Соул Мария: другие произведения.

фанфик о героине Ригре Дакене из Ап

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.25*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Итак, представляю вам свою историю о Ригре Дакене, героине цикла "Академия Проклятий" замечательной писательницы Елены Звездной. Мы с неспящей "совой" раскроем тайну жизни непримиримого врага Деи Тьер (Риате). И вы узнаете: за что Ригра впала в немилость перед лордом директором, по ком она тоскует, каких друзей приобретет и кого потеряет, сможете понаблюдать за семьей Дакене, раскроете тайну медальона и многое другое...
    Если вам все еще интересно, то продолжаем...
      
       Файл обновлен 27.05.19


  Глава 1
  Глава 2
  Глава 3
  Глава 4
  Глава 5
  Обновление
  
  
  Глава 1
  
  Дея, Дея, Дея... Только и разговоров об этой грязной подавальщице! Как же, теперь она леди Тьер! Интересно, а как она соблазнила директора? Нет, как ОН соблазнился этой грязной прислужницей?
  - Адептка Дакене!
  Я, вздрогнула, и взглянула на профессора Сэдра. Высокий, тощий, темноволосый с проседью преподаватель, сложив руки на груди, смотрел прямо на меня.
  - Прошу вас поведать нам три способа наложения проклятия 'Мелкой неудачи'.
  Проклятие 'Мелкой неудачи'? Какое проклятие 'Мелкой неудачи'? О, Бездна, забыла! Или не знала...
  - Вижу глубокие познания в вашем взгляде. Боюсь, мы не перенесем того потока информации, что вы хотите излить на нас.
  Стойко выдержав его саркастическую улыбку, я снова перевела взгляд на ненавистную Тьер. Злорадствует, вон как смотрит на меня. Ну что ж радуйся-радуйся, посмотрим, что с тобой будет, когда лорд директор поймет, на ком женился. А прикидывалась такой бедной овечкой. 'Я такая несчастная, маленькая девочка из Приграничья, у меня совершенно нет денег и мне приходиться круглыми ночами зарабатывать на хлебушек....'.
  - Адептка Дакене. Ригра!
  Я вздрогнула и подняла взгляд с парты на Сэдра. Оказывается, в классе никого уже не было. Когда успел прозвенеть звонок?
  - Что с тобой происходит, Дакене? - учитель вздохнул и подошел ко мне. - Лучшая ученица, ни одного невыполненного задания за четыре года, впечатляющие ответы, отличные работы. Что случилось, адептка? Последние недели вас будто подменили.
  - Вы правы, профессор Сэдр, - я опустила голову, скрывая злые слезы.
  А что я могла сказать? Что свадьба Риате с самым обаятельным и влиятельным лордом Темной Империи выбил меня из колеи? Что мои друзья переметнулись к этой подавальщице? Что вся академия только и обсуждает, какая замечательная Дея? Что про меня все забыли?
  - Может вам позаниматься вместе с адепткой Тьер? - задумчиво спросил Сэдр.
  - Что?! С ней? С этой грязной, вонючей....
  Не договорив, вскочила, и начала трясущимися руками собирать учебники. Пускай все катится в Бездну. Учеба, родители, братья! И этот учебник, что не влезает! Я с силой запихнула его в кучу собратьев.
  - Адептка Дакене.
  - Что?! - я подняла глаза, и прямо посмотрела на профессора. Но вместо осуждения увидела в них сочувствие и что-то еще, может быть жалость.
  Жалость. Я обессиленно опустилась на стул. Меня никто не жалел со времен смерти бабушки.
  - Ригра - он положил руку на мое плечо - что-то случилось? Вам нужна помощь?
  - Простите - слезы побежали по щекам - простите, мне надо идти.
  И больше не в силах сдерживать рыдания, я выбежала из класса и тут же налетела на кого-то.
  - Извини - шмыгнула носом, вытирая тыльной стороной ладони слезы.
  - Ерунда - ответила Дея Тьер, даже не посмотрев на того, кто сбил ее с ног.
  Привалившись к стенке, она сидела на корточках, что-то вычерчивая на листке. Форменный костюм, забранные в косу волосы с выбившейся прядью, наморщенный носик. Сама чистота и доброта.
  - Как же я тебя ненавижу...
  - Что? - она подняла на меня удивленный взгляд оленьих карих глаз - А, это ты, Дакене. Все еще неймется?
  - Тварь!
  И, вцепившись в волосы, я ударила ее об стенку. Следующее, что я помню это разряд, полет, удар и Дею, вытирающая кровь из носа.
  
  - Адептка Дакене, Ригра.
  Голос прорывался сквозь темную пелену. Все тело болело, особенно раскалывалась голова. Видно, хорошо меня приложило о стенку. Ммм, долбанная охрана Тьера. Как же раньше было хорошо, скопировала ауру, скинула братьям, они поговорили и все - проблемы нет. А здорово я ее приложила - даже кровь пошла, жаль, что перелом носа лечится.
  - Ригра, ну же, девочка, приходи в себя - чья-то ладонь легла на лоб.
  - Больно - прошептала я, пытаясь разлепить веки.
  - Знаю, девочка, знаю. Но Тьер запретил тебя лечить до утра.
  - Больно - слезы потекли против моей воли.
  - Тише, тише. Все будет хорошо, надо только потерпеть - ладонь переместилась на волосы, гладя меня как маленького ребенка.
  - Больно - я задрожала, но от этого стало только хуже - больно!
  - Девочка моя, тише, тише, шшш...
  Меня схватили и прижали к себе, не давая возможности шевельнутся. Мне было больно, ужасно больно, а спасительное забытье так и не наступало. И было совершенно не важно, кто этот человек, что пытается мне помочь, главное, что он есть и он рядом.
  Утром боль ушла, и я заснула.
  Вой сирены подбросил меня на кровати. В комнате уже никого не было. Не было и боли. Я застонала, вспоминая события вчерашнего дня. Меня отчислят! Нет, хуже - сошлют в школу Искусства Смерти на опыты. Что я наделала. Зачем?
  Вой сирены продолжал бил по ушам, напоминая, что надо торопиться. Я поспешила к шкафу и запнулась о сумку, растянувшись на ковре. Три раза вспомнив Бездну и один раз Тьму, вскочила, натянула форму и выбежала в коридор.
  Стоп! Какая-то мысль заставила вернуться обратно. В недоумении окинув комнату, я не могла понять, что смутило меня до такой степени. Но в ней ничего не изменилось со вчерашнего дня, кроме стакана воды на тумбочке, которого не было. И порванной сумки с учебниками. Сумка! Я точно помнила, что оставила ее в кабинете Сэдра. Кто принес ее? И кто так заботливо ухаживал за мной.
  В задумчивости, я подошла к тумбочке и провела пальцем по граням стакана.
  - Бабушка - горько усмехнулась я, стирая непрошенную слезу.
  К Бездне! Схватив, со злостью швырнула стакан о стенку. Наблюдать, как брызги стекла осядут на пол, не стала, выбежав на построение.
  - Адептка Дакене, к директору! - дух смерти перехватил меня у выхода.
  Все, прощай моя молодость, прощай академия, прощай карьера, прощайте братцы...
  - Долго стоять будешь?
  Я кивнула, затем помотала головой и поплелась на верную смерть.
  
  - Присаживайтесь, адептка - казалось, голос директора проникает в самое сердце, сковывая его льдом.
  Удивительно, но сил хватило дойти до стула и плюхнуться.
  - Знаете, я впервые не знаю, как поступить: как муж или как директор. Как муж я должен сейчас же отправить вас в степи ДарКамена... Как директор - отчислить за драку. Так как же мне поступить, адептка Дакене?
  - Отправьте в степи - прошептала я.
  - Что?
  Я подняла глаза и вздрогнула. Почему-то, лорд Тьер всегда напоминал мне дедушкин клинок, что хранится в кабинете у отца. Старинный, закаленный в боях, окропленный кровью, опасный и такой притягательный.
  - Отправьте в степи - уже уверенней произнесла я.
  - Хм - внимательный взгляд черных глаз, казалось, прожигал насквозь. - интересно. А мне описывали вас как умную и способную ученицу. Профессор Сэдр буквально на коленях умолял пощадить вас, ультиматумы ставил. Еще раз спрашиваю - так как мне поступить?
  - Отправьте в степи! - выкрикнула я, вскакивая со стула.
  - Забавно.
  Я упала обратно и разревелась. Нет, я не могла явиться домой отчисленной адепткой. К матери, презрительно кривящей губы, к отцу, что без зазрения совести выдаст нелюбимую дочь за какого-нибудь подвернувшегося плешивого аристократишку. К братьям, похваляющимся своей жестокостью. Нет, я не могу вернуться домой. Лучше отправиться в безжизненные степи, населенные жуткими монстрами.
  - Хорошее представление или позднее раскаяние? - вторгся насмешливый голос в мои переживания.
  Прекрати! Приказала я себе, до боли сжимая зубы. Не перед ним, не перед тем, который женился на ней.
  - Вы так хотите умереть? - все так же спокойно продолжал беседу лорд директор.
  - Нет - я вжала голову в плечи. Хотелось убежать, как в детстве положить голову на колени к бабушке, выплакаться, услышать, что все пройдет.
  - Может, тогда объясните причину вашего нападения на адептку Тьер?
  - Я ее ненавижу.
  Вот сказала, и кому... Но следующий вопрос загнал меня в тупик.
  - Почему?
  А действительно, почему я ее ненавижу? Почему с первого взгляда стала раздражать меня какая-то невзрачная девчонка из деревни? Ведь она даже не умела толком писать и объяснять свои мысли. Ходила неприметной тенью, вечно засыпала на переменах. Да с ней никто не дружил, кроме Тимянны Никерс. Была ли она мне соперницей в то время? Нет. Разве можно сравнить воробушка с ястребом? Тогда почему меня злила какая-то убогая подавальщица из 'Зуба дракона'? Не знаю, но я ненавидела ее тогда и ненавижу сейчас, когда с легкой руки она разрушила мой мир. И я сорвалась:
  - Какой вы ответ хотите услышать? Что я раскаиваюсь, и больше никогда так не поступлю? А может мне упасть перед вами на колени и умолять о прощение?! Клясться в вечной любви и обожании к вашей супруге?! Стать ее почитательницей?! Конечно, ведь не дай Бездна, кто обидит несравненную Дею!!!
  - Прекратите истерику, с вас никто ничего такого не требовал.
  - Я виновата, не надо было ее бить - спустя две минуты еле слышно прошептала я, мечтая провалиться сквозь пол.
  - Да, не надо было - подтвердил он.
  - Прощение просить не буду - твердо сказала я, вцепившись в край кофты.
  - Хм. Ладно, идите - вздохнул лорд директор. - О наказании вам сообщит куратор Верис.
  Я поднялась и подошла к двери, но его слова остановили меня.
  - Зависть не лучшее чувство.
  Обернулась. Как же мне тяжело смотреть на него. На его с резкими чертами лицо, на мускулистую высокую фигуру, на светло-черные волосы, разбросанные по плечам. На такого близкого, но такого недосягаемого.
  - Почему вы женились на ней?
  И, не дожидаясь ответа, вылетела из кабинета.
  Хотелось забиться в угол поплакать или отпинать хорошенько подушку, вымещая на ней злость за позор. Но вместо этого пришлось собраться и делать невозмутимый вид. 'В любой ситуации леди должна держать лицо' - с детства вдалбливала мне мать.
  На этот раз хоть в чем-то она оказалась права, ибо перед кабинетом я столкнула со своей бывшей подругой Вевеей
  - Посмотрите-ка, кто теперь ходит к господину директору - пафосно начала она, обращаясь к стайке окружающих ее адепток - что, Ригусик, надеешься занять место Деечки?
  - Что ты, Вевеечка, Дакенчик не мог приглянуться муж подавальщицы. Она еще не настолько низко пала - подхватила другая.
  - Думаешь? - с сомнением произнесла бывшая подруга.
  - Не угадала, Вевочка - ласково пропела я - лорда Тьера очень интересовала ТА история и кто в ней участвовал. Ой, что-то ты побледнела. Побереги свое сердце, не выдала я тебя. Будешь должна.
  Махнув на прощание ручкой, ушла. Пусть теперь помучается, вспоминая какую такую историю я имела в виду.
  - Леди Ригра, вам письмо - перехватил меня у комнаты гоблин-привратник - и вот первая загадка...
  - Исчез!
  Обиженно бубня что-то о зарвавшихся аристократов, Жловис удалился. Совсем распоясался. У нас дома прислуга такого не позволяет.
  Письмо было из дома. Как всегда ровные строчки выведены на гербовой бумаге и размашистая роспись с завитушкой в конце. Два исписанных листа сводились к одному - явиться вечером домой. Мама никогда не отличалась краткостью. Значит, родителям уже доложили. Веселенький же прием меня ждет.
  
  Как и ожидалось было 'весело', даже очень.
  Карета остановилась в центре Ардама у двухэтажного особняка, построенного в готическом стиле. Богато украшенный завитушками фасад, витражные окна, подчеркнутая вертикаль здания, видимость легкости и невесомости постройки - все сделано, чтобы никто не усомнился в богатстве семьи Дакене.
  Пройдя небольшую аллею, замерла перед дверью. Было страшно и стыдно показаться родителям.
  - Захват 'Мертвая петля'! - мою шею сдавили локтевым сгибом.
  - Подбивка 'Каседо' - ударом ноги по голени, младший брат сбивает с ног.
  - Кретины - прохрипела я, хватаясь за шею.
  - Подумаешь, нельзя и пошутить - проворчал Данко, помогая подняться.
  - Тренируем новые приемы - поддержал брата старший.
  Оба высокие, статные, широкоплечие, с темными кудрями, обрамляющими чуть узковатое лицо. Рядом с ними я казалась маленьким, хрупким воробушком, что ни капельки не мешало мне же и получать от них. Не по злобе, просто вот так с их стороны выглядели детские забавы и шуточки. Дебилы! Хорошо, что хоть на этот раз обошлось без переломов.
  - Тренируем, значит - мстительно зашипела я - это вы хорошо придумали. Мне как раз практикум по смертельным проклятиям отрабатывать надо.
  Мои братцы с сомнением посмотрели на меня. Конечно, какие им проклятия, когда за плечами проведенный день в школе Смерти. Двое высоких, крепких юношей вернулись оттуда с седыми прядями в темных волосах и рассеянным взглядом. Что там с ними происходило, они так никому и не рассказали, только необычные приемы стали применять в драках.
  - Да брось ты, - обнял за плечи Олесь - сама вот, говорят, отпинала пол академии - еле утихомирили.
  - Чего?! Какие пол академии? Совсем последние мозги растерял.
  - Утром письмо от лорда Тьера пришло. Родители так ругались - весь сервиз переколотили.
  - Какой? - побледнела я.
  - Который бабушка им на свадьбу подарила. Всего одна чашка осталась.
  - И вы их не остановили?!!!
  - Остановишь их, как же - пробубнил Данко.
  Да уж. Высокая, гордая и очень красивая женщина смотрелась странно с низеньким, полноватым мужчиной с хищными чертами лица. Но никто из их окружения не сомневался в горячей любви и обожании между ними. И только домочадцы знали, как любящая пара, после приема, превращалась в зверски ненавидящих друг друга людей. Нет, женились они по любви, но быстро разочаровались в браке, о чем 'истеричная дура' и 'мелочный скупердяйский урод' не уставали сообщать. Не было ни одной мелочи, которая не вызвала бы жесточайших спор и скандал, разнять который мог только приход гостей. Вмешательство же детей приводило к обратному эффекту: родители переключались на неблагодарных 'нахлебниках' и на выяснение, кто их такими воспитал.
  - И где они теперь? - спросила я, боясь услышать ответ, что поджидают за дверью.
  - Разошлись до ужина по комнатам, копят силы - не обрадовал брат.
  - Помогите мне - жалобно попросила я.
  Они понимающе переглянулись. Младший распахнул двери, а старший с силой толкнул в плечо, помогая не просто переступить порог, а перелететь через него.
  Быстро пробежав гостиную и поднявшись по лестнице, я пересекла темный коридор и заперлась в спальне. Так спокойней.
  Эта комната была настоящими хоромами по сравнению с тем чуланом в академии. Три окна, кровать под балдахином, шкаф с книгами и письменный стол впритык к зеркалу. К комнате примыкали еще две: ванная и гардеробная. В последнюю я и направилась выполнять одно из матушкиных правил, а именно - элегантно выглядеть, т.е. как на маленький званый прием.
  Когда служанка постучала в дверь, приглашая на ужин, я уже застегивала брильянтовое ожерелье на шее. Отражение в зеркале показывало стройную девушку в длинном серебристом платье на высоких каблуках, огненно рыжие волосы, уложенные в высокую прическу с кокетливо выпущенным локоном, зеленые глаза в обрамление густых ресниц и, обведенные помадой, тонкие губы. Я была очень похожа на мать, но, из-за присутствия во внешности черт отца, не напоминала фарфоровую куколку.
  Улыбнувшись на прощание той девушке в зеркале, с гордо поднятой головой пошла на заклание. Лишь раскрытая тетрадь с одним словом 'Завещание' осталась одиноко лежать на столе.
  - А вот и сестренка пожаловала - радостно объявил Олесь, а Данко показал руками виселицу.
  - Ну что ж присаживайся до-ч-ка - указал мне на место рядом с собой отец.
  - Вы как всегда любезны, отец.
  - Чего стоите? Подавайте ужин! - это слугам.
  - Не кричи на служанок! - недовольно поджала губки мама.
  - Не смей мне указывать как вести себя в своем доме!
  - Не смей на меня орать...
  И так продолжалось пол ужина, затем они вспомнили обо мне. Я делала вид, что внимательно слушаю. Жаль не маг и не могу наложить полог тишины. Братцы злорадно улыбались, я кривилась от очередного 'позор семьи...вся в мать...в отца...смерти нашей хочешь...как теперь в глаза соседям смотреть...'.
  - Мы приняли решение - озвучил эпиграф отец - твои счета блокируются на три месяца.
  Не страшно, у меня припрятано кое-что на черный день.
  - Твоя заначка найдена.
  Печально, но могу продать платья и драгоценности.
  - И не надейся - будто читал мои мысли папа - все пересчитано, за пропажу - ответишь.
  Грустно, правда, в академии что-то есть.
   - Я приказал Жловису все собрать и привести сюда.
  Совсем плохо. Может братья помогут?
  - Лишу денег и их.
  Хуже не куда! Придется жить на одну стипендию! Прощайте девичьи забавы, прощайте выходные походы по магазинам, прощайте... Стоп. И это все? Тогда я легко отделалась.
  - Рано радуешься, юная леди. Вот он - мать указала вилкой на отца - вычеркнул тебя из завещания.
  - Что? - кажется, сердце пропустило удар.
  Лишение наследства ставило меня на одну линию с обнищавшими аристократками. Особенно это било по возможности составить хорошую партию, не говоря уж о том, что после смерти родителей мне придется работать как какой-то нищенке.
  - А что ты хотела? Что мы погрозим пальчиком и скажем ай-яй?
  - Матушка, но не так же жестоко. Да я была не сдержана, но ...
  - Не сдержана?! Ударить адептку уподобившись безродной девке.
  - Кому хоть врезала? - прервал дальнейшие обвинения отца Данко
  - Кому-кому, - передразнил Олесь - понятно, что этой грязной подавальщице.
  - А вот если бы была умнее, то сама могла занять ее место. Были бы теперь родственниками императора - опять начала вздыхать мать.
  - Были бы очень богаты... - алчно заблестели глазки отца.
  - В следующий раз не бей - зашептал Олесь, беря меня за руку и водя по ней пальцем - сейчас точку покажу, от которой болевой паралич схватит. Да куда же она нажимала...
  - На себе и показывай - поспешно вырвала я ладонь и, поблагодарив за 'прекрасный' ужин, поднялась к себе.
  Ура, гильотина отменяется!
  
  Глава 2
  
  Я сидела на земле, привалившись спиной к калитке ворот Академии Проклятий, и в задумчивости чертила веточкой какие-то символы. Заходить совершенно не хотелось, как и оставаться дома. На улице только начинало светать, так что прохожих еще не было.
  Беспокоило меня совсем не наказание. Да что там: всего-то назначили испытательный срок до конца летней сессии с исправлением оценок; переписать 'Правила поведения адептов Академии Проклятий' (два тома! Еще и на древнем языке, т.к. не менялись со времен создания), подправляя и стилизуя под нынешнее время; по дополнительному часу на физическую подготовку; ну и на десерт - приступить в распоряжение профессора Сэдра как процитировала Тьера Верис 'раз так за нее просил'.
  Хорошо, что скоро лето. Сдать экзамены и уехать в путешествие, забыв о Дее, Академии, Тьере, родителях...
  - Что, не пускают? - раздался надо мной приятный голос.
  Оторвавшись от черчения, посмотрела на незнакомца. Он оказался под стать голосу: высок, строен, по-военному коротко стрижен, с мягкими чертами лица и грацией барса.
  - Не угадали, я просто... - чуть не ляпнула 'прошу милостыню' - люблю встречать рассветы.
  - И, как понимаю, именно с этого места открывается незабываемый вид.
  - Вы правильно понимаете.
  - Что ж, тогда я просто не имею право пропустить такое событие - и сел рядом со мной. - А что это вы рисуете?
  Я недоуменно проследила за его взглядом. Оказывается, в задумчивости вывела схему:
  - Проклятие слепоты.
  - Вы проклятейница? Из Академии?
  - Вы не в меру проницательны.
  Усмехнувшись, он оценивающе посмотрел на меня, затем в задумчивости прикусил губу, будто на что-то решаясь.
  - Сейчас ведь у вас директор лорд Тьер? Слышал, его сослали из столицы. Ну и как он? Уже навел свои порядки? А, правда, что его молодая жена учится здесь? Говорят...
  - К чему эти дурацкие расспросы? - грубо оборвала его я.
  И замерла, увидев медальон на его груди. Наверно он выпал из ворота, когда незнакомец садился. Но поразил меня даже не изображавший им символ (обычная шестиугольная звезда), а то, что в линиях были четко прорисованы кристаллы проклятия. Вот только схема мне не знакома. Прикоснувшись рукой к медальону, я наклонилась в попытке поближе рассмотреть его. И в следующий момент ощутила губы незнакомца на своих - видно мой жест не правильно поняли.
  - Так-так-так, очень интересно - раздался над нами насмешливый голос гоблина-привратника - и вот вам загадка, что делает адептка в объятиях этого мужчины, когда предыдущую ночь провела с одним из многоуважаемых профессоров?
  Кажется, я кого-то убью.
  - И вот вам ответ - они целуются! - рассмеялся мой собеседник, не только не смутившись, но и забавляясь пикантной ситуацией.
  - Ну что ж мне пора - встала я - надо еще и профессорам успеть внимание уделить.
  И подхватив сумку, прошла мимо открывшего рот гоблина.
  Теперь еще и это! И что за бредятина про преподавателей, посещающих меня ночью? Совсем обнаглел! Подумаешь, пару раз ему нахамила, велика птица.
  Я со злостью ворвалась в комнату и швырнула сумку на пол.
  - Черт! - тут же бросилась к ней, выискивая дорогую мне вещь.
  Цела! Я развернула тряпицу, доставая небольшая фарфоровая чашечку. Легкая, почти прозрачная, она была настоящим произведением искусства. Изображенные на ней пара лебедей, будто наяву склонились друг над другом. Извечный символ любви. Я со вздохом поставила чашечку на прикроватную тумбочку. Помню, как все время ходила вокруг шкафчика, восхищаясь сервизом. Бабушка привезла его из одного человеческого королевства, работа знаменитого мастера Са, штучная вещь.
  - Ригра, идем быстрее - крикнула из коридора одногруппница.
  Что ж пора выйти из прошлого, перешла в настоящее. Учеба быстро заставляет выкинуть все лишнее из головы, особенно когда начинается с изнуряющей физической подготовки. Капитан Верис меня явно недолюбливала, что прямо пропорционально увеличило количество выполненных мной упражнений. Радовало одно - злость на подавальщицу придала сил перенести тренировку и назначенный дополнительный час. А на теории смертельных проклятий, перечерчивая кристаллы очередного проклятия, я вспомнила о другой схеме. Вырвав из тетради листок, разлиновала шестиугольную звезду.
  - ... восьмой уровень, накладывается постепенно с увеличением энергии и преломлением седьмого и двенадцатого потока... - звучал на заднем плане голос магистра Тесме.
  Так, кажется, здесь была линия или нет? Я соединила две грани - стало походить на 'Плетение Сорано', четвертый уровень, сдерживающее проклятие. А если так, чуть изменила направление, то третий кристалл в ряду 'Аэцена', девятый уровень, родовое проклятие воздействия на личность, применяется к детям магов для снятия магической защиты - используется в управление сознанием или генетического изменения.
  Но к чему это?
  - Магистр Тесме, а если это проклятие изобразить на медальоне и носить на себе, то что будет?
  - Возможность в любой момент посмотреть на него, адептка Дакене.
  - А если другое, ну например, 'Плетение Сорано' или 'Аэцена'?
  - Ничего не будет - с раздражением ответил Тесме - И очень печально, что, заканчивая четвертый курс, вы так и не уяснили правила наложения проклятий.
  - Тогда зачем изображать их на медальонах? - не унималась я.
  - Как зачем?! - притворно удивился с задней парты Велас - Разве может вынести сердце разлуку с дорогой ему схемой?
  - А где ты такое видела? - заинтересованно посмотрела на меня сыщица недоделанная.
  - Так, где-то промелькнуло что-то подобное - как можно беззаботней ответила я. Вот совершенно не хотелось посвящать всех в подробности моей встречи.
  - Я даже знаю где - на одном из нерадивых студентов. За примером далеко ходить не надо - адепт Джаг на каждый экзамен приходит с вещами, исписанными 'милыми сердцу схемами'. Так, все, не расслабляемся. Записываем - начал выводить на доске символы Тесме - заклинание противодействия...
  Я не выводила, я думала. В то, что медальон является шпаргалкой верилось с трудом. Да и на проклятейника незнакомец походил меньше всего, скорее на вояку. Жаль не удалось подробней рассмотреть, Бездна побери этого гоблина. А, если проклятие наложено на предмет, но там тоже накладывается произнесением, а не нанесением.
  - Магистр Тесме - прервала его Тьер - есть же обережная вышивка, тогда почему нельзя по такому же принципу нанести проклятия на металл?
  Все заинтересованно подняли взгляды с тетрадей и посмотрели на бывшего боевого мага. Поговаривали, что Вилиам Тесме потерял магический резерв при столкновение с магом-отступником. Только чудо тогда спасло его от смерти, но плата за это оказалась велика. Оставшись в двадцать лет без магии, он в совершенстве изучил смертельные проклятия, то единственное, для чего требуется только энергия. И когда старый, но еще такой сильный седовласый мужчина пришел в Академию Проклятий - ему прочили должность директора, но Тесме удачно от нее отвертелся, сославшись на то, что достигнет большего в качестве преподавателя. За что мы были ему очень благодарны, так как он не сторонился адептов и не считал зазорным удовлетворять неуемное их любопытство. Например, вот как сейчас:
  - Хм, но там используются определенные схемы, непрерывная нить, из особого материала, здесь же просто выгравированы символы. Хотя вашу мысль я понял.
  - То есть это возможно? - уточнил оборотень Горгот.
  - Как я понял, заклинание противодействия никого не интересует? - Вилиам Тесме окинул пристальным взглядом аудитория и, не найдя желающих вернуться к теме урока, продолжил - Хорошо, тогда разберем по составу проклятие и оберег. Адепт Джаг?
  - Первый наносит вред, второй защищает?
  - Смотря кого - вставил Хойде - нападающему оберег очень даже может принести вред, когда проклятие, направленное на защиту, напротив, спасти.
  - А как же откат? - рассмеялся гном Торге.
  - Все зависит от того, кто произносит и какой уровень - развернулась к нему Яна.
  - Дело в символах - вернулась к теме Тьер - они отличаются друг от друга.
  - Именно, а раз адептка Дакене утверждает, что видела кристаллы проклятия, как я понял: 'Плетение Сорано' и 'Аэцена', то нанесенное не имеет смысла. Почему, Арвас?
  - Зачем наносить, если можно просто произнести над предметом?
  - А как же срок давности, ведь через определенное время проклятие теряет силу, потом и вовсе исчезает? - поинтересовалась Тимянна.
  - Даже если вы, адептка Никерс, будете, нанося линии, вплетать в них энергию, что вряд ли так как на гравировку требуется больше времени чем на стежок, то все равно не отмените его период действия.
  - Но амулет...
  - Амулет, адепт Джаг, это предмет наделенный магом особой силой.
  - А если нанести на кусок металла схему проклятия, потом зачаровать... да, правда, какой-то тогда маг-мазохист получается.
  - Или маг, - патетично взмахнул руками Велас - который сразу предупреждает проклятуемого, ну и следователям задачу облегчает.
  - То есть это полный бред?
  - Как вы верно сказали, адепт Горгот! Так, а теперь пишем...
  - Простите, магистр Тесме, - вмешалась я - а может тогда такой медальон использоваться как символ принадлежности к какому-либо ордену?
  - Да, к ордену адептов-двоечников - заговорщицки пихнул в плечо Велас Джага.
  - Но все-таки, такое может быть?- проигнорировав их, повторила вопрос.
  - Конечно, может, - подтвердил магистр Тесме - как и то, что адептка Дакене подготовила реферат на сегодняшнюю тему занятия. Намек понятен?
  - Предельно - ну вот, опять нажила проблем.
  - Ригра, а все-таки, где ты такое чудо видела? - обступили меня одногруппники после лекции.
  Но так я им сразу и сказала! Повторив, что не помню, ушла отрабатывать наказание к профессору Сэдру. Как оказалось, он ждал меня в маленьком кабинетике при лекционном классе с кипой бумаг для переписывания и заполнения. Нет, у меня точно рука отвалится!
  - Что-то не так? - поинтересовался Алвар Сэдр, видно заметив мою гримасу.
  - Все хорошо, просто прекрасно!
  Интересно, а сколько стоит мазь от отеков и боли?
  - Пойдете обедать?
  Отрицательно помотав головой, и, изображая безудержное рвение, села за бумаги. Еще немного постояв над душой, Сэдр ушел.
  Прошло два часа, а он так и не появился. Интересно, вроде такой тощий, а столько ест. Надо бы ему посоветовать отличные настои от глистов.
  Я сидела за его столом и качалась на стуле. Стопки заполненных бумаг лежали по правую руку, незаполненных - по левую. К слову сказать, кабинет был так себе. Старые обои, два стола, стоящие буквой 'Т', четыре грубо сколоченных стула, один из них принадлежал самому профессору, и тусклая запыленная люстра на потолке. Отсутствие окон и заваленные книжные шкафы, только подчеркивали убогость этого места. Зато портрет императора в золоченной раме, размером с хорошенький талмуд, красовался за моей спиной и бросался в глаза всякому входящему.
  'Мда, странный все-таки этот Сэдр' - думала я, от скуки выдвигая ящички в столе.
  Бумаги, карандаши, скрепки, мусор какой-то, плесневый кусок хлеба, носки грязные... Брезгливо морщась, я перебирала содержимое. А это что? Достала из нижнего рисунок сидящей на скамейке молодой девушки. Ничего особенного: русая, кареглазая, курносая с ямочкой на подбородке. 'Моему мужу Алу от любящей его Ирдас' - гласила надпись на обороте. Я снова посмотрела на нее. Неудивительно, что смылась - профессор явно экономил на жене, такое бедное, застиранное платье и ни одного украшения, не считая дешевого обручального кольца. Еще раз глянув на нее, запихнула портрет обратно и натолкнулась на перевитую пачку писем. Кто говорит, что чужое читать нельзя - тот выпендрежный святоша! Я такой не была, поэтому развязав ленту, развернула первый листок.
   'Я не могу больше делать вид, что мы с вами просто преподаватель и студентка. Сегодня на лекции мне так хотелось вскочить и обнять тебя...' бла-бла-бла. Унылая любовная ерунда - мельком просматривая, откладывала в сторону письмо за письмом.
   'Ал, я так больше не могу! Моя жизнь превратилась в ад. Мне тягостно даже видеть тебя, а уж разговаривать... Притворство, одно притворство... Я так устала. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что не любила тебя. Словно девочка, что хотела поиграть во взрослую жизнь, я покорилась тебе. Ты приходишь домой, видишь приготовленный ужин, выглаженные рубашки, прибранные комнаты и думаешь, что все хорошо. Знал бы ты, чего стоит мне улыбнуться тебе. Как надоела эта игра. Мои силы ушли со слезами, что я выплакала, думая о нас. Знаешь Ал, пришло время поставить точку. И я первая ставлю ее.
  
Я буду молить Тьму о нашем раздельном счастье.
  
Твоя жена Ирдас'

  Угу, только забыла добавить, что променяла его на более обеспеченного и перспективного столичного мага. Кое-как завязав письма, засунула их обратно. Вот зуб даю, он еще и оставшиеся вещи от нее хранит. Я бы костерок разожгла и сплясала на пепле, а он хранит! Может его познакомить с кем-то? Только после того, как настои подействуют. Снова посмотрела на часы. Он что про меня просто забыл? Когда скрип стула достиг особо жалостливой точки, Сэдр соизволил появиться и, с видом 'могла бы и больше сделать', отпустил. Каюсь, не сдержалась и все-таки показала пару неприличных знаков двери, когда вышла из кабинета.
  Поднявшись к себе и быстро приняв душ, села за (о бедная рука!) писанину. Первый на очереди был реферат Тесме. Отработав три учебника плюс два справочника - накропала двадцать страниц мелким подчерком. Потом решила задачу по 'Теории некромантии' и набросала основные тезисы по курсовой Окено. Когда заканчивала чертить диаграмму временной зависимости родовых проклятий, заскочила Кейша, адептка из параллельной группы. Напомнив мне о вечеринке по поводу ее дня рождения, убежала, оставив меня перед нелегким выбором: выспаться или напиться. Да Бездна меня побери, конечно напиться, что тут думать. Хотя испытательный срок... Но, в правилах не запрещено пить спиртные напитки и ночевать вне стен академии. Я с сомнением посмотрела на два еще нетронутых мной тома правил и пошла одеваться.
  Так как все маломальски приличные (и не приличные тоже) наряды забрал гоблин, пришлось натянуть форменные обтягивающие штаны и к ней спортивную черную майку. Стянув резинку с волос, лишний раз порадовалась яркому цвету, который отвлечет все внимание с одежды на себя.
  
  - ..и вот я захожу в таверну, вижу, он сидит, отвернувшись от входа. Думаю, устрою сюрприз. Подхожу вся такая из себя, обнимаю и страстно шепчу на ухо в каком виде хочу его видеть! - с жаром рассказывает Кейша - И тут он оборачивается. И что вы думаете? Оказывается вообще посторонним мужиком! Ну, я вся, как водиться, смутилась, лепечу оправдания, а он смеется, еще и поужинать с ним предлагает. А я что? Я, ничего, - согласилась. Кстати, Эш, скотина, так и не пришел.
  - А дальше? - улыбаясь, спрашивает Джаг.
  - А ничего, повстречались неделю и расстались. Женатым оказался, козлина.
  Мы рассмеялись. Вообще Кейша была кладезем подобных историй. О ее невезучести слагались легенды и передавались по всей академии. Пожалуй, с ней мог соперничать только Велас, правда большинство историй о себе он сам и придумал.
   Я расслаблено сидела с четвертым или пятым бокалом вина, слушая очередные адептские байки. Сдвинув пару столов, мы расположились в дальнем углу таверны 'Вой оборотня'. К слову сказать, заведовал ей оборотень и видимо выл он от пьяных криков. Особенно вот тех - я перевела взгляд на соседний столик.
  - Представляешь, я к ней со всей душой, а она, она с каким-то приезжим встречается - бил пустой кружкой о стол неопрятно одетый мужчина с одутловатым лицом. - И главное ведь весь из себя такой лорд.
  - Да уж, - вздохнул его товарищ, по виду мелкий государственный чиновник, -сейчас проклятейницы в большом почете, сегодня вот тоже видел в 'Зубе Дракона' Улен, из соседнего отдела, с каким-то лордом ненашенским.
  - Эта та страшилище что-ль?
  - Угу. Так что если таких даже разбирают, то что говорить о твоей Никки, - клерк подал знак подавальщице еще налить.
  - И не говори, - залпом осушил новую порцию тот - а главное за плечи обнимает и голосом таким, ну которым бабам нравится, говорит: 'Наверно тяжело было раньше в академии учиться, сейчас то Тьер навел порядок'...
  Я аж вином подавилась. Получался очень даже интересный расклад. Вот ставлю три стипендии на то, что мой незнакомец и эти лорды - одно лицо.
  - Эй, ты чего? - потряс меня за плечо Велас - Да брось, скоро их охранник и так выкинет.
  Я удивленно перевела взгляд с мужчин на него.
  - У тебя выражение такое было, будто ты сейчас набросишься на них и сожрешь.
  - Фу, Риг, ну и вкусы у тебя - поддержал его Джаг, сверля этих двоих взглядом.
  К ним присоединились и остальные тринадцать адептов, разглядывая и комментируя, упражняясь в остроумии. Не удивительно, что эти двое быстро собрались и ушли. Вот же ж не везет! Я бросилась за ними.
  - Эй, стойте! Стойте! - успела все-таки нагнать их через несколько домов - Стойте! У меня всего пару вопросов.
  - Мы заплатили! - возмутился клерк, с натугой поддерживая повисшего на нем товарища.
  - Я знаю, я не подавальщица, я случайно услышала ваш разговор и мне нужно задать всего пару вопросов. - и, дождавшись положительного кивка, продолжила - этот лорд был высок, сроен, с такой-вот короткой стрижкой...Да? Да! Спасибо за информацию, она очень кстати.
  Тут ноги виснувшего подогнулись и, не выдержав веса, чиновник рухнул в придорожную грязь. Проклиная пьяного друга, который сам виноват, ибо незачем было медлить, прицениваясь, подойдет ли ему скромная, мало зарабатывающая, проклятейница в жены или нет, кое-как поднялся.
  - А зачем вам этот лорд, юная госпожа? - переключился он на меня, пользуясь возможностью передохнуть.
  - Понимаете, у меня брат из столицы приехал, как брат - восьмое колено через голень, отличается загульным образом жизни. Особенно падок на проклятейниц, - и мстительно добавила - но и проклятейниками не брезгует. А родители его наказали моему отцу следить в оба глаза, дабы выбранная богатая невеста из влиятельной семьи не отказалась от свадьбы.
  - Не повезло ей, - грустно вздохнул клерк.
  - Да не скажите, еще непонятно кому больше. Поговаривают, что невеста его змей обожает. Даже спать с ними ложиться!
  - Ой, спаси нас Тьма от таких знакомств! - вздрогнул он, видно хорошо представив прелести первой, да и последующей, брачной ночи.
  - Спаси, спаси - закивала, думая уже с ними распрощаться.
  Все что надо я выяснила, помогать поднимать или тащить напившегося не имела желания, а в таверне друзья, наверно, перебрали всевозможные варианты и новые сочинили о причине моего внезапного побега. Бросив последний взгляд на валяющего, еще раз поблагодарила стоящего и... И тут сзади раздался грозный рык:
  - Сума сошли?!
  Я резко развернулась и чуть не уткнулась в тощую грудь профессора Сэдра.
  - Щеголять в одной майке, когда на улице только-только снег сошел!
  Бездна, последнее о чем я думала, когда выбегала, это об одежде.
  Еще раз окинув недовольным взглядом, профессор стянул с себя пальто и набросил на меня. Хотела было возразить, сказав, что куртка моя весит в таверне, но, вспомнив, что он все-таки глава учебной части, а в 'оборотне' полно нетрезвых адептов, замолчала. Тут, как назло, заворочался друг чиновника, обращая на себя нежелательное внимание.
  - Что вы делаете в компании этих... - презрительный взгляд в сторону клерка и его валяющегося товарища - людей?
  - Вы по-видимому ее отец?
  Ой-е! Зачем?! Зачем ты вмешиваешься? Но, не заметив ни моего жалобного, ни потемневшего Сэдра взгляда, он все-таки продолжил:
  - Не беспокойтесь, мы просто шли, а тут ваша дочка нас останавливает и про братца спрашивает, а потом он - кивок на лежачего - упал. Вот. Мы даже не знакомы. Но примите, пожалуйста, мой совет, оградите ее от влияния брата. Да и с его бы родителями поговорить, выдавать за невесту, что спит со змеями?
  - Ушли.
  И произнесено это было так...Ну, так...тихо. И в этой тишине чувствовалась не просто злость, а ярость и еще угроза жестокой расправы. Не знаю как, но когда я скосила глаза, мужчин уже не было. Я бы тоже смылась, если бы помогло. А так, пришлось рассматривать пуговицы на черной рубашке.
  - Оделась.
  Дождавшись, когда продену руки в рукава и застегну пуговицы, меня схватили за локоть и затолкнули в вызванный экипаж. Сам профессор сел напротив, сжав кулаки так, что побелели костяшки. На них я и смотрела, пока не остановились у одного из постоялых дворов Ардама. Не самом лучшем, но и не из дешевых. Меня снова схватили, выволокли и повели, будто я тряпичная кукла. Но как-то возражать или возмущаться было страшновато. Поэтому молчу. Подойдя к стойке с привратником, Сэдр бросил ему пару монет и нас проводили в стандартный одноместный номер на втором этаже.
  - Профессор Сэдр - робко начала я, когда дверь за служащим закрылась.
  Отпустив меня, он решительно прошел вглубь комнаты, достал полотенце из шкафа и кинул мне.
  - Вот только хоть слово скажи! Я тебя через колено перекину и хворостиной так отхлестаю, что сесть не сможешь. Нет, ну чем ты думала?! Чем?! - все больше распылялся он, нервно меряя шагами комнату. - Я тут распинаюсь перед директором, буквально вымаливаю дать второй шанс для лучшей ученицы. А она?! Она, наплевав на все, шатается ночью по городу в полуголом виде в компании двух алкошей, да еще и сама пьяная! Молчать! Ты совсем забыла про испытательный срок?! Или, думаешь, лорд Тьер и дальше будет закрывать глаза на все твои проступки?! Или Верис?! Я знаю, что у тебя непростой характер: ты самовлюблена, эгоистична, жестока, мстительна, горделива, но ты никогда не была дурой! - а затем сел в кресло, устало сгорбившись, и уже спокойнее сказал - Иди, мойся, и вот делай что хочешь, но к утру должна быть трезвой. Ночевать здесь будешь, еще не хватало явиться в академию в таком виде.
  Я нерешительно направилась в ванную, но услышав 'пальто отдай', вернулась, сняла и повесила на вешалку. Затем прошмыгнула в душ. И, стоя под холодными струями воды, выполняла приказ - трезвела. Думать не хотелось. Вот буквально ни одной мысли, потому как нечего им делать в моей голове! Надо трезветь! Когда стали стучать зубы, машинально вытерлась, надела халат и вышла.
  Сэдр, положив голову на ладони и локтями упираясь в колени, сидел в кресле. Я тихонько прошла мимо и залезла под одеяло. Свернулась калачиком и заснула.
  Как всегда снилась бабушка. Казалось, стоит протянуть руку, затронуть...но ладонь ощутила только холод грубой ткани. Открыв глаза, долго разглядывала рисунок на стене. Желтые первоцветы. Она любила их. Отвернулась. За окном уже рассвело, скоро построение. Перевела взгляд на Сэдра. Он спал в кресле, откинувшись на спинку, скрестив руки на груди, и отвернувшись от меня. Караульщик, ну-ну. И почему-то улыбнулась. Медленно слезла с кровати и на цыпочках прошла в ванную. Одевалась быстро, забрала волосы в хвост и вышла. Алвар все еще спал. Стоит будить или нет? Наверно стоит. Все-таки я не любовница, тихо покидающая постель под утро.
  Интересно, а что ему сниться? - присев на корточки у подлокотника кресла, разглядывала спящее лицо. Спокойное, безмятежное лицо, морщинки в уголках глаз, а на лбу, наоборот, разгладились. И прядь темных волос с сединой, упавшая на лицо. Улыбнувшись, тихонечко убрала ее. Сейчас он напоминал мне братьев. Милые оболтусы.
  - И чему вы улыбаетесь, адептка Дакене? - темные глаза смотрели сверху на сидящую у его ног меня. Тьма, неловко то как.
  - Вы проснулись! - воодушевленно ляпнула я.
  - Что-то не замечал за собой привычки спать с открытыми глазами и разговаривать.
  - Пора в академию идти...
  - Идите. - сухо сказал он - Для нас будет лучше подойти в разное время и не вместе. И встаньте с колен, я вам не бог, чтобы передо мной тут преклоняться!
  - Я только разбудить хотела! - возмутилась, поднимаясь.
  - Могли бы позвать или за плечо потрясти, а не вздыхать, как влюбленная девчонка с идиотской улыбкой у ног жениха.
  - Да я вообще о братьях вспоминала!
  - Ой, хорошо, что не о отце.
  Нет, это просто невозможно! Что теперь я сделала не так? Да любой был бы рад, проснуться и увидеть рядом красивую девушку. А этот. Женоненавистник! Никто не заставлял его за меня поручаться и тем более опекать.
  - Прежде чем уйдете, хлопнув дверью, пальто не забудьте одеть.
  Сняв с вешалки пальто и натянув, ушла, тихо прикрыв дверь за собой. Просто так, назло ему.
  Зябко ежась на пронизывающем холодном ветру и сильнее кутаясь, я стояла в раздумье на крыльце гостиницы. С одной стороны у меня возникла идея, которую стоит проверить, с другой - могу опоздать на занятия, тогда не поздоровиться от Сэдра. Что же выбрать? Что же выбрать? Ладно, пускай злиться. И я направилась в сторону рынка.
  Несмотря на раннее время, торговые ряды активно оживали. Слуги, повара и простые граждане спешили закупаться свежими, только что доставленными продуктами. То здесь, то там вспыхивали споры и гасли, слышались звоны монет и удары по рукам. Собирались группы знакомых и расходились, занятые своими делами. Мне же нужно было найти двоих. Одну, из которых, я знала, где искать, вторую - предполагала.
  Простояв у прилавка с креветками почти час и изучив на свежесть чуть ли не каждую, чем изрядно заставив понервничать продавца, все-таки дождалась ее появления. Высокая, мило улыбающаяся, черноволосая девушка в темном плаще и с большой корзиной в руках, подходила к охраняемому мной прилавку. Зарывшись еще рьянее в морепродукт, я делала вид полной оторванности от мира. И как бы случайно схватилась именно за ту, что приглянулась Лоле, молодому повару из 'Золотого феникса', лучшей реставрации в Ардаме.
  - Простите - пролепетала она, даже не взглянув в мою сторону.
  - Лола? - 'удивилась' я.
  - Риг? Ой, простите леди Ригра, как вы здесь оказались? - изумилась она.
  - Выбираю креветки, - проигнорировав многозначительный взгляд продавца и, подхватив за локоть девушку, под облегченный вздох торговца повела ее вдоль рядов. - Наша служанка в них совсем не разбирается, приходиться все самой ей показывать.
  - А где она?
  Я в растерянности покрутила головой, пристально вглядываюсь в толпу:
  - Наверно встретила знакомую и зацепилась языками, вот мерзавка. Ну да ладно, не маленькая, дойдет до дома.
  - А чем я могу вам помочь?
  - Помочь? Нет, ничего не надо. Хотя, знаешь, есть кое-что... рецепт твоего яблочного пирога!
  Я рассмеялась, наблюдая за недоуменным выражением на ее лице. И, залепетав всякую чушь, повела Лолу дальше, останавливаясь с ней у выставленных лотков с продуктами.
  - Наверно этот - указала на один из совершенно одинаковых помидора - Нет, точно этот бери. Ты даже не представляешь, как мне надоели эти страсти в академии, - закончив очередную сопливую историю, вздохнула - И вот не проходит и недели, как Кейша врывается ко мне в комнату и орет, что встретила просто потрясающего мужчину. Высок, строен, по-военному коротко стрижен, обаятелен и вроде, как лорд. Да ты должна его знать, Кей говорит, что он в 'Фениксе' поселился.
  - Лорд Валэско? - с сомнением произнесла она.
  - Он правда так хорош собой?
  - Ооо, и даже очень.
  - Думаешь, светит что-то Кей или мне платками и валерианой закупаться?
  - Может и получиться что-то, правда... - она замялась, решаясь сказать о чем-то или промолчать. Решилась - есть в нем что-то пугающее, страшное.
  Хм, не заметила. Он мне наоборот показался притягательным.
  - Нет, ничего такого настораживающего не было - пояснила Лола, видимо заметив мой скептический взгляд - просто мне не по себе рядом с ним.
  - Может он скрытый садист? - 'испуганным' шепотом сказала я, при этом раздраженно смерив очередных задевших меня прохожих - Вот бы мне посмотреть на него.
  - Пожалуй, - пожала она плечами, на этот раз зарывшись в зелени - все таки у вас опыта общения с лордами больше моего. Приходите вечером к восьми часам, я тихонько покажи его вам.
  Я чуть от радости не запрыгала. Сдержалась. А потом, схватив ее под локоть, с намеком уточнила:
  - Одна? Или с Данко?
  Мне не ответили, но по тому, как затеребили край плаща - ответ очевиден. Отлично, вот только теперь заставить как-нибудь брата сходить со мной, а точнее сводить меня ибо денег, увы и ах, нет.
  Проводив Лолу до выхода, я вернулась на рынок. И, пройдя пару рядов, свернула к небольшой лавке со всякой бытовой мелочью. За прилавком стояла невысокая молодая гоблинка, племянница служанки в нашем доме.
  - Госпожа Ригра - приветственно поклонилась она.
  Я кивнула, и выпросив несколько листов бумаги написала три записки.
  - Вот эту отнеси, пожалуйста, как можно скорее Данко, - протянула ей сложенный листок - эту передашь госпоже Жловис, жене привратника академии, а эту - ей же, но только завтра. Все поняла?
   Дождавшись утвердите кивка, дала пару серебряных монет, взятых взаймы из кармана пальто. Надо не забыть вернуть. И предвкушающе улыбаясь, я направилась в академию. Ну что ж господин Валэско, поиграем!
  
  Глава 3
  
  Третий час буквально роем землю на одной из городских свалок. Ищем письмо, которое может дать, а может и нет, зацепку или даже привести к убийцам.
  Не успели закончиться занятия, как меня, Нурге и Тьер, будущих следователей-криминалистов, забрал из академии мастер Окено. В одной из сдаваемых квартир в бедном квартале убили семейную пару. На первый взгляд-ничего особенного. Ограбление. Перевернутая мебель, выброшенные из шкафа вещи, распотрошенные подушки и матрасы, кое-где содраны обои. А уж, что творилось на кухне...
  На все тот же первый взгляд картина вырисовывалась такая:
  Не очень молодая чета обедала в комнате, но их прервал стук в дверь. Женщина пошла открывать. Ее скрутили и толкнули обратно в комнату. Муж удивился - как так кто-то покусился на его жену, вскочил, но один из грабителей ответил ему кулаком в лицо. Супруг падает на пол и получает еще удары в грудь и живот. Женщина кричит, умоляя отпустить любовь всей ее жизни, но мужчины оказались хладнокровны. Дальше они просят отдать все ценное. Муж молчит, видимо потеряв сознание, жена бьется в истерике. Грабители теряют терпение и, чиркнув ножом по горлу той и этому, переворачивают всю квартиру. И найдя "несметные сокровища" исчезают.
  Вот тут то и возникают это пресловутое "но".
  - Из поверхностного осмотра ясно, что жили они очень бедно. У таких и брать то нечего - заметил Нурге.
  - Верно - похвалил Окено, присевший на корточки у тел - Что еще?
  - Кровь - ответила Дейка, показывая на лужи и брызги - резали непрофессионально, задели сонную артерию, да и вообще с левой стороны нож шел вдоль шеи, а потом уже поперек. Это нетипично для воров, да и убийц вообще. После такого они должны быть все в крови. По крайней мере один.
  - Показательная акция? - с сомнением произнес Нурге.
  - Или приходившие убивать слабо представляли действия грабителей.
  - Убитые иноверцы. - обратил на себя внимание Окено - Клан Хранящие. Выходцы из человеческих королевств. Закрытая каста. Численность всего тридцать-сорок человек. Проводится жесткий отбор младенцев и каждый брак должен быть одобрен главой. - потом пояснил нам - Младенцам ставят на шею татуировку в виде небольшого родильного пятна неправильной формы. Его-то они и вырезали.
  - Так это была месть? - уже внимательнее всматриваясь в края раны, спросил Нурге. - Они полюбили друг друга и сбежали?
  - Вряд ли - вставила Тьер - Им обоим уже за сорок, то есть о пылких чувствах речи быть не может. В таком возрасте на первом месте стоит разум. И если бы хотели сделать показательную казнь, то не стали бы убивать в тихую на квартире, маскируя под ограбление.
  В этот раз я была согласна с подавальщицей. Идя вдоль стен (не очень-то хотелось извазюкаться в кровище при том, что это мое, на данное время, единственное пальто, а сегодня еще предстоял поход в ресторацию) и всматриваясь в развалы, мне кое-что казалось странным. Зачем имитируя разбой доходить до потрошения перин и срывание обоев?
  - Убийцы что-то искали - решила я, а потом спросила у стоящего в дверях стража - У кого эта чета работала?
  - Женщина ухаживала за леди Мисентой, мужчина был поверенным в ее лавке.
  Понятно. Леди Мисенту я знала - пожилая особа, вдова, почти не ходит и ни с кем особо не общается, живет закрыто в небольшом домике на улице Мертвецов, увлекается цветоводством и владеет лавкой с тканями на рынке. Замечена в каких-то историях и авантюрах не была. Наоборот, она рьяная почитательница Бездны, короче жутко верующая. А еще у нее есть дочь, вот за ней-то и увивался какое-то время Данко, вскоре она ему надоела и он переключился на другую. Помню, рассказывал, что таких зануд еще в жизни не видел.
  - На редкость порядочная и скучная особа - озвучил мои мысли мастер Окено.
  - А что соседи говорят? - просматривая в кристалл остатки еды на столе, спросила Дейка.
  - Спокойная, добродушная, тихая и любящая друг друга чета, - ответил дневной страж.
  - И ни каких волнений, ни беспокойств они не заметили? Может кто-то приходил? - мне тоже стало интересно.
  - Заметили. Вчера видели какой-то странный конверт в руках у убитой и панический ужас в ее глазах. На вопрос о случившемся - ответила, что им с мужем надо срочно уезжать.
  - Почему странный? - стал рыться в бумагах Окено.
  - Бумага отдавала синевой, на печати был изображен символ сокола. Мы уже все обыскали, но ничего похожего не нашли.
  - И не найдете - его давно сожгли. Адепты, идемте - помойки ждут нас!
  В итоге мы третий час перекапываем свезенный за день мусор. Как пояснил нам Окено: синева на конверте означает, что на нем лежало заклинание 'Ищущий' - несмотря ни на что, зачарованный предмет доходит до адресата. При этом оно имело паршивое свойство - практически не уничтожалось. Сокол, расправляющего крылья, на фоне солнца - символ клана Хранящих.
  Правда, я не видела смысла в поисках. Ну, что там может быть? Скорее всего, что-то вроде 'мы идем за вами' или 'молитесь' .
  - А что будет тому, кто найдет письмо? - мысль быстрее свалить хоть и грела, но не настолько сильно.
  - Подарю вот эту прекрасную вазу - выковыряв веткой из очередной кучи что-то грязное, расколотое и страшное, показал нам Окено.
  - Ооо, это поистине королевская награда!
  - Нашла! - вдруг закричала Дея.
  - Нееет!!!
  - Дакене, прекратите ломать комедию. Тьер, что там у вас?
  Она подошла к мастеру и протянула ему измятый лист бумаги, действительно отсвечивающий синевой. Мы с Нурге, отпихивая друг друга, заглядывали через плечо старшего следователя. Ну вот, все как я и думала - ничего особенного. 'Хранить - нам завещал создатель, оставив на земле людей. Дав клятву, мы ответ держали, склонившись покоренною главой!'.
  - Что за бредятина?
  - Дакене, между прочим, это строчки из священной книги клана.
  - Они нарушили клятву и их ждет расплата? - сомнение отразилось на лице Нурге.
  - Угадал! - хлопнула его по спине, затем повернулась к Дейке - Ну что, подавальщица, пойдешь забирать свой приз? Все-таки заслужила.
  - Может, хватит?
  - Что? Я только спросила. Вот видите, мастер Окено, никому ваша награда не нужна.
  - Разрешаю выбрать себе что-нибудь другое - отмахнулся он, вглядываясь в строчки послания.
  - А можно уже того, в академию?
  - Ладно, идите. Дея, на два слова - и, махнув рукой, Окено открыл портал: сверкающую, уходящую в недра земли лестницу, ведущую к ревущему желтому пламени.
  Пройдя сквозь него, мы оказалась во дворе академии. Не обращая внимания на бросаемые многочисленные взгляды и зажимаемые носы, я поднялась в комнату. Уже в душевой, выливая весь шампунь на себя и издирая щеткой кожу до красноты, избавлялась от запаха.
  Бегая по спальне, лихорадочно собиралась. Так, времени почти не осталось. Приготовленное черное платье дожидалось меня на кровати. По правде говоря, я его ни разу не надевала и не собиралась. Оно было куплено в момент жесточайшей депрессии, так сказать для моего погребения. Есть такой пункт. Знаю, все по-разному справляются с таким состоянием: кто-то ходит по магазинам, кто-то ест сладкое, кто-то пишет стихи, я же...да, готовлюсь к смерти. Так вот куплено оно было именно в то время и так и осталось не распакованным под грудой хлама в шкафу. Немного поколдовав над платьем, точнее кое-что перешив в обед, привела его в более-менее достойный для вечера вид. Собрала и заколола сырые волосы, сверху накинула плащ.
  Выйти сегодня адептам из академии не представлялось труда - госпожа Жловис рьяно выясняла отношения со своим супругом. И все из-за принесенной утром записки двусмысленного содержания. Ничего, ему полезно, меньше в чужие дела лезть будет и загадки дурацкие загадывать. А завтра другое письмо принесут, с горячими извинениями и объяснением, что, дескать, ошибочка вышла.
  Немного постояв у калитки и с удовольствием послушав доносящиеся из маленького домика привратника крики, вышла к поджидающему в карете брату.
  - Долго тебя ждать? - вместо приветствия начал он.
  Сказать, что братец был не в восторге от идеи провести вечер в компании сестры - это ничего не сказать. Пол дороги ворчал о отмененном свидании так, как будто я его из Рая вытащила и в Бездну запихнула. Замолчал только после упоминания о возможной встрече с Лолой. Эта девушка ему очень нравилась. Они даже встречали какое-то время, но вскоре расстались, несмотря на взаимное увлечение. Лола была слишком хороша для него. Данко это понимал, а еще понимал то, что с такими девушками интрижку не заводят, на таких женятся. А вот этого брат никак не хотел. По правде говоря, насмотревшись на отношения родителей, никто из нас брака не хотел.
  - Ладно - смирился Данко - но будешь должна.
  - Напомни ка мне, кого две недели назад я прикрыла перед отцом? Ему ведь до сих пор не вериться в то, что это он разнес шкаф с коллекционными винами под действием наложенного на него кем-то проклятия 'Ярость'.
  - Шантажистка!
  - Люблю тебя - улыбнулась ему и вышла из остановившейся у главного входа ресторации кареты.
  - Рыжая гадина - подставив мне руку, прошипел он.
  - Обожаемый братец.
  - Темного вечера лорд Данко Дакене, темного вечера леди Ригра Дакене - чуть склонились, встречающие посетителей на входе, двое стройных, миловидных и обманчиво слабых светлых полуэльфа.
  Кивнув им, мы поднялись по устланной ковром лестнице и вошли в отделанный бирюзой и золотом зал. Сняв верхнюю одежду и вручив ее слуге, отдали распоряжение подошедшему полугному мастеру Олитерри.
  Посетителей в зале было немного, где-то около десяти, двенадцати. Мы заняли столик у окна - и видно всех и мы в глаза не бросаемся.
  - Так зачем ты сюда меня притащила? - просматривая любезно поданное меню, спросил Данко.
  - На других посмотреть и себя показать. - и дождавшись удивленного взгляда, зло пояснила - Поесть, зачем же еще. А вот так как денег у меня нет, то догадайся, кто платить будет?
  - Отец же запретил тебе помогать.
  - А ты и испугался! Не дрожи, запрет наложен был только на материальную поддержку, кормить меня никто не запрещал.
  - Вот так ему и передам, когда он меня из завещания начнет вычеркивать!
  Рассматривая зал и не обращая внимание на его недовольный бубнеж, я заметила одну интересную особу. Дама сидела за ближайшим к выходу столиком. Напудренный парик, шляпка с небольшой вуалью и много-много брильянтов: массивные серьги, ожерелье, четыре кольца и два браслета. Медленно потягивая вино, она зорко следила за всеми. Обыкновенная сплетница - компенсирует недостаток своей жизни чужой. Остальные посетители были менее выразительны. Тот, ради которого собственно все затеяно и было, еще не появился.
  - Данко - прервала его я - ты ничего странного не заметил когда встречался с юной леди Мисентой?
  - Решила меня со всеми бывшими свести?
  - Все может быть - загадочно улыбнулась я. - А вот и одна из них!
  Лола как всегда была великолепна - стройная, высокая, с короткой стрижкой светлых волос и в простом, но достаточно элегантном темно-синем платье, выгодно подчеркивающий цвет глаз.
  - Риг, Данко - поприветствовала нас она.
  - Ты сегодня не на кухне? - ступил, обычно он все-таки более сообразителен.
  - Взяла выходной - пояснила Лола и, не дождавшись от моего братца элементарной вежливости, сама отодвинула стул и села.
  - Как работа? - продолжил театр глупостей Данко.
  - Спасибо, справляюсь.
  - Братец, у тебя совсем крышу от любви снесло? Я вообще-то есть хочу!
  За что и получила от него пинок по ноге. Хотела ответить, но подошел за заказом подавальщик. Воцарившееся после его ухода молчание затягивалось. Точнее эти двое просто смотрели друг на друга. Как все банально и скучно! Я отвернулась и стала наблюдать за приезжающими и отъезжающими - не люблю чувствовать себя лишней!
  - Это он! - дернула меня за руку Лола.
  Я вздрогнула и чуть не двинула ей локтем - привычка, в присутствие братьев приходилось быть на стороже.
  А вошедший мужчины действительно оказался тем незнакомцем. Бездна, помоги мне! Даже отсюда я чувствовала его притягательность, силу и опасность. Ммм, упоительный коктейль! Не каждому дано его попробовать и еще меньше кто устоит и не потеряет головы. Что ж тем интересней!
  - Что за тип?! - ревниво начал братец, но был успокоен пересказом моей версии для Лолы. Не поверил, все-таки он меня лучше знает, но промолчал.
  Пока нам подавали ужин, я наблюдала за занявшим столик за колоннами лордом Валэско. Сделав заказ, он сидел, откинувшись на спинку стула, отрешенно разглядывая узоры на скатерти.
  Извинившись, встала изо стола и проходя мимо него, запнулась.
  - Ой, простите - буквально упала на стул рядом с лордом.
  - Присаживайтесь, любительница рассветов, - насмешливо произнес он, не поднимая головы - вы мне нисколько не помешаете.
  Даже так?
  - Что ж, если моя маленькая хитрость раскрыта...
  - Полностью - подтвердил он.
  - ... то играть дальше не имеет смысла, лорд Валэско - сев удобнее, с непринужденным видом положила салфетку на колени и разгладила ее.
  - Ну почему же? - поднял веселый взгляд на меня - С хорошим игроком всегда интересно поиграть, леди Дакене.
  Подавальщик? Или Жловис 'сдал', когда тогда ушла? Но, когда он меня успел заметить и узнать? Ведь даже ни на кого не смотрел! Хм, а ведь не ошиблась на счет военного. Глаз-то наметан.
  - Знаете, я не очень люблю игры.
  - Предпочитаете разгадывать загадки?
  - Нет - непринужденно пожала плечами и задорно улыбнувшись, повторила сказанные кем-то мне слова - просто обожаю совать везде свой нос. Особенно в чужие дела.
  На этот раз на меня посмотрели более пристально и задумчиво. Затем, улыбнувшись уголками губ, чуть наклонился, сложив сцепленные в кулак руки на стол:
  - Что ж постараюсь удовлетворить ваше неуемное любопытство.
   Мне показалось или я услышала напряжение в голосе? И решившись, склонилась к нему сама, вынудив тем самым лорда придвинуться еще ближе.
  - Для начала удовлетворите чувство голода подсевшей к вам дамы - заговорщицки прошептала ему на ухо.
  Он тихонечко рассмеялся и ни с того ни с сего заявил, потянувшись к меню:
  - Знаете, а вы мне нравитесь.
  - Я многим нравлюсь - сказала будничным тоном и скромно опустила взгляд, чтобы тут же распахнуть глаза, продемонстрировав длину ресниц.
  - Даже не сомневался - проигнорировал мои старания он или вообще их не заметил.
  Оглянувшись на брата, ничего нового там не заметив, обернулась к более интересному объекту.
  - Ваш брат?
  Нет, ну флирт, значит, мы не замечаем, зато все остальное подмечаем с точностью сотрудника тайной канцелярии. Хм, а это интересно...
  - А вы случаем не состоите на секретной службе короля?
  - Короля? - чуть приподняв левую бровь, Валэско отложил меню в сторону - Вы думаете, я из человеческого государства?
  Бездна! У нас же император!
  - Да - спокойно ответила ему и, решившись 'скинуть пару лишних карт', продолжила - у вас на удивление острый взгляд. Прибавив к этому короткую стрижку, спортивное телосложение и грацию в движениях представителей кошачьих - я сделала вывод о вашей принадлежности к военной службе. Ставлю двадцать золотых на то, что вы даже участвовали в боевых действиях.
  - Допустим - не подтвердил, но и не опровергнул моих слов он.
  - Но ваша способность замечать мелочи даже тогда, когда казалось, вы заняты чем-то другим - навела меня на мысль о тайной канцелярии или разведке. Я права?
  Теперь в его взгляде пропала вся задорность и веселость. Отстукивая пальцами левой руки по столу какой-то непонятный мотив, он оценивающе смотрел на меня, теперь уже ища ответы на свои вопросы. Ощущение будто взглядом тебе мозг вскрывают. Облизнув вдруг пересохшие губы, я снова нервно расправила салфетку на коленях, мысленно перебирая события из жизни. Ведь лучший способ избавиться от возникшего страха - это представить еще что-то более страшное или кого.
  Лорд Тьер! Перед глазами возник его взбешенный образ. Разве может быть что-то страшнее этого? Я сразу расслабилась и повторила вопрос:
  - Я права?
  - А казались простой богатенькой девчонкой: избалованной и думающей лишь о новой модной одежке.
  Теперь пришла моя очередь смеяться.
  - Да я 'простая богатенькая девчонка', только учащаяся на проклятейника - и сделав наигранно строгий вид, добавила - А вы не уходите от ответа.
  - Сдаюсь! - поддерживая мою игру, он чуть приподнял руки вверх, признавая безоговорочную капитуляцию - Я действительно служил, участвовал в военных компаниях, занимался разведкой. Предугадывая ваш вопрос, отвечаю - войсковой разведкой, а не шпионажем! Но откуда вы узнаете: говорю я вам сейчас правду или нет?
  Конечно, нет! Не говоришь. Я не настолько наивна, чтобы поверить в сказочку про офицера не скрывающего ничего о своей работе. Но смотря в его довольно-улыбающееся лицо, состроила самую доверчивую гримасу:
  - А я читаю по вене в вашем глазу.
  Где-то слышала, что есть такие профессионалы, но сама к ним, к сожалению, не относилась. Хотя, уверена, сердечный ритм контролировать он умел. А так же видно, что нисколечко мне не поверил.
  - Тогда мне лучше молчать - с наигранно серьезным видом произнес Валэско. - Так, а как насчет моей принадлежности к другой стране?
  - Тут все просто - ваши вопросы. У вас нет акцента, загара или, наоборот, излишней бледности, или какой-то другой особенности внешности, что выдавало бы чужестранца. Но вопросы! Вашу принадлежность к военнослужащим мы выяснили. Высший офицерский состав? Не так ли? А семья Тьеров неразрывно связана с армией, что уж говорить про самого лорда Риана, племянника императора и Первого меча империи! Ведомство разведки и шпионажа принадлежит ему в первую очередь. Так что будь вы одним из граждан Темной империи - знали бы все новости раньше, чем простые адепты Академии Проклятий. Но все-таки вполне хорошо с ним знакомы, отсюда вывод - соседние государства. На представителя иных рас вы не похожи, значит - из человеческого королевства.
  Ух, аж выдохлась! Лорд Валэско выглядел немного обескураженным, но столку не сбитым.
  - Ну что ж - после минутной задумчивости ответил он - теперь, полагаю, вы хотите услышать мои выводы относительно вас?
  - Отнюдь - и снова полюбовавшись растерянным выражением на его лице, пояснила - В ваших выводах относительно себя я не сомневаюсь.
  - Тогда, я попробую реабилитироваться, заказав вам ужин - улыбнувшись, он снова взял меню и подозвал подавальщика - даме овощной салат, мороженное и бутылку красного вина на стол.
  Он, что думает я цыпленок?
  - Так даме - перебила я - красную рыбу в сливочно-сырном соусе с гарниром, фруктовый салат и... и шоколадное пораженное на десерт. С рыбой подать белое вино, но никак не знаменитое эльфийское. Пока все.
  Отложив меню, и, проследив взглядом за удаляющимся юношей, дала время для следующего хода противнику. Жаль, ей он не воспользовался.
  - Все больше прихожу к выводу, что полученная о вас информация не совсем верна.
  Все, надоело. Я, конечно, люблю комплименты, но всему есть предел, особенно тогда, когда моя цель несколько иная. Поэтому, отбросив в сторону все мыслимые приличия, наклонилась к лорду, схватив за лацкан пиджака и притянув еще ближе, прошептала:
  - Давайте без комплиментов, а то я решу, что вы меня соблазняете - и как бы невзначай опустила взгляд в ворот его рубашки - А у вас красивая цепочка? Женская? А можно посмотреть? - и, не давая лорду опомниться, запустила пальчики ему за шиворот, вытаскивая медальон наружу - Это что, кристаллы проклятий?
  Вздрогнув, Валэско резко выдернул шестиконечную звезду из моей сжатой ладошки, до крови оцарапав кожу гранями. Обиженно зашипев, я поднесла ладонь к губам, высасывая выступившие красные капли. Он же, быстрым движением, спрятав вещицу обратно и, вместо слов извинения, удостоил меня таким взглядом, будто я влезла в его дом, обчистила и в довершении поглумилась над прахом незыблемых основателей рода Валэско. То есть весь его вид выражал злость, раздражение, обиду и презрение. Особенно последняя меня покоробила.
  - Могли бы сразу сказать, что нельзя - обиженно надула губки я.
  - Нельзя - жестко ответили мне.
  Почему? Но вместо этого, задала другой, наводящий, вопрос:
  - Это что-то личное? - и мечтательно подняв к потолку глаза с восторженностью идиотки, начитавшейся любовных романов, спросила - Память о погибшей на задании любимой девушки? Которой, плача над изрубленным телом, вы, прижимая ее голову к груди и проклиная небеса, угрожая всем отомстить, обещали хранить верность до конца жизни? И этот медальон - все, что осталось у вас от нее? Ох, как это романтично.
  - Да, но увидев тогда вас, так похожую на нее, в моей душе проснулась надежда и запылала искра. Наверно, это судьба! - включился лорд в игру или просто банально издевался.
  - О, и вы подарите мне этот медальон?
  - У меня еще осталась ее одежда, снята с трупа, простите с тела, - синие глаза заблестели лукавством - хотите дам поносить?
  - Ммм, если это расшитая золотой нитью рубашка, узкие штаны с синими лампасами и кольчужный жилет...
  - А ничего, что все в крови?
  - Нет, так даже лучше - меня сразу в академии уважать будут. Или бояться. Или примут за сумасшедшую. А вы уверены, что костюм мне в груди жать не будет? - и, проведя кончиком пальчика по краю декольте, обозначила названное, заставляя лорда сравнить и оценить - Так как?
  - Как раз в пору - не поддался на провокацию, направленную на то, чтобы сбить с толку, он.
  Хм, видно раскрывать происхождение медальона Валэско не намерен. Более того, о существование звезды никто из посторонних знать не должен. Я мысленно зашипела от пульсирующей боли в ладони. Значит, мои дальнейшие расспросы ни к чему не приведут, кроме шуток, банального вранья или просто молчания. Проверим?
  - Ваша девушка была проклятейницей? - без тени веселья в голосе, спросила я.
  - И еще какой - усмехнулся он, подтверждая мои мысли.
  - И как действует медальон?
  - Как шпаргалка на экзамене. Видите ли, прекрасная леди Дакене - зашептал Валэско, наклонившись ко мне - она хоть и похожа на вас, но вот вашего ума в ней, увы, не было.
  Печально. Внешне изобразив, что тронута его комплиментом, я села ровно, чинно сложив руки на коленях в ожидании ужина. Оставшийся таинственным незнакомцем 'любитель рассветов', сохраняя на лице крайне довольного разговором выражение, откинулся на спинку стула и, опустив взгляд, расслабился. Мне же все это совсем не нравилось. Нет не сам лорд Валэско, внешне он походил на мечту женщины, а вообще сложившаяся ситуация. Его появление в Ардаме и странные вопросы, ярость от, казалось бы простого женского любопытства, и нежелание, даже из вежливости, просить прощение за порезанную ладонь. Опять же убийство двух человек из клана Хранящих. Бездна! А ведь действительно...
  Я вскочила и, повернувшись было к выходу, вспомнила о том, что надо как-то попрощаться. Лихорадочно оглянувшись на Данко, увидела его глупую улыбку и безучастность ко всему вокруг, стала осматривать зал и заметила приближающегося подавальщика. Решение пришло внезапно. Сделав один неловкий шаг, сталкиваюсь с парнишкой и опрокидываю, несший им, поднос с едой на себя.
  - Риг? - подскочил от моего визга наконец-то очнувшийся братец и, неловко выйдя из-за стола, поспешил ко мне.
  - Вам помочь? Обожглись? - уже стоя на ногах, лорд Валэско поддерживал за локоть.
  - Чем вы поможете? Мое платье! - всхлипнув, закрыла ладонью лицо и, вырвав руку, выбежала из залы.
  Проигнорировав ошарашенные, при моем появление, взгляды светлых полуэльфов и слуг, спешно выхватила из рук одного из них плащ, и, кое-как накинув его на плечи, поспешила выйти на улицу и скрыться в тени здания.
  - Риг?! - не заставил меня долго ждать Данко, появляясь почти следом.
  Я вышла на свет, привлекая его внимание, за одним изображая раскаяние и чуть сдерживаемые рыдания.
  - Пешком пойдешь - не купился он.
  - За что? Этот косорукий подавальщик сам не видел куда шел. Я пол дня потратила на платье!
  Лучше бы этого не говорила, заметив народ и сложив в уме два плюс два, Данко накинулся уже по другому поводу:
  - Сколько можно?! Ты нам обещала, после того раза, бросить свою странную привычку выхода из депрессий - и открыв дверцу подъехавшего экипажа, втолкнул меня в него - Мы до смерти испугались, когда нам доставили гроб с запиской: 'Скорбим о вашей утрате и желаем леди приятного воссоединения с Бездной'.
  - Отец же обрадовался - забившись в уголок, пыталась оправдаться я.
  - Да, поначалу, когда думал, что это маманька наша того... Потом прикинул по росту и вспомнил, что видел ее не далее как десять минут назад, очень огорчился. А потом дня три орал, обещая всех лишить наследства и тебя самолично отправить туда, по пожеланию. Повезло, что кто-то - многозначительный взгляд на меня - в академии был.
  - Это было несколько лет назад. - и, не дожидаясь следующей гневной тирады, спросила - А о чем вы с Лолой говорили, пока я носик попудрить ходила?
  - Не пытайся перевести разговор!
  - Как скажешь, просто хотела узнать: она успела рассказать тебе, что замуж выходит или нет.
  - Что?! - Данко подскочил и, схватив меня за плечи, стал трясти - Кто он?! Да говори же!
  - Приехали!
  И вывернувшись, выскочила из кареты. Подхватив юбку, добежала до ворот и скрылась за ними. И сразу же натолкнулась на Жловиса. Он сидел у стены, горестно вздыхая и прижимая к себе охапку одежды, а из его домика доносились приглушенные всхлипы.
  - Вот ведь как оно в жизни бывает - пробормотал гоблин, стирая набежавшую слезу.
  - Бывает - согласилась я и прошла мимо.
  Выйдя из арки, направилась не к женскому общежитию, а к палаточному городку. Еще в начале весны лорда Тьера достали постоянные жалобы мужской половины академии и, в порыве ярости, он приказал духу-хранителю стереть их общежитие вообще, оставив сильную половину строить себе палатки на месте прошлого жилища.
  Крадучись, но и не сильно прячась: часовые хоть и выставлены были, но скорее больше служили частью интерьера, чем угрозой для лазутчика, я перебегала от шатра к шатру, пристально всматриваясь в выцарапанные на дощечках, висящих над входом, номера. Мне нужна была двенадцатая в восьмом ряду от центра. Через десяток просмотренных, надпись '12/8' была найдена. Или это '12/6' с тремя парнями с соседнего курса, или еще хуже - преподавательская '12/9'. Скрестив пальцы на удачу, я отогнула полог и тихонечко позвала:
  - Нурге, Нурге...
  На лежанке зашевелились и из-под одеяла показалась взлохмаченная голова искомого. Фух, значит, не ошиблась, а то весело бы было к профессорам посреди ночи вломиться. Нагнувшись, я проскользнула внутрь и оказалась в кромешной тьме.
  - Кто это? - забеспокоился одногруппник.
  - Рун, свет зажги!
  Послышалось шебаршение, и в глаза ударил неяркий свет от маленькой переносной лампы, стоящей у него в изголовье.
  - Риг?
  - Угадал! - я прошла между лежанками и села напротив на пустую - А соседи где?
  К слову сказать, палатка была трехместной. У дальней стены, что против входа, сгрудились стопки учебников и тюки с одеждой, чуть ближе, по центру, стоял грубо сколоченный стол и почти совсем у выхода на земле лежали три параллельных друг другу матраца с одеялом.
  - Один болеет, другой по бабам ушел - все так же хмуро пояснили мне.
  - Повезло мне.
  - Иди ты - меня окинули недовольным взглядом и, отвернувшись, попытались накрыться одеялом.
  - Рун, я по делу.
  - Завтра!
  - Мне сейчас надо.
  Застонав, он все-таки повернулся и с выжиданием посмотрел на меня.
  - У тебя ведь брат в эмиграционной службе работает? - начала я. - И ты, говорят, за него годовой отчет делаешь?
  - Помогаю - подтвердил Рун.
  - Дай мне его учетные списки!
  - Сдурела?! - подскочил Нурге, представая предо мной статуей негодования в белых подштанниках. Проследив за моим взглядом, подхватил штаны и стал спешно одеваться в намерении самолично выставить меня вон.
  - Стой! - я вытянула руки пред собой - Это касается сегодняшних трупов. Хочу выяснить откуда они прибыли.
   - Как? Они тут могли уже лет десять жить.
   Вздохнув, начала объяснять сделанные мной выводы:
   - Подумай, где могут спрятаться в нашей империи чистокровные люди? Где процент их проживания на территории больше всего? Правильно, в Приграничье. А где больше жителей, а значит легче затеряться? В столице этого самого Приграничья. Улавливаешь логику?
   - Допустим - кивнул он - но это не отменяет моего вопроса о временном промежутке.
   - А тут, дорогой Рун, играют роль мои знакомства. - позволила себе самодовольную улыбку - Я была у леди Мисенты месяца четыре назад, она тогда говорила о том, что наняла себе одну семейную пару в помощники.
   - А давай ты это расскажешь мастеру Окено и он сам запросит и просмотрит все нужные данные? - все еще пытался увильнуть Нурге.
  - И сколько времени все это займет? У нас же с тобой есть шанс выяснить нужную информацию уже сейчас, а не через неделю. Так что доставай - требовательно похлопала ладонью по одеялу.
  - Так заставы ежедневно принимают сотни людей. Они могли пройти под другими именами или вообще по отдельности.
  - Давай хоть попробуем.
  - Сейчас смотреть будешь?
  - Будем - решительно встала я, подходя к столу и зажигая висящую на крюке над ним лампу.
  С печалью посмотрев на расправленную постель, Нурге приблизился к крайней правой груде книг и, скинув сверху три тома по криптологии, подхватил перевязанную веревкой пачку широких обычных тетрадей.
  - Здесь всего десять томов, - водрузил он их передо мной на стол - остальные у брата.
  - Временной промежуток?
  - Последние - просмотрел он надписи на корках - полгода.
  - Отлично! - схватила верхнюю тетрадь я - Ищи все, что покажется подозрительным.
  - Это граница - тут все подозрительно - вздохнул Рун, все же усаживаясь на колченогий табурет и забирая себе последние пять томов - Повезло Деи, ее посреди ночи теперь никто вот так не разбудит.
  - Ее муж будит.
  - Я и говорю - повезло.
  Фыркнув, приступила к поиску.
  Тетради представляли собой таблицы с занесенными в нее датой, названием заставы, имя лица пересекающего ее, краткое описание его и его скарба, причину перехода. Заполнялись они на проверяющим стражниками наспех, кое-как и не всегда разборчивым подчерком. Поэтому приходилось все приводить в порядок и группировать по видовым и классовым принадлежностям пересекающих границу. Поручалось это дело специальным служащим-статистам, одним из которых и являлся брат Руна Нурге.
   '...23 число месяца удушья, Рипт Тольб, мужчина средних лет, полон, светловолос, голубоглаз, примет особых не имеет, ничего значительного не ввозит, цель - навестить двоюродного брата'.
  И тут ничего. Захлопнув третью тетрадку, отложила в сторону и взяла следующую, сцеживая зевок в кулак. Нурге же напротив с фанатичным блеском в глазах, в предвкушающем нетерпении ерзая на табурете, вчитывался в кривые строчки, отказываясь отвечать на мои вопросы, скрипя карандашом, записывал что-то себе в листок.
  - Нашел! - вскоре радостный вскрик одногруппника оторвал меня от очередного описания вывозимого товара.
  - Покажи - подскочив и ударившись лбом о лампу, я оббежала стол и наклонилась над его плечом, жадно всматриваясь в строчки таблицы. Но на первый взгляд ничего подозрительного не увидела - Где?
  - Я вычислил схему ввоза незаконного товара! - с гордостью произнес Рун, раскладывая в ряд пять исписанных им листов - Представляешь, брат со стражами на границе пять месяцев ищут - и ничего, а я только глянул и нашел!
  - Давай поподробнее - тоже заинтересовалась я.
  - Несколько месяцев назад в приграничных городах Пятого и Седьмого королевства стали появляться зеленые аливины - это камни такие - пояснил он под моим непонимающим взглядом - их используют тролли для украшения боевых топоров, якобы придающие оружию увеличение боеспособности. И все бы хорошо, но камни без должной обработки выделяют излучение, которое на простых людей действует одурманивающие.
  Хм, я придвинула поближе к себе листки и стала всматриваться в его схемы.
  - Драгоценности? - прочла я - Не слишком ли явно?
  - Я думал так же, пока не обратил внимание на одну вещь - он ткнул пальцем в обведенное им слово 'жемчуг', но не увидев понимания на моем лице, пояснил - белый жемчуг достаточно дорог для обычного населения, его предпочитает знать, а тут указано количество в несколько килограммов и перевозится с периодичностью три - четыре раза в месяц - с восторгом посмотрел он на меня.
  - Я все равно не поняла при чем здесь жемчуг и аливин?
  - Аливин обрабатывают и перекрашивают под жемчуг - раздраженно пояснили мне.
  И я уже с большим вниманием вгляделась в его записи. Такое количество должны были скрыть от глаз стражей границы или отвлечь их.
  - Драгоценности с зеленными камнями? - уточнила у Нурге.
  - Да и в большом количестве, но не только - улыбнулся он и ткнул пальцем в одну из строчек таблицы в тетради.
   '8 число месяца утопления, Ори Голд, юноша, худой, темноволос, простоват, одет просто, ведет себя подозрительно: отводит взгляд, нервничает, чего-то боится, говорит невнятно, везет телегу полную мешков зерна, цель - непонятна'.
  - Он стоит в очереди прямо или за несколько человек после ювелира.
  - То есть некий торговец пересекает границу с несколькими сундуками драгоценностей, в одном находится жемчуг, но от него отвлекает внимание другие ларцы полные зеленых камней и подозрительный дергающийся тип с мешками зерна в котором могут быть спрятаны аливины. - подвела итог я - И чтобы стражи ничего не заподозрили - приходят на разные заставы и в разные смены?
  - Именно - расцвел Рун.
  - Ты гений! Еще бы выяснил откуда наши покойнички явились.
  - Умеешь же ты хвалить - проворчал он, обиженно сдвигая листы со стола и поближе пододвигая к себе еще не до конца пролистанную тетрадь.
  Ой, ну прям, как ребенок малый! И не удержавшись, наклонилась и быстро чмокнула его в щеку.
   - Дакене!!! - под мое хихиканье, возмущаясь, тер место поцелуя.
   - Ну, вот - опять не устраивает! - постаралась сделать серьезное лицо, но все равно рассмеялась - уж больно забавная мина было у Руна.
   - И ничего смешного!
   - Ага-ага - села обратно на свое место - а откуда ты про жемчуг знаешь?
   - У меня мама специализируется по незаконному вывозу драгоценностей - бросил он, не поднимая головы - вообще я много чего знаю, никак уже пять поколений стражей границы.
   Ох, ничего себе! Я повнимательней присмотрелась к сидевшему напротив. Проучившись четыре года бок о бок, никто из нас даже не заподозрил в этом светловолосом, коренастом подтянутом юноше с квадратным овалом лица и цепким взглядом потомственного стража.
   - А что же ты тогда по стопам родни не пошел, а в такую дыру поступил? - удивилась я: все-таки стражи относились к военной касте, то есть элите, в отличие от простых мелких государственных служек.
   Он поднял голову, встретившись со мной взглядом, и без эмоций просто сказал:
   - Мой отец погиб от смертельного проклятия при попытке захвата мага-отступника.
   И все. Этим все сказано. Он должен спасти тех, кого не смогли спасти тогда. Он должен отомстить... всем.
   И я искренне произнесла, может впервые в жизни:
   - Мне жаль.
   - Ничего - все так же спокойно ответил Рун, как будто это обычное дело - терять отца.
   Но по правде это было совсем не так, ни для него, ни для его семьи. Смерть - сама по себе ужасна, а смерть дорогого человека страшна и несправедлива. Вот будто только вчера обнимал его, а сейчас осталось лишь пустота, а с ней злость и обида на несправедливость судьбы. И мысли, мысли, мысли...
   Нет, не сейчас. Я мотнула головой, прогоняя непрошенные мысли и сморгнув набежавшие слезы, углубилась в работу.
  
  Глава 4
  
   Проснулась я от грохота и последовавшей за ней брани. Еле подняв голову, протерла глаза, зевнула и только после соизволила посмотреть, что случилось. С пола поднимался помятый Рун потирающий плечо и с отпечатком страницы на левой щеке. Это мы хорошо заснули - в палатке стало значительно светлее, что говорило о том, что на улице рассвет переходит в утро. Пора убираться, пока общий подъем не начался.
   Сложив тетради в одну стопку, передала ее Нурге и, отчаянно зевая, попрощавшись, вышла. И врезалась в профессора по родовым проклятиям Орроднером. Сухонький старикан, вечно бубнящий что-то под нос, видимо ходил к хозяйским блокам за водой и теперь возвращался к себе с котелком в руках.
   От неожиданности он выронил посудину, оплескав водой меня и себя.
   - Простите - подняв котелок, передала ее профессору.
   - Дакене?! - прошамкал он, отчаянно щурясь.
   Видимо узнал по волосам. Его слепота, невнятный говор и постоянное кряхтение не раз вызывало студенческий смех во время его лекций и передразнивание после. Вообще профессор Орроднер давно уже перевалил за тот возраст, при котором уходят на заслуженный отдых. Но либо он считал себя незаменимым преподавателем, либо получал удовольствие от особого изощренного издевательства над нами, ибо как назвать то, что прочитанные его невнятным голосом, потому не понятые нами, лекции, но обязательно им проверяемые, приходилось самим отыскивать в учебниках и переписывать уже оттуда нормально.
   - Да - пришлось сознаться мне, потом громче повторить для страдающего глухотой старикана - да!
   - А что это вы тут делаете в такую рань? - скорее угадала, чем расслышала его вопрос я.
   - За тетрадкой забегала - ляпнула первое, что пришло на ум.
   - И где она? - прозвучал сзади вполне внятный вопрос.
   Бездна! Зажмурившись, развернулась, постояла так, открыла глаза. Так и есть - профессор Сэдр собственной персоной. И опять чем-то недоволен. Видимо моим видом.
   - Оказывается, уже отдал ее Янке, Тимянны Никерс - ежась от его взгляда, продолжала врать я.
   - И вы это выясняли до самого утра? - черные глаза буквально прожигали меня презрением и ненавистью.
   - Ннет... - запнулась - дда.
   О, Бездна! Меня убьют!
   Но спас меня как ни странно раскашлявшийся Орроднер.
   - Профессор вы можете идти, я покажу студентке Дакене, где выход - с этими словами меня больно схватили за плечо и буквально потащили подальше от алчущих сцены взгляда старикана.
  Ближе к выходу из палаточного городка хватка ослабла, зато моя злость достигла точки кипения.
  - Знаете, я сама прекрасно зна... - на повышенных нотах начала я и резко остановилась, будто врезалась в стену и из легких вышибли весь воздух.
  С того места, где остановилась, открывался вид на учебный корпус по центру, слева было наше общежитие, а справа в тени маленькой аллеи расположился домик директора.
  - Что еще?! - рявкнул Сэдр, разворачиваясь, но видимо выражение на моем лице его впечатлило, так как дальше он обеспокоенно заговорил - Дакене, что случилось?
  Ни-че-го, кроме тех двух целующихся фигур. Потом одна отделилась и с глуповатой счастливой улыбкой стала спускаться вниз по ступенькам, другая - поймала ее за руку, притянула к себе и страстно поцеловала.
  - Как мило - вырвал меня из оцепенения голос Сэдра.
  - Нисколько. - отведя взгляд и вырвав руку, быстрым шагом устремилась к общежитию - И не надо за мной ходить!!! - рявкнула я на всякий случай, переходя на бег.
   Вбежав в комнату и провернув ключ до упора, бросилась на кровать и, накрывшись с головой одеялом, свернувшись калачиком, часто задышала, пытаясь прекратить подступающую истерику. Подъем я пропустила, как и первое занятие у леди Орвис. Требовательный стук в дверь проигнорировала, второе занятие по методологии проклятий тоже. К третьему пришла в себя - рыдать больше не хотелось, зато появилась злость и дикое желание сорвать ее хоть на ком-то. Откинув одеяло, резко села и посмотрела в окно. Яркое весеннее солнце совсем не сочеталось с тем поганым настроением, что было у меня на душе. Нет, только не плакать. Не здесь и не сейчас! Я не доставлю ей такого удовольствия.
   Ненавижу, как же я ее ненавижу. Жалкая подавальщица! Любовница директоров! Ненавижу ее! И его! И родителей! Всех ненавижу!!! Хотите моих слез? Обойдетесь! Такой радости я вам точно не доставлю.
   Резко поднялась и, подойдя к зеркалу, стала с какой-то жесткой решимостью вынимать шпильки из волос. Рыжие кудри водопадом рассыпались по плечам. Ох, какое блаженство! Стянув платье, закинула его под кровать и натянула форму. Блеск, не то, что прошлые убогие одеяния. Так, на что там я еще успеваю? Схватив сумку, стала впихивать в нее тетради и учебники. Жаль, что нельзя остаться в этой комнате навсегда. Но нет, надо натянуть улыбку и выходить к этим зверям, снова пытаясь не дать им повода уничтожить себя. Ненавижу! Захлопнув дверь, вышла в коридор. Спускаясь по лестнице в большом зеркале напротив увидела безмятежную, чуть уставшую, стройную девушку в обтягивающей черной форме. Спрашивается, как рядом с такой красавицей кто-то смог заметить эту серую мышь?
   - Что Ригусик, все не можешь привыкнуть к отсутствию короны?
   Какой же у нее противный голос.
   - Да, Вевочка, жаль, конечно, ее снимать было - с притворной грустью в голосе обратилась к стоящей у подножья лестницы бывшей подружке - но, что поделать - к этой форме ничего не подходит. Даже лишние килограммы - выразительно окинула взглядом ее далекую от идеала фигуру и, с видом полного превосходства, вышла на улицу.
   Ненавижу!
   И почему-то повернувшись в противоположную от учебного корпуса сторону, направилась к арке. Почему этой подавальщице можно было прогуливать занятия, а мне нет? Правильно - любовнице директора можно все! Расследования видите ли у нее. Прям без нее обойтись не могут. Что там Ночная Стража с мастером Окено, даже сам ИПЕРАТОР в очередь становиться за консультацией у гениальненькой госпожи сыщице из глухомани. Ага-ага! Еще посмотрим, кто из нас лучший следователь! Я, обычная адептка с мозгами, или грелка директора (он же племянник императора)? Не удивлюсь, если по просьбе Тьера, Дейка и стала такой 'востребованной'. Поди еще сам и приплачивает ее 'клиентам' за то, чтобы приходили с выдуманными проблемами. Как же, надо же потешить самолюбие девочки. А она то и рада! Думает, что все достигла сама. Еще и гордиться этим. Вот только чет месяц назад эта леди Тьер из списка неуспевающих не вылазила. А сейчас краса и гордость академии, Ардама, Приграничья, столицы, да и страна видимо обойтись без нее не смогла. Давайте ей еще памятники поставим, улицы назовем и всех девочек, что рождаться будут. А что? Зачем мелочиться. Вот интересно будет посмотреть на лицо Тьера, или хотя бы Окено, когда я первая преступников найду!
  Как ни странно, мысль о том, что я своим примером докажу, что Дейкино мастерское умение раскрывать преступления, это всего лишь видимость, созданная ее мужем, подняла настроение. Увидев же не охраняемый гоблином выход и услышав доносящиеся из его жилища звуки примирения с женой, поставила себе очередной плюсик за сообразительность. Так что выходила я с территории академии бодрой духом и с искренней, даже предвкушающей, улыбкой.
  Поймав извозчика, доехала до леди Мисенты. Заплатив кентавру, отметила, что денег осталось только на парочку поездок. Прощай еда и прочие удовольствия! Но что делать, Ардам все-таки столица приграничья - здесь пешком много не находишь, особенно когда время не просто деньги, а жизненная необходимость. Я же не подавальщица, за меня директора уроки не делают и курсовые не пишут, опять же наказание никто не отменял. Все, лучше не вспоминать про те два тома свода правил академии. К тому же, появившаяся из дома, экономка уже подходила к калитке. Все, все грустные мысли долой - главное дело!
  - Леди Дакене - поприветствовала меня престарелая полугоблинка Шеа, приветливо распахивая калитку - добро пожаловать.
  Кивнув, проследовала за ней через парк цветочных клумб к небольшому серому домику.
  Оставив меня в малой гостиной, она ушла за хозяйкой. Обойдя комнату по кругу, полюбовалась видом из огромных окон, затем присела на один из изогнутых стульев у стеклянного столика в центре и стала ждать, пытаясь игнорировать одуряющий запах из множества ваз с цветами, которых здесь было наверно штук двадцать. Леди Мисента появилась через несколько минут. Невысокая, полноватая женщина в идеально выглаженном сером платье с накрахмаленным воротничком, манжетами и чепце на голове появилась из дверей, ведущих в сад за домом. Сняв резиновые перчатки и передав их экономке, она сначала прошла по всей гостиной, попутно поправляя цветы, вазы, салфетки, складки на шторах, и только затем села напротив и, наконец, соизволила обратить на меня внимание. Окинув мою форму недовольным взглядом, она, чуть кривя губы и морща нос, произнесла:
  - Ригра, деточка, рада тебя видеть!
  - Я вас тоже - как можно бодрее ответила ей я.
  - Как поживают твои родители?
  - Хорошо.
  - Братья? - многозначительно произнесла она, как бы случайно при этом кинув взгляд на стоящую на каминной полке фотографию дочери.
  - В порядке. Хотели пойти со мной, но отец загрузил их делами - не вырваться - позволив себе лукавую улыбку, добавила с притворным вздохом - Данко очень огорчился - вы же знаете КАК он относиться к Лине.
  - Они прекрасная пара - мечтательно произнесла старушенция, видимо уже представляя свадебные обряды.
  - Просто созданы друг для друга! - надеюсь, мне удалось скрыть сарказм в голосе - Такой, как Лина ему больше нигде не найти.
  - Да - вздернула подбородок Мисента - я придерживаюсь консерваторских методов воспитания. Моя дочь, слава Бездне, истинная леди!
  И такая же занудная. Да мой братец-обалдуй повеситься через месяц после брака с такой или сбежит, что, надеюсь, более вероятней. Нет, уж лучше Лола.
  - И она никогда не позволит себе надеть вместо юбки штаны - вновь скривилась она, смотря на мои обтянутые тканью ножки - что за мода пошла? Ведь все напоказ!
  - Согласна - вздохнув, 'поддержала' ее - но что делать, какую уж форму выдали.
  - На месте ваших адепток, я бы возмутилась: все - таки девушки и в брюках, да еще в обтягивающих...Бездна, упаси мою дочь от такого разврата.
  Началось! Сейчас перейдет на прическу, макияж, украшения, поведение, питание... Неудивительно, что гости столь редки в этом доме. А у меня нет ни желания, ни времени выслушивать всю эту ерунду.
  - Леди Мисента, а угостите меня своим потрясающим чаем.
  Улыбнувшись, она позвонила в колокольчик и, появившейся экономки, пояснила:
  - Чайный набор, кипрей и мяту.
  Затем обернулась ко мне:
  - Ригра, деточка, ты пила чай из кипрея с мятой?
  И, не успев услышать ответа с моей стороны, пустилась в пространные объяснения о его полезных свойствах. Долгожданное появление Шеа с чайным сервизом на подносе рассеяло непреодолимое желание лечь спать прямо здесь на диванчике. Дождавшись, когда она поставит приборы на стол и уйдет, Мисента принялась за приготовление этого непонятного отвара, смешивая засушенные листья из четырех чашек в заварнике.
  - Я смотрю Шеа, несмотря на свой преклонный возраст, все еще у вас служит - как бы невзначай бросила я, пододвигаясь ближе к столу.
  - А куда ей деваться, деточка. Сейчас так сложно найти толковую прислугу.
  - Вы правы, уж сколько сменила за год мама горничных не перечесть. Все попадаются бестолковые неряхи да на руку нечистые.
  - И не найдет. Тут надо с умом подходить, - накрыв заварник полотенцем, Мисента стала намазывать на принесенные с сервизом хлебцы масло - проверять рекомендации, подмечать по малейшим деталям в одежде и внешности характер человека. Сердцем чувствовать. А если найдешь нужное, то надо уж не отпускать. Я вот, не хочу хвастать, плачу прислуге все-таки больше, чем в большинстве домов Ардама. Поэтому и не уходят от меня. Но и требования у меня к ним высоки.
  - Надо будет маме сказать, чтобы взяла у вас пару уроков.
  Посмотрев на меня с нисхождением, леди Мисента с гордостью произнесла:
  - Такому не научишь, поможет только прирожденный талант и жизненный опыт. Леди Дакене в этом плане все-таки молода и слишком простодушна.
  Сняв полотенце, она принялась разливать чай по чашкам:
  - Вот недавно наняла двух работников - чету из третьего королевства...
  - Третьего?
  - Да - кивнула она, передавая чашку мне - первого. У них такой характерный акцент и слова для тех мест. И еще есть большой плюс - работоспособность. Я эту пару из желающих устроиться сразу заприметила. Скромные, неприметные чистокровные человеки, вежливые, тихие и понимающие, что от них нужно, чуть ли не с полуслова. В королевстве у них сейчас неспокойно, да и с экономикой плохо, вот и бегут оттуда в поисках лучшей доли. Ты чай-то пей и хлебцы ешь, а хочешь, оставайся - вместе пообедаем. Глядишь, в академии так не накормят.
  - Спасибо, - сделав глоток, поставила чашку на блюдце - но я ненадолго зашла, только - лукавая улыбка - повидаться с вами, да передать привет Лине от Данко.
  - Ох, когда увижу их в храме перед Бездной, умру от счастья!
  А вот я могу и не дожить до этого 'счастливого' момента - чувствую, убьет меня братец за такое сватовство.
  - Леди Мисента, можно мне пообщаться с этой семейной парой, может, они кого из соотечественников кому работа нужна знают?
  Поставив дрогнувшей рукой чашку на стол, Мисента вздохнула и, разгладив складки на юбке, ответила:
  - Убили их.
  И сказано это было с неподдельной горечью человека, потерявшего кого-то действительно важного.
  Я положила руку ей на плечо, успокаивая и поддерживая. Она похлопала меня по ладони и грустно улыбнулась.
  - Вчера лорд Мерос, начальник Ночной Стражи, приходил. Целый вечер расспрашивал: как вели они себя, нервничали ли, беспокоились ли, были ли странные письма, люди...
  Видя, как на ее глазах наворачиваются слезы, я проглотила ком в горле и с трудом спросила:
  - Правда, что-то такое было?
  - Ох, деточка, да ведь ничего, абсолютно ничего из задаваемых им вопросов не было! Руслан в лавке работал, попутно товар для дома покупал, Алечка Шеа помогала, все в доме была. И спокойные, обычные были, не переживали не о чем. Я бы сразу заметила. Вот только вчера и не пришли.
  Замолчав, она тыльной стороной ладони вытерла набежавшие слезы:
  - А я ведь, деточка, злилась, ругала их, а они...
  Я подошла и обняла ее. Говорить банальные глупости я не умела, да и считала, что словами боль не успокоишь, особенно когда она вызвана смертью. Лучше просто быть рядом, пытаясь своим душевным теплом унять ноющую боль в сердце. И, кажется, леди Мисента все поняла, тихо плача, наклонив голову ко мне.
  - Спасибо, деточка, - успокоившись, вытирая слезы, сказала она - да пошлет тебе Тьма долгих лет жизни.
  - Лучше просить счастья, ведь даже короткая, но счастливая жизнь лучше длинной, но несчастной.
  - Ты слишком молода - улыбнулась Мисента - в твоем возрасте все так рассуждают, а в моем уже мечтаешь, чтобы Бездна сжалилась и дала возможность пожить еще немного, чтоб увидеть свадьбу дочери, понянчить внуков, доделать несделанные дела...да много еще чего. Какая же ты еще маленькая, деточка! А, поди, уже считаешь, что целую жизнь прожила, принимая малейшие беды за вселенские несчастья.
  - Пускай - поцеловала ее в щеку - зато моего маленького опыта хватило, чтобы заставить вас улыбнуться. А как там крокусы с лилейниками поживают?
  - Ох, лиса! - рассмеялась она - Рыжая и хитрая!
  Снова сев за стол и подперев подбородок руками, с невинным выражением на лице приготовилась слушать долгий и нудный рассказ о цветах.
  
  Что же мы в итоге имеем. Двух зверски убитых Хранящих из третьего королевства. Как выяснила на выходе у Шеа ни друзей, ни родственников они не имели. По словам леди Мисенты, ничего их не беспокоило, никто к ним не приходил, да и жизненный маршрут у семейной пары был до безобразия однообразен: дом леди Мисенты-рынок-своя квартира. Конверт получили они накануне вечером. Причем конверт с символикой клана. Вложенный в него листок содержал всего одну строчку из их священной книги. Но по какой-то причине невинная строка привела, по словам соседки, женщину в ужас.
  Не стоит забывать еще о лорде Валэско. В то, что это именно он убил этих двоих, мне не верилось. Ну не верила я, что Валэско стал бы убивать таким методом. Нет, в его способность убивать я верила, а вот в перерезание артерии и хождении в кровищи - нет. Он бы выбрал более элегантный способ, менее заметный что ли. К тому же, как я выяснила из журналов Нурге, Валэско прибыл из первого королевства, а не из третьего. Хотя это ни о чем не говорит. Он мог быть наемным убийцей, мог запутывать следы, Хранящие могли прятаться сначала в первом королевстве, потом перебраться империю. Но в поведение лорда Валэско было очень много странного, особенно настораживала его скрытность. Да и тайну медальона мне до жути хотелось узнать.
  Не знаю, что дальше делать. Что делать? В каком направление идти?
  Потерла холодными ладонями лоб. Головная боль не давала сосредоточиться, а остывший кофе на столике уличного кафе, за которым я сидела, вызывал лишь тошноту.
  Подошедшего сзади, я не заметила, зато ощутила, закрывшие мне глаза, ладони и дыхание над ухом, когда он с хрипотцой произнес:
  - Угадай кто?
   Тошнить начало еще сильнее, а когда потрескавшиеся губы прикоснулись к мочке, рвотный позыв сдержался лишь ленью бежать в кусты.
  - Ну же, Рига, - потерся он кончиком носа о мои волосы - хоть один вариант.
  - Пошел вон! - убрав его руки и оттолкнув от себя, принялась снова тереть лоб, надеясь тем самым унять боль.
  - А в прошлую встречу ты была более доброжелательна - рассмеялся мужчина, садясь напротив - и менее одета. Помнишь?
  Поморщившись, брезгливо скинула его поднимающуюся вверх по моей ноге руку.
  Проведенный тогда час с Роем на сеновале 'Жаренный тролль' совсем меня не впечатлил. Не знаю, почему в книгах описываются ночь на сене как нечто незабываемое и потрясающее. Мне не понравилось. Затхлый запах, трава колется и из волос потом вычесывала ее часа три, да и любовником Рой оказался хуже некуда. А после того как Верис вынесла эту историю во всеуслышание на зарядке, выставляя меня развратницей в отличие от добродетельной Деечки, только всего лишь на всего ходящей в засосах на шее, она и вовсе перешла в разряд плохих воспоминаний.
  - Помню - не стала отрицать очевидного я - встреча была так себе.
  - Ну почему же, Рига - самодовольно улыбнулся он - нам было очень хорошо вместе.
  - Тебе? Возможно. А вот мне не очень - любовник из тебя так себе. Я бы даже сказала совсем никакой.
  - Да? Тогда почему ты не переставая шептала мое имя?
  - Это меня отвлекало от непереносимого желания заснуть.
  Резкий свистящий звук и правую щеку обожгла боль. Не удержав равновесия, грохнулась со стула и ударилась о мостовую. Из глаз брызнули слезы. Лоб саднило. А во рту появился противный привкус крови. Застонав, приподнялась, вытирая тыльной стороной ладони кровь из носа. Хотелось разреветься и убежать. Но для леди Дакене это непозволительная роскошь. Стиснув зубы, поднялась. Окинув холодным взглядом удивленных зрителей, остановилась на стоящем предо мной мужчине.
  - Готовь мясную похлебку с тмином, Рой.
  Развернулась, игнорируя его попытки остановить меня, и скрылась в ближайшем переулке.
  
  Поднявшись на второй этаж одного из стандартных домов по улице Оборотней, постучала в дверь. Тишина. Бездна! Развернувшись, спиной сползла по двери. И что мне теперь делать? Появиться с таким лицом в академии я не могла. Не могла доставить им такую радость. А еще я поняла страшную вещь, когда встала перед выбором куда пойти - у меня нет друзей! Нет друзей! Нет! Никого, кто встал бы на мою сторону. Никого из тех, кто бегал за мной, словно привязанный, восхищаясь, слушаясь, безропотно поддерживая. Никого не осталось, никого. Из королевы я превратилась в нежелательную особу, даже опасную, ведь дружба со мной превращала их в глазах преподавателей и новой свиты Тьер во врагов незабвенной Деи.
  Все верно: 'Король умер, да здравствует король!' Только вот я живой, всем мешающий король. Нет, даже хуже, я свергнутый, но все еще пытающийся держать маску, король. И все просто ждут, нет, точнее жаждут, когда этот король сделает ошибку и упадет в грязь, чтобы бывшие подданные могли с радостным злорадством пройтись по его телу.
  Ни-ко-го.
  Всхлипнув, тут же зажмурила глаза. Даже плакать было больно. Ненавижу!
  Обхватив ноги руками, опустила голову на коленки, закрывая глаза.
  Кончики пальцев касаются лица, очерчивая силуэт, нежно проводят по разбитому лбу, носу, губе, поглаживают синяк на щеке. Исходящее от них свечение окутывает раны, безболезненно залечивая их.
  - Ригра - раздается тихий голос над ухом.
  - Риан - улыбаюсь, чувствуя его дыхание на щеке.
  - Риг - беспокойно спрашивает он, поднимая меня с пола.
  - Риан - шепчу в ответ, замерев в его руках.
  Риан, мой Риан. Ты здесь, ты рядом, ты не оставил меня. Риан, мой Риан. Как же я счастлива!
  - Риг! - громко зовет он меня, больно тряся за плечи - Риг!
  - Что? - вскидываю голову и... открываю глаза - Лола?
  - Ри... - оборвалась она себя на полуслове.
  - Вот такие дела, Лола - грустно улыбнулась, точнее, попыталась, - и мне нужна твоя помощь. Прошу тебя, ну не смотри ты так на меня. Это невыносимо.
  Нерешительно кивнув, она поднялась, протягивая мне руку, помогая встать. Отекшие ноги сразу загудели. Переступив, привыкая, зашла в распахнутую передо мной дверь.
  Жилище было обставлено не богато, но очень уютно и комфортно, сразу окуная гостя в атмосферу домашнего покоя. Сама же Лола оказалась под стать своему дому, то есть окружила меня всевозможным вниманием и заботой.
  Вскоре я уже полулежала на диване с завернутым в полотенце замороженным куском мяса в руке. Прикладывая его к щеке и лбу, морщилась, с завистью поглядывая на остывающий на столике кофе.
  - Я послала за лекарем - вернулась в гостиную Лола - ты уверена, что не стоит сообщить о случившемся твоей семье? В академию?
  Отрицательно мотнула головой и на первый вариант и на второй.
  - Странно, что не сработала защита.
  Вот меня это нисколько не удивляет. Видимо Дара не сочла нужным защищать человека, который совсем не жалует несравненную Дею. Хотя... Как представлю, что на несколько кварталов заорало бы: 'Внимание, вы пытаетесь причинить вред адепту Академии Проклятий. Вы получаете первое предупреждение. В случае повторной попытки вы будете оглушены силовой волной. Третья попытка - травмы легкой степени тяжести. Если у вас имеются претензии к адептке Ригре Дакене, изложите их в письменном виде и предоставьте руководству академии. Темных вам.' Брр.
  - Бывает - не стала я вдаваться в подробности.
  Вообще, версия для Лолы и пришедшего лечить меня городского лекаря звучала как 'какой-то придурок пытался ограбить, внешность не запомнила, беспокоить родных и устраивать шумиху в академии из-за такой мелочи как разбитое лицо не хочу'.
  - Ну как? - спросила ее, когда она, проводив лекаря, вернулась в гостиную.
  - Вроде, хорошо.
  Отбросив в сторону уже не нужный кусок мяса, встала и подошла к зеркалу. Хм, ну как сказать. Синяк на щеке и ссадина на лбу исчезли, осталась лишь легкая краснота, а залеченная губа опухла, как после продолжительных страстных поцелуев. Сойдет. Все ж лучше, чем было. Осталось только засохшую кровь стереть.
  - Вот возьми - протянула мне полотенце Лола - ванная прямо по коридору. Приготовить тебе ужин.
  - Да. Нет, не сейчас. А можешь - развернулась к ней - достать мне из Ардамской библиотеки священное писание клана Хранящие.
  - В смысле украсть?
  - В смысле просто взять - улыбнулась ей.
  - Хорошо, но ты обещай отдохнуть.
  - Обязательно - заверила ее и ушла мыться.
  Повезло же моему оболтусу. И за что его только Лола полюбила?
  Было страшно довериться ей, но если выбирать не из чего... Интуиция говорила, что я не обманываюсь в отношении этой девушки. А как утверждает профессор Тесме: 'интуиции нужно доверять'. Хотя и Веве я доверяла.
  Мотнув головой, прибавила горячей воды. Нет, так нельзя. А то превращусь в злобное закрытое создание ненавидящее всех и вся. В отца? Смешно. Закрутив краны, сняла с крючка полотенце и стала нещадно вытираться. Помогло.
  Завернутая в полотенце, устроилась на диване в гостиной. Так на чем прервал меня этот гад? На составление плана его убийства? Нет, это может подождать. Так, а что с моим делом? Полный тупик. Одна надежда, что их дурацкая книга может что-то прояснить - не зря же в письме строчка оттуда была. Все, хватит. Надо постараться поспать - на свежую голову мысли лучше идут. Стянув со спинки дивана плед, завернулась и закрыла глаза.
  - Риг - голос Лолы разбудил, казалось, через несколько секунд.
  С неохотой открыв глаза, приподнялась. Судя по тому, что за окном начинало светать - времени прошло много. Бездна!
  - Ты так сладко спала и столько пережила вчера, я не захотела тебя будить - виновато потупилась Лола.
  - Пережила? - фыркнула я, спешно одеваясь - По сравнению с Верис, это были даже не цветочки - бутоны. Книгу достала?
  Девушка протянула мне довольно увесистую энциклопедию 'Легенды человеческих кланов'.
  - А поменьше ничего не было? - скептически посмотрела на талмуд.
  - Были, но в этом более подробное описание всех кланов, в том числе и Хранящих.
  Со вздохом взяла фолиант и кое-как запихнула в сумку. Приподняла, проверяя вес - та тут же затрещала. Прекрасно, придется книгу еще в руках тащить! Надеюсь ты того стоишь.
  - Зато будет, чем защищаться - правильно растолковала мои мысли Лола.
  - Ага, от куратора Верис - скептически улыбнулась ей, затем вздохнула - пора бежать.
  - А завтрак?
  При мысли о еде тут же затошнило. Просто прекрасно! С этим расследованием совсем забыла о еде. Вот и результат. Надеюсь, в этот раз обойдется без голодных обмороков.
  - Поем в академии. И... - крикнула ей уже из коридора - спасибо за то, что приютила и за то, что помогла.
  - Не за что - улыбнулась мне Лола - как говориться, приходите еще.
  - Надеюсь, что не по такому поводу.
  - На свадьбу приходи.
  Я запнулась:
  - Ты выходишь замуж?
  - Ты мне скажи - подмигнула она - я вот об этом только позавчера от Данко узнала, а он от тебя.
  Бездна!
  - Надеюсь, ты не стала отрицать сей прискорбный для него факт?
  Судя по удивленному лицу и честному взгляду, эта красотка выложила братцу правду. Мда, запущенный случай. Надо в следующий раз познакомить ее с основами флирта.
  - Ладно, с этим потом, я побегу.
  
  На физподготовку все-таки успела и смогла поразить не только группу, но и куратора взмыленным видом, хрипом и свистом. Плевать. Заявила, что решила размяться и немного увлеклась. Жалости от Верис не дождалась. Такими темпами мне и пески ДарКамена не страшны будут - бегать и уклоняться я умею как никто другой.
   После тренировки еле дошла до комнаты, доплелась до душа и выползла из него. Вскарабкавшись на кровать, растянулась поперек, открыв энциклопедию. Такс, с чего бы начать. 'Клан Хранящие основан королем в ... году для сокрытия особых документов, в том числе завещания и компрометирующих фактов на аристократов и сенат. Клан малочислен, отличительная черта - небольшая татуировка в форме сокола у основания шеи. Закрытая каста, не является агрессивным, но связываться не стоит - обладает сильным магическим даром и военной подготовкой уровня отряда специального назначения...'
   Хм, а вот это уже интересней.
   '...В нынешнее время продолжает свою деятельность, за которую берут баснословные суммы...'
   В дверь постучали. Проигнорировала. Постучали снова.
   - Риг, это Рун, открывай давай.
   Захлопнув книгу, встала и пошла открывать этому настырному.
   - Заходи - распахнув дверь, сделала приглашающий жест рукой.
   - А у тебя тут ничего, миленько - огляделся вокруг он и с возгласом 'Эх' прыгнул на кровать, нагло развалившись на ней в сапогах. - Давно не лежал в мягкой постельке. А это у тебя чего? Энциклопедия человеческих кланов? На кой? - с пренебрежением отбросил он книгу в сторону.
   - Не твое дело - забрала фолиант с кровати и запихнула его в тумбочку.
   - Все-таки хочешь раскрыть это дельце? Подвижки хоть есть?
   - Есть. И слезь, наконец!
   - Ну, Дакене, будь человеком, дай хоть немного понежиться.
   - Нет!
   Схватив нахала за руку стала стягивать его с кровати. Нурге схватился другой рукой за край, отчаянно сопротивляясь, затем резко дернул на себя, и я свалилась на него.
   - Простите, что помещал - раздался от двери голос профессора Сэдра.
   Застыв в объятиях Руна, медленно повернула голову в сторону двери. Не померещилось, там и вправду стоял Алвар Сэдр.
   - Ннет, ничего, входите пожалуйста - пролепетала я, еще сильнее прижимаясь к одногруппнику.
   - Спасибо, что разрешили, - зайдя, но продолжая держать дверь открытой, спокойно сказал Сэдр, даже слишком спокойно.
   - Присаживайтесь - зачем-то произнес этот болван - мы сейчас... - попытался отпихнуть меня от себя он - встанем.
   - Будьте так любезны - даже не сдвинулся профессор с места.
   Бездна, стыдно-то как!
   - Адепт Нурге, не пора ли вам заняться учебой - сегодня ваши ответы были, прямо сказать, совсем не блестящи.
   Зачем-то вздохнув, Рун приподнял меня, отстраняя от себя.
   - Держись - шепнул мне на ухо он и, похлопав, в знак прощания, меня по плечу, спокойно вышел в открытую дверь.
   Гад!
   Проводив Нурге тяжелым взглядом, Сэдр захлопнул дверь и, пройдя до моего письменного столика, сел на стул. Плотнее захлопнув полы халата, выпрямилась на кровати. Почему-то опять стало стыдно, хотя я ничего плохого за собой не чувствовала. Алвар странно на меня влияет. И странно на меня смотрит.
   - Профессор, мне пора на занятия - прервала молчание я, а заодно намекнула на то, что кому-то пора бы или начать разговор или выйти из комнаты.
   - Как хорошо, что вы еще помните о таких вещах, как занятия.
   Бездна, вот только промывание мозгов о прогулах мне до полного счастья не хватает! Вскочив, подошла к шкафу и вытащила форму. Мало мне Верис, так еще и этот туда же, а я то надеялась, что он на моей стороне.
   - Дакене, - вдруг резко охрипшим голосом произнес Сэдр - что вы делаете?
   - Что? - повернулась к нему я и замерла.
   Алвар странно сидел, сжав пальцы до побелевших костяшек и закрыв глаза. Кажется, даже дышать начал быстрее. Тьма, что с ним? А если он сейчас здесь окочуриться, что мне с трупом делать?
   - Ппрофессор, вам плохо? - что за дурацкий вопрос, конечно, ему плохо. - Позвать лекаря?
   - Прошу...вас...адептка - будто через силу проговаривал слова он - оденьтесь.
   Что? Я посмотрела на рубашку, что держала в руке, на скинутый на пол халат, и на довольно таки откровенное черное белье на мне. Тьма! Бездна!! Демоны Хаоса!!! Заливаясь краской, дрожащими руками стала быстро надевать форму. Надо же было так разозлиться. Бездна, еще и пуговицы криво застегнула. Сделав пару глубоких вдохов, приняла невозмутимый вид, как будто ничего страшного не произошло.
   - Можете открывать глаза - почему-то недовольным голосом пробурчала я.
   Сэдр приоткрыл глаза и, убедившись, что я одета, выдохнул, расслабляясь.
   - Извините, я задумалась.
   - По вашей мимике я даже понял о чем. - саркастично улыбнулся он.
   - Да, - украдкой посмотрела на него - надоели нотации.
   - Раз надоели, то прекращай вести себя как беспутный ребенок - хлопнув ладонью по столу, поднялся он - Знаешь ли, роль отца и няньки меня совсем не привлекает.
   - А какая роль вас привлекает?
   Меня окинули хмурым взглядом и, не менее недовольно, пробурчали:
   - Роль преподавателя, без приключений и лишних потрясений, отработавшего положенный срок и спокойно ушедшего на заслуженный отдых.
   Угу, то есть он мне хочет сказать, что жизнь его была прекрасна, пока не появилась я? Ничего, ему полезно встряхнуться, а то скоро совсем в занудного старикана превратиться.
   И тут вспомнила, что должна ему кое-что вернуть. Отвернулась от него, обошла кровать и увидела плащ небрежно валяющимся на полу. Мда, неприятность. Быстрым движением подняв его, встряхнула и под изумленным взглядом карих глаз вернула его владельцу.
  - Спасибо - сохраняя невозмутимое выражение на лице, ответил он.
  - Не за что - отозвалась ему, погрузившись в сборы сумки на учебу.
  - Да уж конечно, благодарить мне вас не за что. А позвольте узнать, адептка Дакене, чем вы занимаетесь последние дни?
  - Учебой - вздернула подбородок, но под насмешливым взглядом сникла и уже не так уверенно добавила - стараюсь.
  - Да неужели?
  - Представьте себе! И даже делаю домашнюю работу - положила перед ним одну из тетрадок, кажется, в ней было что-то написано.
  - Даже? Звучит многообещающе - с неприкрытой издевкой произнес он и, нисколько не стесняясь, открыл ее - И что же вы завещаете? - наткнувшись на последнюю запись, не без интереса спросил он.
  Бездна, что ж за день-то такой! Скинув сумку с плеча, выдвинула со скрипом второй стул и, сев, вырвала из его рук злополучную тетрадь.
  - Что же я завещаю? - раскрыла ее на пустой странице с единственной надписью 'завещание' сверху - надо подумать - взяв карандаш, поставила цифру один - что же у меня есть? Дом? Так нет его у меня. Деньги? Всего пара монет, оставшаяся от стипендии. Не считается. Одежда? Драгоценности? Все принадлежит моему отцу, что он не преминул мне доказать, полностью вычистив шкаф. Да и из завещания я почти вычеркнута, так что и призрачного будущего наследства у меня тоже нет. Что же остается? Пожалуй, только мои лекции. Так и запишем: 'Все лекции передать в пользование библиотеки академии проклятий'. Все, - захлопнула тетрадь - больше у меня ничего нет.
  И, повернувшись, застыла от неприкрытой жалости в его глазах.
  - Вот уж этого точно не надо. - на озадаченный взгляд пояснила - Жалости, вашей не надо. Мне вообще ничьей жалости не надо.
   Быстро поднявшись, забросила сумку на плечо и, чуть качнувшись у двери, врезавшись лбом в косяк, выбежала из комнаты.
   Тоже мне жалельщик нашелся! Потирая ссадину на лбу, злилась я, толкаясь на лестнице среди адептов.
   - Дакене, стой - остановил меня Рун у выхода из общежития.
   - Чего тебе?
   - Ничего.
   Вдохнув-выдохнув, унимая раздражение, подняла на него взгляд, стараясь принять максимально добродушное выражение.
   - Ххорошо, говори, чего хотел.
   - Что вот так сразу, прям сейчас?
   - Тебе не идет. Не идет подражать Веласу - пояснила ему.
   - Да ну тебя. И вообще - сконцентрировав взгляд за моей спиной, продолжил он - мы на лекцию опаздываем.
   Оглянувшись, увидела спускающегося Сэдра. Мда, пожалуй пора поторопиться, а то уж взгляд у профессора такой, будто ему на ногу наступили.
  
   Глава 5
  
   - Так чего ты хотел? - спросила я у Руна, выкладывая на парту учебник с тетрадкой из сумки.
   - Тебе все еще интересно то дело? - загадочно улыбнулся он, нахально выкладывая свои пожитки рядом со мной.
   - С чего ты взял, что мне есть дело до того, залетит ли Дейка сейчас или подождет конец учебы - проворчала я, прекрасно понимая, что Нурге говорит не об этом вопросе волнующую сейчас половину нашего, и не только, курса.
   - Конечно, есть.
   Что? Удивленно посмотрела на него.
   - Как будто я не вижу как ты на Тьера смотришь - как ни в чем не бывало продолжил он - разве только слюни не пускаешь.
   - А на кого еще пускать, когда приличных мужчин в округе нет?
   - Может надо лучше смотреть - обиженно засопел навязавшийся сосед.
   - Темных, адепты - ворвался ураганом в класс профессор Сэдр.
   - Темных, - вяло поприветствовала его группа.
   И не удивительно: его монотонный и нудный бубнеж действовал и так усыпляюще, а тут еще и занятие с утра. Одно развлечение было - Риате мучал. Сейчас и этого не стало.
   - Так, открываем тетради и записываем. Что-то не понятно, адепт Нурге?
   Вся группа резко посмотрела на недоуменного Руна, сидящего с карандашом в руке перед открытой тетрадкой.
   - Отличие проклятия 'Мала фортуна', в простонародье 'невезение', от простой косорукости. - быстро выводил название на доске Сэдр.
   - Так мы же это на первом курсе проходили - неуверенно подала голос Тимьяна.
   - Действительно проходили - наклонившись ко мне, шепнул Рун.
   - Так повторим еще раз! - рявкнул профессор, резко оборачиваясь - И будем повторять до тех пор, пока среди вас будут умники, считающие косорукую деваху, из рук которой ваш поднос с харчами вылетел и штаны вам обрызгал, за проклятую... Да, адепт Хойде?
   - Я всего лишь предположил - сжался тот под двумя черными 'дулами.
   - Четвертый курс и все еще 'предположил' - съязвил Сэдр, почему-то смотря неодобрительно на Нурге - Что ж, будем исправлять. Чего ждем? Записываем. Невезение - это ...
   - Чего он бесится? - шепнул сосед, дождавшись, пока профессор начнет выводить кристаллы на доске.
   - Я то откуда знаю - пожала плечами - может глисты замучали.
   - Ага, или девка в постели не хватос - гаденько захихикал, сидящий сзади, Велас, но под суровыми взглядами предпочел замолчать и начать старательно конспектировать.
   'Я выяснил, откуда та убитая парочка прибыла' - прервал конспектирование Рун, положенной передо мной запиской.
   - Что? - удивленно посмотрела на него.
   - А то - гордо вздернул подбородком он, расплываясь в самодовольной улыбке. - Я вчера пораскинул мозгами и пришел к выводу, что, приехав в Ардам, они не смогли бы сразу найти и снять себе жилье. Поэтому вероятней всего остановились на постоялом дворе.
   - Ну и? - не совсем поняла я куда он клонит.
   - А то, что у нас в городе постоялых дворов не так уж и много. И пробежав вечерком их всех и расспросив хозяев и прислугу, я выяснил, что полгода назад действительно такая парочка останавливалась в 'Зыбучих песках'. И что, судя по одежде и акценту, приехала она из третьего королевства.
   - Ну ты даешь - со смесью удивления и восхищения произнесла я.
   - Ага, я гений - расплылся в улыбке он, быстро померкнувшей от наступившей тишины.
   - Ну что ж адепт Нурге - произнесла причина тишины - пожалуйте к доске. Докажите и нам, а не только адептке Дакене, свою гениальность.
   Жалобно посмотрев на меня, Рун, с видом идущего на казнь, пошел к доске.
   - Можете идти побыстрее - сложив руки на груди, холодно смотрел на него Сэдр - Не думаете же вы, что конец занятия даст мне повод лишить вас блеснуть перед группой своей исключительной одаренностью.
   - Он так и думает - зашептал Велас Джагу.
   - Ну что ж вам сказать, адепт Нурге - через пятнадцать минут расспросов вынес свой вердикт Сэдр - ваши познания в области бытовых проклятий действительно гениальны. Точнее такого 'гениального' - сделал он особое ударение на это слово - бреда придумать никто бы не смог.
   Стоящий у доски бледный, измученный расспросом Рун покраснел, яростно сжимая кулаки и раздувая ноздри.
   - И чтобы прекрасные девы вас не отвлекали от познания моего предмета, оставлю-ка я вас стоять у доски.
   - А как же... - пораженно начал Рун.
  - Ничего, - правильно понял его профессор - говорят, информация полученная из первых уст, усваивается лучше, чем переписанная из тетради соседки. А пока адепт Нурге впитывает знания на слух, остальные продолжают впитывать их в свои тетради.
  
  - Ну ты, Рун и попал - хлопнул его по плечу Велас, догнав в коридоре после занятия.
  - Иди ты в Бездну - сбросив руку, со злостью пнул стену он.
  - А чего он так на тебя взъелся? - удивленно спросил Ургат, метнув взгляд на закрытые двери аудитории.
  - Я то откуда знаю?
  - Может ты в его котелок плюнул? - ухмыльнулся Велс.
  - Или толкнул в коридоре нечаянно - подхватил Горгот.
  - Да пошел он! - сплюнул на пол Нурге и, растолкав сочувствующих, побежал вверх по лестнице.
  - Мда, не повезло парню - сочувственным взглядом проводил его Джаг - теперь будет вместо Дейки маяться. Хотя, честно говоря, лучше он, чем я.
  - Добрый ты.
  - Да ладно - пожал плечами он, беря меня под руку - Есть тема, ты чего после пар делаешь?
  - Отрабатываю наказание у Сэдра.
  - Ну, мать, не повезло тебе - подхватил с другого бока Велас - он сейчас выглядит так, как будто на него гнездо с осами упало.
  - Может еще остынет? - подала голос сзади идущая Янка.
  - Совсем? - скептически усмехнулся Велас.
   - Сдурели? - почему-то разозлилась я, сбрасывая руки - Лучше бы занялись чем-нибудь полезным, чем кости профессору перемывать.
  - Мы-то займемся - обиделся Джаг - вечерком в таверне, а ты вот с этими не перемытыми костями будешь над бумажками корпеть.
  
   'Не угадал' - первое, что подумала я, входя в кабинет Сэдра и натыкаясь на злобный взгляд. Вздрогнула, затем вспомнила, что я все-таки аристократка, а они не должны бояться и решительно прошла до стола, стараясь смотреть только на него. Постояла, затем все же выдвинула стул и села. Посидела, все так же под буравящим меня взглядом.
   - Что? - не выдержала я первой - Что я сделала опять не так?
   Сэдр вздрогнул, будто очнувшись от своих нерадостных мыслей.
   - Ничего, совершенно ничего, адептка Дакене - покачал он головой - вы ничегошеньки не делаете, чтобы оправдать мое поручительство за вас перед лордом-директором. Вы прогуливаете занятия, вы не делаете домашних заданий, вы напиваетесь вечерами с друзьями в баре, вы проводите ночи в мужском городке, вы тискаетесь со своим парнем прямо на лекциях!
   - Я не...
   - Так что из всего перечисленного вы не..., Дакене? - вскочил Сэдр, уперев кулаки в стол.
   Да что он себе позволяет? Вскочила в ответ, повторяя его позу:
   - Я не ... - покачнулась, вдруг земля начала резко уплывать из под ног и потемнело в глазах.
   - Ригра, Ри - донесся до меня голос профессора и я упала на пол, потеряв сознание.
  
   Сознание возвращалось тяжело, ужасно шумело в ушах и чувствовался противный привкус крови во рту. Вот Тьма, кажется, я еще язык прикусила.
   Попробовала открыть глаза, но яркий свет резанул по глазам, заставляя снова зажмуриться.
   - Адептка Дакене, лежите спокойно - раздался совсем рядом властный, с нотками усталости, голос.
   Сердце пропустило удар, а потом забилось с утроенной силой. Через мгновение я почувствовала его руку у себя на голове, легкое дуновение ветерка и тепло, окутывающее все тело.
   - Хм, очень интере-есно - задумчиво произнес Риан, убирая руку.
   Приняв это за разрешение, я открыла глаза и увидела лорда Тьера, сидящего на краю кровати рядом со мной.
   На кровати? Я начала бегло осматриваться. Белый потолок, стены, постельное белье, занавески. Зачем меня вообще притащили в лазарет?
   - Ммм - снова замутило и я зажмурила глаза.
   - Тихо - ладонь лорда директора вновь прикоснулась к моей голове - сейчас должно все пройти. Вот так. Лучше?
   - Д-да - кивнула, открывая глаза и не чувствуя головокружения.
   Риан внимательно смотрел на меня, мрачнея с каждой минутой. В черных глазах будто клубилась тьма.
   - Алвар - Тьер повернулся к Сэдру, тихо стоящему у противоположной стены - почему у девочки истощение и следы побоев на лице?
   - Что? - Профессор подскочил к кровати, ошеломленно смотря на меня.
   Я сжалась, пытаясь отвернуться, но Риан сжал мой подбородок пальцами, поворачивая голову щекой, на который пришелся удар, к Сэдру.
   - Синяки хоть и залечены, но недостаточно хорошо, чтобы не понять откуда взялись эти пять еле заметных красных полос. Еще пятно на лбу, носу и разбитая губа.
   - Я... я упала.
   - На чью-то руку? - приподнял бровь лорд-директор, отпуская мой подбородок.
   - Так вышло - безразлично пожала плечами, пытаясь унять порыв закрыть щеку.
  
  
  
  
  
  
  
  
СПАСИБО, ЧТО ВЫ ВСЕ ЕЩЕ СО МНОЙ!!!

Оценка: 8.25*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"