Сотников Игорь Анатольевич: другие произведения.

Деконструктор. Гл.6.5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:

  Бутлегеры.
  Все судьбоносные дни, дабы вы не слишком переживали или же не старались тратить время за зря, пытаясь, затаившись, избежать этой судьбоносности, начинаются, как самые простые и ничем не примечательные дни. Где вы, как обычно, очухиваетесь после самой обычно проведённой ночи, само собой, в незнакомой квартире, типа притона и, продрав глаза, с удовольствием замечаете, что вы до сих пор в штанах, в рубашке и даже в шляпе на голове. А это значит одно, что вы с вечера заблаговременно позаботились о себе и не раздевались, для того чтобы утром не тратить драгоценное время на все эти одевания. Но и это ещё не всё и вы, дабы не расслаблять себя мягкими матрасами и всегда быть в тонусе, прилегли, а возможно (не зря бока болят), просто грохнулись с кровати на пол.
  После чего вы или тот, кто всё это вспоминал - "Хитрый лис" Файзер (так его до известных только ему событий звали), вначале вытягивает в сторону левую руку (он был левша) и ожидаемо, нащупывает в своей руке, зажатый ею же револьвер. "Это уже радует", - радуется Файзер, понимая, что, пожалуй, пока он себя не помнил в пьяной отключке, никто не посмел бы покуситься на него, когда в его руках находился револьвер (да и его лежащее положение - с прикрытой задницей, головой к потолку, говорит о том, что он лежал, не как фуфло, а как хозяин положения). Далее наступает очередь правой руки, и она тоже не подводит Файзера, обнаружив в себе бутылку виски, которая в один локтевой сгиб руки, тут же подводится к жаждущему рту Файзера, и он, даже не приподымаясь, начинает, обливаясь, вливать в себя виски.
  Ну а такие красноречивые звуки, не могут не быть услышанными теми, кто и сам не прочь с утра приложиться к бутылке. А их в таких местах, где раз за разом оказывался "Хитрый лис" Файзер, была полная кровать, которая не только стояла рядом с проходом, в котором поместил себя Файзер, но возвышалась над ним. И как только Файзер, после первого глотательного вливания, сделал небольшую передышку, как на кровати зашевелись и буквально через мгновение, с неё выглянуло, пока ещё миленькое личико, крашеной блондинки, с классической для тех лет, причёской на голове.
  - Лиска, а мне. - Надув губки, пролепетала блондинка, заставив Файзер с недоумением посмотреть на неё и, не обнаружив у себя в памяти этого лица, приняться соображать, а кто это такая и почему она зовёт его, каким-то и не пойми, что за именем. Но Файзеру уже неплохо и он может полежать и подумать хоть о чём, когда, как милой блондинке не терпится сделать глоток и она вынуждена быть более сообразительной, нежели Файзер. Так что она не разлёживается, а поняв причину заминки Файзера, быстренько сползает с кровати к нему на пол, где забравшись на него, а затем, склонившись над его головой, глядя ему в глаза, говорит:
  - А вчера клялся, что никогда меня не забудешь. - Блондинка прищурившись, пытается смутить Файзера. Но разве Файзера чем-то можно смутить и растревожить, и он вновь приближает к своему рту бутылку и делает внушительный глоток, заставляя блондинку вместе с собой проглатывать слюни. Правда, Файзер не любит пить в одиночку, да и курить охота, и он, так уж и быть, протягивает бутылку блондинке, которая тут же проявила свою подлую женскую сущность и, добившись своего - бутылки, вместе с ней упархивает обратно на кровать.
  Но Файзер не посылает ей вдогонку пулю, а посчитав, что ему пока хватит, и его ещё ждут дела, убирает револьвер в висящую на плече кобуру и, получив в своё распоряжение вторую свободную руку, оперевшись на руки, поднимается с пола. Ну а стоять, это вам не лежать, и здесь требуется определённая сноровка и умение держать равновесие, чтобы опять не лежать, но уже с разбитым лбом. А всё потому, что в стоячем положении, на вас действует множество направленных и пытающих сбить вас с толку сил, как например, сила ветра, который любит раздолье, а тут вы стоите и мешаете ему беспрепятственно ветриться. Что ему естественно, не может понравиться, и он старается вас пригнуть к земле, которая находясь в связке или сговоре с этим подлым ветром (а для чего он тогда юбки приподнимает у симпатичных и юных особ; подлец и любовала, одно двойное слово), старается притянуть к себе.
  Правда, в этой комнате, сейчас ветров не ощущается, но Файзера всё равно этим не сбить с толку, когда он чувствует, что его пошатывает. Что, скорей всего, является следствием действий внутренних ветров, которые, каким-то неведомым образом (наверное, когда он спал), проникли в него и пытаются изнутри расшатать его основы стояния. Но Файзер не первый день и даже год прикладывается к бутылке и знает, как обуздать это волнение и дрожь в ногах. И он, приблизившись к блондинке, вырывает из её рук бутылку, после чего делает ещё один глоток и уже окончательно возвращает той бутылку, затем передёрнувшись, выплёскивает из себя рык, с чем и отправляется в ванну помыться.
  Там же, намочив свою голову, он этим экспресс способом приводит себя в порядок и уже в полном порядке, предстаёт перед блондинкой, которая в свою очередь, наоборот, выглядит не очень в порядке и даже не только на лице, но и в одежде. Где всё так задралось до неприличия, что даже Файзер, до неприличия ответственный пуританец и то, чуть не соблазнился на то, чтобы, оставив на время все свои приличия в покое, предаться всему этому неприличию. Да и тем более сама блондинка напрашивалась. Её, как он сейчас вспомнил (воспоминание в руку), зовут Салли и как вроде бы, они уже последние полгода живут вместе и даже строят планы на будущее - где они заведут детей и будут пить по утрам не виски, а чай по-русски или с лимоном. Ну а Файзер, как, однозначно, джентльмен, разве мог позволить такому случиться, чтобы просьба девушки осталась без ответа. Конечно, не мог, и Файзер уже было начал расстегивать пуговицу на рубашке, как неожидаемый им, неожиданный, что логично, стук в дверь, заставляет его руку одёрнуться от пуговицы и схватиться за револьвер.
  После чего Файзер бросает резкий взгляд в сторону двери, в которую пока не вламываются и Файзер позволяет себе перевести свой напряжённый взгляд, на развалившуюся в привлекательной для всякого олуха позе, блондинку Салли.
  "Ах, ты, потаскуха. Хотела подловить меня на моё джентльменство и завлечь к себе в страстные объятия. И пока я, позабыв обо всём, увлечённо обнимаюсь с тобой, те за дверьми, а там скорей всего стоят гангстеры, подосланные моим конкурентом, видным бизнесменом Джозефом, выламывают дверь и врываются сюда в спальню. И что они видят, когда с автоматами наготове оказываются здесь. Одно неприличие и даже возможно, срам. Ах, ты, потаскуха. - Повторился Фрайзер и даже покраснел от всех этих, представившихся ему своих видов сзади без штанов, что заставляет его ещё крепче сжать револьвер и зубы.
  - А ведь они, скорей всего, не сразу накормят меня пулями, а захотят поиздеваться, накормив меня по горло стыдом. Возьмут и бесштанного выгонят на улицу, а там моросит дождь и холодный ветер. Где я, конечно, замёрзну и весь сожмусь, но и этого им будет мало, и они специально подгонят меня к грязной луже и пролетят мимо на машине, чтобы окатить этой грязью с головы до ног. После чего, я униженный, обязательно простужусь и умру. А что ещё можно ожидать от этих грязных типов, которые только и работают на этого, вечно прокручивающего свои грязные делишки Джозефа. Не иначе, в политики готовится. У, гад", - Файзер, решив отстреливаться до предпоследнего патрона (последний, решил оставить для этой Салли), заняв позицию у стены, потихоньку выдвинулся в сторону дверей, в которые вновь, но уже сильнее и продолжительнее постучали.
  "Что, не терпится подловить меня", - усмехнулся про себя Файзер, не спеша, двигаясь по направлению к двери и держа наготове в левой руке револьвер. И вот Файзер оказывается у двери, которую он, впрочем, не торопится открывать и, не прижимаясь ухом к ней, чуть отстранившись в сторону, прислушивается к тому, что там делается за ней. А там, как ему слышится, кто-то нетерпеливо елозит своими ногами по полу и вроде бы даже возмущается глухотой того, кто находится с той стороны двери, где сейчас стоит Файзер.
  - Ну, это наглость, заявлять подобного рода вещи. - Покачивает головой Файзер, который хоть и предполагал, что пришедшие, те ещё наглецы и бандиты, но всё же, когда ты слышишь такие обидные вещи практически в лицо, то это, конечно, заставляет возмущаться и нервничать. И если бы голос стоящего за дверью, не показался Файзеру знакомым, то он, пожалуй, не спрашивая "Кто там?", прямо сейчас, не открывая дверь, разрядил свой револьвер. Ну а раз голос знакомый, то так и быть, можно спросить.
  - Синий Фил, это ты? - боясь ошибиться, а ошибка может стоить выстрелами в ответ, тревожно спросил дверь Файзер.
  - А кто же ещё. - Стоящий за дверью, явно удивлён тому, что его спрашивают о том, кто он есть. А ведь он всегда таков и никогда вроде бы не менялся, что право странно.
  - Ну, смотри, не обманись. - Угрожающе проговорил Файзер, чем чуть не заставил Синего Фила, перестать стоять у двери. После чего Файзер для начала отводит спусковой крючок револьвера, а уж затем щеколду, на которой держалась вся эта закрытость двери. Вслед за этим, дверь резко раскрывается и не успевает Синий Фил, что либо сообразить, как приставленный к его горлу ствол револьвера, уже приподнял его на пальцы носочков ног. В свою очередь, Синий Фил пытается хотя бы вздохнуть и даже уравновесить себя взмахами рук, что ему, в общем-то, пока удаётся.
  - Ну, посмотрим, тот ли ты Синий Фил или всего лишь самозванец, который за него себя выдаёт. - До ушей Синего, а теперь и трудно сказать какого, когда Фил уже больше красный от напряжения, чем синий от его образа жизни, доносится грозный голос Файзера, чьё лицо, в виду неудобного головного положения Фила, ему пока трудно разглядеть. Так что нет ничего удивительного в том, что Фил, для того чтобы лучше разглядеть Файзера, пытается поворачивая свой нос, который своей массивностью загородил лицо Файзера, заглянуть за него, чтобы увидеть Файзера. Что интерпретируется Файзером, заметившего все эти носовые движения Фила, с неожиданной для него стороны.
  - Да ты ещё нос воротишь. - Охнул Файзер, отчего тут же захотелось охнуть и Филу, на чью ногу, которая и так находилась на носочках, нестерпимо больно наступил своими ковбойскими сапогами Файзер. И, пожалуй, Филу несдобровать и дальше, да вот только, как раз знание им, что у него есть и вторая нога, наступив на которую, ей будет не меньше больно, чем первой, мобилизует Фила, и он своим, прямо из души заявлением, определённо приводит Файзера в замешательство.
   - А какой смысл самозванцу, выдавать себя за Синего Фила? - истеричным голосом спрашивает Синий Фил Файзера, отчего тот на мгновение замирает на одном месте - ноге Фила и, не сводя своего взгляда с уже обливающегося потом Фила, принимается размышлять над этой заковыристой задачкой. Но вот проходит мгновение (для Файзера) или может вечность (для Фила), и Файзер озаряется улыбкой, с которой он слезает с ноги Фила и убирает свой револьвер обратно в кобуру.
  - А я с самого начала знал, что это ты. - По-дружески похлопав Синего Фила по пыльному плечу, Файзер от души радуется тому, что перед ним стоит именно Фил, а не какой-нибудь самозванец, которого, в общем-то, не сильно отличишь от, весь в пыли, Синего Фила, который, если честно, тот ещё самозванец и сволочь.
  Что же касается самого Синего Фила, то он хоть и рад, что всё так удачно для него разрешилось, всё же он не спешит конкретизировать незаконченность заявлений Файзера, который, как ему кажется, ещё в нём сомневается и поэтому вместо имени использует местоимение "ты". Да и к тому же Файзер не даёт Филу времени на раздумья и вновь став резким и злым, спрашивает его:
  - Ладно, нечего зря тратить время. Я, как понимаю, ты не просто так пришёл. Говори, чего хотел. - Что, судя по напряжённому виду Синего Фила, вызывает у него новый приступ недоумения, которое бы и прорвалось вскоре, да вот болтающийся под мышкой у Файзера револьвер, заставляет его включить благоразумие и выбирать выражения. И Синий Фил, вместо того, чтобы возмущённо, зычным и даже грубым голосом, заявить: "Да ты что, вообще оборзел, тупая, без памятливая скотина. Ты же сам, мудак, ещё вчера велел собрать во всеоружии ребят и заехать за тобой. А сейчас, стоишь и тупишь. Так что, не обижайся, а для конструктивности диалога, придётся тебе заехать кулаком в нос", - используя дискант, говорит:
  - Ты же сам велел. - На что Файзер, которому, конечно, польстило, что его веления имеют такую силу, не сразу нашёлся, что ответить, перебирая в голове, что он такого вчера хитроумного задумал, раз сегодня с утра, даже и не вспомнит. И Файзеру, наверное, пришлось бы ещё долго поломать свою голову, если бы не внезапное появление полураздетой Салли, не внесло свою интригу в этот разговор.
  И ладно бы, если Салли была всего лишь полунага и неряшливо раздета, но нет, она не может появиться и продемонстрировать себя молча, и ей обязательно нужно озвучить себя. Да ладно только себя, но нет, ей обязательно хочется указать на свою близость к Файзеру, что, конечно, логично и девушка мистера "Хитрого лиса" Файзера, всегда должна знать своё место рядом с ним - у него в ногах, но не такими же словами, какие использовала Салли, об этом говорить.
  - Лиска, я уже вся замёрзла от твоего отсутствия. - Уткнувшись носом в косяк двери, пролепетала, неустойчиво стоящая на ногах Салли, пуская сигаретный дым в щель между дверью и дверной коробкой. Что всё вместе взятое - её появление и слова, вызывает неоднозначную реакцию Синего Фила и Файзера. Где Филу, всё это видеть и слышать, любопытно и интересно (и он в плане согреть, даже готов заменить этого Файзера, если тот, конечно, его попросит), тогда как Файзер, так и не понимая, кто этот Лиска и почему она называет этим именем его, всё же чувствует неловкость, когда всё это видит и слышит Синий Фил.
  А ведь она, судя по её невменяемому виду, ещё не того может сказать и сделать, что заставляет Файзера быстро действовать и он, схватив Салли за её белокурые локоны, резко разворачивает её спиной к себе и пинком под зад, отсылает её куда-то туда, далеко вовнутрь квартиры. Откуда, спустя её полётное падение, доносится тот самый грохот, говорящий, что Салли удачно приземлилась мимо кровати на пол. После чего довольный собой Файзер, со зверским выражением лица, смотрит на внушённого своей крепостью ноги Синего Фила, который теперь точно знает, что он не какой-нибудь там подкаблучник и не тряпка, а мужик.
  - Ну что, ещё вопросы и сомнения во мне, есть? - в обращённых на Фила глазах Файзера, читается немой вопрос.
  - Да после этого, с тобой, хоть против Аль Капоне. - В восторженных глазах Синего Фила читается его готовность пойти за Файзером, хоть до самого Алькатраса, где давно уже сидит и кукует этот Аль Капоне.
  - Едем. - Кратко говорит Файзер и Синий Фил, которому не нужно два раза повторять, поворачивается в сторону лестницы и начинает свой ход. Ну а спуск по лестнице приводит их на переходную площадку, затем следует ещё несколько переходов, с переходных площадок на этажи, и так до тех пор, пока они не оказываются на улице, которая, что удивительно, не поглощена моросящим дождём (серые мысли, всегда моросят, а радостные - солнечны), а освещена со всех сторон солнцем. И хотя постоять, прищурив глаза, греясь на солнышке, то ещё с детства, удовольствие, всё же оно теперь недоступно занимающемуся специфическим бизнесом Файзеру, и он, с сожалением вздохнув, быстро юркает в подъехавший к подъезду "Паккард". После чего "Паккард" и ещё такой же, следующий за ним попятам автомобиль, срываются с места и уносятся в серую даль промышленных зон города, куда, не смотря на это солнце, так и не может пробиться, не то что солнечный свет, а даже лучик.
  Но всё это не волнует пассажиров этих "Паккардов", чьи мрачные лица, не только разрезаны морщинами, но и бритвами и ножами, а лбы испещрены продольными рытвинами от глубоких дум, в которые они вечно погружены, хмурясь и не довольствуясь этим серым миром. Да и вообще, они слишком заботливы на счёт себя и поэтому стараются меньше волноваться, ведь любое волнение сказывается на точности стрельбы, а это всегда даёт конкуренту больше шансов на свою ответную стрельбу. А уж то, что они её откроют в ответ, то об этом уж точно не нужно волноваться и переживать. А вот кто будет меньше всех волноваться, то тот, как и должно, всех и переживёт.
  - Кажется, здесь. - Неосмотрительно для себя, размыто произнёс адрес пункта назначения, водитель ведущего "Паккарда" - малыш Ден, остановив "Паккард" у больших ворот одного, скорее всего бывшего склада, больших размеров мрачного здания. И только молодость малыша Дена, спасла его шею от, всегда при себе, бритвы "Юркого" Джона, который находясь за спиной малыша Дена, придвинулся поближе к уху малыша Дена и, режа его слух, проговорил:
  - Запомни, малыш. В нашем деле, любая неточность или самое малое отклонение от верного пути и слова, смерти подобно. Так что, в следующий раз, чтобы ты не оказался перед фактом того, что тебе, кажется, перерезали горло, навсегда забудь об этом "кажется" и будь точней. - Юркий Джон сделал паузу и, посмотрев на малыша Дена в зеркало заднего вида, уточняющее спросил:
  - Ты всё понял?
  - У-гу. - Побледневший малыш Ден, только мотнул в ответ головой. Но на этом всё закончилось, так как промелькнувший со стороны набережной свет огней фар автомобиля, привлеча к себе общее внимание, сидящих в автомобилях людей, заставил их отбросить все свои дела и сигареты в окно, и приняться за внимательное ожидание.
  - Ну так что с этим Тони не так? - откинувшись на спинку пассажирского сидения, находящегося рядом с водительским, не сводя своего взгляда с приближающегося к ним грузовика, спросил сзади сидящего "Пулемётного" Стэнли мистер Файзер, которому небольшой раскачки хватило для того чтобы прийти в норму и снова стать не просто опасным гангстером, а главой и идейным вдохновителем одного из Нью-йоркских отделений корпорации убийц.
   - Самое сложное, начать. А как только расстреляешь первую партию конкурентов, то так сказать, втянешься и дальше дело, уже пойдёт легче, - в своё время заявлял мистер Файзер, на примере банды Марино, показывая новичкам, как нужно расстреливать конкурентов.
  - Скорей всего, он считает, что заслуживает большего при его значительном весе. - Придвинувшись к "Хитрому лису" Файзеру, проговорил "Пулемётный" Стэнли.
  - Вот как. - Ухмыльнулся Файзер. - Значит, Жирный Тони решил иметь своё независимое от разума мнение.
  - Он свой разум, наверное, впопыхах сожрал. - Хмыкнул в ответ "Пулемётный" Стэнли.
  - Что ж, мы живём в свободной стране и каждый, независимо от веса и запросов, имеет право жрать или не жрать, иметь или не иметь голову на плечах. Но никому не позволено ставить под сомнение наше право на доверие и спрос. - Жёстко сказал мистер Файзер, вытащив револьвер. После чего он крутанул барабан и, послушав какой приятный звук исходит от него, убирает его обратно в кобуру и, посчитав, что грузовик уже достаточно близко приблизился, говорит:
  - Я думаю, что мы заслуживаем право знать, чего нам ждать от Жирного Тони. О чём мы сейчас, у него и спросим. - Сказал Файзер, открывая дверь машины. Ну а вслед за Файзером выходят и остальные, приехавшие с ним пассажиры, кроме разве что водителей, чья скоростная реакция, всегда может понадобиться в самый неожиданный момент, которых при таком образе жизни, который вёл Файзер и его сотоварищи, всегда предостаточно.
  Что же касается следовавшего вдоль набережной грузовика, то сидящий за рулём, угрюмого вида водитель Сэм, ещё издалека заметил эти два подозрительных автомобиля. И он, даже не спрашивая задремавшего на пассажирском сидении Жирного Тони, давно бы развернул машину обратно, для того чтобы лишний раз не рисковать, да вот только ширина набережной, ограниченной складами и водной гладью залива, не позволяла ему сделать этот манёвр. Ну и Сэм, учитывая эту ограниченность манёвра, решает переложить всю ответственность на Жирного Тони и толкает его рукой в плечо.
  - Что, уже приехали? - ещё не проснувшись и, не продрав глаза, непонимающе смотрит на водителя и спрашивает его сквозь узкие щели глаз Жирный Тони.
  - Всё будет зависеть от них. - Кивнув в сторону "Паккардов", сказал угрюмый водитель, заставляя Жирного Тони перевести свой взгляд вперёд на дорогу, где и им замечаются стоящие в глубине домов тёмные автомобили. Тони же, придвинувшись вперёд к окну, пытается рассмотреть, как сами машины, так и что они могут в себе везти. И если вид машин, по большому счёту, мало о чём говорит, то насчёт того, что они могли в себе везти, то этим глупым вопросом могут задаться лишь люди сильно нервничающие, оказавшиеся в непредвиденных ими обстоятельствах; ведь кого они могли ещё везти, кроме людей. Что, по всей видимости, как раз больше всего и страшило, как водителя, так и Жирного Тони, которые, наверное, предпочли бы увидеть на месте людей коров.
  - Это, подстава. - Вцепившись руками в панель машины, потёк Жирный Тони, отчего в салоне стало нестерпимо тошно, от всех этих воньливых запахов страха, пота и пука, которыми сопроводил себя на кочке Жирный Тони. - Я, как чувствовал, что это случится. А всё этот козёл Чеппи. Где он и машина сопровождения? И какого ему, понадобилось...- Жирного Тони вдруг озаряет догадка и он, побледнев, замолкает, затем опускается на сиденье, где втянув свою голову в плечи, тихо проговаривает:
  - Это Чеппи, продал нас. - Но на угрюмого водителя все эти откровения совершенно не действуют, ему совершенно всё равно, кто его будет нашпиговывать пулями. А вот есть ли возможность избежать подобного расклада, ему даже очень будет интересно, с чем он и обращается к своему боссу Жирному Тони.
  - Ну, что будем делать? - спросил Жирного Тони угрюмый водитель Сэм, вдруг вспомнив, что можно дать заднюю скорость. Что, видимо, уловил и Жирный Тони. Но, видимо, время уже было упущено и расстояние между ними и "Паккардами", было уже не столь велико и Жирный Тони, даже не стал хвататься за лежащий рядом автомат, а махнув рукой, обречённо сказал, чтобы "водила" не тормозил, а ехал дальше. Далее следует полная страха и напряжения пятиминутка, в течение которой, грузовик медленно, но верно сокращает расстояние между собой и этими полными людей автомобилями.
  И вот когда расстояние между ними настолько сократилось, что даже уже можно стало посчитать количество сидящих в машине людей, там внутри машин решили облегчить свой подсчёт, и вышли из автомобилей.
  "Пять автоматов Томсона и три пары револьверов системы Наган", - мог бы вслух выдать свой подсчёт Жирный Тони, но он не стал выдавать вслух очевидное, а заметив в лицах вышедших людей знакомые бандитские рожи, несколько воспрял духом, что не обошло своим вниманием и лицо угрюмого водителя, который стал не столь угрюм.
  - Так это мистер Файзер с ребятами. - Когда отчётливость видимости преградивших путь людей, вошла в свои права, угрюмый водитель не сдержался и обрадовался вслух.
  - Вижу. - Ответил Жирный Тони не настолько довольно, насколько требовали обстоятельства. Что, в общем-то, не замечается угрюмым водителем, которому в первую очередь, необходимо следить за дорогой и реагировать на подаваемый рукой мистера Файзера знак, потребовавший остановиться.
  - А может, дадим газку и удивим мистера Файзера, проехавшись по нему? - видимо Жирный Тони всё же обрадовался появлению мистера Файзера, раз решил пошутить над мистером Файзером, который определённо должно оценит эту его шутку. Ну а то, что сама шутка носит специфический характер чёрного юмора, то ничего не поделаешь, раз таковы издержки их профессии.
  - Ну, ты Тони и шутник. - Смеётся в ответ угрюмый водитель, должно оценивший весёлость характера Жирного Тони, который в свою очередь, видимо, оскорбился на водителя, который не поддержал его, нажав на газ, и поэтому, правда, несколько более, чем следовало, зло посмотрел на водителя и мистера Файзера. Ну и стоило машине остановиться, а мистеру Файзеру самому открыть дверь со стороны пассажирского сидения, как Жирный Тони уже вовсю улыбается и искренне удивляется, чему обязан столь неожиданной встрече.
  В свою очередь и мистер Файзер очень рад видеть Жирного Тони, раз он резко, однозначно запанибратски, схватывает Жирного Тони за шиворот рубашки и в одно мгновение, вытаскивает его из салона машины, и сбрасывает на землю. И пока Жирный Тони, чьё соударение об землю, не прошло для него бесследно, пытается продохнуть от поднятой собою пыли, мистер Файзер вслед за ним спрыгивает, и что удивительно, промазывает мимо земли и своими ковбойскими сапогами делает жёсткую (правда, для Тони) посадку на самого Жирного Тони.
  Ну а Тони, не зря прозван Жирным Тони, и согласно этому или всё-таки причинно, его физические возможности несколько больше, чем у какого-нибудь сухостоя, каких полно в банде Файзера, так что мистер Файзер долго не задерживается на Жирном Тони и, с амортизировав от него, отпрыгивает в сторону. Что, не очень нравится немного вспыльчивому мистеру Файзеру и он, не смотря на своё дружеское отношение к Жирному Тони, используя свои, с острыми концами ковбойские сапоги, пару раз, хорошенько, до хрипа Жирного Тони, прикладывается к его бокам. После чего мистер Файзер, немного успокаивается, перехватив у "Пулемётного" Стенли, специально зажжённую для него сигарету, ну а Жирный Тони, наоборот, не очень успокаивается и, свернувшись в клубок, начинает постанывать.
  Конечно, мистер Файзер не может вот так, пуская сигаретный дым в воздух, быть безучастным к корчащемуся от боли Жирному Тони и он, отдав команду одному из своих подручных - порыться в багажнике его "Паккарда" и отыскать медный таз с цементом (у каждого ответственного за свою и чужую жизнь бутлегера, в багажнике автомобиля наравне с запаской, всегда должен присутствовать мешок цемента и медный таз), присаживается на корточки рядом с Жирным Тони и пытается его успокоить.
  - Что поделать, раз существующая природа жизни и отношений, в свою очередь, определяющая нашу жизнь, состоит из непрерывной череды причинностей и последовательностей. Ну и мы, как часть её, для того чтобы не выпасть из этой непрерывности жизни, для самого своего существования, просто обязаны следовать её установкам. И я, конечно, не могу не быть последовательным, когда меня к этому побуждает причинность моего существования. А оно требует от меня сегодня, быть дотошно вопросительным. - И хотя мистер Файзер действовал в благих намерениях, он всё же попытался объяснить Жирному Тони, на чём основывались все эти его поступки. Но Жирный Тони, будучи слишком самолюбивым типом, для которого собственное я, затмевает всё вокруг, не сумел должно оценить старания мистера Файзера и, продолжая стонать, пускал сопли.
  Правда, возможно неблагодарному поведению Жирного Тони, тоже есть объяснения и он, имея за спиной только опыт разборок и ни одного дня обучения в школе, всего вероятнее, просто ничего не понял из всего ему сказанного. Или может причиной всему, было как раз его знание мистера Файзера, который всегда предварял свои злодеяния подобными непонятными заумностями, для того чтобы приговорённый не долго мучился и, потеряв нить хода мысли, чтобы не ломать себе больше голову, пытаясь понять о чём вообще ведётся речь, решает сам разбить свою голову об что-нибудь или хотя бы об камень.
  Но мистеру Файзеру было без разницы или даже вообще неинтересно, какие уважительные причины были у Жирного Тони, который соизволил испытывать боль и его терпение. Отчего мистер Файзер наливается краской и своим резким криком: "А ну, заткнись!", - заставляет Жирного Тони замереть на месте. После чего мистер Файзер проявляет завидное удивление:
  - Слушай, я хоть и говорю с задницей, но я всё же не умею и не желаю разговаривать с задницами. - Глядя на зад Жирного Тони, проговорил мистер Файзер, к которому в тот же момент разворачивается Жирный Тони, чья физиономия после соприкосновения с землёй и обильного смазывания слюнями, приобрела чертовски смешной вид. Что, видимо и заставило мистера Файзера и его ребят с автоматами, предаться лёгкому веселью. Ну а веселье, такая штука, которая всегда благотворно влияет на смеющегося, и мистер Файзер немного смягчившись в себе, так, сквозь смех, спрашивает Жирного Тони.
  - Слушай Тони, а почему тебя зовут Жирным Тони? - На что удивлённый этим вопросом Жирный Тони, при всей очевидности ответа на этот вопрос, всё же встаёт в тупик и тратит немного времени на раздумье. И он, наверное, подумал бы и больше, да вот только мистер Файзер начинает хмуриться, а это значит только одно - нужно срочно отвечать.
  - Такова моя конституция тела. - Ответ Жирного Тони снова заряжает публику на веселье, где всем уж больно нравится это малознакомое для них слово "конституция", что даже странно, откуда сам Жирный Тони знает его (слышать, ещё не значит знать).
  - Слушай Тони. А если бы у меня была такая же конституция, то ты бы называл меня Жирным Файзером? - а вот этот вопрос мистера Файзера, заставил всех притихнуть, а Жирного Тони похолодеть. Но Жирному Тони, под пристальным взглядом мистера Файзера, не даётся много времени для его бледнения и холодения, ведь мистер Файзер, не смотря на объёмные телеса Жирного Тони, насквозь видит его, и поэтому конкретизирует требуемый ответ:
  - Мне нужен правдивый ответ. А иначе...Ну ты сам знаешь, все эти иначе.
  - Напрямую, нет, а за глаза, возможно. - Не сводя своего взгляда с мистера Файзера, еле выговорил слова Жирный Тони. И как видит Жирный Тони, лицо мистера Файзера на мгновение замирает в одной гримасе созерцания, за которой скорей всего, идёт работа мысли, которая созрев, в один момент выдаёт свой результат, и не успевает Жирный Тони моргнуть, как выхваченный мистером Файзером револьвер, уже воткнулся ему в горло. После чего в голове Жирного Тони всё поплыло, и он ничего не слыша, сквозь плену запотевших глаз, видит страшное лицо мистера Файзера, который прямо сейчас, готов разрядить ему в голову свой револьвер. Но этого почему-то не происходит и спустя мгновение, до Жирного Тони начинает доноситься, вначале смех мистера Файзера, а вслед за ним и всех остальных. Ну а вслед за этим, Жирный Тони чувствует, что револьвер убран и к нему снова возвращается слух, а на лицо глупая улыбка, с которой он, ничего не понимая, смотрит вокруг себя.
  - Что ж Тони, умеешь ты в самый последний для себя момент быть убедительным. - Поднявшись на ноги, проговорил мистер Файзер. - Да вот только, что меня смущает во всей этой истории, так эта твоя жизненная позиция - жить за глаза. - Сказанное мистером Файзером, вновь начало тревожить Жирного Тони. - А ведь в нашем совместном и весьма рискованном бизнесе, никак нельзя жить без доверия. О чём уже не соврут мёртвые братья Марино. Ну а раз доверие, так жизненно важно для всех нас, то будет логично сказать, что тот, кто его лишился, то тому больше не жить. - Уже в полной тишине закончил говорить мистер Файзер, обведя всех присутствующих холодным взглядом.
  - Но это ещё полдела, когда существует вторая половина, где кто-то своими действиями подрывает доверие к нашей продукции, а через это и к нам. - Мистер Файзер перевёл свой холодный взгляд на Жирного Тони, и впился в него своими бесцветными глазами. Что заставляет Жирного Тони окончательно потеряться в себе и только внимать.
  - Ну, что на это скажешь Жирный Тони? - спросил его мистер Файзер. Но разве до того сейчас дозваться и мистер Файзер, заметив этот бессмысленный взгляд Жирного Тони, не стал дожидаться ответа, а продолжил выносить приговор. - А я знаешь, даже и не поверил, когда мне сказали, что наш весельчак Жирный Тони, как оказывается, гнусно обманывает нас, разбавляя поставляемую нами продукцию. Да я, как никому другому, доверяю Тони, заявляю я во всеуслышание и даже уже хватаюсь за револьвер, чтобы пустить пулю в лоб этому зубоскалу. Но открытая бутылка виски из новой партии, за доставку которой отвечал наш Тони, всё расставляет по своим местам. А вы все знаете, что я как настоящий мужик, пью только чистый виски и сразу же за версту чувствую этих бесхребетников, которые пьют виски, разбавляя льдом. И как вы думаете, что выясняется, когда я пригубил налитый мне, до краёв наполненный стакан? - Задав вопрос, мистер Файзер внимательно обвёл своим взглядом стоящих вокруг гангстеров, уже догадавшихся на какую только низость готов этот Жирный Тони, ради наполнения своего брюха. Что должно понимается мистером Файзером и он полный мрачности и огорчения, возвращается к Жирному Тони.
  - Да-да, вы всё верно поняли. Виски, был разбавлен. - Трагичным голосом сообщил эту новость мистер Файзер, и если бы не его авторитет главаря банды, то вцепившиеся в рукоятки автоматов его подельники, уже давно бы выпустили по обойме в этого, непонятно что за подлого человека, Жирного Тони.
  - Но ладно бы только один я, чуть не подавившийся этим разбавленным виски, чьёму авторитету надёжного поставщика качественной продукции, был нанесён удар в спину. С этим мы как-нибудь разберёмся, закатав в бетон провинившихся, но как быть с теми, кто, как и я крепился, и пил только чистый виски, и которые таким обманным образом попробовали разбавленный виски. И теперь они под давлением мягкости (а все знают, что нет ничего сильнее, чем слабость и мягкость) напитка, возьмут и запишутся в бесхребетные тряпки, и будут теперь разбавлять свою жизнь этим подлейшим из подлейших напитков со льдом. - Сжав в кулаки свои руки, заявил мистер Файзер, с ненавистью посмотрев на Жирного Тони.
  - Хотя, может быть я ошибаюсь и Жирный Тони тут не причём. - Новое заявление мистера Файзера, на мгновение вернуло к жизни помертвевшего Жирного Тони. Но следующее движение мистера Файзера, вновь возвратило Жирного Тони к его унылости.
  - Стэнли. - Мистер Файзер обратился к "Пулемётному" Стэнли. - А ну-ка, достань-ка мне бутылочку виски из новой партии.
  И пока Стэнли, захватив с собой угрюмого Сэма, копошится в кузове грузовика, мистер Файзер, изучающее смотрит на приунывшего Жирного Тони и от нечего делать, перемещает из одного угла рта в другой, засунутую в него спичку.
  - Вот так Тони, доверяй, да проверяй. - Сказал мистер Файзер, заметив приближающего Стэнли, в каждой руке которого было по бутылке.
  - Это для того, чтобы полностью не полагаться на случай. - Ловко аргументировал присутствие второй бутылки "Пулемётный" Стэнли, заметив обращённый на бутылки удивлённый взгляд мистера Файзера.
  - Согласен. - Перехватив у Стэнли бутылку, соглашается мистер Файзер. После чего он, отмеренным практикой ударом по дну бутылки, выносит прочь крышку и, бросив многозначительный взгляд на Жирного Тони, прикладывается к бутылке. И не успевает мистер Файзер вслед за первым глотком, приступить ко второму, как его лицо в один момент искажает гримаса брезгливости и мистер Файзер, резко одёрнув бутылку от лица, откидывает её и с выражением ужаса, выбрызгивает из себя ещё не проглоченные остатки виски.
  - Ах, ты ж, божешь моёй!!! - нечеловеческий крик, выгнувшегося головой в небо мистера Файзера, вдавливает в дрожь в ногах вокруг него стоящих людей и заставляет содрогнуться, даже самые нечувствительные сердца.
  - Матерь божья, что за отрава! - уже согнувшись, орёт мистер Файзер, выплёвывая из себя всё, что ещё можно выплюнуть. - Ну, что за гад! Он, падла, определённо вывел меня из равновесия. - Стараясь продышаться, между вдыханиями, выплёскивает из себя злость мистер Файзер, с ненавистью глядя на Жирного Тони. На что Жирный Тони, заметив, что круг из людей вокруг него начал сужаться, резко бросился в ноги мистера Файзера и, ухватившись за них руками, трясясь, принялся стонать и жалостливо причитать:
  - Босс, умоляю, прости. Всё, что скажешь и даже не скажешь, сделаю ради прощения. - Мистер Файзер же, когда Жирный Тони бросился к нему, в первый момент инстинктивно отпрял от него, но схваченный руками за ноги Жирным Тони, вынужден был остановиться на месте и с высоты своего роста, начать наблюдать за тем, как Жирный Тони вытирает собою его сапоги.
   И пока Жирный Тони ведёт себя таким, что ему ещё остаётся делать образом, мистер Файзер бросает в сторону набережной свой взгляд, где в это время парочка людей из его команды, в чьих ногах стоит медный таз, расслаблено смолят сигаретки. Что, говорит о их готовности и мистер Файзер переводит свой многозначительный взгляд на "Пулемётного" Стэнли, который всё должно понимает и, кивнув стоящему рядом с ним здоровяку, со стороны спины подходят к Жирному Тони. В свою очередь Жирный Тони, как будто чувствует, что на этом всё и за ним пришли и он, отпустив руки, осаживается на землю и понуро опускает вниз голову.
  - Что ж Тони, как бы это не прозвучало странно, скажу, что я был рад тому, что жизнь распорядилась именно так и пересекла меня с тобой. Знакомство с тобой, было для меня ни малой наукой. И, пожалуй, из благодарности, я дам тебе ещё один шанс. - Глядя на Жирного Тони, повисшего на руках Стэнли и громилы Вайса, сказал мистер Файзер, вызвав у того проблеск надежды, с которой он, приподняв лицо, посмотрел в ответ.
  - Если сможешь вернуть моё доверие, то я, пожалуй, отпущу тебя. - Похлопав друг об дружку руки, сказал мистер Файзер.
  - Но, как? - с трудом выдавил из себя вопрос Жирный Тони.
  - Всё очень просто. Для этого, ты должен показать свою твёрдую уравновешенную позицию. - Мистер Файзер подводит краткий итог и, кивнув Стэнли, отдаёт тому команду действовать. После чего Стэнли и громила Вайс, подхватив Жирного Тони, тащат его в сторону набережной, где его уже ждут парни с сигаретами и главное - медный таз, полный разведённого цемента. Ну а там, Стэнли и Вайс, имеющие большой опыт в подобного рода делах, быстро расставляют всех по своим местам - медный таз на самый край набережной, а Жирного Тони в сам таз.
  Что не может не вызвать общего интереса, и к пристани набережной спускаются все остальные, включая мистера Файзера и даже угрюмого водителя Сэма, который уже сто раз позавидовал себе и своему месту, а не Жирному Тони, чьё в данный момент занимаемое положение, было не столь завидным. А всё потому, что конкретно взявшийся за него и в частности за его ноги цемент, не давал Жирному Тони пространства для манёвра, который ему был жизненно необходим сейчас, когда медный таз находился в подвешенном положении, точно посередине между рекой и пристанью набережной. Где одна, устойчиво помещалась на твёрдой поверхности пристани набережной, когда как вторая - подвисала над водной гладью реки, которая омывала эту набережную. И хотя глубину реки в этом месте никто не проверял, но что-то подсказывало Жирному Тони, что её по горло хватит для него.
  При этом Жирного Тони поставили не просто перед фактом своего незавидного положения, но и в тоже время - специально спиной к реке, а лицом к себе. А такое положение, хоть и удобно для того чтобы вести разговоры с теми, кто стоит перед тобой и ждёт, когда ты, разволновавшись, потеряешь равновесие и полетишь в реку, но очень неудобно для самого Жирного Тони. Ведь все знают, как притягательна и до мокроты спины чувствительна опасность, о которой, хоть и имеешь представление (когда Тони тащили к набережной, он сумел заглянуть туда, в глубину реки), но она настолько притягательна, что на неё раз за разом так и хочется снова взглянуть. А это при данном неустойчивом положении Жирного Тони, слишком опасно. И ему можно сказать, вдвойне тяжко, стоя так, где ему в спину дует, не просто прохлада реки, но и та опасность, которую скрывает в себе она.
  - Ну что Тони, устоишь? - провокационно пустив сигаретный дым в лицо Жирному Тони, спросил его, стоящий напротив него мистер Файзер.
  - А куда я ещё денусь. - Жирный Тони определённо храбрится, дерзко отвечая мистеру Файзеру вопросом на вопрос. И хотя в словах Жирного Тони проблескивает разумное зерно, всё же он отчасти не прав, утверждая подобное. Что бы мог ему тут же доказать "Пулемётный" Стэнли, имеющий зуб на Жирного Тони после того (пока не видит Файзер), как он разбавил себя из второй бутылки разбавленным виски. Но "Пулемётный" Стэнли, пока что не босс и он не решается на самостоятельные шаги к Жирному Тони, чтобы толкнуть того и тем самым показать, куда он может деваться, а молча наблюдает происходящим.
  Что же касается мистера Файзера, то ответ Жирного Тони, не может не вызвать у него желание перепроверить храбрость Жирного Тони, и мистер Файзер, достав из кармана пиджака пачку сигарет, вытаскивает одну и не интересуясь у Жирного Тони, курит ли он вообще, протягивает тому сигарету. В ответ Жирный Тони, не смотря на то, что он прямо сейчас решил более заботливо относиться к своему здоровью, для чего он даже собрался отказаться от всех пагубных привычек - курения, обжорства и пьяных загулов с оторвами, не воротит свою морду, а даже признательно берёт сигарету. После чего мистер Файзер достаёт зажигалку и Жирный Тони, хоть и пошатнулся, но всё же удержался и прикурил. Далее следует молчаливое пыхтение сигарет, при котором каждый из курильщиков внимательно наблюдает друг за другом.
  - Да ты, я смотрю, весь продрог. - Заметив выдающуюся дрожь Жирного Тони, сказал мистер Файзер. - Что не удивительно при такой-то сырости. - Мистер Файзер поёжившись, поворачивается к "Пулемётному" Стэнли и говорит ему. - Стэнли, что-то становится холодновато. Давай, сгоняй к машине и принеси проверенную бутылку виски. После чего Стэнли, у которого в кармане уже есть бутылка, ничего не имея против того, чтобы разбавить её неразбавленной бутылкой виски, отправляется к "Паккардам".
  Ну а пока он ходит, оставшиеся люди, чувствуя прохладу и подспудное желание с провоцировать Жирного Тони на падающие движения, начинают разминать свои ноги и прохаживаться вдоль него. Что начинает расшатывающе действовать на Жирного Тони, чьи ноги уже начали затекать и ему вечно сидящему или лежащему, бесконечно нестерпимо захотелось хотя бы присесть. Но присесть он не может, так как это нарушит его равновесие и уронит его в реку. При этом Жирный Тони постепенно теряя силы, начинает терять и разум, раз решает не молчать, а задаться вопросом.
  - Сколько? - изнутри Жирного Тони вырывается выстраданный им вопрос.
  - Чего, сколько? - повернувшись к Жирному Тони, удивлённо переспрашивает его мистер Файзер.
  - Мне ещё стоять? - спрашивает Жирный Тони, совершенно не понимая того, что его положение не предусматривает задаваться вопросами, но что поделать, раз он уже чувствует, что вскоре он и этого не сможет сделать, оказавшись в реке. И, конечно, мистер Файзер имеет полное право возмутиться таким невоздержанным поведением этого Тони, который ни в чём не знает меры, отчего, в общем-то, и пострадал. Но мистер Файзер понимает незавидное положение Жирного Тони, которого пальцем задень, он упадёт и поэтому не тычет ему пальцем в грудь, а чтобы продлить мучения Жирного Тони, решает его обнадёжить.
  - Да вот, когда Стэнли вернётся...- Мистер Файзер, указывая в сторону ушедшего Стэнли, вдруг замечает, что мирно стоящие "Паккарды", вдруг пришли в движение, осекается и, уставившись в их сторону, непонимающе смотрит.
  - Не понял. Он что там, вообще оборзел что ли. - Наблюдая за приближающимися "Паккардами", мистер Файзер бормоча вслух, пытается понять, что заставило их двинуться с места. Но мистер Файзер не одинок, и вместе с ним, задаваясь тем же вопросом, вглядываются в приближающиеся машины, находящиеся на набережной люди. И вот когда передний "Паккард", за рулём которого, как сейчас все отчётливо видят, сидит малыш Ден, оказался в шаговой близости от них, то к полной неожиданности для всех стоящих на набережной людей, вначале или вернее сказать - одновременно, внутри "Паккарда" раздаётся выстрел, и он в тот же момент резко набирает скорость. При этом, как замечает стоящий в стороне от всех громила Вайс, дверь со стороны пассажирского сидения открывается, и из неё на землю выпрыгивает незнакомый тип, в чьих руках, как замечает громила Вайс, ничего кроме двух пистолетов нет.
  Пока же громила Вайс соображает, что к чему, "Паккард" на скорости врезается в стоящую группу людей, так и не успевших ничего сообразить и понять, что происходит, подминает часть их под себя, а другую часть, в том числе и закрывшегося руками Жирного Тони, прихватывает с собой в холодную реку. И, наверное, громиле Вайсу и ещё парочке бандитам, в том числе и угрюмому Сэму, избежавшим встречи с этим безумным автомобилем, можно позавидовать, да вот только находящиеся во втором "Паккарде", с жестокими и хмуро выражающими своё сложное отношение к жизни лицами люди, так не считают. И не успевают оставшиеся на ногах члены банды мистера Файзера, насладиться видами упавшего в реку "Паккарда", как подлетевший второй автомобиль, ощетинивается жерлами автоматов и набережную накрывает грохот автоматных очередей.
  Впрочем, грохот явление кратковременное и как только последний бандит, а им оказался, как ни странно, угрюмый Сэм, который попытался всего лишь используя свои ноги, обогнать летящие ему в спину сразу несколько пуль, но не успел и грохнулся об жёсткую поверхность набережной, разбив в кровь своё лицо (уже не жалко и даже не ощутимо), то и грохот сам собой прекратился. После чего, кровожадного и злобного вида типы, явно довольные собой, выходят из "Паккарда", для того чтобы поразмять свои затекшие ноги и заодно проверить точность своей стрельбы.
  - Херк, а ты чего частил-то? - спрашивает стоящего над громилой Вайсом, мрачного вида бандита, вышедший вслед за ним из машины его брат Эрик.
  - Знаешь, скажу честно. Испугался я...За него. А то вдруг, возьмёт и убежит. - Рассмеялся в ответ Херк.
  - Да, сомнения на счёт его желания вмешаться в определение своей судьбы, у меня тоже возникло. - Наклонившись к громиле Вайсу, сказал Эрик, разглядывая следы от попаданий пуль. - А знаешь, всё же пуля одно, а вот то, как ты с помощью бритвы, расправился с "водилой" и с "Пулемётным" Стэнли, не идёт ни в какое сравнение со всей этой стрельбой.
  - Ну, не говори, а Лински тоже неплохо своё дело сделал. - Сказал Херк, посмотрев в сторону отряхивающегося от пыли Лински, тот, кто выпрыгнул из первого "Паккарда".
  - Согласен. - Поднимаясь, ответил Эрик.
  После чего оба решают узнать судьбу первого "Паккарда" и присоединяются уже к стоящим на краю набережной, другим приехавшим с ними в машине бандитам.
  - А здесь, как оказывается, не слишком глубоко. - Обнаружив не совсем чистую гладь реки, где темнелся чёрный силуэт автомобиля, подвёл итог всему Эрик. И с ним никто не спорит, а все внимательно с задумчивым видом смотрят на поверхность реки, пытаясь проникнуть сквозь её глубину и увидеть, как там, на глубине, заняв свой сторожевой пост, стоит на дне с открытыми глазами Жирный Тони. Правда, времени на все эти думы им много не даётся, так как резко подъехавший сюда, на эту площадку, чёрный "Кадиллак", обдав их ветром, перенаправляет всё их внимание на себя.
  - Ну, где он? - и не успела выглянувшая из открывшейся двери, одетая в лакированный туфель нога, вступить на землю, как её носитель уже прохрипел свой вопрос. И хотя сам вопрос не включал в себе детализированных имён и многие из стоящих парней, даже слегка озадачились, услышав его, всё же нашлись те, кто всё должно понял и, выдвинулся к своему приехавшему старшему брату "Бешеному псу" Гондому Джадною. Ну а этими выдвинувшимися, само собой были его братья Эрик и Херк.
  И, конечно, многие непосвящённые в перипетии этого опасного бизнеса, который вели "бешеные" братья Джадной, ошибочно сделав акцент на внутрисемейные разборки, непременно с намёком на борзоту этого Годнома, зададутся вопросом: а почему этот Годном, посылает своих братьев на острие атаки, когда сам, сидя в комфортном автомобиле, можно сказать, отсиживается в тылу. Что очень ожидаемо и предсказуемо слышать, как и всем тем, кто в первый раз слышал о "бешеных" братьях Джадной и ещё раз Джадной, и из всего этого делал логичный вывод, что этих братьев всего лишь двое и, исходя из этого, готовился к встрече с ними, всего лишь с двойным преимуществом взятых на встречу автоматов. И вот тут то, на этой, как оказывается неожиданной для всех встрече, они-то своим затылком, в который попала пуля, вначале чувствуют, а затем узнают, что братьев Джадной было трое, а не как ими думалось - двое. Так что и так бывает, что некоторые комфортные сидения в тылу, более чем результативно оправданы.
  - Ну? - нетерпеливо спросил их Годном, будучи свирепым типом, не терпящим употреблять много слов. А ведь братья, за всей этой стрельбой, совсем и забыли о главной цели этих налёта - мистере Файзере, который между тем, сейчас мог находиться где ему только заблагорассудиться и захочется быть, как на глубине реки, так и валяясь с простреленной головой здесь на набережной. Годном, видимо замечает замешательство на лицах своих братьев, и ни слова не говоря, начинает обход лежащих на набережной людей. Где к своему нетерпению, Годном так и не находит ни одного похожего на мистера Файзера лица.
  - А это не он? - перевернув на спину, в своё время убегающего от пуль угрюмого Сэма, спрашивает Годнома Эрик.
  - Не он. - Плюнув в лицо угрюмого Сэма, злобно ответил Годном и, почёсывая свой подбородок, внимательно посмотрел в сторону нырнувшего в реку "Паккарда". Что не уходит от внимания его братьев, которые мгновенно сообразив, чего может надумать или уже надумал Годном, меняются в лице, на которые теперь без жалости и не посмотришь. Ну а Херк к тому же, как более сообразительный, и вовсе кашлянул, и к удивлению Эрика, обалдевшего от такого хитроумия брата, заявил, что он простужен и в воду не полезет.
  - А я разве вас спрашиваю о чём-нибудь таком, не жизненно важном. И если не хотите нырять, не ныряйте. Я, не буду настаивать на этом, Чего, правда, не скажешь о мистере Файзере, который, если его там нет, то он вскоре подловит вас и непременно настоит на этом. - Бесстрастно проговорил Годном и братья, ничего не говоря, развернувшись, двинулись в сторону места падения машины. Но они не дошли до туда, а на пути натолкнувшись на незамеченные до этого кровяные следы, остановились на месте и принялись изучать их. Что, в свою очередь привлекает внимание решившего закурить сигарету Годнома и он, выкинув сигарету, быстрым шагом направляется к ним. Где, подойдя к ним, замечает до этого незамеченные кровяные подтёки, ведущие в сторону стоящего чуть выше от набережной грузовика. После чего Годном, как и братья, достаёт револьвер и, вглядываясь в грузовик, начинает своё движение в его сторону.
  По мере же их приближения к грузовику, перед ними начинает отчётливо вырисовываться лежащая с водительской стороны фигура человека, который, скорей всего, пытался добраться до водительского места, но сил не хватило, и он свалился обратно вниз, на землю. Видя же, что лежащий на земле человек, скорей всего не представляет опасности, братья, оставив по пистолету в руке, один убирают и, приблизившись к лежащему спиной к ним типу, не спеша его переворачивать, вначале осматривают его на степень опасности. Для чего Херк, вначале слегка, а затем уже в полную силу, бьёт его ногой под зад. На что лежащий, отвечает лишь облаком пыли и братья, решив, что тот, пожалуй, не представляет большой опасности, переворачивают его лицом к себе.
  После чего, все внимательно в него вглядываются и Годном, как единственный из братьев, знавший мистера Файзера, удовлетворённо кивнув головой, говорит:
  - Это он. Наверное, первый "Паккард", сбив его, тем самым спас его от пуль. А он, воспользовавшись стрельбой, и попытался уползти. Да, видимо, всё же удар был сильным, и его хватило только на то, чтобы доползти сюда. - И не успевают братья обрадоваться такому совпадению, как вдруг мистер Файзер, совсем не слышно, но всё же слышно, начинает постанывать, заставляя братьев, в одно мгновение всполошившись, схватиться за уже убранные револьверы.
  - Бл*ть, так он ещё живой. - Направив на мистера Файзера ствол револьвера, почему-то слегка дрожит рука у закричавшего Годнома.
  - Ну, ему недолго осталось хвастаться этим своим положением. - Усмехнулся Херк, держа в направлении лица мистера Файзера сразу два пистолета.
  - Как думаешь. Он слышит нас? - своим вопросом, Эрик определённо удивил братьев, которые непонимающе посмотрели на уже удивлённого такому с их стороны к себе вниманию Эрика.
  - Что ж, если он нас слышит, то ему недолго осталось слышать. - Вернувшись к мистеру Файзеру, сказал Годном.
  - А это, мы сейчас проверим. - В свою очередь рявкнул Херк и тут же выстрелил из револьвера в сторону мистера Файзера, при этом попав не в самого мистера Файзера, а в колесо грузовика, которое незамедлительно ответило свистящим спуском воздуха из себя. Чего, скорей всего, никто из братьев не ожидал, и явно не обрадовался, и в особенности Годном, тут же схвативший Херка за шкирку.
  - Ты, падла, чего делаешь?! - Заорал взбешённый самовольством Херка Годном, начав трясти его. Ну а Херк, хоть и строил непонимание, но всё же определённо знал, что он делал, но скорее всего, из-за своей строптивости (к тому же он уже говорил, чего он делает), не хотел отвечать на этот запоздалый вопрос.
  Между тем, пока Годном пытался, как следует встряхнуть Херка, а Эрик большим пальцем своей руки, пробовал заткнуть дырку в колесе, чего надо отдать должное Херку, у него не слишком получалось, мистер Файзер, из чьих ушей, после этого выстрела потекла кровь, сумел-таки прийти в себя. А придя в себя, мистер Файзер, даже не открывая глаз, мгновенно понял, что его положение не просто незавидное, а очень незавидное. Вслед за этим пониманием, к мистеру Файзеру вернулось воспоминание тех последних, предваряющих его потерю сознания минут. Где он, видя, как на него надвигается "Паккард", попытался отпрыгнуть в сторону, что у него частично получилось, да вот только когда "Паккард" занесло, то его задний бампер выбил из его головы всё сознание. Ну а после этого жёсткого столкновения, мистер Файзер, отброшенный ударом, смог положиться только на свои инстинкты самосохранения, которые и доползли его до грузовика. А дальше, он уже ничего не помнил до тех пор, пока прозвучавший у его головы выстрел из револьвера, не вернул мистера Файзера в сознание.
  Сейчас же мистеру Файзеру нестерпимо хотелось пошевелиться и даже открыть глаза, чтобы посмотреть не только на себя со стороны, чтобы проверить, как там у него дела, но и вокруг, для того чтобы оценить степень опасности. Но при этом, ему ещё больше хотелось выжить, а для этого, как раз всего этого не следовало было делать. И он инстинктивно чувствуя, что для того чтобы выжить, лучше всего будет притвориться мёртвым или хотя бы в половину таким, принялся прислушиваться и притворяться.
  Между тем Годном, выпустив пар, немного остыл и, отпустив Херка, изучающе посмотрел на обездвижено лежащего Файзера, на нос которого, не удержавшись от такого соблазна, присела настырная муха, принявшаяся там, так мучительно для Файзера, жужжать и чистить свои крылья.
  - Ну, так что будем с ним делать? - бросив злобный взгляд на Годнома и Файзера, всё же решил спросить, уже всё решивший про себя, сжимающий в руках револьвер Херк.
  - Посмотрим. - Неопределённо ответил Годном, продолжая свои наблюдения за мухой и лицевой реакцией на её действия Файзера. Который между тем, всё слышал и, чувствуя, что за ним наблюдают те, от кого сейчас полностью зависит его жизнь, из последних сил держался, пытаясь не шелохнуться и не рассмеяться под этим напором защекотавшей его и уже весь мозг зажужжавшей мухи. И вот когда у мистера Файзера уже не было сил терпеть, то он всё-таки решается незаметно для наблюдающих за ним, легонько дунуть на муху. Но разве настырную муху, а они по определению все такие, можно таким поветрием согнать с места и она, только ещё больше, как бы надсмехаясь над мистером Файзером, зажужжала и принялась по хозяйски расхаживать по его носу. Чего уже не может выдержать мистер Файзер и морщит свой нос, пытаясь согнать эту доставшую его муху.
  Что, в свою очередь замечается приметливым Годномом и он, усмехнувшись над такой хитроумностью мистера Файзера, всё же не отдаёт его на растерзание Херку, решив проявить уважение к противнику.
  - Ну, раз у него такая тяга к жизни, то ему надо дать шанс на неё. - Сказал Годном, к чьим словам прислушались не только его братья, но и мистер Файзер, к которому, в общем-то, и были обращены эти слова. После чего Годном смотрит на Херка и отдаёт ему команду:
  - Давай, живо двигай в грузовик, и принеси мне оттуда пару бутылок пойла. - И хотя Херк выпить никогда не прочь, всё же у него появляются сомнения насчёт того, что принесённое им, будет разделено с ним. Правда, свирепый вид Годнома не предусматривал сомнений и Херк без дополнительных вопросов выдвигается в сторону кузова грузовика. Пока же Херк отправился выполнять поручение, Годном отдаёт приказание Эрику, чтобы он занялся колесом грузовика. На что Эрик, как и в детстве, принялся все шишки сваливать на брата, который заварит кашу, а ему потом расхлёбывай.
   - А пусть меняет колесо Жестяной Джек. Он же сядет за руль. Так ему и колёса в руки. - Доказательно аргументировал свою неспособность заниматься каким-либо трудом, Эрик.
  - Ладно. Иди, позови Джека и Смоли. - Отдав команду Эрику, Годном возвращается к своему наблюдению за мистером Файзером, который хитрец такой, думает, что все его манёвры остались не замеченными. Но ему думать об этом долго не пришлось и появившийся Херк, а следом позванные Эриком Джек и Смоли, под руководством Годнома постарались быстро переубедить его в обратном.
   - Джек и Смоли, приподымайте его за руки, а ты Херк, давай, попотчуй нашего друга из бутылки. - Отдаёт команду собравшимся Годном. Получив команду, Джек и Смоли хватают мистера Файзера под рученьки и приподымают того до положения сидя. В тот же момент, Херк ставит бутылки на землю и достаёт из висящих на ремне его брюк самодельных ножен немаленький нож. После чего он, схватив мистер Файзера за голову, с помощью ножа приоткрывает ему рот и кивком головы, отдаёт команду Эрику, чтобы тот взял бутылку и вставил её в рот мистеру Файзеру. Что несколько поспешно и проделывает Эрик, с силой воткнув горлышко бутылки в рот мистеру Файзеру.
  И вот тут-то, перед не спешащим раскрывать свою сознательность мистером Файзером встала, требующая немедленного разрешения дилемма, от решения которой зависела вся его жизнь - раскрыть свою сознательность и тем самым обречь себя на новые хитроумные испытания, а может и пытки, которыми полны головы этих головорезов и изуверов или же захлебнувшись виски, ни каким видом не выдать себя. И если за принятие первого решения, его подталкивала критическая потеря в его организме кислорода, то ко второму, его склоняло, как бы это ни странно звучало, нежелание пить неразбавленное виски ("Пусть я лучше заглотнусь в этом неразбавленном виски, чем буду его пить", - в своё время, бил себя в грудь Файзер, угрожая всем этим разбавлялам).
  Но, как бы не были сильны обе позиции, всё же вторая, где непосредственное участие принимало виски, всё же вначале перетянула на себя мистера Файзера. Правда, как только мистеру Файзеру в голову ударило виски, то он вдруг передумал и, закашлявшись, пришёл в себя и тем самым выбрал первый вариант. Но этим извергам, а в особенности Херку и Эрику, нет никакой разницы, чего там Файзер надумал и они только усмехнулись в ответ, и вновь вставив ему горлышко бутылки в рот, принялись со всех сторон обливать и заливать мистера Файзера виски. Так заканчивается первая бутылка, которая хоть и частично была вылита на мистера Файзера, но и того что попало внутрь него, уже было достаточно для того чтобы он перестал здраво соображать. Далее следует черёд второй бутылки, которая, так же как и первая, наполовину выливается на мистера Файзера, а вполовину вливается в него.
  После чего мистер Файзер выпускается из рук, и он ожидаемо валится на землю. Ну а парни, в чьё число входили и братья Джадной, чьё настроение выросло при виде этой потехи, не сдержались и немного добавили мистеру Файзеру от себя, попинав его по мордасам.
  - Ладно, посмеялись и хватит. - Одним взмахом своей руки, прекратил всё это веселье Годном. - Значит, так. - Годном посмотрел на Жестяного Джека. - Ты Джек, живо разбираешься с машиной и по её готовности, вместе со Смоли отгоняешь её к дому Чокнутого Билла. Смоли же, чтобы зря не сидел, на всякий случай займётся наблюдением за мистером Файзером. - Сказав, Годном переводит свой взгляд на братьев и уже отдаёт им команду. - Ну, что смотрим. Берём мистера Файзера и тащим его к реке освежиться.
  После чего братья Джаной Эрик и Херк, хватают уже никакого мистера Файзера под руки и, волоча его по земле, тащат в сторону реки, к тому месту, где утонул автомобиль и Жирный Тони. Там же они, не сразу отправляют мистера Файзера искупаться, а бросив его на край набережной, вначале решают перевести дух, а затем, используя свои ноги, начинают подталкивать мистера Файзера к реке. Что им, хоть с трудом, но удаётся, и мистер Файзер, преодолев границу отделяющую реку и пристань набережной, в один момент, под присмотром многих глаз, тут же канул в реку.
  И если братья Эрик и Херк, не проявляют дальнейшего любопытства, а только лишь интересуются у друг друга, есть ли спички, для того чтобы прикурить, то Годном относится ко всему более ответственно и он, притянув к себе за ворот рубахи Смоли, отдаёт ему наказ - взять автомат и пока Джек меняет колесо, присмотреть здесь за всем.
  - И если кто всплывёт, то стреляй. - Отдаёт напоследок команду Годном и вместе со всеми, кому здесь делать больше нечего, загружает собой автомобили и, пустив пыль из под колёс автомобилей, покидает этот причал.
  - Да кто ещё тут может всплыть?! - Усмехнулся Смоли и, направив ствол автомата на реку, так, для проверки, пустил в неё контрольную очередь. После чего Смоли внимательно смотрит на речную зябь и, не обнаружив на ней посторонних движений и всплесков воды, расплывшись в улыбке, заявляет:
  - Вот теперь, уже точно никто не всплывёт. - И не успел Смоли проговорить, как к его изумлению, с которым он, споткнувшись об ноги, упал к себе на зад, на поверхность реки действительно всплыло, что-то похожее на лицо человека. Что при всех этих обстоятельствах, когда вокруг не было ни души (Джек куда-то запропастился), а небо закрыли тучи и сразу же набежал ветер, не то что наводило Смоли на пасмурные и тревожные мысли, но и до поджилок напугало его своей сверхъестественностью и даже некой фантастичностью. И Смоли, оказавшись на земле, в нервной тряске, схватился ещё крепче за автомат и, наведя его на всплывший в виде человеческой головы предмет, испугавшись неизведанного, приготовился ждать от этой головы первого хода.
  А между тем, когда мало вменяемого, но всё же ещё вменяемого мистера Файзера, для чего ему пришлось уж очень сильно постараться, пропуская мимо себя и выплёвывая виски, приволокли к краю набережной, то он, не подавая виду, всё же понял, что влитое ему в горло виски, было всего лишь прелюдией к главному испытанию - плаванию в не положенном месте. Ну а от того, как он к нему приготовится, и будет зависеть, выживет он или нет.
  Когда же братья Джадной принялись скидывать его в реку, то мистер Файзер, не смотря на то, что он был сильно пьян, всё же сумел запастись воздухом и задержать своё дыхание, которого и хватило для того чтобы переждать того момента, когда с набережной все уберутся. К тому же мистеру Файзеру, чьи успехи в плавании, были под сомнением, а в его таком состоянии, говорить о том, что он может долго продержаться на воде и говорить не имело смысла, как оказывается, очень повезло, когда он оказавшись в воде, ногами натолкнулся на какой-то предмет, который хоть и не был слишком устойчивым, но позволял, хоть немного, но опереться на себя.
  И вот когда сверху на причале показался Смоли и мистер Файзер в очередной раз нырнул под воду, для того чтобы скрыть себя, то выпущенная Смоли очередь из автомата, случайно, но всё же достигла своей цели и зацепила ногу мистера Файзера. И как бы мистер Файзер не пытался сдержаться, всё же боль, вызванная от попадания пули в ногу, частично лишила его выдержки и он, вынырнув и показавшись на поверхности воды, поверг в шок и в падение Смоли.
  В свою очередь Смоли, когда первый шок прошёл, приглядевшись внимательно, узнал в сплывшей голове того типа, которого они вначале поили виски, а затем отправили в плавание. И хотя этот тип несколько убедил Смоли в своей незаурядной выживаемости, всё же автомат Томсона, который не раз убеждал Смоли в том, что всё это временно, находился в его руках и это, придав ему силы, подняло Смоли на ноги. После чего Смоли, подойдя краю набережной, уже с более близкого и удобного для себя положения, посмотрел на мистера Файзера, чья физиономия совсем не выражала радости, а вот страдания - да. Что не может не придать уверенности в Смоли и он желая показать этому дерзкому типу, что он не на того напал, достаёт из кармана пачку сигарет, закуривает и демонстративно пускает дым в его сторону.
  - Лучше бы ты сразу утонул. - Держа наперевес в одной руке автомат, а в другой сигарету, ухмыляясь, прокричал мистеру Файзеру Смоли. И, пожалуй, в словах Смоли была своя доля истины. И если бы мистер Файзер смог бы сейчас оценить своё положение, то он бы увидел, что из всего того, что его сейчас окружало, а это были сплошь одни, в основном ледяные, как вода в реке минусы, одним плюсом было лишь то, что здесь не водились акулы и пираньи, которые бы уже давно слетелись сюда на зов крови, которой обильно истекал мистер Файзер. Да и сил у мистера Файзера уже практически не осталось и если бы не Жирный Тони, а как оказалось, это он стоял прямо под ним, позволяя, хоть как-то, но опираться на него, то мистер Файзер давно бы уже пошёл ко дну. Но мистер Файзер пока крепится и даже решает не оставить без ответа (что уж поделать, раз он был пьян) этот, определённо вызов ему.
   - А то, что? - прохрипел в ответ, уже простудившийся мистер Файзер, заставив Смоли развеселиться. И Смоли, решив, что, пожалуй, пока Джек меняет колесо на машине, будет неплохо повеселиться с этим мистером Наглецом. После чего Смоли, вытащив из-за пазухи свою походную фляжку, делает из неё приличный глоток, затем убирает и, наведя на мистера Фрайзера автомат, пытается того напугать, вначале своим метким прицеливанием ему в голову, а затем очередью рядом с ним. Которая инстинктивно заставляет мистера Файзера окунуться вниз головой под воду, а самого Смоли закатиться от смеха. Что, скорей всего, не слышится мистером Файзером, а на подсознательном уровне догадывается, и мистер Файзер, дабы Смоли слишком не радовался, решает того в ответ подразнить, для чего собственно и не спешит всплывать.
  Ну а пока мистер Файзер находится на глубине, он решает открыть свои глаза, для того чтобы более внимательно изучить своё место стояния - как им сейчас и выясняется - Жирного Тони. И хотя Жирного Тони покачивает в разные стороны течение, всё же мистеру Файзеру удаётся заметить, что и после смерти, Жирный Тони столь же трусоват и полноват. И хотя он в последние секунды своей жизни, прямо смотрел в глаза своей смерти, всё же, судя по испуганному выражению его лица, делал он это без особого энтузиазма, желания и храбрости. Но мистер Файзер, не смотря на малодушие Жирного Тони, всё же хотел было поблагодарить Тони за свою поддержку, да только у него воздух закончился, и мистеру Файзеру пришлось незапланированно всплывать. Где его ждала ухмыляющаяся физиономия Смоли, который и не собирался о нём забывать и, прикладываясь к фляжке, в общем-то, неплохо проводил время.
  - Что, думал, что я устану тебя ждать и уйду. - Глядя на посиневшего мистера Файзера, рассмеялся Смоли.
  - Не буду врать, были такие ожидания. - Ответил, начавший дрожать от холода, мистер Файзер. Что замечается Смоли, и он сердобольно спрашивает его:
  - Да ты никак замёрз?
  - Есть не много. - Пытается крепиться мистер Файзер.
  - А я, знаешь ли, пожалуй, тебе помогу согреться. - Заявил Смоли и неожиданно для мистера Файзера, не стал наводить на него автомат, для того чтобы очередью из него, придать задору мистеру Файзеру, который в попытках уклониться от пуль или даже погоняться с ними на перегонки, сможет согреться, а отставив автомат в сторону, стал расстёгивать свои штаны. И если в самый первый момент, мистер Файзер дурственно подумал, что Смоли решил, забравшись в воду, своим теплом согреть его, с чем бы он никогда не согласился и лучше утоп, то последующие действия Смоли показали, как ошибался на его счёт мистер Файзер. И Смоли, как оказалось, был полный неприличий человеконенавистник, которому ничего не стоит снять свои штаны перед незнакомым ему человеком, и начать выпуском из себя отходов своей жизнедеятельности, облегчаться и обрызгивать мистера Файзера.
  И хорошо, что мистер Файзер был не столь близок к Смоли, и тот как не тужился, так и не смог дотянуться до него. Что, конечно, не могло устроить Смоли, который теперь, глядя по сторонам, видимо, захотел набрать камней и, покидав их в воду, создать волну, которая бы и накрыла собою мистера Файзера. Но Смоли не успевает приступить к своему коварному плану, так как неожиданно для себя, натыкается на направленный на себя ствол своего же автомата. Что вызывает у Смоли огромное удивление и резкую боль от удара ему в живот холодным стволом автомата, который в тот же момент складывает Смоли пополам. И не успевает Смоли собраться с мыслями, как его за волосы схватывает какой-то тип с синим носом и, приподняв его лицо к себе, тяжеловесно спрашивает:
  - Ты, плавать-то умеешь? - На что Смоли, право-таки и не знает, что ответить. Ведь этот злобный тип, не зря и однозначно с подвохом спрашивает об этом, и где этот вопрос служит инструментом, для того чтобы его утопить. Так что, если он скажет, что плавать не умеет, то того это может быть устроит, и тогда он тотчас полетит в воду. Ну а если сказать, что умеет, то...А вот здесь надо подумать. Но злобный тип с синим носом, как оказывается к тому же торопливый и дерзкий тип, и он, не собираясь выжидать, грозно нукает и так яростно дёргает Смоли за волосы, что тот чуть не вылетает из своего скальпа.
  - Умею! - сквозь слёзы орёт Смоли, за которого решило его подсознание, которое, не спрашивая Смоли, чисто из любопытства захотело узнать, что предполагает этот вариант его ответа.
  - Вот и отлично. - Заявляет этот злобный тип, и в один затылочный удар, уложив Смоли мордой на землю, пока тот приходит в себя, связывает за спиной его руки. После чего Смоли вновь оказывается на ногах, но так и не в штанах, которые у него спущены до колен и не дают большого манёвра для движений Смоли, которому так хочется убежать отсюда. О чём не может не подозревать этот злобный тип, который, поставив Смоли лицом к реке, издевательски предлагает ему, никуда не сворачивая, бежать прямо.
  Ну а Смоли, имея на это всё свою отличную точку зрения, не желая её умалчивать, уже было готов её озвучить, но злобный тип, находясь в более выигрышной позиции - у него за спиной, опережает Смоли и, дав ему пинка, отправляет того в воду. Где Смоли ещё не много барахтается в воде и, пожалуй, у него даже был бы шанс, не сними он тогда штаны, что говорит о том, что в любых, даже в самых паскудных жизненных обстоятельствах, нужно вести себя благопристойно и прилично, но Смоли не послушал голоса совести и поэтому пошёл ко дну (В защиту Смоли, хотелось бы сказать, что у него совершенно не было в наличии, ни стыда, ни совести. Вот такой он был ущербный человек. А ведь это своего рода, как и та болезнь, вызванная наличием в организме иммунодефицита, но только уже духовного свойства. А с таким иммунодефицитом, жизнь всегда скоротечна и длится очень не долго. И от него лекарств просто нет.).
  - Босс! Ты там ещё, не пошёл ко дну? - разобравшись со Смоли, Синий Фил, а это был он, перенаправил свой взгляд на мистера Файзера. Чей посиневший вид, определённо бросал вызов Синему Филу, чья синева носа, теперь была не столь цветаста, в сравнении с мистером Файзером, теперь имеющего полное право подать заявку на прозвище синий мистер Файзер. Но мистеру Файзеру не до этого и он хоть и рад, что на месте Смоли сейчас стоит Синий Фил, но сил у него практически уже не осталось и он, не желая тратить их на слова, поплыл в сторону пристани, на которой уже не стоял, а наклонившись вниз, протягивал ему свою руку Синий Фил.
  Подплыв же к Синему Филу, мистер Файзер, ухватившись за его руку, сперва чуть не опрокинул Синего Фила в реку, но тот хоть и удержался, но потянуть мистера Файзера не мог. Синий Фил понимает, что таким ручным способом, ему не вытащить мистера Файзера и он, смотрит по сторонам, где и натыкается на лежащий рядом автомат. После чего Синий Фил, отпускает мистера Файзера и, прихватив автомат, на одно мгновение пугает мистера Файзера, решившего, что Синий Фил, как натура неуравновешенная, психанул и захотел одним выстрелом ему в голову, избавиться от всех этих головняков. Но опущенный Синим Филом к нему ремень автомата, говорит о большем здравомыслии Синего Фила, нежели у него, и мистер Файзер сославшись на своё не трезвое состояние, не позволяющее ему здраво мыслить, хватается за этот ремень и начинает вытягиваться. Что ему, хоть и не с первого и третьего раза, но всё же удаётся сделать.
  - Есть! - одновременно выдохнули из себя слова и воздух, упавшие на набережную Синий Фил и мистер Файзер. Далее следует напряжённый отдых, в течении которого, слышен только шум ветра и перекрикивания залётных чаек. Когда же мистер Файзер немного приходит в себя, он приподымает своё лицо от земли и смотрит на лежащего на спине Синего Фила, который в свою очередь замечает этот обращённый на себя взгляд мистера Файзера. И Синий Фил, как и мистер Файзер, чьи лица не столь чисты, а перепачканы в грязи, глядя друг на друга, постепенно расплываются улыбками и вслед начинают закатываться смехом жизни, который наполняет тебя только в такие экстремальные жизненные моменты, из которых ты, не смотря ни на что, сумел выйти живым и целым.
  - Ладно, посмеялись, и хватит на этом. Я думаю, что нам нужно поспешать. - Приподымаясь на ноги, сказал мистер Файзер. Против чего не возражает Синий Фил, поднимаясь вслед за ним. После чего мистер Файзер смотрит по сторонам и, обнаружив только один заслуживающий внимания объект - грузовик, спрашивает Синего Фила:
  - Как думаешь, нас там, неожиданности не будут ждать?
  - Не беспокойся Босс. Нас там никто не беспокоит. - Ответил Синий Фил и мистер Файзер удовлетворённый этим ответом, выдвинулся в сторону грузовика. Подойдя к которому, они убеждаются в том, что Жестяной Джек, чьё бездыханное тело, спустя время ими обнаруживается валяющимся в канаве, прежде чем уйти в мир иной, сделал доброе дело и сменил колесо на грузовике.
  - Кто его так? - посмотрев на лежащего с перерезанным горлом Джека, спросил Синего Фила мистер Файзер.
  - Сам напросился. - С нервными нотками в голосе, ответил Синий Фил.
  - Слушай, а как так получилось, что ты оказался в стороне от всех событий на набережной? - с подозрением на что-то, спросил Фила мистер Файзер.
  - Босс, неужели, ты меня в чём-то подозреваешь? - сжал автомат в руках, явно расстроенный, услышав в свой адрес беспричинные подозрения Синий Фил. И мистер Файзер, обязанный жизнью Синему Филу, даёт заднюю и даже чувствует неловкость, с которой он примирительно спрашивает:
  - Ну, а всё-таки? - Но видимо Синий Фил не так уж и безгрешен, раз он забывает о своих возмущениях и понуро отвечает:
  - Да, задержался я в кузове, когда решил испробовать качество товара. А когда услышал стрельбу, то решил, что будет разумнее затаиться здесь. Ну а когда выпал благоприятный момент, то и выбрался из кузова.
  - Понятно. - Задумчиво ответил мистер Файзер. - Да вот только не слишком понятно, что делать дальше. - Мистер Файзер внимательно посмотрел на Синего Фила, ожидая от него здравых мыслей. Но Синий Фил, скорей всего, был прижимистым типом и не спешил делиться ими с мистером Файзером, ну а дабы тот не заподозрил его в таком нетоварищеском поведении, глупо посмотрел в ответ. Правда, мистер Файзер, уже сам всё надумал и прежде чем действовать, высказал свои предположения.
  - К себе нам суваться не стоит, там нас, однозначно, будут ждать. Да и скорей всего, в этом городе, уже нет такого места, где нас не будет ждать опасность. Из всего этого, я делаю единственный вывод - нам нужно как можно скорее убираться из города. - Сказав, мистер Файзер внимательно посмотрел на Синего Фила, ожидая от него возражений, которые могли бы укрепить это его решение. Но Синий Фил не возражал, а скорее всего, был полностью согласен с ним. Ну а раз так, то мистер Файзер отдаёт команду Синему Филу - занять водительское место, а сам, вспомнив, что его нога нуждается в перевязке, занимает пассажирское место, где и принимается за свою ногу.
  - Так куда едем? - заведя машину, спросил Синий Фил. Но мистер Файзер почему-то не спешит отвечать, а задумчиво глядя через лобовое стекло куда-то вдаль, только покачивает головой. В свою очередь, Синий Фил не спешит перебивать думы мистера Файзера, которому сейчас нужно, если хочешь выжить, не только за себя, а за двоих основательно подумать. Но видимо мистер Файзер пошёл дальше и подумал не за двоих, а за троих, раз задался таким вопросом:
  - А как же, Салли? - повернувшись к Синему Филу, внимательно посмотрел на него мистер Файзер. А вот это внимание к себе, почему-то удивляет Синего Фила, которому и гадать не надо, явно важнее своя шкура, нежели какой-то Салли, которую он только один и раз видел, и Синий Фил возмутительно для ушей мистера Файзера, спрашивает его:
  - Босс, а кто эта Салли вообще такая? - А вот это, заставляет ещё больше задуматься мистера Файзера, который совершенно не видит своей близкой связи с этой Салли, о чьём существовании, он можно сказать, только сегодняшним утром и узнал. Но при этом, мистеру Файзеру, непонятно почему, бесконечно важно было знать, что там сейчас происходит с этой Салли. Но что он может ответить этому, так внимательно на него смотрящему Синему Филу. Вот то-то, кроме разве что того, что он Босс и не обязан давать отчёт в своих действиях кому бы то ни было и даже господу богу. И мистер Файзер уже готов дать понять Синему Филу, что его приказания не обсуждаются, да вот только Синий Фил, своим новым заявлением вносит сумбур в его мысли.
  - Босс, я не знаю степень вашей близости, да и, в общем-то, не моё дело спрашивать вас об этой Салли. Но моё мнение таково, что это именно она заложила нас братьям Джадной. - Своим заявлением, Синий Фил ввёл в умственный ступор оторопевшего мистера Файзера, который в одно мгновение обмер на месте и, не моргая, принялся не сводить своего сфокусированного взгляда с большого и к тому же синего носа Синего Фила. И если первое время, Синий Фил стоически выдерживал этот взгляд на свой нос, который чувствуя повышенное к себе внимание, не мог не возгордиться и само собой, решив стать очень требовательным к себе, неумолимо зачесался. И только стоило Синему Филу пойти на поводу своего носа и почесать его, как мистер Файзер в тот же момент, одёрнувшись, приходит в себя и начинает орать на него.
  - Вот и не спрашивай! А давай, езжай. - Кричит на Синего Фила мистер Файзер, который своим этим истошным заявлением, одновременно даёт ответ на все вопросы и точно указывает направление их следования - Чикаго ("Чикаго после посадки Капоне обескровлен, так что мы едем в самый раз, к дележу пирога", - уже успокоившись, по дороге обосновывал свой выбор мистер Файзер). После чего Синий Фил нажимает на газ, и грузовик трогается с места, увозя с собой Синего Фила, и вскоре убаюканного теплотой салона и потрясыванием на кочках, мистера Файзера.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | А.Джейн "Небесная музыка" (Молодежная проза) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Хранитель дракона" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Кофф "Перевоспитать охламона " (Любовные романы) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | | О.Герр "Желанная" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"