Palassatiykoteg: другие произведения.

Философия города. Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обзор конкурсных произведений 29-56 в порядке подачи.


   Журнал Самиздат: Философия Города. Конкурс стихов
   Часть вторая. Заявки с 29 по 56 в порядке подачи.
  
   29 М.Г. Ташкентская сага
   30 Блоодхаст А. О Воркуте
   31 Жека Ночь над городом
   32 Ролдугина С. Мирилл
   33 Васильев С.В. "N" - ску
   34 Нагорный Э.А. Тени
   35 Сергеев М.А. Над нашим городом
   36 Анна Х. Город
   37 Саммара Мой город серьезно болен
   38 Карсы Б. И дождь, и город, и любовь
   39 Инна К. San Francisco
   40 Воронина Т. Снова дождь
   41 Санрин К. Голос мегаполиса
   42 Яковлева Т.В. Городской дождь
   43 Новиков В.Н. Улететь бы белой птицей
   44 Клеандрова И.А. Вечный город
   45 Трудлер А. Потомок Ланцелота
   46 Амид А.В. Не пойду сегодня на улицу
   47 Мимо П. Философия города/для конкурса/
   48 Татаркин А.С. терпи... навес.
   49 Ост А. Лето в столице
   50 Ледовский В.А. Ноябрьск
   51 Виверс О.И. Осенний вечер
   52 Ромашкинская М. Московские цветы
   53 Любовинкина Т.А. В этом городе нет ничего
   54 Ink V. На первый поезд
   55 Ковалевская А.В. В зоне гудрона
   56 Пак А. В туманной дымке...
  

29

   М.Г. Ташкентская сага
  
   Шумит листвою нежно туя,
   О, мой Ташкент, тебя люблю я...
   там зелень листьев, в снег одетых.
   мальчонка босоногий где-то
   в арыке плещется отважно
   в руке его пакет бумажный
   в нем вишня, сорванная рядом..
   Шара-бара* ... звучит в квартале
   такое где еще видали???
  
   И осень-с ветрами, дождями,
   В газонах-желтыми кистями,
   Трава - гербарий сухостоя.
   И солнце, даже не слепое,
   Как при нещадном летнем зное,
   С утра Тянь-Шань ласкает дальний,
   Такое где еще видали?
  
   На стыке ночи и рассвета
   Дома, деревья - тушью где-то
   раскрыли серый мрак прозрачно,
   и в улочках Хадры* кишлачных
   В дувалах двери отворяют...
   Такое где еще бывает?
  
   И в Саратан* в прозрачном зное
   Асфальт расплавлен под ногою.
   А в изразцовых минаретах
   Синь неба бирюзой одета.
   Зеленый чай на дастархане.
   Бозсу* течет, прохладой манит,
   А окунешься-не обманет.
  
   Алайский* рынок в пестрых красках
   Арбузы, дыни, словно в сказке
   Лежат навалом под навесом.
   И продавец зовет:"С нарезом!!"
   Он тут же в стеганом халате
   На курпаче*, набитой ватой,
   Столь безмятежно восседает,
   Что, кажется, все тайны знает.
  
   Любовь и юность, и отрада
   Ташкент - души моей услада!
  
   Горд - никогда не был в Ташкенте, но поверил. Философия - нет ее тут, да и не характерная она для таких текстов. Характер - широкий, щедрый, солнечный.
   Жанр - этакий синтез западной оды и восточной записи текста бейтами. Опять же чистой одой назвать тоже трудно. Скорее так - рассказ о городе в "рамочке оды". Роль этой "рамочки" исполняют вступительный и финальный бейты-двустишья - "О, мой Ташкент, тебя люблю я" и "Ташкент - души моей услада!". Сюжетная линия для таких произведений не столь актуальна: фрагменты-описания достаточно просто складываются в мозаику. Смущает только, что строфа о "лете" (где про Саратан") оказалась между двумя строфами про осень.
   Середина первой строфы не проработана "зелень листьев, в снег одетых" - видимо это о цветении, но на фоне общего тона и языка повествования этот "снег" диссонирует. Нежелательный эффект усиливает и звукопись фрагмента (подчеркнуто). "Мальчонка босоногий где-то" - если "босоногий" еще не так бросается в глаза, хотя для купания этот эпитет - явно лишний, то обстоятельство места "где-то" мне режет слух. "... в арыке плещется отважно в руке его пакет бумажный..." - ну... сколько выдержит плесканий бумажный пакет? Это просто явно бросается в глаза, хоть бы "на берегу - пакет бумажный" что ли. "В нем вишня, сорванная рядом" - и опять обстоятельство место выбрано, скорее, ради простой рифмы. "И солнце, даже не слепое" - назначение слова "даже" мне не раскрывается. В остальном - явных недостатков невидно. Пожалуй, я бы поработал еще над переходом к финалу.
   Размер и акценты - без замечаний. Непонятна только, причина отсутствия парной строки в четвертом бейте. Рифмы, несмотря на простоту, легли на текст очень удачно. Мне видится, что поработав над рядом моментов, автор бы получил яркую визитку своей поэтической индивидуальности-самобытности.
  
  

30

   Блоодхаст А. О Воркуте
  
   Я живу в суровом крае,
   Где сейчас идёт зима,
   Где снег не хочет таять в мае -
   Эта истина проста.
   "Медвежий край" здесь притулился,
   Хотя медведей здесь и нет:
   Вот посёлок зародился,
   Вот чёрный уголь увидел свет.
   Он отсюда уедет по рельсам
   В славный город Ленинград;
   Машинист поёт всем песню
   "Русские не сдадутся никогда!".
   А потом этот посёлок
   Объявили городом. Теперь
   Каждый живущий здесь ребёнок
   Смело скажет: "Мы в Воркуте".
   Люди здесь могут в жуткий мороз
   Спокойно в школу пойти и на работу.
   Смотри: вот школьник домой принёс
   Кучу снега - маме заботу.
   Мы всегда сможем увидеть
   Великие Уральские горы.
   На юге нас можно заметить:
   Мы белые, не сильно здоровые.
   Если хочешь ты замёрзнуть,
   Пережить лютой мороз -
   В Воркуту ищи дорогу,
   Смотри, чтоб ветер не унёс!
  
   Город - да. Философия - нет. Характер - русский-раздольный - после гектара картошки, бани и ста грамм.
   Жанр - частушки-нескладушки. Сюжет - соответствует жанру: в начале четкое указание, где живет ЛГ, а в финале - приглашение в гости.
   Увы, одного позитива и умения подбирать кое-где созвучные слова в конце строк - для поэзии мало. В этом тексте в принципе с литературным языком проблемы: причинно-следственные связи теряются не только в пределах частей повествования, но даже по ходу предложений. Лексика и фразеология хромают на обе ноги. Поэтический размер - отсутствует. Акценты - вразнобой. Рифмы местами проявляются, но лишь местами.
  
  

31

   Жека Ночь над городом
  
   Незаметно исчезая,
   День, как снег вчерашний тает,
   И над городом взлетает
   Ночь в сиреневом плаще
  
   Над уснувшими домами,
   Над разбитыми мечтами -
   Это было все не с нами
   Или не было вообще.
  
   Все, что не имело смысла
   Перегнется коромыслом,
   И над городом повиснет
   Неразбавленная мгла...
  
   И в лучах последних света
   На секунду вздрогнут где-то
   Неукрытые от ветра
   Наши души и тела.
  
   Но откроет тихо двери
   То, во что я не поверю,
   И тогда свои потери
   Разменяю серебром.
  
   Перемою, переплАчу,
   Цены новые назначу
   И пропью свою удачу
   С первым встречным за углом.
  
   Город - как антураж, как декорации. Философия - романтический вариант фатализма, но такой... очень сокращенный вариант. Характер - в это раз пронесло - валяй, гуляй!
   Жанр - сказка на новый лад. Сюжет немного "сломан": первая часть - вступление словно нарочно растянуто на четыре строфы. Читатель в большинстве своем оценивает общий объем текста, ждет перехода от вступления к основному действию. Но ему автор уделяет всего две первые строки пятой строфы, а дальше - только реакция ЛГ на произошедшее. Я, как читатель вновь и вновь возвращаюсь к началу, к этому "излому", но раз за разом остаюсь ни с чем. Поскольку чуда, настоящего поэтического чуда все-таки не сложилось, это все воспринимается как розыгрыш, в лучшем случае. Поэтика двух первых строк основана на широко распространенных образах со "вчерашним снегом", "сиреневым плащом", "разбитыми мечтами", "было... не было... не с нами". Третья строфа случилась очень вовремя. Это - настоящая удача автора. Жаль, что локальная. Дальше идет опять интерпретация интерпретированного. Да, вполне качественная, не исключаю, что пропущенная через сердце, но не заставляющая вздрогнуть сердце. "Разменяю серебром" - очень опасный образ. Вероятно, автор имел в виду седину. Но в литературе есть архетип Иуды, который за тридцать сребреников "разменял" дружбу, доверие. А "цены новые назначу" лишь усугубляет ситуацию.
   Размер, акценты - без замечаний. Рифмы - не блещущие новизной, но ровные, удачно вплетены в схему aaab cccb.
  
  

32

   Ролдугина С. Мирилл
  
   Спальня как будто колодец ундины, тайный подводный русалочий грот. Пахнет забвением, холодом, тиной, что-то тоскливое разум грызёт. Вот бы окно распахнуть, прокричаться - самый естественный поворот. Вышивка вьется на стареньких пяльцах...
   - Мирилл, никто не придёт.
   Да, это самый естественный выход - выкричать боль и отдать темноте, Мирилл давно с репутацией психа, нервной актриски а-ля варьете. Кажется, кто-то ляпнул намедни - вроде старухи из пьесы "Макбет". Сплетни, конечно, дурацкие сплетни...
   - Город прислушивается к тебе.
   Город с почтеньем, готовностью, жаждой слушает каждый случайный каприз. То, что несчастье случится однажды, чувствует Мирилл где-то внутри. Крик разольется по улицам, пьяно в небо уткнется, увьет фонари. Город накроет колючим бураном.
   - Мирилл, в окно до утра не смотри.
   Видишь, теперь эта боль лишь снаружи. Снег бьется в стекла, как чокнутый рой. Пусть он кого-нибудь насмерть завьюжит, главное, что это все не с тобой. Кто-то уйдет и не сможет вернуться, кто-то кого-то спасет, как герой... Сливки лакает из битого блюдца верный и ласковый твой домовой.
  
   Снова - спокойствие, вышивка, пяльцы, кошки, глинтвейн и немое кино. Сны не сбываются - даже не снятся. Сплетни? Да полноте, ей все равно. Синие ленты вплетая в косицу, Мирилл беспечна и счастлива, но... Что-то плохое однажды случится.
   - Город безумно влюблен - и давно.
  
   Город - сказочный, фантастический. Философия - фатализм. Характер - нервный, почти истеричный. То ли у девушки, развивается психоз, усугубляющийся на почве самоизоляции, то ли она реально чувствует угрозу этого "плохого", что "однажды случится".
   Жанр - фэнтези. Поскольку не очень люблю современные варианты, особенно "чародейский" сегмент, мне трудно судить о развитии сюжета. Особенно, если это "фанфик". В любом случае, не могу себе объяснить, почему во вступлении - "Спальня как будто колодец ундины, тайный подводный русалочий грот. Пахнет забвением, холодом, тиной, что-то тоскливое разум грызёт", а в финале - "Снова - спокойствие, вышивка, пяльцы, кошки, глинтвейн и немое кино". Либо автор не заботится о таких "мелочах", либо я чего-то не понимаю (а хотелось бы). "Мирилл давно с репутацией психа, нервной актриски а-ля варьете" - понимаю, что момент спорный, но мужской род "психа" топорщит фразу, привлекая ненужное внимание к искусственности фразы на фоне остального повествования. И следующий фрагмент, посвященный театру, не раскрывается для меня, как читателя - "Кажется, кто-то ляпнул намедни - вроде старухи из пьесы "Макбет"". Слово "ляпнул" здесь для меня также инородно. А ситуативно - непонятно, о чем "ляпнул" - то ли о душевном состоянии героини, то ли о чувствах города; и где "ляпнул" - сюжет развивается камерно, зостряя внимание на уединении и затворничестве ЛГ, противопоставляя этому угрозу того, что случится на улице, то есть вне этого пространства. Сам по себе прием говорит о высоком уровне психологической проработки автором сюжета, но отсыл к неким внешним мнениям - частично абсолютно неопределенным (фраза про "психа"), частично - искусственно введенным (вроде как ЛГ периодически общается с героями Шекспира). "Пьяно" - еще один спорный для меня момент. Фразеологически и синтаксически этот эпитет просто "прилипает" к предыдущей фразе, несмотря на запятую, создавая ненужный характер для действия - "крик разольется... пьяно". С другой стороны, на слух это слово созвучно с произношением слова "пиано" (т.е. тихо) и затрудняет восприятие текста, поскольку эпитет неочевиден для стилистики текста. Так же, как и слово "чокнутый". Следующий фрагмент "Кто-то уйдет и не сможет вернуться, кто-то кого-то спасет, как герой" неожиданно напомнил текст одной из некогда популярных песен группы "Технология", и это сбило меня с настроения текста и его антуража. "Верный и ласковый твой домовой" - оригинальные черты характера для домового, который еще и "лакает". Кто-то скажет - "придирки" - и будет по-своему прав. Но для меня это говорит об одном из двух: либо мне не удалось увидеть то, что если бы не объяснило эти вопросы, то, хотя бы, заслонило, либо автору не удалось довести текст до нужных кондиций.
   Размер и акценты местами плавают, и это вызывает затруднения при первом (и не только первом) прочтении. Самый яркий пример - "ГОрод прислУшивается к тебЕ" - даже в песенном варианте звучит неуверенно. Рифмы, как всегда у этого автора, хороши, но стОят ли некоторые из них тех вопросов, которые возникли вместе с ними, я не знаю.
  
  

33

   Васильев С.В. "N" - ску
  
   Цвета поблёкли на гербе,
   До дыр истёрты тротуары,
   На покосившемся столбе
   Плафону не хватает пары.
  
   За ёлками "райком" имущих...
   Взирает, как зовёт напрасно
   сегда живой", слегка обрюзгший,
   Под "стодесятым" слоем краски.
  
   Столица кОзыри себе
   Сдаёт, нимало, не смущаясь,
   А, то, что прячет в рукаве
   В "закон-указы" превращает.
  
   Неужто, всё? И канет в Лету
   Уездный город одряхлевший?..
   В кармане кукиш есть на это
   Как аргумент вполне созревший.
  
   Котом облезлым, ставшим гладким
   Прошедшим драки и гоненья,
   Провинция сквозь все упадки
   Дойдёт до стадий воскрешенья.
  
   Резной наличник обновится,
   Сады весною зацветут,
   И будет повод удивиться,
   Как звонко соловьи поют.
  
   Город - в наличии: туго с наличными, стары наличники, дальше - на личности... Философия - типа "и на обломках самовластья..." только пониже "статусом". Характер - исконно русский, неунывающий - на каждую хитрость "бояр" у нас четыре кукиша в кармане.
   Жанр - прорицание. Сюжет неплохо начат, но завершен слабо. Первая строфа - отлично! Вторая - чуть послабее. Главный промах - несмотря на отточия, "райком... взирает". Если обобщение - о его обитателях, то отточие не нужно, но перенос действия с людей то ли на здание, то ли на организацию - неочевидно. Проще, на мой взгляд, оставить многоточие, глагол перевести во множественное число "взирают", это отделит безличных обитателей от объекта недвижимости и структурной единицы управления. Жаль, но последующие строфы значительно слабее. Финал - просто "детский".
   Размер скачет от строфы к строфе. Акценты внутри строф - нормально. Рифмы - очень неровно: есть удачные, есть откровенно неудачные.
  
  

34

   Нагорный Э.А. Тени
  
   С той самой поры,
   Как Бог разделил ночь и день,
   От Теней не скрыться,
   Не избежать Тени.
  
   Есть звёзды без света,
   Но есть ли звезда без Теней?
   И только у Тени
   Нет своей тени.
  
   Кто мелок - совсем
   Не заметен на фоне Теней,
   А за спиною гигантов,
   И больше их - Тени!
  
   Пугаться теней может всякий,
   Метаться по сторонам.
   Лишь тех, кто упал,
   Не преследуют Тени.
  
   Бороться с Тенями -
   Безумно! И не убежишь,
   Лишь в гонке со светом
   На равных - Тени!
  
   А ты - ты не бойся,
   К своей ты Тени обернись,
   Беги ты на Тень -
   Смотри, как бегут Тени!
  
   Город - отсутствует. Хотя, фрагмент с идеей: чем больше зданий, и чем они выше, тем больше теней - вполне ложится в общую идею текста. Философия - не бойся своей тени, сиречь своей темной стороны, своих недостатков, а борись с ними. Жаль только выбранный образ не до конца раскрывает эту философию. Характер - как таковой отсутствует, поскольку идет призыв, как раз, иметь характер.
   Жанр - кредо, призыв. Сюжет - путается, местами опирается на ошибочные суждения.
   Первая строфа получилась - неплохая затравка для качественного текста. Однако уже вторая стала разочарованием. "Есть звёзды без света" - сентенция ложна, поскольку звезда по определению излучает свет. Это необходимое условие в классификации небесных тел. "Но есть ли звезда без Теней?" - и да, и нет. Нет, потому что, сама являясь источником света, поверхность звезды не может иметь теней. Тень на звезде, как и тень от звезды, может быть только при наличии еще более мощного и близкого источника света. А вот это "И только у Тени нет своей тени" - отлично! Жаль, что не получило развития. В третьей строфе фразеологически неудачна конструкция "А за спиною гигантов, и больше их - Тени!". Во-первых, разве "гиганты" всегда лицом к свету? Думаю, что нет. Во-вторых, если "больше их" - о сверхгигантах, то запятая не нужна; если же смысл в том, что, чем больше "гигант", тем больше тень за ним, то фраза получилась совсем корявой. Кроме того, она развивает ложный тезис о наличии тени у звезд. Смысл четвертой строфы вообще притянут за уши: лежащий (упавший) предмет точно так же отбрасывает тень, как и стоящий. С другой стороны, в экваториальной зоне, от южного тропика до северного, раз в день бывает короткий период, когда солнце находится прямо в зените, и тень не "отбрасывает" ни один предмет. Более того, есть такие фигуры, как конус и пирамида, тень от которых отсутствует еще дольше. "Лишь в гонке со светом на равных - Тени!" - снова неуклюже, хотя идея - любопытна. Получился смысл, что тень - не особо быстра, только со светом и может состязаться. А сказать-то автор хотел (наверное), что только тень может состязаться со светом в скорости... Или я додумываю за автора? Наконец, финал. Как логический венец сюжеты, призыв к действию - отличный ход. Жаль, что неподготовленный. Гоняться за своей тенью - такая же глупость, как и убегать от нее: не догонишь и не прогонишь. Увы. Уделил тексту столь пристальное внимание, чтобы показать, что недостаточно найти не сильно избитую тему, и даже новый поворот в ее интерпретации. Можно легко испортить самую интересную идею - похоронив ее под слоем явных логических ошибок, сюжетных нестыковок, лексической и фразеологической нечитабельности.
   Размер, как таковой отсутствует, и это не есть недостаток. А вот сбои акцентов в первой и последней строфе имеются. Рифмы в тексте не используются.
  
  

35

   Сергеев М.А. Над нашим городом
  
   Над нашим городом летают самолёты,
   А ведь когда-то проплывали корабли
   По Мсте реке. Считать у нас могли
   Купцы по осени птенцов и звёзды.
  
   Идут года. С вершин и до земли
   ПерсЕиды заходят на излёте,
   А осень Леониды нам приносит,
   Как-будто звёздные летают корабли...
  
   Город - формально. Философия - даже формально нет. Характер - не просматривается.
   Жанр - эскиз, набросок, мысль, до конца не оформившаяся. Интересно разглядывать наброски "великих", представляя, как же потом из этого рождались конечные великие произведения. Сюжет - фактически отсутствует. Весь текст - набор плохо связанных (или вовсе не связанных) фраз. Сплошной "в огороде - бузина, в Киеве - дядька".
   Размер, акценты и рифмы - неплохо. Необъяснимы только "персЕиды". Зачем? Неужто в русском языке ввели жесткий порядок следования подлежащего и сказуемого? Что мешает написать "захОдят ПерсеИды..."? Все встает на свои места. Мало того, появляется сильная дополнительная межстрочная внутренняя рифма - "захОдят-а Осень", что повышает поэтический уровень текста (жаль, что не спасает его).
  
  

36

   Анна Х. Город
  
   Опускался соленый закат
   На кипящую плоть мостовых,
   По широкой дороге в ад
   Город вновь провожал живых.
  
   Город плакал осколками рам
   В мертвых ямах оконных глазниц,
   И, своих не считая ран,
   Огрызался огнем бойниц.
  
   Город с воем утробным ломал
   Позвоночник трамвайных путей,
   И дробленые ребра шпал
   Рассыпал он ковром углей.
  
   Город в копоти заживо гнил,
   Падал телом растерзанным в грязь,
   Под дождем тротиловых игл
   Обрастал воронками язв.
  
   Город трясся, глотая свинец,
   Харкал в стены кровавой слюной,
   Из-за яда людских сердец
   Город был заражен войной.
  
   Город - центральным персонажем. Философия - не до философии, когда стреляют. Характер - "лицо" войны для мирных жителей.
   Жанр - "диагноз". Сюжет построен в целом удачно. "Осколками рам" - здесь бы поточнее. Осколки стекла - удачное сравнение со слезами, а от рам могут быть "щепки". Но плакать щепками - увы. Пока простого выхода не вижу. Третья строфа выпадает из общего сюжета - она написана так, словно город - агрессор - "Город... ломал...", хотя в остальном тексте город - жертва, пытающаяся выжить. Это надо поправить. Во второй части этой строфы тоже можно чуть подправить относительно "дробления шпал". Дробятся камни и кости, дерево - рубится, расщепляется. Тем более, речь еще и об углях. Далее - без замечаний, вплоть до финального двустишья. Тут тоже есть нюансы. "Из-за яда людских сердец город был заражен войной" - из-за яда город был бы отравлен, а заражают вирусами, бактериями. Перед этим фрагментом нужна пауза, то есть никак не запятая, а троеточие.
   Размер, акценты, рифмы - без замечаний.
  
  

37

   Саммара Мой город серьезно болен
  
   Мой город серьезно ранен. Он громко кричал от боли.
   Я был ему санитаром и сыпал на раны солью,
   я делал разрезов много, сам скальпелем по дорогам...
   Мой город, покорной жертвой уже целовал мои ноги.
  
   Но было не все так просто... Мне жертва вырвала сердце...
   Мой город кричал убийце, что хочет жить по соседству,
   что к черту и раны, и сплетни - не важно для тихих бульваров...
   А ливни в городе плетью сметали меня с тротуаров.
  
   Сметали, хлестали, крушили вдруг волю забравши и разум.
   Не понял тогда, что случилось - реальность оскалилась сказкой,
   кошмарным страшным предлогом, в котором город стал зверем,
   и впился до крОви в горло - ведь зверь жалеть не умеет...
  
   Проклявши в последнем крике того, кто стал мне убийцей,
   я видел в раскрытых окнах лишь много теней безлицых.
   И умирая от пытки - мой город взял верх, так вышло, -
   Врастал в придорожную пыль я, и снегом падал на крыши...
  
   Мой город серьезно был болен болезнью "убей, но не сдайся!".
   Меня накрыл он собою... Навечно пришлось в нем остаться...
  
   Город - один из главных героев. Философия - "не говори "гоп!" пока не перепрыгнешь". Характер - ожесточенный.
   Жанр - экшен. Сюжет - наличествует. Есть вступление, есть очень короткое развитие и сразу же "неожиданный" разворот, снова развитие и финал, который получился самым слабым.
   Первые две строки удались автору. Дальше - не очень внятно и поэтично. Не буду перечислять все неудачи автора. Достаточно путаницы с жертвой и убийцей, раздвоения повествования: город дрался с ЛГ, и в то же время внутри города "ливни... сметали" ЛГ "с тротуаров" и такая сентенция - "реальность оскалилась сказкой, кошмарным страшным предлогом". Увлекшись экшеном, автор похоже забыл о поэтике и содержательной части.
   Размер и акценты местами сбоят. Обратил внимание, что первые две строки, судя по рифмам (в том числе "внутренним"), изначально было четверостишьем с рифмовкой abab, но в дальнейшем автор решил упростить себе задачу - оставил рифмы только в четных строках, а сами строки удлинил в два раза, получив девятистопный размер и схему аа. Рифмы - местами неплохо.
  
  

38

   Карсы Б. И дождь, и город, и любовь
  
   Нависший хищник, серый и огромный,
   упер в высотки рыхлые бока.
   И сеть из капель падает на город,
   и со вчера не упадет никак.
  
   А живность - больше мелочи (пузатой
   от зонтиков, кишащих между стен) -
   живущая своим любимым "завтра".
   Тем, чем пожить сегодня не успеть.
  
   И вот одна такая, в общем, мелочь,
   попавшись в сети хищного дождя,
   "сегодня" в лужах разбивает смело,
   чтоб завтрашнее сей же час создать.
  
   Ныряет шустро в каменную нору
   (у города с дождем был план таков)...
   Смущаясь, город задвигает шторы.
   И Бог выходит из своих углов.
  
   Город - охотник, скорее - ловец. Ловец душ? Не-е-ет! Город - только загонщик. Ловец душ - в "следующей серии". Люблю такие тексты, финал которых вроде детерминирован и в то же время инвариантен (простите за умничанье). Философия - для кого-то мы ловцы, а для кого-то - "мелочь пузатая": слева травят хищным зверем; справа - ловцы загоняют; куда еще, кроме норки? Характер - азартный.
   Жанр - этюд. Неоконченная пьеса для Бога с пузатой мелочью. Сюжет - наброском: первая строфа - "вчера", вторая - "завтра"... эх, и "сегодня" сюда затесалось, никак от него тут не отказаться в этой фигуре речи. В третьей - плановое "сегодня". Жаль... А если во второй строфе "сегодня" все же поменять на что-то схожее? "Немедля" - например? Вроде звучит и даже динамику поддерживает. Впрочем, вернемся чуть назад. "и со вчера не упадет никак" - три строки хорошо, а четыре - было бы лучше. "со вчера" - то ли вместе, то ли с той поры - вот и думаю: плохо это или хорошо. Паузочку бы перед "не" чем-то обозначить. И "упадет" как-то утилитарно. Не могу уловить, но чего-то здесь не хватает. "Больше мелочи" - двусмысленно - то ли о размере, то ли о количестве. Может, "усугубить" - "А живность - мельче мелочи..."? "в лужах разбивает" - понятно, что хотел сказать автор, чуть бы точнее. Финальное двустишье мне до конца не раскрылось.
   Размер немного плавает, но акценты интуитивно понятны. Рифмы очень понравились.
  
  

39

   Инна К. San Francisco
  
   САН - ФРАНЦИСКО
   Город светлый,
   Город сладкий.
   Там дома из пастилы,
   Вафельные тротуары,
   Шоколадные столбы.
  
   Карамельные машины
   Разноцветием блестят,
   Пряничные небоскрёбы
   Глазурованно слепят.
  
   Вот трамвай из сухарей
   Облепила тьма людей.
   Он со скрипом лезет в гору,
   А затем с звоном - вниз,
   Где в заливе кока-колы
   Golden Gate будто повис.
  
   Посреди того залива,
   Словно чуды-юды глаз,
   Знаменитый Alcatraz
   Глыбой кремовой лежит
   И тюрьмой своей страшит.
  
   Крепки стены той тюрьмы -
   Из ирисок сложены.
   Только вот уж много лет
   Узников в помине нет.
   И куда там ни пойди,
   Лишь туристы - пруд пруди!
  
   Город - мечта сладкоежек. Философия - да ни к чему она тут. Разве что намек на "сладкую свободу". Характер - веселый, беззаботный.
   Жанр - лубок. Вступление и основная часть имеется, финал - не убедительный. Как-то он вне стиля и вне жанра текста оказывается. По большому счету финала нет.
   В третьей строфе смущают "скрипящие сухари" (тут уж либо сказочное, либо реальное, наверное), и "будто" в отношении моста (он на самом деле не висит?).
   Размер плавает, акценты - местами неровные, рифмы - простые, местами - без рифм.
  
  

40

   Воронина Т. Снова дождь
  
   Снова дождь. Без зонта
   Я, как рыба, промокла до нитки.
   Маета, красота
   И немного - симфония Шнитке.
   Город - дурь, город - ор,
   Город - бред децибелов и баллов,
   Город - слаженный хор
   Площадей, переулков, вокзалов.
   Храм к обедне звонит,
   Рядом - рынок, хрущобы-коробки,
   С четырех до пяти... до шести... до восьми...
   Это город по имени "пробка".
   Город - дым, город - смог,
   Город - голубь и город - ворона.
   Он за волосы смог
   Сам себя из болот... без барона.
   Город - сплин, город - лень,
   Крестный папа и хитрый якудза...
   Город - жирный тюлень -
   Были б банки, а баксы найдутся.
   Город - призрак, обман,
   Весь завернут в дождя одеяло,
   Но вступает орган
   Величавых дворцовых кварталов.
   Бесполезно горя,
   Изогнулся фонарь в эполетах.
   Желтый флаг октября...
   Я в трамвае плыву по проспекту.
   Город полный любви!
   Дым надежды прохладен и горек,
   И на рейде вдали
   Вижу мачты домов новостроек.
  
   Город - ах, какой город! Философия - жизнь полна всего-всего: и хорошего, и плохого, но если есть любовь, значит есть будущее. Характер - всякий, разный, но оптимистичный.
   Жанр - портрет. Сюжет - проработан хорошо. Немного в финале образный "провис", надо бы довести "мачты домов новостроек" до уровня всего текста. Сколько раз читал, столько раз получал удовольствие. "Он за волосы смог сам себя из болот... без барона." - завидую белой-пребелой завистью. "Город - жирный тюлень" - необъяснимо нравится. "Бесполезно горя, изогнулся фонарь в эполетах" - неужели и это уже было написано раньше? Не верю! Браво автору! Подтяните финал, умоляю!:)
   С размером и акцентами все в норме... или я так увлекаюсь самим текстом, что не замечаю ничего. Рифмы - очень удачно - ровно настолько, чтобы не оттягивать на себя внимание.
  
  

41

   Санрин К. Голос мегаполиса
  
   Я говорю простыми словами:
   Говорю и ем двумя руками,
   а корнями врастаю в подпол,
   обнимая картофель нового урожая.
   Пью, что налили, не возражая -
   безропотно
   пью свою чашу
   за своё здоровье, за ваше.
   Носом веду по экрану -
   там линии и силуэты знакомые странно
   будоражат моё воображение
   не человека, но гения.
   Картофель питает простые умы
   за спиной вырастает контур Луны -
   не говорите - я вижу:
   затменье Луны в Париже.
   Мне
   глаза на затылке уже не нужны:
   мои нейроны в сеть вплетены.
   Я - средоточье Вселенской мысли.
   Как крысы граниты наук изгрызли
   так мне
   хребтом
   и мозгом спинным
   становиться гранитом иным,
   модерновым.
   Я связан в систему словом,
   частицей речи,
   битом
   несущимся со скоростью света.
   Несусь экспрессом
   сгорает комета -
   а я говорю руками.
   О сексе.
   Девушка - с вами,
   с той - до которой рукой
   подать.
   И не дотронуться, не увидать
   Увидишь всё - отцифрованы тайны.
   Встречи всё так же редки и случайны -
   но уже виртуальными стали встречи,
   Общение стало проще и легче.
   Милая моя половинка
   нейронного поединка...
   Отцифрованной пишу тебе "kiss" -
   рисую закрытую скобку: счастлив.
   Ты скобку закрой для меня - улыбнись
   нейронов затылочной частью.
   Мы ощущения обнажаем -
   сближаем
   души, разрозненные извечно.
   Рассыпаясь в сети, становясь человечней...
   утешая иллюзией горький голод.
   Я всеми клетками чувствую город.
   За моими стенами - стены,
   за счастьем - измены.
   И боль от вечной открытости этой -
   Не уйти от палящего света.
   Эта рана...
   Кажется это рана
   Или это я и есть?
   скажи - тебе тоже странно
   что нас двое? Что мы здесь?
   Где?
   Где ты - где я? -
   вот и радость слиянья
   всех одиночеств в одно сознанье...
  
   Город - имеется. Философия - да ее тут полно! Собственно финальная фраза - философия философий этого текста. Характер - спорный, немного вздорный, своенравный, считает себя первым среди равных.
   Жанр - исповедь. Этакое лоскутное одеяло стилей и направлений: тут и сюр, и натурализм, и бытописание, и лирика. Сюжетная линия рваная, но это не мешает... теперь:) Как-то не удавалось мне подобраться к этому тексту, а сегодня - вдруг легло слогом и ритмом на слух. Не все, конечно. "корнями врастаю в подпол, обнимая картофель нового урожая" - пока не расшифровал, но почему-то импонирует. А вот "говорю и ем двумя руками" и "носом веду по экрану" - зримо и узнаваемо не только образно, но и моторикой. "моё воображение не человека, но гения" - вот это показалось спорным, не до конца распознанным - этот "гений", как слово - мозолит глаз, мешает сосредоточиться на образе. "Несусь экспрессом сгорает комета" - тут как-то обозначить бы знаками препинания, хоть какую-то связь между... хоть чем-то. Конечно, утрирую: надо бы решить, куда отнести "экспрессом". Правда, не соглашусь с ЛГ в его финальной сентенции "вот и радость слиянья всех одиночеств в одно сознанье..." - в моем понимании все это "иллюзия иллюзий", но это моя личная печаль.
   Ритмика, в целом, рваная - очень удачно имитируется мыслительная деятельность, когда ты "тыцкаешь" по клавишам, набирая какой-то текст (не важно, в соцсети, по работе), а мысли твои в другом месте или вообще прыгают с места на место. Рифмы понравились.
  
  

42

   Яковлева Т.В. Городской дождь
  
   Тонкою сеточкой выстланы улицы,
   Капля за каплей смывают узор,
   И потихоньку асфальт заштрихуется,
   Словно один монолитный ковёр.
  
   Только виднеются светлые краешки,
   Из-под машин боязливо глядят,
   В спящих навесах жмутся-играются,
   Взор спотыкают, его теребят.
  
   Стайки прохожих мелькают покладисто,
   Все, как один, - только цветом пестрят.
   Зонтиков рой полосатых, ухабистых,
   Узких, глухих - нескончаемый ряд.
  
   Голову свесив послушно под тяжестью
   Мыслей дождя и не смея поднять,
   Молча идёшь, замечая, как скачущее
   Встречные туфли-ботинки летят,
  
   Лаком покрытые, шлёпают в слякоти,
   Светятся бодро по самые бортики.
   Голову вскинешь, набравшись наглости,
   Глянешь наружу... А там только зонтики.
  
   Город - редкий случай - упоминаний нет этого слова, а город есть - ты его узнаешь. Философия - отсутствует. Характер - веселый, беззаботный.
   Жанр - зарисовка, этюд. Сюжет недоработан - финала не хватает. Что-то с образами непонятное. Если в первой строфе "монолитный ковер" еще можно пережить, то вторая строфа вообще не понятно о ком - вроде, о краешках асфальта в спящих навесах... которые "виднеются, боязливо глядят и жмутся-играются" Не более внятна и следующая строка "Взор спотыкают, его теребят". И по образу, и по лексике топорщится фраза. "мелькают покладисто", "зонтиков рой полосатых, ухабистых, узких, глухих...", "как скачущее встречные туфли-ботинки летят", "светятся бодро по самые бортики" - это и сюром то не назовешь.
   Размер - удалось удержать, но кое-где акценты сбиты. Рифмы к финалу стали совсем "слабыми".
  
  

43

   Новиков В.Н. Улететь бы белой птицей
  
   МКАД. Излучина реки.
   Я смотрю в окно больницы.
   Улететь бы белой птицей
   За костёрные дымки.
  
   Улететь бы быстрой птицей
   От столичной суеты,
   От духовной пустоты
   Из окна своей больницы.
  
   Улететь за облака,
   Уплывающие в детство.
   В нём так хочется согреться,
   И там живы все пока.
  
   Там ведро звенит в колодце,
   И крапива у плетня,
   Там к реке ведут коня,
   Там над лугом светит солнце.
  
   МКАД шумит. Чадит Капотня,
   Груз на сердце у меня.
   Отхожу я от окна,
   Жалюзи сдвигаю плотно.
  
   МКАД гудит, смердит бензин.
   Я вдруг чётко понимаю:
   Как дорога кольцевая,
   Моя замкнутая жизнь!
  
   Город - в наличии. Философия - вряд ли. Скорее - настроение: ностальгия, время подводить итоги. Характер - несуетный, смиренный.
   Жанр - этюд. Есть попытка выстроить сюжет, но пятая строфа получается лишней - она не несет какой-то важной информации, а эффект финала с рефреном первой строки и возвращением от воспоминаний к реалиям - уже потерян. "Груз на сердце у меня" - своей очевидностью фраза просто добивает фрагмент. Авторы, не считайте читателя совсем глупыми, большинство и без этой фразы уже ощутило это по первым строкам. Кстати, первая строфа вполне удалась. Вторая обнадежила своим началом - мелькнула мысль, неужели автор взялся "плести" текст, вынося третью строку предыдущей строфы в заглавие следующей. А интересный текст мог бы получиться. К сожалению фраза "от духовной пустоты" своей штампованностью поумерила мои надежды. Третья строфа подарила робкую надежду - пусть, незамысловато, но как-то по-человечески, но четвертая строфа - опять набор штампов, порядок которых подчиняется размеру и рифме, но образы не подчиняются воле автора. Конечно, эти строки ему дороги, но этого мало для поэзии. В финале автор попытался образно "расшевелить" сюжет, но это скорее не получилось. Образ замкнутого шоссе - хорош, как психологическая модель безисходности ситуации - едешь, едешь, а свернуть не можешь, и каждый раз возвращаешься в ту же точку, а потом запоминаешь наизусть весь путь. Но замкнутось по отношению к жизни - это характеристика совершенно другого плана. Чисто образная ошибка в попытке привнести в текст что-то свое или следствие неудачной инверсии - не знаю, но для финала - явная неудача.
   Размер и акценты плавают, но не они портят картину. Рифмы - неровные, но видны попытки поиска неочевидных решений. Опять же если убрать пятую строфу, то получится любопытная схема рифмовки: схема abba (опоясывающая рифма), при этом женские и мужские рифмы инвертируются в каждой строфе - мжжм-жммж - и т.д. Интересный путь разнообразия поэтики.
  
  

44

   Клеандрова И.А. Вечный город
  
   Город не зря называют Вечным. В этих проулках не властны годы. Он ворожит, веселит и лечит, тень его славы - на Риме гордом.
   Город не знает тюрьмы и кладбищ, гостю там, будто родному, рады. Ночью ли, днем - ты его узнаешь по мостовым цвета летних радуг. Воздух там слаще хмельного пунша, к звездам взлетают фонтанов нити... Он каждым камнем врастает в души всех, кто когда-то его увидел.
  
   Он не касался земли с рожденья, путь его вольно струится в небе. Глянешь чуть пристальней - он исчезнет, словно мираж, колдовская небыль. Может быть, в брызгах соленой пены, в хмари рассветной, в лучах заката ты замечал из тумана стены, флаги на башнях его крылатых.
   Да, ты не верил, отбросив мудро мысли, что стало темно и душно. Может, он снился тебе под утро, плавясь на мокрой от слез подушке. Ты не сдавался, твердил: "Болею, ваш город в небе - такое детство..." - и с каждый днем становился злее, втайне увидеть его надеясь. Сил одолжив у тоски с азартом, взвился бы к солнцу, свернул бы горы - если бы кто-то подкинул карту, где же искать этот чертов морок.
  
   Ты забывал его, и однажды быль стала сказкой, а сказка - ложью. Памятью смутной о чем-то важном, лучшем, что в жизни случиться может. Стены развеялись белым дымом, лица осыпались горстью смальты; стало звенящее счастьем имя мелом, размазанным по асфальту.
   Явь потеряла и вкус, и запах. Все мирозданье до дна прогоркло. Может, молитва тебя спасла бы, но вместо слов - волчий вой из горла. Вместо родства - паутина фальши, ночь беспросветная вместо полдня...
   Если б увидеть его, как раньше! Если бы как-нибудь имя вспомнить...
  
   Лишь через годы, устав быть битой в яростном споре души и мозга, память вернет россыпь звезд на плитах и фонарей разноцветных грозди, ломаный ряд флюгеров на крышах, росчерки чаек в лазурно-синем...
   Ты позовешь - и тебя услышат.
   Вечности впору любое имя.
  
   Трижды садился за обзор этого текста, трижды вставал, оставляя на экране чистоту первозданную. Двойственное впечатление оставляет этот текст. Или я не могу погрузиться в замысел автора, или у автора не все получилось.
   Город - без сомнения. Философия - без сомнения. Характер - романтично-готичный, но в итоге - оптимистичный.
   Сюжет - имеется, но я не уверен, что правильно понял его ход. Словосочетание "Вечный город" устойчиво ассоциируется с Римом. Но оказывается, Рим только где-то рядом стоит, поскольку на нем лишь тень действительно "Вечного города". Этот ход автора мне непонятен. Вероятно, это какой-то "сказочный" город. И мне бы хотелось поверить в эту сказку... и никак не получается. То ли старею, то ли... сильно старею. "по мостовым цвета летних радуг..., каждым камнем врастает...", но в следующей строфе "Он не касался земли с рожденья". Сказочный сюжет позволяет? Возможно. "Да, ты не верил, отбросив мудро мысли, что стало темно и душно." - значение этого предложения не могу понять после предыдущего фрагмента. Не верил, что стало "темно и душно"? Или не верил, что город-призрак, реально существует, но все думают, что он призрак? "Плавясь" - зкспрессивно, но, на мой взгляд, такая сюрная стилистическая фигура выглядит одиноко на общем фоне повествования. "Сил одолжив у тоски с азартом" - догадываюсь, что имел в виду автор, но... "тоска с азартом" - это не мое сочетание. Состояние ЛГ, описанное в четвертой строфе и в первом предложении пятой прямо противоречит дальнейшему описанию. "но вместо слов - волчий вой из горла. Вместо родства - паутина фальши" Первая часть экзальтирована и добавляет стилистики "оборотней", вторая фраза красива, но только красива. "россыпь звезд на плитах" - тоже не расшифровал. В целом стилистика показалась перегружена фрагментами различных направлений: тут и крапивинская романтика "флаги на башнях..., ...подкинул карту...", и классическое фэнтези с летающими замками, и кусочек психологического трэша, и элементы декаданса. А вот сплава жанров я не увидел. Конечно, у автора есть и удачи в этом тексте. Одна из них, и главная - две последние строки. Ради них, я готов в четвертый раз стереть все написанное выше.
  
  

45

   Трудлер А. Потомок Ланцелота
  
   Золотые апельсины и усталость от работы.
   Неужели это осень безобразно повернулась
   Всей надушенной истомой к нам, потомкам Ланцелота,
   И укрылась голосами пыльных и костлявых улиц?
  
   Нам, потомкам Ланцелота, нет ни отдыха, ни права
   Уклонения от счастья быть безумными глупцами;
   Льёт елей старик-процентщик, злобой сдобренный лукаво,
   Жизни стройный распорядок очертив в телерекламе.
  
   Копоть жалости сгоревшей мне вдыхать озон мешает,
   Я - потомок Ланцелота или брошен на потеху
   Городу тоски и скуки? Городу, где нет трамваев,
   Городу, где мыслей скверна не пускает прочь уехать.
  
   А потом, когда вдоль улиц пробегут отрывки женщин
   Мимо фонарей и окон, разукрашенных под зданья,
   Я зажму в ладони трубку и сквoзь провод бесконечный
   Позвоню, и выпью горечь из воды в пустом стакане.
  
   Город - видимо, есть, как минимум - упоминается. Философия - я пока не на том уровне самосовершенства, чтобы оценивать наличие ее или отсутствие в данном тексте.
   Жанр - песня... сюрреалистическая песня. Сюжет. Боже... Пошли мне хоть какую-то стоящую мысль... Тщетно. Обычно, не понимая ни рожна в текстах этого автора, я пытаюсь задействовать "внутренний" слух, иногда получается подобрать ключики к отдельным образам, но в этот раз - глухо. В голове одиноко звучит эхом фраза "пепел Клааса стучит в моем сердце".
   С размером и акцентами - все в порядке. Рифмы понравились.
  
  

46

   Амид А.В. Не пойду сегодня на улицу
  
   Не пойду сегодня на улицу,
   Я приклеен к памяти липами,
   словно риф обрастаю полипами,
   Остается в отсветах маяться.
   У окна от плюгавого месяца,
   Свет не светит, а только играется,
   Растворяется в сумраке лестница,
   Не дает спуститься на улицу,
   А на улице люди водятся,
   И из тех, что выходят всяк,
   Уверен, что жизнь переменится,
   Только это не нужно городу,
   Тальком сыпет на ноги и головы,
   Чтоб не слиплись и не стерлись снова мы,
   А вертелись ему на выгоду.
   Расходились своими орбитами,
   Оставались гордыми, квитыми,
   Укрываясь бетонными плитами,
   Принимали его витамин.
   Но бывает, светлеет, как вечер стих,
   Не от звезд или месяца чалого,
   Зажигается в доме свеча его:
   Даже город жалеет калеченных.
   И ведет адресами знакомыми
   По дворам или пальцам улочек,
   Не аркан берегу - ковчег,
   Для двоих, если выйдет из комы мир.
  
   Город - помянут, хоть и не добром. Философия - возможно, автор ее закладывал, но мне она не раскрылась.
   Жанр - кредо. Стилистика - реализм сломали, а на его месте построили что-то, а что пока непонятно. Сюжет - то проступает, то теряется. Знаки препинания словно специально расставлены, чтобы мешать читателю. "словно риф обрастаю полипами" - автор имел в виду реальную болезнь или это типа "троп" такой? "И из тех, что выходят всяк," - это взрыв мозга и по звукописи, и по смыслу. "Но бывает, светлеет, как вечер стих" - еще один пример неудачной поэтики. "Зажигается в доме свеча его" - чья "его"? "пальцам улочек", "не аркан берегу" - впечатление, что под сюрреализм автор пытается списать неудавшийся финал. Хотя идея с ковчегом - вполне себе интересная и перспективная.
   Текст выполнен свободным стихом, поэтому судить о рифмах и размере не вижу смысла. Сбои акцентов имеются в местах перехода на "мужские" окончания.
  
  

47

   Мимо П. Философия города/для конкурса/
  
   Весна. Деревня. Лаются собаки.
   Луж средиземноморье покоряет гусь.
   Гулящие коты слагают песнь о браке.
   Мой - слишком стар... мы оба слишком стары, ну и пусть!
   Да много ли нам надо, - солнце в плешку,
   скамейка, выдох-вдох, - души полет...
   Соседки философствуют неспешно,
   что-где-почем... тут кто кого переорет,-
   коты соседок или бабьи вздоры
   разбудят первых звонких соловьев.
   Сижу, смотрю, улыбка лезет в бороду,
   в ребре свербит, - какие наши годы, е-мое!
  
   Причем тут город? Спросит критик возмущенный.
   Где урбанизм? И, честно говоря,
   я сходство лишь в листе нашел: мне с ветки лист живой, зеленый
   несет весна . Тебе, - с бетонной стенки, мертвый лист календаря.
  
   Город - имеется, ведь это понятие шире, чем город, как тип населенного пункта. Философия - попытка имеется, но уж больно скомкано получилось. Характер - "местнай" "конкретнай", не жалует городских.
   Жанр - попытка симбиоза лубочной стилистики и басни-притчи.
   Сюжет - с ярко выраженным финальным поворотом - интересен, но не доведен до поэтических кондиций.
   Первая часть с описанием деревенской идиллии понравилась. Там тоже имеются шероховатости, но они не мозолят глаз. А вот апофеоз произведения меня расстроил - категоричность и утрирование совершенно не те инструменты, которые были здесь уместны. Увы. Мало того, автор в лице ЛГ противоречит сам себе: говорит о сходстве, а поясняет - антитезой. Все бы путем, да вместо двоеточия здесь надо союз "но" вводить как-то.
   Поэтика также двояка: основная часть понравилась и рифмами и акцентами, а две последних строки затянуты сверх меры.
  
  

48

   Татаркин А.С. терпи... навес.
  
   Лопнула кожа у новой реки,
   Птицы галдят одуряющий вздор,
   Стали парадные воротники,
   Невский кричит черно-белый простор:
  
   "Слышишь, сударыня, дама-зима?
   Взорван холодной блокады помост.
   Мы набрались уже с горя ума,
   Нам - Революции, Солнца и Звезд!
   Как мы устали не спать видя сны...
   И на душе от осадков беда.
   Жаром густым в ожиданьи весны
   Вспыхнули! Пусть погорят холода."
  
   Город взъерошен, дома - снегири.
   Снова Дворцовые площадь и Мост.
   Зимний весенний с зари от зари,
   Новой улыбке - пока еще пост.
  
   Двое прохожих. Дождь градом небес.
   Серая хмарь холодна и честна.
   Скажет один - "Кхм... терпи, вот навес",
   Скажет второй - "Это Питер. Весна."
  
   Город - имеется. Философия - где-то в середине затесались полуреволюционные намеки, но это быстро поправили. Характер - весенний, радостный.
   Жанр - портрет. С элементами модернизма-сюрреализма. Сюжет - развивается по классической для жанра схеме. Финал - слабоват с сюжетной точки зрения.
   Не мне судить тексты этого жанра, но мне образы автора не оказались созвучны. Мне видится это все пока только попыткой модерновой стилистики. В целом - слабо. "Лопнула кожа у новой реки" - хоть и недоработанный образ, но перспективный, сочный. "Город взъерошен, дома - снегири." - понравилось. В остальном - увы.
   С размером и акцентами - неплохо. Только "набралИсь" - сомнительно, а "с зари от зари" - просто какое-то хулиганство: и по звукописи, и по синтаксису.
  
  

49

   Ост А. Лето в столице
  
   Травка зеленеет, несомненно, но как-то тускло и пыльно.
   И солнышко не блестит. Нет, никак не блестит, скорее, тускло просвечивает сквозь дымку смога.
   И ласточки - давно перевелись, нет им места в мегаполисе.
   А вот ластоногих напротив, избыток наблюдается на переходе.
   Особенно в гололед.
   Впрочем, я же о лете. Лето, лето... расплавленный асфальт и струйки пота на полуобнаженных телах в метро.
   Зато любой желающий может нацепить ласты и плюхнуться
   в приторно-теплые воды Москва-реки.
   Или в небольшой водоем, коих в столице пруд пруди.
   Можно даже без ласт и в одежде.
   Не очень гигиенично, зато приятно.
   На минуту-другую можно забыть о пекле, гепатите, дизентерии, злом начальнике и террористах.
   О том, что завтра снова на работу. И послезавтра... И еще, еще...
   Вальсом кружатся дни, недели...
   Что-то белое мелькает, не разобрать то ли пух, то ли снежинки.
   А ты на работу, с работы... пока не уволят или не сдохнешь.
   А без работы - еще хуже: ни денег ни настроения.
   По сторонам посмотрел, а тебе уже за тридцать.
   Еще разок глянул туда-сюда - уже пятьдесят.
   А там и пенсия не за горами, с букетом заболеваний.
   Прожить на нее не удастся, значит снова - работа.
   Вряд ли уже престижная. Сторожем, скорей всего.
   И плывешь, плывешь по жизни,
   мельтешишь, барахтаешься, взмахиваешь руками.
   С каждым днем все сильнее ощущая
   засасывающую монотонность бытия.
  
   Город - да. Философия - "будет только хуже". Настроение - аналогичное.
   Жанр - исповедь. То ли верлибр, то ли белый стих, то ли вообще проза. То ли этакий универсальный текст, который везде сгодится. Видимо, совсем не мое. Сюжет - имеет ярко выраженный переход от основной темы, заявленной в названии, к другой основной теме, куда более общей. С таким же успехом можно было написать "осень в Париже" или "рассвет на Таити". Но там этот перелом сюжета хотя бы спровоцирован. А здесь - для меня необъясним. Если это погружение в быт, то откуда такая искусственная "кристаллизация" на двух темах? Начало-то было верно положено: мысли неспешно перетекают одна в другую, но потом вдруг - "бу-бу-бу" как на политинформации. Сбился автор с неприметной тропки, сманила его "колея" поучений и менторства.
  
  

50

   Ледовский В.А. Ноябрьск
  
   Уже не ждем подарков и благих вестей
   Зима засыплет город миллиардом снов
   И он уснет, к забвению готов
   Умаявшись от лета и страстей
  
   Под покрывалом льда продремлет ... до весны?
   Вернется прежним ли? Как знать, как знать..
   Есть притяженье вечной тишины
   С которым иногда не совладать...
  
   Устали все: и я, и он, и ты
   Живем, как смотрим надоевшее кино
   Где все по кругу: и колючки, и цветы
  
   Вчера все было - кажется: давно
   Зима стирает прошлого следы
   Грядущему грунтуя полотно
  
   Город - есть, хоть и спящий. И мне эта поэтика близка, как мало кому из участников этого конкурса. Философия - попытка оной точно присутствует, но как-то робко. Характер - умиротворенный.
   Жанр - сказ, втиснутый в рамки сонетной формы, и мне видится, что "сплава" не получилось, но попытка автора заслуживает уважения. Первые две строфы вполне развивают традиционный для сказов сюжет, но сонетная форма слишком коротка для него, да еще и терцетная вторая часть получается урезанной на целых две строки. Автору пришлось убыстрять развитие сюжета, что нарушило гармонию, выстроенную в начале стиха. Финал получился скомканным. Точнее, сам финал (последние две строки) как раз хорош. Идея не нова, и образ зимы, как подмастерья Художника, готовящего холст выглядит несколько неожиданно на фоне предыдущего текста, но у меня стойкое ощущение, что это все - из-за проблем "предфинала". Видимо две финальные строки сложились раньше, возможно даже некоторое время оттачивались сами по себе. Строки же с девятой по двенадцатую смотрятся, как временный вариант, призванный как-то соединить две в общем неплохих части.
   "Под покрывалом льда" - город? Ну как же так, автор? Во-первых, лед - жесткий или хрупкий - ассоциируется или с панцирем-броней, или со стеклом, хрусталем. Понимаю, что это попытка уйти от затертого до дыр "снежного покрывала", но я бы поискал вариант поизящнее (я не о поэтике, а о приеме). "Есть притяженье вечной тишины с которым иногда не совладать..." - лучшие, на мой вкус, строки в стихотворении. "смотрим надоевшее кино" - после "и он" однозначно привязанного к городу, странно читать, что он, уснув, смотрит что-то вместе с нами. "и колючки, и цветы" -совсем неудачно - ухудшенный вариант широко известного "и розы, и шипы" еще и "натянутый" на зимний пейзаж. "Вчера все было - кажется: давно" - синтаксически неустойчивая фраза типа амфиболии, и знаки препинания не устраняют ее, а, напротив, провоцируют. Здесь лучшим вариантом видится не двоеточие, а точка или троеточие.
   С размером и акцентами - все хорошо. Сонетные каноны по рифмовке во второй строфе нарушены... но это же не конкурс сонетов. Рифмы простые до расхожих, но это не бросается в глаза.
  
  

51

   Виверс О.И. Осенний вечер
  
   А на асфальте наших нет следов
   - их дождь слизнул,
   Всплакнув над головами чужих домов,
   Мигающих огнями чужих квартир,
   чужого бытия.
   Знакомый кто-то, но, увы, не я,
   спешит туда,
   От ветра заслоняя букет цветов
   и память о весне.
   Почти бегом бежит, но не ко мне.
   Пожухлых листьев стая
   Летит на юг. Туда, где лето.
   Но, сбиваясь в круг, ложится на асфальт,
   где наших нет следов.
  
   Город - полунамеком: "асфальт" - дважды и "квартир". Философия - даже намеков не увидел. Характер - ностальгирующий, на грани тоски.
   Жанр - этюд. Этакий набросок настроения, внутреннего состояния ЛГ. Сюжет - недоработан: имеется начало и финал. Развитие сюжета неубедительно, особенно выход на финал. "А на асфальте наших нет следов" - красивая, вроде бы, фраза, но опасная - какие вообще следы могут быть на асфальте? В худшем случае - грязь, в лучшем - вода. Но тогда асфальт должен быть сухим. Не буду углубляться, это скорее не замечания, а рассуждения по поводу возможных "спотыкашек" читателя. "Дождь слизнул" - неудачный образ. "Мигающих огнями" - а чего они мигают? Дальше - сумбур и неопределенность с действующим лицом - "Знакомый кто-то, но, увы, не я....но не ко мне". Такое впечатление, что автор сам до конца еще не разобрался с тем, что же его тревожит на самом деле. Переход на листья в этой связи видится слишком резким. Да и с листьями получилась незадача: во-первых, "пожухлых" говорит, о том, что они сухие, в то время, как по сюжету даже следы смыло дождем. "Но, сбиваясь в круг" - еще одна образная неудача - сбиваются в кучу, в стаю, с верного пути, наконец. Проще и эффектнее написать "Но, покружив,..."
   Стих, по видимому, позиционирован, как свободный, но сбои акцентов мешают. Рифма - по началу вполне регулярная, к финалу сходит на нет.
  
  

52

   Ромашкинская М. Московские цветы
  
   Рассвет разлился над Москвой-рекою,
   Его встречает утра бодрый гам.
   И городской пейзаж передо мною -
   Большой букет, где счёта нет цветам.
   Цветы благоухают на вазонах,
   Гирляндами свисают с белых тумб
   И буквами на солнечных газонах
   Выкладывают текст всеобщих дум.
   Вот надпись из сиреневых фиалок:
   " Привет гостям Москвы!" - она гласит.
   Вот выложено из бутонов алых:
   " Трудом ударным город знаменит!"
   От слов цветочных светится столица.
   Здесь клумбы, обратив нектар в добро,
   Сияние улыбок дарят лицам,
   Сверкая сквозь фонтанов серебро.
   В лучах тех я проспект пересекаю...
   И, считывая все мои мечты,
   С бордюров одобрительно кивают
   Московских улиц яркие цветы.
  
   Город - да. Философия - нет. Характер - солнечный, жизнеутверждающий, бодрый.
   Жанр - лозунги для демонстрации трудящихся на Красной площади. Или текст к рекламному ролику о Москве - вполне себе достойный.
   Сюжет - выстроен удачно. "рассвет... встречаю..." - хорошие реперные точки для завязки. Сам текст не затянут. В финальной строфе "И" в нужном месте. "Одобрение цветов" в адрес ЛГ - отличный финал. Чего же мне не хватает? Неужели, позитив в таком объеме стал плохо усваиваться моим организмом? Нет, дело не в позитиве, а в ряде моментов, которые мешают воспринимать это реальным настроением, а не аппликацией. "текст всеобщих дум" - и не поэтично, и не правдоподобно. "Здесь клумбы, обратив нектар в добро" - снова непоэтично, даже неуклюже. "считывая" и "бордюров" - слова , словно не из этого текста. В целом, уделение большего внимания собственно лозунгам, а не цветам - не дает мне считать этот текст удачным.
   С размером и акцентами все благополучно. Рифмы - неровно: вполне достойные соседствуют с откровенно банальными "столица-лицам", "добро-серебро" и ряд других, и это соседство не назовешь гармоничным. "Вазонах-газонах" - в "мемориз".
  
  

53

   Любовинкина Т.А. В этом городе нет ничего
  
   В этом городе нет ничего.
   Есть четыре дороги.
   Мне нельзя не уйти оттого,
   Что всему свои сроки.
  
   В этом городе некогда жить-
   Так прими и забудься.
   Положи друг на друга ножи
   На траву у распутья.
  
   В этом городе меньше домов
   В десять раз, чем подвалов.
   Ничего не осталось самой,
   Что за так раздавала.
  
   В этом городе сутки идут
   Словно пьяные дуры.
   Хоровод этот даже не круг,
   А другая фигура.
  
   В этом городе ходят к другим,
   А приходят к таким же.
   Может здесь и поют от тоски,
   Но я что-то не слышу.
  
   В этом городе голуби - это
   Почетные птицы.
   В этом городе смотришь на небо
   И хочешь напиться.
  
   В этом городе хочешь - неиствуй,
   И скажут "ублюдок".
   В этом городе даже убийство
   Есть тема для шуток.
  
   В этом городе русская речь,
   Что коровье мычанье.
   В этом городе не уберечь
   Никого от отчаянья.
  
   Будто с нами живут наравне
   Белозубые волки.
   Как один все, кто дороги мне,
   Навсегда одиноки.
  
   Всё ты знаешь. Ты сам
   Далеко не счастливый, не ловкий.
   Ты опять полетишь к небесам,
   Не заметив веревки.
  
   Город - в наличии. Философия - одиночество, как метка "избранных", фатализм. Характер - бескомпромиссный, даже догматичный.
   Сюжетная линия прослеживается, но основная часть затянута. Финал обозначен, но ему не хватает предфинала, хотя бы того же уровня. Завязка - неудачная. Начать стих с фразы "В этом городе нет ничего" (еще и выносить фразу в название) и тут же начать перечислять, что в нем есть - по меньшей мере - беспечность. "Мне нельзя не уйти оттого" - то есть "нужно уйти"? Или с отрицанием отрицания перестарались? Восемь строф, начинающихся с одной и той же фразы, в трех последних из них повторять ее дважды - явный перебор. Вторая строфа показалась самой удачной. Даже неоднозначность "Так прими и забудься" - играет в пользу текста. Третья строфа уже заметно слабее, смысл ее и поэтика далеки от второй строфы. А дальше пошел перебор, что еще можно зарифмовать после рефрена первой полустроки. При этом "пьяные дуры" и "ублюдок" явно для рифмы, а не для создания художественного образа. К финалу текст становится стройнее, но фраза "Всё ты знаешь. Ты сам далеко не счастливый, не ловкий" своей неловкостью оттеняет даже неплохо выписанные финальные строки.
   Размер и акценты - неплохо, если бы не шестая строфа. Рифмы - в основном, широкоупотребимые.
  
  

54

   Ink V. На первый поезд
  
   Пустой проспект. Еще через минуту
   На улицах погаснут фонари.
   Автобус первый, первая маршрутка
   Идут пустыми...
   Несоизмерим
  
   Масштаб - но город, как волчок:
   Замедлил бег и сбавил обороты,
   Чтоб Всадник за минуту до субботы
   Застыл, взмахнув игрушечным мечом.
  
   Ты едешь из гостей. На первый поезд
   Метро успеть - не то, что на последний.
   Такое лето - зимнего покроя,
   Такие будни - смутные, как бредни.
  
   На кухне продолжают балаганить,
   Гитару мучат, не щадя соседей.
   Там сказка - быль, любимая богами...
   А ты бредешь -
   как будто вправду бредишь -
  
   К метро, и город дремлет под ногами,
   Дыханием касается подошв.
  
   Город - в наличии. Философия - возможно - пока не разобрался. Характер - сонный, немного ленивый.
   Жанр - зарисовка. В целом, сюжетная линия имеется: четко обозначены завязка и финал, но по течению сюжета в средней части текста есть вопросы. Первый - заглавная строфа описывает утро - то есть город "просыпается" - волчок раскручивается. А по тексту идет экскурс в прошлое - "за минуту до субботы" - ну никак ни утро. "как волчок: Замедлил бег" - волчок не бегает, тут конфликт двух образов, города, как волчка и традиционного безличного "замедлить бег". "Всадник... взмахнул игрушечным мечом" - видимо, ирония по поводу человеческого подхода к отсчету времени. Вот такое сосредоточение перспективных авторских образов в строфе, но общая картина для меня, как читателя, рассыпается. А третья строфа разочаровала. Какая-то сумятица с "первым-последним" - во-первых, звучит повтором (но не рефреном) первой строфы. Во-вторых, "поезд метро" - выпадает из стилистики разговорной речи, это в чистом виде технический термин, да еще и "разрубленный" переносом строки. Теперь вообще непонятно: это уже утро или все еще про вечер. Дальше, простите, - "катание ваты" про "летние зимы" и "будние бредни". Четвертая строфа - продолжение разочарования. Первая половина вполне значима и поэтична, но опять никак не согласуется с пространственно-временным континуумом текста. Еще и эмоционально выпирает из неспешной рассветной динамики развития сюжета. А дальше - сново заполнение пространства стиха "подручными материалами" - "Там сказка - быль, любимая богами..." - это о чем? Правильно - ни о чем. "А ты бредешь - как будто вправду бредишь" - не буду юродствовать по поводу этой фразы, потому что мне этот троп сам по себе понравился. Как и финал, эти два момента и вытягивают текст.
   С размером и акцентами - неплохо, но местами "переходы" мысли между строками спотыкают, например, в третьей строфе (поезд метро). Рифмы тоже понравились, но плавающая схема женских/мужских окончаний не везде гармонична. Как пример - та же третья строфа, в которой женское окончание второй строки совершенно неожиданно для читателя, и с каждым прочтением, это ощущение не исчезает.
  
  

55

   Ковалевская А.В. В зоне гудрона
  
   В зоне гудрона, инерции скорости-массы,
   Без объявления длится война-не война, но отлов
   И выбраковка хмельных и хромых, слепоглазых,
   Старых и малых, усталых, зевак, слабаков.
  
   Шустромобильные кони, гоняясь за временем,
   Тупо смирились, что в зоне гудрона оно
   Сжато предельно, и скупо межбамперно делено,
   И светофорами вдоль понарезано. Но
  
   Может сломаться порядок. Немного органики
   Выскочит, прыгнет, шагнёт во святая святых -
   В зону гудрона и точно притёртой механики,
   И остановится время ударом под дых.
  
   Не отражаясь в витринах, для всех незаметное,
   С места, где загнано время, взмывает авто
   Цвета апрельской лазури, а может, рассветного,
   С мягкой мультяшной улыбкой и номером сто,
  
   Или без номера вовсе, но в сочную крапинку...
   В крыльях махровый, водитель приветливо рад,
   Давит на газ, у него тоже время и графики:
   Души - они хоть и вечные, - вечно спешат.
  
   Город - в его дорожной ипостаси. Философия - с претензией на высшие сферы и с юмором. Характер - ничего личного. Сложно сказать - удалось автору удержаться на тонкой грани непростой темы или он таки перешагнул черту тактичности: и по отношению к органике, и к существам небесным. Сие ведомо одному автору. Я бы не рискнул так писать о таком. Во-первых, автор категорически отрицает как понятие "случай", так и понятие "карма" - интересный подход. "Хмельных и хромых, слепоглазых, старых и малых, усталых, зевак, слабаков" - отличное определение для тех, кто попал в подобную передрягу. Просто лозунг для страховой компании! Браво! Про всех понял и всецело согласен, несмотря на внутреннюю досаду, но кто такие "слабаки"? Те, кто железного коня на скаку остановить не могут? Или... Стоп. По теме - закрыли.
   Жанр - скетч. Сюжет - недоработан - завязка и развитие в первой-третьей - хорошо, особо выделю вторую строфу. Финальная часть - смазана, за исключением последней строки - она, несомненно, удалась. Непонятен подход к рефрену: в первых трех строфах он имеется, потом пропадает. "загнано время" - не самое удачное определение в этом месте. "С мягкой мультяшной улыбкой и номером сто" - по подаче темы - без комментариев, по поэтике - видимо, лучшее, что нашлось у автора для четвертой строки, с такой исходной ситуацией и рифмой. Начало заключительной строфы продолжает ми-ми-мишную тему. "В крыльях махровый" - это перл, увы. Особенно, после пяти строк описания автомобиля - страшно представить.
   С размером, акцентами и рифмами - все прекрасно.
  
  

56

   Пак А. В туманной дымке...
  
   В туманной дымке суета растает.
   Прикроет город тусклых фар глаза,
   И голову склонив к окну трамвая,
   Мы с ним подремлем вместе еще полчаса.
  
   Расстанемся на целый день до ночи,
   Когда, уставшая, пойду уже домой,
   А город заиграет ярче, громче
   И, подмигнув, потянет за собой.
  
   Город - имеется. Философия - нет. Характер - противоречивый.
   Жанр - зарисовка. Сюжет состоит из завязки и финала. Этакое "лайт эдишн". Это я к тому, что короткого стихотворения не получилось: ощущение, что из текста строф на пять вырезали основную часть. Есть также сюжетные противоречия. "Уставшая" - вроде говорит о работе, а финальная фраза намекает, что ЛГ ведет скорее ночной образ жизни. Город, склоняющий голову к окну трамвая, это неудача. "В туманной дымке" - тот еще штамп. "пойду уже домой" - пародисты радостно потирают руки.
   Размер и акценты - неплохо, если бы не это "Ещё" в четвертой строке. Рифмы - понравились.
  
   Продолжение следует.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"