Сотников Игорь Анатольевич: другие произведения.

Апокалипсис в шляпе, заместо кролика. Гл. 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  В ней будет рассказано о минусах и плюсах ведения разговоров в имеющихся в доме или квартире комнатах со своей специализацией, а так же в этой главе много чего хотелось бы изменить, но на это способен только её герой, Константин, который и попытается это сделать.
  
  Как стало нам из доподлинных источников известно, а также из вышеприведённых, плюс можно сослаться на данные личной статистики, той разумной части вас, которая чуть ли не ежедневно вами лично в руки получает фиксированные данные о происходящем в вашем доме - то все требующие немедленного разрешения вопросы в кругу собственной семьи, среди её составных частей, супругов, выносятся на своё обсуждение в основном на кухню. И для этого есть свои немаловажные причины и основания.
  Правда, кухня, хоть и немаловажная часть жилого помещения типа квартиры или дома, в котором, как правило, проживает любая среднестатистическая семья, где есть также гостиная, спальня, туалет с ванной и ещё пара другая кладовок в этом среднем случае, но всё же она отчасти проходное помещение. Куда и заходят лишь по требованию своего изголодавшегося желудка, или пополнить свои мысли видами внутреннего интерьера холодильника. А вот если бы человек был самодостаточен, и ему не требовалась подпитка извне, то тогда бы первый закон термодинамики дал бы сбой и был бы построен вечный двигатель в виде человека, и кухня бы потеряла свою актуальность за своей ненадобностью (из неё бы сделали ещё одну кладовку).
  И по всему этому обстоятельству, связанному с кухней и её проходными характеристиками, где домашний человек на долго не задерживается и старается не связывать свою жизнь с кухней (это часто для его фигуры опасно), можно сделать предположительный вывод о том, что кухня на то и выбирается местом решения возникших вопросов, что она не довлеет на тебя своей субъективностью и не несёт в себе кроме дурманящих желудок и голову запахов, необъективного характера значений. И здесь можно, не опасаясь за то, что тебя, как, например, в спальне, мигом смогут склонить к выгодному не для тебя решению, поговорить на равных со второй стороной, назревшего или назревающего конфликта, у которой за ночь накопилось к тебе столько вопросов, что она, во-первых, всю ночь не могла уснуть, а во-вторых, как встала с больной от недосыпа головой, так и сразу попыталась всю свою головную боль переложить на голову здоровую, то есть Константина.
  А Константин ещё вчера, когда он свой разговор с Лилиан так эффектно завершил последним, чего ранее никогда не бывало, прямо чувствовал, что на этом разговор однозначно не закончится, и для него обязательно будет своё продолжение и он весь день был в напряжении. Правда, он это продолжение ждал сейчас же, но Лилиан к его удивлению не накинулась на него сразу по приходу в спальню (с обвинениями, а не с другого рода неожиданными для долго состоящих в браке людям предложением пикантного характера), а явно желая его помучить своей неопределённостью и ожиданием расплаты за свою дерзость, с недовольным видом всю ночь ворочалась, накапливая побольше злости на утро.
  И вот тут-то главное, утром им не разойтись друг с другом. Что только на первый взгляд чрезвычайно сложно сделать, раз Константин и его супруга, Лилиан, спят в одной кровати, хоть и по разные стороны. Ведь у каждого из них намечен на разное утреннее время подъём, и притом это время подъёма так кардинально разнится и не пересекается между собой, что нужно действительно обладать завидным самообладанием, чтобы уже с утра здесь не разойтись. А всё дело в том, что у каждого из них на утро были поставлены разные цели, - Лилиан наметила себя подъём на то время, когда можно будет Константина перехватить для серьёзного и отчасти требовательного разговора, тогда как Константин всем собой хотел избежать этой утренней встречи, - а это две находящиеся в разных плоскостях задачи, где только одна из них может быть выполнимой, как они до этого утра думали.
  И вот Лилиан, придя в общую спальню вслед за Константином, уже под вечер, полная зрительного негодования на этого выносителя её мозга, нет ему прощения, Константина, с надувшимися губами занимает своё место на своей стороне кровати, и при этом не просто так, как раньше, - она с недовольством: "Подвинься", задом толкала в бок Константина, а затем с той нервностью: "Дай одеяло", одёргивала на себя всё одеяло (затем следует одёргивание одеяла со стороны Константина, итак пока отношения с одеялом не от балансируются), - а подчёркнуто вежливо, с боку.
  - Мол, знайте, Константин, - весь глубоко вздыхающий вид Лилиан что-то такое говорит, - как мне глубоко наплевать на то, что вы рядом лежите. - А Константин, что за бесчувственная сволочь, и не думает реагировать на эти глубокие вздыхания Лилиан, в которых можно и угадать желание. А вот такого бесчувственного подхода к себе со стороны Константина, Лилиана сейчас не ожидала ощутить, и ей становится очень сложно спокойно лежать и не вертеться. А ей хочется немедленно посмотреть в глаза этому бесчувственному негодяю, Константину, который вон уже до чего её довёл - до инициативы.
  И Лилиан сейчас же в него вцепилась, если бы не пришедшая ей мысль о том, что Константин специально так себя ведёт хладнокровно, чтобы вывести её из себя окончательно и тем самым одержать верх в этом их противостоянии. И Лилиан решает крепиться. Но на этот раз она уже не шумит у себя в голове всякими недостойными её мыслями, а она начинает прислушиваться к тому, что там, на стороне Константина, происходит.
  А там, как ей кажется, вовсе ничего не происходит - полнейшая тишина. И это начинает её несколько тревожить. - Что там с ним? Может, он умер от переживаний? - в волнении начала задаваться вопросами Лилиан. И она уже было собралась повернуться к Константину, как до неё вдруг доносится похрапывание Константина, и Лилиан прямо вбивает в подушку тот хладнокровный цинизм Константина, с которым он отнёсся к ней, так спокойно уснув, не объяснившись перед ней за свой беспардонное поведение.
  А как только до Лилиан дошла мысль о том, что Константин не только спит безмятежным сном младенца, но подаваемый из самых недр его горла и рассудка такой голосистый храп, есть весомая заявка на звание его спокойного сна, сном без задних ног, то вот тут-то она и начала заводиться, само собой заворочавшись. И так всю ночь она нервно ждала того момента утра, когда сможет посмотреть в бесстыжие глаза Константина, всю ночь не дававшего ей уснуть своим бесчувственным к ней отношением.
  Но Константин, хоть под утро и смягчил свой хмурый нрав, а дальше и вовсе перестал храпеть, не спешит просыпаться. А он, ещё не проснувшись, а находясь на пути к своему просонью, явно заподозрил реальность в том, что там его очень ждут и при этом не с радостными для него намерениями. Вот и Константин, прежде чем просыпаться, решил прояснить, что там такого задумала Лилиан, как даже подсознанием Константина понимается, та единственная, кто может выступить в качестве суровой реальности.
  - Послушаю, что она там задумала. - Рассудил про себя Константин, принявшись прислушиваться. - И при первой же возможности, ноги отсюда.
  А вот тут Лилиан допустила ошибку. Она ровным дыханием не замаскировала себя под спящую, чем и выдала себя не спящую перед Константином.
  - Не спит и явно что-то задумала. - Слегка взмок в спине Константин от понимания того, насколько близко к нему находится опасность. А вот теперь уже Константин сделал ошибку, не удержав на своём лице хладнокровие и, покраснев ушами, испугавшимися ярости рук Лилиан. А Лилиан мигом заметила, как оказывается спит Константин, от кончиков пальцев ног и до кончиков ушей, проявляя к ней повышенное внимание. Что не могло её не позабавить, с желанием надорвать свой живот от смеха, когда она начнёт разными способами (какими, она ещё не надумала) провоцировать Константина на реакцию лицом.
  Для чего Лилиан начинает по сторонам осматриваться, ища подходящий предмет для такого рода действий (тот же носок Константина, будет как нельзя кстати для его выдающего такие звуки рта), а Константин, что за ловкий и предупредительный человек, через лёгкий прищур всё это заметил, и тут же решил, что если не сейчас, то никогда. С чем он в момент подрывается со своего места, и, не давая возможности Лилиан его остановить, впопыхах заявляет о том, что он чуть ли не проспал на крайне важную деловую встречу. А виноват в этом, понятно, что единственный в этом доме человек - Лилиан. Которая определённо зная, что Константин пунктуального склада человек, который опаздывать не любит, особенно на деловые встречи, хоть сама и не спала, даже не подумала его толкнуть и разбудить. И чего теперь спрашивается, он скажет заждавшемуся и позеленевшему от злобы клиенту, который так на него и его страховой полюс рассчитывал (Константин действительно агент по страхованию), что не ел пока его ждал, а Константин посредством своего продолжительного сна, его подвёл под геморрой, который страховкой не лечится (клиент его ждал, сидя на холодной уличной скамейке).
  И у Константина, сумевшего взять инициативу сразу с подъёма, вроде как всё шло очень удачно, и он бы вскоре смог миновать препятствие в виде Лилиан, не сразу сообразившую, что нужно поспешать, а иначе Константин, сбежав от неё и от разговора, весь день будет себя прекрасно чувствовать, а ей опять придётся мучиться от ожидания прихода домой Константина, подбирая самые укоризненного качества слова. Ну, а зная отлично Константина, Лилиан совсем не уверенна в том, что Константин и вечером не попытается избежать назревшего между ними разговора - он может заглянуть в бар с приятелями, тем более есть такой веский повод для этого, - меня моя грымза окончательно заела или достала, - а там уже нет смысла для обстоятельного разговора с ним, и придётся всё откладывать на завтра. А к этому завтра уже утратится былая эмоциональная актуальность вчера, которая должна разрешаться именно по горячим следам, чтобы было тепло и сладостно в душе от своего взбешённого состояния, после которого настают те самые мгновения успокоения души, за которые и любит Лилиан всю эту бурю своих эмоций. В общем, или сейчас должен состояться разговор с Константином или никогда.
  И вот когда Константин уже было собрался вздохнуть с лёгкой душой, вот она дверь, ведущая на улицу, как к его полной неожиданности ему дорогу преграждает выбежавшая в одном неглиже Лилиан. При виде чего Константина застопорило на месте, - видимо он не такая уж и бесчувственная скотина, и в нём ещё сохранилось место для удивления, - и он, раскрыв рот, принялся любопытствовать в сторону раздетой Лилиан, выясняя для себя, а иногда и вспоминая, что да как и на месте ли.
  А Лилиан, между прочим, так себя продемонстрировала перед столь завидущими и до всего им есть дело глазами Константина, не для его развлечения, а этот её подход к нему нёс в себе достаточно конструктивную мысль. - Вы, Константин, человек толстокожий, с не пробивным характером, должны для себя уяснить: нам сейчас же нужно всё между собой выяснить. И это не требует отлагательств. А иначе, зачем я так безодеждно вырядилась ещё с вечера, а вы, холодный человек, этого и не заметили.
  Константин же всё отлично понял, что от него хочет Лилиан, но как человек сам себе на уме, для которого слова жены всегда стоят на последнем месте по её уверениям, делает не просто непонимающий вид, а он всё так ловко переворачивает, что Лилиан сразу и найтись не смогла, что ему на это его последовавшее предложение, извратившее всё её послание, ответить.
  - Что, вернёмся обратно в спальню. - Вот так прямо в лицо Лилиан, это своё переиначивание её понимания, говорит Константин, и при этом с таким многозначительным видом, как будто он и не сомневается в верности своего понимания желаний Лилиан. А Лилиан со всей своей неодетой очевидностью, действительно сложно что-либо противостоять этой самонадеянности мысли Константина, которая вон куда его далеко завела.
  И Константин вполне резонно, с обидой в лице и голосе, в ответ на её аргументированную претензию: "Вы, Константин, меня совершенно неправильно поняли. А если у вас на уме только одно, то это говорит лишь о степени вашего нравственного развития", может заявить. - А как я ещё всё это должен понимать, когда мои ответные рефлексы так мотивируют на свою работу. - Затем Константин с заговорщицким видом наклонится к Лилиан, и когда она в ответ к нему лицом подтянется, - что поделать, такой уж сильный магнетизм источает собой Константин, вечно притягивая её к себе, - тихо прошепчет ей на ухо. - И скажу по секрету, мои рефлексы отлично работают. - После чего Константин, не сводя своего взгляда с Лилиан, медленно отодвинется от неё и, заняв прежнее положение, будет целеустремлённо смотреть на Лилиан. А Лилиан, сбитая с толку его стоящим в глазах магнетизмом и далеко ведущим, прямо в спальню, заявлением, стоит в полной своей раздетости и растерянности, еле сдерживаясь оттого, чтобы не посмотреть на то, как работают рефлексы Константина.
  А Константин всё это видит и своей безынициативностью доводит Лилиан до его полнейшего непонимания, и следствием всего этого, крайней степени взбешённости. - Не поняла, это что, всё?! И зачем спрашивается, всё это говорить, да ещё шепотом на ухо, если не собираешься...- Но знаковый кивок Константина в сторону очень знакомой для Лилиан комнаты, в момент сметает все эти её мысли и разумение, приведя к головокружению и сумбуру всё что у неё до это поместилось из разумного в голове, и она понять даже не успела, как оказалась в той знаковой комнате, на которую указывал взгляд Константина. А затем она мало что помнит из всего того, что там происходило, пока перед её глазами не вырисовывается силуэт Константина, опять куда-то навострившего лыжи.
  - И куда ты собрался? - голосом смягчённым обстоятельствами пребывания в тёплой постели, спрашивает Константина Лилиан.
  - Разве я тебе не говорил, - удивлённо говорит Константин, - меня ждёт клиент. - С чем Константин её оставляет, но только не в этой реальности, где Лилиан сильнейше озлоблена на Константина, и её на такие хитрые уловки не подловишь. И она в ответ на это заманчивое во многих смыслах предложение Константина, не клюёт, а делает своё ответное предложение.
  - Лучше на кухню. - Говорит Лилиан. Правда, зная извращённый ум Константина, есть своя опасность того, что он это предложение Лилиан поймёт в том прежнем смысле, ведущим их в спальню, и тогда от Константина не дождёшься конструктивного подхода к тому, на чём настаивает Лилиан. Но Константин на этот раз не проявил свою завидную дальновидность, а с неполным пониманием предложения Лилиан, переспросил её. - В кухню?
  - Всё верно, туда. - Уже спокойным голосом сказала Лилиан. А вот Константин и не понимает, откуда у Лилиан такая страсть к кухне, когда она и готовить не сильно-то любит (он не может себе врать, когда столько раз это от неё слышал) и поесть для неё целое испытание, - жизнь Лилиан протекает в беспощадной борьбе со своими лишними килокалориями (слышите! Кило, а не просто калориями). И если уж рассматривать кухню с объективной точки зрения, ни тебе, ни мне, то она всей своей начинкой и душой ближе ему, Константину, совершенно не боящегося заглянуть в холодильник и прихватить оттуда себе в рот чего-нибудь перекусить, и не страдающего от избытка холестерина, которым пугают потребителя производители рафинированных продуктов.
  И вот это-то и обидней всего для Лилиан, которая из чувства противоречия, а не какой-то там генетической памяти, и решила под себя подмять кухню, где своими разговорами на актуальные и не требующие отлагательств и само собой возражений Константина темы, отравила всё его нахождение в кухне, отныне потерявшей для него свою прежнюю привлекательность, даже в виде прожаренного куска мяса. - Я так скоро стану вегетарианцем. - Со временем Константин начал о чём-то таком догадываться, проходя мимо кухни и не заглядывая в неё для более глубинного и содержательного изучения содержимого холодильника.
  - А может она таким затейливым способом добивается от меня своей поддержки в её борьбе со своими лишними килокалориями. Сама же говорила, что ей невозможно удержаться от того, чтобы чего-нибудь не прикусить, при виде того как я расправляюсь со всем этим сочным и жареным блюдом. Вот же святая и жестокая в своей наивности простота! - Противоречивые чувства накрыли Константина, не знающего как к этому отнестись - оставить всё как есть и мясо не есть, или из чувства самосохранения, через силу идти в кухню и есть. Ведь Лилиан, как свойственно представительницам её рода, на одном никогда не останавливается, и если она добилась для себя успеха на одном направлении, то она обязательно прибегнет к этому показавшему свою эффективность приёму и в других случаях. И видимо Константин не послушал голос своего разума и всё пустил на самотёк, раз Лилиан сейчас стоит здесь и требует от него сдачи всех своих позиций на кухне.
  - Только после вас. - Константин решает проявить галантность, препровождая проход вперёд Лилиан руками. Лилиан было собралась принять это его предложение, но тут её что-то насторожило во взгляде Константина, который вскоре окажется к ней не лицом к лицу, а скажем так, с обратной стороны Луны. И как только она поняла всю бесстыжесть (и это жесть), Константина, замешанную на коварстве, решившего воспользоваться её доверчивостью к нему, и по облизываться в своё удовольствие за её спиной (она слышала, что вот таким любвеобильным типам, как Константин, особенное удовольствие доставляет облизываться за спинами эффектных девушек), то она переменила своё мнение о Константине, вдруг решившего себя выдать за джентльмена.
  - Не джентльмен вы, Константин, а самый что ни на есть бабник, который взял на вооружение джентльменские штучки, чтобы вскружить голову благородной леди, желающего при всём своём итоговом паскудстве, выглядеть в их глазах и глазах общества, человеком с незапятнанной честью и неприступного для поклёпов благородства, - я вам, леди, никогда не обещал быть дураком и простофилей (я сэр Антон, а не ваш любимый Филиппок), чтобы взять на себя обязательства на последствия ваших необдуманных поступков приведших вас, человека самодостаточного, а у меня лишних пенсов нет, в мою постель, а затем и в материнство. Хотя это тоже самое. - Сделала свои, как всегда противоречивые и замыкающиеся на одном выводы Лилиан. С чем она даёт понять Константину, что это его предложение её не заинтересовало, а так как Константин находится ближе к двери, ведущей на кухню, то ему и идти первому.
  - Как скажешь. - Явно притворно улыбнувшись, и Лилиану в этом никто не переубедит, сказал Константин, и было уже собрался повернуть в сторону кухни, как вдруг его взгляд останавливает некая для Лилиан неизвестность за её спиной и на лице Константина появляется своё затруднение. Что вводит Лилиан в напряжение и она спрашивает Константина. - Что ты там увидел?
  А вот ответ Константина не только ничего не объясняет, а он ещё больше размывает понимание Лилиан Константина. - Дверной глазок. - Говорит с напряжением в голосе и на пониженных тонах Константин.
  - Глазок? - ничего не понимая, переспрашивает его Лилиан.
  - Всё верно. - С той же звуковой затаённостью говорит Константин.
  - И что? - продолжает недоумевать Лилиан.
  - Это ведь глазок. Он всегда смотрит. - Многозначительно говорит Константин, с тем же значением посмотрев на всю в общем Лилиан. И Лилиан поняла-таки, что имел в виду Константин, выражая эти свои опасения. А как поняла, то вдруг ощутила себя неодетой под взглядом этого глазка. И хотя эти слова Константина можно было принять за полную глупость, как можно в глазок заглянуть с обратной стороны, чтобы различимо в него увидеть то, что делается, а иногда творится для будущих поколений на другой стороне этого мировоззрения, всё-таки Лилиан, большая любительница женских детективных романов, где об изворотливости мужского пола и его всевидящего ока всё описано, к ним отнеслась с полной серьёзностью.
  И Лилиан со словами: "Никуда не уходи, я сейчас", уносится в спальню, чтобы, значит, там приодеться. А Константину, человеку не холостяку, а точнее женатику, пресытившемуся семейной жизнью и, уже не испытывающего остроты былых влечений и поползновений в сторону своей супруги, готовой для него вон даже на какие, в неглиже поступки, видимо только этого и надо было (теперь, как будто время потекло вспять и откровенность отношений вела не к полному раскрытию себя перед своей второй половиной, а к приодеванию этих отношений). И он не стал дожидаться Лилиан, а тут же воспользовался тем, что она освободила собой проход к входной двери, расстояние до которой он сократил в одно мгновение. А когда Лилиан выскочила в халате в коридор, то её в прихожей уже никто не ждал.
  - Вот значит как. - С холодной злостью глядя на дверной глазок, сквозь зубы процедила Лилиан. - Ну, теперь ты у меня дождёшься. - А вот этот её эмоционально прозвучавший посыл, в виду своего многозначения, до своей поры до времени, будет сложно в точности уразуметь.
  А Константин уже и не может всё это слышать, он уже далеко зашёл в своей слуховой бесчувственности по отношению к Лилиан. И он ничего бы и не услышал из ею сказанного, даже если бы Лилиана подошла к этому своему делу более ответственней. Где она, выбравшись на балкон, принялась бы с него истошно, матерными словами смазывать дорогу Константина так для него убедительно, что на него все вокруг с укором и недовольством смотрели как на последнего негодяя, бросившего там, наверху, совсем одну свою девушку, которая ради него так расстаралась, что некоторые встречные люди губы прикусили в зависти, а он ей так за это отплатил (это как понимается, что Константин был бескорыстен), и как всему итог, Константин бы поскользнулся об свои ноги и разбил бы свою пустую голову.
  Но Константин совсем не зря имеет профессиональное отношение к сфере страхования, и он, если не каждый свой шаг просчитывает, то вот такие острые моменты, ведущие прямой дорогой на скользкие отношения своих ног с той дорогой, куда вступает его нога, а дальше на больничную койку, он просто обязан предусмотреть и предупредить для себя. Так что Константин, после небольшого ускорения, необходимого ему для того, чтобы не оказаться в эпицентре действия звуковой волны, которой сотрясёт воздух вокруг себя Лилиан, когда достиг по его расчётам безопасного для себя места, то остановился на краю мостовой, у одного из ларьков по продаже прессы, чтобы перевести дух и, ободрённый этой своей мелочной и по своей сути, подленькой удачей, прищурил глаза и с радостным лицом обратился к солнцу.
  Но Константин рано так обрадовался и к нему тут же изнутри постучались, и своим внутренним голосом укорили за эту его беззаботность, до которой он дошёл столь нечестным путём. "Да уж, Константин, силён ты духом, - как всегда совесть привнесла свою ложку дёгтя". И передёрнувшемуся в лице Константину, уже это начинает надоедать - ни одного слова поддержки от неё не услышишь, одни только унижения и оскорбления. У самой, наверное, несварение желудка, раз из неё одна желчь вечно лезет, или она вечно жрёт всухомятку всякую гадость, а все (Константин и его составные части) из-за неё потом мучайся.
  - А такие конфликтные случаи, ни одним страховым случаем не предусмотрены и не предусмотреть. - Для начала Константин себя успокоил по поводу всех этих домашних неурядиц. После чего Константин уже было собрался заметить своей совести, что это не её ума дело, как для него сейчас вдруг и очень неожиданно, - а так-то этот момент вполне был предсказуем, - раздаётся сигнал звонка телефона из кармана его плаща. - Вот чёрт! Нашла! - перво-наперво, в Константине под звук смеха его совести, заголосили эмоции. И это были те самые эмоции, под которые человек редко может себя сдержать оттого, чтобы не одёрнуться лицом в испуге и не продемонстрировать всем своим телом один из танцевальных элементов из брейк-данса (он называется роботоинфицированный человек, то есть киборг).
  А вот следующая вопросительная мысль Константина, была уже более разумной. - И как я этого не предусмотрел? - вопросил себя Константин, всё равно считающий, что это не потеря им своей страховой квалификации, а это сбой в его программе Лилиан, которая кого хочешь выведет из себя и собьёт с истинного пути. Но всё это мало имеет отношения к голосящему звонку телефона, который всё настойчиво звонит, и как заодно Константином понимается, настоятельно предупреждает Константина не делать ещё больших глупостей и игнорировать этот звонок. И перед Константином в один момент предстала Лилиан во всём одетом, с трубкой телефона у уха и с саркастической улыбкой на лице, говорящая ему:
  - Константин, ты же меня отлично знаешь. Так что будь паинькой и возьми трубку.
  И Константин, как бы ему не было сейчас спешно и неудобно отвечать на её звонок, - он, может быть, в этот момент перебегает проезжую часть в неположенном месте или находится на совещании у начальника, - ничего с собой не может поделать, уж очень под большим влиянием своей супруги он находится, а точнее её любит, и протягивает свою руку в сторону кармана, откуда вскоре вынимается голосящий телефон. После чего Константин, даже не убеждаясь в том, что ему звонит именно Лилиан, - а кто ещё может звонить вот в такие, подловившие тебя на неожиданности случаи, только самый нежелательный сейчас для тебя человек (есть ещё случаи с неожиданными людьми, но это такая редкость, что Константин счёл за лучшее, не принимать их в расчёт), - с глубоким выдохом нажимает кнопку ответа и, поднеся к уху телефон, со сквозящей в голосе безнадёжностью отвечает:
  - Я слушаю.
  Что видимо на той стороне телефонной связи заметили, - а этот звонок, как уже можно догадливо предположить, исходил не от Лилиан, - и вместо своего приветствия, с нескрываемой иронией поинтересовались. - Я что так безнадёжно? - Константин, услышав в ответ совершенно не тот ответ, какой он ожидал услышать, да ещё к тому же не оттого человека (это значит, что ожидаемый им ответ, просто откладывается на потом), не сразу может сообразить, кто с ним говорит. Отчего он отнимает трубку телефона от своего уха, подводит экран телефона к лицу, смотрит на него и видит на нём высветившийся незнакомый номер. Это ему объясняет лишь то, что с ним сейчас говорит не Лилиан, а незнакомый тип, а вот всего другого не объясняет. И Константин, для того чтобы выяснить всё остальное, подносит телефон обратно к уху и собирается было спросить своего собеседника из трубки, а часом он не ошибся, а если это так, то чем обязан, но тот выказывает себя с более проворной стороны и со смехом перебивает его намерение так с ним вопросительно поговорить.
   - Что, обознался? - усмехается тип из трубки. - Пришлось даже на экран смотреть. - А вот такая проницательность этого человека из трубки, заставила Константина не просто занервничать, а он и сам не знает, как так вышло, принялся себя глупейшим образом вести. Так он стал оглядываться по сторонам, в поиске того, кто бы это мог с ним сыграть эту штуку. А как он в такой не останавливающейся массе народа узнает того, кого он с виду не знает, а по одному голосу визуально не узнают.
  Ну а тот тип из телефонной трубки и этот манёвр Константина предусмотрел, а может быть, хорошо где-то спрятался и всё с Константином происходящее воочию видел, и он со всё тем же противным смехом, прямо издевательски в трубку говорит. - Думаешь, сумеешь меня таким образом найти. - А Константин как раз ничего не думает, вот он почему так себя растерянно ведёт. А если подумать, то и непонятно становится, отчего он так растерялся.
  И Константин, наконец, собирается с самим собой, полностью останавливается, делает замедляющий внутренние мысленные процессы вдох успокоения, и обращается к трубке. - Может быть, перейдём к вашему делу, по решению которого вы обратились ко мне. - Ну а тот тип из трубки, вот сразу не может успокоиться, и он, для начала заметив Константину, что он тоже так поступает для своего успокоения, - я встаю строго напротив источника всех начал, закрываю глаза и наполняю себя живительным эфиром, - в итоге всё же переводит разговор в конструктивный ключ.
  - Прежде чем я отвечу на этот вопрос, - голосом в момент переменившимся в саму суровость, проговорил человек из трубки, - я не должен ошибиться, что я разговариваю именно с тем человеком, которого мне порекомендовал случай. Так вы тот самый человек? - уж очень непонятно для Константина и странно говорит и спрашивает его человек из трубки. И Константин в определённом замешательстве насчёт ответа этому странному типу.
  Но отвечать что-то нужно и Константин даёт свой ответ. - Не знаю, что вы имеете в виду под всеми этими своими непонятными мне оговорками, скажу лишь одно. Меня зовут Константин Дром. Я специалист по продажам страховых случаев (на этом моменте Константин слегка оговорился, что уловилось обоими участника этого разговора - в трубке раздался хмык того типа). Если вы искали меня, то я вас слушаю. - Дальше следует молчаливая пауза, где каждый из замолчавших собеседников раздумывает над словами Константина, и в частности над этой его знаковой оговоркой: "Специалист по продажам страховых случаев".
  Он что, страховые случаи предлагает, а не страховые полюса, где предусмотрены эти случаи. Но тогда даже если представить гипотетически что это всё так, то чем мотивируются люди, обращаясь к нему за предоставлением им этих страховых случаев? А разве непонятно. И точно. И вот когда это непонимание оформилось в вопрос, то всё сразу стало на свои места. Страховые случаи куда как больше востребованы, по причине их высокой оплачиваемости в будущем сторонней стороной. И значит, появись на рынке страховых услуг такой специалист, то он точно без работы не останется. И такие специалисты, пожалуй, уже появились. И они, скорей всего, не желая делиться своими высокими доходами с налоговой службой, скрывают этот свой род теневой деятельности.
  Видимо о чём-то подобном соображал там на своей стороне незримый собеседник Константина, пока не сообразил, что пора бы перейти к тому своему делу, по поводу которого он набрал номер этого Константина. А насчёт тех его, оговоркой озвученных услуг, то он ещё над этим предложением подумает. И он не может не подумать, ведь этот человек из трубки был со своим странностями, он каждому слову и поступку человека придавал своё знаковое значение ("Иногда из нас прорывается наша внутренняя суть и таким, оговаривающим себя способом, подаёт свой голос истинности, - говорил он") и всегда человека слушал - чем невероятная странность для современного человека, давно уже разучившего понимать значение друг друга, а уж слушать, то с какой это стати.
  - Вот такой специалист мне как раз и нужен. - Сказал незримый собеседник Константина. - Как насчёт того, чтобы встретиться? - задался вопросом человек из трубки.
  - Я должен сверить свою занятость с головным офисом. - Ответил Константин.
  - Я, наверное, поступил несколько опрометчиво, заранее себе позволив сверить ваш рабочий график, - проговорил в трубку неизвестный, - но что поделать, такой уж я несносный и нетерпеливый человек, - усмехнулся неизвестный, - так что могу вам сообщить хорошую новость (хотя может быть только для меня), у вас сегодня нет никаких запланированных встреч. - Здесь следует недолгая пауза, необходимая для обоих участников разговора. Где собеседнику Константина, эта пауза была не столь необходима, а если и была нужна, то и не понятно для каких целей. А вот Константину она действительно была нужна - чтобы попытаться понять, что собственно сейчас происходит и что себе позволяет этот тип с той стороны беспроводной связи.
  И понятно, что Константин так и не смог уразуметь, что всё это значит, и каким образом, его собеседник сумел добиться того, чтобы ему в их офисе такую информацию сообщили, если, конечно, он не соврал, чтобы ... вмешаться в его рабочие и вполне возможно, что и жизненные планы, а может он привык везде без очереди лезть. А это никак не выяснить, не позвонив себе в офис, что совершенно невозможно сделать сейчас по той причине, что телефон, с помощью которого это можно было бы сделать, сейчас используется Константином в разговоре с этим загадочным типом. И обо всём этом, если не знает, то определённо догадывается незримый собеседник Константина, который посчитав, что достаточно дал времени Константину на раздумье, вновь берёт слово.
  - Вы совершенно не обязаны верить мне на слово, - заговорил неизвестный из телефона, - никто не застрахован от мошенничества, и тем более на доверии. Кто знает меня, кроме самого меня, - усмехнулся неизвестный, - и не хочу ли я таким способом провернуть некую схему по краже вашего времени. Так что я не буду вас винить в том, если вы отнесётесь к моим словам со своей профессиональной предвзятостью, настороженно, и вначале проверите их на соответствие действительности, а затем свяжитесь со мной, потеряв тем самым драгоценное время. Но если вы поверите мне на слово, без всяких доказательств, и тем самым продемонстрируете редкое на сегодняшний день качество доверия, то я буду вам немало обязан. - А вот это предложение незнакомца прозвучало как предложение выбора. И хотя незнакомец только вскользь, очень уж туманно объяснил, что последует после того сделанного Константином выбора, Константин уже догадливо понял, что его ждёт в следствии того или иного выбора.
  Если он скажет, что ему всё-таки нужно связаться с офисом, чтобы поставить их в известность о своих новых планах, то незнакомец ничего не будет иметь против и даже выразит своё согласие: "Да-да, я всё понимаю". Но после этого Константин уже никогда о нём ничего не услышит, со всё тем же бесполезным результатом пробуя дозвониться в неизвестность, ответом из которой будет своя однозначность - абонент находится вне действия твоей сети, Константин. И Константин никогда не узнает, что от него хотел этот странный и таинственный человек. А вот если он ему поверит на слово, то... - Я к вашим услугам. - Недолго думая, дал ответ Константин, в последнее время, а точнее со вчера, решивший доводить все дела до конца и не откладывать на потом то, что вызывает трудности.
  - Я знал, что вы так ответите. - Обрадовался человек в трубке, после чего он называет Константину адрес, где его не только ждут, а к этому всё готово. - Для вас выписан пропуск на пункте пропускного контроля. - Сделал немаловажные уточнения незнакомец. На чём они с Константином и расстались на то время, которое понадобится Константину, чтобы добраться в центр деловой жизни этого города, ещё по традиционному разумению деловых людей и людей очень близко находящихся к принятию глобальных решений на финансовых рынках, называемое "Сити".
  А вот то, что озвученное незнакомцем место ожидания Константина, находилось в одном из небоскрёбов этого "Сити", по особому приободрило Константина, никогда не бывавшего в тех высотных далях, и видевший все эти подпирающие небо виды небоскрёбов "Сити", только из телевизионной картинки или из своего далека. И хотя Константин был по особому любознательный человек и всё собирался посетить своим близким вниманием этот центр деловой жизни, - во всех других центрах он уже побывал, - как-то всё на это времени у него не выпадало, а особой мотивации для этого не было (Константин не только не владел пакетами акций, евробондами и языком транскрипций, а он и самими простыми мажоритарными знаниями не обладал в этой области жизни), вот он так и не смог добраться со своим любопытством до этих мест.
  Ну а сейчас для этого у него появился не только повод, но и возможно, что очень хороший для него повод, и Константин решил не скупиться на такси и вызвал такси. Пока же такси до него добиралось, Константин, глядя на тёмный экран своего телефона, раздумывал над тем, позвонить ли ему сейчас в офис своего страхового агентства и сообщить о своём заказе, или же не звонить.
  - Что-то мне подсказывается, что этот тип не одобрил бы этот мой звонок. - Рассудил про себя Константин, покосившись по сторонам, в попытке отыскать кого-то такого, кто бы не гармонировал своим странным поведением с окружающим, и тем самым Константин мог бы для себя закрыть один вопрос - как тот тип сумел увидеть, что он делает в тот или иной момент. Но всё бесполезно, когда сама окружающая действительность, уже не обладает прежней статичностью и она так быстро меняется, что ещё вчера казалось странные вещи, сегодня уже видятся как само собой разумеющимся фактом реальности, и наоборот.
  И Константин перестал высматривать такого человека со стороны, кто мог бы наблюдать за каждым его шагом и собрался уже вернуться своим вниманием к телефону, как вдруг натолкнулся на то, что так и не узнал имя человека из трубки. - И что я скажу на пункте контроля, если они меня спросят: К кому я иду? - в момент разнервничался Константин, не понимая, как так могло случиться. Но подъехавшее такси не дало возможности Константину убежать от своего заказа, и он, следуя инерции, садится в такси и довозится им до этого "Сити". Здесь дорожки таксиста и Константина расходятся, и если таксист поехал по следующему вызову, то Константин, продолжая нервничать, направил свой ход к самому из всех здесь построенных зданий монументально выглядящему и прямо в небо упирающемуся.
  И как внутренним чутьём Константина ему подсказывалось (он часто паникует, но не менее часто не зря), то указанное место тем типом, где его будут ждать, будет находиться, как раз в самом из самых зданий. Что в итоге так и оказалось.
  И Константин, когда на месте с этим убедился, то остановился чуть отдали от входа в это здание, и решил со стороны на себя и на это здание посмотреть. И если на себя, столь ничтожного и мелкого в своей относительности к этому зданию, где на одном только этаже может расположиться и расположилось, с тысячу вот таких как он мелких людей и плюс с десяток другого обширного уровня господ, нет особого смысла долго смотреть, то само здание, представляющее собой научно-техническую мысль, оформленную в стекло, металл и бетон, хотя бы из-за своей выразительной архитектуры заслуживает того, чтобы на него задрав голову ввысь, посмотрели несколько больше времени, чем на всякую мелочь у его подножья.
  А сколько нужно так смотреть, то пока голова у тебя не закружится и тебя не обуяет довольно странное для тебя, до этого тобой незамеченное желание, стать частью этого здания. Или другими словами, ты вдруг осознаешь, как тебе наскучила вся твоя приземлённая жизнь, где идёт всё ровно, и нет тех стремительных взлётов и таких же яростных падений после того, как маятник удачи, сопровождающий жизнь деловых людей из биржи, качнётся то в твою, то в обратную сторону (в сторону биржевого падения и его следствия, брокеров из окна), и ты захочешь сейчас же попытать удачу и сыграть на бирже.
  - Терять мне особенно нечего, я и так в самом низу пищевой цепочки местного ореола существования, - окинув себя взглядом со стороны, где и не видно ничего такого достойного, что могло бы внушить уважение этим шныряющим в разные стороны людям в дорогих костюмах, со взглядами презрения к такой жизни что у тебя, Константин или кто другой на его месте приходит к бесповоротному решению - попробовать ухватить удачу в виде птицы счастья за хвост, - к жёсткости местного нахождения я привычен, - пристукнув ногой об мостовую, рассудит этот решительный человек, готовый превозмочь себя и всех кто встанет на его пути, - так что падать я уже знаю куда, и меня этим не удивить. А это значит, что я готов подняться к самым звёздам. - Константин сжимает руки в кулаки и с твёрдым убеждением войти в это здание и достичь в нём самых поднебесных высот, направляется ко входу.
  И если, как правило, все эти убеждения людей сторонних от этого мира скупых людей, ограниченного их финансовым капиталом и их вкладом в него, вдруг решивших мыслить о себе по другому, сразу же разбиваются на пункте пропускного контроля, где их отчего-то совсем не признают за своих и не пускают внутрь (да ещё и норовят поддать под зад словом и взглядом), то вот с Константином всего этого не случилось, и его не сразу погнали взашей отсюда.
  Правда, поначалу всё и шло к тому, чтобы Константина, чью ничтожную для этого мира сущность и невооружённым взглядом легко было распознать и видно, - а на пункте пропуска находились люди всё больше вооружённые, и не только своим всё распознающим взглядом, - немедленно развернули обратно и отправили гулять на все четыре стороны.
  Так Константин, сразу замеченный на входе сотрудниками охраны, был взят ими на особый контроль, ощутив на себе это повышенное внимание сотрудников службы безопасности, вдруг растерялся и у него от его былой уверенности, покорить все вершины мира, не осталось и следа. Ну а на место уверенности тут же поселилась растерянность (свято место пусто не бывает, или по природному, природа не терпит пустоты), которая тут же подмяла под себя Константина в коленях (растерянность на самом деле куда сильнее, чем уверенность, которая всегда опирается на человека, тогда как растерянность на безумство духа - люди, пребывающие в таком безумном неосознании себя, всегда выказывают себя сильнее) и вогнала его лицо в испуг. Что сразу выдает в нём человека здесь нового, которому необходима помощь в ориентировании себя на этой местности. А это входит в прямые обязанности людей из службы безопасности, только и поставленные сюда, чтобы направлять людей заблудившихся, в правильное русло.
  И не успевает Константин, оказавшийся в прямой близости от пропускного пункта, раскрыть свой рот, чтобы поинтересоваться о правильности своего прибытия, как к нему, с подчёркнутой своим устрашающим видом вежливостью, обращается один сотрудников, интересуясь о цели его прибытия в это место. А Константин действительно растерялся на первое время и сразу не может сообразить, с чего начать. И главное что его сбивает, так это то, что он не знает имя того, кто ему звонил. И если у него сейчас спросят: "Вы к кому?", то, что он им ответит на это.
  - Так и запишите у себя в журнале посещений. Неустановленное лицо, но с хорошим чувством юмора и даром убеждения. - Типа что-то такое скажет Константин. А если это всё какой-то злой розыгрыш, который ему устроил...ла...Лилиан. - Неужели, это она?! - а от такого озарения Константин и вовсе онемел от умственного ступора, и ясно, что от него ничего толкового не стоило ждать, а одно только недоразумение, требующие от сотрудников службы безопасности большой выдержки и силы воли, чтобы удержать себя в рамках металлоискателей.
  И у старшего поста, Николая Некливидова, при виде Константина, сразу же зачесались руки в кулаках, предчувствующих несговорчивость этого заблудившегося типа, который ясно, что простых слов не понимает, и от него стоит ждать сложностей неизвестного порядка. Но Николай никого не боится вообще и он готов применить любой силовой приём при надобности, и только больших умников он слегка опасается, на чьей стороне находятся требования внутренних инструкций, всегда держать себя в рамках металл-детектора и приличий.
  И этот Николай, как и ожидал Константин, обратился к нему с тем самым вопросом, которого он больше всего опасался. - Вы к кому? - Ну а Константин в ответ замешкался и ещё больше заволновался лицом, чем ещё больше привлёк к себе внимание Николая и напряг мышцы его рук. Что может ещё не так страшно, раз он находится вблизи от Николая и держится им под контролем, но вот когда Константин стал озираться по сторонам, то это бросило в холод Николая, по учебным и художественным фильмам знавший, что могут означать эти взгляды. Перед ним не просто никчёмный прохожий, а это подрыватель всех основ благополучия современного общества, чьим фундаментом являются вот эти здания финансового сектора. И этот подрыватель подаёт сигнал своим сообщникам, чтобы они приступили к своей миссии, нажали ту кнопку, которая приведёт к взрыву. И у Николая нет другого выхода, как только зажмурить глаза (не любит он яркий свет) и достойно встретить эту вспышку света.
  Но эта первая, уж очень сумбурная мысль Николая, при виде всех этих головных движений Константина, не получает продолжения, так как Константин, а для Николая подрыватель его настроения, хоть и сбивчиво, но выдаёт свою версию своего появления здесь. - Меня пригласили, и сказали, что на моё имя должен быть выписан пропуск.
  - Наверное, их цель не обычные охранники и люди попроще, а кто-то, кто повыше. - Решил про себя Николай, нисколько не веря Константину, а точнее подрывателю. И этот подрыватель подошёл к своему подрывному делу не по-дилетантски, а он основательно к нему подготовился. Вот даже выдумал для своего прохода версию. - Что ж, посмотрим, насколько убедительной окажется твоя легенда, человека по вызову. - Усмехнулся про себя Николай и предельно вежливо обратился к Константину. - Ваше имя? - спрашивает Николай. А Константин из-за своей растерянности, сразу и не сообразил, для каких целей у него его именем интересуются. Так что его ответное недоумение со своим вопросом: "Моё имя? Зачем?", сразу всё расставило для Николая по своим местам. - На понт хочет меня взять. - Усмехнулся Николай, продолжая свою игру.
  - Всё верно, - сухим на эмоции голосом говорит Николай, - мне нужно знать ваше имя, чтобы сверить его с выписанными пропусками.
  - А! Понял. - Продолжает играть простачка этот подрыватель, совершенно не догадываясь о том, что Николай уже его вычислил. - Константин Дром. - Говорит Константин. Николай в свою очередь нисколько ему в этом и вообще не верит, - назовись ещё инвестором, а я поверю, - но виду не показывает, и держа его под контролем обзорного зрения, опускает глаза в журнал пропусков, и вот же незадача, обнаруживает там один в один такое же имя.
  Но может пропуск ему выписан по ошибке или каким-нибудь незначительным человеком в этом здании, и тогда можно пропустит мимо это имя и сказать этому типу, что он верно ошибся столь много о себе возомнив и было бы неплохо, если бы он взялся за ум и покинул пределы этого здания по-хорошему. Но к полному непониманию Николая, - а он два раза прочёл имя того от кого поступила заявка на пропуск, - пропуск выписан не рядовым главой какого-нибудь финансового сектора, а одним из тех людей в этом здании, чьи слова всегда служат руководством к действию. И тут нужно либо исполнять то, что тебе скажут, либо идти на вольные хлеба.
   И теперь уже Николай пребывает в крайней степени затруднения. Он не знает, как на это реагировать, если он уверен в том, что этот тип перед ним, есть подрыватель, с планами всё здесь к чёрту взорвать, а вот запись в журнале настаивает на другом. И при этом приоритетным правом голоса обладает запись в журнале, а не он.
  - Я вас провожу. - Делает ход конём Николай, решив довести этого типа до места его приглашения. - Если что, то я всегда успею скрутить этого гада. - Решив стать героем, Николай покидает своё насиженное и оттого тёплое место за стойкой пункта пропуска, и, передав всю ответственность за пропуск сюда людей здесь лишних на своего коллегу, но только ниже рангом, выдвинулся препровождать подрывателя на один из высших этажей этого здания. Где по его информации из источников заслуживающих доверия, занимают свои этажи руководители высших уровней. - Все сплошь гениального звания генеральские личности. - По секрету поделилась своими знаниями с Николаем и ещё с парой сотрудников из той же службы, заинтересованных в такого рода знаниях, уборщица Лида.
  Впрочем, Николай свои знания черпал не только из такого рода источников, наиболее близко находящихся к действительным знаниям, а он также информировал себя с помощью служебной инструкции и находящегося в его распоряжении списка лиц, которых он должен знать всех поимённо в лицо и за кого он несёт персональную ответственность. Где он ни в коем случае в себе не должен ошибиться, когда это лицо вдруг на входе появится, а он его не узнает, и не только пропустит мимо, не выразив готовность во всём помочь, а ещё перегородит путь и затребует от него удостоверения своей личности.
  И вот одним из таких значимых для всех и само собой и для Николая лиц, и при этом можно сказать, самым важным, был тот, кто выписал пропуск для этого, теперь совершенно не идентифицируемого Николаем типа, ранее им принимаемым за подрывателя, у которого он по этой важной причине, и забыл потребовать какой-нибудь документ, наглядно доказывающий, что он есть тот самый Константин Дром, на кого и был выписан пропуск, а не какой-нибудь другой Дром-подрыватель.
  И хотя продемонстрированное Константином по ходу своего движения, нескладное, более чем подозрительное поведение, указывало на то, что Николаю неминуемо придётся вступить в схватку с этим типом, чтобы предотвратить некую катастрофу, и Николая одно только беспокоило, успеет ли он это сделать до взрыва, всё в итоге привело к тому, что они прибыли на один из самых верхних этажей здания. Где, как оказывается, этого Константина с распростёртыми на лицах, дежурными улыбками ждали, и радостно приветствовали сдержанным видом, не отходя от рамок делового этикета: лёгкий поклон с серьёзным лицом и видом, после чего, со словами: "Вам прямо по коридору, затем налево и опять прямо до конца коридора, где в кабинете для совещаний вас уже ждут", отправляют по указанному адресу. И не успел Николай спохватить этих людей на их неосторожности, как был ими задвинут на задний план лифта и отправлен вниз. Где Николай не удержался оттого, чтобы на время своего огорчения забыть о своём профессионализме и пожелать этим гадам с высоких этажей, там всем к чёртовой матери взорваться.
  Константин между тем и не подозревал даже о таком на свой счёт беспокойстве со стороны Николая. Что и неудивительно, раз Константин и никакого Николая в своих знакомых не имел. А сейчас Константин, двигаясь по мягким коврам, препровождающих всякий ход оказавшегося на этом этаже посетителя, - а судя по тому, что ковры были крепко уплотнены, то на них редко вступает нога человека, - начал ещё больше, правда по особенному, волноваться за себя, но уже по другому поводу.
  Там, на входе, поводом для его волнения служила его незначительность и мелкота, которая на входе будет принята как самое в нём значительное качество, и поэтому ему путь внутрь здания будет заказан, тогда как сейчас его обуревали обратного рода сомнения. Теперь он опасался некой, ещё даже ему неизвестной значительности, типа суперсилы, которая была кем-то в нём замечена, и теперь по этой причине на него постараются накинуть ярмо. И вот этот-то вопрос, касающийся его супер способностей, чрезвычайно взволновал Константина.
  - И что это за способности такие, за которые меня и никого другого, позвали на этот этаж? - с теплотой в душе от осознания своей избранности, не слишком вопросительно, а констатируя факт всего с собой происходящего, задался вопросом Константин.
  - Супер способности! Хм. Дурак ты, Константин, и больше никто. - Вот не может быть такого, чтобы изнутри Константина, кто-нибудь да не постучал и не напомнил ему, что он всего лишь человек, и при этом глупый. А Константин и разговаривать не желает с тем, кто не может увидеть очевидности. А очевидность такова - он идёт по мягкому ковру на самом высоком этаже первейшего небоскрёба "Сити", и никто другой. А это одно уже говорит о том, что он не дурак.
  На что ответа и не последовало, и не потому, что сказать там нечего было этому самодовольному Константину, а просто Константин практически достиг пункта своего назначения, дверей, которые перед самым его подходом раскрылись (как будто кто-то там отслеживал его ход, и когда Константин приблизился к дверям, то они и открылись). И как только двери раскрылись, то на пороге входа во внутреннее пространство кабинета, возник человек серьёзной наружности и внешнего вида, где ничего не было лишнего, одна целеустремлённость взгляда на Константина. Который в один взгляд этого типа был прочитан им и взят на визуальный контроль.
  А Константина пробрало холодком этого взгляда, а сам он остановился в ожидании на свой счёт решения со стороны этого типа.
  - Проходите, вас ждут. - Подчёркнуто вежливо сказал человек в проходе, пропуская Константина внутрь кабинета. Константин проходит мимо этого типа и только тогда когда его минует и оказывается внутри кабинета, то может сконцентрировать свой взгляд на внутреннем интерьере этого кабинета для совещаний. Впрочем, задерживаться взглядом здесь особо не на чем, сегодня интерьерным балом правит хайтековый минимализм, на котором настаивает экономическая целесообразность.
  Так вдоль панорамного окна, являющегося составной частью одной из стен, своё протяжённое место занимал стол с острыми углами, выполненный из стеклянной органики (за ним свои совещательные места занимали рядовые члены совета), который упирался в установленный под 90% стол, место за которым уже занимал глава этого совещательного совета. И на этом как бы всё, если не считать ряда стульев установленных у стенки напротив панорамного окна.
  Константин, быстро окинув внутренний интерьер этого кабинета и, не обнаружив в нём никого из того, кто мог бы его там ждать, - а стулья хоть и фигурально могли бы его ждать, всё же Константину сдаётся, что его сюда позвали не для того, чтобы посидеть на одном из стульев, - собрался было повернуться к тому типу на пороге и поинтересоваться у него, кого он имел в виду, когда говорил такие ожидающие слова на входе, но тут со стороны председательского стола, а если точнее, то от стены, у которой установлен этот стол, краем глаза Константина фиксируется некое движение и он вдруг замечает ранее незамеченное - встроенную там дверь.
  И вот эта дверь приоткрывается и из неё плавным шагом выходит человек само спокойствие и основательность, которого ничего в этом мире не беспокоит и он прекрасно знает, что от чего и куда движется. А обладая такими знания, зачем куда-то спешить, нужно всего лишь идти вот так плавно, как он идёт, со своим временем. И этот выдающийся человек всего в себе высокого, в том числе и роста, как физической необходимости для такой своей высокой содержательности, пройдя в эту дверь, плавно отпускает её на круги своя, а сам бесшумным шагом прямиком направляется к Константину.
  А Константин вроде как стоит совсем неподалёку от него, и этот человек находится в полной его видимости, но он почему-то видит только его общий образ, без своей внешней детализации. Правда, когда этот высокий человек к нему приблизился, то Константин успел для себя заметить острые во всём черты лица этого средних лет человека, явно являющимися физическими выражениями его внутреннего я, тоже во всём резкого и острого.
  - Прошу. - Указав на один из ближайших стульев за столом для совещаний, сказал этот высокий человек. И Константин, сочтя нужным принять это приглашение, занимает этот стул, тогда как высокий человек, кивком отдав команду тому типу на пороге, прикрыть дверь, обходит стол и занимает своё место на стуле на другой стороне стола. Усевшись на стул, он выдерживает внимательную к Константину паузу, после чего обращается к нему с вопросом. - Вы знаете, зачем вы здесь? - Что несколько удивительно слышать Константину, знающего лишь одно, что его сюда пригласили.
  - А может это ошибка! - Константина опять пробило ознобом сомнения. - Голос этого человека совсем не похож на голос того человека из трубки. И меня, скорей всего, с кем-то перепутали. - Но сейчас уже было поздно, да и возможно, что глупо упускать из рук выпавший шанс. Правда, что это за шанс и к чему всё это может привести, Константин не знал, но его иногда не остановить и он решил рискнуть, если что, то выдать себя за другого.
  - Если это не связано с моим родом профессиональной деятельности, то я даже не знаю, что насчёт всего этого думать. - Константин прибегнул к пространным формулировкам. Так что если эти люди насчёт него ошиблись, то он тут не причём.
  - Мне нравится ваш настрой на позитив. - Сказал высокий человек без всякого намёка на озвученный им позитив. И при этом совершенно для Константина непонятно, - что он хочет этим сказать?
  - Вы как я слышал, - продолжил говорить высокий человек, - специализируетесь в области страховых случаев. Это так? - спросил высокий человек.
  - Так. - Подтвердил Константин, догадавшись, что он был принят здесь не по ошибке.
  - Я, знаете ли, человек деловой, и, исходя из этой своей данности, подхожу ко всякому делу со своей долей расчётливости. Другими словами, прежде чем я принимаю какое-нибудь решение, я вначале должен предварительно ознакомиться со всеми аспектами предстоящего дела. Так дело обстоит и с вопросом своего страхования. Для начала я должен как следует разобраться, что это на самом деле такое, а уж затем принять для себя решение застраховаться. Я достаточно понятно изъясняюсь? - спросил Константина высокий человек. И хотя, в общем, для Константина всё понятно, - этот высокий человек, несмотря на своё высокое положение в иерархии человеческой жизни, жлоб каких ещё поискать (на всём хочет заработать, экономист чёртов), - его не покидает какое-то странное чувство тревоги. Какая-то странность прослеживается в словах этого человека. Правда, мысль о его жлобстве несколько успокоила и приободрила Константина.
   - Этим людям из поднебесья, ничто человеческое не чуждо. Они также как и мы, склонны к дурным поступкам, носятся везде со своей гордыней на лице, пребывают в иллюзии своей богоизбранности, любят посплетничать, и так же неряшливы. - Заметив отсутствие пуговицы на рукаве пиджака высокого человека (на одном рукаве было две пуговица, а на другом одна, вот и вся неряшливая арифметика), Константин ещё больше приободрился.
  - Да, мне всё понятно. - Даёт свой ответ на вопрос высокого человека Константин.
  - Тогда к сути моего дела. - Сказал высокий человек. - Я ко всякому делу подхожу системно, с выработкой стратегии и алгоритма дальнейших действий. Ну а так как предстоящее мне дело для меня ново и незнакомо, то я решил начать с малого. Так для начала, я хотел бы сделать небольшой страховой взнос в это незнакомое для меня дело страхования. - Не сводя своего взгляда с Константина, пустился в объяснения высокий человек. А Константин с первых его слов о небольшой взносе, поздравил себя с тем, какой он оказывается проницательный человек. Мигом распознал в этом типе первейшего скупца и стяжателя. - Что и следовало ожидать. - Горько усмехнулся про себя Константин, уже было обрадовавшись, что здесь-то он сумеет заработать.
  Тем временем высокий человек продолжает свои рассуждения. - Так как я всех нюансов дела страхования ещё не знаю, то я решил, что лучше всего к делу понимания процесса страхования подойти путём практики. Что это значит в реальности? Объясню. Я, как лицо, которому желается застраховаться, выбрал для себя одно из направлений страхований. А вы, как представитель института страхования, проведёте меня по всем пунктам этого процесса. Что на это скажите? - задался вопросом высокий человек.
  - Мне не совсем понятно, что вы хотите. - Сказал Константин.
  - Если вам нужны детали, - сказал высокий человек, откинувшись на спинку стула, - то я хочу... - здесь высокий человек сбился с хода своей мысли и задумался. Но совсем на немного, и он, разобравшись с тем затруднением, которое заставило его запнуться на слове, вновь берёт слово. - Я, видите ли, мыслю проектами, - говорит он, - это я говорю вам, чтобы между нами в последствии не возникло никому не нужного недопонимания, - сделал оговорку высокий человек, - и мой новый проект называется "Совершенная спутница". - Высокий человек сделал целевую паузу для Константина, чтобы он осознал важность этого момента, где его посвятили в одну из тайн людей, стоящих за двигателем этого мира, прогрессом, после чего продолжил. - Любое начинание, а особенно прорывное, не любит гласности, так что я надеюсь на вашу порядочность, - с холодным светом в глазах посмотрел высокий человек на Константина, что того даже обдало холодком, - а с нашей стороны в сторону конфиденциальности этого проекта, уже приняты все надлежащие меры. Так что для всех вы будете наняты, как страховой агент ("Платить нормально не хочет, - всё понял за высокого человека Константин"), в чьи обязанности будет входить страховое обеспечение нового проекта. В чём суть проекта, то до поры, до времени, и вашей должной проверки, мы не можем себе позволить раскрывать все его детали. Так что вас посвятят только в часть общего, где для вас будет выделена своя область рабочей ответственности, где вы и будете трудиться. - Высокий человек сделал знаковую паузу и своим следующим заявлением сумел удивить Константина.
  - Мы для начала, чтобы убедиться в вашей должной квалификации, решили предложить вам проявить себя в деле страхования брака. Предположим, моего. Ведь если хочешь вникнуть в суть какого-либо дела, то нужно всё через себя пропускать. - Сделал важное замечание высокий человек, после чего пустился обосновывать свой выбор этого предмета страхования. - Мне, кажется, что этот вид страхования (по причине того, что в нём приходится учитывать не только независимые от умственной деятельности человека природные факторы, но и интеллект другого человека) включает в себя все страховые случаи из жизни и, разобравшись с этим страховым случаем, я буду всё знать о страховании. - Константин не скрывает своё удивление и затруднение, вызванное этим странным предложением высокого человека. С коим он, после небольшого размышления даёт ответ.
  - Знаете, - заговорил Константин, - я пока ещё не знаю всех деталей вашего предложения, может я в чём-то не так вас понял, но из того, что я от вас услышал, я могу предложить лишь следующее. Лучшей страховкой от негативных последствий брака, служит предварительно составленный брачный договор. А это значит, что по этому вопросу вам лучше всего обратиться в юридическую фирму, занимающуюся данным видом деятельности. Я немного не по тому профилю работаю.
  Но у высокого человека на это имеется своё, иное мнение. - Я понимаю ваше затруднение моего понимания, - говорит высокий человек, - но дело в том, что в таком договоре всего не пропишешь, а в частности все эти страховые случаи. И вот в этой части мне и нужна ваша предусмотрительная помощь.
  - Ну, всего предвидеть по факту нашей действительности невозможно. - Говорит как само собой разумеющееся Константин.
  А вот высокий человек вновь считает иначе. - Разве. - С сомнением к словам Константина говорит высокий человек. - А я вот думаю по-другому и иначе. Если мир существует и живёт в своей закономерности (это его плоскость измерения), то любой шаг его дальнейшей действительности просчитываем. Для этого есть все необходимые формулы и алгоритмы. И нужно лишь знать, как их применить. - А на Константина, и непонятно что нашло, и он решил не просто высказать своё мнение, а он вдруг взялся за возражения. Да ещё за такие, какие никто в этих стенах никто себе не позволял перед лицом этого могущественного человека. Которому стоит только подать знак человеку в дверях мускулистой и угрюмой наружности, как через минуту другую Константина и поминай, как звали. И никто на всём белом свете, а в частности те, кто имел о Константине хоть какое-то представление (та же Лилиан), не узнает, куда это запропастился Константин, человек, если честно, не слишком надёжный по разумению подруги Лилиан, Анжелы, и вечно куда-то в непонятную неё даль поглядывающий.
  - Ясно одно, что он смотрел не в пустую, а нашёл в этой неизвестной дали для себя другую дуру. - Вот так бы за пропащего Константина все заинтересованные в нём лица решили. И единственное, что всех интересовало, с чего это Константин решил, что он там, в дали, будет счастлив; и ещё один немаловажный момент, а как насчёт выплаты алиментов?
  Но видимо Константин обо всём этом не подумал, вот и повёл себя не слишком благоразумно. - Я, - вот так не подумавши говорит Константин, - не думаю. - И, пожалуй, в этом его ответе есть своя некая глубинная истина. И его собеседник, высокий человек, хоть и покоробился дерзостью такого ответа Константина, но не повёл в сторону мускулистого человека на дверях бровью (это был знак, хватай эту сволочь в охапку, и в подвальный этаж, прямо в печь котельной), а с суровым видом отстучал свой бескомпромиссный ответ.
  - Я привык апеллировать проверенными не раз фактами, так что извольте обосновать ваш ответ. - Проговорил свой ответ высокий человек. А Константин и не внемлет голосу разума и продолжает безумствовать. Так он посмел себе отвести взгляд от высокого человека, ничего подобного себе не позволяющего и продолжающего быть весь во внимании к Константину, и окинуть изучающим взглядом этот офисный кабинет. И при этом таким оценочным видом, как будто у него есть претензии к этому, аптекарская чистота стоит вокруг, кабинету. Отчего высокий человек даже на мгновение потерял возможность анализировать происходящее, так он был обескуражен поведением Константина.
  А Константин, как только таким способом продемонстрировал независимость своей мысли, возвращается к высокому человеку и с гонором человека что-то решающего, или имеющего право на своё мнение, сделав обзорный кивок, говорит. - Да вот хотя бы место моего приёма.
  - Что не так? - сам себе удивляется высокий человек, вынужденный следовать по следу чужой инициативы, а не как обычно, вести весь процесс.
  - Вы, пригласив меня сюда, явно не предусмотрели то, хотя всё это лежало на поверхности, - правда, тут нет ничего зазорного, это самое сложное, принять во внимание то, что прямо на это напрашивается, - сделал оговорку Константин, - что тем самым выдадите свою состоятельность, разожгя во мне алчность. И как результат, мой ценник кратно вырос в сравнении с тем счётом, который я бы вам выписал, встреться мы с вами, где попроще.
  И тут к удивлению Константина, на лице высокого человека проявляется улыбка, и он лёгким смешком выказывает своё одобрение Константину.
  - Вот ты-то, тот, кто мне и нужен. - Сказал высокий человек уже не с прежней серьёзностью, а слегка смягченной обстоятельствами своего удовлетворения, к которым привёл ответ Константина. - Не зря мне тебя посоветовал случай. - А вот это добавление вызвало у Константина заинтересованность. - Как это? - спросил Константин. На что высокий человек поднимается со стула, выходит из-за стола и подходит к панорамному окну. Здесь он на мгновение замирает, глядя в дальние просторы, после чего оборачивается к Константину, и заводит разговор:
  - Советников, которых у меня ещё недавно было хоть отбавляй, я всех до единого сократил, по причине их бессодержательности и бесполезности. А как их оставлять, если они толком не могут дать ответ на самый простой вопрос: "Если ваши советы дельные, то почему я до сих пор нуждаюсь в ваших советах? А если они бестолковые, то какого(!) вы ещё здесь?". К тому же я не привык жить чужим умом, со своими советами. Это, как минимум, спорно. Чужой ум никогда не может избавиться от своей субъективности, и в случае необходимости выбора, само собой выберет себя. - Высокий человек сделал задумчивую паузу, где он на немного углубился в пучины своих мыслей. После чего выходит из своего погружения и с по-новому осознанным лицом обращается к Константину.
  - А ведь они мне сказали тоже самое, что и ты. - С лёгкой усмешкой сказал высокий человек. - Всего предусмотреть невозможно и все жизненные ситуации и случаи не предвидеть. И тут меня в один момент откровением озаряет. "А как насчёт того, чтобы предусмотреть сам непредвиденный случай и на основании него отталкиваться", - говорю я им. А советники только руки в непонимании разводят и спрашивают. - Как это?
  "Всё как нельзя просто, - говорю я и достаю монету". - На этом месте высокий человек вынимает из кармана пиджака монету и показывает её со своего места Константину. Это, как видит Константин, не современная монета, а она несколько больше современных монет, ходящих сегодня в обращении. А вот когда высокий человек покрутил её в руке, и в глаза Константину бросилась в глаза олимпийская эмблема из пяти колец, то он догадался, что это за монета - это олимпийский рубль из своего исторического прошлого.
  Высокий человек между тем продолжает свой рассказ. - Затем я подхожу к окну. Правда, в нашем случае это не нужно делать, - делает оговорку высокий человек, - Открываю окно, - говорит высокий человек, сопровождая свои действия по открытию окна. Затем он с головой выглядывает в окно, так задерживается на мгновение, возвращается оттуда возбуждённый высотой и действием ветра, и смотрит на Константина. - Дальше я отправляю своего человека вниз, чтобы он там, внизу, отыскал того самого счастливчика, на кого укажет его сиятельство случай. И как завершающий штрих, я создаю случай. - С этими словами высокий человек перекидывает руку через рамку окна, на мгновение задерживает руку за окном, чтобы Константин убедился, что здесь нет никакого обмана, и выпускает из руки монету.
  А вот это действие высокого человека, вдруг спохватило на месте Константина, в момент подскочившего со стула, и запоздало закричавшего: Да так нельзя, она может кого-то там убить!
  Высокий человек с не пробивной хладнокровностью, да ещё и с удивлением во взгляде на это странное беспокойство Константина, на него посмотрел, и рассудительным тоном голоса утихомирил Константина. - Знаете, меня такого же рода мысль посетила, когда я вот также в первый раз перекинул свою руку с монетой в руках, а никто из находящихся в кабинете советников меня и не думал останавливать. - Сказал высокий человек. - А я так стою и жду от них хоть какой-то реакции. Но её всё нет и нет. И тогда знаете, что я сделал? - обращается с вопросом к Константину высокий человек. А Константину откуда это знать, и он естественно не знает.
  А высокий человек не даёт словесный ответ, а он, подойдя к столу, к потрясению Константина кладёт на стол ту самую олимпийскую монету, которая была им выброшена из окна, а сам уперевшись руками в стол, смотрит на Константина. Константин же во все глаза смотрит на монету (может это другая, но нет, она) и вдруг ему в обзор его глаз попадается один из рукавов костюма высокого человека. И вот чёрт! Теперь там вообще отсутствовали пуговицы. А как помнил Константин, ещё поначалу обративший вниманию на эту странную небрежность в костюме столь важного человека, не допускающего своим высоким положением в себе и вокруг себя никакого непорядка, и всё в нём на своём месте и упорядочено, то на него с рукава пиджака высокого человека тогда смотрела одна пуговица, а сейчас её уже нет. А если провести свои логические параллели, то выходит, что высокий человек пуговицами с рукава пиджака подменял монету в руке и тем самым вгонял в мандраж или своё умственное застопорение людей с сердцем.
  Высокий человек видимо уловил в лице Константина понимание этого фокуса и поэтому взялся за своё объяснение того, что к этому привело. И только не надо думать, что человеколюбие и сочувствие к тем людям, кого отметит, таким образом, случай, а всё дело куда как прозаичней. Слишком уж человек нынешней фармации не благодарен и от него не дождёшься никакого дельного конструктива, когда этого человека, в один ошеломляющий его момент, вгоняет прямиком в землю через колени, даже не попавшая в него, а пролетевшая мимо и упавшая рядом на мостовой, свалившаяся со своих чёртовых куличек монета. И этот осчастливленный судьбоносным выбором человек, не только в момент потерял в себе весу, а он весь здравый смысл в своём лице растерял и своей неготовностью соображать, не представлял никакого интересу.
  Ну а те из случайных людей, кто оказывался не так близко от места падения этой судьбоносной монеты, когда узнавали от подошедшего к ним подручного высокого человека, какое им счастье выпало сверху (а ведь им что-то подсказывало, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке и значит, нечего тянуть свои руки к обнаруженной на мостовой монете), то они в миг прикидывались людьми несамостоятельными на умственную деятельность (их нужно было заводить), и начинали крутить пальцем у своего виска, делая удивительные выводы. - Там наверху, что, у всех свистит.
  - Правда были и такие, кого видимо в тот момент так приблизило к сущему, что им удалось заглянуть за пределы откровений, и их ответы были в чём-то пророческими. - Продолжил свои объяснения высокий человек. - "Ты, говорили эти люди, озарённые будущим, своей смертью точно не помрёшь". И хотя такой их ответ мне пришёлся по душе, но я живу по разуму, и я счёл, что такого рода подход к выбору случая, не слишком эффективен. И я решил ввести аналоговый эквивалент монете судьбы, этому моему философскому камню. - Высокий человек на мгновение задержал своё внимание на лежащей перед ним и Константином монете, и продолжил.
  - Я для большего привлечения внимания судьбы, любящей эффектную картинку, и чтобы имелся шанс обойти предопределённость, - в наличие должна иметься сеть из разветвлений дорог выбора, - решил использовать бумажную купюру. Но уже большего достоинства, чтобы человек не оставался простым статистом, на кого укажет судьба своим перстом, а он мог бы побороться за предоставленный ему шанс на удачу. - На этом месте высокий человек вынимает из кармана пятитысячную купюру, кладёт её рядом с рублём, фиксирует взглядом, затем берёт её в руки и начинает сгибать купюру по своему разумению. В результате чего выходит оригами в виде самолётика.
  Высокий человек взглядом довольства творца окидывает взглядом самолётик, после чего бросает взгляд на Константина и подходит к раскрытому окну. И держа самолётик в готовности к взлёту, оттуда пускается в продолжение своего рассказа.
  - И вот последний полёт моего самолётика и нашёл для меня настоящий случай, который и привёл меня в итоге к тебе. - Глядя на Константина, сказал высокий человек. - Человек, на чьей верхушке головы полной кудрей, и на ком нашёл для себя посадку мой самолётик, после того как был обнаружен моим человеком и затем, там же предстал передо мной, - мне пришлось спуститься вниз, к нему; слишком интригующе настырен был он, сказав моему человеку, что он там, наверху, не скажет того, что скажет здесь (Тем меня и взял). - Сделал оговорку высокий человек, видно до сих пор находящийся в сомнении насчёт этой диалектической уловки того мошеннического вида типа. Он в ответ на вопрос высокого человека: "И в чём бы состояла разница между сейчас тобою сказанным и тем, что ты бы мне не сказал там, наверху?", хитро так посмотрел на высокого человека и снисходительно так спросил: А разве непонятно?
  А если бы высокому человеку было понятно, то он, наверное, не спрашивал. Так что ему непонятно. На что этот ловкий на словесные выражения человек говорит, что те же слова, сказанные в разных местах, звучат по-разному и оттого понимаются иначе. Вот что он имел в виду, когда это говорил. В общем, ловок и ленив до предела.
  Что же насчёт того, что он сказал высокому человеку, то он с подхода высокого человека к нему, сидящему на скамейке, - он почем-то утверждает, что в ногах правды нет (а как быть, если ты, а точнее он, лжив до кончиков ногтей и в нём правды от рождения не наблюдается), - не дав высокому человеку на него осмотреться, проанализировать его и на основе всего этого задать свой вопрос (как правило, он относился к подручному высокого человека и звучал так: Ты разве не видишь, что это не тот случай), сбивает его с толку своим обращением.
  - А тебе видно совсем скучно. - Прямо в точку попадает этот тип, обращаясь к высокому человеку. - И высокий человек, явно что-то подобное за собой подозревая, - всё до чёртиков надоело и даже пользоваться своими возможностями, служебным положением и властью стало не в радость, - когда услышал этот свой диагноз, оформленный в слова, даже на мгновение растерялся и в своей растерянности задался вопросом: И, что ты мне посоветуешь делать?
  Этот кудрявый тип, скорей всего, с такими же всколоченными мыслями, поднялся на ноги, вынул из бумажного пакета, что был у него в руке, пластмассовую бутылку брендового названия газировки, наполовину наполненную похожим на этот узнаваемый бренд напитком, открутил крышку и, знаково посмотрев на высокого человека, спросил его. - А ты мне скажи, что у меня в этой бутылке. И тогда я, быть может, отвечу на твой вопрос. - А высокий человек видимо никогда раньше не встречался вот так лицом к лицу с таким воплощением дерзости и неуважения к нему, что он ещё больше растерялся и не потребовал от своего подручного убрать с глаз долой этого нахала, предварительно забрав у него эту бутылку, для проведения бактериологическо-химического анализа.
  Нужно же определить источник появления столь невыносимой дерзости для высоких людей у такого рода низких людей. А то не доглядишь за их кислотно-щелочным балансом во рту, и они подхватят вирус недовольства замешанного на такого рода дерзости и начнут себя вести не так, как предусмотрено установленными правилами проживания местного общества - те, кто вверху, снисходительно смотрят на тех, кто внизу, а те, кто внизу, задрав голову в благоговении вверх, греются в лучах славы этих поднебесных небожителей.
  Но высокий человек хоть и растерян, но его расчётливость и рассудительность всегда при нём как неотъемлемая часть его существа. И он принимается за свои рассуждения. - Все внешние признаки напитка, цвет, загазированность, и неуловимое убеждение, что это он, указывают на то, что в бутылке находится именно заявленный этикеткой напиток. - Раздумал высокий человек. - А вот не совсем внятный и рассудительный вид этого человека себе на уме, да ещё то, что бутылка было спрятана в бумажный пакет, указывает на то, что там, в бутылке, может быть всё что угодно. Тем более, он бы не стал у меня об этом спрашивать, если бы ответ на этот вопрос был очевиден. - На этом месте высокий человек упёрся в свой логический тупик. Выход из которого, исходя из одной только логики, не найти, и здесь помочь может только случай.
  Так этот ловкач с бутылкой, пребывая в отличном состоянии духа (вон как ловко он вогнал в стресс большого человека) излишне расслабится и в результате этого, запнётся об свои ноги и, упав на обочину тротуара, выронит из рук бутылку и разольёт её. А вот по этому исходу можно будет сделать подтверждающие ту или иную версию ответа выводы.
  И если этот смутьян с бутылкой, с надрывом в голосе и со страданиями в лице, выкрикнет: "Моё лекарство!", то можно не сомневаться в том, что там была налита совсем иного рода и качества жидкость, нежели просто газировка. Ну а если вытекшая из бутылки жидкость выжжет вокруг себя асфальт, то тогда там точно газировка, и даже высокому человеку станет немного обидно за этого, вроде бы взрослого человека, который лучше бы со смыслом не берёг свою печень, а не так беспечно.
  Но как в жизни всегда бывает, вместо самых лежащих на поверхности случаев, выбор пал на самый не просматриваемый в данный момент случай. И этот тип смутьянской наружности, не захотел упасть, а обратился к высокому человеку. - Что, реальность при всей своей очевидности, не так очевидна? - спрашивает этот смутьян высокого человека. И высокий человек вынужден с ним согласиться. - А чем это не выход из твоего скучнейшего положения. Создавай свою очевидность. Это занятие, как мне по тебе видится, тебе по плечу.
  И это предложение незнакомца смутьянского саморазумения, показалось заманчивым высокому человеку. На чём тот не останавливается, а углубляется в частности. - Ну а самый обычный человек, - говорю в порядке ознакомления, и вам может пригодиться в будущем, - в таких случаях принимается за преодоление условного себя, человека, ограниченного рамками жизни и главное самого себя. Так, к примеру, величайшие умельцы по преодолению всех этих рукотворных трудностей и само собой скуки, иллюзионисты, да тот же Гудини, связывал себя что есть силы всеми возможными ограничениями, в том числе и цепями, и погруженный в ящик, а затем в реку, пока есть воздух в лёгких и в ящике, искал для себя выход их этой ловушки, в которую он себя сам и загнал по причине своей непоседливости и большого таланта фантазии по борьбе со скукой.
  - Ты же, - уже обратился на прямую к высокому человеку этот, не просто смутьян всякой упорядоченной мысли, а как сейчас выясняется, то и провокатор на безумные поступки, - я вижу, человек могущественный, и чтобы тебя развеять, тебе нужно ставить перед собой задачи до невозможности невыполнимые. И если тебе удастся создать такие невозможные для себя ограничения, то, пожалуй, ты сможешь оправиться от своей скуки. - Смутьян замолчал, и не по тому, что у него слова кончились, а ему, видите ли, захотелось смочить своё горло. И как по его выходу из этой связи с бутылкой выясняется, то там точно не газировка. А зачем тогда он так паскудно поморщился. - Хотя если это не игра с его стороны, - в момент сообразил высокий человек, уже отчасти взявший на вооружение слова смутьяна об очевидности.
  А то, что ему(высокому человеку) так легко это далось, то его жизнь была тоже не сахар, а больше влияющий на внутреннюю потенцию сахарозаменитель. И такая его реальность с частичной подменой и заменой её настоящей сути на более обтекаемые по своей себестоимости вещи, где совсем не очевидно, что под тобой завтра кресло не зашатается в виду падения рынков и потери лица черед падение ликвидности акций крупнейшего инвестиционного фонда, во главе которого он стоит, можно сказать, подготовила его к такого рода реализации себя, к критическому отношению к настоящему. И встреча с этим типом послужила для него своим спусковым крючком, для формирования своей очевидности.
  - Хочешь сказать, что мне стоит попробовать себя в качестве фокусника? - вот так околично спросил этого смутьяна высокий человек. Смутьян оценивающе посмотрел на высокого человека, и со свойственной ему дерзостью сказал. - Почему бы и нет, если к этому есть все природные задатки. - Высокий человек чуть было не вспылил, услышав в свой адрес такое. Что уж поделать, никому почему-то не нравится, когда их сравнивают с клоунами, или видят в них больших фокусников. А ведь сами от души смеются и отдыхают, наблюдая за их представлениями. Но высокий человек умеет сдерживать в себе эмоции и гнев, и он только интересуется у смутьяна:
  - И чем я должен себя связать, как думаешь?
  - Если тебе мало того, чем ты и так по гроб своей жизни уже связан, - кивнув в сторону небоскрёба, в котором находился офис высокого человека, проговорил смутьян, - то тогда самыми крепчайшими на свете верёвками - связью с человеком.
  - Что это значит? - спрашивает высокий человек, делая вид или в самом деле не понимая, о чём ему тут говорят.
  - А ты попробуй жениться. - С какой-то прямо издёвкой говорит этот тип, так многозначительно прищурившись, как будто он много чего знает о высоком человеке, в том числе и то, что не всем знать положено и чего только он один знает. - И кто ему вообще сказал, что я уже... это самое, - начал сбиваться в мыслях высокий человек, - не женат. - А этот смутьян, прищурившийся прямо в самую душу высокого человека, вычитывает там все его душевные сомнения, скорей всего, настоянные на одиночестве, как на настоящем источнике его скуки, и предупреждает возможное возмущение высокого человека. - Не женат же? - вопрошает этот смутьян. А высокий человек не обязан ни перед кем отчитываться, кроме налоговой службы и советом акционеров, и он со словами: "Деньги можете оставить себе", разворачивается и отправляется к себе.
  - Это что получается, что бывали и обратного характера случаи, даже когда они были связаны с травматизмом голов счастливчиков? - нет предела понимания Константина такого рода скупцов.
  - Вот эта встреча и привела меня к этому итоговому решению. Для начала застраховаться. - Сказал высокий человек, выпустив в окно денежный самолётик. Но Константин даже не сомневался в том, что этот самолётик далеко не улетит. Его обязательно где-нибудь по приземлению перехватят установленные там, на земле, высоким человеком люди.
  - Ну так, что скажите? - подойдя к столу, спросил Константина высокий человек.
  - Мне всё-таки непонятно, как вы на меня вышли, или будь по-вашему, на меня указал случай. - Поинтересовался Константин. Высокий человек выказывает непонимание, как можно таких очевидных вещей не узреть. И он со словами: "Всё проще, чем вы думаете", направляется к председательскому столу, открывает в нём, имевшийся ящик и вынимает оттуда толстый справочник. Затем он его бросает на стол, смотрит на Константина и говорит. - Берёте первый попавшийся вам на глаза палец, - высокий человек поднимает ладонь руки перед собой (а Константин только сейчас почему-то замечает на его руках перчатки - может оттого, что они были из бежевой замши), смотрит на руку и с усмешкой замечает, - почему-то всегда первым замечается указательный палец. - После чего высокий человек переводит свой взгляд на Константина и подводит итог своим действиям. - И тыкаете им туда, в справочник, куда он попадёт. - С чем он пробирается в середину справочника, затем второй рукой открывает его и смотрит туда.
  - Хм, интересно. - После небольшого изучения говорит высокий человек. Но вот что ему там показалось интересным, он не стал распространяться, а вернулся обратно к Константину и обратился к нему. - Так на чём мы остановимся? - спрашивает он.
  - Мне надо подумать. - Сказал, приподымаясь из-за стола Константин.
  - Скажу, что это самый здравомыслящий ответ. - В ответ сказал высокий человек. - У вас есть ещё какие-нибудь вопросы ко мне, которые бы поспособствовали вашему решению насчёт моего предложения. - Обратился с вопросом к Константину высокий человек.
  - Вопросы? - задумчиво повторил вопрос Константин. - Да, есть один. - После небольшого размышления сказал Константин.
  - Я слушаю. - Со всем вниманием к нему обращается человек.
  - А что насчёт невесты. Она хоть есть в наличии, или ... - но начавшийся на бравурных нотках и отчасти как шутка вопрос Константина, оборвался на полуслове, когда Константин увидел лицо высокого человека, даже не скрывающего своего непонимания Константина, которому посвятили столько своего драгоценного времени, и как казалось высокому человеку, всё по полочкам разложили и объяснили, что он человек благоразумный и во всём предусмотрительный. И какая может быть ещё невеста, когда он находится в самом начале этого процесса. И высокому человеку для жирной точки в резюме Константина оставалось с укором покачать головой и сказать. - Ну, вы, Константин, меня удручаете своей непроходимой тупостью и безмозговостью. Уж лучше бы помолчали, умнее бы выглядели. И я уж и не знаю теперь, стоит ли мне поручать вам это дело, которое могло бы на всю вашу оставшуюся жизнь вас обеспечить, или выкинуть мысль о вас в окно, как эту монету. - И тут взгляды обоих возвращаются к лежащей на столе судьбоносной монете, этому философскому камню, об который ни одна голова была поломана.
  - Ах, да! - Вдруг спохватывается высокий человек. - Это вам. - Говорит высокий человек и, нажав пальцем руки на монету, приближает её к Константину. А Константин, наблюдая за всеми этими действиям высокого человека, и не знает, что обо всём этом думать. Правда одна мыль у него всё-таки в один момент затесалась в голову.
  - По ходу этой монетой ни одна голова внизу была разбита, - возможно, что сильно несправедливо и паскудно рассудил сейчас Константин, но он в данный момент по-другому и не соображал, как себя подстраховать, - и этот тип ищет на кого все стрелки перевести. Так вот почему он в перчатках! - Константина осенило догадкой. - Что б отпечатков пальцев на ней не делать. А вот только я за неё возьмусь и тем самым наслежу, то тут они за меня и возьмутся, отдав за хорошие наградные в полицию.
  "Наконец-то, был схвачен в тиски правосудия этот негодяй и выноситель людского мозга. И всё благодаря моей ловкости и отчасти риску, на который я согласился себя подвергнуть, выступив подсадной уткой для этого безжалостного ко всему движущемуся, недочеловека, - мне пришлось с неприкрытой головой столько времени гулять по округе, вызывая его огонь на себя, - который столько времени держал в страхе всю округу "Сити", не давая спокойно работать бирже, раз за разом разя головы самых уважаемых людей "Сити" своим орудием мщения, этим рублём", - выступит с речью высокий человек перед всем "Сити", на наскоро собранной конференции, держа в одной руке скрученного Константина, а в другой руке этот злосчастный рубль.
  "И когда жертвой мстительности этого антигероя стал павший в самое своё не хочу и притом в грязь лицом, всеми нами уважаемый, председатель нашей фондовой биржи, Герман Грех с ним, то чаша моего терпения переполнилась, и я так и сказал своим подчинённым: "Всё, хватит убегать от судьбы, нося над головой зонт", и оставил в угол кабинета зонт. И вы, наверняка, понимаете всю степень мою обеспокоенности и тревоги за судьбы наших инвесторов и людей в одном лице, которые уже начали испытывать нервозность и волнение, когда спад на рынке ипотечных займов, вновь начал демонстрировать тенденцию к падению.
  И всё это на фоне падений цен на чёрное золото. Что ещё подогревалось слухами о личности этого тайного мстителя, действующего не как псих одиночка, а за ним стояла целая группа людей-инвесторов, заинтересованная в падении рынка и желающей на фоне всей этой нервозности и падения акций, скупить всё с большим для себя дисконтом. Так что у меня особого выхода не было, как выйти на улицу беззащитным, с открытой головой. Так вот, о моём героизме я сообщил и на этом будет достаточно. Ну а дальнейших деталях дела, пока идёт следствие, я не уполномочен говорить", - вот таким способом высокий человек подведёт Константина под монастырь.
  А задавать себе вопрос: "И зачем ему всё это надо?", разве благоразумно, когда высокий человек уже всё Константину объяснил - ему скучно жить, вот он и ищет для себя развлечения. А посадить Константина на всю его дальнейшую жизнь в камеру, а самому постичь радость утех и удовольствий с его Лилиан, вот поистине будет развлечение и удовольствие. Правда у Константина есть выбор - он может не брать монету и прямиком сигануть в окно, ведь для чего-то оно открывалось. И не надо себя обманывать, что для того, чтобы с Константином выкинуть вот этот фокус. - Фокус! Это всё часть некоего фокуса! - Константина вдруг озарила пока ещё не до конца оформленная в смысл мысль. И Константин, глядя глаза в глаза высокому человеку, берёт рубль, кладёт его в карман пиджака и ждёт на свой счёт решения от высокого человека.
  - Тогда до следующей встречи. - Говорит высокий человек. - Аш, проводи нашего гостя. - Обратившись к человеку в дверях, высокий человек покидает кабинет прежним, что и заходил способом, через дверь в стене.
  Обратный путь Константина пролетел для него незаметно, и даже по выходу из самого здания, где на него во все глаза обращал внимание Николай, тот очень беспокоящийся за безопасность людей в этом здании сотрудник службы безопасности, он не придал никакого значение этому факту своей признательности со стороны Николая. Чем вывел того из душевного равновесия. - Одного приглашения наверх достаточно, чтобы человек в доску забурел и перестал вокруг себя людей замечать. - Со злостью и отчасти с завистью, Николай посмотрел в спину Константину, человеку, приближённому к людям избранными властью и могуществом. И по Николаю было видно, что он бы был не прочь и сам забуреть. А уж стоит ему дать возможность и все основания забуреть, то тут ему на этом поприще равных вряд ли сыщешь.
  И, наверное, и сами люди с верхних этажей, те, кто при власти и могуществе, сторонились бы этого забуревшего Николая, который так исчерпывающе дух обмерит тебя ничтожного своим взглядом презрения, посмей ты ему дорогу перейти, что сам произвольно в штанах теряешься. А ещё у него есть при себе кулачищи, которыми он может добавить вам уверенности в том, что не стоит вам расходиться с ним взглядами на себя ничтожество. А так как эти люди при власти и влиянии, преотлично знают, что творит с людьми толика власти и признания, - по себе, сволочи из сволочей знаю, - то они в этом деле крайне избирательны и только при крайней необходимости, через своё признание дают такую возможность забуреть людям из низов.
  Константин между тем оказался на улице, где лёгкий ветерок, а других степеней его порывов в этих местах и не наблюдается (разве только когда рынки охватывает рецессия и пошли свои падения вслед за падением столбика барометра, и начинается буря), только чуть-чуть освежил его голову. Чего было явно недостаточно, чтобы привести в порядок его мысли.
  - Что всё это было? - задался к себе вопросом Константин, только сейчас ощутив нереальность произошедшего там, наверху. И чем больше Константин углублялся мыслями в то, что там происходило в кабинете, то больше ему не верилось, что это происходило на самом деле. - Да разве люди серьёзные и при таких должностях, могут, таким образом, себя вести и мыслить? - вопросил себя Константин. - Или это всё какая-то странная шутка, или...- Но здесь Константин себя оборвал, посмотрев на прилегающую к зданию небоскрёба открытую площадку, где в центре стояла скульптурная композиция, изображавшая одного из мифических богов, вроде как Гермеса, покровителя торговли. Далее же шли свои дорожные ответвления, ведшие в три стороны (четвёртая сторона находилась со стороны самого здания).
  И вот над тем, куда сейчас пойти, и задумался Константин. А почему это сейчас вызвало у него особенный интерес, так что-то в его голове как-то крепко зачесалось, и Константину головой вдруг почувствовалось, что сейчас было бы очень кстати, иметь при себе зонт, несмотря на солнечную погоду. А вот почему ему так подумалось, то он не хочет раскрывать все карты даже самому себе. И Константин искоса посмотрел в сторону верхних этажей и в самый неожиданный для себя и может ещё для кого-то момент, рванул с места и быстрым шагом направил свой ход подальше отсюда.
  Когда же Константин, после этого рывка, позволившего ему скоро удалиться на расчётное Константином расстояние от знакового небоскрёба, остановился, он повернулся, посмотрел на здание небоскрёба и вдруг от души рассмеялся. - Это уж совсем за гранью! - усмехнулся Константин, глядя в самую высь здания небоскрёба, в котором ему иллюзорно виделось раскрытое окно, с торчащей из него рукой, ждущей, когда Константин ослабит контроль над собой и тогда ему в голову кое-что прилетит.
  И хотя расстояние между Константином и зданием было более чем приличным и все физические законы настаивали на том, что совершенно невозможно добросить монету с такого расстояния до Константина, да ещё и очень точно, ему в самую голову, Константину почему-то спокойно не чувствовалось. А когда он нащупал монету у себя в кармане, то его мысль вообще такое выкинула. - А он ведь добросил монету и даже попал в тебя. - Вот такое пришло на ум Константину. А монета в его руках всё это доказывает. - И что это всё значит? - вопросил себя Константин. Но ответ на этот вопрос он уже знал - ему от них никуда не деться, даже захоти он сейчас выбросить монету. И поэтому Константин посмотрел на неё и не стал замахиваться, в желании закинуть её обратно в то самое окно, на самом верху небоскрёба (и что-то подсказывает Константину, что он бы это смог сделать), а положил обратно в карман пиджака. После чего он вынул телефон и вызвал по нему такси, и по его прибытию убыл в свой мир.
  И вот Константин вновь оказывается в городских кварталах близких ему по духу и они ему вообще знакомы, - вон кафетерий, в который он забегает за стаканчиком кофе на пути на работу, а вон чуть в дали, то многофункциональное здание, где их страховое агентство занимает один из этажей, - и он, окинув взглядом знакомые виды, облегчённо вздохнул знакомым воздухом своей беззаботности (как будто камень с души снял). Где нет такого напряжения мысли и чего ещё другого, как в том месте, где он только что был, где на тебя столько всего давит, - люди своими взглядами, монументальность и основательность зданий, возлагаемые на тебя надежды высоких людей и мало ли ещё чего, - и приходится постоянно быть начеку.
  - Зайти что ли. - Посмотрев на кафетерий, несколько запоздало вопросил себя Константин, уже направив свой ход туда. - Стаканчик кофе, да ещё отсюда, точно будет кстати. - Почему-то обрадовался Константин от этой мысли, берясь за ручку двери, ведущей в кафетерий. Зайдя в который, а точнее сказать, ещё только находясь на пути во внутреннее помещение кафетерия, то есть переступая порог, Константин уже почувствовал знакомый запах этого кафетерия. А ведь он никогда не придавал какого-либо значения таким отличительным особенностям этих мест на своём пути на работу или ещё куда. А вот сейчас заметил и почувствовал себя надёжнее что ли.
  Ну а по заходу внутрь, Константину захотелось непременно увидеть за кофе-машиной Марию и никого другого. И что может и удивительно для него, а для Марии, для которой это рабочая обыденность, не очень, то у кофе-машины стояла она и выполняла заказы на кофе. Константин же при виде её, а также выполнения своих тайных пожеланий, не скрываемо обрадовался и с этим выражением своей радости на лице подошёл к стойке, за которой стояла Мария и принимала заказы на кофе от клиентов.
  И вот Константин с этим своим радостным настроением подходит к стойке и с той беззаботностью, свойственной людям, ответившим для себя на все сложные вопросы, естественно глядя прямо в глаза Марии, как и любому другому человеку на её месте, делает заказ: Мне, как всегда.
  А Мария во все глаза на него смотрит и видимо ждёт каких-то уточнений или дополнений с его стороны. А Константин, глядя на неё не сводящим взглядом, да ещё с озорной улыбкой, как будто специально не замечает в ней всех этих затруднений, - он как бы на данном этапе их взаимоотношений всё сказал, а ты, Мария, сама додумайся, что всё это значит, и чего он недосказал. Что ж, раз Константин решил сыграть с ней в долгую, что определённо обнадёживает, то Мария примет этот его вызов.
  И Мария дежурно улыбнулась ему и, взяв бумажный стаканчик, принялась наливать кофе в него, при этом не забывая не сводить своего взгляда с этого, непонятно для неё чем-то осчастливленного Константина. А когда ты изо дня в день видишь замеченного тобой по особенному человека, в одном своём безрадостном постоянстве, да ещё и не приголубленным женской рукой (так он непристроенно по твоему мнению выглядит), а затем в один раз, почти одномоментно, случаются пару знаковых событий, которые в итоге ведут к такому его преображению, то тут поневоле в сердце надеждой потеплеет.
  И Мария, как бы она не крепилась на умалчивание себя, всё-таки не выдержала и обратилась к Константину с вопросом. - Так вы нашли приложение? - И вот тут-то к полной неожиданности Марии, с Константином в один момент происходит резкая перемена - он вдруг в лице теряется и со сложным выражением лица, то ли с испугом, то ли ещё с чем-то отстранённым от понимания происходящего, начинает озираться по сторонам. После чего возвращается к Марии, подтягивается лицом ближе к ней и с тревогой спрашивает её. - Какое приложение? - Мария, в свою очередь испуганная такой резкой переменой Константина, замерев в одном положении, проговаривает. - Мобильное. - На что с его стороны следует вообще какая-то несуразность.
  - Так я здесь раньше уже был? - повысив голос, вопрошает Константин. И как этот его вопрос понимать, Мария и не понимает. И она, сочтя за лучшее, не отвечать на него, а вернее сказать, за неё всё решила кофе-машина, которая наполнила стаканчик кофе, протягивает его Константину и сухо говорит: Ваш кофе.
  Константин, сбитый с толку этим поступательным движением Марии, по инерции берёт стаканчик, на мгновение замирает в размышлении и, бросив взгляд на Марию, идёт в зал кафетерия. Где он добирается до того знакового стола, где он, когда-то, а может и никогда, столкнулся со странным человеком, из как он думал, воображаемой реальности, и при виде пустого стола, останавливается перед ним и ... И тут до него вдруг, из-за спины, доносится знакомый голос, который вбивает его ноги в пол, а самого его в свою задереневшую неповоротливость.
  - Говорят, что от случайных, а тем более, от чему быть того не миновать, запланированных судьбой встреч, не застраховаться. - Кажется, что шепотом, но скорей это не так, прямо из-за спины Константина звучит знакомый голос. И Константин даже не догадывается, а с точностью до...перчаток на руках знает, кто это говорит. Это тот самый тип, который... Да чёрт возьми, что здесь на самом ли деле происходит?! Константин с негодованием настоянном на непонимании происходящего с ним, резко оборачивается и тут же обезоруживается смиренно-простодушным видом... Как его там? А, архитектора.
  - Вы кто? - обращается с вопросом к архитектору Константин.
  - Я-то? - с удивлением переспрашивает архитектор, оглянувшись по сторонам. - А вы что, уже забыли. - Всем видом показывая, что он не верит Константину, говорит архитектор. С чем он обходит Константина, затем стол и присаживается на своё место, которое он всего лишь минут на десять оставил, а тут такие изменения. И архитектор даже решает проверить, а не выпил ли кто-нибудь его кофе за то время, пока он отходил в туалет по сугубо личным делам.
  Но вроде бы всё на месте и даже булочка надкусана в тех самых местах, где её надкусил архитектор, перед тем как оставить своё место на произвол судьбы. А как только архитектор убедился в том, что мир ещё не окончательно сошёл с ума и к нему ещё есть хоть какое-то доверие, - правда вот такая приметливость архитектора за своим прикусом, наводит на не очень созидательные мысли, - он переводит своё внимание на Константина, всё также стоящего у стола. И явно успокоенный в душе тем, что его завтрак остался на месте, с тем же добродушием обращается к Константину.
  - Значит вот вы какой опасный человек. - Говорит архитектор. - Стоит вас покинуть минут на десять, как вы уже и забыть готовы, с кем прежде ознакомительно беседовали и по-своему знакомились.
  Константин не сразу отвечает, а он со всем вниманием смотрит на архитектора, видимо в чём-то для себя убеждается, после того, как провёл перед собой руку, как бы ощупывая эфирное пространство, в котором он находится сейчас или это всё ему представляется (надо ему ещё было себя ущипнуть, но это так по-женски, и он не стал себя щипать), и наконец, выдавливает из себя слова. - Отчего же я не помню. - Несогласно с архитектором говорит Константин. - Я весь наш разговор помню. Вот только есть одна заковырка, мешающая мне считать этот разговор реальным. Я не могу отметить в своём расписании, когда бы он мог состояться. К тому же, как мне понимается, он так и не прекращался.
  - Вот как. - Удивляется в ответ архитектор. - Не знаю, что и сказать. - Пожимает плечами архитектор. А вот Константин ему не верит, и он занимает свой стул напротив него и обращается к нему. - А вот мне, кажется, что знаете.
  - Хотите быть убеждёнными словесной риторикой, раз факт нашего сейчас разговора вас не убеждает в том, что разговор между нами действительно реален? - интересуется архитектор, с прищуром посмотрев на Константина. А теперь Константин сбит со своей уверенности и не знает, что ему возразить. Ведь очевидность настаивает на том, что этот разговор вроде как реален. Но в тоже время Константин прямо чувствует какой-то подвох. Ведь в тот самый раз, когда он сидел на кухне и, уйдя в глухую оборону под натиском Лилиан, заодно ушёл от реальности, он тоже с той же реальной осознанностью действительности, прибыл в это кафе, где состоялось знакомство с этим архитектором. И до момента его возвращения на кухню, к Лилиан, он ни за что бы не смог поверить, что всё то, что ему вдруг представилось, не реально.
  - Может это какой-то гипноз на расстоянии. - Подумал Константин. - Но зачем, с какой целью? - вопросил себя Константин. А архитектор в это время так на него загадочно смотрит, как будто ему известны все эти мысленные затруднения Константина. И он бы ему открыл глаза на все эти загадки и дал бы все ответы на интересующие его вопросы, но Константин, как и всякий человек, ещё больше заволнуется, и у него возникнут уже новые вопросы, и так до бесконечности. Так что архитектор пока помолчит и подождёт момента, когда Константин сам отчасти додумается до того, что прямо ему в руки идёт.
  - Хотя бы. - Молвит Константин, вызывая у архитектора укоризну взгляда. И архитектор, покачав головой, делает глоток из чашки, что вызывает у него новое недовольство. - Остыл. - Говорит архитектор, бросив взгляд через спину Константина и, указав кому-то там (ясно, что Марии) пальцем в чашку, мол, принесите ещё, обращается к Константину. - Значит, подавай вам иллюзию в виде обёртки слов, оформляющих ваше понимание действительности. А очевидные факты уже ничего не объясняют. К ним нужно своё поправочное приложение. Так, что ли? - зло спросил Константина архитектор. А Константин растерялся, и как есть для него сейчас, сказал. - Видимо так.
  - Ну, раз визуальная составляющая для тебя главное, то это всё объясняет. - Усмехнулся архитектор. Здесь как раз подошла Мария с новой чашкой кофе. Она быстро сменила холодную чашку на горячую и, даже не посмотрев на Константина, не сводящего своих глаз с неё, удалилась. Архитектор же берёт чашку, делает запоминающийся Константину глоток из чашки, затем смотрит на него через призму поверхности чашки и говорит. - Если вас это удовлетворит, то могу пойти навстречу вам и объяснить все эти ваши затруднения насчёт реалий нашей встречи, тем же гипнозом. - Архитектор ставит чашку на блюдце, откидывается на спинку стула и пускается в рассуждения. - Для чего всё это нужно было, скорей всего, зададитесь вопросом вы. Но ответ очевиден даже для гипнотической ирреальности. Чтобы вывести вас на знакомство со мной. Но тогда возникает другой вопрос. А зачем всё так усложнять, когда было можно запросто позвонить к вам в агентство и выстроить знакомство? А вот это вопрос из вопросов, который и подводит нас к теме нашего сегодняшнего разговора. - Придвинувшись к столу, сказал Архитектор.
  - Так что вы решили? - спрашивает архитектор Константина. А Константин и не готов к такому резкому переходу. И он переспрашивает. - Вы насчёт чего?
  - Насчёт вашей сегодняшней встречи. - Уточняет архитектор.
  - А вам откуда об этом известно? - наверное, зря это спросил Константин, только задав этот вопрос, понявший, что об этом спрашивать глупо - архитектор всё о нём знает. Архитектор со своей стороны не скрывает своей снисходительной на такую наивность Константина улыбки и говорит ему. - Я представляю рекрутинговое агентство, и моему клиенту понадобился страховой агент. Вот я и организовал эту нашу встречу. - А вот эта новость, сообщённая архитектором, не укладывается в упорядоченность мира Константина. В общем, он чего-то совсем не верит во всё это, но в тоже время сильно сомневается в том, что это может быть не так.
  А Архитектор, определённо догадываясь обо всех этих смятениях души и разума Константина, с убеждённостью во всём себе и своей правоте, говорит. - А ведь тогда воздействие на вас гипнозом, получает для себя должные объяснения.
  - Какие? - не сдержавшись, спросил Константин.
  - Вы были представлены клиенту без лишних рекомендаций с моей стороны. - Сказал архитектор.
  - Постойте. - Заговорил Константин. - Что-то здесь не сходится. Ведь вы сами сказали, что вы нашли меня и представили клиенту.
  - Разве?! - удивляется архитектор, удивляя в тоже время и Константина. - Всё так и одновременно не так. - Сложив руки перед собой в домик, заговорил архитектор. - Вы разве забыли, скажем так, некоторую странноватость нашего клиента (Константин согласно кивнул). Так вот, мы не простое рекрутинговое агентство, мы, скажем так, действуем постфактум. Мы подготавливаем уже нанятых работников к исполнению ими должностных обязанностей. Что только на первый взгляд кажется запоздалым и лишним, ведь вас же уже приняли на работу. Но когда столкнётесь с новыми для вас трудностями, где вы сами того не ожидая, - а это происходит сплошь и рядом, - окажетесь в безвыходном положении (выход правда есть, вон с вакансии), то в миг уразумеете необходимость наших подготовительных тренингов. Ну а целесообразность такого дистанционного подхода диктует наличие вот такого рода клиентов, как этот ваш, возможно будущий наниматель. Где будет лучше, если он ничего не будет знать о нашем существовании. Вы, наверное, и сами на практике убедились, насколько сложен и противоречив этот человек. Он человек слишком чувствительный и подозрительный, а мой близкий контакт с тобой, мог бы подвести его на подозрения в твоей заинтересованности. Вот мне и пришлось применить для вашего рекрутинга дистанционные методы. - Архитектор сделал паузу и продолжил:
   - И то, что вы видели, есть только видимая сторона монеты. - Снова небольшая пауза. - Ведь прежде чем утвердить ваш выбор и позвать вас на собеседование, он всё о вас выяснил, просчитал, и возможно, что организовал за вами круглосуточное наблюдение. - На этих словах архитектора, Константин невольно одёрнулся взглядом по сторонам. Правда, только на одно еле уловимое мгновение, так что архитектор мог бы этого и не заметить по наивному разумению Константина.
  Но не это сейчас волновало Константина, а ему в голову вдруг пришла удивительная мысль-догадка. - А вот одно из возможных объяснений всему со мной случившемуся здесь в кафе. - Рассудил Константин. - Этот архитектор, предусмотрев шаги моего нанимателя, организовавшего за мной слежку, и решил действовать дистанционно, с помощью телепортации. И сейчас я на самом деле нахожусь там, на улице, и за всем этим наблюдаю со стороны. - Константин бросил взгляд в окно, выходящее на проспект, где он до того, как сюда зайти, стоял и рассуждал о том, что было бы неплохо, зайти в кафе и выпить чашку кофе. - Так что же реально? - вопросил себя Константин, и уже и не зная, как в этом ещё убедиться, решает посредством вкусовым ощущений это узнать.
  Для чего он берёт стаканчик кофе и делает из него глоток. И хотя вкус, температура кофе, вязкость во рту от него, указывают на его реальность, Константину отчего-то этого недостаточно. И он с некоторой растерянностью смотрит на архитектора. А тот, как будто (да не как будто, а точно) всё это сомнение в Константине прочитал и, наклонившись к нему, с ловким выражением лица говорит:
  - А ты себя ущипни.
  Константин недоумённо на него смотрит и спрашивает архитектора. - Но зачем ему всё это нужно?
  - Он хоть и настаивает на том, что случай должен был первичен, а на нём уже будет всё надстраиваться, всё-таки он, как человек расчётливый, не может не подстраховаться. - Сказал архитектор. - Но тебя, как я вижу, существующие данности не устраивают. Тебе нужны смысловые обоснования поступков и движения души людей. - Архитектор перенаправил разговор на Константина. - А то, что твой наниматель, просто свихнувшийся на своей безграничной власти циник, которому от пресыщенности своей властью и дающимися ею возможностями, стало смертельно скучно, это как-то неубедительно звучит. Так что ли? - со злобой вопросил архитектор. Но так как этот вопрос не требовал ответа, Константин промолчал, а архитектор продолжил живописать своё видение Константина. - А он посредством всех этих экспериментов над реальностью и здравомыслием, всего-то ищет, как избавить себя от скуки.
  - Так это что получается, что всё это была уловка с его стороны, насчёт страхования его будущих намерений на брак?! - вопросил себя Константин. А архитектор не отвлекается и продолжает говорить. - А тебе душой было бы более спокойно, если бы у него для всего этого были душевные причины. Например, сложное детство, трагедия сердца и ещё что-нибудь в этом душевном плане. - Архитектор замолкает, фиксирует своим вниманием Константина и делает интересный для Константина вывод. - А ты действительно адвокат дьявола, кем ты себя и мнишь в душе.
  - Почему вы так решили? - не сдержался Константин.
  - Тебя не устраивает данность, видимая в своей объективности реальность, а ты предпочитаешь видеть мир в своей иллюзорной домысливаемости. У тебя нет веры в то, что называется реальным, то, что не является выдумкой, иллюзией восприятия, мыслимой категорией - а именно существует как некая вещь, которую можно пощупать, либо как некая сущность. Да и к тому же ты сам себя в адвокаты записал.
  - Я не знаю, почему я так сказал. - Повинно сказал Константин.
  - А потому, что ты видишь мир по-другому. С недоверием к этой реальности. - Ответил архитектор.
  - Так значит, мой наниматель сам дьявол? - вдруг неожиданно перевёл разговор Константин.
  - Скажу так, - проговорил архитектор, - он дьявольски профессионален в своей области знаний. Вот почему он столь грандиозен и противоречив. Такие вещи всегда давят на человека, ломая его психику.
  - А что насчёт защитника бога? - спросил Константин.
  - Не понял? - переспросил архитектор.
  - Мне, кажется, что его присутствие предусмотрено некими правилами. - Сказал Константин. Архитектор внимательно на него посмотрел и спросил. - Ты чего-то знаешь, чего не знаю я?
  - Я видел пуговицы. - Даёт ответ Константин. И понятно, что такой его туманный ответ вряд ли кого удовлетворит и будет понятен.
  - И что? - ничего не поняв, спрашивает архитектор.
  - Пуговицы на рукаве костюма моего нанимателя. - С заговорщицким видом говорит Константин.
  - И что? - с той же растерянностью переспрашивает архитектор. И на этот раз Константин более подробно рассказывает ему все случившиеся изменения в костюме нанимателя во время его нахождения у него в кабинете.
  - Интересно. - Многозначительно говорит архитектор, затем углубляется в свою задумчивость и после небольшого размышления, обращается к Константину. - Ты верно заметил, такие люди ничего просто так не делают. Каждый их шаг просчитан и несёт в себе свою смысловую нагрузку. И тут главное суметь правильно понять, что всё это значит. И тебе не кажется, что он тебе продемонстрировал пуговицы на рукаве пиджака с другой целью. Ведь для демонстрации этого фокуса с монетой, было достаточно ловкости рук, с заранее приготовленной в руке другой монеты. Хотя он не приемлет логический подход к делу и считает, что любого рода человеческие разумения и математические выводы осуществляются "не вычисляемым" способом. - Задумчиво проговорил архитектор.
  - Тогда что он хотел мне показать? - спросил Константин.
  - Как ты верно и заметил, он тебе хотел указать на наличие конкурента. И этот твой конкурент, есть в противоположность тебе, самый что ни на есть реалист. То есть защитник бога. - Сказал архитектор.
  - Что-то слишком сложно для моего понимания. - С растерянной улыбкой сказал Константин.
  - А что непонятного-то. В борьбе противоположностей рождается истина. Вот он и хочет вас столкнуть лбами и посмотреть на то, что из этого всего выйдет. - Сказал архитектор. Константин замер в размышлении на мгновение и задал вопрос. - Так значит, никакого брака не предвидится?
  - Отчего же, - удивляется архитектор, - всё идёт своим чередом. И на такой самой важной обыденности жизни, как брак, служащим основанием для рождения и предопределения будущего, как раз и проводятся такие стратегические испытания на поиск истины. Как я понимаю, невеста ещё не найдена и пока находится в своей перспективе? - спросил архитектор.
  - Вроде как так. - Ответил Константин.
  - И какие на этот счёт есть мысли? - спросил архитектор. А какие у Константина на этот счёт могут быть мысли, да никаких, кроме негативных: Вот же люди от жира бесятся, не зная уже как себе и другим людям жизнь сделать "веселей". И вот тут Константина осеняет догадка.
  - Идеал. - Говорит Константин.
  - Что идеал? - сразу не уразумев, что хотел сказать Константин, переспросил его архитектор.
  - Ему нужен идеал. - Уточнил Константин.
  - Ну, это не новость. Все стремятся к идеалу. - Сказал архитектор.
  - Вы уверены? - переспрашивает Константин, заставляя архитектора задуматься.
  - Пожалуй, не все и очень не все. Да и вообще, идеал понятие не определённое и спорное. - На этом месте Константин со значением наклонил голову и знаково посмотрел на архитектора. И Архитектор не сумел не понять, что это значит. - Вот почему ему понадобились люди с разной формацией взглядов: реалист и иллюзионист. Будем знать. - Сделал для себя заметку архитектор. - А ещё учтём тот фактор, что идеал, как бы он не был идеален во всём, он для каждого человека свой, со своими индивидуальными особенностями. А это значит, что мы должны всё, всё о нашем клиенте выяснить.
  - И с чего начнём? - спросил Константин.
  - Как бы это не странно тебе показалось. Нужно попытаться отыскать твоего противника, реалиста. - Сказал архитектор, пристально смотря в глаза Константина.
  И хотя архитектор всё это говорил с такой убеждённостью, что ему не поверить было сложно, да и аргументация была более чем основательная, всё-таки в Константине поселилось странное сомнение ко всему им сказанному, и он, глядя в глаза архитектора, сам не зная почему, вдруг выдал такое, что архитектор даже на мгновение потерялся и замер в одном удивительном на всё лицо положении. - А что скажите, если я скажу, что почему-то всему этому не верю. - Говорит Константин и архитектор застывает в одном положении. Так проходит с минуту, и архитектор с улыбкой выходит из своего транса. - А что так? - спрашивает архитектор.
  - Не знаю. Такие странные дела со мной творятся, что я решил, что самое нелогичное объяснение, будет самое реальное. - Сказал Константин.
  - А ты правильно мыслишь. - Усмехнулся архитектор.
  - Так что же правда, если вымысел мы выяснили? - неоднозначно спросил Константин.
  - А всё что я тебе сказал и есть реальность, с единственной поправкой... - Сказал архитектор, вдруг переведя свой взгляд в окно. Константину ничего другого не оставалось делать, как перевести свой взгляд вслед и ...Увидеть архитектора в окно, со стороны улицы.
   Отчего Константин сбивается со спокойного дыхания. Но архитектор в окне не даёт ему ответов на происходящее, а он неуловимым кивком, как опять же показалось Константину, даёт ему понять, что на сегодня всё. После чего он, поднявшись из-за стола, скрывается там, в глубине кафетерия. Первым желанием Константина было желание забежать в кафе и всё для себя выяснить, но тут ему в отражении окна вдруг замечается человек сурового вида, и Константин, вспомнив слова архитектора о слежке, застывает на месте.
  - Я уже ничего не пойму. - Уже не зная, что обо всём этом думать, Константин взмок нервными мыслями. А тут ещё ко всему этому добавляется, как же о нём забыли, телефонный звонок, который чуть было не выбил ноги Константина из под себя. Правда, когда Константин достал телефон и посмотрел на его экран, где на него смотрело имя "Ваша любимая жёнушка", то он от души обрадовался тому, что она решила ему о себе напомнить. А как только взялся за трубку, то своей искренней радостью в ответе, вогнал Лилиан в умственный ступор. Она-то приготовилась к строптивости Константина, а тут такая незапланированная радость.
  - Вот и пойми этих мужей. - В растерянности опустила руки Лилиан, сбитая с толку ответом Константина, пообещавшего ей быть скоро, а она значит, пусть чего-нибудь приготовит к его встрече.
  Когда же Константин, так удачно для себя переговорив с Лилиан, покинул своё место стояния напротив кафе, направившись домой, то спустя совсем немного, после того как человек угрюмой наружности проследовал вслед за Константином, из кафе выходит архитектор. Выходит он не слишком далеко от дверей кафе, а остановившись так, чтобы никому не мешать в него входить и выходить, с этого места с задумчивым видом смотрит в сторону удаляющей спины Константина и, натягивая на руки перчатки, еле слышно говорит. - А ведь есть и третья сторона. И она больше всех меня волнует и представляет опасность.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"