Сотников Борис Иванович: другие произведения.

2. Покушение на лже-аксиомы 4/4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

 []
Покушение на лже-аксиомы
(роман-дискуссия, окончание)

О "ПРОТОКОЛАХ", КОТОРЫЕ
БЫЛИ МЕЧТОЙ ХИТРЕЦОВ
Были б добрые в силе, а злые слабы -
Мы б от тяжких раздумий не хмурили лбы!
Если б в мире законом была справедливость -
Не роптали бы мы на превратность судьбы.
Омар Хайям
1

"Протоколы собраний Сионских мудрецов", которые прочитал Автор, являются, на его взгляд, не протоколами состоявшихся когда-то собраний сионистов (да и заголовок этим материалам придуман, наверное, первым переводчиком текста), это, скорее всего, доклад, сделанный, вероятно, сионистом Ашером Гинцбергом в 1897 году, когда произошёл раскол из-за положений, высказанных в этом докладе. Пытаясь потом, после конгресса, доказать евреям свою правоту, Гинцберг распространил свой доклад по каким-то адресам в частном порядке. После чего, видимо, и случилась утечка этой секретной информации, которая заключает в себе смысл самых важных выступлений лидеров сионизма правого крыла, то есть, выступлений, обобщённых Гинцбергом в его докладе как план "мудрецов", предлагаемый конгрессу для достижения целей сионизма на практике. Таким образом, доклад главы "рассеянного" по Европе сионизма следует воспринимать как отдельную часть программы сионистов по захвату власти у не еврейских народов, исходя из своих идеологических теорий, созданных до "собраний Сионских мудрецов". Таких собраний до конгресса было у гинцбергцев, видимо, 24. Русский перевод сделан с добавлением в огромный доклад подзаголовков, чтобы придать более чёткий смысл изложению материала, а в протокол N3 внесены 2 русских термина "крепостное право" и "кулачество", обозначающие европейские названия понятий, вкладываемых в эти термины.
В "протоколе N1" докладчик сообщает Конгрессу цели своих "мудрецов" так: "... я формулирую НАШУ систему взглядов с нашей и гоевской точек зрения. Надо заметить, что люди с дурными инстинктами многочисленнее добрых, поэтому лучшие результаты в управлении ими достигаются насилием и устрашением, а не академическими рассуждениями. Каждый человек стремится к власти, каждому хотелось бы сделаться диктатором, если бы только он мог, но при этом редкий не был бы готов жертвовать благами всех ради достижения благ своих".
Чтобы читатель мог поверить в дальновидность целей сионизма, сформулированных мудрецами, Автор считает необходимым сделать краткий экскурс в историю достижений сионизма. Удачи, как известно, окрыляют и способствуют уточнению планов - ведь исполнение общего плана длилось тысячелетия, отсюда и такая зрелость предвидений или "плодов" этих столетий, взращённых на ядохимикатах сионистской мысли.
Первым человеком в Израильско-Иудейском царстве, которому пришла в голову мысль о создании плана подчинения евреям соседних царств, был царь Соломон бен-Давид (сын Давида), написавший в своей книге премудростей, что всё вокруг - лишь всеобщая суета, то есть, бессмыслица: "ловля ветра". А сам, несмотря на бессмысленность каких-либо действий, созвал к себе мудрецов из среды священников Израиля и Иудеи для выработки начального плана покорения соседей. Дескать, что записано в Талмуде (в своде Законов для евреев), то и надо исполнять: Закон есть Закон, он завещан Богом Моисею, а нам - от Моисея. Пора разбрасывать камни...
Так началось рассеяние евреев по всему миру с определёнными Планом задачами. Задачи эти разработали им древние Сионские мудрецы. Это было почти за тысячу лет до рождения в городе Вифлееме будущего Иисуса Христа, Спасителя гоев, которые, поверив в него, перестанут быть язычниками и окажутся самыми твёрдыми врагами евреев, отстаивающими свои права считать себя людьми.
В последующие за появлением христиан столетия борьба сионистов за власть над народами станет особенно трудной из-за христианской веры в Бога Спасителя - Иисуса Христа. Нетерпимость сионистов к религиям других народов сделала их врагами всего мира. Однако сионисты новых и новых поколений и столетий продолжали разрабатывать и совершенствовать технологию завоевания власти над "гоями", разделив свой общий план на 8 этапов покорения территорий. Когда будет осуществлён последний этап, в Иерусалим явится-де мессия (судья от евреев), назовёт своё имя и свершит свой праведный суд возмездия над "скотом с человеческими лицами". После чего мир навсегда будет принадлежать евреям и покорится их власти.
Проникновение сионистов рассеяния в другие страны осуществлялось по общему плану столетиями. Совершенствовалась не только технология проникновения в новые государства, но и методы подкрадывания к власти и её захвата. Первыми в древнем плане стояли Греция и Египет. Шло время, в новые планы вносились коррективы. К освоенным евреями странам прибавились правительства Италии, Испании, Франции, Германии, Англии, Соединённых Штатов Америки, России. Совершенствовались и технологии разрушения религий и государственности в этих "протекторатах" сионизма. К началу ХХ века выполнение общего плана покорения "скота с человеческими лицами" выглядело так:
1-й этап покорением Греции чужими руками завершился в 429 году до н.э. во время правления Афинами вождём демократии Периклом.
2-й этап завершился мощным проникновением в Рим еврейского капитала перед рождением Иисуса Христа, во время правления императора Августа, не понимавшего, под чью музыку затевает он свои марши.
3-й этап завершился в 1552 году и тем же способом в Мадриде, куда прибыли под видом купцов банкиры-сионисты, давшие очередной крупный золотой заём королю Испании. Всемогущественный Карл 5-й немедленно издал для евреев ряд льготных законов, негласно ввёл привилегии, и песенка государства была спета.
4-й этап начинался во Франции ещё при короле Филиппе Красивом, но был пресечён им в 1307 году раскрытием заговора масонов в Тампле (тамплерская ложа). 13 октября были арестованы: Великий Мастер этого ордена Жак-де-Моле, Великий Приор Франции Пейро, Принц-Дофин, Великий Приор Нормандии, Великий Приор Аквитании и все командоры и рыцари, которые находились в пятницу в Тампле - всего 140 человек. Все они сознались в том, что отреклись от христианской веры, совершали церковные служения перед еврейским идолом с длинной бородой и с двумя рубинами вместо глаз; что священники христианства, вступившие в Орден, что-то совершали со Святыми Дарами при служении литургии, а также в преступлениях Содомского греха, а главное, готовились к свержению королевской власти.
Об аресте этих людей и их показаниях на следствии и суде король Филипп сообщил иностранным государям, предупреждая их о целях дехристианизации масонскими ложами. Были отосланы письма: королю Римскому, королю Неаполитанскому, королю Английскому, королю Кастильскому, королю Арагонскому, королю Наваррскому, королю Португальскому, всем курфюрстам, итальянским принцам и графу Фландрскому.
Однако через века урок забылся, и "великая" Франция опять наполнилась масонскими ложами и кишела министрами и графами из евреев. Подтверждением этому служит письмо-ответ константинопольских евреев, написанное ими в 1489 году, то есть, через 182 года после событий в Тампле, евреям французского города Арля. Этот документ переиздал (ответ евреев Константинополя печатался французскими властями в XYI и в XYII веках) аббат Шаботи в 1880 году в "Armana Provencau u Revue des Etudes juives", основанном евреем Джимсом Ротшильдом, выбившемся в бароны вследствие принятия христианства. Вот ответ жалующимся "братьям в Моисее" из Арля (жалобу их подписал раввин евреев в Арле Шамор 13 Савафа 1489 года): "Возлюбленные братья в Моисее!
Мы получили ваше письмо, в коем вы повествуете о своих тревогах и несчастиях. Узнав о них, мы прониклись такою же скорбию, как и вы. Совет великих сатрапов и раввинов таков: относительно того, что король французский заставляет вас принимать крещение - принимайте его, раз вы не в силах поступить иначе, но при условии, чтобы закон Моисеев сохранился бы в сердцах ваших; относительно того, что приказано отобрать ваше добро - сделайте детей ваших купцами, дабы они понемногу отобрали бы добро у христиан; относительно того, что покушаются на вашу жизнь - сделайте детей ваших врачами и аптекарями, дабы они отнимали жизнь у христиан; относительно того, что христиане разрушают ваши синагоги - сделайте детей ваших канониками и причётниками, дабы они разрушали церковь христиан; относительно того, что вам причиняют многие другие огорчения - сделайте так, чтобы дети ваши были бы адвокатами и нотариусами и чтобы они всегда вмешивались в дела государства с целью подчинить христиан евреям, дабы вы могли стать господами над миром и мстить им.
Не уклоняйтесь от сего данного вам приказания, и вы на опыте убедитесь, как из приниженных, какими вы являетесь теперь, вы станете на вершине могущества.
Б.С.С.В.Ф.Ф., князь евреев Константинополя. 21 касле, 1489 года".
Всё это было написано в ответ на фразу евреев Арля: "... король французский, который снова стал владетелем Прованса, заставляет нас либо насильно окреститься, либо покинуть его владения". А главное, какое общее стремление к могуществу над всеми народами, какое дружное взаимодействие и подчинение Центру сионизма даже в тех странах, где евреев никто не вынуждал защищать свои интересы (в Англии, США, Польше, куда перемещался в 18 веке даже Центр сионизма). Напротив, исторические факты свидетельствуют о другом. Никто евреев к себе не звал, они ехали по приказам своего сионистского Центра. В 20 веке политика "рассеивания" планировалась Израилем на 500 лет вперёд, чтобы уезжающие сионисты плодили в чужих странах заранее своих врачей, аптекарей, адвокатов, чиновников, которые облапошивали бы потом доверчивые народы, призывая их к революциям с целью свержения государственного строя. Поэтому наиболее дальновидные, но всё-таки наивные, короли средневековья и требовали от евреев либо покинуть страну, либо принимать христианство. Но евреи, знающие уже, что им делать, захватывали в свои руки торговлю, финансы, прессу, то есть, практическую власть над чужими государствами, и этими действиями сами вынуждали и вынуждают до сих пор коренные народы защищаться от их агрессивности, что и происходит в настоящее время, например, в России.
Да, евреи сильны своей сплочённостью и финансовой взаимопомощью, а не только советами. В то время как христиане дробят свои силы на фракции католицизма, православия, лютеранства, протестантства, исламисты на мусульман, вохабитов и так далее.
Затянувшийся этап овладения Францией сионистами и жидо-масонскими ложами завершился только во время правления короля Франции Людовика 14-го, в 1700 году. Этот король заявил: "Государство - это я!" И окружил себя развратниками и ворами, продавшимися за еврейское золото. С той поры, подсовывая герцогам Франции евреек, а чиновникам королей дорогие подарки, евреи начали развращать высшее парижское общество идеями масонства и революций, а сами создавали (без какого-либо вынуждения со стороны короля к ответным мерам) невидимое правительство, тайную власть над всем государством. Прошло 94 года, и масоно-еврейство вывело 20 января на казнь (кстати, из того же Тампля, в котором Филипп Красивый арестовал почти 500 лет назад первых масонов государства) короля Франции Людовика XYI-го и Марию Антуанетту. При Наполеоне Первом Бонапарте несколько евреев были уже маршалами Франции. А в начале 20 века еврей Сульт, чуть не воссевший на престол Португалии, стал председателем совета министров Франции. Заметим, что первым министром Англии в 1844 году был тоже еврей - Дизраели Биконсфильд. А граф Канкрин, сын литовского еврея, был министром финансов России.
5-й этап завершился уже отработанным способом и в Англии - это произошло в 1814 году, после падения во Франции Наполеона Бонапарта Первого, умевшего побеждать врага оружием, но ничего не ведавшего о тайной власти золота, находящегося в невидимых руках.
6-й этап завершился в Берлине, как только французы потерпели поражение во Франко-Прусской войне. С 1871 года банковская власть в Германии стала постепенно переходить (особенно после разгрома Пруссией Парижской коммуны) в руки еврейских банкиров с немецкими фамилиями, а революционные идеи, посеянные сионистами как приманка для либералов, перекочевали из Франции в Германию вместе с лозунгом "Да здравствуют Свобода, Равенство и Братство!" Кстати, перекочует в Германию (а затем и в Россию) и прекрасное слово "товарищ" вместе с масонами, которые называли себя так. Но придумали им это слово в качестве приманки, как и лозунг о "Свободе, Равенстве и Братстве", сионисты: на красивое люди всегда клюнут! А что будет дальше - мы вам не скажем, не приоткроем свою тайну... Этот способ сравним с белым платьем целомудренной невесты, надетым на тело проститутки, заражённой сифилисом. Ибо основной целью сионистов было привлечь внимание к красоте и чистоте, а потом заразить гниением. Главное - побеждать чужими руками, а такая цель оправдывает у сионистов любые средства.
7-й этап начался с проникновения в Россию из Франции сначала масонских идей (это сделали офицеры-победители Отечественной войны, вернувшиеся из Парижа в Петербург масонами и ставшие так называемыми "декабристами" из-за восстания 14 декабря 1825 года на Сенатской площади), а затем и революционных идей после убийства в 1881 году революционерами-террористами императора Александра Второго. Дрожжи гниения в российскую государственность и в христианскую веру были вброшены сионистами в то время, как Владимиру Ульянову исполнилось только 11 лет. Ещё через 6 лет его сводный брат поднимет руку (по незнанию) на родного ему отца, императора Александра Третьего. А подрастающий Владимир будет воспитываться и подниматься на этих дрожжах, словно революционное тесто. И превратится потом в диктатора России, разрушив в 1917 году полудемократический государственный строй руками обманутых им рабочих. Сталин перестреляет после его смерти всех старых большевиков-ленинцев, а заодно с ними, чтобы прийти к единоличной власти, и масонов и сионистов, не вникая в тонкости и степень виновности своих жертв. Его новая, так называемая "советская власть", развратится при нём и его методах правления до откровенной преступности и погубит судьбы народов его кровавой империи и саму империю, которая развалится, словно прогнившая тюрьма. А сионисты тут же легко вернутся и в Россию, и к власти над нею - этому будут всемерно способствовать Соединённые Штаты Америки, превращённые ими в свой Центр сионизма. Они и правят сейчас в России третьим поколением 20-го века. На очереди у них, уже схвативших нас за горло, 8-й, последний этап плана захвата власти на Земле - покорение мусульман, почти родственников им, произошедших согласно их религиозному мифу от Авраама, заделавшего вторую родовую ветвь от своей рабыни (не иудейского племени женщины) Агарь. К настоящему времени от далёкого былого родства остались как напоминание лишь тёмные кудри, миндалевидные глаза да обычай обрезания крайней плоти. Всё остальное стало ненавистным и враждебным. Даже столицу "земли обетованной" Иерусалим не могут поделить до сих пор и, похоже, затянут дело с выполнением 8-го этапа сионистского плана: страны при-Иорданья уже не та слабая сила, с которой можно было не считаться 40 лет назад. А если ещё и православная прозревшая Россия вырвется из сионистских тисков, то с приходом в Иерусалим Мессии, видимо, придётся подождать: созреют на Земле иные плоды, не отравленные ядом разрушения совести и веры Человечества в Добро. Но сионисты, привыкшие к победам, не задумываются об этом. Встречая в ночь на 16 октября каждый новый год, они продолжают верить в скорый приход Мстителя, который устроит великий "Пурим" - праздник еврейской мести всему остальному человечеству, и произносят постоянный, многовековой тост: "На будущий год - в Иерусалиме!" То есть, в этот раз Мессия в Иерусалим ещё не пришёл, так поднимем бокалы за будущий год! И ждут, ждут, ждут, совершенствуя свой План.
Так что же представляет собою конкретно этот поистине изуверский план, ведущий сионистов от победы к победе вот уже 1500 лет? Одна только Великая Английская масонская ложа, подчинённая сионизму, распространила уже очень много таких филиалов по всему миру (в Австралии - 81, в Бенгалии - 75, в Трансваале - 53, в Северной Африке - 48, в Бомбее - 34, в Натале - 31, в Мадрасе - 26, в Пенджабе - 26, в Северо-Западной Африке - 26, в Новой Зеландии - 40, в Аргентине - 15, в Бирме - 14, в Египте и Судане - 13, в центральной Африке - 11, в Северном Китае - 11, в Южном Китае - 7, на Гибралтаре - 5 и так далее, и так далее, не говоря уже о Европе), а ведь есть ещё филиалы от французского "Великого Востока". И у всех одна цель: захват учреждений, которые влияют на общественную жизнь. Они сознают, что осуществлению их господства мешает единение людей в одну великую семью христианства. Поэтому их главная задача - внесение безверия в эту семью, разрушение связей, которые делают сильными народы.
Автор предлагает читателям взглянуть на "Протоколы" собственными глазами и убедиться в коварстве сионизма самим. К началу ХХ века, судя по докладу Главного сиониста еврейского рассеяния, представленному на конгрессе евреев, план завоевания власти над народами выглядел так... (выделение слов крупным шрифтом, а также подчеркивания мои - Автор):
"ПРОТОКОЛ N1: ... Право - в силе. Что сдерживало хищных животных, которых зовут людьми? Что ими руководило до сего времени?
В начале общественного строя они подчинялись грубой и слепой силе, потом - закону, который есть та же сила, только замаскированная. Вывожу заключение, что по закону естества право - в силе.
СВОБОДА - ИДЕЯ. Политическая свобода есть идея, а не факт. Эту идею надо уметь применять как идейную приманку, чтобы привлечь народные силы на свою сторону для свержения власти. Задача облегчается, если противник сам заразится идеей свободы, так называемым либерализмом. Тогда-то и проявится торжество нашей теории: распущенные бразды правления тотчас же по закону бытия подхватываются новой рукой, потому что слепая сила народа дня не может пробыть без руководителя.
ЗОЛОТО. ВЕРА. САМОУПРАВЛЕНИЕ. Было время - правила вера. В наше время заместительницей либералов правителей явилась власть золота. Идея свободы неосуществима, потому что никто не умеет пользоваться ею в меру. Стоит народу предоставить на некоторое время самоуправление, как оно превращается в распущенность, возникают междоусобицы, переходящие в социальные битвы, в которых государства горят и значение их превращается в пепел.
ДЕСПОТИЗМ КАПИТАЛА. Истощается ли государство в собственных конвульсиях, или же внутренние распри отдают его во власть внешним врагам, во всяком случае, оно может считаться безвозвратно погибшим: оно в НАШЕЙ власти. Деспотизм капитала, который ВЕСЬ В НАШИХ руках, протягивает ему соломинку, за которую государству ПРИХОДИТСЯ держаться ПОНЕВОЛЕ, в противном случае оно катится в пропасть.
ВНУТРЕННИЙ ВРАГ. ... Если у каждого государства 2 врага и, если по отношению к внешнему врагу ему дозволено и не почитается безнравственным употреблять всякие меры борьбы, как, например, не ознакомлять врага с планами нападениями или защиты, нападать на него ночью или неравным числом людей, то почему же такие же меры в отношении ХУДШЕГО врага, нарушителя общественного строя и благоденствия, можно назвать недозволенными и безнравственными? (Автора замечание: предлагается, с одной стороны, наплевать на международные правила и договорённости в отношениях между государствами, а с другой, плевать и на собственную Конституцию в отношениях между государством и его гражданами).
ТОЛПА. АНАРХИЯ. Может ли здравый логический ум надеяться успешно руководить толпами при помощи разумных увещаний или уговоров...? Руководясь исключительно мелкими страстями... люди в толпе и люди толпы поддаются партийному расколу, мешающему всякому соглашению даже на почве разумного увещевания. Всякое решение толпы зависит от случайного или подстроенного большинства, которое, по неведению политических тайн, произносит абсурдное решение, кладущее зародыш анархии в управление.
ПОЛИТИКА И МОРАЛЬ. Политика не имеет ничего общего с моралью. Правитель, руководствующийся моралью, неполитичен, а потому не прочен на своём престоле. Кто хочет править, должен прибегать и к хитрости, и к лицемерию. (Автора замечание: да здравствуют гитлеры, сталины, ленины, маоцзедуны, полпоты всего мира, лицемерие и аморальность! Такие вожди превратят свои народы в стадо баранов, и тогда... ООН может рукоплескать и сионистам, так чётко обозначившим "невинность и нравственность" своей идеологии). Великие народные качества - откровенность и честность - суть пороки в политике, потому что они свергают с престолов лучше и вернее сильнейшего врага. Эти качества ДОЛЖНЫ БЫТЬ атрибутами ГОЕВСКИХ царств, МЫ же отнюдь НЕ ДОЛЖНЫ руководиться ими.
ПРАВО СИЛЬНОГО. НАШЕ право - в силе. Слово "право" есть отвлечённая и ничем недоказанная мысль. Слово это означает не более, как: дайте мне то, чего я хочу, чтобы я тем самым получил доказательство, что я сильнее вас.
Где начинается право? Где оно кончается?
В государстве, в котором плохая организация власти, безличие законов и правителя, обезличенных размножившимися от либерализма правами, Я черпаю новое право - броситься по праву сильного и разнести все существующие порядки и установления, наложить руки на законы, перестроить все учреждения и СДЕЛАТЬСЯ владыкою тех, которые ПРЕДОСТАВИЛИ нам права СВОЕЙ СИЛЫ, отказавшись от них ДОБРОВОЛЬНО, либерально.
НЕОБОРИМОСТЬ МАСОНСКО-ЕВРЕЙСКОЙ ВЛАСТИ. НАША власть при современном шатании ВСЕХ властей БУДЕТ необоримее всякой другой, потому что она будет НЕЗРИМОЙ до тех пор, пока не укрепится настолько, что её уже никакая хитрость не подточит.
ЦЕЛЬ ОПРАВДЫВАЕТ СРЕДСТВА. Из ВРЕМЕННОГО зла, которое МЫ вынуждены теперь совершать, произойдёт добро НЕПОКОЛЕБИМОГО ПРАВЛЕНИЯ, которое восстановит правильный ход механизма народного бытия, нарушенного либерализмом. Результат ОПРАВДЫВАЕТ средства.
... Перед НАМИ план, в котором стратегически изложена линия, от которой НАМ отступать нельзя без риска видеть разрушение МНОГОВЕКОВЫХ работ.
ТОЛПА - СЛЕПЕЦ. Чтобы выработать целесообразные действия, надо принять во внимание подлость, неустойчивость, непостоянство толпы, её неспособность понимать и уважать условия собственной жизни, собственного благополучия. Надо понять, что мощь толпы слепая, неразумная, не рассуждающая, прислушивающаяся направо и налево. Слепой не может водить слепых без того, чтобы их не довести до пропасти, следовательно, члены толпы, выскочки из народа, хотя бы и гениально умные, но в политике не разумеющие, не могут выступать в качестве руководителей толпы без того, чтобы не погубить всей нации.
ПОЛИТИЧЕСКАЯ АЗБУКА. Только с детства подготовляемое к самодержавию лицо может ведать слова, составляемые политическими буквами.
ПАРТИЙНЫЕ РАЗДОРЫ. Народ, предоставленный самому себе, т.е. выскочкам из его среды, саморазрушается партийными раздорами, возбуждаемыми погонею за властью и почестями, и происходящими от этого беспорядками. Возможно ли народным массам спокойно, без соревнования, рассудить, управиться с делами страны, которые не могут смешиваться с личными интересами? Могут ли они защищаться от внешних врагов? Это немыслимо... нужен план.
НАИБОЛЕЕ ЦЕЛЕСООБРАЗНЫЙ ОБРАЗ ПРАВЛЕНИЯ - САМОДЕРЖАВИЕ. Только у самодержавного лица планы могут выработаться ясными, в порядке, распределяющем всё в механизме государственной машины... Без абсолютного деспотизма не может существовать цивилизация, проводимая не массами, а руководителем их, кто бы он ни был. Как только толпа захватывает свободу, она её вскоре превращает в анархию, которая сама по себе есть высшая степень варварства.
СПИРТ. КЛАССИЦИЗМ, РАЗВРАТ. ... Народы гоев одурманены спиртными напитками, а молодёжь их одурела от классицизма и раннего разврата, на который её подбивала НАША агентура - гувернёры, лакеи, гувернантки - в богатых домах приказчики и проч., НАШИ женщины - в местах гоевских увеселений.
ПРИНЦИП И ПРАВИЛА ЕВРЕЙСКО-МАСОНСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА. Наш пароль - сила и лицемерие. Насилие должно быть принципом, а хитрость и лицемерие - правилом для правительств, которые не желают сложить свою корону к ногам агентов какой-либо новой силы. Это зло есть единственное средство добраться до цели, добра. Поэтому мы не должны останавливаться перед подкупом, обманом и предательством, когда они должны послужить к достижению нашей цели. В политике надо уметь брать чужую собственность без колебаний, если ею мы добьёмся покорности и власти.
ТЕРРОР. Наше государство, шествуя путём мирного завоевания, имеет право заменить ужасы войны менее заметными и более целесообразными казнями, которыми надо поддерживать террор, располагающий к слепому послушанию. Справедливая, но неумолимая, строгость есть величайший фактор государственной силы: не только ради выгоды, но и во имя долга; ради победы нам надо держаться программы насилия и лицемерия. Доктрина расчёта настолько же сильна, насколько и средства, ею употребляемые. Поэтому не столько самими средствами, сколько доктриной строгости, мы восторжествуем и ЗАКРЕПОСТИМ ВСЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА своему сверхправительству - (имеется в виду "Международное Тайное Правительство". Автор). Достаточно, чтобы знали, что МЫ НЕУМОЛИМЫ, чтобы прекратились ослушания.
СВОБОДА, РАВЕНСТВО И БРАТСТВО. Ещё в древние времена мы среди народа впервые крикнули слова: "свобода, равенство, братство", слова много раз повторённые с тех пор бессознательными попугаями, отовсюду налетевшими на эти ПРИМАНКИ, с которыми они унесли благосостояние мира, истинную свободу личности, прежде так ограждённую от давления толпы. Якобы умные, интеллигентные гои не разобрались в отвлечённости произнесённых слов, не заметили противоречия их значения и соответствия их между собою, не увидели, что В ПРИРОДЕ НЕТ равенства, НЕ МОЖЕТ БЫТЬ свободы, что сама природа установила НЕРАВЕНСТВО умов, характеров и способностей, равно и ПОДВЛАСТНОСТЬ ЕЁ ЗАКОНАМ, не рассудили, что толпа - сила слепая, что выскочки, избранные из неё для управления, в отношении политики такие же слепцы, как и она сама, что посвящённый, хотя бы и дурак, да может править, а непосвящённый, будь он даже и гений, ничего не поймёт в политике - всё это гоями было упущено из вида; а между тем на этом зиждилось...
ПРИНЦИП ДИНАСТИЧЕСКОГО ПРАВЛЕНИЯ. ... династическое правление: отец передавал сыну знание хода политических дел, так, чтобы никто его не ведал, кроме членов династии и не мог бы выдать его тайны управляемому народу. Со временем смысл династической передачи истинного положения дел политики был утрачен, что послужило к успеху НАШЕГО дела.
УНИЧТОЖЕНИЕ ПРИВИЛЕГИЙ ГОЕВСКОЙ АРИСТОКРАТИИ. Во всех концах мира слова - "свобода, равенство, братство" - становили в наши ряды через НАШИХ слепых агентов целые легионы, которые с восторгом несли НАШИ знамёна. Между тем эти слова были червяками, которые подтачивали благосостояние гоев, уничтожая всюду мир, спокойствие, солидарность, разрушая все основы их государства. Вы увидите ВПОСЛЕДСТВИИ, что это послужило К НАШЕМУ ТОРЖЕСТВУ: это нам дало возможность, между прочим, добиться важнейшего козыря в наши руки - уничтожения привилегий, иначе говоря, самой сущности аристократии гоев, которая БЫЛА ЕДИНСТВЕННОЙ против нас ЗАЩИТОЙ.
НОВАЯ АРИСТОКРАТИЯ НАРОДОВ И СТРАН. На развалинах природной и родовой аристократии МЫ поставили аристократию НАШЕЙ интеллигенции во главе всего, денежной. Ценз этой новой аристократии мы установили в богатстве, от нас зависимом, и в науке, двигаемой нашими мудрецами.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ РАСЧЁТ. Наше торжество облегчилось ещё тем, что в сношениях с нужными нам людьми мы всегда действовали на самые чувствительные струны человеческого ума - на расчёт, на алчность, на ненасытность материальных потребностей человека, а каждая из перечисленных человеческих слабостей, взятая в отдельности, способна убить инициативу, отдавая волю людей в распоряжение покупателя их деятельности.
АБСТРАКЦИЯ СВОБОДЫ. Абстракция свободы дала возможность убедить толпы, что правительство ничто иное, как УПРАВЛЯЮЩИЙ собственника страны - народа и что его можно сменять, как изношенные перчатки.
СМЕНЯЕМОСТЬ НАРОДНЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ. Сменяемость представителей народа отдавала их в НАШЕ распоряжение и, как бы, НАШЕМУ НАЗНАЧЕНИЮ.
ПРОТОКОЛ N2. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВОЙНЫ - ОСНОВАНИЕ ЕВРЕЙСКОГО ПРЕОБЛАДАНИЯ. Нам необходимо, чтобы войны, по возможности, не давали территориальных выгод: это перенесёт войну на экономическую почву, в которой нации в нашей помощи усмотрят силу нашего преобладания, а такое положение вещей отдаст обе стороны в распоряжение НАШЕЙ интернациональной агентуры, обладающей миллионами глаз, взоров, непреграждёнными никакими границами. Тогда НАШИ международные права СОТРУТ народные в смысле пра`ва и будут ПРАВИТЬ НАРОДАМИ так же, как гражданское право государств правит отношениями своих подданных между собою.
ПОКАЗНАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ И ТАЙНЫЕ "СОВЕТНИКИ". Администраторы, выбираемые НАМИ из публики в зависимости от их рабских способностей, не будут лицами, приготовленными для управления, и потому они легко сделаются ПЕШКАМИ В НАШЕЙ ИГРЕ, в руках НАШИХ УЧЁНЫХ и гениальных советчиков, специалистов, воспитанных с раннего детства для УПРАВЛЕНИЯ ДЕЛАМИ ВСЕГО МИРА. Как вам известно, эти специалисты наши черпали для управления нужные сведения из НАШИХ политических планов, из опытов истории, из наблюдений над каждым текущим моментом. Гои не руководятся практикой БЕСПРИСТРАСТНЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ НАБЛЮДЕНИЙ, а теоретической рутиной, без всякого критического отношения к её результатам. Поэтому НАМ НЕЧЕГО С НИМИ СЧИТАТЬСЯ - пусть они себе до времени ВЕСЕЛЯТСЯ, или живут надеждами на новые увеселения, или воспоминаниями о пережитом. Пусть для них играет главнейшую роль то, что МЫ ВНУШИЛИ им ПРИЗНАВАТЬ за ВЕЛЕНИЯ НАУКИ (теории). Для этой цели МЫ ПОСТОЯННО, путем НАШЕЙ ПРЕССЫ, возбуждаем слепое доверие к ним. Интеллигенты гоев будут кичиться знаниями и, без логической их проверки, приведут в действие все почерпнутые из науки сведения, СКОМБИНИРОВАННЫЕ НАШИМИ АГЕНТАМИ с целью ВОСПИТАНИЯ УМОВ в нужном для НАС направлении.
УСПЕХИ РАЗРУШИТЕЛЬНЫХ УЧЕНИЙ. Вы не думайте, что утверждения наши голословны: обратите внимание на ПОДСТРОЕННЫЕ НАМИ успехи дарвинизма, марксизма, ницшеизма. Растлевающее значение для гоевских умов этих направлений нам-то, по крайне мере, должно быть очевидно.
ПРИСПОСОБЛЯЕМОСТЬ К ПОЛИТИКЕ. НАМ НЕОБХОДИМО считаться с современными мыслями, характерами, тенденциями народов, чтобы не делать промахов в политике и в управлении административными делами. Торжество НАШЕЙ СИСТЕМЫ, части механизма которой можно располагать разно, смотря на темперамент народов, встречаемых нами на пути, не может иметь успеха, если практическое её применение не будет основываться на ИТОГАХ ПРОШЛОГО в связи с настоящим.
РОЛЬ ПРЕССЫ. В руках современных государств имеется великая сила, создающая движение мысли в народе - это пресса. Роль прессы - указывать якобы необходимые требования, передавать жалобы народного голоса, выражать и СОЗДАВАТЬ НЕУДОВОЛЬСТВИЯ. В прессе воплощается торжество свободоговорения. Но ГОСУДАРСТВА НЕ УМЕЛИ воспользоваться этой силой; и она очутилась в наших руках. Через нее МЫ ДОБИЛИСЬ ВЛИЯНИЯ, сами оставаясь в тени; благодаря ей мы собрали в свои руки золото, невзирая на то, что нам его приходилось брать из потоков крови и слёз.
СТОИМОСТЬ ЗОЛОТА И ЦЕННОСТЬ ЕВРЕЙСКОЙ ЖЕРТВЫ. Но МЫ ОТКУПИЛИСЬ, жертвуя многими из НАШЕГО НАРОДА. Каждая жертва с нашей стороны стоит тысячи гоев перед Богом.
ПРОТОКОЛ N3. СИМВОЛИЧЕСКИЙ ЗМИЙ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ. Сегодня могу вам сообщить, что НАША ЦЕЛЬ уже в нескольких шагах от нас. Остаётся небольшое пространство, и весь пройденный нами путь готов уже сомкнуть свой цикл Символического Змия, каковым Мы изображаем наш народ. Когда этот круг сомкнётся, все Европейские Государства будут им замкнуты, как крепкими тисками.
НЕУСТОЙЧИВОСТЬ КОНСТИТУЦИОННЫХ ВЕСОВ. ТЕРРОР ВО ДВОРЦАХ. Современные конституционные весы скоро опрокинутся, потому что МЫ их установили не с точностью для того, чтобы они не переставали колебаться, пока не перетрётся их держатель. Гои предполагали, что они его достаточно крепко сковали и всё ожидали, что весы придут в равновесие. Но держатель - Царствующие - заслонены своими представителями, которые дурят, увлекаясь своей бесконтрольной и безответственной властью. Властью же этой они обязаны навеянному во дворцы террору. Не имея доступа к своему народу, в самую его среду, Царствующие уже не могут сговориться с ним и укрепиться против властолюбцев. Разделённые НАМИ зрячая царская сила и слепая сила народа потеряли всякое значение, ибо отдельно, как слепец без палки, они немощны.
ВЛАСТЬ И ЧЕСТОЛЮБИЕ. Чтобы побудить властолюбцев к злоупотреблению властью, МЫ противопоставили друг другу все силы, развив их ЛИБЕРАЛЬНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ К НЕЗАВИСИМОСТИ (В настоящее время они это проделали в России указами Ельцина "берите столько власти, сколько сумеете проглотить!" Сам Ельцин делал, что хотел: приказал бомбить город Грозный, из которого все чеченцы убежали в горные селения к родственникам, а 50 тысяч русских граждан России, которым бежать было некуда, попали под бомбёжки. За это его обвиняли (и не раз) официально в Государственной думе. Слава Богу, успели уговорить, чтобы ушёл из Кремля, так как именно от такой марионетки нужно было срочно спасать Россию в первую очередь. Автор). Мы в этом направлении возбудили всякую предприимчивость, мы вооружили все партии, МЫ поставили власть МИШЕНЬЮ для всех амбиций. Из государства МЫ СДЕЛАЛИ АРЕНЫ, на которых разыгрываются смуты. Ещё немного, и беспорядки, банкротства появятся всюду...
ПАРЛАМЕНТСКИЕ ГОВОРИЛЬНИ. ПАМФЛЕТЫ, ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ВЛАСТЬЮ. Неистощимые говоруны превратили в ораторские состязания заседания парламентов и административных собраний. Смелые журналисты, бесцеремонные памфлетисты ежедневно нападают на административный персонал. Злоупотребления властью окончательно подготовят учреждения к падению, и всё полетит вверх ногами под ударами обезумевшей толпы.
ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАБСТВО. "ПРАВА НАРОДА". Народы прикованы к тяжёлому труду бедностью сильнее, чем их приковывало рабство и крепостное право: от них так или иначе могли освободиться, могли с ними считаться, а от нужды они не оторвутся. МЫ включили в конституции такие права, которые для масс являются фиктивными, а не действительными правами. Все эти так называемые "права народа" могут существовать только в идее, никогда на практике неосуществимой. Что для пролетария-труженика, согнутого в дугу над тяжёлым трудом, придавленного своей частью, получение говорунами ПРАВА БОЛТАТЬ, журналистами ПРАВА ПИСАТЬ всякую чепуху наряду с делом, раз пролетариат не имеет иной выгоды от конституции, кроме тех жалких крох, которые МЫ ИМ бросаем с НАШЕГО стола за подачу ими голосов в ПОЛЬЗУ НАШИХ агентов?.. Республиканские права для бедняка - горькая ирония, ибо необходимость чуть не подённого труда, не даёт им настоящего пользования ими, но зато ОТНИМАЕТ У НИХ гарантию постоянного и верного заработка, ставя его в зависимость от стачек хозяев или товарищей.
КУЛАЧЕСТВО И АРИСТОКРАТИЯ. Народ под НАШИМ руководством уничтожил аристократию, которая была его естественной защитой и кормилицей ради собственных выгод, неразрывно связанных с народным благосостоянием. Теперь же, с уничтожением аристократии, он попал под гнёт кулачества разжившихся пройдох, насевших на рабочих безжалостным ярмом.
АРМИЯ МАСОНО-ЕВРЕЙСТВА. МЫ явимся якобы СПАСИТЕЛЯМИ рабочего от этого гнёта, когда ПРЕДЛОЖИМ ему вступать в ряды НАШЕГО войска - социалистов, анархистов, коммунаров, которым МЫ всегда оказываем поддержку из якобы БРАТСКОГО правила общечеловеческой солидарности НАШЕГО социального масонства. Аристократия, пользовавшаяся по праву трудом рабочих, была заинтересована в том, чтобы рабочие были сыты, здоровы и крепки.
ВЫРОЖДЕНИЕ ГОЕВ. МЫ же заинтересованы в обратном - в вырождении гоев. НАША ВЛАСТЬ - в хроническом недоедании и слабости рабочего, потому что всем этим он закрепощается НАШЕЙ ВОЛЕ, а в СВОИХ властях он не найдёт ни сил, ни энергии для противодействия ей. Голод создаёт ПРАВА КАПИТАЛА на рабочего вернее, чем аристократии давала это право законная Царская власть.
ГОЛОД И ПРАВО КАПИТАЛА. Нуждою и происходящею от неё завистливою ненавистью МЫ ДВИГАЕМ ТОЛПАМИ и их руками стираем тех, кто НАМ МЕШАЕТ на пути нашем.
ТОЛПА И КОРОНАЦИЯ "ВСЕМИРНОГО ВЛАДЫКИ". Когда придёт время НАШЕМУ ВСЕМИРНОМУ ВЛАДЫКЕ короноваться, то те же руки сметут всё, могущее сему быть препятствием.
ОСНОВНОЙ ПРЕДМЕТ ПРОГРАММЫ БУДУЩИХ МАСОНСКИХ ШКОЛ. Гои ОТВЫКЛИ думать без НАШИХ научных советов. Поэтому они не видят настоятельной необходимости в том, чего мы, когда наступит НАШЕ ЦАРСТВО, будем неукоснительно придерживаться, а именно: что в народных школах надо преподавать единую истинную науку, первую из всех - науку о строе человеческой жизни, социального быта, требующего разделения труда, а следовательно, разделения людей на классы и сословия. Необходимо, чтобы знали все, что равенства быть не может вследствие различия назначения деятельности, что не могут одинаково отвечать перед законом тот, который своим поступком компрометирует целое сословие, и тот, который не затрагивает им никого, кроме своей чести.
ТАЙНА НАУКИ СОЦИАЛЬНОГО СТРОЯ. Правильная наука социального строя, в тайны которой МЫ не допускаем гоев, показала бы всем, место и труд должны сохраняться в определённом кругу, чтобы не быть источником человеческих мук от несоответствия воспитания с работой. При изучении этой науки народы станут добровольно повиноваться властям и распределённому ими строю в государстве. При теперешнем же состоянии науки и НАМИ созданном её направлении, народ, слепо верящий печатному слову, питает, во внушенных ему заблуждениях, в неведении своём, вражду ко всем сословиям, которые он считает выше себя, ибо не понимает значения каждого сословия.
ОБЩИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС. Указанная вражда ещё более увеличивается на почве экономического кризиса, который остановит биржевые сделки и ход промышленности. Создав всеми доступными нами ПОДПОЛЬНЫМИ путями с помощью золота, КОТОРОЕ ВСЁ В НАШИХ РУКАХ, общий экономический кризис, МЫ бросим на улицу целые толпы рабочих одновременно во всех странах Европы. Эти толпы с наслаждением бросятся проливать кровь тех, кому они, в простоте своего поведения, завидуют с детства, и чьи имущества им можно будет тогда грабить.
БЕЗОПАСНОСТЬ "НАШИХ". Наших они не тронут, потому что момент нападения НАМ будет известен, и НАМИ будут приняты меры к ограждению своих.
ДЕСПОТИЗМ МАСОНСТВА - ЦАРСТВО РАЗУМА. Мы убедили, что прогресс приведёт всех гоев к царству разума. НАШ деспотизм и будет таковым, ибо он сумеет разумными строгостями замирить все волнения, вытравить либерализм из всех учреждений.
Когда народ увидел, что ему во имя свободы делают всякие уступки и послабления, он вообразил себе, что он владыка, и ринулся во власть, но, конечно, как и всякий слепец, наткнулся на массу препятствий, бросился искать руководителя, не догадался вернуться к прежнему и сложил свои полномочия у наших ног. Вспомните французскую революцию, которой МЫ дали имя "великой": тайны её подготовки НАМ хорошо известны, ибо она вся - дело рук НАШИХ.
С тех пор МЫ водим народ от одного разочарования к другому, чтобы он и от НАС отказался - в пользу того Царя-деспота Сионской крови, которого МЫ готовим для мира.
ПРИЧИНА НЕУЯЗВИМОСТИ МАСОНСТВА. В настоящее время МЫ как международная сила неуязвимы потому, что при нападении на НАС одних, НАС поддерживают другие государства. Неистощимая подлость гоевских народов, ползающих перед силой, безжалостных к слабости, беспощадных к проступкам и снисходительных к преступлениям, не желающих выносить противоречий свободного строя, терпеливых до мученичества перед насилием смелого деспота - вот что способствует НАШЕЙ НЕУЯЗВИМОСТИ. От современных премьеров-демократов они терпят и выносят такие злоупотребления, за меньшее из которых они обезглавили бы 20 королей.
РОЛЬ ТАЙНЫ МАСОНСКИХ ЛОЖ. Объясняется это явление тем, что диктаторы эти шепчут народу через своих агентов, что они злоупотреблениями теми наносят ущерб государствам для высшей цели - достижения блага народам, их международному братству, солидарности и равноправию. Конечно, им не говорят, что такое соединение должно совершиться только под державой НАШЕЙ.
И вот народ осуждает правых и оправдывает виновных, всё более и более убеждаясь, что он может творить всё, чего ни пожелает. Благодаря такому положению вещей народ разрушает всякую устойчивость и создаёт беспорядки на каждом шагу.
СВОБОДА. Слово "свобода" выставляет людские общества на борьбу против всякой власти, даже Божеской и природной. Вот почему при НАШЕМ ВОЦАРЕНИИ МЫ ДОЛЖНЫ БУДЕМ это слово исключить из человеческого лексикона, как принцип животной силы, превращающей толпы в кровожадных зверей.
Правда, звери эти засыпают всякий раз, как напьются крови, и в это время их легко заковать в цепи. Но, если им не дать крови, они не спят и борются.
ПРОТОКОЛ N4. СТАДИЯ РЕСПУБЛИКИ. Всякая республика проходит несколько стадий. Первая из них заключена в первых днях безумствования слепца, мятущегося направо и налево, вторая - в демагогии, от которой родится анархия, приводящая неизбежно к деспотизму, но уже не законному открытому, а потому ответственному, а к невидимому и неведомому и, тем не менее, чувствительному деспотизму какой бы то ни было тайной организации, тем бесцеремоннее действующей, что она действует прикрыто, за спиной разных агентов, смена которых не только не вредит, но воспособляет тайной силе, избавляющейся, благодаря этой смене, от необходимости тратить СВОИ средства на вознаграждение долгосрочно прослуживших.
ВНЕШНЕЕ МАСОНСТВО. Кто и что может свергнуть НЕЗРИМУЮ СИЛУ? А сила НАША именно такова. Внешнее масонство служит слепым прикрытием ей и её целям, но план действий этой силы, даже самое её местопребывания для народа всегда остаётся неизвестным.
СВОБОДА И ВЕРА. Но и свобода могла бы быть безвредной и просуществовать в государственном обиходе без ущерба для благоденствия народов, если бы она держалась на принципах веры в Бога, на братстве человечества ВНЕ МЫСЛИ О РАВЕНСТВЕ, которому противоречат сами законы творения, УСТАНОВИВШИЕ ПОДВЛАСТНОСТЬ. При такой вере народ был бы управляем ОПЕКОЙ ПРИХОДОВ и шёл бы СМИРЕННО И КРОТКО под рукой своего духовного пастыря, повинуясь Божьему распределению на земле. Вот почему НАМ необходимо ПОДОРВАТЬ ВЕРУ, вырвать из ума гоев САМЫЙ ПРИНЦИП Божества и Духа и заменить всё АРИФМЕТИЧЕСКИМИ РАСЧЁТАМИ и материальными потребностями.
МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРОМЫШЛЕННО-ТОРГОВАЯ КОНКУРЕНЦИЯ. РОЛЬ СПЕКУЛЯЦИИ. Чтобы умы гоев не успевали думать и замечать, надо их отвлечь на промышленность и торговлю. Таким образом все нации будут искать своей выгоды и, в борьбе за неё, не заметят своего общего врага. Но для того, чтобы свобода окончательно разложила и разорила гоевские общества, надо промышленность поставить на спекулятивную почву: это послужит к тому, что отнятое промышленностью от земли не удержится в руках и перейдёт к спекуляции, то есть, в наши кассы. Напряжённая борьба за превосходство... создадут... разочарованные, холодные и бессердечные общества... Руководителем их будет только расчёт, т.е. золото. И... низшие классы гоев пойдут за НАМИ против наших конкурентов на власть, интеллигентов-гоев.
ПРОТОКОЛ N5. СОЗДАНИЕ УСИЛЕННОЙ ЦЕНТРАЛИЗАЦИИ УПРАВЛЕНИЯ. Какую форму административного правления можно дать обществам, в которых ПОДКУПНОСТЬ проникла всюду, где богатства достигают ТОЛЬКО ловкими сюрпризами полумошеннических проделок?.. Какую форму правления дать этим обществам, как не ту деспотическую, которую Я вам опишу далее? МЫ создадим усиленную централизацию управления, чтобы все общественные силы забрать в руки. МЫ урегулируем МЕХАНИЧЕСКИ все действия политической жизни наших подданных НОВЫМИ ЗАКОНАМИ. Законы эти ОТБЕРУТ одно за другим ВСЕ ПОСЛАБЛЕНИЯ И ВОЛЬНОСТИ, которые были допущены гоями, и НАШЕ царство ознаменуется таким ВЕЛИЧЕСТВЕННЫМ ДЕСПОТИЗМОМ, что он будет в состоянии... прихлопнуть противодействующих и недовольных гоев.
ПУТИ ЗАХВАТА ВЛАСТИ МАСОНСТВОМ. ... Помазание Божественным избранием ниспало с главы Царей в глазах народа, а когда мы отняли у него ВЕРУ В БОГА, то мощь власти была выброшена на улицу в место ПУБЛИЧНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, и захвачена НАМИ.
Кроме того, искусство управлять массами и лицами посредством ловко подстроенной теории и фразеологии, правилами общежития и всякими другими уловками, в которых гои ничего не смыслят, принадлежит также к специальностям НАШЕГО административного ума, воспитанного на анализе, наблюдении, на таких тонкостях соображений, в которых у НАС НЕТ СОПЕРНИКОВ, как нет и в СОСТАВЛЕНИИ ПЛАНОВ политического действия и СОЛИДАРНОСТИ. Одни иезуиты могли бы в этом с НАМИ СРАВНЯТЬСЯ, но МЫ ИХ сумели дискредитировать в глазах бессмысленной толпы как организацию ЯВНУЮ, сами со своей ТАЙНОЙ ОРГАНИЗАЦИЕЙ оставшись в тени. Впрочем, не всё ли равно для мира, кто будет его владыкой - глава ли католичества, или НАШ деспот Сионской крови? Нам-то, избранному народу, это далеко не всё равно.
ПРИЧИНА НЕВОЗМОЖНОСТИ СОГЛАШЕНИЙ МЕЖДУ ГОСУДАРСТВАМИ. Временно с НАМИ могла бы справиться ВСЕМИРНАЯ КОАЛИЦИЯ ГОЕВ; но с этой стороны МЫ обеспечены теми глубокими КОРНЯМИ РАЗЛАДА между ними, которых уже вырвать нельзя. МЫ противопоставили друг другу ЛИЧНЫЕ и НАЦИОНАЛЬНЫЕ расчёты гоев, религиозные и племенные НЕНАВИСТИ, выращенные НАМИ в их сердцах в продолжение 20-ти веков. Благодаря всему этому, ни одно государство не встретит ниоткуда поддержки своей протянутой руке, ибо каждый должен думать, что соглашение против НАС невыгодно ему самому. МЫ слишком сильны - с нами приходится считаться. Державы НЕ МОГУТ СОСТАВИТЬ даже небольшого частного СОГЛАШЕНИЯ без того, чтобы к нему не были причастны тайно МЫ. (Автор: в 1911 году премьер-министрами были евреи: в Австрии - Эренталь; в Германии - Бетман Гольвег; в Италии - Луццати. Натан - был мэром Рима, а Слиозберг - юрисконсультом министерства внутренних дел в России. О прямом засилье евреев в ленинско-сталинское время и в настоящее было сказано в этой книге в других главах).
ПРЕДИЗБРАННИЧЕСТВО ЕВРЕЕВ. ... пророками НАМ сказано, что МЫ избраны самим Богом НА ЦАРСТВО НАД ВСЕЮ ЗЕМЛЁЮ. Бог наградил НАС гением, чтобы МЫ могли справиться со своею задачей. Будь гений у противного лагеря, он бы ещё поборолся с НАМИ, но пришлец не сто`ит старого обывателя: борьба была бы между нами беспощадной, какой не видывал ещё свет. Да и опоздал бы гений их. Все колёса государственных механизмов ходят воздействием двигателя, НАХОДЯЩЕГОСЯ В НАШИХ РУКАХ, а двигатель этот - ЗОЛОТО. Измышлённая НАШИМИ МУДРЕЦАМИ наука политической экономии давно указывает царский престиж за КАПИТАЛОМ. Капитал, для ДЕЙСТВИЙ БЕЗ СТЕСНЕНИЙ, должен добиться свободы для МОНОПОЛИИ промышленности и торговли, что УЖЕ и приводится в исполнение НЕЗРИМОЙ РУКОЙ во всех частях света. Такая свобода даст политическую силу промышленникам, а это послужит К СТЕСНЕНИЮ НАРОДА. Ныне важнее ОБЕЗОРУЖИВАТЬ народы, чем их ВЕСТИ НА ВОЙНУ. Важнее пользоваться разгоревшимися страстями В НАШУ ПОЛЬЗУ, чем их ЗАЛИВАТЬ, важнее ЗАХВАТИТЬ и ТОЛКОВАТЬ чужие мысли, чем их ИЗГОНЯТЬ.
ЗНАЧЕНИЕ КРИТИКИ. Главная задача НАШЕГО ПРАВЛЕНИЯ состоит в том, чтобы ОСЛАБИТЬ общественный ум КРИТИКОЙ, ОТУЧИТЬ от размышлений, вызывающих отпор, ОТВЛЕЧЬ силы ума на ПЕРЕСТРЕЛКУ пустого красноречия.
Во все времена народы, как и отдельные лица, принимали СЛОВО за ДЕЛО, ибо народы удовлетворяются ПОКАЗНЫМ, редко замечая, последовало ли за ОБЕЩАНИЕМ ИСПОЛНЕНИЕ. Поэтому МЫ установим ПОКАЗНЫЕ учреждения, которые будут красноречиво доказывать свои БЛАГОДЕЯНИЯ прогрессу. МЫ присвоим СЕБЕ либеральную физиономию всех партий, всех направлений и снабдим ею же ораторов, которые бы СТОЛЬКО говорили, что привели бы людей к ПЕРЕУТОМЛЕНИЮ от речей, к ОТВРАЩЕНИЮ от ораторов.
Чтобы взять общественное мнение в руки, надо его поставить в НЕДОУМЕНИЕ, высказывая с РАЗНЫХ сторон СТОЛЬКО ПРОТИВОРЕЧИВЫХ МНЕНИЙ и до тех пор, пока ГОИ НЕ ЗАТЕРЯЮТСЯ в лабиринте их и не поймут, что лучше всего НЕ ИМЕТЬ НИКАКОГО МНЕНИЯ в вопросах политики, которых обществу НЕ ДАНО ВЕДАТЬ, потому что ведает их ЛИШЬ ТОТ, кто РУКОВОДИТ ОБЩЕСТВОМ. Это первая тайна.
Вторая тайна, потребная для успеха УПРАВЛЕНИЯ, заключается в том, чтобы настолько РАЗМНОЖИТЬ НАРОДНЫЕ НЕДОСТАТКИ - привычки, страсти, правила общежития, чтобы никто в этом хаосе не мог разобраться, и люди вследствие этого перестали бы понимать друг друга. Это мера НАМ послужит ещё к тому, чтобы ПОСЕЯТЬ РАЗДОР во всех партиях, РАЗОБЩИТЬ коллективные силы, которые ещё не хотят НАМ покориться, ОБЕСКУРАЖИТЬ всякую личную инициативу, могущую сколько-нибудь мешать НАШЕМУ ДЕЛУ. Нет ничего опаснее личной инициативы (Автор: имеются в виду разоблачающие сионистов книги, спектакли, выступления с трибун и т.д.): если она гениальна, она может СДЕЛАТЬ более того, что могут сделать миллионы людей, среди которых мы посеяли раздор. НАМ надо направить ВОСПИТАНИЕ ГОЕВСКИХ ОБЩЕСТВ так, чтобы перед каждым делом, где нужна ИНИЦИАТИВА, у них опускались бы в безнадёжном бессилии руки...
СВЕРХПРАВИТЕЛЬСТВО. Всем этим мы так утомим гоев, что ВЫНУДИМ их предложить НАМ МЕЖДУНАРОДНУЮ ВЛАСТЬ, по расположению своему могущую без ломки ВСОСАТЬ В СЕБЯ все государственные силы мира и образовать СВЕРХПРАВИТЕЛЬСТВО. На место современных правителей МЫ ПОСТАВИМ СТРАШИЛИЩЕ, которое будет называться СВЕРХПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЙ АДМИНИСТРАЦИЕЙ. Руки его будут ПРОТЯНУТЫ ВО ВСЕ СТОРОНЫ, КАК КЛЕЩИ, при такой колоссальной организации, что она не может не ПОКОРИТЬ ВСЕ НАРОДЫ".


Дальнейшее приведение текста ещё 19 протоколов, раскрывающих технологии захвата власти с помощью масонских лож, террора, ложных теорий, "гениальной подлости", государственных переворотов, "хитрых" конституций, школ партийных раздоров, создания республик, "масонского самодержавия", "масонской прессы", увеселений, "народных домов", "единой Истины", "масонских казней" и так далее, Автор считает излишним, так как тот читатель, который этим интересуется, может прочесть остальные "Протоколы" самостоятельно в книгах Сергея Нилуса "Близ есть, при дверех", "ОЮ-92" С.-Петербург, 1997, и других. Автор же настоящей книги использовал только первые 5 "Протоколов", из текста которых явствует: во-первых, реальность их существования (такое невозможно сочинить в короткий срок и с такими результатами предвидения - ведь "Протоколы" были напечатаны в начале нашего века, а главные результаты Плана "Сионских мудрецов" сбылись лишь теперь и продолжают сбываться), а во-вторых, наличие точно такого же перечня разрушительных действий против СССР для продолжения осуществления древнего замысла в плане 1945 года директора ЦРУ США Аллена Уэлша Даллеса, рассекреченного и опубликованного теперь - Автор уже приводил его текст в настоящей книге. А сейчас намерен лишь заявить, что исполнителей подобных планов сионистов за прошедшие века не могли не заметить в христианском мире умные и наблюдательные люди. И, стало быть, не могли и промолчать. Они и не молчали. Поэтому вызывает удивление, что их высказывания, сохранившиеся в печати, не захотели учесть члены Комиссии при Организации Объединённых Наций, занимавшиеся реабилитацией сионизма. Ведь они обязаны были проверить не только религиозные постулаты сионистов, но и собрать пословицы и поговорки народов мира, относящиеся к вопросу о евреях и "невинном" их исполнении намеченных "мудрецами" планов. Сравнить их с высказываниями о евреях историков, философов разных стран и столетий, королей, политических деятелей, писателей. И картина прояснилась бы. Однако этого сделано не было, и Автор считает своим долгом восполнить этот пробел хотя бы кратким перечнем исторических фактов, имевших место в России, свидетельствующих о том, что сионизм был до 1922 года такой же идеологией, как и фашизм.
1. В октябре 1917 года Ленин сверг вооружённым государственным переворотом Временное правительство России, разогнал насильственно Учредительное собрание и организовал своё правительство и все другие ветви власти, составленные им преимущественно из евреев, которые стали править методами государственного террора. А именно: была введена цензура печати, чтобы лишить граждан России возможности критиковать эту власть; было введено "Чрезвычайное положение" в стране, отменяющее прежний уголовный кодекс России, суды, прокуратуру, следствия; были созданы вместо полиции "Чрезвычайные комиссии", наделённые "правом" арестовывать граждан по личному подозрению в нелояльности к "революционному" правительству, расстреливать без суда и следствия за любой поступок за оскорбительный выкрик в адрес правительства, за малейшее неподчинение комиссарам ЧК, не говоря уже о сопротивлении), выселять из квартир "буржуев", выдворять из России за границу или в концлагерь интеллигенцию, выражающую несогласие с отсутствием законов.
2. В 1918 году еврейское правительство Ленина, осуществлявшее власть от имени Советов рабочих и крестьян, приступило к массовым расстрелам граждан после покушения на Ленина 31 августа. В сентябре Троцкий приказал Дзержинскому вызвать, якобы для проверки документов, 500 проживающих в Москве высших офицерских чинов бывшей царской армии (от полковников до генералов) и расстрелять их на Красной площади возле Лобного места, не предъявив им никакого обвинения. Эти пожилые люд были героями Русско-японской войны, кавалерами орденов святого Георгия Победоносца. Это выглядело как месть Мессии или еврейская месть за прошлое угнетение и так называемые "черносотенные" погромы. Если бы такое сотворили, допустим, власти Франции, собрав на площадь в Париже 500 Дрейфусов и расстреляв их за то, что они евреи, как отнеслась бы к этому мировая еврейская общественность?
Но Троцкому, согнавшему в концлагерь под Свияжском со всех фронтов гражданской войны военнопленных Белой армии (до ста тысяч солдат и офицеров), показалось мало крови, пролитой им на Лобном месте в Москве. Он заказал памятник Иуде Искариоту, выставил его перед православным монастырём, который был рядом с концлагерем, и, объявив, что Иуда был первым в истории Человечества революционером, восставшим против религии Христа, приказал расстреливать военнопленных каждый день, пока не останется там в живых никого.
Троцкий оказался зверем-фашистом, а Ленин, не осудивший этого, стал с 1918 года родоначальником фашизма, словно мифологический Моисей, приказавший зарезать под Иерусалимом 2 тысячи иудеев, якобы не согласившихся вступить в еврейство и молившихся своим прежним богам-идолам. Напротив, Ленин приказал секретным распоряжением уничтожать священников православия "с особой жестокостью" (выкалыванием перед расстрелом глаз, отрезанием щёк). Было расстреляно 15 тысяч священников, чтобы устрашить народ. Чем не Гитлер?
3. Сталин - продолжатель "дела" Ленина - уничтожал граждан Советского Союза (в том числе и евреев) в тюрьмах, на лагерных тяжёлых работах и на войне, к которой не подготовил Красную Армию, ликвидировав её командный состав. Он прослыл тираном и палачом народов. Об этом "красном" фашисте знает весь мир.
4. Через год после смерти Сталина Хрущёв, захвативший власть интригами и проливавший крокодиловы слёзы по жертвам Хиросимы и Нагасаки, провёл испытание атомной бомбы на 45 тысячах солдат и офицеров Советской Армии, собранных в районе деревни Тоцкая и якобы подготовленных к защите от воздействия надземного ядерного взрыва. Опыт на живых людях закончился инвалидностями и смертями подопытных людей-кроликов. А под Челябинском, где размещался секретный объект "Маяк" по переработке ядерных отходов, оказалась заражённой вода в озере и огромная часть местности с деревнями и сёлами. Последствия этого долго скрывались. Зато в городах СССР висели лозунги: "Здоровье каждого - богатство всех!" Цинизм? Да. Фашизм? Вне сомнений.
5. При правлении очередного лидера фашизма Брежнева началось строительство так называемых "психушек" в глухих местах государства, куда власти стали упрятывать инакомыслящих граждан, превращая их в ненормальных людей руками фашистов-врачей. Но зато можно было заявить миру, что в СССР нет более политических заключённых. А страну покрыли новым сверхциничным лозунгом: "КПСС - это ум, совесть и честь нашей эпохи". "Совесть" - это уже слишком, но все молчали, боясь очутится в "психушке", как оказались там защитники прав Человека. Управлял Брежнев этой "совестью эпохи" 18 лет, превратившись от увлечения алкоголем в маразматика. "Политбюро" не возражало против такого вождя, воспитав в своих рядах нового энергичного и молодого продолжателя "дела" Ленина Михаила Горбачёва. О его "подвигах" Автор уже говорил выше. Когда в 1986 году произошла авария на Чернобыльской атомной электростанции, Горбачёв и его фашистское Политбюро молчали двое суток, а люди тем временем облучались. Только власть жесточайшего фашизма могла позволить себе такое отношение к гражданам страны. Остаётся лишь подвести итог: фашизм в государстве Советов длился с 1917 по 1991-й год. Но к власти при Ельцине снова пришли евреи с повадками сионистов, надевших на себя маски бизнесменов. Эти гусинские, березовские, обворовав государство, быстро превратились в олигархов и принялись захватывать под свой контроль прессу, телевидение и так далее, я уже об этом говорил.
Возникает вопрос: на основании каких фактов комиссия при ООН сочла сионизм гуманным? Что изменилось в идеологии сионизма? Отменён Талмуд? В синагогах не произносится больше молитва-проклятие "да будут прокляты все не евреи!"?
Процитирую высказывания великих людей о сионистах.
Ввиду того, что Комиссия ООН по "еврейскому вопросу" принимала своё решение, работая в Нью-Йорке, и что ей было проще узнавать мнения по этому вопросу представителей англоязычного мира, Автор готов начать цитирование с выступлений, опубликованных в прессе США и Великобритании.
Итак, Бенджамин Франклин, американский учёный и государственный деятель (1706-1790) сказал: "Где бы ни было, в стране, где поселяются евреи, независимо от их количества, они понижают её мораль, коммерческую честность, изолируют себя и не поддаются ассимиляции. Они высмеивают христианскую религию, стараясь её подорвать, строят государства в государстве и в случае оппозиции к ним, стремятся смертельно задушить страну в финансовом отношении".
"Если мы, путём Конституции, не исключим их из Соединённых Штатов, то менее чем через 200 лет они ринутся в большом количестве, возьмут верх, проглотят страну и изменят форму нашего правления. Если вы не исключите их, то менее чем через 200 лет наши потомки будут работать на полях, содержа их, в то время как они будут потирать руки в своих конторах. Я предупреждаю вас, джентльмены, если вы не исключите евреев навсегда, то ваши дети будут проклинать вас в ваших могилах. Евреи, джентльмены, являются азиатами, они не могут быть никогда иными".
Джон Ф.Хайлан, бывший мэр г.Нью-Йорка сказал в своей речи 26 марта 1922 года:
"Настоящая угроза нашему государству в невидимом правительстве, которое, подобно гигантскому спруту, простирает свои щупальца над нашим городом, штатом и нацией. Во главе этого спрута стоит маленькая группа банкирских домов, которая обычно называется как "интернациональные банкиры". Эта небольшая артерия могущественных интернациональных банкиров на самом деле управляет нашим правительством в своих эгоистических целях".
Генри Форд, автопромышленник США и писатель (1863-1947) напечатал в "Нью-Йорк Таймс" 8 марта 1925 года следующее: "Подвергните контролю 50 более богатых еврейских финансистов, которые творят войну для собственных прибылей, - и войны будут упразднены".
Бывший консул США в Петербурге Джэкоб Коннер написал в своей книге "Христос не был евреем", которая вышла в свет в 1936 году в Нью-Йорке: "Предоставьте иудаизму взять верх, неисчислимую власть, финансовую выгоду - и перед вами предстанет разоблачённый убийца, деспот, Шейлок, неумолимый и беспощадный, как смерть сама по себе".
Бывший посол США в Германии Джемс Джежард опубликовал через 2 года после Коннера в "Нью-Йорк Таймс" 8 октября следующую мысль: "Как друг еврейской расы, я хочу констатировать, что, если американским народом овладеет убеждение, что еврейская раса и коммунизм тождественны, то возможен погром в США, по сравнению с которым царские погромы будут выглядеть маленьким парадом".
Уинстон Черчилль, английский государственный деятель, выступая 5 ноября 1919 года в Палате Представителей парламента, произнёс: "Нет надобности преувеличивать роль, сыгранную в создании большевизма и подлинного участия в русской революции, интернациональных евреев-атеистов. Более того, главное вдохновение и движущая сила исходят от еврейских вождей. В советских учреждениях преобладание евреев более чем удивительно. И главная часть в проведении системы террора, учреждённого Чрезвычайной Комиссией по борьбе с контрреволюцией, была осуществлена евреями и, в некоторых случаях, еврейками. Такая же дьявольская известность была достигнута евреями в период, когда Венгрией правил Бэла Кун".
Ньюдигейт, член английской Палаты Представителей, спустя 40 лет после Черчилля, заявил в своей речи: "Я не верю, что еврей может быть хорошим членом Палаты Представителей, ибо он прямой последователь Талмуда, тенденции которого аморальны, антисоциальны и антинациональны". "Евреи прямо и косвенно вызывают агитации и революции. Причина ненависти к ним лежит в характере иудаизма, который объединяет своих приверженцев на аморальных основах".
Император Германии Вильгельм Второй отозвался о евреях, пожалуй, короче всех, но как!.. "Сионисты не являются прямой угрозой Турции (Турция была союзником Германии в первой мировой войне - Автор), но евреи - это повсеместная чума, от которой мы хотели бы освободиться". Правда, эту же мысль высказал за 300 лет до него итальянский учёный и философ-мученик, сожжённый инквизицией на костре, Джордано Бруно: "Евреи являются зачумлённой, прокажённой и опасной расой, которая заслуживает искоренения со дня её зарождения".
Франсуа Вольтер (1694-1778): "Евреи являются не чем иным, как презираемым и варварским народом, который на протяжении длительного времени сочетал отвратительное корыстолюбие с ужасным предрассудком и неугасаемой ненавистью к народам, которые их терпят и на которых они обогащаются".
Мартин Лютер, церковный реформатор (1483-1546): "Никогда солнце не светило народу, более кровожадному и мстительному, который лелеет идею уничтожения и удушения иноверцев". "Должны быть уничтожены их молитвенники и книги Талмуда, которые учат их безбожию, лжи, кощунству. Молодым евреям и еврейкам следует дать мотыги, секиры, лопаты, прялки, веретена, чтобы они зарабатывали свой хлеб в поте лица".
Папа Климент 8-й, глава Католической Церкви с 1592 по 1605 гг.: "Теперь, как и раньше, евреям надо напомнить, что они пользуются правами хозяев в любой стране". "Избранным народом нации являются настоящие жители данной страны, а члены другой, иммигрирующей, расы или нации в такой стране должны быть рассматриваемы, как пользующиеся только правами гостей. Правовые и законодательные установления учреждаются гражданами данной страны, но не кучкой иностранцев, которые оказались оснащёнными чудовищными дозами лени и бедным словарём, движимые сильными страстями и парой жадных глаз".
Эразм Роттердамский, голландский учёный (Дезидериус Эразмус, 1648-1536): "Еврейские ростовщики быстро пускают корни даже в маленьких деревнях, и если они одалживают 5 франков, то требуют залог в 6 раз больше. С процентов они взимают проценты и со всего этого ещё раз проценты, так что бедный теряет всё, что он имел".
Люций Сенека, римский философ (4-й год до н.э.- 65-й н.э.): "Этот народ-чума сумел приобрести такое влияние, что нам, победителям, диктует свои законы".
Аббат Тритгайм Вюрцбургский (1462-1516): "Я одобряю законные методы ограждения людей от эксплуатации еврейского ростовщичества и обмана. Возможно ли, чтобы иностранные пришельцы правили нами не благодаря своей силе мужества или возвышенным добродетелям, но только посредством своих жалких денег? Смеет ли этот народ безнаказанно жиреть за счёт пота крестьян и мастеровых?"
Франц Лист, венгерский композитор (1811-1886): "Настанет момент, когда все христианские нации, среди которых живут евреи, поставят вопрос, терпеть ли их дальше или депортировать. И этот вопрос по своему значению так же важен, как вопрос о том, хотим ли мы жизнь или смерть, здоровье или болезнь, социальный покой или постоянное волнение".
Кн. Мобучум Окума, японский учёный (1871-?): "Евреи во всём мире разрушают патриотизм и здоровые основы государства".
Французский ориенталист и историк Эрнст Ренан (1823-1892): "В восточной Европе еврей подобен раку, медленно въедающемуся в самое тело другой нации. Эксплуатация других людей - это его цель. Эгоизм и отсутствие личного мужества - его главная характеристика; самопожертвование и патриотизм, вместе взятые, совершенно чужды ему".
Цитирование можно продолжать до бесконечности, но главная мысль об эксплуататорской сущности, жадности, цинизме и мстительности "других", считающих себя Божиими избранниками, всюду лишь повторяется, несмотря на различные столетия и даже эпохи, поэтому нет смысла злоупотреблять терпением читателей. Остаётся только задать итоговый вопрос Организации Объединённых Наций: ответственна ли комиссия, оправдавшая сионизм, и на чём было основано её решение? Как выглядит этот документ в его конкретных выражениях? Просто не верится, чтобы серьёзные люди не знали всего изложенного выше. А может, не хотели?
Мне как Автору, поднимающему знамя противодействия еврейскому засилью в странах славянского мира, хорошо известно, что всё, что было построено в России русским народом, оказалось в руках евреев, которые там ничего не строили, а приехали к нам издалека. Особенно в ельцинское время. Так в чём же "фальшивость" "протоколов", о которых идёт речь? Когда и в чём изменились планы сионизма по отношению к "гоям"? Сионские мудрецы невольно рассказали такую правду о себе, что "хуже всякой лжи", как сказал Шекспир устами своего героя. Автору остаётся лишь добавить кое-какие комментарии к ней, так как читатель, думаю, уже понял, насколько важно для сионистов добиться общественного признания "фальшивости" текста "протоколов".
Итак, циничность и античеловечность Плана "мудрецов" очевидна, ибо он построен и держится в основном на стропилах "Ветхого Завета", "Талмуда" и "Еврейского права", в которых содержатся точно такие же цели евреев. Только в библейском изложении они как бы предписаны им (или завещаны) якобы самим Богом. Очевидны и экономические предвидения созревания ядовитых плодов этого Плана - тут, как говорится, доказательств не требуется, они на поверхности происходящего сегодня в мире. Да и переполох в стане великих "мудрецов", считающих, что "гои" ни на что не способны, и бросивших столько золота и усилий на то, чтобы заставить общественность признать "протоколы" фальшивыми, а сионизм невинной доктриной, свидетельствуют о том, что дело слишком серьёзно. Одной наглости и хвастовства не хватает, чтобы замять такого масштаба промах в своей подлой политике, приходится их перемешивать и с кровью, и с золотом: на фальшивку такие ресурсы не тратят. Понимают, что ещё раз ООН официально не поставит подписей под "невинностью" сионистских планов, о которых мы знаем пока очень мало, из-за таинственности, которой окружено всё, что касается "еврейства". Но ведь любые тайны имеют важные причины на то, чтобы люди даже не догадывались об их существовании, и потому их надо скрывать. Сионистам пришлось скрывать свои религиозные и политические тайны давно, с момента появления в древней Иудее первых христиан. А затем, когда их движение постепенно превратилось в зарождающуюся на основе начала "Ветхого Завета" евреев христианскую религию, отклонившуюся от иудаизма настолько, что стала его противоположностью, закоренелые сионисты вынуждены были упрятывать от общественности не только идейную суть своих религиозных постулатов, но и некоторые молитвы и смысл еврейских праздников, чтобы не возбуждать ненависти к ним других народов. Особенно опасным христианство оказалось после распространения разоблачительных проповедей о том, что есть зло и что есть Истина.
Естественно, появился вопрос, почему в таком случае христианство возникло от того же ядовитого корня, который питает иудаизм и против которого оно теперь восстаёт? Как могло такое произойти?
Ответить на этот вопрос с математической точностью или научной обоснованностью не представляется возможным, так как многие общественные явления носили кочующий из одного народа в другой характер, трансформируясь при этом на новом месте иногда до неузнаваемости в зависимости от иной экономики, государственной философии, исторического опыта, расовых отличий, а порою и климата. Так, например, двойственность понятий, заложенная богословами первых религий на земле, проистекала от привычного восприятия природы: есть свет и тьма; день и ночь; зима и лето; 2 уха; 2 глаза и т.д. Стало быть, если есть Бог, то должен быть и Сатана; у Бога - рай, у Сатаны - ад; Добро и Зло; Тело и Душа; боги злые и добрые. То есть, всё, как у людей и в природе.
У египтян религия появилась раньше, и иудейские богословы позаимствовали у них мысль о существовании двух начал во всём. А главное, разницу между Телом, в котором все желания хищнические, как у зверей, и значит, грешные, и Душою (в ней всё от Бога, чистое, святое - Дух Божий). Видимо, поэтому фарисеи сочинили столько жестоких ограничений в своих Законах для грешного Тела: и того нельзя делать, есть, пить, а другое - можно лишь в особые дни и т.д. и т.п.
У греческих язычников богов было множество, начиная от Кроноса и кончая Зевсом с его жёнами, дочерьми, сыновьями и племянниками. Все они были похожими на людей: ссорились, враждовали, завидовали, были добрыми и злыми. И все - до единого! - были смертными, как люди, и потому умирали.
И вдруг приходит из Иудеи весть: там, в Иерусалиме, казнили человека, а он воскрес на третьи сутки и вознёсся к своему отцу, вечно живущему Богу, на небо! Вот, какая настоящая-то Истина: Бог - един и вечен! Там, в Иудее, и о происхождении всего сущего во Вселенной хорошо сказано: куда интереснее, чем в наших древних мифах! Следует побывать в Иерусалиме, разузнать всё подробнее, и, если окажется правдой, то и перенять.
Разве по такой версии часть религии евреев не могла перекочевать к грекам? К тому же это подтверждается приверженностью греков не только ко всему красивому (их мифы лучшие в мире), но и к философии (к тому времени у греков уже были изданы труды великих философов), в которой пальма первенства принадлежала проповедованию добра и справедливости, а не зла. Диалектику Аристотеля и суждения об Истине Платона знала уже вся образованная Греция. Скорее всего, именно поэтому греческие богословы не приняли основ "Ветхого Завета" евреев, сочинив свой, "Новый Завет" в духе любви Бога ко всем людям одинаково, вне зависимости от их национальностей. Греки в отличие от евреев воспитывались в приверженности к демократии. Правда, тоже злоупотребили всякими "чудесами" от привычки к мифам, но главное - демократизм в их сочинениях взял идеологический верх во всём. Видимо, поэтому образ Иисуса Христа, пожертвовавшего жизнью ради спасения Человечества от злобы и ненависти, оказался настолько притягательным, что миллионы людей в Европе поверили в его добрую философию, и христианство за 300 лет распространилось по всем странам. В то время как иудаизм остается религией только евреев, обозлённых неизвестно за что на христиан и жаждущих мести для них.
Вражда евреев с христианами не угасала, и евреи вынуждены были скрывать свои цели. И вдруг в 19-м веке во Франции появился человек из христиан, который двумя своими книгами разгромил в пух и прах сразу обе эти религии, выросшие, как уже было сказано, от одного и того же корня. Но так как иудаизм к этому времени был уже везде и дружно осуждаем, а христианство, несмотря на сказочки про "чудеса", всем понравилось своей нравственной моралью, то иудаизм "пострадал" в сознании людей окончательно, а христианство всё-таки "устояло". Самое же удивительное заключается в том, что образ выдуманного греческими богословами Иисуса Христа притянул к себе полчеловечества. А французский журналист Габриель Антуан Жоган Пажес, выпустивший свои "Забавную Библию" и "Забавное Евангелие" под псевдонимом Лео Таксиль, в одиночку, без армий и насилия, разрушил веру миллионов людей в Иисуса Христа, и веру евреев в своего Бога Яхве (правда, не подумав при этом об оговорке о необходимости религий, укрепляющих нравственность). А ведь для этого нужна была смелость, не меньшая, чем путь на Голгофу, и ум, равный уму всех иерархов фарисеев, вместе взятых за 2 тысячи лет, в придачу к ним и всех римских пап. Потому что его след в истории Человечества заметен, а их следы в сравнении с ним - тропинка стада овец.
Нисколько не уклоняясь от темы религиозных и политических тайн сионистов, к которым Автор ещё вернётся, он полагает необходимым напомнить об истории вторжении в религию евреев и христиан такой крупной личности, как писатель Лео Таксиль.
Родился он в 1854 году, в Марселе, а умер в 1907-м, в Париже, то есть, был сверстником русского журналиста-революционера Г.В.Плеханова и современником В.И.Ульянова-Ленина. Воспитание он получил у парижских иезуитов, насмотрелся на их ханжескую жизнь, перечитал все их церковные книги и неожиданно для всех покинул в 1874 году Париж, когда перед ним могла открыться карьера на поприще церковной деятельности. А через 5 лет превратился в известнейшего журналиста, напечатавшего ряд страстных статей, разоблачавших жадность, лицемерие и ханжество служителей христианской церкви. Затем стали выходить в свет под псевдонимом Лео Таксиля его книги "Долой скуфью!", "Любовные похождения папы Пия IX", "Святые любители порнографии", "Семейство Борджа", "Сын иезуита", "Отравитель Лев XIII и 5 миллионов каноников". В 30 лет этот молодой француз настолько отточил своё писательское перо, что его лёгкий и изящный стиль сначала изумлял всех бесстрашием насмешки, казалось, надо всем святым и неприкасаемым, а затем стал пугать "сильных мира сего" профессиональными знаниями в области истории церкви, общей истории и философии. Не приведи, Господи, попасть под такую разящую сатиру. И вдруг, о чудо! В 1885 году писатель публично раскаивается в своём "неправедном поведении" и, получив прощение у церкви, принимается критиковать в новых статьях "вольномыслие". На него тут же обрушиваются за ренегатство бывшие революционеры, молодёжь и резко притормаживают его популярность во Франции, не давая ей перерасти в мировую известность. Зато в заигрываниях с церковниками у Таксиля дошло до великих милостей. Его принял в ватиканском дворце сам Папа Лев XIII, допустив до целования своей "святой туфли" и всячески обласкав как нового борца за религию.
А через 12 лет, 19 апреля 1897 года, в разгар пасхальных дней, когда Владимир Ульянов-Ленин ещё только отправлялся из Петербурга в сибирскую ссылку, в парижском зале Географического общества произошёл грандиознейший скандал: писатель Лео Таксиль сделал признание в том, что все эти годы он злонамеренно инсценировал свою приверженность церкви, что на самом деле он ни в какого Бога, ни в злого, ни в доброго, не верил и не верит. Церковники Франции и Папа Римский были в шоке от этого заявления. Но скандал этим не кончился. Через месяц зловредный 43-летний писатель отваживается на столь неожиданный поступок, на какой до него не решился за все предыдущие столетия ни один из великих храбрецов мира: он написал открытое письмо-вызов Папе Римскому Льву XIII, вложив его в экземпляр своей новой книги "Забавная Библия". Вот текст этого сатирического письма-обращения:
"Святейший отец! Говорят, что после 19 апреля сего года вы стали недовольны 20-м годом своего святого владычества. Неожиданная развязка моей шутливой мистификации, говорят, привела вас в ярость, как какого-нибудь простого смертного. Ну, ещё бы! Сознавать себя одураченным 12 лет, и кем! - вольнодумцем! - это, разумеется, вещь весьма неприятная для непогрешимого представителя всеведущего, всемогущего бога... Сознавать, что это комическое положение стало широко известно всему миру, - вот что является верхом неприятности...
... Я должен вас утешить. Волна безбожия растёт с каждым днём. Неоднократно мне приходилось с невыразимой скорбью констатировать тот факт, что люди теперь обычно мало осведомлены относительно душеспасительных историй Авраама, Исаака, Иосифа, Моисея, Самсона, Давида, Соломона и т.д. и т.п. Редкие из наших современников имеют разве только туманное представление о всех этих столь знаменитых и высокочтимых библейских личностях. Подобное положение вещей - грозное. Небо праведное! До чего мы дойдём, если погибнет осведомлённость относительно благочестивых анекдотов Библии, если будут забыты все записи, которые когда-то проворковал божественный голубь - дух святой! Вот почему я сейчас сам приступаю к полному изданию священного писания. Я постараюсь придать книге возможно более привлекательный характер...
Я не смею утверждать, что моя "Забавная Библия" будет содействовать укреплению религии. Наоборот, она разъяснит читателям, во что и почему не надо верить".
Конечно, если сравнивать поступок писателя с мужеством Джордано Бруно под пытками церковного "гестапо" в Италии, а затем и на костре, то Бруно, выдержавший все пытки на допросах у святейшей инквизиции и не сломавшийся, - фигура более грандиозная. Однако Таксиль ведь не был твёрдо уверен в том, что с ним не расправятся, когда сел за письмо Папе Римскому. Да и Бруно только после ареста повёл себя так, зная уже, что всё равно не вырваться. Но вряд ли бы он решился до ареста заявить открыто на весь мир о своём безбожии. Короче, вряд ли эти фигуры Всемирной истории следует сравнивать. Но сам их масштаб очевиден, как и результаты их вольномыслия.
А теперь вернемся к результатам Таксиля. Его книги стали не забавой для Человечества, а всемирной поркой и "Нового Завета" древних греческих богословов, и "Ветхого Завета" древних фарисеев, и их самих, не знавших, когда сели за своё враньё, даже географии близлежащих территорий. Так, например, реки Фисон (Аракс), Гихон (Геон), Хиддекель (Тигр) и Евфтар вытекают в их Библии из Эдема, земного рая, расположенного между Арменией и Ираком (Месопотамия). И вообще древние фарисеи, росшие в невежестве тех времен и воспитываемые в духе заветов Моисея, карающих за всё плотское, не имели настоящего представления о морали добра и дружелюбного отношения к людям. Жестокие сами, они без конца вносили всё новые и новые жёсткие ограничения в Талмуд, а в самом Боге видели жестокого судью, заступающегося лишь за евреев. Собственные мерки жизни они переносили и на бумагу, наделяя ими тех, кого выдумывали. И, разумеется, нелепые "чудеса" и "видения". Немудрено, что они дали Таксилю тысячи поводов для разоблачения их невежества, переполнявшего Библию. Вот он их за это и хлестал так, что и живого места не оставил.
А с другой стороны, после такой разгромной критики на сионистов перестали в начале 20-го века (когда писатель уже умер) обращать внимание: что взять с них?.. Невежды... А им это лишь на руку: их "Протоколы сионских мудрецов" остались без общественного отпора в мире. Дескать, да Бог с ними, с этими недоумками!.. Занимаются всякой чепухой, ну, и пусть занимаются - всё это, мол, несерьёзно. Но на самом деле цели сионизма и методы слишком и серьёзны, и опасны. А всенародное благодушие и безразличие к этой проблеме выдают глупость и недомыслие не сионистов, а нашу. Да и Таксиль не подумал об этом, когда разгромил 2 религии, выросшие из одного корня. Правда, в его азартном нападении и лёгкой победе виноваты больше греческие богословы, соблазнившиеся возможностью наворотить побольше "чудес" Иисусу Христу и тем подставить под удары собственную глупость, как и дремучие фарисеи, хотя должны были поумнеть за тысячу лет. Нет, не поумнели. А ведь нужное дело могли совершить! Но совершили только на одну треть. Их мысль о создании доброй морали могла сплотить людей, живущих в страхе перед всякой недоброй силой и неизвестностью, в более крепкую религиозную общность, не будь дурацких "чудес" в подвижнической жизни выдуманного ими Спасителя Человечества. Но твёрдого орешка у них не получилось, и Таксиль расколол его, словно гнилушку, даже не заметив пользы в самой идее христианства в отличие от вреда в идеях сионизма. Раз от одного корня, значит, можно и то и другое гнать под одну стружку. И пришёл к выводу: "Нельзя серьёзно относиться к нелепостям, лишённым здравого смысла". Не успокоившись на этом, он ядовитое высказался и об уме священников: "Как бы бессмысленна ни была Библия, есть ещё священники, и даже умные священники, которые считают её верной, правдивой и подлинной и разум которых никогда не был смущён ни одним самым фантастическим повествованием авторов, создавших "священное писание". Ну, а его вердикт о невозможности существования на земле человека, подобного Спасителю, категоричен окончательно: "Относительно личности Иисуса Христа можно услышать 3 мнения: 1. это Бог, на некоторое время сошедший на землю в обличии человека; 2. это был еврей проповедник, который подвергся суровым гонениям и был обожествлён сторонниками своих социальных идей; 3. никакого Иисуса Христа и его апостолов не существовало, это христианская легенда.
Тщательно взвесив все доводы за и против, я примкнул к сторонникам третьей версии".
Далее книга писателя превращается в едкое саркастическое исследование-порку всех глупостей и противоречий, сочинённых древними греческими богословами, которое заканчивается выводом по "Новому Завету" в целом: "... ни один историк и ни один подлинный документ того времени не подтверждают даже факта существования вышеупомянутого индивидуума, а это уже гораздо хуже.
Различные авторы той эпохи - а их немало, ибо культура Римской империи была тогда в полном расцвете - часто упоминают о тетрархе Ироде, о правителе Иудеи Понтии Пилате, о первосвященнике Каиафе, однако нигде, кроме евангелия, не сказано, что хотя бы один из этих исторических персонажей когда либо имел дело с каким-нибудь человеком по имени Иисус. Даже смерть его, которая неминуемо должна была вызвать какой-то отклик, благодаря сопутствовавшим ей необычным обстоятельствам, не отмечена ни в одном из трудов современников императора Тиверия-кесаря".
По этому поводу хочется заметить: видимо, Лео Таксиль не подумал о практике сионистов уничтожать (как впоследствии сталинские чекисты, тайные масонские ложи иезуитских орденов) не только свидетелей неприятных для них событий, но и документы, проливающие свет на такие события. К тому же Таксиль кое о чём почему-то не захотел вспомнить.
Чтобы не тратить времени на подробное описание так называемой "страстной недели", Автор намерен для освежения памяти читателей Библии и для доказательства "забывчивости" Таксиля изложить те давние события в свободном их пересказе с добавлением собственной версии о том, что могло породить "чудеса", упоминаемые богословами.
В виду категоричности заключений Таксиля мне как человеку, живущему на 100 лет позднее его, когда в науке появились новые достижения и открытия, неизвестные знаменитому писателю, хочется предложить читателям иной взгляд на историю бытия Иисуса Христа. Тем более это важно, что Понтий Пилат, в существование которого Таксиль верил, задал (пусть и случайно) один очень необходимый для Человечества вопрос: "Что есть Истина?" К тому же нас и поныне волнует и другой: "Был ли Иисус Христос или такого на Земле не было?" Отвечая на них, можно узнать много интересного, чтобы задуматься всерьёз над советами незабвенно мудрого философа-мусульманина и поэта Омара Хайяма - они сто`ят того.

БЫЛ ЛИ ИИСУС ХРИСТОС?
И
ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА?
Чья рука этот круг вековой разомкнёт?
Кто конец и начало у круга найдёт?
И никто ещё не открыл роду людскому -
Как, откуда, зачем наш приход и уход.
Омар Хайям
1

Точно так же, как журналист Габриель Антуан Жоган Пажес не был известен миру как писатель Таксиль, пока не сочинил свои книги против религий, так и старший сын безвестной крестьянки Марии из Назарета Иешуа не был известен миру под псевдонимом Иисуса Христа целых 300 лет, пока греческие богословы не написали о его подвиге, назвав его Спасителем (по-гречески Христос) Человечества. При жизни люди знали Иешуа как необыкновенно умелого человека, занимающегося исцелением людей от тяжёлых недугов. Одни называли его Учителем (равви) с большой буквы за мудрые мысли и высказывания, хотя он был молодым. Другие считали, что у него Божий дар вылечивать, казалось бы, неизлечимое. В наше время таких целителей, обладающих мощной энергетикой, называют экстрасенсами, способными лечить даже на расстоянии. На Филиппинских островах существуют врачеватели, делающие руками бескровные полостные операции. И это правда. А если правда, то чем же она не чудесная или не Божия. Простые люди верят в них, не задумываясь. Почему же в далёкие от нас времена было не поверить, что Иешуа - Сын Божий? Может быть, "умные священники", над которыми потешался писатель Таксиль, тоже не хотели задумываться глубоко, зная, что весь христианский мир искренне верит в Иисуса Спасителя человеческой нравственности. Ведь суть не в том, был или не был Иисус кудесником, воскрешающим мёртвых, а то, что в него все верят, верят в Добро, которое он заповедовал. Известно, что дети доверчивы и легко поддаются внушениям. Пробуя соль, могут говорить, что сладко, потому что их убедили в том, что это сахар.
Наверное, главное для нас всё-таки в том, что христианство стало религией, прославляющей Добро, Любовь и Милость ко всем людям и удерживающей их от дурных поступков. После злобного Бога фарисеев появилась надежда на спасенье у всех, а не только для евреев. Человечество изменило отсчёт Времени, объявив новую Эру, новую эпоху, в которой начали культивировать нравственность, а не ожидание Мессии с его карой всем не евреям неизвестно за что. Думается, именно поэтому "умные священники" не видят большого греха в том, что греческие древние богословы переусердствовали в создании образа "правильного", необходимого для веры, Божества как примера высокой нравственности (до самопожертвования). Видимо, греческие богословы, почувствовав потребность граждан своего времени в знаковой личности Идеала, символа Добра, сочинили собственную религиозную легенду, оттолкнувшись от подлинной судьбы распятого Иешуа. Да и пора уже было дать ответ на вопрос: "зачем наш приход и уход?" Это было самым важным после жуткого утверждения Соломона: "Всё суета сует, кругом одна только суета, томление духа, тлен и ловля ветра". Оказывается, нет, жизнь не бессмысленна. И до тех пор, пока каждое новое поколение будет задавать себе вопрос "Что есть Истина?", оно будет улучшать нравственность, вот что существенно. А не то, есть Бог, похожий на человека, или нету. Этот вопрос каждый решит для себя индивидуально. И если от веры народов в хорошее (в Бога) им станет легче на душе, то лично я готов считать это дело Божеским. Кому от этого плохо?
Любой писатель освещает жизнь по-своему, поднимая личную книгу-свечу над читателем. Он может осветить не всё, а только часть увиденного, и картина будет неполной или даже неправильной. Но когда горят над Человечеством свечи всех писателей, света делается достаточно, чтобы разглядеть Истину и понять, нуда народу идти дальше. Писательские союзы для этого и существуют. Если рядом с Таксилями освещают дорогу и Викторы Гюго, толпа не собьётся с истинного пути. Но беда, когда Бога сочиняют злым и ужасным для всех, кроме любимчиков, которым внушают "разрушай всё, что не вами построено", подсовывают "Протоколы" своих "мудрецов", призывающих к мести, и выдают эту подлость за Истину. В России эта беда уже достигла размеров, грозящих разрушению русской государственности, когда титульная нация с её многомиллионным народом вот-вот уступит место одному проценту присосавшихся к её кораблю богоизбранных моллюсков, которые продырявят его и утопят. Эта гибельная опасность ощущается всеми народами, ждущими решительного и глубокого её освещения в прессе. Гнилостный плод давно перезрел, и его запах особенно остро разносится во все стороны с останкинской башни. Российские граждане хотят открытого отпора засевшим там сионистам, выполняющим заказ своих "мудрецов". Разве можно было уступать им главную мачту государственного корабля? А в чьи руки отдана электроэнергия государства, то есть, его главная мощь, двигатель? Чубайсу, который ещё до этого за бесценок продал чужакам во время своей "прихватизации" огромные народные объекты, и весь крупный бизнес России оказался в руках евреев, которые раскрутили в нём мошенничество на десятки миллиардов долларов в год, да ещё через того же Чубайса принялись использовать телевидение для создания искажённого общественного мнения о государственном "вмешательстве" в дела таких бизнесменов, как Гусинский, Березовский, Ходарковский и других ворюг-миллиардеров, желающих продолжать расхищение богатств страны и требовать "невмешательства", то есть, бесконтрольности, чтобы с каждым годом ещё более усиливать своё положение истинных хозяев в государстве, которое они намерены покорить окончательно своей денежной мощью, сделав деньги выше законов. Не пора ли сделать очистительную приборку на нашем корабле - этого требует Время.
А теперь сделаем экскурс в древнюю эпоху Иешуа, мыслителя и целителя, чтобы понять, почему некоторые случайные совпадения, о которых не догадался Таксиль, заставили поверить греков в чудесное воскрешение человека из мёртвых. Таксиль, читая евангелие богословов, не обратил внимания на то, что гроб оказался пустым после яркого света, ворвавшегося в горную пещеру, и мощного грохота, похожего на раскаты грома. Да и сами греки сочли важным лишь то обстоятельство, что тело казнённого человека исчезло из гроба. Мы же, люди 21-го века, знаем, что яркий свет и грохот издают взлетающие с земли ракеты и садящиеся на землю космические звездолёты. Так, например, в июле 1947 года на юге США, в районе Роузвелла, разбился космический корабль возле ранчо Мака Брейзела, который нашёл 4 трупа аэронавтов и передал их военным. Тела и тайна корабля исчезли в секретных отделах Пентагона. А Мака Брейзела и других свидетелей заставили молчать.
Естественно, что древние евангелисты, ничего не знавшие о летающих космических ракетах, восприняли свет и грохот за прилёт Бога к своему сыну с небес, чтобы оживить его и унести с собою. Поверив в такого Бога окончательно, а заодно и в его способности творить чудеса, они поднакрутили и собственных выдумок о "чудесах" Божиих. А почему бы и нет? Для убедительности. Ведь в "Ветхом Завете" таких "чудес" тоже полно, но совершенно нет обещаний добра для всех, кроме евреев. Так чем же можно привлечь к новой вере, как не добрыми чудесами?
Известно, что у некоторых алкоголиков дети рождаются физическими уродами. Как ясно и то, что сионисты превращают нормальных детей в нравственных уродов, воспитывая их в духе религиозного презрения и ненависти ко всем не евреям. Об этом знали и греческие богословы, чувствовавшие необходимость в создании противовеса иудаизму. Опять сыграла свою роль всё та же двойственность восприятия всего сущего на свете. Так у более древней религии евреев появилась от одного корня вторая религиозная ветвь. Новое древо, стало быть, и новый взгляд на Истины.
Отправимся же и мы в древнюю горную пещеру, к свету новой нравственности, проникшей от Христова самопожертвования в людские души.


Если бы Лео Таксиль дошёл до мысли-догадки, что за исчезновением тела из гроба стоит нечто материалистическое, а не божественное чудо, что дивный свет и грохот просто совпали с чем-то более конкретным, то он, скорее всего, вычислил бы и существование подлинного человека, послужившего прообразом для создания необходимого людям символа Вселенского Добра. Ведь и президент Советского Союза Горбачёв пошёл на снос "берлинской стены" не потому, что ему этого хотелось, а потому, что почувствовал: это необходимо всей Европе, это висело уже в воздухе. Рискнул, и получил Нобелевскую премию, стал знаменит и почитаем европейцами (русские-то знали его лучше - как жестокого и бездушного человека). А легенда о Спасителе Человечества оказалась стократ необходимее Европе, и греческие богословы получили тоже Великую премию - вечную Благодарность миллиардов людей. А "умные священники" христианства, не пожелавшие вступать с писателем в неумный со своей стороны спор, действительно оказались умнее Таксиля, который не потрудился проверить существования "апостолов" Христа; а они были - это не выдумка.
В Эгейском море на острове Патмос есть древний монастырь, а в нём музей главного "апостола" Иисуса Христа, подлинного человека по имени Иоанн, который написал про жизнь своего Учителя и его учеников (тоже апостолов), товарищей своих, Луку, Матфея и юного Марка. Написал и о своём брате Иакове, об Иуде Искариоте, последнем вечере, проведённом с Учителем, об аресте Учителя, допросе его у первосвященника Иудеи Каиафы, о Понтии Пилате, о торопливой казни Учителя на крестовине на холме Голгофа.
Таксиль обязан был связать в своей памяти существование громадного собора, построенного греками в Риме после победы там христианства и названного ими в честь апостолов Христа Петра и Павла, с тем, что таких храмов не строят в честь не существовавших людей. Тем более что Петра и Павла казнили в Риме тоже на крестовине, публично, причём вниз головами. Они были арестованы через 24 года после казни своего Учителя, их держали в тюрьме под Римом и подвергали пыткам для того, чтобы они "признались": не было на Голгофе под Иерусалимом никакой казни человека, который потом-де воскрес. Однако Пётр и Павел, веря в то, что их Учитель потому и исчез из гроба, что был сыном Божиим, который его воскресил, побоялись взять на душу грех лжи против самого Бога и пошли на казнь, продолжая верить, что Бог воскресит и их за честность и мужество.
Разве Таксиль не знал о такой казни и пожертвованиях денег на строительство собора из царской казны Византии? Наверное, знал, но, обозлённый выдумками греческих богословов про всяческие "чудеса", не захотел верить в существование не только Христа, но и его "апостолов". Обидно. Поверь он в Иоанна, которого тоже мучили и пытали в Риме, а потом римский император Тит Флавий сжалился над ним и заменил казнь ссылкой на остров Патмос, то узнал бы и имя Учителя Иоанна, и настоящую историю этого Учителя, очистив тексты "Нового Завета" от чудес и прибавив своё любопытство к истории подлинной. Тогда смог бы поставить перед собою вопрос: "А кого же казнили на самом деле и что там, в Иерусалиме, произошло в действительности?" Пытаясь узнать всё это, писатель наткнулся бы и ещё на очень важный факт, а не домысел: до 37 года нашей эры на монетах Иудеи чеканили 2 профиля - с одной стороны монеты профиль римского императора Тиберия, а с другой - профиль его наместника Понтия Пилата. А затем профиль Пилата с монет исчез. С чего бы это? А ведь Пилат был отстранён от должности прокуратора Иудеи именно тогда и разжалован в рядовые чиновники. За что? Ему было даже запрещено вернуться в родной ему Рим; он был сослан на рядовую должность в Вену, где и покончил с собой.
Вероятно, можно было бы что-то узнать и про Иуду Искариота, который, как писали "апостолы", существовал и вернул 30 шекелей священнику главного храма в Иерусалиме, швырнув их на пол. Это же поступок, не пустячок! Случайно ли всё?.. Выходит, в Иерусалиме произошло тогда что-то, из ряда вон выходящее? Да и рукописи апостолов, написанные гусиными перьями, возможно, были без особых "чудес"? "Чудеса" приписывали и приписывали потом переписчики (300 лет для бумаг и чернил это срок!), а подлинники искрошились. Как было проверить "Что есть Истина?" Может, поэтому Таксиль и не захотел... А потому и вынес свой вердикт: "не было ни Иисуса Христа, ни его апостолов, ни документов, ничего!"
Ну, а если попытаться всё-таки воскресить прошлое и узнать, кто был прообразом Иисуса Христа и что с этим человеком произошло? Какой случай швырнул его в Божественную Троицу, а полчеловечества в путь за поиском новых истин, ведущих к свету нравственности в собственных душах?
На взгляд Автора, такой эксперимент вполне уместен и интересен. Почему не попробовать посмотреть на события "страстной недели", которые так изменили нас всех и нашу мораль, с иной точки зрения, нежели евангелисты?
Апрель 787 года по календарю римлян, установленному ими во всех завоёванных ими царствах, а стало быть, и в Иудее, был в Иерусалиме тёплым, и всё везде буйно цвело и благоухало. Но первосвященник Каиафа, отслуживший в главном храме страны службу в честь второго дня пасхи, выйдя из храма и войдя в свой дом, вздыхал: "Неправильный у них календарь! А что поделаешь, если Пилат приказывает подписывать все бумаги числами от дня сотворения их проклятого Рима. Однако все церковные службы мы правим по своему календарю, в котором счёт годам и дням ведётся от Дня сотворения Богом нашим Яхве всего живого и сущего на Земле. Вот уже второй день евреи празднуют своё избавление от египетского плена, а точнее, свою Победу над утонувшим в Красном море войском фараона. Гнался, злодей, чтобы погубить наших, а погиб сам. У египтян тоже был свой календарь, сплошная путаница была и тогда!"
В голове седобородого Каиафа, подошедшего к раскрытому в ночь окну, путаницы не было, несмотря на годы, всё помнил. Даже то, чего не хотелось. Дом старика был рядом с храмом, возведённым когда-то по приказу царя Соломона Мудрого на вершине Синайской горы (той самой, на которой Яхве 40 дней и ночей общался с Моисеем, приведшим к её подножию иудеев, ожидавших внизу), чтобы виден был весь новый город, построенный евреями. Здесь же, на вершине, находилась и крепость, и царский дворец, и служебные помещения, гаремы, склады, казармы для солдат охраны, конюшня, кухни, столовые. Из окна виднелся справа и старый город, не еврейский, освещённый луною. В домах евреев, живших в новом городе, желтели огоньки - евреи праздновали "пейсах" - пасху.
Новый город, первой жительницей которого оказалась Сепфора, жена Моисея, был разделён рекой Кедрон на южную часть, из которой смотрел Каиафа, и на северную. Кедрон вытекал из Мёртвого моря и нёс свои воды с востока на запад до Средиземного моря, в котором, словно ручей, исчезал навсегда. Река пересекала также и старый город, построенный в древности иевусеями. Из окна виднелись и 2 моста: верхний, построенный здесь, напротив, и нижний - левее, на западе. На севере город окружали холмы, такие же, как и тут, на юге. Долина Кедрона, застроенная домами, это и есть древний Иерусалим: с цезариатом (дворцом римского наместника Понтия Пилата и служебными пристройками), рынком, тюрьмой и даже местом для казней преступников на холме, прозванном Голгофою - это за нижним мостом, за городом. Голгофа по-еврейски - "лобное место". Луна в эту ночь светила так чисто и ясно, что Каиафа увидел и лобное место на холме. Задумался...
Приговорённых к распятию (казнь, изобретённая римлянами и распространённая ими во всех покорённых ими государствах) выводили обычно из тюрьмы с тяжёлыми сырыми крестовинами на спине, которые они должны были нести, сгорбившись, до самой вершины Голгофы. А это путь длиною в 3 километра, он должен быть тяжким, ибо последний... На лобном месте крестовины положат на землю, привяжут к ним преступника и прибьют длинными гвоздями. Затем крестовину поднимут, опустив нижний конец в выкопанную яму, утрамбуют землю. Человек воет там, вверху, от такой невыносимой боли, что и зверю не выдержать: грешники умирают медленно и мучительно, более двух часов. Просят смерти, глядя в небо.
Мысли старика перекинулись на тяжкий путь последних ста лет Иудеи. Начался он со смерти царя Ирода Великого, якобы ведшего свой род от Дома Давидова. Жестокий это был человек и, скорее, великий грешник, нежели царь. 10 раз только женился, не говоря уже о наложницах. И хотя бы на еврейках! Ан нет. Сын римлянина, который был прокуратором Иудеи, а потому и обряда обрезания своему сыну не делал (это сделал вместо него раввин, когда парень был уже женатым), Ирод принял веру евреев, чтобы стать царём, но не стеснялся в выборе жён из "чужих", язычниц, рожавших ему сыновей не евреев, претендовавших потом на царский трон.
Глядя на Иерусалим внизу, отдыхая от праздничных молитв и проповедей, Каиафа принялся вспоминать, как всё уменьшалась и уменьшалась и без того крошечная территория Иудейского царства, как уже дважды был разрушен врагами и город, и храм то персами, то сирийцами, как поднимали народ на восстание иудейские братья-князья, прозванные молотами (по-иудейски "маккавеями"). Самого ещё не было тогда и на свете, но историю родного народа Каиафа знал хорошо, как и все остальные раввины.
Главные беды иудеев начались после смерти Александра Македонского, военачальники которого были греками, переженившимися в покоряемых ими странах на сирийских и персидских женщинах. Подыхая, алкоголик Македонский завещал им разделить между собою власть над его огромной империей по принципу: кто где женился, там пусть и царствует. В Сирии зародилась, таким образом, династия царей Селевкидов, переходившая от отцов к сыновьям, в которых оставалось всё меньше и меньше греческой крови, но не изменились греческие традиции, их философия и военные приёмы ведения войн. А так как Греция по-прежнему была основным врагом Иудеи (до покорения Греции царём Филиппом, отцом Александра Македонского, Иудея более столетия была протекторатом Греции, то есть, покорённой страной, а не самостоятельным государством), то и Селевкиды не забывали об этом. Знал их историю и Каиафа. Дело в том, что отец Александра Македонского, царь крохотной Македонии Филипп Второй, женившись на 12-летней дочери египетского царя, чтобы усилить своё войско поддержкой Египта, сумел покорить могущественную когда-то Грецию, достигшую наивысшего расцвета при правлении ею Периклом. Но затем, разделившись на отдельные полисы (города-государства), Греция ослабела за какие-то 100 лет, и в 416 году (по римскому летоисчислению, берущему начало с года основания их проклятого Рима) Филипп Второй, одержав последнюю важную победу под Херонеей над коалицией из недружных греческих городов, подчинил себе их всех. А его хилая жена Клеопатра, родившая ему сначала идиота, окрепнув, подарила второго сына, будущего гения военного искусства, который прославил свою маленькую родину на века.
"Вот с кого надо брать пример! - думал Каиафа. - Эта Македония, говорят, такая же маленькая, только горная в отличие от наших пустынь, страна, а победила эллинов потому, что македонцы воспитывали своих сыновей не только несгибаемыми мужчинами, но и учили наукам. Александр Македонский как сын царя-победителя учился в Афинах у философа Аристотеля. Набрал себе греков в командиры отрядов и покорил с ними полмира. Иудею не тронул. Но, будучи в отца алкоголиком, спился и рано умер. Наши извечные враги-греки тут же освободились и стали великими снова. Правда, не навсегда: теперь и они под Римом, так как наши предки всё же натравили на них Рим. Но вот в Египте греки Александра Македонского тоже создали когда-то греко-египетскую династию царей Птолемеев. Птолемей Первый (сын грека Лата) был крупным военачальником у Александра, женился на дочери египетского царя и от него пошла новая династия в Египте. А в самой Македонии после смерти Александра к власти пришла династия царей Антигонидов, которые отобрали власть у его слабоумного брата. После всего этого, ощущая себя греками, и Птолемеи, и Селевкиды часто нападали на Иудею. Но Селевкиды как соседи были ближе и первыми подмяли нас. В Иерусалиме тогда главенствовали уже не цари, ведущие род от дома Давидова, а священники левиты, отстранившие от церковной власти священников-фарисеев, а затем и самих царей, нарушив пророчество о том, что царями Иудеи должны быть потомки Иуды, то есть, продолжатели этого рода. Всё это не предвещало добра. Кто такие левиты? Простые священники. А поди ж ты! Заделались жрецами, выдающими себя за пророков, отстранили законного царя. Вот Селевкиды и воспользовались этой промашкой, начали ставить над еврейскими жрецами своих военачальников. Быстро войдя во вкус власти, эти военачальники принялись водружать себе на головы венцы царей и превратили Иудею в своё маленькое царство, отделив от неё бывшие её провинции Галилею и Самарию, которые тоже превратили в крохотные царства для родственников. Появились и там царьки".
Особенно чёрные дни наступили для евреев, когда в Иерусалиме обосновался злобный сирийский царёк Епифан, сын царя Сирии Антиоха. Находившийся под его властью еврейский жрец-левит Маттафий воспитывал своих подрастающих сыновей Иоанна, Симона, Иуду, Елеазара и Ионафана в духе патриотической ненависти к сирийским захватчикам. Самым храбрым из этих сыновей и патриотично настроенным оказался Иуда. В 590 году по римскому летоисчислению он поднял народ на восстание и разбил в окрестностях Самарии сначала войска сирийцев под командованием Сирона, затем Птолемея, Никанора и Георгия. В одном из сражений погиб брат Иуды Елеазар, раздавленный боевым слоном сирийцев. Но умирает в Иерусалиме и проклятый сын Антиоха Епифан, а удачливый Иуда овладевает столицей Иудеи, провозглашает себя жрецом и продолжает воевать с прибывающими на помощь к сыну Епифана Евпатору сирийцами под командованием дяди Евпатора Димитрия Сотера. Убивает Евпатора, потом его дядю, объявившего себя новым царьком, и, наконец, побеждает Вакхида, который командовал сирийской армией. В этом бою он отрубает правую руку и голову Никанору. Однако Иуда, увлекшийся победами и продвигавшийся вперёд, не заметил, что Вакхид собрал позади него свои войска в кулак снова и отрезал Иуду от его растерявшихся от неожиданности войск. Оставшись с горсткой воинов, Иуда погиб в неравной схватке. Но войну продолжили его братья Ионафан и Симон, которые всё-таки победили иноземных захватчиков через 22 года, в 612 году. К тому времени в Средиземноморье на сцену вышел уже в качестве могущественного государства Рим, побеждавший всех своих соседей, и Сирия перестала вести войну с Иудеей. Братьев-сыновей Маттафии в народе прозвали Макковеями (молотами) за их мощные удары по врагам. Однако, приходя к власти, они провозглашали себя жрецами и царьками, и власть портила их характеры. Будучи левитами, совмещая в одном лице и жреца, и царя, они возгордились, так как из племени Давидова в Иудее не осталось ни одного наследника подлинно царского происхождения. То есть, было нарушено древнее пророчество и следовало ждать расплаты за это от Бога Яхве. Вот от чего всё пошло...
Короче, царями иудейскими Макковеи получились заносчивыми и жестокими, народ уже не любил их, переименовав в хасмонеев - преступников. Симон погиб в пьяной драке в своём дворце вместе с двумя взрослыми сыновьями. Его гостями оказались князья, приехавшие к нему в Иерусалим из Иерихона. Эти тоже были гордыми, не вынесли высокомерия хозяина, и всеобщая поножовщина кончилась тем, что не выжили даже раненые, перебив друг друга.
У Симона остался в живых третий сын, малолетний Гиркан Макковей. Но к власти вернулись уже сирийские Селевкиды, и мальчик рос под владычеством ненавистных захватчиков. Приуныл и народ...
Время шло. Гиркан подрос и стал верховным жрецом. А получив возможность вести проповеди, вновь поднял горожан Иерусалима на восстание. Только вот полководцем он оказался неопытным, и новый царь Сирии Сидетий Антиох, осадив Иерусалим по всем правилам военного искусства, предъявил ультиматум: либо огромная денежная контрибуция, либо смерть всем восставшим. Пришлось согласиться на контрибуцию, и для народа вновь начались чёрные дни.
Римляне же продолжали везде побеждать, устанавливая в своих новых заморских провинциях (так называли они побеждённые государства) своё летоисчисление, берущее начало с года построения Рима. С тех пор прошло уже 612 лет. Покорены были Карфаген, Испания, Греция, римляне вторглись в Малую Азию, именуемую ими Ближним Востоком.
Гиркан немедленно воспользовался этим и присоединил к себе Самарию, извечного врага Иудеи. И царствовал после этого до самой смерти благополучно. Два его сына, назвавшие себя после смерти отца звучными греческими именами Аристовул и Антигон, росли злобными и жестокими, с детских лет мечтавшими о власти. Старший же сын, Иоанн, был вялым и безразличным ко всему. Когда Гиркан, наконец, умер, средний сын Аристовул убил брата-священника Антигона прямо в храме и, запугав убийством старшего брата Иоанна, занял должность жреца. В это время сирийский царь вёл войну с соседями, Аристовул, используя это, провозгласил себя царём Иудеи. Мать считала Аристовула мерзавцем, и он, узнав об этом, засадил её в темницу и приказал задушить там. В годы его царствования в Иерусалиме началось яростное соперничество между фарисеями (обособившаяся секта священников, выступавшая за религиозное главенство в общественной жизни законов Талмуда, а не Пятикнижия) и садукеями (секта священников, фанатично отстаивавшая приоритет Пятикнижия). Аристовул-царь в их борьбу не вмешивался.
Время неумолимо шло, и Аристовул, таков удел всех, умер. Царский трон перешёл к тихому Иоанну-Александру, и сразу же возобновилось древнее соперничество между египетскими фараонами династии Птолемеев и сирийской династией Селевкидов за обладание Палестиной, так как Иоанн был безвольным правителем палестинских территорий Иудеи, Самарии и Галилеи. В прежние времена (после ухода со сцены Александра Македонского) преимущество обычно находилось у более близкой к Палестине Сирии. Но при Иоанне Маккавее Египет возобновил свои притязания с прежней остротой. Однако соперничество Египта и Сирии закончилось совершенно неожиданно. Как было сказано, Рим, прибравший к рукам Средиземноморье, вторгся в Палестину, разодрав её на привычные 3 куска, и двинулся и на Египет, и на Сирию. От Иудейского царства осталась лишь площадь Иерусалима и его окрестностей, которой правил - смешно произносить - "царь" Иоанн-Александр, тихий, безвольный, подчинявшийся во всём жене Саломее.
Ну, а что же представлял собою в те времена могущественный Рим? Кто им правил, как и в какой последовательности? Каиафу и подсчитывать не понадобилось: если теперь идёт 787-й, то это означает, что Рим построен именно столько лет назад. Изначально город этот был царством, но потом, когда прошло 540, власть царей была уничтожена, и разросшееся государство стало называться республикой. Это сделали римские аристократы. Верховная власть - из двух органов: сенат и народное собрание римских граждан. Главой сената является консул, выбираемый на год. Исполнительной властью считаются городские магистраты, избираемые гражданами также на год, и претор, надзирающий за исполнением судебных законов. В чрезвычайных обстоятельствах сенат предоставляет правящему консулу ещё и права диктатора на 6 месяцев, когда тот может принимать решения, ни с кем не советуясь.
Постепенно Римская республика, расширяясь за счёт завоёванных Римом территорий в Европе и Малой Азии, превратилась фактически в империю, но императоров пока ещё в ней не было - оставалась Республикой, хотя внутри республики уже образовались на Апеннинском полуострове из италийских народностей Северная Италия, Средняя Италия и Южная. В последнюю вошли и построенные в Сицилии эллинские (греческие) города-полисы (самостоятельные крохотные государства), жители которых получили права граждан Римской республики. Эти греки имели своих рабов, которых скопилось в Сицилии очень много, и грекам-рабовладельцам хотелось закрепить своё право на них, а для этого необходимо было получить гражданство Римской республики, а не просто города-полиса Сиракузы, например.
Каиафа, к сожалению, языка римлян не знал, а потому и не читал "римского права" и не представлял, что такое "свободный гражданин Римской республики". Может быть, это и к его личному счастью. Ибо стал бы сравнивать "еврейское право" с римским. И тогда понял бы, какой неотёсанный, необразованный и самодовольный дурак и он сам, и все его коллеги по раввинату и синедриону, и все остальные граждане Иудеи, не представляющие себе, как изменился вокруг них мир, если даже простые крестьяне в нём уже знают о своих человеческих правах и никогда не согласятся на положение скота с "человеческими лицами" и будут отстаивать свою независимость до последней капли крови. Ни новый Александр Македонский, ни иудейские цари ничего уже не поделают: сознание людей на земле круто и бесповоротно меняется.
В 605 году главным событием для Рима был разгром Ахейского союза в войне с Грецией и превращение Греции в свою провинцию, а Коринфа в руины. В 608 году произошла, наконец, окончательная победа на море и на суше над соперником и врагом Рима Карфагеном, который был разрушен в ходе третьей войны с ним и уничтожен. После этого Рим уже почти не вёл крупных и тяжелых войн - на всём Средиземноморье не было больше врагов, которые могли оказать достойное сопротивление. Но внутри республики неожиданно началось движение крестьян за землю, которое возглавили два брата из числа народных трибунов - Тиберий и Гай Гракхи. Они убедили народное собрание принять законопроект Тиберия Гракха о земле - максимум по 250 гектаров на семью. Но братья поплатились за это своими жизнями - их убили наёмники, подкупленные аристократами.
В 616 году началось восстание рабов в Сицилии, подавляемое 2 года. Едва молодой полководец Публий Лициний Красс вернулся в Рим, как рядом с Иудеей поднял восстание рабов в 621 году внебрачный сын паргамского царя Евмека Второго молодой и горячий Аристоник. Восстание, словно пожар в сухом лесу, охватило всё побережье. Опять был послан на подавление Публий Лициний Красс, но был разбит при выгрузке с кораблей на побережье внезапной атакой Аристоника. Война с ним затянулась почти на 4 года. Но всё-таки Красс победил Аристоника и, взяв его в плен в бою под городом Стратоникеей, приказал удушить ночью в тюрьме.
После этих событий Рим жил спокойно до 644 года, продолжая набирать грозную мощь и выращивать таланты во всех сферах жизни и деятельности, кроме армии, которая нуждалась в преобразовании. Это подтвердила так называемая Югуртская война с царём Нумидии Югуртой (по соседству с бывшим Карфагеном). В Риме первым лицом был тогда опытный полководец и политик Гай Марий, которому исполнилось 47 лет. Выехав из Рима в северную Африку, он сумел одолеть Югурту только через 6 лет и, вернувшись домой, понял, нельзя брать на военную службу парней, не умеющих воевать, нужны проверенные в боях ветераны, каким всегда был сам. За деньги таких можно найти, но армия, состоящая из наёмников, будет дорого обходиться государству. Согласится ли сенат? Пользуясь тем, что сенат избрал его в 647 году своим консулом и это консульство повторялось 3 года подряд, он добился проведения в армии реформы и сделал её наёмной. Популярность Мария в Риме настолько возросла, что его начали избирать консулом с 650 года ежегодно в течение 5 лет, за которые он успел сделать много преобразований и в гражданских правах, и в управлении Республикой. Тем не менее, рабам жилось по-прежнему тяжело и в 681 году они восстали не где-то вдали от Рима, а, как говорится, под самым носом: в Капуе была организована школа, готовившая гладиаторов для развлечения римской знати на арене столичного цирка. В этой школе работал инструктором захваченный в плен фракиец Спартак - рослый, мужественный, профессионал, служивший уже на положении полураба. Подбив к побегу товарищей и учеников, он быстро сколотил сначала боевую группу, потом отряд, а к осени уже целую армию из окрестных рабов. Учёбу в этой армии он проводил во время боев, и слава о его успехах стала распространяться по всем италийским городам. По таланту это был второй Аристоник, а по личному обаянию, физической силе и умению драться ему не было равных.
К сожалению римлян, Гай Марий конфликтовал в Риме с полководцем и государственным деятелем Луцием Корнелием Суллой, который был моложе его на 20 лет. Сказывалась ревность к молодости и гибкому уму. В 666 году Сенат избрал консулом уже не Мария, а Суллу, и послал его воевать в Понт с царём Митридатом 6-м Евпатором. Этим немедленно воспользовался Марий, которому исполнилось тогда 69 лет. В союзе с ещё более пожилым Цинной он организовал в Риме мятеж и, захватив город в свои руки, внезапно умер. В 668 году Цинна провозгласил себя консулом и принялся за жестокую расправу над сторонниками Суллы. Однако Сулла, обложив побеждённого Митридата данью, возвратился через год в Рим, и там развязал гражданскую войну. Цинна через год умер, но гражданская война не утихла и после его смерти. Наконец, разгромив в 672 году своих врагов, Сулла объявил себя бессрочным диктатором Римской республики. Но так как сторонники Цинны призывали к продолжению войны с диктатором ("Какая же это, мол, республика, если появился бессрочный диктатор? Это же царь!"), то Сулла придумал для борьбы "с негодяями" так называемые "проскрипции" - расклеиваемые на стенах домов списки имён и адресов граждан, объявляемых вне закона. Эта "проскрипционная" война продолжалась до 675 года. За это время Сулла фактически лишил всякого практического значения такие учреждения, как народное собрание и трибунат. Но, измотанный нервным напряжением, тяжело заболел в 675 году и, покрывшись какой-то странной водянкой-пузырём, на следующий год умер.
На римской сцене, раскалённой распрями, словно сковорода на огне, появился новый политический деятель, а затем и полководец Гай Юлий Цезарь. Он в союзе с рабовладельческими группировками, которые добивались возвращения демократической власти в Республике, продолжил борьбу со сторонниками Суллы (прошло уже 3 года, как зловещий диктатор умер). Когда Цезарь был избран в 681 году сенатом в военные трибуны, ему исполнилось 30 лет.
В Иудее в то лето родился в семье римского прокуратора Антипатора, женившегося на дочери Гиркана Второго Мариамне, мальчик, которого Мариамна назвала Иродом. Отец Мариамны Гиркан Второй был евреем, но её мать идумеянинкой. И хотя и мать, и дочь приняли иудаизм и назвались еврейками, на самом деле таковыми не считались. Поэтому Мариамна не решилась на уговоры мужа-язычника, римлянина Антипатора совершить обряд обрезания родившемуся сыну. Короче, мальчик рос не евреем, хотя и знал иудейский язык. В синагогу его не водили. Вспоминая об этом, Каиафа знал, этому не еврею Ироду Антипатору суждено было стать через 26 лет и царём Иудеи, и пройти обрезание, и принять иудаизм, да ещё и выдавать себя за потомка из Дома Давидова. Одним словом, позорище, а не царь Иудеи! И женился потом 10 раз, причём, на ком попало, в том числе и на не еврейках. Старик даже сплюнул в сердцах. Но историю этим не изменить. Что поделаешь?
Такой же вопрос задавали себе нередко и в римском сенате, пока тянулись эти 26 лет. В первый из них (681), выбрав удачное время внутренних распрей в Республике и сенате, поднял восстание в гладиаторской школе, находящейся в Капуе (считай, под самым носом у Рима), раб-инструктор Спартак. Ровесник Цезарю, этот гладиатор, взятый в плен на северо-востоке Греции, где-то во Фракии, был очень смел и подготовлен физически. За ним из Капуи ушла на юг и где-то исчезла горстка таких же инструкторов и полсотни рабов, подготовленных ими в гладиаторы. А через месяц у "нового Аристоника" оказалось около 5 тысяч рабов из окрестных италийских городов и сёл, поднявшихся на разгорающееся восстание. Быстро вооружаясь, обучаемые на ходу инструкторами, эти рабы превратились в грозную армию, разрушающую и пожирающую, словно саранча, всё на своём пути. Их становилось всё больше и больше.
Военный трибун Гай Юлий Цезарь выступил в римском сенате с пламенной речью:
- В Республике нет более мудрых и решительных полководцев, нежели мои коллеги по мечу Марк Лициний Красс и достопочтенный Гней Помпей! Республика в опасности. Сенат должен избрать диктатора, а диктатор пошлёт этих полководцев на подавление восстания рабов!
Цезарь решил с первых же шагов приобрести себе влиятельных союзников, командующих армиями. Марк Красс, сын Публия Лициния Красса, хотя и был сторонником диктатора Суллы, сошедшего в могилу, но оказался человеком умным, разбирающимся в политической обстановке. Старше Цезаря на 20 лет, он поймёт, кто дал ему шанс прославить своё имя. Ну, а Помпей - почти ровесник, подумаешь, старше на 6 лет - храбрый, но недалёкий в политике. Такой будет тоже необходим в союзниках. Потом-де, втроём, мы покажем всем, кто является главной силой в Республике!
Расчёт был верен. Правда, быстро разгромить Спартака полководцам не удалось (хотя основным из них был умница Красс, а Помпея сенат послал воевать на восток, присоединять к Республике новые земли и царства). Прошло 2 года, прежде чем Красс одолел Спартака, захватив его в плен.
За эти 2 года, находясь в Риме, Цезарь был избран сначала в эдилы 1, а на следующий год и в преторы - вся судебная власть Республики оказалась в его руках и под его надзором.
А Марк Лициний Красс, остервенившийся на неудачной войне со Спартаком, придумал жуткую казнь для пленённых рабов и Спартака: распять всех живьём на высоких крестовинах, установленных вдоль дороги из Рима на Капую, чтобы издали видно было, как мучительно и медленно умирают они на этих крестах в назидание всем будущим бунтовщикам, да и своим вольным гражданам, коли вздумают проявить недовольство.
Каиафа знал, именно с тех пор эта жуткая казнь была распространена Римом во все её провинции. Не знал Каиафа другого, что свершится уже после его ухода с жизненной арены: первые греческие христиане во времена злобствующего против них в Риме императора Нерона сделают маленькие крестики с распятым на них худым телом Христа своим символом, который станут носить у себя на груди (готовы-де на мученичество во имя спасения чистой души).
"Ну, а в Риме началось восхождение нового диктатора Гая Юлия Цезаря, перехитрившего всех... В 694-м году он уже был избран консулом. Через год - снова. В 696-м сенат послал его наместником от Рима в покоряемую им заальпийскую Галлию, где он провёл 7 лет, воюя и управляя страной, во много-много раз более великой и крупной, нежели Иудея. В Рим вернулся в 703 году прославленным полководцем и государственником, знающим 3 языка, и в 42 года возглавил в Риме борьбу за единоличную власть. Объявив союзниками старика Марка Красса, которому тогда исполнилось 62, и 48-летнего Гнея Помпея, который покорял Сирию, Цезарь лишь хитрил, чтобы выиграть время".
"Так ведь и у нас, в Иудее, творились тогда чудеса... - вернулся Каиафа в историю евреев до своего появления в ней. - Политика Рима в покоряемых царствах Средиземноморья была искусной и умной. Разделив Иудею на Самарию, Галилею и на вновь образованную область Лисанию, римляне назначили в каждую из этих территорий своих наместников-губернаторов, при которых позволили самаритянам, галилеянам и лисаниянам выбрать себе царьков и верховных священников, которые, сидя под римским губернатором, как бы управляли "царствами" тоже. Точно так же Рим поступил и в Иудее, ставшей меньше бывших в её подчинении провинций Самарии и Галилеи. Первым лицом в Иерусалиме считался римский губернатор, вторым - жрец-еврей, и третьим - царёк Иоанн, женившийся, наконец, на Саломее, вдове Аристовула, которую тут же переименовал в Александру.
И опять покатилось вперёд время, не ждущее никого и ничего. Тихо скончался царёк Иоанн, поздно женившийся, и его несовершеннолетние сыновья Гиркан и Аристовул, названные им так (из трусости и лести) в честь деда и дяди Аристовула Первого, росли у матери-регентши, пока достигнут совершеннолетия. Хотя вдова Иоанна Саломея и числилась царицей-регентшей, фактически же власть оказалась в руках священников-фарисеев".
Это было единственным утешением в воспоминаниях Каиафы, ведь он тоже фарисей и считается вторым лицом в государстве. Но это случилось только осенью прошлого года, перед Новым еврейским годом "Рош-гашон", после поста перед Судным Днём "иом-кипур". А сейчас начало весны, пасха, до перевыборов ещё полгода.
Иудейского царства во времена регентства Саломеи практически не было - оно появилось лишь при Ироде Великом, который вернул Самарию под свою власть, переименовав её в Севасту. А при Саломее от царства сохранились одни могилы великих царей внизу, вон там, на кладбище... Там лежат кости Давида, Соломона, Ионафана, других.
О, Господи!.. Как только Саломея умерла, сразу вспыхнула лютая вражда между братьями, это вечное проклятье еврейской Иудеи. Гиркан Второй призвал на свою сторону фарисеев, а его брат Аристовул Второй бросился к садукеям. Каждый мнил себя царём. И в крохотном царстве длиною в 5 часов ходьбы и шириною в 3 с половиною часа одновременно возникли 2 царька-претендента без усов и бороды, словно женщины (переняли эту пакостную моду брить рожи у римлян; так ведь у них не мужчины, а педераст на педерасте!), готовые вцепиться друг другу в космы и ждущие помощи от римлян. Но те, заключив военный союз с ненужным им Иудейским "царством" ещё при Гиркане Первом, не вмешивались, считая борьбу братьев их внутренним делом. Риму в уме не откажешь: на кой им такое мышиное "царство"? Дороже был политический авторитет: "Мы-де не вмешиваемся в политику государств, заключающих военные союзы с нами!" И под молчаливое согласие таких "союзников", как Иудея, Галилея, Самария и других муравьёв, пропускающих римлян с обозами фуража через свои территории, продолжали покорение государств Ближнего Востока. На очереди была как раз Сирия. Потому, что царь Армении Тигран (тесть греческого царя Митридата 6-го) успел завоевать часть сирийских территорий вперёд римлян. И римский полководец Гней Помпей начал бить этих родственников по очереди. Сначала довёл своими сокрушительными ударами до самоубийства Митридата в Феодосии, а затем легко расправился и с Тиграном. Сирия оказалась на его пути беззащитной, как ягнёнок перед озлобленным волком, и в 690 году по римскому летоисчислению Сирия стала "восточной провинцией" Рима.
Республикой хотел править самолично Гай Юлий Цезарь. Но для этого ему нужно было сначала заключить давно вынашиваемый союз из трех полководцев: он сам, Гай Юлий Цезарь, Гней Помпей и 63-летний Марк Лициний Красс, фактически уже старик, который не станет в скором времени помехой вообще. И в 694 году Цезарь решился. Вызвав к себе в Рим из Сирии Помпея, заключил с ним и с Крассом так называемый властный триумвират. Республикой стали править 3 консула сразу, представляющие собою коллегиальный диктат - время было военное...
Помпей уехал в Сирию, Красс болел и через 3 года умер, а Цезарь начал копать яму для Помпея, в которую хотел его столкнуть, чтобы стать единоличным диктатором. Одним словом, время катилось к полной независимости и славе Цезаря.
В Иудее в это время Гиркан Второй был побеждён в гражданской войне в битве под Иерихоном младшим братом Аристовулом Вторым и бежал к одному из арабских вождей разбойников Аретасу за помощью. Вдвоём они осадили соединённым войском крохотный тогда Иерусалим. Осада ничего не дала, но и не снималась. Аристовул Второй обратился за помощью к Гнею Помпею, находившемуся в Нижней Сирии, послав дары. Но тот дары не принял, а принял сторону Гиркана Второго, просившего рассудить его с непокорным младшим братом, не имевшим права на трон.
Подогнав свои войска к осаждённому Иерусалиму, Помпей сломил сопротивление Аристовула Второго. К нему ворвался в крепость один из сыновей бывшего римского диктатора Суллы (императоров в Риме тогда ещё не было), и Аристовул был схвачен в 691 году, закован в цепи и отправлен в Рим. Это случилось во время консульства Цицерона, блестяще обвинившего претора Катилину в измене.
Царьком в Иудее стал Гиркан Второй. И, как и всегда, время неумолимо двинулось дальше. После смерти в Риме Марка Красса Цезарь обнаглел полностью, и римляне ждали возвращения Гнея Помпея, чтобы отстранить от консульства ненавистного диктатора и установить в Республике нормальную демократическую власть. Всюду плелись нити заговора, но открытых выступлений не было, лишь намечали к приезду Помпея собрать для него несколько легионов из местных ополчений, дабы можно было, как в прежние времена, начать гражданскую войну против тирании. К сожалению, Помпею не повезло с осуществлением этого плана: Цезарь оказался хитрее, энергичнее вследствие молодости лет, а Гней, находясь далеко от Рима (самая главная причина), не мог осуществлять постоянного контроля над событиями.
Короче говоря, в 706 году (прошло 15 лет с момента воцарения в Иудее Гиркана Второго) Помпей приказал своему заместителю в Сирии (это был один из потомков знаменитой ветви римских полководцев, берущих начало от рода Корнелиев, из которых вышли не только Сципионы, но и Сулла, и Цинна) казнить старшего сына Аристовула Второго Александра. Тот провозгласил себя вместо умершего Гиркана Второго, у которого были для трона собственные дети, царём Иудеи. Это случилось за месяц до поражения Помпея от коварного предателя-честолюбца Гая Юлия Цезаря в битве при Фарсале.
Каиафа неожиданно для себя вздохнув, подумал: "О, Господи! Бывает, не знаем мы и своих детей, и того, на что они способны. Помню, дошли слухи из Рима (как всегда, запоздалые, спустя пару лет, а то и более), что против Гая Цезаря был заговор, в котором приняли участие два Брута: его незаконный сын от любовницы Сервилии Марк Юний Брут и Децим Юний Альбин Брут, один из военачальников Цезаря. Во время заговора этим двоюродным братьям было по 40 лет. Руководили заговором Марк с каким-то Кассием из сената. В 701 году они заманили Цезаря в комнату, где поджидали заговорщики, которые напали на Цезаря, но смертельный удар кинжалом в шею нанёс всё-таки сын, не знавший якобы, что убивает родного отца. Но Цезарь-то знал, что это сын и, увидев его озлобленное лицо, удивился: "И ты, Брут, с ними?"
Дошла до Иудейских историков и ещё другая любопытная деталь, изумившая весь Рим. Убитый заговорщиками Цезарь, когда его раздели, чтобы обмыть тело, оказался гермафродитом. И кто-то из сенаторов даже воскликнул: "Так вот почему он никогда не ходил с нами в баню!" Каиафа слыхал, что в знаменитых римских банях патриции вытворяли такие же срамные вещи, как и древние жители городов Содома и Гоморры. Но ему это было безразлично. Его, как и всех верховных фарисеев, интересовала только проводимая Римом политика и то, что происходило в самом этом государстве, чтобы знать, от чего следует беречься евреям, кого и где поддерживать или тайно стравливать. В гермафродитах его удивляло лишь то, что двуполые женщины детей не могли рожать, а от двуполых мужиков дети рождались.
В 702 году к власти в Риме пришёл 20-летний Гай Юлий Цезарь Октавиан, внучатый племянник убитого диктатора, усыновлённый Цезарем в завещании. Этот, казалось бы, неопытный молодой человек, проявил тем не менее мудрую дальновидность, которая впоследствии ещё не раз поражала Каиафу, анализирующего давние события. Усыновлённый диктатором Октавиан быстро понял, что, опираясь лишь на закон и свои зыбкие права наследника, ему власти не удержать: Марк Брут и Кассий времени не теряли - военный братец Марка уже призывал своих легионеров к мятежу. А когда претор Лепид (это он добился 5 лет назад, то есть, в 697 году, назначения дядюшки Цезаря пожизненным диктатором) объявил всех заговорщиков вне закона, тут-то Октавиан-наследник и проявил мудрость: бросился к 46-летнему Лепиду: я-де молод, мне самому как человеку только военному с государственными делами не справиться, и я предлагаю вам и полководцу Марку Антонию новый тройной союз власти. Разумеется, те с удовольствием согласились.
Итак, Октавиану было уже чуть за 20, Лепиду 46 и Марку Антонию 40. Их триумвирату пришлось воевать сразу на 2 фронта. Дело в том, что сын погибшего от диктатора Цезаря Гнея Помпея, Секст Помпей, полководец, служивший в Африке, уже воевал против сената, мстя за отца, а братья Бруты и Кассий подняли мятеж рядом с Римом. Мудрый Октавиан внёс предложение: он как самый неопытный выступит против здешних мятежников, пользуясь советами Лепида и сенаторов, а Марк Антоний пусть едет в Африку воевать с молодым (32 года) Секстом Помпеем и, находясь там, заодно станет управлять восточной областью римской Республики, благо к Каиру она ближе, нежели Рим.
Предложение было принято. Марк Антоний вытеснил Секста Помпея из северной Африки за Гибралтар в Испанию, сошёлся в Каире с красивой египетской царицей Клеопатрой, а юный Октавиан разгромил в 703 году мятежников Кассия и Брутов. Кассий покончил с собою сам, а братья погибли в боях. Авторитет юного Октавиана сразу возрос, а после этого подрос и интерес Рима к своим провинциям на востоке.
Мысли Киафы вернулись к историческим переменам в родной ему Иудее, где борьба за царскую власть между потомками Маккавеев всё ещё продолжалась. В Иерусалиме провозгласил себя царём Иудеи другой сын Аристовула Второго Антигон. Этого еврейского царька приказал казнить рабской смертью (бить сначала кнутом, как раба, а затем распять на крестовине) в тот же, 706-й год, римский триумвир Марк Антоний. И, поняв, что с еврейскими царьками в Иудее лада не будет, внял совету Антипатора, бывшего тогда прокуратором Рима в Иудее: посадить на трон царька не еврея, а сына Антипатора, который у него родился 26 лет назад, когда он, став прокуратором Рима в Иудее, женился там на Мариамне, дочери Гиркана Второго. Она была по матери идумеянинкой, но по вере еврейкой, так как её отец вёл свой род от дома Давидова. Таким образом, 26-летний Ирод Антипатор, сын римлянина Антипатора и компромиссной еврейки Мариамны оказался для римского сената наиболее подходящим на роль царька Иудеи. Правда, сенат утвердил его кандидатуру на трон не сразу, а через 3 года, посмотрев на него в деле с 707 года. В 710-м году Ирод Антипатор стал царём Иудеи официально.
Карьера Ирода Антипатора оказалась самой долгой и удачливой из всех царьков Иудеи. Поддерживаемый Марком Антонием, он получил вскоре титул вассального царя, подчинённого Риму. Затем, через много лет, Римом стал править возмужавший император Октавиан, которому Ирод понравился тоже, так как свободно говорил на языке римлян, как и отец. Октавиан же, получив титул Августа, разрешил Ироду присоединить к Иудее её бывшие провинции Галилею и Самарию. А ввиду того, что мать Ирода Мариамна была еврейкой, то правительственные евреи, обрадованные тем, что её сын расширил границы их царства до прежних размеров, дали ему почётную прибавку к имени Ирод - Великий.
Ирод Первый Великий правил царством почти 40 лет. В Риме за это время распался второй триумвират. Сначала Октавиан разгромил в 718 году Секста Помпея в Испании (тот умер там через год от полученных ран), потом лишил полномочий триумвира старикашку Лепида, с которым можно было уже не считаться, и, наконец, объявил войну египетской царице Клеопатре, зная, что её любит второй триумвир Марк Антоний, последний из его соперников-претендентов на единоличную власть. Расчёт Октавиана был точен, как восход солнца: Антоний заступился за Клеопатру римскими легионами, а это означало предательство родины, если Марк не победит. Победил Октавиан, набравшийся опыта в войнах и ставший знаменитым полководцем. Разгромив на северном берегу Африки у мыса Акций войско Антония, который поджидал римские корабли Октавиана с легионами, но не сумел овладеть инициативой, Октавиан перешёл в наступление на Каир. Бежавший с поля брани, Антоний покончил самоубийством. Клеопатра в Каире сделала то же самое, что и её возлюбленный. И Октавиан объявил себя после этого императором Рима, а его придворные дали ему в 727 году новое имя - Август.
Ирод же основал в Иерусалиме Цезарею, построил себе новый дворец взамен разрушенного Навуходоносором и перестроил храм Яхве. Жестокий по натуре, он беспощадно расправлялся с народными движениями против римского владычества, а как сластолюбец 10 раз женился, словно ему не хватало наложниц. Его сыновья Филипп и Антипа оказались такими же развратниками, как и сам. Филипп, рождённый от третьей жены, не еврейки, а самаритянки, был поставлен им царьком бывшей Самарии, переименованной в Севасту, женился после смерти отца на его внучке, Иродиаде, которая приходилась Филиппу племянницей. Эта красавица внучка родила Филиппу дочь Саломею, тоже красивую девочку, а затем стала спать с младшим сыном Ирода Великого Антипой, который был рождён от четвёртой жены и приходился сводным братом Филиппу, а сучке Иродиаде тоже дядей. Антипа правил тогда Галилеей.
Ирод Великий умер в 750 году по римскому календарю, почти за 2 года до появления на свет человека, которого греческие богословы назовут Иисусом Христом, допустив в собственном же сочинении ошибку в дате его рождения, приурочив её к деятельности исторического лица в Иудее Ирода Первого, якобы приказавшего убивать всех новорожденных в то время мальчиков. И мать Иисуса, будто бы, спасая своего сына от смерти, унесла его через пустыню пешком аж в Египет. А вернулась оттуда только после известия, что царь Ирод умер в Иерусалиме. В действительности же царя не было в живых ещё до рождения Иисуса, и он не мог издать злодейского приказа убивать младенцев. Таким образом, Ирод, оклеветанный греческими богословами по незнанию иудейской истории, был превращён ими в символ человеческого злодейства на все последующие тысячелетия. Очередной жертвой клеветы этих богословов стали Иуда Искариот и Понтий Пилат. Эти подлинно исторические фигуры так же остались в сознании людей всего мира символами предательства и нечестности. Хотя на самом деле Иуду Искариота принудили под страхом смерти предать своего учителя. Но 30 сребреников он вернул на другой же день. А Понтий Пилат защищал человека, которого хотели казнить правительственные евреи, сколько мог, пока его тоже не принудили к этому угрозами. В таком случае, это не символы предательства, а обыкновенные люди, которых запугали. Это разные вещи. Но греческие богословы, узнав позже о позорном поведении сыновей Ирода Филиппа и Антипы в истории с его внучкой Иродиадой и правнучкой Саломеей (это фигуры подлинные), пошли ещё на одну отсебятину: сочинили, что Саломея попросила своего отчима-царя (и без того грешного Антипу, влюбившегося не только в её мать, которую забрал у сводного брата Филиппа, а теперь ещё и в неё) отрезать голову Иоанну Крестителю и преподнести ей в дар. Однако вся эта история лишь плод разыгравшегося воображения. Во-первых, Иоанну голову не отреза`ли, а просто убили, чтобы не рассказывал о похождениях Иродиады. А во-вторых, как Иоанн мог крестить граждан Иудеи в христианскую веру ещё до казни Иисуса Христа, до появления на земле христианства? Это всё равно, что свет от солнечных лучей до восхода солнца.
Вот презрительное отношение главного раввина Иудеи к потомкам царя Ирода Великого было естественным. Ведь Филипп "уступил" свою жену (которая приходилась ему племянницей) в жёны сводному брату Антипе (тоже приходившемуся Иродиаде родным дядей), а это поступки постыдные с любой точки зрения.
"Не семейство, а змеиное гнездо! - зло подумал Каиафа об Иродах, начиная с Великого и кончая правнучкой Саломеей. - Какие же это евреи, прости меня, Господи! И Антипа, словно с ума сошёл: зачем было убивать сына знаменитого раввина Захарии из Ютты? Из-за какой-то злобной бабы! Мне его и прежде не хотелось признавать царём, а теперь я вынужден с ним во всём советоваться чуть ли не каждый день. Да ещё молчать и терпеть его поведение, понимая, что все евреи Иерусалима всё знают о нём и его брате. Как и то, что сын Захарии Иоанн хотя и погиб в тюрьме, но высказал Антипе всё, что думал о нём, в лицо. Это было 4 года назад, я тогда ещё не был главным священником и потому не мог остановить убийство невинного человека..." - сокрушался Каиафа, представляя себе лицо тетрарха Иудеи Антипы, с которым был почти ровесником и знал, что Антипа, в сущности, незлобив по натуре.
Мысли Каиафы по ассоциации перескочили на сегодняшние дни, ставшие для него ещё более тревожными, нежели история с женщинами-змеями. В Иерусалиме появилась змея, готовая ужалить сразу всех священников Иудеи и отравить сознание евреев и их веру в Бога Яхве.
Некоторое время Каиафа не думал ни о чём - подходила жена с семейным вопросом, потом ушла, а в голове всё ещё было пусто. Вернее, ни с того, ни с сего приплелось воспоминание о том, как тяжело умирал давний римский прокуратор Антипатор. Потом с его гроба мысли перекинулись на последнего римского прокуратора Понтия Пилата, который появился в Иерусалиме 4 года назад и сдружился здесь с тетрархом Антипой Иродом. В тот год был убит как раз в тюрьме старый холостяк, сын Захарии. Но Пилат сделал вид, что ему безразлична эта история, да и Захарии давно уже не было в живых, кого опасаться? И царёк Антипа стал угождать Понтию.
Снова посмотрев из окна в сторону царского кладбища, Каиафа расстроено подумал о том, что его тело понесут на кладбище тоже через каких-нибудь 10-12 лет, только не на царское, а поближе: кладбище для священников главного храма находится здесь, недалеко от синагоги. Умирать не хотелось...
Мысли о жизни, деловые, вернулись к раввину Каиафе, когда его взгляд перелетел через нижний мост на Гефсиманию (давильню оливковых плодов, из сока которых делают после выпаривания воды масло) и сразу за нею упёрся в высокий холм, прозванный Елеонской горою. Вот тут Каиафа и вспомнил снова о главном "Змее" иудаизма.
Днём начальник церковной охраны допрашивал у себя в кабинете Иуду Искариота, 20-летнего парня, которого привели в служебное здание, построенное для охранников. Этот Иуда был одним из учеников змея-еретика Иешуа. Капитан заманил его из города в свою резиденцию по заданию Каиафы, чтобы заставить выполнить тайное поручение, а заодно и выведать от него кое-что. Каиафе не с руки было заниматься такими делами - не позволял сан.
Капитан же без какой-либо тени смущения стал пугать парня тем, что засадит его в тюрьму, если он не поможет ему выследить вечером учителя где-нибудь в безлюдном месте, чтобы можно было допросить. Парень испугался:
- Как это... допросить? Арестовать, что ли? Но за что, господин офицер?
Каиафа сидел в соседней комнате и всё слышал. Капитан построил свой ответ, начав с последнего вопроса:
- Твой учитель известен нам как противник веры евреев в Бога Яхве и враг наших священнослужителей. Но мы не собираемся обвинять его без суда. Просто хотим предупредить, чтобы ушёл из Иерусалима в свою Галилею, ну, и спросить кое о чём.
- О чём, господин? - вырвалось у парня.
- Тебя это не касается. Ты же - не он...
Каиафа оценил мудрость капитана. Незачем, чтобы парень потом болтал, что вероломщик из Назарета Иешуа известен здесь не только как искусный целитель. Третий год подряд этот сукин сын появляется в пасхальные дни в Иерусалиме и сбивает с толку своими речами праведных евреев, устраивая при них учёные споры с раввинами. Судя по их докладам, эти споры достают священников до печёнок. Главная мысль его проповедей: не Бог придумал законы Талмуда, а вы сочинили их сами! Но более всего действовал на слушателей простой, но логичный аргумент: "Бог не может быть злым и мстительным, он одинаково добр и справедлив ко всем людям. А ваш Бог, как вы утверждаете, любит только евреев!"
Каиафа представлял, как эти поганые мысли, словно пожар в пересохшем лесу, распространяются во все стороны и перекидываются из одного селения в другое. Если этого человека не остановить, он сожжёт в душах евреев веру в Яхве дотла. Да ещё и болезни, говорят, лечит самые трудные. Если его не уничтожить, люди начнут думать, что он и есть тот Мессия, которого все ждут.
Каиафа знал, этого человека впускают в свои дома даже богатые евреи. И слушают часами. А он (на вид, рассказывают, немощь ходячая!) говорит, говорит и говорит! Без устали. Его авторитет растёт не потому, что дёшево лечит, а потому, что умный философ. Оброс учениками, будто матка в пчелином улье. Они называют его "равви Иешуа" и всюду ходят с ним и охраняют. Странно, откуда у бедняка такая учёная эрудиция? Знает языки греков и римлян, иудейский и язык самаритян. Правда, последние два изучить, живя в Палестине, легко: родственные. Но греческий - откуда?
Ответы на эти вопросы Каиафа получил сегодня днём, выслушав признания Иуды на допросе у капитана. Даже чётко представил себе биографию этого "равви Иешуа", которому шёл 37-й год.
Мать Иешуа Мария была рождена галилеянкой Анной, вышедшей замуж за еврея Иоахима, проживавшего в галилейском городе Назарете. Национальность же у евреев определялась по национальности матерей, а не отцов. Поэтому Мария считалась галилеянкой. Отец у Иешуа был греком из сицилийского города Сиракузы, поступившим в римскую армию по найму, чтобы разбогатеть. Он был образованным и командовал в Назарете отрядом римских оккупантов. Заделав ребёнка этой галилеянке Марии, не женился на ней, но и не уходил с квартиры. У него было много греческих и римских книг, так что грамоте обучил своего ублюдка он. Сосед-старик раввин, оставшийся бездетным (семья погибла во время холеры), учил мальчика Марии иудейскому языку и вере.
Интересной была история матери Иешуа, Марии. Будучи девственницей, отдалась этому греку и, боясь гнева родителей, уехала рожать ребёнка в Вифлеем, где жила её двоюродная сестра по матери, тоже Мария, жена Клеопова. Другая её кузина, Елисавета, была много старше и замужем за еврейским раввином Захарией. К ней, в горное селение Ютту, Мария не захотела ехать, опасаясь раввина Захарию, строгого, как ей говорили, старика. В Вифлееме у неё родился от грека мальчик, назвала его Иешуа. Впоследствии, когда вернулась к родителям в Назарет (простили), отец хотел исполнить обрезание мальчику, и дело снова закончилось ссорой - чуть не прогнал вместе с греком. Но грек дал денег, и рядом с домиком отца и матери бродячий плотник Иосиф (вдовец) приделал пристройку. Грек полюбил мальчика и принялся его обучать. А когда через 12 лет уехал, оставив сыну мешок своих книг, в Назарете опять появился пожилой плотник Иосиф, и Мария согласилась выйти за него замуж. На свадьбу приехал отец Иосифа, престарелый Давид из рода Илиев. Мария ему понравилась, благословил.
А вот священник Захария, муж кузины Елисаветы, не захотел дать своего благословения, и за это, видно, его наказал Бог: их единственный сын Иоанн, прозванный там "Камнем", рос, говорили, с придурью и не женился, уходя каждую весну в степь аж за Иерусалим, к Мёртвому морю, где пропадал всё лето и осень, поливая людей, забредавших к нему в шалаш, водой из ведра. Он приходился сыну Марии Иешуа не то троюродным братом, не то двоюродным дядей, Мария не понимала этого родства.
Зато понял Каиафа, о ком шла речь. Ведь это же тот самый придурок Иоанн, которого убили 4 года назад в тюрьме по тайному приказу Антипы Ирода, царька Иудеи. Может, удастся уговорить покладистого Антипу и на уничтожение Иешуа?
"А что, это мысль! - подумал Каиафа, знавший уже из рассказа Иуды капитану, что мать Иешуа нарожала от Иосифа-плотника 4-х сыновей и 3-х девочек, после чего плотник простудился и умер. - Она не сойдёт с ума от горя, есть и другие дети..."
Каиафа не знал того, что главным кормильцем семьи был всё-таки Иешуа. Что кассиром у него был Иуда Искариот, собиравший дань с исцеляемых больных (оттого и ведал он всё про своего Учителя, что везде ходил с ним по сёлам). Братья Иешуа по матери Иаков, Иосия, Симон и Иуда ещё не доросли до совершеннолетия и не могли быть кормильцами. А вот Иешуа с 15-ти лет обнаружил в себе талант целителя - в его ладонях была заключена огромная и непонятная энергетика. Прикоснётся ладонями к больному месту человека, и хворь... как "рукой сняло" - уходила. С этого и пошло - начал зарабатывать. Но как-то всё так складывалось в личной жизни, что годы шли и шли, а невесты, на которой бы хотелось жениться, у него не было, только вдовы или женщины лёгкого поведения. Да и в доме царила обстановка многодетной семьи, кто пойдёт в такое общежитие? Ну, и отдавал всё свободное время книгам, покупая, где бывал, всё новые и новые. Даже не заметил, как стал философом. Но это ему обходилось не дёшево. Во-первых, бо`льшая часть его заработков уходила на покупки книг, стоящих очень дорого. А во-вторых, любовь к философии втягивала его в научные споры, без которых он не мог уже обходиться. Однако его оппоненты были, как правило, раввинами, которые принялись доносить на него своим иерархам, обвиняя его в ереси. Чем это могло закончиться, молодой философ уже догадывался: 4 года назад за какие-то разговоры был арестован его дальний родственник Иоанн-"Камень", а затем и убит прямо в тюрьме. А ведь люди считали его просто помешанным, хотели даже надеть на него белый хитон, чтобы не обижал никто. Не успели...
Каиафа подумал: "А что, если этот еретик ненормальный? Здравомыслящий человек никогда не произнёс бы вслух, что Бога Яхве выдумали священники для того, чтобы кормиться, не работая. Будто церковные службы это не труд! Такое не скажет и дурак. Значит, всё равно - это опасный дурак, и от него нужно избавиться!"
Однако ученик этого дурака стал защищать его, когда капитан назвал бродячего философа бабником: "Нет, господин! - чуть ли не вскричал Иуда Искариот. - Наш равви Иешуа человек добрый и благовоспитанный. Может, у него и есть женщины, но он об этом никогда не говорит!" И Каиафа понял, у еретика высокий авторитет среди учеников, а это первый признак его порядочности, а может быть, и высокой нравственности. "Мало ли что могут наговорить на него нанятые нами наблюдатели... За это им и платят".
Обмануть неопытного Иуду Искариота капитану оказалось нетрудно:
- А ты разве не знаешь, что твоему учителю нужны не женщины, а молодые мальчики?
- Как это?.. - удивился парень, но тут же покраснел, догадавшись, о чём идёт речь. Капитан спросил смелее:
- У вас разве нет таких среди учеников?
- Есть, но только один, - растерялся Иуда.
Дальше капитану удалось убедить доверчивого Искариота без особого труда, напомнив ему известную библейскую историю про города Содом и Гоморру. Да и напуган уже был. Поэтому не упрямился больше в оказании услуги: показать место, где не будет посторонних людей. Опустив глаза, проговорил:
- Завтра мы все, и с нами наш равви, собираемся вечером на дружеский ужин в доме одного богатого человека. Значит, будут долгие разговоры, засидимся, как обычно, допоздна, и равви пойдёт с учениками, которые прибыли сюда с ним из Галилеи и не имеют здесь своего ночлега, спать на воздухе. Это на горке Елеонской, что за Гефсиманией. Они уже спали там вчера. Говорят, понравилось: и тепло, и звёзды над головой. Вместо подушек - пахучие травы, накошенные днём.
- А если вдруг передумают? - заметил капитан.
- Я вас извещу вечером. Постараюсь уйти от них пораньше.
Капитан, предупреждённый Каиафою ещё перед допросом о том, что парню за его предательство уплатит, сколько потребует сам Иуда, казначей Синедриона Маферкант, спросил:
- Сколько шекелей ты хотел бы получить за оказанную тобою услугу? Казначей может выдать тебе хоть сейчас.
- Ну, хотя бы... - парень задумался, не поднимая глаз, и, краснея, ответил: - Шекелей 30.
Деньги выдали, Иуду отпустили. Это было сегодня.
Каиафа, отходя от окна, устремлённого в ночь и неизвестность, со вздохом подумал: "Эх, если завтра ночью удастся без шума и лишних свидетелей - ученики не в счёт, да и нездешние - арестовать этого еретика-философа, то я расправлюсь с ним за сутки. А это значит, что о казни не успеют узнать ни его родственники, ни местные галилеяне. Всё будет тихо, и конец всяким слухам, а главное, религиозному смутьянству".
Иуда Искариот ушёл с дружеского ужина в доме богача, занимающего пост сенатора в правительстве, часа за 2 до полночи. Сенатор Никодим был тоже учеником равви Иешуа, но... тайным, под именем Иосифа Аримафейского (будто житель города Аримафеи, расположенного в дне езды на осле от Иерусалима). Об этом Иуда узнал случайно, подслушав разговор учителя с этим богачом, замаскировавшимся под приезжего Иосифа. Сенатор не мог открыто появиться на ужине и сказать, что весь этот большой дом-дворец с залом, в котором они собрались, принадлежит ему, как и огромный стол с богатыми закусками и вином.
Для ухода Иуда придумал себе удобный предлог: "Равви, меня ждёт к полночи моя знакомая. Разрешите мне уйти сегодня пораньше, сразу после вашей проповеди". И тот разрешил, не зная правды.
А правда, как выяснилось чуть позже, оказалась ужасной, Иуда не мог и предположить себе её таковою. Прибежав вечером к капитану, он с облегчением в душе сообщил (откуда же было знать, что выполняет не услугу, а предательство):
- Хотят заночевать и сегодня на Елеонской горе. Но мне кажется, могут и передумать.
- Почему? - насторожился капитан.
- Потому, что на дворе, по-моему, резко похолодало. Значит, могут заночевать и в Гефсимании. Там есть помещение, в котором выпаривают воду из сока маслин.
Капитан улыбнулся:
- Ничего страшного, мы их перехватим. А ты... поможешь мне, вернее, только покажешь... кто из них твой учитель. Подойдёшь к нему...


С 8 учениками Иешуа шёл к Гефсимании, поёживаясь от неожиданной после дома прохлады, и, тоже неожиданно, предложил:
- Что-то холодает. Может, заночуем в помещении?
Было уже за полночь, и старший из учеников (перевалил уже за 40) коротышка Иоанн согласился:
- Да, ночевать на Елеонской сегодня холодно, простудимся.
Перед ними возник из темноты капитан с десятком стражников:
- Кто из вас равви Иешуа?
- Я, - ответил худой, словно жердь, учитель. И увидев дрожащего Иуду, удивился: - А ты как оказался здесь?
По жестоким лицам стражников Иуда сообразил, затевается что-то страшное, пролепетал:
- Да вот шёл со свидания, а они меня остановили перед мостом. - Он кивнул на стражников, на мост позади. - Привели зачем-то сюда.
Капитан, взглянув на учителя, объявил:
- Следуйте за нами!
Иешуа недоумённо спросил:
- Почему? Кто вас послал?
- Вы арестованы по приказу Синедриона! - спокойно ответил капитан, сделав рукой знак стражникам, которые сразу же окружили их.
Лицо Иуды вытянулось от страха, а ученики загалдели:
- За что?!.
- Это наш учитель!
Капитан резко их оборвал:
- Молчать! Следуйте за нами, если хотите знать, за что! В тюрьме объяснят. - И двинулся в сторону моста, чтобы вести арестованных в город.
Ученики растерялись, глядя на то, как два стражника связывали специальным длинным и узким ремнём руки учителя. Иуду же не трогали, и он торопливо нырнув за спины учеников, спрятался от стражников. Те, не обращая внимания на него, повели учителя за капитаном.
Когда стражники ушли шагов на 40, высокий и сильный ученик Пётр-Симон спросил у коротышки Иоанна:
- Что будем делать? Может, отобьём?
Иоанн тихо ответил:
- Их больше, не справимся. Расходитесь пока, кто куда, а я осторожно пойду за ними. - Он кивнул в сторону уходивших стражников. - Завтра к обеду встретимся здесь же, в Гефсимании. Расскажу обо всём, что удастся узнать, тогда и решим, что делать.
- Так может, мы здесь и останемся? Никого нет. Куда нам сейчас идти? - проговорил Пётр.
- Ладно, оставайтесь. Приду к обеду.
- С едой? - спросили хором.
- Постараюсь. Ну, я побежал.
На этом расстались, глядя, как Иоанн растворяется бесшумно в темноте.
Когда капитан привёл Иешуа в дом Каиафы, тот приказал ему отвести еретика на допрос сначала к своему заместителю. Заместителем у него был прошлогодний первосвященник Иудеи раввин Анна из фарисеев, на дочери которого Каиафа женился много лет назад. Напутствуя капитана, он проговорил:
- Анна ждёт вас в своём доме, я послал к нему служанку. А потом приведёте этого... - Каиафа кивнул на связанного Иешуа, - снова ко мне, но... уже в дворец цезариата, к римскому прокуратору: я буду там. - Каиафа подошёл к капитану вплотную, шепнул: - Арестованного... по дороге к Анне... избейте!
Как только капитан увёл еретика из дома, Каиафа начал рассылать слуг-мужчин за сенаторами правительства, говоря:
- Передайте такие мои слова: им нужно немедленно явиться в зал претории римского прокуратора на экстренное заседание Синедриона! А ты, - обернулся он к последнему из слуг, - беги сейчас же к Пилату и извести его о заседании правительства тоже. Затем сходишь и к царю. Вот тебе записка к нему от меня.
С той минуты, когда слуги вышли в ночь из дома Каиафы, колесо исторической скоростной расправы над философом и целителем Иешуа завертелось в экстренном темпе. Первым начал его раскручивать тесть Каиафы престарелый раввин Анна. Капитан ввёл к нему, уже проснувшемуся и одетому, арестованного на допрос. Попросив капитана выйти в соседнюю комнату, Анна сурово спросил избитого, с распухшими губами еретика:
- Кто ты есть и откуда?
Перед тем как ответить, жестоко избитый арестант, с отёкшими пальцами (от ремней на кистях), подумал: "Если стали бить, ещё не спросив ни о чём, то надеяться на какую-то справедливость бессмысленно. А этот тоже раввин-фарисей, злобный и, видимо, всё знающий обо мне, как и Каиафа, не пожелавший даже разговаривать со мною. Значит, лучше всего притвориться блаженным. А там видно будет..."
- Я? Царь иудейский. Откуда? От моего отца небесного, Всевышнего Бога нашего. Разве сам не видишь?
Анна внимательно посмотрел в глаза смотревшего на него с достоинством человека. Спросил:
- А почему же ты не в белом хитоне?
Иешуа продолжал разыгрывать из себя ненормального:
- Не знаю. С меня его сняли на пасху.
- Зачем? Кто снял?
- Мама. Наверное, чтобы постирать.
- А кто твоя мама?
- Мама Мария. Она сейчас дома, а я ушёл из Назарета в Иерусалим разговаривать.
- С кем?
- С раввинами.
- Но если ты царь, зачем тебе это? И разве царь живёт в Назарете?
- Не знаю. Мне нравится спорить с умными людьми. - Иешуа умело искренно улыбнулся.
- А ты сам-то умный?
- Конечно, я умею читать. А меня по дороге сюда избили. Зачем это? Ведь мне больно.
Открыв дверь в соседнюю комнату, старый раввин раздражённо приказал капитану:
- Мне этот дурак больше не нужен. Отведи его к Каиафе. Сейчас я напишу ему записку.
Так Иешуа, уже развязанный, очутился во дворце цезариата, в комнате, где сидел Каиафа, переговоривший с вызванными сенаторами. Один из них оказался хозяином дома, в котором Иешуа был вчера вечером. А теперь близилось утро четвёртого дня недели, и оно было очень холодным - во дворе цезариата какие-то люди развели 3 костра и грелись возле них. Среди этих людей находился и ученик Иешуа, коротышка Иоанн-Симон.
Капитан стражи передал Каиафе записку тестя. Прочитав её, первосвященник спросил Иешуа:
- Ты что, царь Иудейский? Откуда это тебе известно?
У Иешуа было несколько увёрток, наработанных на поприще учителя-проповедника:
- Это сказал ты, не я.
- А что ты скажешь на то, что тебя обвиняют в разврате и выступлениях против Бога нашего?
- Я не понимаю, о чём ты говоришь. Кто меня обвиняет?
Каиафа приказал капитану:
- Введите свидетелей!
Капитан привёл четверых горожан. Каиафа задал им вопрос:
- В чём вы его обвиняете? - Старик кивнул на Иешуа, продолжавшего стоять с непонятным хладнокровием. - Говорите по очереди.
Первый свидетель сказал:
- Он хулит Бога нашего.
Второй свидетель добавил:
- И наших священников.
- А сам, злодей, подбивает верующих на бунт, - произнёс третий неуверенно. Четвёртый же молчал. И Каиафа резюмировал, обращаясь к арестованному:
- Ну, что скажешь теперь?
И снова достоинство в позе:
- Бога я не хулил. А с фарисеями вёл лишь беседу. Так это ещё не хула, а поиск истины. Зачем же за это бить?
Каиафа прервал:
- А как ты можешь спорить о нашей вере, если ты - не еврей?
Иешуа ответил тихо, но в его словах прозвучало непреклонное убеждение:
- Бог един для всех. Разве дело в племени?
- О том не тебе судить. Кто ты такой есть?
Иешуа молчал. Старик повысил голос:
- Ты называл себя сыном Отца нашего Небесного?
- Мы все его дети, - опять тихо прошелестел ответ.
- Не юли! Говори прямо: кто ты таков?!
И вновь гордое молчание. Каиафа зловеще пообещал:
- Хочешь быть распятым?!
- За что?
- Священный суд... сейчас выяснит, за что! А пока... - первосвященник обратился к капитану: - Отведи его к прокуратору. Уже уведомлён мной обо всём и ждёт!
Стражники повели арестованного в личные покои Пилата, а Каиафа приказал свидетелям:
- Вы ступайте к Пилату тоже.
Поднятый с постели, Плат был недоволен. Расхаживая по ковру, позвал:
- Клавдия!
В кабинет вошла Клавдия Прокула, миловидная женщина лет 40, полная, среднего роста, с добрыми карими глазами. Спросила мужа:
- Что-нибудь нужно?
- Да, пригласи ко мне Гармизия и лекаря Ейшу. Историографу скажи, чтобы захватил бумаги, стило`, а врачу - пусть осмотрит арестованного. - И пояснил: - Каиафа считает, что еретик вёл себя на допросе у Анны, словно... - Пилат покрутил у виска пальцем. - Называл себя сыном Божиим, нёс ещё какую-то околесицу.
40-летний грек историограф Гармизий явился в кабинет Пилата, когда врач уже осмотрел обвиняемого в ненормальном поведении, и объявил:
- Можете допрашивать, человек этот психически здоров. Но... сильно избит. Видимо, поэтому и забалтывается. Мне он тоже намекнул, что является сыном Отца Небесного. А когда я ему дал понять, что его могут распять за подобные высказывания, он заявил: убить можно лишь тело, но от этого, мол, ничего не изменится. Так как душа невинного человека останется вечно живою и... вознесётся... - Врач, кивнув на потолок, тоже покрутил у виска. Добавил: - В общем, сделал ещё одну попытку симулировать сумасшествие. Но меня этим не провести. - Врач усмехнулся. Он был не молод и опытен.
- Ладно, - произнёс Пилат, - пусть введут этого хитреца сюда. Вместе со свидетелями и офицером.
Когда ввели, изумился, увидев перед собою одухотворённое лицо арестованного. Особенно удивили небесно чистые на смуглом лице, доверчивые глаза и, казалось, бесплотная худоба. Тёмные женские кудри, покорная печаль в глазах, разбитые губы, всё кричало о невиновности этого несчастного человека явно умственного труда.
Резко спросил вошедших свидетелей:
- В чём вы обвиняете человека сего?
Один из них неуверенно ответил:
- Если бы он сам честно признался во всём, его не привели бы сюда, словно злодея.
- А в чём он не признаётся?
- В том, что говорил плохие слова против наших священников.
Другой, уверенный в себе и нагловатый толстяк-свидетель, похожий на тучного и крепкого Пилата, добавил:
- И в прелюбодеяниях с плохими женщинами не сознаётся.
Пилат спросил Иешуа:
- Почему молчишь? Это правда? - Оглядев хилое тело арестованного, пояснил: - Про женщин?
- Пусть говорят, что хотят, - ответил Иешуа со вздохом. - Их заставляют так говорить.
- Кто?
- Не знаю.
- Тогда, почему думаешь, что они лгут?
- Разве не видно по ним?
Пилат посмотрел на свидетелей:
- Почему привели арестованного ко мне, да ещё били? Разве не можете осудить его по вашим законам сами?
- Нам не позволено без твоего разрешения предавать смерти нашим судом, - ответил третий свидетель.
Пилат воззрился на толстяка, удивлённо поинтересовался:
- За прелюбодеяния с женщиною - смерть?! Что же это за женщина такая? Что из-за неё...
- Маргарита. С нею переспала вся Магдала, поэтому её и прозвали "Магдалиной". Там... её все знают. Так теперь она приходит сюда, в Иерусалим, - толково отвечал толстяк. Передохнув, прибавил: - Но к смерти его не за Магдалину: за богохульство.
Пилат обернулся к скорбно-гордому обвиняемому:
- Ну, что скажешь после этого ты?
- Богу хулы я не возносил. Но ведь ты и сам это чувствуешь.
- Откуда тебе знать, что` я чувствую?
- Потому, что ведаешь: если кого фарисеи наметили к смерти, ничего уже не поможет.
Пилат усмехнулся:
- Но ты же - царь Иудейский! Не так ли? Возьми, и отмени.
Скорбные глаза арестанта излучали не только ум и свет, но и выражали покорность судьбе:
- От себя ли ты говоришь это? Или другие тебе сказали так обо мне?
Пилату стало жаль несчастного: не ощущал за такими глазами вины. А тут ещё и жена вошла, произнесла то же самое, полагая, что арестант не понимает языка римлян:
- Пожалей его: я всё слышала и вижу, не может такой человек быть плохим! - И вышла, оставив мужа в раздумье.
Наконец, Пилат спросил арестанта:
- Кто ты есть на самом деле?
- Ты всё равно не поверишь мне, - тихо ответил Иешуа.
- Откуда тебе известно, поверю я или нет?
- Ты не привык верить людям, истинно тебе говорю.
- А что есть Истина? - обиделся Пилат. - Их много. По каждому вопросу - своя.
- Все безумства людей от страха перед неизвестностью. Все хотят жить - тоже истина. А как надо жить, не ведают.
- Ну и как надо? - Пилат вдруг замялся, устыдившись под проникающим в самую душу взглядом этого странного человека, которому почему-то уже верил во всём безоглядно.
- Всех надо любить. И прощать обиды. Тогда воцарится мир, и люди успокоятся. Не смерть им страшна - её лик они видели в гробах не редко. Страшна неизвестность: когда и от чего это случится с ними.
- А ты сам-то, знаешь, когда случится с тобою смерть?
- Откуда мне знать. Может быть и сегодня. Но главною истиною считаю - Слово Божие.
- Это не Истина, это лишь твоё утверждение. У каждого свои утверждения. Это всё равно, что сказать: вода мокрая, свет идёт от солнца. А что такое тогда солнце?
- Солнце то, что даёт жизнь всему живому. Как и Бог. Наше солнце - тоже Бог. А Слово Божие - его живительные лучи. Мы живые, живём. Разве это не Истина?
- А ты, выходит, не боишься смерти?
- Я уже говорил, все мы боимся не смерти, а мучений перед нею, болезней. Я тоже боюсь: чувствую, меня хотят убить.
Пилату стало жутко: он уже понял, убить этого невинного хочет Каиафа со своими раввинами - чем-то этот худой человек им мешает. А что, если попробовать спасти его? И жена просит. Но как это сделать?
- Иди за мной! - приказал он. - Пусть послушают тебя и другие. Может, передумают? Ты интересный человек! - Пилат направился в зал, называемый "преторией", где уже, видимо, собрался необходимый для вынесения приговора кворум, состоящий из сенаторов Верховного церковного суда, который обещал собрать Каиафа к рассвету.
Пилат не ошибся. В зале, рассевшись двумя полукружиями, слева и справа от центра, в котором сидел за столом первосвященник Каиафа, уже находились сенаторы (более двух десятков, определил Пилат, зная, что всего их 72, а для срочных собраний, как вот теперь, достаточно и 23) и тихо переговаривались, недоумевая, вероятно, почему их подняли среди глубокой ночи. Стало быть, произошло что-то чрезвычайное, по пустякам такое не делается. Пилат и сам недоумевал, зачем эта спешка, да ещё из-за явно не преступника. Поэтому и спросил насмешливо, обращаясь к сенаторам:
- Се - царь ваш, да? - Он обернулся, указывая пальцем на остановившегося напротив Каиафы арестанта.
Каиафа возмутился:
- Нет у нас царя, кроме кесаря! А это - не кесарь!
Видя, что шутка не принята, Пилат вопросил уже серьёзно:
- Почему же тогда такая спешка с судом? Если это не царь.
Каиафа сидел красный. Сенаторы же отозвались чуть ли не хором:
- Этот человек даже не иудей! Как он может быть нашим царём?
- Мы уже знаем о нём от первосвященника. Его мать... - они с презрением рассматривали гордо стоявшего перед ними еретика. - Его мать галилеянка из Назарета. Обычная женщина.
По озлобленным выкрикам Пилат понял, что люди эти, поднятые час назад с постелей, оскорблены не столько его неумной шуткой, сколько тем, что их подняли из-за какого-то ничтожества.
- А сам он не женат до сих пор, хотя ему уже 37! - выкрикнул рыжебородый раввин.
Пилат повторил свой вопрос в более мягкой форме, глядя на Каиафу:
- Так почему всё-таки спешка, если это обыкновенный галилеянин? Разве у нас мало своих дел, чтобы заниматься ещё чужаками! - Пилат не знал, что Каиафа торопился с расправой ещё и потому, что Иуда Искариот только что принёс свои 30 шекелей прямо в храм и, как доложил посыльный, заявил утреннему раввину: "Мой учитель ни в чём не виновен! Можете спросить об этом у одного из своих сенаторов, который... который..." - На этих словах Иуда, как говорится, прикусил свой болтливый язык, швырнул на пол 30 монет и убежал. Дежурный раввин, боясь, что посыльный не сумеет толком объяснить Каиафе о случившемся, а главное, о возможных последствиях, побежал к первосвященнику. Каиафа, выслушав его, успел вызвать к себе с деньгами казначея Маферканта и, тайно вручив большую сумму капитану храмовой стражи, дал ему секретное задание: немедленно разыскать Иуду Искариота, увести с собою и выяснить имя сенатора Синедриона (любым путём, вплоть до пытки!), которое он, опомнившись, не захотел назвать. После чего избавиться от этого Иуды навсегда так, чтобы никто ничего не заподозрил.
Каиафа понимал в эти часы ещё яснее, чем вчера, что с казнью опасного еретика нельзя уже терять ни одного лишнего часа, а не то что дня. Иначе могут возникнуть такие непредсказуемые события, из-за которых начнутся крупные неприятности и у самого. Первая из них, кажется, вот набухает в дурацком недоумении римского прокуратора Пилата, вошедшего в зал. Как, каким способом её рассеять? Не выдавать же этому борову иудейских секретов: это святая святых!
Собрав в единый узел всю волю и опыт, Каиафа с видимым спокойствием произнёс:
- Спешить нужно потому, наш уважаемый представитель кесаря, что продолжаются пасхальные дни, великий праздник евреев. А этот чужак, - кивнул он на Иешуа, - устраивает нашей религии обструкцию в самом сердце Иудеи! За это полагается смерть, и потому с этим нужно покончить как можно скорее, чтобы не привлекать к этой возмутительной истории толп евреев с камнями в руках. К тому же у нас есть сведения, что этот человек, - Каиафа снова кивнул на Иешуа, стоявшего перед ним, - не имеет дела с женщинами, а любит мальчиков. По нашим законам это также смертный грех.
Иешуа, почуявший, что уже обречён на смерть, молчал, полный отрешённости от происходящей на его глазах несправедливости. Он понимал, оправдываться - лишь унижать себя без какой-либо пользы. Каиафа восседал в своём судейском кресле, похожем на трон, словно царь Иудеи. Пилат (и это было странным) почтительно подошёл к нему, наклонился к уху и прошептал:
- Ко мне приходил тетрарх Иудеи Антипа и сказал, что не находит вины этого человека. Он встречался с твоим тестем.
Каиафа ответил тоже негромко:
- Антипа не знает подробностей. Да и сам не пример поведения.
Пилат резко выпрямился:
- Но и я не нахожу особой вины за этим человеком. Разве похож он на распутника!
Каиафа прошипел на италийском:
- Пилат, если не хочешь осложнений, распни его!
- Но за что я должен вынести такой суровый приговор?
- Это особый преступник! Он утверждает, что его отец - Бог наш!
- Распинайте сами, я не вижу вины! - раздражённо ответил Пилат и отошёл. Но его слова услыхали сенаторы, знающие язык римлян, и стали возмущаться:
- Пилат, без твоего согласия мы не имеем права на приговор к распятию!
- Ты не друг Иудеи, если спасаешь его!
- Будем жаловаться на тебя кесарю.
Пилат дрогнул:
- Ладно, разрешаю. Можете облачать его в багряницу. - Прокуратор знал за собою немало грехов: и взятки, и неправедные суды, и даже одно убийство неугодного ему свидетеля, совершённое наёмником по его тайному приказу. Если об этом осмелятся донести Тиберию, это конец карьеры.
Неправедный суд на этом закончился. Иешуа тут же раздели и облачили в красный шерстяной хитон как смертника, и стражники увели его из зала в тюрьму, где ожидали распятия ещё два смертника - вор и бандит, осуждённые раньше, но помешала казни пасха.
Далее Каиафа действовал стремительно. К полудню он уже знал от начальника храмовой стражи, что сенатор, на которого ссылался Иуда Искариот, это богатый купец Никодим, в доме которого ночью гостили ученики Иешуа. Этот Никодим оказался тайным учеником преступного философа и назывался у него Иосифом.
Поняв, почему сенатор Никодим так тихо вёл себя на суде, не заступаясь за своего учителя, Каиафа спросил капитана:
- Где сейчас Иуда Искариот?
- Повесился на дереве в лесу. Как только выдал этого Никодима, так и...
Каиафа сделал вид, что поверил, и, представив, как набрасывают на шею Иуды удавку из-за спины, подумал: "Теперь надо прижать Никодима. Да так, чтобы обделался от страха. Тогда и он выполнит мою волю".
Капитан ушёл, а Каиафа радовался найденному решению использовать Никодима. Этот сенатор купил 2 года назад небольшой участок земли у подножия Голгофы - перед самым входом в пещеру. Насадил на этом участке фруктовых деревьев, а внутри пещеры каменщики вырубили прямо в скале гроб-могилу и высекли тяжеленную плиту-крышку, которой накрыли этот гроб. Богач заранее готовился к будущим похоронам в вечном и красивом склепе, устроенном самою природою. Пещера была огромной, всех родственников можно потом захоронить в ней.
У Каиафы же появился иной план. Заставить Никодима похоронить в своей пещере казнённого Иешуа, якобы из милосердия к чужестранцу. А затем ночью тайно вынести его и закопать в лесу, чтобы никто не знал, где находится тело.
- Но зачем? - удивился Никодим, когда Каиафа сделал ему своё предложение.
- Чтобы обвинить его учеников в краже трупа и за это арестовать! - сурово произнёс раввин.
- Но они-то при чём? - тихо спросил Никодим, чувствуя, как его душу охватывает страх.
- Чтобы не распространяли ересь, которой он их учил.
Никодим молчал, и Каиафа продолжил:
- Я выставлю в полночь охрану возле гроба. И объясню, что труп могут выкрасть ученики. А ты к приходу стражи сделай так, чтобы тела в гробу уже не было, а гроб надёжно прикрой плитой.
- А если стражники попросят показать им тело?
- Скажешь, что не велено открывать гроб без священника.
- А если спросят, сколько дней им охранять?
- Не спросят, им будет обещана плата. А в субботу утром я приду с родственниками покойного, которых вызовем, чтобы увезли тело на родину. Тогда, мол, и откроем гроб.
- Значит, пострадают стражники? - пожалел Никодим невинных людей. - Не уследили, мол. Уснули.
- Мой врач установит, что их кто-то усыпил. Вот снотворное, - показал Каиафа пакетик с порошком. - Оно окажется утром в чайнике. - Спрятав пакетик, Каиафа сурово добавил: - Надеюсь, ты понимаешь, что за разглашение тайны... К тому же ты не успеешь тогда не только что-либо доказать, но и... - Не договорив, старик отпустил Никодима, выразительно посмотрев на него. Тот ушёл бледным, еле живым от страха.
Неуютно чувствовал себя и Каиафа, хотя был уверен, что всё выйдет так, как задумано. Успокаивая себя, рассудил: "Главное сейчас в том, чтобы казнь прошла быстро и без привлечения толп. Несколько зевак и случайных любителей поглазеть на казнь - не в счёт. Ночью еретик исчезнет с лица земли навсегда и о нём никто и не вспомнит, кроме родственников. Никодим будет молчать до самой смерти, как и его каменная могила. Учеников мы потом переловим, и они постепенно перемрут в здешней тюрьме от болезней. Некому станет рассказывать о сомнениях в иудаизме. А самое важное, что никто и никогда больше не отважится критиковать нашу веру и наши религиозные законы. На этом "аминь"!"
Обычно одетых в красные багряницы преступников выводили из ворот тюрьмы на улицу, чтобы привлечь к казни толпы горожан, которые смотрели сначала, как несут они на себе тяжёлые крестовины до самой Голгофы, а потом и на казнь. Но в этот раз Каиафа отменил этот обычай. Иешуа и двух его товарищей по несчастью отвезли к лобному месту за городом в закрытой арестантской карете. В полдень, когда все обедают, они были уже у подножия Голгофы, и водружённые на их спины крестовины им предстояло пронести всего каких-нибудь 400 метров по тропе, ведущей к вершине горы, где уже выкопаны были 3 ямы для втыкания крестовин. Никаких родственников, разумеется, не было, как и народных толп - только стражники, несколько нищих, да 3 палача, знающих как привязывать к столбу с перекладиной, положенному на землю, живых преступников. Затем быстрое прибивание гвоздями, кратковременная потеря сознания от этой изуверской процедуры, а приход в себя - уже в воздухе, когда крестовины будут подняты и вкопаны основаниями в землю. Предсмертный вой, стоны затянутся у каждого по-разному: зависит от здоровья.
Всё предусмотрел хитрый и многоопытный Каиафа (на то и фарисей!), казнь успешно прошла задолго до наступления сумерек. Одного из преступников, вора Вараву, евреи разрешили Пилату помиловать в соответствии с его правом наместника римского императора в Иудее (он, правда, по-прежнему хотел помиловать Иешуа, но Каиафа настоял на своём праве, согласившись лишь на вора, а не на еретика, подвергшего сомнению еврейские догматы). А два оставшихся мученика уже медленно умирали вверху на крестовинах. Нищие и стражники разошлись вслед за начальством. Дело теперь за Никодимом, доносом на Пилата и арестом учеников. Веры в Яхве без жестокости не удержать. А первосвященнику вообще нельзя проявлять слабости.
Однако ноги у старика дрожали, когда вернулся после казни домой: вспомнились глаза учеников еретика, пришедших кучкой к лобному месту, да выражение на лице Понтия Пилата. Этот, показалось, ненавидел всех евреев сразу. К нему подошёл как раз Никодим с просьбой разрешить ему снять с крестовины чужестранца и похоронить у себя тут, в пещере. Пилат посмотрел на Каиафу. Он ему кивнул - дескать, не возражаю, и в ту же секунду и понял всё: у Пилата было написано на лице такое презрение, что теперь, войдя в дом, Каиафа не прилёг, а уселся за стол писать донос на Пилата императору Тиберию в Рим. Дело будет длинное, ну, да ничего. Если уж евреи сумели натравить Рим на Грецию и Египет, главных врагов Иудеи, то натравить дряхлого Тиберия на Пилата не составит труда.


Ночью Каиафе снились кошмары, а утром 5-го дня этой тяжёлой пасхальной недели взошло солнышко. Пришёл Никодим и доложил, что вчера вечером, получив разрешение у Пилата, он попросил храмовых миротвориц обмыть снятое стражниками с крестовины тело умершего Иешуа, а потом с помощью слуг уложил его в каменный гроб и накрыл плащаницей. Все, кто присутствовал, постепенно разошлись. А когда стемнело, Никодим закрыл гроб тяжёлой плитой, а труп завернул в приготовленную мешковину и унёс из пещеры в яму, которая образовалась за горою в кустарнике. Её выкопали лисы, но почему-то оставили, и дожди превратили их норы в яму. Пришлось только немного углубить да засыпать после захоронения землёй. Утоптал, набросал веток. Да туда и не ходит никто.
Вернувшись в пещеру, Никодим дождался прихода охранников, сказал им, что в гробу покойник намазан мазями, чтобы не издавал дурного запаха до приезда родственников, так что крышку гроба до тех пор открывать нельзя - воздух может ускорить разложение.
Каиафа обеспокоенно спросил:
- А вдруг их одолеет любопытство взглянуть?
- Нет, не одолеет. Носы сморщили, обрадовались, что плита плотно лежит на гробе. Всё будет хорошо, не беспокойтесь. Я им оставил бурдюк вина.
И, действительно, всё было спокойно ещё двое суток. Правда, кто-то обнаружил в лесу повесившегося на дереве Иуду Искариота, но особой огласки и тревоги по этому поводу в городе не было. А затем произошло то, чего никто не ожидал и не мог даже предположить. Но, как говорится, шила не утаить в мешке, а змеиные секреты в Истории - выползут и ужалят. Несмотря на то, что писатель Таксиль утверждал, будто никаких свидетелей исторического события на рассвете 7-го дня еврейской пасхальной недели 721 года не было, они всё-таки нашлись и даже оставили свои записи о том утре. Таксиля можно извинить за то, что полагал, будто и никакого события, которое взволновало бы горожан в то субботнее утро, не было, ведь с момента расставания Никодима с похороненной им в кустарнике возле Голгофы тайной улеглись в безвестность 19 столетий.
Правда, в силу различных обстоятельств свидетели вспомнили о том событии не сразу, а годы спустя. Но всё же вспомнили и написали. Разумеется, с позиций своего нового возраста и требований изменившегося общественного мнения. Мелкие детали, ка`к и что` происходило в самой пещере, что` с наружной её стороны, видимо, уже подзабылось. Они отчётливо помнили лишь своё потрясение. Поэтому в главном, в чуде, которое случилось, их воспоминания сходятся полностью: как появился сначала грохот, похожий на гром, и что всё вокруг светилось от ослепительного света. Именно это потрясло тогда всех, а не только свидетелей, которые находились рядом и видели всё собственными глазами и слышали.
Историограф Гармизий, человек из мира учёных, помнил, что был настроен против человека, которого ввели ночью в четверг в кабинет Пилата - какой-то избитый бродяга, но с претензиями. Учёный Гармизий даже просил добросердную супругу Пилата не заступаться за "наглеца, выдающего себя за важную личность". И пишет о чуде, произошедшем якобы внутри пещеры. Он пришёл в неё в то раннее субботнее утро вместе со знаменитым врачом Ейшу и его помощником по совету сенатора Никодима, сказавшего, что приедут родственники казнённого, гроб будет вскрыт для передачи тела матери и, возможно, понадобится врач. Вот описание Гармизия: "Приблизившись ко гробу и находясь шагах в полтораста от него, мы увидели в слабом свете ранней зари стражу у гроба: два человека сидели, остальные лежали на земле. Было очень тихо, мы шли медленно, нас обогнала стража, шедшая ко гробу, сменить ту, которая находилась там. Вдруг стало очень светло. Мы не могли понять, откуда этот свет. Вдали увидели, что он исходит от движущегося сияющего облака. Оно опустилось ко гробу, и над землёй показался человек, как бы весь состоящий из света. Затем раздался удар грома, но не на небе, а на земле. Испуганная стража вскочила и тут же упала на землю. И в это время ко гробу справа от нас по тропинке шла женщина, она вдруг закричала: "Открылось! Открылось!" - и в это время нам стало видно, что действительно огромный камень, приваленный ко входу в пещеру, как бы сам собою отклонился и открыл вход в пещеру. Мы очень испугались. Потом, некоторое время спустя, свет над гробом исчез, и всё стало таким, как обыкновенно. Когда после этого мы приблизились ко гробу, оказалось, что там уже нет тела погребённого в нём человека".
Весь этот текст взят из "Нового Завета" греческих богословов, а не из учёных записок историка Гармизия, грека по национальности. Богословы же, как это много раз доказал Лео Таксиль на конкретных примерах, были небрежны в своих описаниях и часто прибавляли от себя всякие "чудеса", не считаясь порою со здравым смыслом. Так что, если в то утро на Землю опустился возле горы Голгофы (обычно безлюдной) межпланетный космический корабль (в наше время о подобных посещениях Земли инопланетянами написано уже немало свидетельств), то он никак не смог бы попасть внутрь пещеры. Значит, услышать грохот ракетных двигателей и увидеть яркое свечение от корабля при его посадке и во время отлёта можно было лишь снаружи, а внутри нечто отдалённое только почувствовать. Но так как богословы писали "Новый Завет" спустя более 300 лет после события, которое потрясло тогда свидетелей до полной уверенности в том, что мёртвый человек мог быть воскрешён лишь прилетевшим с неба Богом, то и богословы в своих описаниях смело шли на прибавки всяких "чудес". Для них важно было не то, где появился свет и грохот, а факт исчезновения тела из гроба. Но это обнаружилось в связи с появлением грохота и света только на третий день после погребения.
Известный на Ближнем Востоке и в Риме врач-сириец Ейшу, любил повторять: "Чего я сам не видел, то считаю сказкой". О личном впечатлении от увиденного в пещере он написал так: "Мы все, врачи и охрана, были здоровы, бодры и у нас не было никаких предчувствий, что умерший человек может воскреснуть. Но он действительно исчез, и мы это видели собственными глазами". Этого врача и его помощника удивило ещё и отсутствие запаха в гробу, где труп должен был уже начать разлагаться. Но отсутствие запаха лишь утвердило всех в мысли, что Бог не допустил до этого, собираясь воскрешать ткани.
Когда о "чуде" в пещере узнал от примчавшегося Маферканты Каиафа, то, видимо, чертыхнулся в душе от досады, что какая-то случайность, произошедшая в пещере или возле неё, поломала ему планы с арестом учеников еретика. Он собирался обвинить их в краже тела по прибытии родственников Иешуа, а какой-то там свет, принятый с перепугу за Бога, опередил его, и теперь как бы не пришлось оправдываться самому: присудил, мол, к смертной казни "святого", а не преступника. Не показывать же труп, закопанный где-то в лесу! Тогда и вовсе начнётся, неизвестно что. Нет, нужно принимать другие меры: скрыть от широкой огласки всю эту историю с грохотом и Божиим светом (это, во-первых). А если огласка всё-таки примет характер недовольства евреев тем, что был казнён невинный человек да ещё и "святой", то вину за это придётся повалить на "обманщика" Иуду Искариота, "оклеветавшего" своего учителя, и на римлянина Пилата, вынесшего безжалостный приговор на основе пьяной болтовни подвыпивших в праздники "свидетелей". Ну, и кто же-де мог знать, что приезжий молодой человек окажется "святым"? Думали, блаженный. Белого хитона на нём не было! Пусть евреи проклинают Пилата с Иудой (один из них всё равно уже мёртв и ничего не расскажет, а на Пилата послан-де в Рим донос, вот копия). И в-третьих (Каиафу это радовало), хорошо, что не успел сказать врачу о снотворном для стражников (не торопился: вдруг не понадобится?). Но пакетик держал при себе.
Казначей Синедриона Маферкант тоже написал о "чуде", свидетелем которого он оказался в то историческое утро. В своём сочинении "О правителях Палестины" он повествует о том, что прибыл в пещеру для того, чтобы заплатить деньги стражникам, отдежурившим ночью у гроба. Выдав им деньги и убедившись, что новые стражники заняли их место, он пошёл на выход вместе с освободившимися. Те, выйдя из пещеры, придвинули к входу камень и догнали Маферканта на дороге - он не ушёл ещё далеко. И тут раздался сзади гром, но не на небе, а, видимо, в пещере. Он устремился назад. Камень у входа был отодвинут, в пещере царила паника, потом свет погас, все подошли ко гробу, а там лежала лишь плащаница - тело исчезло. Маферкант побежал в город, чтобы сообщить обо всём Каиафе (город в те годы ещё не слился с Голгофою и пещерою в ней).
Вскоре по Иерусалиму поползли слухи о возможном гневе Господнем, который обрушится на евреев за то, что допустили неправедный суд и казнь. Люди проклинали Иуду Искариота и римского прокуратора Пилата. Однако никто тогда не предполагал, что начнутся аресты учеников казнённого святого - уже был схвачен 40-летний Иоанн и отправлен на галере в Рим; что история эта закончится только через 380 лет. А ещё через тысячу с лишним в России, которой пока и на свете нет (как и писателя Таксиля во Франции), родится пословица: "На всякого мудреца довольно простоты". Жаль, что сионские мудрецы 19-го века, знавшие уже о том, что во французском городе Тампле были казнены несколько бывших крестоносцев, втянутых новыми каиафами в сатанинскую секту во время их прибытия в Палестину за гробом Господним, не ведали ещё о русской пословице, хотя и слыхали о Плеханове, жившем в Женеве.
Но вернёмся к греческим богословам, прельщённым возможностью создать добрую религию, отталкиваясь от подлинного иерусалимского чуда. Вероятно, их энтузиазм подпитывался ещё и слухами о том, что отцом распятого целителя считался грек. Ну, а коль уж чудо произошло в Иудее, то из еврейской религии можно взять лишь миф о сотворении мира и мысль о вечном, не умирающем Боге. Сделать Иешуа его сыном, наделив его Божиими способностями, и этот Сын будет опираться в своих заветах на философию Добра, а это в свою очередь даст людям веру в справедливость и уверенность, что в награду за их добрые дела они получат бессмертие души. В такой религии всё станет правильным и будет служить во благо роду людскому.
Короче говоря, из-за нескольких случайных совпадений возле пещеры Никодима и из усилий греческих богословов родился настолько великий исторический плод, что отделил Человечество от субботнего рассвета 721 года новым летоисчислением, новой эрой, сдвинувшей старую под черту, за которую откатились назад сразу все, уже прожитые грамотным Человечеством, годы. 7-й день еврейской недели "саббат" был переименован греками для христиан в день "воскресенья", как, впрочем, и все остальные дни недели, названные ими в честь 6-ти планет солнечной системы. Ну, а когда появился русский язык, названия этих дней на Руси упростили, взяв пример с немцев, согласно числовому счёту: 1-й день после окончания недели - понедельник, 2-й день - вторник, середина недели - середа, 4-й - четверг, 5-й - пятница, 6-й - шестерик (позднее превратили почему-то от еврейского "саббат" (дня молитв) в субботу (видимо, чтобы сохранить всё-таки память о величии иерусалимского дня, коль уж греки переименовали его в "воскресенье").
Одним словом, "Новый Завет", считалось, воплотил в себе всё лучшее, что существовало в легендах о Боге до этого. Разве не о такой религии мечтали греческие богословы? А грека-отца воскрешённого человека они просто опустили (чтобы не возникало недоверия к божественности Христа), заменив его Богом и непорочным зачатием. Не уподобляться же фарисеям, которые готовы даже Бога обвинить в сексуальных желаниях и в националистических чувствах. Древние сыны Сиона слишком были пропитаны идеями еврейской обособленности. Напуганные возродившимся в Сирии Дамаском, победами арабов-сунитов не только над шиитским Египтом, но и над христианами-крестоносцами, ринувшимися по приказу Папы римского Урбана Второго в Палестину в 1095 году защищать гроб Господень, сионские фарисеи, загнанные арабами и крестоносцами с их столетней враждой и войнами, казалось бы, в угол, где едва дышал Иерусалим под двойным игом, удержали тем не менее своих евреев в сионской узде стальными наручниками из каббалы. Древние греки не могли и предположить в своё время, что и через 1900 лет в душах фанатиков сионизма ничего не изменится. А между тем в 1948 году, когда вновь образуется независимое государство Израиль, в Иерусалиме произойдёт случай, который до глубины души возмутит еврея Давида Бен-Гуриона. Он переедет с женой и детьми на свою историческую родину в качестве премьер-министра и лидера социал-демократической партии сионистов и, став гражданином еврейского государства, а потом его премьер-министром и военным министром, вдруг узнает, что его детей раввины не считают евреями.
- Почему? - спросит глава государства главного раввина страны.
- Ваша жена - не еврейка, - прошелестит змеиный ответ.
- Вы это серьёзно? - изумится Бен-Гурион.
- Так принято считать вот уже 2 тысячи лет, мы тут не при чём. Так завещано Богом и установлено законами Моисея.
- И вы... за 2 тысячи лет... не попытались этого изменить?!.
- Зачем? - смиренно будет стоять на своём иерарх церкви.
- А вам не кажется, что это пахнет маразмом?
Священник промолчит, и Бен-Гурион продолжит мысль:
- Выходит, что дети коммуниста Хрущёва, живущего в Советском Союзе (и тоже безбожники), если приедут сюда, то, как рождённые еврейкой, будут считаться евреями со всеми вытекающими из этого обстоятельства правами, а мои - нет?
Священник промолчит.
- Где же тогда здравый смысл?!
Священник промолчит, но глаза так и не опустит.
- А уроды, рождённые в Израиле от кровосмешений евреев-родственников, все тоже евреи?! Да и сам Моисей рос с необрезанной крайней плотью в семье египтян, усыновивших его! Разве не так? И женился он на эфиопке!
- Но она... была еврейкой, - тихо проговорит старый раввин. - Своему второму сыну она сама сделала обрезание.
Разговор закончится безрезультатно. Потом Бен-Гурион, видимо, поймёт: сионистов не переделать, в них витает дух древнего Каиафы. Вернёмся и мы к нему...
Все проклинали Иуду Искариота и чужеземца Пилата, на которых Каиафа свалил тогда свою историческую вину, да так ловко, что греческие богословы навечно впишут её в "Новый Завет", прикрыв им навсегда подлинных виновников зла, пытавшихся обвинить полуголодного целителя Иешуа ещё и в содомском грехе, лишь бы казнить. На то и фарисеи...
Ну, а греческие богословы, люди хотя и благонамеренные, не подумали и о том, что нельзя было соединять в Сыне Божием две противоположные одновременно действующие ипостаси: человеческое тело (с присущими ему слабостями) и Божие Всемогущество (способность переносить любую боль либо изменять происходящие события), что часто приводило их новозаветную выдумку к нелепейшим противоречиям, бросающимся в глаза любому грамотному человеку.
И ещё одна недодуманность. Соединив две религии одним корнем, они приводят христиан к опасному сомнению: значит, и Зло, и Добро могут быть зачаты в одной и той же утробе? Выходит, важна не утроба (мать), а гены отца? В то время как у евреев всё наоборот. Ну, и кто же ответит: где Истина?
Разумеется, с такой чёткостью, доходящей до категоричности, вопрос не ставится каждым христианином. Но всё-таки он существует в подсознании. Может быть, на него следует ответить: берите пример с матушки природы, которая, как большая река, смешивает в себе разные породы рыб и этим только совершенствует их. Учёные генетики утверждают, чем больше в роду человека намешано крови различных наций, тем здоровее в нём и талантливее потомки - их новый генотип, как правило, приобретает полезные качества, а не теряет. В семьях же евреев, не желающих смешивать свою кровь с "чужаками", но допускающих случаи воспроизводства от брата и сестры, отца и дочери и другие безнравственные комбинации, самый высокий в мире процент детей, рождающихся с явными признаками вырождения. Сам собою напрашивается вывод: если отбросить идейно-религиозные предрассудки и следовать природному процессу объединения во всём, а не искусственной обособленности, разъединяющей интересы здорового Человечества, то евреям благоразумнее было бы сбросить с общего Древа людского рода своего символического Змия, обвивающего ствол и сосущего из него символические общие соки, как это выглядит в их древнем гербе. Лучше соки смешивать на практике - здоровее будут все: и "свои", и "чужие". "Чужих" не станет вообще. Ведь известно всем, никто ещё из евреев, родившихся и проживших в Израиле, не прославился за многие века ни как великий философ, учёный, композитор, писатель, художник или полководец - не было таких гениальных плодов на исконно иудейской земле среди "божиих избранников". Все "великие евреи" стали таковыми в рядах Человечества лишь вне "родного поля", после соприкосновения с чужестранными культурами и науками в местах еврейского рассеяния. Вот что такое "гои" в жизни и судьбе евреев на самом деле. Если бы евреи не существовали на Земле вовсе, народы не испытывали бы недостатка в великих людях, так много их было порождено за прошедшие века греками, итальянцами, испанцами, французами, немцами, англичанами, русскими, китайцами, японцами, индусами, тибетцами, арабами и другими народами. Вот о чём следует евреям всегда помнить. Одних только знаменитых холостяков было: Ботичелли, Бетховен, Леонардо да Винчи, Вергилий, Геродот, Гераклит, Гораций, Галилей, Гоголь, Демосфен, Декарт, Коперник, Кальдерон, Лермонтов, Микеланджело, Ницше, Сервантес, Тагор, Шопен, Шопенгауэр, Шуберт. А если бы у них были наследники, то как бы выглядели намерения сионистов мстить невинным потомкам таких выдающихся личностей? Наверное, евреям нужно всё-таки забыть навсегда безумную мысль о покорении народов и возмездии им и их будущим поколениям. Мы, называемые сионистами "гоями", умеем признавать величие и заслуги любой нации. Полагаем, что тем, кто считает себя "другими", пора признать всех остальных людей равными себе, а не видеть в них "скота с человеческими лицами", как этому учат лидеры сионизма. Ибо думать о людях подобным образом это и есть скотство. В "Протоколах сионских мудрецов" (а это, как уже доказано, не фальшивка) хвастовство сквозит почти на каждой странице. Чего сто`ит, например, заявление о том, что дарвинизм и марксизм "подстроены" евреями! Авторы "Протоколов" позабыли от самодовольства о логике и не почувствовали, что оба эти учения навредили больше не "гоям", а им самим, так как предположение Дарвина о происхождении жизни на Земле миллионы лет назад (учёный ухлопал, кстати, на различные эксперименты и наблюдения половину своей судьбы - настолько упорно кто-то его "подстраивал") подтолкнуло после его смерти отряды новых учёных к проверке теории Дарвина радиоактивными методами. В результате этого выдумка "гениальных богоизбранников" о сотворении за одну неделю Вселенной и всего живого рассыпалась в прах, покрыв их позором. Таким образом, "мудрецы" не только "подвели" доверчивых евреев, чтящих "Ветхий Завет", но и своего Бога Яхве, который за неделю смог бы, ну, разве что вылепить из глины первого умного человека, сбежавшего от "мудрецов". Оказывается, их миф на добрые дела слабоват, гении они лишь в создании Зла. А христианство как вера в Добро не пошатнулось.
Теперь о марксизме. При всём его быстром успехе, а потом и устаревании, он, как и дарвинизм, тоже дал толчок новому развитию политической экономии, а уж в разоблачении паразитизма частного капитала ему не было и равных тогда. Выходит, что и с Марксом история более похожа на еврейскую месть ему лично за отступничество от сионизма и за высказывания о "еврействе". А вот быстрое распространение некоторых аморальных идей Ницше, возможно, и является метастазами сионизма, протянувшимися к философу от каббалистов, союзников Зла. Так это свидетельство того, что ницшеанизм и каббализм как третья часть еврейской религии - дальние родственники.
Но самое удивительное заключается в том, что новая часть этой религии, каббала, на сей раз не упала евреям на головы с неба. Давно известно, что в беде люди умнеют гораздо быстрее, нежели в спокойной жизни, когда оттачивается не ум, а расширяются границы самодовольства. В Иудее же границы и без того крохотного государства стали снова сужаться (началось возрождение Сирии, извечного врага евреев) и, видимо, это заставило, как надвигающаяся беда, очнуться от самодовольства руководителей царства. А ими в Иудее всегда были в первую очередь жрецы - умные и дальновидные служители культа.
В их головы могла прийти невероятнейшая (с современной точки зрения) мысль: "А мы ли, иудеи, на самом деле являемся первыми Божиими избранниками? Хотя мы знаем, что Яхве придуман нашими древними предтечами фарисеями, и человек по имени Иешуа не возносился на небо, а был похоронен где-то рядом с Голгофою Никодимом, тем не менее в тот день саббат что-то же прилетало с неба? Был какой-то яркий свет и грохот... И были в древнем Египте жрецы, которые ещё задолго до рождения в Греции учёного математика Евклида умели вычислять по звёздам непонятные вещи! Пугали даже собственных фараонов странными превращениями и предсказаниями. Их знания и поныне никому пока недоступны - ни новым математикам, ни нынешним египетским жрецам. У них и сейчас нет той математики, по которой когда-то рассчитывались углы и строились древние пирамиды. В чём же дело? Куда всё подевалось и что за наука "магия" существовала тогда? Возможно, те древние жрецы Египта и были настоящими Божиими избранниками, завезёнными подлинным Богом на Землю? А потом он их забрал снова на какую-то другую планету? Может, нам следует найти оставшиеся после них рукописи и разобраться в их науке для магов?"
Иначе, как ещё объяснить (чем?) неожиданно появившийся интерес к изучению забытых числовых, магических, лечебных "чудес" и, наоборот, напускаемых на расстоянии без прикасания к намеченной жертве смертельных болезней? И началось...
В то время как в соседнем мире рождались и умирали очередные поколения людей, стремившихся к созданию своих религий, искусств и философий, фарисеи упорно искали против них новое оружие - постигали так называемые "чёрные магии" Египта и древнего Востока, тайны и фокусы, превращения, приёмы запугивания людей адом, Сатаной, методы телепатического и гипнотического воздействия на врагов, яды, наркотические растения. И, наконец, по истечении нескольких столетий, написали тайную часть иудаизма - каббалу, чтобы врагов развращать и их руками разрушать чужие религии, сплачивающие народы в христиан, магометан, буддистов и иных, если появятся, а своих, евреев, удерживать в узде страхами ада. Иначе узда разорвётся, иудаизм погибнет, а вместе с ним ускользнёт из рук сионистов и власть. Власть не только над гоями мира, но и над еврейством.
Наверное, такого гениального предвидения развития событий в стремительно умневшей Европе у жрецов иудаизма поначалу и не было, но поразительная интуиция к возможности потерять власть была. Иного объяснения рождения третьей части в религии евреев - каббалы (с её пакостной сущностью сатанизма), не предусмотренной древними фарисеями (фактическими авторами Торы, Талмуда и "еврейского права"), не может быть: каббала - даже и не религия. Но её появление сильно смахивает на мешок с "Божиими Заветами", принесённый Моисеем с Синайской горы иудеям. Моисей принял иудеев в "евреи" (словно Ленин российский пролетариат в партию большевиков), познакомив их с программой иудаизма лишь устно. Мешок же пролежал где-то около трёхсот лет. Потом евреи позаимствовали, наконец, письменность, фарисеи составили Библию, а в ней, чёрным по белому, записали опаснейшую фразу: "Бог создал человека по образу и подобию своему". Однако опасный смысл этой фразы дошёл до новых фарисеев только через полторы тысячи лет: "Человек, похожий на Бога, не может совершить ничего плохого. Выходит, Талмуд с его законами-запретами составил иудеям не Бог, а сами люди, знающие о том, что человек способен и на подлые поступки?" А что, если это поймут и рядовые евреи-прихожане? Тем более, что прецедент уже был, когда в Иерусалиме появился бродячий целитель-философ из Назарета. Какие восторженные толпы евреев собирал он рассуждениями именно на эту тему! На чём удержится после таких рассуждений Талмуд, состоящий из сплошных запретов богоподобному человеку на всё живое, радостное? Да и половина Библии пошатнётся. Впервые извечный вопрос людей "Что делать?" возник и для самих церковных иерархов. Потому что Талмуд и львиная доля Библии написаны не под психологию богоподобного человека, а скорее под нрав "хамо-запиенса" - "человека, мыслящего о выпивке, закуске и проститутках", то есть, хамо-греховного, уголовника. Зачем же было сочинять всякие запреты, если люди не могут совершать противных Богу поступков? Но запреты давным-давно написаны, напечатаны и о них знают все. Значит, надо каким-то образом объяснить, почему или из-за чего они были предусмотрены. Должен быть какой-то Искуситель, завлекающий человека в греховность и пакости, которые люди совершают. Какая-то Сила, противоположная Богу. Тогда будет оправдано всё: и искушения, и вроде бы логичные запреты на них. Правда, загробная жизнь - рай для хороших людей, ад для грешников - предусматривались "Ветхим Заветом". Но в нём не полагалось поклонения порочным силам - дьяволам, чертям и ведьмам. Каббала же подталкивала к этому. Коль есть Сатана (хотя возникает вопрос: зачем Всевышнему при сотворении мира было создавать себе - не только людям - такого могучего врага? Запоздалое разъяснение всё равно шаткое, ну, да уж ладно, всё-таки прямого противоречия теперь уже нет), то у него есть и его слуги, и помощники среди людей. Евреям следует опасаться таких, а гоев нужно специально знакомить с ними, чтобы развращались, думали, что поступают правильно и погибали, да ещё тянули за собою других. Каббала использует все хитроумные способы завлечения доверчивых простаков в сети Сатаны. С этой целью идут в ход и наркотики, и гипноз, и обман. Своих каббалою только запугивали, чужаков вынуждали к разрушениям христианства, набирающего силу. К настоящему времени влияние наркотиков, опустошающих жизнь молодёжи, во всех странах приняло столь угрожающие размеры, что Человечество опасается дельцов наркобизнеса наравне с бактериологическим оружием, но до сих пор не знает всей правды о том, чьи стартовые капиталы пошли на смерть миллионов людей и кто контролирует этот многомиллиардный бизнес разрушения здоровья и воли народов.
Короче говоря, сионизм пополнился ещё и каббализмом, а с ним и новой уздой-намордником для правоверных евреев, чтобы они не могли выбраться из такой идеологической кабалы. На этот раз новый Моисей не понадобился, каббалу сочинили опять же сами, фарисеи. Это происходило, как и с Торой, столетиями, постепенно: после смерти Каиафы; обоих братьев Иродов; всех учеников Иешуа; трёх императоров Флавиев, правивших Римской империей один за другим; после очередного разгрома Иерусалима и его главной синагоги отцом и сыном Флавиями - Веспасианом и Титом; после смерти в Риме первого крупного предателя Иудеи Иосифа бен-Маттафия, печатавшего свои книги под псевдонимом Иосифа Флавия: предатель породнился с врагами своего народа, но стал считаться древнееврейским историком и писателем. Вон сколько событий случилось! Да и опасения были не напрасными: после смерти римского императора Нерона христианство в конце концов победило в Европе, и христиане (уже римские) построили на Голгофе под Иерусалимом храм, чтобы сохранить место "гроба Господня", и храм Богоматери в Вифлееме на том месте, где когда-то родила она легендарного Сына. Так что пришлось фарисеям присоединять к иудаизму новое сочинение, каббалу, втихую, как незаметную пристройку под одну крышу к старому большому дому. О ней тогда мало кто знал, так как она была сочинена, как уже говорилось, с тайной целью, в которую рядовых евреев не посвящали. Дело в том, что предательство Иосифа бен-Маттафия (сына раввина!) осенило новых фарисеев ошпаривающей мыслью: иудаизм надо охранять не только от чужих еретиков, называющих себя христианами, но и от своих диссидентов (вероотступников) какими-то радикальными средствами. А чужие храмы подвергать хуле или тайному осквернению.
Необходимо заострить внимание ещё вот на чём. Столетия показали фарисеям, что их религия (особенно после критики первыми христианами) нуждается в реформах по ослаблению или полному устранению из неё многих прежних жестокостей, отталкивающих людей. И что же было сделано? Жестокость решили усилить ещё и каббалою. Такова "логика" новых каиаф, веривших только в силу страха, но не добра, в закабаление народа. С тех пор глагол "закабалить" распространился из Иудеи по всему миру, как в своё время слова "евреи" и "сионизм", и стал синонимом рабства. Вот что составляет главную суть сионизма, цель которого - загнать "гоев" в полную зависимость от евреев. Так что ни о какой реабилитации сионизма не может быть и речи. Выражение "попасть в кабалу" говорит само за себя.
А количество христиан всё множилось и множилось. Греческие богословы начали писать "Новый Завет", звать к добру и любви, они выбрали себе иной путь... Но вернёмся в Иудею. Разберёмся подробнее, что там произошло после смерти Каиафы Первого.
В то время как в Риме казнили учеников Иешуа Петра и Павла, началась правительственная чехарда вокруг трона римского императора, которой воспользовались в Иерусалиме раввины, спровоцировавшие народ на восстание против римского владычества. Однако 3 года восставшие ничего не могли достичь, но и римляне тоже. И вот в Риме за один 803-й год слетают один за другим с трона императора Сервий Гальба, Марк, Авл Вителлий и к власти приходит, наконец, решительный Веспасиан Флавий. Укротив в Риме своих противников, оставив там вместо себя младшего сына Домициана, он отплывает в Иудею со старшим сыном Титом. Сначала разбивает на северо-западе армию Иосифа бен-Маттафия, которого берёт в плен. И зная, что это начальник обороны Галилеи, склоняет его к предательству (генералу были известны все секреты обороны и в Иерусалиме), затем посылает его под началом своего сына штурмовать на юго-востоке Иерусалим и участвовать в разрушении главного храма, перестроенного когда-то Иродом Великим. После чего предлагает предателю покровительство в Риме, так как оставаться в Иудее Иосифу было уже невозможно. Победно закончив военные действия в Иудее, заполучив себе всё её золото, Веспасиан Флавий взял в плен 30 тысяч молодых евреев и, превратив их в рабов, 3 месяца переправлял их морем в Рим, прицепляя к боевым галерам плавучие плоты-баржи. В Риме он заставил этих рабов строить новое чудо света - неслыханный по размерам цирк для сражений гладиаторов со львами и тиграми, гладиаторов-мужчин с другими гладиаторами мужчинами, а также и для женских боёв. Веспасиан хотел на потребу своим гражданам затмить жестокость прежних гладиаторских боёв не только жестокостью схваток со зверями, но и размерами амфитеатра, которые позволяли бы многократно увеличить число сражающихся, длину разбега для львов и число кровожадных зрителей. Архитекторы подсчитали, что если построить цирк вверх в 8 ярусов, то он сможет вместить 30 тысяч зрителей. То есть, здание должно быть настолько громадным (kolossus - Колизей), что действительно станет новым чудом света.
Римский Колизей рабы строили 5 лет, и Веспасиан, заболевший неизлечимой болезнью, не дожил до открытия первых боёв и жутких общественных казней, когда по приказу императора Тита (а впоследствии и Домициана, так как династия Флавиев длилась 27 лет) на жертву, привязанную к столбу в центре арены, выпускали голодного льва, и тот на глазах публики рвал осуждённого на части, нападая на него со страшным рыком. Не менее зверскими были и коллективные бои женщин, рубивших своих противниц на куски под стоны и душераздирающие вопли. Самым популярным у римских граждан в те дохристианские времена был лозунг "Хлеба и зрелищ!"
А раввины принялись в Иерусалиме придумывать религиозное продолжение иудаизма - "поумнели". Их каббала как учение была разделена ими на теоретическую часть (каббала июнест, умозрительная) и практическую (каббала маасит, прикладная). Овладевшие таинствами учения якобы могли предсказывать будущее. А на самом деле они овладевали практикой психо-гипнотического воздействия на людей и различными фокусами из теории магических чисел.
В более поздние века на отработанную удочку каббалистов попадались не только отдельные чужеземные военачальники, но и целые группы рыцарей-крестоносцев, прибывавших в Иерусалим "защищать гроб Иисуса Христа". В Европу они возвращались не христианами уже, а законченными врагами его, сатанистами.
К сожалению, человечество до сих пор не сумело избавиться от извечной своей беды: зло прививается людям быстрее добра. Наверное, это происходит потому, что человек по своему генетическому происхождению - самый кровожадный и жестокий хищник, а не существо, подобное Богу. Чтобы каждому стать человеком нравственным, который научится подавлять в себе хищнические инстинкты, требуется слишком много времени. Перестройка психологии при правильном воспитании и хорошем образовании должна произойти не менее чем в трёх поколениях, тогда в четвёртом она будет уже врождённой, то есть, станет передаваться генетически.
В естественной природе тоже много препятствий на пути её совершенствования. Даже обыкновенный ручей течёт не просто, а петляя, обходя твёрдые преграды, пока не вольётся в реку. Дальше он уже подчиняется ("воспитывается") общему течению, совместно с другими ручьями.
Люди, разумеется, не ручьи, живут с разными убеждениями, которые бесполезно изменять принудительно, так как из этого ещё ни разу ничего хорошего ни у кого не получилось: восстаёт природа людей, живущих с устаревшими традициями, неправильными предубеждениями, закреплёнными в них генетически, вместе с другими наследственными особенностями. Стало быть, эти "неправильные" особенности, а они бывают очень твёрдыми, человечество должно преодолевать мирным, компромиссным путём, так как эти препоны в большинстве случаев не природные, а искусственные, поддающиеся переубеждению. Тем не менее сионисты, например, не поддаются перевоспитанию вот уже 2 с половиною тысячи лет. То есть, вопросы "Что делать?", "Что есть Истина?", "Кто виноват?" будут стоять перед каждым поколением не только по религиозным противоречиям. Ибо даже истины меняются вместе с изменяющейся жизнью. Новые открытия в науке, общественных отношениях будут для некоторых людей "препятствиями" до тех пор, пока Человечество полностью не объединится. Но если к власти сумеют пробраться новые каиафы, ленины, сталины, гитлеры либо такие каины 20-го столетия, как Горбачёв и Ельцин в России, то преобразование мира окажется в руках сионистов. Разумеется, существует надежда и на приход новых Спасителей, способных пожертвовать своей жизнью во имя праведной цели, чтобы убедить в её праведности остальное человечество. Пока же идут на самопожертвование чаще фанатики слепой веры в "чудеса" на "том свете", доходящие до массовых убийств невинных граждан, а не преступников у власти.
Сложный процесс жизнь. Но в нём не должны повторяться сжигания книг на кострах и инакомыслящих людей, разрушения храмов иноверцев, убийства выдающихся философов, исторические мести. Поэтому необходимо проанализировать губительные результаты прошлого, чтобы избегать их в будущем. А пока они повторяются, причём по плану, изложенному в "Протоколах сионских мудрецов", так как сионисты раньше других народов поняли главную слабость человечества - несовершенство людей, которых можно обманывать, запугивать и подкупать. Ложь и страх самое надёжное средство для собственного стада, чтобы удерживать его в повиновении. А подкуп - для чужих вожаков, находящихся у власти. За деньги, золото, красивых женщин правительственные чиновники предадут всё, что угодно: любые идеи, счастье своего народа, национальные ценности.
Ко дню сегодняшнему основными негативными результатами Человечества оказались следующие: родились сионизм, коммунизм и фашизм. Хуже этих плодов ничего нет. Немцы, правда, повинились, однако идеология фашизма осталась в душах некоторых слоёв населения, настроенных в духе арийского шовинизма. Россия ещё не освободилась от влияния идей большевизма, хотя сторонников становится всё меньше (компартия ещё ходит на митинги с портретами Сталина и Ленина, чучелом которого дорожит, не позволяя его похоронить по обычаю христиан), поэтому ситуация не способствует официальному раскаянию Кремля. Ну, а с сионизмом предстоит разбираться. Начинать, вероятно, нужно с чёткого определения того, что сионисты натворили за века их разрушительной деятельности не только в России, но и в других странах, чтобы знать, с чем предстоит бороться в первую очередь. Кратко о грязных достижениях сионистов можно сказать так: коррупция в государственных структурах властей большинства стран стала похожей на быстро распространяющуюся эпидемию чумы; всё продаётся и покупается (читайте "Протоколы"): совесть, честь, любовь, чужая жизнь, чужие почки для пересадки, чужие дети на "запчасти" для богачей; деньги давно важнее судеб миллионов людей, так как их судьбами правят уже не отечественные правительства и президенты, а денежные банки, самые мощные из которых принадлежат тайным организациям сионистов; доведя весь мир до всеобщей ненависти своим высокомерием и подлостью, сионисты по сей день не забывают обвинять в прессе антисемитизм, вбивая в общественное сознание мысль: "И этот антисемит, и тот, и пятый, и десятый!" Все русские выдающиеся писатели давно записаны в антисемиты. А ведь это - результат тоже: упреждающие удары, и виновен-де не сионизм, а проклятые "гои".
Видимо, писатель Максим Горький неспроста поднимался с Лениным на Везувий взглянуть на "правду веков" с более возвышенного места, нежели Голгофа, на которую съезжаются туристы из многих стран, чтобы представить себе распятого под облаками Иисуса Христа на крестовине. Рядом с Горьким сидел будущий погромщик христианства, из которого Сталин сделал чучело и поместил в мавзолей напротив двух православных соборов. Рядом с Голгофою (невдалеке) лежат в могиле кости Каиафы, о котором никто из туристов не вспоминает ни как о палаче, ни вообще о том, что он был. О Ленине на Красной площади в Москве тоже почти не вспоминают - ни плохо, ни хорошо. Как и о золотой троице философов детства Человечества в Греции, о которой Горький говорил Ленину, глядя в сторону Афин. Теперь эти философы для "новых русских" ничего не значат. Как и современные учёные России, писатели, художники, композиторы и учителя, обучающие детей 21 века. Самыми главными фигурами в России стали мгновенно разбогатевшие (не от трудовой деятельности, разумеется) и подкупившие чиновников Ельцина грабители народного добра Борис Березовский и Владимир Гусинский (это хорошо известно всему миру), которых не в силах арестовать новое правительство России. Вот главный результат сионизма в России! Мог ли Максим Горький представить себе, пытаясь подняться "над правдой века", что русскому народу придётся очутиться в такой зависимости от сионистов? Может, композитор Франц Лист написал пророческие слова: "Настанет момент, когда все христианские нации, среди которых живут евреи, поставят вопрос, терпеть ли их дальше или депортировать"?
Нынешний римский папа Павел Второй (Войтыла, образованнейший человек планеты Земля, больной и старый) неустанно извиняется и просит прощения за "крестовые походы" древних рыцарей-христиан и жестокие инквизиторские судилища над "ведьмами" и еретиками. А что делают в это время сионисты? Протаскивают через ООН новые резолюции, поощряющие их цели и на будущее. Так, 14 марта 2002 года они дали приказ танковым частям Израиля войти в Палестину (якобы для подавления палестинских террористов, совершающих вылазки в Иерусалим) и расстрелять статую Богоматери, венчающую христианский храм в Вифлееме, зная, что он построен много веков назад в честь того, что на этом месте был рождён Иисус Христос, главный символ мирового христианства. Сейчас у этого символа нет рук, изуродовано снарядами лицо. Но! Последовало ли хотя бы ради приличия (о раскаянии и речи нет) извинение израильских властей? Ни одного слова. А ведь все видели по телевидению результаты спланированного вандализма именно в дни весенней еврейской мести. И все понимают, что террористы прячутся в подвалах, а не на открытой со всех сторон крыше храма. То есть, факт расстрела статуи умышленный, не нуждающийся в доказательствах. Но молчит общественность Израиля, молчит и ООН. Когда талибы взорвали в Афганистане древние статуи иноверцев, крики поднимал весь мир. Но если безнаказанное преступление совершают люди, поощряемые ООН, они наглеют. Это всё равно, что Михаил Горбачёв, ошибочно поощрённый нобелевской премией, нагло настаивает теперь по телевидению на полезности своей "исторической роли". И это после выхода в свет оглушительно-разгромной брошюры о его "полезности", написанной писателем Борисом Олейником. Разоблаченный лауреат 5 лет молчал, но, поняв, что нобелевонепробиваемый жилет служит ему исправно и когтистый уголовный кодекс не возьмёт его за "мягкие места", осмелился (вопреки морали известного анекдота "сидя в дерьме, не подавай голоса") зачирикать в эфире снова. И это результат Смутного времени тоже. Какой же "новый курс" следует прогнозировать, зная о таких результатах? Что делать?
Вывод напрашивается сам собою. Если сионисты, организовав в структурах власти США еврейское засилье, уже противопоставляют это мощное государство, словно своё, всему остальному Человечеству, то не пора ли организовать "Международный Комитет борьбы с сионизмом", который должен выяснить, наконец: сколько миллионов евреев проживает на земле на самом деле; сколько "мировых денег" находится под их контролем; сколько евреев работает в сферах управления государственными структурами (банками, прессой, телеканалами, торговлей, железными дорогами, энергетикой, госпланом, госбюджетом, кадрами культуры и т.д.) в каждом из таких государств, как США, Англия, Бельгия, Франция, Германия, Испания, Италия, в латиноамериканских, в Австрии и в России. Всё, перечисленное выше, тщательно сионистами замаскировано, чтобы мировая общественность не имела представления об их деяниях и настоящих целях. Поэтому разведки указанных государств должны сличить свои данные о планах Всемирного Еврейского Центра, который занимается якобы "невинными" интересами еврейства. Необходимо также внести исправления в энциклопедии тех стран, где искажены (как, например, в "советских") истины о том, что в истории Иудеи было первичным, а что вторичным: первичны "евреи" или иудеи? "Еврейский" язык или иудейский? Что такое "евреи" (это не нация!) и иудеи (это не лица иудейского вероисповедания!); к чему относится слово "иудейский" - к еврейской истории или к религии? Всё искажено до противоположностей. Но любую научную попытку разоблачения этого сионисты всегда объявляют "фальшивками". Стало быть, пора выявить истинных фальшивомонетчиков; так ли уж невинны овечки, продолжающие считать себя "евреями", но не иудеями, а своим вождём мифологического террориста Моисея. Заодно следует восстановить и прежнее определение "сионизма" во всех печатных изданиях. Открыто и систематически обнажать перед общественностью все конкретные случаи "еврейской мести" или осуществления планов по захвату власти в иностранных государствах методами, изложенными в "Протоколах собраний сионских мудрецов": убийства их наёмниками борцов против сионизма, применение вооружённых сил США в Ираке, Сербии, внедрение в телевидение иностранных государств своих агентов, подрывающих престиж правительств России, Белоруссии, Сербии, Франции, другие провокации, направленные на порчу экономических и политических взаимоотношений между государствами, которых сионисты опасаются, и т.д. Всё это следует постоянно разоблачать по радио, телевидению, прочим каналам точно так же, как это делают сионисты, вопя на весь мир даже о хулиганских надписях на заборе, называя их "антисемитскими". Человечество должно быть информировано обо всех пакостях, которые совершат где-либо "божии избранники" в очередной раз. Только это быстро и без особых затруднений раскроет людям глаза на сущность еврейства.
В России же необходимо создать ещё и "Комитет защиты от еврейского засилья", который целесообразнее всего было бы организовать в Новосибирске при Академии Наук. Дело в том, что в Москве, как когда-то в древнем Вавилоне, все основные чиновничьи посты находятся в руках сионистов и продавшихся им бывших капээсэсовцев, руливших Москвой и страною. От постоянно сытой жизни и те, и другие размножаются со скоростью комаров. Русские же люди, не имевшие ранее ни своего республиканского правительства, ни защиты, гнили в сталинских концлагерях, вымирали на войне, предаваемые верховным командованием (так в 1941 году при наступлении немцев на Севастополь там были покинуты на произвол судьбы 80 тысяч солдат). А когда Сталин дал приказ перейти в наступление, командующие фронтами безжалостно бросали солдат на штурмы крупных городов, чтобы освободить их из-под немцев к праздникам советской бездушной власти, клавшей в мёртвую безвестность сотни тысяч парней, не успевших даже обзавестись семьями. Эта власть во главе со Сталиным судила не только рядовых, но и Героев Советского Союза, вернувшихся из немецкого плена. Один из них бежал из нашего северного концлагеря аж в канадскую Арктику и до сих пор живёт там у эскимосов, не желая попасть снова в лапы к "своим" безумным вождям. Наших солдат, опозоренных и замученных в лагерях ГУЛАГа, полегло в могилы не меньше, чем на войне. Такой подлости властей не знает никакой другой народ по отношению к себе. Откуда же было восстанавливать генофонд нации? Из каких угнетённых женских и мужских резервов? В настоящее время смертность превышает рождаемость потому, что детей невозможно прокормить на нищенскую зарплату, и большинство молодых семей предпочитает не рожать детей вообще. Что такое "эхо войны" в смысле провала в небытие целого поколения русский народ ощутил на себе сильнее всех остальных народов. И теперь его ожидает новое бедствие: "эхо наркомании и нищеты". Это будет самое ужасное эхо за всю нашу историю. Нация сокращается от вымирания, а тут ещё прибавятся на шею работающим инвалиды с детства, рождённые наркоманами и алкоголиками. Вот что должно быть ежедневной заботой Комитета по разоблачению угнетателей и крупнокалиберного сионистского ворья по-фамильно, с указанием адресов и сути конкретных преступлений. То есть, необходимо немедленно создать гласную, прозрачную информационную защиту. Как только появится информация о конкретных сионистах типа Гусинского и Березовского, захвативших контроль над прессой, телевидением, заводами и фабриками, и порождающих нищету, имеющих двойное гражданство и продолжающих грабить наши ресурсы и народные средства, так начнут созревать и действенные меры борьбы с их засильем. Возникнут плоды защитной работы. На первых порах всем полезно будет узнать, что представляет собою радиоканал "Эхо Москвы" - кому он служит и чем откликнется это эхо русскому народу. Почему коммунист Зюганов рычит на президента Путина, но всегда поджимал свой голос, когда на него рычал Ельцин: "Распущу депутатов!" Почему не рычал никогда и не рычит на сионистов, не пытался встать к ним в оппозицию, имея в стране комитеты своей партии, которую давно следовало бы переименовать, а не защищать чучело Ленина от захоронения из мавзолея в могилу. Неужели не понимает, что символизирует это чучело.
Разумеется, процесс "отречения" евреев от сионизма, к которому они привыкли за 2 тысячи лет на генетическом уровне сотен поколений, не прост. Упрощённо же это легко представить себе так... Лёжа у себя в ванне с тёплой водой, человек ощущает лишь удовольствие и не думает о том, почему приятно в ней. Приятно и всё. Истина. Но тёплая ванна - не море, в котором есть и акулы, и всякие неприятности, если оно разбушуется. А о далёких странах мы судим только по рассказам или описаниям других людей, побывавших там. То есть, в огромном, окружающем нас, мире человеку трудно иметь правильный собственный взгляд или непредвзятое мнение. Мы всегда в зависимости: от общественного мнения, научных открытий и точек зрения на окружающую нас действительность, на здоровье и т.д. Поэтому по многим важным вопросам жизни сложно быть уверенными в том, что наше мнение верное. Что же говорить тогда о евреях, находящихся под тысячелетним контролем сионистов, которые сознательно изолируют их мышление от остального человечества и неустанно пропагандируют своё. Груз прошлых представлений о людях и мире, непрерывный пресс идеологии сионизма на сознание - это далеко не простая преграда на пути к Истине, и преодолеть её под силу не каждому. Тем не менее такие попытки, начиная с первого столетия новой эры Человечества, когда был установлен условный отсчёт времени от рождения Иисуса Христа, делались и происходят и до сих пор.
Случайным пионером критики сионизма или первым диссидентом (вероотступником) оказался еврейский историк Иосиф бен-Маттафий (Флавий), написавший в римской эмиграции книгу с проримских позиций "Иудейская война". С точки зрения историков книга эта не представляет особой ценности: автор, забывая о простой логике жизни, что солдат на войне нужно поить водой (да ещё и лошадей), кормить, размещать на ночлег, иметь запасы еды и фуража, описывал "грандиозные сражения" возле деревень с единственным колодцем и сотней дворов, в которых участвовали в боях десятки тысяч воинов, в то время как в Иудее тогда не было столько населения (вместе с женщинами и детьми), сколько собирал Иосиф Флавий под своё "историческое" перо воинов-иудеев, боровшихся за независимость. Но то, что еврей Флавий, бывший сыном раввина, стал, живя в Риме, атеистом, это любопытная деталь: ещё не было в Европе никакого христианства, а в Риме распинали на крестовинах каких-то странных людей, прибывших из Иудеи.
Вторым критиком основ иудаизма стал через 100 лет после Флавия-историка еврей из танаев Элиша Бен Абуйи. Третий появился только через 7 веков, в 9-м нашей эры (но всё-таки появился!) - Хиви Габалки. Он сказал: "Народ, придерживающийся Торы, нищ и ничтожен". И написал книгу, в которой привёл 200 возражений против учения о божественном происхождении "Ветхого Завета".
В 17-м веке выдающийся вольнодумец еврей Уриэль Акоста осудил Талмуд. "Талмуд - плод фантазии смертных", открыто заявил он и принялся писать осенью 1615 года "Тезисы против традиции", в которых доказывал человеконенавистническую сущность поучений Мишны (устного расширенного толкования законоположений Талмуда). Сионисты-фанатики средневековья сразу же поняли "Тезисы" - это пороховая бочка под их учение, и Акоста был предан анафеме (проклятию), а его произведения огню.
Следующим бунтовщиком-евреем оказался философ, живший в Нидерландах в 1632-77 годах, Барух Спиноза, которого за его критику Талмуда сионисты разорили, доведя до нищеты и голода, а затем и голодной смерти.
Подумав о том, что это всё бунтари-одиночки, Автор вспомнил о целой группе несогласных евреев. Ленин в разговоре с Автором так и не выслушал официальной резолюции протеста собрания одной еврейской общины в США (увлеклись спором, а потом он обиделся и ушёл). Автор достал из стола тетрадь с выписками, отыскал текст, который свидетельствовал о массовом пробуждении евреев от наркотически сладкой идеологии "мы - самые-самые", и подумал: "Да, пробуждение уже не за горами". Глаза побежали по строчкам:
"Антисемитизм возник, - утверждали евреи в резолюции протеста против апологетики сионизма, - в то время, когда вождь нашего народа, Моисей, внушил, что наш народ избран Богом, и заключил с ним союз... взамен за исполнение своих заповедей, обещая господство над миром... Это был первый удар в остальное человечество, и мы, евреи, этим самым поставили себя вне его. С той поры в результате предубеждений к другим народам мы не могли наладить человеческих, дружественных связей с ними. Мы добровольно стали чужаками в семье других народов, полагая, что стоим над ними..."


Итак, подведём итог. Если расширить мысль резолюции американских евреев об исторической роли их вождя Моисея, то роль древних фарисеев, создавших образ этого вождя, окажется куда более ужасной, нежели возникновение мирового антисемитизма. Фарисеи привили евреям веру в Моисея, якобы подарившего им законы, по которым они обязаны жить (иначе их постигнет страшная кара Господня) и до сих пор живут, соблюдая его предписания. Но в таком случае община, писавшая резолюцию, должна была включить в неё и тезис поважнее: Моисей был первым террористом на земле, так как приказал зарезать под Синайской горой сразу 2 тысячи человек, не успевших вступить в еврейство добровольно.
Попробуем представить жуткую картину, которая открылась Богу Яхве, равнодушно смотревшему с Синайской горы на происходившую резню. Жертвы внизу разбегаются, страшно кричат. Чтобы поймать каждого, повалить и зарезать, нужно было выделить тысяч 8 воинов, не меньше. Даже когда люди связывают и валят одну свинью, чтобы зарезать, то леденеет душа от того, как животное пытается вырваться и орёт. А у подножия горы метались в схватке 10 тысяч человек и стоял крик до неба. Но Яхве не проявил милосердия, никого не помиловал, не остановил этого злодейства (а ведь как Бог мог это сделать одним взмахом руки: среди кричащих о помощи были и женщины, и старики, и подростки). Стало быть, по мысли фарисеев-сочинителей Бог был на стороне Моисея-террориста? Неслыханная жестокость и море крови - обыкновенное для евреев дело. Хотя, если его сравнить с мощным современным мясокомбинатом, который забивает в день до 500 животных, то выпускать столько крови за один раз не решались даже самые лютые враги Иудеи. К тому же, вероятно, под Синайской горой были жертвы и среди террористов - без сопротивления не уступают жизнь даже зайцы. Да и хоронить пришлось не 2 тысячи трупов (были же и защитники из родственников), а более. Где же было достать сразу хотя бы 6 тысяч лопат? Какое безымянное кладбище поглотила История! Но сочинителей не смутила "божественная казнь". "Свои", не моргнув глазом ("Не убий!"), убили вчерашних друзей по несчастью и братьев по крови!
Да как же было после этого уважать вошедшие в Талмуд "Моисеевы Законы"? И вообще, разве можно считать законами и Божиими Заветами то, что, как мы знаем теперь, было записано от имени Яхве мошенниками и вошло как фундамент в "Протоколы собраний" других мошенников? Выше не раз уже приводились примеры молитв, заветов "где ступила твоя нога, это твоё", "да будут прокляты все не евреи" и прочего беззакония. Однако все эти "святые" книги не отменены у евреев и сегодня. Следовательно, сионизм не перестал быть реакционным. Нет никакой логики тогда и в поведении рядовых евреев, которые продолжают считать своим вождём мифического террориста Моисея. Ведь его "законы" обязывают потомков еврейства быть похожими на него. А исполнение таких "заветов" (свергать в чужих странах правительства, захватывать чужие земли, власть, загонять не евреев к себе в рабство) это и есть терроризм. Об уважении Прав Человека тут и речи нет. Напротив, сионисты мечтают о том, когда появится Мессия и начнёт вершить суд над миллионами "гоев". Какие могилы-траншеи они готовы выкопать, чтобы избавиться навсегда от остального Человечества (кроме рабов, необходимых для тяжёлого труда)!
Иначе говоря, можно смело утверждать, что сионизм и терроризм - звенья одной цепи: сионизм - теория на "право" насилия, терроризм - осуществление насилия для устрашения и покорности не евреев. Однако сопротивление сионизму в сознании самих евреев как к несправедливому учению было очень незначительным и слабым, а извне, из нееврейской среды, из-за отсутствия переводов сочинений фарисеев не организовывалось в мировом масштабе (как, например, против фашизма в 1941-45 годах). Сопротивление сионизму практически осуществил лишь внутри Германии Адольф Гитлер. Но методами в тысячу раз страшнее Моисеевых. Без предъявления конкретных обвинений, справедливых судов и учёта мнения общественности были устроены концлагеря, крематории и газовые камеры для массового уничтожения евреев. Палачество и жестокость германских фашистов отшатывали человечество от фашизма, но не от сионизма. Народы увидели в евреях жертву, которой стали сочувствовать, позабыв о сионистской сущности их вождей, которая ничем не отличалась от фашизма. После войны этим немедленно воспользовались новые каиафы. Демократическая общественность выдвинула в те годы на повестку дня Декларацию о правах человека. Фашизм навсегда был осуждён в ООН, а забытый прародитель фашизма сионизм реабилитировали, хотя его постулаты ни на йоту не изменились. В результате сионисты окончательно убедили евреев в том, что они должны править народами, и продолжают добиваться практического контроля над экономикой ряда развитых государств, а также над мировой банковской системой. К настоящему времени это означает только одно: противостояние воле народов в их стремлении к объединению в сообщество землян. Либо мы, "евреи", либо вы, остальное Человечество: кто, кого? Вот как, вместо отказа от сионизма и всего связанного с ним, поставлен теперь вопрос. Но тогда сам собою возникает и "еврейский" вопрос: имеют ли моральное право люди, продолжающие полагать себя "другими", лучшими на земле, обижаться на общую юдофобию, называемую ими "антисемитизмом"? Если бесстыдство ещё не признано (как сионизм) нормой человеческого поведения, то суды всех стран не должны принимать жалобы на "антисемитизм" вообще. Такова логика жизни, если говорить мягко. А если рассуждать жёстко, то позиция беззаботных граждан, не задумывающихся о последствиях организованной идеологической преступности, сходна с поведением пассажиров самолёта, которым заявлено в воздухе: "Расслабьтесь, господа! От вас ничего уже не зависит, но вы находитесь в опытных руках сионизма и всё будет хорошо".
Все довольны, беспечны, потому что всегда заняты личными радужными планами и надеждами, и игра в жизнь как в приятную бессмысленность продолжается. Однако настоящая жизнь, с её закулисными жестокими реалиями, совершается по другим планам, не имеющим ничего общего с нашими.
У Автора нет сомнений в том, что и Ленин, и Сталин, готовившие себя к власти до 40-летнего возраста (каждый по-своему, разумеется), тоже читали "Протоколы" и книгу Никколо Макиавелли "Государь", и философию Шопенгауэра о власти. Они усвоили из этих писаний многое: и про "толпу", анархию, партийные раздоры, технологию удерживания власти и психологию властителей, а потому и крепко, с диктаторской и тиранической жестокостью удерживали власть над несчастным народом, доверившим им свою жизнь и судьбу. Сталин овладел к тому же и начальными способами гипноза. Вот почему оба они так стремились к достижению единства в партии и соблюдению партийной дисциплины, к централизации власти и государственной собственности, взятыми напрокат у сионистов, которые умели закабалять свой и чужие народы не только деньгами, но и мистикой. Кстати, сталинское Политбюро - это тот же раввинат, та же фарисейская каббала, о которой ничего не знали рядовые члены партии и даже большинство членов ЦК.

Очевидец - не тот, кто ВИДЕЛ,
а тот, кто ПОНЯЛ
Рыба утку спросила: "Вернётся ль вода,
Что вчера утекла? Если - да, то - когда?"
Утка ей отвечала: "Когда нас поджарят -
Разрешит все вопросы сковорода!"
Омар Хайям
1

Как автор эпопеи "Трагические встречи в море человеческом" я уже говорил выше о том, что моей целью является показ исторических лиц, стремившихся к власти, а затем бессердечно властвовавших над порабощёнными народами России. Но кроме этого я поставил задачу художественно изобразить жизнь 4-х поколений рядовых граждан России ХХ века. Поэтому в "море человеческом" живут герои так называемого сквозного действия: Батюк, Белосветов, Сычёв, Карл Розенфельд, германский шпион под именем Яна Милдзыня, затем появляются отец и сын Русановы со своими судьбами. Их жизнь в государстве-тюрьме показана особенно подробно. Ведь трагичность столкновений судеб и характеров в море человеческом и есть та тема, которую я наметил себе для художественного разрешения. Мне удалось осуществить и давнюю мечту - подарить украинскому читателю образы героев: Батюка отца и Батюка сына, которые могли бы встать в один ряд с Тарасом Бульбой и его старшим сыном - так велики по мужеству их подвиги. К моему удовольствию, выдумывать эти подвиги не понадобилось, они подлинны. Память об одном из них увековечена в скульптурном монументе. На холме перед въездом в город Братиславу установлена громадная фигура советского партизана с лицом сына Украины Ивана Кононовича Балюты. Его вылепил по фотографии словацкий скульптор, который решил хоть таким способом сохранить для истории правду об этом человеке, геройская звезда которого досталась майору-мародёру из НКВД, а подлинный герой был оболган и арестован. Ложь была даже закреплена в книге о партизанах Словакии, а "шило" вылезло из тёмного мешка истории только спустя 2 десятилетия.
Сталинские рвы с костями героев, засыпанных ложью и песком, хранят молчание ещё во многих местах. Вот почему пришлось не только мне, но и другим авторам, награждать своих литературных героев псевдонимами-символами, чтобы отблагодарить народы, породившие своих батюков - от украинского слова "Батькивщина", белосветовых, судьбы которых, выброшенные революциями из России, пошли мотать по свету горькие дороги и сроки, русановых, шедших в рабство из-за чувства патриотизма, взращённого на обмане.
Желая показать дыхание минувшего столетия, ушедшего от нас в песок, отбрасывая враньё убогих советских историй и энциклопедий, в которых нет ничего человеческого о людях, кроме их партийной принадлежности или основного занятия (там нет, например, национальности великого художника России Айвазовского, имён его жён, детей; кем они были), я вынужден был до всего доискиваться, словно археолог. Затем превращаться в художника-антрополога, если недоставало портрета или какой-либо "кости" в виде уничтоженного документа о человеке или воспоминаний о его личности тех, кто с ним общался. Ну, а чтобы восстановить картину жизни целой эпохи, необходимо исследовать очень много "костей", после чего домыслить логику поступков исторических лиц.
20-й век, как и любой иной, был и суровым, и интересным - лёгкой и прекрасной жизни вообще не бывает. 73 последних года этого века я прожил в нём как очевидец. Поэтому никак не могу согласиться с утверждениями советских философов о том, что "историю творит народ, а не отдельные личности". Историю народов всегда изменяли Чингисханы, Тамерланы, Наполеоны, Ленины, Сталины, Мао Цзэ-дуны и "их величества" Случаи. Если бы не погиб от шальной пули наполеоновский гонец-кавалерист с приказом Бонапарта своему генералу, оставленному под Ватерлоо в лесной засаде для нанесения в нужный момент неожиданного удара с фланга по наступающему противнику, французский император Наполеон выиграл бы сражение при Ватерлоо, решающее его судьбу, и это изменило бы надолго и судьбы Англии и Франции.
Если бы глава правительства России Александр Керенский не сделал совершенно случайного назначения в ночь на 28 августа 1917 года генерала Бонч-Бруевича на должность командующего Северным фронтом - посоветовал подвернувшийся под руку Борис Савинков - то в России не было бы Октябрьского переворота и прихода к власти Ленина со всеми вытекающими потом последствиями для судьбы народов России. Через 10 дней Керенский уволил Бонч-Бруевича с поста командующего Северным фронтом. Но своё дело генерал сделал в том августе за одну ночь - этого было достаточно, чтобы повернуть все эшелоны с казаками генерала Крымова, едущими на Петроград, в обратную сторону. И судьба у нас у всех (а я тогда ещё и не родился) круто изменилась.
Не посоветуй Бурбулис Ельцину в Беловежской пуще летом 1991 года способ выхода из-под власти Михаила Горбачёва отделением России от Советского Союза, не было бы выхода из СССР и Украины, Белоруссии, а затем и остальных республик. Хитрый демагог Горбачёв не смог отдать Ельцина, Кравчука и Шушкевича под суд, струсил, и 250 миллионов людей были ввергнуты в экономический хаос и нищету. Правда, развалилась подлая империя зла и насилия хотя и противоправным способом, но всё же бескровным. Однако взамен народы получили ещё более подлые 15 режимов, из которых мы все так и не выбрались на светлые просторы настоящей демократии, она везде осталась лишь на бумаге.
Примеров воздействия на судьбы народов роковых случайностей и отдельных лиц предостаточно в истории Человечества. Но примеров, когда жизнь народа судьбоносно изменяла бы взбунтовавшаяся толпа - крайне мало. Тем не менее всё это поддаётся логическому осмыслению, позволяющему сделать вывод... В животном мире за миллионы лет установился естественный рациональный порядок: не козлы следуют за своим стадом, а стадо идёт за козлом. Так устроено и человеческое общество. Историю делают цари, полководцы и вожди, но не народ, как внушали нам марксисты. Народ - лишь орудие, которым вожди вспахивают исторические поля. А где пахать, когда и что сеять - решают одиночки.
А как быть с фактами мистической статистики? Их тоже не мало. Приведу лишь один пример...
Наполеон родился в 1760 году, Гитлер - в 1889-м, разница между датами - 129 лет. Наполеон пришёл к власти в 1804 году, Гитлер - в 1933-м, разница - 129. Наполеон вошёл в Вену в 1809 году, Гитлер - в 1938-м, разница - 129. Наполеон пошёл на Россию войной в 1812 году, Гитлер - в 1941-м, разница - 129. Оба пришли к власти в возрасте 44-х лет, оба напали на Россию в возрасте 52-х лет, оба проиграли войну с Россией в возрасте 56 лет.
В том же, мистическом, смысле любопытна и статистика биографических фактов у президентов США Авраама Линкольна и Джона Кеннеди. Линкольн и Кеннеди были избраны в президенты с разницей в 100 лет: первый в 1860 году, второй в 1960-м. Оба были убиты в пятницу в присутствии жён. У Линкольна секретарём был человек по фамилии Кеннеди и отговаривал президента в вечер убийства ехать в театр, у Кеннеди секретарём был человек по фамилии Линкольн и отговаривал Кеннеди ехать в Техас. Преемниками обоих президентов стали люди по фамилии Джонсон, разница в годах рождения которых составляла 100 лет: первый родился в 1808 году, второй - в 1908 году. Оба они до избрания в президенты были секретарями и принадлежали к партии демократов. Разница в годах рождения убийц президентов Линкольна и Кеннеди также составляла 100 лет: Гиллод родился в 1829 году, Освальд - в 1929-м. Оба убийцы были убиты до суда.
Примеров загадочных совпадений в судьбах людей история Человечества знает множество. Есть и пример полной неизвестности того, какая грешница родила на свет такое безжалостное чудовище, как президент СССР Михаил Горбачёв "Меченый". Ставропольские муж и жена Горбачёвы не являются настоящими его родителями. Тогда кто же настоящие? Сам "Меченый" отмалчивался на этот вопрос. Всё это заставляет нас задуматься, но... ничего нам не объясняет, так как статистика не предсказывает, а лишь констатирует. Однако древние знали не только тайну геометрии пирамид, в результате которой внутри строения происходили чудеса сохранности мумий и усиления лекарственных свойств сушёных трав, но и умели понимать магию чисел. К сожалению, они нам не оставили подробностей своих знаний по этим разделам "науки" (мистики?). А почему бы и нет? Разве не завораживает наше воображение так называемый "магический квадрат" чисел? А ведь - наука, математика. Но и с числами осталось много загадочного...
Знаменитый русский мистик (шамбаллист) Пётр Демьянович Успенский дал в 1913 году такое определение мистике: "Мистика - это род познания, претендующего на то, что оно даёт бо`льшие результаты в сравнении с обычными, немистическими, видами познания". В 1912 году он издал свою книгу "Символы Таро", в которой рассуждал о магии, как о науке, относящейся к "герметическим" наукам. В следующей своей книге "Внутренний круг" он изложил основы учения о сверхвозможностях человека, позволяющих развить в себе "сверхчеловека". Это проповедь жуткой морали шамбаллизма: "толкни падающего". А его книга "Разговоры с Дьяволом" - апофеоз шамбаллизму.
К счастью, человечеству известен и светлый мистик, иудей Рудольф Штейнер. Этот учёный доктор, живший в Швейцарии, сделал ряд открытий в биологии, медицине, педагогике. Основал общество, которое было уверено, что в душе каждого человека есть целая вселенная, и поэтому эта душа способна совершать, казалось бы, немыслимые чудеса. Штейнер создал мистическую доктрину-учение об антропософии (человеческой мудрости), разработал несколько "утопических идей": о преодолении бездушно-механического хозяйствования на Земле, которое её разоряет; о новых функциях государств. Так, например, в сфере Свободы - государство должно защищать своих граждан от взаимного порабощения. В сфере Равенства - государству необходимо Независимое правосудие. В сфере Братства - государство обязано основать экономику, которая строилась бы на свободном кооперировании (то есть на объединении усилий всех).
Штейнер мечтал создать для Человечества нечто Белое, способное противостоять Чёрному Злу. Однако Штейнера опередили представители Зла, они сожгли в 1924 году его лабораторию в городе Дорнахе (Швейцария). В огне погибли все архивы учёного, и он умер через год после этого от тяжёлого расстройства. Поджигателями были начинающие националисты из окружения молодчиков Шикльгрубера, будущего Гитлера.
Русский гениальный поэт Андрей Белый (Борис Бугаев), познакомившись с доктором Штейнером в годы своей эмиграции, считал его своим главным Учителем в жизни. А Сталин, ссылавшийся во всём на своего учителя Ленина, сделал из него не символ, а чучело наподобие журавля в зоологическом магазине, и поместил его в чёрном мавзолее рядом с храмами православия, зная, что Ленин их уничтожал вместе со священниками, для которых он был символом Антихриста. При коммунисте Брежневе, страдавшем моченедержанием и алкоголизмом, под гробом Ленина сделали сортир, чтобы можно было мочиться во время парадов, а над чучелом Ленина -"закрытый" от народа буфет, где здравствующие вожди выпивали и закусывали. А неокоммунисты до сих пор не хотят убирать эти дорогостоящие "символы" от храмов подальше. В этом идиотизме тоже заключён глубокий символический смысл: сатанисты всегда будут противиться всему христианскому.
Крупным мистиком шамбаллистом с мировым именем и книгой "Всё и вся" был и армянин Гюрджиев, который, живя в Тифлисе в 1902 году, обучал гипнозу и другим премудростям Чёрной магии будущего "вождя советских народов" Сталина, в тот год исключённого из семинарии Иосифа Джугашвили. Это обучение оставило тяжёлый след в судьбе советских народов: не будь на пути Сосо Джугашвили взрослого Гюрджиева, повидавшего Афганистан, Пакистан, Петербург, Тибет и учителей Шамбаллы, Сосо не превратился бы в зловещего и, тоже всемирно известного, тирана Сталина. Чем не мистический случай?.. В романе "Тиран Сталин" об этом сказано подробнее.
Итак, не впадая в какую-либо мистическую ошибку, из всего перечисленного можно сделать общий вывод: "Мы - ещё мало знаем: надо учиться..." Пытаясь разобраться в том, что произошло в 20-м веке с моим народом, я многому научился, анализируя факты прошлого и настоящего. Всё, что мною написано, можно идейно обозначить как изучение жизни "В море человеческом..." А в эпиграф вынести следующую мою мысль:
"Как миллионы капель дождя не могут повлиять на урожай года без света солнца, так и миллионы человеческих жизней не способны существенно изменить процесс развития общества без выдающихся людей и научных открытий. Но зато, как в капле воды отражается химический состав моря, так жестокость 20-го века проступает в судьбах его поколений". А испорчена была жизнь 5-ти поколениям, если включить в это число и мою внучку, родившуюся в 1986 году. Её полуголодное безрадостное детство, оставшееся в 20-м веке, не стимулирует любви к отечеству.
На моей могильной табличке мне бы хотелось, чтобы люди прочли: "Всю жизнь он отстаивал человеческое достоинство и писал книги, направленные против рабства, правительственной лжи и фарисейского цинизма". А пока приходится защищать своё гражданское право на возможность излагать в печати собственную точку зрения на жизнь, лидеров общества, портивших эту жизнь, и на общественные процессы, которые я всегда старался и стараюсь изучить и понять. Потому что открытия ложатся, как гениально заметил Блез Паскаль, на подготовленный ум. К тому же трагические встречи, которыми переполнена жизнь любого человека, учат успешнее понимать то, что происходит вокруг, и воспринимать это философски. Ведь первая и последняя трагическая встреча у всех одинаковы: испуг и крик при появлении на свет, а в конце жизненного пути пугающая встреча с вечной темнотой. Между ними - вся остальная драма, имя которой судьба. И оттого, что её никто заранее не знает, дорога вперёд не перестаёт быть заманчивой.
Тем не менее, когда я смотрю на звёздное небо, на Млечный путь, уходящий в ночную черноту необъятной неизвестности, меня охватывает чувство недоумевающей пылинки: "Как это может быть? Нет ни начала, ни конца, ни дна, ни вершины? Ведь у всего сущего на свете есть Начало и есть Конец, всё на чём-то держится... У всего есть масса, вес, температура, объём, расстояние друг от друга. А там, над головою - небосвод, в котором умещается бесконечное число планет. Как охватить это всё умом, казалось бы, тоже необъятным?.. Мы понимаем природу электрического тока, несущую огромную энергию по тонким проводам. Понимаем радиоволну, приносящую живой голос певицы или диктора с другого конца нашей Земли. Научились передавать цветное изображение далёких событий. Но приостанавливаемся перед пониманием загипнотизированного в стальную палку человека, на котором подпрыгивает гипнотизёр, не оказывая никакого вреда затвердевшему вдруг телу. Изумляемся, когда человек наносит взглядом ожог на спине другого с расстояния 10 метров от него. Не верим глазам своим, когда филиппинский шаман делает полостную операцию не скальпелем, а рукою, причём, бескровную. Не верим вроде бы и в мистику, как я уже говорил, но верим цифровым фактам, подтверждающим некоторые, казалось бы, мистические совпадения. И объясняем это тем, что нам... ещё мало известно о бесконечном, окружающем нас, мире. Но круг наших познаний тоже бесконечно расширяется, как и наш внутренний, непрерывно обогащающийся мир.
И всё же Бесконечность небосвода, мне кажется, представить себе невозможно - без "дна", без "начала" и без "конца". И ощущения себя пылинкою в сравнении со звёздным небом никому не избежать. Естественно, у читателей, к которым я обращаюсь, возникает вопрос: "К чему вы клоните?.."
Справедливый вопрос. Ради ответа на него и клоню... Я понимаю, пылинками казались внешне и Платон, и Аристотель, и Кант со своими гигантскими философиями, и те, кто изобрёл электричество, радио и телевизионные волны, и те, кто продолжает расширять круг наших познаний и наш внутренний мир. Да, каждая Личность внешне - пылинка. Но потому, что велики наши познания, мы - пылинки, способные расширяться до бесконечности, и можем гордиться этим и утешаться. Но! Как честный писатель я обязан обратить ваше внимание на то, что среди нас всегда существовали и будут существовать и впредь "пылинки", способные не к расширению круга познаний, а к расширению своей власти даже над такими людьми, как Архимеды, Аристотели, Сахаровы и Ньютоны, то есть, над Человечеством. А власть (государственная, военная, обладающая Силой и способностью подчинять себе всех), к сожалению, оказывается чаще в руках циничных политиков-агрессоров, плюющих на Права Человека и чужие государственные законы. Из-за их своеволия на Земле уже были спровоцированы две Мировые войны. В настоящее время учёные создали гибельное для нашей планеты термоядерное оружие, но доступ к ядерной кнопке "пылинкам-политикам" Человечество не сумело пока ограничить в достаточной мере. Сила денег, то есть, людей-банкиров, стоящая за спиною агрессивных пылинок-президентов, может оказаться важнее морали и гражданского права, и тогда Третья мировая война, к началу которой подводят всех нас властные нравы США, неизбежна, как и её последствия. Стало быть, самый главный из "вечных" вопросов "Что делать?", чтобы этого не произошло, уже стоит на повестке дня Человечества. И бурят Итигилов понял эту задачу ещё в 1927 году. Но, зная, что ему не дожить до 2032 года, в котором он сможет определить по звёздам что-то очень важное для землян, он решил усыпить свою плоть до этого времени. Возможно, Итигилову суждено стать новым Спасителем Человечества!
Я верю, что Человечество объединёнными усилиями сумеет создать сверхмощный компьютер, который превзойдёт возможности разума и позволит решать не только вопрос "Что делать?" сегодня, чтобы преградить агрессору путь к ядерной кнопке, но и как блокировать появление у власти злобных или неумных пылинок. Надеюсь, что пылинками с правом решающего голоса в судьбе Человечества будут новые Платоны, Аристотели и Канты, а не те, кто сводит в недоумении глаза к переносью, полагая, что это и есть предел кругозора.
Надеюсь, что "Трагические встречи в море человеческом" будут оживлены на киноплёнках и помогут любознательным пылинкам 21 века ответить на свои "вечные" вопросы. Если это произойдёт, то дорога, которую я себе выбрал в прошлом столетии, была не бессмысленной. Ведь и незабвенный Омар Хайям 9 столетий назад пришёл к выводу, доброму и умному, как напутствие:

Пока в дорогу странствий не сберёшься, - не выйдет ничего.
Пока слезами мук не обольёшься, - не выйдет ничего.
О чём скорбишь? Покамест, как влюблённый,
Ты от себя не отречёшься, - не выйдет ничего.

А собираясь в путь, лучше всего захватить с собою книгу. Книги, как и умные люди, самое лучшее и драгоценное, чем награждает нас жизнь. Ведь если бы в своё время слепой Гомер не поднял над собою свечу великого поэта, за ним не подняли бы философские светильники морали Платон, Аристотель, Кант, не осветили бы историки темноту веков исторической памятью, не светили бы своей мудростью Шекспир, Пушкин и все остальные малые "пылинки" Человечества, то сегодня не было бы нам видно так далеко вперёд. Омар Хайям тысячу раз прав, заявив:

Конечно, цель всего творенья - мы.
Источник знанья и прозренья - мы.
Круг мироздания - подобен перстню.
Алмаз в том перстне, без сомненья - мы.

Мне остаётся лишь пожелать исправить призыв Маркса и Энгельса "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" на "Культурные люди всех стран, объединяйтесь!" И удачи в пути всем беспокойным. Да осилят дорогу идущие в 21-й век с мыслью делать добро. Я солидарен с поэтом Андреем Вознесенским, что "без согласья смысла жизни нет", и убеждён, что общими усилиями человечества будут созданы талантливые программы, позволяющие "делать" новые гены долгожительства (а не клонировать новых, да ещё быть может, бездушных людей, усугубляя и без того нелёгкую проблему по регулированию рождаемости в перенаселённом земном мире), гены доброжелательности, красоты. Наука найдет способы предупреждать заболевания, побеждать болезни. Мы научимся добывать дешевую энергию из новых источников, разумно строить. Сделаем всех людей здоровыми, красивыми и счастливыми. Объединив гениальные машины в "совет Богов", люди получат несметное количество открытий, которые позволят Человечеству считать себя Божественным. Если уже сегодня достижения Человека на земле, на воде и под водою, в воздухе и в космосе, отснятые на видеоплёнку и оживляющие нашу историческую память, поражают воображение, то какими же прекрасными будут выглядеть результаты генной и компьютерной инженерии 21 века! Завидую... Но и опасаюсь. Если начнут побеждать разобщённость и обособление наций, а спецслужбы этих наций превратят неконтролируемую связь Интернет в сплошную дезинформацию, то Человечество в конце концов погубит себя и свою планету в чудовищной термоядерной войне. Помни об этом, читатель! Выбор нужно делать умом, а не пристрастиями.

Конец
Декабрь 2003 года
г. Днепропетровск
----------------------
Ссылки:
1. эдил - лицо, ведающее надзором за строительством и раздачей хлеба гражданам Назад

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"