещерах почти нет туристов, мы можем спокойно перетащить все, что припасли в последнюю вылазку.
   - Я помогу! - довольная Вилия хватает Мальпе за руку, но та отстраняется.
   - Никакой магии тут больше. Мы привлекаем слишком много внимания. И уберите уже носилки. Так всем понятно, что им плохо. Разыграем спектакль о помощи пьяным друзьям.
   Ее холодный разум прав. Как и всегда она видит все четко, не отвлекаясь по мелочам. Я и Тифонас подхватываем одного из братьев Марии, пара его бывших охранников помогает перетащить второго. Не зря они считаются лучшими. Я снова восхищен. Они все еще слабы от воздействия антимагии, малоопытны в передвижении на ногах и действиях без волшебства, но спокойны и уверенны в себе. Быстро и осторожно они поднимают юношу, и молча, лишь обозначив свой ответ кивком головы, отказываются от помощи Энди и Джо, которым явно не доверяют еще в должной степени. Тифонас напряжен, он оглядывается на отца то и дело, пока я, наконец, не решаю с ним поговорить об этом.
   - Ты похож на перепуганного хорька.
   - Кого?
   - Небольшой пушистый суетливый зверек. Один из тех, что живет на поверхности.
   - Да. Отец слишком просто принял правила игры. Я думал, что он будет в ярости. Но он согласен жить на поверхности. Мне в это слабо верится.
   Непроизвольно закатываю глаза. Мне правда хочется верить в то, что мы не обрели еще пару врагов. К тому же дядька Тифоноса настроен, по-моему, довольно позитивно.
   - Нет, правда, когда к нему вернутся силы, он станет опасен. - Тифонас понижает голос и оглядывается на отца в последний раз. - Смертельно опасен, Вик.
   А вот это уже интересно. Он знает о том, что силы после антимагии возвращаются. Но знает ли он о том, как именно происходит этот процесс? Я должен знать как можно больше.
   - Волшебство возвращается даже после применения антимагии? - прикидываюсь я несведущим дурачком, пытаясь пробудить болтливость в моем помощнике по перетаскиванию больного.
   - К нам да. - коротко и очень громко бросает Ироас. - Ненавижу, когда кто-то сплетничает у меня за спиной.
   - Так присоединись к разговору, - предлагаю я, жалея о том, что говорил недостаточно тихо.
   - Ты видел глаза братьев Марии? Тифонаса? Мои? - я на секунду замираю, но Тифонас тянет меня и нашу живую ношу вперед, я вынужден подчиниться и снова подстроиться под быстроту его шага.
   - Черные радужки, белоснежные зрачки. И что?
   - Тебя не удивляет такое количество могущественных магов в одном поселении?
   Да, я почему-то не думал об этом. Может от того, что я вообще не много ундин видел на своем веку, но их глаза меня не особо удивляли с той самой ночи, когда я снял Мальпе на видео.
   - А, должно?
   - Ты балбес. И как только они доверили тебе свои жизни?
   - А я говорила! - вклинивается в разговор как всегда не вовремя Вилия.
   - У людей это, кажется, называется прививка.
   - Вас прививали антимагией?
   - В каждом новом поколении Посейдон отбирает пятьдесят детей. И тех, что выживают после касания этой жидкости, ждет будущее катаскопа или эпикалипса. Лучших войнов владыки.
   - Значит, твои силы покинули тебя лишь на время? И что потом? Ты применишь их против... кого?
   - Я уже обещал. Я не участвую в этой битве. Я давал присягу, что не допущу, чтобы ундин оправляли на опыты или брали в рабство люди. И теперь я буду придерживаться ее относительно тех, кого ты вывел на сушу. Не тронешь их - не станешь моим врагом. А попробуешь, - он многозначительно хмурит брови, - лучше убей меня, пока я без сил, потому как я не ты. Я не беру пленных, а врагов убиваю.
   - Ты не пленный. Ты волен идти куда хочешь.
   - Именно поэтому я не планирую мстить. Слышишь, сын? Я уважаю твой выбор. Боюсь, что мне стоило раньше признать тот факт, что ты вырос и можешь сам выбрать свой путь.
   Тифонас, похоже, шокирован ничуть не меньше меня. Остальные переглядываются удивленно, но молчат. Я верю Ироасу. Сам не знаю почему. Верю и благодарю судьбу за то, что остаюсь ее любимчиком даже сейчас. Удивительные и достойные уважения люди на моем жизненном пути встречаются все чаще.
   Но вдобавок к этому теперь у меня в голове снова роятся вопросы. Если боги устойчивы к прикосновению антимагии, и Посейдон постоянно применяет ее и на своих войнах, и в своих тюрьмах, то почему я могу быть уверен в том, что он не создал для него противоядие или вовсе не выработал иммунитет к этому виду оружия? Я обязан быть в курсе происходящего, но, боюсь, никто, даже эпикалипсы Его Ужасного Морского Величества не будут в курсе его опытов над собой, если таковые и были. С каждым движением ощущение наличия в моем нагрудном кармане шприца с антимагией дает мне все меньше надежды на то, что я смогу победить. Краем глаза оглядываю Кристину, затем Мальпе. Они, вместе с Джо и Энди, поддерживают на ногах семью Марии. Надеюсь только, что у меня будет время еще все обдумать и найти выход.
   ***
   В пещеры мы заходим небольшими группами по два-три человека. Вначале заносим больных, затем, немного подождав, к нам присоединяются остальные. Первым, кто увидел внутренность пещер, стал Тифонас.
   - Ого! Это вы для нас так постарались?
   - Что? - выглядываю из-за его спины и понимаю, что теперь это место похоже на площадку для съемки фильма, не меньше. Древняя изысканная мебель, просушенные узорные ковры, резные сундуки и даже чудом уцелевшие картины на стенах. Стены, кстати, словно отполированы, никаких свисающих с потолка глыб, а те выступы, что находятся на полу, переделаны в тумбочки для цветов.
   - Вас так долго не было, что я начала беспокоиться, - раздается с одного из диванов голос Вилии.
   - Ты же не переносишь вещи? - я осторожно отношу больного и, разместив его в одном из дальних помещений, возвращаюсь. Для освещения тут предусмотрительно зажжены факелы. Более чем уютно для пещеры.
   - Я не переношу яхты, Вик. Это слишком заметно. - вскидывает брови Вилия так, словно она преподаватель и отчитывает меня за забытую тетрадь с домашней работой.
   Предусмотрительный Энди притащил целых три пакета с едой домашнего приготовления, так что расставленные столы и стулья как раз к месту.
   - Что это? - теперь лишь большие наивные глаза Марии напоминают о том, что всего полчаса назад она выглядела как пяти или семилетняя девчушка.
   - Это лучшее из того, что придумали люди. - закидывает в рот кусок бифштекса и зажмуривается от удовольствия наш вечно голодный дух природы.
   - Ты такая поверхностная, Вилия, - не могу удержаться я от едкого комментария. В ответ вижу неприличный жест, - и еще, тебе пора прекратить смотреть телевизор, он явно влияет на тебя отрицательно.
   - У нас появились проблемы, - Джо хмурится и направляется к выходу, - похоже, незваные гости.
   - Как ты... ну и слух, - он все же сверхчеловек, даже если не обладает волшебными силами.
   Следую за ним и выглядываю осторожно из пещеры. Мы находимся на возвышении, поэтому видим нежеланного посетителя раньше, чем он замечает нас. Он что-то ищет. Или кого-то. Оба этих варианта мне совершенно не нравятся.
   Невысокий, худощавый мужчина с внушительных размеров горбинкой на орлином носу и маленькими, снующими по всем углам глазенками, оглядывается по сторонам и затем, все же смотрит наверх. Джо быстр, он успевает спрятаться, но меня незнакомец умудряется увидеть. Главное не поддаваться панике и не выдавать тех, кто находится внутри пещеры.
   - Добрый день! - машу я приветливо рукой и решаю прикинуться туристом. - Тоже приехали полюбоваться этим чудом природы?
   - Здравствуйте, Виктор, надеюсь, Ваш день, действительно, добр. Но, боюсь, мне придется его испортить.
   - Вы знаете меня? Удивительно, я, вроде не являюсь суперзвездой, чтобы меня узнавали на каждом углу.
   Его рот растягивается в неестественной ухмылке, совершенно не открывающей зубы, но тем не менее похожей на оскал.
   - Я знаю обо всем, что происходит в моем городе. - делает он ударение на принадлежности города так, чтобы у меня не осталось шанса не заметить это. И у меня вырывается непроизвольный смешок. Ну, да, так уж и все. - Вы мне не верите. Жаль. Любопытно, а поверят ли Ваши друзья? - он указывает взглядом на вход в пещеру, оставшийся за моей спиной, и я пожимаю плечами изо всех сил, стараясь не выдавать себя.
   - Я не понимаю, о чем Вы говорите.
   - Странно, мне описывали Вас как смышленого молодого человека. - он трет область над бровью и немного скрипит зубами, словно испытывает невыносимую головную боль. - Начнем нашу беседу еще раз. Меня зовут Николас Кастро. Я губернатор тут, - он обводит рукой вдоль горизонта на суше, - и мне, как и руководителям соседних городов, не слишком нравится то, что происходит с момента прибытия команды под предводительством Айка Смитта на наш остров. Команды, частью которой являетесь Вы, Виктор.
   - И что же, по Вашему мнению, происходит? - изображаю я удивление всем своим видом.
   - Виктор, Вы настолько плохой актер, что я почти готов оплатить Ваше обучение на курсах актерского мастерства. - качает он головой и снова расплывается в своей странной ухмылке. Меня встряхивает от раздражения, вызванного этим его проявлением эмоций.
   - Что за привычка уходить от ответа?
   Он пожимает плечами и продолжает.
   - Вы вывели на побережье морских ведьм. Целое семейство, если верить моим людям. А некоторое время назад ваша команда устроила целое представление на городской набережной. Я пытался воздействовать на мистера Смитта, и нам с главным врачом клиники обещали не создавать больше подобных прецедентов. Я не перевираю события?
   Пожимаю плечами и пытаюсь сохранять спокойствие.
   - Видите, привычка уходить от ответа свойственно и Вам.
   - Мы не допускали прилюдных проявлений с того дня.
   - Да, но сам факт нахождения этих ваших... русалок на берегу. Что, если люди узнают? Паника, возможно борьба.
   - Мы не допустим никакой паники. - Мальпе выходит из пещеры, неся в руках небольшую шкатулку.
   - Не могу сказать, что рад приветствовать Вас на моей земле, - похоже он помешан на том, какую должность занимает. Он снова повышает голос на конце фразы, - и, боюсь, Вы не можете гарантировать мне, что не возникнет лишних вопросов к проживанию людей в пещерах. Граждане города начнут что-то подозревать, среди них полно идиотов и фантазеров, что уже само по себе взрывоопасная смесь, а уж если дать им такой повод... - он замолкает и округляет свои крошечные глазки, чтобы дать понять, что "такой" повод действительно слишком серьезен и губернатор не может его игнорировать.
   - Так помогите нам, - удивляюсь невозмутимости Мальпе. Вот уж черта правящей семейки. Она командует даже сейчас.
   - Помочь? - теперь настала очередь губернатора удивляться.
   - Да.
   - С чего бы мне помогать вам?
   - Ну... - Мальпе приоткрывает шкатулку и вытягивает руки так, чтобы Николас видел ее содержимое. - Там, на дне еще полно таких штук. - я заглядываю через ее руку и вижу, что шкатулка до отказа набита драгоценностями. - У вас так часто тонули корабли, что даже если мы будем каждый день поднимать содержимое хотя бы одного из них, работы хватит минимум на пару лет. А еще мы можем стать гарантией того, что ни один шторм не дойдет до строений города. Никогда, понимаете?
   - Заманчиво, - губернатор протягивает руки к шкатулке, но Мальпе захлопывает крышку, прищемив краешек его пальца. Лицо Николаса белеет, глаза сужаются еще больше, практически исчезая с лица.
   - Мы приступим как только получим статус жителей города, жилье и нормальную работу, чтобы не вызывать подозрений.
   - Думаю, мы договорились. Вы можете оставаться тут еще пару дней, после я жду вас к себе, документы на дома будут готовы. - он выдергивает из рук Мальпе шкатулку, и принцесса отвечает абсолютно идентичным тому, что он сам так недавно продемонстрировал, оскалом. - Это я заберу в качестве оплаты вашего будущего жилья, я же не могу взять эти деньги из городского бюджета.
   - Замечательная идея. - Мальпе провожает его глазами до машины и поворачивается ко мне. - Что? - я и не заметил, что слишком открыто сверлил ее глазами.
   - Ты поразительная.
   Она наклоняет голову и улыбается своей нормальной искренней и доброй улыбкой.
   - Приятно слышать это от тебя. А теперь я надеюсь успеть обратно до того, как Вилия съест все, что принес Энди.
   Она разворачивается на каблуках и огибает меня бегом.
   - Ты останешься голодным, если будешь так тормозить.
   - Ну, уж нет! - догоняю ее, и мы вваливаемся в пещеру синхронно, хохоча и толкаясь. Все глаза направленны на нас, все напряженно выжидают, чтобы услышать от нас результаты беседы с посетителем. Я, наконец, понимаю, почему она так восхищает меня. Мы оба любим ребячиться даже тогда, когда нормальные люди об этом и подумать не могу. Только она понимает меня и чувствует мое настроение всегда. Жаль, но ни один человек из команды не понимает того, насколько важен для меня этот момент. Вздыхаю и описываю все, что произошло с нами вне стен пещеры. Мальпе уходит проведать больных. И я, как могу, тороплюсь закончить рассказ, чтобы присоединиться к ней.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 18
   - Ну и? - Энди замирает в ожидании рассказа, только его карие глаза дрожат под огненными ресницами.
   - Расслабься. Все уладили. - откликается Джо. Я даже не удивлен, что он все слышал. Хотя и не могу представить, как физически это возможно.
   - Что уладили? - вторит ему из угла мать Марии. Только теперь я замечаю, что ундин в помещении стало меньше. Да и те, что остались, явно измотаны и устали. Они стоят вдоль стены и не решаются попробовать еду, приготовленную для них. Все, кроме Марии. Она и Вилия словно соревнуются в объемах желудка. И, похоже, Мария побеждает.
   - У вас будут дома и работа как у обычных людей. - внимательно наблюдаю за реакцией семейства и слышу их одновременный вздох облегчения.
   - Спасибо, Вик. - еле выговаривает через набитый рот Мария, оглядываясь на меня и пытаясь улыбнуться, не потеряв ни кусочка еды. Это выглядит настолько забавно, что я даже отвлекаюсь на секунду от неудобства за незаслуженную благодарность.
   - Спасибо Мальпе. - откликаюсь я наконец. Пойду, помогу ей. - Больных, судя по всему, прибавилось?
   Молчаливый хмурый кивок Джо заставляет поторопиться. Почему они сами не попытались помочь? Хотя, они наверняка догадались о причинах недуга. Энди видел уже то, что теперь должно происходить с Ироасом и его братом. Ловлю краем глаза их мрачные взгляды с Джо. Ну конечно, они догадались. И они недовольны. С вызовом поднимаю брови, но они не реагируют. И не надо. Я иду к Мальпе. Нужно придумать, как нейтрализовать возвращающиеся к тритонам силы.
   В маленькой комнатушке, переделанной в лечебницу совсем тесно. Мальпе бегает между четырьмя лежаками и проверяет состояние больных на ней. У одной из кроватей прямо на полу сидит Тифонас, он держит отца за руку. Придвигаю к нему стул от стены и обращаюсь к Мальпе.
   - Чем помочь?
   - Ничем. - отзывается она мгновенно, оглядываясь на меня и неуверенно улыбаясь. - Для них, - она указывает взглядом на братьев Марии, - целителем будет время, им просто нужен отдых. А им, - она переводит взгляд на Тифонаса и его родственников, - я точно не могу помочь, их можно только стабилизировать.
   - Да, Вик, повезло, что я увидел тебя раньше, чем ты меня. - Вклинивается Тифонас, занимая удобное положение на стуле. Его дядя и отец ощущают себя не лучше, чем Вилия некоторое время назад. Вот вам и хваленая прививка антимагией. Их лихорадит и они побелели так сильно, что их лица, кажется, вот-вот окончательно сольются с белоснежными подушками. - Дядя поисковик, его силы не опасны, а отца я стабилизировал.
   - Он увидел тебя раньше? - Мальпе напряглась и непонимающе обводит глазами комнату по периметру. От Тифонаса до меня.
   - Ага, - подливает масла в огонь Тифонас, - две неуправляемых силы подобного уровня на берегу были бы смертельно опасны для пары десятков поселений этого острова. Не хотелось бы разрушать свой дом в первые же сутки после переезда.
   - Ты использовал антимагию, Вик! - на резком выдохе ахает Мальпе, и я ощущаю себя нашкодившим котом, которого хозяин поймал на месте преступления и трясет за шкирку. Когда человек вот так констатирует и без того очевидный факт, значит дело дрянь.
   - Ну да.
   - Нет, стоп. Ты говорил о плане. Это и был твой план?
   Я молчу. Мне казалось, что она уже давно поняла это, но теперь... этот ужас в ее глазах, этот громкий шепот, срывающийся на крик... она в шоке. Класс. Что тут еще сказать?
   - Отец бы не успел оборудовать темницы антимагией! Это временное поселение. Ты принес ее с собой, Вик.
   Она больше не шепчет. Она кричит на меня в прямом смысле этого слова.
   - Где ты достал ее?
   - Я искал тебя. В Селенофото. Там, где пострадала Вилия. Там было немного.
   - И ты взял это, - ее лицо скривилось так, словно она съела лимон целиком, - для моего отца?
   - Да. - Какой смысл врать сейчас?
   - Ты же знаешь, что для богов антимагия безвредна? Она не может их убить!
   - Я и не планировал ей его убивать. - Я сейчас даже не лгу. Я действительно хочу лишь обезвредить его на минуту с помощью этой жижи. Лишить его магии, которая дарует ему бессмертие. И убить как обычного человека. Я только что представил себе, как убиваю человека, и в моей душе ничего не екнуло. Я становлюсь монстром. Вздрагиваю, отгоняя эту мысль, и перевожу взгляд на Мальпе.
   - Он убьет тебя, Вик! Как только ты приблизишься. Как только дашь повод. Его больше не будут сдерживать правила!
   - Он не убьет.
   - Значит, ты его убьешь? - крик уже прекратился. Она не шепчет даже. Приглушенным, почти безразличным тоном она произносит слова, которые я боюсь произнести до сих пор. - Ты хочешь убить моего отца?
   Что-то внутри меня взрывается. Похоже, это было мое терпение. Мое сострадание, быть может. А может моя человечность. Не знаю. Но теперь на крик срываюсь я.
   - Дай-ка подумать. Да, действительно, бессмертный, агрессивный ублюдок пытается убить меня, моих друзей, мою любовь. Я, очевидно, должен по рецепту Энди приготовить тортик и пойти заключать добрососедское соглашение с тем, кто избивает своих же людей и уничтожает ундин и, возможно, людей целыми поселениями? Так? Так я должен поступить?
   - Что за крик, а драки нет? - в комнату входит Кристина, и тут же получает свою порцию моих возмущений. Она тут совершенно не при чем, я знаю в глубине души, что не должен сейчас ничего говорить, но остановиться не могу.
   - Взгляни, Тина. Вот, что видел Айк. Вот так ты себя будешь ощущать, если Посейдон доберется до тебя! И Джо, которого ты обещала не бросать никогда, будет пытаться тебя спасти. Безрезультатно.
   Это жестоко. Я знаю. Ироас, на которого смотрит Тина теперь, совсем плох. Пот градом катится по его лицу, он хрипит тяжело дыша, все тело его трясется так, что Тифонасу приходится прикладывать множество усилий, чтобы удержать руку отца в своей. Кристина, которая всегда жалеет тех, кому плохо, воспринимает это действительно близко к сердцу. Она белеет так быстро, что кажется, сейчас потеряет сознание, но нет, она продолжает смотреть на Ироаса еще пару секунд, а затем, не найдя что сказать или сделать, разворачивается на каблуках и вылетает из комнаты пулей.
   - И да, Мальпе. Нравится тебе это или нет, но я убью Посейдона. Это чудовище необходимо уничтожить!
   - Даже, если при этом ты сам, - она нервно сглатывает и продолжает после секундного замешательства, - ты сам станешь монстром?
   - Да.
   - Пошел вон.
   Пару часов назад меня ужаснули бы эти слова. Но теперь я слишком хорошо понимаю, что невозможно иметь все, чего захочешь. И если речь идет о моей жизни или о жизнях сотен людей и ундин. Я готов пожертвовать своей. Пусть Мальпе считает меня чудовищем, я готов принять это.
   Выхожу в общую комнату. Энди вскакивает с места, намереваясь узнать, что же произошло. Но я отмахиваюсь от него. Джо сидит неподвижно и сверлит глазами стол. Еще бы, он наверняка все слышал. С его-то способностями суперагента. Остальные напуганы моим криком и видом, они вжались в стены, провожают меня взглядами молча. Подхватываю Саймона, которого Вилия уже перенесла сюда, очевидно намереваясь насовсем оставить его у себя, усаживаю его на шею и выхожу наружу.
   Морской бриз должен быть освежающим. По крайней мере, я всегда так о нем думал. Но ничего подобного я не замечаю. Воздух с моря соленый, обжигающе горячий, он саднит на коже и раздражает глаза и носоглотку. Я бегу от него так быстро, как могу, но не могу убежать. В голове раз за разом слышу "Пошел вон". И я иду. Иду прочь от ундин, которых спас, прочь от девушки, ради которой я и ввязался во все это изначально, прочь от людей, которых считал друзьями. Саймон на моем плече жалобно мяукает, но остается со мной. Клянусь, что он понимает, что происходит. Я теперь гораздо большего о нем мнения. Умнейший зверь. Или мне так кажется из-за одиночества, захлестнувшего меня с головой? Я понимаю Айка. Он был один против всех, он пытался спасти тех, кто не ценил это и не хотел принимать. И, похоже, мне нужна его помощь теперь. К нему и пойду.
   Спустя полчаса я понимаю, почему я так плохо ощущаю себя. Я бреду пешком под палящим солнцем по песку и камням. Оглядываюсь туда, где должно быть море. Так было бы быстрее. Но сердце болезненно сжимается. Я убью Посейдона и вернусь к обычной жизни. Я не стану больше использовать магию просто так. Только в моей финальной битве. Только ради моей цели. Но идти пешком полтораста километров как минимум глупо и очень долго. Оглядываюсь в поисках замены волшебства и замечаю старенький желтый гольф, приближающийся ко мне довольно быстро. А что? Автостоп - отличный способ передвижения по земле. Вполне подходящий обычному человеку. Вполне подходящий мне.
   За рулем небольшая бойкая старушка, которой, похоже, в радость неожиданная компания. Машина уверенно летит по дороге, а я сижу и под равномерное тарахтение мотора и болтовню женщины за рулем, смотрю в окно и думаю о том, как добраться до владыки морей. Моя спутница рассказывает о том, как овдовела, но решила, во что бы то ни стало исполнить свою мечту. Продала дом, купила машину, а на отложенные деньги отправилась в путь. И теперь она путешествует по миру на этом авто. Смотрит планету и наслаждается жизнью. Она хвалит шелковистую шерстку моего Саймона. Восторгается закатами над пещерами Ханья. Но все это я еле слышу сквозь мои мысли. К счастью, ее не смущает мое молчание, и она продолжает свой монолог.
   - Виктор, - окликает она меня на прощанье, когда я уже закрываю дверь ее машины, - постарайся не наделать глупостей. Я знаю этот взгляд. Ты что-то решил делать, но не подумал, зачем тебе это или как именно ты это что-то осуществишь.
   Я что, настолько удрученно выгляжу? Отлично. Натягиваю улыбку на лицо и прощаюсь как можно более беззаботно. Бабушка, Астери, теперь моя случайная попутчица - их советы всегда кстати. Что-то схожее есть даже в их голосе. Это совпадение заставляет меня улыбнуться теперь уже по-настоящему. Провожаю взглядом машину, быстро исчезающую за поворотом, и обращаюсь к коту.
   - Нам надо было сделать так с самого начала. Пойдем и выслушаем мысли Айка на счет смерти бессмертных. Может, в рукаве у нашей новой болотной ведьмы припасен козырь, о котором он пока молчит?
   Я снова разговариваю с котом. Все, и правда так, как было в самом начале. Разве что теперь в мои планы входит совершение невозможного.
   В коттедже Айка пусто. Шторы на фронтальных окнах задернуты, тонкий луч света пробивается лишь из соседней комнаты, поэтому повсюду царит полумрак. Пары шагов оказывается достаточно, чтобы через щель увидеть гору книг в комнате Смитта. Они свалены в кучу, некоторые из них раскрыты, у части загнуты края страниц. Теперь понятно, откуда у Тины такие отвратительные привычки обращения с книгами. Под сердцем екает от воспоминания о том дне, когда мы искали Мальпе, и я пытаюсь спрятаться от своих мыслей там, куда меня не приглашали, в комнате Смитта.
   Саймон спрыгивает с моих плеч и по-хозяйски проходит вглубь комнаты, усаживается в кресло у окна, а я беру в руки тетрадь со стола. Только теперь я понимаю, почему их тут настолько много. К книгам и записям Астери добавились конспекты Айка. Его видения описаны множество раз подряд, иногда с зарисовками, созданными на удивление уверенной рукой. Пролистываю их и не могу отделаться от ощущения, что решил связаться с окончательно свихнувшимся человеком. В другой тетради со скрупулёзностью заучки-школьника сведены воедино данные из книг Астери. По большей части тут таблицы, схемы, но есть и заметки, больше напоминающие статьи из энциклопедий.
   "Элементали произошли от людей. Немногие из поклонявшихся богам были удостоены их подарка - магических сил. Из поколения в поколение силы увеличиваются".
   Значит, это еще не конец. Обилие ундин с черными радужками глаз будет только расти. Не ясно, о чем думает Посейдон. Ведь даже если их силы не смогут его убить, то рано или поздно они все равно найдут способ защитить свою свободу.
   "Дубль магии в человека" ... об этом я итак знаю немало. Пробегаю глазами кучу строк с рассказом о процессе и останавливаюсь на последствиях.
   "Мгновенное обретение магии взрослым человеком губительно для его психического и физического здоровья. В зависимости от типа и мощи волшебства человек может стать более раздражительным, агрессивным, резким в суждениях; возможны головокружения, головные боли, обморожения, лихорадка, многочисленные повреждения и разрывы внутренних органов. В случае несовместимости тела и магии обычно наступает медленная и болезненная смерть".
   Да, Айк, похоже, набрал информации на книгу, не меньше. Смерть, разрывы органов, обморожения. С мыслями об этом я уже свыкся. Но вот резкость в суждениях. Я не дурак и способен адекватно оценивать собственное поведение. Я действительно изменился с момента обретения сил. Мне сложно обходиться без воды. И практически невозможно удерживать себя от колдовства. Настолько сложно, что даже сейчас над моей головой висит туча и красиво поблескивает молниями. Но что хуже, готов убивать людей. Что там готов. Я практически мечтаю добраться, наконец, до Посейдона. У меня уже даже сформирован план в голове. И каждый раз, когда я закрываю глаза, я вижу и чувствую, как шприц с антимагическим веществом протыкает кожу морского владыки и дает мне шанс добить его. Раньше все мое существо противилось бы битве с беспомощным человеком. Ведь именно так это все и закончится. Но теперь я лишь морщусь немного от осознания того, насколько переменилось мое мышление. Есть цель, которой я обязан достигнуть, и не важна цена этого пути. Я до сих пор не могу распознать, либо я был слишком слаб в прошлом, либо стал слишком слаб сейчас.
   Листаю тетрадь дальше, и взгляд невольно падает на схему с описанием народов и их богов. "Посейдон и ундины - вода; Гефест и цверги - земля; Аид и саламандры - огонь; Аполлон и сильфы - воздух. Зевс?" Не сказал бы, что это проясняет картину. Если умозаключения Айка про Гефеста я могу понять, он кузнец, а по легендам гномы тоже хороши в этом; то, причем тут Аид и огненные маги? Разве при таком раскладе саламандры могут существовать в нашей реальности? Ведь их повелитель по мифам находится где-то далеко от мира живых. И почему запись про Зевса не закончена? Он не нашел никакой информации? Неужели ничего не было в книгах Астери на эту тему?
   Две следующих страницы склеены. Попытки рассмотреть, что же спрятано между ними на солнечный просвет не приносят результатов. Я не должен вскрывать тайник, если хочу, чтобы Айк по-прежнему доверял мне. Но что-то подсказывает, что информация там куда важнее, чем его помощь.
   Движение руки останавливает треск за моей спиной. Я захлопываю книгу и разворачиваюсь лицом к Вилии.
   - Так и думала, что найду тебя тут. - оглядывает она комнату по периметру.
   - Вот и я. Что ты хотела? - нехотя отвечаю ей. То, как я ушел несколько часов назад, все еще действует на мое настроение. Не думаю, что она уже забыла об этом.
   - Мальпе плачет, - Вилия проходит к креслу и берет Саймона на руки.
   - Не смей его уносить, девочка. - предупреждаю я ее совершенно не в тему. Но понимаю это лишь тогда, когда ее лицо удивленно и разочарованно вытягивается.
   - Я просто хотела сесть, Вик! Это все, что тебя беспокоит? Твой кот?
   - Вроде того. - я вру и надеюсь, что это выглядит убедительно со стороны. Всех этих сцен и трагедий с меня хватит.
   - Она ждала тебя все это время, Вик. - продолжает вещать Вилия, пытаясь достучаться до моей совести.
   - Она выгнала меня. Какой смысл ждать того, кого только что сам же и прогнал?
   - То есть ты не вернешься?
   - А что, есть смысл? Вилия, послушай, - делаю паузу, чтобы сформулировать свои мысли и выделить хоть какую-то здравую идею из каши в моей голове, - есть большие цели, требующие больших жертв.
   - И ты решил пожертвовать ей? - слышать это довольно обидно. Единственным, кто станет жертвой - буду я. Она привязалась ко мне, это понятно, ее бабуля ведьма сделала все, чтобы добиться этого, но точно так же она привязалась к Тине, Энди, Джо. Пройдет время и все уляжется. А я, если я выживу, то не смогу глядеть ей в глаза. А если умру... нет уж, я не собираюсь умирать.
   - Все не так просто, дружок, - отрываюсь я от своих мыслей, чтобы продолжить разговор.
   - Это я уже поняла.
   Она выжидающе смотрит на меня и вдруг начинает говорить снова после тяжелого вздоха.
   - Ты решил убить Посейдона? Ведь так?
   Киваю головой.
   -Я знаю, старшие этого не хотят. Но, - она продолжает почти неслышным шепотом, - я, Мария и Тифонас хотим помочь тебе.
   - Спасибо, я справлюсь и сам. - хмыкаю я, не сдержавшись. - Оно дело идти на риск самому и совсем другое рисковать жизнями детей.
   - Мы не дети.
   - Ну да. Конечно. Ты в зеркало давно смотрелась?
   - Вик. Я управляю погодой и передвигаюсь по миру быстрее, чем любое живое существо или техническая новинка. Тифонас создает тайфуны и ураганы, сила которых способна разрушить пару городов под основание меньше чем за полчаса. Мария способна повернуть время вспять. А ты даже не видел Посейдона никогда. Как ты планируешь добраться до него без помощи ундин?
   Ненавижу, когда кто-то заставляет меня чувствовать себя идиотом. Особенно, если это делает девчонка-подросток. Но она права. Я не смогу найти Посейдона без посторонней помощи. И может заклинания Айка и полезны тут, наверху, но под водой от них мало проку. Мое лицо явно выдает мои мысли, потому что Вилия начинает снова говорить.
   - Отлично. Значит, мы обсудим наши предложения завтра вечером. Я приведу Марию и Тифонаса к тебе.
   Молча соглашаюсь. Вот уж не знаю, радоваться ли мне трем могущественным магам в моей команде или печалиться их взбалмошному характеру и юному возрасту. Что бы они ни предложили, я постараюсь держать их подальше от поля боя. Надеюсь, что получится.
   - Виктор, - окликает меня Вилия,- и поговори с Мальпе. Она может быть полезной.
   Мои брови взлетают наверх. Неужели она все еще надеется нас помирить?
   - Вилия, я не...
   - Ты не хочешь идти на мировую, слишком горд и в мире существует еще несколько сотен причин, почему ты не должен идти туда сейчас. Но ты можешь подарить ей приятный сон. Чтобы она тревожилась хотя бы сейчас. Иара уложила Мальпе спать. В голубой книге на подоконнике точно было заклинание по объединению снов.
   Знакомый туман окутывает с шумом кресло и спустя мгновение там оказывается уже только Саймон. Вилия ушла до того, как я успел ей что-то ответить. Отлично. Интересно, в битве с Посейдоном она так же будет меня слушаться? Или они устроят мне вечер сюрпризов? Несносная девчонка. Хоть кота оставила, как я просил. И на том спасибо.
   Книга на подоконнике заманчиво поблескивает под солнечными лучами медным уголком на обложке. Я ничего не потеряю, если загляну в сон к Мальпе.
   Книга, как и рассказывал Айк, послушно раскрывается на нужной странице. Я не ведьмак, но очевидно, что моя магия тоже воздействует на записи Астери, помогая мне.
   "Lunam et ventus aderunt mihi irens ad somnium".
   Я не знаю даже как это должно правильно читаться, и это небольшое заклинание, произнесенное шепотом, дается мне довольно сложно. В сон начинает клонить мгновенно. Похоже, я сглупил, что не переписал слова на бумажку. Произнести их у себя в спальне было бы куда удобнее. Последнее, что я помню, как кот спрыгивает с кресла за секунду до того, как я опускаюсь туда против собственной воли, и все темнеет.
   Все снова проясняется, но теперь я уже нахожусь в бушующем море. Помнить о том, что это все лишь чужой сон сложно, потому как соль от воды на губах и ветер на коже слишком реальны. Волны поднимаются так высоко, что мне приходится запрокинуть голову до предела, чтобы рассмотреть точку окончания ближайшей ко мне. По счастью, моя магия тут продолжает действовать и к тому моменту, когда вода начинает спускаться, я уже окружен небольшой капсулой из воздуха. На горизонте то и дело сверкают молнии, разрыв между вспышкам света и грохотом грома ничтожен, а значит, гроза совсем рядом. Меня начинает всерьез заботить один вопрос. Если я погибну тут, то останусь ли я в живых там, в кресле в комнате Айка? Или это станет моим последним путешествием? Ох, в следующий раз попытаюсь разобраться в описании до того, как использую заклятье. Или нет, лучше в следующий раз вовсе не стану колдовать. Продвигаюсь дальше по воде, интуитивно ощущая то место, где должна сейчас находиться Мальпе.
   Она сидит на камне в нашей бухте. В своем полном обличие русалки. Отсвет от молний то и дело сверкает на хрусталиках ее хвоста. Локоны волос от ветра уже спутались и теперь лишь немного прикрывают лицо. Ее плечи опущены, а сама она, почти не мигая, грустно смотрит на шторм. Не в силах преодолеть желание ее обнять и защитить я делаю пару шагов вперед. Но тут же вспоминаю о том, что это лишь ее сон. Тут ей ничто не угрожает. А я должен помнить о своей цели.
   - Вик? - она оглядывается как раз тогда, когда я собираюсь уходить. Жаль, что я не узнал ничего том, как выйти из чужого сна.
   - Шторм в нашей бухте? Я надеялся, что в твоих снах будет что-то... чуть более необычное.
   - Связь сознаний? - протягивает она неохотно.
   - Как ты... - она раскусила меня слишком быстро, - как ты поняла?
   - Будь ты моим сном, ты бы спас меня, обнял и улыбнулся. Ты всегда так делаешь. - она осеклась. - Делал.
   - Я обнимаю тебя в твоих снах обычно? - это открытие заставляет улыбнуться. Небо над нами начинает светлеть, грохот уже еле слышен и почти не видно молний, от волн остаются лишь мирные всплески.
   - И улыбаешься, - она пожимает глазами, - Вик, я... прости, просто я надеялась справиться без жертв.
   - Так не бывает, Мальпе. Особенно если мы говорим о цене свободной жизни для такого количества людей.
   - Дай мне поговорить с отцом? Я найду способ сделать это безопасно. Я смогу убедить его.
   - Мальпе. - из моей груди против воли вырывается тяжелый вздох. - Он уже пытался убить тебя. Иара пострадала тогда! Как ты можешь думать, что теперь что-то изменится?
   - Значит, ты продолжишь придерживаться своего плана?
   Киваю и пытаюсь спрятать глаза. Смотреть на нее расстроенную мне хочется меньше всего.
   - Понимаю, - выдает она после непродолжительного молчания, чем несказанно удивляет меня, - но я все же попробую вначале поговорить с ним, - продолжает моя принцесса, - надеюсь, что и ты понимаешь.
   - Более чем. - Делаю пару шагов, чтобы обнять ее, но сон начинает таять в прямом смысле этого слова. Сквозь шум и звон в ушах я слышу голос Айка, во рту сухо настолько, что губы, кажется, потрескались как после длительной прогулки по пустыне.
   - Что ты тут делаешь, Виктор? Ау? - Смитт трясет меня за плечи. Пока я пытаюсь вернуть фокус глаз и остановить головокружение.
   - Я пришёл просить о помощи, Айк. - только и могу я выдавить из себя.
   - И поэтому основательно полазил в моих книгах?
   - Во-первых, это книги Астери, а во-вторых, мне нужно было узнать кое-какую информацию. Сделать это через сон оказалось проще. Я знаю, как убить Посейдона, Айк. Мы лишим его магии и убьем в человека. Я все продумал.
   - Мы не станем этого делать, Вик. - останавливает он меня. - Мои видения изменились. Мы покидаем остров. Сейчас же.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 19
   - Нет, Айк! Ты не понимаешь! - забываю о слабости после заклинания и вскакиваю на ноги слишком резко, чтобы привыкнуть. В результате едва не валюсь на начальника и цепляюсь пальцами за спинку кресла в последний момент, едва не вывернув их в районе фаланг.
   - Чего я не понимаю, Вик? Объяснишь? - снова этот надменный и холодный взгляд. Он все решил. Ярость перекрывает доступ воздуха в легкие, но я стараюсь не наделать глупостей, о которых буду жалеть еще больше.
   - Он не отпустит нас, Айк! Он уничтожает даже ундин сотнями, если они мешают ему.
   - Но он не тронет нас. Ты можешь остаться тут, Вик. Но мы должны хотя бы попытаться вернуться домой сейчас.
   - Кристина будет против. - цепляюсь я за соломинку.
   - Я звонил им. Они будут тут через пятнадцать минут. Тогда и обсудим. Но я думаю, что она будет рада покинуть этот остров.
   Я так не думаю. Теперь, когда две семьи ундин на поверхности, они нуждаются в защите. Тина не сможет бросить их тут. Айк замечает мое покачивание головой и выходит из комнаты.
   - Ладно, дождемся их и спросим напрямик. Пойдем, налью тебе горячего сладкого чая. Это помогает после колдовства.
   - И много ты колдовал?
   - Достаточно, чтобы устать от этого, - морщится Айк, - хорошо, что больше мне не придется этого делать.
   - Больше не придется? О чем это ты?
   - Все закончится, Вик, мы вернемся домой. Ты, если захочешь, останешься при океанариуме, а нет - я помогу в любом твоем пути, Тина и Джо поженятся, Энди и та девчонка получат от меня защиту и неплохую субсидию, а я смогу, наконец, расслабиться и забыть об этом кошмаре. - он опускает руку себе на живот, туда, где мы видели следы обморожения и меня встряхивает от понимания его мотивов. Он измотан. Мы все измотаны. Сложно удержаться и не согласиться на такие условия.
   - Рада это слышать, Айк. - в дверях стоит Тина - Но я сама решу, когда выйду замуж.
   - Я только "за". - поднимает Айк руки наверх. - Любые условия, если мы все сегодня же ночью отплывем домой. Я согласен на все.
   С чего это он настолько покорный? Чувство недоверия буквально выжигает меня изнутри, но я обязан все же помнить и о своей человеческой жизни. Я могу вернуться сюда из любой точки мира по воде так быстро, что никто и не заметит моего побега. Да и Вилия обещала помочь. А больше такого шанса может и не быть. Работа в Лос-Анжелесе у Айка Смитта с доступом к его исследованиям и коллекциям животных и рыб - предел мечтаний для ихтиолога, который больше не желает приключений и сюрпризов. Я должен подыграть ему ради собственного будущего.
   - Я могу забрать Вилию с собой? Ты не станешь возмущаться и требовать отделаться от ее магии? - удивленно протягивает Энди.
   - Как скажешь. Даже помогу с удочерением. Если ты пообещаешь, что ее магия не будет меня касаться.
   - И ты уничтожишь компромат на всех нас? - отзывается Джо, обнимающий Кристину.
   - Уже. - Айк хлопает себя по коленям. - Был бы у меня белый флаг, я бы помахал им у каждого из вас прямо перед носом. Я устал. Я хочу домой. И думаю, что мы сможем обраться туда без приключений.
   - Что ты видел? - останавливаю его на выходе из комнаты.
   - А? - Айк удивленно оглядывается на меня.
   - Ты сказал, что видения изменились. Что ты видел?
   - Ты же знаешь, будущее нельзя открывать. - заминка в его речи заставляет напрячься. - Оно устроило меня, и этого достаточно. Обсудите мое предложение тут,- он машет рукой в сторону диванов в гостиной. Я пока пойду и побеседую с Шоном. Он у вас в коттедже.
   Дверь за ним закрывается медленно, неуверенно. Джо протягивает руку и с силой захлопывает ее плотнее, чтобы звук не входил и не выходил из комнаты.
   - Вы же знаете, что он лжет? - я опускаюсь в кресло у телевизора.
   - Раз он готов идти на уступки, значит, однозначно что-то задумал, - отвечает Кристина, - последний раз, когда он сдался без победы, был больше чем десять лет назад. И тогда он получил гораздо больше, чем победитель.
   - Что?
   - Один из конкурсов в школе. Победитель получил кубок. Айк получил популярность и власть.
   - И что делать? Мы не можем ему доверять.
   - Мы и тебе не можем доверять, Вик.
   - Да ну? Из-за того, что я готов рисковать жизнью, чтобы защитить вас? Благодарность выражается обычно не так!
   - Ты готов рискнуть не только собой! Если у тебя не выйдет, то мы получим убитого друга и разъяренного врага. Как тебе такая перспектива, умник? - Энди отвешивает мне подзатыльник. И я зажмуриваюсь, чтобы усмирить боль от колдовства, которая снова оживает при этом его движении.
   - Повторяю вопрос, что делать?
   - Мы плывем с ним. - Джо кивает, соглашаясь со словами Кристины.
   - А ундины? На берегу они в опасности! Мы их бросим тут?
   - Вик, ты слишком хорошего мнения о своих силах. Они могущественные маги. И на их стороне земные власти. Мы ничем не можем им помочь. Не глупи.
   Меня уговаривают, как маленького ребенка отговаривают от требований о покупке новой игрушки. Я не смогу их переубедить. Да и мысли о будущей жизни на побережье не дают мне покоя. Может я ошибся? Что, если у Айка действительно есть удачный план? Тогда мы с Мальпе сможем жить на поверхности, не убивая никого?
   - Ты с нами? - Энди нетерпеливо смотрит на меня, я сдаюсь и киваю.
   - Пойду, поговорю с Мальпе. Мои вещи давно собраны. Захватишь сумки, если я опоздаю?
   Энди хлопает меня по плечу.
   - С возвращением в команду, Вик. Ты не мог бы привести Вилию к яхте?
   - Конечно, - быстро откликаюсь я и захлопываю за собой дверь побыстрее, чтобы не выдать своих эмоций.
   С возвращением в команду. Я рад этому ощущению. От одиночества я все же порядком отвык. Но тревога меня не оставляет всю дорогу до домика Астери. Смитт что-то задумал и я не в курсе его планов. Это беспокоит меня даже больше, чем необходимость сейчас покинуть остров.
   Я тороплюсь, как могу, от коттеджа Айка до домика Астери нет водного пути, поэтому я бегу по суше.
   - Вилия, черт, где же тебя носит? Вилия! - зову я ее довольно громко, но все же стараясь не выглядеть идиотом в глазах жителей городка. Но она так и не появляется рядом. Телефон отключен. Ну конечно, она рядом со спасенными ундинами, со мной сегодня она уже общалась, к чему держать включенным мобильник? Я раз за разом прослушиваю сообщение о том, что абонент выключен или не зарегистрирован в сети. Я должен увидеть Мальпе, и я должен привести Вилию к Энди. И снова выбор. И я снова выбираю Мальпе. Я успею добежать до домика Астери, а затем по воде до пещер. Я смогу исполнить мои желания и остаться хорошим другом. Прячу телефон в карман и прибавляю шаг, сменяя боль в голове на резь в легких. Бегаю я не чаще, чем колдую, организм отчаянно протестует на подобные опыты.
   Звезды зажигаются одна за другой. Полночь все ближе. Я бросаю взгляд на нашу бухту, пробегая мимо. Сколько мы тут пробыли? Кажется, целую вечность. Но нет, на самом деле мы были тут чуть меньше месяца. Ставшие родными качели на двоих и огромный валун, с которого так хорошо видно побережье. Не останавливаться, Вик. Еще слишком много дел на ближайшие пару часов.
   В хижине у болота темно. Все же решаю постучать. Но никакого ответа не слышу. Повторяю попытку и прислушиваюсь. За дверью ни шороха. Зато теперь я беспокоюсь так, что, кажется, слышу биение собственного сердца. Они не должны были оставаться в пещерах. Иара и Мальпе всегда возвращаются сюда. Легонько толкаю дверь, и она со скрипом распахивается настежь. Не заперто. Ох, не к добру это. В комнате пусто, тут нет никого, хотя девушки явно сюда возвращались: кровать смята, на столе незаконченная чашка чая и брошенный телефон, который я купил для Мальпе. Вот почему я не мог дозвониться до нее. Может что-то случилось в самих пещерах? Туда путь пройдет гораздо быстрее. Ныряю в воду с разбега. Быстро, едва попадая в мое поле зрения, мимо проплывают те, кого я собирался изучать, когда выбирал профессию. Да, я однозначно могу быть полезным теперь, с моей магией. Хоть я вообще не собирался использовать ее больше. Пусть это ложь самому себе, но сейчас я нарушаю этот план лишь потому, что иного выхода нет. Я вынужден поступить именно так. Как только я буду знать, что Мальпе в порядке, я снова стану обычным человеком.
   - Они тут? - вваливаюсь я в пещеру без предупреждения и натыкаюсь на Ироаса.
   - Кто? - он не особо рад моему появлению.
   - Ты выглядишь лучше, чем когда я видел тебя в последний раз, - пытаюсь я сгладить углы в разговоре.
   - Ага, я вроде как больше не умираю. - морщится он в ответ. - Так кого ты ищешь? У нас все уже спят.
   - Мальпе, Вилия и Иара.
   - Вилия тут. Она единственная, кому не нужно спать, поэтому помогает мне охранять остальных. Принцесса и ее подружка ушли, как только мы с братом пришли в сознание. С тех пор их не видели.
   - Мне нужно увидеть Вилию. Мы уплываем, ее ждет отец. Она должна решить остается ли она тут или едет с нами.
   - Она скоро вернется, ты можешь остаться и подождать. - меняет гнев на милость мой собеседник, но я понимаю слишком хорошо, что ждать я больше не могу.
   - У меня меньше получаса, чтобы найти Мальпе. Я надеюсь на твою помощь с Вилией.
   - Знаешь, может они решили вернуться в море? Она была очень расстроена, когда уходила, говорила, что попробует решить все мирно.
   - Переговоры с Посейдоном? - мне кажется, что я произнес это вслух, но Ироас продолжает так, словно не слышал.
   - Идти на мировую с садистом - плохая затея.
   - Согласен.
   Я мог бы попробовать найти ее как тогда, после спасения Энди. Но я не смогу меньше чем за час найти все травы, высушить их и провести обряд. У меня остается совсем немного времени, чтобы вернуться. Мало-помалу приходит осознание того, что, сколько бы я не выбирал Мальпе, конечный выбор все равно остается за ней. И сегодня он явно не в мою пользу. Пора в путь, меня наверняка уже ждут на яхте. Ныряю в воду, чтобы в последний раз проститься с этим морем. Подо мной проплывает Селенофото, пара кораблей, с которых мы забирали мебель. Я трачу время, плыву так медленно, чтобы рассмотреть все это еще разок. В итоге на яхте я появляюсь с опозданием.
   - Заставляешь ждать себя, терпеть этого не могу. - Айк сдвигает недовольно брови и хлопает ладонями по поручням.
   - Торопишься куда-то? - оскаливаюсь я.
   - Ты даже не представляешь насколько.
   Он однозначно что-то скрывает. Эти резкие, дерганые движения рук, неуверенная, шаркающая походка и бегающие без остановки глаза. Он боится или наоборот решил идти ва-банк.
   - Есть идеи относительно того, что он задумал? - Джо лишь пожимает плечами в ответ.
   - Просто будь наготове, Вик. Ничего хорошего эта ночь нам не принесет.
   - Тогда зачем мы плывем?
   - Хороший вопрос, - он переводит взгляд на Тину, появившуюся на палубе вместе с Вилией.
   Энди радостно стискивает плечи девчонки обеими руками.
   - Я не смог тебе дозвониться! Я так волновался, что не найду тебя больше. Ты с нами?
   - Я остаюсь. - она прячет взгляд и добавляет значительно громче. - Я остаюсь с такими же как я.
   - Какими такими? - глухо вторит ей Рыжик.
   - Магами. Теми, кто привык жить с волшебством. С Иарой. Ты подумал, как она будет себя чувствовать? Ты же даже не попрощался с ней.
   - Все решилось слишком быстро, Вилия, и это не так просто.
   - Да, это я уже слышала, все сложно. У вас все всегда сложно. Хотя на самом деле выбор очевиден, но ты боишься его сделать. Так, папа?
   Если бы душевные раны можно было видеть, то Энди сейчас, я уверен был бы исполосован вдоль и поперек. Как, впрочем, и Вилия. Все действительно стало слишком просто. Но мы не готовы это признать. Тине пора признать, что ее брат лжец и что-то задумал. Джо пора признать, что его любовь тянет его к абсолютному слепому и безрассудному потаканию желаниям Кристины. Энди пора признать, что он напуган своими чувствами к Иаре, так как таким живым он не ощущал себя еще со смерти Елены. А мне... пора признать, что эта сказка превратилась в кошмар, от которого необходимо срочно избавиться и, по возможности, забыть.
   - Я обязан проследить за Айком и безопасностью остальных. Пока он тут - ваши жизни в опасности.
   - Я могла бы перенести всех вас.
   - Ты не должна колдовать рядом с Айком. Это рискованно.
   - Я могу сделать это незаметно. Буду скрадывать по нескольку сотен километров прямо в пути, сделать это ночью несложно. И если вы не пустите Смитта за штурвал, то когда он сообразит, будет слишком поздно, чтобы возмущаться.
   - Вилия, ты не можешь переносить яхту. Это слишком заметно. - я пытаюсь подбодрить Энди. - Ты же сама говорила.
   - Ты тоже много чего говорил, Вик, - огрызается она, - как на счет того, чтобы защищать нас? Мы были на твоей стороне! Мы готовы были сражаться с тобой!
   - Мы можем избежать этого, - отзываюсь я, но Энди не дает закончить мысль.
   - Поехали с нами? Мы вернемся, как только сможем.
   - А если не сможем? У вас всегда какие-то проблемы. И их не станет меньше со временем.
   Она не дожидается ответа и исчезает с треском. Я слышу грохот ударов со стороны Энди. Он разбивает в кровь руки о деревянное покрытие стены и мне приходится поймать его за запястья и удерживать от этого безумия пока он не справится со своей яростью.
   - Пойду, встану у штурвала. Нужно чем-то занять себя.
   - Уверен, что не хочешь остаться?
   - Хочу? Причем тут это? Я не могу этого сделать. Бросить вас тут, Вик, - он зажимает губы и морщится, - я не готов снова терять друзей.
   - Зато ты готов терять семью?
   - Вы тоже моя семья. Джо был со мной в моменты, когда казалось, что мое сердце останавливается от боли. Он толкал меня вперед, заставляя дышать и двигаться через силу. Вы с Тиной рисковали жизнью, чтобы достать меня из лап подводного владыки. Я не оставлю вас пока не буду уверен с том, что вы в безопасности.
   Я разрываюсь между двумя эмоциями. Во-первых, сама идея того, что от ундин меня будет защищать обычный человек, вызывает недоверчивую улыбку. Но Джо и Энди мне как братья, о которых я мечтал всю жизнь. И будь Айк хоть немного более нормальным, я бы и ему был рад. Чтобы ни было, но если мы отступаем и оставляем Мальпе и ее народ в покое, то я должен проследить, чтобы все прошло гладко.
   - Иди, смени Айка, - киваю я, наконец.
   Энди натянуто улыбается, перед уходом. А я еще на лестнице по пути в каюту слышу, как орет Саймон в моей каюте.
   - Тебя оставили всего на полчаса, а ты уже проголодался. Не ори так, ты сведешь меня с ума!
   Я приоткрываю дверь и тут же захлопываю ее, заметив, как в щель с шипением проскочил лохматый огненно-рыжий клубок шерсти.
   - Куда ты? - нужно отучить себя разговаривать с котом, я выгляжу глупо в такие моменты. - Кис-кис, зараза, выходи!
   Шипение слышно с палубы и я бегу туда. Айк стоит с кружкой горячего травяного чая. Того самого, которым он выпаивал меня после моего проникновения в сон Мальпе.
   - Ты колдовал? - на душе становится неспокойно, я крепко обхватываю кота, чтобы закончить разговор спокойно. - Это странно, учитывая, что мы отступаем.
   - Да, - он хмурится и молчит, словно подбирая слова, - не хотел, чтобы нам помешали.
   - В каком смысле?
   - Я постарался запутать наши следы.
   - И ты правда думаешь, что магия недоведьмы поможет спрятаться от того, кто эту магию создал?
   - Ты так любезен, Вик. Конечно, вы ведь не можете просто поверить мне. - Он выплескивает остатки отвара за борт. - Или в меня.
   - Ну, знаешь, ты приложил массу усилий, чтобы заслужить такое отношение.
   - О-ох, да я даже кота твоего раздражаю. - он кивает в сторону беснующегося в моих руках Саймона.
   - Айк, хватит ныть. Скоро ты вернешься к команде своих психологов, вот с ними и оторвешься.
   - Я никогда не посещал психолога. После того, как мои родители погибли по пути к одному из них, я не хочу даже думать о подобных визитах.
   - Пора бы начать. Ой! - Саймон укусил меня за палец и бросился вниз к каютам. - Иди отдохни, хороший сон прогонит любые мысли.
   Что происходит? Кот вел так себя только в самом начале путешествия. Бегом вниз за Саймоном. Что с ним случилось? Что он чувствует? Я знаю, что разговаривать с котом сумасшествие, но его интуиция еще ни разу меня не подвела, и сейчас я хочу знать причину его беспокойства.
   Зверек останавливается у дальней двери. Айк всегда говорил, что там располагается кладовка. Покорно распахиваю дверь и оглядываюсь в потемках. Где же тут выключатель? Как тут вообще можно что-то рассмотреть. Мобильный телефон услужливо исполняет роль фонарика и я, наконец, нахожу способ включить свет. Теперь лампочка тускло освещает небольшое помещение. У противоположной стены, словно специально единой горой лежит старое тряпье, стоят одна на другой банки с краской и еще какими-то жидкостями, все это добро подпирают рукоятки швабр.
   Находка, по-видимому, не удовлетворила любопытство Саймона. Теперь он с еще большим остервенением пытается разворошить эту гору. Спустя некоторое время он запрыгивает на кучу вещей и начинает царапать стенку за ней. Там что-то есть. Он бы не стал сходить с ума просто так. Почесать свои коготки он прекрасно мог и в моей каюте - его никогда это не смущало. Но сюда он привел меня специально. Так что теперь я не сомневаюсь, что кучу нужно разобрать и тщательно исследовать стенку за ней.
   В коридор одна за другой летят швабры и тряпки, банки я решаю просто отодвинуть. Мало-помалу пространство освобождается, за ним я замечаю дверную ручку. Дверная ручка в стене без двери? Что этот новоиспеченный колдун тут прячет? Поворачиваю рукоятку и дергаю изо всех сил на себя в надежде, что никаких дополнительных ключей мне не понадобится и в этой стене действительно спрятана дверь. К счастью, Айк, а я уверен, что тут находится именно его тайник, слишком торопился и не стал предпринимать ничего, чтобы еще больше обезопасить свою сокровищницу. Я понимаю его, никому не интересна крохотная, темная, грязная и провонявшая какими-то горькими травами кладовка. Провонявшая травами? Еще до того, как дверь поддается, и я могу увидеть спрятанное за ней, в моем мозгу зажигается лампочка - Айк колдовал. Он не сдался. Он что-то натворил, из-за этого мы спешно бежим. А значит, настоящие проблемы только начинаются. Мои мысли оправдываются. Дверь хоть и с трудом, но поддается, я ахаю от неожиданности не в силах вымолвить ни слова. Кроме, пожалуй, одного...
   - Мальпе!
   За дверью в небольшой комнате, которую освещают лишь небольшие красные лучи сверху и свет из-за моей спины, на полу связанные по рукам и ногам сидят Мальпе и Иара. Вокруг них сформирован круг из трав. Именно они так противно пахнут.
   - Айк! Чтоб тебя, Джафар без мозгов!
   Пройти в импровизированную тюрьму не получается. За дверью находится еще одна, прозрачная, но ни открыть ее, ни разбить ее у меня не выходит - банка с краской отскакивает как резиновый мячик от стены и оставляет повсюду белые пятна.
   - Я убью его.
   Я бегу на палубу. Туда, где оставил Смитта всего полчаса назад. Мальпе и Иара без сознания. Они заперты в странной тюрьме прямо под палубой. Этот засранец все же добился своего. Он возвращается в свой океанариум с парой новых драгоценных экспонатов.
   - Как это открыть, ублюдок? Как их оттуда достать?
   Я сам не понимаю, как Айк летит на палубу. Чашка, до этого зажатая крепко в его руке, лопается от удара об железный болт на полу и разлетается на сотню крошечных осколков. Стекло повсюду, оно летит даже мне в лицо. Лишь на секунду зажмуриваю глаза, чтобы защитить их от стеклянного дождя, и сразу возвращаю свой взгляд на Айка, со всей силы повторяя удар его головой об пол.
   - Выпусти их немедленно! Выпусти!
   - Нет. - он даже не напуган. Не моргая, смотрит на меня и не дергается.
   - Это был не вопрос. Ты сейчас пойдешь со мной и покажешь, как открыть эту гребанную стеклянную дверь. Или я разнесу эту яхту к чертям собачьим и потоплю вместе с тобой!
   - Валяй.
   Хватаю его за шкирку и тащу за собой прямо в той же позе, в которой он только что лежал на палубе. Сопротивление с его стороны настолько вялое, что складывается ощущение, что ему все равно. Он буквально висит у меня в руке.
   - Что происходит? - из каюты выглядывает Энди.
   - Иара тут. Он поймал их! - только и удается мне из себя выдавить волну злобы, переполнившую сознание. Я понятия не имею, сколько весит Смитт, но тащить его за собой мне действительно сложно.
   Как черти из табакерки один за другим в тесный и без того коридор по очереди выпрыгивают Рыжик, Джо и Тина.
   - Уведи ее, Джо. - командую я хрипло. - Я намерен вызволить их оттуда любой ценой. Не думаю, что ей понравится это зрелище.
   - Я никуда не пойду. - отвечает Кристина, притопывая ножкой. - Как ты мог, Айк?
   Тело в моих руках начинает вновь шевелиться и вот он уже стоит в полный рост.
   - Я отпущу их, как только преследования нас прекратятся. Сейчас они все равно в человеческой форме. Для океанариума они не подойдут, если ты беспокоишься об этом.
   Его самодовольный всезнающий вид выводит меня из себя. Говорят, что когда адреналин в крови зашкаливает, человек перестает себя контролировать. Но сейчас мой самоконтроль лучше, чем когда-либо. Я вполне осознанно бью его так сильно, как это вообще возможно и где-то в глубине души просыпается зверь, которого радует запах его крови, оставшейся на моей руке. Айк лежит у самых ног Кристины, но она лишь делает шаг назад, к Джо.
   - Выпусти их, Айк, выпусти их ради меня. - просит она еле слышно.
   - Ради тебя. Хорошая идея, Тина. Именно ради тебя они останутся там, где находятся сейчас. И я не стану раскрывать их тайну людям. Лишь дождусь, пока Посейдон оставит нас в покое.
   Даже теперь, лежа на полу, одной рукой вытирая разбитую губу и второй потирая лоб, он выглядит спокойным. Я снова поднимаю его и поднимаю у стенки. Я не имею понятия, откуда у меня берутся силы на это, но я держу его на весу за грудки и шиплю прямо в лицо.
   - Как это открыть? - киваю я в сторону прозрачной заслонки.
   - Никак. - слышу отстраненный ответ.
   - Чтоб тебя! - удар и еще, и еще пара ударов. Надо мной кричит Тина, краем глаза замечаю, как ее силой уводит Джо. Видимо, шоу, действительно, не для слабонервных. Вначале Айк еще сопротивлялся, между ударов можно было различить "что ж ты такой тупой?" и "это бесполезно, ты не откроешь". Но теперь он без сознания лежит на полу, а Энди оттаскивает меня от него, очевидно беспокоясь, что я, в порыве чувств, прибью этого гаденыша. И он прав. Это единственное, чего мне сейчас хочется.
   - Пусти! Я убью его! Пусти меня, Энди!
   В ответ получаю точный удар в челюсть. Не понял. Что происходит?
   - Ты что творишь?
   - Пришел в себя, истеричка? - стараюсь погасить ярость и сфокусироваться на лице Энди. - Он не поможет нам. Но сейчас он и не сможет ничего сделать! Попробуем взломать самостоятельно.
   Быстрым шагом он приближается к заслонке и прислоняется лбом к ней на мгновение, словно хочет охладить голову о пластик, из которого она сделана.
   - Ну и какой план, хакер? Если бы тут был хоть один замок или щелка, я бы уже был внутри. Но эта штука, - стучу по пластику, отделяющему нас от Мальпе и Иары, - она не бьется и не гнется. Как вообще возможно ее сломать? Как он вообще туда попал?
   - Пробовал свою магию?
   - Ты что, предлагаешь молнией эту заслонку стукнуть? А если она проскочит дальше? Они пострадают.
   - А ты предлагаешь просто продолжать избивать Айка, в надежде на то, что дверь сама откроется? Очевидно ведь, что эту защиту он не в ручную тут заливал.
   Я сдаюсь и делаю шаг назад. Если я не могу разломать заслонку, то можно попробовать пройти по кругу. Мне больше не нужны тучи над моей головой, чтобы вызывать молнии.
   - Попробуй дозвониться до Вилии и останови Шона. Яхта продолжает движение. Наверняка, это он у штурвала, ты же не пошел.
   Молнии, появляющиеся у меня в руках, бьют одна за другой. Стена сломана уже до самой моей каюты, насквозь каюты Айка. Но я до сих пор не вижу ни намека на проход или хотя бы небольшую прореху в этой прозрачной стене. Неужели она окружает их со всех сторон? Красные лучи, пробивающиеся сверху, дают надежду. Они прямо под палубой. Я могу попробовать вскрыть их тюрьму сверху.
   По дороге чувствую, как за ткань джинсов цепляется что-то. Рука Айка. Он пришел в себя и пытается приподняться, опираясь на локоть.
   - Мы должны бежать отсюда. Он близко.
   - Тебе не о нем стоит беспокоиться сейчас, придурок! - отталкиваю я ногой его руку. - Я достану их оттуда, а затем вернусь к тебе. И лучше тебе придумать себе оправдание поправдоподобней.
   - Вик, мы все погибнем. Я знаю, что он рядом! Пойми, - он хрипит и поднимается на ноги, пошатываясь, - я отключился, и мои охранные заклинания прекратили действовать. Нас обнаружат с минуты на минуту!
   - Тьфу ты. - либо он окончательно свихнулся, либо мы действительно попали в крупные неприятности. В любом случае, лучшее, что сейчас я могу сделать - сломать эту чертову стену и достать из-за нее Иару и Мальпе.
   Раз за разом поочередно отлетают доски на палубе. Я отдираю их как могу. В ход идут и ветра, и молнии, и просто мои собственные руки. Наконец, просвет становится достаточно большим, чтобы я понял, что и тут нет ни шанса. Как же он их туда поместил? Где-то же должен быть вход? Я обдираю пальцы в попытках проскрести себе путь вниз. Это безнадежно и глупо, я знаю, но остановиться прямо сейчас не могу.
   - Они тут. - голос Айка за спиной вообще не радует меня, учитывая сложившуюся ситуацию, но то, что именно говорит, добавляет мне ненависти.
   Я отрываюсь от своих попыток достать Мальпе из-под палубы и оглядываюсь на него. Отследив направление взгляда Смитта, понимаю - на море начался шторм. На палубе все, кроме Шона. Яхта останавливается, все взгляды устремлены туда, где разворачивается самое невероятное зрелище. Прямо напротив нас на воде в паре сотен метров стоит несколько десятков тритонов и ундин. Прямо перед ними, опираясь на ледяной трезубец, на троне из воды сидит мужчина средних лет с длинными седыми не по годам волосами и кривоватой едкой усмешкой. Он медленно и с чрезвычайным пафосным видом встает и делает пару шагов к яхте.
   - Бежать некуда. - удается прочесть мне по его губам. - Сдавайтесь.
   - Посейдон. - сообщает всем и без того очевидную информацию Айк. - Уплываем отсюда, срочно!
   - Дурак. Нас не отпустят. - откликаюсь я и безуспешно пытаюсь нащупать трясущимися руками во внутреннем кармане шприц с антимагией. Единственный наш шанс на спасение остался в моей каюте. Мальпе без сил и сознания лежит в трюме. А ее бессмертный сумасшедший отец и его верная могучая шайка готовятся нас убить. Отлично, что тут еще скажешь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 20
   - Какой смышленый мальчик. С чего бы мне вас отпускать? - Посейдон находится довольно далеко, но я слышу его так хорошо, словно он сидит прямо в моей голове.
   - Я тебе не мальчик.
   - Сколько ты, щенок, ни скалься, а тут для вас все и закончится. Вы мне порядком надоели. Мне пришлось бросить мой дом. А теперь еще бунт среди тритонов. Слишком много шума из-за горстки людишек.
   - Ты не можешь нападать на людей первым.
   - Разве первым? Мне кажется, что у вас в трюме сидит моя дочь и ее подруга. - он взмахивает рукой и тюрьма, которую я так старательно пытался сломать, попросту поднимается на уровень палубы, разрушаясь с нескольких сторон. От сотрясения яхты рядом со мной с ног валятся люди, я цепляюсь за стенку и взглядом сверлю Посейдона. Я не должен падать и отступать, это единственное, что я сейчас знаю наверняка.
   - Ты же сам чуть не убил их. - отзывается с колен Айк. - Мы вылечили их.
   - Что происходит в моей семье, вас не касается, - рявкает Посейдон в ответ и направляет к нам поток воды. Она останавливается прямо перед кругом, оцепившим Мальпе и Иару. Недоуменно оглянувшись, замечаю выдох облегчения Смитта. Это сделал он. Круг без магии. Именно поэтому они не пытались освободиться. Мальпе стонет и приоткрывает глаза, на секунду они снова закрываются, но сразу же распахиваются и застывают от ужаса.
   - Отец!
   - С тобой мы разберемся позже... дочь. - фыркает он пренебрежительно.
   - Нет, не разберетесь. У нас есть доказательства вашего существования, - блефует или нет? По этому дурацкому ничего не выражающему лицу Айка я не могу понять его настоящих эмоций. Что ж, по крайней мере, это нам на руку. Если мы не можем раскрыть его, то Посейдону тоже не удастся.
   - Здорово. Значит, я уничтожу вас до того, как вы разболтали о них всем на суше.
   - Видишь ли, если мы пропадем или яхта утонет, все видео и фото, все это появится в сети. А еще появятся координаты всех известных нам поселений ундин. Лично я насчитал в книжках Элос Астери 15 точных данных и еще порядка десятка намеков. Вас будут преследовать все, кто хоть немного заинтересован в сверхъестественном. Представляешь, какое это количество людей? - он точно лжет. Я читал книги бабули Астери, в них не было ни слова о расположении поселений русалок. Но эта ложь заставляет Посейдона остановиться.
   Пара секунд замешательства морского владыки вдруг меняет что-то в происходящей ситуации. Если бы я не был сейчас тут и не видел бы все своими глазами, то подумал бы, что все просто сошли с ума. Кристина, стоящая до этого в проходе за спиной Джо, быстрым и уверенным движением выныривает из своего укрытия, шустро пробирается к магическому кругу, отшвыривает ногой часть сухих веток, разворачивается к брату и, обняв его крепко на мгновение, разворачивается и спрыгивает на воду за пределы яхты.
   - Тина! - несколько удивленно-охрипших голосов сливаются в один.
   - Вы, - уже гораздо менее уверенно брюнетка делает несколько шагов по направлению к Посейдону, - отпускаете их. Я остаюсь с Вами. Я буду гарантом того, что никто не узнает о Вас. Но те, что вышли на поверхность там и останутся. - продолжает она говорить, направляясь к ундинам.
   - Ты ведь в курсе, что я могу забрать тебя с собой и без твоего согласия? - скалится все еще не верящий в свое поражение морской владыка.
   - Да, но тогда есть риск того, что ваш небольшой секрет перестанет быть секретом. А если я уйду с вами по доброй воле, - она бросает взгляд через плечо на Джо, и я замечаю, как блестят на солнце ее глаза, заполненные слезами, - им придется принять мое решение.
   Придется ли? Глядя на растерянность Айка и Джо, я понимаю, что они действительно опустили руки. Поразительно, с какой легкостью они готовы принять решение этой сумасбродной девчонки. Зато со стороны ундин раздается облегченный вздох. Посейдон слишком быстро адаптируется к изменениям.
   - Вот такой должна быть дочь. Защитницей нашего рода. Я уже и не знаю, так ли мне нужна предательница? - он переводит свой взгляд на Мальпе и по моей спине бежит холодок. Кристина просчиталась. Разрушив магический круг, она не только не дала им возможность защищаться, но лишила их единственной преграды для силы Посейдона. Он соображает быстрее, чем я. Совсем немного, но он опережает меня, направляя в сторону дочери ледяные стрелы. Никакой замедленной съемки, никакого шанса их отразить. Вода не подчиняется мне. Конечно, магия не сработает против бога, создавшего ее. Но я еще могу ее защитить. Пара шагов и вот я уже живой щит. Пусть так. Зато я спасу ее.
   Сильный толчок в плечо рушит мои планы.
   - Не смей, вы оба должны жить. - единственное, что успеваю расслышать я. Тренировки с Джо сделали Энди действительно быстрым. Он отталкивает меня и в прыжке ловит своим телом одну за другой те заостренные ледышки. Силы удара хватает, чтобы острие каждой из стрел показалось уже со стороны спины Энди больше чем на длину моей ладони. Капли крови падают на палубу, следом за ними по прозрачной стенке убежища съезжает вниз и сам Рыжик. Из-за его спины показывается две пары остекленевших от ужаса глаз - Мальпе и Иара уже пришли в сознание и слишком ясно понимают то, что сейчас произошло. Еще не вернувшая до конца свои силы Мальпе на четвереньках, поскальзываясь несколько раз на растущей луже крови и вновь поднимаясь, подползает все ближе и ближе к Рыжику, пока, наконец, не обхватывает его руками.
   - Я не могу, - шепчет она раз за разом, - не могу, не могу.
   Кровь прекращает течь, но Энди явно не становится лучше. Я всей душой ненавижу правило, ограничивающее силы ундин силами Посейдона. Не будь его - мы могли бы спасти Энди. Но шанса нет. Хуже и быть не может.
   За моей спиной раздается знакомый треск, и я зажмуриваюсь от осознания своей ошибки. Хуже быть может. И это хуже - прямо сейчас. Из пугающей тишины внезапно появляется монотонный, на одной ноте и, кажется, бесконечный крик Вилии.
   - Па-а-а-а... - она так и не заканчивает это слово и от этого из моих глаз тоже начинают литься слезы. Я не оборачивался и не видел ее лица, но я знаю, что она плачет. Я чувствую это по ее голосу и хрипу дыхания.
   - Нет, нет! - Тифонас тоже тут? Я все же бросаю взгляд назад. Он цепляется за руки Марии, но она делает несколько уверенных шагов вперед, к нам.
   - Мы же знали, на что идем, да? Ты помнишь, что мы обещали друг другу? Мы должны защищать людей. - мягко, но настойчиво она смахивает его пальцы со своего запястья. И, уже отойдя подальше, не оборачиваясь, добавляет. - Тифонас. Спасибо за этот вечер.
   Я слишком четко осознаю, что мы поступаем подло, принимая ее помощь. Она потеряет свои годы ради нескольких минут жизни Энди. И я даже боюсь представить, как я смогу смотреть в глаза Тифонасу и ее родителям, когда все закончится. Но прямо сейчас сидеть тут и беспомощно смотреть на то, как погибает человек, пожертвовавший собой ради меня... это гораздо больнее. Я наблюдаю за тем, как Мария окутывает Энди небольшим сияющим шаром, в котором время поворачивается вспять: стрелы тают, кровь возвращается в тело и раны постепенно затягиваются. На сей раз она не взрослеет. Поскольку все мое внимание было приковано только к Энди, разницу в ее состоянии я замечаю только тогда, когда она превращается в пену. Как в сказке про русалочку. Никогда еще она не казалась мне настолько жестокой. Никогда не вызывала такую бурю из смеси отвращения и ярости. Я плачу в голос. Рыдаю как маленькая девочка. Боль, стыд, ненависть, жалость, благодарность, озлобленность. Я не знаю, что мне чувствовать. Я больше не хочу чувствовать. Тифонас и Вилия с хлопком исчезают. Очевидно, они не в силах больше наблюдать это зрелище. Пена, еще несколько часов назад бывшая крохотной смышленой девчушкой с огромным чистым сердцем и яркими кукольными глазами, безвозвратно скатывается с палубы в море.
   - Ты видишь солнце каждый день? Настоящее солнце? - внезапно всплывают в моем мозгу обрывки нашего первого разговора. Сейчас они - лишь доказательство моей слабости и никчемности. - Оно жаркое? А звезды сияют каждую ночь? А ветер бывает теплым? - она увидела и солнце, и звезды. И даже успела ощутить теплый ветер. Но какой ценой.
   Энди без сознания. Хоть и жив. Поверхностные раны остались и продолжают немного кровоточить, чтобы исправить это не понадобится даже магии. Марии удалось спасти его.
   - Одним предателем меньше. Такими темпами мне даже не придется объявлять на них охоту, они сами передохнут. - напоминает о своем существовании самодовольным голосом владыка морей.
   - Вы не можете поступать так! - вырывается у Кристины, но Посейдон лишь смеривает ее презрительным взглядом. - Верните ее, слышите! Вы не должны были нападать, мы же договорились!
   - Вернуть к жизни умершего? Ты ошиблась богом, деточка. Да и если бы я мог - не стал бы. А договор, разве я сказал, что согласен? Ты вполне устроишь меня и в качестве заложницы. Есть, правда, небольшая сложность. Жить под водой ты не сможешь, даже если твоя магия сильна. А значит, нам нужно добыть для тебя хвост.
   Айк охает и оседает на палубу. Его видения не изменились, он врал. Это словно написано у него на лбу.
   - Она умрет. - пытается он исправить ситуацию, которую сам же и создал. Он откашливается, пытаясь совладать с эмоциями. Продолжает уже значительно громче, но все еще дрожащим голосом. - Она умрет и у нас не останется причин хранить вашу тайну больше.
   - Знаешь, - удивительно, насколько человечны проявления эмоций у Посейдона. Он кривится и почесывает затылок с таким видом, словно пытается решить довольно сложную задачу, - если я не дам ей хвост, она точно умрет. Силы закончатся через пару недель, и она задохнется.
   - Я уничтожу тебя, если с ней что-то случится! Каждый человек на планете начнет охоту за сенсацией. Вы не сможете прятаться, я... - захлебываясь в собственных словах и гневе шипит ему Айк.
   - Я, я, я... ты не мог бы хоть иногда думать о чем-нибудь другом? И вообще, кто-нибудь подскажет мне, почему вместо запланированного сражения мы тут дебаты разводим? Я что, так похож на того, кому это интересно? Не знаю, как ты, - он делает акцент на обращении и довольно хмыкает, - а я, пожалуй, буду решать проблемы по мере их поступления. На крайний случай я могу просто разнести все твои лаборатории через пару минут после того, как отправлю вас на дно. В этой суматохе все спишут на чудеса и, возможно, даже начнут что-то подозревать. Но лет через десять-двадцать никто и не вспомнит о твоем существовании. Как и о том, что было связано с твоими экспедициями.
   Он еще заканчивает говорить, и даже не шевелит сложенными на груди руками, но на палубе явно происходит что-то необычное. Небольшой вихрь поднимается и вращается все быстрее с каждым мгновением вокруг хвоста Мальпе, а она, пытаясь остаться на яхте, цепляется за уже порядком покореженные поручни.
   -Вик!
   Хватаю ее ладони и пытаюсь вернуть обратно на территорию яхты. Слишком влажно, пальцы беспомощно скользят в попытке зацепиться и остановить происходящее. Ее правая рука выскальзывает из моей быстрее, чем я успеваю что-либо сделать. Осознав, что голыми руками ее не удержать, я оборачиваю наши ладони в водный плен и замораживаю воду. Это спасает на пару секунд. Вихрь тянет Мальпе вверх все сильнее, рука уже болезненно ноет, мой лед травмирует запястье, но внутри него пальцы принцессы продолжают крепко сжимать мои. Я должен удержать ее. Спустя еще несколько секунд одна за другой по моим ледяным наручникам начинают разбегаться в разные стороны трещины.
   - Нет... нет... - в конце концов, волна отшвыривает Мальпе далеко от яхты.
   - Ты так хочешь быть с людьми? - Посейдон окидывает дочь презрительным взглядом и снова скалит зубы в слабом подобии улыбки. - Знаешь, я ведь могу это организовать. Хочешь быть с ними - будь одной из них. Разве это не очевидно?
   Вихрь из воды и осколков льда продолжает кружиться вокруг Мальпе. Она встает из последних сил и смотрит на отца. Я спрыгиваю на воду, но волна прижимает меня к борту яхты. Мальпе, как подкошенная, падает на воду. Ее ноги превращаются в хвост, причем явно не по ее воле, она падает от неожиданности. Затем снова появляются ноги, но разглядеть что-то сложно, почти мгновенно она полностью исчезает под водой. Там, под слоем воды отчаянно барахтается Мальпе, совершенно не умеющая плавать, как обычный человек. Пару раз ей удается вынырнуть на поверхность, где, словно ради игры, висит светящийся нежным голубым светом шарик, отделившийся от ее тела в момент, когда она начала тонуть.
   "Ее магия" - проносится в моей голове единственная мысль.
   - Как и ожидалось от дочери бога, - слышу я голос Посейдона, - удивительно, что она все еще может шевелиться. Потеря магических сил обычно убивает мгновенно. Я, правда, не хотел проводить ее через такое, но предателям не место среди живых.
   И без того слабеющие движения рук Мальпе становятся и вовсе бесполезными. Прямо над ее головой формируется толстая ледяная корка, отделяющая ее от ее волшебства и от жизненно важного для нее сейчас воздуха. Я не могу рассмотреть ее глаз с такого расстояния, но даже без специальных обрядов я буквально слышу и ощущаю, как ее сердце бьется все медленнее, как судорожно она пытается задержать в легких остатки кислорода и как слабеет постепенно ее тело. Я должен что-то сделать.
   Волна, прижимавшая меня к борту яхты, превращается в лед и взрывается, разлетаясь на мелкие осколки. Бегом, подгоняемый и подталкиваемый в стопы течением, я приближаюсь к тому месту, где постепенно опускается на дно Мальпе. Раз за разом я создаю капсулы вокруг нее, но они лопаются, создавая лишь бурление воды на поверхности.
   - Ты не можешь использовать мою магию без моего разрешения, идиот, - насмехается надо мной Посейдон. От того, как он произносит все это, моя кровь буквально стынет в жилах. Он выбрал для своей дочери тяжелую и мучительную смерть, но вместо сожаления ликует.
   - Слева, Вик! - кричит из-за спины Айк.
   Последнее, что я замечаю боковым зрением надвигающуюся волну. Меня сносит в сторону и перед глазами темнеет.
   ***
   - Витюша, какую сказку будем читать сегодня перед сном? - маленькая уютная комнатка, где я спал в детстве, приходя к бабушке в гости, небольшая лампа-ночник в форме рыцарских доспехов, освещающая неярким светом комнату через забрало шлема, моя бабушка со сборником сказок в руках и маленький мальчик в кровати. Почему я вижу все это сейчас? Детские воспоминания? Что, так и пролетает жизнь перед глазами? Все так и закончится?
   - Только не про драконов! Они страшные, - протестует малыш в постельке.
   - А как же без драконов? - удивляется бабушка.
   - А вот так. Приедет рыцарь, откроет замок и увезет принцессу. Без драконов.
   - Так не пойдет. Так и сказка не сказка. У каждой принцессы должен быть свой дракон, иначе кто ее от неправильных принцев будет охранять? Победить ведь должен самый сильный, смелый и достойный.
   Мальчик на секунду надувает губы, но почти сразу сдается и, укладываясь на подушку, соглашается.
   - Хорошо, давай с драконами.
   ***
   Похоже, я снова ошибся. Если я и умру, то не сейчас. Темнота рассеивается и в моей голове остается лишь шутка бабушки. "У каждой принцессы должен быть дракон". Отлично. У моей принцессы тоже будет один. Правда, в отличие от сказки, защищать он будет не от принца, а от короля.
   За моей спиной начинает расти фигура. Мне не нужно оглядываться. Я точно знаю, что я хотел создать. Огромный хрустальный дракон. Он сможет отвлечь Посейдона. Мои силы растут, хотя должны исчезать. Я едва слышу сердцебиение Мальпе. Еще немного и мы утратим нашу связь. Еще немного и я потеряю ее навсегда. Кожа горит, кости ломит, мозг, кажется, вот-вот взорвется. Я знаю что это. Я помню ожоги Айка. Именно такие сейчас появляются у меня на руках и, я уверен, остальных частях тела, которые я не вижу. Но беспокоят они меня в последнюю очередь. Я скольжу по воде рядом с драконом. Быстрее, быстрее. Я должен отвлечь Посейдона. Похоже, он не ожидал такого поворота событий. По крайней мере, в последнюю секунду перед столкновением, его лицо выглядит действительно удивленным.
   Одна. Две. Три секунды с момента, когда мое творение ударило по морскому царю. Дракон лежит на поверхности. Там, где еще недавно стоял Посейдон. Я победил? Мальпе? Где она? Я, наконец, могу обернуть ее в капсулу с воздухом. Нужно поймать ее магию и вернуть ей. Оглядываюсь по сторонам. Голубой шарик с волшебством кружится вокруг Кристины, и она пытается увернуться от него. Пару шагов к ней, затем я перехожу на бег. Я понятия не имею, как ловить чужую магию, к тому же меня основательно шатает из стороны в сторону из-за взрыва волшебной силы для создания дракона. Да и в голове шумит прибой даже без ракушки у уха.
   - Тина, к яхте! Бегом! - командую я, но голос меня не слушается. Вместо крика из глотки вылетает хрип едва слышный даже мне самому. За спиной раздается всплеск. Моя капсула разлетается на кучу больших и маленьких пузырьков воздуха. Что за черт?
   - Ты слишком назойлив для простого человека. - из-за дракона слышен голос. Тот самый, что слышать я больше не хотел бы никогда. - Но это даже забавно. Давненько я не встречал противника, способного притронуться ко мне.
   Трещины. Из-за помутнения в сознании я даже не заметил их вначале. Но теперь, оглянувшись на дракона и присмотревшись внимательней, я вижу тысячи маленьких расколов, разбегающихся по туловищу моей новой домашней зверушки. Мой дракон разлетается на части, а за ним остается стоять, хоть и немного помятый, но совершенно живой Посейдон.
   Этот взрыв не похож на тот, что создал я. Я почти уверен, что даже с берега в нескольких километрах отсюда можно было увидеть и почувствовать его отголоски. Осколки льда пронзают мою кожу, кожу Кристины, летят в сторону яхты. Я пытаюсь защитить глаза, прикрыв их ладонью, но руку серьезно травмирует несколькими крупными кусками льда. И я падаю, утыкаясь лицом в воду, чтобы хоть немного избежать прямого столкновения. Что хуже всего, я совсем перестаю ощущать сердцебиение Мальпе. Я не чувствую ее в живых. Я проиграл. И я не могу ничего сделать. Я лежу на воде и пытаюсь взглядом отыскать ее тело, опускающееся на дно. Я хочу увидеть ее в последний раз. Я бы закричал, но я потерял и голос. Я бы отомстил, но все возможные силы покинули меня. Эмоциональные, физические, волшебные. Я просто пытаюсь не закрывать глаза столько, сколько хватит сил.
   Судя по крику, раздающемуся с яхты, проиграл чью-то жизнь не только я. Никогда не подумал бы, что Айк способен на такую бурю эмоций. Перевожу затуманенный взгляд на Кристину и понимаю, почему ее брат так ведет себя. Из-за взрыва она не смогла увернуться ни от осколков, ни от магии Мальпе. И теперь, все изрезанная льдом она бьется в конвульсиях от невозможности принять две магических силы такой мощи. Хвост то появляется, то снова исчезает, оставляя за собой пятна ожогов на ее ногах и туловище, вокруг нее бурлит кипятком вода, затем снова замерзает, травмируя свою хозяйку, вместо того, чтобы защищать.
   Джо, спустив на воду лодку, уже гребет в сторону Кристины. Похоже, он до последнего не может поверить в то, что происходящее реально. Яхта разворачивается и дает обратный ход. Айк все еще стоит, вцепившись в поручни мертвой хваткой, Иара держит голову Энди на коленях и зажимает еще не до конца затянутые раны, чтобы уменьшить кровотечение. Сам Энди без сознания. За штурвалом, очевидно, все еще Шон. Он решил бросить нас и спасать живых. Странный выбор для врача, но, как ни странно, я одобряю его сейчас.
   Посейдон не отпустит их. Я должен помочь. Пару секунд назад у меня не было даже сил, чтобы дышать. Но на яхте Энди. Он закрыл нас своим телом. И он должен жить. Вилия слишком привязалась к нему. Мария погибла ради того, чтобы спасти его. Все это не должно быть напрасным.
   Я создаю подводное течение, убыстряющее яхту, и сам отвлекаю Посейдона. Хотя мои попытки довольно слабы. Все, что я могу сейчас - приподняться на руках и сесть на колени. Не лучшая позиция для беседы с заклятым врагом, но другие для меня сейчас неподвластны.
   - Ты доволен, царь морей? Убил свою дочь, стало легче?
   - Ты-то почему еще жив, мальчишка? - откликается он сразу же. - Ты можешь не беспокоиться. Ты умрешь раньше, чем те, кто сейчас на яхте достигнут берега. А значит, я успею их догнать и добить сразу после тебя. Вы же так мечтали о совместном будущем, да? Я вам его подарю, а ты, взамен, передай привет Аиду.
   - Может, ты займешься этим сам? - либо на фоне всего случившегося я окончательно сошел с ума и теперь наслаждаюсь слуховыми галлюцинациями, либо... брошенный мной взгляд туда, откуда слышен голос шокирует меня не меньше чем то, что я слышу. - Так как тебе такая идея, папа?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 21
   Этого просто не может быть. Наша связь разорвана? Почему я не слышу ее сердцебиения и не ощущаю тепла? Она совершенно определенно тут. Есть, конечно, и другое объяснение. Например, я сошел с ума. Или сплю. Посейдон, ундины, духи природы, магия. Да, точно. Я сплю. Но на все это было потрачено столько времени, что одной ночи явно не хватило бы. Все тело и без того болит, но я все равно неуверенно решаю ущипнуть себя. Все же не сон. Мальпе жива.
   Правда, теперь ее сложно узнать. Два совершенно по-человечески черных зрачка обрамляют яркие голубые радужки с темно-серой окантовкой. А белокурые локоны, привычно танцующие на ветру, стали значительно ярче. Огненно-рыжие пряди напоминают мне Энди и Саймона. Отлично, еще немного и такими темпами меня будут окружать исключительно рыжие люди и животные.
   Я так рад ее видеть, что все эти милые глупости, проносящиеся в моем мозгу, не дают мне сконцентрироваться на главном. Она жива. Хотя она умерла. И теперь она в буквальном смысле этого слова парит над водой, даже не касаясь ее поверхности. Посейдон удивлен не меньше меня, хотя нет, он не удивлен. Он напуган. Всемогущий бессмертный бог испугался того, кого не смог убить. На его лице блуждает сомнение и с трудом проявляется неуверенная заискивающая улыбка. Изо льва он только что превратился в шакала. Удивительная способность к перевоплощению.
   - Моя дочь так же сильна, как и я. Я горжусь тобой, Мальпе. Действительно горжусь.
   Она только наклоняет голову и смотрит на него печальным взглядом. Под ярким ослепляющим солнцем хорошо видно как по ее щеке, сияя, скатывается слезинка и падает в воду.
   - Нет у тебя больше дочери. Ты ее только что убил. - отвечает она, отводя взгляд.
   - Значит, старуха была права. Чертов Аполлон, не мог удержаться и не создать мне проблем. Даже начиная новую жизнь, он все равно умудрился испортить мне мою. - рычит Посейдон сквозь зубы.
   - Что это значит? - я спрашиваю и не особо надеюсь получить ответ, но бог морей, очевидно, решает тянуть время и отвечает с завидной готовностью.
   - У нас сегодня день раскрытых секретов, правда? Ну конечно, почему бы не добавить еще один. Видишь ли, щенок... - я морщусь, но не огрызаюсь, нужно использовать это время на сбор информации и попытки восстановить мои силы, - боги бессмертны. И убить нас нельзя. Зато мы можем обменять свою жизнь на две. Жизнь и магию отдать любому живому человеку, а сами начать все с начала как обычный человеческий ребенок.
   - Может, расскажешь что-то из того, о чем я не знаю, - хриплю я себе под нос, и он продолжает, словно хорошо меня слышал.
   - Мальпе дарована жизнь Аполлона. Но она ей не пригодилась. Смертельно больной и слабый ребенок постоянно лечился с помощью магии, которую так же получил в подарок. И вот, пожалуйста. Ундины нет. Зато есть бог солнца. Точнее, его женская версия.
   - А ведь знаешь, он был мне большим отцом, чем ты. Ради мамы он пожертвовал всем. - отзывается Мальпе.
   - Он бросил свой народ ради неразделенной любви к чужой жене. Понятно теперь, откуда в твоей маленькой головке всегда было столько идиотских фантазий. Они, видимо, тоже достались от него по наследству.
   - Не смей.
   - Так останови меня, ну же! Ты же считаешь меня монстром? А я вот считаю тебя предательницей. Давай закончим уже это. Мне еще нужно догнать тех, что на яхте.
   Два мощных потока поднимаются у каждой его руки и покорно формируются в воронки, забирающие все больше воды и осколков палубы, свалившихся в нее.
   - Уходи, Вик. - командует мне Мальпе. Но в моей памяти слишком живы долгие часы поисков ее там, на дне после морской битвы. И мысли о ее гибели уже тут, на поверхности. Я не двигаюсь с места. Я просто буду тут и постараюсь помочь, чем смогу.
   Водные вихри движутся к Мальпе с ужасающей скоростью. Я пытаюсь встать, но снова падаю на одно колено. Я даже не могу сейчас защитить ее. Но ей, похоже, сейчас это и не требуется. С шипением оба потока превращаются в пар. Судя по вскинутым вперед рукам моей принцессы - это сделала она.
   - Ты быстро учишься. - воды все больше, волны и водные вихри один за другим испаряются, не достигая Мальпе.
   - Ты хотел закончить все сейчас и здесь? - этот безэмоциональный тон заставляет мое сердце сжаться. Она решила убить отца собственными руками?
   Легко перелетая с места на место, она приближается к Посейдону и взмахивает руками.
   - Ты так любишь свою воду. Ты ведь считаешь смерть в ней почетной, да? Именно так ты хотел меня похоронить?
   Вода под ногами морского владыки начинает бурлить. Он замораживает ее, но лед трескается и тает.
   - Бесполезно. - босые ноги Посейдона покрываются волдырями, и он скрежещет зубами от боли.
   - Я еще доберусь до тебя. И до твоих дружков. Никто не смеет нарушать мои законы. И ты не исключение. - тройной кокон вокруг Посейдона защищает его недолго, но этого вполне достаточно. Чтобы он успел скрыться под водой. Испарить все море Мальпе не может, бросаться в погоню сейчас глупо. Она висит над водой с опущенной головой, словно вглядываясь в глубину, которая спрятала ее отца. И, хотя наша магическая связь разорвана, я точно знаю, что она сейчас плачет, даже при том, что не вижу ее лицо.
   Я все еще не могу набраться сил, чтобы подойти к ней, поэтому приходится воспользоваться магией, чтобы приблизиться. Мой лед послушно переносит меня по поверхности воды, пока я поднимаюсь на нем и пытаюсь удерживать вертикальное положение. Удается не сразу и ненадолго. Мальпе падает вниз как раз в тот момент, когда я оказываюсь на ногах. Ловлю принцессу и падаю вместе с ней обратно на поверхность воды. У нее жар, лицо покрыто испариной, не удивительно, что она потеряла сознание. Не лучше сейчас и Тине, Джо крепко сжимает ее в руках и нервно покачивается в лодке, словно убаюкивая Кристину. Всю битву он просидел там в этой позе не в силах ничего изменить или как то помочь. Я не знаю, сколько времени мы тут находимся, но он выглядит постаревшим лет на пятнадцать.
   ***
   Мы вышли в море еще ночью, сейчас солнце сияет прямо над головой. Кристина без сознания, она тяжело дышит и периодически стонет, хотя ее ноги и вернулись к ней, но сила хвоста все еще дает о себе знать - температура не спадает и ожоги с каждым часом начинают выглядеть все страшнее. Мальпе периодически открывает глаза, но затем снова проваливается в беспамятство. В одну из таких вспышек сознания она успевает схватить Тину за руку. Видимо теперь ее волшебство работает независимо от осознанности ее намерений, так что остаток пути мы наблюдаем как раны обеих девушек затягиваются. Теперь они выглядят совершенно нормально снаружи, но нам остается только догадываться о том, что происходит с ними на самом деле. Джо пытается собственной рубашкой закрыть их обеих от палящего солнца, не обращая внимания на то, что его кожа уже вся покрыта красными отметинами от солнечных ожогов от шеи до пояса. В ходе боя весла были сломаны, поэтому единственный способ вернуться на берег - магия. Я измотан и не могу создать достаточный напор потока. Небольшое течение доставляет нас к берегу только к следующему закату.
   Я намеренно не направляю лодку к пристани, где должна была остановиться яхта или к пещерам, где нас могли ждать ундины. Домик Астерии - то, что нужно, учитывая все произошедшее. Ведь она говорила, что он станет надежным убежищем. Но скрыться от ненужных встреч не удается. По прибытии мы натыкаемся на Тифонаса. Пару мгновений он стоит в проходе и сверлит меня взглядом, молча.
   - Дай им пройти! - Вилия дергает его за руку. Он покорно отходит, отворачивается к окну и продолжает сохранять тишину.
   - Они выглядят... нормально? - Вилия не верит своим глазам. - Что с Мальпе?
   - Ты про волосы? Она теперь Аполлон в женском воплощении. Ну, или что-то в этом роде. - откликается Джо, тяжело опускаясь на пол рядом с кроватью, куда мы только что уложили девушек.
   - Ее тоже убили? - Тифонас даже не поворачивается к нам, но не участвовать в разговоре не может.
   - Да. Все это сложно. Сам Посейдон был удивлен. - Джо держит ладонь Кристины в своих руках и касается губами кончиков ее пальцев.
   Я наблюдаю за всеми в комнате. И обдумываю следующий шаг. Нам нужно что-то делать, чтобы привести в чувство девушек, и выбраться с этого острова.
   - Я пошел за Айком. У него в книгах наверняка есть заклинания, которые помогут.
   - Вик, - Вилия замолкает на секунду, - к тому моменту, когда я нашла яхту, она была пустой. Там не было никого. Я забрала оттуда твою сумку. - она кивает в сторону стола, по которым лежат мои вещи.
   - Но они должны были прибыть совсем недавно.
   - Я задержал ее. - Тифонас впервые разворачивается ко мне лицом. - Я трус, да? Я видел, как она умирает, но ничего не сделал. А потом бушевал на пустом пространстве. Хотя обещал помочь. Почему ты молчишь, Вик?
   - Ох, сколько можно заниматься самобичеванием? В общем, предлагаю вашему вниманию краткий пересказ произошедшего тут, со слов единственной, кто пытается держать свои чувства под контролем. То есть меня. - Вилия быстро пересекает комнату и, потянув Тифонаса от окна за руку как маленького ребенка, усаживает на лавку, затем разворачивается к нам. - После того, что произошло с папой...
   - После смерти Марии, ты хотела сказать. - всхлипнув, бурчит себе под нос Тифонас.
   - Заткнись уже! - взрывается Вилия и, выдохнув глубоко, продолжает. - Я утащила Тифа в пустыню. Он умудрился устроить шторм даже вдалеке от открытых водоемов. Когда песчаная буря в его исполнении все же стихла, он начал требовать презрения к себе за слабость и трусость. К тому моменту, когда я смогла оставить его одного без угрозы уничтожения пары-тройки городов где-то на поверхности земли или бесцельного самоубийства из чувства вины, яхта уже стояла пришвартованной и была совершенно пуста. Ее даже не потрудились спрятать, хотя это и вызывает массу вопросов и сплетен среди местного населения. Вы даже не представляете, на что она сейчас похожа.
   - На груду железного и деревянного мусора, я полагаю? - она кивает в ответ на мое предположение и продолжает.
   - Я обыскала все, что могла, но никого из вас не нашла. Вообще никого. Я не знала, что вы разделились. И, как ты понимаешь, я отправилась к пещерам. У нас есть еще проблема, кроме пропажи людей. Власти очень не рад снегопаду посреди лета. Я не знаю, что вы там натворили, пока мы были в пустыне, но люди утверждают, что слышали взрыв, до города дошла мощная волна, которая остановилась, чудом не затронув постройки. Ее успел остановить Ироас. А затем и вовсе повалил снег. Администрация города выставила нам ультиматум. До рассвета все ундины должны покинуть пещеры Ханья. И, желательно, остров в целом. Мы позвали их сюда. Ироас созвал общее собрание. С минуты на минуту они придут. Или вернутся на дно. Ну и да, у нас есть две крутых волшебницы без сознания. Вроде больше на повестке дня ничего?
   - Вы сообщили родителям Марии о том, что произошло? - похоже, одной волшебницей без сознания у нас стало меньше. Мальпе пришла в себя. Она сидит, наклонив голову так, чтобы она опиралась на стену, и оббегает комнату все еще затуманенным взглядом.
   - Я хотела им сказать, но... - Вилия испуганно вжимает голову в плечи, - я так и не нашла подходящих слов. Что я могла им сказать? "Простите, ваша дочь отдала свою жизнь за моего отца, который теперь все равно бесследно исчез"? Так?
   Уверенность сползает с ее лица по ходу фразы. В конце концов, она запрокидывает голову, чтобы не зареветь, шумно откашливается и шлепает ладошками себя по щекам.
   - В любом случае. Нам нужен план. - Мальпе встает, не отпуская руку Тины, в которую вцепилась еще на лодке. Мы так и переносили этих двоих с соединенными ладонями. - Я не смогу удерживать свою силу в ней вечно. Обратно в мое тело волшебство ундин не войдет. Нам нужен сосуд для магии и книги Астерии с описанием того, как перенести излишек энергии от одного человека к другому.
   - Сосуд?
   - Человек. - поясняет Вилия.
   - Сосуд можно не искать. Я готов. - Джо вскакивает на ноги, воодушевленный идеей спасения любимой.
   - Ты не подойдешь. Нужен человек с уже обнаруженной силой ундины. С силой слабой ундины, чтобы у него был шанс выжить.
   - То есть я? - уточняю я и без того очевидную информацию.
   - Я не уверена. Тот дракон, которого ты создал, - она поворачивает голову в мою сторону и внимательно смотрит в глаза некоторое время, словно подыскивая подходящие слова, - заклинание на усиление волшебства сработало слишком активно в твоем случае. Добавление силы может оказаться опасным.
   - Насколько опасным? - встревает снова в разговор Джо.
   - Смертельно. - Вилия озвучивает то, что явно не хотела произносить вслух ее подруга.
   - Должен быть иной выбор, он же стал одним из вас. Просто повторите это со мной и все дела.
   - Джо, далеко не все ундины способны передать свои силы человеку. Плюс передаются они довольно специфическим способом. И я могу тебя поцеловать, дружок, но, во-первых, это будет странно. А, во-вторых, попросту не сработает, учитывая, что силы Тины до сих пор не проявились и в тебе, хотя вы частенько "практиковались". - пытаюсь я неуклюже разрядить ситуацию.
   - Класс. Тогда я за книгами, а вы устраивайте мозговой штурм. Больше сегодня никто из нас не умрет. Я просто не могу это допустить. - Джо выходит из каморки и с силой отшвыривает дверь назад, закрывая ее.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 22
   - Вообще-то за книжками логичней было бы отправить меня, - протягивает задумчиво Вилия.
   - Ему нужно выпустить пар. Принеси сюда книги, а ему оставь записку, чтоб вернулся, когда прочистит мозги. - командует Мальпе, вернувшая свой лидерский настрой быстрее, чем идеальное самочувствие.
   - Сядь, - подвигаю ей стул, и она послушно опускается на него, - устала? Много сил занимает лечение Тины?
   - Я даже не знаю. Скорее нет, чем да. Сейчас я сильнее, чем была. Но в мыслях бардак, в моем теле тоже словно бурлит кипящее масло. Хочется выйти на свежий воздух. И очень хочется, чтобы этот кошмар закончился, наконец.
   - Можно? - дверь с силой распахивается, едва не слетая с петель. Прямо за ней стоит Ироас с братом, а немного поодаль остальные ундины. - Мы взяли самое необходимое. Немного человеческой одежды из того, что вы нам принесли, еды и кое-что еще по мелочи.
   Я оглядываю тюк в его руке. Они действительно взяли немного, учитывая количество человек.
   - Так какой план? - Один за другим они заходят в домик Астери, пока внутри не становится совершенно невозможно двигаться, не задев кого-нибудь из присутствующих.
   - Плана нет. Мы должны спасти Кристину. И мы должны спрятать вас. А еще мы должны найти остальных. Так как Вилия обыскала всю поверхность острова и не нашла никого из тех, кто был на яхте.
   - А еще мы должны рассказать вам о том, что произошло в море. - Добавляет Тифонас громким шепотом.
   - Не думаю, что у нас на это есть время, - отмахивается Ироас. - Брат сказал, что Мария пожертвовала собой ради человека. Плюс, судя по всему, Мальпе тоже погибла как ундина. И вы разделились и пытаетесь скрываться. Но остальные живы, значит, бой окончился без победы для каждой из сторон. Все верно?
   - Брат сказал? - я все еще пытаюсь понять, какая сила у каждой из вышедших на берег ундин.
   - Я могу искать ундин, с помощью совмещения сознаний. Если вести себя тихо и только наблюдать, то тот, к кому я "подключен" не узнает о вторжении в разум. Подключится к моему племяннику в момент, когда его мысли кричат громче, чем сотня горнов на военных кораблях было не сложно.
   Я перевожу взгляд на родителей Марии. Они все знали. Но молчали. Ни упрекали, ни плакали, только прятали глаза каждый раз, когда наши взгляды пересекались.
   - Мне жаль, я не смог защитить ее. - только и нахожу, что сказать им. Я не умею утешать, обычно я растерян в такие моменты. Поэтому сейчас я с огромным трудом пытаюсь ворочать онемевшим языком, хоть и получается плохо.
   - Это был ее выбор. - отзывается мать Марии. - Жаль, что прежде, чем спасать чьих-то родителей, она не подумала о своих собственных. Но не думаю, что она смогла бы жить, зная, что могла поступить так.
   Я киваю. Не думаю, что я в полной мере понимаю логику этих рассуждений сейчас. Такое спокойствие после гибели ребенка вводит в ступор. Но если это их выбор, я могу только согласиться.
   - Мы вынуждены будем отделиться от вас. Мы не пойдем с остальными ундинами.
   - Что? - ахает Мальпе и округляет глаза. Вы хоть осознаете, что это верная гибель. Защититься от отца вы сможете только все вместе!
   - Он не достанет нас там, куда мы направляемся.
   - И куда вы направляетесь?
   - К саламандрам.
   - Они убьют вас!
   - Они нас не тронут.
   - И с чего бы им вас принимать радушно? - отзываюсь я, все еще помня разговор с Иарой и Мальпе.
   - Ни о каком радушии речи не идет. Они разделены со своим папочкой. Вынуждены жить отдельно от Аида. В отличие от нашего правителя он довольно мил со своим народом.
   - Аид мил? - мои уши уже восприняли достаточно сомнительной информации за последнее время, но милый бог подземного царства - это что-то совсем выходящее за рамки моего понимания.
   - Во всяком случае, они тоскуют по нему, воспринимая как настоящего любящего родителя. Мы предложим им помощь. Если нам удастся вернуть их под его опеку, то, возможно, он вернет нам дочь. - пожимает плечами отец Марии.
   - А если они не согласятся? Если они все же убьют вас?
   - Значит так или иначе мы все вместе воссоединимся с ней. - Заканчивают нашу беседу браться Марии, говоря практически синхронно.
   - Я иду с вами. - Тифонас распрямляет спину и делает пару шагов к семейству Марии.
   - Ты остаешься с отцом. - встревает Мальпе. - Нам достаточно одного погибшего ребенка.
   - Если честно, то я думаю, что это хорошая идея. - внезапно встает на сторону Тифоноса Ироас. - Союз с Саламандрами даст нам больше шансов на защиту. Мы можем принести им то, что они так любят, в качестве дара и символа добрых намерений.
   - Что именно?
   - Жемчуг. Кроме абсолютно сумасшедшей приверженности семье у них есть еще не менее безумная любовь к драгоценностям. Цверги дарят саламандрам много различных блестящих камешков. Но достать жемчуг для них можем только мы.
   - Кто еще идет к саламандрам? - уточняю я больше для вида. И так понятно, что Ироас бесспорный лидер, если он идет к детям огня, то дети воды послушно пойдут за ним.
   - Все. - поводит итог Мальпе, увидев, что каждый из присутствующих, исключая меня и Кристину, которая все еще не пришла в себя.
   - Вилия, ты-то куда? - пытаюсь остановить девчонку-духа от глупостей, но безрезультатно.
   - По моей вине погибла моя подруга. И мой отец пропал. Возможно, я найду их обоих там, куда направляются остальные. И, раз уж я бессмертна, и могу телепортироваться практически куда угодно, то я могу быть полезна. Ты так не думаешь?
   - Я думаю, что Энди не простит меня, если с тобой что-то случится. Он просил меня приглядывать за тобой.
   - Значит, ты идешь с нами. - пожимает плечами Вилия. - Вместе ведь безопаснее. Я, кстати, книги принесла. Теперь наша цель вылечить Тину и не угробить тебя раньше времени. Обещай, что исполнишь то, о чем тебя просил папа. Обещай выжить и присматривать за мной и дальше?
   - Я постараюсь, - вырывается у меня раньше усмешка, чем я успеваю обдумать ответ. Почему они так часто просят меня обещать что-то? Им самим не надоело разочаровываться в моих словах?
   - Нет. "Постараюсь" не считается. Обещай.
   - Обещаю.
   - Вот и хорошо. Мальпе, что нам нужно сделать?
   ***
   Пока они обсуждают и собирают нужные травы, я просто сижу на крылечке и смотрю в постепенно светлеющее небо. Над трясиной висит тишина, только иногда туда-сюда снует с негромким жужжанием надоедливая мошкара. Ночная прохлада начинает сменяться удушливым утренним ветром. Джо возвращается молча, не посмотрев ни на кого проходит в комнату. Тяжело опустившись на скамью рядом с Тифонасом, упирается лбом в край стола и сливается с угрюмой тишиной вокруг.
   - Ты готов? - слышу я голос из каморки Астери. Ее покинули все, кроме Джо, Мальпе и Вилии. Хороший вопрос. Готов ли я? Но я не должен жаловаться сейчас. Это было бы слишком, нагружать Мальпе еще и моим психологически неустойчивым состоянием. Захожу внутрь и сажусь на стул рядом с кроватью.
   - Наверно да. Что мне нужно делать?
   - Выпить вот это. - Вилия протягивает мне деревянную плошку с серо-зеленой вонючей жижей.
   - Очень мило. Почему зелья не могут выглядеть как клубничное молоко? Ну, или как шампанское, на худой конец? - фырчу я себе под нос и залпом проглатываю содержимое чашки. - Что теперь?
   Перед глазами почти сразу начинают скакать черные точки, заполняя все больше пространства, пока, наконец, все комната не погружается в кромешную тьму. В голове все громче звучит шум воды и звон колоколов, и только нос продолжает ощущать мерзкий запах зелья. Сквозь гул в ушах слышу отдающийся множественным эхом голос Вилии.
   - Теперь просто сдержи свое обещание. Или хотя бы постарайся.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 23
   Я не помню, что происходило после того, как я отключился. Я не знаю, сколько времени я провел без сознания. Но к тому моменту, когда я прихожу в себя, Кристина уже выглядит довольно живо.
   - Все получилось. - улыбаюсь я, но голос, произносящий мои мысли, звучит на удивление сипло и далеко.
   - Молчи, - легонько толкает меня в плечо Мальпе, - тебе нужно набираться сил.
   - Брось, я отлично себя чувствую. А что до сил - теперь у меня их целых две! - скидываю я с себя ее ладонь и резко сажусь на краешек кровати, опуская ноги на пол. Похоже, что я снова себя переоценил, комната резко наклоняется и следующее, что я ощущаю - мощный удар деревянным покрытием пола по левой щеке, - А вообще, пожалуй, я еще немного полежу и отдохну, - переворачиваюсь я на спину, пытаясь выглядеть максимально беззаботно.
   - Давай-ка я тебя подниму, - Джо подхватывает меня на руки и легко опускает на кровать, - есть не хочешь? А то за эти дни ты значительно похудел.
   - Дни? Сколько времени прошло? - Спрашиваю я голосом уже значительно более похожим на тот, который сопровождал меня всю мою жизнь.
   - Трое суток. Ты проспал трое суток. И ты на удивление хорошо держишь обещание, - прыгает с разгона ко мне на кровать Вилия.
   - Ох, осторожнее, ты же слышала, мне нужно набираться сил.
   - Значит, тебя не интересует, что ты пропустил? - она наигранно осматривает свои ногти на правой руке, словно нашла там что-то крайне любопытное.
   - Я точно пропустил тот момент, когда ты стала такой ужасной актрисой. - Вздыхаю я и приподнимаюсь на подушке, занимая положение полусидя.
   - Я отличная актриса, чтобы ты знал! Просто у кого-то проблемы с чувством юмора.
   - Знаешь, последний раз, когда я был в сознании, ничего смешного в ситуации я не нашел. Есть изменения?
   - Не-а. - Она пожимает плечами. - Папу и Иару не нашли, Саймона и пару мерзких человечков тоже. В пещеры наведались люди мэра. Но нас там уже не было. Про домик они либо не знают, либо делают вид, что не знают.
   - Пока не вижу поводов для радости. - подвожу я итог.
   - Да помолчи ты минуточку. Дай закончить. Ироас сказал, что по побережью ходят сплетни. Нашу пропажу видели недалеко от брошенной яхты. Прямо на берегу. Люди говорят, что американец кинул что-то себе под ноги, все вокруг покрыл смог. Слой пепла до сих пор лежит там, где он это проделал. Везде, кроме одного места. Под которым, как утверждают люди, они видели лестницу. Но затем проход закрылся. Там уже ведут раскопки.
   - Они ничего не найдут. - вдыхает Мальпе.
   - Почему?
   - Он открыл проход к селениям цвергов. И закрыл его сразу после того, как все спутники прошли за ним.
   - И они живут под землей? - уточняю я. - Я думал, что гномы живут в горах...
   - Они не гномы! - взвизгивает Вилия, и я получаю еще один толчок в плечо.
   - Да вы что, сговорились меня избивать сегодня? - вспыхиваю я. - Ладно, сдаюсь. Разве цверги живут не в горах?
   - Они живут в горах. Ты прав. Но безопаснее и проще всего для них перемещаться под землей. Так меньше шансов, что их найдут люди.
   - Проще всего? Ну да, всего и нужно, что вырубить тоннель киркой. Куда уж проще-то. - язвлю я, заранее прикрывая ладонью правое плечо.
   - Ты серьезно такой дурак, или прикидываешься? - разочарованно протягивает Вилия.
   - Ты как со старшими разговариваешь, мартышка? - делаю я грозный вид.
   - Это когда это ты стал старше бессмертного духа природы? - уточняет она саркастично.
   - Так, дети, хватит спорить. Давайте уже ближе к делу. - останавливает нас Мальпе.
   - Это он первый начал!
   - Она первая начала! - выдаем мы синхронно.
   - Ну-ну, - Мальпе качает головой и заканчивает рассказ Вилии самостоятельно, - цвергам не нужна кирка. Почва расступается перед ними как вода перед ундинами. Они же маги, ты помнишь?
   - Тогда вопрос: как водная ведьма открыла проход к магам земли?
   - Хороший вопрос. - теперь рядом с кроватью стоит еще и Ироас. - Я думаю, что ваша Астери не все рассказала вам. Мало того, я вообще не думаю, что она когда-либо была водной ведьмой. То, что жила на болоте - да. Но не более того.
   - И зачем ей было обманывать нас перед своей смертью?
   - Понятия не имею. Но силы, которые она передала вашему начальнику, определенно не имеют ничего общего с ундинами. Иначе он не смог бы создать круг, останавливающий магию Посейдона, не мог бы запутывать следы во время побега и, конечно же, прокладывать пути под землю.
   - Ну, по крайней мере, наши ребята живы. Это же хорошие новости?
   - Не думаю, что они нашли способ заинтересовать саламандр и цвергов в сотрудничестве. Так что они могли дружно и беспричинно отправиться прямиком в плен. Или на казнь. Все зависит от настроения тех, на чью территорию они ступили.
   - И мы планируем отправиться туда же? В плен или на казнь, говоришь? У нас-то план есть? - я прячу руки под одеяло, осознав, что до побелевших пальцев сжал кулаки.
   - У нас есть жемчуг, который мы собирали на протяжении прошедших дней. И идеи по поиску Аида. Этого должно хватить.
   - Должно? Ох... есть еще что-то, что мне стоит знать?
   - Поскольку у нас нет ни одного мага земли в запасе, то нам придется направиться в открытую к ближайшему известному нам поселению по поверхности.
   - Супер план, я просто чувствую, как одна идея о нем заставляет меня бежать вприпрыжку навстречу новым приключениям. - отвечаю я и, откинув голову назад, пытаюсь не поддаваться панике, которая полностью охватила мои мысли.
   - Не хочешь узнать, где это поселение? - подначивает меня Вилия.
   - Нет. - обрубаю я. - Но ты ведь все равно скажешь, правда?
   - Олимп.
   - Еще лучше. Олимп, на котором жили боги? - обреченно почесываю свой затылок.
   - Они никогда там не жили. Там всегда жили цверги. Они иногда устраивали для людей шоу. А люди слагали об этом мифы.
   - И почему я не удивлен. Когда выдвигаемся?
   - Завтра с утра.
   Комнату один за другим покидают все, кто был внутри дома. Я успеваю окликнуть Ироаса прежде, чем он закрывает за собой дверь, и он возвращается.
   - Что ты хотел?
   - Послушай, я понимаю, что вы уже все решили. Мы идем к саламандрам и цвергам.
   - Ты можешь не идти, если боишься. Ты достаточно уже сделал для нас. - Я вздрагиваю, понимая, что на самом деле мне удалось исполнить только одно обещание - выжить. И то, моей заслуги в этом практически нет.
   - Дело не в этом. Нам придется передвигаться как обычным людям. О вашем местонахождении в пещерах узнали практически сразу. Мы будем живой мишенью с такой численностью команды, ты не думаешь так?
   - Разделиться - значит погибнуть.
   - У нас десяток ундин, дух природы, бог солнца, один человек и два "уже не человека, еще не ундины". Итого пятнадцать участников похода! Большая часть их переживает самую странную форму акклиматизации в мире. А если удастся найти Марию, Айка и остальных, то выбираться придется уже двадцати людям! Ты же знаешь, как работают шпионы Посейдона?
   - Что ты предлагаешь?
   - Ты и Тифонас присоединяетесь к нам. Твой брат ведет остальных в укромное место, где они под руководством людей Кристины учатся быть обычными людьми. Мы держим связь с помощью его способностей. И, если у нас не получается, достигнуть согласия, у остальных будет шанс придумать другой план.
   - Это не сработает.
   - А что сработает? Мы идем предлагать помощь в поиске Аида. Но мы даже понятия не имеем, где на самом деле он находится! Нам нужны те, кто сможет хранить тайну и проводить исследования. Прекрати искать в моих словах подвох и подумай головой.
   - Допустим, ты прав.
   - Конечно, я прав! Иди, сообщи остальным, а я пока поговорю с родителями Марии.
   - Я сам всем скажу. Извини, но ты управляешь людьми, ундины остаются под моим руководством.
   - Но это я позволил их дочери умереть.
   - И вот поэтому ты не должен давать им указания куда и когда идти. Если это решение объясню я - они поймут. Если ты - будут сомневаться, сопротивляться и создавать проблемы.
   - Теперь прав ты.
   - Мы сработаемся, Вик. Особенно, если ты не будешь пытаться сделать все сам.
   - Договорились. - откидываюсь я на подушку, ощущая серьезную потребность в отдыхе.
   ***
   Я проспал весь остаток дня и не меньше половины ночи. К рассвету я чувствую себя уже значительно лучше и решаю выйти на свежий воздух. На самом крыльце я едва не спотыкаюсь о Тифонаса, задумчиво перебирающего крупные бусины жемчуга в массивной шкатулке, украшенной ракушками.
   - Привет. А где все? - удивительно, но в домике Астери, похоже, все эти дни жил только я.
   - Они разместились на яхте. Там много места и ее все равно нужно было спрятать. Так что она стоит в бухте неподалеку. Мальпе приходила вчера. Просидела весь вечер у твоей кровати, но так и не решилась тебя разбудить.
   - Как ты себя чувствуешь? - я опускаюсь на крыльцо рядом с ним. Суставы немного болят, так что я невольно издаю звук похожий на шипение Саймона и неуютно поеживаюсь от мысли, что он, Иара и Энди сейчас находится где-то под землей.
   - Я завидую ей. Немного.
   - Несколько дней назад ее убил собственный отец. Ты уверен, что этому стоит завидовать? - выдыхаю я и вытягиваю ноги вдоль ступенек. - Твой, кажется, пытается к тебе прислушиваться.
   - Я завидовал тому, что она дождется момента, когда ты отроешь глаза. У нее будет этот шанс. А у меня, возможно, нет.
   Он с раздражением захлопывает шкатулку и отставляет ее к двери. Я подпрыгиваю на месте и начинаю судорожно шарить по карманам в надежде найти вещицу, про которую уже и забыл.
   - Подожди. У меня есть кое-что для тебя.
   - Что? - протягивает без эмоций Тифонас.
   - Это, - я выуживаю из кармана браслет, который сделала Мария, - то, что привело Марию к нам. Пусть теперь он приведет тебя к ней.
   Тифонас недоверчиво смотрит на несколько жемчужин, нанизанных на нить. Они совершенно не похожи на те, что лежат в шкатулке. В браслет собран речной жемчуг. Небольшой, неровный, совершенно неказистый на первый взгляд.
   - Такой же забавный, как и она, - словно проговаривает мои мысли Тифонас, улыбается нерешительно и затягивает потуже узелок на левой руке, - спасибо. Надеюсь, что это сработает.
   - Ну, если Аид и правда так добр, как вы думаете; дети воды предлагают дружбу и сотрудничество детям огня; мой начальник и друзья сейчас где-то под землей, а я некоторое время назад собственноручно создал дракона... в общем и целом, вернуть человека к жизни не кажется такой уж невозможной задачей. Так что это действительно должно сработать.
   - И вот поэтому я рад, что ты пришел в себя. Оптимизм, даже необоснованный, всегда положительно влияет на боевой настрой. - из-за деревьев появляется Ироас. - Но это вовсе не значит, что Мальпе не убьет меня, если узнает, что я позволил больному вместо отдыха проводить сеансы психотерапии с моим сыном.
   - Ты быстро освоился с земными словечками.
   - А ты все так же прикидываешься, что не слышишь то, что тебе не интересно. Быстро в дом. И что бы до того, как я тебя позову, не высовывался.
   - Последний вопрос, - я останавливаюсь уже в самом дверном проеме, - ты решил вопрос с группировкой людей для похода и поиска информации?
   - Ты про то, как среагировали родители Марии на то, что они остаются на поверхности?
   - Именно.
   - Они не рады. Но согласны, что этот план куда действеннее предыдущего. Плюс мне пришлось им сказать, что эмоции не помогут в переговорах. Так что они смирились.
   - Хорошо.
   - Ничего хорошего. Я не уверен, что нам удастся вызволить Марию.
   - Конечно, папа, не обращай на меня внимания. Меня же тут и, правда, нет. - Резким движением вскакиевает рядом со мной Тифонас, продолжая поглаживать пальцем браслет.
   - До общего собрания еще три часа. Шагом марш отдыхать. Оба! - Отмахивается Ироас.
   Мы переглядываемся с Тифонасом, и я киваю ему головой, чтобы показать свою уверенность в том, что нам удастся вернуть Марию. Он вяло улыбается в ответ и скрывается из виду, быстро удаляясь по тропинке.
   Несколько следующих часов тянутся, кажется, вечно. Я не могу уснуть и хожу по каморке из угла в угол. Иногда я опускаюсь на кровать, но лежать в ожидании большого путешествия оказывается совершенно невозможно. Поэтому, спустя пару неловких поворотов я снова вскакиваю и продолжаю наворачивать круги по комнате. Когда, наконец, время истекает, в комнату один за другим начинают стекаться люди и ундины.
   Впервые за длительное время я могу рассмотреть Кристину. Внешне она совсем не изменилась. Что странно, ведь я рассчитывал увидеть побелевшие зрачки или посветлевшие волосы, которые будут символизировать то, что теперь она обладает и силами ундины и их хвостом. Но, очевидно, какого-то компонента не хватает. Кристина остается тем же человеком, которым была раньше. Исключая только страшную жажду. Она крутит в руках бутылку с водой и каждые пять минут делает по несколько глотков. Бутылка быстро пустеет и Джо выдает Тине еще одну, заранее заготовленную. Все это происходит настолько естественно, словно уже вошло в привычку.
   - Как ты себя чувствуешь? - шепчу я ей на ухо, но отвечает мне Джо.
   - Кроме жажды ее постоянно тянет в воду. И прекрати, пожалуйста, так смотреть, ты ее смущаешь.
   - Во-первых, ты снова меня удивляешь. С твоим тонким слухом тебе стоило бы быть не телохранителем, а музыкантом. Во-вторых, я беспокоюсь. И это нормально.
   - Сам-то как себя чувствуешь? Ты несколько дней провел без сознания.
   - Не преувеличивай. Я просто спал.
   - Спасибо. - наконец включается в разговор Кристина. - Если бы не ты...
   - Было больно? - она кивает и часто моргает, словно воспоминания до сих пор причиняют ей значительный дискомфорт.
   - Я поняла, почему Айк сходил с ума. Жаль, что поздно.
   Последним в комнату заходит Ироас. Он плотно закрывает за собой дверь. В небольшом помещении скопилась толпа народу. Кто-то сидит на лавке у стола, кто-то на кровати, кто-то на полу, я же разместился на сундуке.
   - Вчера я всех предупредил об изменении планов.
   Все кивают, и внимательно вглядываются в лицо новоиспеченного лидера.
   - Все ундины, кроме меня и Тифонаса остаются на поверхности. Ваша цель - поиск информации. Кроме того, подготовьте место для жизни остальных. Рано или поздно Посейдон снова приступит к поискам. Нам придется сражаться. И, я надеюсь, мы сможем победить.
   - Освоиться на поверхности вам помогут Кристина и Джо. - прерываю я его речь.
   - Что? Нет, Вик! Там мой брат! - начинает сопротивляться неподготовленная к этой новости Кристина. Как и обещал Ироас, он управляет ундинами. С людьми разбираться придется мне.
   - Мы идем к детям огня. А ты не можешь без воды! Джо придется с собой цистерну тащить. Как ты себе это представляешь?
   - Ты даже не знаешь, что за силы тебе передали! Ты представляешь угрозу для всех них, но при этом думаешь, что способен решать за остальных! - начинает она повышать голос.
   - У Мальпе была сила исцеления. - отзываюсь я. - Как она может представлять угрозу?
   - Вик, - окликает меня Мальпе, - я думаю, что мои силы так и не были развиты. Скорее всего, я лечила теми же силами, что применяю сейчас. Просто тогда они были ограничены кровью ундины.
   - То есть я бомба замедленного действия? Есть способ узнать хоть что-то об этой магии?
   Вилия и Мальпе синхронно качают головой.
   - Я не останусь тут. Из-за меня все началось. Я должен найти выход. Если я стану обузой - я уйду. Честно!
   - Я тоже не останусь тут. - добавляет Кристина.
   - Вообще-то Виктор прав, - впервые за все время, проведенное вместе, Джо находит в себе силы спорить с Кристиной, - мы должны успокоить население острова. И поддержать бизнес Айка, пока он не вернется. Будет слишком подозрительно, если вы оба исчезнете на длительное время из виду.
   - Джо! - Тина вздергивает брови наверх, но натыкается на стену спокойствия и уверенности.
   - Мы остаемся. Можете на нас рассчитывать.- заканчивает спор ее молодой человек.
   - Значит, к Олимпу выдвигаемся я, Тифонас, Вилия, Мальпе и Виктор. - подводит итог Ироас.
   - Раз нас так мало, то мы можем не искать машину. Я всех перенесу туда за пару секунд. - откликается наша бессмертная малышка.
   - Пойдем, выберем на карте место, где мы привлечем меньше всего внимания. - Ироас выходит из дома и движется по направления к спрятанной в бухте яхте, Вилия следует за ним.
   В комнате повисает тишина, и я понимаю, что все глаза устремлены на меня.
   - Эм? - я обвожу взглядом каждого по очереди и пытаюсь придумать, что же им сказать. Ни одной здравой мысли в голове. Все мое красноречие, которого и раньше было не много, сейчас испарилось.
   - Ты ведь сможешь вернуть их всех живыми, так? - наконец нарушает молчание один из братьев Марии. Тот, что повыше.
   - Я постараюсь.
   - Ты обещал освободить остальных ундин. - добавляет второй брат. - Не забывай.
   - Я помню.
   - То есть обещание все еще в силе? - недоверчиво косятся на меня эти двое.
   - Да. Но вначале мы спасем тех, кто попал в беду из-за меня.
   - Мы будем ждать.
   Я встаю с сундука и выхожу на свежий воздух. Я обязан стать сильнее. Я слишком много обещал и слишком многое поставил на карту. Обратного пути нет.
   - Выдвигаемся? - за моей спиной раздается голос Вили. - Я уже перенесла остальных. Остались только ты и Мальпе.
   - Я только вещи захвачу.
   - Ироас уже собрал все необходимое.
   Еще бы. Быстрый, сильный и собранный. Но почему меня беспокоит, что он ведет нас в этом походе?
   Знакомый тихий треск и дымка вокруг меня. Мы появляемся за углом довольно большого здания на людной улице. Никто не заметил нашего появления, но отсюда все эти прогуливающиеся люди видны как на ладони. Спустя еще пару минут к нам присоединяется Мальпе.
   - И где мы? - похоже, я не единственный, кто упустил из виду эту информацию.
   - Литохоро. Центр туризма у Олимпа. Тут слишком много постоянно меняющихся людей, чтобы было возможно заметить и в чем-то заподозрить нас. - Ироас закидывает за плечи один из двух рюкзаков и второй швыряет мне в руки.
   - Ты думаешь, что за нами следят?
   - Я думаю, что у Посейдона осталось достаточно катаскопов, чтобы одну за другой проверять теории нашего местонахождения. И будет значительно лучше, если нас не найдут.
   - То есть мы обычные туристы? Никаких больше телепортаций и магии?
   - Именно. И наверх мы идем пешком.
   - Это еще почему? - выскакивает перед нами Вилия.
   - Потому что при поездке на автобусе каждый раз будут пересчитывать пассажиров. - догадываюсь я. - Откуда ты так много знаешь о жизни на поверхности? - мой вопрос Ироас успешно игнорирует, так что мне приходится поймать его за плечо и с силой развернуть.
   - Не думаю, что тебе стоит знать подробности моей службы на Посейдона. Единственное, что я могу сказать, сбор информации одна из важных сторон жизни военоначальника.
   - Ты применял эту информацию против людей? - продолжаю я допрос, все четче осознавая, что и без того хлипкое доверие к этому человеку разрушается под корень.
   - Лично я не применял. Но видел, как это делали другие. Если ты не доволен, то можешь идти один. Или вернуться к Кристине.
   Я фыркаю и забрасываю рюкзак за плечи.
   - Ну да, конечно. Я иду с вами.
   Подъем проходит сложно. Единственное, что продолжает меня подстегивать - мелькающие рыжие волосы Мальпе, сияющие на солнце. Пару раз по пути на местах туристских лагерей к ней подбегают местные дети, чтобы восхищенно покачать головой и попытаться прикоснуться к ее локонам, струящимся по плечам словно огонь. В конце концов, мои нервы не выдерживают, и я нахожу в рюкзаке платок, который завязываю на ее голове как бандану. Чем умудряюсь невероятно развеселить Вилию и даже угрюмого до этого времени Тифонаса.
   Чем выше, тем сложнее. Мы поднимаемся почти 12 часов без остановки. Кипарисы, попадающиеся на каждом шагу вначале пути, сменяются кустарником. Все чаще мимо пробегают серны. Их любопытные взгляды заставляют меня нервничать. Ироас словно чувствует мое беспокойство и, хлопает меня по плечу, подбадривая.
   - Использовать сухопутных животных для шпионажа Посейдон так и не научился.
   Я киваю и продолжаю идти вперед.
   Ближе к вечеру мы решаем, наконец, сделать перерыв и отдохнуть. Мне катастрофически не хватает воды все это время, но я терпеливо храню свой секрет, чтобы не быть изгнанным из команды. Уже во время ужина мне удается найти небольшой ручей, к которому я жадно припадаю губами. Лучи заходящего солнца прыгают на изгибах струек воды. Я невольно улыбаюсь, вспомнив о нашем новом боге солнца. Вспышки света на воде пропадают в тени, упавшей от кого-то, подошедшего со спины. Крупный мужчина, судя по ее размеру.
   - Я уже иду, Ироас. Дай мне еще пару минут. Освоение новых сил проходит немного сложнее, чем я ожидал. - проговариваю я тихо и четко, стараясь не спровоцировать очередного скандала. И медленно поворачиваю голову, пытаясь преодолеть нежелание сталкиваться с ним взглядами. К своему величайшему удивлению за своей спиной я нахожу вовсе не Ироаса, а почти двухметрового бородатого мужчину лет пятидесяти. Он неуверенно скалит зубы в слишком хищной, но достаточно искренней улыбке и быстро тараторит, немного шепелявя.
   - Вы задержались. Собирайте вещи. Нам нужно спуститься к поселениям до заката. Потом тут станет опасно. Посейдон уже открыл охоту.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

30

   Анна Сорс // Элементали. Вода
  

30

  
  
  
  

Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com A.Влад "Идеальный хищник "(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос у подножия храма истины"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"