Palassatiykoteg: другие произведения.

Философия города. Часть 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обзор конкурсных произведений 57-84 в порядке подачи.


   Журнал Самиздат: Философия Города. Конкурс стихов
   Часть третья. Заявки с 57 по 84 в порядке подачи.
  
   57 Носова Ю.А. У Невы
   58 Филиппов А.Н. Мертвый город
   59 Солнечная Е. А город спал...
   60 Ахто А. Город и она
   61 Зайцев П.С. Natur-Mort
   62 Бушель Стихотворение без названия
   63 Рышкова Е. Одессе
   64 Кравчик М. Не верю...
   65 Ванке В.А. Коломна
   66 Зуев-Горьковский А.Л. Осень
   67 Воробьев М.З. Наш городочек небольшой...
   68 Шалыгин А. Питер
   69 Голиков А.В. Мегаполис. Попытка к бегству
   70 Казимиров Е.Д. Кусок души остался
   71 Аметист Летняя песня
   72 Яковлев П.И. колыбельная 1994
   73 Диза М. Квартал
   74 Крутикова Е. Простое человеческое счастье
   75 Горяченков С.А. Безмолвие.
   76 Ыхо Г. Заброшенный дом
   77 Скаредов А.С. Озябший город
   78 Глазырина Н.А. В городе где нет метро
   79 Персиваль П. На парапете...
   80 Анютка Мир городских крыш
   81 Лапина Е.В. Соседи
   82 Чиж Н. Философский камень городской
   83 Байкова А. Город мой родной
   84 Панасенко О.В. Город
  

57

   Носова Ю.А. У Невы
  
   Петербург Достоевского, Белого, Блока...
   Сколько лиц у тебя, город мой?
   Сколько душ, без конца одиноких,
   Над печальною бродят Невой?
  
   Сколько люду, богатый помещик?!
   Крепостные не ропщут твои?
   Словно кем-то забытые вещи
   Чьи-то души лежат у Невы.
  
   Сколько верст в этих длинных проспектах?
   Где дома - высоки и немы...
   Где расходятся души по клеткам,
   Проглотив рыбью сырость Невы.
  
   Город - имеется. Философия - очень смутно, этакое настроение, которое еще не стало философией. Характер - то ли смиренный, то ли равнодушный.
   Жанр - зарисовка. Сюжет - недоработан. Завязка - с претензией на эпичность, но запала хватило на две строки. Резкий переход от лиц города к душам его жителей. "Без конца одиноких" - неудачно - "без конца" не всегда равно "бесконечно". Идея про "помещика" и "крепостных" - не легла на тематику текста, на мой вкус. "Словно кем-то забытые вещи чьи-то души лежат у Невы" - это уже совсем грустно - душа по своему определению невещественна. Я допускаю такую образность, но не в этом сюжете. "Сколько верст в этих длинных проспектах?" - хороший вопрос - на пару строк, а то и строфу, но без сюжетного обрамления, выглядит одиноким фонарным столбом посреди леса. "расходятся души по клеткам" - намек на тюрьму? Что-то совсем депрессивное - души "бродят... лежат... расходятся..." - страшное место. "Проглотив рыбью сырость Невы" - и под занавес немного сюра, который на фоне вполне классического текста - не добавляет, ни поэтики, ни смысла.
   Размер, акценты и рифмы - без замечаний. Скажу только, что прием минирефрена последнего слова в каждой строке не сработал. К счастью, он не выглядит смысловым повтором.
  
  

58

   Филиппов А.Н. Мертвый город
  
   Котел кипящий грешных душ,
   Где чад с повадкой злого зверя.
   Съедает груды тучных туш
   Под шепот губ испуганных за дверью.
  
   Конечно же, под маской всё веселья,
   Где кажется всегда, что каждый дюж,
   Средь подлости, вранья да лицемерья
   И яркого сверканья грязных луж.
  
   Не весел детский смех, а зол
   И каждый стать желает выше
   Под непременно крепкой крышей,
   Еще, чтоб яствами ломился стол.
  
   Добра след черною подошвой стерт
   И город шумный, на поверку, мертв...
  
   Город - чудовище. Философия - человек с рождения - грешен и грязен в своих помыслах и деяниях. Характер - ну так, чудовище. Не ново, но проблема не в этом - слишком небрежно.
   Жанр - портрет. В форме очень близкой к сонету. Сюжет - почти статический, в смысле - глаголы есть, и действие какое-никакое имеется, а развития нет. "Котел кипящий грешных душ" - полный котел с грешными душами или грешная душа - как кипящий котел? "Где чад с повадкой злого зверя" - чад это кто? Или это кого? "Тучных туш" - масло масленое. Вторая строфа - просто провальная. "Конечно же... всё..., где кажется всегда, что каждый..." - число незначащих вспомогательных слов зашкаливает, плюс неудачная инверсия, плюс неудачная образность - "яркого сверканья грязных луж". Третья строфа технически лучше, но образно - увы. Финал - 50/50 - предпоследняя строка - неудачна, последняя - вполне перспективна, но это всего одна строка, и исправить в тексте она уже ничего не может.
   По размеру, акцентам замечаний нет, только достигнуто это неадекватной ценой. Рифмы - без замечаний.
  
  

59

   Солнечная Е. А город спал...
  
   А город спал. Всё замерло, застыло,
   И музыки не слышно из витрин.
   Ведь ночь свои объятия открыла,
   Нет ярких уличных картин.
   Дома, вдруг, превратились в замки
   Под светом дружных фонарей,
   И аромат ночной фиалки
   Распространялся все быстрей.
   Среди тиши, покрытою загадкой,
   Стоял мальчишка за окном.
   На звезды он смотрел украдкой,
   Боясь быть побежденным сном.
   А город спал... Все также безмятежно,
   И сказка продолжает жить.
   Хранит малыш в раздумьях нежно
   Волшебного момента нить.
  
   Город - спит, но он есть. Философия - отсутствует. Характер - вдохновенно-возвышенный.
   Жанр - детский стих. Сюжет - нестройный. Ведомый безудержным вдохновеньем, автор не следит за нарушением причинно-следственных связей и наличием сюжетных нестыковок. "Нет ярких уличных картин" и тут же "дома, вдруг, превратились в замки под светом дружных фонарей". "аромат ночной фиалки" - романтическая аура сгущается. "Среди тиши, покрытою загадкой" - перл, особенно с таким глаголом. "Стоял мальчишка"... так, романтизм-то подростковый? Дальше - про спящий город и сказку, которая живет. Финал озадачил - "Хранит малыш в раздумьях нежно волшебного момента нить". Автор, простите, ... нет слов. Какие "нежные раздумья" у малыша? Что за "волшебного момента нить"? Стер все, что дальше наворчал. Лучше промолчу.
   По размерности и акцентам - без замечаний. Рифмы достаточно точные, но без притязаний на свежесть.
  
  

60

   Ахто А. Город и она
  
   Завыла, замела пурга вьюном по нашему двору,
   С разбегу угол обмела, ударилась в крыльцо позёмкою кольцом.
   И закружившись, словно старый пес, вздохнула тяжко - улеглась,
   По снегу свежему струясь отброшенным хвостом.
  
   Чуть всхлипнула, ловя борея вздох, расправив снега одеяло.
   И северным сияньем засияла в огнях бетона и металла.
   А город засыпал в морозе грез, чадя дыханьем труб.
   Он жаждал этой ночью быть! В ночную глядя жизнь вокзала.
  
   Вот девушка, лишь ситца ткань, ее и город разделяла.
   Смеялась, плакала, рыдала, и била кулаками о перрон.
   Он мог помочь, но создан из бетона и металла.
   А на перроне девушка лежала. Здесь нет людей.
   И некому помочь.
  
   ПС: Здесь город из бетона и металла.
   Он засыпал чадя дыханьем в ночь.
  
   Город - упоминается. Философия - не уловил. Характер - сумбурный.
   Жанр - притча. Сюжет - рваный, излишне закрольцованный рефренами. "С разбегу угол обмела, ударилась в крыльцо позёмкою кольцом" - подчеркнутые образы неудачны. При этом первые две строки создают образ энергичного действа "Завыла, замела... вьюном... с разбегу... ударилась". И вдруг - "словно старый пес". Но тут (опять вдруг) - "По снегу свежему струясь отброшенным хвостом". Что там у старого пса может струится (простите)? "Отброшенный хвост" - тот еще образ. Всхлипы и расправление одеяла - довершают картину. Нет. Маловато будет. Поэтому читателю представляют следующий перл - "И северным сияньем засияла в огнях бетона и металла" - метель сияет, бетон и металл - горят. Тут бы "занавес", но... Не буду про бедную девушку в одном ситце на зимнем заснеженном перроне, в который вдруг превратился двор, бьющую этот саамы перрон кулаками... За подобными экзальтациями автор не замечает нелепостей "А на перроне девушка лежала. Здесь нет людей..." - занавес N2. Такая вот - "ночная жизнь вокзала".
   Текст написан свободным стихом. Сбоев акцента я не заметил. Рифмы при всей вольности этой формы, излишне гуляют по тексту: где-то их совсем мало, а где-то частят.
  
  

61

   Зайцев П.С. Natur-Mort
  
   Мой город прячет в черном фетре, опухший лик, пропитый в клубах.
   Гуляют по антеннам ветры, синеют льдом каналы-губы.
   Самоубийцы поневоле - ложатся в грязь дорог снежинки.
   И я, прищурившись от боли, из сердца вытряхаю льдинки.
  
   Как в грязь, ложатся на бумагу, и стынет вечность на мгновенье.
   Декабрь, депрессия и брага - рождественское настроенье.
   Остатки эндорфинов выжал из тела, как из старой тряпки.
   И мелок суп и жемчуг жиже, и холодно душе и пяткам.
  
   Смущенно прижимаясь к стенке, проходят муторные годы.
   Вопрос с подвохом, кофе с пенкой, наклейка с запахом свободы.
   Любовь бесценная с наценкой, уютная с ремонтом двушка.
   Кредит с недюжинным процентом. "Ах, где ты, дней моих подружка?"
  
   Я вас любил, любовь быть может, а с клофелином будет точно.
   Желанья делаются строже, запястья бежевеют скотчем.
   Мы рождены чтоб сделать сказку, подставить щёку, кинуть жребий.
   Икай, моя бухая Герда! Прощай меня, мой мудрый рэбе!
  
   Мой город хвастается в баре смещенным локусом контроля.
   По улицам гуляют звери, по интернету бродят тролли.
   Таблетки падают в тарелку, жирок лоснится на манишке.
   На мониторе зреют монстры, и палец нежно гладит мышку...
  
   Город - да. Философия - мы все, подобно тем снежинкам - самоубийцы поневоле. Мы рождены... Характер - хуже не будет, потому что будет еще хуже.
   Жанр - стих стихов. Это еще, что за зверь! Все просто. Если вы отстранитесь на некоторое расстояние, то увидите, что стих состоит из односложных стихов, срифмованных попарно. Почти любая из этих строк может жить самостоятельной жизнью. Грандиозная идея - соткать этакий пэчворк - лоскутное одеяло для города со смещенным локусом контроля. Сюжет имеется, но он играет второстепенную роль - собственно задача правильно подобрать пары и верно выстроить последовательность пар.
   Первая строфа - хорошее начало. Только "прищурившись" - не то слово немного. От него веет хитростью. Ну и "вытряхаю" - слова такого нет и образ как-то не складывается: вытрясать сердце, находящееся внутри - невозможно, а вытрясать, вынутое сердце лишь прищурившись - просто терминатор какой-то. Начало второй строфы - слабее. Во-первых, явный повтор "в грязь" и "ложатся" из третей строки. Во-вторых, само по себе предложение воспринимается, как несогласованное. Кто "ложатся на бумагу"? Льдинки? Причем тут "бумага"? Зачем ее сравнивать с "грязью"? Какая связь со "стынет вечность"? В следующей строке топорщится стилистикой слово "брага". А вот следующие две строки - явно удались. Увы, дальше желание блеснуть удачной искрометной аллегорией в каждой строке - превалирует над чувством меры.
   С размером все нормально. Только вот внутренние рифмы первых трех с половиной строф подсказывают, что это в чистом виде четырехстопные восьмистишья - по два четверостишья со стандартной рифмовкой abab в каждом. Тот факт, что в четвертой строфе не хватает одной рифмы, а в последней строфе внутренних рифм нет вообще, намекает, что у автора либо кончалось время, либо терпение. Опять же жаль. В целом, имеющиеся рифмы - неплохо.
  
  

62

   Бушель Стихотворение без названия
  
   Я живу на седьмом этаже трёхэтажного дома,
   У меня под стрехою зимует, наверно, змея,
   Я - лесник городской. Мне любая тропинка знакома
   Городских буреломов, где нет ни людей, ни жилья.
   Из подвалов сырых небосвод и милее и ближе,
   Я по следу иду прогоревших ночных фонарей,
   И с ладони моей дикий зверь недоверчиво лижет
   Белоснежную соль - кровь коралловых тёплых морей.
   Я мечтаю быть старым, забытым, больным и голодным,
   Я бегу от удачи, я прячусь за тенью дорог.
   Я плыву по пескам, я бегу по течениям водным,
   И поверхность воды сохраняет следы моих ног.
   И насквозь меня видят чужие пустые глазницы,
   Отражают мой облик лишь стены - кирпич, да бетон.
   Я швыряю алмазы, но свято на сердце хранится
   Старый ломаный грош. И, похоже, фальшивый притом.
  
   Город - конечно. Философия - есть, но мне она не раскрылась до конца. Характер - одинокий.
   Жанр - дизастер. Классическое описание города, покинутого людьми в результате каких-то катаклизмов. Сюрреализм и алогизм - отличное изобразительное средство для таких полотен. Сюжет также достаточно традиционен: завязка - описание антуража, затем странствия-скитания ЛГ, его психологические переживания, завершенные главной идеей ЛГ.
   Во второй строке "наверно" - топорщит стилистику, создает впечатление, что слово "закрывает дырку" из трех слогов. Поясню - в моем понимании лесник должен знать такие вещи точно, а не наверно. "недоверчиво лижет" - тоже алогизм, но в данном случае он выбивается из ряда. ЛГ же лесник, тут как раз "доверчиво" должно быть - знают его все, знают, что он не причинит вреда. "Я мечтаю быть старым, забытым, больным и голодным" - пожалуй, самое слабое место. Нет, сама по себе фраза вполне удачна, но автор оставляет ее без объяснений. Если алогизмы антуража спокойно списываются на ситуацию - ну такой мир художник придумал, то алогизм желаний, неподкрепленный ничем - недостаток, на мой взгляд. Еще одно не самое удачное слово - "чужие" в 13 строке. В остальном - основная часть понравилась и может быть признана удачной, как мимнимум. Ну а финал - увы. Как центральная идея финала - "Старый ломаный грош" - пусть не ново, но вполне достойно. Но обрамление - подкачало. "Я швыряю алмазы" - причем тут алмазы? К чему такая экзальтация? Если бы был совсем несвязный поток сознания - еще можно было бы принять, но тут-то логика имеется, хоть и логика алогизмов. Следом выспренно - "но свято на сердце хранится". А финальная фраза окончательно добивает читателя - "И, похоже, фальшивый притом". Я то ожидал откровения в финале - какого-то объяснения алогизмов, хоть намеков. А тут - "что-то я, уважаемый читатель, запутался, и финал никак не выходит, а заканчивать надо". Ну что это такое? После выспренности предфинала - такое приземление образа, фактически его разрушение. А зачем все выше было написано? - возникает вопрос, и ответа на него нет. Не радует и поэтика финальной фразы - "похоже" - вообще знак неуверенности, но в данном случае символ нежелания ЛГ дальше что-то пояснять. "Притом" - только для рифмы - и еще один повод завершить беседу.
   Размер и акценты без замечаний. Рифмы - удачно.
  
  

63

   Рышкова Е. Одессе
  
   занавеска приподнята, словно бровь танцовщицы фанданго,
   ветер сушит побелку над открытым устало подъездом,
   за оконным стеклом синева бесконечно фатальна -
   коридор коммуналки ей вторит фальшивым диезом.
   эти лица домов так измучены вечным терпеньем,
   ожиданием ласки, что выгладит серые стены
   и укроет от времени, чья нагота безразмерна
   и приправлена горечью старых приморских селений,
   город мой, ты обмяк и заправлен за пояс небрежно
   у любителя зрелищ и сладкоречивых трибунов,
   но синеет окно, занавеска приподнята нежно,
   словно всё впереди и тебе уготована юность.
  
   Город - несомненно. Философия - ностальгия и надежда на будущее. Характер - усталый, терпеливый.
   Жанр - пейзаж, но по отношению к городу - портрет. Сюжет - классический, закольцованный образом занавески.
   Первая строфа понравилась, особенно "фальшивым диезом", обращу лишь внимание на фразу "синева бесконечно фатальна". В данном случае - все в порядке - красиво, хоть и немного экзальтировано, но поставим тут "галочку". Вторая строфа получилась перегруженной придаточными предложениями, которые путают читателя, создавая гротескные образы, совсем не нужные этому тексту. "чья нагота безразмерна и приправлена горечью старых приморских селений" - снова экзальтация, но дело не в ней, я как читатель не могу решить, к чему относится это определение. Отбросим глупые варианты, остается: к "лицам домов", к "серым стенам", ко "времени"? При этом вторая часть про приправу выглядит излишне сюрреалистической на фоне остального текста. "обмяк и заправлен за пояс" - обмякнуть может только то, что было напряжено, а заправить можно то, что обвисло. Возможно - "ты обмяк и заправлен твой пояс"? Наконец, финал. "Но синеет окно, занавеска приподнята нежно, словно всё впереди и тебе уготована юность" - красиво, но куда делась "бесконечная фатальность" синевы? Когда произошла эта метаморфоза? Изгиб занавески стал не страстным, но нежным, а фатальность сменилась надеждой на юность. Простите, автор, мне хочется верить, но я не верю.
   Технические аспекты без замечаний. Число стоп в строке немного плавает, но это не мешает. Рифмы подобраны очень удачно.
  
  

64

   Кравчик М. Не верю...
  
   рожденный на стыке тысячелетий,
   на переломе двух поколений.
   в разломах эпох и обломках империй,
   в затоптанных властью грядущих видений.
   где все продается так и иначе-
   главное правильно назначить цену,
   ставят штампы, решают задачи,
   деньги-это героин по венам.
   а стены словно трава прорастают
   новстрои,коттеджи и бизнес-центры.
   фастфуды, развлекательные комплексы клепают,
   верх технологий -био-туалеты.
   билеты на поезд и самолеты,
   заменили билеты в театры и музеи.
   поэтические вечера или байк слеты,
   политические митинги и парады геев.
   всю красоту и грязь этой осени,
   собрал и впитал в себя этот город,
   что он мне даст и оставит что после?
   моя награда пока только холод.
   а я до истерики его ненавижу,
   что вы!- конечно холод,не город.
   пытаясь взлететь, опускаюсь все ниже,
   для этих пыток у него есть повод.
   с годами моя душа прогнивает,
   меняя все принципы клетка за клеткой.
   во мне океан доброты подыхает,
   оставляя на поле битвы скелеты.
   я верил в людей, я верил в рассвет,
   я верил в любовь и в сострадание.
   а вижу химер и читаю памфлет,
   о грязных ментах, выбивавших признания.
   я сам продаю свой мир по частям,
   на выгодах строя свои отношения.
   я к звездам стремился и тайным мирам,
   а сейчас в отражение лишь отвращение.
   я верю родным и верю друзьям
   и даже предателям "в пьяную прерию".
   хотел бы поверить богам и князьям,
   но им, как и впрочем себе, я не верю.
  
   Город - до середины текста, дальше - ЛГ рассуждает скорее о себе любимом на фоне города. Философия - самобичевание. Характер - упаднический.
   Жанр - исповедь, автопортрет на фоне города. Сюжет - попытка имеется - есть завязка, есть классический финал, основная часть затянута.
   "на переломе двух поколений" - можно уточнить какие поколения имеются в виду? "На переломе... в разломах... и обломках..." - перебор повторов в одной фразе. "в затоптанных властью грядущих видений" - тут что-то с падежами напутано. Но даже не в этом вопрос. О чем (о ком) автор пишет в первых четырех строках? О городе? Сколько ему лет, этому городу? О ЛГ? Тогда то, что пишется, начиная с пятой строки, по меньшей мере, странно. После этого следует 14 строк стона о том, как все плохо с городом, вопрос на две строки и 20 строк самобичевания. Не буду разбирать подробно, меня не зацепило ничто - ни поэтически, ни сюжетно.
   Размер хаотически плавает - слоги то добавляются, то урезаются. Рифмы не впечатлили. Точнее, отдельные любопытны, но на общем фоне теряются.
  
  

65

   Ванке В.А. Коломна
  
   Город церковный, город торговый
   Скаредов старых и юных транжир,
   Город былинный, город Коломна -
   Синей сирени и красных рябин!
  
   С улицы Ленина выйду на Кирова,
   Сяду в трамвайный скрипучий возок.
   Ах, подари мне кондукторша милая
   В счастье заветный билетный квиток!
  
   Много здесь пройдено в грусти и в радости,
   Каждому чувству цвет времени свой -
   Грусть наплывала рябиновой алостью,
   Радость - сиренью цвела голубой!
  
   Город - имеется. Философия - отсутствует. Характер - ностальгический, лирический.
   Жанр - элегия. Сюжет - состоит из завязки, финала и, словно обрезанной, основной части. Мне не хватило строфы в основной части. Каких-то замечаний по фразеологии у меня нет. Разве что первая строфа излишне перегружена повтором слова "город". В остальном - слишком много штампов и клише.
   С размером и акцентами - все в порядке. Рифмы - половина почти унисонная, половина - только на совпадении гласных, что для элегии не очень-то хорошо.
  
  

66

   Зуев-Горьковский А.Л. Осень
  
   В городе крашеном снежною проседью,
   Где до сих пор кепку мнёт старый вождь,
   Два хулигана тусуются с осенью:
   Ветер холодный и друг его дождь.
  
   На тротуарах, сорвавшие патину
   С плачущих ив и кудрявых берёз,
   Гопники осени тем, что украдено,
   Редких прохожих хлестали до слёз.
  
   Ветер у ёлок резвился под юбками.
   Дождь дебошир барабанил в окно.
   Нравилось осени с ними ублюдками,
   Было ей старой уже всё равно.
  
   Город - как место действия. Философия - ... надеюсь, ее нет. Характер - хулиганский, беспределщицкий.
   Сюжет выстроен удачно, за исключением первой фразы - "крашеном снежною проседью" противоречит описанию дождя "жлестали... барабанил...", и финала, в которой осени то ли "нравилось", то ли "было... все равно". Строки с третьей по десятую очень понравились. Стилистика "ублюдками" на мой вкус - перебор.
   По размеру и акцентам - вопросов нет. Рифмы - ровно. Самая яркая рифма - относится к самому спорному слову.
  
  

67

   Воробьев М.З. Наш городочек небольшой...
  
   Наш городочек небольшой -
   Старинный русский дух.
   По улицам разлит покой,
   И голосит петух.
  
   У главной улицы родник,
   И храм на высоте.
   К реке наш городок приник
   В бескрайней широте.
  
   Резные ставни у окон,
   Наличников узор.
   Взбираются дома на склон,
   Аж радуется взор.
  
   Вокруг - дремучие леса,
   И даль полей лежит.
   Порою в гости и лиса
   В курятник забежит.
  
   А через улицу - вон там,
   И монастырь живет.
   Зимой монашки по утрам
   Откалывают лёд.
  
   А летом - осенью метут
   Дорожки во дворе.
   Цветочки в клумбах разведут
   По тёплой, по поре.
  
   На площади толпой стоят
   Торговые ряды.
   Тут же пожарные следят,
   Чтоб не было беды.
  
   Из камня лавки на века
   Купцы здесь возвели.
   У них была легка рука
   На прибыль - куркули.
  
   А дальше - до конца, считай,
   Рубленые дома.
   Своя теплица, да сарай -
   Запасы в закрома.
  
   Так и живем - неспешный быт.
   Картошка, огород.
   И Божьей милостью покрыт
   Наш трудовой народ.
  
   А приезжайте к нам ещё
   Из вашей толчеи.
   У нас и впрямь ведь хорошо
   При нашем житии.
  
   Конечно, денег - днем с огнем,
   Замучишься искать.
   Но для друзей всегда найдем
   Кус хлеба и кровать.
  
   Поговорим, чайку попьём,
   Побродим по лесам.
   Грибов да ягод наберём.
   Мы рады будем вам.
  
   Город - пренепременно. Философия - нет. Характер - чинный, гостеприимный.
   Жанр - песня-приглашение - сейчас это называется "визитная карточка". Сюжет - традиционный - роспись города во всей красе. Начало - неплохо, но потом автор увлекся - и понеслась! Особливо про монашек: то они "откалывают", хорошо, что "лед", то они еще чего "по тёплой попоре". Авторы пробуйте читать свои тексты вслух - это помогает отсеивать такие моменты. Финал - слабо проработан - точнее растянут - начинается с "А приезжайте к нам ещё" и в принципе можно было закончить этой строфой, но у нас так не принято, пошла "стременная" строфа и уже на "посошок" только стандартное "Мы рады будем вам".
   Размер и акценты - неплохо. Рифмы - на уровне жанра.
  
  

68

   Шалыгин А. Питер
  
   Есть город - северный КРИСТАЛЛ,
   Его душа - СВЕЖЕЕ МОРЯ,
   Оттесан камень и металл,
   Впитавший СЛАВЫ боль и горе...
  
   В зените хмуром тучи реют,
   Раздолье "Невское" бурлит,
   В нем луч прорвавшийся немеет
   И ветер пылью НЕ СОРИТ
  
   Вдруг солнце скинуло блокаду,
   Коснувшись пламенем шпилей,
   На куполах - НЕБЕС ЛАМПАДА,
   На флаге крест - Святой Андрей.
  
   Здесь БЛАГОРОДСТВО выше боли!
   Здесь мужеством раздавлен страх!
   На это, друг мой, Божья воля,
   И СВЕТОЧ в Питерских сердцах.
  
   Город - он самый (Питер пользуется на конкурсе популярностью). Философия - отсутствует. Характер - сурово-торжественный.
   Жанр - ода. Сюжет - классический - издалека, сурово (даже челябинские мужики уважительно молчат), с нарастанием эмоционального фона, достигающего своего пика в самом финале.
   Уважительно отношусь к такому творчеству - не каждый день человек признается в любви городу. Но с точки зрения поэтики - увы. "Отесан камень и металл" - не отесывают металл. "Раздолье "Невское" бурлит" - не питерец, поэтому фразу не понял. На слух сочетание "зените" рядом с "Невское", которое не отличишь от "Невского" - будет уклонять сюжет в футбольную тему, а это здесь совсем ни к чему. "В нем луч прорвавшийся немеет, и ветер пылью НЕ СОРИТ" - слабо, мягко говоря. "ШпилЕй" - так говорят? Просто интересуюсь. "Здесь БЛАГОРОДСТВО выше боли!" - какая связь? "Здесь мужеством раздавлен страх!" - кошмар! То есть, у Питерцев "страх", как одна из защитных реакций психики отсутствует напрочь? Или это место такое - кто бы ни приехал, любой становится безумно отважным? Автор, поймите, я не просто придираюсь и пытаюсь принизить ваш стих. Но нельзя такие персонифицированные образы представлять как обобщающие. Поясню. Если бы эта фраза была вписана в контекст какого-то конкретного события личности или группы таковых, и показывала бы их победу над каким-то конкретным "страхом", я бы принял эту конструкцию, рассматривая уже более детально фразеологию и лексику (глагол "раздавлен" - то же не так прост с точки зрения лексики). Дался мне этот футбол, но вот даже написали бы вы это все про футбол, про какой-нибудь матч, в котором и боль пришлось терпеть, и несправедливость судьи, и фортуна отворачивалась, но парни собрались и выиграли - я бы поворчал про поэтику, но принял бы, и даже бы выделил как оригинальную подачу темы. Но вот так - общим местом, да еще в финальной строфе - увольте.
  
  

69

   Голиков А.В. Мегаполис. Попытка к бегству
  
   Томятся дороги в асфальтовом плене,
   В коллекторах стонет, вздыхает вода.
   В кострах из неона отсутствует пепел,
   И сети паучьи плетут провода.
   Безжалостно давит нутро электричек,
   В стеклянных витринах лишь контуры лиц.
   И хит "Джулай моннинг"* давно обезличен
   Этажным надгробьем панельных гробниц.
   Китайской стеной растянулись кварталы,
   И шрамами улиц покрыта земля.
   Расходятся в стороны руки вокзалов,
   Стальными когтями взрезая поля.
   Бродячих дворняг разношерстное племя,
   Бездомные кошки в подвальном "раю".
   В песок перетёрто летящее время,
   Контейнеры с мусором словно в строю.
   Изранено небо краями высоток,
   Деревья, трава в летаргическом сне.
   Машины несутся безумным потоком,
   И граффити, надпись на каждой стене.
   Из грязных аллей языки тротуаров,
   Истёртые в серость резиной подошв,
   Выводят к безвкусию пошлых нарядов
   От кутюрье застывших домов.
   И лица пустые с "мобилой" в кармане,
   В пучине страстей утонувший Арбат,
   И тонущий следом город в рекламе,
   И чей-то тоскливо-безжизненный взгляд.
   Глаза устают от неоновых вспышек,
   И в "мёртвые" петли дороги сплелись.
   Громада бетонной Останкинской вышки
   Уходит в проткнутую намертво высь.
   "Нас не догонят!" - хит из заторов,
   Косыми штрихами с кислинкой дожди,
   Прогорклая вонь перегретых моторов,
   Ледзеппленской лестницей* ввысь этажи...
   ...А ночью, во сне, в келье-квартире,
   Я убегаю из города прочь.
   И видятся там мне иные картины -
   В соавторы просится звёздная ночь.
   И в подсознанье, живыми мазками,
   Рисуем мы с нею на обе руки:
   Далёкие горы, пока без названий,
   Туман осторожный над гладью реки.
   Гривастых коней, что летят над степями,
   Озёрный камыш со стаями птиц,
   Дорогу, забытую между полями,
   И горизонт, что вдаль без границ,
   Зовущее утро с зелёной прохладой,
   Бездонное небо с полоской зари.
   Жемчужину солнца в виде награды...
   И Вечное лето, что в сердце земли.
   И думаю я о таком, как о чуде,
   И мысль настигает, не хуже, чем плеть:
   Зачем города нам безликие, люди,
   Когда вот такое так просто... иметь?
  
   Город - даже слишком много. Философия - призыв к цивилизации вернуться "назад к природе". Характерна для некоторых течений в фантастике. Это подчеркнуто броским названием - самое то для нового цикла фантроманов. В поэтическом варианте - неубедительно. Во всяком случае, в сравнении со схожим текстом Тимоти Лирика (прошу прощение за сравнение работ, но это на поверхности) проигрывает однозначно. ЛГ Тима честен и честно возвращает героя в город, потому что понимает, что ЛГ без этого города не может. Он не может без теплого туалета, туалетной бумаги, душа, чистой одежды (которую кто-то постирал и погладил), продуктов, микроволновки, долбанного ящика и доступа к сети. НЕ МОЖЕТ - не обманывайте себя и других (это я не автору... кстати по возрасту, он вполне еще может себе позволить так говорить о себе). Но выдавать такое в неокрепшие умы поколений, которые не знают, как костер разжечь, а если разожгли, как не спалить ближайшие дачи - опасно.
   Жанр - экологическая фантастика в стихах. Сюжет - имеется, но для поэзии затянут предельно. Финал в качестве идеи дает зауженную трактовку действительности, характерную в поэзии только для экзальтированных порывов - "В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов...".
   "Томятся дороги в асфальтовом плене" - ну да, ну да... сходу, конечно же томятся - это ж тюрьма для дорог. То ли дело - без асфальту - "Кирпич на газ и в кузов - к бабам... а куда она денется из колеи?" А на телеге с лошадью и того краше - куда надо привезет. Написали бы "Томится землица..." - и по делу было бы, и рифма внутренняя укрепила бы стих. "хит "Джулай моннинг"* давно обезличен" - узнаю ровесника по пристрастиям (Кен Хенсли, Джон Лорд... - че-то помню еще). А в каком это смысле сказано - никто не знает автора, или никто не знает, о чем песня? Идея - понравилась. Дальше, простите - текста много, но ничто не порадовало поэтически. "В соавторы просится звёздная ночь" - смело, не буду ерничать, но скорее самонадеянно. Хотя, признаюсь, строки ниже куда как поэтичнее. Не шедевр пейзажной лирики, но скроены крепкю. Можно было бы и выделить, но технически недоработаны. "И Вечное лето, что в сердце земли" - вот тут даже незамысловатая поэзия кончилась. Набор красивых слов? Но не только. Еще легкомысленное отношение к поэтическим фразам, а в результате - не образ мечты о возвращении в детство, в "место на Земле, где сердцу легко", а кипящая и бурлящая лава в центре которой "сваренное вкрутую" ядро земли. Наконец, финал - "Когда вот такое так просто... иметь" - капля такой "поэтики" убивает лошадь любое гениальное стихотворение.
   Размер - плавает, акценты местами вообще скачут. Из-за этого даже в целом неплохой кусок лирики страдает. Рифмы - разные, большинство расхожих, некоторые затерты до предела. Но не в рифмах дело.
  
  

70

   Казимиров Е.Д. Кусок души остался
  
   Одесса-мама в цвет и в дни лихие
   Дает приют и лохам и блатным.
   Здесь море - как свободная стихия.
   Ша, за него еще поговорим.
   Я вижу Вас идти по Ришельевской.
   Лопатник, как травой морской матрац,
   Битком набит валютой несоветской,
   Как говорил Абрам Иосифович Кац.
   Ах, Сема, не мешайте впечатляться,
   Оставьте ж с Вас намеки, я прошу.
   Пошли бы Вы в Аркадию купаться,
   Чем по ушам развешивать лапшу.
   Две разницы большие - на трамвае
   Кататься или шкандыбать пешком.
   Кто не спешит, тот всюду успевает.
   Поверьте, Сема, с этим я знаком.
   Не все то - новое, что есть - газета,
   Не все то вправду, что поет куплет.
   Что б Вам так жить, как мне без пистолета.
   Сказать, чтоб очень да? Так, вовсе - нет!
   Сентенции за жизнь под рюмку супа?
   Вам, Сема, гицелем не живодерне быть!
   Не взять за зад мадам Фортуну? Просто глупо!
   Нет, он еще мне будет говорить?!
   Вам кажется, костлявая вздремнула?
   Смерть - не финдюрка. Завтра, как судить,
   Прохряет по Фонтанам балагула,
   Чтоб в путь последний душу проводить...
   И будут хаять у околиц райских
   Всемерно прегрешения твои,
   Мне с Вас смешно! Старайся, не старайся,
   Ты псира - вошь не пупе у Земли
  
   Хорошо, что не читал других отзывов и не участвовал в полемике. Удалось сохранить свежесть восприятия. Не сразу, но хорошо. Сюжет местами перескакивает, кое-где мелочью бросаются в глаза описки (вместо "на" - "не"). Финал "подгружен" блатным жаргоном с труднопроизносимой фонетикой "Финдюрка... Прохряет по Фонтанам балагула". Но главное - не в этом - из текста непонятно, к кому обращена последняя фраза. Если к Семе, то это почти банальный "гоп-стоп", а если внутрь себя - другое дело. Сможет автор отделить "мух от котлет", будет не просто яркая удачная стилизация, будет поэзия. Ну, и не претендуя на равность, небольшой дружеский шарж. Это Вам не пуговицы крутить, Жутя.
   Город - таки да, скажу я Вам. Философия - я Вас умоляю! Характер - ой, не делайте мне нервов.
   Жанр - в натуре, отходняк. Сюжет - таки прикинут, но... кецик не на витрину.
   Я Вам не скажу за автора, но кто-нибудь может разъяснить, за что говорит название текста? Таки кто идут по Ришельевской? И таки где они идут по Ришельевской? И что они из этого будут иметь? И, нет, нам автор делает нервы, а не этот лох Сема, которого балагурит неизвестный нам фраер. Послали б его к Бениной маме - кибитки красить, а не делать воздух в Аркадии. И таки вернулись бы к красной нити нашего базара повествования - я не ослышался, Вы там за "лапотник" обмолвились? И нет? И что сразу за пистолет нас лечить? У нас у тети Розы, вон, гаубица на даче, и ничего - никому не втираем за "костлявую". Нет, как Вам это нравится? Взяли моду морочить голову читателю. Замочил таки фраер Семочку! И что ругаться, я Вас спрашиваю? Кадухис, дитю понятно: у кого нет пистолета, тот и псира.
   Размер и акценты - полный марафет. Рифмы - не кисло в чубчик - кецик не хватило.
  
  

71

   Аметист Летняя песня
  
   А на асфальте бледном -
   синие тени летом,
   лёгкие сети трещин.
   И обожжённый солнцем
   полураздетый город,
   и пузырями краска
   на телефонных будках.
  
   Быстро пожухла зелень,
   даже фонтаны смолкли,
   и воробьи смеются -
   надо мной, может?
   Но позади экзамен,
   утром я стал студентом,
   можно гордиться.
   Дома довольны.
  
   Надо свернуть за угол, выбрать в тени скамейку. Вытянуть ноги.
   Вкус эскимо, как в детстве... но нет того восторга, я весь издёрган.
   Кажется, будто время коброй в кольцо свернулось... или удавом...
  
   Я Рикки-Тикки-Тави, я победитель, типа, должен собой гордиться. Не получилось.
   Надо ли мне бороться с депресняком и ленью, с необъяснимым страхом? Я ведь пытаюсь.
   Мне в этом институте нечего, в общем, делать... но так хотели дома... я же не робот...
  
   ...надо подняться, забыть про усталость,
   и пусть остаётся то, что останется -
   город, с которым давно не здороваюсь -
   ох, как надоела мне малая родина -
   кресла в троллейбусе в синюю крапинку,
   запах горелой резины, царапины,
   скользкие поручни... а рядом с троллейбусом
   тает надежда, что всё переменится.
  
   Город - тут он, тут. Философия - а то ли я делаю, что считаю нужным и правильным. Первый вопрос на изломе юности. Это гораздо позже приходит второй - а то ли я считаю нужным и правильным. Характер - все не то, и все не так.
   Жанр - исповедь на фоне города. Сюжет... а вот ну его, этот сюжет. Начал читать - первые семь строк - как ямочкой на локте об угол стола... Обычные слова - о б ы ч н ы е. А звучит, как что-то волшебное. Но... увы уже следующая строфа погасила сиянье безумного алмаза. И четыре долгих бесконечных строфы - "бу-бу-бу" - совершенно невразумительного текста (нет, не бред, но... промолчу). И когда, уже казалось, что это не кончится никогда - о чудо! Финальная строфа. И снова - словно другой автор, из другого мира, с другим пониманием - и на твоей волне. Больше ничего не скажу - не могу придумать достойного сравнения для этих ненужных неуклюжих перевоплощений.
  
  

72

   Яковлев П.И. колыбельная 1994
  
   В оконном стекле отражается пламя огарка последней свечи,
   Усталая вьюга бредет по асфальту, заходит в пустые дома...
   Укройся получьше, не надо вопросов, не трать лишних сил, помолчи.
   Послушай, как входит в шуршании снега последняя наша зима.
  
   Сугробы на месте застывших трамваев навеют ночные ветра,
   Скелет телевышки решетчатой тенью втыкается в черное небо.
   И наша с тобой основная задача - дожить как-нибудь до утра,
   А в комнате холод, за окнами вьюга и в доме неделю нет хлеба.
  
   Поспи, когда спишь, меньше чувствуешь голод, и я покемарю чуть-чуть,
   Над самою крышей висят, сыпля снегом на весь белый свет, облака.
   Пусть город расколот гражданской войною - я знать ничего не хочу;
   Последний рубеж остается за нами, ведь сны еще наши, пока.
  
   Так пусть нам приснится то давнее лето, над морем рассвет золотой,
   И домик, в котором мы жили когда-то на пыльном глухом полустанке.
   Войны еще нету, беды еще нету, звенит детский смех над водой...
   И ночь будет наша. А утром снаружи вновь рявкнут моторами танки.
  
   Город - антуражем, декорациями. Философия - дожить до рассвета. Характер - обреченный.
   Жанр - колыбельная, но финальная строка разрушает иллюзию этого жанра. Скорее - завещание. Сюжет странный - с первой строфы - "огарка последней свечи", "последняя наша зима" - это же фатализм и безнадега, и ЛГ говорит близкому человеку - "вот такой расклад", и после этого - "поспи". Если бы эти слова прозвучали ближе к концу текста, я бы принял это и понял - человек уснул, а сонному проще высказать такое, что носишь в себе, делая вид, что все еще не так плохо. Это же самый катарсис... Эти б слова перед финальной строфой. Жаль. Мелочи не в счет, а это вот меня сбивает. Хочется верить, что автор искренен, а не выжимает слезу из читателя. Пока до конца не определился.
   Размер, акценты - без замечаний. Рифмы - простые, но здесь это не мешает.
  
  

73

   Диза М. Квартал
  
   Где бьется сердце твое?
   В каком месте творчества?
   В картинах ли?
   Твоих переулков.
   Старых.
   С запахом постмодерна.
   Архитектуры.
   С запахом арок барокко и классицизма.
   Где бьется сердце твое?
   Любовь моя ли?
   В вечной свободе.
   Марихуаны.
   В поиске вечном.
   Тонов.
   Мольбертов.
   В импрессионизме.
   Кирпичной кладки.
   Где твое сердце?
   В духе богемы?
   Что есть богема?
   Лишь образ кисти.
   Той что трепещет.
   В руке кубиста...
   Где твое сердце?
   Ответь.
   Ответь мне!
   Где твое сердце?
   В голых ли людях?
   Спящих в обнимку.
   Полов.
   На матрасе.
   Пьющих свой кофе.
   Андеграундных судеб.
   И написавших.
   Себя в экстазе.
   Где твое сердце?
   Скажи.
   Скажи мне!
   Молча кричишь.
   Свой вопль безгласный.
   В чем твое сердце?
   В жизнях художников..
   В каждом фрагменте.
   Слезы о прекрасном...
  
   Город - скорее его часть, со своим миром. Философия - вряд ли, не хватает чего-то, образ жизни - да. Характер - экзальтированный, рафинированный.
   Жанр - ода в формате верлибра. Сюжет - от городских пейзажей через обнаженную натуру к катарсису слез.
   Знаки препинания просто убивают этот текст. Назначение некоторых слов вообще вызывает сомнения в том, что автор их сюда поставил намеренно. Рефрен про "сердце" повторяется столь часто, что начинает напоминать маниакальное желание главного бандита из к/ф "Приключения Электроника" узнать "где у него кнопка?". На самом деле - "в каком месте творчества" - после этих слов интерес к тексту практически пропал.
   О размере и акцентах говорить нет смысла. А вот "внезапно" выскочившая в финале, откуда ни возьмись, рифма "безгласный-прекрасном" - испортила даже форму.
  
  

74

   Крутикова Е. Простое человеческое счастье
  
   Бойфренд мой, ты наверно просто псих!
   Бросай свою лошадку Пржевальского.
   Мой Боливар нас вынесет двоих
   С затора перекрестка Перекальского.
  
   Он Т-образный, узкий и кривой
   Почти тупик центрального квартала.
   Какой дурак с больною головой
   Планировал его в застрое вала?
  
   Трамвайных рельсов парные пути
   Торил ко дню очередного съезда.
   Теперь здесь не проехать, не пройти,
   Трамвай - король по правилам проезда.
  
   Любимый город лишь годами стар,
   Но дышит кислородом и озоном.
   Пусть вынесет двоих мой Боливар,
   Лавируя зигзагом вдоль газонов.
  
   В деревьях утопая и в цветах,
   Мой город речкой разделен на части.
   Здесь наяву живет, а не в мечтах
   Простое человеческое счастье.
  
   Город - имеется. Философия - не наблюдается. Характер - ироничный, жизнерадостный, оптимистичный.
   Жанр - обращение, призыв. Сюжет - увы, практически отсутствует. Экспрессивное обращение в первой строке остается без объяснения. Что имеется в виду под "лошадку Пржевальского" и "мой Боливар"? Что такое "в застрое вала"? "Трамвайных рельсов парные пути торил ко дню очередного съезда" - фантазия это хорошо, но в формате "какой дурак" заставила меня посмотреть в интернет. Трамвайная линия на ул. Ленина (бывшей Московской) построена в 1898 году, а ветка от ж/д вокзала до центра (как раз по улице Перекальского) - в 1935 - никаких знаменательных съездов в тот год не замечено. "Мой город речкой разделен на части" - как приглашение к разговору - неплохо, как упоминание мимоходом - нелепо.
   С размером и акцентами - без замечаний. Рифмы - "капитан очевидность".
  
  

75

   Горяченков С.А. Безмолвие.
  
   Вот и всё. Финалы отгремели,
   Завершились на пленэре игры.
   На зиму мадмуазели
   Зачехляют главные калибры.
  
   Скоро всё бело и пусто
   Станет на твоей планете.
   Взгляды удлиняются до хруста,
   Сахарную косточку заметя.
  
   Ежедневной колеёй ступая
   Без надежды повернуть назад,
   Гавкают, сюсюкают, стенают,
   О чём-то трёкают.
   Но их уста молчат.
  
   Может, больше никогда не будет
   С нами разноцветья сентября.
   Тут и там вдруг исчезают люди,
   Уходя в себя.
  
   Город пуст.
   И заигрывать бросив,
   Голубые ветра осмелели.
   Догадались деревья: осень,-
   И себя в золотое одели.
  
   Автор, простите. Оставили бы одно первое четверостишье, был бы предмет для разговора. А так - безнадега.
  
  

76

   Ыхо Г. Заброшенный дом
  
   В этом доме не слышен смех,
   Не слышен плач, эмоций шум.
   Остановило время бег,
   Указывает стрелка к двум.
  
   Седой ковёр покрыл весь пол,
   А так же прочий инвентарь,
   Как будто бархатный чехол.
   Осветит комнату фонарь,
  
   Смахнёт сквозняк с предметов пыль,
   Замрёт причудливо в луче,
   Как будто сказкой стала быль
   И свет принадлежит свече.
  
   Забытый дом стоит века,
   Легенды, сказки говорят:
   Живёт в заброшенном тоска,
   В нём тихий шёпот словно яд.
  
   Уходят к дому смельчаки -
   Не возвращаются назад:
   Погибли пленники тоски,
   Следы заносит листопад.
  
   Еще одна безнадега безнадежная. У-у-у-у-у. Приношу извинения, но это повторять (даже не вслух, про себя) авторам не рекомендую.
  
  

77

   Скаредов А.С. Озябший город
  
   Озябший город, задувая свечи,
   В меха снегов укутывает плечи.
   Светает.
   Утро. Уж пора ему пройтись.
   Пошли же! побыстрее да полегче,
   Чтоб закипела в мерзлых жилах жизнь,
   Чтоб белкою в груди вертелась радость.
   Усталость - к чёрту! Видишь: детвора
   На санках катит - бесновата младость!
   (Так рифмовал поэт - увы, не я).
   Послушай - не беда, что по попойке
   Трещит чердак, под глазом синева.
   Не думай о еде. Зачем тебе трава?
   Померзла. Но, попомни, и помойки
   Души засыпал снег. Ура! Ура!
   Давай-ка с горки! Эка ерунда!
   Возьмем вина, а лучше водки -
   Зальем! Чего? Чего - найдем,
   А не найдем, так выдумаем. Шмотки
   Не скидывай пока - еще пропьем,
   Успеем! До весны еще далеко,
   До осени похлеще - целый век.
   А там опять - снега, меха. Вот только
   Ты доживешь, а я-то человек,
   Мой век отмерен с точностью и строго,
   И ничего иного не было и нет...
   Но нам пора - тут в небе гасят свет...
   И я убог, и ты - здесь все убого!
   Или... У Бога? Что же нам пенять?
   Спасибо, живы что - и то неплохо;
   И то неплохо, что придется помирать.
   Озяб немного? Так затепли свечи,
   Плесни вина да посмотри в окно:
   Луна и звезды, ты и человечек -
   Наверно, это я... Темно... Темно...
  
   Город - да. Философия - не готов сейчас рубануть с плеча. Характер - что-то еще осталось от характера.
   Первые двадцать строк спорны и по поэтики, которая напоминает "Мороз и солнце", и по лексике придающей тексту некоторую вычурность. И все это было бы предметом для сетований и вопросов, но... Тринадцать строк финала выписаны абсолютно искренней чистой поэтикой, где нет ни лишних слов, несмотря на повторы, нет лексики, которая бы оттягивала на себя внимание читателя. Просто, рядовыми, даже заурядными словами, но читаешь на одном дыхании, потому что написанное позволяет наполнить этот стих своим личным, а оно есть у каждого. Чего греха таить, рано или поздно финал этого сюжета примерять на себя каждому.
  
  

78

   Глазырина Н.А. В городе где нет метро
  
   Зачем ты его придумала,
   Глупая, рожденная в 80-х.
   Ты что, на самом деле думала,
   Что мир это диско и блеск костюмов?
  
   В городе где нет метро
   Ты пытаешься остановить закат.
   Тебе давно не все равно
   Пять или девять этажей,
   Ты жмешь кнопки на угад
  
   Вдыхая жадно дым от сигарет
   Чужих незнакомых тебе людей,
   Закрывая нос от запаха
   Нафталиновых барышень
   Ты глазами ищешь его.
  
   Глупая, рожденная в 80-х
   Ты страстно смотришь на Луну,
   А потом посвящаешь ей оды,
   Иногда я тебя не пойму.
  
   А я, смотрю в окно
   Наблюдая за движением машин,
   Слушаю твою музыку
   И жду тебя.
  
   Ведь я и сам давно никто
   В городе где нет метро.
  
   Город - имеется. Философия - не уловил. Характер - печальный, почти обреченный.
   Жанр - обращение, даже скорее признание в любви. Сюжет почти не просматривается. Текст по смыслу напоминает подстрочный перевод какой-нибудь англоязычной баллады. "В городе где нет метро ты пытаешься остановить закат" - что означает эта фраза? Просто алогизм? "Тебе давно не все равно пять или девять этажей" - а эта? Возможно, мне просто не удалось проникнуть в мир автора. "Ведь я и сам давно никто" - вот это "и" для выравнивания размера, тянет за собой вопрос: а где первая часть этой сентенции?
   Текст написан свободным стихом. Рифмы - неудачно: то есть, то нет
  
  

79

   Персиваль П. На парапете...
  
   На парапете,
   Где дяди, тети,
   При свете солнца,
   При лунном свете,
  
   В Париже, Риме,
   На о. Борнео,
   Где есть машины,
   Машин где no,
  
   Я встретил деву,
   Ну типа Еву,
   А может, Севу,
   А может, Неву...
  
   Призвала дева
   Молиться Еву,
   А может, небу,
   А может, чреву...
  
   Что было дальше,
   I don't know -
   Контакт прервался,
   Контакта no.
  
   За тем контактом
   Недоглядеу,
   Не видел больше
   Ту типа деву...
  
   Город - не город, остров - не остров: но где-то точно. Философия - отсутствует. Настроение - хорошее.
   Жанр - история одной встречи. Сюжет - классический. Больше ничего не скажу. Не впечатлило. Ни история героя, ни поэтика автора.
  
  

80

   Анютка Мир городских крыш
  
   Стрелой на чердак.
   У чердачных окошек
   Завал и бардак.
   Всегда было так,
   Это вотчина кошек,
   Не выгул собак.
  
   Кошачьи походы
   На крыши-арены
   Опасны порой.
   Там лес дымоходов
   Сменили антенны,
   Но бродит Герой.
  
   Здесь запахом пыли
   С мышиным пометом
   Надышишься всласть.
   Здесь кошки учили
   Котов-обормотов
   Бороться за власть.
  
   Искусаны шкуры,
   Разодраны морды,
   Здесь нет возрастов.
   А кошечки - дуры
   Считают рекорды
   Драчливых котов.
  
   Сбежал побежденный
   И ждет победитель
   В награду l'amour.
   Облезлый, бездомный,
   Но гордый воитель -
   Он идол для дур.
  
   С котом-нуворишем
   Гулять до восхода
   Согласна одна.
   По города крышам
   Их водит природа,
   Любовь и весна.
  
   Город - сплошные чердаки да крыши. Название текста настраивает читателя на описание масштабных полотен, но сюжет зауживает все до кошачьего мира. Философия - любовь, комсомол и весна! Ах, да у автора не комсомол, а природа. Хотелось бы знать, что автор имел в виду под природой и любовью?
   Жанр - кошачьи серенады. Сюжет - какой-никакой. Но начало у него точно никакое. "Стрелой на чердак" - это о чем, о ком? "У чердачных окошек завал и бардак", "Там лес дымоходов сменили антенны", "Но бродит Герой" - литературная составляющая очень слабая. Тем удивительнее крепкая ритмическая реализация не самой простой схемы abcabc, переходящей местами в abaaba. Что это? Жертва? Если так, то жертва несоразмерна.
  
  

81

   Лапина Е.В. Соседи
  
   Мы знакомы
   уже полгода.
   Мне нравятся
   её фотографии.
   Она делает
   классные снимки -
   Из простых и знакомых
   вещей, -
   составляя удачные композиции.
  
   Это стало
   моей привычкой:
   заходить
   на любимый сайт,
   чтобы видеть
   ЕЁ работы,
   ставить лайки,
   и комментировать то,
   что нравится.
  
   У неё
   много поклонников.
   И этому
   есть объяснение:
   разве можно
   пройти спокойно
   мимо такой красоты?!
  
   Я сегодня
   случайно узнала,
   мы живём
   в одном городе,
   и даже
   на одной улице,
   и в соседних домах.
   Ходим
   той же дорогою,
   и, возможно,
   помним друг друга
   в лицо.
  
   Это
   тем более
   удивительно,
   ведь наш город
   такой маленький -
   почти деревня, -
   где все знают
   о тебе
   больше,
   чем ты сам.
  
   Но, наверное,
   мы никогда
   не узнали бы
   главного,
   если б не ТА
   фотография -
   вид из ЕЁ окна.
  
   Город - общим фоном. Философия - общим местом - мир огромный, а город маленький. Но в огромном мире иногда проще пересечься, чем в маленьком городе. Характер - спокойный.
   Жанр - запись в блоге. Сюжет - имеется, но в нем есть изъян: изначально повествование ведется так, словно ЛГ знакомы в жизни - "мы знакомы уже полгода". А дальше - "случайно" и прочие совсем не веские объяснения такого поворота сюжета. На сайте фотографа нет его собственной фотографии? Маловероятно. И тут - "возможно, помним друг друга в лицо". В общем, редкий случай, когда я скажу так: сюжет многократно реализован другими авторами значительно ярче, острее и эмоциональнее. Самый известный пример - стихи Э.Асадова.
   По размеру и акцентам не скажу. Тут пусть оценивают любители верлибров или стихов в прозе. Но в финале не обошлось без рифмы, хоть и слабой "не та-окна".
  
  

82

   Чиж Н. Философский камень городской
  
   Он просыпался грустный спозаранку,
   Все по минутам. Завтрак на ходу,
   Почти бегом к машине на стоянку
   И вечность в тесном пробочном аду.
   Он ненавидел это. Как в бреду
   Глотал, чтоб не свихнуться, валерианку...
  
   Он ненавидел список срочных дел
   И неизменно серую картину:
   Толкучка, грязь, дорожный беспредел,
   И снова натолкнувшись на кретина,
   Он, матерясь, неистово гудел,
   А после выпивал валокордина.
  
   Хотя хотелось крепкого - грамм сто
   И раскурить за рюмкой сигарету,
   И не бежать в удушье кабинета
   К заказчикам, которым все "не то".
   Ко всем чертям послать хотелось это!
   Но... он копил на новое авто...
  
   Город - угадывается по пробкам, но это даже не декорации. Философия - даже не знаю, что сказать, это "абзац". Характер - ни то, ни это.
   Жанр - портрет. Сюжет - до финала, пусть и неказисто местами, ненатурально, но все же сюжет. Финал - простите, бестолковый. Маньяк какой-то - "валерьянку... как в бреду" глотает и запивает валокордином, и "копит" на новое авто.
   И опять с точки размера и акцентов - неплохо. Схема рифмовки плавает - ababba - в первой строфе, ababab - во второй, abbaba - в третьей, но это не мешает. Подбор рифм к финалу становится слабее.
  
  

83

   Байкова А. Город мой родной
  
   Город мой родной на свете самый лучший!
   Пусть есть другие города и больше, и важней,
   Но только где еще такие сыщешь улицы,
   Где солнце светит мне и ярче, и нежней.
  
   Здесь травка в парках, скверах зеленее,
   И дышится свободно и легко,
   А небо здесь намного голубее,
   Пусть даже я отсюда далеко.
  
   Город мой в космические дали
   Открыл дорогу людям на века.
   Миры другие шлют привет Калуге,
   И видят нас они издалека.
  
   Любуются ракетой, храмом, бором,
   Фонтанами, музеями, Окой,
   И красочным лазоревым простором.
   Махну я им приветственно рукой!
  
   И в гости приглашу, и стол накрою,
   Пусть мне расскажут про Венеру, Марс,
   А если пригласят меня с собою -
   Отправлюсь в гости к ним, хотя б на час.
  
   Я погощу у них совсем немного,
   Не нравится мне жить в чужом краю,
   Отправлюсь поскорее я в дорогу -
   В Калугу ненаглядную мою!
  
   Город - имеется. Философия - в гостях хорошо, а дома лучше. Характер - гостеприимный.
   Жанр - визитная карточка. Сюжет - традиционный, только в финале классическое приглашение в гости почти не прописано, а сразу переходит к возможности ответного визита. Поэтика слабая. Много незначащих слов.
   Размер плавает, местами скачет, но явных сбоев акцентов нет. Рифмы = не блещут, местами совсем пропадают.
  
  

84

   Панасенко О.В. Город
  
   Стремятся ввысь дома -
   Бетон, стекло, кирпич...
   И тучи крыши их
   Собой вот-вот заденут.
  
   Прольётся дождь косой,
   Размокнет пыль дорог -
   В грязи увязнут вновь
   Подножья исполинов.
  
   Город - да. Философия - нет. Характер - нет.
   Жанр - поэтический скетч. Сюжет - не получился. "И тучи крыши их собой вот-вот заденут" - кто кого собой заденет? "Размокнет пыль дорог" - город какой-то из стекла и бетона, но в грязи.
   С размером и акцентами - нет вопросов. Рифм здесь и не предполагается.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) А.Шихорин "Создать героя"(ЛитРПГ) В.Василенко "Смертный"(Боевое фэнтези) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) Н.Кожедуб "Земная сфера"(Научная фантастика) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"